<<

стр. 2
(всего 20)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

См. также Слуховая различительная способность, Нарушения слуха, Слуховое восприятие, Ухо
Дж. Робинсон

Аутизм (autism)

Детский А. считается одним из наиболее тяжелых психол. расстройств этого возраста. Характеризуясь ранним началом, А. встречается у 6 детей на 10 тыс. родов при соотношении мальчиков и девочек 5:1. Этиология неизвестна. Прогноз плохой, хотя поведенческая (основанная на обучении) терапия в какой-то степени помогает. А. обычно диагностируют на основании сочетания поведенческих дефицитов и эксцессов с наличием нек-рых видов нормального поведения.
Поведенческие дефициты
1. У ребенка с А. практически отсутствует речь, как рецептивная (понимание), так и экспрессивная. Ребенок может быть немым, а если он иногда говорит, то его речь имеет форму эхолалий (повторы элементов речи, услышанных от окружающих или по телевизору). Дефицитарность рецептивной речи проявляется в следовании лишь простым командам ("садись", "ешь", "закрой дверь" и т. д.) при непонимании таких абстрактных элементов речи, как местоимения (твой, мой, его, се и т. д.) или темпоральные термины (первый, последний и т. д.). Неспособность ребенка говорить или понимать речь - наиболее частая жалоба родителей при первичном осмотре ребенка. Проблемы с речью становятся очевидны на втором году жизни ребенка.
2. Ребенок ведет себя так, как если бы у него был явный дефицит ощущений и восприятия - т. е. как будто он слепой и глухой, но более тщательное обследование выявляет сохранность всех сенсорных модальностей. Родители детей с А. жалуются на то, что им очень трудно привлечь внимание своих малышей. Обычно они не поддерживают контакт взглядов с родителями и/или не поворачивают голову в ответ на обращенную к ним речь.
3. Дети с А. обычно не развивают тесных эмоциональных отношений с родителями. Это выявляется в первые месяцы жизни, когда родители обнаруживают, что ребенок не прижимается к матери, находясь у нее на руках, а иногда сопротивляется физ. контакту, напрягая спину и пытаясь выскользнуть из родительских объятий.
4. Дети с А. не играют с игрушками, как это делают обычные дети. Они не проявляют особого интереса к игрушкам и не занимаются ими в свободное время. Если они играют, то часто весьма своеобразно, напр. крутят колеса перевернутого игрушечного грузовика, компульсивно скручивают кусок веревки, нюхают или сосут куклу. Неспособность играть с игрушками может быть выявлена на втором году жизни.
5. Отсутствуют или заметно ограничены игры со сверстниками. Ребенок может либо не проявлять интереса к таким играм, или у него могут отсутствовать необходимые игровые умения и он, как правило, не обращает внимания на др. детей, если только не участвует в простой игре типа "дай-возьми". Этот признак также легко обнаруживается на втором году жизни.
6. Навыки самообслуживания у детей с А. отсутствуют или их развитие крайне задерживается. Им трудно научиться самим одеваться, пользоваться туалетом и есть без посторонней помощи. Эти дети тж плохо распознают обычную опасность, и за ними нужен постоянный присмотр, чтобы они не получили серьезных травм, переходя улицу с интенсивным движением, играя с электрооборудованием и т. д.
Из этих разнообразных дефицитов, вероятно, наиболее важными являются 2, 3 и 5. Нек-рые дети демонстрируют достаточно хорошее развитие в сферах 1, 4 и 6, однако, при наличии остальных признаков, диагностируются как аутичные.
Поведенческие эксцессы
1. У детей с А. очень часты вспышки ярости и агрессии. Эта агрессия может быть направлена на себя, когда дети кусают свои руки, бьются головой о пол, мебель или бьют себя кулаками по лицу. Иногда агрессия направляется на других, и тогда дети кусают, царапают или бьют своих родителей. Большинство родителей детей с А. жалуются на то, что им трудно справляться с ними, на их низкую толерантность к фрустрации и реагирование даже на малейшее препятствие или запрет взрывом ярости.
2. Дети с А. могут часто демонстрировать "самостимулирующее" поведение в форме ритуальных, повторяющихся стереотипных действий. Они раскачиваются всем телом стоя или сидя, хлопают в ладоши, вращают предметы, не отрываясь смотрят на свет, вентиляторы и др. вращающиеся объекты, выстраивают предметы аккуратными рядами, подпрыгивают и приседают или крутятся на одном месте в течение долгого времени.
Эти два поведенческих эксцесса почти всегда присутствуют при А. и полностью выявляются лишь на втором году жизни.
Нормальное поведение
Дети с А. действительно демонстрируют ряд видов нормального поведения, обозначаемых как "навыки-осколки" ("splinter-skills") или "островки интактного интеллектуального функционирования". Это нормальное поведение проявляется в следующих сферах:
1. А. часто диагностируется на фоне нормального прохождения стадий развития, таких как овладение самостоятельной ходьбой в 15 месяцев. Часты сообщения о необычайно хорошем моторном развитии детей с А., к-рые ходят и легко удерживают равновесие.
2. Точно тж стало уже привычным искать признаки адекватной памяти при постановке диагноза А. Напр., ребенок с А. может быть способен повторять в форме эхолалий или как-то иначе голоса др. детей или рекламу по ТВ. Или он может хорошо запоминать зрительные детали.
3. Ребенок с А. может иметь довольно развитые специфические интересы - играть с механическими предметами, приборами, заводными игрушками. Нек-рые обнаруживают большой интерес к музыке и танцам. Может замечаться способность к складыванию мозаичных головоломок, любовь к числам или буквам и т. д.
4. У нек-рых детей с А. наблюдаются ограниченные, но специфические страхи, существующие в более кратковременной форме у обычных детей. Напр., ребенка с А. может необычайно сильно пугать звук включенного пылесоса или сирены проезжающей скорой помощи.
Дифференциальный диагноз
1. Трудно провести границу между А. и др. формами дизонтогенеза, напр. умственной отсталостью, при к-рой у детей наблюдаются многие из перечисленных выше особенностей поведения. Дифференциально-диагностическое разграничение обычно основывается на следующих признаках: поведенческие нарушения 1, 2, 3 и 5; поведенческие эксцессы 1 и 2; нормальное поведение 1 и один из признаков 2, 3 или 4.
2. Одни авторы рассматривают А. и детскую шизофрению как одно расстройство, тогда как другие разделяют их. Разделение основано на: а) возрасте - при А. начало заболевания относится к первому году жизни, а детская шизофрения предполагает нормальное развитие по меньшей мере в течение первых двух лет и б) "нарушениях мышления" (галлюцинации, бред и т. д.), к-рые свидетельствуют в пользу детской шизофрении, предполагающей определенный уровень развития речи.
См. также Связь и привязанность, Умственная отсталость, Шизофрения, Z-процесс
А. Ловаас

Аутогенная тренировка (autogenic training)

Этот метод обучения людей снижению стресса и контролю над функциями организма был разработан в Германии на рубеже XIX-XX вв. невропатологом Оскаром Фогтом, заметившим, что мн. пациенты способны вызывать у себя гипноидное состояние, в к-ром они могли контролировать стресс, внутреннее напряжение, усталость, боли в голове и позвоночнике. Совр. авторитетом в области А. т. является Вольфганг Люте (см., напр., Luthe, 1969). А. т. широко используется в мед. учреждениях США для лечения психофизиологических расстройств. Этот подход оказался тж полезным в терапии самых разнообразных нарушений поведения, однако его не рекомендуется использовать при лечении психозов и нек-рых форм сердечных болезней.
См. также Гипноз, Психотерапия, Обучение релаксации
В. Рейми

Афазия (aphasia)

А. называют нарушение речи, вызванное повреждением или заболеванием головного мозга. Эти нарушения отличают от нарушений речи, вызванных др. причинами, напр. умственной отсталостью, параличом голосового аппарата или нарушениями сенсорных функций. Было предложено неск. систем классиф. различных видов нарушений речи исходя из симптоматики. Большинство этих систем проводят по крайней мере одно общее разграничение между нарушениями способности говорить (экспрессивная А., или А. Брока) и нарушениями способности понимать речь (рецептивная А., или А. Вернике). А., затрагивающие к.-л. ограниченную речевую способность (напр., способность читать написанные слова и предложения), встречаются редко, однако благодаря их изучению была получена информ. о связях между различными областями мозга и специфическими речевыми функциями.
Поль Брока был первым, кто связал виды А. с точно локализованными поражениями головного мозга. Он доказал связь между повреждением в левом полушарии и А.
Карл Вернике выявил др. вид А., вызывающий нарушения способности понимать речь (рецептивная А.), а заодно и способности говорить. Такие больные обычно говорят свободно и быстро, однако их высказывания часто лишены содержания или смысла. Они выбирают неподходящие слова и добавляют бессмысленные слоги. Этот вид А. тж обычно связан с повреждением в левом полушарии, но очаг поражения расположен кзади от зоны Брока.
Вернике предложил теорию порождения речи, к-рая до сих пор не утратила своего значения. Высказывание порождается в зоне Вернике и затем передается в зону Брока, где вырабатывается скоординированная программа реализации высказывания. Эта программа затем передается в моторную кору, к-рая активирует соотв. последовательности движений, необходимые для реализации (озвучивания или написания) данного высказывания. Проводящие пути между этими двумя речевыми зонами, вкупе со зрительной и слуховой областями коры больших полушарий головного мозга, играют решающую роль в процессе порождения речи. Их повреждение может вызвать необычные, редкие виды А., такие как словесная глухота.
См. также Головной мозг, Процессы коммуникации, Черепные нервы
П. М. Уоллес

Аффективное развитие (affective development)

Аффект, как особенность или тип поведения и, следовательно, предмет изучения в психологии, представляет собой одну из наименее понятых и наиболее трудных проблем в данной области. Термин "аффект" охватывает широкий круг понятий и феноменов, включ. чувства, эмоции, настроения, мотивацию и нек-рые влечения и инстинкты, и используется для указания на них как по отдельности, так и в целом. Гнев, радость, страх, смех, грусть, тревога, гордость, любовь, ненависть и т. д., несмотря на занимаемое ими центральное место в челов. опыте, практически не получили должного объяснения в психологии. Теоретики и исследователи искали подступы к аффекту с самых разных сторон, часто используя уникальные, противоречащие друг другу или взаимоисключающие концептуализации и операциональные определения, что привело к путанице и к тому, что прогресс в изучении аффекта и др. родственных или синонимичных ему конструктов замедлился.
Психология А. р. преследует цель описания, составления карты и объяснения процессов переживания, дифференциации и выражения аффекта. Чаще всего А. р. рассматривается в дихотомии с когнитивным развитием или даже как его контрапункт, что отражает давний интерес к дуализму души и тела и столь же давнее противопоставление мышления и чувства. Дискуссии ведутся, гл. обр., о превосходстве одного над другим и характере их взаимодействия или взаимовлияния. Объекты ссылок и решения часто отыскиваются в соц. сфере, будь то соц. познание или объектные отношения, в силу комплексности и заметности межличностных и внутриличностных отношений в мыслях, чувствах, аттитюдах и поведении. Для построения теории или проведения эмпирического исслед. допустимы любые гипотетические концептуализации, важно лишь помнить о комплексном характере А. р. и ограниченности, на данный момент, наших знаний в этой области.
С первых дней своего существования психоан. как клиническая и генетическая психология был сконцентрирован на А. р. Психологи, попавшие под влияние идей организменной генетической психологии, высказанных X. Вернером в 1940 г., тж проявляли устойчивый интерес к А.р. В 70-х и 80-х гг. совпадение ряда теорет. и методологических достижений вызвало возрождение интереса к А. р. и придало приоритетное значение и законность его исслед.
Модели А. р. различаются акцентом на биолог. основах или факторах социализации. Дарвинистские и этологические модели придают особое значение врожденному сложному поведению и часто основываются на постулате о специфичности ЦНС и соответствии между стимулом и аффективной реакцией индивида. Модели социализации ставят в центр процессы научения, особенно во взаимодействии младенца и матери, и ситуативные или средовые влияния на аффективный опыт и его выражение. Опора на ту или иную модель, конечно, влияет на способ понимания или исслед. А. р. Напр., биологически ориентированных исследователей может больше привлекать измерение электрофизиологической реактивности или нейрофизиологических коррелятов специфических эмоций, тогда как приверженцев модели социализации может больше интересовать наблюдение за качеством привязанности "родитель-ребенок" и реакциями отделения в течение какого-то времени. По-видимому, многообразие моделей и теорет. перспектив просто необходимо для нашего продвижения в понимании А. р., и действительно, такие комплексные и интегративные подходы характерны для совр. теорий А. р., таких как организационная перспектива Сроуфа и теория дифференциальных эмоций Томкинса и Изарда.
В своем обзоре совр. знаний об А. р. Ярроу констатирует следующее:
"Эмоциональная экспрессия может быть лучше всего понята в контексте возрастного развития, в структуре психологических изменений, сопровождающих возрастающую автономию младенца и усиливающееся сознание способности управлять людьми, объектами и собой, и в структуре когнитивных изменений, связанных с развивающейся памятью и достижением понимания постоянства объекта. Аналогично, двигательное выражение эмоции и способность сдерживать и корректировать реакции на эмоциональные стимулы зависят от созревания центральной нервной системы. При изучении хода возрастного развития эмоциональной экспрессии выясняется, что в некоторых своих аспектах эмоциональное и когнитивное развитие идет по параллельным линиям; в других случаях когнитивный навык оказывается необходимым как условие эмоциональной экспрессии. Хронологический возраст не является простой переменной; это лишь грубый показатель психологических изменений, связанных с изменяющимися возможностями ребенка..."
См. также Когнитивные теории эмоций, Эмоции
Д. Л. Вертлиб

Ацетилхолинестераза (acetylcholinesterase)

Ацетилхолинестераза (AChE) - это мембраносвязанный фермент, сопряженный с работой нейронов и нейронных соединений в центральной и периферической НС. Этот фермент инактивирует нейромедиатор ацетилхолин (ACh) путем гидролиза последнего до холина и уксусной кислоты. Предполагается, что его распределение в головном мозгу отражает распределение AСh-содержащих нейронов. Поскольку специальные красители позволяют увидеть AChE с помощью оптического микроскопа, этот фермент используется как "маркер" для разработки нейроанатомических карт холинэргических проводящих путей головного мозга.
Блокирование действия AChE приводит к накоплению ACh в постсинаптических рецепторных участках. Анти-AchE средства обычно подразделяются на средства обратимого и необратимого действия. Физостигмин (эзерин) - осн. пример средств обратимого действия, а фосфорорганические вещества, такие как диизопропил фосфофторид (DFP), - необратимого. Изучение фосфорорганических веществ началось во время Второй мировой войны из-за возможности использовать их в качестве хим. оружия. Это - смертельно опасные яды, используемые в основном в качестве инсектицидов. Однако нек-рые из обратимых анти-AChE средств используются как в терапии, так и при изучении мозговых функций. Физостигмин применяется для лечения глаукомы. Неостигмин (анти-AChE хим. соединение), молекулы к-рого с трудом проникают сквозь гематоэнцефалический барьер, является эффективным средством для лечения симптомов тяжелой миастении - расстройства продукции ACh в области мионевральных соединений.
Обратимые анти-AChE средства снижают локомоторную активность у животных. И наоборот, вещества, блокирующие активность ACh, повышают локомоторную активность, что свидетельствует об ингибирующей роли ACh в мозговых механизмах управления локомоцией. Применение AChE-ингибиторов может ухудшать выработку условно-рефлекторных реакций избегания электрошока и их последующее проявление, как и проявление др. форм приобретенного поведения. И наконец, AChE-ингибиторы изменяют электрическую активность мозга. Напр., физостигмин вызывает десинхронизацию ЭЭГ неокортекса и одновременно тета-ритм в границах гиппокампа.
См. также Головной мозг, Центральная нервная система, Химическая стимуляция мозга, Нейрохимия
М. Л. Вудрафф


_Б_

Батарея тестов общих способностей (general aptitude test battery)

Б. т. о. с. (GATB) была разраб. Службой занятости Министерства труда США в качестве инструмента для консультантов управлений по вопросам занятости населения, организованных в разных штатах. Для этих целей множество конкретных профессий было разделено на группы на основе общности требований, предъявляемых к способностям работника. Профиль тестовых показателей, связанный с каждой из таких групп, получил назв. паттерна профессиональных способностей (ППС).
Б. т. о. с. разраб. для применения к широкому кругу разнообразных профессий. Ее можно использовать в сочетании со "Справочником названий профессий" Министерства труда США.
Критические замечания в адрес Б. т. о. с. направлены гл. обр. на использование в ней ППС. Дело в том, что при прогнозировании успешности для каждой группы профессий используются три тестовых показателя, базирующиеся на эмпирической валидности. Спорность такого подхода связана с применением в нем стратегии множественных критических показателей, хотя в отношении некоторых профессий вполне возможна компенсация одних, слабо выраженных, способностей другими, сильно выраженными.
См. также Тестирование способностей, Профессиографический анализ, Тесты для отбора кандидатов
Ф. Дж. Бенсон

Батарея тестов Халстеда-Рейтана (Halstead-Reitan battery)

Б. т. X. - Р. состоит из серии индивидуальных нейропсихологических мер, к-рые позволяют опытному диагносту сделать достаточно точные выводы о сохранности функций мозговых полушарий. Поскольку мозг является органом адаптивного поведения, мозговая дисфункция, как правило, обнаруживает себя в том или ином отклонении поведения от нормы. Входящие в состав батареи тесты предназначены для выборочной проверки поведения во всех возможных сферах и оценки всех осн. когнитивных, сенсорных, экспрессивных и моторных функций.
Мн. субтесты, включенные в Б. т. X. - Р., хорошо известны и широко используются не только нейропсихологами. Часть из них входит в WAIS и MMPI. Др. тесты были разработаны или адаптированы специально для этой батареи. Тест категорий (Category Test) считается одной из наиболее чувствительных мер церебральных нарушений.
Еще одной превосходной общей мерой кортикальной функции является Тест осязательного восприятия (Tactual Performance Test). В батарею входят тж Тест восприятия речевых звуков (Speech-Sounds Perception Test), Тест ритма (Rhythm Test), Тест пальцев (Finger-Oscillation Test) и Пробы А и Б (Trails A and В). Кроме того, в состав батареи включены методики нейропсихологического исслед. сенсорно-перцептивной сферы, право-леворукости и афазии. Для большинства тестов определены нижние критические показатели, предположительно указывающие на наличие мозговых нарушений, а на основе оценок наиболее чувствительных тестов рассчитывается Индекс повреждения (Impairment Index) - общая мера кортикальной дисфункции.
Тесты, к-рые входят в две др. версии Б. т. X.-Р., разработанные для оценки детей и подростков, несколько отличаются.
Однако эти версии для диагностики детей не были так хорошо валидизированы, как батарея для взрослых.
См. также Головной мозг
Д. Веддинг

Безобразное мышление: Вюрцбургская школа (imagless thought: the Wurzburg school)

Вундт изначально высказывал в качестве постулата предположение о том, что сознание составлено всего из 3 элементов: ощущений, образов и чувств. Ученик Вундта, Титченер, придавал первостепенное значение образам как "носителям мысли". Психологи Вюрцбургской школы А. Майер, И. Орт, Г. Дж. Уотт и Н. Ах, под руководством Освальда Кюльпе, подвергли сомнению постулаты системы Вундта, утверждая, что в своих исслед. методом "экспериментальной систематической интроспекции" они не получили никаких доказательств важности умственных образов или хотя бы их присутствия при решении некоторых задач (Aufgaben), которые предположительно требуют мышления или суждения (на основе усмотрения). Так, Майер и Орт нашли, что правильное суждение о различии или равенстве весов может быть вынесено и при отсутствии в сознании умственных образов. Они пришли к выводу о необходимости дополнить содержание сознания компонентом в виде "установок сознания" (Bewusstseinslagen), функция которых состояла в детерминации суждений.
Вунд и Титченер отвергли эту критику как не относящуюся к делу, поскольку считали, что представители Вюрцбургской школы скорее изучали не процесс мышления, а эффекты предшествующего опыта, в которых вообще не было никакого мышления. В настоящее время Вюрцбургская школа, хотя и упоминается преимущественно в контексте истории психологии, представлена многочисленными когнитивными психологами, возобновившими эксперименты с временем реакции как мощное средство анализа факторов, определяющих суждения о сходстве и различии в ситуациях, когда испытуемые должны максимально быстро реагировать на 2 стимула или на ряд стимулов, предъявляемых последовательно и быстро сменяющих друг друга. Эти эксперименты привели ко многим новым прозрениям в том, что касается объема и границ чел. возможностей воспринимать и сохранять информ.
Б.Р. Бугельски

Бездомность (homelessness)

Несмотря на то, что проблема Б. очень давняя, история ее эмпирического изучения не превышает 10 лет. В 1980-х гг. было проведено свыше 50 научных исслед. Б. По мере увеличения проблемы росло и число исслед. В 1988 г. было опубликовано свыше 800 статей на тему Б., в сравнении с всего лишь 30 в 1980 г. Вышли специальные номера Journal of Social Issues ("Журнал социальных проблем") и American Psychologist ("Американский психолог"), посвященные проблеме Б.
Исследования Б. изобилуют противоречиями. В них остро ощущается недостаток согласия в отношении таких фундаментальных вопросов, как: что такое Б.? каковы ее причины? сколько всего бездомных людей? какие существуют решения этой проблемы?
Что такое бездомность?
Б. - это больше чем отсутствие постоянного места жительства. Это условия, в к-рых находится значительная и постоянно возрастающая доля населения в США и, вероятно, во всем, остальном мире. Б. означает отрезанность от родных людей, соц. групп и общественных орг-ций и утрату ощущения принадлежности к об-ву. Психол. последствия Б. могут быть не менее гибельными для самооценки и благополучия человека, чем потеря жилья сама по себе.
Кто такие бездомные?
До 1980-х гг. бездомные люди находили себе временное пристанище в таких местах, как миссии, ночлежки, притоны, но они редко оказывались без крыши над головой. Это были преим. пожилые, неженатые, белые мужчины с высокими уровнями алкоголизма, психич. заболеваний, бедности и соц. изоляции. Их называли лодырями, отщепенцами, пьяницами и психами.
"Новые" бездомные - это работающие бедняки, женщины и дети. Они сравнительно молоды, б. ч. из национальных меньшинств (напр. черные, латиноамериканцы), умирают, в среднем, в возрасте 50 лет. Армия бездомных быстро пополняется незамужними женщинами, подростками и семьями с детьми. Ок. 1/3 бездомных в городах США составляют семейные люди.
Причины
Исслед. по проблеме Б. апеллируют к двум различным типам причин. Нек-рые порицают бездомных, считая их неприспособленными к жизни неудачниками. Б., т. о., рассматривается как ситуация, создаваемая девиантными личностями, к-рые сами несут ответственность за сложившееся положение дел. Они классифицируются преим. как алкоголики, наркоманы и психически больные.
От 30 до 40% бездомных злоупотребляют алкоголем и примерно от 10 до 15% - наркотиками. Около 10% страдают серьезными психич. заболеваниями, а нек-рые сразу несколькими. Статистика не позволяет судить о том, возникают ли эти проблемы до, во время или после того, как человек оказывается бездомным. Злоупотребление алкоголем или наркотиками не рассматривается в качестве причины или следствия Б., а скорее как условие, бывшее до потери жилья и усугубляемое ею. Доля психич. расстройств среди новых бездомных не изменилась в сравнении со старыми бездомными, даже с распространением деинституционализации.
По проблеме психич. здоровья бездомных был опубликован десяток статей, в каждой из к-рых в качестве причин, приводящих к Б., рассматривались бедность, безработица и др. экономические факторы.
Вторая рассматриваемая исследователями область причин относится к окружению. В качестве причин, лежащих в основе Б., в исслед. часто называются крайняя нищета и нехватка доступного по средствам жилья. В 1989 г. было почти в 205 раз больше домовладельцев с низким уровнем дохода, обладающих жильем. Среди тех, у кого на 1992 г. было постоянное место жительства, почти 10 млн, обладают настолько низким уровнем дохода, что им грозит опасность пополнить ряды бездомных.
В соответствии с гипотезой единичной катастрофы (single calamity hypothesis), Б. является следствием к.-л. кризиса. Следовательно, представляется затруднительным прогнозировать то, какие индивидуальные характеристики, переживания и формы поведения приводят к Б. Одним из таких кризисов является серьезное заболевание. Т. о., ухудшение здоровья может приводить к Б. и, в то же самое время, являться ее следствием. Др. кризисом является потеря работы, за к-рой последовал длительный период безработицы. Расовая дискриминация, особенно в отношении афро-американцев, сыграла немаловажную роль в возникновении проблемы Б. и в том, что она сохраняется.
Сколько людей являются бездомными?
На 1992 г. к категории бездомных относилось большее число американцев, чем в к.-л. др. временной период, начиная с Великой депрессии 1929 г. Реальное количество новых бездомных остается неизвестным, и приводимые цифры во многом определяются характером проводимых исслед. Существует огромное количество людей, не упоминаемых в отчетах, к-рые используют в качестве временного пристанища такие места, как тоннели метро, пустующие здания, аэропорты, парки, тюрьмы, больницы, клиники, однокомнатные номера в отелях, что приводит, по мнению отдельных исследователей, к необходимости увеличения официально называемых цифр в 2 или 3 раза. Исслед. методом поперечных срезов достаточно ограничены и характеризуются упрощенным подходом к изучаемой проблеме. Недостаточно тж и лонгитюдных исслед., к-рые бы прослеживали путь конкретных людей с момента потери жилья до выхода из ситуации Б.
Количество бездомных продолжает ежегодно увеличиваться примерно на 25%. Каждую ночь на протяжении 1992 г. на улицах в США оставалось свыше 700 тыс. бездомных людей. Согласно др. оценкам общее количество бездомных достигает 7 млн.
Последствия
Б. часто приводит к стрессу, психич. расстройствам и злоупотреблению психоактивными веществами; наиболее распространено злоупотребление алкоголем. Заболеваемость туберкулезом среди бездомных по меньшей мере в 25 раз выше, чем среди всего населения. Среди бездомных также немало жертв СПИДа, к-рые более чем в 10 раз подвержены риску такого заболевания по сравнению с гор. населением в целом. Кроме того, бездомные, как правило, не могут получить адекватную мед. помощь или доступ к лечению. Бесплатная или льготная мед. помощь, тж как и др. программы соц. помощи, зачастую недостижимы для бездомных.
Дети. Дети наиболее подвержены пагубному воздействию состояния Б. Число бездомных детей растет быстрее, чем любой др. сегмент популяции бездомных. Приблизительно 750 тыс. детей младшего школьного возраста являются бездомными, и большинство из них страдает от физ., психол. и эмоциональных нарушений. Примерно у половины обследованных бездомных детей наблюдались симптомы, требующие психиатрического вмешательства. У них может быть задержка физ. развития. За этими детьми не осуществляется надлежащего ухода, они подвержены инфекциям и заразным болезням вследствие недоедания, недостатка витаминов и минералов, антисанитарии и стесненности жилищных условий, а тж отсутствия иммунизации.
У бездомных детей от 3 до 5 лет были обнаружены разнообразные поведенческие проблемы, в т. ч. нарушения сна, внимания, речи, двигательной координации, агрессивность, застенчивость, зависимость и отсутствие навыков содержания себя в опрятности. Для детей старше 5 лет зачастую характерно отреагирование своих тревог. Опасность для будущего детей представляет их убежденность, что их безнадежно "засосала" нищета. Т. о. нищета и Б. могут становиться самоисполняющимися пророчествами, переходящими от поколения к поколению.
Связь между бездомным родителем и детьми ослабевает, поскольку родители в такой ситуации перестают играть роль воспитателя и кормильца. Вероятность жестокого обращения с детьми возрастает в ситуации, когда фрустрации, вызванные состоянием Б., превышают уровень родительского самоконтроля.
Очень мн. бездомные дети пропускают уроки, остаются на второй год, имеют низкую успеваемость, плохо читают, не знают математики и являются практически неграмотными.
Подростки. Каждый год бездомными оказываются ок. 1,5 млн детей в возрасте от 10 до 17 лет. К ним относятся беспризорники, сбежавшие из дома, брошенные дети и дети-сироты, сбежавшие из гос. детских приютов и домов. Зачастую это подростки из неблагополучных семей, в к-рых они подвергались физ. и сексуальному насилию.
Проблемы со здоровьем, злоупотребление психоактивными веществами весьма распространены, как и беспорядочные сексуальные связи, к-рые делают бездомных подростков уязвимыми в отношении гепатита и СПИДа. Приблизительно 60 тыс. подростков инфицированы ВИЧ. В качестве ключевого фактора, связываемого с бездомными подростками, приводится недостаток поддержки со стороны взрослых и нормальных отношений в семье. Многие из бездомных подростков подвержены депрессии и риску суицида.
Психологическая травма. Бездомные люди могут страдать от чрезмерных стрессов (напр. психол. травмы от потери дома, проживания в приюте или виктимизации). Симптомом психол. травмы является соц. отчуждение (аномия), разрыв отношений со значимыми другими и соц. институтами. Б. приводит к утрате доверия к др. людям и изоляции.
Вторым симптомом является выученная беспомощность. Пережившие травму бездомные люди приходят к убеждению, что они не в состоянии сами контролировать свою жизнь и что они должны зависеть от других, чтобы удовлетворить свои базовые потребности. К числу бездомных людей, страдающих от травмирующей виктимизации, относятся ставшие жертвами жестокого обращения женщины, часть к-рых сообщает о том, что они подвергались насилию в детстве. Помимо соц. отчуждения и выученной беспомощности травмированные женщины тж могут обнаруживать др. дисфункциональные симптомы, и многие из них сами проявляют жестокость по отношению к своим детям.
Возможные решения
Проблема Б. в той или иной степени затрагивает каждого из нас. Когда отсутствуют кров и пища, люди не могут удовлетворить свои потребности в личностном развитии и самоактуализации. Челов. ресурсы, к-рые могут быть задействованы для улучшения качества собственной жизни, остаются неиспользованными.
Поскольку в нашем об-ве Б. является прямым следствием бедности, осн. приоритетами в оказании помощи бездомным являются строительство недорогого жилья, обеспечение возможности увеличения доходов и развитие сферы общественного здравоохранения.
Значение этой проблемы столь велико, что многие считают: только правительство, взявшее на себя финансирование такого проекта и руководство им, смогло бы решить ее. Отсутствие решительных шагов в конечном счете может дорого обойтись об-ву. Временные жилища станут неизменным атрибутом американского ландшафта, и количество бездомных людей будет продолжать возрастать неконтролируемыми и беспрецедентными темпами дома и за границей. По предварительным оценкам, к 2000 г. число бездомных в США может достигнуть 18 млн. Примерно 7 из 100 чел. могут оказаться бездомными в будущем.
Ш. Браун

Безнадежность (hopelessness)

Б. относится к психол. характеристикам, определяемым через пессимизм или негативные ожидания. В когнитивных терапевтических подходах Б. определяется как набор негативных представлений и мыслей о будущем. Эти представления и мысли привлекаются для объяснения причин возникновения разнообразных психол. проблем, таких как депрессия, суицид, шизофрения, алкоголизм, социопатия, а тж соматических заболеваний.
Несмотря на то что Б. в клинической сфере всегда связывалась с аффективными проблемами, именно благодаря работам Аарона Т. Бека снова появился интерес к этому понятию. До работ Бека исследователи предполагали, что понятие Б. слишком расплывчато, чтобы его можно было объективно измерять. Тем самым они ограничивали возможность клинического изучения проблемы и применения полученных результатов. В результате клинических наблюдений и в ходе исслед., продемонстрировавших наличие связи между пессимизмом и причинением себе вреда, стало возможным количественное измерение Б. с помощью ряда специально разработанных психол. тестов. Конструкт Б. может строиться на основе взаимосвязанных аспектов, таких как негативное отношение к будущему, потеря мотивации и негативные ожидания.
Б. сейчас рассматривается как один из самых важных психол. предикторов суицида и сопутствующих форм поведения, связанный у психиатрических пациентов с присутствием суицидальных намерений, формированием суицидальных идей и с совершаемыми суицидами. Фактически, Б. может быть даже более важным предиктором суицидальных намерений, чем депрессия. В условиях статистического контроля Б. ранее значимые связи между депрессией и суицидальными измерениями становятся незначимыми. Однако когда уровень депрессии статистически определяется как постоянный, получаемые значимые связи между Б. и суицидальными намерениями остаются значимыми. Т. о. возникает предположение, что Б, опосредует связь депрессии с суицидом:
Депрессия -> Безнадежность -> Суицид.
Несмотря на значимость связей между измерениями Б. и суицида, эти связи далеки от прямолинейной зависимости. Не все доведенные до полного отчаяния люди кончают жизнь самоубийством, равно как не все самоубийцы обязательно испытывают чувство Б. Тем не менее Б. представляет собой важный клинический признак существования суицидального потенциала.
См. также Депрессия, Выученная беспомощность, Самоубийство
Р. Р. Холден

Белая горячка (delirium tremens)

Б. г. (алкогольный делирий) представляет собой острую психотическую реакцию, вызванную хроническим злоупотреблением алкоголем и проявляющуюся в грубом треморе, острой тревоге и возбуждении. Это - острый церебральный синдром, возникающий в результате нарушения церебрального метаболизма под действием психоактивного вещества. Раньше считалось, что делирий является следствием лишь отмены алкоголя. Однако Б. г. может возникать у хронических алкоголиков не только в состоянии абстиненции, но и в ходе длительного тяжелого пьянства, а тж после черепно-мозговой травмы или перенесенной инфекции.
Обычно делирию предшествует период возрастающего двигательного беспокойства, опасений, раздражительности и нарушений сна. При развернутой картине делириозный больной демонстрирует спутанность, утрату ориентировки во времени и пространстве. Обычны яркие зрительные и тактильные галлюцинации, в особенности связанные с мелкими, угрожающими насекомыми и животными. Настроение пациента характеризуется страхом и возбуждением, исключающим нормальный сон. Отмечается грубый тремор рук, губ и языка, откуда и взялось латинское название синдрома - "delirium tremens". Наблюдаются нарушения артикуляции, учащение и ослабление сердцебиения, профузное потоотделение, а тж судорожные приступы.
Б. г. длится от 3 до 10 дней и представляет собой состояние, сопряженное с угрозой для жизни. При отсутствии мед. вмешательства и несоблюдении мер предосторожности смертность от Б. г. в результате сердечной недостаточности, судорог, гипогликемической комы и др. осложнений может составлять от 15 до 25%. Такие малые транквилизаторы, как хлордиазэпоксид и гидроксизин, знач. снижают возбуждение, тревогу и грубый генерализованный тремор, сопровождающие Б. г.
По отзвучании делирия пациент погружается в глубокий, продолжительный сон. При пробуждении возвращается ясность сознания и практически нет остаточных симптомов.
См. также Злоупотребление психоактивными веществами
Г. Челун

Бессознательное (the unconscious)

Б. - гипотетический конструкт, используемый для описания действий, феноменов, данных, процессов и т. д., выходящих за пределы непосредственного сознавания. До Зигмунда Фрейда это понятие использовалось для объяснения разнообразных форм поведения, таких как диссоциация и "месмеризм" или легкий транс. Начало использованию формального термина "Б." положил Фрейд. Впоследствии Милтон Эриксон и Эрнст Л. Росси уточнили содержание этого понятия, опираясь на эриксонианскую гипнотерапию, а тж на исслед. систем зависимого от состояния научения (памяти) и поведения.
Известно множество различных т. зр. на понятие Б. и большое количество его определений, зависящих от теорет. платформы их авторов. Определить Б. нелегко, и известно, напр., что Инглиш и Инглиш выявили 39 разных значений, вкладываемых в это слово.
История вопроса
Потребность в ретроспективном взгляде на проблему связана с существованием различных концепций Б.
Психоанализ. Зигмунд Фрейд был первым совр. теоретиком, попытавшимся исследовать глубины личности. Одним из объектов его внимания стало Б. Он выделял в "психическом аппарате" три уровня, или системы: а) систему сознательного; б) систему предсознательного; в) систему Б. Система сознательного, по Фрейду, включает любые непосредственно сознаваемые данные (органов чувств), текущий опыт, продукты научения, образы, чувства или мысли. Система предсознательного - промежуточный уровень - состоит из любых данных, легкодоступных осознанному восприятию. Система Б. включает все вытесненные из сознания и потому совершенно не доступные прямому осознанному восприятию мысли, чувства, действия, воспоминания, субъективный опыт, продукты научения и т. д. Считается, что функцию защитных механизмов выполняет бессознательная динамика, оберегающая "Я" от реальности посредством ее отрицания и искажения. Кроме того, Б. включает вытесненные сексуальные побуждения: инстинкты, влечения, импульсы Оно, желания, сновидения и психол. конфликты.
Теория гипноза и эриксонианский подход. Милтон Эриксон занимался (прямо или косвенно) систематическим изучением разнообразных процессов Б. Его взгляды на Б. сформировались в рез-те работы с состояниями транса. Эриксон рассматривал Б. как резервуар с воспоминаниями о прошлом, хранилище структурированного опыта. Он тж считал Б. позитивной, созидательной силой. Благодаря работам Эриксона и др. исследователей состояния транса удалось связать с Б., или подсознательным, функционированием.
Считается, что транс открывает прямой доступ к Б., является своеобразным "окном", через к-рое можно заглянуть в него. Специфические формы поведения в трансе включают: возрастную регрессию (вспоминание прошлых событий без предварительных попыток сознательного припоминания); возрастную прогрессию (переживание сценариев будущего до фактического наступления отображаемых в них событий); феномен "скрытого наблюдателя" (воображаемое наблюдение за собой во время к.-л. действий); диссоциацию; каталепсию (застывание всего тела или конечностей в к.-л. положении и потеря способности к произвольным движениям вследствие концентрации/внушения); идеомоторные или психомоторные действия (непроизвольные движения пальцев рук, головы и т. д., происходящие без обычного сознавания); самогипноз; потерю болевой чувствительности (под воздействием внушения и концентрации); амнезию; автоматическое письмо: наплыв образов; искаженное восприятие времени; закрывание глаз и релаксацию. Ланктон и Ланктон развили представления Эриксона о Б., указав на важную роль правого полушария как физиолог. базиса в таких проявлениях транса, как восприятие пространства, пантомима (неречевые движения), непроизвольные движения, поток образов, доминирующие сенсорные модальности, интуиция, артистические и творческие тенденции, буквализм, психофизиологическое функционирование, музицирование, символические репрезентации и смыслы, ритмическая орг-ция и спонтанность.
Эрнст Л. Росси разделял психофизиологический подход к Б, наряду с ранее сформулированными эриксонианскими идеями. Он полагал, что изучение систем зависимого от состояния научения (памяти) и поведения (state-dependent memory learning and behaviors [SDML and B] systems) дает ключ к пониманию не только Б., но и причинности. Росси характеризует зависящую от состояния память следующим образом: "То, что выучено и запомнено, зависит от психофизиологического состояния индивидуума во время приобретения данного конкретного опыта".
По мнению Росси, SDML and В система связана с лимбико-гипоталамической системой, от к-рой во многом зависит регулирование - через молекулы или вещества, несущие информ., - поведения человека и его мозговой активности. Эти регуляторные процессы и составляют подлинную сущность Б. Подобные рассуждения привели Росси к мысли о том, что поведение и/или научение заключается в кодировании перцепций в зависящей от состояния памяти на лимбико-гипоталамическом уровне. Конкретнее говоря, данные научения, запоминания и/или восприятия преобразуются в информ. при посредстве молекулярных процессов головного мозга, в то время как сенсорные входные сигналы преобразуются на основе клеточного взаимодействия. Это и составляет в основном базис бессознательных процессов. Росси тж связывал Б. с психофизиологическими ритмами (циркадианными и ультрадианными циклами). Ультрадианные циклы - это естественные циклы покоя, облегчающие наступление естественных состояний покоя. Эти циклы обеспечивают благоприятные условия для проникновения в Б. В качестве примера, иллюстрирующего справедливость его подхода, Росси подчеркивает сходство между ультрадиадными циклами (наступление через каждые 90-120 минут естественного 20-минутного периода отдыха) и состояниями транса. Эти 20-минутные периоды называются базовыми циклами спокойного бодрствования, в течение к-рых разум и тело способны восстановить свои силы.
Практические приложения
Среди практических приложений концепции Б. можно назвать изменение поведения и решение проблем. Для решения этих прикладных задач нужно иметь доступ к Б. и уметь использовать его. Люди в большинстве случаев сами программируют свое поведения через последовательность выборов, опирающихся на многообразие жизненного опыта. Мн. проблемы оказываются запрограммированными на бессознательных уровнях (неосознанные выборы или выборы, сделанные на разных уровнях Б.), и для их разрешения необходимо произвести перепрограммирование на бессознательных уровнях. К числу методов получения доступа к Б. и его использования относятся: внутренняя визуализация или направленное воображение, фантазии и мечты, сновидение, внутренний диалог, музыка, изобразительное искусство, ритмы тела (и прежде всего базовые циклы спокойного бодрствования), релаксация и различные техники гипноза.
Внутренняя визуализация - это представление себе некоего образа или сценария на определенную тему и с определенной целью. Внутренние образы усиливают фантазии, сновидения и мечты, а тж делают переживание более реалистичным. Точно так же и воображение, наряду с фантазией и мечтами, связано с внутренними образами. Благодаря образам, фантазиям и мечтам у чел. создается впечатление, что нечто действительно произошло. Использование внутренних образов и/или воображения либо фантазии предполагает тж использование др. сенсорных модальностей (слуховой, кинестетической, вкусовой или обонятельной). Чтобы подготовиться к к.-л. предстоящим событиям, чел. должен создать детальный образ и/или сценарий определенного события и мысленно проиграть этот сценарий неск. раз, воображая успешное выполнение задачи.
Араоз высказал предположение, что внутренний диалог, или разговор с собой, - это разновидность гипнотического внушения (суггестии), посредством к-рого сам чел. программирует свой разум на бессознательном или подсознательном уровне. Отслеживая внутренний диалог и собственные заявления в свой адрес, а затем изменяя их, чел. может перепрограммировать системы неосознанных убеждений и представлений.
Др. путь получения доступа к Б. и изменения дисфункционального поведения - гипноз и методики релаксации, обеспечивающие прямой выход на бессознательные процессы. Большинство людей в течение дня многократно впадают в состояние транса и выходят из него. Эти естественные состояния транса считаются составной частью ультрадиадных циклов покоя. Более подробная информ. о техниках гипноза представлена в работах Хэммонда, Эриксона, Росси и Росси, Кэрича, Крёгера и Араоза.
Росси подчеркивал важность естественных ритмов тела, связав их с биомолекулярными обменами "обслуживающих" генов (генов, регулирующих у чел. обмен веществ). В циклы отдыха доступ к Б. облегчается.
Музыка как успокаивающее средство релаксации может тж использоваться как мотиватор и стимулирующий источник творчества. И музыка, и изобразительное искусство могут служить путями к Б., если чел. развил в себе восприимчивость к ним. Без всякого преувеличения, музыка и произведения искусства в большинстве случаев включают бессознательные элементы.
См. также Автоматические мысли, Блокировка, Диспозициональные наборы, Забывание, Гипноз, Память, Модель структуры интеллекта
М. С. Кэрич

Бессознательные умозаключения (unconscious inference)

С тех пор как возникла экспериментальная психология, когнитивные теории восприятия, в которых нечто подобное решению задач (problem solving) кладется в основу перцептивного процесса, получали постоянную мощную поддержку. В оригинальной формулировке Германа фон Гельмгольца, мы воспринимаем именно те предметы или события, к-ые - при обычных условиях - произвели бы, по всей видимости, то же самое впечатление на нашу НС.
В прошлом аргументы против самой идеи Б. у. сосредоточивались на специфических вопросах и сами в известной мере содержали некий элемент, привнесенный перцептивной системой наблюдателя. Напр., объясняя восприятие цвета поверхности предмета, Эвальд Геринг отвергал действие Б. у., но при этом признавал "цветовую память" (memory colors), а гештальтпсихологи при объяснении константности размера и положения отвергали Б. у., но признавали "законы организации", обеспечиваемые зрительной системой мозга. Еще более радикальную и узкую альтернативу Б. у. предлагал Дж. Дж. Гибсон, полагавший, что наше восприятие есть непосредственная реакция на информ., предоставляемую миром нашей перцептивной системе. Напр., стимуляция содержит как информ., прямо указывающую расстояние до объекта, так и информ. о его размере, и потому наблюдателю нет никакой нужды пользоваться информ. об удаленности от него объекта при восприятии размера последнего.
Пока что мы не знаем, так ли широко на самом деле используется та самая информ., о которой говорит эта "прямая теория восприятия", и используется ли она вообще, однако мы твердо знаем, что существование перцептивных группировок можно продемонстрировать даже тогда, когда невозможно отнести эту связность на счет информации, содержащейся в "объемлющем оптическом строе", и что можно доказать эффективность признаков глубины.
Можно возразить (вслед за Дж. Дж. Гибсоном), что Б. у. будут проявляться только тогда, когда по к.-л. причине стимульная информ. яв-ся неадекватной, но и одного этого достаточно, чтобы они в любом случае оставались в поле зрения теоретиков. Поскольку в качестве объяснения Б. у. охватывают большое число разнообразных феноменов, многие психологи принимают ту или иную версию этой идеи. Однако если даже согласиться с метафорой Гельмгольца, природа процессов Б. у. и его предпосылок все равно остается неизвестной. Природу ментальной структуры, играющей главную роль в концепции Б. у., да и в любой общей теории восприятия, еще предстоит понять. А пока мы имеем дело всего лишь с примером убеждающей коммуникации, а не с предсказывающей или допускающей проверку теорией.
См. также Константность, Восприятие (перцепция)
Дж. Хохберг

Библиотерапия (bibliotherapy)

Термин Б. является производным от двух греческих слов - biblion (книга) и therapeia (лечение) - и используется для обозначения формы поддерживающей психотер. В настоящее время под Б. понимается применение всех литературных жанров в терапевтическом процессе, включая опубликованный, неопубликованный и аудиовизуальный материал.
Б. иногда проводится в индивидуальном порядке. Однако обычно она практикуется в групповой форме в больницах, воспитательных, геронтологических, психол. и коррекционных центрах.
Материалы Б. могут быть мощным и динамичным средством пробуждения неизведанных ранее чувств и прояснения неразрешенных конфликтов. Выбор материала для чтения зависит от целей - информирование или удовлетворение эмоциональных потребностей - и особенно эффективен, когда согласуется с уровнем чувствования и понимания конкретного человека.
Сфера применения Б. расширяется, и, благодаря своему обращению к нормам, этике и тренингу, Б. получает все большее признание как терапевтическое средство.
См. также Терапия поэзией, Литература и психология
А. Лернер

Билингвизм (bilingualism)

Б. (двуязычие) предполагает, что индивидуум одинаково хорошо владеет двумя языками и может с равным успехом пользоваться ими в разных ситуациях. Помимо владения двумя языками, билингвы характеризуются способностью не смешивать две языковые системы, что позволяет им легко переключаться с одной на другую.
Это определение относится к идеальному, или совершенному, двуязычию. В реальной жизни чаще встречаются люди, к-рые в той или иной степени приближаются к подлинному Б. Любое исслед. такого явления, как двуязычие, должно начинаться с оценки степени Б. изучаемых лиц, т. е. определения уровня владения каждым языком и того, как и в каких ситуациях эти языки используются данным человеком. С этой целью используются языковые тесты, специально разработанные для учебных экзаменов и клинических обследований, а тж специальные опросники. Владение испытуемыми языком (языками) тж может измеряться при помощи лабораторных методов.
Старейшие и, в известной степени, наиболее интересные исслед., посвященные Б., касаются детей, с момента рождения находившихся в двуязычной среде и одновременно начавших разговаривать сразу на двух языках. Дети-билингвы довольно рано усваивают оба языка, хотя, как правило, родным считают только один из них.
На протяжении мн. лет исслед. Б. искали ответ на вопрос о том, способствует ли Б. интеллектуальному развитию или, наоборот, вредит ему. Исследование Сэйерсом детей Уэльса вроде бы показало, что Б. тормозит интеллектуальное развитие. Сходные результаты были получены в США в исслед. детей иммигрантов. Но в 1960-х Пил и Ламберт представили данные о благоприятном влиянии Б., и последующие исслед. подтверждают их.
В целом, на сегодняшний день принято считать, что в благоприятных соц. условиях и при правильном обучении двуязычие не только не вредит, но даже способствует развитию определенных интеллектуальных сторон личности, таких как гибкость и креативность. Вместе с тем, слишком часто двуязычные дети относятся к непривилегированным соц. группам, поэтому соц. проблемы и пед. упущения в этих случаях - не редкость.
См. также Когнитивная сложность, Кросс-культурная психология, Психолингвистика
М. Сигуан

Биографические вопросники (biographical inventories)

Изучение биографии человека, событий его жизни, его образования и профессиональной деятельности почти всегда является неотъемлемой частью прикл. психологии, да и эксперим. психологи, до известной степени, тж используют сведения о жизненной истории испытуемого. В психол. практике часто подчеркивается, что наилучшим предиктором будущего поведения является прошлое поведение в сходных обстоятельствах. В связи с этим вызывает удивление немногочисленность существующих структурированных тестов для систематической количественной оценки биографических данных.
Четырьмя осн. источниками для конструирования оценок, или показателей, на основе биографических данных являются: а) интервьюирование конкретного человека или его знакомых; б) личные документы и продукты труда, напр. дневники или работы художника; в) формы заявлений о приеме на работу и г) биографические вопросники. Информ. из первых трех источников может использоваться неформально и оцениваться качественно или же может квалифицироваться с помощью оценочных процедур ("рейтингов") или подсчета частоты встречаемости определенных категорий событий или проблем. Стандартизованные формы заявлений могут подвергаться количественной обработке с введением весовых коэффициентов для входящих в их состав пунктов.
Наибольшая работа по квантификации биографических данных проделана в связи с задачами бизнеса и пр-ва. По-видимому, единственным издаваемым биографическим вопросником, разработанным для клинического применения, является M-B запись истории (М-В History Record). Конкретные случаи клинического применения количественных измерений биографических данных можно найти в исследованиях "жизненных перемен". В таких исслед. испытуемого, как правило, просят составить список событий, произошедших с ним за последние 6 мес. или год. Установлено, что взвешенные результаты коррелируют с нарушениями физ. или психич. здоровья.
См. также Клиническая оценка, Личные документы
Н. Д. Сандберг

Биологическая обратная связь (biofeedback)

