<<

стр. 16
(всего 20)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

Тогда как Фрейд считал Э. к. фундаментальным открытием, такого мнения сейчас мало кто придерживается за пределами круга ортодоксальных психоаналитиков. В особенности взгляды Фрейда об относительной неполноценности женщин оказались решительно отвергнутыми большинством психологов. Семья Фрейда состояла из красивой, снисходительной матери и холодного, справедливого отца; этот детский опыт мог оказать очевидное влияние на его воззрения.
См. также Психоанализ
Р. Б. Юэн

Эйдетическая психотерапия (eidetic psychotherapy)

Для Асена личность представляет собой библиотеку эйдетических образов, каждый из к-рых обладает визуальным ядром с соматическими и смысловыми компонентами. В силу наличия как врожденных, так и приобретенных эйдетических образов, нормальное развитие яв-ся продуктом взаимодействия обоих типов образов. Эйдетический образ, сформировавшийся в ходе развития, включает в себя не только визуальное ядро, но также и реакции индивидуума на первоначальный чувственный опыт. Личность видится не как рациональное, организованное целое, но скорее как сонм эйдетических образов - продуктов прошлого опыта и наследственности, благодаря части к-рых чел. воспринимает себя глазами родителей, других родственников и даже животных, с к-рыми он связан.
Асен и его сотрудники рассматривают симптом как продукт искаженных эйдетических образов. Цель терапии - привести к переоценке искажений посредством эйдетического анализа. Такой анализ может происходить в ходе систематического воспроизведения биографически значимых образов пациента или при их спонтанном развертывании в процессе беседы.
См. также Представления, Новаторские психотерапии
В. Рейми

Экзистенциализм (existentialism)

Родоначальником совр. философии считается Рене Декарт, к-рый, пытаясь найти абсолютную начальную точку всякого знания, описал сознание как зону очевидности (indubitability), совершенно отсутствующую у материи, и тем самым разделил человека на две обособленные части: разум (сознание) - предмет философии, и тело (материя) - предмет наук. Дальнейшее развитие эта идея нашла в трудах Иммануила Канта, к-рый провел непроходимую границу между познаваемыми и непознаваемыми ноуменами (объектами разума), отдавая приоритет первым, и объяснил, почему сознание (consciousness) и его априорные категории яв-ся необходимыми условиями возможности приобретения любого знания. Гегель пошел дальше своих предшественников и создал систему, осн. на универсальном разуме, в к-рой решающая роль принадлежит абсолютной идее, а конкретному чел. отводится незначительная роль. Схоластическая философия, в той степени, в какой она еще сохраняла жизнеспособность, была исключительно интеллектуалистичной и становилась все более рафинированной. Т. о., к тому времени, когда появился Э., философия была систематической, интеллектуалистичной, абсолютистской, безличной, формальной, абстрактной и объективной.
Кьеркегор полагал, что такая философия упускает из виду самые важные вопросы. Вместо создания очередной системы, он заявил, что истина заключена в челов. существе. Он отстаивал приоритет индивидуумов перед системами и делал упор на процесс становления, а не на статичном проникновении в сущность бытия. Он считал свободу индивидуума более важной, нежели филос. необходимость, и у него хватило смелости для того, чтобы усомниться в верховенстве рациональности в челов. поступках.
Кьеркегор был прежде всего религиозным мыслителем, а в философию те же самые темы ввел Хайдеггер, объединив прозрения Кьеркегора с некоторыми аспектами феноменологического метода Гуссерля; в результате возникла настоящая экзистенциальная философия, дающая реальный анализ важных филос. проблем. Хотя подлинный Э. - сохраняя верность истокам - исключительно антисистематичен и представляет конкретный анализ тем на основе дневников, записных книжек, драматургии и художественной литературы, др. направление Э. тяготеет к несколько большей систематичности благодаря влиянию феноменологии, к-рая снабдила его методом обобщения конкретного опыта без его формализации и создала возможность научного изучения конкретного опыта.
Э. оказал влияние на психиатрию и психологию благодаря своей способности постигать конкретный опыт. Проникновение Э. в психиатрию связано с именами Бинсвангера и Босса: оба имели психоаналитическую подготовку и находились под влиянием идей Хайдеггера.
Через психиатрию Э. проник и в психологию - преимущественно благодаря усилиям Ролло Мэя. В представлении экзистенциалистов, люди испытывают тревогу, страдают от сознания бессмысленности своего существования, от недостатка заботы о них, от одиночества и страха смерти. Что же касается академической психологии, то ее больше интересовали точные оценки и измерения, а также усовершенствование методов изучения проблем, лежащих преимущественно за пределами челов. опыта. Это и послужило основой для объединения психологов-экзистенциалистов как с психологами-гуманистами, так и с некоторыми психологами, ориентированными на феноменологию, для создания "третьей силы в психологии" - альтернативы для тех исследователей, к-рым было тесно как в рамках бихевиоризма, так и в рамках психоанализа.
Т. о., главной программой экзистенциальной психологии стало придание жизненному опыту со всеми его сложностями и во всех его конкретных проявлениях статуса легитимного предмета изучения психологии. Для большинства экзистенциальных психологов соответствие требованиям, предъявляемым к ним реальными проблемами индивидуумов и об-ва, гораздо важнее формальных критериев науки. Для экзистенциальных психологов важны поиски индивидуумом моральных ценностей, вопросы самоактуализации и препятствия на ее пути, развитие личной свободы, уверенность чел. в добром отношении окружающих и его собственная забота о них, понимание индивидуумом высшего смысла жизни и сто способность справляться со стрессами и тяготами повседневной жизни в гармонизирующей манере. В конечном счете, экзистенциалисты полагают, что более адекватное понимание этих проблем возможно в контексте философии, считающей челов. существа незавершенными, при безусловном понимании того, что люди должны пользоваться теми преимуществами, к-рые дает им эта незавершенность, и свободно самоактуализироваться во благо себе и другим.
См. также Гуманистическая психология, Свобода воли, Феноменологический метод
А. Джорджи

Экзистенциальная психология (existential psychology)

Несмотря на то, что Э. п. обычно относят к гуманистической традиции, она обладает выраженными отличительными чертами, позволяющими ей объявить о своей независимости. Гуманистические подходы отбирают качества функционирования, к-рые выглядят положительными, так сказать, по их нарицательной стоимости, и используют их для понимания достижения совершенства в жизни через постоянное углубление сознания и развитие. Э. п. также содержит уникальные элементы, к-рые можно уяснить при более тонкой классиф. моделей актуализации и достижения совершенства (actualization and perfection fulfillment models).
Теории актуализации исходят из того, что если в процессе взаимодействия со значимыми др. чел. систематически получает безусловное положительное вознаграждение, то заложенные в нем от рождения потенциалы будут выражаться в его поведении, под действием врожденных тенденций к актуализации. Актуализация врожденных потенциалов ведет к развитию на протяжении всей жизни, формированию индивидуальности и достижению совершенства и - при наличии поддержки и одобрения со стороны окружающих - представляет собой автоматический, телеологический и относительно легкий процесс. Развитие чел. прекращается или направляется по ложному пути только тогда, когда поддержка людей, с к-рыми он считается, может быть скорее признана обусловленной их собственными (эгоистичными) интересами, нежели безусловной и бескорыстной.
В противоположность этому, теории достижения совершенства (парадигматическим образцом к-рых и яв-ся Э. п.) делают допущения, отдаляющие их от теорий актуализации. Не вдаваясь в подробности, можно сказать, что, согласно теориям достижения совершенства, чел. развивается в течение всей своей жизни независимо от того, получает ли он от окружающих безусловную поддержку или нет. Для экзистенциалистов развитие определяется скорее личным решением чел., нежели дарованными ему природой потенциалами. Хотя экзистенциалисты и соглашаются с тем, что важны и глубокий ум, и сформированная индивидуальность, их понимание процессов, благодаря к-рым достигается и то, и другое, отличается от понимания этих процессов сторонниками теорий актуализации.
Э. п. исходит из того, что склонность чел. символически осмыслять, воображать и оценивать непрерывный поток своего соц., биолог. и физ. опыта яв-ся врожденной, чисто челов. способностью. Использование этой когнитивной способности придает опыту индивидуализированный (субъективный) смысл и углубляет осознание того, что характер и направление жизни складываются из многочисленных решений, принимаемых индивидуумом. Каждое решение приводит в будущем либо к новому опыту, либо к повторению того же опыта, к-рый уже был у чел. в прошлом. Э. п. не акцентирует ничего настолько телеологически специфического и директивного, как врожденные потенциалы. Для экзистенциалистов, каким бы ни было последовательное движение и развитие, которое имеет место у конкретных людей, оно строится на текущей основе, пополняемой их отдельными решениями.
С т. зр. Э. п., в процессе развития предпочтительнее выбирать будущее, а не прошлое, поскольку приобретение нового опыта может привести - через стимуляцию символизации, воображения и оценки - к более глубокому пониманию смысла, чем простое повторение того, что уже знакомо. Однако обдумывание или реальный выбор будущего в точке принятия решения обычно несет с собой онтологическую тревогу (страх неопределенности) по поводу того, что именно принесет это будущее. Альтернативный выбор, т. е. выбор в пользу прошлого, тоже эмоционально болезнен, поскольку приносит с собой онтологическое чувство вины по поводу упущенной возможности приобрести новый опыт. Людям, привыкающим делать выбор в пользу прошлого, приходится бороться с накоплением онтологической вины, приобретающим форму отчаяния, вызванного бессмысленностью происходящего. Сказанное выше подтверждает, что взгляд экзистенциальных психологов на развитие отличается от взгляда сторонников теории актуализации: по мнению экзистенциальных психологов, развитие - в силу его природы - весьма трудный и болезненный процесс.
Что же касается вопроса о конкретных стадиях развития, ведущего к усваиваемым стилям жизни, то Э. п. отвечает на него несколько туманно. Однако она проводит четкую границу между ранним и дальнейшим (более поздним) развитием. Осн. задача раннего развития ребенка - научиться воспринимать самого себя как выносливого и смелого чел. Чтобы облегчить ребенку подобное научение, родители и значимые другие - в идеале - должны принять его самовыражение и создать обстановку, к-рая предлагала бы ребенку разнообразие, поддержку и возможности прикладывать усилия для достижения успеха, а также определенные ограничения. В подобной обстановке ребенок научится воспринимать себя как личность, способную держать слово, контролировать себя, и готовую принять вызов, что приведет к развитию смелости. Дальнейшее развитие - более самостоятельное, поскольку подростки, постепенно отдаляясь от родителей, начинает больше полагаться на собственные решения и интерпретацию их последствий. Они проходят стадии эстетизма и идеализма, когда освобождаются от родительской опеки и отстаивают ценности, к-рые должны определить их собственную жизнь. Наученные не бояться трудностей, они, скорее всего, способны извлекать уроки из своих неудач, а это составляет основу идеала дальнейшего развития. Познав пределы эстетизма и идеализма, такие люди входят в пору зрелости, или время аутентичного стиля жизни.
Индивидуумы, живущие аутентичной (подлинной) жизнью, проявляют свои сугубо личные, неповторимые качества в своих определениях а) себя как людей, к-рые способны - через принятие решений и интерпретацию их последствий - влиять на собственный соц. и биолог. опыт, и б) об-ва как создаваемого поступками отдельных людей и, следовательно, поддающегося изменению усилиями этих людей. Аутентичный стиль жизнь характеризуется гармонией (unity) и новаторством. Биолог. и соц. опыт людей, чья жизнь аутентична, отмечены утонченностью, вкусом, интимностью и любовью. Мужество помогает им воспринимать сомнения как неизбежных "спутников" выработки собственного мнения, и они не позволяют сомнениям влиять на принятие ими тех или иных решений. Хотя аутентичные люди могут заблуждаться на свой счет, им - благодаря пристальному вниманию к себе и общей рефлексивности - свойственна тенденция к быстрому исправлению положения. Поэтому-то у них и не накапливается онтологическая вина за упущенные возможности или по поводу кажущейся собственной поверхностности.
Напротив, молодые люди, раннее развитие к-рых прошло в условиях, далеких от идеальных, никогда не обретают смелости и, в буквальном смысле, остаются зависимыми и аморфными до конца своих дней. Принимая решения, они не способны полагаться на собственные силы и не могут использовать свои когнитивные способности для формирования аутентичности на основании собственного жизненного опыта. Сказанное прежде всего относится к их неумению учиться на ошибках; такие люди спешат откреститься от них, вместо того чтобы понять, что же они сделали не так. Вместо того чтобы вступить в подлинный период позднего развития, они копируют поведение окружающих их людей, проявляя конформистский, незрелый стиль жизни.
Люди с конформистским стилем жизни определяют себя исключительно как исполнителей соц. ролей. Выражение символизации, воображения и оценки у них заторможено, что приводит к стереотипному, фрагментарному функционированию. Их биолог. и соц. опыт далек от утонченности и скорее похож на договорные отношения, чем на отношения, основанные на чувствах. Накопление онтологической вины, являющееся результатом того, что конформисты отдают предпочтение прошлому, а не будущему, приводит к возникновению у них чувства неуверенности и собственной никчемности. В их мировоззрении преобладают материализм и прагматизм.
В Э. п. немного систематических исслед. Большинство экзистенциальных психологов - психотерапевты, к-рые пропагандируют свои идеи, опираясь на конкретные эпизоды из собственной практики. История болезни Эллен Вест, описанная Бинсвангером, и мн. случаи из практики Босса (1963) иллюстрируют экзистенциальный подход к пониманию челов. поведения.
Известны и др. исслед., к-рые хоть и предпринимались без оглядки на экзистенциальные теории, тем не менее могут рассматриваться как принципиальное эксперим. подтверждение их состоятельности. Напр., Тайлер обобщила результаты, полученные многими авторами, изучавшими личность. Она выявила немало доказательств существования когнитивной структуры обработки вероятностной информ. (possibility-processing cognitive structure) у тех людей, для к-рых выбор - признак творческой жизни и возможность проявить собственную индивидуальность. Тж релевантны и многочисленные исслед. внутреннего и внешнего локуса контроля, начало к-рым было положено работами Роттера, Симена и Ливеранта. Функционирование на основе внутренней ориентации приводит к индивидуалистическому поведению, а внешняя ориентация ведет к конформности. Накопление данных, полученных с помощью шкалы соц. желательности, тж можно рассматривать как принципиальное эмпирическое подтверждение справедливости экзистенциального подхода. Картина, к-рая при этом вырисовывается, позволяет предположить, что чем выше оценка по этой шкале, тем красноречивее поведение и самовосприятие чел. свидетельствуют о его заинтересованности в том, чтобы быть внимательным, последовательным и компетентным; те же, чей интерес поверхностен, демонстрируют отсутствие заботы об окружающих и принципиальное нежелание знать правду о себе. Мн. результаты этих исслед. подтверждают справедливость экзистенциальной трактовки конформистского стиля жизни.
Э. п. возникла как последовательный, целостный подход к пониманию челов. поведения и к влиянию на него. Мн. ее идеи, касающиеся образования, методов лечения и проведения исслед., оказывают разностороннее влияние на психологов.
См. также Аналитическая психология, Бихевиоризм, Гормическая психология, Конформная личность, Полемика о роли природы и воспитания в развитии, Свобода воли, Теоретическая психология, Экзистенциализм
С. Мадди

Экзистенциальная психотерапия (existential psychotherapy)

Ролло Мэй, один из главных ее представителей, утверждал, что Э. п. не представляет собой "школу". Она скорее характеризуется "определенной позицией по отношению к людям вообще и системой исходных допущений о роде человеческом". Вкратце, эта позиция заключается в принятии в качестве реального, значимого и легитимного бытия-в-мире-клиента - того уникального способа, каким клиент воспринимает себя и мир и задает направление своей жизни.
Э. п., т. о., классифицируется как "третья сила" или гуманистически ориентированная психотерапия, хотя ранее она обозначалось как "экзистенциальный психоанализ", да и сейчас ее нередко называют "экзистенциальным анализом".
Осн. на трудах таких философов как Кьеркегор, Гуссерль, Хайдеггер и Сартр, теорет. концепции и описания отдельных случаев зачастую сформулированы у экзистенциальных психотерапевтов на понятном только им самим языке. Так, они могут говорить, что бытие-в-мире имеет три различные формы: Umwelt, Mitwelt и Eigenwelt. Umwelt относится к осн. на биологии чел. формам поведения (сон, еда, экскреция, копуляция), имеющим целью выживание и удовлетворение инстинктивных потребностей. Mitwelt - к межличностным отношениям, в к-рых происходит "со-бытие" (sharing) или "встреча" (encounter) и, как результат этого, предотвращаются или смягчаются чувства одиночества или обособленности и обогащается жизнь. Eigenwelt относится к формам поведения, как самоанализ, самооценивание и самоопределение, предпринимаемым ради того, чтобы наполнить жизнь чел. смыслом. Анализ любого поведения выявляет поистине уникальные отношения чел. к биолог. природе, соц. окружению и самосознанию.
С т. зр. экзистенциалистов, в биолог., культурных и ист. рамках мы вольны сделать из себя что захотим, решать кто мы и кем нам стать.
Свобода, т. о., предполагает тяжелую - и потенциально пугающую - ответственность: формирование своей собственной судьбы. Но это становится проблемой лишь в том случае, если чел. осознает эту свободу. В примитивных и первобытных об-вах устойчивость культурных традиций обеспечивала преформированный "смысл жизни", скрывавший степень потенциальной индивидуальной свободы. Но в эпоху совр. индустриализации, урбанизма, секуляризации и научного прогресса старые взгляды на сущностную природу чел. стали подвергаться сомнению и часто не выдерживали испытания критическим разумом. Поэтому, в силу разных исторически обусловленных причин, совр. чел. (в особенности это проявилось в XX веке) может остро чувствовать бессмысленность жизни и недостаток межличностных уз, связывавших людей в недалеком прошлом. (Используя ранее приведенную терминологию, можно сказать, что утраченными оказываются Eigenwelt и Mitwelt, а жить лишь в одном Umwelt - явно недостаточно.) Э. п. яв-ся ответом тем людям, к-рые испытывают одиночество, тревогу, деперсонализацию и отчуждение.
Для актуальной практики Э. п. специальный жаргон не характерен, хотя он и используется иногда в описаниях процедуры. Исходной и постоянной задачей психотерапевта яв-ся феноменологическая: как можно более полно понять реальность клиента - как он воспринимает себя, др. людей и мир природы, и, следовательно, какой смысл имеет для него эта жизнь (даже если этот смысл им не сознается). Это понимание предполагает высокий уровень эмпатии. Психотерапевт должен "заключить в скобки" или забыть на время о своих ценностях, перцептивных паттернах и т. п., чтобы как можно свободнее и глубже войти в мир другого.
Этому процессу способствуют некоторые сознательные (хотя, в действительности, автоматизированные) исходные предпосылки. Клиенты достойны уважения. У каждого есть "прожитая реальность", отличная от таковой у любого др. человека. Поведение клиента, включая так называемые невротические или психотические паттерны, представляет собой попытки успешно совладать с окружающим миром, как он воспринимается субъектом (иногда, это просто попытки снизить уровень тревоги). Клиент несет ответственность за свое поведение. Взаимодействие психотерапевта и клиента обеспечивает почву для понимания терапевтом клиента, для самопонимания и самопринятия клиента и для появления у исто новых вариантов выбора. Пространственно-временной фокус в терапии устанавливается на переживании "здесь и сейчас", а не на прошлом.
Благодаря ощущаемому пониманию и доверию, обеспечиваемым в терапевтических отношениях, и благодаря интенсивному исслед. текущих чувств, мыслей и влечений, клиент приходит к пониманию смысла, к-рый он вкладывал в свою жизнь до настоящего момента. Ему также становится легче распознать и обдумать без страха свои потенциальные возможности обогащения существования в том, что касается биолог. процессов, межличностных отношений и отношений с самим собой. В идеальном случае, клиент обнаруживает готовность подвергнуть себя необходимому риску, чтобы реализовать этот потенциал, и тем самым открывает или создает для себя более осмысленную жизнь.
Э. п. имеет много общего с др. гуманистическими и ориентированными на настоящий момент видами терапии, к-рые, вероятно, в долгу перед ней. Многие принципы Э. п. стали сейчас составной частью др. вариантов гуманистической терапии, причем вклад этот пока не получил должного признания.
Э. п. подвергалась и критике - утверждалось, что она слишком неоднородна, чтобы представлять собой целостную теорию; что ее терминология трудна для понимания или эзотерична, а ее эффективность не подтверждена эмпирическими методами. Кроме того, отмечалось, что для психотерапии имеют значение не только феноменологические данные. Приверженность феноменологическому материалу может обусловливать большее ограничение в понимании "прожитого существования" др. чел., чем это признают теоретики экзистенциального направления в психотер.
См. также Философская психотерапия, Экзистенциализм
Ф. Хансен

Экзорцизм (exorcism)

Э. (заклинание бесов) - это обряд, формализованный римско-католической церковью в XVII в., проводившийся над чел., проявляющим признаки одержимости бесами. Этот обряд, описанный в Ritual romanum в 1614 г. и все еще признаваемый в качестве официальной процедуры, был нацелен на дьявола или "злого духа", предположительно поселившегося в теле одержимого. В ист. плане одержимость бесами - одно из наиболее привлекательных и волнующих объяснений расстройств поведения - в Ветхом завете упоминалась лишь однажды. Однако одержимость нередко упоминается в Новом завете. Четыре успешных случая заклинания бесов были продемонстрированы Христом. Т. Остеррейх в классической книге "Одержимость и экзорцизм" (Possession and exorcism) утверждает, что объяснения, осн. на идее одержимости бесами, были распространены во мн. странах мира в различные времена на всем протяжении истории.
Признаки одержимости бесами могут включать такие проявления, как отвратительное зловоние, плотно сжатые губы, неспособность молиться, странное содержимое рвотной массы, вращение глазами, демонстрацию сил, выходящих за пределы физ. возможностей чел., выкрикивание непристойностей, изменения личности, пророчествования, конвульсии и употребление или понимание чужого языка. Подавляющее большинство среди признанных одержимыми составляли женщины.
В период раннего христианства умение заклинать бесов считалось особым даром. Позднее, в середине III в., церковь ввела официальную должность экзорциста (заклинателя). Экзорцистом обычно было духовное лицо низшего ранга. Э. состоял из двух частей: сначала экзорцист укреплял себя молитвами; затем бес - часто упоминаемый экзорцистом - подвергался оскорбительным нападкам и ему приказывалось покинуть тело одержимого. Считалось, что выздоровление наступает с обретением чел. своего прежнего состояния, свойственного ему до одержимости. Совр. римско-католическая вера проводит различие между большим и малым Э., в зависимости от степени демонстрируемой одержимости. Краткий экзорцистский обряд часто включается в обряд крещения римско-католической церкви.
См. также Псевдопсихология, Религия и психология
Ч. Фишер

Эклектизм (eclecticism)

Слово "Э." - в общепринятом употреблении - относится к отбору самого лучшего из множества разнородных источников, а иногда еще и к попытке примирить противоречия между этими источниками. В психологии этот термин наиболее часто использовался для обозначения теорет. ориентации: эклектической наз. такая позиция, к-рая либо вовсе игнорирует, либо сводит к минимуму различия между теориями, признавая в каждой из них то, что представляется наиболее привлекательным.
В психологии чаще др. эклектичной системой взглядов наз. функционализм. Его нередко критиковали за отсутствие должного внимания к тому, чем одна теория принципиально отличается от др., причем эта критика носила скорее содержательный, нежели методологический характер. Альтернативная интерпретация термина "Э." заключается в подчеркивании метатеоретического Э. Эта форма Э. проявляется в выборе лучших методов из различных источников.
Следующим логическим шагом яв-ся распространение подобного эклектичного подхода на междисциплинарные проблемы. Эту форму Э. вполне можно рассматривать как важную предпосылку научного прогресса, причем прежде всего потому, что она способствует заполнению "белых пятен" между научными дисциплинами. Даже в пределах одной такой дисциплины как психология, методологический Э. заслуживает защиты, ибо лишь немногие из ее принципов настолько надежно обоснованы (если таковые вообще существуют), что не вызывают никаких сомнений.
Функционалистский ответ на упрек в Э. традиционно исходит как из потребности в широком охвате изучаемых проблем и методов исслед., так и из толерантности к различным теориям. Кроме того, просто невозможно обеспечить адекватную эмпирическую базу для дальнейшего теорет. развития без воплощения в эксперим. планах не согласующихся друг с другом теорет. позиций.
Существенно то, что Э. - явление временное, но имеющее тенденцию к рецидивам. Как правило, он представляет собой промежуточную стадию развития любой новой и набирающей силу науки. Поэтому, хотя известная доля Э. на ранних этапах развития новой науки или к.-л. новой научной отрасли м. б. не только желательна, но даже необходима, он постепенно идет на убыль и заявляет о себе вновь тогда, когда появляются новые направления теорет. и практ. исслед.
См. также Функционализм, Философия науки
М. Маркс

Эклектическая психотерапия (eclectic psychotherapy)

Исслед. деятельности совр. психотерапевтов показали, что большинство из них имеет тенденцию к эклектичности используемых теорий и методик, а не к идентификации с какой-то одной школой или направлением. Эта тенденция представляет собой отход от ситуации, характерной для 1940-1950-х гг., когда большинство психотерапевтов идентифицировало себя с ранними психоаналитическими или антипсихоаналитическими подходами. Существует огромное число психотерапевтов, считающих себя "эклектиками", начиная от прагматических эклектиков, просто использующих все, что работает, и заканчивая систематическими эклектиками, стремящимися установить принципы и методы, общие для всех эффективных методов терапии.
М. Голдфрид попросил ведущих представителей различных направлений (гуманистически-экзистенциального, аналитического и поведенческого) подробно ответить на два важных клинических вопроса: "Какова роль нового опыта в содействии изменению?" и "Каким, с вашей т. зр., должно быть "отношение терапевт-клиент", чтобы оно облегчало этот процесс изменения?" Он обнаружил выраженное совпадение ответов по неск. аспектам.
1. Важность нового опыта.
2. Значение терапевтического взаимодействия.
3. Акцент на заботливом, доверительном отношении терапевта к клиенту, осн. на уверенности в своих силах.
Голдфрид полагает, что общие для всех психотерапевтических подходов принципы м. б. обнаружены в стратегиях или принципах динамики всех уровней, начиная от высшего уровня абстрагирования (философия каждой терапии) до самого низшего (конкретные технические приемы каждой терапии). Голдфрид считает, что эти стратегии функционируют в качестве "клинических эвристик, к-рые имплицитно руководят нашими усилиями в ходе терапии". Задача систематической Э. п. может быть описана как превращение имплицитного в эксплицитное.
Систематическая эклектическая терапия Фредерика Торна. Одним из первых усилия по формулированию совр. системы эклектицизма предпринял Ф. Торн, к-рый посвятил всю свою деятельность разраб., описанию и распространению эклектического подхода к психотер. и консультированию. Он полагал, что образцом для психотер. должна быть клиническая медицина и что "терапия должна быть привязана к диагнозу, с ясным формулированием показаний и противопоказаний к использованию всевозможных методов".
"Ведение больного" было для Торна более широким термином, чем "терапия". Он определял "ведение психол. пациента" как "родовой термин для обозначения всех операций, проводимых компетентным персоналом, имеющим психол. подготовку, с целью помочь клиентам улучшить свою жизнь". Торн понимал, что психотер. - это лишь один из неск. выборов, к-рые м. б. использованы врачами.
Хотя Торн весьма высоко ставил мед. модель, он расширил ее далеко за границы объективистских форм, к-рые она иногда принимает в приложении к психологии. Торн утверждал, что личностный рост должен быть целью всех людей и что психологи должны развивать навыки и теории, способствующие психол. здоровью. Он предложил очень широкое видение психол. здоровья, к-рое "зависит от того, в какой степени чел. преуспел в актуализации своего потенциала, чтобы научиться справляться со всеми стандартными жизненными ситуациями, жить активно и творчески и хорошо выполнять большое количество ролей".
Историческая основа систематического эклектицизма. Харт утверждает, что первичным источником систематической Э. п. был У. Джемс. Джемс занимает особое положение в истории психологии благодаря своей теории сознания, уделяющей внимание подсознательным процессам. В рамках формулировок Джемса психотер. становится практ. поиском условий, вызывающих индивидуальные изменения в сознательном функционировании.
Функциональная Э. п. обеспечивает теорет. связь между поведенческим, гуманистически-экзистенциальным и психоаналитическим подходами к терапии. Харт выделяет 7 аспектов, общих для всех представителей функционального эклектицизма.
1. В центре внимания клинициста находится актуальный момент, причем особое значение придается пробелам в сознании.
2. Чувства считаются сознательными регуляторами поведения; регуляция достигается путем выражения чувств, а не одного только инсайта относительно эмоций.
3. Я-концепция и связанные с ней Я-образы всегда тщательно изучаются.
4. Произвольные выборы, планы действия, филос. и моральные соображения включаются в сферу терапии.
5. Модели роста и здоровья придается, по крайней мере, не меньшее значение, чем моделям психопатологии.
6. Сознательные, подсознательные и бессознательные процессы рассматриваются, но именно в таком порядке.
7. Предпочтение отдается прагматической установке на приемы терапии и использованию значительного разнообразия методик и стратегий.
Примеры эклектических подходов. Программа тренинга соц. навыков, к-рую разраб. в госпитале Ливермор П. Трауэр, Б. Брайант и М. Аргайл, объединяет идеи и методы психодрамы, соц. психологии, теории коммуникации, лингвистики, психиатрии, эксперим. и клинической психологии. Они тж упоминают об особом влиянии на построение их программы таких авторов как Э. Берн, К. Роджерс, К. Юнг, З. Фрейд, Я. Л. Морено, а тж концепций когнитивно-поведенческой терапии и терапии средой.
В качестве своей унифицированной модели они использовали образ психотерапевта как учителя, задачей к-рого яв-ся не только диагностика, выявление показаний и лечение отклонений, но и идентификация зон неудовлетворенности жизнью, постановка целей и обучение навыкам.
Аналогичная эклектическая программа тренинга соц. навыков, в большей мере ориентированная на работу со здоровыми лицами, была описана Ф. Зимбардо, к-рый подчеркивал наряду с ценностью понимания застенчивости и ее причин важность совершения конкретных, доступных измерению, постепенных шагов к ее преодолению. В его программе для преодоления нежелательной застенчивости используются такие методы, как самотестирование, ведение личных дневников, релаксация, направленное воображение, разыгрывание ролей и участие в группах взаимопомощи.
Иной тип эклектического подхода, осн. на мед. модели, описан Дж. Эверли и Р. Розенфельдом. Эти авторы предлагают комбинацию многоуровневого анализа реакции на стресс, куда входят биохимические, психофизиологические и психол. измерения с мультимодальным терапевтическим подходом, включающим воспитание у клиента чувства ответственности перед собой, обучение различным приемам релаксации, рекомендации по диете, фармакологическое лечение, методики биолог. обратной связи, гипноз и физ. упражнения. Заявленная ими цель - "представить уникальное и клинически полезное обсуждение вариантов выбора многочисленных и разнообразных терапевтических приемов".
Иган предлагает эклектическую модель развития для консультантов или руководителей тренинговых групп (тренеров), к-рая охватывает специфические методики самоанализа и самоисследования клиента, методики интегративного понимания себя и методы фасилитации действий. Отличительной особенностью подхода Игана яв-ся то, что как клиенты, так и начинающие консультанты могут учиться, наблюдая за работой опытных специалистов и практикуясь под руководством супервизора.
Из этих примеров становится ясно, что в разраб. полезных терапевтических программ может использоваться множество различных ролевых моделей (педагог, тренер, клиницист и консультант).
См. также Консультирование, Эклектицизм, Функциональная психология, Психотерапия
Дж. Харт

Экологическая валидность (ecological validity)

Э. в. имеет отношение к тому факту, что организм в силу своих наследственных или приобретенных особенностей подготовлен к демонстрации различных форм поведения в разных контекстах или средах. Действия организма оказываются успешными в одно время и в одном месте, но не столь успешными, или совершенно неуспешными, в др. время и др. месте.
В общем, понятие Э. в. встречается в литературе в контексте критики исслед. по научению у животных и сравнительной психологии, поскольку в США с 1930 до 1970-х гг. большинство исслед. поведения животных проводилось в лаборатории на белых крысах или голубях. В целом подход был чрезвычайно узким; он характеризовался не только ограниченным выбором подопытных животных, но и жесткой очерченностью проблем, ситуаций и реакций. Конечно, при этом существовали явные исключения, напр., полевые исслед. Шнейрла бродячих муравьев и др. видов животных, а тж изучение Карпентером низших обезьян в Центральной Америке. Отдельные исследователи в области научения животных довольно рано начали осознавать тяжесть этих оков вопреки преобладающему духу времени.
Однако осн. масса исслед., публиковавшихся в "Журнале сравнительной и физиолог. психологии" (Journal of comparative and physiological psychology) вплоть до начала 1970-х гг., касалась рассмотрения фундаментальных принципов научения с позиции, к-рая игнорировала природу самого изучаемого организма. По большей части, в качестве моделей челов. поведения рассматривались крыса и голубь. Позднее психологи-исследователи стали уделять больше внимания экологической релевантности и важности широкого подхода в изучении поведения, как, напр., в исслед. Камилом пищевого поведения и исслед. Барашем соц. поведения сурков. Фактически, само многообразие поведения, изучаемого после работ ранних экспериментаторов, свидетельствует о важности учета его экологической релевантности: ориентировочное поведение, запасание пищи, строительство гнезд, исслед. поведение, кормление, игра, замирание, зимняя спячка, охота хищников, терморегуляция, мочеиспускание и дефекация, уход за поверхностью тела (груминг, купание в пыли и т. д.), доминирование, соц. орг-ция и помощь, мимикрия, агрессия, сотрудничество, соперничество, избегание, охрана границ, ухаживание и спаривание, родительское поведение, использование орудий и аномальное поведение. Работа Тимберлейка представляет собой попытку включить экологические требования различных биолог. видов в теорию научения.
Бойс провел обзор литературы по т. н. избыточному поведению животных, несвойственному и необязательному для экологии вида, показавший, что животные развили большую способность к научению и запоминанию, чем это кажется необходимым в их естественных условиях обитания. Вообще говоря, это не яв-ся большой неожиданностью и вряд ли противоречит концепции экологической релевантности поведения.
Ил. Э. в. яв-ся исслед. Сейфарта и Чини, посвященное поведению мартышек-верветок. Эти обезьяны издают различные крики тревоги в отношении каждого из трех хищников: леопардов, орлов и питонов. Обезьяны декодируют значение каждого сигнала, чтобы организовать в зависимости от этого путь спасения. Напр., они взбираются на деревья при крике о леопарде, всматриваются в небо или убегают в кусты, реагируя на крик об орле, и встают на задние лапы и всматриваются в траву в ответ на крик о змее. Используя записи этих типов криков, исследователи продемонстрировали, что верветки избирательно реагируют на звук сигнала тревоги, а не зрительные признаки хищников.
В дополнение к этому, Сейфарт и Чини установили, что верветки, по-видимому, реагируют на значение этих криков не только как акустических сигналов. Исследователи использовали методику приучения-отучения, и обезьяны производили два совершенно различных звука для передачи одного сообщения: громкое вибрирующее "р-р-р" и резкое цоканье. И "р-р-р", и цоканье издавались при появлении в зоне видимости соседних групп верветок. Приучая обезьян издавать "р-р-р", они обнаружили, что при этом они тж приучались реагировать цоканьем, и наоборот, но если бы обезьяны реагировали на звук крика, а не на его значение, должно было бы произойти отучение. В случае двух различных криков с различными значениями приучение не переносилось с одного на др. Экологически ориентированные исслед. могут изменять наши представления о способностях животных.
См. также Коммуникация животных, Слуховая различительная способность, Слуховое восприятие, Генетика поведения, Экологическая психология, Полевые эксперименты, Наследуемость, Инстинкт, Видоспецифичное поведение
М. Р. Денни

Экологическая психология (ecological psychology)

Экологический подход к психол. проблемам проявляется в том, что действия индивидуума рассматриваются в неразрывной связи с контекстом, в к-ром они совершаются, включая межличностный, соц. и физ. аспекты этого контекста. Первое исслед. в области Э. п., ставшее классическим, принадлежит Р. Баркеру и Г. Райту.
Для Баркера и его последователей базовой единицей анализа яв-ся поведенческий сеттинг (behavior setting), под к-рым понимается ограниченная соц. и физ. система, имеющая регулярно выполняемую функцию, или программу. Каждый поведенческий сеттинг предполагает типичных участников, имеет свой диапазон нормативных действий и включает разнообразные (созданные чел.) материальные объекты, направляющие поток поведения.
Большая часть работ Баркера и его коллег посвящена созданию всесторонних описаний поведенческих сеттингов. В отличие от исследователей, работавших в др. областях психол. науки, они практически не использовали такие средства измерения, как опросники или схемы интервью, к-рые могли внести существенные искажения в изучаемые сеттинги. Метод Баркера был по своей природе преим. этнографическим: он включал трудоемкие и продолжительные прямые наблюдения над ситуациями и специфическими формами поведения и составление описаний образцов (specimen records) поведения. Область интересов наблюдателей включала неоднородный демографический состав участников сеттинга, характер выполняемой им функции или программы, его временные и пространственные границы, а тж родовые типы возникающего в данном сеттинге поведения. Однако в ранних работах Баркер и его коллеги практически не предпринимали попыток укрупнить или сгруппировать дескрипторы на основе к.-л. априорной концептуальной модели.
С концептуальной т. зр., переменные, интересующие Э. п. в том виде, в каком она предстает в трудах Баркера, - это нечто среднее между переменными традиционной психологии и традиционной социол. Очевидно, что диапазон этих переменных знач. шире традиционной ориентации психологии на разрозненные, предъявляемые по одиночке стимулы.
Рез-том развития экологического подхода в наши дни стала преднамеренная, целенаправленная работа по оптимизации поведенческих сеттингов. Второе направление работы в психологии, возникшее под влиянием экологической т. зр., делает гораздо больший упор на эксперим. разраб. и оценку соц. нововведений и, по существу, игнорирует этнографический метод и концептуальную терминологию Баркера и его последователей. Важнейшее значение этого направления состоит в распространении эксперим. подходов на область сеттинга как способа систематической разраб. того, что, пользуясь терминологией Баркера, можно назв. новыми поведенческими сеттингами.
Следует тж отметить, что примеры экологического подхода к поведению м. б. тж найдены и за пределами сферы психол. науки. Нек-рые исследователи в области орг-ции пр-ва сосредоточили свое внимание на физ. и технологических артефактах трудовых сеттингов и, чтобы добиться желаемого поведения персонала, пытаются вмешиваться как в соц. систему предприятия, так и в технологический процесс. Эта область социотехнического проектирования имеет много общего с Э. и. в том виде, как последняя представлена в данной статье, хотя большинство исслед. было выполнено здесь в условиях реальных промышленных пр-в.
Казалось бы, то, что поведение яв-ся следствием как межличностных, так и средовых факторов, давно признано всеми психологами, однако в традиционных психол. исслед. до сих пор игнорируются ми. физ. и соц. особенности обстановки. Экологический подход снабжает нас средствами поддержания концептуальной и эмпирической связи с этими важными аспектами окружающей среды.
См. также Кросс-культурная психология, Социальный класс
Л. Торнацки

Эксгибиционизм (exhibitionism)

Э. означает преднамеренное обнажение тела, обычно гениталий, как правило перед человеком, для к-рого это оказывается неожиданным и нежелательным. В большинстве случаев эксгибиционист испытывает сексуальное возбуждение или получает определенное сексуальное удовлетворение от этого поведения, хотя сексуальная мотивация иногда отрицается.
Э. в той форме, как он известен полиции и психиатрическим работникам, обычно распространен среди лиц мужского пола и заключается лишь в обнажении гениталий. Эксгибиционисты составляют примерно одну треть всех задержанных сексуальных преступников - достаточно большое число. Это количество бесспорно указывает на то, что большинство эпизодов происходит среди белого дня в общественных местах.
Обнажаются гениталии почти всегда перед женщинами, половина из к-рых моложе 16 лет, но образцы болезненного поведения весьма разнообразны. В некоторых случаях периодичность эпизодов низка и/или они происходят лишь в периоды сильного стресса. Зарегистрированы также случаи, при к-рых частота достигает 100 эпизодов в неделю. Половой член может достигать или не достигать состояния эрекции, после демонстрации может происходить спонтанная эякуляция, или же эксгибиционист вызывает ее, мастурбируя непосредственно после эпизода. Иногда результатом яв-ся просто чувство неопределенного, недифференцированного возбуждения.
Эксгибиционисты чаще одиноки, чем женаты, и существенное их меньшинство не имеет опыта гетеросексуальных отношений. Большинство из тех, кто женат, не удовлетворен своими сексуальными отношениями. Примерно в четверти случаев акты Э. совершаются в состоянии алкогольного опьянения. Типичный эксгибиционист яв-ся тревожной, пассивной личностью с сильным чувством своей мужской несостоятельности.
В течение мн. лет считалось, что Э. является не сексуальным, а агрессивным актом и что мотивация эксгибициониста - шокировать или напугать свою жертву. Однако недавние исслед. Рут Брей и Алекса Джигерова свидетельствуют о том, что хоть какая-то реакция жертвы - будь это страх, отвращение или любопытство - для эксгибициониста более важна, чем ее специфическая реакция. Кроме того, вероятно, что большинство эксгибиционистов не воспринимают ясно реакцию жертвы, фантазия может играть здесь более важную роль, чем факт.
См. также Половые девиации
Ю. Левитт

Экспериментальная психология (experimental psychology)

Э. п. - это научная психология (psychology as a science), и поэтому ее отличает способ, каким приобретает свое содержание, а именно, манипулирование (числовыми) значениями в одной области с тем чтобы проследить, как изменяются (числовые) значения в др. области. В общих чертах, ее цель заключается в обнаружении связи между реакцией и фактором в окружении, к-рым манипулирует экспериментатор. О таком факторе говорят как о стимуле. Т. о., содержание Э. п. формируется в результате изучения причин и следствий.
Изучаемые факторы называют переменными, к-рые могут быть зависимыми или независимыми. Зависимой переменной называется явление или реакция, составляющие объект исслед., а условие, к-рым манипулируют с целью вызвать изучаемое явление или ожидаемую реакцию, называется независимой переменной. Такого рода процедура подразумевает предсказание: если независимая переменная яв-ся такой-то и такой-то, какова вероятность того, что значение зависимой переменной, обнаруженное в данном эксперименте, удастся воспроизвести в будущем эксперименте? Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо обратиться к математике. Лучшие образцы экспериментирования включают в себя использование статистических методов.
Психологи хотят знать о том, как эксперим. мир связан с физ. миром, и как люди связаны друг с другом. Некоторые независимые переменные являются не физ., а эмерджентными (emergent) феноменами. Напр., психологи могут захотеть узнать, почему нечто воспринимаемое на слух звучит "мрачно", "жалостливо" или каким-то иным, выражающимся в чувствах, образом. Можно произвести эксперим. манипуляции параметрами звука, чтобы увидеть где и когда он воспринимается определенным образом - как жалостливый, напр.
Хотя только что описанные эксперим. процедуры применялись в исслед. животных, Э. п., в основном, занималась исслед. сенсорных модальностей, научения и т. п. у людей. Психологи обращались к изучению тех аспектов челов. активности, к к-рым они могли применять эксперим. процедуры.
Для эксперим. психологов характерно заниматься изучением конкретных проблем поведения, нежели поиском широких взаимосвязей между важными аспектами поведения. В этом они отличаются от тех психологов, к-рые пытаются составить общую картину челов. организма как сложного субъекта, или к-рые делают своей профессией помощь людям, попавшим в трудное положение.
В психологии существуют пять основных проблемных областей: а) действие, его отклонение и цели - область, по большей части известная как изучение мотивации; б) связь или взаимодействие между организмом и окружением; в) формы изменения, к-рые организм проявляет в любом поведении (созревание, научение, акклиматизация, аддикция, толерантность, физ. подготовка и старение); г) челов. внутренняя дезорганизация и внутренний конфликт; д) неспособность удовлетворять требованиям (утомление, усталость, повреждение тканей, снижение работоспособности, и скука).
Психология стала приобретать свой эксперим. характер лишь со второй половины XIX столетия. В 1860 г. Г. Т. Фехнер написал "Элементы психофизики" (Elemente der Psychophysik) - работу, ознаменовавшую собой начало Э. и. В 1879 г. в Лейпциге Вильгельм Вундт организовал первую лабораторию Э. п. Герман Эббингауз провел первые важные исслед. в области памяти. Э. Б. Титченер изучал то, что по его мнению являлось ощущением, предполагаемым элементом психич., по аналогии с элементами в физ. науках. Несмотря на то, что он потратил на эту безрезультатную работу всю свою жизнь, он стал ярким примером раннего эксперим. психолога и воспитал многих замечательных представителей Э. п., к-рые пришли ему на смену.
В те годы произошло важное изменение в описании предмета психологии - было проведено различие между сознанием и внешним поведением. Оно ознаменовалось возникновением исслед. поведения животных и сравнений между чел. и животными: сравнительной психологии. Метод Э. п. в его применении к животным получил название "бихевиоризм". Последний, в его наиболее широком смысле, яв-ся формой объективной Э. п.
См. также Бихевиоризм, Методология (научных) исследований
С. X. Бартли

Экспериментальная эстетика (experimental aesthetics)

Психол. подходы к эстетике (Irvin L. Child, Aesthetic theories) фокусируются на рядовых наблюдателях (т е. непрофессионалах) и имеют целью изучение их реакции на произведения иск-ва (или на все, что претендует на красоту) (напр., восприятие окружающей среды). Психология эстетики, в отличие от психологии иск-ва и др. подходов к художнику и творчеству (напр., психоан.), придает особое значение когнитивным и сознательным феноменам, таким как восприятие. Эстетический опыт и эстетические категории, такие как гармония, высокое качество (goodness), вкус и возвышенное, изучаются тж философами.
Э. э. обладает очевидным родством с психологией иск-ва и эстетикой, однако отличается от них строгостью своей методологии. Хотя определение "экспериментальная" обычно подразумевает лабораторное исслед., его смысловое содержание в выражении Э. э. было несколько расширено, чтобы включать использование любой строго контролируемой процедуры, напр., факторного анализа. Строгость Э. э. привлекала к ней как защитников, так и критиков, и придала ей значительную влиятельность.
Э. э. отражает идеологию своего основателя, Густава Т. Фехнера (1897), значительной фигуры раннего периода истории научной психологии. Основополагающее исслед. Фехнера по предпочтению форм придало Э. э. ее редукционистекую ориентацию. Для научного изучения эстетического феномена должны быть упрощены как эстетический стимул, так и возникающая на него реакция. Это позволяет формулировать строгие определения, осуществлять контролируемые манипуляции, реализовывать точные измерения и выполнять статистическую обработку. Ключом к этим эксперим. стратегиям яв-ся замена форм и цветов настоящей живописи искусственно сконструированными стимулами. Сходным образом, буквы, гласные и согласные, яв-ся заменителями для поэзии, а тоны и аккорды становятся строительными блоками для музыкального восприятия. По тем же самым редукционистским причинам личные, интуитивные и метафизические рассуждения заменяются числовыми оценками или рангами. Эстетические реакции, демонстрируемые случайно отобранными испытуемыми, не являющимися специалистами в области иск-ва, объединяются и выражаются в виде групповых средних.
В качестве иллюстрации можно привести поиски "эстетической формулы". В одной хорошо известной формуле, эстетическая мера (М) уравновешенности или гармонии (представленная численным значением "1") определяется как отношение порядка (П) к сложности (С). По итоговой формуле М = П/С можно физически определять, измерять и оценивать различные компоненты произведения иск-ва (чем ближе к "1", тем более гармоничным яв-ся объект).
Фехнеровский подход отличают еще две особенности. Первая заключается в приоритете, отдаваемом эстетическому стимулу, к-рый вызывает эстетическое переживание, ощущение и реакцию. Э. э. поэтому оказалась тесно связанной с проблемами ощущения, восприятия и познавательных процессов.
Второй особенностью Э. э. яв-ся широкое определение, даваемое эстетике. Эстетическим стимулом может быть любая вещь, к-рая привлекает, нравится, восхищает или вызывает приятные чувства; эстетическое переживание может вызываться через посредство любой сенсорной модальности, а эстетическая реакция может возникать на любой вид иск-ва, и даже на то, что не является иск-вом (nonart). Т. о., Э. э. применима не только к иск-ву в целом, но и к сравнительно заурядному естественному окружению.
Э. э. явилась первым научным подходом к иск-ву, имеет наиболее длительную историю научных исслед. в сфере иск-ве и остается твердым оплотом научного изучения иск-ва. Э. э. наиболее полно и ясно показывает преимущества и ограничения точной науки об иск-ве. Она представляет аргументы против предполагаемой произвольности, уникальности и субъективности мира иск-ва, качеств, к-рые якобы делают его не поддающимся научному изучению.
Доля исслед. с использованием подлинных произведений иск-ва со временем увеличилась. Когда их предъявляли вместе с объектами, не имевшими художественной ценности (nonart), между этими двумя категориями стимулов были обнаружены сходства. Можно показать (посредством статистического анализа), что в основе восприятия тех и других лежит эстетический фактор; это означает, что суррогаты иск-ва обладают валидностью. Еще одним изменением явилось включение личностных переменных. Они, подобно интроверсии и экстраверсии, дифференцируют эстетическую реакцию.
Др. направления в Э. э. связаны с обширными исслед. Дэниела Э. Берлайна. Его исслед. посвящены трудноуловимым качествам произведений иск-ва, так называемым коллативным свойствам (collative properties): сложности, новизне, удивительности и даже таинственности. Кроме того, его исслед. внесли значительный вклад в общую теорию стимуляции, возбуждения и аффекта. Согласно теории Берлайна, эстетические объекты (наряду с др. источниками стимуляции, такими как игра и юмор) вызывают, поддерживают и затем насыщают внимание, чувства и поведение. Напр., по мере увеличения сложности произведения иск-ва будет также увеличиваться его предпочтение; затем оно стабилизируется, но в конце концов начинает снижаться. Люди предпочитают оптимальные - не слишком низкие (вызывающие скуку) и не слишком высокие (вызывающие ошеломление) - уровни стимуляции; и та, и др. крайности избегаются, пока не установится средняя степень интенсивности. Это гедонистическое соотношение (описываемое инвертированной U-образной кривой) варьирует в зависимости от типа стимула; оно может также различаться у разных людей (некоторые предпочитают больше стимуляции, другие - меньше), возможно вследствие их образованности или культурной принадлежности.
Э. э. подвергалась критике за ее упрощенный подход со стороны специалистов в области эстетики, искусствоведов и психологов. Достоинства эксперим. метода расценивались как искусственные, тривиальные и нерелевантные в отношении важнейших вопросов эстетики. Ее чрезмерная озабоченность методологией, как утверждают оппоненты, приводит к игнорированию реально существующих феноменов.
Защитники Э. э. настаивают на том, что элементарное восприятие (grasp) базисных феноменов, таких как приятность (pleasantness), и их наложение на фундаментальные свойства, такие как цвет, может распространяться на подлинное иск-во, создавая "эстетику сверху". Др. критические суждения об Э. э. яв-ся несправедливыми, напр., нападки на научный метод в психологии. И все же, в ней существуют некоторые важные упущения. В частности, игнорируются некоторые формы иск-ва (напр., танец и литература) и большинство опосредствующих феноменов (напр., внутренние образы). Уделяется мало внимания развитию эстетического восприятия у детей. Чрезвычайно редки феноменологические описания эстетических переживаний. Практически не изучаются личности с выраженными эстетическими способностями. Наконец, оказалась утраченной специфика самого иск-ва из-за рассмотрения почти любой вещи как обладающей эстетическими свойствами.
Э. э. имеет свои недостатки: концентрация на зрительном восприятии, избегание метода интервью и отсутствие интереса к индивидуальным различиям. Однако, это в достаточной степени универсальный и гибкий подход. В эстетике вряд ли найдутся аспекты, к-рые бы не поддавались изучению, пока сохраняется ключевой определяющий признак Э. э. - ее методологическая строгость.
Э. э. добилась должного к себе отношения в психологии искусства и общей психологии. В меньшей степени осознается ее релевантность многочисленным прикладным проблемам. В их число входят решения по поводу художественных программ в сфере образования и применения цвета и музыки в бизнесе и промышленности. Др. менее привычными разделами яв-ся эффективность рекламы, легкость считывания показаний приборов, определяющие факторы выбора жилья, изменение моды в одежде и декорировании, а тж факторы личной привлекательности. Эти и более традиционные области, о к-рых говорилось выше, открывают широкие возможности для Э. э.
См. также Психофизика
М. Линдауер

Экспериментальные исследования памяти (memory experiments)

В одной из ранних работ У. Бернхем описал эксперим. методы измерения памяти в отношении вербального или визуального материала, к-рые включали метод воспроизведения, введенный Германом Эббингаузом, и метод узнавания, используемый ранее Эрнстом Вебером в своих психофизических экспериментах по последовательному сравнению длины линий и тяжестей. В более совр. исслед. сохранения и вспоминания также измерялось время, затрачиваемое на сравнение элемента, фигуры или предложения при последовательном восстановлении материала в памяти, а тж использовались такие меры, как частичный отчет, пробное воспроизведение, темпы заучивания и показатели сбережения (время на доучивание). Исследователи изучали влияние на сохранение, вспоминание и забывание разнообразных эксперим. переменных, включ.: типы заучиваемого или запоминаемого материала (слова, предложения, рассказы, неподвижные и движущиеся изображения, абстрактные и конкретные формы); сенсорные модальности предъявляемых стимулов (напр., зрительные, слуховые, тактильные, обонятельные); скорость и способы предъявления материала (от медленной до быстрой и одновременное предъявление в сравнении с последовательным, порционное или частичное в сравнении с целостным, многомерное и комплексное в сравнении с одномерным предъявлением).
Э. и. п. включают изучение эффектов промежуточной или предшествующей деятельности, повседневных дел, искусственных лабораторных ситуаций, аномалий ("абсолютная" память) и патологических потерь вследствие хирургических операций, амнезии или др. мозговых изменений (вызванных, напр., наркотиками, алкоголем, старением), а также изучение случаев "уникальной" сенсорной памяти (иконической или акустической), первичной или оперативной памяти и долговременной памяти. Теорет. гипотезы, выдвигавшиеся для объяснения процессов памяти, послужили толчком к исслед. влияний разнообразных дополнительных переменных на память: концентрации в сравнении с распределением повторений или упражнений; смыслового значения или организационных факторов вербального материала; стратегий обработки информ. при восприятии запоминаемых событий (глубина обработки); сроков, на к-рые запоминается материал; и влияний группы или соц. факторов на память. Э. и. п. проводятся с использованием таких простых инструментов как карточки, карандаши, бумага и секундомеры; более сложных приборов, таких как тахистоскопы, позволяющие регулировать скорость предъявления материала, оборудованные устройствами для регистрации времени реакции нажатия пальцем или времени вербальной реакции; и совр. миникомпьютеров и микрокомпьютеров с программируемым автоматическим предъявлением вербальных или визуальных материалов, с соответствующими устройствами, регистрирующими голосовые реакции или реакции нажатия пальцем, а также оценивающими наряду со временем реакции правильность воспроизведения.
См. также Забывание, Методология (научных) исследований, Память
Н. С. Андерсон

