<<

стр. 4
(всего 20)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

Добрачное консультирование (premarital counseling)

Только в самом широком смысле этого термина можно рассматривать Д. к. в качестве "консультирования". Из функций консультирования в нем остаются обсуждение проблем и образовательное вмешательство, имеющее главной целью снабжение жениха и невесты типичными для таких случаев сведениями.
Выдающимся пионером в осуществлении образовательного инструктивного метода подготовки к браку являлся Эрнст Р. Гровс, который в 1924 г. в одном из колледжей Университета Бостона ввел учебный курс под названием "Подготовка к браку и семейной жизни".
Др. событием, оказавшим большое влияние на Д. к., был переход в психологии от строго интрапсихического рассмотрения проблем к расширенному взгляду на межличностные системы и культурные аспекты проблемных ситуаций. Это побудило специалистов в области психич. здоровья и пасторских консультантов начать обращать повышенное внимание на переменные отношений в браке и в процессе подготовки к браку.
Начиная с 1950-х г. "Журнал пасторской психологии" (Journal of pastoral psychology) стал отражать более широкий интерес к аспектам взаимоотношений Д. к., выразившийся в увеличении числа статей по данному предмету. Рост количества курсов по пасторскому консультированию во многих учеб. заведениях США явился дополнительным свидетельством того, что религиозные организации расширяют свое влияние на сферу межличностных отношений.
Благодаря усилиям Службы здравоохранения США, нацеленным на выявление и контроль венерических заболеваний, к проведению добрачного обследования изначально были привлечены профессиональные медики. Хотя большинство физ. осмотров проводились поверхностно и регламентировались (существенно различавшимися) законами штатов, нек-рые врачи ощущали потребность выйти за рамки рутинных процедур и снабдить молодые пары необходимыми сведениями и рекомендациями. Большая часть консультаций, предоставлявшихся врачами, были сосредоточены на вопросах пола и сексуальности.
Накапливается все больше данных, что по крайней мере нек-рые из тех, у кого не сложились отношения в первом браке, строят более конструктивные отношения во втором браке. Проведенное после неудачного брака консультирование может помочь новой супружеской паре избежать тех проблем, которые привели к несостоятельности предшествовавшего брака. От людей, к-рые ранее состояли в браке, тж будут ожидать достижения определенного понимания тех требований, к-рые к ним предъявляет брак, и принятия более разумного подхода к новым отношениям.
В совр. литературе по вопросам Д. к. говорится о том, что брачных и семейных консультантов поощряют помогать намеревающимся вступить в брак реалистично оценить многие из романтических иллюзий и мотивов, связанных с браком. Они могут исследовать соц.-психол. аспекты динамики брака и процесс формирования супружеской привязанности и верности. Кроме того, многими осознается необходимость исследовать причины образования семьи и болезненный процесс разделения и расставания.
См. также Консультирование, Сексуальность человека, Выбор супруга/супруги
Р. Берг

Доверительные границы (confidence limits)

Д. г. имеют отношение к интервальному оцениванию и связаны со стандартными ошибками статистик: выборочных средних, коэффициентов корреляции, предсказанных значений переменной и т. д. При интервальном оценивании главной задачей яв-ся определение такой области значений или такого числового интервала, к-рые позволяют с высокой степенью вероятности предполагать, что истинное значение оцениваемого параметра заключено в их границах. Если применить это понятие к определенной статистике, напр. выборочному среднему, то становится очевидным следующее: независимо от способа выборки и ее размеров, у нас нет никаких оснований рассчитывать на то, что выборочное среднее будет в точности равно генеральному среднему (параметру). Любое выборочное исслед. связано с ошибками выборки вследствие действия случайных факторов, вызывающих флуктуации от выборки к выборке. Отсюда возникает необходимость точно оценить интервал, предположительно включающий истинное среднее. Такое оценивание предполагает выбор уровня достоверности, аналогично тому, как это происходит при проверке гипотезы. Д. г. являются дополнительными величинами относительно уровней значимости, используемых при проверке гипотезы. Выборочное распределение средних принимает вид нормального распределения со средним, равным среднему выборочных средних (X), и со стандартным отклонением (Sm), равным стандартной ошибке среднего. Если число выборок стремится к бесконечности, верны следующие условия:
-1,96 ?m ? - ? +1,96 ?m (95% доверительные границы);
-2,58 ?m ? - ? +2,58 ?m (99% доверительные границы);
-3,29 ?m ? - ? +3,29 ?m (99,9% доверительные границы).
Смысл этих формул заключается в том, что на заданном уровне достоверности построенный интервал будет включать соотв. процент всех возможных средних, нормально распределенных относительно генерального среднего ?.
Д. г. полезны при оценивании интервала, в к-ром на заданном уровне достоверности предположительно лежит "истинное" значение тестового балла, полученного конкретным чел. Выборочная ошибка коэффициента надежности (rit) равна ?e = ?0. Отсюда, напр., 95% Д. г. для "истинного" значения IQ у испытуемого, получившего оценку IQ = 110 по тесту, надежность к-рого равна 0,84, будут соответственно 98 и 122 (при ?0 = 15, ?e = 15 = 6).
Д. г. тж используются в предсказаниях () осн. на критериях заданной степени валидности. Стандартная ошибка, связанная с предсказанным баллом (), есть не что иное, как стандартная ошибка оценки (?у, х).
П. Ф. Меренда

Дома "на полпути" (halfway houses)

Дома "на полпути" (ДП) представляют собой небольшие групп. жилища, предоставляемые выписанным из психиатрического стационара пациентам на переходном периоде их приспособления к самостоятельной жизни в об-ве. ДП различаются между собой по локализации, размеру, назначению и контингенту больных. Однако большинство из них располагается в населенной зоне, вмещает 15-30 жильцов, служит переходной инстанцией между психиатрическим стационаром и средой здорового проживания и выполняет функцию осн., хотя и временного места жительства пациентов. Большинство ДП предоставляется пациентам с диагнозом наркомании, с наличием психич. расстройств и проблем, вызванных антисоциальным поведением. Хотя ДП первоначально имели целью заполнение пустоты между психиатрической больницей и здоровой средой проживания, мн. из них сейчас служат источником поступления пациентов в стационары.
Неск. факторов способствовали развитию движения ДП. Произошел переход от длительного содержания больных в психиатрических стационарах к их помещению в минимально ограничивающие условия лечения. Кроме того, определенные соц. и юридич. акции способствовали выписке большого числа стационарных больных. В то же время прогресс в психофармакологии привел к снижению проявлений симптоматики у мн. больных и сделал возможной их выписку из психиатрического стационара. Параллельное развитие судебной системы утвердило необходимость создания мест временного проживания для того, чтобы помочь лицам, освобожденным после длительного заключения, адаптироваться к жизни в об-ве.
Главная цель ДП - помощь в развитии навыков, необходимых для успешной жизни в об-ве. Более специфические цели - помощь жильцу в контроле над проблемным поведением, улучшение навыков соц. поведения, установление соц. отношений, помощь в трудоустройстве, приобретение финансовых навыков и развитие навыков самообслуживания.
ДП выполняют тж филос., соц. и пед. функции, включая предотвращение или снижение числа госпитализаций, снижение затрат на лечение, использование минимально ограничивающей лечебной среды и минимизацию разрыва соц. связей в здоровой среде, обусловленного поступлением в стационар. ДП выполняют тж образовательную функцию, знакомя население с характеристиками, специальными проблемами и нуждами своих обитателей.
Большинство ДП используют непрофессиональный персонал и стремятся создать для своих обитателей атмосферу соц. поддержки. Специфические программы часто включают плановые развлечения и соц. мероприятия, собрания жильцов, групп. терапию, распределение ответственности за ведение домашнего хозяйства и консультирование больных. В большинстве домов приняты строгие правила, касающиеся должного поведения; жильцы принимают участие в системе домового самоуправления.
Мн. ДП используют определенные типы ситуационных программ для стимуляции и вознаграждения зрелого, ответственного поведения больных. В административном аспекте ДП чаще всего аффилиированы или финансируются церковными и частными орг-циями, больницами или центрами психич. здоровья.
ДП стремятся к постепенному восстановлению соц. статуса выписанных больных, к ступенчатой реинтеграции пациентов в об-ве, к приобретению ими навыков, необходимых для успешной жизни в здоровой среде. Акцент на успешном приближении к независимой жизни в об-ве обусловлен полученными данными о том, что первые неск. месяцев после выписки из больницы сопряжены с наиболее высоким уровнем стресса и риском рецидива.
Хотя обоснование существования ДП и их цели привлекательны и обладают очевидной валидностью, эффективность этого подхода еще недостаточно подтверждена эмпирическими исслед. В большинстве исслед. не использовались контрольные группы или авторы стремились лишь сформулировать предикторы успешного рез-та терапии. Предикторами, от к-рых чаще всего зависит рез-т, являются признаки алкоголизма, число предыдущих госпитализаций, трудовая занятость в период проживания в ДП, сохранность соц. связей и возраст. Методологические недостатки и противоречивость данных опубликованных исслед. заставляют сделать вывод о том, что терапевтические преимущества ДП все еще остаются недостаточно доказанными.
Одно из препятствий для проведения оценки эффективности - концептуальная и организационная неоднородность таких учреждений. Можно ожидать различий в эффективности функционирования ДП в зависимости от их теорет. концепции, специфических программ, подготовки и характеристик персонала, уровня поддержки со стороны общественных учреждений и типа размещаемых пациентов.
Поражает отсутствие эмпирической основы специфических программ, используемых в ДП. Напр., растет число солидных публикаций, посвященных методам обучения больных соц. навыкам, навыкам супружеских взаимоотношений и способам трудоустройства. Однако в большинстве программ ДП продолжают использоваться устаревшие и интуитивно обоснованные методы достижения этих целей.
ДП - это прежде всего концепция лечения, к-рая совершенно не обязательно предусматривает наличие определенного учреждения. Успешная реинтеграция в об-ве выписанных из стационара больных м. б. осуществлена путем моделирования, обучения, тренинга и постепенного приближения к жизни в здоровой среде без специальной институциональной структуры, посвященной решению этих задач.
С. Н. Хейнс

Домашние любимцы (pets)

На всем протяжении истории имели место межвидовые соц. взаимодействия - отношения хищника и жертвы; любопытство - товарищеские отношения - игра; кооперация или контакты. Собаки, прирученные ок. 10 тыс. лет тому назад, стали, возможно, первыми Д. л., помогая людям охотиться, охраняя их поля и амбары, а тж служа источником мясной пищи. Связь между человеком и домашним животным представляет собой уникальные взаимоотношения. Д. л. позволяют почти полную свободу отношений, они предлагают искренний и близкий союз, лишенный духа конкуренции и к.-л. оценок. Они могут успокоить, оказать помощь и защитить от вторжения, темноты, физ. нападения, скуки и, возможно, одиночества. Д. л. может выступать в качестве молчаливого собеседника. Он может стимулировать проявления спонтанности и творчества; высвобождать сдерживаемую энергию и напряжение, выступая в качестве товарища по играм; помочь воспитать чувство ответственности и челов. ценности, выступая в качестве зависимого существа. А, самое главное, Д. л. служат доступным и понятным средством выражения ответных реакций - получение любви и ее отдача идут рука об руку, в то время как дурное обращение и пренебрежение влекут за собой избегание и отторжение. Кроме того, осуществляя свои биолог. функции и половые отношения, Д. л. помогает научить детей понимать явления природы.
См. также Антисоциальная личность, Одиночество
Ф. Дойч

Доминантные и рецессивные гены (genetic dominance and recessiveness)

По иронии судьбы, о наследственности животных нам известно гораздо больше, чем о наследственности чел.
Наследственность является результатом комбинаций генов. Гены - это биохимические функциональные элементы хромосом, определяющие потенциальный пол и др. признаки у зародыша. Хромосомы представлены парами в ядре каждого сперматозоида и каждой яйцеклетки. У чел. имеется 23 пары, или 46 хромосом, причем одну пару называют половыми хромосомами, потому что они определяют пол будущего организма. Клетки женского организма несут две Х-хромосомы, тогда как клетки мужского содержат одну Х- и одну Y-хромосому. Y-хромосома мельче по размеру и содержит меньше генов на своей поверхности, чем Х-хромосома.
В рез-те клеточного деления в яичниках все яйцеклетки содержат одну Х-хромосому, тогда как клеточное деление в яичках приводит к тому, что половина сперматозоидов содержит Х-хромосому, а др. их половина - Y-хромосому. Т. о., в половине случаев челов. яйцеклетка оплодотворяется сперматозоидами, несущими Х-хромосому, и еще в половине - сперматозоидами, несущими Y-хромосому, так что половина рождающихся в популяции детей должна бы иметь мужской пол, а половина - женский. (Мальчиков все же рождается чуть больше, но среди них и смертность выше, а потому соотношение полов быстро уравнивается; по мере того как дети становятся старше, соотношение полов сдвигается в сторону преобладания представительниц женского пола вследствие большей устойчивости женского организма к болезням.)
Несмотря на то что мы очень мало знаем о локализации генов в половых хромосомах (X и Y) и аутосомах (определяющих все признаки организма за исключением половых), если судить по сложности строения челов. организма и тому, что нам известно о наследственности животных, в каждой хромосоме должно находиться громадное множество генов. Ибо ген является не чем иным, как биохимическим определением местоположения определяющего фактора, к-рый служит причиной появления конкретного признака или состояния (напр., голубых глаз или гемофилии) либо вызывает развитие определенной части тела (напр., эпидермиса большого пальца).
Карта расположения генов в хромосомах называется генотипом индивида, тогда как фенотип - экспрессия этих генов в конкретном живом организме. "Доминантный" ген способен вызвать свой эффект даже в гаплоидном (единственном) числе, поскольку он сильнее рецессивного аллеля (гена, находящегося в том же месте парной - гомологичной - хромосомы). Когда признак определяется рецессивным геном, для фенотипического проявления этого признака (или дефекта) необходимо диплоидное число хромосом (оба аллеля или гена в одном и том же локусе на паре хромосом). Индивида, имеющего рецессивный ген какого-то наследственного дефекта или заболевания на одной хромосоме, но нормальный аллель на др. - гомологичной - хромосоме, наз. "носителем", потому что этот потенциальный родитель несет ген дефекта в гаплоидной форме и не может обеспечить его экспрессию до тех пор, пока этот ген не объединится с др. рецессивным геном этого дефекта от второго родителя при зачатии ребенка. Исключение из этого правила составляет сцепленный с полом рецессивный ген, локализованный в Х-хромосоме носителя женского пола. При объединении такой Х-хромосомы жены с Y-хромосомой мужа у сына с генотипом XY наследственная болезнь (обусловленная действием рецессивного гена матери) будет проявляться так, как если бы Y-хромосома в его генотипе вообще отсутствовала.
Доминантный ген всегда блокирует действие рецессивного, но два рецессивных гена в одном и том же локусе гомологичных хромосом обладают достаточной силой, чтобы контролируемый ими признак (или дефект) мог проявиться в фенотипе. Впрочем, и одного рецессивного гена Х-хромосомы индивида мужского пола достаточно, чтобы определяемый им признак (или дефект) проявился в фенотипе или при формировании тела ребенка.
В состав доминантных признаков у чел. входят темные и вьющиеся волосы; наличие непигментированных участков волосяного покрова; облысение у мужчин; карие, каре-зеленые или зеленые глаза; нормально пигментированная кожа; сросшиеся или лишние пальцы на руках и на ногах; брахидактилия (укорочение пальцев из-за отсутствия фаланги); ахондроплазия (форма карликовости, при к-рой голова и туловище достигают обычных размеров, а конечности сильно укорочены); невосприимчивость к яду сумаха (Rhus radicans); положительный резус-фактор; факторы нормального свертывания крови; группы крови A, В и AВ (по системе АB0). Рецессивные признаки включают прямые, светлые или рыжие волосы; облысение у женщин; голубые или серые глаза; отсутствие пигментации кожи (альбинизм); нормальные пальцы; восприимчивость к яду сумаха (Rhus radicans); куриную и цветовую слепоту; глухонемоту; отрицательный резус-фактор; гемофилию и группу крови 0 (по системе AB0).
См. также Хромосомные нарушения, Наследуемость
X. К. Финк


_Е_

Единственные дети (only children)

Дети наз. "единственными", с т. зр. порядка рождения, если они не имеют братьев и сестер и одни воспитываются родителями (родителем). С психол. т. зр., ребенок, у к-рого большая разница в возрасте (более 7 лет) с ближайшими к нему по порядку рождения сиблингами, или ребенок, являющийся единственным в семье мальчиком/единственной девочкой, может рассматриваться в функциональном плане как единственный.
Исходя из своих теорет. представлений о семейной констелляции и порядке рождения как важных потенциальных факторах, влияющих на выбор ребенком стратегии приспособления и формирование личности и стиля жизни, Адлер говорил, что: "Единственный ребенок является проблемным уже в силу своего положения. У него есть соперник, но это не брат и не сестра. Он интуитивно чувствует вызов со стороны отца и вступает с ним состязание. А мать опекает свое единственное чадо и ни в чем ему не отказывает". В рамках адлерианского подхода тж высказывается предположение, что Е. д. могут испытывать затруднения в межличностных отношениях, соревновании и совместной жизни и деятельности.
Существует немного исслед., прямо посвященных изучению Е. д.; большей частью информ. о них содержится в сравнительных исслед. порядка рождения, часто дающих противоречивые результаты.
См. также Порядок рождения и личность
Г. Мэнистер

Ежегодники психических измерений (mental measurement yearbooks)

Начиная с 1938 г., публиковавшиеся на протяжении 40 лет Е. п. и. (MMY) оказывали неоценимую помощь широкой массе пользователей тестов.
По замыслу Буроса, целями Е. п. и. являлись: а) снабжение читателей регулярно обновляемой библиографической информ. о всех тестах, имеющихся в англоязычных странах; б) предоставление исчерпывающей и точной библиографии по отдельным тестам; и в) обеспечение читателей критическими обзорами тестов, составленными квалифицированными специалистами, с тем чтобы они могли выбирать из них наиболее подходящие для решаемых ими задач. Др. цели, отмечаемые Буросом, включали тж оказание давления на издателей тестов с целью стимулировать их производить меньшее количество тестов, но с более высоким качеством, и сопровождать публикуемые тесты более полной информ. При этом тж выражалась надежда, что пользователи станут со временем более разборчивыми потребителями стандартизованных тестов.
См. также Психометрика
Г. Робертсон

Естественное (грудное) вскармливание (breast-feeding)

Все врачи сходятся во мнении, что грудное молоко - это лучшее питание для детей в первые месяцы жизни. По сравнению с детьми, к-рых кормят детскими молочными смесями, у детей, находящихся на грудном вскармливании, реже возникают пищеварительные проблемы, аллергии и болезни, а тж реже встречается синдром внезапной смерти младенца (СВСМ). С т. зр. питательной ценности, полной замены грудному молоку не существует.
Мн. психологи считают, что кормление грудью дает еще и психол. выгоды, поскольку может усиливать связь между матерью и ребенком. В физиолог. плане, мать и грудной ребенок разделяют удовольствие и дискомфорт: как сосание, так и кормление грудью, дают ощущение удовлетворения, тогда как пустой желудок и переполненная молоком грудь вызывают болезненные ощущения. Поэтому кормящая мать не только получает психич. удовлетворение от того, что собственным телом удовлетворяет потребности своего ребенка, но и приходит к осознанию естественного симбиотического отношения, существующего между ней и малышом. В добавление к этому, количество грудного молока у матери прямо зависит от энергичности, продолжительности и частоты сосания, что способствует образованию еще одной связующей цепи между матерью и ребенком. Наконец, непосредственный телесный контакт тж может вносить свой вклад в формирование связи между матерью и ребенком.
Однако среди психологов немало тех, кто считает, что др. способы укрепления связи между матерью и ребенком служат вполне удовлетворительной заменой Г. в. Психологически важным является не тот или иной способ вскармливания, а общий характер взаимодействия матери и ребенка.
К. С. Бергер

Естественные и логические последствия (consequences, natural and logical)

Это понятие противопоставляется вознаграждению и наказанию как средствам воспитания детей и, возможно даже шире, как средствам установления отношений с др. людьми.
Более простой из двух составных категорий этого понятия является категория естественных последствий, к-рая означает, что "воспитатель" ("trainer") по существу ничего не предпринимает, предоставляя индивидууму самому испытать последствия своего поведения, наступающие либо по законам природы, либо по челов. законам. В применении этого метода естественных последствий к маленьким детям руководствуются двумя соображениями: а) всегда информировать ребенка о возможных последствиях данного поведения и б) не допускать, чтобы ребенок испытывал такие последствия, если существует вероятность того, что они окажутся травматическими, опасными или даже фатальными. Этот метод воспитания можно было бы назвать "обучением на собственном опыте", поскольку исповедующий его родитель-воспитатель полагает, что лучший способ узнать действительность - это познакомиться с ней на собственном опыте.
Понятие логических последствий более трудно для объяснения. Оно относится к "воспитателю", в широком значении этого слова, как в том случае, когда к.-л. взрослый человек вступает во взаимодействие с другим с целью "преподать ему урок". Ключевым понятием здесь является договор (contract) - явный или подразумеваемый - о том, что объект воспитания будет рассматривать действия воспитателя как справедливые, в поведение как логичное.
Воспитатель либо что-то делает, либо, напротив, не делает исходя из своего представления о том, что является правильным. В этом случае ребенок не "наказывается", скорее ему "преподается" урок.
Этот метод воспитания рассматривается как полностью соответствующий отношениям взрослых людей: вы платите чел., только если он выполнил обещанную им работу; вы избегаете иметь дело с кем-либо, кто оказывается невоспитанным; вы покидаете место назначенной встречи после того, как время вашего ожидания исчерпало разумный предел; вы спасаетесь от грозящей бедой ситуации; и т.д.
См. также Родительская пермиссивность, Наказание, Вознаграждения, Вознаграждения и собственный интерес
У. Саттон

Естественный отбор (natural selection)

Согласно Ч. Дарвину, Е. о. как дифференцированное выживание и размножение членов популяции относится к механизмам эволюции: естественная среда отбирает тех особей, к-рые передают свои черты от одного поколения к другому и, т. о., формируют особенности последующих популяций. В предлагаемой статье сначала будут кратко рассмотрены факты эволюции, затем - осн. положения учения Дарвина, и, наконец, то, какое отношение отбор имеет к исслед. поведения.
Эволюция
Взрыв разнообразия многоклеточных организмов произошел примерно 570 млн. лет назад, во время геологического периода, получившего название кембрийского, за к-рым последовала "прополка" (weeding out): выжившие положили начало осн. группам, от к-рых в процессе эволюции произошли совр. виды.
Одной из таких групп были позвоночные. Эволюция от рыб до амфибий, а затем до рептилий ознаменовалась множеством важных вех, одной из к-рых стало заселение суши. Динозавры были впечатляющей частью этой истории, но ок. 65 млн лет тому назад они вымерли, что позволило эволюционировать крупным млекопитающим.
В масштабе геологического времени только что рассмотренного периода, 4 млн лет или около того, к-рые минули с тех пор, как предки гоминид перешли к прямохождению, - очень короткий отрезок времени. Еще короче срок, прошедший с тех пор, как возник Homo sapiens. Генеалогию человека можно проследить лишь в самых общих чертах, поскольку иногда трудно провести границы между различными популяциями гоминид. Род Homo появился примерно 2,5 млн лет назад, его представлял вид Homo habilis, и примерно к тому же времени относят начало использования орудий труда. Появление Homo erectus и использование им огня произошло примерно 1,7 млн. лет назад в Восточной Африке. Homo sapiens появился ок. 250 тыс. лет тому назад. Экспансия одних групп, напр. кроманьонцев, сопровождалась вымиранием других, таких как неандертальцы. Если рассматривать анатомию, совр. люди возникли ок. 40 тыс. лет назад; это же время считается достаточно противоречивой датой возникновения языка.
Самой успешной теорией в отношении согласования фактов эволюции является учение Ч. Дарвина о Е. о.
Естественный и искусственный отбор. Е. о. - это дифференцированное выживание и размножение членов популяции; согласно этому подходу, естественная среда отбирает тех особей, к-рые передают свои черты от одного поколения к другому и т. о. формируют особенности последующих популяций. Эволюция путем Е. о. требует изменчивости внутри популяции.
Отбор был известен задолго до работ Ч. Дарвина, поскольку широко использовался в растениеводстве и животноводстве. Люди знали, как проводить селекцию растений или домашнего скота, руководствуясь такими характеристиками, как урожайность и выносливость. Такое селективное выведение пород и сортов получило название искусственного отбора, и оно породило разнообразие овощей, фруктов и т. д. Рабочих лошадей отбирали, руководствуясь силой, а беговых - скоростью. Дарвин предположил, что в природе имеет место Е. о.
Осн. аргументы Дарвина были впервые опубликованы в его книге "О происхождении видов". Одни люди с энтузиазмом приняли его аргументы, зато другие ожесточенно отрицали их. Сопротивление росло, и к концу XIX в. широко распространилось мнение о том, что дарвинизм мертв. Такая ситуация сохранялась даже в начале XX в. Эти полвека или около того, что прошли до возрождения интереса к учению Дарвина, были названы "затмением дарвинизма".
Альтернативные теории. Причина этого затмения крылась не в том, что теория эволюции была опровергнута, а в том, что в то время стали господствовать др. теории. Главными альтернативами дарвинизму были ламаркизм, теория ортогенеза и комбинация менделевской генетики с теорией мутаций. Ламаркизм восходит к работам Ламарка, французского ученого XVIII в., к-рый предположил, что признаки, приобретенные организмом, могут быть переданы по наследству его потомству, благодаря изменениям его собственного генетического материала, или зародышевой плазмы. Проблема, возникающая в связи с этой теорией, заключалась в следующем: почему благоприятные признаки с большей вероятностью передаются потомству, чем неблагоприятные?
Согласно теории ортогенеза, эволюцию направляют силы внутри самих организмов, без учета требований окружающей среды; ее можно уподобить раскрытию плана развития. Полагали, что одним из проявлений раскрытия плана было повторение (рекапитуляция) филогенеза в онтогенезе. Онтогенез представляет собой развитие отдельного организма, а филогенез представляет историю его эволюции. Считалось, что в процессе онтогенеза зародыш проходит через стадии развития, соответствующие его филогенезу. Эта идея рекапитуляции, однако, имеет серьезные ограничения и более не является центральной в теории эволюции.
Проблема менделевской генетики состояла в том, что она не предлагала никакого механизма изменчивости. Если строго следовать учению Г. Менделя, то доминантные и рецессивные гены в одном поколении определяют их соотношение в следующем. Без изменчивости здесь не было ничего, с чем бы мог работать Е. о. Чтобы объяснить появление новых форм, последователи Г. Менделя добавили теорию мутаций, к-рая утверждала, что эволюция происходит за счет спонтанных и зачастую крупных генетических изменений.
В XIX в. гены были чисто теорет. объектами; их нельзя было увидеть. Только позднее методы клеточной биологии достигли такого уровня, к-рый позволил идентифицировать гены в настоящих клетках. Тем не менее, все эти эволюционные теории исходили из предположения, что некий наследственный материал передается от одного поколения другому, и что его свойства определяют эволюцию. Осн. идея нек-рых теорий заключалась в том, что этот генетический материал является репрезентацией или копией организма. В самых ранних версиях теории ортогенеза, известных под названием преформизма, зародыш представлял собой гомункулуса, крохотного индивида с уже сформированными органами; позднее его представляли в виде предковых форм, поскольку считалось, что онтогенез повторяет филогенез. Что касается ламаркизма, то передача приобретенных признаков требовала, чтобы они каким-то образом сохранялись в зародышевой плазме, поэтому зародышевая плазма должна была содержать своего рода план тех частей организма, к-рые надлежало изменить в следующем поколении. В любом случае, зародышевую плазму можно было расценивать как репрезентацию (отображение) или копию самого организма.
Рецепт представляет собой последовательность процедур или инструкций. Он описывает, как создать продукт, но он отнюдь необязательно включает в себя описание самого продукта (рецепт торта не выглядит как торт). Рецепт может быть информативен, но вряд ли он содержит информ. о своем собственном создании, напр., о том, сколько понадобилось сделать попыток, чтобы он начал работать. Напротив, в проекте обычно ничего не говорится о том, как строить сооружение. Как и рецепт, он может быть информативен, но обычно в нем нет сведений о его истоках, напр. о том, в каком порядке проектировались разные части. Проект является образом или копией, а рецепт - нет. В ламаркизме и трудах преформистов-ортогенетиков генетический материал трактуется как проект, а не как рецепт.
Современный синтез. Принципиальным достижением совр. биологии стало то, что она вновь обратилась к генетическому материалу, но не в качестве проекта структуры организма, а в качестве рецепта его развития. Совр. теория потребовала переосмысления положения о том, что генетический материал содержит информ., неважно, об эволюционной ли истории или о структуре организма. Генетический материал дает ограниченную информ. о той прошлой окружающей среде, в условиях к-рой он прошел отбор, поскольку он не включает в себя генетический материал всех тех организмов, к-рые не смогли выжить. Кроме того, этот материал предоставляет ограниченную информ. о конечной структуре организма, поскольку является скорее рецептом производства белков, а не проектом частей тела. Такой ход рассуждений привел к глубоким выводам. Один из них заключается в том, что ламаркизм и, по крайней мере, нек-рые варианты ортогенеза, стали непригодными альтернативами дарвиновскому отбору, потому что их постулаты стали противоречить новым сведениям о законах работы генетического материала.
Объединение менделевской генетики и дарвиновского отбора, имевшее место в 20-30-х гг. XX в., получило название совр. синтеза (the modern synthesis) и стало ядром совр. биологии. Генетические эксперименты с дрозофилами не только позволили прояснить генетические механизмы, но и дали возможность наблюдать мутации в лабораторных условиях. Работая с плодовыми мушками, можно изучить множество поколений за относительно короткий период времени. В ходе исслед. были получены сведения о естественной скорости мутаций и величине их эффектов, к-рые оказались существенно ниже, чем изменения, предполагаемые в более ранних теориях мутаций. Комбинация менделевской генетики с результатами мутаций давала изменчивость, необходимую для работы механизмов Е. о.
Теории Дарвина пришлось противостоять не только конкурирующим теориям. Ранее уже упоминалась обрывочность летописи ископаемых остатков. Наши знания о доисторической жизни зависят от степени сохранности отдельных представителей древних видов, но обстоятельства сохранения и открытия этих останков неизбежно оставляют пробелы. Кроме того, твердые части (кости и раковины) гораздо лучше сохраняются, чем мягкие ткани. Даже если удается найти все части неповрежденными, сведения о поведении этих созданий весьма ограничены. Иногда возникает необходимость прибегнуть к косвенным доказательствам (напр. аналогиям между ныне живущими видами и ископаемыми остатками поведенческой деятельности, такими как окаменевшие отпечатки ног).
Др. проблема была связана с возрастом Земли. В XX в. возраст нашей планеты был пересмотрен в сторону его значительного увеличения, но в XIX в. его считали слишком малым для того, чтобы эволюция могла осуществляться путем Е. о. Существовало и непонимание в отношении возможности маловероятных событий, если в распоряжении имеется множество попыток на протяжении длительного отрезка времени. Напр., предположим, что некая органическая молекула является решающей предпосылкой возникновения жизни; что она возникает в природе только при прохождении молнии через определенную смесь газов, присутствовавшую в древней атмосфере Земли, и что шансы этого события 1 млн. к одному. Создание органической молекулы в таких условиях кажется весьма маловероятным. А теперь предположим, что в начале истории Земли, продолжавшейся неск. млн лет, на нашей планете бушевали грозы, т. е. необходимые условия повторялись много миллионов раз. Исходя из такого предположения, возникает практ. уверенность в том, что необходимая молекула возникнет, причем не один раз, а неск., хотя точно предсказать момент ее появления невозможно.
Изменчивость и отбор. Рассмотрим пример Е. о. Представим себе популяцию животных, являющихся добычей (напр., зебр), члены к-рой различаются по скорости бега. Причины этого могут заключаться в индивидуальных различиях анатомии зебр, напр. длине костей и величине мышц, разной чувствительности, позволяющей одним стартовать быстрее других, и/или нек-рых косвенных факторах, могущих вызывать замедление бега, напр. различной подверженности болезням. Если на этих животных охотятся хищники, то жертвами станут самые медленные зебры.
В любой момент своей истории эта популяция травоядных животных обладает некой средней скоростью. Одни члены популяции бегают с большей скоростью, чем средняя, другие - с меньшей. Те, кто бегает медленнее, имеют больше шансов быть пойманными, и, соответственно, меньше шансов передать свои гены по наследству своему потомству. В следующем поколении окажется больше потомков тех, кто бегал с большей, чем средняя, скоростью, и меньше тех, кто бегал медленнее; т. е., будет больше быстро бегающих и меньше медленно бегающих животных. Вероятно, средняя скорость у нового поколения будет выше, чем у предыдущего. Следовательно, много поколений спустя средняя скорость станет гораздо выше.
Исходя из этих аргументов, источником отбора является окружающая среда (окружающая среда хищников включает добычу, а среда добычи - хищников). Отбор создает характерные особенности организма, но отбор тж необходим и для их поддержания. Напр. предки китов некогда были сухопутными животными. После того, как они вновь перешли к морскому образу жизни, исчезли условия окружающей среды, в к-рых наличие ног было преимуществом, поэтому отбор больше не поддерживал такой признак, как хорошо развитые конечности. Вместо этого отбор стал благоприятствовать таким конечностям, к-рые оказались бы пригодными для передвижения в воде. Ноги у предков китов постепенно исчезли; однако бессмысленно говорить, что ноги вымерли или стали вымершими. Отбор оперирует видами, а не отдельными органами, системами или частями тела.
Окружающая среда с изобилием высоких деревьев со съедобными листьями создает условия, в к-рых преимуществом может оказаться наличие длинной шеи, особенно если более малорослые деревья встречаются редко или их листья объедают конкуренты. Жирафы возникли в результате Е. о. относительно длинной шеи; подобный отбор не мог бы иметь место в окружающей среде, лишенной высоких деревьев (высокие деревья определяют отбор по длине шеи). Помимо этого, отбор зависит и от того, что имеется в наличии в самом его начале. У одного вида вариации индивидов могли вызвать отбор по длине шеи, а у другого мог происходить отбор особей, более эффективно карабкающихся на деревья. Окружающая среда совершает отбор в популяции организмов, но отбор может оперировать только со спектром изменчивости, уже существующим в популяции. К ограничениям возможных вариаций следует отнести структурные факторы. В случае человека, напр., наши предки-млекопитающие с четырьмя конечностями исключают у человека возможность эволюции пары крыльев за плечами.
Непрерывная или прерывистая эволюция? Рассмотренный нами способ эволюционного отбора подразумевает постепенные изменения, происходящие в течение длительных промежутков времени. Предметом нек-рых споров об эволюции был вопрос о том, происходит ли она постепенно или рывками (прерывистая эволюция или эволюционный скачок). Ископаемые остатки содержат доказательства осн. изменений видов, происшедших в течение отрезков времени, относительно коротких с т. зр. эволюционных критериев, напр. вспышка роста многоклеточных форм жизни в кембрийском периоде или в конце мелового периода, вымирание динозавров (возможно, в результате падения кометы или иной катастрофы планетарного масштаба) и более позднее развитие крупных млекопитающих. Принимая во внимание убедительные свидетельства возможности обоих типов эволюции, резоннее всего прийти к выводу о том, что эволюция шла по обоим этим путям.
Структурированная сложность. Е. о. по одному признаку, напр. по скорости бега, кажется достаточно простым, но эволюция имеет дело с гораздо большим, чем однонаправленные изменения. Это приводит к структурированной сложности, напр. к весьма сложному строению челов. глаза. Есть ли основания полагать, что Е. о. породил эту сложную структуру? Если глаз является продуктом Е. о., он не мог возникнуть сразу же сформированным. Но чем хороши отдельные части глаза? Какие они могут дать преимущества при отборе? Ответ заключается в том, что даже 1% глаза дает существенные преимущества, если у окружающих нет и этого.
Если у данного вида в процессе эволюции возникла такая сложная система, как глаз, маловероятно, что его место займет какая-то иная структура, выполняющая такую же функцию. Напр., 1% зрения, к-рое могло бы быть эволюционным предшественником совершенного челов. глаза, дает значительно меньшее преимущество, когда сформированный глаз уже существует, чем тогда, когда альтернативы зрению нет. Отбор не заменяет уже существующие механизмы другими, выполняющими такую же работу, поэтому, возможно, мы без всяких опасений можем сказать, что в процессе эволюции на наших лбах никогда не возникнет третий глаз.
Побочные продукты отбора. Сходство (насекомых) с палочками - необычное приобретение, представляющее всего лишь одно из возможных направлений отбора. Отбор может оперировать различными признаками в различных популяциях, и отнюдь не каждый из признаков, кажущийся приспособительным, обязательно является продуктом Е. о. Дарвин считал Е. о. самым важным механизмом эволюции, но он взял на себя труд отметить, что Е. о. - не единственно возможный способ: "Я полагаю, что естественный отбор был главным, но не единственным средством видоизменения" (выделено мною). Описание признаков популяции с т. зр. Е. о. требует большего, нежели сочинение правдоподобной истории о том, какое преимущество они могли бы давать членам этой популяции.
В филогенезе нек-рые особенности могли возникнуть как случайные побочные продукты отбора. Возможно, нек-рые признаки совр. популяций не являются непосредственным результатом отбора; возможно, они представляют собой случайные побочные продукты др., не родственных им признаков, возникших в результате отбора.
Отбор и поведение
Согласно учению Дарвина, Е. о. воздействует на сменяющие друг друга популяции организмов, но отбор может так же воздействовать на последовательно сменяющие друг друга совокупности реакций в рамках времени жизни отдельного организма. Так, формирование оперантных реакций путем последовательного приближения (shaping) может порождать изменения в поведении, организуя последовательности одних, а не др. реакций. Если только самое сильное нажатие на рычаг позволяет голодной крысе получать пищу, то более сильные нажатия будут происходить чаще, а слабые - реже, а спустя какое-то время сила нажатия крысы возрастет. Такой отбор был назван отбором по последствиям (selection by consequences). Это онтогенетический, а не филогенетический отбор. В случае с нажатием рычага получение пищи является тем последствием, к-рое отбирает одни реакции и отметает другие. Реакция, влекущая за собой получение пищи, "выживает", а остальные "вымирают". Параллели между этими двумя вариантами отбора, Е. о. и отбором поведения по его последствиям, были детально исследованы.
Подобно тому, как Галилей переместил Землю из центра Вселенной на орбиту вокруг звезды, объяснения с т. зр. отбора бросают вызов нашему традиционному способу размышления о самих себе. Существуют и др. важные аналогии. Как отмечалось ранее, искусственный отбор был известен во времена Дарвина; вопрос заключался лишь в том, может ли подобный отбор осуществляться в природных условиях. Процедура, известная под названием "формирование оперантных реакций путем последовательного приближения", тж является методом искусственного отбора, в процессе к-рого экспериментатор формирует силу нажатия крысой на рычаг или специалист по поведенческой терапии формирует вокализации у неразговаривающего ребенка, воспитываемого в детском доме. В этих случаях эффективность данного метода очевидна. Тем не менее, этот вид отбора является искусственным, и возникает вопрос о том, действует ли он в естественных условиях на поведение, чтобы сформировать нек-рые из поведенческих паттернов нашей повседневной жизни.
Обычно в нашем распоряжении оказываются только конечные результаты, после того, как подчиняющиеся случаю силы природы уже выполнили свою работу. Напр., можно предположить, что онтогенетический отбор внес свой вклад в формирование умения гризли ловить лососей в реках у северо-западного побережья Тихого океана, но единственное, что мы можем увидеть - это различия между беспомощными усилиями молодых новичков и великолепно скоординированными действиями опытных взрослых особей. Сам по себе процесс формирования реакций путем последовательного приближения не виден, поскольку он занимает слишком много времени (филогенетической аналогией этому может быть обрывочность геохронологической летописи ископаемых остатков). Вопрос о том, до какой степени Е. о. оперирует поведением индивида на протяжении его жизни, остается открытым, но ист. аналогии с учением Дарвина заставляют предположить, что этот вопрос требует серьезной постановки.
См. также Экологическая психология, Эволюция, Наследуемость, Развитие человека, Оперантное обусловливание, Расовые различия
Ч. Катанья


_Ж_

Железы и поведение (glands and behavior)

Железы можно разделить на два класса: экзокринные (внешней секреции) и эндокринные (внутренней секреции). Экзокринные железы имеют протоки. Их продукты выполняют свои функции в окрестностях выделяющей секрет железы, но вне тканей тела, хотя это "вне" может относиться к полости рта, напр. Потовые железы, слюнные железы, и экзокринные структуры поджелудочной железы, к-рые выделяют участвующие в пищеварении пептиды, - все это примеры экзокринных желез. Они практически не оказывают прямого влияния на поведение. Эндокринные, или не имеющие выводных протоков железы выделяют свои продукты непосредственно в кровь и осуществляют воздействие на органы, удаленные от функционирующей железы. Отдельные эндокринные железы могут оказывать сильное прямое воздействие на а) поддержание гомеостаза, б) регулирование эмоциональных поведенческих реакций, особенно связанных со стрессом, и на в) половое и полоролевое поведение.
Эндокринных желез всего шесть, и две из них имеют отделы, различающиеся своей структурой и функциями. Одна из последних двух желез - гипофиз - расположена в основании головного мозга и связана с гипоталамусом через воронку, или ножку, гипофиза. Передняя доля гипофиза, наз. аденогипофизом, значительно больше его задней доли. Аденогипофиз - это железа в подлинном смысле слова: она выделяет гормон роста (соматотропный, СТГ), АКТГ, тиреотропный гормон (ТТГ), пролактин и гонадотропины. Уровни гормонов, секретируемых аденогипофизом, контролируются гипоталамусом через его связи со срединным возвышением (the median eminence), где аксоны клеток мелкоцеллюлярной (parvicellular) системы гипоталамуса высвобождают факторы, стимулирующие либо тормозящие секрецию гормонов передней доли гипофиза.
Задняя доля гипофиза, нейрогипофиз, получает прямую иннервацию от гипоталамической крупноцеллюлярной (magnocellular) нейросекреторной системы. Клетки, образующие крупноцеллюлярную нейросекреторную систему, локализованы в супраоптическом и паравентрикулярном ядрах гипоталамуса, а их аксоны доходят до нейрогипофиза. Окончания этих аксонов высвобождают окситоцин и вазопрессин, к-рые поступают прямо в кровь.
Надпочечная железа тж состоит из двух частей. Её внешний слой называется корой. Выделяемые гипофизом гормоны стимулируют клетки коры надпочечников к секреции либо минералокортикоидов, либо глюкокортикоидов. Минералокортикоиды, такие как альдостерон, влияют на почки, позволяя поддерживать содержание солей и воды в организме на постоянном уровне. Глюкокортикоиды участвуют в реакции организма на стресс. Внутреннюю часть надпочечной железы составляет мягкая мозговая ткань. Ее клетки являются мишенями преганглионарных симпатических аксонов, идущих из спинного мозга, и выделяют при стимуляции адреналин и норадреналин непосредственно в кровь.
Общий термин "гонады" относится к мужским и женским половым железам - яичкам и яичникам соответственно. Гонады секретируют эстроген, прогестерон и тестостерон. Относительные количества этих гормонов определяют отличительные половые характеристики.
Три оставшиеся эндокринные железы - это поджелудочная, щитовидная и паращитовидная. Эндокринные структуры поджелудочной железы секретируют инсулин, необходимый для проникновения глюкозы и жиров в клетки, с тем чтобы клетки могли использовать их для получения энергии или, в случае жировых клеток, для создания их запасов. Щитовидная железа выделяет тироксин, регулирующий скорость обмена веществ и синтез белка клетками во всех частях организма. Паращитовидная железа секретирует гормон, участвующий в регулировании концентрации кальция в крови. Эта железа практически не оказывает прямого влияния на поведение.
Активность фактически всех эндокринных желез, за исключением мозгового слоя надпочечников, непосредственно регулируется гормонами, выделяемыми гипофизом, а деятельность самого гипофиза регулируется гипоталамусом. Хотя мозговой слой надпочечников напрямую получает сигналы из симпатического отдела автономной НС, гипоталамус, в силу его способности контролировать автономную НС, оказывает влияние даже на секрецию адреналина и норадреналина этой структурой надпочечников. Следовательно, любое обсуждение роли желез в регуляции поведения должно учитывать функции гипоталамуса.
Гормональные влияния на гомеостатические механизмы
Понятие гомеостатического механизма относится к любой деятельности или комплексу действий в целях поддержания клетки, органа или всего организма в стационарном (установившемся) состоянии, оптимальном для выживания, к-рое и наз. гомеостазом. На клеточном уровне примером такой деятельности могло бы служить включение натриево-калиевого насоса для восстановления внутриклеточной и внеклеточной концентрации этих двух видов ионов, соответствующей состоянию покоя нейронной мембраны. Пищевое и питьевое поведение - примеры гомеостатических механизмов на уровне целого организма. У млекопитающих в поддержании гомеостаза организма участвуют и нервная, и эндокринная система.
Чтобы поддерживать гомеостаз, организму требуется целый ряд веществ: витамины, минералы, микроэлементы, жиры, углеводы и белки. Если в кругооборот включается избыток любых из этих веществ, они могут либо выводиться из организма, либо запасаться в нем. Если же имеет место недостаток к.-л. из этих веществ, в большинстве случаев необходим прием недостающего вещества внутрь (в составе пищи). Однако, недостаточные уровни витаминов, минералов и микроэлементов (за возможным исключением соли) не вызывают чувства голода. Состояние голода и вытекающее из него поведение, cвязaннoe с поиском и съеданием пищи, вызывается низкими уровнями углеводов, жиров и, возможно, белков.
Островки Лангерганса, рассеянные по всему телу поджелудочной железы, составляют ее эндокринную часть, к-рая как раз и связана с регулированием питания. Островки Лангерганса содержат три типа клеток, секретирующих три разных гормона - глюкагон, инсулин и соматостатин, участвующих в регулировании доступа глюкозы к клеткам. Глюкагон повышает уровень глюкозы в крови; инсулин, наоборот, понижает уровень глюкозы в крови, присоединясь к рецепторам на поверхности клеточной мембраны и повышая тем самым ее проницаемость для молекул глюкозы, что приводит к ускоренному поглощению глюкозы клетками тела и мозга; а соматостатин, по-видимому, регулирует секрецию глюкагона и инсулина. Инсулин - это именно тот гормон эндокринной части поджелудочной железы, к-рый имеет самое прямое отношение к пищевому поведению.
Инсулин выделяется в ответ на повышение уровня глюкозы в крови. Это может происходить после приема пищи или выделения глюкагона и связанного с этим увеличения содержания глюкозы в крови. Повышенный уровень инсулина ускоряет процесс проникновения глюкозы в клетки, где она либо используется в качестве "горючего", либо накапливается жировыми клетками, к-рые сначала преобразуют ее в триглицериды. В результате, уровень глюкозы в крови падает. Имеющиеся данные подтверждают т. зр., что чувство голода и связанное с ним пищевое поведение инициируются в тех случаях, когда в крови снижается содержание питательных веществ, и особенно содержание глюкозы. Т. о., высокий уровень инсулина, вероятно, может вызывать чувство голода, поскольку инсулин понижает уровень глюкозы в крови. Кроме того, уровень инсулина регулируется гипоталамусом, и тогда прерыванием этих управляющих воздействий из-за повреждения структур гипоталамуса можно объяснить влияние очаговых гипоталамических повреждений на пищевое поведение и вес тела.
Дорсальные двигательные ядра блуждающего нерва обеспечивают передачу сигналов от головного мозга к поджелудочной железе. Нейроны латерального гипоталамуса посылают сигналы в дорсальные двигательные ядра, и стимуляция латерального гипоталамуса повышает уровни циркулирующего инсулина. Эти нейроны, по всей вероятности, чувствительны к изменениям потребления содержащейся в крови глюкозы в силу наличия у них собственных глюкорецепторов либо получения (через нейронную цепь) сигналов обратной связи от глюкорецепторов печени. Двухстороннее разрушение латерального гипоталамуса приводит к тому, что животное прекратит есть и умрет от голода, если его не будут кормить принудительно. Высказывались предположения, что этот эффект вызван снижением латеральной гипоталамической стимуляции ядер блуждающего нерва, к-рая приводит к повышению уровня инсулина. Поэтому животное с удаленным латеральным гипоталамусом сохраняло низкий уровень инсулина и низкую скорость утилизации глюкозы. Следовательно, мозг такого животного не распознает, что оно голодно, и не дает команды к началу пищевого поведения. Разумеется, это далеко не полное описание нервного контроля голода и пищевого поведения; к тому же, рассмотренный механизм - не единственный, посредством которого латеральный гипоталамус влияет на пищевое поведение. Тем не менее, этот механизм может служить первым наглядным примером взаимодействия гипоталамуса и продукта эндокринной железы в корректировании гомеостатического поведения.
Второй пример дает питьевое поведение, являющееся составной частью гомеостатического механизма, регулирующего содержание воды и солей в организме, а тж АД. При уменьшении объема крови вследствие потери воды организмом, как в случае напряженных физ. упражнений, вызывающих обильное потоотделение, давление крови падает и скорость кровотока снижается. Это замедление кровотока распознается почками, реагирующими на него выделением ренина, к-рый, в свою очередь, превращается в ангиотензин (гипертензин) в сосудистом русле. Ангиотензин выполняет две функции. Во-первых, он стимулирует деятельность коры надпочечников, к-рая в этом случае выделяет альдостерон, побуждающий почки возвращать натрий в систему кровообращения. Когда натрий возвращается в кровь, вместе с ним переносится и вода, что приводит к частичному восстановлению объема крови. Во-вторых, ангиотензин стимулирует деятельность субфорникального органа в головном мозге. Нейроны субфорникального органа, в свою очередь, стимулируют управляющие цепи в медиальной преоптической области, к-рые опосредуют питьевое поведение через связи со средним мозгом. Вдобавок ко всему, потеря внеклеточной воды приводит к возбуждению осморецептивных нейронов в дугообразном ядре (nucleus circularis) гипоталамуса, к-рые стимулируют его супраоптическое ядро. Это вынуждает заднюю долю гипофиза секретировать антидиуретические гормоны (АДГ), а они в свою очередь заставляют почки повышать концентрацию мочи и возвращать воду в систему кровообращения. Т. о., жажда и питьевое поведение тж представляют собой гомеостатические механизмы, находящиеся под сильным контролем желез.
Гормональные реакции на эмоциональный стресс
К двум важным видам поведения, подверженным влиянию эндокринных желез, относятся поведенческие реакции на стресс и поведенческие реакции, связанные с полоспецифичным сексуальным поведением. Полоспецифичное поведение включает не только поведенческие модели спаривания и ухода за потомством, но и такие поведенческие акты, как стычки между самцами (intermale aggression), напрямую не связанные с размножением вида. Формирование нейронных цепей, лежащих в основе этих видов поведения, требует организующего влияния определенных гонадотропинов.
Термины, используемые для классиф. эмоций, обычно включают чувства счастья (happiness), любви (love), горя (grief), вины (guilt) и радости (joy). Однако большинство этих эмоций невозможно определить с операциональной строгостью, к-рой требует научное исслед., особенно в тех случаях, когда для выявления вклада нервной и эндокринной систем в эмоциональное состояние и сопутствующее ему поведение используются лабораторные животные. Вот почему эти категории эмоций никогда не определялись и не уточнялись исходя из эмпирического наблюдения. Скорее, это просто слова, взятые из обыденного языка и описывающие либо интроспективное состояние говорящего, либо внутреннее состояние др. человека, выведенное говорящим из наблюдений за его поведением. Поэтому мы не можем оценить вклад нейроэндокринной системы в большинство эмоциональных состояний, описываемых словами обыденного языка. Тем не менее, связь между стрессом и нейроэндокринной системой надежно доказана, и эту связь, вероятно, можно распространить на состояния страха и тревоги.
Страх иногда полезно рассматривать как реакцию на специфический стимул текущей обстановки, и тогда тревогу можно интерпретировать как антиципаторную реакцию на возможное угрожающее событие. В этом случае страх обычно считается более скоротечным состоянием, тогда как тревога может быть хронической и настолько генерализованной, что уже не связывается с каким-то специфическим стимулом. Однако оба эти состояния вызывают сходные эндокринные реакции. Простейшая из них представляет собой разряд симпатических нейронов, расположенных в спинном мозге. Аксоны этих симпатических нейронов заканчиваются на висцеральных органах, в том числе на артериях. Их активность в периоды стресса приводит к повышению АД, частоты сердечных сокращений и дыхательных движений, к выбросу в кровь запасов глюкозы из печени и в то же время к уменьшению моторики желудка и кишечника. В добавление к этому, симпатическая активация мозгового слоя надпочечников увеличивает выделение адреналина и норадреналина в кровь.
Кора надпочечников тж участвует в реагировании на острый (страх) и/или хронический (тревога) стресс. Однако, симпатическая НС не имеет возможности напрямую активировать кору надпочечников. Как указывалось выше, клетки коры надпочечников активируются АКТГ. АКТГ выделяется передней долей гипофиза (аденогипофизом) и побуждает кору надпочечников секретировать глюкокортикоиды (кортизол, кортизон и кортикостерон). Глюкокортикоиды повышают тонус сердечной мышцы и сосудов, увеличивают поступление питательных веществ в кровь, уменьшают воспаление и тормозят синтез белка. Секреция АКТГ передней долей гипофиза контролируется гипоталамическим гормоном - кортиколиберином (corticotropin-releasing factor, CRF). Кортиколиберин вырабатывается нейросекреторными клетками в паравентрикулярном ядре гипоталамуса и транспортируется вниз по аксонам этих специализированных нейронов до капиллярной сети аденогипофиза, где, высвобождаясь, стимулируют секрецию АКТГ. Паравентрикулярное ядро подвержено жесткому контролю со стороны структур лимбической системы, в частности миндалины, к-рые участвуют в регулировании реакций страха. Секреция глюкокортикоидов корой надпочечников тесно связана с работой отделов мозга, участвующих в формировании состояний страха и усилении сопутствующих им поведенческих реакций.
Перед лицом непосредственной, сравнительно кратковременной угрозы, активация симпатически-адреналомозговых и гипоталамо-гипофизарно-адреналокорковых реакций безусловно имеет адаптивное значение. Эти реакции подготавливают организм к борьбе или бегству. Однако, как показал Селье, непрекращающаяся активация этих систем в условиях хронического стресса может иметь серьезные последствия для здоровья. Изменения в организме, вызываемые длительным стрессом, Селье называет общим адаптационным синдромом (ОАС) и выделяет в его развитии три стадии. Первая стадия представляет собой реакцию тревоги, в течение к-рой организм существенно увеличивает выработку и выделение гормонов стресса. Эта первая стадия продолжается только неск. часов, тогда как сменяющая ее вторая стадия - стадия сопротивления (резистентности) - может длиться неск. дней или даже недель. Во время второй стадии уровни адреналина, норадреналина и глюкокортикоидов в крови остаются высокими. Затем наступает третья и последняя стадия - истощение, когда организм больше не может реагировать на стресс.
ОАС может вызываться любой стрессовой ситуацией, включ. хронический физ. стресс (напр. вследствие сильного переохлаждения или реальной физ. опасности), но он может тж развиваться в результате постоянного психол. стресса. В том виде, как они были первоначально описаны Селье, физ. корреляты ОАС включают прежде всего увеличенные надпочечные железы, с заметно большей по размеру корой надпочечников, т. к. именно ее клетки реагируют на действие АКТГ и пытаются вырабатывать все большие количества глюкокортикоидов, а тж сморщенную, сократившуюся в объеме вилочковую железу (тимус), потерю веса и язвы желудка. Причиной образования язв желудка является хроническое недостаточное кровоснабжение пищеварительного канала. Поддержание функционального состояния слизистой оболочки, защищающей желудок от участвующих в переваривании пищи кислот, требует большого расхода крови. В результате хронической активации стрессовых реакций организма кровоснабжение пищеварительного канала настолько уменьшается, что выстилающая его слизистая оболочка разрушается, и находящаяся в желудке соляная кислота вызывает язвы.
Причина уменьшения в объеме вилочковой железы, наблюдаемого при ОАС, неизвестна. Тимус отвечает за продуцирование множества лимфоцитов (главных клеток в иммунологической защите организма от инфекций), и хронический стресс снижает способность иммунной системы к реагированию. Механизм вызванного стрессом снижения иммунной реактивности известен; он связан с повышенным выделением в кровь глюкокортикоидов при стрессе.
Повышенный уровень глюкокортикоидов замедляет синтез белка. В качестве кратковременного компонента реакции на угрозу торможение синтеза белка полезно, поскольку сберегает метаболическую энергию. Однако, сокращение синтеза белка распространяется и на те белки, к-рые образуют рецепторы на клетках, распознающие чужеродные элементы в крови. Эти рецепторы представляют собой антитела, а переносящими их клетками являются лейкоциты (белые клетки крови) вместе с лимфоцитами. В период стресса продукция антител-рецепторов и переносящих их клеток снижается. Длительный стресс приводит к иммуносупрессии (подавлению иммунитета), повышенной восприимчивости к инфекционным болезням и предрасположенности к развитию рака.
Ненормально высокий уровень такого глюкокортикоида, как кортизол, был тж выявлен у 40-60% депрессивных больных, и причина этого известна - повышенная секреция CRF гипоталамусом. Гиперсекреция CRF гипоталамусом, вероятно, представляет собой специфический эффект общей дисфункции восходящих аминоэргических систем нейротрансмиттеров (допамина, норэпинефрина и серотонина), к-рую считают биолог. причиной депрессии.
Совокупный эффект активации нейроэндокринных систем, участвующих в реагировании организма на стресс, заключается в обеспечении состояния повышенной готовности к физ. деятельности, причем без обязательного возбуждения специфических нейронных цепей, отвечающих за реализацию направленного поведения. Хотя такая активация может быть полезной для выживания при наличии реальной угрозы, затянувшаяся активация этих систем наносит вред здоровью.
Полоспецифичное поведение
Воздействия гонадных гормонов на НС и, следовательно, на поведение зависят от стадии развития организма. В критические периоды развития гонадные гормоны вызывают устойчивые изменения нервной организации, приводящие в итоге к половой дифференциации поведения. У взрослого гонадные гормоны могут активировать типичные для его пола формы поведения, однако при недостаточной секреции половых гормонов такое поведение не сохраняется, как не происходит и структурных изменений в головном мозге.
Будущий пол зародыша человека или животного определяется одним геном. Половой диморфизм включает как очевидные телесные признаки, такие как форма наружных половых органов, так и различия в организации разных нейронных систем, и определяется тем, какую половую хромосому - X или Y - несет в себе сперматозоид, оплодотворяющий яйцеклетку. Если сперматозоид содержит Х-хромосому, образующийся в результате слияния с яйцеклеткой набор XX определяет развитие плода по женскому фенотипу. Как только яичники начинают секретировать гонадотропины, вторичные половые признаки и мозг все более "феминизируются". Если образуется XY-набор, будут развиваться яички, а вторичные половые признаки и мозг будут формироваться по мужскому фенотипу.
Ген, к-рый определяет, превратятся ли гонады анатомически нейтрального эмбриона в яичники или яички, локализован в середине короткого плеча Y-хромосомы. Этот ген называется "определяющей пол областью Y" (sex-determining region of Y) и содержит код продуцирования "фактора формирования семенников" (testes-determining factor, TDF). Присутствие TDF служит причиной развития яичек. В свою очередь, яички секретируют два гормона, к-рые отвечают за фенотипическое развитие плода по мужскому типу. Если эти гормоны отсутствуют, не посылаются и сигналы к изменению внутреннего, идущего по умолчанию процесса развития, в результате к-рого формируется плод женского пола. Тестостерон, секретируемый клетками Лейдига (железистыми клетками яичек), направляет развитие половых органов, зачатка молочных желез и НС по мужскому типу. Второй гормон секретируется клетками Сертоли (фолликулярными клетками яичек) и называется гормоном, угнетающим развитие мюллеровых протоков (Mullerian duct-inhibiting hormone, MIS). MIS обусловливает рассасывание тканей, из к-рых в противном случае сформировались бы фаллопиевы трубы, матка, шейка матки и влагалище.
Хотя Феникс, Гой, Джералл и Юнг провели свой эксперимент еще до открытия MIS, полученные ими данные способствуют разграничению функций этих двух гормонов и демонстрируют важность тестостерона для маскулинизации взрослого поведения. Плод, вне зависимости от его пола, подвергается воздействию высоких уровней эстрогенов, содержащихся в крови матери. Поэтому первичная секреция яичников плода усиливается эстрогенами матери. Феникс и др. решили выяснить, что произойдет, если плод женского пола подвергнуть воздействию уровней тестостерона, превышающих норму. Для получения ответа на этот вопрос они вводили большие дозы тестостерона беременным морским свинкам. Наружные половые органы новорожденных самок оказались определенно мужскими, а вот внутренние половые органы остались женскими. Подопытные животные стали псевдогермафродитами. Этот феномен объясняется тем, что их наружные половые органы прибрели форму мужских гениталий под влиянием тестостерона; однако маточные трубы, матка, шейка матки и влагалище остались прежними, т. к. эти морские свинки не подвергались воздействию второго тестикулярного гормона, MIS, и потому развитие внутренних половых органов происходило в соответствии с действующим по умолчанию генетическим планом формирования организма женского пола.
Второе наблюдение оказалось даже более важным. У нормальных взрослых самок морской свинки введение эстрогена и прогестерона вызывает сильный лордоз - изгиб позвоночника вперед - во время спаривания. Лордоз (или поза подставления) - это полоспецифичное поведение, запускаемое у взрослых самок наличием эстрогенов в крови. Феникс и др. обнаружили, что самки морской свинки, подвергавшиеся воздействию тестостерона в период внутриутробного развития, практически не демонстрировали лордотического поведения при инъекциях эстрогена и прогестерона в период зрелости. Однако, хотя они и имели функционирующие яичники, они столь же часто демонстрировали характерное для самцов половое поведение (садку), как и помет самцов морской свинки, подвергавшихся инъекциям тестостерона. Садка часто используется как эксперим. показатель мужской модели полового поведения и редко наблюдается у нормальных взрослых самок даже при введении им тестостерона. Пренатальная экспозиция тестостерона может иметь следствием не только формирование наружных половых органов по мужскому типу, но и развитие нейронной структуры отделов мозга по мужскому образцу.
В развитии животных существуют относительно короткие критические периоды, когда манипулирование уровнями половых стероидов вызывает различия в формировании взрослых моделей полового поведения. У крыс период беременности составляет 21 день. Семенники появляются на 13-й день эмбриональной жизни и секретируют андрогены вплоть до 10-го дня после рождения. Затем секреция андрогенов практически прекращается до наступления половой зрелости. Кастрация самцов крысы в день рождения приводит к демонстрации свойственного самкам полового поведения (лордоза) в период достижения зрелости, когда таким самцам вводят эстроген и прогестерон и устраивают садку с нормальными самцами. Самцы крысы, кастрированные спустя 10 дней после рождения, не проявляют лордоза по достижении половой зрелости. Это позволяет предположить, что существует короткий критический период, когда головной мозг чувствителен к влиянию тестостерона в плане развития мужского полового поведения.
Кроме того, передняя доля гипофиза особей мужского и женского пола секретирует лютенизирующий гормон (ЛГ) и фолликулостимулирующий гормон (ФСГ). Как уже отмечалось, выделение гормонов из передней доли гипофиза контролируется гипоталамусом. У особей мужского пола ЛГ и ФСГ выделяются постоянно, тогда как у особей женского пола выделение этих гормонов носит циклический характер и их уровни связаны с циклической активацией репродуктивных органов. Если самцов крысы кастрируют вскоре после рождения, у них будет происходить циклическая секреция ЛГ и ФСГ. Если имплантировать яичники взрослым самцам крысы, кастрированным в пределах 1 дня с момента рождения, эти яичники оказываются способными к циклической овуляции, а сами самцы-реципиенты демонстрируют поведение, обычно проявляемое самками в период течки.
Чрезмерная экспозиция андрогенов в критические периоды явно может вызывать мужское поведение у особей женского (по генотипу) пола, тогда как недостаток этих гормонов может приводить к феминизации особей мужского (по генотипу) пола. Так, самки, подвергшиеся воздействию высоких уровней тестостерона в критические периоды развития, будут демонстрировать садку практически с той же частотой, с какой обнаруживают это поведение генетические самцы, а самцы, испытавшие недостаток тестостерона в определенный критический период развития, окажутся неспособными к такому типичному для них поведению, как садка, и будут демонстрировать лордоз при введении им эстрогена по достижении зрелости. Соотносимое с результатами этих экспериментов наблюдение состоит в том, что у нормальных особей мужского и женского пола воздействие гомотипических гормонов (т. е., гормонов, соответствующих полу животного) инициирует полоспецифичное поведение (напр., лордоз при экспозиции нормальной самки эстрогену и прогестерону). Все эти наблюдения свидетельствуют о: а) чувствительности головного мозга к половым стероидам и б) существовании различий в организации, по крайней мере, нек-рых отделов головного мозга у особей мужского и женского пола.
Коль скоро ЦНС реагирует на гонадные гормоны, в нервной ткани должны существовать рецепторы андрогенов, эстрогена и прогестерона. Такие рецепторы локализованы в нейронах, обнаруженных в нек-рых областях ЦНС крыс и низших обезьян. К этим областям относится не только гипоталамус, они включают тж фронтальную и поясную кору, миндалину, гиппокамп, средний мозг и спинной мозг. В отличие от рецепторов для распознавания нейромедиаторов (нейротрансмиттеров), рецепторы половых стероидов обычно находятся в ядре клетки, а не в клеточной мембране. Следовательно, вместо того, чтобы изменять свойства плазматической мембраны, гонадные гормоны влияют непосредственно на ДНК и транскрипцию генов. Такое действие дает возможность этим гормонам оказывать влияние на мн. функции клетки.
Представленность в головном мозге рецепторов для гонадных гомонов различается у особей мужского и женского пола. Напр., как уже отмечалось, у особей женского пола ЛГ выделяется в связи с циклической активацией репродуктивных органов, тогда как у особей мужского пола ЛГ секретируется постоянно на заданном уровне. Выделение ЛГ регулируется нейросекреторными клетками передней доли гипофиза, к-рые секретируют фактор, высвобождающий лютеинизирующий гормон (LH-releasing hormone, LHRH). Нейросекреторные LHRH-клетки не имеют рецепторов половых стероидов, однако, они получают нервные сигналы от нейронов преоптической области гипоталамуса. А эти преоптические нейроны имеют рецепторы эстрогена. Т. о., у нормальных особей женского пола выделяемый в фолликулярной фазе овариального цикла эстроген стимулирует нейроны преоптического гипоталамуса, к-рые, в свою очередь, посылают нейросекреторным LHRH-клеткам сигналы начать выработку ЛГ. В головном мозге генетических самок, подвергавшихся воздействию высоких доз андрогенов в период внутриутробного развития или сразу после рождения, клетки преоптической области не развивают рецепторы эстрогена и не реагируют на повышение его уровня. В этом случае обнаруживается мужской паттерн секреции ЛГ.
Половой диморфизм проявляется и в структуре головного мозга. Самый наглядный пример - ядро, локализованное в преоптической области гипоталамуса. Это ядро гораздо крупнее у особей мужского пола. К сожалению, его функция до сих пор неизвестна. Рэйсман и Филд обнаружили тж различия в организации входных цепей преоптической области гипоталамуса.
В добавление к влиянию на репродуктивное поведение, гонадные гормоны могут оказывать организующее и инициирующее воздействие на др. виды поведения. Напр., уровень агрессии в стычках между самцами положительно коррелирует с уровнем тестостерона независимо от того, связана ли эта агрессия с соперничеством из-за самки или нет. Эти эффекты связаны с нейронными событиями, имеющими место в медиальном и преоптическом гипоталамусе. Агрессивная игра гораздо более распространена среди самцов животных, и процент этой формы игры резко снижается у самцов крысы, если их кастрируют до наступления 6 дня постнатального развития, но такого снижения не происходит, если их кастрируют позже этого срока. И наоборот, самки крысы, подвергавшиеся воздействию больших доз тестостерона на протяжении первых 6 дней жизни, демонстрируют агрессивную игру в том же объеме, что и самцы, когда эта форма игры развивается неск. недель спустя. Аналогичные результаты были получены в исслед. низших обезьян, однако все эксперим. манипуляции должны в этом случае производиться пренатально.
Резюмируя, можно сказать, что гонадные гормоны обладают способностью организации поведения, если применяются в определенные критические периоды развития организма. Предположительно, такая организация происходит благодаря влиянию этих гормонов на развивающуюся схематику (circuitry) головного мозга, хотя точная картина причинных связей между выделением гормонов и окончательной конструкцией мозга неизвестна. Точные сроки критических периодов, когда гонадные гормоны могут вызывать устойчивые изменения поведения, варьируют у разных видов животных, однако эти критические периоды приходятся либо на конец беременности, либо на самое начало жизни после рождения. Организуемое гонадными гормонами поведение включает не только поведенческие реакции, связанные с половой активностью, но и др. модели поведения, в особенности, служащие для выражения агрессии. Кроме того, экспозиция гонадным гормонам может активировать такое поведение, как садка или лордоз у половозрелых животных, если имеют место соотв. сенсорные события, такие как самка в позе подставления в случае полового поведения (садки) самца. Гонадные гормоны тж влияют на фактическую морфологию половых органов и вторичных половых признаков. Вариации внешних половых признаков тоже могут сказываться на поведенческой экспрессии, особенно у людей, чьи половые роли в значительной степени определяются гендерной интерпретацией, осн. на внешности и последующем соц. научении.
См. также Надпочечники, Агрессивное поведение животных, Половое поведение животных, Генетика поведения, Биологические ритмы, Эмбрион и плод, Эндорфины/энкефалины, Утомление, Общий адаптационный синдром, Доминантные и рецессивные гены, Холистическое здоровье, Гомеостаз, Гормоны и поведение, Сексуальность человека, Гипоталамус, Недостаточность питания и поведение человека, Нейрохимия, Ожирение, Гипофиз, Половое (сексуальное) развитие, Стресс, Последствия стресса, Транссексуализм, Контроль веса
М. Л. Вудрафф

