<<

стр. 12
(всего 20)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

Вторые шесть месяцев
Соц. достижения самого раннего этапа жизни становятся богаче и разнообразнее по мере углубления восприятия, совершенствования двигательных навыков и увеличения знаний младенцев. Они со смехом повторяют действия др., имитируют звуки и отзываются на свое имя. Они усваивают правила игр обмена ("ты мне - я тебе"), и если в 6-месячном возрасте дети получали удовольствие от игры в "ку-ку", к 12 месяцам они уже становятся инициаторами ряда простых игр.
Примерно в середине этого периода младенцы начинают проявлять признаки дистресса при разлуке с матерью, а часто и с отцом, - такое поведение становится особенно заметным, когда дети больны или чем-то обеспокоены. Этот феномен был назв. Спитцем тревогой отделения и описан у госпитализированных детей Дж. Робертсоном и Дж. Боулби. Эти наблюдения дали начало понятию привязанности, впервые кратко охарактеризованному Боулби. Впоследствии привязанность стала предметом эмпирических исслед. Мэри Эйнсворт. Хотя Р. Кэрнс, опираясь на теорию научения, дал простое объяснение нарушению поведения, вызванному устранением привычных стимулов, понятие привязанности по-прежнему несет существенную нагрузку в психоаналитических и этологических теориях.
По мере того как понятие привязанности развивалось, описывались и составляющие ее формы поведения. Стремление младенца сохранять пространственную близость к матери, держась поблизости или следуя за ней, было предложено рассматривать в качестве главной формы поведения, указывающего на привязанность. Позднее, когда ежедневные наблюдения показали, что младенцы часто отходили от матери на значительное расстояние, увлекшись изучением окружения, такое поведение тж было включено в число поведенческих компонентов привязанности и получило назв. "разведки с опорного пункта". К числу др. поведенческих компонентов привязанности были отнесены вышеупомянутый дистресс при разлуке с матерью и проявление страха при появлении незнакомых людей. Применительно к детям постарше было высказано предположение о существовании у них трех типов привязанности - надежной, избегающей и сопротивляющейся, - осн. на различиях в реакциях младенцев на возвращение матери после организованной в эксперименте последовательности событий, завершавшейся тем, что дети оставались одни в незнакомой обстановке. Характер реакций младенцев объяснялся различиями в чувствительности матерей к потребностям своих детей.
Несмотря на привлекательность понятия привязанности, у него есть ряд существенных ограничений. Прежде всего, оно не отражает тех различий, к-рые привносят разные дети во взаимодействие со взрослыми; младенцы столь же различны, как и ухаживающие за ними взрослые, и характер взаимодействия между ними зависит от вклада обеих сторон. К тому же за малышами ухаживают не только матери, и потому нельзя исключать возможность возникновения у них привязанности к др. лицам, на что первыми указали Р. Шеффер и П. Эмерсон. Младенцы уползают и убегают не только от своих родителей, но делают то же самое практически в любой необычной и, следовательно, незнакомой обстановке (напр., в аэропорту). Даже в тех случаях, когда малыши по своей воле идут за родителем, они часто останавливаются первыми, чтобы поиграть с игрушками, а при случае могут пойти за незнакомым чел. Т. о., даже для младенцев существует огромная разница между добровольным и принудительным разлучением с любимыми людьми. Наконец, хотя младенцы могут более сосредоточенно и настороженно рассматривать незнакомых людей и не всегда улыбаются неулыбающимся людям, обычно они не проявляют страха. На попытку незнакомцев вступить с ними в контакт в игривой или даже обычной манере большинство младенцев реагируют положительно. Когда сообщают об испуганных реакциях, такие реакции, как правило, были вызваны в эксперим. ситуации социально навязчивыми действиями исследователей.
К концу первого года жизни дети демонстрируют верные признаки того, что они начинают сознавать себя в качестве субъектов действия среди др. субъектов, - признаки, свидетельствующие об истоках Я-концепции. Даже когда малыши со смехом повторяют действие родителей, уже можно предположить у них зарождающееся сознавание себя отдельным существом - индивидуумом. То же можно сказать и о поведении, появляющемся у младенцев примерно в 10 месяцев: они протягивают к.-л. предмет (игрушку, напр.) др. людям с явным намерением привлечь их внимание к этому предмету - действие, после к-рого дети (иногда в этом же возрасте и всегда на втором году жизни) действительно отдают этот предмет др. Такое поведение долго отрабатывалось в игре типа "ты мне - я тебе" и настолько прочно закрепилось в течение следующих неск. месяцев, что квалифицируется как жест предложения разделить личную собственность с др. Привлечение внимания др. к удаленным объектам с помощью указательного жеста (показывания пальцем) - достижение одного круга. Теперь, когда дети сами указывают на заинтересовавшее их зрелище, они произносят звуки, оборачиваются и смотрят на лицо взрослого, как бы проверяя, что их сообщение получено. А это значит, что младенцы не только осознают отдельное от них существование др. людей, но и воспринимают их как тех, с кем можно делиться опытом.
Расширение социального окружения ребенка
Даже если отцы действительно уделяют меньше времени маленьким детям и меньше отвечают за удовлетворение их сиюминутных потребностей, чем матери, содержание этих эпизодических взаимодействий тем более интересно. Как показывают совр. исслед. взаимодействия между отцами и детьми младенческого возраста, отцы столь же чутки к потребностям новорожденных, как и матери. И хотя отцы не хуже матерей могут ухаживать за младенцами и удовлетворять их физ. нужды, что нередко и происходит, отцовский стиль обращения с ребенком бесспорно отличается от материнского. Естественно, были обнаружены различия в том, как матери и отцы играют со своими маленькими детьми: игра отцов в значительной степени "физ.", включая возню, тогда как игра матерей - голосовая, хотя в этом случае, как, впрочем, и в любом др., при проведении сравнений сосредоточиваются на различиях и забывают о сходствах, к-рые по числу намного превосходят установленные различия. Так, реакции детей на играющих с ними отцов практически не отличаются от их реакций на матерей.
Как только исследователи обратили внимание на отцов, их взорам открылась более панорамная картина. Члены семьи - мать, отец и старшие дети (если они есть) - не просто взаимодействуют с самым младшим членом семьи (каждый - в своем индивидуальном стиле), но каждая отдельная интеракция оказывается опосредованной влиянием всех остальных. Соц. поведение младенца и ребенка раннего возраста развивается и совершенствуется в сложной и многогранной сети соц. отношений.
Интересно, что посещение детьми дневных детских центров или яслей, по всей видимости, не ведет к разрушению эмоциональных связей между детьми и родителями, - факт, поддерживающий отстаиваемую в давнем споре т. зр., согласно к-рой значение имеет не количество времени, затраченного на общение с детьми, а характер интеракций.
Взаимодействие с другими детьми. Даже самые маленькие дети реагируют на др. детей столь же социально, как и на ухаживающих за ними взрослых. Невозможно предположить, однако, что они сознают др. детей как своих "ближних", таких же маленьких и с тем же статусом. Скорее, дети представляют собой более интересные стимулы, поскольку они подвижнее взрослых, - дети чаще шалят и им легче подражать.
Сиблинги - как старшие, так и младшие, - составляют особый класс детей, отличающихся близкими отношениями и, что еще важнее, своим вкладом в социальную сеть семьи. Хотя соперничество между сиблингами было ярко описано Д. Леви еще в 1937 г., он поведал нам далеко не все. Натуралистические и лабораторные исслед., построенные на изучении коротких эпизодов взаимодействия сиблингов, обнаруживают множество положительных интеракций. Старшие братья и сестры развлекают малышей, разговаривают и играют с ними. Когда младенцы начинают ходить, их братья и сестры помогают им освоить это нелегкое дело, ободряют и утешают при неудачных попытках, а малыши, в свою очередь, считают своих старших братьев и сестер привлекательными моделями, увязываются за ними и подражают всему, что они делают.
Чужие дети тж вступают в конгениальные соц. взаимодействия. Даже младенцы улыбаются и тянутся к др. младенцам, а дети чуть постарше играют вместе, с игрушками и без них, и вступают друг с другом в настоящий диалог. Ранний опыт взаимодействия с ровесниками, а тж со старшими и младшими детьми, часто считают важным для соц. развития маленьких детей, растущих в об-ве взрослых. Они усваивают правила более равноправного общения и, сравнивая себя с др. детьми своего возраста, приобретают знания о собственных возможностях - знания, к-рые вносят вклад в развитие их Я-концепции.
Агрессивное поведение. Хотя групп. игры маленьких детей вызывают в воображении картину сцепившихся друг с другом и визжащих "бойцов", на самом деле все обстоит иначе. Конфликты действительно случаются, обычно по поводу игрушек, но их значительно меньше по сравнению с положительными интеракциями, и к тому же они чаще разрешаются с помощью дружелюбных действий, чем силой.
Развитие речи
Среди мн. форм активности, охватываемых категорией соц. поведения, речь занимает ведущее положение. И не только потому, что мы пытаемся говорить уже с новорожденными, но и потому, что на протяжении всей жизни ребенка почти каждый последующий контакт с родителями, да и с др. людьми, сопровождается речью. Даже в первые месяцы жизни дети отвечают на обращенную к ним речь вокализациями, "сооружая сцену для диалога", - термин, к-рый может служить прекрасной метафорой для всех соц. взаимодействий. Пока дети еще малы, взрослые несут на себе осн. груз орг-ции речевого общения, насыщая свою речь живыми интонациями, множеством повторений и вопросов, обращенных к ребенку. В свою очередь, вокализации младенца постепенно приобретают сходство с речевыми звуками и особенно с интонациями, к-рые он слышит.
К концу первого года жизни младенцы начинают употреблять одно-два слова, а вскоре после этого количество употребляемых ими слов начинает быстро расти, и эти внимательные наблюдатели используют их не только для обозначения предметов и событий в своем окружении, но и собственных действий. Речевое сопровождение взрослыми жестов младенцев, особенно когда малыши показывают пальцем на к.-л. объекты, играет важную роль в установлении значений их первых слов.
В исслед. семантических и синтаксических особенностей речи ребенка обычно не придается должного значения ее соц. истокам и прагматическим характеристикам. Однако sine qua поп соц. поведения яв-ся коммуникация с др., осуществляемая мн. способами, невербальными и голосовыми, тж как и вербальными. Использование ребенком вербального способа, как и др. способов коммуникации, зарождается в соц. взаимодействии и, достигнув уровня навыка, играет все более важную роль во всех соц. контактах.
Приобретение просоциального поведения в раннем возрасте
На втором году жизни у ребенка появляются формы поведения, выражающие желание утешить др., поделиться с др. своими "богатствами" и помочь в чем-либо; такие формы при одобрении и подкреплении развиваются в ценимые в об-ве модели поведения. Эти ростки положительного поведения - обыкновенного, неброского и не доставляющего хлопот - часто остаются незамеченными, поскольку такое поведение не создает проблем родителям и воспитателям.
Даже маленькие дети расстраиваются при виде страдания др. и выражают им сочувствие словом и делом. Они часто добровольно делятся своими игрушками и имуществом, а тж всем, что они находят, с др. детьми и взрослыми - как знакомыми, так и незнакомыми. При распространении таких заботливых действий на одушевленные и неодушевленные объекты они творчески передают им ту заботу, к-рую получили от своих родителей.
Среди форм просоциального поведения подчинение словесным приказаниям родителей заслуживает отдельного внимания. Хотя и в этом отношении родители и исследователи гораздо больше внимания уделяли случаям неповиновения детей, выполнение словесных просьб и требований яв-ся гораздо более частой реакцией. В действительности выполнение требований взрослых начинается довольно рано и, по-видимому, развивается без применения силы. К середине второго года жизни дети выполняют множество словесных команд не только с готовностью, но и с удовольствием, возникающим, вероятно, благодаря недавно открытой способности согласовывать свое поведение со словами др.
Различия между мальчиками и девочками
Биолог. пол ребенка с самого рождения имеет первостепенное значение, если не для него самого, то для ожидавших его появления на свет людей. Ни один вопрос не задают с таким постоянством, как вопрос о том, кто родился: мальчик или девочка.
Хотя многочисленные исслед. осн. атрибутов не обнаруживают существенных различий в том, как родители воспитывают сыновей и дочерей, нек-рые различия все же существуют. Напр., большие различия, соотв. культурным стереотипам, были обнаружены в типе игрушек, к-рыми родители снабжают детей. Хотя родители самых маленьких детей заявляли о намерении обращаться с ними одинаково, независимо от пола, они всю свою жизнь подвергались влияниям культуры с довольно определенными представлениями о соотв. полу поведении. Кроме того, к 2 или 3 годам дети начинают, по меньшей мере, категоризовать себя как мальчиков или девочек - и это первая стадия в последовательности когнитивных стадий, приводящей к появлению гендерной идентичности где-то между 5 и 7 годами.
Что касается этой области соц. поведения, пока не представлено ясных доказательств сколько-нибудь важных различий во взаимодействиях мальчиков и девочек со своими родителями, др. взрослыми или детьми. За пределами младенчества, когда дети собираются вместе в игровых группах и группах детского сада, физ. агрессия, в целом, редкая по сравнению с мирными взаимообменами, все же чаще наблюдается у мальчиков, чем у девочек.
См. также Аффективное развитие, Связь и привязанность, Развитие в раннем детстве, Нормальное развитие, Просоциальное поведение
X. Л. Рейнгольд

Развитие человека (human development)

Р. ч. на протяжении жизни - новейшая комплексная область эмпирических исслед. и теорет. осмысления жизненного пути чел.. Она включает: а) изучение жизни во всей ее широте - от зачатия до смерти; б) исслед. жизни во всей ее глубине - от меняющихся биолог., психол. и социологических ее основ до динамичных проявлений ее в чувствах, мыслях и действиях людей, живущих в разных культурных и ист. условиях; в) анализ существующих и построение новых теорий времени жизни (жизненного пути чел.), а тж разраб. комплекса методов для описания, объяснения и предсказания происходящих с возрастом изменений; г) поиск новых средств оптимизации хода развития на протяжении всей жизни.
Главное преимущество перспективы времени жизни заключается в том, что она создает содержательную (имеющую "физ. смысл") координатную систему для соотнесения и объединения отдельных возрастных фаз развития и значимых жизненных событий в целостную последовательность челов. жизни.
Широта человеческого развития
Осн. масса научных публикаций, посвященных Р. ч. на протяжении жизни, появилась после 1970-х гг. Анализ этих публикаций показывает, что тремя фазами жизни чел., требующими наиболее активного изучения, яв-ся взрослость (занимающая примерно две трети времени жизни), старость, попадающая в сферу интересов геронтологии, и смерть (включая процесс умирания), составляющая предмет танатологии. Сторонникам подхода к развитию в перспективе времени жизни исслед. старения и умирания представляется не менее важным, чем исслед. младенчества и рождения, поскольку для "привязки к ландшафту" и указания "маршрута жизни" необходимо определить не только начальную, но и конечную точку жизни, и поскольку в наше время благополучная и здоровая жизнь существенно большей доли населения высокоразвитых стран, но предварительным расчетам, может продолжаться после перехода 80-летнего и, возможно, далее 100-летнего рубежа. Предикторы благополучного старения, определяемого как доживание до 75 лет с сохранением хорошего здоровья и чувства субъективного благополучия, включают счастливую и здоровую жизнь до наступления старости, высокий доход и высшее образование, соц. активность (особенно членство в различных орг-циях) и сохранение статуса одинокого или состоящего в браке чел. в противоположность вдовству, раздельному проживанию или разводу.
Совр. наука о взрослости - набирающая силу и продолжающая развиваться отрасль знания. Изучение развития взрослых людей все более ориентируется на перспективу жизненного пути по мере выявления в лонгитюдных исслед. влияний младенчества и детства на последующую жизнь. В то же время изучение характеристик стареющего населения заставляет исследователей все больше продвигаться назад во времени в поисках предикторов благополучного и неблагополучного старения. В перспективе жизненного пути взрослость рассматривается как время значительного роста и громадных перемен.
Умирание и смерть - наименее исследованная область челов. опыта. В истории человечества был период, характеризуемый формой совместного и лишенного напряженности сосуществования живых, умирающих и умерших. Согласно Ф. Арьесу, в эпоху средневековья (V-XII вв.) умерших хоронили в церковных дворах, к-рые одновременно были местами общественных собраний и игровыми площадками. Умирание было спокойным и ожидаемым; родные и близкие, включая детей, собирались вместе, чтобы увидеть своими глазами процесс перехода в мир иной. Следующий ист. период (XII-XIX вв.) свидетельствовал о процессе постепенного разделения живых и умерших. С появлением нового христианского убеждения, согласно к-рому Страшный суд вершится не в момент физ. смерти, а во время второго пришествия Христа, кладбища были перенесены подальше от церковных земель, над индивидуальными могилами стали сооружаться надгробия с персонализированными надписями, а публичное оплакивание усопших превратилось в традицию. Наконец, третий взгляд на смерть, возобладавший примерно в 1930 г. (особенно в США) и просуществовавший с незначительными изменениями до 1970-х гг., окончательно отделил живых от умерших. Большинство людей, вероятно, согласились бы лечь в больницу с намерением умереть в уединении, вдали от родных и близких, окруженные чужими людьми и сложнейшей электронной аппаратурой. Возможно, именно в рез-те сочувственной реакции на тяготы умирающего в одиночестве чел. и произошло повышение интереса к процессу умирания. Вряд ли кто-то уловил самую суть конечного смысла умирания лучше, чем это сделала Элизабет Кюблер-Росс. Выделенные ею 5 стадий умирания (отрицание, гнев, торг, депрессия и принятие) могут тж рассматриваться как стадии жизни, в одном ряду с ее осн. кризисами - ступенями, поднимаясь по к-рым, чел. учится жить, любить и творить.
Глубина человеческого развития
В рамках осн. дисциплины "Р. ч. на протяжении жизни" такая субдисциплина, как "Психология Р. ч. на протяжении жизни" обеспечивает наибольшую глубину и широту изучения развития. Она охватывает когнитивное (научение, мышление, язык и интеллект), эмоциональное и соц. развитие, признавая (правда, только на словах) биолог., ист. и кросс-культурные детерминанты. Недавно появившаяся ориентация на перспективу времени жизни в социокультурных дисциплинах отражается в социологии, культурной антропологии и кросс-культурной психологии. Детерминанты челов. поведения, имеющие отношение к истории, теперь наконец-то анализируются психоаналитиками, использующими те же архивы, какими пользуются историки. Они задаются вопросом, как каждое поколение родителей и детей порождало те проблемы, к-рые впоследствии проявлялись в виде драм и трагедий личной и общественной жизни. Напр., Л. Демоз предполагает, что на протяжении последних 2400 лет тип отношений между родителями и детьми кардинально менялся шесть раз. Каждая стадия отражает существенное улучшение в воспитании ребенка:
1. Инфантицидный тип (с древности до IV в. н. э.). На этой стадии родители запросто избавлялись от забот о нежеланных детях, убивая их: морили голодом, душили, закапывали в землю или бросали в безлюдных местах.
2. Отказывающий тип (IV-XIII вв.). В сознании людей укрепилось мнение, что у младенцев есть душа, и потому их нельзя убивать. Теперь детей стали оставлять кормилицам, отдавать на воспитание в мужские и женские монастыри или в чужие семьи, либо сбывать в богатые дома в качестве слуг. В собственной семье ребенок рос в суровом климате, находясь, по существу, в эмоциональной изоляции и подвергаясь физ. насилию.
3. Амбивалентный тип (XIV-XVII вв.). Амбивалентное отношение (одновременно испытываемые влечение и неприязнь) к собственным детям возникло вследствие того, что родители впустили детей в свою эмоциональную жизнь. Поскольку дети теперь составляли неотъемлемую часть родительского опыта, их приходилось "переделывать", применяя ласку и силу, чтобы они соответствовали родительским Я-образам.
4. Интрузивный тип (XVIII в.). На детей стали смотреть более объективно, ибо они выглядели теперь менее опасными в силу того, что у родителей поубавилось негативных чувств, к-рые они проецировали на них. Родители имели возможность больше любить своих детей, что привело к зарождению педиатрического просвещения и гос. образования.
5. Социализирующий тип (XIX - середина XX вв.). Полностью сложилась общепринятая концепция совр. детства. Особые и пролонгированные потребности детей теперь признаются родителями и об-вом. Приняты законы о детском труде и защите детства, и отцы начинают участвовать в повседневном уходе за ребенком.
6. Помогающий тип (с середины XX в. по настоящее время). С направляющей помощью любящих и знающих родителей дети становятся активными руководителями или полноправными участниками своего собственного развития.
Интеграция всех значимых детерминант челов. развития - оптимальная стратегия исслед. Р. ч. на протяжении жизни.
Теории и методы изучения развития на протяжении жизни
На данный момент мы не располагаем сколько-нибудь удовлетворительными теориями или методами изучения развития на протяжении жизни. Существующие теории, к-рые обладают потенциальными возможностями расширения до перспективы времени жизни, можно разделить на 2 широкие категории: механические и организменные. Механический подход сводится к трем исходным предположениям: а) в сущности, развитие обусловлено либо наследственностью, либо жизненным опытом (хотя на словах может признаваться нек-рое влияние жизненного опыта в первом случае и наследственности во втором); б) чел. играет, по существу, пассивную или реактивную роль; в) развитие состоит из последовательности малых, хотя и измеримых, положительных или отрицательных приращений. Три исходных предположения противостоящего ему организменного подхода формулируются следующим образом: а) развитие происходит в рез-те взаимодействия опыта и генетических факторов; б) самым важным источником развития яв-ся активность самого развивающегося чел.; в) развитие состоит из предсказуемой, неизменной последовательности качественно различающихся стадий. Возможно, растущее осознание того, что люди - это активные и вместе с тем реактивные существа, приводит к постепенному объединению этих расходящихся воззрений в более мощные сочетанные теории, такие как теории Дж. Боулби, соединившего психоан. с этологической эволюционной теорией (осн. на исслед. животных), и А. Бандуры, объединившего теорию научения с когнитивным подходом.
В области методологии исслед. в перспективе времени жизни непрерывно ведется поиск способов расширить временные границы. При использовании стандартного метода поперечных срезов все измерения в разных возрастных группах (представляющих определенный отрезок времени жизни) проводятся только один раз и примерно в одно время. Существенная проблема заключается в том, что развитие меняется в зависимости от возраста и ист. жизненного опыта. Стандартный лонгитюдный метод предполагает повторение измерений в одной и той же возрастной группе на разных этапах ее жизненного цикла. Главная проблема здесь в том, чтобы определить, связаны ли наблюдаемые изменения с возрастным развитием или же обусловлены совершенствованием умений в процессе многократного прохождения одних и тех же тестов. Эти источники ошибок можно существенно уменьшить путем сочетания обоих методов в комплексном - поперечно-продольном (когортно-последовательном) - анализе. Сущность этого комбинированного плана состоит в регулярном (через заданный интервал времени) присоединении к изначально изучаемой группе новых участников исслед., представляющих разные возрастные группы.
См. также Развитие в подростковом и юношеском возрасте, Развитие взрослых, Развитие младенца, Развитие на протяжении жизни, Средний возраст, Неонатальное развитие, Танатология
Дж. О. Лаго

Развитие эго (ego development)

Разные авторы употребляют термин "Р. э." по-разному. Большинство психоаналитиков используют его в одной из трех областей: а) при описании периода формирования чувства собственного Я, или эго, в первые 2-3 года жизни; б) при описании развития всех функций эго, включая то, что X. Гартманн наз. "бесконфликтной сферой эго", т. е. локомоцию, речь и т. п.; в) при описании таких аспектов Р. э., к-рые Э. Эриксон охарактеризовал как психосоциальные задачи, вплетенные в психосексуальное развитие (напр., развитие влечений и их производных структур) и связанные с возрастными задачами жизни. В клинической психоаналитической практике нарушения Р. э. соотносят с проблемами, возникающими в период формирования эго; по-видимому, они приводят к серьезным нарушениям способности адаптироваться к окружающей обстановке или к формированию "пограничных" типов личности.
Среди психологов сложилось иное понимание Р. э., истоки к-рого можно обнаружить в "Интерперсональной теории психиатрии" (Interpersonal theory of psychiatry) Г. С. Салливана. Психол. концепция Р. э., кроме описания последовательности возрастных стадий, учитывает аспект индивидуальных различий, к-рые сказываются на развитии в любом возрасте, хотя и не в такой степени, чтобы высшие его стадии обнаруживались в раннем детстве, а низшие - в зрелости (последнее, если и встречается, то редко). Для характеристики различных аспектов стадиального Р. э. понадобились такие термины, как моральное развитие, интерперсональная надежность и когнитивная сложность.
Стадии развития эго
Самая ранняя стадия (или стадии) - период формирования эго - приходится на младенчество. Это досоциальная, сначала аутистическая, а позднее - симбиотическая (в отношениях с матерью или материнской фигурой) стадия. Считается, что овладение языком - важный фактор, приводящий к окончанию этого периода.
Вслед за ним наступает импульсивная стадия. Ребенок, проявляя упрямство, утверждает отдельное от матери существование, но остается зависимым от нее и др. в том, что касается контроля импульсов. Люди на этой стадии развития поглощены собственными потребностями, часто физ., и смотрят на др. как на источник снабжения. Они живут в концептуально упрощенном, - по крайней мере, в части челов. отношений, - мире. Нормы и правила поведения воспринимаются ими как индивидуальные запреты или отдельные препятствия на пути желаний, а не как система соц. регулирования.
Дальнейшее развитие происходит сначала в виде обеспечения более гарантированного удовлетворения потребностей и желаний за счет способности допускать задержки и обходные пути, что приводит к переходу на стадию защиты собственных интересов. На этой стадии дети часто пытаются отстаивать определенный уровень автономии, чтобы освободиться от чрезмерной зависимости; однако их отношения с др. остаются эксплуататорскими. Их интересуют вопросы власти и контроля, господства и подчинения. В раннем детстве этот период обычно успешно преодолевается с помощью ритуалов; в тех случаях, когда чел. остается на этой стадии и дальше - в отрочестве, юности и даже взрослости, - его жизненным кредо может стать оппортунизм. Такой чел. правильно толкует нормы и правила поведения, но манипулирует ими в корыстных интересах.
Обычно в позднем детстве происходит принципиальный переход, своего рода "расплата за своекорыстие". Индивидуум идентифицируется с группой сверстников и идентифицирует собственное благополучие с благополучием этой группы. Нормы и правила поведения частично интернализуются и становятся обязательными, так как приняты и поддерживаются группой. Это и есть стадия конформиста, к-рая была повсеместно признана и описана как тип личности. Конформность ценится ради нее самой, и люди склонны воспринимать себя и др. как следующих установленным нормам и правилам.
По-видимому, мн. все же продвигаются дальше стадии конформиста благодаря осознанию того, что сами они не всегда поступают в соответствии с высокими стандартами поведения, поддерживаемыми об-вом, и не всегда испытывают в типичных ситуациях одобряемые им чувства. Этот этап в развитии наз. уровнем сознательного конформиста, или уровнем самоанализа. На вопрос о том, яв-ся ли этот этап переходом между стадией конформиста и стадией сознательности, пока нельзя ответить однозначно. На этом уровне чел. считает приемлемыми различные возможности.
На стадии сознательности происходит подлинная интернализация норм и правил поведения. Чел. подчиняется им не только в силу их одобрения определенной группой, а потому что сам оценил и принял эти нормы и правила как верные и справедливые. Отношения между людьми истолковываются исходя из чувств и мотивов, а не только реальных действий. Находящиеся на этой стадии люди обладают довольно сложным внутренним миром и богатством отличительных черт, к-рое используется для характеристики др. вместо прежнего ограниченного набора стереотипных образов. Так, напр., родители в их описании уже выглядят не идеализированными портретами или полностью отрицательными персонажами, а реальными людьми со своими достоинствами и недостатками. Самохарактеристики тж обретают полутона и становятся более сбалансированными; чел. больше не описывает себя как идеального или, напротив, никуда не годного, но подмечает определенные недостатки, к-рые стремится исправить. Достижения оцениваются теперь не только в плане состязания или соц. признания, но и относительно требований, предъявляемых чел. к самому себе. Люди на этой стадии развития могут чувствовать себя чрезвычайно ответственными за участие в жизни др.
Продвигаясь в своем развитии дальше стадии сознательности, люди начинают ценить индивидуальность ради нее самой, и потому этот переходный уровень наз. индивидуалистическим. Он характеризуется возросшей концептуальной сложностью: вместо того, чтобы воспринимать жизнь в виде взаимоисключающих вариантов, чел. начинает видеть в ней многообразие возможностей. Появляется спонтанный интерес к челов. развитию и понимание психол. каузации.
На автономной стадии отличительные особенности индивидуалистического уровня получают дальнейшее развитие. Назв. "автономная" до нек-рой степени условно, как и назв. всех остальных стадий. Ни один аспект поведения не возникает внезапно на каком-то этапе развития и не исчезает бесследно при переходе к следующему. То, что характерно именно для этой стадии, можно определить как уважение автономии др. Решающее испытание связано с признанием самостоятельности своих детей, особенно их права на собственные ошибки. На этой стадии люди часто сознают различия функционирования в разных ролях. Им приходится справляться с таким внутренним конфликтом, как конфликт между собственными потребностями и обязанностями. Конфликт воспринимается теперь как неотъемлемая часть челов. состояния, а не как рез-т слабости эго, недостатков др. членов семьи или об-ва в целом.
Восприятие и понимание себя в более широком соц. контексте, начинающееся на стадии сознательности, становится особенно характерным для высших стадий развития эго. Это тем более верно для тех, кто достиг интегрированной стадии и обрел способность объединять интересы об-ва и свои интересы в единый комплексный подход к жизни.
Смежные области
Мн. авторы предлагали схематические описания стадий развития, тесно связанные с упомянутой выше последовательностью стадий Р. э. К. Салливан, Маргарита К. Грант и Дж. Д. Грант наз. свою сх. стадий "интерперсональной интеграцией". Их концепция использовалась в исслед. индивидуального подхода при работе с различными подтипами делинквентов.
Колберг разраб. систему для описания стадий развития моральных суждений. Его идеи нашли широкое применение. В школах они использовались в качестве основы для создания программ содействия моральному развитию уч-ся, включая создание альтернативных школ по образцу "справедливых сообществ".
Селман использует в качестве маркировочного знака для своей сх. стадий выражение "принятие интерперсональной перспективы". Он изучал детей школьного возраста, и потому его работа касается, гл. обр., ранних стадий. Кроме того, Селман исследовал небольшую клиническую выборку.
Последовательность стадий, предложенная Перри, согласуется с нек-рыми из описанных здесь высших стадий Р. э. Сх. Дж. М. Броутона охватывает широкий возрастной диапазон. Броутон изучал развитие "естественных эпистемологий" - стихийное формирование концепций души, Я, действительности и познания.
Методы изучения
Хотя идея развития характера восходит, по меньшей мере, к Сократу, совр. изучение этой темы начинается с работ Ж. Пиаже. Колберг, Селман и др. позаимствовали разраб. им метод клинической беседы. Колберг предъявлял своим испытуемым незаконченные истории с развязкой в форме моральной дилеммы. После того, как испытуемый выбирает один из вариантов развязки, с ним проводится зондирующая беседа, в ходе к-рой выясняются мотивы его выбора; приписываемая ему стадия морального развития как раз и будет зависеть от характера используемых им аргументов. Рест развил методику Колберга до уровня объективного теста. Броутон и Перри разраб. методики интервью, начинающихся с широких, расплывчатых вопросов.
Ловингер, Весслер и Редмор разраб. руководство к тесту незаконченных предложений, достаточно подробное для того, чтобы придать этому тесту хотя бы частичную объективность, и включающее упражнения для самообучения. Маргарита Уоррен (бывшая Грант) и др., работающие с системой интерперсональной интеграции К. Салливана и его коллег, использовали разнообразный инструментарий, включая методики интервью, тесты незаконченных предложений и объективные тесты.
Теории
Можно сформулировать 2 главных теорет. вопроса: 1) почему эго (или Я) так устойчиво; 2) если оно все же изменяется, то как и почему это происходит?
Все теории устойчивости эго яв-ся вариантами теории "селекции тревоги", предложенной Г. С. Салливаном. То, что Салливан наз. "Я-системой", действует как своего рода фильтр, шаблон или критерий для нашего восприятия и понимания мира челов. отношений. Любые наблюдения, не совместимые с текущим значением такого критерия, вызывают тревогу. Однако осн. назначение Я-системы - избежание или ослабление тревоги. Поэтому способные вызвать тревогу восприятия либо искажаются т. о., чтобы вписаться в уже сложившуюся систему, либо - по выражению Салливана - "избирательно пропускаются мимо ушей". Т. о., эта теория утверждает, что поскольку Я-система (или эго) представляет собой структуру, она обладает тенденцией к самосохранению.
У Колберга есть структурная теория изменения. Когда чел., находящийся на определенной стадии (развития моральных суждений), неоднократно сталкивается с рассуждениями и аргументами ровно на одну стадию выше его собственной и при этом пытается ухватить их ход и смысл, создаются оптимальные условия для их ассимилирования и, следовательно, для продвижения к следующей стадии.
Идентификация - ключевое понятие для совр. психоаналитической теории Р. э. Чел. продвигается вперед отчасти потому, что идентифицируется с некой моделью, к-рая вызывает у него восхищение и находится (или воспринимается как находящаяся) на неск. более высоком уровне, чем он сам. Несмотря на то, что теория Колберга, по существу, яв-ся когнитивной, а психоаналитическая теория - аффективной, обе заключают в себе модель уравновешивания Пиаже, потери равновесия и его восстановления на новом уровне. В действительности обе они яв-ся теориями "соц. научения", хотя радикально отличаются от того, что обычно наз. теорией соц. научения.
В психоаналитической теории есть и др. элемент, происхождение к-рого можно отнести на счет соц. научения, но к-рый затем становится для индивидуума сугубо интернальным. Идеал, к к-рому чел. стремится, или образец, на к-рый он хочет походить, вовсе не должен находиться во внешнем окружении. Способность создавать свою собственную модель составляет сущность того, что наз. "идеалом-Я".
Осубель предлагает еще одну теорию для объяснения ряда аспектов Р. э. Младенцы кажутся себе всемогущими, потому что их желания выполняются как по волшебству. (В этом он разделяет взгляды Ференци.) Когда же дети узнают о своей полной зависимости от родителей, они сталкиваются с катастрофическим падением самоуважения. Чтобы избежать этой катастрофы, они приписывают свое прежнее всемогущество своим родителям и т. о. превращаются в их сателлитов, сияющих отраженным светом родительского величия. В позднем детстве и отрочестве они должны будут "сойти со спутниковой орбиты", научиться выводить самооценку из своих собственных достижений. "Выход на спутниковую орбиту" и "освобождение от родительского притяжения" могут нарушаться в неск. точках, приводя к различным картинам психопатологии.
Перри подробно описывает мн. факторы, способствующие как устойчивости, так и изменению в студенческие годы. Его модель изменения имеет ряд следствий для динамического объяснения. Студент, к-рому мир поначалу представляется дуалистическим (правильно - неправильно; мы - они), научается воспринимать какую-то особо важную для себя область как более сложную и многозначную (множество возможностей; каждый имеет право на собственное мнение). По мере того как расширяется область применения многозначного видения, соответственно сокращаются области применения дуалистического подхода, пока, наконец, многозначная картина мира не становится преобладающей, если не считать редких очагов жизни, все еще воспринимаемых с дуалистической т. зр. Та же парадигма применима в отношении перехода от многозначного к релятивистскому мышлению (одни позиции лучше др., потому что лучше обоснованы - фактологически или логически). Одна из общепринятых целей гуманит. образования - содействовать признанию релятивистского характера всякого знания. С т. зр. Перри, за релятивизмом должно последовать формирование собственной твердой позиции.
См. также Эриксонианские стадии развития, Формирование идентичности, Самость
Дж. Ловингер

Развод (divorce)

Р. - это предусмотренное законом расторжение брака. Начиная с 1960-х гг., отмечается тенденция к росту случаев Р., к-рая сопровождается ростом связанных с этим соц. и психол. проблем.
Существует множество факторов, приводящих к разводу, и они постоянно изменяются со временем. Законы о расторжении брака, устанавливающие ответственность без вины, признающие такие основания, как несовместимость супругов и распад взаимоотношений, позволяют парам расторгать брак по взаимному согласию на основе упрощенной процедуры бракоразводного процесса. Эти законы тем самым существенно облегчают возможности получения Р., и этим можно объяснить увеличение их числа.
Р. влечет за собой эмоциональные последствия для супругов, детей и членов расширенных семей. Муж и жена зачастую переживают чувства утраты прежней привязанности, сопровождающиеся реакциями горя и обвинениями бывшего партнера, в сочетании с ощущением собственной вины за неудачный брак и общим чувством незащищенности перед лицом соц., эмоциональных и финансовых проблем.
Последствия Р. для детей варьируют в зависимости от возраста ребенка, процесса улаживания споров об опеке и способности самих родителей справляться с проблемами, возникающими в рез-те Р. Маленькие дети склонны обвинять себя в Р., как правило, они боятся возможности оказаться брошенными и предаются фантазиям о родительском примирении. Подростки, невзирая на первоначальную ярость и смятение, располагают большим количеством ресурсов для преодоления последствий Р. по сравнению с младшими детьми. Дж. С. Уоллерстейн и Дж. Б. Келли описали различные реакции детей разных возрастов на развод. Родители сталкиваются с такими проблемами, как воспитание детей без помощи, с одновременным поддержанием личных и родительских ролей, а в случае родителей без права опеки - поддержания родительских ролей на неполной основе. Все члены семьи сталкиваются с потенциальными финансовыми трудностями, поскольку семейный доход теперь делится на два местожительства.
Члены семей сталкиваются с дополнительными соц. трудностями вследствие Р. Отношения с друзьями зачастую меняются или полностью прекращаются. Разведенные взрослые испытывают проблемы с установлением отношений с противоположным полом, к-рые часто возникают как рез-т отсутствия такого опыта на протяжении неск. лет. Отношения с расширенной семьей зачастую тж становятся натянутыми, поскольку родители разведенных взрослых испытывают чувство своей ответственности за случившийся разрыв.
Последствия Р. обычно оказываются довольно тяжелыми. М. Хетерингтон и ее сотрудники обнаружили, что мальчики из разведенных семей чаще испытывают к себе более негативное отношение со стороны др., чем девочки; что разведенные родители менее нежны со своими детьми; что девочки-подростки разведенных родителей характеризуются большей неразборчивостью в половых связях и что мальчики оказываются более "феминизированными". Однако имеются тж данные о том, что дети в семьях с единственным родителем оказываются, в целом, более благополучными, чем дети в семьях с двумя родителями, постоянно конфликтующими между собой.
См. также Потребность в аффилиации, Связь и привязанность, Родители-одиночки
Т. С. Беннетт

Разработка учебно-тренировочных систем (instructional systems development, ISD)

P. у.-т. с. - это методический, систематический подход к проектированию, реализации и оценке программ обучения. Методология ISD представляет собой апробированный набор процедур, используемый в вооруженных силах США для разраб. программ подготовки военнослужащих. Значение принципов и процедур методологии ISD выходит далеко за рамки их изначального военного предназначения.
В начале 1970-х гг. четырьмя военными ведомствами США был учрежден Межведомственный комитет по Р. у.-т. с. (1пterservice Committee for Instructional Systems Development), в задачу к-рого входил контроль за разраб. документации, регламентирующей совр. процедуры проектирования учебно-тренировочных систем для подготовки военнослужащих. В 1975 г. Межведомственный комитет опубликовал "Межведомственные процедуры разработки учебно-тренировочных систем" (Interservice procedures for instructional systems development). Этот документ оказался примечательным в трех отношениях. Во-первых, в нем были объединены (из военных ведомств и избранных дисциплин) существующие на тот момент процедуры и методы систематической разраб. учебно-тренировочных программ. Во-вторых, методология ISD обеспечила военные ведомства единым подходом к Р. у.-т. с. В-третьих, он обеспечил общую основу для сравнения требований, рез-тов и исслед. обучения военнослужащих. Различные военные ведомства адаптировали методологию ISD применительно к своим условиям обучения, и в настоящее время осн. процедуры данной методологии используются всеми военными ведомствами США.
ISD реализуется в виде пяти различных фаз, начинаясь с анализа требований к выполнению задач курсантами (стажерами) и заканчиваясь оценкой программы обучения. Ниже приводится краткое описание пяти процедурных фаз ISD.
Фаза I. Анализ. Осуществляется анализ требований работы и рабочего места к работнику в целях создания операционального описания рабочих заданий, условий труда и показателей приемлемого уровня исполнения.
Фаза II. Проектирование. Определяются специфические цели обучения и на их основе разраб. учеб. план. Вслед за этим разраб. стратегия тестирования, позволяющая оценить достижение уч-ся целей обучения.
Фаза III: Разработка. Третья фаза посвящена разраб. конкретной программы обучения, включающей в себя планы занятий, программы учеб. курсов, обучающие системы и средства, тестовые материалы, а тж организационный план реализации данной программы обучения. Для каждой из целей обучения, определенных во второй фазе, разраб. специфические учеб. мероприятия и соотв. материалы, образующие в совокупности систему обеспечения обучения. Затем проводится полевое испытание, в ходе к-рого разработчики программы проверяют ее на выборке курсантов (стажеров). По итогам этой полевой проверки в программу обучения по необходимости вводятся те или иные коррективы, после этого она считается готовой к официальному внедрению.
Фаза IV: Внедрение. Решаются три осн. задачи. Во-первых, производится подготовка штата преподавателей к официальному внедрению данной программы обучения. Во-вторых, осуществляется внедрение программы на существующей популяции курсантов (т. е. реализуется начальный, полный цикл обучения). В-третьих, по итогам этого первого законченного цикла осуществляется оценка программы, дающая информ., необходимую для совершенствования последующих циклов обучения.
Фаза V: Оценка. Оценивается эффективность обучения. Сначала оценивается выполнение уч-ся самой программы обучения с целью определения степени усвоения ими новых навыков. Затем оценивается выполнение ими своей работы (т. с. перенос научения) с целью определения степени сохранения и реализации этих новых навыков в реальной обстановке. Оценочная фаза, т. о., обеспечивает контроль качества обучения и предоставляет информ. в отношении необходимости внесения тех или иных изменений в программу обучения перед ее повторной реализацией.
Методология ISD включает разнообразные процедуры и методы, предназначенные для реализации этих пяти фаз.
См. также Теория обучения
Д. Фост

Разрешение конфликта (conflict resolution)

Конфликт указывает на предпочтения несовместимых действий в определенной ситуации. Он может существовать на уровне индивидуума, когда чел. колеблется между разными вариантами выбора, напр., поступить ли ему на юридич. факультет или пойти работать. Он тж возникает между отдельными людьми, когда две или неск. сторон соц. отношения отдают предпочтение несовместимым действиям. Конфликт может возникнуть между группами, как в случае спора между наемными работниками и администрацией по вопросу оплаты труда, а тж между орг-циями и между государствами. Несовместимые предпочтения одного чел. составляют внутриличностный конфликт, тогда как несовместимые предпочтения между соц. организмами, напр. людьми, наз. соц. конфликтами. Соц. конфликт предполагает взаимозависимость сторон: никто не может достичь наиболее желаемого рез-та независимо от др. Процессы, имеющие место при Р. к., обычно рассматриваются как весьма сходные на всех уровнях соц. конфликта.
Большое количество психол. исслед. по разрешению внутриличностного конфликта посвящено тому, каким образом люди собирают информ. о возможных вариантах выбора и выстраивают приоритеты. Хотя разрешение соц. конфликта требует сходных процессов обработки информ., оно включает тж использование различных межличностных стратегий.
Дистрибутивный (распределительный) торг представляет собой усилия конфликтующих сторон, предпринимаемые с целью изменить предпочтения друг друга и достичь согласия. Такой торг может включать вербальный обмен, когда стороны пытаются достичь словесного соглашения относительно того, как поступят обе стороны, или же он может состоять из действий. Невербальный торг иллюстрируется поведением двух водителей, к-рые, подъезжая с двух сторон к узкому мосту, уверенно въезжают на мост, пытаясь тем самым припугнуть друг друга и получить право проехать первым. Торг, состоящий в вербальном обмене, часто наз. переговорами, к-рые в типичных случаях сводятся к обмену предложениями заключить сделку на определенных условиях или, что в данном случае одно и то же, предложениями но Р. к. Такие переговоры тж могут включать использование угроз и назначение наказаний.
Интегративное ведение переговоров относится к попыткам сторон конфликта создать новые варианты его разрешения, к-рых не было среди первоначальных вариантов, однако предлагающие сторонам больше выгод, чем любой из рассмотренных на начальном этапе вариантов.
Стратегии следования нормам требуют для Р. к. обращения к правилам или прецедентам. В нек-рых случаях эти нормы - всего лишь прецеденты, имевшие место в отношениях конфликтующих сторон. В др. случаях нормы привносятся в конфликтную ситуацию из опыта др. отношений или из знания общественных норм.
Вмешательство третьей стороны как способ Р. к. м. б. избран спорящими сторонами в тех случаях, когда их самостоятельные усилия оказались неэффективными или когда на таком вмешательстве настаивает третья сторона либо ее представители, мотивируя свое вмешательство тем, что затяжной конфликт наносит ущерб интересам посторонних лиц.
Р. к. в установленные сроки может примирить спорщиков навсегда, если конфликтующие стороны считают найденное решение наилучшим из всех возможных, но иногда проблема снимается лишь временно, и тогда аналогичный конфликт может вспыхнуть между сторонами неск. позднее.
См. также Посредничество в конфликте, Дистрибутивная (распределительная) справедливость, Переговоры об освобождении заложников, Административно-трудовые отношения
У. П. Смит

Разыгрывание ролей (role playing)

Хотя терминология в области ролевого анализа (ролевой теории) не стандартизирована, исполнение, или Р. р., чаще всего связывают с ее реализацией; то, что люди говорят и делают постольку, поскольку такие слова и действия ожидаются и оцениваются др., квалифицируется как реализация роли, в отличие от процесса принятия роли, где индивидуум мысленно конструирует роль себя или др. с целью ориентации в выборе текущего поведения.
Морено и Зелени представили обзор по ролевой драме (психодрама, социодрама, аксиодрама), к-рая была введена и разраб. Морено; несмотря на то, что его осн. интересы были связаны с личностным ростом и развитием чел., им тж было много сделано в области оценки личности.
См. также Психодрама
М. Блумбаум

Ранкианская психология (rankian psychology)

Заслуги Отто Ранка перед теорет. и практ. психологией и его влияние на их развитие признаны в знач. меньшей степени, чем заслуги и влияние Фрейда, Юнга и даже Адлера. Эта недооценка представляется естественным следствием индивидуального стиля, присущего работам Ранка, и отсутствия в них к.-л. доктринерства.
Прямое влияние. В 1930-х гг. Ранк постоянно преподавал в Пенсильванской школе соц. работы, где он еще проводил анализ работы неск. своих коллег, а тж читал лекции в двух аналогичных школах Нью-Йорка.
К. Роджерс в начале своей терапевтической работы находился под влиянием Ранка. Его последующие теорет. и практ. инновации, особенно его ставка на сокращенную терапию и его ориентация на рост и самоактуализацию, гармонировали с духом работ Ранка и могут рассматриваться как творческое развитие исходных идей последнего.
Э. Бекер предложил явно Р. п. болезней челов. об-ва. В отличие от Фрейда, к-рый связывал страдания людей прежде всего с подавлением сексуальных инстинктов как непременным предварительным условием культуры, Бекер объяснял их ненасыщаемой потребностью в символах бессмертия, возникающей из присущего всем людям страха смерти.
Предвидения. Часто отмечалось, что теория личности и терапия Ранка имеют заметное сходство с психоаналитической теорией и практикой лечения нарциссических нарушений. Проницательность Ранка и большой собственный опыт "общения с этой проблемой" позволили ему предвидеть - и в известной мере приблизить - значительное расширение и усовершенствование психоаналитической теории.
Представления Ранка о самоактуализации как о главной цели жизни типичного индивидуума помогли ему избежать разных подходов к оценке мужчин и женщин. Его собственные работы лишены того мужского шовинизма, к-рым отмечены труды Фрейда.
Принятие Ранком иррациональности и его уважение к ней, а тж его стремление ориентировать терапию больше на практ. опыт, нежели на теорию, свидетельствуют о большом сходстве его идей с осн. идеями трансперсональной психологии. Можно лишь повторить, что и это сходство, скорее всего, яв-ся примером научного предвидения, нежели непосредственного ист. влияния.
И. Л. Чайлд

Раннее развитие (precocious development)

Под Р. р. понимается достижение уровня созревания раньше ожидаемого срока. Р. р. м. б. общим или специфическим в своих проявлениях. Специфическое Р. р. встречается значительно чаще, и оно, как правило, не несет с собой к.-л. неблагоприятных для дальнейшего развития ребенка условий. Однако Р. р. как симптом биолог. преждевременности часто оказывается патологическим, поскольку биолог. паттерны строго регулируются набором генов.
Встречающиеся в литературе сообщения о Р. р. когнитивных функций имеют многовековую историю. Тем не менее, крайне трудно понять, яв-ся ли такое опережение рез-том действия биолог. факторов или пед. таланта родителей.
См. также Развитие в раннем детстве, Наследственные болезни
Р. Лёрк

Ранние воспоминания (early recollections)

Определение. Р. в. представляют собой память о специфических инцидентах детского возраста. Эти воспоминания выделяются на фоне общей памяти как случаи, к-рые индивидуум может визуализировать "духовным взором" таким образом, что отдельные детали, включая оттенки настроения, могут вспомниться, как наяву. Обычно Р. в. имеют большое значение, поскольку имеют отношение к развитию базисных аттитюдов и воззрений индивидуума.
Фрейд придавал Р. в. большее значение, чем всей памяти в целом. Он полагал, что поскольку Р. в. часто имеют тривиальное содержание, они должны служить цели сокрытия более травматичного материала, относящегося в инфантильному сексуальному развитию. Такая "экранирующая память" должна анализироваться так же, как сновидения, с целью выявления вытесненного травматичного материала и работы с ним.
Альфред Адлер также считал Р. в. крайне важными. Он соглашался с Фрейдом в том, что неважно, соответствуют ли они реальным фактам или нет. Однако, Адлер фокусировался на анализе тем или сюжетов, представленных в манифестном содержании. Он рассматривал память скорее как конструкцию, чем репродукцию. По его мнению, воспоминания сконструированы для поддержания существующих аттитюдов и предубеждений. Р. в. представляются наиболее значимыми воспоминаниями, поскольку они имеют тесное отношение к созданию индивидуальной системы координат для орг-ции, интерпретации и действий относительно окружающей среды. Адлер говорил, что Р. в. отражают перцептивную систему, в рамках которой индивидуум интерпретирует свой текущий опыт существования.
Клиническое использование. При сборе Р. в. для интерпретации обычной процедурой яв-ся получение не менее 3-6 отдельных воспоминаний с целью выявления общей тематики. Пациентов просят сообщить о самом раннем эпизоде, к-рый они могут припомнить из своего детства. Как истинные Р. в. расцениваются лишь те воспоминания, к-рые образуют индивидуальный эпизод. Важно получить сведения об эмоциональном отношении субъекта к Р. в., потому что оно характеризует отношение к воспоминаемому эпизоду.
Интерпретация Р. в. требует практ. подготовки и опыта, как и при использовании любой проективной методики. Это обычно происходит в тесном сотрудничестве с пациентом, к-рый подтверждает, отрицает или изменяет выдвигаемые гипотезы. Каждое Р. в. изучается во всей целостности характерных когнитивных и поведенческих паттернов; проводится поиск широких тем, объединяющих все Р. в. и отражающих общий модус функционирования индивидуума.
Исследования. Исслед. не подтвердили гипотезу Фрейда о том, что Р. в. служат экраном, заслоняющим травматический материал. Есть, однако, многообещающая поддержка взгляда Адлера на то, что Р. в., как конструкции, отражают систему координат индивидуума. Т. о., Р. в. имеют определенный потенциал как инструмент анализа личности.
Обнаружена разница между темами Р. в. больных неврозами и психозами. Однако нет убедительных подтверждений того, что психологам удастся воспроизводимо и точно предсказывать принадлежность индивидуума к той или иной диагностической категории, пользуясь лишь Р. в. Есть данные о том, что при помощи Р. в. можно собрать материал, сходный с получаемым при использовании некоторых проективных методик, но за более короткое время. Обученные интерпретации Р. в. психологи смогли распознать гомосексуальность и предсказать выбор профессии и профессиональные предпочтения. Они также установили такие корреляты личности, как степень активности и интерес к окружающим, тревога и локус контроля. Однако, как предостерегает Джейн Тейлор, исследования воспоминаний находятся еще в ранней стадии и многое еще предстоит сделать, чтобы оправдать оптимистические надежды, подаваемые клиническим знакомством с Р. в.
Направления. Р. в. использовались в течение многих лет как проективная методика в психотерапии; Рут Манрой называет их первой из проективных методик. Лишь недавно, однако, признана их ценность за пределами относительно ограниченной группы психотерапевтов, большинство из к-рых - последователи Альфреда Адлера. Такое расширение интереса повлекло за собой разработку новых методик и вариантов применения Р. в. В ближайшие годы ожидаются результаты последующего исслед. и дальнейшее развитие стандартизованных процедур интерпретации.
См. также Оценка личности, Проективные методики
Р. Б. Армстронг

Расовые различия (racial differences)

Классиф., начиная с линнеевской, проводили различия между "расами", если можно было с высокой точностью определить отличия членов групп друг от друга. Надежное установление различий требует, чтобы одни расы отличались от других определенной частотой аллелей нек-рых генов, влияющих на доступные наблюдению признаки. Этот критерий может быть принят в отношении большинства подгрупп человечества как биолог. вида. Наиболее широко используемая классиф. рас подразделяет их на европеоидную, монголоидную и негроидную расы. Др., более тонкие дифференциации человечества как вида, включают 9 рас Гарна и 7 основных рас Левонтина.
Все люди, независимо от расовой принадлежности, имеют общую историю эволюции. Представляется в высшей степени маловероятным, чтобы фактор отбора существенно варьировал от группы к группе. Все люди сталкивались с одними и теми же общими проблемами на протяжении почти всей своей истории эволюции. Ок. 6% генетических расхождений у людей как вида объясняются расовой принадлежностью, 8% - различиями между популяциями внутри расовых групп и свыше 85% - различиями между индивидами одних и тех же популяций внутри расовых групп.
В зап. мире разделение на расы часто основывается на цвете кожи. Однако еще Чарльз Дарвин обоснованно заметил, что "цвет обычно оценивается натуралистом-систематиком как несущественный признак". Значительно более важными являются др. различия, такие как морфология, физиол. и поведение.
Физ. различия могут быть результатом естественного отбора, в основном вследствие адаптивной эволюции. Напр., большинство групп, населяющих высокие арктические широты, отличаются коренастым торсом и короткими конечностями. Такой тип тела приводит к увеличению отношения его массы к общей площади его поверхности и, следовательно, к снижению потерь тепловой энергии при поддержании температуры тела. Высокие же, худые, длинноногие представители племен Судана, поддерживающие ту же самую температуру тела, что и эскимосы, но обитающие в чрезвычайно жарких и влажных климатических условиях, развили телосложение, к-рое предполагает макс. отношение общей площади поверхности тела к его массе. Такой тип тела наилучшим образом отвечает целям рассеивания тепла, к-рое в противном случае привело бы к повышению температуры тела выше нормы.
Др. физ. различия между группами могут возникать вследствие неадаптивных, нейтральных с т. зр. эволюции изменений в разных группах. На протяжении большей части своей истории люди жили небольшими родовыми популяциями (димами), в к-рых случайная изменчивость генофонда, обеспечиваемая основателями данного дима, становилась закрепленными признаками их потомства. Мутации, возникавшие внутри дима, если оказывались приспособительными, распространялись сначала в пределах данного дима, затем в соседних димах, но, вероятно, не достигали пространственно отдаленных групп.
Если рассматривать Р. р. с т. зр. физиол. (метаболизма), хорошим примером того, как может объясняться генетическое влияние на различия между расами, будет серповидноклеточная анемия (СКА). СКА характерна для черного населения Зап. Африки. Поскольку предки чернокожих американцев проживали в Зап. Африке, этому заболеванию подвержено тж черное население Америки. Страдающие им люди живут меньше. Почему вероятность заболевания СКА столь высока лишь для определенных групп? Аллисон обнаружил, что гетерозиготные по гену гемоглобина S (один ген из этой пары вызывает серповидность эритроцитов, а другой нет) люди оказываются довольно устойчивыми к малярии. Люди с двумя "нормальными" генами (т. е. генами гемоглобина А) подвергаются существенно более высокому риску малярии, люди с двумя генами "серповидноклеточности" страдают анемией, а с гетерозиготными генами подвергаются гораздо меньшему риску того и др. заболевания. Этот "сбалансированный полиморфизм" сформировался независимо - предположительно в результате отбора случайных мутаций - у ряда различных расовых/этнических групп в зараженных малярией регионах. Разнообразные типы анемии, возникающей вследствие серповидноклеточности, не являются генетически тождественными у различных расовых/этнических групп, однако все они имеют ту же самую основу - преимущество гетерозиготности.
Поскольку мы еще не располагаем всеми фактами, такие сведения являются как бы предостерегающим сигналом: несмотря на то, что Р. р. могут существовать, причины этих различий требуют всестороннего и тщательного исслед. Предполагаемые генетические различия могут оказаться по своему происхождению преим. - или исключительно - обусловленными средовыми факторами.
Давно известно, что черные американцы получают более низкие показатели по тестам интеллекта (IQ), чем белые американцы. Вместе с тем неоднократно сообщалось, что лица азиатского происхождения показывают более высокие результаты по тестам интеллекта, чем белые, на к-рых эти тесты б. ч. были стандартизованы. Вопрос, по крайней мере в отношении различий между черными и белыми, заключается не в том, существуют ли различия в их тестовых показателях, а в том, каковы могут быть причины этих различий.
Полемика в отношении IQ вновь обострилась после нек-рого периода затишья в результате публикации статьи Артура Дженсена. Хотя Дженсен точно изложил в своей статье доступные ему данные в отношении внутригрупповой наследуемости, более поздние исслед. обнаружили, что внутригрупповые различия в гораздо меньшей мере подвержены генетическому контролю, чем считал Дженсен. В дополнение к этому, Хирш и др. показали, что даже если внутригрупповые различия имеют генетическую основу, эти различия в действительности не являются релевантными при оценке степени генетического влияния на различия между группами.
Де Фриз и др. опубликовали статью, о к-рой особенно уместно вспомнить в этом контексте, так как в ней показывается, что различия между поколениями одних и тех же этнических групп оказываются близкими к величине приводимого различия между черными и белыми американцами. Различия между поколениями и половые различия хорошо согласуются с изменениями в статусе (напр., образованием родителей, профессией), к-рые происходили от поколения к поколению, - сильный аргумент в пользу существенного влияния среды на выполнение когнитивных тестов.
Характеристики личности труднее измерить, чем уровень интеллекта. Результаты личностных тестов, оценивающих актуальные характеристики, являются потенциально нечеткими, вследствие изменений настроения, эмоций и поведения. Р. р. в личностных чертах (напр., агрессивности, заботливости) могут существовать. Обычно считается, что эти различия связаны исключительно с влияниями среды. Однако, по-видимому, это чрезмерно упрощенный взгляд на вещи. Фридман и Фридман представили данные, доказывающие существование генетически обусловленных Р. р. в чертах личности. Др. данные свидетельствуют о присутствии генетического компонента изменчивости личностных черт внутри изучаемых расовых/этнических групп. Групповые различия могут существовать, хотя скорее на субгрупповом, чем на расовом уровне.
Исходная посылка совр. исследований в области Р. р. состоит в том, что Р. р. действительно существуют и могут иметь генетическую основу. Однако, различия между расами оказываются меньшими, чем различия между их подгруппами, а различия между расами, равно как и между их подгруппами (обусловлены ли они генетическими факторами, факторами среды или их взаимодействиями либо взаимосвязями) являются, в свою очередь, незначительными в сравнении с различиями между входящими в них индивидами.
См. также Кросс-культурная психология, Наследуемость, Национальный характер
С. Юэнь

Распределение упражнений (distribution of practice)

Одно из наиболее обоснованных общих утверждений, к-рое можно высказать в отношении научения у людей, состоит в том, что некоторые формы Р. у. имеют превосходство над концентрированным или непрерывным их выполнением во время тренировки. В этом обобщении под распределением упражнений понимается ситуация, когда субъект между попытками дает себе отдых, тогда как концентрация упражнений подразумевает, что отдых им используется редко или не используется вообще. Эксперименты свидетельствуют о том, что длительность такого отдыха между попытками выполнить упражнение оказывается важным фактором, определяющим уровень навыка, достигаемый в конечном итоге при выполнении моторной задачи. Одним из наиболее известных исслед. этой переменной является ранний эксперимент М. Кинцля, к-рый использовал задание на печатание алфавита. Испытуемый должен был напечатать алфавит от начала до конца в прямом и обратном порядке. Кинцль предлагал своим испытуемым последовательности из 1-минутных попыток, разделенных периодами от 3 с до 7 дней, и получил результаты, показанные на рис. 1. Очевидно, что рост продолжительности отдыха между попытками имеет положительный эффект по крайней мере до интервала в 90 с. Небольшое снижение, возникающее при очень длительных периодах отдыха, вероятно, является следствием забывания.