Экспериментальные методы (experimental methods)

Э. м. входят в категорию научных методов, используемых в психол. исслед. Подлинные эксперименты предполагают тщательное наблюдение воздействия одной или более входных переменных (независимые переменные) на одну или более выходных переменных (зависимые переменные) в тщательно контролируемых условиях у испытуемых, случайно распределенных в различающиеся по характеру оказываемого воздействия группы.
Эксперимент может усложняться путем введения дополнительных независимых или зависимых переменных. Напр., время суток может использоваться в качестве второй независимой переменной с тремя уровнями (утро, день, вечер), с тем чтобы испытуемых можно было случайно распределить в любое из 12 различных условий (0 мг утром, 10 мг вечером и т. д.) Очевидно, что сложные планы будут требовать большего числа испытуемых в сравнении с более простыми планами, поскольку количество испытуемых в каждом из условий (напр., 10 мг в послеполуденное время) должно оказаться достаточным для обобщения последующих результатов по каждому из событий.
Несмотря на существование др. научных методов, подлинный эксперимент яв-ся единственным методом, к-рый позволяет исследователям приходить к выводам о существовании причинно-следственных связей. В случае простого эксперимента с одной независимой переменной (доза лекарственного препарата) с двумя уровнями, если испытуемые в обеих, эксперим. и контрольной, группах подвергаются одним и тем же воздействиям (за исключением независимой переменной), и если испытуемые случайно распределены в отношении условий оказываемого воздействия, тогда любые различия в оценках их уровня активности должны быть результатом влияния независимой переменной.
Пристрастность экспериментатора может порождать неуловимые различия между группами, примешивающиеся к рез-там эксперимента, что снижает достоверность их интерпретации как функции независимой переменной.
Любые различия в условиях могут примешиваться к рез-там эксперимента. Если различные исследователи используют различные стимулы, то последние могут повлиять на конечные рез-ты в большей степени, нежели сама независимая переменная. Испытуемые могут проявлять большее сотрудничество с привлекательным исследователем и меньшее с непривлекательным, или различные исследователи могут по-разному оценивать одни и те же реакции. Подобным же образом, на результаты может влиять место сбора данных.
Предполагаемые целевые характеристики условий исслед. - служащие подсказками испытуемым в отношении "правильных" реакций на стимулы - могут также приводить к искажению рез-тов. Напр., поведение др. испытуемых, реагирующих на стимулы, может влиять на испытуемых, к-рые тестируются в той же самой группе, или непроизвольные одобрительные улыбки исследователя могут подкреплять испытуемых, к-рые реагируют желаемым образом. Один из способов устранения эффектов ожиданий экспериментатора и испытуемого заключается в использовании стратегий "слепого" исслед., при к-ром или только испытуемые ("слепое" исслед.), или испытуемые и экспериментаторы ("двойное слепое" исслед.) не знают, в какое из эксперим. условий был помещен каждый испытуемый.
Иногда исследователь не может манипулировать независимыми переменными. Напр., в исслед., где в роли независимых переменных выступают пол, раса, принадлежность к политической партии, частота употребления марихуаны или образовательный уровень, отсутствует возможность случайно распределять испытуемых по уровням независимых переменных. Такие переменные иногда называют неманипулируемыми (nonmanipulated) переменными. Изучение таких переменных не может производиться в подлинном эксперименте, однако они часто изучаются в квазиэкспериментах. Интерпретация рез-тов в исслед. с неманипулируемыми переменными сопряжена с определенными сложностями, поскольку с ними обычно смешиваются различные дополнительные переменные.
Один из способов, облегчающих интерпретацию неманипулируемых независимых переменных, состоит в уравнивании испытуемых по релевантным смешивающимся переменным. Напр., каждого имеющего аттестат о среднем школьном образовании можно объединить в пару с имеющим диплом об окончании колледжа, к-рый сопоставим с ним по возрасту, полу, соц. классу, уровню интеллекта и личностным характеристикам. Чем более полным яв-ся такое совпадение, тем легче исследователю сравнивать эффекты независимой переменной. Альтернативный способ может заключаться в поддержании неизменными таких переменных (напр., проводить исслед. только с представителями мужского пола среднего класса с примерно сходными интеллектуальными и личностными характеристиками), с тем чтобы эти смешивающиеся переменные не могли повлиять на результаты. Однако, это будет ограничивать возможности исследователя в последующем обобщении рез-тов. Третья альтернатива связана с использованием более сложного плана с полом, возрастом и т. д. в качестве дополнительных переменных.
Иногда исследовательские стратегии предполагают повторное тестирование тех же самых испытуемых: в лонгитюдном исследовании челов. развития одна и та же группа испытуемых может последовательно тестироваться в возрасте 2, 5, 10 и 20 лет, или в исслед. научения испытуемые могут тестироваться после каждого предъявления стимула. Это приводит к возникновению др. сложностей, к-рые связаны с эффектом порядка (order effect): если тестирование первого уровня независимой переменной всегда предшествует тестированию второго ее уровня, последующие различия могут отражать не только эффект самой независимой переменной, но также эффекты научения, утомления или естественного развития. Так, если испытуемых просят оценить физ. привлекательность десяти людей с использованием в качестве стимульного материала слайдов, предъявляемых всем испытуемым в одном и том же порядке, оценка испытуемыми третьего слайда может отражать не только эффект данного стимула, но и эффект порядка его предъявления. Если, напр., второй слайд изображает чел. с высокой физ. привлекательностью, третий слайд может недооцениваться вследствие эффекта контраста. Если бы этот третий слайд находился на др. порядковой позиции, его оценка могла бы быть совершенно иной. Очевидно, решение этой проблемы предполагает манипулирование порядком, с тем чтобы различные испытуемые получали стимулы, группируемые в случайные последовательности. Такая процедура называется уравновешиванием (counterbalancing technique).
Когда изучается более чем одна независимая переменная, интерпретация результатов может усложняться. Дисперсионный анализ - это именно тот статистический метод, к-рый наиболее часто используется в анализе эксперим. исслед. Ключевыми словами в этом анализе яв-ся главный эффект (main effect) и взаимодействие (interaction). Главный эффект обнаруживается, если в среднем оценки различных уровней независимой переменной значимо отличаются друг от друга. Если независимая переменная имеет только два уровня, значимый главный эффект указывает на то, что эти два уровня приводят к значимо различающимся оценкам зависимой переменной. Однако при наличии трех или более уровней, главный эффект указывает на существование значимых различий в оценках по меньшей мере одной пары уровней, не отрицая возможности существования значимых различий в оценках каждой пары уровней (то есть А1 и А2 различаются, А1 и А3 различаются, и А2 и А3 различаются, и т. д.). В последнем случае, для интерпретации главного эффекта и установления того, какие пары или подмножества уровней статистически значимо различаются (или не различаются), проводят соответствующий post hoc анализ.
Если изучается более чем одна независимая переменная, эти независимые переменные могут взаимодействовать таким образом, что эффект одной или более переменных будет зависеть от уровня одной или более оставшихся переменных.
Двумя основными типами независимых переменных являются межгрупповые (between-group) и интраиндивидные (within-subject) переменные. Межгрупповые переменные предполагают использование различных испытуемых для каждого уровня, что позволяет осуществлять последующие сравнения уровней на основе сравнений независимых групп испытуемых. Интраиндивидные переменные предполагают использование тех же самых (или сопоставимых) испытуемых для более чем одного уровня, что позволяет осуществлять последующие сравнения уровней на основе сравнений тех же самых (или сопоставимых) испытуемых.
Испытуемые могут распределяться по эксперим. условиям различными способами. При однофакторном плане (one-way design) испытуемые могут либо случайно распределяться по различным уровням (межгрупповой план), либо тестироваться на каждом уровне (интраиндивидный план). При двухфакторном плане (two-way design) к.-л. одна или обе независимые переменные могут выступать в роли интраиндивидных или межгрупповых переменных. Наиболее простым двухфакторным планом яв-ся полностью рандомизированный факторный план с испытуемыми, случайно только одному уровню каждой переменной, и с условиями воздействия, включающими все возможные комбинации уровней.
План по меньшей мере с одной межгрупповой и хотя бы с одной интраиндивидной переменной называется смешанным планом (mixed design). В этом случае испытуемый (или группа сопоставимых испытуемых) обычно называется "блоком" (термин, пришедший из области сельскохозяйственных работ), и предполагается, что при отсутствии влияния независимых переменных на выполнение наблюдения внутри каждого блока будут идентичными (в пределах ошибки измерения).
Кэмпбелл и Стэнли описывают три плана подлинных экспериментов (true experimental designs): план с предварительным и итоговым тестированием и контрольной группой; план Соломона для четырех групп и план с тестированием только после воздействия и контрольной группой. Каждый из этих трех экспериментов требует случайного распределения испытуемых по условиям и обладает достаточными средствами контроля, обеспечивая тем самым более надежную основу для последующих выводов о причинно-следственных отношениях в сравнении с др. планами. Набор независимых переменных может увеличиваться через использование факторных методов.
Квазиэкспериментальные планы предполагают использование переменных, к-рыми не может манипулировать или к-рые не может контролировать исследователь, напр., пол или партийная принадлежность (без контрольных групп). Такие планы включают эксперим. планы с временными рядами (с проведением повторных замеров на одном испытуемом или группе испытуемых с одним или несколькими промежуточными условиями между замерами) план с неэквивалентной контрольной группой и предварительным и итоговым тестированием (подобный плану с предварительным и итоговым тестированием и контрольной группой, но без случайного распределения испытуемых в отношении условий); и план с множественными временными рядами (являющийся комбинацией двух предыдущих планов). Квазиэкспериментальные планы используются в тех случаях, когда реализации планов подлинных экспериментов препятствуют этические или практ. соображения, и представляют собой компромиссный вариант, допускающий возможность получения некоторых выводов о причинно-следственных отношениях.
Корреляционные планы и планы ex post facto не позволяют делать выводов о причинно-следственных отношениях, но могут обладать эвристической ценностью (в смысле генерирования гипотез для дальнейших исследований). Планы ex post facto сравнивают уже существующие группы и могут использовать ретроспективные данные (данные, собираемые в настоящем, основанные на воспоминаниях о прошлом) и подбирать испытуемых на основе архивных или ретроспективных переменных. Ретроспективные данные вызывают серьезные проблемы с валидностью, поскольку люди имеют тенденцию согласовывать воспоминая со своими текущими взглядами. Такие планы обладают меньшей мощностью, чем планы подлинных экспериментов, но могут быть более этичными и легкими в реализации.
Все Э. м. должны использоваться с большой тщательностью и осторожностью, с вниманием к этическим, практ. и статистическим соображениям. Научная теория строится на многократных, согласующихся результатах исслед.; единичное исслед. дает лишь частицу информ. для научной оценки.
См. также Дисперсионный анализ, Исследование методом двойного ослепления, Контрольные группы, Методология (научных) исследований
М. Эллин

Экспериментальные планы (experimental designs)

Э. п. служат руководством для исследователей при проведении эксперимента. Эксперименты представляют собой запланированное введение фактора в ситуацию с целью установить его связь с изменением в данной ситуации. Вводимый фактор обычно называют вмешательством, воздействием или независимой переменной; тогда наблюдаемое изменение будет мерой зависимой переменной. Э. п. включают подробное описание того, сколько (и каких) групп испытуемых должно быть создано и каким образом предполагается исключить наиболее правдоподобные альтернативные объяснения. Главные задачи Э. п. - связать вмешательство с эффектом и исключить все др. объяснения наблюдаемого изменения.
Простейшие Э. п. заключаются в воздействии, оказываемом на одного испытуемого или группу испытуемых, вместе с наблюдениями до и после этого воздействия, проводимыми с целью установления изменение в их состоянии.
Э. п. используются не только для установления связи переменных с их эффектами, но и для исключения альтернативных объяснений, в к-рых, если употреблять терминологию теории планирования эксперимента, переменные смешиваются.
Только когда мы разделяем эти эффекты, мы можем приписать наблюдаемое изменение определенному воздействию, напр., цвету фона дисплея; в противном случае мы вынуждены прибегать к смешанному альтернативному объяснению, напр., приписывая то же самое изменение влиянию практики. На языке теории планирования эксперимента мы бы сказали, что контролируем смешивание переменных. Как можно этого добиться? Существует четыре общепринятых метода контроля: а) исключение смешиваемого фактора; б) измерение эффекта смешиваемого фактора и введение соответствующей поправки; в) сравнение эквивалентных ситуаций, одна из к-рых подвергается влиянию смешиваемой переменной и эксперим. воздействию, тогда как на другую влияет только смешиваемая переменная; г) варьирование эксперим. воздействия при поддержании смешиваемой переменной на одном уровне, чтобы посмотреть, соответствует ли изменение эффекта схеме изменения воздействия. Несмотря на то, что существуют и др. методы контроля, чаще всего используются именно эти четыре.
Базисная логика экспериментальных планов.
1. Стабилизировать ситуацию, ввести воздействие и наблюдать изменение.
2. Если ситуация не может быть стабилизирована и изменяется, то проследить характер изменений, ввести воздействие и установить, привело ли оно к к.-л. нарушениям в характере изменений.
3. Стабилизировать две (или более) эквивалентные ситуации; выбрать одну из них и поддерживать ее постоянство на одном уровне с оставшейся (или оставшимися), за исключением эксперим. воздействия; ввести эксперим. воздействие в другую ситуацию (или его варианты в оставшиеся ситуации) и отметить различия.
4. Соотнести схему подачи/прекращения эксперим. воздействия с характером наблюдаемого изменения; если можно измерить степень воздействия или силу вмешательства, то соотнести силу или интенсивность вмешательства с таким релевантным аспектом как величина или предел изменения. (Этот принцип работает только в том случае, если зависимая переменная возвращается в прежнее состояние при прекращении вмешательства, но не действует в таких ситуациях как ситуация научения, эффекты к-рого отличаются устойчивостью.)
Случайное распределение испытуемых на эксперим. и контрольную группы гарантирует, что эти группы, в среднем, "совместно уравниваются по каждому условию", включ. и предположительно связанные с изучаемым явлением, и непредвиденные, даже иррелевантные условия, такие как число кожных пор и длина ногтей. Действительно, Кэмпбелл и Стэнли считают случайное распределение испытуемых по группам довольно важным вследствие того, что оно обеспечивает защиту от "скрытых" переменных, и называют планы, в к-рых оно не используется, "квазиэкспериментальными", в отличие от использующих его "подлинно экспериментальных планов".
Такие факторы как уровень образования, способность к научению, мотивация и социоэкономический статус, часто оказываются альтернативными объяснениями, к-рые мы хотели бы исключить посредством обеспечения эквивалентности групп. Это достигается путем стратификации, формирования блоков или попарного уравнивания на основе измерения этих переменных с последующим случайным распределением испытуемых по эксперим. и контрольным группам.
Логика сохранения общности всех условий за исключением одного используется и в более сложных планах, таких, напр., как факторные. Такие планы позволяют одновременно проверять эффект нескольких переменных, но в них всегда есть одна или более групп, к-рые отличаются от другой или других групп испытуемых только одним условием или переменной.
Милль отмечал, что когда одно явление изменяется по мере изменения другого, то либо одно из них яв-ся причиной, а другое следствием (или наоборот), либо оба они связаны с общей причиной. Этой логике следуют такие планы как план с разрывом регрессии (служащим признаком эксперим. эффекта) и план типа АБА/АБАБ, а также корреляционные исследования, цель к-рых - выяснить насколько тесно величина одной переменной (напр., оценки в колледже) связана с величиной др. переменной.
Сделать вывод о причинности на основе корреляции весьма затруднительно, так как ковариация может быть обусловлена действием третьей переменной.
Критерии хорошего плана. Хороший план должен уменьшать любую неопределённость, связанную с изучаемыми переменными. Кроме того, в некоторых исслед. экспериментаторы с самого начала стремятся к тому, чтобы полученные результаты можно было обобщить на др. случаи изучаемого явления. План должен обеспечивать решение всех этих задач с наилучшим использованием возможностей, времени и сил исследователя, причем в пределах имеющихся материальных ресурсов и установленных сроков. Он также должен сообразовываться с приемлемой формулировкой проблемы, а не провоцировать на ее изучение при слишком ограниченных условиях, урезая проблему до соответствия собственным требованиям или выделяя для исслед. специфический или нетипичный аспект вопроса. Наконец, при разработке плана должны выбираться такие формулировки, чтобы у общественности не оставалось сомнения в том, что исслед. было проведено со знанием дела и с должным отношением к этическим нормам и институциональным ограничениям. Это большой набор критериев, но такова реальность , с к-рой приходится сталкиваться исследователю.
Для описания некоторых аспектов перечисленных выше критериев Кэмпбелл и Стэнли в 1963 г. использовали термины "внутренняя валидность" и "внешняя валидность". Позже эти термины были уточнены Куком и Кэмпбеллом в книге "Квазиэкспериментирование" (Quasiexperimentation). Способность исслед. связывать переменные именно в той форме, в какой они представлены в исследовании, называется его внутренней валидностью. В частности, внутренняя валидность указывает на способность плана отвергать любые альтернативные объяснения изучаемого явления, кроме объяснения, предполагаемого теорией. Конструктная валидность яв-ся мерой того, насколько форма, в к-рой представляются или измеряются переменные в данном исслед., соответствует тому, что подразумевалось в исходной формулировке проблемы. Валидность статистического вывода характеризует корректность использования стат. в принятии решения о существовании связи. Внешняя валидность относится к возможности распространения полученных данных на др. лиц, иную обстановку и иное время.
Альтернативные объяснения. Важнейшей функцией Э. п. яв-ся исключение альтернативных объяснений, иначе их можно было бы с тем же успехом выбрать в качестве причинных факторов наблюдаемого эффекта, что и предполагаемую теорией причину или эксперим. воздействие. Любое исслед., вероятно, допускает специфические альтернативные объяснения, определяемые конкретной эксперим. ситуацией, но есть несколько общих альтернативных объяснений, к-рые были описаны в работах Кука и Кэмпбелла, а также Кэмпбелла и Стэнли. Они были названы "угрозами валидности", т. к. снижают внутреннюю или внешнюю валидность. Здесь мы можем обсудить лишь некоторые из них.
К фону (history) относятся любые события кроме эксперим. воздействия, к-рые происходят во время исслед. и, вообще говоря, могут оказаться причиной планируемого эффекта.
На протяжении исслед. испытуемые могут становиться старше, мудрее, опытнее или искуснее, хотя это никак не связано с интересующим нас эксперим. воздействием, - такое явление получило название естественного развития (naturation).
Во второй раз испытуемые лучше справляются с тестом, т. к. они уже знакомы с ним, чувствуют себя спокойнее, и т. д. При повторном тестировании на результат начинают влиять факторы, к-рые не были представлены в ситуации первого тестирования.
В результате предварительного тестирования учащийся может получить предостережение относительно того, какие разделы эксперим. программы он должен знать тверже. Выполнение им контрольного теста после обучения по данной программе улучшается по сравнению с тем, каким оно оказалось бы без проведения предварительного тестирования, - эффект взаимодействия претеста и экспериментального вмешательства.
Место статистики в планировании эксперимента. Существует некоторая путаница в том, какова роль статистики в построении плана эксперимента, а именно, план часто рассматривается как следование по любому пути, разрешенному статистикой. Многие планы, - особенно ориентированные на дисперсионный анализ, - популярны именно потому, что их связь со стат. всесторонне изучена, и для них разработаны средства борьбы с неопределенностью и отклонениями от требований нормальности распределения переменных.
В большинстве исслед. статистика, помимо описания данных, выполняет прежде всего функцию выделения из всех альтернативных объяснений эксперим. эффекта одного единственного - "статистически достоверного" - объяснения. В тех случаях, когда этот эффект очевиден, методы статистического вывода теряют свое значение. Но очень немногие психол. явления вызывают столь явный эффект. Поэтому, если все же потребуется прибегнуть к статистическому выводу, то с самого начала необходимо установить работающую связь между Э. п. и стат., поскольку творческий поиск исследователя вполне может привести к планам, для к-рых плохо подходят известные статистические модели. Однако именно требования проблемы должны быть определяющим фактором при выборе плана. Только в том случае, когда для разработанного плана не подходит ни одна статистическая модель, следует проанализировать компромиссные варианты для выяснения того, насколько придется изменить определение проблемы, чтобы приспособить план к одной из существующих статистических моделей.
При применении в некоторых исслед. сложных планов стат. позволяет измерить и исключить влияние одной или более смешиваемых переменных, к-рые в противном случае могли бы обусловить альтернативные объяснения эффекта. Но о каких бы планах ни шла речь, основная защита от всего спектра возможных альтернативных объяснений должна обеспечиваться самими планами, а не статистикой.
Разработка планов. В случае простого исслед. разработка плана - это, в первую очередь, преобразование гипотезы или вопроса в конкретные решения, состоящие в выборе: а) подходящих испытуемых; б) подходящей ситуации или места; в) способа предъявления и управления независимой переменной; г) способа измерения или наблюдения эксперим. эффекта; д) основы сравнения, позволяющей удостовериться, что эффект появился и вызван именно эксперим. воздействием; е) методики проведения эксперимента, определяющей роли и последовательность действий исследователей (кому и когда вводить экспериментальное воздействие, измерять наблюдаемый эффект и т. д.).
Некоторые планы выборочного исследования. Число возможных комбинаций шести описанных выше параметров довольно велико. Сосредоточившись на таких сквозных вопросах как когда и кому предъявляются эксперим. условия (или, иначе говоря, воздействия), а также когда и за кем проводятся наблюдения, мы можем описать некоторые виды широко используемых планов и отметить их сильные и слабые стороны. Для этого условимся, что символом X будет обозначаться воздействие, а символом О - наблюдение или измерение. Время, затрачиваемое на проведение исслед., отображается (в направлении слева направо) расстоянием между этими событиями. Символ R указывает на то, что испытуемые были случайным образом распределены по группам.
План с предварительным и итоговым тестированиями: случайным образом распределенные по экспериментальной и контрольной группам испытуемые тестируются до и после контролируемого воздействия:



Этот широко применяемый план контролирует большое число альтернативных объяснений, включая эффект повторного тестирования, так как обе группы тестируются дважды. Однако взаимодействие "воздействие х тестирование" все же остается неконтролируемым альтернативным объяснением.
План с тестированием только после воздействия отличается от предыдущего отсутствием предварительного тестирования. Он контролирует эффекты тестирования и взаимодействия "воздействие х тестирование", однако требует допущения о том, что в результате рандомизации была достигнута начальная эквивалентность контрольной и эксперим. групп.



План Соломона для четырех групп: Соломон и Лессак объединили особенности двух предыдущих планов таким образом, чтобы соответствующие сравнения давали возможность оценить не только эффект тестирования и его взаимодействие с эксперим. воздействием (при сравнении ОХО с ХО), но и эффективность рандомизации (при сравнении ОХО с ОО); однако этот план требует формирования четырех групп, а значит и большего числа испытуемых.



Планы, контролирующие исходный уровень групп. В планах с попарным уравниванием можно было бы использовать результаты теста интеллекта для объединения лиц с одинаковыми оценками в пары с последующим случайным распределением членов каждой пары в эксперим. или контрольную группу. Это предполагает высокую точность тестовых оценок и в тех случаях, когда в пару некоторым испытуемым не удается подобрать кого-то с близкими к ним результатами тестирования, они автоматически отсеиваются. Очевидно, что отбрасывание таких "неудобных" испытуемых может снижать уровень обобщения рез-тов, особенно если недостаточно представлены оценки в области какого-то одного или обоих краев их распределения.
Более широкое распространение получил способ разбиения на блоки или стратификации, используемый, напр., в рандомизированном блочном плане. Вместо попарного уравнивания, испытуемых распределяют по категориям - блокам (напр., на имеющих низкий, средний или высокий показатель IQ); затем случайно отобранная половина испытуемых каждого блока распределяется случайным образом по эксперим. группам, а оставшаяся половина каждого блока образует соответствующую контрольную группу.
Факторные планы позволяют одновременно анализировать эффекты двух или более переменных. Они предусматривают столько групп испытуемых, сколько необходимо для измерения влияния всех возможных комбинаций переменных.
Такие планы обозначаются по числу категорий каждой переменной (например, 2x2). Произведение числа категорий показывает необходимое количество групп (для нашего примера - 4). Если проводится и предварительное, и итоговое тестирование, то такой план называют факторным планом с повторными измерениями.
Факторные планы позволяют проверять сложные гипотезы, напр., оказывает ли каждая из двух таких переменных, как пол и антропометрические показатели, самостоятельное влияние на внимательность к сигналам на экране радара; будет ли их взаимодействие или сочетание одной из них с третьей переменной - пониженной температурой - усиливать или ослаблять эксперим. эффект; и, наконец, дадут ли все три переменных вместе усиление или ослабление эффекта. Эффекты всевозможных комбинаций называются эффектами взаимодействия.
Латинский квадрат, почти так же как факторный план, позволяет контролировать две или более переменных. В обмен на меньшее количество групп он лишает исследователя части информ., хотя и не самой важной. Свое название этот план получил от старинной головоломки, в к-рой латинские буквы нужно было разместить в таблице таким образом, чтобы определенная буква, обозначающая здесь воздействие или уровень независимой переменной, встречалась только один раз в строке или столбце. В латинском квадрате 3x3 каждый из вариантов программы обучения (А, В, С) может быть случайным образом приписан к комбинации уровней способностей (высокий, средний, низкий) и мотивации (высокий, средний, низкий), так что каждая программа обучения будет один раз опробована на каждом из уровней способностей и на каждом из уровней мотивации.
Потребуется всего лишь девять групп вместо 27 (3 х 3 х 3), необходимых для полного факторного плана. Однако латинский квадрат не даёт всей информ., к-рую предоставил бы факторный план относительно возможного усиливающего или ослабляющего эффекта (взаимодействия) отдельных уровней способностей или мотивации с отдельными вариантами программы обучения.
В основе упоминавшихся выше АБА/АБАБ экспериментов лежат планы с временными рядами. Эти планы предполагают контроль поведения отдельного испытуемого или группы испытуемых на протяжении какого-то отрезка времени через проведение повторных наблюдений и повторных вмешательств или воздействий. Иногда повторяют одни и те же воздействия, а иногда - разные. Если вмешательство эффективно, то вслед за ним должно наблюдаться изменение, так что каждый испытуемый или группа одновременно выполняет роль собственной контрольной группы. Там где эффект воздействий сохраняется как в исслед. научения, на последующие вмешательства могут влиять эффекты предыдущих, и потому этот "эффект множественного воздействия" нужно заранее планировать как возможный примешивающийся и загрязняющий фактор. Напротив, некоторые быстро выводимые организмом транквилизаторы будут незамедлительно проявляться во временной серии наблюдений. Без дополнительных доз их эффект исчезает, но снова проявляется при следующем введении транквилизатора. Если удается показать, что паттерн эффекта совпадает с временным паттерном введения и прекращения эксперим. воздействия, то это является очень убедительным доказательством наличия причинно-следственной связи.
Планы с множественным базисом: эта разновидность планов с временными рядами предписывает измерение одного или нескольких видов поведения через определенные промежутки времени с тем, чтобы установить "базисные линии" [Фоновые характеристики. - Примеч. науч. ред.], и последующее вмешательство в один из видов этого поведения. Если вмешательство оказывается эффективным, то изменение отмечается именно в этом, но не в остальных видах поведения. Позволяя паттерну вернуться в устойчивое состояние, экспериментатор производит вмешательство в поведение др. вида и отмечает изменение в нем относительно второй "базисной линии", и т. д.
См. также Контрольные группы, Методология (научных) исследований, Методы многомерного анализа, Научный метод, Проверка гипотез, Статистика в психологии
Д. Р. Крэсвул

Экспериментальный невроз (experimental neurosis)

Этот термин относится к определенным поведенческим нарушениям, искусственно вызываемым в лабораторных условиях для моделирования причин возникновения невротического поведения чел. Двумя отличительными особенностями Э. н. яв-ся: а) разрушение ранее выработанной реакции; б) проявление сильного поведенческим нарушениям, искусственно вызываемым в лабораторных условиях для моделирования причин возникновения невротического поведения чел. Двумя отличительными особенностями Э. н. яв-ся: а) разрушение ранее выработанной реакции; б) проявление сильного окружения. Как правило, такие исслед. проводятся на животных, что позволяет достигать более высоких уровней эксперим. контроля и избегать трудностей, обусловленных определенными этическими ограничениями.
Со времен Павлова для выработки эксперим. невроза использовались две парадигмы. Первая представляет собой конфликт дифференцировки раздражителей (stimulus-discrimination conflict); вторая - конфликт целевой ориентации (goal-orientation conflict), создаваемый при помощи аверсивного стимула. Большинство исследователей отдали предпочтение последней парадигме, введенной Джулиусом Массерманом в серии экспериментов с кошками. Массерман обучал своих кошек манипулировать устройством, осуществляющим подачу пищи вслед за подачей сигнала, состоящего из вспышки света и звонка. После того как реакция была выработана, в тот момент, когда животное приступало к пище, подавался аверсивный стимул (удар электрическим током или сильная струя воздуха). Рез-том был отказ кошек от еды и явный испуг, выражавшийся в дрожании и попытке убежать из клетки; у них также отмечалось повышение кровяного давления и учащение сердцебиения. В некоторых случаях эти реакции сохранялись на протяжении нескольких месяцев.
Массерман интерпретировал эти результаты с позиций психоанализа и отнес их к последствиям мотивационного конфликта между голодом и страхом. Джозеф Вольпе высказал сомнение в самой необходимости конфликта для формирования Э. н., утверждая, что поведение кошек Массермана могло быть вызвано самим аверсивным стимулом. Применив процедуру, сходную с использованной Массерманом во всем, но исключающую фазу предъявления пищи, Вольпе смог вызвать у кошек те же самые формы поведения. Др. исследователи предположили, что помимо удара током или конфликта в возникновение Э. н. вносят вклад такие факторы как фрустрация и ограничение (confinement). Однако ни одно из этих объяснений не получило всеобщего признания.
Классическим невротическим симптомокомплексом, в наибольшей степени походящим на поведение, демонстрируемое лабораторными животными при Э. н., является фобия. Согласно четвертому изданию "Руководства по диагностике и статистической классификации психических расстройств" (DSM-IV), фобические расстройства характеризуются "постоянным и иррациональным страхом перед определенным специфическим объектом, действиями или ситуацией, который выливается в непреодолимое стремление избегать этого пугающего объекта, действий или ситуации". Безусловно, спорно квалифицировать страх или избегание пищи животными в экспериментальной клетке, в которой они предварительно подверглись удару электрическим током, как "иррациональные". В отношении этиологии мы еще очень мало знаем о формировании невротических симптомов чел. Однако, представляется маловероятным, что в основе большинства таких симптомов лежит травма, как это происходит во всех случаях Э. н. Скорее всего, наблюдаемое в условиях лаборатории поведение представляет собой адекватный аналог лишь небольшой части фобических реакций чел.
Вероятно, наиболее убедительным свидетельством полезности Э. н. в качестве модели челов. психопатологии может служить сравнение эффективности различных процедур лечения. Джулиус Массерман достиг определенного успеха в устранении невротических симптомов у кошек путем применения процедур, к-рые он рассматривал в качестве аналога психоаналитических методик, однако эти процедуры носили с ними лишь внешнее сходство. Джозеф Вольпе предложил стратегию, к-рая оказалась не только успешной в отношении лабораторных животных, но также привела к разработке метода систематической десенсибилизации, эффективной процедуры лечения тревоги у людей.
См. также Полевой эксперимент
С. Фишер

Экспрессивная мимика (facial expressions)

Э. м. служит для сообщения базовых эмоций: радости, гнева, отвращения, печали и страха в сочетании с удивлением. Все люди, включ. представителей дописьменных культур, без труда ориентируются в признаках этих осн. эмоций. Более того, соответствующие выражения лица появляются спонтанно у совсем маленьких детей, а также у слепых и глухих от рождения.
Многие психологи объясняют универсальность основных выразительных движений лицевых мышц действием наследственной программы. Есть и др. мнение: выражения лица могут приобретаться в результате научения, одинакового для всех представителей вида, или же вследствие биолог. адаптивных реакций новорожденных.
Не всякая Э. м. передает универсальные сообщения. Вполне возможно, что люди научаются правилам принятого в конкретной культуре выражения эмоций посредством наблюдения за окружающими.
Э. м. играет важную роль в ранних соц. взаимоотношениях чел. С момента появления ребенка на свет она служит для передачи жизненно важной информ. Лицевая мускулатура новорожденного полностью сформирована и функциональна. Плач и жалобное выражение лица у младенца - универсальные признаки дистресса - указывают ухаживающему за ребенком взрослому на необходимость разрешить какие-то проблемы малыша. Соц. улыбка, то есть улыбка с фиксацией взгляда на чел, к-рый ухаживает за ребенком, появляется в возрасте 3-4 недель. Улыбка - одна из младенческих моделей поведения, к-рая позволяет расположить к себе взрослого, стимулирует формирование привязанности между взрослым и младенцем, повышает шансы малыша на получение помощи в течение долгого периода развития.
Э. м. ребенка, перешедшего рубеж младенчества, позволяет окружающим составить точное представление о наличии у него приятных и неприятных эмоциональных переживаний.
Выражения лица вызывает ряд др. измеримых эффектов в соц. поведении, к-рые психологи только начали изучать. В одном исслед. было показано, что ученики научались большему у учителей, демонстрировавших положительные, а не отрицательные эмоции. В др. исслед. было установлено, что на агрессию преподавателя влияло выражение лица уч-ся. Преподаватели реже наказывали тех, кто выглядел рассерженным и недовольным, и чаще наказывали учеников, казавшихся веселыми и довольными.
См. также Жесты, Эмоции
Л. Л. Давидофф

Экспрессивные искусства (expressive arts)

Э. и. не часто рассматривают с позиций их вклада в изменение поведения, несмотря на признание за ними способности вызывать изменения личности. С увеличением информ. базы данных, улучшающей понимание причин поведенческих изменений, возрастает роль нетрадиционных и новаторских видов терапии. К Э. и. относятся поэзия, музыка, литературные сочинения, живопись, танцы, скульптура и различные сочетания этих видов искусства. Э. и. зачастую неофициально используются в терапии, однако они редко исследуются, и обычно им отводятся только вспомогательные роли. И все же, Э. и. поднимают вопросы, к-рые привлекают внимание и требуют своего изучения. Существующие данные позволяют высказать ряд соображений эвристического характера.
1. Э. и. позволяют достичь самовыражения без той иногда довольно серьезной конфронтации, к-рая возникает в ходе разговорных терапий.
2. Э. и. задействуют формы личных переживаний и выразительности, свойственные всем людям. Все общества создают рассматриваемые здесь образцы Э. и. и используют их для эмоциональной разрядки и (вербального) самовыражения (self-statements). Хотя и не предполагается, что Э. и. отражают специфические личностные трудности, соц. проблемы конкретной культуры или еще что-то подобное, такие результаты могут обнаруживаться. Экспрессия не вызывает с необходимостью эмоционального катарсиса, но может вносить в него свой вклад.
3. Продукты людей в терапии, использующей экспрессивные искусства, выглядят менее иррелевантными (redundant), чем вербальные описания соизмеримого поведения у клиентов психотерапии. Известно, что психотер. характеризуется высокой иррелевантностью (ригидность, дефензивность и невосприимчивость к альтернативам), и что преодоление иррелевантности зачастую служит признаком прогресса.
4. Э. и. характеризуются сравнительно более открытой активностью, чем разговорная психотер. В наибольшей степени это характерно для танца и движения; отчасти для живописи, рисунка и скульптуры и в меньшей степени для литературного творчества, будь то проза или поэзия. Тем не менее, акт сочинения стихов или прозы может обязывать субъекта к большей правдивости выражения, нежели обычные словесные отчеты.
5. Поведенческие и личностные изменения, по-видимому, не зависят от установления точных причин в области тех проблем, которые испытывает субъект. Экспрессивные усилия могут позволить субъекту воздействовать на проблему без понимания причин ее происхождения; экспрессивность сталкивается с тем, что яв-ся следствиями проблемы, и этого может оказаться вполне достаточным, чтобы способствовать изменениям. Несмотря на существование более чем 250 видов психотер., все они могут быть отнесены к одному из двух основных типов: те, что локализуют значимые переменные в душе (psyche), и те, к-рые локализуют их во взаимодействии между чел. и его окружением. Если последняя концептуальная позиция яв-ся той, в отношении к-рой Э. и. обладают наибольшей релевантностью (в сравнении с выявлением "бессознательного"), тогда для изменения клиента может оказаться достаточно вмешательств (intercessions), способствующих изменению конфигурации отношений чел. с окружением; во мн. случаях изменения наиболее важными могут быть именно неспецифические факторы. То, что может оказаться более важным для изменений - это атрибуция причины клиентом (или терапевтом), к-рая обеспечивает точку опоры для последующих действий и изменений. Вместо того, чтобы побуждать к созданию "истинной" причинной теории, Э. и. помогают мобилизовать клиента на деятельность (и возможное решение проблемы), характер к-рой редко нуждается в точном определении.
6. Теория конфликта представляется продуктивной при рассмотрении поведенческих изменений в целом, а также наиболее обнадеживающей версией того, каким образом Э. и. способствуют изменениям. Конфликт лучше всего понимается на основе градиентов приближения и уклонения относительно целей. Уклонение (avoidance) отличается крутизной траектории удалении от целевой области (чтобы избежать опасности), тогда как приближение к цели происходит постепенно. Точка пересечения этих двух градиентов характеризует область наивысшей тревоги и амбивалентности или колебания. Обычно психотер., опирающиеся на раскрытие прошлого, на эмоциональный катарсис, делают осн. акцент на снижении градиента уклонения; теоретически, в конечном счете, это приводит к возникновению позитивных и приближающих к цели видов поведения. Поведенческие терапии рассматривают инкрементное изменение траектории приближения как более эвристический подход. Когда терапевтическое приближение к целям осуществляется медленным и не угрожающим способом, это позволяет снизить тревогу, возбуждаемую тенденциями уклонения; приближение может тогда происходить без первоначального обращения к уклонению как необходимому предварительному условию. Э. и. может явиться тонким способом содействия приближающим формам поведения без быстрого вызова их противоположных двойников. По сравнению с разговорной терапией арт-терапию бросает меньше клиентов, и их оценки успеха в терапии оказываются неизменно более высокими, чем те, к-рые дают клиенты разговорной терапии.
7. Терапия Э. и. позволяет чел. преодолеть многие эмоциональные возмущения, связанные с вербальной конфронтацией в терапии. Иск-во просто не задает те вопросы в отношении поведенческих изменений, к-рые характерны для разговорной терапии, и тем самым избегает излишней детализации. Мн. вопросы в традиционной, вербальной, раскрывающей терапии, основанной на "почему?", "когда возникла эта проблема?" и "что происходило со мной в прошлом?", судя по имеющимся данным просто не возникают в этих формах иск-ва, хотя такие вопросы могут задаваться терапевтами, склонными к традиционному погружению в прошлое. Свободные от таких ограничений и предполагающие сравнительно неконфронтационную позицию в отношении клиента, Э. и. мягко и непредубежденно вовлекают чел. в изменения способом, лучше всего описываемым через приближение и уклонение в ситуации конфликта, и приводят к результатам, к-рые трудно объяснить с позиций традиционных "глубинных" представлений о терапии. Легкая доступность большинства форм иск-ва для людей - будь то больные или здоровые, - ищущих личного самовыражения, разрядки эмоционального напряжения или отдыха от непрерывных забот, яв-ся обнадеживающим признаком, к-рый должен побуждать исследователей к более полному изучению этого вопроса.
См. также Литература и психология, Музыкотерапия, Терапия поэзией
Л. Филлипс

Экстраверсия / интроверсия (extroversion / introversion)

Слова Э. и И. употребляются уже на протяжении нескольких столетий. Этимологически их соответственно можно истолковать как "обращение вовне" и "обращение внутрь". Долгое время они использовались гл. обр. в этих значениях как в физ., так и в психол. смысле. Их психол. употребление можно найти в работах, датирующихся XVII столетием, когда под Э. подразумевалось обращение мыслей к внешним объектам, а под И. - к своему собственному разуму, душе или духовной сфере.
Главную роль в привлечении внимания психологов к этим понятиям сыграл Карл Юнг. Юнг рассматривал Э. и И. в качестве фундаментальных измерений челов. темперамента и полагал, что многие из значительных флуктуации и противоречий в зап. мысли могут быть поняты как результат столкновения между этими противоположными перспективами. Он также считал что зап. мышление в целом, в сравнении с восточным, носит экстравертированный характер.
Юнг определял Э. как обращение либидо или психич. энергии вовне. Это эквивалентно высказыванию, что Э. означает направление интереса на объекты (др. людей или предметы), присутствующие в данном окружении, и функционирование в связи с этими объектами. Находясь в экстравертированном состоянии, субъект воспринимает, мыслит, чувствует и действует сообразуясь с данным объектом. И. была определена Юнгом как обращение либидо внутрь. Это означает перенаправление интереса от объекта к субъекту - к собственному сознательному опыту индивидуума. В интровертированном состоянии восприятие, мышление, чувствование и действие определяются более непосредственно субъективными факторами, чем данным объектом. Экстраверт - чел., обычно находящийся в экстравертированном состоянии, - склонен немедленно и непосредственно реагировать на поступающие извне стимулы. Находясь преимущественно в интровертированном состоянии, интроверт склонен воздерживаться от немедленных реакций и действовать на основе субъективных соображений, следующих за внешним стимулом.
Измерение Э./И. в психологии трактовалось по-разному. Познакомившись с юнговской интерпретацией этих терминов, Зигмунд Фрейд заключил, что Э. характеризует здоровое состояние, в то время как И. создает предрасположенность к психопатологии. Между тем Юнг отнюдь не трактовал Э. и И. подобным образом и не считал одну предпочтительней другой. Однако т. зр. Фрейда возобладала в общественном сознании (напр., в США), отдающем предпочтение Э. перед И. Среди американских психологов и педагогов существует выраженная тенденция рассматривать Э. как более предпочтительную характеристику и истолковывать это измерение в рамках соц. поведения. Так, экстраверсия часто понимается в аспекте коммуникабельности (sociability), тогда как И. рассматривается как тенденция к уклонению от соц. контактов. Юнг рассматривал это измерение преимущественно с т. зр. различных форм опыта или сознания, и попытка определения его через поведение сама по себе отражает экстравертированный подход к психологии. Лучшей иллюстрацией такого сдвига в ориентации яв-ся большинство разрабатываемых опросников, в к-рых содержание пунктов шкал Э., как правило, связано с коммуникабельностью, а содержание пунктов шкал И. преимущественно связано с тревожностью или невротическими симптомами. Строго говоря, такие шкалы не могут рассматриваться в качестве мер Э./И. в юнговском понимании.
Мюррей утверждал, что юнговские понятия охватывают целый ряд отдельных частных переменных, к-рые могут измеряться и оцениваться независимо друг от друга. Он предложил новые названия для некоторых из них. Одно из таких измерений получило название "экзокатексия-эндокатексия" (exocathection - endocathection). Оно гл. обр. отражает сравнительное значение, к-рое индивидуум придает внешнему миру (включ. сюда практ. деятельность, соц. и политические события и мнения др. людей) в противоположность внутреннему миру (своим собственным переживаниям, фантазиям, идеям, теориям, образам и т. д.). Др. таким измерением является "экстрацепция-интроцепция" (extraception - introception). Оно связано с детерминантами восприятия, оценки и поведения. Экстрацепцией называется тенденция руководствоваться конкретными, отчетливо наблюдаемыми, физ. обстоятельствами, тогда как интроцепция отражает тенденцию руководствоваться более субъективными факторами: чувствами, фантазиями, помыслами и стремлениями. Работы ряда крупных исследователей в области факторного анализа - включ. Раймонда Б. Кэттелла, Дж. П. Гилфорда и Ганса Айзенка - тж указывают на возможность выделения некоторых частично независимых составляющих измерения "экстраверсии-интроверсии". В то же время их данные скорее представляют согласованные свидетельства существования широкого общего измерения (по-видимому, представляющего собой фактор большего порядка), к-рое довольно хорошо корреспондирует с юнговскими понятиями и охватывает большое количество специфических индивидуальных различий, к-рые мы обнаруживаем в челов. личности.
Один из теоретиков факторно-аналитического подхода, Ганс Айзенк, уделил особое внимание этому измерению и при его интерпретации воспользовался рядом физиолог. понятий, предложенных И. П. Павловым. Согласно Айзенку, интроверты характеризуются очень чувствительными процессами коркового возбуждения. Поэтому они склонны очень быстро перегружаться - интеллектуально и эмоционально - умеренной соц. и физ. стимуляцией и чаще испытывать чувства тревоги и отчаяния. Как следствие, они часто прибегают к самозащитному уходу из своего окружения, и могут ограничивать соц. взаимодействия посредством контроля или сдерживания поведения. В отличие от них, экстраверты характеризуются менее чувствительными корковыми процессами, или преобладанием процессов коркового торможения. Поэтому им необходимо больше стимуляции из соц. окружения, и они могут обращаться к ее активному поиску, чтобы преодолеть свою корковую инертность.
См. также Внутренне- и внешненаправляемое поведение, Центральные черты
Р. В. Коан

Экстрасенсорное восприятие (extrasensory perception)

ЭСВ - многозначный термин, используемый для обозначения многих якобы существующих эзотерических феноменов, таких как ясновидение, телепатия (мысленное общение) и предзнание. Др. связанные термины - "пси" (для "психокинеза") или "телекинез" - были придуманы для обозначения предполагаемых воздействий "духа на материю", таких как перемещение объектов без прикосновения к ним или сгибание ложек при помощи лишь одной психич. концентрации. Осн. идея, выражаемая термином ЭСВ, состоит в том, что нек-рые люди - возможно лишь на нек-рое время - могут обладать знанием о событиях, получаемым каким-то образом без помощи обычных органов чувств, или способностью перемещать объекты без физ. контакта с ними.
Чтобы достичь признания в научном сообществе, действующие из лучших побуждений и искренне верящие в ЭСВ исследователи пытаются проводить эксперименты для получения свидетельств или подтверждений существования тех способностей, к-рыми, по их утверждениям, обладают нек-рые люди. Напр., испытуемых с завязанными глазами могут попросить определить цвета бумаги или ткани, к-рую они обследуют только при помощи своих пальцев. Конечно, любой успех здесь не явился бы результатом "сверх" восприятия, однако он бы несомненно оказался удивительным. До сих пор не удавалось осуществить демонстраций такой способности, к-рые удовлетворили бы психологов, хотя нек-рые физики были вынуждены признать необъяснимость определенных демонстраций.
См. также Парапсихология, Псевдопсихология
Б. Р. Бугельски

Электродермальная активность, ЭДА (electrodermal activity)

ЭДА - термин, к-рым психофизиологи обозначают электрическую активность кожи на ладонях или пальцах рук. Первые исследователи, использовавшие эту меру, думали, что она раскрывает тайны психич. жизни. В настоящее время мы считаем ЭДА мерой (или характеристикой) состояния взаимодействия организма со средой.
Термины для описания феномена ЭДА менялись со временем. В начале XX века типичным термином, используемым для этой цели, был психогальванический рефлекс (psychogalvanic reflex, PGR). Позднее, его сменил термин кожно-гальваническая реакция, или КГР (galvanic skin response, GSR). Связанное с употреблением этого термина затруднение состояло в том, что он стал использоваться для характеристики разных аспектов электродермальной активности (напр., базисного или фонового уровня и амплитуды реакции). Поэтому большинство психофизиологов отказалось от КГР в пользу ЭДА.
Электрическую активность кожи можно измерять двумя способами. Во-первых, можно пропускать через кожу слабый ток от внешнего источника и измерять динамику ее сопротивления пропускаемому току. Эту методику называют экзосоматическим методом (exosomatic method). Второй метод - эндосоматический (endosomatic method) - заключается в измерении электрической активности поверхности кожи без использования внешнего источника тока. Экзосоматический метод к настоящему времени модифицирован в измерение проводимости кожи (skin conductance, SC) - величины, обратной сопротивлению кожи. Экзосоматический метод и сейчас используется для измерения кожного потенциала (skin potential, SP).
ЭДА записывается с помощью электродов, помещаемых на ладони или пальцы рук, так как эти участки тела богаты эккринными потовыми железами - особым видом потовых желез. Эти железы вызывают у психофизиологов повышенный интерес в силу того, что реагируют преимущественно на "психическую" стимуляцию, тогда как др. потовые железы реагируют в большей степени на повышение температуры. Эккринные потовые железы иннервируются симпатическим отделом автономной НС, однако хим. медиатором в постганглионарных синапсах служит ацетилхолин, а не норадреналин, как можно было бы ожидать при симпатической иннервации.
Эккринные потовые железы, к-рые можно представить себе в виде тонких трубочек с отверстиями на поверхности кожи, действуют как переменные резисторы, соединенные параллельно. В зависимости от степени активации симпатической НС, к поверхности кожи поднимается то или иное количество пота, определяемое количеством активированных потовых желез. Чем выше поднимается уровень пота в определенной железе, чем ниже будет сопротивление такого переменного резистора.
См. также Автономная нервная система, Нейрохирургия, Психосоматические расстройства, Симпатическая нервная система, Химическая стимуляция мозга
Р. М. Стерн

Электростимуляция нервной системы (electrical nervous system stimulation)

Стимуляция НС применяется в диагностических и терапевтических целях. У. Пенфилд в процессе хирургического лечения фокальной (очаговой) эпилепсии использовал электрическую стимуляцию мозга (ЭСМ) находящихся в сознании больных для идентификации эпилептического очага. Регистрируя эффекты ЭСМ в многочисленных точках, Пенфилд помещал на поверхность каждого раздражаемого участка мозга бумажный ярлычок с номерком (функциональным кодом) и затем фотографировал пронумерованный т. о. мозг, получая в рез-те функциональную карту коры каждого больного. Терапевтическая стимуляция НС эволюционировала от "электронной массированной атаки на целый мозг" до имплантации блока микроэлектродов в периферические нервы, спинной или головной мозг в целях компьютерной имитации пространственно-временных паттернов нервных импульсов (или нейронных разрядов) в отдельной функциональной системе. Терапевтическая стимуляция, довольно успешно применяемая для управления специфическими способностями, далеко не столь эффективна в управлении сложными структурами поведения.
Попытки стимулировать НС предпринимались учеными с конца XVIII в., однако они не имели доступа к глубинным структурам мозга до изобретения в начале XX в. стереотаксического прибора. Ученые обнаружили, что ЭСМ может вызывать у животных многообразное поведение (напр., пищевое и питьевое поведение, запасание корма, агрессию, материнское и половое поведение). Выдающимся открытием стало случайное обнаружение Олдсом и Милнером систем "вознаграждения" в головном мозге. Животные быстро научались механическому способу стимуляции определенных областей мозга.
Применение данных о функционировании мозга животных к людям наталкивается на серьезные трудности. Нейрохирурги пытались использовать ЭСМ для преодоления различных поведенческих проблем у людей, прежде всего депрессии и вспышек агрессии, однако используемые ими для оценки рез-тов методы не отвечали требованиям к научным методам, что не позволяет высказать сколько-нибудь обоснованное суждение об успешности (или неуспешности) этих попыток. Э. н. с. чел. в отношении ограниченных функций лучше изучена и дает основания для более оптимистических ожиданий, чем попытки управлять общей эмоциональной реактивностью или поведением в целом.
См. также Автономная нервная система, Головной мозг, Центральная нервная система, Черепные нервы, Электроэнцефалография, Нейрохирургия
Б. Торн

Электросудорожная терапия (electroconvulsive therapy)

