<<

стр. 9
(всего 20)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

Хотя О. з. д. может иметь место в любой семье, богатой или бедной, нерадивые родители - это скорее люди с низким уровнем образования или достатка, имеющие мало друзей и много детей. Эти же характеристики в равной мере присущи жестоким родителям, так как в действительности признаки О. з. д. обнаруживаются примерно в одной трети всех регистрируемых случаев жестокого обращения с ребенком. Однако в сравнении с нормальными и жестокими родителями, родители, не заботящиеся о своих детях, вероятно, чаще бывают апатичными и депрессивными.
Предупреждение и лечение
Несмотря на то что прямая ответственность за заботу о ребенке в нашем об-ве ложится на родителей, об-во в целом, хотя бы косвенно, тж несет эту ответственность. Соц. меры по снижению числа случаев нежелательной беременности, числа семей, живущих за чертой бедности, и числа родителей-одиночек, вероятно, сократят и число случаев О. з. д. Ранние признаки О. з. д., такие как отказ матери смотреть на новорожденного, разговаривать с ним и брать его на руки, или отсутствие прибавления в весе у младенца, должны стать сигналом для друзей, дедушек и бабушек, соц. работников и психологов к тому, чтобы оказать родителю помощь в уходе за младенцем или взять заботу о младенце на себя, пока родитель не станет более чутким. В настоящее время исследователям известно о серьезных последствиях и ранних признаках О. з. д., но необходимы дальнейшие исслед., чтобы точно знать, как и когда следует проводить вмешательство.
См. также Связь и привязанность, Жестокое обращение с ребенком, Развитие в раннем детстве, Маразм
К. С. Бергер

Отчимы и мачехи (stepparents)

Количество разводов и повторных браков неуклонно возрастает. Приблизительно 10-15% семей в США представлены семьями, в к-рых один из родителей яв-ся неродным. Обзор литературы по таким семьям дает разнородные результаты. Нек-рые исследователи не нашли различий между смешанными и интактными семьями, тогда как другие обнаруживают значимые различия, свидетельствующие о том, что смешанные семьи испытывают больше трудностей и проблем.
На фоне большого объема информ., полученной за последние годы в отношении разводов, попытки понять психол. климат смешанных семей выглядят довольно скромными. Одно из недавних исслед. представляет собой первую попытку наблюдения соц. взаимодействий в смешанных семьях. Большинство имеющихся данных показывают, что в сравнении с интактными семьями наиболее компетентной родительской парой являются биолог. мать и отчим, воспитывающие ребенка мужского пола. Более глубокий анализ семей в исследуемой выборке указал на наличие большего конфликта между супругами в интактных семьях с мальчиками, чем в упоминавшихся смешанных семьях. Эти результаты отчетливо свидетельствуют о том, что методы родительского воспитания в новых семьях необязательно уступают таковым в интактных семьях.
Практически отсутствуют сравнительные данные по семьям с отчимами и мачехами и семьям с разведенными матерями или отцами, в одиночку воспитывающими детей. По-видимому, матери-одиночки испытывают наибольшие трудности с воспитанием сыновей, а нек-рые данные позволяют предположить, что отцы-одиночки могут оказываться более компетентными в воспитании сыновей, чем дочерей.
См. также Развод, Отношения "родитель-ребенок"
Дж. Сэнтрок

Отчуждение (политическое) (alienation (political))

Политическое отчуждение (П. о.), или недовольство, по существу представляет собой чувство неудовлетворенности, разочарования и безразличия в отношении политических лидеров, политики правительства и самой политической системы.
Чувства политической неудовлетворенности включают, по меньшей мере, пять компонентов: бессилие ("Мнение подобных мне людей никак не влияет на то, что делает правительство"); недовольство ("По большей части, это правительство обслуживает интересы небольших организованных групп, таких как бизнес или промышленность, и не слишком-то заботится о нуждах таких людей, как я"); недоверие ("Большинство гос. и местных политиков - политические проститутки"); отстранение ("Когда я думаю о правительстве в Вашингтоне, я не воспринимаю его так, как если бы оно было моим правительством"); безнадежность) ("Будущее этой страны мне видится мрачным").
3 обобщения эмпирических данных представляются релевантными такой концептуализации политической неудовлетворенности. Во-первых, эти пять компонентов неудовлетворенности оказываются в высшей степени взаимосвязанными: высокий уровень неудовлетворенности по одному из них коррелирует с высокими уровнями четырех др. Во-вторых, в основе этих пяти компонентов, по-видимому, лежат два аттитюдных измерения: политическое бессилие и отстранение образуют личное измерение неудовлетворенности, а политическое недовольство, недоверие и безнадежность составляют системное измерение неудовлетворенности. В-третьих, исслед. атрибуции ответственности за политическую неудовлетворенность показывают, что люди чаще характеризуют существующее состояние политической системы неумышленным поведением частных лиц ("Граждане не располагают достоверной информ. в отношении политики и положения дел в об-ве, поскольку правительство постоянно им лжет"), чем умышленным поведением гос. чиновников ("Политики не соответствуют занимаемым ими должностям").
Обнаружена довольно устойчивая связь чувства политической неудовлетворенности с двумя демографическими факторами: социоэкономическим статусом и расовой принадлежностью. В частности, П. о. в большей степени характерно для низших слоев об-ва и рабочего класса по сравнению со средними и высшими слоями, а черное население испытывает большее П. о. по сравнению с белым населением.
Теории
Для объяснения чувств П. о. было предложено по меньшей мере семь теорий. Согласно теории сложной организации , политическая неудовлетворенность возникает, когда люди не могут или не хотят участвовать в политических делах об-ва, крупных формальных орг-ций или своих общин. 2 осн. причины П. о. в об-ве - дефицит первичных взаимоотношений и невозможность включаться в добровольные объединения и принимать участие в их делах. Наличие этих двух явлений будет приводить к чувствам П. о. Теория массового общества - осн. версия объяснения П. о. - исходит из предположения, что совр. об-во оказывается сложным и непонятным, не предлагает четко сформулированных достижимых целей, состоит из людей с различными ценностями, представляет мало возможностей для удовлетворения личных запросов и не предлагает чувства личного контроля. Эти характеристики об-ва и ведут к П. о.
Для сравнения: теория неблагоприятных соц. условий утверждает, что не фактическое соц. положение порождает политическую неудовлетворенность людей; скорее, неудовлетворенность является следствием восприятия людьми, занимающими определенные соц. позиции, своих отношений с др. людьми и др. соц. организмами. Эта теория поддерживается данными о существовании связи социоэкономического статуса (уровня образования, дохода и профессии) с политической неудовлетворенностью, причем такие чувства чаще встречаются у лиц с более низким уровнем формального образования, более низкими доходами и у квалифицированных работников физ. труда.
Теория личной несостоятельности постулирует 3 предпосылки П. о.: а) индивидуум должен занимать соц. положение, к-рое ограничивает его свободу действий; б) эти ограниченные возможности должны препятствовать достижению жизненно важных для него целей; в) индивидуум должен воспринимать себя неудачником в своих попытках достичь этих целей. В этом случае сама по себе неудача в достижении личных жизненных целей не порождает П. о.; чтобы оно возникло, такая неудача должна быть социально обусловлена и признана таковой самим индивидуумом.
Теория соц. изоляции утверждает, что чувства политической неудовлетворенности связаны с изоляцией от данной политической системы или с недостаточным слиянием с ней. Этот дефицит слияния (или ассимиляции) относится к любым соц. связям с любым соц. объектом, не обязательно с самим об-вом, и может быть когнитивным или поведенческим по своей природе. Кроме того, соц. изоляция может быть вынужденной или добровольной, неосознанной или осознанной. В этом случае неудовлетворенность можно было бы предсказать, исходя из отсутствия интереса к политике, политической апатии, слабой поддержки проводимой политики, политического невежества и провала голосования.
В отличие от этих социологических теорий политического отчуждения, модель соц. депривации постулирует, что личные чувства соц. депривации приводят к низкой самооценке, к рая, в свою очередь, имеет следствием высокие уровни П. о. 2 ключевых элемента в этой теории - связь между воспринимаемой соц. депривацией и низкой самооценкой и связь между низкой самооценкой и ощущаемым П. о. - не получили поддержки в обследованиях белых и черных американских подростков.
Напротив, объяснение политической неудовлетворенности с позиций социально-политической реальности неоднократно подтверждалось в эмпирических исслед. Эта теория устанавливает прямую связь между восприятием функционирования социально-политической системы и чувствами политической неудовлетворенности, причем критические оценки работы этой системы напрямую связаны с переживанием неудовлетворенности. Хотя модель социально-политической реальности получает сильную эмпирическую поддержку, она в то же время обладает существенным недостатком, так как не предоставляет к.-л. объяснений связи между критическим отношением индивидуума к функционированию системы и его чувствами политической неудовлетворенности.
Такое объяснение предлагается теорией неудовлетворенности системой, согласно к-рой в возникновение П. о. вносят вклад 3 причинных фактора. Во-первых, должно иметь место критическое восприятие социально-политической реальности, т. е. экономической и расовой дискриминации. Во-вторых, должна возникнуть политически иррациональная, перфекционистская реакция на действия социально-политической системы, носящая обычно моралистический, ригидный, преувеличенный характер. В-третьих, должно тж возникнуть психол. реактивное сопротивление, или восприятие угрозы, исходящей от социально-политической системы. Это воспринимаемая угроза и/или реальная потеря свободы будут переживаться особенно остро, если индивидуум характеризуется высокой чувствительностью к такого рода угрозе или потере или если он рассматривает себя в одном ряду с др., кто уже подвергся ранее такой угрозе или потере свободы.
Все эти 3 предпосылки формируют специфическую причинную последовательность. Так, критическое восприятие социально-политической реальности не только вносит непосредственный вклад в чувство отчуждения по отношению к социально-политической системе, но также приводит к иррациональным политическим представлениям и психол. реактивному сопротивлению. В свою очередь, иррациональные политические представления благоприятствуют высоким уровням психол. реактивного сопротивления и генерируют П. о. Наконец, чувство психол. сопротивления тж вносит свой вклад в П. о.
Последствия
Предметом особого внимания теорий процесса политического недовольства являются последствия неудовлетворенности политической системой. Из аттитюдных и поведенческих последствий политической неудовлетворенности, чаще всего упоминающихся в литературе (аттитюдный реакционизм и негативизм, поведенческая апатия и экстремизм), лишь поведенческая апатия нашла прочное подтверждение в исследовательской литературе по традиционной политической активности. Т. о., можно сделать вывод о том, что недовольные политикой в своих политических аттитюдах и поведении мало отличаются от политически лояльных граждан. Отсюда тж следует, что стабильность и жизнеспособность демократических политических систем не подвергается угрозе со стороны чуждающихся политики сегментов населения, к-рые могут оставаться более безразличными к политике по сравнению с др. сегментами.
См. также Консерватизм/либерализм, Теория справедливости, Национальный характер, Политические ценности
С. Лонг

Оценивание результатов обучения (grading in education)

Аттестация (grading) или выставление отметок (marking) - это суммарная оценка успеваемости или прогресса уч-ся по истечении определенного периода обучения. Отметки сообщают уч-ся и родителям о сравнительных достоинствах и недостатках в учебе; служат ориентирами для учителей и консультантов в разработке надлежащего обучения и руководства; обеспечивают администраторов средствами для принятия решений о поощрениях, присвоении дипломов, отличий, допуске в спортивные команды и др. запрашиваемых характеристиках; помогают будущим работодателям и колледжам оценивать кандидатов.
Во мн. начальных школах используется двухкатегорийная система отметок. Учитель просматривает перечень умений или знаний, приобретенных за отчетный период времени, и выбирает одну из двух альтернатив, говорящую уч-ся о его прогрессе. Такими категориями, как правило, являются зачет/незачет или удовлетворительно/неудовлетворительно. Хотя эта двухкатегорийная система применяется также и в более старших классах, в большинстве неполных и полных средних школ и колледжей используется больший набор альтернатив. Наиболее часто используется метод присвоения одной из букв (A, В, С, D, F) или цифр (5, 4, 3, 2, 1 либо 60, 70, 80, 90, 100), характеризующих успеваемость в каждой области. Для увеличения числа доступных альтернатив к ним иногда добавляются плюсы и минусы (В+, С-, А-).
Независимо от того, используются ли при оценивании цифры или буквы, необходимо четкое определение того, что означает каждая буква или цифра. Одним из подходов в определении значения отметки является отнесение к норме. Использование нормативно-ориентированной аттестации предполагает процедуру ранжирования всех уч-ся по степени их успешности и присвоения цифр или букв в соответствии с позицией, занимаемой каждым уч-ся внутри полной группы. При такой системе уч-ся сравниваются друг с другом, и учителя могут обозначить их верхние 15% как A, следующие 25% как В, 40% как С, 15% как D и самые нижние 5% как F. Это дает в результате способ "аттестации по кривой распределения", поскольку оценка каждого конкретного ученика зависит от его позиции в данном распределении по отношению к другим. Этот тип аттестации не зависит от количества вопросов, на к-рые правильно ответил учащийся. Второй способ определения значения отметки состоит в использовании абсолютных стандартов, или критериально-ориентированного метода. На практике чаще всего используется определенное сочетание нормативно- и критериально-ориентированных методов. Нормативно-ориентированные подходы оказываются наиболее полезными при классиф. уч-ся и присвоении отличий, тогда как критериально-ориентированные подходы наилучшим образом отображают то, в какой степени были достигнуты цели обучения в школе или в классе.
См. также Тесты учебных достижений
Дж. Мак-Миллан

Оценка величины стимула (magnitude estimation)

Этот психофизический метод был изобретен С. С. Стивенсом для исслед. величины ощущения. В процедурном плане, метод оценки величины обязывает наблюдателя приписывать числа, пропорционально отображающие величину каждого стимула в последовательности предъявляемых стимулов. Наблюдателю можно предъявить стандартный стимул и попросить принять этот стандарт за 10 единиц. Число, присваиваемое этому стандарту, называется модулем. При последующих сравнениях стимулам приписываются числа относительно этого стандарта и пропорциональные его модулю. Модуль обычно присваивается стимулу, промежуточному по своей величине в отношении др. стимулов. В некоторых исслед. может не задаваться специфический модуль (и стандарт). О. в. с. широко использовался в исслед. того, как числовые оценки стимулов изменяются в соответствии с величинами стимула. Большинство этих исслед. подтверждают психофизический закон силы Стивенса
R = с In,
где R - численная оценка, I - интенсивность стимула, с - эмпирическая константа и п - степенная характеристика органа чувств. Табличные значения п существуют для десятков перцептивных континуумов.
Метод оценки величины также использовался для оценки стимулов, к-рые не поддаются физ. квантификации. В некоторых случаях (напр., серьезность кражи как функция от количества украденного) может быть определена степенная характеристика для закона силы; в др. случаях шкалы наподобие тех, что конструируются на основе парных сравнений, могут быстрее создаваться с помощью метода оценки величины.
См. также Психофизика
Дж. Робинсон

Оценка деятельности (performance appraisal)

Орг-ции занимаются тем или иным видом деятельности. При О. д. орг-ции и ее подразделений используются такие показатели, как прибыль, объем продаж, количество произведенных изделий, количество бракованных изделий, себестоимость продукции, время простоя, число и степень тяжести несчастных случаев, количество и продолжительность невыходов на работу и т. д. С помощью аналогичных показателей оценивают работу отдельных членов орг-ции.
О. д. используются при принятии административных решений, консультировании, обучении и переподготовке работников, планировании челов. ресурсов и валидизации процедур отбора. К ним прибегают при определении надбавок к зарплате, принятии решений о повышении в должности или об увольнении работника.
Системы О. д. вызывают много нареканий. Распространенной практикой здесь яв-ся частые изменения методов, используемых для получения оценок, и даже полный отказ от них (проведение оценки "на глазок").
История. Неформальные О. д. применялись на протяжении всей истории человечества. Формальные системы оценки используются начиная по крайней мере с III в. н. э. Первое применение их в промышленности связывают с именем Р. Оуэна, к-рый ввел их в Шотландии в начале XIX в. Вооруженные силы США впервые прибегли к О. д. в 1813 г., а федеральное правительство использует их при аттестации своего гражданского персонала начиная с 1842 г.
В течение XX в. развитие систем О. д. происходило относительно быстрыми темпами. В разработке и применении этих систем активную роль играли психологи. В последние годы психологи уделяют первостепенное внимание применению таких систем на практике и участвуют в программах по совершенствованию их использования.
После принятия Закона о гражданских правах 1964 г. системы О. д. стали предметом судебных разбирательств. В ряде своих постановлений федеральные суды выносили решения, гласящие, что такие системы ущемляют права меньшинств и других групп, защищенных законом.
Методы. Для оценивания деятельности было разработано множество методов. Исходя из результатов опросов частных и государственных орг-ции, методы, применяемые в настоящее время, можно сгруппировать следующим образом: описания (essays) рейтинговые шкалы, комбинированные оценки на основе описаний и рейтинговых шкал, оценки, основанные на целях. Описания - это, по существу, повествовательные отчеты (в свободной форме) о работе конкретных сотрудников. В них описывается и оценивается выполнение работы. Рейтинговые шкалы предназначены для количественной оценки выполнения работы, - либо в целом, либо по отдельным параметрам, либо в виде комбинации того и другого. Оценки, основанные на целях, используют в сочетании с подходами целевого управления, или управления по целям (management-by-objectives, MBO), к-рые в последние годы взяты на вооружение многими орг-циями.
Было разработано несколько категорий рейтинговых шкал. Наиболее распространены так называемые "графические" рейтинговые шкалы, требующие от оценщика квалифицировать работу оцениваемого относительно некоторой характеристики, напр., "честности".
Другой, более сложный, метод рейтинга называется "принудительным выбором". При использовании этого метода от оценщика требуется выбрать из двух или более слов или фраз то или ту, к-рые точнее всего характеризуют оцениваемого чел. Слова или фразы, предлагаемые на выбор, определяются статистическим путем, так же и численные значения, приписываемые каждому слову или фразе.
Третий метод рейтинга, разработанный еще в период Второй мировой войны, называют методом "критических требований" или, чаще, методом "критических случаев". Этот метод основан на описаниях поведения, к-рое характеризует либо эффективное, либо неэффективное выполнение работы. Когда описания этих критических случаев собраны и отредактированы с учетом конкретной профессии, они составляют основу контрольного перечня вариантов поведения - критических требований, к-рые могут быть использованы при оценивании деятельности.
Рейтинговые шкалы с поведенческой привязкой (behaviorally anchored rating scales, BARS) - относительно новая разновидность рейтинговых шкал. Этот метод предполагает участие оценщиков в разработке шкал, процедуру, называемую "ретрансляцией", мат. шкалирование, тщательное наблюдение за деятельностью и регистрацию результатов наблюдений оценщиками.
Шкалы наблюдаемого поведения (behavioral observation scales, BOS) - последнее новшество в области рейтинговых шкал. Сначала, с помощью метода критических случаев, выявляются образцы поведения, играющие значимую роль в эффективном выполнении к.-л. профессиональной деятельности. Затем эти образцы поведения группируются в определенные категории либо знакомыми с данной работой людьми, либо посредством статистического метода, называемого факторным анализом. Пункты шкалы, описывающие образцы поведения, формулируются таким образом, чтобы можно было оценить частоту, с какой эти образцы встречаются в деятельности оцениваемого работника. Метод получения количественных показателей предусматривает получение суммарной оценки по каждой категории выполнения работы и итоговой суммарной оценки по всем категориям. Оценщики, использующие этот метод, вынуждены во время своих наблюдений сосредоточиваться на конкретных образцах поведения, имеющих решающее значение для эффективной деятельности, и фиксировать результаты наблюдений.
Все методы О.д., осн. на использовании рейтинговых шкал, находятся в зависимости от чел. или людей, выносящих суждения о деятельности. Следовательно, они по своей сути субъективны. В отличие от них, методы оценки, основанной на целях, ориентированы на сбор сведений, которые дают объективную информ. о деятельности, напр., объем продаж, количество и качество произведенных товаров или процент невыходов на работу.
Исследования. Общепризнанно, что оценщики склонны допускать множество ошибок. К числу распространенных ошибок относится гало-эффект, или тенденция оценивать чел. одинаково по всем заданным характеристикам, несмотря на то что оцениваемый может по-разному выполнять различные аспекты работы. Др. распространенной ошибкой является "ошибка снисходительности" - тенденция оценивать всех аттестуемых более высоко, чем это позволяют сделать их индивидуальные трудовые показатели.
Распространенной практикой в орг-циях яв-ся аттестация начальниками своих подчиненных. Возможны и альтернативные источники оценки, напр., сослуживцы, подчиненные, посторонние лица и сам аттестуемый.
Для надлежащей разработки и валидизации системы оценки требуется значительный объем исслед. Все процедуры здесь отличаются технической сложностью и требуют участия профессионалов. К сожалению, многие системы оценки разрабатываются людьми, не обладающими необходимыми знаниями и навыками, в результате чего валидность таких систем становится объектом серьезной критики.
После внедрения системы оценки орг-ция может посчитать необходимым определить, насколько данная система соответствует своему назначению. Такая оценка требует проведения исслед., к-рое может повлечь за собой обширный сбор и анализ данных.
Использование О. д. при консультировании работников - относительно новое изобретение. После серии исслед., проведенных в компании "Дженерал электрик", стало очевидно, что и оценка работы сотрудников, и консультирование их в отношении того, как им улучшить свои трудовые показатели, могут вызывать затруднения у менеджера, стремящегося реализовать эти цели. Исслед. со всей определенностью показали, что, если необходимо добиться улучшения выполнения работы, крайне важны совместная постановка целей начальником и подчиненным и воздержание от критики работы последнего.
Применение. Внедрение и применение системы О. д. требует больших усилий и использования мн. ресурсов орг-ции. О. д. вызывает к жизни множество вопросов, и может потребоваться серьезная совместная подготовка, если практики и исследователи собираются действовать в виде единой команды.
Оценочные системы чаще опираются все же на рейтинги выполнения работы, к-рые не могут не быть субъективными. Многочисленные попытки сделать рейтинги более объективными оказались малоуспешными, если не полностью неудачными. Однако объективные методы О. д. также имеют свои недостатки.
Судебные разбирательства, связанные с дискриминационными аспектами систем О. д., - относительно новое явление. Хотя трудно предсказать, какое развитие получат правовые аспекты О. д. в будущем, представляется, что орг-ции и все, кто использует такие системы, в частности психологи, должны познакомиться с позицией, занимаемой судами, и идти в ногу с развитием событий.
См. также Прикладные исследования, Профессиографический анализ, Моральный дух в организациях
Д. Л. Грант

Оценка и принятие решений (judgment and decision making)

Исслед. в области О. и п. р. можно разбить на четыре категории: поведенческие, когнитивные, организационные и системы поддержки решения. Каждая из этих категорий имеет свою собственную теорет. перспективу и методологию, применяемую при анализе связанных с принятием решений действий и построении моделей.
Поведенческий подход: полезность и вероятность. Несмотря на то что представление о полезности и вероятности имеет длинную историю, насчитывающую более 400 лет, совр. история теорий анализа решений начинается с фон Неймана и Моргенштерна, к-рые опубликовали "Теорию игр и экономического поведения" (Theory of games and economic behavior), обозначив выбор с риском в качестве темы для психол. изучения. Сэвидж сформулировал набор аксиом с учетом одновременного измерения полезности и вероятности исходов, расширив таким образом теорию полезности. Тем временем Эдвардс ввел байесовский подход в психол. исслед. по О. и п. р., к-рый учитывает базисную оценку, априорные шансы, апостериорные шансы и отношение правдоподобия, являясь нормативной моделью, осн. на теории вероятностей. Эдвардс тж ввел представление о субъективных вероятностях и максимизации субъективной ожидаемой полезности, ставшее со временем описательной моделью психологии принятия решений. Некоторые статические модели исходят из предположения, что люди осуществляют выбор линии действия на основе двух переменных: ценности, связываемой с исходами (результатами) действия, и вероятностью того, что определенные действия приведут к этим имеющим разную ценность исходам. Фон Винтерфелдт и Эдвардс утверждали, что при столкновении со сложными задачами, требующими оперирования целым рядом измерений, люди нуждаются в теории многомерной полезности (multiattribute utility theory), позволяющей разбить задачу оценки на атрибуты, чтобы вывести отдельные оценки по каждому атрибуту. Затем соотношения между атрибутами выражаются в количественной форме посредством приписывания им соответствующих коэффициентов, чтобы можно было заново объединить их в задачу суммарной оценки для принятии решения. Для анализа многомерной полезности оказались эффективными 3 класса процедур: простая процедура многомерного шкалирования (rating) для измерения ценности, методы оценки безразличия для измерения ценности, и основанные на лотерее (lottery-based) методы для измерения полезности.
Когнитивный и процессуальный подход. Поскольку мн. решения сопряжены с неопределенностью, множество исслед. сфокусировали свое внимание на оценке вероятностей в различных ситуациях. Вероятности появления некоторых событий можно интерпретировать как степени уверенности. Когда мы располагаем большой совокупностью оценок вероятности, возможна оценка их достоверности (т. е. калибровка) относительно фактической вероятности, с к-рой происходят определенные события. Результаты в целом свидетельствуют о том, что люди оценивают вероятность с излишней уверенностью в правильности своих оценок, и это связано с трудностью задач, особенно тех, решение которых не требует владения специфическими знаниями. В др. экспериментах, посвященных консерватизму в обработке информ. при принятии решения, было показано, что консерватизм может объясняться либо неспособностью точно сознавать процесс сбора данных, либо неспособностью должным образом объединять полученные данные. Для преодоления дефектности консерватизма в принятии решений был разработан ряд диагностических систем.
В дополнение к чрезмерной уверенности в оценках вероятности и консерватизму, в целом ряде исслед. отмечались когнитивное смещение (систематическая ошибка) и эвристики. Наиболее распространенные смещения и эвристики включают репрезентативность (нечувствительность к априорной вероятности исходов, объему выборки, предсказуемости и статистическим ошибочным представлениям), доступность (смещения, обусловленные легкостью подбора примеров, эффективностью средств поиска, вообразимостью ситуации и иллюзорной корреляцией) и фиксацию (недостаточная коррекция и систематические ошибки при оценивании конъюнктивных и дизъюнктивных событий и при определении распределений субъективной вероятности).
Процесс принятия решений характеризуется преимущественно эвристиками и когнитивными стратегиями, усвоенными ЛПР (лицом, принимающим решение). Различные виды когнитивных стратегий классифицируются в исслед. по принятию решений в зависимости от структуры знаний чел. и информ. структуры решений. Люди используют аддитивную модель различий (additive difference model), модель последовательного исключения (elimination-by-aspects model), а тж интуитивные и аналитические стратегии. С целью извлечения когнитивных стратегий в процессе принятия решений были разработаны процедуры слежения за процессом, включающие синхронные вербальные протоколы и измерение информ. поиска. Надежность и валидность этих процедур слежения за процессом для изучения обработки информ. чел. продемонстрирована во многих исслед.
Организационный подход. Оценка и принятие решений также чрезвычайно активно исследуются в организационном контексте. В исслед. принятия решений и административных организаций Саймон подчеркивал важность фактических и ценностных посылок в принятии решений и ввел понятие ограниченной рациональности в отношении выбора поведения в орг-циях. Это существенным образом повлияло на формирование представлений об организационном процессе принятии решений. Другой областью в организационном подходе к оценке и принятию решений яв-ся групповое принятие решений. Двумя популярными разделами в групповом принятии решений яв-ся групповое мышление и групповой риск в принятии решений. Джанис определил групповое мышление как коллективный паттерн защитного избегания (defensive avoidance), при к-ром члены группы используют свои коллективные когнитивные ресурсы для выработки рационализации, поддерживающих общие иллюзии в принятии решений. На уровне орг-ции много внимания было уделено участию и разделению влияния и власти в принятии решений. В продолжавшемся 3 года полевом исслед. 129 крупных компаний из 8 стран, Хеллер и Уилперт разработали модель разделения влияния/власти и умений, используемых при принятии организационных решений, а также метод анализа групповой обратной связи. Затем Вонг предложил процессуальную модель организационного принятия решений, проиллюстрировав воздействие разделения влияния и власти на компетентность и организационную прозрачность (managerial transparency) - двусторонняя коммуникация и здоровый психол. климат в процессе достижения цели, - к-рые в свою очередь ведут к изменениям эффективности решений.
Системы поддержки решений. В областях помощи в принятии решений и поддержки решений были разработаны различные виды систем поддержки решений (decision support systems) для неструктурированных задач. Чтобы обеспечить принятие решения, необходимо структурировать решаемые проблемы, что подразумевает идентификацию проблемы, разработку общей аналитической структуры и структурирование "деревьев ценностей". Важной задачей в проектировании систем поддержки решений является разработка моделей принятия решений и информ. обеспечения решений. Некоторые используемые типы моделей принятия решений включают: а) каузальные модели, фокусирующиеся на причинно-следственных отношениях между различными факторами решения; б) мат. модели, предоставляющие мат. формулы для количественных зависимостей основных показателей возможных решений; в) модели исслед. операций, продуцирующие мощные стандартные модели для принятия управленческих решений (напр., модели распределения, массового обслуживания и конкуренции); г) эвристические модели, предназначенные для выведения субоптимальных решений в соответствии с довольствующимся подходом. В ряде экспериментов по эффектам информ. обеспечения решений Вонг и Зонг продемонстрировали, что тип информ. обеспечения решений оказывает существенное влияние на паттерны поиска информ. испытуемыми и видоизменяет их когнитивные стратегии в течение процесса принятия решений. Была предложена многоуровневая модель поддержки решения (multilevel decision support model), учитывающая в качестве ключевого понятия совместимость между типами сетей знаний пользователя и уровнями поддержки решения.
См. также Теория алгоритмически-эвристических процессов, Кластерный анализ, Нелинейная связь,Экологическая валидность, Непараметрические статистические критерии, Параметрические статистические критерии, Философия науки
З.-М. Вонг

Оценка личности (personality assessment)

Измерение черт личности на протяжении многих десятилетий составляло важную функцию клинических психологов. Личность не подходит на роль предмета догадок или оценки непроверенными, ненаучными и ненадежными методами. Личность чел. была и остается сферой приложения непрестанных исследовательских усилий психологов, что в результате привело к разработке проверенных и заслуживающих уважение методов ее оценки, к-рые ныне широко признаны и приняты как обладающие ценностью, далеко превосходящей те бессистемные, использовавшиеся от случая к случаю методы, к-рые были характерны для донаучной эры изучения личности.
Цели оценки личности
Определение ответственности в правовых вопросах. Порой возникают трудности при ответе на вопрос, яв-ся ли лицо, обвиняемое в совершении уголовного преступления, ответственным за вменяемое ему деяние или оно страдает психич. расстройством либо дефектом, исключающим такую ответственность. В принятии такого рода решений суды опираются на мнения психологов, к-рые используют измерительные инструменты для определения того, может ли данный чел. понимать реальность так, как это делает нормальная личность, может ли он логически и рационально мыслить, а также планировать и организовывать свое поведение таким способом, к-рый позволяет его контролировать и нести за него ответственность. Использование психол. тестов для измерения личности считается достаточно объективным и поэтому более надежным, чем более субъективные способы оценки. Определенную проблему при О. л. обвиняемого представляет "симуляция". Иногда, чтобы избежать наказания за совершенное преступление, обвиняемый пытается имитировать психич. болезнь. Общественное мнение с недоверием относится к способности профессиональных психиатров выявлять такого рода обман. Использование психол. тестов, однако, безусловно увеличивает шансы группы специалистов в принятии верных решений.
Определение пригодности для предоставления права опеки над детьми. Чрезвычайно трудной проблемой яв-ся определение того, какому из разводящихся родителей в ситуации спора следует предоставить право опеки над детьми. Суды предпочитали бы иметь ответственного, чуткого, терпеливого и занимающего прочное положение в жизни родителя, и очевидно любой из них старается казаться таким при решении вопроса о предоставлении права опеки. Однако психологи, располагающими разнообразными методами оценки, могут определять с большей точностью, нежели какие-либо др. специалисты, действительно ли тот или иной чел. обладает желаемыми родительскими характеристиками или только претендует на них.
Выбор профессии при индивидуальном консультировании. Проблема выбора профессии яв-ся одной из важнейших проблем, с к-рыми сталкиваются все люди, поскольку она в значительной степени определяет их общее чувство собственной компетентности и адекватности. Посредством О. л. можно определить, подходит ли для данного чел. больше спокойная либо, напротив, требующая активности работа, или, напр., предполагающая тесное общение с людьми, более организованное и формальное общение либо вообще не предполагающая общения профессия.
Планирование психотерапевтического вмешательства. Существуют различные виды психотер., но не все они оказываются в равной степени эффективными для каждого. О. л. позволяет прогнозировать, что одним людям могут принести большую пользу интроспективные методики, приводящие к инсайту; другие могут извлечь больше преимуществ из обучения соц. умениям в группе, тогда как третьи достигнут наилучших результатов с помощью ведения дневников и отработки планируемых способов поведения.
Уровни оценки личности
Измерение личности представляет собой одну из наиболее трудных и сложных задач. Такое измерение может осуществляться на нескольких различных уровнях.
Ролевое поведение в обществе. Большинство людей, с к-рыми имеют дело психологи, направляются к ним из-за особенностей поведения, так или иначе нарушающих благополучие других. Напр., мн. людей направляют на принудительное лечение в больницы по причине оскорбительного и конфликтного поведения, оказывающегося нестерпимым для окружающих. Также мн. детей приводят в клиники детской психокоррекции из-за того, что их родители или учителя не могут справиться с их деструктивным поведением. Подобным образом в семьях, обращающихся за помощью к психологу, зачастую один или более из членов семьи приходят по настоянию других, считающих их поведение невыносимым.
Сознаваемая Я-концепция. Очевидно, любая программа О. л. должна включать информ., предоставляемую индивидуумом на основе сознательных представлений о самом себе. Наиболее распространенным методом для получения такого вида информ. служит клиническое интервью. Другим является личностный опросник.
В целях полного охвата личности большинство психологов используют также средства измерения фантазий индивидуума, его внутренней жизни или бессознательного. Оценка этой стороны личности достигается чаще всего путем проведения проективных тестов.
Современное состояние оценки личности
Область О. л. постоянно расширяется по мере обнаружения новых сфер ее применения. Возникает потребность в более быстрых и эффективных в сравнении с использовавшимися в недавнем прошлом методах, к-рые бы подходили для расширяющейся клиентуры.
Психологи зачастую представляют собой верхушку пирамиды, осуществляя руководство парапрофессионалами, к-рые в свою очередь руководят работающими на общественных началах добровольцами. Отсюда возникает потребность в упрощении методов О. л., с оставлением за психологами лишь самой сложной ее части - интерпретации. Это позволило бы максимально эффективно использовать профессиональное время квалифицированного психолога.
См. также Проективные методики, Надежность диагнозов, Методы тестирования
У. Клопфер

Оценка нуждаемости детей в психотерапии (assessing children for psychotherapy)

Процесс оценки нуждаемости ребенка в психотер. обычно начинается с обращения родителей, значимых лиц из окружения ребенка, педагогов, агентств по охране здоровья, мед. работников, юристов и, в некоторых случаях, самого ребенка. Сообщаемая при этом информ. варьирует в содержании и деталях, в зависимости от обращающихся лиц. Минимальными данными яв-ся общее заключение о проблеме ребенка. Эта информ. может быть дополнена сведениями о предшествовавшем соматическом, неврологическом, психол. и др. обследованиях, а также пед. оценкой. Разумеется, весьма ценными представляются данные о развитии и соц. аспектах жизни ребенка. Дополнительно должно быть уточнено, кто будет проводить психодиагностическое интервью, в каком формате и каков размер оплаты за первый сеанс.
Следующей фазой процесса является организация психодиагностического интервью. В первом сеансе диагностики обычно принимают участие мать, отец и ребенок. Одним из подходов яв-ся индивидуальная беседа с каждым из них, причем большая часть времени уделяется ребенку. В том же составе может быть проведена заключительная встреча для получения обратной связи и сообщения рекомендаций. Беседа ведется в следующей последовательности: мать, отец, затем ребенок. В фокусе беседы должно быть получение информ. о ребенке, видении родителями проблем ребенка и их взаимоотношений с ним. Часто мать дает наиболее подробные сведения о развитии ребенка, в то время как отец может поделиться альтернативными аспектами его проблем. В беседе с ребенком следует придерживаться задаваемого им направления беседы с учетом наиболее приемлемых для него форм самовыражения. Это может включать, наряду с разговором, игру, рисование, складывание кубиков или мозаики. Выбор адекватного способа взаимодействия с ребенком определяется такими переменными, как возраст, интеллектуальное и соц. развитие, а также видимый уровень нарушений.
Цель процесса психодиагностического интервьюирования - интеграция всей полученной информ. для формулирования обоснованных рекомендаций. Перед сообщением рекомендаций участникам предоставляется обратная связь по результатам психодиагностического интервью. Консультант делится своими наблюдениями и впечатлениями о взаимодействии с ними в связи с имеющейся проблемой. Следует уделить достаточное время для совместного обсуждения этих комментариев. Проводящий оценивание должен взять на себя обязанность объяснить существо психотерапевтического процесса с акцентом на терапевтических отношениях и контакте между терапевтом и клиентом. В известной мере могут обсуждаться цели психотер. и средства достижения этих целей.
Конечной фазой этого процесса является интеграция полученных сведений для продуктивных рекомендаций относительно возможной нуждаемости в психотерапии.
См. также Клиники детской психокоррекции, Диагнозы, Семейное консультирование, Психотерапия
С. С. Кэрдоун

Оценка персонала (personnel evaluation)

О. п. - это формализованная процедура, к-рая позволяет получить информ. о трудовой деятельности работников. Оценки служит двум осн. целям: выполнению административных функций и развитию потенциала рабочей силы. Оценки служат административным целям в той степени, в какой они используются при принятии кадровых решений, касающихся, к примеру, увеличения окладов, распределения работы, должностных повышений и отбора людей для участия в программах обучения. Использование оценок в целях развития трудовых ресурсов касается конкретного работника, поскольку т. о. дают информ. о том, как чел. выполняет свою работу, а тж информ., к-рая может помочь в планировании будущих профессиональных ролей.
Разраб. системы оценки деятельности включает в себя по меньшей мере 3 осн. класса процедур и альтернативных решений: а) подробное описание критериев деятельности; б) разраб. мер для оценки деятельности; в) выбор оценщиков (экспертов).
Критерии деятельности
Качество любой системы О. п. зависит от того, насколько полно выявлены осн. измерения деятельности работающих на конкретных должностях специалистов, к-рых необходимо оценить. Эти измерения должны быть релевантны успешной или неуспешной деятельности работника на определенной должности. Каждое измерение наз. критерием, а их совокупность - критериями. Критерии выявляют посредством профессиографического анализа.
Критерии можно классифицировать различными способами. Однако психологи в своих построениях обычно исходят из двух осн. дихотомических классиф., причем вторая имеет еще один уровень дихотомии. Первая классиф. разделяет критерии на объективные и субъективные. Объективные критерии - это обычно часть тех касающихся работника записей, к-рые ведут в орг-ции, и они, по большей части, вполне однозначны.
Субъективные критерии, как правило, осн. на оценке деятельности работника к.-л. чел. Субъективные критерии можно, в свою очередь, разделить на связанные с чертами личности и связанные с поведением. Примерами измерений, используемых в роли критериев, связанных с чертами личности работника, яв-ся: дружелюбие, честность, агрессивность, честолюбие, отзывчивость и трудолюбие. В качестве критериев, связанных с поведением, могут выступать отношения с клиентами, компетентность и точность действий при обслуживании оборудования или при работе с центральной вычислительной машиной в режиме реального времени.
Психологи почти всегда предпочитают пользоваться объективными критериями, дополненными субъективными критериями, связанными с поведением. Однако при проведении общей оценки и необходимости сравнить большое число работников, выполняющих различные виды работ, использование систем оценок, осн. на поведении, связано с повышенными трудностями.
Меры выполнения работы. Когда критерии выявлены, следующей задачей становится определение способов их измерения. Объективные критерии, в силу своей природы, имеют стандарты для своего измерения; т. о., проблемой измерения приходится непосредственно заниматься лишь тогда, когда требуется разраб. шкалы субъективной оценки деятельности. Эта задача сводится к конструированию надежных, валидных, несмещенных и, по возможности, нечувствительных к воздействию побочных факторов шкал.
Оценщики (эксперты). В силу иерархического характера большинства орг-ций, имеющих установленный механизм управления, посредством к-рого начальники контролируют работу своих подчиненных, оценку деятельности работников чаще всего производят их непосредственные начальники. Распростр. яв-ся тж практика визирования оценок руководителями следующего уровня. Несмотря на это, нет никаких оснований считать, что начальники находятся в наиболее выгодном положении для того, чтобы произвести оценку. Сослуживцы - отличные источники оценок, часто даже лучшие, чем начальники. Что касается качества оценивания, наилучшее обобщение, к-рое только можно сделать, сводится к следующему: ее нужно варьировать в зависимости от способности оценщика наблюдать какое-то измерение деятельности и выносить по нему свои суждения. Т. о., по одним измерениям деятельности лучшими экспертами м. б. начальники, а по др. - сослуживцы. В нек-рых случаях наиболее точную оценку могут дать третьи лица.
Проблемы процедуры проведения оценки. До середины 1970-х гг. психологи, работающие в области оценки деятельности, направляли почти все свои усилия на разраб. рейтинговых шкал для оценки деятельности и процедур использования последних. Предполагалось, что эксперты обладают четкими представлениями об оцениваемой деятельности и что необходимо лишь найти способ точного измерения их мнений. Затем было признано, что более пристального внимания заслуживает весь процесс оценки деятельности. В частности, сейчас существует широко распростр. мнение, что достигнуты пределы тех улучшений, к-рых можно добиться за счет одной лишь конструкции шкал. Пришло время направить свое внимание на процедуру в целом.
Один из наиболее важных аспектов этой процедуры связан с признанием того, что оценщик сталкивается с проблемой соц. перцепции, к-рая требует восприятия, памяти и припоминания событий, связанных с восприятием конкретного чел. - оцениваемого работника. С этой т. зр., необходимо понять, как люди воспринимают др. и что они о них помнят; только после того как будет достигнуто такое понимание, можно будет ответить на вопрос, как люди извлекают из памяти информ. об окружающих и фиксируют ее на той или иной шкале. Этот новый подход может послужить толчком к проведению исслед. всей процедуры оценки деятельности и, как следствие, повысить нашу способность оценивать профессиональную деятельность.
Наконец, кроме учета особенностей оценщика, необходимо уделить дополнительное внимание характеристикам обстановки, в к-рой выполняется работа. Хотя для психологов, разраб. системы оценивания, процедура оценки имеет первостепенное значение, для руководителя подразделения, имеющего множество др. обязанностей, это только одна из задач, к-рая должна быть выполнена к определенному сроку. Тем самым необходимо уделить больше внимания ситуативным условиям, в к-рых производится оценка, с тем чтобы можно было создать условия, повышающие вероятность точной оценки. В последнее время стараются все больше учитывать ограничения, накладываемые ситуацией, и преодолевать их при разраб. систем О. п.
См. также Профессиографический анализ, Оценка труда работника для установления заработной платы, Отбор персонала
Д. Р. Илген

Оценка потребностей (needs assessment)

О. п. - инструмент прикладных исследований, использующийся в качестве вспомогательного средства в планировании соц. услуг. Ее возникновение относится к примерно 1975 г., периоду, связанному с появлением целого ряда новых, связанных между собой, направлений в области прикл. исслед., в т. ч. оценки программ, общественной психологии, соц. эпидемиологии и соц. индикаторов. Этот период также характеризовался заметным сдвигом в сторону появления более чувствительных и продуманных подходов к реализации соц. услуг в об-ве - часто реализуемых во исполнение соответствующих законодательных постановлений. Наконец, возросло общественное осознание многих соц. и психол. проблем, сформировавшее ожидания, что для их решения будут предприняты соответствующие шаги.
Существует несколько препятствий в планировании и обеспечении услуг, более чувствительном к нуждам общества. Как отмечают Уоргейт с коллегами, к ним относятся инерция или активное сопротивление со стороны части об-ва или поставщиков услуг, большое разнообразие общественных проблем, споры вокруг того, какие проблемы яв-ся наиболее неотложными, и динамический характер изменений в об-ве. С целью преодоления таких препятствий, оценка потребностей привлекает эмпирические методы к измерению общественных проблем, существующих услуг, характера их использования и потенциальных услуг. Такие данные позволяют отличать серьезные проблемы от мнимых, идентифицировать пробелы в услугах и обнаруживать препятствия на пути их использования. Общая цель О. п., т. о., заключается в привлечении эмпирических данных о потребностях для оказания помощи в принятии решений о том, где, когда и какого рода услуги надлежит предоставлять тем или иным группам клиентов.
Определение потребности. В основе О. п. лежит имплицитное допущение о существовании проблемы, имеющей решение; фактически, Мак-Киллип определяет потребность как "субъективную оценку того, что некоторая группа имеет проблему, которая может быть решена". Кроме того, ни один из компонентов проблемы не яв-ся непосредственным. Осознание проблемы обычно зависит от воспринимаемого различия между текущей ситуацией и некоторым ожиданием. Ожидания могут вытекать из стандартов, устанавливаемых экспертами (напр., официальные нормы), представлений целевой популяции (напр., взгляды жителей на преступность), активного использования существующей услуги (напр., списки очередников), или результатов сравнения (напр., высокие показатели употребления наркотиков у подростков). Брэдшоу определяет их соответственно как нормативные, испытываемые, проявляемые и сравнительные потребности. Проблемы могут быть серьезными, но неразрешимыми, или умеренными, но легко разрешимыми; как замечает Мак-Киллип, идентификация решений - слишком часто игнорирующаяся в процессе О. п. - включает оценку их затрат, действенности и осуществимости. Короче говоря, эмпирические данные по потребностям могут облегчить процесс принятия решений, но в конечном итоге этот процесс связан с использованием оценочных суждений.
Модели оценки потребностей. Мак-Киллип описывает 3 модели О. п., отражающие различные концептуализации потребности. Модель расхождения (discrepancy model) акцентирует роль нормативных ожиданий, широко используется и адаптирована к множеству контекстов оценки потребностей. В целом она предусматривает измерение 3-х элементов: целей, актуального выполнения и расхождения между тем и другим. Как правило, для определения того, какое из предварительно выработанных решений будет внедряться, используется величина или оценка значимости расхождений; т. о., этот подход фокусируется скорее на самих проблемах, нежели на решениях. Поскольку цели обычно устанавливаются экспертами, этот метод подвергался критике за элитаризм и нечувствительность к испытываемым потребностям.
Маркетинговая модель (marketing model) акцентирует роль испытываемых и проявляемых потребностей и яв-ся сравнительно новой для соц. услуг. Маркетинговая стратегия предполагает нахождение рыночной ниши и предложение диапазона, ассортимента и качества услуг, к-рые максимизируют "потребление", т. е. пользу. Осн. достоинство этого подхода состоит в том, что он избегает ограничений, связанных с использованием экспертов, и адресуется непосредственно к самим нуждающимся. Его осн. недостатком яв-ся то, что он продвигает неэффективные услуги тем, у кого отсутствует выбор, или предлагает только прибыльные услуги. Очевидно, полезность этой модели зависит от контекста - наличия альтернативных услуг, информирования потребителей, и т. д.
Модель принятия решений (decision-making model) применяет к О. п. анализ многомерной полезности (multiattribute utility analysis, MAUA). Анализ многомерной полезности - это метод, используемой для минимизации ошибок в принятии сложных решений. Каждый выбор (альтернативная проблема или услуга) оценивается по множеству атрибутов (индикаторов потребности, таких как удельное потребление, распространенность проблемы, и данные опросов); оценки атрибутов преобразуются в полезности (напр., употребление сигарет и кокаина характеризовалось бы различными шкальными оценками); каждому атрибуту приписывается вес (показывающий ценность, придаваемую ему экспертами, поставщиками и/или др.); для определения потребности производится суммирование взвешенных оценок атрибутов для каждого варианта решения. Технически эта модель способна отражать отдельные или все аспекты потребности, в зависимости от конкретной ситуации применения, являясь сложной, но весьма гибкой стратегией.
Стратегии оценки потребностей. Для реализации О. п. был предложен ряд методологических подходов, каждый из к-рых обладает сравнительными преимуществами и недостатками. Ряд методов фокусируется на существующих услугах и их использовании. Инвентари ресурсов (resource inventories) позволяют обеспечить исчерпывающее описание ресурсов услуг - официально зарегистрированных агентств, имеющегося обслуживающего персонала, типа и объема предоставляемых услуг, типов и числа обслуживаемых клиентов, и т. д. - в границах некоторого региона. Инвентари ресурсов ориентированы на решение; они могут выявлять недостаточно используемые или активно используемые виды услуг или пробелы в услугах (напр., отсутствие услуг, доступных для детей или клиентов с низким уровнем дохода), но не позволяют идентифицировать новые потребности.
Анализы использования услуг различаются по своей сложности. Наиболее полезным яв-ся сравнение показателей предоставляемого объема услуг и прогнозируемого использования, последние извлекаются из эпидемиологических оценок, использования услуг в сопоставимых агентствах или стандартов экспертов. Соответствующие анализы могут показывать, что некоторая группа сталкивается с препятствиями в получении необходимой услуги; к проблемам относятся информированность, доступность и приемлемость услуг. Устранение препятствий может способствовать увеличению использования услуг и уменьшению потребности. Однако, как замечает Мак-Киллип, использование и потребность могут быть связаны положительно, отрицательно или вовсе не связаны между собой. Без информ. по неиспользуемым услугам, данные по одним только используемым услугам могут оказаться уводящими в сторону от истины индикатором потребности.
Другие подходы к оценке потребностей пытаются фокусироваться на проблемах, лежащих в основе потребности. Когда более прямая информ. по проблеме оказывается недоступной или ее сбор требует слишком больших затрат, часто используются сод. индикаторы. Соц. данные в отношении некоторой геополитической области (зачастую доступные из правительственных источников) могут находиться в прямой или косвенной связи с изучаемой проблемой. Напр., данные национального обследования средних школ по употреблению алкоголя и статистике смертности (включая смерти, связанные с алкоголем) могут служить основными и вспомогательными индикаторами проблем злоупотребления алкоголем. Косвенные индикаторы риска могут включать демографические, социально-экономические и соц. факторы, известные своей связью с проблемами алкоголизма. Применение существующих данных к специфической целевой области или группе часто требует привлечения оценочных методик (estimation techniques). Проблемный фокус этого подхода служит дополнением к рассмотренным выше подходам, фокусирующимся на выработке решений. К его недостаткам относятся сомнительные допущения, иногда кладущиеся в основу оценочных методик, и выводы через уровни агрегирования (сравни, экологическая ошибка). Вопросы О. п. лучше всего решать более непосредственным путем, через опросы с использованием обзоров (обозрений) потребностей. При условии четко изложенных, пункт за пунктом, проблем, можно сконструировать обзоры потребностей, позволяющие получить релевантные данные на релевантных выборках. Эти обзоры могут фокусироваться на проблемах, ожиданиях, лежащих в основе потребностей, использовании услуг, предпочтениях, препятствиях к использованию услуг и т. д. Могут применяться самые различные методы сбора данных - почтовые, телефонные и персональные опросы. Данные могут собираться от формальной выборки из конкретного сообщества, от специфических групп клиентов или от представителей сообщества, предположительно отражающих весь спектр релевантных мнений, как это происходит в опросах ключевых информантов. Альтернативные методы позволяют выяснять мнения менее формальным образом - через общественные форумы и структурированные группы, такие как фокус-группы, дельфийские панели и номинальные группы. Эти методы значительно различаются между собой в отношении временных и иных затрат и качества получаемой информ.; при осмысленном применении каждый из них может быть полезным инструментом в О. п.
См. также Активное исследование, Клиническая оценка, Общественная психология, Полевые исследования, Социальная работа с неблагополучными семьями и лицами, нуждающимися в материальной или моральной поддержке, Обзоры
А. Во

Оценка программ (program evaluation)

В исслед. по О. п. используются аналитические инструменты из соц. наук для исслед. соц. программ, выбираются критерии выполнения и оценивается эффективность программы. О. п. проводится с целью оказания помощи в принятии рациональных решений по соц. программам заказчиками, руководителями программы и политическими деятелями.
Исслед. по О. п. наиболее часто применяется к финансируемым мероприятиям, проводящимся под эгидой официальной организационной структуры с назначенным штатом, соответствующими полномочиями, определенным бюджетом и т. д.
Исслед. по О. п. применялись ко многим из программ Нового курса (New Deal) эпохи Ф. Д. Рузвельта, однако наиболее сильный толчок к своему развитию они получили в 1960-х г. под влиянием программ Великого общества (Great Society) Линдона Джонсона. В тот период федеральное правительство приступило к финансированию массированных программ по ликвидации нищеты, устранению ветшания городов и улучшению образования меньшинств и экономически неблагополучного населения. Необходимость в оценке этих программ предписывалась большинством поддерживающих законодательных актов, и были заказаны многочисленные исслед. для оценки альтернативных новых программ и, в некоторых случаях, для получения политической поддержки новым предложениям.
Подходы и методики. Исслед. по О. п. не представляют собой единой области. Они не имеют концептуальной или методологической парадигмы и характеризуются лишь некоторыми согласованными принципами и практиками. Сообщество исследователей-оценщиков программ объединяет скорее общая цель, нежели общие методы.
Водораздел между различными подходами к исслед. по О. п. проходит между теми, кто придает главное значение оценке, и теми, кто делает упор на исслед. Согласно оценочной перспективе, для того чтобы адекватно оценить значение некоторой программы, надлежит изучить все стороны этой программы, к-рые вносят вклад в ее полезность. К ним относятся цели, результат, персонал, организационная структура, бюджет, мораль и потребность. Столь широкое исслед., однако, выходит за пределы возможностей методологии традиционной социол., по крайней мере за пределы ее более жестких требований к строгости эксперим. планов и валидности количественного измерения. Поэтому внутри оценочной перспективы наблюдался неуклонный рост в применении более широких и более гибких, хотя и менее точных, методов. Такие подходы позволяют осуществлять то, что было названо "реагирующей" оценкой - т. е. изучение конкретных проблем, с к-рыми сталкиваются лица, принимающие решения (ЛРП) и потребители программы, и регулярное оповещение о результатах, дабы обеспечить их оптимальную полезность.
Исследовательская перспектива видит свою задачу в том, чтобы, используя как можно более надежные методы, определить, действительно ли некоторая соц. программа приносит ожидаемые эффекты. В рамках этой перспективы соц. программы рассматриваются как случаи организованной соц. инженерии, имеющей целью достижение специфических результатов. Подобная причинно-следственная концепция полностью согласуется с методологией контролируемого экспериментирования и количественного измерения, исповедуемой социол. Надлежащим образом реализованные, такие эксперим. сравнения позволяют получить относительно недвусмысленные оценки влияния соц. программы на предполагаемых получателей ее благодеяний и, следовательно, ответ на осн. оценочный вопрос: "Принесла ли эта программа желаемый эффект?"
В дополнение к этим относительным крайностям контролируемого экспериментирования и качественного этнографического изучения заслуживают упоминания несколько др. специфических методов О. п. Иногда, напр., возникает вопрос о том, соответствует ли некоторая программа потребностям об-ва, охватываемого района или целевых пользователей. Для такого рода ситуаций был разработан ряд процедур, известных под общим наименованием "оценки потребностей". Ее наиболее распространенными компонентами являются опросы различных групп населения или ключевых информаторов, изучение агентств, предоставляющих услуги, и анализ соц. индикаторов (напр., данных переписи населения). Другого рода вопрос, возникающий в связи с О. п., может быть связан с тем, в какой мере данная программа яв-ся сама подходящим кандидатом для оценочного исслед. "Оценка способности поддаваться оценке" (evaluability assessment) используется для формальной квалификации программы и определения тех оценочных подходов, если таковые имеются, к-рые могли бы для нее подойти. Другой специализированной процедурой яв-ся анализ издержек и выгод (benefit-cost analysis), заимствованный из области экономики. Его целью яв-ся определение выгод от программы в их денежном выражении и сравнение их с затратами на различные альтернативные программы или внедрение программы. Наконец, существует целый ряд ориентированных на управление подходов, к-рые различаются по своей пригодности к решению оперативных задач управления, с к-рыми сталкиваются администраторы программ. Анализ решений (decision analysis) использует статистическую теорию решений с целью поддержки принятия управленческих решений в ситуации неопределенности. Мониторинг достижения целей (goal-attainment monitoring) и аналогичные процедуры классифицируют цели программы и обеспечивают системы информ. обратной связи, которые регулярно информируют руководителей программ о продвижении в направлении этих целей.
По мере накопления результатов многочисленных оценочных исслед,, проводящихся в конкретной области программ, образуется ценный архив информ. в отношении различных подходов к оценке и их общих эффектов. Одна из разновидностей исслед. по О. п., известная как "метаанализ", адресуется к проблеме интеграции исслед. и выявления общих паттернов полученных результатов.
Организационные аспекты. В течение 1970-х гг., исслед. по О. п. начали приобретать черты организованной области специализации. Возникли различные профессиональные орг-ции и образовались менее формальные оценочные группы в ряде существующих профессиональных орг-ций. Появились профессиональные журналы, посвященные исключительно исслед. по О. п. и связанным с ними вопросам. Вместе с возросшей академической идентичностью стали разрабатываться программы обучения, предназначенные специально для исслед. по О. п., преимущественно как области специализации в рамках традиционной учебной программы по социол.
Несмотря на свою возросшую дисциплинарную идентичность, О. п. по-прежнему остается междисциплинарной областью с т. зр. первичной профессиональной принадлежности ее специалистов. Более того, в ней не наблюдается к.-л. одной преобладающей дисциплины, хотя большинство членов яв-ся специалистами в области общественных наук, прежде всего социол. Т. о., исслед. по О. п. остаются связующей дисциплиной - разнообразным, не поддающимся четкому определению набором понятий и методов, охватывающим традиционные соц. науки и мир соц. программ и проблем, к к-рым они адресуются.
См. также Прикладные исследования, Измерение, Обсервационные методы, Организационная диагностика
М. Липси