Рис. 1. Исполнение как функция распределения упражнений в задаче моторного научения

См. также Кривые научения
Г. А. Кимбл

Распределительная справедливость (distributive justice)

Р. п., или дистрибутивная справедливость, составляет один из аспектов соц. справедливости. Она относится к тому, в какой мере доля благ, получаемая членами соц. группы, отвечает соц. и индивидуальным нормам справедливости (напр., в сфере бизнеса - это доля от прибылей фирмы, к-рую получает каждый ее работник). Она также может относиться к справедливости доли (lot) отдельного чел., без специального соотнесения с распределением благ среди других - напр., расценивается ли заработная плата к.-л. работника как справедливая. Р. с. в этом последнем смысле иногда называют абсолютной справедливостью (absolute justice). Нормы Р. с. яв-ся всеобщими в том смысле, что они могут быть в принципе применены в любой ситуации, вовлекающей любых участников и любые типы благ.
В ранних теорет. работах по соц. психологии Р. с. была определена единая общая норма, получившая название нормы справедливости (equity norm). Джордж К. Хоманс, к-рый ввел понятие справедливости в соц. психологию, рассматривал ее как разновидность соц. реципрокности (social reciprocity). Он предполагал, что нормы Р. с. предписывают, чтобы доля желаемых индивидуумом благ была пропорциональна его вкладам в те общественные отношения, к-рые опосредуют эти блага; т. о., заработки работника должны быть пропорциональны его усилиям, умениям и др. характеристикам (напр., возрасту, трудовому стажу, этническому происхождению), ценимым в данном об-ве. Хоманс рассматривал норму Р. с. как интернализуемую (в ее общей форме) большинством членов об-ва и как обладающую самостоятельной ценностью. Частью вознаграждения, предлагаемого в ходе соц. обмена, яв-ся сама справедливость, которую он воплощает. Поэтому, согласно Хомансу, люди активно стремятся создавать и поддерживать справедливость в своих общественных отношениях. Хоманс также предполагал, что люди реагируют на недостаток справедливости - несправедливость - эмоциональным образом, приходя в возмущение или ярость, если они оказываются поставленными партнером в невыгодное положение, и, напротив, испытывая чувство вины, если они оказываются несправедливо наделены какими-либо преимуществами.
Идеи Хоманса были широко восприняты в соц. психологии и остаются таковыми до настоящего времени, хотя понятие Р. с. потребовало некоторых уточнений. В частности, ряд авторов указали на то, что если критерием справедливости яв-ся воспринимаемая честность распределения, то, в дополнение к справедливости, здесь будут действовать также два др. общих правила распределения, предполагающие равное распределение и распределение в соответствии с потребностью. Данные многочисленных эксперим. лабораторных исслед. указывают на то, что в группах часто совершаются как равные, так и справедливые распределения благ, при этом и те, и другие рассматриваются как честные при определенных обстоятельствах. В целом, маленькие дети (в возрасте до 8 лет) и люди с продолжительным опытом личных взаимоотношений используют нормы равенства чаще, чем старшие дети (особенно в возрасте после 11 лет) и взрослые в ситуации непродолжительных личных взаимоотношений или формальных взаимоотношений в условиях орг-ции, к-рые чаще используют правила справедливости. Условия действия правила распределения в соответствии с потребностью не были определены столь же четко, как в отношении этих двух правил.
Дж. Стейси Адамс развил базовую концепцию справедливости как Р. с. на основе теории когнитивной согласованности (cognitive consistency theory), разработанной Леоном Фестингером. Адаме предположил, что восприятие несправедливости приводит к возникновению у субъекта неприятного состояния психол. напряжения (или диссонанса), что побуждает его предпринимать усилия по его снижению. Адамс предположил, что эти усилия могут выражаться в форме изменения распределения либо благ, либо собственных вкладов. Напр., если работник считает, что оплата его труда ниже той, на к-рую он мог бы рассчитывать со своим уровнем квалификации, он может снизить свои усилия или сократить время, затрачиваемое на данный вид работы, а если работник полагает, что оплата его труда явно превышает уровень его квалификации, он может увеличить собственную производительность. Оба этих эффекта были продемонстрированы в лабораторных экспериментах. В дополнение, Адамс указывал на то, что субъект может подвергать когнитивному искажению собственные вклады или долю благ в процессе попыток снизить состояние напряжения от воспринимаемой несправедливости, если его попытки манипулировать этими факторами оказываются затруднительными или даже невозможными. Напр., работник полагающий что ему недоплатили, может прийти к убеждению что его вклады или уровень квалификации в действительности оказались не столь высокими, как он себе это представлял. В течение первого десятилетия большинство исслед. в рамках этой концепции справедливости проводилось, гл. обр., с использованием формальных заданий или в условиях орг-ции, где вклады и блага (обычно выражавшиеся в денежной форме) было легко идентифицировать и подвергнуть количественному измерению.
Элайн Хатфилд Уолстер, Элен Бершайд и Уильям Уолстер расширили рамки концепции справедливости, чтобы охватить близкие и неформальные отношения. Созданная ими теории подчеркивала роль чисто когнитивных операций в попытках восстановить справедливость и факторы, влияющие на выбор человеком объективных или когнитивных ("психологических") стратегий. Напр., феномен обвинения жертвы прямо подпадает под рубрику данной концепции справедливости; там, где компенсация оказывается трудной или невозможной, субъект может начать рассматривать участь жертвы как заслуженную и, следовательно, справедливую.
См. также Теория справедливости, Теория обмена, Социальное влияние
У. П. Смит

Рассеянный склероз (multiple sclerosis)

Р. с. является хроническим и прогрессирующим дегенеративным неврологическим заболеванием, поражающим миелиновые оболочки нервов и проводящих путей ЦНС. Течение болезни характеризуется обострениями и ослаблениями с тенденцией к возрастанию тяжести и увеличению длительности каждого обострения по мере прогрессирования процесса, оставляя возможности для симптоматической терапии.
Этиология Р. с. неизвестна. Пик заболеваемости приходится на возраст 20-40 лет, у 20% пациентов первые симптомы появляются в возрасте 40-50 лет. Р. с. не заразен и не передается наследственным путем.
Симптоматика Р. с. весьма разнообразна и часто слабо выражена; симптомы появляются изолированно или в разных комбинациях.
Течение обычно соответствует одному из следующих типов с возможными переходами от одного к другому: а) благоприятное течение с легкими рецидивирующими приступами и длительными ремиссиями, свободными от симптомов; б) чередование обострений и ремиссий с периодами остро возникающих симптомов, за к-рыми следуют частичные или полные ремиссии или состояния стабильной инвалидности; в) медленно прогрессирующее течение без четких обострений и ремиссий и с медленным, но постоянным угасанием функций, г) быстро прогрессирующее течение с непрерывным ухудшением функций в течение нескольких месяцев или лет и высокой чувствительностью к инвалидизирующим или угрожающим жизни осложнениям.
Диагноз ставится прежде всего по данным неврологического обследования и истории болезни пациента.
Лечение симптоматическое и поддерживающее. Лечебные подходы, имеющие целью изменить течение болезни, носят эксперим. характер и дают противоречивые результаты. Лекарства, используемые для снижения интенсивности симптомов и профилактики осложнений, - это препараты, устраняющие судорожные проявления и урологические дисфункции; при обострениях применяются стероидные гормоны. Физиотерапевтические программы ориентированы на то, чтобы как можно больше отсрочить наступление финальной фазы, когда больной оказывается прикованным к постели. Хотя утраченная мышечная сила не может быть возвращена, физ. упражнения могут быть использованы для предотвращения ослабления неиспользуемых мышц.
См. также Нервно-мышечные расстройства, Нейропсихология
Р. Т. Джубилато

Расстройства аппетита (appetite disorders)

К Р. а., характеризующимся грубыми нарушениями пищевого поведения, относятся нервная анорексия и булимия. Главным отличительным признаком нервной анорексии яв-ся снижение общего количества потребляемой пищи с последующей, опасной для жизни, потерей веса. Первоначально аноректики ограничивают себя в еде из страха перед ожирением, но на поздних стадиях заболевания у них полностью пропадает аппетит. Клинические симптомы включают: сильную боязнь прибавить в весе, поглощенность мыслями о еде, аменорею у лиц женского пола, искаженный образ собственного тела и неестественные пищевые склонности. Нервной анорексией обычно заболевают в возрасте от 10 до 30 лет; чаще она встречается у женщин. Было проведено недостаточно исследований для выявления факторов, способствующих развитию нервной анорексии.
Для булимии характерны периодические случаи переедания. Термин "булимия" (греч. bulimia: от bus - бык и limos - голод) означает буквально "бычий аппетит"; во время такого "приступа обжорства" люди быстро съедают чрезмерное количество высококалорийной пищи. Булимики озабочены своим весом и неоднократно пытаются регулировать его диетой, искусственной рвотой или слабительными. Они сознают ненормальность своего пищевого поведения и нередко испытывают угрызения совести и впадают в депрессию после очередного переедания. Хотя у некоторых лиц с аноректическим симптомокомплексом отмечаются случаи переедания, булимия не считается формой нервной анорексии. Начало этого заболевания, к-рое также чаще встречается у лиц женского пола, приходится обычно на подростковый и юношеский периоды. Предрасполагающие к развитию булимии факторы неизвестны.
См. также Ожирение, Контроль веса
Т.-И. Мун

Расстройства личности (personality disorders)

Предпринимались многочисленные попытки уточнения определяющих критериев для разграничения нормальной личности и ее расстройств. Центральным в понимании этих различий яв-ся признание того, что норма и патология - по меньшей мере в том, что касается личности, - весьма относительные понятия, произвольные точки континуума или градиента.
Некоторые несимптоматологические признаки отличают Р. л. от др. клинических синдромов. Наиболее важными яв-ся широта (pervasiveness) и длительность их клинических симптомов. Характерные черты, по к-рым выделяются типы Р. л., чрезвычайно стойки; они часто отмечаются с детского или подросткового возраста и сохраняются в качестве определяющих черт на продолжении всей жизни индивидуума. Кроме этого, они проявляются в широком круге жизненно значимых ситуаций - в соц., профессиональном и семейном контекстах. Именно эта стойкость и повсеместность, а вовсе не специфичность паттернов поведения, служат главными критериями отличия Р. л. от др. клинических состояний.
В DSM-IV перечислены одиннадцать Р. л.:
1. Зависимая личность. Этот пассивный паттерн отношений с окружающими характеризуется беспомощностью и тенденцией цепляться за других, подчинением и отсутствием инициативы, поиском привязанности, при к-рой можно полностью положиться на лидерство других в обеспечении эмоциональной поддержки и чувства безопасности.
2. Гистрионическая личность. Этот тип характеризуется лабильностью аффекта, капризным и демонстративным поведением, активным выпрашиванием внимания со стороны окружающих и манипулированием с целью получения его, ненасыщаемым и неразборчивым поиском одобрения и стимуляции.
3. Нарциссическая личность. Этот паттерн характеризуется эгоцентрической самоуверенностью и претензией на превосходство, тенденцией снисходительно эксплуатировать других для извлечения собственной пользы, инфантильными фантазиями и безразличным игнорированием прав др. людей.
4. Антисоциальная личность. Этот индивидуум недоверчиво относится к окружающим, ищет автономности и возмездия за то, что считает прошлыми несправедливостями, демонстрирует раздражительность, импульсивность и агрессивность и, нередко, социально безответственное поведение.
5. Компульсивная личность. Более всего характеризуется неспособностью к выражению эмоций и ригидной конформностью к авторитетам и правилам поведения; эти индивидуумы выглядят безрадостными, ценят самодисциплину, отличаются перфекционизмом и чрезмерной педантичностью.
6. Пассивно-агрессивная личность. Характеризуется проявляющимся во всем, вплоть до мелочей, хотя и пассивным, сопротивлением ожиданиям, предъявляемым окружающими; эти индивидуумы высказывают амбивалентные мнения по большинству вопросов, почтительность и конформность внезапно сменяются у них упрямым негативизмом и, в следующий момент, чувством вины и раскаяния.
7. Шизоидная личность. Для этого типа характерна соц. пассивность, минимальная потребность в эмоциях и любви, общее безразличие и апатия, выраженное отсутствие как способности к поддержанию теплых и эмпатических межличностных отношений, так и интереса к ним.
8. Избегающая личность. Для этого типа характерна соц. обособленность, генерализованная соц. тревожность и недоверчивость в межличностных отношениях, отчужденное отношение к собственной личности, низкая оценка себя и, несмотря на стремление к получению признания и любви, распространяющаяся на все сферы жизни сверхчувствительность к возможным оскорблениям и унижениям.
9. Пограничная личность. Как чрезмерно выраженный или дисфункциональный паттерн, это расстройство характеризуется выраженными эндогенными настроениями, амбивалентностью или недостаточной ясностью личной идентичности (self-identity), отсутствием значимых межличностных отношений и повторяющимися эпизодами одновременно испытываемых к окружающим чувств гнева, любви и вины.
10. Параноидная личность. Для этого типа характерно постоянное недоверие к окружающим, "колючесть" по отношению к предполагаемой критике, всепроникающая и, обычно, неоправданная подозрительность и ожидание обмана, провоцирующее поведение и цепкое, упорное отстаивание личной автономии.
11. Шизотипичная личность. Этот плохо интегрированный и дисфункциональный тип характеризуется многообразием поведенческих странностей и массой неуместных отступлений в мышлении и коммуникации; эти индивидуумы часто выглядят погруженными в себя и демонстрируют или постоянную тревожную настороженность, или полное уплощение аффекта.
См. также Антисоциальная личность, Избегающая личность, Пограничная личность, Компульсивная личность, Зависимая личность, Гистрионическая личности, Нарциссическая личность, Параноидная личность, Пассивно-агрессивная личность, Шизоидная личность, Шизотипичная личность
Т. Миллон

Расстройства памяти (memory disorders)

Считается, что полученная информ. и пережитые события более или менее постоянно фиксируются в памяти. Для понимания памяти может оказаться полезной аналогия с процессом обработки информ. Информ. поступает по каналам чувственного восприятия, перерабатывается, хранится, вызывается и используется. Применяемые при этом операции имеют функции адекватного кодирования информ., связывания относящихся друг к другу событий, ранжирования по важности и селекции информ. во избежание путаницы.
Очевидно, что эффективный поиск и извлечение информ. яв-ся целью любой системы памяти, но достижение этого - не всегда легкое дело. Эта операция может быть затруднена отсутствием информ. Когда поступает слишком много информ., емкость памяти может оказаться перегруженной и информ. теряется. Когда проходит слишком много времени между моментами извлечения информ., старые воспоминания блекнут. Операцию извлечения может также затруднять недоступность информ. Неадекватное присвоение приоритетности информ. может привести к невозможности извлечения наиболее важной информ.; ослабление внимания и высокое сходство кодировок, используемых для обозначения разных содержаний, может вызвать спутанность и интерференцию извлекаемых из памяти сведений.
Потеря памяти в результате отсутствия и/или недоступности информ. проявляется в наиболее частой, непатологической форме расстройств памяти: забывании.
Забывание вследствие утраты накопленной информ. может произойти в результате слишком редкого обращения к ней или изменения приоритетов (когда недавно полученная информ. становится более важной по сравнению с полученной прежде, что делает невозможным извлечение более ранней информ.). Обычной причиной забывания яв-ся спутанность или интерференция акустически или семантически сходной информ.
Амнезия, или потеря памяти, может быть антероградной или ретроградной; она вызывается эмоциональной или церебральной травмой и злоупотреблением алкоголем или барбитуратами. Амнезия может быть: а) локализованной, когда теряется возможность воспоминания непосредственно эпизода травмы; б) избирательной, когда оказывается невозможным вспомнить какие-то определенные события, напр., смерть близких, автокатастрофу или пережитое во время войны; в) генерализованной, проявляющейся неспособностью вспомнить жизненные события до момента травмы (включая его); г) сплошной, при к-рой недоступными оказываются воспоминания событий, начиная с периода травмы до настоящего времени. Генерализованный и сплошной типы встречаются гораздо реже, чем локализованный и селективный.
Нарушения памяти старческого периода характеризуются ясными воспоминаниями событий далекого прошлого, неадекватно всплывающими в настоящий момент. Вызываемая при этом информ. часто выглядит для окружающих тривиальной, но имеет эмоциональную и ситуационную важность для индивидуума.
Расстройства памяти могут также проявляться в виде конфабуляций - рассказывания историй, заполняющих выпадения памяти, вызванные злоупотреблением алкоголем или другими психоактивными веществами. Злоупотребление психоактивными веществами нарушает процессы кодирования и хранения информ., что приводит как к потере информ., так и к потере доступа к ней на периоды, к-рые могут превышать 48 часов. Аналогичные выпадения памяти наблюдаются при судорожных эпилептических приступах и эпизодах кататонического ступора при шизофрении.
Специфические мнестические расстройства наблюдаются при задержке умственного развития. При этом, несмотря на повторные двигательные и элементарные интеллектуальные усилия по запоминанию, память оказывается лишь кратковременной, редко сохраняясь свыше последних 24 часов. Другие специфические случаи расстройств памяти проявляются при афазиях. В этом случае ранее автоматизированные и часто использовавшиеся навыки чтения, речи, письма и распознавания образов утрачиваются вследствие неврологических нарушений, вызванных органическим поражением мозга, инсультом и т. д. В некоторых случаях ранее компетентный индивидуум становится алексичным и теряет способность читать. В др. случаях лица, обладавшие тонкими навыками моторики, обнаруживают апраксию, теряя способность к выполнению сложных движений; в ряде др. случаев люди, обладавшие прежде высокой соц. компетенцией, обнаруживают прозопагнозию, теряя способность узнавать знакомые лица.
См. также Внимание, Устойчивость внимания, Забывание, Память
Д. Ф. Фишер

Расстройства пищевого поведения (eating disorders)

В литературе описано несколько типов Р. п. п. и поведения, непосредственно следующего за едой. Наиболее широко распространенное - ожирение - обсуждается в другой статье.
Пика представляет собой поедание веществ, лишенных питательной ценности, наблюдаемое с начала раннего возраста (у детей старше 18 месяцев). Хотя это расстройство, безусловно, чаще всего встречается в детстве, статистические данные о его распространенности являются ненадежными, будучи основаны гл. обр. на больных, попавших в сферу мед. наблюдения.
Руминация (жевание жвачки) представляет собой жевание и проглатывание пищи, к-рая предварительно уже была подвергнута глотанию и отрыгиванию. Это состояние встречается редко, большей частью в младенческом возрасте и в равной пропорции у больных обоего пола. В литературе можно найти отдельные сообщения об успешном лечении таких больных, хотя убедительные статистические данные о результативности отсутствуют.
Нервная анорексия. Для нервной анорексии характерен отказ поддерживать минимально нормальный вес в соотношении к росту, сильный страх ожирения и искаженный Я-образ (нереалистически завышенное представление о собственной полноте). У женщин симптомы часто включают аменорею (отсутствие менструаций). Расстройством в основном страдают женщины - 94- 95% заболевших. Начало обыкновенно приходится на второе или третье десятилетие жизни. Не считающаяся уже редким заболеванием, нервная анорексия более распространена среди представителей средне и высоко обеспеченных слоев населения. Теории этиологии расстройства варьируют от чисто психол. до чисто биолог.; ни одна из них пока не получила всеобщего признания.
Начало расстройства обычно является внезапным и может совпадать с к.-л. значимым изменением в жизни, напр., с началом менструального цикла или переездом со сменой школы. Ключевой характеристикой расстройства является строгое ограничение приема пищи, часто сопровождающееся причудливым стилем пищевого поведения - еда исключительно в одиночку, резкое сокращение ассортимента потребляемых пищевых продуктов, тайное выбрасывание пищи, тайное накопление небольших количеств пищи для последующего употребления и компульсивное расположение пищи на тарелке. Отмечается навязчивая фиксация на точном количестве потребляемой еды и ее калорийности. Потребление жидкости также часто ограничивается. Обычно злоупотребление диуретиками и слабительными, а также произвольное вызывание рвоты. Здесь могут наблюдаться эпизоды перееданий, когда рвота вызывается больной после поглощения большого количества пищи за короткий период. Наличие голода обычно отрицается, хотя интенсивная фиксированность на питании (собирание кулинарных рецептов, приготовление пищи для других) указывает на то, что это не соответствует действительности. Усиленные физ. упражнения часто яв-ся компонентом стиля поведения больных.
Личность больных носит обсессивно-компульсивные черты с тенденцией к перфекционизму и ригидности. Часто обнаруживается подавление и отрицание отрицательных эмоций, в особенности гнева. Типичен сильный страх потери самоконтроля. Во многих случаях отмечается отвергание взрослой гетеросексуальности наряду с желанием оставаться незрелой, защищаемой и избавленной от стрессов взрослой жизни. Депрессивные проявления часто являются очевидными.
Больные обычно отрицают наличие симптомов и оказывают сильное сопротивление лечению. Расстройство часто оказывается в поле внимания клинициста лишь в результате настояния родственников или близких друзей. Есть много разногласий по поводу того, какое лечение оказывается здесь наиболее эффективным; наиболее популярными яв-ся программы вербальной психотер. и поведенческой терапии (оперантное обусловливание).
Психотер., проводимая в амбулаторных условиях, сопровождается риском соматических осложнений, вызванных недостаточностью питания. Поведенческие методы обычно дают кратковременный эффект, характеризующийся высоким уровнем рецидивов. Медикаментозная терапия с использованием трициклических антидепрессантов и нейролептиков тж позволяет добиться некоторого успеха. Однако ни один из упомянутых методов лечения не является исчерпывающим ответом и нервная анорексия остается одним из немногих психол. расстройств, иногда чреватых летальным исходом.
Булимия. Это расстройство пищевого поведения, для к-рого характерно быстрое поглощение больших количеств пищи за короткий промежуток времени. Эти приступы переедания обычно скрываются от окружающих и сопровождаются произвольной рвотой, использованием слабительных, нарушениями органов пищеварения, сна и страхом быть "пойманным" окружающими. За приступами переедания часто следуют периоды строжайшей диеты в попытке удержать вес тела в желаемых рамках. Больные испытывают страх потери самоконтроля и не способны к самоограничению в еде. Приступы переедания часто сопровождаются чувством вины, стыда и депрессивными переживаниями.
Булимия чаще наблюдается у женщин и представителей обеспеченных слоев населения. В отличие от случаев анорексии, больные булимией обычно не достигают высоких степеней истощения, здесь отсутствуют нарушения менструального цикла и сохраняются сексуальные интересы. Расстройство начинается несколько позднее, в начале третьего десятилетия жизни. Этиология неизвестна; имеется связь расстройства с депрессией.
Связь расстройства с манифестной патологией поведения делает здесь показанными методы оперантного обусловливания. Некоторый успех получен при использования поведенческой методики заключения контракта в связи с возможными изменениями поведения. Проведение всех форм психотер. затрудняется эмоциональной нестабильностью больных.
Медикаментозная терапия также применялась, с разным успехом. Часто рекомендуется противосудорожный препарат дифенилгидантоин (дилантин) и трициклические антидепрессанты. Лекарственная терапия показана гл. обр. как вспомогательный метод при проведении психотер. или поведенческой терапии.
См. также Пищевая депривация, Ожирение, Обсессивно-компульсивная личность
X. Сторроу

Расстройства психики и поведения при поражениях ЦНС (central nervous system disorders)

Такие психол. процессы, как внимание, восприятие, мотивация, эмоции, речь, познание и действие, регулируются головным мозгом. При повреждении определенных участков мозга, некоторые специфические функции могут быть утрачены, причем степень этой утраты зависит от размеров и локализации пораженной области. Напр., за разрушением узкой полоски коры лобных долей, к-рые контролируют движения частей тела, обычно следует паралич этих частей. Повреждение "релейных станций" (переключательных подкорковых центров) зрительной системы приводит к появлению таких дефектов поля зрения, как скотомы ("слепые пятна"). Поражения гипоталамуса (в области средних и боковых ядер) могут стать причиной устойчивого чувства голода, неконтролируемого пищевого поведения и ожирения. А разрушение областей мозга, участвующих в регуляции уровня активации, может иметь следствием коматозное состояние.
Многочисленные расстройства, возникающие при поражениях ЦНС, можно классифицировать в зависимости от локализации поражения или в зависимости от симптоматики и выпадения функций (причем эти классиф. не яв-ся взаимоисключающими). Примером первой будет синдром лобных долей, для к-рого характерны персевераторные (патологически инертные) реакции, трудности с контролем импульсов и эмоций; примером второй будет апраксия [Точнее, регуляторная или "лобная" форма апраксии. - Примеч. науч. ред.], определяемая как неспособность чел. выполнять, следуя речевой инструкции, сложные движения и действия, несмотря на сохраняющуюся в норме способность к пониманию речи и отсутствие паралича.
Термин амнезия относится к расстройствам памяти, включ. память на недавние события (антероградная амнезия) и память на отдаленные события (ретроградная амнезия). Деменция обычно определяется как выраженное снижение (или распад) всех форм познавательной деятельности и деградация личности при сохранности сознания. Термин афазия указывает на нарушения речи. Синдром Корсакова представляет собой разновидность амнезии; хорея Гентингтона сопровождается развитием одной из форм деменции, сочетающейся с моторными расстройствами; афазии Брока и Вернике являются примерами различных видов нарушений вербальной коммуникации. Симптомы, характерные для каждого из этих расстройств, описаны ниже. Однако нужно всегда помнить, что сложный характер поведенческих аномалий, связанных с такими видами расстройств, как амнезия, деменция и афазия, указывает на необходимость уделять внимание широкому спектру перцептивных и когнитивных дефектов, к-рые могут входить составной частью в наличествующий симптом любого расстройства, вызванного поражением ЦНС.
Алкогольный корсаковский синдром. Джордж Толланд связывал этиологию болезни Корсакова преимущественно с полиневропатией вследствие хронического алкоголизма и сопряженного с ним нарушения питания. Полагают, что в критическую область поражения входят мамиллярные тела гипоталамуса и/ или медиальные ядра таламуса. Повреждения этих или др. участков мозга (гиппокампа, свода, передней части таламуса), составляющих классический круг функционально взаимосвязанных структур, описанный Дж. У. Пейпецом (и названный в его честь), связывают с ослаблением памяти, включающим тяжелую форму антероградной амнезии и, иногда, ретроградную амнезию на события, предшествовавшие появлению первых симптомов. Дефицитарным расстройствам словесной памяти, наблюдающимся при болезни Корсакова, посвящены многочисленные исслед. в эксперим. нейрофизиологии.
Хотя антероградная амнезия является наиболее характерным симптомом у пациентов с болезнью Корсакова, было высказано предположение, что, в дополнение к тяжелым нарушениям памяти, у этих больных имеет место снижение познавательной деятельности. Оскар-Берман показал, что резкое сужение поля внимания, замедленная обработка перцептивных сигналов, сниженная чувствительность к благоприятным обстоятельствам и персевераторные реакции могут носить характер самостоятельных дефицитарных расстройств, не связанных с потерей памяти. Эти дополнительные расстройства, вероятно, являются следствием обширной церебральной атрофии, сопровождающей длительное злоупотребление алкоголем. Т. о., необходимо уделять особое внимание сенсорным и когнитивным дефектам, к-рые могут быть важной составляющей патологического процесса, вызванного хроническим алкоголизмом.
Хорея Гентингтона. Хорея Гентингтона - наследственное заболевание, возникающее вследствие биохимических ошибок метаболизма, механизмы к-рых пока мало изучены. Анализ всего массива генеалогических данных показывает, что вероятность развития этой болезни у любого потомка ее носителя составляет 50%. Ее симптомы обычно появляются у больных после 30 лет; часто уже после того, как они успевают обзавестись потомством. Психич. и моторная деградация медленно нарастает в течение примерно 15 лет и прекращается только со смертью чел. Поражения чаще всего локализуются билатерально в хвостатом ядре неостриатума, хотя также отмечается дополнительное рассеянное поражение лобных и височных долей. Клинические проявления болезни: хореатетоз (непроизвольные сокращения мышц и беспорядочные движения) и деменция (при наиболее распространенном варианте болезни).
Болезнь Гентингтона обычно начинается с появления хореатических гиперкинезов, затрагивающих конечности, туловище и лицо. На раннем этапе болезни чел. еще может быть способен включать свои невольные беспорядочные движения в состав целенаправленных действий, но со временем эта способность утрачивается и сменяется непрерывным совершением неконтролируемых движений с довольно большой амплитудой. Оказываются затронутыми также сон, дыхание и речь. "Психические изменения" обычно дают о себе знать именно после появления непроизвольных движений, хотя они могут возникать одновременно с двигательным расстройством (или даже до его начала).
Афазия. Термин "афазия" означает буквально "отсутствие речи". В действительности больные афазией страдают от снижения своего прежнего уровня способности пользоваться речью и понимать ее. На сегодняшний день известно множество видов афазии, классиф. к-рых можно найти в Selected papers on language and the brain Нормана Гешвинда и в The assessment of aphasia and related disorders Харолда Гудгласса и Эдит Каплан. Патология практ. всегда отмечается в левом полушарии больных, причем как правшей, так и левшей. Часто она локализуется либо в лобной (афазия Брока), либо в височной доле (афазия Вернике) и яв-ся обычно следствием нарушения мозгового кровообращения, опухоли или травмы.
Часть проявлений афазии можно рассматривать как специфические формы речевой амнезии. Если поражение пришлось на области, прилежащие к зоне кортико-сенсорной проекции, вызванное им расстройство может затрагивать какую-либо из сенсорных модальностей (слух или зрение), но если оно локализуется в зоне полисенсорной интеграции, то обычно страдают более сложные функции (напр., распознавание пространственных признаков, речь и/или произвольные движения). Высказывалось мнение, что афазия - это всего лишь утрата определенных речевых способностей и что "интеллект" остается незатронутым. Другие, однако, рассматривают афазию как проявление либо общего интеллектуального снижения, либо утраты одной из частных интеллектуальных способностей.
См. также Головной мозг, Повреждения головного мозга, Органические мозговые синдромы
М. Оскар-Берман

Расстройства характера (character disorders)

Робак определил характер как склонность (disposition) к торможению побуждений и ограниченному преследованию своих личных выгод в свете некоего ценностного принципа. Это толкование характера учитывает понятия эмоционального контроля, аффилиативной ориентации и эмоциональной ценности (investment) отдаленных целей.
Из этого традиционного определения развилась концепция Р. х., включающая четыре довольно разных паттерна анормального поведения. Это - алкоголизм, наркомания, половые девиации и психопатия. Эти поведенческие паттерны обычно являют собой нарушение кодексов норм и традиций об-ва.
Наиболее типичный пример Р. х. - состояние, традиционно обозначаемое как психо- или социопатическая личность. Современные обзоры эмпирических исслед. психопатической личности вводят разграничение между первичной и вторичной психопатией. К первичному типу относятся лица с низким уровнем тревожности, чувства вины и неспособностью установления теплых отношений; вторичный тип характеризуется большим уровнем невротичности, чувства вины и тревоги и способности к формированию межличностных отношений.
Случаи алкоголизма и наркомании традиционно включались в группу Р. х. Алкоголики и наркоманы обычно демонстрируют типичные для Р. х. конфликты зависимости/автономии и проблемы в области контроля побуждений, соответствия соц. ожиданиям и соблюдения личных обязательств. Исторически в эту категорию включались также половые девиации: эксгибиционизм, трансвестизм, вуайеризм, садомазохизм, фетишизм, половое насилие, гомосексуальность, педофилия и инцест.
В более совр. истории психологии Р. х. используется как родовой термин, указывающий на расстройства личности. Такие расстройства представляют собой любые прочно укоренившиеся, негибкие, дезадаптивные паттерны восприятия, мышления и отношений к своему окружению и к себе. Они могут вызывать значимое ухудшение соц. функционирования или субъективный дистресс. Это - кардинальные черты личности, проявляющиеся в широком регистре соц. и персонального контекста. Хотя классификации Р. х. разнообразны и несколько субъективны, существует общепринятая нозологическая система Р. х. (личности). Эта система приведена в "Руководстве по диагностике и статистической классификации психических расстройств".
См. также Незрелая личность, Неконформная личность, Расстройства личности
П. Магаро, Р. Эшбрук

Расстройство поведения (conduct disorder)

Термин Р. п. имеет в психологии как описательное, так и диагностическое значение. На дескриптивном уровне термин используется, часто неопределенно, для обозначения комплекса социально разрушительных паттернов поведения, наблюдаемого у детей или подростков. Это поведение, рассматриваемое как неприемлемое в большинстве соц. контекстов, включает непослушание, открытое неповиновение, вербальную и физ. агрессию, гиперактивность, импульсивность, лживость, воровство, манкирование занятиями, вандализм и злоупотребление психоактивными веществами. На диагностическом уровне термин Р. п. используется для обозначения специфического психиатрического расстройства, предполагающего наличие комплекса четко определенных поведенческих симптомов, диагностика к-рого возможна лишь при соответствии определенным критериям (напр., возраст и длительность проявления симптомов). В DSM-IV Р. п. определяется как "стойкий рисунок поведения, при котором нарушаются основные права других людей и главные, соответствующие возрасту, нормы и правила" и указывается на то, что этот рисунок поведения обычно наблюдается в разнообразных соц. ситуациях.
Имеются убедительные эмпирические подтверждения валидности Р. п. как по клиническому описанию, так и в качестве диагностической единицы. Таксономическое изучение психопатологии детского и подросткового возраста позволяет выделить два устойчивых центральных синдрома, к-рые обычно называют агрессивностью и делинквентностью. Описанные вообще у детей в возрасте от 6 до 16 лет, эти синдромы в особенности надежно выявляются у мальчиков. Таксономические находки имеют свои параллели в системах классиф. расстройств детского возраста. DSM-III-R описывает агрессивное антисоциальное поведение у детей и подростков в широком диагностическом классе разрушительных расстройств поведения, куда входят гиперактивное расстройство с дефицитом внимания (ГРДВ), оппозиционно-вызывающее расстройство (ОВР) и Р. п. Оппозиционно-вызывающее расстройство характеризуется устойчивым непослушанием, негативизмом, провоцированием и неприятием авторитетов. Р. п. характеризуется повторяющимися нарушениями осн. прав др. людей и главных правил соц. поведения. Р. п. часто включает важные признаки ОВР и ГРДВ, но представляет собой более тяжелое нарушение, чем ОВР, поскольку многие симптомы могут иметь серьезные юридические последствия. Получено также эмпирическое подтверждение различий между ОВР и Р. п. при их диагностике в соответствии с DSM-IV.
Несмотря на наличие эмпирического подтверждения своей валидности, все еще неясно, представляет ли собой Р. п. единое многогранное расстройство, проявления к-рого варьируют в зависимости от процесса развития личности, или это два и более различных расстройств, предположительно с разной этиологией и разным течением. Хотя таксономические и диагностические исслед. давно пытаются выделить специфические синдромы в рамках Р. п. (так, напр., DSM-IV делает различия между индивидуальной, групповой агрессивностью и недифференцированным Р. п.), эмпирические подтверждения такой дифференциации пока недостаточно убедительны. Результаты последних исслед. показывают, что у большинства агрессивных, антисоциальных детей поведенческие проблемы начинаются в относительно раннем возрасте, проявляются по-разному в детском и подростковом возрасте и часто сохраняются и во взрослом возрасте, хотя ослабление симптоматики возможно на любом этапе индивидуального развития. В пользу этой унитарной т. зр. свидетельствует то, что ОВР начинается раньше, чем Р. п. и что почти все молодые люди с Р. п. имеют в анамнезе ОВР, в то время как лишь у половины всех детей с ОВР позднее проявляется Р. п. В пользу этого говорит также тот факт, что очень трудно найти надежные предикторы подросткового и взрослого антисоциального поведения в детстве. Специфические образцы детского поведения яв-ся плохими предикторами наступающей позднее дисфункции. Антисоциальные проблемы позднего подросткового и раннего взрослого периода гораздо лучше могут быть предсказаны по проблемам поведения, возникавшим в детстве.
Измерения расстройства поведения
Распространенность. Широкомасштабные эпидемиологические исслед., проведенные в нескольких западных странах, показывают, что уровень распространенности проблем поведения у населения в целом достигает 8-12%. В 50% это связано с наличием Р. п., собственная распространенность к-рого составляет примерно 5%. Хотя эти цифры весьма высоки, они основаны на исслед., в к-рых информ., необходимая для установления наличия расстройства, была получена из одного источника. Эти цифры не говорят о том, что все дети, соответствующие диагностическим критериям Р. п. по данным одного источника, демонстрируют выраженные нарушения в различных соц. ситуациях, поскольку установлено, что согласованность между информантами обычно низка.
Гендерные различия. Р. п. более выражено у мальчиков, соотношение равно 3-4:1 для детского и 2,5:1 для подросткового возраста. Снижение различий к подростковому периоду объясняется более поздним возрастом начала расстройства у девочек. Расстройство обнаруживается у девочек в 12-13 лет, у мальчиков к 9-10 годам. Однако гендерные различия могут стираться, поскольку последние данные свидетельствуют о разительном повышении распространенности Р. п. за последние десятилетия у представителей обоих полов.
Этнические различия. Не обнаружено надежной связи уровня распространенности Р. п. в детстве с этнической или расовой принадлежностью. Однако американские и британские работы свидетельствуют о преобладании серьезного Р. п. у чернокожих подростков мужского пола по сравнению с белыми, даже с учетом контроля различий этих контингентов по социоэкономическому статусу и установкам правоохранительных и судебных органов. Характерно то, что корреляция между Р. п. и этническим происхождением становится более значимой по мере того, как повышается серьезность правонарушений (от мелких до преступлений с использованием насилия), и обычно яв-ся более значимой по данным работ, основывавшихся на официальной статистике, а не на самоотчетах. Блумстайн и др. показали, что этнические различия в уровне распространенности отражают различия в участии в делинквентном и преступном поведении, а не в частоте актов правонарушений (иными словами, черные подростки мужского пола становятся правонарушителями в большем проценте случаев, чем представители белого населения). Однако, войдя в конфликт с законом, чернокожие мужчины не совершают большего числа правонарушений в год по сравнению с их белыми ровнями. То же самое относится и к уровню рецидивизма. Большее число черных подростков подвергается аресту по меньшей мере один раз, но данные о частоте повторных арестов у черных и белых правонарушителей сравнимы между собой.
Устойчивость, хронизация. Большинство детей с Р. п. не совершают особенно частых правонарушений в подростковом возрасте и не становятся преступниками во взрослом возрасте. Однако, дети, в особенности мальчики, к-рые демонстрируют несколько поведенческих проблем в раннем возрасте и более чем в одном типе соц. ситуации, часто продолжают демонстрировать эти проблемы и дальше. Р. п. почти не характеризуется спонтанными ремиссиями. Более типично для Р. п. обнаруживать устойчивость или усугубляться с течением времени с тенденцией к изменениям резистентности в зависимости от достигаемого возраста. Об этом свидетельствуют исслед. связи между Р. п. в детстве и последующим соц. приспособлением в подростковом и взрослом периоде.
Коморбидность. У большинства детей с Р. п. имеются дополнительные психосоциальные дисфункции. Наиболее типичным является ГРДВ. Шапиро и Гарфинкел обнаружили, что в исследованной группе американцев в возрасте 7-13 лет с диагнозом ОВР или Р. п. в 45% выявляется также диагноз ГРДВ. Сравнимая степень коморбидности с ГРДВ обнаружена Оффордом с соавторами в лонгитюдном исслед., проведенном в Канаде: 59% для мальчиков и 56% для девочек в возрасте от 4 до 11 лет и 30% для мальчиков и 37% для девочек в возрастной группе от 12 до 16 лет. ГРДВ - это коморбидная характеристика, к-рая отчетливо усугубляет тяжесть Р. п. Дети с сочетанным диагнозом Р. п. и ГРДВ демонстрируют более частое и более серьезное агрессивное, антисоциальное поведение, к-рое имеет более высокие шансы сохраняться во времени, чем дети лишь с одним диагнозом Р. п.. Последние исслед. показывают, что ГРДВ может, по меньшей мере отчасти, усугублять поведенческие проблемы детей с Р. п. за счет значимой связи со снижением успеваемости.
Обнаружено также, что Р. п. связано с такими дополнительными диагностическими чертами, как депрессивная симптоматика, социальная изоляция и соматоформное расстройство. Хотя степень коморбидности Р. п. с этими расстройствами зависит от характеристик популяции, уровня симптоматики, необходимого для постановки сочетанного диагноза, возраста и пола ребенка, Оффорд с соавторами сообщают, что коморбидность характерна для большинства случаев Р. п. в их лонгитюдном исслед., за исключением подростков мужского пола в возрасте от 12 до 16 лет. Подростки-девочки в особенности представляют собой группу риска, поскольку у них в 33% случаев может быть поставлено два диагноза в дополнение к Р. п.
Затраты. Р. п. влечет за собой значительные психол., соц. и экономические издержки. Это - затраты в связи с мед. обслуживанием, проведением корригирующего воспитания, деятельностью правоохранительных органов, членовредительством, нанесением вреда окружающим и их собственности, злоупотреблением психоактивными веществами и появлением у больных в подростковом возрасте своих детей.
Траектории развития
Лонгитюдные исслед. свидетельствуют о необходимости проведения различия между подростками с Р. п. с ранним или поздним началом поведенческих нарушений. Раннее начало типично характеризуется оппозиционным и агрессивным поведением в семейной ситуации в возрасте 4-8 лет. Из этого контекста траектория развития при раннем начале ведет к формированию паттернов насильственного поведения, к-рые оказываются связанными с проблемами взаимоотношений с преподавателями и сверстниками, а также плохой успеваемостью в младших классах. Типичная динамика при раннем начале характеризуется большой пестротой проявлений и низкой частотой ремиссий. С течением времени такие больные вовлекаются в совершение новых и более серьезных актов антисоциального поведения, не обнаруживая тенденцию сойти со своего преступного пути. В более тяжелых случаях больные с ранним началом становятся подростками-рецидивистами (т. е., правонарушителями, по многу раз подвергавшимися аресту и заключению). Хотя рецидивисты представляют лишь приблизительно 6% от всей криминогенной части населения, они совершают 50% от всех преступлений, совершаемых в молодом возрасте. В целом, раннее появление поведенческих проблем яв-ся наилучшим предиктором агрессивного и антисоциального поведения в позднем детстве, отрочестве-юности и взрослости и таких паттернов, как насилие, воровство и злоупотребление психоактивными веществами.
При позднем начале проблемы поведения не появляются до наступления позднего детства или отрочества и возникают скорее в асоциальных группах сверстников, чем в ситуации дисфункциональной семьи. Такие больные имеют тенденцию к ограничению, в основном, неагрессивными антисоциальными актами - кражами, манкированием учебой и злоупотреблением психоактивными веществами. У них минимальные учебные навыки, хотя низкий уровень успеваемости обычно характерен для Р. п. в подростковом периоде. При позднем начале проблемное поведение не столь разнообразно и частота ремиссий выше, чем при раннем начале; соответственно этому, имеющиеся нарушения имеют более преходящий и несколько менее тяжелый характер.
От расстройства поведения к дисфункции взрослого возраста
Хотя данные исслед. не позволяют построить траектории развития, характерные для перехода от детского или подросткового Р. п. к преступности или психич. нарушениям взрослого возраста, имеются отчетливые подтверждения стойкости дисфункции во времени. Затруднения у детей с Р. п. не только остаются очевидными в динамике, но также оказываются осложненными дополнительными проблемами в подростковом (прекращение учебы, злоупотребление психоактивными веществами, рождение детей) и взрослом возрасте. Робинс с соавторами в своих широкомасштабных эпидемиологических исслед. обнаружили, что больные с тремя или четырьмя симптомами Р. п. в детстве соответствовали критериям диагностики антисоциальной личности во взрослом периоде в 1% случаев, если симптомы появлялись позже 12 лет и в 3%, если они обнаруживались раньше 6 лет. Этот процент значительно повышается по мере увеличения числа симптомов: лица с восемью и более симптомами Р. п. в детстве могут быть диагностированы как антисоциальная личность, будучи взрослыми, в 48% случаев, если симптомы обнаружились после 12 лет и в 71%, если они появились до 6 лет. Эти данные ясно указывают на то, что не все дети с Р. п. становятся взрослыми с асоциальным расстройством личности, но чем моложе ребенок и чем более агрессивным и асоциальным является его поведение, тем меньше вероятность того, что он придет к паттерну недевиантного поведения.
Эта мрачная картина становится еще мрачнее в свете обнаружения того, что Р. п. в детстве имеет еще и др. корреляты кроме антисоциального поведения. Робине и Прайс сообщают, что у взрослых имеется более высокая вероятность соответствовать критериям почти всех взрослых психиатрических расстройств, если у них отмечались симптомы Р. п. до 15-летнего возраста. Помимо антисоциальной личности, детское Р. п. достоверно коррелирует со взрослой наркоманией, а также с манией, шизофренией и обсессивно-компульсивным расстройством. Неудивительно, что Р. п. является предиктором таких неблагоприятных моментов, как безработица, супружеские конфликты и преждевременная смерть.
Наконец, неблагоприятные последствия детского Р. п. драматически подчеркиваются тем обстоятельством, что устойчивость и хронизация агрессивного антисоциального поведения может передаваться по наследству. В своем лонгитюдном исслед. агрессии Хьюсманн с соавторами нашли, что наилучшим предиктором агрессивного и антисоциального поведения ребенка в возрасте 8 лет является агрессивность его родителя, причем не во взрослом возрасте, а когда родителю было 8 лет. Хотя исслед. не было специально посвящено каузальным процессам, этот результат свидетельствует о том, что в передаче Р. п. из поколения в поколение участвует не только моделирование и подкрепление.
Факторы риска
Есть много данных, подтверждающих связь Р. п., особенно при его раннем начале, с группой факторов риска, включающих биолог. и социологические характеристики. Эти данные следует, однако интерпретировать с осторожностью, поскольку в большинстве работ приводятся сообщения о корреляциях без демонстрации каузальных отношений.
Индивидуальные характеристики. Давно считается, что в возникновении и поддержании Р. п. играют роль генетические и темпераментальные различия. Вопрос о генетическом влиянии вызывает споры. Дебаты касаются как концептуальных, методологических вопросов, так и сути того, что может наследоваться при генетической передаче наклонности к агрессивному, антисоциальному поведению и делинквентности. Несмотря на споры, все же имеется общепринятая точка зрения, что при раннем начале во многих случаях поведенческие проблемы и эксцессы проявляются с очень раннего возраста. Изучение особенностей темперамента указывает на то, что уже младенцы могут различаться между собой по таким поведенческим измерениям, как трудность, неадаптивность и сопротивление контролю. Лонгитюдное исслед. Бэйтса и его коллег показало, что неблагоприятные особенности темперамента яв-ся предикторами плохой подчиняемости матери в возрасте 2 лет, что, в свою очередь, предсказывает проблемы поведения у детей обоего пола в возрасте 8 лет. В целом, данные изучения развития свидетельствуют о том, что в семьях, характеризующихся ограниченными навыками воспитания детей и множественными стрессами (наличие психич. патологии у родителей, супружеские конфликты, низкий социоэкономический статус), неблагоприятные особенности темперамента коррелируют с ранними конфликтами между ребенком и родителями, проблемами с дисциплиной, признаками невнимательности-импульсивности в возрасте 2-3 лет, агрессивным антисоциальным поведением в возрасте 5 лет и появлением Р. п. в позднем детстве.
Характеристики семьи. Наиболее надежными семейными коррелятами Р. п. являются правонарушения и психич. расстройства у родителей, дисфункциональные взаимоотношения в семье и супружеские конфликты. Агрессивные, антисоциальные дети и криминальные подростки чаще имеют родителей-преступников по сравнению с их благополучными сверстниками. Факторы, влияющие на эту передачу, неясны, но вряд ли яв-ся преимущественно генетическими. Маккорд нашел, что сыновья преступников имеют не больше шансов стать подростками-преступниками или взрослыми преступниками, чем дети, родители к-рых не совершали преступлений, за исключением случаев, когда один или оба родителя были агрессивны с ребенком в период его воспитания и когда отношения между родителями носили выражение конфликтный характер. Маккорд сообщил также, что материнская любовь, последовательное соблюдение дисциплины и контролирующее наблюдение действуют как защитные факторы, значительно ослабляющие связь между криминальным поведением отца и девиантностью сына.
Если компетентность родителей, в особенности матери, играет роль защитного фактора в развитии Р. п., то наличие психич. патологии имеет противоположный эффект. Во многих исслед. показана связь депрессий у матери с агрессивным, асоциальным поведением детей и ограничением эффективности психол. вмешательств, направленных на модификацию этого поведения. Хотя психич. патология родителей часто предшествует возникновению проблем у ребенка, не было продемонстрировано, что депрессия у матери или иные дисфункции играют каузальную роль в возникновении Р. п., поскольку они могут просто отражать действие факторов психол. и социоэкономического стресса, к-рому часто подвергаются матери девиантных детей и подростков.
В семьях агрессивных, асоциальных детей часто наблюдаются стойкие дисфункциональные паттерны взаимодействия. В частности, детское непослушание, с одной стороны, и деспотичность (punitiveness) и противоречивость родителей, с другой, яв-ся центральной характеристикой стиля взаимодействия в случаях раннего начала расстройства в раннем и среднем детстве. В семьях с высоким уровнем аверсивных интеракций и дефицитом контроля со стороны родителей открытая агрессия детей часто сопровождается более скрытыми антисоциальными проблемами, такими, как воровство, лживость, мошенничество, пиромания, являющимися предикторами проблем поведения и делинквентности в подростковом возрасте. Хотя дисфункциональный характер взаимодействия в семье отчетливо распространяется и на родителей, и на детей, результаты исслед. подтверждают, что этот стиль взаимодействия обычно наблюдается до появления проблем поведения и может играть каузальную роль в их возникновении.
Давно уже известно, что супружеские конфликты имеют связь с проблемами поведения. Обзор литературы и метаанализ подтверждают эту связь, демонстрируя, что корреляции между конфликтами и Р. п. яв-ся в особенности достоверными для мальчиков. Согласуясь с более ранними данными, последняя работа показывает, что Р. п. связано с открытым супружеским конфликтом в большей степени, чем с родительской апатией или безразличием друг к другу. В этой последней работе обнаружено, что взаимная агрессия между супругами яв-ся достоверным предиктором Р. п. у детей в возрасте от 5 до 8 лет, даже при сходном уровне супружеской адаптации и внутрисемейной агрессии. Как и в случае дисфункциональных отношений в семье, супружеские конфликты часто присутствуют до появления поведенческих проблем у ребенка и могут играть каузальную роль в их возникновении.
Социоэкономические характеристики. Р. п. коррелирует тж с такими демографическими, соц. и экономическими характеристиками, как район проживания, соц. изоляция и бедность. Так, Р. п. более распространено в бедных городских районах, чем в пригородах и сельской области, у детей из семей, характеризующихся отсутствием достаточной соц. поддержки и постоянно сталкивающихся с такими препятствиями, как низкий доход, безработица, зависимость от пособий по бедности и субсидий на квартирную плату и большая скученность населения.
Лечение
Обзоры исслед. эффективности вмешательств, направленных на коррекцию агрессивного, асоциального поведения детей с Р. п., свидетельствуют о том, что несмотря на концептуальные и методологические ограничения, произошли значительные изменения. Хотя данные исслед. подтверждают, что различные формы лечения помогают при Р. п. и яв-ся более эффективными, чем отсутствие терапии, наилучшие результаты достигаются такими лечебными подходами, как тренинг навыков воспитания, а также тренинга соц. и когнитивных навыков, прямо направленные на коррекцию поведенческих нарушений или дефицита соц. и когнитивных навыков у детей и подростков с разрушительным поведением.
Тренинг навыков воспитания. Программы тренинга для родителей имеют целью научить их эффективно действовать в отношении поведенческих трудностей с детьми в домашней ситуации. Большинство из этих программ ориентировано на симптомы ОВР, а не Р. п., и поэтому имеют большую значимость для детей, чем для подростков. Результаты исслед. свидетельствуют о том, что тренинг навыков воспитания является хорошим средством изменения агрессивного, антисоциального поведения в детском возрасте, обычно более эффективным, чем услуги традиционных коммунальных клинических служб. Достигаемый благоприятный эффект сохраняется в течение нескольких лет у двух третей пациентов, прошедших терапию; курс может проводиться экономически рентабельным образом. Однако, есть также данные о том, что примерно в одной трети случаев семьи не извлекают пользу от тренинга навыков воспитания. Это неудивительно, поскольку во многих из этих семей существуют такие множественные проблемы, как депрессии у матерей, супружеские конфликты, соц. изоляция и низкий социоэкономический статус. Это обстоятельство привело к разработке процедур, направленных на повышение эффекта семейных вмешательств при Р. п., продемонстрировавших разную степень успешности.
Тренинг социальных навыков. Программы соц. тренинга направлены на возмещение дефицита соц. навыков у детей и подростков с Р. п. и обычно основаны на прямом инструктаже, тренировке, моделировании и подкреплении при обучении дискретным поведенческим компонентам специфических навыков соц. поведения. Анализ данных эффективности ограничен тем обстоятельством, что большинство работ ориентировалось не специфически на агрессивное, антисоциальное поведение, а на менее точно определенные проблемы приспособления - разрушительное поведение, дефицит соц. навыков и отвергание сверстниками. Тщательно контролируемые программы могут вести к улучшению общего приспособления или к приобретению определенных частных навыков, но эти программы обычно не дают изменений в показателях, прямо релевантных Р. п. - принятие сверстниками в детстве или частота правонарушений у подростков. В одном из немногих исслед., имеющих прямое отношение к Р. п., Хансен, Ст. Лоуренс и Кристофф обучали навыкам диалога стационарных пациентов с ОВР или Р. п. в позднем детском и подростковом возрасте. Программа оказалась успешной в том отношении, что приводила к приобретению и генерализации навыков во времени и ситуациях, но авторы не показали, что эти положительные изменения сопровождаются соответствующей редукцией симптомов Р. п..
Тренинг когнитивных навыков. Исходя из данных о том, дети и подростки с Р. п. часто искаженным образом интерпретируют соц. действительность, программы тренинга когнитивных навыков направлены на коррекцию процесса переработки информ. и решения соц. и межличностных проблем. Данные исслед. эффективности показывают, что этот подход может обеспечить эффективную коррекцию определенных когнитивных процессов и выполнения связанных с ними заданий у детей с импульсивным, гиперактивным, агрессивным и асоциальным поведением.
Профилактика
Р. п. приняло размеры эпидемии во многих западных странах. Глобальность проблемы, наряду с высокой стойкостью хронических нарушений и часто недостаточной доступностью лечения, яв-ся вескими аргументами в пользу необходимости разработки профилактических подходов. Данные исслед. показывают, что меры первичной профилактики снижают ранние проявления агрессии у детей и улучшают соц. приспособление у лиц в юности и ранней взрослости. В соответствии с этими данными разрабатываются, применяются и подвергаются оценке в отношении их эффективности широкомасштабные многоузловые профилактические проекты. Эти проекты направлены на выявление детей из групп повышенного риска появления Р. п. в младших классах школы и предоставления многоаспектного обслуживания, направленного на долговременную профилактику расстройства. Проблема велика, но эффективные профилактические вмешательства должны быть найдены для такого снижения размаха и тяжести Р. п., к-рое было бы значимым и заметным для всего об-ва в целом.
См. также Формирование идентичности в подростковом и юношеском возрасте, Несовершеннолетние сексуальные насильники, Моральное поведение, Отсутствие заботы о детях, Отношения "ребенок-родители", Школьные компании
Дж. Дюма

Рационализм (rationalism)