Жертвы побоев (battered people)

В США высоко ценятся неприкосновенность семьи и право ее членов - родителей, в отдельности, и отца, в особенности, - решать семейные проблемы без вмешательства извне. Это стремление американцев не допустить вмешательства в семейную жизнь и сохранить независимость семьи привело к ее обособлению от внешнего мира. Занятие этой позиции временами ограждало семьи от действий полиции, судебного преследования и любопытства исследователей. Тем не менее американские семьи сильно страдают от насилия в семье. Серьезность этой проблемы, по крайней мере частично, отражена в известной статистике, приведенной в обзоре фактов насилия в американской семье, к-рый составили Мюррей Страус, Ричард Желле и Сюзанна Стейнмец. Эти статистика свидетельствует о том, что насилие в семье - одна из ведущих причин смерти, телесных повреждений и эмоциональной патологии.
Проблема, по-видимому, затрагивает все расы и социально-экономические уровни. Вместе с тем, все формы внутрисемейного насилия реже обнаруживаются на более высоких уровнях соц. и экономического положения.
В 1960-х гг. об-во обратилось к проблеме защиты детей от жестокого обращения, что привело к разработке и принятию соотв. законов. К 1968 г. во всех 50 штатах были созданы службы по защите детей (protective services for children) и приняты законы, обязывающие граждан сообщать о подозрительных случаях. Хотя в нек-рых штатах были тж предусмотрены аналогичные службы для взрослых, не могущих защитить себя, внимание общественности к др. формам насилия в семье оставалось - а в нек-рых отношениях и по сей день остается - явно недостаточным. Жестокому обращению с престарелыми родителями, а тж бабушками и дедушками, со стороны др. членов семьи, как и проявлению насилия в отношениях сиблингов, до сих пор почти не уделяется внимания в законах и исслед.; впрочем, эти проблемы пока не вызывают заметного беспокойства и в нашем об-ве.
Неск. более обнадеживающая ситуация складывается в области супружеского насилия. В 1971 г. Айрин Пиззи открыла в Англии приют для женщин, подвергшихся насилию. В США первая организованная попытка противостоять супружескому насилию была в 1972 г., когда группа, называвшая себя "Защитники женщин", создала справочно-консультационную телефонную службу для терпящих побои женщин (штат Миннесота). Два года спустя эта группа основала первый известный в США приют для избиваемых мужьями жен и их детей.
Несмотря на рост внимания к насилию в семье, адекватные исслед. любой из его форм практически отсутствуют. И все же ряд фактов общего характера известен. Первый и, возможно, самый главный из них состоит в том, что насилие порождает насилие. Независимо от характера нанесения побоев или их цели, люди, к-рых к.-л. часто били или к-рые в настоящее время страдают от побоев, в будущем скорее прибегнут к насилию, чем те, кто избежал подобной участи. По-видимому, это особенно верно для лиц мужского пола, и неудивительно, что мужчины более склонны к применению насилия.
Когда физ. насилие имеет место в отношениях взрослых людей, в 50% случаев оно является обоюдным. Невозможно полностью понять роль такого насилия. Оно может носить характер самозащиты или нарастать по спирали. Мужчины склонны наносить более тяжелые повреждения и использовать более опасные орудия, такие, как пистолет или нож.
В большинстве случаев нанесенные увечья и ранения нельзя считать преднамеренными. Однако, они часто являются следствием чрезмерного стремления получить или сохранить власть над др. человеком. Насилие в таких семьях считается само собой разумеющимся; тот, от кого оно исходит, часто импульсивен и не способен в должной мере контролировать эмоции. У такого человека эмоции быстро достигают пика, хотя контроль над ними чаще всего достаточен для того, чтобы избежать нанесения тяжелых увечий, способных привести к смертельному исходу.
Каждый тип жестокого обращения может существовать (и действительно существует) независимо от др. форм насилия, хотя они часто кажутся связанными. Нек-рые авторитетные ученые, занимающиеся проблемой насилия в семье, опираясь на эти данные, считают, что физ. жестокость - в нек-рых формах и до определенной степени - санкционирована сложившейся в семье обстановкой и что "потеря контроля" носит приобретенный характер (или имеет второстепенное значение).
Вероятность проявления всех форм физ. жестокости повышается при алкогольном опьянении. Появление в семье жестокого обращения с нек-рыми ее членами более вероятно, когда семья находится в состоянии стресса или когда "обидчик" имеет плохую предысторию совладания со стрессом, хотя большинство таких лиц не имеют столь серьезных нарушений эмоциональной сферы, чтобы их можно было отнести к разряду психотиков. Средовые факторы тж влияют на проявление жестокости. Насилие чаще встречается в семьях, где более двух детей, где повышенный уровень стресса и где принятие решений ложится, в основном, на плечи одного человека.
Чтобы стало возможно заняться этой проблемой в более широких масштабах, потребуется более глобальный анализ роли насилия и давления социально-экономических факторов в нашей культуре. Ослабление соц. изоляции семей и сексистских аттитюдов в об-ве, вероятно, должно способствовать созданию основы для широких программ вмешательства и профилактики насилия в семье.
См. также Агрессия, Жестокое обращение с ребенком, Стресс, Виктимология, Насилие
С. Д. Шерритс

Жестокое обращение с ребенком (child abuse)

Ж. о. с р. определяется как неслучайное нанесение ущерба детям родителями или опекуном. Степень ущерба не включена в качестве существенного признака в данное определение, хотя есть определения, осн. на оценке степени ущерба, и они различаются в разных штатах в зависимости от того, как истолковывается понятие ущерба в местных законах, судах и их постановлениях. Более того, оценка степени нанесенного ребенку ущерба меняется в зависимости от конкретного периода в истории детства. Изменения взглядов американцев на Ж. о. с р. отражает ист. изменения соц. ценностей и аттитюдов в отношении детей.
С глубокой древности до колониальной эпохи дети считались собственностью родителей, имевших законное право обращаться с ними хорошо или плохо по собственному усмотрению. В нек-рых случаях детей оскопляли или подвергали физ. истязаниям с одобрения или по прямому указанию религиозного лидера. Нынешние органы, созданные специально для разбора случаев Ж. о. с р., восходят корнями к прецеденту 1874 г. с приемным ребенком по имени Мэри Эллен. Ее ежедневно избивала мачеха и оказалось, что нет никаких законных способов защитить ее. В то время еще не было законов, каравших за Ж. о. с р., хотя аналогичные законы, защищавшие животных уже были приняты. Дело Мэри Эллен было передано в Общество по защите животных от жестокого обращения, представлявшего ее в суде "как животное, с к-рым жестоко обращались". Этот случай послужил поводом к созданию детского отделения в Американской гуманистической ассоц.
В 1974 г. Конгресс принял федеральный закон о трактовке и мерах предупреждения жестокого обращения с детьми (Federal Child Abuse, Prevention and Treatment Act), обеспечивая прямую поддержку штатам в разработке программ для детей, пострадавших от насилия и отсутствия должного ухода. Этот закон тж предусматривал проведение соотв. исследований и создание Центра по проблемам жестокого обращения и отсутствия ухода за детьми (Center for Child Abuse and Neglect), а тж Бюро по делам детей (Children's Bureau) при Управлении по вопросам детского развития Министерства здравоохранения и соц. обеспечения. К 1968 г. службы защиты и законодательная основа для их работы были созданы во всех 50 штатах. Возобновление интереса к проблеме Ж. о. с р. произошло под влиянием неск. факторов, среди к-рых не последнюю роль сыграла озабоченность врачей в 1960-е гг. мед. и эмоциональным ущербом, причиняемым детям.
Когда в нашем об-ве изменилось отношение к детям и насилию как таковому, эта проблема переросла в проблему разработки критериев отличия мер дисциплинарного воздействия, применение к-рых необходимо и оправдано по праву, от чрезмерной и неуместной жестокости в обращении с детьми. При рассмотрении дел о жестоком обращении с детьми его толкования варьируют от человека к человеку, от судьи к судье и даже от штата к штату. К наиболее серьезно пострадавшим детям обычно применяют термин "избиваемые дети" ("battered children"), тогда как термин "ребенок, с к-рым жестоко обращаются" ("abused child") считается более мягким. Отсутствие должной физ. и психол. заботы о ребенке еще труднее поддается определению, и эта проблема получила существенно меньше внимания в литературе по соц. наукам и в практике правового вмешательства. Исключение составляют крайние случаи пренебрежения родительскими обязанностями, связанные с возможным причинением физ. вреда ребенку.
Сексуальное насилие над ребенком - это отдельная сфера, заслуживающая особого внимания. Сексуальное насилие может как сочетаться, так и не сочетаться с др. формами физ. жестокости или заброшенности.
Невозможно точно установить число случаев физ. насилия, сексуального насилия и отказа детям в заботе, т. к. регистрируются только самые грубые случаи с тяжелыми последствиями. К настоящему времени все штаты имеют собственные законы, обязывающие официально регистрировать все формы насилия; тем не менее, официальная статистика дает весьма умеренные цифры. Лица с высоким социоэкономическим статусом неполно представлены в этой статистике, т. к. они чаще пользуются услугами частных агентств, к-рые не сообщают о фактах насилия властям, за исключением особо тяжелых случаев.
Большинство детей, подвергшихся физ. насилию, не нуждаются в мед. лечении и где-то менее 1% таких детей получают травмы со смертельным исходом. Если исключить сексуальное насилие, наиболее частыми жертвами физ. насилия на всех возрастных уровнях оказываются представители мужского пола. Статистические исслед. свидетельствуют о том, что большинство детей, страдающих от жестокого обращения, - это дети в возрасте 6 лет и старше, и гораздо меньшую долю составляют дети в возрасте до 2 лет; однако, по всей вероятности, дети дошкольного возраста реже, чем школьники попадают в поле зрение соц. служб.
Складывается впечатление, что большинство случаев Ж. о. с р., исключая сексуальное насилие, носит характер стихийных, непреднамеренных действий, совершаемых родителем, столкнувшимся с экстремальным средовым стрессом. Обычно физ. насилие возникает в ситуации, когда ребенок не может удовлетворить ожидания откровенно карающего родителя, к-рый уверен в эффективности телесных наказаний как средства воспитания. Иногда родители ожидают от ребенка поведения или достижений, к-рые выходят за пределы его возрастных возможностей или нереальны в сложившейся ситуации. Оказалось, что мн. родители, фактически, ожидают от ребенка заботы о них самих: долго плачущий ребенок воспринимался ими как отвергающий и не любящий маму/папу.
Безусловно, большинство актов насилия проистекают из попыток добиться от ребенка послушания, перерастающих в проявление неуместной жестокости. Почти во всех таких случаях возможное травмирование ребенка, особенно серьезное, не бывает намеренным. Даже в случае сексуального насилия, совершивший его родитель часто говорит о том, что не хотел причинить вреда, и нередко обосновывает свои действия как попытку "просветить" ребенка в сексуальных вопросах.
Большинство родителей, жестоко обращающихся с ребенком, не имеют серьезных психиатрических диагнозов, но часто испытывают затруднения в соц. отношениях, а тж в контролировании собственной раздражительности и импульсивных реакций, к-рые быстро перерастают в применение силы. Часто эти люди не только переживают значительный средовой стресс, но тж - и это значительно важнее - не в состоянии справиться с ним подходящими ненасильственными средствами.
Большинство объяснений Ж. о. с р. исходят из сочетания факторов, включ. личность проявляющего жестокость взрослого, к-рый предрасположен реагировать физически при необходимости дисциплинировать ребенка, особенно когда этот человек испытывает сильный стресс. В дополнение к этому, обстоятельства часто способствуют усилению стресса и растормаживают его агрессивное поведение.
Определенные предрасполагающие характеристики ребенка тж могут повышать вероятность жестокого обращения с ним.
Дети, появившиеся на свет в результате нежелательной или чрезвычайно трудно протекавшей беременности или осложненных родов, с большей вероятностью подвергаются жестокому обращению, равно как и дети с низким весом при рождении, гиперактивные дети и дети с любыми поведенческими трудностями и проблемами в обучении. Похоже, что длительная разлука ребенка с родителями - особенно в первый год жизни - тж увеличивает вероятность жестокого с ним обращения.
Предпринимались попытки разработать терапевтические и профилактические методы работы с жертвами и виновниками Ж. о. с р. Восстановительная терапия пострадавших от физ. насилия детей и профилактические меры, в целом, дают более обнадеживающие результаты, чем терапия и профилактика в отношении случаев сексуального насилия и отсутствия должного ухода за ребенком. Конечно, первой и самой неотложной мерой является выведение детей из-под угрозы физ. расправы. В большинстве таких случаев детей забирают из дома, поскольку насильственные действия обычно со временем повторяются.
Большинство подходов к решению проблемы Ж. о. с р. сосредоточены в двух осн. областях. Наиболее прямой подход - работа с самими родителями, к-рым помогают научиться справляться со стрессом, умерять свое поведение и сознавать динамику акта насилия. Второй - более общий подход - ставит целью улучшить и упрочить контакты родителей с более широким соц. окружением. Делаются попытки снизить уровень переживаемого семьей стресса, одновременно увеличивая объем поддержки и помощи. Во всех случаях, и особенно в случаях сексуального насилия, обеспечение внешнего надзора представляется чрезвычайно важным, особенно на начальных этапах работы с семьей.
При сочетании интенсивной индивидуальной работы и более широких соц. вмешательств вероятность помешать Ж. о. с р. и уменьшить шансы причинения серьезного вреда ребенку резко повышается.
См. также Агрессия, Жертвы побоев, Отсутствие заботы о детях, Насилие
С. Д. Шерритс

Жесты (gestures)

Ж. являются неотъемлемой частью системы коммуникации и частью "языка", когда язык широко определяется как выражение и восприятие идей и эмоций. Считается, что язык жестов, состоящий из сотен и тысяч различных сигналов, существовал до появления устной коммуникации на протяжении почти миллиона лет.
Для того чтобы стать Ж., действие должно восприниматься кем-то еще и сообщать к.-л. информ. этому человеку. Сам объем рассматриваемых невербальных движений, охватываемых термином "Ж.", длительное время вызывал многочисленные споры. Исследователи, определявшие Ж. с "позиции получателя", включали в определение Ж. непроизвольные действия, т. к. они могут интерпретироваться получателем как произвольные и, тем самым, являться "сообщением".
Если не считать случайных, не имеющих соц. значения Ж., передающих побочные сообщения, все Ж. можно разбить на три общих категории. Символические Ж. (symbolic gestures), такие как крестное знамение или отдание чести флагу, обозначают некое традиционное событие или идею. Иконические Ж. (iconic gestures) имеют сходство с той вещью, для изображения к-рой они предназначены, напр. форма чаши может воспроизводиться ладонями. Экспрессивные Ж. (expressive gestures) включают такие поведенческие проявления, как улыбка, выражение презрения и недовольства. Символические Ж., зачастую заменяющие речь, обычно осознаются использующими их людьми и имеют хождение в специфических группах. К таким группам, выработавшим свою собственную систему кинетической речи, относятся североамериканские индейцы. Ж. могут не только заменять речь, но тж уточнять и дополнять смысл самого высказывания и тем самым выполнять функцию метакоммуникации. Напр., прикладывание правой ладони к сердцу означает искренность и удостоверяет правдивость слов человека, использующего этот Ж.
Область изучения Ж. во многом пересекается с областью изучения невербального поведения и коммуникации. Совр. научное изучение Ж. началось с монографии Дарвина "О выражении эмоций у человека и животных", основу к-рой составили его собственные наблюдения. Несмотря на признание им того факта, что определенные Ж. могут приобретаться путем научения, Дарвин утверждал, что большая часть телесных выразительных действий все же носит врожденный или наследственный характер.
В противоположность этому Уэстон Ля Барр, исследовавший культурные аспекты Ж., писал, что антрополог должен с осторожностью относиться к высказываниям об "инстинктивном" характере Ж., когда речь идет о людях. Напр., кивок головой как выражение согласия и (воспринимающееся как отрицательное) покачивание головой рассматривались в качестве "инстинктивных" жестов, осн. на обнаруживаемом у младенца с рождения рефлексе "поиска груди" (rooting response) и его отказе от нее. Однако Ля Барр приводит множество альтернатив выражения согласия и несогласия из др. культур: напр. айны на севере Японии для выражения согласия или несогласия используют ладони, тогда как абиссинцы говорят "нет", резко поворачивая голову в сторону правого плеча, и "да", резко отводя ее назад и поднимая при этом брови.
Хьюз проанализировал "постуральные привычки" ("postural habits") у представителей различных культур, а Эдвард Холл описал культурные различия в приближении друг к другу (proximity) и в прикосновении при контакте в исслед., область к-рых он назвал "проксемикой" ("proxemics"). Ломакс и др. разработали систему, названную "хореометрией" (choreometrics), показывающую как стили движения связаны с социоэкономическими уровнями жизни в определенной культуре. Исследуя панкультурные аспекты телесных движений, Эйбл-Эйбесфельдт обнаружил, что приветствия сопровождаются поднятием бровей и улыбками в самых разных культурах, а Экман и Фрайзен установили, что определенные выражения лица являются универсальными. Дарвин обнаружил, что нек-рые психич. заболевания сопровождаются специфическими навязчивыми выразительными движениями.
Вильгельм Райх обращал внимание на частые расхождения между вербальным содержанием и эмоциональным поведением. Он считал, что форма поведения пациента оказывается не менее важной чем то, о чем он говорит.
Фрейд утверждал, что мн. "случайные действия" аналогичны бессознательным позициям. Морис Краут изучал сферу действия и значение разнообразных "аутистических" Ж. (напр., чесание или накручивание на палец пряди волос), предполагая, что эти Ж. могут выполняться неосознанно и отражать внутренний психол. конфликт; он связывал кулачные Ж. с агрессией и пальцевые Ж. со стыдом или конфликтами в области достижений или эмоциональной привязанности. Он тж обнаружил индивидуальные и половые различия в выполнении отдельных Ж.
Антрополог Рэй Л. Бердвистелл утверждает, что телесные движения (body movement) не столько отражают индивидуальные внутренние состояния эмоции или аттитюда, сколько являются просто культурно обусловленным каналом коммуникации, и что паттернам выразительных действий научаются в процессе приобретения социокультурного опыта. Он предложил термин "кинесика" ("kinesics") для методологии, связанной с коммуникативными аспектами приобретаемых телесных движений. Аналогом кинесике является дескриптивная лингвистика. Бердвистелл рассматривал коммуникацию как многоканальную систему, одну из частей к-рой составляют двигательные паттерны. Он отвергал изучение изолированных образцов вокализации или Ж. и поз и сосредоточил свои усилия на интерактивном подходе. Бердвистелл и Шефлен разработали методику естественного наблюдения, к-рую Шефлен назвал "контекст-анализом", использующуюся для обнаружения и выделения элементов поведения в системе коммуникации.
Кондэн и Огстэн, используя этот интерактивный или контекстуальный подход, показали, как телесные движения могут синхронизироваться на "микро"-уровне между индивидуумами или между индивидуумом и его собственной речью.
Акцент на групповой и семейной терапии с широким использованием видеомагнитофона и видеозаписи способствовал популяризации изучения интерактивных и коммуникативных аспектов телесных движений наряду с изучением связи между индивидуальными и культурными различиями, с одной стороны, и интрапсихическим уровнем движения, с другой.
Э. Сепир писал: "Мы чрезвычайно чутко реагируем на Ж. и, можно даже сказать, в соответствии с неким детально разработанным и потайным кодом, нигде не записанным, никому неизвестным и в то же время понятным для всех". Анализ Ж. обеспечивает нас ценной информ. в отношении этого тайного языка. Ж., исследуются ли они с психол. или культурной т. зр., позволяют глубже проникнуть в "язык" коммуникации как в отношении его смысла, так и в плане его стиля.
См. также Процессы коммуникации, Кросс-культурная психология, Экспрессивная мимимка, Символическая интеракция
С. Ф. Уоллок

Жетонные системы (token economies)

Общепризнанным теорет. источником современных Ж. с. являются работы Б. Ф. Скиннера. Их применение в отношении пациентов с тяжелыми формами расстройств в психиатрических больницах связывают с работами Эйлона и Эзрина, а также Эттоу и Краснера, а наиболее строгие документальные свидетельства ценности этой процедуры представлены Р. Дж. Полом и Дж. Л. Ленцем. С. В. Биджоу со своими студентами использовал Ж. с. в воспитательной работе с детьми, а В. К. Беккер с сотрудниками - в учеб. процессе. Еще одной областью применения Ж. с. является работа с делинквентами.
Любая Ж. с. предполагает определение целевого набора желательных реакций и эксплицитной и конкретной формы вознаграждения за такие действия. Отбираемые реакции характеризуют представление о том, что руководитель группы (напр., учитель, родитель, работодатель, терапевт) рассматривает в качестве "нормы". Эти реакции уточняются и, если оказываются достаточно сложными, разделяются на более простые составляющие элементы.
Ж. с. может начать функционировать с простых действий по самообслуживанию в питании и быту в психиатрической больнице или реализации простых учеб. задач в школьном классе. Инструктор начинает с той реакции, к-рую конкретный субъект редко демонстрирует, но при этом оказывается способен к ее успешному выполнению. В этом, по сути, состоит понятие формирования.
Вознаграждение за действия может увеличиваться. С возрастом и продвижением в социализации формы вознаграждения становятся более абстрактными и отсроченными во времени. Ж. с. служит для подготовки к выполнению одобряемой соц. роли, и все решения в процессе формирования поведения принимаются инструктором с учетом этой перспективной конечной цели.
Как правило, Ж. с. предполагает заключение между субъектом и инструктором контракта, в к-ром оговариваются условия ее функционирования. Вначале могут использоваться первичные подкрепляющие стимулы, но впоследствии по мере возможности начинают привлекаться приобретенные подкрепляющие стимулы, такие как жетоны или баллы, осуществляющие функцию моста во времени между действием и получением эксплицитной ценности, такой как пища, уединение, телевизионные передачи, игрушки или разнообразные привилегии. По мере достижения прогресса в формировании, время между получением жетонов и их обменом на соотв. эксплицитные подкрепляющие стимулы увеличивается. По мере прогресса в формировании будет тж увеличиваться сложность и трудность самих действий, за к-рые даются вознаграждения. Действия, к-рые первонач. приводили к наградам, становятся необходимыми элементами или условиями для более широких соц. действий. С целью приобретения и поддержания новых форм поведения могут использоваться все известные поведенческие методики - формирование методом последовательного приближения (shaping), наведение и отвлечение (prompting and fading), сцепление (chaining), моделирование (modeling), переменные режимы подкрепления (variable ratio schedules), отбор подкрепляющих стимулов (reinforcer sampling), угашение (extinction) и перерыв в подкреплении (time out from reinforcement).
При работе с Ж. с. инструктор не злоупотребляет запретами, а стремится выявлять прежде всего те формы поведения и действия, к-рые несовместимы с целевыми, для их ослабления. В крайних случаях, напр. во избежание поведения, чреватого травматическими последствиями и т. д., может налагаться штраф, определяться стоимость издержек такой реакции или, в виде исключения, использоваться аверсивная стимуляция. По возможности, с целью выхода из такого рода ситуаций следует обращаться к обучению субъекта несовместимой с нежелательной, альтернативной форме поведения, оцениваемой как более социально полезная.
Поскольку целью является самостоятельная, социально успешная реакция на ситуации, субъект вполне может получать жетоны, исходя из своего собственного графика и устанавливаемого им самим темпа продвижения. Конечной целью является реакция, способная к переносу за пределы ситуации лечения, осуществляемая на основе внутренней заинтересованности и в условиях естественного соц. подкрепления. Ж. с. является не только чрезвычайно полезным набором практ. процедур, но тж играет важную роль в теорет. формулировках "нормального" и "отклоняющегося от нормы" поведения.
См. также Модификация поведения, Бихевиоризм, Оперантное обусловливание
Л. П. Ульманн

Животные как модели (animal models)

Животные модели широко используются в психологии для а) активизации развития концептуальной основы, позволяющей выявлять новые взаимосвязи и взаимодействия между окружающей средой, ЦНС и поведением; б) стимулирования процесса порождения проверяемых гипотез, важных для понимания челов. поведения; и в) исслед. физиолог. явлений при более простых и контролируемых условиях, чем те, к-рые можно обеспечить в исслед. людей.
Животные модели имеют долгую и заметную историю в исслед. как нормального, так и аномального поведения. Тем не менее, в то время как др. представители наук о жизни (анатомы, физиологи, фармакологи и т. д.) охотно приняли как гомологию, так и аналогию в качестве базиса использования животных моделей, нек-рые совр. аналитики (часто мало сведущие в биологии) не видят в этом смысла и иногда подвергают насмешкам применение животных моделей для понимания челов. поведения. Раскол между теми, кто признает ценность исслед. на животных, и теми, кто не видит этой параллели, отмечает границу между механистическими и гуманистическими традициями в психологии и служит водоразделом между принятием эволюционной теории Ч. Дарвина и психофизического дуализма Р. Декарта. Эволюционная теория предполагает непрерывность разума и эмоций в филогенетической последовательности от животных до человека, тогда как картезианский дуализм утверждает, что даже если органы и головной мозг разных видов организмов обладают сходством, ментальные продукты принципиально различаются. Картезианская позиция была сформулирована в следующем парадоксе относительно использования животных моделей - если животные похожи на людей, то в отношении опытов на животных применимы те же этические ограничения, что и к исслед. людей, тогда как если животные не похожи на людей, то не имеет смысла изучать животных в контексте поведения и психопатологии человека. Но такая позиция и частое требование априорных гарантий в том, что исслед. на данной модели продвинет вперед конкретный вид терапии, отражает фундаментальную ошибку в понимании природы и функций моделей и аккумулятивной природы научного прогресса.
На более биолог. полюсе континуума психол. исслед. и практ. приложений использование животных моделей находит широкую и, в общем, единодушную поддержку. Это касается исслед. нейронных механизмов научения, перцептивно-когнитивных механизмов головного мозга, нарушений памяти при старении, механизмов наркотической зависимости и аддикции, а тж психофармакологии. Применение животных моделей является неотъемлемой составной частью достижения успеха в этих областях.
Исслед. передачи нервного импульса в гигантских аксонах кальмара образуют краеугольный камень наших знаний о работе ЦНС высших животных. На уровне нейронных сетей, углубленное исслед. длительной потенциации на срезах гиппокампа крыс привели к значительному прогрессу в понимании молекулярных и нейрофизиологических основ научения у человека. На уровне целого организма, эксперименты по научению и памяти у моллюсков заложили фундамент для изучения механизмов кратковременной и долговременной памяти на молекулярном уровне, равно как и для прогресса в понимании "элементарных" механизмов научения и их нейрохимической основы.
Моделирование на животных тж сыграло важную роль в изучении биолог. основ сложных поведенческих признаков через развитие генетики поведения. Напр., использование быстро размножающихся крыс и мышей в целях селективного выведения продемонстрировало, что индивидуальные различия по таким сложным поведенческим признакам как агрессия, отражают наследственные различия в стратегиях приспособления к окружающей среде. Эти различия в приспособлении (coping) соответствуют различиям в чувствительности животных к апоморфину - агонисту допамина. Подобные исслед. позволяют делать предположения о биолог. основах сложного поведения человека. Животные модели дают нам возможность выдвигать грамотные гипотезы о том, какие признаки людей стоило бы рассматривать с т. зр. генетики поведения. Наибольшую известность среди совр. примеров такого рода получило Миннесотское исследование близнецов, показавшее, что у раздельно воспитанных близнецов генетические факторы вносят весомый вклад в формирование личности, включ. даже религиозность.
Животные модели дали путеводную нить к выявлению предрасполагающих факторов в изучении психосоматических нарушений и болезней. Так, исслед. на животных со всей определенностью доказали наличие связи между содержанием пепсиногена в плазме и желудочно-кишечными патологиями, развивающимися в результате стресса, аналогичной той, к-рую предполагают у человека. В свою очередь, это способствовало развитию исслед. личностных факторов, связанных с уровнем пепсиногена в плазме и язвенной болезнью. От изучения индивидуальных различий в поведенческой адапт. к стрессу у крыс, через исслед. приспособляемости и желудочной патологии у приматов, идет прямой путь к новейшим работам, посвященным различиям в реактивности автономной НС на стресс у людей. Совсем недавно использование животных моделей создало прочные научные основы для "новой" области психонейроиммунологии. Несмотря на огромное количество свидетельств, мед. круги яростно отрицали связь между психол. состоянием, иммунитетом и раковыми заболеваниями до тех пор, пока не были опубликованы результаты мн. контролируемых исслед. с использованием животных моделей, в к-рых было прямо показано, что поведенческий стресс понижает иммунокомпетентность.
Использование животных в качестве моделей становится более затруднительным и вызывает больше споров, когда дело касается поведенческих проблем в психопатологии. Животные модели достаточно перспективны для понимания психопатологии, но не как отклонений поведения, а как последовательности психол. процессов, подчиняющихся определенным законам, принципы и механизмы к-рых можно объяснить с научной т. зр. И. П. Павлов первым выступил с утверждением о том, что экспериментально вызванные дисфункции поведения у животных могут дать нам ключ к пониманию нарушения функций у человека: в классических экспериментах по выработке условных пищеварительных рефлексов у собак он наблюдал, что предъявление серии последовательно усложняющихся дифференцировок между кругом и эллипсом приводило к тому, что поведение животных в конце концов становилось настолько возбужденным и неустойчивым, что дисфункция превращалась в экспериментальный невроз. В последующем сходном исслед. по выработке слуховой дифференцировки у детей, аналогичные манипуляции дали отчасти похожие результаты. Еще более важный факт, установленный И. П. Павловым и его сотрудниками, состоял в том, что соли брома являются эффективным лекарством и для собак, и для детей. За этим последовали многочисленные попытки создать животные модели для психопатологии. Значительный вклад в это принадлежит двум американским ученикам И. П. Павлова, Хорсли Ганнту и Говарду Лидделлу.
Эти наблюдения И. П. Павлова и его учеников, а именно, что методом классического обусловливания у животных можно выработать паттерны неадаптивного поведения, аналогичного челов. неврозам, вдохновили др. ученых исследовать возможность создания новой психопатологии, осн. на изучении животных.
Ряд ученых предложили набор критериев, к-рым должны в идеале отвечать животные модели челов. психопатологии: модель должна обеспечивать сходство симптомов, этиологии и способов лечения болезни, осн. физиологии организма и, кроме того, быть специфичной для конкретного расстройства, а не просто моделью общей психопатологии. Следует еще раз подчеркнуть, что ни одна модель не в состоянии удовлетворить всем этим критериям, скорее они являются отражением некого идеала. На самом деле, если их когда-нибудь удастся достичь, то модель перестанет быть просто моделью и приобретет гораздо большее значение, поскольку произойдет переход от аналогии к тождественности.
Было разработано множество моделей психопатологии человека, обладающих разной степенью полезности. Возможно, лучше всего читателям-непрофессионалам известно опубликованное сообщение Гарри Харлоу об эффектах отделения от матери детенышей низших обезьян и эксперим. дифференциации функций кормления и успокоения, выполняемых самкой по отношению к своим детенышам. Драматические последствия такого отделения для молодых обезьян (напр., уход в себя и потеря аппетита и сна) напоминали психопатологические эффекты заброшенности у младенцев в условиях длительной госпитализации (напр., анаклитическую депрессию). Эта модель депрессии особенно важна для понимания психол. проблем сирот, воспитываемых в среде с недостаточным уровнем стимуляции. Более поздние исслед. психофизиологических реакций детенышей низших приматов, отделенных от своих матерей, привели к пониманию поведенческих и соц. факторов, корректирующих и смягчающих напряженность и тревогу, вызванную разлукой маленьких детей с их матерями.
Модель депрессии как следствия выученной беспомощности, осн. на изучении поведения собак, сыграла важную роль как в разработке терапевтических режимов, так и в понимании этиологии нек-рых форм депрессии. Возможно, не менее важен и тот факт, что модель дала толчок к проведению исслед., направленных на проверку гипотезы о выученной беспомощности как этиологическом факторе депрессии, стимулировала исслед. нейрохимии депрессии, а тж доказала свою полезность при отборе терапевтических средств. Создание моделей депрессии переживает период расцвета. Мн. из них опираются на определенные манипуляции поведением животного, к-рые имеют известные биолог. последствия. Широко распространенным является заблуждение, что психобиологи работают с животными моделями, поскольку уверены в биолог. происхождении психопатологии человека. Как показала модель выученной беспомощности, сравнительные психологи могут начинать с нефизиологических манипуляций поведением и окружающей средой, вызывающих совокупность поведенческих и физиолог. симптомов, сходных с теми состояниями людей, к-рые им бы хотелось смоделировать. Эти же самые симптомы тж будут вызывать поведенческие последствия, к-рые, в свою очередь, будут иметь дополнительные биолог. последствия.
Особенно эффективным применение животных моделей может стать в области старения и зачастую связанной с ним деменции, нейрофизиологические изменения при к-рой влекут за собой далеко идущие и разрушительные психол. последствия. В настоящее время когнитивная, поведенческая или физиолог. точки зрения не позволяют понять природу старческого слабоумия. Использование животных моделей могло бы внести свой вклад в ее определение и уменьшение факторов риска и степени выраженности недееспособности.
Необходимо продолжать исслед. дисфункций поведения и психиатрических болезней для того, чтобы стало возможным облегчить жизнь букв. десяткам миллионов страдающих людей. До тех пор, пока не удастся проникнуть в суть процессов, лежащих в основе этих расстройств, ученых будут отпугивать определенные виды исслед. на здоровых и больных людях - особенно те, к-рые предполагают экспериментирование с этиологическими факторами или методами терапии, связанными с еще непонятыми физиолог. изменениями.
Такого понимания можно достичь лишь путем применения животных моделей. Особенно странно то, что сегодня ученые, работающие с животными моделями, стали объектом критики и враждебного отношения в об-ве, в к-ром психол. проблемы и душевные болезни представляют собой огромную угрозу благополучию человека.
Следует учитывать ряд этических соображений при использовании животных в таких экспериментах. Животных для исслед. следует тщательно отбирать, исходя из знания их физиологии. Следует как можно точнее определять количество животных, необходимых для эксперимента. Исслед. следует проводить, строго придерживаясь директив руководящих органов, после предварительного обсуждения с коллегами.
Несмотря на концептуальные и технические трудности, связанные с использованием животных в качестве лабораторных моделей, потребность в продвижении вперед психологии (и др. наук о жизни) делает неизбежным их использование в соотв. ситуациях.
См. также Родительское поведение животных, Модели нейронных сетей, Перцептивная организация, Психофармакология
Р. Мёрисон, Дж. Б. Овермайер

Животные, воспитываемые как дети (animals raised as humans)

Существуют три выдающихся исслед., в ходе к-рых молодых шимпанзе выращивали как челов. детей. Др. проекты были посвящены горилле и орангутангу, воспитывавшимся в домашней среде. В ходе самого первого исслед. У. Н. Келлог и его жена воспитывали маленькую самку шимпанзе Гуа вместе со своим маленьким сыном Дональдом в течение 9 месяцев. Гуа одевали в одежду, целовали, обнимали и вообще обращались с ней точно так же, как с обычным маленьким ребенком.
Гуа появилась в доме в возрасте 7,5 месяцев, когда она была на два месяца младше Дональда. В таких условиях Гуа приобрела мн. типы челов. поведения: она передвигалась в вертикальном положении; прыгала; целовалась, прося прощение; ела ложкой; пила из стакана и в определенной степени контролировала деятельность своего мочевого пузыря и кишечника. Хотя хронологически она была младше Дональда, Гуа перегнала его в приобретении этих навыков и тж превосходила мальчика по силе, способности к локализации источника звука и выполнению вербальных команд. Несомненно, что превосходство Гуа проистекало из более быстрого темпа созревания на первых месяцах жизни. К концу эксперимента Дональд начал догонять ее во всем, кроме силы, и превзошел Гуа во мн. видах деятельности, особенно в речевом поведении. Короче говоря, хотя люди очень медленно достигают зрелости, они обычно намного превышают уровень своих ближайших родственников - приматов.
Следующее исслед. было проведено Кейтом и Кэти Хейз на выращенной в доме самке шимпанзе по имени Вики. Главной целью эксперимента было научить Вики разговаривать, но в течение 6 лет она выучила только три слова (папа, мама и чашка). Даже это научение потребовало сложной процедуры, в ходе к-рой экспериментаторы были вынуждены производить большинство звуков искусственно, манипулируя губами Вики. Тем не менее, эксперимент на самом деле подтвердил открытие четы Келлогов о том, что шимпанзе, выращенные в среде людей, приобретают мн. челов. реакции. Напр., Вики спонтанно имитировала следующее поведение: манипулировала с пульверизатором, открывала консервные банки, точила карандаш и накладывала косметику на лицо и губы. Вики могла тж решать определенные механические задачи после первого же показа, тогда как шимпанзе, живущим в клетке, требовалось на это гораздо больше времени или они вообще терпели неудачу. К сожалению, Вики умерла от вирусной инфекции перед тем, как удалось проверить границы попытки "очеловечить" ее.
Третьим грандиозным проектом по исслед. шимпанзе, воспитанных как люди, был эксперимент четы Гарднеров с молодой самкой шимпанзе по имени Уошо. Поскольку шимпанзе произносят очень мало звуков (они не обладают анатомическим аппаратом для образования речевых звуков, но в естественной среде обитания используют очень богатый язык жестов), Аллен и Беатриса Гарднеры из Ун-та штата Невада попытались обучить Уошо стандартному американскому языку жестов (амслену) - системе, в к-рой глухие люди используют знаки для обозначения целых слов, а не отдельных букв.
Начиная примерно с годовалого возраста, Уошо воспитывали в ее собственном доме-трейлере на заднем дворе Гарднеров. Этот трейлер был оснащен всем необходимым домашним скарбом: детской кроваткой, детским высоким стулом, нагрудниками, мочалками из махровой ткани, зубными щетками, было предоставлено много возможностей общаться с людьми, в том числе даже с приходящей (по вечерам) няней (студенткой-старшекурсницей). В присутствии Уошо все общались друг с другом или с Уошо исключительно на амслене. Уошо ограничивали минимально, ее брали на прогулки во дворе и иногда даже в дом Гарднеров. С ней часто играли и щекотали ее, часто в процессе обучения амслену.
К концу 22-го месяца эксперимента Уошо могла использовать, по меньшей мере, 30 знаков, а всего она выучила более 160 знаков. Используемые ею знаки не оставались специфичными для оригинальных референтов, но переносились на новые и отличающиеся референты (например, конкретная книга вначале была оригинальным референтом для знака "книга", но позднее любая книга обозначалась соотв. знаком). Уошо связывала знаки в предложения, состоящие в основном лишь из двух знаков-слов, как это делают двухлетние дети; спонтанно называла предметы и иногда создавала новые комбинации знаков. Гарднеры тж сообщили, что она выучила элементарные правила грамматики примерно на уровне двух-трехлетнего ребенка.
По сообщениям исследователей из Ун-та штата Оклахома, Уошо иногда обучала амслену своих детенышей. Например, она ставила стул перед своим приемным детенышем и затем делала стандартный знак "Это" и "Стул". Др. шимпанзе в лаборатории Ун-та штата Оклахома, начавшие учить амслен в более раннем возрасте, чем Уошо, по-видимому, выучивали знаки гораздо быстрее, чем она. Им не требовалось, чтобы экспериментаторы общались на этом языке в их присутствии, и к.-л. особенные усилия по их очеловечиванию.
См. также Сравнительная психология, Поведение приматов
М. Р. Денни

Жизненные события (life events)

Исследователи уже давно стремятся разобраться в том, как человек и его окружение воздействуют друг на друга, и, в первую очередь, описать и объяснить возрастные особенности поведения и индивидуальные различия. Одна из таких попыток связана с изучением событий, изменяющих жизнь. Ж. с. указывает на действующие схемы жизни конкретного человека или на необходимость их существенного изменения. Эти события могут происходить в различных областях (семья, здоровье, работа) и могут быть связаны с возрастом (школа, вступление в брак, выход на пенсию), ходом истории (война и экономический спад) или превратностями судьбы отдельного человека (болезнь, развод). Большая часть публикаций, посвященных жизни подростков и взрослых, отражает социологическую традицию оценивания воздействия Ж. с. как смены осн. ролей, возрастных переходов, приобретения- и утраты статуса и т. д.
Когда событие происходит со множеством людей одного возраста, вероятность его наступления высока, и это может стать основанием для выделения стадии антиципаторной социализации. Такие нормативные события классифицировались нек-рыми исследователями в зависимости от характера среды, как биологические, социальные или физические. Др. специалисты предпочитают использовать модель стресса при классиф. Ж. с. и говорить о соц., психол. и физиолог. реакциях на явления, несущие в себе вред, угрозу или вызов. Обычно людей просят ранжировать множество жизненных событий по степени вызываемого ими стресса или изменения поведения, а затем эти оценки анализируют с целью выявления синхронности, упорядоченности и образования кластеров событий.
Нек-рые теоретики высказывали предположение о существовании базовой структуры взрослой жизни. Д. Дж. Левинсон предложил модель универсальной последовательности периодов и переходов в развитии человека, в рамках к-рых Ж. с. оказывают свое воздействие. Первоочередная задача человека в стабильные периоды - выстроить структуру жизни, сделав определенный выбор и направив свои усилия на достижение определенных целей. Главная задача на переходных периодах - покончить с существующей структурой жизни и приступить к созданию новой, переоценив принятые ранее решения и двигаясь в направлении достижения новых целей.
По-видимому, между аффективной позитивностью (affective positivity) и контролем над событиями жизни может существовать связь. Когда события оцениваются позитивно, люди склонны полагать, что они контролировали эти события или влияли на их ход. Тж высказывалось предположение, что состояния, вызывающие положительные эмоции, могут увеличивать способность индивидуума адаптироваться к стрессу. К тому же, отсутствие негативно окрашенных событий коррелирует с приспособлением.
Исслед. реакций детей на Ж. с. весьма немногочисленны, и потому мы до сих пор не располагаем сведениями о нормативных паттернах таких реакций. Однако, три стрессовых события в жизни детей - смена местожительства, смена школы и семейные кризисы, такие как развод или смерть одного из родителей, - все же стали предметом систематических исслед., дающих, правда, неоднозначные результаты. Было тж показано, что переживание детьми единичных стрессов или даже их последовательности имеет менее пагубные последствия, чем переживание сочетанных стрессов; кроме того, мальчики больше страдают от разлада в семье и от ее распада, чем девочки. Было обнаружено, что с возрастом отрицательных эмоциональных реакций становится больше, а положительные эмоциональные реакции, если судить по отчетам, связаны с Ж. с., отражающими взаимодействия с родителями и сверстниками.
См. также Варианты карьеры, Развитие социального поведения людей
Ф. Дойч


_З_

Заброшенные дети (neglected children)

Заброшенным можно назвать ребенка в том случае, когда "несущий ответственность за воспитание за ребенка взрослый либо сознательно, либо по причине исключительной небрежности заставляет его испытывать страдания, к-рых можно было бы избежать, и/или не способен обеспечить одно или более из условий, обычно необходимых для полноценного развития физ., интеллектуальных и эмоциональных качеств ребенка". Заброшенность детей следует отличать от жестокого обращения с ребенком. Несмотря на то, что невнимание к детям может рассматриваться в качестве одной из форм жестокого обращения, его причины, как правило, кроются в бедности или невежестве. Жестокое обращение, напротив, в большей степени обусловлено психол. особенностями самого воспитателя.
О причинах заброшенности детей известно не слишком много. К соц. факторам, к-рые, по-видимому, играют определенную роль в этой проблеме, относят семью без отца или семью с низким уровнем дохода. На способы воспитания и ухода за детьми тж влияют культурные ценности. Кроме того, важным фактором является уровень эмоциональной зрелости воспитателя. Родители З. д. зачастую сами были заброшены, что наводит на предположение о присутствии цикличности в подобном отношении к детям на протяжении поколений.
Осн. признаками заброшенности являются: частые пропуски занятий или опоздания в школу; неадекватная одежда или гигиена; наличие синяков или др. травм; высокая враждебность; изоляция от др. детей; неадекватный медицинский уход; недостаточное питание; частая сонливость; равнодушие родителей; соц. изоляция родителей; иррациональное или нетипичное поведение родителей.
З. д., как правило, характеризуются либо апатией и безразличием, либо чрезмерной агрессивностью. Их уровень физ. и интеллектуального развития находится ниже возрастных норм. Они часто обнаруживают аттитюды беспомощности и поражения, с подозрением относятся к др. и не верят в себя. При столкновении с жизненными проблемами З. д. склонны переоценивать их трудность и недооценивать свою собственную способность справляться с этими проблемами с помощью др.
См. также Жестокое обращение с ребенком, Отношения "родитель - ребенок"
Р. Р. Копп