Оценка стиля жизни (lifestyle assessment)

Сформулированная А. Адлером концепция стиля жизни стала существенным вкладом в понимание поведения чел. Адлер полагал, что понимание челов. личности требует признания того, что поведение каждого чел. имеет соц. смысл, носит целостный характер, содержит определенные паттерны (стиль жизни), основанные на субъективной перцепции, яв-ся намеренным, направленным на достижение определенных целей и мотивировано желанием преодолеть чувство неадекватности, сопряженным со стремлением к успеху.
Фазы развития. Адлерианское консультирование характеризуется 4 последовательными фазами.
1. Между консультантом и клиентом устанавливается раппорт и взаимное доверие. По Адлеру, понимание стиля жизни др. чел. яв-ся высшей формой эмпатии консультанта. Люди, испытывающие межличностные конфликты, могут иметь затруднения в формировании близких отношений. Это делает процесс консультирования важным первым шагом клиента к соц. жизни.
2. Психол. исслед. фокусируется на систематическом расспросе о стиле жизни и использовании релевантных психометр. инструментов. Р. Дрейкурс считает, что исслед. стиля жизни должно начинаться с субъективной и объективной эксплорации. Первая включает все заботы, проблемы и симптомы клиента, а вторая оценивает модус функционирования клиента в 5 жизненных сферах - работе, дружбе, любви, самооценке и морально-этических убеждениях.
3. Интерпретация имеет целью увеличить инсайт и понимание базисных экзистенциальных вопросов жизни, себя и других. Используется конфронтация с расхождениями между действиями и словами или между идеальными и реальными целями.
4. Переориентация использует ободрение как важнейший терапевтический инструмент для коррекции аттитюдов и/или поведения. В заключительной фазе консультирования консультант и клиент вместе обсуждают альтернативные варианты представлений, поведения и аттитюдов - изменение в стиле жизни клиента. Отдельное внимание уделяется субъективным проблемам, о к-рых клиент сообщил в ходе исслед. стиля жизни. Консультант резюмирует стиль жизни, выделяя ошибочные представления и обреченное на неуспех поведение клиента. Как только эти препятствия признаются клиентом в диалоге с консультантом, они становятся предметом сознательной работы клиента.
Теория стиля жизни. Систематическое исслед. стиля жизни включает учет формирующего опыта, полученного в детстве и определяющего экзистенциальные решения относительно жизни, себя и других, к-рые влияют на актуальное поведение и могут повлиять на поведение в будущем. Т. о., хотя в фокусе исслед. оказывается раннее детство, целью яв-ся определение его влияния на настоящее и будущее. Это исслед. в формате структурного интервью вовлекает такие семейные вопросы, как порядок рождения сиблингов, отношения между членами семьи, проблемы соперничества между сиблингами, семейные ценности и ранние воспоминания индивидуума о формирующем детском опыте.
Такая позиция аналогична "модусу бытия в мире" Г. Олпорта и "модусу существования" Адриана ван Каама. Оптимистические философии подобных теоретиков включают представление о том, что прошлые решения и паттерны поведения индивидуума могут последовательно пересматриваться, модифицироваться и изменяться. Т. о., понимание стиля жизни чел. яв-ся первым шагом к изменению его поведения и/или аттитюдов.
Раскрытие и О. с. ж. индивидуума делает возможным понимание конкретного чел. как самосогласованного и самоуправляемого организма, чей лейтмотив отражается во всех личных действиях, ориентированных на движение вперед, намеренных и определяемых не простыми физиолог. реакциями на внешнюю среду, а индивидуальными ценностями.
Интерпретационные стратегии. Согласно Динкмейеру, Пью и Динкмейеру, адлерианское систематическое резюме стиля жизни включает идентификацию следующих моментов:
- Проблемы индивидуума и содержание чувства недостаточности.
- Направления, в к-рых индивидуум пытается преодолеть субъективно воспринимаемую недостаточность.
- Отношение между таким направлением и соц. интересом сотрудничества.
- Специфические зоны затруднений при решении жизненных задач.
- Как индивидуум избегает решения проблем.
- Как удается быть довольным собой, несмотря на избегание конфронтации с проблемами.
- Значимые влияния прошлой жизни индивидуума.
Д. Икстейн отмечает, что в ходе составления этого резюме должны также использоваться поддержка и ободрение в целях идентификации индивидуумом своих сильных сторон и ценных качеств. Следующие 3 общих типологии стиля жизни могут помочь сориентироваться в начале составления резюме:
1. Главные приоритеты. Адлер отмечал, что люди рано в жизни выбирают главные приоритеты для ответа на осн. экзистенциальный вопрос: "Что самое важное для моей принадлежности к данной группе?" Они включают превосходство, контроль, умение нравиться и комфорт. "Страхи, которых надо избегать" в связи с этими приоритетами включают собственную малозначимость, унижение, отвергание и стресс соответственно.
2. Четырнадцать тем общего стиля жизни. Г. Мозак выделил следующие типы личности по общему стилю жизни: добытчик (getter), стимулятор (driver), контролер (controller), правый (right), превосходящий (superior), нравящийся (liked), хороший (good), находящийся в оппозиции (opposed), жертва (victim), мученик (martyr), ребенок (baby), неадекватный (inadequate), избегающий чувств (avoid-feelings) и ищущий возбуждения (excitement-seeker).
3. Опросник стиля жизни. Р. Дрисколл и Д. Икстейн модифицировали предложенные Ф. Торном категории стиля жизни - агрессивный, конфронтирующий, защищающийся, индивидуалистичный и сопротивляющийся - в следующие, сравниваемые с животными, 5 описательных характеристик:
1) "Тигры" обычно агрессивны. Они наслаждаются проявлениями власти, любят находиться в центре внимания и могут настаивать на своем руководстве событиями.
2) "Хамелеоны" обычно конформны. Их гибкость позволяет им прямо встречать проблемы.
3) "Черепахи" обычно защищаются. Они серьезны, находчивы и ведут контролируемую ими, стабильную жизнь.
4) "Орлы" выглядят индивидуалистами. Их не заботит общественное мнение, они могут быть эгоистичными и попирают права других, идя своим путем.
5) "Лососи" обычно сопротивляются. Они предпочитают "плыть против течения", а не поддерживать разделяемые всеми ценности.
См. также Адлерианская психотерапия, Клиническая оценка
Д. Икстейн

Оценка труда работника (для установления заработной платы) (job evaluation)

Люди, выполняющие разную работу, получают разную зарплату. Различия в оплате труда обычно рассматриваются как справедливые, хотя различные обоснования этих различий могут иногда основываться на несовместимых ценностях. В большинстве орг-ций в промышленно развитых странах относительные различия в оплате труда обычно считаются сопоставимыми, если они отражают относительные различия в сравнительной стоимости работ для орг-ции. Процесс определения различий в относительной стоимости работ называется О. т. р.
Существует множество методов О. т. р. Общий подход можно описать в виде пяти этапов: а) членам комиссии по О. т. р. представляют описания работ; б) комиссией разрабатывается или ей представляют набор характеристик или параметров, по к-рым различаются виды работ, - т. н. "компенсируемые факторы" (compensable factors); в) на основании описаний работ члены комиссии оценивают в баллах или к.-л. иначе каждую работу по каждому параметру и достигают согласия в отношении оценок; г) все оценки работы суммируются (с учетом соответствующих весовых коэффициентов) согласно принятой формуле, с тем чтобы определить стоимость работы; и д) полученные суммы переводят в нормы оплаты труда. Базовые оценочные суждения выносятся на втором и четвертом этапах, на к-рых определяют компенсируемые факторы и соответствующие им весовые коэффициенты.
Базовые суждения. Какой-то чел. или к.-л. группа людей должны решить, какие характеристики работы следует использовать в качестве базиса компенсации. Определение факторов может носить общий характер в одних программах и быть исключительно точным в других. Каким бы ни был вид итогового перечня компенсируемых факторов, его необходимо составить, и должно быть достигнуто согласие в отношении относительной ценности факторов. Без такого согласия принятие конечного плана оплаты труда маловероятно. Отсюда следует, что эти суждения должны быть выработаны коллективно людьми, представляющими различные уровни и функциональные подразделения организации. Если имеется профсоюз, он также должен быть представлен. Если профсоюза нет, принцип делегирования или участия представителей трудового коллектива все равно важен.
Определение размера заработной платы. О. т. р. как таковая выявляет относительную стоимость работ в рамках изучаемого ряда. Перевод абстрактных показателей относительной стоимости в фактические шкалы заработной платы обычно требует обращения к "типовым работам" (key jobs) - работам, распространенным в данном об-ве или отрасли промышленности и отличающимся более или менее унифицированными расценками. Унификация оплаты труда существует постольку, поскольку предложение и спрос на рабочую силу на рынке труда в данном случае стабилизировались. Для таких видов работ может быть статистически выведена кривая, показывающая, как меры относительной стоимости связаны с расценками на типовые работы. Та же самая кривая может быть затем использована для др. работ, с тем чтобы установить ставки заработной платы, к-рые воспринимались бы как справедливые.
Сопоставимая стоимость. Согласно законодательству США, мужчины и женщины, выполняющие одинаковые виды работ, должны получать за них одинаковую оплату. Расширенное толкование этого принципа гласит, что люди, выполняющие сопоставимую по стоимости работу, должны получать за нее равную (или сопоставимую) оплату. Р. Ливернэш подчеркивал, что системы О. т. р. должны использоваться или разрабатываться таким образом, чтобы они учитывали этот вопрос справедливой оплаты. Однако Р. Блумроузн, полемизируя с ним, утверждала, что в ходе истории женщины оказались сегрегированной профессиональной группой, включающей небольшое число профессий, а избыточное предложение рабочей силы в этих профессиях способствовало снижению заработной платы. Если такие работы включить в перечень "типовых работ", традиционная О. т. р. будет способствовать сохранению существующей дискриминации в оплате труда.
См. также Промышленная и организационная психология, Промышленная психология, Профессиографический анализ
Р. М. Гийон

Оценка частоты событий (frequency judgment)

Среди наиболее интенсивно исследуемых когнитивных функций, оценка частоты появления стимула или события, по-видимому, обладает рядом необычных свойств. В отличие от др. когнитивных функций, оценка частоты событий остается практически неизменной на протяжении возраста. Как утверждают в своих двух дискуссионных статьях Хэшер и Закс, чувствительность к частоте появления стимула почти не увеличивается со времени посещения детьми детского сада до наступления взрослости и даже, может быть, на протяжении всей взрослой жизни. Др. когнитивные функции, в особенности свободное вспоминание (free recall) и узнавание, обычно демонстрируют большие и регулярные приращения за период перехода от детства к взрослости.
Автоматизм. Основной теорет. интерес к утверждению Хэшера и Закса связан с предполагаемым автоматизмом процесса кодирования информ. о частоте. Информ. о частоте, по-видимому, кодируется без к.-л. сознательного намерения (intention) со стороны субъекта. Несмотря на существование определенных разногласий по этому вопросу, основная позиция остается по существу устойчивой к эмпирической проверке. Дети различного возраста, интеллектуального и образовательного уровня оказываются в равной степени успешными в кодировании и поиске информ. о частоте; в своем выполнении тестов на оценку частоты они оказываются столь же эффективными, как студенты колледжей и взрослые люди.
Аргумент об автоматизме подкрепляется тем фактом, что в экспериментах практически не было выявлено улучшений в выполнении заданий на оценку частоты у испытуемых, к-рых заранее информировали о характере предстоящего задания и инструктировали быть внимательными и запоминать частоту стимулов в течение эксперим. сессии; наивные испытуемые, чье кодирование информ. о частоте оказывалось "случайным", выполняли эти задания столь же успешно. Информированные испытуемые зачастую сообщают, что они просто больше запутываются в результате своих сознательных усилий следить за частотами тех многочисленных стимулов, к-рые предъявляются в ходе эксперим. сессии. Кроме того, аргумент об автоматизме поддерживается тем фактом, что практика, к-рая может оказываться влиятельной детерминантой улучшения эффективности в выполнении заданий, в к-рых задействованы такие когнитивные процессы, как воспроизведение по памяти, не оказывает влияния на выполнение заданий на оценку частоты.
Хэшер и Закс постулируют, что автоматически (т. е. без усилий) кодируются пространственная локализация и временная последовательность событий. Свидетельства в пользу автоматизма оказываются более убедительными для пространственной локализации (напр., Эллис пришел к выводу, что "основная опора" аргументации Хэшера и Закса была укреплена его собственными результатами в том, что касается пространственной локализации).
Стратегии. Несмотря на то что основная информ. о частоте может в равной степени успешно кодироваться на протяжении возрастного развития, ее поиск (в памяти) может в определенной степени изменяться в зависимости от возраста и образовательных достижений. В этом случае любые важные различия в реализации поиска могут объясняться гл. обр. использованием различных стратегий. Напр., обнаружено, что старшие дети по сравнению с младшими чаще сообщают о том, что в своих попытках найти информ. о частоте они использовали оценки степени знакомства (или силы) стимула; младшие дети чаще сообщают, что они старались считать отдельные появления стимулов.
Методы измерения. Существует два основных способа, при помощи к-рых можно измерить оценку частоты стимула или события: а) абсолютный метод, при к-ром испытуемого просят дать точную числовую оценку частоты появления каждого стимула; б) относительный метод, при к-ром предъявляются пары стимулов и задачей испытуемого яв-ся выбрать из них тот, к-рый, по его мнению, появлялся чаще.
Главное преимущество абсолютного метода состоит в том, что предоставляемые им количественные оценки поддаются разнообразным методам статистической обработки. Они включают вычисление пирсоновских коэффициентов корреляции с фактическими частотами и др. статистические процедуры, такие как оценка различий на основе t-критерия и дисперсионный анализ абсолютных оценок или числа правильных ответов, отклонений субъективных оценок от фактических частот и числовых оценок, классифицированных на основе фактических частот. Все эти и другие процедуры использовались в исслед. данной проблемы.
Главные преимущества относительного метода, или метода парных сравнений, заключаются в том, что он проще и, следовательно, в большей степени применим к детям и испытуемым с невысоким интеллектуальным уровнем, и что он может оказываться более чувствительным инструментом измерения. При сбалансированном наборе близких по частоте элементов (напр., 1 и 2, 2 и 3) и более различающихся по частоте элементов (напр., 1 и 4, 2 и 5), средняя доля правильных ответов обычно приближается к 75%; как указывалось ранее, практически отсутствует вариация в зависимости от таких переменных, как возраст, уровень интеллекта, образовательные достижения и т. д., т. е. всех тех переменных, к-рые обычно влияют на воспроизведение по памяти и узнавание изучаемых элементов.
Теория. Несмотря на отсутствие согласия по поводу теорет. объяснения механизма О. ч. с., наиболее общепринятым является объяснение Хинцмана. Оно основано на допущении, что в ответ на просьбу оценить частоту субъект воспроизводит и подсчитывает отдельные ранее пережитые ситуации, в к-рых возникал целевой стимул (напр., конкретные предложения, в к-рые входило данное слово, или, еще чаще, просто случаи его появления в списке предъявляемых слов). Это объяснение пришло на смену более традиционной т. зр., согласно к-рой на оценку частоты влияет "сила" более часто предъявлявшихся стимулов.
Объяснение на основе подсчета или многократного отслеживания представляется наиболее правдоподобным для элементов со сравнительно низкими частотами встречаемости. Хинцман признавал, что для более высоких частот могут потребоваться другие объяснения. Эта переменная частоты встречаемости элементов (item-frequency variable) неадекватно анализировалась в исслед. по данной проблеме. До сих пор, в силу противоречивого характера эмпирических результатов, остается невыясненным вопрос об отношениях между оценкой частоты и узнаванием, т. е., при низких частотах встречаемости элементов, не сводится ли задача испытуемого просто к признанию целевого слова "старым" и, следовательно, заслуживающим некоторой положительной числовой оценки, такой как 1 или 2, или "новым" (не попадавшимся ранее в списке) и, следовательно, заслуживающим только О оценки частоты?
Каковым бы ни было окончательное теорет. объяснение О. ч. с., для него несомненно потребуется более адекватное описание роли переменной частоты встречаемости элементов.
Добывание пищи животными. Определенного вида оценка частоты, по-видимому, используется животными в процессе добывания пищи (а тж в др. менее изученных формах научения животных). При добывании пищи решение о том, когда покинуть и когда вернуться в конкретные области кормления, связано с количеством успехов (нахождение пищи) и с количеством неудач, к-рые животное ассоциирует с каждым обследованным участком. Несмотря на то что животные могут тем или иным образом использовать такого рода информ. о частоте, то, как именно они это делают, еще предстоит выяснить. Представляется очевидным, что гипотеза "подсчета" в меньшей степени подходит к занятому добыванием пищи животному, нежели к чел. Определенного вида генерализованный фактор "силы", вероятно сходный с тем "ощущением знакомства", о к-ром упоминали дети старшего возраста в своих ретроспективных отчетах о выполнении ими заданий на оценку частоты, представляется, опять же интуитивно, более правдоподобным в отношении добывающих пищу животных.
См. также Социобиология животных, Оценка и принятие решений, Видоспецифичное поведение
М. Маркс

Оценочные (рейтинговые) шкалы (rating scales)

В отличие от пунктов контрольных списков, к-рые требуют от респондентов исключительно ответов "да-нет", по пунктам О. ш. респондент (оценщик) должен выносить оценочные суждения на некотором многокатегориальном континууме. Введенные Ф. Гальтоном в прошлом столетии, О. ш. с тех пор широко используются в бизнесе, промышленности, образовательных учреждениях и др. организационных контекстах для оценки различных поведенческих и личностных характеристик. Такие оценки обычно даются др. чел. (напр., руководителем или сотрудником), однако люди могут оценивать и самих себя.
Типы оценочных шкал. В числовой О. ш. (numerical rating scale) оценщик приписывает оцениваемому им чел. одно или несколько чисел, связанных с конкретными описаниями оцениваемой характеристики. Простой пример числовой шкалы для оценки конкретного чел. по характеристике "дружелюбие" - приписывание целых чисел от 0 до 4 в зависимости от того, насколько дружелюбным воспринимается этот чел. Иллюстрацией применения числовой О. ш. яв-ся тж методика семантического дифференциала, широко используемая в исслед. коннотативных значений разнообразных понятий. Другим широко используемым оценочным методом яв-ся графическая О. ш. (graphic rating scale), в к-рой оценщика просят указать точку на линии, связанную с соответствующим описанием оцениваемого.
В стандартной О. ш. (standard rating scale), оценщик либо вырабатывает сам, либо обеспечивается готовым набором стандартов, с к-рыми он сравнивает оцениваемых. Примером является субъект-субъектная шкала (man-to-man rating scale), применяемая на протяжении многих лет в армии США для оценки перспективности офицеров. Субъект-субъектная шкала конструируется для оценивания конкретных людей в отношении определенной черты, напр. способности к лидерству, посредством обращения к оценщику с просьбой представить себе пятерых людей, к-рые попадают в различные точки некоего гипотетического континуума способности к лидерству. Затем этот оценщик сравнивает каждого чел., к-рого он должен оценить, с каждым из этих пяти людей и указывает, на кого из них данный оцениваемый в наибольшей степени походит в своей способности к лидерству.
При использовании О. ш. с вынужденным выбором (forced-choice rating scale) оценщику предъявляют два или более описаний и просят указать, какое из них в наибольшей степени подходит оцениваемому. Если имеются три или более описаний, оценщиков также могут попросить указать, какое из описаний в наименьшей степени подходит оцениваемому.
Ошибки оценивания. Преимущество метода вынужденного выбора состоит в том, что в сравнении с другими типами шкал он позволяет в большей степени контролировать определенные ошибки в оценивании. Два вида ошибок связаны с необоснованным завышением (ошибка снисходительности) или занижением оценок (ошибка строгости). Другими ошибками являются слишком частый выбор "ни то, ни другое", или средних категорий ответа (ошибка центральной тенденции) и оценивание конкретного чел. высоко по определенной поведенческой или личностной характеристике просто по причине его высоких оценок в др. областях (эффект ореола или гало-эффект). Оценщики также могут совершать ошибки контраста (contrast error), давая чел. более высокую оценку просто в силу того, что предыдущий оценивался более низко, или, напротив, давая ему более низкую оценку, потому что предыдущий оценивался более высоко.
См. также Шкалирование
Л. Р. Эйкен

Очевидная валидность (face validity)

О. в. можно определить как то, в какой степени содержание теста и его заданий (пунктов) выглядит в глазах тестируемого подходящим для данной ситуации.
Содержание очевидно валидных тестов легко опознается выполняющими их лицами, и потому ответы на них могут подвергаться сознательному или бессознательному искажению. Разработчики тестов, придерживающиеся той теорет. ориентации, согласно к-рой люди не склонны к открытому и честному самовыражению, считают, что О. в. тестов будет приводить к неточным ответам и, следовательно, нужно избегать конструирования таких тестов. Напротив, создатели тестов, занимающие противоположную позицию (люди выражают себя открыто и честно), считают прямые, "прозрачные" (т. е. обладающие О. в.) тесты предпочтительными.
Исслед. технической валидности (technical validity) показали наличие значимых положительных связей между О. в. и точностью. Задания (пункты) теста, обладающие О. в., в среднем оказываются более валидными, или точными, мерами (проще говоря, лучшими заданиями, так как обнаруживают тенденцию к более сильной связи с соотв. критерием) по сравнению с теми, к-рые не обладают О. в. Кроме того, в ситуациях, когда тестируемых просили фальсифицировать свои ответы, пункты с О. в. (к-рые предположительно более подвержены искажению) не уступали в точности измерения пунктам, не обладающим О. в.
О. в. теста оказывается важным фактором в отношениях с общественностью и при рассмотрении дел в судах. Психол. тестирование не должно быть противоречащим или нерелевантным опыту тестируемого. Сотрудничество и хороший раппорт между тестирующим и тестируемыми яв-ся наилучшим вариантом взаимодействия при любых обстоятельствах. Наличие О. в. способствует воспринимаемой целесообразности психол. теста и уменьшает вероятность возникновения у тестируемого впечатления, что тест не учитывает его индивидуальность. Недостаток О. в. (независимо от технической валидности, или точности, теста) может вызывать у тестируемых чувства раздражения, неудовлетворенности и обманутости. Такие чувства вполне м. б. эмоциональными корнями негативного общественного мнения, публичных требований прекращения оценочных программ (напр., в школах), конфликтов между наемными работниками и администрацией или даже возбуждения судебного разбирательства.
См. также Компьютеризованное адаптивное тестирование, Культурно-свободные тесты, Тестовая тревожность
Р. Р. Холден

Ошибка игрока (gambler's fallacy)

О. и., или ложный вывод Монте-Карло, отражает распространенное неправильное понимание случайности событий. Предположим, что монета подбрасывается много раз подряд. Если выпадает подряд 10 "орлов" и если эта монета яв-ся "правильной", для большинства людей выглядело бы интуитивно очевидным, что выпадение "решки" запаздывает. Однако такой вывод является ложным.
Эту ошибка получила в специальной литературе название "отрицательный эффект новизны" (negative recency effect) и состоит в тенденции к предсказанию скорого прекращения часто происходившего в последнее время события. Она основана на вере в локальную репрезентативность (т. е. на уверенности в том, что последовательность случайно возникающих событий будет носить характеристики случайного процесса даже когда она оказывается короткой). Т. о., в соответствии с этим ошибочным представлением, генератор случайных событий, напр., подбрасывание монеты, должен приводить к исходам, в к-рых - даже по прошествии короткого времени - не будет наблюдаться значительного преобладания того или другого из возможных исходов. Если выпадает серия одинаковых исходов, возникает ожидание того, что случайная последовательность скорректирует себя сама в ближайшем будущем, и отклонение в одном направлении тем самым подвергнется обязательному уравновешению отклонением в другом. Однако случайно генерируемые последовательности, в особенности если они оказываются сравнительно короткими, оказываются совершенно нерепрезентативными производящему их случайному процессу.
Ошибка игрока - это нечто большее, чем просто отражение обычного статистического невежества, поскольку она может наблюдаться в частной жизни даже искушенных в статистике людей. Она отражает два аспекта челов. когнитивной функции: а) сильную и неосознанную мотивацию людей к тому, чтобы находить порядок во всем, что они вокруг себя наблюдают, даже если наблюдаемая ими последовательность исходов возникает в результате случайного процесса, б) всеобщую челов. склонность игнорировать основанные на расчетах оценки вероятностей, отдавая предпочтение интуиции. Хотя логика может убеждать нас в том, что случайный процесс не контролирует своих исходов, наша интуитивная реакция может быть очень сильной и временами подавлять логику. Исследовавший сравнительную силу логического и интуитивного мышления Рид утверждает, что последнее зачастую оказывается более принудительным чем первое, вероятно, по той причине, что подобные умозаключения приходят на ум внезапно, следовательно, не поддаются логическому анализу и часто сопровождаются сильным ощущением своей правоты. В отличие от принципиальной невозможности отследить процесс, посредством к-рого находятся такие интуитивные "решения", процесс логического рассуждения открыт для анализа и критики. Поэтому люди управляют логическим мышлением, а от интуитивного мышления они просто получают результаты, к-рые наполняют последнее сильным ощущением чувства правоты.
О. и. наиболее распространена в ситуации, когда исходы генерируются чисто случайно. Если в развитии событий участвует некоторый фактор мастерства, чаще наблюдается положительный эффект новизны (positive recency effect). Наблюдатель скорее всего будет рассматривать серию успехов (напр., игрока в бильярд) как свидетельство его мастерства, и будет выстраивать свои прогнозы последующих исходов скорее в положительном, чем в отрицательном направлении. Даже бросание костей может приводить к положительному эффекту новизны в той степени, в к-рой индивидуум убежден, что на исход события каким-то образом влияет "искусство" бросающего.
См. также Эффект Барнума, Поведение игроков, Статистический вывод
Дж. Элкок

Ошибки (I и II рода) (errors (type I and II))

Когда статистический анализ используется для проверки гипотез, экспериментаторы обычно еще до начала сбора данных формулируют вероятностное предположение особого рода, называемое нулевой гипотезой (H0). Такое предварительное постулирование предусматривает оценку результатов исслед. на основе теории выборочного распределения и нормального закона распределения вероятностей. Нулевая гипотеза отражает связь между переменными и формулируется таким образом, чтобы она сама или её отрицание приводили к информ., к-рую можно было бы использовать для повышения ранга исследовательских гипотез. После того как данные собраны и статистически обработаны, исследователь должен принять решение о том, отклонять ли ему нулевую гипотезу или нет.
Логика принятия такого решения предполагает возможность четырёх исходов, два из которых яв-ся ошибочными. О. I р. совершается в тех случаях, когда принимается решение отклонить H0, хотя в действительности H0 верна. О. II р., напротив, состоит в решении не отклонять H0, хотя в действительности H0 неверна. Два др. возможных исхода - это правильное решение отклонить Н0 (когда она на самом деле неверна) или правильное решение не отклонять её (когда она действительно верна). Собственно говоря, нулевую гипотезу как таковую невозможно доказать без знания "истинного" положения дел, но ее можно опровергнуть, если вероятность того, что полученные результаты согласуются с ней, чрезвычайно мала. Поэтому решения, принимаемые на основе проверки статистической гипотезы, обычно формулируются в виде утверждений, содержащих указание уровней вероятности или уровней достоверности правильности различных исходов в свете H0.
Вероятность совершить О. I р. обозначается символом ? (альфа) и контролируется непосредственно экспериментатором. Задавая величину ?, экспериментатор точно определяет уровень вероятности, связанный с решением отклонить H0 на основе доли случаев, когда такое решение будет правильным. Уровень ? также называют уровнем достоверности или уровнем значимости. В соц. и поведенческих науках принято формулировать нулевую гипотезу в форме отрицания теорет. ожидания экспериментатора или выдвинутой им поисковой гипотезы. Тогда, если уровень ?, как это обычно бывает, выбирается равным 0,05 или 0,01, а величина выборочной стат. достигает ее критического значения для выбранного уровня ? или превышает таковое, появляется возможность отклонить H0 и сделать следующий вывод: шансы того, что эксперим. воздействие действительно производит измеряемый эффект, равны соответственно 95 из 100 или 99 из 100.
Вероятность О. II р. обозначается символом ? (бета) и не может непосредственно контролироваться, так как зависит, помимо всего прочего, от величины экспериментального эффекта и "истинного" положения дел, к-рое нам в принципе неизвестно. Кроме того, выбор более жесткого уровня ? увеличивает шансы совершения О. II р., поскольку неизбежно приводит к тому, что для своего обнаружения эксперим. эффект должен быть более выраженным (по величине). Тогда как H0 предполагает только одно выборочное распределение, альтернативная гипотеза чаще всего точно не определяется, и величина ? будет варьировать в зависимости от того, какое из почти бесконечного ряда альтернативных выборочных распределений окажется для нее справедливым. Если выбирается конкретная альтернативная гипотеза, можно вычислить ? и обратную ей величину: 1 - ? называемую мощностью критерия. Единственный способ, каким экспериментатор может повысить мощность критерия и уменьшить ?, состоит в увеличении числа изучаемых случаев. С увеличением объема выборки уменьшается стандартная ошибка используемой стат., а значит, и область критических значений последней, что позволяет легче отклонить Н0. Поэтому задание уровня ? и выбор объема выборки имеют решающее значение при проверке статистической гипотезы и должны диктоваться соображениями сравнительной серьезности совершения О. I и II р.
См. также Проверка гипотезы, Измерение, Методология (научных) исследований
С. Урбина

Ошибки оценщика (rater errors)

О. о. (эксперта, судьи и т. д.) наз. искажения, допускаемые наблюдателями при использовании оценочных шкал для характеристики деятельности индивидуума. Уровень компетентности оценщика, как и его пол, соц. статус, раса, религиозная принадлежность и возраст, - оказывают влияние на выносимые им суждения. Хотя большинство таких ошибок имеют специфический характер, существуют распространенные типы О. о., про являющиеся в широком спектре ситуаций.
Ошибка снисходительности возникает, когда средние оценки имеют тенденцию превышать среднюю точку шкалы вследствие а) давления на оценщика необходимой высокой оценки подчиненных, б) ощущения того, что оценка подчиненного отражает оценку самого оценщика и в) предварительного отбора учащихся или подчиненных перед процедурой оценивания. Эта ошибка приводит к стиранию различий между оцениваемыми людьми. Ошибка суровости яв-ся оборотной стороной той же самой ситуации.
Ошибка центральной тенденции возникает, когда оценщик постоянно выбирает среднюю область значений шкалы. Это может происходить вследствие колебаний в своем праве "быть Господом Богом" или потому, что крайние оценки (неудовлетворительные или плохие) требуют дополнительной поддержки и могут серьезно сказаться на последующих взаимоотношениях оценщика с его подчиненными.
Эффект ореола возникает, когда одна личностная черта оказывает влияние на характер измерения всех остальных. Эффект ореола выражается в положительной генерализации на др. черты; эффект дьявола выражается в отрицательной генерализации.
Ошибка последовательности появляется в тех случаях, когда специфический порядок оцениваемых черт оказывает специфическое воздействие на оценку последующих черт, такое как эффект ореола.
Логическая ошибка возникает, когда оценщик коррелирует специфические черты на основе их предполагаемой согласованности (по эффекту) с др. чертами. Логическая ошибка носит более сложный характер, чем ошибка ореола.
Эффект недавности возникает, когда случай, произошедший незадолго до процедуры оценки, оказывает на оценщика большее влияние, нежели это имело бы место, произойди он гораздо раньше. Особенную проблему здесь представляют события эмоционального характера, напр. трудовой конфликт, несчастный случай, ссора.
О. о. поднимают специфические проблемы, связанные с вопросами надежности и валидности измерений. Кроме того, различия, наблюдаемые в оценках но прошествии времени, могут адекватно отражать изменения в поведении, далее если такое расхождение может демонстрировать искусственный недостаток надежности. Высокая межэкспертная надежность (inter-rater reliability) оказывается полезным инструментом, если оба оценщика хорошо знакомы с оцениваемым индивидуумом.
Наиболее серьезной проблемой, связанной с О. о., яв-ся проблема валидности оценок, поскольку оценочные шкалы чаще всего используются там, где оказываются недоступными более объективные процедуры измерения. Чем в большей степени проявляются О. о. и чем меньше существует возможностей их устранения статистическими методами, тем большей угрозе подвергается валидность оценок.
Для устранения влияния О. о. было предложено множество стратегий. К ним относятся обучение оценщиков, статистическая коррекция систематических различий между оценщиками (напр., снисходительности) и разработка альтернативных оценочных стратегий, таких как поведенчески выверенные оценочные шкалы, методы ранжирования, методики вынужденного выбора и принудительного распределения.
См. также Эффект ореола
Л. Бергер


_П_

Память (memory)

П. обычно понимается как дар или способность, благодаря к-рой можно вызвать, обдумать либо описать предыдущий опыт в настоящее время. Чем бы П. ни была, она не похожа на магнитофон, записывающий знаки, звуки, переживания и т. п., к-рые мы могли бы воспроизвести при подходящих обстоятельствах. Нек-рые авторы, занимавшиеся данной тематикой, предполагают что-то близкое к этому. У. Пенфилд привел детальные воспоминания о прошлом опыте людей, мозг к-рых он раздражал электрическим зондом в то время, пока они находились на операционном столе. Поскольку не было предпринято попытки проверить достоверность воспоминаний, данные сообщения приняли с определенными оговорками. Даже если допустить, что сообщения были точными, они не могут доказать, что все ранее испытанное "хранилось" в головном мозге.
П. тж представляют себе как нечто, "тренируемое" или усиливаемое практикой. Нет оснований, как кажется, полагать, что кто-то может улучшить свою память многократно повторяемым запоминанием, хотя можно научиться более эффективным методам заучивания. Могут оказать помощь мнемонические приемы. Люди, к-рым не удается запомнить определенные вещи, могут жаловаться на "плохую память", однако, возможно, что они просто что-то плохо освоили и теперь им не следует ожидать, что они вспомнят это.
Легче иметь дело с научением и забыванием, не прибегая к понятию П., т. к. мы действительно учим и забываем, а вот обладаем ли мы П. и используем ли ее - может быть сомнительным вопросом с научной т. зр. Никто не может изучать память, поскольку ее невозможно увидеть или манипулировать ею.
Иногда забывание происходит мгновенно, без прошествия какого-то времени, напр., когда удар по голове приводит в состояние оглушения или потери сознания. Подобная амнезия может быть постоянной или временной. Иногда дети демонстрируют удивительную способность к удержанию в П. событий или ситуаций. Такие детальные воспоминания особенно изумляют взрослых, поскольку по мере старения мы, похоже, теряем способность вспоминать мн. события и виды информ. Для пожилых людей иногда представляется невозможным вспомнить недавние события, в то время как они, якобы, прекрасно помнят детский опыт. Следует заметить, что воспоминания о детском опыте могут быть усилены частыми повторениями и пересказами, или могут даже быть весьма искажены и звучать приемлемо только вследствие конфабуляции и сведений, полученных извне.
Неудачи в сохранении в П. недавних событий могут быть обусловлены недостатком интересов и неспособностью обучаться или наблюдать. В лабораторных исслед., когда пожилые люди были мотивированы к обучению по тем же критериям, что и молодежь, они часто запоминали так же хорошо, как и молодые учащиеся.
Виды памяти
Ссылка на П. о текущих событиях наводит на мысль о том, что П. можно классифицировать в соответствии с тем, как давно что-либо произошло. Кратковременную П. лучше рассматривать как результат первой попытки обучения. Чем чаще что-либо повторяется, тем больше из этого будет запомнено. Исследователи кратковременной П. обычно называют запомненное по прошествии 30 с функцией долговременной памяти, но т. к. она яв-ся единственным видом сохранения, к-рый касается большинства людей, долговременная П. становится чрезмерно общим понятием для того, чтобы иметь к.-л. описательную ценность.
Э. Тулвинг описал то, что он называет "эпизодической" и "семантической" видами П. Эпизодическая П. - это сохранение специфических событий или деталей, наподобие имен людей. Семантическая П. относится к общим знаниям - напр. способности говорить на родном языке или умножать. Напр., мы можем забыть, когда и где мы научились умножению, но мы помним, как это делается.
Методики оценки памяти
В лабораториях сохранение материала в П. обычно измеряется одним из трех способов: методом воспроизведения, методом узнавания и методом доучивания.
Метод воспроизведения. В исслед. П. методом воспроизведения испытуемых просят сообщить о том, что они увидели или услышали либо после каждого предъявления стимульного материала, либо после неск. предъявлений. Их могут попросить сообщать об этом дословно (последовательно) либо "свободно" - т. е., сообщить все, что они помнят в любом порядке (свободное воспроизведение). Иногда первое воспроизведение не настолько полное, как последующая попытка. В таких случаях употребляют термин "реминисценция" для того, чтобы описать дополнительное вспоминание. Если человек не способен вспомнить весь материал самостоятельно, ему часто помогают или дают подсказки в виде ассоциативных стимулов; такая операция называется "воспроизведение с подсказкой".
Метод узнавания. Более прямым методом подсказывания яв-ся предъявление испытуемому исходного стимульного материала, включенного в набор, содержащий ранее не предъявлявшийся материал. Если в качестве исходного стимульного материала использовался список из 20 слов, испытуемого могут попросить отыскать эти 20 слов в новом списке из 40 слов. Обычно обнаруживается, что при одинаковых условиях отвлечения внимания испытуемые могут узнать гораздо больше, чем воспроизвести.
Метод доучивания. В исслед. научения точно установлено, что выученный однажды и забытый сейчас материал можно доучить за нек-рую долю времени от затраченного на первоначальное заучивание. Различие во времени, затраченном на первичное заучивание и доучивание, назв. "показателем сбережения", первонач. было описано первым психологом, изучавшим научение экспериментально - Германом Эббингаузом. Открытию явления сбережения уже 100 лет, и оно по-прежнему не опровергнуто. Тот факт, что сбережение существует почти во всех ситуациях, привел к обобщению, что выученное никогда не забывается - по крайней мере, не забывается полностью.
Теории памяти
К известным совр. теориям П. или забывания относятся а) теория неиспользования или распада и б) теория интерференции. Теории не яв-ся взаимоисключающими и основаны на ходе времени.
Теория неиспользования. Теорию неиспользования неспециалисты обычно воспринимают как интуитивно верную. Со временем материальные объекты могут ржаветь, становиться менее прочными или вообще исчезать. Возможно, то же самое происходит с П., поскольку все замечают, что события далекого прошлого со временем начинают становиться смутными и бледными, и мы все меньше и меньше помним о них. Теория неиспользования, подобно своей конкурентке, страдает от недостатка физиолог. поддержки, и обычно ее оспаривают на том основании, что время само по себе ничего не делает. Важно то, что происходит с ходом времени. Такой логический аргумент оказывает поддержку теории интерференции.
Теория интерференции. Теория интерференции предполагает, что если что-либо выучено в той или иной степени, то это можно припомнить в той же степени, если только в процесс не вмешивается нечто выученное ранее или позже.
Ретроактивное торможение. В исслед. ретроактивного торможения группа испытуемых сперва заучивает нек-рый материал, материал А. Затем они заучивают др. список, материал Б. Впоследствии проверяют их способность воспроизвести материал А, и систематически обнаруживается, что если материал Б в определенной степени похож на материал А, то сохранение в П. снизится по сравнению с контрольной группой, к-рая заучивала только материал А и проверялась через тот же интервал времени.
Проактивное торможение. Если материал Б сходен с материалом А, то заучившие материал А будут испытывать больше трудностей в заучивании Б, чем контрольная группа, к-рая не заучивала А. Это наз. проактивным торможением. Во мн. случаях прошлый опыт помогает нам выучить повое (возможно, за счет сохранения старого), а многое из вновь изучаемого столь несхоже со старым опытом, что никакой интерференции не происходит.
Ретроактивное и проактивное торможение применимы к ситуациям, в к-рых два набора материала или навыков обладают потенциалом для интерференции; такой потенциал обычно свойствен сходству двух привычных образов действия или материалов. Иногда кажется, что чем больше мы учим или знаем, тем больше забываем. Наш прошлый опыт является аккумулирующим, и большая его часть может содержать сходные элементы относительно материала или операций нового обучения. Поэтому проактивное торможение более вероятно является источником интерференции, чем ретроактивное торможение. Это и обнаружено в исследованиях.
Резюме
П. можно лучше всего понять как изменение способности индивидуума реагировать определенным способом на нек-рый стимул или сигнал. Когда мы действительно что-то не знаем, это происходит потому, что наша НС не способна переработать входной сигнал в специфический выходной сигнал. Когда мы что-то выучили, к чему бы это ни относилось, мы изменились т. о., что теперь выдаем подходящие ответы. В ходе иных изменений мы можем стать неспособными реагировать желательным способом: и в этом случае мы изменились так, что стимулы не обрабатываются, как они обрабатывались ранее. Если нек-рые реакции или навыки применялись очень долгое время, мы становимся достаточно стойкими к изменениям. Даже страдающий амнезией человек, забывший свое имя и адрес, вспомнит как сказать на родном языке о том, что он не может вспомнить.
См. также Когнитивные (познавательные) способности, Теория обработки информации, Экспериментальные исследования памяти
Б. Р. Бугельски

Панические расстройства (panic disorders)

Определение
Согласно DSM-IV, П. р. диагностируется по следующим пяти критериям.
1. Панический приступ возникает неожиданно, вне связи с к.-л. определенной ситуацией.
2. В пределах четырех недель происходит четыре таких приступа либо за одним таким приступом следует период не менее месяца, в течение к-рого отмечается страх его повторения.
3. По меньшей мере один из приступов сопровождается четырьмя из следующих симптомов: а) одышка, б) головокружение, шаткость походки, обморок, в) сильные сердцебиения, г) дрожь, д) профузное потоотделение, е) удушье, ж) тошнота или расстройство желудочно-кишечного тракта, з) деперсонализация или дереализация, и) ощущение онемения или покалывания, к) приливы жара или озноб, л) дискомфорт в области груди, м) страх смерти, н) страх сойти с ума или утратить контроль поведения.
4. В одном или большем числе приступов четыре симптома достигают своей макс. интенсивности в течение 10 мин с момента начала приступа.
5. Не обнаруживаются к.-л. органические факторы, к-рые могли бы объяснить появление приступов.
У панических приступов есть 2 осн. признака - физиолог. симптомы и мысли, сопровождающие эти симптомы. Наличие физиолог. симптомов принято считать обязательной характеристикой панического приступа; обязательность когниций при этом яв-ся предметом споров. Исслед., проводимые в учреждениях психич. здоровья, последовательно показывают, что симптомы практически всегда сопровождаются когнициями, в то время как по данным исслед., проводимых в мед. учреждениях, сопровождающие приступ когниций не выявляются в 20-40% случаев.
Во время Гражд. войны в Америке Джейкоб Мендес Да Коста ввел термин "болезненно чувствительное сердце" ("irritable heart") для обозначения синдрома, сходного с паническим приступом. В Англии во время Первой мировой войны сэр Томас Льюис описал картину, сходную с паническим приступом, обозначив ее как синдром усилий (effort syndrome), поскольку по его наблюдениям, симптомы появлялись при малейшем физ. усилии. Наконец, в 1917 г. З. Фрейд дал описание и предложил этиологию приступов страха, сходных с совр. пониманием панических приступов.
Причинные факторы
С П. р. связаны многочисленные причинные факторы. Их обычно подразделяют на 2 группы: биологические и психологические. К биолог. факторам относится генетическая предрасположенность, ведущая к физиолог. уязвимости к нек-рым веществам (адреналину, лактату натрия, кофеину), и физиолог. изменения, сопровождающие гипервентиляцию. К психол. факторам относятся повышенный уровень стресса и когнитивные интерпретации физиолог. изменений. Особую важность имеет теория переработки информ., согласно к-рой когнитивные, ситуационные, физиолог. и поведенческие признаки, сопровождающие эмоциональные состояния, сохраняются в памяти вместе. Поскольку паника является эмоциональным состоянием, сохранение такого комплекса признаков в памяти повышает вероятность воспроизведения полного панического приступа в дальнейшем.
Генетическая основа П. р. была подтверждена исслед., в к-рых члены семей больных П. р. сравнивались с членами семей здоровых лиц. Эти работы показали, что члены семей больных П. р. имеют гораздо большую вероятность диагноза П. р. по сравнению с родственниками лиц в контрольной группе. Еще более убедительное подтверждение наличия генетической обусловленности дает сравнение уровня коморбидности по диагнозу П. р. у монозиготных и гетерозиготных близнецов. Взятые вместе, эти данные подтверждают вывод о том, что в ряде случаев уязвимость к развитию П. р. передается по наследству. Полученные в этих исслед. низкие оценки конкордантности свидетельствуют о том, что собственно П. р. по наследству не передается. Более вероятна генетическая передача уязвимости с повышенным уровнем физиолог. возбуждения при реакции на стресс.
Лечение
Мишенью терапии при П. р. яв-ся как панический приступ, так и поведение избегания, к-рое вторично сопровождает приступы. Предложены методы как фармакологического, так и психол. лечения, к-рые оказались эффективными в устранении панических приступов и избегающего поведения.
Психол. лечение, продемонстрировавшее эффективность в исслед. исхода с использованием контрольных групп, представлено двумя осн. подходами: когнитивно-поведенческим и экспозицией анксиогенному стимулу. К первому относятся методики тренинга мышечной релаксации и дыхания, когнитивное реструктурирование, а ко второму - помещение больных в ситуации, к-рых они ранее избегали, вплоть до восстановления уровня субъективного комфорта в этих ситуациях. Исслед. суммарной эффективности этих стратегий показывают, что при наиболее результативной комбинации (когнитивно-поведенческая терапия, экспозиция и лечение высокоактивными бензодиазепиновыми препаратами) значительное улучшение достигается в более чем 80% случаев.
См. также Тревога, Катарсис, Детские страхи, Страх, Жизненные события, Умственные образы, Насилие
Дж. Клам

Парадигмы (paradigms)

П. наз. правила или предписания, к-рые устанавливают границы и направляют действия к успешному достижению цели. Историк науки Томас Кун обратил внимание на роль П. для научного мира, считая, что они в полной мере соответствуют только миру физ. науки. П. в действии эквивалентны набору базовых идей или понятий, направляющих поведение индивидуума, а следовательно, задающих параметры стандартного способа функционирования в отношении цели или характера работы, и становящихся способом выполнения данным индивидуумом к. л. дел или способом решения к.-л. проблемы.
П. обнаруживаются в любой культуре. Каждой культуре присущи собственные нормы, определяющие границы приемлемого поведения и становящиеся надлежащими способами выполнения тех или иных функций. Изменение паттерна и - как следствие этого изменения - отклонение от установленных норм в к.-л. ситуации Баркер называл "сдвигом парадигмы,... переходом к новой игре, к новому набору правил".
В каждом поколении инициаторами подобных изменений становились нонконформисты, к-рые сильно рисковали при этом, поскольку П. означают согласованность, а их сдвиги вызывают неразбериху. Простым примером сдвига парадигмы яв-ся желание именинника поставить на стол не традиционный торт, а сладкий пирог: отказ от традиционного торта не что иное, как сдвиг П.
Институт семьи
До 40-х гг. на рынке труда было очень мало женщин, причем большинство из них занимались канцелярской работой. Перед Второй мировой войной господствовала П., согласно к-рой женщина должна заниматься домом и детьми, а зарабатывать на хлеб - обязанность мужчины. К 1950 г. произошел сдвиг П. Женщины стали приобретать различные специальности и начали работать, чтобы в семьях появилось немного "свободных" денег, однако позднее, в период экономического спада, вторая зарплата стала необходимым условием выживания.
Религия
Большие изменения произошли и в религиозных обычаях, напр. в деятельности католической церкви после Второго Ватиканского собора. Среди прочих изменений можно назвать проведение литургии на родном языке, концепцию экуменизма, причащение после принятия пищи, уменьшение количества статуй, личное покаяние и расширение подготовки местных кадров духовенства. Подобные нововведения вызвали активное сопротивление. Ритцер, в своих комментариях к оригинальной работе Куна, писал: "Побеждает та парадигма, к-рой удается привлечь на свою сторону наибольшее количество неофитов". По мере того как новые понятия приобретают все больше и больше последователей, сопротивление изменениям П. идет на убыль, и она принимается.
К числу общепризнанных в наши дни теорий когнитивного роста и развития, к-рые некогда были парадигматическими, принадлежат теории Э. Эриксона, З. Фрейда, Ж. Пиаже и Л. С.Выготского. Др. П. в образовании, касающаяся интеллекта, осн. на теориях Ч. Спирмена, Дж. П. Гилфорда, Л. Л. Терстоуна, Р. Дж. Стернберга, Г. Гарднера и на мн. др. теориях. Для каждой из них характерны определенные методологические правила и ограничения, а тж стандарты, модели и процедуры, и каждой из них есть место под таким большим "зонтом", каким является образование.
Баркер утверждал, что "увязка всех этих П. имеет решающее значение для успешной и долгой жизни любой культуры и орг-ции". Нек-рые парадигмы "приживаются" с большим трудом, а другие принимаются на удивление быстро. Если потребность в перемене велика, сдвиг П. обычно не заставляет себя ждать.
Вся многовековая история человечества отмечена сдвигами П. До тех пор пока будут рождаться новые идеи и концепции, будут возникать и сдвиги П., направленные на удовлетворение потребностей людей.
См. также Автоматизация, Каузальное мышление, Кодирование, Культурный детерминизм, Человеческие факторы, Теория обработки информации, Интуиция, Философия науки, Теория систем, Теоретическая психология
П. Кэрич

Парадоксальное вмешательство (paradoxical intervention)