Б. о. с. лучше всего понимать как замкнутый контур обратной связи. Этот контур состоит из организма как системы управления, реакции организма и средств обнаружения и отображения этой реакции для системы управления. Чтобы видоизменять обнаруженные реакции, систему управления либо программируют с помощью инструкций, либо воздействуют на нее через поощрения или наказания. Напр., человеку дают инструкцию увеличить частоту сердечных сокращений (фаза программирования), к-рая регистрируется датчиком и отображается на мониторе как обратная связь. Контур обратной связи построен т. о., что испытуемый может обнаружить, что частота его сердечных сокращений увеличилась. Биолог. системы снабжены множеством таких контуров, или петель, обратной связи. В Б. о. с. систему управления можно рассматривать как тесно связанную с ЦНС и с процессом научения, а не с рефлекторными механизмами регуляции, обеспечивающими поддержание гомеостатической целостности.
Было предпринято много попыток научиться тому, как можно произвольно управлять процессами, к-рые считались автоматическими и саморегулирующимися по природе. Такие процессы, как частота сердечных сокращений, кровяное давление, желудочная секреция, изменяются в зависимости от потребностей метаболизма и эмоционального состояния. Но когда параметры этих процессов выходят за определенные пределы, то здоровье и нормальное функционирование организма подвергаются риску. Самоконтроль может рассматриваться в качестве терапевтического метода, возможно, не обладающего побочными эффектами более традиционных терапевтических методов. Далее, исслед. Б. о. с. стимулировались теоретиками, к-рые пытались доказать несостоятельность гипотезы о том, что реакции, иннервируемые АНС, невозможно модифицировать путем научения с вознаграждением. Согласно этой гипотезе, такие реакции могут быть изменены только путем классического обусловливания по И. П. Павлову. Исслед. Б. о. с. тж стимулировались интересом к самоконтролю сознательных состояний. Тот факт, что человек может изменять свои ЭЭГ-ритмы, если его обеспечить текущей информ. о ЭЭГ-активности, привел к росту количества исслед. в области Б. о. с.
И наконец, понимание того, что сознательное управление нервно-мышечными функциями может облегчить нек-рые виды боли, напр. головную, или привести к восстановлению мышечной функции после травмы или заболевания, тж способствовало развитию Б. о. с.
Регулирование автономных реакций
Ранние эксперименты показали, что люди могут произвольно регулировать сосудодвигательные реакции, электродермальную активность и частоту сердечных сокращений. Вслед за этими первыми сообщениями были опубликованы данные из мн. лабораторий, к-рые показали, что представляется возможным влиять на мн. автономные реакции человека и животных путем инструментального научения с использованием различных схем подкрепления.
Помимо обычных методологических недостатков, центральным объектом критики этих исслед. стал механизм, лежащий в основе изменений автономных реакций. Спор велся вокруг проблемы опосредования: противники утверждали, что в данном случае подлинного инструментального научения не происходило. И все же, испытуемые каким-то образом опосредовали автономную реакцию: либо через некий вид когнитивной активности (напр. мысленное успокоение или эмоциональные мысли), либо через некую разновидность скрытой активности поперечно-полосатых мышц - воображаемой или реальной. Хотя эта проблема осталась неразрешенной, последние исслед. людей, парализованных вследствие поражения спинного мозга и страдающих гипотензией, показывают, что ни когнитивной активностью вместе с воображаемым движением, ни реальными движениями не удается полностью объяснить приобретенную способность повышать кровяное давление. Кроме того, на автономное инструментальное научение влияют такие переменные, как тип обратной связи, уровень осведомленности, характер инструкций и гомеостатические связи, соединяющие в системы отдельные реакции (автономные и соматические).
Б. о. с. применяется при лечении болезни Райнада, нарушениях сердечной деятельности, мигренях, гипертензии, функциональной диарее, астме, а тж при терапии др. осложнений, связанных с нарушенным функционированием АНС, таких, напр., как тревога и экзема. Оценки терапевтической эффективности Б. о. с. применительно к этим расстройствам довольно противоречивы.
Использование техник Б. о. с. для терапии осложнений, обусловленных нервно-мышечными дисфункциями, выглядит многообещающим. Нервно-мышечная обратная связь показала впечатляющую точность управления мускулатурой, позволяющую тренированному человеку возбуждать или тормозить активность отдельного мотонейрона.
Электроэнцефалографическая биологическая обратная связь
Предпринимались попытки изменять активность ЭЭГ либо посредством инструментального научения, либо манипулирования когнитивными состояниями, предположительно лежащими в основе конкретного диапазона частот ЭЭГ. Результаты таких исслед. показали, что количество альфа-волн действительно изменялось и, в свою очередь, приводило к изменению психол. состояния. Повышение количества альфа-волн связано с такими субъективными характеристиками, как рассеянное внимание и отсутствие тревоги. Приводит ли увеличение альфа-волн к психол. изменениям или же психол. состояния вызывают изменение ЭЭГ, - спорный вопрос, составляющий один из аспектов проблемы опосредования. Накоплено достаточное количество данных о роли движений глаз в продуцировании и подавлении альфа-ритма. Эта окуломоторная гипотеза является самым известным объяснением контроля альфа-ритма. Конвергенция, дивергенция и фокусировка глаз связаны с количеством продуцируемых альфа-волн. Соотносимые с такими изменениями психол. состояния, по крайней мере отчасти, обусловлены ожиданиями.
Оценка исслед. Б. о. с. и ее клинического применения вскрывает проблемы, весьма сходные с проблемами в др. областях научной психологии и ее приложений. Развитие теории, механизм действия, необъективность экспериментатора, плацебо-эффект и долговременные эффекты - всему этому уделялось внимание, но, вероятно, не в должной степени.
См. также Адаптация, Поведенческая медицина, Законы научения Торндайка
У. Грин

Биологические ритмы (biological rhythms)

Б. р. представляют собой циклические процессы, происходящие в организмах. Они имеют отношение к регуляции большинства проявлений жизни на Земле. Эти циклы могут быть циркадными (длящимися примерно сутки) или более продолжительными (месячные менструальные циклы). Ритмическая активность определяется как внешними, так и внутренними по отношению к организму процессами и силами. Примером Б. р. может служить чередование сна и бодрствования. Переход от сна к пробуждению происходит благодаря "биолог. часам" в клетках и органах тела. Соответственно, клетки нашего тела содержат таймеры, или "индивидуальные часы", к-рые совместно с РНК (рибонуклеиновой кислотой) образуют белки в течение 24-часового циклического периода.
Но отнюдь не вся динамика биолог. часов обусловлена внутренними процессами. Окружающая среда тж оказывает определенное влияние; возьмем, к примеру, вращение Земли и Луны. Вращение Земли вокруг Солнца и Луны - вокруг Земли оказывает влияние на большую часть челов. деятельности.
У людей циркадные ритмы часто проявляются через физ. процессы внутри организма. Так, колебания температуры тела следуют циркадному ритму, причем низкие участки этого цикла приходятся на раннее утро и конец ночи. В точке максимума, в полдень, любому лучше всего удается решение сложных задач.
Когда мы меняем привычный ритм нашей деятельности, мы вызываем беспорядок в наших организмах, как в тех случаях, когда мы чувствуем расстройство биоритмов в связи с перелетом через неск. часовых поясов. Путешествия с востока на запад и с запада на восток нарушают привычный паттерн сна и активности, к к-рому привык организм. Мы плохо чувствуем себя до тех пор, пока функционирование нашего тела не приспособится к новом циклу сна и бодрствования.
Сейчас только только начинают понимать важность Б. р. для жизни чел., поскольку здесь, так же как и в др. областях челов. поведения, нам трудно отделить биолог. факторы от средовых воздействий.
См. также Циркадный ритм
Т. Александер

Биоэнергетика (bioenergetics)

Эта система психотер., разработанная Александром Лоуэном, направлена на освобождение тела от внутреннего напряжения, являющегося следствием неправильной осанки и положений тела. Предполагается, что телесная зажатость препятствует свободному потоку энергии.
Б. восходит к анализу характера, разработанному Вильгельмом Райхом, и к его системе оргонотерапии. Лоуэн, ученик Райха, сохранил нек-рые из понятий своего учителя, добавив к ним другие, в частности, понятие "заземления".
Согласно теории Б., мы представляем собой тела, в к-рых накапливается и разряжается энергия. В оптимальном случае индивидуум твердо стоит на ногах и получаст удовольствие от жизни. При появлении нарушений поток энергии блокируется телесной зажатостью, обнаруживаемой по негибкости тела и областям напряжения в нем. Терапия призвана снять это напряжение посредством мышечной работы.
Лечение заключается гл. обр. в снятии блоков с помощью физ. упражнений и поз, противодействующих блокированным зонам. Телесно зажатым людям могут предложить рычать и размахивать руками, чтобы ослабить мышечную броню. Кроме того, их учат быть "заземленными", расслабляться в контакте с природой.
См. также Новаторские психотерапии, Психотерапия
В. Рейми

Бисексуальность (bisexuality)

Б. - термин, употребляемый по отношению к взрослым людям, объектом сексуального желания и/или выбора к-рых становятся лица как противоположного, так и одного с ними пола. По определению, бисексуал не должен предпочитать один пол другому, но термин часто неправомерно используется для обозначения лиц, имеющих партнеров обоего пола наряду с явным предпочтением, отдаваемым какому-то одному полу.
Прототипом Б. является оценка "3" по 7-балльной шкале сексуальных предпочтений, предложенной Альфредом Кинси и его сотрудниками в классической книге "Сексуальное поведение взрослых лиц мужского пола" (Sexual behavior in the human male).
В то время как сексуальные контакты с лицами обоего пола достаточно часты, истинная Б. встречается относительно редко. Кинси и его сотрудники показали, что его определению Б. соответствуют лишь около 3% взрослого белого населения. Среди одиноких женщин эта цифра составляет чуть больше 1%.
См. также Гомосексуальность, Половые девиации
Ю. Левитт

Бихевиоризм (behaviorism)

Б. оставался наиболее значительным движением в эксперим. психологии на протяжении трех четвертей XX в. Истоки Б. можно проследить в работах таких психологов, как Э.Л. Торндайк и И. П. Павлов, еще до его формального провозглашения Джоном Б. Уотсоном в 1913 году. Несмотря на то, что ряды критиков Б. непрерывно увеличиваются, начиная с 1960-х гг., он по-прежнему остается влиятельным направлением в психологии.
До Б. эксперим. психологи изучали психику, определяя ее как сознательный опыт, и их основным исследовательским инструментом была та или иная форма интроспекции. Все они считали, что изучение психики как предмета психологии должно опираться на метод интроспекции, а нек-рые из них еще и пытались объяснить сознательные явления как результат лежащих в их основе ментальных процессов. Б. отрицает и их объяснительные принципы, и метод интроспекции.
Методологический и метафизический бихевиоризм
С философской точки зрения следует различать два принципиальных основания для отказа от ментализма и выбора Б. Методологический бихевиорист допускает, что психич. явления и процессы - это реальность, однако считает, что они недоступны научному изучению. Научные факты, говорит методологический бихевиорист, должны быть публичными и открытыми явлениями, такими как движения планет или химические реакции, к-рые могут наблюдать все исследователи. Сознательный опыт, однако, неизбежно оказывается сугубо личным и внутренним; интроспекция может его описать (часто неточно), но не способна сделать его публичным и открытым для всеобщего обозрения. Следовательно, чтобы стать наукой, психология должна заниматься изучением только публичного и открытого поведения и отвергнуть интроспекцию. Отсюда сознание, несмотря на всю свою реальность и привлекательность, с методологической точки зрения, не может быть предметом научной психологии.
Метафизический бихевиорист высказывает еще более радикальное утверждение: точно так же, как физ. науки отвергли демонов, духов и богов, показав мифичность их существования, так и психолог должен отвергнуть - как мифические - психич. явления и психич. процессы. Это вовсе не означает, что такие ментальные понятия, как "идея", лишены всякого смысла (хотя это может быть так), ведь и понятие "Зевс" также не является совершенно бессмысленным. Мы можем описать Зевса и объяснить, почему люди верили в него, не утверждая при этом, что имя "Зевс" имеет отношение к чему-то, что когда-либо существовало. Сходным образом, говорит этот радикальный бихевиорист, мы можем описать условия, при к-рых люди используют "идею" или любое другое ментальное понятие, и объяснить, почему они верят в то, что обладают разумом или душой (психикой), и при этом утверждать, что "идея", "разум" и подобные понятия не имеют отношения к чему-либо, что существует в реальности, за исключением, пожалуй, определенных действий и определенных стимулов. Следовательно, поскольку нельзя исследовать то, что не существует (психика), психология должна быть бихевиористской: все, что реально существует - это поведение.
Многообразие необихевиоризма
Основными видами необихевиоризма являются формальный Б., включая логический Б. и целевой (или когнитивный) Б.; неформальный Б.; радикальный Б. Все они, за исключением последнего, - формы методологического Б.; радикальные бихевиористы стоят на позициях метафизического Б.
Формальный бихевиоризм. Рассматривая поведение в качестве предмета психологии, бихевиорист вовсе не исключает возможности обращения к ненаблюдаемым процессам, к-рые могут быть использованы для объяснения наблюдаемого поведения. В действительности, под влиянием логического позитивизма и операционизма, формальный бихевиорист видит свою задачу в объяснении наблюдаемого поведения на основе теории, состоящей именно из таких ненаблюдаемых логических категорий. Однако при этом данный ненаблюдаемый теоретический конструкт операционально определяется в терминах либо тех манипуляций, к-рые осуществляются над подопытным животным, либо определенного аспекта его стимульного окружения, либо измеряемого аспекта его поведения. Следуя этой логике, формальные бихевиористы, с одной стороны, надеются, приняв методологический Б., придать своим исслед. научный статус, а с другой - достичь такого же уровня объяснительной теории, как в физике или химии, где использование теоретических терминов - обычное явление.
Логический Б. Кларка Л. Халла и его последователей - наиболее полно разработанная программа Ф. б. Следуя примеру Ньютона и физическим наукам в целом, Халл разработал гипотетико-дедуктивную теорию научения, универсальную для всех млекопитающих. Эта теория была сформулирована в виде набора аксиом, из к-рых путем операциональных определений можно было впоследствии выводить прогнозы в отношении поведения и подвергать их соответствующей эксперим. проверке.
Сопоставление логического Б. Халла с целевым или когнитивным бихевиоризмом Э. Ч. Толмена показывает, насколько могут два варианта Б. различаться между собой в деталях, одновременно сохраняя верность общему духу и идее направления, провозглашенного Уотсоном. Толмен отверг механистический мускульно-рефлекторный подход Уотсона и Халла. Для них научение заключалось в связывании определенных стимулов со специфическими моторными реакциями, что предполагало исключение возможности всякого обращения к цели или намерению, к-рое они считали мистическими и менталистскими понятиями. Толмен, однако, рассматривал поведение как неизбежно целенаправленное (животные всегда пребывают на пути движения в прямом или обратном направлении от некоторой цели), а научение как неизбежно когнитивное; его целью является не реагирование на стимулы, а получение информации о своем окружении.
Неформальный бихевиоризм. Развитие Б. продолжалось и после "золотого века" теории в 1930-40-х гг. Неохалловский Б. послевоенного времени (после Второй мировой войны) иногда называют необихевиоризмом, однако назв. "Н. б." или "либерализованная теория S-R" более точно отражают его сущность. Характерный признак этого движения - снижение внимания к проблемам построения аксиоматической универсальной теории и готовность говорить о свойственных людям высших психич. процессах, пусть даже как промежуточных S-R переменных. Тем самым Ф. б. утрачивал свою прежнюю жесткость выражения и приобретал большую гибкость в обращении с такими важными человеческими феноменами, как речь и решение задач.
Неформальные бихевиористы рассматривали S-R пары в качестве центральных процессов головного мозга, к-рые, тем не менее, подчинялись обычным законам S-R научения, и поэтому могли быть включены в операциональные S-R теории научения без отказа от Б.
Неформальные бихевиористы смогли, таким образом, говорить о мышлении, памяти, решении проблем и речи в терминах S-R теории поведения, обращаясь с ними как со скрытыми компонентами приобретенных S-R связей. Это позволяло существенно расширить перечень форм поведения, рассматриваемого в терминах S-R. Примечательным продуктом этого направления стала теория социального научения - результат сочетания неохалловского Б. и психоан. с некоторыми из постулированных Фрейдом психич. механизмов, рассматриваемых в качестве скрытых, опосредующих поведение переменных.
Радикальный бихевиоризм. Наиболее последовательной формой Б. является Р. б. Б. Ф. Скиннера. Скиннер отверг методологический Б. для утверждения еще более радикального метафизического Б. Разговоры о разуме и психике являются не более чем культурными мифами, к-рые надлежит разоблачить и отбросить.
Существуют три объяснения обычных, повседневно употребляемых менталистских понятий. Во-первых, некоторые навязшие в зубах разговоры о психич. явлениях в действительности касаются обычных физ. процессов в теле, к-рым мы привыкли давать эти ярлыки. Не существует принципиального различия между таким внешним стимулом, как булавочный укол, и таким внутренним стимулом, как зубная боль, за исключением того, что доступом к последнему стимулирующему событию обладает лишь сам человек. Во-вторых, нек-рые психич. явления, в особенности чувства, являются всего лишь сопутствующими побочными продуктами влияний окружения и результирующего поведения, но не играют роли в детерминации поведения. Так, человек может "испытывать удовлетворение" вследствие похвалы своего начальника, однако то, что действительно контролирует поведение, есть сама похвала, т. е. разновидность подкрепления, а не сопутствующее ей чувство. В отличие от внутренних стимулов, которые могут осуществлять управление поведением, сопровождающие его чувства этого не делают и могут игнорироваться научной психологией, несмотря на всю свою феноменологическую привлекательность. Наконец, от многих менталистских терминов можно отказаться просто как от мифов, представляющих собой вербальные операнды, усваиваемые нами в условиях нашей специфической культуры и совершенно лишенные к.-л. объективных оснований.
По своей сущности, несмотря на различие в частностях и деталях, Р. б. наиболее близок из всех разновидностей необихевиоризма к классическому Б. Уотсона.
Бихевиоризм сегодня. Р. б. на сегодня остается единственной оказывающей серьезное влияние разновидностью Б. Другие его формы стали достоянием истории, и интеллектуальные потомки отцов-основателей уже не разделяют их теоретических воззрений.
Однако Б. как филос. и ист. течение остается объектом интереса со стороны психологов, философов и историков.
См. также Бихевиоризм: история, Логический позитивизм, Механистическая теория, Вопрос об отношении души и тела, Намеренное поведение, Телеологическая психология
Т. Г. Лихи

Бихевиоризм: история (behaviorism: history)

В широком контексте развития психологии, науки и американского об-ва Б. имеет чрезвычайно богатую и насыщенную событиями историю. Очерк его истории проще всего начать с краткого словарного определения Б. как "психологической школы, считающей, что объективно наблюдаемое на уровне организма поведение составляет сущность или исключительную научную основу психол. данных и исследований, и подчеркивающей роль окружения в качестве детерминанты поведения человека и животных" ("Словарь американского (культурного) наследия").
В психологии возникновение Б. как самостоятельного направления принято связывать с вводным параграфом статьи, опубликованной Джоном Б. Уотсоном:
"Психология, какой ее видит бихевиорист, является абсолютно объективной экспериментальной ветвью естествознания. Ее теоретическая цель заключается в предсказании и контроле поведения. Интроспекция не составляет существенной части ее метода, а полученные с помощью интроспекции данные не имеют никакой научной ценности, ибо слишком легко поддаются интерпретации на языке сознания. Бихевиорист, в своем стремлении получить единую сх. анимальной реакции, не признает разграничительной линии между человеком и животным. Поведение человека, во всей его утонченности и сложности, составляет лишь часть полной сх. исследования бихевиориста."
Манифест Уотсона был прямо нацелен на решение проблемы контроля поведения, к-рая сильнее всех других проблем занимала психологию и общество в первой половине XX в.
Скиннер утверждал, что Б. - это "не просто научное изучение поведения, а философия науки, обращенная к предмету и методам психологии".
Как и в отношении любого другого аспекта психологии, в отношении корней и предыстории Б. возникали многочисленные споры. Историки психологии - современники Уотсона (напр. Э. Г. Боринг, Эдна Хайдбредер, Р. С. Вудвортс) - единодушно считали Уотсона "основателем" Б. Последующие авторы, изучавшие этот предмет (напр., А. Э. Каздин, Ф. Сэмелсон), рассматривали Уотсона в качестве "катализатора" движения - в направлении от "сознания" к "объективизму", - к-рое в то время уже набирало силу. Они отмечают, что Уотсон не был абсолютно оригинален ни в терминологии, ни в основаниях того нового подхода, к-рый он назвал Б.
Некоторое представление об общественной реакции на "Бихевиоризм" Уотсона дают, в частности, комментарии и статьи ведущих газет той эпохи. Здесь можно привести реакцию на наиболее известное заявление Уотсона, широко цитировавшееся и нередко искажавшееся в те годы: "Дайте мне дюжину здоровых, нормально развитых младенцев и возможность воспитать их в устроенном по моим собственным принципам мире, и я гарантирую, что выберу любого из них наугад и научу его, как стать специалистом в любой профессии - врачом, адвокатом, художником, торговцем и, да, даже нищим и вором, независимо от его талантов, склонностей, свойств, способностей и расы его прародителей".
Последствия таких утверждений для Б. и для американского об-ва, конечно же, были огромными. К сожалению, эту цитату обычно вырывали из контекста и выпускали такие ее строки: "Я выхожу за пределы установленных мною фактов и я признаю это, но точно так же поступали защитники противоположной стороны и делали это на протяжении тысячелетий. Пожалуйста, заметьте, что когда этот эксперимент завершится, я смогу позволить себе точно определить тот способ, к-рым надлежит воспитывать детей, и тот тип об-ва, в к-ром они должны жить".
Поведенческое движение в американской психологии можно рассматривать как определенное научное и общественное движение, возникшее под влиянием общественных сил и, в свою очередь, оказавшее обратное влияние на об-во, в недрах к-рого оно возникло. Б. прочно вплетен в контекст социальной, политической, культурной, образовательной, экономической и интеллектуальной истории Америки XX в. Более того, с тех пор как прагматическая философия поведенческого движения вышла за пределы психол. лаборатории, она пронизывает фактически каждую сторону американской жизни.
Историки психологии, говоря о начале XX в., отмечают рост материализма, детерминизма, механицизма и даже антиинтеллектуализма как преобладающих тенденций в американском об-ве в результате его активной урбанизации. Эти тенденции отвечали духу времени и выражали то, что рассматривается ныне в качестве основополагающих филос. принципов Б.
Существует определенное родство и взаимовлияние между Б. в той форме, как его определял Уотсон, и областью психологии животных. Психология животных преимущественно объективна в том смысле, что наблюдателю - подобно астроному, физику или ботанику - необходимо занимать внешнюю позицию в отношении исследуемого им материала.
Однако последующие исследователи раннего Б., в частности Сэмелсон, считают мифом представление о том, что Б. возник в недрах психологии животных и что именно работа с животными побудила исследователей заняться изучением поведения. К примеру, наиболее известные зоопсихологи того периода, Р. М. Йеркс и М. Ф. Уошберн, не признавали Уотсона и его теорий. До Уотсона и в современной ему психологии уже существовала тенденция (особенно в психологии животных) подвергать сомнению полезность понятия "сознания". Эксперим. и теоретические разраб. ранних исследователей, в особенности Уотсона, подчеркивающие влияние окружения на поведение, привели к выдвижению на передний план понятия "научения", к-рое определило основную проблематику исследований в эксперим. психологии на протяжении последующих десятилетий. Ряд исследователей - Э. Л. Торндайк, Э. Р. Газри, Э. Ч. Толмен, К. Л. Халл, К. В. Спенс, О. X. Маурер, Б. Ф. Скиннер, А. Бандура и другие - предприняли попытки создания теорий или моделей научения и постулировали разнообразные принципы и механизмы для объяснения феномена "научения".
См. также Модификация поведения, Бихевиоризм, История психологии, Логический позитивизм
Л. Краснер

Бланковые (типа "карандаш-бумага") тесты интеллекта (pencil-and-paper intelligence tests)

Б. т. и., в отличие от их индивидуально проводимых аналогов, экономичны с т. зр. временных и денежных затрат, поскольку они могут проводиться в группах. Кроме того, групповые тесты интеллекта могут быть быстро и объективно обработаны, позволяя т. о. пользователям получать необходимую информ. в течение сравнительно коротких промежутков времени.
Возникновение групповых тестов
При создании групповых интеллектуальных тестов психологи стремились воспроизвести результаты индивидуальных тестов интеллекта, таких как шкала интеллекта Стэнфорд-Бине. Отис, аспирант Льюиса Тёрмена, разрабатывал бланковые версии группового теста на основе неск. заданий Бине для своей докторской диссертации. Он закончил свои диссертационные исслед. примерно в то время, когда началась Первая мировая война и возникла потребность в процедуре отбора и классиф. огромного количества призывников. Отис присоединился к Тёрмену, Йерксу и др. известным психологам того времени, разрабатывавшим инструмент для такой классиф. Именно материал Отиса лег в основу Армейского альфа-теста, первого группового теста интеллекта. Крупномасштабный "эксперимент" с Армейским альфа-тестом доказал пригодность метода группового тестирования. В течение короткого времени групповые тесты интеллекта стали широко распространенными в американских школах в связи с сильно возросшим притоком учащихся.
Содержание
Ранние групповые интеллектуальные тесты, разрабатывавшиеся для использования в школах, как правило, включали в себя один или два уровня, содержащих неск. субтестов, проводимых в разное время. Такие тесты обычно были перегружены заданиями на оценку словарного запаса, общей осведомленности и полученных в школе умений и навыков. Многие из этих ранних мер интеллекта пересекались с мерами школьных достижений. Сегодняшние критики, как и их предшественники, настаивают на том, что тесты интеллекта оценивают всего лишь успехи в усвоении школьной программы по родному языку и математике. Одно популярное заблуждение заслуживает особого упоминания: представление о том, будто тесты интеллекта измеряют природную способность, остающуюся неизменной с рождения.
Одна хорошо известная серия тестов учебных способностей - Тест школьных способностей Отиса - Леннона (OLSAT). Два элементарных уровня этой серии - для дошкольников и учеников 1-3 классов - дают итоговый показатель, осн. на выполнении трех субтестов; классификация, аналогии и вербальный комплексный (неск, различных типов заданий, измеряющих следование указаниям, количественные рассуждения и словесное понимание). Др. три уровня - для учащихся 4-12 классов - содержат ряд различного типа заданий в формате циклического, или спирального, комплекса, облегчающего проведение и обработку результатов теста. Типы заданий включают словесные аналогии, противоположности, фигурные аналогии, последовательности фигур, решение арифметических задач, числовые последовательности, завершение предложений и умозаключения. Интерпретация дается единому итоговому показателю. OLSAT предназначен для прогнозирования школьной успеваемости.
Др. широко используемой серией тестов являются Тесты когнитивных способностей (CogAT). Существуют три тестовых батареи в многоуровневом формате (3-12 классы школы), к-рые могут использоваться по отдельности или в совокупности как многоаспектный оценочный инструмент. Вербальная батарея (Verbal Battery) содержит четыре субтеста (словарный, завершение предложений, классификация слов и словесные аналогии). Количественная батарея (Quantitative Battery) включает три субтеста (количественные отношения, числовые последовательности и составление равенств). Невербальная батарея (Nonverbal Battery) представлена тремя субтестами (классификация фигур, фигурные аналогии и фигурный синтез). По каждой батарее выводится единая итоговая оценка для интерпретации. По словам авторов, эта серия тестов измеряет академические способности и способность к абстрактному мышлению с опорой на вербальные, числовые и фигурные символические системы, распространенные в нашей культуре.
Интерпретация
Используемые в настоящее время тесты обычно дают нормированные для возрастных групп стандартные оценки и процентильные ранги по возрастам и классам. Показатели умственного возраста, наследие ранних тестов иногда приводятся для тех пользователей, к-рым нужна привязанная к возрасту мера когнитивного развития. Стандартизированные выборки для совр. тестов обычно основаны на 100 тыс. и более испытуемых, тщательно отобранных по критерию максимально точной представленности населения страны в целевых возрастных группах или школьных классах. Нормы для этих тестов, как правило, гораздо лучшего качества, чем нормы индивидуально проводимых тестов.
Неразрешенные проблемы
С момента своего появления групповые тесты интеллекта стали предметом ожесточенных дискуссий и споров. Критическая литература изобиловала заблуждениями по поводу применения групповых тестов и их интерпретации. Слабое понимание сложной взаимосвязи генетических и средовых факторов вообще, а тж того, как они проявляются в выполнении тестов, в частности, имело результатом многочисленные ядовитые выступления противников интеллектуального тестирования. Когда выяснилось, что представители национальных меньшинств в целом выполняют тесты на более низком уровне, появились обвинения, что эти тесты изначально благоприятствуют белым представителям среднего класса. Целые города объявляли запрет на использование групповых тестов интеллекта на том основании, что национальные меньшинства подвергаются дискриминации.
При всех своих ограничениях, стандартизованные тесты способностей дают психологам объективные и экономичные средства для выполнения своих функций. Поэтому психологи несут особую профессиональную ответственность за грамотное использование тестов и обучение клиентов и представителей др. профессий корректному использованию и интерпретации тестовых результатов.
См. также Армейские тесты времен Первой мировой войны, Систематическая ошибка тестов, обусловленная культурными факторами, Меры интеллекта
Г. Робертсон

Блокировка (blocking)

Положение о том, что совпадения событий во времени недостаточно для того, чтобы между ними образовалась ассоц., сегодня общеизвестно. Замечательной иллюстрацией этого служит феномен Б. Б. происходит, когда выработка условной реакции на некий раздражитель гасится, или "блокируется", т. к. этот стимул сигнализирует об исходе, к-рый ранее предсказывался др. признаком. В частности, испытуемый, обученный реагировать на условный раздражитель (А) до того, как у него вырабатывают реакцию на смешанный раздражитель (АБ), состоящий из первоначального элемента (А) и добавленного элемента (Б), не обнаруживает научения при предъявлении одного раздражителя Б. Предшествующее обучение реагировать на А каким-то образом препятствует формированию условной реакции на новый раздражитель или, иначе говоря, блокирует обусловливание.
Теории, к-рые приходят на смену модели Ресколы - Вагнера, можно классифицировать по тому, придают ли они осн. значение обработке безусловного раздражителя (БРЗ) или обработке условного раздражителя (УРЗ). В своем объяснении Б. теория обработки информ. А. Р. Вагнера сохраняет ключевую характеристику модели Ресколы - Вагнера, а именно то, что связи, устанавливаемые между событиями, возникают вследствие обработки БРЗ. Согласно этому объяснению, событие, к-рое хранится в памяти до его актуальной реализации, не будет обрабатываться в той же степени, как неожидавшееся событие - т. е. событие, к-рое отсутствовало в памяти на момент своего возникновения. Т. о., утрата способности к образованию связи с новым УРЗ при Б. происходит потому, что первоначальный раздражитель в процессе выработки УР на смешанный раздражитель активирует в памяти мнемический след БРЗ; этот БРЗ теперь репрезентирован в памяти новым элементом и смешанным раздражителем. В результате, когда этот БРЗ действительно появляется, связь между ним и этим новым признаком меньше обрабатывается.
Аттенционная теория Макинтоша предлагает альтернативное объяснение Б. с использованием параметра степени специфичности раздражителя, к-рая снижается в ситуации отсутствия изменения в подкреплении. Раздражители, к-рые регулярно оставляют след и т. о. предсказывают эмоциональные последствия (БРЗ), обычно принимаются во внимание при последующих пробах; и наоборот, раздражители, к-рые не сигнализируют изменения в характере БРЗ, в конечном счете игнорируются. Поскольку качественные и количественные свойства самого БРЗ остаются неизменными на второй стадии эксперим. модели Б., утрачивается способность к образованию связи с этим новым, но избыточным признаком.
Центральная идея теории Макинтоша состоит в том, что ассоциативная сила конкретного УРЗ зависит от того, в какой степени он оказывается надежным предиктором БРЗ в сравнении с др. раздражителями. Отсюда следует, что внимание к данному раздражителю будет расти до тех пор, пока он будет оставаться хорошим предиктором. Пирс и Холл видоизменили эту не согласующуюся с интуитивными представлениями идею Макинтоша, выдвинув предположение, что УРЗ будет продолжать обрабатываться в пределах его сочетания с непрогнозируемым или неожиданным БРЗ. Б. объясняется тем, что новый УРЗ не будет обрабатываться, поскольку он сочетался с ранее известным БРЗ. Хотя ни одна из этих теорий не смогла охватить все наблюдения, полученные на эксперим. модели Б., они стимулировали продолжение исслед. в этой области и обозначили новые, перспективные пути концептуализации процесса научения.
См. также Обработка информации
Э. Рикерт

Болезнь Альцгеймера (Alzheimer's disease)

Б. А. - приводящее к слабоумию расстройство, развивающееся в среднем возрасте (45-60 или 65 лет) и характеризующееся относительно устойчивыми клеточными изменениями стареющего мозга. Иногда ее называют пресенильной деменцией, чтобы отличать от сенильности или сенильной деменции (старше 65 лет). Клиническая симптоматология характеризуется прогрессирующим психич. снижением, обычно начинающимся с нарушений кратковременной памяти. Затрудняется фиксация текущих событий, хотя память на прошлые события может оставаться сохранной. По мере прогрессирования снижается память на отдаленные события и уровень логического мышления. Номинальная афазия (затруднения в назывании предметов) может присутствовать и на более поздних стадиях болезни.
Депрессия обычна на ранних стадиях расстройства, хотя эпизодически отмечается и эйфория. Очень важно различать депрессию, не сопровождающуюся деменцией, и депрессию с Б. А., поскольку прогноз и перспективы лечения значительно лучше при отсутствии органических церебральных нарушений. В случаях, когда дифференциальная диагностика невозможна, должно проводиться лечение депрессии.
Изменения личности часто представляют собой преувеличение преморбидных тенденций. Так, слегка подозрительный человек может демонстрировать черты параноидности. В нек-рых случаях, однако, наблюдается обратное развитие преморбидных тенденций.
С т. зр. нейрофизиологии Б. А. характеризуется выраженной кортикальной атрофией с расширением желудочков. Б. А. в действительности не является диффузным церебральным расстройством. Скорее отмечается избирательная ранимость определенных областей, включая ассоциативные зоны теменной, височной и лобной долей. Первичные двигательные и сенсорные зоны, напротив, остаются относительно сохранными. Из подкорковых зон гиппокамп и область миндалины обнаруживают наибольшую уязвимость.
При микроскопическом исслед. Б. А. обнаруживаются 3 специфических патологических изменения мозговой ткани: нейрофибриллярные узлы (НФУ), сенильные бляшки и грануловакуолярная дегенерация. НФУ состоят из пучков парных спиралевидных волокон, отличных по размеру и форме от непарных волокон, обнаруживаемых в нормальных нейронах. Было установлено, что количество НФУ коррелирует со степенью ухудшения психич. состояния. Сенильные бляшки являются отражением патологических нейрональных процессов. Образование бляшек тж коррелирует со степенью интеллектуального снижения. Грануловакуолярная дегенерация представляет собой форму дегенеративных изменений нейронов, часто наблюдаемых лишь в зоне гиппокампа. Все 3 типа изменений мозговой ткани могут обнаруживаться в позднем возрасте и при отсутствии деменции, но при ее наличии они гораздо более выражены.
Возможно действие разнообразных этиологических факторов. Напр., повышенная частота Б. А. в нек-рых семьях свидетельствует о возможной генетической предрасположенности. Возможно тж действие вирусной инфекции, поскольку исслед. показали, что бляшки образуются в мозгу мышей при инфицировании их вирусом спонгиформной энцефалопатии. Предполагается и аутоиммунная основа расстройства - проникновение церебрального протеина в кровоток через дефицитарный гематоэнцефалический барьер. В сосудистой системе образуются антитела, атакующие мозг при повторном переходе через барьер.
Высказывается предположение об интоксикации следами металлов. Одним из ведущих кандидатов на эту роль является алюминий. Доказано, что при введении его в мозг чувствительных животных образуются НФУ. В мозгу пациентов, умерших от Б. А., обнаружен повышенный уровень алюминия, хотя его распределение не соответствует локализации сенильных бляшек.
В отношении Б.А. применялись разнообразные методы лечения, но результаты были не слишком утешительными. Безуспешной была гипербарическая оксигенация, равно как не привело к успеху и применение таких препаратов, как витамины, сосудорасширяющие и многочисленные психотропные средства.
См. также Головной мозг, Расстройства психики и поведения при поражениях ЦНС, Минимальная мозговая дисфункция (диагностика и вмешательство)
Б. М. Торн

Болезнь Паркинсона (Parkinson's disease)

Б. П. представляет собой хроническое дегенеративное расстройство ЦНС. Болезнь обычно начинается медленно, с очень незначительным числом очевидных симптомов. Поскольку начало процесса медленное и больные - лица пожилого возраста, симптомы часто неправильно трактуются как следствие нормального старения.
Этиология неизвестна. Эпидемиологический профиль включает следующие факты: а) это болезнь пожилых людей; б) первые симптомы обычно появляются на шестом десятилетии жизни больного и в) у мужчин заболеваемость несколько выше, чем у женщин. Установлено, что уровень нейромедиатора допамина в клетках ткани черного вещества мозга (substantia nigra) при Б. П. значительно снижен. Причина этого неясна.
Поскольку симптомы развиваются медленно, могут пройти годы, пока будет поставлен диагноз. Заболевание прогрессирует, снижая способность больного справляться с повседневными делами без посторонней помощи. К проявлениям болезни относятся:
1. Ригидность мускулатуры, связанная с замедлением произвольной моторики, чувством напряженности мышц и необходимостью прилагать большие усилия для того, чтобы двигаться; имеется тенденция к наклону туловища вперед.
2. Маскообразное лицо, лишенное выражения; взгляд, фиксированный прямо перед собой, частота мигания век ниже обычной.
3. Тремор пальцев верхних конечностей, включая характерное движение "скатывания пилюли", когда верхняя конечность неподвижна (тремор покоя).
4. Тремор покоя стоп, губ, языка и челюстей.
5. Ригидность или ритмические сокращения мышц верхних конечностей при пассивном движении (феномен зубчатого колеса).
6. Неусидчивость, компульсивное постоянное хождение.
7. Нарушение плавности движений, к-рые становятся дергаными и некоординированными.
8. Общая слабость и повышенная мышечная утомляемость, медленное включение в движение при целенаправленных действиях.
9. Частые судороги мышц нижних конечностей, шеи и туловища.
10. Слабый голос, обычно снижающийся до монотонного шепота.
11. Потеря постуральных рефлексов, вызывающая затруднения в удержании равновесия.
12. Неспособность сидеть прямо.
13. Ходьба с наклоном туловища вперед, малыми шаркающими шагами, часто убыстряемыми до трусцы.
14. Депрессия, связанная с патологическим внешним видом, ослабевшим голосом, затрудняющим общение, и частой тенденцией к самоизоляции вследствие застенчивости и замешательства.
15. Частые вегетативные проявления, включающие повышенное слюнотечение (вследствие снижения частоты глотания), жирность кожных покровов, повышенное потоотделение, запоры, учащенное и затрудненное мочеиспускание.
Лечение направлено на контроль симптомов болезни лекарственной, поддерживающей терапией, физиотерапевтическими программами и уходом. Большинство пациентов справляется с повседневной деятельностью по дому при проведении эффективной лекарственной программы, к-рая часто позволяет поддерживать нормальный образ жизни.
См. также Центральная нервная система, Нервно-мышечные расстройства
Р. Т. Джубилато

Болезнь Пика (Pick's disease)

Б. П. - относительно редкая форма атрофии коры головного мозга, преим. в лобных и/или височных долях. Подобно болезни Альцгеймера, Б. П. развивается в возрасте 50-60 лет и классифицируется как пресенильная или идиопатическая деменция. Поведенческие синдромы при Б. П. и болезни Альцгеймера весьма сходны; единственным надежным способом дифференциальной диагностики этих болезней является гистологическое изучение пораженных тканей, хотя иногда компьютерная томография (КТ) может помочь обнаружить зоны фокальной атрофии, характерные для Б. П.
Ранние стадии Б. П. характеризуются деградацией соц. поведения, утратой контроля побуждений и тенденцией или к гиперактивности, или к апатии. Функции абстрактного мышления (рассуждение, память) утрачиваются раньше, конкретное мышление поначалу остается сохранным. Способность к самообслуживанию и повседневной активности прогрессивно снижается. На более отдаленных этапах заболевания интеллектуальное снижение глобализуется, речь и моторика беднеют и стереотипизируются. В терминальной фазе развиваются мутизм и контрактуры, существенно снижается вес тела, больной сильно ослабевает и становится полностью беспомощным.
См. также Болезнь Альцгеймера, Органические синдромы, Болезнь Паркинсона
С. Урбина

Болезнь серповидных эритроцитов (sickle cell disease)

Клинические признаки
Болезнь серповидных эритроцитов (БСЭ) представляет собой группу генетических расстройств, поражающих примерно 1 из каждых 400 новорожденных афро-американцев. БСЭ является результатом наследования двух аберрантных аллелей, ответственных за образование гемоглобина. По меньшей мере один из этих аллелей является аллелем серповидных эритроцитов (HbS). БСЭ сопровождается закупоркой сосудов, когда серповидный эритроцит блокирует малые кровеносные сосуды. Это может вызвать как острые, так и хронические осложнения, включая острый легочный синдром, асептический некроз бедер или плеч, ретинопатию, язвы нижних конечностей, церебральную сосудистую патологию и хроническую анемию.
Повторные эпизоды сильных болей, часто обозначаемые как болевые "кризы", являются наиболее частым и инвалидизирующим осложнением БСЭ. Болевые эпизоды обычно носят возвратный и непредсказуемый характер. Боль может быть локализована практически в любой части тела, чаще в конечностях, суставах, нижней части спины и живота. Частота и тяжесть болевого синдрома варьируют от продолжительных периодов почти полного отсутствия боли до неск. болевых приступов в месяц. Мед. вмешательство направлено на минимизацию закупорки сосудов серповидными эритроцитами и снижение выраженности болевого синдрома. Для этого вводятся сильнодействующие анальгетики перорально (через рот) при умеренных болях и парэнтерально (внутривенно) - при сильных. Часто возникает необходимость в госпитализации или неотложной помощи.
До недавнего времени большинство родителей детей с БСЭ не могли узнать о наличии заболевания до появления мед. проблем. Часто проблемы, возникающие у младенцев и детей с БСЭ, являются тяжелыми и опасными для жизни. При отсутствии правильного мед. вмешательства может наступить летальный исход; риск смерти наиболее высок в течение первых пяти лет жизни ребенка. Сегодня широкое использование скрининга новорожденных делает возможным раннее выявление БСЭ. Хотя и сейчас до 40-летнего возраста внезапная и неожиданная смерть не исключена, мн. люди с БСЭ живут долгой и активной жизнью.
Последствия для образа жизни
Лица с БСЭ подвергаются действию сильных стрессоров, связанных с их заболеванием. Для детей это - задержка роста и пубертатного развития, частые обращения к врачу и госпитализации. Эти стрессоры могут оказывать влияние на отношения со сверстниками, Я-концепцию и посещение школы. При их уровне когнитивного развития, маленьким детям может быть трудно понять причину боли и смысл частых госпитализаций. Они могут испытывать чувство беспомощности и страх перед неизвестностью; к тому же, им трудно выразить свои чувства родителям и мед. работникам. Могут наблюдаться поведенческие проблемы, а тж более скрытые формы психол. дистресса (напр. тревога и депрессия).
С наступлением юношества и начальных этапов взрослости болезнь может наносить вред соц. отношениям, учеб. деятельности, планированию карьеры и семьи. Страхи, связанные с болезнью, могут мешать процессам индивидуализации, созревания и отделения.
Перед взрослыми встают задачи принятия решений о выборе партнера и рождении детей, часто осложненные тем, что БСЭ имеет наследственную природу. У мн. взрослых могут быть проблемы, связанные с работой и семейными обязательствами. Часты случаи инвалидности, безработицы и, следовательно, финансовых затруднений. С возрастом количество осложнений, вызванных болезнью, может увеличиваться; возможно нарастание частоты болевых приступов. Когда больные достигают возраста средней продолжительности жизни лиц с БСЭ, у них может появиться тревога, депрессия и фиксация на мыслях о смерти.
Эмоциональные реакции у страдающих БСЭ часто осложняются неадекватной диагностикой и лечением боли специалистами, оказывающими первую мед. помощь. Мн. врачи и медсестры не имеют достаточного практ. опыта оказания помощи при болевом синдроме БСЭ, они могут опасаться использовать сильнодействующие препараты. Частые госпитализации и вызовы "скорой помощи" могут иногда неправильно трактоваться как признаки наркотической зависимости или как симуляция боли. Хотя проблемы наркотической зависимости и могут возникнуть у больных БСЭ, излишняя бдительность со стороны работников здравоохранения может вести к недостаточности и неадекватности лечения болевого синдрома. Нек-рые больные, столкнувшиеся с неопытными медработниками, разочаровываются в возможностях существующей системы здравоохранения и отказываются от мед. услуг.
Совладание с болью и стрессом, вызванными болезнью
Больные БСЭ способны совладать с ее проявлениями: они часто могут работать в полную силу, активны в общественной деятельности и развлечениях, психологически уравновешены. Однако среди них не мало и тех, кто не может совладать со своей болезнью, ведет более ограниченную жизнь, депрессивен и повышенно зависим от служб здравоохранения в том, что касается купирования болевых приступов. Хотя различия в уровне приспособления вызваны разной степенью тяжести болезни, психол. факторы, включ. стратегии совладания (копинг-стратегии) и соц. поддержку, значимо связаны с психосоциальным и функциональным приспособлением на протяжении всей жизни.
У взрослых неск. факторов оказались связанными с хорошим приспособлением к БСЭ. Взрослые с более низким уровнем повседневного стресса, более высокими ожиданиями собственной эффективности и более высоким уровнем поддержки семьи имеют лучшее психол. приспособление. Взрослые, использующие активные подходы к совладанию с болью, включ. разнообразные когнитивные и поведенческие стратегии (напр. отвлекающие внимание и успокаивающие самоинструкции), отличаются большей активностью дома, на работе и в об-ве. Др. психосоциальные факторы оказались связанными с худшим приспособлением к БСЭ. Взрослые из конфликтных семей и взрослые, использующие паллиативные методы совладания со стрессом, психологически хуже приспосабливаются к болезни. В целом, плохое психосоциальное и функциональное приспособление наблюдается тж у тех, кто пытается справиться с болью путем катастрофизации проблем, всячески запугивая и ругая себя, и у тех, кто использует пассивные стратегии (напр. покой), пренебрегая другими при наступлении болевого эпизода. Такой стиль совладания с болью коррелирует с большей ее интенсивностью, меньшей активностью в домашних, общественных и профессиональных занятиях во время болевых приступов, а тж с более частыми госпитализациями и вызовами скорой помощи.
У детей и подростков отмечаются сходные связи между этими аспектами совладания, семейной поддержкой и приспособлением. Интересно, что такие характеристики родителей, как качество приспособления матери и используемые родителями стратегии совладания с болью, связаны с качеством приспособления ребенка. Кроме того, есть определенное сходство между стратегиями совладания у детей и родителей, возможно потому, что дети научаются справляться с собственной болью, наблюдая за реакциями родителей на боль.
В настоящее время крепнет убеждение в том, что это заболевание необходимо лечить в рамках мультидисциплинарного подхода. Появились центры комплексной терапии БСЭ, учитывающие важность интеграции психосоциальных и образовательных программ с клиническими и фундаментальными исслед. В задачи таких центров часто входит предоставление разнообразных видов психол. лечения, таких как биологическая обратная связь и индивидуальная и семейная терапия, наряду с использованием традиционных мед. подходов к купированию боли и дистресса у больных и их семей.
См. также Наследственные болезни, Наследуемость, Боль
К. М. Гил

Боль (pain)

Обычно Б. рассматривается в качестве предупредительного сигнала о том, что организму причиняется или может быть причинен какой-то вред. До недавних пор среди практикующих медиков было распространено мнение, что любая Б. является результатом отдельного анатомич. повреждения, к-рое можно вылечить, применив к.-л. процедуру, использовав мед. прибор или прописав медикаменты. Из такой модели вытекал соотв. подход к мед. вмешательству.
Когда Б. переходит в категорию хронической (т. е. продолжающейся не менее 6 месяцев и не поддающейся мед. лечению), эта "модель болезни" теряет свое значение. Уилберт Фордайс предложил новую концепцию - модель научения, согласно к-рой болевое поведение приобретается в результате обусловливания. Личностные, эмоциональные и когнитивные факторы, хотя и играют роль в переживании Б., - далеко не единственные источники хронической Б. Б. больше не является только сенсорным феноменом, а становится неотъемлемой частью привычного состояния и образа жизни индивидуума.
Опыт последних лет свидетельствует о том, что эффективное лечение таких пациентов может наилучшим образом достигаться привлечением междисциплинарной команды специалистов для осуществления всесторонней оценки разнообразных факторов, оказывающих влияние на болевое поведение пациентов. Основу реабилитации мн. пациентов, страдающих от хронической Б., составляет программа оперантного обусловливания, предусматривающая положительные подкрепления за "хорошее поведение" и лишение их за такие действия, как постельный режим, злоупотребление медикаментозными препаратами и разговоры о Б. Физиотерапевты и трудотерапевты оценивают способность пациентов к выполнению физ. упражнений и повседневных видов деятельности. После этого они обучают пациентов адаптивным формам поведения, представляют им графики их достижений и используют др. стандартные способы соц. вознаграждений за достигнутый пациентами прогресс.
При необходимости такая программа дополняется др. программами, куда могут входить профессиональное консультирование, биолог. обратная связь и гипноз, индивидуальная и групповая психотер., применение анальгетиков, а иногда и использование аппарата для чрезкожной стимуляции нервов.
Скоординированные действия таких программ нередко оказываются успешными в том, что касается возвращения пациентам функциональных способностей за счет частичного облегчения боли.
См. также Эндорфины/энкефалины, Оперантное обусловливание
Дж. Рук

Боль: стратегии совладания (pain: coping strategies)