P. - филос. позиция, согласно к-рой решающая роль в установлении истины принадлежит разуму. Его можно противопоставить эмпиризму, считающему опыт необходимым условием приобретения знания. С т. зр. рационалиста, идеи носят врожденный характер, а с т. зр. эмпирика - они приобретаются.
Влияние Р. на науку проявилось очень давно, оно заметно и в дедуктивной геометрии, созданной пифагорейцами, и в формализованных правилах логики Аристотеля. В наше время Р. сохраняет свое влияние в таких областях, как математика, и получил поддержку со стороны таких выдающихся мыслителей, как Жюль Анри Пуанкаре, к-рый утверждал, что понятие числа является чисто интуитивным и его невозможно постичь на эмпирической основе. Др. философы придерживаются более радикальных взглядов, полагая, что даже правила индуктивных наук базируются на рационалистических допущениях. Алфред Норт Уайтхед отмечал, что "весьма трудное дело - применение разума для выявления общих характеристик наблюдаемого случая, предъявленного нам для прямого познания, - является необходимым предварительным действием, если мы намерены подтвердить индукцию".
Что же касается совр. науки, то чисто рационалистический подход к решению задач был разрушен двумя аргументами. Во-первых, история науки недвусмысленно свидетельствует о том, что научное занятие предполагает проведение наблюдений, прогнозирование и проверку того, насколько результаты согласуются с теорией. Очевидно, что наука не строго рациональна, а эмпирична - в той мере, в какой она зависит от накопления фактов. Следует признать, что огромное желание Декарта извлечь все знание из нескольких неопровержимых идей, оказалось несбыточным. Судя по всему, научный прогресс невозможен без эмпирической проверки и корректировки теорет. постулатов. Проверка истинности основана на очевидности, и в этом случае обращаются к фактам, а не к врожденному знанию. Законы должны быть подтверждены органами чувств, а не только разумом.
Во-вторых, рационалистическая достоверность оказалась атакованной в своей собственной цитадели - математике, где Куртом Гёделем было показано, что для несчетных множеств не может быть доказана логическая непротиворечивость. Иначе говоря, приходится признать невозможность гарантирования правил математики только на рациональной основе.
Психология, в своем стремлении быть научной, воздерживалась от бескомпромиссных рационалистических трактовок, за исключением ее периферии, где религиозные и экзистенциальные допущения о природе чел. и о смысле жизни порой приобретали сильную рационалистическую окраску. Так, философия Сартра, осн. на строго логическом анализе последствий отношений между "в себе" и "для себя", возродила радикальные рационалистические представления. Исходя из некоторых не требующих доказательств, интуитивных соображений, Сартр прибег к дедукции, чтобы объяснить развитие личности и психопатологии индивидуума.
Психологи старались подтверждать свои теории посредством наблюдения, используя данные как из интроспективных отчетов, так и из непосредственного наблюдения за внешними проявлениями поведения. Именно поэтому влияние Р. на совр. психологию обычно обнаруживается только в превращенной форме.
Титченер, один из лидеров интроспекционизма, считал сознание "всего лишь общей суммой психических процессов, пережитых индивидуумом на протяжении всей его жизни". По Титченеру, изучать психологию - значит расспрашивать испытуемых о том, что происходит в их сознании в разных ситуациях и при разных условиях. Как и др. интроспекционисты, он верил в существование трех классов психич. элементов: ощущений, представлений и чувств. Это трехкомпонентное деление субъективного опыта, судя по всему, можно квалифицировать как логический вывод, сделанный на основе данных интроспекции.
Др. примером влияния Р. на психол. теорию является мотивационный подход Маслоу, устанавливающий иерархию ценностей на основании посылки, суть к-рой заключается в том, что удовлетворение потребностей, занимающих более высокие позиции, возможно лишь после того, как будут удовлетворены потребности, располагающиеся на нижних ступенях иерархии. Складывается такое впечатление, что эта иерархия была создана интуитивно и пронизана Р. Ее создатель явно исходил из того, что любой разумный чел. согласится с подобной градацией людских потребностей.
Влияние Р. можно обнаружить тж и в таком прозаическом занятии психологов, как конструирование личностных опросников. Буриш рассматривает три основные подхода к конструированию тестов: внешний (эмпирический, основанный на групповом критерии), индуктивный (внутренний, основанный на внутренней согласованности, пунктометрический) и дедуктивный (рациональный, интуитивный, теоретический). Дедуктивный, или рациональный метод, поддерживается психологами, "уверенными в возможности создания шкалы для любой личностной черты, имеющей название в обыденном языке". Иными словами, исходная посылка состоит в том, что, рассуждая логически, любой разумный разработчик теста сможет решить, какие именно вопросы нужно задать, чтобы наилучшим образом измерить данную особенность личности.
Следует отметить, что рациональный анализ может быть также применен к тем сферам, к-рые обычно считаются выходящими за пределы научного исслед. Откуда мы знаем, что есть "добро" или что значит "этично"? Рационалист считает, что, по крайней мере, на некоторые вопросы, связанные с этикой или моральными ценностями, нельзя получить "научного ответа", но с филос. т. зр. они - тем не менее - имеют смысл. Напр., Джордж Э. Мур проводил границу между "добром как средством", подлежащим изучению научными методами, поскольку оно имеет последствия, и "добром как таковым", имеющим дело с понятиями, к-рые предельно просты и не могут быть определены операционально. Следовательно, рационалист считает, что когда речь идет об ответах на вопросы о внутренней ценности, разум берет первенство.
См. также Методы эмпирического исследования, Эмпиризм, Логический позитивизм, Операционализм, Позитивизм
Э. Вагнер

Рационально-эмотивная поведенческая терапия (rational-emotive behavior therapy)

Р-э. п. т. прежде наз. рационально-эмотивной терапией, представляет собой теорию личности и систему психол. лечения, разработанную в 1950-е гг. А. Эллисом, американским клиническим психологом. Она подчеркивает роль нереалистичных ожиданий и иррациональных убеждений касательно челов. несчастий. По Эллису, источником эмоций являются гл. обр. когниции, а не события. В рамках Р-э. п. т. разработана теория личности "А-В-С". Она предполагает, что если неблагоприятное событие, напр. семейная ссора, сопровождалось чрезмерной тревогой или др. нежелательными эмоциональными последствиями, последующее исслед. покажет, что последствие С было вызвано не первоначальным событием А, а скорее к.-л. иррациональным убеждением В о сути или значении ссоры, например: "я - ужасный человек", "они ужасны и их надо наказать" или "я не могу дальше жить без их одобрения".
Эллис приписывает открытие природы челов. огорчений поздним стоикам, Эпиктету и его ученику, римскому императору Марку Аврелию, к-рый во II в. до н. э. писал: "тебя беспокоит не эта вещь, а то, что ты думаешь о ней". "Убери свое мнение, и ты устранишь жалобу". Однако, задачей Р-э. п. т. является не только устранение нарушений, вызванных иррациональными убеждениями, но и работа с предрасположенностью человека к искаженному мышлению, к-рая делает возможным появление ошибочных убеждений. Теория Р-э. п. т. рассматривает эмоциональные нарушения в связи с челов. природой с ее биолог. и соц. аспектами, имеющими большое значение для теорий личности и лечения.
Биологические основы личности
Низшие организмы могут демонстрировать сложное поведение при очевидном отсутствии научения вследствие генетического предпрограммирования или инстинкта. Такие виды поведения могут быть обнаружены у всех представителей вида, они выполняются фиксированным стереотипным образом. Люди в значительной мере лишены фиксированного инстинктивного поведения, но вместо этого обладают высоко развитой способностью усваивать новые паттерны поведения посредством научения и сохранения их в форме привычки. Что генетически запрограммировано в человеке - так это предрасположенность к научению и формированию привычных форм поведения. Т. о., что именно человек выучивается говорить, зависит от культурной среды, но то, что человек вообще научается говорить, отражает сильную предрасположенность к усвоению языка. С т. зр. рационально-эмотивной теории поведения, в рамках такой предрасположенности нек-рые вещи могут усваиваться легче других. Дети легче усваивают желание быть любимыми, чем ненавидимыми, они охотно предпочитают удовлетворение желания его фрустрации. Теория подчеркивает, что способность к научению включает способность учиться вещам, в к-рых нет смысла, и что предрасположенность к мышлению часто является предрасположенностью к искаженному мышлению.
В числе челов. диспозиций с неблагоприятными последствиями можно назвать такие как: быть подавленным к.-л. событиями, желать вещей, к-рые принесут очевидный вред, с большим трудом освобождаться от своих привычек, даже причудливых, и стремиться к абсолютизации, что искажает даже относительно точные убеждения, делая их неадекватными и патогенными.
Социальные основы личности
Эллис выявил множество ошибочных когниций, характерных для зап. культуры. Среди них - убеждение, что для того, чтобы иметь ценность, человеку надо быть любимым или одобряемым практически всеми, быть абсолютно компетентным и продуктивным и что это - катастрофа, если дела идут не так, как хотелось бы. В каждом случае иррациональное убеждение носит абсолютистский характер и порождает нереальные ожидания. Т. о., поскольку люди по природе своей более всего счастливы, когда их межличностные отношения выглядят наилучшим образом, большинство эмоциональных нарушений является результатом чрезмерной озабоченности мнением других о таких отношениях и ожиданием катастрофических последствий их разрыва.
Личность и расстройство
Исходя из биосоциальных основ предрасположенности к иррациональному мышлению и эмоциональным расстройствам, Р-э. п. т. постулирует, что в силу челов. природы нам легко научиться расстраиваться и очень трудно перестать это делать. Соответственно, Р-э. п. т. уделяет большое внимание механизмам, поддерживающим расстройство, поскольку положительные изменения могут произойти в результате разрушения этих механизмов. Если мысли являются причиной эмоционального расстройства, то мышление становится средством поддержания расстройства. Согласно теории, неважно, откуда взялось иррациональное убеждение и как оно было усвоено, оно поддерживается только при его использовании. Люди вызывают у себя эмоциональные нарушения и поддерживают их за счет привычной внутренней вербализации своих иррациональных убеждений. При столкновении с действием или событием, к-рые можно назвать злоключением, человек прибегает не к точной, рациональной когнитивной реакции, а к преувеличенной, абсолютизирующей, к-рая становится причиной эмоционального нарушения и саморазрушительного поведения. Теория предполагает, что тенденции человека к внушению себе новых идей (self-reindoctrination) представляют собой точку доступа к обреченным на провал паттернам мышления и поведения у клиентов: устраните иррациональную мысль и нарушение исчезнет. Устраните иррациональный стиль мышления и проблема не возвратится. Люди становятся счастливее и действуют более эффективно, когда думают и ведут себя рационально.
Подходы Р-э. п. т. к лечению
Хотя терапевты в рамках Р-э. п. т. используют весьма разнообразные специфические техники, осн. целью остается минимизация или полное устранение иррациональных убеждений и содействие формированию более рационального стиля жизни. Терапевт стремится переобучить клиента, сломать старые паттерны мышления и установить новые с использованием логики, здравого смысла, конфронтации, уговоров, обучения, предписаний, приведения примеров, ролевых игр, поведенческих заданий и др. Главной техникой служит дискуссия - логико-эмпирический анализ, посредством к-рого выявляются и оспариваются иррациональные убеждения клиента.
Исходная цель - помочь клиенту в ходе терапии достичь трех инсайтов. Первый инсайт: хотя обреченное на провал поведение и эмоциональные дисфункции имеют понятное происхождение в прошлом и провоцирующие их факторы в настоящем, их актуальной и проксимальной причиной являются иррациональные убеждения человека, а не его родители, биография или обстоятельства. Второй инсайт: эти иррациональные, магические убеждения сохраняют силу лишь вследствие сочетания дезадаптивного мышления с дезадаптивным поведением, к-рое активно подкрепляет его. Люди сохраняют эмоциональные нарушения, потому что продолжают внушать себе неразумную идею, и так долго, пока продолжают это делать. Третий инсайт: инсайты сами по себе не корректируют искаженное мышление. Это могут сделать лишь упорная работа и практикование. О процессе получения этих инсайтов Эллис сказал, что сущностью эффективной психотер. является "полная терпимость к клиенту как к индивидууму в сочетании с беспощадной, упорной борьбой с его обрекающими на поражение мыслями, чертами характера и действиями".
Основополагающей для Р-э. п. т. является широкая программа вовлечения клиентов в работу по борьбе с их главными иррациональными предпосылками. Эта борьба ведется на неск. фронтах. Поскольку люди могут думать о том, как они думают, использование когнитивных методов позволяет продемонстрировать клиентам ошибочность их ожиданий, требований и убеждений и научить их думать более рационально. Практика Р-э. п. т. опирается гл. обр. на когнитивные методы, но эмотивные процедуры тж могут использоваться, поскольку ролевые игры и др. приемы позволяют создать сцену для актуального проявления иррациональных убеждений и сопровождающих их дисфункциональных паттернов мышления и поведения, к-рые затем могут быть подвергнуты анализу и коррекции. Они тж могут быть использованы для противодействия ошибочным убеждениям на уровне демонстрации, когда психотерапевт или терапевтическая группа принимают клиента, несмотря на его "неприемлемые" черты или атрибуты. Эмотивные методы используются тж для вызова чувств и реакций, непосредственно ведущих к изменению аттитюдов или ценностных ориентации. Будучи активным, директивным, обучающим подходом, Р-э. п. т. использует тж поведенческие методы, как в терапевтической ситуации, так и в повседневной обстановке при выполнении домашних заданий. Клиентам с тенденцией к перфекционизму может быть предложено преднамеренно совершить оплошность при выполнении к.-л. реального задания для того, чтобы убедиться в том, что последствия не носят катастрофический характер. От робкого человека могут потребовать взять на себя все более возрастающий риск в определенных соц. ситуациях, чтобы он мог убедиться, что неудача не является ни неизбежной, ни непереносимой. По мере того как поведение клиентов становится несовместимым с их основными поведенческими убеждениями, их побуждают продолжать выполнять новое поведение, поскольку о произошедших изменениях судят не по словам, а по делам. Эллис заметил, что "люди редко меняются и отказываются от убеждений, обрекающих на провал, пока не начинают действовать против них".
С момента своего появления в 1950-е гг., Р-э. п. т. постоянно росла и развивалась. За это время Эллис дважды менял ее название после первоначального - "рациональная терапия". Изменения названия носили отчасти пед. характер с целью подчеркнуть прежде всего когнитивную природу Р-э. п. т., затем, позднее, тж роль эмоций в мышлении и значение эмотивных методов для терапии. С 1961 по 1992 г. Р-э. п. т. была известна под ставшим уже привычным названием рационально-эмотивная терапия. Но Р-э. п. т. с самого начала придавала большое значение поведенческим факторам, что теперь отразилось на ее совр. "полном титуле". Возможно, изменение названия отчасти отражает тж постепенное смещение акцентов и границ. Причины, по к-рым Эллис предпочитает название Р-э. п. т., а не рационально-эмотивная терапия, он называет в "Current psychotherapies".
Под каким бы названием Р-э. п. т. ни фигурировала, она часто сочетает когнитивные, эмотивные и поведенческие элементы в рамках единого комплексного вмешательства. Вне зависимости от используемых методов, цель остается неизменной: помочь клиентам сделать свои "естественные челов. тенденции более индивидуально выраженными" и помочь им справиться со своими "естественными челов. тенденциями быть конформными, внушаемыми и безрадостными".
См. также Когнитивно-поведенческая терапия, Каноны Милля, Теория личности, Психотерапия
Р. Э. Энфилд

Реабилитация (rehabilitation)

Р. - это процесс, направленный на достижение определенных целей у индивидуума, перенесшего травму, заболевание или ослабляющее состояние. Р. предполагает, что этот индивидуум ранее был способен адекватно функционировать в тех сферах деятельности, активность в к-рых подверглась ослаблению; цель Р. - возвращение к прежнему состоянию или прежней способности функционирования.
Р. как понятие яв-ся относительно новым в челов. истории. Скотт Аллан напоминает нам, что в большинстве культур люди, ставшие инвалидами, подвергались изгнанию или умерщвлялись. Хотя сейчас у нас принят более гуманный взгляд на инвалидность, мн. люди продолжают реагировать на инвалидов с сильным отвращением. Сейчас, напр., часто трудно устроить нек-рые реабилитационные центры в населенных районах, поскольку администрация озабочена негативным впечатлением, к-рое будут производить инвалиды на местных жителей.
Как утверждает Джеральд Каплан, успешные программы Р. должны начинаться с предотвращения инвалидности. Модель трехступенчатой профилактики Каплана включает во-первых, санитарное просвещение и изменения в физ. окружении для предотвращения болезни; во-вторых, раннее выявление и лечение для предотвращения постоянной инвалидности и, наконец, лечение и реабилитацию для предотвращения дальнейшего ухудшения и обеспечения возможного восстановления функции. Реабилитационные центры ориентированы, главным образом, на решение задач третьего этапа профилактики по Каплану.
Начало реабилитации в США связано с интересом частных групп, к-рые видели эту проблему в об-ве и искали пути ее решения. Центры Шрайнерс, напр., были организованы для помощи детям - физ. инвалидам. Иногда реабилитационные усилия были частью более крупных реформ. Напр., Армия Спасения обращала внимание на опустившихся людей, в особенности с алкогольными проблемами.
Физ. и психич. Р. получила большое значение на фоне двух мировых войн. Повышение качества и рост возможностей мед. помощи приводили к тому, что люди с самыми тяжелыми ранениями были спасены, но лишь для того, чтобы стать тяжелыми инвалидами. Этот довольно большой контингент инвалидов необходимо было вернуть в об-во, что ставило Соединенные Штаты в трудное положение.
Процесс реабилитации начинается с оценки и лечения болезни, травмы или патологического состояния. Помимо этого, должна производиться оценка любого дефицита, остающегося после лечения, и его воздействия на соц., психол. и профессиональные навыки индивидуума. Лечение состояния в остром периоде ориентировано на травму или заболевание, приводящие к инвалидности. Реабилитация же, напротив, ориентируется на сохранные навыки и на те, к-рые могут быть сформированы на основе резервных возможностей пациента.
Термин "реабилитационный центр" означает различные варианты предлагаемого обслуживания. Существуют реабилитационные центры для большинства типов физ. и психич. патологических состояний, а тж расстройств личности. Реабилитационные центры для физ. инвалидов яв-ся, вероятно, самыми большими из существующих учреждений, в к-рых междисциплинарные бригады оказывают широкий спектр услуг. Это связано как с разнообразием навыков, необходимых для эффективного лечения имеющихся нарушений, так и с тенденцией к специализации в медицине как средству оптимизации здравоохранения.
Центры по реабилитации в специальных зонах проблем по большей части представляют собой монодисциплинарные учреждения, или же услуги представителей др. мед. профессий используются там в качестве дополнительного лечения в ограниченном объеме. Однако, чем более широким яв-ся лечебный подход, тем более междисциплинарной должна быть терапевтическая бригада.
Лечебные программы реабилитационных центров должны быть достаточно специфичными для эффективного воздействия на основную дисфункцию клиента и в то же время достаточно широкими для решения проблем, сопутствующих инвалидности. Какие-то услуги в ряде случаев могут быть недоступны в данном центре. В таких ситуациях обращаются в учреждения соответствующего профиля для обеспечения необходимой специализированной помощи. При отсутствии оказания такой помощи общий результат реабилитации окажется низким, несмотря на какие-то успехи, достигнутые в данном центре в др. областях.
Программы реабилитационных центров различны в разных регионах, даже относительно одного и того же расстройства. Это обусловлено рядом факторов, включ. финансовые соображения, величину обслуживаемого контингента, наличие квалифицированных специалистов и отношение общественности к реабилитации. Кроме того, имеются существенные различия, вызванные разногласием во мнениях специалистов относительно того, какие методы лечения яв-ся наиболее эффективными. В действительности, наиболее вероятно, что ряд общих подходов пригоден для работы с большинством пациентов, тогда как определенные состояния требуют использования каких-то специфических методов.
Штаты реабилитационных центров обычно состоят из профессионалов, парапрофессионалов и административного персонала. Финансовые соображения заставляют иногда опираться в основном на помощь парапрофессионалов. Однако, использование парапрофессионалов целесообразно, если они имеют опыт работы с данным типом инвалидности и владеют различными приемами реабилитационного воздействия.
См. также Службы системы здравоохранения, Гуманитарная модель здравоохранения
Р. Каппенберг

Реабилитация при наркоманиях (drug rehabilitation)

В конце 1960-х гг. распространенность наркомании в Соединенных Штатах приняла размеры эпидемии; количество активных героиновых наркоманов оценивалось в 500 тыс. чел. Федеральной стратегией на тот период была борьба с эпидемическим распространением героиновой наркомании и контроль связанной с этим преступности путем профилактики и лечения наркомании, а также контроля ввоза наркотических средств и ужесточения соответствующих федеральных законов.
Первые попытки лечения включали поддерживающую терапию, проводимую врачами в стационарах и местах принудительного содержания больных. Потребность в такой помощи была оценена неудовлетворительно, поскольку решение о проведении коммунальных терапевтических программ было принято в условиях кризиса и без учета данных оценки потребности, полученных в более ранних исслед. Начиная с 1969 г. основными модальностями лечения в проводимых коммунальных терапевтических программах, финансируемых из федерального бюджета, были: детоксикация, поддерживающая терапия метадоном в амбулаторных условиях, терапевтическое сообщество больных в состоянии абстиненции в стационарных и амбулаторных условиях. Оценка эффективности была проведена по данным анализа анамнестических сведений и обследования раз в два месяца около 44 тыс. больных, включ. в общей сложности в 52 программы, с последующим катамнестическим обследованием около 5 тыс. больных при длительности катамнестического периода 5 лет.
В ходе лечения наиболее успешные результаты были получены в программах поддерживающей терапии метадоном, в рамках к-рых наркоманы, стабилизированные на метадоне, практически не использовали др. опиатов и демонстрировали низкий уровень криминального поведения. Этот подход яв-ся более предпочтительным и экономичным по сравнению с содержанием в местах заключения. После лечения у 25-50% бывших наркоманов наблюдался крайне благоприятный исход относительно употребления опиатов и уровня преступности в течение по меньшей мере 4 лет. Успешность лечебной программы отражает уровень квалификации используемого профессионального и парапрофессионального персонала. Следует, однако, отметить, что результат отражает мотивацию клиентов к включению в лечебный процесс с персоналом, средой и режимом соответствующих программ. Клиенты с негативной установкой к лечению, в частности, закоренелые преступники, по большей частью не демонстрировали положительного результата лечения.
См. также Лечение алкоголизма, Фармакологические формы аддикции, Лечение наркомании, Эффективность психотерапии
С. Б. Селлс

Реакция нападения / бегства (fight / flight reaction)

Нападение или бегство яв-ся двумя осн. реакциями, имеющимися в распоряжении большинства животных, в том числе и людей, когда они сталкиваются с опасностью. Угроза выживанию организма будет встречена одним или обоими типами поведения. Угроза может быть реальной или ощущаемой, а ответная реакция может быть физ. или, как у человека, абстрактной или интеллектуальной. Далее, Р. н./б. может быть индивидуальной или групповой.
В пользу генетической основы поведения "нападение/бегство" свидетельствует аргументация в рамках обсуждения более общей темы агрессии, т. е., поведение этого типа преобладает на протяжении всей истории; оно встречается почти у всех видов животных; оно проявляется в раннем детстве; и, по-видимому, обладает определенной ценностью для выживания. Научение же является важным фактором, влияющим на акты агрессии.
Байон включил поведение "нападение/бегство" в детально разработанную теорию челов. поведения. Эта теория оказала огромное влияние на понимание индивидуальных действий, особенно когда они осуществляются в соц. контексте. Байон и др. исследователи, такие как Генри Израел, внесли большой вклад в понимание взаимосвязи, существующей между основными биолог. побуждениями (drive) чел., напр., страхом и тревогой, и наблюдаемыми формами поведения (как нормального, так и аномального).
См. также Центральные черты, Защитные механизмы, Выученная беспомощность
С. Берент

Регулируемое психиатрическое здравоохранение (managed mental health care)

Регулируемое здравоохранение развивалось в 1980-1990 гг. так стремительно, что его дефиниция вынужденно оставалась изменчивой. Основанное на предпосылке, что поставщики мед. услуг будут модифицировать свое использование служб здравоохранения в зависимости от финансовых стимулов, оно включает широкое разнообразие способов интегрирования финансирования и предоставления услуг в сфере психич. здоровья нуждающимся в них людям. В широком истолковании этот термин применяется по отношению ко многим продуктам и услугам в рамках континуума от простого предварительного санкционирования до заключения договоров с поставщиками о системах доставки. Регулируемое здравоохранение было создано для контролирования стоимости, пользы и качества услуг здравоохранения, хотя идут споры и высказывается много критических замечаний относительно его способности решать эти задачи. Службы регулируемого здравоохранения могут сосуществовать с общими системами здравоохранения или функционировать в их рамках, а тж могут быть отделены от общего планирования служб здравоохранения и замкнуты на специализированных поставщиков, ответственных за контроль над использованием, выбор поставщиков, финансирование и обеспечение качества.
История. История служб Р. п. з. тесно связана с историей регулируемого здравоохранения в целом. Первоначальной целью было предоставление допустимой по ценам и доступной помощи рабочим и фермерам из мало- и среднеобеспеченных слоев населения, к-рые стремились избавиться от угрозы внезапных, неожиданных счетов за оплату мед. обслуживания. В 1929 г. Майкл Шэдид вместе с фермерами Оклахомы организовал предоставление и получение всестороннего мед. обслуживания за фиксированную ежемесячную оплату. Несмотря на сопротивление и оппозицию представителей традиционного здравоохранения, предварительно оплачиваемое мед. обслуживание выжило и развивалось. Организации охраны здоровья (ООЗ) первого поколения создавались повсеместно с помощью промышленных учреждений, городского управления, профсоюзов и гуманитарных орг-ций. Федеральное правительство активно участвовало в этом процессе в годы правления администрации Никсона, когда Пол Элвуд выступал за изменение финансирования системы за счет поддержки роста ООЗ. Закон об ООЗ от 1973 г. (публичный закон 97-222) и его последующая доработка дали государственную поддержку этой альтернативной форме здравоохранения посредством займов и грантов орг-циям, желающим предоставлять или организовывать всестороннее, специализированное стационарное или амбулаторное обслуживание добровольно зарегистрированному населению с взиманием фиксированной индивидуальной платы вне зависимости от объема оказанных услуг и взятием на себя известного финансового риска. Хотя первоначально законодательство предусматривало организацию ООЗ в соответствии с одной из трех моделей: персонал, группа или независимая практическая ассоциация, - последующие изменения законодательства сделали для поставщиков возможным комбинировать элементы этих моделей. Продолжают появляться новые варианты моделей. В 1981 г. федеральное финансирование ООЗ было прекращено и стало возрастать участие частного сектора, ориентированного на получение прибыли.
Психиатрическое обслуживание стало интегральным компонентом законодательства о льготах лишь с прохождением закона об ООЗ от 1973 г. Для регистрации на федеральном уровне ООЗ обязывалась предоставлять психиатрическое и наркологическое лечение в форме краткосрочного амбулаторного обследования и кризисного вмешательства, а также госпитализации в течение 60 дней. Психиатрическая часть общего здравоохранения стала предметом озабоченности для плательщиков, когда стоимость обслуживания здесь стала расти в большей степени, чем в др. секторах здравоохранения. Делегирование льгот в службы регулируемого здравоохранения вызвало недовольство среди плательщиков в связи с опасениями, что стоимость обслуживания будет бесконтрольно расти, если людям будет позволено пользоваться лечением в неограниченном объеме. Возражения против озабоченности злоупотреблениями основаны на исслед. "эффекта медицинской компенсации" (medical offset effect), свидетельствующих о том, что использование психиатрических служб ведет к снижению загруженности общего здравоохранения.
Возросло число компаний Р. п. з., заключающих субконтракт на обслуживание определенных групп населения. С приходом Р. п. з. возник ряд вопросов, отражающих актуальное состояние американской системы здравоохранения.
Формы регулируемого здравоохранения. Формы регулируемого здравоохранения могут быть определены в соответствии со структурными характеристиками, отношением поставщика и пациентов к системам и условиями финансирования. Границы между типами орг-ций расплывчаты. Возникло много смешанных моделей или гибридов, в рамках к-рых сливаются характеристики более чем одной модели. Варианты вызваны к жизни требованиями различных местных и региональных органов управления.
Основными типами регулируемого здравоохранения яв-ся:
1. Модель персонала ООЗ предоставляет необходимое мед. обслуживание определенным группам населения за фиксированную плату. Этот метод финансирования называется "подушным". Поставщиками яв-ся получающие заработную плату служащие или работающие по договору. Они обычно обслуживают определенный сектор населения, от них ожидается предоставление рентабельного лечения с минимальным числом госпитализаций. Свобода выбора пациентом поставщика ограничена персоналом ООЗ.
2. В ассоциации независимой практики (АНП) индивидуальные поставщики заключают контракт с ООЗ, согласно к-рому они предоставляют в своих собственных учреждениях мед. обслуживание лицам, зарегистрированным в ООЗ. Оплата может соответствовать предварительно оговоренному тарифу, исчисляться в расчете на одного чел. в среднем или составлять определенный процент из общей суммы, выделяемой на клиента. Договоры могут заключаться между поставщиком и АНП (прямая контрактная модель) или между ООЗ и АНП. Когда договор заключается между поставщиком и АНП, устанавливается фонд риска, в к-рый каждый поставщик делает взносы с целью последующего удержания с него определенного процента для покрытия превышения расходов. Стимулы АНП к использованию контроля ослаблены, поскольку определение стоимости лечения носит нечеткий характер. При удержании оплаты за оказанные услуги стоимость их распределяется между всеми участвующими поставщиками.
3. При групповой модели ООЗ заключает договор с группой поставщиков, согласно к-рому определенная часть времени их практики затрачивается на предоставление услуг абонентам ООЗ на основе твердого оклада или исчислении оплаты из расчета на одного чел. (fixed-capitated). Поставщики обычно работают группой в к.-л. центре. В таких группах для поставщиков имеются финансовые стимулы оказания рентабельной помощи, поскольку они все участвуют в прибылях и затратах группы. Индивидуальные поставщики обычно подвергаются риску перерасхода или могут добиться общей экономии расходов в конце финансового года.
4. В орг-ции предпочитаемого поставщика (ОПП) мед. работники теоретически выбираются на основе того, что их лечебный подход оказывается более рентабельным. ОПП не предоставляют всестороннего мед. обслуживания. Поставщики не подвергаются риску. Они работают исключительно с оплатой по выписываемому чеку с определенной группой зарегистрированных лиц. Плата за услуги оговаривается заранее и включает скидки или определенные границы максимальной платы при определенном объеме направлений. Хотя клиенты вправе использовать поставщиков из др. орг-ций, они стимулируются к получению услуг ОПП предоставлением более выгодных финансовых льгот в форме сниженной совместной оплаты или льготных вычетов. Услуги покупаются за более низкую цену, потребитель платит меньше, или вообще ничего, если пользуется услугами ОПП, а поставщик получает возросший приток направляемых клиентов. В ОПП часто используются процедуры надзора для контроля деятельности служб.
5. Орг-ция исключительно поставщиков представляет собой форму ОПП, в к-рой плату за обслуживание получают только участвующие поставщики.
6. В модели посредников независимые посредники в определенных географических секторах осуществляют связь между поставщиками, желающими продать свои услуги и покупателями, желающими их купить. Посредник помогает образовать и/или организовать сеть поставщиков и продает услуги группам лиц (предприятия малого бизнеса, компании автономного страхования, профессиональные союзы и т. д.), объединяющимся для покупки услуг со скидкой.
7. Модель сети представляет собой гибрид, соединяющий характеристики АНП, моделей групп, персонала и контрактов в ООЗ, осуществляющей обслуживание.
8. В открытом плане обслуживания потребителям предлагают сниженные цены или повышенные льготы для стимуляции использования поставщиков в данной сети. При пользовании услугами поставщиков из др. орг-ций через данную сеть с потребителя взимается повышенная плата или он лишается льгот. Эта модель позволяет потребителю получить всестороннее обслуживание в ООЗ, сохраняя возможность, по собственному выбору, воспользоваться услугами внесистемного поставщика, даже если это оказывается не выгодным в финансовом отношении. Эта модель предоставляет возможность в рамках неограниченного выбора воспользоваться услугами сети регулируемого здравоохранения.
9. В программе помощи служащим (ППС) услуги психиатрического и иного профиля предоставляются служащим в рамках производственной обстановки или вне ее. Исходной установкой является то, что раннее вмешательство может помочь служащему решить проблемы, вызванные психич. нездоровьем или злоупотреблением психоактивными веществами и снижающие качество его производственной деятельности. ППС используют для оказания помощи мед. персонал данной компании, заключают договоры с внешними поставщиками или делают и то, и другое. Некоторые ППС комбинируют программы Р. п. з. для расширения профиля обслуживания.
10. В социальных ООЗ спектр оказываемых услуг расширяется с включением не только всестороннего мед., но и соц. обслуживания, напр., пожилых лиц, не выходящих из дома. Хотя в 1970-е гг. было осуществлено несколько демонстрационных проектов, сейчас проводится мало научных работ по развитию этой формы системы здравоохранения.
Контроль загрузки и менеджмент представляют собой самые простые методы, используемые в регулируемом здравоохранении для оценки мед. необходимости и адекватности психиатрических услуг до, во время и после их оказания. В проспективном менеджменте необходимость стационарного или амбулаторного обслуживания определяется до оказания услуг (программы предварительного подтверждения необходимости и использования независимых экспертов). При текущем анализе проводится постоянный контроль терапии для подтверждения того, что обслуживание продолжает оставаться адекватным. При ретроспективном анализе проводится экспертиза адекватности проведенной в прошлом терапии.
См. также Службы системы здравоохранения, Программы психического здоровья, Бригады психического здоровья
К. Ш. Остед

Редукционизм (reductionism)

Согласно иерархии наук, предложенной О. Контом, самое высокое положение отводится математике, далее следуют астрономия, физика, биология, этика и социология. Хотя совр. стандарты делают ранжирование Конта сомнительным, его логика вполне очевидна: чем проще объекты измерения, тем фундаментальнее наука. Сегодня более точной порядковой репрезентацией представления Конта была бы иная последовательность: физика, химия, биология, психология, социология и, возможно, экономика. Р. можно рассматривать как филос. позицию, заключающуюся в сведении сложных явлений к более простым и предположительно более "базовым" по своей природе элементам. Для логических позитивистов Р. приобретает дополнительное, узкоспециальное значение требования, чтобы непосредственно наблюдаемые чувственные данные использовались в качестве базисных пунктов для фактуальных утверждений.
Р. привлекает тех, кто стремится достичь согласованности между науками на пути концептуализации всех объектов наблюдения как опирающихся на меньшие по величине, более фундаментальные сущности, к-рые в конечном итоге можно свести к мельчайшим строительным блокам физики. Если аналогия бильярдного шара иллюстрирует механистическое представление о причинности, то иерархическую взаимозависимость между науками можно, наверное, представить как последовательные соединения строительных материалов (напр., песок, кирпичи, стены, дома).
Как правило, редукционисты не настаивали на возврате к физике для удовлетворения требований науки, а довольствовались обращением к непосредственно предшествующему ей уровню интерпретации. Так, биолог-редукционист скорее мог бы обратиться за объяснением не к физике, а к биохимии. Дело, однако, в том, что теоретически все явления, какими бы они ни были, зависят от активности мельчайших физ. частиц во вселенной.
Редукционистская философия в психологии в полной мере представлена бихевиористами, к-рые верили в превосходство физ. наук. Так, Уотсон и Мак-Дугалл утверждали, что для объяснения поведения им не нужно ничего, "кроме известных законов физики и химии". Как и логические позитивисты, отдававшие предпочтение определениям, выведенным на основе операций, осуществляемых при проведении релевантных наблюдений, нек-рые эксперим. психологи тоже, став "операционалистами", определяют ощущения на основе способности организма к различению (т. е. делают все выводы на основании фактического поведения). Иными словами, бихевиорист, разделяя редукционистский взгляд на поведение как на рез-т действия физиолог. и биохимических законов, как правило, отвергает понятие разума.
Хотя бихевиористы обычно признавали, что при модификации поведения имеют место неврологические изменения, в большинстве случаев они наблюдали поведение как таковое, оставляя специалистам по физиолог. психологии выявление причинных связей между физиолог. изменениями и поддающейся наблюдению активностью. Кроме того, нек-рые эксперим. психологи дистанцировались от редукционистских допущений и попытались вернуть "разум" в психологию. Э. Толмен говорил об образовании когнитивных карт у проходящих лабиринт крыс и различал "молекулярные факты физики и физиологии" и "молярные свойства поведенческих актов".
Позиция Толмена пробила брешь в редукционистском мировоззрении, отстаивая принципиальную возможность проведения анализа явлений на их собственных уровнях описания и столь же принципиальную недопустимость возвращения в объяснениях к более простым элементам. Можно выделить 4 возможных отношения к редукционистской позиции: а) все научные объяснения сводимы к уровню базовых элементов физики; б) все научные объяснения сводимы, в принципе, к уровню базовых элементов физики, но это неосуществимо на практике; в) по крайней мере, нек-рые научные объяснения даже в принципе несводимы к уровню базовых элементов физики; г) каждая научная дисциплина должна придерживаться собственного уровня анализа и прогнозирования, и только физ. явления объяснимы на уровне базовых элементов физики. Следовательно, отношение к Р. влияет не только на характер искомых объяснений, но и на представление о взаимосвязанности наук.
Нек-рые психологи, в частности Э. Р. Газри и Дж. Б. Уотсон, безоговорочно поддерживали идеи Р. и оставались верны им на протяжении всей научной карьеры. Др. же, напр. З. Фрейд, начали свою деятельность как редукционисты, однако, попытавшись понять и изменить поведение людей, рассматривая его как молярное явление, столкнулись с такими трудностями, что вынуждены были скорректировать свои представления. Будучи неврологом, Фрейд пытался установить соответствие между мозгом и психич. явлениями. Однако, как отметил Паризи, "за годы своей научной деятельности Фрейд преуспел в том, что касалось отказа от идеи первичности биологии". Действительно, несмотря на то, что во время своего непродолжительного пребывания в Салпетрире он познакомился с авторитетной т. зр. Шарко на симптомы истерии как следствие повреждений мозговой ткани, он все же вынужден был заметить, что "повреждение, наблюдаемое при истерическом параличе, может совершенно не зависеть от анатомии НС". По-видимому, еще в начале карьеры врачебная практика Фрейда привела его к отказу от редукционистской позиции. Он сталкивался с такими проявлениями психопатологии, к-рые непросто было объяснить дисфункцией мозга, а потому был вынужден отказаться от редукционистских объяснений.
Трудности, с к-рыми столкнулся Фрейд, испытывает любой психолог, если ему приходится отвечать на типичные вопросы обывателя: "Как можно "вылечить" реакцию тревоги? Как можно повысить заинтересованность рабочего, стоящего у конвейера, в рез-тах его труда? Как можно помочь детям из группы риска?" Поэтому не приходится удивляться, что Р. принес психологам больше пользы как некий теорет. ориентир, чем как руководство к действию. Когда дело касается практики, психологи проявляют большую склонность к прагматизму, чем к Р.
См. также Бихевиоризм, Логический позитивизм, Механистическая теория, Молярные/молекулярные конструкты
Э. Вагнер

Режимы подкрепления (I) (reinforcement schedules)

Согласно теории оперантного обусловливания, поведение регулируется его последствиями, т. е. подкрепляющими или наказывающими событиями, следующими за этим поведением. Связь между поведением и его последствиями называют контингенциальной (зависящей от случайного стечения обстоятельств). Подкрепление обычно осуществляется в прерывистом режиме. Скиннер указывал на то, что подкрепление может даваться разными способами и продемонстрировал, что даже небольшие различия в Р. п. могут приводить к существенным различиям в итоговом поведении.
Наиболее детально изучены 4 осн. Р. п. Два из них - долевые (пропорциональные) режимы, при к-рых подача подкрепления ставится в зависимость от количества реакций, продуцируемых организмом. При режиме с фиксированной пропорцией (ФП) подкрепляется каждая n-ая реакция. При режиме с изменяющейся пропорцией (ИП) реакции подкрепляются на основе заранее определенной усредненной пропорции, однако конкретное число реакций, требуемых для получения подкрепления, непредсказуемо меняется от одного подкрепления к др. Два др. режима называются интервальными и определяются продолжительностью времени, к-рое должно пройти между подкреплениями. При этом подкрепляется первая реакция, возникающая по истечении установленного промежутка времени. При режиме с фиксированным интервалом (ФИ) этот интервал остается постоянным от одного подкрепления к др.; при режиме с изменяющимся интервалом (ИИ) интервалы между подкреплениями варьируют случайно вокруг нек-рого усредненного интервала.
Помимо этих 4 осн. режимов, существует множество др., таких как дифференцированное подкрепление низких частот реакции (ДНЧ), дифференцированное подкрепление др. поведения (ДПД) и разнообразные комплексные и параллельные режимы, являющиеся комбинациями 4 осн. режимов.
Каждый режим оказывает специфическое воздействие на поведение. Пропорциональные режимы обычно приводят к высокой частоте возникновения реакции, тогда как интервальные режимы вызывают более низкую частоту возникновения реакции. Изменяющиеся режимы, особенно режимы с изменяющимся интервалом, формируют чрезвычайно устойчивый паттерн поведения. Для реакций, вырабатываемых на основе изменяющихся режимов, тж характерна высокая сопротивляемость угасанию. Этот факт помогает понять, почему оказывается так трудно подавлять нежелательные формы поведения, поскольку большинство приобретаемых в естественных условиях форм поведения вырабатываются на основе изменяющихся режимов.
См. также Оперантное обусловливание, Подкрепление
Р. А. Шоу

Режимы подкрепления (II) (schedules of reinforcement)

Нек-рые стимулы, напр., пища для голодного животного или одобрение для чел., ищущего расположения аудитории, увеличивают частоту реакций, к-рые вызывают появление этих стимулов (или предшествуют им). Крыса, получившая пищу вслед за нажатием на рычаг, в дальнейшем с большей вероятностью будет нажимать на этот рычаг, а чел., чьи слова вызвали горячее одобрение аудитории, с большей вероятностью будет продолжать свою речь. Стимулы, к-рые усиливают предшествовавшие им реакции, называются подкрепляющими стимулами, или просто подкреплениями. Для того, чтобы усилить желательную реакцию, ее не обязательно подкреплять всякий раз после того, как она возникла (напр., нажатие крысы на рычаг может вызывать появление пищи не всякий раз, а лишь после пяти таких нажатий). Полный набор тех условий, при к-рых осуществляется подкрепление реакции, называется Р. п.. Исслед. показывают, что Р. п. во многом определяет воздействие конкретного подкрепления на реакцию. Здесь будут рассмотрены два аспекта изучения Р. п.: поведенческие эффекты и теорет. трактовка.
Поведенческие эффекты
Принято выделять 3 поведенческих эффекта Р. п.: приобретение, поддержание и сохранение реагирования. В целом приобретение (или научение) замедляется в том случае, когда реакция подкрепляется лишь после того, как она возникла несколько раз. Крыса, научающаяся нажимать на рычаг, будет быстрее приобретать эту реакцию, если пища появляется после каждого нажатия, а не после неск. нажатий. Р. п., при к-ром пища предъявляется вслед за каждым возникновением реакции, называется непрерывным, или постоянным режимом; режим, при к-ром пища предъявляется лишь после неск. воспроизведений реакции, называется прерывистым, или парциальным режимом.
После того как реакция уже приобретена, для поддержания реагирования обычно оказывается достаточно прерывистых Р. п., особенно если подкрепляющий режим постепенно изменяется от постоянного к прерывистому. Прерывистые режимы поддерживают реагирование и, что более важно, задают общую частоту и временные паттерны реагирования. Напр., одно и то же количество подкреплений может вызывать как высокую, так и низкую частоту реагирования, в зависимости от характеристик режима. Традиционно Р. п. классифицируют на основе 2 характеристик: количества реакций и времени реагирования, необходимого для подкрепления. Режимы, при к-рых для появления подкрепления требуется определенное количество реакций, называются пропорциональными (долевыми) режимами; в них задается пропорциональное отношение числа реакций на одно подкрепление. Напр., если крыса должна четыре раза нажать на рычаг, прежде чем пятое нажатие приведет к появлению пищи, пропорциональный режим будет определяться как 5:1. Режимы, в к-рых помимо самой реакции, необходимой для появления подкрепления, предъявляются требования ко времени реагирования, называются интервальными режимами. Напр., если должна пройти 1 минута с момента последнего появления пищи, прежде чем нажатие на рычаг вновь вызовет ее появление, такой интервальный режим будет определяться как минутный. В целом пропорциональные режимы вызывают более высокую частоту реагирования по сравнению с интервальными режимами. Как в пропорциональных, так и в интервальных режимах может задаваться либо фиксированное, либо изменяющееся количество реакций или времени соответственно. Так, если пища появляется после каждого пятого нажатия на рычаг, то этот режим будет режимом с фиксированной пропорцией; если пища появляется в среднем после пяти реакций (напр., после трех, пяти или семи реакций), то такой режим будет режимом с изменяющейся пропорцией. В целом режимы с изменяющимся подкреплением поддерживают стабильную частоту реагирования, в то время как фиксированные режимы вызывают изменяющуюся частоту реагирования. При фиксированных режимах частота реагирования вслед за появлением подкрепления сначала снижается, когда реакция уже не может вызвать этого подкрепления, а потом начинает увеличиваться.
Третий поведенческий эффект Р. п. касается сохранения реагирования (т. е. пределов, в к-рых данная реакция продолжает возникать уже после того, как она больше не вызывает появления подкрепления). В целом, прерывистые Р. п. в значительной степени повышают сохранение реагирования (т. е. сопротивляемость угашению).
Поскольку частотные и временные характеристики реагирования в высокой степени зависят от конкретного Р. п., мн. стороны поведения, традиционно рассматриваемые в мотивационных терминах, могут интерпретироваться как эффекты Р. п. Напр., родители, к-рые все-таки покупают ребенку сладости после долгого сопротивления его просьбам, сопровождаемым нытьем и хныканьем, ненамеренно подкрепляют такое поведение в соответствии с пропорциональным режимом. Поведенческий анализ относит это поведение к тому Р. п., на основе к-рого оно приобреталось и поддерживалось, в отличие от др. способов объяснения такого поведения, относящих его к существованию "потребности" в сладостях или к определенному внутреннему состоянию, напр., к избалованности этого ребенка.
Теоретические трактовки режимов подкрепления
Теорет. трактовка Р. п. приняла две комплементарные формы: молярные и молекулярные подходы. В молярных подходах осн. усилия концентрируются на объяснении глобальных аспектов поведения, вызываемого тем или иным режимом (напр., предельной частоты реакций или продолжительности реагирования в ходе угашения реакции). В качестве иллюстрации здесь можно привести общее заключение о том, что организм при столкновении с двумя одновременно доступными реакциями (так называемый параллельный Р. п.) будет распределять свои реакции пропорционально количеству подкреплений, вызываемых этими реакциями. Так, если в течение определенного периода времени одна реакция будет вызывать в три раза меньше подкреплений, чем др., то реакций первого типа будет возникать в три раза меньше. Это молярное соотношение между числом подкреплений и числом реакций выражается общим принципом соответствия: обучающийся согласует относительное число реакций с относительным числом подкреплений.
С др. стороны, наблюдаемые в том или ином Р. п. особенности поведения могут анализироваться с т. зр. моментальных, или молекулярных отношений между конкретными стимулами, реакциями и подкреплениями, возникающими в каждый момент времени. При данном подходе изучаемые молярными подходами глобальные отношения рассматриваются в качестве кумулятивного выражения молекулярных процессов. То есть, молярные отношения являются лишь следствиями молекулярных процессов и не представляют собой фундаментальных принципов. Молекулярного подхода в интерпретации Р. п. придерживался Б. Ф. Скиннер. В противоположность этому, при молярном подходе глобальные отношения рассматриваются в качестве фундаментальных на основании того, что такие отношения обеспечивают описание поведения на том единственном уровне, на к-ром могут наблюдаться организованные функциональные отношения. Существующие исслед. указывают, что нек-рые молярные отношения действительно могут интерпретироваться как суммарное выражение молекулярных процессов, тогда как др. не могут. Молярно-молекулярная проблема остается предметом теорет. дискуссий в данной области. Независимо от того, какой из этих уровней в конечном итоге окажется наиболее полезным в трактовке эффектов Р. п., исслед. последних остается по-прежнему актуальной задачей вследствие их чрезвычайно важной роли в приобретении, поддержании и сохранении поведения как в условиях лабораторных экспериментов, так и в повседневной жизни.
См. также Экспериментальные планы, Кривые научения, Теории научения, Оперантное обусловливание, Вознаграждения
Дж. У. Донахью

Резиденциальные альтернативы (residential alternatives)

На протяжении жизни у чел. может возникнуть необходимость обратиться в учреждение резиденциального обслуживания. Это м. б. вызвано разными причинами, напр., задачами физ. реабилитации, психич. или соматическим заболеванием, утратой жилища или старческой немощью.
Далее приводится перечень нек-рых Р. а.
Пансионат. Пансионат представляет собой жилище, в к-ром лица, не состоящие между собой в родстве, проживают без постороннего наблюдения. Термин "хоспис" часто используют как замену термина "пансионат", и наоборот.
Больница для выздоравливающих. Больницы для выздоравливающих предоставляют долговременное резиденциальное обслуживание лицам, нуждающимся в реабилитации широкого профиля или уходе, а тж больным в терминальном состоянии.
Приемные семьи. Семьи предоставляют свои дома для совместного проживания с детьми, нуждающимися в убежище. Большинство таких детей нуждаются в этом обслуживании вследствие потери родителей или опекунов.
Групповой дом. Групп. дома предоставляются общественными и частными агентствами для детей и взрослых, нуждающихся в резиденциальном уходе под постоянным наблюдением.
Дома на полпути. По самому определению, дом на полпути означает жилище переходного типа. Обычно дома на полпути управляются общественными или частными структурами с целью облегчить переход выписанного больного от строго контролируемой обстановки стационара к независимой жизни в здоровой среде.
Учреждение промежуточного обслуживания (УПО). УПО предлагает резиденциальное обслуживание лицам с дефектами развития. В отличие от групп. домов, УПО институционализированы и функционируют в рамках мед. модели.
Дом призрения. Дом призрения представляет собой управляемое частными или общественными структурами учреждение для содержания больных в терминальном состоянии, инвалидов или престарелых. В отличие от больниц для выздоравливающих, дома призрения не имеют отлаженного доступа ко всем необходимым для поддержания жизни учреждениям, услуги к-рых могут потребоваться нек-рым длительно выздоравливающим пациентам.
Приют. Приюты - центры резиденциального обслуживания, предоставляющие кров бездомным детям. В отличие от жилищ, предоставляемых приемными семьями, приюты обычно обслуживают большое количество детей.
Психиатрическая больница. Психиатрическая больница - это резиденциальное учреждение, предназначенное для обслуживания лиц, нуждающихся в психиатрической помощи. Большинство психиатрических больниц обслуживается общественными структурами.
Резиденциальная школа. Резиденциальная школа представляет собой учреждение, в к-ром программы теорет. и практ. обучения детей реализуются по месту их (временного) проживания, как и резиденциальные программы.
Временное убежище. Это - резиденциальные учреждения временного проживания, предназначенные для краткосрочного обслуживания лиц, временно нуждающихся в жилье, гл. обр., в случаях чрезвычайных ситуаций, семейных кризисов, отъезда др. членов семьи или бракоразводных процессов.
Дом для престарелых. Дом для престарелых - это Р. а., специально предназначенная для пожилых граждан. Дома для престарелых функционируют в рамках разных моделей с использованием зданий больничного типа, резиденциальных коттеджей и отдельных квартир.
Санаторий. Санаторий - Р. а., имеющая целью лечение таких хронических заболеваний, как туберкулез и различные формы психич. расстройств.
Штатные школы. Штатные школы представляют собой школы стационарного типа для детей с особыми потребностями. Как и резиденциальные школы, штатные школы проводят образовательную/практ. подготовку по месту проживания детей.
Квартиры под наблюдением. Квартиры под наблюдением представляют собой альтернативы проживания для специальных контингентов взрослых лиц, "способных к самостоятельному проживанию". Квартиры под наблюдениям м. б. в одном и том же здании или в разных. Лица, проживающие в квартирах под наблюдением, регулярно посещаются обслуживающим персоналом, контролирующим, чтобы их личные и соц. потребности удовлетворялись должным образом.
См. также Общественная психология
Д. Л. Холмс

Результаты обучения (I) (learning outcomes, I)

Комментарий редакторов. Как и в случае с трансперсональной психологией, эта тема, по нашему мнению, яв-ся настолько важной и настолько широкой, что она представлена здесь в двух различных трактовках. Мы полагаем, что читатель, познакомившись с ними и сравнив их между собой, сможет составить себе более полное и точное представление по данному вопросу.
Р. Корсини, А. Ауэрбах
Одним из осн. способов доказательства произошедшего научения яв-ся демонстрация чел. возможности выполнить нек-рые вновь приобретенные действия, когда они оказываются востребованными в определенной ситуации. Выводы, к-рые можно сделать из этих изменений в выполнении, сводятся к тому, что индивидуумы приобрели нек-рые новые единицы хранения в своей долговременной памяти - единицы, не представленные в ней до того, как произошло научение. Следовательно, Р. о. - это состояния НС, к-рые, как показывает проверка, сохраняются в течение длительных периодов времени. Поскольку такого рода состояния приводят к формированию у индивидуумов устойчивой способности к выполнению специфических видов действий, их логично было бы рассматривать как приобретенные способности.
Различия в приобретенных способностях
С практ. т. зр., существенную помощь в определении границ знаний в области научения людей оказывает выделение осн. разновидностей рез-тов обучения. Между последними можно провести четкое различие по характеру самих действий, оказывающихся доступными в рез-те научения. Они различаются тж в отношении тех специфических условий, к-рые необходимы для усвоения этих действий. Они, по-видимому, тж различаются по характеру когнитивных структур, репрезентирующих эти действия в долговременной памяти.
Разновидности результатов обучения
На основе описанных выше критериев можно выделить 5 видов приобретенных способностей.
1. Вербальные знания (декларативные знания). Этот вид знаний варьирует от отдельных назв., обозначений и изолированных "фактов" до огромных массивов организованной информ. Вид действий, оказывающийся доступным в рез-те таких знаний, наз. формулированием (декларированием) в устной, письменной или к.-л. др. форме.
2. Интеллектуальные умения (процедурные знания). Эти способности позволяют индивидууму посредством манипуляций символами демонстрировать применение понятий и правил к специфическим ситуациям. Различение между "знаю что" (декларативными знаниями) и "знаю как" (процедурными знаниями) было предложено философом Г. Райлом.
3. Когнитивные стратегии. Эти умения используются для управления и регулирования когнитивными процессами, такими как внимание, восприятие, кодирование, поиск и извлечение информ. из памяти и мышление. Когнитивные стратегии решения задач изучались в заданиях на формирование понятий Брунером, Гуднау и Остином. В последнее время стала широко исследоваться роль когнитивных стратегий в регулировании или модификации др. когнитивных процессов научения и памяти, таких как внимание, кодирование и извлечение информ. из памяти. При целенаправленном обучении и сознательном использовании уч-ся такие стратегии составляют важнейшую сторону того, что наз. метапознанием.
4. Аттитюды. Обычно считается, что этот четвертый вид рез-тов научения включает как аффективные, так и когнитивные компоненты памяти. Аттитюды - приобретенные состояния, оказывающие влияние на процесс выбора действий, к-рые индивидуум предпринимает в отношении людей, объектов или событий.
5. Двигательные навыки. Рез-ты научения могут представлять собой действия, реализация к-рых достигается слаженной координацией мышечных движений, - в этом случае их называют двигательными навыками. Большинство двигательных навыков связано с исполнительными процедурами, иногда довольно длительными. Сама процедура м. б. простой или сложной и наз. исполнительной подпрограммой. Такая процедура может приобретаться отдельно или в качестве начальной стадии приобретения двигательного навыка. Формирование собственно двигательного навыка состоит в приобретении увеличивающейся слаженности и точности координации мышечных движений. Зачастую исполнительная подпрограмма выполняет функцию объединения частных (составляющих) навыков в итоговый сложный навык.
Соотношение результатов обучения с образовательной программой школы
Рез-ты школьного обучения обычно формулируются в программах, охватывающих содержание таких учеб. предметов, как чтение, письмо, математика, естественные науки, история и т. д. Каждый из таких предметов обычно включает не одну разновидность Р. о. Напр., арифметика включает преимущественно интеллектуальные умения, но наряду с ними - и нек-рые необходимые вербальные знания о ситуациях, в к-рых используются количественные понятия.
Очевидно, традиционные предметы школьной программы охватывают все пять разновидностей Р. о.: вербальные знания, интеллектуальные умения, когнитивные стратегии, аттитюды и двигательные навыки. Каждый предмет, как правило, формирует у уч-ся не один, а неск. видов способностей. При планировании обучения в каждой предметной области необходимо учитывать специфические требования, предъявляемые каждым типом Р. о., для достижения наиболее эффективного научения, а тж наиболее эффективного управления учением.
Соотношение с другими классификациями
По-видимому, наиболее известной классиф. Р. о. яв-ся классиф., предложенная Блумом и его коллегами. Хотя выделение описываемых в этой статье категорий Р. о. производилось на независимой и отличной теорет. основе, они обнаруживают значительное сходство и во мн. отношениях совпадают с категориями Блума. Тремя осн. линиями классиф. Блума яв-ся когнитивная, аффективная и психомоторная сферы.
Оптимальные для каждого результата условия обучения
При характеристике оптимальных условий обучения, к-рое приводит к каждой из разновидностей рез-тов, можно опираться на существующие знания из области теории и исслед. научения. Поскольку эти условия различаются в чем-то в каждом отдельном случае, существование таких различий служит серьезным основанием для раздельного рассмотрения рез-тов обучения на стадии планирования процесса обучения.
Вербальные знания. Рез-ты многочисленных исслед. поддерживают теорет. положение о том, что значительную помощь в научении новым знаниям оказывают прошлые знания. Точный характер связей между старыми и новыми знаниями - в том смысле, что первые помогают усвоению и сохранению последних, - яв-ся в настоящее время предметом активных исслед. Вторым по своему значению фактором оптимального обучения яв-ся орг-ция обучающего сообщения (или др. стимула), влияющего на процесс кодирования. Использование контекстуальных подсказок во время усвоения новых знаний - еще одно условие, благоприятствующее сохранению этих знаний.
Интеллектуальные умения. Важнейшим условием, влияющим на научение интеллектуальным умениям, яв-ся наличие необходимых предварительных умений. В отличие от ситуации с вербальными знаниями, эти вспомогательные умения - составные элементы подлежащего усвоению нового умения. Отсюда следует, что при планировании оптимального обучения требуется точная идентификация этих необходимых предварительных умений на основе методов анализа задач. Вторым условием, влияющим на сохранение интеллектуальных умений, яв-ся периодическое повторение и упражнение. Очевидно, что большинство умений, необходимых для свободного владения навыками чтения, письма и решения арифметических задач, требуют такого количества упражнений, к-рое позволяет довести их до уровня автоматизма.
Когнитивные стратегии. Поскольку когнитивные стратегии - это разновидность умений, можно ожидать, что оптимальные условия обучения в этом случае будут сходны с условиями, к-рые наблюдались для интеллектуальных умений. В известной мере это действительно так: для усвоения когнитивных стратегий необходимо овладеть определенными предварительными умениями. Однако умения, необходимые для овладения стратегиями, зачастую чрезвычайно просты, доступны и легко поддаются тренировке. Мн. стратегии внимания, заучивания, извлечения информ. из памяти и решения задач могут передаваться (или восстанавливаться) в рез-те краткого вербального сообщения. Но нек-рые стратегии решения задач, по-видимому, не будут сохраняться, если не отрабатывать их в разнообразных контекстах. Осознание этого факта должно приводить разработчиков обучения к идее о том, что уч-ся необходимо часто предоставлять возможности для решения новых задач.
Аттитюды. Несмотря на широкое разнообразие способов приобретения аттитюдов в процессе жизненного опыта, по-видимому, наиболее продуманной орг-цией условий оптимального обучения характеризуется метод моделирования чел. Челов. моделью м. б. реальный чел., изображаемый актером персонаж или даже текстовое описание. Наиболее желательными свойствами модели яв-ся ее способность вызывать у уч-ся восхищение, доверие и оказывать на них влияние. С т. зр. Бандуры, процедура, приводящая к усвоению или изменению аттитюда, реализуется в два шага: модель а) сообщает на словах или демонстрирует выбор поведения, отражающего целевой аттитюд, б) воспринимается как переживающая удовлетворение и получающая вознаграждение за совершенный ею выбор (викарное подкрепление). Предполагается, что аттитюд может приобретать впоследствии дополнительную силу, когда уч-ся сами получают подкрепления за выбираемое ими поведение.
Двигательные навыки. Как указывают Фиттс и Познер, научение двигательному навыку начинается, как правило, с приобретения его когнитивного компонента (т. е. интеллектуального умения), наз. исполнительной подпрограммой. Она яв-ся процедурной частью навыка. В нек-рых случаях возникает необходимость в предварительной тренировке частных навыков. Различные компоненты сложного двигательного навыка затем объединяются вместе в ходе тренировки итогового навыка. Именно такого рода тренировки (по частям и в целом) позволяют в конечном счете добиваться той слаженной координации действий, к-рая воспринимается как двигательный навык.
См. также Обучение методом (управляемых) открытий, Эпистемология, Теории научения
Р. М. Ганье