П. в. представляет собой тактические приемы психотер., внешне противоречащие целям, для достижения к-рых они предназначены. В соответствии с классическим определением терапевтической двойной связи или терапевтического парадокса, "предписание структурировано т. о., чтобы оно а) подкрепляло поведение, изменения к-рого ожидает больной, б) подразумевало, что это подкрепление является средством изменения, и в) тем самым создавало парадокс, поскольку от пациента требуют измениться, оставаясь прежним".
Данные о разрешении проблем с помощью П. в. появились уже в XVIII в. В XX в. Денлап применил методику негативной практики (technique of negative practice) для решения таких проблем, как заикание и энурез. Розен, практикуя свой метод прямого психоан., побуждал психич. больных погружаться в отдельные аспекты их психоза с тем, чтобы предотвратить рецидив, а Франкл использовал парадоксальную интенцию, чтобы помочь пациентам пересмотреть значение их симптомов. Однако самые влиятельные публикации о терапевтическом парадоксе вышли из проекта Грегори Бейтсона по исслед. патологической коммуникации при шизофрении. Бейтсон, Джексон, Хейли, Уикленд и др. исследовали роль парадоксальной коммуникации по типу "двойной связи" как в разрешении, так и в возникновении проблем. Воодушевленные кибернетической теорией систем, а тж работой мастера гипноза Милтона Эриксона, последователи проекта Бейтсона- Хейли, Уикленд, Вацлавик, Фиш и Сельвини-Палаццоли - продолжили в 1970-е гг. разработку моделей семейной терапии, главной отличительной особенностью к-рых был парадокс. В то же самое время бихевиористами была принята на вооружение техника парадоксальной интенции Франкла, к-рый продемонстрировал ее эффективность в лечении таких специфических симптомов как бессонница, тревога, задержка мочи, обсессии.
Хотя идеи П. в. ист. связаны с определенными теорет. концепциями, в совр. литературе они рассматриваются как технические приемы, к-рые могут применяться и интерпретироваться вне зависимости от теорет. моделей, в рамках к-рых они разработаны. Распространение П. в. разорвало границы теорий, поскольку парадоксальные элементы обнаруживаются, в действительности, во всех школах психотер.
Имеются значительные различия в том, как терапевты, принадлежащие к различным теорет. направлениям, используют П. в. Поведенческие терапевты используют парадоксальную интенцию для прерывания интраперсональных циклов обострения или углубления проблем, тогда как "системные" психотерапевты используют П. в. более широко и чаще фокусируются на интерперсональном (семейном) взаимодействии. Др. отличие состоит в том, что поведенческие терапевты открыто объясняют свои действия, в то время как "системные" психотерапевты обычно этого избегают. Поведенческий терапевт при парадоксальной интенции обычно побуждает клиента к принятию парадоксальной установки, объясняя, напр., как намерение клиента заснуть в действительности усугубляет проблему и почему парадоксальное стремление продолжать бодрствовать может привести к наступлению сна. Здесь явно имеется в виду намерение клиента, а не терапевта, и от клиента ожидают действия (или, по меньшей мере, попытки действия), к-рое ему предложено выполнить. При применении системной стратегии терапевт иногда ожидает, что пациент или семья сделают что-то противоположное тому, что им предлагается, и в этом смысле парадоксальным является намерение терапевта. В отличие от открытого, педагогически ориентированного обоснования процедуры со стороны поведенческого терапевта, системный терапевт стремится максимизировать согласие (или сопротивление), формулируя предложения, созвучные (или преднамеренно несозвучные) с индивидуальным языком клиента.
Типы и применение
Было предложено неск. схем классиф. П. в. Из всех типов наиболее широко используемым являются предписывание симптома и удерживание от изменения. Как в индивидуальной, так и в семейной терапии, используются вариации этих двух приемов - предложение клиенту демонстрировать поведение, от к-рого он желает избавиться, или воздержаться от изменений. Однако почти все исслед. эффективности терапевтического парадокса с использованием контрольных групп включали предписывание симптомов в ходе индивидуальной терапии. Основываясь на этих работах, Шохэм-Саломон и Розенталь сообщают, что исход в значительной мере зависит от того, как эти вмешательства проводятся.
Большинство П. в. требуют того или иного сочетания предписывания, рефрейминга и позиционирования. Под предписыванием (pre-scribing) понимаются наши усилия дать людям понять в прямой или косвенной форме (ставя задачи, делая предложения, подсказывая и т. д.), что им следует делать. Напр., терапевт может предложить больному намеренно вызвать панический приступ или предписать, чтобы чрезмерно опекающая бабушка взяла на себя полную ответственность за все проступки ребенка, в ожидании, что она откажется от этого, возлагая всю ответственность на мать. Рефрейминг (refraining) предполагает переопределение смысла событий или поведения т. о., чтобы повысить возможность изменения. Хотя рефрейминг напоминает интерпретацию, его целью является достижение изменения, а не инсайта. Точность переопределения менее важна, чем его воздействие. Так, Хейли описал случай, в к-ром удалось повысить сексуальную активность женщины, объяснив ей, что ее фригидность является бессознательным способом защитить мужа от полной силы ее сексуальности. Сельвини Палаццоли, Босколо, Цеккин и Прата были пионерами в использовании положительных коннотаций - технического приема изменения дисфункциональных семейных паттернов путем приписывания благородных намерений как симптому пациента, так и поведению членов семьи, поддерживающему этот симптом. Позиционирование (positioning) - термин, используемый для обозначения изменения терапевтом собственной роли, или потенциальной роли в системе, поддерживающей проблему. Напр., если пессимизм больного подкрепляется оптимистическими или ободряющими реакциями окружающих, терапевт может делать "прямо противоположное", определяя ситуацию как еще более ужасную, чем это первоначально предполагалось. На практике предписывание, рефрейминг и позиционирование неразрывно связаны, и каждый прием присутствует, по крайней мере имплицитно, при любом П. в. Так, предписывание кому-то сознательно тревожиться переопределяет непроизвольный симптом, делая его доступным контролю; переопределение проблемного поведения как принесения себя в жертву ради других содержит в себе имплицитное (парадоксальное) предписание не меняться, а предостережение относительно возможных опасностей улучшения иногда помогает изменить на противоположную или нейтрализовать роль терапевта в проблемном цикле.
Применение теории парадокса наиболее разнообразно и сложно в супружеской и семейной терапии. В одном случае, когда акцент в лечении ставился на противодействии исполненной благих намерений, но обреченной на провал попытке членов семьи решить проблему, терапевтическая бригада дала родственникам депрессивного больного, перенесшего инсульт, инструкцию взбодрить его путем обескураживания. В др. случае, психотерапевт предложил депрессивному пациенту притворяться депрессивным, а его жене - пытаться определить, когда он действительно так себя чувствовал, а когда - притворялся. При чрезмерной психол. зависимости супругов друг от друга Тодд рекомендует следующий вариант П. в.: предписать колебания относительно возможного развода. Наиболее драматичные примеры использования приема парадокса можно найти в ранних работах миланской группы (Сельвини Палаццоли и др.). Похвалив молодую женщину с тяжелой навязчивостью и ее родителей за эмоциональную защиту друг друга от горя в связи со смертью члена семьи, происшедшей неск. лет назад, терапевтическая группа предписала всем членам семьи собираться вместе каждый вечер для обсуждения своей потери и предложила пациентке демонстрировать свои симптомы всякий раз, когда ее родители будут выглядеть обезумевшими от горя.
В литературе приводятся данные об успешном клиническом применении П. в. при лечении ряда проблем, включая тревогу, депрессию, фобии, нарушения сна, обсессивно-компульсивное расстройство, головные боли, астму, энкопрез, энурез, покраснение от смущения, тики, психосоматические симптомы, нерешительность, расстройства пищевого поведения, проблемы поведения детей и подростков, проблемы супружеских и семейных отношений, болевые синдромы, производственные и академические проблемы и психотическое поведение. Применение П. в. представляется наименее показанным в ситуациях кризиса или выраженной нестабильности, таких как острые декомпенсации или реакции скорби, физ. агрессия в быту, суицидальное поведение или потеря работы, однако недостаточное количество исслед. с использованием контрольных групп не позволяет судить о показаниях и противопоказаниях с к.-л. степенью точности.
Механизмы изменения
Объяснения того, как и почему действуют П. в., столь же разнообразны, как и сами П. в. Для объяснения терапевтической динамики как у отдельных пациентов, так и в семьях, привлекались поведенческие, когнитивные и мотивационные процессы - по отдельности и в сочетании. На уровне индивидуума, поведенческое объяснение того, почему предписание симптома помогает решению таких непроизвольных проблем как бессонница, тревога и обсессивное мышление, состоит в следующем: пытаясь иметь проблему, пациент не может продолжать попытки обычными способами предотвратить ее и, тем самым, разрывает цикл экзацербации. Когнитивные интерпретации того же самого феномена заключаются в том, что предписание симптома переопределяет неконтролируемое в качестве контролируемого, выводит проблему из рамок привычного контекста и коренным образом меняет смысл симптома. Предлагался третий механизм изменения для ситуаций, в к-рых клиент противится инструкциям терапевта.
Здесь предположительно клиент бунтует, чтобы уменьшить психол. реактивное сопротивление - гипотетическое мотивационное состояние, вызванное угрозами воспринимаемой свободе поведения.
Неудивительно, что объяснения того, как П. в. вызывают изменения на уровне семейной системы, являются еще более разнообразными и более абстрактными. Нек-рые П. в. предположительно прерывают поддерживающие проблему циклы взаимодействия между людьми, а нек-рые, как, напр., положительные коннотации в миланском стиле, предположительно действуют посредством введения информ. в систему или через изменение смыслового значения симптома и взаимодействия в семье, к-рое его поддерживает. Мотивационные объяснения динамики на системном уровне исходят из того, что П. в. действуют за счет активации динамики отношений, вызывая сжатие или отталкивание либо нарушая равновесие сил внутри системы, сгруппированных в поддержку или против изменений.
Нек-рые теории П. в. пытаются сочетать или интегрировать различные механизмы изменений. Напр., Рорбо и сотрудники предложили модель согласия - сопротивления (compliance - defiance model), различающую два типа П. в. Предписывание симптома на основе согласия показано в тех случаях, когда а) недоступный (непроизвольный) симптом, напр. нарушение сна, поддерживается попытками предотвратить его и когда б) потенциал реактивного сопротивления низок (т. е., когда мала вероятность сопротивления клиентов попыткам воздействовать на них). Вмешательства, осн. на сопротивлении, работают именно потому, что люди меняются, когда начинают протестовать. Они показаны в том случае, если клиенты расценивают поведение, являющееся мишенью терапии, как относительно свободное (произвольное) и когда потенциал реактивного сопротивления является высоким.
Др. модель терапевтического парадокса, впервые предложенная Вацлавиком и др., интегрирует поведенческие и когнитивные объяснения изменений. Терапевтическая "двойная связь" - директива целенаправленно демонстрировать непроизвольное симптоматическое поведение - является зеркальным отражением патогенного парадокса "быть спонтанным". Единственный способ подчиниться такой директиве - не подчиняться ей. Согласно Вацлавику и др., это может иметь 2 последствия: если клиент не в состоянии продуцировать симптом по требованию, он будет меньше демонстрировать проблему или, если клиент продуцирует симптом, он сможет больше контролировать его. Таким путем клиенты "меняются, если делают, и меняются, если не делают" (Вацлавик и др.). Если симптоматическое поведение само по себе не меняется, меняется по меньшей мере его восприятие клиентом. Как писали Раскин и Клайн, поведение, контролируемое человеком, может быть грехом, но не может быть невротической жалобой.
Эффективность
Сложно сказать, какой именно вклад П. в. вносят в излечение пациента, поскольку они являются частью широкой терапевтической стратегии. Тем не менее, многочисленные клинические работы, изучение отдельных случаев и качественные аналитические обзоры показывают впечатляющие и, по всей видимости, стойкие эффекты в лечении отдельных лиц и целых семейных систем.
Эксперим. исследования эффекта П. в. с использованием контрольных групп при индивидуальной терапии дают неоднозначные результаты. Два независимых метааналитических обзора указывают на то, что П. в. превосходят по эффекту отсутствие лечения, но не демонстрируют убедительных преимуществ по сравнению с непарадоксальными подходами. В то время как Хилл в своем метаанализе нашел прием парадокса более эффективным, Шохэм-Саломон и Розенталь считают, что общий эффект П. в. равен (но не превышает) среднему уровню результата, достигаемого психотер. в целом.
Возможно, наиболее интересным результатом метаанализа является то, что нек-рые формы П. в. представляются гораздо более эффективными по сравнению с другими. Согласно данным анализа, к-рый выполнили Шохэм-Саломон и Розенталь, величина эффектов двух предписаний симптомов с положительной коннотацией оказалась значимо больше величины эффектов при применении непарадоксальных методов лечения или предписаний симптомов без положительных коннотаций. П. в. оказываются наиболее эффективными, когда терапевт либо а) подвергает симптом положительному переопределению прежде, чем предписывает его (напр., хвалит терпеливое отношение депрессивного больного к собственному одиночеству или его готовность пожертвовать собой ради блага др. людей), либо б) объясняет клиенту механизм П. в. (цикл экзацербации). Можно считать, что и то, и другое включает положительную коннотацию симптома, благодаря или рефреймингу, или объяснению того, что клиент не заболел, а застрял в цикле экзацербации.
Этические вопросы
Вместе с широким распространением и ростом популярности парадоксальной терапии в 1980-е гг., возникла опасность возможного злоупотребления этими техническими приемами. Стратегии, при к-рых терапевты оставляли смысл механизмов своих вмешательств непрозрачным для клиентов, критиковались как манипулятивные и потенциально вредные для отношений клиента и терапевта. Защитники стратегической терапии, однако, возражают, что хорошей терапии присуща манипулятивность и раскрытие всей правды о лечении может быть не только бессмысленно, но и невежливо по отношению к больному. Представители всех взглядов соглашаются между собой в том, что парадокс не должен быть использован ради производимого им шока или власти, к-рую он обещает. Побуждение к симптому или удерживание людей от изменения могут вызвать катастрофические последствия, если реализуются саркастически или из чувства неудовлетворенности ("Вот окно - иди и прыгай!"). Важно и то, что такие терапевты как Хейли, Уикленд, Палаццоли и Хоффман - все пионеры использования парадоксальных методов, - теперь относятся более сдержанно к их применению; даже терапевты, хорошо владеющие стратегическими методами, находят термин "парадоксальный" сбивающим с толку, неточным и перегруженным отрицательными коннотациями. Существенно тж и то, что термин "П. в.", вырванный из теорет. и клинического контекста, слишком легко может восприниматься как поверхностное решение проблемы или как трюк.
Снизить риск потенциальной возможности злоупотребления П. в. позволяют 3 принципа, к-рыми следует руководствоваться. Во-первых, это положительное определение поведения. При предписывании симптома или удерживания от поведения следует избегать предположений о наличии у клиента неблаговидных мотивов (напр., желание контролировать, сопротивляться или победить кого-либо). Благородные намерения следует приписывать не только симптому, но и тому, что делают др. люди для его поддержания. Во-вторых, следует быть чрезвычайно осторожным с вызывающими или провоцирующими вмешательствами. При удерживании от изменения, напр., будет более безопасным сказать больному, что изменение не является целесообразным, чем предсказать, что оно окажется невозможным. Наконец, следует придерживаться конкретной теории. Иными словами, надо иметь ясную формулировку того, какие условия поддерживают проблему и как П. в. может помочь изменить это. Связное и логичное объяснение механизма является наиболее важным руководящим принципом использования парадоксального (или любого другого) вмешательства.
См. также Актуализирующая терапия, Клиническое суждение, Когнитивные терапии, Симулятивные расстройства, Интернализация, Психотерапия, Эффективность психотерапии
В. Шохэм, М. Рорбо

Парадоксальный сон (paradoxical sleep)

Согласно записям электрической активности головного мозга, замеряемой с помощью ЭЭГ, люди во время ночного сна проходят через неск. циклов или стадий. Вероятно, простейший способ классифицировать эти стадии - разделить время сна на два периода: S-сон (от англ. slow - медленный) и D-сон (от англ. desynchronized - десинхронизированный). S-сон получил свое название по характерному медленно-волновому паттерну ЭЭГ (высокая амплитуда и низкая частота колебаний). S-сон обычно подразделяется на 4 стадии: стадия 1 характеризуется наименьшим, стадии 2 и 3 - умеренным, а стадия 4 - наибольшим количеством медленных волн. В начале нормального ночного сна человек проходит цикл из этих четырех стадий прежде чем вступить в период D-сна. В оставшуюся часть ночи периоды S-сна чередуются с периодами D-сна. По мере приближения утра стадия 4 S-сна наблюдается все реже, а периоды D-сна имеют тенденцию становиться длиннее.
В противоположность S-сну, D-сон характеризуется десинхронизированным паттерном ЭЭГ (низкая амплитуда и относительно высокая частота колебаний), быстрыми движениями глаз (REM) и подергиваниями пальцев рук и ног, а тж др. частей тела. D-сон тж называют П. с., или REM-сном. Термин "парадоксальный" указывает на то, что эта стадия сна характеризуется ЭЭГ-паттерном бодрствования, хотя для человека или животного проснуться в это время труднее, чем в период S-сна. Эту стадию сна также связывают с периодами сновидений у людей. В частности, если люди просыпаются во время или сразу после стадии П. с., они почти неизменно сообщают о сновидениях. П. с. как термин был впервые введен в статье о стадиях сна, опубликованной в журн. Scientific American французским врачом-исследователем Мишелем Жуве.
Чем можно объяснить наличие этих двух типов сна и их чередование на протяжении ночи? Ответ на этот вопрос тесно связан с пониманием функции сна. Согласно одному объяснению, сон - это адаптивный механизм, развившийся в целях сбережения энергии по ночам, когда добывание пищи для животных, ведущих дневной образ жизни, затруднено. Однако следствием эволюции мн. животных стали регулярные паттерны локомоторной активности, предположительно возникающей каждые 2 часа, в периоды к-рой вполне могли бы осуществляться разные виды поведения, включая пищевое, необходимые для выживания животного. Если бы этот 2-часовой цикл продолжался круглосуточно, животному пришлось бы периодически прерывать свой сон. Т.о., чтобы получать полный ночной сон и сохранять 2-часовой цикл активности, животное входит в период D-сна, в к-ром бодрствует только головной мозг.
См. также Физиологические потребности, Сон, Нарушения сна
Б. М. Торн

Параметрические статистические критерии (parametric statistical tests)

П. с. к., в отличие от непараметрических или свободных от распределения критериев, требуют выдвижения допущений, касающихся характеристик, свойств и формы распределений совокупностей, из к-рых извлекаются анализируемые с помощью них выборки. К числу наиболее часто требуемых допущений относятся предположения о нормальности распределений совокупностей (t, F, r/R) однородности дисперсии (t, F), линейности регрессии (bx•y, r/R), непрерывности мер/переменных и равенства интервалов измерительной шкалы. В том, что касается проверки нулевых гипотез, параметрические критерии обладают большей мощностью по сравнению с непараметрическими, при равенстве всех прочих факторов. Однако, скорее в силу своей универсальности, чем мощности, параметрические критерии стали наиболее распростр. инструментами исследователя в области психологии.
В многомерной статистике параметрические критерии основываются, гл. обр., на двух важных допущениях, а именно, что а) включенные в анализ данных переменные имеют многомерное нормальное распределение и что б) дисперсионные матрицы (в основном, матрицы дисперсий и ковариаций) одинаковы для всех групп. Центральное место среди параметрических критериев в многомерной статистике занимают ?-критерий Уилкса и предложенная Бартлетом аппроксимация распределения ? через распределение ?2 (V - критерий). ? - критерий Уилкса - типовая статистика для проверки значимости различий между групповыми центроидами.
V-статистика Бартлета - это натуральный логарифм ?, к-рый можно использовать в качестве параметрического статистического критерия для проверки нулевой гипотезы о равенстве неск. групповых центроидов. Статистика V имеет распределение ?2 с числом степеней свободы n(G - 1). Разновидности ? и V применяются как параметрические методы проверки нулевой гипотезы в различных приложениях многомерной статистики, напр. в MANOVA, многомерном дискриминантном анализе и анализе канонических корреляций.
См. также Непараметрические статистические критерии, Статистика в психологии
П. Ф. Меренда

Параноидная личность (paranoid personality)

В DSM-IV этот хорошо известный синдром характеризуется стойкой, неоправданной подозрительностью и недоверчивостью. Со стороны эти люди производят впечатление осторожных, скрытных и ведущих уединенный образ жизни; они усиливают это впечатление своей склонностью сомневаться в верности др. лиц, поиском скрытых мотивов в их поведении и ожиданием, что их в чем-либо обманут. Они "делают из мухи слона", любят вступать в препирательства и всегда готовы к ответному нападению при малейшем намеке на потенциальную угрозу или критику. Упрямые и дефензивные, эти люди твердо придерживаются своих взглядов и не склонны идти на компромиссы. Они не только не доверяют окружающим, но и постоянно сопротивляются внешним влияниям и испытывают страх перед утратой возможности самоопределения. Склонность к неверному истолкованию случайных поступков и высказываний как проявлений обмана или недоброжелательности граничит с иррациональностью, однако не принимает черты полностью сформированной бредовой системы. Они проявляют минимальный аффект и считаются окружающими "холодными" и лишенными юмора. В рамках своих представлений, они гордятся своей объективностью, рациональностью и эмоциональной холодностью. Быстрые на критику окружающих, П. л. чрезвычайно чувствительны к критическим высказываниям в свой адрес.
Следующие критерии построены не на психоан. или конституциональной моделях, а были выведены из теории биосоциального научения.
1. Неусыпная недоверчивость (напр. демонстрирует нервную защиту относительно предвосхищаемой критики и обмана, чрезмерную подозрительность, зависть и ревность к окружающим).
2. Провокационное межличностное поведение (напр. демонстрирует бранчливую, капризную и колкую раздражительность, провоцирует озлобление и гнев враждебной, осуждающей манерой поведения).
3. Упрямая автономность (напр. выражает страх потери независимости и возможности самоопределения, решительно сопротивляется всем источникам внешнего воздействия и контроля).
4. Минибредовые когниции (напр. искажает события своими субъективно логичными, но объективно иррациональными представлениями, приукрашивает тривиальные достижения, приводя их в соответствие с квазиграндиозным образом собственной личности).
5. Отнесение себя в разряд преследуемых (напр. трактует случайные события как критику в свой адрес, демонстрирует тенденцию к преувеличению незначительных и не относящихся к нему конфликтов, истолковывая их как доказательство преднамеренного обмана и злого умысла).
См. также Руководство по диагностике и статистической классификации психических расстройств, Расстройства личности
Т. Миллон

Паранойя (paranoia)

П. как понятие существует в зап. мышлении с тех пор, как древние греки образовали это слово из двух: пара ("вне") и нойя ("разум"). Хотя оно часто используется как общее слово для обозначения сумасшествия, его глагольная форма - параносо (paranoso) - означает "думать неверно" и потому оно отличается по смыслу от др. слов для обозначения сумасшествия, таких как мания, указывающая на эмоциональное безумие (= бешенство).
В 1783 г. слово П. было введено в английский язык Уильямом Калленом, шотландским невропатологом, к-рый следовал употреблению этого слова в немецком как общего термина для помешательства. В 1818 г. этот термин был применен Оскаром Хейнротом для обозначения специфического синдрома (наз. тж немецким словом Verrucktheit, помешательство), после чего Эмиль Крепелин ввел термин П. в свой учебник 1896 г. (и его более поздние издания) в качестве назв. большого психоза, отличного от маниакально-депрессивного заболевания и dementia praecox (шизофрении). Крепелин описал П. как систему незаметно формирующегося и стойкого бреда преследования, ревности или величия с включением религии, изобретательства или эротизма, сопровождаемую ясным и упорядоченным мышлением, волей и действиями, а иногда - ипохондрическими жалобами. Обычно хроническое, это расстройство может тж быть острым и доступным лечению.
З. Фрейд довольно часто использовал предложенную Крепелином классиф. П. в своей собственной диагностике, квалифицируя П. как психоз защиты от неприемлемых и вытесненных мыслей и чувств, гомосексуальных по своей природе и проецируемых на др. людей. Наиболее знаменитым анализом П., проведенным Фрейдом, был случай Йозефа Шребера, бывшего судьи и президента сената города Дрезденд в Германии.
Др. ранними исследователями П. и соотносящихся с ней расстройств были А. Мейер, к-рый видел в развитии П. постепенную трансформацию личности; Э. Блейлер, классифицировавший П. как один из типов шизофрении, и И. П. Павлов, к-рый утверждал, что П. представляет собой передачу анормального сигнала, улучшающего выработку и повышающего прочность условного рефлекса. К более поздним исследователям можно отнести Н. Камерона, разделявшего II и параноидные состояния; Т. Миллона, давшего детальное описание параноидной личности; Свэнсона, Бонерта и Смита, авторов труда о параноидных расстройствах с психодинамической т. зр.; О. Льюиса, автора краткой истории использования слов "П." и "параноид", доказавшего, что их употребляли только по отношению к симптоматическому, токсическому или шизофреническому состоянию; К. Колби, разработавшего компьютерную модель параноидных процессов, основанную на восприятии суждений как злонамеренных, а не доброжелательных или нейтральных, и Дж. Винокура, к-рый в своем президентском обращении к Американской психопатологической ассоц. в 1977 г. заменил термин "параноидные расстройства" (paranoid disorders) термином "бредовое расстройство" (delusional disorder), заявив о бесполезности продолжения исслед. тонких аспектов бредовых расстройств и о том, что больные, классифицируемые как параноидные, страдают ничем иным, как бредом.
Исслед. параноидных и бредовых расстройств знач. усилилось в 80-е гг. Выпуск "Бюллетеня шизофрении" (Schizophrenia bulletin) за 1981 г. содержал статьи о различиях в когнитивном стиле, генетических и биохимических параметрах и структуре личности пациентов, страдающих П. и шизофренией, подрывая, т. о., старую позицию в споре о том, должна ли П. считаться подтипом шизофрении.
Между тем, последовательные редакции DSM отражали и закрепляли прогресс в этой области, начиная от включения относительно простых рубрик в первых двух редакциях до сложной категоризации в DSM-III, где диагностические критерии включают бред преследования, ревности и величия, гнев, идеи отношения, изоляцию и подозрительность. Типы заболевания включали собственно П., совместное параноидное расстройство (shared paranoid disorder, или folie a deux) и острое параноидное расстройство (acute paranoid disorder).
В DSM-III-R была официально принята позиция Винокура, вследствие чего параноидные расстройства были сведены к бредовому расстройству с устойчивым, лишенным причудливости бредом в качестве единственного критерия. Типы этого расстройства маркировались традиционными видами бреда: эротическим, величия, ревности и преследования; были добавлены соматический и, разумеется, резидуальный типы. Соматический тип отличает от дисморфофобического и ипохондрического расстройства лишь степень убежденности больного в том, что что-то происходит с его организмом.
Тип совместного параноидного расстройства был переименован и классифицирован заново как индуцированное психотическое расстройство, а острый тип был определен как "психотическое расстройство без дальнейших уточнений (атипичный психоз)". Парафрения - легкое расстройство позднего возраста, длительно описываемое как комбинация признаков и П., и шизофрении, продолжает оставаться исключенной из официальной системы диагностики.
В русле этих изменений развертывались новые исслед. бредовых состояний, обычно показывавшие, что такие состояния трудно определить, измерить или отделить от др. психол. явлений, в особенности от сильных эмоций. Их содержание представляется зависимым от ситуации, хотя характерный для них стиль атрибуции остается относительно стабильным.
Несмотря на расхождения в истории изучения параноидных и бредовых расстройств, все же возможно обнаружить ядерную концепцию, сквозную для официальных дефиниций и описаний, теорет. литературы и данных эмпирических исслед. П. (бредовое расстройство) - психич. расстройство, характеризующееся наличием стойкого, лишенного причудливости бреда преследования, величия или др. относимого к себе содержания, не обусловленного к.-л. др. психич. или органическими расстройствами. Соц. и супружеское функционирование может нарушаться, хотя интеллектуальное функционирование и профессиональная деятельность в не затронутых бредом областях могут оставаться удовлетворительными.
Может наблюдаться чрезмерно выраженное самозащитное или агрессивное (и насильственное) поведение, обусловленное бредовыми переживаниями.
См. также Бредовые расстройства, Галлюцинации, Параноидная личность, Надежность диагнозов
Э. Д. Шейер

Парапсихология (parapsychology)

П. представляет собой научное изучение "пси" (родовой термин для различных типов "психич" феноменов, доступных эмпирическому изучению). Различают в основном 2 формы пси-феноменов: а) экстрасенсорное восприятие (ЭСВ) и б) психокинез (ПК). ЭСВ - способность получать информ., недоступную органам чувств. Оно может быть по-разному локализовано во времени, относиться к прошлым (ретрокогниция) или к будущим (прекогниция) событиям. Традиционно ЭСВ далее подразделяют на телепатию и ясновидение. При телепатии информацией или мишенью является чья-то мысль, при ясновидении это - внешнее событие или объект. Психокинез представляет собой способность мысленно воздействовать на внешние системы за пределами сферы двигательной активности индивидуума.
Исторический фон
Вера в психич. феномены так же стара, как и известная нам история человечества. Даже в соврем. промышленно развитых странах публикуется много сообщений о наблюдениях пси-феноменов.
Таким же устойчивым, как вера, является и скептицизм, для к-рого есть 2 основания. Во-первых, феномены проявляются спорадически и подтвердить их обнаружение трудно. Во-вторых, феномены не имеют естественного объяснения, к-рое не противоречило бы нашим здравым представлениям о том, как мы взаимодействуем с нашей средой.
Подтверждения пси-процесса носят двоякий характер - количественный и качественный. К качественным пси-феноменам относятся события, имеющие естественную основу и представляющие собой спонтанные проявления пси-феноменов в повседневной жизни (напр., предчувствие надвигающейся катастрофы) и действие поля или феномен полтергейста (технически - рекуррентный спонтанный психокинез (РСПК)). Количественным подтверждением пси-феноменов, разумеется, являются лабораторные данные, полученные с использованием контроля и подвергнутые статистической обработке.
Наиболее обширной коллекцией спонтанных эпизодов пси-феноменов в США является собрание Л. Раина, включающее описание около 15 тыс. случаев. Автор не ставил перед собой целью подтвердить достоверность описанных событий, а лишь посмотреть, могут ли эти случаи пролить какой-то свет на пси-процесс и т. о. помочь сформулировать какие-то плодотворные гипотезы, к-рые затем можно было бы проверить в лабораторных условиях.
Парапсихологи обычно признают слабость описания случаев как свидетельства существования пси-феноменов.
Ранняя эксперим. работа была сосредоточена гл. обр. на передаче мыслей, или телепатии.
Первая серьезная попытка эксперим. изучения пси-феноменов в США была предпринята Дж. Э. Кувером. Кувер сделал вывод о том, что его результаты не позволяют подтвердить гипотезу о существовании телепатии. Среди др. ранних экспериментаторов в американских ун-тах были Троланд и Эстабрукс из Гарварда. Эксперименты Эстабрукса представляют особый интерес, поскольку в последней серии, когда индуктор и реципиент находились в разных помещениях, частота совпадений оказалась достоверно ниже той, к-рую можно было бы ожидать на уровне случайности.
Эксперименты в университете Дьюка: систематические исследования
Примерно в то время, когда Эстабрукс опубликовал результаты эксперим. исследования телепатии, в Ун-т Дьюка для совместной работы с Уильямом Мак-Дугаллом, давно интересовавшимся исследованиями пси-феноменов, прибыл Райн.
Райн поставил целью с помощью математически неоспоримых доказательств ответить на вопрос о существовании и распространенности ЭСВ.
Среди его экспериментов по ЭСВ наиболее известна серия Пирса - Пратта. В этом эксперименте X. Пирс был реципиентом, а Дж. Пратт индуктором. Работая в двух разных зданиях, индуктор и реципиент синхронизировали свои часы и установили точное время начала эксперимента. Индуктор выбирал наугад колоду карточек для ЭСВ из неск. имевшихся в его распоряжении, тщательно перетасовывал и один раз снимал. Затем он снимал верхнюю карту, клал ее вверх рубашкой на книгу и держал так в течение одной минуты. По истечении минуты он брал следующую карту и т. д., пока не были перемещены все остальные. Реципиент, находясь в одном из помещений библиотеки, пытался идентифицировать карты, минута за минутой, фиксируя свои данные. Уровень совпадений оказался выше случайного. Вероятность случайного получения такого результата ниже 1022.
Райн и его сотрудники провели также крупномасштабные эксперименты с целью установить возможность психокинеза, в к-рых задачей испытуемых было мысленно заставить подброшенную монету упасть определенной стороной вверх. После девяти лет исследований Райн заявил, что имеет достаточно доказательств существования ПК. Значимыми оказались неожиданные данные о снижении числа попаданий с течением времени. Данные 18 независимо проведенных экспериментов показали с высокой степенью достоверности, что в левой верхней четверти листа для регистрации результатов зафиксирован наивысший процент попаданий, тогда как в правой нижней - самый низкий. Такое распределение попаданий с течением времени обозначается как "квартальное распределение" ("quarter distribution" (QD)).
Убедившись в реальности существования пси-феноменов, Райн и его сотрудники задались целью определить, влияют ли на них такие физ. переменные, как размер и форма мишеней, а тж пространство и время. Не обнаружив здесь никаких ограничений, они предприняли поиск связи пси-феноменов с психол. переменными. Стюарт и Хамфри в лаборатории ун-та Дьюка и Гертруда Шмайдлер в Городском колледже Нью-Йорка были первыми в изучении корреляции ЭСВ с личностными переменными.
Некоторые подтверждения. Райн и его сотрудники сделали обзор всех эксперим. работ по пси-феноменам, опубликованных с 1882 по 1939 гг. и проанализировали сделанные в их адрес критические замечания. Из 145 работ в 82 были приведены результаты, к-рые можно считать достоверными на основе статистических критериев, обычно принимаемых в психол. литературе. Начиная с 1949 г., опубликовано неск. сот работ, в к-рых сообщается об успешных экспериментах с пси-феноменами.
Исследования процесса
Исследователи, убежденные в реальности существования пси-феноменов, обратили свое внимание на работы, к-рые могут пролить свет на природу этого процесса. Эти работы важны по неск. причинам: а) любое подтверждение каких-то закономерностей в пси-феноменах будет тж подтверждением их существования; б) поскольку скептическое отношение во многом вызвано внешней причудливостью пси-феноменов, понимание их взаимосвязи с др., более хорошо изученными феноменами будет способствовать снижению их отвержения челов. интеллектом, и в) существенное понимание процесса обеспечит основу для получения меры контроля или, по меньшей мере, степени предсказуемости и воспроизводимости.
Г. Ю. Айзенк высказал гипотезу, согласно к-рой, если ЭСВ является древней и примитивной формой восприятия, то экстраверты, имеющие более низкий фон активации коры, должны показывать лучшие результаты по тестам ЭСВ, чем интроверты, высокий фон корковой активности к-рых неблагоприятен для ЭСВ. Обзор обширной литературы по П. убедил Айзенка, что экстраверты более успешно справляются с тестами на ЭСВ, чем интроверты. Позднее Кантамани и Рао опубликовали результаты четырех серий экспериментов, подтверждающих наличие связи экстраверсии с ЭСВ.
Др. личностной характеристикой, связь к-рой с ЭСВ подверглась основательному исследованию, является нейротизм. Нейротизм, понимаемый как "дезадаптивное поведение, вызванное тревогой или психол. защитой от тревоги", имеет тенденцию отрицательно коррелировать с успешностью выполнения тестов ЭСВ.
Вера в возможность существования ЭСВ предопределяет результаты тестов на ЭСВ. Одна из первых исследователей, Шмайдлер, разделила своих испытуемых на "овец", к-рые верили в возможность существования ЭСВ и "козлов", отвергавших такую возможность. Она обнаружила, что "овцы" добивались более высокого уровня совпадений, чем "козлы".
Палмер опубликовал обзор работ, посвященных сравнению "овец" и "козлов", и нашел, что в 13 из 17 экспериментов с использованием стандартных методов и анализа, "овцы" добились лучших результатов по сравнению с "козлами".
Пси-феномены и снижение сенсорного шума
Большинство традиционных методов, создающих условия для появления пси-феноменов, подчеркивают важность суженного внимания и осознавания сенсорного входа. Парапсихологи экспериментировали с рядом процедур, направленных на повышение внутреннего сознавания и снижение внешнего внимания. К ним относятся "ганцфельд" стимуляция (стимуляция целостного поля), гипноз, релаксация и медитация.
Если принять во внимание ставшую легендарной неуловимость и досадную непредсказуемость пси-феноменов, то число успешных экспериментов с использованием процедуры снижения сенсорного шума обнадеживает. В этом контексте следует отметить, что стимуляция целостного фона вызывает повышение активности альфа-волн на ЭЭГ. Медитация и мышечная релаксация сопровождаются сходными ЭЭГ-эффектами.
В неск. опубликованных работах по парапсихологии предпринимались попытки установления связей между данными ЭЭГ-активности и уровнем выполнения тестов ЭСВ. Результаты свидетельствуют, что пси-феномены коррелируют с уровнем альфа-активности, а тж со сдвигом частоты альфа-волн до и после эксперимента, указывая на то, что в основе пси-процесса может быть своего рода непроизвольное или расслабленное внимание.
Отсутствие пси-феноменов и дифференциальный эффект
Отсутствие пси-феномена - это его неверное направление, приводящее к существенному отклонению от мишени, в к-рую испытуемый сознательно стремится попасть. Райн считает, что возможным объяснением отсутствия пси-феномена является "неосознаваемая отрицательная мотивация и, тж неосознаваемые, систематические когнитивные ошибки". Наблюдения показывают, что испытуемые с негативной установкой по отношению к пси-феноменам достоверно чаще "промахиваются" мимо мишени. С отсутствием пси-феноменов положительно коррелируют тж ситуации, вызывающие фрустрацию, скуку и активирующие интрапсихические конфликты у испытуемых. Эти данные подтверждают гипотезу о негативной мотивации. Однако, ситуации, когда испытуемый постоянно попадает мимо мишени или путает один стимульный символ с другим, лучше объясняются гипотезой о систематической когнитивной ошибке.
Одним из часто встречаемых пси-эффектов является тенденция к дифференцированному результату при проведении теста в двух контрастирующих ситуациях, напр., с двумя разными типами стимульного материала или модусами ожидаемой реакции. Рао назвал это "дифференциальным эффектом".
Отсутствие пси-феномена вообще и дифференциальный эффект в частности указывают на двунаправленную природу пси-феноменов. Именно эта двунаправленность делает их неуловимыми и невоспроизводимыми.
По той же самой причине любая надежда на достижение предсказуемости должна неразрывно связываться с пониманием механизмом, участвующих в самозашумлении пси-процесса.
Теории пси-феноменов
Часто приходится слышать, что П. не имеет своей собственной парадигмы и что ее данные конфликтуют прежде всего с тем, что Кун называет "нормальной наукой". Это, однако, не означает, что в этой области отсутствуют теории.
До настоящего времени парапсихологические теории в основном пытались объяснить, как пси-процесс может функционировать относительно независимо от ограничений, накладываемых пространством и временем. Эти теории представляют собой виталистическую модель. Нек-рые теоретики выражали надежду на то, что использование принципов естественных наук окажется достаточным для объяснения природы пси-процесса. Третья, акаузальная модель, принципиально отказывается от понятия взаимодействия испытуемого и мишени. Наиболее известной теорией из этой группы является концепция Юнга о синхронистичности, постулирующая некаузальное связывание двух событий значащим (можно даже сказать - многозначительным) образом.
В последние годы две теорет. концепции, получившие известность, привели к весьма важным эмпирическим исслед. Стэнфорд предложил "модель соответствия поведения" ("conformance behavior model"). Согласно этой модели, НС или мозг является сложным генератором случайных событий (ГСС). Участник эксперимента на ЭСВ (или экспериментатор), в силу наличия желания или необходимости добиться успешного результата, является "предрасполагающей системой". Предрасполагающая система при благоприятных обстоятельствах оказывается условно связанной с ЭСВ таким образом, что выход информации одного участника начинает соответствовать предрасположенности другого. Когда проявляется такое соответствие поведения, ЭСВ начинает существовать. Стэнфорд считает, что его теория превосходит уровень простого описания и имеет предпосылки для экспериментальной верификации.
Обсервационные теории пси-процессов используют в качестве аппарата квантовую физику; наиболее известна здесь модель Уолкера. Теория Уолкера, являющаяся расширением его теории сознания, осн. на понятии скрытых переменных в квантовой механике. Постулируется, что скрытые переменные примиряют требования детерминистических и стохастических концепций разложения вектора состояния. Предполагается, что эти скрытые переменные в принципе недоступны измерению физ. методами и функционируют независимо от ограничений пространства и времени.
Критика
Хотя главной проблемой парапсихологов является трудность нахождения своей теорет. парадигмы, их критики таких затруднений не испытывают и с легкостью находят для каждого случая свои гипотезы для объяснения эфемерности существования "мнимых" пси-феноменов. Если мир есть то, что мы о нем думаем, то парапсихологические события не должны происходить. Поэтому в основе любого заявления о существовании пси-феномена при тщательном изучении должны обнаружиться ошибка или обман.
Одним из наиболее острых критиков пси-феноменов был Прайс. Прайс соглашается с тем, что результаты нек-рых экспериментов с ЭСВ не могут быть опровергнуты ссылкой на "технические, статистические ошибки и непреднамеренное использование сенсорных стимулов", но поскольку ЭСВ несовместимо с научной теорией, эти результаты следует приписать "преднамеренному обману или наличию неглубоких патологических состояний" у этих исследователей.
Несмотря на тот факт, что Прайс позднее отказался от своих обвинений и принес свои извинения Райну, критика исслед. пси-феноменов во многом продолжает исходить из возможности обмана со стороны испытуемого или экспериментатора.
Утверждения о наличии пси-феноменов, как и их критика, поднимают интересные для социол. и философии науки вопросы - как мы делаем науку и что в ней является доказательством. Критика в адрес П. совершенно необычна для др. наук. Аргументы критиков гласят, что поскольку П. провозглашает действительными необычные факты, это дает им право требовать необычных доказательств. Поскольку пси-феномены трудно воспроизвести и привести в соответствие со всеми остальными нашими познаниями об окружающем мире, похоже, что требования больших и лучших доказательств будут сохраняться.
См. также Экстрасенсорное восприятие, Псевдопсихология
К. Р. Рао

Парасимпатическая нервная система (parasympathetic nervous system)

П. н. с. - один из отделов автономной НС; др. ее отдел - симпатическая НС. П. н. с. состоит из нейронов, клеточные тела к-рых расположены в стволе мозга и в крестцовых сегментах спинного мозга. Эти нейроны относятся к типу преганглионарных нейронов, т. к. все имеют синапсы в ганглиях, находящихся или внутри, или около иннервируемого органа. Аксоны преганглионарных нейронов черепного отдела нисходят к локальным ганглиям, постганглионарные волокна к-рых иннервируют сердце и внутренние органы грудной и брюшной полостей, тогда как нейроны крестцового отдела иннервируют гениталии и органы полости таза. Роль постганглионарного синаптического медиатора в П. н. с. выполняет ацетилхолин.
В функционировании автономной НС П. н. с. доминирует в периоды отдыха или релаксации. Восстановление запасов энергии и замедление метаболизма, к-рые имеют место во время доминирующей активности П. н. с., наз. анаболизмом. В течение такого периода понижаются функции сердечно-сосудистой системы: снижается частота сердечных сокращений и уменьшается ударный объем (количество крови, выталкиваемое сердцем за одно сокращение). Кровоток по периферии в это время минимален, но кровоток в желудочно-кишечном тракте и др. органах брюшной полости усилен. Эти реакции во многом противоположны тем, к-рые наблюдаются во время преобладания активности симпатической НС.
См. также Центральная нервная система, Симпатическая нервная система
Р. М. Стерн

Пассивно-агрессивная личность (passive-aggressive personality)

DSM-IV подчеркивает в качестве главной характеристики П.-а. л. сопротивление требованиям других к надлежащему поведению. Лица с этим расстройством своим поведением выражают форму скрытой агрессии, проявляющейся в промедлении, упрямстве, забывчивости и неэффективности. Их тж отличает импульсивная капризность, раздражительная мрачность и ворчливый, недовольный, угрюмый, несговорчивый и критиканствующий пессимизм. Часто страдающие и недовольные, эти люди постоянно предъявляют неконкретные жалобы и всегда не удовлетворены ни своими действиями, ни поведением окружающих. У них налицо постоянный конфликт между зависимостью и отстаиванием своих прав, к-рый выливается в проявляющуюся во всем амбивалентность и частые, внезапные смены настроения. Межличностные отношения отягощены ссорами и разочарованиями, постоянно провоцируемыми их характерными жалобами и капризным, раздражительным поведением.
Т. Миллон предложил систему операционализации этого расстройства в рамках теории биосоциального научения. Для идентификации данного синдрома сформулированы следующие диагностические критерии.
1. Лабильная аффективность (напр. часто раздражителен, демонстрирует переменчивую подавленность, легко фрустрируется и дает эмоциональные вспышки).
2. Поведенческое упрямство (напр. часто демонстрирует пассивную агрессивность, всем недоволен, все критикует; находит удовлетворение в том, чтобы обескураживать других и портить им удовольствие).
3. Неудовлетворительный Я-образ (напр. говорит о том, что его не понимают, недооценивают и унижают другие; обычно пессимистичен, рассержен и разочарован жизнью).
4. Недостаточные регуляторные механизмы (напр. выражает скоротечные мысли и импульсивные эмоции в некорректированной форме; внешние раздражители вызывают капризные и нерешительные реакции).
5. Межличностная амбивалентность (напр. конфликтный и нестабильный рисунок соц. ролевого поведения, в особенности зависимой подчиненности и напористой независимости; совершает непредсказуемые поступки и надувается без к.-л. причин, вызывая эмоциональный дискомфорт у окружающих).
См. также Руководство по диагностике и статистической классификации психических расстройств, Расстройства личности
Т. Миллон

Пасторское консультирование (pastoral counseling)

П. к. яв-ся совр. и психологически утонченной формой религиозного попечительства. Обычно предлагаемое священниками, раввинами, капелланами либо др. церковнослужителями, П. к. пытается соединить методы квалифицированного консультирования с пониманием и применением моральных норм и духовных ценностей религии.
В противоположность термину религиозное консультирование, к-рое не ограничено деятельностью христианских пасторов или системами верования Запада, термин П. к. обычно ограничивают пределами помощи, предоставляемой теми церковнослужителями, чья вера основана на иудейско-христианских традициях.
Библия полна примерами мужчин и женщин, посвятивших себя служению Богу, к-рые вдохновляли, руководили, поддерживали, ставили перед лицом происходящего, утешали, советовали и др. способами помогали людям, испытывавшим нужду. На всем протяжении христианской эры пасторы и др. религиозные деятели были заняты тем, что получило известность как четыре пасторские функции: а) исцеление (возвращение отдельных людей к цельности и руководство ими для того, чтобы они вышли за пределы их прежнего состояния; б) поддержка (помощь страдающим людям переносить боль и быть выше обстоятельств): в) руководство (содействие зашедшим в тупик людям в те моменты, когда они стоят перед трудными решениями); г) примирение (восстановление отношений между людьми и между человеком и Богом).
Совр. пасторское консультационное движение началось в 1920 гг. как реакция, с одной стороны, на традиционное теологическое образование, к-рое уделяло мало внимания практ. и пасторальным моментам, а с др. стороны, на методы психиатрического лечения, в к-ром религиозные перспективы исцеления занимали очень небольшое место.
Клиническое пасторское образование (Clinical Pastoral Education, СРЕ) развилось в высокоорганизованное движение. Большая часть его работы состоит в обеспечении норм и директив для подготовки пасторских консультантов; в демонстрации как персоналу больниц, так и теологическим педагогам того, что вовлеченность пасторов в лечение психол. и физ. болезней вполне уместна; в исслед. способов, к-рыми могут быть связаны теология и психол. науки; и в демонстрации того, что личностное и духовное развитие семинаристов, по крайней мере, столь же важно, как и интеллектуальный тренинг для священника.
Пасторские консультанты всех теологических убеждений имеют дело с личностными, соц., брачными, семейными и религиозными проблемами. Особое внимание в П. к. уделяется совладанию с имеющимися проблемами, помощи страдающим людям и предоставлению духовного руководства.
П. к. происходит не только в церковной обстановке, но тж в больничных палатах, тюремных камерах, домах прихожан, пунктах питания для бездомных, военных казармах и в помещениях, снимаемых для гражд. панихиды. Капелланы в больницах и в армии обычно идентифицируют себя как пасторских консультантов, так же поступают капелланы в колледжах и в спортивных командах высшей лиги.
Когда П. к. стало более популярным, а его эффективность получила большее признание, все больше пасторов стало замечать, что они просто завалены просьбами о консультировании. Для удовлетворения этих потребностей возникло неск. очевидных тенденций внутри пасторского консультационного движения. Они включали растущее общение и взаимодействие между пасторами и специалистами в сфере помогающих профессий; разраб. улучшенных программ подготовки в семинариях; стимулирование мирского консультирования в рамках и средствами местного прихода; создание пасторских консультационных центров; рассмотрение способов, к-рые могли бы содействовать предупреждению проблемы силами церкви или синагоги; возрастающее использование проповедей и небольших учеб. групп как способов поддержки психич. и духовного здоровья, и разраб. фильмов, семинаров и учеб. программ, к-рые могли бы дополнить, заменить или предотвратить необходимость в консультировании.
См. также Консультирование, Религия и психология
Г. Р. Коллинз

Пасынки и падчерицы (stepchildren)

Исслед. показывают, что вхождение отчима в не имевшую прежде отца семью оказывает положительное влияние на когнитивное и личностное развитие мальчиков; влияние же на когнитивное и личностное развитие девочек остаются практически неизученными. В одном обсервационном исслед., посвященном анализу взаимоотношений в семьях с отчимами, неполных семьях с разведенными матерями и полных семьях, мальчики в семьях с отчимами демонстрировали более компетентное соц. поведение в сравнении с мальчиками из полных семей. В отличие от этого, у девочек в семьях с отчимами наблюдался более высокий уровень тревожности в сравнении с девочками из полных семей. Мальчики выражали более теплое отношение к своим отчимам в сравнении с девочками. Мальчики в семьях с отчимами тж имели тенденцию демонстрировать более зрелое поведение в отличие от мальчиков из неполных семей с разведенными матерями.
В одном из недавних исслед., посвященных сравнению детей, находящихся под опекой разведенных отцов, детей из семей с мачехами и полных семей, были обнаружены определенные устойчивые половые различия - наблюдавшиеся мальчики оказались менее компетентными в соц. взаимодействии как со своими мачехами, так и с биолог. отцами, в сравнении с девочками. В сочетании с данными, собранными Сэнтроком и его коллегами по семьям с отчимами, возникает интригующий сценарий, в к-ром играет роль пол ребенка, пол родителей-опекунов и тип семьи с неродным родителем. В первые годы образования смешанной семьи дети сталкиваются со множеством изменений, переустройств и возможностью формирования новых привязанностей. Подобное нарушение равновесия, создаваемое повторной женитьбой отца, по-видимому, оказывает положительное влияние на их дочерей, но отрицательное влияние на их сыновей. Его дети уже пережили по меньшей мере одно травмирующее изменение в своей жизни, то есть, разрушение брака своих прежних родителей. Спустя несколько лет после развода мальчики, оказавшиеся под опекой своих отцов, оказываются лучше адаптированными, и то же самое можно сказать о девочках, оказавшихся под опекой своих матерей. Приход в семью мачехи может вызывать конфликт у мальчика, а приход в семью отчима может приводить к аналогичным последствиям у девочек.
См. также Развод, Отношения "родитель-ребенок"
Дж. Сэнтрок

Педагогическая оценка (educational assessment)

Под П. о. понимается психол. (или психопедагогическая) оценка, проводимая в связи с принимаемыми в школе решениями. Ее объект может варьировать от ребенка в школе до ситуативных аспектов образовательной среды или планирования и пересмотра программ. Чаще всего объектом П. о. становится отдельный ученик, и оцениванию может подвергаться либо его учеба, либо его поведение в классе. Оценка ученика проводится с учетом истории жизни и особенностей ребенка, характера заданий, с к-рыми он должен справиться, и всех релевантных аспектов домашней и школьной обстановки.
П. о. отличается от др. видов оценки не только ориентацией на школьную среду, но и своей методологией. Эти методологические различия могут выражаться в более широком использовании оценочных (рейтинговых) шкал, обсервационных методов, критериально-ориентированных мер и "динамических" (тест - обучение - тест) подходов, чем в случае традиционной психол. оценки, ориентированной на черты личности и ее динамику.
П. о., возможно, более, чем любая др. область оценки, оказалась подверженной влиянию правовых действий и судебных решений, отражающих текущие настроения об-ва и культурные традиции. Сегодняшнее законодательство требует, чтобы оценивание проводилось на родном языке ребенка с помощью отвечающих конкретным целям средств измерения, применяемых специально обученными профессионалами, к-рые должны ориентироваться на измерение предполагаемых способностей, а не мешающих обучению недостатков. Закон тж открыл для потребителя доступ к протоколам проводивших оценку специалистов, так что теперь любые зафиксированные на бумаге сведения м. б. затребованы родителями, старшими детьми или их адвокатом для ознакомления.
Возникли споры, во-первых, по поводу того, что принимать за интеллект и можно ли его оценить используемыми в настоящее время тестами; во-вторых, насколько вообще оправдано измерение интеллекта (или, говоря иначе, яв-ся ли интеллект релевантной переменной по отношению к обучению) по сравнению с альтернативами, предлагающими оценивать способность к научению как динамический процесс. Еще одно альтернативное предложение состоит в том, чтобы оценивать различные виды компетентности, связанные с конкретными прогнозирующими критериями, такими как профессиональная успешность.
Мак-Клелланд описал избыточность оценки способности к научению через использование мер, требующих совершенного владения оцениваемыми умениями. Это составляет дилемму пед. измерения в отношении популяций, чей опыт и возможности либо ограничены, либо отличаются по сравнению с культурным большинством, представленным в школьной системе. Ньюленд представил данные, позволяющие утверждать, что столь часто цитируемые различия в IQ между группами учеников с благополучной и неблагополучной ситуациями развития отражают уровень выполнения тестов, ориентированных на оценку достижений, хотя такие различия существенно сокращаются при использовании тестов для получения информ. о когнитивных процессах. Такие данные находят свое выражение в растущем интересе к недискриминационному оцениванию, т. е. в попытках разраб. и обосновать методы, к-рые, с одной стороны, не лишали бы отдельных учеников из групп меньшинств возможности продемонстрировать присущие им способности, а с др. - давали бы значимую для образовательного планирования информ.
Планирование и оценка образовательных программ - это относительно новая и быстро развивающаяся сфера деятельности для специалистов в области П. о. Так как сейчас в школьную систему привлекается все большее число психологов и одновременно расширяется круг их супервизорских обязанностей, соответственно растет потребность в ознакомлении их с системными подходами и методами принятия крупномасштабных решений.
Наконец, еще одной областью исслед., к-рая в перспективе может оказать положительное воздействие на развитие П. о., яв-ся экологическая психология. К измерительным инструментам, сконструированным с экологической т. зр., относятся методика психоситуативной оценки и Методика оценки для прямого применения с Картой стратегий обучения в классе (Assessment Procedure for Direct Application to the Classroom Instructional Strategy Sheet) - обе неформальные, а тж стандартизированный (требующий кодировки данных) подход Уэйлера, Хауза и Стэмбоу, представленный в "Экологической оценке проблемного поведения ребенка" (Ecological assessment of child problem behavior). Отличительный признак экологического подхода к оценке - акцент на естественнонаучном ("натуралистическом") наблюдении, при к-ром оценщик минимизирует вмешательство в происходящее и фиксирует в протоколе естественный ход событий.
См. также Прогноз академической успеваемости студентов, Результаты обучения (I, II), Тесты для отбора кандидатов, Тестирование и законодательство
К. Ш. Лидц

Педагогическая психология (educational psychology)

Для того чтобы понять сущность П. п., нужно познакомиться с ее истоками. Основание П. п. составляет философия и практика образования. В первой половине XIX в. теоретики образования проявили повышенный интерес к качеству обучения и к программам подготовки учителей. Со временем эти вопросы стали средоточием усилий многих пед. психологов. Швейцарский педагог И. Песталоцци, к-рого называют отцом современной педагогики, одним из первых указал на необходимость специальной подготовки учителей. Его теорет. разработки, включ. положение о важности гуманных чувств и доброжелательной атмосферы при обучении детей, привели к созданию пед. училищ для подготовки учителей. И. Гербарт сформулировал учение об апперцепции и указал на то, что необходимо соотносить старый опыт с новым и уделять внимание последовательности в изложении учебного материала. Третьим теоретиком в области образования был Ф. Фребель, имя которого связывают с организацией в 1837 г. движения по созданию в Германии детских садов и с популяризацией таких понятий, как внутренняя активность, преемственность, самовыражение, креативность, физ. и умственное развитие. Хотя эти трое первопроходцев иногда подвергались критике за использовавшиеся ими методы, им отдают должное за выделение развития в качестве существенной части психологии обучения и воспитания.
Качество и теорет. основы обучения продолжали привлекать внимание лидеров пед. мысли на протяжении оставшейся части XIX в. В 1899 г. У. Джеймс акцентировал внимание на прагматических аспектах психологии, одновременно предостерегая учителей против ожидания слишком многого от этой научной дисциплины. Джеймс посвятил значительную часть своей карьеры посредничеству между психологией и педагогикой.
В начале XX в. М. Монтессори реализовала свою программу образования, к-рая сочетала труд и игру для маленьких детей. Приблизительно в то же время Дж. Дьюи, работавший в Чикагском университете, основал свою экспериментальную школу с разработанной им программой обучения, центрированной на ученике.
Внимание к научным и прикладным вопросам. Научный, эксперим. аспект, характерный для пед., психологии, хотя и прослеживается до Вильгельма Вундта, все же традиционно связывается с работами Э. Л. Торндайка, к-рый заслужил титул "отца педагогической психологии". Торндайк в большей степени, нежели любой другой ее представитель, определил развитие пед. психологии на начальном этапе ее становления. Он заявлял, что его цель - применить "методы точных наук" к проблемам обучения.
Ч. X. Джадд (1873-1946), современник Торндайка, также признается как ученый, внесший не менее весомый вклад в начальное развитие П. п. Ван Флит (1976) отмечает, что Джадд, ученик Вундта, составлял яркую противоположность Торндайку. В то время как Торндайк и его ученики были поглощены теориями научения, экспериментами с животными и количественным представлением данных, Джадд со своими учениками сосредоточился на преобразовании самой сферы образования: его содержания, организации, политики и практики. Этот интерес к организации школ привел Джадда к разработке рекомендаций по созданию младших средних школ (junior high school), а также неполных колледжей (junior colleges), и к сосредоточению на создании условий плавного перехода детей из начальной школы в среднюю и из средней школы в колледж. Джадд также подчеркивал необходимость демократизации образования: за время его профессиональной деятельности доля детей, посещавших среднюю школу, выросла с 7 до 75%. Джадд сфокусировал свою эксперим. и теорет. работу на содержании школьных предметов и наиболее эффективной методике их преподавания. Он очень критически относился к всяким исслед., не переносимым напрямую на обучение в том виде, в каком оно происходило в школе.
Торндайк и Джадд создавали полюсность, к-рой суждено было стать осн. характеристикой последующих направлений и лидеров пед. психологии. Так, направление, ориентированное на теорию научения и измерения в лабораторных условиях, с одной стороны, и направление, ориентированное на реформирование школы и учебных программ, с др. стороны, развивались все более независимо друг от друга, без сколько-нибудь заметных тенденций к интеграции. Такое явное разобщение прослеживалось не только в публикациях и официальных мероприятиях, но и в отношениях между разными пед. институтами, факультетами психологии и кафедрами П. п. Ирония в том, что дисциплина, открыто заявившая о своем предназначении интегрировать психологию с педагогикой, часто была пространственно отдалена от места работы профессиональных психологов и отвергалась на теорет. уровне профессорско-преподавательским составом пед. институтов. Над П. п. нависла угроза превращения в узкую концепцию научения, к-рую критиковали, а то и полностью отвергали как педагоги, так и психологи. Последствия для пед. практики свелись к преимущественному занятию аттестацией, повышением профессионального уровня учителей и разработкой учебных программ и планов, причем без проявления сколько-нибудь серьезного интереса к теорет. или психол. основам.
Изучение развития чел. - широко признаваемое сегодня в качестве важной составляющей П. п. - напрямую прослеживается до работ Г. С. Холла, занимавшегося в основном изучением отрочества и юношества, и А. Гезелла, изучавшего и объяснявшего развитие в первые годы детства. Их работы отражают опору на полевые наблюдения, результаты опросов и интерпретации неэкспериментальных данных. Холл и Гезелл были больше ориентированы на приобретение практ. знаний, чем на создание научных теорий. В силу ненаучного характера их собственных работ и работ большинства их коллег, область изучения детей оказалась подверженной мощной критике.
Дискуссионные вопросы: содержание и статус. Полемика по поводу должного содержания курсов и учебников в области П. п., начавшаяся перед выходом в свет книги Торндайка, стала излюбленным занятием психологов и педагогов. В попытках определить границы этой дисциплины, за прошедшие годы было проведено огромное количество аналитических обзоров и опросов.
Многочисленные исслед., предназначенные оценить содержание курсов и учебников по П. п. на протяжении последних 70 лет, обнаружили поразительную разнородность этой дисциплины.
Вопрос, связанный с разнородностью содержания, - и столь же старый (но сохраняющий остроту до сих пор), как и вопрос о границах, - заключается в том, можно ли считать П. п. полноправной дисциплиной? По утверждению Осубеля, хотя и приходится, к сожалению, констатировать, что многие учебники по П. п. содержат лишь чуть больше "разбавленного водой содержания общей психологии", все же П. п. является полноправной дисциплиной. Он смотрел на эту науку как "на особую ветвь психологии, занимающуюся изучением характера, условий, результатов и оценок школьного обучения", а также включающую наряду с этим анализ специальных вопросов, касающихся всех когнитивных, аффективных, мотивационных, личностных, соц. и связанных с возрастным развитием переменных, к-рыми могут управлять педагоги и разработчики учебных программ. Он рассматривал П. п. как прикладную дисциплину и заявлял, что она выделяется из психологии своим специфическим фокусом на проблемах школы и класса. Осубель также утверждал, что проблемы обучения в классе не могут быть разрешены простой экстраполяцией "законов базисной науки [психологии], которые были выведены на основе лабораторных исследований... научения".
Другие отстаивали мнение, что П. п. представляет собой всего лишь собрание психол. теорий, помещенных в пед. контекст. Свежесть подобных критических высказываний, в сочетании с быстротой и пылкостью их опровержений с др. стороны, служит доказательством тому, что обоснованность этой дисциплины нельзя считать решенным вопросом. Дискуссии, связанные с измерением научения, бесспорно поддерживают активную жизнь в области П. п.
В 1982 г. почти 14% членов Американской психологической ассоциации зарегистрировались как пед. психологи и сохранили членство в отделении 15 (П. п.) внутри национальной ассоц. История этого отделения отражает картину борьбы, противостояния и сопротивления, к-рая была всегда характерна для П. п. Хотя члены отделения 15 преимущественно связаны с ун-ми и исследовательскими центрами, довольно большую группу пед. психологов можно обнаружить в учреждениях, более тесно связанных с преподавательской и учебной деятельностью на уровне школ.
См. также Теория обучения, Законы научения Торндайка, Результаты обучения (I, II)
М. М. Клиффорд

Педиатрическая психология (pediatric psychology)