Электросудорожная терапия (ЭСТ) представляет собой метод лечения, правомерность к-рого оспаривается мн. Он применяется в небольшом проценте случаев для лечения больных с эмоциональными расстройствами, гл. обр., страдающих эндогенной депрессией.
Метод приобрел дурную репутацию отчасти вследствие того, что ассоциируется с терминами "шок" и "судороги", отчасти же в связи с тем, что иногда использовался необдуманно или с целью наказания. В лечении одного и того же больного могли иногда использоваться сотни сеансов. К побочным эффектам относятся состояния спутанности сознания, амнезия - как ретроградная, так и антероградная, осложнения со стороны сердечно-сосудистой системы и даже физ. травмы. Использование ЭСТ стало знач. более редким с появлением антидепрессантов и нейролептиков.
Сейчас этот метод может использоваться лишь при наличии письменного согласия пациента. Интенсивность электрического разряда сейчас ниже, чем раньше, число сеансов, проводимых через день, обычно не превышает 6-8. ЭСТ предшествует введение миорелаксантов или обезболивающих препаратов для уменьшения субъективного дискомфорта и риска физ. травматизации. Унилатеральное проведение ЭСТ, обычно с подключением электрода к области правого полушария мозга, обеспечивает достаточное терапевтическое действие с минимальным риском нарушений памяти и др. побочных эффектов. Побочные эффекты обычно слабы, за исключением случаев, когда ЭСТ комбинируется с терапией литием.
В такой модифицированной форме ЭСТ оказывает подтвержденный терапевтический эффект для ограниченных категорий больных. Это сильное лечебное средство для мн. страдающих эндогенной депрессией пациентов, оказывающихся резистентными к действию антидепрессантов. В случаях сочетания депрессивных и психотических симптомов ЭСТ оказывается более эффективным, чем изолированное применение антидепрессантов или нейролептиков. Поскольку действие ЭСТ наступает быстрее, чем при лекарственной терапии, она часто рекомендуется для лечения больных с активными суицидными тенденциями. В любом случае применения, эффект ЭСТ оказывается временным. Рецидива позволяет избежать постоянный прием антидепрессантов.
Механизм терапевтического действия ЭСТ неизвестен. Часто наблюдаемые при ЭСТ провалы в памяти несущественны и, вероятно, вообще не способствуют терапевтическому эффекту.
Обнаружено, что ЭСТ повышает метаболизм норэпинефрина в мозгу, меняет чувствительность рецепторов к моноаминовым синаптическим медиаторам, повышает выброс гипофизарных гормонов и ослабляет проницаемость гематоэнцефалического барьера. Любой из них или все эти эффекты могут обусловливать антидепрессивное действие ЭСТ.
Больший интерес вызывают дефицитарные изменения памяти, часто наблюдаемые при ЭСТ. Отмечается как антероградная, так и ретроградная амнезия, постепенно исчезающие в течение первого месяца после ЭСТ. Пациенты продолжают, однако, жаловаться на нарушение памяти в течение неск. последующих месяцев. Возможно, что в течение этого времени действительно сохраняется небольшой, но реальный дефицит памяти, не обнаруживаемый используемыми методами тестирования. Возможно тж, что затруднения с памятью, с к-рыми больные сталкиваются вскоре после курса ЭСТ, вызывают у них установку на повышенное внимание к незначительным, нормальным эпизодам забывчивости.
См. также Депрессия, Электростимуляция нервной системы, Право отказа от лечения
Дж. Калат

Эмбрион и плод (embrio and fetus)

Эмбриональная (зародышевая) и фетальная (лат. fetus - отпрыск, плод) стадии - самые короткие стадии развития чел., длящиеся в совокупности примерно 40 недель. Кроме того, они составляют период самых быстрых количественных и качественных изменений челов. организма. В течение эмбриональной стадии организм развивается из одной оплодотворенной яйцеклетки (0,14 мм в диаметре) до челов. зародыша (эмбриона), весящего 0,1 г и достигающего 3,2 см в длину, при этом закладывается основа для полностью формируемых скелетной, мышечной, кровеносной, пищеварительной, эндокринной, нервной и дыхательной систем. Этот процесс занимает примерно 8 недель. Данный период быстрого роста и развития яв-ся в то же время периодом наибольшей уязвимости - с самыми высокими показателями заболеваемости и смертности. Несмотря на то, что Э. надежно защищен амниотической оболочкой и маткой, первые 8 недель беременности составляют критический период для вредящих воздействий внешних агентов, к-рые могут стать причиной выкидыша и/или структурных и функциональных дефектов развития. Эти агенты получили назв. тератогенов (гр. teras [teratos] - чудовище, урод). К наиболее распростр. категориям тератогенов, действие к-рых особенно опасно для Э., относятся лекарственные препараты, радиация и инфекционные заболевания матери.
Самый яркий пример воздействия лекарств на Э. - трагедия, связанная с применением талидомида в Европе. К др. типам лекарственных препаратов, связь к-рых с пороками развития на эмбриональной стадии была установлена, относятся нек-рые виды транквилизаторов, барбитуратов и синтетических гормонов. Последствиями радиоактивного облучения матери в течение эмбриональной стадии м. б.: выкидыш, рождение мертвого П., хромосомные и генные мутации, микроцефалия, задержка роста и психич. развития. Такие формы рака, как лейкемия, к-рые проявляются в детстве и отрочестве, тж связаны с воздействием радиации на мать в период беременности.
Инфекционные заболевания матери тж могут иметь трагические последствия для развивающегося организма. Самой опасной в этом отношении инфекционной болезнью яв-ся краснуха. Когда будущая мать заражается краснухой во время первого триместра, 50% беременностей имеют неблагоприятное течение, нередко заканчиваясь выкидышем. Младенцы, родившиеся с синдромом краснухи, обычно имеют множественные дефекты, среди к-рых наиболее частыми яв-ся слепота, глухота, пороки сердца, интеллектуальные нарушения и микроцефалия.
Хотя вероятность структурных и функциональных повреждений в течение эмбрионального периода наиболее высока, фетальная стадия развития остается периодом уязвимости в отношении воздействия внешних агентов. Эта стадия определяется как период, отсчитываемый с момента появления первых настоящих костей до начала родов. Ряд материнских привычек и особенностей могут приводить к отрицательным исходам в этой фазе беременности. Доказано, что никотин и алкоголь негативно влияют на рост Э. Курящие матери подвергаются большему риску рождения незрелых детей - недоношенных по срокам и по весу. Потребление алкоголя связано с рядом пороков развития, включая задержку физ. и психич. развития, дефекты лица и конечностей, а тж пороки сердца. Наркотическая аддикция матери обычно приводит к возникновению наркотической аддикции у развивающегося П. Более тонкие и отсроченные эффекты воздействия этих наркотических веществ в период беременности, такие как минимальная мозговая дисфункция (ММД) и поведенческие проявления, еще не полностью изучены.
Венерические болезни матери, такие как сифилис, гонорея и герпес простой, могут иметь следствием выкидыши, рождение мертвого П. и внутриутробное заражение П. Хронические болезни матери, такие как диабет и анемия, тж могут вызывать соотв. пороки развития. Наконец, установлена прямая связь между недостаточным питанием матери и преждевременными родами, задержкой роста и психич. развития, сенсорными и неврологическими повреждениями, а тж смертью П.
Хотя многое известно об этих важных факторах, нам предстоит еще больше узнать о потенциально вредном воздействии загрязняющих агентов среды, болезней и др. факторов, к-рые могут вызывать соматические и поведенческие аномалии в развивающемся организме.
См. также Генетика поведения, Родовые травмы
К. Мак-Класки

Эмоции (emotions)

Под Э. в основном подразумевают сильные психич. состояния, обычно связанные с возбуждением или высоким уровнем энергии и дающие начало чувствам и страстям. Кроме того, каждое такое состояние обычно характеризуются валентностью или направленностью: Э. обычно бывают положительными или отрицательными. Так, удивление, эйфория, гнев или страх, различаясь по степени положительности или отрицательности, яв-ся вместе с тем сильнодействующими переживаниями.
Одна из наиболее влиятельных теорий Э., разраб. У. Джемсом и К. Ланге независимо друг от друга, получила назв. теории Э. Джемса-Ланге. По существу, эта теория постулировала, что Э. состоят из телесных изменений (напр., возбуждения) и психич. события или переживания. Само по себе это не было чем-то новым. Но согласно преобладавшей в то время т. зр., процесс возникновения Э. представлялся следующим образом: сначала воспринималось вызывающее Э. событие, затем это восприятие давало начало соотв. переживанию, к-рое, наконец, находило свое выражение в телесных проявлениях. Др. словами, психич. состояние, связанное с Э., напрямую определялось вызывающим Э. событием; физиолог. аспекты оказывались вторичными. Джемс и Ланге выразили свое несогласие с этим. Психич. состояние или переживание, к-рое было специфичным для Э., являлось, с их т. зр., следствием телесных изменений.
Теории Джемса и Ланге вызвали большую реакцию. Публикация этих теорий повлекла за собой теорет. и эмпирические исслед., продолжающиеся до настоящего времени. Одним из наиболее серьезных откликов на них стал подход У. Б. Кеннона, к-рый указал на слабые места в теории Джемса-Ланге и предложил теорию Э., осн. на их эволюционной ценности.
Согласно Кеннону, события, к-рые служили причиной Э., вызывали возбуждение симпатической НС. Это возбуждение влекло за собой секрецию эпинефрина надпочечниками и включало такие телесные изменения как повышенный сердечный ритм, учащенное дыхание и повышенное мышечное напряжение. Кеннон утверждал, что функция этого возбуждения заключается в подготовке организма к реагированию на событие - напр., к борьбе или бегству. Др. словами, событие, к-рое может принести вред, вызывает возбуждение - "реакцию мобилизации", - подготавливающее организм к совладанию с этим событием. Учащение сердечного ритма, дыхания и т. д. позволяет организму реагировать бдительнее, быстрее и мощнее, увеличивая тем самым его шансы на выживание.
Эмоциональные состояния, считал Кеннон, связаны с этим возбуждением, но они не полностью определяются друг другом. Телесные изменения происходят непрерывно, и одни и те же изменения включены в различные эмоциональные состояния. Переживания же, напротив, варьируют от ситуации к ситуации. Он рассматривал гипоталамус как центр и возбуждения, и состояний переживания, а Э. как продукт этих состояний, интегрируемых ЦНС.
Эта модель вызвала критику и предложение альтернативных теорий. Одни из них фокусировались на роли возбуждения в возникновении Э. Др. подчеркивали ведущую роль в этом процессе ЦНС. Пейпец указал на то, что с Э. связаны специфические области головного мозга, и последующая работа в этом направлении привела к выделению ретикулярной формации, простирающейся от таламуса до ствола головного мозга, как центра активации или возбуждения. В исслед. было тж обнаружено, что электрическая стимуляция специфических областей мозга вызывает общий эмоциональный паттерн, к-рый можно классифицировать как ярость или страх. Однако, несмотря на признание роли коры головного мозга для выражении Э., попытки локализовать зоны, отвечающие за каждую конкретную Э., не привели к успеху.
Большинство совр. исслед. Э. сконцентрировались на взаимодействии между телесными изменениями и состояниями переживания. Арнольд утверждает, что когнитивные оценки событий определяют эмоциональные реакции, включая телесные изменения и состояния переживания. Часть этой детерминации предполагает оценку ощущений: переживания частично осн. на интерпретации событий и частично - на интерпретации телесных изменений. Др. исследователи делают больший или меньший акцент на оценке телесных изменений, оставляя в стороне вопрос о первичности.
Рез-ты исслед. в определенной степени поддерживают обе эти позиции. В нек-рых исслед. приводятся данные о том, что отдельные Э. могут быть надежно связаны со специфическими паттернами физиолог. изменений. Экс установил, что характер изменений кровяного давления, сердечного ритма и сопротивления кожи неск. отличался, когда испытуемые были раздражены и когда они были напуганы. Подобные факты были обнаружены еще в ряде исслед., однако лишь нек-рые из Э. оказалась связанными со специфическими телесными изменениями. В полном соответствии с взглядом Кеннона, что не существует достаточного количества различающихся между собой паттернов изменений, к-рые бы позволили учесть все Э., в исслед. было установлено только два или три различных физиолог. предвестника эмоций.
Подобно Кеннону, Шехтер и Сингер полагают, что Э. осн. на физиолог. состоянии возбуждения. Возбуждение м. б. одинаковым для различных Э. и выполняет гл. обр. функцию мотивирования индивидуума к попытке объяснить или обозначить его к.-л. ярлыком. Эти ярлыки извлекаются из ситуации. В большинстве случаев это не представляет затруднений. Столкнувшись с медведем, чел. испытывает возбуждение и ищет ему объяснение. Если это дикий медведь, то возбуждение может интерпретироваться как страх, однако если этот медведь ручной, возбуждение м. б. обозначено как сильное любопытство. Одни и те же стимулы в данной ситуации рассматриваются в качестве важнейших детерминант различных переживаемых эмоций.
В исслед. тж уделялось внимание выделению измерений Э. Существуют сотни эмоциональных состояний, мн. из к-рых представляют собой те или иные оттенки друг друга. Для того чтобы понять все эти состояния, исследователи пытались идентифицировать базовые измерения, на основе к-рых их можно было бы классифицировать.
См. также Когнитивные теории эмоций
А. С. Баум

Эмоциональное заражение (emotional contagion)

Э. з. - это "тенденция к автоматическому подражанию и синхронизации выражений лиц, голосовых реакций, телесных поз и движений с выражениями лица, голосовыми реакциями, позами и движениями др. чел., приводящая к сближению с ним в эмоциональном отношении". Теоретически Э. з. может достигаться различными способами. Нек-рые исследователи полагают, что в основе этого феномена могут лежать сознательные процессы мышления, анализа и воображения. Аронфрид утверждал, что люди должны учиться разделять эмоции др. людей и что заражение яв-ся условной эмоциональной реакцией. Большинство, однако, считает, что Э. з. яв-ся даже более примитивным процессом, чем условный рефлекс, происходящим автоматически, за пределами сознательного контроля. Согласно Хэтфилду и др., процесс Э. з. реализуется примерно следующим образом.
Положение 1. В ходе речевого общения люди автоматически и непрерывно подражают др. и синхронизируют свои движения с их выражениями лиц, голосами, телесными позами, движениями и инструментальным поведением.
Положение 2. Субъективные эмоциональные переживания периодически подвергаются влиянию обратной связи от такого подражания. Теоретически эмоциональное переживание может регулироваться на основе: а) команд ЦНС, в первую очередь управляющих таким подражанием - синхронизацией; б) афферентной обратной связи от процессов лицевого, вербального, связанного с позами и движениями подражания - синхронизации; в) процессов самовосприятия, исходя из к-рых, люди выводят заключения о своих собственных эмоциональных состояниях путем наблюдения за эмоциональными проявлениями и действиями, вызываемыми у них эмоциональными состояниями др.
Положение 3. Вследствие этого люди склонны постоянно заражаться эмоциями др.
Исследователи собрали многочисленные данные, свидетельствующие в поддержку этих трех положений.
Положение 1. Рез-ты исслед. показали, что люди действительно склонны подражать выражениям лица, голосам, позам и инструментальному поведению др. Подражание лицевой экспрессии происходит практически мгновенно. Люди оказываются способными следовать наиболее тонким и почти неуловимым изменениям. Хаггард и Айзекс приводят данные о том, что эмоциональные переживания и сопровождающие их выражения лица могут изменяться с удивительной скоростью - в интервале времени от 125 до 200 мс. В социально-психофизиологических исслед. установлено, что эмоциональные переживания и выразительные мимические движения испытуемых, измеряемые при помощи электромиографических (ЭМГ) методик, имеют тенденцию воспроизводить изменения в выражении эмоций у наблюдаемых ими людей и что такое моторное подражание м. б. настолько тонким, что практически не вызывает наблюдаемых изменений в выражении их лиц. Когда испытуемые наблюдают счастливые выражения лица, это проявляется гл. обр. в увеличении мышечной активности лица в области большой скуловой мышцы, служащей для оттягивания углов рта назад и вверх. Когда они наблюдают гневные выражения лица, это проявляется в увеличении мышечной активности в области мышцы, стягивающей брови.
Такое подражание начинается практически с рождения. Хейвиленд и Лелвика обнаружили, что уже 10-недельные младенцы могут подражать довольным, печальным и сердитым выражениям лица своей матери. Матери тоже подражают выражениям эмоций своих младенцев. Имеются тж многочисленные данные о голосовом подражании и синхронизации с голосовыми выражениями др. людей.
Положение 2. В настоящее время большинство исследователей сходятся в том, что эмоции, по крайней мере отчасти, регулируются на основе обратной связи. Исследователи проверяли гипотезу об обратной связи в отношении выражений лица в трех типах экспериментов. В этих экспериментах использовались 3 различные стратегии, побуждающие испытуемых принимать выражение лица, соотв. той или иной эмоции. Иногда испытуемых просто просили преувеличивать или скрывать любые свои эмоциональные реакции. Иногда пытались обманом заставить испытуемых принять ту или иную эмоциональную маску. Иногда ситуация организовывалась т. о., чтобы испытуемые неосознанно подражали выразительным движениям и эмоциональной мимике др. людей. Во всех этих случаях обнаружилось, что на эмоциональные переживания испытуемых влияла обратная связь от тех выражений лица, к-рые они принимали. Существует впечатляющий объем данных, поддерживающих положение о том, что субъективное эмоциональное переживание людей время от времени подвергается влиянию обратной связи от лицевого, голосового, связанного с позами и движениями подражания.
Положение 3. Исследователи, работающие в рамках разнообразных дисциплин, приводят доказательства в пользу существования Э. з. Большая их часть приходит из исслед. животных, работ детских психологов, интересующихся примитивным Э. з., эмпатией и симпатией, наблюдений клиницистов, изучающих процесс переноса и контрпереноса, а тж из работ соц. психологов и историков.
См. также Связь и привязанность, Когнитивная психофизиология, Эмоции, Эмпатия
Э. Хэтфилд

Эмоция и память (emotion and memory)

Ранние воспоминания имеют сильный эмоциональный компонент. Исслед. автобиографической П. бывших узников концентрационных лагерей, проведенное Вагегенаар и Греневег, показывает, что события 50-летней давности хорошо вспоминались, но при этом имеет место подавление эмоционально нагруженных впечатлений специфического характера, а именно деталей ситуаций, в к-рых они были непосредственными свидетелями пыток, убийств и сами были жертвами жестокого обращения надзирателей. Др. словами, сила эмоционального заряда личного опыта не яв-ся гарантией против забывания.
Что касается более обычных уровней возбуждения, то автобиографические данные согласуются с данными эксперим. исслед., в к-рых эмоциональные слова и образы достаточной силы вспоминаются лучше, чем неэмоциональный материал, а тж с теорет. предположением Познера, что Э. повышает уровень бдительности, и с т. зр. Уолкера, что сильное возбуждение в ходе ассоциативного процесса приводит к более прочному запоминанию. Предположительно лучшее сохранение м. б. следствием лучшего научения или более прочного запоминания, либо того и др. вместе.
Гипотеза Уолкера включает идею временного торможения вспоминания сразу после сильного возбуждения, и Кляйнсмит и Каплан получили рез-ты, поддерживающие эту т. зр. Испытуемым предъявлялись восемь слов к-рые вызывали различную степень возбуждения, измеряемого по величине кожного сопротивления (КГР) (напр., такие слова, как "изнасилование" и "рвота", "танец" и "плавание", использовались в качестве стимулов для реакций, обозначаемых цифрами от двух до девяти). Вызывавшие низкое возбуждение слова вспоминались лучше, чем вызывавшие высокое возбуждение, сразу после их предъявления, однако по прошествии 45 минут и впоследствии вызвавшие высокое возбуждение слова вспоминались гораздо лучше. В ряде аналогичных исслед. подтвердилось лучшее вспоминание вызвавших высокое возбуждение стимулов при длительной отсрочке их воспроизведения, однако не было обнаружено ухудшения в их вспоминании при коротких интервалах отсрочки воспроизведения. В случае упомянутых выше жизненных воспоминаний источником Э. или возбуждения являлся стимул, в ответ на к-рый что-то вспоминалось. Однако практически те же самые рез-ты были получены Вайнером и Уолкером в эксперименте на заучивание списка парных ассоц. при использовании ими удара электрическим током в качестве отрицательного стимула или небольшой суммы денег за правильное воспроизведение в качестве положительного стимула. Т. е. запоминание оказывалось лучшим при использовании стимулов, чем при их отсутствии, усиливалось с увеличением ценности стимула и демонстрировало еще большую выраженность при увеличении отсрочки воспроизведения по мере увеличения аффекта. Берлайн и др. тж манипулировали возбуждением с совершенно независимым агентом, используя с этой целью белый шум, и обнаружили, что белый шум, подававшийся через наушники в процессе тренировки, улучшал воспроизведение, особенно при более длительных интервалах сохранения.
Бауэр с сотрудниками широко исследовали феномен зависимости вспоминания от возврата эмоционального состояния. Этот феномен характеризуется улучшением вспоминания, если состояние субъекта в момент вспоминания совпадает с его состоянием во время научения. После неск. начальных успешных экспериментов, в к-рых испытуемые, находившиеся и в ситуации научения, и в ситуации воспроизведения в веселом настроении (или оба раза в грустном настроении), демонстрировали лучшее вспоминание в сравнении с испытуемыми, находившимися в ситуации научения в противоположном настроении, последовала серия неудач, заставившая Бауэра и Мэйера прийти к выводу, что зависимость вспоминания от возврата состояния яв-ся ненадежным феноменом, по крайней мере в лабораторных условиях.
Блэйни в обзоре исслед. аффекта и Э. проводит различие между воспоминанием, обусловленным возвратом состояния и обусловленным конгруэнтностью состояний, утверждая, что материал лучше заучивается и удерживается, если эмоциональный тон материала конгруэнтен настроению субъекта в процессе его запоминания и/или воспроизведения. В случае автобиографических воспоминаний, как считает Блэйни, эти два эффекта часто суммируются, что, в частности, может объяснять сравнительно легкий доступ к автобиографическим воспоминаниям. В целом, исслед. влияния настроения на память, по-видимому, дают более четкие рез-ты, если вызываемые эмоциональные состояния оказываются достаточно интенсивными.
Ярким примером тормозящего влияния Э. на выполнение тестового задания яв-ся феномен тестовой тревожности. Для тех, кто наиболее подвержен беспокойству и эмоциональности при написании контрольных работ или сдаче экзаменов, должно быть справедливо следующее: диапазон охватываемых вниманием признаков сужается, и обработка информ. идет, в основном, на уровне физ. характеристик стимула, а не его смыслового содержания; высоко тревожные люди удерживают в оперативной памяти немного меньше единиц информ., что объясняет их дефицит в тестах на вспоминание и узнавание, и поэтому в сравнении с низко тревожными они больше выигрывают от снимающих напряжение условий повторной сдачи экзамена или поддержек П., подобных контрольным работам с разрешением пользоваться учебниками.
См. также Блокировка, Защитные механизмы, Эмоции, Память, Наказание
М. Р. Денни

Эмпатия (empathy)

Под Э. обычно понимается сострадательное переживание одним чел. чувств, восприятий и мыслей др. Нек-рые ранние европейские и американские психологи и философы, такие как М. Шелер и У. Мак-Дугалл, рассматривали эмпатию как основу всех положительных соц. отношений.
В контексте этого широкого определения различные теоретики и исследователи определяли этот термин совершенно по-разному, подчеркивая в нем различные аспекты или смысловые значения. Клинические психологи и др. исследователи терапевтических ситуаций, такие как Ч. Труа, склонны трактовать этот термин наиболее широко, включая в него интеллектуальное понимание терапевтом клиента, разделение терапевтом чувств клиента, непринужденность и эффективность коммуникации, и положительный аттитюд терапевта в отношении пациента. Такое широкое понимание эмпатии выглядит интуитивно привлекательным, однако смешение различных аспектов и значений эмпатии приводит к теорет. путанице, поскольку становится непонятным какой из аспектов яв-ся центральным, по определению или каузально, с остальными аспектами в качестве следствий или производных.
Др. психологи, такие как Р. Даймонд, выделяют когнитивные аспекты, фокусируясь на способности одного субъекта к интеллектуальному пониманию внутреннего опыта др. Значение когнитивной эмпатии, по-видимому, состоит в ее способности облегчать процесс коммуникации между двумя людьми. Предполагается тж, что испытывающий эмпатию чел., вследствие этого, будет в большей степени склонен к выражению симпатии, оказанию помощи и принятию др.
Третий подход к эмпатии определяет ее как переживание субъектом эмпатии определенной эмоции вследствие осознания им, что др. чел. переживает именно эту эмоцию. Нек-рые теоретики, работающие в рамках психологии развития, полагают что подобное взаимопроникновение чувств родителя и ребенка яв-ся ключевым звеном в процессе созревания. Эмпатическое эмоциональное возбуждение находит свое отражение в субъективных самоотчетах и в физиолог. изменениях.
Стотленд и его коллеги обнаружили, однако, что осн. предварительным условием Э., по-видимому, яв-ся воображение себя как обладающего тем же самым опытом, что и др. чел. - иначе говоря, воображаемое принятие роли этого др. Такой психич. процесс противопоставляется рассмотрению др. чел. в более объективированной или рассудочной манере.
Этот подход к Э. пересекается с описанным ранее когнитивно-ориентированным подходом в том, что он осн. на когнитивном или психич. процессе воображения. Однако, в отличие от чисто когнитивно-ориентированного подхода, этот когнитивный процесс не обязательно должен отражать реальные события реальных людей, и т. о. субъекты Э. могут сопереживать актеру или герою романа. Воображение опыта др. чел. оказывается преим. основанным на атрибутивной проекции, поскольку люди, вероятно, в большей степени сопереживают тем, кто находится в ситуации, к-рую субъект Э. уже переживал, непосредственно наблюдал или воображал себя попавшим в нее.
Связь между процессом воображения и процессами, связанными с физиолог. или поведенческими проявлениями эмоции м. б. достаточно сложной. Эта связь может возникать в рез-те образования прямой, прошлой ассоц. благодаря процессу, включающему тонкие пороговые или подпороговые мышечные движения, или она может возникать непосредственно на уровне нервной деятельности.
Философы и социологи-теоретики уже давно высказывали мнение, что проявление Э. ведет к большей услужливости и даже альтруизму. Эта простая связь была продемонстрирована эмпирическим путем, когда Э. вызывалась при помощи инструкций, о чем сообщают М. Той и Д. Бэтсон. Стотленд и его коллеги показали, что Э., когда она измеряется как индивидуальная характеристика, тж ведет к альтруизму, особенно когда помогающие действия легко осуществимы. Хоффман и Г. Зальцштейн сообщают, что если родители имеют теплые взаимоотношения со своими детьми и обращают их внимание на то, как последствия их поведения сказываются на благополучии др., такие дети с большей вероятностью будут хорошо относиться к др. людям, чем при отсутствии этих условий.
В противоположность этому, Стотленд и его коллеги обнаружили, что в ситуациях, когда помочь страдающему др. оказывается не просто или даже невозможно, испытывающий Э. может попытаться вырваться из этой неприятной ситуации - физически или психологически - путем "замораживания" своих чувств. Если боль др. достигает крайней степени или проявляется в виде сильной агонии, субъект эмпатии может физически или психологически устраниться из этой ситуации. Бэтсон и Коук сообщают, что это бегство от мучительного сопереживания происходит с меньшей вероятностью, если данный чел. не просто проникается чувствами др., но еще и симпатизирует ему - т. е. сообщает об ощущении эмоционального побуждения помочь др., чувстве сострадания, жалости и сердечного участия. Хоффман показал, что, независимо от используемого теорет. похода к Э., методики ее измерения на основе самоотчетов всегда дают более высокие показатели для женщин по сравнению с мужчинами.
См. также Эмоции, Представления, Социальный интерес
Э. Стотленд

Эмпиризм (empirism)

Э. - это направление в эпистемологии (гносеологии), согласно к-рому все знание возникает в результате чувственного восприятия и опирается на него. Э. можно противопоставить двум другим часто, хотя и не обязательно, связываемым между собой доктринам: нативизму, утверждающему, что некоторое знание дано нам от рождения, и рационализму, утверждающему, что именно разум, а не чувственный опыт, дает нам самые верные основы знания.
Эти споры уходят корнями в V в. до н. э. Э. возник как реакция на рационализм, зарождение к-рого связано с именем Парменида, а дальнейшее развитие - с именем Платона. Сторонники рационализма проводили резкую границу между мнением, или ошибочным представлением, и знанием, или внешней (объективной) и доказуемой истиной. Они считали, что чувственный опыт дает людям только мнение об изменяющемся мире призраков (видимости или кажимости), а поскольку призраки могут вводить в заблуждение, нельзя полагаться на чувственное восприятие. Т. о, рационалисты призывали совершенно не доверять чувствам и искать знания посредством разума. Мнение может быть верным, а может и не быть таковым, это зависит от случайного совпадения мнения и наблюдения; в отличие от мнения, знание должно быть доказуемо и объективно истинным, и только логика - разум - может обеспечить доказательство и дать уверенность. Рационалисты, как правило, считали также, что знания преимущественно даются людям от рождения, научение же представляет собой "извлечение на поверхность" того, что до поры до времени неявно присутствует в душе или в мозге.
С именем Эмпедокла связано возникновение др. философии, Э., выразившего недоверие осн. идее рационализма с его склонностью к причудливым метафизическим спекуляциям и попытавшегося показать, что наблюдение приводит к знанию. Сторонники Э. в его крайнем проявлении утверждают, что наблюдение яв-ся единственным надежным источником знания. Если даже рационалист и отвергает опыт, долг эмпирика - доказать, что перцепция на самом деле яв-сь источником верного знания: т. о., чтобы подтвердить возможности перцепции, эмпирик должен изучить ее. Здесь и начинается психология. Чтобы убедить нас в правильности собственной системы взглядов, эмпирик, подобный Эмпедоклу, должен объяснить нам, как "работает" восприятие, - а это, бесспорно, - сфера интересов психологии. Т. о., теории восприятия принадлежат к наиболее древним психол. теориям, созданным для решения проблем философии. Эмпирики также не доверяют нативистским заявлениям рационалистов как апелляциям к миру непостижимого.
Совр. философия относит начало дискуссии между сторонниками рационализма/нативизма и эмпириками к XVI в. и связывает ее с именами Рене Декарта, основателя совр. рационализма, и Джона Локка, наиболее яркого представителя совр. эмпиризма. Э. представлен двумя школами - умеренной и радикальной. Умеренный эмпирик соглашается с теми, кто считает, что источником всех идей яв-ся перцепция, однако допускает, что "аппарат разума", т. е. такие его функции как память, воображение и язык - даны чел. от рождения. Сторонники крайних взглядов, в том числе и Джон Стюарт Милль, не ограничиваются этим и утверждают, что рез-том научения яв-ся не только то, над чем человек думает, но и то, как он думает, т. е. сами мыслительные процессы.
Своеобразным синтезом идей рационализма и Э. яв-ся философия Иммануила Канта, считавшего, что наука - высшая форма челов. познания - начинается с опыта и с систематизации его результатов. Однако Кант полагал, что благодаря врожденным свойствам челов. разума челов. опыт неизбежно "принимает определенную форму", к-рая и становится источником упорядоченного явления, изучаемого наукой. Следовательно, наука базируется на логически доказуемом основании, присущем разуму от рождения, а потому предшествующему опыту.
Как ученые, психологи, более склонны соглашаться с эмпириками, нежели с рационалистами, и эта тенденция особенно заметна в странах с развитой психол. наукой - в Англии и в США, т. е. там, где Э. занимает господствующие филос. позиции. В наше время споры между эмпиризмом и рационализмом фактически прекратились, уступив место более знакомой психологам дискуссии между нативизмом и Э., или полемике о роли природы и воспитания в развитии. Хоть Э. и яв-ся доминирующим филос. учением, однако есть и исключения из этого общего правила. Напр., Н. Хомский в своей работе "Картезианская лингвистика" (Cartesian linguistics), бросая вызов Э. бихевиористов, утверждает, что большую часть синтаксиса чел. получает при рождении. Он основывает лингвистику на интуициях, а не на поведении, и рассматривает язык как логическую систему, практически не изменяющуюся под воздействием внешних стимулов.
См. также Логический позитивизм
Т. Лихи

Эмпирическая психотерапия (experiential psychotherapy)

Э. т. представляет собой систематизированный способ осуществления лечения, предназначенный для операционализации любой теории личности и терапии. Т. о., Э. т. яв-ся скорее метатеорией, чем одной из мн. теорий личности.
При практ. проведении этой терапии, любое вмешательство или реакция психотерапевта рассматривается под углом зрения их непосредственного, конкретного воздействия на актуальное самочувствие (present bodily felt sense) клиента. При отсутствии непосредственных изменений самочувствия, к-рые рассматриваются клиентом как ценные, считается, что вмешательство не имеет эмпирического эффекта и поэтому не яв-ся терапевтически полезным.
Этот аспект эффективной терапии признается во многих теорет. концепциях.
См. также Экзистенциальная психотерапия, Фокусирование, Новаторские психотерапии
Дж. Р. Иберг

Энвайронментальная психология (environmental psychology)

Э. п. - специализированная область, изучающая отношения между поведением и условиями среды, в к-рой оно имеет место. Под поведением здесь понимаются как доступные наблюдению действия, так и не доступные ему акты, включая мысли, эмоции и т. п., а под средой - физ. окружение организма. Хотя специалисты в области Э. п. учитывают в своих исслед. и некоторые аспекты соц. окружения (напр., семью или референтные группы), все же их внимание в первую очередь направлено на изучение влияния физ. среды. Так, значительная часть исслед., относимых к области Э. п., посвящены изучению влияния шума, загрязнения воздуха, экстремальных температур и разных способов орг-ции пространства архитекторами.
Важность влияния среды в определении поведения признается в той или иной степени уже давно. Истоки эксперим. психологии лежат в контролируемых лабораторных исслед. воздействий света, давления и др. средовых факторов на поведение чел. К сожалению, предметом интереса были только изолированные раздражители, отчего условия, при к-рых изучалось влияния света, не имели ничего общего с реальной стимуляцией светом меняющейся интенсивности. Вместо этого исследовались ощущения искусственных (изолированных) физ. стимулов. Позднее поведенческая психология осознала важность среды в контролировании поведения, но в рамках этого направления среда, как она обычно определялась, была представлена режимами подкрепления или изолированными элементами, выделенными из окружающей обстановки.
Первым психологом, чьи представления о "среде" во многом соответствуют совр. толкованию этого термина, был Курт Левин, полагавший, что поведение (B) определяется особенностями личности (Р) и среды (E), т. е., что В = f(P, E). Хотя Левин имел в виду преимущественно соц. среду, он все же говорил о всей среде как таковой, а не о каком-то одном факторе, изъятом из общего контекста и изучаемом в контролируемых лабораторных условиях.
Промежуток между 1950 и 1970 годами - период постепенного развития концепции окружающей среды в направлении осознания ее важной контекстуальной роли в поведении чел., на к-рую указывал Левин. Фестингер, Шехтер и Бек провели исслед. возникновение дружеских связей между соседями и развитие групп в физ. контексте жилого комплекса. Они обнаружили явные влияния особенностей планировки жилого комплекса на оба этих соц. процесса. Впоследствии специалисты в области челов. факторов начали анализировать производственную среду, напр., кабины пилотов, и применять психологию для определения того, как различная орг-ция производственной среды влияет на челов. реакции.
К 1970 г. появилось уже немало исследователей, называвших себя энвайронментальными психологами и изучавших средовые условия и вытекающее из них поведение. Однако Э. п. рассматривает окружающую обстановку скорее как единое целое, нежели как набор стимулов.
Гласс и Сингер провели большую серию исслед. эффектов городского стресса. Впоследствии результаты их лабораторных экспериментов были использованы для проведения полевых исслед., в результате чего была получена информ. о воздействии шума в условиях мегаполиса. Полученные в лабораторных условиях свидетельства того, что контроль над уровнем шума уменьшает вероятность возникновения стрессов, были распространены и на др. средовые факторы. Была доказана возможность контролировать уровень стресса в переполненных электричках и на рабочих местах, требующих от работника большого напряжения.
Большинство специалистов в области Э. п. предпочитают не связывать себя к.-л. определенной методикой проведения исслед. и стараются проверять результаты лабораторных экспериментов в полевых условиях. Однако, в связи с тем, что в реальных условиях не всегда удается провести чистый эксперимент, исключение альтернатив и уточнение понятий нередко требует проведения именно лабораторных исслед.
Др. характерной особенностью Э. п. яв-ся ее повышенное внимание к взаимосвязанности среды и поведения. В некоторых случаях среда откровенно принуждает к определенным действиям, иногда она предоставляет чел. право выбора, а иногда - оказывает на поведение менее заметное влияние. Однако люди не только испытывают влияние среды, но и изменяют ее, т. е. оказывают на нее существенное влияние. В известной мере справедливо утверждение, что отношения между средой и поведением постоянно изменяются.
Исслед. в области Э. п. носят ярко выраженный прикладной характер. Они преимущественно направлены на решение определенных проблем, напр., коррекции последствий воздействия средовых стрессоров. Что же касается теорет. концепций, направляющих эти исслед., то их число невелико (если вообще можно говорить о существовании теорет. основ Э. п.). Разумеется, предлагались концептуализации множества проблемных областей, но все они носили вторичный характер по отношению к работам, непосредственно нацеленным на понимание или решение конкретных проблем.
Есть, конечно же, и исключения. Одним из них яв-ся модель стресса, использованная для объединения исслед. целого ряда средовых факторов, включая тесноту, шум и температуру.
Концепция неспецифической реакции на стресс, согласно к-рой люди реагируют на все стрессоры практически одним и тем же способом, сформировалась на основе работ Ганса Селье, к-рый выявил общие закономерности реагирования на различные вредные факторы и сформулировал понятие общего адаптационного синдрома для объяснения этой реакции.
Дальнейшая разработка понятия стресса привела к выявлению субъективной оценки как важного механизма, объясняющего специфические копинг-реакции. В дополнение к этому были выявлены различия в реакциях на разные стрессоры. Однако, сопоставив все результаты, исследователи согласились с тем, что общие закономерности реакций на различные стрессоры более значимы, нежели эти различия, и по крайней мере два средовых фактора - теснота и шум - одинаково влияют на поведение чел.
Более общая ориентация в рамках Э. п. называется детерминизмом. Не будучи особенно популярной, она, однако, заметно проявилась в исслед., посвященных влиянию архитектуры на поведение людей. Причиной непопулярности детерминизма яв-ся его чрезмерное внимание к средовым факторам и отказ от признания того факта, что не только среда влияет на чел., но и чел. влияет на среду. В своем крайнем выражении детерминизм утверждает прямую зависимость между средой и определенными формами поведения, отрицая какое бы то ни было взаимодействие между ними. Архитектурный детерминизм исходит из того, что люди способны адаптироваться к любой организации пространства и что поведение в данной среде определяется исключительно особенностями последней. Большинство теорет. подходов к трактовке проблемы среды и поведения противоречат этой т. зр.
Др. перспектива, используемая энвайронментальными психологами, концентрируется на понятии возбуждения. Поскольку возбуждение яв-ся одним из аспектов стресса, эта модель имеет сходство с моделью стресса. Однако, она все же отличается от нее: возбуждение, определяемое как повышенный уровень активности головного мозга и реагирования (напр., сердечный ритм, дыхание) автономной НС, может быть связано с событиями, к-рые не вызывают стресса. Возбуждение могут вызывать как неприятные, так и приятные стимулы, и исследователи полагают, что любую среду хотя бы частично можно описать с т. зр. тех ее свойств, к-рые вызывают возбуждение.
Средовая нагрузка (environmental load) - еще одна перспектива, используемая при изучении среды и поведения, позволяющая сконцентрироваться на внимании как осн. переменной в отношениях между человеком и средой. Когда объем информ., порождаемой окружающей средой, больше того, который способен переработать индивидуум, происходит перегрузка. Напротив, если информ. мало, чел. оказывается в некоем информ. вакууме. Перегрузкой пытались объяснить проблемы, связанные с городской жизнью и теснотой, а информ. дефицитом - эффекты монотонной обстановки и изоляции.
Экологическая психология Р. Дж. Баркера представляет собой др. теорет. направление в изучении отношений между средой и поведением. Баркера более всего интересовала целостность контекста поведения. Каждый случай поведения имеет пространственный и временной контексты, и это трехкомпонентное единство - сеттинг поведения - как раз и яв-ся адекватным уровнем анализа для энвайронментальных исслед. Эти сеттинги поддерживаются благодаря действию множества процессов, что обеспечивает возможность альтернативных т. зр. на различные проблемы, связанные с окружающей средой.
В Э. п. известны и др. теории и подходы, однако эта область исслед. пока что не имеет серьезной теорет. базы. Теории, к-рые пытаются охватить все аспекты взаимодействия среды и поведения, слишком сложны и громоздки. Э. п. отказалась от них, определив для своих исслед. ряд более узких областей, каждая из к-рых имеет собственную модель и собственную литературу.
Все эти более узкие области Э. п. развивают собственные теорет. и прикладные аспекты. Не вдаваясь в подробности, можно сказать, что они включают эффекты тесноты, поведение в пространстве, влияние архитектуры на поведение, познание среды (environmental cognition), природоохранное образование, средовой стресс и, в ограниченной степени, условия труда (производственную среду).
См. также Прикладные исследования
А. С. Баум

Эндорфины / энкефалины (endorphins / enkephalins)

В конце 1970-х - начале 1980-х пристальное внимание ученых привлекли компоненты полипептида ?-липотропина. Кроме адренокортикотропного гормона (АКТГ), стимулирующего работу надпочечников и участвующего в процессах физиолог. возбуждения, ?-липотропин включает в себя цепочку из 30 аминокислот, именуемую ?-эндорфином. Энк. яв-ся небольшой частью этой цепочки. Энд. найдены в гипофизе и в др. отделах головного мозга. Хотя исслед. на животных обеспечили прямой доступ к изучению тканей мозга, исслед. на людях, в основном, ограничивались измерением уровня Энд. в плазме крови.
Энд. по хим. структуре и своему действию сходны с одним из опиатов - морфином. (Отсюда сокращение: эндогенный + морфин = эндорфин.) Главный эффект Энд. - обезболивающий. Энк. также обладают анальгетическим эффектом, но более слабым и кратковременным. Этот факт, вместе с некоторыми доказательствами потребления Энд. головным мозгом в ответ на боль, навели на мысль о том, что Энк. могут быть просто побочными продуктами неполностью использованных Энд.
Вдобавок к своим обезболивающим свойствам, Энд. связаны с терморегуляцией, аппетитом, памятью, липолизом, репродукцией, переживанием удовольствия, деструкцией жиров в организме, антидиурезом, подавлением гипервентиляции в ответ на повышение содержания углекислого газа, и ингибированием синтеза тиротропина и гонадотропина. Кроме того, некоторые данные указывают на то, что Энд. ответственны за облегчение боли, приписываемое эффекту плацебо. Согласно одной из теорий, акупунктура стимулирует секрецию Энд.
Стресс - физ. (напр., большие физ. нагрузки или боль) и психол. (напр., условнорефлекторный страх) - тж стимулирует секрецию Энд. Одна из форм физ. стресса, связанная с Энд., - дыхательная нагрузка (в особенности - бег). Ряд исследователей обнаружили повышенный уровень Энд. у лиц вскоре после тренировок, считающихся интенсивными относительно их индивидуального уровня физ. подготовки. Несмотря на то, что уровень Энд. в плазме обычно снижается до исходного в течение 30 мин после окончания тренировки, Аппензеллер высказал предположение, что Энд. ответственны за "пик бегуна" (runner's high) и тягу к тренировкам (exercise addiction), о к-рой сообщают некоторые часто тренирующиеся люди. Другие высказывали предположение, что Энд. играют роль в снижении чувствительности к боли у мн. атлетов, когда они травмируются во время выступления. Еще одно предположение заключается в том, что успешное использование физ. упражнений при лечении легких форм депрессии может быть связано с ненормальным уровнем Энд., иногда обнаруживаемым у пациентов психиатрических отделений.
См. также Нейрохимия, Центральная нервная система
Дж. Р. Котела, А. Кёрни

Энкопрез (encopresis)

Функциональный Э. обычно считается расстройством детского возраста. Диагноз функционального Э. может быть поставлен в случаях недержания кала не реже одного раза в месяц в течение шести месяцев. Кал обычно остается в одежде, но может также оставляться больными и в др. местах - на полу, в чулане или шкафу.
При проведении дифференциальной диагностики важно отличать функциональный Э. от расстройств, вызванных органической патологией. Среди органических расстройств болезнь Гиршпрунга яв-ся главной ложной целью в дифференциальной диагностике функционального Э.
Функциональный Э. встречается у мальчиков в три-четыре раза чаще, чем у девочек. Не удивительно, что частота распространенности снижается с возрастом. Э. отмечается у 3,5-4% мальчиков и 1-1,5% девочек в возрасте от 4 до 5 лет, в то время, как к 8 годам распространенность составляет 2,3% у мальчиков и 0,7% у девочек. К 12 годам частота функционального Э. снижается до 1,3% у мальчиков и 0,3% у девочек. В редких случаях функциональный Э. сохраняется во взрослом возрасте.
Хотя функциональный Э., по определению, не яв-ся результатом органической патологии, у многих из этих больных отмечается неэффективность желудочно-кишечной деятельности в течение всей жизни. Но даже если это может быть важной сопутствующей переменной, окончательная этиология функционального Э. так и не установлена.
Э. может быть связан с др. нейропсихологическими расстройствами детского возраста, например, с дефицитом внимания, но чаще больной ребенок не имеет к.-л. выраженных психол. проблем и может быть послушным и любимым взрослыми. Однако, природа этого расстройства воспринимается особенно одиозной в контексте зап. культуры, что обычно приводит к значительной напряженности внутрисемейных отношений и может угрожать формированию положительных отношений со сверстниками. В результате больной ребенок часто имеет низкую самооценку и избегает соц. контактов.
Поскольку развитие Э., вероятно, вызвано взаимодействием нескольких переменных, включая физиолог. предрасположенность и трудности в приучении к горшку, лечение должно быть многоаспектным. Терапию следует проводить не только с ребенком, но и с его семьей. Целью семейного консультирования и терапии должно быть снижение конфликта в отношениях между родителями и ребенком. Одной из целей семейной терапии должна быть помощь родителям в понимании того, что недержание кала у ребенка не носит характер преднамеренности. Семейная терапия может также оказаться полезной в идентификации факторов окружающей психосоциальной среды ребенка, усиливающих проявления расстройства, и в изменении аттитюдов в отношении приучения к горшку в случаях, когда главной проблемой яв-ся функциональный Э. и ребенок так и не научился сдерживать свои позывы и пользоваться туалетом за длительный период времени.
Хотя использование семейного консультирования и семейной терапии желательно, терапия функционального Э. может быть прежде всего мед. по своей сути. Поскольку расстройство связано с нарушениями со стороны деятельности желудочно-кишечного тракта, включая запоры, вероятность положительного исхода терапии повысится, если в программу лечения будет включен педиатр. С др. стороны, функциональный Э. может рассматриваться как расстройство поведения отдельного пациента. Акцент в терапии может быть поставлен на самом поведении, и тогда бихевиоральные приемы могут часто принести наилучшие результаты. Здесь могут использоваться такие приемы как поощрение каждого дня, проведенного в опрятности, звездочкой в календаре, рисуемой самим ребенком. Использовались тж более технически сложные процедуры биолог. обратной связи, к-рые оказываются в особенности успешными в случаях патологической динамики дефекации. Напр., Лёнинг-Бауке ввел биолог. обратную связь в комплексную программу терапии с использованием слабительных для предотвращения запоров и обеспечения регулярности ежедневной дефекации, а также с привлечением членов семьи к ведению учета результатов и др. действиям, значимым для модификации поведенческой мишени больного. Техническое проведение процедуры биолог. обратной связи предусматривает введение раздуваемого шара на 11 сантиметров в прямую кишку. В шар затем закачивают 50 миллилитров воздуха. Следят за активностью наружного анального сфинктера и ректальной моторикой. Пациента инструктируют попытаться выдавить баллон, как если бы это были каловые массы, и фиксировать нормальную деятельность наружного анального сфинктера во время дефекации. Сигналами биолог. обратной связи служит вербальное и звуковое подкрепление (обеспеченное миографической записью активности внешнего сфинктера). Несмотря на свою сложность и необходимость использования специального оборудования и квалифицированного персонала, эта процедура биолог. обратной связи оказалась достаточно эффективной в лечении Э., особенно если запоры также яв-ся значимой жалобой.
См. также Биологическая обратная связь, Инфантилизм, Модификация поведения, Приучение к горшку, Семейные кризисы, Синдром возбудимого кишечника, Энурез
М. Л. Вудрафф

Энурез (enuresis)

Э. - это непроизвольное мочеиспускание, наблюдаемое в возрасте, когда ожидается, что чел. уже научился контролировать мочевой пузырь. Расстройство обозначается как функциональный Э., если в его возникновении не предполагается участие органических факторов. Хотя Э. может отмечаться и в бодрствующем состоянии, он более обычен для времени сна. В качестве критерия диагностики произвольно устанавливалось минимальное количество эпизодов в течение месяца для различных возрастных групп. Распространенность Э. у мальчиков выше, чем у девочек.
Э. имеет многофакторную этиологию. Среди факторов, способствующих возникновению Э. - расстройства мочеполовой системы, генетические или конституциональные факторы (такие, как задержки в созревании механизмов контроля мочевого пузыря или неврологические нарушения сна), неудачи в приучении пользоваться горшком, нарушенные внутрисемейные отношения и сильные стрессы жизненных перемен (такие как рождение сиблинга или потеря родителя). В большинстве случаев функционального Э. наблюдается спонтанная ремиссия. Необходимость лечения обычно вызывается неприятным характером расстройства и его последствиями для межличностного функционирования ребенка.
Лечебный подход определяется пониманием этиологии Э. Наиболее часто используемым лекарственным препаратом яв-ся имипрамин (тофранил). Как сообщает Джудит Рапопорт и ее коллеги, после постепенной отмены имипрамина в большинстве случаев ребенок остается сухим в течение ночи. Психол. подходы включают тренировку контроля мочеиспускания - произвольную задержку мочи с повышением чувствительности ребенка к изменениям в растяжении пузыря. Используются также специальные подстилки в постели, реагирующие включением звукового сигнала при замыкании жидкостью тока в электрической цепи, с тем чтобы разбудить ребенка для нормального мочеиспускания.
См. также Приучение к горшку
Т. С. Беннетт

Эпидемиология психических расстройств (epidemiology of mental disorders)

Эпидемиология - это наука о здоровье, изучающая распространенность заболеваний и расстройств, а тж факторы, влияющие на их появление в челов. популяциях и в животном мире.
Распространенность и заболеваемость. В эпидемиологии используются два основных типа оценок - распространенность и заболеваемость.
Показатель распространенности сравнивают с фотоснимком - он дает представление о болезни данной группы за определенный промежуток времени. Это может быть предельно малый промежуток времени, как правило, состояние на данный день (точечная распространенность) или интервал в несколько месяцев, лет или даже десятилетий (распространенность за интервал времени). Интервал не обязательно должен быть точкой или периодом календарного времени, он может относится к событиям, случающимся с разными людьми в разные промежутки календарного времени. В обозначенный промежуток распространенность обозначается как отношение числа лиц, у к-рых диагностировано данное расстройство, к общему числу людей, составляющих исследуемую группу населения.
Распространенность = число лиц с данным расстройством за определенный промежуток времени / общая численность населения в данный период времени.
Часто используемый индекс - распространенность в течение жизни - показывает долю населения, у представителей к-рой это расстройство отмечалось в любое время в течение их жизни. Индекс распространенности в течение жизни почти всегда основывается на данных, получаемых ретроспективно, что делает его уязвимым за счет неточностей, к-рые характерны для таких данных.
Показатель заболеваемости характеризует частоту развития расстройства в исследуемой группе за определенный период времени. Период времени следующим образом встраивается в формулу, определяющую заболеваемость.
Заболеваемость = общее количество новых случаев / общая численность группы риска за промежуток времени.
В отличие от распространенности, характеризующей долю всех случаев расстройства в изучаемой популяции, заболеваемость отражает продолжающееся появление новых случаев. Заболеваемость обычно труднее установить, чем распространенность, поскольку необходимо выявить и исключить из числителя формулы для расчета заболеваемости число уже имеющих расстройство в начале обозначенного промежутка времени. Поскольку эти лица не входят в группу риска возникновения расстройства, они подлежат исключению также из знаменателя формулы.
Факторы риска. Можно рассчитать риск возникновения психич. расстройства на основе показателей распространенности и заболеваемости и систематического учета др. факторов, влияющих в данной ситуации. Определение риска указывает на ассоциативные или каузальные отношения между наличием специфических биолог., средовых или психосоциальных факторов и возникновением расстройства. Относительный риск означает отношение заболеваемости расстройством среди лиц, подвергающихся действию фактора риска, к заболеваемости среди лиц, не подвергающихся действию этого фактора. Предполагаемый риск - это абсолютная заболеваемость расстройством, причиной к-рого можно предположить воздействие фактора риска. Предполагаемый риск обычно определяется вычитанием показателя заболеваемости расстройством среди группы риска из показателя общей заболеваемости среди лиц, не подвергающихся действию фактора риска. Это - полезное указание на то, каких результатов можно ожидать при устранении фактора (факторов) риска.
Факторы риска различны в том, до какой степени они связаны с расстройством и в какой степени они вызывают расстройство. Факторы риска - это факторы, к-рые часто, но не всегда наблюдаются в связи с расстройством. Специфические факторы риска яв-ся необходимой, хотя и не достаточной предпосылкой для возникновения расстройства. Признаками, позволяющими предположить наличие каузальной связи между фактором риска и психич. расстройством, яв-ся: постоянное сопутствование заболеванию, появление непосредственно перед ним и специфичность эффекта. При постоянной взаимосвязи устанавливаются четкие отношения между фактором риска и психич. расстройством при повторных исслед. Устранение фактора риска устраняет расстройство или делает его значительно менее серьезным. При предшествовании болезни фактор риска наблюдается до ее появления. Специфичность эффекта предполагает, что действие фактора риска яв-ся специфичным для изучаемого расстройства. Главной целью Э. п. р. яв-ся идентификация факторов риска, вызывающих, усугубляющих или поддерживающих течение психич. расстройств.
Сравнение показателей расстройства между различными группами яв-ся чрезвычайно важным. Такие сравнения часто выражаются как различия между показателями, отношение одного показателя к другому или мн. показателей по отношению к утвержденному нормативу (standard rate).
Типы исследований. Есть два основных типа эпидемиологических исслед. Описательные исслед. предпринимаются для документации возникновения расстройств или связанных с расстройствами феноменов в группе населения. Описательные исслед. обычно дают не очень точную, поверхностную характеристику расстройства. Они отражают наблюдения, касающиеся отношения расстройств к таким базисным характеристикам как возраст, пол, этническая принадлежность, социально-экономический статус заболевших, географическая локализация, время возникновения расстройства и т. д. Аналитические исслед. проводятся для объяснения наблюдаемого паттерна расстройства в группе и, тем самым, установления этиологических факторов, вызывающих, поддерживающих расстройство или способствующих его устранению. В отличие от описательных исслед., аналитические более узко сосредоточиваются на специфических гипотезах и часто требуют более строгого методологического плана и более сложного количественного анализа получаемых данных. Есть три основных типа аналитических исслед.: исслед. заболеваемости, исслед. методом "случай-контроль" и когортные исслед.
Исслед. заболеваемости посвящены выявлению отношений между расстройствами и др. параметрами, прослеживаемыми в данной группе населения в данный период времени. Наличие, отсутствие или тяжесть расстройства определяются для каждого случая выборки и связь между параметром и расстройством может быть определена одним из двух способов: а) на основе данных о наличии, отсутствии или тяжести расстройства в различных подгруппах населения, различающихся по изучаемому параметру; б) на основе данных о наличии, отсутствии или тяжести симптомов у лиц с диагностированным расстройством по сравнению с не заболевшими.
Исслед. методом "случай-контроль" сходны с исслед. заболеваемости в том отношении, что они выявляют корреляции между показателями имеющихся симптомов и др. переменными или параметрами. Для каждого случая наблюдения определяется наличие или отсутствие расстройства и его систематические связи с др. факторами и параметрами. Обычно после начального процесса изучения отдельных случаев подбирается адекватная контрольная группа (или группы) лиц, у которых отсутствует данное расстройство. В целях вычисления корреляций исследуемых параметров с изучаемым расстройством производят сравнение группы заболевших с контрольными группами для выявления разницы в наличии или выраженности искомого параметра.
Когортные исслед. предпринимаются для более пристального изучения факторов, связанных с возникновением расстройства. В определенное время подбирается группа лиц с отсутствием данного расстройства. В этой когорте замеряются определенные параметры и затем группа подвергается в разные промежутки времени обследованиям с целью выявления изучаемого расстройства. Корреляция интересующего исследователей параметра с расстройством определяется путем расщепления изучаемой популяции на подгруппы в зависимости от наличия или выраженности параметра при начальном исследовании и путем сравнения частоты возникновения заболевания в сформированных подгруппах.
В действительности резкую границу между описательными и аналитическими исслед. провести часто трудно. Тщательно спланированное и проведенное описательное исслед. может дать четкое подтверждение специфической гипотезы. Аналитическое исслед., сфокусированное на специфической гипотезе, может попутно дать описательный материал, представляющий значительный интерес.
Специальные вопросы в эпидемиологии психических расстройств. Трудности, присущие диагностике психич. расстройств, усугубляются в совр. американском об-ве, когда изучению подвергаются представители различных меньшинств, являющиеся выходцами из других, не зап. культур. Психиатрические эпидемиологи давно установили, что многие психич. расстройства проявляются в качестве паттернов мышления, эмоций или поведения, отличающихся от преобладающих в данной культуре представлений и ожиданий, в связи с чем внешние проявления такого мышления, эмоций и поведения могут негативно восприниматься окружающими. Различия в культурных нормах и ожиданиях, предъявляемых к членам данной группы, определяют то, что адекватные для данной культурной среды стереотипы поведения могут восприниматься как проявления патологии в иной среде. Этим вопросам посвящены некоторые из наиболее интересных исслед. в истории Э. п. р.
Значение эпидемиологии для психиатрического здравоохранения. Ценность правильно проведенного эпидемиологического исслед. для построения теории и для терапевтической практики в психологии бесспорна. Обоснованные данные эпидемиологических исслед. имеют фундаментальное значение для ориентации психиатрического здравоохранения на помощь тем лицам, для к-рых более всего вероятно возникновение данного заболевания, в тех географических зонах, где возникновение расстройства наиболее вероятно и тогда, когда оно имеет наибольшую вероятность появиться в отдельном случае. Валидная эпидемиологическая информ. помогает правильно ориентировать диагностический процесс в каждом отдельном случае и помогать в выборе адекватных и эффективных стратегий вмешательства. Надежная эпидемиологическая информ. имеет также большую ценность для эффективного планирования развития учреждений психиатрического здравоохранения. Предоставляя информ. об этиологии психич. расстройств и выдвигая новые гипотезы об их происхождении, течении и последствиях, эпидемиологические данные вносят фундаментальный вклад в теорию понимания и лечения психич. заболеваний.
См. также Диагнозы, Контроль переменных, Методы эмпирического исследования, Обзоры, Полезависимость, Экологическая валидность
Э. Спейн

