<<

стр. 15
(всего 20)

СОДЕРЖАНИЕ

>>


Успеваемость и учебные потоки (academic success and grouping)

Поскольку ни политика принятия детей в школу преимущественно на основе их хронологического возраста, ни политика, разрешающая ранний прием в школу детей с высоким уровнем интеллектуального развития, как оказалось, не гарантируют успешности в обучении, были предприняты поиски нового критерия готовности к школьному обучению. Гл. обр. благодаря работам доктора Фрэнсиса Л. Илга, была предложена политика, которая к 1970-м гг. приобрела довольно широкое признание. Ее идея заключалась в том, что дети должны приниматься в школу и переводиться в следующие классы на основе их поведенческого возраста, а не по достижению ими хронологического возраста либо умственного возраста, оцениваемого с помощью тестов интеллекта.
Такое представление вытекает непосредственно из клинической практики. В 1950-х гг. обнаружилось, что почти 100% мальчиков и девочек, направляемых в Гезелловский институт (Gesell Institute) на клиническое обследование из-за проблем с обучаемостью, были преждевременно отданы в школу (overplaced). Это побудило исследователей задаться вопросом, наблюдалось ли столь необычное число случаев преждевременного поступления в школу лишь среди тех детей, чьи трудности оказались достаточно серьезными, чтобы заставить их родителей обратиться с ними в клинику. Если проверить поведенческий возраст детей в обычной государственной школе для детей среднего класса, то не окажется ли, что мн. из мальчиков и девочек находятся в классе, к-рый соответствует их хронологическому возрасту, но требования к обучению в к-ром опережают их действительный поведенческий возраст или уровень возрастного развития?
В 1950-х гг. в Херлбутской школе (Hurlbutt school) в Вестоне, штат Коннектикут, было проведено исслед., длившееся в течение 3 лет. Обследованию подверглись все дети старшего дошкольного возраста, первого и второго класса школы с целью выяснения: а) сколько из этих детей, если таковые вообще имеются, действительно "готовы" к обучению в том классе, к-рый им предназначался в соответствии с их хронологическим возрастом и законом? б) Догоняют ли незрелые или неготовые дети своих сверстников со временем? в) В какой степени на основе 20-минутного теста на готовность к обучению, проведенного в начале учебного года, учителя могут выявлять тех детей, которые к концу учебного года не справятся с программой данного класса и таким образом окажутся неготовыми к переходу в следующий?
Сотрудники Гезелловского института обучили психологов и учителей проведению тестов и помогли школьным системам разработать так называемые Программы распределения на основе развития (Developmental Placement Programs). В соответствии с такой Программой школа предлагает краткий (продолжительностью примерно 10 минут) тест Гезелловского обследования уровня развития (Gesell Developmental Examination) всем детям, достигшим хронологического возраста поступления в приготовительный класс (kindergarten). Те, кто полностью соответствует своему возрасту по поведению, записываются в приготовительный класс, с предположением, что они в следующем году перейдут в первый класс. Менее зрелые мальчики и девочки определяются в предприготовительный класс (prekindergarten), с предположением, что они проведут 2 года в приготовительных классах. По всей вероятности некоторые из детей окажутся настолько незрелыми, что им может потребоваться подождать еще год, прежде чем поступить в школу. В такой программе тж рекомендуется, чтобы школа обеспечивала доначальный уровень подготовки (prefirst grade). Т. о., наиболее незрелые дети проводят 3 года в школьных условиях, прежде чем поступить в обычный первый класс.
Программы распределения на основе развития в различных школьных системах по всей стране продемонстрировали свою эффективность в нескольких отношениях. Они могут существенно снижать число неуспевающих детей, нуждающихся в дополнительных занятиях.
Распределение на основе развития может также повышать групповой уровень владения навыками чтения (reading level). В Гарден Гроув, штат Калифорния, в качестве контрольной группы использовались обычные первоклассники, тогда как на следующий год все дети соответствующего возраста (kindergarten children) были распределены на основе своего уровня развития по приготовительным классам. В первом классе 65% детей из контрольной группы не достигали требуемого уровня владения навыками чтения в сравнении лишь с 8% детей, прошедших через приготовительные классы.
В Конвалле, штат Нью-Гемпшир, проверка фактических учебных успехов 300 детей, оцененных по шкале Гезелла как готовых или неготовых учиться в приготовительном классе, показала, что из тех, кому впоследствии потребовалось повторное в нем обучение, лишь 3% были оценены Гезеллом как готовые, тогда как 56% были оценены как неготовые. Исслед. в Оклахоме показало, что средняя оценка по Национальным тестам готовности (Metropolitan tests) у 1979 детей приготовительных классов, в к-рые эти дети были приняты на основе своего хронологического возраста, составила 40,21. Средняя оценка приготовительных классов следующего года, к-рые формировались на основе поведенческого возраста, составила уже 64,44.
Опыт работы Гезелловского института показывает, что знание о том, насколько каждый ребенок по своему уровню развития готов к школьному обучению, безусловно может предотвратить неоправданный риск и избежать неудач.
См. также Учебные потоки (разбиение учеников на группы по академическим способностям), Низкие учебные достижения
Л. Б. Эймс

Установка (set)

Термин У. используется в разных контекстах и проблемных областях психологии, включ. такие области, как моторное поведение, восприятие и решение задач. Существует много вариантов и синонимов этого термина, хотя каждый из них стремится передать определенную теорет. ориентацию или точно определить специфическую область применения. Среди его типичных вариантов - немецкое слово Einstellung, а тж более общие и описательные термины: готовность, детерминирующая тенденция и склонность. Иногда встречается более проблемно-ориентированный вариант: функциональная фиксированность (functional fixity). У. яв-ся временным состоянием, к-рое предрасполагает индивидуума к определенной реакции или определенному классу реакций. Это состояние может возникать под воздействием требований задачи, в форме открытых или скрытых инструкций, либо под влиянием контекста, ожиданий или предшествующего опыта. На более высоких когнитивных уровнях, У. может изменять паттерн считываемой информ., сущность воспринимаемого, или вероятность того, что конкретная задача будет решена.
Один из способов взаимодействия установки с познавательными процессами называется У. внимания, представляющей собой состояние, благодаря к-рому наблюдатель оказывается подготовленным к приему информ. определенного типа, или из определенного канала. Такая У. может иметь положительные или отрицательные последствия. В общем, информ. того типа, на прием к-рой наблюдатель настроен, обрабатывается более точно и с более коротким временем реакции. Есть определенные издержки в том, что информ., на восприятие к-рой наблюдатель не настроен, может быть пропущена либо неверно интерпретирована.
Др. проявление феномена У. встречается в тех случаях, когда субъект воспринимает стимулы в соответствии с ожиданиями и контекстом, а не на основе чисто физ. воздействия внешней среды. Это называют У. восприятия (или перцептивной установкой). У. восприятия может также делать некоторые стимулы функционально невидимыми, если она не направлена на них.
У. может также влиять на поведение при решении задач. В этом случае обычно используется немецкое слово Einstellung. Чтобы увидеть эту форму У., рассмотрим набор из восьми задач, представленный в табл. 1. Здесь от испытуемого требуется точно отмерить заданное количество воды, используя сосуды определенного объема и кран. Напр., чтобы получить 30 литров воды, что требуется в первой задаче, следует сначала наполнить 39-литровый сосуд, затем отлить из него по 3 литра три раза. Читателю было бы полезно попытаться самому решить оставшиеся задачи.

Таблица 1. Задачи о сосудах с водой
Задача
Сосуды (объем в литрах)
Требуемый объем воды (в литрах)
I
II
III
1
39
3
30
2
21
127
3
100
3
14
163
25
99
4
18
43
10
5
5
9
42
6
21
6
20
59
4
31
7
23
49
3
20
8
14
36
8
6

Вы, возможно, обнаружите, что задачу 2 можно решить, если сначала наполнить сосуд II, а затем отлить из него воду один раз с помощью сосуда I, и дважды с помощью сосуда III. Заметьте, что это же решение приемлемо для всех оставшихся задач, и вы, возможно, использовали его все время, до задачи 8 включительно. В таком случае, вы на самом деле пропустили более простые решения, доступные для задач 7 и 8, обе из к-рых требуют лишь того, чтобы вы наполнили сосуд I и один раз отлили из него воду с помощью сосуда III. Этот пример демонстрирует У. на решение задачи. Обратите внимание, что для задач с 3 по 6 эта У. действительно ускоряет ваше действие, подводя вас к наилучшему решению, в то время как в последних двух случаях она задерживает решение, делая вас "слепыми" к более простому и быстрому решению.
Последний вид У., к-рый мы рассмотрим, вызывается привычными предметами или способами действия. Она известна как функциональная фиксированность. Этот тип установки часто играет роль блока для творческого мышления и решения задач. В своей наиболее простой форме, он воплощает тот факт, что большинство предметов и процессов имеет определенную функцию. То есть, функция молотка - колотить по предметам, ножа - резать, а трубы - издавать музыкальные звуки, и т. д. Часто эта функциональная установка блокирует решение задачи, так как индивидуум склонен думать об этих предметах как об имеющих только отмеченные привычные функции. Поэтому часто нас потрясает и изумляет, когда мы видим предметы, используемые нетрадиционным путем. Следовательно, хотя психич. У. может делать решение задач более типовым и менее напряженным, признаком креативности часто яв-ся способность "ломать установку".
См. также Когнитивная сложность, Контекстуальная ассоциация, Восприятие, Перцептивные искажения, Избирательное внимание
С. Корен

Устойчивость внимания (attention span)

У. в. - это продолжительность времени, в течение к-рого испытуемый способен концентрироваться на определенном объекте или теме. Иначе говоря, это время, в течение к-рого тема или объект могут удерживаться "в фокусе" сознания. Новизна или изменения, по-видимому, яв-ся главным фактором привлечения и удержания внимания, к-рое быстро снижается в стабильной, неизменной стимульной ситуации, но немедленно пробуждается при появлении изменений или новых объектов. У. в. указывает на продолжительность времени, в течение к-рого организм способен отыскивать в ситуации интересующий его материал. У. в. отчасти зависит от объема и силы отвлекающей стимуляции. Генетические факторы, вероятно, также оказывают значимое влияние, напр., "пойнтер" отличается повышенной У. в. в отношении специфических "целевых объектов". Не менее важны и личностные факторы, в том смысле, что разным людям будут интересовать разные вещи. Чем больше в стимульной ситуации субъективно интересных элементов, тем больше будет выражена тенденция к У. в.
Важная проблема в практике обучения представлена различиями между ожиданиями взрослых в отношении "усидчивости" детей и действительной способностью последних удерживать внимание.
См. также Абстрактный интеллект, Утомление
У. Э. Грегори

Утомление (fatigue)

Важной проблемной областью в понимании чел. яв-ся отношение между требованиями (demand) и способностью (ability) им удовлетворять. Внутреннее требование может исходить от какой-то локальной ткани организма или относиться к чел. в целом. Внешние требования могут быть двух видов - соц. и чисто физ., как в том случае, когда изменение температуры требует включения механизма, регулирующего температуру тела.
На бытовом уровне У. обычно определяют как неспособность удовлетворять требованиям. Но, если быть точным, У. следует считать только те случаи, когда организм как целое - на уровне субъекта - на неспособен удовлетворять требованиям. Изменения самих тканей, снижающие способность к функционированию, правильнее называть ухудшением (impairment). Когда это ухудшение приводит к снижению способности организма функционировать на уровне субъекта деятельности, говорят об У. Если ухудшение к.-л. ткани оказывается непреходящим, используют термин "повреждение" или "травма" (injury).
Термин "У." часто ошибочно используют в тех случаях, когда имеет место снижение производительности (work decrement) - падение темпов работы, - однако снижение производительности часто бывает вызвано причинами, не зависящими от работников. Давая определение У., мы можем сказать следующее: при утомлении а) может что-то происходить с клетками как таковыми, б) может что-то происходить с группами клеток в каких-то ограниченных участках тела и в) может происходить нечто, в результате чего организм как субъект деятельности утрачивает способность к функционированию.
См. также Профессиональный стресс, Работоспособность
С. X. Бартли

Ухо (ear)

Как принято считать, адекватным раздражителем для челов. слуха яв-ся звуковые волны с основной частотой от 20 до 20 000 Гц. Однако Корсо показал, что в специальных условиях молодые взрослые могут слышать тона высотой, по меньшей мере, до 23 000 Гц при воздушной передаче и до 95 000 Гц при костной передаче звука; в низкочастотной части звукового диапазона слуховую реакцию при воздушной передаче звука можно получить на тона вплоть до 5 Гц.
Анатомия и физиология слуховой системы
На рис. 1 представлено схематическое изображение периферического отдела слуховой системы чел., подразделяемого на три основные части: наружное У., среднее У. и внутреннее У.


Рис. 1. Схематическое изображение человеческого уха

Наружное ухо. Ушная раковина улавливает звуковые волны из внешней среды, к-рые направляются в наружный слуховой проход и достигают барабанной перепонки. Наружный слуховой проход длиной около 2,5 см и диаметром 7 мм имеет собственную резонансную частоту примерно 3500 Гц. Барабанная перепонка - это структура эллиптической формы с осями длиной около 9,2 мм и 8,5 мм и площадью приблизительно 69 мм2.
Среднее ухо. Среднее У. представляет собой наполненную воздухом полость, в к-рой находятся три маленькие косточки, образующие подвижную костную цепочку. В этой цепочке молоточек (malleus) прикреплен к внутренней стороне барабанной перепонки, стремечко (stapes) соединено с овальным окном, а наковальня (incus) служит связующим звеном между этими двумя косточками. Когда звуковые волны приводят в движение барабанную перепонку, ее колебания передаются через костную цепочку овальному окну, к-рое, в свою очередь, вызывает бегущие волны в жидкости внутреннего У. (улитки). Слуховые косточки действуют как система рычагов с механическим усилением примерно в 1,3 раза и уменьшая амплитуду колебаний, передаваемых от барабанной перепонки стремечку, усиливают давление на его основание. Это механическое усиление, помноженное на рабочее отношение площади барабанной перепонки к площади овального окна, равное примерно 14:1, дает общий коэффициент передачи 18,3:1.
Давление воздуха в наружном и среднем У. выравнивается благодаря действию евстахиевой трубы - узкого прохода длиной около 3,8 см, соединяющего среднее У. с носоглоткой. Евстахиева труба обычно закрыта, но открывается при глотании, что приводит к выравниванию давления в двух полостях У. В среднем У. расположены также две мышцы - мышца, натягивающая барабанную перепонку (т. tensor tympani) и стременная мышца (т. stapedius), к-рые соответственно крепятся к молоточку и стремечку. Рефлекторное сокращение этих мышц в ответ на сильные звуки ограничивает амплитуду колебаний барабанной перепонки, выполняя роль защитного механизма для внутреннего У.
Внутреннее ухо. Внутреннее У. состоит из улитки (спиральной структуры, образующей примерно 25/8 витка) и ее ассоциативной нервной сети. Почти по всей своей длине улитка разделена тонкими перепонками (мембранами) на три канала, заполненных особой жидкостью. Эти каналы называются scala vestibuli (лестница преддверия, или вестибулярная), scala media (средняя лестница, или улитковый проток) и scala tympani (барабанная лестница). Вестибулярная мембрана (мембрана Рейснера) отделяет лестницу преддверия от улиткового протока, а базилярная мембрана - улитковый проток от барабанной лестницы. Звуковые колебания передаются стремечком на мембрану овального окна и вызывают бегущие волны, распространяющиеся вдоль базилярной мембраны, к-рые, в свою очередь, активируют специализированные рецепторные клетки кортиева органа, прикрепленного к базилярной мембране. Рецепторные клетки, распределенные вдоль базилярной мембраны, подразделяются на две группы: примерно 4000 внутренних волосковых клеток образуют один ряд, а еще около 12 000 внешних волосковых клеток организованы обычно в три ряда (но иногда число их рядов доходит до пяти). Волоски (цилии) на концах внешних клеток погружены в текториальную (покровную) мембрану (желатинозную массу, лежащую над кортиевым органом), и потому бегущая волна, в процессе своего распространения, вызывает смещение текториальной и базилярной мембран относительно друг друга. Это смещение приводит к отклонению цилий волосковых клеток, что составляет для них адекватный стимул, вызывающий генераторный потенциал в афферентных нервных окончаниях, расположенных в основании волосковых клеток. Если его величина достигает порога, возникает потенциал действия и нервный импульс распространяется по слуховому нерву. Процесс трансдукции (преобразования стимула в нервный сигнал) во внутренних волосковых клетках изучен в меньшей степени, но, по-видимому, потенциал действия может вызываться клапанным эффектом подвижного края текториальной мембраны.
Слуховые проводящие пути. Слуховая система чел. содержит примерно 25 тыс. кохлеарных нейронов; эти афферентные нейроны образуют синапсы в спиральном ганглии с нейронами второго порядка, к-рые собираются в слуховую часть VIII черепного нерва. Слуховые проводящие пути показаны на рис. 2.


Рис. 2. Схема слуховых проводящих путей

Что касается афферентных путей, то каждая улитка практически одинаково представлена в обоих медиальных коленчатых телах и в слуховой коре обеих височных долей головного мозга. Эфферентные пути слуховой системы, также показанные на рис. 2, идут от коры до первичных рецепторных клеток улитки. Функции этих путей пока еще недостаточно ясны, однако считается, что эфферентная система осуществляет функцию текущего контроля нервной активности внешних волосковых клеток.
См. также Слуховая различительная способность, Слуховые расстройства, Восприятие
Дж. Ф. Корсо

Уход на пенсию (retirement)

У. п. определяется как процесс, заключающийся "в отделении индивидуума от рабочей роли - т. е. роли, выполняемой за плату, - и в приобретении роли человека, удалившегося от дел". При этом наиболее часто подчеркиваемым аспектом яв-ся отделение индивидуума от работы, за к-рую полагается денежное вознаграждение, или, иначе говоря, его вытеснение или уход с рынка труда. Этот выход из рядов рабочей силы может быть принудительным или добровольным, в зависимости от условий У. п.
Факторы, влияющие на принятие решения об уходе на пенсию. Главными факторами, влияющими на решение уйти на пенсию (или выйти в отставку), яв-ся состояние здоровья и годовой доход, причем фактор здоровья более важен до 62 лет, а экономические факторы выходят на первое место после достижения этого возраста. Ранний выход на пенсию, заметно участившийся в 1970-е гг., зависит от соотношения этих факторов, а именно, состояния здоровья и достаточности постпенсионного дохода. Из тех, кто уходит на пенсию в положенный срок (65 лет), большинство поступает так еще и по соображениям экономической выгоды. То есть, мн. наемным работникам и служащим выход на пенсию в 65 лет дает право на получение полного пенсионного пособия, а также полных выплат по соц. страхованию. Те, кто продолжает работать, выбирая вариант частичных пенсионных выплат или позднего ухода на пенсию, могут поступать так в силу того, что считают свой доход недостаточным для нормальной жизни на одно только полное пенсионное пособие. Какой-то незначительный процент пожилых людей продолжает работать ради собственного удовольствия, хотя большинство тех, кто может позволить себе уйти на пенсию, именно так и поступают. Относительно малое число рабочих отправляют на пенсию в установленный срок вследствие принудительного увольнения, предусмотренного условиями трудового договора. Динамичные экономические факторы, такие как уровень безработицы и инфляции, влияют (либо положительно, либо отрицательно) на выбор времени и вариантов ухода на пенсию.
Приспособление к пенсионной жизни. По данным Этчли менее трети пенсионеров испытывает затруднения в приспособлении к пенсионной жизни: 40% из них сталкиваются с проблемами вследствие сокращения доходов, 22% - вследствие лишения работы и 38% - в силу действия ситуативных факторов, таких как ухудшение здоровья или смерть супруга(и). В своем исслед. пяти областей удовлетворенности жизнью (жилищные условия, район проживания, здоровье, уровень жизни и проведение досуга) Партис и Нестл сообщают, что большинство опрошенных пенсионеров ответили, что они достаточно счастливы в жизни. Др. исследователи также обнаружили удовлетворенность большинства пенсионеров своей жизнью, хотя те из них, кто был вынужден выйти на пенсию против желания, часто оказывались менее довольными своей жизнью, чем вышедшие на пенсию по желанию.
В отношении качеств стиля пенсионной жизни, способствующих наиболее успешной адаптации к новому положению, к числу к-рых относят активность, освобождение (от прежних обязательств, ролей и т. д.) и преемственность, существуют противоположные мнения. Уолкер с соавторами, однако, приходят к выводу, что не существует к.-л. то одного стиля жизни на пенсии, к-рый бы приносил удовлетворение всем; скорее, этот стиль меняется от чел. к чел. Приспособление к жизни на пенсии происходит наиболее успешно в тех случаях, когда чел. имеет достаточный доход, хорошее здоровье и к потере работы относится как к приемлемой перемене в своей жизни.
Консультирование и вмешательство. Приспособление к переменам в жизни - важная задача поздней взрослости, а уход на пенсию, разумеется, яв-ся существенной переменой. Предпенсионное консультирование может помочь людям подготовится к такой перемене в своей жизни. Экономное ведение хозяйства и расходование финансов после выхода на пенсию, точная оценка достаточности ресурсов перед выходом на пенсию и получение профилактической и физиотерапевтической мед. помощи составляют главные направления работы в сфере пенсионного консультирования. В добавление к помощи пенсионерам приспособиться к новому образу жизни, специалисты по пенсионному консультированию могут помочь им подобрать занятие для получения дополнительных доходов и организовать досуг. Многочисленные исслед. показывают, что часть пенсионеров хотела бы работать неполный рабочий день. Потребность в работе после ухода на пенсию, по всей видимости, увеличивается вместе с ростом инфляции и безработицы. Заполнение свободного времени также важно для удовлетворенности пенсионеров жизнью, и потому орг-ция досуга составляет одно из направлений работы консультантов при подготовке людей к жизни на пенсии.
См. также Изменение поведения в процессе взросления и старения, Геронтология
Г. Мэнистер

Учебные методы (study methods)

На протяжении длительного времени главными методами учения за пределами классных/аудиторных занятий являлись приготовление уроков, др. заданные и контролируемые учителем виды учебной работы, и самостоятельная работа по специальным проектам. Обязательная учебная деятельность, как правило, включает чтение и запоминание прочитанного материала, выполнение упражнений с целью овладения специфическими навыками, и подготовку и представление материалов для последующей оценки учителем. В дополнение к учебникам, уч-ся часто используют библиотечные ресурсы для извлечения информ. специального характера из печатных справочных материалов или аудиовизуальных источников. Учеба по большей части предполагает работу в одиночку, однако уч-ся часто объединяются с целью прояснения характера предстоящей работы и планирования ее выполнения, получения обратной связи или помощи в отношении заданного материала, проверки выполненных домашних заданий или проверки знаний накануне предстоящего экзамена. Учеба всегда предполагала широкое разнообразие видов и форм деятельности. Появление новых образовательных технологий, опирающихся на обучение с использованием телевидения и компьютеров, вероятно, приведет к изменениям в этих традиционно существующих подходах к учению.
Наблюдатели отмечают значительные вариации в традиционно используемых уч-ся учебных методах. Время и место учебной работы, физ. условия учебной среды и использование специализированной учебной техники - вот только некоторые из многих наблюдаемых факторов изменения учения. Несмотря на отсутствие видимой согласованности, для оказания помощи уч-ся в улучшении учебных навыков опубликовано большое количество практ. руководств, пособий и тестов. Мн. школы и колледжи специально обучают школьников и студентов навыкам учебной работы.
Робинсон, автор метода чтения учебников, предложил подход SQ3R, опираясь на свои длительные исслед. проблем, с к-рыми сталкиваются при чтении слабые, средние и сильные уч-ся. Этот У. м. (в том или ином варианте) впоследствии вошел в большинство опубликованных практ. руководств. Метод SQ3R предполагает реализацию пяти последовательных шагов:
1. Просмотри (Survey) содержание данной главы.
2. Преобразуй заголовки ее разделов в вопросы (Questions), на к-рые следует ответить в процессе дальнейшего чтения.
3. Прочти (Read) активно, подчеркивая ключевые фразы и выделяя основное содержание.
4. Перескажи (Recite) самому себе осн. содержание своими собственными словами для проверки усвоения материала.
5. Периодически повторяй прочитанный материал (Review), чтобы гарантировать его сохранение и освежить свою память.
Пок разработал пятишаговую Корнельскую систему конспектирования лекционного материала, опирающуюся на данные обширных испытаний и экспериментов в области теории научения. Она состоит из следующих шагов:
1. В течение лекции запиши как можно больше существенных фактов и идей в основном разделе (main column) конспекта.
2. После лекции, сведи эти идеи и факты в ключевые слова и фразы, перечислив их в разделе воспроизведения (recall column).
3. Закрой основной раздел и перескажи эти основные факты и идеи самому себе, используя ключевые фразы, содержащиеся в колонке воспроизведения.
4. Осмысли этот материал и запиши свои собственные идеи и мнения в отдельно организованном резюме.
5. Периодически бегло просматривай свои записи, чтобы гарантировать запоминание данного материала.
Браун и Хольцман использовали прямое наблюдение, интервью и опросники для разработки Обзора учебных навыков и аттитюдов (Survey of study habits and attitudes, SSHA). Применение SSHA помогает формулировать конкретные рекомендации по формированию эффективных учебных навыков и аттитюдов.
Несмотря на множество опубликованных практ. руководств и перечней учебных навыков, существуют значительные разногласия в представлении о том, что представляют собой "хорошие" учебные навыки. Некоторые исследователи обратились к изучению мотивационных факторов. В результате обширного обзора существующей литературы в области практ. руководств Браун пришел к выводу о том, что аттитюдные и мотивационные характеристики обладают потенциально большим значением в сравнении с чисто механическими процедурами учения. Наиболее важным яв-ся то, что мотивирует уч-ся усваивать или не усваивать и использовать или не использовать методы эффективной учебной работы.
Большинство курсов обучения учебным навыкам включают следующие разделы: эффективное использование времени; формирование навыков концентрации внимания; орг-ция области изучения; чтение и пометки в учебниках; беглый просмотр разделов; резюмирование; структурирование и краткое изложение материала; улучшение запоминания; составление словарей; ведение конспектов лекций; ведение конспектов прочитанного материала; формулировка основных целей; поиск информ. в библиотеке; написание классных сочинений; написание рефератов; изучение математического материала; изучение научного материала; подготовка лабораторных отчетов; подготовка и проведение устных докладов; подготовка к сдаче экзаменов; снижение тестовой тревожности; работа с объективными тестами; написание экзаменационных эссе; и работа с проблемными тестами.
Быстрое расширение образовательных возможностей для экономически непривилегированных слоев населения, получившее импульс в начале 1960-х гг., привело к притоку в вузы большого числа нетрадиционных студентов, к-рые оказались сравнительно слабо подготовленными к академическим требованиям высшего образования. В отсутствие эффективной помощи в приобретении необходимых учебных навыков, эти студенты столкнулись с тем, что открывшаяся дверь в мир образовательных возможностей грозит быстро превратиться во вращающуюся дверь, выталкивающую в академическое небытие. Проблемы, вызванные низким уровнем их академической подготовки, послужили причиной создания специализированных учебных центров с программами, предназначенными для оказания помощи этим студентам в приобретении необходимых для достижения академического успеха учебных навыков.
С самого начала своего возникновения, идея создания в колледжах центров по оказанию учебной помощи (learning assistance center), к-рые бы обеспечивали широкий спектр услуг для всех студентов, получила всеобщее признание. В финансовом отношении, однако, это движение ведет борьбу за полное административное признание и поддержку. В будущем, разработка и внедрение новых образовательных технологий, включ. системы компьютерного обучения, должны еще больше усилить роль и расширить спектр программ оказания учебной помощи в системе школьного и высшего образования.
См. также Низкие учебные достижения, Подходы к учению, Школьное обучение
У. Ф. Браун

Учебные потоки (разбиение учеников на группы по академическим способностям) (academic ability grouping)

Практика объединения уч-ся в рамках класса или предметной области в подгруппы в соответствии со способностями возникла в 1920-х гг. и с тех пор носит название "разбиение на группы по способностям" (ability grouping). Распространению этой практики во многом способствовали разработки в тестировании интеллекта и повсеместное использование тестов способностей. Преимущества и недостатки разбиения на группы по способностям со времени своего возникновения являлись предметом многочисленных дискуссий.
К 1926 г. почти 90% начальных школ в крупных городах с населением свыше 100 тыс жителей использовали ту или иную форму разбиения на группы по способностям. В конце 1930-х гг. защитники педоцентризма (progressive education) начали выражать свои протесты против использования этой "позорной" практики, что привело к ее временному сокращению на период от начала 1940-х гг. до середины 1950-х гг. Однако, начиная с этого времени наблюдался новый рост в использовании разбиения учеников на группы по способностям.
Наиболее исчерпывающее изучение этого вопроса было проведено специальной комиссией, организованной и финансируемой Федеральным управлением просвещения (U.S. Office of Education) в 1969 г., к-рая осуществила обзор научных исслед., опубликованных за период с 1920 г. по 1970 г., а также результатов опросов. Среди установленных фактов и выводов комиссии были следующие:
1. Согласно данным двух опросов, проведенных в конце 1960-х гг. и начале 1970-х гг., приблизительно 77% школьных округов страны использовали ту или иную форму разбиения учеников на группы по способностям; более того, многие респонденты выражали намерение и далее расширять эту практику.
2. Использование разбиения на группы по способностям положительно коррелировало с размерами школьного округа и возрастом уч-ся, и широко одобрялось учителями и администрацией.
3. Лишь около 37% учителей выражали предпочтение обучать группы детей с низкими способностями в сравнении с группами детей со средними и высокими способностями или со смешанными группами.
4. Среди групп учеников с высокими способностями преобладали группы с высоким социоэкономическим статусом и группы белых детей.
5. Некоторые научные исслед. представили свидетельства роста школьной успеваемости у уч-ся с высокими способностями, последовавшего за их объединением в группы, однако лишь немногие исследование показали сходные тенденции в отношении групп со средними и низкими способностями.
6. Разбиение учеников на группы по способностям способствовало повышению самооценки (self-concept) тех, кто попал в группы с высокими способностями, и снижению самооценки тех, кто был определен в группы с низкими способностями. Кроме того, дефициты, связанные с низкой оценкой себя, наиболее заметно проявлялись у уч-ся с низким социоэкономическим статусом и в группах меньшинств.
Специальная комиссия рекомендовала разработку альтернатив разбиения на группы по способностям. Однако к моменту публикации этого заключительного отчета, финансируемые государством научно-исследовательские центры уже занимались планированием, разработкой и исслед. именно таких альтернатив. Без сомнения, цели пошагового, программированного и индивидуализированного обучения в соответствии со способностями и уровнем достижений уч-ся будут всегда рассматриваться как наиболее психологически и педагогически оправданные. Методы, к-рыми достигаются эти цели, и соц., когнитивные и психол. результаты применения таких методов, предоставляют исследователям и преподавателям обширное поле деятельности.
Однако, индивидуализированное обучение медленно замещает собой практику разбиения на группы по способностям. Темпы, с к-рыми будет происходить такое замещение в последующие годы, будут зависеть от способности исследователей и разработчиков учебных программ идентифицировать эффективные, рациональные и экономичные процессы и продукты для индивидуализированного обучения. Внедрение таких программ оказалось непростой задачей, а конечные результаты - далекими от желаемых. Как представляется сегодня, индивидуализированное обучение недооценивает потребность во взаимодействии и потенциал взаимодействия между уч-ся. Исключение соц. аспектов учения может оказываться столь же неудовлетворительным, как и разбиение уч-ся на группы по способностям.
См. также Успеваемость и учебные потоки
М. М. Клиффорд

Ученый идиот (idiot savant)

Бернард Римленд, предложивший термин "ученый аутист" (autistic savant), определяет У. и. или ученого аутиста как "индивидуума, к-рый может демонстрировать отдельные выдающиеся интеллектуальные достижения на уровне, далеко превосходящем возможности среднего нормального человека, обладая при этом очень низким общим уровнем интеллекта".
Те, кто полагает, что снижение уровня интеллекта обусловлено умственной отсталостью, обычно обозначают таких индивидуумов как У. и. Те же, кто, как Римленд, считает, что субнормальное интеллектуальное функционирование яв-ся результатом аутизма, используют термин "ученый аутист".
См. также Аутизм, Интеллект человека
Д. Л. Холмс


_Ф_

Факторные планы (factorial designs)

Факторным наз. такой план, согласно к-рому одновременно изучается влияние на зависимую переменную двух или более факторов. Т. к. несколько факторов рассматриваются в рамках одного плана, то в добавление к возможности оценить их воздействие на зависимую переменную по отдельности (главные эффекты) появляется возможность измерить эффекты их совместного влияния на эту переменную (взаимодействия).
Однофакторные планы. Чтобы было легче понять данное выше определение, обсудим сначала план, к-рый не яв-ся собственно факторным, а именно однофакторный план. Предположим, исследователь хочет оценить влияние утомления на успешность выполнения определенного теста, используя при этом три группы испытуемых: с низким, средним и высоким уровнем утомления. Т. к. уровень утомления яв-ся управляемой или, по крайней мере, контролируемой исследователем переменной, то его называют независимой переменной или фактором данного плана. Применительно к нашему примеру можно сказать, что фактор утомления имеет три уровня, по одному на каждую группу, представленную в плане. В более общем случае единственный фактор в таком плане обозначают буквой А, а его уровни - той же буквой с соответствующими цифровыми индексами: A1, А2, и А3 (рис. 1).


Рис. 1. Однофакторный план с тремя уровнями

Успешность выполнения теста измеряется у каждого испытуемого и наз. зависимой переменной. Обычно цель такого исслед. - установить, будет ли зависимая переменная вести себя как функция фактора А. Если различия в успешности выполнения теста между уровнями фактора А будут больше, чем можно было бы ожидать исходя из случайной изменчивости, то мы можем утверждать, что эффект фактора А оказался статистически значимым. Статистическим методом для проверки общей гипотезы о значимости эффекта фактора яв-ся дисперсионный анализ. Существуют и методы для проверки более частных гипотез (напр., существует ли статистически значимое различие между успешностью выполнения теста на уровнях А3 и A1 или, еще, отличается ли статистически значимо успешность выполнения теста на уровне A3 от успешности, усредненной по уровням А1 и А2).
Двухфакторные планы. В факторных планах используется более одного фактора. Мы можем переделать наш однофакторный план в настоящий факторный план, добавив еще один фактор. Предположим, что наряду с фактором утомления у нас имеется второй фактор - сложность теста - с двумя уровнями: простой и сложный тест. Говоря в общем, чтобы сделать план таким, как он изображен на рис. 2, к исходному плану был добавлен второй фактор Б с уровнями Б1 и Б2.


Рис. 2. Факторный план 3x2

Такой план, к-рый обычно называют факторным планом 3x2 (поскольку первый фактор имеет три уровня, а второй - два), позволяет изучить эффекты утомления и сложности теста по отдельности и к тому же их совместные или комбинированные эффекты. В плане 3x2 имеется 6 (три на две) групп, по одной на каждую комбинацию уровней. Каждая группа представлена одной ячейкой плана на рис. 2. Напр., одна группа в состоянии слабого утомления будет работать с легким тестом; др. группа будет работать с тем же легким тестом, находясь в состоянии сильного утомления, и т. д.
В целях достижения большей ясности на этом этапе обсуждения можно воспользоваться идеализированным числовым примером. Для этого нам нужно допустить, что: а) каждая группа (ячейка плана) содержит одинаковое число испытуемых и что б) эффекты случайной изменчивости или ошибка измерения сведены к нулю, и потому любые полученные между группами различия обусловлены фактическим воздействием факторов.
На рис. 3 число в каждой ячейке плана показывает среднюю тестовую оценку для испытуемых при соответствующем эксперим. условии. Напр., у испытуемых, выполняющих сложный тест в состоянии среднего утомления, средняя тестовая оценка равна 50, тогда средняя тестовая оценка испытуемых, выполняющих простой тест в состоянии слабого утомления, равна 80. Числа за границами таблицы (наз. маргиналами из-за своего расположения на краях) представляют собой средние тестовые оценки, вычисленные отдельно по каждому уровню факторов А и Б.


Рис. 3. Факторный план 3x2 без взаимодействия

Главные эффекты. Говорят, что фактор А имеет главный эффект, если средние значения зависимой переменной изменяются при переходе от одного его уровня к др. В нашем примере имеет место главный эффект сложности теста (фактора Б), т. к. средняя оценка успешности при условии выполнения простого теста (70) отличается от таковой при условии выполнения сложного теста (50). Наблюдается и главный эффект утомления (фактора А), поскольку средние оценки успешности при условии слабого, среднего и сильного утомления - 70, 60 и 50 соответственно - неодинаковы (рис. 4).


Рис. 4. Информация о главных эффектах, которую можно получить из рис. 3

Взаимодействия. Вполне вероятно, что эти факторы обнаружат совместные эффекты в добавление к их главным эффектам. Такие совместные эффекты наз. взаимодействиями. Говорят, что взаимодействие между факторами А и Б имеет место тогда, когда эффект действия одного фактора неодинаков на каждом уровне другого фактора. На рис. 3 главный эффект сложности теста равен 20 пунктам шкалы. Взаимодействие между сложностью теста (фактором Б) и утомлением (фактором А) отсутствует, т.к. эффект фактора Б составляет 20 пунктов на каждом уровне фактора А. В данном случае обычно говорят, что факторы А и Б аддитивны, потому что разность между средними оценками групп А1Б1 и А2Б2 (80 - 50 = 30) может быть получена сложением разности между А1 и А2 (10) с разностью между Б1 и Б2 (20). Это имеет силу для всех комбинаций А и Б при отсутствии взаимодействия А x Б.
На рис. 5 главные эффекты факторов А и Б совершенно те же, что и на рис. 3, но при этом фактор Б имеет разные эффекты на разных уровнях фактора А. Сложность теста создает разницу всего в 10 пунктов шкалы для группы в состоянии слабого утомления, тогда как для групп в состоянии среднего и сильного утомления она составляет 20 и 30 пунктов соответственно. Можно также увидеть, что уровень утомления создает меньшую разницу в средних оценках по простому тесту, чем по сложному. Наконец, можно заметить, что здесь не выполняется условие полной аддитивности: разность между средними оценками ячеек A1Б1 (75) и А2Б2 (50) не может быть получена сложением разностей между средними оценками A1 и А2 (10) и средними оценками Б1 и Б2 (20). В данном случае мы могли бы говорить о наличии взаимодействия А х Б, или взаимодействия между факторами утомления и сложности теста.


Рис. 5. Факторный план 3 х 2 с взаимодействием

Взаимодействия и главные эффекты логически независимы. Рассмотрим в качестве примера несколько отличающийся от предыдущего двухфакторный план, изображенный на рис. 6, где фактор А - тревожность испытуемого (с двумя уровнями - высокая и низкая), а фактор Б - сложность теста (также с двумя уровнями - простой и сложный тест).