П. п. находится на пересечении психологии развития (developmental psychology), психологии здоровья и детской психопатологии. Этот термин был предложен Л. Райтом в 1967 г., когда он определил педиатрического психолога как "любого психолога, работающего преимущественно с детьми в условиях медицинского учреждения, не являющегося психиатрическим по своему профилю". "Журнал педиатрической психологии" (Journal of Pediatric Psychology) определяет П. п. как "междисциплинарную область, адресующуюся к полному спектру физического и психического развития, проблемам здоровья и болезни, затрагивающим детей, подростков и их семьи".
Потребность в этой области психологии впервые обозначил в 1930 г. педиатр Дж. Андерсон. Первым психологом, предложившим тесный союз психологии и педиатрии, стал Дж. Каган, сделавший это в совместной с Л. Райтом статье 1967 г. в журнале "Американский психолог" (American Psychologist), дата публикации к-рой принята за официальную дату рождения этой области. Общество педиатрической психологии, образованное в 1968 г., яв-ся 5-й секцией 12 отделения Американской психологической ассоциации.
П. п. отличается от детской психологии тем, что вмешательство здесь обычно носит мед., а не психиатрический характер. Большая часть работы в области П. п. проводится в университетских мед. центрах, однако эта область постепенно вышла за пределы клиник высших учебных заведений в общественные больницы, а также пункты первичной мед. помощи частных групп мед. специалистов и индивидуально практикующих врачей.
Потребность в этой области явилась следствием успехов детской медицины, а также прогресса в педиатрии и в психологии. Оборотной стороной способности врачей спасти жизнь большему числу детей яв-ся рост показателей заболеваемости. Прогресс в медицине привел к тому, что мн. из ранее неизлечимых болезней приобрели характер хронических заболеваний, в результате чего возросло число детей, к-рые вынуждены справляться с резидуальным дистрессом, длительными или постоянными процедурами лечения и его последствиями. Каждый такой ребенок включен в структуры семьи, служб здравоохранения, образовательных учреждений и общины, и все эти структуры испытывают на себе влияние состояния физ. и психол. здоровья ребенка.
Педиатры особенно близко подошли к пониманию того, что эффективное лечение болезни требует обращения к поведенческим, психол. и соц. вопросам. Исслед. показывают, что более половины посещений педиатра сопряжены с проблемами в поведении или учебе, что 2/3 детей, находящихся под наблюдением педиатра, могла бы оказать пользу психиатрическая консультация, и что часто оказывающиеся в больницах дети с большей вероятностью имеют психиатрические симптомы, проблемы с обучением или поведенческие расстройства.
Педиатрический психолог функционирует как член медицинской бригады и может выполнять вспомогательную, консультативную роль или быть равноправным ее членом.
Услуги, предоставляемые педиатрическими психологами
Психологическая оценка. В контексте мед. окружения, в оценке нуждаются не только чисто психол. факторы, наряду с этим внимание должно уделяться медицинскому статусу ребенка, его влиянию на поведение ребенка, его психол. воздействию, и требованиям процедур лечения и их воздействию на ребенка. Оценке подлежат релевантные семейные факторы, включая соц. и финансовые ресурсы, отношение к здоровью, изменения в семье, вызванные болезнью, и взгляд семьи на эту болезнь. Релевантными являются переменные системы здравоохранения, в т. ч. доступность мед. помощи и функционирование пациента и семьи в рамках этой системы, а также переменные более широкого социокультурного окружения (напр., существующее в культуре отношение к какому-либо конкретному диагнозу, такому как СПИД).
Помощь в следовании предписаниям врача. Одна из часто выполняемых педиатрическим психологом ролей связана с оказанием пациенту помощи в соблюдении мед. предписаний. Несмотря на то, что следование предписаниям врача яв-ся проблемой всей мед. психологии, П. п. особенно часто имеет дело с пациентами, к-рые могут не понимать необходимости в своем лечении и находиться под влиянием связанных с возрастом потребностей в достижении независимости, противостоящих необходимости в повиновении требованиям врача. В этой роли психолог может рассматриваться в качестве агента мед. системы, работающего на благо пациента.
Управление болью. Психологи располагают умениями, могущими служить альтернативой или дополнять фармакологические способы управления болью (pain control). Для предупреждения боли могут использоваться такие методы, как обучение релаксации, релаксация на основе биолог. обратной связи и гипноз.
У детей боль может приводить к возникновению различных форм поведения (раздражительности, стремления к уединению или регрессии). В качестве поведенческих экспертов, педиатрические психологи могут работать в сотрудничестве с другими мед. специалистами в проблемах распознавания и реагирования на боль наиболее подходящим и эффективным образом.
Лечение психогенных заболеваний. Врачи испытывают разочарование и нередко досаду, когда обнаруживают у своих пациентов психол. "обусловленные" заболевания. Врач понимает, что такое заболевание не имеет органической основы, однако почти не располагает инструментами для оказания помощи пациенту, переживающему явный дистресс. В свою очередь пациенты, как правило, убеждены в "реальности" их заболевания, и также начинают испытывать досаду и разочарование, когда игнорируется или принижается их дистресс. Когда врач рассматривает психолога как члена бригады здравоохранения, это способствует укреплению доверия пациента к системе, к-рая относится к лечению его дистресса с должной серьезностью.
Этика и защита интересов ребенка. Мед. достижения принесли с собой сложные этические проблемы. Педиатрический психолог находится в уникальном положении, обязывающем его оказывать помощь не только мед. системе, но также пациенту и его семье. Когда требуется принять решение о том, стоит ли продолжать лечение, помочь мед. системе понять психол. воздействие ее лечения, или распознать более трудноуловимые формы плохого обращения с пациентом, педиатрический психолог способен удовлетворить потребность, к-рую не может удовлетворить никакой др. чел. внутри системы.
Исследования
Любая новая научная область должна утверждать себя не только через оказание услуг, но и через исслед. Психологов готовят не только как практиков, но и как исследователей, лишь профессиональный специалист в мед. системе извлекает пользу из этой конкретной модели подготовки. Т. о., психологи несут ответственность за увеличение базы знаний П. п.
От педиатрического психолога требуется ряд личных качеств. Во-первых, он должен понимать движущие им личные и профессиональные мотивы, поскольку педиатрические психологи часто работают с людьми, к-рые по сути не имеют проблем с психич. здоровьем, но тем не менее нуждаются в их услугах. Педиатрический психолог должен обладать высокой толерантностью к фрустрации, поскольку нередко к ним направляют совершенно не готовых к этому пациентов или родителей, либо обращаются в случаях, когда пациент намеревается покинуть больницу, а иногда в больнице могут в недостаточной степени признавать компетентность психолога, вследствие чего другие специалисты могут не всегда выполнять его рекомендации. Педиатрический психолог должен избегать профессионального фанатизма, работая в терапевтических бригадах. Работающие в них специалисты, такие как мед. сестры, соц. работники и физиотерапевты, придерживаются отличных концептуальных моделей, к-рые следует понимать и уважать. У него также должна быть толерантность к непредсказуемому графику работы, связанному с внезапно возникающей необходимостью в его услугах. Психологу часто приходится работать с недружелюбно настроенными пациентами, которые не понимают необходимости своего направления к нему и работы с ними психолога.
Подготовка яв-ся наиболее острой проблемой в П. п. Обществом педиатрической психологии периодически проводятся конференции, специально посвященные разработке стандартов подготовки. Для полноценной деятельности признана необходимость в овладении 4 областями знания: общая психология, клиническая психология, психология развития и психология здоровья. Подготовка в 1990-х гг. чаще всего осуществляется через интернатуру или на уровне постдокторской специализации, несмотря на существование некоторых аспирантских программ со специализацией в П. п. Доступ к информ. об имеющихся программах, интернатурах и стипендиях можно получить в Обществе педиатрической психологии.
См. также Жестокое обращение с ребенком, Детская психология, Страхи детей, Эмоциональное заражение, Семейные кризисы, Потеря и горе
Дж. Хоффман

Педофилия (pedophilia)

П. - психосексуальное расстройство, характеризующееся реальными или воображаемыми сексуальными действиями с детьми предпубертатного возраста в качестве неоднократно предпочитаемого или исключительного метода достижения сексуального возбуждения. Педофилическая сексуальная активность может варьировать по интенсивности, начиная, к примеру, от поглаживания ребенка по голове. Если педофил мужского пола, он может, прижимая к себе ребенка, скрыто мастурбировать, манипулировать гениталиями ребенка, побуждать его к манипулированию собственными гениталиями и, реже, пытаться совершить интроитус. Объектом внимания педофилов могут быть дети любого возраста, вплоть до подросткового; принуждение силой используется редко.
В сравнении с большинством других парафилий или половых девиаций накоплено больше исследовательских данных о характеристиках П. Это становится понятным, если учесть, что П. рассматривается об-вом как возмутительный поступок, может приносить очевидный психол. вред жертве, часто приводит к аресту педофила и, следовательно, создает группу заключенных, доступную изучению. Исходя из полученных эмпирических данных известно, что педофилы обычно знают детей, с к-рыми заигрывают - это соседи, члены семьи, друзья, родственники.
Хотя расстройство встречается преимущественно у мужчин, есть сообщения о случаях П. у женщин. Педофилов вдвое чаще привлекают дети противоположного пола. Возраст педофилов может варьировать от подросткового и до старческого, за семьдесят; наибольший процент распространенности приходится на середину и конец четвертого десятилетия жизни. Есть данные о том, что этиологические факторы при этом расстройстве могут быть различными, в зависимости от возраста преступника.
Данные др. исслед. свидетельствуют о том, что лица, совершающие педофилические акты, разделяются на несколько категорий. Наиболее крупной категорией являются психол. незрелые преступники - индивидуумы с постоянными трудностями в отношениях со своими сверстниками, чувствующие себя сексуально комфортно лишь с детьми. В большинстве случаев они имеют дело со знакомым им ребенком. Ко второй категории относятся лица, импульсивно регрессирующие до педофилического поведения под действием стресса. Импульсивность поведения обусловливает то, что преступники этого типа обычно не знакомы с жертвой. Третья категория состоит из мужчин, имевших эмоционально насыщенные ранние сексуальные контакты с мальчиками (напр., в исправительных учреждениях для несовершеннолетних преступников) и не продвинувшихся в дальнейшем в своем сексуальном развитии. Эти педофилы обычно жестоки и упорны в достижении своей цели. Заключительная категория состоит из антисоциальных личностей, которые охотятся на детей в поисках новых острых сексуальных ощущений. Нередко педофилическое поведение в таких случаях мотивировано как агрессивными, так и сексуальными импульсами; ребенку в процессе сексуального акта часто причиняется физ. вред.
При исслед. у некоторых педофилов обнаруживалась сопутствующая психич. патология (напр., алкоголизм, шизофрения, органические поражения мозга), при к-рой сексуальное поведение обусловливается расторможенностью органических влечений.
См. также Половые девиации
Д. Зиглер

Первичная профилактика психопатологии (primary prevention of psychopathology)

П. П. п. представляет собой усилия, направленные на снижение вероятности появления эмоциональных и психич. расстройств у еще не заболевшей части населении. Усилия являются предупреждающими. П. П. п. ориентируется иногда на группы повышенного риска либо на группы, приближающиеся к ситуациям повышенного риска или потенциальным жизненным кризисам. Программы П. П. п. могут включать устранение органических факторов, вызывающих психопатологические проявления, а также усилия, направленные на снижение избегаемого стресса, повышение уровня компетенции и навыков соц. приспособления, развитие повышенной самооценки и укрепление системы соц. поддержки.
Логика проведения П. П. п. оправдывается несколькими моментами. Во-первых, невероятный дисбаланс между числом людей, подвергающихся эмоциональному дистрессу, и числом лиц с психич. расстройствами делает невозможным оказание помощи всем нуждающимся путем индивидуальных вмешательств; этот разрыв невозможно преодолеть.
Значительное улучшение состояния здоровья и увеличение продолжительности жизни нашего населения во многом яв-ся результатом успешного применения методов первичной профилактики в области здравоохранения. Профилактические подходы включают "обнаружение вредного фактора" и принятие мер по его устранению либо нейтрализации или "укрепление организма".
В разгаре первоначального энтузиазма применения методов общественного здоровья в области психиатрического здравоохранения казалось, что контролирование и устранение психич. болезней - всего лишь вопрос времени. Однако, постепенно стало очевидным, что большинство из так называемых психич. заболеваний может не иметь своей специфической этиологии.
Высокий уровень стрессогенных условий (бесправность, безработица, сексизм, разрушение брака, утрата соц. поддержки) может вызвать любой из нескольких паттернов эмоционального срыва (напр., депрессию, алкоголизм, тревогу, гипертонию). Вкратце можно сказать, что имеется неспецифическая взаимосвязь между причинами и последствиями.
Если нашей целью является снижение частоты возникновения различных состояний или компульсивных стилей жизни, которые мы называем психич. болезнями, то как нужно правильно организовать усилия по профилактике? Здесь может помочь следующая формула:
Заболеваемость = органические факторы + стресс/компетенция + самооценка + сети социальной поддержки.
Успех профилактических мероприятий определяется снижением заболеваемости по разным формам эмоциональных нарушений. Существует несколько стратегий для достижения этой цели. Первая состоит в предотвращении, минимизации или снижении количества органических факторов. Чем больше будет снижено действие органических этиологических факторов (или чем больше их будет вообще устранено), тем ниже окажется уровень заболеваемости. Ниже приведены конкретные примеры:
1. Снижение числа случаев повреждений мозга в результате отравления свинцом или аварий приводит к снижению психич. заболеваний.
2. Предотвращение патологического воздействия поврежденных генов (после амниоцентеза, прерывания беременности при хромосомных аберрациях) снижает уровень рождаемости детей с врожденной церебральной патологией.
3. Медикаментозное снижение АД снижает вероятность повреждения мозга вследствие инсульта.
4. Улучшение церебрального кровообращения снижает вероятность формирования церебрального артериосклероза.
Вторая стратегия заключается в снижении стресса. Здесь взаимосвязи становятся более сложными. Стресс проявляется по-разному. Снижение стресса предполагает изменения в физ. и соц. среде. Средовые стрессовые ситуации включают большой комплекс взаимосвязанных переменных. Некоторые формы соц. стресса яв-ся продуктом глубоко укоренившихся культурных ценностей и образа жизни, которые нелегко изменить. Стресс может быть результатом низкой самооценки, становясь своего рода самоисполняемым пророчеством. Женщины и представители этнических меньшинств, к-рые с раннего детства знают о том, что их пол или раса считаются второсортными, вырастают со сниженной самооценкой, к-рую чрезвычайно трудно изменить. Профилактические усилия принимают форму просвещения населения, изменений в работе средств массовой информ. и преобразований в господствующей системе ценностей. Эти усилия встречают ожесточенное сопротивление власть имущих, извлекающих реальную выгоду от подвергаемых критике ценностей.
Важной областью научных исслед. в последние годы стало изучение связей между стрессовыми событиями повседневной жизни и началом как соматических, так и психич. заболеваний. Установлены корреляции между интенсивностью жизненных стрессов и вероятностью последующего появления определенных заболеваний. Обнаружены статистически значимые связи между жизненными стрессами и такими последствиями, как туберкулез, сердечно-сосудистые заболевания, несчастные случаи, лейкемия и диабет. Высокий уровень стресса обусловливает последующее возникновение психич. и эмоциональных расстройств. Надежная соц. поддержка снижает риск подвергания действию стресса.
Модель, заданная в формуле, имеет очевидные преимущества. Часто вмешательства приводят к изменениям во многих областях. Напр., регулярные занятия спортом приводят к улучшению координации моторики, физ. здоровья, состояния мускулатуры, кровообращения и физ. самочувствия. В то же время, человек может испытывать снижение стресса по мере расходования энергии на физ. деятельность; улучшение физ. навыков в ходе спортивных тренировок может повысить уверенность в себе и самооценку. Таким образом, улучшение наблюдается на всех уровнях.
Наконец, профилактические мероприятия требуют политической активности, направленной на изменения в об-ве. В этом аспекте борьба за перераспределение сил как стратегия профилактики психопатологии лишь только началась.
См. также Службы системы здравоохранения, Службы "горячих линий", Гуманитарная модель здравоохранения, Психотерапия, Группы самопомощи
Дж. У. Элби

Первичная терапия (primal therapy)

В 1970 г. А. Янов опубликовал свою книгу The primal scream ("Первичный вопль"). Хотя между теми, кто называет себя практиками П. т., произошел раскол, все они сходятся в том, что самые ранние травмы и неудовлетворенные потребности яв-ся причиной неврозов и психозов в последующей жизни. Эти травмы и неудовлетворенные потребности препятствуют нормальному прохождению стадий возрастного развития, к-рому подвержен каждым индивидуум, и в этом случае у чел. нарушается нормальный доступ в своим чувствам.
Процедуры П. т. могут варьироваться терапевтом в той или иной степени, но обычно полный курс длится несколько недель, в течение к-рых сеансы длительностью до 3 часов проводятся ежедневно. После этого интенсивного периода клиенты встречаются с терапевтом еженедельно для индивидуальной или групповой терапии в течение последующих 8-12 месяцев.
В ходе сеансов терапии клиенты вспоминают травмирующие события раннего детства и терапевт побуждает их заново "физически" пережить ранние обиды и раны. Конфронтация с чувствами часто приводит к мышечному напряжению и судорожным движениям.
См. также Новаторские психотерапии, Психотерапия
В. Рейми

Первичные умственные способности (primary mental abilities)

Одним из самых ранних достижений новой науки психологии яв-сь объективное измерение умственных способностей. Благодаря внедрению в психологию нового метода факторного анализа, Ч. Спирмен доказал, что интеллект можно охарактеризовать как композицию генерального фактора (g) общего для любой разумной активности, и специфических факторов (S), уникальных для задач, используемых при измерении интеллекта. Тестовые инструменты, в к-рых применялось понятие общего интеллекта, получили широкое распространение благодаря работам Бине и Симона, а позднее - Тёрмена. Американские психологи, занимающиеся вопросами образовательного и профессионального отбора, нашли понятие общего интеллекта мало полезным для прогнозирования успешности в конкретных видах трудовой деятельности или исполнении др. жизненных ролей. В добавление к этому, исслед. в области переноса умений, приобретенных в процессе обучения, показали, что концепция генерализуемости одномерной способности не оправдывает себя.
Усилия исследователей вскоре сосредоточились на иной проблеме: нельзя ли описать челов. способности, используя для этого ограниченный и экономный набор независимых измерений. Начало работам в указанном направлении положила публикация книги Т. Л. Келли Crossroads in the mind of man ("Перекрестки человеческого разума"), в к-рой отстаивалась идея измерения групповых факторов (репрезентирующих различные умения), таких как легкость оперирования числами, легкость оперирования вербальным материалом, пространственные отношения, скорость и память. Такого рода усилиям также способствовали успехи в развитии теории и методов факторного анализа, к-рый позволял теперь определять множественные факторы, каждый из к-рых отображал латентный конструкт, представленный набором независимо наблюдаемых переменных.
Л. Л. Терстоун, имя к-рого наиболее часто связывают с серьезными достижениями на этом направлении исслед. интеллекта, выражал надежду, что тщательное исслед. связей среди широкого множества оценочных инструментов, разработанных для того, чтобы как можно точнее отобразить данный конструкт, даст ограниченное число измерений, отражающих "строительные блоки разума". Он провел батарею из 56 простых психол. тестов на большом количестве детей из школ Чикаго и применил многофакторный анализ для определения основных измерений. Располагая имеющимися в то время методами, он смог с успехом продемонстрировать, что для объяснения большей части вариации индивидуальных различий в его измерениях достаточно менее 10 латентных конструктов. Поэтому факторы, полученные им в этом исслед., были названы П. у. с.
Большинство факторов, идентифицированных Терстоуном, впоследствии были воспроизведены в работах др. исследователей. Наиболее важными факторами, в порядке их вклада в объяснение индивидуальных различий, яв-ся следующие:
- Вербальное понимание (Verbal comprehension, V). Этот фактор отображает объем пассивного словарного запаса индивидуума и чаще всего измеряется словарными тестами в формате множественного выбора.
- Пространственная ориентация (Space Orientation, S). Способность визуализировать и мысленно вращать абстрактные фигуры в двух- или трехмерном пространстве. Считается, что данная способность необходима для понимания карт и чертежей, а тж при сборке объектов, требующей манипулирования пространственными конфигурациями. Возможно, что этот фактор является комплексным, включающим как визуализацию (зрительное воображение), так и восприятие пространственных отношений.
- Индуктивное рассуждение (Inductive Reasoning, R или I). Способность выводить правило или принцип на основе анализа отдельных примеров, требующаяся, вероятно, в большинстве случаев решения задач. Эта способность обычно измеряется с помощью незавершенных рядов цифр или букв, содержащих несколько скрытых закономерностей; испытуемого просят правильно завершить эти ряды.
- Числовой (Number, N). Это способность быстро и точно выполнять различные вычислительные операции. Самой простой мерой этой способности является тест проверки сумм в задачах на сложение.
- Беглость речи (Word Fluency, W). Этот фактор отображает активный словарный запас индивидуума и обычно измеряется свободным воспроизведением слов в соответствии с каким-либо заданным лексическим правилом.
- Ассоциативная память (Associative Memory, M). Проявляется преимущественно в вербальных заданиях, включ. парные ассоц. или заучивание списков. Этот фактор не яв-ся общим фактором памяти, доказательства существования которого не получены до сих пор.
- Перцептивная скорость (Perceptual Speed, Р). Эта способность связана со скоростью и точностью идентификации визуальных деталей, сходств и различий. Обычно измеряется с помощью заданий на вычеркивание букв, сравнение чисел или обнаружение простого стимула.
Др. организационные структуры для описания множественных способностей были разработаны Г. Томпсоном и Ф. Верноном в Англии и Дж. П. Гилфордом - в США. Система Гилфорда организует когнитивные задачи в виде трехмерной (кубической) иерархии высшего порядка исходя из содержания, продуктов и операций, связанных с каждой задачей, давая в результате таксономию по меньшей мере 120 факторов, многие из к-рых еще предстоит операционально определить.
В целях практической реализации своего подхода в сфере образования Терстоуны разработали комплект тестов на нескольких уровнях сложности - от детского сада до средней школы, предназначенный для измерения первых 5 факторов Терстоуна (V, S, R, N и W). Эта батарея была обновлена и пересмотрена Терстоуном в 1962 г. Средства измерения др. факторов можно найти в Kit of factor-referenced tests ("Комплект факторно-ориентированных тестов"), созданном Службой тестирования в образовании.
Несмотря на то, что работа с тестами П. у. с. в практике школьного обучения в наше время не столь популярна, как раньше, тесты первичных способностей пережили свое возрождение в качестве полезного инструмента для изучения способностей в исслед. развития взрослых. В частности, была разработана специальная расширенная версия тестов Терстоуна, пригодных для работы с пожилыми людьми (STAMAT). Валидность тестов П. у. с. для взрослых изучалась в отношении их связи с мерами практ. интеллекта и субъективного восприятия компетентности, а также с конкретными профессиональными достижениями.
См. также Абстрактный интеллект, Тестирование пригодности к конторскому труду, Факторный анализ, Модель структуры интеллекта, Методы тестирования
К. У. Шайи

Первобытное мышление (primitive mentality)

Представители зап. стран, вступавшие в контакт с дописьменными культурами, зачастую бывали поражены странностью мышления, лежащего в основе их религиозных практик или проявлявшегося в объяснениях этих практик. Исследователи, к-рым не довелось самим участвовать в экспедициях, изучавших дописьменные культуры, собрали свидетельства подобных наблюдений и выдвинули гипотезу о "П. м.", согласно к-рой склад мышления людей в примитивных об-вах не только количественно, но и качественно отличается от склада мышления людей, живущих в цивилизованных об-вах. Леви-Брюль описывал П. м. как дологическое (т. е. нечувствительное к противоречиям) и мистическое (т. е. подразумевающее веру в тайные силы). Со временем он пришел к выводу, что эта широкая гипотеза была ошибочной и что мистическое мышление присуще любому чел., но "легче наблюдается у примитивных народов".
Авторами, считавшими мыслительные процессы первобытных и цивилизованных людей радикально различающимися, такое различие объяснялось по-разному: генетическими факторами, традиционным для данного об-ва способом мышления или неопределенным "статусом развития".
См. также Аккультурация, Интеллект человека, Социальное влияние
И. Л. Чайлд

Переговоры об освобождении заложников (hostage negotiations)

Метод сдерживания и переговоров (the contain and negotiate method) при спасении заложников является процессом воздействия на кризисную ситуацию, используемым для изменения и разрешения ситуаций, в к-рых преступник завладевает жизнью заложника в качестве гарантии достижения своих целей. Этот метод был разработан психологом Г. Шлоссбергом для полиции Нью-Йорка.
До разработки метода сдерживания и переговоров в традиционной реакции полиции на захват заложников допускались три альтернативы: а) прямой штурм, при к-ром полиция собирала вооруженную силу с превосходящей силой огня и атаковала позицию преступника; б) использование хим. средств - слезоточивого газа или дыма для того, чтобы заставить преступника покинуть свое укрытие; в) применение снайперского оружия. Эти методы часто заканчивались ранением или смертью преступника, личного состава полиции и заложников.
Встревоженные убийством израильских спортсменов в ситуации захвата заложников на Олимпийских играх 1972 г. Нью-Йорке, руководители Департамента полиции Нью-Йорка поручили Шлоссбергу провести исслед. и разработать технику вмешательства, к-рая защищала бы жизни всех, кто оказался вовлеченным в эпизод захвата заложников. В этом нововведении используют персонал, специально подготовленный в области психол. методик для освобождения заложников и взятия захватчика в плен.
Ведущий переговоры представитель полиции должен сохранять гибкость в оценке и планировании операции, работая внутри периметра, установленного тактическими частями полиции для того, чтобы удержать захватчика и захваченных лиц в наименьшей возможной зоне и, продуманно демонстрируя силу, подчеркнуть преступнику невозможность непосредственного бегства. Переговоры о заложниках должны предлагать для обсуждения решения, основанные на философии, в основе к-рой лежит бесценность жизни всех вовлеченных в данную ситуацию. Они ставят целью сохранение челов. жизней, используя временной фактор и переход к переговорному процессу для поиска решения, к рое позволит всем основным участникам процесса сохранить свое лицо. Осн. яв-ся эффективное использование навыков межличностной коммуникации, его дополняют манипуляции с окружающей средой, к-рые включают в себя: а) использование специального осветительного оборудования; б) музыку и звук; в) контроль дополнительных условий, таких как подача тепла, кондиционирование, электричество, газ и вода; г) пищу и напитки. Захватчиков поощряют выразить в словах свою фрустрацию и тревогу по отношению к ведущему переговоры, к-рый, в свою очередь, постоянно пытается установить с ними отношения "я -ты". Представитель, ведущий переговоры, стремится к тому, чтобы его воспринимали как "посредника", к-рый, в конечном счете, объединяется с похитителем ради переговоров о безопасном и нормальном разрешении ситуации.
Обсуждению подлежат практически все требования лиц, удерживающих заложников, за исключением: а) обеспечения оружием или боеприпасами, б) обмена или предоставления дополнительных заложников. С момента своего внедрения метод сдерживания и переговоров оказался весьма успешным в безопасном разрешении большинства постоянно растущего числа случаев захвата заложников в США.
См. также Переговоры
Р. Фаулер, Дж. Л. Гринстоун

Переговоры (negotiation)

Термин П. употребляют в отношении взаимодействий, в к-рые включаются сложные соц. единицы, такие как компании или гос-ва, для решения многочисленных вопросов. Рубин и Браун определяют торги и переговоры как "процесс, посредством которого две или более сторон пытаются договориться о том, что каждая должна отдать и взять, или исполнить и получить, в результате заключаемой между ними сделки".
Рубин и Браун предлагают 5 структурных и социально-психологических характеристик переговорных отношений.
1. Наличие в переговорном процессе по меньшей мере двух сторон.
2. Существование конфликта интересов по одному или более вопросов между договаривающимися сторонами (или между представителями одной стороны).
3. Наличие добровольных отношений между сторонами, независимо от предыдущего опыта или знакомства друг с другом. Кроме того, стороны должны считать, что они могут больше потерять нежели выиграть от того, что не будут взаимодействовать друг с другом.
4. Переговоры активно ведутся вокруг распределения одного или большего количества специфических ресурсов, обмена ресурсами и/или разрешения одного или большего числа неясных вопросов. Итог переговоров предполагает взаимную зависимость или компромисс.
5. Переговорная деятельность яв-ся скорее последовательной, нежели одновременной, т. е. за формулировкой требований или предложений одной стороны, как правило, следует их оценка др. участником (участниками), к-рая влечет за собой уступки или контрпредложения.
Наиболее широко использующейся при изучении переговорного процесса парадигмой является игра, имитирующая ситуацию торгов из "реальной жизни". Рубин и Браун рассматривают четыре разновидности таких игр, широко применявшихся в социально-психологических исслед.
Из-за структурных различий в каждой ситуации, эти игры имитируют реальные условия переговоров, варьируя их в различной степени. С учетом своих ограничений, они обеспечивают парадигмы для изучение множества связанных с ситуацией торгов зависимых и независимых переменных, включ. число участвующих в переговорах сторон, места проведения переговоров, доступные сторонам способы коммуникации, временные рамки и вид вознаграждения.
См. также Административно-трудовые отношения
А. Барон-мл.

Переменные в исследованиях (variables in research)

Керлингер определяет П. как "символ, которому приписываются цифры или числовые значения". Это родовое определение, относящееся, в том числе, и к психол. П. в исслед., указывает на мат. основу. Иначе говоря, любая П., х или у, подразумевает использование одной из четырех основных измерительных шкал: шкалы наименований, порядковой шкалы, интервальной шкалы или шкалы отношений. Количество, природа и тип П., к-рые может выбрать исследователь, варьируют в широких пределах. Их относительные вклады в научные исслед. не определены, но связаны преимущественно с эксперим. планами, привлекаемыми для проведения исслед. Поэтому трудно, если не невозможно, упорядочить исследовательские П., обсуждаемые в этом разделе, в соответствии с их важностью или частотой использования, либо по любому другому категориальному признаку. Последующее обсуждение П. надлежит рассматривать в этом контексте.
Переменные, используемые в исследованиях. Прежде всего, П. группируются в 2 широкие категории: (предположительно) непрерывные и (предположительно) дискретные. Непрерывные П. можно измерять на континууме с нанесенными делениями (напр., от низких к высоким значениям). Эти П. относятся к тем, к-рые обычно измеряются с помощью интервальных шкал или шкал отношений. Примерами таких П. в психол. исследованиях могут служить показатели по стандартизованным тестам, средние баллы успеваемости, и кожно-гальваническая реакция. Дискретные П. являются категориальными по своей природе, упорядоченными или неупорядоченными, и измеряются с помощью шкал наименований. В отличие от непрерывных П., в измерении к-рых используется их величина, дискретные П. оцениваются просто в терминах или/или. Примерами могут служить пол, раса, этническое происхождение и религиозная принадлежность. Следует особо отметить, что дискретные П. могут классифицироваться на истинные дихотомии (напр., мужской/женский пол), истинные политомии (напр., цвет глаз: карие, голубые и серые), произвольные дихотомии (напр., прошел/не прошел тест) и произвольные политомии (напр., да-нет-не знаю). Непрерывные П. называют количественными, а дискретные - качественными П.
Др. важная классиф. связана с различением зависимых и независимых П. Предполагается, что независимая П. в научном исслед. яв-ся причиной зависимой П. Как и все П. в целом, они имеют под собой мат. основу. В уравнении у = f(x) зависимая П. у яв-ся функцией независимой П. х. Это означает, что исход (у) зависит от манипулирования П. х. В этом контексте можно догадаться о том, что в исслед. есть и др. П.: те, к-рыми можно манипулировать в ходе эксперимента (регулируемые П.), и те, к-рыми невозможно манипулировать (нерегулируемые П.). Регулируемые П. характерны для планов подлинного эксперимента. Нерегулируемые П. обычно используются в псевдоэкспериментальных планах или корреляционных исслед., в к-рых внимание фокусируется просто на выявлении связи, существующей между независимой и зависимой П. Керлингер называет такие П. соответственно активными и атрибутивными. Оба типа П. выполняют важную и необходимую роль в плане исслед., состоящую в том, что вместе они помогают контролировать нежелательную систематическую изменчивость среды и минимизировать дисперсию ошибки в эксперименте. Этот факт поднимает вопрос об выведении устойчивых ошибочных заключений из некорректно поставленных экспериментов. Классическим примером здесь являются знаменитые (или печально знаменитые, в зависимости от того, по какую сторону баррикад находится критик) хоторнские эксперименты. Так называемый хоторнский эффект - непредвиденное влияние нерегулируемых П. на регулируемые - с 1932 г. признавался исследователями как эффект, основанный на корректных интерпретациях. Однако многие из них в то время не догадывались, какие серьезные вопросы начнут возникать в 1940-х. гг. по поводу некорректных планов экспериментов с П., называемыми Керлингером активными и атрибутивными, которые по-видимому способствовали ошибочным выводам. Гиллеспи написал подробную историю хоторнских экспериментов, к-рая должна служить прояснением вопросов, связанных с корректным использованием П. в исслед.
Промежуточные. В психологии, и даже вне ее, хорошо известно, что чисто психол. свойства оказываются практически недоступными для челов. органов чувств; они яв-ся лишь логически выводимыми понятиями или конструктами. Как таковые, они не могут непосредственно наблюдаться и измеряться; их скрытые проявления в поведении могут лишь выводиться из измерений наблюдаемых П. Такие свойства-конструкты как ассертивность, социабельность и лабильность, являются сравнительно неопределенными понятиями, поскольку они не поддаются четкому описанию через поведение. Однако связанные с ними наблюдаемые П. играют важную роль в психол. исслед. Эти П. называют промежуточными П. вслед за Толменом, к-рый первым ввел в обращение этот термин. Выводы, касающиеся присутствия и/или величины промежуточных П., осуществляются на основе интерпретации таких мер, как показатели психол. тестов и данные протоколов, предназначенные для оценки этих конструктов.
Специфические типы. Как уже отмечалось, в планы исслед. может включаться широкое разнообразие П. В дополнение к ранее рассмотренным общим типам П., существует множество специфических П., связанных с конкретными планами экспериментов. Наиболее известными из них яв-ся следующие.
- Прогнозирующие (переменные-предикторы) (predictor variables). Обычно это непрерывные П., использующиеся в качестве независимых П. в уравнениях регрессии в различных видах корреляционного анализа. Наиболее распространенными статистическими методами, включающими такие П., яв-ся множественный регрессионный, канонический и дискриминантный анализ.
- Прогнозируемые (predicted variables). Это непрерывные или дискретные П., в зависимости от используемого статистического метода, к-рый репрезентирует зависимую П. в уравнении(ях) прогноза. Их часто также называют критериальными П. (criterion variables).
- Фиктивные (dummy variables). Иногда исследователь может по своему желанию или по необходимости, имея на то веские причины, преобразовать независимую или зависимую непрерывную П. в дискретную. Иногда случается, что исследователю может понадобиться включить некую, на самом деле дискретную, П. в множество непрерывных П. в уравнении прогноза. Наиболее типичным примером яв-ся включение в регрессионное уравнение пола в качестве переменной-предиктора. Иногда бывает и так, что зависимая П. в уравнении преобразуется из измеряемой по интервальной шкале, с к-рой обычно связано большинство психол. измерений, в измеряемую по номинальной шкале. Наиболее распространенным примером такой процедуры яв-ся замена исходного непрерывного измерения на "прошел/не прошел испытание" или на "удовлетворительно/приемлемо/неудовлетворительно". Такие П. называются фиктивными П. Исследователи, к-рые используют их в своих экспериментах, не должны забывать об истинном характере таких П. и учитывать его при интерпретации своих результатов.
- До-после (before-after variables). Это независимые П. в эксперим. плане, в к-ром зависимая П. измеряется перед тем и после того, как происходит определенное поведение или действие, измеряемое независимой П.
- Межсубъектные (between-subjects variables). Эти П. встречаются гл. обр. в планах дисперсионного анализа (ANOVA). Это независимые П., воздействию к-рых подвергаются разные испытуемые на разных уровнях.
- Внутрисубъектные (within-subjects variables). Эти независимые П. также преимущественно используются в планах ANOVA, в к-рых одни и те же испытуемые подвергаются экспериментальному воздействию на всех уровнях и каждого испытуемого неоднократно оценивают по зависимой П.
См. также Корреляционные методы, Экспериментальные планы, Экспериментальные методы, Факторные планы, Хоторнский эффект, Методология (научных) исследований, Статистический вывод
П. Ф. Меренда

Перенос в обучении (transfer of training)

П. выражается во влиянии некоторого аспекта предыдущего опыта на последующую деятельность. Когда такое влияние происходит, оно может состоять либо из положительного переноса, к-рый повышает способность к деятельности, либо из отрицательного переноса, к-рый препятствует деятельности.
Классический эксперим. план для проверки П. представляет собой процедуру для определения того, будет ли последующая деятельность - и если будет, то каким образом, - испытывать влияние со стороны предыдущей деятельности. Испытуемых из эксперим. группы обучают выполнять некую предваряющую деятельность (а), тогда как испытуемые из контрольной группы такого обучения не проходят. На последующей тестовой фазе измеряется уровень выполнения на другой задаче (В), по к-рому затем сравниваются эксперим. и контрольная группы. Были предложены разнообразные дополнительные способы оценки переноса, позволяющие определять степень происходящего П.
Наиболее часто П. наблюдается в моторном и вербальном научении; напр., определенный положительный П. может ожидаться при попытках научиться играть в теннис после овладения игрой в ракетбол (racketball). Отрицательный моторный П. часто дает о себе знать при попытке дать задний ход машиной с прицеленным трейлером. Вербальное научение привлекало к себе больше внимания и исслед. в этой области указывают на то, что перенос включает как специфические, так и неспецифические компоненты.
Отрицательный П. возникает, когда некоторый аспект предыдущего опыта действует угнетающе на последующее научение. Так, снижение в выполнении может происходить в тех случаях, когда одинаковые стимулы оказываются связанными с разными реакциями. Отрицательный П. может также приводить к ситуации, в которой желательные реакции оказываются схожими, хотя и различающимися в важных аспектах.
См. также Формирование понятий, Трансперсональная психология I
Дж. Л. Фоубс

Переоценочное консультирование (revaluation counseling)

П.к. - это одна из форм самопомощи, направленная на преодоление эмоциональных проблем. Основной принцип П.к. состоит в том, что когда индивидуум испытывает эмоциональный дистресс, часть его "интеллекта" или энергии связывается этим дистрессом, и поэтому он менее способен к разумному и рациональному функционированию.
Процесс восстановления заключается в "разрядке" или полном выражении болезненных эмоций во время личной встречи с консультантом-сверстником (или ровней). Когда разрядка завершена, "интеллект" или энергия индивидуума больше не связаны болезненным опытом и, следовательно, этот чел. снова становится более сознающим и рациональным.
Консультанты проходят подготовку у опытных преподавателей на курсах и в рабочих группах. Кроме того, каждый консультант обязан следовать методическим указаниям, к-рые приведены в Руководстве по переоценочному консультированию. Хотя П.к. яв-ся новаторским подходам, опубликованной информ. явно недостаточно и эффективность этого направления в движении самопомощи трудно оценить.
См. также Новаторские психотерапии
Т.-И. Мун

Персонология (personology)

Г. А. Мюррей объединил научную биологию, академическую психологию и клиническую практику с гуманит. науками, чтобы создать П. - дисциплину, название к-рой отражает его интерес к конкретным людям (индивидуумам) во всей их сложности. Известная также под названием теории "потребность-давление", она исходит из тезиса о том, что внутренний мир индивидуума (т. е. потребности) находится в непрерывном взаимодействии с требованиями окружения (т. е. давлением), приводящем к дифференцированной активности. Несмотря на простоту общей структуры, П. сложна в своих деталях, особенно в том, что касается ее равного акцента на органическом качестве поведения и на его обусловленности полем (т. е., средовым контекстом челов. деятельности). В дополнение к этому, П. считает историю конкретных лиц и их настоящее положение в равной степени важными и подчеркивает бессознательную основу большей части челов. мотивации. Все это находит отражение в усложненной таксономии П. и многочисленных классиф., предложенных Мюрреем.
П. изобилует терминами. Напр., потребности - это выведенные логическим путем силы, к-рые организуют восприятие, мышление и деятельность таким образом, чтобы изменить существующее, но неудовлетворяющее состояние. Существует 20 таких потребностей (напр., достижения, аффилиации, агрессии, доминирования, покровительства, порядка, сексуальных отношений).
Альфа-давление (a-press) представляет собой реальность окружающего мира, тогда как бета-давление (b-press) яв-ся субъективной интерпретацией индивидуумом этой реальности. Единицы поведения, или актоны (actones) представляют собой функцию индивидуума и окружающей среды. Они выражаются посредством векторов, или специфических паттернов или способов поведения, и отражают влияние индивидуальных ценностей. Целостная картина функционирования индивидуума называется его темой. Она трактует взаимодействие между текущей потребностью и побуждающим давлением. Для идентификации темы Мюррей, совместно с К. Морган, разработал Тематический апперцептивный тест (ТАТ), ставший ныне широко используемой проективной методикой. При оценке личности П. также опирается на личные документы - автобиографии, письма и продукты творческой деятельности, - особенно в некоторых исслед., стимулированных ею.
П. придает особое значение изучению обычных людей в естественных условиях, полагая своей конечной целью объяснение и прогнозирование их деятельности в повседневной жизни. П. подчеркивает тот факт, что исследователи сами яв-ся инструментами в психол. исслед., и что следует уделять внимание точности и строгости этих инструментов. Персонологические работы варьируют от кросс-культурных исслед. и анализа продуктов воображения с использованием ТАТ до психол. анализа Мюрреем двух романов Мелвилла: "Моби Дик" и "Пьер". Персонологический подход использовался также для анализа взаимоотношений между Фрейдом и Юнгом и, в числе других, историй жизни Натаниеля Готорна, Элеоноры Маркс и Ричарда Никсона.
Если подходить к П. с критической т. зр., она представляет собой скорее теорию мотивации, чем законченную теорию личности, причем оставляющую без объяснения пути приобретения и развития мотивов. П. не содержит набора эксплицитно сформулированных психол. допущений, связанных с ее понятиями таким образом, к-рый допускал бы эмпирическую проверку вытекающих из них следствий. Ее приложения в области консультирования и психотер. яв-ся косвенными, тем не менее, она часто цитируется гуманистическими психологами и нарративными психотерапевтами, к-рые концентрируют свое основное внимание на сценариях, личной мифологии или истории жизни клиента. ТАТ и его многочисленные модификации относятся к широко используемым проективным методикам, свидетельствуя о том, что такие понятия как потребности, давления и темы обладают определенной практ. полезностью, по крайней мере, в глазах некоторых практиков. Некоторые так называемые постмодернистские психологи считают таксономию П. нелепой и устаревшей, отражающей ее интерес к литературе и мифологии, ее опору на циклический анализ (или "деконструкцию" с последующей "реконструкцией") и ее невнимание к будничным вопросам психологии. В действительности же, Мюррей и его последователи явились инициаторами в изучении роли творческого воображения в связи с проблемами совр. жизни - гуманных отношений, формированием новых ценностей и мира во всем мире.
См. также Идиодинамика, Идиографический и номотетический подходы в психологии, Теории личности
С. Криппнер

Перцептивная организация (perceptual organization)

Для большинства психологов тема перцептивной орг-ции служит символом гештальт-психологии. Именно Курт Коффка возвестил научному миру о том, что восприятие является организованным процессом. Коффка резко критиковал т. н. "гипотезу константности" - распространенное мнение о том, что ощущения имеют одно и только одно значение. Цыпленок клюет более крупное из двух зерен, даже если оно находится от него дальше и имеет меньшее изображение в глазу, чем более мелкое. Для доказательства того, что дети, животные и взрослые делают относительный выбор или, говоря иначе, реагируют на целостную ситуацию, приводилось множество эксперим. данных.
Гештальт-психологи подметили, что перцептивное поле состоит из фигуры (или объекта внимания) и фона. Они сформулировали законы отношений "фигур - фон" и принципы перцептивной группировки. Напр., при прочих равных условиях, элементы, находящиеся ближе друг к другу или к какому-то центру, будут восприниматься как части единого целого; то же происходит со сходными в к.-л. отношении элементами; в нашем восприятии группируются и элементы, движущиеся вместе или, как говорил Макс Вертгеймер, имеющие "общую судьбу"; сюда же относится принцип "хорошего продолжения", или продолжающихся естественных линий, имеющих ясную интерпретацию. Короче, близость, сходство, "общая судьба" и "хорошее продолжение" - все это примеры принципов перцептивной группировки, релевантных в самых различных контекстах.
Гештальт-психологи считали восприятие природным и врожденным, не зависящим от сложных процессов научения. Эта позиция контрастирует со взглядами физиолога XIX в. Германа фон Гельмгольца, полагавшего, что восприятие строится из элементарных ощущений.
Исслед. П. о. после 1935 г. немало способствовало развитие техники. Компьютеры позволяют создавать сложные перцептивные стимулы; речь и др. сложные звуковые сигналы (напр., пение птиц) можно анализировать с помощью спектрограмм; речевой синтезатор обеспечивает предъявление сложных речевых стимулов; а кинопроектор, магнитофон и видеокамера стали обычными инструментами психол. исслед.
Неск. реже психологи возвращаются в своих дискуссиях к вопросу о том, является ли восприятие непосредственным или более сложно организованным процессом, базирующимся на когнитивных процессах. Гештальт-психологам ближе первая - "непосредственная" - позиция, тогда как Гельмгольц и его последователи отстаивают второй - "когнитивный" - подход. Джеймс Гибсон характеризует воспринимающего (чел. или животное) как активно реагирующего на инвариантные отношения в окружающем мире.
Восприятие картины. Может ли наблюдатель естественным образом декодировать двумерную проекцию сцены, изображенной на картине? Должны ли мы учиться видеть картины?
Исслед. в этой области были сосредоточены на особых популяциях с ограниченным опытом восприятия картин, таких как животные, представители "примитивных культур" и дети. Хотя все они легко опознают изображенные на картинах объекты, восприятие пространства представляет для них более сложную задачу. По данным одного исслед., четырехлетние дети в качестве "лучшей" выбирают картину с фотографической перспективой, а взрослые предпочитают картины с более измененной перспективой, тогда как по данным др. исслед. фотографическая перспектива вызывает неприятие как у детей (школьного возраста), так и у взрослых.
Восприятие событий. Исслед. восприятия событий открыли поразительные возможности зрительной системы в том, что касается ее способности за минимальное время организовывать воспринимаемый мир. Предположим, что проволочную одежную вешалку сначала растянули, а затем дважды согнули пополам. Если с помощью сильного источника света спроецировать ее тень на полупрозрачный экран, то можно увидеть множество изогнутых линий. Но стоит нам заставить эту подвешенную на бечевке проволочную массу вращаться, мы увидим трехмерный комок проволоки - т. е. ее истинную форму, а не плоское, бессмысленное сплетение кривых линий. Это явление известно под названием кинетического эффекта глубины. В др. демонстрационном опыте большой квадрат сжимается до меньшего размера, сохраняя форму и положение, но наблюдатель видит не большой квадрат, уменьшающийся в размерах. Наблюдателю кажется, что квадрат удаляется от него и, когда он снова увеличивается, что квадрат приближается к нему. Квадрат сжимается и расширяется в двух измерениях, однако НС наблюдателя, по-видимому, предпочитает трехмерную интерпретацию.
Движущиеся картины. Восприятие движущихся картин (напр., кинокартин) содержит интересные проблемы П. о. Кинокартина должна в реалистической манере воспроизводить движение в естественном окружении и к тому же рассказывать убедительную, хотя и вымышленную историю. Последовательное развертывание действия предполагает резкие монтажные переходы от одной сцены к др., крупный, средний и общий планы, различные ракурсы. Последствиями неудачного монтажа м. б. перцептивные и концептуальные скачки и непреднамеренные двигательные эффекты. Контекст имеет первостепенную важность в определении смыслового значения сцены. Из-за множества концептуальных факторов, входящих составной частью в процесс создания фильма, мы не можем толковать кинокартину в прямой перцептивной манере на основе непосредственно воспринимаемого на экране действия.
Восприятие музыки. Музыкальные звуки имеют тенденцию группироваться по частоте, высокие отдельно от низких. При конкуренции частот в каждом ухе для праворуких характерно слышать высокие частоты в правом ухе (с корковой проекцией в левом или речевом полушарии), а низкие частоты - в левом ухе (с корковой проекцией в правом полушарии, отвечающем в большей мере за обработку пространственных признаков). Это непосредственное чувственное впечатление возникает даже тогда, когда оно противоречит реальным отношениям частот физ. раздражителя. Если музыкальную строчку проиграть в восходящей и нисходящей гамме т. о., чтобы одним ухом воспринималась восходящая нота, а др. - нисходящая, испытуемые будут слышать две мелодии (в высокой и низкой тональностях) и к тому же слышать высокие частоты в одном ухе, а низкие - в др. Диана Дойч называет эти феномены "музыкальными иллюзиями"; они иллюстрируют сильную - доминирующую - тенденцию к близости по частоте тонов и к раздельному группированию высоких и низких тонов. Принцип "хорошего продолжения", казалось бы, позволяет испытуемым следовать в восприятии восходящему и нисходящему звукоряду, однако группирование по высоте тона одерживает верх. Испытуемые узнают мелодию, исполняемую в разных тональностях. Никто из них не утверждает, что мелодия звучит одинаково, но все отмечают сохранность структурных отношений (между нотами). Это и есть транспозиция. Мн. музыкальные соотношения строятся на этом базисном феномене и его связях с др. феноменами восприятия.
Восприятие речи. Речь как акустический раздражитель воспринимается категориально. Речевой сигнал, состоящий из множества колебаний, воспринимается как один звук. Здесь можно провести аналогию с цветовым спектром, когда длины волн непрерывно изменяются в диапазоне от 400 до 700 мкм, однако мы воспринимаем дискретные цвета - красный, зеленый, синий и желтый.
В интегрировании наших речевых перцептов важную роль играет пауза. Функция коротких пауз заключается в обеспечении акцентов и произнесении взрывных согласных. Увеличение длительности фрикативного звука (как в shh [ш-ш]) тж помогает произносить взрывные согласные. Паузы способствуют орг-ции речевого восприятия.
На восприятие речи влияет зрение (межсенсорный эффект). Мак-Гурк и Мак-Дональд показали, что, когда движение губ говорящего соответствует произнесению одного звука, но при этом произносится др. звук, наблюдатель воспринимает некий компромиссный вариант. Звучащее bа [ба] при положении губ, соотв. произнесению звука gа [га], воспринималось испытуемыми на слух как da [да]. Сам по себе звук bа [ба] легко и безошибочно распознавался ими на слух, однако вид губ говорящего, произносящих несовместимый звук, создавал условия для компромиссного восприятия. Дети не были столь подверженными влиянию зрительной информ., и поэтому зрительно-слуховой эффект, должно быть, осн. на опыте.
Межсенсорные связи. П. о. распространяется на взаимосвязи между органами чувств. Уже младенцы способны сознавать, что воспринимаемая на ощупь форма эквивалентна той, к-рую они прежде видели. Эффектная демонстрация кросс-модальной эквивалентности, не осн. на опыте, получена в эксперименте Уайта и его коллег. Слепых взрослых учили пользоваться устройством, к-рое транслировало зрительные паттерны в импульсы, передаваемые к закрепленным у них на спине механическим вибраторам. Приближающийся визуальный объект увеличивался в размерах, и все большее число вибраторов приводилось в действие. Нек-рые слепые испытуемые резко наклонялись в ответ на "разрастание" этого тактильного объекта - бесспорный пример кросс-модальной эквивалентности во второй сенсорной модальности, тактильной, где объекты не могут увеличиваться в размерах. Это впечатляющее доказательство единства всех наших чувств.
Системы сигнализации. Орг-ция слуховых и обонятельных систем сигнализации имеет ряд общих интересных особенностей. Сигналами тревоги у мелких птиц служат постепенно нарастающие высокочастотные звуки. Такой сигнал очень трудно локализовать. И те виды птиц, к-рые подают сигнал тревоги, и мн. др. виды, к-рые его слышат, могут укрыться от хищника, такого как ястреб. Однако призывы к спариванию являются более специфичными. Они обеспечивают индивидуальную идентификацию вида, а их форма - краткое кудахтанье и чириканье - позволяет легко определить местонахождение особи. Обонятельные феромоны, используемые насекомыми в качестве сигналов опасности, обнаруживают удивительное сходство, тогда как их половые феромоны являются узко специфичными и сильнодействующими. Широта систем тревожной сигнализации в противоположность специфичности систем привлечения полового партнера - поразительно сходный принцип орг-ции в двух различных модальностях.
Заключительные замечания. Постгештальтистское понимание принципов П. о. связано с более ранними работами гештальтистов, однако его лучше всего оценивать как смещение интереса на проблемы, близкие к классическим. Исслед. восприятия речи, событий, музыки, запахов и возможностей замещения пораженных сенсорных систем - все это типичные примеры исслед., осн. на недоступных представителям классической гештальт-психологии технологиях. Тем не менее центральная тема гештальт психологии - тема естественной орг-ции всех перцептивных процессов - прочно удерживает свои позиции.
См. также Воспринимаемый размер, Константность, Контекстуальные ассоциации, Восприятие (перцепция), Перцептивные искажения, Перцептивный транзакционализм
Р. Д. Уолк

Перцептивное развитие (perceptual development)

Зрение. С момента рождения дети уже обладают нек-рыми зрительными умениями, но наиболее существенное совершенствование зрительной системы чел. происходит в течение первого года жизни. Младенцы, к-рым еще нет и месяца, способны отличить решетку из черных и белых вертикальных полос толщиной в 1/8 дюйма (3,2 мм) от серого пятна той же яркости. К 1 г. острота их зрения сопоставима с остротой зрения взрослых. В самом начале младенцы плохо контролируют движения глаз, и их глаза время от времени совершают несогласованные, разнонаправленные движения. Однако их система аккомодации более совершенна, чем некогда считалось; они демонстрируют одинаковую остроту зрения при изменении расстояния до объекта от 30,5 см до 1,52 м.
К 3 месяцам младенцы приобретают цветовое зрение. Они способны к различению цветов спектра. Более того, они рассортировывают цвета, используя те же категории, что и взрослые.
По мере роста младенцы все больше предпочитают кривые линии прямым, трехмерные конструкции - плоским и композиции с множеством мелких элементов - композициям из неск. крупных элементов.
Младенцы тж способны воспринимать глубину или удаленность. Уже в 2 месяца они обнаруживают более выраженное изменение частоты сердечных сокращений, когда их помещают у глубокого края визуального обрыва (т. е. на лист толстого стекла с находящейся под ним примерно на расстоянии метра текстурированной поверхностью), чем когда их кладут у неглубокого края (с текстурированной поверхностью прямо под стеклом).
Пока еще не ясно, обладают ли младенцы константностью восприятия (тенденция к сохранению воспринимаемого размера и формы объекта при изменении размера и формы его ретинального изображения).
Дети менее чувствительны к ориентации фигуры, чем взрослые. Напр., взрослые допускают ошибки в распознавании повернутых на 180° изображений лица, тогда как дети младше 10 лет способны узнать перевернутое лицо с той же точностью, что и находящееся в обычном положении.
По всей вероятности, восприятию детей присуща полная константность размера в тех случаях, когда расстояние до объекта не превышает 3 метров. На больших расстояниях константность размера уменьшается. Мн. общие иллюзии, такие как иллюзия Мюллера - Лайера, выражены у детей сильнее, чем у взрослых. Причины этих возрастных изменений пока не ясны.
Становясь старше, дети развивают способность обращать внимание на полезную информ. и игнорировать ненужную. Их стратегии зрительного поиска тж приобретают более систематический характер.
Зрительная система претерпевает ряд изменений в процессе старения. С возрастом хрусталик глаза желтеет, и потому у пожилых людей снижается чувствительность к таким цветам спектра, как зеленый, синий и фиолетовый. К тому же к старости хрусталик теряет эластичность и в рез-те утрачивает способность к изменению своей формы, вызывая затруднения при рассматривании близлежащих предметов (пресбиопия). Острота зрения снижается после 50 лет, особенно в отношении движущихся объектов.
После 50 лет наступает нек-рое ухудшение бинокулярного восприятия глубины, однако монокулярное восприятие третьего измерения остается относительно стабильным. Сколько-нибудь устойчивой тенденции в изменении уровня чувствительности к иллюзиям по мере приближения к старости не обнаружено.
Имеются данные, что пожилые люди испытывают трудности с подавлением иррелевантных раздражителей и легче отвлекаются на детали.
Другие перцептивные системы. Слуховая система чел. достаточно хорошо развита к моменту рождения, и новорожденные обладают чувствительностью к широкому спектру звуков. Младенцы очень рано отличают голос матери от голосов незнакомцев, возможно, уже в возрасте неск. дней.
Младенцы с самого начала чувствительны к различным запахам и, по-видимому, уже в недельном возрасте способны по запаху отличить мать от незнакомого человека. Спустя всего неск. часов после рождения, дети демонстрируют специфические мимические реакции на вещества, имеющие сладкий, кислый и горький вкус. Предпочтение сладкого, скорее всего, является врожденным.
Годовалые дети могут различать форму предметов на ощупь. Кроме того, уже двухнедельные младенцы способны имитировать действия взрослых, такие как высовывание языка.
Около 13% американцев старше 65 лет обнаруживают преждевременные признаки пресбиакузиса - прогрессирующего снижения слуха на оба уха в высокочастотном диапазоне звукового спектра. Пожилые люди, по всей вероятности, испытывают особые трудности с восприятием речи в условиях шума, маскирующего и искажающего речевые звуки.
Мы почти не располагаем данными об изменениях обоняния и вкуса в старости. По-видимому, обоняние не страдает сколько-нибудь существенно от самого процесса старения, во всяком случае, при устранении сопутствующих переменных, связанных с возрастными изменениями. Нек-рые исслед. указывают на ослабление вкусовой чувствительности с возрастом, тогда как др. опровергают этот вывод. Есть данные, хотя и спорные, что вещества с горьким вкусом не нравятся пожилым людям в большей степени, чем молодым.
Имеются разнородные сообщения о связи болевой чувствительности с возрастом - связи, к-рая отчасти зависит от инструкций, даваемых испытуемым. По-видимому, критерии, используемые людьми для принятия решения о том, жаловаться ли им на боль или нет, изменяются в процессе старения; скорее всего, пожилые люди дольше терпят боль, прежде чем сообщить о ней.
См. также Развитие человека, Развитие младенца, Развитие на протяжении всей жизни
М. У. Мэтлин