Начиная с раннего возраста, практически каждый из нас сталкивался с переживанием непродолжительной, сравнительно умеренной Б., вызванной порезами, укусами насекомых, незначительными ожогами, ушибами, болезнью зубов, расстройством желудка и плановыми мед. и стоматологическими процедурами. Помимо этих сравнительно незначительных болезненных переживаний, нек-рым людям пришлось пережить острую Б. в результате серьезной травмы, хирургической операции и инвазивных мед. процедур. Другие могут испытывать постоянную Б., такую как хроническая Б. в спине, головные Б. или Б., сопутствующие хроническим заболеваниям, напр. артритам. Когда человек сталкивается с болезненной ситуацией, в ней обычно присутствуют условия или требования в отношении определенных реакций индивидуума. Напр., ребенок, к-рому делают укол, должен держать свою руку неподвижно при введении иглы. Люди спонтанно реагируют в этих ситуациях и используют разнообразные стратегии для того, чтобы справиться и с Б., и с требованиями ситуации.
Когнитивные стратегии совладания
Умственные стратегии, или способы использования мышления и воображения для совладания с Б., принято называть когнитивными стратегиями совладания. Отвлечение направляет работу мышления на др. объекты с целью отвлечения внимания от Б. и может быть внутренним, таким как представление приятной сцены, или внешним, таким как фиксация на специфическом аспекте окружающей обстановки. Реинтерпретация болевых ощущений предполагает замещение в воображении Б. к.-н. др. ощущением, напр. чувством онемения или теплоты. Успокаивающие утверждения, адресованные самому себе, имеют целью утешить или подбодрить себя (напр.: "Я знаю, что я могу справиться с этим"). Игнорирование Б. - это отрицание ее существования. Принятие желаемого за действительное, молитвы или надежды на счастливый исход включают убеждение себя в том, что Б. однажды пройдет в результате веры, божественного волеизъявления или к.-н. чудесным образом. Могут использоваться утверждения, адресованные самому себе и вызывающие чувства гнева или страха, напр.: "Я боюсь, что я умираю". Драматизация (катастрофизация) связана с использованием негативных высказываний в свой адрес и чрезмерно пессимистических мыслей в отношении будущего (напр.: "Мне никогда не справиться с этой болью"). Когнитивное реструктурирование относится к процессу осознания негативных мыслей и преобразования их в более реалистические и рациональные.
Поведенческие стратегии совладания
Открытые, наблюдаемые действия, к-рые человек может предпринимать для совладания с Б., наз. поведенческими стратегиями совладания. Усиление поведенческой активности предполагает активное вовлечение в разнообразные виды деятельности, такие как чтение или общение с друзьями с целью отвлечься и не фокусироваться на болезненных переживаниях. Пошаговая деятельность подразумевает организацию регулярных перерывов на отдых, позволяющих избежать перегрузок и приступов усиления Б. Изоляция связана с уклонением от соц. контактов с целью совладания с Б. Поддержание покоя предполагает сохранение лежачего положения в кровати или на диване. Релаксация включает попытки снижения физиолог. возбуждения путем расслабления мускулатуры. Релаксацию тж иногда относят к физиолог. стратегии совладания, поскольку она может напрямую приводить к положительным физ. изменениям.
Нек-рые стратегии совладания оказываются эффективными и помогают успешно справляться с Б., тогда как другие оказываются неэффективными и могут приносить дополнительную Б. и страдания. Несмотря на интуитивно кажущуюся эффективность одних стратегий и неэффективность других, для демонстрации связи между стратегиями совладания и адапт. необходимы соотв. эмпирические исслед. Последнее представляется особенно важным еще и потому, что нек-рые стратегии могут оказываться эффективными в одной ситуации и неэффективными в другой или для одного человека, но не для другого.
Хроническая боль
Большинство людей, по-видимому, начинают вырабатывать стратегии совладания с Б. еще в раннем возрасте при возникновении сравнительно умеренных по силе болезненных переживаний. Однако развитие исследований в данной области происходило почти в обратном направлении, и первонач. они фокусировались на стратегиях совладания у популяций с хронической Б., таких как пациенты с хроническими Б. в спине или с Б., сопутствующими определенным видам заболеваний (напр. артритом и серповидноклеточной анемии).
Одним из первых инструментов, предназначенных для систематической оценки стратегий совладания с болью, явился опросник стратегий совладания (coping strategies questionnaire, CSQ), к-рый разработали Роузенстейл и Киф. CSQ измеряет то, насколько часто индивиды используют разнообразные когнитивные и поведенческие стратегии совладания в ситуациях переживания боли. Опыт использования CSQ с пациентами, страдающими хроническими Б., свидетельствует о том, что стратегии совладания с Б. могут надежно оцениваться и служить предикторами страдания, психосоциальной адапт. и функциональной способности. Пациенты с хронической Б., получающие высокие показатели по шкалам драматизации и воспринимаемой неспособности к контролю и ослаблению Б., имеют более высокие уровни депрессии и тревоги, а тж демонстрируют ухудшение общего физ. состояния. Пациенты с хронической Б., к-рые выбирают более активный подход к управлению болевыми ощущениями, т. е. используют разнообразные когнитивные и поведенческие стратегии, имеют лучшие показатели функциональной адапт. (т. е. сохраняют большую активность в трудовой и соц. деятельности), что было обнаружено, по крайней мере, в неск. исслед. Эти результаты были повторены в неск. независимых лабораторных исслед., проведенных на различных популяциях пациентов, страдающих хронической Б. (хроническая Б. в спине, головные Б., остеоартрит, ревматоидный артрит и серповидноклеточная анемия).
Взятые вместе, исслед. популяций пациентов с хронической Б. приводят к общему выводу о том, что несмотря на нек-рые позитивные эффекты вследствие активных стратегий совладания, негативное мышление, по-видимому, оказывает более мощное неблагоприятное воздействие на адапт. К тому же, лонгитюдные исслед. показали, что стратегии совладания, измеряемые в отдельно взятый промежуток времени, позволяют прогнозировать последующую адапт. Т. о., пациенты, использующие неэффективные стратегии совладания, скорее всего и в дальнейшем будут испытывать проблемы с адапт.
Постоянство и изменение стратегий совладания
В связи с тем значением, к-рое имеют стили совладания для адапт. к хронической Б., исследователи пытались выяснить, имеют ли стратегии, используемые индивидуумами для совладания с Б., тенденцию к постоянству или изменению со временем.
Для исслед. этой проблемы были использованы два подхода. Первый подход заключался в сравнении стратегий совладания, оцененных на начальном этапе исслед., со стратегиями совладания, измеренными на его конечном этапе (напр. через год), при отсутствии систематического вмешательства в промежуточный период. Результаты показывают, что при условии отсутствия вмешательства стратегии совладания оказываются относительно устойчивыми во времени, - иначе говоря, нек-рые индивидуумы продолжают неэффективные попытки совладания. Это постоянство стиля совладания, по-видимому, не связано с изменениями тяжести заболевания. Т. е., хотя тяжесть болезни может уменьшаться, это не приводит автоматически к более эффективным стратегиям совладания, и даже если имеет место увеличение тяжести заболевания со временем, это не обязательно означает последующее ухудшение в адапт. В то же время, хотя совладание имеет тенденцию быть относительно постоянным, индивидуумы, мышление к-рых приобретает все большую негативную направленность, могут демонстрировать гораздо более серьезное ухудшение в своей способности к функционированию и психосоциальной адапт.
Второй подход к изучению изменений в стратегиях совладания у пациентов, страдающих хроническими Б., представлен исслед., предполагающими вмешательство в течение заболевания. В этих исслед. предпринимались попытки улучшить совладание с Б. путем обучения пациентов соотв. когнитивным и поведенческим стратегиям. Результаты показывают, что путем вмешательства можно улучшить умения пациентов справляться с Б., и усовершенствование в такого рода умениях приводит к улучшениям в психосоциальной и функциональной адапт. Напр., в одном из исслед. Киф и его сотрудники обучали группу пациентов с остеоартритом коленных суставов использовать релаксацию, мысленные образы, отвлечение, когнитивное реструктурирование и планирование режима деятельности. По сравнению с контрольной группой, обученные пациенты демонстрировали более низкие уровни Б. и психол. беспомощности. Кроме того, обученные пациенты, достигшие наибольшего положительного изменения используемой ими стратегии совладания (т. е. увеличения воспринимаемой эффективности), демонстрировали наибольшее улучшение физ. способностей. Сходные результаты были получены тж на пациентах с др. типами заболеваний.
Взятые вместе, эти результаты говорят о том, что при отсутствии вмешательства стратегии, используемые индивидуумом для совладания с хронической Б., относительно устойчивы во времени. Однако изменение в умениях совладания с Б. оказывается возможным, и когнитивно-поведенческие подходы предоставляют достаточно эффективные средства для обучения лиц с различными, связанными с хронической Б., проблемами использованию более эффективных стратегий совладания.
Острая боль
Острая Б. может возникать в результате событий, варьирующих от незначительных травм до болезненных последствий хирургической операции или инвазивных процедур. Как и в случае хронической Б., при острой Б. индивидуум реагирует на нее спонтанно и использует при этом различные стратегии совладания. Поскольку ситуации острой Б. зачастую оказываются тж стрессовыми и вызывают сильную тревогу, стратегии совладания, используемые в этих ситуациях, часто включают как стратегии преодоления Б., так и стратегии преодоления тревоги.
К ранним попыткам исследовать стратегии совладания, использующиеся при острой Б., относятся исслед., к-рые описывали дооперационных или послеоперационных взрослых пациентов как активных или как избегающих. В качестве активных пациентов рассматривались лица, демонстрировавшие приближение к болезненному стимулу (т. е. хирургической операции) посредством активного поиска внешней информ., рационального обращения с ней и использования когнитивных стратегий совладания. Избегающие (т. е. с высоким уровнем отрицания стимула) пациенты предпочитали не иметь информ. о предстоящей операции или мед. процедуре и, действительно, испытывали тревогу и усиление Б. при получении такой информ. Однако выводы, полученные на основе этих исслед., оказались ограниченными, поскольку в них часто предпринимались попытки отнести пациентов к одному из этих стилей совладания, опираясь на личные интервью, данные к-рых обладали сомнительной надежностью.
Позднее были созданы средства для систематического оценивания стратегий совладания в ситуациях острой Б. Батлер с сотрудниками разработали инвентарь когнитивных стратегий совладания (cognitive coping strategy inventory, CCSI), предназначенный для послеоперационных пациентов. Этот опросник состоит из субшкал, сходных с измерениями (dimensions), используемыми при оценке совладания в ситуациях хронической Б. (т. е. драматизации, отвлечения внимания и использования мысленных образов). Формулировки пунктов, однако, подобраны т. о., чтобы они соответствовали опыту переживания острой Б. Исслед. с использованием CCSI показали, что этот опросник обладает достаточным уровнем надежности и валидности, и что стратегии совладания, применяемые послеоперационными пациентами для преодоления Б., связаны с выздоровлением. Напр., взрослые пациенты, имеющие высокие показатели в стратегии драматизации, обнаруживают более высокие уровни испытываемой Б. и функциональной неспособности после операции.
Детская боль
Изучение стратегий совладания у детей, сталкивающихся с болезненными переживаниями, является сравнительно новой областью исслед. В отличие от исслед. взрослых, в к-рых для оценки совладания с Б. преим. используются опросники, в исслед. детей, в основном, используются методы интервью и наблюдения.
Применяются открытые и полуструктурированные формы интервью для сбора информ. о том, как дети переживают Б. и что они предпринимают в ответ на нее. Напр., Росс и Росс интервьюировали большую выборку детей школьного возраста и задавали им вопросы о стратегиях, к-рые они используют для того, чтобы справиться с Б. Нек-рые из этих детей страдали хроническими заболеваниями, такими как серповидноклеточная анемия или гемофилия, однако большинство из них не имели серьезных проблем со здоровьем и рассказывали о своих стратегиях преодоления Б. в распространенных жизненных ситуациях (напр. порезы и ушибы). Отвечая на открытые вопросы, лишь нек-рые дети говорили об использовании активных сознательных стратегий совладания с Б. Среди детей, сообщивших об использовании стратегий, наиболее распространенными оказались такие стратегии, как отвлечение внимания, остановка мыслей и релаксация.
Обсервационные исслед. детских стратегий совладания с Б. посвящены в основном изучению реакций детей на болезненные процедуры, такие как ожоговая терапия или лечение раковых заболеваний (напр. венепункция, аспирация костного мозга). В этих исслед. наблюдатели регистрируют частоту проявления детьми таких реакций, как крик, поиск соц. поддержки, поиск информ., вербальное и двигательное сопротивление. Хотя такие действия обычно рассматриваются как показатели дистресса, нек-рые из них могут тж интерпретироваться как совладающие усилия, предпринимаемые ребенком для того, чтобы справиться с Б. и ситуативным стрессом.
В неск. недавних исслед. было обнаружено, что стратегии совладания детей школьного возраста могут надежно оцениваться при помощи опросников. Используя модифицированную версию взрослого CSQ, Гил и сотрудники установили, что дети, склонные к негативному мышлению и опирающиеся на пассивные стратегии, такие как поддержание покоя, имели больше проблем с адапт. Этот стиль совладания был связан с более выраженным снижением школьной и соц. активности, более частыми обращениями к врачам и большей депрессией и тревогой. Дети, занимавшие по отношению к Б. более активную позицию, т. е. использовавшие разнообразные когнитивные и поведенческие стратегии совладания, демонстрировали более высокую школьную и соц. активность и требовали к себе меньшего внимания со стороны служб системы здравоохранения.
Специально для оценки стратегий совладания, с помощью к-рых дети справляются со стрессовыми ситуациями, Спирито, Старк и Уильямс разработали вопросник Детское совладание (KIDСОРЕ). Чтобы определить контекст для ответа на пункты, связанные с соотв. стратегией совладания, ребенок должен припомнить недавнее стрессовое событие. Учитывая то обстоятельство, что Б. является наиболее распространенной проблемой, отождествляемой детьми с мед. проблемами, вопросник KIDCOPE может служить полезным инструментом для оценки стратегий совладания с Б., особенно в силу его краткости и простоты заполнения.
Возраст и пол детей. Данные исслед. свидетельствуют об отсутствии значимых различий в совладании между мальчиками и девочками, однако выявлены существенные различия в стратегиях совладания у детей различных возрастов. Старшие дети демонстрируют более широкий репертуар умений совладания, в особенности когнитивных умений. Нек-рые данные указывают на то, что старшие дети с хронической Б. по мере взросления могут все больше опираться на негативное мышление и пассивные стратегии совладания. По достижении юношеского возраста нек-рые из этих неадекватных стилей совладания могут закрепиться и стать устойчивыми к изменениям.
Родители. Отношение родителей к стратегиям совладания и адапт. своих детей тж стало предметом недавних исслед. В ряде работ оценивалось влияние присутствия и отсутствия родителя на совладающее поведение ребенка в ситуациях болезненных мед. процедур. Большинство этих исслед. показывает, что хотя в отсутствие родителей дети демонстрируют менее выраженный дистресс, у них может наблюдаться нарушение физиолог. и психол. равновесия, а тж торможение поведенческих реакций. Т. о., вместо изучения эффектов отсутствия родителей, более перспективными здесь могут оказаться исслед. того, какие модели поведения родителей связаны с эффективным или неэффективным совладанием детей при болезненных мед. процедурах.
Стратегии совладания, используемые родителями для того чтобы справляться с их собственной (родительской) Б., тж могут оказывать влияние на адапт. детей с болевыми проблемами. В одном из исслед. было обнаружено, что дети родителей, занимавших активную позицию в преодолении собственной Б., сохраняли более высокую активность при эпизодах Б., вызванной серповидноклеточной анемией. Более того, были зафиксированы значимые связи между стратегиями совладания у родителей и их детей, говорящие о том, что дети могут научаться тому, как справляться с Б., наблюдая за реакциями своих родителей.
Клинические приложения
Обучение умениям совладания в настоящее время входит в большинство комплексных подходов к управлению хронической Б. Мультидисциплинарные программы сегодня часто включают групповые или индивидуальные сессии, в ходе к-рых пациентов обучают использовать навыки активного совладания и приемы когнитивного реструктурирования, позволяющие справиться с Б. Несмотря на то что такой подход не является традиционным при большинстве проблем совладания с острой Б., растет признание того факта, что необходимо обучать стратегиям совладания тех пациентов, курс лечения к-рых связан с прохождением болезненных мед. процедур. Вероятно, областью, к-рая привлекает к себе в этом отношении наибольшее внимание, является подготовка детей к хирургическим операциям или курсу прохождения инвазивных мед. процедур, используемых, напр., в ожоговой терапии или при лечении раковых заболеваний. Несмотря на то что этот подход обычно не применяется до тех пор, пока у ребенка не обнаружатся серьезные проблемы в совладании с Б., нек-рые клиницисты начинают осознавать необходимость помощи детям при подготовке их к совладению с болезненными ситуациями до того, как это может перерасти у них в проблему повышенной чувствительности к Б.
См. также Страх, Интернализация, Боль, Самоконтроль
К. М. Гил

Бредовые расстройства (delusional disorders)

Б. р. представляют собой симптомы содержательных нарушений мышления. Каплан и Садок определяют бред как ложные убеждения, к-рые не могут быть устранены при помощи логических рассуждений и к-рые не соответствуют интеллекту и культурному происхождению индивидуума. Упоминания о случаях бреда встречаются в библейских текстах и древней китайской мед. литературе. В обоих источниках подобное содержание мышления рассматривалось как признак психич. расстройства. Бред отличается от нетрадиционного, произвольного мышления или непопулярных политических убеждений. В разные времена диагностика бреда становилась политическим событием, когда выражение индивидуумом культурно или политически отличающихся воззрений рассматривалось как бред. Бред как симптом психич. расстройства обычно основан на специфической логике или явно невероятном восприятии сенсорных или соматических процессов. Нарушение логики и отсутствие правдоподобия придают бредовым построениям их уникальные черты.
Формально не предпринималось попыток составить полную классиф. Б. р. Однако мн. приведенные ниже типы бредового мышления описаны и обозначены в DSM-IV (1994). Примером причудливого бреда является убеждение, что все люди, одетые в красное, являются носителями определенного тайного послания, ниспосланного каким-то божеством. При созвучном аффекту бреде депрессивный больной может иметь ошибочное убеждение в том, что совершил ужасное преступление. При нигилистическом бреде больной может думать, что он сам, окружающие люди и весь мир не существуют. Эротоманический бред может сопровождаться представлением о том, что в пациента кто-то влюблен - обычно лицо более высокого соц. положения. Богатые люди могут иметь ошибочное убеждение в исчезновении своей собственности. К случаям соматического бреда относятся ложные убеждения относительно функций организма - напр., что мозг размягчился, легкие и желудок исчезли, отсутствует правая или левая часть тела и т. д. Хорошо известный бред величия является преувеличенным представлением о собственной важности или собственной личности как о ком-то более великом и могущественном - напр. Боге или президенте. Больные, страдающие бредом преследования, убеждены, что внешние силы преследуют их или желают причинить зло. Бред отношения - это ложное убеждение больного в том, что окружающие осуждающе говорят о нем. Существует бред самообвинения в воображаемых преступлениях, бред контроля со стороны окружающих, бред супружеской неверности и т. д.
Ариети указывает на то, что бредовые построения могут быть фрагментированными и рудиментарными или же хорошо развитыми и высоко систематизированными. Рудиментарные бредовые идеи могут наблюдаться на начальных этапах в связи с интоксикациями, соматическими расстройствами, а тж при хронических прогрессирующих психич. и соматических заболеваниях. Систематизированный бред встречается у параноидных больных, оставляя их мышление более интактным в др. областях.
Распространенность Б. р. трудно поддается оценке, т. к. люди неохотно признаются в наличии бредовых идей в беседах со специалистами. Склонность экспертов рассматривать лиц, воспроизводящих реальность в форме выдумки, как эксцентричных, тж не способствует выявлению бредовых больных в официальной обстановке, в особенности в сельской местности. При обследовании 125 пациентов, поступавших в дома для престарелых, Моррис, Ровнер, Фолштейн и Джерман диагностировали Б. р. в 21% случаев. Вестермейер, Лифунь, Ваменхолм и Вестермейер обнаружили индуцированный бред "фатального заражения" приблизительно у 10% психиатрических пациентов, беженцев из Юго-Восточной Азии, принадлежавших к этнической группе хмон.
Согласно DSM-IV, бред является главной характеристикой параноидного Б. р. Бред может наблюдаться как вторичный или сопровождающий симптом при большом депрессивном эпизоде с психотическими чертами, биполярном расстройстве, кратковременном реактивном психозе, бредовом расстройстве, вызванном злоупотреблением каннабиоидами, галлюциногенами, опиоидами, ингалянтами и фенилциклидином, при индуцированном психозе, мультиинфарктной деменции с депрессией, нарциссическом расстройстве личности, органическом бредовом синдроме, первичной дегенеративной деменции (болезни Альцгеймера), шизоаффективном расстройстве, шизофрении и шизофреноформном расстройстве. Начало бредового параноидного расстройства обычно приходится на возраст 35-45 лет; данные о половых различиях в заболеваемости противоречивы. Начало и течение определяются общим ходом процесса, компонентом к-рого является бредовой синдром. При относительно кратковременных расстройствах, вызванных злоупотреблением психоактивных веществ, процент выздоровления выше, чем при хронических процессах.
По данным проведенного в Дании 4-летнего катамнестического исслед. 88 первично госпитализированных больных с бредовым психозом, полная ремиссия наблюдалась лишь у 25%. По данным проведенного в Норвегии катамнестического исслед. 72 первично госпитализированных больных с бредовым расстройством, при длительности катамнеза в среднем 10 лет, установлено, что длительность наличия симптомов до госпитализации является значимым предиктором исхода. Для диагностики стойкого Б. р. предложена минимальная продолжительность болезненных проявлений в течение 6 месяцев.
Этиология и механизмы действия
Этиология Б. р. в точности неизвестна. Для объяснения их возникновения предлагались психол., психобиологические и биологические теории. Дэй и Мэншрек утверждают, что мн. факторы могут играть важную роль в формировании уязвимости к Б. р. Такие факторы, как конфликты между родителями, фрустрация инстинктивных побуждений, недостаточная или чрезмерная сенсорная стимуляция и ошибочная интрапсихическая тактика ребенка в совладании со стрессом, предрасполагают детей к развитию или позитивных, или негативных фантазий всемогущества. В то время как Фрейд считал, что в основе Б. р. лежат вытесненные и проецируемые вовне гомосексуальные фантазии, позднейшие теоретики психоан. сосредоточили свое внимание на различных патогенных переживаниях эдипального и преэдипального периода. Бек обнаружил выраженные когнитивные ошибочные интерпретации при Б. р. у больных с тяжелой депрессией. Был сделан вывод о том, что эти ошибочные интерпретации питают и поддерживают депрессивные процессы. Бентал, Кэйни и Дьюи из Великобритании нашли, что бредовые депрессивные больные при объяснении причин негативных событий склонны к чрезмерно негативным личностным атрибуциям, а тж демонстрируют по сравнению с контрольной группой больных, страдающих от непараноидной депрессии, чрезмерную убежденность в правильности своих суждений.
Согласно психобиологической теории, бред является результатом патологической перцепции. Источником нарушений может быть окружающая среда, ЦНС или сенсорный аппарат. Бред развивается как реакция на перцептивные изменения, к-рые индивидууму необходимо объяснить. Т. о., бредовые построения информируют пациента о причинах происходящего; снятие внутреннего напряжения, вызванное этими объяснениями, обеспечивает упрочение бреда.
Физиолог. теория основывается на клинических данных о специфических органических синдромах с бредовыми включениями. Описывая случай патологической ревности у больного с болезнью Паркинсона, Мак-Намара и Дурсо говорят о зависимости интенсивности симптоматики от поступления амантадина, что привело их к выводу о наличии взаимосвязи между этим бредом и допаминэргической активностью. Внезапное появление кратковременных эпизодов бреда подстановки у хронического больного параноидной шизофренией при остром приступе сахарного диабета свидетельствует о возможности наличия известного провоцирующего фактора органической природы. У 17 пациентов с болезнью Альцгеймера наличие бреда коррелировало с большей выраженностью церебральной дисфункции и фокальным нейропсихологическим дефектом, проявлявшимся в достоверно более высокой представленности патологических признаков на ЭЭГ. В случае бреда ликантропии в качестве сопутствующих физиолог. данных было обнаружено судорожное расстройство.
Лечение
Лечение Б. р. основано как на психол., так и на нейрофизиологическом подходах. Психоан. подходы подчеркивают необходимость разрешения эмоциональных проблем и конфликтов, способствующих возникновению эмоционального тупика. Одной из техник психотер. является анализ символического значения бреда и его функции в интрапсихической проблематике индивидуума. Дэй и Мэншрек подчеркивают важность того, чтобы психотерапевт сосредоточивался не на деталях бредовой системы пациента, а на его межличностных отношениях и фрустрациях. Должны быть выявлены отрицание, проекция и противоречия, с к-рыми следует конфронтировать больного в ходе терапии. При этом вскрывается вся острота негативных переживаний больного, страх потерять психотерапевта и быть оскорбленным им. Иск-во давать своевременные интерпретации необходимо для того, чтобы клиент мог или принять, или критически оценить предлагаемые гипотезы, не занимая непродуктивной оборонительной позиции. Пациентов следует поощрять к "возмещению убытков" родственникам и др. лицам, к-рых они могли оскорбить или причинить им к.-л. ущерб своим поведением, вызванным ложными убеждениями.
Когнитивно-поведенческая терапия бредовых состояний оказалась успешной у пяти из шести больных шизофренией; использовались специфические вмешательства, такие как структурированный вербальный вызов и "тестирование реальности", при к-рой убеждения были подвергнуты эмпирической проверке.
Если причиной бреда является реакция на определенный лекарственный препарат, успешным лечением является отмена этого лекарства. Медикаментозное лечение бредовых больных иногда связано с трудностями, вызванными тем, что пациенты склонны отрицать наличие психол. расстройства. Помимо этого, чувствительность к побочным эффектам может повлиять на их отказ от лечения. Побочные эффекты лекарств следует разъяснять больным, чтобы по возможности устранять эти затруднения. Б. р. поддаются действию антипсихотических лекарственных средств. Часто эффективное лечение пациентов с Б. р. оказывается возможным в амбулаторных условиях. Тем не менее госпитализация, иногда даже принудительная, может потребоваться в случае наличия суицидального или социально опасного поведения.
См. также Анксиолитики, Повреждения головного мозга, Когнитивная сложность, Белая горячка, Фундаментальная ошибка атрибуции, Галлюцинации, Гипотетико-дедуктивное мышление, Расстройства памяти, Психические болезни: ранняя история, Псевдодеменция, Бессознательная мотивация
Дж. Кофф

Бригады психического здоровья (mental health teams)

Работа Джералда Каплана оказала большое влияние на определение консультирования в области психич. здоровья. Джон Альтроччи обобщил осн. тезис Каплана и последующие уточнения в следующей формулировке: консультирование в области психич. здоровья представляет собой "взаимодействие между двумя и более людьми - консультантом или консультантами, являющимися специалистами в области психич. здоровья, и консультируемыми лицами, обращающимися за помощью к консультантам по вызывающим у них нек-рые затруднения вопросам своего повседневного или профессионального функционирования, значимым для психич. здоровья".
Бригады обычно междисциплинарны по составу и включают как дипломированных специалистов, так и парамедицинских работников, технический персонал и группы поддержки. Члены бригады - обычно психиатры, психологи, психиатрические соц. работники, медсестры, учителя, священнослужители, консультанты по вопросам занятости и реабилитации, арт-терапевты и др. Консультирование постепенно отделилось от др. видов профессиональной деятельности - психотерапии, супервизии, просвещения и совместной работы.
Каплан предложил классиф. из 4 категорий консультирования по вопросам психич. здоровья на основе типа проблем и ориентации. При клиентоцентрированном консультировании специалист предоставляет услуги непосредственно клиенту, направленному клиницистом, с к-рым существуют косвенные отношения. При центрировании на консультируемом лице внимание сосредоточивается на его работе, консультант не входит с ним в терапевтические отношения. При программно-центрированном административном консультировании внимание уделяется каким-то элементам орг-ции или программы консультируемого. При административном консультировании, центрированном на консультируемом, внимание сосредоточено на работе консультируемого лица в рамках определенной орг-ции или программы.
Попытки упорядочивающей категоризации представляются важными. Как только установлены границы, м. б. точнее определены различные ожидания, сроки консультативных контрактов и цели консультирования. Разграничение поддерживает тж ясность процедуры консультирования, имеющей много характеристик. Шелдон Корчин лаконично описал эти характеристики: консультирование осуществляется на добровольной основе, консультант должен сохранять независимое положение, отношения ограничены по времени и подход ориентирован на проблему. Экономическое обоснование целей консультирования сделано Макленнан, Куинн и Шредером. Цели консультирования связаны с оказанием помощи консультируемым в понимании имеющих отношение к психич. здоровью измерений, их программ и проблем, разрешении межличностных конфликтов и связанных с программой кризисов, приобретении или улучшении необходимых производственных навыков и умений исследовать, планировать, развивать свою работу и оценивать ее эффективность. Цель консультации - сделать консультируемых способными к более эффективному независимому функционированию, исключающему долговременную зависимость от консультанта.
Консультируемые представляют собой разнородный контингент лиц, занятых в сфере предоставления разнообразных услуг. Исходя из многогранности консультируемой группы, всегда признавалось целесообразным проводить консультирование в самых разных местах.
Каплан описал ряд факторов, решающих для установления контакта при консультировании. Он считает, что взаимодействие должно быть совместным устремлением к какой-то большой цели - решению сложной проблемы. Он акцентировал важность поддержки чувства собственного достоинства клиента в ходе совместного решения проблемы.
При консультировании в области психич. здоровья использовались различные теорет. модели. В целом, доминирует индивидуально-клиническая психодинамическая ориентация, использовавшаяся Капланом. Однако предлагались и подходы, учитывавшие взаимодействие индивидуума с соц. окружением. Среди этих теорет. моделей - принципы теории орг-ции, приложения экологического подхода, элементы теории открытых систем и принципы модификации поведения.
Многое написано и о трудностях, с к-рыми сталкиваются консультанты. Каплан и Роман описали ряд таких стрессоров. Они обратили внимание на то, что вопросы профессиональной идентичности возникают, когда службы здравоохранения и соц. обеспечения взаимодействуют в рамках бригадного подхода. Профессиональная идентичность - важный элемент самоуважения, и потому ролевые имиджи и содержание ролей членов бригады должны быть точно определены и скоординированы. Каплан и Роман обнаружили тж тенденцию к "гиперпрофессионализации" "непрофессиональных" членов бригады. Это, как они утверждают, порождает стресс и ощущение неуверенности как у работника, так и у бригады в целом. Генри Грюнбаум рекомендовал в таких случаях междисциплинарное сотрудничество и дифференцированное распределение ролей.
Будучи озабоченными вопросом, окажутся ли они приемлемыми для консультируемых, консультанты борются тж с проблемой, смогут ли они принять ограничения своих возможностей. Большую трудность вызывает вопрос конечной ответственности за принимаемые решения и ответственности консультирующего перед обслуживаемым им клиентом. Консультанты сталкиваются тж с проблемой выхода за пределы заботы исключительно о консультируемом и необходимости учета того, как его поведение отразится на его коллегах. Наконец, консультанты должны быть готовы заново сформулировать свою роль в связи с тем, что член бригады должен иметь многогранное видение клиента.
Джон Альтроччи и Берис Макленнан подчеркивали наличие большого количества трудностей при консультировании. Альтроччи указывал на такие интрапсихические проблемы, как недостаточную чуткость и дипломатичность консультанта, иллюзию своего всемогущества и игнорирование отрицательной обратной связи с клиентом. Макленнан указывала на такие ситуативные проблемы, как неадекватно сформулированный контракт консультирования, обеспечение доступности консультирования и трудности, возникающие при переадресовании консультируемого.
В академических учреждениях проводятся официально утвержденные программы тренинга консультантов с определенным курсом теорет. подготовки. На обучение принимаются как студенты, так и дипломированные специалисты. Программы подготовки включают курсы, семинары, практические занятия и супервизию. Неформальный тренинг проводится в добровольно создаваемых профессионалами группах самоподготовки. Эта модель включает аналогичные компоненты официально утвержденных программ обучения.
См. также Профессиональные консультации
Дж. Биндер, В. Карл


_В_

Вайнлендская шкала социальной зрелости (vineland social maturity scale)

В. ш. с. з., разраб. Эдгаром Доллом, представляла собой одну из первых попыток измерить соц. компетентность. Долл определял соц. компетентность как "функциональную композицию челов. черт, содействующую соц. полезности в том виде, как она отражается в самостоятельности и в служении др.". Этот аспект челов. поведения тж наз. адаптивным поведением и включают как важный компонент в определение задержки психич. развития.
В. ш. с. з., к-рая оценивает соц. компетентность в перспективе возрастного развития, нормировалась на лицах мужского и женского пола в возрасте от новорожденности до 30 лет. Оценке подлежат 8 осн. категорий поведения: а) общее самообслуживание; б) самостоятельность во время еды; в) самостоятельное одевание; г) передвижения; д) занятия; е) коммуникации (уровень общения); ж) способность к саморегуляции поведения; з) степень социализации. Для интервью выбирается третье лицо, хорошо знающее оцениваемого индивидуума (напр., один из родителей, брат или сестра). Цель этого интервью заключается в определении наиболее характерных для оцениваемого индивидуума форм поведения. Специальные процедуры тж позволяют интервьюировать или наблюдать самого обследуемого. Обработка рез-тов состоит в регистрации количества наиболее типичных для индивидуума действий или форм поведения, на основе чего рассчитывается общий показатель в виде соц. возраста (SA) и/или соц. коэффициента (SQ).
См. также Задержка психического развития
К. Дж. Дру

Вальдорфская педагогика (Waldorf education)

Известная тж под названием "педагогика Штайнера", В. п. опирается на философию Рудольфа Штайнера, австрийского ученого и филолога, к-рого попросили организовать школу для детей работников сигаретной фабрики "Вальдорф-Астория" в Штутгарте (Германия). Первая такая школа была создана в 1919 г., и с тех пор это движение приобрело междунар. характер, охватив более 300 школ.
Обучение осн. на представлении Штайнера о людях как о духовных существах, переживающих повторные воплощения в земной жизни. Т. о., ребенок не является ни чистой грифельной доской, на к-рой следует записывать сведения, ни животным, к-рое необходимо дрессировать, но рассматривается учителем как носитель нераскрытых потенциалов на разных стадиях развития. Задача обучения и воспитания в этом случае заключается в том, чтобы дать возможность в полной степени развиться этим различным потенциям.
Штайнеровский взгляд на детское развитие придает крайне важное значение как времени, когда ребенок включается в обучение, так и способу, с помощью к-рого оно осуществляется. В содержание школьной программы входят иск-ва, естественные и гуманит. науки, да и к преподаванию тж относятся как к иск-ву, принимая во внимание, что процесс научения отдельных детей может идти с различной скоростью и различными путями. В такой школе отсутствуют классы, а уч-ся создают свои собственные учебники на основе объяснений учителя. В. п. делает акцент на развитии "целостного человека", учитывая соц., художественный, физ. и интеллектуальный аспекты.
Обучение в вальдорфских школах может начинаться с ясельного возраста и заканчиваться в старших классах, в зависимости от конкретной школы. В этих школах нет директора или руководителя, и все педагогические решения принимаются Коллегией учителей. Подготовка учителей включает, по меньшей мере, двухлетнюю последипломную стажировку в вальдорфских ин-тах.
См. также Альтернативные педагогические системы, Индивидуальное образование
Б. Озаки-Джеймс

Векслеровские тесты интеллекта (Wechsler intelligence tests)

Несмотря на активно развивавшееся на протяжении десятилетий движение интеллектуального тестирования, до конца 1930-х гг. не существовало хорошо стандартизированного индивидуального теста интеллекта для взрослых. Растущая неудовлетворенность в отношении стандартизации и структуры (уровни умственного возраста) шкалы Стэнфорд-Бине послужила для Векслера осн. толчком к созданию в 1939 г. Шкал интеллекта взрослых Векслера-Белльвью (Wechsler-Bellevue Adult Intelligence Scales [W-B]).
Тест Векслера изначально разраб. как "балльная шкала", а не как шкала умственного возраста. При его создании была учтена критика в адрес шкалы Стэнфорд-Бине за ее исключительно вербальную направленность путем включения значительного, в пропорциональном отношении, числа "невербальных" заданий, а при стандартизации использовались достаточно большие выборки взрослого населения. В ходе стандартизации была предпринята попытка контролировать образовательный и профессиональный статус. Окончательная версия нового теста предназначалась для использования в возрастном диапазоне от 10 до 60 лет.
В числе главных факторов, повлиявших на окончательный отбор вошедших в эту шкалу тестов, можно назвать три: отобранные тесты имели высокие корреляции с др. батареями интеллектуальных тестов; они достаточно различались по своим функциям, что позволяло предотвратить любые специфические влияния на обследуемых со стороны отдельных способностей и неспособностей; рез-ты выполнения этих тестов позволяли делать определенные диагностические заключения.
После двух последовательных редакций теста в 1949 г. Векслер ввел новую и пересмотренную его форму - Шкалу интеллекта взрослых Векслера (Wechsler Adult Intelligence Scale, WAIS). WAIS была стандартизована на 1700 испытуемых (равномерно распределенных по полу и возрастным уровням) в возрасте от 16 до 64 лет. Выборка стандартизации была дополнена выборкой 475 лиц пожилого возраста (от 60 до 75 лет и старше). В этой новой стандартизации были представлены все регионы США, городское и сельское население по каждому возрастному уровню, а также 10% "не6елых" граждан. WAIS была пересмотрена в 1981 г. и получила название WAIS-R.
Векслер определял интеллект как "общую или рассматриваемую в целом способность индивидуума целесообразно действовать, рационально мыслить и эффективно взаимодействовать со своим окружением". Учитывая широту данного определения и большую гибкость W-B и WAIS, не вызывает удивления факт существования, наряду с традиционными отчетами об оценках IQ, обширной литературы по исслед. диагностических аспектов этого теста. Одни публикации отражают количественные исслед. связей между различными оценочными профилями теста и психопатологическими диагностическими группами, др. касаются "клинического" и качественного анализа ответов на тест и процессов, посредством к-рых к ним приходит тестируемый.
В своей оригинальной работе Векслер предложил использовать "показатель ухудшения", осн. на отношении между "не поддающимися" и "поддающимися" влиянию возраста субтестами. Рабин приходит к общему выводу о том, что по целому ряду оценочных профилей имеются групп. различия. Однако полезность таких различий в решении задач индивидуальной диагностики еще остается под вопросом. Правда, существуют нек-рые позитивные данные в ситуациях, где имеет место тщательное определение выборки пациентов. Так, в оценочных профилях пациентов с повреждениями правого полушария наблюдаются существенно более высокие вербальные IQ-оценки по сравнению с невербальными IQ-оценками, в то время как у пациентов с повреждениями левого полушария наблюдается противоположная закономерность. Практически полностью согласуются рез-ты исслед. в том, что "невербальные IQ-оценки превышают вербальные IQ-оценки" у делинквентов и взрослых социопатических личностей. Др. данные указывают на существование разнообразных дополнительных связей между оценочными профилями WAIS и диагностическими подгруппами.
Шкала интеллекта Векслера для детей (Wechsler Intelligence Scale for Children, WISC) была опубликована в 1949 г. как "нижнее" расширение шкалы W-B. Позднее она была пересмотрена как WISC-R, затем - как WISC-III. Еще одна шкала для детей более раннего возраста - WPPSI (Шкала интеллекта Векслера для детей дошкольного и младшего школьного возраста, Wechsler Preschool and Primary Scale of Intelligence) была стандартизована на стратифицированной выборке из 1200 детей и опубликована в 1967 г.
См. также Меры интеллекта
Э. И. Рабин

Векторный подход к психотерапии (vector approach to psychotherapy)

В. п. п. постулирует, что все многообразие терапий по существу распределяется по 6 осн. векторам, или модальностям, указывающим направление роста. Выбирая один из мн. терапевтических методов, осн. на этих векторах, эклектически ориентированный терапевт может добиться высокоэффективной сбалансированной терапевтической интеграции, а тж получить свободу выражения своих личных предпочтений и талантов. Ниже приводится классиф. методов терапии на основе этих векторов.
1. Рациональный вектор, характеризующийся инсайтом, расширением сознавания и научением:
а) психоан.;
б) рационально-эмотивная терапия;
в) транзактный анализ;
г) поведенческая терапия.
2. Нейромускулярный вектор, характеризующийся мышечным напряжением, мышечным расслаблением и движением, сопровождающимся изменениями дыхания и высвобождением эмоций:
а) райхианская терапия;
б) биоэнергетика;
в) рольфинг;
г) метод Александера;
д) метод Фельденкрайса;
е) танцевальная терапия.
3. Интерперсональный вектор, характеризующийся отношениями между людьми:
а) группы встреч;
б) психодрама;
в) совместная семейная терапия;
г) гештальт-терапия.
4. Вектор фантазии, характеризующийся интраперсональным опытом при выключении внешней стимуляции:
а) гипнотерапия;
б) психосинтез;
в) направляемые фантазии в бодрствующем состоянии (guided daydreams).
5. Трансперсональный вектор, характеризующийся трансценденцией замкнутого состояния сознания индивидуума:
а) духовное исцеление;
б) парапсихологические феномены;
в) юнгианская психология;
г) медитация.
6. Биохимический вектор, характеризующийся химическими изменениями в организме, имеющими внутреннее или внешнее происхождение:
а) ортомолекулярная терапия;
б) карбоген;
в) диетические процедуры и упражнения;
г) психоделическая и психолитическая лекарственная терапия;
д) седативные средства, стимуляторы и транквилизаторы.
См. также Новаторские психотерапии, Методики психотерапии
П. Биндрим

Вероятность (probability)

Теория вероятностей имеет большое значение для психологии, поскольку служит теорет. фундаментом стат., а последняя служит необходимым инструментарием для проведения эмпирических исслед.
Предположим, что событие Е может появиться в М случаях и не может - в N случаях. При условии, что случаи М и N являются равновозможными, вероятность успеха (т. е. появления события Е) будет равна:

Вероятность неуспеха (т. е. непоявления события) соответственно равна:

Отсюда:

и
q = 1 - p.
Теорема сложения. Вероятность суммы двух несовместных событий равна сумме вероятностей этих событий:
Pr{E1 + Е2} = Pr{Е1} + Pr{Е2}
Теорема умножения. Вероятность произведения двух независимых событий равна произведению вероятностей этих событий:
Pr{E1 · Е2} = Pr{Е1} · Pr{Е2}
Выборка с возвращением и без возвращения
Два важных понятия - выборка с возвращением и выборка без возвращения. В ситуации выборки с возвращением возможности наступления всех событий остаются постоянными, так как никакой случай не происходит вслед за появлением любого предыдущего события. В ситуации выборки без возвращения появление определенного события исключает для него возможность произойти вновь, поскольку данный случай не повторяется. Выборка с возвращением обычно допускает применение теорем сложения и умножения. При выборке без возвращения вероятностная картина существенно меняется и распределение вероятностей принимает форму и свойства гипергеометрического распределения. Его вероятности вычисляются по следующей формуле:
,
где n - число элементов множества, п1 - число элементов подмножества, k - численность группы k, r - численность группы r.
Распределения вероятностей
Встречающиеся в стат. распределения частот принято считать распределениями вероятностей, выражаемыми в общей форме как (р + q)n. Хотя распределение вероятностей является дискретным, оно сглаживается до приемлемо непрерывного распределения при увеличении п, т. е. когда п -> ? Если р = q = 1/2, то при п -> ? распределение вероятностей, как доказал Бернулли еще в начале XIX в., аппроксимируется нормальной кривой.
См. также Доверительные границы, Выборочное исследование, Статистика в психологии
П. Ф. Меренда

Видеотехника в психологии (video psychology)

Видеоаппаратура используется в психологии для сбора и распространения информ., для оказания помощи людям в осуществлении изменений (поведения, чувств и аттитюдов) и для предъявления эксперим. стимулов. Все эти функции кратко рассмотрены здесь под семью заголовками.
Анализ и документирование
В. в п. наиболее широко используется для записи и анализа поведения. Видеоаппаратура широко применяется при анализе моторной деятельности, невербальной коммуникации, соц. взаимодействия, а тж в целях мед. диагностики и наблюдения. Сравнительные психологи использовали видео для изучения поведения животных, от ритуала ухаживания богомолов до брачных предпочтений у сусликов. Видеоанализ выражений лица достиг к настоящему времени высокой разрешающей способности, и эта методология сейчас перенесена на изучение паттернов соц. взаимодействий в семьях и др. группах. Видеотехника, при наличии на то времени и терпения, делает доступным любой уровень анализа после операционализации соотв. системы кодирования. Сегодня тж стало возможным осуществлять "рентгеновидеосъемку" (video X-rays) для диагностического прояснения характера такого рода дисфункций, как, напр., неспособность глотать у младенцев. Видеоаппаратура может применяться для лабораторных наблюдений в условиях отсутствия освещения (с использованием инфракрасных лучей) и устанавливаться в автомобилях для изучения реакций водителей, принимающих разного рода лекарственные препараты.
Учебное видео
Видеозаписи и диски часто используются в целях обучения и информирования. В этой области систематических исслед. не проводилось, хотя нек-рые разделы оказались довольно хорошо изученными. Б. ч. информ. о влиянии видеопродукции (стиль, продолжительность, темп и т. д.) приходит из индустрии развлечений и рекламы. Наиболее перспективные приложения видео могут быть сведены в три области. К первой относится аудиторное обучение школьников (напр., интерактивное видео на уроках математики), студентов (напр., с целью иллюстрации теории атрибуции) и обучение но месту работы (напр., в целях улучшения профессиональных навыков). Второй областью является подготовка к лечению. Мед. и стоматологическим пациентам или членам их семей демонстрируются видеозаписи предстоящих терапевтических процедур. Третья область связана с санитарным просвещением и охраной здоровья, включ. последствия употребления наркотиков для развития ребенка. В настоящее время во всех областях все шире используется интерактивное видео. Такая система включает компьютерную технологию для просмотра видеофайлов с целью обеспечения возможности подбора учеб. материалов и заданий в зависимости от ответов учащихся.

Моделирование поведения похожих людей (peer modeling)

Одно из наиболее плодотворных приложений видеотехники в области изменения поведения связано с демонстрацией клиенту или обучающемуся наглядных примеров поведения сходного с ним человека в сходной ситуации. Спектр учеб. и терапевтических целей, достигаемых с использованием видео, чрезвычайно широк. Применение видео в профессиональном обучении может варьировать от иллюстрации примеров посредничества при разводе до оказания помощи неопытным преподавателям. Др. продуктивной областью является родительский тренинг и обучение ребенка навыкам самоконтроля (child self-management). В качестве моделей для иллюстрации соц. умений и повседневных жизненных ситуаций чаще всего используются др. дети и молодые родители. Еще одной обширной областью приложения видео является моторное выполнение (напр. в спорте). Чрезвычайно перспективной, но пока недостаточно развитой областью является разработка моделирующего видео для специальных популяций (напр. лиц с задержками умственного развития).
Самомоделирование
Эффективное поведение может тж иллюстрироваться, в учеб. целях, видеозаписями поведения самих клиентов или обучающихся путем его проектирования и монтажа различными способами. Самомоделирование определяется как процедура, в ходе к-рой люди могут наблюдать на видеозаписях собственное адаптивное поведение. (Для самомоделирования тж используются аудиозаписи, фотографии, напечатанные истории и индивидуальные мысленные образы.) Область применения самомоделирования охватывает широкое разнообразие приложений: деструктивное поведение, избирательный мутизм, депрессия, тревога, спорт, соц. умения, личная безопасность, самоконтроль, ситуации физ. напряжения, обучение работников сферы обслуживания и др. Наиболее эффективная форма самомоделирования использует упреждение, или прямую связь (feedforward), - термин, введенный для обозначения видеоизображений еще не достигнутых целевых умений, к-рые монтируются из элементов уже доступного репертуара умений. Напр., мальчик не умеет самостоятельно есть, но он может держать ложку, опускать ее в тарелку, поднимать ее ко рту и т. д.; эти элементы по отдельности могут быть записаны на видео и при помощи монтажа объединены в еще не существующий, сложный акт поведения, демонстрирующий умение в новой, но не превышающей возможностей данного уровня развития сфере. Более простой, но неск. менее эффективной стратегией является позитивный самопросмотр (positive self-review), в ходе к-рого представляется подборка записей наилучших образцов уже доступных, но не часто демонстрируемых целевых умений. Напр., теннисист получает обзорную видеозапись его лучшей подачи, игры с лета и т. д. из многочисленных попыток, совершенных им за весь прошедший день. В обеих описанных формах самомоделирующие записи, как правило, демонстрируются ок. 3 мин и просматриваются каждые 1 или 2 дня до шести раз для достижения макс. эффекта; иногда, когда требуется подкрепляющий стимул, они просматриваются повторно через каждые 2 или 3 мес.
Самоконфронтация и обратная связь
Просмотр видеозаписи своего поведения в личностно значимых ситуациях - эффективное средство улучшения навыков самооценки. Поэтому видеообратная связь используется в широком спектре ситуаций: при спорт. соревнованиях, формировании профессиональных навыков, межличностной коммуникации и т. д. Она оказывается наиболее эффективной в случае, когда поведение, требующее коррекции или улучшения, четко определено и может быть достигнуто самостоятельно или при наличии соотв. обучения либо поддержки (напр. тренировки и консультирования). Др. полезной стороной просмотра не подобранных искусственным образом и не смонтированных видеозаписей своего поведения является оказываемое ими мотивационное и эмоциональное воздействие. Последствия наблюдения собственных неудачных действий при отсутствии возможности что-либо изменить или повлиять на ситуацию могут варьировать от отчаяния и тревоги до твердой решимости достичь поставленной цели.
Просмотр эпизодов событий
Использование видео в целях стимулирования дискуссий, воспоминаний, эмоций или оценочных суждений является распростр., но недостаточно изученным направлением. Для нужд интервьюирования и консультирования была разработана процедура "воспроизведения межличностного процесса" (interpersonal process recall) (просмотр видеозаписей с целью повторного рассмотрения мыслительных процессов и чувств, связанных со специфическими действиями). В литературе закрепился термин "триггеры" (triggers), обозначающий краткие видеозаписи, к-рые провоцируют возникновение дискуссий, использующихся как основа для приобретения опыта групповой работы. Обычно это короткие, не имеющие завершения эпизоды, предназначенные для стимулирования групповой дискуссии на спорные темы (напр., жестокое обращение с детьми или аттитюды к различным культурам). Эпизоды на удивление редко использовались в терапии. Однако существуют обнадеживающие данные об их применении в тренинге соц. навыков, раскрывающей терапии (exposure therapy) и секс терапии. Относительно редкой, но от того не менее интересной возможностью использования видео является его терапевтическое и развивающее воздействие на людей (напр., подростков с эмоциональными нарушениями и уголовных преступников), участвующих в написании сценариев и производстве своих собственных видеофильмов.
Видео как экспериментальный стимул
В огромном количестве научных исслед. упоминается об использовании видеозаписей эпизодов, но методологические принципы до сих пор практически не определены. Содержание видеозаписей может представлять независимую переменную (напр., подавленное состояние в одном эпизоде, но не в другом), или видео может противопоставляться др. средству (напр., наблюдение себя по кабельному каналу или в зеркале). В эксперим. исслед. принято использовать к.-н. один эпизод, но создавать при этом различные условия путем его словесного обозначения (напр., "у нее отсутствует внимание" против "у нее дурное настроение") или использовать испытуемых различных категорий (напр., эксперты против новичков). Видео может использоваться и в качестве зависимой переменной, как в случае, когда испытуемые настраивают искаженное изображение, руководствуясь нек-рым критерием (напр., оценка размеров тела в исслед. проблем лишнего веса). Возможности использования В. в п. едва ли достигли своего пика. С совершенствованием технологии и увеличением удобства пользования (в сочетании с компьютером или без него) эти возможности будут возрастать.
См. также Животные как модели, Подходы к обучению, Поведенческое моделирование, Психология потребителя, Педагогическая психология, Разработка учебно-тренировочных систем, Профессиографический анализ, Профессиональное консультирование, Оценка деятельности, Самоактуализация, Работоспособность
П. Дауэрик

Видоспецифичное поведение (species-specific behavior)

Мн. поведенческие модели животных присущи всем представителям вида и развиваются без к.-л. специфического опыта научения. Иногда эти модели (или паттерны) называют В. п. Однако тех, кто начинает изучать видоспецифичные поведенческие модели, поджидают разнообразные концептуальные ловушки, и потому уточнение определений такого поведения и прояснение заложенного в них смысла вполне оправдано.
В широком смысле В. п. - это поведение, к-рое демонстрируют все представители вида или их большинство. Нек-рые исследователи используют этот термин в более узком смысле, ограничивая его применение теми поведенческими паттернами, к-рые характеризуют только данный конкретный вид и никакой др. Такие паттерны гораздо правильнее понимать как специфичные для конкретного вида, а не как присущие исключительно ему. Примером могли бы послужить песни мн. видов птиц - надежный признак для определения их видовой принадлежности. Нек-рые исследователи используют термины "видохарактерный" (species-characteristic) или "видотипичный" (species-typical), когда говорят о В. п. в более широком смысле (как о характеристике изучаемого вида, присущей, возможно, и др. видам).
Развитие
Одна из концептуальных ловушек, имеющих отношение к В. п., связана с его развитием. Этот термин часто использовали как альтернативу врожденной или инстинктивной природе паттернов поведения. Европейские этологи часто называют такие паттерны схемами (паттернами) фиксированного действия. Все эти термины обладают избыточным значением в том, что касается природы факторов, важных для развития поведения. Исходя из них, читатель может предположить, что окружающая среда не играет важной роли для становления поведения. Термин "видоспецифичный" более нейтральный, и его иногда предпочитают именно в силу этой причины.
Согласно совр. представлениям, развитие вызывает эпигенетические процессы, а это означает, что все поведение является продуктом непрерывного и динамичного взаимодействия развивающегося организма, его генотипа и среды обитания. Среда обитания так же важна для развития организма и его В. п., как и для формирования любых др. паттернов поведения. Необычным в отношении мн. видоспецифичных поведенческих паттернов является то, что для развития конкретного паттерна поведения вовсе не требуется специфических входных воздействий.
Еще один пример - паттерны копулятивного поведения у различных видов грызунов. Эти паттерны различаются у родственных видов по очень устойчивым признакам. Напр., копулятивное поведение кузнечикового (скорпионового) хомячка заметно отличается от такового поведения оленьего хомячка. Множество факторов окружающей среды могут воздействовать на спаривающихся партнеров и, соответственно, на распределение во времени и частоту различных актов в паттерне копуляции у этих двух видов грызунов. Тем не менее не известно ни одного фактора, к-рый мог бы изменить видоспецифичный паттерн копуляции на качественном уровне: кузнечиковые хомячки всегда спариваются как кузнечиковые хомячки, а оленьи - как оленьи.
Мн. исследователи считают: если мы называем поведенческий паттерн врожденным или инстинктивным, то предполагаем, что он сформирован заранее и нуждается лишь в развертывании в соответствии с неким заранее предопределенным планом, а не в развитии через динамические взаимодействия организма, генов и окружающей среды. Именно в силу этих причин они предпочитают название "видоспецифичный".
Понятие биологического вида
Еще одна концептуальная ловушка из расставленных вокруг понятия В. п. связана с тем, что понимается под биолог. видом. Если мы хотим прояснить понятие В. п., то должны сделать это и с понятием вида. Наши обыденные представления о том, что такое биолог. вид, являются одновременно типологическими и морфологическими. Членов конкретного вида люди часто представляют себе как относящихся к идеальному типу, а этот тип рассматривают с т. зр. строения организма. Так, любой отличит кардинала от сойки на основе их внешнего вида и будет думать о них как о представителях идеального типа. Более научное, биолог. понимание вида связано с его определением как группы живых организмов, способных к скрещиванию друг с другом (интербридингу) в природных условиях, но репродуктивно изолированных от особей, принадлежащих к др. видам. Т. о., виды определяются скорее исходя из возможности размножения в природе, а не на основе особенностей внешнего строения живых организмов. Очень важно, что это определение относится только к естественным условиям: львы и тигры могут принести гибридное потомство в условиях зоопарка, но они не делают этого на воле, даже если обитают в одном месте. Самый важный момент такого понимания вида заключается в том, что представители вида могут внешне очень сильно различаться между собой, но до тех пор, пока они являются частью потенциально единой репродуктивной группы, они принадлежат к одному и тому же виду. У нек-рых видов самцы и самки могут быть настолько непохожими друг на друга, что раньше их относили к разным видам. У др. процесс развития, такой как метаморфоз, может делать представителей одного и того же вида, находящихся на разных возрастных стадиях, совершенно непохожими на таковых. Все они - представители конкретного вида, а идеального типа просто не существует. Применение принятого в биологии понятия вида к проблеме В. п. позволяет сделать дальнейшие уточнения. В. п. является характеристикой всех соотв. представителей вида. Нек-рые видоспецифичные паттерны поведения м. б. присущи лишь самцам или самкам. Это справедливо для поведения колюшек, защищающих свою территорию. Др. поведенческие паттерны могут возникать только при определенных условиях. Поведение во время периода размножения может отличаться от поведения в др. время года. Поведение может радикально изменяться на разных стадиях развития, как в случае метаморфоза. Все эти разновидности поведенческих паттернов могут рассматриваться как видоспецифичные характеристики, если не забывать, что они присущи только соотв. животным при соотв. условиях.
Таксономия
Хотя виды определяют по их репродуктивной активности, индивидов (или особей) обычно классифицируют на основании их строения. Видоспецифичные поведенческие паттерны могут быть настолько типичными признаками вида, что оказываются полезными при определении соотв. отношений между близкородственными видами. О признаках говорят, что они являются гомологичными, если они обеспечивают сходство двух видов, к-рое можно объяснить происхождением от общего предка, обладающего той чертой, в отношении к-рой эти виды похожи друг на друга. Т. о., крылья всех видов летучих мышей гомологичны, но они не гомологичны крыльям птиц или насекомых, поскольку те принадлежат к др. линиям эволюции.
Как правило, более близкородственные виды обладают большим числом гомологичных признаков, в том числе и видоспецифичных поведенческих паттернов. Они могут оказаться полезными для классиф. видов, идентификация к-рых с помощью др. критериев затруднена. Напр., нек-рые виды светляков не различаются по внешнему виду, но зато демонстрируют различные модели ухаживания и репродуктивно изолированы друг от друга. Т. о., они являются полноценными биолог. видами, но их можно классифицировать только на основе их В. п. Этолог Конрад Лоренц разработал систематику Anatidae уток и гусей, осн. на общих поведенческих паттернах. Поскольку получившаяся схема напоминала кисточку для бритья, ее иногда называют "моделью кисточки для бритья" (shaving-brush model).
Классифицируя и сравнивая двигательные паттерны, используемые различными видами змей при удушении жертвы, Грин и Бургхардт показали, что на всем протяжении эволюции близкородственных видов они соответствуют одному и тому же паттерну. Единый паттерн был выявлен у представителей 48 видов, относящихся к четырем различным примитивным семействам, что заставляет предположить, что он возник в процессе эволюции не позднее раннего палеоцена. Такие данные обеспечивают поддержку более традиционных систем классиф. и раскрывают точную структуру паттерна, сложившегося в эволюции видов поведения. Они тж показывают, насколько специфичным м. б. В. п.
Выводы
Ми. поведенческие паттерны типичны для всех соотв. представителей вида. Нек-рые из них настолько специфичны, что характеризуют только членов данного вида. Последние, несомненно, являются видоспецифичными. Первые м. б. отнесены к видоспецифичным, видохарактерным или видотипичным, в зависимости от используемого определения. Однако при этом важно помнить, что даже если эти поведенческие паттерны являются общими практически для всех соотв. представителей вида, они имеют сложную онтогенетическую картину, обусловленную динамическими взаимодействиями в процессе развития.
См. также Адаптация, Половое поведение животных, Эволюция, Инстинкт, Ритуальное поведение
Д. А. Дьюсбери