Результаты обучения (II) (learning outcomes, II)

В широком смысле под термином "рез-т" понимается то, чему индивидуум научился в процессе своего участия в определенном виде учеб. деятельности. Однако в границах различных исследовательских перспектив этот термин приобретает более специфическое значение, к-рое может существенно варьировать в зависимости от характера той или иной перспективы. Такие изменения и лежащие в их основе допущения можно рассматривать в связи с традиционной, неопиажетианской и феноменографической исследовательскими перспективами.
Традиционная перспектива и ее ограничения
В рамках традиционных исслед. научения Р. о. оказываются нейтральными по содержанию и количественными по характеру. Широко используемая эксперим. процедура предполагает изучение влияния одной или более независимых переменных на предварительно определяемую зависимую переменную. Если получающиеся в рез-те данные согласуются с гипотезами, выводимыми на основе теории, то тем самым подтверждается истинность этой теории.
Во всех этих экспериментах зависимая переменная определяется в количественной форме, отодвигающей на второй план содержание обучения; не представляющее самостоятельного интереса содержание присутствует лишь в силу того, что бессодержательное научение попросту невозможно. Эти 2 аспекта традиционной парадигмы исслед. научения (количественный характер зависимой переменной и инструментальный характер содержания научения) логически связаны с третьим и более важным аспектом - целевой установкой на достижение универсальных (и содержательно независимых) формулировок о природе научения, применимых к содержанию любого рода.
Даже если применение такого подхода в психол. исслед. научения имеет под собой достаточные основания, его релевантность образовательному контексту вызывает сомнения. Цель школьного образования заключается не только в том, чтобы обеспечить приобретение уч-ся знаний, умений и навыков. Одной из главных его задач - а по мнению мн., его важнейшей задачей - яв-ся формирование и изменение способов мышления учеников. Это означает, что школьное обучение должно способствовать переходу от представлений об окружающем мире, осн. на здравом смысле, к концепциям, более согласующимся с научными способами мышления.
История науки ясно показывает, что концептуальные основы каждой научной дисциплины неоднократно подвергались радикальным качественным изменениям, а исслед. когнитивного развития свидетельствуют, что происходят весьма сходные с научными революциями перестройки представлений ребенка о реальности в ходе его созревания, даже если они менее очевидны в контексте повседневной жизни. Чтобы описать Р. о. в этом специфическом смысле, необходимо установить, какие качественно отличные концепции в отношении содержании обучения появляются у учеников после завершения процесса обучения. Чтобы описать предусловия обучения, необходимо выяснить, какими качественно отличными исходными представлениями ученики обладают в отношении того содержания, с к-рым они столкнутся в ходе обучения.
Тогда, в этой альтернативной интерпретации, Р. о. будут определяться как качественно различные способы понимания содержания обучения. В связи с этим мы сначала рассмотрим два альтернативных подхода к этой проблеме, а затем обсудим их в сравнении друг с другом.
Неопиажетианский подход
Если подходить к представлению о научении с вышеизложенных позиций, становится довольно трудно сохранять то различие, к-рое обычно проводят между научением и развитием. Переходы между качественно различными способами мышления репрезентируют хорошо известную концепцию когнитивного развития Ж. Пиаже. По-видимому, легко понять, что наиболее распростр. подход к описанию рез-тов научения опирался на применение пиажетианского способа мышления в отношении различных предметных областей.
Важно отметить, что эти исследователи рассматривают свою работу в большей степени связанной с изучением развития, нежели научения. Уровни мышления в различных содержательных областях рассматриваются как следствия приложения к этим областям общих операционных структур. Считается, что такой подход яв-ся правомерным как в эпистемологическом, так и в онтологическом смысле. Первое относится к предположению, что исследователь сможет выделять уровни мышления в специфической содержательной области, применяя описание общих стадий Пиаже к данной области. И наоборот, если уч-ся демонстрируют определенный уровень мышления в отношении специфического содержания, считается, что они в этом случае применяют соотв. данной стадии развития общие операционные структуры к данному содержанию.
Однако эмпирические исслед. ставят под сомнение правомерность такой линии рассуждения. Флейвелл и Хандейд в числе др. обобщили рез-ты множества исслед., к-рые ставят под вопрос концепцию стадий и не зависящих от содержания ментальных структур.
Однако это вовсе не отрицает ценности того, что было достигнуто. Допущение о ментальных структурах, связанных со стадиями развития, может выглядеть неоправданным в свете имеющихся на сегодня эмпирических данных о вариациях в решении различающихся по содержанию и контексту, но аналогичных в структурном отношении задач. Но описанные различия в мышлении представляют большой интерес сами по себе, независимо от того, яв-ся ли они устойчивыми при варьировании контекста и содержания или нет.
Биггс и Коллис рассматривают обнаруженные в этих областях различные уровни мышления скорее как феномены, связанные с Р. о., нежели с развитием. Это отражается в назв., к-рое они дали своей описательной модели - Структура наблюдаемых Р. о. (SOLO, Structure of the Observed Learning Outcomes). В соответствии с этими авторами, овладение умением или областью знаний можно рассматривать как своего рода миниатюрное развитие, к-рое можно описать в терминах переходов между качественно различными уровнями мышления.
При наблюдении за тем, как группа уч-ся работает с определенным содержанием, следует ожидать что различные уч-ся будут прогрессировать в различных отношениях. Наблюдаемые качественно различные уровни мышления будут впоследствии проявляться как качественные различия (между учениками) в Р. о.
Биггс и Коллис описывают следующие 5 общих уровней мышления:
1. Доструктурный. Совершается бесплодная, неуместная или иная неадекватная попытка усвоить некий элемент.
2. Одноструктурный. Приобретается один релевантный элемент.
3. Мультиструктурный. Приобретаются неск. релевантных элементов, но аддитивно и независимо друг от друга.
4. Реляционный. Между элементами устанавливается функциональная или концептуальная взаимосвязь.
5. Расширительно-абстрактный. Взаимосвязанные компоненты становятся частью более общего случая, к-рый фактически образует новый тип.
Эти 5 уровней мышления соответствуют модифицированным Коллисом стадиям Пиаже: дооперациональной стадии, ранней и средней стадиям конкретных операций, стадии обобщения конкретных операций (у Пиаже - начальная фаза стадии формальных операций) и стадии формальных операций. Как утверждают Биггс и Коллис, характеристики мышления конкретного индивидуума, проявляющиеся при решении различных задач, могут значительно варьировать, однако сами эти характеристики (в смысле категорий описания) применимы к разнообразным задачам независимо от их содержания.
Феноменографический подход
Третий подход берет свое начало, гл. обр., в работах группы шведских психологов. Мартон высказал идею, что описание качественно различных способов, к-рыми люди ощущают, воспринимают, представляют и понимают разнообразные аспекты окружающего их мира, следует выделить в рамки самостоятельной научной дисциплины, получившей назв. феноменографии. В пользу выделения такой самостоятельной области анализа приводится 2 аргумента. Во-первых, описание категорий, характеризующих представления людей об окружающей действительности, представляет собой самостоятельный интерес - независимо от образовательного контекста. Во-вторых, такие категории не могут выводиться из более общих свойств челов. разума, но должны исследоваться по собственному праву.
Релевантность феноменографии исслед. научения проистекает из ее концептуализации научения как перехода между качественно различными способами понимания к.-л. феномена или аспекта действительности, в противоположность, напр., концептуализации научения как запоминания чего-либо прочитанного или как приобретения фактов, деталей и т. д. Поскольку феноменография занимается выявлением различных способов, к-рыми мы понимаем аспекты окружающего нас мира, научение рассматривается как переход между феноменографическими категориями.
В целом феноменография предлагает альтернативный путь описания как эффектов, так и предусловий научения и обучения. Она стремится дать четкое описание того, что (понятие) заменяется на что (понятие). Выявляя уровни понятий и представлений о фундаментальных сторонах действительности, она определяет возможное направление изменения, а выявляя повседневные представления о содержании научения и обучения, к-рые уч-ся привносят с собой в школьную ситуацию, она повышает вероятность самого изменения.
Сходства и различия между двумя альтернативными подходами
Как указывалось ранее, в рамках обоих подходов научение представляется как переход между качественно различными формами мышления и, т. о., рассматривается как своеобразное миниатюрное развитие. При обращении к стандартной школьной ситуации представляется разумным ожидать, что за к.-л. отдельно взятый отрезок времени разные уч-ся будут достигать различных уровней. Р. о. будет тем самым описываться с т. зр. качественных различий. Кроме того, что касается обоих способов описания качественных различий в Р. о., были обнаружены нек-рые соответствия в отличающихся подходах учеников к задачам обучения, объясняющие качественные различия в рез-тах. Биггс идентифицировал 3 независимых измерения в процессе учения: использование, интернализация и достижение. Обнаружилось, что эти 3 способа учения высоко коррелировали с Р. о.
Несмотря на очевидные сходства этих направлений исслед., ориентированных на содержательные стороны научения, между ними существует одно важное различие. Биггс и Коллис используют в качестве отправного пункта общую структурную модель. Поскольку фактическое содержание изменяется в различных случаях, реализация категорий, разумеется, будет тж изменяться на конкретном уровне. Однако считается, что структурные свойства при этом остаются неизменными. Более того, они формируют определенную иерархию в соответствии с представлением об уровнях.
Феноменографический подход яв-ся радикально ориентированным на содержание, поскольку главной задачей считается извлечение категорий описания в отношении различного содержания обучения. Эти разные категории могут образовывать, а могут и не образовывать иерархии в каждом конкретном случае (содержания).
В модели SOLO описание Р. о. приобретает форму приложения общей модели к новым содержательным областям, тогда как в феноменографии каждый изучаемый феномен, концепт или закон требует выявления качественно различных способов, к-рыми этот конкретный феномен, концепт или закон осмысляется, воспринимается или "проживается".
См. также Эпистемология, Приемы заучивания, Структурная теория научения
Ф. Мартон

Реклама (advertising)

Р. это инструмент коммуникации, служащий для информирования аудитории (обычно массовой) об уже доступных либо обещаемых в ближайшем будущем услугах и особенно товарах путем представления товара или услуги наиболее эффективным образом, соблюдая при этом принципы точности, полноты информ. и хорошего вкуса.
Эффективность Р. во многом зависит от оперативного изучения потребителей. Своевременная информ. о характеристиках потребителя, желаниях, покупательских привычках, стиле жизни дает рекламщику возможность правильно составить рекламный материал и точно определить целевую аудиторию, чтобы достичь его максимальной восприимчивости и действенности. Эта информ., кроме того, позволяет квалифицированно выбирать подходящий канал коммуникации, отслеживать степень удовлетворенности потребителя после покупки и инициировать дальнейшие модификации товара или выпуск новой продукции.
История
Первое рекламное объявление, в к-ром сообщалось о сбежавшем рабе, дошло до нас на куске папируса из Фив (3000 г. до н. э.). С тех пор Р. и ее функции прошли неск. стадий развития. Фабричные и торговые марки (выполняющие, по существу, защитную функцию) появились в средние вв., а газетная Р. формально началась в XVII в. в Англии.
Отрезок времени с 1875 по 1905 гг. был назван "эрой дикого предпринимательства" в рекламном бизнесе. С появлением трансконтинентальных железных дорог началось развитие национальных рынков и рекламного дела в масштабах страны. Быстрый рост национальной Р. вскоре привел к необходимости решать этические вопросы. В 1911 г. Ассоц. рекламных клубов Америки (Associated Advertising Clubs of America) в целях формирования принципов добросовестной Р. приняла кодекс этических норм, а журн. "Printer's Ink magazine" составил имеющий юридическую силу устав, предусматривающий наказание за недостоверные и вводящие в заблуждение рекламные сведения. Чтобы "пресечь нечестную конкуренцию", использующую возможности Р., в 1914 г. в США была учреждена Федеральная торговая комиссия. Первые два десятилетия XX в. стали "Эрой перепроверки".
1920-е гг. вызвали быстрый и разительный рост рекламной деятельности. С появлением радио люди получили новый канал передачи информ., и в 1924 г. была создана первая общенациональная радиовещательная сеть, транслировавшая оплаченные рекламодателями программы. К концу 1940-х гг. телевидение существенно расширило возможности массовой коммуникации, и вместе с его быстрым развитием не менее значительно росли доходы от Р.
2 периода спада потребительской активности выделяются на фоне этой картины быстрого роста. 1930-е гг. принесли с собой угрозу существованию Р. и привели к принятию поправки Уилера-Ли к Акту Федеральной торговой комиссии от 1938 г. В ответ на сопротивление потребителей начали использовать методики опроса и обращать внимание на мысли, ценности, желания и нужды потребителя. 1960-е гг. принесли с собой спад потребительской активности, имеющей отношение к номенклатуре товаров и вопросам охраны окружающей среды. Под влиянием книги Ральфа Нейдера "Опасны при любой скорости: предумышленно опасная конструкция американского автомобиля" (Unsafe at any speed: The designed-in dangers of the American automobile) озабоченность людей стали вызывать вопросы, связанные с экологической и личной опасностью применения пестицидов, демографическим ростом, экологической сознательностью и проблемами продовольствия/голода/питания. В каждом случае следствием консюмеризма (защиты интересов потребителей) было повышение чувствительности рекламщиков к мыслям и чувствам потребителя и учет их в своей работе. Что касается самих доходов от Р., то они продолжали повсеместно и впечатляюще расти.
Психология рекламы
Новаторская работа Уолтера Дилла Скотта "Психология рекламы" (The psychology of advertising) заложила основу и задала тон отношений между психологией как академической дисциплиной и Р. как прикладной областью. Эти отношения, трудно развивавшиеся в 1908 г., к 1930 г. превратились в общепризнанный союз, и Скотт комментировал, что фактически каждая область психологии нашла эффективное применение в Р. Как отмечает Шэрон Бридуэлл, со временем образовалось две модели вовлечения психологии в Р. Первая модель отображала последовательность "внимание - ассоц. - действие", тогда как более поздняя и точная модель учитывала дополнительные элементы: "внимание - осознание/понимание - ассоц. - память - действие". Хотя обе модели охватывали понятие мотивации, вторая модель дополнительно включала элементы восприятия, образы и опознавательные (при)знаки. Обе модели рассматривали в качестве главной цели формирование положительной ассоц. между действием и товаром или услугой, к-рая приводила бы к повторяемому действию.
Выбор средств информации
С т. зр. Р., каждое из средств передачи информ. имеет свои сильные и слабые стороны. Если бы можно было легко и эффективно достичь внимания каждого конкретного потребителя, - фактически поговорить с каждым индивидуально, - то прибыль от личных продаж была бы максимальной. Телевидение, благодаря возможности принести потребителю прямо домой "правдоподобный" аудиовизуальный образ, является самым персонализированным средством массовой информ. Однако его возможности ограничены потребностью в кратких, четких сообщениях и сиюминутностью самих этих сообщений, поэтому телевидение должно полагаться на др. средства информ., к-рые предоставляют более подробную и длительно сохраняемую информацию. Дороговизна рекламного времени на телевидении делает его недоступным для малого или семейного бизнеса. И радио, и телевидение - самые распростр. средства информ., в том смысле, что практически любой чел. имеет у себя дома приемник и, следовательно, доступен как потенциальный потребитель.
Роль рекламы в маркетинге
К 1950-м гг. обновление техники сбора данных и их анализа побудило экономистов со всей серьезностью отнестись к роли Р. в маркетинге. Стало очевидным, что Р. стимулирует конкуренцию и может понизить расходы на единицу продукции путем расширения спроса и производства. Она тж послужила фактором стандартизации цен посредством предоставления в Р. информации о соотношении цен. К тому же она обернулась "сокращением трудоемкости", так как с крайне низкими показателями "затрат на тысячу человек" позволяла достичь целевой аудитории. Но не все экономисты одинаково признавали выгоду от Р. Джон Кеннет Гэлбрейт рассматривал Р. как негативное явление, поскольку считал, что она создает искусственные желания и потребности, подгоняя цикл производства товара под потребительский спрос, сформированный Р. С его т. зр., "голодный человек не нуждается в том, чтобы ему говорили о его потребности в еде"; а создание искусственных потребностей негативно отражается на экономике. Ф. А. Хайек считал удовлетворение потребностей, не являющихся врожденными, "достижением культуры". Роль Р. в развитии и удовлетворении приобретенных потребностей рассматривалась им как положительный вклад культуры и здоровая сила в экономике.
Этика в рекламном бизнесе
Существовал значительный разброс мнений относительно ответственности за Р. и того, как, в какой мере и кому должна вменяться эта ответственность. Д. М. Поттер рассматривал Р. как ин-т, к-рый осуществляет соц. контроль, не чувствуя при этом никакой соц. ответственности. Г. Э. Бёртт отмечал, что роль прикладной науки, с технической т. зр., заключается в "решении, каким образом можно достичь конкретного рез-та, а не в определении, следует ли этот рез-тат достигать". Несмотря на то, что терминологически Р. квалифицируется как прикладная дисциплина, Бёртт считал необходимым возложить на нее нек-рую ответственность по причине ее весьма обширного влияния.
Специфическая аудитория
Вопрос о специфической группе телезрителей (детях) втянул правительственные регламентирующие органы, потребительские объединения, средства массовой информ. и рекламщиков в противоборство, начавшееся в 1970 г. и продолжавшееся 10 лет. Раздел 5 Акта Федеральной торговой комиссии гласил, что "в соответствии с положениями настоящего Акта, предназначение телевизионной Р. любого товара детям, к-рые еще слишком малы, чтобы осознать рекламную цель, заключающуюся в продаже товара, и могут неверно истолковать и оценить рекламный материал, является несправедливым и нечестным поступком". Усилиями Совета по вопросам детей, средств массовой информ. и торговли (Council for Children, Media and Merchandising) и общественностью были предприняты усовершенствования в сфере Р. детского питания, а Движение за детское телевидение добилось исключения Р. витаминов, запрета на использование героев детских передач в качестве "продавцов" товара (массовая продажа), разделения коммерческого и программного времени и сокращения почасового рекламного времени в детских программах. В 1978 г. управление Федеральной торговой комиссии выпустило доклад, в к-ром рекомендовалось следующее: а) запрет на любую телевизионную Р., предназначенную для детей, "к-рые еще слишком малы, чтобы осознать рекламную цель, заключающуюся в продаже товара, и могут неверно истолковать и оценить рекламный материал" (при этом под словами "слишком малы" подразумеваются дети моложе 8 лет); б) запрет на телевизионную Р., предназначенную для детей более старшего возраста, имеющую своим объектом "сахаросодержащие продукты, потребление к-рых представляет особенно серьезную опасность для здоровых зубов" ("более старший возраст" - дети от 8 до 11 лет); в) требование, чтобы телевизионная Р. разрешенных сахаросодержащих продуктов детям старшего возраста "была компенсирована финансируемыми самими рекламщиками исслед. питательных свойств этих продуктов и/или их воздействия на здоровье".
См. также Прикладные исследования, Изучение потребителей
Э. Л. Палмер

Религиозное поведение (religious behavior)

Религия имеет дело с таким количеством неосязаемых вещей, что научное изучение религии как таковой оказывается почти невозможным. Едва ли не единственный удобный путь для науки подступиться к религии заключается в изучении Р. п. Однако, даже на этом пути возникает немало сложностей. Почти любое поведение у нек-рых людей становится Р. п. при определенных обстоятельствах.
Сравнительно легко определить Р. п. там, где предполагается участие сверхъестественных существ. Поэтому любое поведение, связанное с попытками оказать влияние на поведение и отношение таких существ, очевидно является Р. п. Любое поведение, направленное на божество или "дух", по определению относится к этой категории, однако сюда тж относится и поведение, направленное на более аморфные объекты - напр., ощущение себя "на священной земле" или в присутствии "непостижимого", или "мана". Рудольф Отто уделил много внимания этому последнему в "идее святого" (idea of the holy) или "mysterium tremendum". Это чувство могут вызвать природное явление или произведение иск-ва.
Места и объекты играют центральную роль в Р. п. Они вызывают поведение, к-рое в условиях данной культуры характеризовалось бы как "религиозное" или "благочестивое". Последнее меняется от культуры к культуре - варьируя от исступленного экстаза до крайней смиренности, от бурной радости до глубокой серьезности. При этом могут существовать различия даже в пределах осн. культуры, как, напр., между пятидесятниками, к-рые могут кричать и танцевать во время богослужения, и членами епископальной церкви, к-рым бы никогда не пришла в голову даже мысль о том, чтобы кричать в церкви. Церковь является местом для благоговения, однако одни рассматривают его как указание на проявление дикого исступления, в то время как другие считают, что в церкви уместна только глубочайшая серьезность. Тем не менее, человек способен идентифицировать такие места как священные и ведет себя в них так, как если бы он был уверен, что в них присутствуют особые силы. Однако, в таком поведении, по-видимому, содержится мало того, что не определялось бы культурой.
Одна из трудностей объективного изучения Р. п. связана с необходимостью проведения различий между магией и религией. Объективно они могут практически не отличаться, однако маг рассматривает свои действия как инструмент для достижения результатов, тогда как верующие считают, что влияют на высшую силу (божество). Опять-таки, намерение становится основным фактором при определении того, чем является Р. п.
Однако не все действия, относящиеся к Р. п., имеют своей целью оказание влияния на высшую силу. Нек-рые из них представляют собой просто благоговение в присутствии "mysterium tremendum". Др. их часть является выражением благодарности и признания за само наше существование и чудеса этого мира. В своем наиболее мистическом проявлении, Р. п. является попыткой усиления идентификации с "первопричиной" или, как сказали бы некоторые, "душой мира". Проблема для объективного ученого состоит в том, что все это является чрезвычайно субъективным. Наблюдаемое поведение может поэтому оказываться магическим, формальным или религиозным, в зависимости от придаваемого ему значения.
Нек-рые формы поведения, однако, могут не иметь смысла, а быть просто условными реакциями на специфические стимулы. Едва ли можно охарактеризовать суеверное поведение голубей Скиннера как религию! Иногда поведение людей, к-рое можно было бы назвать "религиозным", является аналогичным - напр. стучание по дереву в знак предосторожности.
Т. о., Р. п. отличается от др. действий (магии, условных реакций и т. д.) лишь тем намерением, с к-рым оно совершается; хотя некоторые утверждают, что даже поведение, первонач. являвшееся чисто "условным", после достаточного периода времени выполнения может стать религиозным.
Др. трудность возникает при сравнении "личного" опыта с "общим" опытом. Часто наблюдаемое поведение имеет мало отношения к личному опыту. Хорошей иллюстрацией этому могут служить видения Христа у Папы Пия XII. Присутствовавшие при последних минутах жизни Папы слышали, что он с кем-то беседует, но никто из них не видел этого человека и не слышал его ответов. Папа сообщил, что этот др. человек был Христос.
Мы остаемся с данными наблюдения за поведением Папы и с нерешенным вопросом о том, являлось ли это поведением религиозным или поведением, возникшем вследствие сенсорной патологии. И все же, мы вынуждены констатировать, что с т. зр. понтифика данное поведение являлось религиозным - снова определяя поведение с позиции намерения осуществляющего его лица, даже если бы эти стимулы являлись галлюцинациями.
Т. о., психологи, работающие в этой области, пытаются изучать формы поведения, к-рые либо с культурной, либо с индивидуальной т. зр. (или с обеих одновременно) определяются как "религиозные". Они занимаются поиском общих знаменателей такого поведения. Они хотят узнать предшествующие условия, к-рые вызывают (стимулируют) такое поведение. Им необходима информ. об эмпирических факторах, влияющих на "научение" Р. п., - хотя им тж необходимо узнать, является ли такое поведение врожденным или невыученным. Они тж желают знать сопутствующие эмоции и мотивацию Р. п. При этом жизненно важно постоянно осознавать необходимость в проведении различий между объективными данными и субъективными состояниями. Все соц. науки (и нек-рые биологические) сталкиваются с этой проблемой.
См. также Религия и психология
У. Э. Грегори

Религия и психология (religion and psychology)

Почему одни люди глубоко религиозны, в то время как другие не верят в Бога и никогда не посещают богослужений? Почему нек-рые люди становятся пресвитарианцами, а другие членами епископальной церкви, пятидесятниками, католиками или буддистами? Почему нек-рые верующие испытывают глубокие религиозные переживания, тогда как другие воспринимают религию как "скучную обязанность"? Почему нек-рые люди находят в своих религиозных убеждениях успокоение и поддержку, в то время как другие ввергаются в переполняющее чувство вины и самоосуждения? Какова роль религии для психич. здоровья, психотер., прояснения ценностей и нравственного поведения?
Это лишь часть вопросов, ответы на к-рые интересуют психологов, занимающихся изучением религии. Несмотря на то, что многие пытались дать определение психологии религии, по-видимому, никому не удалось это сделать лучше, чем профессору Роберту Таулессу из Кембриджа. Он писал, что психол. изучение религии пытается "понять религиозное поведение, применяя к нему психологические закономерности, выведенные на основе изучения нерелигиозного поведения". Хотя психология религии иногда и исследует парапсихол. феномены, осн. акцент все же делается на более традиционных формах религиозного опыта, включая молитву, обращение в веру, мистические переживания, отправление религиозных обрядов и участие в религиозных общинах и культах. Такие исслед. тж поднимают вопросы консультирования, однако психология религии все же в большей степени фокусируется на понимании религиозного поведения или опыта.
Психология религии существует с начала XX в., и одно время быстро и продуктивно развивалась, однако после возникновения бихевиоризма интерес к ней упал и она прекратила свое существование практически на 50 лет. Лишь относительно недавно она воскресла и стала восприниматься как оправданная и вызывающая уважение область исслед. для психологов.
Фрейд, невзирая на свою характеристику религии как "иллюзии", "универсального невроза" и "наркотика", к-рый, как он надеялся, "человечество преодолеет", тем не менее проявлял большой интерес к религиозному поведению и написал на эту тему неск. статей и 3 книги. Юнг, Адлер и др. представители раннего психоаналитического движения, продолжившие изучение религии, подходили к ней с менее критических и более признающих психол. ценность теологических убеждений позиций.
В США изучение религии считалось важной ветвью ранней общей психологии. Г. Стэнли Холл, напр., использовал научные методы для изучения религии. Однако, гораздо большую известность и влияние оказал цикл Джиффордовских лекций Уильяма Джеймса. Опубликованная Джеймсом в 1902 г. книга под названием "Многообразие религиозного опыта" (Varieties of religious experience) является, пожалуй, единственным классическим психол. исследованием религии.
Некоторые сферы интереса
Методология. Сложность религиозного поведения и опыта привела психологов к использованию разнообразных измерительных инструментов. К ним относятся анализ личных отчетов и интроспекции; клиническое, естественное и включенное наблюдение; использование анкет, опросников и глубинных интервью; анализ документов, таких как дневники и автобиографии религиозных людей; использование личностных тестов; изучение религиозных документов, включ. Библию; и использование эксперим. процедур. Научное изучение религии делает успехи, но этот прогресс идет медленно и трудно, поскольку челов. религиозные феномены (такие как "вера", "убеждение", "обращение" и "приверженность") слабо поддаются точному определению и измерению.
Психологические источники религии. Религия - широко распространенный феномен; она имеет долгую историю и оказывает сильное влияние. Фрейд полагал, что толчком к ее возникновению служила борьба первобытных людей с чувством вины и сексуальными импульсами. Более совр. психологи отказались от поиска ист. корней религии и вместо этого сконцентрировались на психол. источниках возникновения и существования религии в современности.
Религиозное развитие. На протяжении жизненного цикла у людей меняются взгляды на окружающий мир и восприятие Бога. Детская вера, по-видимому, является простой и магической. По мере взросления человека, его моральные ценности, представления о сверхъестественном и участие в религиозной деятельности претерпевают серьезные изменения.
Религиозный опыт. Это одна из осн. областей интереса психологов, занимающихся изучением религии. Уильям Джеймс проанализировал причины и влияние обращения в веру, мистических переживаний, праведности и молитвы. Последующее изучение в данной области дополнилось исследованиями глоссолалии, религиозного содержания снов, психол. основ медитации, влияния религиозного убеждения и ритуала, чудесных исцелений, измененных состояний сознания, влияния исповеди и прощения, влияния оккультных и культовых феноменов, объяснения чудес, употребления наркотических средств с целью вызова религиозных переживаний, и религиозных влияний в области психопатологии.
Динамика религиозного поведения. Прайзер считает, что религия не только влияет на людей, но и сама зависит от особенностей челов. восприятия, интеллектуальных процессов, мышления, лингвистических функций, эмоций, моторного поведения, межличностных отношений и отношения к вещам, идеям и к самому себе. Несмотря на свое сегодняшнее незначительное место в психологии религии, изучение взаимосвязи общепсихологических и религиозных феноменов представляет потенциальный интерес для будущих исслед.
Религия и социальное поведение. Соц. психологи испытывают особый интерес к соц. организации церквей и синагог, соц. структуре и влиянию религиозных общин, ролям религиозных лидеров и характеру религиозных обрядов и семинаров.
См. также Религиозное поведение
Г. Р. Коллинз

Респираторные расстройства (respiratory disorders)

Как эмоциональные состояния, так и манифестное поведение оказывают глубокое влияние на деятельность дыхательной системы. Об этом свидетельствуют такие примеры, как учащенное дыхание, сопровождающее состояние страха, и вред, наносимый курением легким чел. Далее, дыхательные нарушения имеют эмоциональные последствия, что известно каждому, испытывавшему состояние удушья.
Бронхиальная астма сопровождается эпизодами удушья, когда бронхиальные просветы сужаются в рез-те спазма или чрезмерной легочной секреции. Затруднен гл. обр. выдох, и легкие оказываются чрезмерно раздутыми.
Астма была одним из семи "психосоматических заболеваний", изученных Ф. Александером и его сотрудниками, связывавшим это состояние со специфическими психол. конфликтами. Многочисленные исслед. на протяжении мн. лет дали, однако, противоречивые рез-ты, серьезно ослабившие позиции теории специфичности конфликта.
На настоящий момент убедительными представляются следующие выводы: а) астма представляет собой синдром, а не самостоятельное расстройство; б) однозначные рез-ты психол. исслед., вероятно, м. б. получены при изучении более однородных контингентов больных; в) в этиологии определенную роль могут играть аллергические, инфекционные и психол. факторы; г) психол. лечение может в нек-рых случаях давать положительный эффект, но лишь в комбинации с др. подходами.
Синдром гипервентиляции представляет собой симптомокомплекс, вызываемый чрезмерно глубоким и быстрым дыханием и снижением уровня углекислоты в крови. Симптоматическая картина характеризуется, среди прочего, головокружением, тревогой, усилением сердцебиений, одышкой, дрожью, чувством онемения и покалывания в конечностях и мышечными спазмами. Важность синдрома обусловлена следующими двумя фактами: а) пациенты не всегда осознают наличие у себя гипервентиляции; б) синдром может напоминать состояния, наблюдаемые при тревоге, панических приступах и фобических расстройствах.
См. также Поведенческая медицина, Психосоматические расстройства
X. Сторроу

Ретикулярная активирующая система (reticular activating system)

Ретикулярная формация (РФ) простирается от каудального отдела продолговатого мозга до рострального отдела промежуточного мозга. Ее нейроны образуют сетчатую структуру ствола мозга, в ячейках к-рой закреплены группы специфических ядер, снабжающих черепные нервы аксонами. Длинные восходящие и нисходящие тракты стволовой части головного мозга проходят через РФ и вблизи нее. Ее нейроны, в целом, имеют длинные аксоны, и одиночный нейрон РФ может иметь аксон, к-рый, разветвляясь, достигает ядер дорсального нервного пучка, спинного мозга и гипоталамуса. Вследствие такого широкого разветвления нейроны РФ способны оказывать глубокое воздействие на общий уровень активности головного и спинного мозга.
РФ не яв-ся ни функционально, ни структурно однородной. Ее можно разделить на группы ядер в соответствии с анат. и нейрохимическими критериями. Наиболее удобная анат. категоризация осуществляется по медиально-латеральному измерению. Ядра шва располагаются по срединной линии этой структуры. Крупноячеистая область находится в центре РФ, а мелкоячеистый отдел располагается в латеральной части РФ. Эти крупные медиальные/латеральные части можно подразделить на более мелкие отделы вдоль рострально-каудальной оси РФ. Напр., такое ядро, как п. gigantocellularis, яв-ся крупноячеистым ядром продолговатого мозга. Оно дает начало ретикулоспинальным аксонам, которые влияют на активность ?-мотонейронов. В такой структуре мозга, как мост, п. pontis caudalis и п. pontis oralis замещают п. gigantocellularis, тж давая начало ретикулоспинальным аксонам. Однако эти ядра, особенно рострально располагающееся п. pontis oralis, имеют многочисленные восходящие проекции и участвуют в регуляции кортикального возбуждения.
Нек-рые ретикулярные ядра могут тж определятся в соответствии с характером нейротрансмиттера. Обособленные группы нервных клеток, содержащих предполагаемый неиротрансмиттер норэпинефрин, были идентифицированы в РФ продолговатого мозга и моста. Наиболее широко изучено из них т. н. голубое пятно. Проекции из этого ядра распределяются по всему переднему мозгу и по мозжечку; как было установлено, они имеют отношение к REM-сну и к поддержанию интракраниальной самостимуляции. Допамин-содержащие нейроны обнаружены в покрышке среднего мозга; они тж имеют обширные проекции на передний мозг. Самая известная из этих допаминергических проекций берет начало в группе клеток, образующих черное вещество. Разрушение этого пути вызывает болезнь Паркинсона. Ядра шва дают начало серотонинергическим проекциям. Проекции переднего мозга из этих ядер включены в регуляцию медленноволнового сна, тогда как их спинномозговые проекции могут блокировать передачу болевых импульсов в головной мозг и производить изменения в функционировании автономной НС. Наконец, группы клеток в РФ среднего мозга дают начало восходящей холинергической проекции, к-рая участвует в регулировании неокортикального возбуждения, регистрируемого электрографическим способом.
См. также Головной мозг
М. Л. Вудрафф

Рефлексы (reflexes)

Р. - это наименее сложная моторная реакция Ц. н. с. на сенсорный входной сигнал, осуществляемая с минимальной задержкой. Выражение Р. - непроизвольный, стереотипный акт, определяемый локусом и характером вызывающего его раздражителя. Тем не менее, над мн. Р. может осуществляться сознательный контроль. Р. могут вызываться стимуляцией любой сенсорной модальности. Р. очень много, и мы не будем приводить здесь их полный перечень. Вместо этого на неск. конкретных примерах мы проиллюстрируем те принципы, к-рые применимы ко всем Р.
Простейшим рефлексом яв-ся миотатический рефлекс, или рефлекс растяжения мышцы. Этот рефлекс можно вызвать у любой скелетной мышцы, хотя самый известный его пример - коленный рефлекс. Анат. основу миотатического рефлекса составляет моносинаптическая (с одним синапсом) рефлекторная дуга. Она включает сенсорный концевой орган, сенсорное нервное волокно с его клеточным телом в ганглии заднего корешка, ?-мотонейрон, на к-ром сенсорный аксон образует синапс, и аксон этого ?-мотонейрона, возвращающийся к мышце, от к-рой приходит сенсорное волокно. Сенсорным концевым органом в рефлексе растяжения мышцы служит мышечное веретено. Мышечное веретено имеет мышечные окончания, наз. интрафузальными волокнами, и центральную, немышечную область, связанную с окончанием афферентного нерва. Интрафузальные волокна иннервируются ?-мотонейронами передних корешков спинного мозга. Высшие центры головного мозга могут оказывать влияние на рефлекс растяжения мышцы посредством модуляции активности ?-мотонейронов. Этот рефлекс вызывается растяжением мышцы, что приводит к увеличению длины мышечного веретена и, вследствие этого, к повышению частоты генерирования потенциала действия в сенсорном (афферентном) нервном волокне. Повышенная активность в афферентном волокне усиливает разряд целевого ?-мотонейрона, что вызывает сокращение экстрафузальных волокон мышцы, от к-рой приходит афферентный сигнал. Когда экстрафузальные волокна сокращаются, мышца укорачивается и активность в афферентных волокнах понижается.
Существуют и более сложные рефлекторные дуги, включающие один или неск. вставочных нейронов между афферентной и эфферентной частями рефлекса. Примером простейшего полисинаптического (более чем с одним синапсом) рефлекса может служить сухожильный рефлекс. Сенсорный концевой орган - тельца Гольджи - находится в сухожилиях. Увеличение нагрузки на сухожилие, вызываемое обычно сокращением прикрепленной к нему мышцы, и есть возбуждающий раздражитель, к-рый приводит к растяжению телец Гольджи и возникновению в них импульсной активности, распростр. по соотв. афферентному волокну. Идущий от сухожильного сенсорного концевого органа афферент заканчивается на вставочном нейроне в спинном мозге. Этот вставочный нейрон оказывает тормозящее действие на ?-мотонейрон, понижая активность в его эфферентном аксоне. Поскольку этот аксон возвращается к мышце, прикрепленной к растянутому сухожилию, мышца расслабляется и нагрузка на сухожилие снижается.
Рефлекс растяжения мышцы и сухожильный рефлекс работают во взаимодействии, обеспечивая базисный механизм быстрого регулирования степени сокращения мышцы. Эти Р. полезны для быстрых приспособлений к изменению положения ноги, когда чел. приходится идти по неровной почве. Разумеется, в локомоции участвуют и др. полисинаптические спинальные Р. Эти Р. включают гораздо больше вставочных нейронов в структуру рефлекторной дуги. Неврологическую основу этих сложных Р. образуют дивергентные (от одного нейрона к неск.) и конвергентные (от неск. нейронов к одному) связи вставочных нейронов.
Пример действия этих Р. нам дает чел., наступающий босой ступней на острый предмет и рефлекторно отдергивающий пораненную ногу. Сенсорным входным сигналом здесь является боль. Болевые афферентные волокна идут в спинной мозг и образуют синапсы на вставочных нейронах. Нек-рые из этих вставочных нейронов возбуждают ?-мотонейроны, к-рые заставляют мышцы-сгибатели поврежденной ноги сокращаться, подтягивая ногу вверх, однако др. вставочные нейроны способствуют торможению мотонейронов, обслуживающих мышцы-разгибатели той же ноги. Это позволяет ноге подниматься быстро и плавно. Др. нейроны, получающие болевой входной сигнал, направляют аксоны через срединную линию спинного мозга, возбуждают мотонейроны разгибателей противоположной ноги и тормозят мотонейроны, иннервирующие ее сгибатели. Это приводит к тому, что неповрежденная нога обретает жесткость и обеспечивает опору в тот момент, когда пораненная нога отдергивается вверх. Вдобавок ко всему, вставочные нейроны тж ретранслируют информ. в верхние и нижние отделы спинного мозга, вызывая межсегментарные Р., к-рые координируют сокращение мышц туловища и верхних конечностей.
Моносинаптические и полисинаптические спинномозговые Р. образуют базовый механизм поддержания и приспособления позы. Моторные системы головного мозга влияют на спинномозговые Р. через входные цепи, идущие к вставочным нейронам и ?-мотонейронам. Т. о., изменения спинномозговых Р. могут указывать на патологию в моторных системах головного мозга. Примером этого может служить гиперрефлексия, связанная с травмой латеральных спинномозговых двигательных путей или с повреждением моторных областей лобной доли.
Существует ряд зрительных Р. В качестве примера можно назв. зрачковый рефлекс, проявляющийся в сужении зрачка в ответ на освещение глаза ярким светом. Для этого рефлекса необходимы интактные сетчатка, зрительный нерв, средний мозг и III пара черепных нервов, однако он не зависит от целостности ядер наружных коленчатых тел или зрительной коры.
Р. тж могут вызываться стимуляцией сенсорного входа из внутренних органов. Барорецепторный рефлекс являет собой пример такого автономного рефлекса. Повышение кровяного давления растягивает рецепторы в крупных сосудах вблизи сердца. Это усиливает поток афферентных импульсов к ядрам одиночного пути продолговатого мозга. Нейроны в ядрах одиночного пути переключают импульсацию на двигательные ядра блуждающего нерва и передают в спинной мозг, вызывая понижение сердечного ритма и кровяного давления. Приобрести сознательный контроль над этим рефлексом очень трудно, однако на его основе можно выработать условный рефлекс, используя методику классического обусловливания.
См. также Ацетилхолинестераза, Электростимуляция нервной системы, Эндорфины/энкефалины, Модели нейронных сетей, Нейромедиаторы, Сенсомоторные процессы
М. Л. Вудрафф

Рефлективное слушание (reflective listening)

Термин "Р. с." относится к способу реагирования на др. чел. как средству вызывания эмпатии. Согласно широко распростр. представлению, эмпатия - важный элемент психотерапевтического взаимодействия.
Роджерс считает эмпатию сложным способом восприятия, сопереживания и коммуникации с др. чел. Кларк выражает убеждение в том, что эмпатия яв-ся челов. способностью, осн. на новейших (в эволюционном смысле) структурах головного мозга и противодействующей влиянию эгоцентрических драйвов. Др. авторы указывают на то, что большая часть посвященных эмпатии исслед. опиралась на вербальное выражение эмпатии, а это не может считаться прямой мерой глубины прочувствования выражаемых чел. смыслов. Они подчеркивают важность телесного опыта эмпатии, к-рый трудно измерить.
Р. Шустер освещает ряд сходств аттитюдов эмпатии с аттитюдами, связанными с нек-рыми типами медитации. Роджерс приводит данные о том, что эмпатическая способность чел. не связана с академическими или диагностическими умениями. Коркоран полагает, что способность к эмпатии скорее может иметь отношение к функционированию правого полушария головного мозга, чем к левосторонним (доминантным) функциям.
Р. с. исследовалось и служило предметом обучения в иных, отличных от терапевтического, контекстах. Т. Гордон обучает ему родителей как средству поддержания открытых и доверительных отношений со своими детьми. Эспай и Робак обнаружили, что у более эмпатичных учителей ученики в большей степени вовлечены в ситуацию обучения.
Процесс слушания предполагает наличие специфических аттитюдов в отношении выслушиваемого чел. К их числу относится принятие содержания сознания говорящего. Слушатель доверяет умению говорящего оценить и проанализировать ситуацию, а затем сделать свой выбор, и поэтому не сбивается на советы и предложения в отношении того, что надлежит делать или как следует воспринимать вещи. Цель слушания заключается в том, чтобы находиться в мире, воспринимаемом глазами др. чел., а не подгонять этого др. под свой собственный воспринимаемый мир.
С этим связано ожидание, что такой способ сопричастности приносит какую-то пользу др. чел. Предполагается, что чувства и мысли говорящего в процессе Р. с. будут изменяться т. о., что это поможет ему разрешить проблему, пережить инсайт, снять напряжение, принять на себя ответственность и уменьшить противоречия.
Предложенные Ю. Гендлином теории изменения личности дают нек-рые основания для такого ожидания и проясняют сущность процесса Р. с. Его работы проливают свет на тот "объект", к к-рому обращено внимание слушателя, и на характер личностных процессов, стимулируемых таким способом. Гендлин определяет "телесное чувствование" как сырьевой материал личности. Телесное чувствование включает гораздо больше того, в чем чел. отдает себе отчет на уровне сознания. Оно включает все переживаемое на данный момент времени, пусть даже смутное и неуловимое. Именно телесное чувствование говорящего яв-ся тем текучим объектом, к к-рому приковано внимание слушателя.
Слушание предоставляет для др. благоприятную возможность испытать свою собственную способность в разрешении проблем, в определении степени своего вклада в возникновение межличностных трудностей, в выстраивании самооценки, в наведении порядка в запутанных личных проблемах и мотивах. По-видимому, традиционные аттитюды оценки, диагноза и совета оказывают противоположный эффект, препятствуя развитию такого рода процесса.
Согласно Гендлину, слушатель помогает др. чел. расширить - навстречу своим собственным комплексным переживаниям - те аттитюды, к-рые, как оказалось, способствуют процессу изменения. Эмпатическая коммуникация, когда она происходит, представляет собой акт глубоко личных взаимоотношений.
См. также Клиентоцентрированная терапия, Эмпатия
Дж. Р. Иберг

Речевое развитие (speech development)

До 1960-х гг. большинство изучавших речевое (языковое) развитие специалистов смотрели на ребенка как на относительно пассивного ученика, к-рый слышал и впитывал речевые образцы более старших носителей языка. Два "прозрения" изменили эту т. зр. Первое состояло в осознании того, что дети говорят на своем собственном, "детском" языке, со специфическим набором правил и структур. Детская речь совершенно не похожа на искаженное упрощение языка взрослых. Второе заключалось в признании того, что дети сами по себе должны быть лингвистами, слушающими речь др. и строящими гипотезы о правилах языка. После чего они проверяют эти гипотезы, опираясь на них в попытках понять речь др. и выразить собственные мысли в речевой форме.
Быстрота, с какой дети выучиваются говорить и овладевают родным языком, не сопоставима со скоростью приобретения умений и навыков в др. видах когнитивного научения, несмотря на сложность и абстрактность языковой структуры. Согласно Мак-Нейлу, основа богатой и сложной грамматической компетенции, достигаемой во взрослости, должна образоваться в весьма сжатые сроки: за первые 24 месяца жизни.
Стадии развития. Развитие речи у маленьких детей строго соответствует последовательной модели. Что варьирует, так это скорость, с к-рой каждый ребенок проходит разные стадии. Подчас дети настолько быстро проходят ту или иную стадию развития речи, что складывается впечатление, будто они вообще ее пропустили. Доязыковая, или предречевая стадия продолжается до конца первого года жизни и охватывает периоды гуления и лепета. Обычно на третьем месяце ребенок переходит со стадии крика на стадию гуления. К 5 месяцам большинство детей переходит на стадию лепета, продуцируя все более разнообразные цепочки звуков. Нет убедительных доказательств, что гуление и лепет сколько-нибудь существенны для последующего Р. р. На поздних месяцах стадии лепета начинает утверждаться лингв. среда ребенка, и потому лепет постепенно приобретает нек-рые интонационные характеристики языка, на к-ром говорят окружающие.
Первые слова появляются у ребенка обычно где-то в начале второго года жизни. С этого момента начинается стадия голофраз, когда ребенок употребляет единственное слово с намерением передать значение целого предложения.
В возрасте 18-20 месяцев ребенок начинает соединять слова. Новые комбинации появляются с нарастающей частотой, и их состав быстро расширяется. Эти ранние попытки передавать сообщения путем комбинирования слов имеют следствием телеграфную речь, к-рая достаточно эффективна, несмотря на отсутствие артиклей, предлогов, аффиксов и др. формативных аспектов языка.
Теоретические взгляды. Теоретики, экспериментаторы и исследователи речевого и языкового развития склонны делиться на 2 осн. лагеря в поисках ответов на нек-рые особо раздражающие фундаментальные вопросы. На одной стороне собираются эмпирики, обычно приверженные понятию языка как приобретенного умения.
Противоположную позицию занимают рационалисты, к-рые предполагают наличие врожденного знания базовой структуры языка. Они утверждают, что та легкость и скорость, с к-рой дети проходят стадии языкового развития, м. б. обеспечена только за счет генетического биопрограммирования. Д. Байкертон поддерживает общую рационалистическую позицию, опираясь на выводы своих исслед. креольских языков.
См. также Процессы коммуникации, Развитие в раннем детстве
О. Джонсон

Речевые расстройства (speech disorders)

Речь считается нарушенной, когда она мешает общению, создает проблему для слушающего или служит причиной неспособности говорящего приспособиться к окружающей обстановке.
P.p. подразделяют на четыре широких класса симптомов: а) расстройства ритма, б) расстройства фонации (звукообразования), в) расстройства артикуляции (произношения); г) расстройства символизации. Расстройства ритма включают, в основном, различные типы заикания (захлебывания). Большинство совр. специалистов по патологии речи не делают различий между заиканием и захлебыванием. При этом расстройстве речевой поток прерывается вследствие возникновения трудностей в произнесении начала слова или в результате прерываний и спазмов после начала звука. Дети часто начинают заикаться в возрасте около 3 лет или при поступлении в школу. Если ребенка без нужды не заставляют говорить, то проблема обычно становится неактуальной и исчезает. Если к дисфункциональной речи ребенка привлекается внимание, или если им приклеивают клеймо "заика", обычно появляются вторичные симптомы избегания, сопротивления и гримасничанья.
В расстройствах ритма тревога играет важную роль. Переучивание и угашение/переделка условных реакций (deconditioning) на пугающие ситуации могут быть полезными в работе с психол. аспектами проблемы, направленной на снижение интенсивности и частоты спазмов заикания. Расстройства ритма имеют преимущественно психол. природу, но в некоторых случаях они могут быть следствием церебральной сосудистой патологии или нейрофизиологических расстройств.
Расстройства фонации характеризуются нарушениями тембра, интенсивности и высоты звука. Стереотипизированные интонации, гнусавость, фальцет, гортанная речь, заметный иностранный акцент и речь при расщеплении нёба - всё это признаки нарушения фонации. Эти расстройства лечатся у логопедов, в то время как заикание, сопровождаемое сильными эмоциональными конфликтами, может потребовать услуг профессионального психолога, компетентного в области патологии речи, или др. специалистов с подобной подготовкой и опытом.
Расстройства артикуляции проявляются в искажении, опускании, подстановке и добавлении речевых звуков. Характерные примеры: замедленная речь (delayed speech), характеризующаяся нехваткой звуков или неразборчивостью; замена звуков (lalling) вследствие вялости/инертности движений кончика языка; все варианты шепелявости (передняя, язычная, боковая и зубная (смычная)), при к-рой затруднено произнесение шипящих и букв м или д, и детская речь (baby talk), характеризующаяся сохранением инфантильного произнесения букв и звуков в возрасте старше 2-3 лет.
Расстройства символизации отмечаются гл. обр. при афазии или дисфазии. Преобладают проблемы речевой экспрессии, хотя сенсорные нарушения также часто вызывают афазическую речь. Нарушения при инсультах и органические мозговые расстройства могут действовать в сочетании с психол. проблемами или в качестве первоначальной причины, вполне достаточной для того, чтобы вызвать расстройства символизации. Афазия, в частности, яв-ся результатом органического повреждения мозга, чаще всего вследствие церебрального кровоизлияния.
См. также Процессы коммуникации, Восприятие речи
К. Фредерик

Решающие эксперименты в психологии (crucial experiments in psychology)

P. э. (experimentum crucis) давно играет важную роль в строгих (формально-логических) концепциях прогресса и изменений в науке. Это понятие выполняет функцию окончательного арбитра в разрешении спора между двумя конкурирующими теориями.
Фрэнсис Бэкон первым строго описал понятие Р. э. и дал ему название, хотя сама идея Р. э. существовала задолго до этого. Бэкон ввел понятие instantia crucis (решающее испытание) для описания ситуации, когда каждое из двух конкурирующих объяснений в равной мере успешно учитывает все имеющиеся эмпирические данные, так что не существует оснований для оказания предпочтения одному из них. Если из этих двух объяснений выводятся конфликтующие предсказания, приводящие к взаимно исключающим исходам, тогда следует провести Р. э., с тем чтобы его результаты подтвердили одно объяснение и опровергли другое.
Тезис Дюэма-Куайна. Пьер Дюэм [Дюгем] утверждал, что Р. э. просто неосуществимы в их классическом понимании. Никакая отдельная научная гипотеза не может быть окончательно верифицирована или фальсифицирована. Любая гипотеза в какое-то время может быть опровергнута, или может быть развита еще более удовлетворительная теория в будущем. Позднее У. Куайн сформулировал положение, согласно к-рому любое отдельное утверждение в составе теории может считаться истинным, независимо от доказательства, если данная теория допускает соответствующие корректировки в др. своих частях.
Томас Кун развивал взгляды на Р. э., во многом сходные с взглядами Дюэма. Согласно Куну, большая часть научной работы напоминает "решение головоломки" (puzzle resolving) - разработку деталей в рамках определенной парадигмы. Эксперименты не яв-ся решающими по той причине, что в них проверяется лишь отдельная исходная теория. Реальное изменение в науке происходит в ходе революций, к-рые влекут за собой смену одной парадигмы другой. Поскольку, согласно Куну, парадигма определяет то, каким образом надлежит осуществлять наблюдения - в известной степени, каким образом следует смотреть на мир, - теория не может опровергаться опытом. Теория отвергается, когда ученые начинают понимать, что она обладает таким количеством недостатков, что уже больше не оказывается полезной или оказывается менее полезной, чем др. теория. По мнению Куна, Р. э. яв-ся скорее частью научной педагогики - учебником науки, - нежели самой наукой. Кун указывал на то, что эксперименты, часто описывавшиеся в роли решающих в определении выбора теории, реализовывались уже после того, как между теориями был сделан действительный выбор.
Однако, не все философы науки отрицали ценность Р. э. Один из наиболее видных, Карл Р. Поппер, утверждал, что хотя теории никогда не могут быть верифицированы, "для эмпирической научной системы должна существовать возможность ее опровержения опытом". Позиция Поппера, допускающая принципиальную возможность опровержения гипотез, идет вразрез с обоими, Дюэмом и Куном.
Наиболее прямой атаке тезис Дюэма-Куайна подвергся со стороны Адольфа Грюнбаума, утверждавшего, что, во-первых, решающие опровергающие эксперименты логически возможны, и во-вторых, в действительности уже были такие эксперименты.
Т. о., нет единой или определяющей филос. позиции в отношении Р. э. С различными точками зрения на эту проблему можно ознакомиться у Хардинга, на вводную главу к-рого отчасти опирается данная статья. Очевиден, однако, отказ от абсолютистского взгляда Бэкона на проблему подтверждения-опровержения, наряду с линейным взглядом на научный прогресс.
Отличительные свойства Р. э. Подлинные Р. э. обладают одним очевидным отличительным свойством: они должны обеспечивать адекватную проверку двух соперничающих гипотез. Очевидно, что для этого они должны быть настолько хорошо спланированы, чтобы не возникало сомнение в их внутренней валидности.
Вторым отличительным свойством Р. э. яв-ся в высшей степени творческий характер их планов. Чтобы осуществить адекватную проверку двух соперничающих теорий, экспериментатор должен найти способ проверки конфликтующих гипотез.
Примеры Р. э. По-видимому, некоторые отдельные эксперименты или серии экспериментов с полным основанием могут быть названы решающими. Они однозначно или подтверждали, или опровергали важные аспекты теорий. Даже если исслед., проведенные Фредом Шеффилдом и его учениками, и не доказали полной несостоятельности теории подкрепления как редукции драйва (drive-reduction theory of reinforcement), то по меньшей мере сделали ее неубедительной, показав необходимость включения в объяснение вознаграждения чего-либо скорее связанного с индукцией драйва. Два классических результата заключались в том, что удалось выработать у самцов крыс реакцию, которая приводила к покрытию самок, но не к эякуляции, и в том, что не имеющий питательной ценности сахарин оказывался при этом эффективным вознаграждением. Эксперименты Гарри Ф. Харлоу, в к-рых детеныши обезьян формировали сильные привязанности к не имеющим пищевой ценности кускам ткани, натянутым на проволочный каркас и заменявшим им мать, но практически не вырабатывали привязанностей к проволочным "суррогатным матерям", к-рые обеспечивали им пищу, оказались фактически решающим свидетельством против традиционных объяснений привязанности на основе концепции вторичных драйвов и психоаналитических объяснений.
Большая часть научной деятельности Эдварда Ч. Толмена была посвящена попыткам проведения Р. э., к-рые бы подтверждали роль ожиданий, в противоположность S-R ассоц., в качестве базовой единицы научения. Напр., исслед., проводимые Толменом и его учениками по латентному научению и пространственному научению, заставили теоретиков S-R на многие годы занять оборонительную позицию. Тщательный анализ классического эксперимента по латентному научению показал, однако, что, невзирая на значительные проблемы, к-рые он создавал для S-R теорий, он не был, в строгом значении этого термина, Р. э. В действительности, как того могли бы ожидать Дюэм, Куайн и Кун, эти эксперименты не привели к ниспровержению S-R теорий. Однако, последовавшие модификации, напр., теория Кларка Халла, позволявшая объяснить в рамках теории S-R некоторые из таких результатов, привели к приобретению этой теорией более когнитивного характера. Др. результаты по-прежнему продолжают представлять непреодолимые трудности для S-R моделей.
Р. э., по крайней мере по намерению, сыграли важную и сохраняющую свое значение роль в развитии некоторых областей в психологии. Одна из таких областей - восприятие пространства и объектов в пространстве - связана с попытками разрешения спора между нативистами и эмпириками. Хотя результаты таких экспериментов выглядят окончательными, недавние исслед. ставят под сомнение их первоначальную интерпретацию. Более того, др. исслед. на животных и на людях показывают, что определенные аспекты восприятия глубины являются врожденными. Несмотря на то, что ни один из этих экспериментов не привел к окончательному разрешению исходной проблемы, они все же помогли развить эту область в нескольких важных аспектах и значительно трансформировали характер постановки первоначальных вопросов.
Влияние экспериментов на изменение теории. Эмпирические исслед. оказали значительное влияние на психол. теории. Примеры, приведенные в предыдущем разделе, отчетливо указывают на то, что некоторые эксперименты привели к существенным модификациям одних теорий и фактическому отказу от других. В этом смысле, некоторые эксперименты бесспорно оказались решающими.
См. также Экспериментальные методы, Проверка гипотезы, Философия науки, Методология (научных) исследований
Р. Т. Браун, С. Р. Рейнолдс

Ригидность (rigidity)