Перцептивные искажения (perceptual distortions)

Есть три вида искажений восприятия: 1) искажения, источник к-рых заключен в субъекте восприятия; 2) искажения, обусловленные проводящей средой между субъектом восприятия и стимульным объектом; 3) искажения, к-рые можно отнести на счет свойств объекта восприятия.
П. и., источник к-рых заключен в самом субъекте восприятия, могут возникать под влиянием характерных особенностей индивидуума, напр., душевного расстройства или факторов личности, либо под влиянием временных индуцированных состояний, вызываемых, напр., наркотическими препаратами.
Большинство искажений звука обусловлено проводящей средой. Голоса работающих на больших глубинах водолазов, к-рые дышат гелием или азотом, могут звучать как у героя известного мультсериала "Donald Duck": их речь трудно разобрать из-за пискливого, скрипучего голоса. Эффект Доплера - искажение, с к-рым, по-видимому, встречался каждый. Когда нас обгоняет гудящий поезд или над нами низко пролетает самолет, мы слышим изменение тона звука, к-рый затем резко обрывается. Звучание эха различается в зависимости от угла отражения звуковых волн от объектов, окружающих источник звука. Обманы слуха на открытом пространстве могут выражаться в виде восприятия звуков из неск. источников, расположенных в разных направлениях.
П. и., вызываемые свойствами самого объекта восприятия, включают в себя широко известные зрительные иллюзии, когда воспринимаемые размеры или длина предметов отличаются от истинных. Не менее важны слуховые, осязательные и вкусовые иллюзии.
М. Г. Пиренн продемонстрировал искажения зрительного восприятия, вызываемые фотографированием объектов с фиксированной точки. Цилиндрические колонны в этом случае могут выглядеть эллиптическими, приобретая яйцеподобную форму.
См. также Иллюзии, Восприятие (перцепция)
Р. Д. Уолк

Перцептивные способности младенцев (infant perceptual abilities)

Общая характеристика восприятия младенца
В своих Principles of psychology ("Принципы психологии") У. Джеймс так охарактеризовал перцептивный мир младенца: "Малыш, атакуемый раздражениями, которые одновременно идут от глаз, ушей, носа, кожи и внутренних органов, воспринимает все это как беспорядочную смесь мельканий и шумов". Эта т. зр. на младенческое восприятие как спутанное и недифференцированное оказалась весьма устойчивой. В 1960-х гг. отдельные ученые все еще придерживались мнения, что новорожденный не способен сосредоточивать взгляд или реагировать на звуки. Однако с изобретением ряда оригинальных методик для изучения перцептивного мира младенца традиционные представления о перцептивных умениях маленьких детей начали кардинально меняться. Целевой установкой этих методик было использование существующих видов поведения младенца для выявления тех раздражителей, на которые младенец обращает внимание.
Зрительные умения младенца
Многочисленные исслед. показали, что младенец обладает поразительными зрительными умениями. К числу наиболее важных работ в этой области относятся исследования восприятия младенцами глубины и паттернов.
Восприятие глубины. Хотя еще Дж. Беркли высказывал предположение, что восприятие глубины и удаленности не яв-ся врожденным, а приобретается с опытом, этот вопрос оставался филос. до тех пор, пока не были разработаны методики исслед., позволявшие систематически изучать его в экспериментах с младенцами.
Одной из самых ценных методик для исслед. зрительных умений младенца стала методика "визуального обрыва", предназначенная для изучения восприятия глубины путем создания контрастирующих поверхностей, вызывающих эффекты малой и большой глубины. Вся поверхность эксперим. установки - прочное прозрачное стекло, горизонтально закрепленное на определенной высоте над полом, - была твердой на ощупь, и настланный на одном ее конце (вровень со стеклом) узорчатый материал также имел вид продолжающейся твердой поверхности. Однако на др. ее конце этот узорчатый материал свисал от уровня стекла под прямым углом вниз и покрывал собой пол. При взгляде через прозрачное стекло находящийся на полу материал создавал зрительное впечатление провала или обрыва. Детей в возрасте от 6 до 14 месяцев помещали в центр стеклянной плоскости, и мать малыша просила его подползти к ней. Дети в подавляющем большинстве предпочитали "ровную" плоскость "обрыву", демонстрируя тем самым, что они уже различают глубину, но крайней мере, к тому моменту, когда начинают ползать.
Когда в экспериментах с "визуальным обрывом" стали использовать приборы для регистрации частоты сердечных сокращений, обнаружилось, что уже 2-месячные младенцы способны различать "мелкую" и "глубокую" стороны установки. Однако, хотя эти результаты доказывают существование восприятия глубины в очень раннем возрасте, они не позволяют сделать однозначный вывод о врожденном характере этого вида восприятия у детей. И все же, когда детеныши животных, к примеру, козлята демонстрируют восприятие глубины в возрасте всего одного дня (!), это подтверждает возможный вывод о том, что такое восприятие является врожденным и у людей.
Восприятие паттернов. Для определения того, способны ли младенцы различать паттерны, использовалась методика зрительного предпочтения. Этот метод заключается в предъявлении младенцам двух различных плоских изображений (узоров, орнаментов и т. п.). Наблюдая за младенцем через смотровое отверстие и регистрируя направление его взора, экспериментатор может определить, на какой из паттернов младенец больше смотрит. Предпочтение одного паттерна другому свидетельствует о способности младенца визуально различать их.
Пионерские исслед. Фанца были посвящены изучению зрительных предпочтений младенцев в возрасте нескольких дней. Оказалось, что малыши демонстрируют неожиданно высокую остроту зрения, или способность различать мелкие детали. Особый интерес вызвала способность младенцев выделять паттерны, напоминающие челов. лицо, из прочих паттернов. Эти данные позволили предположить, что лица наделены неприобретенным (unlearned), первичным значением, к-рое младенцы "понимают" уже через несколько дней после рождения. К 2 месяцам младенцы демонстрируют явное предпочтение похожим на челов. лицо паттернам в сравнении с изображением лица с измененным местоположением элементов (глаз, носа, рта и т. д.) или с паттерном, не похожим на лицо, но эквивалентным ему по суммарной стимульной энергии. Др. исслед. показало, что уже в 3 месяца ребенок способен узнать лицо своей матери на фотографии.
Обнаружение новых стимулов. Привыкание возникает, когда повторяющийся стимул становится знакомым и больше не вызывает ответной реакции. Изменение уровня реактивности при предъявлении др. стимула свидетельствует о том, что различие между старым и новым стимулами было обнаружено. Т. о., сравнение реакций на знакомый и новый стимулы дает нам др. подход к изучению перцептивного мира младенца. Из множества исслед., в к-рых применялась эта методика, становится очевидным, что замену старого стимула на новый можно использовать для возврата интереса младенца почти с момента рождения. Отсюда можно сделать вывод: младенцы - отнюдь не пассивные реципиенты средовой стимуляции, они реагируют на новизну и изменения.
К множеству перцептивных процессов, для исслед. к-рых применялась методика привыкания, относится и восприятие цвета. Когда 4-месячные дети привыкали к световому раздражителю с определенной длиной волны, они вновь обнаруживали интерес к световому раздражителю, если его длину волны изменяли таким образом, чтобы он воспринимался взрослыми как стимул др. цвета, - свидетельство того, что младенцы обладают цветовым зрением, сходным с таковым у взрослых.
Активный поиск зрительной стимуляции. Исслед. активного включения младенцев в поиск зрительной стимуляции проводились с помощью методик, использующих склонность маленьких детей сосать попавшие в рот объекты. В таких исслед., в качестве награды за более энергичное или частое сосание пустышки (датчика, чувствительного к изменениями силы и частоты сосательных движений), младенцу показывали с помощью специального проектора определенные видовые картины. Оказалось, что младенцы сосут пустышку более интенсивно, чтобы иметь возможность рассматривать изображение на экране. В др. исслед. обнаружилось, что младенцы способны изменять режим сосания с целью получения возможности рассматривать четкие изображения вместо расплывчатых. Эти и др. исслед. показали, что младенцы обладают высоко развитыми зрительными умениями с момента или вскоре после рождения. Можно ли это сказать в отношении не только видимого, но и слышимого младенцем мира?
Слуховые умения младенца
Младенцы способны слышать, так же как и видеть, с самого рождения. Вряд ли стоит удивляться, что большинство исслед. слуха младенцев было сосредоточено на изучении восприятия речи. Представляет интерес тот факт, что так же как младенцы реагируют на челов. лицо очень рано, они, по-видимому, столь же рано настроены особым образом на восприятие речи и челов. голоса.
Вместо того, чтобы быть пассивными слушателями, младенцы активно реагируют на речь взрослого. В одном исслед. обнаружено, что движения младенца синхронизируются или совпадают по времени с речью взрослого уже с рождения или немного позднее. Младенцы реагировали на английскую и китайскую речь, но не обнаруживали никаких реакций на такие звуки, как несвязные гласные или постукивание. Такая чувствительность к речевым паттернам, возможно, играет какую-то роль в подготовке младенца к последующему овладению языком.
В ряде исслед. было показано, что младенец в возрасте от нескольких дней до 1 месяца уже способен отличить голос матери от голосов др. женщин и может даже реагировать на свое имя, при условии его отчетливого произнесения матерью. Такое слуховое узнавание матери предшествует развитию зрительного узнавания и, вероятно, играет важную роль в формировании привязанности младенца к матери.
Различение звуков речи. К 6 месяцам дети способны дифференцировать любые две фонемы, входящие в состав языка.
Реакция на эмоциональный тон речи. К 7 месяцам дети в состоянии соотносить голоса и лица, выражающие одинаковые эмоции. Младенцы ожидают услышать веселый голос от изображения чел. с веселым лицом, а сердитый голос - от изображения чел. с сердитым выражением лица.
Пренатальное слушание. Когда будущим матерям на протяжении двух последних месяцев беременности читали вслух рассказы, их дети, к-рых обследовали через 1-2 дня после рождения, предпочитали слушать те рассказы, которые они уже слышали в утробе матери, а не новые. Т. о. развитие слуховых умений начинается еще до рождения.
Перцептивные умения в области других чувств
Осязание. Чувство осязания младенца в том виде, как оно проявляется в рефлексе поиска груди, вносит важный вклад в раннее пищевое поведение. Если прикоснуться к щеке малыша, он откроет рот и повернет голову, энергично пытаясь отыскать сосок груди. Когда рот ребенка встречается с соском, он автоматически начинает его сосать.
Вкус. Младенцы в первый день жизни обнаруживают вкусовую чувствительность и предпочитают сладкие жидкости безвкусным. Однако, не вполне ясно, имеет ли вкусовая чувствительность врожденный или приобретенный характер. Исслед. на крысах показывают, что питание самки во время беременности сильно влияет на вкусовые предпочтения новорожденных крысят.
Обоняние. Младенец может отличить запах матери от запаха чужого чел. - способность, к-рая обнаруживается у детей в возрасте примерно 6 недель. Т. о., вместе с видом и звуком матери, ее запах может играть определенную роль в формировании привязанности младенца к ухаживающему за ним чел.
Пересмотренный взгляд на перцептивные умения младенца
Перцептивный мир младенца определенно отличается от "беспорядочной смеси мельканий и шумов", о к-рой писал У. Джемс.
Гораздо менее определенными яв-ся выводы, касающиеся такого спорного вопроса, как "природа или воспитание". Как предложил Гибсон, лучше прекратить спорить, поскольку вполне возможно, что это неправильно поставленный вопрос, и направить все исследовательские силы на выяснение механизмов взаимодействия природы и воспитания. Др. направление исслед. касается точного определения того, какого рода средовую сенсорную информацию младенцы улавливают и какова ее роль в когнитивном развитии. Неисчерпаемая изобретательность исследователей, проявляемая в поисках новых способов ведения разведки перцептивного мира младенца, будет служить гарантией того, что перцептивные умения маленьких детей будут оставаться притягательным и плодородным объектом исследовательской деятельности.
См. также Связь и привязанность, Когнитивные (познавательные) способности, Развитие в раннем детстве, Развитие младенца, Перцептивное развитие
Ф. М. Кодл

Перцептивный стиль (perceptual style)

П. с. предполагает наличие у каждого чел. характерного способа восприятия мира. Мысль о том, что люди воспринимают мир разными и, главное, своеобразными способами, выглядит довольно заманчиво. Уже высказывались предположения, что сугубо индивидуальное и отчасти нарушающее законы восприятия использование цвета и формы некоторыми современными художниками основывается на возможных дефектах их зрения, так что каждый такой художник в точности переносит свой субъективный опыт на картину. Однако это предположение трудно доказать, как, впрочем, и др. гипотезы. Действительно ли своеобразие цветовой гаммы и форм у художников определяется особенностями их восприятия в точном смысле слова или здесь сказывается влияние когнитивных факторов, в частности, особенностей интерпретации видимого мира? В какой-то мере, когнитивные стили, имеющие отношение к способу мышления людей, представляются более нейтральным понятием по сравнению с П. с. В добавок ко всему, в этой области исслед. всегда существует проблема получения надежных и повторяемых данных.
Что касается маленьких детей, то тут действительно можно утверждать, что они воспринимают мир более глобально и менее дифференцированно, чем взрослые. Об этом можно судить не только по их недостаточно развернутым словесным описаниям, но и по гораздо менее дифференцированным и менее точным паттернам движений глаз и рук (в ходе ориентировочно-исследовательской деятельности) по сравнению с таковыми у старших детей и взрослых.
В 1950-х - 1960-х годах Г. Виткин использовал понятия "поленезависимость" и "полезависимость" для описания индивидуальных различий в результативности выполнения перцептивных задач. Виткин предлагал испытуемым 3 главные задачи: тест замаскированных фигур, тест стержня и рамки и тест наклонной комнаты. Поленезависимые испытуемые могут игнорировать конфликтующую (с целевым объектом) визуальную среду при отыскивании скрытой фигуры (в тесте замаскированных фигур) или определении истинной вертикали (в тестах стержня и рамки и наклонной комнаты). Полезависимые более подвержены влиянию визуальной среды, что приводит к худшим результатам при выполнении теста замаскированных фигур и к опоре на зрительную, а не на гравитационную систему отсчета при выполнении других заданий. Показатели успешности выполнения 3-х этих задач коррелируют между собой. Виткин также показал связь результатов выполнения перцептивных задач с различными измерениями личности. Поленезависимость и полезависимость до сих пор остаются предметом интенсивных исслед.
Пожалуй, единственным твердо установленным "перцептивным стилем" яв-ся "стиль незрелости". Дети в меньшей степени способны дифференцировать зрительное поле, чем взрослые. Помимо детей, те же эффекты демонстрируют взрослые с определенными локальными поражениями головного мозга.
См. также Контекстуальные ассоциации, Восприятие (перцепция), Перцептивный транзакционализм
Р. Д. Уолк

Перцептивный транзакционализм (perceptual transactionalism)

Восприятие направляется прошлым опытом, предположениями воспринимающего и индивидуальными различиями в прошлом опыте.
Все наиболее известные доказательства этого утверждения основываются на неопределенностях чисто геометрических проекций. Прежде всего, к ним можно отнести результаты опытов с "перекошенной комнатой" Эймса, вращающимся трапецивидным окном и знакомыми предметами, размер проекций к-рых изменяют в пустом пространстве.
"Перекошенная комната" построена по законам элементарной геометрии: бесконечное количество неподвижно закрепленных плоскостей при меняющемся расстоянии от них до наблюдателя могут давать совершенно одинаковые проекции. "Перекошенная комната" Эймса создавалась с таким расчетом, чтобы сетчаточная проекция в глазу наблюдателя соответствовала обычной прямоугольной комнате, даже если один ее угол находится от него на гораздо большем расстоянии, чем другой. Человек, стоящий в ближнем (к наблюдателю) углу такой комнаты, выглядит великаном, а находящийся в дальнем углу - карликом. Эта иллюзия предполагает, что наблюдатель смотрит одним глазом и держит голову неподвижно. Подобные курьезы геометрической перспективы хорошо известны, и первые упоминания о них датируются, по меньшей мере, XVI в.
Находящийся в "перекошенной комнате" человек, с к-рым у наблюдателя сложились прочные эмоциональные связи (напр. супруг или возлюбленный), воспринимается с существенно меньшими искажениями, чем незнакомец.
Вращающееся трапецивидное окно представляет собой раму окна, выкрашенную под трапецию т. о., что ее большее основание находится ближе к наблюдателю. При вращении такого окна (вокруг вертикальной оси) оно будет выглядеть раскачивающимся взад и вперед, тогда как обычное прямоугольное окно при его вращении будет выглядеть вращающимся, и только. Принято считать, что этот эффект обусловлен нашим опытом восприятия окон.
Предметы, рассматриваемые в "зрительном вакууме", подразумевающем наличие одного только видимого объекта без к.-л. признаков промежуточной или окружающей среды, кажутся наблюдателю находящимися на расстоянии, к-рое соответствует их привычному размеру. Так, игральная карта в половину своего обычного размера выглядит как находящаяся дальше от наблюдателя, чем карта обычного размера, хотя обе они предъявляются ему на одинаковом расстоянии.
См. также Воспринимаемый размер, Иллюзии, Восприятие (перцепция), Перцептивные искажения
Р. Д. Уолк

Пиковые переживания (peak experiences)

Первооткрыватель П. п., А. Маслоу, описывал их как необычные, волнующие, океанические, захватывающие, жизнеутверждающие и возвышающие переживания, к-рые выражают собой высшую форму восприятия реальности и даже оказывают мистический и магический эффект на испытывающего их чел.
Девятнадцать характеристик. Предложенные Маслоу понятия "самоактуализации" и постижения бытия иногда использовались попеременно с термином "П. п.". Девятнадцать характеристик, содержащихся в его оригинальной работе, вероятно, представляют наилучшее описание этого океанического и позитивного опыта.
В наиболее концентрированном виде их можно изложить следующим образом. Существует некое переживание целостности, единства, процессом восприятия к-рого полностью поглощен чел. Восприятия становятся богаче. Возникает дезориентация во времени и пространстве - чел. теряет из виду свое непосредственное окружение. Это положительный, а вовсе не болезненный или отрицательный опыт. Самоактуализировавшийся чел. легко уживается с противоположностями. Чел., находящийся на вершине, богоподобен, особенно в абсолютном, полном любви, неосуждающем, сострадающем и радостном принятии этого мира и любого др. чел. П. п. лишены страха, и поведение такого чел. характеризуется детской непосредственностью.
Положительный опыт. Маслоу уделил меньше внимания всему спектру положительного опыта, однако признавал существование "предгорья" или менее значительных, но все еще положительных, переживаний, вносящих свой вклад в самоактуализирующуюся личность. Для описания этих разновидностей положительного опыта часто используются семь категорий: божественный опыт, достижение вершин мастерства, душевное волнение, челов. взаимоотношения, красота, заслуженный успех и завершение.
Другие исследователи и теоретики пиковых переживаний. Мн. гуманистически ориентированные психологи и даже нек-рые бихевиористы рассматривали П. п. как вполне перспективные для научного исслед. Литература показывает, что высказывания Маслоу вызвали весьма широкую и разнообразную реакцию исследователей. Их обсуждение подняло многочисленные теорет. и филос. вопросы.
Однако опыт любого рода не приветствовался в качестве предмета исслед. в психол. лабораториях США. Маслоу ратовал, наряду с др., за "достойное место для опытных данных". Феноменология как изучение данных восприятия в противоположность объективным данным яв-ся естественной средой обитания пикового опыта. Говард Розенблатт и Айрис Бартлетт обнаружили связь пикового опыта с двумя важнейшими феноменологическими понятиями: парадоксальной интенцией и интенциональностью, а Томас Армор поддержал положение о том, что пиковый опыт представляет собой "трансценденцию обычной формы сознания, общей для всего челов. рода".
Пиковые переживания в образовании и искусстве. Маслоу считал, что двумя наикратчайшими путями инициирования П. п. яв-ся классическая музыка и секс. Утверждая, что музыка яв-ся механизмом инициирования пикового опыта, Маслоу, тем не менее, был горячим сторонником ритмических упражнений, спорта и танцев. Однако он тж рассматривал в качестве возможного пути к продуцированию П. п. мат. образование.
Поддержка нек-рых из этих предположений не замедлила прийти в форме эмпирических исслед. В ответ на вопросы, поднятые Маслоу в отношении образования, Нэнси Уилгенбуш рассмотрела возможность реализации призыва Маслоу к развитию челов. потенциала в области образования учителей.
Исследователи в области музыки тж ответили на этот призыв Маслоу. Дж. А. Пеннингтон разраб. процедуру количественного измерения пикового опыта в музыке.
Эмпирические данные и изучение отдельных случаев придают достоверность идее взаимосвязи между иск-вом и пиковым опытом.
Наркотический опыт. В своих ранних описаниях пикового опыта Маслоу допускал возможность рассмотрения наркотических переживаний как обладающих определенным сходством с пиковым опытом. Однако он категорически отрицал такую возможность в своих поздних работах, как об этом пишет Милдред Хардимен. П. п., к-рые способны реально изменить чел., возникают как закономерное следствие и награда за его труды.
См. также Эмоции, Феноменологический метод
Т. Лэндсмен

Письменные экзамены для аспирантов (graduate record examination (GREs))

П. э. д. а. представляют собой комплект тестов достижений и тестов способностей к обучению в аспирантуре, входящий в программу тестирования, проводимого Службой тестирования в образовании (ETS) под общим руководством Совета по П. э. д. а. Созданная в конце 30-х гг. в рамках совместного проекта Фонда Карнеги для развития преподавания и неск. ун-тов восточных штатов, к настоящему времени знач. расширенная и обновленная, эта программа используется аспирантурами во мн. ун-тах и пользуется уважением среди психометристов за свои технические качества. Кандидат на поступление в аспирантуру выполняет тест способностей (aptitude test) и дополнительный (углубленный) тест (advanced test) в области избранной во время обучения в ун-те специализации. Оценки варьируют в пределах 500 ± 100 баллов стандартной шкалы. На основе показателей по этим двум тестам выводится комплексный показатель.
Тест способностей включает задания на вербальное мышление, вербальное понимание, мат. мышление и способность к интерпретации данных, содержание к-рых соответствует уровню подготовки отлично успевающих студентов выпускного курса ун-та; тест дает вербальный (V) и количественный (Q) показатели. Новый раздел теста, добавленный в 1977 и пересмотренный в 1981 г., дает аналитический (А) показатель, осн. на результатах выполнения заданий, измеряющих умение мыслить аналитически и делать логические выводы (новая редакция).
Дополнительные тесты предлагаются в 20-ти областях специализации: биология, химия, вычислительная техника, экономика, педагогика, инженерное дело, английская литература, французский язык, география, геология, немецкий язык, история, математика, музыка, философия, физика, политические науки, психология, испанский язык и социология. Нек-рые тесты дают общий показатель; другие, наряду с общим, включают и частные показатели по разделам области специализации.
Показатели V, Q и А теста способностей и общие показатели по дополнительным тестам отвечают всем профессиональным стандартам надежности. В исслед. прогностической валидности в качестве критериальных использовались такие меры, как средний балл студентов-выпускников, получение/неполучение докторской степени в течение 10 лет после окончания аспирантуры и оценки выпускных экзаменов. В целом, наиболее высокие показатели валидности дала комбинация среднего балла студентов-выпускников с показателями П. э. д. а., при этом комплексный показатель П. э. д. а. лучше предсказывал критериальные меры по сравнению со средним баллом студентов-выпускников.
См. также Тестирование способностей, Прогноз академической успеваемости студентов, Меры интеллекта, Психометрика, Тесты для отбора кандидатов
Э. Б. Пратт

Питание младенца: феномен "кафе-закусочной" (cafeteria feeding)

Клара М. Дэвис обнаружила, что если перед ребенком выставить ассортимент блюд, как это делается в кафе-закусочной, за неделю или около того он подберет себе сбалансированную диету, неважно, что один прием пищи у него будет состоять исключительно из картофельного пюре (полная норма крахмала), а другой - только из рубленого мяса с лимской фасолью (полная норма протеинов). Когда возникает потребность в определенных питательных веществах, малыш выбирает соотв. твердую или жидкую пищу, но не в силу своего "знания" о том, что ему нужна сбалансированная диета, а просто потому, что именно эта пища дает ему хорошее самочувствие.
Дэвис кроме того отметила, что хотя дети часто "позволяли себе лишнее" в потреблении какого-то одного продукта за раз, они в нужное время переключались на др. еду, чтобы в конечном счете обеспечить сбалансированное питание. Дети путем проб и ошибок научались узнавать по обонятельным и вкусовым ощущениям, какую еду выбрать, чтобы удовлетворить свои текущие физиолог. потребности.
См. также Развитие в раннем детстве, Развитие младенца
X. К. Финк

Пищеварительная система (digestive system)

П. с. объединяет органы, участвующие в процессе разложения проглоченной пищи на молекулы, к-рые обычно усваиваются организмом. П. с. включает в себя все отделы желудочно-кишечного тракта - рот, пищевод, желудок, тонкую кишку, толстую кишку, прямую кишку, анус - и органы, выделяющие хим. соки, необходимые для пищеварительного процесса: слюнные железы, печень, желчный пузырь и поджелудочную железу.
Во рту пища пережевывается до относительно мелких частиц и смешивается со слюной, содержащей птиалин - фермент, превращающий часть крахмала в сахар. После прохождения пережеванной пищи по пищеводу и попадания ее в желудок, она активно смешивается с соляной кислотой и ферментом пепсином. С этого начинается переваривание (расщепление) белков. Пища, представляющая собой на этом этапе вязкую жидкость, называется химусом (пищевой кашицей). Когда размер пищевых частиц и хим. свойства химуса достигают требуемого уровня, открываются сфинктеры - и химус проходит в тонкую кишку. В тонком кишечнике сок поджелудочной железы, содержащий ферменты трипсин, амилазу и липазу, продолжает процесс расщепления частично переваренной пищи. Завершению пищеварительного процесса в тонком кишечнике способствует дополнительная секреция желчи, к-рая вырабатывается в печени и накапливается в желчном пузыре.
Полностью переваренная пища (питательные вещества) всасывается стенками тонкой кишки и доставляется по кровеносной системе всем частям организма. Назначение толстой кишки - накапливать непереваренные отходы и всасывать небольшое количество воды и минеральных веществ.
Р. М. Стерн

Пищевая депривация (food deprivation)

Сокращение потребления пищи организмом использовалось психологами и др. заинтересованными исследователями по просьбе психологов в самых разных ситуациях. Клинические исслед. неправильного или недостаточного питания людей тж подходят для рассмотрения психол. эффектов П. д.
Одно осложнение, возникающее при изучении воздействий П. д. на поведение, состоит в том, что недостаток пищи часто имеет следствием произвольное ограничение потребления воды. Известно, что после П. д. крысы одних линий знач. сильнее снижают потребление воды, чем крысы др. линий. В одном исслед., где сравнивалось поведение крыс, представленных большим числом линий, потребление воды после П. д. варьировало от 17 до 95% потребления до депривации.
В общем, потребление пищи возрастает с увеличением П. д., однако есть исключения. В одном исслед. крысы, к-рых подкармливали в соответствии с 23-часовым графиком П. д., съедали знач. меньше корма при более длительных периодах депривации. Однако этот результат мог быть вызван адапт. к конкретному графику кормления. Между латентным периодом пищевой реакции и длительностью П. д. имеет место обратная зависимость.
Существует взаимосвязь между вкусовыми предпочтениями и П. д. (напр. подвергающиеся П. д. животные съедают больше подслащенного сахарином корма, чем недепривированные). При этом усиление П. д. у крыс приводит к повышению толерантности к пище с добавлением хинина.
Угашение наказываемой реакции с помощью пищевого вознаграждения ухудшается с усилением П. д. Наказываемая реакция почти полностью подавляется при низких уровнях депривации, но очень медленно угасает при ее высоких уровнях.
ЭЭГ во время П. д. характеризуется низкоамплитудным и высокочастотным паттерном активации. В ЭЭГ насытившихся животных наблюдается знач. больше медленных волн. Кроме того, в экспериментах с непрерывным подкреплением было установлено, что во время нажимания животным на педаль автоматической кормушки частота сердечных сокращений монотонно возрастала с увеличением продолжительности П. д. до 48 часов.
Пищевая депривация и долголетие
В числе переменных, изучаемых в исслед. воздействия П. д. на долголетие, можно назвать возраст перехода на диету, влияние ограничительной диеты на возникновение заболеваний, сокращающих срок жизни (в частности рака), а тж биохимические и физиолог. механизмы, предположительно играющие определенную роль в увеличении продолжительности жизни. Установлено, что после ограничения потребления пищи наблюдаются изменения на нейронном уровне. В одном исслед. было обнаружено, что у крыс, получавших ограниченное питание, не произошло возрастного сокращения дофаминовых рецепторов в полосатом теле, наблюдаемого у крыс, к-рых кормили без к.-л. ограничений.
Последствия недоедания на начальных стадиях развития организма
В исслед., проводимых на животных, недоедание обычно вызывается путем каждодневного отделения на нек-рое время детеныша от матери, подкладывания кормящей самке чрезмерного количества детенышей или сокращения рациона кормящей самки. Несмотря на различия в методиках, эти исслед. позволяют сделать ряд общих выводов. Во-первых, недоедание вызывает задержку роста развивающегося головного мозга, хотя и в знач. меньшей степени по сравнению с задержкой роста тела (при снижении веса тела на 50% наблюдаемое уменьшение веса головного мозга составило от 8 до 20%). Во-вторых, в пробах на миелин срезы головного мозга окрашивается менее равномерно, что свидетельствует о нарушении процесса миелинизации при недоедании. В-третьих, у крысят, к-рых сразу после прекращения выкармливания самкой переводили на сокращенный рацион питания, происходят лишь незначительные изменения размеров и структуры головного мозга (исслед., проведенные на разных животных, говорят о том, что наиболее страдающей областью мозга яв-ся мозжечок). Наконец, количество клеток головного мозга, оцениваемое по изменениям в ДНК, сокращается у животных, к-рые на ранних этапах жизни получают низкокалорийную, с недостаточным содержанием белков, пищу.
Реакция на пищевую реабилитацию в исслед. животных зависит от стадии возрастного развития, во время к-рой нарушение питания вызывает повреждение. Имеющиеся данные позволяют предположить, что адекватная реабилитация может смягчать любые изменения размеров мозга и веса тела в тех случаях, когда П. д. подвергаются зрелые или почти зрелые животные. В противоположность этому, недоедание во время определенных "критических периодов" на ранних этапах развития ограничивает способность животного извлекать пользу из пищевой реабилитации. В этом случае следствием недоедания яв-ся постоянный дефицит в весе тела и объеме мозга, количестве и составе мозговых клеток, а тж в степени миелинизации.
Критические периоды для воздействия недоедания знач. варьируют у разных биолог. видов, гл. обр., из-за видовых различий во временном графике развития нервных структур.
Вследствие мотивационных и эмоциональных изменений у животных, подвергавшихся недоеданию на ранних этапах развития, нам неизвестно, отражает ли обычно наблюдаемое в этих случаях ухудшение научения ослабленную способность или только изменения исполнения.
Плохо питавшиеся в раннем возрасте животные обнаруживают чрезмерную реактивность как на пищу, так и различные стрессоры. Напр. опубликованы данные, согласно к-рым у крыс, находящихся на открытой площадке, в ответ на громкий шум снижалась двигательная активность. Электрическое раздражение тормозило поведение или вызывало более выраженное избегание по сравнению с контрольными животными. Поведение этого типа наблюдалось тж у подвергавшихся П. д. в раннем возрасте голубей и макак-резусов.
Что касается людей, в публикациях сообщалось, по меньшей мере, о двух состояниях, наступающих после П. д. Пищевой маразм - состояние, известное людям уже много веков, - вызывается хроническим недополучением пищевых калорий. Маразм может поражать людей в любом возрасте, хотя его воздействие на рост - как соматических, так и нервных структур, - существенно больше, когда это состояние развивается на первом году жизни.
Квашиоркор (Kwashiorkor) - состояние, распознанное только в XX в., - представляет собой расстройство, вызываемое недостатком протеина. Возраст, в к-ром оно наступает, колеблется от 1 года до 3 лет. Психол. изменения у ребенка, страдающего квашиоркором, включают апатию и раздражительность. Такие дети впадают в сонное состояние, перемежающееся периодами монотонного плача или эхолалии. Могут наблюдаться стереотипные действия, раздирание и съедание лоскутов одежды, а тж копрофагия. Анорексия, тошнота, рвота и понос (диарея) встречаются практически у всех таких больных. Смертность среди страдающих квашиоркором весьма высока - от 30 до 50%.
На данный момент невозможно сделать вывод о том, что недостаточное питание на ранних этапах жизни служит причиной получения сниженных интеллектуальных показателей в исслед., где наблюдался этот эффект. К числу др. факторов, к-рые в этих случаях бесспорно способствуют снижению интеллектуальных показателей, относятся низкий уровень гигиены и мед. помощи в пре- и постнатальном периодах развития, ограниченный словарный запас родителей и плохое обращение с детьми.
В исслед. воздействия голодания на взрослых не было выявлено никаких изменений в результатах выполнения тестов интеллекта и сенсорного различения. Имело место неблагоприятное влияние голодания на отношение к тестированию и инициативность, что, вероятно, сказывалось на снижении произвольной интеллектуальной деятельности. Испытуемые жаловались на вялость, плохую концентрацию и недостаток сообразительности.
См. также Нарушения приема пищи, Недостаточное/неправильное питание
Б. М. Торн

Планы исследований на одном объекте (single-subject research designs)

П. и. на о. о. предполагают тщательное изучение одного организма, проводимое непрерывно или периодически в течение установленного времени. Таким организмом или объектом изучения (испытуемым, подопытным экземпляром и т. д.) может выступать отдельное животное или некая молярная единица, такая как промышленная орг-ция. Есть ситуации, в к-рых разумнее, удобнее, этичнее и/или дешевле тщательно изучить один или неск. объектов, чем проводить исслед. на большой выборке. Осн. различие между планами исслед. на группах и на одном объекте заключается в том, что групповые планы обычно предполагают проведение одного или всего неск. наблюдений над каждым отдельным объектом, тогда как планы с одним объектом требуют проведения мн. наблюдений над одним объектом в течение установленного времени. Те же 3 категории планов, а именно, а) корреляционные, б) квазиэкспериментальные и в) экспериментальные, к-рые часто используются для систематизации различных типов групповых планов, можно применить и для классиф. различных планов с одним объектом.
Корреляционные планы
Корреляционные планы с одним объектом требуют формирования совокупности показателей, полученных в течение заданного времени (временной ряд) по изучаемой зависимой переменной, и, кроме этого, либо серии показателей по нек-рой др. переменной, полученных в тех же временных точках (сопутствующий ряд), либо регистрации событий, происходящих в границах временного ряда. Цель последующего анализа - определить, связаны ли изменения во временном ряду зависимой переменной с изменениями в сопутствующем ряду или с зарегистрированным появлением событий. Если связь выявлена (посредством визуального или статистического анализа), это может привести к гипотезе о том, что изменчивость зависимой переменной во времени была вызвана сопутствующей переменной. В отличие от квазиэкспериментальных и экспериментальных планов, корреляционный план не предполагает эксперим. манипулирования независимой переменной.
Квазиэкспериментальный план
Квазиэкспериментальный АБ-план состоит из двух этапов: этапа определения базиса или фона (а) и этапа эксперим. вмешательства (б). Во время первого этапа собираются данные для характеристики поведения до вмешательства (воздействия или, по-другому, обработки). Объем базисных данных, собираемых на первом этапе, зависит от вида изучаемого поведения, типа объекта (испытуемого), ситуационных переменных и др. аспектов планируемого эксперимента, однако есть одно полезное правило - набрать столько данных, сколько нужно для получения четкой картины стационарности поведения. После сбора базисных данных экспериментатор производит вмешательство и продолжает сбор данных в течение второго этапа. Будет ли вмешательство (воздействие, обработка) производиться на протяжении всего этого этапа или только в самом его начале (кратковременное воздействие), зависит от природы вмешательства, характера зависимой переменной и цели исслед. Если во время осуществления вмешательства изменяются др. условия эксперимента, изменение зависимой переменной на этапе Б (относительно А) будет носить характер смешанного эффекта. Осн. недостаток АБ-плана заключается в том, что часто трудно установить, изменилось ли к.-л. условие, помимо эксперим. вмешательства, в промежутке между этапами А и Б.
Экспериментальные планы
Ниже описываются 4 эксперим. плана с одним объектом; существуют и другие, но все они представляют собой незначительные модификации этих базисных вариантов. Каждый из них обеспечивает большую, чем квазиэкспериментальный АБ-план, достоверность вывода о том, что именно запланированное вмешательство служит причиной наблюдаемого изменения во временном ряду данных.
АБА- и АБАБ-планы. Прямое продолжение АБ-плана дает варианты АБА (базис-вмешательство-базис) и АБАБ (базис-вмешательство-базис-вмешательство). В литературе по модификации поведения АБАБ-план часто наз. "реверсивным" ("reversal"), т. к. эксперим. вмешательство резко меняется (на более подходящее или вообще отменяется) после того, как оно производится в первый раз. Если при проведении эксперимента по АБА-плану поведение во время второй фазы А возвращается к уровню, близкому к наблюдавшемуся в первой фазе А, это увеличивает шансы в пользу вывода, что именно эксперим. вмешательство вызвало его изменение. Если же поведение оказывается практически тем же самым при двух базисных условиях, сохраняет соответствие при двух условиях вмешательства, но обнаруживает явные различия при сравнении базисных условий с условиями вмешательства, появляются веские доводы в пользу того, что эксперим. вмешательство является действенным и что эффект был воспроизведен в самом объекте (испытуемом). Однако с этими планами связано много логических, этических и практ. проблем. Мн. вмешательства яв-ся одноразовыми воздействиями, как напр. хирургическая ампутация или обучение конкретному навыку. После таких воздействий объект (испытуемый) не может вернуться на предшествовавший вмешательству уровень. Иногда рассчитывают на возвращение поведения к базисному уровню, но вовсе не потому, что контролируемые условия, помимо вмешательства, не представленного в фазе А, поддерживают данное поведение. В др. ситуациях этические соображения оказываются несовместимыми с требованиями эксперим. плана, напр. вмешательство может изменить поведение, причиняющее испытуемому вред, и потому недопустимо возвращать его к базисному уровню. Эти и родственные им проблемы значительно сужают диапазон ситуаций, в к-рых целесообразно применение АБА- и АБАБ-планов. Др. виды эксперим. планов с одним объектом позволяют решить большинство этих проблем.
Планы с множественным базисом. Большинство трудностей, связанных с АБАБ-планами, можно разрешить, выбрав тот или иной вариант плана с множественным базисом. Этот план пригоден для широкого разнообразия ситуаций, встречающихся в фундаментальных и прикладных исслед. В известном смысле, план с множественным базисом есть не что иное, как совокупность АБ-планов. Собираются данные на двух или более базисных уровнях (временные ряды) и производится вмешательство, направленное на первый уровень (временной ряд). Если оказывается, что оно вызывает смещение именно того временного ряда, на к-рый было направлено, но не вносит изменений в др. базисные ряды, тогда вмешательство переводится на второй базисный уровень (временной ряд). Если оно оказывает воздействие на этот ряд, но не затрагивает остальные ряды, вмешательству подвергается следующий ряд. Т. о., эксперим. вмешательству подвергается каждый наличный базисный ряд, однако оно никогда не производится более чем на одном базисе за раз. Т. к. вмешательство на разных базисных уровнях разнесено во времени, вероятность того, что какое-то событие, не имеющее отношения к вмешательству, яв-ся причиной наблюдаемого эффекта на каждом уровне, крайне мала.
По существу, есть 3 разновидности плана с множественным базисом, каждый из к-рых отличается природой базиса. В основу множественных базисных уровней могут быть положены данные, собранные в отношении: а) разных видов поведения (зависимых переменных) у одного объекта (испытуемого) в одной ситуации; б) одного вида поведения у одного объекта (испытуемого) в разных ситуациях и в) одного вида поведения у неск. объектов (испытуемых) в одной ситуации. Проблема, связанная с использованием вариантов плана с базисными уровнями относительно множества видов поведения, состоит в том, что эти виды поведения могут оказаться высоко коррелированными и, как следствие, не будут служить независимыми источниками информ. об эффектах вмешательства. Аналогичные проблемы могут тж возникать с базисными уровнями относительно множества ситуаций или объектов (испытуемых), однако последний вариант не так чувствителен к этим проблемам, поскольку разные объекты (или разных испытуемых) часто удается изолировать друг от друга. В общем, планы с множественным базисом позволяют избежать этической проблемы отмены эффективного вмешательства, пригодны как для обратимых, так и необратимых видов вмешательства и поведения, и осуществимы в широком диапазоне условий исслед.
План с чередующимся воздействием. Дифференциальные эффекты двух или большего числа факторов можно изучать при помощи плана с чередующимся воздействием. На первом этапе собираются данные для получения множественного базиса по одной зависимой переменной (напр. степени испытываемого огорчения) путем повторных наблюдений (измерений) поведения одного объекта (испытуемого) в двух или неск. ситуациях (напр. дома и в школе). На втором этапе одно воздействие осуществляется в первой ситуации, а другое - во второй ситуации. В каждой ситуации воздействия чередуются или производятся в случайном порядке в течение времени, отведенного на реализацию второго этапа плана. Если на этом этапе одно из воздействий идентифицируется как наиболее эффективное, на третьем этапе только это воздействие может применяться во всех ситуациях, чтобы подтвердить его главный эффект. Осн. преимущество плана с чередующимся воздействием состоит в том, что за короткий период времени можно изучить неск. воздействий и не обязательно задерживать все воздействия до тех пор, пока будут собраны данные базисного уровня. Недостаток этого плана в том, что его логика диктует использование воздействий с очень быстрыми эффектами, к-рые не затягивались бы настолько, чтобы загрязнять др. воздействия. "Унаследованные" эффекты и интерференцию многократных воздействий трудно исключить из списка проблем интерпретации данных, полученных с применением такого плана. Др. его разновидности связаны с изучением результатов одного воздействия на множество независимых переменных, а тж включают планы с более сложной структурой, в к-рых предполагается использование множественных воздействий, множественных зависимых переменных и/или множества идентичных объектов (испытуемых).
Сравнение планов исследования на одном объекте и на группах
Решаемая задача. На общем уровне, и те и др. планы дают ответ на следующий вопрос: имеет ли место эффект воздействия (обработки, вмешательства)? Различаются же эти два вида планов тем, как определяется и исследуется искомый "эффект". План с одним объектом позволяет получить важную информ. о характере изменения во времени, тогда как межгрупповой план дает оценку величины вмешательства для строго определенной совокупности объектов (испытуемых).
Можно привести веский аргумент в пользу того, что сущность процесса воздействия (обработки) желательно сначала изучить, применяя П. и. на о. о. Если эффективное вмешательство разрабатывается посредством тщательного изучения изменений в поведении одного испытуемого, есть все основания предполагать, что оно будет эффективным и для других, т. к. наилучшая гарантия воспроизводимости результатов - понимание факторов, воздействующих на изменение поведения. После того как вмешательство или комплекс воздействий разработан с использованием планов с одним объектом, часто для доказательства его эффективности в итоговом исслед. применяют групповой план.
Проблемы сбора данных. Хотя и бывает желательно пройти весь путь от использования планов с одним объектом для усовершенствования вмешательства до применения групповых планов с целью получения его итоговой оценки, выбор плана обычно продиктован реальными условиями проведения исслед. и характером изучаемых переменных. Реально осуществимым П. и. на о. о. становится в тех случаях, когда: а) испытуемый (объект) доступен для многократного наблюдения в течение приемлемого для исследователей времени и, к тому же, согласен участвовать в исслед.; б) воздействие может применяться многократно или непрерывно; в) обстановка, в к-рой ведется наблюдение за испытуемым (объектом) и производится воздействие, остается относительно постоянной на протяжении всего эксперимента; г) зависимая переменная позволяет проводить многократное или непрерывное измерение. Есть много переменных, - как независимых, так и зависимых, - к-рые трудно (или слишком дорого) применять и измерять многократно. Когда экспериментатору приходится иметь дело с такими переменными, групповой план может оказаться единственно возможным выбором. Правда, планам исслед. на группах присущи свои ограничения. Рандомизированные групповые планы, напр., часто не удается реализовать из-за невозможности случайного распределения испытуемых по эксперим. условиям или просто из-за нехватки испытуемых. Когда непрерывное воздействие и измерение невозможны, но при этом все же можно собрать данные по неск. периодам воздействия и измерения для неск. испытуемых, целесообразно использовать групповые планы с повторными измерениями.
Анализ данных. Исторически сложилось так, что именно групповые планы оказались связанными с использованием статистического вывода как главного способа анализа данных. Что касается П. и. на о. о., то они традиционно предполагали использование визуального анализа данных, представленных в виде графиков. Совр. вычислительные методы позволяют - в целях упрощения интерпретации - представить в графической форме данные, полученные даже на очень больших выборках, и мн. из этих методов тж пригодны для статистического анализа данных исследования на одном объекте (испытуемом).
См. также Экспериментальные планы, Методология (научных) исследований
Б. Хьютема

Плацебо (placebo)

Термин "П." - производное от латинского "умиротворять" или "угождать". Согласно полному определению, П. - это "любая терапия (или ее составная часть), сознательно используемая из-за своего неспецифического психол. или физиолог. эффекта, или же терапия, используемая из-за ее предполагаемого воздействия на больного (симптом или болезнь), но не обладающая специфическим воздействием на состояние, являющееся мишенью терапии, причем об этом не известно ни пациенту, ни терапевту".
Реакция П. зафиксирована в фармакологических исслед., касающихся секреции надпочечников, болей при стенокардии, результатов анализа крови, АД, противогриппозной вакцины, респираторной инфекции, кашлевого рефлекса, лихорадки, секреции / моторики желудка, головной боли, бессонницы, вакцины от кори, оральных противозачаточных средств, болевого синдрома, расширения/сужения зрачков, ревматоидного артрита, функций вазомоторики, бородавок и т. д.
Эффекты П. не ограничены фармакологическими средствами, они достоверно установлены в работах, связанных с психотер., акупунктурой, гипнозом, поведенческой терапией бессонницы и болевого синдрома (что не означает отсутствия специфических, а тж объективно подтвержденных неспецифических эффектов этих процедур). Доказано, что напр. такие хирургические процедуры, как перевязка грудных артерий в случае стенокардических болей (при к-рой обнаруживаются изменения в ЭКГ, вызванные симуляцией наложения лигатуры) обладают исключительно П.-эффектом. В методологии научных исслед. реакция П. всегда рассматривалась как мешающая переменная. Однако П. может оказывать сильный положительный терапевтический эффект.
Плацебо-эффект при использовании метода двойного ослепления
Реакция П. наиболее известна как методологическая контрольная процедура в фармакологических исслед. Лекарства даются методом двойного ослепления - ни пациент, ни исследователь/клиницист не знают, дается ли настоящий препарат или же П. Вследствие реактивной природы всякого исслед., а тж эффектов межличностных отношений "врач-больной" и ритуала приема лекарств, передается ожидание неминуемого уменьшения симптоматики.
С классической процедурой метода двойного ослепления связаны нек-рые методологические трудности, особенно при т. н. "перевернутом" плане (с рассмотрением противоположных гипотез). Даже при использовании метода двойного ослепления и наблюдатель, и больной могут нарушить правила (в связи с побочными эффектами или при идентификации симптомов) и распознать, какое вещество дается в качестве лекарства. Для предотвращения этого могут использоваться активные П.-вещества, имитирующие побочные действия активного препарата. Исследователю приходится полагаться на субъективные впечатления больного и наблюдателя о том, какой именно препарат с их т. зр. был использован. Эти впечатления часто определяют терапевтическую реакцию в большей степени, чем действие лекарства / П. Несмотря на эти и др. ограничения, П.-контроль все еще остается методом выбора при оценке специфических эффектов новых фармакологических средств.
П.-эффект, по всей вероятности, присутствует при всех терапевтических процедурах вследствие наличия соотв. ожиданий, снижения тревоги и всего того, что определяется отношениями "врач-больной". Это - не то же самое, что внушаемость, доверчивость, конформность и им подобные характеристики.
Клиническое применение плацебо
При каких обстоятельствах, если вообще, показано активное назначение П.? Большинство врачей-терапевтов признают, что они иногда намеренно назначают П., хотя и в меньшей степени, чем врачи др. специальностей. Это, к сожалению негативное, представление о П. означает недооценку значимости отношений "врач-больной". Нек-рые критики утверждают, что использование П. по сути яв-ся нарушением этических принципов, поскольку предполагает обман больного. С т. зр. контракта между врачом и больным, согласно к-рому цель заключается в улучшении состояния, любое предписание или лечение, даже если оно не обладает специфическим эффектом, но может содействовать достижению этой цели, оправдано. На самом деле неэтично отказывать больному в лечении, к-рое может быть эффективным, недорогим и вполне безопасным.
П. имеет разные клинические применения. Во-первых, более глубокое понимание участвующих здесь механизмов приведет к оптимизации методов лечения в поведенческой медицине. П. может тж быть важным инструментом диагностики. Врачи научились по реакции на П.-тест дифференцировать психол. и органические (напр. болевые) синдромы. С т. зр. больного, психол. боли не существует. Если смотреть на это с положительной стороны, П.-эффект свидетельствует о том, что больной располагает ресурсами для известного контроля над собственной симптоматикой.
П.-эффект представляет собой значимый компонент общего контекста лечения. Природа отношений "врач-больной" и ожидаемые результаты лечения, заложенные в этом контексте, обеспечивают основу для эффективных неспецифических терапевтических вмешательств.
См. также Акупунктура, Поведенческая медицина, Гипноз, Самоисполняемое пророчество, Подпороговое восприятие
Ф. Эванс

Побеги из дома (runaway behavior)

П. из д., или уход детей из семьи без разрешения родителей - поведение, упоминаемое уже в самых ранних ист. источниках. В США этот вид поведения составляет проблему, заслуживающую внимания специалистов и общественности. Приблизительные оценки числа ежегодно совершаемых П. из д. колеблются от полумиллиона до млн случаев.
Побег ребенка из дома - всегда стрессовое, возможно, даже драматическое, событие для семьи, ибо часто имеет следствием преступное поведение беглеца или превращение его в жертву преступления, тогда как для об-ва П. из д. означают непроизводительные затраты и утечку ресурсов. Конфликт между родителями и детьми - чрезмерный (в случае девочек) и недостаточный (в случае мальчиков) контроль - типичен для семей, из к-рых убегают дети. Большинство потенциальных беглецов часто прогуливают занятия и почти не принимают участия в жизни школы. Перечень причин, вызывающих П. из д., оказывается весьма внушительным и включает родителей, полицию, наркотики, ответственность за содеянное, плохое питание, соблазны большого города, учителей, любовь, ненависть, дурную компанию, очень хороших друзей, затруднительное положение и переход в младшую среднюю школу.
До П. из д. потенциальные беглецы чаще соприкасаются с полицией и чаще имеют опыт употребления наркотиков, чем те, кто не покидает семью. После побега дети и подростки подвергаются еще большему риску втянуться в преступное поведение и употребление наркотиков, а когда их задерживают и помещают под надзор органов по делам несовершеннолетних, делинквентное поведение усиливается.
См. также Отрочество-юность
Г. Мэнистер

Поведение игроков (gambling behavior)

Азартная игра как перераспределение материальных ценностей на основе случая и риска является событием, к-рое всегда сопряжено с проигрышем для одной стороны и выигрышем для другой. В нек-рых азартных играх, таких как покер или игра в очко, на конечный исход влияет сочетание элементов умения и случая. Является ли участие в мероприятиях, результат к-рых зависит от случая, простым развлечением, разумным риском или иррациональным азартом, зависит, по-видимому, не столько от характера игры или ее ведения, сколько от мотивации и личностных особенностей се участника.
Исторические и социальные аспекты. Клеменс Франс отметил, что увлечение азартными играми не остается постоянным на протяжении столетий, а характеризуется сильными спадами и подъемами. Франс высказал предположение, что азартная игра может являться здоровым способом высвобождения сдерживаемых внутри личности сил.
Комитет по рассмотрению национальной политики в отношении азартных игр (Commission on the Review of the National Policy Toward Gambling) приводит данные о том, что 61% населения США демонстрирует к.-л. вид азартного поведения и что 80% американцев одобряют азартные игры в той или иной их форме. Он тж сообщает, что в стране приблизительно 1,1 млн заядлых игроков и что увеличение доступности азартных игр может привести к возникновению значительных проблем. Этот комитет тж пришел к заключению, что мн. законы против азартных игр просто невозможно реализовать.
Азартная игра как развлечение. Несмотря на то, что для нек-рых людей азартная игра превращается в проблему, она часто рассматривается как нормальный, естественный и эффективный способ отдыха для многих. С распространением легализации разнообразных форм азартных игр во мн. штатах, азартные игры стали легко доступным развлечением для американцев, как это уже давно имеет место во мн. др. странах.
Теория риска и теория полезности. Если не считать психоаналитической теории поведения игроков, было лишь неск. попыток создать психол. теорию, к-рая объясняла бы привлекательность азартной игры. Был предпринят ряд попыток включить азартную игру в общую теорию риска. Бем пишет, что готовность пойти на разумный риск является ценным качеством. Мотивация достижения, говорит он, положительно коррелирует с трезвым риском, в то время как боязнь неудачи может быть связана с безрассудным или чрезмерным риском. Ноулз указывает на то, что существуют значительные трудности в определении поведения, связанного с риском, и что в ситуациях, так или иначе предполагающих риск, очень мало сходных элементов. Поэтому сложно объяснить азартное поведение, просто сказав, что оно является особой формой рискованного поведения.
Экономическая теория полезности объясняет, каким образом субъективная ценность риска, определяемая индивидуумом, может перевешивать объективную ценность возможного результата. Готовность рискнуть в азартной игре зависит от относительного материального благополучия индивидуума, психол. факторов и надежды достичь недоступной иными путями финансовой цели.
Стиль жизни игроков. Для нек-рых людей азартная игра становится главным в жизни и начинает управлять ею. Изучением азартного поведения занимался Ливингстон, к-рый проследил его развитие от первого участия в азартной игре до заключительной стадии патологического влечения, на к-рой постоянные одалживания, воровство и ложь неизбежно приводят к отчуждению и отчаянным попыткам остановиться. Лесье описал, каким образом игроки обретают философию погони (chase philosophy), без конца пытаясь "отыграть" то, что было проиграно. Игроки при этом не считаются с законами вероятности и убеждены в том, что азартная игра, к-рая вызывает их проблемы в первую очередь, является единственным способом их решения; тем самым альтернативы азартной игре ограничиваются самой игрой. Это не означает, что все завзятые игроки страдают патологическим влечением к азартной игре; большинство, вероятно, нет.
Психоаналитический подход. В своем эссе "Достоевский и отцеубийство" Зигмунд Фрейд описал жизнь Ф. М. Достоевского в качестве примера того, как психодинамический подход может объяснить пристрастие взрослого человека к азартным играм на основе его сексуальных конфликтов в детском возрасте. Линднер указывает на дилемму игрока: выигрыш желателен, поскольку он реализует детское стремление к всемогуществу и является символическим одобрением инцестуальных влечений, однако проигрыш тж желателен, поскольку он обеспечивает наказание за запрещенные инцестуальные действия и т. о. устраняет чувство вины. Поскольку выигрыши вызывают нестерпимое чувство вины, а проигрыши доказывают недостаток всемогущества, игрок попадает в заколдованный круг бесконечного поиска решения. Берглер усматривает корни азартного поведения в детском бунте против родительской власти, сексуальном катексисе в оральной и анальной фазах, и в запретном акте мастурбации. Из того, что в детской сексуальной игре и азартной игре присутствуют общие символические тематические элементы, эти теоретики выводят их причинно-следственную связь. Однако убедительных объективных доказательств этому практически нет; источниками доказательств преим. служат интерпретации историй болезни.
Медицинская модель патологического азартного поведения. Большинство теоретиков психоан. изначально по образованию были врачами-психиатрами, поэтому неудивительно, что они пришли к пониманию патологического азартного поведения как заболевания или психич. расстройства. Боулен и Бойд использовали термин "патологическое азартное поведение" для описания случаев, к-рые они наблюдали в психиатрической практике, полагая при этом, что влечение к азартным играм является симптомом мн. специфических психич. расстройств и не представляет собой самостоятельного заболевания. Морган был убежден в том, что азартное поведение может быть первичной диагностической единицей и представил детальное, объективное описание этого синдрома. К симптомам относились поглощенность мыслями об игре, непреодолимое влечение к игре, напряженность, неспособность контролировать азартное поведение, хроническая нехватка денег, конфликты в семье и потеря работы вследствие постоянной игры.
Кастер, к-рый первым разработал клиническую программу лечения азартных игроков, позднее усовершенствовал диагностические критерии патологического влечения к азартной игре и добился включения этого заболевания в DSM-III (1980).
Разумеется, мед. модель патологического влечения к азартной игре не избежала критики. Бихевиористы рассматривали азартное поведение не как расстройство или болезнь, а как рядовой поведенческий феномен, возникающий при наличии соотв. условий научения. Хэнкофф утверждает, что рассмотрение азартного поведения как болезни не выходит за рамки рассуждений по типу порочного круга, т. к. наличие симптома влечения к азартной игре является единственным доказательством наличия болезни. Хэнкофф считает, что модель болезни может освобождать игрока от ответственности за к.-л. самостоятельные действия по разрешению этой проблемы. Херман, тж исследовавший и отвергший мед. модель, говорит, что навешивание ярлыков людям может в действительности лишь усугублять эту проблему.
Поведенческий подход. Т. Нэпп применил осн. принципы оперантного поведения для объяснения устойчивости азартного игрового поведения, утверждая в частности, что поскольку делание ставок лишь изредка подкрепляется выигрышами, азартное поведение возникает вследствие прерывистых или частичных режимов подкрепления. Известно, что такие режимы подкрепления приводят к выработке чрезвычайно устойчивых к угасанию форм поведения.
Поведенческие психологи иногда опираются на модель "аддиктивного поведения", в к рой азартное поведение рассматривается наравне со мн. др. зависимостями подобного рода или разновидностями вредных привычек. Р. Виктор утверждал, что аддиктивное азартное поведение является результатом взаимодействия определенных личностных характеристик и режимов подкрепления, тем самым предлагая возможность компромисса между мед. и поведенческим подходами.
Лечение патологического азартного поведения. Совр. методы лечения в основном опираются на групповую психотер., просвещение, терапию различными видами деятельности и разработку планов возвращения денежных долгов, возникших в результате игры. Д. Лестер провел анализ др. поведенческих методов, таких как аверсивная терапия, в к-рой делание ставок связывается с ударом электрическим током, и парадоксальная интенция, при к-рой терапевт предписывает пациенту играть в соответствии со строгим режимом, разработанным терапевтом. Однако патологическое азартное поведение зачастую демонстрирует высокую устойчивость в отношении любых форм лечения.
См. также Аддиктивный процесс, Лечение алкоголизма
Дж. Тейбер