Забывание в старости (late-life forgetting)

В обыденной психологии широко распространено мнение, что снижение мнемической функции свидетельствует о начале болезни Альцгеймера или сенильности. Ранняя диагностика, наряду с терапией и семейной поддержкой, может помочь пожилым людям со снижением памяти функционировать и справляться с задачами повседневной жизни в минимально ограничивающей обстановке.
Первой задачей специалистов здравоохранения при обследовании пациента с жалобами на ухудшение памяти является установление того, свидетельствуют ли эти симптомы о развитии деменции или они являются результатом нормального когнитивного дефицита, обусловленного процессом старения. Даже при диагностике деменции (к-рая определяется Американской психиатрической ассоциацией как потеря интеллектуальных способностей в степени, нарушающей социальное или профессиональное функционирование) важно определить, является ли она обратимой. Если причина выявлена своевременно, нек-рые формы деменции оказываются обратимыми, поскольку деменция может быть следствием широчайшего спектра заболеваний и нарушений поведения. Мюриель Лезак указывает на то, что ухудшение памяти является некой точкой отсчета, с к-рой начинается дифференциация людей на людей с нормальным забыванием и на тех, кто не гарантирован от диагноза деменции.
Для различения нормального и патологического забывания Асенат Ларю описал два типа нарушения памяти. Первонач. они были обозначены как доброкачественная и злокачественная забывчивость старения. Доброкачественная забывчивость старения характеризуется нарушениями памяти, ограниченными забыванием относительно неважных фактов при сохранении способности вспомнить их через нек-рое время. Большинство забываемого материала относится к давнему прошлому, а не к недавним событиям; индивидуум обычно осознает, что его память ухудшилась, и в состоянии компенсировать это. Этот тип забывчивости нек-рым образом напоминает стереотип рассеянного профессора. Напротив, при злокачественной старческой забывчивости наблюдается искажение воспоминаний, снижение времени удержания в памяти и затруднения в воспоминании недавних событий. Кроме этого наблюдается дезориентировка в месте, времени и собственной личности. При поверхностном рассмотрении это представляется прямым и ясным разграничением типов забывчивости. Критики такого дихотомического подхода предполагают, что доброкачественная и злокачественная забывчивость старения являются скорее не отдельными состояниями, а точками на едином континууме.
Предпринимались попытки определить изменения в памяти, связанные с нормальным старением. В 1986 г. была образована рабочая группа Национального института психиатрии, задачей к-рой была н.-и. работа в этой области и распространение полученных данных. Эта рабочая группа опубликовала диагностические критерии того, что было названо соответствующим возрасту нарушением памяти - СВНП (аде-associated memory impairment, AAMI). Критерии СВНП предполагают наличие жалоб на нарушения памяти, осн. на ее постепенном ухудшении начиная с 50-летнего вoзраста у лиц, функционирующих на приемлемом интеллектуальном уровне (специально определяемом на основе критериев). Соответствие критериям СВНП устанавливается в тех случаях, когда обследуемые лица получают оценки, отклоняющиеся на минус одно стандартное отклонение (SD) от среднего, установленного для молодых взрослых по тестам памяти на недавние события. Кроме того, ряд критериев исключает соответствие индивидуума категории СВНП. Это - наличие деменции, алкогольной зависимости, депрессии, нек-рых неврологических и/или др. соматических заболеваний. Прием психотропных препаратов тж исключает соответствие диагностическим критериям. Утверждалось, что диагностическая категория СВНП предназначена для характеристики лиц позднего возраста, имеющих нарушения памяти, но не страдающих от неврологических нарушений. Предполагается, что СВНП представляет собой нормальное следствие старения у лиц позднего возраста.
Ричард Блэкфорд и Асенат Ларю высказывают сомнения касательно аспектов измерения СВНП. Они считают, что в рамках СВНП должно быть две категории: соответствующее возрасту нарушение памяти (age-consistent memory impairment) и старческая забывчивость (late-life forgetfulness). Критерием СВНП является выполнение 75% использованных тестов памяти - результат, попадающий в интервал +1 SD от средней величины, установленной для возраста обследуемого.
Критерием старческой забывчивости является выполнение 50% или более данных тестов - результат, попадающий в интервал от 1 до 2 SD ниже среднего, установленного для такого возраста. Критерии исключения для каждой из этих субкатегорий неск. сходны с описанными выше для связанных с возрастом нарушений памяти. Все эти категории применимы к лицам в возрасте от 50 до 79 лет; лица 80 лет и старше не подлежат тестированию.
См. также Болезнь Альцгеймера, Расстройства памяти
Н. Эбелис

Забывание (forgetting)

З. - это потеря информации на любом этапе процесса запоминания или хранения данных в памяти. Уильям Джеймс высказал предположение, что в реальной жизни, за редким исключением, забывается большая часть того, что происходит. Сэр Фредерик Бартлетт указывал, что точных воспоминаний практ. не бывает.
Герман Эббингауз в работе "О памяти" (Memory) описал 3 основных теории З.: во-первых, ранние образы маскируются и затемняются более поздними; во-вторых, сохраняющиеся образы претерпевают изменения; в-третьих, образы дробятся на части с последующей утратой отдельных компонентов вместо общего затемнения.
Для оценки объема и/или скорости З. использовались различные методы измерения научения и запоминания, В качестве меры З. Эббингауз использовал количество попыток, необходимых для доучивания забытых элементов, выраженное в процентном отношении к количеству попыток, потребовавшихся для первоначального заучивания материала. Разность между этим процентным отношением и 100% была названа скоростью забывания. З. яв-ся скорее правилом, чем исключением. Теорет. разраб. породили исслед., результаты к-рых лишь отчасти объясняют этот процесс.
См. также Память, Кратковременная память
Н. С. Андерсон

Зависимая личность (dependent personality)

Придавая этому расстройству статус отдельного и существенного расстройства, DSM-IV включает в качестве его центральной характеристики пассивное предоставление др. права принимать на себя полную ответственность за значимые формы деятельности индивидуума, что связано с отсутствием у него уверенности в себе и сомнениями в способности к независимому функционированию.
Заметна тж готовность подчинить свои потребности требованиям лиц, от к-рых зависят больные, с тем чтобы избежать выполнения независимых и самостоятельных соц. ролей. Для этих больных характерны тенденция к самоуничижению, отсутствие инициативы, они не склонны предъявлять прямые требования к тем, от кого зависят, чтобы не подвергать риску обеспеченную безопасность. Мн. обнаруживают соц. инфантильность, представляющуюся окружающим приемлемой, если не приятной, благодаря их искренне услужливому и дружелюбному характеру. Характерными чертами являются склонность к умиротворению окружающих и к примиряющему подчинению им, а тж бросающаяся в глаза и часто причиняющая хлопоты склонность "цепляться" за поддерживающих их лиц.
Эмиль Крепелин отмечал "нерешительность воли" у этих больных и легкость, с к-рой их могут "соблазнить" др. люди. Психоаналитическая характеристика этих больных дается в соответствии с теорией стадий психосексуального развития. Они определяются как представители "орального" типа.
Используя биосоц. теорию научения для логического выведения типов личности, Теодор Миллон перечисляет следующие критерии для диагностики больных этого типа.
1. Мирный темперамент: обычно послушен и не склонен вступать в пререкания, избегает соц. напряжения и межличностных конфликтов.
2. Подчиняемость в межличностных отношениях: нуждается в более сильной, опекающей фигуре, без к-рой чувствует тревожную беспомощность; часто обнаруживает тенденцию к примирению, умиротворению и самопожертвованию.
3. Неадекватный Я-образ: воспринимает себя слабым, хрупким и неэффективным; демонстрирует неуверенность в себе, умаляя свои способности и компетентность.
4. Когнитивный стиль Поллианны (героиня рассказов Э. Портер) (Pollyanna cognitive style): демонстрирует наивное или снисходительное отношение к испытываемым трудностям в общении, сглаживает конфликтные события.
5. Дефицит инициативы: предпочитает подчиненный, не богатый событиями и пассивный стиль жизни; избегает самоутверждающего поведения и отказывается принимать на себя ответственность.
См. также Зависимость, Типы личности
Т. Миллон

Зависимость (dependency)

З. - это поиск идентичности, поддержки, защиты и/или разрешения извне. Объектом З. м. б. др. чел.; соц. единица, такая как расширенная семья или религиозная и общественная группа; некая неосязаемая пятью органами чувств сущность, такая как ангел-хранитель; или даже система убеждений, как, напр., философия ненасилия, к-рой исповедующий ее чел. предан и от к-рой, в свою очередь, получает поддержку.
По определению, З. предполагает реципрокность отношений. Зависимый чел. ищет, ожидает и получает З.: давать значит получать, а получать значит давать. З. тж предполагает обязательность: от зависимых ожидают, что они будут искать и получать ответную поддержку. Нарушение участия в этом круге обязательств может вызывать разнообразные ответные реакции сторон - от вербального неодобрения до остракизма.
З. отличается от родственного ей процесса взаимозависимости, при к-ром отдельные стороны обоюдно ищут идентичности, поддержки, защиты и/или разрешения друг от друга.
В "зависимых обществах", таких как Япония, новоявленное эго обучается подчинению в вертикальной системе власти. Предполагается, что идеал конформности усиливает чувство собственного достоинства каждого чел. В "независимых обществах", таких как совр. Америка, от только что образовавшегося эго ожидается не подчинение, а переход от обязывающих отношений к горизонтальной системе власти. Предполагается, что именно идеал индивидуализма усиливает чувство собственного достоинства каждого чел.
Осн. характеристиками З. являются связь, обязательство, реципрокность, доверие, преемственность и вовлеченность. Каждая культура или субкультура определяет "нормальную" З. на основе своей собственной системы ценностей.
В то время как зап. мышление минимизирует преемственность между живущим и его предками, зависимые культуры склонны расценивать нарушение преемственности как угрожающий фактор.
Несмотря на существующие культурные различия, в З. прослеживаются определенные универсальные характеристики. Эти определяющие характеристики делятся на 3 группы.
Первая группа может рассматриваться как "негативная" З., к-рая задерживает психосексуальное развитие, ухудшая способность справляться с различными жизненными ситуациями. Вторая группа может расцениваться как "позитивная", улучшающая процесс созревания за счет того, что помогает индивидуумам и группам функционировать т. обр., к-рый поддерживает их чувство благополучия. Третья группа характеризуется отсутствием или прекращением отношений З., что тж может задерживать развитие.
Трактовку З. полезно подразделять на 3 "культурно исторические" фазы: а) дописьменная родоплеменная - формирование народности (с начала челов. истории и до настоящего времени); б) совр. колониальная (1500-1945 гг.); в) постколониальная (с 1945 г. до настоящего времени).
Фаза дописьменных культур и обществ с родоплеменной организацией
В ранних этнологических исслед. З. рассматривалась как структурная сетевая орг-ция, осн. на родовых, общинных, народных и расширенных семейных паттернах взаимоотношений, к-рые расценивались в целом как позитивные. Считалось, что они обеспечивали защиту, безопасность и др. потребности в условиях жизни, характеризующейся донаучным видением мира и низким технологическим уровнем.
В таком об-ве люди определяют себя или определяются с позиций их связей с др., а не с т. зр. того, как они независимо реализуют или проявляют себя. Успешность во взаимодействиях такого рода считается наиболее важным показателем зрелого самовыражения.
Современная колониальная фаза
Нарушение традиционных паттернов З. стало важным и зачастую недооцениваемым рез-том колониальных контактов, начавшихся с XV в. Как показал Маннони, важнейшим фактором завоевания коренного населения послужила его собственная тенденция к переносу ожиданий З. с привычных властных фигур на европейских заместителей власти.
Агрессивные европейские культуры эксплуатировали эти ожидания З. коренных народов, одновременно экспортируя ценности независимости, индивидуализма и прогресса, к-рые ослабляли сопротивление коренного населения так же, как конница Кортеса или огнестрельное оружие англичан. Протестантская трудовая этика со своим жестким акцентом на соперничестве, нанесла сокрушительный психол. удар традиционным представлениям о взаимности, обязательстве и доверии. Думается, в условиях долговременной колонизации сама личность коренного жителя подвергалась жесткому давлению необходимости согласовывать несовместимые с З. системы убеждений.
В это же самое время в зап. мире состояние З. систематически низводилось до уровня "невротического поведения". Зигмунд Фрейд теоретически предсказывал, что беспомощность младенца является источником пожизненных оков З., против к-рых зрелое эго должно вести непримиримую борьбу.
Кроме того, Фрейд утверждал, что психол. структуры и функции об-ва соответствуют психол. структурам и функциям отдельных людей. С позиций совр. мышления каждый индивидуум, испытавший на себе сильное влияние теорий Фрейда, должен бороться за освобождение от разнообразных форм З., начиная с З. от матери и кончая З. от различных групп. То, что ранее считалось взаимностью, ныне расценивается как беспомощность.
Постколониальная фаза
Начиная примерно с 1945 г., в зап. мире начало проявляться убеждение, что чрезмерный акцент на независимости, переменах и соперничестве привел к росту массового отчуждения, аномии и даже увеличению показателей заболеваемости. Реакцией на такое положение стала наметившаяся тенденция к пересмотру роли З., к-рая проявила себя в разнообразных недавних событиях общественной жизни. Карл Роджерс своими работами по групп. динамике стимулировал развитие общественных движений и профессиональных подходов, акцентирующих роль зависимого взаимодействия. Еще позднее "формирование сети связей" стало важнейшим побуждением людей, к-рые осознают свою потребность в связи с др., особенно в условиях большого города.
Др. ил. видоизменения З. служат кооперированные семьи, в к-рых не находящиеся в отношениях кровного родства члены двух или трех поколений объединяют свои потребности и ресурсы в рамках одного жилища или, по крайней мере, в рамках одной общины.
См. также Потребность в аффилиации, Отчуждение (политическое), Связь и привязанность, Кросс-культурная психология, Просоциальное поведение
Дж. Гурьян

Зависимые переменные (dependent variables)

В научных исслед. З. п. яв-ся свойство или выполнение, к-рые измеряются для определения эффекта манипулирования независимой переменной. З. п. может включать поведенческие, физиолог. и соц. характеристики, в зависимости от характера исслед.
Выбор подходящей З. п. чрезвычайно важен для результатов и интерпретации исслед. При выборе З. и. следует учитывать несколько соображений. Первое состоит в том, что З. п. должна отражать исследуемый конструкт. По возможности, исследователь будет выбирать наиболее чувствительную и надежную З. и. Единственным исключением из этого эмпирического правила яв-ся ситуации, когда такая мера является заметной, т. е., когда сама попытка произвести замер изменяет выполнение субъекта. Т. о., мера, связанная с выбором, может служить примером максимально чувствительной, надежной и незаметной меры. Еще одно соображение, кот. надлежит учитывать при выборе З. п., связано со стремлением избежать возникновения эффектов потолка или пола. Эффект потолка (ceiling effect) возникает в ситуации, когда диапазон выполнения задания настолько ограничен, что испытуемые достигают предельных результатов. Эффект пола (floor effect) отражает чрезмерную трудность задания, так что многие испытуемые вообще не могут с ним справиться. Эффекты потолка и пола приводят к получению искусственных результатов и к измерению пределов задания, а не способности испытуемых к его выполнению.
См. также Методология (научных) исследований
К. Дру

Зависящее от состояния научение (state-dependent learning)

Феномен З. с. н. связан преимущественно с употреблением наркотиков и их воздействием на память или исполнение. Если подопытных животных сначала обучить выполнять определенное задание, а затем в ходе проверочной сессии ввести наркотик или физиолог. раствор, любое ухудшение в последующем исполнении не обязательно оказывается связано с прямым воздействием этого наркотика на НС. Оувертон продемонстрировал это в простом эксперименте. Непосредственно перед обучением одной половине крыс вводился наркотик, а другой половине физиолог. раствор. Каждая из этих групп была затем разделена т. о., что одной подгруппе в ходе проверочной сессии вводился наркотик, а другой - физиолог. раствор. Крысы, которым в ходе обучающей сессии вводили наркотик, а в ходе проверочной - физиолог. раствор, обнаруживали определенное ухудшение результатов, как и крысы, которым в ходе обучающей сессии вводили физиолог. раствор, а в ходе проверочной сессии - наркотик. Наилучшие результаты демонстрировали крысы, получавшие физиолог. раствор или наркотик в ходе обеих, обучающей и проверочной, сессий. Иначе говоря, ухудшение результатов оказалось связанным не с воздействием наркотика на нервную систему, а с различиями в состояниях организма между двумя сессиями. Оувертон назвал этот феномен зависящим от состояния или диссоциативным научением (dissociated learning). Отсюда можно сделать следующий вывод: для вспоминания усвоенного навыка необходимо, чтобы организм находился по существу в том же самом физиолог. состоянии, что и во время его приобретения.
Одно из объяснений этого феномена связано с выводом Мак-Гока, что любое изменение в условиях предъявления стимула между приобретением и воспроизведением будет вызывать ухудшение в сохранении (навыка). Это утверждение справедливо как в отношении внутренних условий или установки, так и в отношении внешнего контекста. Предполагается, что данный эффект является просто еще одной иллюстрацией принципа убывания генерализации раздражителя (principle of stimulus generalization decrement), а именно: чем дальше раздражители располагаются вдоль градиента генерализации от исходного раздражителя, в отношении к-рого была сформирована данная реакция, тем больше будет снижаться их способность вызывать эту реакцию, т. е. для приобретенной реакции наиболее критическим компонентом из общего стимульного контекста оказывается внутреннее состояние организма, изменение к-рое будет приводить к забыванию.
Альтернативное объяснение З. с. н. получило название замещения подсистемы (subsystem replacement). Наркотики, которые оказывают влияние на ЦНС., обычно обладают избирательным воздействием, распространяющимся на определенную группу нейронов. При нормальных условиях научение конкретному навыку опосредуется конкретной популяцией нейронов, однако то же самое способны делать и др. нейроны. Т. о., если наркотик блокирует деятельность доминирующей группы нейронов, приобретение навыка может опосредоваться следующей популяцией нейронов. Проверка на сохранение субъектом навыка под влиянием данного наркотика должна приводить к успешному исполнению; однако сохранение навыка без данного наркотика должно ухудшаться, поскольку контролируемая при этом данная часть НС не участвовала ранее в приобретении этого навыка.
Несмотря на существование определенных экспериментальных свидетельств в поддержку объяснения замещением подсистемы, идея убывания генерализации по-прежнему сохраняет довольно прочные позиции; представляется вероятным, что могут иметь место обе интерпретации, только, по-видимому, в отношении разных ситуаций.
З. с. н. происходит также в ситуациях применения электрошока (electroconvulsive shock, ECS) и гипотермии, и здесь оно имеет довольно четкую связь со сходством стимулов или убыванием генерализации. Установлено, что вызываемая электрошоком ретроградная амнезия в отношении наказанной реакции может ослабляться в результате простого безусловного раздражения электрическим током ступни, к-рое придает ситуации вспоминания большее сходство с условиями приобретения. Амнезия выработанной реакции поиска пищи ослабляется предъявлением пищи, но не электрическим раздражением ступни, в то время как обратное являлось истинным при амнезии в отношении наказанной реакции.
Исслед. показывают, что для возникновения ранее выработанной реакции при ретроградной амнезии, вызванной гипотермией, подопытное животное должно достичь определенного критического уровня повторного охлаждения, т. е. внутренний стимульный контекст для приобретения и вспоминания должны в значительной степени совпасть.
Зависимость от прежнего состояния, по-видимому, может помочь также в объяснении эффекта Камина. При научении реакции избегания в клетке с чередованием участков подачи тока, исполнение демонстрирует тенденцию к ухудшению с течением времени и оказывается наиболее слабым после прохождения примерно часа по завершении научения (эффект Камина). Такого рода забывание может ослабляться путем введения определенных манипуляций непосредственно перед проверочной сессией. К таковым относятся напоминания (стрессоры), предназначенные для уменьшения контекстуальных "расхождений" между ситуациями приобретения и вспоминания. Так, инъекции АКТГ и безусловное раздражение электрическим током лапы улучшали исполнение крыс в ходе проверочной сессии.
См. также Центральная нервная система, Контекстуальные ассоциации, Полезависимость, Переменные в научном исследовании
М. Р. Денни

"Загрязнение" (статистическое) (contamination (statistical))

З. с. происходит в результате невозможности или неспособности учесть важные источники дисперсии, которые влияют на связь между изучаемыми переменными. Всякий раз, когда две или более независимых переменных в сочетании влияют на зависимую переменную иным образом, нежели любая из этих независимых переменных влияла бы сама по себе, возникает эффект взаимодействия. Если подобный эффект взаимодействия возникает вследствие присутствия непредусмотренной независимой неременной, становится невозможным определить, в какой мере экспериментальные результаты обусловлены этой посторонней переменной, а в какой - независимыми переменными, определенными исследователем. Для проведения такого разграничения потребовалось бы дополнительное исслед. Статистические процедуры могут применяться к данным с З. с., однако если установлено наличие "загрязнения", результаты статистического анализа не могут быть однозначно интерпретированы. Такой источник ошибок трудно исправить, потому что присутствие посторонней переменной обнаруживается лишь после установления факта "загрязнения", а данные, к-рые могли бы оказать помощь в устранении этого источника дисперсии, предварительно не собирались. Наилучшим способом защиты против этого типа ошибки служит предваряющий сбор данных тщательный обзор литературы, позволяющий исследователю получить информацию об основных известных источниках дисперсии.
Айзек и Майкл описывают два типа З. с., к-рые могут проистекать из непредусмотренных эффектов взаимодействия. Первый тип называется смешением (confounding). Оно происходит, когда дисперсия посторонней переменной смешивается с дисперсией независимой переменной.
Вторым типом З. с. является взаимная компенсация эффектов (cancellation of effects). В этом случае действительное различие в результатах укрывается от взгляда исследователя в силу присутствия посторонней переменной, которая нейтрализует эффекты независимых переменных.
См. также Дисперсионный анализ, Методология (научных) исследований, Статистика в психологии
Д. Боуэн

Задание (task)

Переменная З. в эксперименте относится к малым или большим единицам поведения испытуемого, к-рые испытуемый должен выполнить на основе инструкций, полученных от др., или самостоятельно поставленной цели. С субъективной т. зр., задача связана с представлением испытуемого о том, что должно быть сделано, и с намерением исполнить это. Как практ. цель З. ориентирует внимание испытуемого и регулирует деятельность испытуемого в целом. Термин "открытое" в противовес "закрытому" З. был введен Наттином. В закрытых З. испытуемые считают, что после первого ответа на стимул З., это З. по отношению к стимулу завершено или завершается; в открытых З. испытуемый предполагает, что после ответа те же самые стимулы или ситуация будут повторены, и каждый раз на них следует отвечать снова. Открытые З. являются повторяющимися З.
Открытое задание и информационная ценность вознаграждения
При классиф. З. на открытые и закрытые в поведенческих экспериментах был введен новый фактор - когнитивно-динамическая направленность испытуемого по отношению к будущей цели, или устойчивость З. в противовес снижению потребности, фактор, к-рый бихевиоризм игнорирует. Манипулирование переменной открытых и закрытых З. предоставляет экспериментатору возможность исследовать влияние этого фактора на текущие поведенческие процессы. Наряду с устойчивостью задачи, был введен второй осн. фактор посредством концепции открытого З. - информ. ценность поощрения и наказания в обучающих экспериментах. Помимо его аффективного значения, поскольку испытуемый поощряется за данный ответ, она поставляет когнитивную информ. о полезности или инструментальности этого ответа для завершения последующих З. В экспериментах с закрытыми З. поощрение и наказание не обладают информ. ценностью (потому что дальше не нужно выполнять никаких З.), в то время как их аффективное значение полностью сохраняется. Т. о., информативное поощрение м. б. отделено экспериментально от неинформативного поощрения, и их соотв. влияние можно исследовать. В рез-те подобных исслед. зачастую возникает представление, что влияние усиления на выполнение опосредовано информ. процессами, а устойчивое З. - или более высокий уровень активности испытуемого - по-видимому, помогает запоминать затронутые вопросы. В рамках проблемы мотивация-изучение в целом введение фактора З. акцентирует необходимость варьирования мотивационной переменной, исходя из таких когнитивных составляющих мотиваций, как З., цели намерений, планы и поведенческие проекты.
Открытые задания и мотивированное обучение
Парадигма "открытое З. против закрытого З." не тождественна проблеме обучения "мотивированное против случайного". Действительно, в повседневной жизни, помимо школьной ситуации, большая часть обучения имеет случайный характер. Тем не менее, большинство поведенческих ситуаций в повседневной жизни относятся к открытым З., так как люди, по крайней мере, неявно "заинтересованы" - т. е. когнитивно мотивированы - собирать информ. о своем мире и об эффективности своих поведенческих реакций в общении с этим миром. Однако ситуации и реакция, полностью выходящие за сферу поведенческих интересов личности, - такие как большинство лабораторных экспериментов - являются "закрытыми" по отношению к жизни испытуемого в целом.
Ориентация открытых заданий и успешность выполнения
В концепции открытого З. заложена важность ориентации испытуемого по отношению к будущим целям и З. для текущего выполнения и мотивации. На ранней стадии теории мотивации успешности сила стремления испытуемого достичь успеха в определенном виде деятельности рассматривалась как функция ожиданий успеха в этом виде деятельности. Тем не менее, кажется, что важные рез-ты поведения зависят от того, рассматривает ли испытуемый текущее выполнение в качестве инструментального для последующих целей (открытое З.). Действительно, представляется, что мотивы испытуемого, связанные с успешностью, более сильно обусловлены рез-тами З., к-рые открывают возможность для будущих успехов, по сравнению с З., не имеющими никакого значения для будущего (закрытое З.). В первом случае о будущих успехах говорят, что они "обусловлены" предшествовавшими успехами.
Историческая заметка
Концепция З. в эксперим. психологии введена Вюрцбургской школой в начале XX в. для дополнения чисто ассоциационных законов психол. функционирования. Она называлась Aufgabe и вводилась испытуемому посредством "инструкций", создавая Einstellung, или психич. состояние с динамичным и регулирующим рез-том - определяющую тенденцию. В совр. психологии подобная необходимость в когнитивных и динамичных процессах ощущалась нек-рыми психологами в отношении коннекционизма [Т. зр., считающая, что в основе всего поведения лежит связь между стимулом и ответом.] и ассоцианизма. Необходимы опосредующие процессы когнитивно-динамичной природы (выбор и решение как функция информ., З., постановка целей и т. д.). Концепция открытого З. относится к подобным процессам.
См. также Мотивация достижения, Познавательная мотивация
Дж. Наттин

Заикание (stuttering)

Из истории известно, что Аристотель и Демосфен страдали З. (дисфемией). Последний, как утверждают, избавился от него, пытаясь с камушками во рту говорить громче, чем шумит морской прибой. Хотя историки не могут с уверенностью судить о природе его дисфемической речи, нек-рые формы З., ранее называвшиеся запинанием, вполне могли встречаться в древности. Это универсальный феномен, обнаруживаемый во всех возрастах, расах и культурах всего мира. Он встречается у лиц обоего пола, у мужчин в 4-5 раз чаще, чем у женщин. Причины этой диспропорции до сих пор не ясны. З. не испытывает почтения к социоэкономическому статусу или положению в об-ве, как показывает пример короля Англии Георга VI, к-рый страдал выраженным заиканием. Опубликованные на настоящий момент данные систематических исслед. поддерживают т. зр., согласно к-рой З. - это расстройство, связанное с тревожностью и Я-концепцией. Его суть - блокировка и судорожные попытки произнести высказывание. Описательно его можно определить как дезинтеграцию вербальной экспрессии, характеризующуюся невольными звуковыми или беззвучными повторениями и удлинениями произнесения коротких речевых элементов. С т. зр. традиционной классиф. расстройств речи, З. определяется как расстройство ритма. Оно отделяется от трех др. категорий расстройств речи: нарушений артикуляции (напр., шепелявость, детский лепет), фонации (напр., фальцет) и символизации (напр., афазии).
Ранние авторы предложили ряд теорий этиологии З., к-рые позднее были отвергнуты. В качестве причин рассматривалось множество факторов: неадекватная доминантность полушарий, пониженный уровень лейкоцитов, повышенное потребление двуокиси углерода, повышенный уровень кальция сыворотки и отклонения рН слюны. Один из теоретиков, живший в XIX веке, исходил из предположения, что З. связано с большим размером языка и предлагал лечить его путем хирургического вмешательства. Идея о неправильной доминантности полушарий связана с наблюдением, что переучивание леворукости может усилить З. Эта концепция осн. на представлении о том, что наличие конкурентных нейронных импульсов в мозге передается челюстным мышцам, вызывая т. о. З.
Данные исслед., пытавшихся объяснить З. воздействием неврологических, биохимических либо физиолог. этиологических факторов, в лучшем случае противоречивы. Хотя Линдсли нашел, что у заикающихся более выраженное блокирование и десинхронизация бета-волн по сравнению с нормой, Скарборо не выявил различий в ЭЭГ заикающихся и нормально говорящих испытуемых из контрольной группы. Пытаясь установить связь наследственности с заиканием, Нельсон сравнил 204 заикающихся (эксперим. группа) с контрольной группой такой же величины и обнаружил преобладание случаев З. в семьях эксперим. группы. Эти данные, однако, не доказывают причинно-следственную связь между наследственностью и З. или его наследственного происхождения, поскольку др. факторы не были полностью учтены. Члены семьи невольно оказывают давление на заикающихся, вызывая у них стрессовое состояние. Они часто настаивают на том, что такой человек может говорить лучше и просят его говорить медленнее и делать глубокие вдохи, тем самым сообщая ему о неадекватности его состояния. Психоаналитики связывали З. с оральными или компульсивными фиксациями. Эти теоретики утверждали, что З. представляет собой продолжение орального эротизма у инфантильных нарциссических лиц, к-рые компульсивно удерживают ранние оральные эквиваленты кормления и кусания. Джонсон подразделял З. на первичный и вторичный типы. Первый свойствен маленьким детям и характеризуется слабым осознанием эффектов, оказываемых З. на окружающих. Вторичный тип характеризуется такими признаками, как борьба, избегание и гримасы. Это свидетельствует о том, что воспринимаемые реакции окружающих вызывают тревогу, ведущую к тяжелым вторичным симптомам. Инхэм, однако, считает, что роль тревожности как таковой в развитии З. преувеличена.
З. не является однородным феноменом и не имеет какой-то единственной причины. Большинство недавно проведенных исслед., в к-рых обеспечивался высокий уровень контроля переменных, свидетельствуют в пользу того, что З. является приобретенным расстройством, обычно возникающим в детстве. Фредерик изучал влияние вознаграждения и наказания на динамику З. Испытуемые должны были читать списки слов (равные по количеству слов) при двух условиях: сильно интенсивных и слабо интенсивных ударов током. Высокотревожные испытуемые при наказании заикались больше, тогда как испытуемые с низкой тревожностью больше заикались при вознаграждении. При комбинировании групп эти различия стираются. Обнаружены значимые личностные различия, указывающие на то, что люди заикаются по разным причинам, независимо от наличия общего симптома.
Среди совр. теорий научения выделяется теория конфликта приближения-избегания, предложенная Шиэном, к-рый успешно преодолел свое собственное З. Тенденции к приближению и избеганию достигают состояния равновесия, при к-ром наличествуют два конкурирующих побуждения: имеются соперничающие побуждения - высказаться и воздержаться от этого, чтобы не обнаружить своего З. Человек начинает заикаться, когда желание плавно говорить и страх З. уравновешивают друг друга. Соответственно, для разрешения конфликта используется негативная практика как подход модификации поведения. Страх перед З. снижается, когда человек начинает заикаться добровольно и преднамеренно, без усилия растягивая первый слог слова. Сначала произносятся слова, не вызывающие тревоги, затем постепенно к ним добавляются слова, сопровождающиеся опасениями. Поскольку З. уже имеет место и бояться нечего, напряжение и тревога снижаются, речь становится более плавной.
Большинство логопедов и психологов сходятся во мнении, что для заикающихся крайне важно принять свое состояние и перестать пытаться скрыть блокаду речи иллюзорным представлением о ее беглости. З. рассматривается как расстройство ложной роли. Попытка представить речь беглой является саморазрушительной. Развивается порочный круг, З. вызывает чувство стыда и отвращения, ведущее к усилению страха, что оно повторится. Из-за усилившегося чувства страха З. возобновляется. Чем больше человек пытается не заикаться, тем более вероятно, что это произойдет.
Ряд методов лечения ориентированы на снижение или устранение З. как такового, напр., обратная связь о замедленной речи и изменение выдыхаемого потока воздуха. Однако эти технические приемы дают лишь кратковременный эффект. Эффективное лечение должно быть нацелено не на само З., а на страх и стыд, связанные с ним. Якобсон отметил, что он испытал облегчение, когда З. стали воспринимать не как монолитное, а как многогранное поведение, требующее самопринятия. Избегание ситуации, вызывающей страх, придает ей силу, и поскольку поведение, уменьшающее страх тж подкрепляется, возникает сдвоенный эффект, поддерживающий проблему. Сочетание поведенческой речевой терапии и психотер. рассматривается как наиболее эффективное средство преодоления этого расстройства. Даже если З. полностью не устранено, оно не должно восприниматься как недостаток, негативно влияющий на жизнь человека.
См. также Потребность в достижении, Тревога, Блокировка, Совладание, Кибернетика, Альтернативные методы терапии
К. Фредерик

Закон Вебера (Weber's law)

Эрнст Генрих Вебер на основе экспериментов по различению силы давления на кожу, веса поднимаемых на ладони грузов и видимой длины линий, а тж на основе опубликованных др. учеными наблюдений, вывел важную закономерность. Вместо того чтобы просто воспринимать разницу между сравниваемыми раздражителями, мы воспринимаем отношение этой разницы к величине исходного раздражителя. Аналогичный вывод уже был сделан французским физиком и математиком Пьером Бугером в отношении такого качества зрительных ощущений, как яркость. Густав Т. Фехнер выразил сформулированную Вебером закономерность в привычной для нас мат. форме. Т. о., З. В. обычно записывают либо как ?I / I = k, либо как ?I = kI, где ?I - изменение раздражителя, необходимое для обнаружения едва заметного различия (ЕЗР) в стимуляции; I - величина раздражителя и k - константа, значение к-рой зависит от вида ощущений. Конкретное числовое значение k называют отношением Вебера.
Через неск. лет после публикации этой формулировки З. В. обнаружилось, что величина k не остается постоянной во всем диапазоне интенсивностей раздражителя, а увеличивается в области низких и высоких интенсивностей. Тем не менее, З. В. справедлив для средней области диапазона интенсивностей раздражителей, вызывающих практически все виды ощущений.
См. также Психофизика
Дж. Г. Робинсон

Закон дочерней регрессии (Law of filial regression)

Было установлено, что для многих непрерывных признаков, таких как рост и интеллект, взрослое потомство данного родителя отклоняется в меньшей степени от среднего значения для данной популяции, чем родитель, т е. потомки "регрессируют" к среднему для популяции. Фрэнсис Гальтон этому наблюдению дал название "закон дочерней регрессии к посредственности". Он считал его фундаментальным законом наследственности. Но, по всей видимости, автор переоценил важность данного закона, и сейчас мы знаем, что данное им теоретическое объяснение этого явления было неверным.
Значение закона регрессии Гальтона для психологии вытекает из утверждения его автора о том, что общая умственная способность, которая, как он считал, почти полностью наследуется, проявляет дочернюю регрессию точно так же, как рост и другие наследуемые физ. признаки. Действительно, эмпирические доказательства, полученные в ходе тестирования родителей и детей, подтверждали аргумент Гальтона: потомство выдающихся родителей (при любом направлении отклонения от среднего для популяции) уступало своим родителям; величина отклонения от среднего у них составляла некоторую постоянную долю от величины родительского отклонения.
Чтобы правильно понять явление регрессии, необходимо четко разграничить его статистический (описательный) и сущностный (каузальный) аспекты. Коэффициент регрессии (т. е. наклон линии регрессии) просто количественно описывает сам факт регрессии, но ничего не объясняет. Поскольку коэффициент регрессии, рассчитываемый на основе стандартизированных показателей для обеих переменных, представляет собой коэффициент корреляции r, то будет простой тавтологией сказать, что в том случае, когда две любые коррелированные переменные, х и y, коррелируют не полностью (т. е., rx,y < 1), наклон линии стандартизованной регрессии будет меньше 1, и соответствующая величина у для любого данного значения х будет отклоняться от среднего по популяции у меньше, чем х отклоняется от среднего по популяции x, и наоборот. Статистически, регрессия и коэффициент корреляции описывают или определяют количественно одно и то же явление, которое легче всего представить себе как неполную корреляцию двух переменных. Следовательно, теоретическим объяснением регрессии является, по сути дела, объяснение того, почему две обсуждаемые переменные (напр., рост "отцов" и "детей") не полностью коррелируют. В случае любого отдельного признака генетические факторы могут быть (а могут и не быть) частью объяснения. На этот вопрос можно получить ответ лишь с помощью эмпирических исслед., специально спланированных для проверки определенной генетической модели.
Возможные причины регрессии, наблюдаемой у родителей и потомства (или любых иных родственников) можно разделить на 3 осн. категории: а) ошибки измерения, б) генетические факторы и в) факторы окружающей среды.
1. Недостоверность или ошибки измерения ослабляют корреляцию и таким образом вносят свой вклад в уменьшение наклона линии регрессии. Эффект ослабления можно скорректировать, если нам известна надежность измерений.
2. Генетический аспект регрессии, предполагающий, что вариация признака связана с наследственными факторами, проистекает из того факта, что каждый из отпрысков получает по наследству только случайную половину генов родителя. Чем сильнее отклонения у родителя, тем выше вероятность того, что они вызваны относительно редкой неаддитивной комбинацией генов, такой как доминирование, рецессивность и эпистаз. Более редкие комбинации родительских генов переходят с меньшей вероятностью к потомкам, которые, следовательно, будут отличаться от своих родителей меньшими отклонениями от среднего для популяции. Хорошо известный метод генетики для оценки "узкой наследуемости" (narrow heritability) признака (т. е. доли дисперсии признака, относимой на счет аддитивных эффектов генов) представляет собой регрессию потомства на усредненного родителя (on the midparent). Но этот метод является строго валидным лишь в том случае, если родители и дети не живут в одной и той же среде; необходимо, чтобы потомство выращивали в окружающей среде, выбранной случайно в популяции.
3. Поскольку на индивидуальные различия в развитии признака могут оказать воздействие факторы окружающей среды, и поскольку родители и их потомство (а также сиблинги, близнецы или др. родственники) не обитают в идентичной окружающей среде, корреляция между родственниками может уменьшаться из-за различий между условиями среды. Более отклоняющиеся от среднего родители, напр., могли сталкиваться в более редкой и необычной среде, чем та, к-рую они обеспечили для своего потомства; следовательно, потомство будет меньше отклоняться от среднего, чем родители. В явлении регрессии per se не существует ничего, что доказывало бы наличие генетических причин, или причин, обусловленных окружающей средой, или какой-то комбинации обеих этих групп причин.
См. также Наследственность и интеллект, Наследуемость, Статистика в психологии
А. Р. Дженсен

Закон Фехнера (Fechner's law)

Густав Теодор Фехнер, профессор физики Лейпцигского ун-та, стремился отыскать способы количественного измерения душевных явлений. В частности, он пытался установить, как изменение ощущения связано с изменением стимуляции. При выведении закона, названного впоследствии его именем, Фехнер опирался на закон Вебера, согласно к-рому едва заметное различие (ЕЗР) в стимуляции есть нек-рая постоянная часть величины исходного раздражителя (т. е. ЕЗР = kI), и на собственное допущение о том, что ощущение (R) раздражителя представляет собой накопленную сумму равных приращений ощущения. Выразив все это в дифференциальной форме как dR = adI / I, а затем проинтегрировав (принимая R = 0 при интенсивности раздражителя, равной абсолютному порогу (I0)), он получил следующее уравнение: R = с log (I / I0), где R - величина ощущения, с - константа (величина которой зависит от основания логарифма и от отношения Вебера), I - интенсивность раздражителя и I0 - абсолютный порог интенсивности. Это и есть З. Ф., согласно к-рому ощущения описываются кривой уменьшающегося прироста (или логарифмической кривой). Напр., увеличение яркости, ощущаемое при замене одной лампы десятью, будет таким же, как и в случае замены десяти ламп сотней. Иначе говоря, возрастанию величины раздражителя в геометрической прогрессии соответствует прирост ощущения в арифметической прогрессии.
См. также Психофизика, Закон Вебера
Дж. Г. Робинсон

Закон "все или ничего" (all-or-none law)

Типичный нейрон, или нервная клетка, состоит из клеточного тела, дендритов и аксона. Аксон обычно представляет собой сравнительно длинный отросток, тянущийся далеко от тела клетки и служащий той линией связи, по к-рой сигналы от данной клетки могут передаваться на большие расстояния в др. части мозга и остальной НС. Чтобы переносить информ. от начала к концу аксона, большинство нейронов генерируют потенциалы действия (или спайки). Закон "все или ничего" относится к потенциалу действия, характеризуя особенности передачи нервного импульса по аксону.
Согласно этому закону, величина, форма и скорость распространения потенциала действия не зависят от силы раздражителя, к-рый его инициирует. Др. словами, для нейрона не имеет значения, будет ли вызывающий потенциал действия раздражитель очень слабым (напр., легкое касание кожи) или очень сильным (напр., глубокий укус). Пока раздражитель достаточно силен для того, чтобы инициировать потенциал действия, спайк передается от одного конца аксона до др. без затухания (т. е. без ущерба для величины, формы или скорости импульса).
Потенциалы действия нейрона аналогичны сигналам, производимым телеграфным ключом; нейрон не может посылать более мощных или быстрее распространяющихся потенциалов действия, как и телеграфист не может посылать более мощных или быстрее распространяющихся сигналов, нажимая на ключ. Что нейрон действительно может, так это посылать больше сигналов за единицу времени, кодируя т. о. силу раздражителя. Так, мягкое касание кожи, возможно, вызвало бы разряд из 10 импульсов в секунду, тогда как укус мог бы вызвать у того же нейрона разряд из 200 импульсов в секунду.
Закон "все или ничего" был впервые продемонстрирован в 1871 г. американским физиологом Генри П. Боудичем при исслед. сердечной мышцы. В 1902 г. английский физиолог Ф. Готч обнаружил эффект "все или ничего" при передаче сигналов по нервам, однако этот эффект был надежно установлен только в исслед. Эдгара Дугласа Эдриана. В 1932 г. за эту работу Эдриану была присуждена Нобелевская премия по физиол. В действительности, работе Эдриана предшествовала целая серия исслед., проведенных К. Лукасом. Именно Лукас дал название этому закону в своей статье The All or None Contraction of the Amphibian Skeleton Muscle Fibre ("Сокращение волокна скелетной мышцы амфибии по принципу "все или ничего"").
Подобно большинству "законов" НС, закон "все или ничего" имеет исключения. Нек-рые нейроны могут генерировать серии последовательно уменьшающихся потенциалов действия, нарушая тем самым этот закон.
См. также Потенциал действия, Химическая стимуляция мозга, Электростимуляция нервной системы, Электроэнцефалография, Нейрохимия
Б. М. Торн

Законы научения Торндайка (Thorndike's laws of learning)

Торндайк начал свою длинную карьеру в Колумбийском ун-те, где наблюдал поведение различных видов животных в т. н. "проблемных ящиках".
Животное, скажем кошка, помещается в ящик, из к-рого оно может выбраться только единственным путем, напр., потянув за шнур, поднимающий дверцу. В такой ситуации кошка поначалу предпринимает разнообразные действия (обнюхивает, царапает когтями, взбирается на стены и т. д.), пока она случайно не зацепится когтями за шнур и не потянет его, что приводит к благополучному исходу - открыванию дверцы. При повторном помещении в ящик кошка опять будет совершать множество случайных действий до тех пор, пока к.-н. образом снова не зацепит шнур с последующим успешным рез-том. После серии таких эпизодов кошка в конечном итоге будет зацеплять шнур все раньше и раньше, демонстрируя то, что Торндайк назвал постепенным улучшением времени избавления.
Сам Торндайк довольствовался тем, что его исслед. продемонстрировали те осн. операции в научении, к-рые м. б. описаны как постепенное усиление нек-рых стимульно-реактивных "связей", возникавших поначалу чисто случайным образом и оказывавшихся в конечном итоге "успешными". В теории Торндайка не находилось места для чего-то подобного "инсайту", интеллектуальному или разумному анализу. Научение было делом слепой удачи. Рано или поздно, перебирая одну вещь за др., можно было наткнуться на правильный ответ. Поскольку правильная реакция приводит к "удовлетворению", "связь" между стимулом и этой реакцией будет постепенно усиливаться и в рез-те окажется достаточно сильной для того, чтобы данная реакция стала возникать первой или одной из первых в тестовой ситуации. Торндайк был настолько убежден, что он открыл осн. правило, или принцип научения, иллюстрирующий исключительно важную роль нек-рого удовлетворяющего положения дел, возникающего вследствие случайной реакции, что сформулировал это свое убеждение в виде так называемого "закона эффекта".
Закон эффекта
Стимульно-реактивная ассоц. или связь усиливается, когда за реакцией следует удовлетворитель. Торндайк приписывал снижение числа ошибочных реакций воздействию вызывающих неудовольствие стимулов или неудовлетворительному положению дел. Поэтому состоящий из двух частей закон эффекта приобрел свою окончательную формулировку в утверждении, что индивидом будут приобретаться или сохраняться любые реакции, за к-рыми следуют удовлетворители, и отвергаться те реакции, за к-рыми следуют вызывающие неудовольствие события.
Другие законы научения
Торндайк рассматривал закон эффекта в качестве осн. руководящего принципа научения, но недостаточного для того, чтобы учесть все ситуации, в к-рых происходит или не происходит научение. Поэтому им были тж предложены 2 частных закона, рассматривавшиеся в качестве необходимых дополнений закона эффекта: законы упражнения и готовности.
Закон готовности, по сути, является констатацией существования потребности, к-рая присутствует там, где происходит научение. Торндайк попытался сформулировать свою идею в квазиневрологических терминах, высказав предположение о том, что НС должна настроиться или оказаться "готовой" для оперативного управления определенными связями.
В большинстве случаев закон эффекта в силу своей слепоты не позволяет достичь полного научения в рез-те всего лишь одной попытки. Для установления нек-рых связей может потребоваться большое количество таких попыток. Каждая успешная попытка будет усиливать связь.
Несмотря на то, что законы упражнения, готовности и эффекта, как поначалу казалось, охватывали всю область научения, Торндайк находил полезным время от времени вводить дополнительные законы. Напр., в 1931 г. он модифицировал свой закон эффекта, удалив из него отрицательную часть. Выяснилось, что наказание не оказывало влияние на уменьшение количества неправильных реакций. В лучшем случае наказание создавало временную ситуацию, в к-рой могла вознаграждаться и усиливаться правильная реакция. Торндайк тж ввел закон соответствия. Этот закон выражал идею, что определенные виды материала способствуют более быстрому научению по сравнению с др.; нек-рые вещи, казалось, сочетаются друг с другом более естественным образом, чем с др. Еще один закон, закон ассоциативного сдвига, был введен в ответ на вызов последователей Уотсона, горячо отстаивавших представление о том, что все научение происходит путем обусловливания. Закон ассоциативного сдвига предназначался для включения обусловливания в закон эффекта. В соответствии с этим законом, стимулы, ассоциирующиеся с оригинальной связкой S - R, могут приходить со временем к участию в инициировании этой реакции даже в отсутствие оригинального стимула.
См. также Теории научения, Наказание
Б. Р. Бугельски

Застенчивость (shyness)

Отличительным признаком З. является боязнь соц. взаимодействий. З. - распространенный феномен, с к-рым почти всякий сталкивался в своей жизни. Как правило, застенчивые люди чрезвычайно робки и поглощены мыслями о возможных негативных оценках со стороны др. Концентрируясь на собственных недостатках, застенчивые люди обычно переживают сильное чувство тревоги и зачастую реализуют свои худшие ожидания.
З. - сложное состояние, охватывающее широкий психол. континуум; она может варьировать от периодического ощущения неловкости в соц. ситуациях до невроза, к-рый может полностью разрушить личную жизнь. В целом, незнакомые ситуации и люди, воспринимаемые как непохожие, влиятельные или оценивающие, по-видимому, вызывают З. Вследствие З. люди переживают различные степени одиночества, депрессии, низкой самооценки и неуверенности в себе. Большинство застенчивых людей воспринимают З. как неприятную и нежелательную черту.
Хотя специфические корни З. варьируют от чел. к чел., важную роль в формировании З. играют культурные ценности, соц. нормы и др. факторы среды. Филип Зимбардо приводит обзор кросс-культурных исслед., показывающий, что соц. ценности одних культур в большей степени способствуют З. в сравнении с др. В порождающих застенчивость об-вах любовь ставится в зависимость от достижений, неудачи преувеличиваются и интернализуются, вознаграждения редки, а свободное выражение идей и чувств практически не получает одобрения. У большинства застенчивых людей З. м. б. преодолена путем принятия на себя обязательства измениться, овладения соц. умениями и укрепления уверенности в себе.
См. также Тревога, Уклоняющаяся личность, Чувство неполноценности
Т.-И. Мун

Защитные механизмы (defence mechanisms)