Хотя термин Р. не имеет точного определения, можно сказать, что Р. проявляется особенно очевидно, когда индивидууму не удается изменить свое поведение, даже если потребности новой ситуации требуют др. поведения.
Многие термины в психологии указывают на Р., включ. персеверацию, консерватизм, догматизм, анальность, нетерпимость к неопределенности и компульсивность. Такие термины как гибкость, лабильность, терпимость к неопределенности и, до некоторой степени, креативность, обозначают тенденции, противоположные Р.
Ригидность как персеверация. Гольдштейн полагал, что, при обычных обстоятельствах, здоровый индивидуум функционирует как целостная система с хорошо интегрированными и отчетливо выраженными подсистемами. Тем не менее, в поврежденном мозге интеграция системы нарушена, и индивидуум не способен справляться со сложностью, требуемой абстрактными проблемами. Гольдштейн утверждал, что ригидное, застывшее поведение, демонстрируемое пациентами с повреждениями мозга, не столько утрата функции, сколько попытка снизить сложность и сделать потенциально подавляющую ситуацию управляемой.
Лабораторные исслед. показали, что когда испытуемым несколько раз подряд давали решать задачи, к-рые имели неизменный способ решения, они часто продолжали ригидно использовать тот же способ решения для последующих задач, даже если эти новые задачи могли быть решены различными способами.
Нетерпимость к неопределенности. Ряд исследователей и теоретиков заметили довольно постоянную констелляцию черт, к-рые включают в себя строгое повиновение властным фигурам, нетерпимость к противоположному мнению, предубеждение, склонность создавать чрезмерно упрощенный взгляд на мир, тенденцию использовать резко поляризованные когнитивные конструкты, и циничный взгляд на природу чел.
Дискуссия о ригидных, авторитарных и догматичных системах убеждений распространились на психопатологию. В клинике высоко догматичное и ригидное поведение можно наблюдать у обсессивно-компульсивых и параноидных пациентов.
Интеграция подходов. Пиаже показал, что мышление на ранних стадиях развития ребенка характеризуется сверхассимиляцией и сверхаккомодацией, и убедительно доказал, что маленькие дети и умственно отсталые взрослые применяют одномерные, ригидные, "центрированные" когнитивные стратегии в сравнении с многомерными, гибкими, "децентрированными" стратегиями, применяемыми старшими детьми и нормальными взрослыми. Согласно Пиаже, аффективное и моральное развитие неотделимы от когнитивного развития. Следовательно, ригидное поведение, обнаруживаемое в когнитивных задачах имеет свои параллели в отсутствии автономии, проявлении персеверативности и ригидных конструкций личных и межличностных ценностей, обнаруживаемых в соц. поведении.
Возможно, что ригидность, как в интеллектуальной, так и в аффективной сферах, яв-ся проявлением несбалансированных схем, в к-рых преобладают или аккомодация, или ассимиляция. Так как многие факторы, включ. когнитивную незрелость, неврологические повреждения и авторитарно ориентированное воспитание детей могут мешать развитию адекватно сбалансированных схем, ригидность может иметь различные корни.
См. также Обсессивно-компульсивная личность
Б. Горман

Рисуночная методика фрустрации (Р-Ф) Розенцвейга (Rosenzweig picture-frustration (P-F) study)

P. м. ф. Р. - полупроективная методика, состоящая из 24 картинок (в стиле комиксов), на к-рых изображены 2 чел. в типичных жизненных ситуациях, характеризующихся умеренным уровнем фрустрации. Черты лица и др. признаки выражения эмоций намеренно опущены на этих рисунках. Персонаж, находящийся слева, всегда говорит определенные слова, к-рые помогают описать фрустрацию др. персонажа. Над изображенным справа персонажем имеется пустой квадрат, в к-рый испытуемого просят вписать первый пришедший на ум ответ.
Предполагается, что испытуемый осознанно или неосознанно идентифицирует себя с фрустрированным персонажем на каждой картинке и проецирует свое отношение в даваемом ответе. Для оценки этого отношения, или реакции, каждому ответу приписываются баллы в соответствии с двумя осн. измерениями: направлением агрессии и типом агрессии. По направлению агрессия подразделяется на экстраагрессию, когда агрессивные реакции обращены на окружение; интраагрессию, когда агрессивные реакции обращены на самого себя; и имагрессию, когда агрессия переводится в попытку затушевать проблему или представить ситуацию в лучшем свете. Дело обстоит так, как если бы экстраагрессивность переводила агрессию вовне, интроагрессивность - внутрь, а имагрессивность гасила ее. По типу агрессия подразделяется на препятственно-доминантную, при к-рой в ответе акцентируется препятствие, вызывающее фрустрацию; самозащитную, при к-рой ответы направлены на защиту своего "Я"; и потребностно-персистентную, при к-рой акцентируется разрешение фрустрирующей проблемы путем достижения цели, невзирая на препятствие. На основе комбинирования этих 6 категорий реакция на каждую стимульную картинку м. б. отнесена к одному из 9 оцениваемых факторов.
Агрессия в целом определяется как напористость и настойчивость, к-рая может носить позитивный или негативный характер. Потребностно-персистентная тенденция представляет собой конструктивную (иногда творческую) форму агрессии, в то время как самозащита часто является деструктивной (в отношении др. или себя) по своей сути. Этот момент особенно примечателен, поскольку во мн. теориях агрессии это различие упускается, и агрессия практически оказывается синонимом враждебности или разрушительности. В обыденной речи, когда в нее не привносятся психоаналитические или др. психол. концептуализации, отражается более широкое понимание термина "агрессия", к-рое используется в методике Розенцвейга.
Несмотря на то, что система количественных показателей Р-Ф всегда носит фенотипический характер (в соответствии с эксплицитными словесными формулировками ответов), интерпретация показателей является генотипической, связанной с тремя видами норм: универсальными (номотетическими), групп. (демографическими) и индивидуальными (идиодинамическими). Статистические данные, используемые при интерпретации, относятся к групп. нормам (т. е. степени соответствия индивидуума в его ответах той группе, к к-рой он принадлежит - по полу, возрасту и т. д.). Индивидуальные (идиодинамические) нормы, к-рые извлекаются из уникальной формулировки ответов и соотношения оцениваемых факторов в протоколе, дополняют групп. нормы. Универсальные (номотетические) нормы определяются конструктами, на к-рые опирается этот инструмент, и лежат в основе как групп., так и индивидуальных норм. Оценка групп. конформности измеряет тенденцию субъекта соглашаться с формой ответов выборки из нормальной популяции.
Исслед. конструктной (связанной с критерием) и прагматической валидности методики Розенцвейга дали достоверно положительные рез-ты. Помимо клинических целей, для к-рых изначально была разраб. эта методика, она используется тж в качестве инструмента отбора в бизнесе и промышленности, в сфере образования, при исслед. культурных различий. В частности, оценка групп. конформности - ценный показатель. Категории самозащиты и потребностно-персистентной тенденции тж продемонстрировали свои дифференцирующие возможности; отдельные положительные рез-ты были получены и для категории препятственно-доминантных реакций. Рез-ты анализа Р-Ф в клинических условиях оказываются полезными, однако при этом не рекомендуется опираться на Р-Ф как на единственный инструмент дифференциации симптомов. У этой методики - значительный потенциал, если использовать ее в сочетании с др. тестами или в качестве составной части общего диагностического профиля.
Опубликованные данные по надежности и валидности Р-Ф сведены в "Базовом руководстве" (Basic manual) и подробно обсуждаются в книге "Агрессивное поведение и рисуночная методика фрустрации (Р-Ф) Розенцвейга" (Aggressive behavior and the Rosenzweig picture-frustration (R-F) study).
См. также Клиническая оценка, Идиодинамика, Оценка личности, Проективные методики
С. Розенцвейг

Ритм (rhythm)

Понятие Р. имеет много значений. Вероятно, самое широкое определение, к-рое охватывает все значения этого слова, принадлежит Платону: "Ритм - это порядок в движении". Можно предложить вместо этого: "Ритм - это порядок в последовательности".
Структуры временного порядка можно обнаружить в очень разнообразных сферах. Здесь мы будем обсуждать временной порядок в трех из них: космологии, биологии и восприятии. Есть сходства между первыми двумя сферами, но ни одна из них не связана с третьей.
Космические ритмы известны нам по событиям, происходящим с течением времени независимо от наших действий, таким как сезонный Р. (смена времен года), лунный Р., влияющий на приливы и отливы, и в особенности суточный Р. (смена дня и ночи), к-рый в значительной степени отражается на нашей повседневной жизни.
В растительном и животном мире имеет место многообразие биологических ритмов. Если рассматривать только челов. организм, то почти все наши телесные функции ритмичны.
Эти Р. согласуются с функционированием различных систем, периодичность к-рых яв-ся эндогенной, но они могут играть роль синхронизатора, когда один из них оказывается связанным с другим. Безусловно, ночной Р. яв-ся базовым. Тем не менее, люди могут временно нарушать границы ночного Р., если они живут в искусственно созданных условиях, напр., на Крайнем Севере, или выполняют работу астронавтов. В этих случаях циркадный (суточный) Р. отличается от своей естественной продолжительности, будучи несколько длиннее 24 часов.
Р. сна-бодрствования, хотя и более гибкий, обычно также подчиняется колебательной системе. Это обнаруживается у лиц, находящихся в "свободно протекающих" ситуациях, без влияния ночного Р. Р. сна-бодрствования регулирует жизнь астронавтов в космосе, где смена света и темноты происходит значительно быстрее.
Тем не менее, несмотря на то, что соц. условия (ночная работа) или географическое обстоятельства (перелеты через океан) значительно изменяют Р. сна-бодрствования, можно убедиться, что эти новые Р. со временем начинают служить синхронизаторами Р. температуры тела, к-рый подстраивается к Р. активности.
Эти адаптации важны, потому что не только чувство свежести или усталости зависит от Р. температуры тела; он также оказывает влияние на степень алертности и др. уровни активности.
Эти Р., т. о., можно определить как эндогенные; их период времени мало подвержен изменению, но их фазы могут смещаться вследствие синхронизации с Р. того же периода времени (напр., влияние Р. активности на температуру).
Наконец, есть Р., приобретенные посредством привычки (обусловливания). Так обстоит дело с Р. голода, связанным с нашими пищевыми привычками и отражающимся на нашей степени готовности к деятельности. Существует также еженедельный Р., связанный в частности с выходными днями, к-рый, когда наступает утро понедельника, создает легкие трудности с приспособлением заново к режиму работы, будь то в классе или на заводе.
Перцептивные ритмы. Когда говорят о Р., то сразу вспоминают о музыке и поэзии; то есть о повторении через равные интервалы одного или нескольких элементов, организованных в цельные структуры. Это простое описание означает, что, в данных случаях, существует восприятие порядка в последовательности.
Восприятие Р. заставляет нас задать два фундаментальных вопроса: а) каковы временные пределы, в к-рых воспринимается последовательность? б) Какова природа структур, которые обнаруживают тенденцию к повторению?
Временные пределы воспринимаемого ритма. Основу восприятия Р. составляет способность к схватыванию и осознанию последовательных элементов как единого целого, аналогичная нашей способности охватывать взглядом часть пространства с определенного угла зрения.
Эту способность к схватыванию-пониманию (capacity for apprehending) часто называют психическим настоящим (psychic present), поскольку оно соответствует восприятию, в к-ром существуют одновременно следующие один за другим элементы. Такой яв-ся наша способность воспринимать простые выражения, как напр., номер телефона. Это психол. настоящее (the psychological present) имеет границы, к-рые связаны как с длительностью, так и с природой элементов. Так, можно воспринимать последовательность двух идентичных звуков, к-рые следуют с пороговым интервалом от 0,1 с до 1,8 с, как единое целое. За пределами этой длительности звуки становятся элементами, воспринимаемыми как независимые друг от друга.
Но сколько элементов можно воспринимать в этом настоящем? Здесь необходимо провести различие между разрозненными элементами и элементами, образующими структуру. Хотя мы способны схватить и осознать только около 5 букв алфавита, предъявленных в беспорядке, мы вполне можем воспринять 12 слогов, образующих стихотворение. В воспринимаемой структуре, независимо от того, повторяется она или нет, мы воспринимаем подгруппы, называемые блоками (chunks). Чем больше секционировано (разделено на части или блоки) воспринимаемое единство, тем дольше может быть психич. настоящее, при условии, что ни один внутренний интервал не превышает 1,8 с. Т. о., регулярное повторение одинаковых ситуаций дает нам восприятие не только единства (как при восприятии фразы), но и Р., как это имеет место в музыке, поэзии и танце.
Это приводит нас к рассмотрению быстроты последовательности, или темпа. Темпом называют быстроту, с к-рой элементы структуры следуют один за другим и сами структуры развертываются во времени.
Для отчетливого восприятия ритмического единства необходимо, чтобы продолжительность времени между элементами была достаточно короткой. При существенном замедлении чтения стихов или исполнения музыки восприятие ритма подавляется.
Ритмические структуры. Рассмотрим простейший пример, в к-ром простой звук, повторяется с интервалами в 0,4 с. Эти звуки воспринимаются как связанные друг с другом. Если слушать внимательно, они воспринимаются как сгруппированные по 2 (реже по 3). При анализе этого восприятия становится заметно, что эти группы кажутся отличающимися друг от друга в одном или двух отношениях - или продолжительностью времени между группами (паузой), или акцентированием одного из двух элементов.
Художественные ритмы. Очевидно, что художественные Р., в плане их темпоральности, яв-ся воспринимаемыми Р. Важно выяснить, существует ли связь между тем, что спонтанно создается творческими художниками, и законами Р., выведенными на основе экспериментальных процедур.
Временные пределы. Р., создаваемые в поэзии и музыке, имеют периоды длительности, к-рые полностью укладываются в указанные воспринимаемые пределы. Средняя длительность ритмических мер составляет 3,2 с. Для поэтических строк, согласно Уоллину, средняя длительность составляет 2,7 с.
Что качается числа элементов подструктур в музыке, композитор редко переходит границы 6 тактов, и слушатель обычно слышит единицы из двух или трех тактов. В поэзии, число слогов редко превышает 12, а каждая строка разделяется при восприятии на две, три или четыре части посредством ударений или пауз.
Структура ритмических единиц в полной мере иллюстрируется примерами предшествующих анализов. За отсутствием документальных свидетельств, мы знаем от Аристоксена (IV в. до н. э.), что Р. яв-ся последовательностью длительностей, и что эти длительности не яв-ся произвольными. Существует минимальная неделимая длительность, а также кратные двум и трем величины этой длительности, так что Р. раскладывается на более или менее сложные серии кратких и долгих периодов, т. е. серий длительностей. Это также справедливо для танца, музыки и песнопений - иск-в, к-рые неотделимы друг от друга. Это верно для греческой и латинской поэзии. Сегодня, в зависимости от языка и традиций, поэзия носит скорее силлабический характер, с регулярными последовательностями ударений, а в классической поэзии рифма обеспечивает дополнительные указания.
В классической музыке нашего времени композитор распоряжается набором разнообразных длительностей, потому что возможные длительности являются бинарным делением достаточно длинной ноты, называемой полубревис (the semibreve). Она делится на половинные, четвертные, восьмые ноты, и т. д., не считая дальнейших градаций. Композитор, во фрагменте, к-рый яв-ся гомогенным с т. зр. темпа, делает ведущим употребление двух нот, к-рые находятся в двух или трехдольном отношении (восьмая и четвертная, или двойная восьмая-восьмая, иногда двойная восьмая - полувосьмая), и это в пропорции от 70 до 80%. Очевидно, что есть короткие ноты, длинные ноты и тишина. Мы полагаем, что эти неровности (accidents) яв-ся творениями артиста, к-рый пытается избежать детерминизма, требующего предпочтительного использования только двух периодов длительности, кратчайший из которых является наиболее частым.
Как можно было бы объяснить это спонтанное преобладание, канонизированное практикой, только лишь двух длительностей в ритмических структурах? Здесь можно вспомнить общий закон, к-рый часто оказывается работающим в области перцепции: понимание упрощения как двухстороннего процесса уподобления элементов, лишь незначительно отличающихся друг от друга, и различения, к-рое имеет тенденцию к подчеркиванию различий, оставшихся после уподобления. Но в случае длительностей, используемых в Р., нужно помнить еще и о передаваемой информ. При использовании шкалы абсолютных воспринимаемых длительностей было установлено, что мы не можем различать число длительностей, превышающее две или, самое большее, три.
В этом состоит ограничение на временное восприятие, к-рое накладывалось на художника во все времена. Оно также накладывалось на работу тех, кто создавал алфавит на основе чередующихся длительностей, такой как азбука Морзе, состоящая из системы точек и тире.
Ритмы движений. Для изучения законов Р. мы используем не только образы восприятия, но и аспекты движения. Сначала нужно отметить, что воспринимаемые Р., особенно в иск-ве, созданы двигательной или вербальной активностью чел. Фактически, существует гармония между Р. создаваемыми и Р. воспринимаемыми. Эта гармония обнаруживает себя, в особенности, в том факте, что слышимые Р. вызывают вполне реальную моторную индукцию, характеризующуюся периодичностью движений. Этот феномен наблюдается с самого раннего возраста. Ребенок в возрасте 1 года может осторожно покачиваться, слушая ритмичные музыкальные произведения, и даже взрослым приходится сдерживать спонтанные движения при слушании музыки.
Эта спонтанность обнаруживается также в нашей трудности выделения такта, к-рый, напр., находится между двумя обычными ударениями, или того, что называют синкопирование. Обычно требуется большая практика, чтобы отбивать два различных ритма разными руками, чтобы создать полиритм.
Возвращаясь к спонтанной синхронизации музыки, можно ясно увидеть, что движение сопровождает главную точку ударения, но если структура яв-ся длительной и сложной, синхронные движения создаются вторичными точками ударения. Все это происходит, как если бы индуцированные сопровождающие движения должны оставаться сцепленными, что означает, что разделяющие их интервалы должны быть определено меньше 1,8 с.
Моторная индукция и синхронизация придают ритмам качества, отличные от воспринимаемых. Мышечно-звуковая гармония вызывает эмоциональные реакции, характерные для восприятия Р. Кроме того, спонтанная синхронизация делает поправку на социализацию ритмической деятельности, каковая имеет место в танцах, оркестровой музыке и хоровом пении. Эта социализация деятельности всегда яв-ся источником стимуляции.
Пространственные ритмы. О пространственных Р. говорят меньше, чем о слуховых. Напр., при описании движения легче говорить о форме или пропорции. Вполне естественно, что существуют последовательности, но они часто развертываются в трехмерном контексте, что усиливает последующие трудности.
Когда рассматриваются только линейные последовательности, заметно, что они часто подобны ритмическим структурам с регулярными повторениями идентичных элементов, как засаженная деревьями аллея, или образованы повторением вторичных или даже третичных структур с регулярными промежутками между группировками. Даже в рядах окон, напр., можно обнаружить более сложные структуры с элементами, вариация к-рых имеет повторяющийся характер.
См. также Слуховое восприятие, Циркадный ритм, Перцептивная организация
П. Фресс

Ритуальное поведение (ritual behavior)

Ритуал - это осуществляемая в виде церемониала совместная деятельность условного характера, предполагающая участие двух или более лиц, несущая в себе особый эмоциональный заряд и часто сакральный смысл, фокусирующаяся вокруг четко определенного набора соц. объектов и дарующая участникам специфическое чувство торжественности и выхода за пределы обыденной реальности. Ритуал может возникнуть из любой сферы групповой жизни. Ритуалы почти не допускают вариаций и совершаются под строгим контролем за соблюдением норм взаимодействия участников. Исполнение ритуала обладает чертами драматического действия и подразумевает проигрывание в лицах представлений о своей культуре и мире в целом, разделяемых определенными группами людей.
Эмиль Дюркгейм подразделял ритуалы на две категории: положительные и отрицательные, или сакральные (sacred) и мирские (profane). Положительные ритуалы сводят участников вместе и таким способом, к-рый поддерживает их соц. отношения и позволяет делать разного рода приношения (offerings), включая акты дарения и приветствия. Отрицательные ритуалы (или ритуалы избежания) защищают одних людей и их собственность от посягательств других. Их часто именуют термином "табу". По мнению мн. наблюдателей, в совр. зап. об-вах на смену сакральным ритуалам пришли межличностные ритуалы.
Ритуалы могут исполняться по магическим, мистическим или религиозным соображениям, чтобы обрести контроль над происходящим или маркировать неконтролируемые, частые события в естественном мире, нарушения нравственных норм группы или экзистенциальные факты рождения и смерти и, наконец, переходы на жизненном пути. В отличие от соц. отношений, не доступных непосредственному изучению, взаимодействия между отдельными людьми могут изучаться, и в зависимости от того, насколько эти взаимодействия ритуализированы и стилизованы, ритуал становится важнейшим средством для изучения соц. отношений.
Выводы. Значение ритуала в повседневной жизни можно подытожить в следующих трех утверждениях: а) то, что по мнению группы вызывает проблему, будет вызывать усилия по превращению этих проблематичных объектов, действий и событий в предсказуемые и рутинные. Представляется необходимым, чтобы в отношении них были предприняты организованные действия; б) группы и взаимоотношения обнаруживают признаки постоянно ведущейся борьбы в отношении того, что яв-ся проблематичным, рутинным и предсказуемым; в) в основе организованной групповой жизни лежит сложная сеть ритуалов - межличностных, положительных, отрицательных, сакральных и мирских, - о к-рых ставят в известность новых членов и к-рые, после своего освоения и успешного воспроизводства, становятся систематическим способами превращения повседневной групповой жизни в предсказуемую, обычную и само собой разумеющуюся. Понимание повседневных, само собой разумеющихся черт групповой жизни требует систематического изучения ритуала. Понимание связи людей друг с другом и с об-вом в целом также требует изучения ритуала. Ритуалы находятся на пересечении границ между конкретными людьми и об-вом и требуют всестороннего изучения силами соц. антропологи, социологии, соц. психологии, религии и философии.
См. также Кросс-культурная психология, Символическая интеракция
Н. К. Дензин

Родители-одиночки (single parenthood)

Число семей с одним родителем (матерью), увеличилось в США с 1960 г. по 1978 г. на 131%. Это привело к тому, что каждый пятый ребенок яв-ся членом неполной семьи. Файнер указывает на то, что неполные семьи сталкиваются с такими проблемами, как соц. изоляция и одиночество, финансовые трудности и давление на детей в отношении исполнения ими домашних обязанностей, превышающих реальный уровень их возможностей.
Влияние на детей. Обзор литературы показывает, что для детей из неполных семьей характерна тенденция к недостаточной степени социализации, присутствию когнитивного дефицита и обеднению опыта взаимодействий с родителем. Хетерингтон и ее коллеги тж обнаружили, что в течение первого года после развода родителей дети становятся более агрессивными, конфликтными, мнительными и требовательными в сравнении с детьми из полных семей. В ряде др. исслед. получены сходные результаты.
Кроссман и Адамс описали две социально-психологические теории, к-рые могут использоваться для объяснения негативных последствий развода в отношении детей. В соответствии с теорией кризиса (crisis theory), развод является нежелательным и стрессовым событием, к-рое может приводить к нежелательным последствиям для членов семьи.
Согласно теории Зайонца, родители-одиночки имеют тенденцию уделять меньше времени своим детям из-за необходимости выполнения дополнительных ролей. В результате страдает соц. и когнитивное развитие детей, поскольку у последних практически не остается времени на общение со своим родителем.
Влияние на родителя. Наиболее распространенной первоначальной реакцией родителя на необходимость в одиночку растить детей яв-ся депрессия. Такой родитель часто ощущает себя жертвой, испытывает чувство обиды и одиночества. Родители-одиночки обеспокоены неопределенностью своего будущего заработка, ухудшением условий проживания и ощущением собственной неприспособленности. Другие эмоциональные реакции, характерные для родителей-одиночек, включают переживание чувства вины за неудавшийся брак, отчаяние, страх, тревогу, замешательство и, в некоторых случаях, облегчение. Выполнение роли единственного родителя может также приводить к увеличению нагрузки на его личные ресурсы: время, энергию, эмоции и работоспособность.
См. также Отношения "родитель-ребенок"
М. Нистал

Родительская пермиссивность (parental permissiveness)

Р. п. яв-ся одновременно реализацией и рациональным обоснованием своей родительской роли чел., к-рый разрешает, оправдывает, поощряет и терпимо относится к чрезвычайно широкому спектру занятий, поведения и ценностей ребенка. Предпосылка, лежащая в основе такого рационального обоснования, состоит в том, что дети растут и развиваются путем активного исслед. окружающего мира. На такой подход к воспитанию ребенка в значительной степени повлияли идеи Фрейда, уделявшего большое внимание инстинктивным потребностям детей.
Рудольф Дрейкурс, ученик Альфреда Адлера, описал более демократический метод родительского воспитания: "Распространенная практика предоставления детям неограниченной свободы превратила детей в тиранов, а родителей в рабов. ...Четко определяемые ограничения обеспечивают ощущение безопасности и надежности функционирования в рамках социальной структуры".
Дрейкурс высказал идею о том, что наилучший способ научить детей представлениям о свободе и ответственности заключается в использовании поощрения и естественных и логических последствий. Детей должен ободрять опыт последствий своего собственного поведения. Он также писал о том, что естественные и логические последствия плохого поведения принципиально отличаются от наказания. То или иное последствие плохого поведения должно организовываться родителем таким образом, чтобы оно выражало правила данной семьи, было непосредственно связано с плохим поведением, не содержало осуждения или упреков ребенка, и относилось к тому, что будет происходить в настоящем и будущем. Т. о., логическое последствие апеллирует к способности ребенка воспринимать соц. нормы и не направлено на ограничение его свободы.
Альберт Пессо занимался эмоциональными аспектами проблемы пермиссивности и рестриктивности (restrictiveness). Он полагал, что ребенку следует позволять переживать и исследовать эмоциональные и физ. ощущения. Тем не менее, по мнению Пессо, родителям следует ограничивать ребенка в тех случаях, когда его форма поведения может представлять угрозу для него самого или окружающих.
Диана Баумринд разработала типологию, к-рая классифицирует родителей по степени контроля за своими детьми: авторитарные (высокий контроль), пермиссивные (низкий контроль) и авторитетные (минимально ограничивающие, но с твердым контролем, проявляющимся в ситуациях расхождения между родителем и ребенком). Баумринд приходит к выводу, что либо нереалистично высокие, либо низкие стандарты лишают ребенка ощущения безопасности и приводят к зависимости от окружающего мира. Эмпирическую поддержку этой позиции представил Куперсмит, установивший, что самооценка ребенка оказывается наивысшей в том случае, когда родители устанавливают ограничения без чрезмерного контроля.
Большинство теорий и связанных с ними исслед., посвященных изучению проблемы родительской пермиссивности, доказывают необходимость авторитетного родительского стиля. Т. о., задача выполнения родительской роли становится иск-вом балансирования между свободой и ответственностью, в противоположность родительской позиции, к-рая яв-ся или слишком ограничительной, или слишком снисходительной.
См. также Естественные и логические последствия, Отношения "родитель-ребенок"
Р. Хабер

Родительское поведение животных (animal parental behavior)

Р. п. ж. включает в себя все типы поведения, направленные на заботу и выращивание своих детенышей или детенышей близких родичей. Хотя часто считают, что родительское поведение начинается в момент рождения или вылупления детеныша, на самом деле оно может начинаться в момент оплодотворения или даже еще раньше. Строительство гнезд, изменение паттернов питания, приобретение и накопление необходимых ресурсов могут иметь место в самом начале репродуктивной последовательности, хотя они служат целям заботы о детенышах и их выращивания.
Родительское поведение сильно варьирует у представителей разных видов. В то время как некоторые животные никогда не видят своего собственного потомства, другие демонстрируют развернутые и сложно регулируемые паттерны родительского поведения. Среди насекомых лучше всего изучены роющие осы. Самка роет норку и затем снабжает каждое яйцо в этих норках парализованной добычей. Когда вылупляются молодые особи, мать уже отсутствует, но они обеспечены и укрытием, и заготовленной пищей. Напротив, родительское поведение пчел сложное и длительное. Яйца откладывают в шестиугольные соты в улье, непрерывный поток рабочих пчел регулярно навещает эти ячейки, проверяет их, чистит и кормит развивающихся особей.
Рыбы отличаются замечательным разнообразием паттернов родительского поведения. Карпы выметывают икру на растения; форель часто откладывает икринки в песок или гравий; у др. видов неприкрепленные икринки просто плавают на поверхности воды или в ее толще. Такой минимум заботы контрастирует со строительством гнезд у др. рыб, напр., сиамская бойцовая рыбка строит пузырчатые гнезда. Цихловые рыбы из рода Tilapia могут переносить и вынашивать икринки во рту. У некоторых видов рыб о молоди заботятся самцы, как это происходит, напр., у излюбленного объекта этологов - трехиглой колюшки.
Амфибии в процессе эволюции разработали множество способов адаптации к проблеме сохранения влаги, поскольку часть своей жизни они проводят на суше. Многие откладывают икру в воду. Другие носят икру на себе, как это делают суринамская пипа, у которой вылупление икринок происходит в специальных складках на спине самки, или жаба-повитуха, у которой самцы носят икринки на себе, намотав цепочки икры вокруг талии.
Большинство птиц высиживают яйца. Поскольку многие виды являются моногамными, самка и самец сменяют друг друга при насиживании. Самки австралийской глазчатой курицы возводят настоящие курганы для своих яиц и много времени посвящают тому, чтобы лишний раз убедиться, что внутри кургана сохраняется подходящая температура. Только такие гнездовые паразиты, как кукушка и воловья птица, освободились от родительского поведения, откладывая яйца в гнезда вида-хозяина, к-рый и заботится о них.
Излюбленным объектом исслед. родительского поведения яв-ся кольчатая горлица. Самцы и самки разделяют обязанности по строительству гнезд и высиживанию яиц. Наблюдаются резкие изменения в поведении: вначале птицы не насиживают яйца; позднее, если кто-нибудь попытается поднять самку, он поднимет вместе с ней все гнездо - настолько сильна ее хватка. Когда вылупляются птенцы, родители выкармливают их "зобным молоком", представляющим собой отрыгиваемый материал эпителиальной выстилки зоба.
Родительская забота очень развита у млекопитающих и обычно включает в себя роды, вскармливание детеныша, уход за его телом, строительство логова, переноску детенышей и их защиту, игры и обучение. Вследствие эволюции молочных желез у млекопитающих на самок возлагается непропорционально высокая, по сравнению с другими таксонами, доля родительской заботы. Последовательность взаимодействий матери и детеныша в течение периода вскармливания сходна у многих видов, напр., кошек и лабораторных крыс. Когда детеныши достаточно малы, мать инициирует акт вскармливания, часто приближаясь к ним и принимая специфическую позу. На второй стадии часто происходит взаимное сближение матери и детенышей. На заключительном этапе приближаются детеныши, а мать может активно избегать приставаний с их стороны. Последовательность заканчивается отлучением от матери. Степень участия самца может быть минимальной, как у многих грызунов и копытных, или достаточно весомой, что имеет место у некоторых хищников и приматов.
Возможность реализации родительского поведения зависит от секреции гормонов, нервных механизмов и сенсорных факторов. У кольчатой горлицы строительство гнезда можно вызвать инъекциями эстрогена; введение прогестерона вызывает поведение, связанное с насиживанием. Колебания естественного уровня этих гормонов согласуются с той т. зр., согласно к-рой эстрогены особенно важны для строительства гнезд, а прогестерон - для насиживания (по крайней мере, у самок).
У млекопитающих не существует гормона, отвечающего за появление родительского поведения. На протяжении беременности самка в естественных условиях демонстрирует существенные и предсказуемые колебания гормонального фона. Используя тщательно подобранную последовательность инъекций эстрогена, прогестерона и пролактина, исследователи добились появления материнского поведения у нерожавших самок - но только через несколько часов после предъявления маленьких крысят. Было показано, что у крыс переливание крови от только что родивших самок нерожавшим вызывает появление материнского поведения. Простое содержание взрослых крыс с детенышами на протяжении 10-15 дней способствует появлению нормального родительского поведения без какой-либо гормональной основы. Конечно, в природе детеныши к этому времени просто-напросто погибли бы. Похоже, что гормоны синхронизируют появление детенышей и развитие родительского поведения.
Социобиологические перспективы. Поскольку каждый индивид, следуя по пути отбора, стремится максимально повысить свой уровень приспособленности, родители и детеныши должны вступать в конфликт, если речь заходит о распределении родительских ресурсов. Предполагается, что каждый отпрыск будет стремиться получить большую долю родительских ресурсов, чем родитель готов дать. Эти требования следует обуздывать только в тех случаях, когда чрезмерные запросы детеныша уменьшают его приспособленность, вступая в существенный конфликт с выживанием и размножением его семьи. Изменяющийся паттерн поведения в ходе развития родителей и потомства, инициация родительской заботы и конфликт окончательного отлучения от родителей могут отражать различные интересы родителей и детенышей.
Результатом адекватной родительской заботы яв-ся выживание, рост и репродуктивный успех молодняка. Нарушения, наблюдаемые у молодых млекопитающих, выращенных без родителей, свидетельствуют о важности родительской заботы.
См. также Половое поведение животных, Социобиология животных, Этология, Инстинктивное поведение
Д. А. Дьюсбери

Родовая травма (birth injuries)

Серьезная травматизация ребенка в процессе родов значительно снизилась, прежде всего, благодаря повышению качества акушерского обслуживания рожениц повышенного риска. Ультразвуковое сканирование для определения предлежания и внутренний мониторинг сердцебиения плода в родах значительно снизили акушерскую смертность и патологию. Полное устранение травматизации, однако, не достигнуто. В США около 5% родов сопровождается более или менее серьезной травмой новорожденного. Два наиболее частых варианта - аноксия и структурное повреждение мозга или тела младенца.
Аноксия представляет собой любой тип кислородного голодания мозга или др. тканей. Тяжелое, продолжительное кислородное голодание может повлечь за собой смерть плода или новорожденного. Выживание младенца отчетливо зависит от продолжительности и степени кислородного голодания. Аноксия в течение нескольких минут обычно не сопровождается заметным вредом для ребенка. Более продолжительные периоды вызывают повреждение мозга, к-рое поведенчески может проявляться в виде специфических расстройств школьных навыков, задержки психомоторного и умственного развития, церебрального паралича, судорожных расстройств и дефектов речи. Причины аноксии в родах разнообразны, наиболее частыми яв-ся затяжные и преждевременные роды, обвитие пуповиной, преждевременное отхождение плаценты и ошибки акушерской техники.
Затяжные роды (дольше 20-24 часов) могут вызвать снижение уровня кислорода в крови матери и кислородное голодание плода. Преждевременные роды (ранее 38 недель беременности) - частая причина аноксии, так как новорожденный иногда неспособен дышать самостоятельно вследствие незрелости дыхательной системы. Искусственное дыхание часто оказывается необходимым для сохранения жизни младенца и предотвращения дальнейшего кислородного голодания. Проблемы с пуповиной могут разным образом вызывать аноксию. Она может обвиться вокруг шеи плода в утробе и оказаться пережатой при прохождении через родовой канал, перекрывая кровоснабжение мозга. Любое препятствие кровотоку через пуповину, единственному источнику кислорода для плода, вызывает кислородное голодание, продолжающееся до момента установления самостоятельного дыхания. Наиболее частой причиной закупорки яв-ся выпадение пуповины, когда часть ее оказывается вне родового канала до выхода плода. Пуповина зажимается между тазом матери и головкой плода, что сопровождается задержкой кровотока. Причиной аноксии может стать также перерезание пуповины после родов до установления самостоятельного дыхания плода.
Новорожденный может оказаться неспособным к самостоятельному дыханию вследствие действия лекарств, полученных роженицей в ходе родов для контроля болевого синдрома. Акушерские препараты быстро проникают в плод через плаценту и пуповину. Показано, что многие из них угнетают дыхательную систему новорожденного и нарушают его способность дышать. Необходима помощь для предотвращения серьезного кислородного голодания. Поступлению кислорода могут препятствовать амниотические воды при их попадании в горло и легкие плода. Немедленное их удаление путем отсоса необходимо для установления режима независимого дыхания.
Роды с наложением щипцов могут сопровождаться интракраниальной травмой и кровоизлиянием. Последствия этого зависят от размера травмы и геморрагии. В тяжелых случаях ребенок может умереть в течение нескольких минут после травмы. Относительно легкие случаи обходятся без заметных последствий.
См. также Эмбрион и плод, Развитие младенца, Минимальная мозговая дисфункция
К. Мак-Класки

Ролевые ожидания (role expectations)

Роли - это установленные для людей способы распределения труда в об-ве и взаимодействия с другими. Соц. роли поддерживают функционирование соц. системы и препятствуют ее изменению. Взаимоотношения людей не просто развиваются стихийным образом, но следуют определенным соц. правилам и нормам, отчасти сходным со сценарием для пьесы. В силу чрезвычайно важной роли стабильности для об-ва, людей тщательно подготавливают к жизни в нем и их поведение формируется в процессе социализации. Существенное отклонение чел. от исполнения своей соц. роли(ей) вызывает соц. санкции, к-рые могут создавать серьезные препятствия результативной жизни и достижению поставленных им целей. Люди непрерывно осваивают многочисленные роли в разнообразных соц. ситуациях. Все эти роли позволяют индивидууму взаимодействовать адекватным образом с различными людьми во множестве соц. контекстов.
Несмотря на то, что люди должны выполнять определенные функции, существует риск ошибок в силу многочисленности этих функций. В этом случае люди могут устанавливать себе пределы, ограничивая развитие тех аспектов, к-рые недостаточно соответствуют их ролям.
Ролевые ожидания имеют тенденцию модифицироваться со временем, что можно проследить на примере тех важных изменений, к-рые в течение прошлого десятилетия претерпели половые роли. Несмотря на широко распространенное (хотя и ошибочное) представление людей о том, что различия в поведении мужчин и женщин вызваны, в основном, действием биолог, факторов, возникли серьезные возражения такой т. зр. Как выяснилось, в детерминации полоролевого поведения решающее значение имеют факторы социализации и культурные аспекты.
См. также Аккультурация
Дж. Кори

Рольфинг (rolflng)

Ида Рольф, биохимик и физиолог, яв-ся основателем рольфинга или метода структурной интеграции (structural integration) - краткосрочной терапии, включающей прямые физ. манипуляции с телом, в особенности соединительными и мышечными тканями. Главной целью метода являются структурные изменения, причем под "структурой" имеются в виду относительно стабильные, но податливые отношения между отдельными сегментами тела, напр., частями туловища и тазом.
Находясь под влиянием йоги и других восточных течений, Рольф в своей теории занимает позицию, к-рую она обозначает как монистическую. Тело чел. состоит из структур, к-рые отражают изменения в его мире. Аспекты культуры, личной истории и стиля жизни, перенесенные травмы (как психол., так и физиол.) - все это запечатлевается в теле в качестве напряжений, дисбаланса, асимметрий и поворотов телесных структур.
К. Шапиро

Руководство по диагностике и статистической классификации психических расстройств (Diagnostic and Statistical Manual of Mental Disorders)

Четвертая редакция Руководства по диагностике и статистической классификации психических расстройств (DSM-IV), опубликованного Американской психиатрической ассоциацией в 1994 г., заменила прежние версии официальной классификационной системы этой орг-ции. Несмотря на опасения относительно его ориентации и возможностей, высказывавшихся представителями др. дисциплин, связанных с психич. здоровьем, а тж на расхождения с предложенной ВОЗ в 1977 г. МКБ-9, DSM-IV яв-ся стандартным справочником по психодиагностике, используемым клиницистами и исследователями в Соединенных Штатах.
Значительно более всесторонний и систематизированный по сравнению с его предшественниками, он содержит детальные описания важнейших клинических и личностных синдромов. С тем, чтобы быть исчерпывающей и полной, информ. по каждому синдрому изложена в стандартном формате.
См. также Расстройства личности, Таксономические системы
Т. Миллон

Рукость (handedness)

Р. - термин, используемый для обозначения преобладания или превосходства одной руки над другой в том, что касается письма, мануальных навыков и др. занятий. Предпочтение правой или левой руки связано также с функционированием глаз и речью. Кора левого полушария головного мозга управляет действием правой руки, поворотом глаз вправо и речью, тогда как правое полушарие контролирует левую руку, поворот глаз влево и решение пространственно-временных задач.
Предположительно 90% населения земного шара предпочитают пользоваться правой рукой. Загадка повсеместного предпочтения правой руки побуждает многих дать этому феномену теорет. объяснение.
Доминирование правой руки можно проследить в антропогенезе вплоть до пещерного чел. (троглодита). Согласно данным антропологов, предшественники чел. были леворукими. Высказывается гипотеза, что эволюционный переход от лево- к праворукости произошел после изобретения орудий.
Действующую (ведущую) руку, к-рая со временем станет предпочитаемой, можно обнаружить уже в 4-недельном возрасте, когда младенец, лежа на спине, принимает позу фехтовальщика. Голова ребенка поворачивается в предпочитаемую сторону, в том же направлении вытягивается потенциально предпочитаемая рука ребенка, тогда как др. рука сгибается в локте. Гезелл упоминал об этой позе фехтовальщика как базисном условии развития координации глаз - рука.
Гезелл указывал на существование активного (ведущего) и вспомогательного (зависимого) глаза. Правый глаз обычно доминирующий, и зрительные стимулы в правой части поля зрения, включ. правую руку, проецируются в кору левого полушария мозга. Др. словами, правый глаз и правая рука работают вместе.
Однако, кооперация существует не всегда. Некоторые параллельные (конкурирующие) очаги активности, возникающие в одном полушарии могут интерферировать или, проще говоря, мешать друг другу. Напр., говорение может мешать одновременному письму правой рукой. Когда мы говорим (используя левый мозг), мы относительно легко обнаруживаем объекты в правой половине поля зрения, но можем не заметить что-то из того, что попадает в его левую половину.
Левое полушарие мозга контролирует движения правой руки, и в нем же находится центр речи у примерно 98% праворуких и более 50% леворуких. Левый мозг тж отвечает за пользование письменным и устным языком. Специализация левого полушария в области речи - особой челов. активности - необходима для развития коммуникации и, в конечном итоге, для выживания чел. как биолог. вида. Эта специализация появляется уже на фетальной стадии внутриутробного развития, и "речевые" сигналы регистрируется у новорожденного спустя всего 12 часов после родов. Эти данные свидетельствуют о том, что существует врожденная биолог. тенденция к речи.
Отстаиваются предположения как о том, что праворукость имеет генетическое происхождение, так и о том, что она возникает в результате научения. Возможно, вместо любой из этих крайностей, Р. обусловлена комбинацией наследственного потенциала со средовой стимуляцией, и именно такой комбинацией объясняется праворукость, хотя вопрос о величине вклада каждого из этих факторов остается пока без ответа.
Можно утверждать, что данный чел. использует в данное время левое полушарие, если наблюдая за ним, мы видим, что его глаза движутся вправо, когда он говорит. Можно распознать леворукого, использующего речевой центр в левом полушарии (т. е., когда леворукий думает подобно праворукому), если такой чел. пишет, удерживая левую руку согнутой в виде крючка или в инвертированном положении. Леворукий, глаза к-рого при разговоре смещаются влево, или к-рый пишет в неинвертированной манере, использует правый мозг для обоих видов речи - письменной и устной.
Поскольку примерно у 40% леворуких речевой центр находится в правом полушарии, есть основания предполагать, что лево-и праворукие воспринимают окружающую их среду по-разному. Малая доля леворуких имеет речевые центры в обеих полушариях мозга. Возможным следствием билатерального распределения центров речи в головном мозге могут быть выдающиеся способности у таких левшей. Уже давно установлена тесная связь между интеллектуальными и вербальными способностями. Среди леворуких, оставивших заметный след в истории человечества, - Леонардо да Винчи и Микеланджело, Бенджамин Франклин, Бэйб Рут и Гарри Трумэн. Доля леворуких в населении составляет около 10% и продолжает увеличиваться. Этот рост может быть обусловлен, отчасти, искоренением предубеждений против левшей и уменьшением попыток насильно изменить леворукость.
Если леворукость - загадка, то амбидекстрия - это несравнимо более трудная загадка. Есть ли вообще такие люди, к-рые одинаково ловко пользуются обеими руками в решении всех задач? Не может ли быть так, что даже у амбидекстров одна рука все же превосходит другую и чаще используется при выполнении определенных задач?
Вместо того, чтобы делить людей на право- и леворуких, совр. исследователи предпочитают рассматривать их как использующих преимущественно ведущую руку в выполнении одних задач и противоположную (опорную) руку в выполнении других. Браун перечисляет 10 тестов для определения того, какая рука яв-ся ведущей: письмо; зажигание спички; подметание пола веником; рисование (карандашом); открывание банки или коробки (с крышкой); пользование ложкой, ножом и ножницами; бросание (мяча или камня); пользование зубной щеткой.
См. также Латерализация головного мозга, Развитие человека
Ш. Браун


_С_

Садистическая ритуальная жестокость (sadistic ritualistic abuse)

Садистические ритуалы (СР), известные тж как сатанисткие ритуалы или ритуализированное насилие, представляют собой брутальную форму жестокого обращения с детьми, подростками и взрослыми, включающую физ., сексуальное и психол. насилие, являющееся составной частью ритуалов. Ретроспективный анализ ряда судебных случаев осуждения взрослых за жестокое обращение с детьми дошкольного возраста позволил установить, что обвинения и даже приговоры обусловлены прежде всего общественной истерией и чрезмерно усердным расследованием. Уровни сатанизма. Выделяют четыре уровня сатанизма.
1. Наиболее быстро растущий уровень ритуального жестокого обращения или системы сатанических представлений, согласно Синанди, составляют обычно молодые люди (возраст варьирует от 9 до 28 лет), занимающиеся эпизодическим, дилетантским экспериментированием. Эти дилетанты могут использовать ролевые игры в стиле fantasy, музыку в стиле heavy-metal и кинофильмы для усиления привлекательности ритуалов. Ритуалы могут сопровождаться выпиванием крови, вина и мочи, отдельно или в смеси, употреблением наркотиков, а тж истязанием или убийством животных. Такие ритуалы могут усугубляться до убийства людей.
2. Нетрадиционные сатанисты собственного стиля описываются как "индивидуумы с психотическими расстройствами личности... одержимые темами сатанизма, ... к-рые могут практиковать свои ужасающие ритуалы в одиночку или в малых группах". Хикс рассматривает этих сатанистов как соц. изолянтов, изобретающих идеологии для утверждения своего поведения.
3. Организованные традиционные сатанисты представляют собой организованные религиозные группы, поклоняющиеся дьяволу. Они защищены законом о свободе вероисповедания и не связаны с ритуальными преступлениями. Типичные примеры организованного традиционного сатанизма - Церковь Сатаны, Храм Сета и Церковь Судного Дня.
4. Заключительный уровень представлен структурами оккультизма или трансгенерационных культов. Райдер описывает эти группы как "передающие ритуальные практики из поколения в поколение". Дети, воспитанные в таком окружении, рассматривают культовую деятельность как нормальную часть семейной жизни. Эта категория сатанизма, обозначаемая как СР, яв-ся осн. предметом настоящей главы.
Споры вокруг СР
ФБР впервые получила сообщение о возможной практике СР в 1983 г. С тех пор резко возрос интерес к этой проблеме, что вызвало, в свою очередь, разгорающиеся споры вокруг СР в церковных, мед. и юридич. кругах.
В основном споры ведутся по поводу того, существуют ли такие культы, должны ли они существовать, как они организованы и как совершается жестокое обращение с людьми. Представляется, что сообщения о феномене СР, поступающие из мн. независимых источников, нуждаются в более пристальном изучении. Следует перейти от отдельных неподтвержденных сообщений к научным систематическим исслед. Нёркомб и Унутцер отмечают, что слишком много вопросов остаются пока без ответа и что книга о "ритуальном жестоком обращении" не будет закрыта, пока в группы порнографического секса и сатанизма не проникнут профессионалы из правоохранительных органов.
Гривз утверждает, что есть клинические основания полагать, что рассказы оставшихся в живых жертв СР отражают действительно пережитые события. Гривз пришел к этому выводу, поскольку этот клинический материал "отражает конгруэнтность аффекта, когниций, поведения, симптомов, процесса и редукции симптоматики". Это впечатление подтверждается и тем, что у этих пациентов обнаруживаются тж осн. проявления посттравматического стрессового расстройства (ПТСР).
К обычно описываемым символам сатанизма относятся: пятиконечная звезда (пентаграмма), шестиконечная звезда (звезда Давида, гексаграмма), крест Нерона (символ мира, или сломанный крест), свастика, анархия, волшебный треугольник, уджат (всевидящее око), скарабей, стрелы молний, три шестерки, анк (ключеобразный древнеегипетский крест), перевернутый крест, знак черной мессы, эмблема Бафомета, церковь Сатаны и крест смешения.
Ритуальное жестокое обращение с детьми
Сноу и Соренсен провели изучение случаев ритуального жестокого обращения с детьми в пяти отдельных соседних районах. Обследованы 39 детей в возрасте от 4 до 17 лет. В четырех из пяти районов выявлены три компонента сексуальных злоупотреблений: инцест, лишение девственности и взрослый групп. секс. Финкелор и др. проводили изучение случаев сексуального насилия в американских центрах дневного ухода. За трехлетний период они выявили 1639 жертв сексуальных насильственных действий в 270 центрах дневного ухода. Они заметили, что 13% случаев можно было отнести к ритуальному насилию. Келли изучал последствия сексуального и ритуального насилия в этих центрах. По сравнению с жертвами сексуального насилия, дети, подвергавшиеся сатанистским ритуалам, "испытали на себе значительно больше типов сексуальных насильственных действий", получили более тяжкие физ. повреждения и, подобно жертвам изнасилования, пережили "чрезвычайный испуг вследствие угроз, высказывавшихся преступниками". Келли обнаружил, что ритуальное насилие отличалось достоверно большим средним числом жертв на один центр дневного ухода и достоверно большим средним числом насильников на одного пострадавшего. "Детей тж пугали тем, что сверхъестественные силы, такие как Сатана, всегда будут знать, где они находятся и что делают".
Терапевтические вопросы
К. Гулд замечает, что дети, ставшие жертвами ритуального насилия, редко сами сообщают о происшедшем и делают это по трем причинам. Этих детей часто перед ритуалом подвергают действию наркотиков. Часто используется гипноз для внушения амнезии на происшедшее в постгипнотическом состоянии или внушения суицидного поведения в случае вспоминания эпизода насилия. Эпизод насилия столь мучителен, что часто происходит диссоциация. Комбинация этих трех факторов при ритуальном жестоком обращении с детьми до шести лет часто создает "амнестические барьеры", делающие маловероятным самопроизвольное раскрытие происшедшего.
Гулд разраб. контрольный перечень признаков и симптомов ритуального насилия над детьми, включающий 12 категорий: а) сексуальное поведение и представления; б) использование туалета и ванной; в) сверхъестественные силы, ритуалы, оккультные символы, религия; г) узкие пространства или связывание тела; д) смерть; е) кабинет врача; ж) определенные цвета; з) прием пищи; и) эмоциональные проблемы, в частности связанные с речью, сном и учебой; к) отношения в семье; л) игра и отношения со сверстниками; м) прочие страхи, отношения, раскрытия и странные представления. Рекомендуемая форма терапии представляет собой "комбинацию игровой терапии и раскрытие ребенком факта насилия психотерапевту и родителям (в тех случаях, когда насилие происходит вне семьи)". Терапевт должен активно структурировать терапевтическую деятельность и обеспечить мотивацию ребенка по обращению к вопросам, к-рые иначе будут избегаться. Игровая терапия должна быть адаптирована к возможной множественности ритуального насилия. Гулд подчеркивает необходимость учета четырех компонентов каждого психотравмирующего инцидента, а именно: а) поведения во время эпизода насилия; б) эмоций, к-рые испытывал ребенок; в) ощущений, включая способность "вывести на поверхность, идентифицировать и пережить повреждение тела", г) знания "значения эпизода насилия для ребенка и для преступника".
Гулд и Козолино выявили 4 программы контроля психики, к-рые обычно используются культовыми сектами. Они отмечают, что ритуальное насилие имеет целью вызывать диссоциацию, а образовавшиеся в рез-те ее измененные личности используются затем в более жестокой культовой практике. Этот процесс описывается следующим образом: жестокими насильственными действиями жертву доводят до состояния разъединения эмоций и когниций или, по-другому, до состояния расщепления, создавая негативное "окно", в к-рое затем "вставляется" культовая программа, после чего насилие прекращается, эффективно закрывая негативное окно. Культовая программа теперь будет постоянно на месте, оставаясь неосознаваемой для жертвы. Эти программы таковы: а) программы повторения контакта, когда к.-л. сигнал побуждает оставшуюся в живых жертву самостоятельно возобновить контакт с сектой или позволить его члену секты; б) программы сообщения, когда жертва устами одной из своих измененных ("других") личностей сообщает секте нужную той информ.; в) программы нанесения себе телесных повреждений и самоубийства, включающиеся при невыполнении жертвой предписаний секты; г) программы саботирования лечения, направленные на пресечение терапии, к-рая могла бы освободить жертву от влияния культовой секты.
Ритуальное жестокое обращение с подростками
Наибольшее количество исслед. посвящено детям - жертвам ритуального насилия. Теннант-Кларк, Фритц и Бовэ изучали влияние участия подростков в оккультных сектах на их развитие. Они выявили психол. профиль, характерный для "длительного участия в оккультной секте": злоупотребление психоактивными препаратами, низкая самооценка, отрицательное отношение к школе, плохая Я-концепция, отсутствие желания считаться хорошим чел., отрицательное отношение к религии, высокая толерантность к девиантному поведению, отрицательные чувства в отношении будущего, низкие соц. санкции против употребления наркотиков и чувство проклятости.
Взрослые выжившие жертвы ритуального насилия
Янг с соавт. обследовали 37 взрослых пациентов с диссоциативным расстройством - жертв сатанистского ритуального насилия в детском возрасте. Тип насилия в порядке снижения частоты случаев: сексуальные действия, причинение физ. боли и подвергание пыткам с предварительным наблюдением за аналогичными издевательствами над др., наблюдение мучений и смерти животных, угрозы убийства, принудительный прием наркотиков, наблюдение и принудительное участие в принесении в жертву взрослых и детей, принудительный каннибализм, заключение брака с Сатаной, сожжение заживо в гробах или могилах, принудительное зачатие или принесение в жертву собственного ребенка. Заключение брака с Сатаной и кровосмесительное оплодотворение были документированы у 33 больных женского пола.
Взрослые выжившие жертвы ритуального насилия: терапевтические соображения. Большинство жертв СР не обращаются за получением терапии будучи уже взрослыми. Обычно у них выявляются выраженные диссоциативные расстройства различной сложности, часто включающие диагноз расстройства множественной личности. Память на происшедшее обычно хорошо защищена диссоциативными амнестическими слоями, нераскрытыми в ходе психотер.
Этапы лечения включают: а) установление терапевтического альянса, б) обследование и оценку, в) уточнение диссоциативной системы, г) вскрытие вытесненной информ. и устранение диссоциативных барьеров, д) реконструкцию памяти и коррекцию представлений, е) противодействие внушенным представлениям, ж) десенсибилизацию запрограммированных сигналов, з) интеграцию прошлого, нахождение нового смысла и цели жизни. Янг обсуждает различные модели лечения: катарсис, гипноз, терапию самовыражением (ведение дневника, рисование, игра в песочном ящике), лекарственную терапию и стационарное лечение. Шеффер и Козолино сообщают тж об успешном применении групп "Двенадцати шагов" как вспомогательного метода терапии.
У оставшихся в живых жертв СР вслед за вскрытием травматизирующего материала часты депрессии и суицидальные тенденции. Это м. б. рез-том запрограммированости на суицид или неспособности интегрировать ужасающие компоненты воспоминаний. Крайне важно помочь больным реорганизовать свою память, осознать, что они не несут ответственности, будучи действительно жертвами запугивания и насилия.
См. также Амнезия, Оценка нуждаемости детей в психотерапии, Жестокое обращение с ребенком, Депрограммирование, Девиантность, Изгнание злых духов, Страхи людей на разных этапах жизни, Жизненные события, Расстройства памяти, Оккультизм, Садомазохизм, Половые девиации, Последствия стресса, Исход терапии, Колдовство
Дж. Ф. Роудс

Садомазохизм (sadomasochism)

Основанием для существования сложного термина С. яв-ся то, что большинство лиц с садистскими наклонностями имеют тж и мазохистские желания. Исключительные садисты встречаются редко. Точ сообщает, что подавляющее большинство из обследованных им мужчин не получали прямого удовлетворения от использования силы. Это был просто механизм, при помощи к-рого удовлетворялись различные желания и достигались разные цели. Менее 6% получали прямое удовлетворение от использования насилия.
Согласно данным обследования группы лиц, считавших себя садомазохистами, менее 9% мужчин со склонностью к С. предпочитают исключительно доминирующую (садистическую) роль и менее 8% предпочитают исключительно подчиняющуюся (мазохистскую) роль. Эти данные для женщин неск. различны: менее 7% предпочитают доминирующую роль, но свыше 17% предпочитают подчиняющуюся роль.
См. также Половые девиации
Ю. Левитт

Самоактуализация (self-actualization)

С. связана с челов. потребностью в самореализации. Она означает, что люди испытывают потребность и стремятся к осуществлению всего того, что они, вероятно, могут осуществить. Как потребность, С. - это не личное предпочтение и не индивидуальная склонность, а биолог. и психол. императив.
Большинство исслед. в области С. исходят из предложенной А. Маслоу иерархической модели челов. потребностей. Согласно Маслоу, существует 5 уровней челов. потребностей: базовые физиолог. потребности, потребности в безопасности, потребности в принадлежности, потребности в оценке и потребности в С. Т. Робертс, опираясь на анализ последних работ Маслоу, высказывает предположение об имплицитно существующем шестом уровне потребностей - потребности превзойти себя (need for self-transcendence).
Люди стремятся не быть просто "нормальными", они стремятся быть исключительными. Для самоактуализирующихся людей характерно искреннее желание принести пользу человечеству; они ведут себя более доброжелательно и дружелюбно, меньше озабочены собственными проблемами и вступают в более близкие взаимоотношения по сравнению с несамоактуализирующимися людьми. Самоактуализирующиеся люди демонстрируют стойкую веру в демократические принципы, при этом разборчиво подходя к выбору близких друзей.
Самоактуализирующиеся люди более склонны к творчеству, чем другие. Такие люди выходят за границы родной культуры и становятся частью мировой культуры, проповедующей универсальные ценности.
Осн. недостаток теории Маслоу заключается в том, что он использовал для исслед. специфических испытуемых, а не случайно отобранных репрезентантов общей популяции. Так же, он придерживался феноменологического подхода. Такой подход снабжает исследователя ценным и богатым материалом, однако получаемые при этом данные не позволяют делать общих выводов.
Наиболее широко используемым инструментом для оценки С. стал стандартизированный опросник Шострома. Опросник личной ориентации (Personal Orientation Inventory (POD) Шострома состоит из 12 субшкал: временная компетентность (time competence), внутренняя направленность (inner directedness), ценность самоактуализации (self-actualizing value), экзистенциальность (existentiality), сочувствующая реактивность (feeling reactivity), спонтанность (spontaneity), самоуважение (self-regard), самопринятие (self-acceptance), природа человека (nature of man), синергия (synergy), принятие агрессии (acceptance of aggression) и способность к близким контактам (capacity for intimate contact). Все шкалы были разработаны на основе описаний Маслоу характеристик самоактуализирующихся людей.
См. также Оптимальное функционирование
Р. Г. Стенсруд