Поведение приматов (primate behavior)

Поскольку отряд Primates насчитывает более 200 видов, вес к-рых колеблется от 100 г до более чем 100 кг, их ареалы обитания распространены от тропических дождевых лесов до зоны умеренного климата с обильными снегопадами, а их соц. группы варьируют от двух до неск. сотен особей, ведущих и ночной, и дневной образ жизни, трудно ожидать у представителей этого отряда одинакового поведения. Однако существует ряд сходных особенностей развития, а тж общих физ., сенсорных, моторных и, следовательно, поведенческих характеристик, типичных для мн. видов приматов, что позволяет нам увидеть нек-рые черты сходства в их поведении.
Одна из общих характеристик приматов заключается в том, что самки, как правило, рождают одного детеныша, и у последних нет родных братьев и сестер одного с ними возраста, а следовательно нет ни товарищей, ни соперников в период роста. Тем не менее, детеныш не остается без внимания, поскольку новорожденные у мн. видов вызывают интерес др. взрослых и полувзрослых самок или молодняка. Более того, у приматов обычно отмечается длинный период детства и юности, к-рый длится у мн. видов неск. лет; следовательно, существует тесная и продолжительная зависимость от матери. В течение этого периода самец защищает беспомощную, занятую только уходом и присмотром за детенышем самку. Т. о., между ними устанавливаются тесные связи, сохраняющиеся на протяжении всей жизни. Долгий ювенильный период дает возможность молодежи изучить правила соц. стратификации и коммуникации, приобрести знания об окружающей среде (расположении мест водопоя, границах домашней территории и строительстве гнезда, если для данного вида характерно его наличие), а тж приобрести физ. навыки, необходимые для дальнейшей жизни. Еще одной характеристикой мн. приматов яв-ся многообразие поз и способов передвижения, что особенно характерно для обезьян.
Самой замечательной характеристикой нек-рых видов приматов яв-ся верхняя граница их способности к когнитивным достижениям. Они обладают способностью представлять и модифицировать информационный входной сигнал на внутреннем уровне, что позволяет им реагировать на раздражитель после того, как он исчез, распознавать сигналы, значение к-рых меняется в зависимости от обстоятельств, идентифицировать раздражитель (напр. при ощупывании вслепую отличать шар от др. объемных фигур после того, как его показали им (кросс-модальный перенос)). Др. виды когнитивной деятельности включают использование символов как средства коммуникации. Вопрос о том, демонстрирует ли эта активность использование языка, близкого по определению к челов. языку, пока еще яв-ся предметом споров; тем не менее, приматы достигают такого высокого уровня навыков, к к-рому не приближается ни один представитель др. видов.
Этологи отстаивали т. зр., что у низших животных поведение регулируется, в основном, не научением, а генетическими факторами. Эксперименты, в ходе к-рых скрещивали представителей близкородственных, но обладающих различным поведением видов, показали, что паттерны поведения потомства соответствуют предсказаниям, осп. на менделевских законах наследования.
См. также Инстинктивное поведение животных, Социобиология животных, Этология, Наследуемость
А. Риопелле

Поведение растений (plant behavior)

За последние годы было опубликовано неск. (проведенных в плохо контролируемых условиях) исслед. чувствительности и реактивности растений по отношению к эмоциональным раздражителям. Настойчивые попытки воспроизвести эти же эксперименты в контролируемых условиях закончились неудачей и не подтвердили эти оригинальные открытия, что отнюдь не уменьшило интерес широкой публики к этим сообщениям.
Рецепторные процессы растений обеспечивают реакции на свет, температуру, влажность, прикосновения, силу тяжести и различные хим. раздражители, в т. ч. ядовитые и питательные вещества. Сенсорные процессы у растений носят обычно диффузный характер и осуществляются на уровне всего организма, но нередко имеют специфическую и точную локализацию.
Существование функций "соединителя" ("connector") между рецепторными и эффекторными звеньями у растений легко доказывается их пространственной разнесенностью. Эффектор может отстоять от рецептора на неск. дюймов. Точная природа способа соединения рецепторов и эффекторов растений стала предметом интереса весьма противоречивых теорий. Нек-рые из них делают упор на диффузии растительных гормонов; другие подчеркивают роль растительных "нервов", и т. п.
У растений существует неск. различных типов движения. Нек-рые микроскопические растения способны скользить по поверхности, возможно, в результате движения цитоплазмы; другие осуществляют вращение с помощью жгутиков - образований, напоминающих хлысты. Более крупные растения демонстрируют движение (двигательные реакции, эффекторное поведение) в результате паттернов роста и динамики тургора. На плантациях, где сконцентрировано слишком много растений, "конкуренция" за свет приводит, по-видимому, к ускорению вытягивания растений вверх - удлинению по направлению к солнцу. Это явная реакция роста. Такое формирование реакций растений на свет можно объяснить, исходя из того, что свет уменьшает концентрацию гормона роста "ауксина", из-за чего рост замедляется на более освещенной стороне и усиливается на затененной, вследствие чего происходит изгибание. Обвивающие движения виноградной лозы и усиков, по-видимому, яв-ся результатом реакции на эффект давления и рост. Движения, обусловленные тургором, вызваны изменением концентрации воды в оперативных (strategic) клетках; они выполняют задачу поддержания формы, когда наполнены водой, и вызывают увядание, когда в них недостаточно воды.
"Утомление" наблюдается у растений в тех случаях, когда не происходит полного восстановления после стимуляции. Если помешать "мухоловке" (кендырю проломниколистному) закрыться и неск. раз дотронуться до одного из волосков, получившие чрезмерное раздражение рецепторы не будут вызывать закрытия даже в том случае, если удалить помеху - до тех пор, пока не пройдет время, достаточное для восстановления.
Поведение чувствительных растений послужило толчком к проведению психологами экспериментов по контролируемой выработке условных рефлексов. Авторы подобных работ либо потерпели неудачу с выработкой условных рефлексов, либо представили положительные результаты, не получившие дальнейшего подтверждения при повторении этих экспериментов.
Несмотря на отсутствие стабильного успеха в исслед. по выработке условных рефлексов, растения на самом деле способны к научению. Это стало абсолютно ясным благодаря доказательствам, полученным в ходе изучения фотопериодичности. Вполне возможно, что научение в данном случае представляет собой форму канализации, а не ту или иную разновидность обусловливания. Исслед., демонстрирующие, что растения обладают "высшими" психич. способностями, были встречены неоднозначно. Есть сообщения о том, что растения способны различать музыку, причем классическая музыка вызывает положительные реакции, а "кислотный" рок - отрицательные. Кроме того, встречаются сообщения о том, что растения по-разному реагируют на то, как люди с ними разговаривают. В научных кругах подобные результаты вызывают глубокое недоверие. Др. культуры более терпимы, и эти идеи получили широкое распространение в народных верованиях.
См. также Канализация, Циркадный ритм
Ю. Л. Хартли

Поведенческая медицина (behavioral medicine)

П. м. интегрирует достижения поведенческих и биомедицинских наук, относящиеся к физ. здоровью и физ. болезням. Она соединяет релевантные разделы таких поведенческих наук, как психология, эпидемиология, социология и антропология, с такими биомедицинскими науками, как физиология, эндокринология, иммунология, фармакология, анатомия, диетология, а тж с отраслями практ. медицины и здравоохранения, наряду с родственными сферами деятельности: стоматологией, сестринским обслуживанием, соц. работой и санитарным просвещением. П. м. включает проведение фундаментальных и прикладных исслед., приложение имеющихся в ее распоряжении знаний и методов к профилактике, диагностике, терапии и реабилитации, а тж оценку эффективности этих приложений.
В докладе главного врача гос. службы здравоохранения США "Здоровая нация" обрисована следующая осн. проблема, решением к-рой должна заняться П. м. В начале XX в. ведущими причинами смертности были грипп, пневмония, дифтерит, туберкулез и желудочно-кишечные инфекции. С того времени ежегодная смертность от этих заболеваний снизилась с 580 до 30 на 100 тыс. населения! В результате этого прогресса осн. причинами смертности стали болезни, в к-рых важную роль играет поведение: инфаркт миокарда, рак, цирроз печени, травмы, несчастные случаи, убийства и отравления. Данные, приведенные в докладе, свидетельствуют о том, что 50% смертности от 10 важнейших ее причин в США обусловлены образом жизни. Вывод из этого: главная возможность дальнейшего улучшения здоровья - изменение нездорового поведения.
Стойкие типы нездорового поведения
Курение - один из существенных, вредных для здоровья факторов образа жизни. Данные многочисленных исслед. однозначно указывают на то, что курение сигарет яв-ся этиологическим фактором в сердечно-сосудистой патологии, рака полости рта, легких и пищевода, а тж таких легочных заболеваний, как эмфизема, бронхит, хроническая обструктивная болезнь легких. Патогенный эффект зависит от дозы, риск снижает прекращение курения. Эксперименты на неск. различных видах животных доказывают, что сигаретный дым вызывает рак легких и др. органов. Установлено, что первичным подкреплением курения яв-ся никотин, поскольку большинство людей не испытывает удовлетворения от табака без никотина, даже если он содержит все др. компоненты табачного дыма. При снижении содержания никотина в дыме большинство людей меняет свой стиль курения, вдыхая больше, докуривая каждую сигарету до фильтра и/или потребляя большее количество сигарет, с тем чтобы поддержать первоначальную дозу никотина. Это может сделать сигареты с низким содержанием никотина скорее вредными, чем полезными. Симптомы отмены и трудности, испытываемые мн. людьми при попытке бросить курить, указывают на то, что никотин вызывает зависимость.
В США бросить курить на какое-то время пытались 60% постоянных курильщиков и еще 30% хотели бы бросить курить. Но лишь одному из десяти, пытающихся бросить, удается сделать это не только на короткое время. Хотя различные антиникотиновые клиники достигают в 70% случаев кратковременного успеха, процент случаев длительного отказа от курения в этой, возможно специфической группе населения, не выше, чем среди тех, кто бросает курить без посторонней помощи. Причинами рецидивов, в первую очередь, становятся отрицательные эмоции (напр. гнев) или фрустрация, и одна-две сигареты могут повлечь за собой возобновление постоянного курения.
Чрезвычайная трудность постоянного отказа от курения заставила исследователей сконцентрировать усилия на понимании факторов, побуждающих детей начать курить, и на создании профилактических программ, опирающихся на результаты исслед. таких факторов. Такие программы активно вовлекают молодежь в развитие стратегий противодействия влияниям сверстников, взрослых и СМИ.
Злоупотребление алкоголем ведет к циррозу печени, панкреатиту, неск. типам рака, несчастным случаям, убийствам, пожарам и производственным потерям. Исслед. показали, что генетические, культурные и иные психосоциальные факторы содействуют алкоголизму, хотя нам еще многое предстоит узнать о более специфических деталях. Несмотря на то что различные терапевтические программы оказались успешными для нек-рых людей, средний процент случаев долговременного успеха обескураживающе низок - факт, свидетельствующий о крайней важности профилактики.
Питание тж может сказываться на здоровье. Нервная анорексия, экстремальная форма добровольного голодания, наблюдаемая преим. у молодых девушек, может быть чрезвычайно опасной для здоровья и оказывается причиной смерти в значительном числе случаев. Несбалансированная, бедная белками, витаминами или важными элементами диета тж очень вредна. Более крупной национальной проблемой яв-ся, однако, ожирение. При весе на 20-30% выше нормы смертность оказывается на 20-40% выше, чем у людей с нормальным весом, а при превышении веса на 50- 60% смертность увеличивается на 150-250% по сравнению с нормой. Ожирение повышает риск развития гипертонии, диабета и сердечных заболеваний, осложняет хирургические вмешательства; снижение веса может стать значимым фактором в лечении нек-рых случаев гипертонии и диабета.
Т. к. случаи ожирения чаше встречаются среди представителей обеспеченных слоев об-ва по сравнению с менее зажиточными, возможно, что ожирение зависит в определенной степени от соц. окружения; есть тж данные о значимости наследственных факторов. Широкий спектр терапевтических вмешательств - от психоан. до поведенческой терапии - могут помочь нек-рым лицам вернуться к нормальному весу. Но, как в случаях курения и алкоголизма, процент рецидивов для большинства пациентов обескураживающе высок. Проблема ожирения дает хорошую возможность исслед. сравнительной эффективности лечения в силу объективного измерения достигаемого результата.
Поведение типа А было охарактеризовано как энергичное, соревновательное, нетерпеливое и враждебное. Исслед. лиц с этим типом поведения показали, что у них примерно в 2,5 раза выше риск инфаркта миокарда по сравнению с теми, у кого отсутствуют такие черты поведения (тип В).
Несоблюдение мед. предписаний представляет собой еще одну проблему. Следование рекомендациям врача позволило бы легко избавиться от известных вредных привычек. Но во мн. случаях следование советам врача означает отказ от немедленного получения удовлетворения, какое-то непосредственное неудобство или лишнее усилие для достижения большего, но более отдаленного удовлетворения или для избежания опасных, но отдаленных последствий. Преобладание краткосрочных результатов над долговременными свидетельствует о несоблюдении мед. предписаний. Показано, что от трети до половины больных не принимает прописанных лекарств. Изучавшие эту проблему психологи нашли, что в ряде случаев адекватное объяснение причин назначенного лечения может помочь, но часто этого недостаточно.
Эффекты эмоционального стресса и других психосоциальных факторов
Эпидемиологические, клинические, социологические и психол. исслед. показали, что условия, к-рые можно широко обозначить как стрессовые, повышают вероятность последствий, нежелательных с мед. т. зр. Среди мн. изученных условий - быстрые соц. перемены, соц. дезорганизация, миграция в радикально отличающуюся среду, бомбежки и катастрофы, потеря спутника жизни, гиперстимуляция, однообразие (и связанная с ним скука) и недостаток контроля над важными аспектами работы или окружающей среды. Исходя из специфического стрессора невозможно прогнозировать специфическую психосоматическую реакцию. Типичным результатом яв-ся повышенный риск широкого спектра расстройств: внезапной остановки сердца, инфаркта миокарда, гипертонии, инсульта, диабета, желудочно-кишечных заболеваний, множественного склероза, туберкулеза, гриппа, воспаления легких, головных болей и бессонницы.
Часто стрессовые условия, оказывающие роковое воздействие на нек-рых людей, могут иметь незначительный эффект или вовсе не замечаться другими. Нек-рые из этих индивидуальных различий яв-ся, вероятно, врожденными, но другие зависят от психосоциальных факторов, напр. от того, как человек воспринимает угрозу и какие виды совладающего поведения он использует. Совладание (копинг) и его последствия изучались у пациентов, перенесших значительный стресс: паралич вследствие повреждения позвоночника, тяжелые ожоги, хирургическое вмешательство на открытом сердце и рак.
Экспериментальное подтверждение. Хотя полученные в вышеупомянутых исслед. данные выглядят впечатляюще, мн. из них можно истолковывать по-разному. Напр. по меньшей мере в 20-ти исслед. сообщается о том, что у людей, живущих в стабильных, относительно простых об-вах, регистрируется необычно низкое и не повышающееся с возрастом АД. Когда же люди с этим генетическим задатком перемещаются в радикально иную среду, у них наблюдается повышение давления, нарастающее с возрастом. Хотя эти результаты свидетельствуют о роли нек-рых факторов окружающей среды (одним из них, вероятно, является повышение стресса), трудно исключить и такие объяснения, как снижение физ. нагрузки или повышение соли и жиров в структуре питания.
Альтернативные интерпретации могут быть исключены путем проведения строго контролируемых экспериментов. Напр. было показано, что если мышей, выросших изолированно друг от друга, поместить вместе в клетку с узкими проходами, чтобы создать условия для частых конфликтов, у них повышается АД, причем это происходит стадиально, а порядок стадий, по-видимому, аналогичен таковому при развитии эссенциальной гипертонии у человека. Они преждевременно умирают от инсультов, патологии почек и различной сердечно-сосудистой патологии, связанной с гипертонией. Если же поместить в эту клетку мышей, к-рые выросли вместе, они создают устойчивую соц. орг-цию с гораздо меньшим числом конфликтов, не страдают гипертонией и не умирают преждевременно.
Во мн. др. экспериментах было показано, что стрессовые условия снижают эффективность иммунной системы, измеряемую как прямыми, так и косвенными методами, напр. по сопротивлению экспериментально занесенным инфекциям или имплантированным опухолям. Последние эффекты в особенности сложны и еще не до конца изучены; в нек-рых случаях стресс может оказывать противоположный эффект, улучшая деятельность иммунной системы.
Механизмы влияния мозга на тело. Давно известно, что мозг и его нейрогуморальные системы контролируют такие жизненно важные функции, как дыхание, сердечный ритм, АД, кровоток, температуру, пищеварение, моторику кишечника и водно-солевой обмен.
Имеется все больше подтверждений тому, что функции низших центров мозга могут управляться функциями его высших центров, причем в значительной степени. Напр., когда у эмоционально спокойного животного повышается АД, стимуляция барорецепторов в сонной артерии вызывает рефлекс замедления сокращений сердца и расширения артериол, что возвращает АД к норме. Но в состоянии страха или ярости сигналы из высших центров тормозят эти рефлексы, что делает возможным продолжение повышения давления. Кроме своего значения для П. м., такие результаты означают, что рефлекторные пути в НС не могут быть поняты без учета поведенческого состояния организма.
Давно известно, что психол. факторы оказывают сильное воздействие на восприятие боли. При лечении внушаемых пациентов погружение в состояние глубокого гипноза использовалось вместо общей анестезии в большой хирургии. Легко наблюдаемые поведенческие и физиолог. реакции, к-рые очень голодная собака демонстрирует на болевой раздражитель, можно устранить, если такой раздражитель сделать сигналом к приему пищи. Этот эффект назв. контробусловливанием. Когда после длительного пребывания на передовой тяжело раненого солдата эвакуируют в тыл, что воспринимается им как первый шаг к возвращению домой, он может не чувствовать сильной боли и не требовать морфина в отличие от гражд. лица с аналогичным повреждением, для к-рого оно означает серьезные проблемы, а не счастливое избавление от грозящей смерти. Эти феномены могут объясняться наличием давно установленных проводящих путей, проходя по к-рым нервные сигналы тормозят боль. Эти пути связаны с механизмами высвобождения опиатоподобных пептидов, действие к-рых яв-ся промежуточным между кратковременными эффектами нейромедиаторов и долговременными - гормонов.
Показано, что массивные разряды из симпатической НС, происходящие, напр., при сильном испуге, вызывают в поврежденном сердце фибрилляцию и, т. о., внезапную смерть. Обнаружено, что у нек-рых клеток иммунной системы имеются рецепторы для взаимодействия с различными гормонами и пептидами, контролируемыми мозгом и высвобождающимися при эмоциональном стрессе.
Влияние стресса через поведение. Др. эффектом стрессовых ситуаций, в особенности если они неподконтрольны, яв-ся депрессия. Слабая подавленность или депрессия могут вызвать пренебрежение личной гигиеной, питанием и др. формами необходимой заботы о себе. Тяжелая депрессия может вызвать опасное для здоровья пренебрежение заботой о себе или откровенно губительное поведение, включ. самоубийство. В добавление к этим поведенческим факторам, возможно, существуют пока еще плохо изученные физиолог. неблагоприятные эффекты депрессии и отчаяния и, наоборот, благоприятные эффекты сильной воли к жизни.
Психологические проблемы, создаваемые травмами, болезнями и старением
Еще один аспект П. м. - изучение психол. проблем, вызванных травмой или болезнью. Травмы или болезни приводят нек-рых больных в состояние сильного стресса или депрессии, сопровождающееся дополнительными неблагоприятными физиолог. и поведенческими эффектами, к-рые могут еще более усугубить их болезненное состояние, что ведет к дальнейшему усилению стресса и отчаяния, и т. д. - по механизму непрерывно раскручивающейся спирали по нисходящей. Это чаще всего происходит в случаях травмы или хронической болезни, первичные эффекты к-рых не нейтрализуются быстро процессом естественного исцеления. И напротив, если у павшего духом пациента могут быть мобилизованы душевные силы для совладания со стрессом и лучшей заботы о себе, он может вступить на поднимающуюся спираль, оптимально используя свой остаточный потенциал. К состояниям, создающим серьезные эмоциональные и поведенческие проблемы для пациентов, относятся: паралич вследствие повреждения позвоночника высокого уровня, инвалидизирующие травмы, тяжелые ожоги, диагноз рака, ожидание большой хирургической операции, сердечный приступ, гемодиализ в связи с почечной недостаточностью, эпилепсия, гемофилия и диабет. Такие состояния, особенно в детстве, могут вызвать тяжелые состояния тревоги, чувства стигматизации и необходимости соблюдения неудобных и аверсивных лечебных режимов. Поздний возраст может вызывать разнообразные проблемы приспособления к радикально изменившимся условиям жизни. У пожилых людей чувство слабости может вызывать депрессию, или симптомы депрессии могут быть ошибочно приняты за проявления сенильности. П. м. вносит все возрастающий вклад в решение этих проблем.
Терапия и реабилитация
В качестве прикладного аспекта физ. медицины важным достижением стала разраб. поведенческих методик, полезных для терапии и реабилитации. Привлекательной особенностью мн. из них яв-ся то, что они не предполагают каких-то обязательных процедур с пациентами, а состоят в обучении пациентов делать что-либо для своей пользы.
Принимая во внимание влияние стрессовых состояний на здоровье и признавая болезнь сильным стрессором, нетрудно понять, почему утешение и поддержка больных всегда были важной задачей иск-ва медицины. Однако, по мере развития эффективных лечебных технологий, физ. медицина все более пренебрегала этой важнейшей, но отнимающей много времени функцией, создавая потребность в соотв. службах и специалистах П. м. Во мн. случаях обращения к врачу, за соматическими жалобами стоят соц. и эмоциональные проблемы. Так, было установлено, что предоставление адекватных форм сокращенной психотер. может существенно уменьшить общий объем работы в клинике.
Мн. формы психол. терапии оказались полезными в клинике. Общее эклектическое осмысление теории научения, когнитивных процессов, психодинамики, соц. факторов и специфических мед. аспектов состояний, к-рые подлежат лечению, яв-ся полезным и часто существенным фоном для применения тех или иных конкретных поведенческих методик. Ниже описываются 3 осн. подхода - поведенческая терапия, обучение релаксации и биологическая обратная связь, к-рые ни в коем случае не исчерпывают всех возможностей П. м.
Поведенческая терапия. Поведенческая терапия использует для модификации поведения ряд экспериментально установленных законов научения и клинически проверенных методик. Главная идея приложений теории научения к физ. медицине состоит в том, что если болезненное поведение подкрепляется сильнее, чем здоровое, оно будет сохраняться и после исчезновения органической причины заболевания. Мощным видом подкрепления такого поведения яв-ся сочувствие и внимание членов семьи и медперсонала, освобождение от неприятных обязанностей и режимов, пенсия по инвалидности, обезболивающие и снотворные лекарства. Простейший тип болезненного поведения, обычно подкрепляемого таким способом, включает такие сигналы страдания, как стоны, ограничение физ. активности, просьбы обезболивающих лекарств, крайняя зависимость, утомляемость, слабость, головные боли, головокружение и др. разнообразные жалобы, не имеющие под собой органической основы или несоразмерные результатам объективного обследования. В результате пациент не использует свои потенциальные возможности. Поведенческая терапия показана в тех случаях, когда адекватная органическая причина болезненного поведения отсутствует, тогда как его сильное подкрепление, наоборот, присутствует. Целью ее яв-ся устранение этого подкрепления и обеспечение подкрепления здорового поведения, сначала в клинической обстановке, а затем и в обычной жизненной среде пациента.
Поведенческая терапия оказалась полезной в разных клиниках. Одним из наиболее ранних и наиболее исследованных подходов было лечение болевого синдрома без сопутствующей органической основы. Она тж использовалась для обучения больных контролировать такие различные симптомы, как рвота и энурез, для минимизации беспомощности пациентов со сниженной способностью справляться с повседневными делами в результате физ. болезни или травмы, и чтобы помочь пожилым людям добиться большей независимости. Она помогала пациентам приспособиться к лечебным режимам, напр. к приему прописанных лекарств, включиться в физ. упражнения для развития атрофированных мышц и участвовать в др. формах физ. терапии. Патологическая боязнь таких мед. процедур, как взятие крови, инъекции, гемодиализ и стоматологические процедуры, устранялась обучением релаксации с последующим поэтапным приближением пациента к вызывающий страх процедуре в комбинации с демонстрацией врачом др. пациентов в качестве спокойных моделей. Приведенные примеры далеко не исчерпывают разнообразных возможностей использования поведенческой терапии.
Обучение релаксации. Методика обучения релаксации была разработана Джейкобсоном в 30-х гг. Он обучал пациентов тому, как последовательно напрягать и расслаблять группы мышц и сосредоточиваться при этом на ощущениях, вызываемых релаксацией. Пациенты должны были учиться расслабляться все больше и больше. К этой процедуре впоследствии добавились такие приемы, как концентрация на релаксирующих образах, монотонное повторение слова, равномерное глубокое дыхание и пассивная концентрация на вызываемых ощущениях тепла и тяжести. Пациенты получают задания для домашней тренировки, часто с использованием инструктирующей аудиозаписи. При этом вне клиники фиксируются повседневные раздражители (ожидание красного света на светофоре, телефонный звонок), вызывающие внутреннее напряжение и используемые затем в качестве мишеней для тренировки быстрой релаксации. У мн. пациентов такие процедуры снижают стресс, как и его гормональные и др. физиолог. индикаторы. У нек-рых больных, однако, глубокая релаксация вызывает чувство дезориентации, потери самоконтроля или пугающие образы - эффекты, к-рые должны сниматься более традиционными психотерапевтическими методами. Ибо можно быть полностью расслабленным и, в то же время, панически бояться чего-то.
Осознанное практикование релаксации помогает пациентам с различными расстройствами: болезнью Рейно (болезненное сужение сосудов пальцев при воздействии стресса или холода), астмой и сердечными аритмиями. Релаксация яв-ся полезным компонентом естественных родов.
Биологическая обратная связь. Биологическая обратная связь требует использования измерительных приборов для предоставления пациентам и их врачам информ. (т. е., обратной связи) о том, что происходит в организме. Она показана в случаях, когда: а) желательное с т. зр. терапии направление изменения достаточно очевидно; б) реакция, вызывающая такое изменение, может быть освоена пациентом; в) реакция, вызывающая это изменение, тормозилась ошибочным представлением больного о ее недоступности или неприемлемости и г) непрерывный контроль процесса может дать больше полезной для лечения информ.
Мн. больным, достигшим предельного улучшения с помощью методов традиционной физ. терапии (относящихся, собственно говоря, к методам поведенческого лечения), удается помочь добиться существенного улучшения с помощью биологической обратной связи. Когда обучение, сопровождаемое биологической обратной связью, дает возможность достаточно юным пациентам или детям с последствиями родовой травмы, до этого фактически беспомощным, самостоятельно есть и одеваться, а позднее - работать и содержать себя, совокупная экономия расходов в результате сокращения объема их мед. и соц. обслуживания за период средней продолжительности жизни делает этот недешевый метод лечения экономически крайне выгодным.
Биологическая обратная связь хорошо зарекомендовала себя в лечении целого ряда др. состояний, таких как недержание кала, лекарственно-устойчивая эпилепсия и боли, вызванные нарушением кровотока в нижних конечностях. Благодаря достижениям микроэлектронной технологии, в нашем распоряжении оказываются миниатюрные измерительные устройства, позволяющие проводить более широкий терапевтический тренинг в домашних условиях, а тж идентификацию особо стрессовых для конкретного больного ситуаций в качестве первого шага на пути к совладанию с ними.
См. также Акупунктура, А-тип личности, Модификация поведения, Биологическая обратная связь, Эндорфины/энкефалины, Службы системы здравоохранения, Психология здоровья, Целостное здоровье, Мышечная релаксация, Психофизиология, Психосоматические расстройства, Реабилитация, Социопсихофизиология, Контроль веса
Н. Миллер

Поведенческая терапия: проблемы и вопросы (behavior therapy: problems and issues)

П. т. яв-ся все более принимаемой частью психиатрического здравоохранения, приносящей с собой поток профессиональных вопросов, касающихся клинических стратегий, подготовки специалистов, лицензирования, методологии, юридической ответственности и ограничений, а тж массу проблем, возникающих в повседневной практ. деятельности.
Поведенческие процедуры восходят к античности. Новым является их систематическое применение и формулирование принципов с позиций научной методологии. Эту методологию отличают следующие признаки: объективность, квантификация, воспроизводимость, валидизация, проверка гипотез, опора на объективные результаты и разум вместо обращения к авторитетам и обязательность научного анализа возможных альтернативных объяснений.
Для кого-то из приверженцев П. т. концептуальной основой служит павловская теория условных рефлексов, к-рая нашла воплощение в таких практ. методиках, как аверсивная терапия и систематическая десенсибилизация. Другие находятся под влиянием скиннеровской теории оперантного научения и эмпирического анализа поведения, ведущих к формированию реакций методом последовательного приближения, жетонной системы и т. д. А для кого-то еще уникальность П. т. заключается в ее акценте на применении эксперим. методологии к индивидуальным случаям. У сторонников теории соц. научения принципы моделирования и обусловливания включены в схему эффективного поведения, учитывающую согласованные взаимовлияния индивидуума и среды.
Нек-рые поведенческие терапевты принимают теории черт, нек-рые - нет. Для одних все заключено в окружающей среде, для других главную роль играют физиолог. и конституциональные факторы. Нек-рые рассматривают П. т. по большей части как упражнение в самопознании и самореализации, но для других самоконтроль является бредовым заблуждением. Для этой последней группы понятия Я не существует; ведущим принципом является радикальный или метафизический бихевиоризм с полным отрицанием вмешательства к.-л. промежуточных переменных между стимулом и реакцией. Для нек-рых поведенческих терапевтов результатов достаточно и теория не очень или совсем не важна; для других теория яв-ся важнейшим условием дальнейшего развития П. т.
Большинство сторонников П. т. разделяют ряд установок, дополняющих методологию бихевиоризма либо вытекающих из нее. К ним относятся: фокус на текущих, а не на прошлых детерминантах поведения; акцент на изменении открытого, внешнего поведения как главном критерии оценки лечения; описание терапии в объективных терминах, чтобы сделать возможным воспроизведение; опора на фундаментальные исслед. как источник гипотез о лечении и видах вмешательства; специфичность в определении, лечении и оценке результатов у целевых групп больных.
Определение П. т., предварительно принятое Ассоц. за развитие поведенческой терапии (Association for Advancement of Behavior Therapy) в начале 70-х гг., звучало следующим образом:
"П. т. заключается, прежде всего, в приложении принципов и закономерностей, установленных на основе исследований в экспериментальной и соц. психол., к практике облегчения страдания человека и повышения уровня его функционирования. П. т. включает систематическую оценку эффективности этих практ. приложений. П. т. предполагает изменение окружающей среды и соц. взаимодействия, а не прямое изменение соматических процессов биолог. процедурами. Осн. цель - педагогическая. Используемые методики способствуют улучшению самоконтроля. При проведении П. т. между терапевтом и пациентом заключается соглашение, в к-ром точно определяются взаимно приемлемые цели и процедуры. Ответственные практ. работники, занимающиеся П. т., руководствуются общепринятыми принятыми принципами".
П. т. начали применять в 50-е гг. Ее первое десятилетие было отмечено выработкой идеологии и спорами, второе - консолидацией и третье - разработкой сложной методологии, новых концептуальных моделей и поиском новых горизонтов. Эти события связаны с растущим признанием внутренних процессов (т. н. когнитивная революция), расширением междисциплинарного сотрудничества и диалогом с общественностью. В силу тенденций роста этой области, вследствие чего П. т. не представляет собой единой системы с ограниченным набором предписанных процедур, в ней возникают концептуальные проблемы и спорные вопросы.
Стимульно-реактивная теория научения и принципы обусловливания в поведенческой терапии
Накапливается все больше подтверждений тому, что П. т. не придерживается твердо каких-то определенных теорий и принципов обусловливания. Понятие обусловливания лишено точного значения. Разграничение классического и оперантного обусловливания остается противоречивым. Отношения между обусловливанием в лаборатории, клинике и повседневной жизни сложны и допускают разнообразные интерпретации. До сих пор не доказано существование общего фактора обусловливаемости, хотя он служит имплицитной предпосылкой большей части методов П. т. Ни классическое обусловливание, ни оперантное обусловливание, ни прикладной анализ поведения не в состоянии адекватно объяснить многосложность невротических картин. Попытки обновить теорию обусловливания на основе признания роли познания, субъективного опыта или паттернов взаимодействия реакций скорее осложняют, чем проясняют вопрос. Т. о., обоснованность обусловливания как объяснительного понятия П. т. вызывает, в лучшем случае, сомнение.
Даже если принять без всяких доказательств, что П. т. базируется на теориях научения, до сих пор нет согласия в том, какие именно теории или принципы научения соответствуют этому виду терапии. Не решен вопрос о том, адекватно ли применение господствующих концепций обусловливания для объяснения скрытых, внутренне регулируемых процессов. В ряде случаев предлагалось расширить теорет. основы П. т. за счет включения знаний, заимствованных из соц. психол., физиологии и социологии, чтобы не ограничиваться исключительно рамками теории научения, сводящегося к выработке условных связей. Это означало бы радикальное изменение нек-рых предпосылок П. т.
Объединяющим фактором в П. т. обычно считается ее происхождение из экспериментально установленных процедур и принципов, соответствующих типичной методологии науки о поведении. К сожалению, многое в П. т. опирается на ограниченные научные доказательства. П. т. в лучшем случае основана на эмпирическом подтверждении, а не на выводах из теории, иногда же - на чем-то, мало превосходящем обычные представления практикующего врача, полученные из клинического опыта. Сван и Мак Доналд нашли, что П. т. в том виде, как она действительно проводится, не всегда соответствует теориям и принципам, о к-рых заявляют занимающиеся ею практики.
Роль когнитивных факторов в поведенческой терапии
Ранние поведенческие терапевты решительно отвергали все формы когнитивного влияния, возможно ради желания избавиться от всего, что имеет привкус ментализма. В течение двух десятилетий эта ситуация изменилась кардинальным образом, так что П. т. в 80-е гг. испытала муки обновления в т. н. "когнитивной революции". Переоценка роли процессов и продуктов познания вызвала значительные разногласия и споры в рядах поведенческих терапевтов. Для нек-рых из них когнитивные процессы и продукты яв-ся не элементами поведения, а гипотетическими конструктами, используемыми для объяснения отношений между окружающей средой и поведением. Для других когнитивные факторы представляют собой неотъемлемый компонент П. т., к-рый должен получить объяснение либо на основе какой-то известной формы обусловливания, либо на основе введения не сформулированного еще дополнительного теорет. понятия.
Отношения между когнитивными факторами и поведением остаются все еще недостаточно ясными. Все виды терапии, вероятно, яв-ся одновременно когнитивными и поведенческими в той или иной степени. Большую ясность сможет внести лишь дальнейшее развитие адекватной технологии комплексного исслед. связей мозга, поведения и познания.
В действительности все совр. процедуры П. т. предполагают какое-то когнитивное воздействие. Большинство поведенческих терапевтов отвергает радикальный или метафизический подход в пользу той или иной формы методологического бихевиоризма. Более адекватно рассматривать совр. поведенческих терапевтов как ориентирующихся скорее на наблюдаемое поведение, а не на теорию бихевиоризма. Тем не менее, дебаты по поводу бихевиоризма в П. т. далеко не утихли и вопрос о том, что яв-ся и что не яв-ся в ней философски обоснованным, остается предметом живейших споров.
Некоторые специалисты, признавая невозможность философского или концептуального объединения психоан. и П. т., тем не менее настаивают на возможности и желательности какой-то формы взаимодействия этих направлений на уровне практики.
См. также Бихевиоризм, Модификация поведения, Классическое обусловливание, Когнитивные терапии, Оперантное обусловливание
С. М. Фрэнкс

Поведенческая терапия (behavior therapy)

В психологии встречается целый ряд терминов, часто используемых как взаимозаменяемые, хотя они в той или иной степени различаются по своему происхождению и значению: П. т., модификация поведения, поведенческая инженерия, воздействие на поведение, прикладной анализ поведения, бихевиоризм, когнитивная модификация поведения, обусловливание, оперантное обусловливание, S-R (стимульно-реактивный) подход, соц. научение, заместительное (vicarious) научение, подкрепление, ситуационный менеджмент, контроль стимулов и мультимодальная терапия.
Первым известным источником, в к-ром появился термин П. т. (behavior therapy), был научный отчет Линдсли, Скиннера и Соломона (1953) о применении результатов своих исслед. оперантного обусловливания в лечении психически больных. Линдсли, предложивший этот термин Скиннеру, исходил из простоты понятия "поведение" и связи, через слово "терапия", с др. методами лечения.
Независимо от этого первого употребления термина П. т. и независимо друг от друга, А. Лазарус использовал термин П. т. для обозначения применения методики "реципрокного торможения" Вольпе в лечении больных неврозами, а Г. Айзенк - для обозначения приложения "совр. теории научения" к поведению невротиков. Наблюдения Айзенка основывались на процедурах, применяемых группой исследователей, работавших в то время в лондонской клинике Модели. Эти исследователи последовательно и единообразно определяли П. т. в терминах "теории научения".
В первой статье, посвященной "П. т.", к-рая была опубликована в журн. Annual Review of Psychology, Краснер доказывал, что этот новый подход к изменению поведения возник в результате слияния 15-ти направлений развития психол. науки в 50- 60-х гг. Эти направления можно кратко охарактеризовать следующим образом.
1. Концепция бихевиоризма в эксперим. психологии.
2. Исслед. в области инструментального (оперантного) обусловливания.
3. Разраб. техники реципрокного торможения как процедуры "лечения".
4. Эксперим. работы группы исследователей в клинике Модели в Лондоне.
5. Применение понятий обусловливания и научения к проблемам поведения человека в 20-50-е гг. в США.
6. Интерпретация психоан. на основе теории научения, усилившая позиции последней как приемлемой базы для клинической работы.
7. Концепция классического обусловливания, берущая начало в работах И. П. Павлова, как основа для объяснения и модификации нормального и девиантного поведения.
8. Теорет. концепции и эмпирические исслед. в области усвоения соц. ролей и интеракционизм в соц. психол. и социологии.
9. Исслед. в психологии развития и детской психологии, подчеркивающие важность заместительного (викарного) научения и моделирования.
10. Исслед. соц. влияния характеристик требований, систематических ошибок экспериментатора, гипноза и плацебо.
11. Модель соц. научения в окружающей среде как альтернатива "модели болезни" в объяснении поведения человека.
12. Неудовлетворенность психотер. и психоаналитической моделью, подтверждаемая резкой критикой.
13. Развитие концепции клинического психолога в рамках модели ученого-практика.
14. Отход в психиатрии от ортодоксального сосредоточения на внутренней динамике и патологии в сторону концепций межличностного взаимодействия и влияния окружающей среды.
15. Утопический акцент на планировании соц. окружения, призванном вызывать и поддерживать оптимальное поведение человека.
Основы "системы веры" приверженцев П. т. включают: а) формулирование понятий т. о., чтобы их можно было проверить экспериментально; б) понятие "лаборатории", распространяемое на весьма широкий спектр объектов - от лабиринтов для животных через типовые эксперим. ситуации для исслед. процессов научения у человека до больниц, школ, домов и общин; в) понимание исслед. как воздействия (лечения), а воздействия (лечения) как исслед. и г) подробно разработанную стратегию терапии или изменения.
Объединяющим фактором в П. т. служит ее происхождение из экспериментально установленных процедур и принципов. Сами эксперименты в области научения, давшие начало П. т., отличаются широким разнообразием, но все они имеют одну общую характеристику - строго соответствуют критериям научного исслед., включ. контроль переменных, представление данных, воспроизводимость результатов и вероятностный подход к поведению.
Канфер и Филлипс выделили 4 типа П. т., и эта классиф. все еще в ходу: 1) интерактивная терапия, требующая продолжительного цикла личных интервью, в ходе к-рых вербальное поведение терапевта выполняет роль катализатора изменений у пациента; 2) побуждающая терапия, использующая предложения и задания с целью научить клиента быть терапевтом для себя самого; 3) воспроизводящая терапия, меняющая поведение путем воспроизведения отдельных значимых фрагментов жизни пациента в терапевтической обстановке, и 4) терапия вмешательства, в к-рой терапевт прерывает ограниченные, малоуспешные реакции по мере того, как они появляются во взаимодействии пациента в его обычном окружении.
Специалисты по прикладному анализу используют средовые переменные, чтобы произвести изменения поведения. Разработан широкий спектр методик вмешательства на основе принципов подкрепления, контроля стимулов, наказания и угашения, выведенных из результатов лабораторных исслед. Мн., если не большинство используемых в общественных приложениях (community applications) методик, могут служить иллюстрациями прикладного анализа поведения.
Второй подход, к-рый Каздин и Уилсон назвали необихевиористской S-R моделью с промежуточными переменными, осн. на принципах классического обусловливания, сформулированных в ранних работах И. П. Павлова, К. Л. Халла, Э. Р. Газри, О. X. Маурера и Н. Миллера. Вольпе проделал осн. работу по интеграции этого материала в рамках систематического терапевтического подхода. Концепции промежуточных переменных и гипотетических конструктов (напр. Халла и Маурера) служат оправданием использования терминологии, отражающей идею опосредования реакции на стимул промежуточными переменными. Дальнейшее развитие этого подхода иллюстрируется использованием ненаблюдаемых процессов, таких как мысленное представление вызывающих тревогу стимулов при систематической десенсибилизации.
Новейшая группа поведенческих терапевтов использует термин "когнитивно-поведенческая модификация" и понятие когниции для обозначения своего подхода к процедурам вмешательства. Эти исследователи подчеркивают важность находящихся в фокусе их внимания когнитивных процессов и внутренних событий как медиаторов изменения поведения. Ключевые понятия этой группы включают гипотетические модели действительности, атрибуции своего и чужого поведения, мысли, образы, самоотчеты, самообучение, установки, стратегии реакций и др. конструкты для описания и объяснения "когнитивных процессов".
Подход к П. т. с позиций соц. научения получил теорет. обоснование в работах А. Бандуры. На паттерны поведенческих реакций оказывают влияние внешние стимульные события (гл. обр. через классическое обусловливание), внешние подкрепления и, что важнее всего, внутренние (промежуточные) когнитивные процессы. Изменение поведения достигается в первую очередь благодаря процессу символического моделирования, при к-ром научение происходит через наблюдение и кодирование репрезентативных (представляющих) процессов), базирующихся на этих наблюдениях или даже на воображаемом материале.
Теория соц. научения подчеркивает реципрокное взаимодействие между поведением индивидуума и его окружением. Считается, что индивидуум способен управлять изменением своего поведения. Бандура придал законченное выражение подходу соц. научения в концепции "самоэффективности", центральное место в к-рой отводится ожиданиям индивидуума в отношении своего поведения, корректируемым под влиянием обратной связи эффективности действий, компенсаторной информ. и психол. изменений.
Краснер и его коллеги используют концепцию энвайроментального проектирования (environmental design) в подходе к изменению поведения, связывающем концепции прикладного анализа поведения и соц. научения с элементами энвайроментальной психологии, "свободного образования", архитектуры и соц. планирования.
Бихевиористы подчеркивают вечно актуальную тему: безотлагательное решение энвайроментальных проблем в нашем об-ве, - и убеждены в том, что именно они, бихевиористы, способны внести весомый вклад в решение этих проблем. Возвращается послевоенная тема "лучшего об-ва" как цели бихевиористов, хотя в действительности она была частью поведенческого направления в психологии на протяжении всей истории его развития.
Все ранние авторы в этой области полагали, что имеется тесная связь между их исслед. и социально-этическими приложениями и следствиями их научных изысканий. Спор о том, имеет ли наука ценностную ориентацию или она свободна от нее, был неотъемлемой частью истории П. т. Взгляды на связь научных исслед. и об-ва наиболее ясно отражены в публикациях Скиннера, в особенности в его романе "Уолден-два" (Walden two). Этот роман, написанный ученым, чьи осн. исслед. сами по себе еще не оказали тогда большого влияния на психол. науку, поднимал вопросы, касающиеся соц. систем, этики и морали; он предвосхищал соц. и этические вопросы, заданные П. т. и привлекшие к себе большое внимание в 70-е и 80-е гг. Растущую озабоченность как у профессионалов, так и у общественности все время вызывал вопрос: "П. т. - для чего именно?" Что яв-ся желательным поведением человека в данных обстоятельствах и кому это решать?
См. также Модификация поведения, Когнитивные терапии, Скрытое обусловливание, Мультимодальная терапия, Психотерапия
Л. Краснер

Поведенческая токсикология (behavioral toxicology)

П. т. изучает изменения поведения под воздействием веществ, содержащихся в окружающей среде. Это - гибридная наука, основу к-рой составляют поведенческие науки и токсикология. Учитывая усиливающуюся связь между поведенческими науками и неврологией, может оказаться так, что более подходящим термином для обозначения этой области может стать нейроповеденческая токсикология.
Исслед. поведенческих эффектов на людях, подвергавшихся действию токсических веществ, отстают от аналогичных исслед. на животных, по меньшей мере, по двум причинам. Во-первых, существуют этические нормы, запрещающие подвергать людей действию потенциально вредных веществ. Во-вторых, большинство доступных методов измерения эффектов воздействия токсичных веществ оказались нечувствительными к низкоуровневым воздействиям. Потенциальное значение П.т. заключается в понимании того, что изменения поведения могут быть самым ранним признаком подверженности чрезмерному воздействию токсических веществ.
Самые ранние симптомы отравления ртутью у людей - раздражительность, тревожность, бессонница, робость и эмоциональная неустойчивость. Постепенно возникающие изменения настроения и характера остаются незамеченными жертвой, несмотря на возрастающие проблемы в соц. отношениях, депрессивные тенденции и признаки ипохондризации. Психол. тесты показали наличие положительной корреляции между временем воздействия ртути на организм и нейротизмом и интроверсией.
Широко исследовались ранние нейроповеденческие эффекты органических растворителей. Эти исслед. установили наличие новой болезни - синдрома органических растворителей (СОР), признанного в Скандинавии следствием воздействия растворителей на организм чел. Симптомы почти идентичны жалобам при отравлении солями тяжелых металлов и включают утрату инициативы, неспособность сосредоточиться, повышенную утомляемость, эмоциональную неустойчивость, головные боли и сексуальную дисфункцию.
Одна из наиболее трудных проблем, с к-рыми сталкивается П. т. - возможность индивидуально повышенной чувствительности к определенным веществам. Есть сообщения о том, что некоторые пищевые добавки и красители могут вызывать гиперактивность у детей; этот феномен назван гипотезой Фейнголда (Feingold hypothesis), в честь его первооткрывателя. Небольшое число гиперактивных детей обнаруживают повышенную чувствительность к некоторым пищевым добавкам.
Поведенческая тератология, раздел П. т., занимается изучением функциональных эффектов действия токсинов в период развития НС. Экспозиция может происходить пре- или постнатально. К числу активно изучаемых токсинов относятся пищевые добавки, терапевтические и наркотические препараты, гормоны, алкоголь, соли тяжелых металлов и пестициды. В качестве животной модели часто использовались новорожденные крысы, поскольку развитие мозга крысы в течение первой недели после рождения сравнимо со стадией развития мозга чел. в конце третьего триместра беременности. Так, согласно Рупперту, "изучение постнатального воздействия потенциальных нейротоксинов на поведение крыс может быть полезной стратегией для оценивания функциональных последствий нейротоксического поражения на более поздних стадиях развития мозга".
Вещества, принимаемые во время беременности, могут вредно влиять на развитие плода и вызывать нарушения в его организме и поведении. Напр., потребление алкоголя во время беременности может вызвать алкогольный синдром плода (АСП).
Ряд исслед. указывают на возможность нейротоксического действия алюминия как потенциальной причины болезни Альцгеймера (БА). Это отчасти подтверждается обнаружением повышенной концентрации алюминия в мозгу жертв БА, рядом сообщений о том, что интоксикация алюминием может вызывать феномен гемодиализного слабоумия (измененное поведение и деменция у почечных больных, подвергавшихся гемодиализу), а также многочисленными экспериментами на кошках, кроликах и крысах.
Одним из примеров исслед. на животных, в к-рых получены доказательства изменения поведения вследствие отравления алюминием, является работа Торна и сотрудников. При кормлении взрослых крыс пищей с разной концентрацией примесей алюминия, повышенный уровень его в мозгу животных коррелировал с ухудшением результатов в задачах пассивного избегания и зрительного распознавания. Наивысшая концентрация алюминия обнаружена в гиппокампе, к-рый, по-видимому, обладает сродством к концентрации таких металлов как свинец и цинк.
По-видимому, осознание того обстоятельства, что существует огромное количество потенциально нейротоксичных веществ, как натуральных, так и синтетических, действию к-рых люди подвергаются в повседневной жизни, способствовало быстрому развитию области П. т., начиная с ее зарождения в 1975 г.
См. также Ацетилхолинестераза, Лечение алкоголизма, Лечение наркомании, Нейрохимия, Психофармакология
Б. М. Торн

Поведенчески выверенные оценочные шкалы (behaviorally anchored rating scales)

П. в. о. ш. (BARS) - подход, к-рый П. Смит и Л. М. Кендалл разработали в 1963 г. с целью создания строгой, хорошо структурированной оценочной (рейтинговой) шкалы для применения в сфере труда. Этот подход основан на методе критических случаев Дж. Фланагана, к-рый описывал реальные образцы (случаи) поведения на рабочем месте, релевантные успешному или неуспешному выполнению трудового задания.
На данный момент созданы 2 разновидности П. в. о. ш.: поведенческие шкалы ожидания (behavioral expectation scales, BES) и поведенческие шкалы наблюдения (behavioral observation scales, BOS). Разработка шкал с использованием обоих подходов может требовать значительных временных затрат и привлечения мн. людей, поэтому применение этих процедур обычно ограничивается крупными орг-циями, в к-рых категории работы предполагают множество должностей (или рабочих мест) в каждой.
Обе процедуры BARS начинаются одинаково. Экспертов (как правило, непосредственных руководителей или исполнителей конкретной работы) приглашают принять участие в заседаниях различных групп. В процедуре BES, первая группа экспертов описывает осн. измерения, или характеристики данной работы, после чего вторая группа разрабатывает эпизоды (случаи) выполнения работы, соответствующие различным уровням каждого из выделенных первой группой измерений. Третью группу просят сделать "обратный перевод" работы первых двух групп, т. е. распределить представленные ей в случайном порядке формулировки эпизодов по соответствующим категориям. Формулировки эпизодов, не попавшие в соответствующую категорию работы или в соответствующее измерение, отбрасываются вследствие их неопределенности. Четвертую группу просят присвоить числовые оценки оставшимся формулировкам эпизодов. И снова пункты с расхождением оценок (высокое стандартное отклонение) изымаются из набора формулировок эпизодов. Наконец, двух непосредственных руководителей просят оценить каждого своего работника, и в заключении проводится анализ на предмет того, являются ли выделенные измерения работы независимыми.
Процедура BOS также начинается с того, что группа экспертов разрабатывает описания поведенческих эпизодов. Последующие встречи группы связаны с уточнением и редактированием этих описаний, разнесением их по измерениям работы и определением того, яв-ся ли эти описания и измерения настолько независимыми, насколько это возможно. Затем к.-л. из подчиненных оценивается по каждому эпизоду или пункту с использованием шкалы, варьирующей от 7 (очень часто) к 1 (очень редко). Подобным образом можно встроить все эпизоды в шкале и определить их вклад в общую оценку. Основным преимуществом процедур BARS, по-видимому, яв-ся вовлечение орг-ции в процесс разраб., что обеспечивает поддержку с ее стороны при последующем внедрении и использовании шкалы.
См. также Профессиографический анализ, Шкалирование по Лайкерту, Шкалирование, Шкалирование по Терстоуну
Л. Бергер

Поведенческие контракты (behavioral contracts)

Одним из фундаментальных принципов поведенческой терапии яв-ся функциональный закон эффекта: поведение в целом контролируется условными, зависящими от обстоятельств подкреплениями (reinforcement contingencies). Термин "функциональный" здесь подразумевает, что наиболее важные паттерны челов. поведения не определяются точными, взаимно-однозначными соотношениями с внешними последствиями. Несмотря на это, условные (зависящие от обстоятельств) стимулы и события могут оказывать мощное влияние. Многие из наиболее эффективных стратегий поведенческой терапии, такие как жетонная система или программа воспитания родителей, оказывают действие, гл. обр., благодаря систематическому контролю условных подкреплений: поощрению желательного поведения и наказанию или угашению нежелательного. Эти оперантные подходы в особенности эффективны в работе с зависимыми популяциями, такими как маленькие дети и пациенты психиатрических больниц, когда терапевт или представляющее его лицо (напр., родитель) контролирует мн. виды подкреплений.
Манипулятивные оперантные стратегии мало пригодны для работы со свободными группами или с теми, кто имеет много источников подкрепления, напр. с подростками или с амбулаторными пациентами. Разумеется, оперантные принципы применимы и здесь, но применять их можно лишь в том случае, если индивидуум добровольно вступает в условное соглашение. П. к. - это терапевтические соглашения, в к-рых стороны договариваются подвергнуть проблемное поведение оперантному контролю. Одно лицо дает согласие выполнять поведение X или воздерживаться от поведения Y, в ответ на что др. лицо соглашается обеспечивать положительные последствия или приостанавливать отрицательные последствия. Как и при любом оперантном вмешательстве, критическим элементом считается условная связь между поведением и результатом. Единственной особенностью является то, что обе стороны заранее договариваются о введении оперантной системы, в отличие от экспериментов по оперантному научению, когда такая система вводится экспериментатором в одностороннем порядке.
П. к. широко использовались в 3-х областях: терапевтическом планировании, супружеской терапии и семейной терапии с подростками. Цели, стратегии, предполагаемая длительность лечения и методы оценки результатов обсуждаются заранее и ясно формулируются в терапевтическом контракте. Соглашение может быть письменным или устным и обычно пересматривается с введением изменений после пробного периода. Т. о., пациенты знают, что включает в себя лечение, в чем механизм его действия и чего им ожидать в смысле стоимости, времени и предполагаемых результатов. Они могут принять информированное решение о том, участвовать им в терапии или нет.
П. к. широко используются в поведенческой супружеской терапии. Их роль основана на понимании супружеского счастья в рамках модели поведенческого обмена (behavioral exchange). Супружеские отношения, как и все межличностные отношения, определяются реципрокностью. Супруги обусловливают поведение друг друга положительным подкреплением или наказанием в зависимости от того, что они получают друг от друга. Счастливые браки характеризуются широким взаимообменом положительными подкреплениями. Супруги сотрудничают, помогают друг другу и испытывают удовольствие от частого обмена знаками внимания, участия, любви и т. д.
Разрозненные клинические данные подтверждают пользу супружеских контрактов, но пока еще не накоплены статистические данные, свидетельствующих об их эффективности. Высказывалось мнение, что результат обеспечивается, в основном, за счет решения проблем в ходе переговоров и формулировании условий контракта, а введение специфических условных подкреплений оказывается попросту излишним. Кроме того, заключение контракта может сопровождаться даже негативным эффектом вследствие открытого обозначения проблем и затрагивания вопроса о мотивации партнеров к изменению поведения. Некоторые виды поведения (напр., любовь, секс) ценятся лишь тогда, когда они воспринимаются как самопроизвольные и искренние. Поведение, обусловленное контрактом, явно лишено этих характеристик; следовательно, оно может подвергнуться обесцениванию. Ввиду этих сложностей, роль и применение супружеских контрактов нуждается в дальнейшем изучении, прежде чем можно будет сделать обоснованные выводы об их полезности.
Третья область частого применения П. к. - семейная терапия. Контракты представляются особенно полезными при работе с семьями, в к-рых есть дети-подростки с обычными проблемами переходного возраста или с делинквентным поведением. Сам процесс заключения контракта учит решению проблем, переговорам и достижению компромиссов. В контрактах уточняются поведенческие цели для ребенка и разумные последствия (положительные и отрицательные), обеспечиваемые родителями. Контракты устраняют произвольность дисциплинарных установлений и определяют привилегии и ограничения для подростка, с к-рыми согласны как родители, так и ребенок. Типичный контракт может выглядеть следующим образом: "В дни школьных занятий - с понедельника по пятнику - Джон будет приходить домой не позднее 22 часов. Если он хотя бы раз не придет домой к этому времени, он останется дома в субботу вечером. Если будет приходить вовремя, то в субботу сможет воспользоваться семейным автомобилем и отсутствовать до 2 часов утра. Если он нарушит время субботнего комендантского часа, то не сможет пользоваться машиной две следующие субботы". Как и в случае супружеских контрактов, такие семейные контракты имеют клиническую полезность. Поскольку цели терапии родителей и подростков сосредоточены в большей мере на смягчении открытого конфликта и достижения приспособления, чем на восстановлении любви и привязанности, вопросы о мотивации стоят менее остро. Однако, трудно отделить воздействие контрактов от других аспектов терапии и нет убедительных данных об их эффективности.
См. также По следствия, естественные и логические
А. С. Беллак