Рис. 6. Факторный план 2 х 2 с взаимодействием

В данном случае существует очень сильное взаимодействие между тревожностью испытуемых и сложностью теста. Фактор сложности создает среднюю разность в успешности выполнения теста, равную 10 пунктам шкалы для группы с низкой тревожностью и 50 пунктам для группы с высокой тревожностью. С легким тестом группа с высокой тревожностью на самом деле справляется лучше, чем группа с низкой тревожностью, хотя повышенная тревожность препятствует выполнению сложного теста. В этом примере имеет место главный эффект сложности теста, т. к. средняя оценка для простого теста на 30 пунктов шкалы превышает среднюю оценку для сложного теста. Такой главный эффект легко интерпретировать, поскольку возросшая трудность теста препятствует его успешному выполнению как при низкой, так и при высокой тревожности. Др. общий эффект - главный эффект тревожности, но его следует интерпретировать с большой осторожностью. Хотя низкая тревожность, при усреднении рез-тов по обоим уровням сложности теста, и приводит к более высоким тестовым оценкам, она в то же время имеет следствием снижение успешности при выполнении легкого теста.
Мы получаем ряд преимуществ, когда рассматриваем одновременно действие нескольких факторов в рамках одного плана вместо того, чтобы изучать действие этих факторов по отдельности в серии однофакторных исслед. Главное преимущество заключается в возможности изучения взаимодействий между факторами, что неосуществимо при использовании однофакторных планов. Кроме того, факторные планы позволяют дать более адекватную интерпретацию главным эффектам. Так, при усреднении рез-тов по обоим уровням сложности теста низкая тревожность действительно дает более высокие тестовые оценки, чем высокая тревожность, однако этого не наблюдается в условиях выполнения простого теста.
Хотя число факторов в наших примерах ограничено двумя, в принципе допустимо строить планы с любым их количеством. Для каждого фактора в плане можно определить наличие или отсутствие главного эффекта. Для каждой пары факторов (А и Б) можно, кроме того, установить, имеет ли место взаимодействие А х Б. Взаимодействие между двумя переменными называют взаимодействием первого порядка. Взаимодействия более высокого порядка затрагивают более двух факторов. Напр., если план включает три фактора - А, Б и В, то взаимодействие А х Б х В будет иметь место в том случае, если взаимодействие А х Б неодинаково на разных уровнях фактора В (либо, что то же самое, если взаимодействие А х В неодинаково на разных уровнях фактора Б или если взаимодействие Б х В неодинаково на разных уровнях фактора А). Как правило, крайне сложно интерпретировать взаимодействия, включающие более двух или трех факторов.
Интра- и интериндивидные факторы. При работе с факторными планами необходимо различать факторы, к-рые предполагают проведение повторных измерений на одних и тех же испытуемых, и факторы, при изучении к-рых повторные измерения не используются. Если оценку получают для каждого испытуемого на каждом уровне фактора А, то такой фактор называют интраиндивидным. Если же каждый испытуемый получает оценку только на каком-то одном уровне фактора А, то тогда этот фактор называют интериндивидным. Очевидно, что нек-рые факторы (напр., пол) яв-ся интраиндивидными по природе. Однако при планировании мн. исслед. ученый имеет возможность выбирать, будет ли он рассматривать тот или иной конкретный фактор как интраиндивидный или интериндивидный, и часто использование интраиндивидных факторов приводит к повышеннию эффективности работы.
В общем, интерпретация главного эффекта и взаимодействий остается одинаковой как для интраиндивидных, так и для интериндивидных факторов. Тем не менее необходимые для статистического анализа допущения, равно как и детали самого статистического анализа, действительно различаются в зависимости от того, все ли факторы, включенные в план, яв-ся интериндивидными или интраиндивидными или же представляют собой смесь тех и др. В всех случаях статистический анализ можно рассматривать как вспомогательное средство, облегчающее принятие решения о том, яв-ся ли данный эффект (главный эффект или взаимодействие) "реально существующим" или он появился только благодаря случайной изменчивости и нет никакой уверенности в том, что его удастся воспроизвести при повторении опыта.
См. также Экспериментальные планы, Методология (научных) исследований, Статистика в психологии
А. Д. Велл

Факторный анализ (factor analysis)

Ф. а. - общее название для совокупности статистических методов, предназначенных для установления главных измерений или факторов, лежащих в основе связей между большим количеством переменных.
История Ф. а. начинается с работ Фрэнсиса Гальтона, занимавшегося изучением связей между интеллектом и антропометрическими данными, и Карла Пирсона, разраб. мат. обоснование "метода главных осей". Гальтон предложил понятие "латентных факторов" для объяснения взаимосвязи изучаемых им разнородных переменных, а Пирсон первым снабдил исследователей мат. средствами построения моделей для их выявления.
По общему признанию, начало совр. методам Ф. а. было положено в трудах Чарльза Спирмена, пытавшегося вычислять корреляции между различными специальными способностями в надежде на то, что т. о. ему удастся измерить общий интеллект. Он предполагал, что эти корреляции м. б. вызваны комбинацией единственного ("генерального") фактора общего интеллекта и вторичных, или "специфических", факторов, отражающих уникальные качества отдельных способностей. Позже исследователи расширили предложенную Спирменом модель генерального фактора (линейно сочетающегося со специфическими факторами), добавляя в нее понятия общих или групповых факторов. Л. Л. Тёрстоун, предлагавший свою собственную модель факторного анализа - т. н. "центроидный метод", особенно активно выступал в защиту расширенных факторных моделей, к-рые он называл многофакторным анализом.
За прошедшие с тех пор годы исследователи разраб. широкий спектр техник и мат. моделей факторного анализа. Различные подходы оказываются эффективными для решения конкретных исследовательских задач, в зависимости от цели исслед. и основных допущений исследователя относительно природы челов. свойств. Компьютеры дали в руки исследователю очень быстрый и эффективный инструмент для многомерного анализа в подлинном смысле этого слова.
При проведении Ф. а. сначала вычисляют коэффициенты корреляции между наблюдаемыми переменными: оценками по психол. тестам, ответами на пункты опросника (преобразованными в числовую форму), количественными биографическими данными и т. д. Полученные корреляции размещаются в похожей на турнирную таблицу матрице интеркорреляций, в к-рой отображены коэффициенты корреляции для всех возможных пар подвергаемых анализу переменных. Затем, применяя одну из множества специальных техник Ф. а., представленные в этой матрице связи между переменными приводят (посредством мат. процедуры сокращения размерности пространства переменных) к существенно меньшему числу основных измерений или факторов, ответственных, как предполагается, за полученные корреляции. Если коэффициенты корреляции между переменными в матрице интеркорреляций близки к нулю, то, разумеется, Ф. а. просто не может привести к выделению к.-л. факторов.
Термин "факторная структура" чаще всего относится к набору факторов, извлеченных в рез-те Ф. а. Нек-рые из них являются общими факторами, разделяющими ответственность за изменение уровней изучаемых переменных, а нек-рые - специфическими факторами, отвечающими за изменение уровня только какой-то одной (каждый - своей) переменной. Т. о., каждая переменная отображается в виде линейной комбинацией общих и специфического факторов. При описании рез-тов Ф. а. каждая переменная численно выражается через свою факторную нагрузку, указывающую на то, в какой степени определенный фактор "нагружен" этой переменной. Факторные нагрузки изменяются в пределах от -1 до +1, т. к. они, фактически, яв-ся коэффициентами корреляции между математически извлеченными факторами и приведенными к стандартизованному виду переменными. Так, напр., если определенный тест интеллекта имеет факторную нагрузку 0,80 на фактор, маркированный как "вербальная способность", то говорят, что этот тест отличается высокой нагрузкой на вербальную способность.
Многие переменные имеют между собой нечто общее в том, что касается их изменения. Это "нечто общее" называется общностью данной переменной. Общность имеет численное выражение, изменяющееся в пределах от 0 до 1, и представляет собой часть или долю дисперсии, к-рую данная переменная разделяет по одному или неск. факторам с др. переменными анализируемого множества.
Доля дисперсии переменной, за вычетом той ее части, к-рая обусловлена общими факторами (иначе говоря, за вычетом общности), называется специфичностью и отражает характерность данной переменной.
В действительности факторы яв-ся гипотетическими переменными или "конструктами", описывающими степень взаимосвязанности анализируемых переменных. Смысловое значение фактора складывается из определяющих свойств тех переменных, к-рые имеют высокие нагрузки по данному фактору. Т. о., Ф. а. позволяет исследователю проводить разведочный анализ гипотез касательно осн. измерений, лежащих в основе совокупности связанных переменных. Это важный метод для определения минимального числа таких измерений, необходимых для объяснения изменчивости изучаемой совокупности переменных.
См. также Кластерный анализ, Методы эмпирического исследования, Методы многомерного анализа
А. Далке

Фантазия (fantasy)

Слово "фантазия" обозначает: а) способность к фантазированию, а также б) продукт этой деятельности.
Ф. занимает промежуточное место между мышлением и сенсорно-перцептивными процессами. Когда разум продуцирует Ф., фантазирующий чел. испытывает наплыв чувственных образов. Хотя само продуцирование фантазий, их направление и содержание м. б. подчинены сознательным интенциям, обычно фантазии возникают помимо контроля сознания, под влиянием воспоминаний, прошлых и настоящих эмоциональных состояний, а тж надежд и ожиданий фантазирующего.
В своих Ф. люди создают то, чего не существует, что когда-нибудь может произойти, а может и не произойти, а тж то, чего никогда не было. Ф. могут тж просто искажать реальность. Продуцирование нереального обычно происходит в угоду эго. Может ли Ф. как творческая функция создать что-то подлинно новое, не яв-ся лишь новой комбинацией или композицией элементов уже имеющегося знания и опыта, - этот филос. вопрос актуален со времен Аристотеля и его трактата "О душе" (De anima).
В своей первичной форме Ф. возникают у субъекта спонтанно из его бессознательного. Вторичные Ф. инициируются на сознательном уровне и пробуждаются намеренно, с определенной целью. По мере развертывания спонтанных Ф. переживающий их чел. нередко утрачивает чувство нереальности происходящего. В норме при ретроспективном анализе субъект без всяких затруднений относит Ф. к сфере нереального. Ф. могут полностью захватить фантазирующего чел., лишая его способности адекватно реагировать на требования окружающей среды. Если Ф. наделяется статусом реальности, она перестает быть Ф. и, по определению, попадает в область патологии, как в случаях бреда, галлюцинаций, pseudologia fantastica и паранойи.
В ходе возрастного развития Ф. предшествуют началу логического мышления. Ф. играет значительную роль в жизни ребенка, в частности как важный элемент игры. Эгоцентрическое мышление ребенка вполне совместимо с нечеткостью границы между реальностью и Ф.; воображаемые товарищи могут восприниматься как реальные и в то же время нереальные. Сами дети часто принимают свои фантастические выдумки за правду. Магическое мышление яв-ся реалистическим компонентом фантастического мира, в к-ром проявляются волшебные фантазии. До тех пор пока у детей не сформировалось ясное чувство реальности, мы не в состоянии отличить их фантазии от бредового мышления.
Основное назначение Ф. - представить альтернативу реальности. Как таковая Ф. служит двум основным целям: она стимулирует творчество, позволяя создать то, чего еще нет (пока), и она действует как балансировочный механизм души, предлагая индивидууму средство самопомощи для достижения эмоционального равновесия (самоисцеления).
Нереальный мир служит людям убежищем от действительности. Исполнение желаний, компенсация, проектирование и спасение - все эти механизмы работают как своего рода отдушины или источники жизненных сил. Для робкого чел. проектирование своего будущего поведения и его репетиция повышают готовность рисковать и добиваться успеха.
Деструктивное использование Ф. усугубляет существующие эмоциональные проблемы. Стремление обрести постоянное убежище в мире Ф. путем придания ему статуса реальности приводит к самообману и созданию бредовых систем. Др. вариант отрицательного исхода может возникать в тех случаях, когда Ф., используемая в целях освобождения от вызванного подавляемыми эмоциями напряжения, приобретает функцию репетиции, особенно если ее содержанием становится насилие, самоубийство или убийство.
Сравнительно мало известно о Ф. в жизни здорового, хорошо адаптированного чел., ибо Ф. обычно связаны с неудовлетворенными потребностями, страхами и желаниями. Известно, что Ф. о смерти чаще возникают у детей, подростков и пожилых людей. Их темой обычно яв-ся собственная естественная смерть, суицид или тяга к убийству.
Ф. тж используется в клинических целях; рез-ты проективных психол. тестов и методик основываются на проекциях фантазий (как это имеет место в ТАТ). Кроме того, в различных психотерапевтических подходах Ф. отводится роль разведочного или терапевтического средства.
См. также Страхи детей, Страх, Иллюзии
Э. Вик

Фармакологические формы аддикции (drug addiction)

Наркотики. Существует очень мн. типов психоактивных лекарственных препаратов. Основными категориями яв-ся: а) опиаты, их производные и синтезированные опиаты, снижающие боль и тревогу; б) седативные препараты, вызывающие мышечную релаксацию и сон; в) стимуляторы, повышающие энергетический уровень ЦНС; г) транквилизаторы, снижающие внутреннее напряжение и тревогу; д) анальгетики или обезболивающие; е) галлюциногены и психоделические вещества, активирующие фантазию и воображение. Эти хим. вещества бывают в разнообразных формах: жидкость, порошки, капсулы и таблетки. Они могут вводиться в организм различными способами: внутримышечные или внутривенные инъекции, вдыхание с последующим чиханием, ингаляция при курении, жевание и глотание.
Выбор наркотика и способ его употребления отражает стиль жизни наркомана. Расстройство - как и все расстройства - яв-ся проблемой всей личности больного в целом.
Почему люди употребляют наркотики и почему именно этот наркотик? Причин употребления наркотиков так же много, как и людей, к-рые употребляют их. Причинами могут быть: а) бегство от проблем; б) конформность; в) протест; г) желание испытать возбуждение и приключение; д) необходимость облегчить физ. или душевную боль.
Личные особенности наркомана и ситуация, в к-рой употребляется наркотик, определяют собой исход наркотической зависимости. Решающим фактором яв-ся не фармакология наркотика и личностные особенности наркомана, а цели, преследуемые при употреблении определенного наркотика в рамках личностной и групповой динамики.
Нек-рые наркотики обладают эффектом повышения толерантности: при продолжающемся приеме необходимы все более высокие дозы для обеспечения того же самого эффекта. Но наркотики сами по себе не имеют реальной силы над людьми. Такие наркотики, как героин, вызывают физ. зависимость и повышение толерантности, но наиболее важным фактором яв-ся психол. зависимость. Физ. проблемы наркотической зависимости вызывают гораздо меньше озабоченности, чем необходимость справиться с ее психол. аспектами.
Употребление наркотиков и злоупотребление ими яв-ся симптомами глубокой базисной проблемы: употребление наркотика указывает на отчуждение от окружающего мира, испытываемое многими молодыми людьми. Наркотики соотносятся с реальной проблемой так же, как градусник с лихорадкой. Наркотическая зависимость и употребление наркотиков яв-ся лишь побочной активностью - способом избежать проблем повседневной жизни.
Алкоголь. Злоупотребление алкоголем яв-ся наиболее разрушительной во всемирном масштабе проблемой, связанной с психоактивными веществами. Коулмен, Бутчер и Карсон считают, что "с алкоголем связано свыше половины смертных случаев и тяжелых травм при дорожно-транспортных происшествиях, около 50% всех убийств, 40% всех разбойных нападений, 35% и более от всех изнасилований и 30% всех самоубийств. Один из каждых трех арестов в Соединенных Штатах обусловлен злоупотреблением алкоголем".
Алкоголь подавляет активность ЦНС, снижая такие корковые функции, как память, научение, суждение, дедукция, сравнение и классификация. Он также преодолевает вытеснение и механизмы самоконтроля.
См. также Аддиктивный процесс, Реабилитация при наркоманиях, Лечение наркомании, Героиновая наркомания, Злоупотребление психоактивными веществами
Д. Н. Ломбарди

Федеральный совет по народному образованию (American Council on Education)

В 1918 г. четырнадцать национальных орг-ций объединились для учреждения Чрезвычайного совета по образованию (The Emergency Council on Education) с целью координации образовательной деятельности в период Первой мировой войны. В рез-те успешной совместной работы в сфере образования позднее, в этом же году, Совет был переименован в Федеральный совет по народному образованию (АСЕ) и начал играть заметную роль в этой сфере. Сейчас Совет предоставляет множество услуг в области высшего образования. Его главная функция - объединять колледжи и университеты в Соединенных Штатах и координировать их деятельность. Расположенный в г. Вашингтоне, он объединяет около 1400 колледжей и университетов и более 170 образовательных ассоц.
Несколько отделов АСЕ выполняют дополнительные функции, напр. занимаются внешними связями, связями с правительственными орг-циями, международными связями в сфере образования, а также политикой и исслед. в области образования.
Л. В. Парадайз

Феминистская терапия I (feminist therapy I)

Феминистский подход к психотерапии получил развитие с начала 1970-х гг. Он основан на представлениях женского движения о развитии и психич. здоровье женщины. Ф. т. эклектична в том, что касается технических аспектов; используются любые приемы, созвучные феминистскому пониманию того, как положение женщины в об-ве влияет на ее психол. развитие и в какой мере оно яв-ся источником дистресса.
Тезис женского движения, что "личное имеет политический аспект", представляет собой главный принцип Ф. т. Индивидуальные на вид проблемы часто яв-ся рез-том соц. положения женщин как группы. Это имеет следствия для определения феминистскими терапевтами целей лечения. Терапевты помогают женщинам идентифицировать как соц., так и личные источники проблем и искать решения, исключающие приспособление к деспотическим ситуациям.
Второй принцип Ф. т. - равенство в отношениях между клиентом и терапевтом. Феминистский терапевт ставит своей задачей создание равноправных отношений и помогает клиентке исследовать объективное полноправие отношений в др. сферах жизни.
Феминистские терапевты уделяют особое внимание возможному злоупотреблению силой квалификации. Они не занимают высшую позицию вследствие привносимой в терапевтические отношения компетентности и не позволяют клиенткам обращаться с ними как со старшими по положению. Клиентка яв-ся подлинным экспертом в том, что касается ее самой и ее жизненного опыта. Терапевт может предложить новые способы оценки и использования этого опыта, но воздерживается от интерпретации и диагностики. Задача терапевта - подтверждение действительности опыта клиентки, а не его анализ.
В-третьих, терапия рассматривается как ценностно-нагруженная деятельность. Система ценностей терапевтов оказывает влияние на их работу. Попытка скрыть ее вызывает замешательство у клиентов и создает предпосылки для возможного манипулирования личными убеждениями и ценностями, представляемыми в виде фактов. Феминистские терапевты решают эту проблему следующим образом: они открыто провозглашают собственные ценности и предлагают клиенткам сделать то же самое. Ценности, к-рые потенциально могут оказать значительное влияние на ход терапии (напр., связанные с полоролевыми ожиданиями, сексуальной ориентацией и поведением, раздражением и зависимостью) уточняются с самого начала, а также в процессе всей терапии, для уменьшения вероятности манипулирования клиенткой.
Предоставляя определять специфическое содержание сеансов психотерапии клиентке, феминистские терапевты обращают особое внимание на комплекс эмоциональных проблем, возникающих в связи с соц. положением женщин: осознание раздражения и его прямого выражения, выученная беспомощность и депрессия, самоподкрепление, зависимость и автономность. Более конкретные вопросы часто касаются финансовой независимости, сексуальных предпочтений, альтернатив половым ролям при выстраивании отношений, выборе работы и создании семьи. Феминистские терапевты поддерживают попытки сделать жизненные выборы, к-рые могут идти вразрез с ожиданиями соц. окружения (напр., оставаться бездетной, выбрать нетрадиционную работу, создать нетрадиционную, лесбийскую семью), и подвергают критике представления женщин о том, что они не имеют альтернативы принятию традиционных половых ролей. Феминистский терапевт положительно оценивает представление клиентки о своей личностной силе и способности принимать независимые решения, стимулирует ее к нахождению поддержки со стороны др. женщин в обретении перемен, к-рым лица ближайшего окружения могут оказывать сопротивление. Роулингс и Картер указывают на то, что недостаточно просто стимулировать женщин к самостоятельному развитию, им еще нужна и поддержка в преодолении вполне реальных препятствий к этому развитию.
Феминистские терапевты - обычно женщины. Терапевты мужского пола, даже если они практикуют терапию, свободную от сексизма и соответствующую феминистским принципам, сталкиваются с двумя препятствиями, мешающими им полноценно функционировать в качестве феминистских терапевтов. Во-первых, большинство мужчин не в состоянии в такой степени преодолеть отпечаток, накладываемый процессом социализации, чтобы оказаться способным вступить в подлинно равноправные отношения с женщиной. Во-вторых, считается, что в сексистском об-ве любые отношения между мужчиной и женщиной оказываются неравными, вне зависимости от доброй воли участников. С этой т. зр. Ф. т. яв-ся по существу отношением между женщинами.
См. также Тренинг ассертивности, Психотерапия, Самоактуализация
С. М. Перри

Феминистская терапия II (feminist therapy II)

Ф. т. начала развиваться с конца 60-х гг. XX в. Она основана на филос. принципах феминизма, определяемого в словаре Вебстера как "теория политического, экономического и соц. равенства полов". Ф. т. не имеет своего основателя, к.-л. специфических технических приемов и единой теорет. основы. Однако, между феминистскими психотерапевтами имеется достаточное согласие по вопросу филос. ценностей и феминистских принципов, составляющих базисную систему их убеждений.
Ф. т. вытекает из политической идеи о том, что женщины представляют собой угнетаемую группу в зап. культуре. Феминистский лозунг "личное имеет политический аспект" представляет собой существенный элемент Ф. т., подчеркивающий социо-культурную основу развития чувства Я у женщин и психол. последствия девальвации, бесправия, стереотипизации взглядов и патриархальности. Чтобы понять это движение, полезно понять систему осн. положений феминизма, включенных в различные формы психотер.
Система основных положений феминизма. К феминистской философии обычно обращались в целях критики и пересмотра различных психотерапевтических теорий, приписываемых конкретным феминистам. Джеггер и Ротенберг выделили три осн. системы феминизма: либеральную, социалистическую и радикальную. Каждая система взглядов отличается своей концептуализацией угнетения женщин и методов установления справедливости. Приводимая ниже категоризация заимствована из работ Джеггер и Ротенберг, хотя имеются и др. схемы категоризации и описания различных форм феминизма.
Либеральный феминизм часто отождествляется с именем Бетти Фридэн, автора "Женской мистики" (The feminine mystique), к-рую считают инициатором волны женского движения, набравшего силу в 60-е гг. XX в. В центре внимания либерального феминизма находится политика юридической и соц. дискриминации, рез-том к-рой яв-ся неравенство гражданских прав, возможностей получения образования и трудоустройства. Либеральные феминистки, в большинстве своем члены Национальной организации женщин (National Organization for Women, NOW), считают необходимым устранение экономических и юридических препятствий на пути к равноправию женщин. Они считают, что биолог. различия между полами яв-ся минимальными и что причиной очевидного соц. неравенства яв-ся сексизм и соц. конструкция гендера.
Социалистический феминизм основан на традициях марксизма и утверждает, что половая и гендерная системы создают господствующий класс, структурирующий личную, соц. и политическую реальности. Угнетение женщин рассматривается не только как рез-т классовой эксплуатации или капитализма. Социал-марксистские феминисты и мед. систему идентифицируют как средство соц. контроля, поскольку она определяет, что яв-ся здоровьем или патологией и какое лечение яв-ся правильным. Социал-феминисты привлекают марксистскую теорию для анализа того, как воспроизводство (а не простое производство) организовано в об-ве. Патриархальность и нуклеарная семья представляются главными факторами в угнетении женщин. Так, социал-марксистские феминисты требуют устранения патриархальности и капитализма, в к-рых они видят взаимоподкрепляющие системы.
В противоположность социал-феминистам, к-рые не считают, что челов. природа яв-ся биологически детерминированной, радикальные феминисты исходят из того, что между полами существуют значимые биолог. различия. В рамках этой системы взглядов считается, что женщины обладают уникальным стилем, надежностью и способностью к сотрудничеству, в то время как мужчинам свойственна недоверчивость и тенденция к конкурентным отношениям. Сторонники радикальной системы взглядов подчеркивают важность контролирования рождаемости и защиты от сексуальных посягательств в уничтожении сексуальной классовой системы. Эти воззрения основаны на предположении, что эксплуатация женщин яв-ся наиболее фундаментальной формой эксплуатации, к-рая проявляется в каждом аспекте жизни. Хотя эта т. зр. признает важность экономического равенства женщин, высказывается мнение о том, что производственная занятость женщин не устранит их эксплуатацию в семейных отношениях.
Как считает Трэвис, феминистская система взглядов имеет три общих базисных тезиса: а) женщин угнетают, б) личное имеет политический аспект, в) процесс столь же важен, как и рез-т. Хотя эти перспективы акцентируют разные источники угнетения, все они сходятся на том, что женщину лучше всего можно понять в широком соц. и политическом контексте.
Развитие и история феминистской психотерапии. Ф. т. разраб. на основе достижений таких ранних представителей феминистского движения XIX и начала XX в., как Сьюзен Б. Энтони, Элизабет Стэнтон и Маргарет Сэнгер, Психотерапевты начали отделять интрапсихические проблемы от тех, с к-рыми сталкиваются все женщины, живущие в об-ве, обесценивающем их пол. Такой подход явился рез-том неудовлетворенности женщин традиционными моделями и теориями психотерапии, основанными на сексистских допущениях. Высказывалось мнение, что такие традиционные модели функционируют "как механизм соц. контроля, сохраняющий существующее положение вещей и защищающий патриархальную структуру об-ва путем утверждения полоролевых стереотипов как в теоретической позиции, так и в практических приложениях".
Роузуотер и Уолкер, Даттон-Даглас и Уолкер писали об ист. развитии Ф. т. Даттон-Даглас и Уолкер делят развитие Ф. т. на три фазы. Начало первой фазы приходится на конец 60-х гг. XX в., ее длительность - около 10 лет. Во время этой фазы феминистские терапевты обращали свое внимание прежде всего на анализ и критику андроцентрических тенденций, присущих традиционным моделям психотерапии, разработанным мужчинами. В этот период темой исслед. стала психология женщин. Ассоц. женщин в психологии (AWP) была основана в 1969 г. наряду с 35-й секцией Американской психол. ассоц. (Психология женщин). Как сообщают О'Коннелл и Рассо, в этот период появились первые феминистские психол. журналы: "Половые роли" (Sex Roles) - в 1975 г. и "Психология женщин" (The Psychology of Women Quarterly) - в 1976 г.
Во время второй фазы феминистские психотерапевты интегрировали теорию феминизма в различные терапевтические подходы, подвергнув пересмотру и/или устранению проявлявшиеся в них элементы сексизма. В рез-те были разработаны модели Ф. т., основанные на феминистских ценностях и принципах, но различавшиеся между собой в зависимости от описаний патологических картин, взглядов на развитие чел., технических приемов и вмешательств. Эти модели, однако, получились раздробленными и ориентированными на широкий спектр объяснительных механизмов, от интрапсихических до интерперсональных и соц.-политических. Феминисты из Центра Стоун в колледже Уэлсли (напр., Джин Бэйкер Миллер и ее коллеги) начали разработку теории развития женщин, подчеркивающей важность и центральный характер межличностных отношений для формирования чувства Я и идентичности женщин. Др. феминистские психотерапевты также разрабатывали теории, акцентировавшие необходимость солидаризации женщин между собой. Кроме того, в этот период Комитет женщин секции консультативной психологии Американской психол. ассоц. разраб. систему принципов ответственной профессиональной практики консультирования и психотерапии женщин. В 1982 г. был проведен первый ежегодный съезд Ин-та прогрессивной феминистской терапии в Вейле, штат Колорадо, явившийся первым официальным собранием феминистских психотерапевтов и теоретиков.
В третьей фазе терапевты разрабатывали теорет. систему Ф. т. Они признавали ее недостаточную полноту и недостаточно четкое разграничение от др. воззрений. Делались попытки ее приложения на практике путем разработки всесторонней и логически последовательной модели Ф. т. Теория интегрирует принципы феминизма с психол. моделями исходя из того, что личность и поведение первично определяются не интрапсихическими механизмами. Навыки приспособительного поведения формируются для выживания в мире угнетения. Попытки сделать терапевтический подход широким и интегративным обращают внимание на подавляющий характер этнических, расовых и культурных проблем, с к-рыми тж могут сталкиваться женщины.
Феминистские терапевты открыто провозглашают свою приверженность феминистским ценностям как основе для концептуализации терапии. Эта система представлений затрагивает "...природу женщин и психического заболевания, дефиниции, мишени терапевтического вмешательства, роль психотерапевта, взаимоотношения психотерапевта и клиента и общие цели терапии". Феминистские терапевты признают, что эмоциональный дистресс у женщин во многом яв-ся рез-том воздействия социокультурных факторов, в силу чего эффективная терапия должна сопровождаться внешними соц. преобразованиями наряду с внутренними психол. изменениями. Они утверждают, что "страдания женщины во многом вызваны внешними обстоятельствами, которые должны быть изменены" и что "женщинам надо помочь оправиться от психологических травм, столь присущих их жизненному опыту".
Ф. т. отвергает приспособление, или медицинскую модель психич. здоровья, исходящую из того, что источник эмоциональных проблем находится внутри индивидуума, и ориентирующую женщин на подчинение соц. нормам сексизма. Она отвергает терапевтические модели, к-рые не рассматривают межличностные отношения женщин в широком соц. контексте. Считается тж недопустимым использование диагностических ярлыков, утверждающих внутреннюю локализацию болезни. Исследования Чеслер и Броверман с соавторами показали, как сексистские стандарты психич. здоровья ставят женщин в невыносимую ситуацию "двойной связи" (double bind) и делают их жертвами навешивания ярлыков психич. больных. Ф. т. ориентирована не на патологию, она отвергает порицание жертв; вместо этого она рассматривает поведение с т. зр. его копинговых, адаптационных качеств.
Феминистские терапевты яв-ся политически ангажированными и призывают к политической сознательности как в терапевтическом процессе, так и в повседневном общении. Феминистский лозунг "личное имеет политический аспект" призывает к солидаризации всех женщин на основе их жизненного опыта, психол. проблем и того соц. угнетения, к-рому они подвергаются со стороны об-ва. Пробуждение политической сознательности часто становится элементом терапии. Феминистские терапевты просвещают своих клиенток в том, что касается гендерной стереотипизации и связи их частных проблем с бесправием женщин как соц. группы. Они внимательны к тому, как их клиентки понимают гендер и как это может ограничивать их способность жить полной жизнью. Они выводят на первый план гендерные проблемы и взаимодействуют со своими клиентками т. о., чтобы стимулировать их к нестереотипному поведению. Помимо того что они выступают как защитники клиенток, феминистские терапевты часто выступают защитниками всех женщин, пропагандируя среди населения свои взгляды по вопросам жизненного опыта и проблем женщин. Разноплановая деятельность феминистских терапевтов демонстрирует их приверженность перспективе, признающей взаимосвязь психол. исцеления с освобождением и полноправием всех женщин.
Полноправие клиенток (Empowerment of clients) требует переопределения силы т. о., чтобы женщины могли утверждать стратегии поведения для выживания в соц. системе, отрицающей их право на открытое проявление силы. Иными словами, женщинам помогают распознать силу, к-рой они обладают, ценить "женскую силу" и лучше осознавать сильные стороны своей личности. Клиенток побуждают к укреплению силы собственной личности, к большей степени контроля своей жизни, к большей автономности и способности самим направлять свою жизнь. В ходе терапии женщинам помогают распознать и оценить адекватность своих потребностей, восприятия и поведения - понять, как лучше всего выжить в данных обстоятельствах. Женщинам помогают освоить новые модусы силы через отношения с терапевтом, являющиеся моделью равноправных отношений.
Одним из наиболее фундаментальных аспектов яв-ся эгалитарный характер отношений между терапевтом и клиентом. Терапевт исходит из принципа равенства и видит в клиенте терапевтического партнера, достойного положительной оценки и уважения. Такой подход устраняет мистическое восприятие могущества терапевта и создает атмосферу, благоприятствующую признанию прав клиентки. Для этого необходимо, чтобы терапевт отказался от авторитарного стиля иерархических властных отношений и в терапевтических отношениях вел себя открыто, искренне, демонстрируя адекватный уровень самораскрытия перед клиенткой и тем самым сообщая свое уважение к ее способности использовать собственные силы для лечения. Феминистские терапевты отвергают роль эксперта, занимая роль фасилитатора, проводника или собеседника, заставляющего клиенток задуматься о собственных ценностях и подходах к жизни. Они помогают клиенткам осознать их способность к адекватной оценке своего жизненного опыта, услышать и оценить свой внутренний голос.
Строя терапевтические отношения на равных, терапевт не считает, что клиентка обладает теми же навыками, что и он сам. Терапевт считает в равной степени важными и ценными как знание клиентки о себе, так и навыки терапевта - и то и другое необходимо для успешной терапии. Мэймо и Лэйдлоу пишут: "Равенство в этом контексте не означает ни одинаковости, ни реципрокности отношений. Оно означает подтверждение индивидуальной ценности и взаимное уважение различного уровня компетенции каждого... Далее, поскольку терапевт вступает в терапевтические отношения как живая личность, а не бесстрастный авторитет, отношения становятся искренними, открытыми, отражающими взаимное уважение и теплоту".
Процесс феминистской психотерапии. На практике процесс Ф. т. широко варьирует в зависимости от терапевтической ориентации психотерапевта. В целом, однако, Смит и Сигель концептуализируют процесс Ф. т. как состоящий из трех этапов. На первом этапе клиентке помогают понять, что ее личные проблемы имеют соц. этиологию, что личная жизнь имеет политический аспект. На втором этапе производится пересмотр понятия силы, формируется равноправное отношение с терапевтом и женщина обучается распознаванию собственной силы. На третьем этапе терапевт поддерживает личностный рост клиентки и содействует ее попыткам освоить новый образ жизни. Процесс Ф. т. описан у Чаплин, Гилберт, Гринспэн, Стёрдивэнт и Рассел.
Феминистские психотерапевты накапливают все больше знаний о различных проблемах, с к-рыми обычно сталкиваются женщины. Такое внимание к женским проблемам позволило в более полном свете увидеть значение жестокого обращения с детьми, физ. агрессии супруга, сексуального насилия и инцеста. Изучению, помимо прочих, подверглись вопросы, связанные с раздражительностью у женщин, представлением о своем теле и компульсивным пищевым поведением, ассертивностью, личными границами, депрессией, бесплодием, женскими половыми дисфункциями, лесбиянством, бисексуальностью и порнографией. Марасик и Хэйр-Мастин в обзоре истории феминизма и клинической психологии пришли к выводу, что феминисты привлекли внимание к следам сексизма в использовании психиатрических понятий и диагнозов, злоупотреблении лекарствами, сексуальных домогательствах в терапии и к психол. проблемам, возникающим в повседневной жизни в связи с неравенством полов. О'Коннелл и Рассо тж проанализировали вклад женщин в психологию и замечают, что "феминистам, вопреки критике, удалось разраб. новые теории, методы и технические приемы". Они документально показали, как критика со стороны феминистов преобразила всю психологию как дисциплину, включ. область психотерапии.
Критика. Ф. т. подвергалась критике неоднократно и во многих аспектах. Более всего ее упрекали в отсутствии единого взгляда на теорию и практику терапии. Простая модификация традиционных теорий в соответствии с феминистскими или свободными от сексизма принципами представляется затруднительной, поскольку многие из таких теорий несовместимы с феминистскими воззрениями вследствие фокусирования на интрапсихических механизмах и игнорирования соц. и политических факторов. Во-вторых, ее называли расистской или, по крайней мере, открыто благоприятствующей белому населению, поскольку она "была разработана белыми женщинами для белых женщин... В наше время теория феминистской терапии не яв-ся ни разносторонней, ни комплексной в своем отражении реальности". Кануха утверждает, что Ф. т. станет еще одной сегрегирующей белой системой, если в ее теорию не будут интегрированы расовые и культурные элементы из разнообразных культур. Нек-рые радикально настроенные феминисты считают, что все формы институционализированной терапии носят оттенок сексизма и яв-ся одной из форм угнетения.
Ф. т. получила огромное распространение с момента своего появления. Однако Браун и Бродски заметили, что "феминистская терапия всегда страдала от стереотипа быть предназначенной только для женщин". Хотя феминистские терапевты признают, что первоначально в центре внимания находились взрослые женщины, они всегда имели дело с различными слоями населения и расширяют поле своей практ. деятельности, "все больше обращаясь к нуждам, заботам и реальности мужчин, детей, семей, лиц пожилого возраста и инвалидов". Она также страдает от стереотипного взгляда, обесценивающего позитивный вклад мужчин, - исходя из того, что они не яв-ся феминистами.
Наконец, в Ф. т. отсутствуют формальные стандарты подготовки специалистов и центры обучения, хотя начальные возможности для подготовки доступны в Центре Стоун колледжа Уэлсли, Центральном ин-те женской терапии в Нью-Йорке и Ин-те психологии женщин 35-й секции Американской психол. ассоц.
См. также Тренинг ассертивности, Когортные различия, Справедливость, Феминистская терапия, Мужской протест, Психотерапия, Самодетерминация, Половые роли, Сексизм
Т. Л. Ниделс

Фенилкетонурия (phenylketonuria)

ФКУ - редкое генетически обусловленное нарушение обмена (один случай на 16 рожденных в США), при к-ром неполное окисление аминокислоты (фенилаланина) может привести к повреждению мозга и тяжелой умственной отсталости. В период новорожденности симптомы ФКУ обычно отсутствуют. Позднее наиболее важным симптомом становится умственная отсталость. При отсутствии лечения большинство больных ФКУ демонстрируют задержку умственного развития, обычно в тяжелой степени. У них более светлая кожа, волосы и глаза, чем у здоровых членов семьи. У более старших детей часто отмечаются как малые, так и большие судорожные припадки. Часто отмечается тж синдром гиперактивности, психотические состояния и неприятный запах тела, вызываемый присутствием фенилуксусной кислоты в моче и потоотделениях.
См. также Наследственные болезни, Умственная отсталость, Аномалии половых хромосом и вызванные ими расстройства
Дж. Л. Андреасси

Феномен "вечеринки с коктейлем" (cocktail party phenomenon)

При нек-рых обстоятельствах мы можем настолько сильно сконцентрироваться на выполнении задачи, что уже не в состоянии уделять внимание происходящим вокруг событиям. Вместе с тем бывают случаи, когда одновременно по нескольких каналам поступает интересующая нас информ., требующая переключения внимания. Простой пример: шумная, многолюдная вечеринка, на к-рой одновременно и громко разговаривает множество людей. Чтобы понять, о чем говорит собеседник, обычно приходится концентрировать внимание на разговоре. Вместе с тем, внезапно услышав несколько оброненных слов из чужого разговора, мы переключаем внимание на него.
В качестве объяснения Ф. в. к. Трейсман выдвигает следующее предположение: вместо того чтобы полностью фильтровать др. разговоры или быстро переключать внимание с одного на другой, мы ослабляем (attenuate) или переводим их на низкий уровень внимания. В таком случае большая часть информ. из этих "ослабленных" разговоров (или каналов) не подвергается дальнейшей обработке, часть ее все же просачивается, особенно имеющая низкий порог различения (напр., наше имя). Т. о., феномен "вечеринки с коктейлем" демонстрирует один из способов, каким мы справляемся с задачами, требующими распределенного и избирательного внимания.
См. также Устойчивость внимания, Слуховое восприятие, Основные сведения, Избирательное внимание
Б. Р. Данн

Феноменологический метод (phenomenological method)

Феноменология рассматривает конкретный опыт и пытается описать его по возможности с минимальными искажениями или толкованиями.
Феноменология, феноменологическая психология и Ф. м. - понятия многозначные. Они берут свое начало из независимых разраб. в философии (напр., работы Гуссерля), в психотер., в клинических исслед., в психиатрии и в гуманистической философии. Феноменология эмпирична в той мере, в какой она изучает явления, к-рые поддаются наблюдению.
Ф. м. исходит из того, что индивидуальный опыт м. б. научно изучен, а потому яв-ся источником надежной информ. Следовательно, он не противостоит естественнонаучной модели эмпирической психологии и не подменяет ее. Феноменологическая информ. компенсирует присущие научной психологии недостаток эмпирического содержания, недооценку субъективных явлений и чрезмерную зависимость от поведения.
Общие отличительные признаки. Ориентированный на феноменологию психолог доверяет опыту и готов к его восприятию, особенно когда он приступает к изучению к.-л. феномена. Специальные знания и эксперим. навыки, полученные в рез-те серьезной подготовки, временно отходят на задний план; имплицитные предположения формулируются в явной форме и тоже временно откладываются. Выслушиваются и серьезно воспринимаются рассказы разных людей (пациентов, студентов, детей и участников лабораторных исслед.) об их собственном опыте.
Феноменологическое замешательство приводит к формулированию хороших вопросов. Вопрос хорош, потому что, во-первых, он свидетельствует об усвоении того, что уже известно, и, во-вторых, он чувствителен к пробелам в знаниях.
Хорошие вопросы инициируют исслед. (мы оцениваем феномен); они служат путеводителем (мы чувствуем, что находимся на правильном - или на ложном - пути); они играют роль контролера (мы удивляемся, если отвечаем на вопрос, с к-рого начали свое исслед.). Хорошими м. б. вопросы, имеющие разные формы: "Почему это так и настолько ли это важно, чтобы докапываться до сути?"
Ф. м. описывает вещи такими, какие они есть, а не такими, какими мы их считаем. Психолог, ориентированный на феноменологию, прежде чем спросить: "Почему это так?", спрашивает: "Что это такое?". "Ошибка стимула" минимизируется, поскольку опыт описывается не с т. зр. того, что нам известно про физиол. условия, в к-рых прошло детство, или внешние детерминанты.
Вклад гештальт-психологии. Гештальт-психологи с самого начала защищали Ф. м., полагаясь как на свою собственную феноменологию, так и на феноменологию др. наук, и постоянно обращались к ней. Эта традиция сохранилась и в подходе к перцепции, она тж представлена в соц. психологии и во взглядах на когницию.
Решению проблемы предшествует осознание самого факта ее существования. Затем проблема должна быть переформулирована т. о., чтобы стали ясны направления и цели поиска. "Правильно сформулированный вопрос - это наполовину готовый ответ".
Феноменологические методы. Феноменологические отчеты субъективны, а потому не застрахованы от искажений. Однако эмпирический материал, на основе к-рого они сделаны, заслуживает определенного доверия. Нек-рые эмпирические методы с помощью систематических операций преобразуют качественный опыт в количественные данные.
Наиболее часто применяемым Ф. м. яв-ся изучение конкретных случаев (case study): детальное изучение неск. чел. (или даже одного чел.) как яркий пример к.-л. явления. Типичные процедуры при этом - открытые и неформализованные интервью и интроспективные отчеты испытуемых. Др. методы используют краткие самоотчеты (протоколы). Так выявляются количественные детали. Проведение опроса на завершающей стадии работы, будучи еще одним видом феноменологического отчета, дает исследователю информ. об усилиях, оплошностях и случаях неверной интерпретации, к-рые без этого он мог бы "проглядеть".
Эти феноменологические отчеты, благодаря своей близости к эмпирическим источникам, отражают все многообразие и уникальность личности; благодаря им восстанавливаются те эмпирические качества, к-рые утрачиваются при традиционном накапливании и объединении статистических данных.
Ф. м. можно поставить в вину то, что он лишь в минимальной степени удовлетворяет таким требованиям, как однозначные дефиниции, строгий контроль, варьируемые переменные и точные измерения. Трудно узнать, выразить и понять чувства и мысли чел. Ф. м. нелегко пользоваться самому и непросто научить этому др.; столь же трудно понять, решили ли вы стоявшую перед вами проблему или нет. В этом заключается парадокс использования опыта для изучения его самого.
См. также Этология, Идиографический и номотетический подходы в психологии, Иллюзии, Безобразное мышление: Вюрцбургская школа, Физиогномическая перцепция, Структурализм
М. С. Линдауэр

Фигура и фон (figure / ground)

Отношение фигура/фон представляет собой организационную тенденцию восприятия. Когда две области имеют общую границу, кажется, будто фигура имеет отчетливую форму. И наоборот, фон кажется "ненужным", составляющим задний план.
Отношение Ф. и ф. впервые было описано датским гештальт-психологом Эдгаром Рубином.
Неск. факторов отличают фигуру от фона:
1. У фигуры строго очерченная форма, в то время как у фона формы будто бы нет.
2. Кажется, что фон за фигурой - сплошной.
3. Кажется, что фигура расположена ближе к зрителю и что ее положение в пространстве четко определено; фон воспринимается как находящийся за фигурой, не имеющий специфического местоположения на заднем плане.
4. Фигура оказывает большее впечатление и лучше запоминается, чем фон.
5. Фигура выглядит ярче, нежели фон.
В большинстве случаев повседневного восприятия отношения Ф. и ф. яв-ся однозначными. Области, к-рые нам знакомы, относительно малы, замкнуты, симметричны и вертикально или горизонтально ориентированы, воспринимаются нами обычно как фигуры. Однако нек-рые стимулы обладают неоднозначным отношением фигура/фон. В таких ситуациях одна область сначала воспринимается как фигура, а др. соответственно как фон, однако они могут периодически меняться местами.
См. также Гештальт-психология, Восприятие
М. Мэтлин

Фидуциальные границы (fiducial limits)

Ф. г. - это границы фидуциального интервала. Термин "фидуциальный интервал" был введен сэром Р. Фишером, к-рый приводил доводы в защиту понятия фидуциальной вероятности как основы всех статистических выводов. Прилагательное "фидуциальный" образовано от лат. fiducialis, означающего "доверие". Метод фидуциальной вероятности строится на предпосылке о ненужности априорных предположений о распределении стат. или оценки параметра. Правильнее было бы основывать все статистические выводы на наблюдаемой выборке. Нам следует "доверять" лишь тем предсказаниям, к-рые осн. на наблюденных, эмпирических данных.
При оценивании неизвестного среднего ? мы хотим знать степень точности нашей оценки. Обычно мы стремимся определить область возможных значений ? т. о., чтобы полученный интервал с вероятностью 95% содержал истинное значение ?. Эта область значений и наз. фидуциальным интервалом, а его границы - Ф. г.
Согласно Фишеру, приемлемым способом построения фидуциального интервала яв-ся вычисление распределения вероятностей возможных значений ?. Проще всего это можно сделать, определяя ? из уравнения для t - стат. с известными распределениями вероятностей. Подставляя в него значения t, мы получаем фидуциальное распределение величин, однозначно соотнесенных с ?. Вероятности, связанные с данным t-распределением, применимы как к этому производному фидуциальному распределению, так и к утверждениям относительно ?. "Теперь мы можем точно определить вероятность того, что ? лежит ниже любого заданного значения или что оно лежит между двумя любыми заданными значениями, короче, найти его распределение вероятностей, исходя лишь из наблюдаемой выборки".
Ф. г. можно построить для любых известных распределений типа нормального, а тж для распределений статистик, лежащих в основе t и F критериев. В психологии принято сохранять нулевую гипотезу (и отклонять альтернативную исследовательскую гипотезу о влиянии условий опыта) в тех случаях, когда расчетное значение статистического критерия попадает в границы выбранного фидуциального интервала, охватывающего наиболее вероятные 95% данного распределения. Расчетные значения критерия, выходящие за Ф. г., приводят к отклонению нулевой гипотезы и принятию гипотезы исслед.
В "Вводном курсе статистики" (Statistics: An introduction) Д. Фрэзер отмечает: "Мн. статистики пытались дать свое толкование метода Фишера, но мало кому удалось удовлетворить самого Фишера". Такие попытки обычно сосредоточиваются на использовании методов построения доверительных интервалов и соотв. им доверительных границ. Фишер возражал против применения таких методов, поскольку они требуют априорных допущений о свойствах выборочного распределения. Согласно Фишеру, фидуциальные и доверительные методы действительно дают одинаковый рез-т, но только тогда, когда оценивается один параметр; если же задача включает более одного параметра, рез-ты иногда различаются. Тем не менее термины "фидуциальный интервал" и "Ф. г." стали употребляться почти как равнозначные терминам "доверительные интервалы" и "доверительные границы". К. Мак-Немар в "Психологической стат." (Psychological statistics) излагает широко распростр. взгляд на этот вопрос: "Границы, устанавливаемые методом доверительных интервалов, настолько сходны с Ф. г., а доверительная вероятность, иногда наз. доверительным уровнем, настолько похожа на фидуциальную вероятность, что новички вполне могут оставить заботу о теорет. различиях между двумя способами делать, казалось бы, одно и то же на долю специалистов по мат. стат".
См. также Доверительные границы, Проверка гипотез, Статистический вывод, Статистика в психологии
А. Майерс

Физика и науки о поведении (physics and the behavioral sciences)

Классическая физика рассматривает Вселенную как гигантскую машину, безостановочно и слепо совершающую свое движение, в к-рой все ее составные части, включая человечество, выступают в качестве не более чем шестеренок, исполняющих предопределенные заранее роли. Подобный взгляд привел к вере в то, что будущее любой части этой системы или любой системы вообще можно с полной уверенностью предсказать, если ее состояние в любой момент времени известно во всех его деталях. Кроме того, исходя из подобных принципиальных посылок, ученые сделали вывод о том, что могут наблюдать за Вселенной и анализировать ее, включая и человечество, совершенно объективно.
Новая физика. Спустя столетие после того, как классическая физика достигла своего апогея, ее осн. положения были разрушены новой физикой, базирующейся на теории относительности и рез-тах изучения строения атома. Эйнштейн следующим образом выразил свое отношение к этим переменам: "Все мои попытки приспособить [классические] теорет. принципы к этому [новому] знанию закончились полной неудачей. Мне казалось, что земля уходит у меня из-под ног и я лишен какой бы то ни было точки опоры..."
Классическая физика, основы к-рой были подорваны новой физикой, базировалась на представлениях: а) об абсолютном пространстве; б) об абсолютном времени; в) об элементарных твердых частицах; г) о детерминистской природе Вселенной; д) о возможности абсолютно непредвзятого и отстраненного подхода к изучению и описанию природы.
Одним из первых экспериментов, нанесших смертельный удар по классическим представлениям, был эксперимент со светом, в к-ром световой луч сначала направлялся на экран с единственным отверстием, через к-рое он мог пройти, а затем - на экран с двумя отверстиями. За каждым экраном помещалась фотопластинка, фиксировавшая движение светового потока. Экспериментаторы нашли, что, хотя им были точно известны начальные условия и эти условия были идентичными в обоих экспериментах, они не могли предсказать, что произойдет с единичной световой частицей. Законы же классической физики говорили о том, что экспериментаторы могут рассчитать, в какое именно место фотопластинки попадет каждая световая частица Однако этот эксперимент доказал невозможность предсказания поведения каждой частицы в отдельности.
Изучение субатомных частиц показало, что материю невозможно отделить от ее активности. Субатомные частицы м. б. поняты только в их динамическом контексте, их динамическом перемещении и их взаимодействии друг с другом. Можно даже сказать, что существо материи заключено в ее активности, или процессах взаимодействия. Следовательно, движение и ритм яв-ся сущностными свойствами материи.
Из этого следует, что, не разобравшись в поведении всех др. элементарных частиц, многое в поведении любой элементарной частицы невозможно понять просто в силу фундаментальной взаимосвязанности субатомного мира. Подобная взаимосвязанность, судя по всему, универсальна и характерна для всех вещей, процессов и событий во Вселенной.
Второй вывод, к-рый был сделан из исслед. субатомных частиц, заключается в признании методологических пределов нашей способности познавать мир. Из квантовой механики известно, что если исследователь намерен точно определить положение (координаты) частицы, он лишен возможности знать что-либо о ее импульсе, а если ему нужна информ. об импульсе, он ничего не будет знать о ее положении. Это явление известно как принцип неопределенности Гейзенберга.
По мере того как ученые все глубже проникают в строение материи, они обнаруживают не "базовые строительные блоки", а сложные системы связей между отдельными частями целого, и в эти связи всегда оказывается включенным наблюдатель. Наблюдающий чел. - динамичное звено в цепи наблюдаемых процессов. Мы не можем говорить о природе без того, чтобы одновременно не говорить о нас самих, и никогда не делаем этого, ибо не можем говорить о природе без того, чтобы не взаимодействовать с ней, а следовательно, и без того, чтобы не стать ее частью. Нек-рые физики считают, что исследователя нужно наз. "участвующим наблюдателем".
Значение новой физики для исследователей заключается тж в том, что она доказывает отсутствие возможности предсказывать индивидуальные события. Средние по группе можно предсказать с известной степенью точности, но применительно к индивидуальным событиям на субатомном уровне это невозможно.
Новая физика исходит из того, что: а) все взаимосвязано; б) все действия яв-ся взаимодействиями; в) все мобильно, динамично и находится в постоянном движении; г) природу невозможно разложить на фундаментальные сущности; д) поведение к.-л. одной части не определяется каким-то одним фундаментальным законом, а яв-ся рез-том влияния всех свойств всех остальных частей; е) сознание и мотивация, или цель, яв-ся неотъемлемыми составляющими мира; ж) объяснить что-либо означает (в конечном итоге) показать, каким образом оно связано со всем остальным. Следование подобным принципам означает отказ от классического, механистического и детерминистского взгляда на мир в пользу восприятия последнего с позиции холизма, согласно к-рому все взаимосвязано и все влияет на все. Эту новую т. зр. на природу вещей нелегко отвергнуть, ибо она осн. на чрезвычайно сложных экспериментах, отличающихся высокой точностью, и на соотв. не менее сложном мат. аппарате. Кроме того, новая физика базируется на более глубоком знании, нежели классическая, поскольку первая включает вторую в качестве некоего предельного случая, применимого как к микромиру, так и к более масштабным явлениям, успешно описываемым классической физикой.
Наука о поведении, согласующаяся с новым мировоззрением. Специалисты в области поведенческих наук, к-рые продолжают разделять людей и окружающую их среду на еще более мелкие части в поисках возможности понять и предсказывать поведение (подобный подход наз. редукционизмом), вступают в противоречие с миром, открытым новой физикой. Двумя подходами в науках о поведении, к-рые согласуются с новой физикой, яв-ся индивидуальная психология А. Адлера, создавшего свои теории в начале XX в., и общая теория систем, автор к-рой - Людвиг фон Берталанфи. В том, что касается понимания сложности и взаимосвязанности явлении, эти подходы согласуются с открытиями, сделанными новой физикой. Чел. рассматривается как сознательный, целеустремленный, динамичный субъект, способный принимать решения, взаимодействующий со всем, что его окружает, влияющий на др. людей и события и испытывающий на себе их влияние.
См. также Детерминизм, Теория поля, Общие системы, Философия науки, Физиологическая психология (нередукционистский подход)
Г. X. Олред, Дж. М. Харпер, Р. А. Уодхем

Физиогномическая перцепция (physiognomic perception)

Под физиогномикой понимается эмоциональное, многозначное восприятие людей, событий и вещей. Красный лоскут одежды не только мал по размеру среди др. физически измеримых и точных признаков, но тж воспринимается как "возбуждающий, горячий и энергичный". Метафорический, образный и символический язык часто фиксирует физиогномические значения. Родственным, но скорее сенсорным феноменом яв-ся синестезия. Стимуляция одного органа чувств (восприятие красного тона) вызывает ощущение др. сенсорной модальности ("звучание" высокой ноты).
Качества физиогномики. Физиогномические свойства считаются присущими объекту самому по себе, т. е. яв-ся воспринимаемыми, а не ассоциативными. Дерево яв-ся печальным - оно не просто напоминает нам о чем-то печальном или заставляет нас печалиться. Физиогномические впечатления носят прямой, спонтанный и непосредственный, а не обдуманный характер. Память и рефлексия (обдумывание) предоставляют ярлыки, а соц. обычай руководит реакциями, но обычно не они дают начало физиогномическому опыту.
Теории и подходы. Высказывания о физиогномике можно проследить начиная со времен Гомера, но первой обстоятельной работой, до сих пор важной в этой области, стало исслед. Ч. Дарвина. Он доказывал, что мимические и др. телесные знаки эмоций яв-ся рудиментарными фрагментами первоначальных эмоциональных проявлений наших животных предков. Дарвин добился того, что путешественники в различных уголках мира проверяли его теорию. Они сообщали о межкультурных сходствах в выражении эмоций.
Гештальт-психологи понимали под физиогномикой третичные качества. Перцептивный опыт больше суммы составляющих его физ. и физиолог. частей. Существуют эмерджентные качества, такие как единство или орг-ция, прегнантность и замкнутость, хорошая форма и хорошее продолжение, фигура/фон и "требования" (demands) сил поля.
X. Вернер рассматривал физиогномику как первый и наиболее примитивный вид восприятия. Она характеризуется синкретизмом (сведением несхожих вещей вместе); неотделимостью восприятия от чувствования и движения и, более всего, целостным характером восприятия.
Более эмпирические подходы связаны с измерением индивидуальных различий в физиогномике, напр. среди художников и между полами. Есть тж корреляционные исслед. связей между физиогномикой и индивидуальными особенностями, такими как креативность, богатство/яркость внутренних образов и эстетическая чувствительность. Тем не менее осн. часть исслед. нацелена на доказательство наличия физиогномического восприятия.
Врожденная основа Ф. п. косвенно поддерживается рез-тами кросс-культурных исслед. распознавания эмоций. Обнаружено сходство суждений в отношении фотоизображений лицевых масок счастья, удивления, страха и большинства др. базовых эмоций. Эмоции практически одинаково распознаются как в промышленно развитых, так и в совершенно изолированных от технического прогресса культурах.
Физиогномика отличается от др. тем психологии восприятия: она с трудом поддается интерпретации с т. зр. сенсорных процессов или процессов обработки информ.
Тем не менее, несмотря на эти трудности, физиогномика имеет неск. привлекательных черт. Ее исслед. носят холистический (нередукционистский), феноменологический (опытно-описательный) и междисциплинарный характер. Тренинг в области Ф. п., если это возможно, мог бы помочь снизить непонимание между людьми и культурами.
См. также Когнитивная сложность, Одежда, Экспрессивная мимика, Жесты
М. С. Линдауэр

Физиологическая психология (нередукционистский подход) (physiological psychology (nonreductionism))

Любое серьезное рассмотрение нередукционистского подхода к Ф. п. требует предварительного и по возможности исчерпывающего определения опорного термина "редукционизм". Степень редукционизма варьирует от простейшего (в физике) до самого сложного (в социологии) (рис. 7). Редукционист убежден в том, что все многообразие форм природы характеризуется непрерывностью и образуется в рез-те различных комбинаций одних и тех же базисных элементов. Редукционисты приходят к выводу о предельной сводимости природы Вселенной к этим фиксированным и неделимым строительным блокам, имеющим атомистический характер. Согласно редукционистам, это единственный путь к пониманию всех аспектов природы.