Виды подкрепления (reinforcers)

В соответствии с теорией оперантного обусловливания, вероятность, с к-рой будет возникать поведение, определяется последствиями этого поведения. Положительным подкреплением является любой контингенциальный стимул, к-рый увеличивает вероятность возникновения поведения, тогда как отрицательным подкреплением может служить любой контингенциальный стимул, снижающий вероятность возникновения поведения. Отрицательные подкрепления иногда называют наказующими воздействиями или аверсивными стимулами. Вероятность поведения будет увеличиваться, если за этим поведением следует положительное подкрепляющее воздействие или устранение отрицательного подкрепляющего воздействия. И наоборот, вероятность поведения будет снижаться, если это поведение сопровождается устранением положительного подкрепляющего воздействия или введением отрицательного подкрепляющего воздействия (оба являются разновидностями наказания).
Существуют различные подходы к определению подкрепления. Один из таких подходов был предложен Дэвидом Примаком. Он указал на то, что мы можем измерить количество времени, затрачиваемое организмом на различные виды поведения, и затем расположить эти виды поведения вдоль континуума, начиная с тех, к-рые возникают с наибольшей вероятностью, и заканчивая теми, к-рые появляются с наименьшей вероятностью. Главный элемент его теории получил название принципа Примака (Premack principle): доступ к высоковероятному поведению может служить в качестве положительного подкрепления для низковероятного поведения, а включение в низковероятное поведение может служить в качестве наказующего стимула для высоковероятного поведения. Существуют многочисленные свидетельства эмпирических исслед. в поддержку этого принципа Примака.
При планировании и осуществлении ситуационного управления в практ. контекстах полезно классифицировать различные подкрепления по типам. Первое осн. разграничение проводится между условными и безусловными подкреплениями, т. е. между первичными физиолог. подкреплениями, наподобие пищи и воды, и стимулами с приобретенными подкрепляющими свойствами, наподобие школьных оценок и денег. Одна из наиболее распростр. систем делит подкрепления на 5 типов: пищевые, вещественные, обмениваемые, собственно активность и социальные. Дональд Мак-Миллан высказывает предположение, что различные В. п. можно упорядочить на континууме зрелости - от элементарных вознаграждений как наименее зрелых до чувства мастерства/господства как наиболее зрелого. Преподаватель или терапевт в своей работе должен вести уч-ся или пациента вдоль этого континуума в направлении более зрелых уровней подкрепления.
См. также Подходы к обучению, Оперантное обусловливание
Р. Э. Шоу

Виктимология (victimology)

В. определяется как изучение "жертв преступления и всего, что связано с такой жертвой" (Драпкин и Виано), как "изучение взаимосвязей между преступником и жертвой" (С. Шефер) и как "наука о жертвах" (И. Л. Куташ и др.).
Бенджамин Мендельсон был первым, кто предложил выделить В. как науку. Однако интерес к В. начал развиваться лишь в 1940-х гг. Фон Хентиг полагал, что между жертвами и преступниками часто существует "отвратительный симбиоз", при к-ром жертва стимулирует преступника к совершению криминального действия в отношении этой самой жертвы. Он называл такие жертвы "активирующими пострадавшими" и описал 4 вида таких жертв: а) те, к-рые желают ущерба (подчиняющиеся); б) те, к-рые поступают так с целью достижения большего выигрыша (потворствующие); в) те, к-рые сотрудничают (способствующие); г) те, к-рые провоцируют или подталкивают (подстрекающие). Мендельсон развил это понятие, разделив жертвы на 6 категорий в зависимости от степени виновности. Вольфганг нашел этому эмпирическое подтверждение, когда обнаружил, что 26% жертв убийств ускоряли нападение своего агрессора. Куташ разработал "Базовый виктимологический словарь агрессии" и систему классиф., устанавливающую общую терминологию для этой новой науки.
Жертв агрессии можно подразделить на 2 четко выраженные категории: а) пассивные жертвы (не принимали активного участия в том, чтобы стать жертвой) и б) активные жертвы (способствовали нападению). Продолжительность и частота нахождения в роли жертвы агрессии тж могут классифицироваться.
Расстройства, к-рые могут формироваться у жертвы ситуативной агрессии, м. б. либо острыми, либо хроническими; каждый тип характеризуется отдельным набором симптомов.
Острый синдром жертвы ситуативной агрессии (acute situational aggression victim syndrome). Кратковременное ситуативное нарушение, возникающее вслед за физ. нападением. Симптомы варьируют от полной потери сил, тревоги, горя, дезориентации, враждебности, раскаяния, регрессии и отрицания до крайних проявлений, походящих на истерический невроз либо конверсионного, либо диссоциативного типа. Военные обычно называют эти последние симптомы "военным неврозом" или "психич. травмой, полученной в ходе боевых действий".
Хронический синдром жертвы ситуативной агрессии (chronic situational aggression victim syndrome). Продолжительное расстройство, к-рое развивается у чел., в течение длительного времени находящегося в роли жертвы агрессии. Симптомы варьируют от неврастении, хронической тревоги, вины, раздражительности, нарушений сна, ретроградной амнезии, крайней апатии, регрессии, сниженной самооценки и ослабления силы эго до идентификации с агрессором, сильной ипохондрии, соматизации и психотических депрессивных реакций.
Тогда как жертва ситуативной агрессии может обнаруживать расстройства, к-рые ослабляют силу эго, провоцирующие агрессию жертвы обладают изначальной слабостью эго. Такого рода расстройства м. б. трех типов - импульсивные, компульсивные и характерологические.
См. также Жестокое обращение с ребенком, Психопатическая личность, Садомазохизм
И. Л. Куташ

Витализм (vitalism)

В. - система взглядов, суть к-рой заключается в том, что живая материя, в отличие от неживой, наполнена особой жизненной силой. Противоположная позиция - биолог. механицизм - восходит к идеям Р. Декарта, считавшего, что животные функционируют точно так же, как машины, и что действия чел. тоже преимущественно механистичны. Гельмгольц и трое его коллег подписали ставший легендарным "Пакт против витализма", в к-ром утверждали, что силами, действующими внутри живых организмов, являются исключительно физико-химические силы. XX в. отмечен активными исслед. нейронной активности, оптики, ощущений и психофизических процессов, к-рые помогли раскрыть природу мн. явлений, связанных с живыми организмами, ранее считавшихся таинственными или не подлежащими изучению. Эти события спровоцировали появление новых версий В., в том числе и той, к-рой придерживались Г. Дриш и А. Бергсон и к-рая была назв. в честь неуловимого потока жизни "жизненным порывом" (elan vital). Примерно в то же самое время механистическую позицию представлял Жак Лёб. Т. н. дух механицизма доминировал в эксперим. психологии и в первой половине XX в. Впоследствии дискуссии между виталистами и механицистами, представлявшими разные психол. школы, возникали вновь и велись вокруг предмета психологии и ее методов.
См. также Вопрос об отношении души и тела, Философские проблемы психологии
Э. Б. Пратт

Вкусовая перцепция (taste perception)

Традиционно целый ряд ощущений рассматривали как функционирующие независимо друг от друга. Все качества определенного сенсорного опыта приписывали механизму одной модальности. Вкус, т. о., можно было бы охарактеризовать как сенсорный опыт, появляющийся в рез-те активации вкусовых рецепторов и специфического проводящего пути от рецепторов до мозга, включая мозг.
Дж. Дж. Гибсон был первым, кто изучил этот вопрос и идентифицировал перцептивные системы. Он перечислил их в следующем порядке: базисная система ориентации, гаптическая система, запахо-вкусовая система, слуховая система и зрительная система. Т. о., вместо обладания традиционными пятью чувствами люди располагают пятью перцептивными системами.
Существует 4 вкусовых качества - сладкое, кислое, горькое и соленое. Обычные виды еды либо содержат очень мало вкуса или, предположительно, имеют один из четырех упомянутых. Хотя, в общем, предполагается, что есть только 4 вкусовых чувства, Бартошак показал, что существует пятый вкус - вкус воды.
Бейдлер обратил внимание на различие между вкусовым ощущением (taste) и вкусом (flavor). Вкус является опытом, к-рый возникает при помещении вещества в рот. Это вещество активирует температурные, тактильные, болевые и вкусовые рецепторы. Вкусовое ощущение - это опыт, возникающий в рез-те раздражения одних только вкусовых рецепторов. Нек-рые виды пищи вкуснее в горячем виде, др. - в холодном, т. е. вкус отдельных видов пищи различается при разной температуре. Т. о., хотя мы обычно говорим о вкусовом ощущении, когда имеем в виду пищу, строго говоря, - это вкус.
В исслед. языка методом точечного наложения веществ обнаружено, что ощущение соленого вызывается примерно с равной чувствительностью по боковым сторонам и на кончике языка, так же как и на задней части, кроме центра языка, где оно отсутствует. Ощущение кислого вызывается сильнее на боковых сторонах, Ощущение сладкого вкуса легче всего вызывается на кончике языка, а ощущение горького наиболее сильно на задней части языка.
См. также Восприятие (Перцепция)
С. X. Бартли

Власть (power)

В. определяется как способность или возможность оказывать влияние на др. при одновременном противодействии их влиянию и относится к важнейшим мотивам челов. деятельности и взаимоотношений. В сочетании с др. переменными (такими как аффилиация, торможение и аспекты зрелости), как утверждают Де Чармс и Мьюр, понятие В. позволяет объяснить значительную часть челов. поведения. Эти авторы в своем определении В. акцентировали мотивационные аспекты, описывая ее как потребность оказывать влияние и озабоченность влиянием др.
Мак-Клелланд, напр., выдвинул гипотезу о существовании важного отношения между В. и соц. зрелостью. Он постулировал 4 стадии власти, к-рые, как он полагал, связаны с уровнями зрелости индивидуума.
Помимо прочего, эти усилия помогли озвучить важное для объективной психологии мнение: такое понятие, как В., не является ни хорошей, ни плохой характеристикой.
См. также Агрессия, Локус контроля, Насилие
С. Берент

Власть: вопросы стратегии и тактики (power: strategies and tactics)

В. относится к способности принимать решения, к-рые оказывают значительное влияние и затрагивают интересы др. людей. Зачастую В. предполагает контроль над поведением др., при этом в своем большинстве люди добровольно принимают распоряжения носителей В. и не испытывают чувства к.-л. утраты независимости. В повседневном языке В. связывается со способностью "добиваться своего" и "иметь влияние". Большинство людей научаются в процессе жизни не доверять В., полагая, что к ее приобретению стремятся только очень корыстные и склонные к манипулированию индивидуумы и что им самим следует избегать мест скопления влиятельных людей. Действительно, при решении мн. сложных проблем, таких как экономическое стимулирование и финансирование правительством жилищных программ, В. подобна огню. Она может использоваться с благими намерениями или употребляться для достижения корыстных целей. В., в особенности стратегии и тактики ее реализации, можно рассматривать как инструмент, используемый людьми для достижения поставленных перед собой целей. Нек-рые люди стремятся к поддержке влиятельных людей. Предположим, что некий чел. является одним из четырех претендентов на более высокую руководящую должность в крупной орг-ции. Каждый из трех остальных претендентов имеет поручителя на вице-президентском уровне этой орг-ции. И этому чел. также необходим свой поручитель на вице-президентском уровне, обладающий В. для реализации такого решения: продвижении кандидата на более высокий уровень в данной орг-ции.
Власть и личность
Нек-рые люди в большей степени заинтересованы в приобретении В. но сравнению с др., и наиболее эффективные носители В. характеризуются определенным сочетанием мотивов. В связи с этим необходимо проанализировать 4 мотива, или аспекта личности. Потребность во В. связана со стремлением оказывать влияние на жизни др. людей. Потребность в достижении связана со стремлением ставить и упорно прилагать усилия для реализации поставленных целей, таких как начало нового бизнеса или внедрение новой технологии для персональных компьютеров. Потребность в аффилиации связана с желанием ладить и поддерживать дружеские отношения с др. Четвертый аспект личности - контроль над импульсами - связан со способностью оставаться в стороне от влияния любого из этих мотивов, независимо от актуализирующих их соц. ситуаций, в к-рых оказываются люди.
Лидерам обычно свойственно иметь мотив В. в диапазоне от среднего до сильного, но всегда превышающий по силе мотив аффилиации. Потребность в аффилиации у носителей В. должна ограничиваться вследствие неизбежности принятия решений, вызывающих неудовольствие у части людей. С др. стороны, мотив аффилиации не должен быть очень слабым, в противном случае носители В. рискуют превратиться в тиранов, не заботящихся о воздействии принимаемых ими решений на остальных людей. Мотив достижения у носителей В. должен быть достаточно сильным, чтобы позволять им ставить реалистичные цели, но в то же время не настолько высоким, чтобы личные усилия по их достижению приобрели первостепенное значение в их жизни. Носителям В. нет нужды самим проделывать всю работу по реализации своих целей: они предпринимают шаги по убеждению др. в выполнении работы, необходимой для достижения этих целей. Одна из причин, по к-рой прекрасные изобретатели или предприниматели порой оказываются плохими президентами компании, заключается в том что на различных стадиях развития орг-ции требуются различные мотивы. Для внедрения новой технологии или начала нового бизнеса необходим высокий мотив достижения. Если эта технология или бизнес оказались успешными, возникает необходимость в мотиве В., позволяющем управлять усилиями др. работников, привлекаемых для выполнения таких необходимых для нормального функционирования орг-ции видов деятельности, как бухгалтерия, финансы, исслед. и развитие, юридич. вопросы, пр-во, маркетинг и т. д.
Пользование властью
Один лишь мотив В. не является гарантией успеха. Люди должны сочетать этот мотив с др. т. о., чтобы соблюсти надлежащий баланс между В., достижением, аффилиацией и контролем над импульсами. Они тж должны научиться стратегиям успешного использования В. Несмотря на то что нек-рые из этих стратегий и тактик имеют свою негативную или манипулятивную сторону, мн. из них требуют чувствительности к нуждам др., умения сотрудничать и формулировать цели демократическим способом. Применяемая демократическим способом, разумная и чуткая к нуждам др. людей В. может стать частью эффективного лидерства. Иногда люди, лишенные мотива В., могут приобретать сравнительную искушенность в ее вопросах. Нередко эти люди обнаруживают, что им необходимы нек-рые знания о В. для того, чтобы реализовывать свои цели, и что они могут оказаться в невыгодном положении, если будут избегать В. и ее носителей. Напр., университетские профессора, желающие ввести новый учеб. курс на своем факультете, могут обнаружить, что им требуются знания о В., даже несмотря на свою незаинтересованность в ней. Эти профессора сталкиваются с необходимостью понимать действия В., с тем чтобы провести свое предложение о новом курсе через комиссии, занимающиеся разраб. и утверждением учеб, планов.
Стратегии отражают тщательное планирование людьми своего будущего, поскольку они связаны со сложными последовательностями действий (напр., приобретение деловых связей и развитие ресурса, формирование образа победителя), реализация к-рых влечет за собой множество последствий. В свою очередь, тактики связаны с более конкретными действиями, оказывающимися полезными в определенном времени и месте в процессе реализации специфических целей. Брислин разраб. обширный перечень стратегий и тактик, полезных в приобретении и использовании В., проиллюстрировав каждую из них соотв. примерами.
Некоторые стратегии в приобретении и использовании власти
Большинство стратегий предполагают разраб. тщательно продуманных отношений с др. людьми.
Приобретение связей и обмен услугами. В. является одной из сторон челов. взаимоотношений, и большинство влиятельных лиц имеют прочные отношения с широким кругом людей. Несмотря на то, что образ властного лица, как это происходит в плохих голливудских фильмах, может ассоциироваться с жестоким монархом, держащим в страхе и безмолвном подчинении своих подданных, обладающие В. лица в своем большинстве - сердечные и радушные люди, к-рые прекрасно ладят с др. Это представляется особенно верным в условиях демократии, где люди обладают поддержкой разнообразных ин-тов в лице системы законодательства, профсоюзов и средств массовой информ., к к-рым они могут обращаться с жалобами на несправедливые и ущемляющие их права действия властей. Прочные отношения с др. оказываются необходимыми в силу того, что ни один чел. не в состоянии обладать всеми теми умениями или знаниями, к-рые требуются для разраб. и реализации сложных проектов. Предположим, что два руководителя среднего звена в некой орг-ции хотят предложить разраб. новой номенклатуры продукции. Для того чтобы убедить высшее руководство в ее необходимости, они должны владеть коммуникативными умениями. Они должны изучить существующее положение на рынке, что потребует знания методов опроса, а тж вопросов финансирования, пр-ва и бухгалтерского учета. Они должны спрогнозировать объемы потребления этой продукции, что потребует знания системы распределения. В дополнение к этому, в ходе планирования перед ними будут вставать многочисленные юридич. вопросы. Не существует двух людей, к-рые могли бы обладать всеми этими знаниями. Этим руководителям потребуется объединить усилия и способности др. людей.
Эти усилия могут оказаться гораздо более эффективными, если наши два руководителя знают мн. др. людей, к-рые входят в круг их знакомств или связей. Относящиеся к системе деловых связей люди не обязательно оказываются друзьями, с к-рыми поддерживаются тесные эмоциональные взаимоотношения. Скорее эти люди оказываются полезными друг другу в силу того, что они обмениваются услугами. Если люди перестают быть полезными друг другу, они выпадают из взаимной системы деловых связей, однако при этом могут снова включиться в нее по прошествии времени, если у них вновь возникает потребность друг в друге. Обмен услугами происходит путем, сходным с тем, к-рый описан Чалдини. Некий чел. знает налоговое законодательство. Он делится частью имеющейся у него информ. и в ответ получает советы лица, разбирающегося в юридич. вопросах рекламного дела. Люди, хорошо осведомленные о различных организационных изменениях благодаря активному участию в неофициальной системе оповещения, могут обменивать имеющуюся у них информ. на разнообразные услуги.
Люди чувствуют себя обязанными отвечать на такие услуги: они ожидают получать и давать. Если люди не платят услугой за услугу, они просто выпадают из партнерской системы деловых связей и теряют ту разнообразную информ., к-рая прежде позволяла им поддерживать надлежащий уровень осведомленности о том, что происходит в их орг-циях. Приобретение и поддержание деловых связей может казаться холодным и бесчувственным, и тем не менее люди должны уметь обмениваться услугами с др. людьми, если им предстоит разраб. сложные проекты и если они хотят быть информированными в отношении событий, происходящих в недрах крупных орг-ций. Мн. из носителей В. знают сотни людей, с к-рыми они могут обмениваться услугами, но они просто не в состоянии поддерживать со всеми ними тесные эмоциональные взаимоотношения. Освоение системы деловых связей является одной из необходимостей, с к-рой сталкиваются люди по мере того, как они становятся все более искушенными в отношении механизмов В. в принятии решений.
Развитие ресурса. Для того чтобы стать полноправным участником системы деловых связей, люди должны обладать ресурсом, к-рый становится источником тех услуг, какие они могут предложить. В анализе В. выделяют 7 категорий ресурсов: деньги, статус, информ., услуги населению, любовь и секс, товары и время и энергию, к-рые люди могут отдать участию в разнообразных проектах. Деньги - наиболее естественный и понятный из всех ресурсов, поскольку для начала и поддержания проектов почти всегда требуются денежные средства. Кроме того, большинство людей в определенные моменты своей жизни сталкивались с ситуациями конкуренции за денежные средства (напр., за стипендии во время обучения в вузах или при обращении за спонсорской помощью для своей церкви) и осознают силу той В., к-рую может приносить доступ к деньгам. Деньги тж ассоциируются с определенной соц. несправедливостью в реализации В.: дети, выросшие в обеспеченных семьях и являющиеся их наследниками, пользуются в этом отношении преимуществами. Услуги населению тж являются возможным ресурсом, особенно в сфере добровольного участия в деятельности различных челов. сообществ. Чел. может задаться вопросом: "Где можно найти влиятельное лицо в моем сообществе?" Возможными вариантами (к-рые могут изменяться в зависимости от города или населенного пункта) могут стать об-ва поддержки оперного театра или симфонического оркестра, донорские ассоц., молодежные спортивные орг-ции, клубы, группы политической поддержки, орг-ции выпускников учеб. заведений и т. д. Затем он может предложить свои услуги (напр., в редактировании информ. бюллетеней, добровольном участии в работе комитета) с целью доступа к искомым влиятельным лицам с последующей возможностью обращения к ним за услугами. Др. возможностью, не требующей обеспеченного положения, является информ. Чел. может усовершенствовать свои знания в отношении информ., к-рая оказывается необходимой мн. людям, но к-рая не является легко- или широкодоступной. Возможные варианты здесь могут включать вопросы налогового законодательства, стат., компьютерной технологии и того, как проводить эффективные публичные презентации. Иногда такой информ. м. б. имена или не содержащиеся в справочниках номера телефонов влиятельных людей из собственной системы деловых связей, не настолько известных, чтобы оказываться легкодоступными каждому.
Формирование положительного имиджа и репутации победителя. Людям удается более эффективно взаимодействовать и использовать способности др., если они обладают положительным образом победителя. Победитель - это лицо с репутацией успешного, умеющего добиваться своего, способного ставить и достигать поставленных целей чел. Когда люди имеют репутацию умеющих добиваться своего, др. стремятся завоевать их расположение. Карл Вайк предлагает с целью формирования такого положительного имиджа использовать т. н. стратегию малых побед. Вместо постановки чрезвычайно честолюбивых целей, в реализации к-рых существует серьезный риск потерпеть поражение и приобрести известность неудачника, Вейк предлагает разбивать проекты на последовательность шагов с реальными шансами на успех. По мере того как люди достигают успеха в реализации этих шагов, они приобретают благоприятную репутацию. Положительная репутация помогает в приобретении ресурсов, к-рые, в свою очередь, позволяют им ставить перед собой следующие, более честолюбивые цели. Поскольку одна из сторон челов. природы состоит в том, что др. нравится в большей степени связывать себя с победителями, чем с проигравшими, люди, достигающие успеха в этих промежуточных целях, будут привлекать к себе сторонников, готовых принять участие в их последующих предприятиях. Дополнительные ресурсы и новые сторонники дают возможность более серьезного продвижения в направлении достижения честолюбивых целей. Тонкость этой стратегии заключается в сохранении в секрете конечных целей и орг-ции своего поведения т. о., как если бы каждая из промежуточных целей являлась единственной целью, к к-рой чел. стремился в определенный промежуток времени. Если конечная цель становится широко известной и оказывается в фокусе внимания др. людей, неудача в ее достижении может подорвать репутацию. Если на передний план выставляются промежуточные и достижимые цели, чел. может претендовать на успех в конечной цели по мере их достижения.
Напр., доцент факультета психологии хочет ввести цикл новых учеб. курсов, предназначенных для ознакомления студентов с совр. культурными, этническими, расовыми и гендерными проблемами. Если он сразу предложит такую программу, то его план могут отвергнуть вследствие бюджетных ограничений или из-за того, что такая программа не отвечает интересам определенных влиятельных штатных профессоров. Вместо этого доцент мог бы представить движение к конечной цели через набор последовательных промежуточных шагов. Он мог бы разраб. раздел, связанный с расовыми или гендерными проблемами, и включить его в текущий стандартный курс общей, соц. или возрастной психологии. Если его аудитория включает 30 студентов, то может оказаться, что 5 из них умеют делать хорошие публичные выступления. Доцент может попросить каждого из этих студентов подготовить краткое выступление на тему исслед. в области расовых или гендерных проблем и представить свои идеи на факультетском семинаре. Влиятельные профессора могут получить персональные приглашения. После этого доцент может предложить включить в программу новый курс, а позднее и остальные курсы, ссылаясь на продемонстрированный студентами запрос. Достигнув успеха в этих шагах, доцент приобретает известность в качестве победителя и увеличивает шансы на поддержку более честолюбивых целей.
Некоторые тактики в приобретении и использовании власти
Тактики связаны со специфическими и определенными способами действий, к-рые позволяют людям добиваться поддержки др. и преодолевать сопротивление оппозиции.
Тактика "пробных шаров" напоминает утечку информ., однако при этом сами источники идей организуют такую утечку. Идеальный "пробный шар" содержит в себе суть предлагаемой идеи, но запускается т. о., чтобы при необходимости можно было от нее отказаться. Заранее должна быть предусмотрена не только сама возможность отказа, но и продуман такой его способ, чтобы от этого не пострадал имидж носителя В. В области национальной политики "пробные шары" могут запускаться бывшим секретарем кабинета министров или др. бывшим чиновником высокого ранга. Такой гос. чиновник в газетном интервью или в телевизионном политическом "ток-шоу" заявляет о том, что администрация планирует нек-рые изменения в политике. Если последующая реакция политических комментаторов или выборных представителей оказывается благоприятной, то тогда уже президент может внести официальное предложение. Если же реакция оказывается крайне неблагоприятной, нынешняя администрация может отказаться от этих идей, утверждая, что она их не рассматривала и что бывший чиновник просто выражал свое гражданское мнение в частном порядке.
Четкие образы и обращение к личному опыту. Для того чтобы обеспечить себе поддержку др. людей, сообщения должны содержать четкие образы, способные надолго сохраняться в памяти. Между тем на людей ежедневно и ежечасно обрушивается поток газетной, телевизионной, журнальной и межличностной информ., к-рый приводит к перегрузке их познавательных способностей. Потенциальные носители В., желающие привлечь внимание к своим идеям, вынуждены вступать в конкуренцию за внимание людей. Одной из тактик привлечения внимания является персонализация сообщения.
Четкие образы могут обеспечиваться на основе апелляции к личному опыту. Люди, вовлеченные в личные переживания, формируют четкие запоминающиеся образы, поскольку их собственные действия и наблюдения становятся частью их образа политической проблемы. Личный опыт оказывает большее воздействие, нежели просто прочитанное или услышанное о некоей проблеме, поскольку люди оказываются активными участниками ее обсуждения - могут задавать вопросы, выражающие их личные интересы (в противоположность личным интересам журналиста), и реагировать на отношение к ним др. людей. Напр., если рассматривается предложение о выделении дополнительных денежных средств новому центру лечения онкологических заболеваний, для потенциальных сторонников можно организовать экскурсию с целью ознакомления их с совр. мед. оборудованием. Во время этой экскурсии можно устроить им встречу с неск. детьми, симпатичными и сообразительными. Людям, ищущим поддержки, следует затем подчеркнуть, что положительные прогнозы на выздоровление нек-рых из этих детей находятся в прямой зависимости от доступности совр. средств медицины. Тем самым потенциальные сторонники имели бы возможность воочию убедиться в том, что эти дети могли бы получать гораздо лучшее лечение, если бы прошло предложение о выделении дополнительных денежных средств. В качестве др. примера можно вспомнить о доценте, желающем ввести новые курсы, рассматривающие расовые, гендерные, этнические и культурные проблемы.
"Песочницы" и "буки". Нек-рые тактики особенно полезны в преодолении сопротивления оппозиции предлагаемым идеям. Одна из них состоит в том, чтобы изолировать оппонентов - "отправить в песочницу", т. е. поручить им выполнение важной, на первый взгляд, задачи, к-рая не имеет далеко идущих последствий в отношении политики развития орг-ции. Эта тактика широко используется в ун-тах. Администрации факультетов нередко приходится сталкиваться с группами недовольных студентов, противодействующих политике, связанной с введением дополнительных обязательных курсов. Представитель администрации в этом случае может попросить таких студентов провести исслед. тех видов учеб. курсов, к-рые выпускники ун-та сочли для себя наиболее полезными как с т. зр. поиска работы, так и в отношении перспектив профессионального роста. Студенты могут приступить к реализации этого, казалось бы, серьезного и ответственного поручения, но в действительности администрация факультета может принимать решения об обязательных курсах вне зависимости от конкретных рез-тов исслед. Если обнаруживается, что представленные в итоговом отчете рез-ты совпадают с ее рекомендациями, их можно рассматривать в качестве обоснования намерений администрации. Если же выясняется, что рез-ты исслед. не поддерживают ее рекомендаций, ими можно пренебречь. Популярными аргументами здесь обычно являются слишком малый размер выборки, ошибки выборки, а тж тот факт, что студенты не располагали временем, необходимым для проведения исчерпывающего исслед.
Др. видом тактики, используемым для преодоления сопротивления оппозиции, является апелляция к "букам" (bооgеутеп). Дети узнают о существовании "бук" как источников сурового наказания за то, что они не делятся своими конфетами с друзьями, или за то, что они демонстрируют пренебрежительное отношение к др. детям. Применительно к взаимоотношениям взрослых, "буки" - это неопределенные, неявные источники силы, на к-рые может ссылаться носитель В.
Приобретение опыта в вопросах власти
Нек-рые люди узнают о В. в ходе социализации, когда они наблюдают за тем, как их родители, политики или адвокаты используют деловые связи, обмениваются услугами, формируют планы действий и разраб. свои стратегии и тактики. Др. не имеют в своем детстве такой возможности и узнают об этом, уже будучи взрослыми. Один из путей приобретения знаний в вопросах В. - участие в деятельности общественной орг-ции. Помимо действия деловых связей, люди могут наблюдать здесь процессы создания коалиций, распространения идей, формирования имиджа победителя и т. д. Следующая возможность связана с работой в бюджетной комиссии этой общественной орг-ции. Вне зависимости от того, какие предложения выдвигаются по использованию денег, всегда можно гарантировать, что нек-рые люди будут предпочитать др. их использование. Наблюдая за тем, как успешные люди используют умения, стратегии и тактики для того, чтобы продвигать свои планы и идеи, внимательные наблюдатели могут почерпнуть много ценного в отношении вопросов использования В. Они могут тж обнаружить, что наиболее мудрым подходом является вовсе не т. зр. на В. как на конечную цель. Скорее В. следует рассматривать в качестве инструмента, используемого в разумном и сочувствующем руководстве.
См. также Исследование акций, Прикладные исследования, Теория автоматического регулирования, Человеческие факторы, Интеракционизм, Теория социального обмена
Р. У. Брислин

Влияние сверстников (peer influences)

Здоровые отношения с себе подобными необходимы для развития человека. Поскольку дети и подростки живут в расширяющемся социальном мире, им важно учиться строить эффективные отношения с людьми. Высококачественные отношения с др. важны для всех аспектов развития детей и подростков. Конструктивные отношения способствуют научению, интернализации ценностей и аттитюдов, приобретению компетентности в разных областях и эффективной социализации. Такие отношения могут быть со взрослыми и с др. детьми или подростками. Традиционно отношения между взрослыми и детьми рассматривались как важное средство обеспечения эффективной социализации и нормального развития.
Дело, однако, в том, что отношения детей и подростков с равными себе на всем протяжении детства, отрочества и юности - критический фактор развития и социализации. Молодежь должна: а) именно в общении со сверстниками приобрести социальную компетентность, интернализовать аттитюды и ценности, научиться понимать др.; б) занять уютную нишу в своей субкультуре. По сравнению с взаимодействием со взрослыми, интеракции детей и подростков со сверстниками, в целом, более частые, интенсивные и разнообразные.
Влияние общения со сверстниками на ценности, аттитюды, перспективы и социальную компетентность
В общении со сверстниками дети непосредственно перенимают и усваивают аттитюды, ценности, умения и знания, к-рые невозможно получить от взрослых, например как вести себя в конфликтной ситуации или как побороть искушение. Сверстники эффективно объясняют друг другу, насколько и почему одни вещи являются правильными, а др. - неправильными, какими соц. знаниями и умениями нужно овладеть и почему. Сверстники снабжают действенными моделями уместного и неуместного поведения. Социализирующее значение сверстников не прекращается с окончанием юношеского периода, Друзья и коллеги оказывают сильное влияние на ценности, аттитюды, перспективы и соц. компетентность чел. на протяжении всей его жизни. Отношения со сверстниками также часто позволяют удовлетворить потребность в соц. сравнении.
Просоциальное и антисоциальное поведение
Взаимодействие со сверстниками обеспечивает модели, поддержку и благоприятные возможности просоциального поведения. Если дети воспринимают своих сверстников как стремящихся к таким просоциальным действиям, как честность, альтруизм, сотрудничество и уважительное отношение к людям, они будут склоняться именно к такому поведению. В общении с другими детьми у ребенка часто появляется возможность помочь, утешить, поделиться чем-то, проявить заботу и сделать подарок.
Склонность подростков к таким формам проблемного или переходного поведения, как употребление наркотиков, добрачные сексуальные отношения или делинквентность, связана с их восприятием отношения сверстников к такому поведению. Если подростки видят, что их друзья не одобряют таких акций, они будут стремиться не участвовать в них. К тому же полное непринятие ребенка сверстниками побуждает его к таким антисоциальным действиям, как вызывающе агрессивные, деструктивные и др. отрицательно воспринимаемые формы поведения.
Импульсивность
Детям часто не достает временной перспективы, необходимой для того, чтобы вытерпеть отсрочку в получении вознаграждения и связанного с ним удовольствия. Однако по мере их развития и дальнейшей социализации фокусирование на своих непосредственных побуждениях и потребностях сменяется способностью воспринимать ход событий в более отдаленной перспективе. Теперь они способны также посмотреть на свои желания с т. зр. др.
Способность выбирать перспективу
Именно в процессе взаимодействия со сверстниками дети научаются видеть ситуации и проблемы с т. зр. др., к-рая, как правило, отличается от их собственной. С. в. п. - одна из важнейших для когнитивного и соц. развития. Она связана с рядом важных характеристик, включая способности представлять информацию в понятном для др. виде и быстро схватывать смысл сообщений др., конструктивно разрешать конфликты, охотно делиться информацией о себе, содействовать групповому решению проблем и показывать положительное отношение к др. в сходной ситуации. В основном благодаря взаимодействию со сверстниками, дети избавляются от эгоцентризма и приобретают усиливающуюся С. в. п.
Автономия
А. - это способность понять ожидания др. в любой данной ситуации и быть свободным в выборе того, соответствовать ли этим ожиданиям или нет. Принимая решение относительно соответствующего поведения, самостоятельные, независимые люди склонны взвешивать свои внутренние ценности и ожидания др. людей, а уже потом реагировать гибким и целесообразным способом. Взаимоотношения сверстников оказывают сильное влияние на развитие системы ценностей, соц. навыков и социальной сензитивности, равно как и на интернализацию принятия и поддержки, создающих основу для самоодобрения.
Одиночество
Дети нуждаются в конструктивных отношениях со сверстниками, чтобы избежать мук О. Хотя и взрослые могут обеспечить нек-рые формы товарищеских отношений, детям необходимы тесные и близкие отношения со сверстниками.
Идентичность
В течение младенчества, детства, отрочества, юности и ранней взрослости чел. проходит через несколько последовательно сменяемых и частично перекрывающихся идентичностей. В отношениях со сверстниками дети начинают сознавать сходства и различия между собой и др., они экспериментируют с различными социальными ролями, помогающими им интегрировать собственное чувство Я, проясняют свои аттитюды и ценности и объединяют их в самоопределение, создавая в итоге систему координат для восприятия и понимания себя.
Коалиции
Что касается людей, то их объединение имеет важное эволюционное значение, повышая выживаемость в борьбе с врагами, а также с природными и соц. катаклизмами. В детстве большинство людей завязывают дружеские отношения и формируют привязанности. Образуются К, к-рые обеспечивают помощь и поддержку не только в течение детства и отрочества, по и на протяжении всей взрослой жизни.
Продуктивность, стремления и психологическое благополучие
В учебной и трудовой обстановке сверстники и равные по положению люди оказывают сильное влияние на продуктивность и стремления друг друга. Поддерживающие отношения между соучениками и между сотрудниками связаны также с использованием способностей в ситуациях достижения. Кроме того, способность поддерживать взаимозависимые отношения и отношения сотрудничества - важнейшее проявление психол. благополучия и здоровья. Плохие отношения со сверстниками в начальной школе предвещают психол. нарушения и делинквентность в средней школе, а подобные отношения в средней школе предсказывают взрослую патологию.
Содействие развитию позитивных отношений со сверстниками
К сожалению, мн. совр. школы, семьи и др. общественные ин-ты никак не способствуют развитию у детей и подростков здоровых отношений со сверстниками. Содействие формированию конструктивных отношений со сверстниками, возможно, - одна из наиболее важных задач, стоящих перед родителями, педагогами и др. взрослыми, если они хотят создать благоприятные условия для здорового развития и эффективной социализации подрастающего поколения.
См. также Формирование идентичности в подростковом и юношеском возрасте, Развитие социального поведения людей, Среднее детство
Д. В. Джонсон, Р. Т. Джонсон

Вмешательство случайных свидетелей (bystander involvement)

В марте 1964 г. молодая женщина по имени Китти Дженовезе была зверски убита на улице в Нью-Йорке на глазах у 38 ее соседей по дому, наблюдавших эту сцену из окон своих квартир. Хотя избиение продолжалось более получаса, ни один из них не вызвал полицию до тех пор, пока все не закончилось. В то время психологи мало знали о динамике В. с. с. Под влиянием трагического случая с Дженовезе стали проводиться многочисленные исслед., что привело к накоплению теорет. знаний и эмпирических данных.
Одной из наиболее широко известных моделей вмешательства свидетелей в критических ситуациях является модель, разработанная Латане и Дарли. Эта модель была представлена в их книге "Безучастный свидетель: Почему он не помогает?" (The unresponsive bystander: Why doesn't he help?). Вместо принятия, казалось бы, одного решения о том, вмешаться им в ситуацию или нет, свидетели на самом деле должны реализовать целую цепь последовательных решений. Во-первых, свидетель должен обратить внимание на то, что нечто происходит. Во-вторых, свидетель должен интерпретировать или обозначить то, что он определил как критическую ситуацию. В-третьих, свидетель должен решить, обязан ли он вмешаться в происходящее. В-четвертых, свидетель должен решить, какую именно помощь ему следует оказать. В-пятых, ему надлежит принять решение о том, каким образом осуществить предыдущее решение. Эта модель получила поддержку в ходе многочисленных лабораторных и полевых исслед., проведенных как самими Латане и Дарли, так и др. исследователями.
Данные исслед. указывают на особенно важную роль, к-рую факторы соц. влияния играют на двух стадиях этой модели - обозначение данного события как критического и восприятие своей ответственности за происходящее. Свидетели могут использовать действия других в данной ситуации, чтобы помочь себе интерпретировать наблюдаемое событие. Как оказалось, факторы, связанные с личностью и демографическими характеристиками свидетеля, значительно хуже объясняют его вмешательство, чем характеристики самой ситуации.
См. также Аттитюды, Конформность, Просоциальное поведение, Исследование социального климата, Насилие
М. Гринберг

Внебольничные клиники (walk-in clinics)

В. к. проводят краткосрочное лечение и направление к специалистам лиц с психологическими проблемами. Эти коммунальные службы здравоохранения обычно работают в круглосуточном режиме, не требуют предварительной записи на прием и часто включают телефонную консультационную службу ("горячую линию"). Большинство В. к. находятся в подчинении районных центров здравоохранения или отделений "скорой помощи" при обычных стационарах. Такие клиники организуются тж при специализированных учреждениях, занимающихся проблемами алкоголизма, наркомании, суицида и сексуального насилия. Таубмэн провел анализ всех психиатрических пациентов, наблюдавшихся в отделении "скорой помощи" при стационаре в течение 70 дней. Рез-ты показали, что у 25,8% больных был диагноз шизофрении, у 21,1% - алкоголизма, 18,6% - депрессии; 24,7% имели др. диагнозы. Ведущий принцип доступности нуждающемуся в помощи и акцент на краткосрочной терапии, часто проводимой парапрофессионалами, позволяет сказать, что функционирование В. к. - один из ответов на вопрос о насущной потребности расширения психиатрического обслуживания населения.
К. Ландау

Внешние побуждения (стимулы) (incentives)

Положительное подкрепление и отрицательное подкрепление выполняют две совершенно различные функции в управлении поведением. С одной стороны, эти явления имеют решающее значение для научения, несмотря на то, что механизм такого воздействия до сих пор вызывает споры среди исследователей. С др. стороны, они являются мотиваторами. Эту последнюю их роль отражает понятие В. п., или мотивационной ценности подкрепления. Эффект Креспи может служить ил. функционирования В. п., или стимула, в условиях лабораторных экспериментов с крысами. Что касается чел., в качестве примеров В. п., или стимулов, могут служить одобрение, порицание и деньги.
См. также Классическое обусловливание, Эффект Креспи, Вознаграждения
Г. А. Кимбл

Внимание (attention)

В. можно определить как готовность со стороны организма к восприятию окружающих его стимулов. Исторически сложилось так, что понятие В. заняло центральное место в области психологии. В к. XIX - нач. XX вв. представители функционалистских и структуралистских школ психологии считали В. центральной проблемой, хотя и подчеркивали разные его аспекты. Функционалисты ставили в центр избирательный характер В. как активной функции организма, осн. на его мотивационном состоянии. Т. о., признавая, что В. иногда м. б. пассивным и рефлекторным, они сосредоточивались на его произвольных аспектах и на том обстоятельстве, что именно В. определяет содержание получаемого организмом опыта. Структуралисты, напротив, рассматривали В. как состояние сознания, к-рое заключается в повышенной концентрации и имеет следствием ясность впечатлений. Тем самым они сделали выбор в пользу изучения условий, приводивших к макс, выделенности объекта сознания или ясности восприятия.
Гештальт-психологи, ассоцианисты, бихевиористы и психоаналитики были склонны вообще игнорировать В. при построении своих теорий, в лучшем случае отводя ему малозначительную роль. К сожалению, за все эти годы непримиримой борьбы между теорет. направлениями в психологии для исслед. В. было сделано сравнительно немного.
Совр. российские психологи стали первыми изучать ориентировочный рефлекс, или ориентировочную реакцию, к-рая состоит из кластера физиолог. изменений, происходящих в организме в ответ на изменения в его окружении. Считается, что эти изменения являются физиолог. коррелятами внимания. Эти корреляты включают изменения электрической активности мозга и электрической активности кожи, расширение зрачка, напряжение скелетных мышц, усиление мозгового кровотока и перемены позы. Ориентировочный рефлекс ведет к повышенной рецепции стимуляции и улучшенному научению. Работа, начатая российскими психологами, была продолжена в США. В частности, проведены исслед., посвященные индивидуальным различиям в силе ориентировочной реакции и сопутствующим обстоятельствам таких различий.
В рез-те работы нейрофизиологов и нейроанатомов, таких как Эрнандес-Пеон и др., в стволе головного мозга была обнаружена диффузная структура, назв. ретикулярной формацией, к-рая, по-видимому, опосредует процессы возбуждения, В. и отбора стимулов. Исслед. ретикулярной формации, к-рую еще наз. ретикулярной активирующей системой, а тж ее связей с др. важными регуляторными системами мозга, обеспечили основу для физиолог. объяснений влияния мотивации, сна, сенсорного входа, научения, а тж эндогенных и экзогенных хим. веществ на процесс В.
См. также Устойчивость внимания, Обработка информации, Восприятие, Избирательное внимание
С. П. Урбина

Внутренне- и внешненаправляемое поведение (inner / outer-directed behavior)

Проблема внутреннего контроля поведения, в сравнении с внешним, затрагивает, во-первых, обстоятельства, при к-рых человек воспринимает собственное поведение как определяемое внешними силами или им самим. Во-вторых, она касается вероятности того, что даже находящиеся в одной и той же ситуации люди будут различаться по процессам, к-рые направляют их поведение.
Почти в любом н.-и. направлении отмечается влияние когнитивных факторов на отбор и контроль реакций. Вюрцбургская школа показала, как инструкции или условия задачи вызывают у испытуемого установку или специфический вид готовности реагировать, к-рая определяет последующие реакции. Вслед за Э. Ч. Толменом мн. психологи для обозначения этого феномена стали использовать термин "ожидание". Др., еще более общим термином является "аттитюд", относящийся к регулятивной функции личности.
Установка преим. определяется эксперим. условиями и выводится логическим путем из эффектов, вызываемых манипулированием этими условиями. В отличие от установки, аттитюд требует независимого от ситуации измерения, обычно достигаемого использованием личностного теста. Когда различия проявляются в выполнении задания, тогда мы можем связать их с внутренними вариациями в когнитивной структуре.
Обычно недостаточно просто оценить личностную переменную. Ее простое наличие у испытуемого не гарантирует того, что она будет влиять на его поведение. По этой причине экспериментатор вынужден вводить условия, к-рые максимизируют ее действие. Эти условия включают возбуждение или индукцию, предположительно воздействующие на изучаемую переменную, и задачу, к-рая вызывает у испытуемого интерес или согласие, достаточные для привлечения имеющихся у него ресурсов.
В исслед. интервального, в сравнении с экстернальным, контроля поведения используются, с одной стороны, стратегии манипулирования когнициями посредством введения внешних условий, а с другой - стратегии определения групп, к-рые различаются в предшествующей оценке этих логически выведенных характеристик. Первый подход имеет дело с установками или ожиданиями, последний - с аттитюдами. Однако ни в одной из этих стратегий никогда не соблюдались полностью вышеупомянутые формальные условия.
Ожидания контроля
Интерес к проблеме личностного контроля во многом обязан исслед. фрустрации и ее эффектов - ситуаций, в к-рых блокируются попытки человека достичь цели. В этих условиях могут вызываться эмоциональное возбуждение и агрессия (хотя в таких исслед. обычно акцентируются отрицательные эффекты, проявление испытуемыми конструктивных усилий или поведения совладания вовсе не является редкостью). Такие реакции варьируют в зависимости от степени контроля, к-рый имеет испытуемый над угрожающими условиями. Напр., при угрозе удара электрическим током испытуемые предпочитают точную информ. о неотвратимости события неопределенной или противоречивой информ. и сообщают о меньшем уровне тревоги в случае, когда они контролируют рукоятку электрошокового устройства. Др. исслед. подтверждают тот факт, что ощущение контроля аверсивных стимулов существенно снижает субъективный дискомфорт.
Даже "иллюзия контроля" влияет на реакции человека в подобной ситуации.
"Самоисполняющееся пророчество" - еще один интересный феномен. Ожидание того, что может произойти, оказывает влияние на поведение человека.
Арчибальд выполнил обзор возможных интерпретаций этих эффектов. Ожидание неудачи может вызывать тревогу, и потому человек пытается ослабить такие чувства, или же вызванное состояние может порождать ошибочные действия (несоразмерные усилия или уделение внимания несущественным признакам). Напротив, ожидание благоприятного результата может просто повышать усилия и тем самым облегчать выполнение задачи. Человек, увлеченный задачей, может ориентироваться преим. на сохранение самооценки или к.-л. др. важной ценности. Поэтому задача или цель могут быть подвергнуты переоценке, чтобы избежать неподтверждения данного ожидания. Напр., если человек ожидает неудачи, задача может восприниматься как слишком трудная, с низкими шансами на ее выполнение. Очевидно, что нет объяснений, подходящих ко всем случаям.
Реактивное сопротивление
Брем и др. представили систематический анализ того, что происходит в случае, когда окружение накладывает ограничения на свободу действий человека. Такие условия, утверждает Брем, вызывают возбуждение, к-рое заставляет человека действовать, чтобы предупредить возможную потерю свободы или восстановить потерянную свободу. Эту противодействующую силу он назвал "реактивным сопротивлением" ("reactance"). Эксперименты подтвердили теорет. предположения.
Ориентации "ферзя-пешки"
Де Чармс развил сформулированные Фрицем Хайдером положения о каузальности. Ферзь видит себя как источник происходящих в окружении изменений - поэтому у него есть чувство собственной компетентности и внутреннего контроля. Пешка воспринимает происходящие события как независимые от своих действий, что заставляет ее переживать собственные бессилие и неэффективность.
Локус контроля
Роттер разработал тест для измерения родственного аттитюда. Он теоретически определил этот аттитюд как обобщенные представления о связи между собственными действиями и происходящими событиями. Внутренний, или интернальный, контроль - это убеждение в том, что событие зависит от характеристик или действий самого человека. Внешний, или экстернальный, контроль - это ощущение, что поведение человека контролируется силами, находящимися за пределами (или в основном за пределами) его контроля, напр., судьбой или везением. Подобное разграничение делали и др. ученые, работавшие в области соц. наук, напр. Фромм и Рисман.
Разработанная Роттером Шкала интернального / экстернального контроля (Internal-External Control Scale) предлагала только один аспект компонента ожидания. Респондента просят последовательно выбирать одно из предъявляемых парных утверждений, а итоговым показателем служит количество выбранных альтернатив "внешнего контроля" (низкий показатель по тесту отражает внутренний контроль). Напр., в одном из пунктов предлагается выбрать между положительным отношением к планированию и нежеланием планировать из опасения, что невезение может сорвать все планы.
Эта шкала стимулировала многочисленные исслед. и разработку новых измерений. Нек-рые исследователи использовали факторный анализ для уточнения компонентов этой шкалы. В частности, показана необходимость различать, в качестве аспектов экстернального локуса, контроль со стороны могущественных других и контроль случая, а тж склонных и не склонных к защитному реагированию экстерналов. Последние берут на себя больше личной ответственности за собственные действия, чем первые.
Исслед. показывают, что интерналы склонны воспринимать себя как способных контролировать происходящие события, в то время как экстерналы склонны объяснять произошедшее удачей, случаем или др. внешними, контролирующими их силами. В целом, интерналы более уверены в себе, чем экстерналы.
Выученная беспомощность
Понятие выученной беспомощности ввел Селигман. Она может возникать вследствие переживания человеком неподконтрольности результатов собственной деятельности. В экспериментах Хирото и Селигмана испытуемым периодически предъявлялся громкий, неприятный звук или предлагалось решать проблемные задачи. Часть из них могла "избежать" этого неприятного звука, нажимая на рычаг и т. о. выключая его. Одним испытуемым предлагались проблемные задачи, не имевшие решения, другим - обычные, имеющие решение. Контрольные группы либо просто слышали периодически неприятный звук, либо просматривали проблемные задачи. На втором этапе испытуемые или вновь помещались в те же условия (но при этом уже всем слышавшим неприятный звук говорилось, что они могли сделать что-то, чтобы его избежать), или решали анаграммы. Испытуемые, прошедшие на первом этапе "обучение беспомощности" (неизбежно возникавший звук или неразрешимые проблемные задачи), демонстрировали выученную беспомощность, они оказались не в состоянии в новых условиях избежать неприятного звука или справиться с решением предложенных анаграмм.
Очевидно, что рассмотренный выше аттитюд должен влиять на отношение человека к задаче. В одном из своих экспериментов по выученной беспомощности Хирото использовал тест на основе шкалы Роттера. При предъявлении инструкций акцент делался либо на умениях, либо на случае. На обучающей стадии формировалась выученная беспомощность. Оказалось, что испытуемые-экстерналы демонстрировали большую выученную беспомощность независимо от характера тренировочной стадии или инструкций, а испытуемые-интерналы выполняли задания почти так же, как члены контрольной группы. На обучающей стадии испытуемые-интерналы предпринимали гораздо больше попыток избежать неприятного события по сравнению с испытуемыми-экстерналами. Зурофф тж показал, что эффекты обучения беспомощности следует понимать как функцию ожиданий испытуемого, будь это установки или аттитюды. Кроме того, как показывают Коллер, Каплан и Грегори, именно недостаток эксплицитных признаков отрицательно сказывается на результатах экстерналов, в полном соответствии с их большей подверженностью влиянию средовых условий.
Локус контроля и реактивное сопротивление
Т. о., эффекты навязываемых извне ограничений могут варьировать в зависимости от личностных характеристик. Взаимодействие между интернальным/экстернальным контролем и индуцированием реактивного сопротивления было продемонстрировано в исслед., к-рое провели Черульник и Ситрин. Испытуемым предлагали оценить 4 красивых плаката и пообещали, что в качестве вознаграждения они смогут выбрать себе любой. Однако на второй сессии, когда они опять должны были оценивать, третий по привлекательности плакат (он определялся отдельно для каждого испытуемого) оказывался недоступен для выбора. Одним участникам эксперимента давались безличные инструкции (что данный плакат по ошибке не включили в доставленный заказ), другие получали затрагивающие личность инструкции (что экспериментаторы исключили этот плакат, поскольку результаты говорят о том, что он "не имеет ценности для этого студента"). Контрольная группа просто дважды оценивала эти плакаты. В условиях ограничения свободы испытуемые с внутренним локусом контроля оценивали оказавшийся недоступным плакат гораздо выше в затрагивающих личность условиях, тогда как испытуемые с внешним локусом контроля демонстрировали этот эффект в безличных условиях. Хотя ограничения свободы могут вызывать общие эффекты, они также зависят от релевантных личностных переменных.
Восприятие каузальности
Исслед. процессов атрибуции, основанные на теории Хайдера, и исслед. ожиданий, связанные с мотивацией достижения, объединяет переменная локуса контроля. Теории мотивации достижения и интернального-экстернального контроля обладают рядом общих черт.
Так, Вайнер и его сотрудники представили систематическое описание того, как интерналы и экстерналы воспринимают результаты своей деятельности. Интерналы склонны приписывать свой успех или неудачу собственным особенностям - способностям и усилиям, тогда как экстерналы приписывают свои результаты действию внешних факторов - трудности задачи или везению. Это различение поддерживается данными ряда исслед.
Люди с высокой мотивацией достижения значительно чаще относят свой успех на счет собственных способностей и усилий, что повышает ощущение достигнутого успеха. В случае неудачи они приписывают ее недостатку приложенных усилий, к-рые, будучи нестабильным условием, при необходимости можно увеличить. Эти люди предпочитают задачи среднего уровня сложности, шансы на решение к-рых растут вместе с повышением прикладываемых усилий. Они действуют энергично и настойчиво, поскольку полагают, что усилия ведут к успеху, и задачи среднего уровня сложности чаще всего поддаются таким усилиям.
В противоположность этому, люди с низкой мотивацией достижения избегают связанной с достижением деятельности, т. к. они относят успех на счет действия внешних факторов и не считают, что усилия могут существенно повлиять на результат. Они отказываются от продолжения деятельности при возникновении угрозы неудачи, поскольку полагают, что последняя является результатом недостатка способностей (стабильный и неконтролируемый фактор). Эти люди предпочитают легкие или сложные задачи, к-рые сводят самооценку к минимуму.
См. также Диспозициональные наборы, Локус контроля
Э. Вайнек