З. м. - это психол. стратегии, с помощью к-рых люди избегают или снижают интенсивность таких негативных состояний, как конфликт, фрустрация, тревога и стресс.
Поскольку предполагается, что большинство людей мотивировано к сокращению и ослаблению этих негативных состояний, теоретики уделяли значительное внимание идентификации З. м.; рез-том стало широкое множество предполагаемых механизмов защиты. Авторы большинства теорий о З. м. - исследователи, ориентированные на психоан., начиная с Зигмунда Фрейда. В последнее время, однако, теоретиками разных направлений были предложены альтернативные объяснения соотв. паттернов поведения.
Хотя существование и влияние различных З. м. широко признаются, во многом это основывается лишь на изучении отдельных случаев или казуистике, а не на рез-тах научных исслед. с должным контролем переменных.
Относительно защит в целом следует учитывать три момента. Во-первых, З. м. используются, чтобы редуцировать отрицательные эмоциональные состояния или избежать их. Во-вторых, большинство З. м. предполагает искажение реальности. В-третьих, люди обычно не сознают использование большинства З. м. Если бы они сознавали искажения реальности, то эти искажения не смогли бы эффективно редуцировать отрицательные эмоциональные состояния.
Вытеснение
Вытеснение - это избирательное забывание материала, связанного с конфликтом и напряжением. Вытеснение служит защитой, поскольку, если человек не знает о конфликтном и эмоционально нагруженном материале, конфликт и напряжение перестают для него существовать. Следует отметить три важные вещи, касающиеся механизма вытеснения. Во-первых, вытеснение есть мотивированное избирательное забывание. Это - потеря, имеющая целью избирательное удаление из сознания воспоминаний или связанных с ними ассоциаций, вызывающих у индивидуума чувство конфликта или напряжения. Во-вторых, вытесненный материал не теряется, а хранится в бессознательном. Если по к.-л. причине окажется затронутой связанная с этим материалом отрицательная эмоция, то вытесненный ранее материал может вернуться в сознание, причем его не нужно заучивать заново. В-третьих, Фрейд постулировал два типа вытеснения. Первый тип - первичное вытеснение, обеспечивающее "отказ в доступе в сознание" угрожающего материала. При этом типе вытеснения чел. как будто и вовсе не воспринимал этот материал. Фрейд называл второй тип вытеснения собственно вытеснением, или вторичным выталкиванием. Будучи уже в сознании, материал вытесняется, и чел. перестает что-либо знать о нем.
Вытеснение, несомненно, - одно из наиболее важных понятий в теории личности и психопатологии. В самом деле, существование вытеснения служит предпосылкой для формирования сферы бессознательного, поскольку, если оставить в стороне понятие коллективного бессознательного по Юнгу, материал, предположительно, поступает в бессознательное благодаря вытеснению.
Первичное вытеснение изучалось в лабораторных условиях. Испытуемым предлагалось вслух прочесть провоцирующие напряжение или нейтральные слова, проецируемые на экран в течение очень коротких промежутков времени. Было обнаружено, что вызывающие напряжение слова, по сравнению с нейтральными, требуют более длительной экспозиции, для того чтобы их можно было прочесть. На основании этого заключили, что участвующие в эксперименте люди не позволяли провоцирующим напряжение стимулам регистрироваться в сознании. Последующие исслед. показали, однако, что различия во времени чтения/ распознавания между вызывающими напряжение и нейтральными словами вызваны, гл. обр., тем обстоятельством, что слова, провоцирующие напряжение, были менее знакомы испытуемым, что снижало вероятность их распознавания за короткий промежуток времени. Кроме того, провоцирующие напряжение слова вызывали у испытуемых замешательство; им требовалось время, чтобы убедиться, что они правильно прочли слово, прежде чем произнести его. Подобные эмпирически обоснованные альтернативные объяснения ослабляют убедительность первоначальных экспериментальных исслед. первичного вытеснения.
В исслед. собственно вытеснения использовали в основном модификации следующего подхода: участников эксперимента сначала проверяли на способность вспомнить серию нейтральных стимулов, затем у одной половины испытуемых вырабатывалась ассоциация экспериментально вызванного напряженного состояния с этими стимулами, тогда как состояние напряжения у др. половины испытуемых с ними не связывалось. Вслед за этим опять проверялась их способность вспомнить данную серию стимулов. Затем напряжение снималось, и еще раз тестировалась способность испытуемых воспроизвести по памяти серию стимулов. Рез-ты этих исслед. обычно показывали, что ассоциация стимулов с напряжением затрудняла их воспроизведение по памяти - эффект, приписываемый действию вытеснения. Было тж обнаружено, что при устранении напряжения вспоминание стимулов улучшалось, - и это интерпретировалось как рез-тат возвращения вытесненного материала. Недавно, однако, были высказаны предположения, что ухудшение вспоминания м. б. обусловлено интерференцией, вызванной эмоциональным возбуждением, а не вытеснением. В этой связи было обнаружено, что ассоциирование самых положительных эмоций со стимулами может тж ухудшать воспроизведение последних по памяти - эффект, к-рый невозможно приписать действию вытеснения. По-видимому, происходит избирательное вспоминание, однако этот процесс не вполне соответствует тому, что определяется термином "вытеснение".
Подавление
При подавлении чел. избегает вызывающих эмоциональное напряжение мыслей, стараясь не думать о них. Поскольку трудно вообще не думать, подавление обычно предполагает размышление о др., не связанных с напряжением, вещах, замещающее связанные с напряжением мысли. Некоторые авторы называют это избегающим мышлением или отвлечением внимания. Подавление отличается от вытеснения тем, что при нем вызывающая напряжение мысль в принципе доступна, но игнорируется и блокируется др. мыслью, тогда как при вытеснении она полностью недоступна. Важно заметить, что, в отличие от др. З. м., в нек-рых случаях чел. сознательно прибегает к подавлению. При неоднократном использовании этой защиты реакция избегания может стать привычной и использоваться вне рамок сознания. Есть много подтверждений тому, что люди действительно используют подавление и что оно оказывается эффективным в снижении уровня напряжения.
Отрицание
При отрицании чел. не реагирует на провоцирующие угрозу аспекты ситуации, меняя свое толкование ситуации т. о., чтобы воспринимать ее менее угрожающей.
Отрицание отличается от вытеснения тем, что чел. избирательно воспринимает и по-другому интерпретирует переживаемое, а не стирает его следы в сознании. Поскольку отрицание включает избирательность внимания, этот процесс предполагает какое-то использование подавления. В силу того, что реинтерпретация играет главную и уникальную роль в отрицании, нек-рые исследователи используют для обозначения этой защитной стратегии термины "переопределение" и "переоценка".
Лабораторные исслед. дают в целом непротиворечивые данные в пользу того, что люди спонтанно используют эту защиту и что она эффективна в снижении как субъективного, так и физиолог. возбуждения перед лицом угрозы.
Проекция
Проекция представляет собой приписывание личностных характеристик или мотивов др. людям в зависимости от собственных личностных характеристик и мотиваций чел. Было выделено три типа проекции. При атрибутивной проекции чел. сознает наличие у себя определенной черты и только затем приписывает ее др. чел. Напр., чел., сознающий свою боязнь, может проецировать страх на др. (Следует отметить, что использующий этот тип проекции сознает свое чувство, однако не сознает использования проекции.) Имеются достаточные эксперим. подтверждения существования атрибутивной проекции. Относительно ее защитной функции предполагается, что, если человека гнетет осознаваемое обладание нежелательной чертой личности, проекция этой черты на любимых или уважаемых людей дает ему возможность переоценить эту черту и тем самым сделать обладание ею менее гнетущим. Хотя есть определенные доказательства того, что нек-рые люди имеют склонность проецировать свои личностные особенности скорее на любимых или уважаемых людей, чем на кого-то др., пока нет достаточного подтверждения того, что проекция снижает субъективное или физиолог. напряжение.
При комплементарной проекции чел. сознает какую-то свою особенность или свое чувство и видит причину этого в др. чел. Напр., некто, испытывающий страх, может считать др. людей опасными или враждебными. Существование комплементарной проекции экспериментально подтверждено. Считается, что защитная функция комплементарной проекции состоит в том, что она помогает чел. видеть мир более созвучным своим чувствам и действиям и оправдывать их. Пока нет, однако, достаточного подтверждения тому, что комплементарная проекция эффективно снижает субъективное или физиолог. напряжение. Наконец, при проекции сходства или классической проекции чел., не сознающий у себя определенной черты, проецирует ее на др. Фрейд рассматривал этот тип защиты как помощь вытеснению. Чел. не только вытесняет знание о нежелательной черте, но и перемещает ее за пределы самого себя - на др. Хотя этот вариант реакции считается наиболее типичным для тех случаев, когда речь идет о проекции, эмпирическое подтверждение его существования полностью отсутствует.
Смещение
Выделяются два типа смещения. Первый, известный как смещение объекта, происходит в тех случаях, когда чел. проявляет к одному лицу или объекту чувство, к-рое в действительности испытывается им к др. лицу или объекту. Напр., чел., к-рый разозлился на своего начальника, может прийти домой и вести себя агрессивно по отношению к жене; или чел., потерявший любимую жену, может щедро одаривать любовью своих детей. Считается, что обычно смещение объекта происходит при невозможности выразить чувство в адрес первичной фигуры или первичного объекта, и потому возникает необходимость выразить это чувство по отношению к вторичной фигуре или вторичному объекту. В приведенных выше примерах агрессия не м. б. выражена по отношению к начальнику, поскольку это было бы опасно, а любовь невозможно было выразить жене, потому что ее больше нет в живых. Существование смещения объекта экспериментально подтверждено, хотя в большинстве случаев исследовательские данные свидетельствуют о смещении одной только агрессии.
Защитная функция смещения объекта может иметь два компонента. Во-первых, не выражая агрессию в отношении опасной первичной мишени, чел. избегает угрозы возмездия. Во-вторых, принято считать, что выражение чувства или побуждения имеет следствием приятный катартический эффект. Т. о., в случае смещения объекта агрессии опасность избегается, а побуждение ослабляется. Имеются нек-рые эксперим. доказательства катартического эффекта. Конкретнее, смещение объекта, видимо, снижает последующую агрессию, но не ослабляет физиолог. возбуждение.
При втором типе, смещении влечения, чел. перемещает энергию, связанную с одним чувством, на др. чувство и тем самым выражает чувство, отличное от вызванного у него первонач. В отличие от смещения объекта, при к-ром чувство остается прежним, а меняется мишень, при смещении влечения прежней остается мишень, меняется же чувство. Наиболее типичным примером является смещение сексуального и агрессивного драйва. Энергия, связанная с сексуальным возбуждением, перемещается, выражаемая в качестве агрессии, в то время как энергия, ассоциированная с агрессивными импульсами, начинает проявляться в сексуальной активности. Изменение чувств позволяет чел. ослабить базовое влечение, выражая его приемлемым образом. Рез-ты эксперим. исслед. смещения влечения неоднородны, малодоказательны и доступны альтернативной интерпретации, поскольку недостаточно подтверждают существование этого явления.
Есть целый ряд объяснений изменения эмоциональных мишеней и эмоций, помимо перемещения. Напр., то, что выглядит как смещение объекта, м. б. следствием генерализации стимула. Реакция, связанная с определенным стимулом (лицом), м. б. вызвана др., сходным с ним стимулом (лицом). Предполагается тж, что физиолог. возбуждение первонач. психологически неспецифично и становится таковым лишь благодаря маркировке сигналами окружающей среды; т. о., при смене сигналов произойдет перенос возбуждения. Эти интерпретации исключают наличие защитной основы в понятии смещения.
Регрессия
Понятие регрессии предполагает, что при столкновении с конфликтом, напряжением и особенно с фрустрацией, чел. может вернуться к более ранней стадии жизни, в к-рой он чувствовал себя в безопасности, и т. о. избежать актуального конфликта или стресса. Фрейд выделял два типа регрессии. При регрессии объекта фрустрированный индивидуум, оказавшийся перед невозможностью получения удовлетворения от объекта (или лица), может вернуться назад, чтобы получать удовлетворение от объекта (или лица), от к-рых он получал его ранее. Напр., покинутый любовник может искать внимания своих прежних партнерш или даже своей матери. При регрессии влечения индивидуум, фрустрированный при попытке получить удовлетворение от реализации одного влечения, может получить удовлетворение посредством деятельности, нацеленной на реализацию др. влечения (побуждения).
Хотя регрессия часто приводится в качестве объяснения "незрелого" или "примитивного" поведения, наблюдаемого у больных неврозами и психозами, в литературе нет убедительных данных, подтверждающих эффективность регрессии.
Идентификация
Используя идентификацию, чел. принимает личностные характеристики (особенности поведения, аттитюды и т. д.) др. лица. Защитная идентификация может служить двум целям. С одной стороны, если удовлетворение к.-л. потребности представляется чел. слишком опасным, он может отождествлять себя с кем-либо, кому это удается, и т. о. получать заместительное удовлетворение. С др. стороны, идентификация с опасным или угрожающим индивидуумом создает видимость собственной силы, снижая чувство ранимости. Последний тип защитной идентификации обычно обозначается как идентификация с агрессором. Наконец, следует отметить, что имитация, к-рую можно рассматривать как поверхностную версию идентификации, дает возможность использовать к.-л. успешного чел. как модель для подражания и т. о. избежать мн. проблем, снижая стресс.
Компенсация
Когда чел. считает себя в каком-то отношении хуже др., он может пытаться преодолеть чувство неполноценности и связанную с ним тревогу, прилагая дополнительные усилия, чтобы достичь успеха в той области, где он чувствует свою неполноценность. Такое поведение называют компенсацией. Его защитная роль подчеркивалась в работах Альфреда Адлера, к-рый полагал, что мн. в нашем стиле жизни определяется попытками преодолеть реальные или воображаемые слабости. Адлер утверждал, что сам стал врачом, надеясь т. о. преодолеть проблемы своей физ./мед. неполноценности. Очевидно, что во мн. случаях компенсация представляет собой эффективную и адекватную реакцию. Эксперим. изучение компенсации ограничено, но подтверждает наличие этого явления.
Реактивное образование
Фрейд утверждал, что, если существует возможность возвращения в сознание вытесненного угрожающего материала, чел. может пытаться усилить вытеснение, ведя себя диаметрально противоположным содержанию вытесненного материала образом. Напр., если чел. угрожают вытесненные гомосексуальные побуждения, то для усиления их вытеснения он может включиться в чрезмерную гетеросексуальную деятельность. Аналогичным образом, щедрость может интерпретироваться как защита от скупости, а чистоплотность - как защита от неряшливости. Такое контрмотивированное поведение обозначается как реактивное образование.
Хотя есть сообщения об аналогичных исслед. на животных, эксперим. работы, посвященные проверке существования и эффективности этого механизма у людей, единичны, а их рез-ты малоубедительны и неоднозначны. Поскольку паттерны поведения, приписываемые действию данного механизма, социально желательны, их использование может рассматриваться как попытка получить скорее вознаграждение / одобрение, чем как защита от угрозы, связанной с неосознаваемым материалом.
Другие защитные механизмы
Кроме описанных, выделяют и др. З. м. Большинство из них существенно перекрывается уже названными выше или не получило достаточного внимания в литературе. Рационализация м. б. определена как использование "хорошего", но не реального обоснования определенного поведения. При помощи такой стратегии чел. может дать рациональное объяснение поведения и т. о. скрыть от себя или др. менее приемлемую мотивацию. Сублимация происходит, когда чел. переводит энергию, связанную с неприемлемым импульсом или побуждением, в социально приемлемую деятельность. Во мн. отношениях сублимация идентична смещению влечения. При изоляции чел. отделяет эмоцию от присущего ей содержания и безразлично обращается с темами, к-рые в противном случае были бы угрожающими или ошеломляющими. Одним из приемов достижения изоляции является фокусирование внимания на абстрактных, технических или логических аспектах угрожающей ситуации, а не на ее эмоциональных компонентах; этот прием называется интеллектуализацией. Отмена происходит в тех случаях, когда чел. ведет себя неподобающим образом, что вызывает у него тревогу, а затем ведет себя противоположным образом, так чтобы аннулировать или сбалансировать предшествовавшее поведение, устраняя вызванную им тревогу.
См. также Тревога, Теории личности, Психоанализ
Д. С. Холмс

Здоровая личность (healthy personality)

Разительным пробелом в систематической психологии представляется отсутствие эксплицитной теории о З. л. Причина здесь отчасти кроется в том, что общество и не требовало от исследователей пристального внимания к здоровью: люди, к-рые функционируют конструктивно и продуктивно, в отличие от преступников, лиц с эмоциональными нарушениями, страдающих умственными дефектами, или беспомощных индивидов, не угрожают существованию цивилизации.
Др. причина связана с тем, что аномальные феномены легче идентифицировать и поставить под контроль исследователя. "Симптомы" - это те стороны поведения, к-рые выходят за пределы предпочитаемых или установленных системой об-ва. Как следствие, мы имеем законы и способы соц. регуляции, в соответствии с к-рыми подобных людей помещают вместе в условия, где их оказывается легче изучать - больницы, тюрьмы и др. учреждения.
Кроме того, существует имплицитное убеждение, согласно к-рому "нормальные" люди имеют право на личную неприкосновенность и на самостоятельное распоряжение собственной судьбой.
По всем этим и по др. причинам, мы имеем гораздо более сильно развитую психологию аномальной, нежели З. л. Теории З. л. формулируются преимущественно на основе следствий из теорий больной личности. Однако З. л. является такой же самостоятельной "диагностической категорией", как и любой др. тин личности.
Что такое психологическое здоровье?
Теория личности пытается описать и/или объяснить интринсивные свойства чел. и их связь с поведением. Поскольку каждое действие всегда обусловлено как характеристиками самого чел., так и характеристиками ситуации, дополнительная проблема касается того, как взаимодействие между интринсивными свойствами и экстринсивными условиями в данном окружении влияет на поведение.
Все теории личности имеют дело с одной или более из четырех осн. функций интринсивных свойств.
Побуждение. Люди обладают характеристиками, к-рые побуждают их к движению и действию: изменение в уровне интенсивности некоей универсальной внутренней силы вызывает последующее изменение в поведении.
Регулирование. Когда изменяется уровень возбуждения, это вызывает определенный паттерн действий, обеспечивающий выражение или удовлетворение нового состояния возбуждения. Такой паттерн отбирает один из существующих альтернативных способов действия. Реализация выбранной альтернативы осуществляется интринсивными регулятивными системами, или аттитюдами (к-рые взаимодействуют с окружением).
Переживание и осмысление. Регулирование дополняется процессом переработки информ., в ходе к-рого воспринимаемый стимул и обратная связь от текущего поведения связываются - и интегрируются - с действиями. Сенсорные данные и связанные с ними переживания хранятся и извлекаются при помощи процессов формирования и усвоения понятий, генерирующих понятия, или смыслы. Эта никогда не прекращающая своей деятельности система работает в тесном сотрудничестве с процессом отбора и регулирования, определяющим паттерны и реализацию последовательности поведения.
Стиль. Наконец, каждая личность обладает специфическими личностными характеристиками. Даже если два чел. сходны между собой в отношении силы побуждения, способа регулирования и содержания понятий, они все же будут различаться в своих поведенческих проявлениях. Большинство существующих личностных тестов предназначены в большей степени для получения информ. о стиле, чем о др. трех функциях.
Психол. здоровье можно изучать с т. зр. этих функций. Такой подход позволил бы нам описать структуры и динамические процессы, к-рые характерны для З. л.
Интуитивный подход с позиций здравого смысла
Психологи, подчеркивающие необходимость изучения З. л., указывали гл. обр. на черты, к-рые отличают здоровье от простой "нормальности" или от отсутствия серьезных психопатологических симптомов. По мнению Шобена, здоровые люди характеризуются самоконтролем, личной ответственностью, демократизмом и наличием идеалов.
Джерард предлагает более психол. и детальное описание. Здоровые люди постоянно расширяют свое осознание самих себя, др. людей и окружающего мира; развивают свою компетентность в удовлетворении базовых потребностей и в реагировании на опасность; вырабатывают реалистические и отвечающие их потребностям ролевые и межличностные отношения.
Психоаналитическая теория: невротическая модель
Психоаналитическая теория оказала большое влияние на становление теории личности. Поэтому ее особый взгляд на психол. здоровье заслуживает отдельного рассмотрения.
Невротическая личность страдает от серьезных бессознательных конфликтов, несет тяжелый груз тревоги и связывает большое количество энергии в защитных паттернах поведения. Отсюда, невротическая личность испытывает трудности в удовлетворении инстинктивных импульсов и затрачивает массу времени на бесполезную, ненужную и непродуктивную активность. На самом деле психоаналитическая теория не предлагает к.-л. содержательной концепции З. л. Скорее, она рассматривает любого чел. изначально как невротика, но одних людей - в меньшей степени, чем др. Этот "идеальный или нормальный невротик" отличается от невротика в двух отношениях: равновесии и сублимации.
Равновесие. У нормального чел. лучше сбалансированы структурные подсистемы личности. Общая энергия в организме распределяется среди трех подсистем т. о., что каждая получает необходимое для ее нормального функционирования количество. В рез-те эго имеет достаточное количество энергии для адекватного восприятия реальности и приспособления к суперэго, одновременно находя средства для удовлетворения ид.
Сублимация. Невротики и нормальные люди различаются в своих защитных тактиках. В буквальном значении, сублимация означает обесточивание эго инстинктов, энергию к-рых оно затем берет в свои руки и расходует для своих собственных целей. В этом случае эго обращается к созиданию социально желательного (цивилизованного) поведения. С т. зр. об-ва, сублимация является "успешной" тактикой защиты, поскольку она позволяет избегать конфликта и тревоги и реализовывать то, что намечено процессом социализации. Очевидно, нормальный чел. может рассматриваться просто как кто-то, чье эго содержит больший, чем у невротика, запас сублимированной энергии и тем самым обладает большим количеством социально одобряемых паттернов поведения.
Понятие сублимации, однако, выглядит довольно нечетким. Его трудно отделить от др. видов защитных механизмов. Получается, что подавление все же оказывается необходимым, после чего эго просто направляет либидо в новый канал. Этот процесс в принципе ничем не отличается от любой др. активности эго. Поэтому нормальный чел. просто чаще использует отличную защиту.
Принцип сублимации тж ничего не дает для понимания характера побуждения у невротика и нормального чел. Это, пожалуй, представляется вообще наиболее трудным пунктом в психологии. Сублимация означает, что цивилизованное поведение мотивируется теми же самыми инстинктами что и невротическое поведение, но лишь в измененной форме. Тем не менее мы должны учитывать возможность, что приобретенные паттерны поведения могут мотивироваться сами по себе, без подавления или защиты (даже "успешной" защиты). Несомненным - и возможно самым важным - вкладом совр. психологии является признание ею того, что научение - столь же мощная детерминанта челов. поведения, как и биолог. силы.
За пределами психоан. лежат теории, к-рые непосредственно адресуются к вопросу актуальных структурных и динамических качеств З. л. В отношении первых мы можем сослаться на принцип интеграции структур, а в отношении вторых - на принцип прогрессии в развитии динамических систем.
Различные представители психоаналитической традиции подвергли критике положения Фрейда и достигли позиций, к-рые, по меньшей мере хотя бы отчасти, согласуются с этими двумя принципами. Они ставят под сомнение жесткий биолог. детерминизм Фрейда, ссылаясь на роль социализации как функции социокультурных условий, наделяют эго большей самостоятельностью в вопросах контроля и интеграции поведения, рассматривают суперэго в позитивных наряду с негативными терминах и допускают существование изменений, происходящих на более зрелых стадиях развития. Однако эти критики все-таки гл. обр. фокусируют свое внимание на анализе невроза, в качестве следствий и выводов из к-рого и формулируются принципы, относящиеся к здоровью.
Оба принципа просматриваются в концепциях таких теоретиков, как А. Адлер и К. Г. Юнг, пересмотревших идеи психоан. и вышедших за его пределы, и особенно отчетливо прослеживаются в работах представителей гуманистической психологии.
За пределами психоаналитической теории
Гуманистические психологи подчеркивают фундаментальное отличие сил, лежащих в основе челов. побуждения, от лежащих в основе побуждения животных. Такого рода импульсы разными психологами по-разному назывались стремлением к превосходству (Адлер), целостностью или индивидуальностью (Юнг), самоактуализацией (Роджерс, Маслоу).
Одни теоретики постулируют существование единственной, универсальной силы (напр., Роджерс), тогда как др. рассматривают такое побуждение как один из мн. мотивов (напр., Маслоу). Большинство гуманистических психологов придерживаются идеи инстинктивного происхождения побуждений к самоактуализации, но нек-рые признают, что они могут приобретаться путем научения. Однако независимо от различий во взглядах, такие побуждения, как духовное совершенствование, эстетические импульсы, поиск истины или смысла, альтруизм и т. п. считаются уникальной особенностью челов. существ.
Идея самоактуализации подразумевает, что источники прогрессивного развития находятся внутри самого чел. Доминирующей жизненной тенденцией является обнаружение и реализация этих возможностей.
В. Франкл подвергал критике концепцию самоактуализации. По его мнению, в основе такого процесса в действительности лежит поиск смысла. Поведение обладает значимостью, смыслом, к-рый мы пытаемся нащупать. Самоактуализация - просто сопутствующая награда, к-рую мы можем при этом получить. Центральной характеристикой подлинно челов. стремления становится не самоактуализация, а самопреодоление.
Прогресс в направлении самопреодоления зависит от приобретения нами все большего контроля над своей жизнью. В жизни не существует ситуаций, в к-рых бы отсутствовал выбор между альтернативами, независимо от того, насколько безвыходным нам может казаться наше положение. Определение альтернатив является первым шагом на пути к свободе. Реализация выбора между ними - следующий шаг. Чем дальше реализуется процесс выбора в череде последовательных шагов, тем большим оказывается потенциальное продвижение к свободе. Ни один чел. никогда не сможет достичь абсолютной свободы, но всякий может стать более свободным.
В гуманистических теориях подчеркивается, что на протяжении жизненного пути интринсивные качества претерпевают постоянные изменения. По мнению К. Роджерса, наше "Я" выполняет роль фокуса, в отношении к-рого организуются и достигают согласованности наши восприятия. В процессе постепенной ассимиляции переживаний эта система приобретает все лучшую и лучшую интеграцию, двигаясь в направлении от системы исключительно личного оценивания к "процессу непрерывного оценивания с позиций организма как целого". Сходная тема прослеживается во взглядах Маслоу: самоактуализирующиеся люди достигают гармонично функционирующей иерархии мотивов, в к-рой не существует конфликта и где более высокие мотивы больше не блокируются требованиями мотивов более низкого порядка.
Эриксон рассматривал последовательные периоды в жизненном цикле как череду экзистенциальных по своему содержанию конфликтов. Переживания одной фазы оказывают влияние на переживания последующих стадий. Если какой-то конфликт не достигает успешного разрешения, чел. оказывается не в состоянии успешно справляться с последующими конфликтами.
Психол. здоровье отсюда представляется в виде прогрессирующей интеграции фундаментальных видов переживаний в более широкую систему. Здоровый чел., находящийся на определенном отрезке своего жизненного пути, разрешил экзистенциальные конфликты предыдущих стадий и, следовательно, способен к конструктивному разрешению фундаментальной проблемы текущей стадии.
Юнг тж рассматривал проблему прогрессирующей интеграции в развитии личности. По мнению Юнга, сфера бессознательного включает 2 области: личное и коллективное бессознательное. Первая насыщена большим количеством комплексов и конфликтов, находится под постоянным контролем репрессивной функции эго и формируется в рез-те событий, связанных со специфическими видами переживаний в ходе процесса социализации. Однако под этой областью кроются потенциальные переживания всех челов. существ, а именно архетипы: общие знаменатели челов. бытия.
Существуют 2 причины, по к-рым архетипы рассматриваются Юнгом как универсальные элементы челов. опыта и потому воспроизводящимися в каждом последующем поколении. Во-первых, все челов. существа неизменно обладают сходными переживаниями. Во-вторых, все мы обладаем крупным и сложно организованным мозгом, неотъемлемой функцией к-рого является идентификация, символическая интерпретация и манипуляция собственными переживаниями. В рез-те всякий раз, когда бы мы ни приступили к анализу своего опыта и ни попытались обрести новое понимание, мы сталкиваемся там с архетипами.
На пути постижения архетипов лежит область личного бессознательного. Прогрессу на пути движения к нашей челов. сущности препятствуют разнообразные защитные механизмы нашего эго. Такого рода "камни преткновения" и характеризуют невротика.
Цель челов. развития состоит в высвобождении возможностей коллективного бессознательного и ассимиляции их в "Я" - некоем мистическом центре в личности. "Я" представляет собой воплощение максимальной целостности или совершенства, к-рого может достичь к.-н. чел. Прогресс подразумевает под собой процесс индивидуализации, в ходе к-рого субъект начинает постигать различия между сознательным и бессознательным и осознавать как свою собственную индивидуальность, так и свою принадлежность челов. роду. При переносе этих открытий в область сознательного вскрываются все конфликтующие противоречия челов. бытия.
Из такого анализа вытекает взгляд на З. л. как на прогрессивное движение на пути согласования собственного личного опыта с универсальным челов. опытом. В рез-те субъект обретает способность думать, чувствовать и действовать в большей степени на челов., нежели на личном (эго-защитном), уровне.
Психологическое здоровье
Подводя итоги, можно сказать что психол. здоровье является в такой же степени вопросом структуры и динамики личности, как невроз или любой др. путь развития.
Сколь бы разными нам ни казались теории личности, все они так или иначе связаны с определенной комбинацией побуждения, регулирования, осмысления и стиля. В ходе анализа процесса индивидуального развития, свойств и взаимоотношений между этими функциями возникают определенные темы, к-рые выходят за рамки простого перечисления черт или привлечения отдельных поведенческих критериев типа "адаптированности", "устойчивости", "продуктивности" или "конформизма".
С т. зр. структуры З. л. можно рассматривать, скорее, как процесс непрерывных изменений, нежели как сложившуюся фиксированную систему. Как общий принцип, личностные структуры стремятся к обретению все большей гармонии, в к-рой побудительная, регулятивная, понятийная и стилистическая функции сливаются в единое целое.
См. также Стадии развития по Эриксону, Личность, Трансперсональная психология (I, II)
В. Винаке

Зеркальная Я-концепция (self-looking glass concept)

Понятие З. Я-к. принято связывать с именем Чарльза Хортона Кули, к-рый, в развитие дискуссии Уильяма Джемса о социальном Я, высказал предположение, что отраженное Я возникает тогда, когда человек строит свою самооценку на основе того как, по его мнению, он выглядят в глазах др. людей.
Метафора зеркала приписывается Кули, однако в действительности ее можно найти и в более ранней литературе, вплоть до работ Адама Смита. Эта метафора несет двойной смысл в формулировках Смита и Кули. В повседневной жизни люди могут видеть свои лица, фигуры и одежду в зеркале. Во взаимодействиях с другими необходимо представлять себе то, как мы выглядим в их глазах. Последние становятся своеобразным зеркалом и то, как они интерпретируют нас, отражается в их жестах, выражении лица и высказываниях.
Это представление о своем Я, к-рое включает самооценку, согласно Смиту и Кули имеет три осн. компонента - представление человека о том, как он выглядит в глазах другого; представление о суждениях этого другого по поводу его внешнего вида, и определенного рода самоощущение, напр. чувство гордости или стыда. Самоощущения появляются и изменяются в ходе этих приписываемых и воображаемых реакций каждого из взаимодействующих субъектов на реальные и воображаемые суждения другого об их социальных Я. Каждое взаимодействие заполняется многими Я, и в любой ситуации всегда присутствует больше лиц, чем реально существующих физ. тел. Сила формулировки Кули заключается в ее акценте на множественности определений, чувств и смыслов, возникающих в любой ситуации, где два человека вступают во взаимодействие.
Понятие З. Я-к. является основным для теории взаимодействия в рамках символического интеракционизма и остается центральным в совр. социально-психологических теорет. представлениях о социальном Я и эмоциях. Идея центральности Я и Я-процессов в изучении переживания и выражения эмоций играет важную роль в совр. нейропсихологических концепциях эмоций.
См. также Символическая интеракция
Н. К. Дензин

Злоупотребление психоактивными веществами (substance abuse)

З. п. в. вызывало много споров, начиная с древних времен. Давность дебатов по вопросу употребления марихуаны, напр., можно проследить вплоть до китайских документов, датированных за несколько столетий до н. э. В США озабоченность злоупотреблением алкоголем и другими психоактивными средствами существует с начала XIX в.
З. п. в. предполагает способ использования любого химического вещества для модификации настроения или поведения, который отличается от социально одобряемой практики лечения или отдыха.
Диагноз
В DSM-IV Американской психиатрической ассоциации приводятся 4 критерия диагноза ЗПВ: повторяемость злоупотребления; повторяемое употребление в состояниях, связанных с риском; периодические проблемы с правоохранительными органами вследствие З. п. в. и продолжающееся употребление, несмотря на вызываемые этим соц. проблемы.
Точный диагноз З. п. в. предполагает учет специфического для данного индивидуума комплекса проблем. Расстройства, вызванные З. п. в., могут носить постоянный, эпизодический и неспецифический характер или характеризоваться состоянием ремиссии. Кроме того, большинство психоактивных веществ могут вызывать разнообразные органические мозговые синдромы. Часто встречается множественное употребление психоактивных веществ. Наконец, проблемы, вызванные З. п. в., могут сосуществовать с др. психиатрическими расстройствами, напр., аффективными или расстройствами личности.
Лечение
Терапия расстройств, вызванных З. п. в., также как и их диагностика, должна быть индивидуальной. В большинстве случаев необходимыми оказываются несколько этапов вмешательства. Немедленное внимание к критическим ситуациям требует лечения острых состояний, как, напр., панических приступов или недостаточности питания. Задачи дезинтоксикации включают снижение потребления вещества с контролем симптомов отмены, проведением дополнительных лабораторных исслед. и клинического обследования. Следующим этапом лечения обычно является индивидуальное консультирование.
Соц. поддержка представляет собой решающий компонент на всех этапах вмешательства. Терапевтические сообщества (такие, как Синанон) и группы самопомощи (такие, как Анонимные Алкоголики) могут обеспечивать групповую поддержку и противоборство, а также служить долгосрочной программой лечения и поддержания функционирования в состоянии абстиненции. Вовлечение в такие программы семьи лица, злоупотребляющего психоактивными веществами, необходимо для оказания помощи и самому больному, и членам его семьи.
Профилактика
В большинстве случаев профилактика З. п. в. представляет собой третичную профилактику, или лечение имеющихся случаев и предотвращение рецидивов. Вторичная профилактика, или ранняя диагностика и направление на лечение, обычно происходят в клиниках кризисного вмешательства. Суишер подчеркивает необходимость повышения усилий по проведению первичной профилактики, или планированию соответствующих мероприятий до начала злоупотребления. Суишер считает, что наиболее успешные мероприятия первичной профилактики включают координацию деятельности различных общественных институтов, комбинирование информ. материалов с альтернативами использованию психоактивных средств, синтез и интеграцию имеющихся материалов в рамках уже проводимых общественных программ.
См. также Лечение алкоголизма, Героиновая наркомания, Курение
К. Ландау

Знаки и символы (signs and symbols)

Систематическое изучение знаков в попытке придумать единую науку известно как семиотика, и она появилась из таких дисциплин, как философия и лингвистика, равно как и из психологии. Эти термины имеют тж добавочное и более специализированное значение в мед. практике - семиотика является изучением симптомов. В этом случае в мед. диагнозах симптомы являются знаками, к-рые имеются в наличии для интерпретации.
Знак - это стимул, к-рый направляет организм к чему-либо большему, нежели он сам, в том смысле, что мы обычно говорим об ударе грома как о знаке дождя - гром обозначает дождь. Т. о., знаки, естественно, встречаются в окружающей среде или внутри организма (нейрофизиологическая передача), или могут быть придуманы в лабораторных экспериментах (вспыхивающая лампочка или звучащий гудок, означающие пищу).
Эти примеры знаков, изучаемых учеными-бихевиористами, являются довербальными и доречевыми. Тем не менее, именно изучение знаков как составной части челов. языка, исслед. слов как письменных и устных знаков породило науку семиотику. Семиотика предлагает представление о челов. существе как о животном, использующем знаки.
Швейцарский лингвист Ф. де Соссюр рассматривал язык как звено между мыслью и звуком. С одной стороны, языку необходимы идеи, к-рые являются невербальными и чисто психол., а с др. стороны - осмысленные звуки, к-рые выражают идеи. Союз между идеей и выражением, между "означаемым" и "означающим" является скорее функцией, нежели предметом. Эта функция состоит в связи означающего с означаемым, и возникающую в итоге сущность Соссюр назвал лингвистическим знаком.
Важное различие между знаком и символом ясно выразил Уолкер Перси. "Знак - это нечто, что направляет наше внимание к чему-либо другому. Символ не направляет наше внимание к чему-либо др., как это делает знак. Он не направляет совсем. Он "подразумевает" что-то др.". Узнавание символического содержания было и остается важным в создании и понимании иск-ва, поэзии и музыки с XIX в., но до сих пор символизация недостаточно признана в наших попытках понимания языка чел.
А. Куальяно

Зрительное восприятие (visual perception)

З. в. является одним из системообразующих способов отношения к физ. окружению. Оно предполагает способность организма использовать световое излучение. В то же время оно включает вклад определенных органов чувств, помимо глаз. З. в. отчасти достигается вкладом вестибулярного аппарата, расположенного в ухе, проприоцептивных чувствительных механизмов ощущений в мышцах и сухожилиях и температурных рецепторов.
Предметы могут выглядеть как твердые или мягкие, шершавые или гладкие, горячие или холодные, и, тем не менее, в природе самого светового излучения нет ничего специфического для вызывания подобных впечатлений. Они возникают из того, что др. модальности чувств могут вызвать в сочетании с уже пережитыми на опыте свойствами, обычно рассматриваемыми как строго зрительные. Чтобы дать организму осн. сведения, благодаря к-рым зрение становится главным чувством, воспринимающий орган зрения (глаз) должен быть более сложным, чем к.-л. др.
Цвет и яркость являются дополнительными измерениями по отношению к положению, форме и движению, обнаруженными в З. в.
См. также Глаз, Зрение (теории зрения)
С. X. Бартли

Зрительные представления (visual imagery)

Качество З. п. легче всего характеризовать в субъективных терминах: большинство людей сообщает о тесном сходстве между субъективным опытом З. п. и опытом реального восприятия. Люди часто полагают, что они могут "считывать" информ. с внутреннего образа, почти так же, как они считывают информ. с реального изображения. Похоже тж, что внутренний образ отображает репрезентируемый объект как видимый на определенном расстоянии и в определенной перспективе, почти как картина. Др. способы репрезентации могут умалчивать о том, насколько далеко расположен объект или с какого угла зрения он виден. Но эти аспекты должны быть точно определены в картине - картина должна отображать объект видимым с точно определенной т. зр. Очевидно, что это верно и для З. п.
Эти субъективные качества позволяют предположить, что З. п. отображают мир почти так же, как и картины, и что мы рассматриваем З. п. с помощью процессов, родственных процессам зрительного восприятия. Однако психологи проявляют осторожность в отношении самоотчетов о субъективном опыте. Эти сообщения могут не быть истинными в буквальном смысле: откровенно говоря, внутри головного мозга нет никакого "глаза", как нет никаких картин и проекционного экрана для их показа в пространстве, ограниченном черепом.
Образы, картины и восприятие
В большинстве совр. исслед. используются более объективные средства изучения представлений, и эти исслед. зачастую исключают самоотчеты: З. п. и картины действительно обладают общими свойствами, а внутренние образы действительно имеют много общего с образами восприятия. Тем не менее, существуют тж важные различия между образами и картинами, или между воображаемым и воспринимаемым, и нам следует принять их во внимание.
Данные указывают на то, что образы сходны с картинами в том отношении, какая информ. в них включается и какая исключается, а тж в том, какая информ. является легкодоступной, а какая - менее доступной. Напр., испытуемые, рассматривающие изображение, скажем, кошки, могут легко видеть голову кошки (потому что голова достаточно большая и расположена вверху), но с трудом могут увидеть когти (потому что когти маленькие и могут быть скрыты от наблюдателя). В противоположность этому испытуемые, изучающие описание кошки, вероятно, сразу заметят упоминание о когтях (потому что они являются существенным признаком кошек); голова кошки м. б. исключена из описания просто потому, что это слишком очевидный элемент, чтобы заслуживать упоминания. На этом фоне З. п. явно соответствуют характеру картин, а не описаний. Испытуемые, представляющие (к примеру) образ кошки, дают быстрые ответы на вопросы наподобие: "Есть ли у кошки голова?", - и неск. медленнее отвечают на вопросы о когтях. (В противоположность этому испытуемые, думающие о кошках без привлечения внутренних образов, показывают обратный паттерн: более быстрые реакции на "когти", чем на "голову" кошки). Подобные этим данные могут использоваться для документирования информ., включаемой в З. п. и выделяемой в них как наиболее значимой; информ. структура З. п. отражает структуру, в большей степени характерную для картин, чем для др. видов репрезентации.
Предметом исслед. стали тж процессы, используемые для считывания информ. с внутренних образов и манипулирования ими. Напр., в одном эксперименте испытуемым предлагалось запомнить карту вымышленного острова. Затем испытуемые воображали эту карту и, услышав звуковой сигнал, представляли маленькое пятнышко, перемещающееся, скажем, от колодца, показанного на карте, к пальмовому дереву. Когда это (воображаемое) пятнышко достигало пальмового дерева, испытуемые нажимали кнопку, останавливая часы и позволяя исследователям измерить продолжительность воображаемого путешествия. В др. опытах испытуемые воображали пятнышко, двигающееся от пальмы к камню, и т. д. для всех прочих ориентиров. Рез-ты показали в высшей степени согласующуюся линейную связь между временем сканирования и воображаемым расстоянием. Эти и подобные им рез-ты служат серьезным свидетельством того, что З. п. сохраняют структуру пространственных отношений, определяемую воображаемой сценой или воображаемым объектом, так же как и картины.
Сходные рез-ты были получены с помощью методики вращения образа. То есть поворот внутреннего образа на 40° требует в два раза больше времени, чем его поворот на 20°; поворот на 80° происходит вдвое дольше, чем на 40°, и т. д. В др. исслед. измерялось время, необходимое для приближения воображаемой сцены (с целью рассмотреть детали) или для ее удаления (чтобы рассмотреть крупные объекты). Эти исслед. тж обнаружили устойчивую связь между кратностью увеличения/уменьшения и затрачиваемым временем, иллюстрируя, как перспективные отношения влияют на функцию представления (т. е. для перемещения на большее расстояние требовалось больше времени).
Зрительные представления и память
З. п. оказывают мощное воздействие на память в неск. отношениях: испытуемые легче запоминают предложения или отрывки текста, содержание к-рых можно визуализировать; специальные инструкции визуализировать материал тж приводят к улучшению запоминания. Эти исслед. часто концептуализируются в рамках модели двойного кодирования. В соответствии с этой моделью З. п. и вербальные описания обеспечивают отдельные виды умственной репрезентации; запоминание будет наилучшим, если материал кодируется обоими способами.
Стоит упомянуть, что воздействие внутренних образов на память может тж отражать использование скорее пространственных, чем предметных З. п. Напр., инструкции визуализировать подлежащий запоминанию материал (ПЗМ) улучшают запоминание у людей, слепых от рождения. Сходным образом, инструкции визуализировать ПЗМ помогают запоминать даже тот материал, к-рый было бы трудно увидеть, если попытаться буквально представить его зрительно (напр., яйцо на белом фоне). Следовательно, способствовать улучшению запоминания могут не изобразительные (картиночные), а организующие свойства внутренних образов.
Воображаемое исполнение
Широко распространены заявления, что воображаемое исполнение, или воображаемая практика, дают эффект, сравнимый с эффектом реальной практики. Воображая удар при игре в гольф, можно улучшить выполнение. Сходные заявления были сделаны о роли воображения в терапевтических ситуациях: если человек боится змей, он может преодолеть свой страх, воображая змей (постепенно) на все более близкой и близкой дистанции. Если у человека есть опухоль, ее можно уменьшить, зрительно представляя антитела, атакующие эту опухоль.
Сообщалось об успехе этих различных техник. Однако довольно трудно доказать надежный рез-т подобных методик. Во мн. тестах воображаемая практика моторных навыков не дала ощутимого рез-та. Более экзотичные методики использования З. п. (напр., для уменьшения опухоли) не были тщательно проверены. При сообщении подобных рез-тов часто отсутствуют критические сравнительные данные (напр., нет возможности выяснить, как часто и у какого количества пациентов работа с образами не привела к уменьшению опухоли).
Что важнее всего, механизмы таких эффектов совершенно не ясны. По меньшей мере, нек-рые из этих эффектов м. б. мотивационными, как простой факт обдумывания достижения цели может изменить аттитюд или мотивацию чел. Более того, практически нет свидетельств того, что именно зрительные образы играют здесь решающую роль. Сходные эффекты можно наблюдать в тех случаях, когда испытуемые обдумывают достижение цели в иной манере, не прибегая к З. п.
Яркость представлений
Наконец, в ряде исслед. были предприняты попытки объединить уже описаные данные с самоотчетами об опыте переживания представлений. Большинство из них было сосредоточено на описаниях испытуемыми яркости представлений. Мн. испытуемые описывают свои З. п. как яркие и детальные, весьма сходные с опытом реального видения; др. же характеризуют свои З. п. как неопределенные и недетализированные, словом, совсем не похожие на видение. Неожиданно оказалось, что эти две группы испытуемых равноценно выполняют задания на сканирование образов, воображаемое вращение, запоминание визуализируемого материала и т. д. Это укрепило мн. исследователей в их скептическом отношении к подобным самоотчетам, однако полученные рез-ты совместимы с уже сделанным предположением, что в образных задачах, наподобие сканирования или вращения, испытуемые используют пространственные представления, тогда как самоотчеты могут отражать богатство предметных З. п. Фактически яркость представлений действительно оказывается прогнозирующей переменной в образных задачах, таких как запоминание сложных картинок, лиц и цветов. Тем не менее, трудно оценить эти исслед., особенно при отсутствии ясных различий между предметными и пространственными З. п.
См. также Морфология искусства, Безобразное мышление: Вюрцбургская школа, Представления, Умственные образы, Зрительное восприятие
Д. Райзберг


_И_

Игра (play)

Отношение к И. крайне различно и доходит, если касаться негативных оценок, до объявления ее не поддающимся пониманию "хитросплетением" аффекта и действия, "общим термином" или даже категорией, бесполезной для психологии. Вероятно, это можно объяснить широким многообразием проявлений И., затрудняющим обнаружение общности цели или формы во всех этих вариациях игровой деятельности.
И. используется нек-рыми терапевтами в качестве способа лечения. По утверждению ряда терапевтов, дети обычно не способны выразить свою неудовлетворенность и тревогу вербально, но когда им дают возможность выразить их в неструктурированной среде, богатой пробуждающим фантазию материалом, таким как игрушки, они прорабатывают свои чувства в И.
Независимо от своей формы или структуры, И. мотивируется взаимодействием состояний игрока с состояниями среды. Среда должна содержать элементы, допускающие чередование элементов мотивационного состояния индивидуума. Это порождает активность, характеризуемую удовольствием, интересом и ослаблением напряжения. Элементы, порождающие игровое поведение, м. б. аналогичны тем, к-рые пробуждают любопытство и вызывают исследовательское (или поисковое) поведение.
Пиаже, основывая свою таксономию И. на собственной теории когнитивного развития, утверждал, что на каждой стадии развития преобладает определенный тип И. Так, на сенсомоторной стадии (первые два года жизни) распространены игры-упражнения. Они состоят в повторении паттернов действий или звуков и, начинаясь с сосания и гуления, развиваются в конечном счёте до уровня воздействия на среду систематически варьируемыми способами и слежения за вызываемыми эффектами.
После второго года жизни ребенок переходит на дооперациональную стадию, приобретая способность к овладению символическими функциями. И. этой стадии отражают данное изменение, становясь символическими И. в воображаемое, что можно проиллюстрировать на примере использования ребенком предметов в качестве вещей (в широком смысле), не соотв. их очевидному назначению. Дети тж начинают включать себя в символические отношения с внешним миром.
Во время интуитивной стадии (4-7 лет) дети начинают проявлять интерес к И. с правилами, структурированным ситуациям и соц. взаимодействиям с др. Со временем тип правил меняется с сенсомоторного на коллективный: если раньше правила принимались постольку, поскольку они обеспечивали структуру и повторяемость, позднее они начинают приниматься вследствие соц. ограничений и требований группы. Кодификация правил появляется примерно в 11 - 12 лет, когда соревновательные И. становятся нормой.
Дэй выделяет 5 типов И. и утверждает, что внешние, доступные наблюдению характеристики не всегда позволяют различать эти типы; различаются же они, гл. обр., по своему источнику и цели. Это:
Исследовательская И. Этот тип И. мотивирован неопределенностью в отношении объектов и событий во внешней среде.
Креативная И. Этот тип - более сложное проявление исследовательской И., требующее способности к символизации и знания внешних или физ. характеристик стимулов (игрушек).
Разнообразящая И. Такая И. выглядит бесцельным взаимодействием со средой вообще, когда становится скучно.
Миметическая И. Эта И., как правило, повторяющаяся, структурированная и символическая. Ее цель - достижение компетентности и мастерства.
Катартическая И. Будучи терапевтической по своей цели, она может принимать любую форму. Хотя ей свойственно снижать возбуждение, эта И., по-видимому, не связана с положительным гедоническим эффектом или удовольствием.
Игривость
Игривость может служить способом сравнения всех форм деятельности, включая различные виды работы и И., с целью идентификации мотивации, побуждающей участвовать в той или иной деятельности.
См. также Игровое поведение младенцев, Развитие игры
X. И. Дэй

Игровая терапия (play therapy)

Детям трудно ясно описать терапевту свои мысли и чувства, но они способны в игре "показать" свои мысли, переживания, желания и страхи. Обычными для детской игры темами являются: а) выполнение желаний, когда дети разыгрывают взаимодействия или личный опыт, к-рые хотели бы иметь, б) повторение отрицательного опыта, когда они продолжают по многу раз проигрывать определенные эпизоды, часто в) со сменой ролей, когда они берут на себя активную (нередко антагонистическую) роль, тогда как в реальной жизни были пассивными реципиентами. Сначала терапевт может просто наблюдать, позволяя детям свободно играть. Эта игра может помочь терапевту в установлении положительных отношений с ребенком, а тж послужить основой для формулирования впечатления об уровне развития навыков ребенка, его эмоциональных конфликтах и стиле коммуникативного поведения. Содержание детской игры, продемонстрированный уровень концептуальной сложности и орг-ции, специфика представленных в игре межличностных отношений и характеров, конфликтов, устремлений и эмоций - все это имеет значение для сбора информ. и постановки диагноза терапевтом.
Модус психотерапевтических вмешательств в И. т. имеет множество вариантов. При недирективной И. т. терапевт о основном пассивен и поддерживает ребенка рефлексивными суждениями, помогая ему выразить в игре свои личные конфликты и найти их решение. Терапевты эго-аналитической ориентации, скорее всего, будут во время игры предлагать ребенку интерпретации с тем, чтобы помочь ему понять и принять на сознательном уровне те эмоциональные конфликты, к-рые были вытеснены или отрицались. На др. полюсе располагаются терапевты, ориентирующиеся на теорию социального научения, к-рые сосредоточиваются на обучении ребенка играть с др. (просоциальная манера), а не на аффективном содержании детской игры. В зависимости от конкретных нужд и проблем разных детей, терапевты варьируют уровень структурированности И. т. и могут дополнять ее др. типами вмешательств.
См. также Игровое поведение младенцев, Игра, Развитие игры
К. Л. Бирман

Игровое поведение младенцев (infant play behavior)

Относящиеся к 1930-м гг. исслед. соц. участия маленьких детей показали, что игровая активность детей, начиная с возраста в неск. месяцев и до конца раннего детства, приобретает все более выраженный соц. характер. Классическое исслед. дошкольников в возрасте от 2 до 5 лет, выполненное М. Б. Партен, привело к ставшему традиционным взгляду: соц. взаимодействие проходит в своем развитии ряд стадий. На самой ранней стадии дети, находясь среди сверстников, демонстрируют относительно редкое взаимодействие, и они играют преим. в одиночку. Следующая стадия - параллельная игра - предполагает более социализированную активность, так как дети играют рядом друг с другом, используя сходный игровой материал, но по существу не взаимодействуют. После достижения детьми 3-летнего возраста преобладающими становятся 2 наиболее прогрессивные стадии соц. участия. В ассоциативной игре дети частично используют общий игровой материал и в какой-то мере взаимодействуют друг с другом, но еще не координируют свои игровые действия, тогда как в кооперативной игре заняты общим делом, преследуя общие цели и соблюдая единые для всех правила.
Наступившее после 1970 г. оживление интереса исследователей к тому, как маленькие дети впервые вступают в отношения друг с другом, привело к неожиданному открытию: младенцы оказались гораздо более заинтересованными и компетентными в общении со сверстниками, чем традиционно считалось. К тому же обнаружилось, что на протяжении первых двух лет жизни частота и сложность соц. интеракций детей неуклонно возрастают. В данной статье осн. внимание как раз и уделяется развитию игрового поведения детей в возрасте примерно от 6 месяцев до 3 лет.
Когда в исслед. создается соц. ситуация или, иначе говоря, возможность взаимодействия со сверстниками и/или взрослыми (обычно матерью, проинструктированной не побуждать ребенка к совместным действиям), деятельность младенцев и начавших ходить детей представлена значительной долей несоциальной активности (игра в одиночку и поведение, не связанное с созданной соц. ситуацией) и параллельной игрой как "маргинально соц." активностью. Хотя уровень несоциальной активности не снижается сколько-нибудь существенно в течение второго и третьего годов жизни, доля соц. игры в поведении детей возрастает, и такая игра становится наиболее частым видом активности в возрасте примерно 24 месяцев. Совр. исслед. привели к новой интерпретации роли несоциального и маргинально соц. поведения в игре детей. Рез-ты этих исслед. позволяют предположить, что: а) зарождаясь в младенчестве, соц. участие развивается постепенно и не обнаруживает последовательности стадий, согласно к-рой с возрастом происходит переход от игры в одиночку к преимущественно параллельной игре и, наконец, к преобладанию соц. игры; б) параллельная игра выполняет в потоке детской активности функцию мостового перехода от несоциального к соц. поведению; в) после достижения возраста 18 месяцев или около того несоциальное поведение не обязательно свидетельствует о незрелом уровне игры у нормальных детей.
Факторы развития игры
Исслед. выявили ряд важных факторов в соц. игре младенцев и детей, начавших ходить.
Игрушки и другие предметы
С развитием роль предметов в соц. игре, по-видимому, меняется. Исслед. младенцев в возрасте от 6 до 14 месяцев показали, что взаимодействие со сверстниками не зависит от наличия игрушек и может даже сокращаться при их включении в игру. Однако ближе к 2 г. игрушки, по всей вероятности, способствуют взаимодействию детей.
Знакомство детей друг с другом
На долю незнакомых сверстников приходится значительный объем соц. внимания, особенно в младенчестве. Но знакомство детей друг с другом, по-видимому, влияет на появление у младенцев специфических форм соц. активности, направленной на сверстников: знакомые малыши с большей вероятностью, чем незнакомые, стремятся к пространственной близости, пытаются потрогать друг друга и обычно демонстрируют положительные эмоции в виде улыбки или смеха. К 3 годам в соц. участии тж проявляется эффект знакомства: знакомые сверстники демонстрируют больше эпизодов ассоциативной и кооперативной игр и меньше эпизодов поведения "зрителя" (наблюдающего за игрой др. детей, но не взаимодействующего с ними), чем незнакомые.
Социальный опыт
Большинство американских детей младенческого возраста имеют очень мало возможностей для соц. контактов со сверстниками, но когда у них появляются такие возможности, - хотя бы неск. часов в неделю, - их соц. компетентность повышается. В исслед. Влитстра сравнивалось поведение детей, к-рых родители отдавали в дошкольные учреждения на полдня и на полный день, и обнаружилось, что дети, проводившие весь день в малышовых группах, демонстрируют более позитивное соц. взаимодействие со сверстниками.
Индивидуальные различия
В соц. активности отдельных детей, направленной на сверстников младенческого и раннего возрастов, были обнаружены существенные различия. Одни младенцы склонны к большей соц. активности, чем др., и эти индивидуальные различия имеют тенденцию сохраняться в раннем возрасте. Однако дети до 3 лет обычно не обнаруживают гендерных различий в соц. активности.
Родители и воспитатели
Когда младенцам и начавшим ходить детям дают возможность выбирать между взаимодействием со сверстником или с матерью в ситуации свободной игры, дети склонны направлять больше соц. внимания на сверстника. Экерман с коллегами обнаружили, что в младенчестве соц. акты, направленные на сверстника, чаще принимают такие формы дистального поведения, как смотрение и вокализация. Затем, на втором году жизни, активность в отношении сверстников все больше связывается с игровым материалом, тогда как контакт с матерью в форме стремления к пространственной близости и прикасанию идет на убыль.
В условиях дневных дошкольных учреждений интеракции типа "воспитатель - ребенок" и "ребенок - ребенок" происходят весьма часто. Холмберг установил, что младенцы знач. больше взаимодействуют с воспитателем, чем со сверстниками, по той простой причине, что именно воспитатели инициируют это взаимодействие. Количество интеракций со сверстниками достигает объема интеракций с воспитателями примерно к 3-летнему возрасту.
См. также Развитие младенца, Социализация младенцев
Э. П. Серафино

Идиографический и номотетический подходы в психологии (idiographic-nomothetic psychology)

Специалисты в области общественных наук имеют возможность выбрать И. или Н. подход к формулированию интерпретаций изучаемых явлений. Эти термины придуманы Вильгельмом Виндельбандом для характеристики деятельности естественных наук, с одной стороны, и наук о культуре и человеке (изучающих единичные факты) - с другой. Между этими двумя подходами существует непримиримое противоречие. Научные обобщения принято считать Н., или имеющими форму законов. Однако для того, чтобы эти законы имели прогностическое значение, они должны быть приложимы к конкретным случаям, а единичные случаи (И. анализ) могут не подчиняться общим законам.
И. наука строится на тщательном анализе единичных фактов, формулируя интерпретативные утверждения, приложимые только к данному конкретному случаю или к классу феноменов, которые представлены этим случаем. И. интерпретации основываются на особенностях каждого данного случая. Их притязания на обоснованность опираются на мощность описаний, создаваемых конкретным исследователем. В этих описаниях стремятся зафиксировать различные ракурсы изученных фактов. Предполагается, что различные интерпретации, по-видимому, имеют смысл и значимость в различных реальностях. Любая интерпретация складывается под влиянием местной специфики и взаимодействий между исследователем и исследуемым объектом.
Н. подход опирается на утверждение, что научные законы могут формулироваться только статистически, путем изучения и анализа большого числа случаев, отобранных методом рандомизации. Предполагается, что Н. обобщения не связаны ни с временем, ни с контекстом. Они также не зависят от специфики данного конкретного контекста или случая.
Противоречия между И. и Н. моделями науки стали предметом дискуссий в общественных науках и психологии лишь в начале XX в., хотя их истоки восходят к XVIII-XIX вв., т. е. ко времени возникновения наук о человеке.
Дискуссия между сторонниками И. и Н. подходов затрагивает фундаментальные допущения, касающиеся природы исслед., философии науки и целей общественных и психол. дисциплин. Аргументы ученых, стоящих на феминистских позициях, вместе с аргументами представителей национальных меньшинств в науке, еще больше обострили ее. Такие ученые считают, что методы Н. науки нередко использовались как инструмент притеснения, порождая искаженное знание, отражающее господство мужчин в сфере научной деятельности. Постпозитивисты (прежде всего теоретики критического рационализма) и постмодернисты тоже критиковали Н. науку и ее допущение о том, что знание свободно от пристрастности, личных ценностей и политических взглядов, и утверждали, что Н. наука нередко используется как форма политического контроля.
Формулируя проблему максимально кратко, можно сказать, что спор вращается вокруг того, быть ли психологии наукой, изучающей причинно-следственные связи и формулирующей общие законы человеческого поведения, или же интерпретационной, практической дисциплиной, стремящейся ко все более глубокому пониманию соц. и психол. процессов.
Сторонники Н. метода отвергают И. интерпретации, называя их ненаучными или журналистскими. Приверженцы И. подхода, в свою очередь, утверждают, что ценность Н. исслед. невелика, поскольку все интерпретации, с их т. з., должны быть контекстуальными и специфическими для конкретных случаев.
Номотетическая психология
Н. психология стремится к выявлению научных, статистически достоверных и допускающих обобщение законов чел. поведения. Она исходит из нескольких основных допущений. Во-первых, она ищет причинные объяснения соц. явлений. Она использует вариационно-аналитический язык, опирающийся на операционализацию переменных, и строгие причинно-следственные схемы вывода. Во-вторых, она стремится к количественной оценке психич. и поведенческих процессов. В-третьих, она исходит из того, что каузальные утверждения, сформулированные на основе тщательного изучения случайно отобранных испытуемых, могут быть распространены на необследованные популяции. В-четвертых, сторонники Н. подхода пытаются (в типичных случаях) создать искусственные условия, в которых и собираются научные данные. В-пятых, в случае использования Н. науками результатов, полученных с помощью И. методов, они нередко признаются полезными только для объяснительной, описательной или иллюстративной целей (например, предварительного обследования). В-шестых, Н. теории являются дедуктивными, вероятностными, и предлагают фунционалистские объяснения явлений. И. психология и ее методы признаются полезными лишь в той мере, в какой они способствуют созданию научных теорий, соответствующих перечисленным выше критериям.
Идиографическая психология
В психологии XX в. научная деятельность Гордона Олпорта чаще всего связывается с И. подходом, базирующимся на определенных допущениях и методах. По выражению Олпорта, "психология станет более научной (т. е. более способной делать прогнозы), когда научится оценивать единичные тенденции во всей их подлинной сложности и когда она будет в состоянии сказать, что станет с коэффициентом интеллекта (IQ) данного ребенка, если обстановка, в которой он находится, изменится определенным образом". Подход Олпорта требует глубокого и постоянного интереса к изучению и анализу единичного случая в течение длительного промежутка времени; лонгитюдные исследования становятся необходимостью.
Психологи, стоящие на позициях И. подхода, изучают частности, а не универсалии. Поскольку признается, что каждый человек уникален, психолог должен пользоваться такой теорией и такими методами, которые сохраняют и выявляют индивидуальные различия. Кроме того, имеет место попытка предоставить каждому испытуемому возможность говорить на его собственном языке, сохранить смыслы, которые поддерживают жизнь конкретных людей в этом мире, и зафиксировать эти смыслы и субъективные переживания с помощью относительно неструктурированных, неформальных (open-ended), проективных и интерпретативных методов. В сочетании с другими методами и подходами, в качестве незаметных и косвенных измерений личности используются также личные документы и биографии, что позволяет произвести своеобразную триангуляцию индивидуума. В И. психологии отдается предпочтение натуралистическим исслед., проводимым в повседневных ситуациях наблюдаемых людей.
Этические и эмические исследования
Различия между Н. и И. психологией можно сравнить с разногласиями между этическим и эмическим подходами в современной антропологической теории. Этические исслед. носят внешний, сравнительный и кросс-культурный характер. Исследователи дистанцируются от конкретных культур, с тем чтобы можно было выявить общие паттерны. Специфические, уникальные структуры значений, присущие какой-то одной культуре, оставляют без внимания ради выявления культурных универсалий. Эмические исслед. изучают культурные структуры значений изнутри, стараясь выявить когнитивные категории и классификационные системы, используемые представителями к.-л. определенной культуры или культурной группы. Эмические исслед. выявляют частности, этические - общие закономерности. Более того, эмические исслед. планируются и проводятся с позиции инсайдера (т. е., носителя конкретной культуры) Эмические исслед. реализуют И. подход к науке, тогда как этические исслед. привержены (как правило) Н. подходу.
Объемные описания в противоположность плоским
Объемные (thick) описания в отличие от плоских (thin) выходят за рамки простой констатации факта, сообщения коэффициентов корреляции или критериев значимости и достигают уровня детали, эмоции, смысла, нюанса, отношения и взаимодействия. Объемные описания являются эмическими и И. В сочетании с традиционными методами И. психологии, объемные описания делают возможным более глубокое понимание сущности личности и паттернов взаимодействия, которые пытается выявить и понять И. психология. Н. психология преимущественно опирается на плоские описания, полученные в этической перспективе.
Прогрессивно-регрессивный метод Сартра
Жан Поль Сартр предложил метод исслед., кот. во многих важных отношениях представляет собой синтез описанных выше подходов. Прогрессивно-регрессивный метод нацелен на помещение конкретного чел. или класса людей в определенные условия и понимание его/их в контексте данного исторического момента. Прогрессивно метод обращен к будущему завершению ряда действий или проектов, предпринятых субъектом (например, написание романа), а регрессивно - к прошлым условиям, в которых возникли и сложились проекты и занятие субъекта. Перемещаясь между прошлым и будущим, субъект или его проекты позиционируются во времени и в пространстве. Помимо того, что таким образом выявляется общее, объединяющее индивидуума с другими людьми, выявляются и уникальные особенности жизни индивидуума. Этот метод одновременно и аналитический, и синтетический в том смысле, что анализ, перебирающий основные нити жизни субъекта, по своей сути является синтезирующим и интерпретирующим анализом.
Исследования феминистов
Недавно произошедшие в феминистских научных кругах события создали благоприятные возможности для распространения И. подходов в новых направлениях. Разрабатываются более рефлексивные версии эпистемологии, которые отводят исследователю центральное место в исследовательском процессе. Афро- и испано-американские феминисты, а также феминисты из развивающихся стран, изучают то, как колониальный (позитивистско-номотетический) дискурс неверно представляет жизнь женщин в разных контекстах. Другие ученые оспаривают объективные основы Н. подхода. По их мнению, Н. перспектива предполагает, что статичный мир объектов может изучаться (не создаваться) методами объективной науки. Эти исследователи утверждают, что именно ученый создает изучаемый мир, и отмечают, что в Н. исследованиях женщин они традиционно трактовались как статичные объекты, рассматриваемые через лупу объективной (захваченной мужчинами) науки. Некоторые ученые-феминисты экспериментируют с новыми литературными формами, включая автоэтнографию (autoethnographies), тексты перформанса (performance texts) и поэзию.
См. также Исследование методом поперечных срезов, Методы эмпирического исследования, Феминистская терапия, Идиодинамика, Жизненные события, Микродиагностика, Каноны Милля, Философия науки, Научный метод, "Мягкий" детерминизм
Н. К. Дензин

Идиодинамика (idiodynamics)

Разработка концептуальной модели чел. поведения и/или опыта, в которой событие (event) является нередуцируемой сущностью, а идиоверсум (idioverse) замещает понятие личности, датируется 1950-1951 гг. Конечная цель общей психологии, теории личности и клинической психологии - достичь понимания конкретного чел. и, по возможности, предсказывать и контролировать его поведение. Однако до сих пор эта цель оставалась недостижимым идеалом. Нынешнее доминирующее положение когн. психол., к-рая яв-ся по сути протестом против узости необихевиоризма, символизирует попытку учесть в качестве основы для обобщений не только открытые, фрагментарные реакции, но и промежуточные переменные, не слишком отличающиеся от тех, которыми изобилует теоретическая физика. В психологии конкурирующие подходы (обычно называемые школами) иллюстрируют продолжающийся поиск. Если мы теперь в дополнение ко всему признаем важность уникальности каждого чел., конечная цель покажется еще более отдаленной.
И. представляет собой концептуальную модель, в которой события индивидуального опыта с самого начала используются как строительные блоки науки о поведении. Однако при сборе подобной информ. как во время проведения полевых исслед., так и в лабораторных условиях, важно соблюдение некоторых основополагающих принципов. Есть два фундаментальных постулата И. Первый постулат устанавливает превосходство реакций (response dominance). В отличие от общей психологии и от большинства подходов в клинической психологии, принимающих за отправной пункт наблюдения связи между стимулом и реакцией (S-R), И. сосредоточена на связях между реакциями (R-R). Эти последние связи, хоть и доступны внешнему наблюдению, допускают введение промежуточных переменных. Второй постулат утверждает превосходство конфигурации (структуры) (configuration dominance). Этот постулат дополняет зависимость (реакции) от стимула подчинением части целому. Идиоверсум - это полная совокупность (универсум) событий, которая заменяет субъекта или личность, и, благодаря своей целостности, делающая стимулы и реакции взаимоопределяющими. Конкретная реакция часто определяет или помогает определить конкретный стимул в полном паттерне. Каждый идиоверсум приобретает уникальность благодаря генетическому вкладу и последующему жизненному опыту. Таким образом, идиоверсум конституирует конкретного индивидуума.
Основные истоки И. лежат в трех областях эмпирических исслед.: а) экспериментальном переопределении психоаналитических понятий, сформулированных на клиническом материале; б) углубленном изучении психически больных лиц, дополняющем анамнез применением проективных и психометрических методов; в) реконструкции жизни и деятельности творческих личностей с позиций подхода, получившего название "психоархеология".
Одним из первых результатов этой программы исслед. было составление Розенцвейгом доклада "Экспериментальная ситуация как психологическая проблема" (The Experimental situation as a psychological problem). Он содержал исчерпывающий анализ ранней методологической литературы по экспериментальной психологии по отношению к данным, полученным в рамках современной исследовательской программы, с т. з. к-рой были схематически классифицированы реципрокные взаимодействия между наблюдателем и объектом наблюдения. С учетом этой реципрокности, термины "объект наблюдения/наблюдаемый" (subject) и "наблюдатель" (observer) были преимущественно заменены терминами "испытуемый" (experimentee) и "экспериментатор" (experimenter). Было показано, что в ранней немецкой литературе использовалась именно такая реципрокная терминология - Versuchsperson (испытуемый) и Versuchsleiter (руководитель/ постановщик испытания/опыта). Главным вкладом доклада Розенцвейга явилась схематическая классиф. различных типов взаимодействий, выявленных в прошлых и современных исслед. Это достижение проявилось в экспериментальной соц. психологии и психодинамике лишь спустя 20 лет, когда в середине 1950-х гг. Роберт Розенталь и др. начали публиковать результаты своих независимых исслед. таких феноменов, как "субъективность экспериментатора" (experimenter bias).
За этим докладом, содержащим первую формулировку принципа дополнительности между экспериментатором и испытуемым, последовали 3 другие публикации по схожей тематике. Во-первых, "Некоторые имплицитные общие факторы в психотерапии" (Some implicit common factors in psychotherapy), в которой неврологический принцип "общего конечного пути" Ч. С. Шеррингтона был непреднамеренно применен к совершенно различным областям психол. терапии. Во-вторых, это "Школы психологии: комплементарная модель" (Schools of psychology: a complementary pattern), в к-рой естественное разделение труда между 5 существовавшими в то время школами было представлено в виде комплементарной модели, позволявший увидеть, как выбранный тип проблемы получал приемлемое решение с помощью методов и понятий, соответствующих предпочитаемому теорет. акценту. И, наконец, "Конвергирующие подходы к личности: Мюррей, Олпорт, Левин" (Converging approaches to personality: Murray, Allport, Lewin). Каждая из этих работ подчеркивала разного рода комплементарность, но все они, - если не открыто, то неявно, - руководствовались этим базисным принципом.
Позднее стало очевидно, что принцип дополнительности, который, казалось, прекрасно подходил для разграничения "спорных территорий" в психологии, стал ключевым для примирения казалось бы непримиримых теорий в физике. В 1927 г. принцип дополнительности был предложен Нильсом Бором в качестве альтернативы принципу неопределенности В. Гейзенберга и в качестве нового способа примирения конфликтующих между собой волновой и квантовой теорий света. По Бору, обе теории являются обоснованными и одинаково верными, если признать, что они востребованы разными эмпирическими подходами и состоят на службе у этих подходов. Далеко не все физики изъявили готовность согласиться с предложенным Бором решением, причем их неприятие касалось не только теорий света, но и других проблем физики. В 1937 г., т. е. спустя несколько лет после публикации статьи Розенцвейга о разных школах в психологии, Бор предложил не ограничивать принцип дополнительности одной лишь физикой, а распространить его и на другие естественные науки, включая биологию и психологию. Однако ни одна из работ Бора не была известна Розенцвейгу в период между 1933 и 1944 гг., когда были опубликованы его собственные статьи.
Еще одно основание И. иллюстрирует рис. 1. Он наглядно демонстрирует то, что психология исторически развивалась и существует сегодня как сопряженная композиция родственных наук. Эти науки можно систематизировать не только в соответствии с традиционной иерархической вертикалью, но и горизонтально, подразумевая под этим автономность каждой из дисциплин. Нет необходимости низводить одну дисциплину до более низкого и более фундаментального уровня другой, к-рая, как полагают, обладает "более высоким рангом" или большей объяснительной силой.


