<<

стр. 11
(всего 20)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

Многое стало известно о процессах поиска и извлечения информ. благодаря исслед. случаев, в к-рых поиск не был полностью успешным. Ошибки, допущенные при попытках вспомнить те или иные сведения, дают нам подсказки о тех категориях, в к-рых сохраняется информ.
Феномен "вертится на кончике языка". Феномен "вертится на кончике языка" (ТОТ state: tip-of-the-tongue) имеет место, когда индивидуум ищет в своей памяти знакомое слово, однако, будучи неспособным извлечь его из памяти, вспоминает слова сходной формы и значения. Одним из примеров, отмеченных Брауном и Мак-Нейлом, была попытка вспомнить название улицы, на к-рой жил родственник (Cornish - Корнуэльская), а человек, неспособный вспомнить, воспроизводил вместо этого слова Конгресс, Коринф и Конкорд (Congress, Corinth and Concord). Как показывает этот пример, неправильные слова могли быть извлечены в памяти благодаря сходству с искомым словом, такому как первая буква и/или число слогов. Или же если полное слово не удалось вспомнить, может присутствовать частичное знание об искомом слове, как, напр. число слогов.
Вытеснение и неудачи в поиске и извлечении информации из памяти. Др. т. зр. на процессы поиска информ. в памяти была предоставлена психоанализом. В "Психопатологии обыденной жизни" З. Фрейд собрал и проанализировал ряд примеров ошибок памяти, включ. оговорки, забывание иностранных слов и неправильное припоминание слов. Нек-рые из проанализированных им ошибок, были его собственными, допущенными во время работы над "Толкованием сновидений".
На основании этих и др. примеров Фрейд предположил, что "там, где появляется ошибка, за ней стоит вытеснение". Тем самым Фрейд придал особое значение мотивации в сбоях поисковых процессов и предположил, что свободные ассоциации проложат путь к отысканию вытесненного материала, к-рый привел к данной ошибке. Однако, интересно, что ряд приведенных Фрейдом примеров слов, вспомненных с ошибками, имеют поразительное сходство с разрядом ошибок, сделанных в состоянии "вертится на кончике языка".
Поисковые признаки при восстановлении вытесненных воспоминаний
Было обнаружено, что вытеснение блокирует намного больше, чем только воспроизведение слов и фраз. В СМИ был приведен ряд примеров случаев жестокого сексуального насилия в детстве, о к-ром женщины не вспоминали вплоть до достижения взрослости. В одном из примеров, женщина вспомнила, что ее отец совершил сексуальное насилие и затем убил ее подругу детства примерно 20 лет назад. Во время психотер., сыгравшей свою роль в восстановлении этого воспоминания, фактический момент припоминания был вызван продолжительным контактом глаз с дочерью этой женщины, к-рая напомнила ей подругу, зверски убитую так давно.
Подобные случаи иллюстрируют то, как кажущиеся незначительными события или физ. характеристики могут выполнять функцию поисковых признаков, к-рые возвращают сознанию давно вытесненные воспоминания о ранних травмирующих событиях. Имеется ряд сходств, обнаруженных в лабораторных исслед., теорет. анализе и жизненных наблюдениях процессов восстановления информ. в памяти. В конечном счете, полная теория памяти должна дать объяснение не только успехам, но и неудачам поиска мн. видов информ., хранимой в долговременной памяти.
См. также Память, Экспериментальные исследования памяти, Объем памяти, Повторение
Ф. М. Кодл

Псевдогермафродитизм (pseudohermaphrodism)

Гермафродитизмом обычно считается наличие мужских и женских гениталиев у одного индивидуума. Во мн. случаях, однако, гениталии оказываются неполноценно сформированными или противоположными генетическому или гонадному полу. П. называют состояние, при к-ром имеется только один тип гонадной ткани, а внешний вид неск. отклоняется от гонадного пола. Этиология истинного П. может быть генетической, но отклонения в развитии половых органов могут тж быть следствием влияния различных пренатальных гормональных факторов.
Женские псевдогермафродиты - генетически женщины с яичниками и женскими половыми органами, имеют в разной степени выраженные признаки внешней генитальной маскулинизации. Наиболее частой причиной женского гермафродитизма яв-ся врожденная гиперплазия надпочечников (ВГН), при к-рой нарушение синтеза кортизона ведет к гиперсекреции андрогена, вызывающего маскулинизацию внешних половых органов. Будучи генетически, гонадно и психологически женщинами, больные с ВГН способны давать потомство и, при обнаружении заболевания, воспитываются как женщины с усвоением женского типа полоролевого функционирования.
Мужские псевдогермафродиты - генетически и гонадно мужчины, гениталии к-рых не маскулинизируются. Расстройство наз. тестикулярной феминизацией. Хотя половые железы выделяют адекватное количество андрогенов, половые органы развиваются как бы в отсутствие андрогена, что делает их морфологически неотличимыми от женских. При обнаружении, обычно в подростковом возрасте, когда отсутствие месячных вызывает озабоченность, производится удаление яичек с последующим проведением терапии эстрогеном.
См. также Генетика поведения, Хромосомные нарушения, Наследственные болезни, Наследуемость, Неонатальное развитие, Сексуальные дисфункции
Б. Торн

Псевдодеменция (pseudodementia)

В DSM-III-R Американской психиатрической ассоц. деменция описывается как органический психич. синдром, характеризующийся глобальным нарушением памяти, негативно отражающимся на способности работать и справляться с задачами повседневной жизни. Снижение памяти при деменции может проявляться нарушениями мышления, тенденцией к избеганию новых задач и проблемами с контролем побуждений. Друзья и члены семьи замечают тж изменения личности. Согласно DSM-III-R, в основе деменции, как правило, лежит органический этиологический фактор.
Для диагностики деменции должно быть очевидно нарушение как кратковременной, так и долговременной памяти. Кроме того, должен быть представлен один из следующих признаков: а) нарушения абстрактного мышления, проявляющиеся, напр. в затруднениях при выполнении таких заданий, как определение слов и понятий, нахождение сходств и различий в родственных словах; б) снижение способности к умозаключениям; в) др. расстройства высших кортикальных функций, вызывающих нарушения речи или моторики и г) изменения личности.
Если нет указаний на наличие органической основы деменции, DSM предписывает все же предполагать ее органическую обусловленность. Состояние деменции при отсутствии органических факторов обозначается как П. Первонач. это состояние называли депрессивной П., исходя из предположения, что депрессия вызывает когнитивные симптомы, включ. нарушение памяти. Э. Суихарт и Ф. Пироззоло указывают на то, что П. как диагностическая категория не имеет четкого определения и что характерным признаком П. яв-ся обратимость памяти и др. нарушений мышления при обнаружении и правильной терапии неорганического расстройства. Деменция, напротив, необратима и имеет обычно прогрессирующее течение, несмотря на возможное наличие продолжительных эпизодов симптоматического плато.
П. чаще всего встречается у лиц старше 50 лет, хотя может развиться в любом возрасте. А. Лярю, К. Дессонвиль и Л. Ф. Джарвик отмечают, что в 30% случаев ставится неправильный диагноз. В одних случаях отмечается спонтанное выздоровление, в других положительный результат достигается использованием антидепрессантов. Хотя часто трудно применять клинические критерии для дифференцировки между деменцией и депрессией, предпринимались попытки сделать это. Теряется память как на недавние, так и давно прошедшие события (при деменции в первую очередь снижается память на недавние события). Эмоциональные реакции (копинг, аффективные состояния, озабоченность наличием расстройства и общие жалобы) больных с П. более выражены по сравнению с таковыми реакциями больных с деменцией; чаще отмечаются предшествовавшие психол. проблемы, хотя концентрация внимания может быть относительно сохранной. Разброс при выполнении нейропсихологических тестов может быть более выраженным, чем при деменции, с большей вероятностью ответов "не знаю", чем "попаданий рядом". Большинство авторов признают особую трудность диагностики деменции. Кроме того, пока еще не продемонстрирована убедительность диагностики, часто основанной на общей клинической картине и анамнезе пациента, а не на специфических патогномоничных симптомокомплексах.
Хотя депрессия считается важным определяющим фактором в диагностике П., др. состояния тж могут вызывать неорганически обусловленные нарушения памяти. Больные с диагнозами хронической шизофрении или др. психич. расстройств могут иметь нарушения памяти. Чаще всего, анамнез болезни таких пациентов оказывается достаточным для исключения процесса деменции. За внешней картиной П. (или деменции) может стоять симуляция, но анамнез болезни, симптоматическая картина и тщательное психол. тестирование минимизируют трудности диагностики. Наконец, П. встречается при симулятивном расстройстве (намеренное предъявление симптомов без получения к.-л. внешних выгод от этого). Психол. и нейропсихологическое обследование помогают проведению дифференциальной диагностики.
Нет полного согласия по вопросу диагноза П. К. Зальцман и Дж. Гутфройнд утверждают, что П. не яв-ся ни псевдо-, ни деменцией. Они настаивают на том, что при депрессии имеется истинное нарушение памяти, не сопровождающееся нарушениями др. психич. процессов. Они считают необходимым дифференцировать пациентов на основе оценки аффективных и когнитивных функций, а тж возраста. Они выделяют 4 категории: "молодых пожилых" (моложе 80 лет) с легкой-умеренной выраженностью депрессии, "молодых пожилых" с тяжелой степенью депрессии, пожилых (св. 80 лет) с легкой-умеренной выраженностью депрессии и пожилых с тяжелой степенью депрессии. Эти авторы указывают на то, что оценка снижения памяти как следствия депрессии относительно несложна для первой группы; трудности прогрессивно возрастают при обследовании остальных трех групп. По их мнению, точная клиническая оценка состояния памяти у больных старше 80 лет с тяжелой степенью депрессии не представляется возможной.
Дифференцировка между депрессией и деменцией у лиц позднего возраста имеет чрезвычайную важность. При подозрении на депрессию врачи выписывают антидепрессанты. Хотя это может помочь более молодым больным, для пожилых это более проблематично, поскольку антидепрессанты токсичны в пожилом возрасте. Кроме того, что почти парадоксально, хим. природа нек-рых антидепрессантов может сама по себе обусловить возникновение мнестических нарушений. Не следует жалеть усилий для дифференциальной диагностики деменции и П., признавая, что ни деменция, ни П. не яв-ся четко очерченными категориями и что клиническая оценка П. сопряжена с большими трудностями, в особенности у лиц в возрасте старше 80 лет с тяжелой степенью депрессии.
См. также Болезнь Альцгеймера, Эффект Барнума, Расстройства психики и поведения при поражениях ЦНС, Депрессия, Сенильные психозы, Нарушения мышления
Н. Эбелис

Псевдопсихология (pseudopsychology)

Деятельность, к-рая имеет поверхностное или кажущееся сходство с психологией, может варьировать от деятельности, близкой к профессиональной, до откровенного шарлатанства. Нек-рые разновидности П. являются по своему характеру безобидным и приятным времяпровождением, однако др. ее формы могут причинять серьезный вред.
Профессиональная и научная психология требует осуществления строгого контроля за наблюдениями при четко заданных и допускающих повторное воспроизведение условиях. Там, где ее работа опирается на случайные наблюдения, отдельные эпизоды и оценки свидетелей, она не достигает профессионального или научного уровня.
Почему П. все еще существует? Один из ответов заключается в ее притягательности как средства снижения тревоги.
При существующем разнообразии подходов в психологии, порой бывает непросто провести четкую границу между развивающимися подобластями психологии и П. Мы не может сегодня ответить на вопрос о том, может ли передаваться от одного организма к другому память, или о том, обладают ли приматы речевыми способностями, однако такие исслед. оправданы. По-видимому, такие события как смерть в результате колдовства вуду, действительно существуют, но мы мало что понимаем в их механизмах.
Примеры псевдопсихологии
Следующие примеры П., несмотря на то, что они имеют определенных сторонников, не подкреплены в настоящее время никакими доказательствами, свидетельствующими об их ценности.
Астрология. По мнению большинства астрологов, характер расположения звезд и планет в момент рождения человека не только определяет осн. черты его характера, но и позволяет прогнозировать будущие события. В настоящий момент астрологов критикуют за то, что они не берут в расчет момент зачатия и не хотят привести свои выкладки в соответствие с данными совр. астрономии.
Нумерология. Несмотря на существование чрезвычайно сложных систем гадания по числам, таких как кабалистика, обычная практика ведет свое происхождение от Пифагора.
Предпочтение цвета
С незапамятных времен цвет символизировал различные природные явления: красный - огонь, ярко-желтый - солнце, белый - луну, зеленый - урожай, и т. д. В одном из совр. вариантов такой символической интерпретации человеку предлагается проранжировать 10 цветных пластинок в порядке предпочтения; утверждается, без к.-л. научного основания, что из такого ранжирования можно делать выводы в отношении его личности.
Френология
В XVIII-XIX вв. это течение опиралось на гипотезу о существовании связи между чертами челов. характера и специфическими частями головного мозга. Считалось, что существует связь между определенными способностями и характером человека и увеличенными размерами соотв. области головного мозга; эти области устанавливались на основе измерения формы черепа.
Физиогномика
На протяжении мн. веков, от Гиппократа до Уильяма Шелдона, считалось, что особенности личности связаны с ее физ. обликом, и предпринимались попытки использовать осн. характеристики телосложения для предсказания черт личности. О толстых людях говорилось, что они весельчаки и жизнелюбы; высокие, худые люди рассматривались как тихие и спокойные мыслители. В др. вариантах физиогномики анализировались формы головы и лица.
Хиромантия
Существует две формы предсказания по рукам. Наиболее распространенная, хирософия (chirosophy), связывает с личностью и судьбой линии на ладони. Согласно одному из методов, ведущая рука позволяет описать "врожденные" тенденции, тогда как вспомогательная рука показывает приобретенные черты характера и склонность следовать его врожденным чертам. Хирогномика (chirognomy) опирается на такие признаки как форма руки и пальцев, способ обрезания ногтей, и особенности использования рук в движении и покое.
Графология
Связывает с личностью наклон, размер, форму букв и др. характеристики почерка. Аналитики расходятся во мнениях по поводу того, что при этом является более показательным, подпись или образец "случайного" почерка. В Европе анализ почерка более популярен, чем в США. Эмпирические исслед. говорят о том, что взаимосвязь между личностью и почерком слишком слаба, чтобы ее можно было использовать в целях прогноза.
Холодное чтение
Термин "холодный" ("cold") обозначает отсутствие к.-л. предварительной информ. о клиенте. Сначала прорицатель устанавливает раппорт с клиентом, описывая прошлые события из его жизни, а затем переходит к предсказанию. Процедура предполагает отнесение индивидуума к одной из семи категорий, к-рое начинается с формулирования стандартных утверждений для данной категории. За этим следуют исправляющие комментарии, к-рые делаются на основе едва различимых сигналов языка тела индивидуума и выражений лица. В процессе холодного чтения могут использоваться различные реквизиты, напр., игральные карты или карты Таро, игральные кости, домино, чайные листья, маятник, магический жезл, планшетка для спиритических сеансов или хрустальный шар.
Парапсихология
Ясновидение представляет собой мгновенное получение информ. о некоем событии без использования обычных способов получения знания. Телепатия является коммуникацией между двумя индивидуумами без использования к.-л. очевидных способов связей. Предвидение связано с предсказанием будущих событий в специфических подробностях. Все вместе эти три феномена называют экстрасенсорной перцепцией (ЭСП). Психокинез (ПК) - это манипулирование физ. объектами посредством усилия мысли.
Даже лучшие исслед., предназначенные продемонстрировать феномены ЭСП и ПК, характеризует недостаток адекватного контроля. Дж. Б. Райн и др. высказывали недовольство, что к парапсихол. предъявляются более строгие критерии научности исслед., чем по отношению к др. областям, однако избирательная строгость здесь абсолютно адекватна. Имеются документальные свидетельства многочисленных случаев мошенничества. Чем более неправдоподобным выглядит событие, тем более убедительными должны быть доказательства.
Анализ сновидений
Представление Фрейда о фиксированных символах сегодня считается ошибочным. Несмотря на то, что представители одной и той же культуры могут пользоваться общими символами, люди слишком отличаются друг на друга, чтобы применять к ним интерпретацию автоматически, не учитывая индивидуальных различий. В руках опытного врача анализ сновидений может быть полезным инструментом, указывающим на травмирующие переживания, страхи и желания индивидуума. Однако в сновидениях скорее содержатся надежды или ожидания в отношении будущего, нежели его действительные прогнозы.
См. также Астрология, Экстрасенсорная перцепция, Парапсихология, Френология, Психическое исследование, Суеверие, Колдовство
К. С. Пейзер

Психиатрическая социальная работа (psychiatric social work)

Социальная работа представляет собой сложную, многообразную и неск. аморфную профессию. Разнообразие задач, решаемых соц. работниками, предполагает наличие столь же разнородной базы знаний, куда относятся сведения из практически всех соц. и поведенческих дисциплин.
Определение
Психиатрические соц. работники заняты в учреждениях психиатрического здравоохранения, обычно имеют диплом соц. работника и яв-ся специалистами по соц. терапии (работа с отдельными людьми, семьями и малыми группами). Их подготовка обеспечивает им получение следующих знаний и навыков.
1. Понимание общечеловеческих потребностей клиентов вне зависимости от ситуаций, в к-рых они находятся, и проблем, с к-рыми они сталкиваются.
2. Знания об эффективности систем оказания помощи и тех систем, в к-рых клиент взаимодействует с их элементами.
3. Знания о многообразии культур.
4. Знания о жизненной среде в том аспекте, к-рый касается ее воздействий на индивидуума, и ее изменения.
5. Знания о политике соц. обеспечения, программах, ресурсах и их получении.
6. Приверженность интересам малоимущих слоев населения.
7. Навыки вмешательства в широком спектре проблем, ситуаций и клиентов.
8. Навыки проведения научных исслед.
В 1974 г. 17% профессиональных кадров в стационарном, внебольничном, частном и общественном секторах психиатрического здравоохранения были соц. работниками. В отличие от них, психиатры и психологи представляли собой соответственно 14 и 11% персонала, занятого полный рабочий день. В рамках этих учреждений наименьший процент соц. работников занят в частных психиатрических больницах (3%), а наибольший - во внебольничных клиниках (26%). Исходя из того, что структура штатов учреждения адекватно отражает обслуживание больных, соц. работники оказывают больше услуг здравоохранению, чем психиатры и психологи.
Годы становления соц. работы включают неск. направлений, остающихся частью этой профессии. Среди них - озабоченность базисной нуждой людей в выживании, напряжение между консультированием и соц. реформой, озабоченность проблемами семьи, жилищными условиями малообеспеченных слоев населения и конфликтующие традиции сбора информ., соц. контроля и юридической защиты клиентов. Эти различные потребности вызывают затруднения в определении профессии, в особенности у преподавателей, пытающихся оптимальным образом определить содержание учеб. программ. Поскольку соц. работа альтруистична по своей природе и поскольку соц. проблемы не исчезают, а изменяются в зависимости от экономических и политических условий в стране, по всей вероятности, напряжения будут сохраняться. Возможно, эти напряжения яв-ся функциональными в том отношении, что их постоянное и параллельное существование позволяет определенным позициям добиваться доминирующего положения в зависимости от наличия запроса на них.
Подходы к вмешательствам
В 60-е гг. начались исслед. эффективности соц. работы и результаты оказались разочаровывающими. Недавно интерес к гражд. правам и проблемам малоимущих снова начал расти. В результате все больше соц. работников обращают свое внимание на соц. реформу; клинические соц. работники начали развивать, испытывать и использовать иные подходы по сравнению с доминировавшими тогда психоаналитическими.
Психосоциальное ведение больного часто определяется как диагностический подход. Он характеризуется довольно длинным этапом обследования, во время к-рого собираются факты с целью составления психосоциальной истории болезни. Целью этого яв-ся понимание природы и динамики личности клиента. Внимание уделяется окружению и сложившимся бытовым условиям клиента, что, впрочем, характерно для большинства подходов, развитых соц. работниками.
Функциональная модель практики была разработана в 30-е гг. В рамках этого подхода психосоциальное ведение больного рассматривается как процесс предоставления специфических соц. услуг в контексте отношений сотрудничества. Внимание уделяется всем аспектам процесса помощи, в особенности его установлению, поддержанию и окончанию. Функцией помогающих яв-ся определение содержания работы, обследование или диагноз соотносятся с использованием услуг клиентами. Функциональный подход применяется очень небольшим процентом соц. работников, но мн. из его принципов оказали влияние на научное развитие этой области.
Проблемно-решающий подход к соц. работе возник в конце 50-х гг. Различия между ним и психосоциальным подходом граничили в то время с ересью. Четырьмя осн. понятиями в рамках этого подхода яв-ся личность, проблема, процесс и место. Процесс означает то, что происходит между соц. работником и клиентом, а место - агентство, в к-ром предлагается помощь. Акцент на последних трех параметрах отличает этот подход от психосоциального. Иными словами, в большей степени придается важность навыкам приспособительного поведения индивидуума.
Проблемно-ориентированная соц. работа представляет собой разновидность проблемно-решающего подхода. Здесь фокус внимания смещается с клиента на его проблему. Целевая проблема или проблемы, требующие решения, идентифицируются клиентом, а не выявляются соц. работником на основе оценки. Обследование сосредоточено на проблеме - условиях и частоте ее возникновения, длительности или тяжести, - а не на личности. Этот подход яв-ся планируемым и краткосрочным. Вмешательство нацелено на то, чтобы помочь клиенту включиться в деятельность или задания, направленные на решение или устранение целевой проблемы.
Появился ряд подходов, осн. на теории систем. Легкость, с к-рой была принята эта система взглядов, несомненно обусловлена предлагаемой ею возможностью концептуализации окружающей среды. При этих подходах обследование состоит в изучении различных перекрывающих друг друга систем, к-рые могут вызывать или поддерживать проблемы. Эти подходы помогают сформулировать вопросы о том, в ком или в чем должны быть достигнуты изменения и кто должен этого добиваться.
Недавно возникшая экологическая перспектива представляет собой вариант системного подхода. Здесь осн. акцент ставится на недостаточной реципрокности взаимодействия между индивидуумом и окружающей средой. Поддерживаются адаптивные навыки клиентов и облегчается давление со стороны соц. окружения. Одна из важных черт, характерных для экологического подхода, - признание того, что большинство проблем не яв-ся результатом только индивидуальных дефектов приспособления или только соц. устройства об-ва.
Тремя другими дополнениями к нашим инструментам вмешательства стали недавно эмпирическая клиническая практика, поведенческие модели и эклектические подходы. Все они яв-ся отражением растущего сознания профессиональной ответственности. Эклектические модели яв-ся концептуальными инструментами для выбора наиболее эффективных вмешательств из разных подходов. Наконец, поведенческие процедуры, описанные в др. статьях, все чаще используются соц. работниками.
Использование семейной терапии было очевидным с момента возникновения соц. работы. Однако модели вмешательств в работе с семьями были сформулированы лишь в конце 50-х гг. Различные подходы к семейной терапии обычно генерировались в работе междисциплинарных бригад. В большинстве случаев работа с семьей, вне зависимости от профессии практика, носит эклектический характер. Соц. работники, как и др. профессионалы здравоохранения, используют структурный подход, теорию коммуникации, теорию Боуэна, психодинамический и поведенческий подходы.
Соц. групповая работа - метод, заключающийся в коллективной работе с небольшим числом клиентов - возникла в рамках движения за обеспечение жильем. Лишь с конца 40-х гг. эта групповая работа начала проводиться с лицами с эмоциональными проблемами. Специфическая цель и функции соц. групповой работы остаются предметом споров. В качестве raisons D'etre между собой соперничают воспитание, соц. реформы, развлечения, профилактика и терапия. Различия между разными моделями групповой работы не столь четко определены, как между моделями соц. работы. Существуют, однако, те же самые различия в акцентах. Т. о., параллельно моделям соц. работы, разработаны модели соц. групповой работы, ориентированные преим. на социальное патронирование, функциональность, системный, проблемно-ориентированный и проблемно-решающий подходы. Описаны различия между этими подходами.
См. также Общественная психология, Бригады психического здоровья, Социальное патронирование
Э. Р. Толсон

Психиатрические клиники (psychiatric clinics)

В 1909 г. У. Хили основал в Чикаго из средств бюджетного финансирования первую коммунальную П. к. для детей. Ин-т подростковой психопатии Хили (позднее переименованный в Ин-т подростковых исслед.) проводил диагностику, лечение и научные исслед. в области этиологии психич. расстройств. Вслед за этим началом, в надежде на разработку профилактических программ и при содействии таких орг-ций как Национальный комитет по психогигиене быстро возросло число клиник детской психокоррекции (child guidance clinics), от семи в 1921 г. до свыше ста в 1927 г.
После Второй мировой войны доклад междисциплинарной Объединенной комиссии по психич. здоровью, опубликованный в 1961 г., дал новый стимул к развитию П. к. Комиссия выступала за замену больших гос. психиатрических больниц муниципальными учреждениями психич. здоровья, такими как коммунальные дневные стационары, чтобы обеспечить больным максимум возможностей для сохранения и развития соц. связей по месту жительства.
См. также Клиники детской психокоррекции, Программы психического здоровья, Реабилитация, Внебольничные клиники
Р. Д. Фелнер

Психическая невовлеченность - психическая вовлеченность (mindlessness-mindfulness)

Психич. невовлеченность можно определить как состояние сниженной когнитивной деятельности, при к-ром индивид обрабатывает стимулы окружающей обстановки достаточно автоматически, не принимая во внимание новые (или просто иные) аспекты этих стимулов. Психич. вовлеченность, в противоположность этому, представляет собой состояние, при к-ром со стимулами окружающей среды обращаются осознанно, а индивид вовлечен в активное создание своей окружающей обстановки. Здесь возникает заметный контраст с состоянием психич. невовлеченности, в к-ром индивид имеет дело с уже созданным окружением.
Обработка информ. в состоянии психич. невовлеченности может произойти либо после многократных повторений конкретного опыта, либо, в определенных ситуациях, после однократного столкновения с опытом. В первом случае при накоплении личного опыта в определенных ситуациях формируется когнитивная структура данной ситуации, к-рая отображает лежащую в ее основе "семантику". Тогда появление сходных стимулов в последующих случаях запустит последовательность психически невовлеченного поведения. Как только деятельность становится психически невовлеченной, семантика, лежащая в ее основе, больше недоступна для сознательной когнитивной обработки, или даже для проверки. Во втором случае, при однократном столкновении, сниженная когнитивная активность возникает не в результате доверия к когнитивным структурам, сложившимся в течение времени, а из доверия к когнитивной структуре, усвоенной из др. источника.
Психич. невовлеченность - распростр. явление. Фактически, у обычного человека появление психич. вовлеченности можно ожидать лишь: а) когда ситуация требует знач. большего усилия, чем требовалось ранее; б) когда внешние факторы в данной ситуации нарушают создание или последовательность психич. невовлеченности; в) если внешние факторы мешают завершению поведения или г) если отмечаются негативные или позитивные последствия, к-рые существенно отличны от последствий исполнения того же самого поведения до этого.
Хотя проводились исслед. в области сниженной активности (напр. автоматическое, недостаточно внимательное действие и выучивание до автоматизма), по нек-рым причинам необходимо введение новых понятий. Во-первых, психич. невовлеченность предлагает более крупные единицы анализа, чем те, к-рые рассматривались в прошлом. Во-вторых, психич. невовлеченность может возникнуть как при повторяющемся опыте, так и без него. В-третьих, психич. невовлеченность и вовлеченность, видимо, отличаются качественно, а не просто количественно (напр. то, что было переработано при психич. невовлеченности, может стать теперь недоступным для активной когнитивной работы). В-четвертых, исследователи, изучающие, к примеру, автоматичность, сосредоточили внимание на адаптивной функции автоматической обработки для освобождения сознательного внимания. Хотя, в определенном смысле это и верно, все исслед. относительно психич. невовлеченности-вовлеченности, проведенные до сих пор, наводят на мысль, что она вполне может быть и неадаптивной.
Изучение психич. невовлеченности проходило в неск. направлениях: ее влияние на качество выполнения, на восприятие отклонений от нормы, и на протекание физ. заболевания, а тж его приложения для исслед. социально-психологических процессов.
Исслед. обнаружили, что независимо от того, происходят ли взаимодействия между людьми устным или письменным способом, имеют они семантическое значение или же бессмысленны, эти взаимодействия вызывают поведение, к-рое кажется психически невовлеченным до тех пор, пока структура данного взаимодействия вызывает заученный до автоматизма порядок поведения. Что касается потенциально релевантной информ., люди не слышат то, что было сказано, и не читают то, что написано.
Поскольку индивидуальные компоненты деятельности постепенно выпадают после каждого повторения данной деятельности, индивид начинает реагировать на абстрагированную структуру, что тж означает и то, что шаги решения задачи становятся относительно недоступными. В противовес анализу, игнорирующему различие "психическая невовлеченность-вовлеченность", исслед. обнаружили, т. о. что большой объем практики в задаче может сделать индивида более уязвимым для внешних факторов, в результате чего может стать потеря человеком умения. Было показано, что группы, практиковавшиеся умеренно, были способны на адекватные действия, указывающие на их компетентность и т. о. не показывали снижения при выполнении. Непрактиковавшиеся или чрезмерно практиковавшиеся группы не смогли обеспечить необходимые компоненты задачи и, вследствие этого, продемонстрировали отчетливое снижение.
Что касается восприятия отклонений, было, во-первых, доказано, что отклонение (новизна) вызывает психич. вовлеченность. Если люди обычно демонстрируют психич. невовлеченность по отношению к нормальным индивидам, то индивидов, отклоняющихся от нормы, могут воспринимать как отклоняющихся от нормы во мн. отношениях (и поэтому на них навешивают ярлыки, их избегают и т. п.) не только из-за их отклонения, но из-за повышенного внимания к ним, вызванным состоянием психич. вовлеченности. В результате идет чрезмерно строгая оценка характеристик, обычно остающихся без внимания, как странных и необычных. Как и предполагалось, исслед. показало, что восприятие исходного отклонения было точным, однако типичные особенности и жесты, к-рые были отмечены, испытуемые оценили как чрезвычайные и необычные. Это наблюдалось независимо от того, было ли отклонение позитивным (напр. миллионер) или негативным (напр. человек лежат в психиатрической больнице), но не встречалось, если тому же самому человеку не навешивали ярлыка.
Дополнительные исслед. изучали психич. невовлеченность при первичном воздействии, т. е. психич. невовлеченность, возникающую из формирования преждевременного когнитивного связывания информацией. Преждевременное когнитивное связывание считается преждевременным, потому что индивид полагается на информ. и фиксирует ее значение до рассмотрения альтернативных путей применения данной информ.
Исслед. обнаружили, что поощрение процесса принятия решений пациентами, находившимися в частных лечебницах, позволило им чувствовать себя более счастливыми, здоровыми и более активными. Катамнестические исслед. показали тж, что продолжительность их жизни была выше в сравнении с контрольной группой. Предполагалось, что исследуемая группа была группой, в к-рой исследователи создали чувство контроля и ответственности. Т. к. пожилые люди, особенно живущие в учреждениях, яв-ся группой, живущей по строгому распорядку, эту эксперим. группу можно рассматривать как группу, к-рую поощряли мыслить самостоятельно. Это может свидетельствовать о том, что психич. вовлеченность может быть необходима для выживания.
В сфере образования тж проводится работа в области психич. невовлеченности. Было показано, что, если первонач. информ. дана в безусловном стиле (напр. "это А"), то эта информ. преждевременно связывает людей, к-рые не замечают возможностей творческого использования этой информ. в будущем. Если вместо этого людей обучают в условной манере (напр. "это может быть А"), то альтернативные способы использования информ. остаются доступными для них.
Исслед. психич. невовлеченности и вовлеченности принесли богатые плоды, охватив ряд разнообразных вопросов, объединенных общей темой: последствиями сниженной когнитивной активности. Эти данные до сих пор говорят о том, что психич. невовлеченность-вовлеченность яв-ся центральным измерением функционирования человека, изучение к-рого может, вероятно, даже привести нас к осн. законам челов. поведения.
См. также Абстрактный интеллект, Внимание, Непроизвольные мысли, Сознание, Скрытое научение, Психическая образность
Э. Дж. Лангер

Психические болезни: ранняя история (mental illness: early history)

Гиппократ
Гиппократ (ок. 460-377 до н. э.), возвышающаяся над всеми фигура древней медицины, впервые ввел в мед. литературу тему психич. отклонений. Его труды, посвященные психопатологии, были столь же полемичными, сколь и оригинальными.
Гиппократ привлекает к себе внимание прежде всего точностью своих клинических наблюдений, своим рациональным биомедицинским подходом, прямотой и стоическим представлением своих взглядов. Он полагал, что болезнь яв-ся следствием нарушения равновесия гуморальных жидкостей организма - идея, впервые встречаемая в трудах Эмпедокла.
Лайонс и Петручелли следующим образом подытоживают вклад Гиппократа в понимание П. б.: "В том, что касается эмоционального состояния пациента и психич. заболевания в целом, его труды точны и с т. зр. совр. понимания. Указание на мозг как орган мышления и восприятия представляет собой важное свидетельство высокого уровня понимания".
Сократ и Платон
Если учесть увлеченность Сократа этикой и эпистемологией в ущерб рациональной науке, то не вызывает удивления, что источником его вдохновения считали демонов. Зилбург высказал предположение, что демоны могли быть слуховыми галлюцинациями, а сам Сократ болел шизофренией. Ученик Сократа Платон (429-347 до н. э.) предложил систему психопатологии, к-рая во мн. отношениях согласовывалась с системой Гиппократа и основывалась на впервые ясно сформулированном дуализме души и тела. Согласно Платону, душа состоит из трех частей. Рациональная часть души бессмертна и имеет божественную природу. Иррациональная душа смертна и включает всю гамму чувств. Рациональная душа управляет иррациональной. Когда в иррациональной душе возникают нарушения, она выходит из-под контроля рациональной души. Результатом яв-ся сумасшествие, к-рое может проявляться в трех формах - меланхолии, мании и слабоумии.
Аристотель
Аристотеля (384-322 до н. э.) ни в каком отношении нельзя назвать последователем Платона. Рациональный философ естественной (прежде всего биолог.) и мат. ориентации, он отвергал мистицизм. Многие считают его основателем научной психологии. Безусловный первопроходец в науке в том, что касается изучения перцепции и чувств, он считал, что мы воспринимаем - и поэтому понимаем окружающий нас физ. мир - через наши органы чувств. Аристотель разработал логику для понимания реальности, отнюдь не мистическую, но далеко не всегда доступную пониманию простых смертных.
Аристотель разделял человеческую душу на рациональную - содержащую мудрость, логику, разум и сдержанность, и на иррациональную - содержащую такие добродетели, как самообладание, бесстрастность, мораль и храбрость. В отличие от Платона, Аристотель считал, что различные компоненты, составляющие душу, неразделимы н функционируют слаженно. Поведение человека представляет собой не изолированное событие, а результат интеграции.
Согласно психологии Аристотеля, П. б. имеют органическую этиологию. Ни одно расстройство не яв-ся полностью "психологическим". Болезни могут вести к психич. отклонениям; т. о. они имеют физ. происхождение. Далее, разум существует независимо от смертных существ и, следовательно, неуязвим для патологического влияния болезни. Поскольку разум креативен и изолирован от воздействия болезни, болезнь может сосуществовать с креативностью. Логика суждений Аристотеля приводит к выводу, что П. б. имеют физ. происхождение и присущи челов. роду.
Цельс и Римская империя
Авл Аврелий Корнелий Цельс (30 до н. э.-50 н. э.) был прежде всего ученым, летописцем и историком медицины. Его мед. труды посвящены широкому кругу вопросов, включ. психические заболевания. Его работы о П. б. содержат описания лечения френита (делирия).
Современником Цельса был Плиний Старший (23-79 н. э.). Он был известным римским ученым, чьи вдохновенные труды пользовались большим успехом у современников. Стержневым для его работ яв-ся телеологическое представление древних греков о целенаправленности всего происходящего. Плиний полагал, что все болезни будут доступны излечению.
Гален
Клавдий Гален из Пергама (129-199 н. э.) был после Гиппократа наиболее известным из древних врачей и, вероятно, наиболее влиятельным автором мед. трудов во все времена. Физиология Галена в значительной мере основывалась на гуморальной теории Гиппократа. Организм здоров, когда 4 элемента крови находятся в правильном соотношении друг с другом. Есть тж 3 духа, один из к-рых отвечает за рост и развитие (природный), второй - за выработку и рассеивание тепла (витальный), а третий - за ощущения и движения (животный). Физиология Галена отличалась от кардиоцентрических представлений Аристотеля и он потратил много сил на опровержение Аристотеля.
Гален, как и Плиний, придерживался твердых антропоцентрических убеждений. Согласно этой т. зр., любое растение или животное, не обладающее полезной для человека функцией (питание, одежда или лекарство), существует лишь для того, чтобы преподать урок морали. Телеология Галена не принадлежит к традиции Гиппократа, чего нельзя сказать о его методах лечения, заключавшихся в содействии силам природы диетой, отдыхом и физ. упражнениями. Он в особенности интересовался влиянием эмоциональных состояний на соматические симптомы. Медицина Галена безусловно была значительным шагом вперед, оказавшим влияние на последующие 15 столетий развития медицины.
Средние века
В лечении П. б. существенных сдвигов не было вплоть до X в. Интересной фигурой, однако, был живший в V в. врач Целий Аврелиан, переведший на латынь Сорана Эфесского, уважаемого греческого врача. Труды Сорана были разделены Аврелианом на "Острые болезни" и "Хронические болезни". Работы Сорана и Аврелиана во многом блестяще предвосхищают совр. воззрения на диагностику и лечение П. б. Оба автора резко протестовали против распространенных в то время методов лечения душевных болезней.
Возможно, величайшим из всех средневековых врачей был Авиценна. Его теория о том, что психич. заболевания вызываются физ. нарушениями в мозге оказалась столь же новой - и столь же игнорируемой, - как гелиоцентрическая гипотеза Аристарха.
XI в. представлен двумя известными фигурами. Мед. мантия Авиценны перешла к Маймониду (1135-1204 гг.). Его труды носят явный отпечаток воззрений Гиппократа, Галена и Авиценны, хотя он и сам оказал значительное влияние на европейскую медицину. Маймонид затрагивал проблемы душевных болезней, классифицируя "психич. предрасположенность" среди "моральных изъянов".
Малоизвестной фигурой яв-ся Роже Фругарди, предложивший в 1150 г. технику трепанации. Событием в истории психиатрии стало основание первой психиатрической больницы в испанском городе Валенсии в 1410 г. В Испании появились все 3 первые психиатрические больницы - вторая в Сарагосе и третья в Гранаде.
Парацельс и эпоха Возрождения
Одной из наиболее выдающихся фигур в истории медицины, оказавшей большое влияние на развитие психиатрии, был швейцарский врач и алхимик, известный как Парацельс ("лучший, чем Цельс"), труды к-рого ознаменовали резкий переход от ятрохимии (алхимии) к химии. Убежденный мистик и астролог, он верил в 4 гуморальные жидкости древних греков и 3 элемента арабов (ртуть, сера и соль) и провел большую часть своей жизни в поисках философского камня. Парацельс выдвинул 3 возражения против медицины Галена: а) она была слишком негибкой и систематизированной, жестко придерживаясь биогенной модели; б) она исключала все "психол." аспекты индивидуума, сводя все к неподвергаемому сомнению действию гуморальных жидкостей, и в) она представляла консервативные корпоративные интересы, защищая респектабельность мед. профессии.
Авторитетным текстом о душевных болезнях во времена Парацельса был Malleus maleficarum ("Молот ведьм"). Malleus таleficarum был в существенной мере продуктом буллы папы Иннокентия VIII. За двухсотлетний период книга выдержала в Европе 30 изданий, процветая в эпоху Ренессанса - период, в иных отношениях характеризующийся возрождением и расцветом иск-в и наук.
Согласно определению Парацельса, здоровье и болезнь зависят от пяти сфер: ens astrale (небесные тела или ход времени; фатальных на данный момент болезней можно будет избежать завтра); ens veneni (окружающая среда, предоставляющая как пищу, к-рая питает, так и яды, к-рые убивают); ens naturale (индивидуальная "природа", или личность), ens spirituale (духовная сфера, или душа, к-рая может привести к психич. заболеванию или защитить от него) и ens Dei (сфера Бога).
Парацельс революционизировал психиатрию, впервые предложив подход описания наблюдений для понимания П. б. Он этиологически связал травму черепа с параличом, кретинизм с дисфункцией щитовидной железы и сексуальность с истерией. Он отказался от признания божественного вмешательства святого Витта в этиологию эпилепсии и, вероятно, первым признал роль бессознательных сил (unwissende) в возникновении болезни. Парацельс различал между "естественными" физ. болезнями и психологическими (spiritus vitae). Он первым заговорил о понятии индивидуальной личности (individual personality) - концепция, к-рая формально не разрабатывалась вплоть до середины XIX в.
См. также Мышление Галилея/Аристотеля, Средневековое мышление, Суеверие, Колдовство
Р. А. Прентки

Психическое исследование (psychic research)

П. и. - это вызывающее неоднозначную реакцию изучение таких явлений как спиритизм, телепатия, ясновидение, телекинез и предзнание. Иногда под этим термином понимается более широкий круг оккультных явлений, как например, полтергейсты, НЛО, лозоискательство, реинкарнация; однако, мн. сторонники П. и. не считают их предметом своего изучения.
Если говорить об истории П. и., то они появились в начале XIX в. среди круга людей, обеспокоенных ослаблением религии и верящих в загробную жизнь. Наука разрушила веру в традиционное христианство, и тогда они обратились к науке, чтобы доказать реальность того, что для них было главным принципом религии - дальнейшего существования души после смерти. Основой для этого стало квазирелигиозное движение - спиритизм. Вместо христианской концепции рая и ада медиумы-спириты говорили о многоуровневой загробной жизни, предполагая дальнейшее духовное развитие души после смерти. Медиумы-спириты, большинство из к-рых были откровенными мошенниками, заявляли, что они способны общаться с усопшими, "доказывая" тем самым существование души и вечной жизни.
Энтузиасты П. и. начали изучать медиумов, привидения и прочие доказательства существования духовного мира.
Первые исследователи сосредоточили свое внимание на медиумах-спиритах. Мн. из этих мошенников были изобличены, другие смогли обмануть исследователей; однако были и такие, чьи "трюки" никто так и не смог объяснить. В любом случае, благодаря этим сеансам исследователи накапливали предполагаемые доказательства возможности общения с духами. К разочарованию спиритуалистов, исслед. медиумов часто проходили под пристальным наблюдением общественности, и действия исследователей высмеивались скептиками и осложнялись фанатизмом энтузиастов.
В 1930-х гг. П. и. вошли в свою новую стадию, ознаменованную деятельностью Дж. Б. Райна и его коллег в Ун-те Дюка. Райн сменил кабинеты для спиритических сеансов на лаборатории, отобрал в качестве испытуемых обычных людей вместо напыщенных медиумов и заменил статистическими тестами "плавающие трубки" и эктоплазму, произведя т. о. революцию в области П. и. и заставив в нек-рых случаях относиться к парапсихол. как к науке.
Правомерность существования парапсихол. все еще подвергается сомнению. С самого начала П. и. приветствовались одними выдающимися психологами (напр. У. Джемсом, Г. Мёрфи) и отрицались другими (напр. В. Вундтом, Д. Хеббом). Эти исслед. пользуются неизменной популярностью у большей части об-ва, в сознании к-рого они связаны с вызывающим нездоровый интерес оккультизмом, что подчас затрудняет деятельность исследователей в области парапсихол.
Парапсихологи имеют обыкновение формулировать свои теории паранормальных явлений в традициях материализма и относят свою деятельность к области квантовой физики или теории обработки информ. в когн. психол. Паранормальные явления рассматриваются теперь не как непосредственное опровержение материалистического взгляда на мир, а лишь как аномалии или необъясненные феномены, к-рые нужно объяснять посредством известных наук.
См. также Оккультизм, Парапсихология, Псевдопсихология, Суеверие
Т. Лихи

Психоанализ (psychoanalysis)

Термин П. используется в трех случаях: а) для обозначения слабо связанной совокупности идей о природе челов. разума, в частности, о развитии личности и психопатологии; б) для описания методики терапевтического вмешательства при определенном спектре психол. нарушений и в) для обозначения метода исслед. Все эти 3 аспекта П. были созданы еврейским врачом из Вены, З. Фрейдом (1856-1939) в последние десятилетия XIX в. Он был одним из тех великих мыслителей, к-рые "потревожили сон мира". Как терапия, П. изначально считает своей осн. задачей раскрытие патогенных воспоминаний; это открывает дорогу поиску фантазий, и теорет. переходу от "инстинктов и их пластичности" к распознаванию конфигураций характерных адаптивных паттернов челов. взаимоотношений и труда в конкретном об-ве.
Первая фаза
З. Фрейд совершил свои фундаментальные открытия в контексте тройного кризиса - терапевтического метода, концептуализации клинического опыта и личного. Все 3 кризиса, были, по сути дела, одним и стали необходимыми аспектами открытия в психологии. Подобно тому, как др. гениальный ревизор образа человека, Ч. Дарвин, использовал в качестве своей лаборатории Галапагосские острова, так невропатолог З. Фрейд, находясь под значительным влиянием Ч. Дарвина, использовал свой кабинет для консультаций. "Массовым видом", подлежащим исслед., были гл. обр. женщины со старомодными взглядами, к-рым ставили диагноз "истерия". На Фрейда огромное впечатление произвели работы терапевта Й. Брейера. Позднее он наблюдал за работой невропатологов А.-А. Льебо, И. Бернгейма и Ж.-М. Шарко во Франции, использовавшими гипноз, что укрепило его мнение о том, что терапевтический метод дает лучшие результаты, чем модная тогда электротерапия. Однако в отличие от своих коллег, он убедился, что источник проблемы ("забытое психич. содержание") был не просто "отделен" (split off), а "вытеснен" (pushed out) или "утащен вниз" (dragged down), из сферы непосредственного сознавания мощными мотивационными силами. Это было поворотной точкой: сосредоточить внимание на способности челов. психики защищаться от страдания. Первонач. Фрейд назвал этот процесс защитой, а позднее вытеснением. С самого начала он подчеркивал, что вытеснение - это "не предпосылка, а установленный факт".
Оригинальное открытие Фрейдом уровня психич. процессов, недоступных для непосредственного сознавания, но, тем не менее, оказывающих видимое воздействие на поведение и опыт, опирается на это динамическое понятие. Брейер высказал предположение, согласно к-рому между тем, что он называл "гипноидным" психич. состоянием, и бодрствующим сознанием к.-л. связь просто отсутствует. Он считал, что реальная травма - напр. соблазнение девочки ее отцом - происходила в таком гипноидном состоянии психики и "забывалась".
Со временем Фрейд попытался согласовать свою новую модель с более старой, физиолог. теорией. Он был абсолютно убежден в том, что "отщепление" психич. содержании - часто "превращающихся" ("converted") в симптомы - в случаях истерии имеет глубокую мотивацию, а не яв-ся всего лишь следствием отсутствия связи между психич. состояниями. Гораздо важнее, чем этиология истерии, для него была растущая убежденность в том, что аналогичные защитные процессы яв-ся тж и частью психологии обычного нормального человека, у к-рого могут отсутствовать симптомы, но к-рый делает оговорки, шутит и к-рому снятся сны.
На протяжении этой первой фазы развития П. (до 1896 г.) Фрейд пришел к смелому, и позднее жестоко оспариваемому заключению о том, что этиология истерии яв-ся психологической, а не "неврологической". Он начал развивать гипотезу о том, что существуют 3 осн. детерминанты истерии: психол. травма, конфликт аффектов и нарушения в сфере сексуальности.
"Психозы защиты" (The psychoses of defense) вышли в свет в 1896 г. Эта статья знаменовала собой начало П., хотя сам Фрейд еще не пустил это слово в обращение. Теория этой первой фазы потерпела крах, когда Фрейд обнаружил, к своему ужасу, что рассказы его пациенток о насилии, учиненном над ними в детстве, были не сообщениями об их реальном опыте, а фантазиями.
Вторая фаза
Вторая фаза психоан. исслед. началась, когда Фрейд отказался от официальных методик гипноза и ввел свой метод свободных ассоциаций. Его пациент, лежащий на кушетке, получал от сидевшего за ним на стуле Фрейда указание говорить обо всем, что придет на ум, без к.-л. цензуры со стороны сознания.
Он использовал этот метод для проникновения в механизмы души, исходя из предположения о том, что если добровольно отказаться от цензуры сознания, то внутреннее сопротивление (это понятие здесь используется не в смысле желания упрямства, а так, как его используют в электротехнике) уменьшится, и т. о. станет возможно познакомиться с "вытесненным" материалом или, по крайней мере, с его производными. Фрейд полагал, что теория П. была попыткой учесть "факты переноса и сопротивления". Именно метод свободных ассоциаций, особенно расшифровку сновидений, Фрейд использовал для самоанализа и позднее в его классическом случае с "Дорой".
Состояния сновидения дают блестящий шанс исследовать различия между процессами логического мышления ("вторичными процессами мышления") и алогичными процессами (конденсированными или смещенными) сновидений, шуток и стихотворений.
С самого начала Фрейд пытался возвести здание своей общей теории челов. души на "психол. почве" и освободить теорию от ограничений биологии и неврологии того времени. На самом деле, несмотря на частые поразительные успехи гипнотическо-катартического "лечения словом" на первом этапе своей работы (на к-ром и заканчивается знакомство мн. людей, включ. клиницистов, с П.), Фрейд всегда верил, что его открытия могли бы сыграть более выдающуюся роль в развитии науки, и не быть просто способом терапии.
Во второй фазе развития П., начавшейся примерно в 1897 г. и закончившейся в 1923 г., Фрейд упорно занимался не только вопросами "инстинктов и их превращений", но и центральной проблемой возможного источника той динамической (защитной/ вытесняющей) силы, к-рая регулярно (и у больных, и у здоровых людей) защищает болезненное содержание психики от осознания.
Третья фаза
В период между 1900 и 1923 гг. происходило организационное, теорет. и клиническое расширение психоан. движения. В это же время произошли и осн. его расколы. В своей работе "Толкование сновидений" Фрейд исследует универсальную способность снов "формировать новое единство" из разрозненных элементов, "к-рые во время мышления в состоянии бодрствования мы удерживаем в изолированном состоянии", - т. е. сгущение, или конденсацию. Опять же, тот элемент, к-рый не был следствием сновидных мыслей и "выглядит самой ясной" и т. о. самой важной чертой явного содержания сна (и наоборот), он называл смещением. Эти явления - конденсация, смещение и символизация - характеризуют тот вид мышления, в к-ром нет места формальной логике: это язык и синтаксис поэзии, мифа, магии, мистицизма и психоза - ужасающий первичный процесс. Первичный процесс находится в противоречии с более знакомым вторичным процессом, управляемым законами логики. Позднее Фрейд связал вторичный процесс с "принципом реальности".
В 1923 г. работа Фрейда "Я и Оно" ознаменовала вступление П. в третью фазу. В этой книге Фрейд обсуждал характер и эволюцию Я (Эго). Он утверждал, что когда человек вынужден отказаться от "объекта" (напр. разорвать отношения), это неизбежно вызывает трансформацию в "Я", к-рую можно охарактеризовать только как восстановление такого объекта, напр. как в случае меланхолии.
Что касается функциональной роли Я, центральное значение имеет тот факт, что контроль над формами активности передается ему. Т. о. отношения Я и Оно "напоминают человека верхом на лошади, к-рый должен сдерживать ее превосходящие силы". Существует одно различие, о к-ром часто забывают - "всадник пытается делать это, используя свою собственную силу, тогда как Я использует позаимствованные силы".
Возможностей для проявления воли или выбора практически нет. Более того, хотя нек-рые независимые истоки развития и приписываются Я, все же не существует эволюционного и систематического (эпигенетического) базисного плана биопсихологической природы.
Только после 1926 г. Фрейд отказался от идеи о том, что Я (защитные, исполнительские и адаптивные функции) абсолютно подчиняется Оно (влечениям).
Фрейд рассматривал развитие Идеал-Я и Сверх-Я - грубо говоря, совести или бессознательного чувства вины - только как защитную интернализацию, идентификацию с отцом у мальчика, добавляя в примечаниях: "Возможно, безопаснее говорить, "с родителями"", и признавая "конституциональную бисексуальность каждого индивидуума". Когда мальчик воспринимает своего отца как препятствие к осуществлению детского желания (запрещенного) по отношению к своей матери, Я укрепляется (отсюда и название "Сверх-Я"), помогая произвести вытеснение "путем возведения таких же препятствий внутри себя". Чем интенсивнее исходный конфликт, тем строже впоследствии господство Сверх-Я над Я - в форме совести или, возможно, бессознательного чувства вины.
Сложной задачей функционирования Я яв-ся осуществление посредничества (и обеспечение отсроченного действия) между не допускающими возражений требованиями влечений (Оно), нравственными или религиозными ограничениями (Сверх-Я) и реальным миром.
Юнг (1875-1961)
В 1906 г. Фрейд, к-рому тогда было почти 50 лет, получил в качестве подарка отчет Карла Юнга о его экспериментах по словесным ассоциациям, глубоко созвучным П.. В эксперим. психопатологии К. Юнг ввел термин "комплекс" в качестве связующего звена между аффектом и идеей. В течение следующих 7 лет (1906-1913), несмотря на протесты таких ведущих венских психоаналитиков как А. Адлер и В. Штекель, Юнг стал признанным политическим лидером психоан. движения и несомненным наследником Фрейда. Поворотный момент в отношениях между Юнгом и Фрейдом наступил в 1912 г. В это время Фрейда уже начало серьезно беспокоить то обстоятельство, что мысли Юнга все больше обращались на религию, мистицизм и мифологию, утрачивая, но его мнению, былую ясность. Непосредственные сообщение бывших пациентов Юнга убедили Фрейда в том, что основы П. (сопротивление и перенос) были отвергнуты ради туманных обсуждений "архетипов" и "коллективного бессознательного".
Адлер (1870-1937)
Психоаналитики Вены объединились, протестуя против того, что Фрейд сделал Юнга лидером их движения. Самым выдающимся мятежником был Альфред Адлер, о к-ром Фрейд в молодости имел очень высокое мнение. Верность Адлера идее о психол. эффектах органической неполноценности привела Фрейда к выводу о том, что Адлер в скором времени покинет с трудом завоеванную территорию существования бессознательных психич. процессов и демонических влечений. Адлер рассматривал агрессивные побуждения как источник энергии в тех случаях, когда люди компенсируют свою неполноценность, и разработка этого тезиса обусловила его разрыв с Фрейдом.
К тому времени когда Фрейд причислил агрессивный инстинкт к инстинкту смерти (Танатосу), противоположному инстинкту жизни (Эросу), Адлер больше не занимался инстинктами. Он считал агрессивные влечения и жажду власти осн. средствами защиты и адапт. Фрейд признавал, что Адлер, несомненно, привнес "что-то новое в П.".
Четвертая фаза
К середине 30-х гг. XX в. неявно подразумевавшаяся концепция Фрейда об относительной автономии Я от влечений - и его интегрирующей функции - получила четкие очертания. За 10 лет до этого Фрейд в своей работе "Психология масс и анализ человеческого Я" обратился к проблемам внешней (соц.) реальности.
В 1939 г. Гейнц Гартманн опубликовал эссе "Психология Я и проблема адапт." (Ego psychology and the problem of adaptation), в к-ром осн. внимание уделил "процессам и рабочим методам психич. аппарата, к-рые ведут к адаптивным достижениям".
К 1936 г. осн. теорет. нити П. были вплетены в американскую психиатрию усилиями Г. С. Салливана. Лишение самоуважения стало для него осн. проблемой и - из-за его психоан. исслед. шизофренических процессов - его прозвали "теоретиком одиночества".
Значение вклада терапевта в транзакцию с пациентом (контрперенос) лишь мельком было упомянуто Фрейдом (1910, 1915). Г. С. Салливан, вслед за Ш. Ференци, утверждал, что величайший вклад Фрейда заключается в "постулировании бессознательного", добавив в 1937 г. "наблюдатели, к-рые становятся все пристальнее в своих наблюдениях, должны плакать". Под влиянием У. А. Уайта и швейцарского психобиолога А. Манера, Салливан решительно отошел от ортодоксального П., обратившись к "американской" психиатрии.
Карен Хорни (1885-1952), подобно Салливану, главный акцент делала на соц. (межличностном), и, предпочитая генетические объяснения, она поставила в центр своей терапии "здесь и сейчас". Как и Салливан, Хорни принижала значение теории инстинктов и сексуальности и, наряду с Э. Эриксоном, хотя и не столь систематически, рассматривала людей конфигурационно (configurationally). Осн. областью ее интересов была не теория, а терапия. Она занималась Я-образом и структурой характера, обусловленными соц. орг-цией. Она утверждала, что обеспечение безопасности, осуществляемое людьми, носит как защитный, так и приспособительный характер.
Э. Эриксон (1902-1992)
Эрик Эриксон пошел значительно дальше Фрейда. Он возродил традиции Фрейда благодаря своим систематическим попыткам постичь одновременное взаимодействие и эволюцию функционирования тела, души и об-ва на протяжении всей жизни человека и в процессе смены поколений.
Биопсихосоциальная модель Эриксона служит центральной позицией для различных теорий объектных отношений, равно как и нарождающихся в большом количестве систем и психологии Я. Весь этот массив наблюдений на протяжении мн. лет оставался за пределами теорет. интересов психоан. Эго-психологии. Клиницисты, разумеется, использовали все эти идеи в своей работе.
Резюме
Хотя популярность П. как метода исслед., терапии и теории идет на спад за пределами психоан. кругов, осн. положения совершенной Фрейдом революции, так же как и последовавшей за этим ревизии, начиная с конца XIX в. постепенно вошли в осн. русло не только психологии и психиатрии, но и общественных и гуманитарных наук, педагогики и истории. К этим положениям относятся.
1. Постулат об уровне психич. процессов, недоступных непосредственному сознаванию, но оказывающих видимое воздействие на опыт и поведение.
2. Понятие психол. защиты от страдания, уводящей психич. содержания от осознания и ищущей альтернативные решения.
3. Биопсихосоциальная и эпигенетическая перспектива, согласно к-рой от начала и до конца жизненного цикла (как и в череде поколений) "я" и "мы" (Я идентичность и групповая идентичность) яв-ся продуктом одновременной эволюции тела, разума и об-ва.
4. Представление о том, что наряду с челов. склонностью к конфликтам, существует потенциал для творческого синтеза, к-рый служит не только выживанию, но и подлинной адапт.
5. За принципом удовольствия стоит принуждение к повторению, к-рое означает настойчивые попытки активно управлять тем, что было (болезненно) пассивно пережито.
Исходя из того, что революционные преобразования Фрейда привели к взаимопроникновению психологического, технологического и политического в соц. жизни людей, совр. биопсихосоциальная теория делает возможным изучение не только инноваций в терапии, но и альтернативных способов разрешения внутренних конфликтов, межличностных и коллективных.
См. также Эриксонианские стадии развития, Теория Хорни, Теории личности, Психоаналитические стадии, Интерперсональная теория Салливана, Теоретическая психология
М. Бренман-Гибсон