Рис. 7. Иерархия наук в соответствии с уровнем сложности (интеграции)

Одно время редукционист мог уверенно опираться на представление о том, что социологические, психол., биолог. и физ. явления когда-нибудь можно будет объяснить на основе фиксированных и неизменно существующих строительных блоков физики. В настоящее время, однако, сторонник абсолютного редукционизма наталкивается на лишающее его уверенности открытие совр. физики, а именно что элементарные частицы сами обладают трудноуловимыми (и труднообъяснимыми) свойствами и потому вряд ли подходят в качестве надежного фундамента для строительства прочного теорет. здания.
Редукционизм в биологии. В качестве своей специфической области исслед. биология выделила живые организмы, растения и животных. Подразделы биологии изучают живое на уровне клеток (цитология), тканей (гистология), анатомии или морфологии, физиол. и эмбриологии. Клетки, ткани, органы и организмы обладают свойствами, выходящими за круг свойств, обнаруживаемых у молекул. К таким свойствам относятся орг-ция, координация, контроль (управление), адапт., рост или размножение и восстановление (заживление). Хотя в живых системах отсутствуют немолекулярные явления, в них нет и таких явлений, к-рые были бы только молекулярными.
Живая клетка обнаруживает такие характерные свойства, как единство, структура, порядок и интеграция, к-рые отсутствуют у ее молекулярных компонент. Организм тж демонстрирует свойства, к-рые невозможно вывести из составляющих его органов. Слово "организм" указывает на орг-цию - отличительный признак живого существа, растения или животного. Живой организм действует как целое, или как система, а не как собрание независимо и неорганизованно функционирующих органов, тканей, клеток или молекул.
Противоположной понятию редукционизма яв-ся концепция целостности и уровней интеграции. Согласно концепции холизма, каждая клетка, ткань, орган или организм есть нечто большее, чем сумма своих частей. Обратное утверждение по существу гласило бы, что при описании клетки только на основе образующих ее молекул нек-рые ее аспекты оказались бы упущенными. Знание отдельных частей не дало бы понимания целого, за исключением выяснения роли этих частей как выражения целого организма.
Понятие уровней интеграции может помочь прояснить нередукционистский подход к естественным событиям. В соответствии с этим понятием изображенная на рис. 7 иерархия наук от физики до социологии отражает уровни интеграции. Т. о., на каждом уровне, начиная с физики, вместо редукционистской непрерывности имеет место разрывность. На каждом высшем уровне возникают новые качества, к-рые не обнаруживались на низших уровнях. Из этого следует, что события, имеющие место на каждом из этих уровней, следует изучать на своем собственном уровне, а не пытаться втискивать их в более низкоорганизованную форму. Сведение явлений, наблюдаемых на высшем уровне, к более низкому уровню означало бы потерю свойств и структуры данных такого исходного исслед.
Роль гипотетического конструкта. В нек-рых науках, таких как физика и биология, ряд явлений может анализироваться до уровня, на к-ром зрение и осязание перестают быть полезными, и исследователь вынужден прибегнуть к субмикроскопическим понятиям, - нежелательная ситуация, к к-рой, безусловно, не стоит стремиться. Связь между тем, что воспринимается, и тем, что представляется в объяснительных терминах, иногда становится чрезвычайно слабой.
Как можно избежать тех осложнений, к-рые несет с собой редукционизм? Обычно делается ставка на иной образ действий. На этот раз при исслед. психол. явлений на вооружение принимается полевой подход интербихевиорального типа. В качестве первого необходимого шага здесь требуются более широкие представления, к-рые охватывали бы организм и стимульный объект. При таком изменении ориентации происходит смещение фокуса с редукционистской центрации на организме. Теперь в центре интереса оказывается не то, что можно было бы вообразить, продвигаясь внутрь организма, а то, что происходит между организмом и стимульным объектом. Их взаимодействию уделяется главное, хотя и не исключительное внимание, т. к. существуют дополнительные наблюдаемые переменные. Такое взаимодействие требует света и воздуха, к-рые выполняют вспомогательную (посредствующую) роль для зрительной и слуховой коммуникации соответственно. Ни одно событие не происходит в вакууме, и поэтому необходимо учитывать факторы сеттинга (setting factors), или окружающие условия, в к-рых происходит конкретное событие. Все эти аспекты полного события должны рассматриваться в системе или в их совокупности. Едва ли можно переоценить придание стимульному объекту равного с организмом значения, - т. зр., безусловно, способствующая деидеализации организма.
Ученые начали признавать нек-рые явления, согласующиеся с устойчивыми закономерностями или с "идеальным порядком природы", в качестве самоочевидных, не требующих дальнейших объяснений. В этом случае нет необходимости выходить за пределы наблюдаемых сцен или задавать дополнительные вопросы. Такие явления принимаются за исходную точку или базис для объяснения др. событий. Гравитация предоставляет нам подходящий пример. Обратимся к гравитационному взаимодействию между Землей и Луной. Какой прок астроному от вопроса "Почему существует гравитация?" Что гравитация существует - установленный факт; проблема заключается в том, чтобы определить, как, на что, когда и где она действует. Непринятие такого предельного понятия можно было бы проиллюстрировать примером исследователя, к-рый настаивает на отрыве Луны от Земли, пытаясь найти "причину" гравитации. Совр. астрономы более осмотрительны, чем этот их гипотетический коллега, и едва ли согласятся присоединиться к такому глупому предприятию. Они признают гравитацию как факт, не требующий дальнейшего объяснения, и продолжают работать, исходя из убеждения в существовании гравитации.
Понятие "нижнего предела" (rock-bottom) применимо и к психол. исслед. Для сторонников нередукционистского подхода к Ф. п. нижним пределом яв-ся организм. Им нет нужды вскрывать его для обнаружения воображаемой внутренней "причины" поведения, как нет нужды у астронома забираться в глубь Земли или Луны в поисках "причины" гравитации. Нередукционисты принимают организм за одну из переменных и за отправную точку исслед., устанавливающего связи унитарного, интегрированного организма со стимулом и всеми др. компонентами целостного поля. Короче говоря, различие между редукционистами и нередукционистами в Ф. п. состоит в том, что они принимают за нижний предел. Для первых нижний предел лежит где-то внутри головы организма, тогда как для последних таким пределом яв-ся сам организм.
Организм как локус переменных. Может показаться, что принятие нередукционистами организма за нижний предел анализа подразумевает полное пренебрежение биолог. аспектами живого соучастника психол. события. Однако это не так. Напротив, нередукционист рассматривает организм как важное множество переменных, к-рые могут влиять на психол. событие. Пример с двумя сценариями, в к-рых мальчик читает книгу, поможет нам прояснить этот вопрос в общих чертах. В обоих событиях - А и Б - мальчик и книга взаимодействуют в определенных конкретных условиях. К этим условиям относятся уровень освещенности, шума, температуры и т. д. Однако до события Б мальчик получил травму головного мозга. Важный момент заключается в том, что событие А не идентично событию Б. Сотрясение мозга как значимая переменная изменило мальчика. Т. о., мальчик в событии Б - это уже не тот же самый мальчик, к-рый участвовал в событии А. Следовательно, эти два события не яв-ся соизмеримыми. Чтение, происходившее гладко и без помех в событии А, оказалось затрудненным в событии Б вследствие действия переменной, локализуемой в биолог. основе мальчика.
Для нередукциониста такое объяснение соответствует нижнему пределу и вполне удовлетворяет его, однако редукциониста оно только воодушевляет на поиски где-то внутри мозга ответа на вопрос "почему" изменилось чтение травмированного мальчика. Этот подход может лишь привести нас назад - к "всего лишь возможным" объяснениям, к-рые сами требуют верификации, прежде чем ими можно будет пользоваться.
Различие между редукционистским и нередукционистским взглядом на НС можно резюмировать в виде характеристики НС как необходимого, но не достаточного условия для нормального вербального поведения.
Наше рассмотрение НС как необходимого, но не достаточного условия психол. событий подготавливает почву для перспективного исслед. проблемы организма как локуса переменных. В частности, это требует инвентаризации анатомо-физиологических аспектов организма, вовлекаемых в различные психол. события. Напр., при говорении во взаимодействиях участвуют такие части организма, как ротовая полость вместе с губами, зубами и голосовыми связками, а тж трахея, легкие и диафрагма. Но даже здесь не бывает абсолютов, так как люди, лишившиеся связок или языка, нередко оказывались способными к говорению. Тем не менее самое детальное анатомо-физиологическое описание неспособно объяснить, почему один чел. говорит на французском, др. - на английском, а третий - на русском языке. Тж очевидно, что родись Бетховен глухим, он никогда бы не стал великим композитором. Однако то, что он впоследствии оглох, не помешало ему сочинить большую часть своих произведений после этой трагедии. Здесь напрашивается предположение о господстве духа над плотью. Безусловно, ноги и руки имеют решающее значение для игры в футбол или бейсбол, однако нек-рые инвалиды с ампутированными нижними конечностями могут плавать. И все-таки любое отклонение от оптимальной целостности организма может сказываться негативным образом. Слепота может препятствовать зрительным интеракциям, но то же самое происходит и при отсутствии освещения. Если мы считаем первое условие более неизменным, то что мы скажем о пожизненном заключении зрячего чел., содержащегося в темнице, куда не проникает даже луч света? Эти два условия оказываются эквивалентными, и, поскольку оба они могут иметь разрушительные последствия, ни одно из них нельзя поставить выше др., ибо оба они могут навсегда исключить зрительные интеракции. Исходя из представления об организме как нижнем пределе, нередукционист считает, что желательно сохранять организм максимально интактным.
Выводы. Поскольку редукционизм имеет дело с приписываемыми НС свойствами, мы должны брать на заметку аргументацию по типу порочного круга, положенную в основу гипотетического конструкта, и отвергать теории, яв-ся только возможными. При альтернативном подходе организм может рассматриваться как локус переменных, к-рые могут как содействовать, так и препятствовать психол. событиям. Как таковые, эти переменные учитываются в качестве составной части полного психол. события. Нередукционистский подход позволяет избежать проблематичной трактовки НС как имеющей а) причинный характер (т. е. как производящей психол. события) и б) две функции (биолог. и психол.) - трактовки, порождаемые редукционистским подходом.
См. также Детерминизм/индетерминизм, Функциональная психология, Вопрос об отношении души и тела
Н. Пронко

Физиологические потребности (physiological needs)

Люди и др. сложные млекопитающие имеют всего неск. необходимых для жизни Ф. п. - в воде, пище, кислороде и, что остается спорным, во сне. Ниже мы сосредоточимся на рассмотрении потребности в воде и пище.
Жажда. Даже худые люди могут прожить от 4 до 6 недель без еды, но умрут от обезвоживания через 4-5 дней. Средний взрослый чел. теряет каждые сутки около 21 кварты (почти 20 л) воды. Большая часть этих "обязательных" потерь воды (около 11 кварт, или свыше 10 л) происходит в виде мочи как составная часть сложного процесса, благодаря к-рому организм освобождается от токсичных отходов клеточного метаболизма. Остальная часть теряется, примерно в равных долях, вследствие испарения в легких, потения кожи и выделения содержащих влагу каловых масс.
Откуда мы знаем, когда и сколько мы должны пить? Опираясь на самонаблюдение и на классическую работу У. Кеннона, посвященную этой теме, можно было бы сделать вывод, что жажда связана с сухостью во рту и глотке. Действительно, ощущение сухости столь регулярно связывается с жаждой, что мы неизменно реагируем на него как на условный раздражитель. Однако всесторонние исслед. совершенно определенно показали, что чел. может испытывать жажду при смачивании рта и глотки и что исключение сенсорной обратной связи от слизистой рта и глотки не ослабляют жажду у чел. с неудовлетворенной потребностью в воде.
Потребности организма в воде, по всей видимости, измеряются и регулируются мозговыми механизмами, порождающими ощущение жажды при истощении запасов воды в теле. Эти мозговые механизмы, вероятно, чувствительны по меньшей мере к двум различным сигналам, к-рые могут вводиться в действие при разных условиях. Короткие периоды лишения воды приводят в основном к потерям воды из общего кругооборота, вызывая состояние гиповолемии (малого объема воды) и низкого кровяного давления. Когда водная депривация продолжается, вода выводится из клеток, чтобы компенсировать, по крайней мере частично, ее угрожающе низкий объем в кровеносной системе. При длительном лишении воды на эту "клеточную дегидратацию" приходится от 65 до 70% потерь воды телом, а на сосудистую гиповолемию - остальные 30-35%.
Клеточная гидратация, по-видимому, измеряется и регулируется осморецепторами, к-рые развили особую чувствительность к движению воды через их мембраны и могут тж реагировать на изменение своего размера (потеря воды приводит к сморщиванию клеток).
Голод. Жизнь требует энергии (обычно измеряемой в килокалориях, ккал). Мы получаем энергию из трех осн. пищевых групп: а) углеводов, превращаемых в глюкозу (главное топливо почти для всех клеток); б) белков, разлагаемых на аминокислоты, к-рые после рекомбинирования используются для наращивания и восстановления мышечной ткани, а тж потребляются в качестве топлива для печени; в) жиров, накапливаемых гл. обр. в жировой ткани в форме свободных жирных кислот и глицерина, когда у организма есть возможность потреблять др. питательные вещества.
По-видимому, чувства голода и насыщения порождаются мозговыми механизмами, собирающими информ. об энергоресурсах организма. Наиболее популярная теория утверждает, что чувство голода пропорционально нейронной активности в "центре", локализованном в латеральном гипоталамусе - области мозга, к-рая тж вовлечена в регулирование жажды. Чувство насыщения, согласно этой теории, вызывается активацией непосредственно примыкающего к данной области медиального гипоталамуса.
С годами накопилось множество озадачивающих вопросов, связанных с этой гипоталамической теорией регулирования голода и энергии. Разрушение латерального гипоталамуса приводит к полному прекращению еды лабораторными животными (восстановление может наступить только после неск. недель или даже месяцев внутрижелудочного кормления). Однако неясно, вызван ли наблюдаемый эффект разрушением т. н. центра голода или же он обусловлен разрывом нек-рых важных проводящих путей, к-рые проходят через эту область мозга. Кроме того, нельзя с определенностью сказать, что наблюдаемое прекращение еды отражает потерю аппетита.
Хотя механизмы передачи соотв. информ. пока еще непонятны, совр. исследователи по большей части считают, что ощущения голода и насыщения могут тж отражать доступность др. питательных веществ - свободных жирных кислот, кетоновых тел, глицерина - и/или состояние жировых запасов организма.
См. также Химическая стимуляция мозга, Пищеварительная система, Гомеостаз
С. Гроссман

Физическая привлекательность (physical attractiveness)

Начиная с Ч. Дарвина антропологи долго пытались обнаружить универсальные стандарты привлекательности. Кропотливые наблюдения Дарвина в конечном итоге убедили большинство ученых, что такие стандарты устанавливает культура и поиск универсалий, т. о., представляется тщетным занятием. Последние теплившиеся надежды в определении общих стандартов были разрушены сыгравшим заметную роль обзором К. Форда и Ф. Бича, к-рые охватили в нем более чем 200 примитивных культур. Им тж не удалось обнаружить к.-л. универсальных стандартов сексуальной привлекательности.
Социобиологи возродили надежду, что усовершенствованная социобиологическая теория и более изощренные методы исслед. смогут, наконец, позволить ученым зафиксировать нек-рые эстетические универсалии. В одном многообещающем исслед. Дж. Лэнглой и Л. Роггман обнаружили свидетельства того, что таковым искомым стандартом может служить золотое сечение, известное древним грекам.
Др. социобиологи проверили гипотезу о том, что мужчины и женщины предпочитают лица, к-рые, в известном смысле, привлекают любого - это лица, сочетающие в себе невинность детства со зрелой сексуальностью взрослости. Первые этологи наблюдали, что мужчины и женщины часто испытывали прилив нежных чувств, когда рассматривали младенческие "пупсообразные" лица - лица с огромными глазами, крошечными носами и ртами и маленькими подбородками. Симондс предположил, что мужчин и женщин должны притягивать лица, к-рые обладают чертами, ассоциирующимися со зрелостью, особенно с расцветшей, взрослой сексуальностью (напр., густые волосы, увлажненная кожа и полные чувственные губы) и/или зрелой силой (напр., широкие скулы или мощные челюсти и подбородок). Большинство недавних исслед. показывают, что людям нравятся лица, обладающими обоими типами ценимых качеств, напр. лица с большими глазами и маленьким носом, но с полными сексуальными губами и мощными челюстями и подбородком. Окажутся ли эти предпочтения универсальными, пока остается загадкой. Историки напоминают нам, что в любом об-ве стандарты красоты зачастую меняются с ошеломляющей скоростью.
Свидетельства пристрастия людей в пользу физически привлекательных. Ученые обнаружили, что большинство людей большую часть времени необъективны в своих реакциях на привлекательных людей. Представляется, что существует четыре этапа в этом процессе стереотипирования, и они выглядят следующим образом:
1. Большинство людей отчетливо осознают всю несправедливость предвзятого отношения к непривлекательным (они бы возмутились, если бы др. предвзято отнеслись к ним), и тем не менее...
2. Про себя большинство людей считают само собой разумеющимся, что привлекательные и непривлекательные люди отличаются друг от друга; в целом они полагают, что то, что красиво, - это хорошо, а что некрасиво - плохо.
3. Большинство людей относятся к тем, кого они считают привлекательными или даже имеющими заурядную внешность, лучше, чем к тем, кто, по их мнению, непривлекателен.
4. Как следствие, возникает самоосуществляющееся пророчество. Само отношение к людям формирует те типы людей, к-рыми они становятся.
Существуют доказательства того, что люди по-разному воспринимают привлекательных и непривлекательных. В одном классическом эксперименте исследователи показывали студентам и студенткам колледжа ежегодные альбомы с фотографиями выпускников, к-рые заметно различались по своей внешности, и просили их сообщить свое первое впечатление об этих студентах. Молодые люди приписывали красивым мужчинам и женщинам практически все добродетели. Они считали, что люди с красивой внешностью более общительны, дружелюбны, уверены в себе и интересны, что они были более сердечными, чувствительными и сексуальными и обладали более положительными чертами характера - были более добрыми, внимательными, скромными, энергичными и чуткими. Лишь по одному измерению молодые люди выразили недоверие людям с красивой внешностью: они не думали, что привлекательные люди могут оказаться особенно хорошими родителями.
Красивая внешность может иметь и свою темную сторону. Напр., Дермер и Тил просили студентов колледжа оценить студенток, знач. различавшихся между собой по привлекательности. В целом студенты полагали, что красивые женщины и женщины с заурядной внешностью обладали более привлекательными чертами личности и большими соц. умениями по сравнению с непривлекательными женщинами. В этом исслед., однако, были тж зарегистрированы нек-рые неприглядные истины в отношении красоты. Студенты считали привлекательных женщин более глупыми, самовлюбленными и эгоистичными, более буржуазными и менее преданными супругами (чаще имеющими внебрачные связи и/или требующими развода) по сравнению с невзрачными женщинами. Сходные рез-ты были получены Игли с сотрудниками.
Люди не только думают, что привлекательные яв-ся особенными, но они тж и ведут себя с ними соотв. образом. Преподаватели ставят красивым ученикам начальной и средней школы и студентам колледжей более высокие оценки по сравнению с их менее привлекательными товарищами за ту же самую работу. Руководители охотнее нанимают и чаще продвигают красивых мужчин и женщин и больше им платят. Врачи тратят на привлекательных клиентов больше времени, и в рез-те последние получают больше внимания и достигают больших успехов в лечении. У непривлекательных людей чаще диагностируют психич. заболевания. Привлекательных нарушителей закона реже ловят, на них меньше доносят властям, реже усматривают их виновность, а если она доказана, то им выносят менее суровые приговоры. Красивых людей реже просят об оказании помощи др., но сами они чаще получают помощь, если просят о ней или оказываются в беде. Наконец, пристрастное отношение об-ва гарантирует, что красивые мужчины и женщины будут обладать заметным преимуществом на любой стадии интимных взаимоотношений.
Разумеется, существуют и нек-рые ограничения в челов. предпочтении и пристрастном отношении к привлекательным людям. Нек-рые типы людей, по-видимому, в большей степени обращают внимание на внешность по сравнению с др. Мужчины и женщины с традиционными представлениями, вероятно, больше обращают внимание на внешность, чем люди с менее традиционными представлениями, и мужчины, видимо, чаще обращают внимание на внешность др. людей, чем это делают женщины. Люди больше обращают внимание на внешность в одних ситуациях и меньше - в др. По-видимому, внешность приобретает наибольшее значение в ситуации знакомства; впоследствии др. вещи - интеллект, личностные качества и т. д. - начинают играть более важную роль. По сравнению с др. ситуациями внешность играет большую роль в романтической обстановке.
Какое воздействие оказывает такое стереотипирование на мужчин и женщин? Исслед. представляют смешанные данные. Внешне привлекательные и непривлекательные не столь отличаются друг от друга, как это считается большинством людей. Самооценка и Я-концепция положительно связаны с тем, что красивые люди думают о себе, а не с их фактической внешностью. Различия в личностных чертах привлекательных и непривлекательных, если они вообще существуют, носят лишь незначительный характер.
По-видимому, привлекательные и непривлекательные люди действительно отличаются в одном отношении. Красивые люди демонстрируют большую уверенность в романтической обстановке и соц. ситуациях и обладают более развитыми соц. умениями. Люди ожидают от красивых большего соц. обаяния и обращаются с ними соотв. образом. Данные исслед. указывают на то, что этот процесс в целом функционирует по принципу самоосуществляющегося пророчества. Люди ожидают, что красивый чел. будет демонстрировать обаяние, ведут себя по отношению к нему соотв. образом, и он, как следствие, совершенствует свои соц. умения. Этот самореализующийся аспект Ф. п. был проиллюстрирован в исслед. М. Снайдера, Э. Танк и Э. Бершайд. Мужчин и женщин из Миннесотского ун-та приглашали принять участие в эксперименте, посвященном изучению процесса знакомства. Для начала мужчинам предоставляли поляроидные снимки и биографическую информ. об их будущих партнершах. В действительности эти снимки были подтасованы; на них была изображена либо красивая женщина, либо женщина с невзрачной внешностью. Мужчин просили поделиться своими первыми впечатлениями о ней. Те, кто думал, что им досталась красивая партнерша, ожидали что она окажется общительной, уверенной в себе, с чувством юмора и с развитыми соц. умениями. Те, кому, на их взгляд, досталась непривлекательная партнерша, ожидали что она окажется необщительной, неловкой, серьезной и неумелой в соц. взаимодействиях. Такое предубеждение не вызывает удивления: известно, что красивые люди производят исключительно благоприятное первое впечатление.
Однако рез-ты следующего этапа эксперимента оказались неожиданными. Мужчин просили познакомиться со своими партнершами, используя с этой целью телефон. Ожидания мужчин существенным образом повлияли на то, как они строили беседу со своими партнершами в течение всего телефонного разговора. А это, в свою очередь, оказало сильное воздействие на ответную реакцию женщин. Мужчины, конечно, думали, что они беседовали с красивой или непривлекательной женщиной; в действительности же женщины на др. конце провода знач. различались между собой по внешности, хотя большинство из них обладало обычной внешностью. Тем не менее на время телефонного разговора женщины стали тем, кем ожидали их видеть мужчины. После телефонного разговора оценивающие прослушивали запись женской части беседы и пытались определить только на основе этой записи, что это были за женщины. Женщины, с к-рыми разговаривали так, как если бы они были красивыми, вскоре начинали "выглядеть по телефону" именно такими. Они становились необычайно оживленными, уверенными и умелыми в соц. взаимодействии. Те, с кем обращались так, как если бы они были непривлекательными, тж начинали вести себя соотв. образом. Они становились замкнутыми, неуверенными в себе и казались неловкими. Мужские пророчества реализовались.
Без сомнения, такое поведение заставляло женщин, в свою очередь, прилагать ответные усилия. Если стереотипы, разделяемые мужчинами, воплотились в реальность на время 10-минутного телефонного разговора, можно себе представить, что происходит с людьми, когда к ним хорошо или плохо относятся на протяжении всей их жизни. Фактически же исследователи обнаружили определенные доказательства тому, что привлекательные люди действительно яв-ся чрезвычайно умелыми и опытными в соц. взаимодействиях.
Красивые люди обладают преимуществами, а некрасивые не имеют преимуществ в жизни. Однако тщательный анализ существующих данных с очевидностью говорит о том, что акцент следует сделать на второй половине этого предложения. Если взаимосвязи между внешностью и множеством др. переменных - самооценкой, удовлетворенностью, перспективами работы, количеством назначаемых свиданий и популярностью - подвергнуть тщательной проверке, то вскоре обнаружится, что связи между внешностью и преимуществами не оказываются монотонно снижающимися. Факты свидетельствуют о том, что крайне привлекательные обладают лишь незначительным преимуществом. Что действительно имеет значение, так это наличие по меньшей мере обычной внешности.
См. также Одежда, Эффект ореола, Перцептивный транзакционизм, Эффект Пигмалиона
Э. Хэтфилд

Филоанализ (phyloanalysis)

Ф., или групп. анализ, - подход к изучению психопатологии и соц. отношений, разраб. Тригантом Барроу между 1921 и 1950 гг. В отличие от психоан., внимание к-рого сосредоточено на индивидуальных расстройствах, Ф. имеет дело с психол. расстройствами, общими для людей как биолог. вида.
Осн. идея Ф. заключается в том, что психопатология в основном вызывается вторжением системы умственных символов в базовые чувственные процессы, приводя к патологическому замещению истинного восприятия искаженным представлением. Осн. метод групп. анализа - коллективное рассмотрение "текущего момента" в соц. поведении для выявления нарушений в перцепции и когниции.
Барроу был одним из первых исследователей в клинической психологии, к-рый проводил психофизиологические исслед. для обнаружения физиолог. признаков, сопровождающих дефензивное и недефензивное восприятие, наз. им дитенцией (ditention) и котенцией (cotention) соответственно. Хотя сам Барроу считал свой подход скорее "соц. лабораторией", нежели терапевтическим методом, его идеи и методы предварили мн. последующие разраб. в этой области.
См. также Гештальт-психология, Групповая психотерапия
Дж. Харт

Философия науки (philosophy of science)

Человечество не создало более эффективного способа познания и использования природы для собственного блага, чем наука. Научный подход применяется для поиска ответов на самые разные вопросы, начиная от фундаментального строения материи и кончая существованием жизни после смерти. Его цель - понять и точно описать процесс научного исслед., следствием чего может стать усовершенствование методологии науки и оказание помощи более молодым дисциплинам, в том числе и психологии.
Аристотель, Ньютон и Декарт, будучи учеными-практиками, интересовались вопросами методологии, однако реальная потребность в последней возникла только после научной революции и после того, как наука утвердилась в качестве одного из общественных ин-тов. В XIX в. возникло филос. течение, известное под названием позитивизм, осн. непосредственно на ньютоновском понимании науки и стремящееся распространить этот научный метод на соц. науки и соц. контроль. В XX в. философия науки благодаря логическим позитивистам, членам Венского кружка, начала развиваться как формальная дисциплина. Созданная ими картина науки была формальной версией обывательского взгляда на последнюю: ученый - беспристрастный исследователь, и конечная цель всех его наблюдений - создание действенных мат. теорий, постепенно усовершенствуемых каждым последующим поколением.
Однако со временем выяснилось, что позитивистское толкование науки неадекватно. Др. философы и историки науки показали, что наука - более челов. и менее рациональная сфера деятельности. Кун утверждал, что ученые часто видят то, что хотят видеть, и защищают свои взгляды вопреки логике. Он также считал, что развитие науки - не эволюция в сторону лучшего понимания мира, а ряд периодических скачков, сопровождающихся заменой старых взглядов новыми, причем эта замена яв-ся не следствием более убедительных доказательств или лучшей аргументации, а результатом завоевания большего числа сторонников, вытесняющих старую гвардию.
См. также Общие системы, Логический позитивизм, Позитивизм, Научный метод
Т. Лихи

Философская психотерапия (philosophical psychotherapy)

Ф. п. вызывает изменения в поведении и обеспечивает приобретение контроля над эмоциями путем модификации процессов мышления, связанных с индивидуальной философией жизни. Система представлений индивидуума оказывает столь же сильное влияние на личность, как и средовые стимулы. Филос. представления можно назвать интрапсихическими стимулами. Представления и аттитюды часто играют решающую роль в руководстве действиями и обусловливают манеру реагирования людей на данную ситуацию или комплекс стимулов.
См. также Экзистенциализм, Психотерапия
У. Саакян

Философские проблемы психологии (philosophical problems in psychology)

Проблема природы чел. и проблема философии науки - две филос. проблемы психологии, вокруг к-рых группируются все остальные проблемы. Попытки отдельных ученых создать теорию человечества нельзя признать удачными, несмотря на впечатляющую эрудицию, к-рой отмечены усилия этих одиночек.
Эта проблема столь сложна и многогранна, что ее решение потребует огромной команды ученых-теоретиков, представляющих все науки, начиная от физики, биологии, соц. наук и кончая гуманитарными науками. Если смотреть на чел. как на машину, чем нередко грешат естественные науки, то следствием становится его детерминистское описание. Однако если считать чел. экзистенциальным существом, типичным будет его описание с позиции свободы воли. Это противопоставление также стоит за филос. предпочтениями, разделяющими гуманистическую психологию и научную психологию.
Решение проблемы часть-целое и проблемы ценностей также зависит от решения проблемы природы чел. Отношения между частями и целым, когда речь идет о сложных явлениях, яв-ся ключевым моментом в спорах о проблеме часть-целое. Если целое может быть полностью описано и объяснено на основании его частей, значит, оно всего лишь конгломерат, который может быть разделен на составные части (такова, напр., груда кирпичей). Однако если целое не делится на составляющие его части, оно имеет эмерджентные свойства, т. е. свойства, к-рые нельзя объяснить свойствами его частей (напр., вода при нормальных условиях - жидкость, а кислород и водород при нормальных условиях - газы). Элементаризм (elementism) утверждает, что целое - всего лишь сумма частей, а холизм исходит из того, что целое больше суммы частей. Что же касается природы ценностей, то основная проблема состоит в том, яв-ся ли они относительными или абсолютными. Напр., как следует рассматривать моральную ценность, выраженную словами "убийство - преступление"? Яв-ся ли оно заповедью на все случаи жизни (абсолютистская позиция) или зависит от обстоятельств (релятивистская позиция)?
Остальные филос. проблемы психологии относятся к разряду филос. проблем науки. Сюда входят такие проблемы, как логика открытия, природа индукции, природа знания, критерии оценки научного прогресса, концепция парадигмы и оценка теорий. Проблема индукции связана с тем, что философы не смогли точно описать концептуально-логическую основу способности ученого делать достоверные выводы из эмпирических наблюдений. Напр., нет никакой гарантии, что п + 1 наблюдаемая выборка даст тот же уровень доверительной вероятности, что и предыдущие п выборок. Основной эпистемологической задачей яв-ся выявление критериев, соответствие к-рым оправдывает притязание на знание. Эволюционная теория исходит из того, что наука - это непрерывная деятельность, прогресс к-рой - рез-т проб и ошибок и значительного числа постепенных, кумулятивных по своей природе шагов. Революционная теория считает науку прерывистой формой активности, которая прогрессирует в рез-те относительно малого числа больших скачков, связанных со сдвигом парадигмы или изменением мировоззрения, обеспечивающими более широкое и глубокое представление о реальности. Сторонники обеих теорий для подтверждения своей правоты приводят примеры из истории науки. Скорее всего, создание полной картины научного прогресса возможно только на базе отдельных аспектов обеих теорий. В своем самом широком понимании проблема оценки теорий яв-ся синонимом философии науки, ибо конечная цель последней - внесение ясности в концептуальные основы науки, а теории как раз и яв-ся воплощением концептуальных основ. Однако в своем более узком смысле термин "оценка теорий" означает разработку набора критериев для сравнительной оценки достоинств и недостатков разных доктрин. Подобная оценка распространяется на все свойства последних, включ. и их филос. основы. Важнейшей целью оценки теорий яв-ся создание метода отбора относительно небольшого числа теорий, имеющих наибольший потенциал и способных активно повлиять на развитие той науки, в недрах к-рой они сформировались.
Поскольку наука составляет лишь часть полного спектра психологии, помимо проблем, унаследованных от философии науки, у нее есть и собственные проблемы, возникшие уже внутри самой этой дисциплины.
См. также Эпистемология, Общие системы, Логический позитивизм, Каноны Милля, Философия науки
Дж. Р. Ройс

Фобии (phobias)

Ф. - это иррациональный страх, к-рый может проявляться в виде боязни специфических одушевленных и неодушевленных объектов, напр. боязнь змей (офидиофобия); страх перед определенной группой или классом людей (ксенофобия, боязнь чужаков; андрофобия, боязнь мужчин); страх надвигающихся или предвосхищаемых событий (астрофобия, боязнь молнии; боязнь школы или экзаменов) или страх, в сущности, всего представимого. Далее приводятся некоторые из наиболее часто встречающихся в клинической литературе фобий:

Название
Объект страха
Акрофобия
Высокие места
Агорафобия
Выходить из дома
Клаустрофобия
Закрытые пространства
Кинофобия
Собаки
Кипридофобия
Венерические заболевания
Электрофобия
Электричество, в особенности удар током
Генофобия
Секс
Гинофобия
Женщины
Годофобия
Путешествия
Гидрофобия
Вода
Гипнофобия
Сон
Какоррафиофобия
Неудача
Мизофобия
Грязь
Патофобия
Болезнь
Танатофобия
Смерть

Объективная оценка любого страха обычно яв-ся спорной в отношении того, до какой степени и при каких обстоятельствах объект или событие, вызывающие опасения, представляют реальную опасность. Два критерия, не связанные с оценкой потенциальной опасности, дифференцируют фобии от рационального, не невротического страха.
Во-первых, Ф. имеют обсессивную природу. Больной с Ф. часто вынужден застревать на своем страхе в гораздо большей степени, чем это необходимо в объективных обстоятельствах.
Вторая характеристика, которая дифференцирует Ф. от реалистичного страха, касается модуса проявления тревоги. Ф. обычно сопровождается столь высоким уровнем тревоги, что больной оказывается обездвиженным, лишенным возможности действовать эффективным для снижения тревоги образом. Нет полного согласия относительно дифференциальной диагностики между фобическим страхом и генерализованной тревожностью; по всей вероятности, это зависит от конкретности объекта или события, вызывающего опасения.
Причины фобий
Нет единого общепринятого объяснения этиологии Ф. Принято, однако, считать, что возникновению некоторых фобий, в отличие от других, предшествуют конкретные события. Эти события наз. преципитирующей травмой или преципитирующим событием; они могут рассматриваться или не рассматриваться в качестве непосредственной причины Ф., в зависимости от теорет. ориентации психолога, выносящего свое суждение. Существуют три основные модели Ф. - психоаналитическая, поведенческая и когнитивная.
Психоаналитическая модель. Фрейд категоризовал Ф. как часть совокупности симптоматических неврозов, названную им истерией страха (anxiety hysteria или Angst hysterie). В эту же совокупность входит конверсионная истерия. Ф. яв-ся выражением вытесненных сексуальных фантазий, обычно эдиповой природы, в борьбе с защитными механизмами, призванными помочь сдержать эти чувства.
Поведенческие (соц. научения) модели. Объяснения Ф. с т. зр. бихевиоризма или теории соц. научения сосредоточены на том, как индивидуум усваивает неадекватную, провоцирующую страх реакцию на первоначально нейтральный или не вызывающий волнения раздражитель. Используются три основные парадигмы: классическое обусловливание, оперантное обусловливание и моделирование.
Этиология Ф. была предметом исслед. в одном из основных экспериментов в поведенческой психологии, представляющим собой и спустя десятилетия с момента опубликования рез-тов важную веху в ее развитии. Джон Б. Уотсон и Розалия Рейнер вызвали фобию у Альберта, ребенка в возрасте 11 месяцев, используя модель классического обусловливания, открытую И. П. Павловым в его знаменитых экспериментах с собаками.
Согласно парадигме оперантного обусловливания Б. Ф. Скиннера, Ф. развиваются не только в результате случайного или даже преднамеренного совпадения стимулов, но тж и вследствие преднамеренных, произвольных действий в окружающей среде и последствий этих действий (подкреплений).
Парадигма моделирования (научения посредством наблюдения), разработанная в значительной степени Альбертом Бандурой, исходит из того, что Ф. - по крайней мере отчасти - усваиваются при восприятии тревоги или иррациональных страхов, испытываемых др. людьми, в особенности близкими, с которыми имеется эмпатическая связь.
Когнитивная модель. Когнитивно-динамическая концепция Ф., разработанная Альбертом Эллисом, дифференцирует и разъясняет мыслительные процессы, участвующие в расстройстве. Эллис утверждает, что ассоциации с мыслью "это хорошо" становятся такими положительными эмоциями чел., как любовь или радость, тогда как ассоциации с мыслью "это плохо" становятся отрицательными эмоциями, окрашивающими мучительные, злобные или депрессивные чувства. Ф. представляет собой алогичную и иррациональную ассоциацию, связывающую "это плохо" или "это опасно" с вещами, к-рые в действительности таковыми не яв-ся.
Другие объяснения. Представители экзистенциального направления Ролло Мэй и Виктор Франкл рассматривают Ф. как отражение отчуждения, бессилия и бессмысленности современной жизни, отчасти как последствие индустриализации и обезличивания. Представитель гуманистической психологии Абрахам Маслоу рассматривает Ф., подобно неврозам в целом, как нарушение роста личности, крах возможностей реализации челов. потенциала.
Некоторые теоретики обращают внимание на физиолог. и генетические аспекты Ф. Эдвард О. Уилсон видит в Ф. след нашей генетической эволюции. "На ранних этапах развития человечества, - пишет Уилсон, - фобии расширяли возможности выживания человека".
Лечение фобий. Сторонники приведенных выше теорий используют технические приемы и методы лечения Ф. в соответствии с тем, что они считают их причиной. Психоаналитики, считая Ф. продуктом вытесненного содержания, скрытого под слоями психол. защиты, используют свободные ассоц., анализ сновидений и интерпретации для того, чтобы сорвать слои защиты и дойти до сути конфликта. Тогда через катарсис - внезапное эмоционально насыщенное высвобождение вытесненного материала - пациент сможет преодолеть Ф. и выздороветь.
Психологи поведенческой ориентации разработали впечатляющий набор технических приемов для лечения Ф. Двумя наиболее широко используемыми парадигмами яв-ся систематическая десенсибилизация и фладинг (наводнение).
Систематическая десенсибилизация представляет собой форму классического обусловливания, при к-рой вызывающие страх стимулы совмещают с реакциями торможения либо в воображаемой (замещающая десенсибилизация), либо в реальной жизненной ситуации (десенсибилизация in vivo).
Фладинг (наводнение) представляет собой "метод лечения фобий быстрой экспозицией вызывающему страх объекту или ситуации в реальной жизни с поддержанием максимально переносимого страха, пока он не начнет снижаться, с последующим повторением экспозиций, пока пациент не будет чувствовать себя спокойно в ситуации, ранее вызывавшей страх". Хотя этот метод считается быстрым и эффективным, по крайней мере в короткой перспективе, его использование сопровождается вызыванием у пациентов высокого уровня тревоги, к-рый ряд специалистов считают слишком высоким - и потому потенциально опасным.
Процесс рационально-эмотивной терапии представляет собой сообщение психотерапевтом (часто в весьма эффектной, впечатляющей форме) пациенту об искажениях в его мышлении. Это похоже на психопедагогический прием, и он действительно направлен на то, чтобы больной узнал о том, как алогичное мышление приводит к алогичному и фобическому стилю поведения.
Все четыре метода - психоанализ, систематическая десенсибилизация, имплозивная и рационально-эмотивная терапия - яв-ся высокоэффективными. Данные эмпирических исслед. подтверждают это, во всяком случае в сравнении с лечением таких расстройств, как депрессия и шизофрения.
См. также Тревога, Расстройства личности
Г. С. Белкин