Рис. 1. Психология как сопряженная композиция наук

В XX в. психология позиционировала свое отношение к физике как психофизика, к физиологии - как психофизиология, к биологии - как психобиология (на время о психодинамике можно забыть), а сравнительно недавно, по отношению к социол. и антропологии - как психосоциология (или, говоря иначе, как отрасли психосоциальных наук). Термин "социальная психология" конечно же употреблялся в этом контексте как сопряженный с термином "культурная антропология".
А теперь вернемся к психодинамике, также отмеченной на рис. 1. Как следует из рис., термин И. был введен вместо термина "психодинамика". Здесь мы видим уникальный пример самосогласованности: И. - это психология sui generis (особого рода), ее даже можно назвать "психопсихологией". В конце концов, психодинамика - и, даже с большим основанием, И. - отстаивает свое право оставаться в своем собственном (эмпирическом) универсуме дискурса. Хотя кое-кому из недоброжелателей подобная позиция, конечно, покажется субъективной, автору этих строк она представляется и естественной, и верной. В самом широком смысле термина "поведенческий" (behavioral) - например, в употреблении Р. С. Вудвортса, - И. является феноменологически поведенческой.
Термин "науки о человеке" (humanics) в верхней части схемы на рис. 1 - синоним более знакомого термина "психология", но еще более правильным было бы использование термина "науки о поведении" (behavioral sciences). В термине "науки о человеке" отражено то, что психология в действительности, хоть это и неочевидно, представляет собой составную дисциплину, образованную сопряженными субдисциплинами. Чтобы составить полное представление о т. н. психологии, необходимо учитывать все входящие в нее сопряженные субдисциплины.
Принципиальная отличительная особенность И. - 3 альтернативных, комплементарных по отношению друг к другу способа объяснения поведения: номотетический, демографический и идиодинамический (табл. 1). Эти 3 способа обычно называют нормами. Первоначально они обозначались как универсальные, групповые и индивидуальные, и иллюстрировались путем рассмотрения роли ассоциаций в истории психологии. Впервые законы образования ассоциаций были описаны древнегреческими мыслителями путем ссылок на сходство, близость и т. п., и подобные законы формулируются даже в совр. теориях научения. Складывается впечатление, что они являются универсально валидными нормами. После исслед. Фрэнсиса Гальтона, эти законы были положены в основу экспериментального изучения словесных ассоциаций, проводимого в лаборатории экспериментальной психологии В. Вундта в Лейпциге. Однако там вскоре поняли, что некоторые группы индивидуумов, включая психически больных с определенным диагнозом, генерировали ассоциации, присущие только данной группе и характерные только для нее. При этих условиях определенные виды ассоциаций, устойчиво продуцируемых индивидуумом, помогали классифицировать его как члена данной группы (например, звуковые ассоциации маниакального больного). Наконец, в проводимых Юнгом исслед. комплексов индивидуальный или индивидуализированный потенциал определенных словесных ассоциаций рассматривался как свидетельство существования уникальной организации или констелляции мыслей, образов и чувств у данного конкретного человека. Подобное понимание предвещает идиодинамическую ориентацию. При объяснении ассоциаций идей может быть выбран любой из трех альтернативных подходов в зависимости от того, что является целью исслед.

Таблица 1. Три типа объяснительных и прогностических норм
Номотетические (универсальные)
Функциональные принципы общей психологии признаются валидными в общем и целом
Демографические (групповые)
Статистические обобщения, сделанные на основании изучения конкретных культур или классов людей
Идиодинамические (индивидуальные)
Отличительные признаки, повторяющиеся в данной, единственной и неповторимой совокупности событий (идиоверсуме)

Данные 3 способа объяснения в настоящее время называются соответственно номотетическим, демографическим и идиодинамическим, чтобы избежать вводящего в заблуждение количественного акцента в более ранней терминологии. Это смешение количественной и качественной характеристик явно просматривается в работах Гордона Олпорта, к-рый одобрял разработку типичных норм, но затем ошибочно уравнял каждый тип с объемом изучаемой совокупности. Таким образом, он был склонен смешивать идиодинамический подход с идиографическим.
Из рис.1 и табл.1 вытекает содержание рис. 2, на к-ром графически представлены параметры идиоверсума. Науки, составляющие сопряженную композицию, которая представлена на рис.1, были преобразованы в форму факторов, а идиоверсум концептуализирован в виде совокупности эмпирических (experiential) событий, представляющих данного конкретного чел. в данный момент времени. На рис. 2 представлены 3 среды обитания человека (milieus) - две из них устойчивы во времени, а третья носит более преходящий и изменчивый характер, отображая лишь воспринимаемую личность (the phenomenal personality) в данный момент. С одной стороны, органическая (и генетическая) среда воздействует на идиоверсум биогенетическим путем, с другой - культурная (и соц.) среда вносит в него свой вклад социогенетически, и оба этих относительно постоянных передатчика воздействий частично перекрываются и объединяются в транзиторную матрицу идиоверсума. Такая матрица непрерывно заполняется детерминантами из двух устойчивых сред, которые генеративно преобразуются и обеспечивают продуцирование идиодинамических сигналов для полного понимания того, что именно происходит с данным чел.. Пока это продолжается, такой посредник или переносчик - матрица идиоверсума - имеет первостепенное психол. значение, и ее нормы дают возможность подготовленному наблюдателю понять конкретного чел., к-рый чувствует, думает и действует.


Рис. 2. Измерения идиоверсума

Три типа норм, представленных в табл.1, в значительной степени согласуются с тремя средами, показанными на рис. 2. Просматривается тенденция к тому, чтобы использовать биогенетическую среду номотетически, социогенетическую - демографически, а что касается матрицы идиоверсума, то она тесно связана с идиодинамическими нормами per se.
Временной аспект опыта является решающим в И. Хотя в матрице идиоверсума все имеет отношение к настоящему времени, биогенетическая среда проявляет тенденцию к акцентированию продукции органического прошлого. Эти входные сигналы взаимодействуют с входными сигналами из культурного прошлого, и все они конвергируют в адаптивно креативной и ориентированной на будущее матрице событий. В этой матрице личное настоящее и личное прошлое смешиваются так же, как смешиваются перцепция и память.
Известны три эмпирических пути дальнейшего использования И. Один из них, положивший начало самому подходу, как уже отмечалось выше, возник в форме систематического исследования взаимодействия между экспериментатором и испытуемым. Он показал, что в отличие от таких непосредственно не связанных с человеком наук, как физика и химия, психол. наука исходит из того, что в ситуации, складывающейся в лаборатории, участвуют по крайней мере 2 чел. Необходимо учитывать специфические характеристики и ожидания каждого из них. И к планированию эксперимента, и к интерпретации его результатов следует подходить с осторожностью. Здесь подразумевается форма относительности, разумеется не пространства-времени, а межличностной реципрокности, которая влияет на процесс наблюдения. Из последующих исслед., проведенных многими другими авторами, к настоящему времени стало совершенно очевидным, что интерактивная переориентация явилась первым шагом к И., как это показал Эдайр. Но ее возможности только начинают использоваться.
Второе направление, в котором И. находит выражение в методологии экспериментирования, связано с использованием количественных мер, выводимых путем самоотнесения (напр., использование модального времени реакции испытуемого как основы для клинической и экспериментальной оценки других его реакций). Ранний пример появился в комплексных показателях метода словесных ассоциаций. Второй пример можно найти в работе Розенцвейга "Исследование вытеснения как пример экспериментальной идиодинамики" (The investigation of repression as an instance of experimental idiodynamics), в которой анализируется связь памяти с аффектом.
Третья эмпирическая методология не является в строгом смысле экспериментальной, но может быть столь же объективно обоснована, как и полевые исслед. в биологии. Метод основан на использовании лингвистических аспектов идиоверсума, которые наиболее доступны и наиболее характерны для Homo sapiens. Можно применять его разнообразные реализации (или методики), имеющиеся в клинической и в др. областях прикладной психологии, однако это требует герменевтических методов анализа, которые выделяют действующие уровни коммуникации, чтобы раскрыть значения, которые населяют идиоверсум. К ним относятся непосредственный (immediate), или буквальный уровень, промежуточный (intermediate), или аллюзивный уровень, и инфрапромежуточный (inframediate), или наиболее интимный и часто трудный для понимания уровень. Этот последний уровень обычно является глубоко личным, т. к. индивидуум именно там прячет свои секреты. Методология, с помощью которой выявляются эти глубинные слои, была названа "психоархеологией". Все названные уровни изучаются одновременно, при этом исходят из предположения, что они не обязательно должны быть представлены в каждом отдельном продукте с одинаковой силой или частотой.
Психоархеологическая методика может быть использована в сочетании с такими материалами, как расшифровки стенограмм психотерапевтических сеансов, дневники, письма и данные, полученные с помощью проективных психологических методик. Однако наиболее ценная информация извлекается из того, что создано воображением, - из произведений одаренных творческой фантазией писателей, самые талантливые из к-рых почти неизбежно обрекали себя на завуалированную самоэксплуатацию и раскрытие тайников своей души. Такие люди интуитивно используют перечисленные выше уровни как эндогенные но отношению к их профессии художника. Занимаясь изучением подобной информации, принципиально важно принимать во внимание не только творческие достижения, но и иные доступные биографические свидетельства о разных периодах жизни автора. Не следует также забывать как о чрезвычайной чувствительности органической среды, так и о настойчиво повторяющихся способах реагирования на соц. столкновения, поскольку данные уровни выражают не только слияние трех сред одного идиоверсума, но и их взаимопроникновение с другими идиоверсумами.
См. также Формационная теория личности, Общие системы, Наследуемость, Личные документы, Персонология, Теоретическая психология
С. Розенцвейг

Избегающая личность (avoidant personality)

Диагностический ярлык "И. л.", или "избегающее расстройство личности" (И. р. л.) впервые был включен в третье издание "Руководства по диагностике и статистической классификации психических расстройств" (DSM-III) для характеристики лиц, желающих иметь друзей, но уклоняющихся от соц. контактов из страха возможной критики и отвергания. Рабочая группа Американской психиатрической ассоц. при подготовке DSM-IV пересмотрела прежние диагностические критерии избегающего расстройства личности, уточнив различия между этим состоянием и смежными расстройствами. В соответствии с этими критериями И. л.:
- Часто ожидает критики или неодобрения в свой адрес в соц. ситуациях и испытывает по этому поводу беспокойство.
- Имеет мало друзей, несмотря на желание завязать личные отношения с др. людьми.
- Избегает общественной или профессиональной деятельности, связанной со значимыми межличностными контактами.
- Скованна в развитии интимных отношений из страха показаться глупым либо смешным или оказаться брошенным либо опозоренным.
- Обладает низкой самооценкой, потому что чувствует себя социально неадекватным и/или непривлекательным.
Избегающий паттерн обычно возникает в детском или раннем подростковом возрасте; мн. из тех, кому поставлен диагноз И. р. л., говорят о том, что были робкими всю свою жизнь. Лица с И. р. л. испытывают возвратные периоды тревоги и депрессии, в течение к-рых им могут выставляться соответствующие диагнозы и проводиться лечение. Нек-рые из этих лиц прибегают к алкоголю или транквилизаторам, чтобы успокоить себя перед соц. событиями. У нек-рых попытки самолечения ведут к формированию синдрома лекарственной зависимости.
Типы личности, характеризуемые соц. чувствительностью и уходом в себя, проявляются в ранних клинических описаниях расстройств личности, причем наиболее заметно - в описаниях шизоидных и фобических типов характера. Например, Кречмер описал гиперэстетический (раздражительный. - Примеч. науч. ред.) вариант шизоидной личности, отмеченный повышенной чувствительностью, застенчивостью и психич. конфликтом. Описания фобического характера у Фенихеля включают такую черту, как фобическое избегание желаемых объектов - параллель с совр. описаниями избегающего индивидуума.
Клинические наблюдения и эмпирические исслед. говорят о том, что лица с И. р. л. демонстрируют более сильные соц. страхи в отношении более широкого круга ситуаций, чем пациенты с генерализованной соц. фобией, однако мн. из осн. признаков обоих состояний (напр., страх отрицательной оценки) весьма похожи.
Есть также сходства между И. л. и нек-рыми чертами, такими как застенчивость и соц. робость, свойственными отдельным людям в нормальной (неклинической) популяции. Ряд авторов, среди к-рых можно назвать Стивена Бриггса, утверждают, что избегающие индивидуумы и застенчивые люди различаются между собой скорее количественными, чем качественными характеристиками симптоматики. Обычно считается, что застенчивость и соц. робость вызваны врожденными различиями в физиолог. реактивности, в связи с чем можно предположить, что И. л. имеют более сильную наследственную предрасположенность по сравнению с застенчивыми людьми или, по меньшей мере, что негативный соц. опыт усиливает влияние наследственной предрасположенности, формируя более тяжелое состояние избегания.
В терапии И. р. л. использовались различные подходы. Неск. эмпирических исслед. свидетельствуют об эффективности поведенческих и когнитивно-поведенческих моделей, приводивших к значительному повышению комфорта в соц. ситуациях и соц. активности у пациентов.
Л. Э. Олден

Избирательное внимание (selective attention)

В экспериментах по научению животных часто обнаруживается, что поведение организма контролируется к.-л. одним элементом сложного раздражителя, состоящего из множества элементов. Такая демонстрация рассматривается как свидетельство существования И. в. Теории И. в. часто исходили из допущения, что вероятность уделения внимания одному раздражителю связана обратно пропорционально с вероятностью уделения внимания другому. Но открытие Леоном Камином феномена "блокировки" заставило теоретиков внести изменения в это исходное допущение. Исслед. Камина побудили Н. Дж. Макинтоша предложить новую теорию внимания. Согласно Макинтошу, животные "научаются игнорировать" раздражители, если эти раздражители не предсказывают изменения вероятности безусловных раздражителей (БРЗ), предсказываемого др. раздражителями. Эту идею научения игнорировать раздражители впоследствии развили Пирс и Холл, к-рые высказали предположение о том, что УРЗ "теряет ассоциативную способность" по мере того, как его приобретенная путем обусловливания сила приближается к асимптоте рассматриваемого БРЗ.
См. также Теории научения
Дж. Дж. Айрис

Изменения личности (personality changes)

Поведение часто изменяется во времени и в различных ситуациях; однако, изменение поведения не означает изменения лежащей в его основе личности. Критерии для определения того, отражает ли изменение поведения действительное изменение личности, или просто совместные влияния личности и текущей ситуации, либо двух конфликтующих тенденций одной только личности; обстоятельства, при которых можно ожидать изменений личности; степень возможного изменения личности и механизмы, предположительно ответственные за такие изменения, - все это существенно различается в зависимости от теорет. ориентации исследователя. Изменения личности могут возникать вследствие случайного открытия или в результате целенаправленного поиска. Изменение может быть внезапным, как в случае религиозного обращения в другую веру, или постепенным, как это обычно происходит в терапии. Кроме того, изменения могут принимать разнообразные формы.
Теории личности и изменения личности
Представление о том, что авторы теорий личности автоматически отстаивают постоянство свойств личности, неверно; скорее, многие из них придерживались противоположной концепции и описывали процесс изменения личности. Таким образом, теории личности обеспечивают подступы к пониманию изменения личности. Вероятно, наиболее ярким примером тому служат работы Джорджа Келли. Келли высказал предположение, что личность состоит из "личных конструктов", биполярных перцептивных ориентиров, используемых для истолкования ("конструирования") окружающего мира и предвидения последствий совершаемых действий. Эти конструкты периодически подвергаются пересмотру на основе жизненного опыта, т. е. если какой-то конструкт порождает ошибочные предсказания, то он должен быть и будет (у здоровых людей) изменен. В соответствии с Келли, личность можно сравнить с набором одежды: если какая-то вещь не подходит, она переделывается или заменяется другой.
Карл Роджерс утверждал, что основную силу в направлении изменения личности дает "стремление к актуализации" (actualizing tendency) - врожденное побуждение к сохранению и увеличению "генетического плана" (genetic blueprint), или потенциала индивидуума. Эта сила, позволяющая представлениям чел. о себе становиться более точным отражением его "подлинных" тенденций, высвобождается в условиях окружения, в к-рых беспрепятственно удовлетворяется потребность в принятии и любви. Роджерс описывает 3 условия, способствующие такому положительному росту в процессе терапевтических отношений: а) искренность, или конгруэнтность терапевта; б) заинтересованное внимание, или "безусловно положительное отношение" к клиенту; и в) эмпатическое понимание клиента терапевтом.
Подобным же образом, Абрахам Маслоу предполагал, что нахождение индивида в условиях, которые обеспечивают или препятствуют удовлетворению базовых потребностей (т. е. физиологических, в безопасности, любви и принадлежности, оценке и самоактуализации) способствует продвижению вверх или вниз по иерархии потребностей, т. е., поскольку наше поведение регулируется неудовлетворенными потребностями нижележащих уровней, перемены в работе, семье или соц. условиях могут изменять основные мотивационные структуры. Такое движение вполне можно было бы квалифицировать как изменение личности.
Согласно предположению Фрейда об определяющей роли детства, личность приобретает свои основные черты в конце фаллической стадии развития, примерно в возрасте 5 лет. Эта позиция на первый взгляд противоречит концепции изменений личности, однако она смягчается признанием того, что психоаналитическая терапия может вызывать существенные перераспределения в личности.
Юнг, отвергавший модель Фрейда в некоторых важных отношениях, предложил общую стадиальную модель развития, которая включала в себя и понятие изменения личности. Юнг рассматривал достижение половой зрелости в качестве "физического рождения" индивидуума. В течение последующего периода, среди мотивационных сил доминируют власть и эрос; личность ориентирована на внешний мир и задачи поиска друга или любимого человека и профессиональное самоопределение. Однако, примерно в возрасте 40 лет, происходит радикальная смена ориентации: доминирующую роль начинает играть потребность в осмыслении (need for meaning), что предполагает перенаправление энергии вовнутрь по мере обращения индивида в своем поиске смысла к бессознательному.
Модели изменения личности
Существуют различные попытки описать процесс изменения личности за пределами контекста классических теорий личности. Например, Джером Франк предлагает набор характеристик, являющихся общими для психотерапии, целительства, "реформирования мышления" (thought reform) и других систематических попыток изменения личности. Агент изменения воспринимается как влиятельный и действенный авторитет, выражающий желание и обязательство оказать помощь клиенту. Этот агент представляет заслуживающую доверие теорет. систему, и обе стороны, агент и клиент, принимают активное участие в вытекающей из нее программе вмешательства.
Дональд Мейхенбаум описал процесс, лежащий в основе психотерапевтического изменения, как "перевод" дотерапевтического "внутреннего диалога", состоящего из отрицательных высказываний клиента в свой адрес, на новый язык и в новую систему концептуализации.
Эмпирические исследования изменений личности
В многочисленных исслед. изучались связи между изменением или устойчивостью личности и такими событиями, как беременность, хирургическая операция, лечение алкоголизма, старение и медитация. За период с 1967 г. по август 1980 г. в журнале Psychological abstracts было зарегистрировано 597 статей на тему "изменение личности". Мн. из этих статей сообщают результаты, полученные на ограниченных выборках и касающиеся узких аспектов личности; еще большим недостатком является общее отсутствие направляющей теорет. ориентации в отношении процесса изменения. Однако, взятые в совокупности, они свидетельствуют о существовании изменений личности.
См. также Оптимальное функционирование, Типы личности, Психотерапия
Дж. Б. Кэмпбелл

Измерение (measurement)

Психол. исслед. фокусируется на отношениях между наблюдаемыми переменными. Психол. теория занимается отношениями между конструктами. Эти теорет. конструкты обычно операционально определяются через наблюдаемые переменные. Как в теории, так и в исслед., эти отношения выражаются наиболее строго и точно, когда они представлены в количественных терминах. Но если отношения следует выражать в количественных терминах, переменным тж должны присваиваться количественные (численные) значения. В наиболее широком смысле, в этом и состоит цель измерения: обеспечивать количественные описания характеристик объектов или индивидов.
Характеристику можно измерить лишь в том случае, если она: а) может быть определена (по крайней мере в порядке рабочей гипотезы), б) проявляется в наблюдаемом поведении и в) имеет различные степени выражения. Если эти три требования не удовлетворяются, И. оказывается невозможным.
Отметим, что И. подвергаются характеристики индивидов. Психологи тж присваивают численные значения стимулам и/или реакциям - процесс, обычно наз. шкалированием.
Определение измерения
Существуют различные определения И. Наиболее широко используемое утверждает, что И. есть процесс присвоения чисел объектам или событиям согласно правилам. В психологии "объектами пли событиями" являются индивиды, а то, что измеряется - характеристиками (свойствами) индивидов. Следовательно, психол. И. является присвоением чисел характеристикам или свойствам индивидов согласно правилам.
Это определение подразумевает, что в И. вовлекается три набора факторов: характеристики индивидов, присваиваемые им численные значения и правила или процедуры, связывающие присваиваемые численные значения с характеристиками индивидов.
Использование количественных описаний обладает неск. преимуществами перед качественными описаниями. Количественные описания точнее (они являются более четкими и детальными), объективнее (позволяют достичь большего согласия между наблюдателями), легче передаются и являются более экономичными (набор данных или отношения между ними могут выражаться одним или неск. численными значениями).
Процесс измерения
Процесс И. включает в себя три осн. элемента: измеряемый аспект (dimension), набор правил и процедур и шкалу. Измеряемый аспект показывает, какое свойство (или свойства) мы собираемся измерить. Правила или процедуры указывают, как производится И., задавая условия, используемые процедуры и применяемую мат. модель. Шкала представляет собой единицы, в к-рых выражаются результаты И.
Характер любого И. зависит от отношений между этими тремя элементами. Отношения между операциями и шкалой определяют свойства шкалы. Отношения между измеряемыми аспектами и процедурами и между измеряемым аспектом и соотв. шкалой определяют валидность И.
Что измеряется?
Поскольку конструкты, используемые в психол. теориях, зачастую оказываются неосязаемыми и нечетко очерченными, в эмпирических исслед. используются нек-рые наблюдаемые характеристики для операционального определения этих конструктов. Эти характеристики, или свойства, и являются тем, что измеряется. Если выразиться еще точнее, тогда то, что измеряется - это индиканты свойств, а не свойства per se.
Следовательно, психол. И. всегда сопряжено с привлечением умозаключений. Во всех случаях свойство выводится из его индикантов. При наличии теорет. конструктов существует, кроме того, др. уровень умозаключений: от данного свойства к данному конструкту.
Правила и процедуры
Несмотря на определенные стандарты, применяемые ко всем типам И. (напр. процедуры должны быть четко определены, стандартизованы и допускать многократное воспроизведение), конкретные процедуры будут различаться в зависимости от измеряемой характеристики. Определение свойства часто подсказывает соотв. процедуры И. И наоборот, результаты, получаемые на основе (различных) измерительных процедур, могут подсказывать необходимые изменения в самом определении свойства.
В психол. И. часто возникает еще одна ситуация: исследуемая характеристика может измеряться с применением различных методов. Будут ли эти различные методы приводить к сходным результатам, и т. о. допускать взаимную замену при использовании, является эмпирическим вопросом.
Шкала
Результатом любого И. является некий набор количественных шкальных значений, репрезентирующих уровень данного свойства у каждого измеренного индивида. За небольшими возможными исключениями (подобными IQ), психол. И. не имеет широко принятых и четко определенных измерительных шкал.
Психологи обычно обходят эту проблему, предпочитая выражать индивидуальный результат в единицах относительного положения в группе сравнения (нормативно-ориентированное И.) или сравнивать его со стандартом минимально допустимого уровня умения или владения материалом (содержательно- или критериально-ориентированное И.), а не в единицах шкал, к-рые имеют независимое значение.
Типы ошибок
Получаемые в психол. И. оценки не обладают временной, кросс-ситуативной и инструментальной (sample of items) согласованностью. Эти виды несогласованности наз. ошибками И. и возникают вследствие изменений в условиях или флуктуации внутри самого индивида. Степень этих ошибок И. характеризует надежность И.
Систематические ошибки тж важны в И. Они порождаются измеряемыми характеристиками, к-рые являются устойчивыми сторонами личности индивида, но оказываются нерелевантными цели конкретного И. Систематические ошибки снижают валидность И.
Типы измерительных шкал
Поскольку для реализации И. могут использоваться различные наборы процедур и правил, соответственно могут получаться различные типы шкал. Эти шкалы можно различать по неск. основаниям: эмпирическим операциям, используемым для конструирования шкалы, их мат. предпосылкам, или их допустимым преобразованиям. Последнее является наиболее распространенной основой для их дифференциации.
Типы шкал по Стивенсу
С. С. Стивенс различал четыре осн. типа измерительных шкал. В восходящем порядке это шкала наименований, порядковая шкала, интервальная шкала и шкала отношений. Эти шкалы являются иерархическими: шкалы более высокого уровня обладают всеми свойствами шкал более низкого уровня плюс дополнительными свойствами. Шкала наименований (nominal scale) допускает классиф. объектов по качественно различным и независимым категориям. Порядковая шкала (ordinal scale) включает классиф. и величину (больше или меньше), т. е., она допускает ранжирование объектов по степени выраженности той характеристики, к-рой они обладают. Интервальная шкала (interval scale) включает классиф., величину и равенство интервалов. В дополнение к классиф., сравнению величины и установлению равных интервалов, шкала отношений (ratio scale) обладает абсолютным началом отсчета.
Это не единственные типы шкал. Др. примеры включают логарифмические интервальные шкалы (log-interval scales), к-рые допускают степенные преобразования; шкалы упорядоченных интервалов (ordered-interval scales), где интервалы различаются по своему размеру, но при этом известен их относительный размер; комбинированные шкалы (summated scales), к-рые объединяют пункты, обладающие номинальными или порядковыми свойствами с формой шкалы, к-рая приближается к интервальным свойствам, и абсолютные шкалы (absolute scales), к-рые допускают только подсчет.
Проблемы
Наличие различных уровней И. поднимает ряд вопросов, и самый первый из них: "какие типы шкал следует принимать в расчет?" Мн. авторы утверждают, что только процедуры, связанные с оценкой величины, являются подлинным И., и поэтому номинальные шкалы следует исключить из рассмотрения. Другие считают, что измерительные шкалы помимо этого должны еще обладать постоянными единицами, т. о., лишь шкалы равных интервалов и шкалы отношений можно было бы с полным основанием отнести к этой категории. Нек-рые указывают на то, что хотя и можно предположить, что определенные измерительные процедуры достигают заданного уровня И., этому нет эмпирического подтверждения.
Родственный вопрос касается уровня шкалы, достигаемого в психол. И. По мнению Гарднера, хотя отдельные пункты или наблюдения могут обладать лишь свойствами номинальной или порядковой шкалы, объединение большого числа пунктов или наблюдений будет приводить к формированию шкалы, свойства к-рой вплотную приближаются к свойствам интервальной шкалы.
Третьим горячо обсуждаемым вопросом является связь между свойствами шкалы и использованием статистических процедур анализа данных. Нек-рые психологи утверждают, что выбор статистики диктуется природой той измерительной шкалы, на основе к-рой выражаются эмпирические данные. Этот аргумент оспаривается Норманом Андерсоном.
Несмотря на то, что статистические методы не содержат в себе допущений об уровнях измерительной шкалы, это не означает отсутствия между ними к.-л. связи. Хотя природа измерительной шкалы не диктует того, какие статистические методы надлежит использовать для анализа данных, ее следует учитывать при интерпретации этих данных.
Критерии хорошего измерения
Как можно провести различие между хорошими и плохими измерительными процедурами и как можно выбрать лучшую модель И. из имеющихся альтернатив, если существуют различные наборы измерительных операций? Первый набор критериев является внутренним: хорошие модели И. обладают четко определенными и поддающимися воспроизведению процедурами, обладающими внутренней согласованностью и экономичностью и приводящими к получению надежных оценок. Второй набор критериев является внешним и касается эмпирической валидности модели И. Используя этот набор, исследователь имеет дело с вопросами о том, помогает ли данная модель а) объяснять конструкт или измеряемые феномены, б) прогнозировать связи с др. переменными и внешними критериями, и в) выявлять эмпирические или теорет. закономерности. В-третьих, хорошая модель И. обладает способностью к генерализации: она может использоваться с различными выборками людей и в широком разнообразии ситуаций. Наконец, наилучшей измерительной процедурой является та, к-рая является наиболее практичной, наименее дорогостоящей и наиболее продуктивной.
См. также Меры критерия, Методы эмпирического исследования, Обсервационные методы, Психометрика, Шкалирование, Статистика в психологии
Ф. Браун

Измерение аттитюдов (attitude measurement)

Во мн. областях конструирования психол. тестов (напр. тестировании личности, способностей или интеллекта) преследуется цель создания единственного, валидизированного на разнообразных выборках теста, к-рый бы нашел широкое применение в данной области. В области И. а., однако, сложилась иная традиция. Несмотря на наличие неск. компендиумов валидизированных шкал аттитюдов, исследователи предпочитают разрабатывать собственные шкалы для каждого нового исследовательского проекта. Одна из причин такого подхода состоит в том, что существует почти необозримое количество аттитюдов, и интерес к тем или иным из них, по-видимому, изменяется с каждым годом. Вторая причина связана с тем, что аттитюд представляет собой настолько устойчивую ("робастную") характеристику человека, что различные меры одного и того же аттитюда - даже когда соотв. шкалы разрабатываются разными исследователями - обычно очень высоко коррелируют между собой.
Теоретические соображения
При разработке или выборе средств И. а. необходимо точно определить: а) объект аттитюда; б) концептуальные атрибуты конструкта аттитюда, релевантные целям исслед., и в) область реакций.
Можно измерять аттитюды по отношению к любому объекту из огромного множества вариантов поведения, идей, понятий или сущностей. Аттитюд может быть очень специфическим и конкретным (аттитюды по отношению к конкретному человеку или фильму), может относиться к соц. категории (ирландцы или азартные игроки) или быть чрезвычайно широким и абстрактным (война или консерватизм).
Перед тем как разрабатывать или выбирать меру аттитюда, необходимо определиться с тем, что подразумевается под данным понятием. Большинство авторитетных исследователей в данной области рассматривают аттитюд в качестве гипотетического конструкта, наиболее характерным атрибутом к-рого является его оценочный характер.
Аттитюды обладают и др. атрибутами, к-рые может пожелать измерить исследователь. Релевантные аттитюду убеждения, напр., могут варьировать по их широте, постоянству или диапазону. Аттитюды могут тж различаться степенью связи с осн. ценностями и личными потребностями человека. Эта связь может приводить к различиям в уровне эго-вовлеченности.
Как гипотетический конструкт, аттитюд не доступен непосредственному наблюдению. Его существование обнаруживается через его влияние на наблюдаемые реакции человека. Исследователи аттитюдов в ходе относительно долгой истории их изучения установили три категории таких реакций. Аффективные реакции относятся к чувствам и физиолог. реакциям на объект аттитюда. Когнитивные реакции включают информ., убеждения и выводы, сделанные в отношении объекта. Конативные (волевые) реакции относятся к инициируемым действиям - или намерениям их инициировать - в отношении объекта аттитюда.
Практические соображения
Степень структурированности инструмента измерения диктуется целями исслед. Напр., при использовании минимально структурированной, открытой формы опроса, предполагающей свободные ответы, человека можно спросить: "Что вы думаете об X?" В противоположность этому, в макс. структурированной шкале человеку предлагается сделать выбор из нек-рого множества альтернатив. Если исслед. носит пилотажный характер, чаще предпочитается открытая форма. Она предоставляет больше информ. о мыслях и представлениях субъекта, зачастую идентифицируя проблемы, неучтенные исследователем. Кроме того, неструктурированная форма предоставляет респонденту большую свободу самовыражения, позволяя достигать лучшего взаимопонимания с исследователем. С др. стороны, структурированные формы гораздо легче обрабатывать, они уменьшают вероятность ошибок при кодировании данных, более четко фокусируют реакции на интересующих вопросах и могут реализовываться в больших группах людей. Т. о., когда исследователь располагает ясными представлениями об интересующих его чувствах, убеждениях и действиях, закрытая форма, в целом, более предпочтительна.
В большинстве исслед. с использованием шкал аттитюдов предполагается, что человек осознает свой аттитюд, а тж готов подробно и точно ответить на все связанные с ним вопросы. Для мн. изучаемых проблем и условий проведения исслед. такое допущение является обоснованным и оправданным.
При скрытых процедурах (unobtrusive techniques) люди не осознают, что за ними ведется наблюдение. Напр., расстояние между двумя сидящими людьми может служить показателем их отношения друг к другу, стиль одежды и прически - политического консерватизма, а ношение берета отражать публичную демонстрацию художественных притязаний.
При использовании косвенных процедур (indirect techniques) люди обычно отдают себе отчет в том, что их оценивают. Однако, они не должны сознавать, что предметом, интересующим исследователя, является их аттитюд, а, напротив, считать, что оценивающего интересует к.-л. др. аспект их поведения, напр. способность к логическому мышлению, уровень моральных суждений или перцептивные способности. Напр., аттитюды могут косвенно измеряться путем подсчета допущенных ошибок в тестах на. фактические знания или логическое мышление. Этот подход основывается на предположении, что когда люди ошибаются, они воспринимают те выводы, с к-рыми они согласны, как осн. на фактах или на строгих умозаключениях, и прямо противоположным образом относятся к тем выводам, с к-рыми они не согласны. В случае измерения расовых и этнических аттитюдов респондентов могут попросить высказать суждения о личностных чертах, мотивах или интеллекте целевой группы. Это обычно осуществляется под видом оценки способности респондента к точным суждениям о характере других людей.
Наконец, нужно учитывать время и ресурсы, к-рыми исследователь располагает при конструировании шкалы, проведении обследования и обработке результатов. Если существуют временные ограничения, рекомендуется использовать методики структурированного самоотчета с небольшим количеством пунктов. Такие методики требуют меньше времени как для проведения, так и для обработки. Наиболее структурированные шкалы могут тж применяться в больших группах, тогда как косвенные, скрытые, или физиолог. измерения, как правило, не могут. Кроме того, методики самоотчета зачастую обходятся дешевле и не требуют для своего проведения сложных стимульных материалов, иногда необходимых для др. методов.
Считается, что скрытые и косвенные процедуры измерения менее чувствительны к попыткам респондентов скрыть аттитюд или сообщать только социально желательные мнения, чем прямые методики самоотчета. Причиной может быть то, что люди либо не сознают, что их проверяют, либо их внимание фокусируется на др. оцениваемых характеристиках (напр. способностях). Несмотря на то, что такого рода обман может позволять исследователю получать более точную информ. об интересующих аттитюдах, следует помнить, что это делается без информированного согласия респондента. В таких случаях надлежит учитывать нрава личности на сохранение тайны. При любом использовании результатов должна сохраняться анонимность.
Измерение ненаблюдаемого
Определение аттитюда как гипотетического (и следовательно ненаблюдаемого) конструкта, по-видимому, прямо противоречит тому взгляду, что аттитюд может измеряться на основе наблюдаемых реакций. Для разрешения этой проблемы используются две стратегии. Применяется единичная мера (single measure) аттитюда (напр. самооценка по одному пункту), однако наряду с этим осуществляется обширное фоновое исслед. с целью получения информ. о потенциальных систематических ошибках такой меры и обстоятельствах, при к-рых она приводит к искажениям. Исследователь либо учитывает эти обстоятельства при последующем использовании шкалы, либо вводит дополнительный контроль переменных, чтобы минимизировать или устранить их влияние на систематическую ошибку шкалы. Стратегия множественных операционализаций (multiple operationism strategy) подразумевает измерение аттитюда двумя или более операционально различающимися способами. Напр., для аффективной, когнитивной и конативной категорий аттитюдинальных реакций могут быть сконструированы отдельные средства измерения. Полученные с их помощью отдельные показатели затем могут быть объединены в одну общую меру аттитюда. Такая стратегия предполагает, что систематическая ошибка в любом отдельно взятом показателе будет компенсироваться противоположными смещениями в др. показателях.
См. также Аттитюды, Теория аттитюдов, Шкалирование
Д. Дэвис, Т. Остром

Измерение профессиональных интересов (vocational interest measurement)

[Автор выражает благодарность Jo-Ida Hansen, Janet M. Hively, and Loralie Lawson за тщательное рецензирование этой статьи.]
Пионером в этой области был Эдвард К. Стронг-младший. Первое издание Бланка профессиональных интересов Стронга (Strong Vocational Interest Blank) появилось в 1927 г.
Самый последний его вариант, Инвентарь интересов Стронга-Кэмпбелла (Strong-Campbell Interest Inventory), был опубликован в 1974 г.; третья редакция руководства к нему вышла в 1981 г. Т. о., налицо более чем 50-летняя история исслед. и усовершенствований этого инструмента. По приблизительным оценкам примерно 2,13 млн людей имели дело с той или иной формой этого теста. Последний вариант теста включает 162 профессиональные шкалы, представляющие 85 профессий; для 77 из них имеются нормативные данные по выборкам успешных работников мужского и женского пола, четыре из них являются только мужскими шкалами, и четыре оставшиеся только женскими.
Поначалу измерение интересов было преимущественно связано с решением практ. проблем выбора профессии и индивидуального планирования профессиональной карьеры; оно носило эмпирический характер и имело под собой слабый теорет. фундамент. Вместе с тем существовали начатки теории; первый факторный анализ оценок теста интересов был проведен Терстоуном. Используя интеркорреляции между 18 профессиональными шкалами первой редакции теста, он обнаружил четыре основных фактора: интерес к научной деятельности, интерес к языку, интерес к людям и интерес к коммерческим занятиям. Впоследствии Стронг сам группировал все возрастающее количество профессиональных шкал на основе получаемых интеркорреляций.
Дж. Л. Холланд разработал типологию, к-рая была включена в ныне существующий вариант Инвентаря интересов Стронга - Кэмпбелла. Согласно его подходу, большинство людей можно классифицировать в соответствии с шестью широкими типами личности: практическим (реалистическим), исследовательским, художественным, социальным, предпринимательским и конвенциональным. Конкретный чел. может быть отнесен к одному из них или к имеющей смысл комбинации из этих шести типов. Те же самые шесть категорий можно использовать для характеристики профессиональной среды или рабочей обстановки. Люди будут предпочитать ту среду, к-рая позволит им реализовать свои умения и способности, будет соответствовать их ценностям и аттитюдам, даст возможность выполнять удовлетворяющие их роли и задачи, и избавит от ответственности, к-рая им претит или к-рую они считают нецелесообразной. Эффективность труда, удовлетворенность работой и стабильность в работе будет т. о. являться результатом взаимодействия между структурой личности конкретного чел. и характеристиками рабочей среды.
Отметим следствия этих идей. Профессиональные интересы определяются до приобретения реального опыта работы. Теории профессиональных интересов представляют собой частные случаи теорий личности и мотивации. Чтобы учесть различные уровни способности, требуемой в той или иной профессии, внутри типов интересов могут постулироваться уровни выполнения работы.
Среди родителей распространено убеждение в том, что их дети могут сделать все, что они захотят, лишь бы они "только заинтересовались этим". К сожалению, это неверное допущение. Существует значимая связь между называемыми и измеряемыми интересами у групп людей, однако у отдельных людей эта связь недостаточно сильна, чтобы говорить о равнозначности называемых и измеряемых интересов.
Т. Дарли и Т. Хагенау приводят данные нескольких исслед. ретестовой надежности одной из предыдущих редакций Бланка профессиональных интересов Стронга, с участием респондентов различных возрастов, использованием различных временных интервалов между первичным и повторным тестированием, и вычислением коэффициентов корреляции Пирсона и Спирмена. Они делают следующие выводы: "Эти ретестовые корреляции интересов оказались несколько ниже соответствующих ретестовых корреляций в литературе по измерению интеллекта и несколько выше сообщаемых ретестовых корреляций оценок личности и аттитюдов. Таким образом, поведение, которое мы измеряем при помощи профессиональных шкал Бланка профессиональных интересов Стронга, по-видимому, остается достаточно устойчивым во времени..."
Насколько хорошо показатели по этому тесту прогнозируют конечный индивидуальный выбор профессии? Стронг изучал итоговый профессиональный выбор 663 студентов Стэнфордского университета, к-рые в среднем 18 годами ранее проходили этот тест во время своего обучения в колледже. Он анализировал полученные данные в трех отношениях. Насколько хорошо оценки по профессиональным шкалам, полученные этими студентами в период обучения в колледже, прогнозируют реально выбранную ими профессию? Насколько различаются исходные оценки тех, кто в конечном счёте выбрал данную профессию, и тех, кто не выбрал данную профессию? Какова степень согласия между исходным профилем оценок и выбранной профессией по оценкам экспертов? Во всех трех случаях прогностическая валидность Бланка профессиональных интересов Стронга оказалась чрезвычайно высокой.
Одно из недавних исслед. прогностической валидности более ранних форм Бланка профессиональных интересов Стронга было выполнено Робертом Долливером с сотрудниками. Они приходят к заключению, что "шансы, что человек в совершенстве овладеет профессией, в отношении которой он получил оценку А, составляют примерно 1 к 1, ...а шансы того, что он не овладеет профессией, в отношении которой получил оценку С, равны примерно 8 к 1". Между измеряемыми интересами и измеряемой способностью или учебными достижениями имеет место слабая связь.
В ситуации, когда давалась инструкция "обманывать" тест, респонденты могли существенно искажать свои показатели, однако когда люди отвечали на пункты в стандартных условиях проведения теста, они обычно отвечали искренне, даже в ситуациях, где от них можно было ожидать искажения своих показателей, напр. при приеме на работу или при поступлении в профессиональный колледж. Выявляемые искажения не превышают нескольких шкальных единиц, а изменения, затрагивающие широкий интерпретативный спектр показателей, исходя из к-рого делаются заключения о совпадении или несовпадении профессиональных интересов, встречаются редко.
Обнаруживают ли мужчины и женщины различия в профилях профессиональных интересов? Прежде чем отвечать на этот вопрос, нужно отметить ряд исторических обстоятельств.
В период с 1930-х гг., когда Стронг опубликовал первый тест для женщин, до 1970-х гг. произошли существенные изменения роли женского труда в об-ве. Больше женщин стало работать. Больше женщин стало заниматься считавшимися ранее чисто "мужскими" профессиями. Кэмпбелл и Хансен посвятили в своей книге целую главу этой проблеме. Они делают следующие выводы.
1. Мужчины и женщины, в среднем, отвечают по-разному почти на половину пунктов Инвентаря.
2. Величина этих различий довольно существенна.
3. Эти различия не исчезают даже тогда, когда сравниваются только мужчины и женщины, выбравшие одну и ту же профессию.
4. Эти различия не уменьшились сколько-нибудь заметно с 1930 г.
5. Попытки разработать комбинированные по половому признаку шкалы выглядят преждевременными, и валидность этих шкал меняется от профессии к профессии.
6. Эмпирические шкалы, сконструированные на основе одинаковых по полу критериальных и референтных выборок, работают лучше (более валидны), чем шкалы, основанные на противоположных по полу выборках.
Еще один вопрос: В каком возрасте начинает складываться индивидуальная структура профессиональных интересов? Исслед. более ранних форм Бланка профессиональных интересов Стронга показали, что поддающиеся интерпретации и устойчивые структуры интересов могут наблюдаться у учащихся, соответствующих, в среднем, уровню X класса, при условии, что их общая способность оценивается не ниже средней.
Связям между мерами профессиональных интересов и мерами личности посвящено большое количество исслед. Кэмпбелл и Хансен сохранили в составе Инвентаря интересов Стронга-Кэмпбелла две шкалы, не имеющие отношения к профессиям и являющиеся мерами академического комфорта (academic comfort) и интроверсии-экстраверсии. Нужно также отметить, что типология Холланда является по существу определением типа личности в рамках его шести основных профессиональных тем.
Согласно характеристике Анны Рой, для этих выдающихся ученых факторы личности играли большую роль в определении профессиональной области. В дополнение к этому, Сегал приходит к заключению, что профессиональный выбор - это равнодействующая эмоционального развития индивидуума и, отчасти, выражения его способа приспособления к своему окружению.
На формирование профессиональных интересов оказывают влияние пол, возраст и личностные факторы. Но как бы они ни формировались, измеряемые профессиональные интересы представляют собой один из трех главных элементов, определяемых при прогнозировании эффективности труда, удовлетворенности работой и стабильности в работе. Два др. элемента, к-рые необходимо учитывать делая прогнозы в характерном для нашего общества сложном мире труда, это уровни способностей и имеющихся возможностей.
См. также Консультирование по вопросам карьеры, Инвентарь интересов
Дж. Дарли

Изоморфизм (isomorphism)