Психоаналитические стадии (psychoanalytic stages)

Психоаналитические, или психосексуальные стадии - это стадии психосексуального развития, постулированные Фрейдом для объяснения развития личности через изменения биолог. функционирования индивидуума. Фрейд полагал, что центральной темой, проходящей через развитие личности, яв-ся продвижение полового инстинкта через 4 универсальные стадии - оральную, анальную, фаллическую и генитальную. Две последние П. с. отделены друг от друга латентным периодом, к-рый, строго говоря, не следует воспринимать как отдельную стадию. Фрейд придавал решающее значение первым трем стадиям, получившим название прегенитальные стадии, в формировании структуры взрослого характера.
Оральная стадия
Во время оральной стадии психосексуального развития, к-рая приходится на 1-й год жизни, осн. эрогенной зоной яв-ся рот. Благодаря действиям, связанным со ртом - сосанию, глотанию и кусанию, - младенцы получают свой первый постоянный источник удовольствия, и т. о. роговая область становится точкой зачаточного психосексуального удовлетворения. Фиксация на орально-агрессивной фазе (вонзание зубов), отмечаемая по активности, связанной с укусами и жеванием, может привести к развитию желчно-саркастической, склонной к спорам и враждебной взрослой личности.
Анальная стадия
На протяжении 2-го и 3-го годов жизни осн. эрогенной зоной яв-ся анус. Детей на этой стадии учат получать значительное удовольствие от временных задержек. Однако с момента начала контролируемого родителями приучения к горшку удовольствие ребенка наталкивается на жесткое сопротивление соц. ограничений, и т. о. могут происходить различные фиксации. Отражая предположение о важности опыта раннего детства в формировании личности, фрейдисты полагают, что такой метод приучению к отправлению естественных надобностей прокладывает путь для развития продуктивности и творчества взрослых.
Фаллическая стадия
Гениталии становятся главной эрогенной зоной во время фаллической стадии психосексуального развития, к-рая приходится на 4-й и 5-й года жизни ребенка. Во время этой стадии детей можно застать за изучением их половых органов и мастурбацией, у них проявляется интерес к вопросам, имеющим отношение к рождению детей и сексу. Однако еще важнее то, что этот период жизни служит сценой, на к-рой разыгрывается самая решающая психол. драма детства - Эдипов комплекс. Фрейд придерживался мнения, что каждый ребенок бессознательно желает обладать своим родителем противоположного пола и одновременно избавиться от родителя своего пола.
Фрейд полагал, что мальчик испытывает сильный конфликт между своим неодолимым влечением к матери и страхом возмездия со стороны отца. В особенности маленький мальчик боится, что отец обнаружит его сексуальные желания и накажет, отрезав ему пенис. Этот страх в психоан. теории получил название страха кастрации.
Считается, что маленькая девочка на фаллической стадии обнаруживает, что, в отличие от своего отца, она лишена пениса. За этим анатомич. открытием у нее возникает немедленное желание иметь пенис - это желание в психоан. теории наз. завистью к пенису. Зависть к пенису у девочек является грубым психол. эквивалентом страха кастрации у мальчиков. В теории Фрейда зависть к пенису и страх кастрации объединяются под названием комплекса кастрации.
С т. зр. теории психоан., неудачная попытка разрешить Эдипов комплекс и непреодоленные эдипальные чувства лежат в основе множества психол. нарушений.
Генитальная стадия
Как только разрешается Эдипов комплекс, предполагается, что ребенок вступает в латентный период (продолжающийся примерно от 6 до 12 лет), во время к-рого половой инстинкт в каком-то смысле дремлет, а психич. энергия направляется на несексуальные виды деятельности, напр. на обучение в школе и занятия спортом. Однако с наступлением пубертата (периода полового созревания) генитальная сексуальность пробуждается вновь, и начинается генитальная стадия психосексуального развития, продолжающаяся от периода полового созревания до самой смерти. Во время генитальной стадии нарциссические стремления в значительной степени трансформируются и сливаются с поиском гетеросексуальных отношений, включающих в себя взаимное удовлетворение. Т. о. тип взрослой генитальной личности, успешный продукт психосексуального развития, в теории психоан. характеризуется способностью к зрелой гетеросексуальной любви, заботливым отношением к другим и продуктивной жизнью в об-ве.
См. также Психоанализ
Д. Зиглер

Психодрама (psychodrama)

П. - метод психотер., разработанный Якобом (Джекобом) Морено. В рамках этого подхода используются театральные приемы, при помощи к-рых клиент разыгрывает сцены и роли из прошлой, настоящей или будущей жизни в стремлении более глубоко понять происходящее и достичь катарсиса.
Морено твердо верил в то, что терапевтическая ценность разыгрывания чьих-то проблем превосходит ценность простого разговора о них. Т. о. его метод стимулирует клиента к активности, личной интеракции и встрече, выражению эмоций в настоящий момент и пробе реальности. Эта встреча (encounter - особое понятие у Морено) происходит в контексте "здесь и сейчас" вне зависимости от того, относится ли разыгрываемая роль к событиям прошлого или предвосхищаемого будущего. Морено считал непосредственность и креативность базисными характеристиками здорового и бодрого человека.
П. - активный и мощный метод терапии. Работа с проблемой из прошлого или ожидаемого будущего так, как если бы конфликт происходил в настоящий момент, обычно вызывает сильные чувства. Этот процесс имеет целью получение корректирующего эмоционального опыта; благодаря центрированным на настоящем моменте игровым действиям и опыту происходит катарсис, часто сопровождающийся повышением уровня инсайта. Предвосхищаемые события разыгрываются в настоящем, чтобы дать клиенту возможность глубже осознать наличие всего спектра выборов, к-рые он может сделать.
Психодраматический метод имеет 5 осн. компонентов: сцена, режиссер, протагонист (исполняющий главную роль), вспомогательные эго, и публика.
Психодраматический процесс состоит из трех фаз: а) фазы разминки (разогрева), б) фазы действия и в) фазы обсуждения. Морено писал о необходимости периода разогрева, предназначенного для того, чтобы создать у участников готовность к переживанию. Руководитель группы играет ключевую роль в обеспечении этой готовности и мотивации, необходимой для обсуждения проблем реальной жизни в личном аспекте. В этой фазе процесса участники должны убедиться в безопасности рабочей обстановки и создать атмосферу взаимного доверия. Технические приемы, обеспечивающие разогрев, сами по себе менее важны, чем их цель; все, что способствует повышению взаимного доверия в группе служит полезным инструментом в этой начальной фазе.
Фаза действия состоит из разыгрывания и проработки прошлой или текущей ситуации либо ожидаемого события. Режиссер использует разнообразные театральные приемы для руководства протагонистом, исследующим новую территорию и получающим новое понимание без того, чтобы оказаться ошеломленным. Действие прекращается после завершения сюжета и получения катарсиса и инсайта. Третья фаза П. - шеринг (sharing), обсуждение и последействие - представляет собой попытку интегрировать и осмыслить полученный в действии опыт. Остальные члены группы приглашаются к тому, чтобы обменяться личными впечатлениями и рассказать, какое значение для них имел этот сеанс.
В фазе действия П. используется много специфических технических приемов, к-рые не яв-ся самоцелью, а лишь способствуют спонтанному выражению эмоций. Стандартные приемы П. это: обмен ролями, дублирование и множественное дублирование, "зеркало", "волшебный магазин", представление будущего и работа со сновидениями.
Ключом к успеху П. яв-ся сензитивность (восприимчивость и способность к быстрому реагированию) и профессиональная компетентность режиссера. Хотя П. может быть мощной формой терапевтического вмешательства, к-рая ведет к высвобождению эмоций и более глубокому пониманию себя и, следовательно, к конструктивным изменениям поведения, она тж потенциально чревата серьезными отрицательными последствиями для участников.
См. также Групповая психотерапия, Психотерапия
Дж. Кори

Психокинез (psychokinesis)

П. - это термин, к-рый обычно используется в парапсихол. для обозначения якобы существующих эффектов мысленного воздействия на физ. события через еще не установленные наукой процессы. Вера в возможность существования П. находит отражение в различных аспектах мировых религий, в традициях мн. об-в дописьменного периода развития и в обыденном мышлении значительной части людей во всем мире. Люди, чей образ мысли во многом сформировался под влиянием науки, склонны считать П. невозможным или настолько маловероятным, что ему не стоит уделять серьезного внимания.
Дж. Б. Райн был, очевидно, первым, кто использовал научные методы в большой исследовательской программе проверки возможности реализации П. Серия экспериментов, к-рые он провел или к-рыми руководил в 1930-х гг., привела его к заключению, что нек-рые люди способны оказывать слабое, но устойчивое влияние на то, каким образом выпадают игральные кости. Подобное заключение было сделано и относительно психокинетического эффекта расположения - т. е., возможности влиять на то, где остановятся кости. В 1960-х и 1970-х гг. большинство экспериментов касалось возможности влиять на генераторы случайных событий, рандомизация к-рых зависит от распада радиоактивных веществ. Они тж привели к выводу о наличии у нек-рых людей способности воздействовать на этот процесс весьма существенным образом, однако это воздействие не поддавалось повторению. Менее успешными оказались эксперименты, направленные на изучение исключительного психокинетического воздействия, к-рое якобы могут оказывать незаурядные личности.
См. также Экстрасенсорная перцепция (сверхчувственное восприятие), Колдовство
И. Л. Чайлд

Психолингвистика (psycholinguistics)

П. - сравнительно молодая дисциплина, к рая занимается изучением психол. последствий владения языком. Психологи потратили годы, пытаясь примирить структурную лингвистику с теориями научения, для чего использовались методики словесных ассоциаций, синтаксический анализ слева направо и статистическая интерпретация частоты и порядка слов в речи.
Влияние теории Хомского
Говорящий на любом языке человек способен построить и понять неограниченное количество грамматически правильных предложений и, к тому же, способен определить, яв-ся ли любое конкретное предложение грамматически правильным, даже если оно ему совершенно незнакомо. По мнению Н. Хомского это означает, что люди обладают врожденной способностью порождать грамматически правильные предложения, и что эта способность не яв-ся результатом предшествующего опыта.
За поверхностной структурой разговорного языка скрывается глубинная структура, состоящая из набора правил, обеспечивающих порождение всех возможных грамматически правильных предложений. Нек-рые из этих правил специфичны только для данного конкретного языка, но есть и базовые правила, общие для всех языков, и потому можно говорить об "общей грамматике", тесно связанной со структурой разума, а тж с природой человека и его биолог. основами. Благодаря этому "природному" качеству общей грамматики и тому обстоятельству, что ребенок обладает механизмом овладения языком (МОЯ), делающим возможным анализ слышимой языковой продукции согласно формальным правилам, ребенок развивает языковую способность. Т. о. теория Хомского представляет собой нативистскую теорию, и в этом своем качестве противостоит не только эмпиризму, к-рый исповедуют бихевиористы, но и осн. теорет. представлениям совр. психологии.
Новые тенденции
Нек-рые психологи, вдохновленные Хомским, задались целью доказать, что дети с момента произнесения первых фраз обладают набором согласованных правил, к-рыми можно объяснить всю их вербальную продукцию, и что эта первичная грамматика развивается по законам внутренней логики до тех пор, пока не совпадет с грамматикой взрослых. Принимая во внимание, что изучение языка ребенка традиционно носило описательный характер или имело своей целью только объяснение происхождения и смысла слов, этот новый подход вначале показался перспективным и продуктивным. Однако вскоре стала очевидна и его ограниченность. Нет ничего удивительного в том, что исследователи постепенно отказались от методологических ограничений, связанных с необходимостью рассматривать вербальный язык детей в его реальном контексте, т. е. в поведенческой и коммуникативной ситуации.
Помимо процессов кодификации и формальных правил синтаксиса, сфера интересов П. охватывает физиолог. основы языка, возможности вербальной коммуникации между животными, роль языка в поведении, отношения между языком и мышлением, и проблему смысла.
См. также Когнитивная сложность, Процессы коммуникации, Языковое развитие
М. Сигуан

Психологи как консультанты по вопросам психического здоровья (psychologists as mental health consultants)

Обычно академическая и эксперим. подготовка психологов проходит в контексте психич. здоровья и/или психол. процессов. Та глубина, с к-рой изучаются специальные дисциплины, соотносится с выбранной психол. специализацией. В целом, полная психол. подготовка включает в себя знакомство с личностной динамикой, челов. взаимоотношениями, организационными навыками, навыками реагирования на проблемы др. людей, навыками теорет. работы и оценкой способностей.
От консультантов ожидают, что они поддерживают, выносят решения и предлагают направление для действий. Попутно от них ожидают представления материала в дидактической манере и обращения к проблемам, относящимся к групповому процессу.
Главной целью яв-ся достижение высокого уровня доверия. Некоторые центральные темы включают в себя оценку логичности сообщений о причине (причинах) обращения к консультанту, рассеивание мифов и фантазий насчет намерений консультанта и проявление интереса к тому, чтобы получить сведения об этом процессе и сориентироваться в нем. Мерой уровня доверия вполне может быть чувство доверия, испытываемое в обозначенной ситуации. Полезно также определить, кто станет тем лицом, с к-рым консультант установит первый контакт.
Консультант по вопросам психич. здоровья несет ответственность за определение как краткосрочных, так и долгосрочных целей и задач. Это обычно происходит в процессе встреч с ключевыми фигурами, в ходе к-рых определяется контекст и необходимая информ. Укреплению доверия к роли консультанта по психич. здоровью способствует план действий для достижения этих целей и задач. Эти планы стоит разрабатывать достаточно гибко, чтобы быть готовым откликнуться на те первоочередные потребности орг-ции.
Что касается содержания специальных знаний консультанта по психич. здоровью, они лежат в его сфере специализации. Не менее важны сензитивность и мастерство консультанта при использовании и передаче своих знаний.
См. также Лидерство и руководство, Подготовка руководящих кадров
С. Кардан

Психологическая наука (psychological science)

П. н. занимается применением научных методов и принципов для изучения совокупности вопросов, к-рые традиционно считаются психол. по своей природе. Ее состав образуют тж теории и факты, относящиеся к вопросам и проблемам, возникающим в ходе этого процесса. П. н. отличается от простых филос. спекуляций на психол. темы. Она тж отличается и от так называемой "литературы самопомощи", предлагающей решение житейских проблем на основе интуитивного подхода. П. н. требует эмпирических наблюдений и экспериментирования для проверки своих умозрительных построений, к-рые нередко облекаются в форму научных теорий и воспринимаются как таковые. Определяемая таким образом, П. н. и есть та дисциплина, которая изучается на факультетах психологии почти во всех университетах.
Психол. вопросы, по крайней мере в ист. перспективе, касаются психич. процессов и сознательного опыта, т. е. понятий, к-рые тесно связаны с понятием души или разума (mind). Обратившись к античности, можно сказать, что уже тогда люди размышляли о природе разума, о его отношении к окружающему их миру и к телу, частью к-рого он яв-ся, о природе знания и о том, как оно приобретается, и о связи между разумом и действием (поступками) людей. Веками эти и подобные им филос. вопросы привлекали самое пристальное внимание таких выдающихся мыслителей как Платон и Аристотель и ряда философов Нового времени, включая Декарта, Гоббса, Локка, Беркли и Канта. Из них, в этом контексте Кант вспоминается в связи с тем, что он в принципе отрицал возможность существования психологии как науки, считая психич. явления не доступными измерению и, следовательно, не поддающимися мат. анализу или описанию. Далее, согласно Канту, психич. явления быстротечны и подвержены искажению самим процессом наблюдения, а кроме того их невозможно вызвать эксперим. средствами, ибо они ведут свое собственное существование и подчиняются собственным законам и прихотям. Поэтому просто не может быть науки, занимающейся таким неконтролируемым, да к тому же нефизическим (умозрительным) предметом.
Для создания психол. науки требовалось появление более развитого представления о науке, а затем и демонстрация способности научного метода быть релевантным психол. проблемам. Судя по всему, эти требования были удовлетворены где-то к середине XIX в., когда многие возражения Канта были преодолены методологическими достижениями, приведшими к своевременным открытиям в физиологии. Если говорить о дате рождения психол. науки, то, быть может, ею следует считать 1874 г. - год выхода в свет книги Вильгельма Вундта "Основы физиологической психологии". Предисловие к своей книге автор начал такими замечательными словами: "Труд, который я имею честь представить публике, есть попытка создать новую область науки".
Задача, стоявшая перед новой наукой Вундта, заключалась в изучении сознательных процессов и того, как они соотносятся с физ. событиями. Убежденность Вундта в том, что время для появления такой науки как психология действительно наступило, базировалась на успехах физиологии в решении пограничных с психологией проблем, и он использовал в своей лаборатории многие из лабораторных методов физиологии того периода - отсюда и его термин "физиологическая психология". Возможно, самым важным (для психологии) из этих успехов было достижение Фехнера, к-рый в 1860 г. продемонстрировал, что сознательное переживание ощущений, основанных на таких физ. переменных как световая или звуковая энергия, изменяется как логарифм величины соответствующих физ. переменных. Это отношение между величиной ощущения - психол. квантом, являющимся частью сознательного опыта, и физ. величиной, характеризующей интенсивность стимуляции, составляет предмет психофизики как отрасли психологии.
К тому времени, когда Вундт возвестил о появлении новой науки, в физиологии были сделаны и другие открытия. Одной из задач, стоявших перед Вундтом, было создание научных основ анализа содержания сознания. Следуя модели, принятой в химии, он сформулировал следующий вопрос: из каких элементов состоит сознательный опыт и с какими физ. и биолог. переменными их можно связать? Чтобы ответить на этот вопрос, Вундт использовал метод, называемый интроспекцией, который заключался в том, что подготовленных наблюдателей просили анализировать изменения, происходящие в их сознательном опыте при предъявлении им различных стимулов. Этот метод походил на процедуру, к-рую использовали Фехнер и др. исследователи при изучении сенсорного различения. Вундтовская версия этого метода хотя и выглядела вполне научной в том смысле, что имела форму контролируемого лабораторного эксперимента, была лишена того, что в наше время считается существенным признаком науки, а именно - объективности. В науке у ученых должна быть возможность достичь согласия по поводу их основных наблюдений. А в интроспективном методе Вундта объектом наблюдения или интерпретации было содержание индивидуального сознательного опыта наблюдателей, обученных давать аналитические интерпретации своему опыту; т. е. этот метод был безусловно субъективной процедурой. По-видимому, программа Вундта разбилась именно об эту субъективность, когда наблюдатели в др. лабораториях нашли возможным не согласиться с наблюдателями Вундта в отношении элементов содержания сознательного опыта.
В последующие годы исследователям, казалось бы, удалось преодолеть многие из этих трудностей. Ключ к решению методологических проблем лежал в оригинальной эксперим. задаче Фехнера и других психофизиков. Вместо того чтобы просить наблюдателя выполнить сложный анализ сознательного опыта, переживаемого им при предъявлении стимульной конфигурации, Фехнер задавал ему простой вопрос: "Вы заметили изменение?". Эта версия методики, в силу простоты задачи, позволила привлечь к экспериментам неподготовленных испытуемых. От наблюдателя, к-рый должен был внимательно следить за предъявляемыми ему стимулами и иметь мотивацию для адекватных действий, не требовалось ничего, кроме правдивых ответов. Эта базовая процедура часто еще более упрощалась, так что от наблюдателя требовалось только нажать кнопку или дать др. реакцию, сообщая тем самым экспериментатору о появлении изменения или др. феноменов.
Этого простого изменения методики оказалось достаточно для того, чтобы придать объективность большому количеству исслед. после Вундта. Многое из этого подхода взяли на вооружение гештальтисты; кроме того, этот подход был положен в основу многих исслед. в области психологии восприятия, занимавшейся, в основном, выявлением и количественной оценкой отношений между режимами внешней стимуляции и сознательным опытом, а также изучением физиолог. механизмов и процессов, опосредующих эти отношения.
В первой половине XX в. - отчасти как реакция на недостатки интроспективного метода Вундта, а отчасти как следствие первых успехов в области психологии животных - возник др. методологический подход, а именно, бихевиоризм. В известной мере бихевиоризм рассматривался как направление, выделившееся из того, что называли функционалистской психологией, пытавшейся объяснить функцию разума (mind) и его роль в поведении людей и животных, направленном на решение практ. задач. Однако вскоре стало очевидно, что само по себе поведение людей и животных заслуживает изучения. Бихевиористский подход, как объявил в 1913 г. Джон Уотсон, был "абсолютно объективной экспериментальной дисциплиной, относящейся к естествознанию... Интроспекция не составляет существенной части ее методов". Разум и сознательный опыт были исключены как темы научного исслед., поскольку ни то, ни другое не поддавалось непосредственному наблюдению. Бихевиоризм, во всяком случае в психол. науке США, превратился в господствующее направление, в рамках к-рого была выполнена значительная часть исслед., опубликованных в 1920-1960 гг.
Совр. когн. психол. возникла в 1960-е гг. и яв-ся почти синонимичной эксперим. психологии. Когн. психол. вновь сделала предметом своего исслед. проблему разума (mind), однако не в том виде, к-рый была характерен для исслед. Вундта. Вместо того чтобы изучать природу сознательного опыта с т. зр. наблюдателя этого опыта, когн. психол. сосредоточилась на изучении теорет. конструктов умственных процессов, предположительно проявляющихся в наблюдаемых мерах, таких как точность и время реакции. В рамках этого подхода формулируются гипотезы о специфических характеристиках внутренних (умственных) процессов и из этих формулировок выводятся наблюдаемые следствия допущений о рассматриваемых характеристиках. Затем проводятся эксперименты для определения того, имеют ли место выведенные из гипотез следствия, причем положительный результат укрепляет уверенность в мощности теорет. предположений. Эта форма экспериментирования имеет в качестве своей эмпирической основы наблюдаемые реакции испытуемых в ходе эксперимента - реакции, зависящие от активности изучаемых гипотетических процессов. С этой т. зр. когн. психол. можно рассматривать как возврат к более раннему представлению о предмете психол. исслед., но на более высоком уровне, вследствие принятия изощренной и объективной методологии бихевиоризма. Совр. психологию не столько интересует структура сознательного опыта, сколько идентификация и объяснение процессов, входящих в состав внимания, памяти, распознавания образов (pattern recognition), языкового поведении (т. е. говорения, слушания и чтения), мышления, решения задач, а также изучение сопутствующих вопросов.
История психол. науки от ее зарождения в лаборатории Вундта до наших дней обнаруживает значительное расширение ее интересов. Эксперим. процедуры Вундта в основном ограничивались вопросом установления элементов структуры разума, концептуализированного как сознательный опыт. Бихевиоризм заменил интересовавший Вундта предмет на изучение функционирования людей и животных, взаимодействующих с окружающей средой. Совр. когн. психол. вернулась к вопросам психич. активности, но с иной целью, чем та, к-рую ставил перед собой Вундт. Однако за это время психология значительно обогатила свою методологию и свой эксперим. арсенал, что расширило сферу ее интересов; она тж вобрала в себя ряд смежных дисциплин, имеющих непосредственное отношение к ее главной цели. Психология восприняла аналитическую методологию статистики и доказала свою способность во многих случаях использовать мат. модели, что значительно расширило ее методологические возможности. Методы и цели психол. науки нашли свое применение при изучении различных психол. проблем в различных условиях. Совр. элементарные учебники психологии дают представление о широком спектре приложений методологии психол. науки, начиная от таких основных областей, как психология восприятие, научения и познания, соц. психология, психология личности, и заканчивая такими темами как наркомания, психич. болезни и гендерные различия. Благодаря психол. науке наши знания обо всех перечисленных выше предметах значительно расширились.
См. также Клинический прогноз в сравнении со статистическим, Решающие эксперименты в психологии, Исследование методом двойного ослепления, Каноны Милля, Методология (научных) исследований, Научный метод
А. Боно

Психологическая оценка (psychological assessment)

Цель П. о. - оценить индивидуума в отношении специфической проблемы или проблем. Последние могут включать вопросы психич. здоровья, интеллектуального функционирования, недостаточной обучаемости и школьных проблем, специальных способностей, функционирования личности, поведенческой, эмоциональной и соц. сфер. Специалист в области оценки разрабатывает гипотезы, опираясь на информ. о прошлом, текущем и прогнозируемом будущем поведении в конкретных ситуациях. Психологи используют документальные материалы, проективные методики, объективные методы и материалы интервью и структурируют эту информ. в виде отчета.
Роль П. о. возросла в ходе Первой мировой войны. Психологи взяли на себя ответственность оценить интеллектуальное функционирование огромного количества новобранцев. С этой целью использовались диагностические процедуры и наиболее передовые на то время статистические методы.
В ходе Второй мировой войны вооруженные силы нуждались в дополнительных методах оценки применительно к решению практ. задач. Последние включали отбор кандидатов в пилоты и офицеры. Ряд методов оценки был разработай для Бюро стратегических служб с целью отбора агентов, способных осуществлять разведывательную деятельность. Психологам было поручено разработать и усовершенствовать дополнительные методы П. о. в этих и др. областях. Параллельно совершенствовались статистические подходы к анализу и объяснению данных.
Развитие области П.о. продолжилось после окончания Второй мировой войны. Совершенствовались прежние и разрабатывались новые шкалы интеллекта. В оценивании интеллектуального функционирования представителей групп меньшинств стал доминировать культурно-свободный подход.
Следующим этапом развития стал подход "поведенческой оценки" (behavioral assessment). При этом подходе основным материалом для оценки и прогнозирования поведения является наблюдаемое моторное и вербальное поведение индивидуума.
Существует два основных типа интервью. В структурированных интервью конкретные вопросы задаются для получения конкретной информ. Эти интервью отличаются тщательной разработкой порядка предъявления таких вопросов. Чтобы убедиться в релевантности и однозначности трактовки ответов респондентов, интервьюер использует дополнительные проверочные вопросы. В интервью с открытой формой вопросов интервьюер предлагает интервьюируемому побеседовать о чем-либо. Эта беседа может касаться любой темы и носить поначалу довольно общий характер. Интервьюер использует либо воспроизводимый по памяти, либо письменный контрольный список вопросов или областей, к-рые должны быть охвачены в ходе беседы. Если к.-л. области пропускаются интервьюируемым, интервьюер задает по ним более прямые вопросы или переводит ход беседы в русло обсуждения этой специфической области.
Важной переменной оценочного процесса яв-ся использование психол. тестов. Некоторые из них считаются "объективными". Такие тесты часто называют методами "карандаша-и-бумаги". Обследуемого чел. просят ответить на специфические вопросы и затем эти ответы оцениваются. Они сравниваются с ответами известных групп людей. Другой группой методов оценки яв-ся проективные методики.
Еще одной областью использования П.о. яв-ся органические мозговые синдромы. Психолога часто просят определить наличие мозговых дисфункций и, если такие дисфункции имеют место, влияют ли они на интеллект и/или личность и в какой степени.
Гештальт-тест Бендер измеряет способность индивидуума к воспроизведению определенных геометрических изображений либо путем их непосредственного копирования, либо по памяти. Этот тест часто используется при оценке органических мозговых дисфункций.
Многие оценочные процедуры предназначены как для индивидуального, так и для группового проведения. Проблемы при использовании групповых процедур возникают, когда нормы и стандарты, разработанные для одной группы, применяются к группе с отличным жизненным опытом или иными возможностями в получении образования. Методы групповой оценки наиболее эффективны при использовании с целью получения обобщенных грубых оценок, за к-рыми затем может следовать более индивидуализированная оценка.
Люди, попадающие в условия новой культуры, существенно отличающейся от их родной культурной среды, часто демонстрируют отставание в ответах, касающихся сведений или знаний, необходимых в новой жизненной среде. По этой причине они могут квалифицироваться как лица со сниженным интеллектом или с эмоциональными нарушениями. Однако их заниженные результаты часто связаны не с недостаточной интеллектуальной способностью и зрелостью личности, а с недостатком информ. и опыта. В конце 1970-х, ряд штатов ввел ограничения на использование процедур оценки интеллекта у групп меньшинств.
Исслед. и опыт 1970-х и 1980-х гг. показали, что формы поведения, на к-рые опирается поведенческая оценка, часто подвержены влиянию факторов, недоступных прямому наблюдению. В частности, мотивация к специфическим формам поведения не всегда поддается прямому наблюдению. В понимании текущего, как и в прогнозировании будущего поведения, также важно применять ист. подход. Поэтому оценка интеллекта, специальных способностей и специфических областей функционирования продолжает опираться в значительной степени на результаты соответствующих специфических тестов.
См. также Гештальт-тест Бендер, Клиническая оценка, Руководство по диагностике и статистической классификации психических расстройств, Меры интеллекта, Оценка личности, Проективные методики, Опросники, Методика Роршаха, Инвентарь интересов Стронга-Кэмпбелла, Надежность диагнозов, Тестирование и законодательство, Тематический апперцептивный тест
Б. Фэбрикант

Психологические лаборатории (psychological laboratories)

Принято считать, что первая П. л. была организована В. Вундтом в Лейпцигском университете в Германии в 1879-1880 гг. По прибытии Вундта в Лейпциг, Министерство королевского двора предоставило ему небольшую лекционную аудиторию для проведения личных эксперим. исслед. В 1879 г. студенты Вундта приступили к проведению первых экспериментов в этой аудитории, и почти наверняка, что именно это запечатлелось в сознании Вундта как возникновение Лейпцигской лаборатории. Из 10 диссертационных исслед., осуществленных под руководством Вундта за первые 4 года его пребывания в Лейпциге, лишь одно не яв-сь чисто филос. В 1872/1873 учебном году на преподавательскую работу в Гарвард был приглашен У. Джеймс. В 1875/1876 учебном году он предложил курс под названием "Отношения между физиологией и психологией" (The Relations Between Physiology and Psychology). Этот курс включал в себя лабораторные занятия, проводившиеся в двух комнатах цокольного этажа Lawrence Hall.
Г. С. Холл получил свою степень в Гарварде под совместным руководством Джеймса и физиолога Г. П. Боудича за эксперим. работу, проведенную в лаборатории Боудича на мед. факультете. В следующем году Холл отправился в Германию, сначала в Берлин, а затем в Лейпциг, к Вундту. Он возвратился в США в 1880 г., и в 1881 г. был приглашен прочесть курс лекций в Университете Джона Хопкинса, где он проработал до 1888 г. В 1883 г. Согласно заявлению, сделанному им в статье, опубликованной в выпуске American Antiquarian Society ("Американское антикварное общество") за 1894 г., Холл "основал" первую лабораторию эксперим. психологии в США в Университете Джона Хопкинса.
Джеймс не оставил без ответа заявление Холла. В заметке, помещенной в журнале Science ("Наука") за 1895 г., он написал: "Я сам "основал" курс обучения экспериментальной психологии в Гарварде в 1874/5 или 1876 году, не помню точно в каком именно. На протяжении ряда лет лабораторией являлись две комнаты здания естественного факультета (Лоуренс Холл), которые, наконец, оказались настолько загромождены оборудованием, что их потребовалось сменить". Не имеется свидетельств того, что эта лаборатория Джеймса, несмотря на ее несомненное существование с 1875 по 1876 учебный год, яв-сь чем-либо большим, нежели демонстрационной лабораторией.
Первая американская лаборатория. За исключением демонстрационной лаборатории Джеймса, остается неясным, когда и где появилась первая исследовательская П.л. в США. Холл утверждал, что она была организована им в Университете Джона Хопкинса в 1883 г., однако этот факт так и не получил официального подтверждения самого университета. В 1888 г. Дж. Ястроу пришел в Висконсинский ун-т, где он основал лабораторию, чему существует официальное подтверждение университета. Однако, это было на следующий год после того, как Дж. М. Кэттелл создал лабораторию в Пенсильванском университете (Ястроу признал первенство Кэттелла), и в том же самом году, когда У. Л. Брайан создал лабораторию в Индианском ун-те.
Первые психологические лаборатории в других странах. До конца XIX в. первые П. л. были открыты А. Леманом в Копенгагене (1886), Йосиро Мотора в Токио (1888), Серджи в Риме (1889), Дж. М. Болдуином в Торонто (1890), Дж. У. в Кембридже (1891), Т. Флурнуа в Женеве (1891), А. Мейнонгом в Граце (1894), А. А. Токарским в Москве (1895) и в Пекине (1897).
Рост числа психологических лабораторий. На 1898 г. в мире существовало по меньшей мере 48 П. л., 26 из к-рых находились в США. Число лабораторий продолжало неуклонно расти, особенно в США, хотя многие из лабораторий, возникавших в 1920-х и 1930-х гг., были "тестологическими лабораториями", явившимися следствием бурного развития психометрии после Первой мировой войны.
Лабораторное оборудование. Основное оборудование самых первых лабораторий состояло из хроноскопов для измерения времени реакции, камертонов и вертушки для смешения цветов. Многие из этих предметов яв-сь поистине произведениями иск-ва, выполненными из превосходно обработанной меди. В начальные годы, когда большая часть исслед. носила преимущественно психофизический характер, использовались также дополнительные приборы для увеличения точности предъявления сенсорных стимулов. С развитием исслед. памяти и научения в последние 15 лет XIX в. появились устройства, обеспечивающие стимульный контроль этих ситуаций - барабаны-мнемометры, лабиринты и проблемные камеры. Разработка в конце 1930-х г. Б. Ф. Скиннером "камеры Скиннера", в к-рой животное могло нажимать рычаг для получения подкрепления, послужило в последовавшие за Второй мировой войной годы толчком к созданию сложного электронного оборудования, предназначенного для предъявления и планирования разнообразных стимульных условий и для автоматической регистрации реакций. Дальнейшее развитие областей специализации в психологии сопровождалось ростом количества различных видов сложного специального оборудования в зависимости от исследовательских интересов конкретных лабораторий.
См. также Методы эмпирического исследования, Экспериментальная психология, Психофизика
Р. Харпер

Психологическое здоровье (psychological health)

Все психотер. системы имеют свой взгляд на природу чел., свою концепцию этиологии болезни и свое видение П. з. Это видение яв-ся конечной точкой успешной терапии в том виде, как она определяется в каждом отдельном направлении.
Некоторые исследователи, движимые неудовлетворенностью традиционными клиническими классиф. психич. здоровья, основанными на патологии, разрабатывают и эмпирически изучают модели положительного здоровья.
В первоначальной хартии ВОЗ видение здоровья было сформулировано в положительных терминах: "Здоровье есть состояние полного физического, психического и социального благополучия, а не просто отсутствие болезни или немощи".
Изучение П. з. осложняется рядом проблем. Между наукой и челов. ценностями существует "серая область". П. з. представляет собой культурную ценность. Равновесие здесь очень хрупкое.
Различные взгляды на психологическое здоровье
Теории П. з. часто опираются на те представления о чел., к-рые присутствуют в каждой традиции.
Существуют 4 широких представления о природе чел., приведенные в табл.3. Согласно первой теории, чел. яв-ся плохим и в основе своей аморальным. Согласно второй теории, все люди рождаются хорошими, неиспорченными. Третья теория придерживается концепции tabula rasa - "чистого листа": существование предшествует сущности. Четвертая теория утверждает, что люди с рождения обладают самоактуализирующейся сущностью, к-рая носит не только личный характер, как утверждает вторая теория, но и отражает божественную, космическую или трансперсональную искру, свойственную каждому. Имеются также теории, основанные на комбинации этих воззрений.

Таблица 3. Четыре представления о природе человека

1. От рождения плохой/аморальный
2. От рождения хороший, обладающий самоактуализирующейся сущностью
3. Tabula rasa: существование предшествует сущности
4. От рождения хороший, по своей сущности гармонирующий с божественным

Цель учения. Цель "доктрины" соотносится с пониманием П. з. и моделью природы чел., в рамках к-рой оно появилось (см. табл. 4).

Таблица 4. Цель учения
Теория
Представление о природе человека
Понимание здоровья
1
От рождения плохой/аморальный
Уменьшение порочности и/или стремление к спасению
2
От рождения хороший, обладающий самоактуализирующейся сущностью
Раскрытие себя
3
Tabula rasa: существование предшествует сущности
Создание себя
4
От рождения хороший, по своей сущности гармонирующий с божественным
Раскрытие своей сущности

1. Теория аморальной природы чел. Поскольку люди в основе своей плохи, целью может быть только одно - сделать их лучше. В рамках концепции психоанализа, целью яв-ся дать индивидууму больше контроля над импульсами Оно (Id); в традиционном христианстве цель - побудить людей стремиться к Богу и к спасению вследствие осознания своей первично греховной природы.
2. Теория доброкачественности. Согласно этой теории, понятие П.з. предполагает стремление (или побуждение) индивидуума раскрыть свою самоактуализирующуюся природу. Роджерс сказал: "Двигаться прочь от фасадов, долженствования, ублажения других, двигаться к правильной ориентации себя - к тому, чтобы стать более независимым, все больше доверять себе и ценить тот процесс, которым является сам человек".
3. Теория Tabula rasa: существование предшествует сущности. Согласно этой теории, главное в релятивистском мире - сделать свой собственный выбор, упорно двигаться в выбранном направлении (экзистенциализм) и обучиться навыкам, необходимым для оптимального функционирования в данной культуре (бихевиоризм).
4. Трансперсональный подход. Цель - пробуждение (нирвана, кеншо) в своем истинном Я, к-рое "яв-ся не отдельным Я", а частью большего (мирового, космического и т. д.) Я.
Представления о природе человека
Цель терапии. Для тех, кто исходит из первой теории, лучшее, что можно сделать - это прийти к к.-л. разрешению проблемы, т. е., к "наилучшим из возможных" условиям для Я. Задача терапии - раскрыть и понять первичные травматические события.
Психология Я. Психология Я (эго) использовалась разными лицами и в разные времена для описания широкого спектра подходов. Они располагаются на континууме от т. зр. неопсихоанализа на свободную от конфликтов сферу эго до представлений о врожденном, самоактуализирующемся интрапсихическом эго.
Представление об индивидууме. Вторая теория, представителем к-рой яв-ся Роджерс, исходит из того, что в каждом чел. имеется врожденный потенциал самоактуализации. Поэтому целью терапии является лишь обеспечение теплой, поддерживающей обстановки взаимного доверия, к-рая позволит чел. понять и принять свое врожденное Я.
Поведенческий подход. Этот подход используется как пример представлений с позиций третьей теории. В рамках поведенческого подхода имеется много различных группировок, каждая из к-рых включает дополнительные подгруппы. Поведенческая терапия предполагает наличие контракта между психотерапевтом и пациентом о выполнении определенных действий с целью модификации обозначенного проблемного поведения, с отдельным приложением в отношении неврозов и аффективных расстройств.
По мнению бихевиористов, чтобы быть свободными, люди должны знать о тех внутренних и внешних факторах, к-рые ими управляют. Это означает: а) иметь более точную информ. о последствиях альтернативного поведения; б) обучиться большему количеству навыков, необходимых для достижения целей; в) уменьшить тревогу, ограничивающую участие в выбираемых альтернативах. Свобода предполагает также точное знание о внутренней и внешней средах и орг-цию этих сред таким образом, чтобы максимизировать возможность индивидуального выбора.
В табл. 3 резюмируются эти три различные т. зр. - психология Оно, психология Я и поведенческая терапия. Эти взгляды отражают, соответственно, первую, вторую и третью теории.
Нетрадиционные подходы: четвертая теория - дзэн. Выше, описанные подходы сопоставляются в табл. 5 с восточным религиозно-философским учением дзэн-буддизма, представляющим подход с позиций четвертой теории. Восточная традиция исходит из того, что качества здорового чел. включают решимость и усилие, гибкость и приспособляемость, осмысленность, принятие жизни, проникновение в свое конечное Я, утрату чувства собственной важности, развитие в себе сострадания и стремления к бескорыстной помощи др. людям, углубление близких отношений с окружающими, повышение контроля над своим духом и телом и этические качества, такие как 4 абсолюта или неизмеримых состояния - сострадание (compassion), благожелательная радость (sympathetic joy), всеобъемлющая доброта (all-embracing kindness) и невозмутимость (equanimity).

Таблица 5. Сопоставление четырех школ психотерапии
Предмет обсуждения
Психодинамическая традиция (психология Оно: Фрейд)
Клиент-центрированная терапия (психология Я: Роджерс)
Теория соц. научения (поведенческая психология)
Дзэн-буддизм
Взгляд на природу чел.
Агрессивный, враждебный, неспособный контролировать свою жизнь, управляемый бессознательными силами
От рождения хороший, неиспорченный обладает интрапсихическим самоактуализирующимся Я.
При рождении - tabula rasa, лишенная "сущности"
Имеет врожденное чистое, хорошее, бессознательное Я (self), природа которого подобна природе Будды - оно во всем
Цель психотерапии
Сделать бессознательное сознательным, преодолеть детскую амнезию, раскрыть вытесненные воспоминания
Дать возможность чел. сознательно и глубоко прочувствовать (experience) такое Я
Намеченное поведение: при дефиците - обучить, при эксцессе - снизить; приведение поведения в соответствие с заданными критериями
Сделать бессознательное сознательным; услышать птицу, поющую в душе
Этиология заболевания
Подавление сексуальных и враждебных детских желаний инстанциями Сверх-Я и Я
Попытки соответствовать внешним требованиям и обязательствам; неспособность ассимилировать опыт в Я-концепцию
Средовые факторы; дефицит научения
Вера в то, что существует отдельное Я (self); жадность; самомнение; привязанности

Резюме
Не все из существующих взглядов на П. з. вписались в описанную модель четырех теорий. За ее пределами остались такие важные теории, как концепция индивидуации Юнга, концепция креативности Ранка и концепция самоактуализации Маслоу. М. Яхода указывает, что большинство определений положительного психич. здоровья фокусируется на одном (или нескольких) из следующих б аспектов: а) демонстрируемое чел. отношение к себе; б) стиль и степень самоактуализации; в) уровень личностной интеграции, достигнутый индивидуумом; г) степень достигнутой автономии; д) субъективная концепция окружающей реальности; е) степень овладения средой, достигнутая индивидуумом. Расширение познаний о положительном здоровье может многое дать клинической практике и потенциально всему об-ву в целом.
См. также Поведенческая медицина, Общественная психология, Психология здоровья, Здоровая личность, Психические болезни: ранняя история, Первичная профилактика психопатологии, Психоанализ
Д. Шапиро-мл.