Внутренняя валидность (internal validity)

В. в. относится к степени уверенности, с к-рой можно судить о предполагаемой каузальной связи между переменными. Эксперимент обладает В. в. в той мере, в какой наблюдаемые эффекты можно отнести к влиянию независимых переменных, а не к.-л. др. посторонних факторов.
Приписывание причинной обусловленности обычно предполагает, что две переменные - причина и следствие - будут сопряженно изменяться, однако прежде чем делать вывод о В. в., необходимо продемонстрировать, что А действительно вызывает Б (т. е. что возникновение одного лишь А приводит к Б). Можно, напр., ошибочно посчитать, что обучение решению перцептивно-моторных задач в домашних условиях а) приводит к повышению успеваемости детей в школе, б) тогда как в действительности такой желаемый рез-тат обусловлен не столько самим перцептивно-моторным обучением, в) сколько родительской заботой и вниманием.
Психол. эксперименты особенно подвержены вводящим в заблуждение и непредусмотренным эффектам побочных переменных, поскольку эти эксперименты крайне редко можно реализовать в таких идеально чистых условиях, какие создаются в физ. лабораториях. Поэтому преимущественной заботой исследователей в психологии становится планирование экспериментов т. о., чтобы получаемые в них положительные рез-ты позволяли делать выводы о существовании причинно-следственных связей.
В. в. отличают от внешней валидности, относящейся к возможности распространения рез-тов за пределы того специфического контекста, в к-ром была установлена В. в. Напр., если бы в тщательно контролируемых условиях удалось доказать, что переполненность клеток, в к-рых содержатся лабораторные животные, приводит к агрессивному поведению у белых крыс (В. в.), были бы у нас основания для распространения этого вывода на людей, проживающих в гетто (внешняя валидность)?
В. в. следует отличать от конструктной валидности, к-рая является теорет. объяснением предполагаемой причинно-следственной связи. В большинстве случаев, однако, когда существуют все разумные основания считать В. в. установленной, исследователю хочется сформулировать концептуальную основу или конструкт для объяснения этих связей. Кроме того, В. в. не следует смешивать с внутренней согласованностью - термином из области тестирования, относящимся к интеркорреляциям внутри нек-рого набора заданий.
При установлении В. в. необходимо убедиться в существовании определенной последовательности событий. Очевидно, если существует связь между А и Б, и А всегда предшествует Б, логично предположить, что А вызывает Б, а не наоборот. Помимо орг-ции максимально возможного контроля над условиями окружения и эксперим. ситуации проводящие исслед. психологи занимаются отбором испытуемых такими способами, к-рые исключают систематические ошибки при распределении их в эксперим. и контрольные группы. Они тж прибегают к тщательно разраб. эксперим. планам (учитывающим ковариацию и включающим уравновешивание) для осуществления статистических способов контроля над влиянием переменных, с тем чтобы можно было делать обоснованные суждения о причинных связях.
Далее в сокращенной форме приводится проведенный Куком и Кэмпбеллом анализ проблем, возникающих при проведении квазиэксперим. или полевых исслед. в психологии, каждая из к-рых представляет собой потенциальную угрозу для В. в.
Конкретные события, к-рые происходят между первым и вторым измерениями, могут изменять реакции испытуемого. Напр., если в исслед. проверяется влияние нового лекарственного препарата на уменьшение тревоги, а в период между измерениями над данной местностью пронесся торнадо, то на рез-ты измерения уровня тревоги может серьезно повлиять страх, вызванный этой катастрофой.
Кроме того, изменения, естественно происходящие с течением времени и связанные с развитием испытуемых, тж могут вызывать последствия, к-рые загрязняют эксперимент (т. е. улучшения в перцептивно-моторных умениях у детей м. б., скорее, следствием простого взросления, нежели обучения).
В исслед., предполагающем повторные тестирования, многократное применение того же самого инструмента могут приводить к кумулятивному эффекту, к-рый загрязняет исследуемое воздействие (напр., улучшение в оценках IQ в рез-те "обогащения" среды может стать следствием знакомства с данным интеллектуальным тестом).
Механические или сделанные чел. изменения в инструментах, используемых для измерений, могут вызывать иные, нежели исследуемое воздействие, эффекты. Со временем механическая пружина может утратить свою эластичность или исследователь может изменить свою ориентацию.
Пренебрежение феноменом статистической регрессии (тенденции высоких и низких оценок при повторном тестировании изменяться в сторону области средних значений) может привести к получению чрезмерно положительной и вводящей в заблуждение оценке взаимосвязи и, как следствие, к ошибочным выводам в отношении причинной обусловленности.
Непреднамеренная ошибка в процессе отбора испытуемых для контрольной и/или эксперим. группы может вызывать рез-ты, связанные с этим неучтенным, но неслучайным распределением отдельных испытуемых. В этом случае различия между группами, обусловленные скорее отбором испытуемых, нежели самими исследуемыми воздействиями, могут приводить к ошибочным выводам.
Любое выбывание испытуемых в ходе проведения эксперимента (сознательный уход, болезнь или даже смерть) может искажать рез-ты эксперимента, если такая убыль выходит за пределы случайного отсева.
Неопределенность в отношении того, является ли А причиной или рез-том Б, неизбежно сказывается на В. в. Играет ли футбольная команда лучше из-за присутствия на трибунах большего числа болельщиков или, наоборот, большее число болельщиков собралось на игру потому, что эта команда стала играть лучше?
Случайная и нежелательная коммуникация между группами, принимающими участие в исслед., разрушает эксперим. наивность испытуемых и может формировать установки и ожидания, не связанные с целями данного исслед. В свою очередь, эксперимент сам может вызывать компенсаторное соперничество, чувство обиды, возмущение и деморализацию у отдельных испытуемых и/или их групп - состояния, к-рые не имеют отношения к целям эксперимента и могут искажать его рез-ты.
Поскольку экспериментаторы работаю не в вакууме, иногда случается, что по административным или соц. причинам группы получают компенсаторное воздействие, к-рое приводит к уравниванию эффектов и работает против достижения валидных рез-тов. Напр., предоставление хотя бы минимальной терапии контрольной группе пациентов, к-рые вообще не должны были получать никакой терапии, м. б. оправданным с т. зр. гуманности, но, без сомнения, наносит ущерб цели такого эксперимента.
Не существует способов проведения совершенного эксперимента (т. е. такого, в к-ром достигается настолько полный контроль, что было бы невозможно отнести полученный рез-т или взаимосвязь к категории артефактов). Кроме того, обычно сам контекст психол. экспериментов делает их чрезвычайно подверженными интерпретационной двусмысленности и получению ошибочных выводов. Однако глубокие познания в этой области и внимание к тем многочисленным ловушкам, к-рые подстерегают психолога при проведении квазиэксперим. исслед., могут ему помочь планировать эксперименты, позволяющие с большей вероятностью получать истинные выводы в отношении В. в.
См. также Доверительные границы, Экспериментальные планы, Проверка гипотезы, Каноны Милля, Вероятность, Статистическая значимость
Э. Э. Вагнер

Внутренняя мотивация (intrinsic motivation)

На протяжении всей истории психологии теории мотивации пытались дать объяснения тому, почему люди ведут себя тем или иным образом. Несмотря на бесчисленное количество предложенных теорий, до недавних пор существовали лишь две основные теор. системы для изучения мотивации. Одна, разраб. Зигмундом Фрейдом в качестве составной части его психоаналитической психологии, основывалась преимущественно на систематическом изучении им пациентов-невротиков; другая - теория драйва К. Л. Халла, - развитая им как составная часть его теории научения, опиралась гл. обр. на эксперим. исслед. поведения крыс при прохождении лабиринтов. Несмотря на радикальные различия этих систем, обе они утверждают, что всю мотивацию можно свести к небольшому числу биологических драйвов (побуждений) или инстинктов: сексу и агрессии - по Фрейду, голоду, жажде, сексу и избеганию боли - по Халлу.
Хотя мн. формы поведения, напр. пищевое, имеют прямое отношение к побуждениям и влечениям, живым организмам тж свойственно широкое разнообразие видов и форм поведения, не направленных непосредственно на удовлетворение драйвов. В психоаналитической теории понятие сублимации указывает на возможность преобразования сексуальной энергии в энергию, направляемую на достижение "более высоких" целей. Это преобразование происходит в результате внутренних конфликтов между первичным влечением и индивидуальным восприятием требований окружения. Теория драйва говорит о существовании вторичных драйвов - любой проявляющейся потребности в подкреплениях, не служащих удовлетворению первичных (основных) драйвов. Эти очевидные потребности во вторичных подкрепителях образуются благодаря процессу спаривания первонач. нейтрального стимула (напр., нахождения выхода из лабиринта) с первичным подкрепителем (напр., пищей). Т. о., согласно этой теории, решение проблемных задач становится подкрепляющим, а у людей побуждение к их решению возникает, скорее всего, не потому, что решение задачи по существу своему способно удовлетворить, но потому, что оно ранее ассоциировалось с первичным подкрепителем.
Со временем все в большей степени становилась очевидной неадекватность обеих этих концепций для исслед. мотивации. Г. Гартманн указал на то, что маленькие дети демонстрируют широкое разнообразие поведения, к-рое, по-видимому, не связано с к.-л. конфликтом (т. е. не является результатом сублимации), а Берлайн заметил, что различные виды активности, напр. исследовательская, появляются в таком раннем возрасте и осуществляются с таким рвением, что их невозможно объяснить вторичным подкреплением. В ответ на эти противоречия Роберт Уайт высказал предположение о существовании врожденной В. м., без к-рой невозможно эффективное взаимодействие индивида с окружающей средой.
Отражая тот факт, что понятие В. м. было введено для объяснения форм поведения, не поддающегося объяснению на основе побуждений и подкреплений, наиболее часто используемое определение внутренне мотивированного поведения формулирует его как поведение, происходящее в отсутствие к.-л. явного внешнего вознаграждения. Деси определил В. м. через врожденные потребности быть компетентным и самостоятельно определять поведение в отношении своего окружения. Эти потребности лежат в основе широкого разнообразия видов и форм поведения, включая исследование, игру и научение, и мотивируют людей к непрерывному поиску и решению задач, оптимально или максимально соответствующих способностям и возможностям каждого. В отличие от теорий драйва, предполагающих, что люди предпочитают покой и минимальную стимуляцию, теория В. м. утверждает, что наряду с покоем они жаждут оптимальной стимуляции.
Деси и Райан объединили данные различных экспериментов и попытались согласовать их в рамках единой теор. концепции. Они предположили, что любое событие в окружающей среде имеет два функциональных аспекта: контролирующий (вызвать определенный исход поведения) и информационный (информировать людей о таких вещах, как их эффективность в к.-л. деятельности). Если контролирующий аспект оказывается настолько выраженным, что начинает толкать людей к специфическим исходам, В. м. будет подрываться, но если он предполагает противоположность контроля, а именно выбор, В. м. будет усиливаться. Это означает, что воздействие внешних событий зависит от того, как они воспринимаются и интерпретируются реципиентом.
См. также Приобретенные побуждения, Системы контроля и управления, Самодетерминация
Э. Л. Деси

Военная психология (military psychology)

В. п. занимается приложением психол. принципов и методов к решению военных задач. Она включает такие традиционные области психол. специализации, как работа с персоналом (отбор, классиф., расстановка кадров), обучение (тренинг), эксперим. исслед. в области челов. факторов и соц., клиническая и организационная психология. Во мн. странах существуют ин-ты В. п. Как правило, в таких ин-тах работают как гражданские психологи, так и психологи, находящиеся на службе в армии.
Тестирование
Иногда работа, выполняемая психологами для вооруженных сил, служила толчком для развития психологии в гражданском секторе. Так, групп. тестирование было разраб. военными психологами во время Первой мировой войны в ответ на потребность в быстрой классиф. новобранцев. Этот вид тестирования послужил моделью для групп. тестов интеллекта и стимулировал развитие направления групп. тестирования в 1920-х гг. В ходе Второй мировой войны был разраб. Армейский общий классиф. тест (Army General Classification Test, AGCT), заменивший прежний Армейский тест "Альфа". Различные тесты были сконструированы для специальных целей. Управление стратегических служб США (OSS) разраб. деятельностно-ориентированные тесты для отбора оперативных сотрудников. Эти разраб. OSS, принципиально отличавшиеся от традиционных процедур отбора, опиравшихся на бланковые тесты, стали предшественниками совр. центров оценки персонала (assessment centers).
Интерес к проведению исслед. и разраб. тестов в военной области сохранился и после Второй мировой войны. Эта работа получила свое продолжение в развитии компьютеризованного адаптивного тестирования, при к-ром вместо предъявления полного набора заданий, содержащихся в традиционном групп. тесте, тестируемые получают набор тестовых заданий, соотв. их уровню способностей. В дополнение к тестированию умственных способностей и интересов проводятся исслед. физ. способностей, необходимых для овладения конкретными военными специальностями.
Обучение
Др. важной областью В. п., тесно связанной с тестированием, является обучение. Американские вооруженные силы - крупнейший в мире разработчик образовательных и обучающих программ, а функция обучения - одна из важнейших функций военных орг-ций всего мира. Военные психологи как разраб., так и оценивают программы обучения. Отмечается сдвиг от теорет. обучения, ориентированного на лекционные занятия, к практ., ориентированному на приобретение опыта или профессиональных навыков.
Экспериментальные исследования в области человеческих факторов
Челов. факторы - многоотраслевая прикладная наука, занимающаяся изучением взаимосвязей людей с их машинами, задачами и средой. Область исслед. челов. факторов возникла в рез-те слияния целого ряда дисциплин, заинтересованных в повышении интенсивности труда, эффективности обучения, безопасности деятельности и согласованности взаимодействия чел. и машины. Прилагаются непрерывные усилия по разраб. оборудования и систем для эффективной военной подготовки и эффективных боевых действий. Это вызывает необходимость в проведении фундаментальных исслед. зрения, слуха, физиолог. реакций на стресс и т. д. Проектирование кабин пилотов, систем обеспечения учеб. стрельб, обмундирования, вооружений и систем обработки информ. - все это может служить ил. разнообразных приложений науки о челов. факторах в военной области. Как и в др. областях, здесь тж отмечается неуклонный рост использования автоматизированной технологии, особенно в авиации и при создании оружия и информ. систем.
Клинические и социальные области
Роли военных клинических психологов немногим отличаются от ролей гражданских клиницистов. Помимо этого, военные психологи могут работать в реабилитационных и др. специализированных клиниках и тесно сотрудничают с ортопедами и неврологами. Клинические психологи в армии могут тж назначаться на должности, где они несут единоличную ответственность за психиатрические службы, включая орг-цию стационарного лечения.
Существует множество исслед. в области соц. психол. военных групп, особенно в связи с боевыми действиями. Было обнаружено, что взаимоотношения строевого солдата с его первичной группой (малой группой, с к-рой он работает и воюет) являются важным фактором, обусловливающим способность солдата противостоять трудностям и опасностям боя.
Тж проводились исслед. по процессам и эффектам "промывания мозгов", допросов и сенсорной депривации. Ряд исслед. был посвящен изучению эффектов ограниченного пространства, такого как на подводных лодках. Др. исслед. концентрировались на роли семьи, напр., изучение влияния на военнослужащих разлуки с семьей, вызванной обязанностями несения службы на корабле, или связи семейных аттитюдов с возобновлением военного контракта. Интеграция расовых меньшинств и женщин в вооруженные силы вызвала значительный интерес со стороны военных психологов. Исслед. по интеграции черных мужчин в армию США показали, что увеличение контакта с членами групп. меньшинств привело к увеличению их принятия доминирующими группами. Рез-ты исслед. по интеграции женщин в армию оказались более неопределенными.
Организационная психология
На протяжении долгого времени лидерство/руководство представляло главный интерес для военных психологов. Подходы, связанные с отбором, профессиональным ростом и оценкой командиров, постепенно расширились и в настоящее время включают ситуационные и организационные факторы. Повышение эффективности/продуктивности деятельности и улучшение качества жизни все в большей степени становятся важными целями проведения организационных изменений.
См. также Прикладные исследования, Человеческие факторы, Тренинг руководителей
Л. У. Оливер

Воздействия шума (noise effects)

Шум (Ш.) определяют как нежелательный звук. Его интенсивность измеряют в децибелах (дБ). Ноль дБ соответствует самому слабому звуку, к-рый человек с нормальным слухом может уловить при полной тишине; 55 дБ эквивалентны звукам, производимым неинтенсивным движением автотранспорта, а 120 дБ - Ш., воспринимаемому на расстоянии 200 футов [Ок. 61 метра. - Прим. перев.] от взлетающего реактивного самолета. В большинстве поведенческих исслед. используется модифицированная дБ шкала, называемая dBA-шкалой, к-рая была создана для приближенного определения воспринимаемой громкости. Эта шкала присваивает более высокие весовые коэффициенты высокочастотным звукам, поскольку они воспринимаются как более громкие по сравнению с низкочастотными звуками равного звукового давления.
Шумовое загрязнение является в США серьезной проблемой. Согласно оценкам Агентства по охране окружающей среды (ЕРА), более 70 млн. американцев живут в районах с таким уровнем Ш., к-рый вызывает у людей состояние раздражения и мешает им разговаривать и спать. Более 50% рабочих, занятых на производстве, подвергаются на рабочем месте воздействию Ш., способному привести к ухудшению слуха.
Ш., по определению, является нежелательным и, следовательно, фрустрирующим и вызывающим нервное напряжение. Как стрессор, Ш. влияет на функционирование сердечно-сосудистой, эндокринной, дыхательной и пищеварительной систем, а тж предположительно оказывает вредное воздействие на психич. здоровье.
То, что Ш. может вызвать ослабление слуха, установлено со всей определенностью. По оценкам ЕРА, один из каждых 10 американцев подвергается воздействию Ш. такой интенсивности и продолжительности, к-рые могут стать причиной хронического ослабления слуха. Ослабление слуха не причиняет физ. страданий и не сразу становится заметным, но даже незначительные нарушения слуха, по-видимому, способствуют предрасположенности к последующей травматизации в среднем и пожилом возрасте.
Как Ш. может сказаться на выполнении работы, прогнозировать сложно. Все зависит от уровня Ш., характера работы, значимости звука и соц. условий, в к-рых находится человек, выполняющий работу. Если люди своевременно проинструктированы о необходимости реагировать на шумовые раздражители и получают четко различимые предупреждающие сигналы, тогда громкий Ш. оказывает незначительное влияние на их работу или вообще никак на ней не отражается. В целом, новые или необычные Ш. больше беспокоят, чем знакомые звуки. Однако и знакомые Ш. громкостью более 95 дБ - особенно если они отличаются внезапностью, не поддаются контролю и носят прерывистый характер - негативно сказываются на деятельности. Как правило, Ш. приводит к тому, что деятельность начинает приобретать неустойчивый характер - периоды неэффективных действий чередуются с нормальными и компенсирующими отрезками эффективной работы. Сбои в работе увеличивают вероятность несчастных случаев с работниками.
Исслед., учитывавшие социально-экономические и расовые характеристики участников и использовавшие контрольные группы, убедительно доказали вредное воздействие Ш. в учеб. обстановке. Среди последствий воздействия Ш. в домашних и учеб. условиях - ухудшение слухового и зрительного различения, навыков чтения и визуально-моторных навыков" общей успеваемости и сопротивляемости фрустрации. Одно из объяснений этих последствий сводится к тому, что Ш. нарушает процесс преподавания и научения, вызывая в итоге кумулятивный отрицательный эффект. Нек-рые исследователи полагают, что стрессовые последствия Ш. ослабляются, когда у людей имеются точные ожидания в отношении Ш. или когда они способны (или по крайней мере считают, что способны) его контролировать.
Уровень Ш. влияет тж на соц. поведение людей. Ряд эксперим. исследований показал, что люди, подвергающиеся воздействию Ш., как правило, менее склонны помогать другим, чем те, кто такому воздействию не подвергался. Ш. Коэн предположил, что Ш. заставляет людей концентрировать свое внимание на заметных аспектах ситуации и не придавать значения межличностным сигналам. С др. стороны, неспособность проявить участие к окружающим может быть вызвана гневом или фрустрацией.
См. также Стресс
Л. Л. Давидофф

Вознаграждения (rewards)

Античная теория гедонизма осн. на заманчивом допущении, что поведение регулируется наслаждением и страданием. Мы стремимся делать то, что доставляет нам удовольствие, и стараемся избегать болезненных стимулов или ситуаций. Сформулированный т. о. принцип удовольствия - страдания оказывается по своей сути мотивационным принципом. Торндайк в поисках теории, к-рая бы могла объяснять адаптивное поведение (по аналогии с эволюционным отбором физ. признаков), применил этот принцип В. и наказаний к научению. Он высказал предположение о способности животных (и людей) к научению. Если организм повторил к.-л. реакцию, все то, что следовало за этой реакцией в предыдущей попытке, м. б. названо В.; если к.-л. реакция не возникает повторно, все то, что следовало за этой реакцией в предыдущей попытке, может рассматриваться как наказание. Т. о., если ребенка отшлепали за неблаговидный поступок, такое воздействие может и не вызвать сдерживающего эффекта - напротив, оно может привести к тому, что ребенок сочтет такое наказание "удовлетворяющим" нек-рую гипотетическую потребность во внимании.
Однако гипотеза о том, что наказание ослабляет связи между стимулом и реакцией, так и не получала удовлетворительного подтверждения в экспериментах, и в конечном итоге Торндайк отказался от идеи, что вызывающие неудовольствие стимулы имеют к.-л. иное отношение к научению, помимо побуждения организма испробовать др. реакции. Т. о., научение стало делом В. желательных реакций. К 1938 г. два наиболее выдающихся последователя торндайковской теории осознали необходимость в изменении ее терминологии. Для обоих, К. Л. Халла и Б. Ф. Скиннера, "удовлетворители" (satisfiers) трансформировались в "подкрепления" (reinforcements). Халл определял подкрепление в терминах убывающих степеней воздействия драйва (или внутреннего побуждения). В., или "удовлетворители", теперь превратились в ослабители драйва, и научение могло происходить только при уменьшении силы драйвов. Так, пища для голодной крысы ослабляла драйв голода и каким-то образом это ослабление внутреннего побуждения усиливало связь между стимулом и реакцией.
По мнению Скиннера, термин "драйв" был слишком неопределенным и/или субъективным, и он заменил его термином "депривация". С этой т. зр. крыса, к-рую продержали какое-то время без пищи, будет находиться в депривированном (букв. - "лишенном") состоянии и, находясь в таком состоянии, будет научаться (или выполнять) определенный акт поведения, за к-рым следует пища (подкрепление). Для Скиннера, как и для Торндайка, в качестве подкрепления может использоваться все, что приводит к более устойчивому или быстрому выполнению деятельности, к-рая прежде возникала лишь случайно. Скиннер, подобно Торндайку, не считал наказание действенным, поскольку смог продемонстрировать, что после подкрепления реакции наказание уже не влияет на вероятность будущих повторений и может только отсрочивать их.
Вторичное подкрепление
Для Халла и Скиннера представлялось очевидным, что люди не совершают действий или поступков ради В. в виде незамедлительного ослабления биолог. драйвов. Люди включаются в деятельность, когда они получают похвальные отзывы, золотые звезды, деньги или др. В. небиолог. характера. Дабы перебросить мост через ту пропасть, к-рая существует между поведением людей и голодных крыс, было введено понятие вторичного подкрепления. При этом предполагалось, что вторичное подкрепление приобретает свою подкрепляющую силу благодаря ассоц. с первичным подкреплением. Отметим, что при введении вторичных подкреплений никакой реакции не требуется - стимул прослеживается в появлении В.
Парциальное (частичное) подкрепление
Скиннер обнаружил, что когда В. или подкрепления время от времени пропускались, крысы и голуби (как, впрочем, и люди) работали усерднее или дольше, чем когда В. регулярно следовали за каждой реакцией. Т. о., для закрепления и повышения устойчивости нек-рого поведения рекомендуется почаще перемежать невознаграждаемые попытки вознаграждаемыми, однако не настолько часто, чтобы это могло привести к его "угашению" (ослаблению связей между стимулом и реакцией).
Критика
Уже в тот период, когда Халл и Скиннер подчеркивали важность В. для научения, возникали серьезные критические возражения против мнения, что В. имеют прямое отношение к научению. Вероятно, В. играют определенную мотивирующую роль, но научение может осуществляться и без них.
В 1940-1950-х гг. было проведено множество исслед. по т. н. "побочному научению" (incidental learning). В этих исслед. испытуемых инструктировали учиться делать одни вещи, тогда как проверяли выполнение др. Было обнаружено, что они часто научались делать то, чему их не обязывали учиться, и даже тому, чему их инструктировали не учиться. В таких исслед. испытуемые определенно никак не подкреплялись за подобное "непрошенное" научение.
В 1970-х гг., когда интерес к связи В. с научением начал постепенно снижаться, обнаружилась его новая роль, вероятно в большей степени раскрывающая его истинную природу, - роль мотивирующего фактора. Поведенческие терапевты стали применять предложенные Скиннером процедуры в целях модификации челов. поведения, т. е. вознаграждая людей, когда те вели себя неким желательным образом, и лишая их В., когда они демонстрировали нежелательное поведение. Эта древняя как мир практика всех родителей была перенесена на клиническую сцену в более систематическом и стандартизированном (или регулируемом) применении.
Применение В. в настоящее время связывается гл. обр. с областью контроля поведения, в к-рой они демонстрируют свою очевидную эффективность. Родители часто не осуществляют должного контроля за поведением детей, поскольку они не склонны к систематическим действиям и, как правило, не формулируют четко своих требований к тому поведению, к-рое им хотелось бы видеть. Родителям следует осознать, что В. желательного поведения, по-видимому, является единственной процедурой, позволяющей достичь желаемых эффектов. Им тж следует принять во внимание предостережения Скиннера в отношении наказания, поскольку, помимо своей общей неэффективности, наказание зачастую сопровождается негативными побочными эффектами (гнев, обида), к-рые могут повлечь за собой нежелательные последствия.
См. также Внешние побуждения (стимулы), Мотивация
Б. Р. Бугельски

Вознаграждения и собственный интерес (rewards and intrinsic interest)

Обычно предполагают, что В. за выполнение задачи повышает будущую мотивацию и интерес к такой деятельности. Это предположение поддерживается рез-тами многочисленных исслед. Однако недавние исслед. показали, что иногда возникает противоположный эффект: при нек-рых условиях внешние В. за выполнение деятельности, к-рая сама по себе ("внутренне") интересна субъекту, подрывают последующий интерес к задаче.
Одно из объяснений такого разрушающего эффекта В. называют гипотезой "сверхоправдания" (overjustification): если за выполнение изначально привлекательной задачи предлагается и дается к.-л. внешнее вознаграждение, эта деятельность воспринимается чел. как излишне оправдываемая, потому что В. за нее, вообще говоря, не требуется, на основании чего он делает вывод, что занятие данной деятельностью "по существу мотивировалось сложившейся внешней ситуацией, а не каким-то внутренним интересом к самой деятельности".
Влияющие условия
В. в целом не снижают мотивацию. Эффект подрыва мотивации возникает лишь при наличии определенных условий.
Уровень интереса
В исслед. показано, что В. могут снижать высокий первоначальный уровень собственного интереса, но если задача вызывает меньший первоначальный интерес, В. повышают мотивацию.
Факторы вознаграждения
В. не всегда подрывают высокий собственный интерес. Важным фактором при этом оказывается тип В. Словесная похвала за выполнение задачи не только не снижает, но может повышать мотивацию, тогда как более конкретные или материальные В., такие как конфета или деньги, приводят к разрушению интереса. Эти различные эффекты В. обычно интерпретировались в рамках теорий восприятия субъектами а) личной компетентности и б) источника контроля собственного поведения. Похвала свидетельствует о компетентности субъекта в выполнении задачи и тем самым может усиливать мотивацию; материальные В. представляют очевидное свидетельство того, что поведение субъекта контролируется сторонними силами, и этот недостаток "личного контроля" может оказывать подавляющий эффект на интерес к выполнению задачи.
Тж важными оказываются два др. фактора В. Во-первых, снижение собственного интереса происходит тогда, когда В. даются в зависимости от выполнения целевой деятельности и не происходят в условиях отсутствия связи между В. и выполнением задачи. Во-вторых, внутренняя мотивация разрушается с большей вероятностью, если В. слишком выделяется, т. е, когда на нем фокусируется внимание субъекта.
Теории
Для разрушающего эффекта В. приводилось множество объяснений, но лишь нек-рые нашли свое подтверждение в исслед.
Среди наиболее широко принятых теорий можно упомянуть те, к-рые подчеркивают опосредующую роль когнитивных процессов в разрушающем эффекте, в частности, атрибутивных процессов. В основе атрибутивных теорий (к к-рым относится и гипотеза сверхоправдания) лежит предположение о том, что разрушающий эффект является рез-том сложных когнитивных умозаключений, включающих в себя оценку субъектом внутренних и внешних причин занятия целевой деятельностью.
Приложения
Актуальность разрушающего воздействия В. на мотивацию в практ. сфере деятельности представляется очевидной, и обсуждение его в литературе фокусируется в основном на трудовой и учеб. деятельности, а тж на процедуре В., получившей название "жетонной системы", предусматривающей В. желательного поведения жетонами, к-рые в дальнейшем можно обменивать на понравившиеся товары или виды активности.
Однако его проявление в условиях повседневной действительности осложнено множеством переменных, к-рые еще требуется изучить. Так, в одном из исслед. обнаружилось, что В. снижают мотивацию только в том случае, если существует некая норма не давать В. Для определения того, как освободиться от отрицательных эффектов В. и как лучше всего применять его в целях побуждения к эффективному поведению, необходимы дальнейшие исслед.
См. также Мотивация, Теория реактивного сопротивления, Вознаграждения
Э. П. Серафино

Возрастные различия (age differences)

Поведение чел. с возрастом претерпевает столь же разительные изменения, как и его тело. И обучение, и видоизмененные структуры вносят свой вклад в эти психол. различия. Различия, имеющие место на протяжении всей жизни, изучаются преимущественно методами поперечных и продольных срезов.
В. р. интеллекта изучены наиболее широко. Умственный возраст (МА), измеряемый традиционными тестами интеллекта, увеличивается вместе с хронологическим возрастом (CA) и, в силу принципа конструирования возрастных шкал этих тестов, связь между MA и СА носит линейный характер. Средний ребенок демонстрирует увеличение MA на 1 год с каждым прожитым календарным годом, вплоть до достижения возрастного уровня 15-18 лет, когда кривая роста MA предположительно переходит в плато. Есть, однако, данные, согласно к-рым интеллектуальная способность у нек-рых людей может непрерывно увеличиваться, по крайней мере, до начала третьего десятилетия жизни.
Изучение вопроса о приросте MA с увеличением CA затрудняется действием двух факторов: уровнем трудности заданий для молодых взрослых и различающейся структуры способностей, тестируемых на разных возрастных уровнях. Если на верхнем конце шкалы не достает трудных заданий, более старшие испытуемые просто не могут показать улучшения рез-тов. В этом случае тест имеет слишком низкий "потолок". А если на разных возрастных уровнях тестируются разные функции, какой смысл тогда вкладывается в утверждение, что MA увеличивается вместе с CA?
Постоянство IQ во времени уже давно изучается в связи с возрастом чел. В общем, было установлено, что IQ школьников и взрослых является достаточно постоянным, чтобы обеспечивать удовлетворительную точность предсказания в перспективе неск. лет. В определенных рамках, чем старше тестируемые, тем дольше тестовые показатели остаются относительно постоянными (в пределах 4-5 единиц IQ). На противоположном краю возрастного диапазона IQ дошкольников является крайне ненадежным предиктором тестовых показателей в более позднем возрасте. Следует, однако, подчеркнуть, что даже при высоких ретестовых корреляциях для группы у отдельных тестируемых могут происходить значительные систематические сдвиги IQ. Изменение на 30 или больше единиц IQ в среднем за 12 лет было обнаружено у 9% участников исслед., к-рое провели Гонзик, Макфарлейн и Эллин.
Интересно, что резкое снижение IQ часто наблюдается за неск, лет до смерти, независимо от того, когда наступает смерть. Такое снижение IQ может даже использоваться для предсказания смерти.
То, что такие процессы памяти, как узнавание и вспоминание, обнаруживают бесспорное улучшение у детей где-то между 6 и 9 гг. жизни, вероятно, связано с увеличением умственного возраста. Старшие дети в большей степени используют имплицитную вербализацию - маркирование, повторение и сравнение стимулов. Возраст, по-видимому, больше сказывается на вспоминании, чем на узнавании, улучшая рез-ты детей и ухудшая качество функционирования памяти у стариков.
В отношении изменений поведения в поздней взрослости и старости можно сделать целый ряд обобщений.
1. Так как поведение является отчасти продуктом деятельности ЦНС, происходящее с возрастом разрушение клеток головного мозга, вероятно, имеет отношение к изменению поведения. К 80-90 гг. может теряться до 40% кортикальных клеток. Кроме того, на протяжении жизни в головном мозге снижается содержание воды и повышается содержание жиров.
2. Пожилые люди имеют определенно больше проблем со здоровьем, чем молодые, что неизбежно ведет к изменению их поведения.
3. Острота зрения и аккомодация глаза ухудшаются вследствие помутнения и потери эластичности хрусталика в среднем возрасте. Изменения в сетчатке, происходящие в более позднем возрасте, приводят к ухудшению цветового зрения и обострению чувствительности глаза к яркому свету.
4. Аналогично возникает ослабление слуха: восприятие высоких частот теряется в среднем возрасте, а после 65 лет мн. людям требуются слуховые аппараты (хотя они далеко не всегда ими пользуются). Стресс, вызываемый потерей слуха, может приводить к депрессии и др. эмоциональным расстройствам.
5. В старости происходит тж снижение вкусовой, обонятельной и болевой чувствительности.
6. Пожилым людям, по-видимому, требуется больше времени для заучивания вербального материала, чем молодым. Однако, когда пожилые люди заучивают значимый для них материал и сами регулируют этот процесс, они успешно справляются с задачей. К тому же, они повышают скорость заучивания и улучшают долговременное запоминание в тех случаях, когда их обучают пользоваться способами опосредованного запоминания (мнемоническими приемами).
7. По-видимому, дефицит долговременной памяти пожилых людей в значительной степени связан с нарушением поиска информ. в памяти. Кратковременная память дает сбои только в тех случаях, когда задача требует распределенного внимания (напр., при дихотическом прослушивании). Объем остается, по существу, сохраненным до самого преклонного возраста.
8. Индивидуальная изменчивость выполнения всех интеллектуальных задач увеличивается с возрастом, но это не ставит перед людьми каких-то особых учеб. проблем примерно до 70 лет и даже позже.
9. С увеличением возраста ЦНС работает все медленнее. Этим изменением, по-видимому, можно объяснить постепенное уменьшение скорости реагирования при решении широкого круга задач, включая задачи на время реакции, сортировку объектов, копирование, зачеркивание и др. сходные функции обработки информ.
10. Хотя существует крайне мало исслед. решения задач и креативности как функции взросления и старения, ряд гипотез был сформулирован и в этой области:
- Пожилые испытуемые в эксперим. ситуации формирования искусственных понятий склонны задавать неинформативные вопросы, сбиваться под влиянием нерелевантной и избыточной информ. и обращаться с положительными и отрицательными образцами понятия как с положительными. Неспособность извлекать пользу из отрицательной информ. может создавать впечатление недостаточной гибкости.
- Если нагрузка на память пожилых людей невысока и им даются подсказки по поводу стратегий, связанные с возрастом недочеты в решении задач могут существенно сокращаться (Sanders et al., 1975).
- Хотя Леман (Lehman, 1953) пришел к заключению, что большинство творческих достижений приходится на ранние этапы карьеры ученого или художника, накоплено немало фактов, свидетельствующих об иной возможности: нек-рые из наиболее ценных научных открытий и вкладов в культуру были сделаны отнюдь не молодыми людьми. Напр., Клод Моне начал свой знаменитый цикл "Кувшинки" в 73 г.; Бенджамин Франклин изобрел бифокальную линзу в 78 лет; Софокл написал "Царя Эдипа" в 75 лет, Джордж Бернард Шоу написал свою первую пьесу в 48 лет. Когда качество сочинений Баха и Бетховена оценивают по числу сделанных записей исполнения конкретного произведения, самые поздние сочинения явно превосходят все остальные.
11. С возрастом меняются интересы людей: участники спортивных соревнований становятся болельщиками, а уровень преступности неуклонно снижается.
12. Наконец, рез-ты ряда корректно проведенных последовательных исслед. свидетельствуют о том, что личность чел. характеризуется в большей мере непрерывностью, чем изменением. Видимо, когортные различия все же более выражены, чем возрастные изменения.
См. также Болезнь Альцгеймера, Развитие человека, Развитие на протяжении жизни, Лонгитюдные исследования
М. Р. Денни

Воображаемые товарищи (imaginary companions)

В раннем детстве (от 2 до 6 лет) мн. дети имеют воображаемых друзей, к-рые существуют лишь в их фантазиях. Строго говоря, В. т. невидимы, поэтому чучело животного или кукла, к-рых ребенок считает живыми, к этой категории не относятся.
Поскольку фантазия и магическое мышление - это типичные характеристики мыслительных процессов детей данного возраста, сам факт разговоров ребенка с пустотой или упорное отстаивание т. зр., что невидимый друг на самом деле существует, вовсе не является признаком патологии. В действительности, В. т. могут быть признаком душевного здоровья и благополучия, т. к. нередко помогают ребенку справиться с одиночеством, страхом или др. проблемами.
Есть данные, согласно к-рым дети, имеющие В. т., превосходят своих сверстников, не имеющих В. т., в креативности и интеллектуальном развитии. Родителям следует проявлять беспокойство лишь в тех случаях, когда ребенок, по-видимому, полностью живет в придуманном мире и не способен устанавливать и поддерживать отношения с реальными людьми.
См. также Развитие в раннем детстве, Фантазия
К. С. Бергер

Вопрос об отношении души и тела (mind-body problem)

На протяжении веков ученые разных специальностей бились над определением природы чел. Одним из ключевых вопросов была и остается проблема определения души (разума), тела и их взаимосвязи.
Существует общее согласие по поводу того, чтобы относить к "телу" материальные, физические характеристики организма, различные формы активности которого могут быть изучены традиционными эмпирическими научными методами.
Главная трудность заключается в вопросе о самом существовании такой сущности, как разум (психе, душа), и о путях ее определения, т. е. в В. о. д. т. Для некоторых мыслителей непосредственный опыт сознавания себя (self-awareness) служит доказательством того, что душа качественно отлична от физиолог. тела. На одном полюсе представлений о душе термин mind (разум, психика, душа) или mental (ментальное, психическое) всегда определялся как нефизическая, нематериальная, нетелесная сущность. Функционирование подобной сущности вовсе не обязательно должно подчиняться тем же законам, которым подчиняется функционирование материи.
Поскольку душа - нематериальная и нефизическая сущность, невозможно подтвердить ее существование и изучать, опираясь на данные органов чувств. Эта особенность души и создает проблему "душа-тело" для тех, кто изучает поведение человека эмпирическими методами.
Известны 3 принципиально разных подхода к определению понятия "душа" (mind), нацеленных на разрешение этой дилеммы. Первый подход представлен крайним редукционизмом. С этой точки зрения, душа per se не существует: это всего лишь некий символ или ярлык для обозначения специфического уровня биолог. активности.
Второй подход представлен попытками некоторым образом соотнести качественно различные душу и тело, добывая знания о душе из эмпирических знаний о теле. Все варианты этого подхода оставляют психолога перед проблемой разработки средств, позволяющих соотнести внутреннюю, не доступную органам чувств, активность души (разума) с непосредственно наблюдаемой активностью тела.
Третий подход, хотя и имеет в некоторых отношениях сходство с редукционизмом, не является таким упрощенческим. В этой перспективе ни душа, ни тело не рассматриваются как независимые сущности. Человек - это единство души и тела, и как не существует тела без души, так не существует и души без тела. Подобные воззрения получили название параллелизма, или теории "двух аспектов". В данном случае решающее значение имеет, по-видимому, то, будет ли конкретное определение аспекта души лучше всего подходить для изучения методом рационализма, методом эмпиризма или их некоторым сочетанием. Таким образом, необходимость интерпретировать психол. и поведенческие данные в терминах их коррелятов, подчиняющихся законам физики и биологии (в противоположность независимым законам функционирования души), будет зависеть от природы души и ее связи, если таковая вообще существует, с телом.
См. также Философские проблемы в психологии
М. Ройдер

Воспитание родителей (parent education)

Под В. р. подразумевают систематическую программу обучения, предназначенную для усвоения информ., аттитюдов и умений, способствующих успешному выполнению роли родителей. В большинстве случаев эти программы проводятся с группами родителей и обычно состоят из еженедельных встреч продолжительностью в неск. часов, происходящих в течение 4-12 недель.
Миллер и Свонсон проследили постепенную трансформацию аттитюдов к выполнению родительской роли, начиная с представления XVIII в. об "абсолютном подчинении воли ребенка" до послевоенной эпохи XX в., когда детям стало предоставляться больше свободы. Однако это сопровождалось ростом осознания того, что такая свобода должна подвергаться ограничениям, чтобы ребенок учился принимать во внимание потребности др.
Дрейкурс объяснял эти тенденции резким изменением аттитюдов, касающихся челов. отношений, - от авторитарных к демократическим. В демократической системе все люди, в том числе и дети, рассматриваются как обладающие потребностью в признании их чувства собственного достоинства и уважении со стороны др. Поэтому битье и др. формы унижающих достоинство наказаний все больше утрачивают свою роль в качестве эффективных методов воспитания ребенка.
Различные подходы
Существует множество систем В. р., и эти системы имеют между собой много общего. Это привело к возникновению ряда "комплексных" программ, к-рые сочетают в себе элементы из двух или более оригинальных систем.
Дрейкурс опирался на идеи А. Адлера при разраб. подхода к семейным взаимоотношениям, осн. на взаимном уважении. Родители должны способствовать возникновению у детей ощущения духовной принадлежности и чувства собственной значимости. По его мнению, это достигается верой родителей в способность детей учиться на своих собственных ошибках и предоставлением возможности вносить свой вклад в функционирование семьи. Он называет это ободрением. Вдобавок Дрейкурс пропагандирует замену наказания, к-рое унижает достоинство детей и заставляет их "плохо" себя чувствовать, последствиями, в к-рых обозначены четкие границы неприемлемого поведения, отрицающего уважение к др. Он рассматривал плохое поведение детей как признак обескураженности, к-рая выливается в попытки обрести принадлежность через неуместное поведение, имеющее целью добиться внимания, власти, реванша или продемонстрировать отказ от выполнения жизненных задач.
Примером др. успешной и широко распростр. программы В. р. является тренинг родительской эффективности (parent effectiveness training) Томаса Гордона. Этот подход осн. на клиенто-центрированной терапии Роджерса, к-рая делает акцент на активном слушании и принятии как содержания, так и выражаемых чувств в процессе коммуникации между людьми. Гордон учит, что родители должны прекратить использование таких односторонних форм коммуникации, как порицание, чтение нотаций и приказы. Поощряется самостоятельность детей в разрешении своих собственных проблем и пропагандируется "беспроигрышный" метод разрешения конфликта, требующий, чтобы в разрешении спорного вопроса учитывались потребности всех сторон.
Мн. программы В. р. опираются на принципы управления поведением, впервые сформулированные Б. Ф. Скиннером. Этот подход подчеркивает необходимость систематического использования положительного подкрепления, к-рое достигается при помощи к.-л. вознаграждения ребенка вслед за возникновением у него желательного поведения. В дополнение к этому подходу, родителям рекомендуется по возможности игнорировать негативное поведение и использовать не унижающие достоинство ребенка формы наказания. Подчеркивается важность последовательного и скрупулезного контроля за не более чем одним-двумя видами поведения за раз. Отличительной чертой этого подхода является репетиция нового родительского поведения до его применения к детям.
Закон не требует от руководителей родительских групп специальной подготовки или сдачи квалификационного минимума.
Руководители должны обладать определенными знаниями о ключевых этапах детского развития, хорошими навыками межличностной коммуникации, соц. восприятия др., знанием групп. процессов и располагать сведениями о существовании специализированных служб, куда при необходимости можно обратиться за помощью.
Перспективы развития
Существует необходимость в разраб. или дальнейшем усовершенствовании программ В. р. из специфических популяций, таких как родители-одиночки, родители особых детей и родители из групп с низким социоэкономическим статусом и национальных меньшинств. Недостаток участия мужчин тж является проблемой, к-рая требует к себе специального внимания. Группы, направленные на формирование положительной Я-концепции, тж нужны родителям, поскольку они обеспечивают необходимую им для успешного выполнения своей роли степень уверенности и упорства.
Будущие исслед. необходимо направить на выявление тех факторов, к-рые способствуют повышению эффективности В. р. Изменения в аттитюдах, ценностях и поведении как родителей, так и детей являются лишь нек-рыми из таких факторов, ожидающих своего изучения.
См. также Отношения "родитель - ребенок", Родительская пермиссивность
Р. Б. Армстронг

Воспринимаемый размер (apparent size)

В. р., или оцениваемая на глаз величина, - важная тема в психологии зрительного восприятия. Особое внимание ученых привлекли 3 аспекта этой темы. Первый касается константности величины, или тенденции В. р. оставаться постоянным, несмотря на изменения размера ретинального изображения. Второй аспект имеет отношение к иллюзиям величины, или неверному восприятию размера объекта. Третья область интересов связана с объяснениями того, как воспринимается размер объекта.
Среди предложенных теорий восприятия размера можно выделить 3 наиболее важных. Одна из них, исходящая из предположения инвариантности отношения "размер-расстояние", утверждает, что мы выводим В. р. объекта, принимая в расчет как размер ретинального изображения, так и воспринимаемое расстояние до объекта. Иначе говоря, мы узнаем о величине объекта благодаря тому, что, учитывая размер его изображения на сетчатке, принимаем во внимание и его видимую удаленность от нас. Признаки воспринимаемого расстояния до объекта делятся на монокулярные (напр., аккомодация, линейная перспектива, воздушная перспектива, затенение, перекрытие, признаки высоты и параллакс движения) и бинокулярные (напр., конвергенция и бинокулярный параллакс). Эта классическая теория получила широкое признание, несмотря на нек-рые противоречащие ей факты.
Две др. теории подчеркивают важность идеи о том, что В. р. является функцией отношения зрительных стимулов. Согласно теории относительного размера И. Рока и Ш. Эбенхольца, В. р. объекта зависит от относительного размера др. объектов. Т. о., мы используем близлежащие объекты в качестве системы отсчета. Согласно теории Дж. Дж. Гибсона, видимый размер объекта зависит от числа заслоняемых им текстурных элементов: чем больше их число, тем больше видимый размер.
Две последние теории приводят доводы в пользу того, что проксимальный стимул содержит всю необходимую информ. для восприятия размера, тогда как теория инвариантности отношения "размер - расстояние" утверждает, что для восприятия размера необходимы дополнительные признаки. Возможно, что все 3 теории хотя бы отчасти справедливы, поскольку мы можем использовать все 3 источника информ. в своих суждениях о В. р.
См. также Константность, Иллюзии
М. У. Мэтлин

Восприятие (перцепция) (perception)