В психологии термин "И." неразрывно связывается с классической берлинской школой гештальт-психологии. Теоретики гештальта использовали его для характеристики своего особого подхода к вопросу об отношении разума и мозга: они утверждали, что объективные мозговые процессы, к-рые лежат в основе конкретного феноменологического опыта и коррелируют с ним, изоморфны субъективному опыту (т. е. имеют функционально ту же форму и структуру).
Этимология слова И. делает его подходящим термином для такой теории. Греческий корень "изо-" означает "равный, одинаковый, подобный", а "морф-" значит "форма, конфигурация, организация или структура". Прибегнув к понятию И., гештальт-психологи хотели выразить идею, что гештальт-качества - форма, конфигурация, организация и структура - биофизических электрохимических процессов мозга, лежащих в основе субъективного когнитивного опыта, идентичны гештальт-качествам - форме, конфигурации, организации и структуре - самого опыта. Эта концепция резко контрастирует с относительно пассивными коннекционистскими теориями отношений между разумом и мозгом, преобладавшими в психологии 1-й половины XX в. и рассматривавшими мозг скорее как гигантский коммутатор с изолированными цепями из проводов и переключателей, чем как динамическую систему взаимозависимых электрохимических биолог. процессов, составляющих сложное поле взаимодействий.
Поскольку такая динамическая, интерактивно-полевая концепция функции и активности мозга радикально отличалась от значительно более статической и механистичной концепции мозга, безоговорочно принимавшейся на веру большинством живших и работавших в то время психологов, гештальтистская идея И. осталась практически непонятой. Теоретик гештальт-психологии Мэри Хенли писала: "Я не знаю второго такого понятия в психологии, к-рое было бы более превратно понято и более искажено, чем понятие И.".
Одна из причин подобного непонимания и искажения заключается в том, что этот термин, задолго до заимствования его гештальт-психологами, использовался в таких областях, как химия, кристаллография и математика, в значении, к-рое подразумевало ориентацию на части, совершенно чуждую концепции гештальта. В мат. теории множеств, напр., две группы элементов изоморфны, если существует взаимно однозначное соответствие между этими двумя множествами, т. е., если каждому элементу первого множества можно подобрать в пару один и только один элемент второго множества, и наоборот.
Такое взаимно однозначное соответствие между двумя изоморфными процессами или феноменами противоречит гештальтистскому подходу. Напр., две окружности, одна из к-рых образована 20 точками, а вторая - 22, с т. зр. гештальтистов изоморфны, ибо их функциональные формы идентичны: если точек достаточно для того, чтобы форма объекта была недвусмысленно обозначена и очевидна, то их абсолютное количество не имеет значения. Принципиальное значение имеет сама форма, конфигурация или структура, а не количество элементов, к-рым случилось образовать ее "части". Думать об абсолютном совпадении количества точек на окружностях двух кругов - значит думать не о целом, а о частях, и игнорировать динамические характеристики непрерывности траектории окружности круга, равную удаленности каждой части окружности от ее центра и т. д., к-рые и образуют эссенциальный гештальт или конфигурацию круга. Два круга - независимо от количества составляющих их "элементов", их цвета или размера - изоморфны просто потому, что оба являются кругами (т. е. оба имеют одинаковую, круглую форму). Точно так же изоморфны и два квадрата, даже если они образованы разными "элементами", по-разному окрашены или освещены или отличаются своей площадью. Более того, хотя при переходе из одной тональности в другую состав нот, характерный для данной мелодии, изменяется, их порядок в одной тональности изоморфен их порядку в др. тональности, и мы слышим ту же, прежнюю мелодию; вариации на эту музыкальную тему остаются изоморфными до тех пор, пока сама мелодия остается узнаваемой (несмотря на то, что число нот в одной вариации может значительно превышать их число в другой).
Первое упоминание о мозговых процессах, изоморфных - в гештальтистском смысле - перцептивным процессам, появляется в опубликованной в 1912 г. статье Макса Вертгеймера о кажущемся движении, к-рая, как принято считать, положила начало школе гештальта. Это упоминание касается процессов в головном мозге, предположительно соответствующих одной из разновидностей фи-феномена, или восприятию движения при фактическом отсутствии движения физ. раздражителя. Представим себе, к примеру, две короткие вертикальные линии, x и у, длиной примерно по дюйму, расстояние между к-рыми равно тоже примерно 1 дюйму. Если испытуемому предъявить на неск. секунд линию x, затем убрать ее и букв. через долю секунды предъявить линию у, ему может показаться, что он видел не две разные линии, предъявленные последовательно, а одну линию, к-рая переместилась с одного места на другое (с места х на место y). Продолжив эту процедуру т. о., что спустя очень короткий промежуток времени после исчезновения линии х вновь предъявить линию у, а затем быстро снова заменить ее линией х и т. д., поддерживая на приемлемом уровне соотношение между расстоянием, разделяющим две линии, и межстимульным интервалом, испытуемому будет казаться, что он видит одну линию, непрерывно перемещающуюся взад-вперед. Если межстимульный интервал слишком велик, испытуемый воспринимает две стационарные линии, расположенные на расстоянии друг от друга и предъявляемые ему поочередно; если межстимульный интервал слишком короток (или если в какой-то момент предъявляются сразу две линии), испытуемый воспринимает две стационарные линии, предъявляемые в двух разных местах.
Что происходит в головном мозге при условии (как в выше описанном эксперименте), что испытуемый видит единственную перемещающуюся линию? Как утверждал Вертгеймер, фактически любая теория отношения между разумом и мозгом признает, что при этом должно иметь место возбуждение определенных участков зрительной коры: один очаг возбуждения соответствует линии х, а другой, по соседству, - линии у. Однако дальнейшие рассуждения Вертгеймера расходятся со всеми др. теориями отношения разума и мозга: при восприятии движения линий между участком мозга, соответствующим линии x, и прилегающим к нему участком мозга, соответствующим линии у, должно происходить что-то вроде короткого замыкания; это короткое замыкание является мозговым процессом, изоморфным субъективному опыту (experience) одной перемещающейся линии. Гештальт-качества процесса, протекающего в мозге, должны каким-то образом соответствовать гештальт-качествам видения одной перемещающейся линии, а не двух отдельных, неподвижно закрепленных линий.
Вертгеймер лишь заложил теорет. основы концепции, к-рая впоследствии была детально разработана его коллегами - гештальт-психологами Куртом Коффкой и Вольфгангом Кёлером (в ходе широких исслед. поведения животных и экспериментов в области восприятия). Исходя из данной теории, Кёлер и его коллеги сделали неск. довольно неожиданных предсказаний и сумели экспериментально их подтвердить. Целая монография была посвящена тому, что Кёлер и Ганс Валлах называли фигуративными послеэффектами, т. е. совокупности воспринимаемых искажений фигур, порождаемых предшествующим длительным рассматриванием других фигур.
Предположим, к примеру, что воспринимаемое расстояние между двумя точками в зрительном поле, x и у, изоморфно электрическому сопротивлению между их соотв. локализациями в зрительной коре - X и Y. Если это сопротивление повышается, то мозговые процессы X и Y функционально удаляются друг от друга, и воспринимаемое расстояние между соотв. точками в зрительном поле, х и у, должно увеличиться. Если функциональное расстояние (т. е. электрическое сопротивление) между двумя мозговыми процессами X и Y становится меньше, то воспринимаемое расстояние между их данными в опыте (experienced) изоморфными эквивалентами - точками х и у - должно тж уменьшиться.
Теперь представим себе, что мы нашли способ изменять электрическое сопротивление между двумя точками зрительной коры. Результатом такого изменения должно стать и соотв. изменение изоморфного зрительного опыта. Известно, что любой процесс возбуждения, продолжающийся какое-то время в нервной ткани, обычно порождает процесс, к-рый тормозит продолжение этого процесса возбуждения; любое продолжительное возбуждение порождает свое собственное торможение. Согласно теории И., это торможение представляет собой насыщение (сатиацию), или повышение электрического сопротивления. Следовательно, одним из способов увеличения электрического сопротивления между двумя точками зрительной коры является ее возбуждение с помощью подходящего визуального раздражителя. Если участок мозга, соотв. пространству между двумя точками в зрительном поле, стимулируется какое-то время визуально предъявленной фигурой, находящейся в этом пространстве, должно возрасти насыщение, или сопротивление, этого участка, и - как следствие этого - две точки зрительного тюля будут восприниматься как более удаленные друг от друга. Кёлер и Валлах провели множество экспериментов для проверки этого предсказания, и такие перцептивные искажения действительно получили в них подтверждение.
Теория И. породила огромное количество экспериментов, к-рые стали предметом широкого обсуждения в середине XX в. В начале 50-х гг. два выдающихся представителя нейронауки, Карл Лешли и Роджер Сперри, пытаясь развенчать эту теорию, поставили ряд радикальных экспериментов на животных. Они изменяли электрические свойства зрительной коры кошек и обезьян, надрезая мозг и вводя изолирующий материал в разрезы или помещая золотую фольгу либо танталовую проволоку (обладающие повышенной электропроводимостью) непосредственно на поверхность зрительной коры животного или в нее. Ученые считали, что если теория И. Кёлера верна, то подобное вторжение в электрохимию и биофизику мозга должно сильнейшим образом повлиять на способность животных к зрительному различению объектов, приобретенную ими ранее в результате соотв. научения. Однако ничего подобного не произошло: какими бы глубокими ни были изменения зрительной коры животных, последние различали зрительные раздражители точно так же, как делали это до хирургического вмешательства.
Отвечая на критику Лешли и Сперри и отмечая нек-рые технические недостатки их экспериментов, Кёлер утверждал, что локальные изменения электрических характеристик прооперированного мозга должны почти мгновенно перераспределять и реорганизовывать его полевые свойства, так что никаких нарушений в исполнении, направляемом зрительной системой, быть не должно. Ни Лешли, ни Сперри не смогли опровергнуть подобную аргументацию, однако Карл Прибрам, еще один выдающийся нейропсихолог, провел в конце 50-х цикл исслед., к-рые можно назвать продолжением экспериментов Лешли и Сперри. Он изменял электрическую активность зрительной коры низших обезьян, раздражая ее пастой гидроокиси алюминия. Как и в опытах Лешли - Сперри, это воздействие на мозг обезьян не сказалось отрицательно на сохранении ранее приобретенных ими навыков зрительной дискриминации; к тому же, целью экспериментов Прибрама было не опровержение утверждения Кёлера о том, что естественные физические полевые процессы мгновенно перераспределяют изменение нервной ткани, вызванное локальным раздражением.
В 60-е и в 70-е гг. интерес к гештальтистской гипотезе И. пошел на спад, а в 80-е она уже редко упоминалась в книгах, посвященных восприятию и проблемам физиолог. психологии. На рубеже 80-х и 90-х гг. представления о функциях мозга, разделявшиеся большинством нейроанатомов, нейрофизиологов и нейропсихологов, уже не оставляли места для процессов, к-рые были бы динамичными и взаимодействующими, носили бы полевой и системно-ориентированный характер, как это предполагала гештальтистская теория И.
См. также Головной мозг, Черепные нервы, Восприятие формы/очертаний, Гештальт-психология, Иллюзии, Представления, Вопрос об отношении души и тела, Молярные/молекулярные конструкты, Перцептивная организация, Исследование расщепленного мозга, Зрительные представления
М. Вертгеймер

Изучение аттитюдов наемных работников (employee attitude surveys)

Размер крупных промышленных корпораций сам по себе благоприятствует тенденции опираться на формальную, бюрократическую орг-цию и такие же методы в управлении работниками. Подобные методы, как правило, носят обезличенный характер и могут приводить к появлению у работников недоверия к руководству компании. Для того чтобы справиться с ним, необходимо преодолеть накапливавшийся годами негативный опыт работников и их убеждение, что руководство их эксплуатирует. Проблема формирования лояльности и преданности, присущих мотивированным и продуктивным работникам, оказывается во мн. случаях тяжелым сражением, для ведения к-рого требуется изначальное понимание потребностей работника. Такое понимание является необходимым для развития философии управления, рассматривающей работников, включ. средний и низший уровни менеджмента, как участников в достижении корпоративных целей, к-рые надеются и рассчитывают на возможности карьерного и личностного роста в результате выполнения порученной им работы; оно необходимо тж для планирования дальнейшего развития орг-ции. В целях формирования у работников аттитюдов удовлетворенности трудом и материального благополучия, а тж уверенности в честном и справедливом к ним отношении, необходима информ. об их деятельности, видах работ и выполнении, а тж о планах и результатах работы компании. Важными мотиваторами для работников являются возможности выражать свои идеи и участвовать в решениях, связанных с их деятельностью и видами работ.
Профессионально разработанные, конфиденциальные опросники для измерения аттитюдов, охватывающие такие важные области, как конфликты и неопределенность в ролях и процедурах, справедливость отношений, уровень ответственности в работе, характер руководства, возможности для роста и продвижения, сотрудничество, теплые и товарищеские отношения на работе и мн. др. релевантные факторы, могут обеспечить столь необходимую информ. и, в то же время, открыть прямой и надежный канал коммуникации от каждого работника к высшему руководству. Путем открытого оповещения о полученных результатах и принятия надлежащих мер по исправлению очевидных ошибочных действий, руководство может показать, что оно прислушивается к своим работникам и кровно заинтересовано в них как в своих партнерах. Несмотря на то, что полный цикл может во мн. случаях потребовать неск. лет напряженной работы, результаты, к к-рым приводит ориентированная на человека философия, могут оказаться в высшей степени оправдывающими затраты.
См. также Аттитюды, Оценка труда работника для установления заработной платы
С. Б. Селлс

Изучение потребителей (consumer research)

Определение
И. п. - это систематическое изучение разнообразных сторон поведения чел., имеющего отношение к приобретению и использованию дешевых товаров и услуг. Акцент на продукте включает исслед. эффективности рекламы, характеристик продуктов и методов обеспечения сбыта. Акцент на потребителе включает исслед. аттитюдов, восприятий и предпочтений, а тж глубокое изучение разнообразных групп. влияний на процессы принятия решений индивидуальным потребителем. Эта область тж изучает потребителя как гражданина и как центральную фигуру в решении проблем соц. / окружающей среды. Разнообразие и масштабы деятельности превращают И. п. в чрезвычайно широкую междисциплинарную область. Она интегрирует теорет. концепции и исследовательские подходы из соц. психологии, социологии и экономики. Яркая прикладная ориентация придает ей черты заметного родового сходства с инженерией, медициной и правом.
С одной стороны, область И. п. столь же стара, как история самого человечества, а с др. - ее возраст не превышает неск. десятилетий. Ее древняя история восходит к самым истокам зарождения рекламы, а молодость связана с моментом обретения формальной независимости и самостоятельного профессионального статуса.
В 1920-х гг. И. п. фокусировалось главным образом на процессе двусторонней коммуникации: сборе информ. от потребителей с целью разраб. более эффективных рекламных обращений. Неск. позднее внимание потребительским аттитюдам и мнениям стало уделяться до разраб. продукта. Неуклонное усиление этого фокуса на потребителе ознаменовалось появлением на свет нового самостоятельного члена рекламного семейства - психологии потребителя, получившей свой официальный статус в 1960 г., когда в составе Американской психологической ассоциации было образовано отделение психологии потребителя.
Наиболее заметным изменением, произошедшим с обретением официальной независимости, стало то, что взгляд на потребителя в его исключительно покупательской роли сместился в сторону более глобального взгляда на него. Отчетливой иллюстрацией этой ситуации служит подход к поведению потребителей с позиции принятия решений. Считается, что покупка является лишь одной из стадий покупательского процесса; этот подход отводит важную роль анализу предшествующих и последующих событий.
Смещение фокуса в сторону потребителя сопровождалось заметным усилением внимания к мыслям, чувствам и планам потребителя. Вопрос о том, чего хочет потребитель, стал важным шагом в выходе за пределы единственной до этого проблемы: как гарантировать, чтобы потребители покупали продукт, к-рый уже был произведен. Это тж затрагивало оказавшиеся в центре внимания движения консюмеризма 1960-х гг. вопросы о благополучии потребителя, безопасности потребительских товаров и законе 1967 г. о соответствии качеств продукта указанным на его упаковке.
Наконец, последнее смещение фокуса, отмеченное Якоби, выразилось в трактовке двустороннего характера поведения потребителя: а) ответственности об-ва перед индивидуальным потребителем и б) ответственности индивидуального потребителя перед об-вом. В этом контексте ответственность, к-рую несет перед потребителем об-во, проявляется в таких областях, как здравоохранение, системы соц. обеспечения, создание условий для культурного отдыха и развлечений.
Методы и процедуры исследований
В соответствии со своим междисциплинарным характером, И. п. привлекает широкий и разнообразный набор исследовательских инструментов и методов. Чем более общим оказывается подход к И. п. (напр., аттитюды, мысли и чувства потребителей), тем чаще осн. акцент в выборе исследовательских инструментов будет делаться на оценочных шкалах или опросах.
Тестирование рекламы и продукта
И то, и др. представляет довольно специфическую область исслед., и неудивительно, что большинство используемых при этом методов тж специфичны. В тестировании рекламы интерес исследователей сосредоточен на способности различных характеристик рекламного обращения привлекать внимание и на их эффективности в передаче информ. о продукте или услуге. Для этого привлекаются сложные лабораторные методы с использованием камер слежения и компьютерной записи при просмотре чел. материала, предъявляемого на странице или на телевизионном экране. Полученная видеозапись впоследствии анализируется на предмет того, оказали ли аспекты, считавшиеся важными при разраб. исходного рекламного обращения, желаемое влияние на привлечение внимания. Др. методом, используемым при решении широкого круга задач, от разраб. рекламного обращения до создания детских телевизионных программ, является бинокулярная конкуренция. Этот метод создает ситуацию соперничества между двумя рекламными обращениями путем их одновременного предъявления. При таком подходе создается возможность манипулирования различными аспектами рекламного сообщения для определения того, какой из них наиболее эффективно привлечет внимание зрителя. Могут тж разрабатываться макеты журн., к-рые содержат различные варианты целевого рекламного обращения и тестируют разнообразные характеристики его в процессе отслеживания внимания читателя.
Опросы потребителей
Опросы потребителей проводятся с целью выяснения аттитюдов и мнений индивидуального потребителя. В ходе таких опросов можно оценивать мнения потребителей в отношении существующего продукта или услуги или определять преобладающие аттитюды и личностные характеристики целевой группы потребителей, что позволяет производителю продукта или услуги использовать эти данные при планировании дальнейших действий.
Сегментация рынка
После того как исследователь потребителей описал профиль лиц, составляющих существующий или потенциальный рынок, следующий шаг заключается в том, чтобы передать им эффективное сообщение. Эта коммуникационная цель требует знания предпочтений читателей, слушателей и зрителей как в отношении специфических программ, так и средств массовой информ. Осн. источником информ. о зрительских предпочтениях и профилях в коммерческом телевидении являются нильсеновские рейтинги (Nielsen ratings). Аналогичные рейтинговые службы имеет радио (напр., Арбитрон (Arbitron)), в то время как в печатных средствах массовой информ. эту исследовательскую функцию выполняют данные об общих тиражах и опросы читателей.
Одним из аспектов этого типа анализа рынка является подход с позиций "жизненного цикла семьи". В этом подходе описываются различные стадии жизни взрослого чел. и тщательно изучаются их специфические характеристики с целью извлечения маркетинговой информ.
Область И. п. значительно выросла с тех пор, как стала независимой. Этот рост тесно связан с расширением и диверсификацией, к-рая произошла в сфере прикладных исследований. Этой области не хватает единообразного подхода из-за того, что сюда пришло много ученых и специалистов из различных дисциплин. Чрезвычайно затрудняет возможность обобщений то, что осн. массу исслед. составляют не крупномасштабные программы, а небольшие "одноразовые" исслед. Чтобы И. п. достигло своей зрелости, Дж. Ф. Энджел и др. видят необходимость в большем числе исследовательских программ в критических проблемных областях. Нужно выработать исследовательские приоритеты и следовать систематически им до тех пор, пока более тщательная проверка теорий и моделей не позволят этой прикладной области достичь надлежащей глубины. Можно с уверенностью прогнозировать дальнейшее бурное развитие области И. п.
См. также Реклама, Прикладные исследования
Э. Л. Палмер

Иллюзии (illusions)

И. - это ложные или искаженные восприятия окружающей действительности. Понятие И. можно существенно уточнить, добавив, что она заставляет воспринимающего испытывать чувственные впечатления, не соотв. действительности, и склоняет его к ошибочным суждениям об объекте восприятия. И. Мюллера-Лайера, - вероятно, самая изученная из всех зрительных иллюзий, при к-рых воспринимающий ошибочно оценивает длину линий. 2 прямые, изображенные на рис. 3, равны по длине, однако та, что слева, оценивается примерно на 25% длиннее расположенной справа. Эту И. обычно использовали для ил. ненадежности наших чувств. Освещение сцены, грим, покрой одежды - лишь малая часть примеров практ. применения законов иллюзорного восприятия в нашем визуальном мире.


Рис. 3. Иллюзия Мюллера-Лайера
Две горизонтальные линии равны по длине, однако левая кажется знач. длиннее правой. Чтобы эти линии выглядели равными, нужно увеличить длину правой примерно на 25%

И. играют важную роль в выживании мн. биолог. видов. Под покровительственной окраской имеется в виду способность животного в целях предотвращения нападения принимать окраску, сходную по цветовой гамме с окружающей средой. Нек-рые виды обладают возможностями прятаться в тени благодаря особому окрасу (с полосами и разводами), затрудняющему определение местоположения животного, и темным полоскам, маскирующим заметные глаза (напр., енот). Слияние с фоном действительно порождает ошибочное восприятие, но искажение здесь не столь существенно, как в тех случаях, когда мы приписываем удаленность объекту, фактически находящемуся рядом.
Мы не располагаем систематической экологической классиф. всех встречающихся в природе и повседневной жизни И. И. имеют место во всех сенсорных модальностях. Лучше всего изучены зрительные И. Уже упоминавшаяся зрительная И. Мюллера-Лайера является еще и осязательной. Горизонтально-вертикальная И. состоит в том, что из двух равных по длине отрезков вертикальный кажется больше горизонтального, разделенного им на равные части в точке касания. И. Поггендорфа вызывается специфическим расположением трех линий: отрезки прямой, иод углом пересекающей две параллельные прямые, кажутся сдвинутыми относительно друг друга. И. излома наклонной прямой усиливается, когда ее отрезок между параллельными прямыми не виден. И. Понзо создается двумя сходящимися прямыми, похожими на перспективное изображение уходящей вдаль дороги. 2 равных по длине отрезка параллельных прямых, лежащих между этими сходящимися линиями, выглядят неравными: отрезок, расположенный ближе к точке схождения линий, кажется большим.
Причиной мн. И. служит неопределенность пустых зрительных полей и необычных контекстов. Неподвижно закрепленный точечный источник слабого света в полной темноте кажется движущимся - И., известная как автокинетический эффект. В естественных условиях эту И. можно испытать, наблюдая за неяркими звездами в темную летнюю ночь.
Проприоцептивная система ответственна за мн. И.; одна из них - "пьяная" походка бывалого моряка, к-рому палуба кажется устойчивой, как земля, а земля уходит из-под ног, как палуба при сильной вертикальной качке. Пилот самолета, взлетающего с авианосца с помощью катапульты, видит находящиеся в поле зрения объекты уплывающими вверх (окулографическая И.) и в то же время ощущает свое тело заваливающимся назад (окулогравическая И.). Ему может казаться, что самолет слишком резко набирает высоту, но попытка скорректировать траекторию взлета - опустить нос самолета - может привести к катастрофе. Эту И. особенно трудно преодолеть в ночное время, когда пилоту недостает зрительных ориентиров.
Локализация звука несет в себе элемент неопределенности, снять к-рую помогает зрительная система отсчета. Поэтому зрители приписывают голос кукле, а не артисту (эффект чревовещателя). Высокие, пронзительные звуки, особенно непрерывно издаваемые на одной ноте, с трудом поддаются локализации.
Тактильная И. "зайчика" - И. локализации, состоящая в искажении знания о том, где именно ощущаются быстрые, короткие прикосновения к коже. Если на предплечье закрепить 3 вибратора на расстоянии 4 дюймов один от др. и подать 5 последовательных импульсов сначала на нижний, затем на средний и, наконец, на верхний вибратор, то чел. ощущает не отдельные очереди толчков в трех различных точках, а серию из 15 толчков, распространяющихся по предплечью, как если бы вверх по руке прыгал "зайчик". Аналогичный эффект можно получить в слуховой модальности: если 7 последовательных звуковых сигналов передавать через 3 динамика, чел. слышит 7 звуков в различных местах - слуховая И. "зайчика". Центральная область сетчатки - фовеа - отличается высокой точностью пространственной локализации, но при стимуляции последовательными световыми вспышками ее периферии можно тж вызвать И. большего количества пространственно разнесенных источников света, чем есть на самом деле. Т. о., И. прыгающего "зайчика" является мультисенсорной.
Вкусовые И. относятся к И. контраста, в к-рых вкус одного вещества влияет на последующее ощущение вкуса др. вещества. Соль может придать чистой воде кислый вкус, а сахароза заставить ее горчить.
См. также Кажущееся движение, Воспринимаемый размер, Восприятие (перцепция)
Р. Д. Уолк

Имплицитное научение и имплицитная память (implicit learning and memory)

И. н. и И. п. характеризуются улучшением в продуктивности выполнения задачи, к-рое, по-видимому, не зависит от сознательных усилий субъекта и не сопровождается к.-л. формой сознательного опыта, непосредственно связанной с таким улучшением. Несмотря на то, что этот вид неосознанного поведенческого функционирования известен, по крайней мере, уже одно столетие, его теорет. значение было осмыслено лишь в 1980-х гг.
Поскольку демонстрация научения с необходимостью зависит от нек-рой формы сохранения следов прошлого опыта, научение и память настолько тесно переплетены между собой, что провести между ними грань практически невозможно. Тем не менее, можно провести относительное различие: научение определяется как процесс, посредством к-рого достигается изменение поведения в нек-рой проблемной ситуации, обычно в направлении улучшения его продуктивности, а память определяется как последующая демонстрация сохранения самих результатов опыта.
Имплицитное научение
И. н. лучше всего описать на примере. Хорошей иллюстрацией могут служить две совр. исследовательские программы.
Искусственная грамматика Ребера
Применение Ребером искусственной грамматики (artificial grammar) в качестве эксперим. задания послужило неиссякаемым источником результатов, непосредственно касающихся роли, к-рую могут играть в научении неосознаваемые процессы. В первом исслед. Ребера множество цепочек букв (небольшого числа согласных) предъявлялось в порядке, задаваемом в соответствии с настолько сложным набором правил, что они, фактически, не могли распознаваться испытуемыми. Тем не менее, испытуемые демонстрировали прогрессивное улучшение в своей способности дифференцировать грамматические (т. е., построенные в соответствии с правилами) и неграмматические цепочки. В одном из последующих, особенно убедительных исслед., испытуемые, к-рым была дана специальная инструкция найти эти правила и дать им словесную формулировку, не только не могли найти хотя бы одно из таких правил, но тж снижали при этом свои результаты в дифференцировании грамматических и неграмматических цепочек букв. Ребер привел детальное описание этих исслед. в своей обзорной статье.
Научение паттернам Левицки и Хилла
Павел Левицки и Томас Хилл разработали ряд задач на перцептивное научение, к-рые продемонстрировали необычайно высокий объем неосознаваемого приобретения когнитивной информ. В своих ранних экспериментах они изучали способность испытуемых обнаруживать и использовать ковариации в стимульных паттернах. Напр., когда в перцептивных задачах присутствовала неочевидная ковариация отвлекающих признаков и местоположения цели (такой как цифра) в матричном паттерне, испытуемые в неск. экспериментах оказывались в состоянии определять эти цели с возрастающей эффективностью, несмотря на их неспособность дать объяснение своему успеху. Тот же феномен наблюдался, когда испытуемыми были преподаватели факультета психологии, знакомые с целью данного эксперимента; в ходе постэкспериментального интервью они не смогли представить свидетельств того, что обнаружили к.-л. причину своего улучшения в продуктивности. В последующих исслед. было установлено, что перцептивные систематические ошибки (biases), сформировавшиеся в начальных реакциях на неопределенные стимульные паттерны, зачастую оказываются не только устойчивыми, но в действительности усиливаются (по терминологии авторов, "самоукрепляются") со временем в последующих пробах - и снова, в отсутствие к.-л. доступной на вербальном уровне когнитивной информ.
Имплицитная память
Метод сбережения
Как указывает Редигер, первенство в систематическом изучении И. п. по праву принадлежит пионеру эксперим. психологии Герману Эббингаузу. В своей монографии он не только проводил четкое различие между произвольным и непроизвольным вспоминанием (recollection), но тж включил "третью и многочисленную группу случаев", в к-рой предшествующий опыт оказывал влияние без к.-л. следов сознательного воспоминания: "Большинство этого опыта остается скрытым от осознания и все же вызывает эффект, к-рый оказывается значительным и к-рый удостоверяет подлинность этого предшествующего опыта".
Эббингауз ввел метод сбережения (savings method) для измерения этого третьего класса случаев, для к-рых не годился распространенный в то время интроспективный подход. После того как испытуемый заучивал нек-рый материал, напр. набор бессмысленных слогов, в соответствии с таким критерием усвоения как безошибочное воспроизведение, этот испытуемый но прошествии определенного времени снова получал то же самое задание, при этом регистрировалось количество проб, необходимых для достижения того же самого критерия. Разница между этими двумя измерениями (заучивание и доучивание) свидетельствовала о количестве сбереженного материала, поскольку второе задание, как правило, выполнялось быстрее первого, и интерпретировалась как сохранение в памяти определенного вида знания, даже если при этом не обнаруживалось никаких сознаваемых признаков (cues) его характера.
Данные из исследований амнезии
Тип пациентов с поражениями мозга, вызывающими амнезию, издавна считался неспособным к сохранению новых видов опыта при сохранной способности к реализации др. перцептивных и мыслительных функций. Однако оказалось, что такие пациенты могут выполнять задания, к-рые мы сегодня называем имплицитными, косвенными, или процессуальными тестами памяти. В одном часто цитируемом раннем исслед. Уоррингтона и Вейскранца выяснилось, что страдающие амнезией пациенты демонстрировали точно такую же способность, как и здоровые испытуемые из контрольной группы, в завершении корневых основ слов (напр., реагируя словом "marble" (мрамор) на стимул mar___ после того, как данный стимул предварялся этим словом, или когда данный стимул предварялся списком слов, включавшим в себя слово marble), хотя сохранение заметно снижалось у них при выполнении теста на свободное (эксплицитное или декларативное) воспроизведение, требовавшее припоминания слов из заучиваемого ранее списка. В соответствии с инструкциями, в имплицитном или процессуальном тесте (implicit or procedural test) испытуемого просят просто найти слово, к-рое бы завершило данную корневую основу; в отличие от этого, в эксплицитном тесте (explicit test) требуется назвать ранее заученные слова.
Обзор исслед., проведенный Шимамурой, содержит многочисленные воспроизведения результатов Уоррингтона и Вейскранца, в т. ч. восемь имплицитных тестов, к-рые привели к тем же самым результатам, что и тест на завершение корневых основ слов. В одном из недавних исслед. снова было найдено, что страдающие амнезией пациенты столь же успешно, как и здоровые испытуемые, справлялись с заданием на усвоение искусственной грамматики, однако обычно уступали последним в результатах теста на узнавание (recognition test), где их просили отобрать те примеры, к-рые использовались в задании на усвоение искусственной грамматики.
Здоровые испытуемые
Эксперименты со здоровыми испытуемыми, хотя здесь данные были менее впечатляющими, показали тот же вид расхождений в результатах между тестами на эксплицитную и имплицитную память. Якоби обнаружил полную инверсию результатов при выполнении имплицитного в сравнении с эксплицитным тестом. Сначала испытуемые читали слова без контекста (напр. холодный), в контексте (напр. горячий - холодный), либо должны были заполнять пробелы или генерировать слова (напр. горячий-?). После этого им давался или эксплицитный тест (воспроизведение), или имплицитный (перцептивное опознание) тест. В эксплицитном тесте был подтвержден устойчивый положительный эффект генерации (т. е., генерируемые слова узнавались чаще всего). С др. стороны, реже всего узнавались слова, предъявлявшиеся без контекста. Совершенно противоположный паттерн результатов наблюдался в имплицитном тесте.
Др. многочисленные расхождения в результатах выполнения тестов на эксплицитную и имплицитную память публиковались в научных статьях на всем протяжении 1980-х гг. Эта волна исслед. с таким количеством не согласующихся с интуицией результатов превратила И. п. в одну из наиболее горячих тем в области исслед. памяти.
Теоретические проблемы
Фундаментальный теорет. вопрос, встающий в связи с этими исслед. , показывающими столь значительную разобщенность между результатами выполнения эксплицитных и имплицитных тестов, заключается в возможности допущения существования у человека не одной, а неск. систем памяти. Одна из активно отстаиваемых позиций состоит в том, что эти результаты служат убедительным доказательством в пользу разделения систем, составляющих основу функционирования мозга. Однако несогласные с такой т. зр. исследователи полагают, что эти результаты с тем же успехом могут объясняться различным соотношением между операциями переработки и кодирования информ. на этапах заучивания и тестирования. Шехтер представляет детальный анализ обеих альтернативных т. зр. на данную проблему и рассматривает возможность ее решения с позиций "когнитивной нейронауки".
Оценка неосознаваемых когнитивных процессов
Наконец, можно задаться вопросом о значении разного рода неосознаваемых когнитивных процессов как факторов И. п. Такой вопрос ("Разумно или глупо наше подсознательное?") поставили Лофтус и Клингер в своем введении к сборнику статей о неосознаваемых процессах, а ответить на этот интересный, хотя и неск. преждевременный вопрос были приглашены самые разные авторы. К числу сторонников мнения о "глупости" подсознательного примкнули Гринвальд, согласно к-рому его "надежно установленные феномены... ограничены довольно скромными когнитивными подвигами", и Брунер, оценивающий его как "не блистающее сообразительностью, но тем не менее оказывающее весьма полезным". Отчетливую позицию в пользу "разумности" подсознания занял Эрдели, считающий, что "феномены, к-рые охватывает подсознательное, не являются нелепыми или глупыми", и вместе с ним Левицки, Хилл и Чижевски, по мнению к-рых "факты говорят о том, что в сравнении с сознательно контролируемыми когнитивными процессами, неосознаваемые процессы приобретения информ. осуществляются не только быстрее, по и оказываются более сложными по своей структуре".
Заняли в отношении этого вопроса более или менее нейтральную позицию и предпочли подождать дальнейшего развития событий Кулсторм, Барнхардт и Татарин, Мерикл и Якоби, Линдсей и Тот, хотя последний и допускает возможность того, что "влияние неосознаваемых процессов может сильно недооцениваться экспериментами, в к-рых испытуемым предъявляют единственное слово или фразы в отрыве от их контекста".
См. также Обработка информации, Обработка информации (бессознательная), Теория обработки информации, Экспериментальные исследования памяти, Процессы поиска и извлечения информации из памяти
М. Маркс

Имплозивная терапия (implosive therapy)

И. т. - разновидность поведенческой терапии, разработанная Томасом Штампфлем в конце 50-х гг., - осн. на гипотезе, что невротическое поведение, в особенности сильная тревога, формируется как механизм избегания в целях совладания с вытесненными из сознания психотравмирующими переживаниями, и что устойчивость тревоги становится возможной благодаря относительному успеху избегания. При лечении добиваются повышения тревоги пациента и поддержания ее на почти непереносимом для него уровне путем мысленного представления пациентом серии провоцирующих сцен, задаваемых терапевтом или самим пациентом с помощью терапевта, до тех пор, пока тревога не исчезнет. Сторонники использования этой методики полагают, что она усиливает контроль тревоги и угашает связанные с ней соц. реакции посредством лишения тревоги ее функции избегания.
См. также Тревога
Ф. Хансен

Импринтинг (imprinting)

Впервые использованный Конрадом Лоренцем, термин "И." (запечатление) означает процесс быстрого развития соц. привязанности детенышей к своим матерям. Соц. привязанности направлены на те раздражители (и ограничены ими), в отношении к-рых молодые организмы получают соотв. специфический опыт в подходящее для этого время. Внешний стимульный объект, на к-рый птицы реагируют подобным образом, сохраняет свою способность вызывать привязывающую реакцию (привязанность) на протяжении большей части жизни молодого животного. Изначально существующее огромное разнообразие объектов, способных породить привязанность, сужается до одного или неск. классов объектов, встречающихся во время ограниченного периода научения.
Д. Сполдинг, первым описавший это явление, показал, что привязанность отнюдь не обязательно ограничивается матерью, хотя в нормальной ситуации это происходит именно так. Он отмечал, что как только вылупившиеся цыплята смогут ходить, они последуют за любым движущимся стимулом. Такое неразборчивое следование за стимульным объектом можно наблюдать у цыплят только в течение первых неск. дней, пока они не приобрели достаточного зрительного опыта.
Силу привязанности можно увидеть в одном или неск. из приведенных тестов: а) узнавание при воссоединении, при к-ром, после разлучения, к объекту-стимулу, на к-рый происходил И., возвращается больше птиц, запечатлевших его, чем птиц из контрольной группы; б) выбор, при к-ром птицам из эксперим. и контрольной групп предъявляются тренировочный и контрольный стимулы; в) дистресс при разлучении; г) бег к матери, когда птенцам, находящимся на нек-ром расстоянии друг от друга, демонстрируют новый, пугающий раздражитель, при этом ожидается, что птицы, у к-рых произошел И., быстро отступят к запечатленному стимульному объекту, тогда как птицы из контрольной группы этого не сделают, и д) работа для воссоединения, когда птицы должны совершить произвольно выработанную у них (экспериментаром) реакцию, напр. нажать на планку, чтобы получить доступ к запечатленному раздражителю.
К. Лоренц и др. исследователи проводили различие между И. и обычным научением, поскольку 1) И. имеет место только в течение ограниченного критического периода; 2) однажды запечатленное сохраняется навсегда, забывания не происходит; 3) обычные вознаграждения при И. не нужны; 4) нек-рые реакции на запечатленный стимул могут проявиться лишь к концу жизни, через большой временной промежуток после того как произошел И.; 5) И. происходит быстрее, когда попытки быстро следуют одна за другой, нежели когда они разделены длительными промежутками, что прямо противоположно большей части опытов по ассоциативному научению, и 6) болезненные стимулы усиливают И., тогда как наказание обычно приводит к избеганию связанных с ним раздражителей.
Термин "критический период" был несколько смягчен и заменен термином "сенситивный период", поскольку определяющее свойство "все или ничего" первого не соответствует фактам. Вместо этого, имеет место количественный подъем и спад в легкости и силе И. Более того, дополнительный опыт может помешать И.
Сейчас уже нет твердой уверенности в том, что И. носит необратимый характер. Было показано, что привязанность может быть перенесена на новые стимульные объекты. Кроме того, у большого количества видов у взрослых особей соц. привязанности направлены не только на родительскую фигуру или представителей собственного вида.
Хотя большинство исслед. И. было проведено на птицах, существует неск. работ, позволяющих предположить, что это же происходит и у млекопитающих. У овец, лошадей и др. копытных может произойти И. человека, если он берет на себя родительские функции сразу же после рождения животного. Известно, что у собак формируется тесная привязанность к людям, к-рые заботятся о них в возрасте 4-6 недель. При этом характер обращения с животными, способы их воспитания и наказания, по-видимому, играют очень незначительную роль.
См. также Этология, Инстинктивное поведение
А. Риопелле

Инбридинг и человеческие факторы (inbreeding and Human factors)

И. называется скрещивание между генетически родственными индивидами, т. е. имеющими одинаковые гены, полученные от общего предка. Степень И. зависит от количества общих предков и числа поколений, на к-рое они отстоят. В частности, степень И. выражается количественно как средняя вероятность того, что потомство получит два одинаковых аллеля (альтернативные формы гена) от одного и того же предка. Самая высокая степень И. у людей обнаруживается при скрещиваниях "браг-сестра" и "родитель-ребенок". Кровосмешение было табу во всех об-вах на протяжении челов. истории, возможно, из-за высокой частоты нежелательных генетических (физических и психических) эффектов у инбредных потомков. Однако браки между двоюродными и троюродными братьями и сестрами - все еще достаточно частое явление во мн. культурах; отрицательное воздействие на потомство при этом проявляется в гораздо более мягкой форме, чем в случае кровосмесительных браков, хотя и явно обнаруживается. У лиц, родившихся с редкими генетическими эффектами - в частности, с различными формами тяжелой умственной недостаточности - доля родителей, бывших двоюродными братьями и сестрами, в 20-40 раз превышала долю браков двоюродных братьев и сестер в общей популяции.
Эффект И. легко понять с т. зр. теории генетики. И. одновременно воздействует на все признаки, физические и психические, обусловленные в той или иной степени генетическими факторами. И. не изменяет частоту генов, но изменяет частоту генотипов (т. е. специфических комбинаций генов). И. всегда повышает степень гомозиготности и уменьшает гетерозиготность. Общим следствием этого относительного увеличения гомозиготности является увеличение вариации; инбредное потомство демонстрирует большую вариабельность каждого признака, контролируемого расщепляющимися генами (segregating genes) (т. е. генами с двумя и более аллельными формами).
Еще один эффект И. - возможно, самый важный, - проявляется, когда признак связан с доминантным и рецессивным аллелями. Если, как это обычно происходит, доминантные аллели усиливают фенотипическое проявление признака, а рецессивные - уменьшают, то общим эффектом И. является уменьшение экспрессии признака у инбредного индивида. Причина в том, что И. повышает вероятность того, что рецессивные аллели образуют пару с рецессивными же, подавляя, т. о., признак. Этот эффект известен как инбредная депрессия. У инбредных индивидов гораздо выше вероятность того, что рецессивные мутантные или вредные аллели встретятся друг с другом. Поскольку большинство ущербных признаков являются рецессивными, то И. повышает риск появления генетических дефектов у потомства.
Тем не менее, даже вариация непатологического признака, связанного в какой-то степени с направленным (directional) доминированием, напр. роста и интеллекта, обнаруживает инбредную депрессию. Огромное количество работ, посвященных исслед. потомства кровосмесительных браков, показывает, что высокая степень И. коррелирует с пониженным IQ; примерно у трети таких детей наблюдаются заметные дефекты, и они находятся (или обучаются) в специальных заведениях для умственно отсталых.
См. также Генетика поведения, Наследуемость
А. Р. Дженсен

Инвентари интересов (interest inventories)

Для определения индивидуальных предпочтений в определенных сферах деятельности применяются разнообразные методы, включ. непосредственное наблюдение поведения, выполнение тестов способностей, ответы на задания проективного теста и самоотчеты по вопросникам или инвентарям. Последние - И. и. в области учеб., общественных, рекреационных и профессиональных занятий - стимулировали большое количество исслед. и разработок.
Двумя поворотными пунктами в истории измерения интересов явились Бланк профессиональных интересов Стронга для мужчин (Strong Vocational Interest Blank for Men) и Протокол предпочтений Кьюдера (Kuder Preference Record). Эти и пришедшие им на смену инструменты помогли двум поколениям учащихся старших классов и студентов колледжей ознакомиться с возможными вариантами будущей карьеры и выявить свои профессиональные предпочтения. Кроме того, такие тесты играли определенную роль при отборе и классиф. наемных работников.
За первой публикацией Бланка профессиональных интересов Стронга для мужчин в 1927 г. и его варианта для женщин в 1933 г. последовали их новые редакции; в 1974 г. оба варианта были объединены в Инвентарь интересов Стронга - Кэмпбелла (Strong-Campbell Interest Inventory), рестандартизация к-рого была проведена в 1981 г. Последующим модификациям подвергались тж опросники Кьюдера, представленные четырьмя формами: Форма Кьюдера А: Обозрение личных предпочтений (Kuder Form A: Personal Preference Survey); Форма Кьюдера В: Протокол профессиональных предпочтений (Kuder Form В: Vocational Preference Record); Форма Кьюдера С: Обозрение профессиональных интересов (Kuder Form С: Occupational Interest Survey); Форма Кьюдера D: Обозрение общих интересов (Kuder Form D: General Interest Survey).
Формат пунктов Инвентаря интересов Стронга - Кэмпбелла требует от тестируемых выразить свое отношение - "нравится", "не нравится" или "безразлично" - к пунктам перечня профессий, школьных предметов, видов занятий, способов развлечений и типов людей. В него тж входит раздел, где тестируемых просят выбрать один из двух видов занятий, и раздел, где они должны выразить свое согласие или несогласие с каждой из 14 описывающих их личность характеристик. В отличие от Инвентаря Стронга-Кэмпбелла, в инвентарях Кьюдера используются задания в формате вынужденного выбора из трех: тестируемым нужно указать, какую из трех вещей им хотелось бы делать больше всего и меньше всего.
В систему подсчета количественных показателей по инвентарям Стронга изначально была заложена эмпирическая процедура сравнения ответов тестируемого на пункты инвентаря с ответами на них членов определенных профессиональных групп. Т. о., система подсчета показателей в инвентарях Стронга была нормативной, в противоположность ипсативной системе оригинальных инвентарей Кьюдера. Протокол предпочтений Кьюдера оценивается по десяти шкалам интересов, состоящим из пунктов, сильно коррелирующих между собой и слабо - с др. шкалами. Формат заданий с вынужденным выбором, используемый в инвентарях Кьюдера, делает невозможным получение высоких или низких оценок по всем шкалам. Типичный оценочный профиль Протокола предпочтений Кьюдера представлен одним или неск. высокими и одним или неск. низкими показателями при явном преобладании средних.
Инвентарь интересов Стронга - Кэмпбелла обрабатывается как традиционным эмпирическим способом (162 "профессиональные шкалы"), так и разработанным Кьюдером методом "кластеров интересов" (23 "шкалы осн. интересов"). При использовании классификационной схемы интересов Дж. Л. Холланда, Инвентарь интересов Стронга- Кэмпбелла позволяет тж получить показатели по шести "общим профессиональным темам". Дальнейшее сближение в способах подсчета показателей по этим двум самым известным инвентарям иллюстрирует тот факт, что "Форма Кьюдера С: Обозрение профессиональных интересов" оценивается теперь и эмпирически - путем сравнения ответов тестируемых с ответами членов определенных профессиональных групп.
Подобно большинству И. и. и личностных опросников, инструменты Стронга- Кэмпбелла и Кьюдера уязвимы для сознательных искажений ответов со стороны экзаменуемых. В связи с этим кажется разумным ожидать на них более честных ответов в ситуациях профориентационного консультирования, чем в ситуациях найма на работу, когда они используются в целях отбора.
Область измерения интересов, несмотря на доминирование в ней инвентарей Стронга - Кэмпбелла и Кьюдера, характеризуется широким разнообразием инструментов. Наиболее заметными среди них являются факторно-аналитические инструменты, такие как Инвентарь интересов Гилфорда-Циммермана (Guilford-Zimmermann Interest Inventory) и Обозрение интересов G-S-Z (G-S-Z Interest Survey), а тж опросники общих интересов, к к-рым относятся Калифорнийское обозрение профессиональных предпочтений (California Occupational Preference Survey), Обозрение профессиональных интересов Джексона (Jackson Vocational Interest Survey) и Обозрение профессиональных интересов университета Огайо (Ohio Vocational Interest Survey). Кроме того, существуют специальные опросники для детей ("Что мне нравится делать" ["What I Like to Do"], Инвентарь осведомленности о мире профессий [Career Awareness Inventory]), для лиц с языковыми трудностями (Рисуночный инвентарь интересов Гейста [Geist Picture Interest Inventory]) и для оценки интересов в области рабочих профессий, требующих высокой квалификации (Миннесотский инвентарь профессиональных интересов [Minnesota Vocational Interest Inventory]). На основе теории Дж. Л. Холланда о существовании связей между интересами и личностью разработан Инвентарь профессиональных предпочтений (Vocational Preference Inventory). Инвентарь профессиональных ориентации Халла (Hall Occupational Orientation Inventory) тж разработан с опорой на конкретную теорию личности.
Наиболее часто И. и. используются в профориентационном консультировании. Совр. подход в области профориентации предполагает использование И. и. в сочетании с др. видами информационных материалов, облегчающих молодым людям вступление в мир труда. До сознания консультируемых необходимо довести одно важное различие, а именно, что интерес - это не то же самое, что способность; высокий показатель по шкале И. и. не следует истолковывать как показатель способности достичь успеха в соотв. профессиональных областях. Поэтому профориентационное консультирование оказывается наиболее эффективным, когда консультанты используют в своей работе наряду с показателями тестов способностей и И. и. школьные оценки и информ. о внешкольных занятиях консультируемых.
См. также Профконсультирование, Консультирование, Удовлетворенность работой
Л. К. Эйкен

Инвентарь интересов Стронга-Кэмпбелла (Strong-Campbell interest inventory)

И. и. С.-К. (SCII), впервые опубликованный в 1974 г. Дэвидом Кэмпбеллом и Джо-Идой Хансен, представляет собой комбинацию Бланка профессиональных интересов для мужчин (Strong Vocational Interest Blank for Men) и Бланка профессиональных интересов для женщин (Strong Vocational Interest Blank for Women) Стронга в новой редакции. Он содержит 325 вопросов с вариантами ответа "нравится", "безразлично" или "не нравится" в отношении разнообразных профессий, занятий, школьных предметов и типов людей. Тест предназначен для лиц в возрасте от 16 лет и старше.
Редакция 1982 г. включает 162 профессиональных шкалы, 6 общих профессиональных тем (авантюристическая, художественная, предпринимательская, исследовательская, практическая, социальная), 23 шкалы осн. интересов, 2 специальные шкалы (академического комфорта и интроверсии - эстраверсии) и ряд вспомогательных показателей, к-рые применяются для контроля валидности тестовых оценок перед их интерпретацией. Обработка результатов осуществляется только с использованием компьютера. Несмотря на универсальность теста, при интерпретации его результатов используются отдельные нормы для мужчин и женщин, поскольку на профили интересов существенно влияют половые различия.
Назначение И. и. С.-К. - предоставление клиенту, профконсультанту или специалисту по работе с персоналом информ., необходимой для принятия решений при выборе и планировании образовательной и профессиональной карьеры. Показатели в большей мере отражают интересы тестируемого, нежели его способности. Как было показано, люди, выбирающие профессии в соответствии со своими интересами, дольше остаются в выбранной профессии по сравнению с теми, кто выбирает профессии, не связанные с их интересами.
И. и. С.-К. широко признан профконсультантами и консультантами в сфере образования как один из лучших и наиболее эффективных тестов в данной области. Его применение и интерпретация требует привлечения квалифицированных специалистов.
См. также Измерение профессиональных интересов
М. Эллин

Ингруппы / аутгруппы (ingroups / outgroups)

В своей книге "Народные обычаи" (Folkways), вышедшей в 1906 г., социолог Уильям Грэм Самнер собрал и обобщил значительный объем этнографической литературы по групповым Я-образам и аттитюдам в отношении живущих по соседству групп под терминами "этноцентризм", "ингруппа" ("in-group") и "аутгруппа" ("out-group").
Введя концепцию дифференциации "И./а." в соц. науки, Самнер сделал первый шаг в развитии длинной череды исслед., посвященных влиянию групповой идентификации на восприятие человеком др. людей и групп, а тж его аттитюдов и поведения в отношении них. Под "ингруппой" обычно подразумевается любая соц. группа или категория, к к-рой принадлежит и членом к-рой является конкретный человек. В специальном смысле, под "аутгруппами" понимаются любые соц. группы, к к-рым не принадлежит данный человек, но на практике в качестве конкретных "аутгрупп" обычно рассматриваются те, к-рые как-то соотносятся со специфической "ингруппой" (мужчины-женщины, соседствующие этнические группы, соперничающие государства и т. д.). Аттитюды и действия человека обнаруживают пристрастия в пользу членов "ингруппы" и предубеждения в отношении членов "аутгруппы". Результаты подавляющего большинства исслед. поддерживают это утверждение, несмотря на то что при этом тж были установлены нек-рые важные ослабляющие переменные (moderating variables).
Подходы к изучению
Изучение ингрупповых/аутгрупповых аттитюдов и поведения осуществлялось в рамках многочисленных методологических подходов. Большинство систематических исслед. в данной области можно классифицировать по трем типам - исслед. аттитюдов, полевые исслед. и лабораторные эксперименты, - каждый из к-рых внес свой специфический вклад в общее понимание ингрупповых пристрастий.
Исследования аттитюдов
Большая часть эмпирических данных по межгрупповым аттитюдам и поведению осн. на обследованиях или опросах общественного мнения, в к-рых единицей измерения служат совр. национальное государство или расовые или этнические подгруппы в этом государстве. В ходе изучения различий между оценками, к-рые респонденты давали своим и чужим группам, в этих исслед. были зафиксированы устойчивые тенденции к ингрупповому фаворитизму по целому ряду измерений. Оценочные пристрастия в пользу "ингрупп", однако, не носят всеобщего характера. Они гл. обр. касаются атрибуций положительных черт характера, таких как "моральный", "миролюбивый", "заслуживающий доверия" и "сотрудничающий", однако по др. оценочным измерениям "ингруппы" не всегда оцениваются выше др. групп. Существуют тж определенные данные о том, что группы, обладающие статусом меньшинств в об-ве, усваивают в своем Я-образе определенные (хотя и не все) уничижительные стереотипы, выражаемые по отношению к ним преобладающей соц. группой.
Полевые исследования
В 1954 г. Музафер Шериф и др. предприняли одно из первых полевых исслед. по формированию и устранению ингрупповых/ аутгрупповых пристрастий и предубеждений в условиях летнего лагеря для мальчиков. В целом, внутригрупповая солидарность усиливалась по мере нарастания конфликта с др. группой. Устранение этих предубеждений достигалось тем, что сам характер взаимоотношений между двумя конфликтующими группами изменялся путем систематического введения превосходящих (общих) целей, к-рые требовали взаимодействия, опирающегося на сотрудничество.
Со времен исслед. Шерифа большинство полевых экспериментов по ингрупповым/аутгрупповым аттитюдам проводилось уже на сложившихся соц. группах, таких как расовые и этнические группы в десегрегированных соц. условиях. Эмпирические данные свидетельствуют, что контакта per se оказывается недостаточно для ослабления сознавания дифференциации "ингруппа - аутгруппа" и сопутствующих пристрастий и предубеждений. Согласно результатам Шерифа, значительные изменения в межгрупповом принятии достигаются лишь при условиях, способствующих интенсивному сотрудничеству между членами различных групп. Однако даже при достижении сотрудничества остается не вполне ясным, ограничивается ли его влияние на аттитюды к конкретным членам "аутгруппы" в данной ситуации или оно может распространяться на др. членов этой группы и др. ситуации.
Лабораторные эксперименты
В то время как полевые исслед. ингрупповых/аутгрупповых аттитюдов концентрировались на документальном обосновании присутствия и степени оценочных пристрастий в пользу "ингрупп", лабораторные исслед. проводились с целью определения тех минимальных условий, при к-рых может развиваться и приводить к соотв. предубеждениям дифференциация "ингруппа - аутгруппа". Большая часть этих исслед. опиралась на парадигму, предложенную Генри Таджфелом и его коллегами из Бристольского ун-та в изучении различения "ингруппа-аутгруппа" в ситуации, предполагающей отсутствие непосредственного взаимодействия между членами группы, анонимность членства в той или иной группе и некую произвольную основу для групповой дифференциации. По-видимому, любая форма распределения на группы, даже в отсутствие информ. о сходстве и отличиях между членами группы, или любой прямой конфликт между группами, служат достаточным основанием для возникновения ингруппового фаворитизма. В целом, любые факторы, к-рые способствуют усилению внешних категориальных отличий (таких как статус меньшинства, дифференцированное отношение или статус либо наличие межгруппового соперничества), приводят к увеличению степени предубеждения, фиксируемой используемыми мерами поведения и аттитюдов.
Охватывая определенные аспекты ингруппового поведения на соц. уровне и аттитюдов и восприятий на индивидуальном уровне, понятие этноцентризма, или ингрупповой тенденции, служит своеобразным мостом между социологическими теориями групповых отношений и психол. теориями межличностной аттракции.
Теория реалистического группового конфликта
Говоря об источнике этноцентризма и межгрупповой враждебности, Самнер прямо признавал, что соперничество и соревнование за дефицитные ресурсы играют роль в инициации и сохранении групповой дифференциации и конфликта. Исслед. Шерифа служит важнейшим источником поддержки прогнозов теории реалистического группового конфликта (realistic group conflict theory). Это исслед., однако, не может считаться полной эксперим. проверкой данной теории, т. к. в нем не осуществлялась предварительная оценка ингрупповых/аутгрупповых аттитюдов до возникновения межгруппового соперничества. Т. о., результаты исслед. Шерифа не позволяют судить с полной определенностью о том, является ли наличие конфликта или соперничества между группами необходимым условием для возникновения ингруппового фаворитизма и аутгрупповой враждебности.
Психоаналитическая теория
В то время как теория реалистического группового конфликта находит истоки дифференциации "ингруппа -аутгруппа" в процессах на уровне группы, психоаналитически ориентированные исследователи выводят такие пристрастия и предубеждения из потребностей и мотивов индивидуумов. Вероятно, наиболее обширная трактовка этого предмета в психоан. теории представлена в труде "Исследование авторитарной личности" (The authoritarian personality) Т. В. Адорно, Эльзы Френкель-Брюнсвик, Даниэла Дж. Левинсона и Р. Невитт Сэнфорда. Согласно теории, лежащей в основе понятия авторитаризма, генерализованные чувства неприязни и недоверия к "аутгруппам", - напр. предубеждения против расовых и религиозных меньшинств - вытекают из проекции подавленных враждебных чувств, имеющих своим источником ранний детский опыт воздействия родительской власти. С этой т. зр., умаление достоинств "аутгрупп" в сравнении с "ингруппами" выполняет функцию сохранения индивидуального Эго или поддержания самооценки.
Теория категоризации
Мн. теоретики в своих объяснениях ингрупповых/аутгрупповых пристрастий исходили из общих когнитивных процессов, посредством к-рых люди структурируют, упрощают и осмысляют свое физ. и соц. окружение. С этой т. зр., межгрупповые восприятия опираются на те же самые процессы классиф. и категоризации, к-рые используются в восприятии физ. объектов. Одним из перцептивных феноменов, связанных с категориальной дифференциацией, является эффект уподобления - противопоставления (assimilation - contrast): существует отчетливая тенденция к подчеркиванию различий между отдельными категориями и сходств внутри категорий по конкретному измерению. При экстраполяции этого феномена на соц. дифференциацию подразумевается, что члены одной соц. группы будут рассматриваться как в большей степени похожие друг на друга и в большей степени отличающиеся от членов др. группы, нежели в действительности. Однако общая тенденция к ингрупповым предубеждениям оказывается более избирательной, чем это можно было бы прогнозировать на основе одной только категоризации. Подчеркивание различий в пользу конкретной "ингруппы" легче всего возникает у групп, занимающих более высокую позицию по оцениваемому измерению, однако конвергенция или устранение воспринимаемых различий чаще обнаруживается у групп, занимающих более низкую позицию.
Теория социальной идентичности
Эта теория, сочетающая в себе осн. черты теории категоризации с нек-рыми аспектами теорий мотивации, была разработана Генри Таджфелом и Джоном Тёрнером. В рамках этой теории, перцептивные эффекты категориальной дифференциации связываются с постулированным побуждением к "положительной Я-идентичности" и соц. сравнением. Предполагается, что соц. идентичность индивидуума является высокодифференцированной, осн. на его членстве в целом ряде значимых соц. категорий. Когда конкретное категориальное отличие становится высокорелевантным или выступает на передний план, индивидуум реагирует на этот аспект соц. идентичности, действуя в отношении других на основе учета их групповой принадлежности, а не личной идентичности. На этом уровне, мотивация к положительной Я-идентичности принимает форму желания отделить "ингруппу" от "аутгруппы" в той степени, чтобы можно было провести благоприятные сравнения по измерениям, релевантным сделанному разграничению. Соц. соперничество порождается групповой дифференциацией. Различия между "ингруппой" и "аутгруппой" обеспечивают основу для акцентирования соц. сравнений, к-рые благоприятствуют "ингруппе" в поддержании положительной Я-идентичности.
См. также Потребность в аффилиации, Кросс-культурная психология, Этнические группы, Групповая сплоченность
М. Б. Брюер

Индивидуализм (individualism)

В общеупотребительном смысле, И. определяется как стремление вести свою жизнь по собственному усмотрению, не принимая в расчет других. И. следует отличать от индивидуальности (individuality), к-рая есть сумма качеств, отделяющих одного человека от других. Индивидуализировать (individualize) - значит относиться к человеку как отличающемуся от других, тогда как индивидуировать (individuate) означает делать человека особенным, выделять его из ряда подобных. И. тж отличается от автономии - способности понимать, что другие ожидают в любой конкретной ситуации от человека и каковы его собственные ценности, и при этом обладать свободой выбора поступать опираясь либо на первое, либо на второе, либо на то и другое вместе. В то время как индивидуальность и автономия являются важными аспектами нормального психол. развития и здоровья, этого нельзя сказать об И.
Основываясь на теорет. работах Мортона Дойча, Дэвида Джонсона и Роджера Джонсона, И. можно определить как такой образ мыслей и поведения, при к-ром человек действует так, как если бы его собственные усилия и достижения целей были никак не связаны с усилиями других, направленными на достижение целей, и совершенно не зависели от них.
Существует достаточное количество исслед., посвященных сравнительным эффектам И., сотрудничества и соперничества. И. в сравнении с сотрудничеством оказывается чаще связанным с а) более низкими ожиданиями симпатии, принятия, поддержки и помощи со стороны других; б) меньшей заинтересованностью в получении информ. от других и использованием ее для собственной выгоды; в) более низкой и менее устойчивой внутренней мотивацией и мотивацией достижения, и большей ориентацией на внешние вознаграждения; г) меньшим эмоциональным компонентом при достижении собственных целей; д) более низкими достижениями; е) более низкой способностью применять когнитивные и более примитивные процессы для выводов о собственней ценности; ж) меньшим психол. здоровьем, что выражается в сравнительно чаще встречающейся психол. патологии, делинквентности, эмоциональной незрелости, недостаточной соц. приспособленности, самоотчуждении, самоотвержении, недостатке соц. соучастия, базовом недоверии к др. людям, пессимизме и неспособности разрешать конфликты между самовосприятием и негативной информ. о себе и з) меньшим расположением и симпатией к другим и более негативными межличностными отношениями.
Если данные эмпирических исслед. рисуют не слишком благоприятную картину в отношении И., литература в области личности и клинической психологии оказывается еще менее благоприятной. Эффективная социализация неразрывно связана с осознанием того, что никто не может достичь своих жизненных целей в одиночку; человек нуждается в помощи и ресурсах др. людей. Психол. здоровье требует понимания и осознания того, что собственные цели и цели других, собственные усилия и усилия других, и собственный успех и успех мн. др. людей - все это оказывается взаимосвязанным и взаимозависимым. Люди с высоким уровнем И. не обладают таким осознанием. В результате И. часто влечет за собой а) переживание чувства отчуждения, одиночества, изоляции, неполноценности, бесполезности, депрессии и крушения надежд; б) аттитюды, отражающие низкую самооценку, акцентирование сиюминутных удовольствий и убеждение человека в том, что никто не позаботится о нем, кроме него самого; в) отношения, характеризующиеся импульсивностью, фрагментарностью, непостоянством и нечувствительностью к своим собственным потребностям и потребностям других.
См. также Потребность в аффилиации, Избегающая личность, Сотрудничество/соперничество, Независимые личности, Социальная изоляция
Д. Джонсон, Р. Джонсон