Эпилепсия (epilepsy)

Этот термин происходит от древнегреческого слова, означающего "неожиданно быть охваченным"; отсюда эпилептический эпизод называется судорожным приступом. Приступ определяется Дж. Р. Хьюзом в книге Epilepsy: A medical review ("Эпилепсия: медицинский обзор") как "чрезмерный, беспорядочный нейрональный разряд, характеризующийся очерченными приступами с тенденцией к повторению, в которых наблюдаются нарушения моторики, ощущений, восприятия, поведения, аффекта или сознания". Вопреки общепринятым представлениям, Э. представляет собой симптом, а не заболевание, и лучше всего может быть понята с т. зр. представлений о судорожном пороге. У всех из нас имеется наследственно приобретенный судорожный порог, но если он достаточно высок, судорожный приступ никогда не сможет возникнуть. Однако для людей с низким порогом или с порогом, к-рый понизился вследствие неврологического расстройства, минимальной активации может оказаться достаточно для вызывания эпилептических судорог. Предполагается, что от одного до четырех миллионов американцев относятся к этой последней категории.
Э. может развиться в любом возрасте и может быть или не быть связана со специфическим неврологическим расстройством или определенным пусковым фактором. Спонтанно возникающие судорожные проявления, этиологию к-рых не удается установить, обозначаются как идиопатические - термин, обычно применяемый по отношению к наследственно приобретенному судорожному синдрому или для случаев, в которых точная причина патологического нервного разряда не поддается идентификации.
Судороги, являющиеся вторичными относительно вызвавших их причин, называются симптоматическими. Наиболее частыми причинами симптоматического судорожного синдрома яв-ся травмы и опухоли мозга, гипертермические состояния, энцефалит, сосудистая патология мозга, гипоксия, отмена психоактивных веществ и обменные нарушения. Каждый из этих этиологических факторов поражает мозг своим специфическим способом, но общим для всех яв-ся то, что, раздражая или повреждая нервные клетки, они снижают судорожный порог индивидуума.
Поскольку этиологические факторы, затронутые области мозга и клинические симптомы эпилепсии столь же разнообразны и сложны, как сама НС, терминология и критерии классиф. судорожных синдромов варьируют в широких пределах. Система международной классификации эпилепсии насчитывает четыре основных категории эпилептического приступа: генерализованный, унилатеральный, парциальный (фокальный) и неклассифицированный. Эти категории соответствуют вовлечению в патологический процесс всего мозга в целом (генерализованный), одного полушария (унилатеральный) или специфической зоны полушария (парциальный). Специфические типы судорожного синдрома внутри каждой из этих категорий дифференцируются также на основе клинических признаков и характеристик ЭЭГ.
Двумя основными типами генерализованных судорог яв-ся тонико-клонические судороги (grand mal) и абсансы (petit mal). Тонико-клонические судороги отмечаются у приблизительно 60% больных эпилепсией, они имеют отдельные фазы. Во время первой или тонической фазы мускулы становятся напряженными, сознание утрачивается и дыхание останавливается. Тоническая фаза длится 10-15 с, уступая место клонической фазе, в к-рой происходят генерализованные мышечные спазмы продолжительностью 45-50 с. Примерно через минуту наступает расслабление мышц и глубокий сон или коматозное состояние, называемое также постиктальным состоянием. Частью судорожного приступа, предшествующей всем остальным фазам, может быть фаза предвестников или аура, в к-рой больной испытывает необычные ощущения - странный шум, запах или онемение.
Другой обычной формой генерализованного припадка яв-ся приступ абсанса, обычно проявляющийся в детстве и исчезающий с наступлением взрослого возраста. Типичный или простой приступ абсанса характеризуется неполной потерей сознания, мышечная реакция может состоять лишь из легких подергиваний лицевой мускулатуры или быстрого мигания глаз. Обычно больной не осознает, что произошло что-то необычное и продолжает заниматься тем, что делал до приступа. Более сложные приступы абсанса проявляются тем, что Хьюз называет автоматизмами, "непроизвольными движениями, например, перебиранием одежды пальцами, разного рода движениями рта, в особенности, жеванием". Др. формами генерализованного судорожного синдрома яв-ся тонические, клонические, инфантильные и миоклонические судороги.
Противосудорожные препараты эффективно снижают как частоту, так и тяжесть эпилептических судорог у большинства больных. Используются тж такие методы лечения как стимуляция мозжечка, хирургические вмешательства, биолог. обратная связь и кетогенная диета. Согласно данным Фонда эпилепсии Америки, при хорошем мед. уходе и проведении адекватной лекарственной терапии удается устранить проявления судорожного синдрома у 50% пациентов и свести их до минимума еще у 30%. Однако психол. и нейропсихологические исслед. показывают, что хотя и не существует "эпилептического типа личности" или характерного для нее дефекта, больные симптоматической Э. обычно демонстрируют более глубокие нарушения по сравнению с идиопатической формой. Течение при генерализованных тонико-клонических припадках тяжелее, чем при сложных парциальных приступах. В рамках данного типа судорожного синдрома предикторами нарастания психич. нарушений является раннее начало заболевания и высокая частота приступов.
См. также Головной мозг, Психофармакология, Расстройства психики и поведения при поражениях ЦНС
Г. Челун

Эпистемология психологическая (epistemology psychological)

Э. п. - новая комплексная дисциплина, занимающаяся описанием психол. аспектов процесса познания. Она подразделяется на две осн. области исслед. область филос. интересов, связанных с установлением норм или критериев для обоснования требований к знаниям, и область интересов психологии, заключающихся в точном описании когнитивных и др. процессов познания.
Вследствие чрезвычайно широкого диапазона и разнородности изучаемых вопросов, вклады ученых и философов в психологию познания носили по существу изолированный характер, без сколько-нибудь существенных попыток их интеграции. Иначе говоря, Э. п. стала ареной сопоставления относительно разрозненных и несогласованных индивидуальных усилий. Наиболее серьезная и последовательная попытка создать концептуальную основу для этой области знаний была предпринята в Институте Пиаже в Женеве, хотя эволюционный подход Дональда Кэмпбелла и концепция эпистемических стилей Ройса также могут претендовать на роль концептуальных основ, обеспечивающих более глубокое понимание проблем Э. п.
Несмотря на то что все аспекты познания (или когниции) потенциально значимы, наибольшее внимание со стороны специалистов получили такие процессы, как восприятие (перцепция), мышление, интуиция, символизация, а тж закономерности возрастного развития познавательной деятельности.
К важным вкладам в область изучения восприятия можно отнести обоснование Джеймсом Гибсоном теории наивного реализма, аргументы Эгона Брунсвика в защиту вероятностного функционализма, доказательство гештальтистами принципов перцептивной орг-ции, критический анализ Уильямом О'Нейллом теорий восприятия, и работы Д. М. Армстронга и Д. Хэмлина по филос. анализу перцепции. Важными вкладами в понимание роли мышлении в познании стали исследовательская программа Герберта Саймона и Алана Ньюэлла по решению задач и исслед. мышления детей, выполненные под руководством Жана Пиаже и Джерома Брунера.
Всесторонние исслед. интуиции были опубликованы Малькольмом Весткоттом и Кеннетом Хэммондом, а наиболее глубокий совр. филос. анализ интуиции дал Майкл Полани, к-рый рассматривает всю эпистемологию как подразумеваемое (не выраженное словами) или интуитивное знание. Хотя символизации посвящено меньше эмпирических исслед., чем другим когнитивным процессам, расширение горизонтов психолингвистики, связанное, в частности, с работами Чарльза Осгуда, привело к исслед. процессов символизации. Важные открытия, касающиеся функций символизма, были сделаны в русле психоаналитической традиции, особенно Карлом Густавом Юнгом, однако наибольшее значение для понимания символизации имеет организмическая теория Хайнца Вернера и Бернарда Каплана, а тж работы Кассирера и Лангера, посвященные психолого-философскому анализу этого вопроса.
Наконец, свой вклад в понимание челов. познания вносит психология развития, изучающая, в частности, развитие когнитивных процессов. В этой области доминируют объяснительные принципы и модели мышления, основанные на вкладах Пиаже, в первую очередь, на его теории стадий в когнитивном развитии и его гипотезе о том, эти стадии имеют параллели с общим развитием челов. познания.
См. также Когнитивная сложность, Обработка информации
Дж. Р. Ройс

Эргопсихометрия (ergopsychometry)

Э. - это тестирование людей в условиях физиолог. или психол. нагрузки.
Существование людей, к-рые с успехом действуют в нейтральных, не стрессовых ситуациях, но к-рые раз за разом терпят неудачу в реальных "боевых" условиях - так называемых "чемпионов на тренировках" - широко известный факт. Тестирование чел. в нейтральных ситуациях может поэтому приводить к ошибочному прогнозу достижений этого чел. в условиях нагрузки.
Одни люди в условиях нагрузки демонстрируют стабильный уровень достижений или даже его увеличивают, тогда как у др. он может существенно снижаться. После разделения высококлассных и менее успешных спортсменов на группы в соответствии с результатами, показанными в соревнованиях, обнаружилась интересная закономерность: при обеспечении того же самого объема тренировок, менее успешные спортсмены в большинстве случаев демонстрировали заметное ухудшение результатов по таким показателям как скорость обработки оптической информ. и скорость принятия решений, когда они тестировались в условиях нагрузки. Успешные спортсмены, напротив, демонстрировали отчетливое улучшение выполнения тестов в этой эргометрической ситуации.
Такая стратегия тестирования использовалась также в др. областях, где прогноз рабочих характеристик индивидуума в условиях нагрузки имеет решающее значение, напр., при отборе пилотов самолетов. Основная задача, к-рую здесь приходится решать, состоит в выборе подходящих тестов. Тесты, отобранные в результате обширных предварительных исслед., предъявляются в полностью компьютеризованной эксперим. системе в нейтральной ситуации и в условиях физиолог. и психол. нагрузки, с одновременной регистрацией релевантных физиолог. показателей. В этом отношении, особый акцент делается на ЭЭГ и сдвигах корковых потенциалов постоянного тока, к-рые, как выяснилось, яв-ся надежным индикатором возбуждения и функциональных возможностей. Причина различного влияния нагрузки на связанное с достижением поведение, возможно, кроется в изменениях мотивации приближения - избегания (approach - avoidance motivation). Ослабить или устранить такие ухудшения выполнения в условиях нагрузки, по-видимому, можно путем использования приемов самоконтроля.
См. также Прикладные исследования, Спортивная психология, Человеческие факторы
Г. Гуттманн

Эриксонианские стадии развития (Eriksonian developmental stages)

Теория развития Эрика Эриксона не только строится на принадлежащем Фрейду описании психосексуального развития, но и расширяет его в нескольких важных отношениях. Эриксон дает нам теорию психосоциального развития на протяжении всей жизни чел. и придает особое значение самостоятельному или бесконфликтному развитию адаптивного эго. Согласно Эриксону, в добавление к удовлетворению инстинктов, люди нуждаются в категоризации и интеграции опыта. Поэтому, для оптимального функционирования чел. необходимо достичь устойчивого чувства эго-идентичности - отчетливого чувства личной целостности и "непрерывности опыта".
Процесс построения и интеграции личности, описываемый последовательностью из восьми стадий, продолжается всю жизнь и направляется эпигенетическим принципом, к-рый гласит: "Все растущее имеет исходный план развития, в соответствии с которым появляются отдельные части, - каждая имея свое время доминирования, - пока не образуется полный набор частей, чтобы составить способное к функционированию целое". Каждая стадия, от рождения до старости, характеризуется своим нормативным кризисом, неизбежно возникающим и требующим преодоления. Эти кризисы могут быть результатом интрапсихических конфликтов (первые пять соответствуют фрейдовским психосексуальным стадиям), но соц. контекст, в к-ром люди пытаются разрешить такие конфликты, тж может существенно разниться; т. о., по своему характеру - это психосоциальные кризисы. Разрешение каждого кризиса оставляет отпечаток на развивающемся чел. и вносит свой особый вклад в целиком сформированную личность. В идеале, однако, разрешение любого из этих кризисов не должно быть полностью односторонним; излишняя доверчивость или наивность, напр., могут помешать соц. адаптации. Признаком оптимального развития служит как раз смесь или гармоничное сочетание двух полярных вариантов разрешения психосоциальных кризисов.
Предполагается, что последующие стадии психосоциального развития строятся в зависимости от результатов прохождения предыдущих (кумулятивный принцип). Кроме того, каждая стадия содействует формированию у развивающейся личности особой добродетели, такой напр., как надежда или вера.
1. Доверие против недоверия (младенчество). Появившись на свет, дети оказываются во власти биолог. потребностей и влечений, удовлетворить к-рые могут только ухаживающие за ними взрослые. Характер отношений с такими взрослыми, вероятно, влияет на степень доверия (или недоверия), к-рое младенцы испытывают к др. людям и миру вообще. С этой стадией связано формирование такого ценного качества как надежда.
2. Автономия против сомнения и стыда (раннее детство). Характер соц. требований к способности управлять собой и регулировать отправления организма (приучение к горшку) влияет на то, будет ли ребенок испытывать чувство уверенности в своих силах и возможностях или начнет сомневаться в себе. Предполагается, что на этой стадии возникает добрая воля, желание действовать в соответствии с ожиданиями.
3. Инициатива против чувства вины (дошкольный возраст). Наступает время, когда дети начинают активно исследовать и вторгаться во все, что их окружает. Вопрос в том, будет ли ребенок испытывать чувство вины за предпринятые по собственной инициативе действия или будет чувствовать себя вправе самостоятельно планировать и контролировать свои занятия? Именно здесь берет начало целеустремленность, проявляющаяся в силе намерения - способности преследовать лично значимые цели несмотря на риск и возможные неудачи.
4. Трудолюбие против чувства неполноценности (школьный возраст). Соц. контекст, в к-ром преодолеваются первые три кризиса, ограничивается преимущественно домашней обстановкой и ближайшим семейным окружением. Однако на четвертой стадии в той или иной форме начинается обязательное обучение детей. Главным делом становится успешное выполнение заданий и овладение навыками, к-рые ценятся учителями и в более широком обществе. Считается, что на этой стадии закладываются основы такого ценного качества как компетентность (в отношении орудий и способов деятельности взрослых).
5. Идентичность против диффузии (отрочество / юность). Это центральное звено в схеме Эриксона - стадия, на к-рой юноши и девушки активно пытаются синтезировать весь свой опыт, чтобы обрести устойчивое чувство личной идентичности. Хотя этот процесс яв-ся психосоциальным по природе, предполагающим обязательное появление социального соответствия или "солидарности с групповыми интересами", Эриксон особо подчеркивает роль самопознания и испытания действительностью в формировании идентичности. Индивидуум начинает смотреть на себя как на продукт своего жизненного опыта, остро сознавая его связность и преемственность. Позитивное разрешение предыдущих кризисов, в результате чего чел. становится в меру доверчивым, самостоятельным, целеустремленным и трудолюбивым, облегчает формирование идентичности, тогда как неудачи в их преодолении могут привести к размыванию идентичности. Верность, или способность сохранять взятые на себя обязательства несмотря на несовместимые системы ценностей, и есть та добродетель, к-рая появляется в этот период жизни.
Согласно теории Эриксона, развитие продолжается всю жизнь. Однако прохождение трех приходящихся на взрослость стадий напрямую зависит от той идентичности, что сложилась в годы юности.
1. Интимность против изоляции (молодость). На этой стадии чел. должен быть готов и способен к соединению своей идентичности с идентичностью др. чел. Необходимое условие - прочное чувство идентичности, так как подлинное раскрытие и взаимность делают людей уязвимыми. В этот период жизни неизмеримо возрастает ценность такой добродетели как любовь.
2. Генеративность против стагнации (средняя взрослость). На этом этапе жизни чел. старается реализовать сформированную и разделенную с избранными другими идентичность. На первое место выходит такая добродетель как забота. Генеративность находит свое выражение в заботе о других, принимающей различные формы: родительство, обучение, наставничество и т. д. Те же, кого постигла стагнация, оказываются поглощенными своими личными нуждами.
3. Целостность против отчаяния (зрелость). Фокус заключительной стадии образует воспринимаемое завершение или выполнение жизненного цикла. Когда люди сознают близость смерти, они могут впадать в отчаяние, испытывать страх, радоваться смерти как избавлению от страданий или же попытаться воспринять ход и значение своей единственной и неповторимой жизни в более широкой перспективе. Мудрость - последняя приобретаемая в этой жизни добродетель. Мудрый чел. понимает относительный характер знания и принимает жизнь такой, как она сложилась.
Как эвристическая схема, теория Эриксона оказала заметное влияние на совр. психологию развития, особенно в том, что касается развития в ранней юности. Однако, несмотря на свою популярность и, казалось бы, очевидную валидность, эмпирическое обоснование этой теории яв-ся относительно слабым. Эриксон и другие смогли представить в достаточном объеме лишь данные наблюдений.
См. также Связь и привязанность, Формирование юношеской идентичности
М. Д. Берзонски

Этика психологических исследований (ethics of psychological research)

В соц. и медико-биологических науках повсеместно распространен интерес к защите прав и благополучия людей, принимающих участие в научных исслед. Неуклонный рост такого интереса после Второй мировой войны, особенно заметный в 1960-х и 1970-х гг., вероятно явился следствием памяти о нацистских мед. экспериментах, вскрывшихся злоупотреблений в мед. экспериментах в Северной Америке, недовольства властью, увеличения профессионализма и усиления борьбы за соц. справедливость и гражданские права. Большинство научных и профессиональных орг-ций разработали этические кодексы. Министерство здравоохранения, просвещения и соц. обеспечения США (ныне Министерство здравоохранения и соц. обеспечения (Department of Health and Human Services, DHHS), разработало регулирующие нормы в защиту людей, являющихся объектами экспериментов. Эти регулирующие нормы предусматривают создание в орг-циях институциональных наблюдательных советов (institutional review board, IRB), состоящих гл. обр. из исследователей и ученых, для этической экспертизы проектов до начала их финансирования.
Большинство психологов соглашаются с необходимостью таких мер. Многие, однако, считают, что потенциальная опасность невелика, тогда как регулирующие нормы представляют угрозу для научной свободы и творчества. В основе подобной полемики лежит старый конфликт между правами личности и нуждами об-ва. Можно утверждать, однако, что в психологии этические и научные соображения скорее конвергируют, нежели конфликтуют, поскольку информ., получаемая от участников, рассматриваемых в качестве партнеров, будет обладать большей валидностью и ценностью.
Информированное согласие
Информированное добровольное согласие (informed voluntary consent) яв-ся центральным принципом этического исслед. Согласно регулирующим нормам DHHS, под ним подразумевается понимающее согласие конкретного лица (или его законного представителя), способного осуществлять свободный выбор без излишнего побуждения или любого элемента "насилия, обмана, хитрости, принуждения или иной формы ограничения или давления". Предполагается, что для достижения этих целей исследователи должны четко информировать будущего участника о: а) том, какие процедуры они намерены использовать и в каких целях, б) любых связанных с этим неудобствах или рисках, в) любых ожидаемых выгодах, г) своей готовности отвечать на любые вопросы и д) праве испытуемого прекратить участие в исслед. в любой момент без к.-л. условий. Практ. применение этого принципа поднимает трудные вопросы, особенно в тех исслед., в к-рых испытуемые удерживаются в неведении или намеренно дезинформируются в отношении истинных целей, процедур или измерений.
Проведение исследований с детьми и психиатрическими больными. Для проведения исслед. с детьми и психиатрическими больными, ограниченными в своей способности понимать и принимать решения, традиционно требуется получить согласие со стороны родителя или опекуна.
Проведение исследований с людьми, ограниченными в свободе выбора. Как правило, исследователи находятся в более влиятельной или престижной позиции, чем их испытуемые, к-рые в силу этого не обладают подлинной свободой в выражении своего отказа или несогласия. В прошлом, исследователи в медико-биологических, бихевиоральных и соц. науках опирались на популяции, обладающие меньшей свободой выбора, именно по причине их доступности и покорности. Мн. критики категорично высказались против традиционной практики привлечения неимущих и беспомощных в качестве испытуемых в мед. исслед. Расширение выборки, с включением в нее наряду с клиническими пациентами сторонних, независимых лиц, служило бы не только большей справедливости, но и научной цели приобретения более репрезентативных данных.
Неинформированные участники. Немного этических вопросов подняло бы исслед., предполагающее открытое наблюдение, напр., за играющими в школьном дворе детьми, даже если на это не было получено никакого согласия. Сходным образом, исслед., опирающиеся на архивные данные, такие как школьные или медицинские записи, выглядят вполне оправданными в моральном отношении, даже если учащиеся или пациенты не давали согласия на использование этих данных в исследовательских целях. Др. исслед., однако, поднимают моральные проблемы: имитация приступа болезни в вагоне метро с целью увидеть на него реакцию людей; психолог имитирует симптомы психоза и позволяет себя госпитализировать в психиатрическую клинику; социолог добровольно вызывается не впускать посторонних для изучения гомосексуальной активности в общественном мужском туалете; в совещательной комнате присяжных устанавливаются "жучки" для прослушивания с разрешения судьи, но без ведома членов жюри присяжных. Все эти реально проводившиеся исслед. ставят серьезные вопросы.
Дезинформированные участники. Др. исслед:. прибегают к преднамеренному обману. Для того чтобы сделать важные психол. феномены более доступными изучению, психологи пытаются создавать правдоподобные ситуации (в действительности, вымышленные), позволяющие контролировать изучаемые переменные. Так, при изучении эксперим. стресса участников исслед. могут убедить в их интеллектуальной неспособности или даже в том, что их жизнь повергается опасности. В таких областях как когнитивный диссонанс или конформизм не менее 75% исслед. проводятся с использованием преднамеренного обмана.
Основным аргументом в пользу обмана яв-ся то, что он позволяет изучать важные феномены в контролируемых лабораторных условиях. Такие исслед. рассматриваются как недорогие, удобные и валидные. Другим оправданием служит то обстоятельство, что такие исслед., если и причиняют, то лишь незначительный ущерб, и что любые негативные эффекты могут быть рассеяны в ходе заключительной беседы с участниками после завершения эксперимента.
Критики отвечают на это аргументами двух типов. Во-первых, они доказывают, что обман неэтичен уже по своей природе, независимо от потенциальных выигрышей или минимальности наносимого ущерба. Во-вторых, они апеллируют ко всему спектру суждений, к-рые оспаривают веру в то, что лабораторный контроль способствует получению лучших данных, подвергают сомнению заявления о незначительности причиняемого ущерба и представляют свидетельства, что заключительная беседа с участниками может не смягчать воздействие обмана.
Неприкосновенность частной жизни и конфиденциальность
Как и в отношении др. свобод, право на неприкосновенность частной жизни (right to privacy) не яв-ся абсолютным, вступая в конфликт с правом об-ва на знание истины. Рассмотрение права на неприкосновенность частной жизни в контексте психол. исслед. касается трех основных проблем: а) степени закрытости информ.; б) методов сбора информ. (напр., предполагают ли они использование ненавязчивых процедур измерения с ничего не подозревающими участниками); в) неразглашения собранной информ., носящей закрытый характер.
Закрытость информации. Религиозные предпочтения, сексуальные привычки, денежный доход и другие темы носят гораздо более закрытый характер чем, скажем, предпочтения в пище или водительские привычки. Раскрытие такого рода информ. может не только вызвать смущение, но и нанести реальный ущерб.
Проблемы неприкосновенности частной жизни при сборе информации. Исслед., использующие наблюдение за людьми без их ведома, не только нарушают принцип информированного согласия, но и нарушают право на неприкосновенность частной жизни. Чем более публичными яв-ся поведение и окружающая обстановка, тем меньше проблем возникает с нарушением неприкосновенности частной жизни. Однако эта проблема обостряется, когда осуществляется вторжение в важные и неприкосновенные стороны личной жизни чел. или когда затрагиваются фундаментальные ценности.
Анонимность и конфиденциальность. Участники защищены в наибольшей степени, когда личная информ. собирается анонимным образом (напр., опросники заполняются в большой аудитории и возвращаются без подписи). Анонимный или конфиденциальный материал, как правило, оказывается более полным и точным. Т. о., от анонимности и конфиденциальности выигрывает не только этика, но и наука.
Ущерб и польза
Вероятно, наиболее широко признанный принцип исследовательской этики состоит в том, что исслед. не должны наносить ущерб участникам, напротив, последние, по возможности, должны извлекать из них пользу. Психол. исслед. относятся к категории "исследований с низкой степенью риска"; существует мало документальных свидетельств того, что их участники когда-либо подвергались ущербу.
Исследователь должен сделать все возможное для минимизации риска там, где возникает его вероятность. Потенциально опасное оборудование должно быть подвергнуто тщательной проверке; должны использоваться только лекарства, гарантирующие безопасность для здоровья. В потенциально опасные эксперименты в качестве испытуемых нельзя привлекать уязвимых людей. В ситуации, где возникает очевидный дистресс, исследователь должен быть готов оказать любую необходимую мед. помощь испытуемым. Признаки потенциального ущерба должны контролироваться в продолжение всей серии экспериментов и обоснованного периода после ее окончания, при наличии вероятности отсроченных эффектов. Прежде чем привлекать к исслед. большое количество испытуемых, возможные риски в эксперименте должны быть изучены в соответствующих пилотажных экспериментах.
К числу возможных выгод для участников относятся: а) денежные выплаты, к-рые не должны быть настолько велики, чтобы принуждать людей к участию и заставлять забывать о своих правах и благополучии; б) удовольствие, получаемое от участия в решении задачи; в) клиническая польза (даже интервью, предназначенное для целей исслед., может помочь людям лучше понять свои проблемы); г) удовлетворение от личного содействия научному прогрессу.
Анализ соотношения между риском и выгодами. Осн. постулат большинства кодексов гласит: чтобы исслед. было этически оправданным, его потенциальные выгоды должны перевешивать связанный с ним риск. Когда риск оказывается слишком высок, научное исслед. просто не должно проводиться. В отношении исслед. с высокой степенью риска, к-рые все же проводятся, должны быть приняты специальные меры предосторожности для защиты прав и благополучия их участников. Важно, чтобы такого рода решения разделялись коллегами.
В некоторых случаях на долю участника выпадают как риски, так и выгоды. Напр., в ходе проверки нового вида терапии, риск, связанный с отклонением от принятой практики, может оказаться для пациента большим, чем компенсация потенциальными выгодами. Отношение риск/выгоды (risk-benefit ratio) становится современной модификацией известного принципа "цель оправдывает средства". Оно также отражает трения между правами личности и общим благом.
Анализ соотношения между риском и выгодами представляет собой трудную задачу, поскольку их не так-то легко измерить. Иногда ни то, ни другое невозможно оценить до окончания исслед., но все же можно попытаться предсказать их до его начала. В конечном счете, в принятии решения о риске и выгодах должны участвовать, по меньшей мере, сами исследователи, их коллеги и участники исследований. Анализ соотношения между риском и выгодами - необходимый шаг в принятии решения об этическом статусе исслед. Его может оказаться недостаточно для оправдания проведения исслед., но он может предоставить достаточно оснований для отказа от него. Однако анализ соотношения между риском и выгодами должен быть подчинен, в первую очередь, заботе о соблюдении прав чел. и личности.
Риск регулирования
Забота о правах и благополучии участников исслед., наблюдательные советы и этические кодексы будут несомненно удерживать за собой постоянное место на научной сцене, и, в целом, выполнять положительную роль. В то же время, регулирование имеет свои опасные стороны. Это дорогостоящий, трудоемкий процесс, требующий усилий, к-рые можно было бы с успехом использовать в самом научном исслед.
Помимо проблемы административных проволочек, возникает серьезный вопрос о том, в какой мере регулирование может подавлять научное творчество.
Кодексы и регулирующие процедуры вероятно необходимы. Директивы и наблюдательные советы не позволяют ослабевать чувствительности исследователей к неизбежно возникающим в исслед. людей моральным дилеммам. Они могут указывать на те аспекты, в к-рых оказались ущемлены интересы участников, и подсказывать альтернативные пути достижения целей исслед. Поиски принципов, а также усилия по проверке их применимости в конкретных случаях, оказываются необходимыми для поддержания нашей бдительности в отношении гуманитарных, равно как и научных, проблем в психологии.
См. также Психология и закон, Этичное обращение с животными
Ш. Корчин

Этические принципы психологов и кодекс поведения (редакция 1992 г.) (The ethical principles of psychologists and code of conduct (1992 revision))

История. Этический кодекс Американской психол. ассоц. (АРА), принятый в 1953 г., стал одним из первых такого рода кодексов профессионального поведения.
Откликнувшись на неуклонно возраставшую потребность в официальном этическом кодексе, Н. Хобс принял на себя руководство Комиссией по этическим нормам вскоре после окончания II мировой войны и возглавил работу над этим проектом. Эта комиссия работала на протяжении 5 лет, собрав от членов АРА 1000 кратких эпизодов, в к-рых описывались ситуации этичного и неэтичного поведения. В конечном счете она разраб. документ объемом 171 с. - "Этические нормы психологов" (Ethical standards of psychologists), включавший сборник ситуаций и Этический кодекс, состоящий из 6 осн. разделов и 28 подразделов; в число 6 разделов вошли: а) компетентность; б) честность; в) профессиональная и научная ответственность; г) уважение прав и достоинства чел.; д) забота о благополучии др; е) соц. ответственность. Для ассоц., к-рая на протяжении десятилетий представляла научные, образовательные и психол. услуги об-ву на основе немногочисленных или неформальных этических правил для ее членов, это был большой рывок вперед.
Хотя этот Этический кодекс стал важным шагом и ценным подспорьем для Этической комиссии АРА, в нем не было к.-л. конкретных правил, регулирующих работу комиссии или рассмотрение прав психологов, на к-рых поступали жалобы. Эти области были описаны в "Правилах и процедурах" (Rules and Procedures) - документе, к-рый входил в комплект с Кодексом и к-рый, подобно самому Кодексу, тж должен был подвергаться периодическому пересмотру. Первое издание этого документа появилось в 1958 г., и с тех пор он неоднократно пересматривался.
Развитие науки и практики психологии за прошедшие с той поры годы сопровождалось заметным изменением в частоте и характере этических проблем, с к-рыми сталкиваются психологи. Отчасти это объясняется увеличением количества членов и партнеров АРА, к-рое достигло в 1990 г. отметки 100 000, и изменением атмосферы американского об-ва, ставшего более ориентированным на потребителя, сложным и насыщенным судебными разбирательствами.
Редакция 1992 г. Необходимость внесения серьезных изменений отчасти была вызвана ощущением увеличивающегося риска жалоб этического характера и судебных преследований в связи с профессиональной некомпетентностью, грозивших психологам в условиях насыщенного судебными разбирательствами об-ва.
В 1986 г. Этическая комиссия АРА создала подкомиссию из шести членов для разраб. новой реакции Кодекса. Сначала группа специалистов для решения этой задачи состояла из пяти старейших психологов - все они работали в Этической комиссии АРА и обладали большим опытом применения Этического кодекса при рассмотрении жалоб.
Задача этой группы заключалась в разраб. кодекса, к-рому бы можно было легко обучить и не менее легко обучиться, к-рый бы содержал одну концепцию или идею по каждой норме вместо множества, как это было в прежних редакциях, и к-рый бы адресовался широкому кругу проблем и затруднительных ситуаций, с какими сталкиваются психологи разнообразных направлений и специализаций. С такими изменениями кодекс было бы легче читать и использовать психологам, потребителям и этическим комиссиям.
Философия этой рабочей группы была телеологической по своему характеру, как и при разраб. первого Этического кодекса. Телеологический процесс фокусируется на последствиях или рез-тах действия; выбор осуществляется исходя из того, как он влияет на др., а не потому что он "считается" или провозглашается правильным или конструктивным. Такая прагматическая концепция опирается на воспринимаемые последствия, связывающие поведенческое решение с его моральной стороной, в отличие от этического подхода, согласно к-рому признается наличие абсолютных моральных категорий, существующих независимо от последствий к.-л. действия.
Изменения в структуре. В августе 1992 г., после голосования по целому ряду предложенных поправок, совет АРА официально принял новый документ - "Этические принципы психологов и кодекс поведения" (Ethical principles of psychologists and code of conduct). Эта редакция во многом освободилась от двойственности разделением документа на две части: общих принципов, носящих идеологический характер, и этических норм, состоящих из обеспеченных правовой санкцией норм поведения.
Шесть общих принципов формируют содержательную направленность этого документа: компетентность, честность, профессиональная и научная ответственность, уважение к правам и достоинству чел., забота о благополучии др. и соц. ответственность. Хотя эти общие принципы и сформулированы в виде положений, несущих широкий и универсальный смысл, они оказываются полезными, помогая психологам в истолковании этических норм.
Второй раздел содержит этические нормы; здесь изложены 102 принципа, распределенные по восьми разделам, и приводятся специфические, обеспеченные правовой санкцией правила поведения, к-рым должен следовать каждый психолог. Это: а) общие нормы (потенциально применимые к профессиональной и научной деятельности всех психологов; б) анализ, оценка или вмешательство; в) реклама и др. публичные высказывания; г) терапия; д) неприкосновенность частной жизни и конфиденциальность (тж потенциально применимые ко всем психологам); е) обучение, руководство подготовкой, исслед. и публикации; ж) судебная деятельность (новый раздел); з) решение этических проблем.
Др. структурные изменения связаны с новой системой индексации. Впервые каждая этическая норма снабжена своим собственным назв. и номером, что позволяет любому без труда определить ее конкретную предметную область. Оглавление и развитая система перекрестных ссылок документа делают Кодекс удобным для использования психологами и широкой общественностью.
Итоги. Новый Кодекс в значительной степени отличается от любой из своих предыдущих версий; остается посмотреть, как новая форма и содержание упростят его использование потребителями, психологами и этическими комиссиями. Он может оказаться документом с рядом изъянов, к-рые вызовут процесс его неизбежного устаревания. Однако эти структурные изменения могут установить прецедент, к-рый, мы надеемся, окажется полезным на долгие годы.
См. также Американская психологическая ассоциация (I, II), Американский психологический фонд, Американское психологическое общество, Этические проблемы в психологии, Этичное обращение с животными, Профессиональная этика
Т. Ф. Нейджи

Этические проблемы в психологии (ethical problems in psychology)

Два наиболее важных исходных документа в отношении этических проблем, возникающих перед психологами, - это "Этические принципы психологов" (Ethical principles of psychologists) и "Этические принципы проведения исследований с людьми" (Ethical principles in the conduct of research with human participants) Американской психол. ассоц. (АРА), В дополнение к этому, "Критерии для аккредитации докторских программ и интернатур в профессиональной психологии" (Criteria for accreditation of doctoral programs and internships in professional psychology) требуют для полноценной подготовки в профессиональной психологии прохождения обязательных курсов научной и профессиональной этики, а тж изучения соотв. норм.
Этические принципы представляют собой оценочные суждения, часто трудно переводимые в реальное поведение; психологи, к-рые не дают себе труда задуматься над этими проблемами, нередко сталкиваются с этическими дилеммами. Здесь будут рассмотрены три важных этических принципа из "Этических принципов психологов" АРА: публичные высказывания, конфиденциальность и компетентность.
Публичные высказывания. Этот принцип относится к деятельности психологов, направленной на оказание помощи людям, к-рая связана с принятием более обоснованных решений. Публичные высказывания следует основывать на совр. состоянии гуманит. и естественных наук, не забывая, что в отношении любого научного исслед. существуют пределы раскрытия и ограничения на использование полученных в нем данных. Кроме того, данный принцип предостерегает психологов, предоставляющих индивидуальные диагностические и терапевтические услуги, от выхода за рамки профессионально-психологических отношений с клиентом.
Однако здесь возникают два вопроса. Во-первых, может ли рекомендация психолога навредить обратившемуся за помощью клиенту или замещающим его лицам? Во-вторых, что можно сказать о требовании, что рекомендация не должна выходить за рамки контекста профессиональных отношений? Первый вопрос отсылает к нас еще более общей проблеме. Существуют ли свидетельства того, что психол. помощь со стороны опытных специалистов может причинять вред? В работе "Блага психотер." (The benefits of psychotherapy), M. Л. Смит, Г. В. Гласс и Т. И. Миллер указывают на практ. отсутствие доказательств того, что психотер. наносит вред, и многочисленные доказательства того, что она приносит пользу. Однако все же представляется необходимым дать оценку правомерности уподобления рекомендации в СМИ психотер., реализуемой в иных профессиональных условиях. Родственная проблема заключается в том, может ли принести ущерб участникам, замещающим др. лицо, выслушивание чужих проблем. На сегодняшний день не существует доказательств такого эффекта.
Второй вопрос, не выходит ли помощь с использованием СМИ за рамки контекста профессионально-психологических отношений, представляет сложность для определения. Большинство профессиональных психологов согласились бы (и суд тоже соглашается), что профессиональные отношения начинаются с момента вступления клиентом в контакт (даже по телефону) со специалистом и согласия специалиста продолжить обсуждение с этим клиентом его психол. проблем. Это могло бы служить парадигмой для коммуникации с использованием СМИ. Однако не каждый психолог готов оказывать психол. помощь через СМИ. Один важный вопрос, требующий рассмотрения, а именно: перевешивают ли выгоды от психол. консультирования через каналы СМИ связанные с этим риски, - яв-ся не только этической, но и эмпирической проблемой.
Конфиденциальность. В преамбуле к этому принципу АРА формулируется, что конфиденциальная информ., получаемая в рез-те работы психолога, не подлежит разглашению, если только ее утаивание не влечет за собой явной опасности или для самого клиента, или для др. людей. Тем самым устанавливается, что разглашение тайны может оправдываться только исключительными обстоятельствами.
Эта проблема сопряжена с двумя интересными этическими дилеммами. Первая из них связана с юридич. аспектами. Зискин указывает на определение Верховного суда Калифорнии, требующее от терапевтов добросовестной заботы о защите потенциальных жертв от возможной опасности со стороны их клиентов. Это требует оценки терапевтом вероятности того, что данный клиент будет представлять собой угрозу. Такая оценка должна осуществляться в соответствии со стандартами, принятыми в профессии этого терапевта. Т. о., первая дилемма для психолога - это проблема выбора между неразглашением тайны и требованием закона. В описанной ситуации этические принципы не создают особого конфликта в выборе между этикой и законом.
Более сложная дилемма вытекает из факта, что прогнозы опасности, предоставляемые психологами и др. специалистами в области психич. здоровья, как правило, не могут достигать высокой степени точности.
Компетентность. В соответствии с этическими принципами, психологам надлежит использовать только те инструменты и процедуры, в отношении к-рых они обладают достаточным уровнем подготовки и опыта работы. Кроме того, они должны предоставлять точные сведения об уровне своего образования, подготовки, опыта и компетентности.
Однако профессиональная компетентность яв-ся понятием, к-рое не так-то легко определить. В частности, необходимо задаться следующим вопросом: компетентность в отношении каких проблем, каких групп населения и каких случаев? Все это представляет собой трудные вопросы, мн. из к-рых действительно связаны с этическими проблемами.
См. также Компетентность в психологии, Этичное обращение с животными
Н. Эбелис

Этичное обращение с животными (ethical treatment of animals)

В работе "Освобождение животных: новая этика нашего обращения с животными" (Animal liberation: A new ethics for our treatment of animals) П. Сингер ставит перед научным исследователем следующую дилемму: "Или животные не походят на нас, и в этом случае нет оснований ставить на них эксперименты; или они все же походят на нас, и в этом случае мы не должны ставить на них эксперименты, к-рые бы сочли возмутительными, если бы они проводились с кем-либо из нас".
В речи на заседании психол. секции Британской ассоц. за содействие прогрессу науки (British Association for the Advancement of Science) Э. Хейм подняла следующий вопрос: "В связи с экспериментами над животными, ... в какой степени допустимо использовать средства, являющиеся предосудительными по своей сути?.." Под "предосудительными по своей сути" она подразумевала "эксперименты, предполагающие причинение сильной депривации, или смертельного страха, или неотвратимой боли... подопытным животным".
В развиваемом ими понятии "альтернатив" существующему использованию животных в научном исслед., Расселл и Бёрч определили альтернативные методы как такие методы, к-рые либо совсем заменяют использование лабораторных животных, либо снижают численность используемых в опытах животных, либо смягчают процедуры с целью уменьшить их страдание.
Эти идеи знаменуют собой возрождение в психологии обеспокоенности нашим отношением к животным, и в частности, обращением с ними как с объектами эксперим. исслед. Эти представления, как и более широкое предположение о том, что психология нуждается в переоценке своей позиции, сложились в основном за пределами США и приобрели известность благодаря таким публикациям как "Животные, люди и этика" (Animals, men and morals) С. Годловича, Р. Годловича и Дж. Харриса, "Права животных и мораль чел." (Animal rights and human morality) Б. Роуллина и "Жертвы науки" (Victims of science) P. Райдеpa. Лишь в конце 1970-х гг. американская психология обратилась к обсуждению этих проблем в рамках проведенных под эгидой Американской психол. ассоц. симпозиумов "Настоящие и будущие проблемы в проведении научных исслед. на животных" и "Этические проблемы эксперим. исслед. на животных".
Лозунгом ранней волны движения за гуманное обращение с животными, возникшего в XIX в. в Англии и не перешагнувшего ее границ, был полный запрет метода вивисекции, и оно добилось принятия Закона о жестоком обращении с животными (Cruelty to Animals Act) от 1876 г., к-рый требовал лицензирования исследователей, использующих в своей работе живых позвоночных животных. В США первый федеральный закон, оговаривающий условия содержания лабораторных животных, был принят лишь в 1966 г. С внесенными поправками и изменениями, он определял гуманные стандарты для транспортировки и содержания животных, предназначенных для использования в научных исслед. Однако он освобождал сам эксперимент от требования гуманных стандартов. Даже болезненные процедуры не подпадали под такие требования, если, по мнению исследователя, это могло бы помешать ходу эксперимента. Под действие этого закона подпадали грызуны, наиболее часто используемый класс животных, а тж птицы и домашние животные.
К обстоятельствам, способствующим возникновению сегодняшнего интереса к благополучию животных - или "правам животных", как это стало наз. в США под влиянием определенных работ в области этики, - относятся: движение в защиту окружающей среды; распространение реформистского импульса от расовой и половой дискриминации на "безжалостное отношение к животным"; рост числа научных публикаций в этологии и психологии, свидетельствующих о большей, нежели представлялось ранее, сложности, разумности и чувствительности животных; и заметное увеличение численности животных, используемых при проведении научных исслед.
Психол. исслед. подвергались непропорционально большой критике в сравнении с их реальной долей в совокупности исслед., отраженных в каталогах болезненных экспериментов с животными, составленных Д. Праттом и Дж. Дайнером. Сингер утверждал, что сама экстраполяция рез-тов на людей представляет собой этическую дилемму, особенно для психологии. Роуллин назвал психологию "плохой наукой", практикуемой с "излишней жестокостью". В этическом анализе психологии Райдер описал страдания животных в экспериментах и в течение их "жизни в лаборатории". М. Фокс поставил под сомнение валидность психол. исслед. с животными, содержащимися в условиях соц. и сенсорной депривации и, следовательно, испытывающими поведенческий и физиолог. стресс.
Однако психологи утверждают, что роль исслед. с использованием животных была и продолжает оставаться незаменимой для прогресса научной психологии. В описании вклада психол. исслед. в науку П. Адамс перечисляет теорию научения и ее приложения в области биолог. обратной связи, программированного обучения и поведенческой терапии, а тж изучение агрессии, коммуникации, памяти и развития мозга. Признавая эти и мн. др. заслуги психологии, Райдер поднимает вопрос о том, нельзя ли было приобрести эти знания с использованием др. средств. Поток публикаций и симпозиумов на тему этичного обращения с животными, хлынувший с конца 1970-х гг., вылился в формулирование неск. ключевых вопросов.
1. Важнейший вопрос - это вопрос о совместимости такого использования животных с "хорошей наукой" (т. е. со строгим соблюдением стандартных требований эксперим. метода). Яв-ся ли такие требования и само их соблюдение адекватными этической позиции? Если нет, тогда при каких условиях можно было бы пойти на компромисс? Представлял бы собой компромисс в обоих направлениях угрозу для психологии? Или же, как утверждает Фокс, гуманное обращение с животными яв-ся необходимой предпосылкой для хорошей науки, поскольку это само по себе повысило бы валидность получаемых рез-тов?
2. Согласуется ли переоценка этики нашего обращения с животными с правом на свободу научного исслед.? Конечно, в самом праве на согласие участвовать в исслед. содержится прецедент для признания существования ограничений в экспериментировании, по крайней мере, в отношении одного биолог. вида - людей. Могут ли возрастающие общественные требования к подотчетности распространяться на защиту животных, и не будет ли такая подотчетность вступать в противоречие со свободой научного исслед.? Связанный с этим вопрос возникает в политической сфере: в какой степени психология должна регулировать себя сама, или она должна принимать или приветствовать ограничения/контроль извне? Напр., требуется ли присутствие членов от общественных комитетов по защите животных?
3. Что значит относиться к животным должным образом? Совместим ли этический аттитюд с научным аттитюдом? В совр. науке господствует представление о том, что животные в научном исслед. яв-ся орудиями или инструментами, используемыми для контроля и измерения. Животные существуют для нас. Этот аттитюд проистекает из научного гуманизма, господствующего этоса, согласно к-рому наивысшими ценностями яв-ся челов. благополучие и челов. прогресс. С учетом этой ценности - пусть даже ограниченной, там где это возможно, гуманными соображениями - любая эксперим. процедура, независимо от того, насколько она болезненна для подопытных животных, м. б. оправдана, если ее рез-ты способствуют челов. здоровью или благополучию. Приоритет людей, как правило, обосновывается их претензией на уникальное обладание разумом и/или языком, а это означает, что мораль яв-ся исключительно челов. уделом. Как нравственные действия, так и объекты нравственной заботы ограничиваются челов. сферой.
Однако мы наблюдаем возникновение аттитюда, к-рый в большей степени центрируется на жизни, нежели на чел., признавая и наделяя ценностью любое живое существо как таковое. Этот аттитюд опирается на этику, к-рая утверждает, что любому животному присущ определенный образ жизни в своей естественной среде: набор преимущественных видов активности, определенных соц. отношений и определенных потенциальных возможностей. Этот "образ жизни" выражает интересы данного животного. В свою очередь, эти интересы выражают притязания, к-рые конкурируют с интересами др. живых существ. В этом случае мы как носители морали должны учитывать интересы животных наравне со своими, а не отводить им второстепенную роль.
См. также Коммуникация животных, Этика психологических исследований
К. Шапиро

Этнические группы (ethnic groups)

Э. г. обычно рассматривается как субкультура в рамках более крупного об-ва, чья культура отличается от него в важных отношениях. Входящие в состав Э. г. члены разделяют, или считают что разделяют, представление о своей отличной идентичности как группы. Эта воспринимаемая идентичность может основываться на общих религиозных верованиях, цвете кожи, национальном происхождении или др. критериях. Как правило, но не обязательно, Э. г. имеет определенные неформальные правила поведения, отличающиеся от правил более общей культуры. Для представителей Э. г. характерны определенные права и обязанности и специфические языковые паттерны. Эти паттерны взаимозависимого поведения часто отличают членов Э. г. от представителей той или иной соц. категории. Соц. категория используется для различения определенных классов людей в соответствии с набором характеристик (напр., детское население или население штата Мэн).
Описание паттернов, характеризующих отдельные субкультуры, сегодня уже не яв-ся самоцелью. Скорее, подобные исслед. служат средством продемонстрировать значимость данного теорет. подхода или преследуют целью отстаивание интересов считающейся притесняемой или ущемляемой в своих правах Э. г.
Этнографическую работу внутри различных групп. субкультур можно отнести ко второй по значимости области исслед. В частности, в рамках соц. психологии исследователи изучают взаимоотношения между различными Э. г. Как правило, этот интерес связан с традициями межгрупповой враждебности и с поиском способов снижения существующих конфликтов. Интерес к характеристикам конкретных групп ограничивается в этих случаях путями, к-рыми такие характеристики влияют на взаимоотношения групп. Внутригрупповая динамика или внутригрупповые характеристики рассматриваются существенными лишь в той степени, в какой они влияют на межгрупповые отношения.
Третья и более недавняя линия исслед. вытекает из каждого из этих традиционных направлений (и в свою очередь, вносит в них вклад). Падение "мифа о плавильном котле" этнической интеграции и гомогенизации и усиление чувства самоуважения, демонстрируемое мн. этническими меньшинствами в совр. об-ве, побуждает исследователей все чаще обращаться к изучению процессов и характеристик, присущих всем Э. г. Примерами этой ориентации служат такие работы, как "Этническая принадлежность" (Ethnicity) Глейзера и Мойнигана, "Племенные идолы, групп. идентичность и политические изменения" (Idols of the tribe, group identity and political change) Айзекса. Предметом особенного интереса в этой области яв-ся универсальное значение этнической идентичности, процесс культурной ассимиляции и передача этнических традиций из поколения в поколение.
См. также Кросс-культурная психология, Национальный характер
К. Дж. Герген

Этнические меньшинства (ethnic minorities)

Существует множество определений термина "Э. м.". Этим словосочетанием, как правило, обозначаются группа или группы, к-рые не занимают в составе населения господствующего положения, обладают культурными, религиозными и/или языковыми традициями либо особенностями, знач. отличающимися от традиций и особенностей остальной части населения, и стремятся эти традиции и особенности сохранить. Ч. Уэгли и М. Харрис приводят 5 отличительных свойств Э. м.
1. Меньшинства яв-ся подчиненными сегментами сложных по своей структуре об-в.
2. Меньшинства обладают специфическими физ. или культурными особенностями, к-рые не пользуются уважением со стороны доминирующих сегментов об-ва.
3. Меньшинства яв-ся соц. агрегатами, наделенными самосознанием и связанными характерными для их членов специфическими особенностями и (вытекающими из них) специфическими ограничениями в возможностях.
4. Членство в меньшинстве передается на основе происхождения, что позволяет включать в его состав последующие поколения даже в отсутствие внешне легко различимых специфических культурных или физ. особенностей.
5. Члены меньшинств, добровольно или по необходимости, имеют тенденцию выбирать себе брачного партнера в пределах своей группы.
Хотя такие характеристики могут дать нек-рое представление о том, чем схожи этнические группы, рассматриваемые относительно доминирующей части населения, при сравнении этнических групп между собой обнаруживаются тж значительные различия. В качестве одного из способов отражения такой неоднородности в составе этнических групп Л. Вирт выделяет 4 типа групп. меньшинств, исходя из их социально-политических целей.
Плюралистические меньшинства. Члены стремятся к мирному сосуществованию с доминирующей культурой большинства и др. этническими группами.
Ассимиляционистские меньшинства. Члены стремятся к слиянию с доминирующим об-вом, часто сопровождающимся постепенным забвением культурных, религиозных и/или языковых традиций или отречением от них.
Сепаратистские меньшинства. Члены стремятся к культурной и политической независимости.
Воинствующие меньшинства. Члены стремятся к завоеванию доминирующего положения в целом об-ве.
Психология и этнические меньшинства
В США акцент перемещался с одного Э. м. к др. в зависимости от соц. и политического Zeitgeist. В конце 1800-х и начале 1900-х гг. внимание преим. фокусировалось на Э. м., представленных выходцами из стран Северной и Южной Европы. После 1920-х гг. внимание переместилось на меньшинства, иммигрирующие из западного полушария и азиатских стран.
Соц. и дифференциальная психология внесли большой исследовательский вклад в изучение этих разных этнических групп. В то время как соц. психологи занялись изучением кросс-культурной, меж- и внутригрупповой динамики, дифференциальные психологи оценивали различия в интеллекте, способностях и достижениях. В 1950-1960-х гг. стал возрастать интерес к Э. м. со стороны клинической и консультационной психологии в рез-те движения за общественное психич. здоровье (community mental health movement), акцентировавшего проблемы местного мед. обеспечения. Специалисты в области психич. здоровья были призваны обеспечить обслуживание, адаптированное к культурным условиям и организованное в соответствии с потребностями локальных общественных групп.
В начале 1900-х гг. проводилось различие между "старым" и "новым" иммигрантом. К первым относились выходцы из Великобритании, Ирландии, Германии, Голландии и скандинавских стран - лица англосаксонского и германского происхождения и протестантского вероисповедания. Эти особенности рассматривались как согласующиеся с ранней традицией американских поселенцев. После 1882 г., и гл. обр. с 1890 по 1924 гг., географическое происхождение большинства иммигрантов постепенно переместилось в сторону средиземноморских и славянских стран: России, Польши, Австрии, Венгрии, Греции, Турции, Италии и Балканских государств. С 1882 по 1890 гг. отсюда прибыло почти 12 млн "новых" против 7,5 млн "старых" иммигрантов.
Писатели и журналисты этого раннего периода выступили с активной пропагандой идеи расового превосходства, утверждая, что доминирование англо-американского населения ставится под угрозу этой волной южно-европейских иммигрантов. Под влиянием этих публикаций Конгресс заявил, что политика ассимиляции меньшинств не оправдала ожиданий и вызвала "расовое несварение желудка". Была провозглашена политика расовой чистоты и принят иммиграционный закон (Immigration Act) от 1924 г., устанавливающий квоту из 150 000 иммигрантов для европейских стран, осн. на количестве выходцев из-за границы каждой национальности, проживающих в США в 1890 г. Хотя этот закон накладывал ограничения на иммиграцию из стран Европы, он не устанавливал пределов миграции из др. стран западного полушария или из Филиппин. Ограничения в отношении европейских иммигрантов привели к росту дефицита неквалифицированной рабочей силы, особенно в юго-западных штатах.
В течение этого периода психологи, изучающие индивидуальные различия, преим. занимались оценкой факторов, влияющих на низкие показатели по интеллектуальным тестам, к-рые они проводили (не сознавая их непригодности для кросс-культурных сопоставлений) среди нек-рых слоев иммигрантов.
Интерес соц. психологов и социологов в течение того же периода сосредоточился на трех осн. вопросах: а) изучении желательности мексиканской иммиграции с соц. и экономической т. зр.; б) анализе проблем, с к-рыми столкнулась Америка в попытке адаптировать мексиканских иммигрантов к американскому образу жизни; в) выявлении причин высоких уровней преступности, низких показателей здоровья, высоких степеней зависимости от общественных пособий по безработице и неустойчивого характера занятости.
Этот третий пункт вызвал наибольшие споры. Возникло два лагеря; представители одного утверждали, что причиной этих бед яв-ся культурные особенности, присущие мексиканцам, тогда как др. отстаивали т. зр. о преимущественной роли политических факторов в создании такого бедственного положения.
Вскоре после 1935 г. возникла третья позиция, известная сегодня под назв. культурный детерминизм, согласно к-рой определяющими характеристиками культуры яв-ся ее ценности, и проблемы могут возникать из-за несоответствия ценностей этнических групп ценностям доминирующей культуры. Эта т. зр. господствовала в соц. науках с 1950-х до 1970-х гг.
Затем - с 1970-х и до начала 1980-х гг. - в изучении американцев мексиканского происхождения в частности и др. Э. м. в целом, стала приобретать популярность позиция культурного плюрализма. Этот плюралистический подход оказал влияние на ряд направлений психол. исслед., главным среди к-рых было тестирование интеллекта, о чем свидетельствуют работы Дж. Мерсер.
Движение общественной психологии, зародившееся в 1960-х гг., тж способствовало распространению этого подхода, призывая ценить и принимать разнообразие культур, представленных в каждом об-ве.
См. также Аккультурация, Отчуждение, Билингвизм, Культурный детерминизм, Этноцентризм
А. Барон-мл.