Фокусирование (focusing)

Ф. - это разработанная Ю. Гендлиным психотерапевтическая методика, к-рая акцентирует прямое внутреннее внимание к физически ощущаемому, неясному "углу" (т. е. к физ. дискомфорту, специфически связанному с данной целостной проблемой или ситуацией). Кажущееся вначале смутным, это "осязаемое чувство" ("felt sense") затем "перемещается" ("shifts") в теле и появляется в фокусе. Такое "перемещение" создает предпосылки для новых, специфических шагов к решению проблемы, но главной его целью является физ. изменение per se.
Это осязаемое чувство обычно не присутствует в теле изначально, оно должно сперва сформироваться. Сначала с проблемой напрямую не связывается или ничего, или незначительный физ. дискомфорт. По сравнению со знакомыми ощущениями это телесное ощущение кажется легким, неуверенным и непонятным.
Следующий шаг заключается в распознавании качества (quality) этого телесного ощущения с помощью подходящего слова или образа. Пациент активно пытается привести слово или образ "в резонанс" с телесным ощущением, проверяя и подтверждая их адекватность. Успешное резонирование должно повлечь за собой некоторое физ. облегчение.
Случаи успешной психотерапии значительно отличались от неудач гораздо большим вниманием к прямо ощущаемому неясном "углу". Из этого следует предостережение о недопустимости продолжения психотерапии, обреченной на неудачу из-за рассеянности внимания. Вместо этого предметом прямого обучения должен стать используемый здесь особый вид внимания.
Помимо использования в психотер. и для решения личных проблем Ф. использовалось при обучении литературному творчеству, а также в таких областях, как снижение стресса, целительство, бизнес, образование, духовные практики и пр.
См. также Эмпирическая психотерапия, Новаторские психотерапии, Психотерапия
Ю. Гендлин

Формационная теория личности (formative theory of personality)

Эта теория возникла в конце 1960-х в Университете Дьюка в рез-те пионерских работ Адриана ван Каама в области совр. физики. Формация (formation) определяется как базисный эволюционный процесс универсума, представляемый в виде энергетического поля постоянно восходящих и нисходящих форм. Каждый элемент в этом универсуме стремится реализовывать и поддерживать свой уникальный потенциал форм в диалектическом взаимодействии со своим формационным полем. Дочеловеческие формы жизни создают форму в соответствии с инстинктивными предписаниями, челов. же форма жизни должна раскрывать и воплощать ее сама. В этом процессе рождается личность. Личность рассматривается как уникальное движение раскрытия и пробного осуществления рецептивных и креативных установок (directives) в границах своих корреспондирующих формационных полей. Теоретики в области основ личности находятся в процессе поиска формационных установок (form directives), к-рые с научной т. зр. могут оцениваться как фундаментальные или универсальные.
Структурные эффекты формирования личности. Первичными структурами личности, производимыми в процессе формации, яв-ся основополагающая, ядерная, текущие и видимые формы жизни. Потенциальная форма челов. личности - рез-т биогенетической преформации. Она конкретизирует себя в рождающемся ядре личности через ее предварительные, текущие, латентные и манифестируемые, или видимые, формы.
Ядро личности сравнительно устойчиво. Оно формируется большей частью в период от рождения до ранней взрослости, и на протяжении последующей жизни обычно не претерпевает существенных изменений. Это ядро может модулироваться текущими, видимыми и актуальными формами, которые принимает личность. Ядро, помимо прочих функций, выполняет функцию интегративного центра глобальных формационных эффектов. Как таковое, оно придает уникальное звучание (vibrancy) и неповторимую окраску личности, когда та пытается достичь конкретного выражения той основополагающей жизненной формы, к-рой она наделяется благодаря биогенетической преформации. Ядерная форма, в свою очередь, далее конкретизирует свои формирующие тенденции в более специфических движениях текущих и видимых форм появляющейся личности. Ядерная форма личности идеально функционирует в качестве сохранителя консонанса между текущими и видимыми аспектами личности и основополагающей потенциальной жизненной формой, к-рая яв-ся биогенетической основой личности.
Транссознательное измерение (transconscious dimension) охватывает стремления, типичные для отдельной личности. Подобно непризнанным тенденциям инфрасознательного измерения (infraconscious dimension), они могут временами проникать сквозь барьеры, к-рые отделяют предсознательное измерение (preconscious dimension) от окружающих его инфра- и транссознательных измерений. Когда они проникают сквозь этот барьер, они вступают во взаимодействие со всеми др. формирующими силами, непрерывно взаимодействующими друг с другом в энергетическом поле предсознания.
Что касается этих измерений сознания, данная теория говорит о представлении формации в сознании (formation conscientization): акте введения в фокус сознания (focal awareness), в соответствующий момент, тех установок, к-рые фактически формируют личность, находится ли она на пред-, интер-, инфра- или транссознательном уровне.
См. также Теории личности, Религия и психология
А. ван Каам

Формирование впечатления (impression formation)

Истоки научного изучения проблемы Ф. в. восходят к известной статье Соломона Аша "Формирование впечатлений о личности" (Forming impressions of personality), В этой статье были обозначены две осн. проблемы. Во-первых, при Ф. в. наблюдатель должен каким-то образом справляться с тем, что зачастую яв-ся просто разнородным набором фактов о др. чел. Вторая проблема заключается в точном знании того, какое именно впечатление возникает у наблюдателя. Как исследователю приступить к измерению столь запутанного - и к тому же аморфного - явления, как впечатление?
Наиболее серьезной проблемой, поднятой Ашем, была важность понимания того, как люди справляются с тем разнообразием информ., к-рое они получают в отношении др. чел. Ее иногда называют проблемой интеграции информации. Существуют два различных теорет. подхода к ее решению. Согласно гештальт-подходу (gestalt approach), люди используют конфигурационную стратегию. Они оценивают сразу весь информ. массив и достигают тематической интерпретации, на основе к-рой все отдельные и разрозненные элементы интегрируются в логически непротиворечивое целое. Этот процесс зачастую предполагает повторную интерпретацию нек-рых элементов информ. и игнорирование др.
В соответствии с подходом когнитивной алгебры (cognitive algebra approach), каждый элемент информ. вносит независимый вклад в формирование общего впечатления. В отличие от гештальт-подхода, здесь предполагается, что отдельные элементы информ. не увязываются активно в единую осмысленную конфигурацию. Скорее оценочные импликации каждого элемента извлекаются сразу же, по мере их поступления, и сочетаются с к.-л. из предсуществующих оценочных реакций, дабы обеспечить текущее оценочное впечатление о др. чел. Этот подход называют когнитивной алгеброй, потому что элементы информ. могут комбинироваться при помощи таких алгебраических правил, как "усреднение", "сложение" или "умножение". Несмотря на то, что эти два теорет. подхода чрезвычайно различаются в своих концептуальных предпосылках, они оказались в равной степени полезными в объяснении первичных эмпирических данных в данной области исслед.
Большая часть исслед. в области Ф. в. была посвящена первым впечатлениям. Участникам такого рода экспериментов предъявлялся список личностных черт в виде определений и предлагалось сформировать свое впечатление о той гипотетической личности, обладающей данным конкретным набором черт. Обнаружилось, что на итоговые впечатления влияют разнообразные характеристики элементов информ.
При последовательном предъявлении элементов информ. возникают эффекты первичности и недавности (primacy and recency effects).
После того как первое впечатление было сформировано, участникам в ряде случаев предлагалось дать отдельную оценку какому-нибудь из элементов этого набора. В этом случае фиксировались отчетливые эффекты смещения значения (meaning shift effects). В частности, такая черта, как "сотрудничающий", оценивалась более положительно (напр., приближалась по значению к "бескорыстный"), когда др. черты в данном наборе оказывались положительными. Когда остальные элементы информ. были отрицательными, она подвергалась менее благоприятной интерпретации (напр., приближалась по значению к "податливый").
Общее количество элементов информ. в наборе могло быть большим в одних случаях и малым в др. В исслед. Ф. в. были обнаружены устойчивые эффекты величины набора (set size effects). По мере возрастания числа положительных элементов впечатления становились все более благоприятными, и, напротив, по мере увеличения числа отрицательных элементов впечатления становились все более неблагоприятными.
В большинстве исслед. в данной области в качестве предоставляемой субъекту стимульной информ. используются исключительно личностные черты. Представляется вероятным, что при использовании др. видов информ. о личности (напр., сведений о поведении, соц. контактах, физ. внешности и демографических характеристиках), получаемые рез-ты могут оказаться существенно иными. Однако сравнительно небольшое количество исслед., проводившихся с использованием не связанного с личностными чертами стимульного материала, позволяет предполагать, что эта проблема, вероятно, не яв-ся столь значительной.
В этой области исслед. участников, как правило, инструктируют, что они должны оценить свое впечатление после того, как ознакомятся со всем набором предложенных черт. Следовательно, они, без сомнения, активно вырабатывают свои оценочные реакции по мере того, как они сталкиваются с теми или иными элементами информ. Это означает, что при таком способе выполнения задания на формирование впечатления роль памяти оказывается незначительной или вовсе сводится на нет. С др. стороны, формирование впечатлений (даже первых впечатлений) в наших повседневных соц. контактах с неизбежностью предполагает участие процессов памяти. В настоящее время представляется не вполне ясным, какие изменения следует внести в положения гештальт-подхода и когнитивной алгебры для учета роли памяти о предыдущей информ.
См. также Измерение аттитюдов, Социальное познание
Т. Остром

Формирование идентичности в подростковом и юношеском возрасте (adolescent identity formation)

Совр. психология в большом долгу перед Уильямом Джемсом за проведенный им в "Принципах психологии" (Principles of psychology) проницательный теорет. анализ Я как интегратора опыта и локуса личной идентичности. Взгляды Эрика Эриксона на эго-идентичность послужили стимулом большинства совр. исслед. Ф. и. Согласно его довольно общей формулировке, подростки сознательно пытаются синтезировать предыдущий опыт и связывают себя личными обязательствами для того, чтобы найти решение коренных вопросов о смысле собственной жизни. Эриксон не дал явного определения идентичности, опасаясь, что операциональная специфичность может помешать выражению полного значения этого понятия.
Ряд исследователей использовали в качестве рабочих средств измерения эриксонианской идентичности опросники типа самоотчетов и сортировку прилагательных для самоописания. Однако такие инструменты, как правило, не позволяют получить информ. о процессе, благодаря к-рому люди развили к моменту проведения исслед. свою идентичность. Поэтому большинство совр. исслед. опирается на парадигму статуса идентичности, разработанную Джеймсом Марсия в 1964 г. Марсия полагал, что в развитой Эриксоном теории идентичности центральное место занимают два измерения: наличие или отсутствие взятых на себя твердых обязательств и наличие или отсутствие личного кризиса.
Для определения статуса идентичности используются специальные интервью, в процессе к-рых фиксируются сообщаемые респондентом сведения о прежних (или текущих) кризисах, профессиональном самоопределении и идеологической ориентации. Из четырех возможных вариантов статуса идентичности по Марсия два свидетельствуют о наличии устойчивой личной идентичности: "самоопределившиеся" (Achievers) и "предопределенные" (Foreclosures). Эти статусы различаются процессом, благодаря к-рому сложились идентичности их обладателей. "Самоопределившиеся" сформировали свои обязательства перед собой и др. после периода активного принятия решений. В отличие от них "предопределенные" более пассивно (без переживания кризиса) приняли цели и ценности, предписанные им другими, особенно теми, кто их воспитывал. Оставшиеся два варианта статуса идентичности охватывают тех, кто пока не связал себя обязательствами. "Неопределенным" (Diffusions) недостает твердого чувства идентичности, и в данное время они не переживают кризиса, связанного с принятием решений. "Взявшие отсрочку" (Moratoriums) активно занимаются вопросами профессионального и идеологического определения; они пытаются найти свои собственные ответы на эти вопросы, чтобы затем самостоятельно сделать выбор.
Исслед., выполненные в рамках парадигмы статуса идентичности, выявили некоторые половые различия. Когда речь идет о статусах идентичности юношей, рез-ты "самоопределившихся" оказываются лучшими по большинству сравниваемых переменных. Эдмунд Бурн делает вывод, что "самоопределившиеся" имеют относительно высокие показатели по таким характеристикам, как моральное рассуждение, способность самостоятельно распоряжаться своей жизнью, приспособляемость, близость и способность к когнитивному самоанализу. "Взявшие отсрочку", по-видимому, ближе всего к "самоопределившимся". Однако относительно высокая изменчивость их функционирования и высокий уровень тревоги (по данным самоотчетов) согласуются с предположением о том, они включены в активный процесс самоопределения. "Предопределенные" юноши во многих отношениях проигрывают при сравнении с обладателями др. статусов идентичности, являясь относительно ригидными, неуступчивыми, контролируемыми извне и демонстрирующими конвенциальный уровень в своих моральных рассуждениях. Хотя "неопределенные" юноши в большинстве исслед. устойчиво демонстрировали худшие рез-ты по сравнению с "самоопределившимися", они все же не соответствуют картине глубокой спутанности идентичности, нарисованной в теории Эриксона. В большинстве сравнений "неопределенные" юноши не отличаются статистически значимо от "предопределенных".
Марсия отмечает, что "самоопределившиеся" и "предопределенные" девушки наиболее устойчивы к групповому давлению, обнаруживают самый высокий уровень поленезависимости и самый низкий уровень тревожности. Однако по показателям авторитаризма "предопределенные" девушки оказываются столь же ригидными и неуступчивыми, как и "предопределенные" юноши. Галлатин высказывает сомнение по поводу того, что модель кризиса идентичности яв-ся адекватной т. зр. на оптимальное развитие женской личности. Напротив, при наличии стереотипных ожиданий отзывчивого, заботливого и опекающего поведения приобретение девушками устойчивой идентичности может быть делом первостепенной важности, и неважно, сформирована ли она в активном процессе самоопределения или пассивно, под влиянием др. людей. В силу того, что об-во ожидает от юношей превращения в независимых и умелых мужчин, близость к лично достигаемой идентичности может быть наиболее важным аспектом развития мужской личности в юности.
См. также Отрочество-юность, Центральные черты
М. Д. Берзонски

Формирование идентичности (identity formation)

Под личной идентичностью понимается чувство тождественности или преемственности Я, сохраняющееся несмотря на средовые изменения и индивидуальное развитие. Личные воспоминания о прошлом, равно как и связанные с будущим надежды и устремления, свидетельствуют о существовании такого чувства идентичности в настоящем.
"Идентичность против диффузии идентичности" - это именно тот интерактивный конфликт, к-рый Эриксон постулирует в качестве главной дилеммы отрочества-юности. Скачок роста, развитие гениталий и внезапное пробуждение сексуальных импульсов - все вместе создает разрыв с предыдущим опытом индивидуума. Вопрос "кто я?" приобретает новую остроту, когда юноши и девушки на пороге половой зрелости стараются изо всех сил сохранить самоуважение и личную целостность. Молодые люди не всегда разрешают дилемму идентичности путем позитивного выбора. Некоторые выбирают негативную идентичность - отказ от прежней идентификации, независимо от того, касается ли она расы, половой роли, религии или соц.-экономического положения.
Для разрешения дилеммы "идентичность/диффузия идентичности" требуется два условия: наличие кризиса и связывание себя обязательством. Под "кризисом" имеется в виду столкновение молодых людей с ситуацией множественного выбора и напряженные поиски единственно приемлемого для себя решения (напр., выбор будущей профессии или вероисповедания). Обязательство подразумевает твердую приверженность личному выбору после напряженного исслед. альтернатив. Можно сказать, что связавший себя обязательством индивидуум достиг определенного уровня идентичности.
Помимо статуса достижения идентичности молодые люди могут находиться и в ином положении. Статус диффузии идентичности предполагает отсутствие взятых на себя обязательств (в отношении профессии, религиозных убеждений и т. д.) безотносительно к тому, имел ли место кризис в жизни данного чел. или нет. Предрешенность идентичности - это статус тех, кто связан твердым обязательством в отношении собственной жизни без к.-л. рассмотрения и анализа альтернатив; др. словами, они не испытывали никакого кризиса, и выбор идентичности мог быть в равной мере выбором их родителей, как и их собственным выбором. Наконец, статус моратория - удел тех, кто находится в продолжающемся кризисе, к-рый еще не предоставил им возможности принять твердое решение.
См. также Эриксонианские стадии развития, Кризис идентичности
Дж. П. Мак-Кинни

Формирование понятий (concept learning)

Понятие - способ категоризации элементов и демонстрации характера существующих между ними взаимосвязей. В задаче на Ф. п. (concept learning task) определенные признаки стимулов связываются друг с другом в соответствии со специфическим правилом. Нек-рые задачи на Ф. п. требуют от испытуемых обнаружения признаков, нек-рые - обнаружения правила, а нек-рые - и того и другого.
Под признаком в задачах на Ф. п. понимается характеристика стимула, к-рая может изменяться от одного предъявления к др. Напр., в исслед. Ф. п. могут использоваться такие стимулы, как квадраты или круги, к-рые могут быть маленькими или большими и розовыми или голубыми; т. о., стимулы изменяются по трем признакам: форме, размеру и цвету. В задаче на Ф. п. по крайней мере один из признаков стимула яв-ся существенным. Когда дело касается существенного признака, испытуемые должны сказать "да", если данный признак имеет одно значение (напр., квадрат), и "нет", если этот признак имеет др. значение (напр., круг). Задача на Ф. п. также может содержать ряд несущественных признаков, к-рые не связаны с конкретным понятием. Если, напр., цвет или размер яв-ся несущественными признаками в конкретной задаче, испытуемые должны научиться их игнорировать для того, чтобы сформировать требуемое понятие.
Правило предписывает, каким образом должны между собой сочетаться признаки. Два наиболее распространенных типа правил называются конъюнкцией и дизъюнкцией. Правило конъюнкции использует слово "и", как во фразе "все фигуры, являющиеся квадратными и розовыми". Правило дизъюнкции использует слово "или", как во фразе "все фигуры, являющиеся квадратными или розовыми либо квадратными и розовыми одновременно".
Примерно с 1930 до 1970 г. исслед. в области Ф. п. в основном фокусировались на выявлении переменных, к-рые влияли на скорость образования понятия. К числу таких переменных относятся тип правила (напр., конъюнкция или дизъюнкция), тип задачи (напр., поиск признака, поиск правила, или полное усвоение понятия), количество существенных признаков, очевидность (salience) существенного признака и количество несущественных признаков.
Одно из открытий, к-рое привлекло к себе особое внимание, состояло в том, что испытуемые быстрее формируют понятия, когда им даются положительные примеры (напр., им говорят, что розовый квадрат яв-ся примером понятия), чем когда им даются отрицательные примеры (напр., им говорят, что голубой круг не яв-ся примером понятия).
Теории формирования понятий. Мн. теории основаны на представлении о том, что люди в задачах на Ф. п. пытаются определять искомые понятия путем выдвижения гипотез или пробных догадок и последующей проверки этих гипотез (догадок).
Естественные категории. Важное расширение области исслед. понятий связано с естественными категориями или житейскими (real-life) понятиями. Элеонора Рош, итоги исслед. к-рой были подведены в работе Рош и Ллойда "Познание и категоризация" (Cognition and categorization), указывает на то, что в задачах на Ф. п. используются четко определенные, дискретные признаки, к-рые при этом сочетаются произвольно. В отличие от этого, по мнению Рош, житейские понятия строятся по-другому.
Рош предполагает, что для определения того, принадлежит ли элемент к конкретной категории, люди сравнивают этот элемент с прототипом или наилучшим примером (образцом) данной категории. Напр., дрозд яв-ся высокопрототипическим примером категории "птица", тогда как пингвин таковым примером не яв-ся.
Рош и ее коллеги выявили ряд отличительных характеристик прототипов:
1. Прототипы чаще, чем непрототипы, предлагаются в качестве примеров категории.
2. Прототипы могут служить заменителями названия категории в высказывании, тогда как непрототипы не могут.
3. Прототипы служат базисными точками (reference points), с к-рыми сравниваются другие элементы.
4. Прототипы с большей вероятностью обладают признаками, имеющими много общего с др. членами категории семейного сходства (family resemblance category). В категории семейного сходства не содержится единственного признака, присущего всем ее членам, однако каждый ее член обладает по крайней мере одним признаком, имеющим много общего с нек-рым др. членом данной категории.
5. Категории, организованные на основе прототипов, усваиваются гораздо быстрее, чем категории, основанные на непрототипах.
См. также Абстрактный интеллект, Когнитивные стили учения, Обучение методом (управляемых) открытий
М. Мэтлин

Формирование умений (skill learning)

"Ф. у." (или обучение умениям) - термин, используемый бихевиорально ориентированными педагогами и психологами, в особенности теми, к-рые занимаются проблемами специального обучения и эффективности учебной или соц.-эмоциональной школьной адаптации. Умение определяется как скоординированная последовательность действий, служащая для достижения некрой цели или для выполнения конкретной задачи. Такой целью или задачей может быть академическая, соц., моторная, относящаяся к самопомощи (self-help) или автономная (independent) жизненная задача. Конкретные виды выделяемых и формируемых умений могут широко варьировать по своему характеру и разнообразию в зависимости от потребностей и уровня возрастного развития конкретного индивидуума.
Разработка программы обучения умениям начинается с анализа задачи. Задача обучения разбивается на небольшие, отдельные поведенческие подзадачи, упорядочиваемые в иерархическом порядке.
Этот вид анализа задач может использоваться для реализации последующей оценки и вмешательства. Учителя могут оценить специфические уровни функционирования уч-ся в области конкретных умений в соответствии с уровнями мастерства, отраженными в иерархии подзадач. Это дает возможность последующего корректирующего вмешательства, выражающегося в систематическом обучении выполнения каждой из поведенческих задач. Как правило, для ознакомления с новой формой поведения используются такие процедуры, как инструкции, демонстрации и моделирование. После этого осуществляется репетиция поведения и его отработка на практике, сопровождаемая предоставлением обратной связи о рез-тах выполнения, к-рые помогают индивидууму объединить последовательность действий в целостном и скоординированном процессе реализации умения.
См. также Подходы к обучению, Теория обучения, Анализ рабочих заданий
К. Л. Бирман

Формула Флеша (Flesch formulas)

Формула читаемости Флеша (Flesch readability formula), разраб. Рудольфом Флешем, прогнозирует легкость чтения и челов. интерес к письменному материалу. Формула легкости чтения (reading ease, RE) имеет вид RE = 206,835 - 0,846wl - 1,015sl, где wl - средняя длина слова в слогах, а sl - средняя длина предложения в словах. Для расчетов по этой формуле используется либо весь текст полностью (при его небольшом объеме), либо от 3 до 5 случайных выборок объемом по 100 слов из статьи (или от 25 до 30 таких выборок из книги).
Словом яв-ся любое сочетание букв или цифр, окруженных пробелами, включ. такие элементы, как don't, ASAP, 1984, $82,354 и full-length. Чтобы сосчитать количество слогов в слове, надо просто произнести это слово, фразу или символы и подсчитать слоги. Т. о., средняя длина слова в слогах является количеством слогов на каждые 100 слов; НДС имеет три слога, а "1984" четыре, как и слово "гиппопотам". Для определения средней длины предложения подсчитывается количество предложений в выборке, включая последнее предложение, если 100-е слово оказывается во второй половине этого предложения. Предложением считается законченная мысль; в этом предложении слова в конце сложного предложения квалифицировали бы его как два предложения. Незаконченные предложения и обрывки предложений рассматриваются как законченные предложения.
Подстановка этих двух величин в формулу типично дает оценку, изменяющуюся от 0 до 100. RE-оценки от 90 до 100 свидетельствуют о высокой легкости чтения (такой, какую можно встретить в комиксах), когда в текстах встречается приблизительно 123 слога на каждые 100 слов и 12-13 предложений. Любой чел. с образованием на уровне четырех классов начальной школы (т. е. овладевший техникой чтения) должен быть в состоянии ответить на 75% вопросов в отношении прочитанного. Оценки читаемости в интервале от 0 до 30 свидетельствуют о высокой трудности чтения, такой, какую можно обнаружить в научных и специальных текстах. Такие тексты содержат в среднем 192 слога на каждые 100 слов и лишь 3-4 предложения, подходя для выпускников колледжей.
Флеш также разработал показатель челов. интереса (Human Interest score, HI): HI = 3,635pw + 0,314ps, где pw - средний процент "личных слов" (personal words), a ps - средний процент "личных предложений" (personal sentences). Личные слова включают все существительные, имеющие естественный род (natural gender), все местоимения за исключением местоимений среднего рода (если они относятся к предметам, а не к людям) и слова people (при употреблении с глаголом в множественном числе) и folks. Личные предложения включают разговорную речь (выделяемую в тексте кавычками или как-либо иначе, но не цитаты или слова в кавычках, употребляемые в несобственном смысле), вопросы, команды, предложения, обращенные напрямую к читателю, восклицания и грамматически незавершенные предложения или их части, смысл к-рых, как подразумевается, должен извлекаться из контекста.
Значения показателя HI также распределяются в интервале от 0 до 100, где оценки в пределах от 0 до 10 обозначают "скучный" текст, характерный для научных и специальных журналов. Содержащий в среднем 2% "личных слов", такой текст, как правило, не содержит "личных предложений". Оценки в пределах от 60 до 100 обозначают драматический текст, примером к-рого служат художественные произведения, содержащие в среднем 17% личных слов и 58% личных предложений.
Вне всякого сомнения, формула RE переоценивает трудность чтения. Во всяком случае, она не чувствительна к употреблению метафор; она не делает скидок на длинные слова, к-рые могут быть хорошо знакомы читателю (напр., Массачусетс); она может "обманывать" в оценке состоящего из многих предложений и коротких слов образца текста как чрезвычайно легкого; и она не учитывает как семантической, так и синтаксической структуры предложений. Однако при использовании ее в сочетании с соответствующей долей здравого смысла Ф. Ф. позволяет сравнивать на основе единой шкалы как легкость чтения (что роднит ее со стандартными тестами чтения) разнообразных текстов, так и интерес к ним.
См. также Измерение, Психолингвистика, Недостаточная обучаемость чтению
Р. Кашау

Френология (phrenology)

Ф. - устаревшая теория личности, в основу к-рой легли умозрительные построения врача-анатома Франца Йозефа Галля. Следуя собственному выводу о том, что люди с глазами навыкате обладают хорошей памятью, он начал искать личностные корреляты др. анатомич. признаков, таких как широкий лоб, мощные челюсти и т. д. В конце концов он сосредоточил свое внимание на мозге и черепе и создал новую науку, названную им краниологией. Представления о мозге и НС, существовавшие на рубеже XVIII и XIX вв., в лучшем случае можно назвать весьма ограниченными. Именно поэтому большая часть ранних работ Галля, направленных на усовершенствование его теории, была посвящена изучению техники анатомирования, совершенствованию способов создания моделей мозга и черепа и пополнению его уникальной коллекции черепов. Основой его теории стала мысль о том, что психич. функции сосредоточены в мозге и что в рез-те их тренировки и развития развивается и сам мозг как таковой. Следствием этого яв-ся и соответствующее увеличение прилегающих участков черепа, окружающего мозг. Следовательно, внимательное изучение черепа и его различных выпуклостей может дать информ. для детального и индивидуализированного описания личностных качеств и психол. особенностей чел. Т. о., Галль яв-ся первым исследователем, постулировавшим то, что получило название "локализация функции мозга".
Примерно в 1800 г. Галль для пропаганды новой науки предпринял поездку с лекциями; в ней принял участие его ученик и ассистент Иоганн Шпурцгейм, введший в употребление термин "френология", к-рый сам Галль никогда не употреблял. Будучи прекрасным оратором, умевшим убеждать слушателей, Шпурцгейм, излагая взгляды своего учителя, несколько сместил акценты и преимущественно подчеркивал способы выявления положительных способностей и возможность их развития посредством направленного обучения. Этот подход "толкования шишек" (reading bumps), лишившись сходства с мед. диагностикой, превратился в некое подобие предсказания судьбы и в шарлатанство. В рез-те Ф. утратила доверие и признание медиков, что, однако, не помешало ей одновременно завоевать популярность у обывателей.
См. также Антропология, Псевдопсихология, Психология черт
М. Ройдер

Фундаментальная ошибка атрибуции (fundamental attribution error, FAE)

Понятие фундаментальной ошибки атрибуции (ФОА) входит в теорию атрибуции, рассматривающую процессы, к-рые используются людьми для объяснения поведения. Заключения о причинах поступков того или иного человека подразделяются на 2 категории: внутренние (или характеристики личности) и внешние (или характеристики соц. или физ. среды). ФОА, иногда наз. сверхатрибуцией, - это общая тенденция наблюдателя воспринимать поведение др. человека как обусловленное скорее внутренними, личностными характеристиками или диспозициями, нежели внешними, ситуационными влияниями. И наоборот, действующий чел. (деятель) склонен рассматривать собственное поведение как обусловленное ситуацией. Понятие ФОА возникло в ходе многочисленных исслед. в области соц. восприятия и мышления и, в свою очередь, само послужило стимулом для многих исслед. Хорошо установленный факт переоценки наблюдателем личностных свойств и недооценки контекста поднял серьезные вопросы в отношении ошибок во множестве ситуаций, в к-рых люди оценивают др. людей, таких как клиническая оценка или лечение, голосование на выборах и решения суда присяжных.
Вэри, Стэнли и Харви указывают, что эта примечательная тенденция переоценивать без должных оснований внутренние причины поведения отмечалась еще ранними соц. психологами, такими как Фриц Хайдер. Эдвард Джоунз и Ричард Нисбетт описывали ее как эффект деятеля-наблюдателя, а с исслед. Ли Росса за ней утвердилось название ФОА. В типичных эксперим. исслед. ФОА изучаются оценочные суждения, выносимые людьми в различных условиях, или сравниваются объяснения испытуемыми своих собственных выборов и выборов др. людей. Испытуемые могут сообщать о причинах поведения, просматривая видеозаписи собственных действий или действий др. лица. Процесс ФОА оказывается настолько сильным, что даже если наблюдателю сообщают что-либо об особенностях ситуации, в к-рой находятся др. люди, все равно сохраняется тенденция объяснять их действия личностными особенностями. В повседневной жизни это, очевидно, отражается в том, что жертвы изнасилования, бедняки и люди с др. соц. проблемами объявляются виновными в создавшемся положении. Существует высокая вероятность того, что психологи тоже склонны объяснять наблюдаемое поведение внутренней предрасположенностью человека.
Существуют неск. подходов к объяснению ФОА. Бэрон и Грациано считают, что "лучшее на сегодня объяснение опирается на различия в количестве и характере информ., наиболее доступной деятелям и наблюдателям... Когда люди оценивают свое поведение деятеля, у них есть информ. о поведении, к-рое они демонстрировали ранее в течение своей жизни, и следовательно, основа для сравнения. Когда же они, будучи наблюдателями, объясняют поведение др., они почти никогда не располагают тем же самым количеством или качеством доступной им информ.". Кроме того, деятелей и наблюдателей привлекает разная информация и оценивается она тоже по-разному.
Прикл. значение теории атрибуции оказывается весьма существенным в области клинической практики. Нек-рые исслед. показали, что у людей, профессионально оказывающих помощь, существует склонность к диспозиционным объяснениям, однако достаточных доказательств этому получить не удалось. Поскольку люди в целом склонны приписывать наличие проблем личностным характеристикам, представляется важным в ходе клинической подготовки помогать студентам анализировать свои объяснения чувств и поступков клиентов. Консультанты и клиницисты могут использовать ФОА как часть атрибутивной терапии, помогающей клиенту изменять самоатрибуции. Пациенты с депрессией больше всех склонны к самообвинениям. Нек-рые исслед. свидетельствуют о том, что когнитивная терапия или инструктирование, снижающее склонность приписывать негативные события глобальным, стабильным и внутренним причинам, могут помочь уменьшить депрессию или выработать у людей защиту от чувства беспомощности. Опросник стиля атрибуции (Attributional Style Questionnaire) используется как метод исслед. индивидуальных различий среди клиницистов и др. людей.
Принцип ФОА тж находит приложение в юридич. и междунар. ситуациях. С вопросами ФОА, напр., могут быть связаны решения о причинах поступков человека, подозреваемого в совершении преступления. Обсуждая проблемы национальной безопасности, Тетлок, Мак-Гуайр и Митчелл указывают на то, что ФОА усиливает тенденцию приписывать другим враждебные намерения и побуждает даже мирные государства к вооружению. Политики склонны рассматривать вооружение своей страны как защиту, наращивание же вооружения другими расценивается как агрессия.
Следует сказать о нек-рой ограниченности теории ФОА и сделать неск. предупреждений. ФОА учитывает относительную склонность наблюдателей приписывать деятелю больше ответственности за поведение, нежели он делает это сам, но ничего не говорит о точности указываемых ими причин. Лишь в немногих исслед. предпринимались попытки определить реалистичность или истинность таких атрибуций; вопросы могут быть подняты в отношении точности оценок наблюдателя, деятеля или их обоих. Др. предостережение связано с тем, что наблюдатели часто предпочитают личные атрибуции вследствие их большей эффективности; если информ. о ситуации, в к-рой оказался деятель, недоступна, зачастую оказывается невозможным или непрактичным принимать в расчет всю сложность его положения. Аттитюды тж играют важную роль в процессе атрибуции; различия между наблюдателем и деятелем могут уменьшаться, если наблюдатель симпатизирует деятелю или к.-л. образом связан с ним. По-видимому, на склонность к ФОА влияют культурные различия; жители Северной Америки обладают большей склонностью приписывать ответственность индивидууму в сравнении с жителями Индии или др. коллективистских культур. Тж еще предстоит значительная работа по прояснению теорет. связей ФОА с такими родственными понятиями, как самоэффективность и внутренний / внешний локус контроля.
См. также Человеческие факторы, Интернализация, Интроспекция, Жизненные события, Локус контроля, Поиск "козла отпущения"
Н. Д. Сандберг

Функции иммунной системы (immunological functioning)

И. с. представляет собой сложный комплекс механизмов, осн. назначение к-рого - защищать организм от вторжения чужеродных веществ, способных вызвать заболевание; к тому же И. с., возможно, служит важнейшей защитой от клеток, измененных в процессе опухолевого роста. У млекопитающих сформировались две системы иммунитета - клеточный и гуморальный иммунитет; оба они связаны с деятельностью лимфоцитов.
Осн. составляющими клеточного иммунитета служат макрофаги и Т-лимфоциты, причем последние подразделяются на тимоциты (наполняющие корковое вещество тимуса) и Т-клетки (собственно Т-лимфоциты), циркулирующие в крови и тканевой жидкости. Главной функцией Т-клеток считается защита от ряда микроорганизмов, внутриклеточных патогенных бактерий и вирусов, а тж полагают, что они ответственны за кожную гиперчувствительность замедленного типа, отторжение аллотрансплантатов и противоопухолевые процессы. Т-лимфоциты можно разделить на два подкласса: регуляторные и эффекторные Т-клетки. Среди регуляторных клеток есть и клетки-помощники ("хелперы"), и клетки-подавители (супрессоры), тогда как эффекторные клетки ответственны за собственно иммунные реакции. Макрофаги отвечают за захват и передачу чужеродной частицы (антигена) Т-клеткам и могут определять, какие клетки будут реагировать на конкретные антигены. Кроме того, макрофаги могут регулировать величину реакции Т-клеток путем влияния на клеточное деление или клеточную дифференциацию. Главной составляющей гуморального иммунитета яв-ся В-клетки. Иммунологическая функция В-лимфоцитов выражается в выработке антител или иммуноглобулинов (типа мю, гамма, альфа и эпсилон).
Подвергшись воздействию определенного антигена, индивид при повторном его воздействии обнаруживает большую сопротивляемость инфекции. Фактически, подвергаясь воздействию антигена, Т- и В-клетки "запоминают" его, что выражается в быстрой и четко выраженной ответной реакции. Эта память, достаточно специфичная и долговременная, связана с возрастанием числа специфически реагирующих Т- и В-клеток.
В качестве реакции на антигены было тж отмечено появление толерантности - эффекта, по существу противоположного сенсибилизации или эффекту запоминания и выражающегося в ослаблении иммунологической реактивности при повторяющемся воздействии одного и того же антигена. Примером иммунологической толерантности может служить тот факт, что иммунная система животного не реагирует сопротивлением на его собственные ткани. При определенных обстоятельствах эта сопротивляемость слабеет, что приводит к аутоиммунным болезням, таким как ревматоидный артрит, миастения и системная красная волчанка. Помимо признания роли Т-клеток в иммунологическом надзоре за развитием злокачественных новообразований было высказано предположение, что еще один вид эффекторных клеток, называемых естественными "клетками-убийцами", возможно, играет главную роль в общем иммунологическом надзоре. Считается, что естественные "клетки-убийцы" способны среагировать на появление чужеродной субстанции в течение нескольких часов, тогда как время первичной реакции для Т-клеток составляет 5-7 дней, а для сенсибилизированных Т-клеток - 2-5 дней. Т. о., эта широкодиапазонная защита может действовать в качестве временной меры до тех пор, пока не включается более мощный и специфичный иммунный ответ.
Все больше внимания уделяется изучению возможного влияния психол. факторов на изменения в иммунной системе и, следовательно, на восприимчивость к разного рода болезням. Действительно, было показано, что стрессовые ситуации могут изменять иммунологическую активность организма и увеличить восприимчивость к нек-рым связанным с ней заболеваниям. Однако, судя по всему, наблюдаемые изменения в функционировании иммунной системы определяются целым рядом факторов. Более того, иммунный ответ может зависеть от процессов обусловливания, так что иммуносупрессивный эффект таких средств, как циклофосфамид, может вызываться условными раздражителями, сочетавшимися с приемом этого лекарства.
Хотя функционирование иммунной системы традиционно считалось не зависящим от деятельности ЦНС, было показано, что воздействия, так или иначе нарушающие нормальное функционирование ЦНС (напр., поражение передней доли гипоталамуса), влияют на иммунологическую реактивность. Верно и обратное, а именно - применение антигенов, судя по всему, влияет на активность нейронов в определенных отделах головного мозга. В обширной литературе по этому вопросу мы находим указания на то, что гормональные изменения оказывают глубокое влияние на деятельность иммунной системы. Если следовать этой логике, представляется вполне возможным, что процессы, проходящие в ЦНС, влияют на деятельность иммунной системы через изменение гормональной секреции.
См. также Физиологическая психология, Психофизиология, Последствия стресса
X. Энисмен

Функционализм (functionalism)

Как школа или система психологии, Ф. восходит к эволюционной теории Дарвина и к психологии Уильяма Джемса. Согласно теории естественного отбора, созданной Дарвином, выживают и дают потомство лишь те биолог. виды, к-рые способны наилучшим образом приспособиться к конкретным условиям среды обитания; те же виды, к-рые неспособны к адаптации, вымирают. Дарвин также считал, что, наряду с эволюцией тела происходит и эволюция разума, в связи с чем имеет место не только физ., но и психич. адаптация.
Эти идеи получили дальнейшее развитие в психологии Уильяма Джемса, оказавшей непосредственное влияние на Ф. Джемс особо подчеркивал роль психол. адаптации и приспособляемости. Иногда разум помогает телу выжить. Когда требуется логическое мышление и нужно решить какую-то проблему, разум играет первостепенную роль и способствует выживанию. Однако разум имеет свое место в механизме мозга и его действия, хотя бы отчасти, направлены на то, чтобы облегчить удовлетворение телесных потребностей. В др. ситуациях, как в случае образования привычки, ею управляют оставленные в мозге следы, освобождая разум для более полезных дел.
Вторым аспектом психологии Джемса, оказавшим влияние на Ф., яв-ся ее прагматизм. Ценность идей определяется их полезностью. Прагматизм, сторонником к-рого был Джемс, был взят на вооружение и Джоном Дьюи, первым функционалистом, применившим его для решения соц. проблем и проблем образования.
Ф. возник как протест против существовавших в то время систем, и прежде всего как протест против структурализма. В отличие от структуралистов функционалисты считали осн. предметом психологии психич. процессы, или функции, а не содержания сознания. Кроме того, функционалистов интересовали утилитарные, имеющие практический смысл аспекты психологии. Структуралисты утверждали, что психич. функции не поддаются интроспективному анализу и что анализировать нужно содержание сознания. Возражая им, сторонники Ф. исходили из своей уверенности в том, что при наличии надлежащих методов психич. функции изучать можно.
Хотя Ф. был менее организованной и более расплывчатой системой, нежели структурализм, для него, тем не менее, были характерны некоторые принципиальные положения: а) психология должна изучать функции, а не содержания сознания; б) психол. функции суть приспособления к среде; в) психология должна быть утилитарной, приемлемой для практ. использования; г) психич. функции яв-ся частью целостной активности, включающей психич. и физ. компоненты; д) психология очень тесно связана с биологией, поэтому знание анатомии и физиол. способно помочь понять психич. активность.
Развитие функционализма как научной школы связано прежде всего с именами трех ученых - Джона Дьюи, Джеймса Энджелла и Харви Карра.
Харви Карр наилучшим образом систематизировал функционалистские идеи. Рациональное зерно психологии Карра содержится в его описании "адаптивного акта", имеющем три не зависящих друг от друга, но взаимосвязанных аспекта. Во-первых, имеется мотивирующий стимул, к-рый остается относительно неизменным до тех пор, пока организм действует так, чтобы удовлетворить его. Возникающий мотив направляет активность. Во-вторых, имеется сенсорный стимул, действующий как побудитель, или цель. И наконец, имеет место активность, или ответная реакция, к-рая продолжается до тех пор, пока не будет удовлетворен мотивирующий стимул. Следует отметить, что адаптивный акт яв-ся функцией целостной ситуации.
Очевидно, что адаптивный акт включает научение. Исключительно важна ассоц. Карр различал описательные и объясняющие законы ассоц. Ассоц. по сходству подпадает под действие описательных законов. Объясняющие законы распространяются на ассоц. по смежности (совместное появление во времени и в пространстве), к-рой объясняется возникновение ассоц. Сила ассоц. яв-ся следствием многократных повторений. Здесь приложим закон частоты: чем чаще совершается акт, тем сильнее он становится.
Карр трактовал эмоции как органические приспособления или восстановления нарушенного равновесия. В гневе люди демонстрируют большую энергию, что позволяет им преодолевать препятствия. Энергия вырабатывается в рез-те внутренних психол. процессов. То же самое можно сказать и про страх: индивидуум получает достаточный запас энергии, чтобы убежать от врагов. Эти эмоции биолог. полезны. Однако такие эмоции, как печаль или зависть, скорее всего, не имеют практ. ценности. Эмоции возникают тогда, когда кажется, что иные пути, или адаптация, отсутствуют. Карр поддерживал более традиционную теорию эмоций, согласно к-рой чел., увидев опасность, пугается и спасается бегством. Страх яв-ся источником энергии для биолог. функций, делающих возможным бег. Такая т. зр. противоречила теории эмоций Джемса-Ланге.
Как и структурализм, Ф. более не существует в качестве самостоятельной системы психологии. Нек-рые психологи в том, что касается адаптации к окружающей среде, разделяют взгляды, близкие к взглядам функционалистов. Вообще же, можно сказать, что Ф. влился в основное русло психологии.
См. также Структурализм
Р. Ландин

Функциональная автономия (functional autonomy)

Гордон В. Олпорт ввел термин "Ф. а." для обозначения мотивов, ставших независимыми от потребностей, на к-рых они первоначально основывались.
С самого начала это понятие Ф. а. оказалось столь же радикальным, сколь и спорным. Мотивационные теории, преобладавшие в североамериканской психологии, фокусировались почти исключительно на механизмах, непосредственно связанных с базовыми физиолог. потребностями. В противоположность этому олпортовская Ф. а. повышала возможность того, что мотивы могут функционировать совершенно независимо от к.-л. физиолог. потребности или драйва. Эта либерализованная концептуализация мотивации имела важные следствия для ряда ключевых вопросов в психологии. Она создавала образ индивидуума как активного агента вместо господствовавшего тогда образа пассивного существа, находящегося всецело под контролем биолог. потребностей и непосредственных стимулов. Она делала возможными объяснения поведения, подчеркивающие значение настоящего и будущего, а не только прошлого. Она также обращала внимание исследователей на роль сложных и уникальных сочетаний мотивов в формировании и становлении отдельной личности.
В совр. психологии идея функционально автономных мотивов влилась в генеральное русло развития психологии.
См. также Внутренняя мотивация, Мотивация
Р. Горансон

Функциональная психология (functional psychology)