Индивидуальное образование (individual education)

И. о. - это система общего образования, осн. на гуманистической теории личности А. Адлера, но созвучная и др. теориям Третьей силы, таким как теории К. Роджерса, А. Эллиса, А. Маслоу и Д. Бюдженталя.
И. о. опирается на ряд специфических гипотез. Во-первых, дети отличаются честолюбивыми устремлениями и инициативностью и будут стараться научиться как можно большему и как можно быстрее, если они видят для себя смысл в изучаемом предмете и получают возможность искать свои пути в усвоении этого предмета. Во-вторых, дети испытывают потребность в принадлежности и в соответствии; школьные трения вызваны либо первичной неспособностью ребенка адаптироваться к условиям любой школы, либо неспособностью конкретной школы функционировать в соответствии с базовой психологией детей. В-третьих, целью школы является не столько насаждение сравнительно тривиальных трех "R": чтения (reading), письма (riting) и арифметики (rithmetic), сколько более важных четырех "R": ответственности (Responsibility), уважения (Respect), изобретательности (Resourcefulness) и отзывчивости (Responsiveness) (соц. интереса).
В школе И. о. есть только 3 правила: а) не делать того, что может быть опасным для тебя самого или других либо нанести ущерб собственности; б) всегда находиться под присмотром старшего или на пути из одного контролируемого места в другое и в) немедленно и молча покидать класс, если на тебя указывает учитель. Последнее является единственным приказом, к-рый может отдавать учитель.
При И. о. каждый ребенок обладает правом обратиться к любому преподавателю с просьбой быть своим учителем-наставником; здесь не даются задания на дом; предметы преподаются в объеме недельных блоков и оцениваются на основе коротких объективных тестов, результаты к-рых отмечаются на индивидуальном графике выполнения программы; здесь нет табелей успеваемости; учителям запрещается информировать родителей, если ребенок этого не желает, и детям не обязательно ходить на уроки, вместо этого они могут ходить в библиотеку или комнату для самостоятельных занятий. В дополнение к традиционной школьной программе здесь тж существует творческая программа, к-рая состоит из обучения всему тому, чему дети захотят научиться, всему тому, чему учителя школы или др. люди их пожелают учить, и всему тому, чему директор школы разрешит обучаться.
Результаты свидетельствуют о том, что дети действительно научаются большему на уроках за меньшее в сравнении с обычными школами время; что дисциплинарные проступки практически сводятся к нулю; что дети овладевают соц. и элементарными трудовыми умениями, и что родители, учителя и дети предпочитают И. о. традиционной системе. Согласно Эдварду Игнасу, И. о. теоретически согласуется с ценностями американской политической философии.
См. также Альтернативные педагогические системы, Подходы к учению, Результаты обучения
Б. Озаки-Джеймс

Индивидуальные различия (individual differences)

Система коммуникации, приобретенная людьми в ходе эволюции, обусловливает не только нашу уникальность как биолог. вида, но и уникальность каждого человека. Речь и язык требуют адекватного физ. и неврологического развития людей в сочетании с получением ими соотв. сенсорного опыта для того, чтобы они могли развить базовые навыки, необходимые для коммуникации. Поражение всей НС или к.-л. из ее отделов в результате воздействия генетических или физ. факторов, так же как неадекватный сенсорный опыт или неадекватное научение, могут делать людей различными. Возраст, в к-ром приобретается опыт, эмоциональные факторы и спектр возможностей, тж вносят свой вклад в уникальность каждого человека.
Вследствие челов. уникальности, для получения информ. об индивидууме психологии пришлось обратиться к более общим и менее эффективным групповым подходам. Пришлось разрабатывать методы оценки и статистические процедуры, чтобы сделать результаты оценивания полезными. На их разработку ушло очень много времени, и в результате, научное исслед. И. р., вместе с особыми факторами, определяющими каждый конкретный случай, началось сравнительно недавно. Образовалась специализированная область в рамках общего поля психологии, к-рая была названа дифференциальной психологией.
Осн. вопрос дифференциальной психологии - определение характера и количества тех аспектов, в к-рых индивидуум может отличаться от других. Эти различия начинают формироваться с момента зачатия вследствие значительных различий хромосом и генов, присущих каждому родителю. На то, какие именно хромосомы и гены "достанутся" младенцу, влияют средовые факторы, а тж физ., ментальное и эмоциональное состояние его матери. Среди прочих факторов индивидуализации - питание, получаемое плодом в утробе матери и новорожденным, объем доступной стимуляции после рождения, тип и степень травмирующего опыта, люди в окружении младенца, а тж тип и объем доступного ему обучающего опыта.
Базовое физ., умственное и эмоциональное развитие индивидуума определяется специфическими генами, полученными от родителей. Каждый набор генов уникален, даже в случае идентичных близнецов. В недавних исслед. обнаружены различия материнской среды, к-рые могут сильнее влиять на развитие одного из близнецов.
Среда способна лишь видоизменять то, что уже существует. Напр. питание, лишенное таких важных компонентов, как витамины и белки, а тж неблагоприятная экология (наличие вредных физ. и хим. факторов) могут стать причиной драматических изменений.
Нормальное развитие индивидуума невозможно без стимуляции. Сенсорная депривация может привести к задержке моторного и умственного развития.
Опыт различных травм тж порождает индивидуальные различия. Падение, вызвавшее повреждение шеи или черепно-мозговую травму, может повлиять на физ., умственное и эмоциональное развитие. Эмоциональный опыт травматического характера может оказать кратковременное или долговременное влияние на интеллектуальное развитие. Изнурительная болезнь способна пагубно отразиться на физ. и умственных способностях индивидуума, равно как и на его эмоциональной сфере.
Половые различия становятся заметными после рождения. Девочки обычно развиваются быстрее мальчиков, что сказывается и на развитии мозга. Вербальные способности быстрее развивающихся индивидуумов превосходят их пространственные способности, а медленнее развивающиеся индивидуумы лучше справляются с задачами на оперирование пространственными образами, чем с вербальными задачами.
В области физ. роста существует относительно упорядоченная последовательность возрастных изменений, обусловленная преим. наследственностью. Несмотря на то, что порядок стадий физ. развития практически одинаков у всех детей, темп развития варьирует очень широко, поэтому возраст, в к-ром дети начинают вставать или ходить, может колебаться в пределах неск. месяцев. Половые различия играют здесь главную роль: к 5 годам девочки опережают мальчиков примерно на 4 месяца. Более выраженные различия между полами можно наблюдать во время предподросткового скачка роста, к-рый появляется ближе к концу детства, начинаясь за 2 года до наступления подросткового (пубертатного) возраста. В среднем девочки начинают быстро расти вскоре после 10 лет и достигают пубертатного периода примерно к 12,5 годам, а к 14 годам у них начинается замедление роста. У мальчиков в среднем скачок роста начинается примерно в 13 лет, период половой зрелости наступает в 15 лет, а в 16 лет происходит замедление роста.
Связанный с научением опыт играет столь важную роль в эмоциональном развитии, что никаких четких различий в эмоциональном поведении представителей двух полов установить не удалось. По мере взросления ребенка его эмоциональные особенности претерпевают значительные изменения; то же самое происходит и с типом опыта, вызывающим эмоциональные реакции. Родительские аттитюды и родительское поведение, культура и окружение - все это важные факторы эмоционального развития индивидуума, но не меньшее значение имеют и собственные характеристики последнего.
Честь проведения первого систематического исслед. И. р. приписывается Фрэнсису Гальтону. Убежденный в том, что наследственность является главным фактором появления различий среди людей, он разработал сенсомоторный тест на дифференцировку раздражителей. Этот тест был признан первой мерой интеллектуального потенциала.
Джеймса М. Кэттелла интересовали различия между людьми в неск. областях, включ. академическую успеваемость. Говорят, что уже в 1890 г. он использовал термин "умственный тест".
Альфред Бине пришел к изучению И. р. через свои исслед. гипноза и наблюдения за своими дочерьми, по-разному подходившими к решению задач. Работая с Теодором Симоном, он в 1905 г. создал первую настоящую шкалу интеллекта, составив группу когнитивных и сенсорных заданий в целях выявления в школах Франции детей с задержкой умственного развития.
Тестовый материал и подходы к тестированию за прошедшее с тех пор время были существенно усовершенствованы. Новые методики оценки тестовых материалов и результатов тестирования повысили практ. ценность тестов. Именно поэтому сегодня легче выявить сильные и слабые стороны индивидуума и включить его в самую подходящую (из существующих) для него образовательную или тренинговую программу, отвечающую его потребностям.
Измерение является единственным способом, позволяющим определить, как один человек будет отличаться от другого в аспектах, недоступных для прямого наблюдения.
Интеллектуальная деятельность чаще всего затрагивается в дискуссиях о средствах измерения И. р. Интеллектуальное функционирование индивидуума зависит от унаследованного потенциала и среды, к-рая делает возможным развитие этого потенциала. Однако IQ не относится к таким постоянным характеристикам, как цвет глаз. Если измерять IQ одного и того же человека в течение какого-то периода времени, то произойдет увеличение постоянства показателей IQ. Это увеличение постоянства может быть связано с изменениями, происходящими в результате созревания, и с опытом, улучшающим способность индивидуума обрабатывать информ. в НС. Определенную роль в этом процессе играет и научение, к-рое со временем восполняет ранее существовавшие пробелы в знаниях, благодаря чему достигается некий баланс и показатели IQ становятся все более похожими.
Мн. аспекты интеллекта невозможно адекватно оценить с помощью традиционных тестов IQ, к-рые преим. направлены на выявление способностей, наиболее релевантных обучению в школе.
Для создания точной картины интеллекта необходимо выборочное исслед. деятельности в широком спектре способностей. Получаемые показатели отражают опыт, приобретенный индивидуумом как в учеб. заведениях, так и за их пределами, и тесно связанный с присущими этому индивидууму психол. особенностями.
Независимо от того, какой тест используется для измерения И. р., всегда следует помнить и о таких сопутствующих факторах, как физ., умственное и эмоциональное состояние человека в момент прохождения теста; его способность понять, чего именно от него ждут и как эффективно использовать имеющийся материал; время суток, день недели или время года; обстановка, в к-рой проводится тестирование: температура воздуха в помещении, его освещенность и звукоизоляция. Любой из этих факторов, как и мн. другие, может сказаться на результатах конкретного человека в конкретный момент времени.
См. также Хромосомные нарушения, Дифференциальная психология, Развитие на протяжении жизни
Ф. Д. Бреслин

Индикатор типов Майерс-Бриггс (Myers-Briggs type indicator)

И. т. М-Б. - это средство оценки личности, предназначенное для определения того, как разные люди воспринимают и судят. Этот инструмент был задуман как практ. внедрение теории типов К. Юнга. И. т. М-Б. создавался для оценки следующих четырех биполярных измерений.
1. Экстраверсия - интроверсия: направлено ли внимание индивидуума на людей и вещи или на идеи.
2. Ощущение - интуиция: предпочитает ли индивидуум воспринимать информ. посредством органов чувств или посредством интуиции.
3. Мышление - чувство: предпочитает ли индивидуум опираться в своих суждениях на логическое и аналитическое мышление или на чувства.
4. Суждение - перцепция: предпочитает ли индивидуум суждение или перцепцию как образ жизни. То есть оценивает ли он события с т. зр. нек-рого набора критериев (норм, стандартов и т. д) или просто переживает их?
Ценность И. т. М-Б. заключается в объединении в одно целое этих четырех биполярных измерений, что дает 16 комбинаций, отличающихся однозначно определяемым и характерным шифром паттерна оценок. Эти 16 интерпретаций стали предметом множества исслед., часть к-рых не всегда осуществлялась с надлежащей строгостью или проводилась на основе сомнительных планов.
В ряде исслед. были установлены значимые связи типа индивидуума с измерениями личности, интересами и характеристиками учеб. деятельности у студентов колледжей. В др. исслед. обнаружена связь типа индивидуума с креативностью у представителей различных профессий.
И. т. М-Б. - это бланковый опросник без ограничения времени заполнения, хотя обычно оно составляет около 1 часа. Подсчет показателей может осуществляться машиной либо вручную. Нормы для анализа рез-тов осн. на обследовании уч-ся старших классов, студентов колледжей и др. учеб. заведений, с разделением по полу и области выбранной специализации. Коэффициенты надежности, вычисленные на шести выборках (по 100 уч-ся в каждой) методом расщепления теста на эквивалентные половины, варьируют от 0,66 до 0,91 для лиц мужского пола и от 0,74 до 0,93 для лиц женского пола.
См. также Аналитическая психология, Оценка личности
Р. С. Эндрулис

Инженерная психология (engineering psychology)

И. п. - это ветвь психологии, к-рая изучает челов. поведение в его связи с оборудованием, компьютерными программами, производственными условиями и системами "человек - машина", характерными для совр. техники и технологии. В первую очередь ее интересуют возможности и ограничения челов. деятельности касающиеся использования техники, технологии и ее продуктов, а тж способы подготовки людей и создания машин, обеспечивающие их приспособление друг к другу. Слово "машины" здесь следует понимать в широком значении: это творения не только инженеров, но и программистов, аналитиков, архитекторов, разработчиков программ производственного обучения и проектировщиков.
Неудивительно, что инж. психологи часто поддерживают связь с этими дисциплинами, а тж с физ. антропологией и физиол. В рамках психологии инж. психологи тесно соприкасаются не только с эксперим. психологией, к-рая воспитала большинство первых инж. психологов, но и с областями организационной и промышленной психологии, психологии персонала и оперантного поведения. Однако они отличаются от представителей этих областей, так как делают акцент на физ. характеристиках техники как источнике входных сигналов для поведения чел. и реципиента его выходных реакций. Поскольку техника оказывает необычайно сильное влияние на совр. жизнь, И. п., по-видимому, имеет важное значение. Ее развитие связано с развитием многоотраслевой области челов. факторов (гигиены труда, эргономики). Мн. (если не все) американские инж. психологи называют себя тж специалистами в области челов. факторов, а те из них, кто занимается решением прикладных задач, - инженерами челов. факторов.
История
Возникновение И. п. принято относить к периоду II мировой войны, с ее важными технологическими новшествами в боевой технике, авиации, подводном флоте и радиолокации. Все эти новшества предъявляли к психомоторным навыкам и переработке информ. требования, превышающие, как иногда казалось, челов. способности. Рез-том могли стать потерянные челов. жизни и проигранные сражения. Создаваемая чел. техника должна была работать как следует с самого начала; традиционный метод "проб и ошибок" в этой ситуации явно не годился. Оказавшись в столь жесткой ситуации, военные орг-ции начали поощрять И. п. к выяснению того, какие операторы могли бы эффективно работать на таком новом оборудовании: где они могли бы преуспеть, а где - потерпеть неудачу. Проблемы заключались не только в конструкции дисплеев и ручках настройки, но и в допустимых рабочих нагрузках на операторов, а тж в условиях, в к-рых они функционировали. Задачи должны были выполняться в пределах установленных нормативов времени и с минимальной вероятностью ошибки. Предыдущие лабораторные исслед. в области психофиз. и психомоторной деятельности не могли предоставить достаточной информ. относительно того, что люди могут и не могут делать; исслед. предстояло направить на специфические, более сложные сенсорные, перерабатывающие и контролирующие действия, связанные с конкретными входными сигналами, поступающими от технических устройств к операторам и выходными реакциями операторов по управлению этими устройствами. Поскольку нек-рыми из этих новых технических чудес следовало управлять в высотных и подводных условиях, опасных для людей, возникла необходимость выяснить, как на их деятельность влияло увеличение или снижение атмосферного давления, увеличение или снижение ускорений, шума, жары или холода и вибрации. Биолог. влияния этих условий изучались исследователями-медиками и психофизиологами.
Включение в разраб. систем распространилось на др. комплексы "человек - машина", такие как центры управления полетами и электростанции; движущей силой развития И. п., наряду с финансовыми потерями, по-прежнему была цена жизни людей.
Военные продолжали активно поддерживать И. п. и после II мировой войны. Напр., Управление морских исслед. (Office of Naval Research) финансировало крупную исследовательскую программу, возглавляемую Альфонсом Чапанисом в Университете Джона Гопкинса, тж как начавшуюся раньше программу Нью-Йоркского ун-та и последующие программы во мн. др. унтах и научных центрах. При непосредственном участии армии была организована Лаборатория проектирования техники с учетом человеческого фактора (Human Engineering Laboratory), в к-рой трудились мн. инж. психологи. Лаборатория авиакосмических медицинских исследований ВВС США (Air Force's Aerospace Medical Research Laboratory) проводила обширные исслед. сама и оказывала поддержку аналогичным исслед. в др. местах. Когда военно-воздушные силы начали требовать от своих подрядчиков приведения разраб. ими систем и оборудования в соответствие с новыми требованиями технологии, учитывающей челов. факторы, подрядчики сформировали в своих конструкторско-технологических подразделениях группы по челов. факторам, в состав к-рых вошли инж. психологи. Первая такая группа была организована в Хью Эйркрафт под руководством Александра Уильямса; этому примеру последовали др. крупнейшие авиакосмические концерны: "Локхид", "Дуглас", "Макдоннелл" (ныне "Макдоннелл Дуглас"), "Боинг", "Хонивелл". Военно-морской флот и армия США ввели аналогичные требования, к-рые начали закрепляться в соотв. нормах и стандартах Министерства обороны. Нек-рые инж. психологи занимались лабораторными исслед., др. - разраб. и приложениями, а третьи - тем и др.
И. п. на раннем этапе своего развития получила поддержку и в ряде промышленных орг-ций, сначала в телефонных лабораториях фирмы "Белл", а затем в IBM и др. корпорациях. В последующие годы объем исслед., разраб. и приложений невоенного назначения неуклонно возрастал, о чем свидетельствовали количество и размер внутриведомственных групп по челов. факторам, а тж консультирующих орг-ций в области челов. факторов, хотя зачастую было непросто разобраться, в какой пропорции в них была представлена И. п. Эффективность изделия для пользователя как рез-тат применения И. п. редко оказывалась в роли рекламного ключевого свойства товара в соревнованиях за продажи, хотя могла бы стать таковым, если бы будущие покупатели больше знали об этой дисциплине. Однако безопасность изделия действительно стала "двигателем", и инж. психологи все чаще и чаще привлекались как свидетели-эксперты при рассмотрении судебных исков к производителю по поводу низкого качества продукции.
В пору своего возникновения И. п. редко проникала на производственные предприятия. Областью разраб. производственного оборудования давно завладели инженеры-технологи, в то время как промышленные психологи специализировались на решении организационных и кадровых проблем. Но в конечном счёте инж. психологи начали работать в области робототехники - важной формы автоматизации, все еще требующей участия чел. Они тж занялись изучением проблемы контроля качества, поскольку челов. ошибка является важнейшим объектом И. п. и важным фактором производительности.
Основные практические приложения
За стенами научных учреждений И. п. сконцентрировалась на нек-рых специфических аспектах челов. деятельности как зависимых переменных и на разнообразных категориях оборудования, режимах эксплуатации и системах как независимых переменных. Ее разраб. применимы к различным системам "человек-машина". Преимущественно зависимыми (но все же не исключительно) переменными являются: необходимое время и достигаемая точность при выполнении конкретных операций; компоненты процесса обработки информ. человеком; принятие решений, контроль и бдительность; поиск и обнаружение сигналов; аварийные ситуации; слуховая коммуникация; психомоторные навыки и приобретение мастерства; ручное управление (слежение); считывание показателей приборов; стресс, утомление и способность к различным видам рабочих нагрузок. Категории независимых переменных включают: системы, автоматизацию, рабочие задачи, органы управления и контрольно-измерительные приборы, способы отображения информ. (в т. ч. печатной), конструкцию оборудования и инструментов, рабочую нагрузку (психол. и физ.), циклы работы и отдыха, последовательность операций, уход и техническое обслуживание, информ. обратную связь, методы обучения, обучающие устройства и условия внешней среды (освещение, блеск, шум, температура, вибрация, ускорение и атмосферное давление). Совокупность "человек-машина" существует везде: в авиации (военной и гражданской), на подводных лодках, космических аппаратах. С ней связаны тж: работа радаров, эхолокаторов, морских подводных лабораторий; управление воздушным движением, скоростным транспортом; автомобилестроение, городской транспорт, почтовая связь, жилищная среда, офисная среда, телефонная и радиосвязь, атомные электростанции, горные разраб., интерактивные компьютеры, ракетные системы, системы контроля и управления, здравоохранение и правоохранительная система.
Университеты
Мн. американские ун-ты имеют аспирантские программы и присваивают ученые степени по И. п., а нек-рые (напр., Военно-воздушная академия США) обучают И. п. своих слушателей. Но их число постепенно сокращается по неск. причинам: а) аспирантская подготовка в области челов. факторов, в т. ч. по И. п., начала перемещаться на инж. факультеты, и прежде всего на факультеты орг-ции производства; б) работодатели в большей степени испытывают потребность в подготовке специалистов в области междисциплинарных приложений, нежели в области эксперим. исслед., хотя нек-рые немногочисленные работодатели по-прежнему рассматривают исследовательскую подготовку в качестве важного признака квалификации; в) на психол. факультетах ун-тов доминируют эксперим. психологи, как правило, преуменьшающие роль инж. психологов на том основании, что их исследования носят слишком приземленный характер, т. е. недостаточно связаны с теорией.
Б. ч. университетской И. п. пытается быть "фундаментальной" наукой - т. е. абстрактной или высоко обобщенной областью знания, - тогда как нек-рая ее часть по-прежнему остается прикладной, или непосредственно относящейся к процессам и продуктам совр. технологии. Приводятся серьезные аргументы в пользу каждого из этих акцентов, Преимущественный научный интерес вызывают к себе процессы обработки информ. человеком, изучение к-рых началось гл. обр. в рамках И. п. в США и Великобритании в связи с решением технологических проблем. Однако процессы обработки информ. тж стали важным объектом эксперим. психологии, к-рая рассматривает их как фактический синоним познавательных процессов.
С распространением компьютеров И. п. начала заниматься исслед. языка как средства обработки информ., однако тем же самым начала заниматься и эксперим. психология, по крайней мере, она изучает процессы переработки информ., используя в качестве средства язык. Т. о., различия между той и др. стали стираться; каждая использует чрезвычайно схожие входы и выходы, в отличие от того времени, когда И. п. в основном концентрировалась на психомоторных навыках.
Методы
Осн. исследовательским методом как в университетской, так и в не университетской И. п. является эксперимент - причина, по к-рой оказывается полезной академическая подготовка в области эксперим. психологии. Эксперим. исслед. проводятся в лабораториях, в полевых условиях и в условиях, сочетающих то и др. Нек-рые из проводящихся за стенами ун-тов экспериментов посвящены общим проблемам, однако большинство связано с решением определенной частной задачи, напр.: оценить эффективность работы оператора на конкретном оборудовании или сравнить между собой различные дисплеи или машины, управляемые людьми. В этих двух видах частных экспериментов не обязательно используются те же самые зависимые переменные. В первом из них для того, чтобы измерить только деятельность чел., могут (а возможно, и нет) изолироваться время, затраченное оператором, или ошибки, к-рые он совершает, при реагировании на нек-рый компонент, хотя еще Франклин Тейлор - один из родоначальников И. п. - указывал, что из челов. деятельности зачастую очень трудно полностью исключить "машинный" компонент. Во втором виде экспериментов - сравнении различных устройств - исследователь измеряет совместный рез-тат работы устройства и оператора. Может возникнуть вопрос, действительно ли изучение такого рода задач является "психологией". Одна из причин, по к-рой возникает необходимость в привлечении психолога, связана с тем, что большинство инженеров практически незнакомы с процедурами планирования экспериментов, особенно в отношении челов. переменных.
Когда люди-операторы и машины объединяются в объемные и сложные комплексы, соотв. эксперименты наз. экспериментами в области систем "человек - машина", а исследователей - "системными психологами". Такие эксперименты оказываются столь же объемными и сложными, как их объекты, а в роли испытуемых выступают команды или бригады. В этом случае исследователи осуществляют сравнения между двумя проектами центров управления; оценивают возможности системы, напр., посадку скольких самолетов в аэропорту центр управления воздушным движением может обслужить за 1 час, и диагностируют проблемы, напр., какие компоненты системы или подсистемы (включая операторов) отвечают за определенный конкретный уровень функционирования системы. В дополнение к конструктивным факторам, в таких системных экспериментах изучаются тж технологические процессы, уровни умений и методы обучения. Как правило, в них моделируются части системы или ее среды.
Б. ч. неакадемических экспериментов в И. п., однако, осуществляется в отношении компонентов самой системы: конструкций дисплеев, процедур ухода и обслуживания, необходимых умений или обучающих устройств. Осн. инструментом здесь тоже служат модели, часто создаваемые для решения задач конкретного исслед. Они могут представлять собой, напр., макеты оборудования, или сигналы, наблюдаемые на экране видеомонитора. Нек-рые эксперименты проводятся с целью обнаружения новых фактов, нек-рые - с целью уточнения существующих прогнозов.
И. п. использует тж дополнительные методы сбора информ., такие как наблюдение за выполнением операций в естественных условиях, изучение архивных источников и систематическое интервьюирование операторов и обслуживающего персонала с целью получения их самоотчетов. Такие данные самоотчетов, получаемые из интервью или опросников, оказываются особенно полезными для проникновения в сущность проблемы, к-рая затем будет изучаться с применением более объективных методов.
Инженерные психологи используют в своей работе многочисленные аналитические методы. Прежде всего, это описание и анализ рабочих заданий. С ними связан метод компьютерного моделирования выполнения задания чел. и машиной. Данные, аналогичные тем, что извлекаются при анализе рабочих заданий, программируются и вводятся в компьютер, и впоследствии могут использоваться при варьировании внешних по отношению к заданиям факторов, таких как рабочие нагрузки, конструктивные изменения в оборудовании или изменения в технологии с целью определения степени их влияния на время и точность выполнения задачи.
Б. ч. достижений инженерных психологов в разраб. к.-л. нового оборудования или системы остается неизвестной для др. психологов и широкой публики. (В этом смысле они походят на клинических психологов, занимающихся частной практикой.) Кроме того, их вклад может оказаться не столь очевидным на фоне общей работы всей команды. Публикуемая информ. не позволяет оценить реальные масштабы того, что И. п. в действительности сделала для создания новой техники и технологии.
Организации
Отделение прикладной эксперим. и И. п. (Division of Applied Experimental and Engineering Psychology) Американской психол. ассоц. объединяет разнообразных специалистов: работающих в ун-тах, гос. учреждениях и пром-сти; занимающихся исслед., разраб. или приложениями и тех, кто определяет себя как эксперим. психологов, или как специалистов в области челов. факторов.
За пределами США И. п. занимает сильные позиции в России и Великобритании; в различных европейских странах тж есть выдающиеся инж. психологи.
Перспективы
До тех пор пока будет продолжаться технический прогресс и будут возникать все новые и новые процессы, требующие участия людей или используемых ими новых продуктов, будет оставаться необходимость в И. п. или, по крайней мере, в психологах, занимающихся изучением взаимодействия между техникой и людьми. Отличительной чертой совр. техники является автоматизация - на пр-ве, в офисах, а тж разнообразных продуктов. Возрастающая неточность или ненадежность показывает, что и в какой степени еще можно или следует автоматизировать. Инж. психологи могут способствовать разрешению этой проблемы, продолжая раскрывать челов. способности и ограничения (особенно когнитивные) в опирающейся на технику деятельности, и в то же время изучая с осторожным скептицизмом то, что умные машины могут и чего они не могут делать.
Вместе с тем перед И. п. встают новые задачи, позволяющие расширить ее поле деятельности. Техника воздействует на челов. поведение еще в большей степени, чем на трудовые умения. Какие чувства люди испытывают, почему они поступают так, а не иначе, и каковы их взаимоотношения с др. - на эти эмоциональные, мотивационные и соц. переменные тж оказывает влияние техника, а они, в свою очередь, влияют на те формы, к-рые она приобретает. Поскольку эти соображения требуют систематического изучения физ. мира техники, практически все психологи оставляют их без внимания или, в лучшем случае, рассматривают весьма поверхностно. Представляется логичным, что И. п. - или психология совр. техники - "кандидат" на заполнение этого пробела.
См. также Прикладные исследования, Человеческие факторы, Проектирование рабочих заданий
Г. М. Парсонс

Инновационные процессы (innovation processes)

Учение о нововведениях описывает процесс, посредством к-рого идеи преобразуются в новые продукты, физ. или соц. процессы, или технологии и, в конечном счёте, вводятся во всеобщее употребление. Как область исслед., изучение нововведений характеризуется сильными междисциплинарными традициями, но тж нечетким множеством единиц анализа и ограниченным числом интегрирующих понятий. Отчасти это объясняется тем, что феномен инновации возникает как в частных, так и в общественных орг-циях; может длиться на протяжении ряда лет; охватывает нововведения как в области материальной технологии, так и в сфере соц. систем; может касаться деятельности отдельного чел., группы или орг-ции.
В соответствии с одним из наиболее распростр. представлений, процесс инновации развивается линейным образом и состоит из ряда стадий: а) приобретение начального знания об инновации; б) убеждение в ее преимуществах; в) решение о ее внедрении; г) поддержка этого решения. Эта конкретная стадиальная модель приведена только в иллюстративных целях; помимо нее было разраб. множество др. моделей.
Одним из важных дополнений явилось расширение продольного (лонгитюдного) анализа процессов инновации для более детального рассмотрения поведения после принятия решения о ее внедрении. Большинство ранних исслед. по инновации проводились в условиях сельского хозяйства, где любой отдельно взятый чел. мог или воспользоваться, или не воспользоваться новым продуктом совершенно открытым и недвусмысленным образом. Когда эта область столкнулась с изучением более сложных инноваций в условиях орг-ции, стало очевидным, что ключевой проблемой процесса инновации оказывается внедрение. Обнаружилось, в частности, что невзирая на положительные решения о нововведениях, они зачастую могут прекращаться, не полностью разворачиваться, или существенно изменяться либо приспосабливаться к текущим условиям искажающими их сущность способами.
Сообразно с упомянутыми направлениями исслед. росло осознание того факта, что инновация является организационным феноменом. Это осознание повлекло за собой два важных последствия: а) увеличение интереса к организационным и ситуативным переменным, оказывающим влияние на инновацию; б) расширение области исслед. за пределы анализа распространения инновации среди пользователей, чтобы включить в нее и то, как разраб. инновации производителями.
Анализ собранных данных, касающихся инновационных процессов в частных фирмах, показал, что малые фирмы являются несоизмеримо более способными к нововведениям в сфере создания и развития новых продуктов и процессов. Соответственно с этими данными были проведены исслед., связанные с управлением самими н.-и. и опытно-конструкторскими разработками. Оказывается, что гибкие соц. структуры и беспрепятственный поток информ. тж играют решающую роль в успешности н.-и. и опытно-конструкторских работ.
Фокус на орг-циях как месте инновационных феноменов позволил тж высветить роль тех факторов, к-рые воздействуют на орг-ции со стороны. В терминологии экономики, эти контекстные, или "экзогенные", переменные часто оказываются рез-том политики или практ. действий правительства. Очевидно, специфические внешние или политические факторы, играющие важную роль в инновации, по-разному влияют на организации гос. и частного сектора. Побудительные стимулы, действующие в гос. орг-циях, были в действительности оценены как факторы, сдерживающие нововведения.
И. п. - и как круг феноменов, и как область исслед. - чрезвычайно сложны. Инновацию как родовой процесс можно использовать для концептуализации практически любых изменений в нашем соц. окружении. Когда исследователи разраб. более удобный набор описательных моделей и достигнут согласия в отношении парадигм исслед., важность изучения инновационных процессов станет более очевидной.
См. также Гениальность, Теория индивидуальности
Л. Дж. Торнацки

Инстинкт (instinct)

Понятия "И." и его часто используемый (неск. "очищенный") синоним "врожденное поведение" не имеют единого общепринятого значения. Полезность понятия И. для объяснений и описаний господствует в умах мн. исследователей, а широта его применения варьировала в разные периоды истории психологии. Вследствие сомнительной истинности и двусмысленности, а тж из-за изменений философии науки, одни ученые прямо отвергали это понятие, тогда как др. энергично поддерживали его очевидную полезность. Большинство самых стойких противников в чем-то даже изменили свои дефиниции оснований поведения, чтобы согласовать их с нек-рыми аспектами понятия И.
Врожденное, или видотипичное поведение занимает выдающееся место в работах по этологии. Поведение, объединяемое под этим назв., часто, но отнюдь не всегда обладает неск. общими характеристиками; оно: 1) преследует какую-то цель и заканчивается достижением определенных рез-тов - пищи, воды или полового партнера; 2) обеспечивает получение выгоды как отдельным особям, так и виду в целом; 3) адаптировано к обычным условиям окружающей среды и сообразуется с ними (хотя зачастую плохо приспособлено к необычным условиям); 4) является обычным для большинства, если не всех, представителей вида (хотя его частные проявления могут варьировать у разных особей); 5) развивается или появляется в определенной последовательности в процессе жизни индивида в соответствии с процессами роста и созревания; 6) ему нельзя научиться на основе индивидуального опыта (хотя оно и может возникать в связи с научением, а научение может происходить в тесной связи с таким поведением).
Существенными признаками понятия врожденного поведения являются его адаптированность и генетическая причинная орг-ция. Инстинктивное поведение часто контрастирует с "выученным", к-рое возникает постепенно или вдруг, отличается большим разнообразием среди представителей вида, сильно различается по рисунку движений и зависит от множественности и разнообразия ключевых признаков.
Дэниел Лерман подверг сомнению утверждение, что понятия "И." и "врожденный" имеют смысл, потому что не существует поведения, абсолютно независимого от обучения, к-рое может происходить in utero (внутриутробно) или, как у птиц, на стадии яйца. Нико Тинберген признавал, что два процесса - межпоколенная филогения и интраиндивидное научение - достаточно обособлены, но заявлял, что поведение практически всегда является продуктом обоих этих процессов и что все попытки провести между ними четкие различия ведут к ложной дихотомии.
Конрад Лоренц высказал предположение о том, что внутренние побуждения ("драйвы") вызывают активацию фиксированных паттернов действий (ФПД), обусловленных генетически.
В обычных условиях эти ФПД не актуализированы, поскольку внутренние побуждения, необходимые для их экспрессии, обычно не достигают порога активации. Специфичный для реакции драйв, регулирующий запуск ФПД, был назв. специфическим потенциалом действия (СПД). Он может приводится в действие сигнальным раздражителем, соотв. врожденному механизму запуска (ВМЗ). Хотя частные теорет. представления о ВМЗ были отвергнуты, они продемонстрировали, что для объяснения поведения животных отнюдь не обязательно привлекать преднамеренные интенции.
Н. Тинберген выдвинул альтернативную гипотезу: поведение организовано иерархически, с широкими мотивационными центрами, доминирующими над многочисленными разветвленными специфическими уровнями, каждый из к-рых заканчивается специфическим ФПД. Т. о., ВМЗ трансформируются в регуляторы путей, чтобы животное могло дойти от предельно обобщенного аппетитивного паттерна через все более предсказуемые и специализированные реакции до финала, когда при наличии соотв. релизоров достигается консумматорный (завершающий) акт.
Большинство исследователей поведения животных придерживаются мнения о том, что поведение низших организмов в подавляющем большинстве случаев является инстинктивным, тогда как поведение высших организмов обогащается за счет научения, при типично больших индивидуальных различиях в его проявлении.
Тем не менее, З. Фрейд утверждал, что челов. поведение вырастает из выражения двух противоположных групп инстинктов: инстинктов жизни, обогащающих жизнь и рост, и инстинктов смерти, толкающих нас к разрушению. А. Маслоу тж разраб. иерархическую структуру мотивов, начинающуюся такими простейшими физиолог. потребностями, как голод и жажда, и заканчивающуюся самоактуализацией.
См. также Сравнительная психология, Эволюция, Инстинктивное поведение
А. Дж. Риопелле

Инстинктивное поведение (instinctive behavior)

Большинство психологов, вероятно, согласится со следующим определением: инстинкт представляет собой более или менее сложный паттерн поведения, вызываемого более или менее сложным паттерном стимулов (внутренних или внешних), при условии, что эта последовательность действий не может быть рез-том научения. Кроме того, термин "инстинкт" обычно предполагает, что: 1) определенная последовательность действий заканчивается к.-л. формой консумматорного (завершающего) поведения или носит приспособительный характер; 2) поведение является специфическим и имеет место у всех особей одного пола и вида без исключения; 3) поведение стереотипно и ригидно, хотя в какой-то степени может видоизменяться у нек-рых индивидов и видов.
Понятие инстинкта приобрело дурную славу в 20-х гг. XX в., когда для объяснения поведения в разное время и под разными названиями было предложено неск. тысяч инстинктов. Подобное злоупотребление этим понятием привело к отказу от него. Неспециалисты продолжают и сейчас неверно употреблять его, уравнивая инстинкты и устоявшиеся привычки. Как специальный термин он был возрожден этологами К. Лоренцем и Н. Тинбергеном, и ему придали сходное, но гораздо более теорет. значение, чем в приведенном выше определении.
Этологи создали специальную терминологию и описали инстинктивные, или генетически запрограммированные, паттерны поведения в виде последовательности событий: сигнальный стимул ("релизор") > врожденный механизм запуска (ВМЗ) > фиксированный паттерн действий (ФПД). ВМЗ, нейрологический процесс, приводится в действие сигнальным стимулом и опосредует ФПД - врожденные, стереотипные реакции.
Этологический анализ описывает консумматорные (завершающие) акты, напр., строительство гнезда или копуляцию, не предполагая движения животного к цели иметь гнездо или произвести на свет потомство. Вместо этого он исходит из предположения о том, что реакция вызывается при наличии соотв. релизора. Последовательность "релизор - реакция" подразумевает, что в типичном случае реакция вызывает релизор, приводящий к возникновению следующей реакции в последовательности, к-рая ведет к следующему релизору, и т. д. по цепи. В таких случаях элементы цепи "стимул - реакция" (S - R) не приобретаются в процессе научения, а носят инстинктивный характер. Однако признание цепи поведенческих реакций инстинктом вовсе не означает, что анализ такого поведения следует на этом прекратить. Необходимо определить условия, при к-рых возникает эта цепь, напр., идентифицировать сигнальные стимулы или релизоры. Инстинкты - это отнюдь не свободные реакции, возникающие в пустоте. Они связаны со стимулами; лишь в очень редких случаях это внутренние стимулы, к-рые оказываются к тому же настолько сильными, чтобы вызвать проявление инстинкта без поддержки внешних стимулов (в пустоте).
Экологи склонны рассматривать поведение либо как врожденное, либо как приобретенное, но, по всей видимости, это не совсем верно. Большинство психологов считает проблему "природа или воспитание" псевдопроблемой. Поведение всегда определяется совместным влиянием наследственности и окружающей среды, и часто невыгодно тратить силы и время на определение доли влияния той или иной составляющей. На начальных этапах окружающая среда может влиять на развитие и генетически обусловленное поведение, а научение всегда связано с модификацией конкретного врожденного поведения. Научение подразумевает всего лишь повышение частоты или точности поведенческих актов, входящих в уже имеющийся у организма репертуар поведения, их привязку к новым стимулам, установление связи с одними стимулами, а не с др., или выстраивание определенных последовательностей поведенческих реакций.
См. также Сравнительная психология
М. Р. Денни

Интеграция личности (personality integration)

Неск. теоретиков предложили свои формулировки оптимального функционирования. Хайнц Гартманн выдвинул концепцию автономного эго, предполагающую, что психич. развитие чел. не имеет корней в неразумной инстинктивной жизни.
Гуманисты А. Маслоу и К. Роджерс пробудили среди психологов интерес к проблеме оптимального развития. Маслоу изучал самоактуализацию и составил описания самоактуализирующихся людей. Среди наиболее характерных признаков таких людей он указал рациональное восприятие действительности, принятие себя и др., чувство независимости и способность переносить одиночество, способность к близости и участию, обостренное моральное чувство и эмпатию к людям.
К. Роджерс, изучая процесс психотер. и наблюдая за вызванными ей изменениями личности клиента, развил понятие полноценно функционирующего чел. Он отметил 3 осн. признака полностью функционирующих людей: а) они открыты для собственного опыта; б) живут в соответствии с экзистенциальными принципами, опираясь на осознание своего непосредственного опыта; в) доверяют своему организмическому опыту как основе собственных решений и действий.
Важный вклад в теорию компетентности сделал Р. Уайт. Его работа "Пересмотр понятия мотивации: концепция компетентности" (Motivation reconsidered: the concept of competence) переиздавалась множество раз, широко цитировалась, и до сих пор остается образцом построения теории. Уайт приводит доводы в пользу того, что правильный взгляд на челов. природу требует от психологии продвинуться дальше теории драйва (побуждений) и обратиться к понятиям положительной мотивации как объяснениям поведения. В этой связи он предложил понятия компетентности, мотивации и активной способности, определив последнюю как направленное, систематическое, положительное самовознаграждающееся поведение, удовлетворяющее потребность в господстве над окружающей средой.
Вклад эмпирических исследований
Ниже подводятся итоги трех исследовательских программ, специально посвященных изучению эффективного функционирования. Самое раннее исслед., входившее в цикл работ Ун-та Беркли, было проведено Ф. Бэрроном. Участниками данного исслед. стали аспиранты ун-та, оцениваемые их профессорами и членами исследовательской группы по уровню психол. здоровья. Использовались разнообразные методы наблюдения и измерения, включая экстенсивные поведенческие наблюдения, самоописания, перцептивные задачи и средства измерения личности. Полученные в ходе наблюдений данные подтвердили т. зр. о том, что оцененные высоко по уровню психол. здоровья аспиранты выглядели достаточно гибкими, имеющими прочный контакт с реальностью, отличались высоким самопринятием и межличностной эффективностью.
По перцептивным задачам аспиранты, отнесенные к группе с высоким уровнем психол. здоровья, показали хорошую гибкость, устойчивость к стрессу и умеренную точность восприятия величины. Самые интересные рез-ты были получены при анализе биографий этих участников исслед. В ходе своей жизни обладающие здоровой личностью люди устанавливали хорошие отношения с братьями и сестрами, вступали в прочные гетеросексуальные отношения. Они считали своих отцов хорошими и сильными людьми, и у них довольно рано развилось умение ладить с людьми. Важная информ. содержалась тж в мед. картах участников исслед. Люди с высокими показателями психол. здоровья в раннем детстве не переносили серьезных заболеваний.
Исследовательская программа Дугласа Хита предполагала использование широкого набора переменных в изучении зрелых мужчин, принадлежащих к трем различным культурам - американцев, итальянцев и турок. Главной переменной, по к-рой производился отбор участников, служил рейтинг зрелости, составленного по отзывам студентов и преподавателей, хорошо знавших исследуемых людей. На основании этих оценок были выделены группы "более зрелых" и "менее зрелых" мужчин. То, что выявилось из данных, собранных на американской выборке, представляло собой связную картину зрелости как она видится под разными углами зрения. Несмотря на то, что группы были уравнены по показателям вербальных способностей, группа "высоко зрелых" показала превосходящие интеллектуальные умения и учеб. достижения. Кроме того, группы с высокими показателями зрелости лучше противостояли воздействию отвлекающей внимание и причиняющей беспокойство информ. Эти рез-ты в области когнитивной деятельности предполагают эффективное использование личных ресурсов. Более зрелые мужчины тж были успешны и в сфере межличностного общения. Они активно участвовали во внеучебной деятельности, легко и часто вступали во взаимодействия с др. людьми, и часто избирались на различные руководящие должности.
Кросс-культурное исслед. Хит построил на той же основе, что и работу с американскими участниками. Рез-ты этого исслед. подтвердили ранее сделанные выводы и позволили утверждать, что характерные черты зрелости сходны в различных культурах.
В основу исследовательской программы Джулиуса Симена была положена концепция индивидуума как челов. системы, проистекающая из представлений об организмической интеграции. Термин "организмическая" отражает идею включенности, предполагающую внимание ко всем осн. поведенческим подсистемам: биохимической, физиолог., перцептивной, когнитивной и межличностной. Термин "интеграция" указывает на орг-цию этих подсистем. Оптимальное функционирование требует согласованной работы этих поведенческих подсистем, так чтобы можно было максимизировать поток и обработку информ. В рез-те система функционирует эффективно. Концепция Симена согласуется с определением системы, предложенным А. Ангьялом. Согласно Ангьялу, определяющей характеристикой системы является unitas multiplex - множественность компонентов, характеризующихся единством орг-ции. Подобное единство обязательно подразумевает связность и обмен информ. между подсистемами. Нарушение связи и потока информ. понимается как угроза целостности системы.
Анализ теорет. построений и эмпирических данных по проблеме эффективности личности позволяет выявить в данной области неск. устойчивых тем исслед. Среди них явно доминирует тема орг-ции личности. Эффективные люди обнаруживают интегрированную орг-цию, гармоничную и связную композицию поведенческих тенденций. Не меньше внимания привлекает тема самоопределения. Люди с эффективной личностью принимают и ценят себя, доверяют своим впечатлениям и суждениям. Важность этого факта для эффективного поведения заключается в том, что такие аттитюды стимулируют наиболее полное получение и использование поступающих сенсорных данных и восприятий, обеспечивая прочную основу для принятия решений и осуществления действий. Эффективные люди находятся в ладу не только с собой, но и с соц. и физ. средой. Они имеют хороший контакт со своим окружением. В когнитивной области их эффективные стили обработки информ. способствуют интеллектуальной эффективности, максимальному использованию своих интеллектуальных ресурсов. В межличностной сфере такие люди способны как к автономности, так и к близости, причем та или иная форма активности оказывается задействованной в зависимости от ее соответствия конкретной ситуации. Высокоэффективные люди могут проявлять эмпатию и способны заботиться об окружающих. Потребность выстраивать статусную иерархию у них минимальна; они скорее стремятся устанавливать равные горизонтальные отношения.
Что касается возрастного развития, эти исслед. показывают, что вышеперечисленные характеристики, по-видимому, сохраняют непрерывность в процессе индивидуального развития. Они развиваются рано. Мн. из них можно столь же легко обнаружить у семилетних детей, как и у двадцатисемилетних взрослых. Это позволяет предположить, что пределы потенциальных возможностей чел. крайне высоки.
См. также Центральные черты, Психология здоровья, Оптимальное функционирование
Дж. Симен

Интеграция психически больных в обществе (mainstreaming (psychotics))

Процесс интеграции психически больных в здоровой среде представляет собой альтернативу госпитализации и традиционной общей системе психиатрического здравоохранения. Пациентам с хронической шизофренией и др. хроническими психич. заболеваниями помогают адаптироваться, используя системы соц. поддержки, доступные среднему представителю общества.
Вмешательства структурированы в рамках реабилитационной модели. Психически больные люди с тяжелыми расстройствами побуждаются к тому, чтобы использовать в качестве модели соц. поведения здоровых представителей об-ва, а не др. больных. Конечной целью для каждого больного является получение максимально возможной соц. поддержки при пользовании обычными коммунальными ресурсами.
Усилия по интеграции адресуются лицам, обычно не способным к жизни в об-ве вследствие проявлений болезни и дезорганизации поведения. Им помогают развивать навыки, необходимые для вхождения в нормальный мир. Они часто могут жить самостоятельно, иногда оказывают поддержку друг другу и играют более полезную роль в об-ве. Болезни не излечиваются, но больные оказываются на более высоком уровне функционирования.
См. также Дневные стационары, Дома на полпути, Реабилитация
В. Рейми

Интеллект животных (animal intelligence)

Представление о том, что разные виды животных различаются по уровню интеллекта, прочно укрепилось в сознании людей. Многочисленные научно-популярные статьи и различные телевизионные программы посвящены сравнению интеллектуального уровня котов и собак, коров и свиней, а тж др. групп животных. Даже Аристотель пытался упорядочить биолог. виды на единой шкале интеллекта, scala natura. Нек-рые склонны считать задачей сравнительной психологии всего лишь пополнение совокупности подобных сравнений. Неявной предпосылкой такого подхода служит уверенность в том, что существует некая унитарная черта, "интеллект", и одним видам она присуща в большей степени, чем др. Хотя, по всей вероятности, такая т. зр. является довольно безосновательной.
История
На протяжении всей истории философии можно проследить т. зр., согласно к-рой в регуляцию поведения людей и животных вовлечены принципиально различные процессы. Так, Р. Декарт писал, что "после заблуждения атеизма, ничто не уводит слабые умы так далеко от истины, как идея о том, что ум животных сходен с нашим". С приходом идей Ч. Дарвина возникло представление о непрерывности (преемственности) умственных процессов. Дарвин, Романес и др. цитировали многочисленные истории, в к-рых акцентировалось человекоподобное поведение животных. В ответ на такой подход К. Ллойд Морган, Жак Леб и др. призывали к тщательному эксперим. анализу научения вместо опоры на бездоказательные истории о животных.
На первых этапах изучения И. ж. выдающимся новатором стал Э. Л. Торндайк. Он писал, что "постоянно теряются сотни собак, и никто этого даже не замечает, и тем более не публикует заметок об этом в научных журналах. Но стоит только одному псу найти дорогу от Бруклина до Йонкерса, и этот факт тотчас же становится муссируемым слухом". На протяжении своей короткой карьеры сравнительного психолога Э. Л. Торндайк исследовал множество видов животных. Он пришел к следующему заключению: "Формально краб, рыба, черепаха, собака, кошка, обезьяна и младенец обладают очень сходным интеллектом и характером, к-рые представляют собой систему связей, изменяющуюся согласно законам упражнения и эффекта". Хотя биолог. виды считали различающимися как в отношении устанавливаемых связей, так и их способности делать это, подразумевался единый процесс. Э. Л. Торндайк редко прибегал к простым сравнениям "интеллекта". Он считал, что одна из функций сравнительной психологии - проследить эволюцию челов. интеллекта и "что ее выполнению мало поможет тот факт, что собаки сообразительнее кошек, киты - тюленей, а лошади - коров".
Взгляды Э. Л. Торндайка способствовали сдерживанию исслед. эволюции интеллекта и сосредоточению осн. усилий на изучении ограниченного числа видов. Тем не менее, было проделано достаточное количество работ, что позволяет составить весьма резонное представление об И. ж. Несомненно, что люди и человекообразные обезьяны по способности к научению не имеют себе равных среди остальных животных. Тем не менее, простой метод расположения животных вдоль единой шкалы так и не появился. Тж нет и никаких достоверных указаний на то, что процессы, лежащие в основе научения чел., принципиально отличаются от тех, на к-рых базируется научение у остальных видов животных.
Научение у беспозвоночных
В попытке продемонстрировать научение у таких одноклеточных организмов, как инфузория-туфелька и амеба, выполнено множество работ. Были продемонстрированы изменения в выполнении заданий, коррелирующие с упражнением и достаточно сходные с изменениями у многоклеточных организмов. Однако ни в одном из случаев нельзя было наверняка утверждать, что имело место ассоциативное научение. Одноклеточные организмы чувствительны к таким факторам, как рН (концентрация ионов водорода), содержание сахара и углекислого газа в воде. Мн. из манипуляций, использованные в опытах по научению, напр., пропускание электрического тока и снабжение пищей, влияли на эти факторы. Т. о., не представляется возможным точно определить, произошло ли научение или была изменена среда обитания.
Плоские черви (или планарии) представляют собой простейшие организмы с билатеральной симметрией. Было получено достаточно твердое доказательство их способности к научению. Если планарию, скользящую по поверхности воды, подвергнуть односекундному воздействию электрического тока, она повернет свое тело или сожмет его. Если электрическому удару будет предшествовать световой или вибрационный сигнал и это будет повторено много раз, то эти плоские черви начинают реагировать на стимул до воздействия тока. Это простой пример выработки классического условного рефлекса. При случайном предъявлении вибрационных и световых раздражителей, из к-рых только один образовывал связь с ударом тока, исследователи доказывали, что эти изменения реакции были связаны с подлинным научением. В работах по сравнительной психологии было продемонстрировано научение у мн. видов беспозвоночных - моллюсков, крабов, дождевых червей и насекомых.
Количественное сравнение беспозвоночных
Пытаясь шкалировать способность к научению различных биолог. видов, исследователи использовали множество заданий. Хотя было обнаружено, что нек-рые из них способны выполнять представители одних видов, но не в состоянии - представители др., составить шкалу интеллекта оказалось делом непростым.
Простейший подход к изучению интеллекта лежит в использовании простейших задач. Можно было бы сравнить скорость приобретения реакции при классическом и инструментальном научении у различных животных. Можно тж было бы исследовать научение в лабиринтах и др. простые формы научения дискриминации. К сожалению, подобные сравнительные исслед. не позволили построить линейную шкалу интеллекта. Нек-рые виды с относительно сложно устроенным мозгом медленнее выполняли определенные задания, чем животные с более примитивным мозгом.
Поиск задач для дифференциации биолог. видов привел к выводу о том, что необходимо усложнить подлежащие различению стимулы или соотв. реакции. Наиболее широко изученной задачей такого рода является задача на формирование установки на научение. Установки на научение обычно требуют способности устанавливать различия между двумя объектами. Под один из них прячут пищу, и задача животного состоит в том, чтобы просто выбрать объект, скрывающий приманку. Этому заданию легко научаются животные мн. видов. Как только животное научается выполнять первое задание, ему предлагают следующее, затем еще одно; можно научить устанавливать сотни различий. Мн. животные при последовательных заданиях на различение действуют все лучше и лучше: они "научаются учиться" или "демонстрируют установку на научение". Др. же животные научаются устанавливать последнее из различий столь же медленно, как и в начале эксперимента. Крысы, белки и тупайи демонстрируют весьма слабый прогресс, даже решив сотни задач, тогда как шимпанзе, гориллы и макаки-резусы показывают быстрое улучшение рез-тов. Остальные приматы и хищники занимают промежуточное положение. Эти рез-ты породили т. зр., согласно к-рой задачи формирования установки на научение могут послужить средством шкалирования различных биолог. видов по уровню интеллекта. Одной из проблем, с к-рой столкнулся данный подход, стало выполнение нек-рыми видами подобных заданий на совершенно неожиданном для их нейроанатомии уровнях. Напр., голуби и африканские хорьки демонстрируют тот же уровень прогресса, что и беличьи обезьяны. Майны и голубые сойки выполняют эти задания со скоростью, сопоставимой с кошками, мармозетками и беличьими обезьянами, а вороны показывают лишь минимальные улучшения.
При сравнении биолог. видов осн. трудностью использования задачи на формирование установки на научение, равно как и мн. др. сложных задач, является то, что очень трудно, а зачастую и вовсе невозможно, создать такие условия, к-рые не благоприятствовали бы представителям одних видов и не затрудняли бы действия др. Прежде всего, встает проблема различий в сенсорной функции. Люди, др. приматы и птицы в значительной степени полагаются на зрительную информ., тогда как животные др. видов - на остальные модальности. В задачах по формированию установки на научение, придуманных людьми, обычно используются стимулы, легко дифференцируемые зрительно, поскольку они различаются по размерам, форме, цвету и тому подобным характеристикам. Причина того, что приматы и птицы так успешно решают эти задачи, может таиться не столько в их интеллектуальном уровне, сколько в развитии зрительной системы. Настолько же сложно уравнять задачи, предлагаемые представителям различных видов, в отношении уровня мотивации, силы подкрепления и двигательных возможностей каждого вида. Не существует практически никаких сомнений в том, что создать простую шкалу интеллекта не удастся.
Рассудочная деятельность и инсайт
Э. Л. Торндайк практически не обнаружил доказательств присутствия мышления или интуиции в ходе исслед. научения у животных. Др. исследователи утверждают, что подобное заключение было неизбежным, особенно если принять во внимание условия экспериментов Э. Л. Торндайка. Кёлер разраб. множество заданий, в ходе выполнения к-рых шимпанзе искали путь к цели, заблокированной неск. промежуточными задачами, нуждающимися в решении. В нек-рых заданиях обезьяны должны были построить пирамиду из ящиков, чтобы достать бананы, подвешенные к потолку. В др. случаях для получения награды было необходимо соединить вместе палки или совершить с ними какие-то иные манипуляции. Казалось, человекообразные обезьяны Кёлера находили неожиданные, интуитивные (по типу инсайта) решения поставленных перед ними проблем. Др. ученые утверждали, что на выполнение шимпанзе этих заданий влияют естественные, встречающиеся в природе реакции на подобные стимулы, а тж предварительное знакомство и игры с ними. Доказать, что в подобных опытах животные находили решение именно путем инсайта, крайне трудно.
Специальные способности к научению
Никому не удается избежать удивления, наблюдая ту легкость, с к-рой одни животные научаются решать нек-рые задачи, тогда как др. испытывают при этом серьезные затруднения. Роющие осы способны научиться сложной отсроченной реакции на содержимое неск. норок. Синие овсянки следят за движением звезд и находят Полярную звезду по характеру вращения звездного неба. Крысы, пережившие отравление, избегают в следующий раз есть пищу с таким же вкусом, однако они могут вернуться на то место, где это произошло, и есть пищу, к-рая выглядит сходным образом. Хотя очень легко научить крысу убегать, чтобы не получить удар тока, гораздо сложнее научить ее оставаться на месте и нажимать на рычаг, чтобы избежать электрошока.
Во всех этих ситуациях животные кажутся "подготовленными" к научению одним вещам и "неготовыми" научаться др. Адаптируясь к определенным нишам, каждый вид должен решать определенные задачи. Научение - часть такого приспособления, а способность к научению (естественно, научению определенным вещам) подвержена действию естественного отбора наряду с др. признаками.
В последнее время все большую популярность приобретает идея о том, что эволюция не порождает постепенного однонаправленного повышения уровня интеллекта. Напротив, виды эволюционировали в направлении развития специальных способностей к научению, необходимых для их выживания и размножения в специфических нишах. Лежащие в основе этого процессы могут быть (но могут и не быть) идентичными у всех видов. Естественный отбор гарантирует, что животные могут научаться вещам, жизненно важным для них. Некий обобщенный абстрактный "интеллект" может выполнять роль критерия для конкретного ученого и не быть необходимым для дифференцированного выживания и размножения организмов в естественной среде обитания.
Перспективы
Люди - это явно "зрительный" биолог. вид с хорошо развитой способностью к научению. Мы склонны оценивать др. виды с т. зр. наших собственных предпочтений и нашего собственного способа адаптации. Следует признать, однако, что сложное научение является всего лишь одним из средств адаптации. Там, где ситуация и соотв. реакции предсказуемы и стабильны в течение длительного периода эволюции, гораздо лучшим способом могут оказаться реакции, жестко детерминированные генотипом, а не подверженные капризам научения. Др. виды адаптировались иными способами, чем мы сами. И не следует удивляться тому факту, что нам не удается затолкнуть их в ячейки одномерной шкалы. Кроме того, как писал Харлоу, "не существует доказательств существования интеллектуальной пропасти в к.-л. точке, и нет никаких данных, к-рые подтверждали бы предположение о том, что между людьми и обезьянами существует более глубокая пропасть, чем между обезьянами и их ближайшими родственниками".
См. также Социобиология животных, Интеллект человека, Инстинктивное поведение
Д. А. Дьюсбери