Под восприятием, или перцепцией, понимается как субъективный опыт получения сенсорной информации о мире людей, вещей и событий, так и те психол. процессы, благодаря к-рым это совершается.
Классическая теория
Представление о том, что все наши мысли и впечатления составляются из конечного множества сенсорных "идей", последовательно развивалось английскими философами (эмпириками и ассоцианистами) от Гоббса, Локка и Беркли до Джеймса Милля и Джона Стюарта Милля. Научное изучение восприятия началось в рамках физиологической психологии с попыток Иоганнеса Мюллера в 1838 году разделить сенсорный опыт на такие модальности, как зрение, осязание и обоняние. При более глубоком анализе оказывается, что с виду целостный - "без единого шва" - мир, каким он дан в В., собран из фрагментов поступающего по отдельным каналам опыта, каждый из к-рых находится в полной зависимости от действия специфических, поддающихся идентификации частей сенсорного отдела НС, и потому лишь косвенно отражает состояние актуального физ. мира.
Герман фон Гельмгольц предпринял попытку подразделить сами эти сенсорные модальности на элементарные ощущения, каждое из к-рых отражает воздействие, в норме являющееся результатом раздражения физ. энергией определенного вида специфических рецепторных (нервных) клеток, приспособившихся в процессе эволюции реагировать только на "специфическую энергию" (термин И. Мюллера). Примерно в то же время Г. Т. Фехнер разраб. психофизические методы для измерения воздействия на чувственный опыт едва заметных различий в стимуляции, предусматривающие гармоничное сочетание психол. и физиолог. инструментов в исслед. сенсорики.
Исслед. сенсорной сферы, направляемые этими и др., конкурирующими, теориями, продолжаются в неск. научных областях. Однако главным критерием психол. значимости таких исслед. сенсорики служит то, насколько хорошо они объясняют свойства воспринимаемого мира. Во всем, что упоминалось до настоящего момента, обойдены молчанием самые важные свойства вещей и событий - форма, светлота, удаленность, движение, мелодический строй, тембр голоса и смысл высказываний. Согласно классической теории, об этих существенных свойствах мира мы узнаем не из зрительных и слуховых ощущений, а из сложных перцептивных образов, складывающихся в рез-те научения.
Этим определяется первый этап и направление исслед. перцепции, среди к-рых наиболее показательными являются исслед. зрительного восприятия пространства.
Восприятие пространства. В. третьего измерения ставит перед философами, физиологами и психологами особую проблему, так как попадающего в глаз двумерного светового потока явно недостаточно для однозначного определения трех измерений. Впрочем, различные естественные среды порождают характерные двумерные паттерны, к-рые имеют тенденцию связываться с разной близостью и удаленностью, и потому предлагают нашему вниманию признаки третьего измерения. Одна старая и прочная теория утверждает, что В. глубины опирается на такие признаки. Поскольку пользование этими признаками не требует никаких сознательных умозаключений, их называют признаками глубины, предполагающими скорее непосредственную психол. реакцию, чем ответ на основе сознательного логического вывода.
В ранних версиях классической теории В. предполагалось, что В. глубины достигается благодаря приобретаемым (с опытом) связям между такими визуальными признаками и мнемическими следами мышечных и осязательных ощущений. Однако Торндайк доказал, что нек-рые виды животных могут адекватно реагировать на визуальные признаки глубины, вообще не имея соответствующего зрительного опыта, - вывод, подтвержденный и развитый в исслед. Э. Дж. Гибсон и Р. Уолка. Т. о., в добавление к предполагаемым классической теорией основным ощущениям цвета и оттенков (серого) возникла необходимость установить врожденный механизм зрительного реагирования на глубину. По всей видимости, классическая теория требует коренного пересмотра.
Константность и иллюзии восприятия. Наши восприятия обычно лучше согласуются с устойчивыми качествами объекта, чем с вызываемой ими кратковременной стимуляцией сенсорного входа. Например, в нормальных условиях мы воспринимаем величину предмета совершенно неизменной, хотя по мере приближения к нему размеры его изображения на сетчатке глаза существенно увеличиваются. Однако в геометрических иллюзиях воспринимаемый размер объекта, при неизменности его фактических размеров и размеров ретинального (сетчаточного) изображения, разительно изменяется от добавления к нему лишь неск. наклонных линий. Иллюзии размера, формы, цвета и др. качеств, как правило, весьма устойчивы и встречаются в нашей жизни повсюду.
Классическое объяснение феноменов константности сводится к тому, что мы учимся принимать в расчет признаки глубины при оценивании размеров объектов, признаки освещенности - при оценивании их яркости и т. д. Хотя такое научение, происходящее в процессе нашего знакомства с миром, выглядит правдоподобным объяснением константности восприятия, еще нужно объяснить, почему такой опыт должен вызывать у нас иллюзии восприятия.
Феномены перцептивной организации. Перцептивная организация - последний серьезный вызов, к-рый феномены В. бросают классической теории. В основе феноменов перцептивной организации лежит выделение фигуры из фона. Фигура - это область пространства или совокупность образующих контур линий, обладающие узнаваемой формой. Т. о., факторы, влияющие на разграничение фигуры и фона, играют решающую роль в определении того, что станет объектом нашего восприятия. Эти факторы изучались в основном в рамках самого известного из всех оппозиционных классическому подходу направлений, а именно в гештальт-психологии.
Гештальт-теория
В этой теории, связываемой преимущественно с именами Макса Вертгеймера, Вольфганга Кёлера и Курта Коффки, определенная конфигурация (Gestalt) стимулирующих энергий, а не энергия как таковая, признается существенным свойством стимула, на к-рое реагирует НС. Между стимульным паттерном и реакцией стоят такие "законы организации", как "закон хорошего продолжения", согласно к-рому мы воспринимаем состоящую из фигуры и фона структуру, прерывающую наименее плавно продолжающиеся линии. Хотя такие наглядные демонстрации не подвергались ни количественной оценке, ни объективному исслед., их вряд ли можно отнести к нерегулярно наблюдаемым явлениям в сфере В.
Чтобы "выковать" теорию из таких демонстраций, гештальтисты выдвинули ряд понятий, касающихся организации НС, к-рые коренным образом отличались от взглядов того времени. К настоящему времени от них полностью отказались, но попытки сформулировать законы перцептивной организации в объективной форме продолжаются до сих пор. В основном эти попытки базируются на следующем принципе: наблюдатель воспринимает такую простейшую структуру, к-рую можно привести в соответствие со специфическим паттерном стимуляции. Однако ни одна из этих попыток пока не увенчалась успехом, и совр. версии классического подхода могут даже лучше объяснять мн. гештальт-феномены, чем это делают гештальт-теория или ее последователи.
Пересмотренная классическая теория
Одна старая точка зрения, к-рую все больше поддерживают в последние годы, заключается в том, что и феномены константности, и иллюзии - это две стороны одного процесса, а именно: мы воспринимаем те объекты или события, к-рые в обычных условиях чаще всего служат причиной сенсорной стимуляции, испытываемой нами в данный момент. Согласно этому, наблюдатель должен делать что-то наподобие перцептивных умозаключений или выводов, к-рые, как правило, бывают верными, но иногда оказываются ошибочными.
Эту теорию трудно проверить, так как перцептивные умозаключения - ненаблюдаемые переменные. Брунсвик переформулировал ее: попадающий в глаз свет обычно содержит в своем составе группы признаков, снабжающие нас информацией о регулярных физ. свойствах окружающей среды. Любой отдельный признак имеет нек-рую вероятность оказаться правильным - т. е. обладает своего рода "экологической валидностью", - и наблюдатель выучивается полагаться на каждый признак соответственно его вероятности.
Для данного варианта классической теории В. описанный гештальтистами феномен "фигура/фон" - это просто перцептивный вывод о том, какая сторона контура (внутренняя или внешняя) относится к поверхности объекта, а законы орг-ции - просто набор вероятностных признаков, на к-рых такие выводы базируются.
Для проверки этой теории необходимо располагать информацией об экологических валидностях разнообразных признаков, собранной в ходе "экологических съемок" тех сред, воздействию к-рых обычно подвергаются наблюдатели. Однако для того, чтобы результаты таких съемок поддавались однозначной интерпретации, нужно прежде всего знать, к выделению каких признаков приспособлена конкретная сенсорная система, - вопрос, вызывающий в настоящее время повышенный интерес.
Современная сенсорная физиология
Современники Гельмгольца, Эвальд Геринг и Эрнст Мах, высказали предположение, что строение сенсорных отделов НС может служить явным и непосредственным объяснением, по крайней мере, нек-рых видов перцептивной константности и восприятия относительной удаленности объектов от наблюдателя. За последние неск. десятков лет было установлено, что сети латеральных связей, к-рые могли бы выполнять такие сложные сенсорные функции, существуют как между рецепторами, так и на высших уровнях НС. Особенно важным для совр. научной мысли стало предположение Геринга о структурной орг-ции рецепторов в виде оппонентных (функционально противоположных) пар. Напр., одни клеточные структуры обеспечивают либо ощущение красного, либо ощущение зеленого, но не оба этих ощущения, тогда как др. обеспечивают ощущения либо синего, либо желтого цвета. Структуры, действующие как оппонентные пары и, вероятно, выполняющие эту функцию, были выявлены с помощью нейрофизиологических методов, что существенно повлияло на развитие совр. теорий цветового зрения и сенсорной физиол. в целом. Тем не менее до сих пор неизвестно, играют ли вообще какую-то роль такие "кодочувствительные" сети в В. иллюзий и в феноменах константности и перцептивной орг-ции, но сам факт доказательства их существования делает более правдоподобным предположение о том, что мн. видимые качества физ. мира зависят от непосредственной реакции специфического сенсорного механизма.
Непосредственное восприятие
Распространяющийся в направлении глаза свет называют оптическим строем (optic array), в отличие от актуально формируемого в глазу ретинального изображения. Вследствие двигательного параллакса объекты окружающего мира, находящиеся на разных расстояниях от наблюдателя, при движении последнего будут в различной степени смещаться в объемлющем их оптическом строе. В самой радикальной из всех "прямых" теорий В., принадлежащей Дж. Гибсону, утверждается, что оптический строй наблюдателя, перемещающегося в обычной среде, содержит достаточно информации для точного определения его нервной системой характерных свойств, сцен и событий в физ. мире, и что наши восприятия этих свойств являются непосредственными реакциями на эту информацию. Мы способны обнаруживать аспекты стимуляции, к-рые отражают размер, форму и др. свойства объекта, хотя его удаленность и угол наклона - а значит и его ретинальное изображение - могут изменяться.
Привлекательность этой теории заключается в том, что она предлагает полностью отказаться от объяснения Гельмгольцем феноменов В. ментальными процессами, обходя тем самым связанные с ним теор. трудности в виде бессознательных умозаключений. Несмотря на отдельные попытки математического анализа двигательного параллакса, никаких доказательств использования ("непосредственного" или к.-л. еще) такой информации предложено не было; совр. состояние этого вопроса позволяет с уверенностью сказать только одно: есть данные, согласно к-рым вызываемая движением информация не настолько эффективна в человеческом восприятии, как того требует теория Гибсона.
Проверка классической теории восприятия
Три линии продолжающихся и поныне исслед. с самого начала выглядели наиболее подходящими для проверки или корректировки классической теории.
Перцептивное развитие в младенчестве. У нек-рых биологических видов действительно существуют сенсорные структуры, к-рые непосредственно реагируют на ряд признаков глубины. Что касается человека, совр. исслед. перцептивных возможностей младенцев отодвинули назад во времени ту стадию, на к-рой, как ранее считалось, малыши становятся перцептивно компетентными. Одним из результатов этих исслед. стало обнаружение константности размера в восприятии детей, к-рым исполнилось всего несколько недель. Но в отношении чистоты таких результатов часто высказываются сомнения, так как к моменту проведения экспериментов младенцы уже обладали слишком большим опытом В. третьего измерения, чтобы предоставить убедительные доказательства врожденности механизмов В. удаленности и размера у людей.
Поскольку с очень маленькими детьми чрезвычайно трудно проводить доказательные исслед., в качестве заменителя часто предлагался метод перцептивного переучивания, при к-ром используется преобразованный входной сигнал от органов чувств (или, более конкретно, оптическая трансформация ретинального изображения).
Адаптация к трансформациям ретинального изображения. Гельмгольц утверждал, что если бы перцептивная реакция на к.-л. стимул была врожденной, ее невозможно было бы изменить при помощи обучения. К настоящему времени проведено необозримое количество исслед. адаптации (наряду с послеэффектами) к измененному отношению между сенсорным входом и физ. миром, а также между действием и сенсорным отображением его результата. Хотя результаты этих исслед. сами по себе важны, они не могут служить доказательством приобретенности к.-л. конкретной перцептивной реакции, поскольку допущение о том, что переучиваемость служит прямым опровержением врожденности, не имеет под собой оснований. В. направления (или положения точки в зрительном поле) действительно врожденно детерминировано у цыплят - призмы вызывают у них смещение направления клевков даже при полном отсутствии зрительного опыта на момент проведения эксперимента, - однако и они демонстрируют адаптацию и послеэффекты в том случае, если носят призмы достаточно долго.
Поисковые исследования каналов первичной обработки сложных сенсорных признаков. У чел., долго смотрящего на водопад, снижается чувствительность к низвергающимся вниз потокам воды (адаптация), а неподвижные, торчащие из нее камни начинают казаться движущимися вверх (послеэффект). Такие феномены долгое время использовались в качестве доказательства существования нейронов-детекторов для обнаружения движения, - в данном случае детекторов нисходящего движения, чувствительность к-рых оказалась (вследствие утомления) сниженной относительно детекторов восходящего движения. Сейчас мы располагаем надежными - прямыми и косвенными - доказательствами существования таких сенсорных механизмов.
В последние годы высказывались предположения о множестве др. типов каналов обработки сенсорной информации, каждый из них чувствителен к одному из сложных свойств стимуляции: от детекторов края и очертаний тени до детекторов решеток с определенным размером ячеек ("пространственно-частотные каналы"), посредством к-рых зрительная система производит Фурье-анализ ретинального изображения. И все же на этом пути не было найдено никаких фактических доказательств конкретного вклада таких механизмов в наше восприятие мира; да и само открытие сенсорных детекторов не помогло упростить теорию В. за счет отказа от рассмотрения компонентов вывода, положенных в основу классической теории, потому что эти компоненты тоже непосредственно доказуемы.
Доказательства интеллектуальной организации восприятия
Три осн. линии эксперим. данных определяют верхние границы области, в к-рой наши восприятия мира еще можно полностью объяснить как непосредственные сенсорные реакции.
Перцептивные увязки и вычисления. Согласно классической теории, нек-рые воспринимаемые свойства, такие как размер и удаленность объекта, не могут варьироваться независимо; они связываются попарно и изменяются согласованно, так что не могут быть объяснены только действием сенсорных механизмов или только специфическим паттерном стимуляции. В восприятии такое увязывание отдельных свойств мира демонстрировалось многократно. И хотя степень, природа и структура перцептивных увязок еще недостаточно изучены, сам факт, что всегда можно продемонстрировать существование таких напоминающих логический вывод или вычисление процессов, ограничивает наши надежды на объяснения В. в виде непосредственной реакции на стимуляцию.
Интеграция последовательности мимолетных взглядов. Хорошо известно, что мы можем различать мелкие детали объекта лишь в том случае, когда его проекция попадает в фовеа - небольшую область в центре сетчатки. Глаза совершают быстрые прицельные движения (называемые саккадами) по различным частям рассматриваемого объекта, наблюдаемой сцены или читаемого текста, обеспечивая наблюдателю (или читателю) получение подробной информации. Всякий раз, когда глаза совершают такие движения, происходит соответствующее смещение изображения любого - в действительности неподвижного - объекта на сетчатке. В связи с этим возникают два взаимосвязанных вопроса: почему в нашем восприятии мир остается неподвижным при каждом таком смещении ретинального изображения и как мы собираем содержимое этих последовательных мимолетных взглядов в единый образ объекта или сцены?
Что касается первого вопроса, то еще Гельмгольц выдвинул предположение, согласно к-рому мы способны учитывать направление и протяженность движения, совершаемого глазом "по нашему приказу", и это объяснение, облаченное в более или менее совр. наряд, все еще остается жизнеспособным. Второму вопросу до последнего времени не уделялось должного внимания. Тем не менее изучение того, как люди читают, рассматривают картины и как им удается воссоздавать пространство действия и конструировать события из последовательности теле- и кинокадров, ясно показывает: мы используем наши знания о мире для сохранения в памяти входного сигнала в виде последовательности мимолетных взглядов и для управления перцептивным обследованием тех участков, к-рые еще не были осмотрены. Эти наши способности просто невозможно объяснить как непосредственное реагирование на стимуляцию.
Реакция на кратковременные визуальные стимулы. Исслед. с использованием кратковременных визуальных стимулов, предъявляемых с помощью тахистоскопа, показывают, что считываемую сенсорными механизмами информацию, независимо от сложности задействованных механизмов, не удается целиком объяснить тем, что испытуемые, по их отчетам, успели увидеть при столь короткой экспозиции. Слова или картинки, более знакомые наблюдателю, более ожидаемые им или в большей степени соответствующие его интересам и заботам, обнаруживаются им при меньшем времени экспозиции. Эти эффекты, даже если они не имеют однозначного объяснения, свидетельствуют явно не в пользу понимания В. как непосредственной реакции на стимул.
См. также Контекстуальные ассоциации, Иллюзии, Перцептивная организация, Бессознательные умозаключения
Дж. Хохберг

Восприятие глубины (depth perception)

Дифференциальное восприятие расстояния, называемое обычно В. г., в основном является результатом работы таких органов чувств, как зрение и слух. Что касается зрения, есть два основных класса признаков глубины: монокулярные и бинокулярные признаки. Монокулярные признаки включают градиенты текстуры, величину, двигательный параллакс, аккомодацию, линейную перспективу, взаимное расположение объектов, затененные детали и четкость изображения. К бинокулярным признакам относятся конвергенция и ретинальная диспаратность. Некоторые из этих признаков могут действовать одновременно; обычно какой-то один из них подкрепляется др. В эксперименте трудно установить, какие именно признаки действуют в данный момент времени.
Зрительное В. г. изучается неск. способами. При одном подходе испытуемому предлагают (в условиях бинокулярного или монокулярного восприятия) установить стержень или штырек т. о., чтобы он находился на том же удалении от глаз(а), как и эталонный раздражитель. Методика визуального обрыва (создающая зрительные эффекты глубокого и мелкого пространства), констатируя степень предпочтения людьми и животными края эксперим. установки "без обрыва", обычно используется для проверки у них способности воспринимать глубину. При изучении восприятия третьего измерения часто применяется стереоскоп, позволяющий раздельно предъявлять правому и левому глазу почти идентичные изображения, благодаря чему и создается стереоэффект. Позднее, пытаясь усовершенствовать стереоскопическую методику, Бела Джулеж изобрел т. н. случайно-точечные стереограммы: синтезированные на ЭВМ паттерны случайно расположенных точек, подбираемые в стереопары т. о., чтобы получались два почти идентичных изображения, за исключением расположенной у края области. При рассматривании таких изображений через стереоскоп эта область кажется расположенной выше или ниже остального паттерна.
Слуховые признаки глубины используются слепыми людьми, к-рые могут подойти к стене и остановиться перед ней. К дополнительным слуховым признакам глубины относятся: величина реверберации, спектральные характеристики (атмосферное поглощение выше для высоких частот) и относительная громкость знакомых звуков.
См. также Движения глаз, Теории зрения, Зрительное восприятие
Дж. Г. Робинсон

Восприятие формы / очертаний (form / shape perception)

Восприятие формы/очертания, включая характерную деталь фигуры и общую конфигурацию, обычно осуществляется живыми организмами посредством анализа признаков стимула, извлекаемых из сенсорного входа. Нет единого мнения о том, что же такое форма или очертание. Поскольку предполагается, что контуры и края воспринимаются на ретинальном уровне, нек-рые специалисты считают, что контур и края служат основой для восприятия сложной формы. Конструкты зрительного восприятия допускают кодирование информ. на ретинальном уровне и в др. нервных центрах. Процесс обработки и анализа визуальной информ. требует в качестве первой ступени фигуративного синтеза, описанного Ульриком Найссером в "Когнитивной психологии" (Cognitive psychology). Фигуративный синтез - это способ перенесения стимульной информ. из и конического образа и ее синтезирования в форму. Чтобы узнавание конфигурации или формы стало возможным, эта синтезированная информ. переносится в память для порождения однозначно определяемой реакции. Одной из важнейших проблем в области распознавания или восприятия изображений теоретики считают установление того, как организмы узнают формы или очертания независимо от размеров предмета, положения его образа на сетчатке, искажений вследствие плохой видимости, фрагментарности изображения, как например, на картинках или в мультфильме.
Два осн. направления в теории восприятия - это теория извлечения признаков и теория сравнения с шаблоном. Большинство исследователей сходятся во мнении, что организмы реагируют на организацию дифференциальных признаков, как это продемонстрировал Уильям Аттел в экспериментах на людях по распознаванию размытых букв. Эти опыты описаны в его книге "Психология сенсорного кодирования" (The psychology of sensory coding).
В книге "Зрение и зрительное восприятие" (Vision and visual perception) Кларенс Грэхем указывает, что исслед. восприятия формы включают "идентификацию и спецификацию условий, необходимых для называния, распознавания, указания или различения форм или их аспектов". Первый аспект восприятия формы, рассматриваемый автором, это восприятие контура. Большинство исслед. восприятия формы/очертаний основывается на базисных аспектах зрения, к к-рым относятся характеристики распределения яркости, производящие линии или полосы Маха, воспринимаемые признаки форм, фигуративные послеэффекты (включая влияние пространственных и временных факторов, смещение и эффекты наклона), изменения зрительной иллюзии, обусловленные непредусмотренными признаками, и оценка вертикали.
Рассматривая трехмерное восприятие, Джеймс Дж. Гибсон в книге "Экологический подход к зрительному восприятию" (The ecological approach to visual perception) отметил, что восприятие предмета может основываться только на восприятии формы. Гибсон считает, что признаки являются важными по той причине, "что значение имеет не форма как таковая, а параметры вариации формы".
Хотя форма и очертания часто используются как синонимы, Леонард Зусне отмечал в своей работе "Зрительное восприятие формы" (Visual perception of form), что "форма" - это более общий термин, а "очертания" - более специфический. Он тж указывал, что нет единого мнения о том, что следует понимать под формой, однако специфические операции побудили исследователей к использованию этого термина. Эти операции включают "материальную характеристику объекта в трехмерном пространстве, проекцию этого объекта на двумерную поверхность, его плоскостное рисуночное изображение, схематическое изображение контуров в одной плоскости или вычисление координат объекта в евклидовом пространстве".
См. также Константность, Восприятие
Н. С. Андерсон

"Восточно-западная" психология (east-west psychology)

Термин "В.-з.п." используется для описания попыток объединения религий, философских теорий и психол. практик Востока с психол. теорией и практикой Запада. Восточная традиция тесно связана конфуцианством, даосизмом, индуизмом, буддизмом и исламом. Зап. психол. традиция включает в себя ведущие психоаналитические, бихевиоральные и гуманистические теории.
Интересы В.-з.п. распространяются на некоторые состояния, выходящие за границы эго и уровней личности в том виде, как они определяются в традиционной зап. психологии; в частности, к ним относятся обычные и измененные состояния сознания, мета-или оптимальное здоровье, самоактуализация и челов. потенциал, а также полный спектр экзистенции и развития чел.
Границы западной психологии
Для зап. цивилизации характерно понимание различных явлений, опирающееся в основном на рациональный и объективный подход. Классическая греческая философия рассматривала Вселенную как постижимую путем редукционизма, делящуюся на элементы без остатка, статическую, нерелятивистскую и атомистическую. Согласно философии Декарта, материя и дух принципиально различны.
Роджер Уолш и др. в работе "Столкновение парадигм" (Paradigms in collision) описали различные уровни и цели психотерапевтического вмешательства как а) традиционно терапевтический, направленный на снижение патологии и на улучшение приспособляемости; б) экзистенциальный, обеспечивающий конфронтацию с сомнениями, проблемами и/или существованием; в) сотериологический (soteriological) - просветление (нирвана), трансценденция проблем, впервые осознанных на экзистенциальном уровне. Уолш считает, что зап. психология и терапия сконцентрированы преимущественно на первых двух уровнях, в то время как третий уровень составляет главную цель дисциплинирующих упражнений сознания, которые включает в себя мысль Востока.
Зап. психология признала искажения реальности за патологические проявления, но при этом приравняла "реальность" к миру в том виде, как он воспринимается бодрствующим сознанием, и отделила субъекта восприятия ("Я", Эго) от того, что воспринимается. Дэниел Гольман констатировал, что эта точка зрения не признавала существования или отрицала доступ к реальности, воспринимаемой другими состояниями сознания.
Расширение понимания бессознательного до включения в него коллективного измерения (dimension), присущего всем культурам и расам, связано с именем Карла Юнга, чьи исслед. в области психологии вобрали в себя восточные религии. Отстаивание им существования "безличных" уровней сознания - шаг вперед по сравнению с более ранними редукционистскими и механистическими теориями. Юнг высказал свое мнение о границах зап. психологии, заявив, что: "Зап. сознание ни в коем случае не является единственной существующей формой сознания; оно представляет собой исторически обусловленный и географически ограниченный фактор и типично лишь для одной части человечества".
Восточная перспектива
Восточное мировоззрение отличается динамизмом и органической целостностью, в соответствии с ним космос представляет собой единую и неделимую реальность, одновременно и духовную, и материальную.
Согласно восточной трактовке, обычное состояние сознания - иллюзорное искажение восприятия (mayа), возникающее в результате дуалистического разграничения субъекта и объекта, Я и другого, организма и среды.
Цель восточных практик - пройти сквозь пелену привычной реальности и войти в состояние освобождения от иллюзий (awakened state) или достичь просветления (нирваны). Преодоление (трансценденция) эго-конфликтов, отстраненный взгляд на эго-запросы и понимание челов. опыта - все это становится возможным в свете освобожденного от иллюзий, просветленного состояния разума.
Буддистские учения указывают чел. на необходимость освобождения из плена аналитического, расчленяющего мир на части, ума, всякой условной и принудительной работы души и тела, а также привычных эмоциональных реакций. Эти учения рассматривают развивающееся осознание в шкале времени, измеряемого долями секунды, побуждая людей сознавать мимолетные проблески безграничного, еще не охваченного разумом простора, открывающегося до того, как вещи интерпретируются с какой-либо конкретной точки зрения. Разрывы в потоке мыслей делают возможным непосредственный опыт чистого сознавания (pure awareness), который, согласно буддистским воззрениям, и составляет истинную сущность индивидуума.
Восточная традиция сделала акцент на личном, эмпирическом пути к знанию в отличие от зап. пути добывания научного, безличного и объективного знания. В противоположность аналитическому и логическому мышлению, упор делается на получении непосредственного, осн. на личном опыте знания.
В восточной традиции созерцательно-медитативный способ познания всегда ценился как источник верного знания, в то время как традиционная зап. наука и философия использовали только чувственно-эмпирический и абстрактно-теоретический методы познания.
Медитация является одним из самых распространенных на Востоке практик перехода от активного, линейного способа познания к рецептивному, процессуально-ориентированному способу. Медитация способствует разрушению автоматизма и избирательности обыденного сознания.
Возникновение "восточно-западной" психологии
По мере того как специалисты в сфере психич. здоровья все больше ощущали себя ограниченными теориями бихевиоризма и психоанализа, к-рые создавались гл. обр. на основе исслед. психопатологии и игнорировали ряд областей, таких как ценности, воля и сознание, необходимых для полного рассмотрения человеческой природы, стала набирать силу зародившаяся в 1960-х гг. гуманистическая психология, основывающаяся на представлениях о здоровом и целостном чел. Гуманистическая психология признавала наличие у каждого чел. внутренней тяги к самоактуализации и определяла условия и способы возможного стимулирования идеи самоактуализации у отдельных лиц, групп и организаций.
В XX в. зап. наука была вынуждена признать, что классическая концепция редукционизма и делимой (вплоть до атомарного уровня) Вселенной не объясняет всей совокупности наблюдаемых явлений. Современная теоретическая физика противопоставила существовавшей ранее редукционистской и статической модели мира новую модель, в которой признается целостность, неделимость, взаимосвязанность и динамичность Вселенной, что свидетельствует в пользу достоверности содержания некоторых мистических озарений. Эта позиция хорошо согласуется с В.-з. п. и поддерживает ее появление.
Изменения в культуре, вызванные ширящимся движением за челов. потенциал, кросс-культурные влияния, крах материалистических иллюзий, а также использование психоделических препаратов и технологий для индуцирования высших состояний сознания, заставили зап. психологию расширить границы своих исслед. и включить в них проблемы и ценности, уже изученные и описанные на Востоке.
Технические достижения позволили исследователям описать физиолог. и биохимические корреляты измененных состояний сознания. По мере того как специалисты в области психич. здоровья - индивидуально и коллективно - приобщались к восточной философии и попадали под ее влияние, они начинали использовать ее идеи при создании собственных психол. теорий и процедур.
Очевидным результатом этого синтеза стало создание трансперсональной психологии, документально подтвержденное выходом первого номера специализированного журнала в 1969 г.
А. Маслоу предвидел, что четвертой силой психологии будет психология "трансперсональная, трансчеловеческая, сосредоточенная скорее на космосе, нежели на нуждах и интересах чел., выходящая за пределы челов. качеств, самоопределения, самоактуализации и тому подобного". Трансперсональная психология воспринимается как многообещающий признак продвижения вперед и как растущее осознание возможности выйти за пределы, обозначенные большинством традиционных зап. моделей психич. здоровья.
Движение трансперсональной психологии объединило представления, характерные для других традиций, с представлениями современной глубинной психологии; оно также повлияло на возникновение парадигмы, включающей модель, ориентированную скорее на здоровье, трансценденцию и трансперсональный подход, чем на патологию, приспособление и личностный подход.
В области охраны и психологии здоровья восточные практики получили признание и были включены в традиционную зап. систему охраны здоровья и предоставления мед. услуг. Исслед. с использованием аппаратуры биолог. обратной связи существенно расширили горизонты поведенческой и физиолог. психологии.
В качестве специфического метода тренировки ума, повышения уровня осознания и направленности внимания медитация получила широкое признание в таких областях, как личностный рост, психич. здоровье и формирование умений справляться со стрессом. По некоторым оценкам к 1980 г. только в США некоторыми формами медитации овладели более 6 млн чел. В клиниках обучают медитации как средству снижения стресса, контроля аддикции и усиления способности к совладанию (coping ability).
На пед. психологию оказало влияние осознание того, что в стимуляции нуждаются оба полушария мозга, что развитие креативности, воображения и фантазии через рецептивный модус столь же важно, как и развитие логики и рационального мышления через активный модус.
См. также Гуманистическая психология, Трансперсональная психология, Йога
С. Ф. Уоллок

Временная перспектива (time perspective)

В. п. - область исслед., вызванных стремлением понять, каким образом и почему мы обращаем свои мысли за пределы текущего момента.
Для начала полезно указать на отличия этого процесса от восприятия времени. Наши "субъективные часы" могут спешить или отставать в сравнении с объективным ходом времени, на них также влияют особенности текущей ситуации - с кем мы, что мы делаем и что чувствуем. Г. Николе отмечает, что психологи одно время возлагали надежды на обнаружение "ощущения времени", сопоставимого с др. модальностями ощущений. Вместо этого оказывается, что ощущение течения времени, вероятно, является не простой, независимой функцией, а возникает в результате сложных процессов обратной связи, к-рую мы получаем из внутренней и внешней среды.
Согласно Л. Франку, ученику Курта Левина, к-рый определял В. п. как "полную совокупность представлений индивидуума о своем психол, будущем и психол. прошлом, существующих в данный момент времени", каждый из нас занимает особое положение в обществе и имеет особую историю развития. Этот индивидуальный способ видения мира проявляется в наших интерпретациях прошлого, настоящего и будущего. По мере нашего взросления, предполагает Франк, наша В. п. расширяется и усложняется, отражая тот уникальный опыт, к-рый мы приобретаем на протяжении своего жизненного пути. Кроме того, на каждом шагу по этому пути на нас оказывают влияние об-во и соц. класс.
Установлено, что В. п. включает неск. измерений: протяженность в будущее, или отрезок времени, на к-рое человек мысленно переносится в будущее; протяженность в прошлое, или отрезок времени, на к-рое человек мысленно переносится в прошлое; плотность, или количество событий в прошлом или будущем, о к-рых человек думает; связность, или степень орг-ции нашей матрицы "прошлого-настоящего-будущего"; устремленность, или ощущение воспринимаемого темпа продвижения в направлении будущего. Индивидуальные В. п. оказываются чрезвычайно сложными, однако они все же позволяют сделать нек-рые обобщения.
Один набор обобщений связан с нашим возрастом и положением в жизни. Мы склонны все в большей степени обращаться мыслями в будущее по мере перехода от детства к зрелости. Чувство быстрого продвижения от настоящего к будущему достигает своей кульминации в юношеском возрасте, хотя переживания будущего еще не достигают своего пика. Прошлое обретает новое значение в середине жизни, когда индивидуум начинает искать баланс между тем, куда он двигался до сих пор, и тем, куда он пока не дошел. Возрастание интереса к прошлому обычно обнаруживается в наступающие за молодостью годы. Это не обязательно означает, что будущее утачивает свое значение. Напротив, это говорит о том, что люди начинают более интенсивно использовать свой собственный опыт.
Пожилые люди часто сохраняют сильное чувство будущего, даже несмотря на то, что объективно им не отпущено для него столь много времени. Стереотип, связанный с тем, что пожилые люди "живут в прошлом", полностью опровергается данными исслед. Умелое использование прошлого опыта, в целом, связано с высокой самооценкой и способностью успешно справляться с трудностями во второй половине жизни.
Второй набор обобщений относится к ситуационным аспектам. Н. Израэли, вероятно, был первым, кто продемонстрировал, что В. п. имеют тенденцию к сужению в стесненных экономических условиях и при невозможности найти работу. В действительности, ощущение "отсутствия перспектив" оказывается более типичным для молодых, чем для пожилых безработных людей. Селигман привлек внимание к др. важному аспекту ситуационного влияния на В. п. - ощущению собственного контроля или эффективности; т. е. делаем ли мы что-нибудь, чтобы достичь каких-то изменений? Исходная концепция Селигмана выражена в термине выученная беспомощность.
См. также Выученная беспомощность
Р. Кастенбаум

Время реакции (reaction time)

Измерение времени реакции (ВР), вероятно, - самый почтенный предмет в эмпирической психологии. Оно зародилось в области астрономии, в 1823 г., с измерением индивидуальных различий в скорости восприятия пересечения звездой линии-риски телескопа. Эти измерения были назв. личным уравнением и использовались для корректировки астрономических измерений времени, учитывающих разницу между наблюдателями. Термин "ВР" был введен в 1873 г. австрийским физиологом Зигмундом Экснером.
В психологии изучение ВР имеет двойную историю. Обе ее ветви восходят ко второй половине XIX в., и Кронбах назвал их - эксперим. психологию и дифференциальную психологию - двумя "дисциплинами научной психологии". Эти ветви зародились в лабораториях В. Вундта, основателя эксперим. психологии, и Ф. Гальтона, создателя психометрии и дифференциальной психологии. В эксперим. психологии ВР представляло интерес, в основном, как способ анализа психич. процессов и открытия общих законов, управляющих механизмами восприятия и мышления. В дифференциальной психологии ВР представляло интерес как способ измерения индивидуальных различий в умственных способностях, особенно в общей умственной способности, вытекавший из предположения Гальтона, что биолог. основой индивидуальных различий в способности является скорость умственных операций (вместе с сенсорной абсолютной и дифференциальной чувствительностью). Эти две ветви исслед. ВР рассматривались более или менее раздельно в соотв. литературе на всем протяжении истории психологии. Однако последнее десятилетие явилось свидетельством значительного "перекрестного опыления" этих двух областей, поскольку исследователи и в эксперим. когн. психол., и в дифференциальной психологии приняли на вооружение методологию ментальной хронометрии, или измерения времени обработки информ. в НС.
Исслед. ВР невозможно объяснить, не прибегая к специальной терминологии для описания существенных признаков парадигм и методологии измерений ВР. В типичном эксперименте по ВР наблюдатель (Н) приводится в состояние внимательного ожидания подготовительным стимулом (ПС), к-рый обычно относится к др. сенсорной модальности, нежели последующий стимул для реакции (СР), на к-рый Н отвечает к.-л. открытой (физ.) реакцией (Р), такой как нажатие или отпускание телеграфного ключа или кнопки, обычно указательным пальцем. Время, истекшее между окончанием ПС и началом СР, составляет подготовительный интервал (ПИ). Обычно он составляет от 1 до 4 с, меняясь случайным образом, так чтобы Н не мог научиться предвосхищать точный момент начала СР. Интервал (обычно измеряемый в мс) между предъявлением СР и появлением Р и есть ВР, тж наз. временем ответа (ВО). В нек-рых парадигмах ВР реакция Н на самом деле является сдвоенным ответом с двумя различными действиями: а) отпускание кнопки, а затем б) нажатие др. кнопки, вызывающее прекращение действия СР. В этом случае интервал между началом СР и реакцией отпускания кнопки является ВР, а интервал между реакцией отпускания и реакцией нажатия др. кнопки - временем движения (ВД), тж измеряемым в мс. (ВД обычно гораздо короче, чем ВР.) Устройство для измерения ВР и ВД обычно чрезвычайно просто, но критическим аспектом является точность и надежность механизмов отсчета времени. Более старые механические хроноскопы были весьма точны, но они нуждались в частой калибровке. В наше время микрокомпьютеры с электронными таймерами обеспечивают большую точность и устойчивость измерений ВР; вариабельность Н от испытания к испытанию значительно превосходит любую ошибку измерения, приписываемую самому устройству для измерения ВР. Точное измерение ВР оказалось полезным в психофизике для шкалирования силы и дискриминации ощущений в единицах ВР, а тж для получения объективной шкалы отношений со стандартизованными на междунар. уровне единицами.
На основе этой простой парадигмы ВР развиваются др., более сложные парадигмы ВР, преследующие цель разграничения сенсомоторных и когнитивных аспектов исполнения. Принципиальные усовершенствования были внесены в 1862 г. голландским физиологом Франсом К. Дондерсом, чьи варианты парадигмы ВР позволили измерять скорость конкретных психич. процессов в отличие от сенсомоторных компонентов ВР. Поэтому его справедливо наз. создателем ментальной хронометрии. Дондерс выделил три парадигмы, к-рые назв. А-, В- и С - реакциями: А - время простой реакции (ВПР) (т. е. одна Р на один СР); В - время реакции выбора (ВРВ), тж обозначаемое как время дизъюнктивной реакции (т. е. два (или более) различных СР и две (или более) различных Р, требующих от Н различения между разными СР и выбора соотв. Р из ряда альтернатив (напр., различных кнопок)) и С - время реакции различения (ВРР) (т. е. два (или более) СР, к-рые должен различить Н, предъявляются в случайной последовательности, но допускается лишь одна Р на единственный из СР (обозначенный экспериментатором), тогда как Н должен затормозить ответ на др. СР.
Типичная процедура, осн. на любой из этих парадигм, представляет собой ряд практ. проб с целью обеспечить понимание Н требований задачи с последующей большой серией тестовых проб для обеспечения достаточно устойчивого и надежного измерения ВР. Так как существует физиолог. предел максимальной скорости реакции (около 180 мс - для зрительных и 140 мс - для слуховых стимулов), распределение ВР любого Н заметно скошено вправо. Следовательно, предпочитаемой мерой центральной тенденции распределения ВР, полученного на основе п проб любого Н, является медиана, поскольку она менее чувствительна к асимметрии распределения, чем средняя. Часто применяется логарифмическое преобразование значений ВР, поскольку логарифм значений ВР имеет приблизительно нормальное (гауссово) распределение. Значения ВР, к-рые меньше наилучших оценок физиолог. предела ВР для данной сенсорной модальности, обычно отбрасываются как антиципаторные ошибки. Др. измеряемая характеристика данных о ВР - интраиндивидная вариабельность ВР, измеряемая как стандартное отклонение (SD) величин ВР конкретного Н, полученных в п пробах (обозначаемое SDВР). Эта характеристика обладает интересными свойствами - как эксперим., так и организменными, к-рые отличны от свойств ВР per se. Более сложные парадигмы, чем ВПР, такие как выделенные Дондерсом реакции выбора и различения, очевидно, допускают возможность ошибочных реакций и, следовательно, возможность принятия Н компромиссной стратегии применительно к соотношению "скорость-точность", в к-рой точность реагирования приносится в жертву чистой скорости. Ошибки можно существенно минимизировать посредством инструкции для Н, в к-рой делают акцент как на точности, так и на скорости ответа.
В теории и исслед. ВР в первую очередь принимается в расчет то, что ВПР и все более сложные парадигмы ВР включают два источника времени, к-рые можно назвать периферийным и центральным. Дункан Льюс, ведущий исследователь в области мат. моделей принятия решений, объясняет это следующим образом.
Вероятно, первое, что позволяют предположить данные о времени простой реакции, заключатся в том, что измеренное ВР является, как минимум, суммой двух совершенно различных составляющих времени. Одна из них связана с процессами решения, выполняемых ЦНС и нацеленных на принятие решения в то время, когда предъявляется нек-рый сигнал. Др. составляющая касается времени, к-рое требуется для преобразования и передачи сигнала мозгу, и времени, к-рое требуется посылаемым мозгом командам, чтобы привести в действие мышцы, обеспечивающие реакции.
Осн. предположение ментальной хронометрии состоит в том, что обработка информ. происходит в режиме реального времени, проходя нек-рую последовательность стадий, а измеренное полное время от постановки до решения умственной задачи м. б. проанализировано с т. зр. времени, необходимого для каждой стадии обработки. По существу, это следствие из предложенного Дондерсом метода вычитания. Однако предположение о последовательной, с четко очерченными стадиями, обработке информ. оказалось неск. упрощенным, так как во мн. случаях имеет место параллельная обработка и происходит взаимодействие между базовыми процессами, когда дополнительные процессы вызываются повышенной сложностью задачи. Поэтому для определения того, являются ли стадии обработки информ. разделенными во времени, частично перекрывающимися или взаимодействующими при решении любой данной задачи, были разраб. опирающиеся на дисперсионный анализ статистические методы, наподобие метода аддитивных факторов Сола Стернберга.
К осн. эксперим. переменным, влияющим на ВР, можно отнести характер ПС и длину ПИ, сенсорную модальность СР, интенсивность и продолжительность СР, характер реакции, степень совместимости между стимулом и реакцией (напр., пространственная близость СР к кнопке ответа), объем предварительной тренировки в выполнении задачи и воздействие инструкции экспериментатора на уровень побуждения или мотивации Н к установлению соотношения быстроты и точности реакций. К числу организменных факторов, влияющих на ВР, можно отнести возраст испытуемого, концентрацию на задаче, тремор пальцев рук, аноксию (напр., на больших высотах), стимуляторы и депрессанты (кофеин, табак, алкоголь), физ. форму, суточные колебания температуры тела (более высокая температура предполагает более быструю реакцию) и физиолог. состояние Н в конкретное время дня (напр., недавнее принятие пищи замедляет ВР). В общем, факторы, увеличивающие ВР, увеличивают SDВР. Эти организменные переменные, по-видимому, оказывают большее влияние на центральный, или когнитивный, компонент ВР, чем на его периферийную составляющую, как следует из сравнительного анализа их воздействия на ВПР и ВРВ.
Один из самых устойчивых и теоретически привлекательных феноменов в области ВР, к-рый много изучался экспериментальными психологами, - это линейная связь между ВР и логарифмом числа (n) выборов, или альтернативных реакций, в задаче на ВРВ. Хотя это явление было открыто в 1934 г. немецким психологом Г. Бланком, сама установленная зависимость получила назв. "закон Хика" благодаря опубликованной В. Е. Хиком статье, содержащей плодотворные идеи. В частности, Хик утверждал, что наклон (или угловой коэффициент) прямой ВР как функции двоичного логарифма п отражает скорость обработки информ., измеряемой как количество информ., обрабатываемой за единицу времени (напр., 40 мс на бит информ.). Обратная угловому коэффициенту величина (х 1000) выражает скорость обработки информ., оцениваемую количеством бит/с. Один бит (для двоичного знака) как единица информ., используемая в теории информ., соответствует количеству информ., сокращающей неопределенность наполовину; количество битов в задачах на ВРВ равно двоичному логарифму п. Хик и др. авторы предложили неврологические и мат. модели линейной зависимости ВР от количества обрабатываемой информ.
То, что можно было бы назвать гальтонианской ветвью применения ВР, видно на примере исслед. индивидуальных различий, особенно в умственных способностях, хотя ВР тж использовалось в психопатологических исслед. (шизофреники, напр., обладают необычайно замедленной реакцией и вариабельностью ее времени по сравнению с психически нормальными людьми того же возраста и IQ). Гальтон первым предположил в 1862 г., что биолог. основа индивидуальных различий в общей умственной способности (позднее назв. фактором g, т. е. общим фактором, выделяемым в любой совокупности разнородных умственных тестов) м. б. измерена с помощью оценки ВР. Гальтон измерил время реакции у тысяч людей при выполнении ими разнообразных сенсомоторных заданий в зрительной, слуховой и др. модальностях. Тем не менее его измерения ВР были осн. на слишком малом числе проб для того, чтобы обладать достаточной надежностью, и не позволили обнаружить значимые корреляции с к.-л. внешними критериями умственных способностей, такими как образовательный и профессиональный уровни (тесты IQ не существовали в то время). Др. попытки подтвердить гипотезу Гальтона, предпринятые в начале столетия, принесли разочарование, и потому интерес к использованию измерений ВР в работах по дифференциальной психологии был утрачен, но, как показало развитие событий, преждевременно.
Исслед. ВР в то время были методологически наивными, и доводы для заключения о том, что нет никакой связи между ВР и интеллектом, были в равной степени наивными. Эти ранние исслед. содержали такое количество изъянов, к к-рым прежде всего относятся крайне высокая ошибка измерения, ограниченный диапазон способности в обследованных выборках, неадекватные и ненадежные меры критерия интеллекта, а тж отсутствие достаточно мощных методов статистического анализа и вывода, что практически невозможно было получить к.-л. научно значимые рез-ты. Преждевременный отказ от ВР как инструмента исслед. умственных способностей чел, был ист. прецедентом того, что статистики называют ошибкой II рода - принятие нулевой гипотезы, когда она ошибочна.
Спустя полвека, благодаря созданию теории информ., развитию эксперим. когн. психол. и формулированию на их основе концепции индивидуальных различий в интеллекте как отражения скорости или эффективности элементарных информ. процессов, гипотеза Гальтона была возвращена к жизни и заново подвергнута проверке. Ее время пришло примерно в 1970 г. Микрокомпьютеры с точными механизмами отсчета времени, изощренная теория измерений и усовершенствованные статистические методы многомерного анализа предложили преимущества, к-рых был лишен Гальтон и его непосредственные последователи. С 1970-х гг. отмечается нарастающий темп публикаций, посвященных исслед. связи между ВР и умственными способностями, особенно фактором g. Большая часть этих публикаций появилась в двух психол. журналах: "Интеллект" (Intelligence) и "Личность и индивидуальные различия" (Personality and Individual Differences). Нек-рые теории и эмпирические исслед. обобщены в книгах под редакцией Айзенка и Вернона.
В отличие от Гальтона и его ранних последователей, совр. исследователи используют широкое разнообразие задач, наз. элементарными когнитивными задачами (ЭКЗ), в к-рых ВР (и часто SDВР, ВД, и SDВД) являются зависимыми переменными. Эти ЭКЗ различаются по числу или сложности своих когнитивных требований и предназначены для отражения временных компонентов, необходимых для реализации гипотетических информ. процессов, таких как восприятие стимула, различение, выбор, визуальное сканирование множества элементов в поисках заданного "целевого" элемента, сканирование информ., удерживаемой в кратковременной памяти (напр., парадигма С. Стернберга), поиск и извлечение информ. из долговременной памяти (напр., парадигма Познера), категоризация слов и предметов и семантическая верификация коротких декларативных утверждений. Хотя здесь нет возможности описать исслед. каждой из этих ЭКЗ в деталях, полученные в каждом из них данные о ВР показали значимые корреляции с психометрическим интеллектом, или IQ. Нек-рые из осн. рез-тов в этой области воспроизводятся с достаточным постоянством, чтобы можно было сделать ряд эмпирических обобщений:
1. ВР, ВД, SDВР и SDВД уменьшаются с младенчества до зрелости и повышаются в период поздней зрелости и пожилого возраста. Возрастные различия сильнее связаны с центральными, или когнитивными, компонентами этих переменных, чем с периферическими, или сенсомоторными, компонентами.
2. Отрицательные корреляции между ВР и IQ по каждой отдельной ЭКЗ колеблются между -0,1 и -0,5, составляя в среднем -0,35. Эта корреляция не является функцией скорости прохождения теста IQ, и удивительно в этих корреляциях как раз то, что ВР измерялось при выполнении ЭКЗ, к-рые фактически не имеют интеллектуального содержания и не требуют специфических знаний и навыков, необходимых для выполнения тестов IQ. Кроме сенсомоторных компонентов, ВР и SDВР, вероятно, являются свободными от содержания мерами скорости и эффективности информ. процессов.
3. ВР сильнее коррелирует (отрицательно) с g-фактором, чем с др. факторами (независимыми от g), к-рые составляют часть дисперсии психометрических тестов, такими как вербальный, пространственный, числовой, мнемический и скоростной конторский факторы плюс специфические факторы.
4. Вариабельность корреляций между ВР и психометрическими способностями связана с нагрузками по фактору g конкретных психометрических тестов, различиями границ диапазона IQ в выборках и степенью сложности ЭКЗ, используемых для измерения ВР, к-рая, вероятно, зависит от числа различных информ. процессов, требуемых определенной задачей, и объема информ., к-рый необходимо переработать для достижения правильной реакции.
5. Существует инвертированная U-образная зависимость между величиной корреляции ВР-IQ и сложностью задачи. ВР-задачи средней сложности демонстрируют наибольшую корреляцию с IQ; дальнейшее повышение сложности задачи вызывает индивидуальные различия в когнитивных стратегиях, к-рые часто не связаны с g.
6. ВР сильнее коррелирует с IQ, чем ВД. Сенсомоторный, или периферический, компонент ВР, к-рый составляет относительно большую часть дисперсии в ВПР, чем в ВРВ и др. более сложных формах ВР, не связан с IQ. Отсюда, при условии достаточной надежности мер ВР, удаление периферических компонентов из ВРВ и ВРР посредством вычитания ВПР повышает корреляцию этих мер с IQ.
7. SDВР (т. е. интраиндивидная вариабельность ВР) обнаруживает более высокую отрицательную корреляцию с IQ, чем само ВР. Кроме большой доли дисперсии, общей для ВР и SDВР (к-рая отрицательно коррелирует с IQ), ВР и SDВР содержат тж уникальные компоненты, отрицательно коррелирующие с IQ. Высказывается теорет. предположение, что SDВР отражает ошибки, или "шум", при передаче информ. в НС.
8. Хотя корреляции ВР и SDВР, осн. на выполнении одной ЭКЗ, в общем, невелики (в большинстве случаев от -0,2 до -0,4), когда используется ряд ЭКЗ, требующих для своего решения различных когнитивных процессов, их множественная корреляция (R) с IQ (и особенно с фактором g) повышается до 0,70 (с поправкой на сжатие); величина R зависит от количества различных ЭКЗ, включенных в анализ. То, что скорректированный коэффициент множественной корреляции (R), осн. на совокупности различных ЭКЗ, существенно больше коэффициента корреляции нулевого порядка (r), вычисленного по данным выполнения любой одной ЭКЗ, наводит на мысль, что IQ (или психометрический g) отражает ряд различных информ. процессов, до нек-рой степени не коррелирующих друг с другом. Люди, различающиеся по IQ, тж различаются, в среднем, по скорости или эффективности тех мозговых процессов, к-рые опосредуют выполнение данного ЭКЗ.
Эдвин Г. Боринг заявил в 1926 г., что "если в конце концов установят связь интеллекта (как его определяют с помощью тестов) с любой разновидностью ВР, это будет иметь важные последствия, как практ., так и теорет.". Сегодня в этом нет никакого "если": связь интеллекта с ВР твердо установлена. Однако предсказание Боринга еще остается осознать и реализовать.
См. также Метод антиципации, Эргопсихометрия, Физиологическая психология, Сенсомоторные процессы
А. Р. Дженсен

Время реакции выбора (choice reaction time)

В задаче на время простой реакции испытуемый лишь реагирует всякий раз, когда обнаруживает определенный раздражитель. Никакого решения помимо того, присутствует или отсутствует раздражитель, принимать не требуется. В задаче на В. р. в. предполагается предъявление неск. раздражителей, а от испытуемого могут ожидать неск. вариантов реагирования, в зависимости от характера раздражителя или принимаемых решений. Так, испытуемым могут, напр., предложить нажимать на телеграфный ключ правой рукой при появлении (в качестве раздражителя) квадрата и левой рукой - при появлении круга. Время между предъявлением раздражителя для различения и фактической реакцией расценивается как время сложной реакции различения, или В. р. в. Экспериментаторы, использующие методики В. р. в., обычно пытаются организовать условия эксперимента т. о., чтобы время обнаружения оставалось неизменным для всех используемых раздражителей; это достигается за счет подбора процедуры предъявления раздражителей, обеспечивающей одинаковую обнаруживаемость всех раздражителей (что можно проверить по времени простой реакции на них). Кроме того, они пытаются добиться того, чтобы выбор реакции занимал одинаковое количество времени при всех условиях эксперимента (здесь может оказаться полезной методика голосовой реакции, тж могут использоваться самые простые движения пальца, ступни или даже мигания глаз). Если удается минимизировать все вариации времени обнаружения и выбора реакции, тогда любые изменения времени реакции можно объяснить трудностью решения или характером самого процесса принятия решения.
Процесс логического вывода об особенностях умственной структуры основывается на данных о времени реакций в задачах неск. типов. Иногда это задачи на перцептивное распознавание. Чем труднее распознавание или чем больше возможных альтернатив, тем медленнее реакции, и в данном случае время реакции выступает мерой трудности задачи. В др. случаях задачи требуют сравнения объектов (напр., определения того, являются ли два раздражителя тождественными или различными) или даже оценки раздражителей по сложным измерениям, таким как красота, опасность и т. д. В последнее время, однако, испытуемым все чаще предлагаются поисковые задачи, когда требуется отыскать цель среди множества отвлекающих нецелевых раздражителей или воспроизвести по памяти конкретные сведения. В этом случае В. р. в. особенно информативно в плане определения природы и последовательности соотв. психол. процессов.
Чтобы понять, каким образом на основе анализа времени реакций делается вывод о структуре умственных процессов, рассмотрим пример задачи, в к-рой испытуемым нужно сравнить два раздражителя. Испытуемого могут попросить нажимать на один ключ при появлении большого раздражителя и на др. ключ - при появлении маленького. В качестве альтернативы испытуемому могут предложить реагировать одним способом на зеленый и др. способом - на красный раздражитель. Отметим, что здесь имеются две отдельные задачи (оценивание размера и цвета), выполнение каждой из них требует времени. Теперь предположим, что эти две задачи объединяются, и испытуемых просят нажимать на один ключ при появлении большого зеленого раздражителя и на др. ключ - при появлении маленького красного. Раньше исследователи, изучавшие В. р. в., просто предполагали, что поскольку для принятия решения необходимо оценить раздражитель по двум независимым измерениям (размеру и цвету), то время реакции должно быть больше, чем при оценке раздражителя только по одному из этих измерений (размеру или цвету). К своему удивлению, ученые обнаружили, что это не всегда было так. В рез-те нек-рые даже усомнились в полезности методов измерения времени реакции. В конце 1960-х гг. Стернберг показал, что специфические паттерны времени реакций соответствуют специфическим паттернам умственной обработки информ. В частности, требующие оценки добавочные измерения раздражителя будут увеличивать время реакций только в том случае, если измерения раздражителя оцениваются по одному за раз в последовательной манере. Если же все стимульные измерения оцениваются разом, т. е. параллельно, добавление новых не увеличит время, требующееся для их обработки. Т. о., наблюдая изменение времени реакции или отсутствие таких изменений в ответ на добавление новых раздражителей или измерений прежнего раздражителя, можно судить о том, связано ли принимаемое решение с параллельной или последовательной обработкой. Эта модель рассуждения используется при установлении того, как происходит извлечение информ. из памяти. В одних случаях время реакций согласуется с параллельной обработкой мн. признаков, а в др. - с последовательной обработкой.
Измерение В. р. в. использовалось тж для изучения др. процессов, включая внимание, эмоции и эстетические суждения, и даже для установления того, говорят ли конкретные люди правду или лгут. В настоящее время разраб. сложные системы мат. моделирования, позволяющие анализировать время таких реакций с т. зр. определенных стадий и стратегий обработки информ., а тж исследовать влияние структуры ожиданий испытуемого на принимаемое им решение. Складывается впечатление, что простой отрезок времени между предъявлением раздражителя и реакцией испытуемого на тот или иной его аспект может дать нам ключ ко мн. сложным вопросам когнитивной и перцептивной обработки информ.
См. также Экспериментальные методы, Измерение, Время реакции
С. Корен