Поведенческие ритмы человека (human behavioral rhythms)

Возможности взрослого чел. значительно изменяются в зависимости от времени, и некоторые колебания оказываются достаточно регулярными, чтобы называться ритмическими. К наиболее очевидным П. р. ч. относятся суточные или циркадные ритмы, наглядно иллюстрируемые множеством различий между состояниями сна и бодрствования. Однако ссылка на период сна дает неполное описание 24-часового ритма. Если состояние бодрствования искусственно навязывается в ночные часы, то такие функции, как вигильность, распознавание паттернов, время реакции, координация и решение задач существенно ухудшаются в период 3-4 часов ночи по сравнению с обычным временем челов. деятельности. Этим объясняется, по крайней мере частично, более низкая производительность труда и более высокий процент несчастных случаев на производстве в ночную смену по сравнению с дневной. Кроме того, когда в обычные часы бодрствования проводятся равномерно распределенные во времени многократные тесты, средние результаты выполнения относительно простых заданий, как правило, лучше в более поздние, чем в ранние часы тестирования, причем разница достигает 20%.
Предпринимались попытки связать эти поведенческие циклы с такими биолог. циклами, как выработка надпочечниками кортикостерона и динамика температуры тела.
Не всякая деятельность улучшается на протяжении дня. Увеличение объема оперативной памяти на цифры в период с 8.00 до 10.30 сменяется устойчивым снижением, несмотря на продолжающееся повышение температуры тела; да и при решении более интеллектуальных задач, самые высокие показатели, по всей вероятности, достигаются в первом утреннем тесте. В качестве рабочей гипотезы высказывалось предположение, что при низкой нагрузке на память имеет место прямая связь между выполнением (performance) и температурой, а при высокой нагрузке на память эта связь становится обратной.
При нормальных условиях различные функции индивидуума находятся в относительно постоянных временных отношениях друг к другу и к циклу сон-бодрствование. Когда происходит изменение социально обусловленного графика жизни, как в случае перевода работника из дневной смены в ночную или быстрого перемещения через несколько часовых поясов, приспособление некоторых функций к новому режиму происходит практически сразу, тогда как у других функций этот процесс может занять несколько дней. В течение этого переходного периода обычные временные отношения между функциями с необходимостью утрачиваются, и возникает состояние так называемой внутренней десинхронизации, к-рое может приводить к разного рода соматическим и психол. расстройствам.
Меньше известно о более коротких циклах поведения, накладывающихся на циркадные ритмы. Был установлен базисный цикл работы и отдыха (basic rest / activity cycle, BRAC) продолжительностью от 90 до 100 минут, отражающий не только ритмическое появление эпизодов быстрых движений глаз во время сна, но изменения множества показателей выполнения в период бодрствования.
Для многих лабораторных животных были составлены графики ритмов, приблизительно соответствующих периодичности приливно-отливных, лунных и сезонных явлений природы. Что касается людей, анализ демографических данных обнаруживает систематические сезонные вариации показателей рождаемости, общей смертности и самоубийств. Некоторые показатели, по-видимому, статистически значимо связаны с географической широтой, а в некоторых странах обнаружена поразительная согласованность показателей в течение десятилетних периодов. Природу средовых факторов, порождающих такие закономерности, как и природу способности организма реагировать на них, нам еще предстоит установить.
См. также Склонность к несчастным случаям и техника безопасности, Циркадный ритм, Производительность труда работника, Ритм
Ф. Фингер

Поведенческий контраст (behavioral contrast)

П. к. относится к изменению поведения в результате перехода от одного условия подкрепления к другому. Это феномен исследуется с использованием процедур отдельных попыток и процедур свободного реагирования (оперантных). Процедура отдельных попыток (discrete-trial procedure), такая как прохождение лабиринтов, ограничивает реагирование специфической, задаваемой извне ситуацией, тогда как в условиях оперантного научения реакции не ограничиваются, по крайней мере внутри широких пределов пространства и времени. При использовании процедуры отдельных попыток животные подкрепляются в случайной ситуации и затем получают более или менее благоприятное условие подкрепления в той же самой ситуации. Последовательный положительный контраст возникает, когда выполнение задачи за теперь уже более благоприятное подкрепление улучшается вследствие предшествующего опыта с менее благоприятным видом подкрепления. Последовательный отрицательный контраст наблюдается в результате замены более благоприятного на менее благоприятное условие подкрепления; выполнение задачи подавляется в сравнении с группой, которая постоянно получала такое менее благоприятное подкрепление.
Одновременный контраст возникает, когда реакция на раздражитель изменяется вслед за изменением в условии подкрепления другого раздражителя.
В то время как одновременный положительный контраст надежно достигается при использовании оперантных процедур, одновременный отрицательный контраст обнаруживается только при специальных условиях применения этой процедуры обучения. В большинстве оперантных экспериментов реагирование не изменяется на тот раздражитель, к-рый связывается с неизменяемым режимом подкрепления, следуя более благоприятному изменению др. режима подкрепления. В целом, в ситуациях свободного реагирования при смене условий подкрепления обнаруживается скорее положительный, чем отрицательный контраст, тогда как отрицательный контраст возникает при смене условий подкрепления в ситуациях отдельных попыток.
П.к. продолжает привлекать внимание исследователей, поскольку он выглядит исключением из законов угашения реакции и генерализации раздражителя. Напр., если условие подкрепления делается менее благоприятным для раздражителя в последующем обучении, где два раздражителя связаны с эквивалентными режимами подкрепления, тогда, исходя из сходства этих двух раздражителей и от закона угашения реагирования на сигнальный раздражитель, следовало бы ожидать не усиления, а снижения мощности неизменяемого компонента подкрепления.
См. также Классическое обусловливание, Оперантное поведение, Виды подкрепления
Э. Рикерт

Поведенческое вмешательство (behavioral intervention)

Вмешательство - это общий термин для обозначения любого воздействия, имеющего целью изменить текущее поведение другого чел. или выбранную им линию поведения. При проведении вмешательства изменения поведения добиваются либо прямо влияя на него, либо манипулируя средовыми переменными, либо осуществляя то и другое одновременно. В типичном контексте этот термин используется для указания на процесс ослабления симптома, заботы (беспокойства) или проблемы поведения, отрицательно сказывающихся на росте, функционировании и благополучии чел. Помимо этого, вмешательство может применяться в целях предотвращения поведенческой дисфункции или развития челов. потенциала. Психотер., супружеское консультирование и консультирование по вопросам продвижения по службе - все это примеры приложений П. в.
П. в. можно описать в пространстве двух измерений. Первое измерение - это контекст, в к-ром оно совершается. Контекст образован сторонами, участвующими в процессе вмешательства, и исполняемыми ими ролями. Второе измерение - это сам процесс, фактические действия, совершаемые участниками.
Контекст. Вмешательством можно считать только такие случаи, когда о наличии симптома, беспокойства или проблемы поведения заявляет сам чел., вследствие чего он и называется клиентом. Клиент является обслуживаемой стороной, к-рой др. сторона - специалист по вмешательству (напр., терапевт, консультант, советник и др.) - предоставляет соответствующие услуги. В большинстве случаев клиент - добровольный, принимающий самостоятельные решения участник процесса вмешательства, к-рый обратился за помощью в разрешении возникших у него проблем. От специалиста по вмешательству ожидается, что он проявит понимание и применит все свое профессиональное мастерство, чтобы помочь клиенту справиться с проблемой. Т. о., эффективное вмешательство требует участия, по меньшей мере, одного клиента и одного специалиста. Однако в этом процессе могут принимать участие несколько клиентов и/или специалистов. Например, групповая психотер. предполагает участие нескольких клиентов, а и иногда и ко-терапевтов.
Процесс. Существуют различные теорет. подходы, с соответствующими методами воздействия, в рамках к-рых может описываться процесс вмешательства и его результат, напр., психодинамическая теория, клиентоцентрированная теория и бихевиоризм. Многочисленные исследователи при каждом удобном случае отмечали очевидное противоречие и отсутствие единства среди множества различных подходов, применяемых на практике. Поэтому данной области явно не достает разделяемого большинством понятийного и терминологического аппарата для детального описания процесса вмешательства на операциональном уровне.
Различные подходы имеют общую цель. Все они направлены на облегчение или разрешение проблем челов. поведения, независимо от их характера: лечебного, профилактического или связанного с развитием. Благодаря сосредоточению на этой общей цели, в последнее время появилась тенденция к описанию вмешательства как процесса решения задачи. С т. зр. решения задачи вмешательство рассматривается как процесс преодоления разрыва между существующим состоянием клиента и предпочтительным состоянием, к-рое представляется решением изложенной им проблемы. На этом уровне абстракции, вмешательство может быть описано независимо от к.-л. конкретной теоретической позиции, в терминах процессуальной активности, общей для большинства подходов.
Определение текущего состояния клиента. Первоначальные усилия в процессе вмешательства направлены на получение реалистической и детальной оценки того, какие обстоятельства в проблемной ситуации клиента оказываются в настоящее время действующими (напр., какие симптомы, поведенческие реакции, соц. или средовые факторы наиболее точно характеризуют изложенную клиентом проблему). Как правило, клиент склонен сообщать эти сведения по собственной инициативе в самом начале процесса вмешательства. Проводящий вмешательство специалист обычно помогает клиенту прояснить картину того, что вызывает у него озабоченность, используя данные непосредственного наблюдения или др. показатели, чтобы уточнить детали и проверить достоверность сообщаемых клиентом фактов. Важный аспект этой части процесса - расширение знаний об индивидуальных особенностях клиента, поскольку такие качества чел., как здоровье, личность и интеллект, могут вносить свой вклад в проблему или препятствовать использованию некоторых методов воздействия. На этапе заключительного анализа эта подготовительная работа позволяет создать исходное описание специфического характера проблем клиента.
Построение концепции решенной проблемы. После того как прояснено и описано текущее состояние клиента, дальнейшая деятельность сосредоточивается на построении концепции потребного будущего: гипотетических представлений о том, как могла бы сложиться последующая жизнь клиента при условии разрешения его проблемы. Назначение этой части процесса - идентифицировать цели, к-рых вмешательство должно достичь, чтобы избавить клиента от выражаемой им озабоченности настоящим положением дел. Формулируя цели вмешательства, специалист опирается на устоявшиеся представления о нормальном или более желательном поведении (с поправкой на знание потребностей клиента и его способности к изменению). Нередко специалист по вмешательству вступает в сотрудничество с клиентом, обсуждая с ним промежуточные цели как необходимые условия решения проблемы. Как только концепция того, что представляется решением проблемы сформирована, появляется целевое состояние, которого клиент с помощью процесса вмешательства и должен достичь.
Определение того, что способствует сохранению проблемы. Когда текущее поведенческое состояние клиента отличается от заданного целевого состояния, имеет место расхождение состояний. Данная часть процесса посвящена определению того, что способствует сохранению этого расхождения или, иначе говоря, что удерживает клиента от устранения несоответствия между текущим положением дел и картиной будущей жизни, возможной при решении проблемы. На этом этапе специалист по вмешательству анализирует всю доступную диагностическую информ., чтобы установить причину расхождения состояний. Эта часть процесса вмешательства дает возможность связать причину проблемы со стратегиями воздействия, подходящими для избавления клиента от того, что его беспокоит.
Определение и выбор методов воздействия. После того как специалист по вмешательству установил причины проблемы и определил условия ее стойкости, диапазон возможных стратегий воздействия значительно сужается. Чтобы еще больше сузить выбор воздействий - до наиболее совместимых с особенностями клиента, обычно рассматриваются такие его характеристики, как зрелость, интеллект, социальные навыки, здоровье и т. д. В конечном счете, специалист отбирает один или несколько способов решения проблемы и может даже совместно с клиентом выбрать тот конкретный способ, в эффективность к-рого клиент верит больше всего.
Применение стратегии вмешательства. После выбора стратегии П. в., предполагающей использование определенных методов воздействия, наступает та часть процесса, когда предпринимаются непосредственные действия по решению изложенной клиентом проблемы. Специалист осуществляет воздействие, с тем чтобы вызвать изменение поведения клиента и таким образом достичь целей вмешательства. При некоторых воздействиях для достижения желаемого изменения может потребоваться сотрудничество клиента и специалиста по вмешательству. Др. воздействия специалист может оказывать самостоятельно и незаметно для клиента, через действия, предпринимаемые для информирования, инструктирования, подкрепления и оказания др. форм поддержки клиента. Каким бы ни был баланс ответственности за осуществляемое воздействие, вмешательство действует на проблему в результате прямого влияния на поведение клиента, манипулирования факторами среды или того и другого вместе.
Оценка улучшения состояния клиента. После проведения любого из воздействий, включенных в стратегию П. в., специалист начинает отслеживать реакцию клиента. Для обеспечения непрерывной обратной связи в отношении эффектов вмешательства используется клиническая оценка (case evaluation). Чтобы следить за ходом изменений, вызываемых вмешательством, специалист может применять свободные методы, такие как личное наблюдение, или структурированные методы, такие как тесты. Независимо от используемых методов, текущая клиническая оценка крайне важна для обеспечения эффективности воздействия и определения момента, когда его цели будут достигнуты.
Отношение "специалист - клиент". Когда в решение проблемы вовлечены двое или большее число людей, межличностные отношения становятся неотъемлемой составляющей процесса. Поэтому поддержание позитивных, продуктивных отношений с клиентом существенным образом сказывается на результате совместного решения проблемы. Такие отношения благоприятствуют созданию поддерживающей среды, необходимой для изменения клиента, и формируют у него доверие к специалисту по П. в.
Динамика процесса. Только что описанные составляющие процесса П. в. представляют собой тесно взаимосвязанный комплекс элементов. Поэтому было бы редкостью обнаружить процесс, осуществляемый в такой же строгой последовательности, как вышеизложенная. Скорее каждый индивидуальный случай накладывает свой отпечаток на манеру осуществления вмешательства конкретным специалистом. В целом, однако, первую фазу вмешательства можно охарактеризовать как диагностическую. Она включает первые четыре составляющие, имеющие отношение к анализу проблемы. Вторая фаза - фаза действия - состоит в осуществлении определяемых стратегией вмешательства воздействий с целью решения проблемы. Цель третьей фазы - фазы обратной связи - обеспечить специалиста и клиента информацией об эффективности П. в. Если фаза действия была успешной, клиническая оценка подтверждает это и процесс вмешательства в отношении заявленной проблемы можно прекратить. Если фаза действия оказалась частично или полностью неэффективной, процесс может быть повторен специалистом в поисках новых исходных данных, позволяющих скорректировать воздействие. Непрерывные отношения специалиста с клиентом поддерживаются во всех трех фазах процесса П. в., чтобы обеспечить поддерживающие условия, необходимые для совместного решения проблемы.
См. также Клиническая психология, Консультирование, Психотерапия, Методики психотерапии, Социальная работа
Д. Фост

Поведенческое моделирование (behavioral modeling)

П. м. можно определить как процесс, при к-ром некий индивидуум (модель) служит для иллюстрации поведения, к-рое может имитироваться или перениматься на уровне мыслей, аттитюдов или внешнего поведения др. индивидуумом (наблюдателем). Такой моделью может яв-ся реальный чел., герой фильма, лицо, описанное в любом др. носителе информ., например печатном издании, или даже воображаемый персонаж. Когда наблюдатели намеренно используются в качестве своих собственных моделей, этот процесс называется самомоделированием (self-modeling). Практ. приложения П. м. существенно различается как процедурно, так и в своих теорет. основах.
Общие принципы
А. Бандура, самый знаменитый поборник стратегий П. м., выделил 4 необходимых для успеха элемента: внимание к моделируемым событиям; сохранение в памяти того, что наблюдается; способность воспроизвести моделируемые образцы поведения и мотивацию к их воспроизведению. Характеристики модели также вносят вклад в эффективность самой процедуры. Использование похожих моделей, множественных моделей и демонстрация справляющегося исполнения роли (в противоположность "мастерскому") - все это оказалось факторами, повышающими эффективность П. м. В ряду важнейших факторов также часто упоминается способность наблюдателя "идентифицироваться" с данной моделью.
Когда модель оказывается похожей, наблюдатель будет уделять ей больше внимания и демонстрировать большую способность к воспроизведению наблюдаемого поведения. Поскольку при этом первостепенную роль играет само наблюдаемое поведение, поведенческое сходство будет иметь большее значение, чем внешний облик, соц. происхождение и т. п., и модели, демонстрирующие необычное поведение, могут оказываться в большей степени отвлекающими, нежели эффективными. Использование множественных (разнообразных) моделей может улучшать величину эффекта и его генерализацию на др. ситуации.
Справляющиеся с трудностями или "борющиеся" модели иногда оказываются более эффективными, чем модели мастерства (которые демонстрируют лишь превосходный или профессиональный уровень исполнения), однако соответствующие исслед. характеризуются смешанными результатами, особенно с учетом того, что модели обладающие более высоким статусом также могут оказываться эффективными. Возможно, лучшим решением здесь будет не выделять статус модели или ее способность достичь успеха в противоположность мастерству исполнения как отдельные самостоятельные факторы, а рассматривать их с т. зр. вклада в привлечение внимания и того, насколько четко они демонстрируют умения, к-рые яв-ся адекватными и отвечающими возможностям данного обучающегося.
Характеристики наблюдателя и ситуации также влияют на эффективность П. м. Иногда научению на основе наблюдения необходимо обучать как самостоятельному навыку (напр., страдающих аутизмом детей). Акцентирование положительного последствия или вознаграждения за целевое поведение может повышать эффективность модели. Однако важно отметить, что демонстрация неудач в "моделировании негативных последствий" действует как сдерживающий фактор. Обратное зачастую приводит к трагическим последствиям. В частности, зафиксирована связь между неоднократным показом телевизионных инсценировок подростковых суицидов с последующим увеличением суицидов среди молодежи.
П. м. обычно имеет место на одной из начальных стадий цикла научения: исходная информ., моделирование, практика, обратная связь и прямая связь. Оно также может использоваться в качестве изощренного компонента в сложных приложениях теории научения.
Приложения поведенческого моделирования
П.м. активно используется и исследуется в разнообразных областях. Примеры его применения сведены ниже в б широких категорий.
Профессиональное обучение. П. м. часто используется для обучения персонала в сфере обслуживания. Напр., П. м. по видеозаписи использовалось в качестве основного компонента при обучении медперсонала действиям при возникновении экстренных психиатрических ситуаций и в качестве вспомогательного, но ключевого компонента при подготовке американских военнослужащих низшего командного состава. Др. популярные области включают обучение учителей и консультантов, где оно оказывается более эффективным в приобретении специфических умений и навыков по сравнению с ролевой игрой или методикой обратной связи.
Социальные умения в повседневной жизни. П. м. на живом примере широко используется как часть программ тренинга соц. навыков. Видеомоделирование яв-ся осн. компонентом многих комплексных программ и вспомогательным элементом в ряде др. ситуаций. Оно использовалось в качестве главного компонента в столь различных тренинговых программах, как обучение изолированных детей младшего школьного возраста преодолевать застенчивость или демонстрация альтернатив соц. поведению, связанному с употреблением наркотиков, агрессией и др. противозаконными или вредящими здоровью занятиями. Напр., фильмы об уч-ся, преодолевающих соц. давление своих курящих сверстников, оказались эффективными в соответствующих программах для подростков. Наиболее эффективными оказываются программы, в к-рых делается акцент не на демонстрации негативных последствий (ранняя смерть от ракового заболевания), а на адаптивном совладании (противодействие принуждению без нарушения дружеских отношений).
Родители и дети. Различные формы П. м. широко использовались в программах родительского тренинга. Несмотря на то, что в приобретении умений в воспитании и уходе за детьми ничто не может заменить реальной практики, столь же очевидно, что наблюдение эффективных моделей может оказаться чрезвычайно необходимым и полезным в начале такой практики. Родительский тренинг преимущественно связан с обучением родителей конструктивному поведению в проблемных ситуациях с детьми. Др. подход заключается в непосредственном обращении к проблемам самих детей путем обучения их самоуправлению и саморегуляции. П. м. здесь также оказывается эффективным, с использованием для этой цели сверстников или взрослых.
Подготовка к медицинским и стоматологическим процедурам. Для подготовки людей (особенно детей) к болезненным мед. процедурам широко используется моделирование стратегий. Информирование пациента (напр., в отношении того, какие шаги предстоит пройти в данной процедуре лечения) играет важную роль в создания положительного эмоционального отношения и долговременных аттитюдов к лечению, однако П. м. является более эффективным в том, что касается непосредственных поведенческих изменений.
Моторное поведение. При выработке спортивных и др. требующих телесной координации умений и навыков широко используются различные формы демонстрации их элементов тренерами, товарищами по команде или опытными спортсменами. Физиотерапевты также используют П.м. в качестве ключевого компонента в реабилитации посредством физ. упражнений. Коммерческий рынок видеопродукции насыщен такого рода примерами, с использованием экспертов в качестве моделей для развития индивидуальных навыков.
Особые популяции. Соответствующим образом разработанное П. м. имеет очевидную сферу применения в "особых" популяциях, к-рые по определению испытывают дефицит релевантных моделей в своем естественном окружении. Таким примером из области обучения навыкам повседневной жизни яв-ся совершение покупок молодыми взрослыми, страдающими аутизмом. Др. типы навыков, для к-рых были разработаны процедуры П. м., включают соц. навыки, отдых и восстановление сил, коммуникацию (особенно с помощью языка жестов), профессиональные навыки, и, в меньшей степени, навыки учебной деятельности. Несмотря на то, что наиболее подходящими моделями здесь могли бы быть сверстники или похожие люди, такими моделями зачастую служат эксперты (или просто опытные люди), к-рые осуществляют демонстрации, тщательно разрабатываемые с целью приведения их в соответствие со специфической поведенческой проблемой или уровнем подготовки обучаемого.
См. также Подходы к обучению, Тренинг ассертивности, Тренинг межличностных отношений, Влияние сверстников, Тренинг социальных навыков, Социодрама
П. Дауэрик

Поветрия и мода (fads and fashions)

П. и м. представляют собой хорошо заметные изменения в определенных аспектах соц. поведения, которые могут наблюдаться на протяжении различных периодов времени и охватывать значительные части населения.
Поветрия отличаются от моды в неск. аспектах. Выразителей поветрия можно найти в любой части об-ва, тогда мода зарождается в социоэкономических крайностях (extremes) и поддерживает установившуюся иерархию социоэкономических статусов.
Поветрия практически никогда не связаны с прошлым, тогда как мода нередко отражает определенную периодичность. Поветрия могут отсутствовать в определенные периоды времени, но мода существует всегда.
Поветрия
Поветрие - это повальное увлечение к.-л. предметом, видом поведения или взглядами, к-рое ограничено во времени и отличается неумеренностью. Это увлечение может охватывать широкие слои населения, среди к-рых оно особенно заметно. Термин "мания" ("craze") часто используется как синоним поветрия.
Поветрия чаще всего обнаруживаются в области развлечений, характеризующейся сравнительной немногочисленностью глубоко укоренившихся аттитюдов, к-рые потребовали бы замены.
В большинстве случаев, поветрия проходят через пять фаз. На первой идея возникает и начинает распространяться среди ограниченного круга людей. Во второй фазе она находит благодатную почву, подхватывается и стремительно достигает своего пика в третьей фазе. В четвертой фазе наблюдается снижение числа ее новых сторонников и ослабление энтузиазма прежних. В пятой, заключительной фазе, поветрие становится всего лишь курьезом.
Мода
Мода - это сравнительно непродолжительное по времени изменение в стиле внешности, одежды, мебели или любых созданных людьми вещей, к-рое носит почти принудительный характер и, как правило, проходит через четыре фазы. Когда мода возникает впервые, она может оказаться объектом насмешек, однако часто быстро прививается и начинает доминировать в своей второй фазе. В третьей фазе мода достигает повсеместного признания. Превратившись в часть доминирующей культуры в этой третьей фазе, она сохраняется таковой до тех пор, пока не будет вытеснена в четвертой фазе.
Еще на протяжении 1960-х гг. моду можно было объяснить на основе теории "просачивания сверху" (trickle-down theory), согласно к-рой новые подходы впервые опробовались передовыми представителями высшего класса, чья жизнь широко освещалась в СМИ. Затем с этой новой моды изготавливались образцы для средних классов. Далее этими модными вещами начинали пользоваться представители смежных групп, после чего начинали производиться их более дешевые варианты для низших классов. Изменения, произошедшие в структуре американского об-ва 1960-х гг. после убийства в 1963 г. Джона Ф. Кеннеди, привели к возникновению подхода к моде по типу "просачивания снизу" ("trickle-up"), когда группы, прежде считавшиеся париями, вносят новые идеи, к-рые впоследствии перенимаются женщинами средних и высших классов, примером чему может служить мода на ботинки, цветные чулки, мини-юбки и шорты.
С распространением феминистского движения после 1968 г., об-во стало с меньшим одобрением относиться к женщинам, чьим основным занятием являлось ношение дорогих новых вещей.
Джеймс Лэвер в своей книге "Стиль в одежде" (Style in costume) документально обосновал существование параллельных сил, регулирующих моду в одежде, архитектуре и обстановке. Так, в 1920-х гг. влияние одной и той же прямолинейной формы можно было обнаружить в небоскребах, стульях, а тж мужской и женской одежде. Чарльз Виник в работе "Новые люди" (The new people) соотнес модные силуэты неск. эпох с господствовавшими в это время моральными воззрениями. Др. интерпретациями моды являются экономическая, марксистская, психоаналитическая (на основе меняющихся эрогенных зон) и антропологическая (на основе культурных трендов и предсказуемых изменений стиля).
См. также Одежда, Теория влияния, Влияние сверстников, Социальное влияние
Ч. Виник

Повиновение (obedience)

О П. принято говорить в случае, когда чел. выполняет то, что ему велят сделать. П. яв-ся т. о., по определению, социально-психологическим понятием, в основе к-рого лежат взаимоотношения между двумя или более лицами, одно из к-рых предписывает определенную линию поведения, а другое или другие ей следуют. Психол. характер П. варьирует в зависимости от характера отношений между подчиненной и начальствующей фигурами. П., однако, более точно относится к открытому акту согласия (compliance). При переходе от одной ситуации к другой, к П. могут побуждать различные психол. процессы.
П. может происходить по собственной воле или достигаться путем принуждения. Нередко добровольное П. и принуждение незаметно сосуществуют. В развитых формах соц. жизни принуждение обычно замещается добровольным подчинением законной власти. Т. о., люди оказывают повиновение не просто конкретному чел., а его положению или должности; людям также приходится повиноваться и продуктам власти, таким как светофоры и системы законов. П. обычно опосредуется принятием ролей, к-рые представляют собой взаимосвязанные иерархические элементы и составляют, по терминологии Парсонса, "социальную систему".
Социализация. Насаждение П. начинается в самые ранние годы жизни. Рожденный в состоянии биолог. зависимости, ребенок сталкивается с многочисленными требованиями родителей, добивающихся от него больших или меньших уровней дисциплины. Более поздняя фаза социализации в аспекте П. наступает в школе, где дети попадают в институциональную систему власти, в к-рой они научаются подчиняться не только отдельным лицам, но также безличным организационным структурам.
Считается, что такое научение является необходимым для полноценного функционирования в тех иерархических системах, к-рые характеризуют соц. мир взрослых.
Теории. Фрейд утверждал, что в основе П. лежат либидинальные связи, к-рые образуются между членами группы и ее лидером. Они не являются полностью взаимными, потому что лидер не в состоянии любить всех членов безраздельной и абсолютной любовью. Поскольку выбор членами группы объекта до известной степени блокируется, их либидинальные связи с лидером начинают основываться на более примитивных процессах идентификации.
В неофрейдистской трактовке повиновения Э. Фромм придает особое значение взаимодействию психодинамических и социально-исторических факторов. Разрушение ранее предоставлявших покровительство и защиту структур оставляет чел. нового времени в состоянии тревоги и изоляции; в качестве одного из способов решения этой проблемы, люди выбирают бегство в тоталитарное подчинение, отказываясь от свободы с ее возможными опасностями.
Новые подходы. С. Милгрэм опубликовал результаты эксперим. исслед., посвященного конфликту между совестью и авторитетом. Цель исслед. заключалась в том, чтобы увидеть, насколько далеко может зайти наивный испытуемый в своем подчинении инструкциям экспериментатора. Результаты эксперимента показали, что бросить вызов авторитету экспериментатора оказалось гораздо труднее, чем это обычно считается.
Основным предметом исслед. Милгрэма был набор экспериментальных условий, к-рые проверялись в качестве переменных, усиливающих или ослабляющих П. Наряду с др. выводами, его исслед. позволили установить следующее: а) близость жертвы приводит к уменьшению П.; б) групповые силы, в зависимости от того, поддерживают они или противодействуют командам экспериментатора, могут обусловливать широкую вариацию степени неповиновения; в) алогичность (непоследовательность) властной структуры устраняет всякое П. Т. о., эти исслед. демонстрируют зависимость П. от точной конфигурации факторов в конкретной ситуации.
Келман подходит к проблеме деструктивного П. с позиций трехстороннего анализа, концентрируясь на факторах, к-рые устраняют сдерживающие насилие силы. В его системе, санкционирование узаконивает набор деструктивных действий в отношении других; рутинизация сводит эту деструктивную процедуру к набору механических и административных шаблонов, к-рые препятствуют учету моральных соображений; а дегуманизация облегчает действия, направленные против жертвы, благодаря ее обезличиванию.
Значение повиновения для об-ва нельзя переоценить; оно яв-ся средством, с помощью к-рого автономно функционирующие индивидуумы объединяются в более крупные системы координации и контроля. Т. о., оно служит ключевым понятием, позволяющим связывать психол. процессы индивидуума с соц. структурами окружающего мира.
См. также Вмешательство случайных свидетелей, Деиндивидуализация, Эффекты экспериментатора, Групповое давление
С. Милгрэм

Повреждения головного мозга (brain injuries)

П. г. м. могут иметь самые разнообразные формы и причины: метаболические или структурные аномалии, генетически унаследованные или приобретенные в перинатальный период; травма, полученная в результате несчастного случая или во время боевых действий; отравление медикаментозными препаратами, соединениями тяжелых металлов или токсичными газами; недостаточное питание; инфекции или заболевания; опухоли; нарушение мозгового кровообращения; удаление мозговой ткани хирургическим путем с целью снятия приступов эпилепсии, стойких болевых ощущений или серьезных психиатрических симптомов; естественный процесс старения.
Ранние перинатальные П. г. м., как правило, яв-ся более тяжелыми и обширными, чем те, к-рые произошли в более поздний период жизни. Ранние повреждения часто диагностируются по отклонениям в поведении, наблюдаемым в период последующего развития, поэтому время получения повреждения может быть определено лишь приблизительно на основании гипотетических событий, к-рые могли иметь место в дородовой период. Повреждения же, случившиеся после младенческого периода, часто можно связать с конкретным событием или приблизительным началом появления симптомов, а поведение до развития болезни сравнить с поведением, наблюдаемым после ее начала. Некоторые виды повреждений вызывают, как правило, более заметные аномалии, чем другие. Однако повреждение головного мозга не всегда приводит к незамедлительному появлению ярко выраженных симптомов, и определение места и тяжести повреждения может оказаться затруднительным.
С целью получения изображения пораженного участка может быть использован целый ряд специальных методов, позволяющих оценить такие показатели, как размер желудочков, характер мозгового кровотока, усвоение глюкозы отдельными участками мозга и наличие аномальных образований в ткани. Эти методы включают в себя эхоэнцефалографию, пневмоэнцефалографию, ангиографию, рентгеноскопию, компьютерную томографию, ПЭТ (позитронно-эмиссионную томографию) и ЯМР-интроскопию (основанную на использовании явления ядерно-магнитного резонанса).
Локальные П.г.м. также приводят к поведенческим аномалиям, к-рые могут быть оценены количественно и качественно с помощью чувствительных тестов (проб) частично или полностью утраченных функций. Когнитивные и интеллектуальные дефекты можно оценить посредством квалифицированного проведения и интерпретации тестов, разработанных специально для того, чтобы выявлять нарушения органического происхождения.
См. также Головной мозг, Лоботомия, Органические церебральные синдромы, Психохирургия
М. Оскар-Берман

Повторение (rehearsal)

П. яв-ся произвольной или требующей волевых усилий обработкой информ. для удержания ее в памяти. П. в более широком смысле - заучивания наизусть, приводящее к определенного рода упрочению (памяти), сыграло видную роль в истории психологии. До зарождения научной психологии в XIX столетии, такие философы как А. Бэн и Дж. С. Милль, предполагали, что более частые П. создают более сильные связи между представлениями. П. также яв-сь центральным понятием во мн. совр. теориях научения. Напр., К. Халл и Б. Ф. Скиннер проводили эмпирические исслед. связей между повторениями поведения и частотой его вознаграждения.
С тех пор как исслед. когнитивных процессов памяти стали важным предметом психологии, П. изучалось в форме намеренного повторения материала, чтобы определить роль этого процесса в сохранении. Мн. из этих работ были посвящены изучению роли П. в сохранении вербального материала, хотя отмечено растущее число исслед. влияния П. на сохранение невербального материала.
Пионерские исследования повторения при запоминании. Эмпирические работы Г. Эббингауза, посвященные исслед. связей между П. и рядом характеристик вербального материала, все еще сохраняют свое значение и представляют интерес для совр. психологов. Используя список бессмысленных слогов (триграмм "согласная-гласная-согласная", образующих несловесные сочетания, такие как воп), Эббингауз обнаружил, что по мере увеличения числа заучиваемых слогов в сериях возрастает и число повторений или общее количество попыток заучивания, необходимых для однократного безошибочного воспроизведения списка. Эббингауз также установил, что чем больше П. во время первоначального заучивания, тем больше экономия ("сбережение") времени (и числа повторений) во время доучивания списков, спустя 24 часа, до достижения того же критерия выполнения.
Повторение и кратковременная память. Одно различие между системами памяти, к-рое должно учитываться в связи с П., касается разграничения кратковременной и долговременной памяти. Существование долговременной памяти легче понять интуитивно, так как мы без особого труда можем вспомнить события, происходившие много лет назад.
Однако существование кратковременной памяти менее очевидно. Представьте себе, что вы стоите в телефонной будке, чтобы сделать важный звонок. Вы только что позвонили в службу информ., чтобы узнать нужный номер и набрали его. Тот факт, что вы можете помнить номер достаточно долго, чтобы набрать его, несколько секунд, становится возможным благодаря кратковременной памяти. Продолжим развивать этот сценарий. После набора номера вы слышите сигнал "занято". Возможно, что номер забудется, если не произойдет что-то еще (напр., вы начнете повторять номер про себя). Информ., удерживаемая в кратковременной памяти достаточно долго для ее использования, может быть забыта, если ее затем не повторяют. Это приводит к следующему вопросу: как долго можно удерживать информ. в кратковременной памяти без П.?
В классическом эксперименте, спланированном для ответа на этот вопрос, испытуемых просили запомнить простой стимул (напр., трехбуквенную комбинацию, такую как chj). Запоминание простого стимула может показаться легкой задачей, однако, после предъявления такого стимула, испытуемых просили отсчитать в обратном порядке от 3 до 18 с (интервал сохранения). По окончании этого периода, испытуемых просили припомнить стимул. Чем дольше был интервал сохранения, тем хуже было выполнение, а после 12 с стимул вспоминали редко. В действительности, обратный отсчет создавал помеху повторениям стимула, так что он был утерян из памяти.
В повседневной жизни люди редко имеют дело с обратным отсчетом, но они сталкиваются с тем, что их отвлекает (др. стимулы, на к-рые они обращают внимание). Напр., в телефонной будке, кто-то снаружи может жестикулировать, чтобы вы поторапливались. Даже сам сигнал "занято" может отвлечь ваше внимание так, что вы перестанете повторять номер и забудете его. Др. словами, он не сохранился в долговременной памяти. Это наводит на др. вопрос: как можно избежать забывания и перевести материал из кратковременной в долговременную память?
Поддерживающее повторение в сравнении с организующим повторением. При рассмотрении перевода из кратковременной в долговременную память один из вопросов касается того, существуют ли различные типы П., обладающие различным воздействием на сохранение. В соответствии с одной из т. зр., простое повторение стимулов, таких как, напр., номер телефона, создает результат поверхностной обработки. Такое П. стали назвать поддерживающим, обычно подразумевая, что оно удерживает информ. в доступном состоянии от одного момента до другого, но не способствует ее более длительному хранению в долгосрочной памяти. Чтобы это произошло, необходима глубокая переработка материала, и это происходит посредством др. вида П., называемого организующим.
Организующее П. яв-ся процессом, посредством к-рого формируются связи между новой информ. и уже хранящейся в памяти. Эта глубокая переработка включает новую информ. в существующие структуры ассоциативных связей в долговременной памяти. Если вы просто повторяете телефонный номер, вы проводите поддерживающее П. Однако если вы переработаете телефонный номер так, чтобы связать его с чем-то, уже известным, как, напр. знакомый адрес или дата, тогда новый телефонный помер может быть интегрирован в уже хранящуюся информ. Сделав такую намеренную попытку в то время, когда вы в первый раз называете номер оператору, вы сможете запомнить номер на более длительное время.
Организующее П. может принимать различные формы, от поиска ассоциативной связи с ранее выученным материалом до намеренного использования мнемонических приемов или вспомогательных средств запоминания. В любом случае, чем больше ассоц. есть у новой информ. с уже хранящейся в памяти, тем более значима новая информ. и тем легче она может быть воспроизведена в дальнейшем. Тем не менее, и др. факторы, такие как уникальность информ. и ее сходство с уже хранящейся в памяти, будут также облегчать воспроизведение. Возвращаясь к Эббингаузу, возможно также, что он применял скорее поддерживающее, чем организующее повторение, так как он преднамеренно избегал любого осмысленного анализа материала, к-рый он заучивал.
Всегда ли необходимо повторение? Может показаться разумным предположение, что, по крайней мере, некоторые виды повторения необходимы для того, чтобы информ. сохранялась постоянно. Т. о., вопрос "Всегда ли необходимо повторение для того, чтобы информ. была сохранена в долговременной памяти?", кажется, требует прямого утвердительного ответа. Тем не менее, этот внешне простой вопрос оказывается совсем не таким простым.
До сих пор в центре внимания находилось запоминание таких видов информ., как числа или слова, к-рые действительно требуют организующего повторения либо для того, чтобы быть временно сохраненными за пределами короткого времени, ограничивающего кратковременную память, либо чтобы храниться постоянно. Однако на самом деле бывает и так, когда большой объем информ., по-видимому, запоминают с малым усилием пли даже без всякого усилия. Кто-то может точно помнить, где найти определенную часть документа среди нескольких беспорядочных стопок в своем офисе. Или, встречая одного и того же чел. несколько раз в течение дня, коллега может заметить: "Мы видимся так редко, но сегодня встречаемся уже в третий раз?"
Эти примеры наводят на мысль о существовании формы автоматической обработки, к-рая, по-видимому, встречается чаще всего в связи с такой информ., как пространственное расположение и частота событий. Подобные примеры автоматической обработки относятся к развивающейся области исслед., к-рую называют по-разному: то бессознательной или непроизвольной обработкой информ., то скрытым запоминанием или имплицитной памятью. По контрасту с исслед. эксплицитной памяти, в к-рой намеренное воспроизведение информ. следует за периодом повторения, скрытое запоминание подразумевает непреднамеренное, неосознанное сохранение, к-рое, по-видимому, не требует преднамеренного П.
Перспективные направления исследований повторения. С тех пор как Эббингауз создал новый метод исслед. П., придумав бессмысленные слоги, в распоряжении исследователей появились и др. новые технологии. Одно из перспективных направлений исслед. в будущем связано с подходом когнитивной нейронауки, сочетающей когнитивные исслед. с нейропсихологическими и нейробиологическими наблюдениями. С использованием целого ряда технологических достижений, в ряде работ было изучено функционирование мозга в процессе П. и поиска информ. в памяти, причем изучалась память не только у здоровых людей, но и у лиц с нарушениями мнемических функций. Такой подход дает надежды на новые прорывы в понимании различий между эксплицитной и имплицитной памятью. Как можно видеть, исслед. памяти без использования П. быстро становится новой осваиваемой территорией.
См. также Память, Экспериментальные исследования памяти, Процессы поиска и извлечения информации из памяти, Объем памяти
Ф. М. Кодл

Пограничная личность (borderline personality)

Исходя из того, что мн. пациенты демонстрируют смешанные симптомы неопределенной степени тяжести и меняющегося характера, некоторые теоретики предложили официально использовать понятие П. л. для характеристики среднего уровня интеграции личности или тяжести прогноза.
Наиболее выраженным симптомом, приписываемым П. л., является глубина и изменчивость их настроения. П. л. обычно испытывают продолжительные периоды подавленности и разочарования, по временам перемежающиеся короткими эпизодами эйфории и значительно более частыми эпизодами раздражительности с саморазрушающим поведением и импульсивными вспышками гнева. Большинство людей с этим типом личности имеют изменчивую, пеструю биографию, идет ли речь о межличностных отношениях, учебе или работе. Немногим удается достижение взрослых целей, у большинства отмечается неровность в выполнении нормальных соц. функций и обязанностей. В их жизни не редки поражения и неудачи, им не достает благоразумия и умения предвидеть события, они склонны к отклонению от первоначальных устремлений и неспособны использовать природные данные. Большинство не в состоянии извлекать уроки из прошлого неудачного опыта и продолжают попадать в те же самые сложные ситуации и затруднительные положения. Чрезвычайно часты нарушения идентичности и целей, проявляющиеся в неопределенностях в отношении самооценки, половых ролей и профессиональных намерений. Их периодически проявляющаяся склонность угрюмо перечить окружающим часто сменяется субъективными чувствами изоляции, внутренней пустоты и скуки.
Относительная новизна этой официальной диагностической рубрики объясняет отсутствие ист. традиции или клинической литературы. Тем не менее, имеются предшественники категории П. л., относящиеся по существу к той же констелляции признаков. Исходя из биосоциального (с ориентацией на теорию научения) подхода к личности, Т. Миллон сформулировал следующие диагностические критерии П.л. в работе Disorders of personality ("Расстройства личности").
- Интенсивные эндогенные настроения (напр., настроение индивидуума все время не соответствует внешним событиям: он либо подавлен, либо возбужден, либо переживает повторяющиеся периоды уныния и апатии, перемежающиеся вспышками гнева, тревоги или эйфории).
- Нарушенная регуляция уровня активации (напр., переживание беспорядочных приливов энергии и нарушение цикла сна - бодрствования; характерны периоды, в к-рых аффективное равновесие и уровень активации постоянно находятся под угрозой).
- Осуждающее самосознание (напр., индивидуум демонстрирует повторяющиеся мысли о членовредительстве и самоубийстве; дурное настроение и неадекватное поведение периодически искупаются раскаянием и самоуничижением).
- Тревога зависимости (напр., индивидуум озабочен завоеванием симпатий и сохранением эмоциональной поддержки, остро реагирует на расставание, жалуется на постоянно преследующий страх изоляции и утраты).
- Когнитивно-аффективная амбивалентность (напр., индивидуум часто пытается во что бы то ни стало выразить аттитюды, не соответствующие собственным чувствам; одновременно переживает конфликтующие эмоции и мысли в отношении себя и других, особенно любовь, ярость и вину).
См. также Руководство по диагностике и статистической классификации психических расстройств, Расстройства личности
Т. Миллон

Подготовка руководящих кадров (management development)

П. р. к. - всеохватывающий, долгосрочный образовательный процесс, сочетающий в себе обучение с отрывом от работы и обучение на рабочем месте. Она отличается от повышения квалификации или стажировки своей продолжительностью. Гетцкоу, Форхенд и Джеймс обнаружили, что годичный курс подготовки с целью развития управляющих для занятия новых должностей в гораздо большей степени изменял их поведение в сравнении с более короткими курсами обучения. Такая подготовка м. б. организована в виде длительного и непрерывного процесса, начинающегося со времени прихода в орг-цию на низшую ступень управленческой иерархии и продолжающегося чуть ли не до ухода на пенсию с ее высшей ступени. В отличие от профессионального обучения, курс профессионального развития относится к получению образования, связанного с дальнейшим расширением умений работающих менеджеров справляться с разнообразием проблем, с к-рыми они могут столкнуться в процессе своего профессионального и должностного роста.
П. р. к. происходит как с отрывом от работы, так и непосредственно на рабочем месте. При обучении с отрывом от работы она может включать те же самые предметы, к-рые входят в программу подготовки магистра делового администрирования (MBА): бухгалтерский учет, управление финансами, исслед. операций, экономику и стат. В содержании таких обязательных курсов как деловая политика, теория орг-ции, планирование деятельности, лидерство, трудовая мотивация и мораль обычно широко представлена организационная психология.
Подготовка на рабочем месте может выражаться, в частности, в ротациях, наставничестве и поручении специальных заданий. Управляющие низшего звена, систематически отбираемые на основе эффективных оценивающих программ для подготовки к занятию высших должностных позиций, продвигаются по диагонали вверх по организационной иерархии, задерживаясь на каждой позиции в течение неск. лет, не более. Это позволяет обеспечить растущего менеджера широким видением деятельности орг-ции в целом и приобрести опыт решения проблем в различных элементах ее системы. Наставничество или менторство обеспечивает растущих менеджеров руководством и обратной связью от их старших по рангу коллег. Специальные задания позволяют приобретать необходимый опыт в решении специфических проблем.
Эффективная программа П. р. к. опирается на анализ целей орг-ции и сравнение потребностей в управленческих кадрах с имеющимися у нее ресурсами. Возможность удовлетворять свои потребности в руководителях за счет продвижения собственных работников, а не за счет найма со стороны, позволяет орг-ции сводить к минимуму нарушения в слаженном механизме работы. Большая часть из того опыта, к-рый орг-ция приобретает при решении внутренних и внешних проблем, накапливается ее руководством. Такая подготовка руководителей способствует эффективной, согласованной внутренней преемственности в орг-ции.
Участие управляющих в таких программах позволяет им более четко представлять пути собственной карьеры. Это помогает объединять потребности конкретного чел. с целями орг-ции и стимулирует управляющего постоянно совершенствовать свои умения в процессе продвижения. Последнее означает, что руководитель вовлекается в процесс "обучения на всем протяжении карьеры".
Одна из интересных стратегий разраб. программы П. р. к. начинается с просьбы к немногочисленному кругу высших руководителей орг-ции указать своих лучших управляющих. Видение и подходы, используемые в работе этими лучшими исполнителями, тщательно изучаются. Извлекаемые отсюда принципы кладутся в основу программ развития для др. ключевых менеджеров в орг-ции.
Параллельно должен осуществляться анализ достоинств и недостатков работы растущих управляющих. Развивающие мероприятия для этих лиц концентрируются вокруг тех сторон деятельности, соответствие текущим и будущим требованиям в к-рых оказывается проблематичным без усиления соотв. умений. Планы действий по развитию формируются на основе изучения расхождений между достоинствами и недостатками. При планировании осн. внимание уделяется наиболее серьезным расхождениям, над к-рыми управляющий сохраняет определенный контроль.
См. также Развитие профессиональной карьеры
Б. М. Басс

Поддерживающий уход (supportive care)

Американское об-во и американская психология относятся к зависимости чел. от кого-либо с оттенком осуждения, хотя на самом деле это вполне нормальное явление челов. жизни. Люди рождаются совершенно беспомощными и полностью зависят от окружения, лишь впоследствии в различной мере приобретая независимость в осуществлении тех или иных функций. Мы пытаемся сохранить свою независимость и даже заботимся о других; те из нас, кому удается прожить достаточно долго, вновь начинают зависеть от других в осуществлении тех или иных функций. Только в том случае, когда зависимость становится чрезмерной или нарушает нормальное развитие и созревание, ее рассматривают как проблему, требующую специального вмешательства. Необходимость оценки серьезности и характера требуемого вмешательства при зависимости возникает в практике достаточно часто.
Эго-идеал, присущий американскому об-ву, включает в себя независимость, что означает полную свободу в принятии решений и независимое материальное положение. Подобная концепция независимости, сложившаяся во времена американских переселенцев-аграриев XIX в. и отражающая нравы того времени, не соответствует реалиям жизни городского среднего класса спустя столетие. Расхождение между эго-идеалом независимости и реальностью больного чел. должно приниматься в расчет терапевтом, имеющим дело с лечением и, следовательно, с управлением зависимостью. Важнейшая задача психотерапевта состоит в том, чтобы позволить быть зависимыми тем пациентам, для к-рых это неизбежно, напр., хронически больным, помочь им принять свою вполне оправданную зависимость. Пациент с хроническим психич. заболеванием обычно нуждается в пожизненном терапевтическом отношении, к-рое должно быть заботливо опекающим и поддерживающим. Ситуация усугубляется тем обстоятельством, что интенсивная психотер. приводит к усилению зависимости.
П. у. - это уход за пациентами, чье состояние не поддается лечению или коррекции. Цель П. у. состоит в максимальной опоре на сохранные функции, повышении удовлетворенности жизнью с одновременным снижением дискомфорта.
Хотя интенсивность терапевтического отношения меняется и со временем может стать минимальной, это отношение никогда не может быть полностью прекращено; т. о., зависимость у таких пациентов будет сохраняться на протяжении всей жизни. П. у. представляет собой особую методику, предполагающую стабильные поддерживающие отношения с пациентом, благодаря к-рой ему удается улучшить свое функционирование и обрести комфорт. Крайне важно учитывать характер зависимости, поскольку П. у. призван оказывать терапевтический эффект, а не усугублять дисфункцию.
П. у. в теории и на практике предполагает непрерывные отношения либо с индивидуальным терапевтом, либо с представителем агентства по предоставлению помощи. Для хронически больных пациентов эти отношения имеют жизненно важное значение. Крайне важно, чтобы с самого начала терапии пациент смог убедиться в стабильности таких отношений. Программа П.у. должна опираться на сохранные способности пациента, а не на его нарушенные функции; эта программа призвана сводить зависимость к минимуму, однако, без угрозы полного прекращения поддержки.
В перспективе следует стремиться к тому, чтобы потребности пациента удовлетворялись при наименьших затратах со стороны терапевта и терапевтической программы. Добиваться этого надо осторожно, чтобы у пациента не возникло ощущения, что от него стараются поскорее отделаться. По мере приобретения пациентом некоторых навыков удовлетворения своих потребностей в обычном об-ве, он будет отнимать все меньше времени у терапевта или соответствующих служб. В конечном счете терапевту надо будет удовлетворять потребность пациента в зависимости чисто символически. На этом этапе хронически больному бывает достаточно лишь изредка контактировать с терапевтом, чтобы жить по возможности максимально полной жизнью с минимумом страданий.
См. также Интеграция психически больных в обществе, Программы психического здоровья
В. М. Мендель

Подкрепление (reinforcement)

Формулировка "закона эффекта" Торндайка выглядит следующим образом.
Закон эффекта гласит: ил неск. реакций на одну и ту же ситуацию, те, к-рые сопровождаются или сменяются состоянием удовлетворения животного, будут, при прочих равных условиях, более тесно связываться с этой ситуацией, так что при ее повторении они будут возникать с большей вероятностью; те реакции, к-рые сопровождаются или сменяются состоянием дискомфорта [раздражающим воздействием], будут, при прочих равных условиях, образовывать более слабые связи с этой ситуацией, так что при ее повторении они будут возникать с меньшей вероятностью. Чем в большей степени будет испытываться удовлетворение или дискомфорт, тем в большей степени будет усиливаться или ослабляться эта связь.
С развитием теории П., гл. обр. усилиями Кларка Л. Халла, ключевые термины в формулировке "закона эффекта" - "удовлетворение" и "дискомфорт" - трансформировались в положительное и отрицательное П. Положительное и отрицательное П. - это теорет. понятия, так же как и их предшественники - удовлетворение и дискомфорт, в формулировке Торндайка. Эти эффекты вызываются путем манипулирования более объективными условиями, положительными "подкрепителями" (вознаграждениями, или "удовлетворителями" в терминологии Торндайка) и отрицательными "подкрепителями" (наказующими или раздражающими воздействиями в терминологии Торндайка). Каким бы ни был эффект - положительным или отрицательным, П. зависит от того, подается или устраняется положительный или отрицательный "подкрепитель". Положительное П. может обеспечиваться либо предъявлением вознаграждения, либо устранением наказания в момент осуществления реакции; отрицательное П. может обеспечиваться либо предъявлением карательной меры (наказания, штрафа), либо лишением вознаграждения при появлении реакции. Эти 4 сочетания положены в основу классиф. типов оперантного обусловливания: а) обучение получению вознаграждения : крыса получает пищу после нажатия на рычаг в ящике Скиннера; б) обучение активному избеганию: крыса избегает удара электрическим током, перебегая в противоположную часть клетки с чередующимися участками подачи напряжения; в) обучение пассивному избеганию: крыса подвергается ударам электрического тока, если она спускается с безопасной площадки на окружающую ее сетку; г) обучение бездействию: крыса получает пищу лишь тогда, когда она не нажимает на рычаг в ящике Скиннера.
См. также Классическое обусловливание, Оперантное обусловливание
Г. А. Кимбл

Подпороговая психодинамическая активация (subliminal psychodynamic activation, SPA)

ППА была когда-то названа "сильнейшим доказательством в пользу психоанал. взгляда на бессознательное". Однако Бэлей, Шеврин и Фудин не усматривают серьезной научной ценности в ППА.
Модель ППА с самого начала вводит условие, что положения психоанал. динамики описывают неосознаваемые события, и что как только эти события становятся осознаваемыми, их эффекты больше не прогнозируются. Следовательно, чтобы надлежащим образом проверить их правильность, исследователь должен располагать возможностью влиять на поведение испытуемого без осознания последним подлинного характера этой манипуляции. Силвермен заявил, что разрешил эту проблему путем использования тахистоскопа, позволяющего контролировать скорость и подсветку стимулов на уровне, обеспечивающим их недоступность сознательному восприятию. Такие стимулы, по его утверждению, могут затем использоваться с целью оказания воздействия на поведение без сознавания их испытуемым.
Типичное исслед. ППА проводится по следующей схеме. Испытуемым при помощи тахистоскопа на 4 мс предъявляются вербальные сообщения и/или изображения, предположительно репрезентирующие неосознанные желания, страхи и/или фантазии, влиянию к-рых придается большое значение в психоанал. теории. Затем оцениваются поведенческие реакции, предсказываемые психоанал. теорией в качестве связанных с этой бессознательной динамикой. В большинстве таких экспериментов предъявлялось от 10 до 20 задач на различение в формате принудительного выбора. Считается, что в этих экспериментах должны использоваться процедуры двойного ослепления (когда ни испытуемый, ни экспериментатор не осведомлены о содержании предъявляемого стимула). Испытуемый остается в неведении в силу подпорогового характера стимуляции. Экспериментатор также не осведомлен о содержании стимула, поскольку стимулы подготавливаются и кодируются другим чел. Предполагается, что при наличии таких условий Подпороговая экспозиция стимулов с психодинамическим содержанием будет влиять на поведение иначе, чем подпороговая экспозиция нейтральных стимулов. Кроме того, во мн. таких исслед. те же самые психодинамические стимулы предъявлялись на сверхпороговом уровне (supraliminally) с отсутствием к.-л. эффектов. Борнштейн провел метаанализ, показавший, что величины эффектов вследствие этих двух условий существенно различались, с более выраженной величиной эффекта 4-мс условия. Эти данные согласуются с психоанал. положением о том, что когда психодинамическое содержание вводится в сознание, его связи с психопатологией могут разрываться. Это также удовлетворяет двойному требованию Мерикла и Чизмена к восприятию ниже субъективного порога (т. е., люди реагируют иначе, когда они утверждают, что не видят ничего, чем когда они заявляют, что что-то видели).
Первоначальные исслед. в этой области фокусировались на актуализации либидозных и агрессивных конфликтов, с тем чтобы проверить связанные с ними механизмы защиты. Большая часть этой работы была посвящена проверке психоанал. положения о том, что эго-патология шизофреников объясняется, отчасти, бессознательным конфликтом, вызванным агрессией. На этой фазе исслед. проверялись также утверждения о том, что анальные конфликты играют определенную роль в заикании, что агрессия имеет своим последствием депрессию, и что эдиповы проблемы являются активными в динамике гомосексуалистов мужского пола. (Как указывают Вайнбергер и Силвермен, это не означает, да и никогда не подразумевалось, что гомосексуальность является по своей сути патологическим явлением. Инцестуальный конфликт и, коли на то пошло, бессознательные конфликты разного рода можно обнаружить у людей во всех точках любого континуума, имеющего отношение к психич. здоровью.) Некоторые сравнительно недавние исслед. ППА фокусировались на взаимосвязи мужской эдиповой динамики с соперничающим поведением.
Основная масса недавних исслед. ППА концентрировалась на актуализации у испытуемых позитивных фантазий, считающихся способными вызывать адаптационно-улучшающие эффекты. Эта линия исследований развилась из психоанал. идеи о том, что бессознательные фантазии об идентичности или слиянии с "хорошей матерью раннего детства", будучи активированными, способны вызывать позитивное поведенческое изменение. Силвермен назвал эти фантазии симбиотическими или идентифицирующими фантазиями и попытался активизировать их посредством подпорогового сообщения "мама и я - одно целое" (Mommy and I are one, MIO), иногда сопровождаемого соответствующей картинкой. К участию в этих экспериментах привлекались как неклинические ("нормальные" студенты колледжа), так и клинические (напр., больные, страдающие шизофренией, депрессией, фобиями и поведенческими расстройствами) популяции. Зависимые меры варьировали от расстройства мышления до депрессии, тревоги, уверенности в себе, самооткровений (self-revelations) и изменений привычек. Большинство этих исслед. показали, что стимул МIО оказался способен улучшать результаты психотерап. и обучающих вмешательств.
Результаты метаанализов свидетельствуют о подлинности эффектов ППА, в особенности эффектов МIО. Так, метаанализ исследований МIО, дал довольно приличную общую величину эффекта D = 0,41. Вайнбергер и Хардэуэй показали, что эти эффекты не могут объясняться неправильными процедурами анализа данных, нередкими для лабораторных экспериментов Силвермена, и их нельзя отнести за счет неопубликованных (при анализе учитывались и отрицательные результаты) исслед. К тому же, в результате того, что Розенталь назвал анализом картотечного ящика (file-drawer analysis), было обнаружено, что потребовалось бы 2287 нулевых результатов исслед., чтобы устранить полученные до сих пор положительные результаты.
См. также Фантазия, Подпороговое восприятие, Бессознательные умозаключения
Дж. Л. Вайнбергер