Психологическое консультирование (counseling psychology)

П. к. претерпело значительные изменения за время, прошедшее с момента его официального признания в 1946 г. отдельной помогающей профессией. Посвященное первоначально оказанию помощи людям в поисках подходящей профессии, П. к. расширилось до сферы практ. деятельности, цель к-рой - помогать относительно здоровым людям извлекать из своего потенциала развития максимальную пользу во всех сферах жизни. В ходе консультирования используется широкое разнообразие тонких методов психол. вмешательства, предназначенных не только для оказания помощи людям в приспособлении к своему окружению, но и для видоизменения многих аспектов среды, чтобы сделать их в большей мере отвечающими человеческим потребностям.
Дефинициональные модели психологического консультирования. В определении П. к. заключено нескольких существенных признаков, к-рые позволяют отличить эту сферу занятий от родственных помогающих профессий. Во-первых, П. к. всегда следовало образовательной (воспитательной), а не клинической, лечебной или медицинской модели. Клиенты (не пациенты) рассматриваются как нормальные люди, к-рым, по их просьбе, нужно помочь справиться со стрессами и задачами повседневной жизни. Задача консультирующего психолога заключается в обучении клиентов стратегиям совладания (coping strategies} и новым моделям поведения, к-рыми клиенты могли бы воспользоваться для извлечения максимальной пользы из уже имеющихся у них возможностей или для создания более благоприятных возможностей.
Помимо диадического интервью, для переобучения клиентов могут использоваться др. методы. Так, консультирующие психологи могут вести группы, цель к-рых - улучшить жизнь каждого члена группы, или же они могут разрабатывать и проводить семинары, посвященные разнообразным аспектам устройства жизни, таким как умение отстаивать свои права и интересы или умение налаживать и поддерживать отношения с другими. Психолог-консультант может вмешиваться в непосредственное окружение клиента с тем, чтобы облегчить своему клиенту изменение и рост, и может поддерживать его в реальных жизненных ситуациях в дополнение к встречам в кабинете.
Образовательная (воспитательная) основа П. к. лучше всего видна на примере работы консультантов в бесплатных средних школах и в консультационных центрах при колледжах и университетах. Однако здесь роль консультанта расширяется от почти исключительного занятия профориентацией и образовательным консультированием уч-ся до все более усиливающегося сосредоточения на создании целостной образовательной среды, облегчающей учение. В этом процессе консультанты реализуют свое призвание, занимаясь не только профконсультированием, но и консультированием по личностным и эмоциональным проблемам, пытаясь максимизировать восприимчивость уч-ся к обучению. Кроме того, консультанты могут выполнять роль советников профессорско-преподавательского состава и администрации, помогая создавать целостную образовательную среду, к-рая облегчала бы процесс учения. Подготовка консультантов, работающих в школе, обычно соответствует степени магистра, тогда как психологи, консультирующие в колледжах и университетах, как правило, имеют докторскую степень.
Особое значение в П. к. придается развивающей модели. Психологи-консультанты пытаются помочь своим клиентам в достижении оптимального уровня развития и в преодолении препятствий на пути нормального роста.
В П. к. взяты на вооружение и пропагандируются предупредительные (превентивные) подходы к проблемам развития, но не вместо, а в дополнение к исправительным (коррективным) подходам. Стратегия предупреждения состоит в том, чтобы идентифицировать конкретных лиц, группы или условия, к-рые, согласно теории и исслед., связаны с повышенным "риском", и осуществить соответствующее вмешательство до того, как наступит кризис. Такой подход аналогичен мерам в области общественного здравоохранения, назначение к-рых - предотвратить появление болезни вместо того, чтобы лечить развившуюся болезнь.
Среди помогающих профессий одно только П. к. обращает особое внимание на ту роль, какую работа играет в жизни чел. Это и понятно, поскольку П. к. как профессия получает значительную часть своих отличительных признаков от профориентационного движения. После Второй мировой войны вместе с подъемом благосостояния населения и упадком этики труда как источника личных и общественных ценностей П. к. расширило спектр своих целей, чтобы включить в их число личностное развитие в др. сферах, помимо трудовой. Методология П. к. также стала более разнообразной: относительно простой, проводившийся один раз в жизни подбор профессии для конкретного чел. сменяется анализом психол. потребностей, удовлетворяемых работой, подбором различных профессиональных занятий на протяжении всей жизни чел. в зависимости от стадии его возрастного развития, разграничением моделей карьеры для мужчин и женщин и исслед. значения и ценности работы в сравнении с др. занятиями, такими как досуг.
Отличительные особенности психологического консультирования как профессии. Когда П. к. переросло свою первичную форму профессиональной ориентации, из к-рой оно развивалось, функции консультирующих психологов стали все больше пересекаться с функциями представителей др. помогающих профессий. Так, по мере того как психотер. все активнее применялась психологами-консультантами безотносительно к профессиональному отбору, росла и область пересечения П. к. с клинической психологией. В той степени, в какой консультирующие психологи вмешивались в сеть соц. отношений клиента, их функции пересекались с функциями соц. работников. Тем временем клинические психологи все чаще находили работу за стенами психиатрических больниц, занимаясь решением проблем относительно здоровых людей наряду с выполнением своих прямых обязанностей по оценке психич. статуса больных. Аналогичным образом, соц. работники постепенно отходили от формального ведения дел своих подопечных и переориентировались на терапевтическое консультирование. Т. о., имело место одновременное встречное движение трех самых широких помогающих профессий, в результате к-рого произошло размывание прежде четко очерченных профессиональных ролей и функций.
Проблема приобретения своеобразия осложняется еще и тем, что исторически П. к. оказалось прочно связанным с пед. колледжами, ибо главной задачей первых кафедр и факультетов консультирования была подготовка школьных консультантов. Так как, с одной стороны, образование консультантов расширилось практически до П. к., а с другой, профориентация стала психологически более сложной, программы (учебные курсы) П. к. часто оказывались предметом соперничества между педагогикой и психологией. В результате большинство программ П. к., одобренных Американской психологической ассоциацией, в настоящее время сосредоточено в пед. колледжах, а не на психол. факультетах. Хотя это выглядит разумно с т. зр. образовательной модели, принятой за основу в данной профессии, подобное положение дел привело к тому, что теперь консультирующим психологам нужно оставаться лояльными к образованию консультанта, к-рое может и не быть психологически ориентированным, и сохранять верность прикладной психологии, где может доминировать исправительная, квазимедицинская модель. Поскольку вопросы лицензирования и подтверждения квалификации, кодексов профессиональной этики и выплат в пользу третьей стороны приобретают в данной ситуации особую важность, консультирующие психологи вынуждены выбирать между педагогикой и психологией как своим базовым образованием и источником профессиональной идентичности. В результате, в программах (учебных курсах) П. к. был усилен акцент на фундаментальной психол. подготовке, но разрыв между П. к. и образованием консультанта, по-видимому, продолжает расти.
Теоретические модели психологического консультирования. Первая миннесотская модель профконсультирования была создана в 1930-х гг. Эдмундом Уильямсоном в консультационном пункте для студентов Миннесотского университета и некоторое время служила образцом для большинства открываемых университетских консультационных центров. Основу данной модели составлял процесс рационального принятия решения, в к-ром главная роль отводилась интерпретации результатов тестирования и последующему, проводимому с учетом этой интерпретации, образовательному или профессиональному отбору. С ростом психотерапевтического движения, модели П. к. стали больше сосредоточиваться на процессе взаимоотношений консультанта и клиента, чем на результате консультирования.
В частности, две теорет. модели - модель принятия решений и модель соц. влияния консультанта - заслуживают дальнейшего обсуждения, так как они представляют собой уникальный вклад П. к. в прикладную психологию. Консультирование, ориентированное на принятие решений, предполагает использование в консультационном процессе понятий и методов общей теории принятия решений и, в общем, сводится к попыткам обучить клиентов - либо индивидуально, либо в группах, - эксплицитным процедурам и стратегиям принятия эффективных решений. Модель принятия решений больше всего подходит для консультирования по вопросам выбора профессии и планирования карьеры, как это проиллюстрировали Митчелл, Джоунз и Крумбольц в работе Social learning and career decision making ("Социальное научение и выбор карьеры"). Акцент П. к. на предупреждении хорошо иллюстрируется моделью принятия решений; традиционные школьные занятия, равно как и др. методы обучения навыкам принятия решений, использовались для формирования таких навыков у групп населения с высоким риском дезадаптации до того, как эти люди должны были принять важные для себя решения.
Решение задач тесно связано с принятием решений. В своей работе Problem-solving counseling ("Консультирование, ориентированное на решение задач") Дэвид Диксон и Джон Глоувер осуществили интеграцию прагматической методологии решения задач, к-рая характерна для ряда подходов П. к., с исследовательской и теорет. литературой по решению задач. Двухсторонняя интеграция моделей принятия решений и решения задач представляет собой движение, к-рое стремится включить когнитивные переменные в поведенческое консультирование.
Модель процесса консультирования как соц. влияния впервые была предложена Стэнли Р. Стронгом в конце 1960-х гг. Чтобы разработать концептуальную модель влияния консультанта на клиента вследствие воспринимаемой клиентом опытности и надежности консультанта, Стронгу пришлось обратиться к социально-психологической литературе по межличностному влиянию. С тех пор было проведено множество исслед., посвященных изучению характеристик поведения, к-рые способствуют усилению соц. влияния консультанта; условий, при к-рых соц. влияние консультанта может быть максимизировано; связей между показателями соц. влияния и др. характеристиками процесса и результата консультирования, а также зависимости соц. влияния от таких типологических признаков консультанта и клиента, как раса, пол и соц. класс. В настоящее время модель соц. влияния яв-ся одной из наиболее влиятельных моделей процесса консультирования.
Исследования в области психологического консультирования. Со временем произошли существенные изменения в характере и тематике исслед. в области П. к. Наибольшее изменение произошло в соотношении числа эмпирических исслед. и концептуальных или теорет. работ: в 1954 г. это соотношение составляло 1:1, а в 1980-х годах на одно неэмпирическое исслед. приходилось уже более девяти эмпирических работ. Др. изменение имело место в соотношении количества исслед. результата и процесса консультирования: доля исслед. результата консультирования уменьшилась, тогда как доля исслед. процесса существенно возросла и достигла 25% от общего числа таких исслед. Количество исслед. процесса/результата консультирования также существенно увеличилось, и журнальная статья становится основным видом печатной продукции процессуально ориентированных исслед. в прикладной психологии. С годами произошло некоторое уменьшение доли исслед. в области выбора профессий, отражая снижение значимости профориентационного аспекта в П.к., однако это уменьшение компенсируется увеличением исслед., касающихся консультирования специфических групп населения, в т. ч. и по вопросам трудоустройства. Наконец, исслед. социального влияния занимают значительное место в текущих журнальных публикациях, что лишний раз свидетельствует о той важной роли, какую процессуальная модель играет в современном П. к.
Произошло также повышение качества и специфичности исслед. в области П. к. В современных исследованиях, по-видимому, значительно чаще используются многофакторные эксперим. планы, применяются методы многомерной статистики, обеспечивается жесткий контроль эксперим. условий для сведения к минимуму внешних источников дисперсии и изучается влияние специфических вмешательств на строго определенные, конкретные характеристики изменяемого поведения. Все возрастающее внимание уделяется тому, каким образом определенная методика, используемая конкретным консультантом в работе с конкретным клиентом приводит, при определенных условиях, к определенному результату.
См. также Развитие профессиональной карьеры, Консультирование, Профессиональное консультирование
Т. Дауд

Психологическое тестирование: проблемы выживания (psychological testing: its survival problems)

П. т. - широкое понятие, охватывающее все типы профессионально разработанных тестов для оценки челов. способностей, достижений в обучении, умений, интересов, аттитюдов и личностных свойств. Употребление этого термина не следует ограничивать, как это иногда ошибочно понимается, только тестами, связанными с личностными свойствами и психич. адаптацией.
Исторически, П. т. тесно связано со становлением психологии как объективной и ориентированной на количественные измерения научной дисциплины, пришедшей на смену той субъективной и филос. области знания, какой она была на заре своего развития. П. т. оказалось первым разделом в области психол. знания, успешно применившим психол. принципы к решению практ. проблем. Его прикладное значение быстро возрастало по мере общественного признания и принятия П. т. в качестве широко используемой процедуры.
До начала 1960-х гг. практически не возникало серьезных угроз для выживания П. т. в том виде, как оно развивалось и использовалось. С т. зр. научных и профессиональных стандартов, для того чтобы выжить, тест должен быть надежным и валидным. Средства обеспечения и контроля надежности и валидности тестов были и по-прежнему остаются в руках их профессиональных разработчиков. На заре возникновения психол. тестов подвергавшиеся психол. тестированию лица редко имели право голоса. Это была лучшая пора для разработчиков и пользователей.
Конечно, на заре тестирования разворачивались горячие дискуссии в отношении психол. тестов (в частности, тестов IQ). При этом, однако, не возникало таких бурных споров вокруг самих тестов, какие разгорались вокруг проблемы интерпретации их результатов.
"Угрозы выживанию" психол. тестов начали проявляться по мере растущего и все чаще выражаемого беспокойства со стороны людей в связи с соблюдением их нрав в различных ситуациях, включ. те, в к-рых они могли получить отказ в приеме на работу или поступлении в вуз на основе показателя психол. теста, или в к-рой ребенка могли лишить возможности обучения в обычной школе по результатам теста. Акцент начал смещаться на те оценки по тесту, к-рые находятся ниже определенного критического уровня (отсечки), - людей волновала их обоснованность и справедливость.
Кульминацией господствовавших в обществе тенденций явилось принятие в 1964 г. Закона о гражданских правах (Civil Rights Act). To что этот закон включает раздел, относящийся к занятости (Раздел VII), вовлекает психол. тесты в круг вопросов, связанных с дискриминацией против неимущих соц. групп. В связи с этим, Комиссия по вопросу равных возможностей занятости (ЕЕОС, 1978) рассматривается многими как прямая угроза П. т. Единые правила проведения отбора наемных работников (Federal Uniform Guidelines on Employee Selection Procedures) нацелены главным образом на защиту меньшинств и неимущих соц. групп от дискриминации при найме. Ряд правительственных регулирующих мер адресован тж к проблемам граждан, имеющих различные категории инвалидности, и некоторые из них (особенно в сфере образования и занятости) затрагивают П. т.
Проблемы выживания. Какого рода угрозам подвергается П. т.?
1. Наиболее серьезной угрозе подвергается тестирование общего интеллекта. За исключением тестов достижений в школах, тесты общего интеллекта в настоящее время яв-ся наиболее часто применяемыми и используемыми из всех тестов. Тесты общего интеллекта имеют разнообразные наименования: интеллектуальные тесты, тесты IQ, тесты умственных способностей, тесты общей способности и тесты потенциала к обучению. Большинство "специализированных" тестов, не относящихся к этой категории, содержат компоненты оценки общего интеллекта.
Большинство тестов общего интеллекта и специализированных тестов, содержащих компоненты оценки общего интеллекта, яв-ся вербальными тестами "карандаша-и-бумаги". Угрозы связаны с обвинениями в адрес вербальных тестов в несправедливости их оценок в отношении групп, оказывающихся в неблагоприятных языковых условиях, таких как афро-, испано-, азиато- и коренные американцы.
Поскольку в письменных тестах невозможно избежать использования языка, при их разработке особое внимание следует уделять словарному запасу и уровням трудности чтения тестов, чтобы быть уверенными, что они не ограничивают возможности получения высоких оценок по тесту потенциально успешными студентами или кандидатами на работу единственно по этой причине. Релевантное содержание также должно предполагать включение в состав теста отвечающих его целевому назначению различных факторов общего интеллекта, таких как пространственная и числовая способности, способность к умозаключениям, ассоциативная способность и вербальная беглость.
2. Вторая угроза связана с различиями в оценках, получаемых по тесту членами меньшинств или соц. групп, находящихся в менее благоприятных условиях, в сравнении с членами соц. групп, воспринимаемых как благополучные. Проблема заключается в частом допущении со стороны критиков тестов, что валидность теста, к-рый приводит к различным распределениям оценок в группах, находящихся в разных соц., экономических и прочих условиях, уже в силу самого этого факта оказывается под угрозой. Если, напр., женщины, в силу своих биолог. особенностей не могут соответствовать валидным (реалистически связанным с работой) физ. требованиям, предъявляемым к пожарным в той же степени, в какой могут мужчины, то в этом случае надлежит использовать дифференцированный подход к распределениям оценок и предъявляемым к кандидатам требованиям.
3. Помогают или угрожают П. т. регуляторные меры профессионального или юридического характера? Любые "указания" стесняют свободу инициативы, ограничивают простор научного исслед. и экспериментирования, к-рые без них могли бы иметь место. В государственных постановлениях и указаниях соц. проблемы зачастую смешиваются с профессионально-научными проблемами тестирования. Профессионально-научные рекомендации зачастую оказываются слишком "академичными" и не всегда в должной мере учитывающими практ. требования.
4. Какие угрозы для выживания П. т. исходят от судов? Эти угрозы проистекают главным образом из переплетения соц. проблем с научной и профессиональной защитой психол. тестов. Это связано с использованием психол. тестов в ситуациях, где остро стоит проблема соц. защищенности. В области получения доступа к образованию тесты критиковались за ошибки, за возможность предварительного "натаскивания" и секретность результатов. В области кадровых решений процедуры найма и др. кадровые мероприятия подвергаются угрозам со стороны возникающих соц. проблем и судебных комиссий, направляющих свое внимание на эти соц. проблемы. Когда суд "выбрасывает" какой-либо психол. тест просто или главным образом потому, что он показывает неблагоприятные результаты при найме на работу меньшинств, при этом редко, если вообще учитываются, соображения валидности данного теста. Тем не менее, подобные судебные решения очевидно способствуют формированию негативного общественного мнения в отношении валидности этого теста.
Выживание П. т. в "клинической" области психич. здоровья не подвергалось угрозе со стороны судов в такой степени, как в двух предыдущих прикладных областях (образование и кадровые решения). Причины этого недостаточно ясны.
Угрозы выживанию П. т. со стороны судов могут уменьшаться с ростом взаимопонимания между адвокатами, судьями и профессиональными психометристами, чему может способствовать обмен знаниями.
5. Могут ли психол. тесты преодолеть угрозу "правды-в-тестировании"? Эту угрозу несут требования сделать используемые тесты открытыми и доступными, включ. детали вопросов и ответов, для всех подвергающихся тестированию. В частности, в штатах Нью-Йорк и Калифорния были приняты соответствующие законы в отношении тестов, используемых при поступлении в колледжи и университеты. Реализация такого рода требований повлекла бы за собой невозможность повторного использования того же самого теста, потребовала бы частых разработок и валидизации новых тестов, увеличила затраты и снизила качество и валидность разрабатываемых тестов.
6. Какие угрозы выживанию влекут за собой проблемы обоснования валидности психол. теста? Это все более ужесточающиеся требования к тому, чтобы обоснование валидности теста опиралось на статистически достоверные связи между тестовыми показателями и прогнозируемыми на их основе критериями. Это требование особенно сильно в образовании и области кадровых решений и менее выражено в клинических психол. областях, где тесты, как правило, используются и применяются в качестве вспомогательных средств клинической диагностики. Неадекватные и ненадежные критериальные измерения представляли собой проблему с самого начала исслед. валидности психол. теста.
Если критериальные измерения являются ненадежными и сами по себе невалидными, низкая корреляция с оценками психол. теста будет угрожать тесту ошибочно. В этом случае, является ошибочным критерий, а не тест.
Ни одна из угроз выживанию психол. тестов не нова по своей сути. Та или другая выходит на передний план в определенную эпоху, характеризующуюся определенной расстановкой сил в об-ве и связанными с ней соц. требованиями. В интерпретации угроз тестированию также следует учитывать существование области "искусства тестирования". Профессионалы, занимающиеся тестированием, будут использовать эти угрозы как стимулы к совершенствованию.
См. также Систематическая ошибка тестов, обусловленная культурными факторами, Анализ заданий, Надежность диагнозов, Тестирование и законодательство
Т. Хант

Психология акта (act psychology)

Основные идеи П. a. (Aktpsychologie) были впервые изложены католическим священником Францем Брентано (1838 - 1917) в его книге, названной Psychologie vom empirischen Standpunkt ("Психология с эмпирической точки зрения"). Брентано полагал, что психология должна твердо придерживаться метода эмпирического наблюдения и выбраться из филос. трясины, куда она попала в эпоху (и не без влияния) Иммануила Канта, к-рого Брентано считал мистиком. Для Брентано "слово "эмпирический" означало чувственный опыт с акцентом на деятельности". Он считал, что определенный опыт следует всегда непосредственно соотносить с определенным объектом.
Вундт утверждал, что психология должна изучать содержания опыта (сознание), а задача психолога - расчленять эти ментальные содержания на их дискретные элементы. Брентано выступал против такого подхода и стал одним из самых строгих критиков Вундта. Для Брентано психол. процессы лишь тогда приобретают свое значение, когда они составляют акты сознания. Когда мы видим "красный" цвет, значимым ментальным событием является не цвет как таковой, а акт "переживания красного".
Брентано выделил три класса актов: а) акты идеации (представливания), состоящие из процессов ощущения и воображения; б) акты суждения, включающие констатацию, оценивание и сомнение; в) акты чувствования, представляющие собой позитивные или негативные отношения к объекту, наподобие любви или ненависти.
По всей вероятности, П.а. оказала влияние - пусть даже косвенное - на более поздние психол. системы. Функционалисты начала XX в. тоже выступали против вундтовского поэлементного анализа сознания и делали акцент на психол. деятельности как функции "души". Позднее и гешталът-психологи присоединились к протесту Брентано против психологии элементов.
См. также Эмпиризм, Вопрос об отношении души и тела, Феноменологический метод, Структурализм
Р. Ландин

Психология денег (psychology of money)

В основе притягательности, к-рой обладают деньги практически во всех об-вах, лежит приобретенный драйв. Драйв, или побуждение к получению денег обычно появляется довольно рано в жизни человека - обычно, как только дети обнаруживают, что деньги позволяют им достичь несравнимо больше целей, чем любое др. средство. В результате множества жизненных событий, в к-рых прямо или косвенно участвуют деньги, для большинства людей они приобретают ценность подкрепления или внешнего стимула. Многие исследователи использовали в своих интересах всеобщую привлекательность денег.
То, что деньги можно обменять на мн. виды товаров, услуг и привилегий, придает им значение сильного возбудителя. Если участники эксперимента лишь минимально возбуждены (мотивированы), как это бывает в начале исслед., введение фактора денег облегчает получение от них требуемого поведения. Однако, если испытуемые уже достигли относительно высокого уровня возбуждения, дополнительное возбуждение, вызываемое введением денежного вознаграждения, по-видимому, оказывает отвлекающее воздействие и, следовательно, мешает выполнению эксперим. задания.
Фактор денег особенно полезен в экспериментах, поскольку их можно выразить в количественных единицах. Кэллахан-Леви и Мессэ просили мужчин и женщин выполнить задание и затем сказать, как следует оплатить их работу и работу др. участников эксперимента. Были сделаны следующие выводы: мужчины склонны считать, что их работа должна быть оплачена лучше, чем работа др. мужчин или женщин, тогда как женщины заплатили бы себе меньше, чем др. женщинам или мужчинам. Исследователи считают, что эти результаты отражают общую тенденцию: женщины считают свою деятельность менее экономически значимой, чем мужчины - свою.
Существует много народных пословиц, смысл к-рых сводится к тому, что "за деньги счастья не купишь", однако большинство людей говорят и ведут себя так, как будто считают, что деньги могут принести существенно больше радости и удовлетворения, т. е. того, что в обиходе называется счастьем. Исслед. вопроса, способствуют ли деньги приобретению положительного эмоционального настроя или препятствуют ему, имеют противоречивые результаты. В пользу парадигмы "больше денег - больше счастья" говорят результаты многих работ: они показывают, что от уровня дохода зависит положительное отношение к себе и к другим и что уровень зарплаты положительно коррелирует с удовлетворенностью работой. Однако такие же корреляции обнаруживаются и при сравнении мер положительных аттитюдов и уровня образования. Поскольку материальный статус и уровень образования связаны непосредственно, неясным становится вопрос, к-рый из этих двух факторов в большей степени способствует положительному душевному состоянию. Результаты этих исслед. показывают, что приобретение или наличие большого количества денег, по крайней мере, не является помехой счастью.
Однако результаты некоторых исслед. звучат не столь оптимистично. Одним из них является исслед. Брикмана с коллегами, проведенное среди тех, кто выиграл в лотерею от 50 тыс. до 1 млн долларов. Вопреки ожиданиям, мнения победителей относительно степени своего счастья в прошлом, настоящем и будущем не имели существенных отличий от мнений их соседей - членов контрольной выборки, не вытянувших выигрышных билетов. Более того, по оценке членов контрольной выборки, степень их удовлетворения каждодневными радостями - беседами с друзьями, принятием пищи, просмотром телепередач - была значительно выше, чем у победителей лотерей. Напротив, оказалось, что наслаждение "счастливчиков" ежедневными радостями было даже меньшим, чем у группы пациентов, полностью или частично парализованных в результате несчастного случая. Некоторые из победителей также жаловались на напряженные отношения с окружающими, появившиеся после получения крупного приза.
В повседневной жизни деньги, внесенные в качестве первого взноса за товары или услуги, подтверждают персональную ответственность плательщика. Люди, сделавшие взнос за участие в семинаре по снижению веса, были склонны чаще посещать занятия и выше оценивать учебный материал, чем те, кто ничего не платил. По др. программе снижения веса пациенты, к-рые оплатили услуги врача, похудели больше, чем те, кто лечился бесплатно.
См. также Внешние побуждения (стимулы), Удовлетворенность работой, Вознаграждение и собственный интерес, Жетонная система
Г. К. Линдгрен

Психология женщин (psychology of women)

П. ж. представляет собой результат усилий мн. дисциплин, пытавшихся понять поведение женщин. Разные психол. субдисциплины исследовали особенности жизненных путей женщин и изучали внутреннюю динамику их жизни.
История
Философы, духовенство, историки, биологи, а позднее и психологи высказывали взгляды на природу женщины. Независимо от своей личной позиции, представители того или иного периода времени обычно выражали мысли, отражавшие культурные аттитюды их эпохи. До недавнего времени, однако, эти взгляды не слишком различались. Общая т. зр. состояла в том, что женщины стоят в своем развитии как ниже, так и выше мужчин, и что они уступают мужчинам в мирских способностях, но зато превосходят их в духовных сферах.
П. ж. как официальная область исслед. возникла в конце XIX в., и были предприняты многочисленные исслед., при помощи к-рых эту мысль пытались подтвердить научными фактами. Каждый новый аргумент переживал недолгий пик популярности перед тем, как его сменял другой. Сначала женщины рассматривались как стоящие ниже мужчин, гл. обр., по развитию умственных способностей, поскольку их мозг меньше. Когда этот аргумент был опровергнут, ученые обратились к специфическим областям мозга и утверждали, что лобные доли мужчин дают им преимущество (позднее то же утверждалось в отношении теменных долей). Когда и этот аргумент стал вызывать все большие сомнения, был выдвинут аргумент большей мужской изменчивости - мужчины как лучше, так и хуже женщин, но в целом являются менее посредственными. Наконец, в начале 1900-х гг., появилась гипотеза "материнского инстинкта", согласно к-рой женщины в силу своей природы поглощены беременностью и кормлением, поэтому им не хватает энергии для развития др. способностей.
По мере того как каждый из этих аргументов входил и выходил из моды, мало у кого возникало сомнение в общей исходной посылке, согласно к-рой в аспекте мирских достижений женщины стоят ниже мужчин. Этому преобладающему аттитюду, однако, был брошен вызов со стороны нек-рых мужчин и немногих женщин-ученых. Можно столь же ясно показать, говорила эта оппозиция, что такие различия, к-рые существуют между мужчинами и женщинами, могут обусловливаться культурным и соц. опытом в не меньшей степени, чем биологией, и являются, следовательно, результатом мужского и женского опыта, а не причиной такого опыта.
Эти "диссиденты" начала 1900-х гг. заложили фундамент для большинства работ по П. ж., проводившихся с 1960-х гг. Во-первых, они констатировали, что поведение не неизбежно связано с биологией, но является отчасти результатом культурного контекста. Во-вторых, они усомнились в степени реально существующих различий в поведении между мужчинами и женщинами. В-третьих, они положили начало соц. активизму, к-рый часто тесно связан с исслед. в П. ж., т. к. принимает в расчет скорее культурные, нежели биолог. причины поведения.
Научный интерес к поведению женщин, наблюдавшийся в начале этого столетия, б. ч. рассеялся в последующие десятилетия. С приходом бихевиоризма, аргументы, опиравшиеся на такие неосязаемые вещи как "материнский инстинкт", потеряли всякую ценность. Научные психологи занялись наблюдаемым поведением - и, в целом, игнорировали половые различия.
Влияние психоанализа
Психоаналитики делали выводы о челов. поведении на основе опыта своей работы с конкретными людьми в клинических условиях. Психоаналитическая т. зр. оказала сильное влияние на популярные концепции женского поведения и иногда считается, что она положила начало возникновению самой П. ж. Она до сих пор является одной из доминирующих т. зр. в этой области.
Взгляды З. Фрейда на П. ж. оказали мощное воздействие на совр. знания о женщинах. Несмотря на то, что Фрейд отвергал б. ч. современных ему знаний о женщинах, он утверждал, что женщина является существом более низкого ранга, чем мужчина.
Карен Хорни, неопсихоаналитик, сформулировала свою собственную теорию и утверждала, что мн. взгляды Фрейда на людей в целом, и на женщин в частности, явились результатом его склонности делать универсальные обобщения на основе специфических случаев. Будучи однажды выдвинутыми, такие обобщения впоследствии действительно находят себе подтверждение и увеличивают количество описываемых случаев поведения. Эти представления, или идеологии в отношении женщин служат т. о. неск. целям. Хорни писала: "Представляется очевидным, что функция этих идеологий заключается не только в том, чтобы примирить женщин с их подчиненной ролью, представляя ее как предначертанную, но также внедрить само убеждение в том, что такая роль несет в себе исполнение того, к чему они страстно стремятся, или идеал, заслуживающий всяческого одобрения и достойный того, чтобы за него бороться".
Аргумент Хорни получил сильную поддержку в кросс-культурных исслед. Маргарет Мид, к-рая привела данные об отсутствии специфических поведенческих различий между мужчинами и женщинами в ряде др. культур, а тж описала различия, к-рые противоположны различиям между мужчинами и женщинами в зап. об-ве. Из того что поведение мужчин и женщин изменяется от одной культуры к другой, следует, что различия между мужчинами и женщинами едва ли являются биолог., равно как и универсальными.
Современные исследования женщин
1960-е гг. отмечены ростом эмпирических исслед., связанных с П. ж. Новые исслед. стимулировались, в частности, набиравшим силу Женским движением, бросившим вызов традиционным психоаналитическим воззрениям. Психологи (и представители др. дисциплин) задались целью определить: а) какие половые различия действительно существуют, б) причины таких различий и в) ключевые проблемы в жизни женщин и как они проявляются на протяжении их жизненного пути.
Половые различия
Недавние исслед. положили конец многочисленным мифам в отношении различий между мужчинами и женщинами и позволили по-новому взглянуть на действительно существующие различия. Исслед., в частности, доказали несостоятельность представлений о том, что женщины биологически слабее и что они уступают мужчинам в интеллектуальном отношении. Тж не обнаружилось доказательств утверждениям, что женщины более пассивны и зависимы, чем мужчины, или что у них более слабая мотивация к достижению. Наконец, женщины не только не равнодушны к половой жизни, но и обладают сексуальным потенциалом, к-рый сравним или даже превосходит сексуальные возможности мужчин. Вместе с тем было показано, что в каждой из этих областей все же существуют нек-рые из ранее предполагавшихся различий. Женщины могут не уступать мужчинам в физ. отношении и обладать большим запасом жизненных сил, но, в среднем, они отличаются меньшими размерами тела и меньшим количеством мышечной ткани. Женщины не являются менее интеллектуальными и, фактически, даже превосходят мужчин в беглости речи, однако, в среднем, они уступают мужчинам в мат. и пространственных способностях. Женщины могут и не быть более пассивными, чем мужчины, вместе с тем они менее агрессивны. Они не менее ориентированы на достижения, но реже обнаруживают свои стремления к достижению в областях общественной деятельности. Наконец, женщины обладают сексуальными возможностями, к-рые в определенном отношении превосходят мужские, но в то же время они больше сосредоточены на межличностных отношениях и более настроены на "любовь и романтизм", чем мужчины в целом.
Биология в сравнении с культурой
Несмотря на свою большую замысловатость, совр. биолог. аргументы мало отличаются от их предшественников 1890-х и начала 1900-х гг. Джон Мани высказал предположение, что различные уровни содержания андрогена в пренатальных гормонах могут влиять на нейронные структуры головного мозга, тем самым предрасполагая индивидуумов к "маскулинным" или "фемининным" психич. паттернам. Др. исследователь предположил, что поскольку девочки созревают раньше мальчиков, это более раннее созревание может ограничивать возможности когнитивного развития, к-рое произошло бы при более позднем созревании.
Культурные теории опираются на изменчивость мужского и женского поведения в условиях различного окружения и их аргументы заключаются в том, что такая изменчивость не имела бы места, если бы поведение определялось биолог. различиями между мужчинами и женщинами. К тому же, существует огромная биолог. изменчивость; различия в гормональных уровнях между мужчинами и женщинами в среднем почти не превышают соотв. различий между мужчинами и др. мужчинами или женщинами и др. женщинами. Далее, выяснилось, что во мн. случаях культурные факторы оказывали большее влияние, чем биологические. Наконец, мн. психологи указали на то, что мужчины и женщины, к-рые усваивают "подобающее" мужское или женское поведение, нередко испытывают дистресс. Эти психологи утверждают, что если бы поведенческие паттерны, связываемые с каждым полом, были действительно "природными", тогда они не оказывались бы столь дисфункциональными.
Не представляется возможным, однако, четко отделить то, что является биологическим, от того, что является культурным. Мн. психологи склонны признавать существование как биолог., так и культурных влияний на поведение, но большинство все же указывает на приоритет культурных влияний.
Работа и любовь в жизни женщин
Со времен Фрейда психологи утверждают, что благополучие каждого человека определяется его способностью к продуктивному труду и установлению полноценных межличностных отношений. В литературе подчеркивается важность обоих компонентов в жизни как женщин, так и мужчин. Сандра Бем назвала это андрогинией.
Б. ч. литературы, посвященной женщинам, показала однако, что любовь важнее работы, и что женщины часто полностью погружаются в межличностные отношения, принося им в жертву индивидуальные достижения. Исслед. совр. браков показали, что женщины зачастую настолько уходят с головой в свои супружеские взаимоотношения, что это приводит к неизбежным разочарованиям и вызывает страдания, а иногда и болезни. В целом, ориентация женщин на межличностные отношения объясняется давлением культурных норм (что согласуется с психоаналитическим учением), к-рые заставляют женщин отказываться от личных устремлений и становиться источником поддержки для мужчин.
Те же из них, кто все же посвятил себя работе и многого достиг, зачастую вынуждены преодолевать многочисленные трудности как внутреннего, так и внешнего характера. Чем сильнее женщина усвоила требования своей культуры, тем сложнее ей оправдать свое стремление к достижению и тем скорее она отступит в случае, если на работе ей чинят препятствия. Эти внешние препятствия возникают постольку, поскольку женщины часто рассматриваются как "аутсайдеры" с т. зр. рабочей силы, и воспринимаются другими, как правило мужчинами, как не относящиеся к той же самой категории, что и они, и не нуждающиеся в предоставлении одинаковых с ними возможностей.
Замужние женщины, как правило, имеют детей, и карьерный рост для многих из них сопряжен с необходимостью "успевать здесь и там". Данные исследований показали, однако, что на этом пути их подстерегают серьезные потери. Женщины, пытающиеся не только продолжать карьеру, но и выполнять домашние обязанности, имеют меньше времени для друзей и отдыха. Иногда перегрузка может приводить к обострению конфликтов между различными ролями, что сопровождается стрессами. Кроме того, при возникновении кризисов в семьях, где оба супруга заняты карьерой, жены чаще мужей жертвуют ради семьи своими карьерными устремлениями.
Способность женщин находить в своей жизни баланс между работой и любовью зависит тж от склада их личности, возраста, и ист. условий. Многочисленные исслед. свидетельствуют, что женщины, способные успешно работать и одновременно поддерживать хорошие супружеские взаимоотношения, обладают высоким уровнем энергии, интеллекта и личностными ресурсами, позволяющими им справляться с необычайными нагрузками. Др. исследования показывают, что баланс между работой и любовью может меняться в течение жизненного цикла, когда женщины корректируют свои карьерные цели с учетом периодов беременности и ухода за ребенком.
См. также Андрогиния, Культурный детерминизм, Половые роли
Б. Фориша-Ковач

Психология здоровья (health psychology)

П. з. - это вся совокупность специфических образовательных, научных и профессиональных вкладов психол. дисциплин в распространение и поддержание здоровья, лечение и предупреждение заболеваний, в идентификацию этиологических и диагностических коррелятов здоровья, болезней и связанных с ними дисфункций", а также в анализ и усовершенствование системы здравоохранения и в формирование политики в области здоровья. П. з. пользуется результатами практ. из каждой основной области психол. и таким образом связывает психологию с поведенческой медициной.
Хотя П. з. яв-ся сравнительно новой областью, она имеет столь же древние и глубокие корни, как и сама психология. Джон Б. Уотсон писал: "Студента-медика следует учить, что вне зависимости от того, специализируется ли он в хирургии, акушерстве или психиатрии, его пациенты являются людьми, а не просто объектами, на которых он может демонстрировать свое умение". Основное внимание психологии здоровья сосредоточено на обучении специалистов в области здравоохранения, что, в частности, находит свое выражение в росте числа курсов поведенческих наук и рабочих мест для психологов в мед. учебных заведениях и родственных организациях.
Медицинская психология - это раздел клинической психологии, связанный с профессиональной практикой и оказанием услуг пациентам с физ. заболеваниями, часто в условиях стационара и обычно в рамках консультационно-контактирующей психиатрической службы (consultation-liaison psychiatry service). Ее клиническая ориентация связана гл. обр. с проблемами психич. здоровья, хотя имеются хорошо документированные свидетельства влияния психотерапевтического вмешательства на течение, результаты и продолжительность различных физ. заболеваний. Другой областью интереса являются так называемые психосоматические заболевания - болезни, к-рые, как это было показано или предполагается, вызываются или осложняются эмоциональными или психол. факторами. Относительно недавно в психосоматической медицине, как и в медицине в целом, наметилось движение в сторону более холистических и всеобъемлющих биопсихосоциальных представлений о здоровье и болезни, в к-рых уделяется должное внимание эмоциональным или психол. факторам практически во всех областях болезни или здоровья.
Педиатрическая психология представляет собой "новый брачный союз" между педиатрами и психологами в области предоставлення услуг, обучения и исследовательской деятельности, сотрудничающими в удовлетворении связанных с развитием и здоровьем потребностей детей и их семей.
У специалистов в области здравоохранения наблюдается смещение приоритетов в сторону того, что называется "новой заболеваемостью" (new morbidity) - т. е., в сторону проблем, являющихся по своему происхождению в значительной мере или главным образом психосоциальными, таких как жестокое обращение с детьми, нарушения обучения (learning disorders), "проблемы в жизни" (problems in living) и стрессовые расстройства.
Реабилитационная психология (rehabilitation psychology) занимается преимущественно диагностикой, консультированием или лечением пациентов с хроническими заболеваниями или физ. инвалидностью. Сотрудничество со специалистами в области реабилитационной медицины и др. родственных направлений представляет одну из основных междисциплинарных связей, присущих данной области.
Одной из важнейших проблем, с к-рыми сталкивается П. з., яв-ся подготовка специалистов. Сравнительно немногие из психологов обладают специальной подготовкой к работе в сфере П. з. Существует лишь небольшое число программ подготовки (рrеdoctoral) и повышения квалификации (postdoctoral) психологов со специализацией в области П. з.
См. также Поведенческая медицина, Службы системы здравоохранения, Холистическое здоровье, Первичная профилактика психопатологии
Д. Л. Вертлиб

Психология и закон (psychology and the law)

Участие психологов в решении юридических проблем быстро расширялось в последние годы, свидетельством чему служат публикации многочисленных книг, учреждение отделения психологии и права (psychology and law division) в Американской психологической ассоциации (АРА) и таких орг-ций, как Американское общество психологии и права (American Psychology-Law Society), а тж разработка соответствующих образовательных и стажерских программ. Ун-ты утвердили объединенные аспирантские программы по психологии и праву, по итогам реализации к-рых присваиваются обе степени, доктора философии и доктора права, и образована Американская коллегия судебной психологии (American Board of Forensic Psychology), призванная осуществлять сертификацию квалифицированных судебных психологов.
Свидетели-эксперты. Психологи сегодня привлекаются большинством судов в качестве экспертов по широкому кругу уголовных и гражданских дел, а также дел по коллективным искам относительно прав психически больных пациентов и заключенных. Правовой статус психологов в зале суда был узаконен в деле Дженкинс против Соединенных Штатов. Многие из областей экспертизы находятся в стадии обсуждения.
Использование психологов и др. специалистов в области психич. здоровья в качестве экспертов, помогающих суду в принятии решений, часто подвергалось критике. Вероятно, наиболее последовательным из критиков являлся судья Дэвид Бэйзлон. Бэйзлон возражал против способа, к-рым эксперты доводят до суда результаты своих оценок по таким касающимся психич. здоровья вопросам как правоспособность и ответственность. Он, в частности, выражал несогласие с тенденцией экспертов не просто свидетельствовать по существу своих оценок, а давать показания в форме умозаключений и выводов.
Вызывает мало сомнений то обстоятельство, что свидетели-эксперты могут оказывать огромное влияние на решения суда. Напр., в области вопросов, связанных с определением правоспособности обвиняемого отвечать перед судом, отмечается практически неизменное принятие судом выводов эксперта. Потенциальная власть и влияние экспертов побудило некоторых специалистов в области психич. здоровья призывать их устанавливать ограничения на свои свидетельские показания и исследовать эффекты их влияния на индивидуума, суды и об-во.
Одна из проблем в отношении свидетельских показаний экспертов связана с недостаточным уровнем подготовки и квалификации экспертов. Многие эксперты не успевают следить за литературой и зачастую довольно слабо ориентируются в юридических вопросах.
Прогнозирование опасности. Прогнозирование опасного или агрессивного поведения яв-ся областью, в к-рой в качестве свидетелей-экспертов начали активно привлекать психологов. Однако способность психолога, или любого др. специалиста в области психич. здоровья, прогнозировать агрессию представляется довольно ограниченной. Признавая этот факт, Специальная комиссия АРА по изучению роли психологии в системе уголовного судопроизводства (АРА Task Force on the Role of Psychology in the Criminal Justice System) формулирует одну из своих рекомендаций следующим образом.
"Психологи должны проявлять чрезвычайную осторожность при предоставлении прогнозов криминального поведения, используемых для принятия решений о заключении или освобождении отдельных преступников. Если психолог считает, что в данном случае возможно дать прогноз криминального поведения, он должен четко определить: а) действия, которые прогнозируются, б) оценку вероятности того, что эти действия будут происходить в течение данного периода времени, и в) факторы, на которых основывается прогностическое суждение."
Основная причина подобных предостерегающих заявлений состоит в том, что агрессивное поведение яв-ся событием с низким базовым уровнем, к-рый чрезвычайно затрудняет точные предсказания. Многочисленные эмпирические исслед. неизменно обнаруживали чрезвычайно высокую частоту ошибок. На практике это зачастую означает, что важнейшей проблемой для лиц, принимающих решения, становится минимизация ошибок, приводящих к негативным последствиям. Так, советы по условно-досрочному освобождению, напр., прежде всего опасаются освобождения потенциально агрессивных преступников; в результате они оказываются более консервативными в своих критериях освобождения. Это приводит к увеличению ошибок тина "ложная тревога" и удержанию в местах заключении большого числа лиц, к-рые бы в случае своего освобождения не проявляли насилия.
Показания свидетелей-очевидцев. Надежность и достоверность показаний свидетелей-очевидцев составляет область, в к-рой психологи часто выступают в роли исследователей и свидетелей-экспертов как по уголовным, так и по гражданским делам. Привлечение психологов в качестве свидетелей-экспертов существенно возросло в последние годы. Исслед. обнаруживают тенденцию, что показания свидетелей-очевидцев зачастую оказываются ненадежными. Установлены, в частности, разнообразные способы искажения памяти о событиях, выражающиеся в додумывании, забывании и в других, еще более тонких аберрациях.
Исследования присяжных. Участие представителей соц. наук в отборе присяжных поднимает многочисленные вопросы. Исходная посылка состоит в том, что американские присяжные часто обнаруживают предубежденность из-за того, что они недостаточно точно отображают определенные группы по таким переменным как раса, возраст и образование. Социологи проводили опросы на уровне общин в целях выяснения демографического состава, аттитюдов к отдельному обвиняемому или к ключевым вопросам, затрагиваемым в конкретном случае, таким как правомерность смертной казни или влияние оглашения данных предварительного следствия до начала разбирательства в суде. Социологи, однако, не всегда ограничивались только задачами, связанными с обеспечением адекватного отражения составом присяжных поперечного среза того или иного сообщества, и пытались подобрать присяжных, к-рые бы демонстрировали предубеждение в пользу конкретного исхода. Этические и правовые последствия участия представителей соц. наук в подборе присяжных вызвали острые дискуссии. Оппоненты утверждали, что такой подбор сопряжен с большими денежными затратами, предубежден против неимущих слоев населения и др. обвиняемых, к-рым не по средствам привлечь специалистов-социологов, и может легко использоваться для формирования состава присяжных как в пользу обвинения, так и в пользу защиты.
Вероятно, наиболее серьезный аргумент против участия конкретной социологии в подборе присяжных заключается в отсутствии убедительной эмпирической поддержки мнения, что состав жюри оказывается важным фактором, влияющим на вынесение вердикта. В действительности, значительное количество данных свидетельствует о том, что вердикт чаще основывается на представленных доказательствах, чем на демографических характеристиках присяжных или на характеристиках обвиняемого.
Дееспособность и ответственность. Некоторые типы дееспособности (competency) являются релевантными проблемам судопроизводства и привлекают особое внимание психологов, интересующихся юридическими вопросами. Дееспособность отвечать перед судом является юридическим термином, к-рый относится к процедурам, предусматривающим откладывание судебного разбирательства обвиняемых, к-рые квалифицируются как недееспособные - т. е., оказывающиеся не в состоянии взаимодействовать надлежащим образом со своим адвокатом и/или принимать полноценное участие в своей защите.
Гриссо обнаружил, что свыше половины детей в возрасте от 10 до 16 лет неадекватно понимали, по крайней мере, одно из четырех предупреждений правила по делу Миранды (человек предупреждается, что у него есть право молчать и не говорить ничего, порочащего его), а также имели трудности в понимании целевого характера взаимодействий адвокат - клиент. Способность детей давать свидетельские показания изучалась Г. Р. Мелтоном. Он пришел к выводу, что имеющиеся данные подтверждают возможность использования свидетельских показаний детей. Он добавляет, однако, что эти данные взяты преимущественно из лабораторных исслед., что ограничивает надежность полученных на их основе выводов. Как и в случае присяжных, необходимы дальнейшие исслед., позволяющие оценить то, насколько эти данные могут быть распространены на реальное поведение детей в зале суда.
Наконец, способность психически больных пациентов и заключенных соглашаться на лечение, а также на свое участие в исслед., вызывает определенный интерес и связанные с этим дискуссии. В недавнем прошлом при принятии решений о лечении таких лиц вопросы их согласия даже не обсуждались. Это означало, что направление на принудительное лечение в психиатрические больницы или приговор к лишению свободы давали властям право обращаться с этими людьми по своему усмотрению - так, как они считали нужным. Такому представлению был брошен вызов в судах, в результате чего на свет появилось несколько решений, утверждавших, что помещенные в закрытое лечебное учреждение лица в действительности имеют право отказаться от лечения.
Проблема ответственности связана с определением правомерности защиты ссылкой на невменяемость подсудимых. Несмотря на некоторые различия в законах штатов, общий подход заключается в том, что для вынесения приговора людям, обвиняемым в преступлении, они должны считать себя ответственными за свое поведение, включая криминальное поведение. Если поведение обвиняемого не являлось результатом свободной воли, тогда он не должен рассматриваться ответственным за к.-л. преступление. Свод законов США, параграф 4.01 (American Law Institute, Section 4.01), формулирует это в виде юридического критерия в следующем предложении: "Лицо не является ответственным за преступное поведение, если во время такого поведения в результате психической болезни или дефекта оно не обладает существенной способностью или понимать преступный (или неправомерный) характер своего поведения, или согласовывать свое поведение с требованиями закона". Подсудимые, признанные невиновными по причине их невменяемости, технически оправдываются в совершенном ими преступлении, однако большинство штатов автоматически помещает этих обвиняемых в специальные закрытые учреждения на неопределенный срок.
Некоторые критики высказали мнение о необходимости отмены защиты ссылкой на невменяемость, тогда как другие предложили менее радикальную реформу, такую как введение в качестве альтернативы защите ссылкой на невменяемость ограниченной (частичной) вменяемости. Это допускало бы признание виновности, но приводило бы к снижению или серьезности обвинения, или суровости наказания в случае установлении факта, что на совершение преступного деяния повлияло психич. расстройство.
Существует множество неразрешенных исследовательских вопросов в отношении проблемы ответственности. Главными среди них являются следующие.
1. Обоснованность юридических и психиатрических моделей для определения ответственности.
2. Лечение оправданных обвиняемых, включ. вопрос о том, должно ли такое лечение происходить в больницах закрытого типа.
3. Необходимость в защите ссылкой на невменяемость для обеспечения справедливости судебной системы.
4. Адекватность альтернативных моделей, таких как ограниченная (частичная) ответственность.
Лечение. Одна из частых ролей психологов связана с обеспечением терапии в системах психиатрического здравоохранения и уголовного судопроизводства.
В области психич. здоровья, большое внимание уделяется понятию права на лечение. Рядом судебных решений закреплено право психически больных пациентов в режимных учреждениях на получение определенного минимума стандартного лечения. Эти решения не уточняют стандарты в отношении характера или потенциальной эффективности терапевтических процедур. Однако если эффективность лечения низка или если оно не должно проводиться в условиях режимного учреждения, тогда установление права на такое лечение оказывается мнимой победой.
Одним из наиболее важных изменений в правовых вопросах психич. здоровья была реформа законов о препровождении в режимное учреждение в неуголовном (гражданском) порядке. Очевидно, что эти изменения повлияли на психологов, обеспечивающих терапию в режимных больницах и в амбулаторных условиях, и фактически от них порой во многом зависел успех в проведении реформы. Изменения коснулись двух областей. Во-первых, затруднилась процедура принудительного направления индивидов в психиатрические больницы. Человека больше нельзя было автоматически направить в психиатрическую больницу просто потому, что он психически болен. Должно быть установлено, что при этом он также представляет опасность для себя или для окружающих людей. Во-вторых, из-за доступности психофармакологических препаратов, позволявших ослаблять психотические симптомы, из психиатрических больниц были отпущены многие находившиеся там на длительном лечении пациенты. Перспективные последствия воздействия этих изменений могут и не быть столь значительными, как на это рассчитывали реформаторы.
Многие из пациентов, отпущенных в результате политики деинституционализации, оказались "обречены влачить унылое и жалкое существование в частных лечебницах, однокомнатных номерах отелей, притонах и ночлежках". Это означает, что движение за деинституционализацию, по-видимому, не оказало значительного влияния на жизни ранее госпитализированных лиц. Это последствие деинституционализации должно стать важной темой для исслед. психологов.
Подход к преступникам разительно отличался, особенно в отношении тех, к-рые были осуждены за насильственные преступления. Представление о том, что преступников следует лечить, - старая идея, опирающаяся гл. обр. на работы психиатров. Они рассматривали любое преступное поведение как симптоматику психич. заболевания, из чего делался вывод о разумности и приемлемости психиатрического вмешательства. Эта идея столкнулась с серьезными возражениями, как в применении к взрослым, так и к несовершеннолетним правонарушителям, что привело к отказу от терапевтической модели и замене ее моделью, более ориентированной на наказание.
Зачастую яростные споры, ведущиеся вокруг эффективности лечения заключенных, начинают терять всякий смысл, когда начинает обсуждаться объем лечения, к-рый может потребоваться для данного заключенного. Кроме того, даже после принятия решения о лечении, оно зачастую оказывается неадекватным или применяется в недостаточной мере, да еще неквалифицированным или неопытным персоналом, а то и вообще не имеет убедительного теорет. обоснования, поддерживающего предположение о том, что такое лечение действительно могло бы оказать влияние на решение конкретной проблемы.
Тенденция психологов концентрироваться почти исключительно на индивидуальном изменении также часто подвергалась критике. Психологи, работающие в системе уголовного судопроизводства, как правило, опирались на индивидуальный подход, в соответствии с к-рым ненормальное поведение, в нашем случае преступное поведение, является функцией определенного дефицита внутри индивидуума. Отсюда следует, что адекватным вмешательством является то, к-рое будет изменять этого индивидуума в некотором отношении. Однако, если данные литературы, свидетельствующие о неадекватности таких интервенций в отношении большинства преступников верны, тогда эта стратегия, вероятно, яв-ся бесплодной. Психологи могут оказаться более эффективными в своих воздействиях, если они станут уделять больше внимания др. потенциальным причинам преступного поведения, таким как ситуационные или средовые факторы, к-рые могут способствовать отклоняющемуся поведению или поддерживать его.
Влияние психологии. Оказали ли психол. исслед. и психол. теория влияние на правовую систему? Это не вызывает сомнений, однако остается неизвестной степень такого влияния. Влияние любых фактов соц. науки на политику принимаемых решений зачастую непрямое, и чрезвычайно редко оказывается, чтобы единственное исслед. или даже большой массив исслед. могли диктовать решение или политику суда. Даже в деле Бэллью против шт. Джорджия (Ballew v. Georgia), в к-ром обильно цитировались результаты исслед. присяжных, принятое решение вполне могло оказаться тем же самым и при отсутствии таких исслед. Возможно, судьи решили, что состав присяжных в количестве шести человек будет достаточным скорее по прагматическим, нежели эмпирическим соображениям. Вполне вероятно, что судебные и политические решения осуществляются совершенно независимо от данных, полученных в результате исслед., проводящихся с целью обеспечить более научную основу для принимаемых решений. Можно проигнорировать методологические ограничения исслед., как это произошло в деле Бэллью, в к-ром повлиявшие определенным образом на мнение судей данные опирались на результаты лабораторных исслед. присяжных или данные моделирования. Кроме того, как указывает Монахан, одна и та же совокупность исслед. может использоваться для аргументации двух совершенно различных линий поведения.
Несмотря на то, что представители соц. наук, как правило, не контролируют направление, в к-ром применяются полученные ими данные, вызывает мало сомнения, что эмпирические данные могут оказываться полезными в принятии судебных решений. Стидман рассматривает несколько примеров того, как исслед. в области судебной психиатрии и психологии могут использоваться в целях проведения изменений в политике и законах. Как считают Танке и Танке, чтобы добиться большего влияния, "представители социальных наук должны а) выявлять эмпирические вопросы, актуальные для принятия судебных решений, б) консультироваться с профессиональными юристами при планировании экспериментальных исследований и прислушиваться к их критическим замечаниям для получения информации, релевантной юридическим проблемам, и в) предоставлять такую информацию своевременно и в форме, согласующейся с характером процессуальных действий ". М. Сакс приводит превосходный пример того, как психологи могут активизировать свое участие в процессе принятия политических и судебных решений.
Выводы. В ближайшие годы психологи, по-видимому, будут расширять свое участие, а возможно и свое влияние, на юридической арене. В эмпирическом плане, потребуются исслед., адресующиеся ко множеству вопросов, вытекающих из судебных решений или процедур. Эффекты деинституционализации, усиление внешней валидности исслед. принятия решений присяжными, эффективность и адекватность методов лечения преступников и способность прогнозировать степень их опасности, - вот лишь немногие из важных вопросов, к к-рым надлежит обратиться в рамках эмпирических исслед.
См. также Дееспособность, Уголовная ответственность, Показания экспертов, Судебная психология, Психология присяжных, Психология и суды, Право на отказ от лечения, Право на лечение
Р. Рош

Психология и суды (psychology and the courts)

Для описания исторических и развивающихся взаимоотношений между правом и психологией использовалась метафора "ухаживание". Процесс развития психологии как научной дисциплины вел к росту и увеличению психол. знаний и разнообразия соответствующих процедур, что, в свою очередь, обеспечивало суды новыми возможностями и сулило новые перспективы в отношении работы с наиболее тяжелыми делами, такими как случаи предположительно "психически больных" лиц, чье поведение нарушено, несет потенциальную угрозу для окружающих и кажется необъяснимым; случаи предположительно "невменяемых в отношении совершенного преступления" лиц, чье поведение нарушает закон, однако достаточная для наступления ответственности виновность к-рых вызывает сомнения; случаи так называемых "несовершеннолетних делинквентов", не подчиняющихся надзору и ограничениям, но при этом нуждающихся и в том, и в другом; случаи возможной недееспособности лиц, к-рые нуждаются в патерналистской защите и послаблениях в определенных сферах жизнедеятельности, но к-рые протестуют против благожелательных вмешательств. Ухаживанию судов за психологией во многом соответствовало смещение их собственного акцента - в сторону все большего движения от возмездия к реабилитации, от наказания к исправлению.
Сегодня эксперт-психолог входит в зал суда с узаконенным статусом "свидетеля-эксперта" (expert witness) и, как правило, получает предложение высказать свое клиническое суждение по поводу конкретных вопросов, имеющих отношение к конкретному чел. Правоспособен ли данный обвиняемый отвечать перед судом? Был ли он невменяемым в момент совершенного преступления? Представляет ли данный индивидуум в настоящее время опасность для себя или других? Яв-ся ли данный чел. психически больным? Нуждается ли данный чел. в лечении? Надлежит ли этого чел. направить на принудительное лечение в психиатрическую больницу? В дополнение, вырисовывается новая тенденция, к-рая обещает еще более широкий перечень вопросов к психологам в судебном зале. Представители поведенческой науки сегодня приглашаются в суд для проведения исследовательской экспертизы, к-рая охватывает широкое разнообразие вопросов и групп людей, напр., суждения очевидцев (eyewitness judgments), точность межрасовых показаний, размер группы присяжных, отбор присяжных и вынесение ими заключений по фактам, химия и функционирование мозга и взаимосвязи сознания и мозга.
Когда эксперты-психологи являются в суд для дачи показаний в слушании дела о принудительном направлении на лечение, их часто просят высказать суждение в отношении психич. болезни и прогноз в отношении ее "опасности". Эти суждения и прогнозы, как правило, основываются на интервью (проверке психич. статуса) и психол. тестировании. Однако, в процессе перекрестного допроса, на передний план выступают вопросы в отношении методов и выводов психолога, их валидности и надежности, а также тщательности работы и квалифицированности психолога. Психолог-эксперт, используя профессиональный язык, "рисует" портрет, к-рый может помочь пролить свет на кажущееся странным и неразумным поведение человека с предполагаемым психич. расстройством. Однако, рассказывая о "целях" или объясняя поступки в контексте мышления, мотивов, страхов и эмоций обвиняемого, эксперт использует телеологические и менталистские понятия, к-рые ничем не отличаются от языка права и неподготовленной публики.
Знания психолога, в частности в области психотер., послужили причиной "брачного союза" судов со специалистами по психич. здоровью в надежде, что терапия освободит и суды, и предположительно страдающих психич. расстройствами преступников от их собственных проблем. Эта надежда, однако, не оправдалась. Принудительное лечение и госпитализация не оказались эффективными средствами, и их неудачи возвращают пациентов назад в суды, где они отстаивают свои права на лечение или освобождение. Более действенные средства лечения, такие как медикаментозная и электрошоковая терапия, модификация поведения и лоботомия, также возвращают пациентов обратно в суды, на этот раз в роли отстаивающих свое право на отказ от лечения. Терапевты и пациенты, общество и суды, ощущают себя пойманными и запутавшимися как никогда ранее.
"Распутывание" не обязательно подразумевает развод. Раздельное проживание по взаимному согласию может оказаться полезным для того, чтобы психологи проанализировали свои методы, этику и концепции, свой язык и цели. Раздельное проживание может также дать время на проверку того, с чем может успешно справляться каждый, какие обещания каждый может и не может выполнить, что каждый может обоснованно ожидать друг от друга. Психология и право могут жить вместе, живут вместе и, в определенном смысле, обязаны жить вместе. Продолжается поиск, через действие и мышление, разумной общей позиции.
См. также Дееспособность, Уголовная ответственность, Этические проблемы в психологии, Показания экспертов, Судебная психология, Психология и закон, Право на отказ от лечения, Право на лечение
Н. Финкель

Психология искусства (psychology of the arts)