Врожденные аномалии метаболизма (inborn errors of metabolism)

Врожденные аномалии метаболизма (ВАМ) представляют собой расстройства промежуточных обменных процессов, вызванные дефектом отдельного гена. Первонач. возникающие вследствие мутации (т. е. нарушений в ДНК), они передаются по наследству в соответствии с классическими законами Менделя.
Фенилкетонурия (ФКУ) известна более всего, но мн. др. ВАМ тж имеют серьезные психол. последствия. В книге "Менделевское наследование у человека" (Mendelian inheritance in man) Мак-Казик приводит св. 300 ВАМ; постоянно выявляются новые типы расстройств. Из приблизительно 200 энзимных дефектов около 80% являются аутосомно рецессивными, остальные - аутосомно доминантными или сцепленными с Х-хромосомой. Помимо этого, в св. 100 типах неэнзимных белковых дефектов примерно 90% б. или м. ровно разделены на аутосомно доминантные или рецессивные; остальные являются рецессивными дефектами, сцепленными с Х-хромосомой. Хотя каждый из этих типов встречается редко, все они в целом обусловливают эффект ВАМ в 1:1000 новорожденных.
Основные проблемы
ВАМ представляют интерес в силу, по меньшей мере, семи независимых друг от друга причин: 1) многие из них вызывают тяжелые психол. и поведенческие нарушения, включая задержку умственного развития, судорожный синдром и нарушения моторики вследствие патологического вмешательства в процесс развития ЦНС. Примерно 30% лиц с ВАМ подвергаются риску поражения ЦНС. Такие эффекты присущи фенилкетонурии, болезни кленового сиропа в моче, галактоземии и мукополисахаридозам (напр., синдром Херлера, синдром Шейе и сцепленный с Х-хромосомой синдром Хантера). Помимо умственной отсталости, сцепленный с Х-хромосомой синдром Леш-Найхена сопровождается стойкой склонностью больного к нанесению себе укусов, что приводит к серьезным самоповреждениям; 2) диетотерапия, рекомендуемая при неск. ВАМ, может вызвать проблемы в семье (связанные с чрезмерной нагрузкой на ее членов) в период развития больного ребенка; 3) диетотерапия при нек-рых ВАМ дает лишь частичный результат: больные, прошедшие курс лечения, демонстрируют сниженный интеллект и/или специфические расстройства научения; 4) женщины, получающие специфическую для ВАМ диету во время беременности, все же не в состоянии усвоить определенные вещества. Потребление нормальной пищи во время беременности может вызвать серьезные нарушения у плода; 5) определенные ВАМ неизменно завершаются летальным исходом, оставляя родителей в состоянии тяжелого дистресса, к-рое требует психол. консультирования; 6) в силу обусловленности менделевскими законами, эти расстройства, составляющие проблему больных, их родителей и родственников, могут потребовать генетического консультирования; 7) недавние исслед. этих расстройств привели к "лавине новой информации" о метаболических, молекулярных и генетических особенностях мн. ВАМ. Вместе с новыми знаниями пришли и новые методы диагностики и лечения.
Генетика: основные положения
В норме у человека имеется 23 пары хромосом, 22 пары аутосом и 1 пара половых хромосом. Во время мейоза (процесс формирования герминальных клеток - сперматозоидов и яйцеклеток) каждая пара разделяется т. о., что сперматозоиды составляют 23Х или 23Y, а яйцеклетки 23Х. Во время половой рекомбинации, когда сперматозоид и яйцеклетка соединяются, восстанавливается полный набор - 46ХХ (женский) или 46ХY (мужской). Ряд признаков, в т. ч. ВАМ, определяются отдельными генами, различные формы генов (аллели) обусловливают вариации этих признаков. Индивидуум, унаследовавший одну и ту же аллель по двум хромосомам, является гомозиготным, при наследовании двух различных аллелей - гетерозиготным. Для нек-рых признаков один ген будет доминантным и выраженным вне зависимости от вклада др. гена. В таких случаях индивидуумы, гомозиготные по доминантному гену или гетерозиготные, будут демонстрировать одну и ту же форму признака; альтернативная форма будет выражена лишь у тех индивидуумов, к-рые являются гомозиготными по рецессивному признаку. Сцепленные с Х-хромосомой рецессивные признаки, когда соотв. гены локализованы на половых хромосомах, могут быть выражены более часто, или даже исключительно, у мужчин. Гетерозиготные женщины имеют доминантный ген на одной Х-хромосоме, к-рая будет подавлять рецессивный ген на др. Х-хромосоме; мужчины могут не иметь парный ген на Y-хромосоме, что делает возможным выражение рецессивного гена на одиночной Х-хромосоме.
Такие расстройства, как ВАМ, определяемые доминантным геном на аутосоме, наз. аутосомно-доминантными (АД); определяемые парой рецессивных аутосомных генов - аутосомно-рецессивными (АР), а определяемые рецессивным геном на Х-хромосоме и выраженные преим. у мужчин наз. рецессивными, сцепленными с Х-хромосомой (РХ). В том, что касается наследования, АД-признак будет выражен вне зависимости от парного гена. Т. о., гетерозиготный индивидуум, пораженный АД-расстройством, имеет вероятность передачи расстройства потомству в 50%. Женщина, являющаяся гетерозиготным носителем РХ-расстройства, тж имеет 50% вероятность передачи расстройства своим сыновьям. АР-расстройство обычно появляется в семейной линии у потомства двух гетерозиготных носителей, имеющих 25% вероятность получить ребенка, к-рый является гомозиготным по рецессивному признаку.
Ряд др. факторов, не описываемых здесь (кодоминантность, пенетрантность и переменная экспрессивность), осложняют генетику признаков, связанных с отдельным геном. Кроме того, расстройство, в особенности доминантное, может внезапно появиться в семейной линии в результате мутации гена. Наконец, исслед. в области молекулярной генетики продемонстрировали, что расстройства, вызванные отдельным геном, могут возникать в результате различных мутаций в одном или разных локусах - явление, наз. генетической гетерогенностью. Неск. расстройств имеют АР-, АД- и РХ- формы. В нек-рых случаях индивидуумы, гомозиготные по АР-расстройству, могут иметь различные патологические аллели, унаследованные от каждого родителя и ведущие к генетически детерминирующим комбинациям. Такие комбинации наблюдаются при нек-рых ВАМ, включая фенилкетонурию, галактоземию и синдром Шейе. Наконец, индивидуумы, гетерозиготные по к.-л. аутосомно-рецессивному ВАМ, могут демонстрировать симптомы, в особенности в нек-рых условиях окружающей среды. Эти и др. факторы указывают на то, что доминантные и рецессивные расстройства правильнее всего рассматривать как крайние полюса на едином континууме, а не как отдельные образования. Более полную информ. о генетических эффектах можно найти в монографии Beauder et al. или в учебниках по мед. генетике.
Обнаружение и диагноз
Для неск. ВАМ предложены скрининговые тесты новорожденных. В большинстве штатов США предписывается тестирование на гиперфенилалемии (ФКУ и связанные с этим расстройства), болезнь кленового сиропа в моче, галактоземию и др. расстройства. Разработаны, но широко не применяются скрининговые тесты, специфические для таких расстройств, как синдром Леш-Найхена и тироксинемия.
Мн. ВАМ сопровождаются острыми, угрожающими жизни симптомами в младенческом возрасте. Это рвота, понос, желтуха, летаргия и кома, судороги и необычный запах тела и выделений. При др. ВАМ начало может быть более медленным, с постепенным появлением симптомов в младенческом периоде. Часто встречается задержка развития, увеличение селезенки или печени, огрубление черт лица, сниженный вес и необычный запах тела. Многие из этих симптомов, как острые, так и подострые, наблюдаются и при др. расстройствах, осложняя диагностику. Их наличие вызывает необходимость использования метаболических и разного рода количественных методик для специфической идентификации ВАМ.
Лечение
Эффективное лечение включает чрезвычайные меры, отклоняющие развитие ребенка от предопределенного патологического пути. Традиционно терапия основывается на модификации диеты и возмещении конечного продукта, к-рый оказывается дефицитарным вследствие нарушений метаболизма. Однако углубление понимания патофизиологии мн. ВАМ и успехи молекулярной генетики ведут к появлению новых терапевтических подходов. Приведем более подробные сведения об этом.
Лечение на уровне метаболитов
Целью нек-рых подходов является избежать влияния аномального энзима путем диетического или фармакологического лечения. Ограничение субстрата в диете снижает количество вещества, к-рое не может быть усвоено и накапливается за метаболическим барьером. Напр., лечение ФКУ предполагает диету, бедную содержанием фенилаланина, к-рая снижает накопление токсических фенилкетонов. Эта терапия является классическим примером генетически-средового взаимодействия и модификации цепи обменных реакций с помощью нового средового фактора - специальной диеты. Нек-рые ВАМ с успехом лечатся путем устранения определенного типа пищи из диеты. Так, диета, свободная от галактозы, с использованием детских смесей, не включающих лактозу, предотвращает появление задержки умственного развития и бельма, являющихся следствием галактоземии.
Манипуляции с диетой не излечивают расстройство, невозможность правильно усваивать вещество у больных сохраняется. Обычно такие пациенты по окончании периода развития переводятся со специальной диеты на нормальную пищу. Это приводит к тяжелой пренатальной патологии у потомства пораженных расстройством женщин. Поскольку женщины потребляют нормальную пищу, к-рую они не в состоянии правильно усваивать во время беременности, продуцируется токсическое вещество, поступающее в кровеносную систему зародыша-плода, вызывая пренатальную смерть или задержку умственного развития и др. тяжелые нарушения ЦНС. Т. о., генетическое расстройство у матери приводит к патологическому пренатальному средовому воздействию на потомство. Наиболее известным примером такого эффекта является фенилкетонурия у матери, однако его можно ожидать и при галактоземии и др. ВАМ, леченных диетой во время периода развития. Степень, до к-рой при возвращении к специальной диете у пораженных женщин снижается пренатальное патологическое воздействие на потомство, зависит от типа расстройства и времени возвращения к диете.
Необходимый продукт метаболизма, дефицит к-рого вызывается блокадой обменных процессов, может возмещаться фармакологически. Профилактика кретинизма, являющегося следствием блокады продукции тироксина, осуществляется заменой тиреоидного гормона. При др. подходах используются снижение накопления метаболитов и ингибиторы обменных процессов.
Лечение на уровне дисфункционального протеина
При усилении ферментативной активности вводится требуемый кофактор, содействующий активности дефицитарного энзима. При нек-рых ВАМ, вызываемых неферментативным дефицитом протеина, эффективным является прямая замена мутантного протеина; попытки прямой замены при лечении таких ферментативно обусловленных расстройств, как болезни Тея-Сакса, оказываются гораздо менее успешными. В нек-рых случаях нормальное функционирование достигается добавлением белковых подгрупп, модифицирующих мутантный протеин.
Трансплантация органов
Трансплантация органов предоставляет возможность замещения органа, не поставляющего необходимый протеин, тем, к-рый в состоянии это делать.
Генная инженерия
Технология рекомбинирования ДНК и новая информ. о специфической локализации генов, обусловливающих расстройства, полученная в рамках проекта "Геном человека", предоставляет возможность устранения дефектного гена с заменой его на нормальный ген.
См. также Генетика поведения, Девиантное созревание, Доминантные и рецессивные гены, Наследственные болезни, Наследуемость
Р. Т. Браун

Врожденные инфекции (congenital infections)

Нек-рые инфекции, приобретенные женщиной до или во время беременности, могут передаваться плоду и оказывать тяжелое физ. или поведенческое тератогенное воздействие. Такими последствиями м. б. преждевременные роды, аномалии развития или даже смерть плода с последующим непроизвольным выкидышем или мертворождением. Обычно эта передача происходит во время беременности, но иногда при родах. Нек-рые из таких инфекций дают сходные клинические проявления, что позволяет сгруппировать их в комплекс ТКЦГ (токсоплазмоз, краснуха, цитомегаловирус и герпес) или в комплекс СТКЦГ с добавлением к этим инфекциям сифилиса. В период беременности могут передаваться со сходными эффектами и др. инфекции, напр., ветряная оспа. Особое значение имеет внутриутробный вирус иммунодефицита человека (ВИЧ), ведущий к синдрому приобретенного иммунодефицита (СПИД), к-рый может вызывать тяжелые последствия для ребенка, помимо передачи самого вируса, добавляя еще один элемент к и без того уже трагичной ситуации.
К общим для этих В. и. эффектам относятся: внутриутробная задержка роста, дефекты зрения (включая катаракту и микрофтальмию), дисплазии ЦНС, включая микроцефалию, кортикальные и мозжечковые аномалии с последующей задержкой развития, олигофренией и судорожным синдромом, а тж потеря слуха. Новорожденные, родившиеся без клинических симптомов, могут проявить их позднее.
Неск. факторов усугубляют проблемы, связанные с этими инфекциями. Дифференциальная диагностика нек-рых инфекций на основе одних лишь клинических признаков затруднительна и может потребовать проведения лабораторных цитологических тестов для точной постановки диагноза и назначения адекватной терапии. Патогенное действие таких инфекций на плод может произойти до того, как мать узнает, что беременна, и сможет принять соотв. меры предосторожности. Краснуха, цитомегаловирус (ЦМВ) и токсоплазмоз могут оставаться недиагностированными в силу слабой выраженности симптоматики у заболевших детей и взрослых или латентного течения заболевания. Беременная женщина, т. о., может не знать об инфекции и связанном с ней потенциальным риском. Информ. о врожденной краснухе достаточно широко распространена, тогда как сведения о ЦМВ и токсоплазмозе, к-рые теперь представляют собой факторы большего риска, менее известны. Поскольку мозг является органом, наиболее чувствительным к тератогенам в ходе своего развития, инфекции, оказывающие плохо обнаруживаемое воздействие на структуры организма, могут иметь более серьезные неврологические и, соответственно, поведенческие последствия.
См. также Болезнь серповидных эритроцитов, Злоупотребление психоактивными веществами, Интоксикационные психозы
Р. Т. Браун

Всеобщее здравоохранение (universal health care)

Равный доступ к адекватной мед. помощи для всех американцев вне зависимости от их социоэкономического статуса - это старая идея, интерес к к-рой резко оживился в 1990-е гг. Она вызывает ожесточенные споры, не прекращающиеся в течение шести десятилетий - с 1932 по 1992 гг. Отсутствие решения этой проблемы сделало США последней индустриально развитой страной, в к-рой отсутствует гос. система здравоохранения. Взамен имеется "лоскутное одеяло" реализуемых уже неск. десятков лет подряд мероприятий, к-рые экономисты здравоохранения не считают системой. В последнем десятилетии XX в. в Америке от 30 до 40 млн чел. не могли претендовать на получение соц. обеспечения и в то же время были слишком бедны, чтобы позволить себе мед. страхование. Почти половина из них - это дети, что заставило мн. американцев изменить свои взгляды на мед. страхование. В 1992 г. опросы общественного мнения показали, что 70% всех американцев поддерживают идею гос. мед. страхования. Такая ориентация большинства населения была выявлена тогда впервые.
Движение за В. з. впервые привлекло к себе серьезное внимание в 1930-е гг. Назв. "общенародной медициной" (socialized medicine), оно было встречено в штыки Американской мед. ассоц. (АМА), в рез-те чего в течение последующих двадцати лет не смогло получить действенной общественной поддержки.
Движение за национализацию системы здравоохранения возникло и развивалось в середине 1960-х и большей части 1970-х гг. Сторонники отказались от термина "общенародная медицина" и пропагандировали ту же самую концепцию гос. здравоохранения под назв. гос. мед. страхование (national health insurance). Это вызвало тж негативную реакцию со стороны АМА, но с меньшим успехом. Рез-том этого второго периода интереса к гос. системе здравоохранения было введение в действие неск. федеральных программ, хотя собственно гос. здравоохранение еще не приблизилось к тому, чтобы стать реальностью. Важными программами являются "Медикэр" (Medicare) и "Медикэйд" (Medicaid) (разделы 18 и 19 Закона о соц. обеспечении), к-рые предоставляют мед. помощь пожилым и малообеспеченным лицам. Закон Хилла-Бартона (Hill-Burton Act) стимулировал рост и распространение больниц во всей стране; др. законы обеспечили мед. помощь членам семей военнослужащих. Законы стимулировали создание гос. структур здравоохранения и помогли открыть эру регулируемого государством здравоохранения в 1980-е гг. Управление по делам ветеранов войны получило новые действительные полномочия после войн в Корее и Вьетнаме.
Эти законодательные акты создали схемы гос. и частного здравоохранения, к-рые не представляли еще собой систему В. з. Однако к 1992 г. общее финансирование всех гос. программ здравоохранения уже составляло свыше 50 центов из каждого доллара, потраченного в США на мед. обслуживание.
Хотя в США в начале последнего десятилетия XX в, еще не была принята всеобщая система здравоохранения, в штате Гавайи был принят закон, обеспечивавший доступность мед. помощи всему населению штата. Закон обязывает всех владельцев предприятий определенного размера предоставлять мед. страхование своим наемным работникам и устанавливает категорию лиц, нуждающихся в мед. помощи: это лица, к-рые не вправе претендовать на гос. пособие, но слишком бедны, чтобы самостоятельно оплатить мед. страховку. Такое финансирование осуществляется программой "Медикэйд" вне зависимости от помощи, оказываемой в рамках др. программ соц. обеспечения.
В 1987 г. в штате Массачусетс была принята аналогичная система. Однако состояние экономики штата не позволило реализовать ее, и Гавайи, как и в 1992 г., остаются пока единственным штатом с всеобщей системой здравоохранения.
В начале 1990-х гг. появилось осознание кризиса системы американского здравоохранения и необходимости перемен касательно повышения доступности и контроля уровня инфляции при обеспечении мед. обслуживания. На 101-ом Конгрессе было принято свыше 400 законов, направленных на реформирование системы здравоохранения. Несмотря на большое количество законов, обсуждавшихся в 1992 г., интерес к В. з. сосредоточился на трех главных предложениях: а) модели расширенного производственного страхования, рекомендованной комиссией (Клода) Пеппера; б) ориентированной на потребителя модели, предпочтенной фондом "Наследие"; в) модели, в к-рой все расходы по мед. обеспечению идут из гос. бюджета.
Целью производственной модели мед. страхования является привлечение частного сектора для покрытия расходов по обслуживанию приблизительно 35 млн малоимущих американцев. Работодателям предписывается пли обеспечить мед. страховку для своих служащих, или отчислять средства в гос. фонд. Поскольку от работодателей ожидается или застраховать своих сотрудников ("игра"), или заплатить в государственный фонд, это предложение стали иносказательно называть моделью игры-или-платы (play-or-pay model).
Фонд "Наследие" предложил провести приватизацию всего здравоохранения в Америке. Потребители смогли бы выбирать из большого разнообразия конкурирующих частных систем мед. обслуживания. Единственной ролью, к-рую должно играть правительство в этом "ориентированном на потребителя" плане, было бы покрытие ежемесячного страхового взноса для безработных. В конечном итоге упразднению подлежали бы даже программы "Медикэр" и "Медикэйд". Эта концепция имеет задачу снижения расходов по здравоохранению за счет высококонкурентоспособного частного предпринимательства.
Третье осн. предложение делает правительство единственным источником финансирования здравоохранения. Роль частного сектора сводится при этом лишь к предоставлению дополнительных льгот.
Хотя опросы общественного мнения свидетельствуют о том, что большинство американцев впервые поддерживают национализацию здравоохранения, те же самые опросы выявили, что американцы не готовы принять повышение налогов и рационирование мед. обслуживания. Каждая страна, в к-рой было принято В. з., почувствовала увеличение налогового бремени.
Члены Конгресса, столкнувшиеся с проблемами здравоохранения, склонялись к системе правительственного финансирования приватизированного сектора мед. обслуживания. Даже европейские страны с давно устоявшимися системами гос. здравоохранения финансируют эксперименты, направленные на возвращение определенного объема приватизации. 101-й Конгресс столкнулся с бюджетным дефицитом. Отсутствие общественных фондов и уровень инфляции стоимости мед. помощи, по оценкам нек-рых экспертов, привели к тому, что над компаниями регулируемого здравоохранения, число к-рых резко выросло в 1980-х гг., нависла опасность превратиться в средство распространения В. з.
С началом последнего десятилетия XX в, все секторы экономики, включая организованную медицину, считали реформу системы здравоохранения необходимой. Споры возникали лишь вокруг того, какую форму должна принять эта реформа. Практ. мед. работники хотели решить вопрос о том, когда и без какой мед. помощи можно обойтись. Больницы требовали возмещения расходов. Страховые компании приветствовали конкурирующее предложение ставок во всех секторах системы. Но во всех сектоpax экономики были согласны с тем, что самым решающим вопросом, с к-рым сталкивается система здравоохранения, является доступ к обслуживанию.
Финансовая администрация здравоохранения в течение шести лет проводила изучение мед. обслуживания 36 000 лиц, получавших пособие по безработице, в сравнении с 75 000 федеральных служащих. Было обнаружено, что служащие легко пользовались службами здравоохранения. В отличие от них, получавшие пособие имели трудности доступа к мед. помощи.
Это исслед. тж подтвердило рез-ты, полученные во мн. более ранних работах по изучению работающего населения: всесторонняя система здравоохранения, использующая льготы на психол. обслуживание, повышает доступ к мед. помощи и снижает мед. расходы за счет психотерапевтического лечения соматизации, обусловленной стрессом - феномен, известный как мед. компенсация. К 1990 г. все были согласны с тем, что любая система предоставления комплексного мед. обслуживания должна включать тж комплексный психол. сектор, иначе мед. сектор окажется перегруженным 60% визитов к врачам, связанным не с физ. заболеванием, а со стрессом и соматизацией.
История преподала психологии ценный урок. Когда программа "Медикэр" была принята в 1965 г., психология не была включена в список правомочных поставщиков услуг. Потребовалось 25 лет активного лоббирования, прежде чем Конгресс принял в 1990 г. законодательство, согласно к-рому психологи и соц. работники получали право стать поставщиками услуг в рамках программы "Медикэр". Предвосхищая возможное принятие какой-то формы В. з., Американская психол. ассоц. в 1990 г. начала активную кампанию за то, чтобы любая принятая система включала комплексный сектор психол. обслуживания населения.
Н. А. Каммингс

Вспышки раздражения (tantrums)

В. р. - это вспышка ярости, часто выражающаяся в нанесении ударов ногами и руками, пронзительных криках, плаче, разрушении окружающих предметов и тому подобном поведении. В. р. наиболее типичны для детей, но наблюдаются тж в более позднем возрасте у лиц с задержкой психического развития. Обычно это реакции на фрустрацию, к-рые часто крайне огорчают взрослых, особенно если происходят в общественных местах.
Фрустрация, достаточная для провоцирования В. р., может вызываться действиями родителей или др. взрослых, мешающими ребенку достичь своих целей. Поэтому В. р. нередко представляют собой тип борьбы за власть между ребенком и родителями. Появлению В. р. часто благоприятствует неосторожное потворствование родителей желаниям ребенка при нек-рых обстоятельствах .
Эффективное лечение В. р. включает предложенный Хэйр-Мастином прием поощрения родителями В. р., использование различных методик оперантного обусловливания в терапевтической ситуации (напр., задержка, наказание за реакцию, подкрепление адекватного поведения, угашение) и методики структурированной модификации поведения, применяемые родителями.
См. также Отношения "родитель - ребенок"
Т. С. Беннетт

Вторая сигнальная система (second-signal system)

Термин "В. с. с.", придуманный И. П. Павловым, относится к вербальным или дедуктивным возможностям чел. и используется для обозначения способности абстрагироваться от конкретных объектов и действий. В. с. с. противопоставляется первой сигнальной системе, к-рая имеет дело с конкретным воздействием объектов и действий на организм животного. Хотя и животные, и люди реагируют на конкретные объекты, только люди способны последовательно реагировать на вербальные или лингв. репрезентации объектов аналогично тому, как они реагируют на сами эти объекты. Способность абстрактных условных знаков (слов) производить конкретный эффект обозначаемых ими объектов или действий достигается за счет образования условно-рефлекторной связи между словом и первосигнальной (конкретной) реакцией. Эти связи формируются в коре головного мозга; т. о., дихотомия первой и второй сигнальных систем соответствует анатомическому делению мозга на подкорку и кору, а тж обнаруживает параллели с такими дихотомиями, как конкретное/абстрактное и невербальное/вербальное.
Понятие В. с. с. Павлов положил в основу своей теории гипноза. Эффективность словесных инструкций во время сеанса гипноза объясняется существованием В. с. с. и ее условными связями с реакциями первой сигнальной системы.
См. также Промышленная и организационная психология, Теория обработки информации, Психолингвистика
У. Э. Эдмонстон-мл.

Выбор карьеры (career choices)

Народная мудрость гласит, что профессия сродни богатству. О деятельности людей часто судят по их карьере. В начале профессионального цикла усилия чел. обычно направлены на подготовку к будущей карьере - развитие умений, ценности, представления и прочие аспекты, необходимые для обретения профессиональной идентичности. В конце профессионального цикла чел. обычно концентрирует свои силы на определении степени успеха.
Исторический контекст
Эмпирическое исслед. трудовой деятельности началось в первые годы XX в. До возникновения в США пед. и профессионально-технического движений наставления в вопросах выбора профессии давались в семьях поселенцев. Первая мировая война способствовала расширению возможностей трудоустройства и разнообразия условий работы и создала острую потребность в эффективных процедурах найма, отсеивания, обучения, классиф. и оценки деятельности работников. Реакцией на эту потребность было появление промышленных психологов и психометристов. Их главные усилия были направлены на исслед. поведения работников и взаимодействия между работниками и администрацией. Великая депрессия вызвала необходимость в исслед. безработных как социологического феномена и стимулировала разраб. методов оценки маргинальных профессиональных групп, таких как официантки, водители такси и железнодорожные рабочие. Во время Второй мировой войны научная и экономическая мощь страны быстро росла, что благоприятствовало исслед. трудовой деятельности и различных профессий. Связь отдельных людей с об-вом осуществлялась через соц. роли и через работу и профессию (если чел. работал).
Предлагая различные интерпретации рез-тов исслед., психологи создали различные теории, объясняющие закономерности трудовой жизни, - от консервативных до радикальных в политическом смысле.
Личностный и социально-ситуативный подходы
Исслед. Д. Э. Супера, Дж. Л. Холланда и А. Роу подтвердили, что черты личности выступают как фактор, допускающий, что места работы и В. к. представляют собой среды, отражающие различия между личностями и интересами людей. С др. стороны, их исслед. способствовали дальнейшему развитию концепции жизненного цикла. Модель соответствия между личностью и средой постулирует, что выбор профессии и различия в карьере объясняются индивидуальной мотивацией. Были введены понятия начального, испытательного и стабильного периодов трудовой жизни. Начальный период относился к рабочим местам и должностям, занимаемым во время получения формального образования; под испытательным периодом подразумевались официально установленные или навязанные работодателем перемены работы в рамках 3-летнего (или меньшего) срока; стабильными назывались периоды работы длительностью более трех лет. Данные наблюдений показали, что у людей, выросших в благоприятных условиях, а тж у служащих, руководящих работников и представителей профессий, требующих высокой квалификации, стабильный период оказывается более длительным, тогда как у рабочих, занятых на пр-ве ручным, неквалифицированным трудом и выросших в неблагоприятных условиях, испытательный период затягивается. Д. Э. Супер предложил более подробную схему профессионального цикла: от 14 до 18 лет - стадия кристаллизации (или оформления); от 18 до 21 года - стадия спецификации (или конкретизации); от 25 до 35 лет - стадия стабилизации; и от 35 лет и старше - стадия консолидации (или упрочения). Дэниел Дж. Левинсон и др. ученые утверждали, что стадии трудовой жизни являются частью процессов биолог. и соц. созревания, поэтому они заранее запрограммированы, хотя и подвержены влиянию общественных сил.
В исслед., ставшим классическим, было показано, что определенные личностные факторы и ситуации давления влияют на то, станет ли человек менять свою профессию или будет упорно держаться за ту, к-рую приобрел в начале трудового пути. Были выявлены 4 варианта профессиональной карьеры: обычная, гибкая, прерывистая и методичная.
Насколько чел. нравится его работа, а значит и то, насколько успешной будет его карьера, по-видимому, зависит от определенных факторов. Среди них: а) знакомство с профессией; б) соответствие между характеристиками чел. и среды; в) хорошие профессиональные ролевые модели; г) стимулирующие, но не угрожающие требования работы и связанные с ней ожидания; д) пониженная забота о престиже; е) соответствие личных и профессиональных ценностей; ж) контекст рабочей среды, в к-рой происходит социализация чел. Помимо этих переменных, исследователи идентифицировали 2 осн. типа направленности - на заработок и на удовлетворенность работой, - выраженных у работников и, как правило, влияющих на выбор карьеры. Первая группа практически равнодушна к самому процессу работы - как в плане достижений, так и в плане самореализации, - однако получает удовлетворение и принимает карьерные решения соответственно прямым выгодам статуса, связанным с жалованьем. Вторая группа имеет сильную ориентацию на работу. Процесс работы приносит удовлетворение, и выбор работы или карьеры зависит от возможных достижений на данном поприще.
Работники как с тем, так и с др. типом направленности встречаются во всех сферах трудовой деятельности, хотя среди служащих доля ориентированных на работу выше. Производственные рабочие, как правило, испытывают большую неудовлетворенность своей работой, чем служащие, но у них часто меньше возможностей выбирать интересные и разнообразные задания.
Т. о., люди работают по разным причинам: деньги, статус, престиж, общение, удовлетворенность и т. д., и при выборе карьеры они часто принимают в расчет если не все, то хотя бы нек-рые из этих причин. Восприятие человеком к.-л. работы и причин, по к-рым ему следует заняться этой деятельностью, во многом определяется предыдущим опытом и преобладающими соц. установками.
Перспектива жизненного пути
Так как жизнь в индустриальных об-вах описывается значимыми соц. переходами, перспектива жизненного пути чел. дает возможность рассматривать многообразные роли как совокупность сложных взаимосвязей, к-рые должны изучаться в соотв. им контекстах; этот подход предполагает, что существует нормативное время наступления жизненных событий, причем совпадения и несовпадения фактических моментов наступления событий с нормативными влекут за собой последствия, влияющие на последующие события. Люди рассматриваются как действующие в своих средах лица: они ведут переговоры, принимают решения и адаптируются. Кроме того, индивидуальные потребности, интересы, ожидания и даже возможности со временем изменяются. Соображения, следующие из концепции жизненного пути, в применении к исслед. профессиональной деятельности еще более усложняют общую картину.
Отмечается резкое возрастание вложенных сил в течение трудового пути, не зависящее от социоэкономического статуса или пола. Профессиональные пути мужчин складываются из должностей более высокого статуса и требуют больших усилий, чем профессиональные пути женщин или пути, связанные с непрестижными профессиями. Профессиональные пути более дифференцированы в ранней взрослости (примерно от 25 до 35 лет), а затем, в среднем возрасте, становятся менее дифференцированными, отражая паттерн упрочения положения. Данные о начале и завершении карьеры для различных профессиональных групп и для мужчин и женщин заметно отличаются.
Обнаружено, что в течение последнего десятилетия трудового пути число начинающих карьеру закономерно уменьшается, а число завершающих карьеру растет. Это объясняется заметным сокращением базы набора пожилых людей на работу, а тж широким распространением положительного отношения к раннему уходу на пенсию. Для профессий низкого статуса характерна U-образная форма: на начало и конец трудового пути приходится больше начал и завершений, чем на любое др. время.
В целом исслед. выбора карьеры в рамках концепции жизненного пути говорят о том, что выбор может и не играть столь важной роли, к-рую ему обычно приписывают, в принятии решения о начале трудовой жизни. Однако решение о смене места работы или полном завершении карьеры может оказаться решением, влекущим за собой гораздо более статистически значимые соц. и психол. последствия в свете тенденций, поддерживающих желание получать удовлетворение от своей работы. В литературе указывается на огромные различия в скорости профессионального роста, паттернах начала и завершения карьеры, возможностях развития и отдаче, получаемой от личного роста, к-рые зависят от пола, возраста, социоэкономического уровня, уровня квалификации и сферы труда. Сейчас понятие выбора считают более многогранным и динамичным, чем прежде, и исследователи карьеры, как пишет Роберт Дж. Хэвигхёрст в своем обзоре "Мир труда" (The world of work), проявляют постоянный интерес к теории и методологии, временным характеристикам, последовательности и закономерностям формирования карьеры, а тж к рез-там взаимодействия множества индивидуальных, семейных и соц. факторов.
См. также Развитие профессиональной карьеры, Практика найма рабочих и служащих, Статус профессии, Профессиональная адаптация, Работоспособность
Ф. Дойч

Выбор супруга / супруги (spouse selection)

Живя в условиях об-ва, в к-ром придается большое значение индивидуализму, мы склонны считать, что выбираем наших супругов в результате свободного, основанного на любви выбора. Как правило, до выбора брачного партнера средний взрослый человек располагает опытом неск, любовных связей, и при совершении выбора любовь может играть второстепенную роль по сравнению с другими соображениями. Такие факторы, как профессиональная подготовка и одобрение значимых других, оказывают огромное влияние на наше решение вступить в брак. Рассмотрение данных по гетерогамии в сравнении с гомогамией во многом проливает свет на сам процесс и результаты выбора супруга/ супруги.
Гетерогамия
Р. Ф. Уинч был, пожалуй, самым активным защитником той идеи, что люди обычно ищут партнеров, чьи потребности не являются точным отражением их собственных, а дополняют их. Несмотря на привлекательность такой гипотезы комплементарности, исслед., как правило, ее не подтверждают. Было не только показано, что партнеры обычно не сознают уравновешивающих достоинств друг друга; не получило подтверждения и мнение о том, что комплементарности, пригодные для одного пола, являются столь же пригодными для др. пола, и не было разработано формул для определения значений, к-рые ищущие свою пару могли бы приписать уравновешивающим достоинствам и недостаткам в любом определяющем комплементарность уравнении.
Гомогамия
Несмотря на то, что практически каждая культура запрещает инцест и требует семейной экзогамии, во мн. субкультурных группах предписывается эндогамия как средство сохранения целостности их соц. организаций. Этим могут объясняться многочисленные свидетельства того, что чаще всего выбираются партнеры той же расы, этнической подгруппы, того же социально-экономического статуса и с одинаковым уровнем образования. Когда член из группы с более высоким статусом выбирает партнера с более низким социальным статусом, уступки обычно делаются возрасту и красивой внешности, тогда как внутри страты мужчины и женщины чаще всего выбирают себе партнеров с возрастными и внешними данными, к-рые совпадают с их собственными. Это согласуется с тем, что Мерштейн назвал "теорией обмена" (exchange theory) выбора супруга, согласно к-рой каждый будущий партнер стремится упрочить свое соц. и психол. положение выбором как можно более подходящей по своим соц. характеристикам пары.
То, что образование и др. соц. характеристики действительно предсказывают В. с., может объясняться тем обстоятельством, что эти факторы влияют на круг потенциальных партнеров, с к-рыми каждый ищущий свою пару будет встречаться. Этот "фактор близости" в В. с. отражает факт, что сегрегация по месту проживания и профессиональной принадлежности в значительной степени обусловливает наличие подходящих партнеров, к-рые будут встречаться в силу времени, расстояния, затрат и возможностей. То, что религиозная интеграция существует фактически на каждом уровне американского об-ва, может объяснять факт, что браки между людьми разного вероисповедания быстро становятся нормой.
Не столь заметное сходство в ценностях, аттитюдах и поведении, к-рое мы склонны искать в друзьях, тж оказывается чрезвычайно ценным критерием при выборе партнера. Стремление выбирать себе в качестве близких друзей тех, кто разделяет нашу систему взглядов, вне всякого сомнения является следствием легкости в достижении согласия по тем бесчисленным решениям, к-рые должны приниматься нами каждый день, равно как и подтверждения собственных убеждений и поступков. Поэтому не вызывает удивления, что во многих исслед. зафиксировано, что пары проявляют все большее единодушие по мере того, как они продвигаются от случайного знакомства к браку.
Заблуждения в предполагаемом сходстве объясняются неск. причинами. Во-первых, ухаживание рассматривается как период макс. взаимного обмана, т. к. каждая сторона стремится приобрести расположение другой, пытаясь произвести на нее как можно более благоприятное впечатление, зачастую ценой честности. Помимо влияния этих ложных данных, процессы, к-рые ухаживающие партнеры используют для организации своих впечатлений о других, скорее психологические, нежели научно-логические, и часто приводят к ложным выводам.
В. с. имеет огромное значение для стабильности об-в и входящих в них подгрупп, равно как для длительного счастья конкретных людей. Соц. ограничения на возможность встретить будущих супругов и барьеры на пути к определенным союзам, расцениваемым как предосудительные, являются инструментами, при помощи к-рых макросоциальные орг-ции осуществляют свой контроль за тем, кому и с кем вступать в брак. В рамках круга приемлемых кандидатов каждый человек должен определиться в отношении тех критериев, к-рые он будет применять при В. с., должен собрать данные, необходимые для использования каждого критерия, и должен взвесить каждый имеющийся факт в общей матрице принятия решения "годен-не годен".
См. также Теория обмена, Человеческие паттерны ухаживания, Табу
Р. Б. Стьюарт

Выборочное исследование (sampling)

Методики В. и. - это способы отбора малого числа единиц из генеральной совокупности, позволяющие исследователям делать выводы о природе этой совокупности по рез-там изучения выборки. В. и. применяется при опросах общественного мнения и опросах потребителей, чтобы по ответам выборки сделать выводы о том, как будет голосовать население в день выборов или как потребители воспримут новый товар или новую телевизионную программу. Понятие В. и. применяется не только в сфере эксперим. исслед., но распространяется и на повседневную жизнь, как в тех случаях, когда мы судим о новом супермаркете по первому посещению или решаем, что все жаркое не дожарено, попробовав кусок из своей тарелки.
Вероятностные и детерминированные выборки
Методики В. и. подразделяются на две категории: а) методики получения вероятностных выборок, предполагающие использование случайного отбора и, следовательно, теории вероятностей; б) методики получения детерминированных выборок, не связанные со случайным отбором. К видам вероятностного отбора, помимо простого случайного отбора, относятся систематический, стратифицированный (районированный) и гнездовой отбор. Применяя мат. аппарат теории вероятностей, по характеристикам вероятностной выборки можно оценить параметры генеральной совокупности с заданным пределом ошибки. Более того, исследователь может по желанию устанавливать предел ошибки на любом уровне точности или достоверности. Повышение достоверности оценок требует увеличения объема выборок, применения более сложных схем отбора или того и др. вместе.
Выборка по квотам, по группам и по соображениям удобства (когда отбираются легкодоступные для исследователя единицы) - примеры детерминированных выборок, получаемых с помощью направленного отбора. Детерминированные выборки тж оценивают числовые параметры совокупности, но поскольку они не связаны со случайным отбором, полученные на их основе оценки не имеют столь убедительного теоретико-вероятностного обоснования, как оценки параметров совокупности по числовым характеристикам случайных выборок, и потому приверженцы вероятностного отбора относятся к подобным оценкам с осторожностью. Тем не менее детерминированные выборки широко используются вследствие сравнительного удобства их формирования и экономии средств.
Основные понятия выборочного метода
В основе правильного применения методик В. и. лежит понимание природы генеральной совокупности и ее связи с основой выборки, единицами отбора и объемом выборки.
Генеральная совокупность и основа выборки. Первый выбор, к-рый необходимо сделать, - определить популяцию, или генеральную совокупность, на к-рую мы хотим распространить выводы В. и. В идеале генеральная совокупность должна полностью совпадать с основой выборки, представляющей собой полный перечень единиц той генеральной совокупности, из к-рой извлекается выборка. Однако совокупность и основа выборки не всегда совпадают либо в силу неполного перечисления единиц совокупности, либо по причине недоступности намеченных для отбора единиц.
Объем выборки. Может показаться, что чем больше выборка, тем лучше, однако это не всегда так. При увеличении выборки можно получить большую точность оценок, чем требуется на самом деле, и т. о. потратить ресурсы впустую. Во мн. случаях сосредоточение ресурсов на извлечении всей информ. из тщательно отобранной выборки дает больше пользы, чем сплошное обследование, когда невозможно ни проконтролировать сбор данных, ни проанализировать их с той тщательностью и полнотой, как при В. и. Если мы располагаем предварительными сведениями об изменчивости изучаемых характеристик, можно определить объем выборки, необходимый для получения их оценок с любым выбранным по нашему усмотрению уровнем точности. Объем генеральной совокупности никак не связан с объемом выборки, требуемым для заданного уровня точности оценок.
Методики выборочного исследования
Ниже приводится краткое описание наиболее часто используемых методик В. и. с указанием их преимуществ и недостатков. Выбор подходящей методики требует от исследователя сбалансированного учета таких соображений, как уровень желательной достоверности, доступность полного перечня единиц, составляющих основу выборки, территориальная разбросанность единиц (в случае проведения интервью) и наличные ресурсы. В силу этой комплексности факторов исследователи часто обращаются к специалистам за консультацией на этапе разраб. плана В. и. и подбора соотв. методики.
Простой случайный отбор. При простом случайном отборе каждая единица должна иметь равную возможность быть извлеченной из совокупности в каждом выборе, причем каждый выбор должен производиться независимо от всех др.
Систематический отбор. Выбор каждого п-го элемента из полного списка (основы выборки) - простой способ получения случайной выборки в том случае, когда последовательность элементов в списке является чисто случайной но отношению к изучаемому признаку. В противоположность этому, способ отбора, когда список элементов упорядочен относительно интересующего исследователей признака, обеспечивает репрезентативность выборки в отношении этой характеристики. Кроме того, он производит эффект стратификации (расслоения), к-рый дает повышение точности оценок при том же объеме выборки.
Стратифицированный случайный отбор. Стратификация (расслоение, районирование) требует разбиения основы выборки на две или более частей, исходя из нек-рой характеристики, к-рая, будучи неадекватно представленной в выборке, могла бы привести к систематической ошибке в наших выводах.
Стратифицированный отбор требует, чтобы в дополнение к правильному перечню основы выборки исследователь располагал точной информ. о распределении единиц по стратам и о том, какую долю занимает каждая страта в полной совокупности. Если для извлечения единиц внутри страты применяется методика систематического отбора, проблема установления правильных пропорций страт в изучаемой совокупности снимается, так как в этом случае, благодаря выбору каждой n-ой единицы, страты будут представлены корректно.
Если мы хотим максимизировать информ., извлекаемую из выборки данного объема, есть лучшая стратегия, чем пропорциональный стратифицированный отбор. В общем, наиболее эффективное использование выборки заданного объема достигается путем изменения доли этой выборки, отведенной для любой конкретной страты, в соответствии с однородностью или изменчивостью данной страты сравнительно с др. стратами; чем больше изменчивость признака в страте, тем большая доля единиц из нее отбирается. Эта методика называется оптимально распределенным отбором. Он требует знания изменчивости каждой страты по признаку, положенному в основу стратификации. Стратификация может проводиться одновременно по неск. признакам. Однако стратификация по слишком большому числу переменных мало что дает и приводит к неоправданным затратам, за исключением случая, когда все эти переменные являются попарно независимыми.
Гнездовой и многоступенчатый отбор. Простой и стратифицированный случайный отбор, особенно при интервьюировании территориально распределенной популяции, требует значительных переездов и, соответственно, больших финансовых расходов. Гнездовой отбор существенно сокращает эти расходы путем разбиения изучаемой совокупности на группы по географическому признаку. Эта методика заключается в наложении масштабной сетки на географическую карту области расселения изучаемой популяции, случайного выбора квадратов (гнезд) сетки, представляющих данную популяцию, и последующем обследовании элементов каждого гнезда. Поскольку в гнезде может оказаться больше единиц, чем нужно для исслед., гнездовой отбор часто используют в качестве первой ступени многоступенчатого отбора.
Последовательный отбор. Если изучаемые характеристики или мнения не изменяются за время проведения исслед. и если есть возможность без особого труда вернуться к эффективному сбору дополнительных данных, последовательный отбор получает ряд преимуществ. Он позволяет использовать к.-л. из вышеупомянутых планов В. и. Каждая последующая выборка добавляется к предыдущим выборкам до тех пор, пока не достигается устойчивость оценок в пределах выбранного диапазона точности. Недавно интерес к этому методу возрос в связи с широким проведением опросов по телефону.
Отбор по квотам и обследование типических групп. Методы квот и типических групп дают детерминированные выборки. По существу, их цель состоит в том, чтобы на уровне выборки создать б. или м. точную копию популяции. Поэтому квоты устанавливаются в отношении важных признаков популяции, к-рые. как полагают, влияют на изучаемую переменную. К часто используемым признакам относятся пол, образование, социоэкономический статус, этническая или расовая принадлежность и местожительство.
Иногда планы направленного отбора комбинируются с вероятностными планами как, напр., при опросе избирателей, в к-ром для выбора округов используется методика гнездового отбора, а для обеспечения репрезентативности каждого округа по возрасту, полу и партийной принадлежности применяется метод квот.
Отбор по принципу "снежного кома". Отбор по принципу "снежного кома" - методика направленного отбора, применяемая для определения соц. группы или групп в коммуникационной сети. После того как установлены неск. членов такой группы, их просят сообщить имена др. ее членов, к к-рым затем обращаются с той же просьбой, - и процесс продолжается до тех пор, пока цепочка новых имен не обрывается, что, по-видимому, свидетельствует о выявлении интересующей исследователей группы или общности.
См. также Вероятность
Д. Р. Крэсвул

Выгорание (burnout)

В. характеризуется как специфическая дисфункция у представителей помогающих профессий, предположительно развивающаяся вследствие чрезмерных требований, предъявляемых к их энергии, силам и ресурсам. Нет ясного общепризнанного определения этого феномена, потому В. чаще всего описывается через неспособность быть достаточно заинтересованным и вовлеченным в предоставление услуг получателям. Симптомы подвергшихся В. работников включают низкий уровень трудовой морали, снижение продуктивности, частую смену мест работы, злоупотребление алкоголем и наркотиками, учащение душевных болезней, супружеские и семейные конфликты и циничные, "бесчеловечные" аттитюды.
Выделение В. в самостоятельный синдром трудового стресса отчасти объясняется обеспокоенностью работодателей текучестью кадров, ухудшением качества обслуживания, прогулами, производственным травматизмом и чрезмерным использованием работниками отпусков по болезни. Др. причиной яв-ся проблемы работников, связанные с эмоциональной опустошенностью и апатией, физ. усталостью, психосоматическими заболеваниями, повышенным употреблением алкоголя и наркотиков, цинизмом, немотивированным раздражением и депрессией. Лечение В. может осуществляться на любой фазе этого процесса. С целью снижения вероятности возникновения В. можно воздействовать на мн. личные и средовые переменные.
См. также Профессиональный стресс, Стресс, Последствия стресса
Д. Л. Китч

Выработка условных компенсаторных реакций (conditioning of compensatory reactions)

Когда безусловным раздражителем (БРЗ) является лекарство (включая наркотические средства), условная реакция (УР) зачастую носит характер, противоположный характеру безусловной реакции (БР). Напр., эпинефрин вызывает уменьшение желудочной секреции в качестве БР, тогда как УР проявляется в увеличении желудочной секреции. Подобные примеры наводят на мысль о том, что в рез-те применения лекарства (или наркотика) возникает определенная компенсаторная реакция на его физиолог. воздействие - как разновидность гомеостатического регулирования. При повторных применениях этот компенсаторный механизм обусловливается сопутствующими раздражителями, однако такое обусловливание характерно только для определенных препаратов - напр., оно возможно для алкоголя, но не для марихуаны.
Исследов. на крысах свидетельствуют о том, что классическое обусловливание играет важную роль в развитии фармакологических форм аддикции. Согласно Сигелу, эмоциональный подъем или др. положительные эффекты морфия не обусловливаются признаками ситуации применения. Вместо этого компенсаторный механизм обусловливается сопутствующими признаками во время инъекции. При повторных инъекциях компенсаторные эффекты усиливаются и возникают через более короткие интервалы времени. Такое обусловливание противодействует ожидаемым эффектам от применения наркотика (обусловленная толерантность), и чел. должен принимать все большие и большие дозы для достижения желаемого эффекта.
Рез-ты Сигела, полученные на крысах, согласуются с представлением о том, что толерантность к наркотикам обусловлена сопутствующими применению наркотика раздражителями. В этих исслед. обезболивающий эффект морфия оценивался путем измерения латентного периода реакции лизания крысой одной из своих лап при помещении ее на горячую поверхность. Толерантность к морфию (увеличение боли) выражалась в снижении латентного периода времени возникновения этих реакций. Данные Сигела подтвердили, что это является эффектом обусловливания. Эффект толерантности, подобно др. условным реакциям, подвергается угашению, если наркотик (БРЗ) перестает вводиться на протяжении ряда опытов, заменяясь инъекциями плацебо. Предварительная экспозиция УРЗ замедляет выработку толерантности к морфию, так как она замедляет обусловливание в целом (латентное торможение). Частичное подкрепление (предъявление УРЗ без БРЗ, напр., в 50% опытов) замедляет рост толерантности к морфию так же, как оно замедляет классическое обусловливание, даже когда общее количество инъекций наркотика оказывается тем же самым, что и у группы со 100% подкреплением.
Обусловливание компенсаторного механизма обладает в значительной степени универсальностью, возникая при приеме глюкозы, эпинефрина, атропина, морфия, пентобарбитала и инсулина. Непосредственным эффектом введения инсулина является снижение уровня сахара в крови, что заставляет поджелудочную железу высвобождать фермент, разрушающий инсулин, чтобы уровень сахара мог вернуться к норме. По-видимому, такая реакция поджелудочной железы возникает в рез-те обусловливания. В серии экспериментов Сигел исключил возможные альтернативные объяснения этого обусловленного инсулином эффекта.
Хинсон и Сигел обнаружили тормозящее обусловливание у крыс в развитии толерантности к гипотермии, вызываемой введением пентобарбитала. На начальном этапе дифференцировки положительный условный раздражитель (УРЗ+) сочетался с введением пентобарбитала, а отрицательный условный раздражитель (УРЗ-) - с введением солевого раствора. Вслед за этим одной половине крыс вводили пентобарбитал при наличии УРЗ+, тогда как др. получала его при наличии УРЗ-. УРЗ+-группа демонстрировала наибольшую толерантность (наименьший эффект наркотика), а УРЗ--группа - наименьшую толерантность (тормозящее обусловливание) в сравнении с крысами из контрольной группы. Иначе как обусловливанием эти рез-ты трудно объяснить.
Обусловливание толерантности к наркотику может объяснять процесс развития аддикции к наркотическим веществам. Когда компенсаторный механизм оказывается обусловленным сопутствующими принятию морфия ключевыми признаками и когда эти ключевые признаки присутствуют в данной ситуации, а морфий - нет, тогда компенсаторная реакция возникает без к.-л. противодействия его эффектам. В рез-те этот компенсаторный эффект вызывает у чел. болезненное состояние (симптомы отмены), объясняя сильную мотивацию к принятию этого наркотика (процесс аддикции).
Модель обусловливания толерантности к наркотику тж позволяет объяснить случаи смертельных исходов вследствие "передозировки" героина, даже несмотря на то, что эти дозы редко превышали обычные дозы героинового наркомана в предыдущих случаях. Наркоманы обычно принимают наркотики в одном месте и в кругу одних и тех же людей, а это приводит к тому, что повторяющиеся условные раздражители из окружения начинают вызывать компенсаторную физиолог. реакцию, к-рая снижает эффект от употребления героина. Но если наркоман принимает героин в др. время и в др. месте, тогда условные раздражители, вызывающие такую компенсаторную реакцию, отсутствуют. В таком случае обычная доза героина окажет гораздо более сильный эффект и может повлечь за собой смертельный исход.
Данные по людям, по-видимому, согласуются с рез-тами лабораторных исслед. на крысах и предыдущим анализом. Наркоманы, оказавшиеся в условиях изменившегося окружения, в больнице или тюрьме, обнаруживают, что они могут на неделю или две отказаться от приема наркотиков. Однако вскоре после своего возвращения в прежнее окружение, в условиях к-рого сформировалась аддикция, по крайней мере 95% из них возобновляют употребление наркотиков. В противоположность этому, пристрастившиеся к употреблению наркотиков во время войны во Вьетнаме ветераны, а тж те, кто проходил лечение в госпиталях этой страны, возвращались в окружение, отличное от того, в к-ром выработался компенсаторный механизм. Спустя мн. месяцы лишь 7% этих ветеранов возобновили употребление наркотиков.
Все это говорит о том, что реальный путь освобождения от аддикции для наркомана заключается в максимально возможном изменении своего окружения.
См. также Антабус, Химическая стимуляция мозга, Контролируемая алкоголизация, Фармакологические формы аддикции, Лечение наркомании, Привыкание (габитуация), Виды подкрепления
М. Р. Денни