Этноцентризм (ethnocentrism)

Этот термин был впервые введен в поведенческие науки У. Г. Самнером в 1906 г. в книге "Народные обычаи" (Folkways). Согласно Самнеру, это понятие содержит в себе сплав двух идей: а) тенденцию людей рассматривать свою собственную группу в качестве референтной, по отношению к к-рой оцениваются все др. группы; б) тенденцию рассматривать свою собственную группу как превосходящую др. группы. Первая часть этого термина несет в себе заметные черты сходства с понятием эгоцентризма; эта тенденция сама по себе не предполагает с необходимостью вторую. Хотя это сочетание компонентов продолжает преобладать в нек-рых совр. общественных кругах, Э. сегодня чаще принято связывать со второй из самнеровских тенденций, т. е. с рассмотрением своей собственной группы (обычно национальной или этнической) как превосходящей др. группы. Нередко этот термин ассоциируют с различием, снова следуя Самнеру, между ин-группой (in group) - той группой, к к-рой чел. принадлежит, и аут-группой (out group) - любой др. группой, нежели та, к к-рой он принадлежит. Э. в этом смысле часто используется как синоним внешнегрупповой враждебности (out-group hostility), или враждебности, направленной на все др. группы, кроме собственной.
Самнер изначально предполагал, что тенденция к Э. яв-ся универсальной. Однако сегодня лишь немногие исследователи подпишутся под этой т. зр. Э. в целом трактуется не как "факт челов. природы", а как рез-т определенных обстоятельств. Т. о., совр. изучение этого явления направлено на установление: а) причин возникновения Э., его усиления или ослабления; б) практ. способов снижения Э. в об-ве. Из-за своих многочисленных последствий для об-ва первая из этих проблем до сих пор привлекала к себе наибольшее внимание исследователей.
Подходы к изучению причин Э. удобно классифицировать на основе предпочитаемого локуса объяснения. Тем самым теории будут различаться между собой в зависимости от того, относят ли они причины Э. к сфере индивидуальной психологии, межличностных отношений или соц. структуры об-ва.
Несмотря на то что каждая из этих ориентации предполагает (прямо или косвенно) соотв. подходы к снижению Э., определенные линии исслед. концентрировались непосредственно на проблеме его истоков. Как утверждается в этом случае, Э. может иметь разнообразные корни. Зачастую его источники не подлежат радикальному изменению (напр., структура об-ва, осн. на кровном родстве) или уже не присутствуют в настоящем (напр., определенные отношения между родителем и ребенком). К двум наиболее важным представлениям, возникшим в рез-те изучения этого разнообразия, можно отнести гипотезу контакта и понятие суперординатных целей. Что касается гипотезы контакта, исследователи, в частности М. Дойч и М. Коллинз (Interracial housing), обнаружили, что снижению межгрупповой враждебности и развитию положительных отношений может способствовать увеличение контактов между членами различных групп. Однако, как показали дальнейшие исслед., условия, при к-рых контакт может порождать такие эффекты, характеризуются набором определенных ограничений. Напр., члены различных групп должны обладать равным правом голоса в принятии решений, равным статусом в группе и опытом хотя бы частичного успеха (а не неудачи) своих усилий. Др. исследователи представили веские доводы в пользу установления общих, суперординатных целей для групп, находящихся в ситуации острого соперничества. Утверждается, что Э. будет снижаться по мере того, как члены различных групп включаются в совместную деятельность, направленную на достижение разделяемых ими целей.
См. также Этнические группы, Национальный характер
К. Герген, М. М. Герген

Этология (ethology)

Э. - это наука о поведении живых организмов в их естественной среде обитания, в понятие к-рой включается не только физ. среда, но и соц. взаимодействия. Этологическое учение рассматривает тж роль естественного отбора в формировании поведения животных. Оно осн. на имплицитном допущении, что поведение в значительной степени определяется генотипами, к-рые, в свою очередь, яв-ся продуктом эволюционной истории вида. С ним связано еще одно допущение, а именно: отбор по генотипу происходил под влиянием последствий естественно появляющихся форм поведения. Поскольку именно такое поведение составляет осн. предмет изучения в Э., этологи почти не проявляют интереса к традиционным концепциям научения или менталистским понятиям.
Основные понятия классической этологии
Отправной точкой для развития этологического учения принято считать этограммы - всесторонние, подробные описания поведения видов в их естественной среде обитания. Данный метод берет свое начало в работах европейских натуралистов конца XIX-нач. XX в.: О. Хейнрота, Ж.-А. Фабра и Д. Сполдинга. Эти первые этологи были поражены постоянным, стереотипным характером мн. форм адаптивного поведения. В рез-те такое стереотипное поведение часто относилось к категории врожденного или инстинктивного. Этологическая концептуализация этих форм поведения была уточнена и развита в работах К. Лоренца и Н. Тинбергена. Для их обозначения был введен специальный термин - "фиксированные последовательности действий".
Фиксированные последовательности действий - это видоспецифичные, стереотипные модели поведения, предположительно находящиеся под сильным генетическим контролем. Фактически, фиксированные последовательности действий настолько постоянны, что их время от времени использовали в качестве критериев для таксономической классиф. видов. К тому же они обычно вызываются специфическими стимулами (наз. релизорами, или сигнальными стимулами) и, по-видимому, продолжаются уже без участия вызвавшего их релизора. Лоренц и Тинберген полагали, что для каждой фиксированной последовательности действий у животного имеется врожденная нейрональная программа, срабатывающая только в ответ на стимулы, сходные с привычными сигнальными стимулами, встречающимися в его естественной среде обитания. Эта врожденная программа получила назв. "врожденного разрешающего механизма" (ВРМ). Тем самым разрешающие стимулы - релизоры - уподоблялись пусковым устройствам, "заводящим" ВРМ. Еще одной важной характеристикой фиксированных последовательностей действий яв-ся их высокая специфичность. Гнездостроительное, материнское и копулятивное поведение могут включать неск. таких последовательностей, но сами они слишком универсальны, чтобы рассматриваться как фиксированные последовательности действий.
Современные достижения этологии. С того времени, как Лоренц и Тинберген в 1930-х гг. заложили теорет. фундамент Э., теорет. и эмпирические подходы этологов к поведению животных претерпели значительные изменения. Этологическая теория, согласно к-рой энергия для осуществления специфических действий накапливается до тех пор, пока сигнальный стимул не вызовет фиксированную последовательность действий в рез-те срабатывания ВРМ, имеет сходство с др. ранними теориями редукции побуждений (или влечений) - от К. Халла до З. Фрейда. Подобно всем этим теориям, классическая теория ВРМ далеко не безупречна в методологическом отношении вследствие изначально существующего порочного круга: единственно доступный способ измерения энергии для осуществления специфических действий - наблюдение за подлежащим объяснению поведением. К тому же нет никаких доказательств в пользу существования отдельных неврологических подсистем, соотв. каждому гипотетическому ВРМ животного.
Тем не менее, классическая теория ВРМ имеет нек-рую ценность в качестве дескриптивной сх. Множество различных форм поведения запускается относительно специфическими сигнальными стимулами. Более того, мн. из этих форм поведения с течением времени приобретают пониженные пороги запуска.
Важным изменением в этологической теории стало растущее признание роли научения в поведении животных, включая его влияние на фиксированные последовательности действий. В качестве одного из примеров можно назв. импринтинг, к-рый Лоренц первонач. рассматривал как врожденную реакцию следования в ответ на специфический разрешающий стимул. Последующие исслед. предоставили обильные доказательства того, что в основе приобретения импринтинга лежат простые и быстро образующиеся условные связи. И хотя специфическая фиксированная последовательность действий изначально может вызываться специфическим разрешающим стимулом, перцептивное научение начинает происходить немедленно. Следовательно, эта последовательность становятся обусловленной конфигурацией стимула, действующего как релизор.
Еще одно важное преобразование Э. связано с сужением границ теорет. объяснений и категорий изучаемого поведения. Раньше теоретизирование носило широкий характер, охватывая крупные категории естественно возникающих форм поведения, хотя исслед. часто ограничивалось наблюдением за животными в естественных условиях, практически без эксперим. вмешательства. В более поздних этологических исслед. акцент переместился на доскональный эксперим. анализ конкретного поведения.
Выделилась в самостоятельную область молекулярная Э., изучающая механизмы влияния единичного гена на поведение.
Социобиология - еще один подход к поведению животных, возникший в недрах классической Э. Зарождение этого подхода обычно связывают с именем Э. Уилсона. Одно из осн. допущений социобиологии заключается в том, что единицами естественного отбора яв-ся отдельные гены, а не виды. Второе допущение состоит в том, что генотип коррелирует с разными типами поведения, включая нек-рые формы высокоорганизованного соц. поведения. Родственный отбор, осн. на поведении, - важное понятие в социобиологии. Это такая разновидность естественного отбора, к-рая имеет место, когда а) поведение коррелирует с генотипом и когда б) поведение увеличивает вероятность воспроизведения особей с тем же генотипом, хотя само это поведение может снижать вероятность произведения потомства у демонстрирующего его животного. Примером такого поведения может служить крик тревоги у сусликов. Издавая этот крик, конкретное животное становится более уязвимым для хищников, одновременно делая менее уязвимыми своих находящихся поблизости сородичей. Социобиологам удалось предсказать ряд феноменов поведения животных, особенно в области поведения общественных насекомых.
См. также Экологическая психология, Инстинктивное поведение
Дж. Кинг

Эффект Барнума (Barnum effect)

В обычных жизненных обстоятельствах большинство людей с готовностью принимают обобщенное описание личности за совершенно адекватное описание их собственных личностей. Такое описание может быть результатом астрологического и экстрасенсорного прогноза, гадания по руке или даже оценки личности, проведенной профессиональным психологом. Единственное обстоятельство, к-рое, по-видимому, имеет существенное значение, состоит в том, что данный индивидуум верит, будто это описание было составлено специально для него.
Пол Мил, вслед за своим коллегой (Д. Дж. Паттерсоном, назвавшим этот феномен Э. Б. по имени Ф. Т. Барнума, напыщенного директора цирка, чьим кредо было: "Каждую минуту на свет появляется простофиля") заинтересовался этим явлением. Мила не особенно интересовали астрологи, экстрасенсы и др. распространители мнимой оккультной мудрости. Скорее, его волновало проявление этого феномена в контексте клинической психол. оценки. Он выбрал нарицательное имя Барнума в намеренной попытке заклеймить то, что он называл псевдоуспешными клиническими процедурами (pseudosuccessful clinical procedures), в к-рых результаты личностного анализа, получаемые на основе тестов и интервью, соответствовали пациенту преимущественно по причине своего тривиального характера. Они вызывали положительные реакции у клиента, поскольку базовые показатели популяции гарантировали их применимость практически к любому чел.
Исслед. эффекта Барнума обычно связаны с предварительным формированием у испытуемых убеждения, что их личность анализировалась определенным образом, и последующим предоставлением им письменной личной характеристики. Испытуемым не сообщается, что каждый из них получает совершенно одинаковую обратную связь. После этого испытуемых просят оценить точность и конкретность полученной обратной связи. Вследствие достаточно общего характера этой обратной связи, лишь редкие испытуемые не оценивают ее как точную.
Фоурер использовал следующее обобщенное описание личности в своей классической демонстрации этого феномена, к-рое в таком или несколько измененном варианте применялось и в последующих исслед.
"Вы испытываете сильную потребность в любви и уважении со стороны др. людей. Вы склонны критично относиться к себе. Вы обладаете большим нереализованным потенциалом, к-рый вы не использовали с выгодой для себя. Хотя у вас имеются некоторые слабые стороны личности, вы в целом успешно компенсируете их. У вас возникают трудности с ведением регулярной половой жизни. Демонстрируя внешнее самообладание и самоконтроль, вы склонны испытывать внутреннее беспокойство и незащищенность. Иногда вас мучают сомнения в отношении того, было ли верным принятое вами решение или сделали ли вы все, что было необходимо. Вас привлекают определенные изменения и разнообразие, и вы испытываете неудовлетворенность, когда вас пытаются стеснить или навязать ограничения. Вы цените свою независимость в мышлении и не принимаете чужих утверждений, если они не имеют достаточное количество веских доказательств. Вы считаете неразумным слишком глубоко раскрывать свою душу перед др. людьми. Временами вы бываете коммуникабельным, приветливым, общительным, тогда как в др. раз вы можете оказаться погруженным в себя, недоверчивым, замкнутым. Некоторые из ваших притязаний выглядят довольно нереалистичными. Безопасность яв-ся одной из ваших осн. целей в жизни."
Такая "характеристика" неизменно принимается людьми за точную оценку их личности по двум причинам: а) большинство из этих утверждений носят достаточно общий характер, чтобы быть применимыми к любому чел.; б) в таком описании, где содержится много элементов, скорее всего найдутся такие, к-рые любой чел. может интерпретировать как отражающие именно то, что он считает чертами своего собственного характера. Каждый из таких дескрипторов может подтолкнуть индивидуума к поиску специфических примеров из собственной жизни, к к-рым бы подошел этот дескриптор, и нахождение такого примера может создать у него впечатление, что такой дескриптор оказывается более конкретным, нежели это есть на самом деле. Значительное соответствие между дескриптором и тем что, как верит индивидуум, яв-ся чертой его характера, происходит по причине того, что люди редко демонстрируют полную объективность в оценке своей личности и неохотно принимают нежелательные дескрипторы, даже если их применимость доказана объективным анализом.
После того как такая характеристика признана за точную, с течением времени ее кажущаяся точность может улучшиться, особенно если она была представлена в устной форме, так что повторное прочтение оказывается недоступным. В описании, содержащем много элементов, легко игнорировать и впоследствии забыть те дескрипторы, к-рые, по-видимому, совершенно не подходят, и выделить и запомнить только те, к-рые достаточно близки к истине.
Чем более благоприятным выглядит общее описание, тем более высока вероятность того, что такая характеристика будет воспринята как точная. И действительно, когда испытуемым, скептически относившимся к астрологии, представлялись лестные гороскопы, их скептицизм уменьшался.
Характеристики, предоставляемые астрологами и экстрасенсами, хотя и выглядят внешне более конкретными, чем ранее приведенное описание, обычно вызывают Э. Б.
Опасность Э. Б. для клинических психологов и др. специалистов в области диагностики состоит в том, что такие люди могут ошибочно придавать слишком большое значение своим собственным клиническим заключениям или результатам личностных тестов вследствие полученной от клиента положительной обратной связи. Личное подтверждение яв-ся иллюзорным методом доказательства, однако оно может способствовать формированию убежденности как у оценивающего, так и у оцениваемого в эффективности даже неэффективного диагностического подхода.
См. также Астрология, Каузальное мышление, Оценка личности, Психология торговли, Реклама, Френология
Дж. Элкок

Эффект Зейгарник (Zeigarnic effect)

В исследованиях Б. В. Зейгарник было установлено, что испытуемые, в широком возрастном диапазоне, склонны запоминать прерванные задания лучше (и чаще), чем они запоминали завершенные задания. Накопившиеся обыденные наблюдения послужили толчком к серии экспериментов Зейгарник. Половину видов деятельности, выполняемой испытуемыми в эксперименте, разрешалось продолжать до завершения (или выполнения задания), а оставшаяся половина прерывалась экспериментатором на том или ином ее этапе. После окончания эксперим. сеанса все задания - как завершенные, так и незавершенные, - убирались экспериментатором, чтобы испытуемые не могли их видеть, и испытуемых просили кратко записать то, чем они занимались. Результаты этого исслед. подтвердили первоначальную гипотезу Зейгарник. Количество вспомненных незаконченных или незавершенных заданий (обозначаемых буквой "Н") оказалось значительно выше количества завершенных заданий (обозначаемых буквой "З"). В общем, испытуемые, принимавшие участие в исслед. Зейгарник, вспоминали в два раза больше незавершенных заданий, чем завершенных.
Было предложено несколько возможных альтернативных объяснений эффекта Зейгарник, к-рые не делают упор на переменной завершенность-незавершенность per se. Одно из таких объяснений состоит в том, что именно шоковый эффект, вызванный внезапным прерыванием или прекращением работы над заданием, усиливает выделенность незавершенного задания в сознании испытуемых. Результаты показывают, что шоковый эффект от внезапного прерывания задачи в очень малой степени связан, если вообще связан, с разницей в частоте воспроизведения. Вторая возможная интерпретация оригинальных находок Зейгарник состояла в том, что испытуемые, возможно, предполагали, что прерванные задания предстоит завершить позднее (т. е., что они представляют собой незаконченные дела). В другой, более тонкой версии своего первоначального исслед., Зейгарник успешно воспроизвела свои ранние результаты с коэффициентом Н/З = 1,80, по существу тем же самым, что и раньше.
В серии исслед. Зейгарник коэффициент вспоминания для заданий, прерванных в середине или ближе к концу (почти завершенных заданий), оказался выше, чем для заданий, прерванных в самом начале или вскоре после начала их выполнения. Амбициозные испытуемые забывали завершенные задания быстрее, чем это делали люди со средними амбициями. Можно заключить, что цель этих испытуемых состояла не просто в выполнении задания, но и в достижении некоторого успеха, повышая, тем самым, коэффициент Н/З. Если бы прерывание задания интерпретировалось испытуемыми как означающее их провал, порождая угрожающую эго ситуацию, то коэффициент Н/З увеличивался бы еще больше, за счет испытуемых с тенденцией запоминать незавершенные задания более часто, чем раньше.
Др. возможные объяснения эффекта Зейгарник сводятся к следующему: а) прерывание заданий может активно вводить новый мотив, связанный с возмущением самим фактом прерывания или обидой на прерывателя, отсюда и лучшее запоминание причины этого возмущения; б) прерывание может выполнять функцию подчеркивания прерванного задания; в) с т. зр. гештальта, испытуемый может стремиться к завершению; г) настойчивость испытуемых в обдумывании нерешенной задачи могла часто вознаграждаться в прошлом, и потому способствует повышению уровня вспоминания незавершенных заданий.
Исслед. обнаружили, что эффект Зейгарник может быть чувствителен к ряду факторов, к-рые трудно, если вообще возможно, контролировать в условиях лабораторного исслед.: а) вероятность проявления эффекта Зейгарник меньше, если испытуемый, до некоторой степени, лично заинтересован (ego-involved) в выполнении определенного задания; б) эффект проявляется с большей вероятностью, если прерывание задания не выглядит частью плана эксперим. игры; в) проявление эффекта наиболее вероятно в случае, если испытуемый всерьез настроился на выполнение незавершенного задания.
См. также Избирательное внимание, Экспериментальные исследования памяти
Ф. Л. Денмарк

Эффект Креспи (Crespi effect)

Названный именем его первооткрывателя, Лео Креспи, Э. К. связан с интересным явлением, к-рое наблюдается, когда в экспериментах по научению, проводимых с низшими животными, внезапно изменяют привлекательность вознаграждения. Так, если стимул представлен большим количеством пищи, крысы научаются пробегать через лабиринт к конечной цели быстрее, чем когда он представлен малым количеством пищи.
После того как эти уровни исполнения стабилизируются, изменение вознаграждения - количества пищи - в этих двух группах приводит к незамедлительному эффекту в исполнении. Крысы, получавшие раньше большее вознаграждение, а теперь - меньшее, бегут медленнее. Крысы, получавшие меньшее вознаграждение, при его увеличении демонстрируют противоположный эффект. Кроме того, исполнение при изменившемся вознаграждении часто превышает показатель, предсказываемый на основе более раннего исполнения. Те животные, у к-рых вознаграждение сменилось с большего на меньшее, бегут медленнее, чем ожидалось, тогда как те, у к-рых оно сменилось с меньшего на большее, пробегают лабиринт быстрее предсказываемого времени. Создается впечатление словно животные из первой группы оказались "разочарованными" или "впавшими в депрессию" в результате внезапного снижения привлекательности вознаграждения, в то время как другие испытали "воодушевление" в результате ее внезапного увеличения.
Г. А. Кимбл

Эффект ореола (halo effect)

Э. о. - тенденция оценщика (эксперта, судьи и т. д.) присуждать индивидууму высокие оценки по множеству черт вследствие убеждения, что этот индивидуум обладает определенной сильно выраженной чертой: по-видимому, такая оцениваемая черта оказывает избыточное влияние на др. черты. Э. о. впервые получил свое эмпирическое подтверждение в работах Э. Л. Торндайка.
Э. о. наносит серьезный ущерб системам оценки, так как он маскирует наличие индивидуальной изменчивости по различным оценочным шкалам. Было высказано много предложений по его преодолению, напр., оценивать всех людей по одной черте, прежде чем переходить к следующей; варьировать привязку шкалы, привлекать оценщиков с одинаковым уровнем знания, и проводить интенсивное обучение оценщиков. Последний способ, по-видимому, яв-ся наиболее эффективным и наиболее часто используемым подходом для противодействия Э. о.
С Э. о. тесно связан "эффект дьявола" ("devil effect"), при к-ром оценивающий присуждает индивидууму низкие оценки по множеству черт вследствие убеждения, что этот индивидуум имеет низкую степень выраженности некоторой черты, к-рая считается очень важной. Э. о. (или дьявола) обычно увеличивается пропорционально тому, в какой степени оцениваемая черта оказывается неопределенной, трудной для измерения или рассматриваемой как входящая в состав др. оцениваемой черты.
См. также Ошибки оценщика, Оценочные (рейтинговые) шкалы, Шкалирование
Л. Бергер

Эффект Пигмалиона (Pygmalion effect)

Термин Э. П. взят из пьесы Джоржда Бернарда Шоу. Он используется как синоним самоосуществляющегося пророчества.
Роберт Розенталь и Ленор Джекобсон впервые использовали это понятие в своей книге, в к-рой описывались влияния ожиданий учителей на поведение учеников. Оригинальное исслед. состояло в манипулировании ожиданиями учителей и оценке их влияний на показатели IQ школьников. В этом исслед. 20% случайно выбранных школьников из 18 различных классов описывались учителям как обладающие необычайно высоким потенциалом учебных достижений. Ученики младших классов, в отношении к-рых были сформированы высокие ожидания учителей, обнаружили значительный прирост в общих показателях IQ и показателях способности к рассуждению (reasoning IQ) в сравнении с др. учениками в своей школе. Несмотря на то, что оригинальное исслед. впоследствии подверглось критике за методологические просчеты, оно привлекло большое внимание к феномену влияния ожиданий учителей на эффективность учебной деятельности школьников.
Обнаружилось, в частности, что эти результаты особенно применимы в отношении обучения детей из неблагополучных семей (disadvantaged children). Выяснилось, что неблагополучные дети плохо учатся в школах из-за низких ожиданий работающих с ними учителей.
Было предложено два объяснения Э. П. Согласно Куперу, учителя полагают, что они обладают меньшим контролем над учениками, в отношении к-рых имеют низкие ожиданиями, в сравнении с учениками, на достижения к-рых они рассчитывают. Поэтому, чтобы усилить свой контроль, учителя часто прибегают к аффективной обратной связи в отношении первых, тогда как последние чаще получают обратную связь в отношении затрачиваемых ими усилий. Такие различные подходы к оценке могут приводить к снижению веры учеников, на успех к-рых учителя не рассчитывают, в то, что их усилия оказывают влияние на результаты учебы. По мнению Бар-Тала, ожидания учителей в отношении учебной деятельности учеников основаны на восприятии учителями причин успехов или неудач своих учеников. Если учителя полагают, что причины неудач ученика яв-ся устойчивыми, они не ожидают успехов со стороны этого ученика в будущем и ведут себя в соответствии с таким убеждением.
Формирование ожидания яв-ся феноменом, неизбежно сопутствующим челов. природе. Вместе с тем, только ошибочные и/ или негибкие ожидания могут препятствовать эффективной работе учителей. Один из способов уменьшения возможного негативного влияния Э. П. состоит в том, чтобы помочь учителям осознать существование этого феномена и его последствий.
См. также Обучение в раннем детстве, Теория навешивания ярлыков
Д. Бар-Тал

Эффект спящего (sleeper effect)

Э. с. в области формирования убеждений называют отсроченное усиление воздействия убеждающего сообщения. Это происходит в ситуации, когда сообщение поначалу не обнаруживает убеждающих эффектов, однако впоследствии, по прошествии определенного периода времени, реципиент начинает выражать более благоприятное отношение к позиции, содержащейся в этом сообщении. По своему характеру Э. с. противоположен результатам, обычно получаемым в эксперим. исслед., когда вызываемое поначалу изменение мнения исчезает со временем.
Первые документальные подтверждения Э. с. - хотя они и не назывались так в то время - были получены в исслед. Петерсона и Тёрстоуна и в исслед. Левина. В своем исслед. Петерсон и Тёрстоун обнаружили, что фильм под названием Four sons ("Четыре сына") оказался более эффективным в усилении прогерманских аттитюдов после 6-месячной отсрочки, нежели сразу после его показа в группе старшеклассников Генуи, штат Иллинойс. Они предположили, что поскольку в Генуе не было в то время кинотеатра, их эксперимент вызвал широкое обсуждение, к-рое и стало причиной отсроченного изменения мнений. В исслед. Левина, домохозяек приглашали принять участие в групповой дискуссии о важности употребления диетических продуктов (молоко, апельсиновый сок и рыбий жир) в условиях военного времени. Результаты показали, что спустя 4 недели после дискусии эти продукты стало употреблять больше домохозяек, чем через 2 недели после нее.
Термин Э. с. впервые употребили Ховланд, Ламсдейн и Шеффилд при описании изменений в мнениях, вызванных фильмами из серии Why We Fight ("Почему мы сражаемся") производства армии США, демонстрировавшихся во время Второй мировой войны. В частности, Ховланд и его сотрудники проверяли воздействие фильма The Battle of Britain ("Сражающаяся Британия") на веру американских новобранцев в боеспособность своих британских союзников. Они обнаружили, что когда эффект этого фильма оценивался спустя 9 недель после его показа, по некоторым пунктам опросника мнений в отношении англичан были получены существенные изменения в положительную сторону сравнительно с более ранней оценкой, проведенной лишь спустя 5 дней после показа фильма.
Несмотря на то, что Ховланд и его сотрудники предложили четыре возможных объяснения для своего Э. с., именно высказанная ими идея "забывания источника" ("source forgetting"), названная впоследствии гипотезой диссоциации обесценивающего стимула (dissociation discounting cue hypothesis), подготовила почву для дальнейшего изучения Э. с. В соответствии с гипотезой диссоциации, Э. с. возникает в тех случаях, когда убеждающее сообщение предъявляется в сочетании с к.-л. обесценивающим стимулом (discounting cue) (напр., источник, вызывающий низкое доверие или контраргумент). Сразу после получения такого сообщения реципиент помнит не только само сообщение, но и обесценивающий его стимул (т. е., оба ассоциируются в памяти между собой), что влечет за собой незначительные изменения или отсутствие каких-либо изменений в мнении. Спустя некоторое время, когда ассоц. между сообщением и обесценивающим стимулом ослабевает, реципиент может "припомнить то, о чем было сказано, не думая о том, кем это было сказано". Др. словами, Э. с. яв-ся результатом возникающей со временем самопроизвольной диссоциации сообщения и обесценивающего стимула. При последующем опросе мнений источник информ. может быть воскрешен в памяти, но он не ассоциируется с содержанием сообщения.
Ховланд и Вайс провели первую прямую проверку гипотезы диссоциации. Испытуемым предъявлялись убеждающие сообщения по таким вопросам, как использование антигистаминных лекарственных препаратов и строительство атомных подводных лодок. Эти сообщения приписывались либо вызывавшему доверие, либо не вызывавшему доверие источнику. Результаты показали увеличение процента лиц, согласившихся с сообщением из не вызывавшего доверия источника через 4 недели, в сравнении с процентом лиц, согласившихся с сообщением непосредственно после его предъявления. Э. с. обсуждался почти в каждом учебнике соц. психологии того времени, ему уделялось внимание в смежной литературе (по маркетингу, коммуникациям, опросам общественного мнения и социологии), и в форме идиоматического выражения он даже приобрел известность за пределами профессиональной среды.
Однако в 1974 г. Джиллиг и Гринвальд опубликовали результаты серии из семи исслед., к-рые привели в замешательство сторонников Э. с. и гипотезы диссоциации. В их исслед. свыше 600 испытуемых получали сообщения на темы о пользе пенициллина, мед. осмотров и витамина С. Как и в исслед. Ховланда и Вайса, эти сообщения приписывались источнику, характеризующемуся низкой степенью доверия ("народный" целитель). Однако, в отличие от исслед. Ховланда и Вайса, эти результаты не обнаружили признаков того, что Э. с. имел место. Джиллиг и Гринвальд оказались не единственными, кому не удалось в своих экспериментах вызвать надежный Э. с. В целом ряде др. исслед., сочетавших обесценивающий стимул с убеждающим сообщением, также не удалось получить Э. с.
Яв-ся ли Э. с. надежным феноменом? Две серии исслед., одну из к-рых провели Грудер, Кук, Хеннинган, Флей, Алессис и Хэламай, а другую - Пратканис, Гринвальд, Лейппе и Баумгарднер, дали положительный ответ и определили набор эмпирических условий, необходимых для получения Э. с. В обоих исслед., Грудера с сотрудниками и Пратканиса с коллегами, надежные Э. с. достигались, когда а) реципиентов сообщения побуждали уделять внимание содержанию сообщения просьбой отмечать в нем наиболее важные аргументы; б) обесценивающий стимул предъявлялся после сообщения и в) реципиенты оценивали степень доверия к источнику сообщения сразу после получения сообщения и обесценивающего стимула. Напр., в исслед., проведенном Грудеромс сотрудниками и воспроизведенном Пратканисом и его коллегами, испытуемые читали сообщение, в к-ром приводились аргументы против введения 4-дневной рабочей недели. В процессе чтения этого сообщения испытуемые должны были подчеркивать наиболее важные аргументы. После ознакомления с сообщением испытуемые получали обесценивающий стимул, свидетельствовавший о ложности предыдущего сообщения, а затем оценивали степень доверия к источнику сообщения. Этот набор процедур приводил к возникновению Э. с. - испытуемые более негативно относились к введению 4-дневной рабочей недели по прошествии 6 недель (в сравнении со сразу следовавшими оценками) после получения сообщения.
Процедуры, разработанные Грудером с сотрудниками и Пратканисом с коллегами для надежного продуцирования Э. с., значительно отличались от орг-ции более ранних исслед., таких как исслед. Ховланда и Вайса, чтобы дать основание для новой трактовки Э. с. В качестве замены гипотезе диссоциации, Пратканис с соавторами предложили интерпретацию дифференциального ослабления (differential decay). Э. с. происходит, когда а) воздействие сообщения ослабевает медленнее, чем воздействие обесценивающего стимула, и б) содержащаяся в сообщении информ. и обесценивающий стимул не сразу интегрируются, дабы не сформировался аттитюд (и тем самым обесценивающий стимул оказывается уже диссоциированным от содержания сообщения). В процедурах, использовавшихся в исслед. Грудера с сотрудниками и Пратканиса с коллегами, вероятно, воспроизводились эти условия; подчеркивание важных аргументов, напр., усиливает устойчивость воздействия сообщения, тогда как предъявление стимула после сообщения ограничивает способность реципиентов сообщения осмыслять его материал и интегрировать содержание сообщения и обесценивающий стимул.
По иронии судьбы, хотя наиболее ранние Э. с. и были получены в полевых условиях, вряд ли набор процедур, предложенный Грудером, Пратканисом и их соавторами для достижения Э. с., оказывается столь уж характерным для условий повседневной жизни. Это нисколько не преуменьшает теорет. значение таких исслед.; однако, это поднимает вопрос о существовании др. способов достижения эффектов спящего, помимо процедур, основанных на гипотезах забывания источника информ. Исследователи предложили следующие способы продуцирования эффектов спящего: а) отсроченная реакция на пугающее сообщение; б) отсроченное осмысление последствий сообщения; в) сглаживание (leveling) и заострение (sharpening) убеждающего сообщения спустя определенный период времени; г) рассеивание эффектов настороженности в отношении намерения убедить; д) отсрочка группового обсуждения сообщения; е) рассеивание реактивного сопротивления, вызванного сообщением; ж) отсроченная интернализация ценностей, пропагандируемых в сообщении; з) смягчение первоначального раздражения от негативного или неприятного сообщения; и) отсроченное признание сообщения, содержащего нападки на эго реципиента; к) отсроченное воздействие особого мнения (minority influence).
См. также Забывание, Имплицитное научение, Когнитивные (познавательные) способности, Контекстуальные ассоциации, Процессы поиска и извлечения информации из памяти
Э. Р. Пратканис

Эффективность лидерства (leadership effectiveness)

Под "лидерством" понимается способность вести за собой, руководить или управлять группой/организацией. Лидер может быть "стихийным" (emergent), т. е. неформально признанным или выбранным группой, либо формальным, назначенным орг-цией, к к-рой принадлежит данная группа.
За свою короткую историю эмпирическое изучение проблемы лидерства прошло путь от наивного поиска универсальной магической лидерской черты или наилучшей стратегии поведения в отношении членов группы к более сложному представлению о том, что различные ситуации требуют различных типов лидерского поведения или лидерских качеств.
Прекратив заниматься поисками лидерских черт, исследователи переключили свое внимание на изучение тех форм поведения и стилей управления, к-рые бы позволяли отличать эффективных лидеров от менее эффективных. Оригинальное и широко известное исслед. Левина, Липпитта и Уайта первым перенесло изучение лидерства в стены лаборатории, чтобы исследовать влияние различных форм поведения лидеров на их отношения с членами группы и привлечение сторонников. Они обнаружили, что демократический, сотрудничающий стиль лидерства привлекал к себе больше сторонников и удовлетворял членов группы в большей степени чем автократический или либеральный стили лидерства.
Доминирующие теории и связанные с ними исслед. в период 1940-1960-х годов характеризовались тремя отличительными чертами: а) эти теории основывались на убеждении, что наилучшим методом лидерства яв-ся центрированный-на-работнике или ориентированный на отношения подход; б) они концентрировали свои исследовательские усилия на таких межличностных переменных как лидерские аттитюды, поведение и мотивация, в) они отводили второстепенную роль таким когнитивным переменным как лидерский интеллект, продуктивность в решении производственных задач и рабочие знания. Эта последняя т. зр., что когнитивные переменные не играют существенной роли, не разделялась практиками, к-рые должны были прогнозировать будущую продуктивность менеджеров или осуществлять рекомендации по продвижению и расстановке руководителей.
В течение этого периода исследователи приступили к систематическому изучению форм поведения, к-рые ассоциировались с эффективным лидерством. Такое изучение привело к обнаружению двух важных "поведенческих факторов". Один фактор, получивший название "внимание", включал в себя социоэмоциональные, экспрессивные формы поведения, связанные с проявлением интереса и заботливого участия к мнениям, чувствам и благополучию подчиненных. Др. фактор, "структурирование" (structuring), включал в себя распределение ролей и задач среди членов группы, установку стандартов, оценку исполнения и фокусировку на производственных задачах.
Ситуационная модель (contingent model). Эта теория классифицирует лидеров как мотивированных, гл. обр., либо потребностью выполнять возложенные на них задачи, либо потребностью в близких и доверительных отношениях с членами своей группы. Ситуация лидерства классифицируется как предоставляющая высокую, умеренную или низкую степень возможности реализации лидером власти, влияния и контроля. Ситуационный контроль определяет, по сути, вероятность того, что лидер окажется в состоянии добиться выполнения возложенной на него задачи. Ситуационный контроль зависит от того, в какой степени а) группа представляется надежной и оказывает свою поддержку, б) задача структурирована и ясна в отношении ее целей и метода решения, в) орг-ция предоставляет данному лидеру властные полномочия - законное право вознаграждать и наказывать.
Эффективность лидеров зависит не только от личности самого лидера, но и от характеристик ситуации лидерства. Мотивированные задачей лидеры достигают наилучшего исполнения своих функций в ситуациях с высокой и низкой степенью контроля; мотивированные отношениями лидеры достигают наилучшего исполнения в ситуациях с умеренной степенью контроля.
Эта ситуационная модель вызвала многочисленные дискуссии. Однако обширный обзор и метаанализ 127 опубликованных исследований, посвященных ее проверке, оказал ей безусловную поддержку. Эта теория повлекла за собой формулировку целого ряда неочевидных гипотез.
Такой метод тренинга руководителей как "лидерское соответствие" (leader match), опирающийся на такую ситуационную модель, позволяет обучать лидеров изменению критических аспектов ситуации лидерства (напр., отношения лидера с членами группы, структурированность задачи и властные полномочия), с тем чтобы добиться лучшего соответствия ситуации их личности, а не пытаться изменять свою личность или основные формы поведения. В ряде хорошо контролируемых полевых экспериментов было показано, что данный метод обучения влечет за собой существенное повышение оценок исполнения лидерских функций.
Теория "путь-цель" (Path - Goal Theory). Хаус разработал теорию, фокусирующуюся на взаимодействии между поведением и ситуацией лидерства. В ней утверждается, что лидер должен мотивировать подчиненного двумя способами: а) подчеркивая взаимосвязь между собственными потребностями подчиненного и целями (goals) орг-ции; б) разъясняя и облегчая путь (path), к-рый подчиненному надлежит избрать, чтобы достичь не только удовлетворения собственных потребностей, но и организационных, целей. Эта теория предсказывает, что структурирование поведения (напр., обучение, инструктирование, постановка целей) будет вызывать положительные эффекты, когда характер предстоящей работы не вполне ясен, и наоборот, отрицательные эффекты, когда обязанности четко определены. Поведение, характеризующееся вниманием к подчиненному (помощь, участие, забота) будет приносить благоприятные эффекты, когда предстоящая работа скучна или вызывает отвращение. Эмпирические исслед. оказали поддержку вытекающим из этой теории прогнозам в отношении удовлетворенности работников трудом и мотивации подчиненных; предсказания в отношении эффективности не получили столь же сильного подтверждения.
Теория нормативных решений (Normative Decision Theory). Врум и Йеттон предложили модель, описывающую условия, при к-рых лидеры должны принимать решения автократически, после консультаций с членами группы или же предоставлять группе полную самостоятельность в выборе решения. Эта теория утверждает следующее: а) индивидуально принимаемые решения более эффективны с т. зр. временных затрат, чем групповые решения; б) подчиненные обнаруживают большую приверженность исполнению решения, если они участвуют в его формулировке; в) сложные и недостаточно определенные задачи требуют дополнительной информ. и консультаций для достижения качественных решений. При проверке положений этой теории использовались ретроспективные отчеты; для оценки прогностической валидности теории необходимы дальнейшие исслед.
Транзактные теории (transactional theories) фокусируются на том, как стиль и поведение лидера взаимодействует с поведением и исполнением подчиненного. Холландер продемонстрировал, напр., что статус лидеров повышается пропорционально их вкладу в достижение групповых целей. Лидеры должны доказывать свою ценность, демонстрируя компетентность и приверженность групповым ценностям, что позволяет им впоследствии получать от группы "кредиты оригинальности" (idiosyncrasy credits). Эти кредиты позволяют лидеру отклоняться от принятых групповых норм и стандартов, смело устремляться в поиске новых, неизведанных путей, или получать прощение группы за незначительные проступки. Модель Граена показывает, что лидер будет устанавливать различные ролевые отношения с разными членами группы и что удовлетворительные обмены между лидером и членами группы будут способствовать улучшению отношений с лидером и удовлетворенности трудом, в противоположность неудовлетворительным обменам.
Исследователи проблемы лидерства вновь обратились к изучению когнитивных процессов, на этот раз уделяя им гораздо более серьезное внимание. Исследуя формирование оценок лидеров, Грин и Митчел обнаружили, что лидеры оказывались более критичными к своим подчиненным, если их поведение имело чрезвычайно неблагоприятные последствия, чем в случаях, когда то же самое поведение не имело отрицательных последствий.
Фидлер, Поттер, Зейс и Ноултон подвергли повторному изучению роль интеллектуальных способностей лидера и наличия релевантного опыта исполнительской деятельности. В серии своих исслед. они показали, что исследователи лидерства преждевременно сбросили со счетов роль интеллекта и профессиональных знаний и что эти важные переменные необходимо вновь вернуть в теорию лидерства.
Еще одним важным направлением в этой области стало изучение влияния ключевых характеристик работы (job characteristics) и компонентов задачи на поведение и эффективность лидера и членов группы.
См. также Лидерство и руководство, Стили лидерства, Тренинг руководителей
Ф. Фидлер, м. М. Кемерс

Эффективность психотерапии (I) (effectiveness of psychotherapy)

Оценка Э. п. представляет собой, безусловно, важный вопрос и предмет споров, начиная с 1950-х гг. До этого времени проводилось мало исслед., посвященных оценке Э. п. Мн. клиницисты не видели необходимости в проведении таких оценок. Для них Э. п. была очевидной, даже несмотря на отдельные клинические сообщения о проблемных случаях. В 1952 г. Г. Айзенк, английский психолог, проанализировал 24 исслед. психотер. и пришел к ошеломляющим заключениям. По существу, он сделал вывод о том, что психоан. был значительно менее эффективным, чем отсутствие терапии, и что т. н. эклектическая терапия по своей эффективности оказалась чуть ниже, чем полное отсутствие любой терапии. Статья Айзенка вызвала гневные критические отклики психологов, обнаруживших целый ряд серьезных методологических ошибок в его анализе. Несмотря на недостатки в статье Айзенка, она привлекла внимание к необходимости проведения исслед. по оценке Э. п. С тех пор отмечается постоянный рост как качества, так и количества исследовательских работ, посвященных оценке рез-тов психотер., а тж увеличение систематических обзоров этой литературы.
Данные исследований результатов психотерапии
Айзенк провел новые и более всесторонние оценочные исслед. в 1961 и 1966 гг., однако в них он пришел к выводам, сходным с полученными в его ранней работе. В 1970 г. Мельтцоф и Корнрайх опубликовали обзор, посвященный 101 публикации по рез-там психотер., и отметили, что в 80% из них сообщалось о положительном исходе лечения. Затем последовал обзор Бёрджина, в к-ром тж заключалось, что в среднем психотер. дает умеренно положительные рез-ты. За ними последовали др. обзоры и оценки. Хотя в большинстве случаев рез-ты были положительными, в разное время высказывались и критические оценки. Особую важность, однако, имело появление в 1977 г. и в 1980 г. новых статистических методов совокупного анализа и оценки большого количества исследовательских работ. Вместо того, чтобы полагаться на отдельных авторов обзоров, выводы к-рых при анализе рез-тов многочисленных исслед. в значительной степени могут определяться их предубежденностью, новая процедура, наз. метаанализом, позволяла устранить этот потенциальный источник субъективного искажения. При мета-анализе данные различных исслед. оцениваются таким же образом, как и отдельные пациенты в одной работе. Субъекты, получавшие психотер., сравниваются с субъектами контрольных групп и затем оценивается величина эффекта (ВЭ). ВЭ вычисляется как разность между средним рез-том для групп лиц, получавших психотер., и средним рез-том для контрольных групп, деленная обычно на стандартное отклонение для контрольных групп. Считается, что чем больше ВЭ, тем более положительным яв-ся рез-т психотер.
Обзор 375 исслед. эффективности психотер., опубликованный в 1977 г. Смитом и Глассом, был первым, в к-ром использовался мета-анализ. Полученная оценка - ВЭ = 0,68 - означала, что средний клиент, получивший психотер., превосходил 75% лиц из контрольных групп по использованным мерам положительного исхода. Более полный мета-анализ 475 опубликованных и неопубликованных работ был проделан Смитом, Глассом и Миллером в 1980 г. Полученная оценка ВЭ равнялась 0,85, указывая на то, что у 80% лиц, получивших психотер., рез-т превосходил средний уровень контрольной группы. Эти исслед. подтвердили, что психотер. и в самом деле эффективна.
Эти положительные оценки были встречены по-разному. Клиницисты, практикующие психотер., были рады получению такого рез-та. Однако реакция таких психологов как Айзенк была весьма критической. Слабым аспектом мета-анализа сочли "сваливание в одну кучу" данных хорошо и плохо спланированных исслед. Смит, Гласс и Миллер, возражая, утверждали, что авторы большинства др. обзоров проявляли тенденциозность при подборе исследовательского материала или не уточняли принципы, по к-рым отдельные работы включались в обзор. Др. важным рез-том широкомасштабного мета-анализа, проведенного Смитом и его соавторами, было отсутствие статистически значимых различий в уровне рез-та, достигаемого при использовании различных форм психотер.
После 1980 г. появилось много дополнительных обзоров и мета-анализов, в к-рых, за небольшим исключением, подтверждались первонач. полученные данные. Хотя не все количественные рез-ты обзоров и мета-анализов в точности совпадают, т. к. исследуемые выборки различаются между собой по размеру, составу и использованным мерам исхода терапии, тем не менее, общий вывод остается в целом сходным и положительным. Клиенты, получавшие психотер., демонстрируют достоверно более высокий уровень улучшения в конце терапии, чем пациенты контрольных групп, не получавшие лечения.
Нек-рые исследователи подчеркивают, что рез-ты, полученные при использовании психотер., не яв-ся ограниченными или тривиальными. Хотя характер рез-та выглядит у разных клиентов по-разному, большинство из них сообщает о достигаемом в разной степени улучшении; во мн. же случаях это улучшение выражено в клинически значимой степени. Хотя у нек-рых клиентов отмечается отрицательный эффект в рез-те проведенной психотер., их число незначительно по сравнению с теми, кто испытал на себе ее благотворное действие. Один из обзоров эффективности психотер. заканчивается следующим выводом.
"Большое количество исслед., проведенных с использованием контрольных групп, продемонстрировало положительный эффект психотер. по сравнению с отсутствием лечения; лишь немногие авторы обзоров не соглашаются с этой т. зр., ставшей уже общепринятой."
Образцовые работы и исследовательские проблемы
Ранние исслед. эффективности имели ряд дефектов, включая неоднородные группы пациентов с ненадежными диагнозами, непостоянство и ограничения критериев оценки исхода терапии, вариабельность продолжительности терапии, неодинаковый опыт терапевтов и неадекватные методы статистического анализа. Изощренность исслед. в этой области знач. возросла в 1970-е гг. Одну из первых работ, признанную соотв. самым совр. требованиям к уровню методологии исслед. оценки эффективности психотер., провели Слоан, Стэплс, Кристол, Йоркстон и Уиппл. Цель - сравнение эффективности сокращенной психоаналитически ориентированной психотер. и поведенческой терапии. Отличительной особенностью этого исслед. было использование хорошо известных и опытных терапевтов. Каждый из трех терапевтов в каждой группе вел 10 пациентов в течение четырех месяцев. Пациенты были обследованы во внебольничной клинике Ун-та Темпл, где были подтверждены показания для проведения психотер. Кроме двух эксперим. групп, была использована контрольная группа в составе 30 пациентов из списка очередников на лечение. Эти больные были ориентированы на лечение через четыре месяца. Пациенты включались в эксперим. группы в произвольной последовательности, но соблюдалось их соответствие больным контрольной группы по иолу и "тяжести невроза". Оценка состояния проводилась клиницистом; осн. критериями оценки были 3 главных симптома, устранение к-рых и пациент, и клиницист считали необходимым.
Для подтверждения того, что 2 различные формы терапии действительно проводились сообразно с соотв. теорет. ориентациями, были сформулированы осн. признаки каждой из них и аудиозаписи сеансов психотер. подвергались оценочному анализу. Две формы терапии можно было легко дифференцировать друг от друга, и анализ подтвердил их соответствие базисным принципам каждого подхода. Пациенты обследовались в начале и по завершении лечения, а тж через год после начала терапии. Из этических соображений пациенты, к-рые не продемонстрировали адекватного улучшения состояния после четырех месяцев лечения, продолжали получать его дальше. Т. о., обследование через год после начала терапии имело ограниченную ценность. Рез-ты, полученные через четыре месяца, продемонстрировали наличие положительного рез-та относительно всех трех кардинальных симптомов - мишеней психотер.; этот рез-т достоверно превосходил уровень, отмечавшийся у пациентов контрольной группы.
Особый интерес в исслед., проведенном в Национальном ин-те психич. здоровья, представляло использование как общих мер оценки исхода лечения депрессии и психол. функционирования, так и нек-рых специфических мер оценки предположительного дифференцированного рез-та, достигаемого каждым из двух методов психотер. Установлено достоверное улучшение к моменту завершения психотер. по общим мерам оценки эффекта, однако достоверных различий между двумя психотерапевтическими подходами не было продемонстрировано. Более удивительным оказалось то, что 2 метода психотер. значимо не различались между собой по специфичным параметрам когнитивного функционирования и соц. приспособления, к-рые, как это теоретически предполагалось, должны были отражать преимущества соответственно когнитивно-поведенческого или интерперсонального подходов.
Резюмируя, можно сказать, что было проведено значительное количество исслед. Э. п., рез-ты к-рых в целом оказались положительными. В большинстве сравнительных исслед. различных форм психотер. не установлено существенных различий, хотя когнитивно-поведенческие подходы и представлялись иногда более эффективными.
См. также Контрольные группы, Механизмы групповой психотерапии, Мета-анализ, Q-сортировка
С. Л. Гарфилд