Знаковым событием в оформлении Ф. п. явилась публикация труда Уильяма Джемса "Принципы психологии" (The Principles of Psychology). Данное Джемсом определение психологии как науки о функциях сознания (включ. подсознательные процессы) быстро превратилось в основной подход к академической и профессиональной психологии. Европейская школа интроспекции, к-рая определяла психологию как науку о содержании сознания, сужая тем самым предмет этой области знания, уступила место американской школе Ф. п.
Функциональный подход дополнил интроспекцию описаниями поведения, опросниками, умственными тестами и физиолог. экспериментами; он тж включил в сферу интересов психол. науки изучение детей, сравнительное изучение поведения животных, изучение душевнобольных и умственно отсталых людей и полевые исслед. в местах проживания племен, не имеющих письменности. Ф. п. расширила границы психол. науки, включив в нее большую часть основных проблем и методов исслед., используемых в совр. психологии.
Дж. Харт

Функциональный анализ (functional analysis)

Поведенческая оценка делает упор на использовании эмпирических методологий, применяемых для количественного измерения целевого поведения и многочисленных контролирующих его факторов. В ист. аспекте термин "Ф. а." характеризовался широким разнообразием видов оценки поведения и определялся как "выявление важных, поддающихся контролю, каузальных функциональных зависимостей, относящихся к специфическому набору целевых форм поведения конкретного клиента".
Это определение содержит в себе ряд эксплицитных и подразумеваемых характеристик. Осн. компонентом Ф. а. яв-ся каузальные функциональные зависимости. Как таковая, функциональная связь означает лишь ковариацию между двумя переменными. Некоторые функциональные связи яв-ся каузальными, тогда как др. - исключительно корреляционными. Поскольку извлекаемая в ходе Ф. а. информ. преимущественно используется для реализации планов вмешательства, специалист по анализу поведения в большей степени заинтересован в изоляции и количественной оценке каузальных функциональных связей.
Каузальные функциональные зависимости могут быть мат. описаны как повышенные условные вероятности: такую зависимость можно предполагать в тех случаях, когда вероятность наблюдения выходящего за границы фоновых колебаний изменения в целевом поведении будет большей при появлении предполагаемого каузального события (его условная вероятность), чем вероятность наблюдения такого изменения в целевом поведении при непоявлении этого события (его безусловная вероятность). В целях ил. предположим, что А - это изменение уровня кровяного давления (целевое поведение), В - изменение в повседневных стрессорах (предполагаемое каузальное событие) и P - вероятность. Если вероятность изменения кровяного давления вслед за изменением в повседневном стрессе (Р[А/В]) будет выше вероятности естественного изменения кровяного давления (Р[А]), отсюда в порядке рабочей гипотезы можно вывести каузальную функциональную зависимость.
Каузальные функциональные связи с конкретным целевым поведением могут иметь многие переменные. Напр., нарушение работы систем нейротрансмиттеров ЦНС, утрата ситуативного подкрепления на реакцию, повышение уровней аверсивных последствий поведения, негативные самохарактеристики и сезонные изменения в солнечном освещении - все это может оказывать каузальное влияние на депрессивное состояние конкретного клиента. Наиболее релевантным для планирования поведенческих вмешательств будет подмножество переменных, к-рые оказывают нетривиальное каузальное влияние на целевое поведение. Следовательно, второй отличительной особенностью Ф. а. яв-ся его акцент на установление наиболее важных каузальных функциональных зависимостей.
Не все важные каузальные функциональные связи удается контролировать. Значимые события истории жизни (напр., травмирующий опыт) и биолог. свойства (напр., наследственность) яв-ся двумя типами важных каузальных факторов, к-рые не подлежат изменению. Поскольку поведенческие вмешательства планируются для того, чтобы вызывать изменение в целевых формах поведения, Ф. а. будет, как правило, ограничиваться выявлением поддающихся контролю (и часто существующих на данный момент) каузальных функциональных зависимостей.
Следующая характеристика Ф. а. - его направленность на выявление каузальных функциональных связей, относящихся к специфическим целевым формам поведения конкретного клиента. Такой идиографический акцент согласуется с бихевиористской аксиомой о существовании важных внутри- и межиндивидных различий в причинах поведения.
Наконец, поскольку Ф. а. определяется через целевое поведение, изучению в процессе оценки подвергается широкий спектр каузальных связей. Т. о., тщательному рассмотрению подлежит весь комплекс перестановок антецедент-реакция, реакция-реакция и реакция-последствие, а тж взаимодействий антецедент х х реакция х последствие.
Выявление каузальных функциональных связей. Выведение заключения о существовании функциональной связи между контролируемой переменной и целевым поведением требует наличия: а) "признаков причинной обусловленности", таких как повышение условных вероятностей и/или надежной ковариации; б) предшествования по времени (т. е. предполагаемая каузальная переменная предшествует наблюдаемому эффекту, возникающему в целевом поведении); в) исключения возможных альтернативных объяснений наблюдаемой связи.
Для определения того, существует ли каузальная функциональная связь между контролируемым событием и целевым поведением, могут использоваться несколько методов оценки. Для эмпирической оценки силы и надежности каузальных функциональных связей может использоваться анализ временных рядов и планы исслед. на одном объекте (испытуемом). Однако реализация этих методологий может быть сопряжена с серьезными трудностями, поскольку они требуют множества измерений и значительных усилий от клиента и обычно позволяют оценивать взаимодействия лишь между малым числом переменных.
Применение различных совр. процедур оценки поведения (напр., стандартизованные самоотчеты, схемы наблюдения, поведенческие интервью, схемы самонаблюдения и психофизиологические меры) тж может обеспечивать информ. о каузальных функциональных связях. Напр., клиент может сообщать о высоких уровнях соц. тревожности при заполнении опросника, демонстрировать высокие уровни реактивности частоты сердечных сокращений в процессе разыгрывания ролей в психофизиологической лаборатории и обнаруживать слабое владение умениями соц. взаимодействия в ходе поведенческого интервью. Наличие подобных данных позволяет выдвинуть предположение о том, что соц. тревожность этого клиента обусловлена повышенной активацией симпатической НС в сочетании с дефицитами соц. умений. Однако в силу неспособности проводящего оценку специалиста установить факт предшествования по времени эти каузальные рассуждения допускают возможность альтернативных объяснений. В приведенном примере равно вероятным м. б. также предположение о том, что соц. тревожность и повышенная активация симпатической НС приводят к дефицитам соц. умений.
Третий путь установления каузальных функциональных связей состоит в использовании переменных-маркеров (marker variables). Переменной-маркером яв-ся легко реализуемое измерение, надежно связанное с силой каузальной функциональной связи. Примером такого эмпирически валидизированного маркера может служить проба на вдыхание углекислого газа. Пациенты с паническими расстройствами, в сравнении с контрольной группой здоровых людей, значительно чаще проявляют симптомы острой паники при их побуждении неоднократно вдыхать воздух с высокой концентрацией углекислого газа. Т. о., реакция на этот легко реализуемый тест может использоваться как маркер для наблюдения за тем, яв-ся ли комплекс биоповеденческих связей, к-рые характеризуют паническое расстройство, действующим в отношении конкретного клиента.
Хотя стратегия использования переменной-маркера может предоставлять ценную информ. в отношении каузальных функциональных связей, на сегодняшний день в литературе по анализу поведения имеется острый дефицит в эмпирически валидизированных переменных-маркерах. В рез-те, для выявлении каузальных функциональных связей оценивающие поведение специалисты в большинстве случаев опираются на невалидизированные переменные-маркеры, такие как отчеты клиентов (напр., клиент с диагностированным ПТСР может сообщить, что воспоминания о пережитом травматическом событии чаще возвращаются в ситуациях возникновения напряженности во взаимоотношениях между супругами). То, насколько точно подобные отчеты клиентов отражают присутствие и силу каузальных функциональных связей, яв-ся предметом непрекращающихся споров.
Итоги и дальнейшие перспективы. Ф. а. делает упор на идентификацию и количественную оценку важных контролируемых каузальных функциональных связей для целей планирования вмешательства. Выявление каузальных функциональных связей на основе использования строгих эмпирических процедур, однако остается чрезвычайно трудной задачей для большинства специалистов по оценке поведения. Действительно, в одном из обзоров литературы по данной проблеме обнаружилось, что предваряющие вмешательство Ф. а. проводились в лишь 20% из 156 случаев исслед., опубликованных за период между 1985 и 1988 гг.
Обращение к использованию методов Ф. а. может возрасти, когда в распоряжении специалистов окажется большее количество эмпирически валидизированных переменных-маркеров, и когда будут получены ответы на следующие важные вопросы. Во-первых, действительно ли предварительный Ф. а. проблемного поведения приводит к гораздо более эффективному вмешательству? Во-вторых, могут ли оценивающие поведение специалисты, при наличии соответствующей подготовки, надежно выявлять каузальные функциональные связи? В-третьих, в какой мере рез-ты Ф. а. могут распространяться на др. людей, др. формы поведения и условия? В-четвертых, каковы процессы принятия решений, к-рые регулируют проведение Ф. а. специалистами по оценке поведения?
См. также Активное исследование, Зависимые переменные, Идиодинамика, Каузальное мышление, Клиническая оценка
У. О'Брайен


_Х_

Химическая стимуляция мозга (chemical brain stimulation)

Начиная с 1950-х гг, не прекращаются попытки исследовать мозговые функции путем введения разнообразных хим. препаратов непосредственно в вещество или в полости желудочков головного мозга лабораторных животных. Чаще всего для этих целей используются лекарственные препараты, стимулирующие или тормозящие синтез, высвобождение или рецепцию нейротрансмиттеров (нейромедиаторов), ответственных за передачу информ. от одного нейрона к другому в синаптических контактах. К широко используемым препаратам относятся различные гормоны (включ. половые гормоны, гормоны поджелудочной железы, желудочно-кишечные и почечные гормоны), предположительно действующие непосредственно на части мозга; токсины, избирательно разрушающие определенные нервные клетки; солевые и сахарные растворы, к-рые могут избирательно действовать на т. н. осморецепторы или глюкорецепторы. Цель таких инъекций - достичь избирательной активации или инактивации небольших групп нервных клеток, к-рые характеризуются не только общим хим. сродством к определенным веществам, но и общей поведенческой или физиолог. функцией. При проведении подобных экспериментов обычно применяют одну из двух основных методик.
Чаще всего подопытное животное подвергают анестезии и имплантируют в мозг, через просверленные в черепе отверстия, очень тонкие трубочки из нержавеющей стали. Эти трубочки закрепляются в черепе с помощью специального клея. Затем подопытному животному дают возможность восстановиться после операции и впоследствии подвергают разнообразным поведенческим тестам. Др. методика предполагает аналогичную хирургическую операцию с тем лишь исключением, что в мозг животного имплантируются еще более тонкие и более хрупкие стеклянные пипетки. В этих экспериментах лекарственные вещества вводятся (или выталкиваются из пипеток методом электрофореза) в то время, когда подопытное животное находится в состоянии глубокой анестезии, и записывается электрическая активность отдельных нейронов или их групп.
См. также Головной мозг, Нейрохимия, Нейрохирургия
С. Гроссман

Холистическое здоровье (holistic health)

X. з. (целостное здоровье) адресуется к целостному чел. Первое упоминание о холистическом подходе к здоровью обнаруживается в Китае, в царствование Желтого императора Хуань-Ти, почти 4 тыс. лет назад. Эта система медицины, ориентированная на лечение и профилактику болезней, была основана на использовании трав, акупунктуре и массаже. Основным элементом подхода была Чи Кунь - психофизическая система дыхательных и физ. упражнений, диетических предписаний и дисциплины духа. Главной целью Чи Кунь было укрепление здоровья, болезнь считалась несчастным случаем вследствие потери внутренней гармонии и равновесия духа.
На Западе два наиболее влиятельных подхода к здоровью были систематизированы в Древней Греции. Гиппократ (ок. 460- 377 гг. до н. э.) считается многими отцом медицины. Метод Гиппократа был поразительно похож на китайский в том, что врач направлял чел. к признанию естественного состояния здоровья, сопутствующего жизни в гармонии с самим собой и природой.
Корни психосоматической медицины и X. з., практикуемые в совр. зап. культуре, восходят к школе Гиппократа, рассматривавшей личность в целом во взаимодействии с окружающим миром.
Гален (ок. 129-199) предложил альтернативную форму лечения. Сохраняя взгляд на необходимость лечения чел. в целом, Гален утверждал, что патология яв-ся рез-том нарушения в отдельных органах и что главным в медицине яв-ся диагноз и лечение расстройств, специфичных для данного органа.
Подавляющее влияние христианской церкви привело к вытеснению взглядов Галена в пользу концепции Гиппократа. Труды Гиппократа рассматривались в качестве подтверждения церковного представления о болезни как каре божьей. Лишь с приходом эпохи Возрождения дух любознательности позволил исследователям усомниться в методе Гиппократа и вернуться к подходу Галена. Научный метод, сформировавшийся на основе этого духа любознательности, привел к более глубокому пониманию организма чел. и его функций.
Эмпирические исслед. Гарвея вполне соответствовали философским взглядам его совр. Рене Декарта, создав установку на явления природы, к-рая привела к открытию бактерий, антител и к большинству совр. познаний мед. науки. Целью этой мед. традиции являлось свести лечение к наименьшему общему знаменателю, лечить пораженный орган и ожидать, что организм чел. вернется к своему нормальному функционированию.
Такой подход получил огромный успех. После открытия Пастером и Кохом того, что микроорганизмы вызывают заболевания, казалось, что традиция Гиппократа вытеснена физикалистской медициной.
В 30-е гг. XX в. холистическая медицина вновь появилась в виде "новой" психосоматической медицины. Отчасти это было вызвано феноменальным успехом физикалистской медицины. Многие заразные заболевания удалось эффективно контролировать в зап. мире; это привело к преобладанию новых расстройств. Хотя в то время это еще и не признавалось, новые расстройства были вызваны образом жизни. Сердечно-сосудистые, онкологические и др. заболевания яв-ся следствием подверженности человека длительному воздействию личностных факторов или факторов окружающей среды, а не микроорганизмов. Физикалистская традиция сформировала лишь один лечебный подход, соответствующий её парадигме - хирургию. Больницы стали крупнее, мед. дисциплины стали более профилированными. В 1970-е гг. лишь 0,5% национального бюджета США направлялась на цели профилактики и лишь 2,5% - на санитарное просвещение и пропаганду здорового образа жизни. В то же самое время свыше 50% случаев смертности в Соединенных Штатах было вызвано расстройствами, доступными профилактике.
Пока физикалистская медицина продолжала свои попытки лечения этих новых расстройств, возникли две большие проблемы: возрастание стоимости услуг здравоохранения и рост ятрогений. Стоимость расходов на здравоохранение поднялась с 4% валового национального продукта в 1950 г. до 7% в 1970 г.. Каждый пятый чел., поступавший в н.-и. клинику, приобретал ятрогенное заболевание. Это означало, что 20% лиц, получавших мед. обслуживание, приобретало расстройство, вызванное тем лечением, которое они получали. С нарастанием специализации медицины возрастала стоимость лечения и риск для больных.
Др. причиной обращения к холистической медицине было возрастающее осознание ведущими исследователями того, что здоровье невозможно поддерживать исключительно за счет физикалистского подхода. Наибольший вклад в это внес Ганс Селье, сформулировавший концепцию общей реакции на стресс, в к-рой акцентировалось взаимодействие индивидуума и окружающей среды. Концепция стресса была холистической, она объясняла нарушения в отдельных органах и возникновение очерченных расстройств генерализованной адаптационной реакцией всего организма на воздействия окружающей среды. Когда такие выдающиеся микробиологи, как Рене Дюбо, показали, что соц.-экономические факторы играют еще большую роль в деле здоровья, чем антибиотики, холистическая концепция здоровья получила дальнейшее признание.
Было также установлено, что факторами, обусловливающими состояние здоровья или болезни, яв-ся питание, курение, потребление алкоголя и наркотиков и наличие или отсутствие физ. упражнений. Эти "факторы образа жизни" яв-ся компонентами психопедагогического опыта, к-рый определяет собой долговременный стиль поведения.
Третий комплекс факторов, имеющих отношение к личности, близко соотносится с образом жизни. Одним из наиболее известных и широко признаваемых элементов этого измерения яв-ся А-тип личности. Два врача, Меир Фридман и Рэй Розенман, впервые идентифицировали и начали лечить заболевания у людей с А-типом личности.
Нужна была политическая и соц. обстановка 1960-х гг., чтобы концепция X. з. стала доминирующей силой в службах системы здравоохранения США. Люди стремились участвовать в поддержании своего здоровья. В 1970-е гг. стал популярным бег трусцой - все большее количество людей стремились "войти в форму". Появившаяся концепция "хорошего самочувствия" ("wellness") привлекла к бурно развивающемуся бизнесу X. з. как мед. профессионалов, так и шарлатанов.
В 1980-е гг. X. з. стало более уважаемым. Эмпирические исслед. продемонстрировали эффективность этой концепции, много шарлатанов было изгнано и холистические практики были интегрированы в систему здравоохранения. Научная теория еще не охватила все последствия сдвига к подлинно холистической парадигме, да это и трудно сделать.
В практ. плоскости концепция X. з. вызвала революцию в системе здравоохранения. Это в значительной мере обусловлено финансовыми ограничениями, с к-рыми приходилось сталкиваться лечебным учреждениям и страховым компаниям вплоть до начала 1970-х гг. Лишь недавно профилактическая медицина стала экономически эффективной для отдельных секторов системы здравоохранения. Были разработаны программы "хорошего самочувствия", и страховые компании начали широко пропагандировать участие в программах поддержания здоровья для снижения расходов по лечению заболеваний.
По мере распространения этого процесса концепция здоровья в США подвергалась расширению и уточнению. Концепция X. з. имеет дело с физ., межличностными, психол., профессиональными и духовными измерениями каждого пользователя системы здравоохранения. Она яв-ся междисциплинарной - стоматологи, врачи, священнослужители, социологи, психологи, консультанты, педагоги и бизнесмены яв-ся одними из представителей многих профессий, к-рые работают вместе для создания условий, способствующих поддержанию здоровья.
Концепция X. з. ориентируется как на пропаганду здорового образа жизни, так и на лечение и профилактику заболеваний. Эмпирические данные черпаются из феноменологически спланированных исслед. Ист. религиозные учения используются как источники материала для дальнейшей разработки таких стратегий здоровья, как йога, медитация, лечение травами и акупунктура.
X. з. яв-ся феноменологическим в том отношении, что оно основано на предпосылке, что лечение окажется оптимальным, если проводится в обстановке естественного проживания чел. Лучше всего помогают службы, к-рые позволяют людям оставаться в своем доме, семье, общине. Мед. обслуживание наиболее эффективно, когда оно осуществляется с уважением к представлениям людей о здоровье, без навязывания им системы представлений, принятой в службах системы здравоохранения.
X. з. основано на сотрудничестве. Авторитарность и контроль уменьшаются по мере того, как обеспечивающие обслуживание переходят от модели врача, больного и предписаний к модели консультанта, клиента и контракта. Ответственность чел. за свое здоровье становится главным элементом любой службы здоровья. Ответственность за себя предполагает желание и способность индивидуума осуществлять и поддерживать стиль поведения, способствующий укреплению здоровья. Часто это означает необходимость отказа от стиля поведения, к-рый яв-ся дисфункциональным (напр., курение сигарет).
Этот процесс требует сильного чувства собственной ответственности. Исслед. готовности больных следовать мед. режиму свидетельствуют о том, сколь трудным яв-ся этот процесс. Во мн. работах показано, что количество больных, не следующих предписаниям врача, доходит до 60%. В 20-50% случаев больные отказываются от назначенного посещения врача.
Соблюдение пациентами требованиям в программах модификации образа жизни яв-ся еще более низким. В исслед. эффективности программ контролирования веса показано, что 90- 95% пациентов не удается достичь желаемого веса. Из тех, кто бросает курить, до 75% снова начинают курить в пределах шести месяцев.
Отсутствие готовности соблюдать требования и рекомендации специалистов - серьезная проблема для физикалистской медицины - становится еще более серьезной для холистического подхода к здоровью. Обслуживаемый контингент должен быть мотивирован к осуществлению и поддержанию положительного поведенческого образа жизни, что лучше всего достигается путем повышения чувства собственной ответственности и самоконтроля.
Если холистический подход к здоровью преуспеет в повышении у людей чувства собственной силы и самоконтроля, он сможет обеспечить высокий уровень профилактики заболеваний, добровольного соблюдения требований специалистов и укрепления здоровья.
Службы системы здравоохранения, использующие авторитарность и контроль для обеспечения соблюдения пациентами мед. предписаний, могут добиться кратковременного следования терапевтическому режиму, но не в состоянии выполнить задачу долгосрочного поддержания положительного образа жизни.
Движение X. з. к повышению интернального локуса контроля поэтому дает всей системе здравоохранения возможность обратиться к многомерной природе ответственности чел. перед собой и ее влиянию на образ жизни. Есть надежда, что чувство собственной силы распространится и на др. аспекты жизни чел. - межличностные отношения, производительность труда и семейные отношения.
Вызвать самоподдерживающие произвольные изменения, двигаться от образа жизни, ориентированного на кратковременные поощрения, к долговременному вознаграждению и к деинституционализации некоторых мед. служб - это масштабные задачи. Знание о том, что лучше для здоровья, и практикование здорового образа жизни часто не совпадают.
Ноулз предполагает, что неспособность поддерживать здоровый образ жизни может определяться пятью факторами: отрицанием смерти и болезни при сильной ориентировке на кратковременное вознаграждение; представлением о том, что природа, смерть и болезнь будут покорены наукой; нежеланием жить при определенных соц.-экономических или межличностных ограничениях; депрессией и отсутствием интереса к следованию предписаниям врача. На эти факторы должно быть обращено внимание для того, чтобы концепция X. з. могла добиться ощутимых успехов в американском здравоохранении.
За последнее время в системе здравоохранения США произошли большие изменения. Службы, к-рые диагностируют и лечат болезни, остаются важными; в то же время все большее значение для здравоохранения принимает поддержание, укрепление здоровья и мотивация.
Прогресс в совр. физикалистской медицине не следует игнорировать, но главное значение имеет профилактика. Жизнь в гармонии с природой становится основной задачей положительного здоровья.
См. также А-тип личности, Контроль веса, Общий адаптационный синдром, Поведенческая медицина, Службы системы здравоохранения
Р. Стенсруд

Хорея Гентингтона (Huntington's chorea)

X. Г., известная тж как болезнь Гентингтона, яв-ся наследственно обусловленным расстройством ЦНС, впервые описанным Джорджем Гентингтоном в 1872 г. Надежных данных о ее распространенности нет в связи с высокой частотой ошибок диагностики и фактов сокрытия болезни.
Первым наблюдаемым симптомом часто яв-ся судорожные подергивания лицевых мышц, постепенно дополняемые тремором и повсеместной утратой произвольного контроля мускулатуры. Все более нарушаются и иногда утрачиваются функции моторики, речи и глотания. Фон настроения становится депрессивным. Галлюцинации, бред и др. обычные симптомы могут близко напоминать таковые при шизофрении, что приводит к ошибочной диагностике шизофрении у многих больных X. Г., в особенности на начальных этапах заболевания. Более отдаленные этапы характеризуются более грубыми нарушениями интеллекта, памяти и моторики, чем при шизофрении.
Обычный возраст начала - 30-40 лет, в некоторых случаях возможно начало в 20-летнем или в 60-летнем возрасте. Заболевание хронически прогрессирует, обычным исходом яв-ся смерть в пределах 15 лет от начала. Непосредственная причина летального исхода - сердечная недостаточность, нарушения дыхания или пневмония.
Эти поведенческие симптомы вызваны прогрессирующей гибелью клеток базальных ганглиев мозга. Происходит тж снижение уровня концентрации в мозгу синаптических нейротрансмиттеров (нейромедиаторов) ацетилхолина, гамма-аминобутировой кислоты (ГАБА или L-допа), серотонина и глютамина, в особенности в базальных ганглиях. Снижение уровня этих нейротрансмиттеров ведет к чрезмерной активности катехоламина в синапсах вследствие потери торможения. Лечение часто проводится большими транквилизаторами (нейролептиками) или иными препаратами. Однако ни одно из использующихся на данный момент лекарств не замедляет прогрессирующего ухудшения; в лучшем случае устраняются судорожные подергивания и некоторые др. проявления.
Мужчины и женщины заболевают в равной степени. Наличие одного больного родителя означает 50% шанс появления заболевания у потомства. Однако генетическое консультирование осложняет позднее начало расстройства.
Имеется интерес к определению способа выявления болезни Гентингтона до того, как появятся первые симптомы, прежде всего в целях генетического консультирования. Клоуэнс, Полсон, Ригел и Барбо назначали L-допу 30 лицам в раннем взрослом возрасте из группы повышенного риска заболеть X. Г. (L-допа усугубляет появляющиеся симптомы). Под влиянием L-допы у 10 из 30 испытуемых появился транзиторный тремор, напоминающий таковой при X. Г. В 8-летнем катамнезе болезнь развилась у 5 из этих 10 и лишь у 1 из оставшихся 20. Этот тест, т. о., говорит в пользу возможности досимптоматической диагностики. Однако этическая сторона теста вызывает сомнения, поскольку он может вести к безнадежному отчаянию при обнаружении имеющегося заболевания, а тж из-за гипотетической возможности того, что L-допа может в действительности усугублять течение заболевания.
См. также Центральная нервная система, Органические синдромы
Дж. Калат

Хоспис (hospice)

Первый американский X. появился в 1974 г. в Нью-Хейвене (штат Коннектикут). К 1993 г. в США функционировало свыше 150 X. X. осуществляет холистический подход к смертельно больным людям, предлагая мед. помощь и оказывая внимание духовным, эмоциональным и соц. нуждам умирающих пациентов и их семей. Целью всех X. яв-ся повышение качества жизни обслуживаемых смертельно больных. Существование X. обусловлено тем, что отделения интенсивной терапии неадекватно удовлетворяют специфические и индивидуальные потребности умирающих.
Холистический подход к летальным заболеваниям предполагает использование опыта и участие мн. людей. Члены терапевтической бригады выполняют программу максимально поддерживающего, индивидуализированного лечения умирающих больных и обслуживания их семей. Бригадный подход позволяет практически полностью избежать дублирования усилий и пробелов в обслуживании.
Главная цель программы X. - обеспечение возможности больным умереть дома, в знакомой обстановке, в кругу близких людей. Поэтому существенным компонентом любой программы X. яв-ся бригада обслуживания на дому. Бригада обслуживания на дому состоит преим. из подготовленных в X. добровольцев, выполняющих немедицинские функции. Их подготовка предполагает умение оказывать эмоциональную поддержку больным и поддерживать контакт с семьей при решении всех вопросов и проблем, вызываемых приближением смерти.
Летальные заболевания часто требуют временной госпитализации. Три модели функционирования X. определяют собой стиль согласования обслуживания на дому с рез-тами стационарного лечения. Каждая из этих моделей успешно использовалась в X., часто с модификациями, необходимыми для того, чтобы соответствовать специфике данной группы населения.
Подразделение обслуживания на дому. Часто организуемые в рамках проектов обслуживания церковью или клубом, подразделения обслуживания на дому обычно используются структурами, только начинающими функционировать, или организуются в мелких общинах. Преимуществом яв-ся простота орг-ции и экономичность. Недостаток в том, что успех зависит от уровня сотрудничества проекта обслуживания на дому с уже существующими структурами здравоохранения. Лица, не связанные с X., нуждаются в подготовке для усвоения принципа хосписного подхода к обслуживанию больных, находящихся в терминальном состоянии.
Стационарное отделение. Стационарные отделения X. функционируют в больших общинах на базе учеб. клиники. Преим. этой модели заключается в том, что она использует уже хорошо скоординированную систему мед. обслуживания и яв-ся продолжением уже существующих служб. Обычная форма реализации - создание в рамках клиники отделения паллиативной терапии, в к-рой приоритетом яв-ся специфические потребности умирающих пациентов. Бригада обслуживания на дому в этой модели работает под руководством персонала отделения паллиативной терапии. Это обеспечивает преемственность в работе стационарных и амбулаторных служб.
Самостоятельное учреждение. Модель самостоятельного учреждения, или полнофункциональный X., яв-ся единственной моделью, в к-рой персонал X. контролирует все аспекты терапии терминальных состояний. Недостаток этой модели в том, что такое учреждение может рассматриваться как "соперник" др. местных структур здравоохранения.
В каждой из этих трех моделей хосписного обслуживания очевидны определенные принципы: а) квалифицированный контроль болевого синдрома и др. симптоматических проявлений; б) осуществляемая врачом госпитализация и лечение; в) мультидисциплинарная терапия; г) круглосуточное обслуживание во все дни недели; д) комплексное обслуживание больного и его семьи; е) поддерживающая работа со скорбящими семьями по меньшей мере в течение года после смерти больного; ж) использование обученных добровольцев во всех немедицинских аспектах обслуживания; з) структурированная коммуникация между членами мультидисциплинарной бригады; и) консультации или использование доступных ресурсов общины; к) просветительская работа в общине, касающаяся вопросов смерти и умирания.
См. также Утрата и скорбь, Смертельно больные люди
Д. Л. Китч

Хоторнский эффект (hawthorne effect)

X. э. получил свое назв. от серии исслед., проводившихся в конце 1920-х и в течение 1930-х гг. на принадлежавшем компании "Вестерн Электрик" заводе Хоторна, близ Чикаго. Во мн. учебниках отмечена определяющая роль, к-рую сыграли эти исслед. в истории развития промышленной и организационной психологии. Проще говоря, X. э. предполагает, что любое изменение на рабочем месте, напр. проведение научного исслед., заставляет людей чувствовать свою значительность и тем самым повышает эффективность их труда.
Хоторнские исслед. состояли из пяти различных исследовательских фаз: эксперименты с освещением, лабораторные эксперименты со сборкой реле, программа массового интервьюирования, лабораторные наблюдения за сборкой электрических блоков и программа консультирования работников.
Цель экспериментов с освещением заключалась в определении связи между уровнями освещенности рабочего места и производительностью труда, однако четкой функциональной взаимосвязи между этими переменными обнаружить не удалось.
Вторая важная фаза хоторнских исслед. предполагала изучение интенсивности труда работников в тщательно контролируемых условиях. С этой целью пятерых работников разместили в отдельном помещении вместе с чел., распределявшим работу, и наблюдателем от группы исследователей. Хотя часто говорится о том, что все эксперим. условия в этом исслед. со сборкой реле приводили к повышению производительности, общая тенденция повышения производительности не обязательно распространялась на всех работников.
Представлялось, что соц. воздействие научного исслед. оказывало гораздо больший эффект, чем воздействие изменений в освещении или перерывов на отдых. Для внесения ясности в этот вопрос была организована программа массового интервьюирования. В ходе третьей фазе было опрошено свыше 20 тыс. работников.
Четвертая фаза вытекала непосредственно из этой программы массового интервьюирования. Ввиду обнаружившейся важной роли соц. групп на рабочих местах и для изучения таких групп были организованы лабораторные наблюдения за сборкой электрических блоков. С этой целью более б месяцев проводились наблюдения и интервьюирование 14 мужчин, что позволило получить богатую информ. в отношении рабочих групп.
Наконец, на пятой фазе была реализована обширная программа консультирования работников. Были наняты консультанты, к к-рым могли обращаться работники и на к-рых они могли полагаться как на справедливых и беспристрастных агентов. В рез-те открытия таких коммуникационных каналов мастера могли получать помощь в улучшении их поведения. В целом исследователи описали целый ряд последовавших улучшений во внутриорганизационных коммуникациях.
Кан указывал на то, что рез-ты всех этих научных исслед. не могут объясняться лишь одним X. э. Проведенный им анализ говорит о том, что важную роль в возникновении этого эффекта играет участие работника в принятии важных решений.
См. также Изучение аттитюдов наемных работников, Полевые эксперименты, Промышленная психология, Промышленная и организационная психология
Ф. Бенсон

Хромосомные нарушения (chromosome disorders)

В 1962 г., после того как в учебниках на протяжении 30 лет утверждалось, что клетки чел. содержат 48 хромосом, Джо Хин Тио и Альберт Леван, вырастив культуру этих клеток в лаборатории, обнаружили в них только 23 пары, т. е. 46 хромосом! Этот факт чрезвычайно важен для понимания таких хромосомных болезней, как синдром Дауна, при к-ром в каждой клетке находится по 47 хромосом.
Большая часть сведений о хромосомных перестройках, вызывающих фенотипические или телесные изменения и аномалии, была получена в рез-те исслед. генотипа (расположения генов в хромосомах слюнных желез) обыкновенной плодовой мушки Drosophila melanogaster, хотя те же самые перестройки, по-видимому, происходят в клетках чел. и др. организмов. Несмотря на то что мн. болезни чел. имеют наследственную природу, лишь в отношении их небольшой части достоверно известно, что они вызваны хромосомными аномалиями. Только из наблюдений за фенотипическими проявлениями мы можем заключить, что произошли те или иные изменения генов и хромосом.
Хромосомы - это организованные в виде двойной спирали молекулы дезоксирибонуклеиновой кислоты (ДНК), образующей химическую основу наследственности. Считается, что X. н. возникают в рез-те перестройки порядка расположения или числа генов в хромосомах. Гены представляют собой группы атомов, входящих в состав молекул ДНК. Как известно, молекулы ДНК определяют характер молекул рибонуклеиновой кислоты (РНК), к-рые выполняют функцию "доставщиков" генетической информ., определяющей структуру и функцию органических тканей. Эта первичная генетическая субстанция, ДНК, действует через посредство цитоплазмы, выполняющей функцию катализатора в изменении свойств клеток, формируя кожу и мышцы, нервы и кровеносные сосуды, кости и соединительную ткань, а тж др. специализированные клетки, но не допуская изменений самих генов в ходе этого процесса. Почти на всех этапах строительства организма занято множество генов, и потому совсем не обязательно, чтобы каждый физ. признак являлся рез-том действия одного гена.
Разнообразные изменения хромосом имеют рез-том следующие структурные и количественные нарушения:
Разрыв хромосом. Хромосомные перестройки могут вызываться под воздействием рентгеновских лучей, ионизирующей радиации, возможно, космических лучей, а тж мн. др., пока неизвестных нам, биохимических или средовых факторов.
Рентгеновские лучи могут вызвать разрыв хромосомы; в процессе перестройки сегмент или сегменты, оторвавшиеся от одной хромосомы, м. б. утеряны, в рез-те чего возникает мутация или фенотипическое изменение. Так, напр., теперь становится возможной экспрессия рецессивного гена, обусловливающего определенный дефект или аномалию, поскольку нормальный аллель (парный ген в гомологичной хромосоме) утерян и вследствие этого не может нейтрализовать воздействие дефектного гена. В тех случаях, когда хромосомные нехватки у челов. зародыша имеют летальный эффект, ребенок чаще всего не доживает до родов, так что летальные гены не оказывают неблагоприятного влияния на эволюцию вида.
Кроссовер. Пары гомологичных хромосом закручены в спираль подобно дождевым червям во время спаривания и могут разрываться в любых гомологичных точках (т. е. на одном уровне образующих пару хромосом). В процессе мейоза (редукционного деления, имеющего место при образовании гамет, или половых клеток - яйцеклеток и спермиев) происходит разделение каждой пары хромосом т. о., что только одна хромосома из каждой пары входит в образовавшуюся яйцеклетку или спермий. Когда происходит разрыв, конец одной хромосомы может соединяется с оторвавшимся концом др. хромосомы, а два оставшихся куска хромосом связываются вместе. В рез-те образуются две совершенно новые и разные хромосомы. Этот процесс наз. кроссинговером.
Дупликация или нехватка генов. При дупликации участок одной хромосомы отрывается и прикрепляется к др., гомологичной хромосоме, удваивая уже существующую в ней группу генов. Приобретение хромосомой дополнительной группы генов обычно наносит меньший вред, чем утрата генов др. хромосомой. К тому же при благоприятном исходе дупликации ведут к образованию новой наследственной комбинации. Хромосомы с потерянным терминальным участком (и нехваткой локализованных в нем генов) могут приводить к мутациям или фенотипическим изменениям.
Транслокация. Сегменты одной хромосомы переносятся на др., негомологичную ей хромосому, вызывая стерильность особи. В этом случае любое негативное фенотипическое проявление по крайней мере не м. б. передано последующим поколениям.
Инверсия. Хромосома разрывается в двух и более местах и ее сегменты инвертируются (поворачиваются на 180°) перед тем, как соединиться в том же порядке в целую реконструированную хромосому. Это самый распростр. и самый важный способ перегруппировки генов в эволюции видов. Однако новый гибрид может стать изолянтом, поскольку обнаруживает стерильность при скрещивании с первоначальной формой.
Эффект положения. В случаях изменения положения гена в той же хромосоме у организмов могут обнаруживаться фенотипические изменения.
Полиплоидия. Сбои в процессе мейоза (хромосомного редукционного деления в ходе подготовки к репродукции), к-рые затем обнаружатся в зародышевой клетке, могут удваивать нормальное число хромосом в гаметах (сперматозоидах или яйцеклетках). Триплоиды обладают тремя полными наборами хромосом в гаметах вместо только что упомянутого удвоенного. А дупликации без расхождения хромосом в митозе (обычном клеточном делении) приводят к созданию тетраплоидных клеток с четырьмя гомологичными хромосомами каждого вида вместо двух. Вообще говоря, полиплоидные клетки присутствуют в нашей печени и нек-рых др. органах, обычно не нанося сколько-нибудь заметного вреда. Когда же полиплоидия проявляется в наличии одной-единственной "лишней" хромосомы, то появление последней в генотипе может привести к серьезным фенотипическим изменениям. К их числу относится синдром Дауна (СД, или "монголизм"), при к-ром в каждой клетке содержится дополнительная 21-я хромосома. Среди потомства с СД встречается незначительный процент рождений с осложнениями, при к-рых эта дополнительная аутосома (неполовая хромосома) становится причиной недостаточного веса и роста новорожденного и задержки последующего физ. и умственного развития. Жертвы СД имеют 47 хромосом. Причем дополнительная 47-я хромосома обусловливает у них избыточный синтез фермента, разрушающего незаменимую аминокислоту триптофан, к-рая встречается в молоке и необходима для нормального функционирования клеток мозга и регуляции сна. Лишь у незначительного процента родившихся с СД эта болезнь определенно носит наследственный характер; к тому же возможна дородовая диагностика ее методом амниоцентеза.
См. также Наследственные болезни, Доминантные и рецессивные гены, Наследуемость
X. К. Финк


_Ц_

Цветовое зрение (color vision)

Зрительный опыт большинства позвоночных отличается чувствительностью к интенсивности электромагнитного излучения в границах свойственного им диапазона видимых длин волн, от примерно 380 до 760 нм. Помимо этой ахроматической (бесцветной) чувствительности, некоторые виды рыб, птиц, рептилий и млекопитающих (прежде всего чел. и остальные приматы) тж обладают чувствительностью к цвету (цветовому тону) длины волны и видимой чистоте или интенсивности (насыщенности) цвета. Большинство людей начинают видеть коротковолновую часть видимого спектра как голубоватый цвет (около 480 нм), средневолновую - как зеленоватый (около 510 нм) и желтоватый (ок. 580 нм), а длинноволновую - как красноватый цвет (около 700 нм). Наряду с этими различиями в цветовом тоне цвет может восприниматься как сильно насыщенный (напр., темно-красный) или слабонасыщенный (напр., розовый).
Типы цветового зрения. По определению, Ц. з. предполагает дифференциацию между по крайней мере одной частотой видимого монохроматического света и белым светом сравнимой интенсивности, Сверх этой минимальной способности существуют значительные межвидовые и внутривидовые различия в степени возможностей цветоразличения. Для индивидов с нормальным или трихроматическим зрением (трихроматов) любая длина волны видимого спектра отличима от белого. Кроме того, для субъективного попарного сравнения всех видимых длин волн трихроматам требуется комбинация трех др. монохроматических источников света (обычно, коротковолнового, средневолнового и длинноволнового).
Однако, не все трихроматы обязательно имеют сопоставимое Ц. з. Как показано в табл. 1, им присущи различные типы аномалий Ц. з. Хотя трихроматы с аномалиями способны видеть полный спектр цветов, воспринимаемых обладателями нормального трихроматического зрения, для распознавания цветов в границах диапазона их сниженной чувствительности цветоаномалам могут требоваться световые раздражители повышенной интенсивности. Кроме того, в границах этого аномального диапазона цвета видятся как бы выцветшими или менее насыщенными, а иногда обнаруживается еще и сниженная способность различать соседние цвета спектра.

Таблица 1. Категории цветового зрения
Классификация
Процент встречаемости у людей
Видимость спектра
Мужчины
Женщины
Трихроматизм
Нормальный

Нормальный
Аномальный

Протаномалия
1
0,02
Сниженная яркость, насыщенность и различимость цветовых тонов в длинноволновой части спектра
Дейтераномалия
4,9
0,38
Сниженная яркость, насыщенность и различимость цветовых тонов в средневолновой части спектра
Тританомалия
редко
Сниженная яркость, насыщенность и различимость цветовых тонов в коротковолновой части спектра
Дихроматизм
Протанопия
1
0,02
Серый в нейтральной точке 494 нм; синий ниже, желтый выше
Дейтеранопия
1,1
0,01
Серый в нейтральной точке 499 нм; синий ниже, желтый выше
Тританопия
0,002
0,001
Серы и в нейтральной точке 570 нм; зеленый ниже, красный выше
Тетартанопия
редко
Серый в нейтральных точке 470 нм и 580 нм; зеленый между ними, красный выше и ниже
Монохроматизм
Палочковый
0,03
0,002
Серый
Неврологический

Серый
Синих колбочек

Серый; нек-рые оттенки синего и желтого
Полное описание каждой аномалии крайне сложно, по нек-рым вопросам ученые пока не пришли к общему мнению. Говоря коротко, в классификации может учитываться чувствительность к яркости, рез-ты теста нейтральной точки, теста подбора цветов Рэлея, способность цветоразличения и воспринимаемая насыщенность. (Данные взяты из G. Wyszecki & W. S. Stiles, Color science: Concepts and methods, quantitative data and formulas, и F. A. Gelrad, The human senses.)