Иск-ва зависят от каждой из способностей разума - перцептивной, когнитивной и мотивационной. По это причине все ветви психологии вносят вклад в изучение иск-в.
Иск-во вытекает из свойства перцептивных образов, к-рое почти полностью игнорировалось в эксперим. исслед., несмотря на то, что оно - один из наиболее впечатляющих аспектов актуального перцептивного опыта. Это - "динамическое качество", посредством к-рого визуальные формы или движения выражают направленные напряжения и посредством которого цветовые отношения вызывают гармонию или диссонанс. Динамические свойства являются, по существу, трансмодальными.
Для П. и. имеет особенное значение то, что эти динамические свойства перцептивных образов имеют опознаваемые аналогии в др. областях челов. опыта, так что, напр., гармония и диссонанс в музыке могут символически выражать типы соц. отношений или различные состояния челов. разума. Ригидность и гибкость имеют такое же непосредственное отношение к поведению, как и к формам или мелодиям. Будучи "экспрессивными", динамические свойства перцептивных образов превращаются в пропозициональные суждения о челов. опыте в целом. Экспрессивность их является фундаментальной предпосылкой искусства.
Множество эксперим. исслед., особенно в гештальт-психологии, было посвящено правилам, к-рые управляют орг-цией визуальных и музыкальных паттернов. Эти правила определяют, какие элементы картины или мелодии связываются или разделяются в восприятии, они контролируют различие между двух- и трехмерным изображением и т. д.
Все элементы воспринимаемого мира обладают экспрессивной динамикой, но они наделены ею в различной степени. Нек-рые деревья или облака вызывают более четкую зрительную экспрессию по сравнении с др., однако спонтанная восприимчивость разума к выразительности всего того, что воспринимается в окружении, составляет сырой материал эстетического опыта. Средства, с помощью к-рых возникает художественное восприятие, не отличаются в принципе от перцептивных качеств, к-рые можно наблюдать повсюду за пределами области иск-ва.
Над мотивационными факторами, ответственными за то, почему иск-во создается и почему люди во всех культурах испытывают в нем потребность, на протяжении последних столетий ломали голову психологи и философы. Дело в том, что в среднем классе об-ва, формировавшемся на Западе, начиная с эпохи Ренессанса, иск-ва утратили большую часть той четко определенной функции, к-рой они обладали в религиозных и соц. ин-тах в прежние века. Поскольку произведения визуальных иск в и музыки все больше низводились до средств развлечения, возбуждения и забавы, истинное значение иск-ва, все еще различимое в творениях великих мастеров, больше не было очевидным для всеобщего понимания. Эстетическая теория поэтому склонилась к принятию доктрины гедонизма. Утверждается, что иск-во желаемо, поскольку оно доставляет удовольствие, хотя должно быть ясно, что подобная уводящая от сути дела формулировка означает отказ от психол. проблемы вместо ее разрешения.
Предметно-изобразительное иск-во связано с основными когнитивными потребностями. Художественные работы детей показывают, что создание рисунков является жизненно важным способом понимания природы тех объектов и действий, с к-рыми сталкивается молодой разум. Сложность изображения дерева, велосипеда или челов. фигуры сводится в детских рисунках к схематической простоте, позволяющей интерпретировать формы, связи и каузальные отношения. В принципе то же самое остается справедливым и для высших уровней предметно-изобразительного иск-ва. Удачное полотно или скульптура представляет соотв. челов. опыт через паттерны формы и цвета, к-рые преобразуют психол., соц. и физ. факты в визуальные аналогии. Эта способность иск-ва обращаться через индивидуальные проявления к лежащей в их основе всеобщности побудило психологов, работающих в русле юнговского подхода, рассматривать произведения иск-ва как отражения архетипов, предположительно коренящихся в "коллективном бессознательном".
Познавательная функция иск-ва реализуется на любом уровне абстракции. В реалистическом портрете сохраняется близость найденного художником изображения с отдельными Смысловыми значениями специфической ситуации или события. На наиболее высоком уровне абстракции живопись и скульптура могут полностью отказаться от репрезентации предмета и опираться только на экспрессивные качества, присущие формам, текстурам или цвету. Такое абстрактное иск-во можно сравнить с тем, как архитектура, музыка или танец описывают динамику соотв. челов. ситуаций на основе экспрессии чисто визуальных или слуховых форм.
Иск-во не только несет зрителю, слушателю или читателю информ. о природе челов. существования, но и может заменять реальные, ценные для чел. объекты, людей или ситуации образами. Что делает такие замены особенно привлекательными - так это то, что художник обладает возможностью формировать их любым желаемым образом и тем самым воплощать челов. желание. Идеи Фрейда послужили толчком к описанию художественной деятельности как невротического механизма, сходного с реализацией желаний во сне, посредством к-рого можно достичь их удовлетворения, избежав при этом столкновения с запретами реальности.
Эта двойная функция иск-ва особенно очевидна, когда его используют в терапевтических целях. Различные методики рисования, живописи или моделирования целенаправленно применяются для того, чтобы позволить клиентам сформировать зримые и осязаемые образы того состояния душевной жизни, к-рое они пытаются понять и контролировать. Написание рассказов и сочинение стихов может использоваться с той же целью. Попытки клиентов описать свою психол. ситуацию образными средствами обеспечивает диагноста ценной информ. В дополнение к этому, художественная деятельность может действовать как терапия. Менее пугающие, чем реальная ситуация, но вместе с тем наделенные релевантными экспрессивными свойствами, художественные объекты или деятельность предоставляют арену, на к рой можно справляться с проблемами, противостоять противнику, обретать необходимые преимущества и т. д. на достаточно близком к реальной жизни уровне. "Отыгрывание" в музыкальном или танцевальном представлении или на театральной сцепе может обеспечить желаемую разрядку напряжения.
Специфические функции иск-ва становятся понятными при их сравнении с функциями чисто познавательной деятельности, наилучшей ил. к-рой может служить наука. Иск-во и наука отличаются психологически в двух важных отношениях. Во-первых, чистое познание, инструмент науки, ограничивает себя достижением фактуальных знаний. Для эстетических целей такие знания тж желательны, но лишь в той мере, в к-рой они вносят вклад в экспрессивные воспринимаемые качества, необходимые в иск-ве. Эти экспрессивные качества, однако, не просто усваиваются как фактическая информ., но воспринимаются как актуальная динамика. Реципиент не просто принимает во внимание грозу, изображенную на картине, в рассказе или симфонии, но оказывается под непосредственным влиянием того вида воздействия, к-рое характеризует такое событие.
В равной степени фундаментальным является второе различие между наукой и иск-вом. Наука целиком сконцентрирована на объекте. Она нацелена на обнаружение объективной истины в отношении исследуемых ею феноменов. В иск-ве, однако, индивидуальный способ восприятия художника и способ передачи челов. опыта является необходимым и чрезвычайно важным аспектом любого эстетического сообщения. Поэтому существует столько же различных способов художественного описания одного и того же опыта, сколько существует стилей репрезентации. Психологи знают из проективных тестов, что чем более неопределенным является объект, тем шире диапазон его возможных интерпретаций. Произведение иск-ва, чтобы отвечать своей цели, должно удовлетворять двум условиям: оно должно быть оригинальным и глубоким по образности, и получаемая в рез-те репрезентация должна восприниматься как убедительная.
Наконец, ссылка на познавательную роль иск-ва может послужить еще одной иллюстрацией особого места, к-рое оно занимает в функционировании разума. Значение художественного образования в школах и колледжах выходит далеко за пределы обучения юного чел. очередному новому умению. При правильном подходе работа в художественной мастерской и студии служит развитию способности понимать факты и события через восприятие чувственной динамики. Эта способность жизненно важна не только для художника, она тж помогает генерировать образное мышление, необходимое во всех видах когнитивной деятельности. Представители естественных и соц. наук, врачи и инженеры реализуют продуктивное мышление, зрительно представляя конфигурации действующих сил. Психологи, напр., вырабатывают теорет. суждения о динамике процессов в челов. личности или в соц. группах при помощи моделей, получаемых главным образом из зрительных представлений.
См. также Морфология искусства, Гештальт-психология
Р. Арнхейм

Психология мира (peace psychology)

Поддержание мира связывалось с политической наукой и с психологией еще Аристотелем (IV в. до н. э.), к-рый написал первый западный трактат по психологии и утверждал в своей "Этике", что челов. природа яв-ся по существу политической, что иск-во управления гос-вом (politike) превыше всех др. искусств и наук в том, что касается обеспечения величайшего блага для людей, и что мы ведем войны лишь с целью достичь мира.
После Первой мировой войны Зигмунд Фрейд в числе других писал о крахе своих иллюзий в отношении войны как основного пути к достижению мира, а Альфред Адлер осудил любое насилие и предложил, чтобы психологи противодействовали войне и всему тому, что противоречит интересам семьи, школы и об-ва в целом. После применения ядерного оружия во Второй мировой войне и последующего совершенствования и распространения такого оружия, различные психологи и психиатры вместе с др. специалистами активно выступили против дальнейших разработок, накопления и потенциального использования ядерных вооружений. В дополнение к этому были организованы многочисленные рабочие группы по предотвращению войны и поддержанию мира и др. условий, благоприятных для челов. развития. К числу этих групп относятся "Врачи за социальную ответственность" (Physicians for Social Responsibility, PSR), к-рым была присуждена Нобелевская премия мира в 1985 г., и "Психологи за социальную ответственность" (Psychologists for Social Responsibility, PsySR). Работа PsySR заключается в осуществлении анализа психологии войны и др. разрушительных конфликтов, изменении пагубных аттитюдов, к-рые способствуют разжиганию конфликтов и войн, и обучении альтернативным, ненасильственным средствам разрешения спорных вопросов. Проводятся семинары и предлагаются информ. материалы для широкой общественности и специфических групп, включающих специалистов в области психич. здоровья, преподавателей, военных и высших должностных лиц, отвечающих за политический курс страны.
В 1989 г. Американская психологическая ассоциация (АРА) официально признала психологию мира (peace psychology), утвердив ее в качестве 48 отделения. Это отделение специализируется на исслед. и научной работе в области проблем мира и сотрудничает с PsySR и 9 отделением, занимающимся изучением соц. проблем в целом.
См. также ПОИР, Социопсихологические детерминанты войны и мира
Э. Д. Шейер

Психология музыки (psychology of music)

Область П. м. определялась множеством различных способов. Сишор писал о "музыкальном уме" (musical mind), к-рый может реагировать на элементы звучания. Этот ум тж обладает определенными врожденными способностями или талантами, к-рые при правильном воспитании могут превратить чел. в настоящего артиста. Разумеется, существуют индивидуальные различия в степени выраженности этих талантов.
Измерения тона. С физ. т. зр., звуковая волна обладает разнообразными свойствами, - частотой (числом колебаний в секунду), интенсивностью (уровнем давления на ухо), качеством (формой волны, создаваемой обертонами) и длительностью (продолжительностью звучания тона). В психол. или поведенческом аспекте, чел. реагирует на частоту как на высоту - т. е. насколько высоким или низким воспринимается данный тон. В громкости отражается то, насколько сильным или слабым является тон. Тембр (timbre) связан с качеством (характером) звучания. Длительность тона относится ко временному измерению в музыке, указывая, яв-ся ли тон коротким или длинным. Челов. ухо способно реагировать на частоты в диапазоне от 20 до 20 000 Гц и наиболее чувствительно к тонам в пределах от 2000 до 4000 Гц. Т. о., как высота, так и громкость зависят от частоты и интенсивности, а не яв-ся простыми коррелятами друг друга.
Ритм также должен приниматься в расчет в качестве одного из базовых компонентов музыки. Ритм состоит из разнообразных паттернов тонов, различающихся по длительности их проигрывания и акцентировке (большей громкости).
Др. важной областью для музыкальных психологов являются эмоции и чувства, возникающие при прослушивании или исполнении различных видов музыки. Эти реакции могут измеряться на основе фиксации изменений в физиолог. функциях, таких как сердечный ритм, АД, дыхание или кожно-гальваническая реакция. Музыка, в ритмическом рисунке к-рой акцентировались сильные доли, описывалась как возвышенная и энергичная; более плавные ритмы описывались как веселые и безмятежные.
Повышение и понижение аффективных оценок (от "приятный" до "неприятный") при многократном прослушивании различных отрывков музыкальных произведений происходит в зависимости от характера композиции, а также от числа повторов. Аффективная ценность так называемой популярной музыки при ее повторах быстро повышается, а затем быстро снижается. Для музыкально образованных людей, аффективная ценность произведений великих мастеров может поначалу медленно возрастать, но продолжает увеличиваться с повторением. Более совр. диссонирующая и атональная музыка, как правило, обладает меньшей аффективной ценностью, за исключением наиболее искушенных ценителей музыки.
Что представляет собой музыкальная способность или талант? Психологи, такие как Сишор, придерживаются мнения, что музыкальная способность состоит из множества отдельных способностей, к-рые могут быть связаны или не связаны между собой. Вероятно, к ним можно отнести способность к тонким различениям высоты, громкости, тембра, длительности, ритма и тональную память (tonal memory).
Проблема соотношения наследственности и среды имеет отношение и к музыкальному таланту. Большинство исследователей сходятся во мнении, что понимание музыки является исключительно приобретенным. Когда дело касается исполнительского или композиторского таланта, возникают разногласия.
В настоящее время разработано множество тестов, измеряющих музыкальные способности. Несмотря на то, что они обладают определенной прогностической валидностью, их прогнозы, в целом, не столь успешны, как прогнозы тестов интеллекта.
Др. области, вызывающие интерес музыкальных психологов, связаны с мерами музыкального исполнительства (measures of musical performance) и влиянием музыки на производительность труда на предприятиях и в офисах, а также с музыкотерапией. Существуют эксперим. данные, свидетельствующие о том, что музыка может обладать позитивными эффектами. Музыка используется в трудотерапии (occupational therapy): пациенты в психиатрических больницах могут самостоятельно разыгрывать музыкальные произведения или могут исполнять их в составе групп, оркестров и хоров. Прослушивание музыки может изменять некоторые формы эмоционального поведения. Напр., стимулирование музыкой, такой как марши и быстрые танцы, может оказывать возбуждающее действие на депрессивных пациентов, в то время как спокойная, тихая музыка может помогать в снижении волнения и тревоги. Существуют также убедительные доказательства того, что музыка, в целом, способствует процессам пищеварения.
См. также Экспрессивные искусства, Музыкотерапия, Ритм
Р. Ландин

Психология потребителя (consumer psychology)

Существует два осн. аспекта поведения потребителя: удовлетворение потребностей и исполнение желаний.
Поведение потребителя, где исключительную роль играют потребности, вряд ли требует подробного объяснения. Достаточным будет собрать данные о том, когда, где и что приобрел потребитель. Когда же мы хотим ответить на вопрос, почему он так поступил, мы уже имеем дело с более сложным феноменом мотивации.
Желания управляют значительной частью нашего потребительского поведения. Джордж Катона в своей работе "Могущественный потребитель" (The powerful consumer) рассматривает взаимодействие материальных и психол. факторов. Спад, изобилие и инфляция могут быть как следствиями, так и причинами поведения и П. п. Понимание причин, кроющихся за аттитюдами, предпочтениями и выражением желаний, требует объединения экономики, антропологии и психологии.
Хотя получение элементарных данных о потребительском поведении и можно назвать П. п., этот термин правильнее было бы употреблять в случаях, когда ставится вопрос о том, почему потребители ведут именно так, а не иначе. Ответы на вопрос "почему" чаще имеют отношения к желаниям, нежели к потребностям.
Чтобы глубже проникнуть в П. п., нужно учитывать ряд факторов.
Принцип гештальта. Приобретение конкретного вида товара должно рассматриваться по возможности в самом широком культурном контексте. Если мы хотим понять, почему человек купил именно эту марку мыла, продуктивным путем может стать изучение более общего гештальта поведения, связанного с мытьем и купанием. Так, мн. исслед. в области П. п. начинаются с анализа фундаментальных вопросов.
Принцип "айсберга". Принцип "айсберга" подразумевает, что не вся необходимая информ. всегда лежит "на поверхности". Если принимать этот принцип во внимание, то оказывается, что большая часть поведения покупателя (а тж соц. поведения, включая такие действия как участие в выборах или отказ от курения) обусловливается глубоко скрытыми причинами. Признающие этот принцип исследователи избегают прямых вопросов "почему" при изучении мотивации потребительского поведения. При использовании вопросов "почему" респондента склоняют дать объяснение собственной мотивации, что часто оказывается невозможным.
Динамический принцип. Челов. мотивация не статична. Соц., экономические и психол. тенденции влияют на все формы поведения. Опросные методики, сконцентрированные на получении данных о поведении на момент опроса, часто оставляют без внимания всю важную информ. Спрашивая чел., сколько он зарабатывает, мы не получим сведений о том, стабильно ли его финансовое состояние или оно изменяется в сторону улучшения/ ухудшения, что гораздо полезнее знать, нежели доход на момент опроса. С психол. т. зр., люди, экономическое положение к-рых улучшается, неизменно или ухудшается, в действительности принадлежат к трем совершенно разным категориям, даже если они зарабатывают в данное время абсолютно одинаково.
Образ и символика. За каждым товаром стоит идея. То, что остается в представлении потребителя после массированного воздействия рекламы конкретной марки товара, - это образ товара: мелодия, ритм, общая конфигурация, фон, кандидат или страна. Это более чем расплывчатый феномен. Мн. научные исслед. показали, что мы склонны мгновенно менять свое мнение и интерпретацию нейтрального утверждения, когда узнаем, что с ним ассоциируется чел., к-рый нам нравится или не нравится. Мы реагируем скорее на сигнатуру (идентификационную характеристику) сообщения, чем на его содержание.
Применение этих 4 принципов (заимствованных из антропологии, глубинной психологии, футурологии и символизма) и их неизбежный перевод на уровень методологии представляют собой осн. нововведения в области П. п. Они образуют концептуальную основу для более полного понимания мотивации потребительского поведения. Следует разграничивать интерпретационные и дескриптивные исслед. Дескриптивное исслед. описывает поведение потребителя. Подобная информ., конечно, крайне важна, но она не представляет базисного уровня исслед. Если мы хотим мотивировать потребителей и влиять на их поведение, нам потребуются интерпретации потребительского поведения. Если мы научимся распознавать и отбрасывать намеренную ложь опрашиваемых респондентов, то можно будет создать статистически достоверные описание и анализ их поведения.
Метод, применяемый в совр. исслед. П. п., заключается в том, чтобы позволить респондентам как можно подробнее описать свое поведение, избегая при этом "самодиагностики". Вместо того чтобы спрашивать чел., почему он купил именно этот автомобиль, исследователь побуждает его рассказать как можно подробнее об этом периоде своей жизни, начиная с первого момента принятия решения о приобретении нового автомобиля и до заключения договора о покупке; это позволяет исследователю проанализировать действительную мотивацию потребительского поведения.
Строгие исслед. П. п. начинаются с выдвижения четких конструктивных гипотез относительно потребительского поведения. Эти гипотезы могут брать начало в культурологии, глубинной психологии, футурологии или символизме. Вопрос "почему потребитель покупает ту или иную марку мыла?" может стать вполне правомерным аспектом изучения П. п. Мы применяем первый принцип, начиная с анализа привычек и ритуалов поведения, связанного с мытьем и купанием. Мыло может вызывать у потребителей не просто ощущение физ. чистоты. Купание при крещении или ритуальное омовение очищает чел. от грехов и вины (принцип "айсберга").
Динамический принцип позволяет исследователю П. п. обнаружить релевантные изменения. Они могут касаться дохода: находится ли он на одном уровне, растет ли или падает. Сумма дохода м. б. одинаковой у неск. потребителей, однако при этом их поведение может различаться.
Символизм - важная часть коммуникации. Часто потребитель воспринимает невербальные образы лучше, чем конкретную информ. Выражение "разбуди в себе зверя" ассоциируется с ощущением силы, хотя оно покажется нелепым, если воспринять его буквально. Потребитель часто приобретает образ товара, а не его реальные преимущества, или голосует не за политические обещания кандидата, а за его имидж.
Нужны ли нам новые товары? П. п. привлекает внимание к моральным дилеммам. До тех пор пока мы пытаемся лишь понять поведение потребителя, все выглядит более или менее приемлемым. Но орг-ции, заинтересованные в определенном поведении потребителя, часто пытаются побудить его приобрести тот или иной вид товара или совершить те или иные действия.
Экономисты, по-видимому, склонны руководствоваться умозрительной моделью потребностей и желаний потребителя, напоминающей пирог. Чем больше кусков от этого пирога отрезается, тем меньше его остается. Они считают, что чел. ограничен в своих потребностях и желаниях. Совр. исслед. П. п., однако, показывают, что было бы более верным рассматривать эти желания и потребности как постоянно растущие. Развитие индустрии звукозаписи началось сразу после возникновения радио. Появление возможности воспользоваться услугами множества каналов при помощи простого нажатия кнопки должно было бы, по идее, значительно сократить размеры этого "пирога". Но оказалось, что нужды потребителя регулируются законами психологии иного свойства: чем больше музыкальных и др. развлечений открывают для себя потребители, тем больше они хотят иметь.
Расширяющееся признание П. п. может благоприятно отразиться на подчас слишком рациональных и логических теориях экономистов и маркетологов. Так, считается, что во время экономического упадка объемы продаж предметов роскоши должны сокращаться, тогда как фактически они, наоборот, возрастают. Чисто логического объяснения здесь недостаточно. В периоды, когда чел. чувствует себя незащищенным, он нуждается в символах качества и постоянства, а потому - может он это себе позволить или нет - он все равно покупает более дорогие товары, напр., "Мерседес-Бенц", драгоценности, круизы. В будущем, возможно, придется все чаще говорить о психол. экономике как о новой научной дисциплине.
См. также Реклама, Прикладные исследования, Изучение потребителей, Мотивация
Э. Дихтер

Психология присяжных (jury psychology)

Право обвиняемого на разбирательство дела судом присяжных было впервые провозглашено более 750 лет тому назад в декларации свобод англичан, известной под названием Великой хартии вольностей. С тех пор слушание дела судом присяжных стало краеугольным камнем англо-американской юриспруденции. Это право предоставляет обвиняемому в уголовном деле, а в нек-рых случаях тяжущимся сторонам в гражд. делах, возможность вынесения решения группой рядовых граждан. Эта группа, присяжные, обычно состоит из 12 человек, хотя их количество может различаться в нек-рых юрисдикциях.
Будущие присяжные заседатели по рассматриваемому делу созываются из той общины, в к-рой будет проходить данный судебный процесс. Набранная таким образом группа обычно наз. пулом присяжных (jury pool). Перед началом судебного разбирательства присяжные заседатели по рассматриваемому делу отбираются случайным образом из пула присяжных и подвергаются допросу адвокатами сторон и/или судьей в ходе процесса, наз. предварительной проверкой допустимости лица в суд в качестве присяжного заседателя. Целью этого допроса является выявление возможных предубеждений в пользу или против тяжущихся сторон или обвиняемого. Признание реально существующего предубеждения как основания для отвода является юридическим признанием того воздействия, к-рое сознаваемые или неосознанные предубеждения могут оказывать на решение присяжного. В дополнение к неограниченному числу отводов по конкретному основанию, адвокатам предоставляется право на ограниченное количество отводов без указания причин, варьирующее в пределах от 3 до 20, в зависимости от юрисдикции и характера рассматриваемого дела.
С психол. т. зр., в суде нет более важной фазы, чем предварительная проверка допустимости лиц в суд в качестве присяжных заседателей по рассматриваемому делу. Присяжные часто взволнованы новизной своего положения и началом судебного разбирательства. Они возбуждены, и их сознание находится в своей наивысшей точке. Поскольку предварительная проверка предшествует вступительной речи адвоката и представлению доказательств, в этот момент присяжные оказываются наиболее восприимчивыми и внимательными. Первые впечатления могут и часто окрашивают последующие аттитюды и восприимчивость присяжных. В процессе отбора присяжных, адвокаты тж удостоверяют свою собственную необходимую правдивость.
Проводились исслед. по влиянию на поведение присяжных национальности, пола, соц. статуса, профессии, семейного статуса, роли старшины присяжных, образования, предыдущего опыта выполнения роли присяжного и др. социально-экономических факторов. Кроме того, есть исслед., посвященные влиянию внешности, привлекательности, контакта глаз, одежды и "языка тела" свидетеля на его надежность.
В 1950-х гг. психологически ориентированные исследователи - Адорно, Френкель - Брунсвик, Левинсон и Сэнфорд - разработали теорию личности, предназначенную для описания того, что получило название "профашистских" или антидемократических тенденций у людей. Последующие исслед. показали, что при рассмотрении уголовных дел авторитарные личности чаще тяготеют к позиции обвинения как в вопросах установления вины, так и в выборе мер наказания. В свою очередь, эгалитарные личности склонны принимать сторону защиты и не так нацелены на то, чтобы покарать преступника, как авторитарные личности. В сравнительно меньшей степени, в гражд. делах, связанных с вопросами денежной компенсации ущерба, эгалитарные личности чаще становятся на сторону истца, а авторитарные на сторону ответчика.
Др. личностный конструкт, касающийся поведения присяжных, связан с убеждением в наличии внутреннего или внешнего локуса контроля событий. "Интерналы" склонны считать, что они в значительной степени контролируют происходящие с ними события. "Экстерналы" более склонны верить в то, что на результаты влияют внешние или чуждые им силы. Исслед. показывают, что "интерналы" чаще приписывают ответственность за преступление обвиняемому и выносят более суровые приговоры.
Первое прямое применение методик, разработанных соц. науками, при отборе присяжных произошло, как принято считать, на судебном процессе над 8 антивоенными активистами в Гаррисберге, штат Пенсильвания, в 1971 г. В ходе предварительной проверки присяжных на допуск к судебному процессу над "гаррисбергской восьмеркой", группа социолога Джея Шульмана и психолога Ричарда Кристи использовала "статистическое моделирование" в процедурах отбора присяжных. Статистическое моделирование предполагает проведение масштабного обследования в рамках сообщества, из к-рого будет набираться пул присяжных. В ходе полевых исслед., с использованием метода интервью, собирается демографическая и социально-экономическая фоновая информ. в отношении религии, возраста, пола, профессии и подобных характеристик, к-рая впоследствии связывается с предубеждениями и предрасположениями, касающимися вопросов предстоящего судебного разбирательства. Эта информ. табулируется и вводится в компьютер. Вывод данных программируется на идентификацию "идеального" присяжного, а тж приемлемые и неприемлемые профили.
Критики назвали такой способ отбора присяжных "социологической игрой в кости" и схемой "социологического скирдования присяжных". Защитники этих процедур подчеркивают, что исследователи не менее других осознают, что люди не всегда действуют в соответствии со своими предрасположениями.
См. также Клинический прогноз в сравнении со статистическим, Психология и закон, Стереотипизация
Ю. Л. Хадсон

Психология способностей (faculty psychology)

Термин П.с. применяется к большому числу теорий, к-рые подразделяют разум (mind) на множество отдельных сил или способностей. Эта идея очень стара и привлекательна, к тому же она прекрасно согласуется с обывательским пониманием психологии. Когда мы говорим про кого-то, что "у него хорошая память", мы имеем в виду способность чел. к запоминанию. Это легкий и прямой способ объяснения поведения личности.
Аристотель создал основу для развития многочисленных форм умозрительной психологии в эпоху поздней античности и Средних веков. Они часто объединяли аристотелевскую психологию способностей с примитивными, а порой и фантастическими представлениями о челов. мозге, порождая самые первые сочинения о локализации функций мозга. Авторы этих сочинений говорят о разном числе способностей и мозговых центров, однако в конце концов всеми было признано, что вместилищем разума является мозг.
Будучи весьма популярной у философов и медиков, П. с., однако, не избежала критики. Уильям Оккам (умер в 1349 г.) отмечал, что на основании способности разума выполнять ту или иную функцию нельзя делать вывод о наличии у него определенной отдельной способности к ее выполнению. Напр., люди хорошо запоминают многие вещи, но это вовсе не значит, что есть особая умственная способность, названная памятью. Оккам считал разум единым, но способным к выполнению различных функций. Память яв-ся всего лишь актом запоминания и не требует особого внутреннего блока памяти. Критика Оккама предвосхитила более поздние атаки на др. варианты психологии способностей за круговую манеру рассуждений. Единственное доказательство в пользу существования предполагаемой способности к запоминанию, к-рое мы имеем, заключается в том, что люди способны запоминать; именно поэтому мы и объясняем запоминание существованием мнемической способности.
Идея деления разума на способности сохранилась и в философии Нового времени. Хотя Рене Декарт утверждал, что душа яв-ся неделимым единством, он приписывал ей только одну функцию - мышление. Он признавал существование и др. способностей, но относил их к механическому функционированию мозга, а не к свободному мышлению души. Джон Локк также снабдил разум набором психич. сил, и эта идея превратилась в общее место филос. психологии; предметом дальнейших дискуссий стал не вопрос о самом существовании способностей, а их число и характер, т. е. яв-ся ли они врожденными или приобретаются в результате научения.
На рубеже XVIII и XIX вв. психология способностей обогатилась двумя наиболее значимыми системами. Одна из них - шотландская философия здравого смысла ("здравого человеческого рассудка"), создателем которой был Томас Рид. Рид подразделял разум на 31 Богом данную способность, к числу к-рых относились, напр., язык, благодарность, долг и память. Система Рида была развита в завершенную психол. доктрину его учеником Дугалдом Стюартом, к-рый дополнил перечень Рида до 48 способностей, включив в него, в частности, чувство комического и нравственное чувство. Шотландская система, ставшая чрезвычайно популярной, изучалась повсеместно, особенно широко - в Соединенных Штатах. Когда там возникла эксперим. психология, ей пришлось побороться за академическое признание с прочно укоренившейся к тому времени психологией здравого смысла.
Другой новой системой, возникшей одновременно с системой Рида, была краниология, основателем к-рой явился Франц Йозеф Галль, известный, кстати сказать, своей резкой критикой в адрес сторонников психологии способностей. Его система была выхолощена до уровня философской доктрины, названной френологией, и изложена в общедоступной форме И. К. Шпурцгеймом, бывшим одно время ассистентом Галля. Галль считал, что и мозг, и разум разделены на самостоятельные и параллельные органы. В отличие от подходов ранних теоретиков П. с., подход Галля был скорее биологическим, нежели философским: он писал о способностях, свидетельствующих об индивидуальных особенностях людей и служащих таким биолог. целям индивидов и биологических видов как забота о потомстве, самосохранение и доброта. К сожалению, Галль высказал неосторожное предположение, что контуры черепа отражают уровень развития лежащих внутри органов мозга, и занятия его последователей выродились в псевдонаучное гадание по черепу, лишь немногим отличающееся от гадания по ладони. Нередко осуждаемая официальной наукой, френология, тем не менее, была популярна среди образованной публики, представителей богемы (к числу ее поклонников принадлежал Эдгар Аллан По) и реформаторов, в частности, ее идеи разделял педагог Гораций Манн.
Строго говоря, П. с. прекратила свое существование в XX в., по крайней мере в форме научной психологии. Однако кое-где еще можно обнаружить идею способности в действии, напр., в теориях черт (личности) и в вариантах декомпозиции интеллекта на субкомпоненты.
См. также Память, Философские проблемы психологии, Структурализм
Т. Лихи

Психология толпы (mob psychology)

Р. Браун определял Т. как "действующие совместно, плечом к плечу, анонимные, случайные, временные и неорганизованные общности". Т. могут подразделяться в зависимости от того, активны они или пассивны, первые при этом наз. собственно Т., а вторые - публикой, аудиторией. Собственно Т. классифицируются далее в зависимости от доминирующего поведения участников. Агрессивные Т., к к-рым относятся бунтующие и линчующие Т., характеризуются проявлением агрессии в отношении людей или объектов. Доминирующей формой поведения спасающихся Т. яв-ся паника, как, напр., в случае пожара в театре. Стяжающие Т. сходны со спасающимися тем, что те и др. вовлечены в соперничество за определенный дефицитный объект. Экспрессивные Т. - категория типа "мусорной корзины", включающая все остальные разновидности Т., не относящиеся к первым трем категориям.
Несмотря на отсутствие единства в мнениях среди исследователей, к характеристикам Т. чаще всего относят: а) духовное единство или "умственную однородность"; б) эмоциональность; в) иррациональность. Лебон объяснял духовное единство Т. механизмом заражения - механического распространения аффекта от одного члена к др. по типу инфекционного заболевания. Др., подобно Милгрэму и Точу, полагают, что видимая психич. однородность Т. может тж объясняться механизмом конвергенции: сходно мыслящие и чувствующие индивидуумы имеют тенденцию собираться вместе и объединяться в Т. Т. о., однородность скорее предшествует, нежели вытекает из принадлежности к Т. Два механизма предположительно объясняют эмоциональный и иррациональный характер Т.: а) утрата ответственности вследствие анонимности и б) впечатление всеобщности.
См. также Вмешательство случайных свидетелей, Деиндивидуализация, Массовая истерия, Влияние сверстников, Насилие
М. Гринберг

Психология торговли (sales psychology)

Область П. т. часто выходит за пределы личных покупок и продаж, предполагающих прямой контакт между продавцом и покупателем, включая в себя тж маркетинг, использующий рекламу в СМИ с целью привлечения потенциальных покупателей.
Продажи подразделяются на области в соответствии с категориями покупателей, продуктов или предлагаемых услуг. Исслед. показывают, что характеристики, способствующие успеху в одном виде продаж, не обязательно приводят к успеху в др. ее видах.
Задача психолога, к-рый выступает в роли консультанта руководителей отделов сбыта, менеджеров по продажам и специалистов по обучению продажам, заключается в том, чтобы познакомить их с передовыми и совр. научными знаниями, к-рые можно применять при отборе, обучении, контроле и оценке эффективности работы продавцов.
История психологии торговли
На становление П. т. непосредственно повлияли три важнейших систематических подхода: функционализм, бихевиоризм и психоан. Функционализм был самым первым и наиболее важным. Гуго Мюнстерберг ввел функциональный подход в прикл. психологию. В свою вышедшую в 1913 г. книгу он включил обзор экспериментов по эффективности рекламы.
Оглавление книги Стронга 1925 г. показывает большинство тем, традиционно включаемых в совр. учебники по П. т.: мотивация покупателя, изучение рыночной конъюнктуры, теории сбыта, поиск потенциальных потребителей, стратегии беседы в ходе открытия, ведения и завершения торгов, отбор и обучение торговых агентов, управление сбытом и связи между реализацией, маркетингом и рекламой.
Дж. Мак-Кин Кеттелл был еще одним психологом-функционалистом, внесшим вклад в развитие области торговой и рыночной психологии. В организованной им Психологической корпорации (Psychological Corporation) создавались тесты, применявшиеся при отборе продавцов, проводились многочисленные исслед. рынка, и была разработана большая часть опросных методов, занявших прочное место в арсенале средств, используемых в совр. исследованиях рекламы.
Поведенческий подход в ранней истории П. т. представлял Дж. Б. Уотсон. Уотсон внес значительный вклад в разработку и применение методов изучения рынка. Он часто обращался к теме продаж и заключения сделок, пытаясь противодействовать негативному отношению общественности к продажам как профессиональной деятельности и обучал продавцов постигать и применять на практике основы стимульно-реактивной психологии.
Психоаналитическое влияние в области сбыта и рекламы обозначил в общих чертах Дональд Лэйрд. Он считал, что сопротивления продажам можно понимать и преодолевать точно так же, как З. Фрейд и др. аналитики понимали и преодолевали клинические сопротивления. Однако наиболее влиятельным проводником психоаналитических идей в области рекламы явился Эрнест Дихтер. Дихтер побуждал рекламистов пытаться понять "глубинные смыслы" продуктов и услуг.
Иллюстрации подходов к исследованию продаж и управлению сбытом
В области обучения продажам и управлению сбытом нашло применение большинство из существующих подходов к управлению. К числу наиболее широко используемых можно отнести: метод управленческой решетки Блейка и Мутон; системный анализ; поведенческий анализ; управление по целям Друкера; целевое управление продавцами Джексона и Алдага; и анализ разнообразия труда и факторов удовлетворенности трудом Герцберга.
Результаты тестов указывают на то, что наиболее успешные продавцы обладают следующими ключевыми характеристиками: напористостью, энергичностью, способностью вызывать к себе доверие, умением контролировать свои эмоции, самостоятельностью, уверенностью в себе, оптимизмом, дружелюбием и коммуникабельностью, готовностью к убеждению и конфронтации, потребностью в успехе и склонностью допускать и принимать ограничения. Однако ни у кого не вызывает сомнений, что различные типы ситуаций продаж требуют разных личностных характеристик.
Мн. программы обучения продажам могли бы больше выиграть, если бы в них делался акцент не столько на обучении специфическим продажам, сколько на более широком подходе к образованию в области сбыта, а тж на общем образовании взрослых людей. Зачастую программы обучения продажам совершенно не рассчитаны на независимых, ставящих перед собой индивидуальные цели, взрослых слушателей.
См. также Реклама, Промышленная психология
Дж. Харт

Психология черт (trait psychology)

П. ч. представляет собой подход к теории и измерению личности, опирающийся на понятие черты как фундаментальной единицы анализа. Вообще говоря, черты определяют по-разному. На самом простом уровне под ними понимаются относительно устойчивые описательные характеристики личности. В более широком смысле, черты определяются как предрасположенности к поведению, к-рое отличается как устойчивостью (т. е. обладает временной согласованностью), так и широким диапазоном (т. е. обладает межситуативной согласованностью). Г. Олпорт утверждал, что черты тж имеют физиолог. основу. Кроме того, он проводил различие между общими чертами, присущими в той или иной степени всем людям, принадлежащим к определенной культуре, и уникальными чертами, присущими только данному индивидууму. Наиболее сильные и устойчивые диспозиции, присущие конкретному чел., он наз. кардинальными чертами.
Термин "черта" часто связан с термином "тип". Если черта - это единичное и непрерывное измерение личности, то тип представляет собой более сложный паттерн характеристик, служащий шаблоном для категоризации людей. В начале XX в. К. Юнг идентифицировал совокупность противоположных типов личности, исходя из установки (экстравертированность либо интровертированность) и четырех организованных в пары психич. функций (интуиция и ощущение либо мышление и чувство). В наше время эти типы личности определяются при помощи Индикатора типов Майерс - Бриггс. Айзенк и большинство др. теоретиков П. ч. считают личность организованной иерархически, с главными диспозициями, охватывающими (или "обобщающими") совокупность связанных черт; напр., экстравертированный тип включает в себя такие черты как общительность, импульсивность и активность.
Др. термин - "состояние" - часто противопоставляется термину "черта", так как употребляется для обозначения временного, преходящего состояния, такого как настроение, тогда как черта относится к долговременной предрасположенности. При тестировании состояния тревоги, напр., Ч. Д. Спилбергер спрашивал обследуемого чел., чувствует ли он себя расстроенным сейчас, а при тестировании соотв. черты он спрашивал его, бывает ли он обычно, часто или постоянно расстроенным.
Во мн. теориях личности черты занимают важное положение в качестве осн. единиц анализа поведения. Нек-рые исследователи используют факторную модель черт; т. е. они разраб. свои системы эмпирическим путем на основе факторного анализа разнообразных пунктов с целью выделения базовых шкал, или различных тестов с целью выделения факторов более высокого уровня. Наиболее известными теоретиками в этой области яв-ся Р. Кэттелл, Айзенк и Дж. П. Гилфорд. Каждым из них разраб. тесты для измерения конструктов, к-рые они рассматривают в качестве базовых черт.
Среди проблем, с к-рыми сталкиваются исследователи в данной области, 2 яв-ся наиболее острыми. Первая из них связана с вопросом о количестве и типе черт. В отличие от 16 факторов Кэттелла, получаемых на основе данных соотв. опросника, Айзенк выделяет только 3 - экстраверсию, эмоциональность (нейротизм) и психотизм. Др. широко используемые системы измерений личности делают акцент на межличностных отношениях, выделяя две осн. оси - "дружелюбие-враждебность" и "доминирование-подчинение" с различными промежуточными степенями вариации, расположенными по круговой шкале. Эти два измерения совпадают с характеристиками, часто использующимися в организационной психологии - социоэмоциональными либо ориентированными на задачу аспектами ролей.
Др. важной проблемой яв-ся вопрос о межситуативной согласованности черт. Ранние работы Хартшорна и Мэя на время пошатнули убеждение исследователей в согласованности таких черт как честность, продемонстрировав, что дети, допускавшие обман на уроках в школе, не обязательно лгали или обманывали в др. обстоятельствах. И тем не менее, интуитивно мы все же чувствуем, что люди последовательны в своих проявлениях. К 1972 г. Айзенк пришел к заключению, что П. ч. значительно укрепили свои позиции. Однако в то время гораздо большее внимание уделялось влияниям окружения, и очередной подъем поведенческой психологии привел к возобновлению атак на П. ч., особенно со стороны У. Мишела. Однако Мишел и др. впоследствии все же признали существование известной согласованности среди нек-рых характеристик. Мишел и П. К. Пик высказали мнение о том, что следует разделять временную и ситуативную согласованность. Первая оказывается более высокой, последняя более низкой в отношении надежности. Для разрешения этой дилеммы они предложили использовать когнитивный прототипический подход, в соответствии с к-рым восприятие и орг-ция согласованности личности в большей мере зависит от идентификации ее ключевых признаков (прототипов, или лучших образцов нек-рой характеристики), нежели от согласованности ее поведения в различных ситуациях.
См. также Центральные черты (личности), Типы личности
Н. Сандберг

Психометрика (psychometrics)

Область П. (или психометрии) связана с количественным подходом к анализу тестовых данных. П. включает два раздела: теорет. и прикл. Психометрическая теория обеспечивает исследователей и психологов мат. моделями, используемыми при анализе ответов на отдельные задания или пункты тестов, тесты в целом и наборы тестов. Прикл. П. занимается применением этих моделей и аналитических процедур к конкретным тестовым данным. Четырьмя областями психометрического анализа яв-ся нормирование и приравнивание, оценка надежности, оценка валидности и анализ заданий. Каждая из этих областей содержит набор определенных теорет. положении и конкретные процедуры, используемые при оценке качества работы теста в каждом отдельном случае.
Нормирование и уравнивание
Нормирование тестов - составная часть их стандартизации, обычно включает проведение обследования репрезентативной выборки лиц, определение различных уровней выполнения тестов и перевод сырых тестовых оценок в общую систему показателей.
Тесты иногда приравнивают, когда существуют различные формы того же самого теста. Приравнивание приводит оценки по всем формам к общей шкале. Существуют 4 осн. стратегии приравнивания. Первый метод предполагает проведение каждой формы теста на эквивалентной (напр., случайной отобранной) группе респондентов, а затем оценки по этим различным формам устанавливаются т. о., чтобы равные оценки имели равные процентильные ранги (та же самая пропорция респондентов получает ту же или более низкую оценку). При более точном методе все респонденты заполняют все формы теста, и для определения эквивалентности показателей используются уравнения. Третий часто используемый метод связан с проведением общего теста или части теста со всеми респондентами. Эта общая оценочная процедура служит в качестве "связывающего" теста, к-рый позволяет все последующие измерения привязывать к единой шкале. При проведении обследования с использованием различных форм одного и того же теста в каждую включаются неск. "анкерных заданий", выполняющих функцию такого "связывающего" теста. Сравнительно недавно появившееся семейство статистических моделей тестовых оценок, наз. моделями теории "задание-ответ", оказывается особенно полезным для приравнивания тестов.
Нормирование и приравнивание приобрело новое значение в связи с недавними разраб. в тестировании и получившей широкое распространение системы принятия решений на основе проходных баллов при оценке рез-тов выполнения теста. Эти тесты, наз. критериально-ориентированными тестами, используются в ряде штатов в качестве процедур проверки минимальной компетентности выпускников средней школы, подтверждающей полученный аттестат, и в качестве экзаменов на получение сертификатов, дающих право заниматься различными видами деятельности и профессиями.
Оценка надежности
Надежность и валидность имеют отношение к обобщаемости показателей тестов - определению того, какие выводы по тестовым показателям яв-ся обоснованными (Cronbach et al., 1972). Надежность касается выводов о согласованности измерения. Согласованность определяется по-разному: как временная устойчивость, как сходство между предположительно эквивалентными тестами, как однородность в рамках одного теста или как сравнимость оценок, выносимых экспертами. При использовании метода "тест-ретест" надежность теста устанавливается путем повторного его проведения с той же группой спустя определенный промежуток времени. Затем два полученных набора показателей сравниваются с целью определения степени сходства между ними. При использовании метода взаимозаменяемых форм на выборке обследуемых проводятся два параллельных измерения. Привлечение экспертов ("оценщиков") к оценке качества параллельных форм теста дает меру надежности, наз. надежностью оценщиков. Этот метод часто применяют, когда есть необходимость в экспертной оценке.
Оценка валидности
Валидность характеризует качество выводов, получаемых на основе рез-тов проведения измерительной процедуры. Прогностическая валидность оценивает способность измерительных инструментов давать заключения о будущей успешности, напр., в работе или в обучении. Как правило, в этом случае рассчитывается корреляция между прогнозирующим параметром и некой количественной оценкой эффективности в работе или в обучении, наз. критерием. Напр., тестовые показатели кандидатов при поступлении в колледж или профессиональную школу часто сопоставляют с их оценками в период последующего обучения. Получаемый в рез-те коэффициент корреляции наз. коэффициентом валидности. Эти коэффициенты могут корректироваться, напр., когда критериальные оценки характеризуются узким размахом или когда оказывается ненадежным сам критерий. Когда данные по прогнозирующему параметру собираются практически одновременно с измерениями критерия, это наз. исслед. текущей валидности. Поскольку один-единственный инструмент не всегда оказывается способен прогнозировать критерий в той степени, в какой это необходимо, привлекаются множественные предикторы, часто с использованием статистической процедуры множественной регрессии, позволяющей достичь максимального прогноза критерия путем взвешивания вкладов различных тестов.
Содержательная валидность оценивает, насколько полно содержание теста охватывает тестируемую область, и особенно полезна для тестов достижений в обучении. Такие оценки, как правило, выносятся экспертами в тестируемой области.
В последнее время стало принято считать, что конструктная валидность яв-ся родовым понятием по отношению к прогностической и содержательной валидности. Критическим вопросом, задаваемым в отношении конструктной валидности, яв-ся вопрос о том, насколько хорошо данный тест измеряет свойство(а), к-рое(ые) он предположительно должен измерять.
Анализ заданий
Большинство процедур анализа заданий предполагают: а) регистрацию числа испытуемых, давших правильный или неправильный ответ на определенное задание; б) корреляцию отдельных заданий с др. переменными; в) проверку заданий на систематическую ошибку (или "необъективность"). Долю испытуемых, справившихся с заданием теста, наз., возможно не вполне точно, трудностью задания. Способ улучшить задания - подсчитать процент выбора каждого варианта ответа на задание с множественным выбором; полезно тж вычислить средний тестовый показатель испытуемых, выбравших каждый вариант. Эти процедуры позволяют контролировать, чтобы варианты ответов выглядели правдоподобными для неподготовленных испытуемых, но не казались правильными наиболее знающим. Отбор заданий, к-рые сильно коррелируют с показателем полного теста, максимизирует надежность как внутреннюю согласованность теста, тогда как отбор заданий, к-рые сильно коррелируют с внешним критерием, максимизирует его прогностическую валидность. Описательная аналоговая модель этих корреляций наз. характеристической кривой задания; в типичных случаях - это график зависимости доли испытуемых, правильно отвечающих на вопрос, от их суммарного тестового показателя (или к.-н. др. оценки их уровня способности). Для эффективных заданий эти графики представляют собой положительные восходящие кривые, не снижающиеся по мере прироста способности. Процедуры проверки заданий на систематическую ошибку связаны с выявлением тех из них, к-рые неодинаково трудны для различных групп. Др. словами, эти процедуры связаны с установлением общих различий в тестируемой способности и последующим поиском заданий, к-рые имеют отличающиеся коэффициенты трудности для групп меньшинств. Последующее удаление этих заданий из теста приводит к тому, что такой тест будет считаться справедливым. В настоящее время еще только приступили к изучению этих процедур и их реальная ценность пока не определена.
См. также Кластерный анализ, Систематическая ошибка тестов, обусловленная культурными факторами, Анализ заданий, Тесты для отбора кандидатов, Статистика в психологии
К. Ф. Гейзингер

Психоневрология (psychoneurology)