Выработка условных рефлексов высших порядков (higher-order conditioning)

Выработка условного рефлекса высшего порядка происходит при использовании условного раздражителя из одной фазы эксперимента (УРЗ-1) в качестве безусловного раздражителя (БРЗ) для дальнейшего обусловливания. В эксперименте, описанном Павловым, в качестве УРЗ-1 использовался звуковой сигнал, исходным БРЗ была пища, а условной (УР) и безусловной (БР) реакцией служило слюноотделение. После выработки у собаки УР на УРЗ-1 на короткое время перед появлением УРЗ-1 предъявлялся черный квадрат (УРЗ-2). После десяти сочетаний этого черного квадрата и звукового сигнала реакция слюноотделения - примерно с половинной интенсивностью реакции на звуковой раздражитель - начинала возникать уже на сам квадрат. Это является примером обусловливания более высокого порядка, а именно условного рефлекса второго порядка. Павлов тж обнаружил возможность обусловливания третьего порядка, но лишь в отношении оборонительных рефлексов - тех, что возникают в ответ на удар электрическим током. Рефлексы четвертого порядка выработать у собак оказалось невозможно.
Как правило, УР высших порядков характеризуются меньшей амплитудой, большим латентным периодом возникновения и коротким жизненным циклом. Этот последний факт является следствием того, что при выработке УР более высокого порядка УР первого порядка подвергается угашению: УРЗ-1, начинающий функционировать в роли БРЗ, теперь возникает без подкрепления. В рез-те следующие за ранее выработанным вторичным рефлексом сочетания раздражителей приводят к его постепенному исчезновению.
То, что УР высших порядков оказываются относительно недолговечными, нисколько не умаляет их теорет. значения, заключающегося в том, что подкрепление (БРЗ) в процедуре обусловливания более высокого порядка приобретает свою подкрепляющую силу в рез-те научения. В совр. терминологии, вторичный условный рефлекс возникает на основе вторичного подкрепления. Процесс вторичного подкрепления вызвал к себе гораздо больший интерес в области оперантного научения, чем в области классического обусловливания.
См. также Классическое обусловливание, Теории научения
Г. А. Кимбл

Выученная беспомощность (learned helplessness)

В. б. относят к феноменам из области реактивной депрессии и выполнения людьми разнообразных задач, несмотря на то, что первонач. этот феномен был зафиксирован в ходе исслед. на животных. Сам термин был введен в употребление Мартином Селигманом и его сотрудниками. Типичный эксперимент такого рода проводился на двух группах животных, обычно собаках. Животные эксперим. группы жестко закреплялись ремнями в павловском станке и подвергались серии болезненных ударов электрическим током; контрольная группа животных не подвергалась ударам тока. В тестовой фазе эксперимента, предполагавшей научение избеганию удара током, собака должна была прыгать через низкий барьер в раскачивающийся ящик. Животные из контрольной группы быстро научались избегать удара током, перепрыгивая через барьер, в то время как животные из эксперим. группы предпочитали просто терпеливо сносить боль, не предпринимая к.-л. попыток спастись от нее. Полученный опыт привел их в состояние В. б. - отсутствия мотивации реагировать бегством в ситуации, где существовала реальная возможность спасения.
Решающим фактором в развитии состояния беспомощности, по-видимому, стало то, что самый первый опыт животного в этом эксперименте был связан с неизбежностью ударов электрическим током. Селигман усматривал в таком синдроме беспомощности аналогию с этиологией хронической неудачливости и реактивной депрессии у людей.
В ряде исслед. попытались применить аналогичные эксперим. методики к людям, используя более слабые аверсивные раздражители. Типичные рез-ты таких исследов. заключались в том, что группа испытуемых, лишенных к.-л. возможности избежать воздействия аверсивных раздражителей в предварительной фазе эксперимента, испытывала большие трудности в научении соотв. реакции избегания в тестовой его фазе (на что указывало большее количество совершаемых ошибок и более длительное время реакции) по сравнению с группами, к-рые в предварительной фазе могли избегать или контролировать аверсивные раздражители.
В др. исслед. в тестовой фазе использовались когнитивные задания с целью проверки гипотезы о том, что беспомощность будет переноситься или распространяться с ситуации одного типа на ситуацию др. типа. Обычно обнаруживалось (как и предсказывалось на основе предложенного Селигманом понятия генерализованного мотивационного дефицита), что испытуемые, получавшие в предварительной фазе эксперимента опыт неотвратимости удара током или воздействия громкого звука, демонстрировали снижение результативности при решении анаграмм и задач на формирование понятий по сравнению с испытуемыми, имевшими возможность в предварительной фазе уклоняться от аверсивных раздражителей или контролировать их подачу.
В ряде исслед. для проверки парадигмы В. б. в обеих фазах эксперимента - индуцирующей (предварительной) и тестовой - применяли когнитивные задачи. Как правило, состояние беспомощности вызывалось при помощи обратной связи, не сопряженной с рез-тами выполнения испытуемым задания (в данном случае, формирование понятия), в силу чего задание превращалось в невыполнимое. В сравнении с др. группой испытуемых, получавших в предварительной фазе разрешимые задачи, или с контрольной группой, испытавшая беспомощность группа демонстрировала снижение результативности при решении анаграмм в тестовой фазе. Однако в большинстве исслед. этого типа были получены результаты, к-рые в большей или меньшей степени отклонялись от первоначальной модели В. б. Селигмана.
Уортмен и Брем утверждают, что при сравнительно мягких условиях индуцирования беспомощности в экспериментах у испытуемых возникает состояние психол. реактивного сопротивления, к-рым мотивировано их противодействие любой угрозе потерять контроль над своим окружением и т. о. приводит не к ухудшению, а к улучшению деятельности. Но если эксперим. условия беспомощности оказываются более продолжительными или более жесткими, это будет приводить к восприятию необратимости утраты контроля над ситуацией и подрывать усилия по его восстановлению.
Селигман и его сотрудники модифицировали свою модель В. б., первонач. опиравшуюся на исслед. животных, включив в нее нек-рые понятия из теории атрибуции. В соответствии с этой модифицированной моделью, неудачу в избегании аверсивных раздражителей или при решении задачи на формирование понятий в фазе индуцирования беспомощности испытуемые могут приписывать или внутренним, или внешним факторам, к-рые, в свою очередь, м. б. постоянными или меняющимися при переходе от одной ситуации к др.
Если неудачу в предварительной фазе эксперимента испытуемый приписывает действию неустойчивых факторов, он, скорее всего, возобновит свои усилия при решении новой задачи в тестовой фазе и, весьма вероятно, следствием будет улучшение рез-тов, а не В. б. И наоборот, если неудача относится на счет действия устойчивых факторов, испытуемые, по-видимому, будут демонстрировать снижение рез-тов в тестовой фазе, что свидетельствует о В. б. Однако остается важное различие между беспомощностью, возникающей в рез-те атрибуций к внутренним факторам, и беспомощностью, возникающей из атрибуций к внешним факторам: внутренние атрибуции неудачи в гораздо большей степени снижают самооценку. И именно снижение самооценки, происходящее в процессе индуцирования беспомощности, приводит к наблюдаемым впоследствии дефицитам в решении задач и в эффективности совладающего поведения.
В конечном итоге, Абрамсон, Селигман и Тисдейл разграничили атрибуции неудачи на "глобальные" и "специфические". Глобальная атрибуция подразумевает высоко генерализованное чувство беспомощности, приводящее к тому, что испытуемый будет демонстрировать ухудшение рез-тов в задачах и ситуациях, существенно отличающихся от той, в к-рой был сформирован негативный опыт. По контрасту с этим, специфическая атрибуция неудачи будет приводить к возникновению чувства беспомощности только в задачах сходного типа.
Уортмен и Динцер подвергли критике эту модифицированную модель, отметив, что она "не обеспечивает четкой основы для предсказания того, когда возникают эффекты фасилитации". Кроме того, в двух эксперим. исслед. обнаружились эффекты фасилитации в условиях, в к-рых, согласно этой модели, ожидалось возникновение наиболее сильных дефицитов.
Нек-рые исследователи выдвинули предположение, что физиолог. особенности возбуждения в фазе индуцирования беспомощности могут обеспечить дополнительную теорет. основу, способствуя разрешению противоречий, существующих в литературе по исслед. животных и людей в данной области. Они обнаружили, что испытуемые, подвергавшиеся неконтролируемой с их стороны аверсивной стимуляции, в сравнении с теми, у кого была возможность контролировать такую стимуляцию, демонстрировали более высокий уровень возбуждения, оцениваемый как по физиолог. показателям, так и по данным самоотчетов.
Среди факторов, предположительно вносящих наибольший вклад в формирование В. б., внимание исследователей привлекли две характеристики личности. Одна из них - генерализованные ожидания, связанные с видами на внутренний/внешний контроль подкрепления. Хирото приводит данные о том, что экстерналы демонстрировали большее ухудшение рез-тов в выполнении заданий после индуцирования беспомощности по сравнению с интерналами. Грегори и др. приводят аргументы в пользу того, что интерналов, вследствие сильной потребности контролировать свое окружение, совершенно сбивает с толку обратная связь, свидетельствующая о недостаточности этого контроля, в то время как экстерналы, к-рые не считают, что они оказывают существенное влияние на происходящие события, оказываются более толерантными и демонстрируют большее хладнокровие в отношении обратной связи о неуспешности этого контроля.
Др. характеристикой личности, к-рой было уделено значительное внимание в литературе о В. б., является депрессия, измеряемая с помощью самооценочной шкалы А. Т. Бека. Селигман и его сотрудники выявили, что страдающие хронической депрессией индивидуумы в лабораторных условиях демонстрируют в выполнении заданий значительные дефициты, сопоставимые с обнаруживаемыми у нормальных недепрессивных испытуемых, находящихся во временном состоянии В. б. Из этих и др. наблюдений Селигман сделал вывод о том, что депрессивные пациенты считают или знают по опыту, что они не могут контролировать те элементы своей жизни, к-рые облегчают страдание, приносят удовлетворение или обеспечивают благополучие, - короче, они считают себя беспомощными.
См. также Тревога, Депрессия
У. Сэмюел


_Г_

Галилеево и аристотелевское мышление (Galilean / Aristotelian thinking)

Два контрастирующих способа научного мышления, или два типа логики, характеризовали развитие науки с древнейших времен - аристотелевский и галилеев. Обычно считается, что первый из них, аристотелевский образ мышления, задержал развитие совр. науки. Заметный прогресс в физике, биологии, а позднее и в психологии наметился только после появления галилеевой логики научного мышления.
Аристотелевский способ научного мышления. В системе мышления Аристотеля особое место отводится "локальному определению" (local determination). Причинность заключена в собственной природе объекта, а не в окружающей среде. Среда служит лишь источником "возмущений", к-рые время от времени изменяют поведение объекта. Кроме того, аристотелевская логика придает главное значение дихотомии, как это имеет место в разграничении небесных и земных процессов, используемых в физике Аристотеля. В психологии подобный подход проявился в виде тенденции к противопоставлению людей, которые рассматривались как нормальные либо анормальные, как умные либо лишенные разума и т. д. Другой особенностью этого способа мышления является его акцент на оценочных понятиях: некоторые формы движения, такие как круговое или прямолинейное, оценивались как "хорошие" или "высшие". В совр. психологии эта особенность находит отражение в тенденции проводить границу между нормальным и патологическим поведением.
Галилеев способ научного мышления. В отличие от аристотелевской галилеева научная логика подчеркивает интерактивную природу объекта и его среды. Для физиков, мыслящих в галилеевой парадигме, причина поведения объекта заключена не в его предрасположениях, а в функциональных отношениях этих предрасположений и окружающей среды. Галилеева логика требует рассматривать поведение объектов и людей как ситуационно-специфичное. Согласно этой логике, первейшей задачей является изучение условий, при которых происходят определенные события или действия. Кроме того, эта форма логики подчеркивает непрерывный характер переменных и является безоценочной. Люди не делятся на два типа: нормальных и анормальных; скорее существуют степени нормальности, так же как существуют уровни интеллекта.
См. также Философия науки
М. Гринберг

Галлюцинации (hallucinations)

Г. традиционно определяется как ложное сенсорное впечатление. Слово "ложное" в этом определении указывает на отсутствие внешнего набора референтов, к-рые объясняли и подтверждали бы стороннему наблюдателю описание события индивидуумом. Сновидение рассматривается нек-рыми как общеизвестный пример галлюцинаторного опыта, сопровождающегося при засыпании у нек-рых людей гипнагогическими Г., а при пробуждении - гипнопомпическими Г.
По различным оценкам, от 1/8 до 2/3 нормальной популяции имеют Г. при пробуждении. Это явление обнаруживается тем чаще, чем шире оно исследуется, причем тактильные Г. регистрируются значительно чаще, чем слуховые. Наличие Г. совсем не обязательно указывает на психопатологию. Поузи и Лош доказали это на основе данных интервью и результатов MMPI, взяв в качестве испытуемых 375 студентов своего колледжа. Эти авторы обнаружили, что наиболее частые слуховые Г. представлены случаями, когда находящийся в одиночестве человек слышит голос, зовущий его по имени (36%), и когда человек слышит свои собственные мысли, как если бы они произносились вслух (39%).
У детей дошкольного возраста Г. могут быть составной частью нормального развития. Шрейер и Либоу установили, что дети в возрасте от 2 до 5 лет, имевшие фобические Г., отличались ровным, веселым настроением и независимостью.
У большинства нормальных людей и психич. больных типичная картина фаз развития Г. состоит из: а) реакции испуга при столкновении с конкретным сенсорным впечатлением, б) организации (совладания) и в) стабилизации.
Распространенность, характер и частота переживания Г., по-видимому, опосредуются культурой. Среди культурных групп стран третьего мира - в особенности населения африканских, западно-индийских и южно-азиатских стран - Г. встречаются чаще, чем у жителей промышленно развитых стран. В США афро- и испано-американцы сообщают чаще о слуховых Г., чем белые американцы, что ведет к повышенному риску постановки ошибочного психопатологического диагноза. Судя по опубликованным данным, говорить о гендерных различиях нет оснований.
В отношении непсихиатрических популяций известно, что вызывающими Г. факторами являются: а) истощение организма, как на последней стадии цикла ОАС (общего адаптационного синдрома); б) лишение сна; в) соц. изоляция и отвержение; г) тяжелая реактивная депрессия; д) ампутация конечностей, как при восприятии фантомной конечности с кинестетическими ощущениями; е) медикаментозное лечение и ж) вторичные последствия интоксикации, вызванной галлюциногенами (напр., ЛСД, мескалином, псилоцибином) и др. наркотическими веществами (напр., морфином, героином, кокаином). Такая тактильная Г., как ползущие по телу (под кожей) мурашки, может, к примеру, переживаться лицами, употребляющими кокаин.
При органических мозговых синдромах Г. могут вызываться множеством факторов, включая: а) делирий; б) опухоли, сопровождаемые повышением внутричерепного давления; в) поражение височной доли мозга; г) нек-рые виды припадков (приступов); д) алкогольные энцефалопатии; е) ушибы головы, как в случае посткоматозных состояний и дезориентации; и ж) раздражение различных сенсорных путей, таких как проходящие через височные доли волокна зрительного тракта, при раздражении к-рых возникают микроптические Г., или обонятельный тракт, раздражение к-рого вызывает Г. характерных запахов, напр., горелой резины.
Не все Г., вызываемые органическими поражениями мозга, представляют собой восприятие др. реальности. При органическом галлюцинозе, напр., Г. (обычно слуховые) могут возникать в состоянии полной ясности сознания и ориентации в происходящем. В случае микроптических Г. больной с органическим поражением мозга знает, что миниатюрные фигуры не являются реальными; такие Г. не связаны с бредом.
То, что поражение головного мозга может являться причиной нек-рых Г., подтверждается данными исслед. латерализации. Чаморро с соавторами описали случай 41-летней женщины с подкорковым инсультом, испытывавшей при проявлении похмельного синдрома зрительные Г., ограниченные правой частью пространства. Де Морсье сообщил о зрительных Г., локализованных в левой половине зрительного поля, у больного с сенсомоторным гемипарезом. Хан, Кларк и Ойбоуд сообщили о 72-летней женщине, страдавшей унилатеральными слуховыми Г., связанными с глухотой на это же ухо, к-рые исчезали при использовании слухового аппарата. Танабе с соавторами описали случай вербальных Г., слышимых правым ухом, к-рые сочетались с флюентной афазией и инсультом в области верхней височной извилины коры левого полушария. Другие исслед., поддерживающие объяснение Г. поражениями представлены в табл. 1.

Таблица 1. Галлюцинации, коррелирующие с поражениями головного мозга

Слуховые галлюцинации
Сниженная активность МАО тромбоцитов (Schildkraut et al., 1980)
Гипотиреоидизм (Pearce & Walbridge, 1991)
Болезнь Альцгеймера (Burns, Jacoby, & Levy, 1990)
Атрофия верхней височной извилины коры левого полушария (Barta et al., 1990)
Зрительные галлюцинации
Сосудистая недостаточность височно-теменно-затылочных областей (Schneider & Crosby, 1980)
Правостороннее поражение промежуточного мозга (DeMorsier, 1969)
Подкорковый инфаркт, прерывающий стриато-кортикальные проводящие пути (Chamorro et al., 1990)
Закупорка передней мозговой артерии (Nakajima, 1991)
Тактильные и прочие галлюцинации
Педункулярный галлюциноз, связанный с парамедиальным таламическим нарушением (Feinberg & Rapcsak, 1989)
Стереогностические галлюцинации и гаптические ощущения, связанные с бипариетальными поражениями (Stacy, 1987)

Большие психотические расстройства нередко сопровождаются Г. Яркие, живые Г. могут наблюдаться при всех формах шизофрении. С Г. сталкиваются и в случаях аффективных расстройств. При большой депрессии, напр., клиницист, проводящий обследование в соответствии с DSM, должен установить, согласуются ли описанные Г. с настроением больного или нет. Шизоаффективный психоз - как своего рода соединение расстройства мышления и аффективного психоза - часто имеет в качестве сопутствующего признака Г.
В качестве примера ранних исслед., построенных на предположении, что различные психич. состояния связаны с разными типами Г., можно привести исслед. Элперта и Силверса. Было обследовано в общей сложности 80 стационарных больных, часть к-рых страдала алкоголизмом, а часть - шизофренией, причем у всех у них были Г. Были обнаружены следующие различия в Г. У алкоголиков: а) появление Г. отмечалось на сравнительно ранних стадиях болезни; б) слуховые Г. состояли из неречевых звуков или неразборчивых голосов; в) воспринимаемый источник находился вне тела больного; г) систематическая зрительная стимуляция снижала частоту Г.; д) возбуждение повышало частоту Г.; е) бред редко сопровождал Г.; ж) отмечалось сильное желание обсуждать (галлюцинаторный) опыт. В отличие от алкоголиков у больных шизофренией: а) появление Г. отмечалось на более поздних стадиях болезни; б) голоса были обычно отчетливыми и разборчивыми; в) Г. воспринимались как возникающие внутри тела; г) и д) систематическая зрительная стимуляция и возбуждение не вызывали изменений частоты Г.; е) эпизоды бреда были более частыми; ж) отмечалось нежелание делиться своим галлюцинаторным опытом.
Г. могут вызываться множественными или слабо связанными событиями. Тактильные (гаптические) Г. могут быть вторичными по отношению к шизофрении, синдрому отмены алкоголя или наркотической интоксикации. Обонятельные и вкусовые Г. часто переживаются вместе с такими состояниями, как височная эпилепсия и шизофрения. Рефлекторные (отраженные) Г. возникают в сфере одного анализатора при действии раздражителя на др. анализатор (напр., зубная боль, провоцирующая слуховую Г. у больного шизофренией). Наконец, кинестетические Г. включают ощущение измененных состояний органов тела, когда этот опыт невозможно объяснить никаким рецепторным аппаратом. Эти Г. обнаруживаются у больных, страдающих психозами, и больных с органическими мозговыми синдромами (напр., ощущение жжения в мозгу, вызванное шизофренией или тяжелой депрессией). Синдром таламической боли тж может являться причиной такого ощущения.
И в нормальной и в психиатрической популяциях Г. могут выполнять адаптивную функцию. 30 пациентов Бенджамина, страдающих психич. расстройствами, сообщали о цельной, гармоничной и взаимодополняющей связи со своими слуховыми Г.
Г. являются универсальными и адаптивными и встречаются как у тех, кого считают психически нормальными, так и у всех категорий психически больных людей. Специалисты не оставляют попыток дать теорет. объяснение этиологии (напр., объяснение Г., связанных с мозговым инсультом, отключением тормозящих нейронных механизмов). Психол. объяснения столь же правомерны (напр., предположение, что Г. отображают внутриличностную и межличностную динамику, помогая индивидууму приспособиться к меняющемуся и часто угрожающему окружению). Созданию как неврологических, так и психол. теорий мешает отсутствие прямых методов измерения Г.
Терапевтические вмешательства варьируют от ожидания спонтанного выздоровления до инвазивной лекарственной терапии, к-рая нередко сама вызывает Г. как токсический побочный эффект. Определенный интерес вызвало применение методов когнитивно-поведенческой терапии (табл. 2). Количество исслед. этой области челов. поведения увеличивается в силу усилившегося интереса к измененным состояниям сознания.

Таблица 2. Уменьшение слуховых галлюцинаций
Метод
Состояние
Источник
Релаксационные магнитофонные записи
Шизофрения
Hustig et al. (1990)
Стимулирующие магнитофонные записи
Шизофрения
Hustig et al. (1990)
Повышение уровней шума окружающей среды (с помощью слухового аппарата)
Тревога и депрессия
Fenton and McRae (1989)
Методика "остановись и назови" (stop-and-name technique) (с перекрытым слуховым входом через ухо)
Шизофрения
Birchwood (1986)
Переключение (концентрация на визуальном стимуле)
Непрерывнотекущая шизофрения
Heilbron et al.(1986)
Блокировка (повторение слов, игнорируя последующие слова)
Реактивная шизофрения
Heilbron et al.(1986)
Стратегии отвлечения внимания
Шизофрения
Allen et al. (1985)
Терапия насыщением (пролонгированное подвергание воздействию голоса)
Навязчивые мысли
Glaister (1985)
X. В. Холл

Галлюциногены (hallucinogenic drugs)

Вещества, вызывающие галлюцинации, известны человечеству на протяжении столетий. Большинство из них использовалось в связи с религиозными церемониями или специфическими культурными событиями; злоупотребление ими порицалось. Г. по определению обладают способностью вызывать галлюцинации (чувственное восприятие в отсутствие внешних раздражителей). Однако большинство Г. оказывают такой эффект лишь в весьма высоких дозах, что, в свою очередь, вызывает такие неприятные физ. и эмоциональные побочные эффекты, как тошнота и паника. В этой связи нек-рые авторы считают термин "психотомиметики" (букв. "имитирующие психоз") более подходящим для обозначения этого класса веществ, имея в виду вызываемые ими поведенческие и эмоциональные изменения.
Хотя существенные поведенческие и эмоциональные изменения действительно имеют место, столь же верно и то, что важным различием между истинным психотическим и спровоцированным психотомиметиками состоянием является способность индивидуума под действием Г. отличать реальное от нереального. Кроме того, большинство этих препаратов вызывают нек-рые из когнитивных, эмоциональных, личностных и перцептивных изменений, связанных с психотическим восприятием. Поэтому третья группа экспертов считает более правильным использование для обозначения этих веществ термина "психоделический" или "расширяющий сознание". Эти авторы утверждают, что в большинстве случаев такие препараты принимаются не ради их галлюцинаторного эффекта и, разумеется, не в связи с их способностью вызывать психотическое состояние, а с тем, чтобы создать состояние расширенного восприятия, в к-ром становится возможным увидеть вещи в иной перспективе или пережить нечто, ранее незнакомое индивидууму. В настоящей статье для обозначения этого класса препаратов термины "галлюциногенный", "психотомиметический" и "психоделический" используются как взаимозаменяемые.
Хим. и фармакологические классификационные системы Г. тж являются предметом споров. Р. Джулиан предлагает разделение, основанное на принципе наибольшего воздействия препарата на определенную нейрохимическую систему: ацетилхолиновые психоделики (атропин, скополамин, малатион), норэпинефриновые психоделики (мескалин, СТП) и серотониновые психоделики (ЛСД, диметилтриптамин, псилоцибин).
Нек-рые авторы относят тж амфетамины к категории психотомиметических средств. Такая классиф. препаратов, иначе называемых стимуляторами ЦНС, определяется их способностью вызывать реакции, весьма сходные с проявлениями развернутого параноидного психоза, когда препарат используется продолжительное время в высоких дозах.
Наконец, марихуана классифицируется по-разному, что обусловлено оказываемыми ею различными эффектами. В зависимости от дозировки марихуана является слабым снотворным или седативным средством. В более высоких дозах активный компонент тетрагидроканнабинол способен вызывать психоделический эффект, сходный с таковым при приеме ЛСД. Гашиш - вещество с высокой концентрацией конопляной смолы - в особенности способен вызывать эти психоделические эффекты. Точная фармакодинамика тетрагидроканнабинола в настоящее время неизвестна.
Авторитетные специалисты в этой области обычно соглашаются с тем, что эффекты, вызываемые Г., весьма разнообразны, в зависимости от типа и количества препарата. Однако разнообразие воздействий объясняется тж психич. состоянием индивидуума в момент приема препарата, его знакомством с эффектом, вызываемым этим и аналогичными препаратами, а тж актуальным окружением, в к-ром он принимает препарат.
Г. обычно поступают в организм при оральном приеме, парентеральное введение используется редко. Каннабиоиды обычно вводятся при курении, что приводит к быстрому их поступлению в кровоток через легкие. Эффект обычно наступает в пределах 5 мин. При оральном поступлении каннабиоидов или др. психоделических средств субъективное ощущение эффекта наступает примерно через 30 мин. Длительность действия препарата различна в зависимости от его дозы и типа. Эффект у каннабиоидов несколько более кратковременный (примерно 3 ч), в то время как действие таких средств, как ЛСД, обычно продолжается 12 ч и более.
Психотические реакции - лишь одна из проблем, вызываемых группой сильных Г. Люди, принимающие эти препараты, в особенности ЛСД, сообщают о повторных вспышках психотических переживаний вне приема препарата ("флэшбек"). Пусковыми фактором для появления флэшбек могут быть др. психоактивные вещества, алкоголь и стрессовые ситуации, но иногда они возникают и без видимой причины.
И наконец, осторожное отношение к этой группе веществ диктуется тем, что они вызывают комбинацию сенсорных и эмоциональных нарушений. Может возникнуть то состояние, к-рое наркоманы называют "скверным путешествием", сопровождающееся искажением восприятия, паникой и поведением, к-рое может иметь фатальные последствия.
В основном эти разнообразные неблагоприятные реакции на Г. стали причиной того, что их перестали использовать как вспомогательное средство при проведении психотер.
См. также Амфетаминовые эффекты, Химическая стимуляция мозга, Марихуана, Нейрохимия, Психофармакология, Стимуляторы
Р. Каппенберг

Гандикап (handicaps)

Г. представляет собой состояние, при к-ром сочетание физ., умственных, психол. и/или соц. качеств или процессов затрудняет приспособление человека, не позволяя ему достичь оптимального уровня развития и функционирования. Полезно отличать инвалидность - физ. или психич. дефект, нарушающий функционирование индивидуума, от Г. - определенного комплекса соц. и психол. реакций на это состояние. К сожалению, в литературе во мн. случаях это различение не используется и два термина употребляются как взаимозаменяемые. Мы проводим такое разграничение и делаем акцент на том, что инвалидность не обязательно включает в себя Г.
Два осн. подхода к концептуализации Г. иллюстрируют сложность превращения инвалидности в Г. Господствующий подход использует понятие болезни для объяснения индивидуальных различий или отклонений, характеризующих инвалидность. Инвалидность представляется негативной особенностью, к-рая отдаляет инвалида от "нормальных" людей и требует таких медицински ориентированных вмешательств, как диагностика и лечение.
На настоящий момент эта мед. ориентация доминирует в сфере здравоохранения и гос. политике. Др. параметрами, важными для классиф. инвалидизирующих состояний, являются степень тяжести, а тж признание сосуществования этих состояний, что отражено в понятии множественно инвалидизированного индивидуума. Далее, областью, в к-рой Г. находит свое отражение в классификационной схеме, является образование, где имеется понятие образовательного Г. - состояния, к-рое негативно сказывается на школьной успеваемости. Каждое из таких состояний нарушает или ограничивает функционирование человека и потенциально угрожает его развитию и адапт.
При альтернативном подходе к концептуализации Г. он рассматривается как соц. конструкция, а не как свойство, присущее инвалиду. Нетти Бартель и Сэмюель Гаскин так излагают сущность этого подхода: "Г. - это соц. состояние, состояние, созданное об-вом. Физ. или поведенческие особенности чел. становятся Г. лишь до той степени, в к-рой об-во, др. люди или сам чел. считают их выделяющимися и нежелательными... В результате такого соц. определения возникает характерная обстановка и стиль поведения, к-рые последовательно все больше и больше отдаляют чел. от нормального стиля жизни и, с течением времени, убеждают всех имеющих к этому отношение в его действительной неполноценности."
Концепция Г. как соц. конструкции подразумевает проведение параллели между лицами с Г. и др. меньшинствами или социально обделенными группами. "Гандикапизм" - предрассудки по отношению к инвалидам и лицам с к.-л. отклонениями от нормы - становится, т. о., разновидностью расовых и гендерных предрассудков, существующей в нашем об-ве как в открытых, индивидуальных и институциональных, так и в скрытых формах.
Движение за гражд. права способствовало повышению осознания наличия этой проблемы и ответственности об-ва за инвалидов. Ряд законодательных и судебных решений продвинули наше об-во в направлении более гуманных и плюралистических подходов к ним. Закон о реабилитации от 1973 г. (Rehabilitation Act of 1973) и Закон об образовании для всех детей-инвалидов (Education for All Handicapped Children Act) отражают этот важный прорыв к обеспечению образовательных, гражд. и челов. прав для инвалидов, в рамках к-рого определены обязательства государства - гаранта их психол. и физ. благополучия. Основу этого подхода составляют, в частности, такие концепции и политические стратегии, как деинституционализация, интеграция в об-во и нормализация. Деинституционализация представляет собой стратегию "перевода" инвалидов из институциональной и сегрегирующей среды в здоровую среду с обеспечением удовлетворения их специфических нужд в открытом об-ве. Это предполагает интеграцию инвалидов в минимально ограничивающую обстановку, повышающую для них возможность оптимального, нормализованного развития.
Д. Л. Вертлиб

Гарантированность работы (job security)

Нек-рые теоретики, напр. А. Маслоу, выделяли Г. р. в качестве одного из осн. компонентов профессиональных аттитюдов и интересов работников. Угрозы Г. р. могут возникать либо вследствие действия экономических факторов, к-рые ведут к снижению спроса на рабочую силу, либо в результате решения работодателя уволить работника за плохо выполненную работу, невыполнение работы или по др. причинам подобного рода. Против каждой из этих угроз существует множество способов защиты. Профсоюзы возглавили движение за выработку процедур разрешения трудовых конфликтов и использование третейского суда в целях защиты работников от увольнений по причинам, к-рые нельзя считать обоснованными, т. е. от произвольных увольнений, не вызванных ни экономическими, ни производственными причинами. Правила, касающиеся сроков трудового найма, индивидуальные трудовые контракты, положения о гос. гражд. службе и различные законы, препятствующие дискриминации по расовым, возрастным, половым, религиозным, национальным признакам, а тж на основании членства в профсоюзе, - все это дополнительно ограничивает права работодателей при увольнении работников.
Экономические угрозы Г. р. могут вести либо к временной потере работы, либо к приостановке деятельности предприятия в результате спада деловой активности, либо к постоянной или полной потере работы. Защитить работника от потери работы по экономическим причинам труднее, чем защитить его от незаконных увольнений. Среди наиболее распространенных способов защиты - учет трудового стажа работника. Нек-рые компании и профсоюзы ввели в результате договоренности или административным порядком практику перераспределения работы, при к-рой они урезают рабочие часы, вместо того чтобы отправлять работников в вынужденный отпуск вследствие приостановки деятельности предприятия. Др. работодатели участвуют в программах планирования челов. ресурсов, организуя работу и распределяя ее т. о., чтобы свести к минимуму незанятость работников.
Наконец, был разработан ряд компенсационных программ, призванных сократить финансовые потери, связанные с утратой работы. Несмотря на это, угроза потери работы влечет за собой серьезные экономические затраты и может причинить значительный соц. и психол. ущерб работникам и их семьям в форме стресса, потери самоуважения и повышенного напряжения в семье и в отношениях с окружающими. Поэтому Г. р. остается одной из наиболее актуальных соц. и экономических задач индустриального об-ва.
См. также Практика найма рабочих и служащих
Т. Кочан

Гендерно-ролевой стресс (gender role stress)

Термин "гендер" в настоящее время подвергается переоценке в литературе; термин "роль" не дифференцирует многообразие ожиданий, а "стресс" является настолько неопределенным понятием, что нек-рые психологи предпочитают его не использовать. Термин "гендер" был введен в употребление в поведенческих и соц. науках с целью отличить обозначаемое им понятие от понятия пола. Такое разделение этих понятий возникло в феминистской литературе, чтобы подчеркнуть, что анат. не есть судьба, поскольку пол задается биологически, а гендер создается культурой. "Мужской" и "женский" - пример разграничения по половому признаку, тогда как "маскулинный" и "феминный" - пример гендерного описания. Термин "половая роль" все же иногда используется в психол. литературе как синоним "гендерной роли" в силу сложившейся традиции.
Разнообразные ожидания, связанные с ролями, часто конфликтуют между собой. Антропологи дихотомизировали эти традиционные гендерные роли как роли, совмещенные с природой - для женщин и с культурой - для мужчин, или как роли в области личных, семейных и домашних занятий, предназначенные для женщин, и роли в области общественных и политических занятий, предназначенные для мужчин.
Исслед. стресса обычно включают изучение: а) стрессоров, б) развития стресса, напр. восприятия и переживания опасности или утраты контроля, и в) реакций на стресс, таких как психосоматические заболевания. Как правило, источники стрессоров является внешними, однако люди могут тж создавать их для себя сами. Напр., женщины, занимающие руководящие должности, могут считать, что они должны работать гораздо лучше, чем их коллеги-мужчины. Индивидуальная предрасположенность и когнитивная оценка играют важную роль при определении степени напряженности ситуации. Ситуация, к-рую одни считают потенциально стрессовой, может расцениваться другими как благоприятная. Не все стрессы дисфункциональны. Нек-рые люди нуждаются в стрессовых ситуациях, напр. занимаются альпинизмом или прыгают с парашютом. Стресс тж может быть скрытым и не замечаться наблюдателем или даже оказавшимся под его воздействием человеком.
Г.-р. с. возникает преим. тремя путями. Во-первых, стресс может быть результатом соц. определенных гендерных ролей и связанных с гендером аттитюдов и занятий (напр., достойная и квалифицированная работница не повышается в должности вопреки официально провозглашаемой политике компании). Во-вторых, стресс может возникать вследствие нарушений соц. определенных гендерных ролей. Традиционные половые и гендерные различия осн. на дихотомии мужчин и женщин в типовых взаимоотношениях как единственно приемлемой соц. нормы. За нарушение этой нормы следуют негативные санкции. Традиционные понятия гендерных ролей оказываются слишком ригидными и узкими в условиях существования мн. вариаций в челов. взаимоотношениях. Напр., высокий процент самоубийств и суицидальных попыток среди лесбиянок в США, вероятно, является следствием их неспособности справиться с отрицательными аттитюдами и отчаянием. Третья причина стресса проистекает из двусмысленностей, обнаруживаемых в самом определении гендерных ролей, к-рые не являются статичными. Понятие семьи геев или лесбиянок для многих представляет собой проблему из-за предрасположенности об-ва рассматривать семейные отношения в аспекте деторождения, пола и власти.
Анализ ролевого стресса может фокусироваться на одной или неск. группах переменных и осуществляться в контексте трех параллельных, но взаимосвязанных систем: а) физиологической, б) психологической и в) социальной. Из множества возможных компонентов и субкомпонентов соц. системы здесь будут частично и кратко рассмотрены только пять: а) соц. ин-ты (работа и сфера занятости, семья), б) соц. связи, в) соц. стадии, или жизненный цикл, г) соц. образы и идентичность, и д) соц. изменения.
Гендерно-ролевой стресс у женщин
Физиологическая и психологическая системы. Физиолог. и психол. воздействие стресса на мужчин и женщин различно. Хотя процентное соотношение психич. расстройств среди мужчин и женщин практически одинаковое имеются значительные гендерные различия в типах расстройств. Женщины имеют более высокие показатели депрессии, фобий, а тж обсессивных и компульсивных расстройств. Это может быть объяснено различными жизненными ситуациями, с к-рыми сталкиваются женщины, постановкой диагноза врачами-мужчинами и готовностью женщин говорить о своих проблемах и обращаться за помощью.
Социальные системы. Работа и семья - две осн. сферы деятельности всех мужчин и женщин. Исторически, за исключением периода Второй мировой войны, большая часть женщин была вынуждена осваивать предопределяемые гендером профессии и работать в традиционных для женщин сферах. Женщины зарабатывают меньше мужчин, и для них существует т. н. "стеклянный потолок". Труд женщин зачастую меньше ценится. Исторически заслуги женщин в области иск-ва и науки нередко игнорировались или присваивались мужчинами.
Половая дискриминация глубоко укоренилась в сфере труда, начиная с объявлений о вакансиях и заканчивая пенсионным обеспечением. Сексуальные домогательства на рабочем месте являются типичной ситуацией для женщин.
Дом и место работы оказались разделенными в результате промышленной революции. Мужчины уходили из домов работать на фабрики, в шахты и офисы, а женщины оставались дома. Даже с ростом числа работающих женщин домашний труд по-прежнему остается преим. уделом женщин. Женщины, пытающиеся управляться со своими обязанностями и дома и на работе, сталкиваются с неадекватными льготами по уходу за детьми и отпусками по материнству.
Неравноправие в браке и после развода является еще одним источником стресса. Развод - главное травматическое событие в жизни женщины и осн. фактор феминизации бедноты. Оказавшись в роли единственного родителя, женщины сталкиваются с целым рядом проблем и ограничений. Вследствие предубеждений и дискриминации они испытывают стресс и в др. областях, таких как образование, религия, право и политика.
Угроза насилия означает, что женщины должны ограничивать свою активность и участие в соц. жизни. Изнасилование на свиданиях, супружеское насилование, сексуальное развращение девочек, сексуальные домогательства на работе, непристойные телефонные звонки, жестокое обращение супруга и др. формы насилия - все это проблемы, с к-рыми сталкиваются женщины.
Женщины испытывают стресс на всем протяжении их жизненного цикла. Стресс, связанный с менструацией и менопаузой, знач. варьирует в зависимости от индивидуальных и культурных различий. Женщины сталкиваются с дополнительными источниками стресса во взрослой жизни, включ. беременность, рождение ребенка, материнство и синдром опустевшего гнезда.
В отличие от мужчины, идентичность к-рого устанавливается через его соц. и профессиональный статус, идентичность женщины, как правило, определяется через ее соотнесение с мужчинами или через ее семейные роли. Ученые, стоящие на позициях феминизма, указывают на то, что идентичность женщины лучше всего описывается как "другая" и через непринадлежность к данному кругу (outsider). В созданном мужчинами языке женщина часто включается в категорию man (англ.: [1] человек; [2] мужчина), к-рая отказывает женщине в ее отдельной идентичности.
Женское тело используется в качестве объекта сексуального вожделения для лучшей продажи потребительских товаров и пр-ва порнографической продукции. Существует множество действий, связанных с женским телом и ограничивающих его движения, напр. связывание ступней у девочек в Китае.
Важные соц. изменения привели к возникновению двойственности и неопределенности в трактовке гендерных ролей и различным типам стресса. Напр., признание того, что женщина может делать профессиональную карьеру, обозначило необходимость в обеспечении льгот по уходу за детьми. Мн. матери испытывают чувство вины, оставляя детей на попечении др. человека. Включение в профессиональную деятельность поставило перед мн. женщинами дилемму - заводить ли им детей, пока они еще способны к этому биологически, или делать профессиональную карьеру. Требования со стороны женщин равноправия и равных возможностей не могут сдвинуть дело с мертвой точки.
Проблема абортов оказывается одним из серьезнейших источников стресса из-за ее тесной связи с проблемами соблюдения гражд. прав женщины, права на собственное тело и др. затрагивающих челов. жизнь и челов. права этических проблем. Введение статьи об абортах в Американский гражданский кодекс (RU 486) стало "успокоительной пилюлей" в установлении более гибкой политики в отношении проблемы абортов и приведении ее в большее соответствие с междунар. стандартами.
Гендерно-ролевой стресс у мужчин
Физиологическая и психологическая системы. Наиболее распространенным последствием стресса для мужчин являются сердечно-сосудистые заболевания. По сравнению с женщинами мужчины имеют более высокие показатели алкогольной и иных наркотических зависимостей. В отличие от женщин, склонных обращаться за помощью во время стресса, мужчины стремятся справляться со своим стрессом сами либо вообще ничего не предпринимают.
Социальные системы. Профессия обычно является центром средоточия видов трудовой активности мужчин, удерживая лидирующее положение среди всех др. ролей. Профессиональные роли и семейные роли мужчин настолько широко разделены, что в данных переписи нет сколько-нибудь сопоставимых цифр для сравнения числа "работающих отцов" и "работающих матерей". Вследствие этой центральной позиции профессиональной деятельности связанные с работой роли составляют осн. источник стресса для мужчин.
Семейные роли оказываются важными для мужчин, на к-рых традиционно возлагаются ожидания как на осн. кормильцев, зачастую являющихся единственным финансовым источником для семьи. Супружество и развод вызывают у мужчин др. типы стресса, нежели у женщин. После развода мужчины сталкиваются с такими проблемами, как уменьшение соц. сети, посещение детей и необходимость оказания им денежной помощи. Поскольку после развода дети обычно остаются у матерей, мужчины зачастую чувствуют себя посторонними или чужими своим детям.
Соц. контакты и дружеские отношения мужчин в основном связаны с их работой, спортом или увлечениями. В результате у мужчин обычно неск. хороших друзей, при этом мужья чаще считают своих жен близкими друзьями, нежели жены своих мужей. От мужчин ожидают принятия активной или агрессивной роли в отношениях с женщинами, к-рая сопряжена с риском получения отказа или неудачи. Мужчины неохотно идут на откровенное и открытое общение по поводу своих личных проблем, ограничивая тем самым свой репертуар стратегий совладания со стрессом. Поощряемый в мужчинах с детства дух соперничества находит свое отражение во мн. жизненных сферах. Соперничество принимает различные формы, и победа может стать для мужчины самым главным в жизни. В прошлом мужчины соперничали в своей профессиональной деятельности с др. мужчинами. Сейчас женщины тж составляют им конкуренцию в профессиональной деятельности, традиционно считающейся мужской.
Мужчины проходят через меньшее количество четко дифференцированных стадий биолог. и соц. изменений, чем женщины. Они подвергаются стрессу на стадиях юношества, супружества, отцовства, отхода от дел. Мужчины мечтают о выходе на пенсию, однако многие, оказавшись не у дел, чувствуют себя бесполезными.
Соц. образ мужчины рисует его сильным, немногословным, энергичным, ориентированным на соперничество и контролирующим свои эмоции. С др. стороны, мужчин критикуют за их агрессивность, склонность к насилию, неразговорчивость, грубость, неумение выражать свои чувства и недостаточную способность к состраданию. Такие конфликтующие ожидания создают источник стресса для мужчин.
Соц. изменения вносят двойственность и неопределенность в соц. роли, особенно в гендерные роли. Кризис маскулинности существует вследствие неспособности мужчин к переопределению маскулинности в терминах, приемлемых как для мужчин, так и для женщин. Мужчины чувствуют угрозу со стороны изменения норм сексуальности и считают такое изменение неадекватным. Однако эти изменения не обязательно порождают стресс. Напр., такие организации, как Национальная организация мужчин против сексизма (National Organization for Men Against Sexism), свидетельствуют о положительной реакции на феминистское движение и признании необходимости перемен.
См. также Кросс-культурная психология, Культурный детерминизм, Развитие на протяжении жизни, Половые роли, Социальное равенство, Социальное влияние, Последствия стресса
С. Р. Соннад

Генерализация раздражителя (stimulus generalization)

Как следует из самого названия, Г. р. относится к способности реакции, предварительно выработанной на специфический раздражитель, вызываться впоследствии др., сходными с ним раздражителями. И. П. Павлов впервые продемонстрировал этот феномен в лабораторных экспериментах с собаками. После предъявления собаке серии сочетаний между раздражителем и реакцией, напр. звуковым сигналом и пищевым подкреплением, ей предъявлялся раздражитель сходного характера, однако неск. отличавшийся от первоначального звука, без последующего подкрепления. Эта процедура привела к установлению ныне хорошо известного градиента генерализации возбуждающего раздражителя (excitatory gradient of generalization), согласно к-рому интенсивность реакции животного на проверочный раздражитель прямо пропорциональна его сходству с обучающим раздражителем.
Павлов придавал большое значение Г. р. Он считал ее одним из решающих условий выживания. Распространение реакции на отличающиеся от исходного раздражители позволяет животным компенсировать нестабильность среды обитания. Этот ранний акцент на адаптивной ценности Г. р. привел последующих теоретиков к ее трактовке как базисного и несводимого к другим процесса научения. Однако впоследствии др. психологи выразили сомнение в правильности такого взгляда на генерализацию. По их мнению, генерализация является артефактом процесса дифференцировки или, иначе, дискриминации.
Теория научения дискриминации Спенса (Spence's theory discrimination learning) - наиболее известная ил. этого первого подхода. Она осн. на идее, что возбуждение (тенденция реагировать) развивается на раздражитель, сочетаемый с подкреплением, и что это возбуждение распространяется на сходные раздражители.
Лешли и Уэйд предложили диаметрально противоположную подходу Халла - Спенса т. зр. на генерализацию. Лешли и Уэйд утверждают, что раздражитель приобретает контроль над реакцией лишь в том случае, если этот раздражитель контрастирует с др. раздражителем. Чаще всего перед проверкой на генерализацию животные испытывают воздействие одного обучающего раздражителя. Поскольку этот обучающий раздражитель репрезентирует лишь одно значение на существующем континууме раздражителей, животное не обнаруживает различий между обучающим и проверяющим раздражителем. Неудача в дискриминации между ними приводит к возникновению градиента генерализации.
Несмотря на существование многочисленных свидетельств, противоречащих гипотезе неудачи в дискриминации, предпринимаются попытки согласовать эти две интерпретации.
Недавно появилось когнитивное объяснение Г. р., конкурирующее с этими более ранними интерпретациями. Этот подход рассматривает Г. р. как частный случай классиф. стимулов. Организм классифицирует незначительно отличающиеся друг от друга события как эквивалентные и реагирует на них исходя не из их специфичности, а из их принадлежности к определенному классу.
См. также Классическое обусловливание
Э. Рикерт

Генетика поведения (behavioral genetics)

Г. п. есть не что иное, как приложение генетических принципов и законов к изучению поведенческих переменных. Интеллект, личность и психол. аномалии составляют три осн. области исслед. в психологии, где нашли широкое применение методы Г. п. По существу, Г. п. - это подраздел биометрической генетики, к-рая изучает приложение законов Менделя к полигенной наследственности. Долгое время ошибочно считалось, что эти законы можно применять лишь к моногенно наследуемым признакам; однако биометрическая генетика распространила их действие и на те признаки, экспрессия к-рых детерминируется двумя и более генами.
Одиночный ген дает начало, но сути дела, одному из двух фенотипических проявлений контролируемого им признака - напр., высокий/низкий стебель, красные/белые цветки, крупные/мелкие семена. Если же признак детерминирован более чем одним геном, множество его фенотипических проявлений образует континуум, все более приближающийся к нормальному распределению по мере увеличения количества генов, участвующих в контроле данного признака.
"Многофакторная гипотеза" характеризуется двумя принципиальными положениями: а) определяющие факторы (или гены) наследуются в соответствии с менделевской моделью; б) воздействия этих факторов на наблюдаемый признак примерно одинаковы по силе, добавляются одно к другому и достаточно слабы по сравнению с ненаследуемой - или, по крайней мере, общей - изменчивостью (дисперсией), так что их дискретность становится неразличимой в фенотипическом распределении. Т. о., за плавной, непрерывной фенотипической изменчивостью может стоять прерывистая, скачкообразная изменчивость генотипа. Безусловно, постулирование этих многофакторных, или полигенных, систем таит в себе определенную опасность. Гены-конституэнты, постулируемые при полигенном расщеплении, по своим эффектам настолько сходны между собой и настолько трудноотличимы от ненаследуемых факторов, что крайне сложно идентифицировать каждый из них в рамках установленных систем. Соответственно чрезвычайно трудно, а может быть и невозможно, отследить такие гены с помощью простого менделевского метода, к-рый не дает ответа на вопрос об их отношении к определенным хромосомам и поэтому ограничивается менделирующей наследственностью.
Бытует мнение, что осн. целью Г. п. является установление наследуемости определенных черт. Однако это не так. Генетики, работающие в этой области, считают свой метод ключом к разгадке генотип-средовой структуры поведения и проявляют не меньший интерес к средовым факторам и их вкладу в построение поведения, чем к факторам наследственности. Кроме того, они раскладывают генетическую изменчивость (дисперсию) на такие отдельные компоненты, как аддитивная генетическая дисперсия, эффекты доминантности, эффекты, обусловленные ассортативным скрещиванием, и эффекты, обусловленные эпистазом. Слишком хорошо известно, что доминантно рецессивная природа наследственности нуждается в тщательном и всестороннем исслед. Ассортативное скрещивание попросту означает, что система скрещиваний не носит характера панмиксии (случайного подбора пар): образование пар осуществляется либо по типу подбора подобного к подобному (позитивное ассортативное скрещивание), либо по типу подбора неподобных друг другу (негативное ассортативное скрещивание). У людей практически все модели образования пар можно отнести либо к ассортативным, либо к панмиктическим; негативные ассортативные браки встречаются крайне редко. Что касается эпистаза, то его можно охарактеризовать как неаддитивную генетическую дисперсию, обусловленную взаимодействием разных локусов гена.
Обычно генетики рассматривают тж взаимодействие наследственности и среды, тщательно разграничивая два типа такого взаимодействия. Первый тип можно назвать статистическим взаимодействием, суть к-рого в том, что различные генотипы могут давать различные фенотипические проявления при одинаковом средовом воздействии. Если, к примеру, какое-то отдельное изменение среды повышает IQ каждого генотипа на равное количество пунктов, говорят об аддитивном средовом эффекте. Если же одни генотипы прибавляют по 20 или 10 пунктов, а другие не прибавляют совсем ничего, мы говорим о взаимодействии средовых изменений с генотипами, вызывающем различные фенотипические эффекты у разных генотипов.

<<

стр. 2
(всего 20)

СОДЕРЖАНИЕ

>>