Дифференциальная диагностика различных типов аномального трихроматизма - напр., протаномального или дейтераномального - может проводиться с помощью теста Рэлея, или аномалоскопа. При нормальном трихроматическом зрении существует единственная (подбираемая на аномалоскопе) смесь зеленого света (535 нм, желтовато-зеленый) с красным (670 нм, желтовато-красный), к-рую невозможно отличить на глаз от желтого света (589 нм, красновато-желтый). У лиц с аномальным трихроматизмом подбираемая ими на аномалоскопе смесь красного и зеленого для получения требуемого желтого цвета отличается от таковой у лиц с нормальным трихроматическим зрением. Наблюдателям с протаномальным трихроматизмом для получения желтого цвета требуется добавить в смесь больше красного, тогда как наблюдателям с дейтераномальным трихроматизмом для получения того же цвета требуется смесь с большим содержанием зеленого цвета.
Дихроматы обнаруживают более серьезное ограничение Ц. з. по сравнению с аномальными трихроматами: не все видимые длины волн они способны отличить от белого света, и, кроме того, любые длины волн видимого спектра могут попарно подбираться посредством смешивания только двух других длин волн. Классиф. дихроматического зрения в противоположность трихроматическому основывается на тесте нейтральной точки (neutral point test), к-рый проверяет способность к различению множества отдельных монохроматических длин волн и белого света. Если трихроматы способны отличить каждую отдельную длину волны от белого света в условиях уравненной яркости, у дихроматов обнаруживается узкий участок видимого спектра, в к-ром они не могут этого сделать.
Эта узкая полоса длин волн, неотличимых от белого света, называется нейтральной точкой, а ее местоположение в спектре определяет конкретный тип дихроматизма. Как показано в табл. 1, протанопия и дейтеранопия связаны с возможностью видеть голубой и желтый, но не красный или зеленый цвета. Наоборот, тританопия и тетартанопия позволяют видеть красный и зеленый, но не голубой или желтый.
Монохроматы способны подобрать пару любой волне видимого спектра только регулирую интенсивность единственной волны другой длины. За возможным исключением ограниченного цветового зрения, связанного с монохроматизмом синих колбочек, монохроматы не видят цвета.
Насыщенность цветового спектра. Субъективную насыщенность можно оценить путем определения того, до какой степени монохроматический свет можно разбавлять добавлением; белого света, чтобы эта смесь стала неотличимой от белого света равнозначной яркости. Чем больше белого света можно добавить в такую смесь (до достижения точки, в к-рой эту комбинацию невозможно отличить от белого), тем выше субъективная насыщенность цветового тона.
Способность к цветоразличению. О богатстве Ц. з. можно отчасти судить по числу отдельных цветов, к-рые индивид способен видеть. Степень такой уникальности оценивается способностью различать соседние цвета спектра, измеряемой отношениями Вебера ?? / ? для цветоразличения.
Теории цветового зрения. Для современных теорет. представлений о механизмах, лежащих в основе Ц з., характерно слияние двух объяснений, первоначально считавшихся несовместимыми. Одно объяснение - трихроматическая теория - было выдвинуто Томасом Юнгом и Германом фон Гельмгольцем, к-рые подчеркивали корреспондирующую активность колбочек, максимально чувствительных к красному, зеленому или синему цвету. Др. объяснение - теория процесса-оппонента - было предложено Эвальдом Герингом и развито Лео Гурвичем и Доротеей Джеймсон. Согласно их подходу, ощущения красного-зеленого, так же как и синего-желтого, яв-ся антагонистическими процессами. Разногласия между этими двумя подходами в настоящее время устранены: трихроматическая теория описывает рецепторную активность, а теория процесса-оппонента применяется для описания интегративных процессов высшего порядка на уровне зрительного нерва и коры головного мозга.
См. также Зрительное восприятие, Нейрохимия, Теории зрения
Дж. Л. Фоубс

Центральная нервная система (central nervous system)

ЦНС - это та часть НС, к-рая находится внутри черепа и позвоночного столба, получает нервные импульсы от расположенных по всему телу сенсорных рецепторов, регулирует происходящие в организме процессы, организует и направляет поведение. Анатомически ЦНС состоит из головного и спинного мозга, "плавающих" внутри полости черепа и позвоночного канала в вязкой среде, называемой спинномозговой жидкостью, или ликвором. Ликвор заполняет полости головного и спинного мозга и служит в качестве защитной подушки, предохраняющей их от повреждений. Ткань ЦНС, кроме того, защищена тремя оболочками, называемых мозговыми. Наружная и самая прочная, твердая мозговая оболочка (dura mater) прикреплена к внутренней поверхности черепа и позвоночного канала и, наподобие кожуха, окружает довольно тонкую мембрану из эластичной волокнистой ткани - паутинную оболочку (arachnoid), внутри к-рой циркулирует ликвор. Мягкая мозговая оболочка (pia mater), являясь внутренней, плотно соединена с поверхностью головного и спинного мозга.
Основной структурной единицей нервной ткани яв-ся нервная клетка, или нейрон, - специализированная клетка удлиненной формы (длиной от нескольких микрон до нескольких футов [С учетом длины аксона. - Примеч. науч. ред.]), чья повышенная реактивность и проводимость позволяет ей распространять, или проводить, электрический импульс вдоль своей протяженной части, а также хим. путем возбуждать соседние нейроны, к-рые передают возбуждение дальше в точках специализированных переходов, наз. синапсами. НС состоит из миллиардов нейронов, к-рые связывают между собой все части организма, контролируя и регулируя его работу. Нейроны-рецепторы, подобно ветвям дерева, ведут внутрь, к более крупным ответвлениям, а от них к большим стволам, называемым нервами, к-рые входят в ЦНС и направляются вверх к головному мозгу, образуя восходящие пути. Нейроны-эффекторы дают начало нисходящим путям, к-рые выходят из ЦНС в виде многократно разветвляющихся нервов, чье назначение - регулировать работу всех мышечных тканей и, следовательно, деятельность всего организма. Двенадцать билатеральных пар черепных нервов выходят непосредственно из ствола головного мозга. От спинного мозга отходит 31 билатеральная пара спинномозговых нервов, к-рые выходят из ЦНС через отверстия между соседними позвонками. Каждый спинномозговой нерв состоит из входящих (рецепторных) и выходящих (эффекторных) волокон, но в месте соединения со спинным мозгом разделяется на задние (сенсорные) и передние (моторные) корешки.
Т. о., спинной мозг яв-ся общей шинной структурой для восходящих и нисходящих нервных путей, но свойством ЦНС яв-ся связность. Поэтому мы находим здесь третий тип нейронов - вставочные нейроны. Они соединяют эффекторные и рецепторные нейроны и за счет разветвления своих окончаний могут образовывать синапсы на каждом из своих концов с сотнями др. нейронов. Функциональной единицей НС яв-ся рефлекторная дуга, к-рая связывает нейроны - рецепторы и эффекторы - т. о., что раздражитель рецептора, способный вызвать в нем нервный разряд, автоматически инициирует разряд в нейроне-эффекторе, к-рый вызывает определенную реакцию к.-л. мышцы или железы. Нек-рые рефлексы крайне просты, большинство же имеют довольно сложное строение. ЦНС организована иерархическим образом: высшие центры стимулируются низшими и воздействуют на последние, так что постепенно усложняющиеся рефлексы занимают в ЦНС все более высокое положение. В спинном мозге находятся рефлекторные центры мускулатуры туловища, конечностей и шеи. Рефлекторный центр дыхания локализован в основном в стволовой части головного мозга, прилегающей к спинному мозгу. Гомеостатические реакции зависят от рефлексов еще более высокого уровня, центры к-рых находятся в гипоталамусе, к-рый может вызывать определенные мотивационные состояния, такие как чувство голода и жажды. Предполагают, что посредством постепенно усложняющихся рефлексов (нек-рые из них яв-ся врожденными, но большинство приобретается путем научения) осуществляются все функции ЦНС, включая высшие психич. функции, локализованные в структурах головного мозга. Принцип симметрии - еще один принцип организации ЦНС. Структуры, имеющие среднюю линию, такие как спинной мозг, состоят из двух симметричных половин. Др. структуры удвоены, подобно двум полушариям головного мозга. Большинство волокон в них пересекают среднюю линию (напр., левое полушарие управляет правой рукой).
Головной мозг - это орган, отличающийся исключительной сложностью своих составных частей и функций, - реальность, часто ускользающая от внимания при его кратком описании. Тем не менее многое уже известно об организации его проводящих (восходящих и нисходящих) путей. Значительную часть ЦНС составляет белое вещество, представляющее собой заключенные в оболочку отростки или продолжения нервных клеток, короче говоря - нервные волокна, пучки к-рых служат признаком проводящих путей (трактов). Тела нервных клеток не покрыты оболочкой и предстают в виде серого вещества, скопления к-рого указывают на центры активности, называемые ядрами.
С макроанатомической т. зр., головной мозг можно условно разделить на три части: а) мозговой ствол, части к-рого (продолговатый мозг, мост, средний мозг) содержат ядра ретикулярной формации ствола мозга, имеющей жизненно важное значение для функционирования сознания и обеспечения уровня возбуждения верхних отделов головного мозга; б) мозжечок, или малый мозг, - центр тонкой регуляции и координации двигательной активности; в) большой мозг, или собственно головной мозг, представляющий для психологии наибольший интерес в силу его организующей роли в осуществлении высших психич. функций и проявлении эмоций. Между стволом мозга и большим мозгом находятся таламус и гипоталамус. Таламические ядра преимущественно выполняют функции интеграции и передачи сенсорных импульсов высшим структурам большого мозга. Ядра гипоталамуса, напротив, играют важную роль в регулировании гомеостатических реакций и в интегрировании рефлексов ядер лимбической системы, расположенных в глубоких структурах большого мозга и отвечающих за переживание и выражение эмоций.
Глубоко испещренная извилистыми бороздами серая наружная поверхность головного мозга - кора больших полушарий - яв-ся конечной станцией сенсорных путей и местом начала двигательных трактов. Значительная часть этой области отведена ассоциативным зонам вставочных нейронов, сложные взаимосвязи между к-рыми дают начало памяти, речи, целенаправленному поведению и, в целом, высшим психич. функциям.
Карты проводящих путей, передаточных ("релейных") станций, сенсорных и моторных зон головного мозга были составлены преимущественно с помощью физ. и физиолог. методов. Но природа высших психич. процессов чел. остается неуловимой, поскольку их невозможно нанести на карту подобным образом. Как заметил Дж. Минклер, структура и функции нервной ткани столь переплетены, что должны изучаться вместе. На нек-рых уровнях ЦНС соответствующие им функциональные элементы яв-ся физиолог. Др. уровни лучше всего изучать через обособленные поведенческие акты. Однако еще более сложные функции головного мозга требуют тщательного исслед. сложных структур или стилей поведения, а изучение наивысших уровней функционирования головного мозга перерастает в поиск ответов на вопросы, касающиеся интеллекта, логики, воли и сознания, к-рые сами столь же трудно постижимы, как и головной мозг.
Т. о., исслед. ЦНС у людей - это изучение деятельности головного мозга и отношений между мозгом и психикой (душой), область, к-рой интенсивно занимается психология. Связь между головным мозгом и психикой надежно установлена и была подмечена еще в далеком прошлом. Ч. Дж. Голден указывает, что Пифагор, за 500 лет до н. э., связывал головной мозг и мышление человека. А во II в. н. э. Гален из Пергама наблюдал, как повреждение мозга у гладиаторов отражается на сознании, и описал, как животные полностью теряли чувствительность при сдавливании их головного мозга.
Гален ошибался, приписывая психич. функции заполненным жидкостью полостям (желудочкам) головного мозга, - взгляд, к-рый тем не менее продержался до эпохи Возрождения. Совр. концепции функционирования головного мозга начали возникать не раньше XIX в. Столь поздний срок их появления - следствие виталистских и ошибочных взглядов как на мозг, так и на психику, к-рые сохранялись до тех пор, пока не стал формироваться более научный и редукционистский подход к деятельности мозга и поведению. В конце XIX в. Сантьяго Рамон-и-Кахаль выдвинул нейронную теорию, за которую он получил Нобелевскую премию в области физиологии в 1906 г., в том самом году, когда Ч. С. Шеррингтон, разработавший концепцию рефлекторной дуги, опубликовал сообщение об интегративных механизмах НС. Труды Галена по поведенческой оценке индивидуальных различий внесли большой вклад в зарождающуюся науку об измерении психич. явлений - психометрию (психометрику). Дж. Б. Уотсон переориентировал психологию на изучение поведения вместо ментальных состояний; он и Б. Ф. Скиннер внесли вклад в теорет. и прикладную науку о поведении, к-рая тесно переплелась с биологией в том, что касается проведения исслед. головного мозга и поведения.
НС, такая простая, если рассматривать по отдельности ее осн. элементы, имеет очень сложное устройство. Как заметил Дж. И. Хаббард, легко представить себе нейронные структуры, способные заставлять мышцы сокращаться, а железы выделять секрет, но трудно вообразить подобные структуры, позволявшие стареющему Бетховену сочинять произведения, к-рые он не мог более слышать. Абсолютная сложность взаимосвязей, к-рая могла бы позволить реализацию столь сложных поведенческих актов, поистине бросает вызов челов. разуму. К примеру, под одним квадратным сантиметром поверхности мозга могут помещаться около 5 млн нейронов, каждый из к-рых имеет синаптические контакты примерно с 600 другими нейронами. Фактически в любом конкретном поведенческом акте может участвовать буквально вся толща и поверхность головного мозга: "хотя можно локализовать основные, элементарные навыки, все наблюдаемое поведение являет собой сложное взаимодействие множества таких элементарных форм, так что головной мозг как единое целое принимает участие в большинстве поведенческих актов".
Чтобы понять, как работает мозг (и, возможно, вся ЦНС), необходимо осмыслить его как единое целое. Однако в силу ограничений теории, накопленных знаний и, быть может, пределов наших способностей мы должны приближаться к пониманию целого через изучение его составных частей, рассматривая их на разных уровнях и с разных т. зр. Т. о., полное понимание устройства и работы ЦНС лежит за рамками какой-то одной дисциплины. Психологи предложили и развили ряд моделей сознания (mind), совместимых с известными фактами о функционировании мозга. Пользуясь открытиями в области нейронауки, они разрабатывают модели поведения чел. и, как правило, вносят вклад в понимание связей между мозгом и поведением путем исслед. в области эксперим. и клинической нейропсихологии.
Нейропсихологи-экспериментаторы давно уже изучают такие проблемы, как расстройства поведения, вызванные контролируемыми разрушениями и др. повреждениями ткани ЦНС у животных. Нейропсихологи-клиницисты все чаще принимают во внимание качественные и количественные аспекты поведения при выполнении специальных заданий, чтобы определить (дедуктивно или индуктивно) вероятное место и характер поражений мозговой ткани у людей. Точность таких оценок достигла весьма высокого уровня, и поведенческое картирование различных форм прочности и недостаточности находит все большее применение в лечении и реабилитационных мероприятиях.
См. также Гипоталамус, Головной мозг, Лимбическая система, Ретикулярная активизирующая система, Черепные нервы
Р. Энфилд

Центральная предельная теорема (central limit theorem)

Ц. п. т. касается распределения линейной композиции (или, проще, суммы) случайных величин. Y яв-ся линейной композицией множества переменных (X1, Х2, Х3 и т. д.), если Y = a1Х1 + а2Х2 + а3Х3 + ..., где ai - соответствующие веса переменных. Напр., если Y = 3Х1 + 4Х2, то а1 = 3, а а2 = 4. Согласно Ц. п. т., форма распределения Y начинает приобретать все большее сходство с нормальным распределением по мере увеличения числа входящих в такую линейную композицию переменных. В более точной формулировке Ц. п. т. гласит, что составная случайная величина Y имеет асимптотически нормальное распределение, когда число образующих ее переменных стремится к бесконечности. Ц. п. т. яв-ся одним из главных оснований регулярного использования психологами и статистиками нормального распределения. Отметим, что эта теорема не требует нормального распределения случайных величин, являющихся линейными составными элементами сложной случайной величины Y. Y асимптотически нормально распределена, даже если образующие ее переменные имеют распределения, принципиально отличающиеся от нормального. Возможно, это проще всего пояснить на примере линейной композиции исходов бросания монеты. Допустим, что подбрасывается правильная (симметричная) монета и случайное выпадение "орла" отмечается нулем (0), а случайное выпадение "решки" - единицей (1). Этот эксперимент имеет два возможных исхода, и оба они равновероятны. Если мы обозначим исход эксперимента через X, то можно принять, что Р (X = 0) = 0,5 и Р (X = 1) = 0,5. Распределение случайной величины X изображено на рис. 1.


Рис. 1. Распределение X

Повторим этот простой эксперимент десять раз, получая значения для X1, Х2, Х3 ... Х10. Каждый из X имеет одинаковое распределение. Можно создать новую переменную, являющуюся линейной композицией X. Пусть Y = X1 + Х2 + X3 + ... + Х10. Y представляет собой число "решек" в десяти бросаниях правильной монеты, а его распределение показано на рис. 2. Отметим, что всего лишь с 10 переменными в нашей линейной композиции распределение Y имеет бесспорное сходство с нормальным распределением. Если бы монета была подброшена 1000 раз, распределение суммы исходов (Y) стало бы практически неотличимым от нормального распределения.


Рис. 2. Распределение Y

Часто знакомство с Ц. п. т. происходит на уровне ее частного случая, касающегося распределения выборочного среднего. Выборочное среднее представляет собой линейную композицию полученных на конкретной выборке замеров с весовыми коэффициентами 1 / N, где N - объем выборки. Если N достаточно велико, распределение выборочного среднего будет нормальным и тогда нормальное распределение можно использовать как для получения интервальных оценок генерального среднего, так и для проверки гипотез в отношении выборочного среднего. Обычно исследователи делают допущение, что выборочное среднее имеет нормальное распределение при N ? 30, однако то, насколько быстро распределение приближается к нормальному, зависит еще и от того, в какой степени распределения составных элементов (X) соответствуют нормальному. Если значения X распределены нормально, то их среднее всегда будет иметь нормальное распределение. Если распределение значений X сильно отличается от нормального, то для обоснованного применения Ц. п. т. может потребоваться выборка, объем которой (N) значительно больше 30.
Ц. п. т. тж можно использовать для объяснения факта нормального распределения мн. физ. измерений. Челов. рост и вес определяются множеством факторов, включающим, возможно, сотни генов и тысячи переменных, связанных с предысторией питания и психол. развития. Рост или вес чел. можно представить себе в виде линейной композиции тысяч переменных, и потому как рост, так и вес должны по определению иметь нормальное распределение. Мн. психол. черты, такие как интеллект, тж нормально распределены, возможно, потому что на них влияют тысячи генов вместе с пренатальными и постнатальными событиями. Отклонения от нормальности предполагают сильное влияние одного из событий, превышающее совокупное влияние их линейной композиции. Напр., у крайне низкорослых людей, настолько низкорослых, что их появление не согласуется с нормальным распределением, рост может быть обусловлен нарушениями функций гипофиза. В рез-те, на их рост не оказывают влияния гены или события, к-рые при др. обстоятельствах могли бы сделать их выше. Аналогично этому, люди с крайне низким интеллектом, возможно, имеют редкий генетический дефект или повреждение ЦНС, вызванное какой-то травмой.
См. также Проверка нулевой гипотезы, Статистика в психологии
М. Эллин

Центральные черты (central traits)

Представление о том, что личность может быть представлена в виде набора центральных черт, или сравнительно устойчивых поведенческих тенденций, в значительной степени структурировало традиционную, непсиходинамическую теорию личности и проводимые в ее рамках измерения и исслед. Начиная с середины 1960-х гг., на модели черт начали обрушиваться мощные волны критики с логических и эмпирических позиций; однако, более внимательное прочтение важнейших "классических" положений теорий черт и их новые формулировки в значительной мере способствовали смягчению этих критических выступлений.
Самой первой моделью черт личности была модель Гордона Олпорта, к-рый в своей работе "Структура и развитие личности" (Pattern and growth in personality) предложил понятие черт как центральных структурных единиц личности. Черта характеризовалась как "широкая система сходных поведенческих тенденций", охватывающая понятия "эквивалентности стимулов" и "эквивалентности реакций"; т. е. любая из множества ситуаций, эквивалентных по смыслу для индивидуума, приводит в действие определенную диспозицию, к-рая, в свою очередь, вызывает любой из вариантов поведения, эквивалентных по смыслу для данного индивидуума. В более формальных терминах черта описывалась как "нервно-психическая структура, обладающая способностью придавать множеству стимулов функциональную эквивалентность и инициировать и направлять эквивалентные (осмысленно согласующиеся) формы адаптивного и экспрессивного поведения". Позиция Олпорта в отношении черт была взвешенной и осторожной. Напр., он признавал, что "теория черт не может претендовать на признание, если она не допускает и не объясняет изменчивости поведения человека"; т. е. давление окружения, роли и антагонистические интрапсихические факторы могут откладывать, искажать или тормозить выражение черт.
Как известно, Олпорт различал общие черты, или измерения, по к-рым могут сравниваться между собой большинство принадлежащих к одной культуре людей, и личные диспозиции, к-рые обладают теми же самыми действующими характеристиками, что и общие черты, но яв-ся "специфичными для индивидуума". Его идеографическая ориентация основывалась на убеждении, что личные диспозиции "точно отображают личность, тогда как общие черты яв-ся категориями, под к-рые конкретный чел. подгоняется принудительным образом". Эти личные диспозиции можно выявить только путем всестороннего изучения всей его жизни. После того как они идентифицированы, их можно каталогизировать исходя из сравнительной выраженности (intensity) следующим образом: главная (cardinal) диспозиция, для к-рой характерно всепроникающее влияние; центральные (central) диспозиции, к-рые обычно указываются в письменных рекомендациях, или менее важные и менее согласованные второстепенные (secondary) диспозиции. Личные диспозиции тж рассматриваются как варьирующие по степени интенциональности.
Олпорт характеризовал "черту" как общий термин, относящийся к "кортикальным, субкортикальным или постуральным диспозициям, обладающим способностью запускать или направлять специфические фаз. реакции. Лишь фазическая реакция доступна наблюдению; тонические реакции относятся к все еще таинственной области нейродинамической структуры". Олпорт признавал, что теория черт не может "пониматься столь просто, как она была сформулирована поначалу", что в его ранней позиции оказались недооцененными соц. и ситуационные факторы и что адекватная теория должна устанавливать связь между внутренней (черта) и внешней (ситуация) системами.
Др. важный подход с позиции черт развивался Раймондом Б. Кэттеллом. Этот подход, в к-ром черты уподобляются генеральным тенденциям поведения, связан с подходом Олпорта через исходное допущение Кэттелла о том что языковая сфера личности (Language Personality Sphere) (т. е. те 4500 наименований черт, выделенных Олпортом из английского языка) исчерпывающе описывает личность.
Еще одна релевантная модель была представлена Дж. П. Гилфордом, к-рый определял черту как "любой устойчивый образ действий (way), которым один человек отличается от других". В опубликованной в 1975 г. статье он предложил трехуровневую иерархическую модель, основанную на десяти факторах черт.
Дэвид Мак-Клелланд предоставил последний образец модели личности, в к-рой черты играют центральную, хотя и не исключительную, роль. Мак-Клелланд предположил, что для описания личности необходимы три класса конструктов: мотивы, схемы и черты. Мак-Клелланд определял черту как "приобретенную тенденцию индивидуума реагировать так, как он уже реагировал с большей или меньшей степенью успешности в прошлом в сходных ситуациях со сходной мотивацией". Он выделил 15 базовых черт, сгруппированных соответственно следующим системам реагирования: движение (Moving), мышление (Thinking), исполнение (Performing), проявление эмоций (Emoting), взаимодействие (Interacting) и подчинение требованиям (Conforming). Это понятие черты как согласованной системы реакций сходно с олпортовским понятием экспрессивных черт и кэттелловским понятием черт темперамента. Заметим тж, что, несмотря на различия в определениях, везде исключается возможность наивного ожидания, что личность будет вести себя сходным образом во всех ситуациях и при любых обстоятельствах.
Росс Стегнер выступил в защиту оправданности и необходимости использования черт как психол. переменных. Во многом согласуясь с Олпортом и Мак-Клелландом, Стегнер говорит о том, что "черту следует понимать как схему, или когнитивное правило, к-рое руководит поведением в разнообразных ситуациях, воспринимаемых как связанные с этой схемой или подпадающие под действие этого правила; ...как когнитивный процесс, который уравнивает различные в др. отношениях ситуации по их атрибутам или последствиям". Т. о., оценка черты "корреспондирует с величиной оказываемого ситуацией давления, к-рому каждый конкретный чел. будет противостоять, чтобы сохранить предпочитаемый им способ поведения". Вторя Кеттеллу, Стегнер называет черту "когнитивно-аффективной "глубинной структурой" (т. е. исходной чертой), к-рая может трансформироваться в многообразие открытых поведенческих совместимостей (т. е. поверхностную черту). Кроме того, полезность понятия черты, по мнению Стегнера, состоит в том, что "поведение часто прогнозируется более точно на основе знания об установленных структурах черт, чем на основе информации о специфической ситуации".
Критика теорий черт. Уолтер Мишел утверждал, что "пожалуй, за исключением области интеллекта, не было продемонстрировано высокогенерализованных согласованных форм поведения, и понятие черт личности как широких предрасположенностей к устойчивому реагированию тем самым оказывается несостоятельным". Мишел считал, что черты не могут рассматриваться в качестве объяснительных причин в силу цикличного характера таких объяснений: сначала некая черта выводится из поведения, а затем та же черта используется для "объяснения" этого поведения. К тому же Мишел полагал, что теории черт "совершенно игнорируют роль окружающих условий или ситуационных стимулов в регуляции поведения". Эти и др. критические выступления оказали благотворное влияние на данную область; однако сами описанные ранее модели черт дают основания для ответа на все три критических выпада. Во-первых, Олпорт и Мак-Клелланд совершенно ясно обозначили свое мнение, что нет теорет. оснований ожидать от конкретного чел. согласованного поведения или даже сохранения своего рангового места в обследуемой выборке по всем чертам во всех ситуациях. Согласованность поведения в различных ситуациях, по-видимому, разумнее всего рассматривать как внутрисубъектный, нежели как межсубъектный феномен; далее, вероятнее всего, нам следует ожидать согласованности лишь в отношении тех немногих черт, к-рые яв-ся "центральными" или "главными" для конкретного чел. Однако, все же остается без ответа эмпирическое возражение Мишела: согласованность черт, пусть даже в определенной и ограниченной области поведения, должна быть продемонстрирована.
Ответ на второе критическое замечание связано с тем, что аргумент о склонности теоретиков черт подчеркивать каузальную значимость черт оказывается преувеличенным. Напр., в книге "Структура человеческой личности" (The structure of human personality) Айзенк рассматривает черту "просто как дескриптивную переменную, в том же самом смысле, в к-ром химики разрабатывают периодическую таблицу элементов. ...черта общительности не претендует на объяснение того, почему нек-рые люди оказываются более общительными, чем др. Вопрос о причине может даже не вставать, если не обнаруживается ответа по конкретной дескриптивной проблеме". Кроме того, обвинение в циклическом характере каузальных объяснений несостоятельно в силу самого определения черт как генерализованных тенденций, охватывающих разнообразные ситуации и порождающих различные варианты поведения.
Ответ на третье критическое замечание состоит в том, что обвинение моделей черт в полном игнорировании окружения также оказывается спорным. Действительно, такие психологи, такие как Олпорт и Кэттелл, отдавали преимущество чертам, но они тж признавали решающую роль ситуации - Кэттелл делал это в своем уравнении спецификации и в утверждении, что сила черты равняется величине реакции, деленной на величину стимула, а Олпорт - в своем понятии эквивалентности стимулов и в таких высказываниях, как "нам следует думать о чертах как о радиусах возможного поведения". Теоретики из этого лагеря опираются на черты для описания структуры личности, но они прекрасно сознают, что прогнозирование поведения предполагает сочетание личностных и ситуационных переменных.
Хотя критика формулировок черт совершенно ясно показала, что психология миновала период, к-рый Олпорт назвал "веком невинности", можно утверждать, что описанные выше теоретические модели черт остаются полезными для анализа и описания личности, для прогнозирования поведения и для формулирования основных принципов челов. поведения.
См. также Архетипы, А-тип личности, В-тип личности, Диспозициональные наборы
Дж. Б. Кэмпбелл

Циклотимная личность (cyclothymic personality)

Термин "циклотимик" впервые предложил Кальбаум в середине XIX в. для описания того, что тогда называлось циркулярным помешательством. Симптомы представляют собой состояние личности, проявляющееся хроническими, эпизодически повторяемыми расстройствами настроения непсихотической природы. Настроение может носить характер мании, депрессии или и того и другого. Интенсивность этих колебаний настроения не достигает уровня, соответствующего критериям диагностики маниакально-депрессивного (биполярного) расстройства и не сопровождается состоянием субъективного дистресса.
Клиническая картина определяется перемежающимися двухфазными, но непсихотическими изменениями настроения в форме эйфории и депрессии. Эйфория не достигает уровня или продолжительности развернутого маниакального эпизода; скорее пациент обнаруживает повышенное, экспансивное или раздражительное настроение. Сопровождающими феноменами яв-ся снижение потребности в сне, повышение продуктивности, чувство усилившейся способности концентрировать внимание, креативное мышление и устанавливаемый для себя режим работы. Соц. трудности связаны с "покупательским зудом" и финансовой расточительностью. В депрессивной фазе отмечается уход в себя, потеря удовольствия от обычных занятий и интереса к ним, снижение продуктивности и концентрации внимания, сонливость. Изменения настроения могут чередоваться с периодами нормального поведения, длящимися по несколько месяцев.
Начало циклотимии в форме заметных изменений настроения приходится обычно на середину и вторую половину периода отрочества-юности (adolescence). Во взрослом возрасте эйфорические фазы могут содействовать адаптации и успешности функционирования чел. Однако при резких колебаниях настроения уровень соц. приспособления объективно снижается. Постановку диагноза облегчает характерная динамическая картина симптоматики. Должны быть исключены колебания настроения, являющиеся следствием злоупотребления психоактивными веществами. Начало в возрасте свыше 40 лет может быть связано с органическими нарушениями.
В ряде случаев колебания настроения могут перерастать в развернутые маниакальные или депрессивные психотические эпизоды. При этом наблюдаются характерные для психоза признаки - выраженная дезорганизация мышления, бредовые идеи и серьезное нарушение обыденной жизни.
См. также Депрессия, Диспозиционные установки, Маниакально-депрессивная личность
Р. Марвит

Циклы труда и отдыха (work-rest cycles)

Любая активность, требующая совершения работы, измеряется на физ. уровне в футофунтах, а на физиолог. - в тепловых единицах. Распространенной физиолог. единицей яв-ся килокалория (ккал); 1 ккал равняется количеству тепла, необходимого для того, чтобы температура 1 кг воды повысилась с 15 до 16° С. Предпринимались попытки соотнести с килокалориями описательные термины, чтобы очень тяжелую работу можно было оценить как требующую 10 ккал/мин, работу средней тяжести - как требующую 5 ккал/мин, а легкую и очень легкую работу - примерно 2 ккал/мин. Но здесь возникает серьезная проблема, связанная с индивидуальными различиями, поскольку работа, являющаяся тяжелой или относительно тяжелой для одного чел., может быть легкой для др. Какой бы вид деятельности ни имел место - напр., кладка кирпичей (4 ккал/мин) или стрижка газона (7 ккал/мин), - ни один человек не способен работать неограниченное время без отдыха. Потребность в отдыхе может быть вызвана скорее чувством скуки, чем затратами энергии, но так или иначе она существует. Характер отдыха тж нелегко определить, т. к. одну и ту же функцию, а именно восстановление способности продолжать первоначальную деятельность, может выполнять простая смена вида деятельности. В любом случае, за периодом работы должен следовать период отдыха, и оба составляют то, что можно назвать Ц. т. о.
Продолжительность отдыха, требуемого для восстановления сил после какого бы то ни было вида деятельности, с трудом поддается определению и зависит от принятого критерия. В искусственно созданных условиях (в лаборатории, напр.) чел. может захотеть довести себя до "состояния изнеможения", работая на беговой дорожке или выполняя какие-то иные трудные задания. Обычно даже в искусственно созданных условиях эта точка может быть пройдена за счет использования каких-то мотивационных факторов. В повседневной жизни никто не работает до изнеможения, поскольку работа регулируется теми или иными внешними факторами и люди отдыхают либо официально, либо неофициально, во время различных перерывов и пауз.
Для большинства видов деятельности характерны определенные уровни затрат энергии, к-рую чел. может возобновлять более или менее продолжительное время, если выдерживаются нормы чередования работы периодами отдыха, достаточными для того, чтобы можно было выполнить следующую часть задания. Все сводится к проблеме оправданности затрат. Известно, что если работать в темпе, к-рый в четыре раза быстрее обычного, это позволит добиться лишь удвоения рез-та до того момента, когда чел. выбьется из сил, и потребует более длительных периодов отдыха, необходимых для возобновления работы на прежнем уровне.
Проблема Ц. т. о. осложняется существованием значительных индивидуальных различий в мотивации, трудовых аттитюдах, относительной подверженности скуке, физ. характеристиках работника и состоянии его здоровья, условиях трудового договора и т. д. В целом, если чел. предоставить самому себе, он выйдет на такой уровень энергетических затрат, к-рый позволит ему продолжать работу в течение какого-то приемлемого периода времени.
См. также Работоспособность, Эргопсихометрия
Б. Р. Бугельски

Циркадный ритм (circadian rhythm)

О том, что у нек-рых растений есть суточные циклы движений листьев и лепестков, люди знали еще много веков назад. А в последние несколько десятилетий были накоплены обширные данные о циркадной ритмичности в жизни животных. Особенно поражает временная изменчивость реагирования организма на физиолог. пробы. Так, доза амфетамина, убивающая 78% популяции крыс в 03.00 часа, в 06.00 часов будет смертельной только для 7%. После одинаковой дозы рентгеновского облучения, к-рую мыши получают в 08.00 и 20.00 часов, число выживших в первом случае оказывается в несколько раз больше, чем в втором. Одинаковая по дозе инъекция лидокаина гидрохлорида, сделанная в 15.00, вызывает конвульсии лишь у 6% грызунов, а сделанная в 21.00 - уже у 83%. В отношении целого ряда мед. препаратов, к-рые регулярно принимаются людьми, были собраны доказательства изменения их терапевтической эффективности и вредных побочных эффектов в зависимости от времени приема.
Первые наблюдатели полагали, что суточные ритмы - это всего лишь непосредственная реакции на такие средовые сигналы, как естественное чередование дня и ночи. Этой интерпретации был брошен вызов после обнаружения того, что при отсутствии таких явных временных ориентиров (Zeitgebers), как регулярное чередование света и темноты, циклы мн. организмов сохраняются или переводятся в "свободный режим" с периодом, существенно отклоняющимся от 24-часового и варьирующим от индивида к индивиду. Согласно наиболее широко признаваемой специалистами интерпретации, живой организм обладает врожденным, внутренним свойством циркадной ритмичности, как бы находясь под влиянием эндогенной системы самоподдерживающихся осцилляторов, обычно синхронизированных именно с 24-часовым циклом посредством повторяющихся внешних сигналов, но не обязательно зависящих от них. Способность многих биолог. видов использовать положение солнца в качестве ориентира для поддержания направления движения, регулярно вводя поправку на относительное смещение солнца в течение дня (т. н. солнечный компас с временной коррекцией), по-видимому, предполагает наличие своего рода внутреннего таймера или чувства времени.
Большинство исследователей считают, что онтогенетическое развитие ритмов не зависит от степени знакомства индивида с временными сигналами-ориентирами в его непосредственном окружении, - др. словами, научения здесь не требуется. Однако из этого не следует, что ритмы не поддаются изменению. Как было убедительно показано в отношении некоторых видов животных, именно ранний опыт жизни в условиях искаженного свето-темнового цикла (на несколько часов длиннее или короче 24 часов) может очень долго влиять на длину "свободно устанавливающегося" периода Ц. р. индивида.
Предполагается, что утрата нормальных временных соотношений между различными Ц. р. ("внутренняя десинхронизация") вносит помехи в орг-цию телесных функций и ослабляет психич. деятельность. Этим отчасти объясняются изменения уровня бодрствования (в сторону спутанности сознания), испытываемые людьми после перелета через несколько часовых поясов или при нарушении режима труда и отдыха, вызванном сменной работой.
См. также Поведенческие ритмы человека, Ритм, Склонность к несчастным случаям и техника безопасности, Циклы труда и отдыха
Ф. Фингер


_Ч_

Частотность слова (word frequency)

В психологии Ч. с. играет важную роль не только в пед. приложениях, но тж при контроле и анализе свойств стимула и реакции в экспериментах по восприятию, научению, памяти и речи и при характеристике вербальных репертуаров различных популяций индивидуумов - как нормальных, так и отклоняющихся от нормы и находящихся на различных уровнях хронологического и психол. возраста.
Частотность слова-типа (word type) обычно определяется путем подсчета числа случаев воспроизведения данной лексемы (tokens) на большой выборке таких случаев, извлекаемой либо из разговорной речи, либо из письменных или печатных текстов. Машинные программы подсчета слов обычно определяют тип как специфическую последовательность печатных символов, ограниченную пробелами. В отличие от них тематический подсчет слов (lemmatized word count) рассматривает слово-тип как определенный класс слов, включающий его различные родственные формы (формы множественного числа, временные формы, написание с заглавных букв и т. д.), а нек-рые тематические подсчеты тж учитывают различия между омографами (совпадающими по написанию, но различающимися по значению словами).
В двух наиболее широко используемых частотных словарях английского языка - "Учительском словаре на 30 000 слов" (Teacher's word book of 30 000 words) Э. Л. Торндайка и И. Лоджа и "Численном анализе совр. американского варианта английского языка" (Computational analysis of present-day American English) Г. Кучера и У. Н. Франсиса - частотность слов-типов указана в виде частоты встречаемости на млн слов. Ч. с., приводящиеся в этих источниках, не вполне сопоставимы не только вследствие несопоставимости самих выборок, но тж по причине использования в первом, в отличие от последнего, тематического подсчета.
Все эти подсчеты осн. на печатных материалах. Доступны лишь немногие хорошие подсчеты устной речи. Ч. с. из устной и письменной речи практически совпадают; наиболее существенное различие, вероятно, выражается в более высокой частоте употребления личных местоимений в устной речи.
Значительный интерес вызывала мат. форма распределений Ч. с. Такие распределения могут использоваться с целью оценки величины словарного запаса, из к-рого была извлечена определенная выборка, однако различные трактовки распределений приводят к довольно различным оценкам.
Частотность яв-ся лишь одной из ряда характеристик слова, к-рая требует контроля в психол. экспериментах по процессам вербального научения и памяти. Частотность положительно связана с числом значений слова, но отрицательно - с его длиной. Существуют тж связи частотности с известностью слова, скоростью узнавания, разборчивостью (intelligibility), числом вызываемых ассоц. (associative value), эмоциональной коннотацией (affective connotation), конкретностью значения, возрастом, в к-ром предположительно усваивается слово, и др. важными переменными. В определенных типах афазии и др. патологических состояниях Ч. с., наряду с показателем употребления типов слов (type-token ratio), яв-ся решающей переменной при характеристике словарных репертуаров.
Э. Л. Торндайк - пионер в изучении прикл. аспектов Ч. с. в области образования, в частности отбора слов для составления материалов по чтению для школьников и учеб. словарей, а тж оценки читаемости и понятности текстов. Информ. по Ч. с. тж сыграла важную роль в обучении иностранным языкам.
Дж. Б. Кэрролл

Человеческие паттерны ухаживания (human courtship patterns)

Ухаживание представляет собой ин-т, посредством к-рого холостые люди и/или их родственники включаются в установление отношений, имеющих целью заключение брака. Об-ва различаются по той степени, в к-рой доминирующая роль в ухаживании отводится родителям или самим партнерам по будущему браку. Родители могут осуществлять как опосредованное влияние на выбор супруга(и), так и прямое - иногда путем угроз лишения необходимых материальных благ. Они могут реализовывать контроль опосредованно, через выбор места жительства или школы либо путем привития ценностей, к-рыми впоследствии будут руководствоваться их дети в своем выборе друзей и брачных партнеров.
В колониальной Америке наличие сильной индивидуалистической традиции и отсутствие прочной сети отношений родства сообща привели к ослаблению родительского контроля, даже несмотря на то, что родители в этой стране были на вершине своего влияния в тот период времени. Ухаживающие стороны сравнительно мало контактировали со своими партнерами за пределами родительского дома, что отчасти усиливало влияние родителей. Когда в XIX в. начали назначаться свидания, молодые люди стали видеться друг с другом наедине и смогли решиться выйти за пределы родительских оценок и суждений.
Продуктом соц. изменений, происшедших в XX в., стали встречи в местах отдыха и развлечений, на к-рых каждый из кандидатов в супруги мог общаться сразу с неск. партнерами, что не вызывало к.-л. обязательств по отношению к любому из них. Независимо от своей формы и функции, традиция назначать свидания в том виде, как она существовала на протяжении первой половины XX в., постепенно сошла на нет. Холостые мужчины и женщины сегодня в большей степени ориентированы на групп. общение, способствующее познанию друг друга скорее как товарищей, нежели как будущих брачных партнеров.
Предполагается, что пары проходят через 5 последовательных стадий в своем продвижении от первоначального контакта к заключению брака. В ходе стадии начального контакта незнакомые люди предоставляют о себе необходимые сведения, чтобы позволить друг другу определиться в том, достаточен ли вызываемый противоположной стороной интерес для оправдания последующих встреч. В ходе второй стадии они устанавливают связь, основывающуюся не на стереотипных восприятиях, а на понимании друг друга как уникальных личностей. Они переходят на третью стадию - дружбы, когда у них начинает возникать сильное чувство взаимной симпатии и расположения, а затем к четвертой стадии близких отношений, когда они достаточно раскрываются друг перед другом, чтобы доверять свои секреты. Наконец, они достигают состояния заключения союза, опирающегося на сравнительно полное понимание и принятие друг друга. Хотя об-ва или отдельные пары могут сокращать эти стадии, в них остаются представленными стадии выбора партнера, возникновения привязанности и заключения договора, к-рые яв-ся фактически универсальными.
Изучение сексуальной стороны ухаживания позволило установить, что даже в эпоху относительного доминирования родительского контроля колониальные мужчины и женщины, связанные брачными обязательствами, достигали высокого уровня интимности. Несмотря на определенные различия, существующие в аттитюдах мужчин и женщин, большинство молодых людей рассматривают сексуальность как форму выражения близости во взаимоотношениях и ценят ее прежде всего за возможность установления челов. отношений в противоположность эксплуатации.
Широко распростр. практикой ухаживания тж стало сожительство. Исследователи дают сожительству различные определения, общим знаменателем к-рых служит объединение в пары, связавшие себя единой жизненной ситуацией без юридич. или религиозных на то санкций, вплоть до разлучения или вступления в брак.
Сожители имеют тенденцию к бимодальному распределению, осн. масса их представлена молодежью, но существует постоянно растущая доля более старших по возрасту людей, выбирающих этот стиль жизни. Вероятно, в силу своей молодости сожители, как правило, имеют более низкий уровень годовых доходов, чем супружеские пары. Кроме того, пары сожителей характеризуются меньшей религиозностью, в основном живут в крупных городах и чаще уже состояли в браке по сравнению с встречающимися или супружескими парами.
Ожидаемый более высокий процент вступления в брак для живущих вместе пар в противоположность тем, к-рые не живут вместе, не был обнаружен. Тж не было обнаружено более высокой вероятности супружеской успешности у сожительствующих пар по сравнению с супружеским опытом пар, к-рые просто встречались до своего вступления в брак. Напр., сожители сталкивались с супружеской неверностью с не меньшей вероятностью, чем просто встречавшиеся до своего вступления в брак. Кроме того, после своего вступления в брак они испытывали примерно те же самые проблемы и примерно с той же вероятностью имели нетрадиционные половые роли с более высоким эгалитаризмом.
Несмотря на то что две трети или более сожительствующих пар в последующем не вступают в брак, подавляющее большинство таких пар выражает желание вступить в брак, если не с их нынешним партнером, то с кем-нибудь др. когда-нибудь в будущем. Поэтому добрачное семейное образование следует рассматривать не как альтернативу браку, а скорее как определенную разновидность ухаживания для всех возрастных групп, за исключением пожилых людей, к-рые могут предпочитать сожительство вступлению в брак по экономическим и иным соображениям.
См. также Культурные различия, Обряды перехода
Р. Б. Стьюарт

Человеческие факторы (human factors)

Этими двумя словами стали обозначать многоотраслевую прикл. науку и область практики, нацеленные на анализ и учет Ч. ф. в совр. технике, или взаимосвязей между технологическими процессами и продукцией (системами, средой, машинами), с одной стороны, и пользователями (операторами, ЛПР (лицами, принимающими решения), обслуживающим персоналом), с др. Хотя профилирующей дисциплиной здесь яв-ся психология, данная область тж включает инж. науку (прежде всего НОТ, электронику и машиностроение), вычислительную технику/программирование, физ. антропологию, физиол. и медицину, техническую эстетику, а тж общую и профессиональную педагогику. Специалисты в области Ч. ф. проводят эксперименты, обследования и анализы, с тем чтобы накопить знания, касающиеся взаимодействия чел. с техникой и технологиями, или решить прикл. задачи; практики используют эти знания при разраб. и эксплуатации технических средств, сотрудничая с конструкторами и дизайнерами. Осн. объектом их внимания яв-ся совместная работа людей и машин или грамотные действия людей, обслуживающих машины. В Европе и Азии аналогом "Ч. ф." яв-ся "эргономика" (от греч. ergon - работа и nomos - закон), делающая акцент на физиолог. аспектах труда и на эксплуатационных качествах машин и оборудования.
Наука о Ч. ф. пытается усовершенствовать среду и действия чел. и машины либо путем изменения машин или среды т. о., чтобы они соответствовали челов. способностям и ограниченным возможностям, либо путем адапт. людей к требованиям, диктуемым машинами, с помощью процесса обучения и отбора. Изменение машин и среды составляет ту часть области Ч. ф., к-рую наз. "инженерией Ч. ф." (human factors engineering).
Хотя отдельные исслед. Ч. ф. в сфере полиграфии, транспорта и строительства скоростных магистралей проводились и раньше, именно Вторая мировая война высветила потребность в изучении и оптимизации Ч. ф. в таких сложных военных системах, как самолеты, подводные лодки и радиолокационные установки. В итоге примерно в 50 ун-тах США и др. стран были организованы курсы и программы для аспирантов по изучению Ч. ф. Сначала они проводились гл. обр. на психол. факультетах, но затем осн. место действия переместилось в область орг-ции пр-ва. Работа по изучению Ч. ф. в невоенной индустрии началась в лабораториях компании Bell Telephone, но затем ее стали осуществлять и мн. др. крупные корпорации.
Для военных было важно, чтобы оружие или транспортное средство действовало с максимальной эффективностью при первом же использовании его в бою, и наука о Ч. ф. могла в этом помочь. Нек-рые товаропроизводители стали использовать знания о Ч. ф. при выпуске продукции, поскольку их преследовали в судебном порядке, если они не удосуживались это сделать и с пользователями происходили несчастные случаи. Конкуренция среди интерактивных компьютерных систем придала новый импульс науке о Ч. ф., к-рая проанализировала и усовершенствовала размеры и форматы дисплеев, управляемых программными средствами. Мн. новые виды автоматических устройств, как военных, так и промышленных (напр., роботы), тж требуют поддержки Ч. ф. Один из первых шагов в анализе Ч. ф. - выявить те задания, к-рые должны быть автоматизированы, и те, к-рые должны выполняться людьми, а затем подобрать их наилучшие сочетания.
Когда исслед. и практ. применение Ч. ф. находились в начальной стадии, они были направлены на решение относительно простых проблем. Дисплеи и приборы управления продолжают привлекать внимание науки о Ч. ф., т. к. они представляют собой связующее звено между чел. и машиной, но объектами ее изучения стали тж и более крупные узлы (пульты и панели), а затем и подсистемы или целые системы. Было проведено немало сложных экспериментов со мн. переменными с целью выяснения максимальной рабочей нагрузки, специфики технологических процессов и методов подготовки операторов.
См. также Инженерная психология, Промышленная и организационная психология
X. М. Парсонс

Человеческий потенциал (human potential)