"Моральные и деятельные принципы разума сильно извращены или испорчены, власть над собой утрачена или ограничена и индивидуум неспособен говорить или рассуждать о к.-л. предложенном ему предмете, а тж вести себя с приличием и пристойностью в жизненных делах". Так английский психиатр Дж. Причард определил новое понятие "морального помешательства" в своем "Трактате" (Treatise), опубликованном в 1835 г. Идентичная идея заключена в описании manie sans delire, данном отцом французской психиатрии Ф. Пинелем в 1812 г. В том же году первый американский психиатр Б. Раш писал о лицах, одержимых "врожденной противоестественной моральной испорченностью". Великие немецкие систематики занимались тщательным описанием этой большой и неоднородной группы лиц с причудливым, извращенным, непривычным поведением (лишь в нек-рых случаях аморальным или антисоциальным), но без поведенческой спутанности и бреда. И. Л. А. Кох в 1891 г. объединил их понятием "психопатической неполноценности". В следующих одно за др. изданиях своего влиятельного учебника "Психиатрия" (Psychiatrie) Э. Крепелин многократно "перепахивал" ту же самую почву, но лишь в 7-м издании он впервые использовал термин "психопатическая личность" для обозначения того типа людей, к-рый имел в виду Причард. Немецкие нозологисты, однако, не соглашались основывать свою классиф. на социологическом или даже политическом критерии; та же самая дефиниция антисоциального психопата в иной перспективе может рассматриваться как обозначение, напр., борца за свободу. В монографии К. Шнайдера "Психопатическая личность", впервые опубликованной в 1923 г., приводится 10 видов девиантной личности, причем среди них есть и такие, что могут (хотя и не обязательно) склонять индивидуума к антисоциальному поведению.
Противоположный подход был использован Г. Э. Партриджем в 1930 г., пришедшим к выводу, что для подгруппы лиц, наз. психопатами, доминирующим симптомом яв-ся неспособность или нежелание согласовывать свое поведение с требованиями об-ва, и потому он предложил использовать термин "социопатическая личность". Это обозначение было принято Американской психиатрической ассоц. в первом издании ее "Руководства по диагностике и статистической классиф. психич. расстройств" (DSM). Однако с публикацией DSM-III в 1980 г. произошло возвращение к немецкой модели. Термин "психопатическая личность" был отвергнут как слишком общий и неопределенный; термин "социопатическая личность", к-рый так никогда и не привился, был тж оставлен. На их месте появилась дюжина вариантов расстройств личности, имеющих известное сходство с десятью психопатиями Шнайдера, причем нек-рые из расстройств охватывали типы личности, наз. до этого психопатическими ("гистрионическая" (демонстративная), "нарциссическая" и "пограничная" личности), а одно расстройство - "антисоциальная личность" - более явно соответствовала прототипу Причарда.
К сожалению, нет никаких объективных данных, что реально существует именно 12 типов расстройств личности, а не 9 или, к примеру, 19, как нет и убедительных аргументов в пользу того, что для анализа этой проблемы типологическая схема подходит лучше, чем параметрическая. Кроме того, можно с уверенностью сказать, что не все из случаев, соотв. описательным критериям антисоциальной личности, однородны с т. зр. этиологии или клинических проявлений. Мы можем согласиться с наблюдением сэра Обри Льюиса, сделанном в 1974 г.: "Диагностические группы в психиатрии редко имеют четкие и определенные границы. С нек-рыми в этом отношении дело обстоит хуже, чем с остальными. Хуже всего дело обстоит с психопатической личностью с ее колеблющимися очертаниями. Эти очертания не станут ясными до тех пор, пока не будет известно гораздо больше о ее генетике, психопатологии и невропатологии". Однако если границы диагностической группы слишком размыты, исслед. для получения необходимой информ. могут внести дополнительную путаницу в понимание вопроса. В DSM-III был сделан выбор в пользу описательных, но преим. произвольных критериев, и тем самым - в пользу диагностической надежности, достигаемой ценой потери валидности. Сомнительно, чтобы суммарная стат. данных по крайне разнородной группе лиц, соотв. критериям "антисоциальной личности", когда-либо дала истинное освещение этой большой категории. Шире распростр., чем больные шизофренией, эти люди представляют собой знач. большее отягощение об-ва; вне зависимости от того, как их наз. - "моральные имбецилы", "антисоциальные личности", "социопаты" или "психопатические личности", - они представляют важную соц., судебную и психиатрическую проблему.
Семейство расстройств
Психиатрическая проблема заключается в необходимости понять, почему неглупый и рационально мыслящий чел. может устойчиво придерживаться антисоциального поведения, невзирая на связанный с этим риск наказания, к-рый заглушил бы большинство подобных побуждений у нормального индивидуума. По общему определению, психопатическая личность может рассматриваться как семейство расстройств, включающих по меньшей мере 4 "рода", к-рые, в свою очередь, разделяются на "виды". Так, род диссоциальных психопатов состоит, по определению DSM, из лиц, к-рые "не демонстрируют иных значимых личностных отклонений, помимо связанных с принадлежностью к ценностным ориентациям или кодексу их хищнической, преступной или иной соц. группы". Это - дети Фейджина (Fagin's children), члены семей cosa nostra, партизаны гетто. В книге "Человек против самого себя" (Man against himself), вышедшей в 1936 г., К. Меннингер описал второй род - невротический характер, у обладателей к-рого антисоциальное поведение представляет собой отреагирование невротического конфликта или проявление неосознаваемой потребности в наказании. Здесь следует проявлять осторожность, поскольку приверженец психодинамики может найти неосознаваемые или невротические объяснения почти для всякого отклонения поведения. В книге "Импульсивная личность" (The impulsive personality) Г. Уишни приписывает склонность психопата к манипуляциям и обману, скрытому в глубине его души неверию в собственные способности и в добрую волю др. людей; т. о., "жулик-артист" - персонаж фильма "Музыкальный человек" (The music man) - становится неуверенным в себе страдальцем, к-рого можно вылечить любовью и психотер.
В третий род входят виды органической дисфункции или анормальности. Нек-рые патологически импульсивные индивидуумы имеют специфические нарушения контроля над удовлетворением побуждений. Нек-рые дети с гиперактивным расстройством вырастают в импульсивных психопатов. У др. обнаруживается тиранический сексуальный голод, или эксплозивные неконтролируемые вспышки ярости, или компульсивное удовлетворение агрессивных и сексуальных побуждений по типу "короткого замыкания". Синдром предменструального напряжения может приводить нек-рых женщин к периодическим вспышкам патологической агрессивности. Эти аффективные нарушения представляются конституциональными по природе и, очевидно, предрасполагают к антисоциальному поведению. Однако Б. Карпман в статье, опубликованной в 1948 г. и привлекшей к себе огромное внимание, настаивал: "Если учесть и удалить все случаи, к-рые я отношу к симптоматической или невротической психопатии, все еще останется маленькая группа, к-рая м. б. обозначена как первичная или идиопатическая психопатия".
Первичный психопат
Первичный психопат - это хронический правонарушитель, к-рый не является ни невротиком, ни лицом, получившим недостаточное воспитание, ни жертвой к.-л. органической дисфункции эмоционального контроля или контроля побуждений. Не призывая слишком серьезно относиться к этой "зоологической" классиф., мы временно можем выделить в этом роде по меньшей мере 2 вида и неск. подвидов.
Синдром отчуждения. Положительные соц. установки и чувства не расцветают сами по себе полным цветом в душе нормального подростка. Им надо научиться в процессе родительского воспитания, на опыте вознаграждающей привязанности к др. людям и на примере социализированного взрослого чел., к-рый вызывает восхищение. Возможно, в раннем детстве существует "критический период", когда для развития нормальной способности любить др. и привязываться к ним необходимы ласка и уют.
Среди тех, кто способен любить кого-нибудь - напр., членов своей семьи, - существуют большие индивидуальные различия в том, что можно назв. "кругом эмпатии". Есть люди, к-рые без колебаний могут прихлопнуть муху, но испытают ужас, задавив на дороге белку. Нек-рые охотники на белок будут опечалены, увидев страдающую собаку. Есть граждане, к-рые быстро вызовут службы отлова бродячих собак для их последующего умерщвления, но будут выступать против смертной казни и делать пожертвования в ЮНЕСКО. В толпе, наблюдающей за потенциальным самоубийцей, стоящим на высоком карнизе здания, есть люди, охваченные чувством сострадания, и др. люди, глаза к-рых, как у детей в цирке, горят огнем счастливого предчувствия. При прочих равных условиях вероятно, что круги эмпатии меньше всего у тех, кто чаще оказывался свидетелем чужих страданий, поскольку они научились обеспечивать себе заместительную десенсибилизацию дискомфорта.
Гнев и агрессия представляются естественными реакциями на чувства зависти, фрустрации и неудовлетворенности собственной судьбой. Хотя мы считаем гнев дисфорической эмоцией, несомненно, менее неприятно чувствовать себя разгневанным, чем испуганным, бессильным, ранимым или никчемным. Нек-рые люди культивируют в себе гнев для защиты от перечисленных альтернативных эмоций и др., еще более неприятных психич. состояний; возможно, что этот механизм может стать привычным, приводя к недифференцированной агрессии, к-рая, в свою очередь, может вести к антисоциальным действиям.
Т. о., среди этих, лишенных привязанности к кому-либо и чувства эмпатии, холерических индивидуумов выделено 3 "вида" отчужденных психопатов. Следует еще раз подчеркнуть, что эти описания приводятся не как истинная типология, а лишь в качестве ил. того, как нормальные эмоции, к-рые не дают большинству из нас оказаться во власти агрессивных побуждений или вообще препятствуют их возникновению, могут оказаться у нек-рых людей недоразвитыми вследствие отсутствия любви окружающих, безопасности, благоприятных возможностей и хорошего примера, особенно в детстве.
Психопат Клекли. Книга Х. Клекли "Маска психического здоровья" (The mask of sanity) - вдумчивое и широко известное описание клинических характеристик психопатической личности - была впервые опубликована в 1941 г. и выдержала шесть изданий, последнее вышло в 1976 г. В этой монографии, написанной живым литературным языком, приводится целая серия историй болезни отдельной подгруппы первичных психопатов, к-рых невозможно отнести к к.-л. из описанных выше этиологических категорий. На основании собственной оценки этого материала Клекли сформулировал список из 16 общих для всех этих случаев признаков. Эти признаки имеют разную клиническую важность, а нек-рые из них (напр., "редко совершается суицид") яв-ся производными от др. Десять наиболее существенных признаков можно резюмировать следующим образом.
Клекли был убежден, что этот синдром яв-ся рез-том какого-то глубокого и, возможно, конституционально обусловленного дефекта, включающего неспособность испытывать нормальное эмоциональное сопровождение жизненного опыта. Люди с дефектом восприятия цвета неспособны оценить, как др. воспринимают радугу. Они могут научиться имитировать комментарии др. людей о хроматических красотах сцены и проводить различения для разных целей, запомнив, напр., что признак "красное" (что бы это ни значило) используется при описании яблок; они могут никогда не признаваться себе в том, что этот аспект их восприятия качественно отличен от нормы. Так же и психопат, описанный Клекли, может просто быть неспособен испытывать нормальное чувство вины, угрызений совести, пугающей перспективы или нежной привязанности. Подобно чувству восприятия цвета, эти эмоции носят глубоко личный характер и недоступны интерсубъективному сравнению. Психопат может научиться подражать поведению людей в разных эмоциональных состояниях; его уверения в любви или сожалении могут звучать так же правдоподобно, как у любого актера, - и быть столь же пустыми. Возможно тж, что возмущение этого индивидуума тем, что ему не верят, искренне и в определенном смысле оправданно: а как вообще можно знать, что эти высказывания делаются людьми, никогда не испытывавшими таких чувств?
Др. подходом был поиск понимания природы психопата Клекли на основе фокального, специфического дефекта, последствием к-рого могли бы быть все остальные признаки синдрома. В частности, утверждалось, что этот тип психопатии не отличается чем-то более экзотическим, чем низкий IQ тревоги. Все млекопитающие могут испытывать страх и могут научиться ассоциировать тревогу с импульсами, подвергавшимися наказанию, или с др. стимулами, сигнализирующими об опасности. Люди с высокой, по сравнению с др., способностью к формированию условнорефлекторной реакции страха имеют высокий IQ тревоги. Ребенок на нижнем полюсе этого континуума будет испытывать трудности социализации при использовании обычных приемов приучения к дисциплине, осн. в значительной мере на страхе и наказании. Такой ребенок будет фрустрировать родителей и находиться в постоянной оппозиции к ним, что приведет к лишению его важного опыта отношений прототипической любви (эта депривация может начаться очень рано, если родители сами яв-ся психопатами). Возможно, что появление у среднего ребенка способности к идентификации с др. людьми яв-ся частью его стремления научиться предсказывать их поведение, чтобы защитить себя. Будучи относительно безразличным к тому, что делают или думают др. люди, не испытывающий страха ребенок может вкладывать меньше усилий в этот аспект соц. научения; тот, кто не умеет идентифицировать себя с др. людьми, м. б. неспособным к их эмпатическому пониманию и не воспринимать их ценностные ориентации в качестве необходимых для нормального развития супер-эго и способности испытывать чувство вины. Страх и его союзники (стыд, вина и замешательство) в значительной мере ответственны за то, чтобы помешать большинству из нас время от времени совершать нек-рые неприемлемые поступки, характерные для антисоциального поведения психопата. Отсутствие страха, бесшабашная беззаботность, формирующаяся при устранении робости, совести, чувства вины и ожидания наказания, составляют главные атрибуты "шарма". Важным и парадоксальным тезисом гипотезы IQ тревоги яв-ся то, что ребенок с риском развития психопатии не должен рассматриваться в качестве больного или дефективного. Это тот материал, из к-рого делаются герои. При правильном воспитании - терпеливом, чутком, ставящем поощрения выше наказаний, культивирующем чувство гордости и собственного достоинства, к-рое компенсирует слабый контроль поведения чувствами страха и вины, - эти люди могут, когда вырастут, стать отважными путешественниками, искателями приключений, летчиками-испытателями и космонавтами, т. е. людьми того типа, к-рыми восхищался Т. Вулф в своей книге "Крепкий характер" (The right stuff).
В 1957 г. Д. Т. Ликкен экспериментально показал, что у психопатов Клекли замедлено условнорефлекторное формирование реакции страха при экспозиции предостерегающим сигналам. Они имеют тенденцию к игнорированию болезненного удара током в ситуациях, в к-рых нормальные люди научаются избеганию этого удара; они в меньшей степени, по сравнению с обычными людьми, находятся под влиянием реакций страха или замешательства. Эти находки были воспроизведены др. исследователями, в первую очередь Р. Хэйром, в серии исслед., проводимых на протяжении двадцати лет. Хэйр показал, напр., что для психопата Клекли характерен ненормально низкий уровень кожно-гальванического рефлекса при ожидании болезненного стимула или громкого звука. В этой же ситуации, однако, у психопата Клекли отмечается повышение частоты сердечных сокращений по сравнению с нормой. Данные др. исслед. указывают на то, что повышение частоты сердцебиений может отражать действие механизма адаптивного контроля, к-рый снижает уровень фонового возбуждения Ц. н. с. и, возможно, в этой ситуации, воздействие ожидаемого аверсивного раздражителя. Переносимость боли у такого психопата не выше нормы, но он демонстрирует более выраженную, по сравнению с контролем, способность переносить боль, если это будет условием получения ценимого им подкрепления.
Семейные исслед. С. Р. Клонингера и его коллег указывают на то, что психопатию хорошо объясняет пороговая модель, согласно к-рой предрасположенность к ее формированию определяется низким порогом тревоги (у мужчин ниже, чем у женщин). Генетически детерминированный IQ тревоги во взаимодействии с влиянием окружающей среды (стиль и последовательность родительского воспитания и т. д.) может представлять собой фактор, предрасполагающий к развитию психопатии. Исслед. близнецов и усыновленных детей указывают на достоверное действие генетического фактора; однако подавляющее большинство биолог. родственников психопатического потомства не яв-ся психопатами. Даже среди однояйцевых близнецов, воспитанных вместе, при наличии одного психопата менее 50% шансов на то, что второй тж станет психопатом. Данные исслед. показывают, что внесемейные различия окружающей среды и личный индивидуальный опыт наибольшим образом определяют собой формирование психопатической личности.
См. также Формирование идентичности в подростковом и юношеском возрасте, Антисоциальная личность, Связь и привязанность, Расстройства характера, Моральное развитие, Расстройства личности
Д. Ликкен

Психонейроиммунология (ПНИ) (psychoneuroimmunology)

В течение многих десятилетий значительная часть психологов верила в то, что им удалось решить вопрос об отношении души и тела придя к соглашению, что все "психические явления" могли бы быть сведены к "физическим событиям", происходящим в головном мозге. Это была реакция на более ранние филос. спекуляции, согласно к-рым одно множество законов управляет психич. явлениями, а другое - физ. Однако, не так давно психологи начали понимать, что как разделение души и тела, так и редукция психического к телесному, были всего лишь соц. конструкциями, постепенно выходящими из употребления по мере того, как достижения нейронаук давали все более весомые аргументы в поддержку моделей, иллюстрировавших тождество души и тела или, по крайней мере, тесное взаимодействие психич. и физ. процессов.
Одним из наиболее важных событий в деле переформулирования традиционных представлений о душе и теле стало развитие ПНИ - области исслед., название к-рой было предложено Эдером, хотя ее концептуальные основы были намечены еще Солком, когда он включил в свою межфакторную (interfactoral) модель болезни наряду с генетической, поведенческой и неврологической системами еще и иммунную систему. Эта область охватывает исслед., посвященные изучению влияния стресса на функционирование иммунной системы, свойств стрессоров как экспериментальных переменных, и способности справляться со стрессом. ПНИ изучает взаимодействие ЦНС (в ее неврологическом и психол. аспектах) и иммунной системы (напр., роль НС в регулировании функций иммунной системы, механизмы воздействия стресса и дистресса на нервную и иммунную системы). Эндокринная система также нередко включается в предмет исслед., давая начало самому длинному слову в английском языке, к-рым приходится называть эту междисциплинарную область - психонейроэндокриноиммунология (ПНЭИ) (psychoneuroendocrinoimmunology, PNEI).
Иммунная система защищает организм от проникновения в него чужеродных бактерий, грибков, вирусов и токсинов. Она также действует как регулирующая и контролирующая инфраструктура (напр., не допускает, чтобы компоненты организма восставали друг против друга, идентифицируя и уничтожая мутантные клетки, к-рые могли бы в противном случае развиться в раковую опухоль). Один способ описания того, как иммунная система достигает этих целей, состоит в разделении ее на два отдела, со своими особыми задачами и характерными активными агентами. Один отдел можно назвать антителоопосредуемой, или гуморальной подсистемой, к-рая осуществляет регуляцию и контроль через кровообращение при посредстве антител, вырабатываемых B-клетками (т. е., клетками костномозгового происхождения). (B-клетки и T-клетки образуют класс лимфоцитов, к-рые в свою очередь относятся к разряду белых кровяных клеток, или лейкоцитов, вместе с фагоцитами и естественными клетками-"убийцами" [NK].) Когда В-клетки активируются чужеродным вторженцем или антигеном, они вырабатывают какой-либо из пяти известных типов антител, или иммуноглобулинов. Напр., один тин антител активно вырабатывается в период стресса, и они ответственны за аллергические реакции. Если домашняя пыль или пыльца растений попадает в поры кожи чел., чувствительного к этим веществам, у него может сразу же появиться покраснение и опухание соответствующих участков тела, вызванное "вступившими в бой" антителами. Пораженные клетки, по-видимому, секретируют вещества, к-рые влияют на первичную сигнализацию, замыкая контур регулирования.
Действие В-клеток в антителоопосредуемой подсистеме находится под влиянием T-клеток (т. е., продуцируемых тимусом клеток) и макрофагов, относящихся к классу фагоцитов, истребляющих вторженцев. Макрофаги и T-клетки принадлежат к др. отделу иммунной системы, клеточно-опосредованной подсистеме, и вырабатывают вещества-мессенджеры (т. е., цитокины, лимфокины и монокины), к-рые влияют на другие иммунные клетки. Опухолевая клетка может быть атакована макрофагами после того, как она покрывается антителами, или может прямо уничтожаться цитотоксическими T-клетками, также называемыми Т-клетками-"убийцами". Другие T-клетки, называемые клетками-"помощниками" ("хелперы") и клетками-подавителями ("супрессоры"), усиливают или подавляют функции T-клеток-"убийц" и B-клеток.
Иммунная система и ЦНС обладают способностью к памяти, так же как способностями к адаптации, защите, дистанционной коммуникации (т. е., клеточному трафику) и использованию молекул-мессенджеров; возможно, эти сходства облегчают связь между двумя системами. В основе памяти клеток иммунной системы лежит изменение их специфического состава и соответствующих антигенспецифических продуктов. Однако, естественные клетки-"убийцы", первая линия обороны против опухолевых клеток и клеток, пораженных вирусами, являются естественными "убийцами" в том смысле, что они не нуждаются в обучении (через предварительную экспозицию) или программировании, чтобы выполнять свою работу.
Антителоопосредованная и клеточно-опосредованная подсистемы постоянно взаимодействуют между собой и с нервной и эндокринной системами, образуя то, что Росси характеризует как "систему передачи информации" (a system of information transduction). Антителоопосредованная подсистема обеспечивает немедленное реагирование на токсические, вирусные и бактериальные инородные белки; она тж отвечает за трансфузионные реакции на несовместимые группы крови. Клеточно-опосредованная подсистема занимается борьбой с вирус-инфицированными и чужеродными или аномальными клетками. Когда возникают трансплантационные реакции, это и есть иммунный ответ клеточно-опосредованной подсистемы. Клеточный иммунитет также ответственен за замедленные типы аллергии или гиперчувствительности: напр., у чувствительного к туберкулину человека вследствие контакта с источником заражения туберкулезом примерно через день после инфицирования на коже образуется очаг покраснения, в области к-рого кожа становится жесткой.
Др. способ концептуализации деятельности иммунной системы заключается в том, чтобы рассмотреть ее взаимосвязи с другими системами организма, сопоставляя психонейроиммунологическую макросистему с психонейроэндокринной макросистемой. В отношении психонейроиммунологической макросистемы Викрамасекера отметил, что ПНИ исходит из предположения о работе иммунной системы, главного механизма исцеления, в тандеме с ЦНС и воздействиями психосоциального окружения. Согласно Викрамасекере, имеющиеся факты свидетельствуют о том, что события в ЦНС могут потенциально и с большой вероятностью изменять иммунные ответы. Конкретнее, существуют доказательства как того, что тревога и депрессия могут подавлять деятельность иммунной системы, так и того, что процедуры классического обусловливания (по Павлову) могут умеренно, но достоверно снижать иммунокомпетентность. Из этих данных вытекают серьезные следствия; напр., через такие механизмы ЦНС, как условно-рефлекторное формирование эмоций и ожиданий (по Павлову), на функционирование иммунной системы можно влиять посредством плацебо-стимуляции.
Нейропептиды представляют собой один тип нейротрансмиттера (др. типом является ацетилхолин - медиатор синаптического информ. потока). Что касается психонейроэндокринной макросистемы, Викрамасекера обращает наше внимание на существование нисходящих тормозных болевых путей из медиального отдела ствола мозга. Эти пути могут приводить в действие механизмы, связанные с морфиноподобными (т. е., обладающими воздействием, сходным с эффектами опиатов) и неморфиноподобными нейропептидами. Механизмы первого типа могут активироваться эндогенными нейропептидами (т. е., эндорфинами) и, вероятно, электрической стимуляцией определенных участков мозга (напр., околоводопроводного серого вещества). Можно ли эти участки мозга стимулировать посредством некоторых видов когнитивно-аффективной активности, вызывающей специфические состояния (напр., гипнотическую анальгезию), - нам неизвестно, однако мы знаем, что связанные с действием опиатов механизмы можно активировать за несколько секунд стимуляции ЦНС, что анальгезирующие эффекты распространяются за рамки периода стимуляции, и что эта стимуляция особенно эффективна в отношении клинической, в отличие от экспериментально вызванной, боли. Перт добавляет, что доступ к околоводопроводному серому веществу (periaqueductal gray matter) в целях контроля боли регулярно демонстрируют йоги, спортсмены, и женщины во время родов.
Викрамасекера отмечает, что активация эндорфинов, возможно, яв-ся одним из важнейших хим. механизмов снижения боли в плацебо-реакциях. Тем не менее, могут существовать и др. когнитивно инициируемые (гипнотическая анальгезия), но химически опосредованные психонейроэндокринные системы торможения боли. Напр., получены доказательства того, что депрессия усиливает хроническую клиническую боль, и было высказано предположение, что пониженная функциональная активность эндогенных опиоидных нейропептидов может быть связана с проявлением депрессии. Болевая чувствительность и нарушение способности получать удовольствие от жизни (подверженность депрессии) могут связываться через действие катехоламинов, серотонина, норэпинефрина и допамина - веществ, к-рые, как нам известно, изменяют действие опиатов. Следовательно, существуют психонейроэндокринные механизмы, посредством к-рых плацебо стимул может снижать депрессию и болевую чувствительность, и один из наиболее быстрых - усиление выделения эндорфинов.
Дефицитарность функций иммунной системы может приводить к увеличению восприимчивости организма к инфекции или к беспрепятственному делению мутантных клеток и образованию злокачественных опухолей. Сверхактивная иммунная система зачастую оказывается неспособной к дифференцировке между клетками организма и чужеродными клетками и начинает атаковать себя, давая начало так называемым аутоиммунным болезням, примером к-рых служат ревматоидный артрит, гипертиреоз и волчанка. Появляется все больше доказательств, что как гипо-, так и гиперфункция иммунной системы, могут быть связаны с действием психосоциальных стрессоров и с избытком или недостатком определенных гормонов. Кроме того, регулирование деятельности иммунной системы обусловлено, отчасти, активностью нейропептидов, так как они состоят из цепочек аминокислот, обеспечивающих связи между нервной, эндокринной и иммунной системами.
Нейропептиды секретируются головным мозгом, иммунной системой и нервными клетками др. органов. Области мозга, отвечающие за регулирование эмоциональных реакций, особенно богаты клеточными рецепторами этих хим. посредников. В то же время, головной мозг содержит клеточные рецепторы молекул белков, вырабатываемых только иммунной системой, в частности, лимфокинов и интерлейкинов. Это делает возможным устойчивую двухстороннюю систему связи между головным мозгом, иммунной системой и, возможно, всеми др. системами, обеспечивая канал для потенциального воздействия эмоциональных реакций на способность организма защищать себя.
Роль нейропептидов настолько важна, что они были названы "дирижерами иммунного оркестра". Перт высказывает предположение, что чем больше мы будем узнавать о нейропептидах, тем больше у нас будет оснований употреблять термин "телоразум" (bodymind) вместо таких традиционных терминов, как "разум" (mind) и "тело" (body). Она добавляет, что по мере того как роль нейропептидов в организации информ. потоков становится все более очевидной, роль межклеточных синапсов уменьшается. Росси рассматривает эту концепцию информ. потока "как общий знаменатель, позволяющий нам преодолеть разрыв между разумом и материей, душой и телом в деле создания новой науки об исцелении души/тела".
Проблемы исследований
Неврологические структуры, к-рые участвуют в функционировании иммунной системы, вовлечены также в формирование эмоциональных реакций; в результате, физические агрессоры и эмоциональный дистресс равным образом влияют на НС. Эндокринная система вырабатывает гормоны (напр., гонадные стероиды, тироидные гормоны и гормоны надпочечников), воздействующие на иммунные ответы. Вдобавок, такие опиоидные нейропептиды, как эндорфины и энкефалины, могут усиливать функционирование иммунной системы. Накоплен значительный багаж данных, указывающих на то, что эмоции, аттитюды и негативный стресс могут неблагоприятно сказываться на деятельности иммунной системы. Однако мы располагаем гораздо меньшим объемом данных, касающихся эффективности психол. факторов в борьбе с болезнью и в усилении функций иммунной системы. Релман, как редактор престижного журнала New England Journal of Medicine, охарактеризовал существующее положение следующим образом: "Надежно установлено, что эмоции могут отражаться на частоте пульса, дыхании, температуре кожи [и] желудочной секреции... Что касается того, могут ли психические состояния влиять на течение болезни, то здесь мы вообще не имеем надежных научных данных". Исполнительный редактор этого журнала, Марсиа Энджелл, добавляет: "Еще не удавалось определенно показать, что чье-то душевное состояние может вызывать или исцелять какое-либо конкретное заболевание".
Возможно, имеющиеся данные и не "показывают определенно", что умственные и эмоциональные состояния могут "вызывать или исцелять" болезнь, однако некоторым исследователям удалось получить доказательства того, что аттитюды и аффект могут по-разному (зачастую непредсказуемо) взаимодействовать с болезнью и сопутствовать ей. Обзор эмпирических исслед., связывающих стрессовые события с реакционной способностью иммунной системы чел., показал, что острые стрессоры оказывали неоднородное воздействие на иммунитет, тогда как хронические стрессоры обнаруживали непротиворечивые связи с подавлением иммунной функции (связи между психосоциальными факторами и иммунитетом были выявлены для ряда заболеваний, включая рак и СПИД, причем психосоциальные вмешательства имели переменный успех в том, что касается повышения иммунокомпетентности). Результаты исслед. в некоторых конкретных областях свидетельствуют о релевантности ПНИ и ПНЭИ обсуждаемым вопросам.
1. Опубликована работа, показывающая, что головной мозг, в особенности его структуры, связанные с эмоциями (напр., гипоталамус и гипофиз), можно искусственно стимулировать в целях повышения или снижения активности иммунной системы.
2. Обследуя родственников больных с ревматоидным артритом, Соломон и Моос обнаружили присутствие ревматоидных антител в крови у одних и не обнаружили у других. Те, у кого такие антитела отсутствовали, отражали ожидаемый диапазон психич. здоровья, обнаруживаемый в общей популяции. Однако те, у кого были обнаружены ревматоидные антитела, оказались исключительно здоровыми в эмоциональном отношении, свидетельствуя в пользу предположения, что именно это и уберегло из от заболевания ревматоидным артритом.
3. В Тесте образов болезни (Imagery of Disease Test), к-рый разработали Эштерберг и Лолис, от пациентов требовалось сделать рисунки своей болезни, своей иммунной системы и своего текущего лечения. Эти изображения оценивались в баллах (от 1 до 5) по 14 измерениям, таким как уровень активности, символизм, частота положительных образов и др. Оказалось, что суммарный показатель по этому тесту предсказывает степень разборчивости речи у пациентов с ларингэктомией, а также качество реабилитации у пациенток с мастэктомией. Этот показатель предсказывал онкологический статус (status of cancer) с 93% точностью у пациентов с полной ремиссией от рака и со 100% точностью у тех больных, к-рые умерли или показали быстрое ухудшение в последующие 2 месяца. Больные, к-рым пришлось пережить рост новой опухоли, часто изображали свои раковые клетки в виде больших, твердых, неуязвимых объектов (подводных лодок, крабов, омаров, скорпионов и т. д.); однако, улитки и личинки были связаны с более благоприятным прогнозом. В качестве негативных символов белых кровяных клеток иммунной системы (лейкоцитов) выбирались хлопья снега, облака и тому подобные слабые и аморфные объекты. Позитивными символами лейкоцитов были белые рыцари, викинги и религиозные фигуры.
Соломон выдвинул 14 гипотез касательно связей между ЦНС и иммунной системой. Каждая гипотеза поддается эмпирической проверке, и некоторые из них уже получили подтверждение данными научных исслед. Напр., одна гипотеза звучит следующим образом: "Сложившийся стиль совладающего поведения и личностные факторы (так называемые характерные черты) будут влиять на подверженность иммунной системы индивидуума альтерации под воздействием экзогенных событий, включая реакции на эти события". В подтверждение этой гипотезы ряд исслед. выявил у онкологических больных черты личности, сходные с чертами личности пациентов с аутоиммунными болезнями; многие из этих черт выражаются в алекситимии (alexithymia) - неспособности находить слова для выражения чувств, - которая характерна для большинства людей, имеющих психологическую предрасположенность к физическим болезням. Другой перечень исследовательских гипотез предложили Росси и Чик, основываясь на отстаиваемом ими положении о том, что молекулы-посредники обеспечивают сцепление разума (mind) и тела (body), модулируя научение, память и эмоциональное поведение. Соломон высказал мнение, что термин "подверженность иммунодепрессии" (immunosuppression prone) яв-ся более точным термином, чем "предрасположение к злокачественным опухолям" (cancer prone) или даже "предрасположение к аутоиммунным болезням" (autoimmune prone).
Клинические следствия
С т. зр. павловской теории условных рефлексов антиген можно представить себе в качестве безусловного раздражителя, вызывающего иммунную реакцию. Исходя из этой предпосылки, Эдер и Коэн провели исслед., доказывающее, что у крыс и мышей можно выработать условнорефлекторное подавление или усиление иммунных ответов, оцениваемое по уровню антител и развитию летальных осложнений аутоиммунной болезни. Так, они сочетали УР (подслащенную сахарином воду) с БР - инъекцией иммунодепрессивного препарата. Когда позднее животным предъявлялся УР, они обнаруживали существенное снижение иммунной активности. Эти данные могут найти клиническое применение, помогая понять, каким образом может снижаться иммунная активность в результате экспозиции раздражителям, к-рые обычно не вызывают подавление иммунитета.
Существуют экзистенциальные жизненные ситуации, к-рые, по всей видимости, влияют на подавление иммунитета. В одном исслед. разведенных и недавно расставшихся пар было обнаружено, что чем меньше времени прошло с момента расставания, тем сильнее подавление доли естественных клеток "убийц". Аналогично, у вдов и вдовцов наблюдалась критическая супрессия активности В- и T-клеток спустя 2-3 недели после смерти супругов, а за 11-летний период они дали существенно более высокий показатель заболеваемости по сравнению с контрольными группами лиц, не понесших такой утраты. В др. исслед. лица, ухаживающие за пациентами с болезнью Альцгеймера, обнаружили существенную иммунологическую супрессию всей совокупности T-клеток, клеток-"хелперов" и относительного числа естественных клеток "убийц". В добавление к этому, было получено доказательство повышенной репликации вируса Эпштейна - Барра, к-рый частично включался в некоторые тины синдрома хронического утомления. Однако, когда ухаживающие за пациентами с болезнью Альцгеймера участвовали в группах поддержки, у них отмечалось достоверно устанавливаемое повышение процента естественных клеток "убийц". К тому же, гериатрические пациенты, живущие самостоятельно, показали значимое повышение клеточной иммунокомпетентности и способности к восстановлению (в частности, увеличение активности естественных клеток-"убийц") в результате обучения релаксации; в контрольной группе и в группе получающих соц. помощь вместо обучения прогрессивной релаксации и управляемому воображению (guided imagery) не было обнаружено никаких изменений. В дополнение к этим работам были опубликованы и др. данные, имеющие соблазнительные клинические следствия для психотерапевтов, специалистов по санитарному просвещению и семейному консультированию. Частичные примеры таких данных приведены ниже.
1. Рак и др. аутоиммунные болезни редко сосуществуют с шизофренией. Напр., как ревматоидный артрит, так и шизофрения, поражают около 1% населения США, но при этом фактически не пересекаются. Поскольку количество аутоантител всех видов в крови шизофреников значимо выше, чем соответствующий показатель в общей популяции, было высказано предположение, что аутоантитела стимулируют рецепторы допамина - нейропептида, к-рый связан с развитием шизофрении.
2. Аллергии можно рассматривать как неадекватные формы защиты; аллергики реагируют на вещества наподобие пыльцы таким образом, как если бы эти вещества были опасными, хотя в действительности они таковыми не яв-ся. Аналогичные обостренные реакции на мнимую опасность проявляются в НС в виде фобий или чрезмерной тревоги. Когда иммунная система восстает против самой себя, развивается аутоиммунная болезнь; некоторые психотерапевты считают, что когда НС обращает свою агрессию внутрь, результатом становится депрессия. Однако обе системы способны к обучению путем опыта; иммунизация может приводить к развитию толерантности или образованию иммунитета, а успешное совладание со стрессом на ранних этапах жизни может приводить к повышенной устойчивости к стрессу в последующем.
3. Связанные со СПИДом болезни (AIDS-related diseases) сопровождаются множеством иммунологических нарушений, включ. пониженное количество клеток-"хелперов". Соломон называет ретровирус ВИЧ "необходимым, но скорее всего недостаточным причинным фактором" в отношении таких непатогенных в обычных условиях инфекций, как pneumocystis carinii и ангиоматоз Капоши. Вероятно, инфицирование происходит быстрее, если пациент подавляет гнев, использует отрицание в качестве типичной копинг-стратегии, проявляет чувство вины и пережил недавно стрессогенные события.
4. Обнаружилось, что расстройство множественной личности связано с заметными психофизиологическими альтернациями, многие из к-рых предполагают участие иммунной системы (напр., необъяснимая боль, нечувствительность к боли, дерматологические состояния, дифференциальная реакция на медикаменты, аллергии). Примерно один из четырех пациентов с расстройством множественной личности проявляет дифференциальную аллергическую реакцию через состояния личности. Напр., были идентифицированы пациенты, к-рые испытывали аллергическую реакцию на такие раздражители, как цитрусовый сок и кошки, в одних состояниях личности и не испытывали в других.
5. Об улучшении функционирования иммунной системы с помощью разнообразных вмешательств сообщается в работах ряда исследователей. Занятия релаксацией повышали выработку антител, интерлейкинов, а также активность естественных клеток "убийц". Положительные эмоциональные состояния, вызванные юмором и сопровождаемые смехом, увеличивали содержание иммуноглобулина в слюне. Психол. вмешательство, применяемое в отношении пациенток с раком груди на поздней стадии, не только повышало качество их доживания, но также увеличивало срок оставшейся жизни: члены психотерапевтической группы прожили в два раза дольше, чем члены контрольной группы. Этот результат вызвал полемику, хотя автор принципиально расходился с теми, кто заявляет, что "пациенты способны по желанию избавиться от рака" и что "терминальные онкологические больные бессознательно хотят продолжения своей болезни".
6. Несмотря на противоречивый характер опубликованных данных, все же есть некоторое основание утверждать, что гипноз может изменять активность иммунной системы в нескольких отношениях. Если сеанс гипноза проводится в рамках двухчасового периода с момента травмы, то гипнотическое воздействие на пациентов с ожогами второй и третьей степенен зачастую может снизить образование волдырей, сократить потерю жидкости и свести к минимуму вторичную инфекцию, по-видимому, благодаря изменению активности интерлейкинов. И наоборот, некоторым внушаемым людям достаточно просто сказать, что к ним прикасаются горячим предметом, чтобы у них покраснела кожа и образовался волдырь в месте прикосновения, даже если используемый при этом предмет имеет комнатную температуру. Пациентам с туберкулинположительным результатом внушали под гипнозом, что реакция проявится у них на одном предплечье и не проявится на другом. Когда на месте туберкулиновой реакции производится биопсия, она показывает повышенное количество лимфоцитов, однако при этом не наблюдается геморрагии или припухлости, обычно вызываемых интерлейкинами, продуцируемыми этими клетками при обнаружении аллергенного раздражителя.
Продолжающиеся споры
Вызывающая наибольшие споры область ПНИ и ПНЭИ связана с концепцией преднамеренной модификации иммунных ответов. Доказанность иммунодепрессивных эффектов стресса логически ведет к модификации стрессовой реакции как пути к потенциальному усилению иммунной функции. Хотя публикации по этой проблеме содержат противоречивые данные, обнадеживающие результаты были получены в целом ряде различных тренинговых программ. Чтобы помочь пациентам контролировать такие иммунные ответы, как фагоцитарная активность и активность Т-клеток и естественных клеток "убийц", с успехом применялись гипноз, биолог. обратная связь и упражнения на расслабление. Однако отсутствие нормативных данных по многим иммунным параметрам мешает понять значение большинства из описанных в литературе изменений. Вдобавок ко всему, др. потенциальные модификаторы иммунной системы (напр., психогигиена, диета, физические упражнения) вполне могут быть взаимодействующими факторами.
Некоторые авторы отметили трудность идентификации нервных связей между головным мозгом и различными составными частями иммунной системы, хотя на клеточном уровне, по-видимому, существуют определенные отношения между нервными клетками и клетками иммунной системы. Буллок и Мур идентифицировали нервные проекции из спинного мозга и продолговатого мозга в вилочковую железу (тимус) у крыс и мышей, высказав предположение, что эти структуры НС играют роль в регулировании тимической стимуляции образования T-клеток. Перт приписывает функцию коммуникации нейропептидам, отмечая важность рецепторной специфичности. Росси предложил модель нисходящих/восходящих информ. потоков, основанную на выводах Буллока о том, что нисходящий канал связи головного мозга с телом реализуется через автономную НС, к-рая модулирует активность лимфоидной ткани (один из основных механизмов ПНИ), и выводах Перт, Раффа, Вебера и Херкенхэма о том, что восходящий канал связи тела с головным мозгом осуществляется через переносящие информ. молекулы (продуцируемые в белых клетках крови), к-рые модулируют работу мозга.
Бекер предполагает, что этот канал связи может тж включать систему управления электрическим постоянным током (ПТ), "током повреждения", к-рый возникает в месте повреждения клеток и к-рый, по-видимому, играет роль в их восстановлении, возможно, через стимуляцию большого количества ионов кальция. Бекер полагает, что ПТ-система играет роль в инициировании, поддержании и временном прекращении процесса исцеления. В теорет. построениях Перт и Бекера важное место в процессе функционирования внутренней информ. сети отводится глиальным клеткам, и их роль считается более значимой, чем роль линейных межклеточных связей. Эти исследователи, как и многие др. ученые, работающие в области ПНИ и ПНЭИ, утверждают, что они открыли механизмы связи разума и тела, механизмы, к-рые подрывают основы дуалистических и физикалистских концепций и подтверждают правильность информационных, двунаправленных моделей "телоразума" (bodymind) и исцеления.
См. также Эндорфины/энкефалины, Общий адаптационный синдром, Наследуемость, Гормоны и поведение, Вопрос об отношении души и тела, Нейрохимия, Психосоматика
С. Криппнер

Психопатическая личность (psychopathic personality)

"Моральные и деятельные принципы разума сильно извращены или испорчены, власть над собой утрачена или ограничена и индивидуум неспособен говорить или рассуждать о каком-либо предложенном ему предмете, а также вести себя с приличием и пристойностью в жизненных делах". Так английский психиатр Дж. Причард определил новое понятие "морального помешательства". Та же самая идея заложена в описании manie sans delire, данном отцом французской психиатрии Филиппом Пинелем. Первый американский психиатр Бенджамин Раш писал о лицах, одержимых "врожденной противоестественной моральной испорченностью". Эмиль Крепелин использовал термин "психопатическая личность".
Семейство расстройств. Проблему составляет понимание того, почему неглупый и рационально мыслящий чел. может вовлекаться в антисоциальное поведение, невзирая на риск наказания, к-рый заглушит большинство таких побуждений у нормального индивидуума. Определяемая в целом, П.л. может рассматриваться как семейство расстройств, в к-рое входят по меньшей мере четыре "рода", подразделяемые в свою очередь на "виды". По определению, данному в "Руководстве по диагностике и статистической классификации психических расстройств" (DSM), род диссоциальных психопатов (dissocial psychopath) состоит из лиц, к-рые "не демонстрируют каких-либо значимых личностных отклонений, за исключением тех, что обусловлены приверженностью ценностным ориентациям или кодексу их собственной хищнической, преступной или иной социальной группы". Карл Меннингер описал второй род, невротический характер (neurotic character), у обладателей к-рого антисоциальное поведение представляет собой отреагирование невротического конфликта или проявление бессознательной потребности в наказании.
Третий род включает виды органической дисфункции или анормальности (порока). Некоторые патологически импульсивные индивидуумы имеют специфический дефект контроля побуждений. Некоторые дети с гиперактивным расстройством, вырастая, становятся импульсивными психопатами. У др. лиц имеется тиранический сексуальный голод, или эксплозивные, неконтролируемые вспышки ярости, или эпизоды удовлетворения агрессивных и сексуальных инстинктов по типу "короткого замыкания".
Первичный психопат. В своей книге The mask of sanity ("Маска психического здоровья") Харви Клекли сформулировал 16 специфических признаков, общих для описанных им больных. Психопат Клекли, "не являясь глубоко злонамеренным, легко несет бедствие в каждой руке". Эти лица могут иметь высокий уровень интеллекта, они часто производят впечатление обаятельных, чему, несомненно, во многом способствует отсутствие нервозности и иных невротических проявлений. Но они фундаментально ненадежны, для них ничего не значит истина, они неспособны на настоящую любовь или эмоциональную привязанность. Это антисоциальное поведение часто выглядит неадекватно мотивированным, такие индивидуумы идут на бессмысленный риск, демонстрируют низкую способность к умозаключениям и безразличие к наказаниям, основывающееся на неумении учиться на негативном опыте. Они не испытывают истинных угрызений совести или стыда, часто прибегают к рационализации при оценке своего поведения или проецируют вину на других. У них имеет место "специфическая утрата проницательности", т. е., неспособность оценить, какие чувства они вызывают в окружающих, или предвидеть их реакцию на свое возмутительное поведение. В трех из четырех случаев это - лица мужского пола.
Клекли был убежден, что этот синдром яв-ся следствием какого-то глубокого и, вероятно, конституционального дефекта, повлекшего за собой неспособность к переживанию нормального аффективного сопровождения жизненного опыта. Психопат Клекли просто может быть неспособен испытывать нормальные чувства вины, угрызений совести, боязливого ожидания возможной опасности или теплой привязанности.
Предпринимались попытки понимания психопатии Клекли исходя из одного единственного отклонения от нормы, последствием к-рого могли бы быть все остальные признаки синдрома. В частности, утверждалось, что этот тип психопата отличается от др. всего лишь низким IQ тревоги (anxiety IQ). Все млекопитающие могут испытывать страх и могут научиться ассоциировать тревогу с импульсами, подвергавшимися наказанию или с др. стимулами, сигнализирующими об опасности. Люди с высокой по сравнению с другими способностью к формированию условнорефлекторной реакции страха, имеют высокий IQ тревоги. Страх и его союзники (стыд, вина и замешательство) в значительной мере ответственны за то, чтобы помешать большинству из нас время от времени совершать некоторые неприемлемые поступки, характерные для антисоциального поведения психопата.
См. также Формирование идентичности в подростковом и юношеском возрасте, Антисоциальная личность, Связь и привязанность, Расстройства характера, Моральное развитие, Расстройства личности
Д. Ликкен

Психосинтез (psychosynthesis)

Психосинтетический подход Роберта Ассаджоли основан на представлении об унификации выражения личности чел. глубоким источником цели и направления, называемым трансперсональным Я. П., по сравнению с большинством др. методов терапии, в большей степени ориентирован на ценности, вдохновение, смысл жизни и служение.
Ассаджоли придерживался сложных представлений о личности, выделяя в ней не только низшее бессознательное, среднее бессознательное и сверхсознательное, но также трансперсональное Я и коллективное бессознательное. В ходе лечения усилия первоначально направлены на интеграцию различных аспектов личности клиента, к-рые рассматриваются в качестве "субличностей". После того как произошла такая интеграция и гармонизация, предпринимается трансперсональный П. для объединения личности с трансперсональным Я с целью выхода за пределы Эго и достижения полноты, цели и смысла жизни.
См. также Психотерапия
В. Рейми

Психосоматика (psychosomatics)

П. в широком смысле слова, включает все взаимодействия между поведением (мысли, эмоции, действия) и соматическим заболеванием. Существование таких отношений признавалось на протяжении столетий. По существу, мед. лечение опиралось в основном на психол. принципы вплоть до начала совр. эры медицины с конца XIX в.
Врачи редко обращаются за помощью к психологам, когда они лечат "психосоматических" больных. Консультативная помощь яв-ся "бедным родственником" в большинстве психиатрических отделений. Одна из причин этого заключается в том, что требования психосоматического подхода идут вразрез с тем путем, каким врачи традиционно предпочитают идти - путем интерпретации симптомов как проявления нарушений в различных органах. Если истинная проблема заключается в функционировании всей личности, традиционные мед. процедуры перестают давать эффект. Обычным "решением" в такой момент становится поиск психол. объяснения. Такая последовательность событий часто убеждает больных в том, что "психологическое" недостойно серьезного внимания.
Эта тенденция диагностики путем исключения приводит профессионалов к этикетированию симптомов как психосоматических, когда они не знают их причины.
Теории специфичности. Теория специфичности утверждает, что каждое психосоматическое расстройство вызывается определенной психол. констелляцией. Теории специфичности делятся на четыре основные группы: а) теория специфичности личности, б) теория специфичности конфликта, в) теория специфичности эмоций и г) теория специфичности паттерна реагирования.
Теорию специфичности личности связывают, гл. обр., с именем Флэндерса Данбара. Согласно этому подходу, определенные черты личности ведут к специфическим соматическим симптомам. Эти идеи недавно возвратились вновь как "факторы риска", представляющие предрасположенность к заболеванию.
Теория специфичности конфликта представляет собой дальнейшее развитие психоаналитического понятия конверсии, согласно к-рому бессознательные конфликты разрешаются путем "конвертирования" в соматические симптомы.
Все теории специфичности ищут решения проблемы "выбора симптома" на психол. основе. Выбор симптома просто означает: "Почему больной А заболел астмой, а больной Б - гипертонией?" Гипотеза специфичности эмоции предполагает, что специфические эмоции приводят к определенным соматическим изменениям и, в конечном счете, к конкретным соматическим нарушениям.
Теория специфичности паттерна реагирования основывается на индивидуальных различиях в паттернах реакции на стресс. Желудочное реагирование предрасполагает к развитию язвенной болезни, сосудистое - к появлению гипертонии. Эта концепция переводит выбор симптома на физиологический уровень и предвосхищает, в известной степени, более современные разработки.
Теории неспецифичности. Принцип неспецифичности утверждает этиологический примат психол. факторов, по меньшей мерс в некоторых случаях определенных соматических заболеваний, но оставляет попытки объяснения выбора симптомов. Бремя объяснения несет туманно определенная конструкция "ранимости органа" (organ vulnerability).
Гипотеза алекситимии (alexithymia) относится к традиции неспецифичности. Алекситимикам трудно ощущать или выражать эмоции так, как это делают др. люди. Они считаются в особенности подверженными психосоматическим расстройствам. Хотя эти идеи привлекли к себе большое внимание, они остаются спорными.
Ни одна из этих теорий эмпирически не подтверждена, хотя все они объясняют какие-то феномены. П. - сложная область, в к-рой множественная этиология представляется более вероятной, чем линейные последовательности. Эта сложность обусловливает бесплодность научных исслед., если они основаны на простых корреляциях между плохо измеренными психол. переменными и соматическими симптомами. Необходимо изучение патогенных внешних и опосредованно действующих факторов.
Понятие стресса является полезным организующим концептом. Совр. психофизиология расширила и дополнила предложенную Кенноном концепцию психол. стресса. Последние данные позволяют сделать следующие выводы: а) разные эмоции связаны с разными паттернами изменений; б) между этими паттернами имеются значительные индивидуальные различия; в) соматические заболевания могут возникать от сохранения этих паттернов в течение длительных промежутков времени.
Сейчас уже настолько очевидно, что психол. события оказывают влияние на соматические феномены, что многие эксперты полностью отвергают принцип дуализма Декарта и считают душу и тело единым целым. Семейные врачи сообщают о том, что от 20 до 50% их пациентов предъявляют функциональные симптомы. Профессионалы психиатрического здравоохранения, специализирующиеся на поведенческой медицине, демонстрируют воспроизводимые результаты лечения.
См. также Поведенческая медицина, Психология здоровья, Вопрос об отношении души и тела, Психологическое здоровье, Соматопсихика
X. Сторроу

Психосоматические расстройства (psychosomatic disorders)

Термин П. р. в целом означает тип психич. заболевания, этиология или течение к-рого обусловлена значимыми психол. факторами. К П. р. обычно относят такие заболевания как язва желудка, астма и эссенциальная гипертония; представленность их не ограничивается какой-то одной физиолог. системой.
К концу XIX в. научная медицина, опираясь на понятие соматической болезни, достигла большого прогресса, благодаря открытиям в патологической анатомии, микробиологии и биохимии. Учение Фрейда о бессознательном, учение Павлова об условных рефлексах и концепция Кеннона о реакциях нападения и бегства дали целый ряд важных психол. понятий, стимулировавших развитие психосоматического подхода в здравоохранении.
Ранняя психосоматическая методология состояла гл. обр. из клинических наблюдений. К концу 1950-х г. все большее число психологов было вовлечено в лабораторные и клинические психосоматические эксперименты. Снижался интерес к исслед., посвященным психоаналитическим интерпретациям психосоматических проблем, в эксперим. работах все больше изучали биолог. реакции чел. на гипноз, выработку условных реакций, ввод и депривацию сенсорной информ. Психосоматические исслед. на животных предоставили важную для физиологии чел. и клинической практики научную информ.
Теоретические концепции. Фрейд подчеркивал роль психич. детерминизма в соматике конверсионной истерии. Последователи Фрейда продолжили разработку психоаналитических концепций в отношении психосоматических феноменов - Данбар описал профили личности психосоматических пациентов (напр., личности больных с язвой желудка, сердечной патологией, артритом), Александер проанализировал психодинамические паттерны, лежащие в основе астмы, язвенной болезни, артрита, гипертонии и др. расстройств.
В Восточной Европе под влиянием учения Павлова о нейрофизиологии и условных рефлексах доминировала кортиковисцеральная теория. В Соединенных Штатах психологическая теория стресса в виде концепции Кеннона о гомеостазе организма, труды Харольда Вольфа об адаптивных биолог. реакциях и Ганса Селье о гипофизарно-адреналовых реакциях заложили основу психосоматических исслед. и клинических подходов. Разрабатывались также соц. и экологические концепции.
Тип болезни. В 1950 г. Александер дал перечень семи классических психосоматических болезней: эссенциальная гипертония, язвенная болезнь желудка, ревматоидный артрит, гипертиреоидизм, бронхиальная астма, колит и нейродермит. Позднее в МКБ-9 был приведен более полный перечень П. р.
1. П. р. с органическим повреждением тканей - астма, дерматит, экзема, язва желудка, мукозный колит, язвенный колит, уртикарии и психосоциальная карликовость.
2. П. р., не сопровождающиеся органическим повреждением тканей - психогенная кривошея, одышка, психогенная икота, гипервентиляция, психогенный кашель, зевота, кардионевроз, сердечно-сосудистый невроз, нейроциркуляторная астения, психогенное сердечно-сосудистое расстройство, психогенный зуд, аэрофагия, психогенная циклическая рвота, психогенная дисменорея и бруксизм.
Лечение. Ранние истоки психосоматической медицины составляли психоаналитически ориентированные терапевтические подходы, такие как подход Александера и его коллег. За последние десятилетия большее распространение получили неаналитические методы психотер. Совершенствование фармакотерапии позволило психиатрам с успехом применять психотропные препараты, в т. ч. различные транквилизаторы и антидепрессанты. Групповая психотер. особенно показана, напр., пациентам с бронхиальной астмой, к-рым помогает общение с лицами, имеющими те же проблемы и обучение идентификации и вербализации значимых эмоций, связанных с болезненным состоянием.
В случаях, когда психосоматические реакции яв-ся результатом усвоенного стиля поведения - напр., определенные сексуальные дисфункции, - эффективным методом яв-ся поведенческая терапия. Гипноз, одна из старейших форм психосоматической терапии, эффективен в лечении таких расстройств, как гипервентиляция, язва желудка и головные боли.
За последнее десятилетие отмечается быстро растущий интерес психологов к использованию релаксационных методов терапии головных болей и др. обусловленных стрессом расстройств, в т. ч. прогрессирующей мышечной релаксации Джекобсона, аутогенной тренировки по Люте, биолог. обратной связи. В лечении П. р. используются, помимо этого, принципы и методы трансцендентальной медитации, йоги и Морита-терапии.
См. также Поведенческая медицина, Психические болезни: ранняя история
У. Т. Цушима

Психостимуляторы в лечении детей (psychostimulant treatment for children)

Медикаментозное лечение обычно руководствуется простой логикой. Выписывается рецепт. Предполагается наличие согласия пациента, и через регулярные промежутки времени пациенту предоставляется возможность сообщить, что его состояние стало лучше, хуже или никак не изменилось. Высказывания пациента принимаются за чистую монету, что, в свою очередь, определяет решение клинициста продолжать, изменять или прекращать терапию. При медикаментозной терапии (к-рая применяется ежегодно примерно к 75 тыс. детям) детей, больных ГРДВ, для к-рых лечение психостимуляторами (гл. обр. метилфенидатом) яв-ся преимущественным видом лечения, эта простая логика не срабатывает. Главные причины этого можно разделить на две общие категории: особенности, присущие больному ребенку, и особенности самой лекарственной терапии.
Особенности больного ребенка
Дети с ГРДВ обычно не осознают природу и степень своих поведенческих отклонений и трудностей обучения. Родители и педагоги привлекают внимание специалистов психиатрического здравоохранения к этим трудностям и требуют лечения. Все осложняется еще и тем, что большинство детей с ГРДВ относительно плохо воспринимает результаты лечения, даже когда они абсолютно очевидны для лиц ближайшего окружения больных. Поскольку сам больной жалоб не предъявляет - что обычно при ГРДВ - или жалуется только на других (что тж обычно для ГРДВ), необходим поиск иных средств оценки результатов лечения.
Особенности лечения
Осн. психофармакологические свойства и клинический эффект П. в л. д. с ГРДВ хорошо изучены. Клинические исслед. проводились с 30-х гг. в течение более 60-ти лет; положительные результаты постоянно достигались по целому ряду параметров исхода терапии.
Тем не менее, существуют неверные представления, связанные с подбором дозировки психостимуляторов и ее эффектом. Широко распространено мнение, что для определения параметров начальной дозировки следует использовать вес тела ребенка, исходя из того, что доза лекарства должна определенным образом соразмеряться с весом тела (соотношение мг/кг). Считалось несомненным, что больший вес тела требует применения более высоких доз лекарства. Этому вопросу были посвящены два исслед.; в обоих не было установлено связи между весом тела и клиническим эффектом действия метилфенидата.
Более сложным вопросом яв-ся структура эффекта дозы психостимулятора. Благодаря, прежде всего, основополагающим работам Спрэйга и Слитора, существует широко распространенное представление, что оптимизация разных сфер поведения у детей достигается при использовании разных уровней дозировок.
Считается, что при использовании малых доз оптимизируется когнитивное функционирование, в то время как более высокие дозы способствуют улучшению управляемости поведением ребенка в классе. Ни обзоры публикаций, ни прямые наблюдения за получающими психостимуляторы детьми в школьной обстановке или лабораторных условиях не подтвердили это предположение. Как поведение в классе, так и когнитивное функционирование (включ. академическую успеваемость) находятся в зависимости от одинаковой, обычно средней-высокой дозы метилфенидата. Следует, однако, отметить, что эти результаты справедливы для всей когорты исследованных в целом, а не для конкретного лечения какого-то отдельного ребенка.
Заключение
Использование П. в л. д. с ГРДВ остается весьма спорным вопросом. В большинстве случаев удается добиться отчетливого и устойчивого положительного результата при использовании этой терапевтической модальности, хотя большинство опытных клиницистов и исследователей сходятся в том, что ни этот, ни к.-л. др. отдельно взятый подход не в состоянии адекватно решить многогранные проблемы, связанные с ГРДВ. Индивидуальная чувствительность пациента к действию психостимулятора делает необходимым постоянный контроль реакции на данную дозировку при использовании этого метода лечения. Оценка результатов должна, по меньшей мере, производиться с использованием многократного тестирования достаточно чувствительными к терапевтической динамике инструментами в разных ситуациях (дома и в школе) в течение всего лечебного процесса и в запланированных интервалах по окончании его для установления длительности и стойкости достигнутого эффекта. Наконец, в идеале, клинические признаки улучшения должны включать оценки как поведенческого, так и когнитивного (академического) функционирования, в силу связи последнего с долговременным прогнозом приспособления во взрослом возрасте.
См. также А-тип личности, Низкие учебные достижения, Антипсихотические средства, Устойчивость внимания, Среднее детство, Психоэндокринология
М. Раппорт

Психотерапия (psychotherapy)