Подпороговое воздействие (subliminal influence)

П. в. - это использование убеждающих тактик, реализуемых на уровне ниже порога сознавания. Термин П. в., несмотря на существование в психол. литературе хорошо определенного понятия П. в., обычно используют в отношении процедур, варьирующих от мгновенно вспыхивающих на киноэкране слов до фоновых фраз в рок-музыке и искусно спрятанных образов в рекламных объявлениях. Проведенные исслед. не подтвердили заявления об эффективности П. в. Исследователи установили, что люди способны обрабатывать минимальные подпороговые сообщения (напр., распознавание значения единичного слова, предъявляемого за пределами сознавания), но не могут перерабатывать сложные подпороговые сообщения. Независимо от уровня своей обработки, подпороговые сообщения не обнаружили своего воздействия на поведение.
Сенсационные заявления о силе П. в. Большинство американцев верят в способность подпороговых сообщений влиять на поведение. В значительной степени, эта вера в Подпороговое убеждение была стимулирована сенсационными заявлениями, к-рые появились в СМИ.
Напр., в конце 1950-х гг. Дж. Вайкери, специалист по рекламе, распространял слухи о том, будто он тайно высвечивал на киноэкране, всего на треть миллисекунды, фразу "ешь попкорн и пей кока-колу". Вайкери утверждал, что продажи кока-колы увеличились на 18%, а рост продаж попкорна составил почти 58%. Ки объявил, что подпороговые имплантанты регулярно используются в печатных рекламных объявлениях, и что слово "секс" напечатано на крекерах Ритц и содержится в кубиках льда в рекламе джина "Гилбис". В 1970-х гг., родители и священники начали выражать беспокойство в отношении содержания в рок-музыке фоновых сообщений, часто сатанинского характера.
В конце 1980-х и на всем протяжении 1990-х гг., производители подпороговых аудиозаписей, предназначенных для самоусовершенствования, утверждали, что их кассеты могут улучшить все, начиная от самооценки и памяти до отношений с подчиненными и клиентами, сексуальной чувствительности, результатов игры в боулинг и преодоления травмы от перенесенного насилия. В 1987 г. американцы приобрели таких подпороговых записей на сумму свыше 55 млн долларов. В 1990 г. проходило судебное разбирательство по делу рок-группы Judas Priest, включившей в свою песню Better by You, Better than Me, как утверждалось, с целью оказать воздействие на аудиторию, подпороговый имплантант "сделай это". Этот имплантант предположительно послужил причиной смерти двух подростков, покончивших с собой.
Общественность выразила серьезное негодование и обеспокоенность по поводу возможного неэтичного использования подпороговых сообщений. В 1957 г. журналист-обозреватель Норман Казинс сетовал: "Если этот инструмент может с успехом использоваться для продвижения попкорна, то почему не политиков или чего-нибудь еще?" Он призывал людей взять "это изобретение и все, что с ним связано, и поместить в эпицентр ближайшего ядерного взрыва, предусмотренного графиком испытаний". Возмущение общественности подстегнуло к действиям законодательные и судебные органы. Федеральная комиссия связи (FCC) объявила, что использование подпорогового убеждения может повлечь за собой потерю лицензии на телерадиовещание. Национальная ассоциация дикторов (NAB) запретила своим членам использование подпороговой рекламы. Австралия и Великобритания ввели запрет на подпороговые сообщения. Законодательное собрание штата Калифорния провело закон, согласно к-рому распространение материала с фоновыми сообщениями без уведомления общественности является вторжением в частную жизнь. Судья штата Невада вынес определение, что на подпороговые сообщения не распространяется действие закона о свободе слова.
Обладают ли подпороговые сообщения убеждающим действием? Принимая во внимание негодование общественности и многочисленные гражданские акции, полезно задаться следующим вопросом: насколько эффективными являются подпороговые сообщения в изменении мотивированного поведения? Опыт исслед., проводившихся на протяжении более чем 100 лет, приводит нас к выводу о том, что подпороговые сообщения неспособны оказывать влияние на поведение. По итогам предпринятого им обширного обзора литературы Мур приходит к заключению, что "не существует эмпирической документации в отношении значительных подпороговых эффектов, таких как вызов конкретных поведенческих реакций или изменение мотивации. Более того, такое представление опровергается результатами большого количества исследований и противоречит экспериментально обоснованным концепциям о переработке информации, научении и мотивации". Авторы др. обзоров литературы по подпороговому воздействию пришли к такому же выводу, указывая на то, что декларируемые подпороговые эффекты часто не поддаются повторному воспроизведению, и что исследования, претендующие на обнаружение подпорогового воздействия, оказываются недостаточно обоснованными и страдают методологическими изъянами.
Заявление Вайкери об увеличении продаж попкорна и кока-колы в результате подпороговых сообщений стимулировало исслед. в этой области. В 1958 г. Канадская радиовещательная и телевизионная корпорация (CBC) повторила исслед. Вайкери, предъявив сообщение "позвоните сейчас" 352 раза в течение популярного субботнего вечернего телевизионного шоу. Использование телефона за этот период не увеличилось; никто не позвонил на станцию. В ответ на просьбу угадать содержание сообщения, от зрителей пришло 500 писем, но ни одно из них не содержало правильного ответа. Однако, зная об исслед. Вайкери, почти половина из них заявила, что испытывала чувство голода и жажды в течение этого шоу. В ответ на такие результаты Вайкери признался в своем интервью журналу Advertising Age ("Век рекламы"), что он небрежно провел это исслед. Он заявил: "Хуже чем этот просчет, однако, было то, что мы не проводили каких-либо дополнительных изысканий сверх тех, которые были необходимы для подачи заявки на патент. У меня был слабый интерес к этому исследованию и мало данных - слишком мало, чтобы они могли иметь серьезное значение".
Работа Ки поверглась критике с методологических позиций. Напр., Ки сообщает об исслед., в к-ром более чем 1000 испытуемым предъявлялось рекламное объявление джина "Гилбис", предположительно заключавшее скрытое среди кубиков льда слово "секс". В целом, 62% испытуемых сообщили, что испытывали ощущение возбуждения, романтизма и чувственности. Однако Ки не включил в данное исслед. контрольную группу (группу испытуемых, к-рые видели сходное рекламное объявление без имплантанта) и, т. о., остается неясным, было ли у этих испытуемых ощущение возбуждения, романтизма и чувственности из-за предполагаемого имплантанта или по к.-л. др. причине.
Канадские ученые Воки и Рид реализовали обширную программу исслед., продемонстрировавших, что фоновые сообщения оказываются неэффективными в изменении поведения. В своих исслед. они обнаружили, что испытуемые не могут а) отличить фоновый вопрос от фонового утверждения; б) сказать, имели ли два фоновых сообщения одинаковый или различный смысл; в) отличить бессмысленные фоновые сообщения от осмысленных и г) распознать фоновые детские стишки, христианские, сатанинские, порнографические или рекламные сообщения. Воки и Рид также обнаружили, что прослушивание фоновых сообщений не влияло на смысловые оценки испытуемых, и что испытуемые могли "слышать" скрытые сообщения в фоновых сообщениях даже при отсутствии в них такого рода сообщений.
Недавно были проведены несколько исслед. с целью оценки эффективности подпороговых аудиозаписей, предназначенных для самосовершенствования. Напр., испытуемые в эксперименте Пратканиса с сотрудниками прослушивали подпороговые аудиозаписи, предназначенные либо для повышения их самооценки, либо для улучшения памяти. Половина испытуемых получила неправильно маркированные записи; иными словами, одна часть испытуемых думала, что располагала записями, предназначенными для улучшения их памяти, в действительности предназначавшимися для повышения самооценки, в то время как другая считала, что располагала записями для повышения самооценки, но прослушивала записи для улучшения памяти. Спустя 5 недель после прослушивания в результатах испытуемых не обнаружилось улучшений в самооценке или способностях к запоминанию. Однако, примерно половина участников исслед. полагала, что достигла улучшений, соответствующих названию записи, но не ее содержанию. Испытуемые, считавшие, что они слушали запись для повышения самооценки (независимо от ее фактического содержания), были склонны верить в то, что повысилась их самооценка, тогда как считавшие, что они слушали запись для улучшения памяти, были склонны верить в то, что в результате прослушивания улучшилась их память. В действительности же, ни у кого из них в результате прослушивания не было зафиксировано повышения самооценки или улучшения памяти. На сегодняшний день проведено девять независимых исслед. подпороговых записей для самосовершенствования. Во всех 9 исслед. не было обнаружено эффектов, согласующихся с заявлениями производителей. В 1990 г., в ходе судебного разбирательства дела рок-группы Judas Priest, судья Дж. К. Уайтхед выслушал аргументы за и против возможности П. в. Его решение в пользу рок-группы и студии CBS Records во многих отношениях может рассматриваться в качестве итоговой оценки возможности П. в.
В своем решении, судья Уайтхед констатировал: "Представленные научные исследования не свидетельствуют о том, что подпороговые стимулы, даже если они и воспринимаются, могут вызывать поведение такого масштаба (т. е., совершение самоубийства). Существуют другие факторы, которые объясняют поведение покойных независимо от подпороговых стимулов".
См. также Реклама, Эффект Барнума, Процессы коммуникации, Обман, Мотивация
Э. Р. Пратканис

Подпороговое восприятие (subliminal perception)

В конце 1950-х гг. большую обеспокоенность в об-ве вызвали заявления о том, что существует метод предъявления рекламных сообщений, к-рый может влиять на поведение на бессознательном уровне. Процедура подразумевала использование быстро появляющихся на экране сообщений, размер, скорость или яркость к-рых представлялись явно недостаточными для того, чтобы вызвать их осознание. Такие стимулы наз. подпороговыми. П. в. происходит в тех случаях, когда такие стимулы, даже если они оказываются незамеченными, каким-то образом оказывают воздействие на последующее поведение.
Существуют серьезные сомнения в отношении способности подпороговых стимулов оказывать существенное влияние на поведение, не говоря уже о возможности их использования для побуждения людей к совершению конкретных действий или усвоению определенных аттитюдов. Большинство имеющихся фактов говорит о том, что испытуемые сталкиваются со значительными трудностями при извлечении смысла из подпороговых стимулов. По-видимому, воздействие такого рода скрытых стимулов, скорее всего, проявляется на аффективном, или эмоциональном уровне.
Одной из ил. роли эмоциональных факторов в П. в. может служить феномен перцептивной защиты. Этот процесс, благодаря к-рому возникает эмоциональная, но неосознаваемая реакция на стимулы, иногда тж наз. субцепцией.
См. также Восприятие (перцепция), Избирательное внимание
С. Корен

Подходы к учению (approaches to learning)

Одной из отличительных особенностей совр. исслед. в области пед. психологии яв-ся повышенное внимание, уделяемое экологической валидности. В отличие от просматривающейся в общем русле психол. науки тенденции к разраб. принципов научения применительно к широкому охвату различных ситуаций, в пед. психологии сегодня существует тенденция к созданию объяснительных конструктов в отношении специфических пед. контекстов. Резник иллюстрирует этот тип научной работы на примерах изучения учеб. ситуаций в классе. Новая область исслед. в Европе и Австралии посвящена учению студентов, и в ней уже разраб. понятийный аппарат, используемый при конструировании описаний подходов к учению, прочно укоренившихся в опыте студентов.
Отправной точкой послужила серия экспериментов по научению, проведенных Ференсом Мартоном и его коллегами в Гетеборге (Швеция). Мартон заинтересовался тем, как студенты подходят к решению задачи на чтение научной статьи. Его работа отличалась от традиционных экспериментов использованием действительно сложных учеб. материалов (статья, содержащая по меньшей мере 1500 слов) и скрупулезным качественным анализом протоколов интервью, в к-рых студенты сообщали о своих стратегиях чтения и описывали то, что они узнали из статей.
Анализ протоколов позволил выявить качественно различные уровни понимания и контрастирующие цели и процессы. Особенно сильное отличие наблюдалось в подходе студентов к решению задачи на чтение. Нек-рые студенты приступали к ней с намерением активного поиска смысла того, что хотел сказать автор. Они взаимодействовали с текстом как целым, проверяя аргументы автора путем изучения и реорганизации фактов в соответствии с выводами; они тж связывали их с предыдущими знаниями и собственным опытом. Короче говоря, эти студенты пытались реконструировать личное понимание статьи. Такая стратегия получила назв. глубокого подхода к учению и соотносится с представлением Дэвида Осубеля об установке на осмысленное учение. Др. студенты, напротив, выбирали поверхностный подход. Они фокусировали свое внимание на словах в тексте, полагая, очевидно, что под научением подразумевается точное воспроизведение важных фактов или идей в том виде, как они представлены автором. Т. о., их подход предполагал узкую фокусировку на деталях и часто содержал попытки "прогнозировать" будущие проверочные вопросы. Они не уделяли должного внимания иерархической структуре текста и в рез-те нередко смешивали примеры с осн. идеями. Помимо этого, они опирались на механические методы заучивания для последующего воспроизведения тех аспектов статьи, в отношении к-рых ожидали вопросов от преподавателя.
Исслед. Свенсона проиллюстрировало взаимосвязь между общим подходом к учению, используемым при изучении материала, и ответами студентов на экзамене. Большинство студентов, последовательно выбиравших глубокий подход, успешно сдавали все экзамены по сравнению с менее чем четвертью из тех, кто использовал поверхностный подход. Столь существенное различие отчасти яв-ся следствием того дополнительного обстоятельства, что студенты, выбирающие глубокий подход, проводят больше времени за самостоятельным изучением материала. По-видимому, глубокий подход, опирающийся на понимание, делает работу более интересной и вознаграждающей. Т. о., существует функциональная зависимость, связывающая подход к учению с количеством затрачиваемого на изучение материала времени.
Большинство последовавших за работой Мартона исслед. опирались на процедуры качественного анализа протоколов интервью, однако Энтвистл и Рамсден из Ланкастерского ун-та для измерения подходов к учению использовали тж опросники и инвентари. Рез-том их исслед. стало предположение, что глубокий подход как таковой может реализовываться различными способами. Нек-рые студенты, особенно при изучении научных статей, первонач. концентрируются на фактических деталях и лишь после этого обращаются к формированию более широкого представления, в то время как др. студенты предпочитают начинать с выработки такого более широкого представления.
Две интересные проблемы связаны со сравнительным описанием стилей и подходов к учению: во-первых, в какой степени стили отличаются от подходов, и, во-вторых, яв-ся ли они устойчивыми индивидуальными особенностями или же определяются, гл. обр., спецификой учеб. задачи или условиями? На концептуальном уровне возможно выделение двух стилей учения - содержательного и операционного - оба из к-рых зачастую оказываются необходимыми для понимания. Однако на эмпирическом уровне обнаруживается тесная корреляция между глубоким подходом и содержательным учением, равно как между поверхностным подходом и операционным учением. Представляется, что хотя операционное учение и может служить исходной стратегией в поиске понимания, на практике оно чаще оказывается частью инструментального подхода, к-рый опирается не только на обнаружение фактов и сведений, но и на их механическое заучивание. С др. стороны, хотя глубокий подход и должен привлекать внимание к деталям, большинство использующих этот подход студентов увлекаются процессом индивидуального осмысления и не уделяют должного внимания подтверждающим фактам.
Мартон и его коллеги приводят убедительные доводы в пользу того, что подход к учению яв-ся не устойчивой характеристикой индивидуума, а специфической реакцией на конкретную задачу и учеб. контексте. Существующие данные, однако, не позволяют прийти в этом отношении к однозначному выводу. Как утверждает Энтвистл, поведение людей обнаруживает как последовательность, так и изменчивость, в зависимости от используемых методов измерения и подхода, избираемого исследователем. Хотя может показаться, что одной из таких сравнительно устойчивых характеристик, связанных с подходом к учению, по-видимому, яв-ся интеллектуальная способность, данные, к-рые вытекают из работы Сальо, говорят об отсутствии таких взаимосвязей, по крайней мере среди университетских студентов. Эксперименты в Ланкастере, однако, свидетельствуют в пользу существовании индивидуальных коррелятов содержательного учения, предположительным источником к-рых может служить интеллектуальная способность.
Исследовательская группа в Гетеборге изучала возможные факторы, влияющие на подходы к учению. Сальо показал, что вопросы узкого фактического содержания сдвигали большинство студентов в направлении поверхностного подхода. Вопросы, требующие понимания, оказывали меньшее влияние на студентов, изначально выбиравших поверхностный подход: они просто пересматривали требования к задаче и пытались воспроизводить осн. выводы автора без обращения к тем фактам, к-рые позволили ему прийти к таким выводам. В др. эксперименте Франссон показал, что если изучаемый материал воспринимался как интересный или нужный студенту, то это способствовало глубокому подходу к учению; если же ситуация учения воспринималась как вызывающая тревогу, то это чаще приводило к использованию поверхностного подхода. Рамсден и Энтвистл обнаружили сходные эффекты в отношении восприятия студентами своих факультетов. Студенты, использующие глубокий подход и имеющие положительные аттитюды к учению, чаще характеризуют свой факультет как обладающий высоким уровнем преподавания и предоставляющий свободу в обучении. Факультеты, воспринимавшиеся как возлагающие большую нагрузку и отрицающие свободу в обучении, имели в своем составе больший процент студентов, использовавших поверхностные подходы, в сравнении с их средним процентом по всей выборке. Интересно отметить, что оценки студентами факультетов не были связаны с методами организованного обучения или с уровнями мотивации достижения. Совершенно независимое исслед., проведенное Биггсом в Ньюкастле (Австралия), выявило сходные подходы к учению путем применения только количественных методов. Используя Опросник процессов учения (Study Processes Questionnaire), Биггс выделил 3 главных фактора. Последующие исслед. в Ланкастере с использованием Опросника подходов к учению (Approaches to Studying Inventory) позволили Энтвистлу и Рамсдену описать 4 таких фактора, первые три из к-рых совпадали с полученными Биггсом. Они были описаны как учеб. ориентации, включающие ориентацию на осмысление, ориентацию на воспроизведение, стратегическую ориентацию и неакадемическую ориентацию. Первые две яв-ся общими тенденциями, отражающими соответственно глубокий и поверхностный подходы к учебе. Третья представляет ориентацию на достижение, к-рая использует оба этих подхода в качестве стратегий для получения высоких отметок, тогда как последняя ориентация характеризуется отсутствием выраженного использования к.-л. из этих подходов к учебе.
Табл. 1 обобщает предположительные взаимосвязи между ориентациями, мотивами и процессами учения. Для выделения таких категорий существуют достаточно веские логические и концептуальные основания, а приводимые взаимосвязи имеют определенную эмпирическую поддержку. Но поскольку эта научная область яв-ся новой и быстро прогрессирует, указанные взаимосвязи носят предварительный характер и требуют своего уточнения в ходе дальнейших исследов.

Таблица 1. Подходы к учению
Образовательная ориентация
Учебная ориентация
Преобладающая мотивация
Процессы учения
Личностная
Осмысление
Внутренняя: интерес к изучаемому материалу
Активные, холистические попытки объединить новые идеи с имеющимися знаниями в единое целое
Профессиональная
Воспроизведение
Внешняя: озабоченность квалификационными оценкам и/или боязнь неудачи
Узкая, последовательная концентрация на освоении конкретных сведений с использованием механического заучивания и буквальное следование требованиям учеб. программы.
Академическая
Стратегическая
Потребность в достижении и аффилиации с преподавателями
Структурирование и орг-ция учеб. деятельности с использованием либо механического, либо осмысленного заучивания в зависимости от того, что требуется для получения высоких отметок
Социальная
Неакадемическая
Потребность в аффилиации с подобными себе людьми
Низкая забота о соответствии академическим требованиям; осн. формы активности и интересы лежат за пределами учеб. деятельности

См. также Классная динамика, Обучение методом (управляемых) открытий, Теория обучения, Результаты обучения
Н. Дж. Энтвистл

Позитивизм (positivism)

П. - это строгая форма эмпиризма, придающая особое значение философии науки. Основоположником П. считается Огюст Конт, полагавший, что совр. ему, "научной" стадии развития человечества предшествовали "теологическая" и "метафизическая" стадии, причем характерной особенностью этого стадиального развития яв-ся то, что каждая последующая стадия менее обременена предрассудками, чем предыдущая. По мнению Конта, осн. задача науки - описание, прогнозирование и контроль. Ученый начинает с точного описания наблюдаемых событий, из к-рого м. б. извлечены мат. законы, описывающие естественные закономерности. А как только в распоряжении ученого оказываются законы, у него появляется возможность делать прогнозы. В конце концов подтвержденные научные законы делают доступным контроль над природой, поскольку выявленными причинно-следственными связями можно управлять, а значит, можно добиваться желательных и прогнозируемых целей. Хороший ученый должен избегать попыток объяснять причины тех или иных событий, особенно в тех случаях, когда речь идет о сущностях, наблюдать к-рые невозможно. Постулирование невидимых причин связано с риском снова впасть в религиозные или метафизические предрассудки.
В психологии П. оказал влияние на бихевиоризм и положил начало операционализму. Психолог-позитивист стремится убрать из научной психологии все ссылки на разум, поскольку считает, что только так психология может избежать скатывания к религиозным предрассудкам. Для позитивиста понятие "разум" - ненаучное понятие, а психология должна описывать, прогнозировать и контролировать лишь то, что поддается наблюдению, т. е. поведение.
См. также Бихевиоризм, Эмпиризм, Операционализм, Философия науки
Т. Лихи

Познание (cognition)

П. (когниция) - это "родовой термин, используемый для обозначения всех процессов, связанных с приобретением знаний", - утверждает Эрнест Р. Хилгард в работе "Сознание в современной психологии" (Consciousness in contemporary psychology). В указателе к "Принципам психологии" (Principles of psychology) У. Джеймса после слова П. идет "см. знание (knowing)". Т. о., П. охватывает всю умственную активность или состояния, связанные с приобретением знаний и функционированием разума, включая восприятие, внимание, память, воображение, речевые функции, процессы (возрастного) развития, решение проблем, а тж область искусственного интеллекта.
Большинство когнитивных психологов едины в том, что объяснения функционирования разума не обязательно должны строиться на уровне наблюдаемого поведения, достаточно исследовать релевантные явления, происходящие в НС. А. Л. Блюменталь указывал в "Процессе познания" (The process of cognition), что следует разграничивать исслед. двух категорий вопросов: первая касается содержания челов. знания, а вторая - природы ментальных процессов, делающих возможным усвоение и использование такого знания. Это разграничение относится к более общему типу разграничения "содержание/процесс".
Джозеф Р. Ройс показал, что предложенная Гилфордом модель структуры интеллекта включает 28 когнитивных, или познавательных факторов, и что его три способа получения знаний образуют класс когнитивных процессов. Блюменталь тж высказал мысль о том, что когниции могут представлять собой все что угодно, предположительно имеют отношение к реальности и не квалифицируются как знание.
Главной темой совр. когн. психол. яв-ся конструктивистский лозунг: челов. П. - активный процесс. Анализ когнитивных процессов с позиций обработки информ. предполагает их разбиение на последовательность упорядоченных стадий изменений информ., представленной в головном мозге. Каждая стадия в этой последовательности обработки информ. - от восприятия до действия - соответствует специфической ментальной активности или предмету познания.
См. также Обработка информации, Теория обработки информации, Умственные образы, Перцептивная организация, Модель структуры интеллекта
Н. С. Андерсон

ПОИР (GRIT)

ПОИР - постепенные и обоюдные инициативы по разрядке напряженности (Graduated and Reciprocated Initiatives in Tension reduction [GRIT]) - предложенная стратегия избежания ядерной эскалации и войны. "Просчитанная" эскалация предназначается для того, чтобы подтолкнуть подлых врагов достигнуть их предельного (превышающего разумный риск) уровня вооружений до того, как благородные "наши" достигнут своего. Эта стратегия обладает четырьмя отличительными свойствами: а) эти шаги инициируются односторонним образом; б) каждый шаг побуждает врага к взаимному ответу, по возможности более агрессивному; в) такие шаги яв-ся неизбежно прогрессирующими по своему характеру в силу непредсказуемости технологических прорывов, ограничений, накладываемых материально-техническим обеспечением тыла, и колеблющегося уровня воспринимаемой угрозы; г) "просчитанная" эскалация с очевидностью приводит к увеличению напряженности, конечным рез-том к-рой яв-ся военное решение, приводящее к победе, поражению или (в наше время), вероятно, даже к взаимному уничтожению.
Применение стратегии ПОИР
Стратегия ПОИР подвергалась многочисленным экспериментам, однако гл. обр. в рамках психол. лабораторных исслед. Существовали отдельные случаи реализации, напоминающих стратегию ПОИР шагов в реальном мире, но, по большей части, вызванные специфическими событиями, всегда носившие непоследовательный характер, и никогда не отражавшие действительного перехода на рельсы этой базовой стратегии.
Единственным исключением был "эксперимент Кеннеди", в к-ром он наметил "стратегию мира", дав высокую оценку достижениям русских и провозгласив первую одностороннюю инициативу. США прекратили все свои ядерные испытания в атмосфере.
Приветствуя эту инициативу США, Хрущев выступил с ответной речью, в к-рой он объявил, что прекращает пр-во стратегических бомбардировщиков в России.
Решение о заключении договора по прекращению ядерных испытаний, до тех пор постоянно откладывавшееся, было достигнуто.
Каково было психол. воздействие этого эксперимента ПОИР? Лишь немногие из людей, живших в тот период времени, смогли бы отрицать, что это привело к определенному потеплению отношения американцев к русским, и то же самое можно сказать об отношении русских к американцам.
Обострение конфликтов, сопровождающееся новым витком ядерных вооружений, несомненно, приводит к величайшему риску. Простое бездействие - сохранение зафиксированным достигнутого статус-кво, к-рый и без того предполагает слишком высокий уровень вооружений противоположной стороны и напряженности, - тж сопряжено с известным риском с позиций долговременной перспективы.
См. также Политические ценности, Социопсихологические детерминанты войны и мира
Ч. Э. Осгуд

Поиск ощущений (sensation seeking)

П. о. - это черта личности, выражаемая на поведенческом уровне в форме генерализованной тенденции к поиску ранее неизведанных, разнообразных и интенсивных ощущений и переживаний и подвергании себя физ. риску ради такого чувственно-эмоционального опыта. В литературе можно встретить и др. термины, используемые для описания того, что яв-ся по существу той же самой чертой, напр.: избегание монотонности, авантюризм, поиск волнения, поиск возбуждения.
Наблюдаемые проявления поиска ощущений
Спорт. Лица с сильной тенденцией к П. о. по сравнению с теми, у кого она выражена слабо, предпочитают виды спорта, связанные с необычными ощущениями (напр., прыжки с парашютом, дельтапланеризм, подводное плавание, спускание в пещеры и альпинизм), скоростью и возбуждением (напр., автомобильные гонки или лыжный спорт) или физ. контактом (напр., американского футбола и регби). Лица со слабой тенденцией к П. о. по сравнению с теми, у кого у кого она выражена сильно, чаще выбирают для себя виды спорта или физ. занятия, требующие выносливости и упорных тренировок (напр., бег на длинные дистанции или аэробика), но не связанные с переживаниями сильного возбуждения или опьяняющего восторга. Те, кто выбирает для себя связанные с П. о. виды спорта, как правило, получают более высокие оценки по одной из наиболее релевантных измерительных шкал - TAS.
Сексуальные аттитюды и поведение. Аттитюды лиц, стремящихся к П. о., лишены условностей в отношении сексуального поведения, и молодые, холостые студенты колледжей с высокими показателями по шкале П. о. склонны к приобретению более разнообразного сексуального опыта и большему количеству партнеров, чем студенты с низкими показателями. Не было выявлено различий в П. о. между гетеросексуальными и гомосексуальными представителями одной и той же популяции.
Социальные, любовные и супружеские отношения. При случайных соц. контактах лица с сильным стремлением к П. о. более склонны вступать в активное взаимодействие, чаще используя взгляды, вокализации, улыбки, смех и самораскрытие. Для них более характерно доминировать в групп. ситуациях. Такие люди склонны расценивать любовь как своеобразную игру, и недостаточная верность партнерам приводит к их довольно частой смене. Несмотря на такое непостоянство, в супружеских и сожительствующих парах обнаруживается взаимная тяга партнеров друг к другу, осн. на П. о.; их оценки по шкале П. о. имеют тенденцию к положительным корреляциям. С др. стороны, у пар, нуждающихся в супружеской терапии, отмечаются гораздо более низкие корреляции в оценках по шкале П. о.
Употребление алкоголя и наркотиков. П. о. высоко коррелирует с употреблением запрещенных наркотических средств, а тж табака и алкоголя среди студентов колледжей и др. групп населения. П. о. связан скорее с разнообразием используемых наркотических средств, чем с определенным предпочтением их типа. Употребляющие запрещенные наркотические средства имеют более высокие оценки по шкале П. о. в сравнении с теми, кто употребляет лишь алкоголь, и эти оценки оказываются еще выше после исключения тех, кто из всех наркотиков ограничивается курением марихуаны. П. о. прогнозирует употребление наркотиков и алкоголя с подросткового возраста и до ранней взрослости вследствие его связи с общей девиантностью поведения по прошествии времени и нек-рых специфических (причинно-следственных) путей между субшкалами SSS и употреблением разрешенных и запрещенных наркотических средств.
Пищевые предпочтения и привычки питания. Лица с сильной склонностью к П. о. любят пробовать новые продукты и предпочитают острую пищу как в американской, так и в японской культуре. Лица со слабой тенденцией к П. о. предпочитают знакомую, легкую и сладкую пищу. Неумеренное потребление пищи при булимии не связано с П. о. Лица с высокими показателями по шкале П. о. яв-ся скорее гурманами, чем любителями поесть. Сторонники вегетарианской пищи чаще характеризуются низкими показателями по шкале П. о.
Психопатология. Показатели по шкале П. о. существенно выше у антисоциальных личностей, преступников и у маниакально-депрессивных пациентов (биполярные расстройства), даже когда последние не находятся в маниакальной фазе. Эти показатели повышены тж у детей лиц с биполярными расстройствами, что говорит о возможной генетической связи. Есть неск. биолог. маркеров, общих для стремления к П. о. и биполярных расстройств, включая увеличение вызванного потенциала головного мозга и низкие уровни фермента моноаминоксидазы (МАО). Данные в отношении униполярных депрессивных расстройств недостаточно согласуются между собой, однако недавние исслед. показывают, что такие пациенты характеризуются слабой тенденцией к П. о. даже после прохождения депрессивного эпизода. Пациенты с диагнозом шизофрении, особенно в ее вялой или кататонической форме, чаще характеризуются слабой тенденцией к П. о.
Предпочтения в искусстве, музыке и средствах массовой информации. Лица с сильной тенденцией к П. о. предпочитают необычные, сложные и несимметричные композиции, в то время как лица со слабой склонностью к П. о. - знакомые, простые и симметричные. Лиц с сильной тенденцией к П. о. привлекает импрессионистское или экспрессионистское иск-во с высокими уровнями напряженности; лиц со слабой склонностью к П. о. - реалистическое иск-во с умеренными уровнями напряженности. Первым нравятся фильмы со сценами секса и насилия, тогда как вторые избегают этих тем в любой форме (иск-ва). Лица с сильной тенденцией к П. о. реже смотрят телевизионные передачи, а когда смотрят, то чаще склонны переключать каналы. Лица с высокими показателями по шкале П. о. предпочитают громкую и сложную музыку в стиле рок или джаз; лица с низкими показателями по этой шкале отдают предпочтение более спокойной популярной или фоновой музыке.
Профессиональные предпочтения. Лицам, склонным к П. о., нравятся профессии, связанные с риском или даже с периодическим стрессом, такие как профессия летчика, авиадиспетчера и врача реанимационного отделения, или профессии, связанные с многочисленными и разнообразными соц. контактами. Лиц со слабой тенденцией к П. о. чаще привлекает индивидуальный бизнес или конторские виды деятельности. Женщины с выряженной склонностью к П. о. тяготеют к нетрадиционным для женщин видам профессий, наподобие профессии юриста, тогда как женщины со слабой тенденцией к П. о. отдают предпочтение более традиционным женским занятиям, таким как преподавание в начальной школе и ведение домашнего хозяйства. Удовлетворенность трудом имеет обратную связь с П. о. в производственной обстановке, и когда эти работники помещались в эксперим. условия, имитирующие монотонную деятельность, их отрицательные эмоции и состояния неудовлетворенности положительно коррелировали с уровнями выраженности такой черты как П. о.
Склонность к риску. Мн., но далеко не все профессии и виды занятий, предпочитаемые лицами с сильной склонностью к П. о., связаны с риском. Это означает, что риск не яв-ся для них ключевым фактором при выборе того или иного вида деятельности, поскольку большинство людей стремится минимизировать риск, чтобы извлечь из деятельности максимальное удовольствие. Антисоциальные личности и патологически азартные игроки могут быть исключениями из этого правила. Для тех и др. риск служит дополнительным фактором возбуждения, позволяющим повысить удовольствие от активности. Оценка риска изменяется обратно пропорционально уровням П. о. и вовлеченности в рискованное поведение в большинстве областей, связанных с риском. Склонность или несклонность к рискованным занятиям - исход конфликта двух тенденций, приближения и избегания, где удовольствие, ожидаемое от активности, мотивирует приближение, а предвосхищение опасности или ущерба формирует мотив избегания. Лица с сильным стремлением к П. о. имеют более крутые градиенты приближения и более плавные градиенты избегания, чем лица со слабой тенденцией к П. о. Эта теория объясняет, почему люди с сильной тенденцией к П. о. чаще оказываются добровольными участниками необычных и новых экспериментов, к-рые воспринимаются как рискованные, но в то же время обещающие.
Когнитивные стили и внимание. Несмотря на низкую, положительную корреляцию между интеллектом и склонностью к П. о., лица с высокими показателями по шкале П. о. часто показывают плохие рез-ты в ситуации традиционного академического обучения, предположительно вследствие их конкурирующих интересов к некогнитивным видам опыта. Когнитивное чувство любознательности не связано с П. о., хотя лица с сильной склонностью к ним имеют тенденцию к большей открытости опыту и более творческому подходу в решении проблемных задач. Они склонны прибегать к широким когнитивным обобщениям и использовать более сложные когнитивные категории. Они чаще благосклонно относятся к необычным представлениям, наподобие веры в паранормальные феномены. Лица со слабой склонностью к П. о. оказываются более узкими и догматичными в когнитивных суждениях. Те, кто имеет сильную тенденцию к П. о., характеризуются высокой способностью к фокусированию внимания на стимуле или задаче даже в условиях конкурирующих стимулов или отвлекающих задач. Эта способность к концентрации внимания может служить объяснением их более сильных ориентировочных реакций на новые стимулы в сравнении с теми, у кого склонность к П. о. выражена слабо.
Психофизиология. Лиц с высокими оценками по шкале П. о. характеризует сильная ориентировочная реакция на новые стимулы, выражающаяся в замедлении сердечного ритма, в то время как для лиц с низкими оценками по этой шкале характерно использование защитных реакций (учащение сердечного ритма) при столкновении с новыми стимулами умеренной интенсивности. Однако эти различия в ориентировочных и защитных реакциях исчезают у них при повторном предъявлении стимулов, если эти стимулы не вызывают особого интереса у лиц с сильной тенденцией к П. о. Это говорит о том, что реакция на новые стимулы несомненно связана с П. о. Такая сильная ориентировочная тенденция может быть частью биолог. механизма приближения, лежащего в основе П. о.
Др. различие между людьми с сильной и слабой тенденцией к П. о. заключается в способности коры головного мозга реагировать на интенсивную стимуляцию. Лица с высокими показателями по шкале П. о. демонстрируют увеличение вызванных потенциалов коры головного мозга в прямой связи с интенсивностью визуальных или слуховых стимулов. Лица с низкими показателями по этой шкале обнаруживают меньшее увеличение вызванных потенциалов и часто демонстрируют снижение кортикальной реакции на стимулы высокой интенсивности. Существует прямая связь между кортикальным торможением этого рода и поведенческим торможением в ситуациях неопределенности или гиперстимуляции, к-рая обнаруживается как у людей, так и у представителей животного мира.
Психофармакология. Данные по психофармакологии можно найти в работе Zuckerman & Zuckerman et al.
Гормоны. Мужчины с высокими показателями П. о., особенно получаемыми по субшкале растормаживания, имеют повышенные уровни тестостерона и эстрадиола в плазме в сравнении со средними уровнями, обнаруженными у лиц с низкими показателями П. о. Кроме того, уровень тестостерона коррелирует у тех же мужчин с общительностью, импульсивностью и степенью гетеросексуального опыта. Содержание кортизола в спинномозговой жидкости отрицательно коррелирует с показателями П. о., особенно у расторможенного типа, свидетельствуя о том, что этот гормон может быть фактором недостаточного поведенческого торможения у этих лиц.
Генетика поиска ощущений. Сравнения монозиготных и дизиготных близнецов по шкале SSS дают нескорректированный показатель наследуемости 58%, приближающийся к верхней границе показателей наследуемости, найденных для личностных черт. Последние данные из Миннесотского близнецового исслед. показали корреляции 0,54 между монозиготными и 0,32 между дизиготными близнецами, разделенными сразу или вскоре после рождения и выросшими в различных семьях. Первая цифра яв-ся прямой мерой наследуемости - 54%. Чтобы получить оценку наследуемости у разделенных дизиготных близнецов, соотв. корреляция должна быть удвоена, что дает показатель наследуемости, равный 64%. Усреднение этих двух оценок приводит к оценке наследуемости 59%, почти идентичной той, к-рая была получена Фалкером и др. в исслед. близнецов, воспитывавшихся вместе. Эффекты общей среды оказываются ничтожно малыми в обоих исслед. Это означает, что существующие за пределами семьи средовые воздействия на склонность к П. о., такие как роль различного жизненного опыта, носят ограниченный характер. Несмотря на невозможность выбора родителей или сиблингов, генотип индивидуума, по-видимому, влияет на выбор им друзей. Как и в отношении др. черт личности, гены могут воздействовать на развитие личности не только через управление процессом формирования НС, но и косвенными путями, через двусторонние фенотип-средовые влияния.
См. также Скука, Внутренняя мотивация, Типы личности, Психология черт
М. Цукерман

Поиск "козла отпущения" (scapegoating)

П. к. о. - это процесс подбора замещающей жертвы, на к-рую изливается гнев. Осуждая "козла отпущения", можно изливать свои чувства, не направляя свой гнев на фактически вызвавший его объект и не осуждая (или не обвиняя) себя. В библейские времена израильтяне очищались от своих грехов, позволяя козлу, символически несущему на себе их прегрешения, убегать в пустыню. С совр. психол. т. зр., П. к. о. соответствует бессознательной проекции.
Наиболее наглядная ил. П. к. о. в совр. мире - события, происходившие в нацистской Германии. Невзирая на то, что самые драматические примеры П. к. о. относятся к области межгрупповых отношений, этот процесс, по-видимому, чаще всего используется в индивидуальных взаимоотношениях.
См. также Виктимология
У. Э. Грегори

Показания экспертов (expert testimony)

В самом начале XX в. на страницах научных журналов и юридич. обзоров всех стран начались оживленные споры по вопросам психологии свидетельских показаний и о значении психол. знаний для судопроизводства.
Г. Мюнстерберг выпустил сборник статей о применении психологии в полицейской и судебной практике.
К сожалению, появление этого сборника было неск. преждевременным, но оно не осталось незамеченным. Джон Вигмор, профессор доказательственного права в Северо-Зап. ун-те, написал язвительную пародию на книгу Мюнстерберга.
Нападки Вигмора произвели большое впечатление: в течение следующей четверти века психологов весьма редко упоминали в качестве свидетелей-экспертов. Затем, в 1931 г., Льюис М. Тёрмен, профессор психологии Стэнфордского ун-та, выступил перед Лос-Анджелесской ассоц. адвокатов с докладом, к-рый наз. "Психология и правоведение" (Psychology and the law). Тёрмен не побоялся вспомнить книгу Мюнстерберга On the witness stand и язвительную критику Вигмора в ее адрес. Он предположил, что ошибка Мюнстерберга заключалась в том, что он преувеличивал значение вклада, к-рый могла внести психология, располагавшая к тому времени лишь имевшимися рез-тами исслед. Далее он сказал, что в свете существенных достижений и возможностей науки едва ли можно переоценить важность места, к-рое психология к.-н. будет занимать в профессии юриста. Тёрмен подчеркнул ценность эксперим. психологии, с помощью к-рой можно выявлять ошибки в свидетельских показаниях. В своем докладе он рассмотрел широкий ряд проблем и предположил, что психология может оказаться полезной, в числе прочего, при выявлении лжи, оценке достоверности показаний свидетелей, прояснении спорных вопросов в случаях, когда защита ссылается на невменяемость обвиняемого, и при отборе присяжных в состав жюри.
Мн. особенности роли психолога как свидетеля-эксперта по вопросам психич. заболеваний или дефектов стали полностью ясны в ходе знаменательного процесса "Дженкинс против Соединенных Штатов", к-рый слушался в 1962 г. Обвиненный во взломе дома с намерением совершить нападение, в попытке изнасилования и в применении опасного оружия, Дженкинс 4 сентября 1959 г. был помещен в вашингтонский госпиталь для психиатрической экспертизы, к-рая должна была определить, способен ли он предстать перед судом и в каком психич. состоянии он находился в момент совершения преступления. Штатные психологи больницы, работавшие под руководством Бернарда Леви, провели с Дженкинсом ряд психол. тестов. Дженкинса тж осматривали неск. психиатров, к-рые сообщили Окружному суду, что он неправоспособен. Тогда его отправили в госпиталь Св. Елизаветы на лечение до тех пор, пока он не будет способен, по своему психич. состоянию, предстать перед судом. В госпитале Тирнауэр провел экстенсивное тестирование Дженкинса и пришел к выводу, что он шизофреник. Два др. психиатра не обнаружили "никаких признаков психич. заболевания или дефекта". Айвис провел дополнительные тесты и подтвердил диагноз Тирнауэра. Суд первой инстанции по собственной инициативе проинструктировал присяжных, чтобы они не принимали во внимание показания трех приглашенных защитой психологов, к-рые свидетельствовали, что обвиняемый страдал психич. заболеванием, когда совершал вменяемые ему преступления.
Судья Апелляционного суда США Бэйзлон заявил, что суд низшей инстанции совершил неск. ошибок, в т. ч. не разрешил квалифицированным психологам выступить в суде в качестве экспертов для установления наличия или отсутствия психич. заболевания. Это решение было вынесено, несмотря на письменные рекомендации Американской психиатрической ассоц., к-рая призывала суд не разрешать психологам выступать в суде в качестве экспертов. Высказанное Бэйзлоном ученое мнение было положено в основу определения полностью подготовленного психолога. Судья Уоррен Бёрджер (к-рый в то время был председателем Верховного суда США) согласился с Бэйзлоном, что случалось очень редко. После вынесения решения по делу Дженкинса отказ суда принять к рассмотрению показания психологов в качестве экспертов в своей области специализации стали считать судебной ошибкой.
Важно понимать, что не всем психологам суд разрешит выступать в качестве свидетелей-экспертов в любой области психологии. Эксперт-психолог должен подтвердить в суде свою квалификацию в той области, по к-рой он будет давать показания. Это конкретно оговаривается в правилах судопроизводства.
"Эксперт - это чел., имеющий соотв. образование или опыт, к-рые позволяют ему составить конкретное собственное мнение относительно нек-рой области науки, вида иск-ва или отрасли пр-ва, о к-рых люди, не имеющие определенной подготовки или специального образования, не могут составить точного мнения или сделать правильные выводы."
Как подчеркивают ученые-правоведы, вопрос должен быть таким, чтобы эксперт мог ответить на него, высказав мнение, справедливость к-рого достигает высокой степени вероятности, а не яв-ся предположением или догадкой.
Большинство опубликованных сообщений о работе психологов в качестве свидетелей-экспертов имеют отношение к оценке правоспособности и к случаям, когда защита ссылается на невменяемость обвиняемого. В этой узкой области психологи посягнули на сферу компетенции психиатрии. Хотя нек-рые психологи склонны считать себя "второсортными" экспертами в этих областях, факты говорят о том, что психологи успешно выступают в качестве свидетелей-экспертов но вопросам правоспособности и вменяемости и пользуются уважением. Психологи дают показания в гражданских делах, в т. ч. в делах о нанесении телесных повреждений, о несчастных случаях на пр-ве со смертельным исходом, о нарушении прав владельцев торговой марки, об ответственности производителя за качество, безвредность или безопасность выпускаемой продукции, и по др. делам. Психологи дают показания в уголовных судах по вопросам, касающимся передачи дела в др. округ, права жюри присяжных выносить смертный приговор, условий содержания в тюрьмах и способности обвиняемого сформировать преступное намерение.
Постепенно все больше судей понимают, какие потенциальные возможности дает суду использование показаний психологов.
В настоящее время лишь немногие аспирантуры готовят психологов для работы в качестве свидетелей-экспертов в судах. Психологи, ожидающие, что им придется выступать в этой роли, должны получить образование, практ. подготовку и опыт ad lib (по собственному усмотрению) или продолжить образование после защиты докторской диссертации. Интерес к этой области быстро возрастает.
См. также Уголовная ответственность, Судебная психология
Т. Блау

Полевые исследования (field research)

Цель П. и. в наиболее общем смысле- применение научного метода к практ. челов. проблемам в организационных контекстах. П. и. связывает разраб. программы/продукта и оценку их внедрения. Движение П. и. в образовании было призвано заполнить существующий разрыв между рез-тами научно-пед. исслед. и практикой образования и наладить более тесное сотрудничество между исследователями и практиками.
Цель и последовательность шагов П. и. в бизнесе и промышленных орг-циях те же, что и в контексте образования. Собираются данные в отношении существующей в системе проблемы; на основе этих данных производятся изменения в работе системы; снова собираются данные и оцениваются последствия этих изменений. Т. о., модель П. и. яв-ся процедурой динамической, информативной обратной связи, отвечающей актуальным практ. запросам в системе пли орг-ции.
Критики модели П. и. указывают на то, что ученые не должны скатываться до наивного "здесь-и-сейчас" эмпиризма, а основываться на данных предыдущих исслед. и определенного вида теорет. концепциях. Утверждается тж, что П. и. страдают проблемами недостаточного контроля посторонних переменных и недостаточной обобщаемостью их рез-тов. С положительной стороны, несмотря на то, что за четверть века П. и. в школах еще не полностью преодолели разрыв между научными исслед. и практикой, они позволили педагогам-практикам приобрести большую информированность и понимание в отношении методов и рез-тов научных исслед. Все больше учителей и др. практиков в образовательных и иных учреждениях включаются в проведение П. и., хотя такие исслед. по большей части яв-ся разновидностями опросов или квазиэкспериментов, а не контролируемыми экспериментами.
См. также Активное исследование, Полевые эксперименты, Методология (научных) исследований
Л. Р. Эйкен

Полевые эксперименты (field experimentation)

Вплоть до 1940-х гг. большинство психол. экспериментов проводились в контролируемых лабораторных условиях. С тех пор в небольшую, но постоянно увеличивающуюся часть исслед. стали включать эксперименты, организованные в нелабораторных, полевых условиях.
Концептуальное и методологическое обоснование полевых in vivo экспериментов шло с двух сторон. Бурный рост исслед. по проблемам соц. психологии (напр., формирование аттитюдов, предубеждения, групп. процессы, конформность) заставил мн. исследователей задуматься о том, не искажаются ли существенным образом эти важные переменные в искусственных лабораторных условиях. Одним из рез-тов этого стало прогрессирующее использование лабораторного обмана и доведение эксперим. "инсценировок" до высокой формы иск-ва; др. же итогом - увеличение числа полевых исследований. Параллельно полевые эксперим. методы начали использоваться для изучения эффектов широкомасштабных соц. программ, к-рые принципиально не могли быть подвергнуты проверке в лабораторных условиях.
Соц. психология всегда находилась в конфликте с реальной жизнью по поводу того, в какой степени изучаемые переменные могут исследоваться в лаборатории. На социально-психол. традицию проведения П. э. оказала сильное влияние серия исслед. по групп. динамике, проведенных в 1940-х гг.
Др. важной традицией П. э. с широким привлечением психологов стала оценка и разраб. соц. программ и гос. политических решений. Большая часть этих разраб. началась в 1960-х гг., параллельно со значительным увеличением гос. финансирования на решение соц. проблем. В П. э. этого типа "независимой переменной" обычно была широкомасштабная и комплексная соц. программа, к-рая могла обслуживать мн. клиентов ("испытуемых", в терминах эксперимента) в течение неск. месяцев или лет. Эксперим. план обычно предусматривал случайное распределение отдельных лиц, групп или орг-ций в отношении одной или неск. альтернативных коррекционных соц. программ.
Распространение экспериментирования на область оценки соц. программ сопровождалось ростом соотв. методологической и концептуальной литературы. Поскольку независимой переменной в П. э. по оценкам соц. программ являлась как таковая крупная соц. система, большая часть этой "методологической" литературы в действительности концентрировалась вокруг вопросов управления и материально-технического обеспечения. Напр., для того чтобы достичь эффекта от эксперим. соц. программ, воздействие (программа) должно постоянно поддерживаться на всем протяжении исслед. и вводиться целиком с самого начала. Огромную роль при этом начинают играть вопросы управления, при этом неуклонно растет объем свидетельств, что слабые эффекты воздействия в П. э. могут быть рез-том слабости самих воздействий. Для успешного проведения П. э. психологам требуется соотв. квалификация в дополнение к методологии qua методологии.
П. э. будут и дальше использоваться в традиционных психол. исслед., при этом их роль в разраб. и оценке гос. программ будет возрастать. Несмотря на существование материально-технических и управленческих проблем, П. э. остается мощным методологическим инструментом для выявления эффектов соц. переменных в реальных условиях.
См. также Экспериментальные планы, Полевые исследования, Методология (научных) исследований
Л. Торнацки

Полезависимость (field dependency)

Полезависимость-поленезависимость (ПЗ-ПН, FD-FI) - это назв. специфического когнитивного стиля, к-рый был определен и представлен научному сообществу Германом Виткиным как неотъемлемая часть его более широкого понятия психол. дифференциации. Последнее используется в качестве термина для обобщенной характеристики процесса развития всех организмов и касается специализации функций как на физиолог., так и на психол. уровнях.
Степень психол. дифференциации, свойственной индивидууму, отражает то, в какой мере он способен отделять восприятие себя от восприятия не-себя и/или осознавать границы этого. Психол. дифференциация тж означает степень, с к-рой такие виды психол. активности, как воспоминание, размышление и действие, могут отделяться одна от др. По мере того развития процесса психол. дифференциации в организме, чел. развивает согласованные паттерны способов контроля над различными видами психол. активности - паттерны, получившие назв. когнитивного стиля. Поскольку психол. дифференциация как процесс оказывает влияние на целый ряд областей психол. активности, существует ряд возможных когнитивных стилей, в частности ПЗ- ПН, к-рые Виткин, его коллеги и студенты сделали фокусной точкой своих исслед. и теории.
ПЗ-ПН яв-ся биполярным измерением, отражающим характерные стили интеллектуального функционирования. При описании этого понятия преимущественный акцент был сделан на ПН. ПЗ (за небольшими исключениями) описывается либо как "противоположность", либо как "отсутствие" ПН, в зависимости от области рассматриваемого поведения.
Индивидуум с предельно выраженной ПН был бы таким чел., чей когнитивный стиль отражает крайнюю степень психол. дифференциации. Это означает, что ПН-индивидуум способен легко реструктурировать перцептивную ситуацию или наложить структуру там, где она отсутствует или минимальна. Он обладает сильным чувством осознания себя как отличного от др. Такой чел. проводит четкое разграничение между собой, своими потребностями и ценностями и потребностями и ценностями др.
Противопоставление ПН-ПЗ не означает большей соц. предпочтительности к.-л. из этих стилей. ПН-индивидуумы отделяют себя от др. и демонстрируют сравнительную беспристрастность и объективность в своих оценках и суждениях. Они склонны в большей мере анализировать свое окружение, нежели взаимодействовать с ним. ПЗ-индивидуумы, наоборот, взаимодействуют с др. в своем окружении и склонны вырабатывать у себя сензитивность к тому, что думают и чувствуют др. Так, в процессе взаимодействий с др. они формируют свой банк информ. и умений. Это, в свою очередь, позволяет им справляться со своими повседневными проблемами на одинаковом или даже более высоком, чем у ПН-индивидуумов, уровне.
Теорет. основа понятия ПН-ПЗ была представлена в ранних исслед. Виткина, его коллег и его студентов, к-рые заинтересовались паттернами индивидуальных различий в восприятии, в частности, восприятием вертикали по отношению к направлению силы тяжести. Эти работы привели к разраб. конкретных процедур, к-рые впоследствии стали использоваться в качестве операциональных определений ПН-ПЗ, включая Тест стержня и рамки (Rod and Frame Test, RFT), Тест корректировки положения тела (Body Adjustment Test, BAT), Тест вращающейся комнаты (Rotating Room Test, RRT) и Тест встроенных фигур (Embedded Figures Test, EFT). Виткин считал, что каждый из них отражает определенные характеристики, связанные с паттерном ПН-ПЗ. Несмотря на то, что рез-ты этих тестов могут сопоставляться, они не обязательно должны коррелировать между собой.
RFT состоит из большой квадратной рамки, установленной на держателе т. о., что это позволяет ей вращаться вокруг оси на 360°. К центру этой рамки прикреплен подвижный стержень, к-рый делит ее пополам в любом принимаемом ею положении. И стержень, и рамка окрашены люминесцентной (светящейся) краской, чтобы их можно было видеть в темноте. После исходной демонстрации стержня и рамки экспериментатор изменяет их положение, и перед испытуемым, сидящим в темноте, ставится задача: установить стержень в истинно вертикальное положение по направлению силы тяжести. Большое расхождение рассматривается как отражение дефицита зрительного поля (вызываемого темнотой), к-рое испытывает чел., характеризующийся ПЗ. Малое расхождение RFT свидетельствует о ПН.
ВАТ представляет собой небольшую комнату, сконструированную т. о., чтобы ее можно было наклонять по часовой или против часовой стрелки. Внутри этой комнаты находится кресло для испытуемого, к-рое экспериментатор тж может наклонять. От испытуемого, сидящего на наклоненном кресле в наклоненной комнате, требуется установить это кресло в вертикальное положение по направлению силы тяжести. Те, кто устанавливает кресло, ориентируясь на положение комнаты, а не на гравитацию, считаются ПЗ.
В RRT визуальное поле остается вертикальным, но изменяется направление действия силы тяжести на тело. С этой целью вертикально расположенная камера устанавливается на направляющем устройстве, к-рое может вращаться по кругу, создавая центробежную силу. Испытуемый сидит в кресле с регулируемым наклоном, оно устанавливается экспериментатором под углом к полу камеры. Задача испытуемого - установить кресло т. о., чтобы вернуть тело в "вертикальное" положение. ПЗ-индивидуум склонен устанавливать кресло "вертикально", ориентируясь на положение комнаты, в то время как ПН-индивидуум стремится компенсировать действие центробежной силы, демонстрируя тем самым большее расхождение с гравитационной вертикалью.
EFT - адаптация классических "Фигур Готтшальдта" (Gottschaldt Figures"). Испытуемому предъявляются наборы изображений сложных геометрических фигур с различными цветовыми сочетаниями, каждый из к-рых заключает в себе контуры более простой фигуры. Границы этой встроенной фигуры часто перекрываются цветом и границами более крупных фигур. Рез-ты теста оцениваются по среднему времени (ограниченному пятью минутами), затрачиваемому на поиск простой фигуры внутри сложной. ПЗ-индивидуум, находящийся под сильным влиянием сложного визуального поля, выполняет задание медленнее, чем ПН-индивидуум.

<<

стр. 9
(всего 20)

СОДЕРЖАНИЕ

>>