Термин "Ч. п." имеет совершенно определенный смысл, отражающий убежденность различных групп специалистов-практиков в том, что обычные люди используют лишь незначительную часть своего положительного потенциала. Более того, эти специалисты, представляющие разные теорет. школы и имеющие разный практ. опыт, добровольно согласились объединить свои различные подходы для достижения общей цели - реализации Ч. п. Со временем их общие усилия постепенно переросли в признанное движение за Ч. п.
Как одно из понятий соц. и поведенческих наук, Ч. п. имеет ряд отличительных особенностей. Во-первых, оно приложимо только к тем людям, к-рые признаются психотерапевтами нормально функционирующими.
Во-вторых, разнообразие подходов к Ч. п. делает это понятие отличным от др. понятий психотер. Изучение Ч. п. предполагает использование различных методов; оно осн. на концепции, согласно к-рой каждый чел. представляет собой уникальное сочетание способностей. Использование различных подходов увеличивает вероятность того, что будут выявлены и те из них, к-рые в каждом конкретном случае играют ключевую роль.
Начало совр. изучению Ч. п. было положено в первой декаде XX в. Оно связано с именем У. Джемса, к-рый, безусловно, яв-ся родоначальником изучения трех проблем, имеющих непосредственное отношение к Ч. п. Во-первых, уже в 1901 г. он стал поддерживать изучение паранормальной психологии, полагая, что рез-ты этого изучения способны обеспечить настоящий прорыв. Во-вторых, он положил начало изучению чередующихся состояний сознания, подчеркивая его важность. В-третьих - и это самое важное, - он составил программу исслед. потенциальных возможностей чел., особо подчеркнув два осн. аспекта: документирование примеров высокоэффективной деятельности и изучение методов, специально предназначенных для стимулирования подобной деятельности. Важный вклад в развитие этой области психологии внес тж и доктор Я. Морено, имя к-рого обычно ассоциируется с психодрамой, ролевыми играми и социометрией. Филос. идеи и технические новации этого психиатра и соц. психолога послужили основой для разраб. тех методов, к-рыми пользуются совр. исследователи-практики, изучающие Ч. п. Однако "отцом" совр. подхода к проблеме Ч. п. считается наш современник - американский психолог А. Маслоу, автор концепции "пиковых переживаний", собравший информ. о примерах такой активности и изучивший условия, благоприятствующие ее проявлению.
Совр. состояние движения за Ч. п. охарактеризовать непросто. В 1960-е и в начале 1970-х гг. в нем было нечто от причуды, однако потом этот аспект исчез, и возникло нечто менее определенное, но, возможно, более жизнеспособное.
Хотя ориентация на Ч. п. имеет нек-рое сходство с др. формами психотер., в частности с клиентоцентрированным подходом, их различия все же более заметны, нежели сходство. Напр., любая психотерапевтическая система склонна считать, что ее собственный подход лучше подходов др. систем. Однако разнообразие подходов к изучению Ч. п. лишает тех, кто занимается им на практике, возможности проявлять подобный эгоцентризм.
Для большинства психотерапевтов-практиков предметом забот яв-ся тж и критерии оценки их собственного профессионализма. Чем более специфичен психотерапевтический метод, тем проще выработать критерии оценки уровня профессионализма и неуклонно придерживаться их. Однако чрезвычайное разнообразие Ч. п.-методов превращает процедуру оценки профессионализма в значительно более сложную проблему. Именно поэтому разные психотерапевты так заметно и отличаются друг от друга по уровню подготовки.
Каждой психол. новации соответствует параллельная соц. структура, к-рая обеспечивает специфическую среду (сеттинг) для соотв. деятельности. В движении за Ч. п. такой структурой яв-ся центр роста (the growth center). Первый центр роста - Эсален (Esalen), по образу и подобию к-рого создавались все остальные центры, - был организован в начале 1960-х гг. в живописном уголке Южной Калифорнии (Big Sur). Назначением его было создание подходящей обстановки для проведения практ. семинаров по темам Ч. п. В отличие от всех др. параллельных структур он не был связан ни с правительством, ни с большим бизнесом, ни с ун-тами. К тому же и Эсален, и мн. др. центры роста, возникшие под его влиянием, нередко располагались в стороне от проезжих дорог. Это позволяло участникам относительно свободно экспериментировать и реализовывать любые программы при одном лишь условии: люди должны были быть готовы заплатить за пребывание там. В рез-те, поскольку эти центры не отождествлялись ни с какой конкретной научной школой, они удачно избежали необходимости убеждать всех в том, что предлагаемый ими подход лучше любого др.
Центр роста стал живым выражением движения за Ч. п. Это было место, где практиковались различные методы и где можно было встретить людей, более др. заинтересованных в овладении ими. Хотя точную цифру назв. трудно, В. Шутц полагает, что в начале 1970-х гг. в США было от 150 до 200 активно действующих центров роста. Несмотря на то что центры роста продолжали функционировать и в начале 1980-х гг., помимо них, появились и отчасти даже заменили их более специализированные орг-ции, объединившие приверженцев конкретных методов внутренней работы.
Вследствие большого разнообразия подходов движения за Ч. п. и их сложности чрезвычайно трудно ответить на вопрос, что именно происходит в этой сфере, однако нек-рые темы, время от времени вновь всплывающие на поверхность, доказали свою полезность. Возможно, наиболее известной яв-ся тема "пиковых переживаний". Различные методы, используемые на практике участниками движения за Ч. п., не имели бы большого смысла без признания самой возможности функционирования на высшем уровне.
Второй широко известной темой, имеющей неск. назв., яв-ся концепция "жизненной силы" (life force), рассматриваемая как позитивное творческое выражение. Методы, используемые ее сторонниками, направлены либо на усиление потока жизни, либо на устранение препятствий или напряжения (психич., эмоционального или физ.), тормозящих его. Здоровье и рост обычно рассматриваются как выражение и "побочные продукты" этой активности.
В-третьих, обычно предполагается, что люди довольно похожи друг на друга на более глубоких уровнях опыта, и потому недооценивается значение дифференциальной диагностики как критерия членства в группе.
И последнее. Известно, что метод, даже вырванный из контекста, в к-ром он был разраб., все же может оказаться полезным. Так, дыхательная медитация дзэн м. б. использована в сочетании с творческим "мозговым штурмом", хотя эти методы возникли в разных соц. условиях и под влиянием разных культурных традиций. Такое сочетание может пагубно сказаться на нюансах в каждом виде получаемого опыта, но оно позволяет достичь таких рез-тов, к-рые не достигаются никаким др. способом. Такая возможность яв-ся отличительным признаком движения за Ч. п. и - в нек-рой степени - нашей эпохи.
См. также Гуманистическая психология, Медитация, Психотерапия
Дж. Манн

Черепные нервы (cranial nerves)

Ч. н. отличаются от др. нервов тем, что они выходят из черепа или отходят прямо от головного мозга (точнее, от его ствола). Зачастую бывает так, что чел. обнаруживает отклонения в поведении, к-рые могли бы быть диагностированы как психол., хотя на самом деле эти отклонения представляют собой поведенческий дефицит, обусловленный повреждением Ч. н. Поэтому психологам нужно знать элементарную анатомию и функции Ч. н.
Что касается большинства Ч. н., их функции можно классифицировать по основаниям, до нек-рой степени сходным с основаниями классиф. спинномозговых нервов, каждая пара к-рых имеет сенсорный (дорсальный) и моторный (вентральный) корешки, обслуживающие либо телесную оболочку (соматическая функция), либо внутренности (висцеральная функция). Хотя Ч. н. не имеют обособленных корешков, большинство из них обладают афферентными (сенсорными) и эфферентными (моторными) способностями. Неск. Ч. н. - зрительный, обонятельный и слуховой - имеют специализированные функции.
12 пар Ч. н. обычно перечисляются в последовательности, соотв. месту их соединения с головным мозгом, начиная от переднего (обонятельный, I) к заднему (подъязычный, XII). Упрощенный обзор Ч. н. представлен в табл. 1.

Таблица 1. Классификация черепных нервов
Номер
Название
Тип
Функция
I
Обонятельный
Афферентный
Обоняние
II
Зрительный
Афферентный
Зрение
III
Глазодвигательный
В основном эфферентный
Иннервирует все наружные мышцы глаза, за исключением латеральной прямой (см. VI) и верхней косой (см. IV); парасимпатическая иннервация ресничной мышцы и зрачка
IV
Блоковый
В основном эфферентный (содержит афферентные волокна)
Иннервирует верхнюю косую мышцу глаза (см. Ill) (Проприоцепция)
V
Тройничный (3 ветви: глазной, верхнечелюстной и нижнечелюстной нервы)
Смешанный: афферентный
В добавление к проприоцепции экстероцептивные волокна обслуживают область лба, веки, роговицу, радужку, нос и слизистую оболочку носа, большинство участков лица, зубы, губы, челюсти язык и наружное ухо. Обеспечивает преим. тактильную афферентацию, хотя есть тж данные в пользу болевой и температурной афферентации

эфферентный
Иннервирует мышцы жевательного аппарата (жевание, кусание, открывание и закрывание рта), а тж передние две трети языка (см. VIII)
VI
Отводящий
В основном эфферентный (содержит афферентные волокна)
Иннервирует латеральную прямую мышцу глаза (см. Ill и IV) (Проприоцепция)
VII
Лицевой
Смешанный: эфферентный
Две ветви: большая - собственно лицевой нерв - преим. двигательная. Меньшая ветвь, наз. промежуточным нервом, яв-ся комплексной. Эфферентные волокна иннервируют подкожные мышцы лица и поверхности головы, железы и слизистую оболочку глотки, полости носа и неба.

афферентный
Проводит сигналы вкусовых ощущений от передних двух третей языка (см. IX) и иннервирует слюноотделение. Обеспечивает тж частичную проприоцепцию (ощущения давления и положения) от лицевых мышц
VIII
Слуховой
Две отдельные части: (акустический, вестибуло-кохлеарный)(содержит эфферентные волокна)
Передает экстероцептивные сигналы от кортиева органа; волокна обслуживают внутреннее (кохлеарный - афферентный) ухо (полукружные каналы, маточку и мешочек), обеспечивая сохранение равновесия (вестибулярный - афферентный) в основном и получение информации о положении тела в пространстве(Влияют на спинной мозг, оказывая облегчающее воздействие на моторные нейроны разгибателей, а тж на механику движений глаз (см. Ill, IV и VI))
IX
Языкоглоточный
Смешанный: афферентный
Проводит сигналы вкусовых ощущений от задней трети языка (см. VII); обеспечивает ощущения от глотки, евстахиевой трубы, зева, миндалин и мягкого нёба

эфферентный
Иннервирует мышцы глотки и шилоглоточную мышцу. Волокна этого и следующего черепного нерва (X) обслуживают поперечно-полосатые мышцы глотки, гортани и верхнего отдела пищевода
X
Блуждающий
Смешанный: афферентный
Проводит экстероцептивные сигналы (болевые и температурные ощущения) от задней части наружного уха. Чувствительные волокна обслуживают глотку, гортань, пищевод, трахею, внутренние органы грудной и брюшной полости (напр., сердце и кишечник)

эфферентный
Волокна распространяются до вегетативных ганглиев, обеспечивая иннервацию органов грудной и брюшной полости (торможение сердечного ритма и стимуляция деятельности желудка, поджелудочной железы и желудочно-кишечного тракта). Эфферентные волокна обслуживают также основание языка и мышцы, упомянутые в IX
XI
Добавочный
В основном эфферентный (содержит афферентные волокна)
Иннервирует движения глотки, гортани, нёбного язычка и нёба, а тж дополняет действие сердечного и гортанного нервов. Др. его часть обслуживает трапециевидные и грудино-ключично-сосцевидные мышцы(Проприоцепция)
XII
Подъязычный
Эфферентный
Обслуживает мышечные волокна шеи и языка (для произвольных движений). Возможно, (вместе с V) участвует в реализации сосательного, жевательного и глотательного рефлексов

Строго говоря, I и II пары Ч. н. - это вовсе не нервы, а выпячивания или выросты головного мозга. К тому же в отличие от спинномозговых нервов нек-рые Ч. н. имеют в своем составе только эфферентные (двигательные) волокна, тогда как др. - только афферентные (чувствительные).
См. также Головной мозг, Центральная нервная система
Дж. Рук

Чувство неполноценности (inferiority feelings)

Альфред Адлер проводил различие между чувством неполноценности и комплексом неполноценности. Адлер исходил из того, что Ч. н. есть у каждого. Он указывал на то, что быть неполноценным человеком означает чувствовать себя ниже др. Ч. н. прослеживается в детской малости и зависимости в мире взрослых, а позже в погоне за совершенством.
Ч. н. может служить стимулом здорового, нормального развития. Оно становится патологическим состоянием только в том случае, если чел. сокрушен, подавлен и не способен к развитию. Орглер пишет, что Адлер полагал, будто комплексы неполноценности могут развиваться из трех источников: органической неполноценности, избалованности и запущенности. Ч. н. становится комплексом, когда оно приводит к избеганию участия в жизни об-ва.
Когда чел. чувствует себя неполноценным, это предполагает сравнение с др. чел. или с неким стандартом либо нормой. Такие сравнения становятся отправным пунктом мн. челов. несчастий. Слово inferiority (неполноценность) происходит от латинского inferus - "нижний", "подземный". Здесь в действие вступают и др. отрицательные факторы, напр. гнев, соперничество и, как следствие, утрата инициативы, поскольку сосредоточение усилий на сопернике блокирует спонтанное поведение. Кроме того, чел. может вести себя высокомерно: комплекс превосходства способен компенсировать комплекс неполноценности.
Чтобы победить Ч. н., нужно сделать две вещи. Во-первых, надо перестать сравнивать себя с др., полностью и безраздельно сосредоточившись на актуальной проблеме или задаче. Во-вторых, надо оставить стремление быть выше др. Отказ от потребности в превосходстве помогает восстановить уравновешенность, преодолеть инерцию и перестать чувствовать себя хуже др.
Низкая самооценка - это всегда плохо, но иногда она служит стимулом для конструктивной и полезной компенсации. Из ощущения слабости и несостоятельности может вырасти сила. В такой ситуации преимущество дает не само по себе Ч. н., а конструктивное преодоление слабости и несостоятельности.
С Ч. н. связано чувство неадекватности. В то время как Ч. н. заставляет чел. считать, что он хуже др., чел. с чувством неадекватности считает, что он не в состоянии с чем-либо справиться. Системой координат становится не др. чел., а задача, к-рую невозможно решить. Так же как, по Адлеру, Ч. н. преодолевается отказом от сравнений и желания превосходства, преодоление чувства неадекватности требует сосредоточения на актуальной задаче и смелости быть несовершенным.
См. также Расстройства личности
Д. Н. Ломбарди

Чувство юмора (humor)

В психологии найдется немного понятий, способных сравниться по сложности с понятием Ч. ю. К изучению Ч. ю. подходили со стороны структуры вызывающего его стимула. Яв-ся ли Ч. ю. обычной реакцией, и если да, то оценивается ли оно по внутренним или внешним изменениям? Каковы взаимосвязи между физиолог. реакциями, способностью понимать, продуцированием и простой оценкой? Можно ли разложить Ч. ю. на различные типы, мотивированные различными намерениями и, следовательно, отражающие разные степени зрелости и патологии? Если предполагается оценивать реакцию, то как это сделать и кто будет производить оценку: сам испытуемый, беспристрастные наблюдатели, лица одного круга с испытуемым или его друзья? Как физиолог. реакции с их разницей в латентных периодах, частоте возникновения и амплитуде соотносятся с соц. суждениями при различных степенях стресса?
Те немногие теорет. знания, к-рыми мы располагаем, берут начало из попыток проверить в лаборатории то, что вряд ли возможно где-либо измерить. Клиницист - чаще тех, кто не имеет отношения к психотер., - составляет интеллектуальную карту путем поиска сходств и различий в рез-тах лечения пациентов с различной степенью нечасто проявляющегося Ч. ю.
Труды наиболее влиятельных терапевтов изобиловали ссылками на целительные свойства юмора и часто тем самым превращали процесс в предполагаемую цель лечения. Однако явные ссылки на это состояние в их разборах историй болезни и теорет. рассуждениях являются редкостью.
Тремя психологами, к-рые больше других говорили о тактике и целях юмора, яв-ся Альберт Эллис, Гарольд Гринвальд и Уолтер О'Коннелл. Эллис использует внутреннее противоречие, несовместимость и преувеличение, чтобы оспорить негативные предположения пациента по мере их обнаружения. Гринвальд рассматривает терапию как благоприятную возможность игры с событиями, к-рые прежде расценивались как "травмирующие"; согласно его позиции, следует найти способ использовать мучительное прошлое, чтобы наслаждаться жизнью в будущем. Юмористическая позиция яв-ся критерием зрелости в естественной интенсивной терапии (natural high therapy) О'Коннелла, в к-рой привычные попытки клиентов уцепиться за вину и упадок духа ради бесполезного соц. влияния (власти) вызывают реакцию шутливого испуга терапевта, а ошибочные убеждения пациентов подвергаются комической пере- и недооценке.
Юмористы-как-терапевты обычно видят себя в роли активных проводников, опровергающих словом и делом зачастую лелеемую "реальность" пациентов, к-рые считают себя никчемными, одинокими и не имеющими ценности в эволюции мироздания людьми. Терапевт, проводящий юмористическую психотер., относится с уважением к личности клиента, хотя и с пренебрежением к болезненной и парадоксальной власти его актуального подавленного состояния. Креативность, к-рая связана со всеми выходками и ухищрениями, даже теми, что подвергаются высмеиванию, яв-ся центром игры. В серьезных (но не мрачных) интеракциях юмористической психотер. нет пассивных жертв. Это согласуется с холистической медициной, где т. н. пациенты становятся учениками, изучающими теорию и практику самоконтроля и самосовершенствования, одновременно способствуя развитию аналогичных качеств у др. людей.
Не так уж много первоисточников, благодаря к-рым любознательные могут составить для себя б. или м. полную картину исслед. чувства юмора. Две работы Зигмунда Фрейда - "Остроумие и его отношение к бессознательному" и "Юмор" - задают тему, развить к-рую предстоит будущим ученым. К сожалению, большинство исследователей прошли мимо разграничения, к-рое Фрейд проводил между юмором как зрелой способностью чел. отказаться от собственного страдания и остроумием как высвобождением подавленных влечений или возможной бесцельной игрой. В теориях личности, как правило, о юморе не упоминается. Дэниел Берлайн изучал воздействия общего возбуждения, любопытства и исследовательского поведения на понимание юмора. Пол Мак-Ги расширил изучение юмора до отношения между когнитивной способностью и поведением, в частности, у детей. Джерри Сулс исследовал взаимосвязи восприятия с разрешением несоответствия и юмористическими реакциями. Соц. функциями юмора интересовались Уильям Мартино, Жаклин Гудчайлдз и Лоренс ЛаФейв. Джеффри Голдстейн изучал заметность стимулов, задействованных в "юморе", к-рые, по его мнению, важнее подавленных влечений. Здесь мы наблюдаем пример общей тенденции к смешению представлений Фрейда о юморе с представлениями об остроумии и последующему пониманию того, что остроумие - это нечто более сложное, чем признак существования вытесненного из сознания материала. Еще раз напомним, что к обобщениям рез-тов исслед. следует подходить с осторожностью из-за различных определений Ч. ю. и связанных с этим различий в его измерении.
Уолтер О'Коннелл провел разграничение между измерениями остроумия и Ч. ю. и исследовал переменные, характеризующие стимулы, опосредующее состояние и соц. условия. О'Коннелл нашел доказательство личностных различий между агрессивным, соперничающим остряком и оптимистическим юмористом, не склонным к оценочным суждениям. Затем он обратился к клиническим гипотезам, касающимся развития Ч. ю. О'Коннелл считает, что Ч. ю. состоит из убежденности в своей безусловной ценности как чел. Вдобавок к этому чел. с Ч. ю. ощущает себя универсальной, незаменимой силой в об-ве, разделяющей сходство с др. людьми.
Профессиональный интерес к этому вопросу стремительно растет. К ранее пренебрегаемой динамике юмора как терапевтического фактора привлекла внимание хорошо известная история самоисцеления Нормана Казинса, к-рый излечился от почти смертельной болезни при помощи солидных порций юмора (и витамина С). Клинический инсайт, позволивший Фрейду проникнуть в суть юмора, обретает вторую жизнь, находя себе место в новых теориях.
В качестве стимула к росту самооценки и оптимистического чувства принадлежности, а тж в качестве отражения этих внутренних свойств юмор имеет многообещающее будущее. Обезболивание и предупреждение насилия по отношению к себе и окружающим благодаря юмору поднимает вопросы о взаимодействии эндорфинов, факторов иммунной системы и юмора. Сообщения об успешном применении юмора в воспитании и лечении детей и для снижения соц. напряженности открывают возможности использования юмора для оптимизации функционирования семей, школ, церквей и др. соц. институтов.
У. И. О'Коннелл


_Ш_

Шаманизм (shamanism)

Ш. яв-ся, по-видимому, древнейшей целительской традицией человечества, сохраняющейся на протяжении десятков тысяч лет. За использование психол. приемов и методов шаманов иногда наз. первыми психологами и психотерапевтами. Шаманов нередко путают с др. целителями-практиками, такими как жрецы, медиумы и знахари, и шаманы действительно часто выполняют эти роли. Однако их можно выделять и определять как целителей, к-рые в качестве метода получения информ. используют произвольный вызов измененного состояния сознания, в к-ром либо они сами, либо их "дух(и)" отправляются путешествовать в др. реальности, где они получают информ. и силу, необходимую для оказания благотворного целебного воздействия.
Существует большая путаница в отношении психол. статуса шаманов, к-рых принимали за обманщиков и трюкачей, приписывали им психол. патологии или, наоборот, возносили до ранга святых. До недавних пор традиционное академическое представление о шаманах и Ш. сводилось к тому, что они яв-ся продуктами примитивного или патологического мышления, с щедрым использованием при его характеристике таких диагнозов, как истерия, эпилепсия, психотизм и шизофрения. Однако это не что иное, как отражение целого ряда прискорбных предубеждений, включая этноцентризм, широко известную тенденцию ставить диагнозы незнакомым переживаниям, "смешение клиники и культуры", патологизирующую тенденцию психоан. и отсутствие личного знакомства исследователей с шаманскими переживаниями и измененными состояниями сознания. В ряде исслед. шаманы описываются как исключительно здоровые, эффективные и сильные личности, а многие из их переживаний и состояний - как заботливо культивируемые, ценимые в данной культуре и феноменологически очевидные.
В последнее время общественному сознанию стало свойственным противоположное мнение, согласно к-рому шаманы яв-ся по сути святыми, чьи переживания и состояния сознания эквивалентны переживаниям и состояниям мастеров йоги и медитации. Однако хотя мн. шаманы действительно переживают такие состояния, тогда как др. оказываются лишь ловкими обманщиками, феноменологический анализ показывает, что шаманские переживания довольно сильно отличаются от тех, к-рые характерны для йоги и медитации.
Шаманские методы сочетают как физ., так и психол. подходы. Одной из главных и отличительных техник яв-ся путешествие шамана (shamanic journey), в ходе к-рого он входит в измененное состояние сознания, расстается со своим телом и странствует в качестве свободного духа по Вселенной и получает знание и силу (гл. обр. от др. духов), чтобы принести ее назад своему племени. Дабы достичь необходимого состояния сознания, шаманы сначала используют подготовительный ритуал и аскетические практики, а затем прибегают к сочетанию ритуала, ритма (обычно с применением барабанов, бубнов, пения и танцев) и, иногда, психоделиков. Такие переживания во время шаманского путешествия обнаруживают определенное сходство с четкими сновидениями и предсмертными ощущениями.
Шаманы - онтологические реалисты в том смысле, что они воспринимают посещаемые ими сферы и встречаемых там духов как объективные независимые реальности. С позиций совр. психол. представлений их можно рассматривать как творцов мысленных образов, близких к управляемым представлениям, управляемым визуализациям или юнговскому активному творческому воображению. Однако какова бы ни была философская интерпретация, шаманы, по-видимому, оказываются способными извлекать ценные интуитивные знания из своих переживаний.
Др. методы включают диету, массаж, лечение травами (к-рые в настоящее время изучаются этноботаниками) и манипуляцию. Психол. диагностические техники включают древний проективный тест с использованием камня как разновидность проективной техники и оценку мышечного напряжения в качестве показателя конфликта.
Психотерапевтические подходы сочетают такие специфические техники, как исповедь, катарсис, музыка, ритуал и наведение транса. Неспецифические подходы включают надежду, концентрацию внимания и внушение. Весь терапевтический процесс осуществляется в контексте того, что Джером Франк называет "разделяемым терапевтическим мифом" ("shared healing myth"), подразумевая под этим, что как шаман, так и пациент имеют общие убеждения, касающиеся природы, причины и адекватности способа лечения заболевания. Конечный рез-т воздействия всех этих факторов, вероятно, включает в себя сильный эффект плацебо.
С позиции шамана, терапевтические факторы яв-ся духовными или парапсихол. в такой же или даже в еще большей степени, чем психол. или физ. Исслед. пси-феноменов у шаманов не позволяют прийти к окончательным выводам в этом отношении, и большинство исследователей подходят к решению этой проблемы в соответствии со своими личными системами убеждений.
См. также Альтруизм, Культурные различия, Мифы, Психоанализ, Психотерапия
Р. Уолш

Шестнадцатифакторный личностный опросник (the sixteen personality factor questionnaire)

Ш. л. о. , называемый тж просто 16PF, яв-ся важнейшим технологическим продуктом исслед. самооценочных (self-report) данных, проводившихся под руководством Раймонда Б. Кэттелла на протяжении свыше 30 лет. Эти исслед., на к-рых основан 16PF, включали: а) определение посредством факторного анализа независимых измерений личности на массиве данных оценок поведения; б) формулирование пунктов самооценочного опросника, представляющих эти измерения; в) факторизацию с целью выявления факторов, объединяющих ответы респондентов на эти пункты.
За прошедшие 30 лет был разработан целый ряд форм 16PF - для групп с различной языковой культурой (немецкой, французской, японской, испанской и др.), для малообразованных групп и т. д. Пользователям доступно несколько таблиц с различными нормативными данными.
Интерпретация факторов опросника основана на рез-тах эмпирических исслед. и практ. использования 16РF в разнообразных соц., клинических, производственных и образовательных условиях. В самых кратких обозначениях, 16PF содержит следующие шкалы (факторы):
А: сдержанный - общительный; В: сообразительный - тупой; C: эмоциональный - спокойный; E: уступчивый - напористый; F: серьезный - беспечный; G: неконформный - социализированный; H: робкий - смелый; I: практичный - сентиментальный; L: доверчивый -подозрительный; M: приземленный - склонный к фантазиям (причудам); N: прямолинейный - искушенный; O: безмятежный - озабоченный; Q1: консервативный - экспериментирующий; Q2: конформный - восстающий (оказывающий сопротивление); Q3: недисциплинированный - обязательный; Q4: невозмутимый - напряженный.
Обычно факторы A, E, F, H и Q2(-) оказывались основными компонентами фактора второго порядка, представляющего понятия экстраверсии-интроверсии; факторы С(-), L, О и Q4 образуют другой вторичный фактор - тревожность (в противоположность контролю эго); G и Q3 определяют вторичный фактор "хорошее воспитание" (good upbringing), или развитие супер-эго; I и М указывают на такое вторичное измерение, как чувствительность (sensitivity) - жесткость (toughness). Рез-ты ряда исслед. с применением факторного анализа подтверждают эти группировки и интерпретации.
См. также Измерение, Личностные опросники, разработанные на основе фактроного анализа, Методы многомерного анализа
Дж. Л. Хорн

Шизоидная личность (schizoid personality)

Ш. л. - формальная категория психич. расстройств, расположенная на оси 11 классификационной системы, описанной в "Руководстве по диагностике и статистической классификации психических расстройств" (DSM-III). "Уход в себя" (withdrawn) - термин, наиболее часто встречающийся в клинических описаниях Ш. л. Отмечается выраженное обеднение соц. отношений. У этих индивидуумов мало друзей, они предпочитают типы деятельности и хобби, к-рыми можно заниматься в одиночестве. Предпочтение уединенности формируется вследствие чрезвычайной чувствительности к предполагаемой оценке себя окружающими. В качестве защиты шизоидный индивидуум может использовать чрезмерное фантазирование. В то же самое время он относительно невосприимчив к невербальному языку, используемому др. людьми для сообщения о своих чувствах. Ш. л. часто явно недостает способности к тому, чтобы остроумно и весело пошутить либо, напротив, выразить враждебное отношение к кому-либо.
Профессиональная жизнь шизоидных индивидуумов характеризуется узостью интересов, неясными притязаниями и плохой производственной биографией с частыми сменами места работы. Эти лица часто опаздывают на работу, склонны к совершению ошибок и не хотят найти для себя какую-то продуктивную деятельность, когда основная работа недостаточно заполняет их время. Окружающие говорят, что с ними неприятно вместе работать. Ш. л., по-видимому, достигает наивысшей продуктивности на должностях, предполагающих минимум соц. взаимодействия.
Шизоидному расстройству личности во взрослом возрасте часто предшествует синдром, называемый "шизоидное расстройство детского или подросткового возраста". У таких детей мало близких друзей; если они есть, они тж находятся в соц. изоляции. Несмотря на хороший интеллект, часто выше среднего уровня, эти лица плохо успевают в школе, в особенности по математике. Они очень привязаны к телевидению или фильмам, в особенности предпочитая сцены насилия и фантастические сюжеты.
У многих больных шизофренией обнаруживались признаки Ш. л. до их психотического разрыва с реальностью, но большинство Ш. л. не заболевают шизофренией. Шизоидный тип личности чаще встречается у мальчиков, чем у девочек.
Л. Л. Хестон предположил наличие генетической предрасположенности к развитию Ш. л. Он называет эту предрасположенность шизоидией (schizoidia) и считает, что шизофренией заболевает каждый третий индивидуум с подобной предрасположенностью. У остальных будут в разной степени выраженные признаки шизоидности в зависимости от вероятного влияния окружающей среды или конституциональных факторов, к-рые могут умерить выражение глубинной генетической предрасположенности. Однако обзор исслед., посвященных семейному фону лиц с шизоидным расстройством личности и шизофренией, свидетельствует о том, что факторы окружающей среды во многом могут обусловливать манифестацию этих психич. нарушений.
См. также Расстройства личности
У. Сэмюел

Шизотипичная личность (schizotypal personality)

Согласно "Руководству по диагностике и статистической классификации психических расстройств", главными характеристиками расстройства яв-ся разного рода эксцентричность в поведении, мышлении, речи и восприятии. Периодическая и выраженная соц. изоляция хотя и не постоянна, но может быть заметна, будучи связанной или с уплощенным аффектом, или с сильной тревогой в межличностных отношениях. Больные ведут малозначимую, праздную и неэффективную жизнь, бесцельно плывя по течению и оставаясь на периферии нормальных соц. отношений. У нек-рых отмечается выраженный аффективный и когнитивный дефицит, они выглядят безразличными, безмятежными, немотивированными и малопонятными, демонстрируя минимальную связь с внешним миром. У нек-рых отмечается дисфория, напряженность и уход в себя, тревожность и тенденция к соц. изоляции с целью приглушения повышеной чувствительности и защиты от предвосхищаемых внешних угроз. Заметен тж дефицит соц. привязанностей, постоянные неудачи в длительном, удовлетворительном и надежном выполнении соответствующих возрасту ролей. Многие испытывают повторные непродолжительные и обратимые периоды, в к-рых отмечается или вычурное поведение, колебания настроения, иррациональные побуждения, или бредовые мысли. Для мн. клиницистов шизофренное расстройство яв-ся синдромальным прототипом, относительно к-рого шизотипичное расстройство личности представляет собой ослабленный и непсихотический вариант.
См. также Расстройства личности
Т. Миллон

Шизофрения (schizophrenia)

С ранних ист. времен встречаются описания людей, поведение к-рых считали отклоняющимся, ненормальным, больным или вызванным одержимостью дьяволом. Библейские описания такого поведения можно разделить на 3 осн. типа: депрессии, мании и расстройства, к-рые теперь наз. Ш.
Диагностическая мода меняется со временем; эти расстройства получали обозначение паранойи, шизофренных реакций и раннего слабоумия. Официальный термин сейчас - "шизофренное расстройство". Сегодня мы считаем Ш. сложным психобиологическим заболеванием, вызывающим дезорганизацию, сопровождающуюся кардинальными изменениями личности и выраженным ухудшением приспособительного поведения. Заболевание имеет предсказуемое течение и предсказуемый исход. На настоящий момент мы не знаем точную этиологию Ш. и не знаем, как лечить ее. Нам известны нек-рые из генетических детерминант и нек-рые биолог. реакции (окна). Накоплено довольно много сведений о межличностных и соц. ситуациях, провоцирующих обострение симптомов у лиц, страдающих Ш.
Совр. диагностические системы Ш. начинаются с работы Э. Блейлера на рубеже XX в. Он сгруппировал эти расстройства и предложил термин "Ш.", имея в виду расщепление между мышлением и аффектом.
Совр. система диагностики Ш. разраб. К. Шнайдером, к-рый сформулировал 11 симптомов первого ранга. К ним относятся: восприятие слышимых мыслей, спорящих между собой голосов и голосов, комментирующих действия больного, внешние влияния на тело (influence playing on the body), соматическая пассивность (somatic passivity), отнятие мыслей (thought withdrawal), вкладывание мыслей со стороны, утечка и передача мыслей, сделанные побуждения (made impulses), сделанные чувства (made feelings) и сделанные волевые акты, бредовое восприятие. Хотя эти 11 симптомов первого ранга действительно отмечаются у мн. страдающих Ш., они представляют собой проявления конечного этапа болезни и наблюдаются лишь в относительно острых эпизодах.
В разраб. Менделем системе, осн. на длительном наблюдении почти 500 случаев, диагноз Ш. ставится на основе наличия трех ядерных нарушений: неспособности справляться с тревогой, нарушения межличностных транзакций и отсутствия историчности. В этой системе диагностики все остальные признаки и симптомы яв-ся или последствиями этих ядерных нарушений, или попытками их реституции. При обострении болезненного процесса появляются инициированные и реституционные симптомы, а в более спокойные промежутки ремиссии, когда доступна поддерживающая терапия, можно наблюдать лишь ядерные нарушения; остальные симптомы не появляются. При таком диагностическом подходе целью эффективной терапии - химическими или психотерапевтическими средствами - яв-ся устранение инициированных (ядерными нарушениями) и реституционных симптомов.
Согласно официальной диагностической системе Американской психиатрической ассоц., известной как "Руководство по диагностике и статистической классиф. психич. расстройств" (DSM-IV), диагноз Ш. м. б. поставлен при наличии заболевания в течение не менее 6 месяцев, что определяет Ш. как хронический процесс. В периоды резкого обострения, в активной фазе болезни, требуется присутствие по меньшей мере одного из следующих признаков:
1) причудливый бред;
2) бредовые идеи соматического или религиозного содержания, бред величия, отрицания либо иной бред без идей преследования или ревности;
3) бред преследования или ревности;
4) слуховые галлюцинации;
5) бессвязность мышления, заметная по ослаблению ассоц., алогичности или бедности мыслей и связанная с одним из следующих симптомов:
- уплощенный или неадекватный аффект,
- бред или галлюцинации,
- кататоническое или иное грубо дезорганизованное поведение.
DSM предписывает тж наличие снижения уровня функционирования в таких сферах деятельности, как работа, соц. отношения и самообслуживание. В этом руководстве Ш. подразделяется на дезорганизованный, кататонический, параноидный, недифференцированный и резидуальный типы. Подтипы характеризуются различными комплексами доминирующих симптомов.
Типичное течение заболевания начинается с острого эпизода, обычно в подростковом возрасте (13-17 лет). Часто этот ранний эпизод неверно диагностируется. Начальный эпизод обычно спонтанно купируется, длительность его составляет неск. недель, а затем наступает ремиссия, в к-рой поведение больного выглядит близким к норме. Второй эпизод обычно возникает через полгода-год, проявления его более интенсивны и отчетливы, длительность составляет неск. недель. Третий эпизод обычно диагностируется как первый эпизод психоза. Это происходит в течение 1 - 2 лет после начального эпизода и сопровождается выраженными нарушениями повседневного приспособления.
Последующее течение заболевания характеризуется рецидивами и ремиссиями. Число рецидивов в течение года в большей степени связано с возрастом, чем с получаемым лечением или окружением больного. В возрасте 20-30 лет отмечается в среднем шесть рецидивов. В возрасте 30-40 лет среднее число составляет два рецидива в год, а в возрасте 40-50 лет отмечается в среднем один рецидив в год. После 50 лет обычно обострений не происходит. В периоды обострений наблюдаются манифестные психотические симптомы: бред, галлюцинации, дезорганизация мышления и нарушения функционирования. В периодах ремиссии пациент часто свободен от психотических симптомов, особенно при приеме адекватных психофармакологических средств. Однако ядерные симптомы сохраняются и м. б. выявлены даже в ремиссиях.
Есть один тип Ш. с более поздним началом - параноидная Ш. Для этого типа средний возраст манифестации психоза - начало третьего десятилетия жизни. Параноидные больные демонстрируют менее выраженные нарушения функционирования в промежутках между острыми эпизодами.
Ш. заболевает примерно 1% населения. Заболеваемость одинакова для всех культур и субкультур, для всех рас, она одинакова для индустриально развитых и малоразвитых стран. Нет подтверждения тому, что различия в принадлежности к соц. классу влияют на заболеваемость Ш.
Начиная с 1980-х гг. лечение Ш. состояло в психофармакологии, психотер. и манипуляции окружением больного. Хорошая поддерживающая терапия позволяет значительно улучшить качество жизни больного Ш. Пациент может проводить большую часть своей жизни не в больнице, а в об-ве. Манипуляции окружением состоят в создании психосоциальной среды, в к-рой минимизируется инвалидность и больной чувствует себя удобно.
См. также Поддерживающий уход
В. М. Мендель

Шкала визуальной ретенции Бентона (Benton visual retention scale)

А. Л. Бентон разраб. Тест визуальной ретенции в качестве дополнения к мерам слухо-речевого сохранения. Совр. версия этого теста, известная под назв. "Пересмотренный тест зрительной ретенции" (Revised Visual Retention Test), предназначена для оценки пространственного зрительного восприятия, зрительных конструктивных способностей (visuoconstructive capacities) и памяти.
Имеются 3 альтернативные эквивалентные формы теста, каждая включает десять рисунков, состоящих из одной или более геометрических фигур. Каждая форма может проводиться при четырех различных условиях: копирование или воспроизведение рисунков по памяти с вариациями но времени экспозиции и/или по величине задержки воспроизведения этих рисунков.
Шкала Бентона, подобно гештальт-тесту Бендер и тестам "Память на фигуры" Грэхема-Кендалла (Graham-Kendall Memory for Designs), часто используется для выявления органической мозговой патологии. Несмотря на то что Ш. в. р. Б. в целом превосходит по эффективности эти и др. сравнимые инструменты, ее преимущества варьируют в жесткой зависимости от характеристик обследуемой выборки, таких как се психиатрический статус, а тж степень и локализация мозговых поражений. По всей видимости, Ш. в. р. Б. оказывается эффективным инструментом для оценки тех функций мозга, для измерения к-рых она изначально разраб., и при ее осмысленном применении в сочетании с дополнительными мерами она может внести существенный вклад в различительную мощность нейропсихологической батареи.
См. также Гештальт-тест Бендер, Головной мозг, Батарея Халстеда-Рейтена, Шкала Лурии-Небраска, Органические синдромы
С. Урбина

Шкала Гуттмана (Guttman scale)

Понятие "кумулятивности" (последовательности) как желательном качестве шкалы было введено Л. Гуттманом. В ряде статей Гуттман развивал идеи и методы анализа шкал с позиции, требующей обязательного выполнения условий кумулятивного (последовательного) шкалирования.
В общем, любое множество пунктов, таких как вопросы в опроснике, отвечает требованию кумулятивности, когда эти пункты можно упорядочить так, что респонденты, отвечающие "да" на любой из них, будут отвечать "да" на все остальные пункты, расположенные на шкале ниже (выше) данного, и "нет" - на все остальные пункты, лежащие на шкале выше (ниже) данного.
Вопрос "Действительно ли эти пункты образуют одномерную шкалу?" был заменен вопросом "Сколько измерений требуется для репрезентации имеющегося набора данных?" Этот новый вопрос означает признание того, что множество пунктов может обнаружить неск. различных измерений. Обобщенный метод анализа получил назв. многомерного шкалограммного анализа (multidimensional scalogram analysis, MSA).
MSA-1 представляет собой метод анализа данных, не ограниченный требованиями к уровню измерения переменных или др. специальными предварительными допущениями. Каждое наблюдение или случай геометрически отображается в виде точки в m-мерном пространстве; переменные представлены в нем гиперплоскостями, а подклассы переменных - его областями, ограниченными определенными гиперплоскостями. Решение для заданного числа размерностей состоит в нахождении конфигурации точек, разделяющейся на мультипунктные области т. о., что исходный набор наблюдений, организованный в виде матрицы данных, можно воспроизвести в пределах приемлемых границ. Коэффициент сопряженности оценивает степень воспроизводимости входа по выходу.
В общем, число измерений, необходимых для репрезентации массива данных, уменьшается, если число эмпирически выявляющихся четко различимых профилей оказывается меньше числа логически возможных вариантов.
См. также Оценочные (рейтинговые) шкалы, Шкалирование
М. Блумбаум

Шкала интеллекта Стэнфорд-Бине (Stanford-Binet intelligence scale)

Ш. и. С.-Б. оказала на американское об-во большее влияние, чем к.-л. др. психол. инструмент. Она прочно вошла в сознание законодателей и деловых людей. Поскольку использование этой шкалы тесно связано с вопросами образования одаренных и обычных детей и соц. адапт. лиц, относимых к категории умственно отсталых, на протяжении всей истории ее применения не утихали споры в отношении ее надежности, относительной роли факторов наследственности и среды, ее соответствия теорет. положениям дифференциальной психологии и справедливости применения в принятии практ. решений, влияющих на будущее конкретных людей.
Шкала интеллекта была разраб. французским психологом А. Бине в качестве инструмента классиф. детей в целях обучения. Он был первым из психологов, применившим психол. тесты к детям. Бине ввел понятие умственного возраста и распределил свои тесты в соответствии с возрастными группами.
В 1916 г. появилась новая редакция шкалы Бине, в к-рую вошли мн. тесты из первоначальной шкалы. Однако она тж включала ряд новых тестов, в основном разраб. Тёрменом. Эта версия шкалы подверглась новой тщательной стандартизации с использованием обширных и репрезентативных выборок детей и взрослых. Наиболее заметным новшеством был отказ от расчета IQ как отношения умственного возраста к хронологическому с максимальным значением хронологического возраста в качестве точки, к-рой стремится достичь измеряемая умственная способность.
В 1937 г. Тёрмен и М. А. Меррилл опубликовали две тщательно уравненные шкалы - Форму L и Форму М, со 129 тестами в каждой с минимальным перекрытием заданий. Третья редакция теста Ш. и. С.-Б., изданная Тёрменом и Меррилл, появилась в 1960 г. Две формы 1937 г. были объединены в Форму L-М, при этом мн. задания были удалены, а нек-рые подверглись перестановкам. Осн. изменением стало переопределение IQ как стандартного показателя со средним 100 и стандартным отклонением 16 баллов. В 1972 г. были опубликованы новые нормы, охватывающие возрастной период от 2 до 18 лет и учитывающие влияние на рез-ты выполнения теста соц. и культурных изменений, происшедших за эти годы в жизни американского об-ва.
См. также Меры интеллекта, Векслера тесты интеллекта
Ф. ДюБуа

Шкала наименее предпочтительного сотрудника (least preferred coworker scale)

Ш. н. п. c. (LPC) - опросник, относящийся к классу стандартизованных самоотчетов и состоящий из серии шкал семантического дифференциала, таких как "приятный-неприятный", "дружелюбный-недружелюбный" и "отвергающий-принимающий". Респондент использует Ш. н. п. с. для описания сотрудника, с к-рым "может работать наименее успешно".
Лидер с высоким LPC-индексом использует положительные прилагательные для описания наименее предпочтительного сотрудника, тогда как лидер с низким LPC-индексом использует нижний конец шкал семантического дифференциала. Лидер с высоким LPC-индексом отделяет личность работника от выполнения задачи, а лидер с низким LPC-индексом их не разводит.
Фидлер разраб. и использует LPC-индекс для прогнозирования эффективности лидера в условиях производственного окружения. Фидлер предсказывает, что лидеры с низким LPC-индексом будут наиболее эффективными в крайне благоприятной и крайне неблагоприятной производственной обстановке. А чел. с высоким LPC-индексом будет более эффективным лидером в обычных условиях.
Ш. н. п. с. подвергалась критике за ненадежность и ситуационную зависимость. На ответы по шкале оказывает сильное влияние текущая ситуация лидерства.
См. также Изучение мнений и отношений персонала к условиям труда
Л. Бергер

Шкала Олпорта-Вернона-Линдсея (Allport-Vernon-Lindzey scale)

Ш. О.-В.-Л. осн. на классиф. осн. мотивов личности, предложенной Э. Шпрангером в работе "Типы людей" (Types of men). Существует 6 ценностных ориентации: 1) теорет.: эмпирические, критические, рациональные интересы к открытию истины; 2) экономическая: заинтересованность в том, что полезно, практично, применимо; 3) эстетическая: заинтересованность в форме, гармонии, грации, симметрии, соответствии; 4) соц.: альтруистическая или филантропическая любовь к людям; 5) политическая: заинтересованность в личной власти, влиянии и славе; 6) религиозная: мистические мотивы поиска понимания единства космоса.
См. также Оценка личности
У. Сосер-мл.