Самодетерминация (self-determination)

Психология как наука построена на допущении, что все поведение яв-ся закономерным, что оно детерминировано нек-рым набором сложных, пусть даже не до конца понятных, сил. Это допущение всегда рассматривалось как антитеза идее о свободе воли. Говорят, что люди не вольны побуждать себя к чему-либо; они побуждаются силами, находящимися за пределами их контроля.
Этот вопрос оказывается своеобразным камнем преткновения. Чтобы быть наукой, психология должна следовать допущению о детерминированности поведения и тем самым отрицать свободу воли, поскольку воля подразумевает свободу от обусловленности. Однако понятие воли (в отличие от свободы воли) не обязательно означает свободу от обусловленности; она может пониматься с т. зр. способности людей до определенной степени самим определять собственное поведение, руководствуясь при этом своими мыслями и чувствами. Исходя из этой т. зр., Деси предложил использовать термин "воля" в связи с челов. способностью принимать решения о том, как себя вести, и использовать эти решения в качестве причинных предпосылок своего поведения. С., добавляет он, включает в себя процесс использования собственной воли; др. словами, она подразумевает процесс принятия решений о том, как поступить. Этот процесс можно рассматривать как закономерность, поскольку принципы, на к-рые опираются люди при совершении выбора, доступны научному изучению.
История воли. У. Джемс определял понятие воли через сознательное, произвольное поведение, в основе к-рого лежит психич. образ желаемого рез-та. В первой четверти XX в. появление бихевиоризма сместило фокус исслед. с идей, связанных с волей, совершенно в др. область. Все поведение объяснялось теперь в терминах условных связей между стимулами и реакциями.
Эта т. зр. доминировала в психологии вплоть до 1950-60-х гг., когда стало стремительно набирать силу когнитивное движение, представившее новую основу для повторного появления на психол. сцене таких понятий, как воля, намерение и С. Однако недавние работы начали подчеркивать важность аффекта и объединять познание и аффект в мотивационном анализе. Такой мотивационный анализ обеспечивает основу для совр. представлений о С. и воле.
Воля и энергия. В теориях воли, предложенных Джемсом и Левиным, говорится о том, что энергетическим источником волевого поведения яв-ся потребность, первонач. мотивирующая то поведение, к-рое впоследствии начинает управляться волей. Такое объяснение, однако, порождает новую проблему. Если эти потребности не обладают достаточной энергией без введения в игру воли, то встает вопрос о том, как они могут обеспечивать энергией волевое поведение?
Теория Деси дает ответ на эту нерешенную ранее проблему. Он предположил, что внутренняя мотивация, в основе к-рой лежит врожденная потребность в компетентности и С., дает энергию для проявления воли.
См. также Свобода воли, Внутренняя мотивация
Э. Л. Деси

Самоконтроль (self-control)

Психология имеет длинную и бурную историю взаимоотношений с понятиями, связанными с вопросами челов. волеизъявления. Сила воли, воля и С. поочередно оказывались в пылу этих сражений. В последние два десятилетия интерес к С. снова существенно возрос.
Интерес к самоконтролю и некоторые проблемы. Тема деятельности, подчиненной самодисциплине и С., широко представлена в различных культурах и религиозных традициях. Одной из причин, по к-рой проблему С. просто невозможно обойти, яв-ся повсеместное распространение и релевантность этого термина с филос., соц., юридич. и религиозной т. зр. Вторая причина сегодняшнего интереса к С. - поступающие к нам из Индии и стран Востока свидетельства о необычайных вершинах, достигаемых мастерами медитации в иск-ве контроля над своим телом и измененными состояниями сознания. Эти данные поднимают вопрос о необходимости пересмотра положений классической неврологии, к-рая учит нас, что автономная НС находится за пределами волевого контроля. Третьей причиной возобновившегося интереса к С. послужила растущая неудовлетворенность специалистов в области медицины фактическим отсутствием альтернатив фармакологическим средствам лечения, связанных со стрессом заболеваний.
В связи с этим одной из наиболее перспективных областей в психотер. и науках о здоровье оказались усилия по разраб. и усовершенствованию стратегий С. (и на Востоке, и на Западе) применительно к решению клинических проблем. В многочисленных исслед. продемонстрирована клиническая эффективность этих стратегий в отношении широкого круга аффективных и физ. расстройств. Четвертая причина сегодняшнего интереса к С. связана с личным, соц. и теорет. значением контроля.
Контроль упоминается в "Руководстве по диагностике и статистической классиф. психич. расстройств" под разными "личинами", хотя обычно отсутствие контроля или недостаток волевой способности рассматриваются как характеристики расстройств влечений, а тж депрессивных и тревожных расстройств. Др. родственные понятия в совр. психологии включают понятие самоэффективности в теории соц. научения; понятие отсрочки удовлетворения; понятие воли у экзистенциалистов; предложенное Дж. Роттером понятие внутреннего/внешнего локуса контроля и неоаналитическое понятие компетентности, предложенное Р. Уайтом. Кроме того, существуют попытки привлечения в теорию контроля идей из математики, кибернетики и теории систем в контексте обсуждения проблем саморегуляции.
Стратегия С. относится к семейству приемов, к-рые индивидуум сознательно использует регулярным и систематическим образом для оказания влияния на развитие когнитивной и/или поведенческой активности в желаемом направлении. Б. Ф. Скиннер подразумевал под С. последовательность поведенческих актов, в ходе к-рой организм манипулирует условиями окружения в соответствии с принципами научения в поисках специфического поведения.
М. Махони и Д. Б. Арикофф определяют С. как соц. ярлык, дифференцирование применяемый к нек-рым поведенческим паттернам. Отмечаются нек-рые из особенностей такого использования: поведенческий паттерн не считается связанным с саморегуляцией, если для наблюдателя представляется очевидным, что поведение непосредственно стимулируется вознаграждением или наказанием; люди не видят необходимости С. в ситуациях, к-рые, как им кажется, никогда не требовали от них совершения к.-л. усилий.
Сравнительные исследования стратегий. Предварительные исслед. указывают следующие разграничения в стратегиях, к-рые следует принимать во внимание:
1. Для уточнения функциональных отношений между окружением пациента и стрессом используется самонаблюдение поведения.
2. Для головных болей, связанных с давлением, используется электромиографическая биолог. обратная связь, для мигреней - температурный тренинг.
3. Для "общей релаксации" из двух вариантов - медитации и биолог. обратной связи - выбирается медитация; для специфических видов стресса более предпочтительной считается биолог. обратная связь.
4. При когнитивном стрессе более эффективной оказываются когнитивные стратегии, такие как гипноз или медитация, нежели соматические стратегии.
5. При соматическом стрессе более эффективными яв-ся упражнения или прогрессивная релаксация.
6. Для людей с преим. слуховой системой реагирования:
1) при использовании биолог. обратной связи более предпочтительными в качестве сигналов обратной связи яв-ся зрительные стимулы;
2) при использовании медитации или гипноза более предпочтительными в качестве сигналов обратной связи яв-ся слуховые стимулы.
Почти все эти методики включают концентрацию внимания, когнитивные суждения и/или продуцирование образов. Кроме того, была постулирована неспецифическая антистрессовая реакция индивидуума, к-рая определяет общий путь для всех методов С. и активизирует паттерн психобиологического реагирования, противостоящего стрессам повседневной жизни.
Свобода воли против детерминизма. С. как конструкт означает процесс движения от непосредственного, рефлекторного действия в направлении к сознательному и информированному выбору. Система представлений, на к-рую опирается этот конструкт, сводится к тому, что существование людей не яв-ся абсолютно предопределенным, что они могут достигать значительной самостоятельности и свободы выбора и обладают способностью к эффективному изменению своей жизни. Т. о., понятие С. предполагает наличие индивидуального выбора и свободы, хотя бы в порядке допущения. Впоследствии такое предположение о свободе выбора, к-рая дана экзистенциально, может усиливаться по мере того, как индивидуум приобретает новые навыки самоанализа, принятия решений и т. д.
Ответственность. Ответственность служит еще одной важной опорой в основании понятия С. Она означает движение от возложения ответственности на др. и среду и от внешнего локуса контроля в направлении к внутреннему локусу контроля и возложению ответственности на себя. З. Фрейд и К. Г. Юнг считали, что в конце анализа пациент должен стать способным к самоизменению. В определенном смысле это проблема С.: выбор всегда остается за индивидуумом.
Роль Я. Одна из наиболее сложных и запутанных философских проблем, касающихся С., - вопрос о том, кто или что контролирует разум и кто или что контролируется. Высказывается множество различных и противоречивых взглядов на эту частичку "само-", и все они в этом пункте оперируют метафорами, аналогиями или субъективными мнениями, поскольку до сих пор не существует неопровержимых доказательств, подтверждающих правоту к.-л. из ответов.
Согласно мнению одних, при объяснении челов. поведения нет необходимости прибегать к понятию Я; по мнению др., Я надлежит рассматривать как взаимодействие между субъектом и средой, будь то сторонники теории поля, теории соц. интеракции, взаимного детерминизма или системных моделей. Нек-рые считают, что в этом "само-", или Я, локализуется представление о личной автономии и С., наз. ли оно центрированным Я (как в экзистенциальном подходе) или индивидуированной самостью (как в юнгианской терминологии).
В нек-рых подходах подчеркивается важность осуществления контроля над Я, развития и усиления этого Я, дабы обеспечить возможность преодоления диффузии идентичности и низкой самооценки. Др. направления указывают на значение усиления чувства конгруэнтности между Я-концепцией и актуальным поведением и укрепления положительного отношения к себе (т. е. высокой самооценки). Мн. подходы настаивают на необходимости отказа от чувства значимости собственного "Я", на преодолении дихотомий "я-другие" и на воспрепятствовании достижению исключительной идентичности.
См. также Локус контроля, Личность, Ответственность и поведение
Д. Шапиро-мл.

Самоосуществляющиеся пророчества (self-fulfilling prophecies)

Осн. идею С. п. сформулировал соц. психолог У. А. Томас: "Если люди определяют ситуации как реальные, они оказываются реальными в своих последствиях". Со времен пионерской работы Томаса по отношениям между нашими действиями и нашим субъективным определением среды, феномен С. п. изучался во множестве областей. В медицине зафиксировано множество случаев, когда болезнь и/или выздоровление к.-л. пациента вызывались целиком или отчасти ожиданиями самого пациента. В соц. исслед. было продемонстрировано влияние ожиданий исследователей на рез-ты как опросов, так и контролируемых экспериментов. Такие влияния получили назв. эффекта ожиданий экспериментатора. Связанный с ним феномен состоит в том, что испытуемые в поведенческих экспериментах мотивированы вести себя в соответствии с воспринимаемыми ожиданиями экспериментатора. Эти воспринимаемые ожидания были назв. требующими характеристиками эксперимента.
Эффекты ожидания могут особенно сильно проявляться в клинических условиях, поскольку врачи в таких ситуациях, как правило, рассматривают пациентов с т. зр. присутствия у них нек-рого якобы неадаптивного поведения. В неск. исслед. было обнаружено, что ожидания диагноста в отношении обследуемого могут влиять на выполнение им психодиагностического теста. Др. словами, чел., поведение к-рого воспринимается как отклоняющееся от нормы, начинает вести себя еще более отклоняющимся образом в ответ на восприятия др. Обнаружилось, что ожидания учителей в отношении отдельных уч-ся, формируемые на основе социально-экономического статуса, расы, пола, показателей тестов интеллекта и даже имени ребенка, оказывали влияние на академическую успеваемость этих уч-ся.
Независимо от области, механизмы С. п. остаются теми же самыми. Первоначальное ожидание в отношении своего собственного или чужого поведения формируется на основе недостаточной информ. Затем люди ведут себя способами, согласующимися с таким ожиданием. Однако С. п. вовсе не яв-ся неотвратимым. Исследователи, учителя и врачи - все они могли контролировать эффекты ожидания, когда обращались к поиску объективной информ., к-рая подтверждает или опровергает первоначальные ожидания, и контролировали распространение информ., к-рая порождает неадекватные ожидания.
См. также Ролевые ожидания, Бессознательные умозаключения
Р. Шоу

Самооценка (self-esteem)

С. относится к тому, какое мнение составляет о себе чел., включая степень самоуважения и самопринятия. С. отражает чувства личной ценности и компетентности, к-рые люди связывают со своими Я-концепциями. Потребности в оценке исследовались А. Маслоу, описавшем способы, к-рыми С. связана с процессом становления самоактуализирующейся личности. Согласно Маслоу, все люди обладают потребностью или стремлением к стабильному и прочному ощущению собственной ценности или самоуважению, и они нуждаются в такой оценке как от самих себя, так и со стороны окружающих.
А. Адлер разраб. свою теорию личности, опираясь преимущественно на понятия мотивирующей силы первичной неполноценности и компенсации. Адлер не рассматривал этот процесс в негативном аспекте; он утверждал, что каждый чел. развивает уникальную личность в стремлении преодолеть реальные или воспринимаемые несоответствия.
К. Хорни тж писала о предпосылках С. Она считала, что дети, лишенные родительской любви, принятия и одобрения, склонны развивать группу ненасыщаемых потребностей (к-рую она рассматривала как невротическую).
Как и следовало ожидать, было доказано, что любовь, тепло и принятие крайне важны в плане развития высокой С. Это ощущение доверия становится важным гарантом против тревоги в противостоянии окружающему миру, обеспечивая ребенку чувство базовой безопасности, необходимое при столкновении с требованиями окружения. В своем исслед. базовых компонентов С. С. Куперсмит обнаружил, что высокая С. яв-ся рез-том родительского принятия, установления определенных ограничений и предоставления субъекту свободы действия в пределах этих реалистических ограничений. В итоге решающим для формирования С. фактором оказалось качество и количество родительского внимания и принятия, получаемого в детстве.
С. - многомерное понятие, так как она существует в виде степеней сравнения. Она яв-ся жизненно важным компонентом Я-концепции чел. Напр., индивидуум может иметь высокую С. в межличностных отношениях и в то же время низко оценивать свои успехи в обучении. Оценка тж связана с личной идентичностью. Наличие любви и принятия непосредственно связано с "идентичностью успеха"; недостаток любви и принятия связан с "идентичностью неудачи".
См. также Чувство неполноценности
Дж. Кори

Самораскрытие (self-disclosure)

С. - это процесс, благодаря к-рому чел. добровольно и сознательно раскрывает др. достоверную, важную, личную и до сих пор не разглашавшуюся информ. Как сам процесс С., так и его изучение имеют существенное значение для понимания межличностных отношений.
С филос. т. зр. С. рассматривается как процесс, посредством к-рого люди учатся понимать себя. С. тж отводится центральная роль в развитии и поддержании межличностных отношений; др. отмечают важность С. в сохранении психич. здоровья, особенно в преодолении чувства отчуждения от др. людей. В литературе высказывается единодушное мнение о том, что С. необходимо как условие эффективного функционирования и предотвращения психол. дисфункции.
Исслед. в области С. можно сгруппировать по следующим категориям: а) содержание или тема С.; б) характеристики лиц, к-рым свойственно С.; в) характеристики С.; г) характеристики ситуации, в к-рой происходит С.
В целом исслед. свидетельствуют о том, что, независимо от пола, расы и национальности, люди более склонны делиться с др. информ. о своих аттитюдах, мнениях, вкусах и интересах и менее склонны доводить до др. информ., связанную с их финансами, телом и личностью. Люди чаще раскрываются перед теми, кого они знают и любят, несмотря на существование определенной тенденции к раскрытию перед совершенно незнакомыми людьми, особенно в тех случаях, когда, как предполагается, они больше никогда не смогут встретиться с ними вновь. Опубликованная литература не позволяет выделить общих тенденций в отношении типа личности более склонных к С. людей. Однако существуют многочисленные данные в поддержку "диадического эффекта", а именно: С. одного чел. влечет за собой С. др. В целом литературные данные свидетельствуют о том, что С. яв-ся функцией ситуационных, а не личностных переменных.
См. также Оптимальное функционирование
Л. Д. Гудстейн

Самоубийство (suicide)

Бэйчлер предложил определение, подчеркивающее операциональные функции, к-рые предположительно обслуживает суицидальный акт: "С. наз. любое поведение, к-рое ищет и находит разрешение к.-л. экзистенциальной проблемы посредством попытки покушения на жизнь субъекта".
Традиционно С. (суицид) относят к одному из четырех видов - выделяемых из сотен причин - смерти; тремя др. яв-ся естественная смерть, несчастный случай и убийство. Эти 4 вида называют сокращенно (по первым буквам) NASH-категориями смерти. Шнейдман предложил дополнительную классиф., в к-рой все смерти (какой бы ни была их NASH-категория или их причина) относятся к одному из трех видов: преднамеренная, полупреднамеренная (в к-рой индивидуум сыграл частичную, скрытую, завуалированную или неосознанную роль в ускорении кончины) или непреднамеренная.
Различные подходы к суицидальным явлениям
Выделяется неск. различных подходов к оценке, пониманию и трактовке суицидальных явлений.
Теологический. Ни в Старом, ни в Новом Завете не содержится прямого запрета на С. Фома Аквинский подчеркивал, что С. яв-ся смертным грехом, поскольку оно посягает на власть Бога над челов. жизнью и смертью. Представление о С. как грехе приобрело характер стойкого убеждения и на протяжении сотен лет играло (и продолжает играть) важную роль в западной т. зр. на С.
Философский. Вообще говоря, "философы суицида" никогда не вкладывали в свои литературные произведения характера руководства к действию, а использовали их лишь как арену для ведения своих собственных интеллектуальных дискуссий.
Д. Юм был одним из первых крупнейших западных философов, обратившихся к рассмотрению С. вне контекста понятия греха.
Экзистенциальные философы двадцатого столетия - Кьеркегор, Ясперс, Камю, Сартр, Хайдеггер - сделали бессмысленность жизни (и место в ней суицида) своей центральной темой.
Демографический. Демографический подход оперирует различными статистическими данными по С. В настоящее время в США показатель количества С. равен 12,6 на 100 000 чел., и С. как причина смерти входит в первый десяток осн. причин смерти взрослых. Показатели количества С. постепенно растут на всем протяжении отрочества-юности, резко повышаются в ранней взрослости, а затем сохраняются примерно на одном уровне до перехода в возрастную группу от 75 до 84 лет, где этот показатель достигает величины 27,9 самоубийства на 100 000 чел. Показатели количества С. среди мужчин превосходят соотв. показатели среди женщин в соотношении 2:1, и С. чаще совершаются белыми американцами, чем представителями др. расовых и этнических групп. С. преобладают среди холостых, овдовевших, живущих раздельно или разведенных людей.
Показатели количества С. у молодых людей в возрасте от 15 до 34 лет резко возросли с 1950-х гг. - с 4,2 на 100 000 в 1954 г. до 10,9 на 100 000 в 1974 г. Эти показатели тж значительно увеличились среди небелого населения. В США большинство С. совершается людьми в возрасте старше 45 лет, однако данные отчета за 1994 г. (Гарланд и Зиглер) свидетельствуют о том, что соотв. показатели у подростков и юношей, особенно белых мужского пола, за последние три десятилетия возросли более чем на 200%.
Социологический. Капитальный труд Э. Дюркгейма "Самоубийство" (Le suicide) продемонстрировал силу социологического подхода. Опираясь на свой анализ данных по С. во Франции, Дюркгейм выделил 4 вида С.; все они подчеркивают силу или слабость отношений или связей индивидуума с об-вом. Альтруистические С. буквально востребуются об-вом. Здесь сами обычаи или нормы соц. группы "требуют" совершения суицида при определенных обстоятельствах: харакири и сати яв-ся наглядными примерами альтруистического С. Эгоистическое С. происходит, когда индивидуум обладает слишком слабыми связями с об-вом и на него не оказывают влияния требования к выживанию. Аномичное С. имеет место, когда внезапно рушатся привычные отношения между индивидуумом и об-вом, как в случае потрясения и внезапной потери работы, близкого друга или удачи. Фаталистические С. возникают из-за чрезмерной контролируемости жизни. Примерами здесь могут служить люди, чье будущее представляется им беспросветным, напр. рабы.
Выражая принципиальное несогласие с Дюркгеймом, Дуглас указывает на многообразие соц. смыслов С. и утверждает, что чем более социально интегрирована группа, тем эффективнее она может маскировать его истинные причины; сверх того, соц. реакции на подвергаемое остракизму поведение сами могут стать частью этиологии именно тех действий, к-рые группа стремится контролировать.
Мэйрис полагает, что систематическая теория С. должна строиться с учетом, по меньшей мере, четырех широких категорий переменных, относящихся к личности, соц. контексту, биолог. факторам и "характеру времени", часто способствующему "суицидальной карьере".
Психодинамический. Принципиальная психоаналитическая т. зр. на С. состояла в том, что С. репрезентирует бессознательную враждебность, направленную на интроецированный (вызывающий амбивалентное отношение) объект любви. К. Меннингер обрисовывает психодинамику враждебности и утверждает, что побуждения к С. состоят из: а) желания убить; б) желания быть убитым; в) желания умереть.
Г. Зилбург утверждал, что каждый суицидальный случай заключает в себе не только бессознательную враждебность, но тж не свойственное большинству людей отсутствие способности любить др. Он вывел рассмотрение этой проблемы за пределы одной лишь области интрапсихических движущих сил, чтобы учесть роль внешнего мира, в частности роль разбитой семьи, в суицидальной наклонности.
Литман прослеживает линию развития представлений Фрейда о причинах С. Эти факторы включают неск. эмоциональных состояний - ярость, гнев, вину, тревогу и зависимость - наряду со множеством специфических предрасполагающих условий. Важную роль играют ощущения брошенности и особенно беспомощности и безысходности.
Психологический. Психол. подход отличается от психодинамического тем, что он не исходит из к.-л. постулированного набора движущих сил или универсального бессознательного сценария, а делает акцент на определенных психол. особенностях (или признаках), к-рые представляются необходимыми для совершения суицидальной попытки со смертельным исходом. Выделяются 4 таких признака: а) сильное смятение, т. е. обострение переживания чел. состояния полного крушения (планов, надежд и т. п.); б) повышенная неприязнь к себе, проявляющаяся в усилении самоотречения, ненависти к себе, стыда, вины, самообвинения и открыто - в действиях, идущих в разрез со своими собственными жизненными интересами; в) резкое и почти внезапное сужение интеллектуального фокуса, ограничение мыслительных процессов, сужение содержания мышления, ослабление способности видеть жизнеспособные варианты, к-рые бы в обычном состоянии пришли на ум; г) идея прекращения, внезапное озарение, что существует возможность положить конец страданиям путем остановки этого непереносимого потока сознания. В данном контексте С. понимается не как движение в направлении смерти (или прекращения), а скорее как бегство от нестерпимой эмоции.
Юридический. В США совершение С. считается преступлением только в двух штатах, но в них не предусмотрено наказания за это противозаконное деяние. В неск. штатах подвергаются судебному преследованию суицидальные попытки, однако эти законы редко применяются. Тридцать штатов не имеют законов против С. или попыток его совершения, однако в каждом штате есть законы, в к-рых оказание помощи в совершении С., советы совершить С. и побуждение к нему чел. квалифицируются как уголовное преступление.
Профилактический. Подход к С. с позиций его предупреждения обычно связывают с работами Шнейдмана и его коллег. На основе своего исслед. они пришли к заключению, что подавляющее большинство (около 80%) С. обладают отчетливо распознаваемой предсуицидальной фазой.
Покушение на самоубийство
Вообще говоря, уже давно считается, что две "популяции" - те, кто совершает С., и те, кто покушается на С., - по существу яв-ся отдельными. Строго говоря, к покушающимся на С. следует относить только тех, кто попытался его совершить и случайно остался в живых. По истечении 10-летнего периода перекрытие процента лиц, к-рые совершают С., с теми, кто ранее покушался на С., составляет 40%, тогда как перекрытие процента лиц, к-рые покушаются на С., с теми, кто впоследствии его совершает, составляет лишь 5%. Любой случай, характеризующийся суицидальной модальностью, представляет собой подлинный кризис, невзирая на то, что его нельзя было бы, при строгом следовании семантическим правилам, назв. "суицидальным" случаем.
Косвенные суициды и полупреднамеренные смерти
Понятия хронического, фокального и органического суицидов К. Меннингера и понятие полупреднамеренной смерти Шнейдмана - способы, к-рыми люди могут играть скрытую, неосознанную, частичную роль в ускорении собственной смерти, - очевидно, охватывают собой то, что наз. косвенными суицидами.
Глобальные, политические и надгосударственные аспекты
Совр. (саморазрушающие) гос. неврозы (доходящие до междунар. умопомешательства) могут, как мы это знаем, чрезвычайно эффективно приводить к самоиндуцируемой потере челов. жизни. Мы живем во время, к-рое часто навещает смерть. Безусловно, наиболее важным видом С., о к-ром каждому следует знать и стремиться предотвратить, яв-ся глобальное С., угрожающее всем нам, и к-рое только самим фактом присутствия этой угрозы отравляет наши жизни. В связи с этим Лифтон пытается довести до нашего сознания то обстоятельство, что мы находимся перед лицом великой опасности разрушения наших психол. связей с нашим собственным чувством непрерывности, продуктивности и воображаемого бессмертия - связей, к-рые необходимы для поддержания наших челов. отношений.
См. также Альтруистическое самоубийство, Профилактика суицида, Социопсихологические детерминанты войны и мира, Танатология
Э. Шнейдман

Самоэффективность (self-efficacy)

Источники эффективности
Вера людей в свою эффективность происходит из четырех осн. источников. Наиболее эффективный способ уверовать в собственную эффективность - достичь высоких рез-тов в чем-либо. Успехи закладывают основу устойчивого убеждения чел. в личной эффективности. Неудачи разрушают его, особенно если неудачи возникают до того, как чувство эффективности упрочилось. Второй способ - соц. моделирование. Модели служат источниками знаний и мотивации. Наблюдение похожих на себя, упорно продвигающихся к своим целям и добивающихся в конечном итоге успеха людей усиливает веру наблюдателей в собственные способности. Соц. побуждение яв-ся третьим способом влияния. Реалистические стимулы эффективности могут побуждать людей прилагать больше усилий, что увеличивает их шансы на успех. При оценке собственных возможностей люди тж отчасти опираются на оценки своего физиолог. состояния. Четвертым путем в изменении убеждений людей в собственной эффективности яв-ся снижение острых физиолог. реакций или изменение способов интерпретации своих физиолог. состояний.
Инициируемые эффективностью процессы
Убеждения в С. регулируют функционирование субъекта посредством четырех осн. процессов: когнитивного, мотивационного, эмоционального и селективного.
Когнитивные процессы. Влияние убеждений в С. на когнитивные процессы принимает различные формы. Большая часть челов. поведения яв-ся целенаправленной и регулируется заранее обдуманными и осознанными целями. На постановку целей субъектом влияет его самооценка собственных способностей. Чем сильнее воспринимаемое чувство С., тем более высокие цели ставит перед собой субъект и тем большую настойчивость в их достижении демонстрирует.
Большинство линий поведения предварительно формируется в мышлении. Убеждения людей в собственной эффективности влияют на типы сценариев, к-рые они конструируют и репетируют в своем воображении. Люди, обладающие сильным чувством С., вырабатывают сценарии успеха, к-рые обеспечивают их положительными ориентирами в последующем выполнении. Люди, считающие себя неэффективными, более склонны вырабатывать сценарии неудач, к-рые препятствуют успеху в выполнении, акцентируя их внимание на личных недостатках и на возможных отклонениях хода событий от желаемого направления. Осн. функция мышления заключается в предоставлении людям возможностей прогнозировать ход событий и вырабатывать средства контроля над теми событиями, к-рые могут оказывать влияние на их повседневную деятельность. Установление причинно-следственных отношений между происходящими событиями и между действиями и их последствиями требует эффективности и слаженности когнитивных процессов обработки разнородной и во многом неопределенной и противоречивой информ. Чем сильнее чувство личной эффективности, тем более эффективными оказываются люди в своем аналитическом мышлении и формировании успешных способов действий.
Мотивационные процессы. Убеждения в С. играют центральную роль в саморегуляции мотивации. Большая часть челов. мотивации формируется на основе когнитивных процессов. При когнитивной мотивации люди сами мотивируют себя и руководят собственными действиями посредством предварительного проигрывания их в мысленном плане. Они формируют представления в отношении того, что они могут сделать, оценивают вероятную эффективность возможных действий, ставят перед собой цели и планируют способы достижения будущих ценных последствий. Различные теории - теория атрибуции, теория "ожидания - ценности" и теория цели - охватывают эти разнообразные формы когнитивных мотиваторов.
Восприятие собственной эффективности яв-ся одним из центральных факторов во всех этих различных формах когнитивной мотивации. Убеждения в С. оказывают влияние на характер каузальной атрибуции успехов и неудач. Люди действуют в соответствии со своими убеждениями в отношении того, что они могут сделать и какими будут вероятные последствия различных действий. Поэтому воздействие ожидаемых последствий на мотивацию отчасти регулируются убеждениями в собственной эффективности. Существует много видов деятельности, к-рые при условии их надлежащего выполнения гарантируют ценные последствия, но они не избираются людьми, к-рые сомневаются в том, что они обладают достаточным для этого уровнем способностей.
Аффективные процессы. Механизм С. тж играет центральную роль в саморегуляции аффективных состояний. Существуют 3 осн. способа, посредством к-рых убеждения в С. влияют на характер и интенсивность эмоциональных переживаний. Такие убеждения вызывают смещения внимания и влияют на то, каким образом интерпретируются и когнитивно репрезентируются потенциально аверсивные жизненные события; они оказывают воздействие на осуществление контроля над вызывающими беспокойство и тревогу мыслями; и они способствуют линиям действия, к-рые преобразуют тягостные условия существования в более благоприятные. Эти альтернативные пути аффективного влияния подробно описаны в исслед. по саморегуляции состояний тревоги и депрессии.
Люди, убежденные в собственной способности осуществлять контроль над потенциальными угрозами, не продуцируют беспокоящих и тревожных образов и поэтому не испытывают на себе их разрушающего воздействия. Те же, кто убежден в собственной неспособности справиться с потенциальными угрозами, переживают высокие уровни тревожного возбуждения. Они преимущественно фиксируют внимание на своих недостатках, рассматривают различные стороны своего окружения как чреватые опасностью, преувеличивают серьезность возможных угроз и изводят себя мыслями о последствиях, к-рые редко (если вообще когда-либо) происходят. Вследствие такого неэффективного мышления они сами себя расстраивают и существенно ограничивают и снижают свой уровень функционирования. При этом не столько частота беспокоящих состояний, сколько воспринимаемая собственная неэффективность отвлекает их внимание от того, что яв-ся главным источником дистресса.
Селективные процессы. Последний способ, к-рым убеждения в С. вносят свой вклад в челов. адаптацию и изменение, связан с селективными процессами. Убеждения в личной эффективности формируют сам образ жизни посредством отбора занятий и условий окружения. Люди склонны избегать тех занятий и ситуаций, к-рые, как они полагают, превышают уровень их способностей, но они охотно вовлекаются в ту деятельность и предпочитают то соц. окружение, к-рые отвечают их оценкам собственных способностей. Любой фактор, влияющий на выбор поведения, способен оказывать глубокое воздействие на направление индивидуального развития. Это происходит потому, что соц. влияния, исходящие из выбранного людьми окружения, продолжают обеспечивать поддержку определенным знаниям, ценностям и интересам после того, как принятое решение произвело свой инаугурационный эффект. Выбор профессии и развитие карьеры далеко не единственный пример влияния убеждений в С. на характер жизненного пути через связанные с выбором процессы.
Рез-ты многочисленных исслед., касающихся разнообразных эффектов воспринимаемой личной эффективности, можно обобщить следующим образом: люди, обладающие слабо выраженным чувством эффективности в определенной области функционирования, уклоняются от выполнения трудных задач, к-рые они склонны воспринимать как личные угрозы; характеризуются низким уровнем притязаний и низкой приверженностью тем целям, к-рые они выбирают; концентрируют свое внимание на самооценочных аспектах, нежели на том, как справиться с заданием; поглощены мыслями о личных недостатках, препятствиях и негативных последствиях; приписывают причины неудачи недостатку способностей; снижают свои усилия или быстро отказываются от дальнейшего выполнения задания при возникновении затруднений; медленно восстанавливают свое чувство эффективности после неудач или снижения успешности; подвержены состояниям стресса и депрессии. В противоположность им, люди с сильно выраженным чувством личной эффективности рассматривают трудные задачи как вызов, позволяющий им продемонстрировать свои способности, а не как угрозы, к-рых следует избегать; ставят перед собой высокие и ответственные цели и демонстрируют высокую приверженность и настойчивость в их достижении; концентрируют свое внимание на аспектах, связанных с заданием, что позволяет им эффективно с ним справляться; приписывают причины неудачи недостатку усилий или недостатку знаний и умений, к-рый можно восполнить; увеличивают усилия при возникновении затруднений; быстро восстанавливают свое чувство эффективности после неудач или снижения успешности; проявляют низкую подверженность состояниям стресса и депрессии.
См. также Торможение поведения, Сгорание, Диспозициональные группы, Ободрение, Свобода воли, Здоровая личность, Мотивация
А. Бандура

Свидетельские показания очевидцев (eyewitness testimony)

Очевидцы события рассказывают о том, что им удалось воспринять; кроме того, они могут сообщить о данном событии только то, что помнят. Поэтому при оценке полноты и достоверности С. п. о. необходимо учитывать особенности восприятия и памяти. С. п. о. оказывают на присяжных более сильное убеждающее воздействие, чем др. формы доказательств.
Память на лица
Очевидцев часто приглашают для опознания или составления словесных портретов преступников, поэтому при исслед. С. п. о. придается большое значение памяти на лица. В целом люди обладают довольно хорошей памятью на лица, точность к-рой остается высокой даже по прошествии длительного периода времени. Тем не менее зарегистрированы случаи серьезных ошибок. Точность запоминания лица может уменьшаться под воздействием ряда факторов, в т. ч. таких, как кратковременность восприятия и длительный период времени между моментом восприятия и последующим опознанием. Кроме того, доказано, что чел. значительно лучше запоминает лица людей, принадлежащих к той же расе, что и он сам, по сравнению с лицами людей, принадлежащих к др. расам.
Следует добавить, что испытуемые хорошо запоминают, что лицо им знакомо, но гораздо хуже помнят, почему оно им знакомо. Напр., Браун, Деффенбахер и Стёрджилл в своем эксперименте предлагали испытуемым наблюдать некое событие. Через неск. дней им показывали фотографии людей, к-рые предположительно были участниками этого события. На самом деле на фотографиях были запечатлены не те люди, к-рые действительно участвовали в событии. Еще через неск. дней испытуемым предъявляли для опознания четырех чел. и просили указать тех, кого они видели в момент наблюдения события. Испытуемые часто указывали на тех, кого они видели на фотографиях (т. е. испытуемые правильно вспоминали, что эти лица им знакомы, но ошибочно связывали это знакомство с исходным событием).
Этот эксперимент иллюстрирует возможность предвзятого опознания под влиянием просмотра фотографий. Зарегистрированы тж сходные с этим эффекты, когда чел., с к-рым встречались в одних обстоятельствах, ошибочно вспоминают как чел., с к-рым встречались в др. обстоятельствах. Такое смешение часто наз. бессознательным переносом. В этих случаях испытуемые тж правильно вспоминают, что данное лицо им знакомо; ошибка возникает тогда, когда они связывают это знакомство с к.-л. конкретным эпизодом, имевшим место ранее.
Для подготовки свидетелей можно использовать неск. стратегий и методов, способствующих улучшению памяти на лица. Люди лучше запоминают лица, если при их разглядывании тщательно прорабатывают полученную визуальную информ. Возможно, это происходит потому, что при таком внимательном разглядывании чел. замечает множество различных черт и выражений лица. Т. о., наилучшее запоминание лица достигается тогда, когда при его разглядывании чел. обращает внимание на мн. разносторонние характеристики лица.
Проверку достоверности памяти на людей часто производят с помощью опознания, когда свидетель должен выбрать из группы того чел., к-рого он видел в исходном событии. Факторы, влияющие на точность свидетельской идентификации, изучались во мн. исслед., посвященных поиску способов определения надежности процедуры опознания. Напр., оказалось, что идентификации, полученные при опознании живых людей или при опознании по видеозаписи, одинаково точны; кроме того, если преступник переодет или попытался изменить внешность, это почти не влияет на вероятность его правильного опознания. Тем не менее вероятность неправильного опознания невиновного чел., подозреваемого в совершении преступления, повышается, если на подозреваемом одежда, похожая на ту, в к-рой свидетель видел настоящего преступника.
Др. людей, входящих вместе с подозреваемым в группу, предъявляемую для опознания, наз. подставными, или отвлекающими. Если в опознании не участвуют подставные лица, то возникает значительный риск ложной идентификации. Очень важно тж, чтобы такие характеристики подставных лиц, как раса, возраст, рост и вес были такими же, как у подозреваемого. Если свидетель назв. др. приметы преступника, то подставные лица должны быть подобраны т. о., чтобы у них тж присутствовали эти черты. На самом деле соответствие внешности подставных лиц словесному портрету преступника, составленному свидетелем, по-видимому, яв-ся более важным фактором, чем их внешнее сходство с подозреваемым.
Исследователи проводят различие между функциональным, или эффективным, размером ряда для опознания (т. е. количеством похожих на подозреваемого людей, из к-рых свидетель, вероятнее всего, будет выбирать) и его номинальным размером (фактической численностью ряда). Если неск. чел. в ряду совсем не похожи на подозреваемого, то функциональный размер ряда м. б. знач. меньше, чем номинальный. На самом деле номинальный размер ряда оказывает лишь незначительное влияние на точность свидетельской идентификации, в то время как адекватность функционального размера ряда яв-ся решающим фактором, определяющим точность опознания. Поэтому исследователи разраб. неск. методов определения функционального размера ряда для опознания.
Точность свидетельской идентификации сильно зависит от инструкций, полученных свидетелями, а тж от способа проведения самого опознания. Если в инструкции в явной форме допускается, что преступник отсутствует на опознании (т. е. возможным ответом яв-ся "никто из присутствующих"), то вероятность ложной идентификации снижается, хотя общая точность опознания при этом почти не изменяется. Точно так же инструкции могут повлиять на вероятность выбора любого конкретного чел. из ряда, поэтому очень важно, чтобы они не были тенденциозными. Кроме того, точность идентификации, по-видимому, возрастает, если подозреваемых показывают свидетелям по одному, а не всех сразу. Точность опознания можно повысить, если дать свидетелям послушать голоса подозреваемых, показать им подозреваемых в привычных позах, в движении (обычная ходьба) и в профиль при повороте на три четверти.
Эмоции и сосредоточение внимания на оружии
В момент преступления очевидцы, как правило, испытывают страх или гнев, особенно в тех случаях, когда им физически угрожают. Вообще точность С. п. о. уменьшается, если в момент события свидетель испытывает сильный стресс. И наоборот, слабый или умеренный стресс может способствовать улучшению запоминания.
Была тж исследована достоверность утверждений о сосредоточении внимания свидетелей на оружии. Свидетелям приписывают следующую модель поведения: их внимание якобы полностью сконцентрировано на оружии, к-рым им угрожают, а все остальное ускользает от них. Поэтому свидетель должен хорошо запомнить оружие (и, возможно, руку, державшую оружие), но не запомнит больше почти ничего. Такая модель сходна с моделью поведения, возникающего при эмоциональном возбуждении, даже в отсутствие оружия: согласно гипотезе "пасхального шествия" (the Easterbrook hypothesis) в таких случаях внимание чел. сосредоточивается на чем-то одном, и он менее восприимчив ко мн. деталям окружающей обстановки; в рез-те чел., как правило, хорошо запоминает то, на чем было сконцентрировано его внимание в момент события, вызвавшего эмоциональное возбуждение, но хуже помнит др. аспекты этого события.
Наводящие и дезориентирующие вопросы
Формулировка вопросов может повлиять на показания свидетелей. В одном исслед. испытуемых просили оценить скорость каждой из двух машин в момент их столкновения; др. испытуемых спрашивали о том, с какой скоростью машины врезались друг в друга. Испытуемые из группы "столкновения" дали значительно более низкие оценки скорости, чем испытуемые из второй группы. Участники др. исслед., к-рых спрашивали: "Видели ли вы разбитую фару?", - реже вспоминали, что видели ее, чем те, кого спрашивали: "А разбитую фару вы видели?" Это малозаметное изменение формулировки вопроса приводило к удвоению вероятности того, что испытуемый сообщал о целевом объекте.
Наводящие вопросы тж влияют на то, что испытуемые впоследствии вспомнят о событии. Напр., в эксперименте с изменением формулировки вопроса ("столкнулись" или "врезались") испытуемых через неделю спрашивали тж о том, видели ли они на месте происшествия осколки стекла. (На самом деле осколков не было.) Испытуемые, к-рым был задан вопрос с использованием слова "врезались", знач. чаще отвечали (неправильно), что они видели осколки, по сравнению с испытуемыми, к-рым был задан вопрос с использованием слова "столкновение". Аналогичным образом испытуемые, к-рых сразу после того, как они наблюдали событие, спрашивали о дорожном знаке "стоп", впоследствии, как правило, сообщали, что они действительно видели дорожный знак "стоп", хотя на самом деле был ясно виден дорожный знак "уступи дорогу".
Аналогичные рез-ты наблюдаются и тогда, когда после совершения события до сведения испытуемых доводится дезориентирующая информ. в повествовательной форме, а не в виде вопросов. Напр., во мн. исслед. испытуемые, к-рые были очевидцами события, затем читали описание того же события (как люди читают сообщения в газетах или слушают сообщения др. свидетелей). Если в описании содержались ложные элементы (т. е. упоминались объекты или действия, к-рые фактически не являлись элементами исходного события), то впоследствии мн. свидетели вспоминали эти ложные элементы как часть запомненной ими последовательности эпизодов. Внесенная т. о. дезинформация способна повлиять на то, какие характеристики внешности людей вспомнят свидетели (возраст, вес или характеристики лица), какие объекты они вспомнят как находившиеся на месте происшествия, какого цвета будут в их воспоминаниях эти объекты и т. д. В целом т. о. можно "насаждать" самые разнообразные ложные воспоминания.
Похожие эффекты возникают, когда испытуемых просят вспомнить событие вскоре после того, как оно произошло, а затем через какое-то время просят их повторить свой рассказ. Если в первоначальных воспоминаниях были ошибки, то они, по-видимому, перемешиваются с истинными воспоминаниями, поэтому испытуемые склонны к повторению этих ошибок при последующем тестировании. Это напоминает парадигму дезинформирования после совершения события, с той лишь разницей, что в этих исслед. дезинформация содержится в собственных первоначальных воспоминаниях испытуемых.
Точность памяти и уверенность свидетелей в своих показаниях
Когда свидетель выступает в суде уверенно, его показания звучат более убедительно, чем когда он говорит нерешительно, колеблется и выражает свою неуверенность (др. словами, присяжные, по-видимому, предполагают, что между уверенностью свидетеля и точностью его памяти существует положительная связь, и поэтому больше доверяют уверенным свидетелям). Однако во мн. исслед. было показано, что корреляция между точностью памяти и уверенностью очень слабая или вообще отсутствует; в нек-рых исслед. была обнаружена отрицательная корреляция, т. е. испытуемые были уверены в своих неправильных ответах больше, чем в правильных. В нек-рых исслед., наоборот, наблюдалась положительная корреляция между уверенностью и точностью, т. е. более уверенные испытуемые были более точны. Эти данные позволяют предположить, что существуют такие обстоятельства, при к-рых по уверенности свидетелей можно судить о точности их памяти, и существуют др. обстоятельства, когда этого делать нельзя. Говоря конкретнее, уверенность, выраженная после сделанного на опознании выбора, по-видимому, более тесно связана с точностью, чем уверенность, выраженная до опознания. Точно так же, уверенность более тесно связана с точностью, если внешность подозреваемого имеет отличительные особенности. Проводятся тж и др. родственные исслед., посвященные вопросу о том, какие переменные ослабляют связь между точностью и уверенностью.
Связь между точностью и уверенностью никогда не бывает сильной, и обнаруженная в исслед. корреляция редко превышает 0,30-0,40. В нек-рых исслед. обнаружены серьезные ошибки в воспоминаниях свидетелей, даже если эти воспоминания сообщаются с полной уверенностью; свидетель абсолютно уверен в достоверности своих воспоминаний, к-рые на самом деле оказываются ложными. Присяжные больше доверяют уверенным свидетелям, поэтому они преувеличивают значение уверенности при оценке доказательств.
Общая точность показаний
Свидетель может не обратить внимания на мн. аспекты события, если в момент его совершения присутствовало оружие или если свидетель испытывал эмоциональное возбуждение. После того, как событие произошло, свидетелям м. б. внушены ложные воспоминания. Уверенность свидетеля в своих воспоминаниях не гарантирует их достоверности. До какой степени эти факторы подрывают доверие к показаниям свидетелей?
Оценки общей точности воспоминаний испытуемых о событиях проводились в целом ряде исслед., в центре к-рых часто были яркие события, т. е. необычные и неожиданные происшествия, случающиеся в жизни чел. и часто оказывающие значительное влияние на его эмоциональное состояние. Вспоминая о ярких событиях, испытуемые приводят значительное количество подробностей и излагают свои воспоминания с впечатляющей уверенностью, но при тщательной проверке мн. воспоминания оказываются недостоверными, иногда по важным аспектам. Эти рез-ты еще раз указывают на возможность серьезных ошибок в воспоминаниях и на отсутствие связи между уверенностью свидетеля и точностью его памяти.
Воспоминания о ярких событиях часто в целом бывают довольно точными, и даже через неск. месяцев после события испытуемые способны вспомнить много подробностей. Юилли и Катшелл проверяли воспоминания 13 очевидцев настоящего преступления, оценивая точность их воспоминаний через 4-5 месяцев после события. При оценке воспоминаний Юилли и Катшелл использовали строгие критерии (для того, чтобы показания свидетелей считались достоверными, ошибки в возрасте не должны были превышать 2 лет, а ошибки в весе - 5 фунтов). Даже при использовании таких критериев оказалось, что свидетели правильно указывали 83% подробностей, касавшихся хода событий, и давали правильные описания людей и объектов, находившихся на месте действия, в 76 и 90% случаев соответственно.
Дети как свидетели
Рассказы детей о событиях часто бывают неполными; дети, как правило, тж имеют слабое представление о том, какие аспекты события имеют значение для суда. Кроме того, детским воспоминаниям о событиях часто присущи недостатки, обусловленные плохим пониманием каузальной структуры события или тем, что дети не знают различных стратегий запоминания. Несмотря на эти ограничения, даже от 3-4-летних детей можно получить довольно полные и точные воспоминания. Хотя детские воспоминания бывают довольно скудными, они, как правило, достоверны; более полные сообщения можно получить, используя реквизит и правильной организуя допрос. Однако надо тщательно позаботиться о том, чтобы свести к минимуму количество наводящих или дезориентирующих вопросов, поскольку дети, по-видимому, так же как взрослые, а м. б. и более, подвержены влиянию информ., полученной после совершения события. Наконец, мн. беспокоит то, что в детских воспоминаниях якобы беспорядочно перемешаны действительные и воображаемые события. Тем не менее такое смешивание встречается реже, чем принято считать.
Методы улучшения памяти свидетелей
Выступая в качестве свидетелей, работники полиции и др. подготовленные наблюдатели, по-видимому, не более точны, чем неподготовленные, хотя большинство людей ожидает, что профессионалы, работающие в системе охраны правопорядка, обладают лучшей памятью, чем др. Гейзельман и его коллеги разраб. свой подход к допросу свидетелей. В своем когнитивном интервью они используют неск. стратегий, к-рые помогают свидетелям извлекать информ. из своей памяти. Напр., свидетелей поощряют к тому, чтобы они излагали эпизоды события в различной последовательности и с разных т. зр.; свидетелей тж подталкивают к воссозданию внешнего и индивидуального контекста наблюдавшегося ими события. Согласно имеющимся данным, этот метод позволяет повысить качество показаний как взрослых, так и детей.
В течение мн. лет считалось, что качество показаний повышается, если свидетель дает их, находясь под гипнозом. Эти представления осн. на гипотезе, согласно к-рой гипноз способствует более полному изложению воспоминаний о событии. Данные исслед. заставляют серьезно усомниться в истинности этой гипотезы. В целом гипноз не приводит к улучшению памяти. Под воздействием гипноза испытуемые, действительно, становятся довольно податливыми и внушаемыми, в рез-те чего они сообщают больше информ. о вспоминаемом событии. Тем не менее в отсутствие к.-л. помощи, облегчающей вспоминание, эти сообщения могут включать определенную долю "конфабуляции" (т. е. искренней, но ложной реконструкции целевого события, часто включающей детали, подсказанные спрашивающим). Поэтому большинство психологов (и большинство судов) сомневаются в ценности показаний, к-рые получены от свидетелей, подвергавшихся гипнозу.
См. также Детская психология, Когнитивные (познавательные) способности, Преступность, Нелинейная связь, Показания экспертов, Судебная психология, Формирование впечатления, Психология полицейской службы, Избирательное внимание
Д. Райзберг

Свобода воли (free will)

В психологии и в психологически ориентированной философии представлены две полярные позиции по вопросу о С. в. Согласно одной из них, в настоящее время тесно связанной с психологией и нередко представляемой в качестве осн. в элементарных учебниках по общей психологии, С. в. иллюзорна, и для того, чтобы иметь право наз. себя учеными, психологи должны верить в то, что все поведение чел. или весь его опыт полностью обусловлены причинными процессами, каждый из к-рых, в принципе, познаваем. Полярная т. зр. на С. в., в наше время преим. ассоциирующаяся с философией экзистенциализма, заключается в том, что С. в. чел. реальна и вездесуща в том смысле, что весь опыт и все действия индивидуума включают элемент свободного выбора, что при условии неизменности предшествующих условий у него всегда м. б. возможность приобщиться к др. опыту или поступить иначе, чем он поступил.
Что касается психологов, то нередко складывается такое впечатление, что их ярко выраженная детерминистская позиция осн. на вере в то, что раз детерминизм воспринят естественными науками и принципиально важен для них, он должен быть базовым допущением любой истинно научной системы знаний. Квантовая физика оказалась перед необходимостью признать существование известной доли неопределенности. Условия, знание к-рых необходимо для безупречных психол. прогнозов, нередко включают внутренние процессы, к-рые не м. б. достоверно изучены без вмешательств, изменяющих сами эти процессы, а следовательно, и рез-т; это выглядит достаточно похожим на основание введения принципа неопределенности в квантовую физику, чтобы ратовать за распространение этого принципа на психологию. А если неопределенность признается неизбежной, разграничение С. в. и детерминизма, к-рое вряд ли удастся надежно подтвердить, с научной т. зр. может оказаться лишенным смысла.
Аргументы в защиту С. в. преим. эмпирические. Совершая тот или иной поступок, чел. нередко уверен в том, что мог бы поступить по-другому, мог сделать иной выбор; отсюда утверждается, что С. в. есть базовый факт опыта. Этот аргумент не может избежать возражения, что причинные детерминанты, возможно, еще не полностью идентифицированы и поняты.
Др. прагматическим основанием выбора позиции по вопросу о С. в. яв-ся то, какие последствия имеет выбор той или иной позиции для всеобщего блага. Сторонники жесткого детерминизма нередко считают принятие их позиции необходимым условием убеждения людей в том, что челов. поведение прогнозируемо и контролируемо, вследствие чего на будущее человечества можно повлиять с помощью "челов. инженерии" точно так же, как на физ. явления можно повлиять с помощью технологических процессов, осн. на законах природы. Возражения противников жесткого детерминизма базируются на том, что подобная т. зр. лишает людей надежды на намеренное изменение, а потому оказывает пагубное влияние на развитие человечества.
См. также Бихевиоризм
И. Л. Чайлд

Свобода (freedom)

Ярко выраженная детерминистская стратегия, воспринятая психологией как наукой о поведении на очень ранних этапах ее развития, оказалась несовместимой с безоговорочным признанием С. Рассмотрение поведения как закономерного в рамках детерминистской естественно-научной системы, судя по всему, не оставляет в научной психологии места для понятия С. Однако время от времени в стороне от осн. течения поведенческой психологии появлялись психологи, к-рым приходилось иметь дело со С. как реальной и центральной психол. проблемой. Сказанное прежде всего относится к представителям юридич. науки и социально-политической философии, таким как Дж. С. Милль и И. Берлин, изучавшим различные аспекты челов С.
Само понятие С. и вера в нее играют очень важную роль в регулировании индивидуального поведения, общественной и политической жизни. В последнее время - вопреки заверениям Б. Ф. Скиннера, что понятие С. чуждо естественным закономерным системам, в т. ч. и челов. поведению, - психологи обратили внимание на С., но лишь внесли путаницу в наше понимание.
С. яв-ся одной из важнейших тем, обсуждаемых в нарастающем потоке литературы по гуманистической психологии, базирующейся на гуманит. научном подходе к поведению чел. Этот гуманит. подход рассматривает сознательность, самоосознание, содействие и выбор как неотъемлемые привилегии челов. поведения. Он признает, что как выявленные, так и не выявленные ист. детерминанты влияют на поведение, наблюдаемое в настоящем, но это не мешает ему признавать и существование зоны С. действия. Даже тогда, когда поведение кажется жестко ограниченным определенными рамками, или вынужденным, у чел. все же остается область аттитюдинальной С., т. е. С. выбора т. зр. на обстоятельства, в к-рых он оказался.
Эмпирическое изучение челов. свободы проводилось преим. в рамках более традиционных теорет. подходов. Соц. психологи подошли к изучению челов. С. по трем различным путям, проложенным теорией атрибуции, теорией реактивного сопротивления и исслед. субъективного опыта.
Подход с позиций теории атрибуции. Для подхода к челов. С. с позиций теории атрибуции характерен интерес к условиям, при к-рых чел. приписывает С. поведению др. людей или своему собственному поведению (или воспринимает его как свободное). С. решения определяется величиной разницы в ожидаемых выигрышах от альтернативных линий поведения. Когда ожидаемые выигрыши примерно одинаковы, С. решения велика, поскольку принуждение со стороны относительно большего выигрыша отсутствует. Выбор воспринимается скорее как контролируемый лицом, принимающим решение, чем как определяемый выгодой вариантов. С. исхода яв-ся функцией оценки вероятности реального получения ожидаемого выигрыша. Иными словами, если чел. предстоит сделать выбор между альтернативами, к-рые примерно одинаковы по ожидаемым выигрышам и по их доступности, выбор между этими альтернативами воспринимается как свободный выбор, совершаемый без давления неравноценных выигрышей и/или неравной доступности.
Если поведение чел. воспринимается наблюдателями как рез-т принуждения, они сомневаются в том, что оно способно многое сказать им об этом чел. Хотя принятие решения и выбор альтернатив воспринимаются как более свободные, когда их валентности выравниваются, этот эффект знач. усиливается, если выбор делается не из отрицательных, а из положительных альтернатив. Выбор воспринимается как более свободный в тех случаях, когда приходится выбирать из умеренного числа вариантов, а не из очень ограниченного или большого их количества, и когда наблюдаемое поведение согласуется с тем, что наблюдатель считает предрасположенностью субъекта действия.
Подход с позиций теории реактивного сопротивления. Второе направление исслед. основывается на работе Дж. Брема "Теория психол. реактивного сопротивления" (A Theory of Psychological Reactance). Под реактивным сопротивлением понимается мотивационное состояние, вызванное ограничением С. поведения или угрозой такого ограничения, и, в свою очередь, организующее поведение, направленное на восстановление утраченной свободы. Поведенческие свободы специфичны для конкретных ситуаций и определяются как знание того (или вера в то), что в конкретной ситуации у чел. всегда есть неск. линий поведения и что он располагает необходимыми умениями и ресурсами для реализации любого из признаваемых им вариантов. Рез-ты исслед., проведенных в различных условиях, свидетельствуют о том, что люди действительно действуют так, чтобы вернуть себе конкретные поведенческие С., к-рых их лишили или над к-рыми нависла угроза, и что выбор, к-рый делается под угрозой, более привлекателен. Реактивное сопротивление может возникнуть и как ответ на оказанную чел. услугу, к-рая накладывает на него определенные обязательства; оно возникает и при принятия решения: если в тот момент, когда чел. уже близок к нему, возникает угроза доступности менее привлекательного варианта, его привлекательность возрастает. Исслед. реактивного сопротивления расширяют наши представления о процессах соц. влияния, психологии потребителя, рекламе, PR и принятии решений.
Эмпирический подход. Третий подход был использован М. Весткоттом, к-рый изучал челов. С. прежде всего как субъективный опыт и проводил резкую границу между С. как опытом и С. как атрибуцией или онтологическим состоянием. Его интересовало, в какой мере люди, судя по их собственным словам, чувствуют себя свободными при различных теоретически важных условиях. Основываясь как на литературе о реактивном сопротивлении и об атрибуции, так и на филос. источниках и проведенных им интервью, он выявил 7 типов ситуаций, к-рые благоприятствуют челов. С. Применив опросники, содержавшие неск. конкретных примеров каждой из этих ситуаций, он просил своих респондентов ответить на вопрос, насколько свободными они чувствовали себя в каждой из них. Оказалось, что наиболее свободными респонденты Весткотта чувствовали себя тогда, когда избавлялись от неприятных обстоятельств, включая физ. боль и соц. дискомфорт, и тогда, когда участвовали в выполнении действий, требовавших определенных навыков. Эти заметно отличающиеся друг от друга условия, обеспечивающие высокую степень С., согласуются с широко распростр. филос. разграничением понятий негативной С., или "С. от", и позитивной С., или "С. для". Респонденты Весткотта чувствовали себя наименее свободными тогда, когда были вынуждены признать, что их возможности не беспредельны, даже если эти пределы и были объективными, и тогда, когда им приходилось принимать трудные решения.
Кроме того, когда респондентов попросили описать свои чувства, противоположные ощущению С., оказалось, что в каждой конкретной ситуации эти чувства разные. В нек-рых ситуациях чувство несвободы было связано прежде всего с внешними помехами, в др. - с конфликтом и нерешительностью или неясным, но неприятным эмоциональным состоянием. Следовательно, с т. зр. диалектики, чувство С. в разных ситуациях переживается по-разному.
Заключение
Различия между этими тремя подходами к психол. изучению челов. С. определяются, в первую очередь, их ориентацией на разные аспекты этого состояния: С. в том виде, как она приписывается чел. своим собственным действиям или действиям др. людей; С. как вера в то, что у индивидуума есть поведенческий выбор и он может действовать в любом направлении, какое бы ни избрал; С. как переживание, степень к-рого зависит от условий, напр. от освобождения от боли или дискомфорта или от вовлеченности либо в деятельность, требующую определенных навыков, либо в принятие решения. Рез-ты исслед., проведенных сторонниками этих трех т. зр., в нек-рых случаях дополняют друг друга, а в нек-рых противоречат друг другу.
См. также Философские проблемы психологии, Теория реактивного сопротивления
М. Р. Весткотт