П. - это метод работы с пациентами/клиентами в целях оказания им помощи в модификации, изменении или ослаблении факторов, мешающих эффективной жизни. Она предполагает взаимодействие между психотерапевтом и пациентами/клиентами ради достижения этих целей. В зависимости от имеющихся симптомов и затруднений используются специфические методы, а тж теорет. концепции, к-рыми руководствуется психотерапевт.
Люди, обескураженные жизнью и подавленные своей неспособностью к достижению целей, могут испытывать тревогу в связи с их фрустрацией и депривацией. Одной из целей П. могла бы быть помощь таким людям в получении реалистичного представления о своих "активах и пассивах". В качестве следующего шага можно было бы научить их щадящим образом справляться с фрустрацией и депривацией. Др. целью П. могла бы быть помощь таким людям "актуализироваться" или жить, полностью используя свои "активы". Полная актуализация достигается редко, но чем больше человек приближается к этой цели, тем более вознаграждающей оказывается жизнь. П. можно рассматривать в качестве метода помощи людям в распознавании своих потенциальных возможностей, обучения использованию этого потенциала и устранения или ослабления помех на этом пути.
Терапевтической целью может быть помощь человеку в модификации или устранении симптомов и паттернов поведения, мешающих жить с чувством удовлетворенности и счастья. Живя в об-ве, люди иногда испытывают трудности, вызванные действием мн. факторов. Нек-рые из них яв-ся следствием неадекватного воспитания в раннем детстве. Нек-рые - результатом воздействия текущих обстоятельств, плохих отношений в межличностных ситуациях или искаженного видения мира.
Еще одной целью П. могла бы быть помощь в снижении или устранении чувства тревоги, совладании со стрессом и его последствиями. Стресс и тревога могут быть затяжными состояниями или результатом актуальных ситуаций.
История психотерапии
П. практиковалась уже в глубокой древности. Первыми психотерапевтами были колдуны и шаманы. Ритуалы, танцы, церемонии и песнопения использовались, чтобы помочь людям, к-рые считали себя серьезно больными, проблемы к-рых носили скорее эмоциональный, нежели физ. характер. Целью колдунов было добиться облегчения страдания и вернуть пациентов к более эффективному функционированию. Даже сегодня нек-рые люди верят в эффект колдовства, черной магии и вуду. В ср. века господствовало убеждение, что дьявол или злые духи овладевают человеком. Более формальный подход к П. начался, когда вера в дьяволов была заменена представлением об эмоциях как причине эмоциональных расстройств.
В индивидуальной терапии имеют место диадные отношения между психотерапевтом и пациентом/клиентом. Психотерапевт может встречаться с пациентом/клиентом нечасто, или с частотой в 3 и более сеансов в педелю; длительность сеансов варьирует от 30 до 60 мин. В групповой терапии с людьми, обычно имеющими общие проблемы, может работать один или неск. психотерапевтов. Групповые занятия обычно проводятся 1 раз в неделю или чаще, длительность их составляет ок. 90-120 мин. Разновидностью групповой П. яв-ся марафон, участники к-рого собираются на продолжительное время и прорабатывают или исследуют специфические вопросы.
Подход семейной терапии может рассматриваться в качестве моста между индивидуальным и групповым подходами. При "системном" подходе каждый член семьи считается одинаково важным для всех остальных членов семьи. Психотерапевт ищет причину нарушения функционирования семейной системы. Членам семьи помогают реорганизовать систему и восстановить себя как эффективное семейное целое.
В качестве вспомогательного средства в П. часто используются различные психотропные препараты, такие как анксиолитики и нейролептики. Эти лекарственные средства помогают снизить тревогу, затрудняющую способность человека к вербализации, сосредоточению внимания и участию в дискуссии. Антипсихотические средства могут снижать тяжесть нарушений до уровня, когда пациент оказывается способным к сотрудничеству в процессе П.
Психотерапевтические школы
Динамические или реконструктивные школы П. подчеркивают значение биографических данных пациента - важность понимания прошлого индивидуума и изучения воздействия прошлых событий на текущее функционирование.
Гарри Стэк Салливан создал интерперсональную школу П., в к-рой подчеркивается первостепенное значение межличностных отношений в жизни человека. Интерперсональная П. Салливана включает процесс проработки отношений между пациентом и значимыми лицами его соц. окружения.
Карл Роджерс, американский психолог, разраб. теорию, согласно к-рой люди стремятся к росту и совершенству, но постоянно сталкиваются на этом пути с препятствиями. Функцией психотерапевта в таком случае будет помочь индивидууму преодолеть эти препятствия. П. по Роджерсу в большей степени сфокусирована на ситуации "здесь и сейчас" и на путях прямого подхода к препятствиям в жизни человека.
Поведенческая терапия развилась в 50-х гг. Этот подход осн. гл. обр. на работах Джозефа Вольпе и Б. Ф. Скиннера. Поведенческий подход сфокусирован на открытом, измеримом поведении индивидуума. Чистый бихевиорист исходит из того, что единственно важной вещью яв-ся измеримое поведение. У людей возникает тревога как следствие усвоенного дезадаптивного поведения. Устраните это дезадаптивное поведение, и у них не будет больше эмоциональных проблем.
Направления исследований
Вначале осн. предметом научных исслед. П. были переменные, характеризующие пациента. Акцент делался на сотрудничестве пациента и его реакции на психотерапевтический процесс. Исследователи обнаружили, что взрослые пациенты в относительно молодом возрасте, хорошо владеющие языком, достаточно интеллектуальные и уже добившиеся определенного соц. успеха имеют наилучшие шансы положительного исхода П. Позднее интерес исследователей сместился к изучению эффективности методик П.
По мере того как исслед. становились все более детализированными, психотерапевты осознали, что акцент на специфических методиках не яв-ся продуктивным. И тогда интерес переключился на переменные, характеризующие психотерапевта. Исследователи обнаружили, что такие переменные как душевная теплота, эмпатия, терпение, открытость и честность, наиболее важны для достижения успеха П. вне зависимости от специфических методик или психотерапевтической школы.
Исслед. 60-х и 70-х гг. были сконцентрированы на всех факторах взаимодействия между психотерапевтом и пациентом/клиентом, повышающих или снижающих вероятность положительного исхода П. Изучая переменные пациента, исследователи обнаружили, что хороший результат достигается у мотивированных, испытывающих тревогу и желающих добиться изменений пациентов. Пациент должен был тж принять предположение о том, что эмоциональные факторы оказывают влияние на поведение. Среди факторов взаимодействия, связанных с вероятностью положительного исхода, оказались доверие, определенная степень открытости и мотивация к вовлеченности в терапевтические отношения.
Исслед. показали, что П. яв-ся эффективной. П. снижает длительность пребывания на больничном листе и яв-ся экономически эффективной как в отношении профилактики, так и в отношении реабилитации. Исслед. подверглась тж возможность получать удовлетворительные результаты за более короткий промежуток времени. Были разработаны технические приемы кризисного вмешательства, оказавшиеся полезными в кризисных ситуациях и при снятии непосредственных результатов стрессовых воздействий. Продолжались основанные на различных теорет. направлениях П. эксперименты с интенсивностью психотерапевтического воздействия, частотой сеансов и глубиной эксплорации. Различные подходы П. разрабатываются для разных категорий лиц и проблем.
См. также Актуализирующая терапия, Адлерианская психотерапия, Аналитическая психология, Арт-терапия, Тренинг ассертивности, Библиотерапия, Биоэнергетика, Сокращенная терапия, Когнитивно-поведенческая терапия, Когнитивная терапия, Совместная терапия, Кризисное вмешательство, Современные методы психотерапии, Эклектическая психотерапия, Эмпирическая психотерапия, Семейная терапия, Феминистская терапия, Гештальт-терапия, Групповая психотерапия, Терапия тупика / преимущества, Имплозивная терапия, Новаторские психотерапии, Марафон-терапия, Найкан-терапия, Оргонотерапия, Игровая терапия, Терапия поэзией, Психоанализ, Терапия реальностью, Переоценочное консультирование, Транзактный анализ
Б. Фэбрикант

Психотерапия: общие факторы (psychotherapy: common factors)

Общие факторы П. указывают на эффективные аспекты лечения, к-рые присущи самым разнообразным формам П. Нек-рые авторы утверждают, что они могут быть более важными, чем те факторы, к-рые свойственны только к.-л. специфическим методам лечения и к-рые приверженцы этих методов считают наиболее важным средством достижения изменений. Этот аргумент подкрепляется одним важным обстоятельством, а именно: хотя и было показано, что П. ведет к положительным результатам, ни один к.-л. ее метод достоверно не превосходит другие по своей эффективности. Т. о., если множество различных систем может легитимно претендовать на равный успех, то их разнообразие может оказаться иллюзорным, ибо они просто обладают общими постоянными признаками, к-рые, фактически, и яв-ся целительными элементами, ответственными за успешность терапии.
Ранние попытки идентификации общих факторов
Идея существования общих факторов и их воздействия в различных методах терапии не нова. Розенцвейг задавался вопросом, действительно ли факторы, к-рые предположительно участвуют в определенных типах терапии, в действительности яв-ся значимыми факторами эффективности. Он указал на то, что в дополнение к этим идентифицированным факторам другие, еще не распознанные, могут иметь решающее значение для терапевтического прогресса. Кроме того, он высказывал предположение, что эти факторы могут быть общими для различных форм терапии.
Следующим важным шагом вперед была статья Александера и Френча, в к-рой они ввели термин корректирующий эмоциональный опыт (КЭО) (corrective emotional experience, СЕЕ). КЭО связывался с ситуациями, в к-рых пациента побуждали к ранее избегавшемуся им поведению с тем, чтобы он убедился, что пугающие последствия не наступают. Первонач. термин КЭО использовался в психоан. контексте. Позднее Александер расширил это понятие, сделав его приемлемым для теории научения. Т. о., КЭО стал рассматриваться как фактор, общий для терапии, осн. как на психоан., так и на теории научения.
Работа над изучением общих факторов продолжалась и в 1950-е гг., но велась не систематически. Это изменилось после появления пионерской работы Дж. Франка, к-рый утверждал, что пациент, поступающий для прохождения П. любого типа, находится в деморализованном состоянии. Пациент считает, что терапевт ему поможет и у него появляется надежда, а она приводит к ожиданию, что положение вещей улучшится. Это ожидание уже само по себе яв-ся улучшением и, к тому же, способствует дальнейшему терапевтическому прогрессу. Франк привел много исследовательских данных, подтверждающих этот факт.
Исследователи тоже продемонстрировали важность ожиданий для результатов поведенческих и психодинамических методов П. Шапиро утверждал, что эффекты П. целиком и полностью обусловлены пробуждением надежд. Кирш разраб. модель, названную ожиданием реакции (response expectancy), в поддержку к-рой он привел литературные данные по плацебо, фобиям и гипнозу. Работа Бандуры о самоэффективности тж подчеркивает важность ожиданий.
Франк идентифицировал 4 общих фактора, к-рые, по его заключению, вызывают повышение морального духа пациента, предположительно порождая положительные ожидания.
1. Глубокие, доверительные отношения с оказывающим помощь. Ядром этих отношений яв-ся способность психотерапевта вызвать у пациента доверие к своей компетентности и сообщить ему свою озабоченность благополучием пациента. Это способствует повышению ожиданий или надежды на успех, что, в свою очередь, улучшает состояние духа. Франк полагает, что без наличия хороших отношений любой метод потерпит неудачу, тогда как с ними большинство пациентов при применении, возможно, любой процедуры испытают улучшение. Т. о., Франк придает чрезвычайную важность терапевтическим отношениям.
2. Исцеляющая обстановка. Этот фактор относится к характеристикам помещения, в к-ром проходит лечение.
3. Разумное объяснение. Этот фактор включает объяснение трудностей пациента и метода их устранения. Франк наз. это разумное объяснение мифом, подчеркивая тем самым, что его объективная реальность менее важна, чем его правдоподобие для пациента. Считается, что объяснения, реализованные в форме мифа, обеспечивают пациента понятийной системой координат, благодаря к-рой он может лучше понять свое страдание, придавая смысл ранее необъяснимым переживаниям. Эта новая система координат привносит с собой имплицитное понимание того, что изменение возможно и вероятно. Это, в свою очередь, усиливает надежду.
4. Набор предписанных приемов лечения или ритуалов для облегчения трудностей. Подразумеваются конкретные предписания, выводимые из мифа для облегчения трудностей. Участие в таких ритуалах повышает ожидания облегчения, поскольку пациент в действительности что-то предпринимает относительно своих проблем. По мере того как опыт использования этих технических приемов способствует повышению контроля и переживанию успеха, происходит дальнейшее повышение самооценки и морального духа пациента.
Общие факторы как направление размышлений о терапии
Несмотря на работы Франка и др., характеристикам, общим для всех видов терапии, в середине 70-х гг. уделялось недостаточно внимания. Однако в течение последующих 10-ти лет идентификация факторов, общих для всех терапевтических подходов, была провозглашена осн. направлением теоретизирования и исслед. в П.
Эти изменения, по-видимому, вызваны двумя тесно связанными между собой рядами событий: возникновением попыток сближения различных школ П. и появлением мн. качественно выполненных обзоров исслед. эффективности П.
Исслед. эффективности П. обычно показывают, что ни одна из форм П. не превосходит какую-то другую. Параллельно этому развитию событий и отчасти под его влиянием в 70-е гг. началось сближение различных терапевтических модальностей, к-рое развилось в четко обозначенную область исслед. Классическая книга Пола Вахтеля об интеграции психоан. и поведенческой терапии была главной движущей силой этого направления. В целях содействия в решении вопросов сближения психотерапевтических школ было создано Об-во по исслед. возможностей интеграции П. (Society for the Exploration of Psychotherapy Integration). Изменился дух времени и настал срок для изучения этих вопросов. Различные авторы обратились к изучению разных аспектов или уровней лечения. Это привело к формулированию различных концепций понимания общих факторов и составлению различных перечней таких факторов. В результате произошел лавинообразный "выброс" общих факторов, предлагаемых разными специалистами. Более того, эта тенденция продолжает усиливаться. Существует положительная корреляция между годом публикации и числом предлагаемых в ней общих факторов и процессов изменения. Две статьи предложили частичные решения этой проблемы. Первая является теоретической, вторая использует чисто эмпирический подход.
Голдфрид концептуализировал задачу поиска общих факторов на основе уровней абстрагирования от того, что доступно прямому наблюдению. Наиболее удаленными от актуального наблюдения яв-ся теорет. система координат и философская позиция, имеющая целью объяснить, как и почему происходят изменения. Голдфрид делает вывод о том, что сближение на этом уровне пока невозможно, поскольку на данный момент не существует разделяемой всеми модели личности или челов. деятельности. Самый низкий уровень абстрагирования, к-рый ближе всего к актуальным наблюдениям, включает технические приемы, используемые в терапии. Голдфрид отвергает и этот уровень исходя из того, что сходство, установленное на нем, окажется тривиальным.
Между этими двумя крайними уровнями абстрагирования располагается уровень, к-рый Голдфрид считает продуктивным, а именно - уровень клинических стратегий. Он утверждает, что любая такая стратегия, к-рая встречается у представителей разных направлений, яв-ся, по всей вероятности, устойчивой и истинной, поскольку выстояла под напором искажений, вносимых клиницистами с различными теорет. пристрастиями. Эти стратегии, в таком случае, могут функционировать как клинические эвристики, к-рые имплицитно направляют лечебные усилия психотерапевта.
Примером усилий по описанию общих факторов на промежуточном уровне абстрагирования, рекомендованном Голдфридом, яв-ся работа Орлински и Ховарда, где утверждается, что любая теория П. должна включать объяснение пяти компонентов (приводимых ниже), а тж их взаимосвязей. Их всесторонний обзор исслед. психотерапевтического процесса показывает, что именно полученные на данный момент эмпирические данные служат основанием для выделения каждого из компонентов.
Первым компонентом, идентифицированным Орлински и Ховардом, яв-ся терапевтический контракт. Он определяет цель, формат, сроки и границы П. Наиболее эффективный терапевтический контракт предусматривает сотрудничество между пациентом и психотерапевтом. Более конкретно, это означает стимуляцию психотерапевтом инициативы больного и то, что больной принимает на себя активную роль в решении своих проблем.
Следующий компонент обозначен как терапевтические вмешательства. Они охватывают официальное "дело" терапии, выполняемое в соответствии с условиями терапевтического контракта. Терапевтические вмешательства, оказавшиеся эффективными, включают конфронтацию, незамедлительность выражения аффекта (вместе звучит сходно с понятием упоминавшегося выше КЭО) и компетентность психотерапевта.
О терапевтической связи говорят, имея в виду новый аспект, появляющийся в отношениях между пациентом и терапевтом по мере того, как они вовлекаются во взаимодействие друг с другом и выполняют каждый свою роль в лечении.
Орлински и Ховард рассматривают тж самоотношение (self-relatedness) пациента. Это касается манеры пациента воспринимать и контролировать свои мысли, эмоции и самоопределения в ходе лечения относительно измерения "открытость-дефензивность". Данные исслед. показывают, что отсутствие дефензивности сильно и положительно коррелирует с исходом лечения.
Наконец, Орлински и Ховард упоминают терапевтические реализации - полезные воздействия, производимые в рамках отдельных сеансов терапии. Положительные изменения внутри сеансов связаны с положительным исходом терапии.
Гринкэвидж и Норкросс предлагают др. подход к решению проблемы многочисленности общих факторов. Они собрали статьи об общих факторах и подсчитали частоту упоминания каждого из них. Наиболее широко принятыми общностями, в порядке убывания их частоты, оказались следующие.
1. Развитие терапевтического альянса.
2. Возможность катарсиса.
3. Приобретение и отработка новых моделей поведения.
4. Положительные ожидания пациента.
5. Благотворные качества психотерапевта.
6. Обеспечение разумного объяснения проблем пациента.
Терапевтический альянс
Терапевтические отношения в форме терапевтического альянса оказались, по данным обзора Гринкэвиджа и Норкросса, наиболее часто упоминаемой переменной. Несмотря на нек-рые расхождения, все, в целом, сходятся на том, что это - сотрудничество между терапевтом и пациентом, часто активируемое проявлением со стороны терапевта вариантов триады Роджерса: безусловного положительного принятия, точной эмпатии и искренности. Данные обзора литературы подтверждают, что важным для реализации заложенного в этих переменных терапевтического потенциала яв-ся их восприятие пациентом, а не терапевтом или объективным наблюдателем. С учетом этой оговорки, эмпирические данные подтверждают важность терапевтического альянса.
Корректирующий эмоциональный опыт
Орлински и Ховард идентифицировали конфронтацию и незамедлительность выражения аффекта в качестве факторов, коррелирующих с положительным исходом П. Проект фонда Меннингера в области исследований П. позволил установить, что корректирующий эмоциональный опыт лежит в основе стойкого улучшения, достигаемого при применении психодинамической П. Самое большое число систематических эмпирических исслед. этой переменной было проведено поведенчески ориентированными исследователями, изучавшими экспозицию анксиогенным раздражителям. Экспозиция анксиогенным раздражителям может рассматриваться как обеспечение КЭО, поскольку пациент сталкивается с проблемным вопросом и узнает, что последствия этого яв-ся не столь катастрофическими, как это представлялось ему ранее. Эта работа свидетельствует о том, что эмоциональный компонент КЭО не яв-ся необходимым. Экспозиция сама по себе вызывает улучшение и служит шагом к дальнейшим улучшениям. Иными словами, ни повышение, ни притупление тревоги в ходе терапии не меняет эффективности экспозиции. Более того, такие технические приемы как релаксация, градуирование интенсивности анксиогенного стимула и т. д., часто сопровождающие экспозицию и используемые для контролирования эмоционального возбуждения, представляются менее важными. Это означает, что эмоциональное возбуждение может и не быть необходимым для успеха корректирующего эмоционального опыта. Это, однако, противоречит данным Орлински и Ховарда, согласно к-рым незамедлительность выражения аффекта положительно коррелирует с исходом терапии. Может быть, аффект, обычно сопровождающий конфронтацию, не яв-ся обязательной для ее эффективности или, возможно, наоборот, он вызывает собственные благотворные эффекты, независимые от экспозиции. Ясно, что необходимо продолжение исслед. Какими бы ни были скрытые целительные механизмы КЭО, представляется несомненным, что пациента, опробующего новые варианты поведения и/или испытывающего конфронтацию со страхами, в особенности при помощи таких методик, как экспозиция анксиогенным раздражителям, ждет улучшение.
Личность психотерапевта
Как это ни удивительно, почти нет существенных результатов эмпирических исслед., касающихся личностных характеристик психотерапевта. В своем авторитетном обзоре характеристик психотерапевта Бойтлер и др. утверждают: "В целом не представляется возможным сделать определенные выводы о влиянии личности терапевта на П.". Упомянутые выше авторы обсуждали нек-рые хорошо подтвержденные данные (напр., что психотерапевты с самым низким уровнем собственного эмоционального возбуждения добиваются наилучших результатов). Обнаружена тж положительная корреляция мастерства или компетентности терапевта с исходом лечения.
Ценности
Хотя этот фактор не был идентифицирован Гринкэвиджем и Норкроссом, представляется, что ценности могут быть тем, что объединяет психотерапевтов и что они передают своим пациентам. Дженсен и Бёрджин представили эмпирические доказательства того, что психотерапевты обладают общим набором ценностей. Они обнаружили общность ценностей для широкого спектра помогающих профессий, теорет. ориентации и демографических характеристик. Данные др. исследований показали, что конвергенция ценностей терапевта и пациента связана с положительным исходом терапии. Если терапевтам в действительности свойственна единая система ценностей, конвергенция, вероятно, осуществляется в сторону этой единой системы и, следовательно, к общему результату. Модели общих факторов П., вероятно, должны будут обратиться к проблеме ценностей.
Создание модели общих факторов психотерапии
Терапевтический альянс представляет собой критический аспект терапии в самых различных ее модальностях. Ожидания тж яв-ся факторами, обеспечивающими положительный эффект в различном клиническом контексте. Корректирующий эмоциональный опыт вообще и экспозиция анксиогенным раздражителям в частности оказывают несомненный целительный эффект, хотя роль эмоций и остается не вполне ясной.
Вайнбергер предложил модель общих факторов П., основанную на литературе, посвященной эмпирическим исслед. Он назвал ее моделью ОЭКА (RЕМА) по первым буквам предложенных им критических факторов: отношения (relationship), экспозиция (exposure), контроль (mastery) и атрибуция (attribution). В этой модели все факторы взаимодействуют между собой и имеют одинаковую важность. Все должны использоваться для возникновения и поддержания положительной терапевтической динамики. Терапевтические отношения яв-ся необходимыми, но не достаточными для обеспечения улучшения. Экспозиция анксиогенным раздражителям дает эффект лишь в контексте терапевтических отношений и лишь когда ведет к опыту повышения контроля над анксиогенной ситуацией; все это вместе объясняет эффект корректирующего эмоционального опыта. Это значит, что использование нового поведения потенциально может вести скорее к неудаче, чем к контролю страха. Это может привести к повторной травматизации пациента. Экспозиция яв-ся терапевтически благотворной лишь в том случае, если она привела к ощущению успеха. Наконец, терапевтические изменения окажутся стойкими только в том случае, если пациент проводит атрибуцию результата собственным усилиям, т. е., считает себя причастным к достигнутому успеху.
Относительная значимость различных общих факторов
Следующим вопросом яв-ся относительная значимость этих факторов. Есть неск. возможных способов решения этого вопроса. Вайнбергер предложил 4 из них.
Во-первых, факторы могут быть представлены с т. зр. их логического приоритета. В такой концептуальной схеме терапевтическим отношениям будет принадлежать наиболее значимая роль. Это объясняется тем, что существование отношений необходимо прежде, чем может произойти КЭО и, возможно, даже прежде, чем могут сформироваться ожидания терапевтического эффекта. Это представляется перспективой для тех, кто считает отношения безусловно необходимым условием П.
Если, однако, рассматривать факторы с т. зр. их достаточности, то наибольшую важность приобретают ожидания. Исслед. показали, что ожидания могут вести к улучшению даже при отсутствии действия др. факторов. Бандура доказал, что ожидания успеха или неудачи яв-ся достаточными для достижения стойкого терапевтического результата. Показано тж, что без положительных ожиданий результаты оказываются эфемерными или вообще отсутствуют. Такой акцент на достаточности ставится теми, кто рассматривает ожидания и/или самоэффективность в качестве ключа к успеху П.
Если факторы рассматриваются в их реципрокном взаимодействии, ни один из них не представляется главенствующим. Все взаимодействуют друг с другом. Ни один аспект модели в принципе не яв-ся более важным, чем какой-то другой, действие всех необходимо для достижения макс. эффекта терапии. Такой т. зр. придерживается Аппельбаум, к-рый утверждает, что терапевтическая эффективность обеспечивается благодаря синергическому характеру взаимодействия общих факторов. В рамках этой концепции ни одному из факторов не отводится роль каузального, эффективного или даже необходимого или достаточного, поскольку все они действуют как часть общей конфигурации. Этой перспективы придерживается модель ОЭКА Вайнбергера.
Наконец, вполне вероятно, что какой-то один или все факторы могут давать сходный эффект в определенном типе терапии. Розенцвейг придерживается этой позиции, утверждая, что если фактор оказывает влияние на к.-л. аспект личности, взаимозависимость подсистем будет передавать это влияние всей личности в целом. Т. о., сходная динамика может вызываться любым из различных общих факторов, действующих изолированно или в комбинации с другими.
См. также Поведенческая терапия, Эклектическая психотерапия, Убедительные сообщения, Эффективность психотерапии, Исследование психотерапии, Методики психотерапии
Дж. Л. Вайнбергер

Психофармакология (psychopharmacology)

Слово "психотропный" является производным от древнегреческого psyche (душа) и tropikos (поворот); т. о., поворот, или изменение, в душе является осн. значением этого термина. Расстройства, вызываемые этими лекарствами, являются неврологическими по своей природе, обнаруживающимися как нарушения в ЦНС. Два психоактивных транквилизатора были введены одними из первых примерно в одно и то же время: резерпин - алкалоид, получаемый из корня растения Rauwolfia serpentine, и хлорпромазин - синтетическое производное фенотиазина. За этим быстро последовали др. многочисленные транквилизаторы, т. к. фармацевтические фирмы предвидели готовый рынок для сбыта таких лекарств.
Лекарства сами по себе не могут излечить психич. или эмоциональное расстройство, но доказано, что флоридные психозы с их помощью могут контролироваться, а сильная психотическая тревога - снижаться. Шизофреническое поведение можно регулировать более эффективно, а маниакально-депрессивные состояния и др. аффективные расстройства, напр., депрессии, тж часто доступны действию адекватной лекарственной терапии. Дезадаптирующие фобии - симптом тяжелого невроза - могут в какой-то степени устраняться назначением тщательно подобранных транквилизаторов и слежением за ходом терапии. Эффективная дозировка различна для разных больных, поскольку уровень препарата в крови оказывается непостоянным даже при одной и той же дозе и одном и том же весе тела.
В последнее время большое внимание уделяется функции и реакции нейротрансмиттеров, поскольку их изучение может способствовать резкому прорыву в понимании и лечении психич. расстройств. В частности, внимание при изучении депрессивных расстройств уделялось метаболитам серотонина, норадреналина и допамина.
Антипсихотические средства
Наиболее широко используемые типы антипсихотических средств (нейролептиков) являются производными алифатического и пиперазинового ряда. Наиболее известным алифатическим производным является хлорпромазин (торазин). В силу его давнего и широкого применения, его действие используется в качестве стандарта для сравнения с др. нейролептиками.
В психиатрических больницах для лечения пациентов с острой симптоматикой и хронически больных используются сильные производные пиперазина, напр., флуфеназин (проликсин) и бутирофеноны, в особенности галоперидол (галдол).
Хотя эти лекарства оказываются полезными для контролирования иррационального мышления, агрессивного поведения и гиперактивности, все возрастающее внимание привлекают к себе их побочные эффекты. В конце 1970-х гг. стало расти число случаев поздней дискинезии, к-рая возникает в результате применения больших дозировок нейролептиков в течение б месяцев и более. Она сильнее выражена у взрослых и пожилых, хотя может наблюдаться и у детей. Проявления затрагивают такие части тела как губы, нижняя челюсть, глаза, руки, ноги и туловище. Движения этих частей тела становятся непроизвольными и неравномерными; поначалу их можно принять за симптомы болезни Паркинсона у взрослых. Частыми симптомами являются тж высовывание языка, судорожные подергивания губ и лицевой мускулатуры, непроизвольные мигания и движения нижней челюсти. Наблюдаются атетоидные (медленное выворачивание) и хореиформные (быстрое, резкое, но координированное подергивание) движения пальцев, кистей и рук. Могут тж отмечаться раскачивающиеся движения туловища. У взрослых в нек-рых случаях расстройство остается необратимым; у детей это менее вероятно. Дистония (нарушения мышечного тонуса), акинезия (отсутствие движений или мышечный паралич) и акатизия (двигательное беспокойство и неусидчивость) являются частными дополнительными симптомами, сопровождающими это тяжелое неврологическое расстройство, обычно появляющееся после прекращения лечения нейролептиками.
Ниже приводятся наиболее широко используемые нейролептики и их средние дозировки.

Родовое наименование
Коммерческое наименование
Средняя дозировка, мг
Хлорпромазин
Торазин
100
Трифлупромазин
Весприн
25
Промазин
Спарин
50
Трифлуоперазин
Стелазин
5
Флуфеназин
Проликсин
2
Прохлорперазин
Компазин
16
Тиопропазат
Дартал
12
Бутаперазин
Репойз
10
Перфеназин
Трилафон
10
Тиоридазин
Мелларил
100

Противоневротические и анксиолитические средства
Фармакологические препараты, используемые для контроля внутреннего напряжения и тревоги, могут рассматриваться как преимущественно Противоневротические. Существует 3 общих типа анксиолитических средств: а) глицеролы и мепробаматы (милтаун, экванил); б) депрол (к-рый объединил мепробамат с бенактизином) и в) производные бензодиазепина - хлордиазепоксид (либриум) и производные дифенилметана - гидроксизин (атаракс).
Нек-рые из этих препаратов в действительности являются миорелаксантами, локусом активности к-рых является нервно-мышечная передача (мепробамат); другие активны на уровне промежуточного мозга и ретикулярной формации. Структура и метаболическая активность малых транквилизаторов делают маловероятным летальный исход при их передозировке в суицидальных целях в случае, если принимались только они и ничто другое. Однако, в комбинации с алкоголем или др. средствами, подавляющими активность ЦНС, нек-рые из этих препаратов оказывают гипотензивный эффект, что может привести к летальному исходу. Эффективная дозировка каждого лекарства может быть разной, что делает трудным точное определение среднесуточной дозы мн. анксиолитиков. Тем не менее, ниже приводится примерная оценка среднесуточных доз для применения основных препаратов перечисленных выше типов у взрослых.

Родовое наименование
Коммерческое наименование
Среднесуточная доза
Мепробамат
Милтаун, Экванил
1600 мг
Мепробамат + бенактизин
Депрол
4 таблетки
Диазепам
Валиум
5 мг
Хлордиазепоксид
Либриум
30 мг
Оксазепам
Серакс
40 мг
Флуразепам гидрохлорид
Далман
30 мг
Гидроксизин гидрохлорид
Атаракс
400 мг

Антидепрессанты
Аффективные расстройства характеризуются нарушениями настроения или эмоционального фона, включая возбудимость и депрессию. Нек-рые лекарства, контролирующие тревогу, могут использоваться для лечения состояния повышенного настроения - мании и гипомании.
Антидепрессанты обычно разделяют на две осн. группы - трициклические производные и МАО.

Родовое наименование
Коммерческое наименование
Среднесуточная доза, мг
Ингибиторы МАО
Изокарбоксазид
Марплан
20
Фенелзин сульфат
Нардил
45
Паргилин гидрохлорид (HCl)
Эутонил
25
Транилципромин сульфат
Парнат
20
Трициклические производные
Амитриптилин HCl
Элавил, СК-Амитриптилин
150
Нортриптилин HCl
Авентил
75
Амоксапин
Асендин
300
Имипрамин HCl
Тофранил, Имават, Презамин, СК-прамин
200
Дезипрамин HCl
Норпрамин, Пертофран
150
Перфеназин и амитриптилин HCl*
Этрафон
6-75*
Протриптилин HCl
Вивактил
40
Доксепин HCl
Синекван, Адапин
150
Циклобензаприн HCl
Флексерил
30
Мапротилин HCl
Лудиомил
150
Тримипрамин малеат
Сурмонтил
150
*Каждая таблетка содержит 2 мг перфеназина и 25 мг амитриптилина HCl, из чего следует, что ежедневная доза T.I.D. составляет 6 и 75 мг соответственно.

Стимуляторы все еще иногда используются для лечения депрессий. Прежде всего это - производные фенилэтиламина (амфетамин, декстроамфетамин и метилфенидат), но б. ч. они уже уступили место трициклическим антидепрессантам и ингибиторам МАО.
Соли лития
Соли лития начали использоваться в Европе на неск. лет раньше, чем в США. Поначалу они находили применение преимущественно в лечении маниакальных состояний, но была показана их нек-рая эффективность и в лечении депрессивных состояний. Производимые в форме карбоната лития, они показаны прежде всего при состояниях острой мании и для длительной поддерживающей терапии больных маниакально-депрессивным психозом. Литий следует применять с осторожностью при лечении пациентов с почечными и сердечно-сосудистыми заболеваниями, при приеме диуретиков и при состояниях истощения и дегидратации при наличии натриевого дефицита. В таких случаях может наблюдаться токсический эффект лития. Литий не следует принимать при беременности и кормлении ребенка - подтверждено его отрицательное воздействие на эмбрионы млекопитающих и возможность появления в молоке матери. При депрессии литий предположительно воздействует на активность катехоламинов; механизм его действия при маниакальных состояниях все еще не вполне понятен.
Снотворные средства
Снотворные и седативные средства использовались еще до того, как на рынке появились др. психоактивные препараты. Эти лекарства все еще прописываются для устранения бессонницы ночью. Хотя они вызывают успокаивающий эффект и контролируют тревогу, их используют в основном для нормализации сна, а не в дневное время. Нек-рые барбитураты имеют короткое время действия, нек-рые - более длительное, как в отношении начала наступления эффекта, так и в отношении продолжительности действия.
Для лиц, принимающих лекарства, важно понимать как механизм их действия, так и потенциальные побочные эффекты во избежание трагических ошибок при принятии решения об их применении. С юридической т. зр., психотерапевт и/или врач поступят правильно, если обсудят с больным различные аспекты лекарственной терапии, даже в суицидальных случаях. Всегда следует искать сотрудничества с пациентом.
См. также Ацетилхолинестераза, Амфетаминовые эффекты, Антабус, Анксиолитики, Антидепрессанты, Нейролептики, Химическая стимуляция мозга, Эндорфины/энкефалины, Нейрохимия, Стимуляторы, Транквилизаторы
К. Дж. Фредерик

Психофизика (psychophysics)

С П. особенно тесно связано имя Густава Т. Фехнера, пытавшегося разраб. точный количественный метод измерения душевных явлений, предполагающий введение меры величины ощущения. То, что сильные раздражители вызывают сильные ощущения, а слабые раздражители вызывают слабые ощущения, было давно известно. Конкретная задача состояла в том, чтобы определить величину ощущения для каждого предъявляемого раздражителя. Попытки сделать это в количественной форме восходят, по меньшей мере, ко времени жизни греческого астронома Гиппарха (160-120 до н. э.), к-рый изобрел шкалу звездных величин, распределяющую видимые глазом звезды по шести категориям - от самых слабых (шестой величины) до самых ярких (первой величины).
И все же, как определить интенсивность ощущения всякий раз, когда оно становится содержанием сознания? Это осн. вопрос П. Фехнер предложил свой ответ на него: R = k log (I / I0). Согласно закону Фехнера, величина ощущения (R) изменяется пропорционально логарифму отношения интенсивности раздражителя (I) к величине абсолютного порога (I0). Немало эксперим. исслед., в к-рых использовались многочисленные психофизические методы, было проведено в стремлении установить, какие из этих методов обеспечивают лучшее согласование данных с законом Фехнера.
См. также Методы эмпирического исследования, Закон Фехнера, Психофизические методы, Закон Вебера
Дж. Г. Робинсон

Психофизиология (psychophysiology)

П. - это наука, изучающая умственные или эмоциональные процессы в том виде, в каком они обнаруживают себя в непроизвольных физиолог. реакциях, к-рые можно наблюдать у неповрежденного организма. Не следует смешивать П. с физиолог. психологией, изучающей физиолог. основу психич. явлений.
Для психофизиолога независимыми переменными обычно служат психол. манипуляции. Подопытному животному или, гораздо чаще, участвующему в эксперименте чел. могут предложить сделать выбор, решить предложенную задачу, поставить в условия эмоционального напряжения, выполнить определенное задание или реагировать на серию простых стимулов и т. д. Зависимыми переменными являются физиолог. изменения, к-рые могут регистрироваться на уровне периферической активности либо в виде электрических сигналов (напр., мозговые волны, мышечные потенциалы, ЭКГ), либо в виде изменений давления, объема или температуры (напр., дыхательные движения, кровяное давление, температура кожи). Гораздо реже психофизиологи используют в качестве зависимых переменных биохимические изменения мочи, крови или пота.
П. тж нужно разграничивать с областью психосоматической медицины, поскольку исследователи, работающие в обеих областях, разделяют интерес практически к тем же самым физиолог. проявлениям умственных и эмоциональных явлений. Для психофизиолога физиолог. реакция - это носитель информ. о событиях, происходящих в психич. сфере или в головном мозге. Тот факт, что страх может вызывать сужение периферических кровеносных сосудов и учащение сердцебиения, имеет значение для специалиста в области психосоматической медицины, к-рого интересуют эти телесные реакции в силу самого их существования. А вот то, что холодные руки и тахикардия указывают на переживание страха, представляет интерес для психофизиолога.
Психофизиологические измерения
Непосредственная цель психофизиолог. измерения состоит в генерировании такого электрического сигнала, к-рый бы точно воспроизводил временную динамику измеряемого физиолог. феномена. После того как измеряемый феномен адекватно отображен в форме электрического сигнала, последний можно легко усилить или отфильтровать, визуализировать в виде кривой на ленте многоканального самописца или на экране осциллографа, записать на магнитную ленту для последующего воспроизведения и анализа или ввести в компьютер. Нек-рые психофизиолог. феномены, такие как электроэнцефалограмма (ЭЭГ), электромиограмма (ЭМГ) и ЭКГ, уже представляют собой электрические сигналы, генерируемые в организме, и для их измерения требуется только пара электродов, помещаемых на соотв. участки тела для регистрации биопотенциалов и соединяемых со входом усилителя, к-рый делает сигнал достаточно сильным для того, чтобы его можно было записать в той или иной форме. Наиболее многофункциональным методом регистрации будет любой метод, позволяющий воспроизводить оригинальный сигнал через какое-то время, в частности магнитофонная запись, однако в большинстве психофизиолог. лабораторий применяется тж визуальная графическая регистрация электрических сигналов на специальной бумажной ленте с помощью многоканальных самописцев.
Нек-рые психофизиолог. феномены, непосредственно не генерирующие электрические сигналы, могут вызывать изменения электрических свойств ткани, к-рые можно измерить посредством пропускания через эту ткань тока от внешнего источника.
Помехи. Совр. мир буквально заполнен электрическими "помехами", такими как электромагнитное излучение от телепередатчиков, электромоторов, проезжающих автомобилей, ламп дневного света и т. д., к-рые челов. тело принимает подобно антенне. Биоэлектрические сигналы, возникающие в организме, точно так же становятся помехами, когда они не относятся к измеряемым сигналам, но при этом достаточно сильны, чтобы появиться в записях.
Помехи биолог. происхождения, как в случае движений глаз, искажающих ЭЭГ, или самой ЭЭГ, нежелательным образом сказывающейся на записи электродермальной активности, требуют специальных решений. Иногда достаточно простой перестановки электродов. Если помеха образована, в основном, частотами, выходящими за границы спектра полезного сигнала, проблему можно решить с помощью полосового фильтра. Третий подход - использовать отдельный канал для прямой регистрации и измерения помехи, а затем вычесть ее из сделанной по др. каналу записи изучаемого сигнала посредством электронной инверсии и суммации.
Регистрирующие устройства. Все совр. полиграфы имеют стандартные устройства вывода, благодаря к-рым усиленные сигналы с каждого канала могут подаваться на вход записывающих или др. устройств.
Компьютеры
В большинстве психофизиолог. лабораторий в наши дни используются малые ЭВМ для управления экспериментом в режиме реального времени и немедленного анализа данных, а тж для более сложного последующего анализа рез-тов. Имеются в наличии системы лабораторного интерфейса, к-рые делают возможным автоматизированное включение и выключение оборудования, генерирование стимулов, измерение продолжительности событий (и их синхронизацию), а тж обеспечивают ввод данных, команд и др. информ. в компьютер. С помощью компьютера можно предъявлять испытуемым графическую или буквенно-цифровую информ., отображаемую на дисплее, или подавать разнообразные звуковые сигналы, включая произносимые слова, к-рые преобразованы в цифровую форму и хранятся в памяти компьютера. Психофизиологам прошлых лет были необходимы практ. знания в области электротехники, физиол. и статистики, а тж отнюдь не элементарное представление о психологии; компетентным психофизиологам наших дней требуются еще и практ. знания в области вычислительной техники.
Анализирование данных
Дисперсию выборочной совокупности оценок нек-рой психофизиолог. переменной можно разбить на следующие компоненты:
?2? = ?2? + ?2ф + ?2?, (1)
где ?2? обусловлена индивидуальными различиями в базисной психол. переменной, интересующей исследователей, ?2ф - ортогональный компонент дисперсии, обусловленный физиолог. различиями, а ?2? отображает ошибку измерения. Если измеряется уровень кожной проводимости (SCL), обозначаемый буквой со, то ?, напр., могло бы представлять уровень возбуждения ЦНС, или уровень "мобилизации энергии"; ф - отражать индивидуальные различия в плотности и активности ладонных потовых желез, а ? - увеличиваться с вариацией чистоты кожной поверхности, загрязнения электродов, мест контакта электродов с кожей ладоней и т. д.
В основе большинства психофизиолог. измерений лежит имплицитное допущение, что ? является монотонно возрастающей функцией и, как часто надеются, к тому же простой линейной функцией от изучаемой базисной переменной:
? = ? + ?? + ?. (2)
Используя опять в качестве примера SCL, можно предположить, что коэффициент ? отображает минимальный SCL данного испытуемого при полном отсутствии гидромоторной активности, а ? определяется реактивностью всей электродермальной системы, т. е. увеличение электропроводимости вызывается увеличением y на единицу измерения. (Очень сходные неявные допущения лежат в основе большинства психол. измерений.) Проблема заключается в том, что коэффициенты ? и ? тж изменяются, часто - у одного и того же испытуемого от одного замера к др., и всегда - при переходе от одного испытуемого к др. Именно эта вариация представлена компонентом ?2ф в уравнении (1). Задача психофизиолога - в первую очередь обеспечить, чтобы выбранная психофизиолог. переменная (?) была линейно связана с ?, по крайней мере, приближенно, а затем попытаться минимизировать ошибку измерения ?2? и часть общей дисперсии ?2ф, обусловленную физиолог. вариабильностью как внутри одного испытуемого, так и между испытуемыми, к-рая в этом контексте тоже должна рассматриваться как дисперсия ошибок.
Допущение о линейности. Рассмотрим эксперимент, в к-ром испытуемого сначала подвергают сильному напряжению, а затем дают возможность расслабиться и лечь спать, причем на всех этапах этого эксперимента осуществляется непрерывный контроль уровня кожного потенциала (SPL). SPL будет довольно низким в условиях сильного напряжения, затем возрастет до максимума в то время, когда испытуемый будет, к примеру, слушать захватывающий рассказ, и снова упадет до минимума, когда он отправится спать. Эти индивидуальные кривые показывают, что SPL имеет инвертированную U-образную связь с возбуждением ЦНС. и, следовательно, является плохим показателем такой переменной. Предположим, что в том же самом эксперименте мы измеряем еще и электродермальные реакции: изменения кожной проводимости (SCRs) на одной руке и изменения сопротивления кожи (SRRs) - на др. Поскольку они вызываются в широко варьирующих границах тонических SCL и SRL, SCRs будут плохо коррелировать с соотв. SRRs. Существует как теорет., так и эмпирическая поддержка мнения о том, что кожная проводимость имеет более простую связь с событиями ЦНС, чем сопротивление кожи.
Минимизация внешней дисперсии. Минимизация дисперсии, обусловленной ошибкой измерения, в значительной степени является делом выбора подходящей и состоятельной методики; детали будут зависеть от измеряемой переменной. Чтобы минимизировать внешнюю дисперсию, обусловленную физиолог. различиями, нужно провести статистическую коррекцию в границах индивидуальных различий. Осн. идея состоит в том, чтобы оценить коэффиценты а и b в уравнении (2) для каждого испытуемого в отдельности и затем вычислить показатели для каждого испытуемого с поправкой на размах:
??? = ?;
.
В случае SCL, напр., а могло бы быть минимальным SCL конкретного испытуемого, соотв. состоянию расслабления или сна. Оценка ? могла бы быть получена вычитанием а из максимального SCL данного испытуемого, к-рый демонстрирует его в состоянии сильного напряжения. В случае фазных изменений, таких как SCR, а, или минимальное значение, всегда равно нулю. Значения фазной реакции можно поэтому скорректировать (по разбросу), просто разделив их на оценку максимальной амплитуды реакции данного испытуемого.
Каналы получения психофизиологической информации
Нек-рые системы организма предоставляют психофизиологу ряд (замутненных) окон для наблюдения ментальных событий. В этом разделе дается обзор наиболее широко используемых психофизиологами систем, соотв. им каналов регистрации и переменных, измеряемых в каждом канале.
Сердечно-сосудистая система. Издавна люди судят об умственных и эмоциональных процессах друг друга по сердечнососудистым изменениям, потому что нек-рые такие изменения (лицо покрывается краской или бледнеет, сердце бешено колотится в груди, руки холодеют и т. д.) можно увидеть невооруженным глазом. Важнейшими источниками (каналами) информ. являются ЭКГ, АД, пальцевая плетизмография и, возможно, пальцевая температура.
У интактного испытуемого кровяное давление можно измерять только периодически, посредством выслушивания сосудистых тонов. Исследуемому накладывают на плечо полую резиновую манжету, в к-рую закачивают воздух до тех пор, пока манжета полностью не сдавит просвет плечевой артерии и кровоток в ней не прекратится. Приложив стетоскоп к артерии ниже манжеты, начинают постепенно выпускать из нее воздух (т. е. создавать декомпрессию) до появления первых звуков Короткова. Эти звуки вызваны тем, что вследствие снижения давления в манжете чуть ниже уровня систолического АД ток крови при систоле преодолевает сдавленный участок и прорывается за манжету, ударяя о стенки артерии и порождая характерный шум, слышимый ниже манжеты. То давление в манжете, при к-ром появляются первые звуки в артерии, соответствует максимальному, или систолическому давлению. При дальнейшем снижении давления в манжете наступает момент, когда оно становится ниже диастолического, кровь начинает течь как во время систолы, так и во время диастолы. В этот момент звуки в артерии ниже манжеты исчезают, а величина давления в манжете, когда это происходит, соответствует минимальному, или диастолическому давлению.
Сердечный ритм и кровяное давление, по всей видимости, подчиняются закону начальных значений (Law of Initial Values), к-рый гласит, что изменение любой из этих переменных, вызванное к.-л. стимулом, будет коррелировать с предстимульным уровнем переменной. Так, прессорный (повышающий кровяное давление) стимул вызовет меньшее увеличение частоты уже быстро сокращающегося сердца, чем в том случае, когда сердце бьется медленно и спокойно.
Электродермальная система. По сравнению с подкожными тканями, кожа имеет относительно высокое сопротивление электрическому току. Во второй половине XIX в. было открыто, что сопротивление толстой кожи ладоней и подошв необычайно тонко реагирует на психол. стимуляцию. Известно, что потовые железы в этих волярных областях выполняют особую функцию; вместо содействия терморегуляции они увлажняют схватывающие поверхности при подготовке к действию. Сухая кожа ладоней скользкая и более подвержена механическим повреждениям вследствие трения. Нейронные цепи, образующиеся в активирующих системах среднего мозга, контролируют волярное потоотделение, к-рое увеличивается тонически с увеличением возбуждения ЦНС и, кроме того, - волнообразно, фазически, в ответ на любой стимул, достаточно значимый для того, чтобы вызвать ориентировочную реакцию. Отчасти потому, что канальцы потовых желез обеспечивают низкоомный (с малым сопротивлением) путь через эпидерму, электрическое сопротивление кожи варьирует в зависимости от активности потовых желез. Поскольку это сопротивление изменяется фактически обратно пропорционально потоотделению, в настоящее время принято измерять кожную проводимость, являющуюся обратной величиной электрическому сопротивлению. Самый низкий уровень кожной проводимости (SCL) у дремлющего или засыпающего человека; он резко повышается при его пробуждении и становится еще выше при умственном усилии или эмоциональном напряжении.
Электромиография. Электрод, помещенный на кожу над любой мышечной массой, будет регистрировать (относительно др. электрода, закрепленного в области покоя, напр., на мочке уха) высокочастотный сигнал (10-500 Гц), порождаемый повторяющимися разрядами в сотнях или тысячах мышечных волокон. С помощью специальной электронной аппаратуры этот сигнал можно интегрировать в целях получения более простой кривой, отображающей среднее мышечное напряжение. Вероятно, за исключением фаз REM-сна (сна с быстрыми движениями глаз), поперечнополосатые мышцы сохраняют нек-рое напряжение, называемое тонусом, даже в состоянии покоя, и оно связано с редкими, возникающими асинхронно импульсами в отдельных мышечных волокнах. У "напряженного" индивида этот тонус покоя м. б. довольно высоким, охватывая либо все мышцы, либо специфическую мышечную группу. Поверхностная электромиография дает усредненную картину такого субактивного мышечного напряжения.
Движения глаз и зрачковый рефлекс. Глаза - это тж "окна души", через к-рые мы можем мельком увидеть работу мозга. Движения глаз и направление взора можно регистрировать с помощью электроокулографии (ЭОГ). Глаз подобен маленькой батарейке с напряжением около 1 мВ между роговицей (положительный полюс) и тыльной стороной сетчатки. Если электроды располагаются рядом с наружными углами глазной щели, то при повороте обоих глаз, напр., вправо, электрод с правой стороны становится электроположительным относительно электрода, закрепленного слева. Др. пара электродов, размещенных выше и ниже каждого глаза, регистрирует вертикальные движения глаз. Чувствительность метода ЭОГ иллюстрирует тот факт, что, когда испытуемый следит за целью, движущейся по синусоидальной траектории от одного края экрана осциллографа к др., записанная на полиграфе электроокулограмма (ЭОГ) будет почти идеальной синусоидальной волной; если затем заставить двигаться мишень в соответствии с сигналом треугольной формы, запись ЭОГ точно отразит это изменение.
ЭОГ применялась для изучения саккадических движений глаз, имеющих место в процессе чтения или поиска информ. на видеотерминале. Этот метод тж использовался при исслед. нистагма и плавных следящих движений глаз при наблюдении за движущейся целью.
Размер зрачка, к-рый может меняться от 2 до 8 мм в диаметре, регулируется автономной НС т. о., чтобы поддерживать постоянной интенсивность светового потока, попадающего на сетчатку. Однако зрачок реагирует еще и на психол. стимуляцию небольшими (< 1 мм), но регулярными изменениями (обычно расширениями), наступающими вслед за раздражителем с латентным периодом порядка 0,2 с.
Электроэнцефалография. Электрическая активность головного мозга гораздо сложнее сигналов, вырабатываемых самыми совр. компьютерами; лишь одну миллиардную часть этой информ. можно считать с поверхности мозга и еще меньше - с поверхности черепа. Так как закрепленные на черепе электроды интегрируют электрическую активность значительной области мозговой коры, достаточно полную запись суммарной ЭЭГ можно получить примерно с 20 электродов, симметрично размещенных на голове. Определен набор стандартных схем размещения электродов (International Ten-Twenty System). Полный монтаж электродов обычно применяется клиницистами, ищущими ЭЭГ-подтвержения предположений о наличии опухолей или очагов эпилептической активности в головном мозге, тогда как исследователи чаще используют только одно или неск. отведений ЭЭГ. Наиболее часто запись спонтанной ЭЭГ используется в исслед. сна; в сочетании с регистрацией латеральных движений глаз и мышечного напряжения, ЭЭГ дает возможность идентифицировать с достаточной надежностью 5 стадий сна.
Вызванные корковые потенциалы. В сущности, любой стимул, воспринимаемый испытуемым, будет оказывать действие на ЭЭГ; на самом деле, предположительно спонтанная ЭЭГ м. б. по большей части суммарным эффектом потока внешней и внутренней стимуляции, непрерывно бомбардирующей сенсориум. Для обнаружения эффекта любых, кроме самых интенсивных, стимулов среди фоновой активности ЭЭГ требуется многократное предъявление интересующего стимула, с тем чтобы можно было суммировать и усреднить постстимульные участки записи ЭЭГ. Если случайно выбрать и усреднить 100 полусекундных участков записи ЭЭГ, среднее будет стремиться к прямой линии. Однако 100 полусекундных участков записи ЭЭГ, следующих сразу за 100 предъявлениями, скажем, звукового щелчка, будут всякий раз содержать потенциал, вызванный этим щелчком: сравнительно сложный пакет волн с временной привязкой к данному стимулу.
Более ранние компоненты вызванного коркового потенциала (ВКП), по-видимому, отображают более ранние стадии обработки информ. корой головного мозга. Полученные в последнее время данные свидетельствуют в пользу возможной связи между скоростью (латентным периодом) этих компонентов и неким базовым измерением интеллекта. Более поздние компоненты, особенно положительная волна с постстимульной задержкой примерно в 300 мс (Р-300), по всей вероятности, отражает завершение процесса идентификации или классиф. стимула. Фактический латентный период этой волны меняется пропорционально времени реакции, а ее амплитуда - пропорционально объему информ. в стимуле; внезапные, важные или, м. б., "незабываемые" стимулы вызывают более выраженные Р-компоненты.
Изучение психол. коррелятов различных компонентов ВКП и использование этих данных при формулировании и проверке моделей обработки информ. мозгом - одна из наиболее быстро развивающихся и перспективных областей совр. психофизиолог. исслед.
См. также Автономная нервная система, Мозговые волны, Центральная нервная система, Компьютерная томография, Электроэнцефалография, Нейропсихология
Д. Т. Ликкен

Психофизические законы (psychophysical laws)