Шкала смешанных критериев (mixed standard scale)

Изобретение Ш. с. к. обычно приписывают Ф. Бланцу и Э. Гизелли, хотя сама процедура имеет более ранние корни в работе Фридриха Бланца в Финляндии. Этот метод разраб. как возможное средство контроля гало-эффекта и ошибки снисходительности в психометрических оценках (рейтингах), особенно в контексте оценки трудовой деятельности наемных работников.
Чтобы разраб. Ш. с. к., сначала нужно выработать ясно определяемые измерения, по к-рым мы хотим оценить деятельность. При этом делается неявное допущение, что эти области характеристик деятельности яв-ся одномерными и связаны с общей успешностью или эффективностью выполнении рассматриваемой работы.
Для каждого такого измерения создаются (в письменной форме) три кратких образца выполнения в терминах поведенческих характеристик. Эти образцы должны быть четко связаны с предполагаемым измерением, должны позволять отличать плохих работников от хороших и отображать высокий, средний и низкий уровни (или критерии) выполнения для соотв. измерения.
После составления трех критериев на каждое измерение необходимо представить их в виде случайной (рандомизированной) последовательности пунктов, к-рые и войдут в предполагаемый опросник. Рандомизация в известной мере позволяет скрыть то обстоятельство, что пункты отражают меньшую группу различных измерений и что существует порядок качеств, отображенный в пунктах для каждого измерения. Эта случайная последовательность поведенческих образцов составляет "Ш. с. к.".
Оценщики, работающие со Ш. с. к., указывают, яв-ся ли поведение оцениваемого "лучше чем", "полностью соответствует" или "хуже чем" образец поведения, представленный каждым критерием. Обработка заключается в просмотре ответов оценщика по трем критериям для данного измерения и приписывании им соотв. баллов.
Обработка Ш. с. к. может отнимать много времени, и потому для этой цели иногда выгодно воспользоваться компьютером.
См. также Шкалирование
Ф. Бенсон

Шкала социальной дистанции Богардуса (Bogardus social distance scale)

Ш. с. д. Б. входит в число первых методик, разраб. для измерения аттитюдов к расовым и этническим группам. В основе этой шкалы лежит следующее принципиальное допущение: чем большее предубеждение испытывает индивидуум в отношении конкретной группы, тем меньше он желает взаимодействовать с членами этой группы. Поэтому формулировки пунктов Ш. с. д. Б. описывают взаимоотношения, в к-рые респондент может пожелать вступить с членом специфической соц. группы (напр., супругом(-гой), другом, соседом, коллегой по работе, гражданином, иностранцем, приехавшим в нашу страну, и т. д.). Пункты формулируются в терминах включения либо исключения. "Хотели бы вы иметь X супругом(-гой)?" яв-ся включающим вопросом. "Вам бы хотелось запретить всем Y приезжать в Америку?" - исключающий вопрос. Аттитюд респондента к специфической соц. группе определяется по тому, насколько близкие отношения готов допустить респондент с членом этой группы. В одном из своих ранних исслед. Э. Богардус обнаружил, что белые американцы поддерживают сравнительно небольшую соц. дистанцию с британцами, канадцами и северными европейцами и гораздо большую - с жителями юга Европы. Группы, различающиеся расовыми признаками, находятся на еще больших соц. дистанциях. Пытаясь расширить типичную область применения шкал Богардуса, Триандисы (Triandis & Triandis) использовали многофакторные эксперим. планы с целью выделить независимые эффекты варьирующих аспектов групп. принадлежности (напр., расы, религии и профессии). Они показали, что различные аспекты групп. принадлежности респондентов взаимодействуют с соц. дистанциями, к-рые они поддерживают с различными группами. Так, было установлено, что американцы считают расовую принадлежность важной переменной, тогда как греки более критической считают религиозную. Личностные факторы, такие как догматизм, тж оказались связанными с желанием субъекта поддерживать большую соц. дистанцию с др. группами, нежели со своей собственной.
См. также Измерение аттитюдов, Шкала Гуттмана, Предрассудок/дискриминация, Смещение результатов тестирования, связанное с расовыми (этническими) признаками, Шкалирование, Стереотипизация
К. Ф. Гейзингер

Шкалирование по Лайкерту (Likert Scaling)

Процедура Ш. Л. названа именем ее изобретателя, Ренсиса Лайкерта, первым применившего этот подход при проведении опросов в области аттитюдов. Главные преимущества его методики заключались в том, что она требовала меньше времени на разработку и легче перенималась, чем ранее использовавшаяся методика Терстоуна, к-рая для создания шкалы требовала привлечения экспертов и оценивания большого количества пунктов. Кроме того, подход Лайкерта не требовал использования негативных формулировок пунктов - преимущество, объясняющее его широкое применение в промышленности.
Методика Лайкерта заключается в предъявлении респондентам серии утверждений, на к-рые они реагируют, используя следующую шкалу возможных ответов: "совершенно согласен" (5), "согласен" (4), "не знаю" (3), "не согласен" (2), "совершенно не согласен" (1). Эту 5-балльную шкалу Лайкерта можно расширить до семи и более делений путем видоизменения наречий ("абсолютно", "умеренно" и "скорее"). Наиболее широко используются ее 5- и 7-балльные формы.
Модификации шкалы Лайкерта включают метод вынужденного выбора по Лайкерту (отсутствует нейтральная категория) и метод лиц (Faces approach); последний рассчитан на неграмотных респондентов и основан на использовании в качестве делений шкалы символических изображений лица: от улыбающегося до выражающего неодобрение. Надежность шкал Лайкерта составляет величину порядка 0,90, а полученные с их помощью рез-ты дают корреляции с соответствующими рез-тами по шкалам Тёрстоуна порядка 0,80.
См. также Оценочные (рейтинговые) шкалы, Шкалирование, Шкалирование по Терстоуну
Л. Бергер

Шкалирование по Терстоуну (Thurstoune scaling)

Метод Ш. Т., тж известный как метод субъективно равных интервалов (method of equal-appearing intervals), - процедура, разработанная Тёрстоуном для конструирования инструментов количественного измерения аттитюдов.
На первом шаге процедуры собирается большое количество утверждений репрезентирующих широкий спектр мнений в отношении объекта аттитюда (напр., смертной казни). Эти утверждения, варьирующие от самых отрицательных через нейтральные до самых положительных, отбираются с использованием для этого респондентов, придерживающихся различных т. зр. или на основе выборки популярной литературы. Затем группа судей (экспертов) распределяет утверждения, независимо от собственного отношения к их содержанию, по 11 категориям "субъективно равных интервалов", варьирующих от (1) наименее благоприятных (в отношении объекта аттитюда) через (6) нейтральные к (11) наиболее благоприятным. Вслед за этим для каждого из утверждений рассчитывается медиана и полумеждуквартильный размах (Q) оценок судей; утверждения с большими значениями Q исключаются из-за своей двусмысленности. Пункты оставшихся утверждений анализируются с т. зр. их внутренней согласованности, и несогласующиеся утверждения отбрасываются как нерелевантные.
В рез-те этого процесса остается набор согласованных, недвусмысленных утверждений со шкальными значениями (медианными оценками судей), варьирующими от 1 до 11. Сама шкала аттитюдов затем конструируется путем включения в опросник двух или более утверждений от каждого из И имеющихся интервалов. Респонденты отмечают все утверждения, с к-рыми они согласны; медианные шкальные значения выбранных утверждений яв-ся оценками их аттитюда. Если набор пунктов оказывается велик, на его основе можно сконструировать несколько параллельных шкал и использовать их для определения надежности оценки аттитюда.
Процедура Тёрстоуна требует значительных временных затрат и впоследствии была практически вытеснена др., более популярными процедурами разработки инструментов для измерения аттитюдов. Однако Ш. Т. остается важным промежуточным шагом при разработке поведенчески выверенных оценочных шкал, оценочных шкал смешанных критериев и взвешенных контрольных списков (weighted checklists), предназначенных для оценки выполнения трудовой деятельности.
См. также Измерение аттитюдов, Оценочные (рейтинговые) шкалы
У. Сосер-мл.

Шкалирование (scaling)

В течение второй половины XIX в. ряд исследователей изучали связь между интенсивностью раздражителя и величиной вызываемого им ощущения. Согласно Г. Т. Фехнеру, напр., сила ощущения пропорциональна логарифму интенсивности раздражителя. Л. Л. Тёрстоун показал, что один класс психофизических методов, таких как метод средней ошибки, требует, чтобы экспериментатор имел возможность производить и контролировать физ. измерение интенсивности стимула, тогда как др. класс методов, напр. метод парных сравнений, можно беспрепятственно применять там, где в принципе неосуществимо точное измерение и контролируемое изменение интенсивности раздражителя. Он тж указал на то, что, разрабатывая и используя методы этого типа, мы со временем получим широкий набор мощных инструментов для количественного измерения субъективных качеств, к-рые не поддаются оценке с помощью измерений раздражителей.
Измерение можно определить как присваивание чисел для представления некоторых нечисловых свойств множества объектов. Четыре основных типа шкал можно классифицировать по двум основаниям: началу отсчета шкалы (или нулевой точке) и единице измерения.


Нет естественного начала отсчета (условный нуль)
Есть естественное начало отсчета (абсолютный нуль)
Нет единицы измерения (порядковая шкала)
I
II
Есть единица измерения (расстояние между двумя точками)
III
IV

Иллюстрацией шкал I типа - порядковых, с условным началом отсчета, - может служить шкала твердости минералов по Моосу. В качестве примера шкал II типа - порядковых, с естественным началом отсчета, - можно привести шкалу приятности - неприятности (pleasantness -unpleasantness scale). Co шкалами III или IV типа можно встретиться при психол. шкалировании в любой ситуации, когда в отношении каждого набора из трех стимулов, a, b и с, различающихся между собой, допустимо спрашивать, яв-ся ли различие между а и b больше или меньше различия между b и с, как при использовании шкал ценностей или предпочтений.
Парные сравнения и закон сравнительного суждения. Осн. методом экспериментирования в области психол. Ш. яв-ся метод парных сравнений, используемый тж в психофизике. Для применения этого метода экспериментатору вовсе не обязательно располагать подходящим средством измерения интенсивности стимула. Достаточно, чтобы он мог предъявлять те же самые стимулы некоторое количество раз, как, напр., в ситуации, когда данное произведение иск-ва или формулировка, обозначающая определенное преступление, многократно предъявляется в комбинации с др. стимулами того же класса. В свою очередь, чтобы использовать закон сравнительного суждения, испытуемому должны быть предъявлены все возможные пары множества шкалируемых объектов, и по каждой паре испытуемый должен вынести суждение относительно свойства, по к-рому проводится Ш. Непосредственной целью яв-ся получение процента случаев, когда один объект в паре оценивается испытуемым (или группой испытуемых) выше др. Этот процент используется в качестве оценки вероятности того, что один объект будет предпочитаться др.
Один недостаток парных сравнений как эксперим. метода состоит в том, что сравнение п стимулов требует получения (п - 1) х (n / 2) суждений. Напр., для 10 стимулов требуется получить 45 суждений, а если бы мы захотели шкалировать набор из 50 стимулов, нам потребовалось бы 1225 суждений. В литературе описаны разнообразные приемы, позволяющие сэкономить время при проведении парных сравнений. Один из них - метод множественных ранговых порядков (multiple rank orders method). Ранжирование проводится в подмножествах стимулов, по объему превосходящих пары и выбираемых т. о., чтобы получить информ. по всем парам. Сравнительная экономия выше при работе с большими множествами стимулов. Такие схемы сравнений получили название сбалансированных неполноблочных планов (BIBD).
Экспериментально определяемая нулевая точка. Др. недостаток касается рез-тов парных сравнений и состоит в том, что получаемые шкалы относятся к типу Ш., т. е. имеют единицу измерения, но не имеют естественного начала отсчета. Шкалы IV типа имеют естественную нулевую точку, к-рую можно определить воспользовавшись зоной абсолютного суждения.
Что касается несимметричных свойств, здесь также возможно применение психофизических методов определения порогового раздражителя для установления нижней границы или нулевой точки (или же построения полной шкалы IV типа). Там, где это допустимо, можно задать прямой вопрос о наличии (или отсутствии) изучаемого свойства у шкалируемых стимулов, затем определить абсолютный порог с помощью стандартных психофизических методов.
Полные циклические триады. Одно бесспорное преимущество полной процедуры парных сравнений состоит в том, что она дает полные циклические триады - очень хорошую меру транзитивности, или последовательности суждений испытуемых.
Последовательные интервалы и закон категорического суждения. Метод последовательных интервалов подходит для ситуации, в к-рой экспериментатор хочет шкалировать большое количество стимулов и готов пренебречь проверкой транзитивности, или линейности. Разумеется, можно использовать подмножество этих стимулов для проведения эксперимента методом парных сравнений, чтобы получить полные циклические триады как показатель транзитивности шкалы и скрупулезности испытуемых. Каждый стимул предъявляется испытуемому только один раз, и он указывает место стимула на обозначенной шкале, либо отмечая сто точкой на линии, либо присваивая ему некоторое число от 1 до 10, 20 пли, напр., 30, в соответствии с инструкцией экспериментатора. Часто для обозначения некоторых категорий используются описательные наименования. Поскольку эта процедура требует только п суждений для п стимулов, тогда как метод парных сравнений - (п - 1)(n / 2) суждений, выигрыш во времени оказывается для испытуемого весьма существенным. Данные, собранные эксперим. методом последовательных интервалов, анализируются в соответствии с законом категорического суждения.
Многомерное шкалирование. Обсуждаемые до сих пор методы подходят для работы с любой качественной характеристикой одномерного множества объектов. Ситуация, в к-рой каждый отдельный испытуемый воспринимает множество объектов, различающихся более чем по одному измерению, требует разработки новых эксперим. методов, называемых методами многомерного Ш.
Метод триадических суждений, использованный М. Ричардсоном, заключался в предъявлении испытуемым триады стимулов, a, b и с, и предложении каждому испытуемому при каждом предъявлении тройки стимулов указать одну пару с наибольшим и одну пару с наименьшим воспринимаемым межстимульным расстоянием. С тех пор было внесено множество усовершенствований в эксперим. и аналитические методы, применяемые в области многомерного Ш.
Законы, определяемые исследованиями шкалирования. В большинстве исслед. Ш. осн. интерес представляют сами шкалы (точнее, шкальные значения) и то, как они могут изменятся в зависимости от характера стимулов, особенностей испытуемых или времени проведения эксперимента, а тж в рез-те воздействия на судей (экспертов) разного рода факторов, напр., кино или лекции. Однако осн. научная цель измерения - установить законы, связывающие измеряемые переменные. Было выполнено несколько исслед. с разного типа смешанными стимулами (composite stimuli), в к-рых ставилась цель определить эффект объединения разнородных стимулов.
Большинство ситуаций до сих пор было связано с линейным Ш. множества объектов группой лиц и многомерным Ш., а потому предполагает анализ матрицы (т. е. двумерной таблицы). Однако появляются разнообразные ситуации, требующие трех способов классиф. для адекватного представления данных. Трех-модальный анализ - подходящий метод для использования в тех случаях, когда данные требуют трех независимых способов классиф.
См. также Многомерное шкалирование, Психометрика
X. О. Галликсен

Шкалы Меррил-Палмер (Merrill-Palmer Scales)

В настоящее время существуют две редакции Ш. М-П.: шкала умственных тестов Меррил-Палмер (Merrill-Palmer Scale of Mental Tests) и Расширенная шкала Меррил-Палмер (Extended Merrill-Palmer Scale), вторая редакция. Оригинальная редакция предназначалась для работы с детьми в возрасте от 18 месяцев до 6 лет; вторая редакция ограничена возрастным диапазоном от 3 до 5 лет. Обе шкалы предназначены для получения более широкой оценки способностей дошкольников, чем традиционные шкалы интеллекта наподобие Стэнфорд-Бине.
Шкала умственных тестов Меррил-Палмер состоит из 93 заданий, распределенных по девяти возрастным группам, каждая из к-рых охватывает 6-месячный период, начиная с периода от 18 до 23 месяцев. В качестве примеров приводятся 4 широкие группы тестов: язык (Language), "все-или-ничего" (All-or-None), "доска форм и картинки" (Form Board and Picture), моторная координация (Motor Coordination). Содержание в большой степени нагружено заданиями на грубую и тонкую моторику и перцептивно-моторную координацию. Итоговые оценки могут преобразовываться в показатели умственного возраста и в процентили (внутри соответствующей возрастной группы). Тж возможен расчет традиционных коэффициентов IQ. Нормы к данной шкале были получены в 1920-х гг.
Расширенная шкала Меррил-Палмер состоит из 16 заданий, по четыре задания на каждое из четырех измерений: семантическая продукция (Semantic Production), образная продукция (Figural Production), семантическая оценка (Semantic Evaluation), образная оценка (Figural Evaluation). В качестве таксономической основы для структурирования содержания шкалы использована модель структуры интеллекта (SI) Гилфорда. Первый дескриптор для каждого измерения определяет тип содержания (семантическое или образное), второй - описывает процесс (продуцирование или оценивание). Авторы яв-ся сторонниками раздельной интерпретации каждого измерения. Нормы представлены в виде внутригрупповых процентилей.
См. также Меры интеллекта, Модель структуры интеллекта
Г. Робертсон

Шкалы развития младенцев Бейли (Bayley scales of infant development)

Ш. р. м. Б. представляют собой критерии для оценки развития младенцев и детей раннего возраста в интервале от 1 до 30 месяцев. Содержание теста организовано в виде двух отдельных шкал: Умственной шкалы (Mental Scale) и Моторной шкалы (Motor Scale). Умственная шкала оценивает зачатки когнитивного развития, включ. остроту зрения и слуха, перцептивное различение, приобретение понимания постоянства объекта, память, элементарное решение задач, раннюю вербальную коммуникацию, классиф. и обобщение. Моторная шкала оценивает способность управлять своим телом (body control), крупную мышечную координацию и манипуляторную деятельность рук и пальцев. Третий компонент Ш. р. м. Б., Протокол поведения ребенка (Infant Behavior Record, IBR), представляет собой оценочную шкалу, заполняемую после проведения обследования по Умственной и Моторной шкалам, и дает клиницисту средство оценивания реакций ребенка на окружение (включ. взаимодействие).
См. также Развитие младенца, Меры интеллекта
Г. Робертсон

Школы без неудачников (schools without failure)

Ш. б. н. - это название специфического приложения терапии реальностью к условиям школы. Глассер обнаружил, что осн. препятствием к успешному обучению яв-ся то, что при столкновении с неудачами в школе многие уч-ся прекращают дальнейшие попытки учиться. Но поскольку они пытаются достичь ощущения участия и собственной ценности, к-рое необходимо любому чел., они прибегают к деструктивным формам поведения. Это зачастую приводит их к совместному объединению против школы и оказанию сопротивления любым попыткам обучения. Если эту ситуацию не корректировать посредством снижения и даже полного устранения неудач, то мало что может повлиять на вовлечение этих уч-ся в процесс обучения.
По мнению Глассера, неудачи можно устранить при помощи школьной программы, осн. на представлении, что уч-ся необходимо оказывать доверие в том, что они делают, и что учителя должны обучать их до тех пор, пока они не научатся, даже если для этого может потребоваться более продолжительный, чем нормативно отведенный, период времени. Помимо этого принципиального изменения Глассер также предлагает учителям широко использовать на уроках групповые дискуссии, вовлекающие учеников в работу и стимулирующие их мышление, а тж прилагать усилия к разраб. учебного материала на любом уровне, релевантном потребностям уч-ся. Если все это делать, то тогда ученики, к-рые усваивают материал, не испытывая при этом недовольства собой и не пытаясь отказаться от обучения из-за неудачи, будут подчиняться разумным требованиям, что приведет в конечном счете к снижению дисциплинарных проблем.
См. также Альтернативные педагогические системы
У. Глассер

Школы профессиональной психологии (schools of professional psychology)

Большинство психологов обучается на факультетах психологии в ун-тах. Даже те, кто приступает к профессиональной деятельности в области клинической психологии или психол. консультирования, обычно после получения высшего образования продолжают свое обучение по программам факультетов; эти программы соизмеримы по объему и структуре с программами по эксперим. и соц. психологии и психологии развития. Тем не менее среди тех, кто готовится начать практ. деятельность, все увеличивается число психологов, получивших образование в школах профессиональной психологии; они по своей структуре сходны со школами права, медицины, машиностроения или бизнеса. Первые Ш. п. п. представляли собой независимые учреждения, не связанные с ун-тами. В настоящее время мн. такие школы расположены в ун-тах, при этом достаточно велико и количество таких, к-рые продолжают функционировать отдельно.
Ш. п. п. выделяются по неск. признакам. Во-первых, их явной задачей яв-ся подготовка студентов к практ. деятельности. Во-вторых, их организационная структура соответствует скорее структуре школы или колледжа, чем факультета ун-та. Эта их особенность имеет ряд последствий. Использование административных ресурсов и руководство осуществляются относительно непосредственно, обычно через сотрудников центральной администрации в тех школах, к-рые функционируют в рамках ун-тов, или через совет директоров в независимых школах. Число уч-ся здесь, как правило, значительно превышает количество студентов на факультетах ун-тов. Третьей характерной особенностью профессиональных школ яв-ся то, что их учебный план нацелен специально на подготовку студентов к профессиональной деятельности. Поэтому при обучении как в аспирантуре, так и в интернатуре акцент делается на практ. работе под руководством специалистов. Практически во всех программах профессиональных школ предусмотрена защита диссертации, но ее написание рассматривается не как самоцель, а как форма практики. В-четвертых, профессорско-преподавательский состав включает большое количество психологов-практиков, и все сотрудники, как правило, так или иначе участвуют в профессиональной деятельности. Наконец, по окончании последипломного обучения здесь обычно присуждается степень доктора психологии, а не степень доктора философии.
Прообразом совр. Ш. п. п. была программа по клинической психологии в Адельфийском ун-те (Adelphi University). Когда в 1957 г. эта программа была одобрена Комитетом по аккредитованию Американской психол. ассоц., она стала первой аккредитованной программой, чьей осн. целью была подготовка не ученых или ученых-практиков, а клиницистов для практ. работы. До тех пор все программы по клинической психологии и психол. консультированию в США и Канаде создавались по Боулдерской модели образования, определенной на конференции по вопросам обучения клинических психологов в Боулдере, штат Колорадо, в 1949 г. На конференции было предложено готовить клинических психологов на факультетах психологии в ун-тах, где они должны были научиться проводить исслед. и заниматься практ. деятельностью, а также - по окончании аспирантуры - защитить степень доктора философии. В первой программе при Адельфийском ун-те сохранялась административная структура, характерная для университетских программ, по ее окончании присуждалась степень доктора философии, но учебный план был изменен - гл. обр. за счет введения дополнительной клинической практики под наблюдением специалистов.
Первым учреждением, административно организованным как школа психологов практиков, была Аспирантская школа психологии в Духовной семинарии Фуллера. Первоначально психологи набирались в семинарию для подготовки духовенства к проповеднической деятельности, однако через нек-рое время они направили свою усилия на создание разносторонней докторской программы, сочетающей клиническую психологию с теологическими исслед. Аспирантская школа Фуллера была открыта в 1965 г.
Широкое распространение Ш. п. п. получили, однако, лишь после 1969 г., когда была основана Калифорнийская школа профессиональной психологии. В 1960-х гг. Калифорния испытывала нехватку профессиональных психологов. Население штата быстро росло, существенно увеличились и потребности об-ва в практикующих специалистах в сфере психич. здоровья, а ориентированные на исследовательскую деятельность программы по клинической психологии готовили лишь небольшое число таких специалистов. В 1970 г. два учреждения Калифорнийской школы профессиональной психологии - в Сан-Франциско и Лос-Анджелесе - приняли первых студентов. В последующие два года университетские городки были открыты также в Сан Диего и во Фресно.
В 1973 г. очередная конференция по вопросам профессиональной подготовки в области психологии прошла в Вэйле, штат Колорадо. На конференции было решено, что психология достаточно развилась, чтобы иметь конкретные профессиональные программы помимо научных и профессионально-научных. Подходящими заведениями для подготовки специалистов были названы профессиональные школы, а в качестве удостоверения об окончании программы практ. обучения рекомендовалась степень доктора психологии. В последующие годы школы профессиональной психологии были созданы во многих уголках США - как на базе ун-тов, так и в качестве самостоятельных учреждений. Аспирантура по прикладной и профессиональной психологии, открытая в Ун-те Рутгерса (Rutgers University) в 1974 г., была первой созданной на базе ун-та профессиональной школой, к-рая присуждала степень доктора психологии. Программа в Ун-те Рутгерса, как и предшествующая ей программа получения степени доктора психологии в штате Иллинойс, была научно-практической и сохраняла возможность получения степени доктора философии для тех, кого интересовала прежде всего исследовательская деятельность. С тех пор эта модель - когда относительно крупная Ш. п. п., ориентированная преимущественно на подготовку практиков и присуждающая степень доктора психологии, функционировала параллельно с менее крупной программой получения степени доктора философии, направленной на подготовку обучающихся к научной деятельности, - стала применяться в нескольких др. ун-тах и независимых профессиональных школах. К началу 1990-х гг. существовало более 35 профессиональных школ, около половины к-рых работали на базе ун-тов, а остальные - в качестве независимых учреждений. В это время более трети всех студентов, получивших степень доктора в области клинической психологии, были выпускниками профессиональных школ.
По мере своего развития эти школы несколько изменились. В первых независимых школах весь или почти весь профессорско-преподавательский состав набирался на неполный рабочий день. За прошедшие годы в независимых школах количество преподавателей, работающих на полную ставку, увеличилось, а большая часть сотрудников университетских профессиональных школ уже изначально набиралась на полный рабочий день. Психол. центры, аналогичные клиникам при мед. школах, яв-ся теперь неотъемлемым атрибутом почти всех профессиональных школ; они представляют собой управляемые заведения, где преподаватели и студенты оказывают общественные услуги, где проходит обучение студентов и проводятся исслед. Работа над диссертацией, исключавшаяся в некоторых из первых школ, сейчас яв-ся важной частью почти каждой программы, хотя основное внимание по-прежнему уделяется непосредственному практическому обучению, а систематические исслед. рассматриваются как форма профессиональной деятельности. В 34 из 36 учреждений, зарегистрированных в 1991 г. Национальным советом школ профессиональной психологии (National Council of Schools of Professional Psychology), степень доктора философии была заменена степенью доктора психологии.
Совет профессиональных школ был создан в 1976 г. в целях обеспечения возможности обмена информ. между профессиональными школами, разработки стандартов образования, подготовки профессиональных психологов и улучшения всевозможными способами образовательного процесса т. о., чтобы выпускники смогли лучше удовлетворять общественным нуждам. На основе цикла конференций и отчетов совет проанализировал свою работу, определил учебные планы и ввел средства контроля за качеством деятельности членских организаций. Наряду с Советом аспирантур при факультетах психологии (Council of Graduate Departments of Psychology) и Советом руководителей программ по клинической психологии в ун-тах (Council of University Directors of Clinical Psychology Programs) Национальный совет школ профессиональной психологии активно участвует в формировании образовательной политики в области психологии в США.
См. также Американская психологическая ассоциация, Американское психологическое общество, Степень доктора психологии, Обучение психотерапии
Д. Р. Питерсон

Школьная адаптация (school adjustment)

Степень, в к-рой ребенок обладает необходимыми умениями и оказывается в состоянии отвечать требованиям и ожиданиям, предъявляемым к нему в условиях школьного обучения, будет определять то, насколько хорошо он к ним приспособлен. Когда между этими двумя факторами возникает несоответствие и поведение или учеба ребенка не отвечают школьным ожиданиям, его рассматривают как недостаточно адаптированного и нуждающегося в определенном вмешательстве. Это вмешательство, в свою очередь, может быть связано с коррекцией дефицита умений ребенка или с изменением требований и характеристик самой школьной ситуации.
Адаптация может оцениваться в отношении целого ряда областей. Можно оценивать степень, с к-рой ребенок достигает целей обучения. В области поведения можно оценивать то, обладает ли ребенок умениями самоконтроля, концентрации внимания и др. способностями, позволяющими ему контролировать и направлять свое поведение в желательном направлении. Третья область, соц.-эмоциональная адаптация, зависит от соц. умений ребенка и норм группы сверстников.
См. также Классная динамика, Обучение в раннем детстве, Эффект Пигмалиона, Школьное обучение
К. Л. Бирман

Школьная фобия (school phobia)

Ш. ф. обычно определяется как беспричинный страх перед школой и/или неуместная тревога, вызванная расставанием с домом. Ш. ф. присущи несколько характеристик: а) серьезные проблемы с посещением школы, приводящие к продолжительным периодам отсутствия; б) эмоциональное напряжение, непреодолимый страх, дурное расположение духа или жалобы на болезненное состояние при возникновении необходимости идти в школу; в) осведомленность родителей о непосещении школы; г) отсутствие каких бы то ни было форм антисоциального поведения в виде лжи, воровства или агрессивных действий. Др. словами, Ш. ф. описывает ситуацию, характеризующуюся наличием иррационального страха перед определенным аспектом школьной ситуации, вызывающим стремление во время школьных занятий оставаться дома. Это отличает ее от прогулов, поскольку прогульщик намеренно избегает школы и дома для того, чтобы заняться чем-либо, что доставляет ему гораздо большее удовольствие в сравнении с тем, что его ожидает в школе или дома.
Данные по Ш. ф. довольно скудны. Пик случаев ее возникновения приходится на возраст примерно 11 лет, причем она несколько чаще встречается среди девочек в сравнении с мальчиками. Ш. ф. наиболее характерна для младшего школьного возраста. Она тж обнаруживается у детей с различными интеллектуальными уровнями, часто у детей с очень высоким интеллектом. Она не встречается, вопреки возможным ожиданиям, среди неуспевающих детей, а совершенно напротив. Распространенность Ш. ф. как психол. проблемы относительно невелика в сравнении с др. психол. нарушениями у детей. По оценкам исследователей, случаи Ш. ф. составляют менее 8% от числа случаев, к-рыми занимаются в детских психиатрических клиниках.
Принято выделять два различных типа Ш. ф. - острую и хроническую. Острый тип характеризуется внезапными и интенсивными приступами при наличии адекватного функционирования в др. сферах жизнедеятельности ребенка. Возникновение тревоги, как правило, ограничивается ситуацией посещения школы. Хронический тип отличается более плавным характером возникновения приступов с наличием уже встречавшихся прежде эпизодов отказа от посещения школы. Хроническому типу тж сопутствуют нарушения функционирования личности в др. сферах соц. взаимодействия.
В отношении точного характера причин Ш. ф. не существует единого мнения. Однако исследователи единодушно признают важность той роли, к-рую в развитии симптомов Ш. ф. играют семейные взаимоотношения.
Психодинамическая теория рассматривает Ш. ф. как тревогу отделения (separation anxiety). Она рассматривается как рез-т чрезмерно зависимых отношений между ребенком и матерью.
Интерпретация причин Ш. ф. с позиций теории научения, в целом, признает роль тревоги отделения, но не придает главенствующего значения неразрешенным проблемам зависимости от матери. В ней подчеркивается роль: а) раннего научения, что разлука с матерью может быть опасной и что дом яв-ся надежным убежищем от страхов перед внешним миром; б) недостаточности вознаграждений, получаемых в условиях школьной среды; и в) актуальных тревожных переживаний, вызываемых школьной ситуацией, к-рые вносят вклад в причины Ш. ф.
Психодинамический подход к лечению подчеркивает необходимость коррекции взаимоотношений между родителем и ребенком в процессе психотерапии. Поведенческий подход, сосредотачивая свои усилия на задаче быстрого возвращения в школу, использует методы поведенческой терапии, такие как систематическая десенсибилизация или процедуры классического или оперантного обусловливания. Прогнозы исхода терапии для большинства детей могут колебаться от полного успеха до перспектив длительного психол. расстройства. Лучший прогноз имеют младшие по возрасту дети. Положительные рез-ты практически всегда дают различные формы краткосрочной психотер., фокусирующейся на задаче быстрого возвращения ребенка в школу.
См. также Альтернативные педагогические системы
Л. В. Парадайз

Школьное обучение (school learning)

На протяжении большей части своей истории преимущественным занятием психологии являлось изучение научения. Большинство исслед. научения проводились в эксперим. лаборатории, где можно было тщательно контролировать его условия, однако научение тж возможно изучать в условиях тех орг-ций, где происходит большая часть научения в "реальной жизни", а именно в школах. Несмотря на невозможность обеспечить в школьной среде такой же строгий контроль за условиями научения как в эксперим. лаборатории, представляется вполне оправданным изучение того, насколько хорошо законы научения и другие психол. принципы работают в отношении Ш. о.
Этот вопрос находится в центре внимания важнейшего раздела психологии, традиционно называемого "педагогическая психология" (educational psychology). В последнее время тж стал употребляться термин "психология обучения" (instructional psychology) для обозначения приложений пед. психологии к реализации обучения на всех уровнях образования. Психология обучения стала тем, что нек-рые называют "образовательными технологиями", подразумевая под ними не только использование компьютеров и др. технических средств, оказывающих помощь обучению, но тж применение достижений поведенческой и когнитивной психологии для определения того, каким образом следует разрабатывать учебные материалы, способствующие оптимизации научения, и каким образом лучше всего организовывать обучение.
На микроуровне такие принципы могут использоваться для решения вопросов о том, как именно следует разрабатывать и предъявлять учебные материалы, какие стратегии учения можно рекомендовать уч-ся, какими различными способами можно вознаграждать или переориентировать ответы уч-ся, каким образом можно помочь уч-ся вырабатывать и запоминать ассоц. (напр., путем использования мнемотехник) и как можно усиливать мотивацию уч-ся.
На макроуровне может рассматриваться целостный процесс Ш. о, без обращения к деталям, относящимся к решению конкретных учебных задач. Ш. о. здесь рассматривается скорее как набор различных видов деятельности, складывающихся из отдельных курсов обучения и др. способов приобретения учебного опыта, длящихся на протяжении мн. месяцев, даже лет. Интересующие вопросы связаны с выяснением того, какие важные психол. переменные влияют на ход научения и на ту степень, в к-рой уч-ся достигает общих целей обучения.
В модели Ш. о. (model of school learning) в качестве решающей переменной всегда рассматривалось время. Если не будет затрачено требуемое время, научение не будет завершено. Степень научения, т. о., яв-ся нек-рой функцией от отношения количества затраченного времени к требуемому времени.
Эта модель далее конкретизирует осн. переменные, предположительно влияющие на степень научения, достигаемую любым отдельно взятым индивидуумом в ситуации обучения. Нек-рые из этих переменных формулируются в терминах времени. Одной из них яв-ся способность индивидуума, к-рая рассматривается с позиций количества времени, к-рое потребовалось бы индивидууму для освоения определенной задачи при наличии оптимальных условий. Др. переменной, выражаемой в терминах времени, яв-ся настойчивость индивидуума, или количество времени, к-рое индивидуум готов потратить на активное решение определенной задачи. В соответствии с этой моделью научение яв-ся не функцией мотивации как таковой, но исключительно функцией времени, в течение к-рого происходит активное научение. Еще одной выражаемой в терминах времени переменной яв-ся возможность учиться - количество времени, к-рое индивидуум может себе позволить (безотносительно к способности или настойчивости) тратить на учение.
Модель включает две дополнительные важные переменные, к-рые не выражаются через время. Одной яв-ся качество обучения (quality of instruction), термин, объединяющий собой все переменные, относящиеся к характеру реализации обучения (его ясность, понятность, организация, последовательность и т. д.) и характеру предоставления уч-ся побудительных стимулов, обратной связи в отношении его прогресса, помощи в целях избежания ошибок и т. д.
Др. переменной, не выражающейся в терминах времени, яв-ся способность уч-ся воспринимать обучение (ability to understand instruction). Предполагается, что эта переменная связана с качеством обучения т. о., что уч-ся с низкой способностью к восприятию обучения будет требоваться больше времени для научения в тех случаях, когда качество обучения оказывается недостаточным для их научения либо в силу плохой реализации или орг-ции обучения, либо в силу предоставления недостаточных побудительных стимулов и руководства. Вместе с тем уч-ся с высокой способностью к восприятию обучения менее страдают от недостаточного качества обучения, поскольку они могут, если можно так выразиться, обучать себя сами. Данная модель как теорет. основа для анализа Ш. о. и объяснения причин недостаточного уровня достижений послужила руководством для разработки практ. программ по улучшению процесса обучения.
См. также Альтернативные педагогические системы, Теория обучения
Дж. Б. Кэрролл

Школьные компании (school gangs)

Термином "компания" (gang) часто обозначают группу лип, объединившихся для реализации к.-л. дурной цели. В действительности же тесные сплоченные дружеские группы представляются естественными для подростков и могут выполнять множество положительных функций.
Формирование дружеских групп, клик или компаний в школьных ситуациях яв-ся выражением фундаментального процесса соц. развития и начинает происходить с возникновением у детей более сложного представления о соц. системах и межличностных отношениях. В течение предподросткового возраста взаимоотношения между сверстниками начинают становиться все более сложными и иерархически организованными. В первые годы отрочества дети начинают все больше осознавать существование различий между группами сверстников, с к-рыми они общаются. Они могут поддерживать особые дружеские отношения, к-рые теперь основываются на таких абстрактных атрибутах, как верность, надежность и интимность. Они тж начинают осознавать дружеские отношения второго порядка, основанные на связи со специфической, самоопределяющейся группой.
Эти самоопределяющиеся группы сверстников зачастую организуются вокруг осн. занятия или общей цели. Независимо от характера изначальной цели или задачи, к-рая объединяет отдельных подростков, в процессе взаимодействия друг с другом они начинают вырабатывать общую систему аттитюдов, ценностей и согласованных норм. Члены групп могут одеваться, действовать или вести себя определенными способами, к-рые отличают их от др. групп.
Эти группы сверстников, или компании, играют важную роль в формировании аттитюдов и Я-концепций подростков, в особенности в сфере соц. отношений. Такое влияние сверстников может, в частности, выполнять важную функцию содействия соц. развитию в области половой социализации и межличностных отношений. В отдельных случаях эти группы сверстников могут оказывать негативное влияние на своих членов, напр. когда группа вырабатывает ценности или аттитюды, находящиеся в противоречии с теми правовыми ценностями, к-рые сформированы более широким об-вом.
См. также Развитие в подростковом и юношеском возрасте, Влияние сверстников
К. Л. Бирман

Школьные психологи (school psychologists)

Задачи психол. оценки, консультирования и вмешательства в системе школьного образования преимущественно ложатся на плечи Ш. п. В более чем 40 штатах существуют специальные критерии для получения сертификата Ш. п.; в большинстве из них, помимо соответствующего курса обучения, требуется прохождение стажировки под руководством квалифицированного специалиста. Большинство Ш. п. имеют сертификаты преподавателей и прошли курсы повышения квалификации после 1 или более лет стажа преподавательской работы.
На 1982 г. в Соединенных Штатах имелось от 20 тыс. до 23 тыс. сертифицированных Ш. п., инструкторов Ш. п. при ун-тах (university-affiliated trainers of school psychologists) и студентов. Большинство Ш. п. работают в системе гос. школьного образования, однако нек-рые могут также работать в системе гос. здравоохранения, частных школах или заниматься частной практикой.
Осн. роль Ш. п. заключается в выявлении обстоятельств, препятствующих успешному обучению направляемых к ним на обследование детей, и оказание школьной системе помощи в разраб. для них соответствующих учеб. планов. Реализация этой роли требует от Ш. п. знаний в области теорий научения, психометрической оценки, детского развития и системы семейных отношений, а тж функционального понимания анализа урока, орг-ции школы и учеб. плана.
Помимо индивидуальных обследований уч-ся Ш. п. может выполнять широкий круг др. задач, в зависимости от приоритетов школьной системы, а тж специализации и уровня квалификации самого психолога. В психол. услуги может тж входить груп. оценка школьников, координирование работы с агентствами (обслуживающими детей) местной общины, консультирование и психотерапия, координирование действий персонала школы, консультирование по профилактике психич. здоровья при составлении программ для одаренных детей, участие в работе комиссий по разраб. учеб. планов, исслед., проведение семинаров и тренингов для персонала школы, сбор и анализ школьных нормативных данных и множество др. функций. Поскольку Ш. п., как правило, имеют высокий уровень квалификации в области детского развития, проведения исслед. и индивидуальной оценки в системах общественного образования, консультирование в этих областях зачастую становится их важной профессиональной обязанностью.
Реализация требований публичного закона 94-142 (Public Law 94-142) привела к увеличению количества времени, затрачиваемого на контроль качества обучения и пед. оценку. После его принятия у большинства Ш. п. осталось меньше времени на реализацию профилактики психич. здоровья и др. консультационных функций. Несмотря на существование этих факторов, сужающих ролевое функционирование Ш. п., произошло расширение специализации в рамках этой области за счет включения в нее областей дошкольного образования, психологии профессиональных школ, психологии городских и сельских школ, а также психоневрологической оценки в применении к детям школьного возраста.
А. Томас


_Э_

Эволюция (evolution)

По общему предположению, причиной разнообразия биолог. видов, населяющих нашу планету, яв-ся Э. Видоизменения живых организмов, имевшие место на протяжении миллионов лет, по-видимому, происходили и происходят благодаря а) генетической изменчивости в популяции и б) сохранения и передачи благоприятных для выживания изменений с помощью механизма естественного отбора.
Прирост генетической изменчивости может происходить вследствие мутаций, но чаще его источником становится рекомбинация генов в процессе полового размножения. Согласно учению Чарльза Дарвина, естественный отбор взаимодействует с генетической изменчивостью таким образом, что наиболее приспособленные члены популяции (производящие наиболее жизнеспособное потомство) вносят наибольший вклад в генофонд последующих поколений. Случай управляет мутациями и рекомбинацией генов в популяции, а успех в борьбе за выживание обеспечивает сохранение генетических изменений в времени.
Э. служит причиной видообразования - происхождения новых видов, - когда две или более популяции одного вида изолируются в отдельных ареалах обитания. Различные условия развития приводят к тому, что однажды эти популяции становятся разными видами. Адаптация происходит в тех случаях, когда среда остается относительно постоянной, и вид в целом, благодаря естественному отбору, лучше приспосабливается к условиям обитания. Посредством естественного отбора эволюционируют как анатомические структуры, так и формы поведения. В эволюционном смысле, поведение может быть как адаптивным, так и дезадаптивным. Значительная часть совр. исслед. в области сравнительной психологии, популяционной экологии и этологии посвящена изучению адаптивного значения или происхождения определенных моделей поведения.
Есть некоторые основания предполагать, что изменение видов в процессе Э. не всегда носит медленный, постепенный и непрерывный характер. В реконструируемой по ископаемым Э. Homo sapiens необязательно должны быть какими-то "потерянными звеньями", равно как и все возможности животного необязательно должны быть продиктованы эволюционной полезностью. Многие изменения могут оказаться случайно сцепленными с действительно адаптивными изменениями.
М. Р. Денни

Эдипов комплекс (oedipus complex)

Э. к. - фундаментальное понятие психоаналитической теории личности, разраб. Фрейдом. Происхождение термина связано с именем древнегреческого мифологического персонажа, который - не ведая что творит, - убил своего отца и женился на своей матери.
Мужчины. Э. к. у мальчика состоит из парного набора аттитюдов к обоим родителям: а) сильная любовь и сильное желание, испытываемые мальчиком по отношению матери, сочетается у него с сильной ревностью и гневом, испытываемым по отношению к отцу (этот набор аттитюдов обычно сильнее следующего); б) сильная привязанность к отцу в сочетании с ревностью к матери. Этот набор аттитюдов возникает вследствие врожденной бисексуальности чел. (в силу чего мальчик ведет себя иногда как девочка) и может, в случае необычайно сильной конституциональной склонности к феминности, стать господствующим.
Вполне возможно, что Э. к. - это самое сильное эмоциональное переживание в жизни чел., ибо он включает все характеристики подлинной любовной связи: взрывы страсти, приступы ревности и нестерпимое томление. Отец становится соперником, к-рого нужно уничтожить, чтобы сын мог наслаждался безраздельным обладанием матерью.
В конечном счете, однако, Э. к. ведет к тяжелым конфликтам. Мальчик боится, что его запретные желания будут стоить ему любви и защиты со стороны отца, что Фрейд считал сильнейшей потребностью ребенка. Мальчик приходит к мысли, что девочки первоначально обладали половым членом, к-рого были лишены в наказание, и боится, что всемогущий - в его глазах - отец накажет его таким же образом, если он будет продолжать испытывать эдиповские желания. В конце концов, мальчик отказывается от осознаваемых эдиповских стремлений, чтобы ослабить сильную тревогу кастрации. В возрасте 5-6 лет он углубляет свою идентификацию с отцом. Формируется также внутренний запрет делать какие-то вещи, к-рые делает отец (напр., пользоваться какими-то привилегиями в отношениях с матерью). Эти идентификации и запреты становятся компонентом структуры личности, к-рый Фрейд обозначил как Сверх-Я.
Женщины. Девочки, как и мальчики, демонстрируют в раннем детстве сильную привязанность к матери. Однако, в возрасте 2-3 лет обнаружение у себя отсутствия полового члена вызывает сильное чувство неполноценности и ревности (зависть к пенису). Девочка реагирует усилением завистливой привязанности к отцу, обладающему желанным органом, и возмущенной обидой на мать, имеющей тот же очевидный дефект, которая позволила ей родиться в том же состоянии и теперь начинает выглядеть соперницей, претендующей на любовь отца. Поскольку девочка тж бисексуальна от рождения и имеет парный набор аттитюдов (любви и ревности) к обоим родителям, ее комплекс (иногда называемый комплексом Электры) обычно принимает форму желания, испытываемого к отцу, и враждебности по отношению к матери.
Девочка в конечном счете пытается компенсировать свой предполагаемый физ. дефект желанием завести ребенка от своего отца, предпочтительно мальчика, к-рый будет обладать долгожданным половым членом. Поскольку девочка не испытывает тревогу, связанную с непосредственной угрозой кастрации, она остается во власти Эдипова комплекса дольше, чем мальчик, а ее Сверх-Я, формирующееся в результате менее травматичного разрешения Эдипова комплекса, оказывается более слабым. Поэтому девочка испытывает большие трудности в сублимации запретных побуждений и имеет большие шансы невротизации.

<<

стр. 15
(всего 20)

СОДЕРЖАНИЕ

>>