Интеллект человека (human intelligence)

Осн. вопрос состоит в том, является ли интеллект единой, всесторонней способностью или же совокупностью различных специализированных способностей. Др. проблема связана с полемикой о роли природы и воспитания в развитии интеллекта и формулируется в форме вопроса о том, в какой степени интеллектуальный уровень индивидуума определяется наследственностью или средой.
Разработка тестов в разных странах
В силу своего интереса к евгенике и заботы о сохранении лучших челов. качеств, сэр Френсис Гальтон в Англии составил набор сенсорных и моторных тестов, полагая, что сенсорные и моторные функции лежат в основе умственной способности.
В Германии имелись свои причины разработки тестов. Эмиль Крепелин поставил перед собой задачу диагностики умственных нарушений у своих пациентов. Гуго Мюнстерберг, промышленный психолог, занимался оценкой способностей наемных работников. Вюрцбургские психологи применяли тестовые задания в лабораторных исслед. мыслительных процессов, а Герман Эббингауз разраб. методы оценки эффективности памяти на разных стадиях запоминания.
Подлинный прорыв в деле конструирования тестов связан с именем француза Альфреда Бине. В 1905 г. он создал первую Шкалу интеллекта Бине. Бине отказался от простейших "неинтеллектуальных" тестов гальтонского типа в пользу заданий, используемых в немецких тестах, в к-рых акцент делался на измерении понимания, памяти и мышления. Бине исходил из известного факта: чем старше ребенок, тем больше шансов, что он удовлетворительно справится с заданием. Поэтому каждому тестовому заданию можно приписать величину умственного возраста.
Эти процедуры предполагали, что все тестовые задания измеряют одну и ту же способность, причем все они соотнесены с определенным возрастом. Сам Бине, однако, полагал, что разные задания теста измеряют разные способности. Он даже утверждал, что существует неск. различных способностей памяти. Однако шкала Бине предназначалась для принятия единственного административного решения, а именно: выявить детей со сниженной способностью к обучению в обычной школе путем сравнения их умственного возраста с хронологическим. Бине дважды перерабатывал свою шкалу, в 1908 и 1911 гг.
Заслуживают упоминания первые шаги в использовании тестов интеллекта в США. Речь идет о работах Джеймса Мак-Кина Кэттелла в 1890 гг. После совместных исслед. с Ф. Гальтоном Кэттелл привез разраб. Гальтоном тесты в Америку и стал их применять в работе со студентами Колумбийского ун-та. Однако его постигло разочарование: тестовые показатели слабо коррелировали с оценками студентов по большинству изучаемых ими курсов.
В то время как во Франции Бине занимался усовершенствованием своей шкалы, Льюис М. Тёрмен экспериментировал с подобными тестами в Америке. Плод его трудов, шкала Стэнфорд-Бине, была впервые обнародована в 1916 г., а впоследствии подвергнута пересмотру в 1937 и 1960 гг. Он пошел дальше Бине: вместо умственного возраста появился коэффициент интеллекта (IQ). IQ получался в рез-те деления умственного возраста на хронологический с последующим умножением на 100. Др. достижением была разраб. шкалы Бине для взрослых.
Вскоре стало очевидно, что единственный показатель IQ, получаемый на основе шкалы Стэнфорд-Бине, не позволял равноценно предсказывать успешность в различных видах деятельности. Особенно заметными были несоответствия между вербальными и невербальными видами деятельности. В качестве одной из реакций на такое положение дел было появление двух новых шкал, разраб. Дэвидом Векслером: Векслеровской шкалы интеллекта для детей (Wechsler intelligence scale for children, WISC) и Векслеровской шкалы интеллекта для взрослых (Wechsler intelligence scale for adults, WAIS). В каждом случае из 11 показателей по входящим в эти шкалы тестам можно было вывести два коэффициента интеллекта (IQ): вербальный и невербальный. Кроме того, объединяя рез-ты всех 11 тестов, можно было получить общий IQ.
Специальные виды тестов
Групповые тесты интеллекта
Во время I мировой войны возникла потребность в оценке интеллектуального статуса военнослужащих, причем не индивидуально, как в тестах Бине, а в больших масштабах. Вследствие этого был разраб. Армейский тест "Альфа", с помощью к-рого были обследованы тысячи военнослужащих. Армейский тест "Бета" был создан для неграмотных призывников. Позднее групп. тесты создавались тж для применения в гражданской сфере.
Тесты первичных умственных способностей
Дальнейшая дифференциация в области измерений интеллекта связана с именем Л. Л. Терстоуна и его работами по факторному анализу. Его тесты первичных умственных способностей обеспечивали получение показателей по семи различным способностям. Свидетельством влияния авторитета Терстоуна стало создание в скором времени Батареи тестов общих способностей (GATB), ставшей официальным инструментом правительства США. Входящие в батарею тесты позволяли оценивать способности к разного рода работе. Впоследствии Служба тестирования в образовании подготовила более широкий набор факторных тестов.
Тестовые батареи
Во время II мировой войны военно-воздушные силы США обратились к психологам с целью улучшить отбор военнослужащих для летной подготовки. Для оценки интеллектуального статуса был использован многомерный подход. По рез-там факторного анализа были выделены новые факторы, позволяющие определить, какая группа факторных тестов позволяет прогнозировать успешность той или иной деятельности; для повышения точности прогноза разным тестам приписывались разные веса.
Разные виды тестов с разными весами давали возможность прогнозировать успешность разных видов деятельности, предиктором успеха тж служил более высокий уровень образования. Тестовые батареи хорошо зарекомендовали себя в области профориентации и профотбора гражданских лиц.
Тесты для оценки интеллекта младенцев
Даже в очень краткой истории тестов интеллекта нельзя не отметить тесты, созданные для измерения интеллекта младенцев. Рез-т их применения оказался неожиданным и неск. обескураживающим: показатель IQ младенцев, определенный с помощью таких тестов, не коррелировал с IQ этих детей в более старшем возрасте. Возможно, это объясняется тем, что маленькие дети проявляют иные способности, чем те, к-рые предположительно измеряются этими тестами.
Природа человеческого интеллекта
За исключением Бине, др. исследователи, занимавшиеся разраб. тестов в начале XX в., практически не интересовались природой интеллекта. Перед ними стояли конкретные практ. задачи. Тем не менее, нек-рые психологи задавались вопросом, что же такое интеллект. Попытки дать определение интеллекта прекратились лишь когда Э. Боринг в шутку заметил, что интеллект - это то, что измеряется тестами. Это высказывание побудило специалистов заняться более глубоким анализом самих тестов, чтобы понять, какие именно умственные операции требуются от тестируемого, чтобы получить высокие показатели по тому или иному тесту.
Интеллект как способность к научению
Сторонники естественнонаучного подхода полагали, что интеллект есть не что иное, как способность к научению, поскольку речь идет об умении индивидуума приспособиться к новым условиям окружающей среды. Бине и др. связывали интеллект с различиями между неуспевающими и успевающими учениками в школе. В рез-те проведенных экспериментов удалось установить, что IQ и скорость научения при разных заданиях весьма слабо связаны между собой, причем сила этой связи варьирует в зависимости от конкретного задания. Был сделан вывод о том, что не существует универсальной способности к научению. В дальнейшем эксперименты показали, что разные способности связаны с эффективным выполнением одной и той же задачи на разных этапах обучения и что значение этих разных способностей меняется по мере того, как происходит научение.
Коэффициент корреляции: факторный анализ
Наибольшее распространение получил подход, осн. на вычислении коэффициентов корреляции между парами тестов.
Предполагается, что два теста, положительно коррелирующих между собой, измеряют одну и ту же способность (или неск. способностей). Если корреляция между двумя тестами равна нулю, то между ними нет ничего общего: они измеряют независимые способности или факторы. Когда два или более теста имеют общий фактор, это значит, что испытуемому необходимо проявить при тестировании одни и те же умственные процессы в зависимости от природы оцениваемой способности. Общая для двух и более тестов способность называется "фактором". Процедура выявления факторов из интеркорреляций получила название "факторного анализа".
Исторические модели интеллекта
Рез-ты факторного анализа позволили предложить неск. моделей интеллекта. Эти модели отражают логические взаимосвязи между факторами.
Однофакторная модель Спирмена
Первая модель была предложена Ч. Спирменом, создателем факторного анализа. Спирмен был убежден, что интеллект представляет собой единую общую способность, к-рая проявляется при выполнении всех интеллектуальных тестов. Кроме того, каждый тест характеризуется присущим только ему "специфическим" фактором. Универсальный фактор был назван Спирменом g (от general - общий), а специфические факторы обозначались буквой s.
В конечном счёте Спирмен признал существование ограниченных групп тестов, имеющих между собой нечто общее помимо g, что он интерпретировал как "групп. факторы". Три из этих факторов были определены им как вербальные, зрительные и арифметические способности. Спирмен полагал, что должен быть еще групп. фактор, ответственный за понимание психол. явлений у др. людей, но не реализовал эту идею в исслед. Значительно позднее при помощи факторного анализа были идентифицированы четыре таких широких способности.
Другие модели интеллекта
Последователи Спирмена были твердо убеждены в существовании g, но при этом выделили и описали целый ряд групп. факторов различной широты или общности. Сирил Барт и Филин Вернон предложили сходные иерархические модели с универсальной способностью на вершине, широкими групп. факторами на втором уровне, более узкими факторами на третьем уровне и т. д.
Доказательства в пользу существования универсальной способности g нельзя признать бесспорными. При наличии g все тесты интеллекта должны бы были положительно коррелировать между собой. Если же обратиться к фактам, то из 48 000 коэффициентов корреляции между такими тестами 17% оказываются ниже 0,10, а нек-рые равны нулю или даже отрицательны. Модель структуры интеллекта SOI, разраб. Дж. П. Гилфордом, является наиболее детальной и всеобъемлющей. В ней отражены 150 различных способностей, 105 из них уже обнаружены, причем иногда не по одному разу и неск. независимыми исследователями. Существование др. факторов пока не доказано, но их существование предсказывается исходя из природы модели SOI в силу ее систематического построения. В своей простейшей форме модель представляет собой классиф. осн. способностей SOI по трем пересекающимся измерениям: а) вид умственной операции или процесса (напр., память или суждение); б) вид информ. содержания (напр., зрительное или вербальное); в) вид информ. продукта (напр., класс или отношение).
Детерминанты интеллектуального статуса
Наследственность
Из всех проблем, когда-либо привлекавших внимание психологов и педагогов, пожалуй, ни одна не вызывала таких жарких споров, как вопрос о том, в какой степени интеллектуальное развитие индивидуума определяется наследуемыми генами и в какой - факторами среды. Этот вопрос имеет большое значение для соц. и политической жизни об-ва.
Исследователи этой проблемы обычно использовали меры статуса, к-рый чаще всего определялся через IQ.
Эрленмейер - Кимлинг и Джарвик составили сводку данных по многочисленным исслед. сходства IQ в парах лиц с разной степенью сходства в уровне IQ и в домашней среде. Из этих данных мы можем извлечь информ. о том, насколько похожими оказываются такие пары.
Для воспитывавшихся вместе идентичных близнецов индекс сходства равен 77%. (рассматриваемый здесь индекс сходства представляет собой квадрат коэффициента корреляции и показывает степень перекрытия двух сопоставляемых наборов признаков). Такой высокий показатель обусловлен идентичностью наследственности и высокой степенью сходства окружения. Для идентичных близнецов, воспитывавшихся порознь, индекс сходства в IQ равен 56%. Разница между двумя индексами составляет 21% и отражает различие в условиях среды. В целом, наследственность имеет, по-видимому, гораздо большее значение, чем окружение. Однако влияние этих двух детерминант не является полностью независимым. В какой-то мере они изменяются совместно, как в случае, когда идентичные близнецы оказываются в сходных условиях проживания, или когда родитель и ребенок имеют сходные возможности получить хорошее образование.
Вернон пришел к выводу, что мы можем отнести 60% детерминации статуса IQ на счет наследственности, 30% - на счет условий среды и 10% приписать сочетанному действию этих двух факторов. Этот вывод верен в отношении естественного хода событий. При специальных вмешательствах, исходящих, напр., из обогащенной среды, равновесие смещается в сторону средовой детерминации.
Многомерный подход, рассматривающий специальные способности по отдельности, требует более детальной информ. об эффектах наследственности. Вполне возможно, что одни способности больше подвержены влиянию наследственности, а др. - меньше.
Среда
Существует множество факторов окружающей среды, к-рые способствуют или препятствуют индивидуальному развитию интеллекта.
Эффекты сенсорной депривации или обогащения среды изучались и на детях, и на детенышах животных. В последнем случае депривация достигалась путем помещения подопытного животного с первых дней жизни в камеру с ровными серыми стенами. Что касается детей, испытуемые подбирались из числа слабовидящих или слабослышащих с рождения. Как у животных, так и у детей наблюдалось замедленное развитие клеток головного мозга и плохое выполнение эксперим. заданий. Сенсорное обогащение среды обеспечивалось за счет многообразия цветов, звуков и наличия различных объектов в окружении испытуемого ребенка или подопытного животного. В рез-те дети и животные лучше справлялись с психол. тестами. Даже низшие животные демонстрировали прогресс в поведении.
Жизнь в сиротском приюте тж является своего рода депривацией, так как дети испытывают недостаток в персональном внимании и заботе, обычных в нормальных семьях. Как правило, такие дети отличаются замедленным интеллектуальным развитием.
IQ коррелирует с нек-рыми особенностями родителей, к-рые предположительно влияют на развитие ребенка. К сожалению, нек-рые из таких влияний тж связаны с IQ родителей, т. е. содержат вклад наследственности. Хэвигхёрст и Бриз обнаружили, что различные тесты, имеющие отношение к академическим способностям, сильнее коррелируют с уровнем образования родителей, чем тесты неакадемических способностей.
Изучая влияние факторов окружающей среды на интеллект, важно учитывать объем и вид образования, получаемого ребенком. В Англии у детей, живущих на баржах и посещавших в силу этого всего 5% учебных занятий в школе, средний IQ был равен 70. Чем дольше дети жили в этих условиях, тем больше снижался их IQ. В возрасте 4 лет их средний IQ был равен 90, а к 12 годам упал до 60. Сходные данные были получены и в США. Вернон привел рез-ты исслед., свидетельствующие о том, что дети, не имевшие возможностей нормально учиться, демонстрировали заметный прирост IQ после появления таких возможностей. Как и следовало ожидать, при низком качестве образования сильнее снижаются показатели вербальных тестов, чем невербальных.
В нек-рых исслед. изучался не столько объем, сколько вид образования и его влияние на уровень выполнения различных тестов. Одно крупное исслед. провели Бройлер, Торндайк и Вулъярд. В начале и конце учеб. года почти 13 000 уч-ся средних школ были предложены тесты. Между двумя сеансами тестирования эти уч-ся выбирали для изучения различные предметы. Максимальный рост IQ был зафиксирован у уч-ся, к-рые занимались естественными науками, математикой и языками, а минимальный - у занимавшихся театральным искусством и домоводством.
Посещение детского сада часто сопровождается ростом IQ, хотя это не обязательно: все зависит от программы работы с детьми в конкретном учреждении. То же самое можно сказать об эффектах программ Head Start: чем дольше ребенок участвует в таких программах, тем большие выгоды он извлекает, правда, в том случае, когда они вообще есть. Наилучшие рез-ты достигаются при вовлечении в программу матерей: заручившись согласием матери, можно обучить ее правильно заниматься с ребенком. Как правило, в таких условиях IQ возрастает на 15 пунктов.
Среди факторов окружающей среды, оказывающих влияние на развитие интеллекта, следует упомянуть физиолог. условия. Одни факторы действуют еще до рождения ребенка, др. - во время рождения, а третьи уже после рождения. Кровь матери одновременно является и кровью плода. Соответственно, питание матери, принимаемые во время беременности лекарства, привычки, в т. ч. курение и потребление алкоголя - все это может повлиять на интеллект ребенка, как, впрочем, и психич. состояние матери, напр. испытываемый ею стресс. Роды тж не всегда происходят гладко, иногда вызывая повреждение структур головного мозга.
Половые различия
В какой мере интеллект связан с полом человека? Обычно такой вопрос задается именно в этой общей формулировке, хотя более целесообразно вести речь о специальных способностях: при наличии разнонаправленных тенденций по неск. тестам суммарный показатель может и не измениться.
Различия в IQ обнаруживаются то в пользу лиц мужского пола, то в пользу лиц женского пола, в зависимости от возрастного уровня обследуемых и компонентов используемого теста. В Векслеровской шкале интеллекта взрослых, напр., мужчины в среднем имеют преимущества по пяти тестам, женщины - по четырем, а два теста не позволяют выявить никаких различий. Общий показатель по тесту дает незначительное преимущество мужчинам.
Различия в специальных способностях
В др. исслед. половых различий, использующих специальные тесты, половые различия тж оказываются разнонаправленными. Что касается особенностей умственных операций, лица мужского пола лучше показывают себя в тестах познавательных способностей, тогда как лица женского пола демонстрируют более свободное течение мыслей. Если говорить об осн. видах информ., лица мужского пола лучше используют зрительную информ., а женщины точнее ориентируются в значении слов. Эти два вида различий, по-видимому, свидетельствуют о том, что у женщин лучше развито левое полушарие мозга, а у мужчин правое (разумеется, у "правшей"). Что касается видов информ., то женщины имеют преимущество при работе с отдельными информ. единицами (напр., со словами), в то время как мужчины чаще готовы перерабатывать информ.
Расовые и этнические различия
Изучение и сравнение представителей разных рас и национальностей обычно приводит к вопросу о том, существуют ли расовые и этнические различия в уровнях интеллекта. К сожалению, в настоящее время нельзя с уверенностью подтвердить или опровергнуть любое, даже самое благоприятное утверждение по этому вопросу. Крайне трудно сформировать репрезентативную выборку из представителей разных этнических групп, поскольку внутри них существует множество подгрупп. Кроме того, неясно, какие тесты использовать. Тесты разраб. и стандартизуются в рамках одной культуры. С т. зр. эксперим. методологии, рез-ты тестирования подлежат сравнению только внутри той же культуры. Не существует полностью культурно-свободных тестов. Попытки создать нечто подобное ограничились тестами с визуальным содержанием. Благодаря им удалось выяснить, что представители разных этнических групп обладают сходными зрительными способностями, судить же о др. способностях по этим тестам не представляется возможным.
Исслед. с использованием факторного анализа позволили установить, что в группах с европейским образованием тесты измеряют одинаковые факторные способности, независимо от расовой и этнической принадлежности испытуемых. В будущем, когда произойдет сближение культур, возможно, и удастся провести желаемые сравнения.
Вместе с тем о нек-рых устойчивых различиях все же стоит упомянуть. Сравнения выборок черного и белого населения США показали устойчивые различия в IQ почти на 15 пунктов в пользу белых. Диапазоны IQ у этих двух групп существенно перекрываются, так что нек-рые чернокожие дети имеют более высокие уровни IQ. Различия в IQ между выборками черного и белого населения зависят в известной степени от полового состава выборок, а тж от того, какая специальная способность измеряется. Различия в IQ и в рез-тах школьных тестов достижений оказываются меньше для чернокожих девочек. Чернокожие относительно хорошо справляются с заданиями на механическое запоминание и относительно плохо со зрительными тестами. Из др. этнических групп показатели интеллекта евреев неск. выше по сравнению с др. этническими группами белой расы; японцы и китайцы тж имеют сравнительно высокие показатели интеллекта.
Рост и снижение
Рассказ об интеллекте будет неполным, если не коснуться типичных закономерностей его роста и снижения. Развитие интеллекта можно рассматривать по двум измерениям: "количественному" и "качественному".
Интеллектуальный рост
В исслед. на основе количественного подхода возникает естественный вопрос: действительно ли в разном возрасте измеряются одни и те же способности? Уверенно ответить на него можно было бы, если бы с помощью факторного анализа удалось установить те виды тестов, к-рые измеряют одни и те же факторные способности на разных возрастных уровнях. Однако в этой области сделано еще слишком мало. Правда, уже есть доказательства того, что нек-рые из интеллектуальных факторов действительно проявляются в широком возрастном диапазоне.
Кривая роста IQ
Используя уровни, соотв. умственному возрасту по шкале Стэнфорд-Бине, Терстоун и Акерсон построили кривую, связывающую умственный возраст с хронологическим. Значения умственного возраста были переведены в значения абсолютной шкалы равных единиц с абсолютным нулем. В первые годы жизни отмечаются увеличивающиеся темпы роста, затем, после 10-летнего возраста, темпы роста замедляются, в рез-те чего кривая приобретает S-образную форму. После 17 лет эта кривая переходит в плато.
Кривые роста специальных способностей
Терстоун тж построил S-образные кривые роста для нек-рых специальных способностей. Все эти кривые различаются величиной возраста, к-рому соответствует точка перегиба кривой, а тж возрастом достижения зрелости каждой способности.
Всегда существовал повышенный интерес к развитию и возрасту созревания способностей, способствующих творческому мышлению. В тестах этого вида Терстоун обнаружил феномен, который он назвал "спадом четвертого класса" (forth-grade slump) для мальчиков из разных стран и культур. Позднее происходит восстановление прежнего уровня и возобновление прогресса. Рез-ты др. исслед. с аналогичными тестами свидетельствуют о том, что их показатели достигают уровня зрелости в период между 20 и 25 годами.
В ряде работ анализировалась реальная творческая продукция высшего уровня, созданная признанными творцами. Лидерами в этой области исслед. были Леман и Россман. Годы наивысшего качества творческой продукции, по оценкам экспертов, варьировали для разных областей деятельности (изобретателей, ученых, писателей), но приходились преимущественно на возраст 25-30 лет или немного позже, чем это имело место в отношении тестов творческих способностей. Количество продукции остается относительно постоянным даже в пожилом возрасте.
Качественное описание роста
Наиболее детальное описание развития интеллектуальных функций дал Жан Пиаже. Он руководствовался стремлением выяснить, как люди приобретают и используют знания.
То, что Пиаже рассматривал как отчетливые стадии и подстадии развития интеллекта, начинается с младенца и его стимульно-реактивных "схем". Младенец наблюдает не только за окружающей средой, но и за последствиями своих действий, при необходимости внося в них коррективы. Первыми двумя стадиями, по Пиаже, являются: а) стадия психомоторной активности, продолжающаяся с момента рождения до 2 лет; б) стадия конкретных операций, продолжающаяся с 2 до 11 лет, когда происходит накопление конкретной информ., тесно связанной с окружением ребенка. Третья стадия, от 11 до 15 лет, связана с формальными операциями. Она предполагает наличие абстрактных идей вместе с использованием суждений и логического рассуждения. Мн. люди так никогда и не достигают этого уровня развития интеллекта в связи с примитивными условиями проживания.
Интеллектуальное снижение
Один из надежных источников сведений о возрастном снижении IQ - работы Векслера. Построенная им кривая зависимости между IQ и возрастом после достижения зрелости интеллекта показывает наличие пика в возрасте между 20 и 25 годами, небольшое снижение к 50 годам и неск. более выраженное снижение к 75 годам. Данных по людям старше 75 лет у Векслера не было.
Анализируя возрастную динамику отдельных способностей, измеряемых 11 субтестами шкалы, Векслер получил значительно варьирующие рез-ты. Напр., показатели по субтесту "Осведомленность" практически не снижались вплоть до возраста 75 лет. С др. стороны, рез-ты субтеста "Цифровые символы" необычайно резко ухудшались после 25-летнего возраста.
Имеются и др. сведения о снижении специальных способностей с возрастом. Из бытовых наблюдений известно, что пожилые люди часто страдают потерей памяти. Др. способности могут поддерживаться относительно сохранными.
Когда способности разграничиваются по видам информ., наиболее заметное снижение происходит в умении работать с системами, такими как ряды или последовательности, и др. паттернами. Этот дефект проявляется в том, что пожилым людям трудно понять и запомнить, напр., сложные инструкции при прохождении тестирования. Это тж отрицательно сказывается на способности понять суть запутанной задачи и решить ее. Заметно снижается гибкость мышления, что выражается в колебаниях при необходимости переместить элемент из класса в класс или внести изменения в информ.
Говоря о снижении умственных способностей у взрослых, следует помнить, что перечисленные выше закономерности относятся к процессам нормального старения. В случае серьезных проблем со здоровьем, напр. при атеросклерозе сосудов мозга с нарушением мозгового кровотока, интеллектуальное снижение может протекать ускоренно. Кроме того, плохое состояние здоровья может нивелировать различия в проявлении разных способностей, поскольку ведущим фактором становится тяжесть и динамика заболевания. Вселяет надежду тот факт, что даже у пожилых людей постоянная умственная деятельность позволяет замедлить снижение интеллекта.
Заключительные замечания
Теперь можно дать следующее формальное определение интеллекта: интеллект - это систематизированная совокупность способностей или функций для обработки разных видов информ. различными способами.
Несмотря на то, что единый показатель интеллекта, напр. IQ, в нек-рых случаях весьма полезен, наибольшее прогностическое значение имеет тестирование однозначно определяемых уникальных умственных качеств. Точку ставить пока рано: намечены лишь перспективные направления исслед. с целью получения новой информ. В рез-те человечество сможет более эффективно развивать, контролировать и использовать свой уникальный ресурс - интеллект.
См. также Когнитивные (познавательные) способности, Критерии креативности, Факторный анализ, Общий фактор интеллекта, Наследственность и интеллект, Меры интеллекта, Шкала интеллекта Стэнфорд-Бине, Модель структуры интеллекта, Векслеровские тесты интеллекта
Дж. П. Гилфорд

Интеракционизм (interactionism)

В своем самом широком значении термин "И.", или "интеракциональная психология", используется для обозначения подхода, согласно к-рому поведение совместно определяется личными и ситуационными факторами. В др. его трактовке люди и ситуации рассматриваются как оказывающие реципрокное воздействие. Не только ситуации способны воздействовать на поведение людей, но и люди могут активно воздействовать на ситуации, приписывая им тот или иной смысл и выбирая, в какие ситуации вмешиваться, а в какие - нет.
Возможно, самая известная из первых интеракционистских позиций - это позиция Курта Левина, выраженная в его уравнении В = f(P, E), показывающем, что поведение есть функция личности человека и тех аспектов среды, к-рые значимы для него в данный момент.
Др. ист. пример интеракционистского мышления дают нам работы персонолога Генри Мюррея.
Желательность интеракционистского подхода признается исследователями самых разных теорет. ориентации, однако вопрос о том, какая именно интерпретация взаимодействий "человек х ситуация" может быть признана приемлемой, по-прежнему вызывает разногласия. Для соц. бихевиористов существование взаимодействий - это только повод лишний раз подчеркнуть уникальность организации поведения внутри каждого человека и, следовательно, принципиальные трудности его предсказания. Однако, приверженцы теории черт приходят к совершенно др. выводам. Айзенк и Айзенк, напр., отмечают, что повторение теоретически предсказываемых взаимодействий "личность х ситуация" наблюдается довольно часто, и что подобные повторения служат аргументом против утверждения об уникальной организации поведения внутри каждого человека. Поэтому для сторонников теории черт повторяющиеся взаимодействия между измеряемой чертой личности и ситуативной переменной как раз показывают, что по измеряемым чертам личности могут делаться точные предсказания.
Целый ряд событий можно рассматривать как надежные признаки популярности И. в наши дни. Бесспорно, расширение применения эксперим. планов со мн. независимыми переменными и использования методов дисперсионного анализа, наблюдавшееся в 50-е гг., было связано с принятием мн. исследователями интеракционистской т. зр. Кронбах в своей президентской речи на ежегодном съезде Американской психол. ассоц. призывал к изучению взаимодействия "способность х воздействие", чтобы ликвидировать исторически сложившийся разрыв между эксперим. и корреляционной традициями в психологии, и этот призыв был услышан. В 1968 г. фронтальную атаку на понятие и способ измерения черт личности предпринял У. Мишел, утверждавший среди прочего и то, что ситуационные детерминанты оказывают значительно более заметное влияние на поведение, нежели индивидуальные различия. В последующем споре между ситуационалистами и защитниками теории черт выяснилось, что вопрос о "величине дисперсии" ("amount of variance") оказался псевдопроблемой и мн. участники этих дискуссий пришли к примирению на основе интеракционистской позиции. Сам Мишель в более поздних публикациях неск. смягчил свою критику, отметив, что "создавать псевдопротиворечия, противопоставляя человека ситуации только ради того, чтобы убедиться в том, что важнее, - пустая трата времени. Ответ на этот вопрос всегда зависит от того, о каких ситуациях и о каких людях идет речь".
См. также Социальная психология
Т. Блэсс

Интербихевиоральная психология (interbehavioral psychology)

И. п. резко расходится с традиционными подходами к пониманию психол. событий. Согласно превалирующему дуалистическому взгляду, человек состоит из двух нередуцируемых сущностей: видимой части, или тела, и невидимой части, или души. Еще более материалистическая т. зр. - классический бихевиоризм - отвергает понятие психики (разума) и приписывает психол. активность мозгу.
Как популярная, так и господствующая научная психология, опирающиеся на дуалистический подход, считают источниками всех психол. событий либо мозг, либо разум, либо то и другое вместе. Нередко такие термины, как мозг (brain) и разум (mind), используются на правах синонимов. Независимо от того, чья роль признается доминирующей (мозга или разума), признается необходимость либо а) инициирующего действия, либо б) реакции на стимуляцию факторами, находящимися вне организма. В соответствии с традиционной т. зр. мозг или разум являются не только "хранилищем воспоминаний", но и главным контролирующим и координирующим центром.
И. п., осн. положения к-рой были впервые сформулированы Дж. Р. Кантором, решительно отвергает все гипотетические сущности, играющие столь заметную роль в большинстве господствующих направлений научной психологии и в обыденных психол. представлениях. По мнению Кантора, нет никакой научной базы для воображаемых "хранилищ" и "исполнительных центров", независимо от того, чему приписываются их функции - мозгу или разуму.
Подход Кантора к психол. событиям осн. на допущении, что они происходят не обособленно от природы, а составляют ее неотъемлемую часть. Распространив на психол. исслед. натуралистический подход, Кантор утверждал, что невозможно найти организм, действующий в одиночку, словно в вакууме. Организму всегда противостоит стимульный объект - др. организм, вещь или событие. Чтобы понять изучаемое событие, нужно принимать во внимание оба фактора. Если отсутствует к.-л. из этих двух переменных, событие произойти не может.
До Кантора существовала т. зр., согласно к-рой центром психол. событий и их источником являются живые организмы. Кантор же низвел организм до уровня, сравнимого с уровнем стимульного объекта, поскольку приписывал принципиально важную роль взаимодействию этих двух осн. переменных, причем действие каждой из них является обоюдным, скоординированным, совместным и реципрокным.
Признавая, что организм и стимульный объект занимают центральное положение в структуре психол. события, Кантор, тем не менее, ввел ряд др. переменных. Напр. он считал, что организм может увидеть стимульный объект только тогда, когда средой, в к-рой они контактируют, является свет. Поэтому свет должен быть признан контактной средой зрительного взаимодействия. Среди др. контактных сред прежде всего следует указать воздух, обеспечивающий возможность слухового взаимодействия.
Интербихевиористы воспользовались полевым подходом, аналогичным подходу экологов в биолог. исслед. Экологию можно определить как изучение отношений организмов со средой обитания и друг с другом; экология не изучает отдельно организмы и отдельно среду, объектом ее внимания является их реципрокная, обоюдная и совместная активность как система. Экологи вообще не изучают организмы, а только то, что происходит между ними и их средой обитания.
С т. зр. интербихевиориста поле - это взаимодействие комплекса или полной совокупности взаимозависимых факторов, к-рые составляют психол. событие. Система организм - стимульный объект, контактная среда и факторы сеттинга являются поддающимися анализу элементами психол. поля.
Однако это еще не все. Интербихевиорист полагает, что невозможно "постичь смысл" единичного события, вырванного из непрерывного потока психол. событий. Настоящее понимание приходит только тогда, когда этот фрагмент (единичное событие) рассматривается в контексте, или в континууме, поскольку психол. события тоже связаны друг с другом. Сторонники И. п. твердо следуют принципу: настоящие события являются функцией предшествующих событий. Вот мы и подошли к фундаментальной концепции Кантора - концепции реакциональной биографии (reactional biography). Теперь мы можем рассматривать единичное событие как поле или расширить наше понятие поля, чтобы охватить достаточно большой поток поведенческих событий, - достаточно большой, чтобы привести к пониманию. Однако обратите внимание на два обстоятельства. Во-первых, существует разница между более широким толкованием интербихевиористов и традиционным широким взглядом на поведение как на нечто воображаемое, имеющее место где-то в голове организма (напр. в мозге или сознании). Во-вторых, интербихевиористы имеют дело только с тем, что можно наблюдать, поскольку хоть прошедшие события и нельзя наблюдать сейчас, в свое время это было возможно, ибо они были реальными, а не воображаемыми.
Физиология и психология
В чем отличие предмета психологии от предмета физиологии? Если руководствоваться одной лишь логикой, то может показаться, что чем яснее обозначена граница между психол. и физиолог. данными, тем более чистыми будет результаты нашего исслед. Именно такое предположение и подтолкнуло Кантора к отделению психол. данных от данных, представляющих интерес для физиологов.
Настаивая на четком разграничении этих двух областей знания, Кантор сформулировал критерии, к-рым должно отвечать событие, чтобы быть отнесенным к разряду психологических, но сделал это не произвольно или a priori, а эмпирически, на основании непосредственного анализа данных. Ниже приводятся критерии, с помощью к-рых можно определить предмет психологии, не прибегая к таким понятиям, как мозг или психика.
1. Психол. события историчны. Чтобы индивидуум мог ненавидеть, любить, разговаривать, голосовать и молиться, он должен научиться этому, но ему не нужно учиться принюхиваться, дышать или переваривать пищу. Приобретенные "способности" должны изучаться в др. измерении (dimension) - в рамках реакциональной биографии или интеракциональной истории, а не в пространственно-временных рамках функционирования органа или роста/увядания биолог. организма.
2. Психол. события более специфичны, чем биологические. Коленный рефлекс можно вызвать чем угодно: куском картона, специальным молоточком, к-рым пользуются невропатологи, ручкой ножа, куском доски и т. д., но попросите любого человека назвать эти предметы, и вы - можете в этом не сомневаться - услышите разные обозначения.
3. Психол. события демонстрируют возможность интеграции. Реакции, к-рые некогда были самостоятельными, могут объединяться в цельные единые действия.
4. Психол. события отличаются вариабельностью. Даже в течение длительного времени при нормальных условиях рефлексы остаются неизменными. Сюда относится поведение методом проб и ошибок.
5. Психол. события допускают видоизменение. Психол. жизнь наполнена научением. Сегодня мы понимаем, что даже люди с тяжелой формой умственной отсталости способны к научению, или к видоизменению поведения.
6. Психол. события допускают торможение. Воспитание детей предполагает научение торможению нек-рых реакций (напр. в гостях). Поведение людей ограничено этическими, моральными и религиозными нормами, а потому более заторможенное, чем поведение представителей др. биолог. видов.
7. Психол. события можно отсрочить. Большая временная гибкость делает психол. события более независимыми от текущего момента и служит основанием для их выделения.
Хотя не существует никаких абсолютов, можно не сомневаться в том, что если событию, в к-ром живой организм взаимодействует со стимульными объектами, присущи нек-рые из перечисленных выше характеристик, мы имеем дело с психол. событием. Воспользовавшись критериями Кантора, мы отобрали для последующего анализа совершенно определенную информ.
Единица изучения поведения
Выделив особый предмет психол. исслед., мы сталкиваемся со следующей проблемой, порождаемой непрерывным потоком поведения, к-рое мы должны к.-л. образом понять. Как выделить удобную единицу изучения из этой динамической сложности? Так же как можно остановить движение кинопленки и детально рассмотреть стоп-кадр, интербихевиорист может выделить не подлежащую дальнейшему расчленению единицу (или кадр) психол. события, к-рую он определяет как сегмент поведения. С использованием более специальной терминологии, сегмент поведения определяется как единичный стимул и его коррелированная реакция в контексте контактной среды и факторов сеттинга.
Интербихевиорист вводит понятие функции реакции, координированной с функцией стимула. Здесь следует отметить, что физ. движение per se в его конкретной конфигурации не может выбираться, так сказать, по номинальной стоимости. Топография определенной реакции не имеет значения, потому что любая из множества ее конфигураций служит эквивалентом функции реакции. Теперь уже ясно, что интербихевиорист не разделяет т. зр. традиционного психолога, к-рый придерживается более жесткой и физикалистской трактовки реакций.
Обобщая изложенное выше, можно повторить, что отличительными особенностями И. п. являются: а) отказ от дуализма, б) принятие натуралистического подхода, в) приверженность полевой парадигме, требующей детального анализа и точного описания всех переменных, входящих в рассматриваемое поле, г) разграничение психол. и физиолог. данных и д) строгое следование принципу: настоящие события являются функцией предшествующих событий.
См. также Вопрос об отношении души и тела, Монизм/дуализм, Теоретическая психология
Н. Пронко

Интернализация (internalization)

И. представляет собой внесение нек-рых аспектов внешнего мира в личную психич. жизнь человека, приводящее к тому, что внутренняя репрезентация внешнего мира оказывает влияние на его мышление и поведение. Шефер различает три разновидности И.: интроекцию, идентификацию и инкорпорацию.
Интроекция создает "присутствие внутри" того, что не ощущается нашей неотъемлемой частью. Индивидуум продолжает внутренние отношения со своим интроектом по большей части тем же самым способом, каким он поддерживал бы такие же отношения с др. людьми (или же с характерными особенностями др. людей) во внешнем мире. Эти внутренние отношения могут быть как приятными и успокаивающими, так и неприятными и беспокоящими.
Идентификация относится к видоизменению различных аспектов субъективного Я так, чтобы увеличить сходство с др. индивидуумом, взятым за образец. Можно идентифицироваться и с животными или машинами, однако обычно этот термин относится к ситуациям, в к-рых убеждения, ценности и стиль поведения одного индивидуума перенимаются другим. Идентификации могут быть как частичными, так и полными. Даже если она является лишь частичной, идентификация создает существенное изменение в Я концепции человека, и этим идентификация отличается от интроекции. В соответствии с психоан. теорией, идентификация является тем механизмом, посредством к-рого Суперэго, или автономный моральный кодекс, первоначально устанавливается в ребенке, хотя в любое время в жизни индивидуума могут произойти новые идентификации.
Наконец, инкорпорация является весьма ограниченной формой интернализации, при к-рой один человек воспринимает др. личность в целом или частично как то, что составляет его собственную основу в целом или же частично. Поскольку для одного индивидуума практически невозможно стать в точности другим, инкорпорация является менее реалистичным и более примитивным процессом, чем идентификация.
См. также Научение через подражание
У. Сэмюел

Интернациональная психология (international psychology)

Психология вышла на междунар. арену сразу же после того, как в конце XIX в. приобрела совр. контуры. Термином "И. п." большинство психологов обозначают различные организационные формы психол. науки, существующие на междунар. уровне. Нередко этим термином наз. раздел соц. психол., изучающий междунар. отношения, или сравнительные исслед. различных психол. процессов, проводимые в разных странах и в разных культурных средах, аналогичные тем исслед., к-рыми занимается кросс-культурная психология.
Социальная психология международных отношений
Системное использование психол. понятий и методов для развития теории и практики междунар. отношений и для их изучения представляет собой сравнительно новую область соц. психол. Будучи по своей природе междисциплинарными, социально-психол. подходы призваны решать проблемы, возникающие в отношениях между народами; нередко целью решения подобных проблем становится снижение напряженности и создание условий, благоприятствующих междунар. сотрудничеству. К исслед., имеющим самое непосредственное отношение к интернациональному поведению индивидуумов, относятся исслед. национальных стереотипов, или образов, изучение отношения к междунар. делам, изучение национальной идеологии и ее связи с идеологиями др. народов, а тж изучение влияния межнациональных контактов на индивидуальное и групп. поведение.
Изучение психологических процессов силами ученых разных стран
Последняя четверть XX в. ознаменовалась бурным развитием кросс-культурной психологии. Кросс-культурные, сравнительные подходы особенно полезны при изучении влияния социокультурных факторов на различные аспекты развития чел.
Наиболее распростр. тип межнациональных или кросс-культурных исслед. - это исслед., выполненные на материале двух культур. Как правило, рез-ты сравнения двух наций очень трудно интерпретировать, поскольку приходится иметь дело со ми. культурными различиями, к-рые могут стать источником альтернативных объяснений наблюдаемых явлений и к-рые нельзя исключить из рассмотрения. Вероятность получения однозначно интерпретируемых рез-тов увеличивается, если принять во внимание различные субкультуры и соц. факторы каждой нации.
И. п. - всего лишь один аспект кросс-культурной психологии, охватывающей сравнительные исслед. значительно более широкого диапазона. Чтобы выявить культурные различия и попять их влияние на психологию личности, вполне можно ограничиться рамками одной нации, в к-рой представлено много культур, а не изучать культурные различия двух разных наций.
Организационные формы международного сотрудничества психологов
Первый междунар. конгресс психологов состоялся в 1889 г., менее чем через 10 лет после основания первой лаборатории эксперим. психологии. Активный обмен новыми идеями и методами исслед. между учеными, представлявшими разные страны Европы и Америки, привел к возникновению истинно интернациональной психол. науки, в к-рой доминировали западноевропейские традиции. Мн. из первых светил психологии подолгу учились и работали в Германии или в Великобритании.
На 13 Междунар. конгрессе психологов, к-рый состоялся в июле 1951 г. в Стокгольме, был формально учрежден Междунар. союз психологов - единственная междунар. орг-ция, членами к-рой являются не отдельные ученые, а национальные психол. об-ва.
Осн. назначение союза и его осн. цели - способствование обмену идеями и научной информ. между психологами разных стран, поддержка междунар. студенческого и научного обмена, сотрудничество с др. междунар. и национальными орг-циями, направленное на развитие теорет. и прикладной психологии, и поддержка междунар. проектов, направленных на развитие психол. науки.
Членами большинства междунар. психол. орг-ций являются индивидуумы, а не национальные об-ва. Старейшее из них - Междунар. об-во психотехники, осн. в 1920 г. Эдуаром Клапаредом. Как и Междунар. Союз психологов, Междунар. об-во психотехники раз в четыре года проводит конгрессы. В промежутках между конгрессами Об-во финансирует междунар. проекты и обмены, в частности, Междунар. комиссию по тестам (International Test Commission). Под эгидой Об-ва работает неск. комиссий, каждая из к-рых занимается на междунар. уровне конкретными проблемами прикладной психологии.
Существуют и не столь крупные междунар. орг-ции, назначение к-рых - защита конкретных интересов психологов из разных стран. Примерами таких орг-ций могут служить Междунар. совет по психологии, Междунар. ассоц. кросс-культурной психологии, Об-во психологов стран Северной и Южной Америки, Европейская ассоц. соц. психологов-экспериментаторов, Междунар. ассоц. франкоговорящих психологов и Междунар. школа психол. ассоц.
Членами этих орг-ций являются преимущественно психологи. Нек-рые междисциплинарные орг-ции объединяют, наряду с представителями др. наук, и большое число психологов. Наиболее показательными примерами таких орг-ций являются Междунар. орг-ция по изучению мозга и Междунар. об-во изучения развития поведения.
Уровни развития психологии и ее статус в разных странах и регионах весьма существенно отличаются друг от друга. Как и следовало ожидать, психол. паука наиболее развита в Северной Америке, в Европе и в Японии. В конце XX в. весьма заметных успехов добились психологи Австралии, Бразилии и Мексики; от них лишь немного отстают нек-рые др. страны Латинской Америки и Азии. В своем фундаментальном обзоре, посвященном тенденциям развития психологии и ее роли в разных странах, Марк Розенцвейг пишет о том, что в мире работает около четверти миллиона официально признанных психологов, причем большая их часть сосредоточена в США и в Канаде, следом за к-рыми идет Западная Европа.
Хотя валидность научных принципов психологии не зависит от культурных традиций и политики, статус психологии как науки и ее соц. релевантность в разных странах разные и варьируются в весьма широких пределах. Можно с уверенностью сказать, что в течение ближайших неск. десятилетий наиболее заметные перемены произойдут в наиболее быстро развивающихся странах Латинской Америки, Африки и Азии.
См. также Международные конференции
В. Хольтцман

Интерперсональная теория Салливана (Sullivan's interpersonal theory)

Интерперсональной теорией называют теорию межличностных отношений, к-рая разрабатывалась, гл. обр., в 1930-х и 1940-х гг. Гарри Стаком Салливаном.
Ключевые понятия
Салливан подчеркивал соц. характер челов. природы. Он определял психиатрию, личность и осн. понятия диагностики и лечения в интерперсональной плоскости. Он тж подчеркивал решающую роль тревоги в формировании личности и нарушениях ее функционирования. Наконец, Салливан рассматривал актуальные интеракции, или действия, в межличностной сфере как процесс, в ходе к-рого нарушения возникают, выявляются и вылечиваются.
Социальный характер человеческой природы
Салливан определял личность как "относительно устойчивый паттерн повторяющихся интерперсональных ситуаций, к-рые характеризуют челов. жизнь". Даже отшельники поддерживают посредством воображения, воспоминаний и фантазии межличностную жизнь. Наименьшими значимыми (поддающимися интерпретации) единицами изучения индивидуума являются динамизмы (dynamisms), определяемые на основе характерных паттернов внутреннего или внешнего соц. поведения.
То что поведение зачастую отражает взаимоотношения с людьми, отсутствующими в данной ситуации, является "краеугольным камнем" подхода Салливана. Он считал, что деформирующее влияние таких взаимоотношений вызывают нарушения поведения у человека. Внутреннюю сторону этой деформации он называл персонификациями (personifications), образами себя и других с присущими им чувствами, побуждениями и идеями. Стереотипы являются широко разделяемыми персонификациями, позитивными или негативными. Персонификации, сложившиеся в одних взаимоотношениях, могут воспроизводиться в других, оказывая соотв. влияние на мышление, эмоции и поведение.
Тревога
Тревога может быть наиболее важным формирующим фактором в межличностной сфере, и ее истоки представляют собой также истоки личности и Я. Они берут начало в беспомощном положении младенца, к-рый не сможет выжить, если о нем не позаботятся. Со временем такие взаимодействия приводят к двум последствиям: удовлетворенности, связанной с уменьшением потребности, и безопасности, связанной с сохранением нужных человеку взаимоотношений.
Угроза жизни вызывает страх. Угроза безопасности вызывает тревогу, к-рая может оказать разрушительное воздействие на личность человека, если он недостаточно хорошо умеет справляться с ней или заглушать ее.
Возрастающий динамизм Я (слово, к-рое Салливан использовал для того комплекса процессов, к-рые постепенно приобретают все большую и большую роль в контроле, оценке и регулировании активности в межличностной сфере) прежде всего стремится сохранить безопасность. Поведение, вызывающее одобрение со стороны значимых других, усиливается; поведение, вызывающее неодобрение, тормозится или даже исключается.
Действия
Дети, у к-рых доминирует стремление сохранить безопасность, вырастают с сильно искаженными представлениями о собственных действиях в межличностной сфере. Если значимые другие постоянно выказывают свое неодобрение детям, это приводит не просто к конформности последних, а к эмоциональным расстройствам.
Салливан разработал множество стратегий для выявления искажений в межличностных отношениях и тех трудноуловимых проявлений тревоги, к-рые им сопутствуют, а тж стратегий взаимодействия с пациентами, к-рые помогли бы им воспринять правду, скрывающуюся за их ухищрениями, и расширить собственное Я. Центральным для Салливана являлось убеждение в том, что единственной объективной информ., к-рой располагает терапевт, является поведение пациента в межличностных ситуациях. Салливан воспринимал терапевта как соучастника в действиях пациента, и считал, что исходная информ. для диагностики и само лечение возникают именно в этом процессе включенного наблюдения.
См. также Теории личности, Психотерапия
Р. Энфилд

Интерперсональный контрольный перечень Лири (Learу interpersonal checklist)

Тимоти Лири разработал систему классиф. межличностного поведения, состоящую из 16 переменных, к-рые в определенном порядке расположены по окружности, разделенной двумя перпендикулярными осями, наз. аффилиация и власть. Один полюс оси аффилиации маркирован как враждебность, а другой - как привязанность. Противоположные полюса оси власти обозначаются как господство и подчинение. Эти оси делят окружность на четыре квадранта, к-рые, в свою очередь, подразделяются на октанты, получившие следующие названия: агрессивный-садистический (Aggressive-Sadistic), состязательный-нарциссический (Competitive-Narcissistic), диктаторский-автократический (Managerial-Autocratic), ответственный-гипернормальный (Responsible-Hypernormal), сверхконвенциональный-сотрудничающий (Overconventional-Cooperative), зависимый-покорный (Dependent-Docile), мазохистский-самоуничижительный (Masochistic-Self-Effacing), недоверчивый-бунтарский (Distrustful-Rebellions). Это круговое расположение переменных впоследствии подверглось дифференциации путем введения четырех уровней интенсивности для каждой переменной. Напр. полюс враждебности оси аффилиации дифференцируется по следующим уровням интенсивности: критический, раздраженный, разгневанный и взбешенный.
Средняя ретестовая надежность по каждому октанту составляет 0,78, что свидетельствует о приемлемой степени внутренней согласованности для оценки личностных свойств. Интеркорреляции переменных изучались с целью проверки гипотезы о возможности описания связей между 16 переменными на основе круговой модели. Было обнаружено, что корреляции между переменными уменьшаются по мере увеличения расстояния между ними по дуге окружности. Этот результат подтвердил гипотезу об их круговой орг-ции.
См. также Оценка личности
Дж. К. Локвуд

Интоксикационные психозы (toxic psychoses)

И. п. представляют собой нежестко связанную группу расстройств, общим для к-рых является то, что аберрантное поведение следует за или совпадает с употреблением какого-то экзогенного вещества при ингаляции, приеме внутрь и прямой абсорбции, или наблюдается при эндогенном возникновении токсических продуктов в ходе к.-л. заболевания. Симптоматически И. п. напоминают друг друга наличием делирия, проявляющегося в нарушениях внимания, нарушениях восприятия (иллюзии и галлюцинации), неспособности сохранять ясность мышления, дезориентации во времени, пространстве и/или собственной личности, нарушениях памяти, тревоге, страхах, раздражительности и иногда психомоторном возбуждении. Деменция, нарушающая соц. и профессиональное функционирование, может тж наблюдаться с делирием или без него, но она более характерна для состояний хронической, а не острой интоксикации.
К экзогенным токсическим агентам, вызывающим И. п., относятся бромиды, амфетамины, производные барбитуровой кислоты, диэтиламин лизергиновой кислоты (ЛСД), морфин, кокаин, марихуана, алкалоиды белладонны, хлоралгидрат, паральдегид и металлы: свинец, мышьяк, ртуть и марганец. Кроме этого, аналогичные психотические реакции могут присутствовать при чрезмерном употреблении антипаркинсоников (напр., леводопы), противосудорожных средств, лития, циметидина, фенциклидина, эргота (грибок, содержащий алкалоиды), алкоголя, легально распространяемых диетических добавок (фенилпропаноламин) и назальных спреев (фенилэфрин).
Эндогенные токсины, вызывающие психоз, могут быть следствием диабета, заболеваний почек и печени. Повышенное содержание порфирина - результат генетически обусловленного нарушения обмена веществ - может тж вызывать психотическую симптоматику. Дифференциальный диагноз предполагает клиническое наблюдение, тщательный и полный анамнез, получаемый как от больного, так и от его родственников и друзей, а тж адекватное психиатрическое и лабораторное обследование.
Лечение психотического поведения начинается со снижения количества присутствующего в организме токсического вещества. В случае злоупотребления лекарственными препаратами внимание тж должно уделяться первоначальному расстройству, в связи с к-рым больной принимал лекарство, спровоцировавшее психотическое поведение. Психотер., направленная как на патогенные психол. факторы, так и на непосредственные и отдаленные личностные цели, важна так же, как и медикаментозное лечение, и проводится одновременно с ним или после его завершения.
См. также Нейротоксические вещества, Злоупотребление психоактивными веществами
У. Эдмонстон-мл.

Интроверсия / экстраверсия (introversion / extraversion)

В 1921 г. Карл Юнг в своей книге "Психологические типы" (Psychologische Туреп) ввел в обиход термины "интроверсия" и "экстраверсия". Для Юнга интроверсия означала обращение либидо внутрь, а экстраверсия - направление либидо вовне. Один из самых популярных тестов личности, осн. на теории типов Юнга, - это Индикатор типов Майерс - Бриггс (MBTI).
Интроверт - человек, разум и чувства к-рого обращены вовнутрь (т. е., имеют сильные связи с Я). Юнг полагал, что интроверт направляет либидо вовнутрь вследствие чувства неполноценности - идея, в чем-то схожая с воззрениями Альфреда Адлера. Интроверты достаточно замкнуты, избегают др. людей и интересуются прежде всего собой, особенно в периоды стресса. Интроверт самодостаточен. Осн. стимуляция интроверта идет изнутри, из внутреннего мира мыслей и рефлексий. Интроверты часто скрытны, их трудно узнать близко, они склонны скрывать свои эмоции и не любят, когда вмешиваются в их личную жизнь.
Экстраверты, напротив, ориентированы преим. на внешний мир, фокусируют свои суждения и восприятия на людях и обстановке. Экстравертам придают энергию др. люди и внешние события, они склонны выражать свои эмоции, нуждаются в отношениях больше, чем в уединении, обычно дружелюбны, разговорчивы, легко сходятся с людьми. Экстраверты могут казаться интровертам поверхностными, а интроверты экстравертам - замкнутыми.
Индекс экстраверсии-интроверсии (E-I) является одной из четырех дихотомических шкал теста MBTI. Др. шкалы - ощущение-интуиция (S-N), мышление-эмоции (Т-F) и суждение-восприятие (J-P).
См. также Потребность в аффилиации, Индивидуальные различия, Оценка стиля жизни, Типы личности
Б. М. Торн

Интроспекция (introspection)

И. (букв. смотрение внутрь) - популярная методология психологов конца XIX и первых десятилетий XX вв. - представляет собой исследовательский психол. метод, при к-ром испытуемые пытаются изучать содержание и процессы своего сознания. И. использовалась для изучения широкого спектра психол. процессов, включ. память, научение, мышление, решение задач, анализ сновидений и восприятие.

<<

стр. 4
(всего 20)

СОДЕРЖАНИЕ

>>