Свободное воспроизведение (free recall)

С. в. широко используются для исслед. памяти и научения. Обычно испытуемому предлагают информ. для запоминания, а спустя нек-рое время просят ее воспроизвести в произвольном порядке. Содержание информ. может варьировать от списка не связанных между собой слов или цифр до сложных прозаических произведений.
Парадигма С. в. сыграла заметную роль в развитии когн. психол. Напр., она помогла объяснить компоненты первенства и новизны в кривой воспроизведения последовательности элементов. Эффект первенства связали с частым повторением первых по порядку элементов и переводом их в долговременную память, а эффект новизны объяснили вхождением последних элементов в кратковременную память. Поскольку элементы в конце списка не повторяются и, следовательно, не переводятся в долговременную память, они теряются, если испытуемому дать отвлекающее задание непосредственно после предъявления списка для запоминания.
Ранние исслед. позволили предположить, что важнейшая составляющая С. в. заключена в испытуемом, а не в предлагаемом ему стимульном материале. Речь идет о склонности людей воспроизводить элементы группами, объединяя их по объективным или субъективным связям между собой, даже если они были разделены при предъявлении. Сообщение Бусфилда дало импульс исслед. внутренних процессов структурирования информ. Испытуемым предлагался список из 60 слов, относящихся к четырем смысловым категориям, по 15 слов в каждой. Сразу же после предъявления давалось задание в течение 10 минут записать запомнившиеся слова в любом порядке. Люди обнаружили склонность воспроизводить и группировать слова по смысловым категориям, а не по порядку их предъявления.
Недостаток такого рода исслед. состоит в том, что они всего лишь обнаруживают тип орг-ции элементов, предусмотренный экспериментатором. Отношения между элементами в списке определяются экспериментатором, и получаемые показатели степени орг-ции материала зависят от того, насколько точно воспроизведение элементов участником эксперимента соответствует категориям или ассоц. в списке экспериментатора. Тулвинг утверждал, что испытуемые не только используют заложенную в списке структуру информ., но и склонны отыскивать свои собственные характерные связи между словами в списке для заучивания. Т. о., эксперименты с использованием заданных группировок недооценивают полную орг-цию испытуемым списка слов во время заучивания и ее использование в процессе воспроизведения. Предлагая испытуемым повторно заучивать и воспроизводить списки не связанных между собой слов, предъявляемых каждый раз в др. случайном прядке, Тулвинг сумел продемонстрировать характерную для каждого участника эксперимента субъективную орг-цию запоминаемого и воспроизводимого материала.
С. в. использовалось для оценки понимания прозы и запоминания пояснительных и описательных текстов и устных рассказов. Хотя раньше было принято считать, что все люди склонны логически структурировать текст для удобства запоминания и последующего воспроизведения, были выявлены индивидуальные особенности этого процесса в зависимости от возраста и навыков чтения. Фактически, метод С. в. используется в настоящее время для исслед. различий в стратегиях заучивания материала у людей с предположительно разными стилями учения.
Применение методов С. в. для ил. склонности людей реорганизовывать изучаемый материал продолжается. Т. о., исслед. С. в. позволяют подкрепить осн. постулат когн. психол. (т. е. что обучающийся не яв-ся пассивным получателем информ. из окружающей среды; напротив, он активно организует эту информ. в собственные структуры представления знаний в памяти).
См. также Когнитивные стили учения, Забывание, Процессы поиска и извлечения информации из памяти
Б. Р. Данн

Связь и привязанность (bonding and attachment)

Джон Боулби ввел термин привязанность, к-рый превратился в важнейшее понятие нового теорет. подхода, объединившего этологию и психологию в стремлении понять истоки уз, связывающих ребенка с матерью.
Этологическая теория и привязанность. Исслед. животных говорят о том, что прочные П. образуются благодаря процессу импринтинга, происходящего за короткий интервал времени в течение раннего критического периода жизни. Этология предположительно объясняет образование С. между самкой и ее детенышем как рез-т взаимодействия генетически запрограммированных форм поведения, важных для выживания вида, со средой обитания.
Конрад Лоренц, пионер в области исслед. импринтинга, наглядно показал, что недавно вылупившиеся птенцы диких гусей устремляются к первому, ближайшему к ним, движущемуся объекту или субъекту, к-рый встречается им вскоре после рождения, и далее неотступно следуют за ним. Нико Тинберген доказал, что реакция нападения/бегства у животных развивается в ритуальное демонстративное поведение. Роберт Заслоу на основе исслед. патологии привязанности, обнаруживаемой при раннем детском аутизме, пришел к заключению, что формирование П. зависит от двух связывающих цепей поведения: а) обеспечение телесного контакта, необходимого для формирования близости и базисного доверия, и б) обеспечения контакта глаз и диалогического взаимодействия, необходимых для развития интеграции, фокуса и направления поведения.
Теория научения и привязанность. Приверженцы теории научения подчеркивали важность кормления как механизма подкрепления для развития П. к матери как приобретенного процесса. Удовлетворение первичного драйва голода (пищевого побуждения) имеет следствием образование положительной П. к матери благодаря вторичному подкреплению в ситуации кормления. Новая фаза в развитии теории научения наступила после того, как Гарри Харлоу в серии экспериментов с искусственными матерями (манекенами) обезьян установил, что орального удовлетворения путем кормления было недостаточно для образования П. и проявлений чувства любви.
Развитие привязанности. В общем, возникновение П. - это поэтапный видоспецифичный процесс. В самом начале младенец привязывается ко всем людям, демонстрирующим типичные для чел. как биолог. вида формы поведения, совместимые с актуальным поведением младенца. Боулби описывает развитие поведенческого аспекта П. в виде четырех фаз: а) ориентация и сигналы как общая реакция на людей, без выделения конкретного чел.; б) ориентация и сигналы, направленные на одного или неск. выделенных ребенком людей; в) сохранение пространственной близости к конкретному чел. посредством локомоции и сигналов; г) образование реципрокной С. с людьми. Сильные П. к конкретным людям появляются примерно в 7-месячном возрасте и обнаруживают себя в форме боязни незнакомых людей. Младенцы выражают протест в форме гнева и сопротивления, когда их разлучают с чел., к к-рому они привязаны. Реакции протеста усиливаются в незнакомой обстановке, что указывает на наличие П. не только к людям, но и к месту. Сила протеста и потребность в пространственной близости к лицу, к к-рому привязан, снижаются по мере развития познания и памяти, так как разлука начинает восприниматься ребенком как временная.
Качество привязанности. Постоянство и сила П. зависят от особенностей паттернов взаимодействия между ребенком и родителями. Безусловная П. развивается при сочетании любяще-заботливого поведения родителей с выраженными реакциями сопротивления и гнева у ребенка на отделение от родителей. Хроническое, не снимаемое раздражение у родителя и ребенка нарушает формирование П. Было установлено, что ритм и согласованность действий влияют на качество П. Младенцы больше привязаны к родителю, к-рый быстро реагирует на их сигналы и самопроизвольно инициирует взаимодействия. Последующие исслед. М. Эйнсворт показали, что качество П. зависит от стимуляции и контролирования обстановки и ребенка. Эйнсворт установила, что младенцы могут испытывать уверенность или беспокойство в отношении лица, к к-рому привязаны, что сказывается на качестве и прочности П.
Привязанность и психопатология. Боулби показал, что после образования первичной положительной С. между матерью и младенцем (примерно через полгода после рождения) реакция малыша на разлуку с матерью имеет 3 характерных фазы. Первая фаза представляет собой выражение "протеста" - плач и гнев, с помощью к-рых ребенок пытается добиться возвращения матери. Если это не удается, фаза протеста сменяется периодом "отчаяния", характеризуемым уходом, депрессией и снижением активности. Наконец, наступает фаза "отстранения", в к-рой младенец становится относительно невосприимчивым к окружающим его людям. Обращенный на мать гнев ребенка является главной характеристикой этого паттерна: он прямо выражается в фазе протеста и косвенно - в фазе отстранения. Боулби утверждал, что "опыт отделения" (т. е. разлучение с матерью) вызывает глубокую и яростную ненависть к матери.
Наблюдения Боулби, касающиеся случаев разлучения с матерью или ее утраты, подтверждаются исслед. Эйнсворт, проведенными на детях, и рядом исслед., выполненных на низших обезьянах. Рене Спитц охарактеризовал анаклитическую депрессию как состояние, в к-ром младенец, разлученный с матерью вследствие госпитализации, становится полностью безучастным к происходящему. Заслоу и Брегер, имея целью изучение П., провели анализ раннего детского аутизма, к-рый сопровождается отделением и утратой С. с матерью. Они сделали неск. теорет. выводов, применимых к нормальному формированию и психопатологии П. у людей. Первый вывод состоял в том, что удерживание ребенка в состоянии выражения протеста, характеризующегося младенческим плачем (криком), формирует цикл напряжения/расслабления, к-рый является осн. элементом положительной (безусловной) П. Чем сильнее выражение этого "протеста", тем больше расслабление и сильнее С. между ребенком и родителем. Второй вывод заключался в том, что челов. социально-аффективная П. формируется к лицу, а не к груди. Такие видоспецифичные для чел. формы поведения, как улыбка, плач со слезами, говорение и слушание, играющие важную роль в поддержании тесного - "лицом к лицу" - общения, как раз и отсутствуют у аутичного ребенка, активно противящегося контакту глаз и тесным интеракциям. Такая форма реагирования обеспечивается альтернативной поведенческой цепью по типу реакции нападения/бегства, вызываемой напряжением от продолжительного контакта глаз и обнаруживаемой у низших биолог. видов.
Общий вывод Боулби, касающийся теории П. и ее отношения к психопатологии, звучит следующим образом: теория П. представляет собой научно обоснованную систему, объединяющую понятия психоанализа, этологии, когнитивной теории и теории управления.
См. также Потребность в аффилиации, Аутизм, Избегающая личность, Деиндивидуация, Импринтинг, Развитие младенца, Инфантилизм, Z-процесс
Р. У. Заслоу

Секс-терапия (sex therapies)

В развитии С.-т., как и психотер. в целом, принимали участие священнослужители, философы и врачи. Со временем - в 1920-е гг. - С.-т. стала научной и преим. мед., поскольку опиралась на исслед. клиницистов и врачей.
Скоро, однако, вопросами сексуального просвещения широких масс населения стали заниматься популярные писатели, и за период после 1920-х гг. люди, вероятно, получили больше сексотерапевтического обслуживания путем чтения книг из серии "Помоги себе сам", написанных ведущими сексологами, чем в кабинетах профессиональных терапевтов.
Несмотря на значительный вклад библиотерапии, совр. С.-т. как наука начала развиваться лишь в 1960-е гг. благодаря трудам У. Мастерса и В. Джонсон. Они широко использовали катамнестические исслед.; их труды произвели большое впечатление и побудили мн. видных авторов следовать по их стопам.
Сексуальные расстройства включают множество взаимосвязанных поведенческих затруднений в сферах любви, брака, семьи и сопровождаются общими эмоциональными проблемами. Поэтому представляется предпочтительным проводить лечение лиц с серьезными сексуальными расстройствами не только силами прикл. сексологов, но тж привлекать для этого психотерапевтов общего профиля, специализирующихся на С.-т.
Распространенные виды сексуальных расстройств
Сексуальные проблемы у мужчин. Мужчины часто обращаются к сексотерапевту с жалобами на то, что Мастерс и Джонсон наз. первичной импотенцией - т. е. неспособностью достигать и/или поддерживать качество эрекции, достаточное для успешного совершения полового акта, либо с жалобами на вторичную импотенцию - т. е. нек-рая, но не полная неспособность достигать и/или поддерживать состояние эрекции. У них тж часты жалобы на преждевременное семяизвержение. Нечастой, но трудной проблемой у мужчин яв-ся замедленная эякуляция, или неспособность получить оргазм за достаточно короткий промежуток времени. У мужчин, обращающихся к сексопатологу, часто отмечается низкий уровень полового влечения; др. достаточно распростр. проблемой яв-ся страх быть гомосексуалом или иметь к.-л. др. "отклонения".
Сексуальные проблемы у женщин. Женщины часто обращаются к сексопатологу с жалобами на оргазмическую дисфункцию - первичную, когда женщина никогда и ни при каких условиях сексуального опыта не получала оргазма, или вторичную, когда у нее имеются трудности получения оргазма и он достигается лишь при определенных условиях. У женщин часты тж жалобы на низкое половое влечение, вагинизм и диспареунию (болезненность при половом сношении). Иногда они обращаются за помощью, считая свое половое влечение чрезмерно высоким или предполагая у себя наличие гомосексуальных или иных "отклонений".
Хотя большинство сексотерапевтов сейчас используют модифицированный подход Мастерса и Джонсон, включающий информирование, изменение аттитюдов, чувственное фокусирование и определенные упражнения в домашних условиях, имеется и неск. др. крупных форм С.-т., включающих дополнительные приемы.
Основные формы секс-терапии
Психоаналитическая терапия. Эта форма лечения ориентируется на раскрытие предполагаемых ранних причин сексуальных расстройств и их проработку в ходе длительного курса психоан. при наличии интенсивных взаимоотношений с аналитиком. Психоаналитическое лечение подвергалось серьезной критике, но все еще сохраняет свою популярность, в особенности в качестве одного из аспектов общей психотер. с лицами, имеющими сексуальную проблематику.
Эмпирическая (осн. на опыте) и телесно-ориентированная терапия. Согласно теорет. концепции В. Райха сексуальная заторможенность и связанные с этим опасения ведут к общим эмоциональным расстройствам и оказываются встроенными в "броню тела". Разрешение сексуальных проблем, т. о., м. б. достигнуто лишь при использовании психотерапевтом технических приемов, активирующих моторику и способствующих вызыванию и выражению эмоций.
Поведенческая терапия. Поведенческие терапевты Э. Солтер, Г. Ю. Айзенк и Дж. Вольпе начали использовать методы обусловливания и разобусловливания в лечении эмоциональных и сексуальных проблем. В конце 1950-х гг. эти методы С.-т. достигли значительного прогресса в своем развитии. Было опробовано широкое разнообразие технических приемов, и мн. из них получили популярность, включая оперантное обусловливание, систематическую десенсибилизацию, аверсивное обусловливание и тренировку навыков.
Когнитивная терапия. Когнитивная терапия стала популярной формой психол. лечения. Она состоит гл. обр. в том, чтобы показать людям: их эмоциональные проблемы яв-ся следствием нереалистических и иррациональных ценностных ориентации и филос. взглядов, к-рые доступны коррекции с помощью ряда когнитивных методов, включая научное мышление, рефокусирование, воображение, моделирование и психопедагогические методики. Когнитивная терапия яв-ся компонентом метода Мастерса и Джонсон, она интегрирована в сексуальную библиотерапию и эксплицитно или имплицитно включена практически во все формы С.-т., даже в психоан. Ее эффективность в настоящее время подтверждена значительным объемом клинических и исследовательских данных.
Когнитивно-поведенческая терапия. Как рационально-эмотивная, так и когнитивно-поведенческая терапия не только признают, объясняют и устраняют филос. и психол. основы сексуальных нарушений, но тж обучают клиентов мн. поведенческим методам изменения своих обреченных на провал когниций и дисфункциональных действий. Они рассматривают когниций, эмоции и поведение как взаимосвязанные и взаимовлияющие системы функционирования чел. и используют мультимодальный подход, помогая клиентам изменить все 3 эти модальности. Наряду с поведенческой терапией, она стала научно обоснованной формой психотер., важные аспекты к-рой используются почти всеми совр. сексотерапевтами.
Терапия супружеских пар. С.-т. первонач. применялась для работы с отдельными индивидуумами, имеющими проблемы. Однако Мастерс и Джонсон, подчеркивая значительное влияние партнеров на сексуальное поведение друг друга, работают почти исключительно в рамках терапии супружеских пар, и мн. из их последователей подражают им в этом отношении. Хотя одновременная работа с обоими партнерами предоставляет отчетливые преимущества, она тж имеет практ. и иные ограничения, в силу чего во мн. случаях С.-т. проводится одним психотерапевтом наедине с одним из партнеров. Мастерс и Джонсон считают, что для оптимального проведения С.-т. требуется наличие психотерапевта как мужского, так и женского пола, но мн. психотерапевты находят такую процедуру непрактичной с экономической и иных т. зр.
Групповая секс-терапия. Групп. С.-т., где мужчины, женщины или супружеские пары участвуют вместе в регулярных занятиях терапевтических групп, первыми начали практиковать А. Лазарус и ряд др. терапевтов. Ее преимуществом яв-ся то, что члены группы видят проблемы др. участников, сходные со своими проблемами, и что они могут помочь друг другу путем самораскрытия и совместной работы над имеющимися трудностями. Мн. исслед. подтверждена ее эффективность, в ряде случаев превышающая таковую при индивидуальной терапии.
Медицинская секс-терапия. Ранние подходы в лекарственной терапии сексуальной проблематики были крайне неэффективны, поскольку основывались на методе проб и ошибок в использовании гормональной терапии. Ряд сексуальных проблем имеет аспекты каких-то мед. проблем, поскольку нек-рые из широко используемых транквилизаторов, антидепрессантов, сосудорасширяющих, сосудосуживающих средств и др. препараты могут нарушать сексуальное функционирование, особенно у мужчин. Адекватная С.-т. поэтому включает исслед. общих и специальных мед. проблем наряду с возможными рекомендациями физ. лечения.
Эффективность секс-терапии
В печати появились сотни сообщений об отдельных случаях и рез-тах клинических исслед. эффективности С.-т., и мн. из них звучат убедительно. Однако экспериментов с использованием контрольных групп, подтверждающих эффективность и особенно долговременные рез-ты различных методов С.-т., крайне мало. При наличии имеющихся показаний С.-т. "обречена" на выживание, однако необходимо больше исслед. для подтверждения или развенчания обоснованности мн. используемых в настоящее время методов.
Лицензирование сексотерапевтов
До недавнего времени сексотерапевты не имели независимого профессионального положения или сертификации. Но сейчас в клиниках, больницах, ун-тах и др. центрах осуществляется много программ подготовки этих специалистов под профессиональным патронатом. Американская ассоц. сексопедагогов, сексоконсультантов и сексотерапевтов (American Association of Sex Educators, Counselors and Therapists) яв-ся главной орг-цией, проводящей лицензирование сексотерапевтов в США и Канаде.
См. также Когнитивная терапия, Сексуальная дисфункция у женщин, Сексуальная дисфункция у мужчин
А. Эллис

Сексизм (sexism)

Д. Стэнг и Л. Райтсмен определяют С. как "любой аттитюд, действие или институциональную структуру, к-рая основывает реакцию на чел. на факте его или ее половой принадлежности в ситуациях, где пол не должен служить поводом к такому решению. С. обычно проявляется в дискриминации женщин исключительно из-за их половой принадлежности". Личный С., к-рый отражает индивидуальные различия в отрицательных аттитюдах к женщине, следует отличать от общественного или институционального С., отражающего традиционные аттитюды или действия, к-рые могут не проистекать из личных предубеждений отдельных людей.
Личный сексизм. Личный С. обычно измеряется с помощью шкал аттитюдов. Наиболее распростр. яв-ся Шкала аттитюдов к женщинам (Attitudes Toward Women Scale, AWS), разраб. Д. Спенс и Р. Хелмрейчем. Существует краткая версия AWS, состоящая из 15 пунктов и измеряющая аттитюды в отношении политического, экономического и соц. равенства женщин и мужчин.
Исследователи обнаружили, что оценки женщин оказываются более профеминистскими, чем оценки мужчин, и что оценки студентов колледжей обоих полов яв-ся более профеминистскими, чем оценки их родителей того же пола. Ф. Голдберг отмечает, что отрицательные аттитюды к женщинам, по-видимому, существуют практически у всех мужчин. Однако Р. Брэннон указывает, что измерения половых предубеждений, так же как и измерения расовых предубеждений, почти не имеют доказательств в отношении их поведенческой валидности.
Невербальные действия могут служить более надежными признаками личного С. по сравнению с более реактивными вербальными показателями. Н. Хенли приводит перечень невербальных действий, к-рые обычно ассоциируются с властными и статусными различиями между полами, включая контакт глаз, положение тела, межличностную дистанцию и прикосновения.
Общественный сексизм. Исслед., имевшие целью установить, что отрицательные аттитюды к женщинам существуют как сторона широкой соц. действительности, оказались более успешными по сравнению с теми, в к-рых предпринимались попытки оценивать индивидуальные различия в проявлении С. Ф. Голдберг показал, что женщины ниже оценивали то же самое эссе, если им сообщалось что его автор - женщина. Др. исследователи продемонстрировали сходные негативные предубеждения в оценке произведений живописи, поэзии и профессиональных достижений.
Многочисленные исслед. половых стереотипов указывают на то, что различия в восприятии лиц мужского и женского пола можно охарактеризовать двумя главными кластерами черт. И. Броверман и ее сотрудники обнаружили, что типично мужскими чертами, по мнению обоих полов, считаются независимость, логика, объективность, поглощенность земными заботами и способности к математике, науке и бизнесу. Типично женские черты включают сознавание чувств др., мягкость и такт. Обнаружилось, что в восприятии специалистов в области психич. здоровья характеристики психически здорового мужчины и психически здорового взрослого чел. (независимо от пола) практически совпадают, тогда как психически здоровая женщина выглядит более эмоциональной и менее зрелой, чем психически здоровый взрослый чел. Такие половые стереотипы, очевидно, создали для женщин положение двойной связи - они м. б. либо женщинами, либо зрелыми, но не теми и др. одновременно. Восприятие мужчин не содержит подобных противоречивых сочетаний черт. Источники половых стереотипов, по-видимому, яв-ся универсальными.
С. находит широкое документальное подтверждение в языке. Исслед. показывают, что английский язык унижает женщин, опошляя формы женского рода, относя женщин к исключениям в профессиях или занятиях, традиционно определяемых как мужские, и исключая женский род как при употреблении местоимений мужского рода в тех случаях, когда подразумеваются оба пола. Большая часть содержательных различий в восприятии мужчин и женщин относится к способностям и достижениям.
Трайман и Террелл на основе своих оценок пришли к выводу, что большая часть различий в оплате труда между полами м. б. отнесена за счет половой дискриминации. Даже когда женщины занимают те же должности, что и мужчины, они могут получать меньшее вознаграждение за аналогичные достижения.
Т. о., С. может проявляться в разнообразных формах: в виде личных аттитюдов, к-рые могут измеряться либо на основе стандартизованных самоотчетов, либо на основе невербальных признаков; в виде неосознаваемых, имеющих соц. основу восприятий и атрибуций, к-рые обычно рассматриваются и исследуются как стереотипы, но к-рые в действительности могут приобретать форму соц. действительности в рез-те обоюдного согласия обоих полов; и на уровне институционализированной общественной практики, к-рая проистекает из различий в оценках достижений женщин и мужчин и приводит к профессиональной сегрегации женщин, оказывающихся в конечном итоге в менее выгодном положении.
См. также Предубеждение и дискриминация, Социальное равенство
Р. К. Унгер

Сексуальная дисфункция у женщин (female sexual dysfunction)

С. д. у ж. могут наблюдаться в каждой фазе сексуального цикла: желания, возбуждения и оргазма или разрешения. Кроме того, боли или мышечный спазм могут препятствовать введению члена или получению удовлетворения от полового акта. Все это может происходить случайно, в определенных ситуациях, или в качестве первичной дисфункции, при к-рой расстройство имелось всегда.
Причиной С. д. у ж., как и у мужчин, м. б. тревога. Э. С. Каплан выделяет непосредственные и удаленные причины. Непосредственные, или ожидаемые, причины возникают в ходе приобретения сексуального опыта и сопровождаются вынужденным отвлечением, страхом, гневом или др. неприятными эмоциональными состояниями, к-рые не дают возможности расслабиться и позволить развиться сексуальному возбуждению. Такими непосредственными причинами м. б. страх неудачи, отсутствие эффективной сексуальной техники, неспособность сигнализировать о своих желаниях или "зрительство" - термин, предложенный У. Мастерсом и В. Джонсон для описания сознательного слежения за своим сексуальным поведением и его оценки. Удаленные причины яв-ся производным раннего детского опыта, интрапсихического конфликта и/или серьезных проблем в отношениях сексуальных партнеров. Чувство вины, связанное с прошлым сексуальным опытом, излишняя рестриктивность семейных и религиозных запретов, такие травматичные сексуальные переживания, как инцест или изнасилование, могут повлечь за собой дезадаптивное сексуальное функционирование. Вследствие большего порицания сексуальной активности у женщин в западной цивилизации, половые дисфункции у них преобладают по сравнению с мужчинами. За абсолютной половой дисфункцией, при к-рой никогда не отмечались возбуждение или оргазм, скорее всего, стоят удаленные этиологические факторы. Непосредственные факторы, возбуждающие тревогу, скорее вызывают случайные или ситуационные дисфункции.
Частыми этиологическими факторами яв-ся параметры отношений. Проблемы коммуникации, гнев, отсутствие влечения или любви к партнеру, борьба за власть и отсутствие доверия и уважения вызывают отвержение, враждебность и дистанцию между сексуальными партнерами. Это отрицательно отражается на способности женщины предаваться сексуальному наслаждению.
Расстройства желания. Расстройства желания были идентифицированы позже др. дисфункций, когда круг сексуальных феноменов был расширен за счет включения предварительных эмоциональных и физ. реакций возбуждения и желания. Каплан считает торможение или ослабление сексуального желания наиболее частой половой дисфункцией.
Заторможенное сексуальное желание (ISD) характеризуется в "Руководстве по диагностике и статистической классиф. психич. расстройств (DSM-IV) как "постоянное и всеобъемлющее торможение сексуального желания" (т. е. у женщины - низкое либидо, отсутствие сексуальной реакции на генитальную стимуляцию и полное либо частичное отсутствие интереса к сексуальной активности и удовлетворению от нее). Женщины могут реагировать на эту дисфункцию любой из широкого спектра эмоций - от небрежного принятия до озабоченности и острого дистресса. Сексуальная дисфункция диагностируется, когда пациентка испытывает дистресс в связи с симптомом. Абсолютное или первичное торможение желания встречается редко, чаще причиной яв-ся ситуационное торможение сексуального желания.
Оргазмическая дисфункция. Оргазмическая дисфункция означает затруднения в получении оргазма или неспособность испытать его, несмотря на эффективную сексуальную стимуляцию. М. б. адекватное желание, физиолог. и эмоциональное возбуждение, но тревога прерывает формирование возбуждения до наступления облегчения в оргазме.
Мн. годы длились споры о типах женского оргазма и желательности каждого из них. До работы Мастерса и Джонсон 1966 г. выделялись т. н. вагинальный и клиторальный типы оргазма. Путем лабораторных исслед. эти ученые установили, что все типы оргазма в целом сходны между собой и состоят из сенсорной стимуляции, исходящей из клитора, и мышечных сокращений влагалища. Нет достаточных данных относительно распространенности женщин, испытывающих оргазм в ходе полового акта без сопутствующей стимуляции клитора, хотя предположительно она составляет 30-50%.
Вагинизм. Вагинизм представляет собой непроизвольный спазм влагалищной мускулатуры, препятствующий введению полового члена. Могут отмечаться возбуждение и оргазм в то время, как введение остается невозможным. Этот спазм представляет собой условно-рефлекторную реакцию на ожидание боли при сношении; часто отмечается фобическое избегание полового акта. Этиологическими факторами м. б.: случаи изнасилования, боли при попытках сношения, соматическая патология влагалища и малого таза, вызывающая боли при половом контакте (влагалищные инфекции, эндометриоз, воспалительные заболевания малого таза), а тж недостаточная информированность о половой жизни. Вагинизм - главная причина сексуально несостоявшихся браков, он сопровождается фантазиями о физ. повреждении и боли. Постепенное расширение влагалища в течение короткого промежутка времени (неск. дней) часто может устранить мышечный спазм и сделать возможным введение полового члена.
Диспареуния. Диспареуния сходна с вагинизмом в том, что половой акт становится болезненным, однако при ней отсутствует непроизвольный спазм влагалищной мускулатуры. Диспареуния может вызываться отсутствием увлажнения влагалища вследствие недостаточного полового возбуждения, сенильного вагинита или реакций на лекарственные средства. Ее тж могут вызывать такие гинекологические нарушения, как герпес, влагалищная инфекция, эндометриоз, ригидная плева или обрывки плевы. Болезненность сношения вызывает тревогу, снижение возбуждения и избегание полового контакта. Диагностика и лечение диспареунии требует полного гинекологического обследования, поскольку боль может вызываться различными соматическими факторами.
Обычным лечением С. д. у ж. яв-ся различные методики секс-терапии. Часто это сокращенная поведенческая терапия, ориентированная на устранение симптома. Определяются препятствия для эффективного сексуального функционирования и предлагается комбинация коммуникативных и тактильно стимулирующих воздействий.
См. также Тревога, Сексуальная дисфункция у мужчин, Нимфомания, Секс-терапия
Д. Джерард

Сексуальная дисфункция у мужчин (male sexual dysfunction)

Существуют различные схемы классиф. С. д. у м.; наиболее распростр. яв-ся схема, предложенная У. Мастерсом и В. Джонсон. Классиф. включает 4 категории: а) первичная импотенция; б) вторичная импотенция; в) преждевременная эякуляция; г) задержанная эякуляция.
Импотенция означает невозможность возникновения или поддержания эрекции полового члена, достаточной для совершения полового акта. Эякуляция представляет собой извержение семенной жидкости из полового члена во время оргазма. Модифицирующие термины - первичная, вторичная, преждевременная и задержанная - требуют более точной дефиниции. Первичную импотенцию проще всего определить, поскольку здесь не участвует фактор частоты. Чел., у к-рого первичная импотенция, - это взрослый мужчина, к-рый никогда не был способен получить или поддерживать эрекцию, достаточную для полового сношения.
Вторичная импотенция диагностируется в случае неспособности мужчины получить эрекцию, по меньшей мере, в 25% своих сексуальных контактов. Период времени, относительно к-рого рассчитывается этот процент, точно не определен. Диагноз преждевременной эякуляции ставится в том случае, когда мужчина был не способен поддерживать эрекцию достаточно долго для получения оргазма у партнерши, по меньшей мере, в 50% своих сексуальных контактов. Мастерс и Джонсон отмечают, что это определение, разумеется, не подходит к случаям, когда партнерша сама страдает аноргазмией. Э. С. Каплан утверждает, что значимой характеристикой, определяющей преждевременную эякуляцию, яв-ся не время ее наступления и не количество фрикций, а тот факт, что мужчина не способен осуществлять произвольный контроль эякуляции. Проблемы дефиниций м. б. разрешены, если отказаться от понятия абсолютных или идеальных стандартов совершения полового акта и учитывать угрозы мотивации к сношению в качестве решающего фактора.
Вторичная импотенция и преждевременная эякуляция яв-ся наиболее распростр. дисфункциями у мужчин. Первичная импотенция и задержанная эякуляция встречаются относительно редко. Частота вторичной импотенции и задержанной эякуляции нарастает по мере старения мужчин. Во мн. случаях импотенция у лиц пожилого возраста связана просто с отсутствием партнерши.
Этиологическими факторами дисфункции у мужчин, в особенности импотенции, яв-ся самые различные заболевания и физ. повреждения. Считается, что один из каждых двух больных сахарным диабетом мужчин может стать импотентом. Постоянный прием лекарств, особенно гипотензивных средств, может тж привести к импотенции или задержанной эякуляции. Тем не менее среди экспертов в этой области издавна распространено представление о том, что 90-95% всех случаев С. д. у м. вызваны психол. и эмоциональными факторами. Согласно последним данным, этот процент относительно импотенции м. б. спорным, и органические и физ. факторы играют более важную роль в этиологии этого состояния, чем это принято было думать ранее. С. Шумахер и Ч. Ллойд сообщают о том, что у 72% из обследованных ими мужчин, страдающих импотенцией, были обнаружены серьезные органические заболевания, прежде всего сердечно-сосудистой и дыхательной систем.
Лечение вторичной импотенции и преждевременной эякуляции часто оказывается успешным в случаях, когда осн. этиология не связана с соматическими факторами. Первичная импотенция и задержанная эякуляция тж доступны лечению, но далеко не во всех случаях. Рез-ты лечения в случаях, когда этиология обусловлена соматическими факторами, различны в зависимости от ряда факторов. Импотенция или задержанная эякуляция вследствие диабета или повреждения Ц. н. с. носят необратимый характер. Для таких больных разраб. различные протезы полового члена. Сообщается, что их использование при половом сношении удовлетворительно для партнерши больного, но не для него самого.
См. также Сексуальная дисфункция у женщин, Сексуальность человека, Секс-терапия, Сексуальные дисфункции
Ю. Левитт

Сексуальная дисфункция (sexual dysfunction)

Термин "С. д." в его клиническом использовании обозначает стойкие и частые нарушения объективного сексуального функционирования в сочетании с субъективным дистрессом.
Типы дисфункции
Система классиф. специфических сексуальных дисфункций основана на локализации расстройства в цикле сексуальных реакций (возбуждение, плато, оргазм или разрешение), как это описано У. Мастерсом и В. Джонсон. Каплан описал фазу, предшествующую возбуждению - фазу желания. Часто делается различие между первичной дисфункцией (проблема всегда существовала) и вторичной (существующая проблема появилась недавно). "Руководство по диагностике и статистической классиф. психич. расстройств" дает дифференциально-диагностические критерии расстройств в трех осн. сферах С. д.: торможение сексуального желания, торможение сексуального возбуждения и проблемы, связанные с оргазмом.
Расстройства фазы желания. Сексуальное желание - аппетитивная фаза, предшествующая любой действительной сексуальной стимуляции, включает сексуальные фантазии и субъективное намерение включиться в сексуальную активность. Торможение сексуального желания, характеризующееся отсутствием интереса к сексу, не всегда отражается на сексуальном функционировании, но сопровождается дистрессом у индивидуума и может вызывать конфликты с партнером. Сексуальное отвращение - более тяжелая форма торможения сексуального желания, чем отсутствие интереса, - рассматривается в качестве фобии, при к-рой сексуальные стимулы вызывают омерзение, гнев, страх и др. эмоциональные реакции.
Расстройства фазы возбуждения. Сексуальное возбуждение включает субъективное сексуальное удовольствие и физиолог. изменения. Торможение сексуального возбуждения - расстройство, встречающееся у обоих полов, - включает неспособность получения или поддержания эрекции у мужчины или увлажнения влагалища у женщины. Специфическими проблемами, связанными с фазой возбуждения у женщин яв-ся диспареуния (болезненность интроитуса) вследствие отсутствия увлажнения влагалища и вагинизм - спастические сокращения внешней трети влагалища, препятствующие введению полового члена. Диспареуния фазы возбуждения встречается тж и у мужчин, проявляясь в болезненности при эрекции или фрикциях.
Расстройства фазы оргазма. Оргазм представляет собой внезапное прекращение набухания сосудов и мышечного напряжения, сопровождающееся субъективным чувством максимального сексуального наслаждения. Дисфункция оргазма представляет собой наиболее часто встречающуюся проблему у женщин. Сюда не могут быть отнесены женщины, испытывающие оргазм при мануальной или оральной стимуляции, а не при введении полового члена во влагалище. Преждевременная эякуляция, частое расстройство фазы оргазма у мужчин характеризуется наступлением эякуляции до того, как мужчина или оба партнера желают этого и при отсутствии произвольного контроля этого процесса. Менее частым нарушением фазы оргазма у мужчин яв-ся торможение эякуляции, при к-ром сексуальное желание и эрекция сохранны, но рефлекс эякуляции заторможен, несмотря на адекватный уровень стимуляции. Редко встречающейся проблемой фазы оргазма яв-ся болезненная эякуляция (диспареуния).
При обсуждении и диагностике сексуальных дисфункций следует подчеркнуть 3 момента. Во-первых, торможение любого компонента цикла сексуальной реакции не может считаться дисфункцией, если индивидуум или оба партнера находятся в состоянии дистресса. Во-вторых, случайные проблемы сексуального функционирования яв-ся нормой и не означают наличия дисфункции. Наконец, хотя индивидуум или оба партнера могут отмечать различные специфические С. д., каждая фаза в цикле сексуальных реакций физиологически независима, наиболее красноречивым примером чего яв-ся тот факт, что эякуляция может иметь место и при отсутствии эрекции.
Причины дисфункции
Каплан разделяет факторы, к-рые могут вызвать С. д., на непосредственные и отдаленные. К непосредственным относятся состояния, возникающие в ходе сексуального поведения; изменение их может снять проблему. Сексотерапевты считают, что наиболее частой непосредственной причиной С. д. яв-ся страх неудачи. С т. зр. теоретиков психоан. С. д. у взрослых связаны с детскими переживаниями, порождающими неосознаваемый конфликт - отдаленную причину.
Важным фактором, вызывающим С. д., м. б. отсутствие полового воспитания или существенной информ. о половой жизни. Неправильная осведомленность о том, что представляет собой нормальная половая функция и половое поведение, ведет к созданию сексуальных мифов и попыткам достижения нереалистических идеалов сексуальной активности.
Параметр отношений тж вносит свой вклад в сексуальные проблемы. К диадным причинам С. д. относится недоверие к партнеру, страх быть отвергнутым, гнев на партнера в связи с нереализованными ожиданиями, диадная борьба за власть и актуальное физ. или эмоциональное отвращение к партнеру. Дефекты общения пронизывают большинство случаев дисфункциональных сексуальных отношений на глобальном и специфически сексуальном уровнях. Учитывая роль диадных факторов в возникновении С. д., большинство сексотерапевтов работают с обоими партнерами, идентифицируя дисфункцию не как индивидуальную проблему, а как проблему отношений.
Индивидуальные психол. факторы тж оказывают влияние на формирование С. д. Базисные представления о половой жизни (приятность/неприятность, правильность/неправильность и цель), усвоенные в семейном окружении, сохраняются и во взрослом возрасте. Психотравмирующий или неприятный сексуальный опыт, приобретенный в любом возрасте, может вызвать негативные эмоции и реакции в более поздних сексуальных ситуациях. Психоаналитическая теория рассматривает интрапсихический элемент как наиболее этиологически значимый при С. д., подчеркивая неосознаваемый сексуальный конфликт, возникающий вследствие инфантильных инцестуозных желаний.
Наконец, органические факторы могут приводить к С. д., хотя они редко яв-ся единственной этиологией. С. д. на чисто органической основе м. б. усилена психол. факторами (унижение, фрустрация или страх). Органическими этиологическими факторами, вызывающими С. д., м. б. физ. усталость, возраст, наркотики, физ. инвалидность и заболевания. Мн. вещества (алкоголь, др. средства, стимулирующие или подавляющие деятельность Ц. н. с., снотворные, гипотензивные и антигистаминные средства, антидепрессанты и нейролептики) могут нарушить цикл сексуальных реакций в любом месте. С возрастом может меняться интенсивность и качество сексуальных реакций, может постепенно уменьшаться половая потребность. У мужчин может потребоваться больше времени для достижения эрекции, эякуляция может стать более слабой, увеличивается промежуток времени между оргазмами. У женщин может снижаться увлажнение влагалища и интенсивность оргазма. Однако возраст ни в каком отношении не делает чел. физически неспособным наслаждаться всеми аспектами сексуального функционирования. Физ. инвалидность может сделать необходимыми коренные изменения техники полового контакта, но не исключает всех возможностей получения сексуального удовлетворения.
Лечение дисфункции
Мастерс и Джонсон яв-ся создателями секс-терапии как таковой. Поведенческая или модель непосредственного действия секс-терапии используются для устранения поведенческими упражнениями непосредственных причин, поддерживающих С. д. Торможение сексуального желания и сексуального возбуждения лечат с помощью обучения самоэксплорации, сексуальной фантазии и упражнениям, специфически усиливающим мышцы тазового дна (упражнения Кагеля). Лечение торможения оргазма включает упражнения Кагеля и обучение мастурбации, использованию вибраторов и ролевой имитации оргазма. Большинство психотерапевтов поведенческой ориентации не считает интенсивную психотер. необходимой для устранения С. д. Д. Эннон утверждает, что большинство случаев С. д. м. б. излечено путем а) разрешения быть сексуальным, б) сообщения ограниченной информ. о сексуальности и в) конкретных советов о возможных вариантах традиционного коитуса. Если интенсивная терапия представляется необходимой, то предложенные Капланом подходы эффективно интегрируют специфические для данной С. д. поведенческие методы с коррекцией диадных проблем и психодинамическими или др. приемами в устранении интрапсихической проблематики.
См. также Тревога, Сексуальная дисфункция у женщин, Сексуальная дисфункция у мужчин, Секс-терапия
Б. Торн

Сексуальность человека (human sexuality)

К С. ч. относят широкую область функционирования, начиная от осн. физиол. различий между мужчинами и женщинами, до черт, характеризующих маскулинность и феминность, и латентного и манифестного сексуального поведения.
Часто слово "пол" ассоциируется с сексуальными действиями: половым актом, поцелуями и ласками. Однако пол - это нечто большее, чем то, что люди выражают в своем поведении. Это еще и то, кто они есть. Г. Лиф, Дж. Мани, А. Эрхард, Р. Столлер и др. идентифицировали различные компоненты сексуальности: биолог. пол, гендерную идентичность (наз. тж половой идентичностью) и полоролевое поведение.
Биологический пол
Биолог. пол соотносится с хромосомами (XX или XY), к-рые делают людей женщинами или мужчинами, и гормонами, к-рые дают возможность развиться таким вторичным половым признакам организма, как лобковые волосы. Гормоны, создающие изменения в организме, выделяются до рождения, в пубертатном периоде и во взрослом возрасте. Роль гормонов, выделяемых у плода, заключается в переносе информ. из хромосом (мужских или женских) к мозгу и гениталиям, что обусловливает обычно к моменту рождения достаточное формирование либо полового члена и тестикул, либо половых губ, влагалища, матки и яичника. Без андрогена плод развивается как женская особь. Генетические аномалии связаны с хромосомными аберрациями или недостаточным или чрезмерным выделением андрогена в критические периоды. Гормоны плода играют жизненно важную роль.
Гендерная идентичность
Дж. Мани и А. Эрхард определяют гендерную идентичность как "тождественность, единство и неизменность индивидуальности чел. как мужской, женской или амбивалентной". Т. о., чувство принадлежности к мужскому или женскому полу вызвано взаимодействием обозначения родившегося ребенка представителем одного или др. пола (рез-т орг-ции генетического материала и гормональных влияний) и реакций ближайшего соц. окружения на его идентифицированный биолог. пол - мужской или женский. Считается, что гендерная идентичность устанавливается у ребенка в период жизни от 18 месяцев до 3 лет.
Др. смысловой оттенок понятия гендерная идентичность заключается в том, что индивидуум обладает маскулинностью или феминностью; эти качества - открытое выражение гендерных, равно как биолог. и средовых влияний, оказываемых на развивающегося ребенка. С момента рождения существует отнесенность индивидуума к тому или иному иолу и соотв. маркировке - мужской или женской - обращение семьи и окружающей культуры с ним. Эти различия в обращении окружающих формируют базисные восприятия себя. Челов. существа постоянно "бомбардируются" посланиями о том, как быть адекватно маскулинным или феминным - посланиями, широко варьирующимися в зависимости от принадлежности к той или иной культуре и расе. В этом процессе самое важное - родители. Сила родительских предписаний достаточна даже для преодоления генетических и физиолог. основ гендера.
Транссексуализм - крайняя форма гендерной спутанности: чел. с раннего детства считает себя (генетически это чаще мужчины, чем женщины) женщиной. Мужчины считают себя находящимися не в том теле, одеваются, ведут себя и выглядят как женщины и даже настаивают на хирургической трансформации половых органов.
Полоролевое поведение
Полоролевое поведение - общий термин, охватывающий как сексуальное, так и маскулинное или феминное поведение. Несмотря на попытки избежать этикетирования личностных черт как маскулинных или феминных, мужчин все еще считают более агрессивными и менее чувственными, тогда как женщин считают заботливыми и эмоциональными. Половая типизация по-разному выражена в разной культурной среде и соц. классах, однако мужская роль обычно яв-ся инструментальной: мужчина пытается контролировать обстановку. Женская роль экспрессивна: женщина должна чутко реагировать на окружающих. Помимо влияния соц. обусловливания, имеются указания на то, что мальчики и девочки предпочитают различные типы деятельности, начиная с раннего детства. Хотя на эти желания оказывают сильное влияние окружающая среда и доступные ролевые модели, они постоянны во всех культурах.
Сексуальное поведение
Сексуальное поведение обнаруживается с раннего младенчества. Мужские и женские особи наслаждаются генитальной стимуляцией, сколь бы она ни порицалась опекающими их лицами. При рождении имеется способность к эрекции полового члена или к увлажнению влагалища. Люди учатся в окружающей среде, как выражать сексуальные чувства. Относительно объяснения побуждения к сексуальному поведению нет единого мнения. Последователи З. Фрейда исходят из теории врожденных побуждений. Согласно др. т. зр., сексуальные чувства и паттерны поведения яв-ся выученными реакциями на соц. ожидания. Вероятно, ни одна т. зр. не в состоянии объяснить весь феномен; сексуальные побуждения и их поведенческое выражение определяются как внутренними состояниями, так и внешними влияниями.
Сильное влияние окружающей среды, несомненно, имеет место, если иметь в виду невероятно широкий спектр выражения сексуальности и его различий в разных культурах. Но стало тж очевидным, что имеются внутренние нейрональные реакции мозга, связанные с эмоциональными ощущениями сексуального интереса или побуждения. У. Мастерс и В. Джонсон приравнивают сексуальное побуждение к др. "естественным" импульсам - голоду, дыханию и потребности во сне. Каждое из этих побуждений модифицируется и оформляется окружающей средой. Секс, однако, яв-ся единственным импульсом, к-рый может не удовлетворяться в течение продолжительных промежутков времени без очевидного вреда.
Литература о сексуальности, а тж отношение об-ва к сексуальному поведению сосредоточены на вопросах морали и контроля. Что яв-ся адекватным сексуальным поведением? В рамках каждой культурной среды имеются определенные правила, а между культурами - огромные различия. Значимыми становятся физ. ощущения, зависящие от соц. контекста, в к-ром они появляются. К. С. Форд и Ф. А. Бич в дополнение к эволюционным или транстемпоральным аспектам используют кросс-культурный подход; они утверждают, что поведение м. б. понято лишь в контексте конкретной культуры. Сексуальная практика или ее запрещение м. б. поняты лишь при изучении соц. контекста. То, что определяется в об-ве как моральное и/или нормальное, связано с правилами ведения хозяйства, наследования и владения собственностью.
Лиф в обзоре сексуальных норм в разных культурах делает неск. обобщений:
1. Неограниченной сексуальной доступности не существует ни в одной культуре. Вследствие этого во всех об-вах существуют нек-рые ограничения, осн. на возрасте, согласии, семейных отношениях и законах.
2. В том или ином виде всегда имеется табу на кровосмешение, хотя определение того, кто яв-ся инцестуальными партнерами, весьма разнообразно.
3. Гетеросексуальный половой акт яв-ся предпочитаемым и преобладающим стилем сексуального поведения во всех культурах.
Каковы взгляды большинства на сексуальное поведение в культуре США? Информ. на поверхности противоречива. Секс используется как средство рекламы в торговле и демонстрируется в кино и по телевидению во все более возрастающей открытости. Тем не менее сохраняется строгое табу на выражение сексуальности вне брака. Эти взгляды пропагандируются гл. обр. религиозными орг-циями и поддерживаются законом, хотя и игнорируются и нарушаются мн. в этой культуре. Отчасти это связано с нестабильным состоянием об-ва. Происходит переход от продолжения рода как главной цели сексуального поведения к интимности и - все в большей степени - к развлечению. Сексуальное поведение оказывается оторванным от чувства любви и верности.
Сексуальное поведение может выражать широкий спектр эмоций - не только любовь, похоть, желание интимности, но тж гнев, грусть, заботливость или брутальность. Правила культуры определяют, что яв-ся допустимым в целях контроля населения, - рез-т коллективного представления о том, что сексуальные побуждения "по сути своей нестабильны и анархичны".
По мере того как роли секса в США стало придаваться большее значение, возникла новая роль - секс как мерило интерперсональной компетенции. Навыки продуктивности в качестве сексуального партнера вызывают сейчас большую озабоченность, чем когда бы то ни было. Изменения в особенности коснулись женщин. Ранее в этом веке считалось, что женщина может вступать в половые отношения лишь в рамках супружества. Сегодня от них ожидается, что они должны быть активными партнерами и регулярно получать оргазм.
Сексуальные вариации и затруднения
Обзор С. ч. будет неполным, если не коснуться проблем и вариаций в выражении сексуальности. Сексуальность в наибольшей степени, по сравнению с др. вопросами, удалена от сферы естественного поведения и искажена связываемыми с ней понятиями зла, греха и извращения. Вместо того чтобы быть одной из сфер повседневной жизни, она одновременно сужена в рез-те замалчивания, и при этом ей придается особая важность.
В 1886 г. Краффт-Эбинг опубликовал ставшую очень известной книгу, из к-рой явствовало, что секс - это отвратительное извращение. Краффт-Эбинг, судебно-медицинский психиатр, в деталях описывал сексуальные преступления и расширил книгу, включив в нее описания таких сексуальных вариаций, как гомосексуализм, мастурбация и фетишизм. Секс рассматривался как очень опасный и постыдный феномен, требующий санкций соц. контроля.
Со времен Краффта-Эбинга сексуальность уже в такой степени не рассматривается как извращение, однако нек-рые формы ее выражения все еще обычно считаются извращенными. Эти акты объявляются перверсиями, поскольку заменяют собой генитальный контакт, к-рый в американской культуре (и большинстве др.) считается нормальным способом выражения сексуального желания.
Существуют различные теории для объяснения этих отклонений. Р. Столлер считает, что в основе всех перверсий лежит агрессия. Психоаналитическая теория исходит из того, что причиной перверсий яв-ся фиксация на ранних стадиях психосексуального развития или регрессия к ним, а тж из того, что центральным компонентом здесь яв-ся страх кастрации.
Сексуальные акты, считающиеся девиантными и причиняющими вред партнерам, яв-ся противозаконными и преследуются в уголовном порядке, хотя в последние годы юридич. последствия этого смягчены.
Сексуальная ориентация
Гомосексуальная ориентация (эротическое влечение к представителям того же пола) все еще считается в об-ве извращением. Однако гомосексуальность и бисексуальность все в большей степени принимаются как нормальные варианты спектра выражения сексуальности. Кинси и его сотрудники выдвинули концепцию семиступенчатого континуума выражения сексуальности от "исключительно гетеросексуального" до "исключительно гомосексуального". В эти градации включены как варианты сексуального поведения, так и психол. реакции (чувства, желания). В последнее время для описания сексуальной ориентации стали часто использовать третье измерение - сексуальные фантазии. Люди различны между собой в представленности каждого из компонентов - поведения, фантазии и желания/любви, что затрудняет их жесткую категоризацию.
Насколько широко распространена гомосексуальность? В докладе Кинси приводятся важные базисные данные, хотя они содержат серьезные искажения, обусловленные методологическими ошибками: все респонденты были представителями белого населения, и информ. собиралась исключительно методом самоотчета. Несмотря на эти слабые места, работа дает оценку представленности гомосексуального поведения в населении. 37% из 5000 опрошенных мужчин имели по меньшей мере один гомосексуальный контакт, сопровождавшийся оргазмом, и у 10% были периоды исключительно гомосексуального поведения длительностью не менее трех лет. Для женщин этот процент ниже: у 13% был, по меньшей мере, один гомосексуальный контакт, сопровождавшийся оргазмом (у 28% отмечалось сексуальное возбуждение, связанное с гомосексуальным контактом) и от 2 до 6% незамужних женщин (1% замужних) имеют исключительно гомосексуальные контакты.
Сексуальные дисфункции и секс-терапия
Сексуальные дисфункции отмечаются у мн. людей в течение жизни; часто они яв-ся транзиторными, возникая в рез-те специфического стресса в отношениях между партнерами. Эти дисфункции особенно легко поддаются лечению. Идентифицируются факторы, вызывающие тревогу (когнитивные, поведенческие и эмоциональные), и пары получают поведенческие задания, выполнение к-рых имеет целью снижение тревоги, связанной с сексуальной интимностью, что приводит к устранению симптомов. Однако в нек-рых случаях сексуальные дисфункции вызываются менее курабельными глубинными психол. причинами.
Секс-терапия как поведенческий подход разраб. Мастерсом и Джонсон. Они предложили известные теперь технические приемы фокусирования на чувствительности, генитальной стимуляции и необязательного сношения, используемые в большинстве подходов к лечению сексуальных дисфункций. Фокусирование на чувствительности предусматривает нежное поглаживание тела, без касания груди или гениталий и без полового сношения. Генитальная стимуляция представляет собой продолжение фокусирования на чувствительности с добавлением эротической стимуляции гениталий. Прием необязательного сношения представляет собой половой акт, целью к-рого яв-ся не обязательное достижение оргазма, а оптимальное сосредоточение на ощущаемом при этом удовольствии.
Технические приемы секс-терапии наиболее эффективны в лечении любящих, привязанных друг к другу партнеров, у к-рых отсутствует серьезная психопатология или супружеские конфликты. Э. Каплан считает предикторами плохого рез-та секс-терапии тж злоупотребление психоактивными веществами, тяжелую депрессию или тревогу и отсутствие мотивации к лечению. При отсутствии этих противопоказаний до 80% случаев сексуальных дисфункций доступны успешному лечению с помощью методов краткосрочной поведенческой терапии.
См. также Гомосексуальность, Инцест, Половые различия: возрастной аспект, Половые девиации, Сексуальные дисфункции, Половой акт
Д. Джерард

Сексуальность; ориентация и идентичность (sexuality: orientation and identity)