Термин "психофизика" относится к области функциональных отношений между заданными на физ. континууме переменными и соотв. сенсорными реакциями. Количественное описание таких отношений называют П. з. Предназначение этих законов - объяснять функционирование сенсорных систем и предсказывать сенсорное поведение. П. з. были установлены для двух важных классов событий: а) пороговых событий, или феноменов обнаружения, и б) надпороговых событий, или феноменов различения.
Для мн. психол. явлений время - критическая переменная, а временная суммация - фундаментальный закон, действующий, по крайней мере, во всех сенсорных модальностях. Временная суммация подразумевает, что интенсивность и длительность определенного стимула взаимодействуют т. о., чтобы поддерживать определенную сенсорную реакцию, такую как абсолютный порог.
Зрение. В тех случаях, когда длительность светового раздражителя очень мала, для его обнаружения необходим высокий уровень интенсивности стимуляции; однако по мере увеличения длительности световой вспышки снижается и необходимый для ее обнаружения уровень интенсивности. Такое взаимодействие между временем (t) и интенсивностью (I) служит доказательством временной суммации и называется законом Блоха: It = constant. Этот закон строго соблюдается только в области абсолютного зрительного порога и при длительности вспышек примерно до 0,1 с - величины, часто называемой критической длительностью. Временная суммация происходит и при большей длительности раздражителя, но полной реципрокности между временем и интенсивностью стимуляции в этих случаях не наблюдается.
Слух. В определенных временных границах слуховой энергетический порог снижается по мере увеличения длительности звукового раздражителя. Однако здесь отношения между временем и интенсивностью стимуляции даже в области абсолютного порога сложнее тех, что выражены формулой It = с, и зависят от частоты звука и возраста испытуемых. Хотя реципрокность имеет место для нек-рых частот и длительностей стимуляции, она не сохраняется за пределами 100 мс временного интервала.
Другие сенсорные модальности. Критические длительности в сфере действия базисного принципа реципрокности были установлены тж и для неосновных чувств. При пробах на вкус критическое время стимуляции меняется в зависимости от качества вкусового раздражителя: раздражителям, вызывающим ощущение сладкого, требуется примерно 2 с, ощущение соленого - 3 с, а ощущения горького и кислого - по 3,5 с. Для обоняния время перестает быть значимым фактором в пороговых феноменах при длительностях стимуляции свыше 5 с. Что касается тепловых раздражителей, то здесь верхняя граница их длительности, вплоть до к-рой происходит временная суммация, составляет 10 с; в ощущениях холода, вызываемых направленной в лоб воздушной струей, реципрокность имеет место при длительностях стимуляции примерно до 1,5 с.
Надпороговые феномены
Как и в случае пороговых феноменов, измерение надпороговых феноменов связано с поведенческими реакциями. Соответственно, психофизические теории пытаются объяснить отношения между переменными стимулами и связываемыми с ними реакциями как опосредованные соотв. сенсорными модальностями. Основополагающей для этих теорий является концепция трех отдельных, хотя и связанных измерений или континуумов: а) физ. континуума (стимула), б) предполагаемого субъективного или сенсорного континуума и в) континуума суждений или поведенческих реакций.
Дифференциальный порог. Дифференциальный порог - это мера способности наблюдателя отмечать надпороговые различия между раздражителями. В 1834 г. была опубликована работа Э. Г. Вебера De pulsu, resorptione, auditu et tactu, где сообщалось об относительном характере сенсорного различения. Вебер утверждал, что величина, на к-рую нужно увеличить или уменьшить интенсивность раздражителя (?ф) с тем, чтобы вызвать заметное изменение ощущения, есть нек-рая постоянная часть интенсивности исходного раздражителя (ф). В математической форме это утверждение имеет вид ?ф = кф (где к - коэффициент пропорциональности) и называется законом Вебера. По мысли самого Вебера, его закон различимости раздражителей имел статус общего закона, соблюдавшегося во всех сенсорных модальностях, что было подтверждено мн. исследователями. Однако отношение Вебера не выполняется при низких уровнях интенсивности стимуляции и, в зависимости от эксперим. ситуации, может нарушаться тж при использовании сильных раздражителей. В связи с этим предлагались его различные модификации, в к-рых ?ф принималась пропорциональной ф с прибавлением некрой постоянной поправки, а не одному ф.
Классические психофизические шкалы. В 1860 г. Густав Т. Фехнер предложил неск. психофизических методов, посредством к-рых, по его утверждению, можно определять величину ощущения как функцию величины раздражителя. Опираясь на закон Вебера и ряд собственных допущений, Фехнер воспользовался понятием минимального обнаружимого изменения (названного "едва заметным различием" или, сокращенно, ЕЗР), чтобы сформулировать свой осн. логарифмический закон: ? = к log фb, где ? - психол. величина, ф - физ. величина раздражителя, b - величина раздражителя, равная значению абсолютного порога, а к - коэффициент пропорциональности. Закон Фехнера гласит, что возрастанию силы раздражителя в геометрической прогрессии соответствует рост величины ощущения в арифметической прогрессии, и поэтому равные отношения раздражителей дают равные интервалы ощущений.
За 100 с лишним лет, прошедших с того времени, как Фехнер сформулировал свой закон, против него выдвигались многочисленные возражения. Все они сводятся к трем главным аргументам: а) ощущения не имеют размерной характеристики и, следовательно, не м. б. измерены; б) закон Вебера - это всего лишь аппроксимация, и он не соблюдается во всем стимульном диапазоне; в) все ЕЗР не равны по своему субъективному значению. В связи с этим предлагалось множество различных модификаций закона Фехнера.
Модифицированные психофизические шкалы
Если допустить, что закон Фехнера справедлив, и разметить два смежных сенсорных интервала тремя консекутивными (последовательно возрастающими или убывающими) раздражителями, сила среднего раздражителя (точка деления пополам) должна бы равняться среднему геометрическому двух крайних раздражителей. Однако данные многочисленных исслед. показывают, что значение центральной точки ближе к среднему арифметическому, чем к среднему геометрическому. Тем самым фехнерово измерение сенсорных реакций на основе непрямой оценки способности к различению раздражителей не получило подтверждения в исслед. по прямому определению равных сенсорных интервалов.
Сравнение психофизических шкал
Психофизические шкалы можно строить эксперим. методами, распадающимися на 2 осн. класса: а) прямые методы, предполагающие изоморфное соответствие между суждениями наблюдателя и задаваемыми экспериментатором значениями шкалы, как в методе оценок величины (magnitude estimation); б) непрямые методы, в к-рых нет однозначного соответствия между суждениями и задаваемыми значениями шкалы, как в методе категориальных оценок (category estimation). Если выбрать по одному методу из этих двух классов и применить к одинаковому набору стимулов, казалось бы, можно ожидать линейной связи между полученными в рез-те шкалами, так что график зависимости одной шкалы от др. должен давать прямую линию.
Тем не менее для континуумов интенсивности обычно редко удается получить такую связь. Построение графика зависимости шкалы разбиения (partition scale) (полученной непрямым методом продуцирования категорий) от соотв. ей шкалы пропорциональности (полученной прямым методом продуцирования величин) почти всегда дает вогнутую вниз кривую, лежащую между логарифмической и степенной функцией. Неспособность обнаружить предсказанную линейную связь указывает на рост вариабельности суждений по мере перехода от малых к большим величинам стимула в исследуемом континууме. Возможно тж, отсутствие линейности связано с различиями методов шкалирования по диапазону доступных реакций или действию каких-то др. факторов, что сказывается на уровне приспособления.
Интерпретация психофизических законов
Когда наблюдателю предъявляют два стимула и требуют от него поделить пополам сенсорное расстояние между ними, подбирая значение третьего (переменного) стимула на том же континууме, подобранное значение будет зависеть от того, в каком порядке предъявляются два постоянных стимула - восходящем или нисходящем. Центральная точка будет размещаться выше для упорядоченной по возрастанию пары стимулов, чем для пары стимулов, предъявляемых в порядке убывания.
Коль скоро на значения шкалы могут влиять различные несенсорные факторы, такие как порядок предъявления стимулов, стимульный диапазон, диапазон реакций, величина стандартного стимула и прочие условия, то, вероятно, закономерен вопрос об интерпретации психофизических шкал и выведенных П. з. Строго говоря, П. з. непосредственно включают в себя не сенсорные величины, а отношения между стимулами и соотв. оценочными суждениями, из к-рых и выводятся постулированные сенсорные величины.
Нек-рые исследователи считают психофизические шкалы специфическими отображениями заданного аспекта активности сенсорных нейронов и рассматривают психофизические функции как функции "преобразователя", описывающие то, каким образом сенсорные механизмы преобразуют энергию раздражителя в нервную деятельность. С теорет. т. зр., постулирование преобразователя усложняет формулировку П. з., поскольку теперь в ситуации шкалирования подразумевается не 3, а 4 континуума: а) физ., б) физиолог., в) сенсуальный и г) поведенческих реакций (суждений и оценок). Но если бы третий (сенсуальный) континуум сочли теоретически несущественным, то П з. уже не имели бы никакого касательства к субъективным величинам.
Независимо от того, охватывает ли психофизическая теория 3 или 4 континуума, нелинейность эмпирических психофизических шкал (логарифмических или экспоненциальных) может возникать между любыми двумя смежными континуумами.
Возможно тж, что эта нелинейность возникает не только на уровне периферических функций сенсорных систем, но на уровне центральных механизмов обработки информ. в головном мозге. В соответствии с этим на суждения испытуемых в экспериментах по сенсорному шкалированию, вероятно, могут влиять предшествующий опыт, научение и контекстуальные факторы, к-рые связаны со слишком высокими требованиями эксперим. ситуации, касающимися стимулов, реакций и процедур.
См. также Слуховая различительная способность, Методы эмпирического исследования, Слух, Закон Фехнера, Психофизические методы, Зрительное восприятие, Закон Вебера
Дж. Ф. Корсо

Психофизические методы (psychophysical methods)

Психофиз. - это наука, изучающая отношения между раздражителями (стимулами) и ощущениями (сенсорными реакциями) с помощью количественных методов. Как таковая она имеет дело со следующими вопросами: 1) Какой уровень стимуляции необходим для того, чтобы вызвать ощущение или сенсорную реакцию? 2) Насколько должна измениться величина раздражителя, чтобы можно было обнаружить изменение? 3) В каком отношении (или отношениях) нужно изменить стимул, чтобы он стал перцептивно эквивалентным другому стимулу? 4) Как меняется ощущение или сенсорная реакция с изменением величины раздражителя? Для ответа на эти (и др.) вопросы используют П. м. В состав этих методов входят: 3 классических метода определения порогов, введенные в психофиз. Густавом Фехнером; многочисленные П. м. шкалирования надпороговых раздражителей, используемые для получения мер величины ощущения, и методы теории обнаружения сигналов (ТОС), применяемые для получения мер "номинальной" сенсорной чувствительности, минимально искаженной мотивами и установками испытуемых.
Так называемые классические методы - метод границ, метод установки (или средней ошибки - Примеч. науч. ред.) и метод постоянных раздражителей - впервые были сведены вместе и представлены Фехнером в его фундаментальном труде "Элементы психофизики", опубликованном в 1860 г. Они использовались для определения абсолютных и разностных порогов. Абсолютный порог (Reiz Limen, или RL) определяется как величина раздражителя, дающего 50% случаев обнаружения. Аналогично этому дифференциальный порог (Differenz Limen, или DL) - это минимальное изменение раздражения, обнаруживаемое в 50% случаев. Ниже приводится описание этих трех методов, к-рое хотя и не касается тонкостей эксперим. процедур, варьирующих от исслед. к исслед., дает достаточно полное представление о характерных особенностях каждого из них.
Метод границ
При использовании этого метода наблюдателю в каждой отдельной пробе предъявляют либо монотонно возрастающую (восходящие пробы), либо монотонно убывающую (нисходящие пробы) дискретную последовательность раздражителей, величина к-рых изменяется до тех пор, пока не произойдет изменение реакции наблюдателя с "да" на "нет" (в нисходящих пробах) или с "нет" на "да" (в восходящих пробах). Уровень стимуляции, соотв. половине интервала, на к-ром происходит изменение реакции, принимается за величину порога для данной пробы.
Метод установки
В противоположность методу границ, этот метод дает возможность самому наблюдателю регулировать непрерывно изменяемый раздражитель, с тем чтобы уравнять его с заданным эталоном. Каждая проба заключается в корректировке наблюдателем переменного раздражителя от точки явного неравенства до точки субъективного равенства с эталоном. Восходящие и нисходящие пробы чередуются вместе со случайно изменяемым начальным отклонением переменного раздражителя от эталона.
Метод постоянных раздражителей
Этот метод предписывает предъявление наблюдателю в каждой отдельной пробе только одного раздражителя, выбранного из фиксированного набора, включающего от 4 до 9 раздражителей. При определении абсолютного порога (RL) наблюдатель в каждой пробе дает ответ в форме "да/нет". При определении дифференциального порога (DL) наблюдатель, сравнивая тестовый раздражитель из определенного набора с предъявляемым в каждой пробе эталоном, дает ответ в форме "больше чем/меньше чем". После предварительного опробования тестовых раздражителей их набор формируется т. о., чтобы они заключали порог в вилку и чтобы все они (в идеале) давали какой-то процент реакций обнаружения или различения, но ни один из них не воспринимался в 100% случаев.
Психофизические методы шкалирования надпороговых раздражителей
П. м. шкалирования представляют собой собрание самых различных методов, общее у к-рых только то, что они предписывают правила, по к-рым испытуемые (прямо или косвенно) присваивают значения числовой шкалы физ. стимулам. Эти методы часто использовались для проверки нек-рых психофизических законов. Среди них - методы бисекции, субъективно равных интервалов, фракционирования и оценки величины.
При использовании метода бисекции (bisection) испытуемому дается инструкция отрегулировать величину переменного раздражителя т. о., чтобы результирующее ощущение казалось ему равноудаленным от ощущений, вызываемых двумя постоянными раздражителями, задающими границы интервала, к-рый нужно разделить пополам. Эта процедура многократно повторяется, после чего вычисляется среднее арифметическое подобранных испытуемым значений переменного раздражителя. Метод субъективно равных интервалов (equal-appearing intervals) - разновидность метода категорий - предоставляет наблюдателю возможность относить предъявляемые раздражители к одной из "равношироких" категорий, число к-рых (напр., 5) задается экспериментатором и не меняется в ходе опыта. Первыми предъявляются крайние по величине раздражители и идентифицируются как таковые, чтобы служить опорными точками для последующих суждений. После классиф. наблюдателем всех раздражителей их субъективные значения, определяемые как усредненные, или медианные, категории, представляются графически в виде функции от объективной величины раздражителя. Метод фракционирования (fractionation) требует от наблюдателя в каждой пробе создавать (путем регулировки или подстройки) новый раздражитель, составляющий заранее определенную часть (напр., половину) предъявляемого ему раздражителя. Это делается для каждого из раздражителей, входящих в стимульный набор. Метод оценки величины (magnitude estimation) - широко используемая процедура, предоставляющая возможность наблюдателю оценивать величину раздражителей, приписывая им числа. Более сильные по сравнению с эталонным стимулом раздражители получают обычно большие числовые значения, а более слабые - меньшие. Для каждого раздражителя вычисляется среднее арифметическое или среднее геометрическое числовых оценок, полученных на группе испытуемых. Полученные средние субъективных оценок величины раздражителя представляются графически в виде функции от реальной величины раздражителя.
Теория обнаружения сигналов
Мотивация, ожидание и отношение наблюдателя вызывают смещение рез-тов измерения относительно истинного значения в психофизических экспериментах по определению порогов. Так, при использовании метода постоянных раздражителей, в пустых пробах ("пробах-ловушках"), когда наблюдателю не предъявляют никаких раздражителей, все равно появляются ответы "да". Такая реакция в теории обнаружения сигналов (ТОС) называется ложной тревогой. Безошибочное обнаружение раздражителя (ответ "да" при его наличии) называется попаданием. Изменения мотивации, ожиданий или отношения могут увеличивать процент попаданий, но ценой повышения доли ложных тревог.
В каждом из трех осн. методов ТОС - "да - нет", оценки и вынужденного выбора - задается случайная последовательность проб (напр., 200), в к-рых сигнал либо подается на фоне каких-то др., случайных сигналов (пробы "сигнал + шум"), либо отсутствует (пробы "чистого шума"). При использовании метода "да - нет" задача наблюдателя - давать ответ "да" в пробах с наличием сигнала и ответ "нет" в пробах с его отсутствием. В процедуре оценивания реакция наблюдателя сводится к выбору из заданного набора оценочных категорий той, к-рая отражает степень его уверенности в наличии сигнала в данной пробе. В эксперименте с вынужденным выбором предлагаются ситуации выбора из двух или более альтернатив (напр., при разнесении интервалов наблюдения во времени), одна и только одна из к-рых содержит сигнал плюс шум. Наблюдатель должен выбрать ту из них, в к-рой вероятнее всего содержится сигнал.
Влияние мотивации, ожиданий и отношения на реакции испытуемых в психофизических экспериментах трактуется как критерий наблюдателя, оцениваемый по проценту ложных тревог. На этот критерий можно влиять, изменяя долю проб с сигналом (и соответственно информируя наблюдателя), инструктируя наблюдателя быть более расслабленным либо, наоборот, более внимательным и точным или изменяя выплаты за возможные реакции. Если процент попаданий откладывать по оси ординат, а процент ложных тревог - по оси абсцисс, полученные точки будут соответствовать различным уровням критерия наблюдателя, а построенная по ним кривая будет называться рабочей характеристикой приемника (РХП). Различные кривые РХП порождаются сигналами разного уровня, тогда как все точки одной кривой РХП отображают один уровень обнаружительной способности наблюдателя. Т. о., появляется возможность разграничить действие сенсорных и внесенсорных факторов.
Приложения
Помимо использования для поиска ответов на вопросы теорет. психофиз., различные П. м. широко применяются для решения практ. задач как в области психологии, так и за ее пределами. Сведения о нормальных зрительных и слуховых порогах (и, в несколько меньшей степени, о порогах др. органов чувств) учитываются при проектировании оборудования и анализе челов. факторов в инж. психол., а тж используются практ. медициной в качестве эталонов сравнения при постановке клинического диагноза. Методы шкалирования надпороговых раздражителей применяются в промышленности и торговле для оценки предпочтений. Методы ТОС тж находят самое широкое применение: от оценки пределов "чистой" сенсорной чувствительности до принятия решений в медицине.
См. также Аудиометрия, Методы эмпирического исследования, Психофизика, Научный метод
Дж. Г. Робинсон

Психохирургия (psychosurgery)

П., по определению, подразумевает удаление или иное разрушающее воздействие на морфологически нормальную ткань головного мозга для купирования тяжелой, устойчивой к лечению и истощающей психиатрической симптоматики. Хотя Э. Валенстайн, основываясь на данных археологических находок, указывал в работе The psychosurgery debate: scientific, legal and ethical perspectives на использование метода трепанации еще в 2000 г. до н. э., впервые широкое применение психохирургических процедур при лечении психиатрических пациентов началось в конце 1930-х гг., достигло пика в 1960-х и пошло на убыль в 1970-х.
В первой половине XX в. наиболее часто используемой методикой П. была фронтальная лоботомия, при к-рой с обеих сторон иссекались волокна в лобных долях. Вначале эта операция выполнялась путем введения режущего инструмента через отверстия, посверленные в костях свода черепа или в верхних костях глазницы, и поворотом данного инструмента. Более точное разрушение мозговой ткани стало возможным в 1950-х гг., после изобретения стереотаксического инструмента, удерживавшего голову в фиксированном положении; нож или электрод теперь можно было ввести в ткань мозга в точке, заданной тремя координатами согласно карте или атласу головного мозга. Т. о., появилась возможность удалять или разрушать точно локализованные участки мозга.
Наиболее эффективные участки-мишени для купирования психиатрической симптоматики оказались расположенными в медиальной и вентральной зонах лобных долей (обозначены треугольниками на рис. 4). Позднее, в качестве мишеней для П. были предложены др. участки мозга с точно определенными связями со специфическими зонами лобных долей.


Рис. 4. Мишени" психохирургии
Треугольниками обозначены точки приложения метода в лобных долях. Незаштрихованными кружками отмечены точки для цингулотомии. Черные кружки соответствуют "мишеням" в таламусе. Добавочные точки находятся в миндалине (ромб) и в гипоталамусе (квадрат)

Поскольку психохирургическое вмешательство выполняется на неизмененной патоморфологически ткани мозга, эта практика вызвала большую полемику. Национальная комиссия по защите участников биомедицинских и поведенческих исслед. поддержала ряд тщательных расследований применения и эффективности П.
На основе критического анализа разнообразной и обширной информ. эта комиссия разраб. для министерства здравоохранения и соц. обеспечения США ряд рекомендаций, касающихся использования П. В частности, министерству рекомендуется всячески поддерживать проведение оценочных исслед. безопасности и эффективности методик П., кроме того, министерству направлен подробный перечень заболеваний и показаний к ограниченному применению этих методик в отношении постоянно содержащихся в психиатрических учреждениях больных. Очевидно, что П. - это тема, поднимающая большое количество этических, научных и правовых вопросов, и вряд ли можно найти легкое решение в споре о допустимости ее применения.
См. также Головной мозг, Повреждения головного мозга, Лоботомия, Нейрохирургия
М. Оскар-Берман

Психоэндокринология (psychoendocrinology)

Возникшая в середине XX в. потребность в более полном понимании биолог. основ и коррелятов поведения и психол. процессов привела к образованию новых биоповеденческих дисциплин, таких как психобиология, нейропсихология, психофармакология и социобиология. П. можно определить как область науки, к-рая изучает взаимосвязи эндокринной системы и поведения, а именно влияние секретов эндокринных желез, наз. гормонами, на поведение и, наоборот, воздействия поведения и психол. стимулов на функционирование эндокринной системы. Накоплены недвусмысленные экспериментальные, клинические и натуралистические доказательства того, что гормоны действительно играют существенную роль в определении разнообразных форм поведения у людей и животных. С др. стороны, показано, что поведение, опыт и психол. стимулы оказывают влияние на функционирование эндокринной системы и секрецию гормонов.
Осн. задачами П. яв-ся: а) установление ковариации и корреляции между эндокринологическими и поведенческими событиями; б) выявление нейроэндокринных механизмов, имеющих отношение к этой корреляции; в) уяснение значения эндокринного влияния для адапт. организма к среде, а тж для физ. и психич. здоровья.
Истоки и основания
Когда был установлен факт внутренней секреции желез и открыты первые гормоны, нек-рые психологи начали исследовать возможную роль секретов эндокринных желез в эмоциональных реакциях и проявлениях темперамента.
Экспериментальные исследования
Первое эксперим. исслед. было выполнено в 1849 г., за полвека до открытия гормонов, А. А. Бертольдом в Германии. Он пришел к выводу, что "семенники выделяют в кровь что-то такое, что способствует сохранению специфичного для мужского пола поведения и соотв. вторичных половых признаков".
Когда существование внутренней секреции было надежно установлено и были идентифицированы разные гормоны, наступил период расцвета экспериментирования, сначала преим. на животных, а позднее и на людях. В 1930-х гг. наибольший интерес ученых вызывали половые гормоны и половое поведение, хотя др. гормоны и формы поведения тоже не оставались без внимания. Адреналин (или эпинефрин) - гормон мозгового вещества надпочечников - раньше и шире всех др. гормонов был изучен в исслед. на людях.
Др. отделы эндокринной системы тж начали исследоваться экспериментально, и оказалось, что они чувствительны к широкому кругу психол. стимулов. Точность и проработанность исслед. психоэндокринных отношений неуклонно повышались, гл. обр. благодаря значительному прогрессу в понимании хим. состава и действия гормонов, а тж вследствие технологических достижений в области измерения микроскопических доз гормонов в тканях и жидкостях тела.
Клинические наблюдения и исследования
Гл. обр. медицина, психиатрия в особенности, дала сильнейший импульс и оказала поддержку психоэндокринным исслед. Врачи-терапевты XIX в. сообщали о психич. и поведенческих изменениях у пациентов с заболеваниями органов, к-рые только впоследствии были распознаны как эндокринные железы. Др. отрасли медицины тоже предоставляли свидетельства о психоэндокринных компонентах нек-рых расстройств. Было обнаружено, что эмоциональные нарушения и стресс могут влиять на возникновение и тяжесть болезненных состояний, касающихся роста, половых функций, кожи, питания и органов чувств. Исслед. показали, что стресс, вследствие его воздействия на эндокринную систему и иммунологические реакции организма, может иметь отношение к этиологии рака.
Нейроэндокринология
Ряд открытий способствовал зарождению и развитию нейроэндокринологии и, в результате, ведущей роли этой нейронауки в становлении П. К ним относятся: а) нейросекреция, или способность нейронов выделять вещества, обладающие характеристиками гормона; б) тесная анатомии, и функциональная связь между мозгом и гипофизом - железой, имеющей центральное значение для эндокринной системы; в) способность головного мозга синтезировать и секретировать гормоны, а тж его чувствительность к циркулирующим в крови гормонам; г) существование неск. нейроэндокринных цепей обратной связи, напр. между корой надпочечников и гипоталамусом; д) совершенствование существующих и внедрение новых методов идентификации и измерения гормонов, таких как радиоиммуноанализ; е) синтез искусственных гормонов и получение естественных гормонов с помощью методик соединения генов (gene-splicing techniques).
Развитие после 1950 г.
Развитие П. было постепенным. Внутри нее с самого начала можно было различить два направления, представленных разными группами исследователей: одно сосредоточено гл. обр. на изучении влияния психол. состояний на эндокринную систему, тогда как другое сконцентрировано на исслед. гормональных детерминант разнообразных форм поведения. Исследователи, придерживающиеся последнего направления, предпочитают термин поведенческая эндокринология как более подходящий для обозначения их исслед.
Хотя цели П. были сформулированы примерно в 1940 г., ее консолидация как научного предприятия произошла только в конце 1950-х гг., когда нейроэндокринные связи получили научное объяснение и появились более точные методы исслед. До 1950 г. большая часть данных касалась связи полового поведения с гонадными гормонами. Проводились тж многочисленные исслед. эпинефрина, гормонов щитовидной железы и коры надпочечников по отношению к поведению.
С тех пор область психоэндокринных исслед. существенно расширилась и включает широкий спектр эндокринных желез, гормонов и гормональных аналогов. Публикации по проблеме гормонов и поведения, к-рые появились после 1950 г., отражают достижения в этой области.
Психоэндокринные связи
Были обнаружены связи гормонов с научением и памятью, мотивацией, настроением и эмоциями, совладающим поведением, агрессией и такими видами адаптивного поведения, как половое, пищевое, питьевое и сон. Эндокринные нарушения, по-видимому, вносят вклад в этиологию нек-рых форм умственной отсталости, недостаточной обучаемости и аффективных расстройств.
Гормоны не выступают прямыми причинами поведения. Они влияют на поведение косвенно, действуя на НС, обмен веществ, сенсорные рецепторы, мышцы и неэндокринные (экзокринные) железы. Наиболее важным, безусловно, яв-ся их действие на НС.
Ниже приводятся примеры зависимости определенных аспектов поведения от специфических гормонов, в данном случае - половых. Либидо, или половая возбудимость, обнаруживает связь с андрогенным гормоном как у мужчин, так и у женщин. Секреция андрогена имеет место у лиц мужского и женского полов, хотя и в разных количествах. Снижение либидо обычно происходит в случае сокращения или прекращения секреции андрогена. Половые гормоны воздействуют, помимо прочих функций, на сенсорные способности, такие как обоняние и зрение. Когнитивные функции тж могут испытывать на себе влияние гормонов.
Эксперим. и клинические данные ясно показывают, что эндокринная система в целом чрезвычайно чувствительна к психол. стимулам и состояниям, таким как эмоции, а тж к нек-рым видам деятельности и опыта, хотя каждая из эндокринных желез обладает разной чувствительностью к таким воздействиям.
Дети с эмоциональными нарушениями часто прекращают расти и развиваться нормально. Это происходит в силу того, что эмоциональное нарушение тормозит секрецию гормона роста. Такие дети могут стать карликами, или психосоциальными карликами (psychosocial dwarfs), как их называют в медицине.
Гормонально-поведенческие взаимосвязи имеют глубокий и всеобъемлющий характер. Пожалуй, это самые сложные связи в организме, к-рые отражают взаимодействие генетических и средовых факторов. Поэтому исследователи стремятся изучать влияние психол. события на как можно большее число эндокринных реакций или, наоборот, воздействие гормонального события на как можно большее число доступных измерению психол. функций.
Важность психоэндокринных исслед. для психобиологии и ряда др. дисциплин, включ. медицину, психиатрию, физиологию, нейроэндокринологию, соц. науки и педагогику, позволяет предсказать, что П. будет занимать все более важное положение среди биоповеденческих наук. Психологу-теоретику П. предоставляет новые возможности для анализа и интерпретации проблемы взаимосвязи мозга и психики.
См. также Надпочечники, Нейрохимия, Гипофизарные расстройства, Психофизиология, Психофармакология, Социопсихофизиология
Г. Мисяк


_Р_

Работоспособность (work efficiency)

Р. имеет отношение к изучению продуктивной деятельности человека, а тж физ. и психич. реакций людей на затраты энергии в производственной и непроизводственной обстановке. Было установлено, что утомление, как психическое, так и физическое, вызванное напряженной работой, влияет на скорость и точность движений, силу и выносливость, как и на качественные (ошибки) и количественные результаты труда. Поэтому исслед. Р. направлены на обеспечение эффективного выполнения работы и уменьшения стресса, физ. напряжения, чувства скуки и др. негативных последствий, влияющих на здоровье и благополучие человека.
Создание условий для эффективного выполнения работы составляет главную цель инж. психол. и инженерии челов. факторов, или эргономики. Исслед. Р. вносят свой вклад в достижения проектирования трудовой деятельности в целях повышения производительности труда и снижения усталости и количества несчастных случаев.
Можно считать, что начало исслед. Р. положил Ф. Тейлор, к-рый утверждал, что необходимо со всей тщательностью изучать производственные задания, чтобы повысить эффективность и результативность труда. Тейлор тж полагал, что работники должны соответствовать выполняемой ими работе и быть обучены выполнять ее в строгом соответствии с научно обоснованными инструкциями. Результатом др. ранней работы, посвященной утомлению, которую провели Фрэнк и Лилиан Гилбрет, стало создание специальных стульев для различных видов работ, к-рые позволили уменьшить напряжение при работе. Кроме того Ф. Гилбрет, создатель моторно-временного анализа, наметил в общих чертах правила экономии движений, к-рые предусматривали орг-цию рабочего места, расположение инструментов и конструкцию оборудования в целях повышения Р.
Физическое утомление
Чувство утомления всегда связывалось с недосыпанием и интенсивной физ. деятельностью, к-рая вызывает мышечное утомление (болезненность, одеревенелость мышц, ноющие боли в мышцах и т. д.) и снижение результативности труда. Как правило, индикаторы утомления разделяются на 3 категории: химические (напр. состав крови или мочи, потребление кислорода), электрические (напр. ЭЭГ, ЭМГ) и физические (АД, частота сердечных сокращений, температура тела).
Психическое утомление
В исслед. Р. психич. утомлению уделяется все больше внимания. Психич. утомление может создавать особые проблемы в ситуациях, связанных с продолжительными периодами концентрации внимания или активного бодрствования. Его причиной может тж быть умственная (информационная) перегрузка.
Скука и монотонность
Скука связана с психич. утомлением и может вызываться повторяемостью, отсутствием новизны и монотонностью. Чувство скуки зависит от взаимодействия характеристик задания, особенностей обстановки и индивидуальных различий, но его можно уменьшить, при определенных условиях, с помощью музыки, шумовых эффектов или мотивационных стимулов. А. Анастази полагает, что в пром-сти со скукой у работников можно бороться путем а) правильного подбора и расстановки кадров, б) внесения изменений в производственную среду и обстановку и в) перестройки самой работы, напр. ее обогащения или расширения ее диапазона.
См. также Эргопсихометрия, Промышленная психология
А. Р. Споукейн

Развивающаяся психотерапия (emerging psychotherapies)

Область психотер. за долгие годы претерпела много изменений, большинство из к-рых было бы трудно предсказать. Начиная с относительно медленного развития на рубеже XIX-XX вв., прогресс резко ускорился после Второй мировой войны. Из малозаметной и не слишком ценимой об-вом деятельности психотер. превратилась в достаточно популярный метод лечения в области охраны психич. здоровья, широко освещаемый СМИ.
Распространение методов психотерапии
В течение мн. лет в психотер. господствующее положение занимали З. Фрейд и его ученики. Такие видные ранние аналитики как А. Адлер и К. Юнг отошли от Фрейда, разработав собственные теорет. концепции и формы психотер.; тот же шаг сделали О. Ранк и Ш. Ференци. Позднее, в 30-е и 40-е гг., К. Хорни и Г. С. Салливан предложили оригинальные психотерапевтические подходы, отличные от традиционного психоан. Принципиально отличающийся от всех этих вариантов психодинамической терапии подход был предложен в 1942 г. К. Роджерсом. Назв. сначала недирективной терапией, этот подход стал известен как клиентоцентрированная терапия после выхода в 1951 г. книги Роджерса с тем же названием, а позднее его стали называть личностно-центрированной терапией. Широкое признание получил др. новый и совершенно оригинальный психотерапевтический подход - поведенческая терапия, когда Дж. Вольпе опубликовал книгу "Психотер. реципрокным торможением" (Psychotherapy by reciprocal inhibition). Хотя и раньше были попытки практ. применения теорий поведения и научения, они имели небольшой резонанс в среде клиницистов и лишь с появлением книги Вольпе поведенческая терапия стала рассматриваться в качестве важного метода лечения.
Новые методы психотер. продолжали появляться со все возрастающей скоростью. За период 60-х гг. С. Гарфилд насчитал св. 60-ти различных вариантов, что в то время было числом ошеломляющим. Однако, в докладе исследовательской группы NIMH сообщалось о существовании 130 различных форм психотер. Этот достаточно удивительный рост в течение неск. лет обернулся дополнительным увеличением числа различных психотерапевтических подходов. В 1980 г. Херинк опубликовал "Справочник по психотерапии: более 250 используемых в наше время терапий от А до Я" (The psychotherapy handbook: The A to Z guide to more than 250 therapies in use today), а в 1981 г. Корсини в своем "Справочнике по новаторским психотерапиям" (Handbook of innovative psychotherapies) насчитал 256 таких терапий, сведя их к 66 осн. видам. Каздин приводит более 400 различных форм психотер.
За относительно короткий промежуток времени господствующее влияние психоан. существенно ослабло; появилось большое число различных новых подходов и модификаций. Это, несомненно, было неожиданным поворотом событий, к-рый сложно объяснить. Трудно сказать, явилось ли это результатом необычной креативности психотерапевтов, их предпринимательского рвения или же неудовлетворенности прежде существовавшими формами психотер. Однако, наряду с появлением новых методов психотер., происходили и др. процессы, к-рые имели более унифицирующие цели. Одним из них было нарастание популярности эклектизма, в особенности в среде клинических психологов. Другим были усилия нек-рых психотерапевтов, предпринимаемые в направлении интеграции различных параметров двух (или более) различных форм психотер.
Эклектизм и интеграция в психотерапии
Начиная с 60-х гг. в литературе постоянно сообщается о популярности эклектических подходов к психотер. среди клинических психологов. Опрос 855 членов отделения клинической психологии Американской психол. ассоц. показал, что 55% из них пользуются эклектическим подходом к психотер. Хотя эклектизм не вооружает психотерапевтов специфически унифицированными алгоритмами для работы с больными, он позволяет проявлять в ней большую гибкость.
Это расходится с практикой более традиционных психотерапевтов, даже если они, возможно, не полностью сознают такое расхождение. Напр., хотя поведенческие терапевты описывают свою работу в терминах поведенческих методик, нек-рые в действительности используют и иные приемы, в т. ч. внушение. Аналогичным образом, приверженцы психодинамического подхода могут не сознавать, что дают клиентам советы.
Эклектический подход может быть идиосинкратическим. В результате появляется большое разнообразие терапевтических процедур, используемых отдельными представителями эклектического направления. Одни могут использовать сочетание компонентов психоан. и гуманистического подходов, другие - комбинировать технические приемы поведенческой и гештальт-терапии. Много др. комбинаций яв-ся уникальными. На более систематическом уровне, в литературе были описаны различные варианты эклектических схем; появился даже "Справочник по эклектической психотер." (Handbook of eclectic psychotherapy). Среди различных подходов в этом справочнике описываются: мультимодальная терапия, систематическая эклектическая психотер., функциональная эклектическая терапия, структурно-феноменологический подход к эклектической психотер., эклектическая ограниченная по времени терапия, эклектическая семейная терапия и эклектическая психотер., ориентированная на использование факторов, общих для всех видов психотер. Практически в каждом из этих подходов были предприняты попытки выбора и комбинации приемов и процедур из любой формы психотер., эмпирическая пригодность к-рой была подтверждена, механизм к-рой понятен психотерапевту или, как представляется, должен удовлетворять психотерапевтические нужды данного клиента.
Дженсен, Бёрджин и Гривс считают эклектизм предпочтительным направлением для клинических психологов, психиатров, соц. работников, семейных и супружеских терапевтов. Появилось тж сходное направление в психотер., назв. интеграцией. Хотя эти два подхода неск. перекрывают друг друга, они могут быть дифференцированы в том, что касается их главных принципов и целей. Эклектики придают большее значение подбору и использованию приемов и процедур из различных школ психотер. и в меньшей степени озабочены попытками теорет. интеграции. Представители интегративного направления придерживаются противоположной т. зр. Хотя в этой последней группе имеются нек-рые разногласия, это направление сделало более серьезную попытку интегрировать теории. История интеграции в психотер. опубликована Голдфридом и Ньюменом.
Если отдельные направления или школы в психотер. различаются между собой специфическими концептуальными принципами, к-рые отсутствуют или недостаточно представлены в др. направлениях, то возможно предположить, что определенная интеграция разных систем психотер. обеспечит более всесторонний и эффективный подход к психотер.
Различия в теорет. конструктах, процедурах и взглядах на терапевтический процесс, обусловливающие расхождения в подходах к психотер., делают задачу интеграции весьма трудной и сложной. Сопротивление пациентов лечению большинство психотерапевтов, вне зависимости от их ориентации, считает важным фактором. Возможность довериться понимающему и эмпатичному психотерапевту, выражение своих глубинных эмоций, коррекция нарушенных когнитивных процессов, получение объяснения происходящего (вне зависимости от теорет. ориентации), ободрение или стимуляция к новым и более успешным вариантам поведения, замена отчаяния надеждой - все это важные характеристики успешной психотер., вне зависимости от конкретной формы ее проведения. Одним из следствий этого подхода будет то, что попытка сформулировать базисные параметры, обеспечивающие успех психотер., сместит акцент со специфики психотерапевтических школ на создание глобальной концепции психотер.
Эклектический и интегративный подходы в области психотер. получают все возрастающее признание и яв-ся обнадеживающим признаком ее дальнейшего развития. Растет Об-во исследования интеграции психотер., органом к-рого яв-ся "Журн. эклектической и интегративной психотер." (The Journal of Eclectic and Integrative Psychotherapy). Первый междунар. конгресс по эклектической и интегративной психотер. был созван в июне 1992 г.
См. также Альтернативные методы психотерапии, Сокращенная психотерапия, Культура и психотерапия, Групповая психотерапия, Новаторские психотерапии
С. Л. Гарфилд

Развитие в подростковом и юношеском возрасте (adolescent development)

Первое концептуальное представление отрочества-юности было дано Г. Стэнли Холлом в его фундаментальном двухтомном труде "Юность" (Adolescence), опубликованном в 1904 г. Работа Холла совпала по времени с растущей озабоченностью общественности судьбами молодых людей. Появившаяся на пороге XX в., эта озабоченность охватила все об-во после Первой мировой войны, когда с фронта возвращались молодые солдаты, лишенные всех юношеских иллюзий представителями старшего поколения, к-рые ими командовали. Значение молодежи резко усилилось в 20-е гг. и стало очевидно, что молодежь представляет собой особое - и обособленное - поколение. 60-е гг. снова оказались временем активных действий молодежи, когда поколение "до 30" стало предметом широкой озабоченности. В течение этого последнего десятилетия исслед. отрочества-юности получили, наконец, должное признание.
Изменение и кризис. Взгляд на отрочество-юность как на время изменения и кризиса получил официальное признание после работ Э. Эриксона. В своем главном труде "Детство и общество" он высказал предположение, что главным событием отрочества-юности яв-ся "кризис идентичности". Эриксон определял кризис идентичности как время поисков нового чувства Я, к-рое охватывало бы все прошлые, настоящие и предполагаемые в ближайшем будущем грани себя. Кризис идентичности может быть легким или острым, но, в целом, Эриксон характеризовал это время поисков себя как возраст тревог и смятения.
Биология. Ученые биолог. ориентации подробно описали физ. рост и половое созревание, к-рые имеют место в начале данного возрастного периода (с разницей в год или два). В это время подростки довольно быстро прибавляют в росте на неск. дюймов. Этот "скачок роста" происходит одновременно с началом полового созревания, в ходе к-рого развиваются репродуктивные органы и появляются вторичные половые признаки. В отрочестве происходят разительные биолог. изменения, к-рые могут самым серьезным образом сказываться на др. аспектах развития.
Воздействие биолог. развития лучше всего показано в исслед. рано и поздно созревающих мальчиков и девочек, выбивающихся из графика роста, характерного для большинства их сверстников. Как рано, так и поздно созревающие мальчики и девочки, обнаруживают психол. и соц. отличия от большинства детей их возраста, однако у мальчиков эти отличия выражены отчетливее. Напр. рано созревающие мальчики часто имеют преимущество перед сверстниками, к-рое сохраняется на протяжении юности и ранней взрослости. Они демонстрируют соц. уравновешенность, лидерский потенциал и множество др. ценимых об-вом характеристик. Поздно созревающие мальчики, однако, предстают в невыгодном свете по сравнению со сверстниками. Они часто агрессивны, безответственны и зависимы в то же самое время. Хотя эти различия постепенно сглаживаются, а в нек-рых случаях могут в последующем измениться на противоположные, влияние биолог. развития лучше всего заметно в тех случаях, когда молодые люди выбиваются из нормативного графика созревания.
Познание. Исслед. когнитивного развития в подростковом и юношеском возрасте в значительной степени опирались на теорет. труды Ж. Пиаже. Пиаже считал, что дети и подростки проходят в своем развитии ряд когнитивных стадий. На каждой такой стадии мыслительные структуры отвечают специфическому образу реальности. Стадию когнитивного развития, соответствующую отрочеству-юности, он наз. "формальными операциями". На этой стадии мышление становится абстрактным и гипотетическим. Подростки приобретают способность отделять внутренние чувства от внешних событий и исследовать субъективный и объективный миры в знач. расширившихся пределах.
Стадия формальных операций, согласно Пиаже, открывает перед подростками более широкие возможности, что, бесспорно, сказывается на их психол. и соц. развитии. Теперь подростки могут вообразить себя "влюбившимися" и, как следствие этого, влюбляются, переживая на самом деле все связанные с этим состоянием душевные терзания. Они тж могут создавать в своем воображении идеальные миры, к-рые знач. лучше их собственного, и вследствие этого становятся нетерпимыми к несовершенству реального мира. Подростки теперь способны представить себе, какими они кажутся др. людям, и эта их способность видеть свой образ (часто искаженный) глазами других, приводит к росту самосознания. Когнитивные изменения могут тж быть причиной психол. и соц. изменений в этом возрасте и предрасполагать нек-рых молодых людей к переживанию "кризиса" в понимании себя.
Др. исследователи менее склонны, чем Пиаже, признавать резкий характер когнитивных изменений. Они приводят доказательства того, что когнитивные изменения яв-ся постепенными, растянутыми во времени, и что психол. перемены приходятся на разные возрастные этапы отрочества-юности, соответственно ходу созревания молодых людей. Несмотря на то что мн. психологов не привлекает взгляд на отрочество-юность как на период драматических перемен, они, тем не менее, используют стадии Пиаже как "указатели на перекрестках", чтобы не сбиться с пути при изучении когнитивного Р. в п. и ю. в.
Личность. Др. теоретики связывают кризис переходного возраста с иными причинами. Э. Эриксон отводит центральное место "кризису идентичности". Г. С. Салливан полагал, что подростковые конфликты возникают тогда, когда молодые люди пытаются наладить отношения со сверстниками - сначала своего, а затем и противоположного пола. Дж. Ловингер охарактеризовала отрочество-юность как время, когда молодые люди изо всех сил стараются урегулировать противоречия, внесенные их возросшим знанием себя и других.
Однако мн. психологи указывали на то, что рост личности может не обнаруживать ни одного из этих признаков напряжения и борьбы. Связана ли удовлетворенность подростков собой с успешной адапт. к соц. окружению или с уклонением от важных психол. проблем - вопрос спорный. Ясно одно: мн. молодые люди в процессе формирования представлений о себе не бунтуют и не испытывают смятения чувств, а ведут себя совершенно спокойно и уравновешенно, как в отрочестве-юности, так и за пределами этого периода.
Мораль. Интерес к области морального развития в отрочестве-юности заметно вырос благодаря работам Л. Колберга, опубликованным в 60-х гг. Колберг утверждал, что каждый подросток - это философ, занимающий определенную позицию по отношению к миру, к рая предписывает моральный выбор и последующее поведение. Опираясь на когнитивную теорию Пиаже, Колберг разраб. модель морального развития, согласно к-рой подростки, переходящие на когнитивную стадию формальных операций, оснащены тж всем необходимым, чтобы перейти с конвенциального на постконвенциальный уровень морального развития. На конвенциальном уровне молодые люди научаются следовать нормам своей общины и об-ва в целом, чтить традиции и законы. На постконвенциальном уровне они выходят за пределы законов своего об-ва, полагаясь на то, что яв-ся абсолютным благом для всех людей. Теперь моральный выбор основывается на этических принципах.
Исслед. когнитивного, личностного и нравственного роста испытали на себе сильное влияние работ таких крупных теоретиков, как Фрейд, Эриксон, Пиаже и Колберг. В каждой из этих областей развития были построены модели, к-рые предполагают, что Р. в п. и ю. в. - процесс сугубо индивидуальный, мотивированный внутренними силами растущего человека. За исключением Салливана, большинство теоретиков, занимавшихся этими вопросами, почти не уделяли внимания соц. среде или культурному опыту подростка.
Сексуальность. Изучая сексуальное развитие и поведение, психологи и представители др. соц. наук вступают в соц. и культурную сферы. Сексуальное поведение в норме является соц. актом, предполагающим участие другого. Практически в каждом об-ве сексуальное поведение регулируется строгими культурными нормами и экспектациями, различающимися в разных культурах или соц. группах и географических регионах одной культуры.
В нашей собственной культуре подростковой и юношеской сексуальности придавалось особое значение. Подростки созревают в половом отношении уже в отрочестве, приобретая способность к совершению полового акта. Молодые люди сразу же сталкиваются с двумя наборами конфликтующих норм. Совр. нормы отличаются меньшей жесткостью в отношении ранней сексуальной активности при определенных обстоятельствах. Однако старые, более укоренившиеся нормы запрещают половые отношения в период отрочества-юности. В результате юноши и девушки могут испытывать амбивалентность по поводу выражения сексуальности, вызываемую конфликтующими нормами. Созревание половых функций в условиях действия запрещающих норм в отношении проявления сексуальности создает напряжение. Поэтому для мн. взрослых, как и для молодежи, юношеская сексуальность становится символом происходящих в отрочестве-юности перемен.
Две наиболее известных интерпретации юношеского сексуального поведения диаметрально расходятся в описании его причин и объяснении различий сексуального опыта юношей и девушек. Одна принадлежит Фрейду, другую предлагают Саймон и Ганьон. Согласно Фрейду, юношеское сексуальное поведение - результат все более усиливающихся, но пока еще не направленных в нужное русло и не контролируемых внутренних импульсов. При этом постулируется, что они сильнее у юношей, чем у девушек. Тот факт, что мужская сексуальная активность проявляется чаще и раньше, традиционно используется для подтверждения этой т. зр.
Однако Саймон и Ганьон приводят доводы в защиту взгляда, согласно к-рому сексуальность яв-ся не ответом на внутренние побуждения, а выученной реакцией на культурные экспектации. Напр. в нашем об-ве от мальчиков ожидают, что они будут сексуальными, и они становятся такими. В противоположность этому, от девочек ожидают, что их больше должна привлекать любовь, чем секс, и они тж не обманывают ожидания окружающих. Следовательно, представители каждого пола следуют культурному сценарию и усваивают образцы поведения, ожидаемого от них той культурой, в к-рой они живут.
Семья и общество. На Р. в п. и ю. в. сказывается опыт молодых людей, приобретаемый ими в семье, в группах сверстников и в школе. Каждое окружение влияет на то, приведут ли происходящие в это время изменения к положительным или отрицательным событиям для конкретного подростка и для об-ва в целом.
Группа сверстников. Подростковые группы - источник общественной озабоченности. Взрослые опасаются, что сверстники могут сбить с правильного пути молодых людей и что влияние взрослых будет слабеть по мере приобретения сверстниками все большей значимости. Вообще говоря, эти опасения не были подтверждены исслед. Для большинства подростков влияние семьи превосходит влияние сверстников в том, что касается главных вопросов, на протяжении всего этого периода развития.
В общем, подростки выигрывают от присоединения к группе сверстников. Прежде всего, друзья-ровесники дают подросткам возможность развивать свои соц. навыки и обеспечивают защиту от одиночества, часто испытываемого в юные годы. Далее, группа сверстников обеспечивает окружение, поначалу состоящее из друзей того же пола, а затем из разнополых пар, в к-ром юноши и девушки исследуют свою идентичность и открывают для себя, кто они такие. Наконец, хотя группа сверстников настаивает на подчинении своим нормам, особенно в отрочестве, она дает прибежище и опору подросткам по мере их продвижения от семейной зависимости к взрослой независимости.
Нек-рые молодые люди, однако, становятся полностью зависимыми от группы сверстников в том, что касается соц. поддержки и поведенческих экспектаций. Такие ориентированные на сверстников подростки (составляющие меньшинство) часто ощущают себя отверженными миром взрослых. Во мн. отношениях эта меньшая группа иллюстрирует опасения взрослых по поводу групп подростков одного возраста, ибо они часто презирают установленный порядок, совершают антисоциальные поступки и пытаются создать мир, к-рый отвечает только их потребностям.
Школа. В обстановке школы значительная часть групповой активности подростков проявляется наиболее открыто, ибо, особенно в середине этого периода, школа становится жизненной средой подростков. Различные группы сверстников могут определяться на основе их идентификации со школой, а тж исходя из их интеллектуальной или соц. ориентации. В таком случае, для каждой группы школа будет иметь разное значение и по-разному влиять на их развитие.
Ученики, не ориентированные на школу, делятся на две категории, в зависимости от преобладания интеллектуальной или соц. ориентации. В нек-рых школах есть небольшая группа интеллектуальных учащихся, к-рые не солидаризируются со школой или штатом преподавателей. Часто это бунтари или философы. Гораздо большая группа не идентифицирующихся со школой учеников имеет соц. ориентацию. Они вместе проводят время по соц. мотивам и могут подталкивать друг друга к употреблению наркотиков, алкоголя или к совершению преступления.
В той же самой средней школе пригородного района, где заправляли "качки", были не идентифицирующие себя со школой ученики, входившие в группировку "планеристов". Они тоже имели собственную территорию, контролировали распространение марихуаны и разговаривали только друг с другом. Их нормы отличались от норм "качков", и они демонстративно выражали презрение к осн. традициям и занятиям. Остальные ученики, не примкнувшие ни к тем, ни к другим, занимали промежуточное положение с менее характерной ориентацией.
См. также Отрочество-юность, Формирование идентичности в подростковом и юношеском возрасте, Развитие человека, Моральное развитие, Полоролевое развитие
Б. Фориша-Ковач

Развитие в раннем детстве (early childhood development)

Детство - это период в развитии человека между младенчеством и взрослостью, определяемый на уровне культуры и, в ист. перспективе, являющийся относительно поздней соц. структурой. Лишь в последние 400 лет или около того идея детства стала неотъемлемой частью зап. культуры, с признанием этого особого соц. класса и особой фазы в возрастном развитии каждого человека. Французский историк Филипп Арьес анализирует возникновение этих идей в своей знаменитой книге, переведенной на английский иод названием "Века детства: соц. история жизни семьи" (Centuries of childhood: A social history of family life).
Раннее детство как отдельный и знаменательный подпериод детства чаще всего включает месяцы и годы между младенчеством и школьным возрастом, или средним детством, т. е. продолжается от 2 до 5 лет. Эти дошкольные годы - время важных и сложных достижений и перестроек в поведении, и потому раннее детство занимает центральное место в большинстве теорий развития человека. Научение, перцепция, рассуждение, память и соц. отношения претерпевают важные изменения в раннем детстве.
Овладение языком - одно из самых впечатляющих достижений раннего детства, в течение к-рого лепет младенца превращается в весьма сложную речь 5-летнего ребенка, уже готового вступить в мир за пределами семьи.
Психоаналитически ориентированная возрастная психология отводит раннему детству роль критического периода в развитии, когда складываются осн. ориентации личности, к-рые сохраняются в детстве, юности и взрослости, формируя границы и оказывая давление на последующие изменения интрапсихической орг-ции, межличностные отношения и развитие Эго. Важные аспекты осознания себя как индивидуума и как представителя мужского/женского пола формируются именно в этом периоде развития. Теория психосексуального развития З. Фрейда, описывающая оральную, анальную и фаллическую (эдипову) фазы раннего детства, и теория психосоциального развития Э. Эриксона, описывающая задачи и кризисы раннего детства (доверие против недоверия, автономия против стыда и сомнения, инициатива против вины и трудолюбие против неполноценности), относятся к наиболее важным вкладам психоан. в понимание развития в раннем детстве.
Когнитивные теории развития, разработанные швейцарским психологом Жаном Пиаже и его последователями, тж придают особое значение раннему детству как периоду, в к-ром ребенок делает важнейшие шаги в конструировании своей реальности и познании. Младенец на сенсомоторной стадии интеллекта приобретает и совершенствует знания о себе и мире посредством сложных циклов взаимодействий со средой, формирующих сенсорный и моторный опыт. В раннем детстве ребенок достигает стадии дооперационального мышления, а затем и мышления на уровне конкретных операций, - важных уровней символического и представляющего (representational) мышления как основы для классиф. и категоризации информ., а тж для понимания важных принципов устройства физ. и соц. мира.
Такие великие педагоги и теоретики, как Ян Амос Коменский, Жан-Жак Руссо, Иоганн Генрих Песталоцци, Фридрих Фребель, Джон Дьюи, Мария Монтессори и Анна Фрейд, давно признавали важность обучения и развития в раннем детстве. Ясли, детские сады и программы раннего вмешательства типа Operation Headstart - все это совр. проявления понимания важности Р. р. д. не только педагогами и психологами, но тж политиками и гос. деятелями.
См. также Детская психология, Развитие младенца, Неонатальное развитие
Д. Л. Вертлиб

Развитие взрослых (adult development)