Эффективность психотерапии (II) (psychotherapy effectiveness)

Измерение Э. п. - сложный процесс, к-рый лучше всего можно понять в ист. контексте, исходя из поставленных вопросов и методов, используемых для ответа на них.
Рост важности исследования эффективности
Интерес к исслед. Э. п. рос вместе с развитием самой психотер. На эволюцию проводимых исслед. оказывали влияние различные соц. и экономические условия. После Второй мировой войны психотер. получила широкое признание у населения как метод лечения психич. расстройств. Уменьшение стигматизации, связанной с получением психиатрического лечения, привело к значительному повышению спроса на получение психотер. Поскольку в области психиатрического здравоохранения используется финансирование "третьей стороной", практика лечения здесь находится под строгим контролем, включающим критическое отношение к его эффективности. "Третья сторона", покрывающая расходы на здравоохранение, политики и др. заинтересованные лица требуют, чтобы практ. работники строго определили ценность психотер. для обоснования притязаний на ее оплату. Психотерапевтов просят продемонстрировать, что дорогостоящие методы лечения дают надежный рез-т. Практ. и экономическая необходимость, а тж поиск научной истины способствовали значительному методологическому и концептуальному прогрессу, наблюдаемому в этой области. Усложнение исследовательской технологии делает возможным получение эмпирических данных, подтверждающих, что психотер. яв-ся социально полезным, клинически эффективным методом лечения.
История
В начале века, в эпоху царствования психоан. как преобладающей формы психотер., стандартным методом исслед. рез-тов психотер. было изучение отдельных случаев. Когда психотер. перешла из "детского" в "подростковый" возраст, множество ее форм знач. увеличилось: сейчас их существует свыше 250. Соответственно, более подходящими способами изучения Э. п. стали исслед., проводимые на больших выборках испытуемых, и аналитические обзоры рез-тов большого количества исследовательских работ.
Ключевое событие, сыгравшее роль стимула к расширению изучения Э. п., произошло в 1952 г. В статье, подвергавшей критике рез-ты психотер., Г. Ю. Айзенк оспаривал предположение о том, что психотер. яв-ся эффективным методом лечения. Он изучил данные, изложенные в 24 научных публикациях, в к-рых сообщалось о лечении в общей сложности 8053 клиентов. Осн. зависимыми мерами (эффективности) в его анализе были данные о выписке из федеральных больниц Нью-Йорка и данные страховых компаний об улучшении состояния финансируемых ими больных после лечения. Пациенты, получившие психотер., не превысили по этим мерам лиц из контрольных групп. Айзенк дал наглядную интерпретацию рез-там своего анализа: две трети всех невротиков, прошедших курс психотер., демонстрируют существенное улучшение состояния в течение двух лет, однако две трети невротиков, не получавших психотер., выздоравливают за тот же самый промежуток времени. В дополнительном обзоре данных научных исслед. Айзенк заметил, что не существует убедительного подтверждения того, что психотер. больных неврозами дает больший эффект, чем полное ее отсутствие. Выводы Айзенка вызвали много споров. Был проведен ряд исслед. для ответа на фундаментальный вопрос о том, яв-ся ли психотер. благотворной.
Многочисленные исследователи провели дополнительные обзоры литературы и подвергли повторному анализу данные статей, на к-рых основывались выводы Айзенка. Несогласные с выводами Айзенка подвергали критике методологию его исслед. Бёрджин пересчитал данные Айзенка, исключив нек-рые категории пациентов, напр. тех, кто преждевременно прекратил курс психотер. Уровень клинического эффекта оказался знач. выше того, о к-ром сообщал Айзенк, а уровень спонтанных ремиссий оказался намного более низким. Новые интерпретации данных Айзенка и др. обзоры исслед. привели авторов к выводу о том, что рез-ты психотер. яв-ся положительными и лишь меньшинство больных демонстрирует отсутствие улучшения или отрицательные рез-ты.
Методологическая эволюция
Споры о том, яв-ся ли психотер. эффективной, привлекли пристальное внимание к используемой методологии исслед. Оказалось, что весьма трудно сделать обоснованные сравнения. Существовало большое разнообразие мер при их малой специфичности или стандартизации. Критики нашли существенные недостатки в методологии мн. работ по изучению исходов терапии. В силу того, что в ранних групп. исслед. часто не удавалось найти специфические или подходящие контрольные группы, в них использовались несравнимые выборки и критерии эффективности. Стало ясно, что обоснованные выводы об Э. п. могут быть сделаны лишь при уравнивании ряда факторов, позволяющем проводить адекватные сравнения рез-тов исслед. Контролируемые переменные включали характер выборки; объем и качество терапии; природу и длительность нарушения; точность определений расстройства; сравнимые случаи в разных исслед.; длительность катамнеза и надежность катамнестических данных, а тж переменные, характеризующие пациента, терапевта и процесс терапии. Кроме того, для обеспечения методологической надежности методы оценивания исхода терапии не должны зависеть от оценок терапевтов, что требует независимого подтверждения точности сообщаемых данных.
Как только все эти сложности стали предметом сознания специалистов и возросло понимание того, каким сложным яв-ся процесс сравнения исслед. исхода психотер. для получения общей картины ее эффективности, произошел концептуальный прорыв, позволивший повысить сложность и точность методологии исслед. В 1980-е гг. начал использоваться мета-анализ - количественная процедура, позволяющая проводить статистический анализ групп исслед. и снабжающая исследователей относительно объективным способом оценивания существующего массива данных. Мета-анализ дает возможность составить сводный отчет о статистической значимости величины эффектов в разных исслед. и сделать выводы по всей совокупности накопленных рез-тов.
Смит и Гласс, к-рые провели первое крупное исслед. с использованием мета-аналитических методов, бросили наиболее убедительный вызов тем, кто заявлял, что психотер. не яв-ся эффективным методом лечения. В обзоре более 475 работ они вычислили стат. величины эффекта и сделали вывод о том, что те, кто получил лечение, чувствовали себя лучше, чем 80% тех, кто лечения не получал.
За более поздней работой Смита, Гласса и Миллера последовал ряд др. мета-аналитических обзоров. Был сделан вывод о том, что психотер. помогает и дает клинически значимые рез-ты. Не каждый получает пользу от психотер., и нек-рые даже страдают от ятрогенных или отрицательных эффектов, но вывод, осн. на многочисленных обзорах литературы с использованием как традиционных, так и мета-аналитических методов, был несомненным: плановые и систематические усилия квалифицированных психотерапевтов, направленные на облегчение психол. дистресса, яв-ся более эффективными, чем то, что наблюдается в контрольных группах лиц, получающих плацебо, ожидающих своей очереди на получение лечения или не получивших никакого лечения. Дополнительный вывод из мета-аналитических исслед. Э. п. состоял в том, что пациенты, первонач. продемонстрировавшие изменение, сохраняли его и в дальнейшем.
Хотя мета-анализ и представляет собой усовершенствованный метод изучения исхода психотер., он не яв-ся идеальной статистической процедурой, поскольку ограничивается оценкой различий между сравниваемыми исслед. и вызывает трудности при переводе статистической информ. в клинически значимые сведения.
Когда выяснилось, что психол. лечение благотворно, возник следующий вопрос: какой из психотерапевтических методов наиболее эффективен или полезен? Исследователи прилагали значительные усилия, чтобы доказать превосходство одной формы терапии над др. Различия в достигаемых рез-тах оказались противоречивыми и несущественными, вне зависимости от того, в рамках какого из хорошо известных терапевтических направлений был продемонстрирован эффект: психодинамического, клиентоцентрированного, поведенческого или когнитивного. Ни один метод терапии не оказался более действенным, чем к.-л. др. в длительной перспективе наблюдения. Нек-рые исслед. показывают, что какие-то специфические методики (поведенческие, когнитивные и эклектические) оказываются полезными в лечении специфических, четко очерченных расстройств - заикания, фобий, компульсий, детской агрессии и сексуальных проблем. Однако в целом нет четкого доказательства большей эффективности к.-л. метода психотер. по сравнению с др.
После того как был подтвержден общий положительный эффект психотер. и не было показано достоверного преобладания эффекта к.-л. метода в сравнении с др., возникли новые исследовательские вопросы: каковы специфические эффекты конкретных вмешательств у определенных психотерапевтов в лечении определенных симптомов у определенного типа больных? Хотя мн. усилия в исслед. психотер. адресованы большому разнообразию иных вопросов, чем собственно эффективность, существует настоятельная необходимость демонстрации того, что любая форма психотер. клинически и экономически эффективна по сравнению с альтернативными формами вмешательств, напр., с чисто фармакологическим лечением.
Демонстрация эффективности любой формы психотер. необходима для того, чтобы психотер. была принята научным сообществом, потребителями и финансирующими инстанциями. Исслед. эффективности так или иначе затрагивают ряд спорных и важных вопросов. Один из них: как соотносятся между собой по измерению эффективности краткосрочная и долгосрочная психотер.? Второй: какой объем психотер. яв-ся оптимальным для обеспечения максимальной клинической и экономической эффективности? В ряде исслед. было показано, что краткосрочные методы весьма эффективны и обычно демонстрируют уровень достигаемого успеха, сходный с таковым при использовании долгосрочного лечения.
В 1980-е гг. новая волна исслед. психотер. становится потенциально значимой силой в развитии исслед. Э. п. Использование высокоскоростных компьютеров сделало возможным проведение сложных эпидемиологических исслед. и проверку систем предоставления психотерапевтической помощи. Кривая потерь психотер. (показывающая, что от 30 до 50% больных не возвращаются после первого сеанса) означает, что нужно учитывать, как естественная убыль в выборках, изучавшихся в прошлых исслед. эффективности, влияет на исход исслед. и интерпретацию рез-тов. Изучение масштабных тенденций в национальных и интернациональных паттернах использования психотер. дает новое понимание совокупных эффектов психотер., делая возможным рассмотрение эффективности в новой перспективе.
См. также Эклектическая психотерапия, Оптимальное функционирование, Оценка деятельности, Психотерапия, Исследование психотерапии, Методики психотерапии, Методология (научных) исследований, Ограниченная по времени психотерапия, Исход лечения
К. Ш. Остед

Эффективные компоненты психотерапии (effective components of psychotherapy)

Все формы психотер. в общем и целом приносят больше пользы большему числу людей, чем неформальная помощь или простое течение времени. Это дает достаточную уверенность в том, что, несмотря на конфликты между различными школами и различиям в их доктринах и технических приемах, все психотерапевтические подходы должны обладать какими-то "лечебными" свойствами, более того, свойствами, к-рые отличают психотер. от др. форм помощи, оказываемой друзьями, родственниками или др. лицами. Можно выделить 3 отличительные характеристики: а) оказывающий помощь - профессионал; б) оказание помощи яв-ся конфиденциальным; в) терапия осн. на теории, к-рая "объясняет" страдания больного и предписывает определенные процедуры для их облегчения. Кроме того, лечебным средством всех методов психотер. яв-ся символическая коммуникация, обычно при помощи слов, но иногда с использованием упражнений и иных физ. ритуалов, содержащих в значительной степени символический компонент.
Формы дистресса и нетрудоспособности, к-рые, как предполагается, доступны психотер., имеют общие существенные психол. компоненты. Они относятся к широкому спектру эмоциональных состояний - от хронических соматических до психозов, но большинство пациентов, к-рым показана психотер., страдают прежде всего т. н. невротическими симптомами, такими как тревога, депрессия, фобии и навязчивости. Специфической целью всех форм психотер. яв-ся облегчение симптомов, но это всегда имплицитно включает укрепление самооценки пациентов, улучшение их стратегий соц. приспособления и т. п.
Гипотеза деморализации
Поскольку все формы психотер. оказывают лечебный эффект, общие для них характеристики должны противостоять типу дистресса и нетрудоспособности, общему для большинства лиц, прибегающих к психотерапевтической помощи. Это условие м. б. обозначено как деморализация - чувство несостоятельности, осн. на неспособности разрешить к.-л. внутренний конфликт или внешнюю проблему, в сочетании с эмоциями, сопровождающими дистресс. Почему нек-рые люди более склонны к деморализации, чем др., в значительной степени остается неизвестным. Такие врожденные характеристики как недостаток жизненных сил или смелости, возможно, существенно способствуют этому, равно как и недостаточная поддержка со стороны соц. окружения.
Эмпирическое определение деморализации производится на основе следующего перечня жалоб, шкалы к-рых, по данным серии обследований населения, настолько высоко коррелируют между собой, насколько позволяет вероятная ошибка каждой шкалы: низкий уровень самооценки, чувство безнадежности и беспомощности, сильные страхи (включая страх сойти с ума), спутанность мышления, уныние, тревога, психофизиологические симптомы и воспринимаемое физ. здоровье. Это - наиболее частые жалобы, с к-рым и пациенты обращаются за психотерапевтической помощью.
За исключением, возможно, нек-рых фобий, нек-рых типов депрессии и ожирения, не получено убедительных свидетельств того, что в отношении психич. расстройств одни из психотерапевтических подходов обладают полным преимуществом по сравнению с др. Представляется вероятной гипотеза, что пациентов вынуждают обратиться за помощью как специфические симптомы, так и деморализация. Хотя и пациенты, и терапевты сходятся в том, что целью терапии яв-ся прежде всего устранение симптомов, в действительности успешная терапия противодействует деморализации больного, и это представляет собой главный источник лечебного эффекта.
С т. зр. гипотезы деморализации, жалобы больных м. б. разделены на 3 группы. Первым и наиболее распростр. яв-ся прямое выражение деморализации, прежде всего в виде тревоги и депрессии. Эти проявления тж легче др. поддаются лечению и коррекции при любом психотерапевтическом вмешательстве. Ко второй группе относятся симптомы таких патологических органических процессов как циклические депрессии, галлюцинации, бред и т. д. Деморализация может часто играть этиологическую роль при этих состояниях, поскольку стресс, испытываемый больным, в значительной мере способствует их обострению и усилению.
Последняя группа включает т. н. невротические симптомы, такие как фобии, компульсивные расстройства, навязчивости (обсессии), амнезии и т. д., рассматриваемые в настоящее время как символические самоподкрепляемые и самоподавляющие усилия, направленные на разрешение внутренних конфликтов или устойчивых трудностей в отношениях с окружающими, рез-том к-рых становится нарушение восприятия себя и др. людей. Их причиной обычно считают дефицитарный или травмирующий опыт в раннем детстве.
Общие характеристики всех психотерапевтических подходов, противодействующие деморализации
Все виды психотер. борются с деморализацией пациентов, стремясь противодействовать упадку духа, чувству одиночества, утраты веры в себя и страха потерпеть неудачу. Характеристики всех видов психотер., способствующие укреплению морального духа пациентов, можно подразделить на те, к-рые присущи отношению "терапевт-пациент" и терапевтической обстановке, и те, к-рые связаны с процессами терапии.
Отношение "терапевт-пациент". На наиболее общем уровне деморализация преодолевается благодаря тому, что психотерапевт яв-ся профессионалом в самом широком смысле этого слова: он обладает компетенцией, признаваемой или об-вом в целом (в случае статуса психолога, психиатра и соц. работника), или группой, ценностные ориентации к-рой разделяются пациентом.
Далее, от психотерапевта как профессионала ожидается принятие какой-то ответственности за благополучие пациента. Профессиональный статус сообщает больному уверенность в том, что он не окажется жертвой эксплуатации со стороны психотерапевта и что ему не следует опасаться того, что его высказывания и поступки отрицательно отразятся на отношениях с врачом, вызывая реакцию гнева, попытку совращения или побуждая врача к.-л. иным образом выйти из своей профессиональной роли. Психотерапевт противостоит деморализации, демонстрируя постоянную готовность выслушать пациента и уважать его.
Включение психотерапевта в лечение предполагает, что он исходит из существующей возможности помочь пациенту. Это само по себе вызывает у пациента надежду - чувство, к-рое оказывает мощное противодействие деморализации и, вероятно, во мн. случаях оказывает самостоятельный лечебный эффект. Вселение надежды в ходе первого терапевтического контакта яв-ся объяснением того, что большое количество (от 60 до 80%) амбулаторных больных демонстрируют значительное улучшение состояния после одной встречи с врачом. Психотерапевт тж предлагает перспективу, систему ценностей и нормы поведения, помогающие пациенту уменьшить свое замешательство.
В добавление к этим общим терапевтическим характеристикам отношения "терапевт-пациент", психотерапевт может оказывать на пациента специфическое влияние с помощью терапевтической процедуры. Сколь ни казалась бы процедура "недирективной", пациенты имеют тенденцию следовать указаниям психотерапевта, даже если психотерапевты сами не сознают, что дают их. Сила влияния психотерапевтов осн. на зависимости больных от их помощи, усиленной озабоченностью пациента относительно мнения врача о нем. Экспериментально установлено, что обеспокоенность оценкой (evaluation apprehension) - так это принято наз. - повышает чувствительность чел. к влиянию извне.
Терапевтическая обстановка. Частный кабинет или клиника создают атмосферу места, где происходит лечение. Поскольку все происходящее в процессе терапии остается конфиденциальным, т. е. не выходит за пределы терапевтической обстановки, пациент чувствует себя свободным в выражении мыслей, чувств и аттитюдов (включая и те, к-рые затрагивают постыдные или вытесненные аспекты собственной личности), не испытывая страха, что это будет иметь к.-л. последствия за пределами терапевтической ситуации. Т. о., обстановка сама по себе предоставляет чувственный опыт, способствующий повышению уверенности в себе, включая повышение самосознания и облегчение, испытываемое после раскрытия переживаний или эксплорации личных проблем, о к-рых больной боялся упомянуть в повседневной обстановке.
Аспекты психотерапевтического процесса, способствующие повышению морального духа пациентов
Эмоциональное возбуждение. Клинический опыт показывает, хотя причины этого и не вполне ясны, что благоприятной терапевтической динамике содействует эмоциональное возбуждение, сопровождающее психотер. Это возбуждение м. б. вызвано чувствами, испытываемыми по отношению к терапевту, повторным переживанием вытесненных прежде чувств по отношению к себе и своей семье; в поведенческой терапии эмоциональное возбуждение сопровождает попытки изменить привычное поведение или специальные приемы, имеющие целью вызвать сильные чувства.
Когнитивное и практическое обучение. При всех формах терапии пациенты получают новую информ., когда им помогают осознать недоступное прежде знание о себе. Чтобы быть максимально эффективными, эти субъективные открытия должны обеспечивать новый эмоциональный опыт.
Все психотерапевты как модели для подражания, руководители и советчики предоставляют пациенту разнообразные возможности научиться лучше справляться с проблемами. Через тип задаваемых вопросов психотерапевт предлагает модель рационального принятия решения, включая рассмотрение альтернатив действий перед их выполнением.
Повышение чувства самоэффективности. Проходящие психотер. пациенты обычно считают, что в той или иной степени находятся во власти собственных чувств или внешних стрессоров. Этому расположению духа сопутствует представление о себе как о неудачнике, сочетающееся с дисфорическими эмоциями, еще больше снижающими возможности соц. приспособления пациента. Т. о., усиление в больном чувства успешного контроля или самоэффективности яв-ся, возможно, наиболее сильным ободряющим компонентом всех методов психотер. В этом отношении во всех психотерапевтических концепциях подчеркивается, что лечебный эффект яв-ся, в первую очередь, рез-том собственных усилий больного.
Значение гипотезы деморализации для подготовки психотерапевтов
То обстоятельство, что все психотерапевтические процедуры сопровождаются примерно одинаковым лечебным эффектом, отнюдь не должно означать, что подготовка психотерапевтов становится необязательной. Навыки психотерапевта можно уподобить таланту музыканта. Не каждый может стать виртуозом, но - за исключением тех, кто лишен музыкального слуха, - каждый может научиться играть на инструменте и, упражняясь, улучшать технику исполнения. Точно так же владение одной или неск. методиками поддерживает чувство собственной компетентности в психотерапевте и, следовательно, веру в него больного - психол. состояние, являющееся решающим для успеха всех психотерапевтических подходов. Чувство компетентности поддерживает тж уверенность психотерапевта перед лицом неизбежных неудач, с к-рыми сталкиваются практики во всех школах терапии. Наконец, лишь при постоянном искусном применении специфических методик психотер. м. б. обнаружены скрытые ранее благотворные эффекты применительно к различным клиническим состояниям или типам личности.
В идеале, в программе подготовки должно быть заложено неск. форм психотер., для того чтобы дать обучающемуся возможность выбрать то, что наиболее созвучно его устремлениям. Чем больше навыков освоит психотерапевт, тем лучше, но в любом случае он должен сохранять убежденность в том, что для большинства, если не для всех пациентов, избранный метод будет не менее эффективным, чем альтернативные подходы.
См. также Психотерапия, Исследование психотерапии
Дж. Д. Франк

Эффекты экспериментатора (experimenter effects)

При проведении эксперимента исследователи выдвигают гипотезу, общий смысл к-рой сводится к тому, что одна или несколько переменных будут иметь определенный исход. Представители наук о поведении разрабатывают свои эксперименты с целью проверки подобных гипотез и устранения по возможности наибольшего числа конкурирующих объяснений. Одним из таких конкурирующих объяснений яв-ся эффекты экспериментатора, относящиеся к категории посторонних факторов, к-рые могут сказываться на результатах исслед., скрывая влияние изучаемой переменной или переменных. Было выявлено и изучено несколько важных эффектов экспериментатора.
Иногда экспериментаторы, - обычно не стремясь к этому, - влияют на изменение поведения в направлении своих ожиданий. Этот феномен получил название ошибки экспериментатора (experimenter bias). Иллюстрацией здесь может служить случай с Умным Гансом - лошадью, к-рая била о землю копытом правильное число раз, когда ей предлагались примеры на сложение, вычитание, умножение, и задавались различные вопросы. В начале XIX столетия немецкий психолог Оскар Пфунгст обнаружил, что Ганс реагировал на почти неуловимые, непреднамеренные визуальные подсказки - в особенности на едва заметные движения головой, - к-рые совершали, сами того не ведая, хозяин и тренер этой лошади.
Исслед. Розенталя и др. психологов показали, что ошибка экспериментатора чрезвычайно распространена в экспериментах. Их работы говорят о том, что исследователи - подобно тренерам лошадей - часто совершают непреднамеренные подсказки испытуемым через изменение выражений лица и тона голоса. Дабы уменьшить влияние такой ошибки, психологи-исследователи пытаются максимально сократить взаимодействия между экспериментатором и участниками исслед. Иногда они предъявляют инструкции с использованием аудиозаписей. Иногда они просят чел., не осведомленного о содержании гипотез или характере эксперим. условия, в к-ром находятся испытуемые, и не имеющего личной заинтересованности в результате исслед., провести это исслед.
Вторая категория эффектов экспериментатора концентрируется вокруг внимания - сколько и какого типа внимание уделяют экспериментаторы группам в своих исслед.. Ф. Ротлизбергеру и Уильяму Диксону принадлежит приоритет в открытии факта, что внимание оказывает существенное влияние на результаты эксперимента. В 1930-х годах они изучали способы повышения производительности труда на заводе Хоторна, принадлежавшем компании "Вестерн Электрик" в городе Чичеро, штат Иллинойс. В одной из частей исслед. пятерых работниц этого завода поместили в отдельное помещение, систематически изменяя такие факторы как периоды отдыха, количество рабочего времени и условия оплаты. Ротлизбергер и Диксон обнаружили, что производительность труда этих женщин в целом возрастала - даже когда условия труда существенно ухудшались. Они высказали предположение, что причиной подобных результатов явилось повышенное к ним внимание - объяснение, к рое сегодня часто оспаривается.
Большинство исследователей пытаются защитить свои работы от эффектов непропорционально уделяемого внимания к.-л. одной группе. Они также пытаются оказывать каждой из групп в своем исслед. внимание одного типа. При проведении экспериментов часто вводятся условия плацебо для обеспечения того, чтобы испытуемые обеих, экспериментальной и контрольной, групп, получали один и тот же тип внимания и, следовательно, имели общие ожидания.
См. также Контроль в эксперименте, Ошибки оценщика, Хоторнский эффект, Экспериментальные методы
Л. Л. Давидофф


_Я_

Я-концепция (self-concept)

На протяжении столетий теологи, философы и общественные деятели сходились в том, что истоки и последствия представления людей о себе, или Я-к., заслуживают самого серьезного внимания. Однако при этом практически не предпринималось попыток дать достаточно строгое определение Я-к., к-рое позволило бы оценить степень сходства и различия во взглядах философов, политиков, ученых и др. профессиональных мыслителей на Я-к.
С конца XIX и до середины XX в. лишь нек-рые психологи, социологи и психиатры пытались изучать Я-к., преим. на абстрактном или теорет. уровне. Наиболее известным психологом, занимавшимся в XIX в. проблемой Я, был Уильям Джемс, к-рый основывал свои утверждения на повседневных, проницательных, неконтролируемых наблюдениях за собственными сознательными переживаниями, используя для этого свою модификацию метода интроспекции. Мэри Калкинс попыталась перенести изучение Я-к. в психол. лабораторию. В 1935 г. Курт Коффка выделил Я в качестве одной из важнейших самостоятельных тем исследований гештальт-психологов, использовавших т. н. феноменологическую интроспекцию, при к-рой наблюдатели отчитываются о своих сознательных переживаниях безо всяких искусственных ограничений или попыток их анализировать. Между тем социологи, такие как Чарльз Хортон Кули и Джордж Герберт Мид, указывали на важную роль соц. взаимодействий в формировании Я-концепций, к-рые, в свою очередь, рассматривались в качестве осн. детерминант соц. поведения людей; однако все эти дискуссии основывались на личных наблюдениях, а не на научных исслед.
Одновременно, целая плеяда врачей-клиницистов в Европе и США разрабатывала различные варианты идеи о том, что Я-к. важна для клинического понимания людей и для формулирования общих положений предлагаемых ими теорий личности. Однако в целом их идеи, практически целиком основывавшиеся на неконтролируемых клинических наблюдениях отдельных случаев, были недостаточно строги и недоступны эмпирической проверке, а порой даже отрицали положения научного детерминизма. Все это привело к тому, что их взгляды на протяжении неск. десятилетий были в стороне от общего направления научной психологии в США.
Детские психологи начали изучать развитие соц. познания - знания о других и о себе в отношении к другим. Сюда входили вопросы о предположительном существовании качественно различных стадий развития соц. познания и возможной связи возрастных тенденций развития речи с развивающимися представлениями о себе и других. Наряду с этим была тж поднята проблема влияния родительских качеств и родительского поведения на представления ребенка о себе; была тж очевидно, что теория и исслед. нравственного развития важны для изучения усвоения Я-к. и идеалов Я.
Соц. психологи признали важность переменных Я-к. в своих теориях межличностной аттракции, конформности челов. поведения и когнитивного диссонанса. Переменные Я-к. фигурируют и в теории атрибуции. Соц. психологи тж объединились с социологами в исслед. влияний переменных возраста, соц. класса, расы и пола на Я-к. Представители теории соц. научения выдвигали аргументы в пользу таких переменных, как локус контроля и выученная беспомощность, а каждая из них связывается (как в теории атрибуции) с условиями, при к-рых человек рассматривает свои характеристики или поведение как важные факторы в определении результатов.
Психологи, занимающиеся проблемами профессионального самоопределения и интенсификации труда, подчеркивали теорет. значение таких идей, как направляющая роль Я-к. в выборе профессии и эвентуальном развитии профессиональной Я-к. Т. о., теоретики и исследователи до сих пор рассматривали почти исключительно феноменальную, или сознательную Я-к., не затрагивая т. н. бессознательной Я-к.
1. Личная Я-к. (personal self-concept). Это описательные характеристики или поведенческие свойства индивидуума, какими он видит их. Эти характеристики могут варьировать от сравнительно специфических до весьма обобщенных. Следует отметить, что личная Я-к. включает не только физ., поведенческие и внутренние характеристики, но и такие аспекты, как половая идентичность, расовая/этническая идентичность, социоэкономическая классовая идентичность, возрастная идентичность и такое чувство, как "быть, в нек-рых отношениях, тем же самым человеком на протяжении определенного времени".
2. Социальные Я-к. (social self-concepts). Это описательные характеристики или поведенческие свойства индивидуума, как они, по его мнению, видятся другими.
Социальные Я-к. могут соответствовать, а могут и не соответствовать характеристикам собственного Я индивидуума, какими он видит их.
3. Я-идеалы, касающиеся личной Я-к. (self-ideals regarding one's personal self-concept). Это представления о том, каким бы хотел быть индивидуум на самом деле.
4. Я-идеалы, касающиеся социальных Я-к. (self-ideals regarding one's social self-concepts). Это представления о том, каким индивидуум хотел бы выглядеть в глазах других.
5. Оценки описательных личных Я-к. относительно соотв. личных Я-идеалов (evaluations of descriptive personal self-conceptions in relation to the ideals for self regarding those attributes). Иначе говоря, это оценки пункта 1 в сравнении с пунктом 3.
6. Оценки описательных социальных Я-к. относительно соотв. идеалов для социальной Я-к. (evaluations of descriptive social self-conceptions in relation to the ideals for one's social self-concept). Т. е., это оценки пункта 2 в сравнении с пунктом 4.
Самооценка
Большинство теорет. работ и эмпирических исслед. в области Я-к. так или иначе касаются самооценки (self-esteem). В литературе по Я-к. тж широко используется термин самопринятие (self ассерtance) для обозначения симпатии или уважения человека к себе несмотря на признание им своих недостатков.
Хотя исследователи достигли значительного согласия в отношении общего представления о том, что измерять, прогресс в области измерений шел медленно, что обусловлено а) чрезвычайной сложностью набора переменных; б) неудачными попытками выделить составные части в Я-к. и разработать для них адекватные измерения; и в) пренебрежением принятыми процедурами установления необходимых уровней надежности и конструктной валидности, предваряющих использование измерений в исслед.
Виклунд выдвинул гипотезу о том, что наблюдаемые связи между Я-концепциями и соотносящимися с ними видами поведения становятся сильнее, когда человек находится в состоянии "самоосознавания". Это состояние может вызываться при работе с зеркалом или магнитофонной записью своего голоса, оно может тж являться постоянной отличительной особенностью нек-рых людей в сравнении с другими.
Вследствие многочисленности факторов, предположительно связанных с Я-к., неск. тысяч опубликованных эмпирических работ рассеяны широким и тонким слоем по различным пересекающимся с этой темой предметным областям. Б. ч. опубликованных исслед. фокусируется на переменных, связанных с уровнями общей самооценки или с самопринятием. Др. значительная их часть посвящена Я-к., касающимся уровней относительно устойчивых способностей.
Факторы, к-рые исследователи наиболее часто пытались связать с переменными Я-к., - это достижения, интеллект и творческие способности; возраст и уровень развития; авторитаризм и догматизм; семейные переменные; пол; межличностная аттракция; психотер.; расовый/этнический статус; социально-экономический статус.
Поражает то, что были найдены практически нулевые или слабые взаимосвязи между самооценкой и каждой из ряда рассматриваемых переменных, с к-рыми самооценка - как с т. зр. теории, так и с позиций здравого смысла, - казалось бы должна иметь сильную связь, напр., возрастом, расой, полом, социально-экономическим уровнем, психотерапевтическим статусом, творческими способностями и убеждаемостью. Представляется очевидным, что более практичным и интересным результатам могла бы способствовать более тщательная проработка теорет. положений. Напр., большее внимание следовало бы уделить: а) компонентам самооценки; б) отношениям, в к-рых отдельные аспекты Я-к. достигают характерного отличия в определении самооценки (вероятно, варьирующих от одного человека к другому), и в) возможности того, что ни дети, ни взрослые не сравнивают себя с теми очень широкими, обобщенными референтными группами, важность к-рых имплицитно подразумевается исследователями, занятыми поисками влияний на самооценку со стороны пола, расы или соц. класса.
См. также Самооценка
Р. К. Уайли

Язвенная болезнь (peptic ulcer)

Я. б. представляет собой распространенное заболевание, происхождение и течение к-рого имеет выраженную психосоматическую обусловленность. Язвы образуются, когда излишнее количества кислотных пищеварительных соков разъедает защитную слизистую оболочку двенадцатиперстной кишки, желудка (менее часто) или (редко) пищевода. Язвы чаще встречаются у лиц среднего и позднего возраста, чем у молодых и, в западном обществе XX в., чаще у мужчин, чем у женщин. Основными симптомами яв-ся боли и рвота.
Предрасположенность к Я. б. связана с наследственными факторами и "напряженным" (связанным со стрессами) стилем жизни.
Несколько факторов могут модифицировать потенциальную возможность образования стрессогенной язвы в лабораторных условиях. Удар электрическим током чаще приводит к образованию язвы, если он внезапен, чем когда ему предшествует предупреждающий сигнал. Вероятность появления язвы ниже, если животное имеет возможность как-то активно реагировать на болевой раздражитель, напр., нападать на др. животных. Ограничение подвижности, принудительный бег и иные стрессоры снижают вероятность появления язвы, если тот же самый стрессор позже повторяется с большей интенсивностью. Однако, "иммунизация" экспозицией к действию слабого стрессора не обязательно распространяется на др. стрессоры.
Лечение Я. б. включает сон, отдых, прием антацидов и контролируемую диету. Алкоголь, аспирин и кислые пищевые продукты редко яв-ся причиной язвы, но они могут усугублять течение болезни, в связи с чем больным язвенной болезнью рекомендуется минимизировать их прием.
См. также Пищеварительная система, Последствия стресса
Дж. Калат

Язык человекообразных обезьян (language in great apes)

Проблема непрерывности эволюции разума яв-ся одним из главных факторов, стимулирующих исслед. Я. ч. о. В чем заключается уникальность вида Homo sapiens? Мн. утверждают, что наличие сознания и способности мыслить зависит от языка; для некоторых философов разум идентичен способности пользоваться языком.
На заре исслед. было предпринято несколько попыток обучить обезьян произносить слова. Последующие эксперименты показали, что человекообразные обезьяны лишены физиолог. аппарата, необходимого для того, чтобы продуцировать нечто, напоминающее челов. речь.
Преимуществом новаторской работы Беатрисы и Аллена Гарднеров было использование естественной для обезьян манеры употреблять жесты. Фрэнсин Паттерсон научила горилл подавать речевые знаки с помощью рук и понимать разговорный английский язык. Герберт Террейс и его сотрудники в процессе сбора данных широко применяли видеозаписи, что позволило им получить обширный материал о знаках, к-рые шимпанзе Ним подавала с помощью рук. В двух проектах, не связанных с использованием знаков, применяли искусственные визуальные конструкции: Сью Саваж-Румбо и Дуэйн Румбо прибегли к компьютеризованной системе лексиграмм, в то время как Дэвид Примак научил шимпанзе использовать куски пластмассы разной формы, выполняющие функции слов. В большинстве экспериментов подчеркивалась важность сильного положительного соц. взаимодействия между инструктором и обезьяной, поскольку подобные связи наверняка существуют у людей на начальных стадиях овладения языком.
На основании всех проведенных исслед. можно прийти к заключению, что знаки и элементы искусственных словарей функционируют так, как если бы они представляли объекты или события в реальном мире. До сих пор нет убедительных свидетельств тому, что порождаемые обезьянами высказывания (предложения) яв-ся грамматическими. Кроме того, скорость обучения у человекообразных обезьян несравнимо ниже, чем у детей; средняя длина высказывания мала; и, по-видимому, обезьяны часто повторяют и не добавляют ничего к тому, что им было только что сообщено. Т. о., приходится сделать вывод о том, что "языковая" продукция обезьян обладает всего лишь зачаточным сходством с челов. языком. Тем не менее, назвать продукцию маленького ребенка лингвистической тоже было бы довольно трудно, если бы мы не знали, что он вырастет во взрослого чел., владеющего языком. Проекты по исслед. Я. ч. о. действительно показали наличие у них когнитивных способностей и возможных ментальных (внутренних) состояний.
См. также Знаки и символы, Интеллект животных, Коммуникация животных
Д. Роббинс

Языковое развитие (language development)

Процесс овладение родным языком начинается в первые месяцы жизни и продолжается на протяжении всей взрослости. Наиболее быстрыми темпами обучение языку происходит в раннем детстве, когда к б годам дети овладевают произношением основных звуков, базовой грамматикой и почти всей (свыше 90%) базовой лексикой родного языка.
Теории языкового развития. Для объяснения челов. способности к овладению языком было предложено две совершенно разных теории. Одна, сформулированная Б. Ф. Скиннером и впервые изложенная в его книге Verbal behavior ("Вербальное поведение"), предполагает, что дети выучиваются говорить благодаря механизмам классического и оперантного обусловливания.
Др. теория, предложенная Ноамом Хомским и Дэвидом Мак-Нейлом, утверждает, что научение языку почти полностью обеспечивается врожденной способностью. Дело обстоит так, как если бы с самого рождения существовала особая ментальная структура - "механизм овладения языком", в программу работы к-рого уже заложены осн. лингвистические правила. Для усвоения любого языка, на к-ром говорят родители ребенка, последнему требуется лишь минимальное количество специфической информ.
Хотя обе эти теории имеют своих сторонников, данные эмпирических исслед. в большей степени подтверждают третью т. зр. на языковое развитие. Согласно этой теории, основу процесса овладения языком составляет взаимодействие между младенцем и ухаживающим за ним взрослым или, в общем, между двумя людьми. Доказательства того, что люди с рождения чувствительны к обучению языку, получены в исслед. как глухих, так и слышащих младенцев.
Аспекты языка. Исследовались четыре аспекта языкового развития: фонология (звуки), синтаксис (глубинная структура), семантика (значения слов и выражений) и прагматика (практ. навыки коммуникации).
Фонология. С момента рождения младенцы передают сообщения ухаживающим за ними взрослым с помощью разнообразных криков, указывающих на чувство голода, боль, потребность во внимании и др. состояния малыша. В 3 месяца младенцы смеются и "гулят", издавая (напоминающие гласные) звуки удовольствия, а в возрасте от 6 до 12 месяцев они уже произносят разнообразные цепочки звуков в форме лепета. В процессе такого "звукопроизводства" младенцы постепенно приобретают более выраженную коммуникативную интенциональность и более высокую чувствительность к сигналам извне. Они лепечут в ответ на обращенную к ним речь взрослого и затем ожидают от него ответной реакции на свой лепет задолго до того, как начнут понимать смысл произносимых взрослым слов. Примерно в 12 месяцев дети произносят свои первые слова. С этого момента продуцируемые ими звуки становятся все ближе к нормативным звуковым единицам (фонемам), хотя многие 5-летние дети все еще испытывают определенные трудности в артикуляции. В постпубертатном возрасте людям значительно труднее научится произносить речевые звуки, в продуцировании к-рых они не упражнялись в детстве.
Семантика. Младенцы понимают значения слов еще до того, как начинают говорить сами. К 18 месяцам большинство детей владеют примерно дюжиной (или несколько большим количеством) слов, относящихся к разговорной лексике, однако понимают, по всей видимости, гораздо больше слов. Где-то в возрасте 2-х лет происходит скачкообразное увеличение активного словаря ребенка, быстро пополняющегося новыми словами и выражениями, - т. н. "языковая эксплозия" (language explosion). Хотя смысловое понимание быстро прогрессирует в раннем детстве, ряд общеупотребительных слов вызывает у ребенка затруднения, поскольку понимание этих слов требует большей когнитивной искушенности, чем та, к-рой обладают маленькие дети. В нашей культуре лексическая сложность и точность, по-видимому, служат самым простым показателем интеллектуальной способности и образованности каждого чел.
Синтаксис. Дети демонстрируют определенное понимание структуры языка, когда они впервые соединяют два слова, чтобы построить предложение, - явление, наблюдаемое обычно в возрасте от 18 месяцев до 2-х лет. Улучшение синтаксического понимания с возрастом происходит в регулярной последовательности. Дошкольники обнаруживают впечатляющую способность к усвоению значительной части синтаксических структур, встречающихся в речи их матерей, тогда как в среднем детстве, отрочестве-юности и взрослости люди постепенно совершенствуют понимание и применение формальных правил синтаксиса.
Прагматика. Умение чел. общаться с помощью языка требует гораздо большего, чем удовлетворительное овладение фонологией, семантикой и синтаксисом. Оно предполагает умение придавать сообщению форму, соответствующую потребностям конкретных слушателей. Прагматика - это как раз та наука, к рая изучает подобные различия в коммуникации. Жесты и язык тела играют большую роль в прагматике и обнаруживают себя в первые месяцы жизни, когда младенцы размахивают руками при возбуждении или когда они отворачиваются, показывая этим, что не хотят больше играть. Трудно определить, насколько эти выразительные движения яв-ся интенциональными, но когда годовалый малыш поднимает свои руки, чтобы его взяли "на ручки", или показывает пальцем на понравившуюся игрушку, такое сообщение легко прочитывается взрослыми, особенно когда любой жест сопровождается настойчивыми вокализациями ребенка.
См. также Стадии развития поведения ребенка, Речевое развитие
К. С. Бергер


Иностранные термины

Geisteswissenschaftliche psychologie (психология как наука о духе)

В английском языке отсутствует точный эквивалент немецкого слова Geisteswissenschaften [Интересно отметить, что согласно немецким источникам (см., напр.: Философский словарь: Сокр. пер. с нем. М., Иностранная литература., 1961, - С. 390), происхождение выражения Geisteswissenschaften ("науки о духе") ведет свое начало от Шиля, который перевел "Логику" Дж. С. Милля (1849) на немецкий и выбрал термин Geisteswissenschaften для передачи смысла английского выражения "moral science", точный эквивалент которого в немецком отсутствовал (примеч. науч. ред.)], к-рое раньше нередко переводилось как "human studies" ("науки о духе" или "науки о человеческой деятельности"), однако в последнее время оно чаще переводится как "human sciences" ("гуманитарные науки") в целях противопоставления Naturwissenschaften ("наукам о природе" или "естественным наукам") и разграничения с Kulturwissenschaften ("науками о культуре"). Вообще говоря, английский термин "human sciences" относится к тем наукам, к-рые теоретически рассматривают типично челов. виды деятельности. Важнейшей целью Вильгельма Дильтея было создание эпистемологических основ этих наук, к-рые были бы равноценны по значению теорет. основам естествознания, но отличны от них по сути. Поскольку - вопреки всем присущим им различиям - общим для всех наук о чел. яв-ся интерес к тому, как люди относятся к разным аспектам своего мира и к др. людям, Дильтей старался как можно точнее сформулировать теорет. положения, общие для этих наук, чтобы ни у кого не осталось сомнений в отличии последних от естественных наук и чтобы положить конец их ошибочному подражанию естественным наукам. Определяя отличие наук о чел. от естественных наук, Дильтей исходил из существования двух разных видов опыта: первые опираются на "внутренний опыт душевной жизни", а последние - на "внешний чувственный опыт". Поскольку "внутренний" и "внешний" опыт отличны друг от друга, осн. на них знания тоже должны быть разными.
См. также Naturwissenschaftliche psychologie, Философия науки
А. Джорджи

Grow

Grow (англ. - расти) - это название международного общественного движения за психич. здоровье. Оно возникло в Австралии и насчитывает свыше пятисот групп самопомощи. Движение получило свое развитие еще в пяти странах мира. Grow предоставляет круглосуточные услуги по реабилитации лиц, страдающих тяжелыми психич. расстройствами. Эти группы также оказывают помощь в профилактике эмоциональной дезадаптации.
Как правило, группами руководит получивший специальную подготовку организатор системы Grow. Это лицо поручает ведение еженедельного структурированного сеанса длительностью в полтора-два часа члену группы, продемонстрировавшему прогресс на пути к зрелости.
Формула психич. здоровья и счастья движения Grow выражена в лозунге: "Пусть будет беспорядок в малом ради порядка в большом, и потому будь доволен тем, что есть много поводов для серьезного недовольства". Изучению эффективности движения Grow было посвящено трехлетнее исслед., финансированное Национальным институтом психического здоровья.
Э. Ваттано

Naturwissenschaftliche psychologie (психология как естественная наука)

Сегодня некоторые ун-ты официально относят психологию к разряду соц. наук, а некоторые - к разряду биолог. наук. Это искусственное разделение психологии и отнесение ее к классу гуманит. (Geisteswissenschaften) или естественных (Naturwissenschaften) наук имеет длинную историю. В разной степени к этому разделению причастны немецкие психологи, и в первую очередь Вильгельм Гиндельбанд, Генрих Рикерт и Вильгельм Дильтей.
В последующие годы эта дихотомия приобрела иное выражение: структуралисты причисляли себя к Geisteswissenschaftliche традиции, а бихевиористы - к Naturwissenschaftliche лагерю.
Это деление имеет и др. последствия. Стало уже общим правилом, что науки, относящиеся к разряду естественных, преимущественно ориентированы на номотетическую методологию и на количественные измерения. Науки же, относящиеся к разряду соц. или гуманит., тяготеют к феноменологической ориентации, изучению отдельных индивидуумов и идиографической методологии. Биологически ориентированные теоретики придерживаются преимущественно детерминистских взглядов, в то время как теоретики соц. ориентации признают за индивидуумом право принимать самостоятельные решения.
Совр. психология по сути своей функциональна. Некоторые ее представители, например, Б. Ф. Скиннер, придерживаются биолог. традиции, а другие, в частности Карл Роджерс, считают психологию соц. наукой. Интересно, однако, то, что Скиннер, как и Роджерс, убежден в необходимости изучения единичных случаев, т. е. индивидуумов.
См. также Geisteswissenschaftliche psychologie, Теоретическая психология
У. Саттон

Q-сортировка (q-sort technique)

Q-c. представляет собой методику, используемую для описания индивидуума таким образом, чтобы получить переменную, к-рая может связываться с др. получаемыми сходным образом переменными. Она применяется для сравнения самоописания субъекта с описанием своего идеала или для сравнения самовосприятия с восприятием себя другими, а тж для нахождения корреляций между описаниями групп людей, сделанных ими самими или др. людьми. Она может использоваться для деления группы лиц на более или менее однородные подгруппы или типы. При использовании с целью изучения мнений и убеждений, Q-с. может оказаться полезной в определении групп думающих сходным образом людей.
Как правило, такая переменная получается на основе принудительной классиф. фиксированного набора пунктов или элементов, к-рыми могут быть утверждения, определения или глаголы. Выполняющего Q-с. субъекта инструктируют в отношении того, как реагировать на пункты, обычно напечатанные на карточках.
При большинстве Q-с., задаваемое распределение приблизительно соответствует нормальному. Субъект приписывает (числовое) значение своим выборам, раскладывая карточки по стопкам в соответствии с заданной частотой для каждой из них. Возникновение процедуры Q-с. датируется примерно 1935 г., когда она была практически одновременно и независимо предложена Г. Томсоном и Уильямом Стефенсоном.
См. также Методика вынужденного выбора
П. ДюБуа

Tabula rasa

Одно из осн. положений филос. и психол. позиции, называемой эмпиризмом, заключается в том, что источником всех знаний яв-ся чувственный опыт. Противоположную позицию занимают представители рационализма, утверждающие, что источником знаний - по крайней мере, частично - яв-ся врожденные идеи или врожденная потенциальная способность к их постижению. Термин Т. r. ("чистая, неисписанная доска" - лат.) представляет собой метафору, используемую сторонниками эмпиризма для характеристики разума в момент появления ребенка на свет - т. е., разума как пустого состояния, без к.-л. врожденных идей. Представление этой концепции в трудах Локка оказало огромное влияние на развитие совр. психологии.
Концепция Т. r. признается далеко не всеми. Во времена Локка ее наиболее активным критиком был представитель немецкого рационализма Готфрид Вильгельм Лейбниц, утверждавший, что без врожденной способности к переработке известий из внешнего мира наш разум был бы не в состоянии получить даже малейших представлений о том, что нас окружает. Отстаиваемая Лейбницем позиция в наши дни обнаруживается в теориях когнитивного развития таких ученых, как Жан Пиаже и Ноам Хомский.
Сегодня немногие психологи согласились бы с характеристикой челов. разума как Т. r. в чистом виде. Даже Локк допускал существование врожденной склонности к приобретению и объединению знаний. Предметом дискуссии яв-ся не вопрос о существовании в чел. разуме врожденной структуры, а вопрос о ее природе и масштабах.
Р. Шоу

Z-оценка (Z-score)

Буквой Z обозначается стандартная оценка, основанная на нормальном распределении. Иначе говоря, Z-o. яв-ся мерой отклонения от среднего, выраженной в единицах стандартного отклонения.
Если х - нормально распределенная переменная со средним ? и стандартным отклонением ?, тогда
.
Говорят, что любое значение переменной, преобразованное в Z-o., яв-ся нормированным (т. е. переведенным в значения другой шкалы, основанной на единичном нормальном распределении со средним, равным 0, и стандартным отклонением, равным 1). Преимущество стандартизации (нормирования) несравнимых распределений заключается в том, что эти распределения приводятся к одному масштабу, что позволяет напрямую сравнивать ранее несопоставимые переменные.
Участок нормальной кривой, заключенный между Z = -1,96 и Z = +1,96, содержит 95% всех случаев, а участок между Z = -2,576 и Z = +2,576 включает 99% случаев, и потому одно из этих двух множеств Z-o. обычно используется при определении конечных точек критической области для принятия нулевой гипотезы в психол. исслед.
См. также Измерение, Стандартизация теста, Статистическая значимость
Г. Райх

Z-процесс (Z-process)

Z.-п. - это психотерапевтическая система, объединяющая в себе этологические принципы и принципы формирования привязанности, к-рая была разработана для преодоления сопротивления образованию связи между взрослым и ребенком, являющейся необходимым условием нормального роста последнего. Аутичный ребенок демонстрирует саморазрушительные формы агрессии и не способен направить агрессию на др. людей. Лечение аутистичных детей методом Z.-п. привело к заключению, что такая психопатология яв-ся следствием неспособности сформировать две цепочки привязывающего поведения, существенных для развития привязанности, стимулирующей эффективную жизнедеятельность: а) телесный контакт, необходимый для развития близости и базисного доверия, б) контакт глаз, необходимый для направления, интеграции и фокусирования сложного эмоционального и когнитивного взаимодействия ребенка и взрослого. Нарушение этих связей называют "комплексом медузы" (Medusa complex), коррекция к-рого осуществляется путем "выдерживания" ребенка "в состоянии протеста" при поддерживании контакта глаз. Нико Тинберген и его сотрудники сообщили о существенном успехе применения метода "выдерживания" в работе с аутичными детьми.
См. также Аутизм, Связь и привязанность
Р. Заслоу