Определения
Половая (сексуальная) ориентация - это предпочитаемый индивидуумом пол партнера в эротических/любовных/эмоциональных отношениях. Термины гетеросексуальный, гомосексуальный и бисексуальный лучше использовать в качестве прилагательных, а не существительных, и применительно к поведению, а не к людям. В обыденной речи, однако, часто кого-то наз. гомосексуалом или гетеросексуалом, да люди и сами о себе так говорят. Неточное использование этих слов связывает вместе тех, чьими постоянными сексуальными партнерами яв-ся лица одного с ними пола, и тех, чьи гомосексуальные контакты редки в сравнении с гетеросексуальными. Термин "гомосексуальный" лучше оставить для обозначения поведения тех, кто имеет половые контакты исключительно или почти исключительно с представителями одного с ними пола, а термин "гетеросексуальный" - для поведения тех, чьи эротические партнеры всегда или почти всегда принадлежат к противоположному полу; термином "бисексуальный", или "амбисексуальный", правильно было бы обозначать половое поведение тех, кто более или менее регулярно вступает в сексуальные отношения с представителями обоих полов.
Половая идентичность указывает на то, благодаря чему индивидуум считает себя представителем определенного пола - мужского или женского. Внутренняя убежденность в этой идентичности может как отражать, так и не отражать физ. внешность или предписываемую об-вом гендерную роль. Эти различия яв-ся ключевыми, особенно в отношении транссексуализма. В своем реальном окружении транссексуалы идентифицируются по их анатомическим половым признакам. Транссексуалы воспитываются в соответствии тем, какими их видит об-во. И тем не менее они считают себя представителями противоположного пола. Их внешний облик конфликтует с их внутренним образом своего пола. Этот аспект жизни существует отдельно от их сексуальной ориентации, поскольку транссексуал м. б. гомосексуально или транссексуально ориентированным. В обыденной жизни каждый может "идентифицировать" себя как гомосексуала или считать свою "идентичность" гомосексуальной. Речь идет об употреблении этого термина в аффилиативном (присоединительном) смысле. Точно так же чел. мог бы идентифицировать себя как американского индейца или унитария.
Понятие гендера, или гендерной роли, отлично от понятий ориентации и идентичности, хотя и связано с ними. Гендер и гендерная роль относятся к представлениям об-ва о том, как мальчики и девочки или мужчины и женщины должны вести себя и как с ними следует обращаться. Половая роль - это выражение в поведении биолог. предрасположенности чел. Термины "мальчики" и "девочки", "мужчины" и "женщины" яв-ся соц., а термины "лицо мужского пола" и "лицо женского пола" - биолог. Гендер относится ко всему, что чел. делает в об-ве, в к-ром живет, и может иметь или не иметь ничего общего с биологией. Напр., лица мужского пола могут жить как женщины, а лица женского пола - как мужчины; индивидуум мужского пола м. б. воспитан как мальчик, но во взрослом возрасте жить как женщина. Однако для большинства людей их идентичность, ориентация и гендер созвучны друг другу.
Типичный представитель мужского пола считает себя таковым, придерживается маскулинной манеры поведения (комбинация биологически и социально детерминированных моделей поведения), принимается в об-ве за мужчину и предпочитает иметь половые сношения с лицами женского пола. Типичная представительница женского пола считает себя женщиной, придерживается феминной манеры поведения (тж комбинация биологически и социально детерминированных моделей поведения), считается об-вом женщиной и предпочитает иметь половые контакты с лицами мужского пола. Отклонения появляются, когда индивидуум предпочитает эротические отношения с лицом своего пола (гомосексуалы мужского и женского пола) или когда лицо мужского пола считает себя лицом женского иола (транссексуал мужского пола) либо, наоборот, лицо женского иола считает себя лицом мужского пола (транссексуал женского пола).
Гетеросексуал мужского пола считает себя лицом мужского пола, живет как представитель мужского пола, ему нравится собственный пенис, и он предпочитает эротические отношения с лицом женского пола. Гомосексуал мужского пола тж считает себя лицом мужского пола, живет как представитель мужского пола, ему тж нравится собственный пенис, но он предпочитает иметь эротические отношения с др. лицом мужского пола. В отличие от них, транссексуал мужского пола считает себя лицом женского пола, предпочитает жить как женщина и хочет избавиться от полового члена, получив взамен vulva, vagina и женскую грудь в придачу. Обычно он предпочитает иметь половые отношения с лицом мужского пола, но считает это гетеросексуальным контактом, поскольку видит себя лицом женского пола. Ни один гомосексуал мужского пола не захотел бы удалить свой половой член, заменив его влагалищем; это, однако, яв-ся частым желанием транссексуала мужского пола. Для транссексуала женского пола справедливо обратное Хотя она, возможно, не всегда склонна к операции по замене vagina и labia мужским половым членом и мошонкой, в типичных случаях ее желание сводится к удалению молочных желез и прекращению менструального цикла, поскольку это - постоянное и зримое напоминание о том, что она не та, кем себя считает.
Трансвестизм - родственное явление. Людей, к-рым нравится одеваться в одежду противоположного пола, относят к широкой категории трансвеститов, или противоположно одевающихся. Подавляющее большинство трансвеститов - лица мужского пола и гетеросексуалы. Если они гомосексуалы, их обычно наз. жаргонным выражением drag queens ("мужчина в платье королевы"). Мотивы такого переодевания разнообразны. Для одних за этим стоит сексуальное удовлетворение, для др. - это выражение той части личности, к-рой удобно в одежде противоположного пола. Для нек-рых это яв-ся реакцией на побуждение, непонятное ни им самим, ни науке. Большинству гомосексуалов переодевание не доставляет наслаждения. Транссексуалы переодеваются в одежду противоположного пола, поскольку это согласуется с их стремлением жить жизнью пола, к к-рому, по их убеждению, они принадлежат. Индивидуумы, являющиеся первично трансвеститами, при переодевании часто выражают чувство временно меняющейся гендерной идентичности.
Эти сложности гораздо более распространены, чем принято думать, ибо все подобные люди склонны жить в своем уединенном мирке. В сфере сексуального поведения имеется, вероятно, больше вариаций, чем в любой др. сфере поведения чел. Поскольку разнообразные комбинации обычно яв-ся предметом частной жизни, они не вызывают ни комментариев, ни критики.
Статистика
Данные о распространенности всех этих форм поведения носят дискуссионный характер. Транссексуализм считается редким расстройством, встречающимся примерно в 1 случае на 25-50 тыс. человек, причем соотношение транссексуалов мужского и женского пола составляет 2:1-5:1. Об-во признает, что быть лицом мужского пола более выигрышно в соц., финансовом и иных отношениях, и потому более охотно принимает желание транссексуалов изменить женский пол на мужской. Люди не так легко понимают мужчин, к-рые хотят быть женщинами.
Кинси разраб. 7-балльную шкалу (от 0 до 6) для точного описания сексуального поведения чел. Люди с исключительно гомосексуальным поведением получают 6 баллов, а те, кто близок к этому - 5 баллов. Люди с исключительно гетеросексуальным поведением получают 0 баллов, а те, кто близок к этому - 1 балл. Промежуточные случаи оцениваются исходя из того, что индивидуум с равной представленностью гомо- и гетеросексуальных контактов, получил бы 3 балла. Признавая, что люди могут хотеть одного, а делать др., Кинси одновременно протоколировал ориентацию людей, проявляющуюся в их сексуальных фантазиях. Замужняя женщина, имеющая половые отношения лишь со своим мужем, может воображать свой сексуальный контакт с женщиной. Заключенный в тюрьме может иметь гомосексуальный контакт, фантазируя при этом о гетеросексуальных отношениях. Кинси и его сотрудники обычно усредняли шкальные баллы реального поведения и фантазий. Были тж предложены градации поведения транссексуалов и трансвеститов для более точного отражения большого количества типов, объединенных под этими широкими рубриками.
Обсуждение процентного соотношения типов сексуальной активности населения имеет не только научную важность, но и социально-политические последствия. Нек-рые активисты гомосексуального движения и противники гомосексуализма считают, что каждого, кто участвовал в гомосексуальных действиях, следует считать гомосексуалом. Бисексуалов часто рассматривают как лиц, занявших нейтральную позицию и по разным причинам предпочитающих, чтобы их не считали гомосексуалами. Группы по обе стороны баррикад считают статистические данные важным политическим оружием, не желая учитывать промежуточные оттенки. Эти проценты имеют эпидемиологический и политический подтекст. Они оказывают влияние на то, какие законы будут приняты, как широко будут развернуты научные исслед. в области терапии синдрома приобретенного иммунодефицита (СПИДа) и будут ли лица, открыто признающие себя геями, допускаться в политику и на военную службу.
Субкультуры
Термин "гомосексуал" относится к личному поведению, тогда как термин "гей" относится к публичному поведению и указывает на связь с субкультурой. Мн. гомосексуально ориентированные индивидуумы открыто заявляют о своих сексуальных предпочтениях и м. б. идентифицированы но своей деятельности и манерам поведения. Это проявляется в феминизированном стиле поведения у мужчин и маскулинизированном - у женщин. Такой стиль м. б. естественным проявлением собственной личности пли частью весьма формализованных кодов, к-рыми обозначается групп. идентичность. Мн. соц. сигналы, используемые для того, чтобы подать знак о сексуальных интересах, одинаковы как для гомосексуалов, так и для гетеросексуалов. Для поведения гомосексуалов в преим. гетеросексуальной обстановке определенные коды оказываются полезными: тонкие изменения тона голоса, поза и манеры, ключевые слова, контакт взглядом и постоянное посещение известных мест для завязывания знакомств - баров для геев, бань или парковых зон.
Бисексуальное (амбисексуальное) поведение в 1990 гг. тж обсуждалось более открыто, чем в прошлом. И здесь нет подтверждений тому, что его распространенность была большей, чем в к.-л. иной прошедший период времени. Амбисексуалы более открыто общаются с гомосексуалами, чем гетеросексуалы, но считают себя, да и яв-ся, самостоятельной категорией людей. Так же, как это делали до них лесбиянки, они требуют признания себя отдельной от гомосексуалов общностью, со специфическими групп. потребностями и интересами.
Женщин, предпочитающих иметь эротические и любовные отношения - исключительно или эпизодически - с лицами одного с ними пола, в викторианскую эпоху наз. "романтическими друзьями". В западной культуре они были меньшинством еще более скрытым, чем мужчины; общественность узнала об их существовании лишь после Второй мировой войны. Вплоть до 1960-х гг. их смешивали в одну группу с мужчинами, называя "гомосексуалами женского пола" или "геями женского пола". Позже, исходя из политических соображений, они согласились, чтобы их наз. лесбиянками, поскольку это давало им идентичность как группе.
Хотя у гомосексуалов мужского и женского пола имеется много общих потребностей, у лесбиянок есть и особые потребности. В частности, их крайне возмущают стереотипные представления о них, бытующие в об-ве. Как и представители любой др. ориентации, они м. б. женственными или вести себя в стиле "мачо", быть консерваторами или либералами, верующими или атеистами, заинтересованными или незаинтересованными в получении оргазма, склонными к промискуитету или моногамности, замкнутыми или общительными, привлекательными или малоинтересными. Их мотивации или причины идентификации с лесбийской общиной часто шире, чем у гомосексуалов мужского пола. Нек-рые женщины вовлекаются в половые контакты с лицами одного с ними пола по политическим соображениям, что у мужчин наблюдается чрезвычайно редко или вовсе не наблюдается.
В любой культуре одежда яв-ся символом принадлежности к мужскому или женскому полу и выражает причастность к какой-то группе или отделенность от нее. Одежда - средство обеспечения очевидности разделения полов и точной идентификации пола. Она объективно отражает ряд психич. и соц. аспектов, и мн. люди отрицательно реагируют на нарушение связанных с одеждой норм и, следовательно, предпочитаемой об-вом групп. идентичности.
Корни сексуального поведения
Взаимодействующие факторы, обусловливающие поведение любого типа, не всегда ясны. Почему одним людям легко следовать соц. стандартам и доктринам, а др. трудно? Никто точно не знает, почему большинство людей яв-ся гетеросексуалами, а меньшинство - гомосексуалами. Большинство данных, однако, указывает на генетическую предрасположенность, взаимодействующую с соц. обучением. Генетика задает наклонность, предрасположенность, с к-рой индивидуум входит в об-во. Последнее, в свою очередь, влияет на половую ориентацию и сексуальное поведение индивидуума. Не каждый, однако, соглашается с тем, что биология играет столь же сильную роль.
Наиболее веские доказательства генетической обусловленности половой ориентации получены в исслед. семей и близнецов. Классические работы в этой области были проделаны в 1950-е гг. Францем Каллманном, изучившим 40 монозиготных и 45 дизиготных пар близнецов мужского пола, в к-рых по меньшей мере один из них в начале исслед. признавал наличие у себя гомосексуальных тенденций. Каллманн обнаружил, что если один из монозиготных близнецов был гомосексуалом, то его брат, без исключения, тж был гомосексуалом. Среди же дизиготных близнецов вероятность гомосексуальной ориентации брата гомосексуала примерно соответствовала таковой в мужской популяции в целом. Каллманн нашел тж, что если один член пары монозиготных близнецов набирал 5 или б баллов по шкале Кинси, то вероятность того, что его брат тж наберет 5 или 6 баллов, была выше 90%. Каллманн сообщает, что различия между братьями обычно не превышали одного или двух баллов по шкале Кинси.
Есть сообщения из Нидерландов и США о различном строении определенных структур мозга у гетеросексуалов и гомосексуалов. Голландские исследователи Ф. Швааб и М. Гофман обнаружили, что у гомосексуалов размеры ядра в супрахиазмальной области значительно больше, чем у гетеросексуалов, а С. Ле Вэй из США обнаружил, что размеры интерстициального ядра в области переднего гипоталамуса у гомосексуалов мужского пола и женщин меньше, чем у гетеросексуалов мужского пола. Мозг лесбиянок еще должен стать объектом исслед. Др. исследователями тж были обнаружены структурные различия морфологии мозга у мужчин и женщин и связь этих различий с функцией репродуктивности. Такие структурные различия между гомосексуалами и гетеросексуалами еще предстоит найти.
Критики этих исслед. утверждают, что ученые редко задаются вопросом о причинах гетеросексуальности. Однако для исследователей гомосексуальность и гетеросексуальность яв-ся двумя сторонами одной медали; изучение характера формирования одного типа поведения помогает понять др. тип. В рассматриваемых ниже исслед. приводятся документально подтвержденные случаи, когда биолог. предрасположенность к гетеросексуальности и проявлению мужского начала перекрывается соц. обусловливанием воспитания представителей мужского пола как девочек.
Социальные и правовые факторы
В настоящее время постулируется не дихотомия "природа/воспитание", а взаимодействие природных и соц. факторов. Правила, нормы, традиции и идеалы любого об-ва - окружающей среды - тж взаимодействуют при структурировании поведения конкретного чел. Эти воздействия умеряют, усиливают или сводят на нет врожденные поведенческие тенденции. Можно с уверенностью сказать, что идея эффектов взаимодействия сейчас повсеместно принята в научном мире:
Генетическая предрасположенность + Социальные воздействия = Поведение
Правовые ограничения, обычно отражающие соц. установки, яв-ся сильным средством формирования предпочтительного поведения. Требуется сильная воля или компульсивные побуждения, чтобы открыто демонстрировать поведение гомосексуала, трансвестита, транссексуала или любое др. девиантное сексуальное поведение, если санкции против этого достаточно суровы. В арабских мусульманских странах действуют строгие запреты на любое открытое выражение сексуальности, даже на то, чтобы поцеловать женщину в общественном месте и на открытость части ног и рук у женщин. Такие "мелкие" правонарушения могут наказываться избиением палкой или плетью. Гомосексуальное поведение часто карается смертной казнью или длительными сроками заключения. Алжирские либералы, напр., боролись против смертного приговора за гомосексуализм и супружескую измену. Гомосексуальное и транссексуальное поведение редко наблюдается в этих странах, поскольку его открытая демонстрация сопряжена с риском.
Неизвестны культуры, в к-рых поощрялись бы или были предпочтительным модусом поведения гомосексуальные контакты между взрослыми. Существуют, однако, об-ва, в к-рых поощряются гомосексуальные контакты взрослых с детьми. Хотя это и однополые контакты, они не яв-ся предпочтительным способом получения сексуального удовлетворения, поскольку это поведение не эротически мотивировано. Напр., в племени калули на Новой Гвинее все мальчики выполняют роль пассивных партнеров в анальном сексе со зрелыми мужчинами. В новогвинейском племени самбия все мальчики совершают оральный секс с мужчинами для получения от них зрелой спермы. В этих культурах считается, что подобная практика обеспечивает передачу мужских качеств от мужчины к мальчику. Когда эти мальчики достигают зрелости, они переходят на гетеросексуальное эротическое поведение, несмотря на годы гомосексуального "тренинга". Во мн. культурах отмечается поведение, к-рое на Западе считалось бы сексуальным, но не являющееся таковым для коренного населения.
В нек-рых культурах поведение гомосексуалов и/или трансвеститов принимается без осуждения и даже считается обычаем богов. В Махабхарате, классической эпической индийской поэме о добре и зле, бог Кришна одевается женщиной и вступает в половой контакт с перворожденным сыном Арджуна, великого воина, для к-рого это яв-ся первым сексуальным контактом. Др. боги в индуистском пантеоне - открытые гомосексуалы. Во времена, предшествовавшие контакту с европейской цивилизацией, вожди на Гавайских островах гордились тем, что имеют любовников и любовниц.
Саморазоблачение и разглашение
К наиболее трудным процессам жизни людей, отличающихся от большинства своим сексуальным поведением, относится саморазоблачение. Точный смысл этого термина продолжает трактоваться по-разному, но по существу он означает наступление момента, когда чел. признается себе, что он гомосексуал, транссексуал или трансвестит, и решает покончить с отрицанием этого и с тайной жизнью. За признанием самому себе следует признание в этом окружающим. Однако в об-ве, даже наиболее терпимом, имеются скрытые "минные поля", на к-рые не каждый отваживается вступить, так что не всякий чел. решается на саморазоблачение. Для решившихся пойти на это саморазоблачение обычно становится постоянным, медленным и трудным процессом. В зависимости от того, как далеко хочет зайти чел., информ. распространяется на рабочем месте, в сферах проведения досуга и мед. обслуживания. Обычно первыми об этом узнают друзья, последними - члены семьи, особенно родители. Нет точных данных относительно того, какая часть гомосексуалов, транссексуалов и трансвеститов прибегла к саморазоблачению. Большинство активистов в этих субкультурах полагает, что чем больше людей прибегнет к саморазоблачению, тем труднее будет для об-ва сохранять негативное дискриминирующее отношение к сексуальным меньшинствам с позиции превосходства гетеросексуальности. В поддержку этих усилий в США и др. странах учреждены национальные дни саморазоблачений.
Разглашение - феномен, вызывающий еще большую полемику. Он возник в 1990-е гг. Разочарованные медленным ходом процесса принятия геев об-вом, их активисты прибегают к публичной огласке действительного или мнимого гомосексуального или трансвестистского поведения политиков, звезд спорта и шоу-бизнеса и др. лиц. Их аргумент: разглашение обеспечивает совокупность ролевых моделей для тех, кто стыдится своего положения. Оно тж лишает силы тех, кто использует в качестве маскировки сексофобическую активность для сокрытия своего собственного поведения. Тем не менее этот процесс наз. филос. изнасилованием, психич. насилием и этическим шантажом. Разглашение, безусловно, может повредить карьере или личной жизни чел.
Что значит быть "другим"?
Для нек-рых людей быть "другими" (в сексуальном отношении) яв-ся сознательным выбором. Для др. в этом нет выбора. Они отличаются от большинства с момента рождения или вследствие событий, к-рые они не в силах контролировать. Об-во отвергает или принимает их в соответствии с культуральными мифами, представлениями и нормами. Во всем мире имеется много сходства в том, как реагируют на это в разных культурах, но есть тж и разительные различия. Здесь речь идет не о том, правы или неправы эти люди, а о том, что они просто не такие, как все. Внутри любого об-ва можно обнаружить нейтральное отношение к "другим", реакцию на них как на сознаваемую угрозу или убеждения, что такое поведение яв-ся даром божьим, заслуживающим особой благодарности.
Обширное поле вариантов сексуального поведения м. б. уподоблено банкету ООН. Однако если чел., склонный к необычным и тонким нюансам пищи, может получить титул гурмана, то чел., склонный к необычному сексуальному опыту, встречает гораздо менее терпимое к себе отношение. Это происходит даже тогда, когда участники действуют добровольно и в частной обстановке. Как и с пищей, нек-рые варианты поведения могут никогда не быть испробованы, нек-рые м. б. испробованы однократно с тем, чтобы уже никогда более к ним не обращаться. Но отвергнуть их все без размышлений и проб означало бы лишить себя и др. не только удовольствия, но и чувства незыблемого Я.
См. также Аккультурация, Формирование идентичности в подростковом и юношеском возрасте, Андрогиния, Сексуальное поведение животных, Бисексуальность, Культурный детерминизм, Гомосексуальность, Теория навешивания ярлыков, Я-концепция, Самораскрытие, Половые роли, Полоролевое развитие, Социальное влияние, Табу, Транссексуализм, Трансвестизм
М. Даймонд

Селекционизм (selectionism)

С. - это общий подход к объяснению сложных явлений, при к-ром сложность рассматривается как кумулятивный рез-т повторяющегося действия относительно простых процессов. Первым примером систематического развития С. стала концепция эволюции путем естественного отбора, к к-рой независимо друг от друга в 1859 г. пришли Ч. Дарвин и А. Уоллес. Эволюция, происходящая путем естественного отбора, рассматривает сложность и разнообразие жизни как рез-т повторяющихся циклов изменения характеристик организмов, дифференциальной репродукции (естественного отбора) форм жизни, обладающих определенными характеристиками, и сохранения продуктов дифференциальной репродукции, ответственных за эти характеристики (последние в настоящее время известны под назв. "гены"). Согласно С., сложность и разнообразие возникают как "случайный" рез-т повторения трехступенчатого процесса - изменения, отбора и сохранения. Т. о., сложность и разнообразие яв-ся эмерджентными следствиями относительно простых процессов, к-рые не требуют принципов высшего уровня для направления к заданной цели.
Что касается психологии, то здесь наиболее последовательным селекционистским подходом, предложенным и развитым Б. Ф. Скиннером, яв-ся анализ поведения. Селекционистская направленность анализа поведения ярче всего проявляется в его положении о том, что даже сложное поведение чел. - кумулятивный продукт отбора на основе подкрепления. "Подкрепители" - это стимулы, изменяющие ("отбирающие") вероятность того, что окружающая среда будет стимулировать предшествующие им реакции. Отобранные т. о. реакции вносят вклад в вариацию, доступную для дальнейшего отбора, окончательным рез-том к-рого яв-ся сложное поведение. Сложное поведение, обычно описываемое с помощью таких терминов, как мышление, запоминание, решение задач и говорение, рассматривается как продукт продолжительной истории отбора посредством подкрепления (т. е. отбора посредством воздействий индивидуальной среды). Отбор через подкрепление изменяет поведение организма, к-рый сам по себе - продукт естественного отбора путем воздействия предшествующей среды на вид, представителем к-рого яв-ся индивид. В качестве модели изменений, произведенных естественным отбором на протяжении эволюции, Ч. Дарвин обратился к искусственному отбору, в процессе к-рого животноводы скрещивали домашних животных, чтобы изменить нек-рые признаки (напр., хвост голубей). Аналогичным образом Б. Ф. Скиннер использовал метод последовательного приближения, в процессе к-рого экспериментатор постепенно изменяет критерии реакции, от к-рых зависит появление подкрепления, как модель того, каким образом отбор посредством естественных случайных событий может сформировать сложное поведение на протяжении жизни индивида.
Одно из самых важных следствий селекционистских теорий, независимо от их реализации, состоит в том, что их конструкты всегда указывают на диапазон изменчивости, а не на к.-л. неизменную сущность. Напр., в теории эволюции понятие вида яв-ся статистической абстракцией, относящейся к диапазону изменчивости признаков. Вид как некая "вещь" не существует, есть только различающиеся между собой индивиды, диапазон изменчивости к-рых определяет понятие вида. Эволюционист Э. Майр более четко, чем др., сформулировал эту особенность селекционистских понятий. Аналогичным образом при анализе поведения подкрепляющий стимул отбирают не одну-единственную реакцию, а некий спектр реакций, характеристики к-рых отвечают критериям появления подкрепителя. Статистическая природа понятий селекционистских теорий вступает в противоречие с понятиями эссенциалистских теорий, преобладающих в психологии. Напр., в исслед. языка вариациям "грамматичности" речи может не придаваться сколько-нибудь существенного значения. Напротив, эти вариации рассматриваются как рез-т относительно неважных переменных "исполнения" (таких как оговорки и описки из-за невнимательности), к-рые в какой-то степени затушевывают функционирование базовой инвариантной и универсальной сущности, напр., "устройства овладения языком" или "органа речи". Для подобных лингв. теорий именно инвариантные "универсалии", а отнюдь не вариации, яв-ся реальными и истинными. Ситуация эта напоминает то, что происходило в биологии до Ч. Дарвина: виды считались неизменными и вечными сущностями, а отдельные организмы были всего лишь вариациями на тему фундаментального плана, лежащего в основе вида. Короче говоря, в то время как С. считает изменчивость внутри классов явлений фундаментальным фактором, эссенциализм расценивает ее как досадную помеху и вводящую в заблуждение ненужность. Различие между селекционистскими и эссенциалистскими понятиями имеет глубокие филос. корни, уходящие, соответственно, к английской эмпирической философии и Платону.
См. также Генетика поведения, Бихевиоризм, Эмпиризм, Эволюция, Постмодернизм, Подкрепление
Дж. Донахью

Семантический дифференциал (semantic differential)

С. д. был разраб. Ч. Э. Осгудом как измерительная процедура для оценки значений. Осгуд предполагал, что значения слов могут изменяться в отношении довольно значительного, но неизвестного количества измерений.
С. д. яв-ся стандартизованной процедурой извлечения тщательно продуманной выборки размещений субъектом понятия (слова) по множеству континуумов. Типичным примером может быть следующий вопрос: "Как бы вы оценили яблоко, используя для этого следующие шкалы? Где бы вы поместили значение яблоко вдоль континуума, простирающегося между двумя указанными точками, где оценка 1 или 7 означает чрезвычайно, 2 или 6 означает очень, 3 или 5 означает, скорее, хороший (или плохой) и оценка 4 означает ни хороший, ни плохой или в равной степени хороший/плохой?"
Яблоко
Хороший ___-___-___-___ Плохой
Большой ___-___-___-___ Маленький
Активный ___-___-___-___ Пассивный и т. д.
Значения в семантическом пространстве обладают двумя важными свойствами: направлением от средней точки каждой шкалы и удаленностью от начала каждой шкалы (что предположительно свидетельствует об интенсивности значения).
Осгуд обнаружил, что семантическое пространство можно теоретически представить как обладающее минимум тремя ортогональными измерениями: оценкой (напр., хороший-плохой), активностью (напр., активный-пассивный) и силой (напр., большой-маленький). Т. о., С. д. оказывается модифицированной формой контролируемых ассоциаций - преим. посредством использования процедур шкалирования и отбора самих оценочных шкал.
С. д. применялся в кросс-культурных исслед. значений при изучении развития значений у детей, а тж для оценки настроений, эмоций и изменений личности в ходе психотер. (последнее оказывается наиболее популярным в наше время).
См. также Когнитивная сложность, Измерение, Психолингвистика, Шкалирование
Р. А. Кашау

Семейная терапия (family therapy)

Описание семейной терапии
С. т. может быть охарактеризована как попытка модификации отношений в контексте семейной системы. В С. т. симптоматическое поведение и проблемы рассматриваются как результат неправильного взаимодействия, а не как индивидуальная характеристика того или иного члена семьи. Т. о., для С. т. характерен интерперсональный, а не интрапсихический подход.
Эта системная теория с терапевтической т. зр. предлагает рассматривать семейный процесс как такой, при к-ром каждый член семьи играет определенную роль в поддержании системы. "Идентифицированный пациент" может рассматриваться в качестве "проблемы", но "причиной" является сама дисфункциональная семейная система. Задача терапевта заключается в изменении системы путем соотв. вмешательств. Существует много направлений, в рамках к-рых используются различные техники, но общим для всех является принцип, согласно к рому проблему представляет собой система, а не к.-л. ее отдельный элемент.
Систему образуют взаимозависимые элементы, обладающие взаимной каузальностью; их динамическая связь обеспечивает относительную устойчивость системы во времени. Системы бывают открытыми (т. е., обнаруживающими тенденции к континуальному развитию или претерпевающими какие-то изменения) или закрытыми. Семья является открытой системой; пример закрытой системы - система парового отопления. Открытая система характеризуется тремя качествами: целостностью, отношениями и эквифинальностью.
Целостность означает, что систему образуют взаимодействия, а не просто нек-рое количество людей. Под отношениями понимаются взаимодействия в рамках системы: все происходящее в семье между ее членами, их постоянные взаимодействия и повторяющиеся паттерны таких взаимодействий. Эквифинальность - это качество систем, благодаря к-рому они функционируют независимо от первоначальных причин и могут изменяться под влиянием текущих факторов. Они не определяются своими исходными параметрами.
Четыре исторических понятия
Ниже приводятся ранние понятия, образующие основу четырех совр. ведущих теорий.
1. Взаимосвязанные патологии (Interlocking Pathologies). Натан Аккерман ввел понятие взаимосвязанных патологий, когда проблемы одного члена семьи связываются через взаимодействия с др. ее членами. Аккерман наблюдал эти перепутавшиеся корни в семейной системе и убедился в том, что они, в основном, не сознавались членами семьи. Понятие взаимосвязанных, неосознаваемых патологий поддерживается школой объектных отношений.
2. Слияние (Fusion). Мюррей Боуэн ввел понятие слияния - явления, первонач. отмеченного в семьях больных шизофренией, но наблюдаемого и в т. н. нормальных семьях. Слияние означает, что отдельные члены семьи не могут действовать независимо друг от друга и спаяны вместе, образуя неопределенную, аморфную массу. Психотер. по Боуэну имеет целью "отцепить" членов семьи друг от друга.
3. Псевдовзаимность (Pseudomutuality). Лайман Уинн и его сотрудники наблюдали ложный тип близости или интимности, к-рый они назвали "псевдовзаимностью", характеризовавшейся утратой границ между отдельными членами семьи. В качестве способа коррекции этой псевдоинтимности, Уинн предложил смену границ путем устранения существующих альянсов и расщеплений и создания новых коалиций. Минухин называл то же явление "запутыванием" ("enmeshment"). Целью структурной С. т. является создание новых альянсов с целью помочь "запутавшимся" друг с другом или же "разобщенным" членам семьи стать более независимыми. Структурная семейная терапия основана гл. обр. на идеях Уинна.
4. Двойная связь (The Double Bind). "Двойную связь можно вкратце описать как паттерн взаимодействия, характеризующийся "строгими ограничениями", налагаемыми с помощью парадоксальной коммуникации в рамках "важных, эмоционально значимых отношений", результатом которого становится "неприемлемое решение", из которого его участники "не н состоянии выпутаться"" (Эбелис). Эти процессы в их сильном проявлении обнаружены в семьях больных шизофренией, но тж, в более мягкой форме, встречаются и в здоровых семьях. Открытие "двойной связи" заставило исследователей уделить больше внимания законам, управляющим коммуникацией. С т. зр. Бейтсона, каждое послание имеет два аспекта: сообщение и команду. Командный аспект следует ряду правил, формирующихся с течением времени и имеющих тенденцию становиться самоподкрепляемыми. Это наблюдение привело к представлению о том, что нет необходимости углубляться в поиски причин симптомов для того, чтобы вызвать терапевтическое изменение, - следует лишь обратить внимание на поведение, поддерживающее систему.
Основные школы семейной терапии
В настоящее время осн. школами С. т. являются: теория объектных отношений, теория Боуэна, структурная семейная терапия и теория коммуникации.
Теория объектных отношений
Этот подход обязан своим происхождением Мелани Кляйн, к-рая утверждала, что взаимодействие с др. людьми служит не удовлетворению инстинктивных потребностей, а развитию Я в направлении разграничения себя и объектов.
Придерживающийся этой т. зр. терапевт обращает внимание прежде всего на отрицаемые бессознательные проекции и, в особенности, на сговор - сотрудничество членов семьи в этом процессе. Терапевты этой школы уделяют больше времени биографическим аспектам и проблемам взаимоотношений между поколениями, а не симптомам, рассматривая последние как следствие первых.
Теория Боуэна
Теория Боуэна развилась в интегрированную систему и включает 8 взаимосвязанных понятий. Это: а) треугольники (под давлением стресса один из участников взаимодействия вступает в связь с третьим лицом); б) дифференциация Я (степень или объем слияния); в) эмоциональная система ядерной семьи (паттерны функционирования в рамках одного поколения); г) процесс семейной проекции (механизм, с помощью к-рого система ядерной семьи вызывает ухудшение положения ребенка); д) эмоциональный обрыв (отношения с родительской семьей); е) многопоколенная передача (как патология передается через поколения); ж) сиблинговая позиция (определяющая видение индивидуумом мира) и з) соц. регрессия (проблемы об-ва, сходные с проблемами, обнаруженными в семье).
Цель теории Боуэна - помочь индивидууму в его дифференциации или психол. отделении от семьи, в движении от состояния слияния к формированию "твердого" Я (в отличие от "псевдо-Я", при к-ром человек все еще остается психологически спаянным с семейной системой). Психотерапевт предстает в роли "тренера", обучающего членов семьи дифференциации. Подчеркивается важность не чувств, а мышления. Процесс дифференциации длится всю жизнь, поскольку индивидуум стремится сохранять связь с семейной системой, оставаясь при этом автономной единицей.
Треугольник является "краеугольным камнем любой эмоциональной системы" (Боуэн). Когда в системе диады нарастает уровень тревоги, они подключают "третье лицо" для поддержания равновесия системы. Эта идея оказалась плодотворной для С. т. и помогла множеству терапевтов понять роль симптомов, связей и психосоматических заболеваний в аспекте, ведущем к новым вариантам вмешательств.
Структурная семейная терапия
Сальвадор Минухин разработал методы краткосрочной терапии, направленной на реконструкцию семейных структур.
Приемы Минухина восходят к идеям о тенденции выравнивания, высказывавшимся Лайманом Уинном, и к теориям Г. С. Салливана. Целью Минухина является изменение структуры альянсов и коалиций членов семьи и, т. о., изменение их "восприятия" друг другом.
Минухин концентрирует внимание на актуальном взаимодействии членов семьи, подкрепляющем наблюдаемое поведение. Он считает организацию семьи источником проблемы семейной дезадаптации, поскольку она нуждается в носителе симптомов для своего функционирования. Он стремится изменить существующую структуру, не заботясь о ее происхождении. Семейная система является дисфункциональной в ситуации "здесь-и-сейчас" но причине ее существующей организации, а не вследствие предшествовавших в прошлом событий. Прошлое не интересует представителя структурной С. т.
Теория коммуникации
Этот подход прямо восходит к теории двойной связи Бейтсона, в к-рой патология предстает как проблема коммуникации. Акцент здесь полностью ставится на актуальном системном взаимодействии без учета причин или происхождения проблемы.
Целью данного подхода является изменение правил системы. Это может означать предписывание симптомов или использование парадокса как способа изменения правил.
См. также Семейные кризисы, Теория систем
В. Фоули

Семейные кризисы (family crises)

Одна из первых в истории попыток изучения С. к. была предпринята Рубеном Хиллом, исследовавшим воздействие стресса, связанного с разделением и воссоединением семей в результате Второй мировой войны. Хилл вывел формулу кризиса "АВС-Х" и описал процесс его разрешения под условным наименованием "американские горки" ("roller coaster"). Формула кризиса включает в себя событие (потенциальный стрессор), обозначаемое А, взаимодействующее с ресурсами семьи в отношении этого события, обозначаемыми В; то и другое, в свою очередь, взаимодействует с оценкой, к-рую дает семья этому событию (С), и все это вместе взятое вызывает кризис - X. Процесс восстановления или разрешения включает в себя первоначальный период дезорганизации, за к-рым следует "угол" ("angle") восстановления, приводящий к новому уровню орг-ции.
Томас Мак-Марин описал 3 категории событий, ускоряющих кризис: созревающие события, истощение и шок. Созревающие события (maturational events) - переходные точки, к-рые возникают естественным образом по мере того, как семья проходит свой жизненный цикл. Джей Хейли утверждает, что семейный стресс достигает пика именно в точках перехода жизненного цикла. Картер и Мак-Голдрик подразделяют стрессоры жизненного цикла на вертикальные и горизонтальные. Вертикальные стрессоры передаются семье от предыдущего поколения и представляют собой семейные паттерны, мифы и проблемы. Горизонтальные стрессоры - это то, что испытывает семья при переходе от одной стадии развития к другой.
Истощение (exhaustion) наступает после продолжительного периода совладания со стрессом, к-рый в конечном итоге разрешается кризисом, возникающим из-за постоянного стресса. Примерами здесь могут служить продолжительная болезнь одного из членов семьи, несовместимость характеров и длительное проживание в нищенских условиях. Воздействие кризиса истощения не является столь драматическим с т. зр. стремительности своего развития. Из-за того что кризис истощения не носит ярко выраженного характера, он иногда ошибочно принимается теми, кто оказывает профессиональную помощь, за нежелание сотрудничать или за отсутствие ответственности при реализации принятых решений, тогда как в действительности такая реакция может возникать в результате дезорганизации, связанной с кризисом истощения.
Шоковый кризис (shock crisis) характеризуется событием, к-рое возникает за сравнительно короткий промежуток времени и повергает семью в состояние шока, вызывая у нее временную неспособность справиться с проблемой. Этот кризис связан с глубокими и драматическими событиями, возникающими неожиданно, независимо от психол. благополучия и стабильности семьи.
Используемые в семье методы решения проблем и стратегии совладания играют важную роль в ее реакции на кризис. Дэвид Рисс и его сотрудники обнаружили, что можно спрогнозировать то, включится ли семья в программу реабилитации одного из ее членов, на основе используемого семьей метода решения проблем. Часто семья с хорошо развитыми умениями решения проблем успешно действует в проблемной ситуации и тем самым предотвращает возникновение кризиса. Традиционные сети поддержки представлены соседями, семьей, родственниками и группами самопомощи. Соседи, к-рые тесно общаются между собой и знают о семейном кризисе к.-л. из них, скорее всего, окажут соотв. помощь.
Точно таким же образом значительную поддержку в кризисной ситуации могут оказать и родственники. Однако в течение последних неск. десятилетий наметилась тенденция к проживанию в нуклеарных семьях. Это ограничивает влияние родственных отношений, к-рые могли бы в противном случае способствовать снижению семейного стресса в периоды кризиса. В ответ на возрастающую потребность в поддержке все большее распространение получают группы самопомощи. Такие группы предоставляют информ. и эмоциональную поддержку в отношении специфических типов кризисов.
Оказание поддержки человеку или семье может осуществляться в различных формах. Восстановление связей с членами большой семьи, к-рые оказались нарушенными из-за расстояния или по др. причинам, способно оказать внешнюю поддержку семье. Работа с отдельными членами семьи по снижению стресса и обучению их способам совладания зачастую приводит к тому, что семья становится более способной к решению своих проблем. Этот подход оказывается особенно эффективным при кризисах истощения.
Усиление адаптивных способностей семьи оказывается особенно полезным, когда семья попадает в зависимость от собственного ограниченного восприятия данного события или обладает неадекватными навыками решения проблем. Изменить восприятие проблемы можно, если помочь семье лучше понять причины данной проблемы и осознать свою эмоциональную реакцию на нее. Обучение умениям решения проблем может быть как простым, напр. обучение нек-рым осн. этапам решения проблем, так и сложным, напр. развернутый курс семейной терапии и соотв. изменение дисфункциональных способов и подходов к определению и решению семейных проблем.
Интенсивность и продолжительность вмешательства в значительной мере определяется характером вызванного кризисом нарушения, способностью семьи к адапт. и имеющимися у нее ресурсами. Для семьи не столь уж необычно сначала обратиться с просьбой о внешнем вмешательстве в кризисную ситуацию, а затем, по мере своего возвращения к независимому функционированию, самостоятельно преодолевать ее.
См. также Кризисное вмешательство, Семейная терапия, Множественная семейная терапия
Р. П. Каппенберг

Сенильные психозы (senile psychoses)

Сенильные (старческие) психозы характеризуются малозаметным началом и постепенным, непрерывным ухудшением психич. функционирования вплоть до наступления летального исхода. Вначале поведение больного может представляться лишь как акцентуация преморбидных особенностей его личности с нарастанием эгоцентричности, но по мере прогрессирования расстройства появляются и усиливаются: когнитивный дефицит (напр., снижение памяти), апатия и снижение интереса к окружающему, неряшливость, неспособность к умозаключениям, делирий, спутанность и дезориентировка. В нек-рых случаях частью симптомокомплекса м. б. депрессия, возбуждение и/или параноидная идеация.
С. п. представлены у 2-4% населения в возрасте свыше 65 лет, к-рый, по общему соглашению, отмечает границу между сенильными и пресенильными деменциями. Риск возникновения старческих психозов у женщин выше, чем у мужчин, расстройства имеют более выраженный уровень конкордантности у монозиготных близнецов по сравнению с дизиготными. В каждом индивидуальном случае видно влияние соц. факторов на развитие расстройства.
При вскрытии наблюдается атрофия мозга, увеличение желудочков, расширение борозд и сужение извилин. Хотя размер и вес мозга обычно в целом меньше, чем при пресенильных заболеваниях, атрофические процессы особенно затрагивают лобные доли и область аммонова рога. К патогистологическим изменениям относится снижение количества нейронов, повышение нейрофибриллярной плотности и наличие "сенильных бляшек" - маленьких, круглых очагов тканевой дегенерации.
См. также Расстройства психики и поведения при поражениях Ц. н. с., Органические синдромы
У. Эдмонстон-мл.

Сенсомоторные процессы (sensorimotor processes)

Механизмы управления движениями чел. локализуются в границах Ц. н. с., состоящей из головного и спинного мозга. За исключением самых простых рефлекторных движений, нейронные импульсы, вызывающие движения, генерируются в коре головного мозга. Область коры, в к-рой возникают эти импульсы, наз. сенсомоторной областью; она локализуется, в основном, между двумя извилинами по обе стороны центральной борозды. Сенсомоторная область правого полушария контролирует левую сторону тела, а сенсомоторная область левого полушария - правую сторону тела.
Передняя часть сенсомоторной области отвечает преимущественно за отправление моторных импульсов, а ее задняя часть - за получение сенсорной обратной связи. Так как ни той, ни др. функции в отдельности недостаточно для порождения целенаправленного движения, они объединяются в сенсомоторной области для согласованной работы. При повреждении моторной зоны сенсомоторной области нарушается инициирование движений и наступает паралич. Когда разрушается сенсорная зона сенсомоторной области, нарушается правильное выполнение движений и они приобретают атактический или спастический характер.
См. также Центральная нервная система
Д. Боуэн

Сенсорная депривация (sensory deprivation)

С. д. - эксперим. процедура, осуществляемая с целью устранить или ограничить влияние на испытуемых сенсорных стимулов. Первые такие эксперименты были проведены Дональдом Хеббом и его сотрудниками. Исслед. С. д. свидетельствуют о том, что изменения сенсорной среды имеют важное значение для нормального функционирования челов. восприятия. Сильные сенсорные ограничения влекут за собой серьезные психол. и физ. последствия.
См. также Адаптация
Дж. Л. Андреасси

Символическая интеракция (symbolic interaction)

Термин "С. и." связывают с определенным социологическим и социально-психол. подходом к изучению жизни челов. группы и взаимодействия между людьми. В американской социологии это направление чаще всего ассоциируется с работами Г. Блумера. В философии С. и. имеет наиболее тесные связи с американским прагматизмом, немецким идеализмом и немецкой и французской феноменологией. Это направление противостоит разнообразным вариантам логического позитивизма, структурного функционализма, культурного детерминизма, биолог. детерминизма, стимульно-реактивного бихевиоризма и теориям обмена и баланса (или равновесия). Существует определенная совместимость С. и. с различными формами марксистского учения, психоаналитической теории, феноменологической социологии, этнометодологии, семиотики и гуманистической и экзистенциальной психологии и философии.
Исходные допущения. С. и. опирается на 3 осн. допущения. Во-первых, люди ведут себя по отношению к вещам "исходя из тех смыслов, к-рыми они для них обладают". Во-вторых, смыслы соц. объектов вытекают из соц. взаимодействия. Смыслы не содержатся в самих объектах. В-третьих, смыслы "обрабатываются и видоизменяются в процессе интерпретации". Как следствие, смыслы объектов изменяются в процессе действия и благодаря действию. Смыслы не яв-ся застывшими.
Главным объектом, с к-рым чел. должен иметь дело, яв-ся он сам. Люди выступают сами для себя как объектами, так и субъектами. Разделение между субъективным и объективным мирами опыта снимается в символически-интеракционистском мышлении. Мир присутствует в чел., и одновременно чел. присутствует в мире.
Язык служит инструментом взаимодействия и посредником, при помощи к-рого оно происходит. Язык как система знаков, символов, оппозиций и смыслов позволяет людям включаться в свои собственные действия и действия др. людей и превращать эти действия в объекты осмысления и деятельности. Учение о языке входит в ядро соц. психологии, и С. и. делает язык главной отправной точкой в исслед. челов. взаимодействия.
Центральный объект, с к-рым имеют дело во взаимодействии, - это идентичность и смыслы идентичности (себя и др.), заключенные не в людях, но в самом взаимодействии. Отсюда изучение символического взаимодействия требует неотступного и пристального внимания к изучению процесса - процесса взаимодействия.
Методология С. и. яв-ся естественно-научной, описательной и объяснительной. Интеракционист стремится изучать символическое взаимодействие в естественных условиях повседневной жизни. Предпочитаемые методы - включенное наблюдение, анализ биографий, скрытые методы, этнографические наблюдения и анализ тесно связанных с контекстом взаимодействия эпизодов или образцов поведения. Интеракционистские объяснения пытаются осветить изучаемый феномен и вставить его описание в контекст реляционных, интеракциональных, ист. и временных материалов. Причинные объяснения отклоняются в пользу процессуальных интерпретаций.
Приложения. Символические интеракционисты внесли свой вклад в понимание таких разнообразных областей, как соц. девиантность и психич. заболевания, наркомания, коллективное поведение, социализация ребенка, смерть и умирание, старение, болезнь и боль, социология иск-ва.
См. также Интеракционизм, Социальная психология
Н. К. Дензин

Симпатическая нервная система (sympathetic nervous system)

С. н. с. - один из двух отделов автономной НС (др. представлен парасимпатической НС). Анатомически симпатический отдел состоит из тех нейронов, к-рые берут начало в тораколюмбальных сегментах спинного мозга и направляются к ганглиям - скоплениям клеточных тел и синапсов, - расположенным вдоль позвоночника, но вне спинного мозга. Для каждого спинального сегмента, от I грудного до III поясничного, есть соотв. ганглий. Эти спинальные ганглии соединяются между собой волокнами нейронов и образуют цепочки ганглиев по обе стороны от позвоночного столба.
Эфферентные волокна покидают эти цепочки и направляются к иннервируемым ими гладким мышцам и железам кожи и внутренних органов. Клеточные тела нейронов, иннервирующих поверхностные структуры (кожные и подкожные кровеносные сосуды, потовые железы и пиломоторные мышцы), находятся в спинальных ганглиях, а их аксоны направляются непосредственно к иннервируемым органам, и потому такие нейроны наз. постганглионарными. Др. волокна, иннервирующие гладкую мускулатуру и железы брюшной полости и тазовой области, яв-ся преганглионарными, так как проходят через цепочку ганглиев, не образуя синапсов. В симпатическом отделе химическим медиатором между постганглионарными нейронами и эффекторами яв-ся норадреналин, за исключением потовых желез, где эту роль выполняет ацетилхолин.
С. н. с. всегда активна, но особенно - в критических ситуациях. Реакции С. н. с. яв-ся относительно диффузными и продолжительными. Все эти изменения обеспечивают дополнительное снабжение кислородом, необходимым для метаболизма повышенного количества углеводов, поступающих к мышцам. Функции С. н. с. иногда называют катаболическими, потому что они ведут к истощению запасов организма и далее - к быстрому увеличению метаболизма. Эти реакции, в общем и целом, противоположны тому, что происходит при парасимпатических влияниях.
См. также Автономная нервная система, Парасимпатическая нервная система
Р. М. Стерн

Симулятивные расстройства (factitious disorders)

С. р. характеризуется "сфабрикованными" больным симптомами, не являющимися проявлением естественного течения к.-л. заболевания. Очевидной целью индивидуума яв-ся занятие роли "больного", в отличие от собственно симуляции, при к-рой цель и выгода наблюдаются более прямо.
Симулятивные психол. расстройства отмечаются у пациентов, добивающихся повторных госпитализаций в психиатрические стационары, симулируя галлюцинации, бред и суицидные или агрессивные тенденции.
Больные с соматическим симулятивным расстройством могут демонстрировать самостоятельно вызванные или самостоятельно поддерживаемые соматические симптомы. У пациента м. б. "лихорадка", вызванная манипуляциями с термометром; однако гипертермия может иметь место в действительности вследствие сделанной себе инъекции вредного вещества, или же повышение температуры может поддерживаться скрываемым от врача отказом от приема предписанных медикаментов. Больные с хроническим симулятивным расстройством, иногда обозначаемым синдромом Мюнхгаузена, путешествуют из больницы в больницу, предъявляя симптомы, характерные для ургентных случаев (обычно с болевым синдромом и кровотечением), и фиктивный, но правдоподобный анамнез. Их не следует так просто игнорировать, поскольку у них м. б. серьезные мед. проблемы или ятрогенные заболевания. Мн. из этих больных с легкостью пользуются мед. терминологией, злоупотребляют психоактивными веществами и имеют криминальное прошлое.
См. также Симуляция, Соматопсихика
Л. Панкрац

Симуляция (malingering)

В "Руководстве по диагностике и статистической классиф. психич. расстройств" (DSM-IV) в качестве кардинальной характеристики С. указывается преднамеренное вызывание и демонстрация ложных или грубо преувеличенных соматических или психич. симптомов. Эти симптомы демонстрируются с очевидно распознаваемой целью. Цель определяется ситуацией или обстоятельствами индивидуума, а не психол. или "психодинамическими" механизмами.
Хотя общей теме С. было посвящено множество публикаций, они позволяют сделать мало конкретных выводов. Исслед. и публикации в этой области могут быть ориентировочно распределены по следующим категориям: военная служба, С. психозов, психол. тесты на обнаружение С., С. соматических заболеваний и случаи требования материальной компенсации.
Работы, посвященные С. психозов, представляют описания отдельных случаев и историй болезни. Статьи, осн. на историях болезни, не свидетельствуют о систематическом исследовательском подходе в этой области. Большинство из этих работ были опубликованы психиатрическими центрами или в них приводятся описания случаев С. психоза с целью избежать уголовной ответственности.
Для научного изучения С. применялись практически все осн. психол. тесты. Однако общее количество работ относительно невелико, часто на неск. десятилетий приходится 5-6 работ с использованием определенного теста. Литература в целом посвящена трем вопросам: а) интеллектуальная некомпетентность; б) органические церебральные нарушения; в) психол. дезадаптация. Тем не менее складывается впечатление, что психол. тесты м. б. полезными при определении С. в отдельно взятых случаях.
Работ, посвященных С. соматических заболеваний, больше, чем в к.-л. др. субкатегории С. Они, однако, весьма разнородны и страдают отсутствием четких эмпирических данных. Большинство таких работ представляет собой описания попыток по данным истории болезни обнаружить фиктивные заболевания с помощью проведения определенных процедур мед. обследования.
В течение последних десятилетий нарастает озабоченность проблемой С. с целью получения материальной компенсации. Это относится к случаям требования денежного возмещения в связи с травмой, полученной в производственной или иной обстановке. Во всех этих случаях индивидуум предъявляет к.-л. физ. или психол. повреждение и пытается получить денежную компенсацию. Все категории С. экстренно нуждаются в проведении более точных и лучше методически выстроенных научных исслед.
См. также Симулятивное расстройство
М. Мелони

Синдром возбудимого кишечника (irritable bowel syndrome)

С. в. к. представляет собой хроническое психофизиологическое желудочно-кишечное расстройство, проявляющееся комплексом соматических симптомов, включая хроническую боль в области живота и изменения моторики кишечника в отсутствие к.-л. известной физиолог. патологии, к-рая могла бы быть признана в качестве этиологического фактора расстройства. Отсутствие известной физиолог. основы делает дефиницию расстройства просто описательным, это - комплекс связанных с этим симптомов. Оно было впервые описано в начале XIX в., но идентифицировано в качестве психофизиологического расстройства лишь в XX в.
При наиболее распростр. форме, часто обозначаемой как спастический толстый кишечник, главным симптомом яв-ся боль в области живота, обычно сопровождаемая перемежающимися запорами и диареей. Боль обычно снижается при активации кишечной моторики или отхождении газов и описывается пациентами по-разному - как тупая, приступообразная, жгучая или острая; интенсивность болей варьирует от легкой до тяжелой. При второй форме С. в. к. главным симптомом яв-ся не сопровождающаяся болью диарея.
Др. симптомы - чувство неполноты эвакуации фекалий, несмотря на активность моторики толстой кишки, наличие слизи в испражнениях, ощущение вздутия живота и изменение стереотипа функционирования кишечника - менее оформленный стул или более частые позывы на дефекацию, сопровождающиеся абдоминальными болями. Могут тж отмечаться изжога, тошнота и рвота. Синдром в действительности могут сопровождать любые реакции автономной НС, сопровождающие вегетативное возбуждение: сильное сердцебиение, чувство холода в верхних и нижних конечностях, липкий пот, повышенная утомляемость, чувство кома в горле, головокружение, онемение и покалывание ладоней, мелькание пятен перед глазами и тремор.
Синдром весьма мучителен и яв-ся наиболее распростр. расстройством пищеварительного тракта, встречаясь у 10-15% лиц взрослого возраста. Больные с этими жалобами составляют 40- 70% от всех лиц, направляемых на лечение к гастроэнтерологам. Это вторая по частоте причина временной потери трудоспособности и пребывания на больничном листе, а в Великобритании С. в. к. считается десятой из наиболее частых причин госпитализации у женщин и шестой - у мужчин. При отсутствии лечения состояние у 50-65% больных спонтанно купируется в течение неск. месяцев. Однако в большинстве из этих случаев отмечаются рецидивы, поскольку течение расстройства обычно яв-ся хроническим, с тенденцией к рецидивам.
Хотя соматические аспекты этого психофизиологического расстройства не вполне понятны, боли в области живота, вероятнее всего, возникают в рез-те спастических сокращений толстого кишечника, а тж в рез-те сто чрезмерного вытягивания и расширения газами и каловыми массами. Физиолог. исслед. указывают на то, что, в сравнении с нормой, моторика толстого кишечника при С. в. к. отличается большей активностью, давление в его просвете более высоко, и он яв-ся более чувствительным к физиолог. стимуляции (напр., приему пищи) и действию эмоционального стресса. Однако, помимо этих количественных различий, не выявлено какого-то специфического паттерна моторики толстого кишечника, к-рый отличал бы больных С. в. к. от здоровых. Эмоциональное возбуждение и в норме затрагивает кишечную моторику; моторика толстой кишки при С. в. к. не отличима от таковой при нормальном эмоциональном возбуждении, она лишь преобладает у больных С. в. к. вследствие постоянства их эмоционального напряжения. Психол. факторы играют значимую роль в этом расстройстве. Хронический эмоциональный стресс сопровождает начало болезни или утяжеление симптомов у большинства пациентов. Это расстройство обычно сопровождается такими психол. симптомами, как депрессия, тревога, раздражительность и ипохондризация. Нек-рые люди в большей степени склонны к появлению этого синдрома. Личности больных С. в. к. обычно свойственны такие черты, как ригидность, скрупулезность, компульсивность, склонность к появлению чувства вины и озабоченности, зависимость, повышенная чувствительность, недостаточный уровень самоутверждения, перфекционизм и высокая степень зависимости от признания окружающими.
Мед. попытки устранения симптомов С. в. к. редко яв-ся успешными; учитывая массивное участие психол. факторов, психол. лечению все в большей степени отводится центральная роль. Психол. подход к этому расстройству обычно ориентирован: а) на обучение пациента глубокой мышечной релаксации, особенно в стрессовых ситуациях; б) обучение пациента адекватному преодолению стресса, тревоги и агрессии для минимизации эмоционального реагирования; в) помощи пациенту в коррекции эмоциональной ригидности, тревожности, зависимости и склонности к формированию чувства вины.
См. также А-тип личности, Биологическая обратная связь, Конверсионное расстройство, Энурез, Мышечная релаксация, Нейропсихология, Психосоматика, Обучение пользованию туалетом
Дж. Элкок

Синдром дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ) (attention-deficit hyperactivity disorder, ADHD)

СДВГ - это комплексное хроническое расстройство мозговых функций, поведения и развития, поведенческие и когнитивные последствия к-рого проявляются в разнообразных областях функционирования. Хотя причина или причины СДГВ до сих пор не ясны, совр. исслед. позволяют предположить в качестве первичного компонента расстройства неспособность мозга к адекватной саморегуляции (касающейся как инициирования, так и торможения поведения и активности) на постоянной основе и в разнообразных повседневных обстоятельствах и условиях. Лица с СДВГ испытывают широкий спектр поведенческих, когнитивных и коммуникативных затруднений, нарушающих их повседневное функционирование и самочувствие. Выраженность этих затруднений зависит от ряда факторов, а именно: что такого чел. просят делать (или не делать), как долго и в каких внешних условиях. Лица с СДВГ могут нормально и продуктивно вести себя во мн. ситуациях и при разных условиях, но не в состоянии делать это постоянно в течение длительных периодов времени. Поэтому они нуждаются в ком-то, кто обеспечил бы их необходимыми внешними (поведенческими) и внутренними (медикаментозными) механизмами регуляции поведения.
Этиология. Имеется ряд предположений об этиологии СДВГ - от мозговых механизмов до внешних токсинов. Хотя окончательные ответы остаются уклончивыми, недавние открытия говорят о действии неск. возможных факторов. Этиологическую роль могут играть нейрохимические отклонения, в частности связанные с обменом моноаминов, включая катехоламины (допамин и норэпинефрин) и индоламин серотонин. На уровне гипотез предполагается возможный избирательный дефицит допамина и/или норэпинефрина.
Более обещающие рез-ты были сообщены недавно в трех публикациях. Лу, используя фотонно-эмиссионную компьютерную томографию для измерения церебрального кровотока, обнаружил снижение кровообращения и низкую нейрональную активность в стриарной и префронтальной орбитальной зонах у детей с СДВГ по сравнению с контрольной группой, в то время как в первичных сенсорной и сенсомоторной зонах было отмечено повышение кровотока. В исслед. Сэттерфилда, использовавшего ЭЭГ методики картирования электрической активности мозга (BEAM), получены сходные с рез-тами Лу данные о нарушении процессов обработки информ. в лобных долях у детей с СДВГ. Наконец, Заметкин и др., изучая взрослых с признаками гиперактивности в детском возрасте, обнаружил снижение обмена глюкозы в различных участках мозга, в особенности в премоторной и верхней префронтальной зонах, связанных с регуляцией внимания, двигательной активностью и обработкой информ. В целом эти рез-ты указывают на важную роль механизмов Ц. н. с. в развитии СДВГ, и в частности (с большой долей вероятности) механизма связей между префронтальными зонами и лимбической системой.
Диагностика СДВГ. Диагностика СДВГ в настоящее время яв-ся трудоемкой задачей комплексного характера, для решения к-рой немногие профессионалы имеют достаточно адекватную подготовку. Широкий клиническое обследование обычно включает: а) структурированное или полуструктурированное клиническое интервью с родителями ребенка; б) сбор детальной биографической информ. о пре-, пери- и постнатальном развитии ребенка, прохождении им ступеней развития, а тж изучение его мед. карты и школьной документации; в) использование широко- и узкодиапазонных стандартизованных шкал оценки поведения, заполняемых учителями и родителями ребенка; г) прямое наблюдение ребенка в его взаимодействии с одноклассниками в школе или со сверстниками в клинической обстановке. Неск. компьютеризованных нейрокогнитивных тестов хорошо зарекомендовали себя в диагностическом процессе, однако их особая полезность как инструментов дифференциальной диагностики пока остается недостаточно подтвержденной.
Лечебные режимы для детей с СДВГ. Применяемые в настоящее время лечебные режимы для детей с СДВГ необходимо рассматривать как терапию текущей "поддержки", поскольку нормализация функционирования детей теряется при прекращении любого отдельного или комплексного лечения. Тем не менее в последние годы появилось неск. новых поведенческих подходов. Хотя психостимуляторы остаются передним краем защиты, поведенческие и фармакологические подходы часто комбинируются, давая наилучший рез-т для ребенка. Влияние этих новых подходов на клиническое состояние детей с СДВГ будет изучено лишь в течение ближайших неск. лет, и можно лишь надеяться, что они будут иметь более высокую эффективность, чем та, о к-рой сообщают недавние исслед. с большой продолжительностью катамнеза.
См. также Низкие учебные достижения, Генетика поведения, Обучение в раннем детстве, Диагнозы, Последствия стресса
М. Раппорт

Синдром Леш-Найхена (Lesch-Nyhan Syndrome)

С. Л.-Н. (или синдром HPRT - фермента гипоксантин-гуанин-фосфорибосилтрансферазы) представляет собой редкую, сцепленную с Х-хромосомой врожденную аномалию пуринового метаболизма, проявляющуюся только у мужчин. Ее наиболее характерный и ужасающий симптом - тяжелая и хроническая тенденция к самоповреждению, особенно к кусанию своих пальцев и губ, к-рое может привести к значительным повреждениям и потере тканей. Поскольку болевая чувствительность остается нормальной, больные дети просят о своем физ. ограничении. Др. симптомами яв-ся: задержка умственного развития, хореоатетоз, судорожный синдром, гиперуринемия и в более позднем возрасте - подагра.
Развитие и диагноз. Больные С. Л.-Н. рождаются нормальными. Задержка в двигательном развитии начинается в 3-4-месячном возрасте, хореоатетоз и др. двигательные дисфункции появляются в возрасте около года и наклонность к самоповреждению формируется в детском или подростковом периоде. Часто расстройство дифференцируется от центрального паралича лишь на основании появления самоповреждающего поведения. Диагноз м. б. подтвержден тестированием активности HPRT в тканевых пробах.
Метаболическая и биохимическая основа. Комбинация обменных нарушений приводит к повышенному выделению мочевой кислоты и гиперуринемии, предрасполагающей к последующему развитию подагры. Неврологическая патология представляется не связанной с гиперуринемией. Данные исслед. свидетельствуют о том, что самоповреждеющее поведение обусловлено снижением нейронной функции допамина и оборота норэпинефрина.
Лечение. Модификация поведения может устранить самоповреждающее поведение, но при этом сохраняется необходимость постоянного наблюдения за больными. Контроль самоповреждения может потребовать физ. ограничения или даже удаления зубов.
Аллопуринол эффективно снижает вызванную дефектом HPRT гиперуринемию, ее различные почечные осложнения и подагру, но не устраняет неврологическую патологию. Хотя лечение различными биохимическими субстратами не позволяет устранить самоповреждеющее поведение, фармакологическое манипулирование динамикой допамина дает возможность эффективного контроля. Стаут и Кэски утверждают, что "разрушительная природа С. Л.-Н., отсутствие терапевтических альтернатив и появление эффективных методик передачи генов сделали это заболевание прототипом для изучения заместительной генной терапии".
См. также Генетика поведения, Девиантное созревание, Наследственные болезни, Врожденные аномалии метаболизма, Аномалии половых хромосом и вызванные ими расстройства
Р. Т. Браун

<<

стр. 12
(всего 20)

СОДЕРЖАНИЕ

>>