Подход к Р. в. в перспективе времени жизни включает: а) изучение фазы жизни от окончания формального обучения до наступления пенсионного возраста; б) исслед. воздействий предшествующей жизни на развитие взрослых и последующего воздействия событий взрослой жизни на наступление старости и смерти; в) изучение развития в период взрослости как такового; г) междисциплинарное исслед. развития в разных культурах и в разные ист. эпохи; д) поиск целей и средств оптимизации развития во взрослости, равно как предшествующего ему развития в детстве и его последующего влияния на последующую жизнь.
Определение развития взрослых
В технологически развитых об-вах нет четких признаков вступления во взрослость, таких как обряды посвящения в примитивных об-вах. Согласно Ф. Арьесу, на протяжении мн. веков считалось, что младенцы, дети и взрослые различаются только в количественном или физ. отношении; в младенцах видели всего лишь пропорционально уменьшенных взрослых, к-рым нужно было просто достичь своих нормальных размеров. Лишь в XVII- XVIII вв., с возникновением совр. понятий детства, семейного воспитания и школьного обучения, началось разграничение детства и взрослости.
Взрослость чаще всего делят на 3 части - раннюю, среднюю и зрелую (или позднюю) взрослость, - причем растущее признание получает новая "подстадия", выделяемая на основе анализа Уайта и Кенистона и характеризующая тех (обычно студентов колледжей), кто находится на пороге полной взрослости. Критерии для определения возрастных границ каждой подстадии выбираются в зависимости от того, что интересует исследователей: хронологический возраст или возраст, с к-рого человек несет юридич. ответственность за преступления (определяемый количеством лет с момента рождения), функциональный возраст (как объем и уровень знаний и навыков), экзистенциальный возраст (на сколько лет чувствует себя человек) или др. меры, такие как скелетный возраст, гормональный возраст, эмоциональный возраст, соц. возраст, моральный возраст и т. д.
Типичный возрастной диапазон, отводимый для юности, охватывает промежуток от 16 лет до 21 года, хотя его верхняя граница может составлять ок. 25-ти лет. Юношескую субкультуру характеризуют следующие особенности:
1. Углубление интересов. Начав с широкого круга интересов, увлечений и исканий, молодые люди должны теперь сосредоточиться на выборе профессии и образа жизни и начать приобретать необходимые знания, умения и навыки, развивать устойчивые интересы и принимать обусловленные выбором долгосрочные обязательства.
2. Гуманизация ценностей. Приходит постепенное понимание, что для присоединения к миру взрослых нужно будет покончить с исключительной сопричастностью к юношеской культуре и признать единство всех людей, независимо от возраста, происхождения и местонахождения. Молодые люди ощущают потребность заботиться о других как расширение заботы о себе. Озабоченность совершенствованием общественных условий жизни - составная часть юношеского идеализма и романтизма.
3. Стабилизация Я-концепции. Молодые люди нуждаются в испытании своего "настоящего Я" в сфере близких и относительно устойчивых челов. отношений. Чем более уверены юноши и девушки в своих достоинствах, тем меньше они рискуют потерять себя в результате взаимных уступок, предполагаемых соц. интеракциями. В конечном счете, молодые люди должны начать смотреть на себя как на автономных индивидуумов, способных, сохраняя свою индивидуальность, вступать в союз с другими.
Возраст, в к-ром происходят важные жизненные события, служит значащим показателем для определения Р. в. Хронологический перечень событий жизни по праву называется линией жизни и может служить "соц. и биолог. часами".
Развитие взрослых в перспективе времени жизни
Несмотря на то что взрослость занимает две трети челов. жизни, - это наименее изученный возрастной период.
Поиски устойчивости идентичности на основе профессии и образа жизни: опробование взрослых ролей и все большее связывание себя этими ролями. Стремление к большей независимости от родителей и учителей: принятие самостоятельных решений, даже если это связано с риском отсрочить достижение самообеспечения. Поиск близости с партнером: осознание того, что близость требует взаимного доверия, поддержки друг друга и разделения положительных и отрицательных чувств; возможное начало цикла семейной или одинокой жизни.
Критическое оценивание жизни и принятие решения о верности избранному пути или поисках новой идентичности. Распространение заботы и ответственности на об-во в целом, наставничество и помощь молодым людям за пределами семьи. Достижение положения, позволяющего все больше распоряжаться собой на работе и в семье, реализовывать свои дарования и мечты.
Наступление климакса, свидетельством к-рого для женщин становится менопауза, а для мужчин - климактерический период. Усилившееся сознание того, что жизнь конечна и что мечты нужно осуществить либо сейчас, либо забыть о них навсегда. Общее физ. снижение с соотв. телесными заботами; снижение быстроты движений, скорости научения и мышления, ослабление кратковременной памяти (ок. 30 с). Умение рассуждать и размышлять продолжает совершенствоваться.
Подход к Р. в. в перспективе времени жизни осн. на наблюдении, что на всем протяжении челов. жизни имеет место единство стабильности и изменений. В противоположность этому, традиционный подход заключается в том, что значимое развитие, измеряемое "положительными приращениями", заканчивается примерно к 20 годам; наступившая взрослость представляет собой длинное плато, а развитие, характеризуемое "отрицательными приращениями", типично для остатка жизни.
Характерные особенности развития взрослых
На длительный период взрослости большее влияние оказывает разновременность хода "соц. часов", чем единое время "универсальных биолог. часов", придававших стремительность раннему развитию. В общем, хотя связанные с развитием изменения в период взрослости носят более постепенный и менее последовательный и закономерный характер, чем изменения, происходящие на начальном и заключительном этапах челов. жизни, они столь же важны для непрерывно продолжающегося роста, независимо от того, приносят ли они радость и удовлетворение или одно расстройство. По-видимому, изменение является естественным состоянием души, тела и Я человека.
Биологическое развитие. Мышцы, скелет и внутренние органы достигают максимума своих возможностей в середине третьего десятилетия жизни, за исключением вилочковой железы и головного мозга. Вилочковая железа и др. ткани лимфоидного типа - важнейшие компоненты системы борьбы организма с болезнями и стрессом - достигают макс. роста перед наступлением отрочества и непрерывно уменьшаются на протяжении всей остальной жизни. Вероятно, существует экстренная потребность в развитии способности иммунной системы противостоять стрессу на ранних этапах жизни. Др. жизненно важные органы начинают стареть примерно в 40 лет. Образование клеток головного мозга завершается на 90-95% к концу первого года жизни и практически полностью - к 3 годам, вместе с миелинезацией, к-рая влияет на скорость проведения нервных импульсов. Непрерывное развитие мозга в течение еще 10-15 лет состоит в увеличении взаимосвязей между нейронами, росте дендритов и поддерживающих глиальных клеток.
Начиная с ранней взрослости, происходят медленные, почти незаметные возрастные изменения. Эти постепенные ухудшения становятся более заметными после 30 лет в таких функциях, как время реакции, физ. сила и работа сердечно-сосудистой системы, тогда как ослабление др. физиолог. функций, таких как зрение и слух, не дает о себе знать практически до 50-летнего возраста. В течение взрослости и старости происходит почти линейное снижение большинства физиолог. функций со скоростью около 1% в год. Однако, регулярные физ. упражнения и правильное питание, по-видимому, все же способствуют долголетию, благополучию (happiness) и сексуальной активности, о чем свидетельствует жизнь народности вилкабамба (Vilcabamba) в Эквадоре и кавказских абхазов.
Социальное развитие. Понятие социализации взрослых постепенно складывалось в течение 50-х гг., по мере того как исслед. предоставляли все больше доказательств, что процесс социализации продолжается за пределами юности. Социализацию взрослых можно рассматривать как последовательность соц. ролей, усваиваемых на основе важных событий жизни.
На данный момент, в перспективе времени жизни выявлены две главные характеристики социализации взрослых. Б. Л. Ньюгартен высказывает предположение, что имеет место предсказуемое продвижение от жизненной ориентации на внешний мир, в значительной степени определяемой извне, к внутренней жизни (interiority) - более пассивному, интровертированному, самостоятельно определяемому существованию, при к-ром стареющий человек все больше и больше полагается на формирующуюся внутреннюю систему убеждений. Т. о., со временем люди склонны становиться более своеобразными и самоактуализирующимися. Вторая тенденция, на к-рую указывают и Ньюгартен, и Юнг в своей работе "Стадии жизни" (Stages of life), заключается в постепенной инверсии половых ролей после достижения середины жизни. Мужчины склонны становиться более пассивными и заботливыми, а женщины - более властными и деятельными.
Психологическое развитие. Исслед. обнаруживают существенные позитивные изменения личности взрослых, продвигающихся с возрастом к более высоким уровням компетентности, наличие к-рых доказали Инельдер и Пиаже в "Развитии логического мышления" (The growth of logical thinking), более высоким стадиям морального развития по Колбергу, мотивационным побуждениям высшего порядка в том виде, как их описал Кулен, и, как предполагает Вейлант, даже к иным видам защитных механизмов, используемых в трудных ситуациях. В условиях стресса люди зрелого возраста не теряют бодрого расположения духа, оказывают помощь другим, думают о будущем и не спешат реагировать на текущие неизбежные конфликты.
См. также Развитие на протяжении жизни, Средний возраст
Дж. О. Лаго

Развитие игры (play development)

Игра - это деятельность, совершаемая ради нее самой; применительно к детям ее можно рассматривать как то, что они делают, когда им разрешено свободно выбирать занятия.
Игра яв-ся средством научения, позволяющим ребенку расти когнитивно, социально, физически и эмоционально. Игра - это больше, чем просто "занятие ребенка", так как в контексте игры ребенок познает взаимоотношения и ему предоставляются возможности стать их эффективным участником.
Р. и. проходит через несколько стадий, совпадающих с ходом когнитивного и соц. развития ребенка. Сначала дети проходят период игры в одиночку, в к-ром игра не зависит от действий других и предполагает минимум коммуникации. Параллельная игра характеризуется тем, что дети играют рядом друг с другом, но, фактически, порознь. Кооперативная игра - наиболее сложная форма игры - имеет место тогда, когда дети занимаются организованной деятельностью, предполагающей лидерство и конкретизированные соц. роли.
Независимо от возраста, мальчики склонны открыто вести себя более агрессивно, чем девочки. В игровые группы мальчиков легче войти, но труднее сохранить свое членство; в группы девочек войти труднее, но зато участие в них сохраняется значительно дольше.
Одна распространенная теория рассматривает игру как предоставляемую эволюцией возможность упражнять когнитивные и соц. навыки, репрезентативные более строгим требованиям, предъявляемым к индивиду в последующей жизни. Эта эволюционная теория игры поощряет получение детьми раннего, разнообразного и контролируемого опыта как предварительного условия оптимального развития.
Теория рекапитуляции концептуализирует игру как эволюционное звено между ребенком и всеми биолог. и культурными ступенями эволюционной лестницы, предшествующими появлению современного чел. Людям - как самым сложным в биолог. и соц. отношении животным - требуется больше времени для того, чтобы их дети опытным путем научились справляться с разнообразными требованиями окружающей среды.
Наблюдение, интерпретация и структурирование игры ребенка считаются методами понимания неповторимой манеры восприятия мира ребенком и его общения с ним. Такие подходы используют игру в качестве терапевтического метода для лечения поведенческих и эмоциональных расстройств у детей.
См. также Стадии развития поведения ребенка, Игровое поведение младенцев
А. Томас

Развитие интеллекта взрослых (adult Intellectual development)

Почему одни люди сохраняют свою поведенческую компетентность до глубокой старости, тогда как другим свойственно раннее угасание? Этот вопрос долгое время был главным предметом исслед. в психологии развития взрослых и в психологии старения. К др. изучаемым вопросам относятся:
1. Действительно ли имеет место единообразное изменение интеллекта на протяжении взрослости или существуют различные паттерны возрастного развития познавательной способности?
2. В каком возрасте происходит надежно обнаружимое снижение познавательной способности и какова величина этого снижения?
3. Каков характер поколенных различий и какой величины они достигают?
4. Чем можно объяснить индивидуальные различия возрастных изменений в период взрослости?
5. Можно ли придать обратное направление изменениям познавательной способности в старости?
Измерение интеллекта взрослых. В большинстве крупномасштабных исслед. интеллекта взрослых, проводившихся в течение последних десятилетий, использовались либо векслеровская шкала интеллекта взрослых (WAIS) или ее модификации, либо модификация теста первичных умственных способностей, осн. на работах Тёрстоуна. Однако, результаты возрастных сравнений в исслед. заметно различаются в зависимости от того, были ли эти исслед. срезовыми или лонгитюдным.
Различные паттерны изменения. По-видимому, все же не существует единообразного для всех интеллектуальных способностей паттерна возрастных изменений. Именно поэтому исслед. общей интеллектуальной способности (IQ) оказались недостаточными для контролирования возрастных изменений и возрастных различий в интеллектуальной деятельности отдельных лиц или групп. Изучение возрастных различий с помощью WAIS свидетельствует о том, что вербальные способности хорошо сохраняются с возрастом, тогда как тесты действия рано обнаруживают возрастные различия в пользу более молодых взрослых. Лонгитюдные данные по WAIS тж показывают высокий уровень стабильности вербальных интеллектуальных функций даже у престарелых, однако показатели невербальных шкал начинают снижаться в середине жизни, и это снижение продолжается в более позднем возрасте. Данные исслед. первичных умственных способностей в какой-то степени поддерживают мнение о том, что активные или подвижные способности раньше обнаруживают тенденцию к снижению, чем пассивные или кристаллизованные способности. Однако, наличие значительных взаимодействий "способность возраст" и "способность когорта" сильно усложняют дело. Напр., женщины раньше обнаруживают тенденцию к снижению активных, а мужчины - пассивных способностей. Кроме того, хотя подвижные способности начинают угасать раньше, кристаллизованные способности, по-видимому, обнаруживают более резкое снижение при приближении к 80-летию. Более тонкий анализ показывает существенные половые различия и различные изменения у тех, кто демонстрирует спад, и у тех, чьи способности остаются относительно неизменными, когда возрастные изменения дифференцируют на потерю в точности и потерю в скорости.
Возрастной уровень и величина возрастного интеллектуального снижения. Исслед. методом поперечных срезов с применением WAIS свидетельствуют о том, что значимые возрастные различия в пользу молодых взрослых можно обнаружить после 30 лет по тестам действия и после 60 - по вербальным тестам. Однако, эти различия смешиваются с эффектами когорт по аспектам образования и состояния здоровья. В противоположность этому, в лонгитюдных исслед. надежно воспроизводимые средние возрастного снижения интеллектуальных способностей редко обнаруживаются раньше 60 лет, но такое снижение наблюдается для всех интеллектуальных функций, по крайней мере, к 74 годам. Впрочем, анализ индивидуальных различий в изменении интеллекта показывает, что даже в возрасте 81 года менее половины всех наблюдаемых лиц показали достоверное декрементное изменение за предшествующие 7 лет.
Что касается величины снижения, средний декремент до 60 лет составляет менее 0,2 стандартного отклонения (SD), но к 81 году его величина достигает, по меньшей мере, 1 SD для большинства интеллектуальных способностей.
Поколенные различия. Были получены убедительные доказательства существования различий в интеллектуальных способностях между поколениями. Отмечены почти линейные положительные когортные сдвиги в индуктивном мышлении, наряду с более неровными, скачкообразными положительными сдвигами в вербальных способностях и пространственной ориентации. Криволинейный паттерн поколенных сдвигов обнаружен для арифметических навыков, к-рые достигают пика развития в когорте лиц, родившихся в 1920-х гг., а затем демонстрируют устойчивую тенденцию к снижению. Аналогичный криволинейный паттерн получен для фактора "беглость речи". Как следствие этого, использование метода поперечных срезов в исслед. изменений интеллекта в процессе старения ведет к недооценке возрастных изменений в период до 60 лет для способностей с отрицательными когортными градиентами и к переоценке возрастных изменений для способностей с положительными когортными градиентами.
Индивидуальные различия возрастных изменений во взрослости. Индивидуальные различия значительны в любом возрасте, поэтому существенное перекрытие результатов выборок взрослых можно обнаружить начиная с ранней взрослости и до середины восьмого десятилетия жизни. Крайне мало людей демонстрируют снижение по всем или сразу по мн. способностям. Более того, сохранение функционирования какой-то одной или неск. способностей характерно для большинства людей даже в весьма преклонном возрасте. Лонгитюдные данные позволяют анализировать индивидуальные различия в переменных, на основе к-рых можно спрогнозировать дифференциацию людей на тех, кто испытывает раннее снижение интеллектуальных функций, и тех, кто сохраняет высокий уровень интеллектуальной деятельности в преклонном возрасте. Было выявлено неск. факторов, стоящих за такими индивидуальными различиями, причем нек-рые из этих факторов оказались поддающимися коррекции в ходе эксперим. вмешательства. К переменным, предсказывающим благоприятный когнитивный статус в старости, относятся: а) отсутствие сердечно-сосудистых и др. хронических заболеваний; б) благоприятная среда, характеризуемая высоким социоэкономическим статусом; в) вовлеченность в сложную среду, стимулирующую интеллектуальную активность; г) гибкий стиль личности в середине жизни; д) высокий когнитивный статус супруга (супруги) и е) сохранение скорости обработки воспринимаемой информации.
Обратимость когнитивного снижения. Эффективность когнитивного вмешательства была продемонстрирована во мн. лабораторных исслед. Ухудшение когнитивного функционирования у мн. пожилых людей на самом деле может быть вызвано прекращением использования конкретных навыков, к-рые поддаются восстановлению в процессе правильно организованной тренировки. В двух исслед. примерно 66% участников эксперим. группы показали существенное улучшение когнитивных навыков, а ок. 40% обнаруживших значительное когнитивное снижение за предыдущие 14 лет возвратились к уровню, бывшему у них до начала снижения. Кроме того, были получены доказательства того, что тренировка происходила на уровне способности (латентного конструкта) и что она не нарушала факторную структуру интеллектуальной способности.
См. также Развитие взрослых, Возрастные различия, Словарные тесты
К. У. Шайи

Развитие младенца (infant development)

Р. м. - это область изучения младенчества в структуре жизненного пути чел. Такой широкий подход предполагает выявление и исслед. а) пренатальных факторов, б) природы младенческого развития как такового, в) влияний младенчества на последующую жизнь и г) способов оптимизации развития в младенчестве и в остальные периоды жизни чел. Помещение младенчества в перспективу жизненного пути превращает традиционный раздел детской психологии в междисциплинарную область, охватывающую психол., биолог. и социологические аспекты развития в разных культурах и в разные ист. эпохи.
Влияние развития в младенчестве на последующую жизнь. Исследователи личности, начиная с Зигмунда Фрейда, Альфреда Адлера и др., приводят весомые аргументы в пользу целостности челов. жизни, предполагающей важные связи между ранними и более поздними ее этапами. Однако, в общем, опубликованные наблюдения заставили серьезно усомниться в долгосрочных психоаналитических предсказаниях. Тем не менее, совр. психоаналитики, такие как Э. Г. Эриксон и Дж. Боулби, продолжают приводить данные многолетних наблюдений, согласно к-рым некоторые виды младенческого опыта - например, любовь и доверие - обладают воздействием, существенно изменяющим всю последующую жизнь чел. А такие психоисторики, как Ллойд Демоз, приводят исторические, относящиеся к нескольким прошлым столетиям, подтверждения того, что ранний младенческий опыт оказывает мощное воздействие на склад личности взрослого чел. и методы воспитания детей.
Главные доказательства, умаляющие важность раннего младенческого опыта для последующей жизни, приходят из научных исслед., в к-рых сравниваются эффекты ранней депривации и более позднего - стимулирующего и обогащающего развитие - жизненного опыта. Эти исслед. показывают, что ранние дефициты оставляют след в виде дефектов только до тех пор, пока недостаточные для нормального развития условия продолжают оказывать вредящее воздействие на растущего индивидуума.
Несмотря на то, что влияние раннего младенчества на последующую жизнь поддается коррекции, свидетельствующие об этом данные не умаляют сколько-нибудь существенно важность младенчества для последующего оптимального развития. Напротив, положительное значение таких данных состоит в обнаружении гораздо большей пластичности или открытости младенческого развития изменениям, чем считалось прежде. Поэтому раннее вмешательство в целях оптимизации развития младенца может повышать качество жизни как в младенчестве, так и на последующих ее этапах.
Совершенствование исследований развития в перспективе жизненного пути. Принятие перспективы жизненного пути способствовало расширению временных рамок изучения влияний младенчества на последующее развитие. Новые лонгитюдные планы исслед. позволяют более точно прослеживать эти связанные с ростом процессы, предположительно влияющие и на раннее, и на более позднее развитие.
Совр. исслед. также оценивают воздействие на развитие младенца культурных и родительских ценностей. После того, как пришло понимание, что значительная часть текущего развития - это дело соц. отбора из гораздо более широкого диапазона челов. опыта, потенциальные возможности оптимизации развития на протяжении всей жизни чел. и необходимые для этого знания существенно повысились.
Исслед. развития в перспективе жизненного пути все больше и больше обращаются к изучению разнообразных и взаимодействующих совокупностей связанных переменных, что продиктовано практ. потребностью разобраться в громадной сложности и комплексности челов. поведения. Почти все прежние лонгитюдные исслед. ограничивались изучением эффектов единичных переменных, таких как уровень активности младенца, привязанность младенца к ухаживающему за ним взрослому и индивидуальный график созревания в период младенчества. Хотя такая специфичность имеет свою бесспорную ценность, она не позволяет полностью выявить сложные истоки челов. поведения и меняющийся характер среды, в к-рой оно развертывается.
Младенчество в перспективе жизненного пути. В течение младенчества ребенок продвигается от первоначального состояния рефлекторного и предсказуемого существа к состоянию социально организованного, эмоционально экспрессивного и интеллектуально компетентного организма, способного находить решения простых практ. задач в уме, до реального воздействия на проблемную ситуацию.
Два пренатальных фактора, по всей вероятности, оказывающих долговременное влияние, - это наследственность и питание матери. По данным Национального института общих медицинских наук (National Institute of General Medical Sciences) доля новорожденных с распознанными наследственными болезнями составляет примерно 5% от общего числа родившихся живыми детей и 7-8% от всего населения США. Кроме того, каждый чел. яв-ся носителем 5-8 рецессивных генов, способных вызывать генетические дефекты, в добавление к возможным носителям поздно проявляющихся доминантных генетических дефектов, таких как хорея Гентингтона, болезнь Вильсона и поздняя форма сахарного диабета.
Единственный фактор - правильное питание матери до и после зачатия - яв-ся самой важной гарантией того, что ребенок родится здоровым и, возможно, останется таковым на протяжении всей своей жизни. Более того, растет количество данных, подтверждающих следующий вывод: чем раньше нарушается структура питания матери, тем сильнее результирующая задержка развития головного мозга ребенка и выше вероятность сохранения сниженной интеллектуальной деятельности в течение всей оставшейся жизни. Причину снижения умственных способностей проясняют данные, согласно которым неправильное питание до родов приводит к 15-20% сокращению общего количества мозговых клеток новорожденного, головной мозг к-рого на момент рождения обычно содержит 25% от общего числа клеток взрослого мозга. А если неправильное питание имеет место не только в дородовый период, но и в течение первых шести месяцев после родов, это приводит к 60% сокращению общего числа клеток головного мозга. Поскольку продукция всех видов клеток головного мозга, фактически, прекращается между 12 и 15 месяцами жизни, практически не остается времени, чтобы нормализовать нарушенный процесс развития мозга.
Поиски оптимального развития в младенческий период упорно ведутся в биолог., соц. и психол. областях. Оптимальное питание во время беременности и в период младенчества является необходимым, но недостаточным условием для оптимального развития головного мозга (нужна еще оптимальная средовая стимуляция), а оптимальное развитие мозга - необходимое, но недостаточное условие для оптимального соц. и психол. развития (нужны еще оптимальные психосоциальные интеракции).
Больше уже никто не сомневается в огромном значении опыта во всех областях развития. Без стимуляции младенец слабеет и умирает; при наличии стимуляции младенец выживает и развивается; при оптимальной же стимуляции (процессе, не имеющем пока еще адекватного определения) младенец буквально расцветает. Психол. развитие младенца, - наиболее изученное во всех областях, - предлагает богатый пласт начальных форм развития, ускоряющих процессы роста и, вероятно, образующих необходимую основу развития на всем протяжении жизни. Одна из таких начальных форм развития, заслуживающая внимания как долговременная, - развитие любви от симбиотической (паразитической) начальной стадии к таким ее видам, как любовь к себе, любовь между родителями и детьми и братская любовь.
Другая возможная форма развития, продолжающегося всю жизнь, - развитие интеллекта в том виде, как его анализировал Пиаже на отрезке от младенчества до взрослости. Его работа о развитии способностей чел. остается незавершенной, так как он считал, что существуют более высокие формы челов. интеллекта, помимо тех, к-рые традиционно измеряют в наше время. В качестве третьей долговременной линии развития можно было бы взять развитие перцепции, от готовности новорожденного реагировать на грубые изменения вкуса, температуры, громкости, цветовых тонов, давления, боли, запахов, ритмов, движений и местоположения в пространстве к развитию всех видов чувствительности и, далее, к постепенному ее снижению, начинающемуся во время третьего десятилетия жизни. Наконец, в качестве четвертой долговременной линии развития можно выделить соц. развитие, от первой соц. реакции узнавания (новорожденный, когда его берут на руки и разговаривают с ним, постепенно, затрачивая немалые усилия, налаживает челов. общение со взрослым) к процессу социализации, к-рый дает младенцу возможность узнать, как становятся людьми.
См. также Генетика поведения, Развитие в раннем детстве
Дж. О. Лаго

Развитие на протяжении жизни (life-span development)

Точка жизненного цикла, в к-рой происходит изменение, является критической. В традиционных подходах к развитию чел. подчеркивались изменения от рождения до отрочества юности, стабильность во взрослости и упадок в старости. Сирс и Фельдман собрали данные о некоторых наиболее важных изменениях у взрослых людей. Изменения, происходящие в течение этих более поздних десятилетий жизни в организме, личности и способностях, могут быть весьма значительными. Трудные задачи возрастного развития ставятся перед взрослыми людьми браком и родительством, подъемом и упадком физ. сил и некоторых интеллектуальных способностей, уходом из родительской семьи повзрослевших детей, достижением профессионального плато, удалением от дел (уходом на пенсию) и перспективой смерти.
Для объяснения претерпеваемых взрослыми людьми изменений был создан ряд теорий стадий-кризисов: наибольшую известность получила теория Эриксона, а самой популярной среди широкой публики стала книга Гейл Шихи Passages ("Переходы"). Однако многих теоретиков и исследователей не удовлетворяют подходы к развитию взрослых как последовательности стадий-кризисов. Мн. специалисты считают, что изучение жизненных событий дает ценную дополнительную информ., существенно уточняющую картину развития взрослых. Халч и Дойч обращают внимание на то, что наша жизнь перемежается переходами, определяемыми разнообразными событиями. Особо подчеркивается стрессовый характер этих событий. Причем, потенциально стрессогенными являются не только события, воспринимаемые обычно негативно (смерть супруга, увольнение с работы), но и события, расцениваемые большинством как позитивные (вступление в брак, продвижение по службе). Факторы, к-рые могут смягчать вызываемый такими событиями стресс, включают внутренние ресурсы (физ. здоровье, интеллектуальные способности) и внешние ресурсы (доход, соц. поддержка). Адаптация связана с использованием стратегий совладания (coping strategies), приводящих к изменению поведения.
Вообще говоря, существует два теоретических подхода к изучению развития личности: один сосредоточен на выявлении сходств, а другой - на выявлении различий. Все теории стадий нацелены на описание универсалий в развитии и не касаются индивидуальной вариации. Фаррелл и Розенберг предлагают более сложную модель, в основу к-рой положена идея о том, что каждый чел. играет активную роль в интерпретации, формировании и изменении окружающей его действительности.
В недавней дискуссии о стрессе жизни (life stress) Сарасон привлек внимание к широкому множеству индивидуальных различий в частоте и направленности связанных со стрессом когниций. Хотя наилучшей адаптивной реакцией на стресс яв-ся ориентация на задачу, направляющая внимание конкретного чел. на неотложные дела, а не на эмоциональные реакции, одни люди обнаруживают такую ориентацию, а другие нет.
Сарасон подчеркивает, что способность отбрасывать непродуктивные тревоги и занятия яв-ся решающей для функционирования в условиях стресса. Согласно Сарасону, особенности реакции конкретного чел. на стресс жизни определяются действием, по меньшей мере, пяти факторов. Это:
1) характер задачи или стресса;
2) навыки, позволяющие выполнить задачу или справиться со стрессом;
3) особенности личности;
4) системы соц. поддержки, доступные для чел., испытывающего стресс;
5) история стрессогенных событий и переживаний в жизни конкретного чел.
Однако несмотря на то, что взрослые, вероятно, переживают на протяжении своей жизни хотя бы одно, а то и несколько чрезвычайно стрессовых событий, в настоящее время все большее число людей достигает поздней взрослости с лучшим состоянием здоровья, чем в прошлом.
См. также Развитие взрослых, Изменение поведения в процессе взросления и старения, Развитие человека
Дж. Сэнтрок

Развитие навыков межличностных отношений (interpersonal skills development)

Н. м. о. - это совокупность видов и форм поведения, к-рые определяют и, возможно, ограничивают качество личных отношений между людьми. Понимание необходимости тщательной качественной оценки того, как люди ведут себя друг с другом, представляет собой относительно новое измерение в психологии. Н. м. о. чаще всего определяются как навыки общения (communication skills), и наиболее систематическому изучению были подвергнуты как раз вербальные и невербальные транзакции в процессе общения.
Концепция развития Н.м.о. и их последующего тренинга предполагает, что эти навыки приобретаются, а не выявляются из латентного состояния. Благодаря этому фокусу на научении, интерес психотерапевтов и специалистом по теории коммуникации привлекают такие факторы, как влияние культурной среды, окружения, соц. ожиданий, общественных и личных ценностей.
Альфред Адлер - социал-демократ - был первым, кто стал рассматривать людей как в высшей степени соц. существ, чье поведение яв-ся преднамеренным и целенаправленным. Более поздняя работа Карен Хорни, в к-рой подчеркивалось влияние культурной среды на формирование невротических представлений о себе, и, в особенности, интерперсональная теория Гарри Стэка Салливана проложили для будущих теоретиков дорогу к изучению более субъективного мира пациентов.
Помимо тезиса о необходимости рассматривать клиента как "целостного чел.", Роджерс дал толчок к формулированию концепции существования центрального ядра "облегчающих" (fasilitative) условий, являющихся решающими в развитии конструктивных отношений между терапевтом и клиентом. Он определил эти условия как эмпатию, душевную теплоту и искренность (genuineness) психотерапевта в отношениях с клиентом.
Чарльз Б. Труа и Роберт Т. Каркуфф в своих глубоких исслед. получили новую информ. об ингредиентах консультирования и психотерапии, обеспечивающих терапевтическую эффективность. Впечатляющие своим объемом данные, опубликованные этими исследователями, способствовали дальнейшему прогрессу исслед., проявившемуся прежде всего в создании нескольких комплектов надежных шкал для измерения точности взаимопонимания, эмпатии, альтруистической теплоты и конгруэнтности (self-congruency) психотерапевта.
Сэмовэр и Ринтай придают особое значение тому, что в челов. речи выражаются общие элементы, а челов. внимание отличается высокой избирательностью. Они постулируют, что люди активно стремятся к согласованности между их Я-образами, поведением и воспринимаемой информ. и что они поддерживают эту субъективную (perceptual) согласованность посредством искажения воспринимаемой информ. или уклонения от сведений, к-рые не в силах изменить.
Эти авторы утверждают, что активное слушание получателя информ. способствует ее лучшему сохранению в памяти. Социальные роли и соц. статус оказывают влияние на коммуникацию в организациях и ни один символ или слово не имеют какого-то абсолютного значения (иными словами, "значение" слова определяется не столько самим по себе словом, сколько говорящим или слушающим участником коммуникации. Они также занимались изучением вклада невербального языка в челов. коммуникацию.
Каркуфф и его сотрудники разработали модель содействия межличностным отношениям, ориентированную в первую очередь на использование в терапевтической ситуации. Их модель, ориентированная по существу на тренировку и обучение, предполагает первоначально выработку навыка различения, т. е. способности конкретного лица достаточно полно понимать обращенную к нему информацию как по содержанию, так и в отношении той функции, к-рую она выполняет в процессе коммуникации. Способность получать информ. полностью зависит от уровня внимания воспринимающего.
Модус реагирования чел. на сообщение имеет решающее значение для непрерывности конструктивной коммуникации и составляет основу инициативы к действию. На эффективность коммуникации влияют шесть условий межличностного взаимодействия; три из них играют облегчающую роль и три содействуют активности.
Облегчающие условия. Когда эти условия предлагаются в ходе коммуникации на объективно высоком уровне, они делают более успешными усилия индивидуума узнать и понять себя.
1. Эмпатия - это способность временно слиться с другим человеком и увидеть мир его глазами. Это способность понимать опыт (experiences) и чувства другого человека.
2. Уважение - это способность сообщить другому человеку свою симпатию к нему и веру в его потенциальные возможности.
3. Конкретность - это способность помочь другому человеку точно сформулировать высказывания о своих чувствах и опыте.
Условия действия. Когда эти условия предлагаются в ходе коммуникации на объективно высоком уровне, они способствуют претворению идей в действия.
1. Искренность - это способность оставаться самим собой в отношениях с другим человеком.
2. Конфронтация - это способность говорить другому то, что есть на самом деле и указывать на расхождения между словами, действиями и воспринимаемой реальностью.
3. Открытость - это способность понимать как собственные чувства и опыт, так и чувства и опыт другого, возникающие в процессе взаимодействия.
См. также Групповая психотерапия., Тренинг социальных умений
Р. Берг

Развитие программ обучения (curriculum development)

Признание того, что структурирование занятий и достижение целей обучения являются важнейшими компонентами программы обучения, способствовало широкому принятию определения ее Джонсоном как "структурированной последовательности предполагаемых результатов обучения". Впоследствии стало проводиться различие между программой обучения (curriculum), обычно приравниваемой к содержанию обучения и учебным материалам, и обучением (instruction), обычно приравниваемым к включению учащихся в программу обучения или к процессу взаимодействия между учителем и учениками.
Содержательно-ориентированная программа обучения (content-oriented curriculum) появлялась на образовательной сцене по меньшей мере в пяти разновидностях, наиболее древней из к-рых является предметно-ориентированная (subject-area) программа обучения, уходящая корнями в изучение семи свободных искусств: грамматики, риторики, диалектики, арифметики, геометрии, астрономии и музыки. Эта традиция, зародившаяся во времена древних греков и римлян, прослеживается в известном разделении учебных курсов на общие, специальные и факультативные. Классическая (perennialist) программа обучения проистекает из представления о том, что главной целью образования яв-ся развитие интеллекта. По мнению сторонников классического образования, наилучшим образом эта цель достигается через изучение трех базовых предметов: чтения, письма и арифметики, а также логики, латинского языка и античной литературы. Эссенциалистская (essentialist) программа обучения, во многом согласуясь с классическим подходом, тоже делает акцент на интеллектуальном воспитании, однако признает важность обучения естественным наукам, истории и иностранным языкам в дополнение к трем базовым предметам. Структурно-предметная (subject structure) программа обучения, получившая распространение в 1950-е и 1960-е гг., была порождена потребностями обучения математике и точным наукам.
Орнштейн выделил также пять разновидностей субъектно-ориентированной программы обучения (student-oriented curriculum), к-рые акцентируются не столько на содержании, сколько на процессах и потребностях. Исторически первая разновидность такой программы, восходящая ко времени публикации "Эмиля" Руссо в 1762 г., приобрела известность как центрированная на ребенке (child-centered) программа обучения. В числе сторонников этого подхода, подчеркивавшего значение потребностей и интересов ученика, были Иоганн Песталоцци в Швейцарии, Фридрих Фребель в Германии, Мария Монтессори в Италии, и Джон Дьюи в США. Школа "Саммерхилл", созданная Нейлом в 1921 г., тж являлась частью этого движения центрированного на ребенке обучения. Центрированная на деятельности (activity-centered) программа обучения, начало к-рой положил Килпатрик в 1918 г., отдавала приоритет реальной ("как в жизни") целенаправленной деятельности, решению практ. задач и совместной работе (партнерству) учеников.
Релевантная (relevant) программа обучения, третья разновидность субъектно-ориентированной программы, возникла под влиянием запросов уч-ся и преподавателей в конце 1960-х и начале 1970-х гг. Она повлекла за собой введение таких учебных дисциплин, как охрана окружающей среды, проблемы женщин, злоупотребление алкоголем или наркотиками, половая жизнь и афро-американская литература. В скрытой (hidden) программе обучения, возникшей в конце 1950-х г., фокусировалось внимание на факторах, к-рые взаимодействовали и иногда вступали в конфликт с официальной программой обучения. Предпринимались усилия минимизировать власть учителя, соперничество и "правильные" ответы наряду с максимизацией свободы, выбора и сотрудничества. Это движение включало выявление и устранение мягких форм расовой и культурной стереотипизации в содержании учебных материалов и учебной деятельности. Пятой разновидностью субъектно-ориентированных программ обучения, выделяемой Орнштейном, является гуманистическая (humanistic) программа обучения, продукт конца 1950-х и начала 1960-х г. В этом движении подчеркивается необходимость полноценных взаимоотношений между преподавателем и уч-ся, делается акцент на самостоятельности в выборе целей и независимости, личностном росте и усилении самосознания.
Разделение программ обучения на содержательно- и процессуально- или субъектно-центрированные оказывается полезным с теорет. и практ. т. зр. Однако, такое разграничение в известной степени является искусственным; содержание и процесс редко изолируются друг от друга как в практ., так и в теорет. исслед. программ обучения. Эмпирические исслед Э. Л. Торндайка вызвали серьезные изменения в программах школьного обучения, опровергнув доктрину формальной дисциплины и приведя к введению профессионально ориентированных учебных курсов. Сходных позиций в своем желании способствовать полезности программ обучения придерживались Ч. Джадд и Уинч, пропагандировавшие включение в школьные программы обучения принципам и стратегиям наряду с формированием практ. навыков. На протяжении всего XX столетия психологи не прекращали усилий, направленных на разработку теорий и получение данных, способствующих Р. п. о. Не представляется возможным оценить по достоинству всю степень их заслуг.
Работы Бенджамена Блума и его последователей в значительной степени способствовали движению за мастерство обучения (mastery-learning movement), а также четкому формулированию целей обучения, к-рые сегодня столь отчетливо представлены в руководствах по обучению и др. методических материалах. Предложенная Р. М. Ганье иерархия обучения и порожденные ей исслед. помогают объяснить повышенное внимание к орг-ции последовательности учебных курсов (instructional units) и их частей. Теория обучения Брунера, с ее акцентом на способы обучения, обеспечила объяснение и послужила стимулом интеграции электронных средств информации (media) и активных форм обучения с лекциями и рекомендованным чтением. Теория когнитивного развития Жана Пиаже используется (в т. ч. и неправильно) для объяснения и обоснования большей части программ обучения, реализуемых в учреждениях дошкольного воспитания и начальных школах.
Федеральные органы управления и органы управления штатов совместно с законодателями стремятся играть более важную и непосредственную роль в определении программ обучения. Новые научные дисциплины, новые методы преподавания математики в начальной школе и движение "назад к основам" (back-to-basics movement) яв-ся лишь некоторыми из недавних связанных с программами обучения направлений, прослеживаемых в работе федеральных и местных орг-ций. Орг-ция и финансирование научно-исследовательских центров, к-рые разрабатывают программы обучения и изучают связанные с ними проблемы, яв-ся дополнительным свидетельством признания правительством зависимости Р. п. о. от психол. исслед.
М. Фуллан и Порнфрет утверждают, что оценка программ обучения складывается не только из сравнения и противопоставления учебно-методических комплексов, но тж из экспертизы и оценки внедрения инноваций в программах обучения. Именно в самом процессе внедрения происходят изменения в материалах, структуре и ролях ученик-учитель. Без систематической оценки таких изменений, результаты обучения могут неверно истолковываться и приписываться действию надуманных факторов, внедрение может смешиваться или отождествляться с простым принятием программы обучения, а успех или неудача инноваций в программах обучения могут не получать адекватного понимания.
См. также Альтернативные педагогические системы, Теория обучения, Школьное обучение
М. М. Клиффорд

Развитие профессиональной карьеры (career development)

Р. п. к. охватывает процесс, этапы и задачи продвижения от одной должности к др.. Теории, исслед. и вытекающие из них приложения к психологии профессий можно подразделить на 4 осн. категории: согласовывающие подходы, феноменологические подходы и подходы с позиций развития и принятия решений.
Согласовывающие подходы
Эта категория включает теории и методы, опирающиеся на дифференциальную психологию и ситуационные теории; к последним относятся структурный подход, контекстуальный подход и подход с позиций социализации.
Дифференциальные подходы
Свое практ. оформление эти подходы получили в ходе I мировой войны, когда психологи армии США, работавшие с групп. тестами, обнаружили значимые различия между мужчинами разными гражданских профессий, что позволило разраб. приблизительную иерархию профессий, осн. на уровнях интеллектуальных способностей. Это, в свою очередь, привело к изучению специальных способностей, кульминацией к-рого в 1930-х гг. стало составление профилей способностей мужчин и женщин для разнообразных рабочих, конторских, управленческих и свободных ("интеллектуальных") профессий. Этот подход оказался особенно полезен в краткосрочном консультировании и классиф. персонала, что проявилось во время работы с ветеранами, возвращавшимися к гражданской жизни и пытавшимися найти себе применение в условиях мирного времени.
Однако специальные способности, напр. те, к-рые представлены в GABT и DAT, не могут служить единственной основой для согласования людей и профессий. Психоаналитики постоянно подчеркивали, что одни лишь способности не в состоянии объяснить причины успешности или неуспешности в работе; в действительности никто этого никогда не утверждал, хотя нек-рые и отмечали, что способности легче измерять и изучать, чем личность.
Первым, кто не ограничился простым указанием на важность личности, а предпринял практ. шаги, была Анна Роу, к-рая применила положения теории Маслоу и рез-ты исслед. детского развития к выбору профессий. Несмотря на четкость и привлекательность теории Роу, постулирующей важность психол. климата в детстве, она не нашла своего подтверждения в последующих исслед., как отмечает С. Г. Осипов в "Теориях развития профессиональной карьеры" (Theories of career development). Как выяснилось, переживания позднего детства и юности - в противоположность выводам З. Фрейда и А. Маслоу - играют не менее важную роль и в гораздо большей степени модифицируют эффекты раннего детства, нежели это допускалось теорией Роу.
Ситуационные теории. То, что социоэкономический статус родителей служит важной детерминантой будущего взрослого профессионального статуса ребенка, яв-ся документально подтвержденным трюизмом. Исслед. У. Сьюэлла и др. подтверждают, что хотя статус родителей и яв-ся важной детерминантой объема получаемого молодым чел. образования, а следовательно, и той "двери", через к-рую он получит пропуск в мир труда, своей учебой в школе и колледже молодые люди во многом закладывают фундамент для обретения собственного независимого социоэкономического статуса и самостоятельного продвижения вверх по карьерной лестнице.
Структурные подходы делают акцент на тех возможностях, к-рые оказываются доступными вследствие принадлежности к тому или иному соц. уровню.
Контекстуальные подходы отражают попытку нек-рых теоретиков прийти к более сбалансированному представлению о влиянии ситуационных факторов путем введения индивидуальных качеств в соц. контекст.
Подходы с позиций социализации в определенной степени преодолели этот разрыв после того, как в 1966 г. О. Брим определил, что социализация рассматривается как процесс, посредством к-рого индивидуум а) приспосабливается к об-ву, даже если для этого требуется нек-рая модификация соц. структуры, и б) согласует свое поведение с соц. ролевыми ожиданиями. Теория социализации преим. интересуется тем, как формируется работник, необходимый для реализации существующих в об-ве трудовых функций, и потому должна рассматриваться как относящаяся скорее к формированию работника, нежели к Р. п. к.
Феноменологические подходы
Супер и целый ряд др. исследователей применили к Р. п. к. теорию Я-концепции. Она концентрируется на индивидууме как субъекте принятия решения, признавая, что представления о себе - это не концепции себя в вакууме, но себя в ситуации. Люди действуют, исходя из их представлений не только о самих себе, но и о ситуации. Этот подход отвечал духу времени 1950- 60-х гг. и породил большое количество соотв. исслед. старшеклассников и студентов колледжей.
Теория Я-концепции тж не избежала критики за то, что она в основном применима к мобильной и сравнительно автономной молодежи среднего класса, но не к тем ее представителям, к-рые менее свободны в своем выборе и особенности положения к-рых в лучшей степени учитываются структурной теорией.
Теория конгруэнтности постулирует динамический, в определенной степени связанный с развитием, процесс выбора профессии, в ходе к-рого индивидуум осуществляет ряд последовательных приближений в приспособлении себя к предпрофессоиальной или профессиональной ситуации, подходящей чертам его личности, к-рые Холланд рассматривал в качестве устойчивых оснований выбора. Следовательно, выбор рассматривается как процесс согласования личностных черт чел. с теми, к-рые требуются для конкретной профессии. Если у чел., оказавшегося в неподходящей ему ситуации, появляется возможность выбора, он будет склонен перейти из нее в более подходящую ситуацию. Поэтому этот подход и наз. теорией конгруэнтности; она представляет собой частный случай согласовывающего подхода, теоретически более полного и, возможно, более мощного по сравнению с теорией Я-концепции.
Подходы с позиций развития
Все без исключения согласовывающие теории концентрировались на профессиональном выборе или, самое большее, на серии профессиональных выборов, в к-рой главный интерес представляет текущий выбор. Это означает, что они, в целом, пренебрегали характером самой серии выборов, молчаливо подразумевая, что последние - явления одного порядка, не учитывая тем самым личных и ситуационных событий или процессов, к-рые связывают эти выборы в серию определенным осмысленным и значимым образом. Неудовлетворенность таким пренебрежением к психологии развития, особенно к ее теорет. перспективам и методам, послужила причиной к возникновению в 1950-х гг. иных теорет. концепций и связанных с ними эмпирических исслед.
Первые работы в области профессиональной карьеры носили исключительно эмпирический характер. П. Лазарсфельд и Шарлотта Бюлер собрали и проанализировали данные в отношении жизненной карьеры австрийцев, сфокусировавшись поначалу на юношеском возрасте, но впоследствии охватив в своем исслед. весь жизненный путь и включив в число рассматриваемых ими разнообразных жизненных ролей тж профессиональные роли. Д. Супер попытался объединить рез-ты этого исслед. и ряда др., менее обширных исслед., а тж своих собственных наблюдений в систематическую концепцию Р. п. к. После того, как Э. Гинзберг с соавторами опубликовали книгу "Профессиональный выбор" (Occupational choice), консультирующие психологи, профконсультанты и нек-рые др. специалисты стали рассматривать профессиональную карьеру с позиций развития.
Супер концептуализировал карьеру в виде радуги, в к-рой каждая полоса цвета обозначает отдельную жизненную роль, связанную с карьерой, от первой роли ребенка (обычно - единственной ролью, начиная с рождения до поступления в школу), к ролям ученика, студента, неработающего, работника, супруга, домохозяина (домохозяйки), родителя, гражданина и, наконец, пенсионера. Ширина окрашенного пространства или количество цветовых оттенков в полосе представляет время, уделяемое данной роли, тогда как интенсивность цвета или оттенков показывает степень личной вовлеченности в каждую из этих ролей. Эти роли взаимодействуют между собой и м. б. экстенсивными или поддерживающими, когда одна позволяет реализовать др. или получает помощь со стороны др. роли; комплементарными, когда способности, не задействованные в одной роли, успешно реализуются в др.; компенсирующими, когда некрая роль обеспечивает желаемые выходы, не реализуемые в обычной роли. Кроме того, любая из перечисленных ролей м. б. конкурирующей по отношению к др. ролям, создавая конфликт, если время или эмоциональное пристрастие, отдаваемое к.-л. роли, оказывает негативное влияние на др. важную роль. Это представление получило назв. подхода к Р. п. к. в перспективе времени жизни.
Рост - это стадия детства, в ходе к-рой формируются Я-концепции, однако в представлениях о профессиях преобладают идентификации с ключевыми фигурами и фантазия.
Исслед. реализуется посредством прохождения через ориентировочную и пробную стадии, приводящие, в свою очередь, к определению, начинающемуся с попытки, не связанной с принятием на себя серьезных обязательств, и впоследствии сопровождающейся все большим их увеличением в случае, если эта попытка получила желаемое вознаграждение.
После того как состоялось определение, может происходить закрепление, продвижение или даже переход на др. работу, в случае чего процесс определения может начаться заново. Если все складывается нормально, за этим, в свою очередь, следует стабилизация в середине карьеры, когда мужчины и женщины достигают своего пика и переходят в стадию поддержания. Однако нек-рые из них никогда не достигают своего пика; они продолжают движение вверх, потому что они - новаторы, находящиеся в непрерывном творческом поиске. Одни люди, находясь на пике своей карьеры, постоянно совершенствуются и в подлинном смысле удерживают свои позиции в мире работы, тогда как др. начинают переживать застой, оставаясь на своей работе скорее в силу организационной и личной инерции, или превращаются в "сухостой" и, в свою очередь, мучаются так до самого выхода на пенсию. Такие мужчины и женщины преждевременно входят в стадию спада, к-рая в норме начинается после 60 лет и состоит из подстадий снижения активности, отхода от дел и приспособления к пенсионному образу жизни.
Эта Радуга трудовой жизни (Life Career Rainbow) тж пытается описать различные соц. и личные детерминанты, влияющие на карьеру. Несмотря на то, что подобная модель может стать полезным графическим способом представления всей сложности временных и пространственных измерений карьеры, помимо нее были тж разраб. модели пути (Path Models) наряду с методами путевого анализа, опирающимися на регрессионный анализ, к-рые обладают большей эвристической и научной ценностью.
Подходы с позиций принятия решений
Эпоха 1970-х гг. ознаменовалась возникновением нового подхода к изучению Р. п. к. Джепсен выделил неск. типов решений, однако Херрен и Арроба использовали методы, позволившие им определить эти типы как стили решений, каждый из к-рых может использоваться в определенный момент времени данным чел., даже если ему в большей степени присущи контекстно- или содержательно-ориентированные стили. Так, чел., записавшийся на факультативный курс в колледже под влиянием импульса, при выборе учеб. специализации или работы на время летних каникул может следовать классической, рациональной стратегии решения проблем, тогда как др. чел. может импульсивно принимать даже определяющие для карьеры решения. Не представляется неожиданным, что наиболее подробно в этой области изучены рациональные процессы принятия решений о карьере, однако в центре внимания большинства из них были скорее методы принятия решений, нежели их последствия.
См. также Промышленная психология, Профессиональные интересы
Д. Супер

Развитие социального поведения людей (development of human social behavior)

Соц. поведение занимает в жизни людей наиважнейшее место, и потому его развитие требует внимания. Соц. поведение включает не только взаимодействие чел. с др. людьми, но и с миром вещей, к-рые приобрели свое смысловое значение и статус благодаря обычаям и традиционным занятиям, свойственным определенной культуре.
Р. с. п. л. зависит и не отстает от развития таких биолог. и психол. процессов, как созревание, восприятие, внимание, память и научение, между тем как сами эти процессы видоизменяются под воздействием опыта. Кроме того, его развитие зависит от тех же процессов научения (рассматриваемого в самом широком смысле), как и развитие любого др. вида поведения, включая научение методом проб и ошибок, обусловливание и закон эффекта, подражание и моделирование (важность к-рых особо подчеркивает теория социального научения), а тж овладение языком. Т. о., ни один ребенок, не говоря уже о взрослых, не может вести себя социально при отсутствии двигательных, когнитивных или лингв. навыков.
Соц. поведение по определению яв-ся интерактивным процессом; поведение любого участника этого взаимодействия видоизменяет поведение др. чел., равно как его собственное поведение меняется в ответ на реакцию этого др. Взаимодействие начинается с рождения, а потому можно считать вполне справедливыми заявления о том, что ребенок - с рождения соц. существо.
Младенцы, требующие регулярного кормления и ухода, не просто зависят в своем выживании от помощи др., но с самого рождения с ними обращаются именно как с соц. существами. Матери и отцы, напр., улыбаются и "разговаривают" с только что появившимися на свет детьми, а анализ речи персонала родильных домов дает обильные доказательства того, что эти чужие люди обращаются с новорожденными как с ближними.
Обнаруживаемое с рождения неравномерное развитие сенсорной и моторной систем младенца, сравнительно с детенышами мн. др. млекопитающих, играет особую роль в развитии его соц. поведения. По способности реагировать на зрительные, слуховые и тактильные раздражители младенцы сходны со зрелорождающимися животными; однако по своей способности к локомоции и самостоятельному кормлению или к групп. играм со сверстниками своего биолог. вида они больше похожи на незрелорождающихся животных. В течение длительного периода, требующегося младенцам для достижения свободной локомоции, все, что они видят и слышат, все предметы и люди, с к-рыми они контактируют, - все это, так же как и повседневный уход, обеспечивают их родители. Взгляды, улыбки, речь и др. действия ухаживающих за детьми лиц не только вызывают реакции младенцев, но столь же часто следуют за адресованными им взглядами, улыбками, вокализациями, криками и др. действиями младенцев.
Развитие в течение первых шести месяцев
Шкалы младенческого развития документируют множество ранних образцов соц. поведения. Младенцы обращают внимание на приближающихся к ним людей, мимикой демонстрируют радость и улыбаются чел., к-рый улыбается и говорит с ними, успокаиваются, когда их берут на руки. Даже на первом месяце жизни они отвечают вокализациями на вокализации др. В возрасте 16 недель младенцы уже инициируют соц. игру. Они тж усвоили, что их крик заставляет людей быстро подходить к ним, равно как и взрослые научаются тому, что им следует делать, чтобы устранить его причину.
В течение этого раннего периода младенцы научаются различать одушевленные и неодушевленные объекты, людей и вещи (это важное достижение). Хотя мн. предметы в окружении младенца обеспечивают столь же разнообразную зрительную и слуховую стимуляцию, как и люди, все же люди чаще реагируют на поведение малыша, а их реакции (поскольку это челов. реакции) отличаются большей изменчивостью и меньшей предсказуемостью. Лица людей, на к-рые младенцы очень рано устремляют свой взгляд, представляют собой непрерывно изменяющуюся конфигурацию стимулов, сопровождаемую к тому же речью, соотв. как их собственным чувствам и действиям, так и реакциям малышей. Наконец, только люди удовлетворяют осн. биолог, потребности младенцев.
Способность младенца различать знакомых и незнакомых людей - др. важное достижение этих ранних месяцев. Хотя дети в это время реагируют положительно на всех людей, соц. реакции на знакомых носят более бурный, развернутый характер и отличаются легкостью возникновения.
Эти соц. достижения указывают на возросшие перцептивные способности младенца и наличие у него довольно развитой памяти.

<<

стр. 11
(всего 20)

СОДЕРЖАНИЕ

>>