Психология в именах

Авенариус Рихард / Avenerius, Richard (1843-1896). Авенариус предположил существование системы "С", от которой зависит сознание. Важность этого понятия связана с его влиянием на Титченера.
Азума Хироши / Azuma Hiroshi (p. 1926). Работы Азумы посвящены вопросам когнитивного развития детей, понятию научения и методам обучения.
Айзенк Ганс Ю. / Eysenck, Hans J. (р. 1916). Проведенные Айзенком исследования охватывают такие области, как теория и измерения личности, интеллект, социальные установки и политика, генетика поведения и поведенческая терапия.
Айсдорфер Карл / Eisdorfer, Carl (p. 1930). Айсдорфер специализировался на исследованиях старения. Он стал редактором-учредителем Annual review of gerontology and geriatrics ("Ежегодное обозрение геронтологии и гериатрии").
Алмейда Эдуардо / Almeida, Eduardo (p. 1937). Алмейда известен как руководитель программы развития компетентности у учащихся школ г. Мехико, а также как разработчик одного из способов изучения общественного мнения.
Анастази Анна / Anastasi, Anna (p. 1908). Имя Анны Анастази теснейшим образом связано с созданием и развитием дифференциальной психологии. Основные темы ее исследований: факторный анализ, проблемы конструирования тестов и интерпретации тестовых показателей.
Ангьял Андраш / Angyal, Andras (1902-1960). Ангьял отстаивал точку зрения, согласно которой существует два основных паттерна мотивации: стремление к господству над средой и стремление к любви.
Анзье Дидьер / Anzieu, Didier (p. 1923). Важнейшие психологические понятия Анзье - "групповой бред", "наружное Я", "парадоксальный перенос" и "созидательная психологическая работа".
Ансбахер Хайнц / Ansbacher, Heinz L. (р. 1904). Ансбахер - главный толкователь психологии Альфреда Адлера. Наиболее существенным вкладом Ансбахера является прояснение введенных Адлером понятий "стиль жизни" и "социальный интерес".
Аш Соломон / Asch, Solomon (p. 1907). Аш наиболее известен своими экспериментальными исследованиями эффектов социального давления на индивида.
Байес Рамон / Bayes, Ramon (p. 1930). Байес - один из основателей целого ряда разнообразных научных начинаний в Испании, таких как внедрение модификации поведения. Он написал первую испанскую книгу по фармакологическим способам корректировки поведения.
Бакар Кристофер / Bakare, Christopher G. M. (p. 1935). Бакар разработал статистический метод идентификации ("зерна истины") для межэтнических стереотипов, призванный помочь пониманию конфликтов, препятствующих развитию Африки.
Балтес Пауль / Baltes, Paul В. (р. 1939). Балтес, пионер в области психологического исследования развития на протяжении жизни человека, подчеркивает, что люди сохраняют способность к изменению в течение всей жизни.
Бандура Альберт / Bandura, Albert (p. 1925). Бандура отводит когнитивным замещающим процессам, а также процессам саморегулирования и саморефлексии, центральную роль в достижении человеком мастерства и приспособления к миру.
Баркер Роджер / Barker, Roger G. (1903-1990). Баркер содействовал созданию психологической полевой станции Среднего Запада - первого центра для проведения исследований в области психологии среды, изучающей связи и отношения между средой и поведением.
Бартлетт Фредерик / Bartlett, Frederic С. (1886-1979). Имя Бартлетта тесно связано с выдающимся достижениями в управляемом исследовании. Работа Бартлетта наилучшим образом представлена в его классической книге Remembering ("Воспоминание").
Басов Михаил Яковлевич / Basov, Mikhail Yakovlevich (1892- 1931). Басов был советским психологом, выступавшим против механистической точки зрения. Он считал, что в процессы роста и развития человека вносят вклад как наследственность, так и среда, причем их роль изменяется при переходе от одной фазы развития к другой.
Бауэр Гордон Ховард / Bower, Gordon Howard (p. 1932). Ранние исследования Бауэра связаны с оперантным обусловливанием у низших животных. Позднее его интересы сместились на проблемы научения у человека, включая математические модели научения.
Бейтсон Грегори / Bateson, Gregory (1904-1980). Г. Бейтсон проводил антропологические исследования среди байнинцев (the Baining) и сулка (the Sulka), племен п-ова Газели, и среди ятмулов (the Iatmul), племени из Новой Гвинеи. В последующем Бейтсон изучал нарушения адаптации к среде и психические расстройства.
Бейтсон Уильям / Bateson, William (1861-1926). У. Бейтсон известен своим вкладом в развитие и укрепление менделевского понятия наследственности. Бейтсон назвал новую науку о наследственности "генетикой" и направил свои усилия на исследование хромосом и генов.
Бекеши, Георг фон / Вekesy, Georg von (1899-1972). Бекеши более всего известен своими исследованиями слуха. Он изобрел множество новых инструментов для измерения степени потери слуха, например, аудиометр Бекеши.
Белл, Сэр Чарльз / Bell, Sir Charles (1774-1842). Белл приобрел известность благодаря сделанному им открытию, что чувствительные волокна смешанного нерва входят в спинной мозг через задний корешок, а двигательные волокна того же нерва выходят из спинного мозга через передний корешок.
Бенедикт Рут / Benedict, Ruth F. (1887-1948). Большая часть исследований Рут Бенедикт посвящена истокам культур американских индейцев. Она видела в каждой культуре организованную совокупность элементов из многих других культур.
Бехтерев Владимир Михайлович / Bekhterev, Vladimir Mikhailovich (1857-1927). Бехтерев приобрел наибольшую известность благодаря своей работе по сочетательным рефлексам (обычно соотносимых с предложенным Павловым термином "условные рефлексы").
Биб-Ceнтер Джон / Beebe-Center, John G. (1897-1958). БибСентер известен как исследователь гедонических аспектов ощущений. В результате своих исследований вкусовых порогов и субъективного шкалирования интенсивности вкусовых ощущений, он разработал психологическую шкалу вкуса, названную "Шкалой приятного вкуса" (gust scale).
Бижу Сидней / Bijou, Sidney W. (р. 1908). Бижу был директором Либоратории исследований ребенка и Института исследований одаренных детей в Чэмпейн-Урбана, штат Иллинойс (Child Research Laboratory and the Institute of Research in Exceptional Children at Champaign-Urbana Illinois), а также редактором-учредителем Journal of experimental child psychology ("Журнал экспериментальной детской психологии").
Бингам Уолтер / Bingham, Walter V. (1880-1952). Во время Первой мировой войны Бингам работал в качестве исполнительного секретаря комитета по классификации персонала сухопутных войск США. Он был одним из членов небольшой группы специалистов, разрабатывавших тесты интеллекта для вооруженных сил США.
Бинсвангер Людвиг / Binswanger, Ludwig (1881-1966). Бинсвангер, как экзистенциалист, отвергал позитивизм, детерминизм и материализм. В его представлении, мы полностью ответственны за наше собственное существование и вольны решать, что мы можем делать и что не можем.
Бирс Клиффорд / Beers, Clifford W. (1876-1943). У Бирса развилось маниакально-депрессивное расстройство, и он 3 года провел в качестве пациента в различных больницах. После своего выздоровления он организовал в 1908 году первое Общество психической гигиены (Society for Mental Hygiene).
Бич Фрэнк / Beach, Frank A. (1911-1988). Известный своими исследованиями в области полового поведения животных и человека, Бич опубликовал полученные им результаты в книге Patterns of sexual behavior ("Паттерны сексуального поведения"). В этой книге секс рассматривается в культурологической и эволюционной перспективах.
Блау Теодор / Blau, Theodore Н. (р. 1928). Блау выполнил исследование, посвященное природе и эффектам смешанной мозговой доминантности. Он предложил теорию шизофрении, объясняющую развитие этого заболевания действием нейропсихологических и социальных факторов.
Блейк Роберт / Blake, Robert R. (р. 1918). Блейк много сделал для проникновения в суть групповой и межгрупповой динамики, сосредоточив свои усилия главным образом на организационном столкновении групповых норм и разрешении межгруппового конфликта.
Блейлер Пауль / Bleuler, Paul E. (1857-1939). Блейлер внес решительное изменение в осмысление явления, известного теперь под названием "шизофрения". Он добавил в описательную терминологию шизофрении такие понятия, как "неологизм", "словесный винегрет" и "отрицательная речь", а также разработал концепции аутизма и амбивалентности.
Блонский Павел Петрович / Blonskii, Pavel (1884-1941). Блонский сознавал необходимость замены схоластических методов обучения, обусловленную реальностью индустриализации общества. Он предлагал сделать индустриальный труд краеугольным камнем нового образования.
Боас Франц / Boas, Franz (1858-1942). Боас стремился сделать антропологию строгой и точной наукой. Во многих своих исследованиях он отмечал сходные события в очень разных, далеких друг от друга областях.
Богатта Эдгар / Borgatta, Edgar F. (P. 1924). Ранние исследования Богатты были сосредоточены на методиках разыгрывания ролей и социометрическом анализе. Позднее, его исследования адресовались формальным характеристикам малых групп и структуре процессов взаимодействия, а также шкалированию и статистическому анализу.
Болдуин Джеймс Марк / Baldwin, James Mark (1861-1934). Известный как создатель психологии развития, Болдуин продолжал бескомпромиссную линию дарвиновской генетической психологии. Он придавал особое значение интенциональному действию как инструменту отбора в психическом развитии.
Боллс Роберт / Bolles, Robert С. (р. 1928). Исследования Боллса затрагивали различные области мотивации животных и со временем сосредоточились на поведении избегания. Он развил понятие видоспецифичных защитных реакций.
Боннэ Шарль / Bonnet, Charles (1720-1793). Боннэ и Кондильяк прибегли к аналогии человека с оживляемой статуей. Кондильяк избегал психологии, но Боннэ писал о нервных флюидах и возбуждении нервных волокон. Возможно, он приблизил появление учения о "специфических энергиях нервов".
Боринг Эдвин Гарриджи / Boring, Edwin Garrigues. (1886-1968). History of experimental psychology ("История экспериментальной психологии") Боринга - классический труд, завоевавший широкое признание. Эта книга объединила творческую научную мысль и дух времени (Zeitgeist), сделав доступным понимание того, как их взаимодействие влияло на ход событий в психологии.
Босс Медард / Boss, Medard (p. 1903). Босс подчеркивал значение свободы человека, опровергая все выводы о причинной обусловленности. Его толкование "бытия-в-мире" относится к возможностям человека связывать все, с чем встречается в своей жизни, с собственным существованием.
Боудер Дэвид Пабло / Boder, David Pablo (1886-1961). После октябрьской революции 1917 года Боудер переехал в Мексику, где он руководил психологическими исследованиями в пенитенциарных учреждениях. Впоследствии он основал Психологический музей в Соединенных Штатах.
Боудич Генри Пикеринг / Bowditch, Henry Pickering (1840- 1911). Боудич первым продемонстрировал закон "все-или-ничего" при передаче нервного импульса по волокнам сердечной мышцы. Закон, согласно которому нервные волокна не испытывают утомления, известен как закон Боудича.
Боулби Эдвард Джон Мостин / Bowlby, John Mostyn (1907- 1990). Боулби известен своими исследованиями вредных воздействий материнской депривации на развитие личности. Он сформулировал теорию привязанности, предлагающую одно из объяснений формирования связи ребенка с матерью.
Брежниц Шломо / Breznitz, Shlomo (p. 1936). Брежниц открыл и документально подтвердил феномен "инкубации угрозы" (incubation of threat), в силу чего страх потенциальной опасности вырастает вместе с ожиданием.
Брей, У. Чарльз II / Bray, W. Charles II (1904-1982). Работы Брея были посвящены главным образом слуху, в частности, исследованиям кохлеарного потенциала и потенциалов действия в слуховом нерве в ответ на звуковые раздражители. Его работы положили начало такой области физиологии, как электрофизиология слуха.
Бренман-Гибсон Маргарет / Brenman-Gibson, Margaret (p. 1918). Более всего известная своими работами по измененным состояниям сознания и их использованию в психоаналитической психотерапии, Бренман-Гибсон расширила сферу своих интересов до изучения творческого состояния писателя.
Брентано Франц / Brentano, Franz (1838-1917). Брентано, в противовес взглядам Вильгельма Вундта, заявлял, что главным методом психологии является наблюдение, а не экспериментирование. Он различал акт видения цвета и сенсорное содержание цвета.
Бретт Георг / Brett, George S. (1879-1944). Бретт известен главным образом как автор монументального трехтомного труда - A history of psychology ("История психологии"). Он проследил развитие психологии со времени ее зарождения в Древней Греции до XX столетия.
Бриджмен Перси / Bridgman, Percy W. (1882-1961). Стремясь прояснить природу физических понятий, Бриджмен ввел принцип операционального определения, согласно которому значение научных понятий должно определяться совокупностью экспериментальных операций (главным образом операций измерения).
Брэд Джеймс / Braid, James (приблизительно 1795-1860). Брэду обычно приписывают славу первооткрывателя гипноза, хотя это явление было известно до него, и гипноз уже практиковали Месмер, Эллиотсон и Эсдейл. Действительная заслуга Брэда состоит в том, что он вывел гипноз из сферы мистического объяснения.
Брэдли Френсис Герберт / Bradley Francis Herbert (1846-1924). Брэдли подчеркивал важность для каждого человека сначала обрести себя как единое целое и затем, через собственный опыт, найти свое место в мире полностью гармонизированных отношений с бесконечным, непротиворечивым Абсолютом.
Бэддли Алан / Baddeley, Alan (p. 1934). Бадделей доказал, что долговременная память имеет тенденцию опираться преимущественно на смысл, в противоположность кратковременной памяти, которая в большей степени опирается на звуковую сторону речи (систему речевого кодирования).
Бэйли Нэнси / Bayley, Nancy (p. 1899). К числу наиболее известных работ Бэйли относятся лонгитюдные исследования в перспективе времени жизни, разработка методик для измерения поведенческого, моторного и физического развития, оценка взаимосвязей между поведенческим и биологическим развитием.
Бэйрд Джон Уоллес / Baird, John Wallace (1873-1919). Бэйрд рассматривался как самый представительный последователь Титченера. Он сделал систематическую экспериментальную интроспекцию высших психических процессов главной темой исследований в университете Кларка.
Бэкон, Сэр Фрэнсис / Bacon, Sir Francis (1561-1636). Бэкон утверждал, что в науке есть два вида экспериментов: те, что проливают свет, и те, что приносят плоды. Он был первым, кто призвал покончить со средневековыми спекуляциями и суевериями.
Бэн Александр / Bain, Alexander (1818-1903). Бэн выделял два основных закона ассоциации: закон сходства и закон смежности. Согласно Бэну, ощущения и чувства объединяются в тесной последовательности и таким образом, что, при напоминании об одном из них, в памяти скорее всего всплывет и другое.
Вайтельс Моррис / Viteles, Morris S. (p. 1898). Вайтельс структурировал область промышленной психологии, придав ей вид, который она имеет в наши дни. Подчеркивание им необходимости создания прочной экспериментальной базы для промышленных приложений помогло избежать превращения промышленной психологии в промышленную психотехнологию.
Валлон Анри / Wallon, Henri (1879-1962). Валлон считал эмоцию психологическим явлением, несмотря на ее гуморальные и физиологические компоненты, выполняющим роль связующего звена между ощущениями и социальным миром.
Вебер Эрнст Генрих / Weber, Ernst Heinrich (1795-1878). Главные исследовательские интересы Вебера лежали в области физиологии органов чувств. Он установил, что точка едва заметного различия связана постоянным отношением с эталонным стимулом. Это отношение выражается формулой, выведенной Густавом Фехнером, который назвал ее законом Вебера.
Векслер Дэвид / Wechsler, David (1896-1981). Векслер направил всю свою творческую энергию на разработку и стандартизацию шкал интеллекта, которые носят его имя, и способствовал замене используемого в тестах Бинэ показателя "умственного возраста" на коэффициент отклонения (Deviation Quotient).
Вернер Хайнц / Werner, Heinz (1890-1964). Вернер придерживался взгляда на развитие как на продвижение от недифференцированного и неорганизованного состояния к дифференцированному и иерархически организованному.
Вернон Филип / Vernon, Philip E. (1905-1987). Вернон провел серию сравнительных исследований способностей людей, живущих в разных уголках земного шара, от Танзании до Арктики.
Верпланк Уильям / Verplanck, William S. (p. 1916). Верпланк показал, что последовательные психологические (оценочные) суждения не являются независимыми друг от друга, как это предписывала теория.
Вертгеймер Майкл / Wertheimer, Michael (p. 1927). Исследовательская карьера Майкла Вертгеймера началась с изучения сенсорных и перцептивных процессов, позднее область его интересов расширилась: познание, индивидуальные различия, психолингвистика, восприятие человека человеком и, наконец, история психологии.
Вертгеймер Макс / Wertheimer, Мах (1880-1943). Вертгеймер полагал, что целое принципиально отличается от суммы своих частей - не только тем, что оно больше своих частей, но и первично по отношению к ним.
Вивес Хуан Луис / Vives, Juan Luis (1492-1540). Вивес навсегда останется в истории как предтеча современной психологии. Он призывал собирать крупицы истины индуктивным, а не дедуктивным путем, избегая умозрительных построений.
Викенс Делос / Wickens, Delos D. (1909-1988). В своей научной деятельности Викенс уделял практически равное внимание проведению исследований на людях и на животных - распределение, отражающее склонность к изучению базовых психологических процессов наиболее перспективными способами.
Виткин Герман / Witkin, Herman A. (1916-1979). Самый значительный вклад Виткина в психологию связан с концептуализацией отношений между когнитивными стилями и личностью. Он полагал, что люди, продвигаясь к зрелости, обычно сменяют полезависимость на поленезависимость.
Вольпе Джозеф / Wolpe, Joseph (p. 1915). Исследования Вольпе были нацелены на экспериментальное изучение развития и излечения неврозов у животных. Неврозы вызывались в ситуации научения и с помощью методик научения животные могли быть возвращены к нормальному состоянию. На основе этих данных были разработаны методики лечения неврозов у людей.
Вольф, Христиан фон / Wolff, Christian von (1679-1754). Вольф подчеркивал спонтанную активность разума в противоположность представлениям Локка о разуме как совокупности простых элементов опыта. Разум состоит из способностей или функций, таких как познание, память, чувствование и желание.
Вонг Зонг-Мин / Wang, Zhong-Ming (p. 1949). Вонг ведет активную работу в таких областях, как проектирование систем вознаграждения, инновационные процессы в сфере высоких технологий, оценка и принятие решений, а также создание систем поддержки решений.
Вудвортс Роберт / Woodworth, Robert Sessions (1869-1962). С точки зрения Вудвортса, предмет психологии составляют поведение и сознание. Он считал, что такие бихевиористы, как Джон Уотсон, отказавшиеся от изучения сознания или разума, пренебрегли серьезным и вполне законным аспектом психологии.
Вундт Вильгельм / Wundt, Wilhelm (1832-1920). Деятельность Вундта способствовала созданию в Германии психологии как самостоятельной науки. Используя разработанный Вундтом метод интроспекции, его ученики и коллеги изучали содержание непосредственного опыта.
Выготский Лев Семенович / Vygotsky, Lev Semyonovich (1896- 1934). Выготский выступал против рефлексологии Бехтерева, доказывая, что изучение психической деятельности необходимо хотя бы потому, что она отличает людей от более низкоорганизованных животных. Однако, он отвергал интроспекцию как метод.
Газри Эдвин / Guthrie, Edwin R. (1886-1959). Газри - автор одной из теорий научения. Он утверждал, что научение - это просто образование S-R (стимул-реакция) ассоциации по смежности.
Гален / Galen (около 130-200). Гален систематизировал существовавшие в то время знания по медицине, анатомии и патологии личности в виде общей теории личности (гуморальной теории).
Галликсен Гарольд / Gulliksen, Harold О. (р. 1903). Галликсен занимался математической психологией. Как инспектор по социальным наукам, он входил в состав группы, разрабатывающей объективные тесты по университетским учебным курсам.
Галль Франц Иосиф / Gall, Franz Josef (1757-1828). Галля считают пионером в составлении карты головного мозга или мозговой локализации функций. Однако, исходная предпосылка френологии была признана несостоятельной, когда обнаружилось, что топография черепа и мозга не согласуются между собой.
Гальвани Луиджи / Galvani, Luigi (1737-1798). Гальвани исследовал электрические явления в живых организмах. Его работа стимулировала многие последующие открытия в понимании электрических явлений в живых организмах.
Гальтон Фрэнсис / Galton, Francis (1822-1911). Гальтон внес плодотворный вклад в целый ряд областей, включая классификацию отпечатков пальцев, генетику, статистику, антропометрию и психометрию. Он был первым ученым, четко сформулировавшим вопрос о роли природы и воспитания в развитии.
Гамильтон Уильям / Hamilton, Sir William (1788-1836). Выступая против английских ассоцианистов, Гамильтон считал первым принципом психологии единство и активность человеческого разума.
Ганье Роберт / Gagne, Robert M. (р. 1916). Ганье провел серию исследований, посвященных приобретению и дифференциации моторных и сенсорных навыков. Кроме того, он идентифицировал иерархии обучения, в частности иерархию обучения математике.
Гарсиа Гуиллермо Давила / Garcia, Guillermo Davila (1902- 1968). Основной интерес Гарсиа как исследователя и преподавателя лежал в области психопатологии. Он основал первую латиноамериканскую группу кросс-культурных исследований.
Гарсиа Джон / Garcia, John (1917-1986). Гарсиа известен своими исследованиями механизмов избирательного и адаптивного научения, а также работами по модификации хищнического поведения путем выработки условнорефлекторных реакций отвращения на вкусовые раздражители.
Гартли Дэвид / Hartley, David (1705-1757). Гартли считают основоположником английского ассоцианизма. Он был одним из самых первых физиологических психологов, пытавшимся связать ассоциации представлений с вибрациями мозгового вещества.
Гегель Георг Вильгельм Фридрих / Hegel, George Fridrich (1770- 1831). Гегель считал первоосновой всего разум (reason), а не опыт. Современные понятия самосознания, самоактуализации, роста сознания и обращения к себе - все это прямые следствия неогегельянского идеализма.
Гезелл Арнольд / Gesell, Arnold L. (1880-1961). Гезелл оказал сильное влияние на практику воспитания маленьких детей в 1940-1950-х гг. Он придерживался строго конституционального или физиологического подхода, в котором факторы культуры и научения играли незначительную роль.
Гельмгольц, Герман фон / Helmholtz, Hermann von (1821-1894). Гельмгольц дал математическое обоснование закона сохранения энергии. Он повлиял на экспериментальный подход к психологическим проблемам, особенно в области изучения восприятия и ощущения.
Гербарт Иоганн Фридрих / Herbart, Johann Friedrich (1776- 1841). Гербарт считал, что разумная душа (mind) представляет собой соединение более мелких элементов. Он ввел в психологию идею количественного анализа души и оказал влияние на Вундта и Фрейда через свою книгу "Психология, по-новому обоснованная на метафизике, опыте и математике", содержащей понятие сил противодействия (между представлениями).
Геринг Эвальд / Hering, Ewald (1834-1918). Геринг отстаивал теорию нативизма, согласно которой сетчатка глаза изначально наделена способностью пространственного видения, и поэтому мы можем судить о пространстве и глубине, не обращаясь к опыту.
Гёте Иоганн Вольфганг / Goethe, Johann Wolfgangn von (1749- 1832). Гёте создал теорию цветового зрения и оказал немаловажное воздействие на взгляды Зигмунда Фрейда. Гёте сомневался в возможностях экспериментирования, но безоговорочно доверял интуитивному наблюдению.
Геффдинг Xаpальд / Heffding, Harald (1843-1931). Геффдинг полагал, что ментальные функции могут быть лучше всего поняты через анализ и синтез. Он считал, что центральное место в психологии должно отводиться воле.
Гехт Селиг / Hecht, Selig (1892-1947). Гехт доказал, что минимальное количество света (точнее, лучистой энергии), которое может быть обнаружено при самых идеальных условиях наблюдения, практически соответствует физиологическому порогу.
Гибсон Джеймс / Gibson, James J. (1904-1979). Джеймс Гибсон известен прежде всего своими исследованиями и теориями восприятия. Он стал лидером нового направления в психологии, рассматривающего восприятие как процесс, не предполагающий умозаключений, промежуточных переменных или ассоциаций.
Гибсон Элеонора / Gibson, Eleanor J. (p. 1910). Исследования Элеоноры Гибсон посвящены процессам научения у людей и животных, контролируемому выращиванию животных, развитию навыков чтения и перцептивному развитию детей.
Гийом Поль / Guillaume, Paul (1878-1962). Гийом занимался главным образом детской психологией, а также изучением поведения человекообразных обезьян. Он писал работы по эпистемологии научной психологии, сделав тем самым немалый вклад в укрепление фундамента этой дисциплины.
Гилбрет Лилиан / Gilbreth, Lillian E. (1878-1972). Лилиан Гилбрет предложила использовать анализ движений в решении повседневных бытовых проблем. Она также известна проведением семинаров по общим принципам анализа микродвижений.
Гилбрет Фрэнк / Gilbreth, Frank В. (1868-1924). Гилбрет проанализировал кладку кирпича, сделанную опытными каменщиками, чтобы определить самый эффективный способ выполнения этой работы. В своей книге Motion study ("Анализ движения") он распространил принципы анализа микродвижений на другие виды строительных работ.
Гилфорд Джой Пол / Guilford, Joy Paul (1897-1987). Гилфорд проделал огромное количество факторно-аналитических исследований черт личности (включая интеллектуальные способности), приведших его к созданию модели структуры интеллекта.
Гиппократ / Hippocrates (460-377 до н. э.). древнегреческий врач, автор учения о четырех типах темпераментах, основанного на представлении о соотношении в теле человека четырех "соков" (крови, слизи, желтой и черной желчи). Дал основанное на гуморальном принципе описание эмоциональных проявлений.
Глассер Уильям / Glasser, William (p. 1925). Глассер разработал принципы терапии реальностью, которая основана на признании того, что люди рождаются с базовыми потребностями, первейшая из которых - быть членом группы и быть любимым, дополняемая потребностью в обретении чувства собственной значимости и признания другими.
Гоббс Томас / Hobbes, Thomas (1588-1679). Гоббса считают отцом английского эмпиризма и ассоцианизма. Под влиянием сформулированных Галилеем законов движения Гоббс пришел к заключению, что психологические (умственные) действия являлись движениями в нервной системе (своего рода "перистальтикой" нервной системы).
Годдард Генри / Goddard, Henry H. (1866-1957). Являясь одним из первых исследователей причин умственной отсталости, Годдард приводил доводы в пользу наследственного интеллекта и был защитником евгеники.
Гольдштейн Курт / Goldstein, Kurt (1878-1965). Гольдштейн разработал набор тестов для измерения снижения уровня абстрагирования у больных с органическими болезнями мозга. Он обнаружил, что больные с поражениями мозга склонны упорно продолжать попытки выполнить задания, с которыми они больше не могли справиться.
Госсет Уильям / Gosset, William S. (1876-1937). Английский статистик и пионер развития современных статистических методов. Госсет вывел статистику t (t-Стьюдента), широко используемую в критериях различия средних для малых выборок.
Грауман Карл / Graumann, Carl F. (р. 1923). Грауман отстаивал точку зрения, что любая эмпирическая процедура, математическая проверка или теоретическое объяснение должны сохранять возможность обратного перевода в первичные данные.
Грегори Ричард / Gregory, Richard L. (p. 1923). Грегори предпринял серию исследований константности величины во время движения. Он развивал точку зрения, согласно которой наши восприятия - это предсказывающие гипотезы, до некоторой степени схожие с научными гипотезами.
Гроунер Рудольф / Groner, Rudolf (p. 1942). Главный результат работы Гроунера - "обобщенная теория гипотезы" (generalized hypothesis theory), предлагаемая в качестве теории познавательной деятельности. В ее наиболее общей форме, она позволяет путем систематического и всестороннего уточнения допущений построить последовательность вариантов модели.
Грэхем Франсис / Graham, Frances (p. 1918). Грэхем установил связь физиологических изменений в деятельности автономной нервной системы и головного мозга с перцептивно-когнитивным функционированием, в том числе в период раннего развития.
Гудинаф Флоренс / Goodenough, Florence L. (1886-1959). Гудинаф приобрела широкую известность благодаря созданному ей тесту "Нарисуй человека", в котором от ребенка требовалось нарисовать фигуру человека. В этом тесте оценивались не художественные способности, а полнота изображения деталей, служащая показателем уровня интеллектуального развития.
Гуин де Карье Тереза / Gouin de Carie, Therese (p. 1923). Гуин де Карье сконструировала первую операциональную шкалу для оценки когнитивного развития в младенчестве.
Гуссерль Эдмунд / Husserl, Edmund (1859-1938). Гуссерля по праву считают основателем и наиболее выдающимся представителем феноменологии, науки о созерцании сущностей, предписывающей начинать философское исследование с феноменов сознания, ибо только феномены сознания могут раскрыть нам, чем вещи в действительности являются.
Гутман Луи / Guttman, Louis H. (р. 1916). Признаваемые научным сообществом заслуги Гуттмана связаны с его главным увлечением психометрией, непараметрическим анализом и социальной психологией.
Гуттманн Гизельхер / Guttmann, Giselher (p. 1934). Главная цель, которую поставил перед собой Гуттманн, заключалась в том, чтобы найти корреляцию между психологическими переменными и их биологической основой.
Данбар Элен Фландерс / Dunbar, Helen Flanders (1902-1959). Данбар доказала, что психосоматические расстройства являются эмоциональными по происхождению, и продемонстрировала связь конкретных типов этих расстройств с характеристиками личности.
Даннетт Марвин / Dunnette, Marvin D. (р. 1926). Даннет разработал методики отбора и оценки научных работников, персонала по сбыту и конторских служащих.
Дарвин Чарлз / Darwin, Charles (1809-1882). Труды Дарвина повлияли на психологию во многих отношениях, и прежде всего, изменили цель психологии, которая превратилась в науку о приспособлении организма к своему окружению, и способствовали приданию повышенного значения индивидуальным различиям среди представителей одного вида.
Дауни Джун Этта / Downey, June Etta (1875-1932). Дауни первой среди психологов начала изучать индивидуальные различия в темпераменте. Она разработала Тест воли и темперамента (Will Temperament Test).
Джадд Чарлз / Judd, Charles H. (1873-1946). Джадд изучал процесс чтения методом фотографирования движений глаз. Он описал понимание числа как результат рассуждения и других высших психических процессов.
Джалота Шиам Сваруп / Jalota, Shyam Swaroop (p. 1904). Джалота наиболее известен своей новаторской работой по стандартизованным тестам интеллекта на языке хинди. Он сформулировал гипотезу, что "каждый элемент человеческого опыта несет в себе активные или латентные источники противоположных импульсов".
Джемс Уильям / James, William (1842-1910). Джемса считают величайшим психологом Америки за блестящий, ясный стиль его научных работ и за его подход к человеческому разуму как системе функциональных, адаптивных психических процессов (в противовес точке зрения Вильгельма Вундта, суть которой - разложение сознания на элементы).
Джемелли Агустино / Gemelli, Agostino (1878-1959). Джемелли интересовался социологией, философией и религией. Он положил начало новым областям исследований в итальянской психологии и активно способствовал их развитию.
Дженис Ирвинг Лестер / Janis, Irving Lester (1918-1990). Согласно гипотезе Джениса-Фейсрабенда, аргументация является наиболее эффективной, когда выдвижение доводов "за" предшествует доводам "против". Кроме того, Дженис экспериментально доказал, что враждебно настроенные люди менее восприимчивы к убеждению.
Дженнингс Герберт / Jennings, Herbert S. (1868-1947). Работы Дженнингса имели особое значение для психологии: он доказал несостоятельность теории тропизмов как локальных действий и показал, что мутации, по всей вероятности, связаны с очень мелкими изменениями организмов.
Дженсен Артур / Jensen, Arthur R. (p. 1923). Дженсен выдвинул и отстаивал предположение о том, что индивидуальные и расовые различия в способностях являются, отчасти, продуктом эволюционного процесса и имеют генетическую основу. Его представления получили название "дженсенизм" - термин, употребляемый нередко с уничижительным оттенком.
Джибб Сесил / Gibb, Cecil А. (р. 1913). Основные достижения Джибба связаны с менеджментом в образовании. Его публикации касались таких тем, как личность, лидерство/руководство и административное поведение.
Джон Эрвин / John, Erwin R. (p. 1924). Джон известен своей физической (material) теорией памяти. Он выдвинул теорию научения как статистической конфигурации (участков мозга), основанную на выводах Лешли. Джон также отстаивал идею зависимости научения от функционирующей массы мозга в противовес гипотезам о мозговых центрах научения.
Джоунз Мэри Кавер / Jones, Mary Cover (1896-1987). Джоунз приобрела наибольшую известность, первой добившись успеха среди исследователей, пытавшихся избавить ребенка от страха, что вошло в историю психологии как "случай Питера".
Дондерс Франс / Donders, Frans С. (1818-1889). Дондерс наиболее известен своими исследованиями времени реакции. Конкретное время реакции, которым один индивид отличался от другого, получило название "личное уравнение".
Дрейкурс Рудольф / Dreikurs, Rudolf (1897-1972). Адлерианец Дрейкурс раньше других начал заниматься групповой психотерапией и разработал методику "парного интервью" (double interview) в терапии. Он глубоко интересовался вопросами социального равенства, которое рассматривал как фундамент психического здоровья.
Дункер Карл / Duncker, Karl (1903-1940). Публикации Дункера охватывают широкий круг тем, включая решение задач, восприятие, мотивацию, методические аспекты психологии и философские вопросы.
Дьюи Джон / Dewey, John (1859-1952). Статье Дьюи The reflex arc concept in psychology ("Понятие рефлекторной дуги в психологии") обычно приписывают статус программной работы, связанной с учреждением функционализма как самостоятельной школы психологии, а не только как теоретической ориентации или установки.
Дюбуа Поль-Шарль / Dubois, Paul-Charles (1848-1918). Дюбуа может считаться первым психотерапевтом в современной традиции, поскольку верил в действенность "менторского убеждения" при работе с психически больными - т. е. простой беседы с пациентами, позволяющей успокоить их.
Жане Пьер / Janet, Pierre (1859-1947). Жане разработал систему психологии и психопатологии, которую он назвал psychologie de la conduite ("психология поведения"). Понижение психической энергии играло главную роль в предложенном Жане объяснении психических расстройств.
Жермен Xoce / Germain, Jose (p. 1897). Жермен основал научную психологию в Испании в начале 1930-х годов. Он всячески поддерживал изучение, адаптацию и применение психологических тестов.
Заззо Рене / Zazzo, Rene (p. 1910). Заззо внес существенный вклад в разработку таких тем, как умственная неполноценность, близнецовые исследования, и инвертированные образы. Он пытался экспериментальным путем найти ответ на вопрос о том, как ребенок формирует образ собственного Я и становится личностью.
Зайонц Роберт / Zajonc, Robert В. (p. 1923). Зайонца интересовала связь между структурой семьи и интеллектуальным развитием. Его имя неразрывно связано с двумя открытиями в области социальной психологии: динамической теорией социального содействия (эффект присутствия) и теорией эмоций.
Запорожец Александр Владимирович / Zaporozhets, Alexander (1905-1981). Широкая известность Запорожца связана с его понятием "перцептивного действия" и теорией произвольных действий. Он развил понятие перцептивного действия, которое объединило проблемы сенсомоторных навыков и когнитивного развития.
Зейгарник Блюма Вульфовна / Zeigarnik, Вliuma (1900-1988). Широкая известность Зейгарник связана с проведенной ею официальной проверкой теории К. Левина, согласно которой достижение цели или успешная локомоция в направлении положительной валентности ослабляет напряжение.
Зимбардо Филип / Zimbardo, Philip G. (p. 1933). Зимбардо известен своей серией оригинальных экспериментов, в которых исследовалась социальная ответственность, в том числе знаменитый "Стэнфордский тюремный эксперимент". Зимбардо с коллегами продемонстрировали, что люди пользуются подразумеваемыми и ярко выраженными социальными нормами по отношению к ролям, которые они исполняют, и подчиняют свое поведение этим нормам.
Зубин Джозеф / Zubin, Joseph (1900-1990). Зубин способствовал разработке методик наблюдения и квантификации поведения психически больных. Он также строил модели поведения в психопатологии с различных точек зрения: физиологической, поведенческой, генетической и психосоциальной.
Ивао Сумико Фурая / Iwao, Sumiko Furaya (p. 1935). Касаясь связи между знаниями о другой нации и аттитюдом к ней, результаты исследований Ивао указывают на линейную положительную связь между знанием и аттитюдом, однако если количество информации оказывается большим, эта связь становится отрицательной.
Иенш Эрих / Jaensch, Erich R. (1883-1940). Иенш наиболее известен своим учением об эйдетике. Он предложил различать два биотипа: B-тип, характеризующийся яркими, живыми образами памяти и их произвольным контролем, и T-тип, отличающийся слабостью произвольного контроля и связываемый с недостаточной функцией околощитовидной железы.
Икеда Хироши / Ikeda, Hiroshi (p. 1932). Икеда считает самым существенным в психологическом исследовании сбор научных данных и проведение измерений, а поскольку японская психология нуждалась в более систематических подходах, он посвятил себя продвижению строго научных концепций исследования.
Иритани Тошио / Iritani, Toshio (p. 1932). Иритани положил начало новой области психолингвистики. В своей книге New social psychology ("Новая социальная психология") он предлагает широкое, интегративное объединение социально-психологических феноменов в сферах политики, экономики, народонаселения, географии и истории.
Итард Жан Мари-Гаспар / Itard, Jean Marie-Gaspard (1775- 1838). Итард был пионером в области изучения умственной недостаточности, предприняв попытку обучить Виктора, так называемого "дикого мальчика из Аверона". Хотя его усилия вернуть Виктора в мир людей не привели к сколько-нибудь существенному успеху, он разработал методы, которые оказались полезными при обучении лиц с задержкой развития.
Йела Мариано / Yela, Mariano (p. 1921). В широкой теоретической перспективе Йелы психология видится как мультипарадигматическая наука, сосредоточенная на изучении поведения и учитывающая биологическое и/или биографическое значение физической активности.
Йеркс Роберт Мирнс / Yerkes, Robert Mearns (1876-1956). Йеркс изобрел экспериментальный лабиринт для изучения научения и эволюционного развития интеллекта животных. Опираясь на результаты своих экспериментов, он сформулировал закон Йеркса-Додсона.
Каган Джером / Kagan, Jerome (p. 1929). Каган исследовал различные аспекты развития детей, включая динамику когнитивных стилей, называемых рефлексивностью и импульсивностью, и развитие памяти, самосознания и морального чувства в первые два года жизни.
Камийя Джо / Kamiya, Joe (p. 1925). Исследования Камийи посвящены психофизиологии обычного и расширенного сознания, измененным состояниям сознания и трансперсональному сознанию.
Кант Иммануил / Kant, Immanuel (1724-1804). Кант отвергал представление о разуме как психической субстанции. С точки зрения Канта, умственные процессы не могут быть измерены, ибо они обладают только протяженностью во времени, но не в пространстве. Таким образом, психология в принципе не может быть экспериментальной наукой.
Кантор Джейкоб / Kantor, Jacob R. (1888-1984). Кантор предложил оригинальную систему психологии, названную интербихевиоризмом. Ее объединяет с бихевиористской традицией отказ от категории разума или психической активности в пользу объективного подхода.
Катанья Чарлз / Catania, Charles (p. 1936). Как специалист по поведенческой фармакологии, Катанья написал ряд работ по экспериментальному анализу поведения, посвященных таким темам, как научение, режимы подкрепления и вербальное поведение.
Катона Джордж / Katona, George (1901-1981). Катона внес существенный вклад в социальные науки своими исследованиями ожиданий и поведения потребителя, представленными в таких его работах, как "Стремления и богатство" (Aspirations and affluence), "Новая экономическая эра" (A new economic era) и "Очерки по поведенческой экономике" (Essays on behavioral economics).
Кац Дэвид / Katz, David (1884-1953). Кац обнаружил, что один и тот же цвет может выглядеть для наблюдателя - в зависимости от условий восприятия - по-разному: как цвет поверхности или цвет пленки (апертурный цвет), либо как объемный цвет, блестящий цвет, прозрачный цвет или светящийся цвет. Полученные им данные продемонстрировали влияние полного зрительного поля на восприятие цвета.
Кветеле Ламберт Адольф Жак / Quetelet, Lambert Adolphe Jacques (1796-1874). Кветелет расширил понимание нормального распределения, доказывая, что его следует рассматривать как выражение истинного положения дел в природе и обществе, а не просто как распределение ошибок измерения.
Кёлер Вольфганг / Kohler, Wolfgang (1887-1967). Кёлер, совместно с Вертгеймером и Коффкой, является основателем гештальтпсихологии. Кёлер знаменит своей идеей "инсайта в научении", "законом транспозиции", он усовершенствовал Верхаймеровскую концепцию "психофизического изоморфизма". Снискал славу талантливого писателя и оратора.
Келли Гарольд / Kelley, Harold H. (р. 1921). Все научные вклады Г. Келли связаны с социальной психологией и относятся к теории малых групп, включая теорию атрибуции, рассматривающую восприятие причин поведения, и к изучению близких отношений.
Келли Джордж / Kelly, George A. (1905-1967). Созданная Келли теория личных конструктов - это широкая, инклюзивная теория личности, основанная на представлении о том, что каждый человек пытается предвидеть и контролировать происходящие вокруг него события.
Келли Лоуэлл / Kelly, Lowell Е. (1905-1986). Келли начал лонгитюдное исследование 300 помолвленных пар, которое продолжалось с 1939 по 1980 г. Один из его выводов заключался в том, что супружеская совместимость обусловлена лишь в малой степени сексуальной функцией и социальными атрибутами.
Келлог Уинтроп / Kellogg, Winthrop N. (1898-1972). Когда их сыну Дональду исполнилось 10 месяцев, Уинтроп Келлог и его жена Люэлла приобрели 7-месячного шимпанзе, которого стали воспитывать как "брата" Дональда. Несмотря на созданные им равные условия, через 9 месяцев Дональд обогнал своего "брата" в развитии.
Керекьярто Марджит / Kerekjarto, Margit (p. 1930). Основная исследовательская работа Керекьярто сосредоточена в области нейропсихологии. Она также разработала первую программу большого практикума по медицинской психологии для образовательных учреждении Германии.
Кеттелл Джеймс Мак-Кин / Cattell, James McKeen (1860-1944). Предметом исследований Д. Кеттелла были индивидуальные различия. Его работа стала вкладом в ту практическую и прикладную психологию, которая была функциональной и исключительно американской по духу.
Кеттелл Раймонд Бернард / Cattell, Raymond В. (р. 1905). Р. Кеттелл получил известность и признание в психологии благодаря своим исследованиям в области многомерных моделей факторного анализа и разработке многочисленных тестов для измерения различных аспектов личности и интеллекта.
Кизов Федерико / Kiesow, Federico (1858-1940). К числу многочисленных областей, в которых проводил исследования Кизов, относятся вкусовые ощущения, сенситивность, тепловые и тактильные рецепторы, геометрические иллюзии, закон Вебера-Фехнера, эйдетическая память, психофизика, и специфические функции органов чувств.
Кинзи Альфред / Kinsey, Alfred С. (1894-1956). "Отчеты Кинзи" предоставили на суд специалистов и общественности первое количественное исчерпывающее описание сексуального опыта, составленное на основе многочисленных самоотчетов добровольцев. Эти данные также способствовали преодолению многих ошибочных представлений о сексуальности.
Клагес Людвиг / Klages, Ludwig (1872-1956). Клагес считал, что тело и душа постоянно взаимодействуют и что точкой этого взаимодействия является человеческая личность. Согласно Клагесу, индивидуальная личность есть система динамических отношений.
Клайнберг Отто / Klineberg, Otto (1899-1992). Клайнберг описал различия по целому ряду психологических характеристик, таких как интеллект, эмоции и личность, у представителей различных рас, включая китайцев, коренных американцев и черных американцев. Его основной вывод заключался в том, что эти различия в общем и целом обусловлены культурой.
Клопфер Бруно / Klopfer, Bruno (1900-1971). Главная работа Клопфера - The Rorschach techniqu ("Методика Роршаха") - стала самым авторитетным источником по тесту Роршаха.
Клювер Генрих / Kluver, Heinrich (1897-1979). Клювер разработал метод эквивалентных и неэквивалентных стимулов для исследования поведения и определения в нем роли головного мозга, в частности, роли стриарной коры в зрении.
Колберг Лоуренс / Kohlberg, Lawrence (1927-1987). Колберг наиболее известен своими исследованиями развития морали у детей. Разделяя точку зрения Пиаже, Колберг утверждает, что дети проходят в моральном развитии три стадии.
Конорски Ержи / Konorski, Jerzy (1903-1973). Конорски всю свою жизнь преследовал одну цель - узнать "как работает мозг", которую он поставил себе, когда ему было около 20 лет. Наиболее значительной его работой стала книга "Интегративная деятельность мозга" (Integrative activity of the brain).
Корнадт Ганс-Иоахим / Kornadt, Hans-Joachim (p. 1927). Kopнадт специализировался в кросс-культурных исследованиях, в частности касающихся развития агрессии.
Корнелиус Ганс / Cornelius, Hans (1863-1910). Корнелиус утверждал, что качество формы является атрибутом опыта и должно восприниматься целиком (не расчлененным на отдельные впечатления), как то предполагал Вильгельм Вундт.
Коффка Курт / Koffka, Kurt (1886-1941). Коффка - один из основателей гештальтпсихологии, подчеркивал взаимодействие врожденных способностей и условий окружающей среды, поддерживая штерновскую "теорию конвергенции". Известен своим классическим трудом Principles of Gestalt Psychology.
Краффт-Эбинг, Рихард фон / Krafft-Ebing, Richard von (1840- 1902). Книга Psychopathia sexualis ("Сексуальная психопатия") - самая известная работа Краффта-Эбинга. Он стоял на позициях чисто конституционального подхода и утверждал, что в основе всех сексуальных отклонений лежат генетические дефекты, а мастурбация может ускорять или даже вызывать нарушения в половой сфере.
Крепелин Эмиль / Kraepelin, Emil (1855-1926). На основе тщательных наблюдений за многими пациентами и составления статистических таблиц симптомов Крепелин пришел к выводу, что есть всего два главных психических расстройства: раннее слабоумие (dementia praecox) и маниакально-депрессивный психоз.
Кречмер Эрнст / Kretschmer, Ernst (1888-1964). Кречмер известен своей типологией в рамках конституциональной психологии. Согласно его взглядам, анатомические и физиологические особенности человека определяют его личность.
Куэ Эмиль / Coue, Emile (1857-1926). Фармацевт Куэ изучал гипнотизм под руководством Бернгейма и Льебо. Он заявлял, что мысли, вызывающие болезнь, можно полностью изгнать с помощью самовнушения. Предложенная им формула самовнушения "С каждым днем мне становится все лучше и лучше во всех отношениях" общеизвестна.
Кьеркегор Сёрен / Kierkegaard, Soren A. (1813-1855). Кьеркегор предвосхитил разработку таких проблем, как психология смерти, деперсонализация, и кризис воли. Он раньше других осознал специфический недуг современного общества - "бездуховность".
Кюльпе Освальд / Kulpe, Oswald (1862-1915). Кюльпе пришел к убеждению, что анализ сознания включал нечто большее, чем предполагал Вундт. Он сделал вывод, что мышление может происходить без участия умственных образов или ощущений, и назвал такое мышление Кюльпе приш.
Лазарус Арнольд Аллан / Lazarus, Arnold Allan (p. 1932). Лазарус - разработчик мультимодальной терапии как системы комплексного психотерапевтического обследования и воздействия, основанной на совместном рассмотрении поведения (В- behavior), эмоций (A-affect), ощущений (S-sensation), внутренних образов (I-Imagery), когниций (С-cognition), межличностных отношений (I-Interpersonal relations) и медикаментозную (наркотическую) зависимость (D-drugs). Отсюда, широко используемая аббревиатура BASIC-ID.
Лазарус Ричард С. / Lazarus, Richard S. (p. 1922). Лазарус проделал огромную работу по созданию всеобъемлющей теоретической системы для рассмотрения психологического стресса и, основываясь на ней, предпринял программные исследования в этой области.
Ламарк, Жан-Батист де Монэ де / Lamarck, Jean-Baptiste de Monet de (1744-1829). Ламарк создал теорию эволюции. Одно из его теоретических положений касалось наследования приобретенных характеристик, которое Ламарк считал необходимым для объяснения накопленных изменений.
Ламетри, Жюльен-Офре де / La Mettrie, Julien Offroy de (1709- 1751). Ламетри рассматривал человека как машину, что обеспечило ему место в истории бихевиоризма. В более поздний период деятельности он разрабатывал доктрину гедонизма, доказывая, что удовольствие есть единственная цель жизни и что вся мотивация носит эгоистический характер.
Ландин Роберт / Lundin, Robert W. (р. 1920). Книга Ландина "Объективная психология музыки" (An objective psychology of music) явилась протестом против менталистских подходов к психологии музыки, представленных Карлом Сишором и Максом Шеном. Он попытался поставить изучение музыкального поведения на твердую эмпирическую основу.
Леб Жак / Loeb, Jacques (1859-1924). Теория тропизмов Леба в применении к поведению животных представляла собой возврат к механистическому взгляду, сформулированному еще раньше Рене Декартом, который утверждал, что животные действуют как машины.
Лебон Густав / Le Bon, Gustave (1841-1931). Лебон разработал учение об иерархии рас, использовав в качестве критериев степень развития способности к логическому рассуждению, силу (произвольного) внимания и власть над инстинктивными потребностями.
Левин Курт / Lewin, Kurt (1890-1947). Левин разработал топологическую векторную психологию. Топология исследует свойства пространства; векторы учитывают силы или динамику.
Лейбниц Готфрид Вильгельм / Leibnitz, Gottfried Wilhelm (1646-1716). Лейбниц считал, что душа и тело следуют с полной самостоятельностью законам своего собственного развития, одновременно находясь в каждое мгновение в точном соответствии друг с другом. Сформулированная Лейбницем концепция параллелизма явилась одним из решений психофизиологической проблемы, которая на протяжении многих веков привлекала и продолжает привлекать философов и психологов.
Леонтьев Алексей Николаевич / Leontiev, Aleksei (1903-1979). Леонтьев верил в истинность культурно-исторической теории, которая представляла собой попытку использования марксистского учения в качестве основы человеческого развития. Вдобавок к объяснению человеческих психических процессов, эта теория утверждала, что психические процессы развиваются во взаимодействии людей.
Лернер Артур / Lerner, Arthur (p. 1915). Лернер рассматривал все литературные жанры в качестве важнейшего источника для понимания поведения; он утверждал, что наше когнитивное и неосознанное понимание формируется речью: символами, метафорами и сравнениями, которые влияют на психологическое развитие человека.
Лешли Карл / Lashley, Karl (1890-1958). Лешли сформулировал два принципа функционирования головного мозга: принцип действия массы и принцип эквипотенциальности.
Ли Чанг-Xo / Lee, Chang-Ho (p. 1936). Ли разрабатывает восточную модель консультирования и психотерапии. Особое значение в его модели придается воспитательному диалогу, интеграционному подходу, тренингу толерантности, подкреплению ценных достижений и усилению социального интереса.
Локк Джон / Locke, John (1632-1704). Локк - главный представитель английского эмпиризма, сумевший преодолеть разрыв между континентальными философами-рационалистами, такими как Декарт, Лейбниц и Спиноза. Он способствовал утверждению нового отношения к знанию, которое формировалось в набирающей силу эмпирической традиции.
Лоренц Конрад / Lorenz, Konrad (1903-1989). Лоренц никогда не проводил строгих экспериментов, а его описательные наблюдения часто носили эпизодический характер. Он выводил из себя коллег, заявляя: "Если у меня есть хоть один хороший пример, то мне наплевать на статистику".
Лотце Герман / Lotze, Hermann (1817-1881). Лотце известен своей теорией "локальных знаков", типичной для научного мышления XIX в., в котором философские понятия, а не эмпирические данные, занимали главенствующее положение в объяснительной физиологии органов чувств.
Лэдд Джордж Трамбалл / Ladd, George Trumbull (1842-1920). Лэдд полагал, что сознание должно управлять решением проблем, хотя он отводил определенную роль в этом биологической стороне нервной системы. С его точки зрения, функция разума в том, чтобы обеспечивать адаптацию организма, а для этого разум должен быть обращен в будущее. Согласно Лэдду, психология должна быть практической.
Лэдд-Франклин Кристин / Ladd-Franklin, Christine (1847-1930). Лэдд-Франклин приобрела известность благодаря своей теории цветового зрения. Ее теория основана на теории Ф. К. Дондерса, но отличается эволюционным или генетическим фокусом.
Мажанди Франсуа / Magendie, Franсois (1783-1855). Мажанди утверждал, что центр чувствительности находится в спинном мозге и уже из спинного мозга ощущения передаются в головной мозг и воспринимаются им. В этом случае у головного мозга появляется возможность воспроизводить ощущения, которой можно объяснить феномен памяти.
Маймонид Моисей / Maimonides, Moses (1135-1204). Маймонид отвергал идею бессмертия. По его мнению, способность к индивидуальному мышлению исчезает вместе с разрушением тела. Однако, отдельным людям удается достичь высот мышления и знания, и тем самым приобрести своего рода бессмертие.
Макаренко Антон Семенович / Makarenko, Anton Semyonovich (1888-1939). Работы Макаренко цитировались большинством советских психологов. Его теоретические представления составили основу исследований личности и методов воспитания в СССР.
Макдугалл Уильям / Mcdougall, William (1871-1938). Макдугалл выделял в инстинктах три обязательных составляющих: а) предрасположение замечать определенные стимулы, б) предрасположение перемещаться в направлении цели, и в) эмоциональное ядро.
Мак-Кичи Уилберт / McKeachie, Wilbert J. (Р. 1921). Большая часть исследований Мак-Кичи посвящена взаимодействиям между способами обращения с людьми и атрибуцией, в частности, изучению переменных процесса обучения, которые взаимодействуют с мотивацией учащихся, таких как тестовая тревожность.
Мак-Клелланд Дэвид / McClelland, David С. (Р. 1917). Мак-Клелланд разработал метод измерения человеческих потребностей посредством анализа содержания придуманных историй.
Мальбранш Николя де / Malebranche, Nicolas de (1638-1715). Мальбранш отказался от интеракционизма Декарта в пользу окказионализма. Согласно окказионалистской доктрине, одно событие не является причиной другого, но только поводом для Бога - причины всех вещей - заставить произойти это другое событие.
Маркс Карл Генрих / Marx, Karl Heinrich (1818-1883). Исходным пунктом научного социализма Маркса является учение о классовой борьбе. Оно служит ключом к двум из его самых известных учений: материалистическому пониманию истории и теории прибавочной стоимости.
Маслоу Абрахам / Maslow, Abraham H. (1908-1970). Маслоу считал, что предложенный им подход к психологии попадает в широкую область гуманистической психологии, которую он характеризовал как "Третью силу" в американской психологии, представленной в то время двумя другими силами - бихевиоризмом и психоанализом.
Маурер О. Хобарт / Mowrer, О. Hobart (1907-1982). Самым известным и, вероятно, наиболее значимым практическим вкладом Маурера явился разработанный им метод лечения ночного энуреза, называемый методом "звонка и прокладки" (bell-and-pad method). Его более существенный вклад в научную психологию связан с такими областями, как научение, язык, и интерперсональная психология.
Мах Эрнст / Mach, Ernst (1838-1916). Маха зачислили в разряд позитивистов, так как он считал, что ощущения составляют данные любой науки. С его точки зрения, всякая наука является наблюдательной, а первичные данные наблюдения - это не что иное, как ощущения.
Мейер Адольф / Meyer, Adolf (1866-1950). Мейер приобрел известность благодаря своей теории психобиологии, подчеркивавшей важность биографического изучения для понимания всех аспектов личности конкретного человека.
Мерло-Понти Морис / Merleau-Ponty, Maurice (1908-1961). В центре интересов Мерло-Понти было понимание отношений между сознанием и природой. Под природой он подразумевал внешние события в их причинных связях. Сознание же, с его точки зрения, не подвластно действию причинности.
Мёрфи Гарднер / Murphy, Gardner (1895-1979). Биосоциальный подход Мёрфи к психологии был признан как одно из самых жизненных и влиятельных движений в этой области.
Месмер Франц Антон / Mesmer, Franz Anton (1734-1815). Месмера принято считать основоположником современного гипноза. Он попытался, опираясь на фундамент ньютоновских понятий, найти общую основу для понимания человеческого нездоровья и выздоровления.
Мид Джордж / Mead, George H. (1863-1931). Для Мида Я выступало скорее объектом осознания, чем системой процессов. У новорожденного нет Я так как человек не имеет прямого доступа к собственному опыту.
Мил Пол / Meehl, Paul E. (р. 1920). Монография Мила "Клинический прогноз против статистического" (Clinical versus statistical prediction) вызвала широкий интерес (и несогласие); ее обычно относят к категории классических работ второго ряда.
Милгрэм Стэнли / Milgram, Stanley (1933-1984). Наиболее известные исследования Милгрэма посвящены динамике подчинения людей власти, в ходе которых он обнаружил неожиданно высокий процент подчинения. Эти его работы стали образцом исследований в социальных науках.
Миллер Джордж / Miller, George А. (р. 1920). Миллер первым продемонстрировал научение методом проб и ошибок, мотивированное электрической стимуляцией головного мозга.
Милль Джон Стюарт / Mill, John Stuart (1806-1873). Милль полагал, что соединение психических событий приводит к появлению совершенно новых интеллектуальных продуктов, ничем не напоминающих исходные элементы опыта, - представление, получившее название "ментальная химия".
Мисуми Юджи / Misumi, Jyuji (p. 1924). Мисуми известен своими исследованиями, целью которых является классификация поведения руководителей в системе двух функциональных измерений (dimensions): ориентации на решение проблем или достижение целей (Р) и ориентации на поддержку группы (М).
Мисяк Хенрик / Misiak, Henryk (1911-1992). Экспериментальные исследования Мисяка посвящены восприятию прерывистого света, в особенности изучению разнообразных характеристик и эффектов применения источников проблескового света, включая критическую частоту мельканий (КЧМ).
Монтессори Мария / Montessori, Maria (1870-1952). Монтессори использовала свою научную подготовку для выработки универсальных принципов новой педагогики и создания для нее специальных методов и учебных материалов.
Морган Конви Ллойд / Morgan, Conway Lloyd (1852-1936). Морган приобрел известность благодаря правилу Ллойда Моргана, представляющему собой приложение закона экономии к объяснению поведения животных.
Морено Джекоб / Moreno, Jacob L. (1892-1974). Морено разработал технику психодрамы - метод психотерапии, опирающийся на драматическое разыгрывание ролей.
Морита Шома / Morita, Shoma (1874-1938). Морита создал новую форму психотерапии, обычно называемую Морита-терапия, объединившую в себе психотерапию с дзэн-буддизмом. Для достижения инсайта пациент должен достичь согласия с миром.
Мэй Ролло / Мау, Rollo (p. 1909). Мэй известен как один из лидеров гуманистической психологии, пропагандирующий и разъясняющий такие экзистенциальные принципы, как "встреча", "выбор", "аутентичность", "ответственность", "трансцендентность", а также другие экзистенциальные гипотезы.
Мюллер Иоганнес / Muller, Johannes (1801-1858). Мюллер наиболее известен своим учением о "специфических нервных энергиях" (specific energies of nerves), которое гласит, что, независимо от характера раздражения, каждый чувствительный нерв будет вызывать только один вид ощущения.
Мюнстерберг Гуго / Munsterberg, Hugo (1863-1916). Мюнстерберг занимался разоблачением мошеннических трюков популярных мистиков и оккультистов, а главное - приложением психологии к решению задач повседневной жизни.
Мюррей Генри / Murray, Henry A. (1893-1988). Мюррей разработал собственную таксономию потребностей и давлений для описания направлений жизни и деятельности людей. Таким образом, он развил систематический и динамический подход к изучению личности.
Мясищев Владимир Николаевич / Myasishchev, Vladimir N. (1893-1973). Мясищев полагал, что условными рефлексами невозможно адекватно объяснить моторное поведение человека.
Найссер Ульрих / Neisser, Ulric (p. 1928). Найссер приобрел широкую известность благодаря трем своим книгам: "Когнитивная психология" (Cognitive psychology) способствовала развитию этой области, "Познание и реальность" (Cognition and reality) стала попыткой дать ей новую ориентацию, а "Память как объект наблюдения: Запоминание в естественных контекстах" (Memory observed: Remembering in natural contexts) содействовала внедрению экологического подхода в исследования памяти.
Неттер Петра / Netter, Petra (p. 1937). Неттер положила начало исследовательской деятельности в области сенсорной внушаемости в отношении переносимости боли и плацебо-реакций.
Ницше Фридрих Вильгельм / Nietzsche, Friedrich Wilhelm (1844-1900). Ницше был убежден, что психология должна рассматривать волю к власти как главный человеческий мотив.
Нойзет Георгис / Noizet, Georges (p. 1925). Главная работа Нойзета посвящена стратегиям понимания фрагментов активной речи и оценочным суждениям.
Норман Дональд / Norman, Donald A. (p. 1935). Исходная предпосылка исследований Нормана заключается в том, что без посторонней помощи разум ограничен в своих возможностях, тогда как познание (cognition), будучи распределенным между людьми и между объектами, становится всемогущим.
Нуньес Рафаэль / Nucez, Rafael (p. 1921). Нуньес наиболее известен своими исследованиями личностных характеристик мексиканцев. Он искал пути понимания психологических проблем низших социальных слоев в Латинской Америке.
Ньюком Теодор / Newcomb, Theodore (1903-1984). Ньюком входил в число первых психологов, солидаризировавшихся с социальной психологией. Он показал, что индивидуальные характеристики человека и его членство в различных группах взаимодействуют, оказывая влияние на изменение аттитюдов после окончания колледжа.
Нюттен Жозеф / Nuttin, Joseph R. (1909-1988). Нюттен был одним из первых психологов, сформулировавшим интегрированную когнитивную теорию избирательного научения человека. Он также известен своей теорией человеческой мотивации как поведенческих отношений, "потребных" для оптимального функционирования.
Оконьи Майкл Огболу / Okonji, Michael Ogbolu (1936-1975). Оконьи проводил исследования, посвященные способам воспитания маленьких детей, в особенности его интересовала взаимосвязь полезависимости (в понимании Виткина) и интеллектуального развития (в понимании Пиаже).
Олдс Джеймс / Olds, James (1922-1976). Олдсу и Милнеру случайно удалось вызвать эффекты удовольствия посредством электрической стимуляции головного мозга. Это привело их к предположению, что в головном мозге есть "механизм вознаграждения", выполняющий функцию мотивационного аппарата.
Олпорт Гордон Виллард / Allport, Gordon Willard (1897- 1967). С точки зрения Гордона Олпорта, личность является одним из важнейших объектов изучения психологии. Его подход был эклектичным, основанным на использовании всех возможных источников информации о личности.
Олпорт Флойд Генри / Allport, Floyd Henry (1890-1978). Флойда Олпорта называли отцом экспериментальной социальной психологии. Его научные достижения явились основой такого направление в социальной психологии, которому психологи, специализирующиеся в этой области, следовали в течение нескольких десятилетий.
Осгуд Чарлз Эгертон / Osgood, Charles Egerton (1916-1991). Экспериментальные исследования Осгуда были сконцентрированы на выяснении роли значения в контексте теории научения. В поисках инструмента для количественного измерения значения он разработал метод семантического дифференциала.
Остед Кэрол Донна Шоу / Austad, Carol Donna Shaw (p. 1946). Остед провела исследование психотерапевтической практики в системе регулируемого здравоохранения.
Отис Артур Синтон / Otis, Arthur Sinton (1886-1964). Отис разработал "Групповую интеллектуальную шкалу Отиса" (Otis Group Intelligence Scale), которая впервые включала задания в формате множественного выбора и полностью объективный метод подсчета количественных показателей, содержала ключи для группового тестирования и допускала проведение минимально подготовленным персоналом.
Павлик Курт / Pawlik, Kurt F. (p. 1934). Павлик разработал "независимую от черт факторную теорию личности", опирающуюся на ковариации межиндивидуальных различий в связанном с развитием научении.
Павлов Иван Петрович / Pavlov, Ivan Petrovich (1849-1936). Величайшее научное достижение Павлова - открытие закономерностей образования условных рефлексов и разработка метода обусловливания, оказавшего существенное влияние на развитие психологии.
Парамешваран / Parameswaran, Е. G. (р. 1935). Парамешваран, известный своим оригинальным подходом к изучению личности, является исследователем-первопроходцем в области психологии развития в Индии.
Педерсен Пол / Pedersen, Paul В. (р. 1936). Педерсен проводил исследования в Индонезии, Малайзии и Тайване, в основу которых был положен междисциплинарный подход с особым акцентом на изучении базовых ценностей в аспекте влияния на них перспектив культуры.
Пенфилд Уилбер Грейвс / Penfield, Wilber Graves (1891-1976). К числу достижений Пенфилда можно отнести разработку методов нейрохирургического лечения некоторых форм эпилепсии и открытие того, что электрическое раздражение определенных участков коры головного мозга вызывает воспоминания событий из прошлой жизни индивидуума.
Перлз Фредерик (Фриц) / Perls, Frederick (Fritz) (1893-1970). Главный вклад Перлза в психологию - разработка оригинального метода психотерапии, названного им гештальт-терапией, которая началась с попытки развить психоанализ и закончилась отказом от него в пользу нового подхода.
Перлофф Роберт / Perloff, Robert (p. 1921). Перлофф внес вклад в психологию своими исследованиями потребительского поведения и работами по оценке программ в области психического здоровья и образования.
Песчак Вид / Pecjak, Vid (p. 1929). Работы Песчака посвящены изучению понятий и их взаимосвязей, а также символов и их культурной обусловленности. Он обнаружил, что некоторые символы универсальны, тогда как другие являются уникальными и существуют только в рамках отдельных культур.
Пиаже Жан / Piaget, Jean (1896-1980). Пиаже изучал отношения, складывающиеся между субъектом познания и миром, который он стремится познать. Два самых важных понятия развиваемой Пиаже генетической эпистемологии - функциональные инварианты и структуры.
Пиллсбури Уолтер Бауэрс / Pillsbury, Walter Bowers (1872- 1960). Пиллсбури наиболее известен как историк психологии. Его "История психологии" (History of psychology) подробно описывает процесс развития психологии из философии.
Пинель Филипп / Pinel, Philippe (1745-1826). Пинель ратовал за более гуманное обращение с душевнобольными, которых в те времена многие считали нечистыми и одержимыми злым духом. Он предложил альтернативное объяснение психической болезни, связав нарушенное поведение с дисфункциями мозга.
Пинилло Жозе / Pinillos, Jose (p. 1919). Пиннилос наиболее известен своими работами по социальным аттитюдам и политическим стереотипам, а также анализом F-шкалы.
Пирс Чарлз Сандерс / Peirce, Charles Sanders (1839-1914). Пирс утверждал, что область знания можно описать так, чтобы истинность общих утверждений могла доказываться в отношении всего знания, и что любое знание зависит от логики, которая делает возможным такое описание.
Пирсон Карл / Pearson, Karl (1857-1936). Пирсон внес вклад в развитие биологических, поведенческих и общественных наук.
Его приложения математических и статистических методов занимают почетное место в ряду великих научных достижений.
Пиццамижлио Луиджи / Pizzamiglio, Luigi (p. 1937). Пиццамижлио способствовал внедрению психолингвистических моделей для объяснения афазии и влияния полушарного доминирования на когнитивные способности.
Платон / Platon (427-327 гг. до н. э.). Влияние Платона на западноевропейскую мысль было неоценимым, распространяясь на метафизику, эпистемологию, этику, политику, математику и ряд отраслей естествознания.
Плотин / Plotinus (205-270). Плотин описывал душу как единую, абсолютно независимую от тела сущность, неразрушимую и бессмертную. Он полагал, что связь души с телом являлась одной из коллатеральных форм ее существования, предполагавшего не соединение, а нахождение души рядом с телом, которая таким образом существует сама по себе.
Понцо Марио / Ponzo, Mario (1882-1960). Исследования Понцо относятся к области общей и экспериментальной психологии, включая гистологию и психофизиологию вкуса, а также изучение локализации тактильных и тепловых раздражителей на разных участках кожной поверхности тела.
Портеус Стэнли Дэвид / Porteus, Stanley David (1883-1972). Портеус начал работу над своим широко известным в психологии инструментом, тестом "Лабиринты Портеуса", как дополнением к сделанному Генри Г. Годдардом в 1909 г. переводу тестов интеллекта Альфреда Бинэ, которое было бы свободно от влияния культурных факторов.
Пратканис Энтони / Pratkanis, Anthony R. (p. 1957). В ряде исследований Пратканиса были установлены условия возникновения эффекта спящего, доказана неэффективность подпорогового убеждения и продемонстрировано влияние такой структуры, как Я на обработку информации.
Прибрам Карл / Pribram, Karl Н. (р. 1919). Прибрам исследовал проблемы взаимодействия разума и мозга, уделяя главное внимание их философским следствиям и используя лабораторные данные для обоснования своих допущений.
Принс Мортон / Prince, Morton (1854-1929). Принс описал случай множественной личности, состоящей из трех отдельных личностей - святого, дьявола и женщины, - сменявших одна другую. Две из этих личностей не были известны третьей.
Пуркинье Ян Евангелиста / Purkinje, Jan Evangelista (1787- 1869). Пуркинье, известный исследователь сенсорных элементов в русле феноменологической традиции, описал, как из рассеивающейся с рассветом темноты появляются видимые цвета.
Пфаффман Карл / Pfaffman, Carl (p. 1913). Пфаффман проводил исследования вкусовых и других имеющих химическую природу чувств, а также пытался отыскать базисные связи между физиологическими и психологическими аспектами организмов.
Пфлюгер Эдуард Фридрих Вильгельм / Pfluger, Eduard Friedrich Wilhelm (1829-1910). Исследования Пфлюгера связаны с изучением нервной системы. Он активно участвовал в полемике по вопросу о том, являются ли рефлексы сознательными или бессознательными.
Пьерон Анри / Pieron, Henri (1881-1964). Работы Пьерона посвящены психофизиологии. На раннем этапе своей деятельности он изучал механизмы сна у животных, однако психофизиология ощущений стала основным предметом его научных исследований.
Равив Амирам / Raviv, Amiram (p. 1939). Области исследований Равива включают просоциальное поведение, атрибуции школьниками успехов и неудач, социальный климат в различных учреждениях, и проблемы, связанные с ролью школьных психологов.
Разран Грегори / Razran, Gregory (1901-1973). Разран вел широкие исследования в области классического обусловливания, пытаясь связать различные типы научения с уровнями эволюционного развития.
Райк Теодор / Reik, Theodor (1888-1969). Являясь приверженцем многих психоаналитических концепций, Райк, тем не менее, расходился с Фрейдом во взглядах на некоторые вопросы любви и сексуальных отношений. Он считал, что истинная романтическая любовь имеет мало общего с сексом - чувство любви переживается гораздо сильнее в отсутствие любимого человека.
Райн Джозеф Бэнкс / Rhine, Joseph Banks (1895-1980). Райн, которого считают отцом экспериментальной парапсихологии, более 50 лет занимался активной исследовательской работой, чтобы вывести психические исследования из тайных комнат для спиритических сеансов медиумов и переместить их в открытые лаборатории ученых.
Райна Махарадж / Raina, Maharaj K. (р. 1943). Райна участвовал в исследованиях, проводимых в Индии в рамках Национальной программы поиска талантов. Он проводил лонгитюдные исследования одаренных и роли творчества в поисках таланта.
Райх Вильгельм / Reich, Wilhelm (1897-1957). Райх рассматривал эмоции как проявление биологической энергии (оргона), существование которой, как он считал, можно доказать строго научными методами.
Рамон-и-Кахаль Сантьяго / Ramon-y-Cajal, Santiago (1852- 1934). Кахаля называют отцом современной физиологической психологии. Разработанные им гистологические методы для выявления различных элементов нервной ткани остаются и поныне основными для физиологической психологии.
Ранк Отто / Rank, Otto (1884-1939). Ранк пытался создать альтернативный научный подход, основанный на понимании человека как сознательного толкователя смысла и инициатора действия. Его ранняя концепция травмы рождения была почти полностью вытеснена более сложными представлениями. Ранк также отказался, в отличие от Фрейда и большинства приверженцев академической психологии, от механистического объяснения человеческого поведения или опыта в рамках причинно-следственной парадигмы.
Рао К. Рамакришна / Rao, K. Ramakrishna (p. 1932). Вклад Рао в психологию, как теоретическую, так и экспериментальную, связан главным образом с изучением таких аспектов психической деятельности, как ?-феномен, которым традиционная психология практически не уделяет внимания.
Рассел Роджер / Russell, Roger W. (p. 1914). Рассел одним из первых начал поиски нейрохимических механизмов, лежащих в основе нормального и патологического поведения.
Ратх Радханат / Rath, Radhanath (p. 1920). После ранней специализации в области психофизики Ратх обратился к социальной психологии. Несмотря на непосредственное участие в реформировании системы начального образования и создании школьных учебников, он провел значительное исследование в области дошкольного воспитания.
Ревуски Сэм / Revusky, Sam (p. 1933). Ревуски способствовал развитию такого подхода к научению, в котором центральное значение придается врожденной ассоциативной предрасположенности.
Резерфорд Уильям / Rutherford, William (1839-1899). Резерфорд известен в психологии главным образом своей "телефонной теорией" слуха, предложенной им в 1886 году.
Резник Роберт / Resnick, Robert J. (p. 1940). Клинические и исследовательские интересы Резника сосредоточены на расстройствах дефицита внимания. Он выступал в качестве истца в деле Virginia Blues, которое стало поворотным моментом в судебной практике, узаконив независимую психологическую практику.
Рейковский Януш / Reykowski, Janusz (p. 1929). Рейковский приобрел известность благодаря развиваемой им теории внутренней мотивации, применимой к просоциальному поведению.
Рейми Виктор / Raimy, Victor (1913-1987). Рейми высказал предположение, что изменения в Я-концепции можно было бы использовать для картирования хода психотерапии, равно как и обычной личностной динамики. В его теории Я-концепция рассматривается как путеводитель или карта, к которым люди обращаются, когда им предстоит сделать выбор.
Реклин Морис / Reuchlin, Maurice (p. 1920). Реклин доказывал необходимость учитывать в исследованиях наряду с статистическими данными их содержание и контекст, в котором проводилось конкретное исследование.
Рибес-Иньеста Эмилио / Ribes-Icesta, Emilio (p. 1944). Являясь одним из основателей экспериментальной психологии в Мексике, Рибес-Иньеста внес существенный вклад в создание первых профессиональных и аспирантских исследовательских программ по модификации поведения и анализу поведения.
Рибо Теодюль / Ribot, Theodule (1839-1916). Рибо, вместе с Альфредом Бинэ и Пьером Жане, является основателем современной французской психологии. Он придавал особое значение мотивационным силам в развитии личности, разрабатывая концепцию, которую сегодня мы могли бы назвать динамической психологией.
Риверс Уильям Хальс / Rivers, William Halse (1864-1922). Риверс заинтересовался неврологией и медицинской психологией во время Первой мировой войны. Вместе с Э. Смитом и Т. Пиром, он был первым среди специалистов, признавших военный невроз ("окопный шок") в качестве отдельной клинической категории.
Рид Томас / Reid, Thomas (1710-1796). Рид полагал, но что каждый "индивидуальный ум" владеет большим количеством знаний, чем использует на данный момент. Он также предложил свой вариант психологии способностей.
Рихтер Курт Пол / Richter, Curt Paul (1894-1988). Исследования Рихтера включали такие области, как спонтанное поведение крыс, биологические часы, кожно-гальваническая реакция и ритмы, а также пищевое поведение и свободный выбор рациона крысами.
Роджерс Карл Рэнсом / Rogers, Carl Ransom (1902-1987). Роджерс создал психотерапевтическую систему, в которой терапевт выполняет функции фасилитатора.
Розенцвейг Сол / Rosenzweig, Saul (p. 1907). Розенцвейг наиболее известен своими исследованиями и теориями фрустрации и агрессии. Он также изучал переносимость фрустрации и отметил, что избалованный ребенок плохо подготовлен к тому, чтобы справляться с фрустрацией.
Ройс Джозеф / Royce, Joseph R. (1921-1989). Главные экспериментальные исследования Ройса были посвящены определению генных коррелятов факторов эмоции.
Ройс Джозия / Royce, Josiah (1855-1916). Ройс учил, что истина может быть доказана, что абсолютный разум существует, и что люди способны постичь истину.
Рокич Мендель/Мильтон / Rokeach, Mendel/Milton (1918- 1988). В течение всей своей профессиональной карьеры Рокич занимался изучением того, что люди считают важным в жизни, почему они так считают, и какую роль играет догматизм.
Романес Джордж Джон / Romanes, George John (1848-1894). Романее изучал поведение, выбрав для этой цели метод описания эпизодов ("метод случаев"), которые он отбирал из научной и популярной литературы. Он критиковал тенденцию приписывать человеческие характеристики, наподобие интуиции, животным.
Роршах Герман / Rorschach, Hermann (1884-1922). Роршах распространил методику чернильных пятен на область оценки целостной личности.
Рот Никола / Rot, Nikola (p. 1910). Три области находятся в центре эмпирических исследований Рота: психологические характеристики суждений, установок и проблем, связанных с организацией человеком своей жизни и деятельности (self-management).
Роттер Джулиан / Rotter, Julian В. (р. 1916). Главным научным вкладом Роттера стала разработка теории социального научения, в которой он попытался интегрировать две мощных традиции в психологии - стимульно-реактивные теории (или теории подкрепления) и когнитивные теории (или теории поля).
Рубин Эдгар / Rubin, Edgar (1886-1951). Рубин наиболее известен своим диссертационным исследованием, посвященным изучению условий выделения фигуры из фона. При некоторых условиях фигура и фон могут меняться местами.
Рубинштейн Сергей Леонидович / Rubinstein, Sergei Leonidovich (1889-1960). Рубинштейн сформулировал следующие принципы советской психологии: а) психическое есть функция материи; б) психика человека - продукт исторического развития; в) принцип единства сознания; г) принцип единства теории и практики.
Саймон Герберт / Simon, Herbert A. (p. 1916). Саймон был пионером в деле создания информационной психологии и вел активную работу в таких областях, как математическая экономика и теория организации.
Сакель Манфред / Sakel, Manfred (1900-1957). Сакель приобрел известность в связи с открытием им метода инсулиношоковой терапии шизофрении.
Салливан Артур / Sullivan, Arthur M. (р. 1932). Салливан исследовал обучение и научение в ходе реализации коррективных и основных программ первого и второго курса университета. Результатом разработанных им программ основного и коррективного обучения было впечатляющее повышение академической успеваемости.
Салливан Гарри Стэк / Sullivan, Harry Stack (1892-1949). Салливан был убежден в том, что личность формируется в межличностных отношениях; более того, он считал взаимоотношения между пациентом и терапевтом решающим фактором успешной терапии.
Сандберг Норман Д. / Sundberg, Norman D. (р. 1922). Сандберг отстаивает важность учета в исследованиях двух измерений: "горизонтали" (в смысле сравнительного знания культур, сообществ и практических занятий) и "вертикали" (в смысле восприятия и оценки времени, прошлого и будущего, в перспективе жизненного пути индивидуума).
Сас Томас / Szasz, Thomas S. (р. 1920). Зац наиболее известен своими взглядами на психическую болезнь как миф и своей непримиримой оппозицией практике ограничения свобод и ответственности на основании психиатрической экспертизы.
Сеген Эдуард / Seguin, Edouard (1812-1880). Сеген создал методики сенсорной и мышечной тренировки, обеспечивающие детям с задержкой психического развития возможность интенсивно упражняться в сенсорном различении и совершенствовании мышечного контроля.
Селигман Мартин / Seligman, Martin Е. Р. (р. 1942). Селигман переформулировал модель беспомощности, утверждая, что именно атрибуции определяют проявление беспомощности.
Селье Ганс / Selye, Hans (1907-1982). Селье сформулировал систему правил поведения, основанную на законах, управляющих сопротивляемостью организма стрессу, помогающих людям справляться с личными, межличностными и групповыми проблемами.
Сепир Эдвард / Sapir, Edward (1884-1939). Изучение языка американских индейцев стало существенным вкладом Сепира в зарождавшуюся лингвистическую антропологию.
Серпелл Роберт / Serpell, Robert (p. 1944). Исследования Серпелла сконцентрированы на применении теории внимания к различным аспектам развития ребенка, в особенности к ошибкам, совершаемым при выполнении западных тестов интеллекта, и усвоению второго языка замбийскими детьми.
Сеченов Иван Михайлович / Sechenov, Ivan Mikhailovich (1829- 1905). Основоположник российской психологии, Сеченов способствовал сближению психологии и естественных наук и, в некотором смысле, сыграл роль наставника для И. П. Павлова.
Сигуан Мигель / Siguan, Miguel (p. 1918). Сигуан стоял у истоков исследований языка младенцев, пытаясь объяснить происхождение устной речи из невербальной коммуникации.
Сингер Джордж / Singer, George (p. 1922). Главные достижения Сингера в психологических исследованиях связаны с изучением субъективного восприятия пищевого и питьевого поведения, употребления наркотиков, а также с применением биохимических методов в программах оценки стресса.
Сингх Шео Дан / Singh, Sheo Dan (1932-1979). Сингх создал первую в Индии лабораторию по изучению приматов. Его главные интересы лежали в таких областях, как воздействие городских условий на социальное, эмоциональное и когнитивное поведение, и химия мозга макак-резусов.
Синхья Дургананд / Sinha, Durganand (p. 1922). Важнейшие научные работы Синхья посвящены психологическим аспектам социоэкономического развития, депривации и бедности, а также когнитивному стилю и кросс-культурной психологии.
Сирс Роберт / Sears, Robert R. (1908-1989). Первоначальный интерес Сирса к физиологической психологии со временем сменился интересом к исследованиям личности и мотивации. Он выполнил многочисленные верификационные исследования психоаналитических концепций.
Сишор Карл Эмиль / Seashore, Carl Emil (1866-1949). В течение многих лет Сишор вел экспериментальные исследования в области психологии музыки. Он полагал, что музыкальная одаренность складывается из множества различных способностей.
Скарр Сандра Вуд / Scarr, Sandra Wood (p. 1936). Скарр попыталась определить генетическую изменчивость различных видов человеческого поведения, проводя исследования с использованием метода близнецов, метода приемных родственников и формирующих стратегий.
Скиннер Беррес Фредерик / Skinner, Burrhus Frederick (1904- 1990). Скиннер был убежден, что научение не может происходить при отсутствии того или иного вида подкрепления, положительного или отрицательного.
Скотт Уолтер Дилл / Scott, Walter Dill (1869-1955). Скотт перенес свои психологические прозрения и догадки в сферу труда и внедрил коммерческое использование психологии в рекламном деле, торговле и изучении поведения потребителя. Таким образом, он создал новую область - психологию труда.
Скрипчур Эдвард Уилер / Scripture, Edward Wheeler (1864- 1945). Скрипчур придумал термин кабинетная психология (armchair psychology) для характеристики тех психологических направлений, в которых теории и гипотезы формулируются без их экспериментальной верификации.
Смит Брюстер / Smith, М. Brewster (p. 1919). Смит изучал антисемитизм, расовые предрассудки и моральные суждения студентов-активистов 1960-х годов. В своих исследованиях он пытался соединить взаимодополняющие аспекты научной и гуманистической психологии, фокусируясь на индивидуальности или личности.
Соломон Ричард Лестер / Solomon, Richard Lester (1919-1992). Исследования Соломона связаны с разнообразными областями экспериментальной психологии. Особое значение имели его многочисленные работы по обучению собак избегать травмирующих воздействий. В этих исследованиях он выяснил множество определяющих характеристик данной проблемы.
Солтер Эндрю / Salter, Andrew (p. 1914). Книга Солтера "Условно-рефлекторная терапия" (Conditioned reflex therapy) подвела основу под поведенческую терапию, а другая его работа - "Доводы против психоанализа" (Case against psychoanalysis) - вызвала раздражение многих представителей психиатрического истеблишмента.
Спенс Дженет Тэйлор / Spence, Janet Taylor (p. 1923). Дженет Спенс разработала Шкалу проявления тревожности как средства для проверки выдвинутой совместно с Кеннетом Спенсом гипотезы о взаимодействиях между характеристиками задания и уровнем драйва или возбуждения при определении выполнения задания.
Спенс Кеннет / Spence, Kenneth W. (1907-1967). В философии науки и принципах логического эмпиризма Спенс пытался найти основы, на которых психология могла бы развиваться как объективная, эмпирическая наука.
Спенсер Герберт / Spencer, Herbert (1820-1903). Спенсер считал ассоцианизм непреложным принципом психологии. Он и его современник Александр Бен, являлись ярчайшими представителями английского ассоцианизма.
Сперри Роджер Уолкотт / Sperry, Roger Wolcott (1913-1994). Открытие Сперри - феномен расщепленного мозга - породило большую дискуссию среди нейропсихологов и послужило основой для создания теории раздвоения личности. За исследования в области функциональной специализации полушарий мозга он был удостоен Нобелевской премии по физиологии и медицине (1981).
Спилбергер Чарлз / Spielberger, Charles (p. 1927). Исследовательские интересы Спилбергера: клиническая психология, эмоции, психология здоровья, научение, стресс, личность. Созданный им Опросник для оценки тревоги/тревожности, с учетом его адаптации на 52 языках и диалектах, является стандартным международным методом измерения тревоги и тревожности.
Спиноза Бенедикт (Бapyx) / Spinoza, Benedict (Baruch) (1632- 1677). Спиноза - нидерландский философ, пантеист. Предложил решение психофизической проблемы на основе материалистического монизма, когда мышление и протяжение были рассмотрены как атрибуты одной и той же субстанции. Разработал учение об аффектах, где они рассматривались как психические процессы, реализация которых или увеличивает, или уменьшает способность тела к действию.
Спирмен Чарлз Эдвард / Spearmam, Charles Edward (1863- 1945). Спирмен создал двухфакторную теорию интеллекта, согласно которой в основе любой интеллектуальной способности лежит общая интеллектуальная функция (g) и конкретная функция, требующаяся для выполнения данного задания (s). Его экспериментаторская деятельность заложила основы факторного анализа.
Стаут Георг Фредерик / Stout, George Frederick (1860-1944). Стаут отвергал "ментальную химию" и критиковал ассоцианистов за смешение "представленного целого" с "суммой его представленных компонентов". Таким образом, Стаут предвосхитил лозунг гештальтистов: "Целое больше суммы своих частей".
Стивенс Стэнли Смит / Stevens, Stanley Smith (1906-1973). Стивене пришел к заключению, что физические континуумы, как правило, согласуются со степенным психофизическим законом, а не с логарифмическим законом Густава Фехнера.
Стронг Эдвард Келлог-мл. / Strong, Edward Kellogg, jr. (1884- 1963). Стронг посвятил большую часть своей научной карьеры измерению профессиональных интересов. Его более поздние публикации посвящены изменению интересов с течением времени, включая исследования большой группы лиц через 18 лет после окончания колледжа.
Струпп Ханс / Strupp, Hans H. (р. 1921). Струпп рассматривал природу влияния психотерапевта и восприимчивость пациента к такому влиянию как одну из основных проблем в области исследований психотерапии.
Стрэттон Джордж Малкольм / Stratton, George Malcolm (1865- 1957). Стрэттон восемь дней подряд во время работы носил специальные очки, переворачивающие поле зрения по вертикальной и горизонтальной осям. Спустя три дня он уже мог совершать относительно автоматизированные и ловкие движения, а его зрительная система приспособилась к инвертированному миру.
Сэнфорд Эдмунд Кларк / Sanford, Edmund Clark (1869-1924). Увлекаясь изобретением аппаратуры для психологических исследований, Сэнфорд сконструировал маятниковый хроноскоп с плавной регулировкой, который одно время был стандартным инструментом для изучения времени реакции.
Такума Такитоши / Takuma, Taketoshi (p. 1927). Считая сравнительное изучение близнецов надежным источником данных о детерминантах развития, Такума обследовал несколько сотен пар близнецов. Для таких исследований главенствующее значение имеет теория стратификации.
Тейлор Фредерик Уинслоу / Taylor, Frederick Winslow (1856- 1915). Тейлор создал систему научно обоснованного управления производством. Путем исследований организации условий труда и трудовых процессов (с использованием стандартизованного оборудования) он пытался установить связь между минимумом рабочего времени и усилий работника и максимальной производительностью труда. Оборудование перепроектировалось с целью его приспособления к человеческим способностям.
Теплов Борис Михайлович / Teplov, Boris Mikhailovich (1896- 1965). Теплов установил связь индивидуальных различий с нервной системой индивида, причем особое значение он придавал непроизвольным реакциям, измеряемым практически так же, как это ранее делалось в лаборатории И. П. Павлова.
Тёрмен Льюис Мэдисон / Terman, Lewis Madison (1877-1956). Важнейший научный вклад Тёрмена в американскую психологию связан с его работами по тестированию интеллекта и оценке одаренных лиц.
Тёрстоун Луис Леон / Thurstone, Louis Leon (1887-1955). Терстоун наиболее известен своим вкладом в развитие факторного анализа. Его теория "многофакторного анализа" выдержала испытание временем; однако, с появлением быстродействующих ЭВМ предложенный им центроидный метод извлечения факторов был вытеснен более точными методами.
Тиллих Пауль / Tillich, Paul (1886-1965). Тиллих считал, что религиозные вопросы зарождаются в человеческих ситуациях, и поэтому носят преимущественно практический, а не теоретический характер.
Тинберген Николаас / Tinbergen, Nicolaas (1907-1988). Многие работы Тинбергена стали классическими и в психологии, и в биологии, включая исследования поведения ухаживания у колюшек, ориентировочного поведения ос, и поведения серебристых чаек.
Титченер Эдвард Брэдфорд / Titchener, Edward Bradford (1867- 1927). Титченер привез с собой в Соединенные Штаты структурализм, усвоенный им в годы учения у Вундта в Лейпциге. Титченер был главной фигурой на начальном этапе становления американской психологии.
Толмен Эдвард Чейз / Tolman, Edward Chase (1886-1959). Толмен известен прежде всего своей теорией научения. Многие психологи называют ее "когнитивно-полевой теорией", хотя в своих многочисленных экспериментальных исследованиях, проводимых преимущественно на белых крысах, Толмен всегда делал упор на поведение. Считается также, что именно Толмен ввел в психологию понятие "промежуточная переменная".
Томпсон Ричард / Thompson, Richard F. (р. 1930). В сотрудничестве с Олденом Спенсером, Томпсон разработал критерии габитуации (привыкания) и доказал, что основным процессом здесь является разновидность синаптической депрессии, которая развивается пресинаптически.
Томсон Годфри / Thomson, Godfrey Н. (1881-1955). Томсон считал, что ум заключает в себе очень большое количество "связей" (bonds), аналогичных "коннекциям" (connections) Торндайка. Любой умственный акт использует выборку таких связей, а следующий за ним акт - часть связей из той же выборки и часть связей из другой.
Торндайк Эдвард Ли / Thorndike, Edward Lee (1874-1949). Торндайк учил, что психологам следует изучать поведение, а не психические элементы или сознательный опыт. В своих работах он заложил основы для понимания научения и сформулировал свой закон эффекта до открытия Павловым закона подкрепления.
Уайт Роберт / White, Robert W. (p. 1904). Программная работа Уайта "Пересмотр понятия мотивации: концепция компетентности" (Motivation reconsidered: The concept of competence) была первой в сфере теории компетентности.
Уайт Уильям Алансон / White, William Alanson (1870-1937). Уайт отменил разнообразные формы физического ограничения душевнобольных, применявшиеся в больнице Святой Елизаветы, заменив их чуткостью и отзывчивостью в общении с пациентами.
Узнадзе Дмитрий Николаевич / Uznadze, Dmitrii Nikolayevich (1886-1950). Узнадзе получил известность благодаря его теории "установки" как объективного подхода к бессознательному.
Уилсон Эдвард Осборн / Wilson, Edward Osborne (p. 1929). Согласно социобилогии Уилсона, человек является машиной для обеспечения бессмертия генов. Он утверждал, что люди существуют исключительно ради своих генов: "Живой организм - это всего лишь способ ДНК создавать больше ДНК".
Уильямс Джоанна / Williams, Joanna P. (p. 1935). Уильяме выполнила цикл исследований начального этапа обучения чтению, уделяя главное внимание фонематическим навыкам и пониманию прочитанного (в частности, выделению главной идеи и определению темы, а также критическому чтению).
Уиппл Гай Монтроз / Whipple, Guy Montrose (1876-1941). Уиппл призывал Американскую психологическую ассоциацию (АПА) поставить заслон шарлатанам и прочим неквалифицированным практикам, активно вторгающимся в сферу клинической психологии. В результате, АПА разработала квалификационные процедуры для психологов.
Уитмер Лайтнер / Witmer, Lightner (1861-1956). Уитмер создал первую психологическую клинику в Пенсильванском университете. Он также основал журнал "Психологическая клиника" (The Psychological clinic). В его первом номере он объявил об образовании новой помогающей специальности иод названием "клиническая психология".
Уорд Джеймс / Ward, James (1843-1925). Уорд способствовал созданию первой психологической лаборатории в Кембридже.
Уоррен Говард Кросби / Warren, Howard Crosby (1867-1943). Уоррен более всего известен как автор и редактор. Вместе с Джеймсом Болдуином он работал над созданием "Словаря по философии и психологии" (Dictionary of philosophy and psychology) и издал "Словарь по психологии" (Dictionary of psychology), который многие годы служил стандартным руководством для всех интересующихся психологией.
Уотсон Джон / Watson, John В. (1878-1958). Основоположник американского бихевиоризма, Уотсон выделил два аспекта этого направления: психология как объективная наука и психология как наука о поведении.
Уотт Генри Джексон / Watt, Henry Jackson (1879-1925). Главный научный вклад Уотта связан с изучением внутреннего опыта, возникающего в процессе осмысления словесных ассоциаций.
Уошберн Маргарет Флой / Washburn, Margaret Floy (1871 - 1939). Исследования Уошберн включают работы по индивидуальным различиям, цветовому зрению у животных, и эстетическим предпочтениям студентов в отношении цветов и речевых звуков.
Уэбб Уилс Бернард / Webb, Wilse Bernard (p. 1920). В исследованиях Уэбба особое внимание уделялось роли индивидуальных различий и биологических ритмов как определяющих факторов деятельности и депривации сна, а также эффектам старения.
Фабр Жан-Анри / Fabre, Jean Henri (1823-1915). Фабр описал многие аспекты поведения насекомых, включая связь между полом яйца и размерами соты у отдельной пчелы. Он выступал против эволюционной теории Дарвина.
Фаулер Раймонд / Fowler, Raymond D. (р. 1930). Фаулер получил признание за свою новаторскую работу, касающуюся машинной интерпретации MMPI. Его система была переведена на большинство основных европейских языков и рассматривается как прототип для других систем компьютеризованного тестирования.
Фейхингер Ганс / Vaihinger, Hans (1852-1933). Фейхингер известен своей философией "как если бы" (концепцией фикционализма). Иногда нечто ложное или вымышленное (фикция) может выполнять полезные функции в мышлении и жизни, как если бы на самом деле было истинным.
Ференци Шандор / Ferenczi, Sandor (1873-1933). Ференци был продолжателем дела Фрейда и интересовался отношениями между биологией и психоанализом.
Феррье Дэвид / Ferrier Sir David (1843-1928). Феррье отмечен за его вклад в изучение локализации мозговых функций. Он первым локализовал зрительный центр в затылочных долях, и его исследования привели к существенному прогрессу в хирургии головного мозга.
Фёрстер Чарлз / Ferster, Charles В. (1922-1981). Фёрстер посвятил себя бихевиоризму. Область его теоретических и эмпирические работ простиралась от фундаментальных исследований поведения до их приложений в педагогической и клинической психологии.
Фестингер Леон / Festinger, Leon (1919-1989). Фестингер внес значительный вклад в развитие теории когнитивного диссонанса, которая гласит, что люди, чье поведение диссонирует с их представлениями, будут перестраивать свои представления и свое поведение в направлении взаимосогласования.
Фехнер Густав Теодор / Fechner, Gustav Theodor (1801-1887). Фехнера чаще всего вспоминают в связи с его вкладом в развитие психофизики. Впервые ученые смогли измерить психику; к середине XIX столетия научные методы уже применялись для изучения психических явлений.
Фихте Иоганн Готлиб / Fichte, Johann Gottlieb (1762-1814). Фихте был одним из последователей кантианской философии и психологии. Он подчеркивал свободу человеческой воли в противоположность детерминизму, обнаруженному в естественных науках.
Фишер Рональд / Fisher, Ronald A. (1890-1962). Фишер снабдил психологию дисперсионным анализом, методом анализа малых выборок, понятием нулевой гипотезы и пониманием значимых/незначимых различий как континуума, а не дихотомии.
Фишер Харди / Fischer, Hardi (р. 1922). Фишер - экспериментальный психолог, который занимается главным образом изучением отношений между зрительным восприятием, эпистемологией и психологией развития.
Фламмер Август / Flammer, August (p. 1938). Исследования Фламмера концентрируются вокруг таких тем, как задавание вопросов, избирательная память, кодирование, свободный дискурс, изменения перспективы и индивидуальные различия.
Флейвелл Джон / Flavell, John H. (р. 1928). Отличительная особенность исследований Флейвелла состоит в том, чтобы попытаться отыскать важные когнитивные умения, еще не изученные другими, и проследить их развитие, начиная с детства.
Флуранс Пьер / Flourens, Pierre (1794-1867). Флуранс подтвердил закон Белла-Мажанди, или разделение нервной системы на сенсорный и моторный отделы.
Флурнуа Теодор / Flournoy, Theodore (1854-1920). Флурнуа был основоположником научной психологии в Швейцарии, где он создал первую психологическую лабораторию. Его исследования были посвящены изучению времени реакции, воображения, ощущений и гипноза.
Флэмент Клод / Flament, Claude (p. 1930). Публикации Флэмента охватывают разнообразные темы: социальное влияние, ингрупповое поведение, когнтивную теорию структурного баланса, анализ качественных данных, и теорию упорядоченных множеств.
Флюгель Джон Карл / Flugel, John Carl (1884-1955). Самая известная работа Флюгеля - "Сто лет психологии" (A hundred years of psychology) - является одним из наиболее полных изложений истории психологии.
Фома Аквинский / Thomas Aquinas (1225-1274). В "Сумме теологии" (Summa theological) Фома Аквинский утверждал, что одни вещи постигаются только верой, другие - только разумом, а третьи - путем откровения и рационального доказательства. Когда люди стремятся к истине, они тем самым стремятся к высшему Благу.
Фоппа Клаус / Foppa, Klaus (p. 1930). Фоппа провел систематические исследования вербальной коммуникации, преимущественно в области развития коммуникативных навыков у детей, в связи с чем им был разработан ряд новых методов анализа.
Форель Август-Анри / Forel, Auguste-Henri (1848-1931). Форель первым получил биологические препараты образцов человеческого мозга и первым описал метод парабиоза (искусственного сращивания двух животных, при котором между ними устанавливается общее кровообращение, в целях экспериментального исследования).
Франк Джером / Frank, Jerome D. (p. 1909). Наиболее важное исследование Франка привело к формулированию гипотезы деморализации, согласно которой главная целительная сила психотерапии заложена в возможностях преодоления деморализации пациентов.
Франкенхаузер Мариэн / Frankenhaeuser, Marianne (p. 1925). Франкенхаузер нашла подход к исследованию проблем человеческого стресса и совладающего поведения, сочетающий методы и понятия биомедицинских и биосоциальных наук.
Франкл Виктор / Frankl, Viktor Е. (р. 1905). Логотерапия Франкла, заявленная как "поиск человеком смысла", основана в известной степени на его собственном опыте узника нацистских концлагерей.
Франклин Бенджамин / Franklin, Benjamin (1706-1790). Франклин продемонстрировал, что последовательный образ будет позитивным на темном поле закрытого глаза и негативным в том случае, когда глаза открыты и фиксированы на белом листе бумаги.
Франц Шеперд / Franz, Sheperd I. (1874-1933). Франц хирургическим путем удалял части головного мозга животных, изучая поведенческие эффекты удаления разных участков. Удаление лобных долей мозга животных приводило к утрате недавно приобретенных навыков.
Фрейд Анна / Freud, Anna (1895-1982). Анна Фрейд, дочь Зигмунда Фрейда, была специалистом по детскому психоанализу и активно отстаивала специфические потребности детей, применяя теории своего отца.
Фрейд Зигмунд / Freud, Sigmund (1856-1939). Фрейд создал теорию личности, объясняющую человеческую мотивацию, и затем расширил ее границы, чтобы трактовать не только нарушения мотивации и личности, но и нормальное поведение.
Френкель-Брунсвик Эльза / Frenkel-Brunswik, Else (1908- 1958). Известность Френкель-Брунсвик связана с ее крупным вкладом в коллективный труд - "Авторитарная личность" (The authoritarian personality), а также с ее эмпирическим определением понятия неспособности переносить неопределенность.
Фресс Поль / Fraisse, Paul (p. 1911). Фресс наиболее известен своими достижениями в психологии времени и естественных ритмов. Он также внес существенный вклад в развитие научной психологии во Франции.
Фрийда Нико / Frijda, Nico H. (р. 1927). Фрийда развил общую теорию эмоций, объединяющую различные взгляды в рамках информационного подхода, но при этом сохраняющую достижения феноменологического и клинического подходов.
Фриш Карл фон / Frisch, Karl von (1782-1982). Фриш наиболее известен своими исследованиями коммуникации у рабочих пчел. Он изолировал связанные с коммуникацией зрительные, обонятельные и вкусовые сигналы и доказал, что для определения направления полета пчелы используют в качестве ориентира солнце.
Фромм Эрих / Fromm, Erich (1900-1980). Фромм признавал биологическое прошлое человечества, но особо подчеркивал социальную природу человека. Тема продуктивной любви является основной для большинства сочинений Фромма.
Фребель Фридрих / Frobel, Friedrich (1782-1852). Фребель видел цель обучения и воспитания в развитии или развертывании врожденного потенциала индивидуума. Подразумевалось, что ребенок от рождения чист и невинен, и все человеческое зло, таким образом, является следствием применения неправильных педагогических методов.
Хага Джан / Haga, Jun (p. 1931). Хага внедряет науку о языке в теорию и практику обучения. Он утверждает, что значение передается посредством логической и эмотивной функций языка.
Хайдбредер Эдна / Heidbreder, Edna (1890-1985). Разнообразные интересы Хайдбредер можно сгруппировать в три категории: школы, системы и теории психологии; психология познания; тестирование и измерение.
Хайдеггер Мартин / Heidegger, Martin (1889-1976). Хайдеггера считают связующим звеном между экзистенциальной философией и экзистенциальной психологией. Он полагал, что люди должны примириться с тем, что смерть неизбежна и что после нее уже ничего не будет.
Хайдер Фриц / Heider, Fritz (1896-1988). Хайдер работал в исследовательской лаборатории Курта Коффки, занимаясь проблемами, связанными с глухотой. Концепции Хайдера изложены в его книге "Психология межличностных отношений" (The psychology of interpersonal relations).
Хайнд Роберт / Hinde, Robert A. (p. 1923). Работа Хайнда по поведению птиц повлекла за собой сравнительные исследования поведения ухаживания, анализ мотивационных конфликтов и изучение габитуации (привыкания).
Халл Кларк / Hull, Clark L. (1884-1952). Наиболее весомый вклад Халла в психологию состоит в разработанной им теории научения, считающейся одной из самых значительных теорий XX столетия.
Хант Тельма / Hunt, Thelma (1903-1992). Исследования Хант относятся к области психологии персонала: она разрабатывала тесты, соответствующие задачам, вытекающим из принятия Закона о гражданских правах, а также из правительственных постановлений и судебных решений, касающихся применения тестов.
Хара Казуо / Hara, Kazuo (p. 1929). Интересы Хара лежат в двух областях исследований: физиологической психологии и измерения социальных аттитюдов.
Харлоу Гарри / Harlow, Harry F. (1905-1981). Харлоу наиболее известен своими исследованиями детенышей обезьян, выращенных суррогатными матерями. Он установил, что длительная социальная депривация ведет к серьезному нарушению последующего социального поведения.
Хебб Д. O. / Hebb, D. О. (1904-1985). Эксперименты Хебба подтвердили важность раннего опыта для развития психики и интеллекта и сохраняющейся в зрелости потребности в нормальной сенсорной среде для сохранения психического здоровья.
Хекхаузен Хайнц / Heckhausen, Heinz (p. 1926). Хекхаузен сконструировал на основе ТAT меры для независимой оценки "ожидания успеха" и "страха неудачи". Эти меры легли в основу быстро развивающихся в Германии исследований мотивации достижения.
Херманн Teo / Hermann, Theo (p. 1929). Херманн наиболее известен своими работами по когнитивной психологии, психологии речи и философским вопросам психологии.
Хилгард Эрнест / Hilgard, Ernest R. (р. 1905). Исследовательские интересы Хилгарда поначалу были связаны с психологией научения и мотивации, а начиная со времени Второй мировой войны он сконцентрировал свои усилия на социальной психологии и исследованиях гипноза.
Хили Уильям / Healy, William (1869-1963). Хили разрабатывал тесты действия в качестве дополнения к шкале интеллекта Стэнфорд-Бине, из которых самым известным и широко используемым является, вероятно, Тест завершения картинок Хили (Healy Picture Completion Test), и был одним из первых организаторов клиник психокоррекции для проблемных детей.
Ховланд Карл / Hovland, Carl I. (1912-1961). Имя Ховланда связано со многими научными достижениями в психологии, включая исследования эффекта спящего, эффектов кредита доверия к коммуникатору, доказательной ценности формулируемых заключений и степени воздействия пропаганды в зависимости от порядка представления аргументов.
Холл Кэлвин / Hall, Calvin S. (1909-1985). Вклад Холла в изучение сновидений состоит в применении количественного контент-анализа к большим выборкам сновидений и разработке когнитивной теории сновидений и их символики.
Холл Маршалл / Hall, Marshall (1790-1837). Холл проводил различие между произвольными и сознательными действиями, зависящими от работы высших центров головного мозга.
Холл Стэнли / Hall, G. Stanley (1844-1924). Холл заложил основы и всячески содействовал развитию организованной психологии как науки и профессии. Он также занимался многими аспектами развития и воспитания детей.
Холлингворт Гарри / Hollingworth, Harry L. (1880-1956). Холлингворт использовал понятие реинтеграции в качестве общего принципа и рассматривал ее как основу усовершенствования ассоциативной психологии.
Холт Роберт / Holt, Robert R. (p. 1917). Холт стремился объединить лучшие качества клинического и статистического подходов к прогнозированию в единой комплексной методологии.
Холт Эдвин / Holt, Edwin В. (1873-1946). Эдвин Холт, один из первых бихевиористов, твердо верил в то, что психология должна изучать "закономерности специфических реакций".
Хорас Пласидо / Horas, P1acido А. (р. 1916). Хорас предпринял попытку установить интегративные связи между противоречивыми тенденциями в современной психологии. Он считал, что психология должна исходить из биофизической концепции человеческого поведения, подчеркивающей его когнитивные аспекты.
Хорни Карен / Horney, Karen D. (1885-1952). Хорни отказалась от традиционной фрейдистской ортодоксии вследствие несогласия с объяснением в ее рамках женской сексуальности. Она считала, что Фрейд придавал несоразмерно большое значение половому инстинкту.
Хорст Пауль / Horst, A. Paul (p. 1903). Целью Хорста было разрешение человеческих проблем на основе применения строгих математических методов вместо риторики или семантики.
Хошино Акира / Hoshino, Akira (p. 1927). Хошино наиболее известен своей работой о "культур-шоке", содержащей критический обзор исследований и полное теоретическое рассмотрение вопросов ассимиляции временно пребывающих в стране лиц и их приспособления к новой культуре, а также возвращения в свою собственную культуру после длительного пребывания за рубежом.
Хэтфилд Элайн / Hatfield, Elaine С. (р. 1937). Основные достижения Хэтфилд связаны с теоретической разработкой и эмпирическим исследованием таких областей, которые, на первый взгляд, кажутся недоступными для научных изысканий: страстная и сострадательная любовь, сильные чувства и межличностное равенство.
Ча Джэй-Xo / Cha, Jae-Ho (p. 1934). Ча явился инициатором выделения класса социально-перцептивных феноменов, включая эффект диссонанса и перцептивные константности, который он называл эффектом обесценивания (discounting effect).
Чавес Езекиль / Chavez, Ezequiel A. (1868-1946). Джеймс Марк Болдуин считал Чавеса пионером мексиканской психологии. Чавес содействовал проведению образовательной реформы, которая позволила ему прочитать первый в Мексике курс лекций по психологии.
Чапанис Альфонс / Chapanis, Alphonse (p. 1917). Один из основоположников науки о человеческих факторах, или эргономики, Чапанис увлекся прикладными исследованиями в процессе разрешения сложных проблем, с которыми столкнулись пилоты военных самолетов во время Второй мировой войны.
Челпанов Георгий Иванович / Chelpanov, Ceorgii Ivanovich (1862-1936). С точки зрения Челпанова головной мозг был всего лишь местонахождением души, содержанием которой и занималась психология. Согласно его представлениям, душа существовала независимо от материи, но могла быть изучена и понята с помощью подходящих для этой цели экспериментальных методик.
Чинг Квиченг / Jing, Qicheng (p. 1926). Книги Ченга - "Колориметрия" (Colorimetry) и "Зрение человека" (Human vision) - были первыми научными монографиями по зрительному восприятию, вышедшими в Китае. Он также опубликовал ряд работ по психологическому развитию китайских детей.
Шайи Уорнер / Schaie, K. Warner (p. 1928). Основные научные достижения Шайи связаны с лонгитюдным исследованием интеллектуального развития взрослых и с теоретическими работами в области методологии исследований развития.
Шевчук Влодзимеж / Szewczuk, Wlodzimierz L. (p. 1913). Шевчук установил три необходимые условия любого запоминания. Это - активная позиция, ассоциация с более ранним опытом и ассоциация с эмоциональными реакциями.
Шелдон Уильям Герберт / Sheldon, William Herbert (1899-1977). Шелдон создал эмпирическую базу для структурной теории личности, впервые выдвинутой Гиппократом и Галеном. Шелдон по существу уточнил описанные Кречмером три основные типа телосложения.
Шериф Музафер / Sherif, Muzafer (1906-1988). Шериф положил начало серии естественных экспериментов по формированию групп, межгрупповому конфликту и сотрудничеству.
Шеррингтон Чарлз Скотт / Sherrington, Charles Scott (1857- 1952). Шеррингтон опубликовал работы по цветовому зрению и фликер-эффекту, а также по тактильным и мышечным ощущениям. Он ввел в употребление термины интероцептор, экстероцептор и проприоцептор.
Шехтер Стэнли / Schachter, Stanley (p. 1922). Шехтер разработал когнитивную теорию эмоций, в которой обосновал утверждение, что люди не могут отличить одну эмоцию от другой, если они не имеют хоть какого-то когнитивного указания на то, к чему (кому) относятся их чувства.
Шираи Цун / Shirai, Tsune (p. 1910). Шираи изучал детей и обнаружил, что перенос поведения у них заметно отличается от переноса поведения у животных, которые ранее служили основными объектами исследований в этой области.

<<

стр. 16
(всего 20)

СОДЕРЖАНИЕ

>>