<<

стр. 18
(всего 47)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

катамаран, мы с Серегой пошли посмотреть на нее. Нашим глазам
открылось зрелище, которое нас потрясло.
Сразу за уловом вниз обрушивался самый настоящий водопад,
грохот которого мы услышали чуть раньше. Вода низвергалась с
двухметровой высоты крутым сливом, ширина которого не превышала
пяти метров. Река с огромной силой ударялась в скалу за сливом,
образуя пенный котел. Складывалось такое ощущение, что вода в
нем кипит, из него вырывались мириады брызг. В них отражалось
солнце и над водопадом стояла радуга. Порог захватывал и вместе
с тем пугал, ведь через него нам идти!
Сразу за ним начинался каньон Кивиристи - узкое ущелье с
обрывистыми стенками высотой до 25 м, ширина в некоторых местах
которого не превышала 10 м. Вода по нему проносилась с огромной
скоростью, образуя бочки и стоячие валы. Выход из каньона
преграждала каменистая россыпь, едва прикрытая водой. Так
выглядел Кивиристи с берега, а как он выглядел с воды
предстояло нам убедиться после обеда.
За обедом никому ложка в глотку не лезла - сказывалось
волнение. Ели без удовольствия и чем ближе был конец обеда,
тем волнение усиливалось.
Первый проход п. Кивиристи делал командирский экипаж на
зеленом катамаране в составе: командир, АС, СЕРК, СМ.
Готовились тщательно: подкачивались, подтягивали стремена,
поправляли седушки. И вот настал тот долгожданный миг!!!
Все по местам, включая: спасателей, фотографов, зрителей.
Оттолкнули берег, налегли на весла, пошли...
- Вывернули из-за скалы.
- Прошли первую ступень.
- Слив!.!
Что было дальше, должны были написать первопроходцы, я лишь
напишу то, что я видел. В слив зашли под самым краем правого
берега в надежде развернуть на нем катамаран полулагом (под
левым берегом была одна пена и "облизав" скалу, в которую бьет
струя, правым бортом - уйти в каньон носом).
Но на практике вышло все гораздо сложнее. На сливе катамаран
развернуть не удалось (все происходило очень быстро) и он носом
врезался в скалу. Произошел сильный удар, катамаран притопило в
пенном котле и развернуло лагом к основной струе потока. НО
главное - слив был пройден, а развернуть катамаран носом по
струе, уже было делом техники. С этим маневром экипаж справился
с легкостью. А ниже по течению каньон, в котором катамаран
скакал по валам, а команда отгребалась от стенок каньона. На
выходе снова сели на обливной, но ведь это такая мелочь по
сравнению с пройденным.
Затем порог прошла четверка ММ. В состав экипажа которой вошел
и я. Порог прошли точно так же, как и предыдущая четверка,
только при ударе о скалу сильно повело раму и отлетела резина,
крепившая мою седушку. Но все обошлось и порог прошли удачно,
даже умудрились не сесть на обливные в конце.
Дальше ребята решили еще раз занести четверку Вадика, а мы с
Серегой сплавились на двойке, минуя слив. За порогом спаковали
катамараны и отчалили. Я подобрал камешки на память и
попрощался с Кивиристи, но не навсегда. Мы с тобой еще
поговорим, Кивиристи!

Командир решил идти до Муравейного, а ведь до него по карте от
п. Кивиристи порядка 15-20 км и времени было уже около девяти
вечера. Но нас это в общем-то не смущало, ведь за Кивиристи
Охта сужается до 20-25 метров и пороги меняют один другого.
Следующий после Кивиристи - п. Темный. В общем не сложный, но в
большую воду посмотреть его следует. Но мы идем его без
разведки. А порог и правда темный - пологие склоны берегов
поросли высокими елями, сквозь которые почти не пробивается
солнце. К тому же шли мы этот порог вечером, практически в
сумерках.

За порогом - чалка. При прохождении порога командирским
катамараном, СМ было потеряно перо весла с обломком ручки. Эту
новость мы восприняли с сожалением, т. к. запасных весел у нас
не было. Вадик сказал, чтобы мы шли вперед подыскивать место
для ночевки, а Мосю он послал искать весло. Как в последствии
оказалось, весло они все-таки выловили (спасибо СК - помог), но
для этого им пришлось понырять и поплавать в Темном.
Значит, вышли мы вперед, гребем, ищем стоянку. Но места, как
назло, глухие - один лес стеной растет, даже высадиться негде.
А между тем солнце село за лес и начало смеркаться. В итоге
зачалились на высоком травянистом берегу, где можно было ходить
только в сапогах - ноги вязли. Палатки поставили в поле, под
одиноко стоящей березой.

ДЕНЬ 9 - ПОСЛЕДНИЙ! 

На утро команда поднималась с трудом. Во-первых, была холодная
ночь, а во-вторых, часть экипажа почти всю ночь отмечала день
десантника и с утра их еле-еле растолкали к завтраку. Утро было
удивительное: на небе ни облачка, с реки поднимается туман, в
общем, день обещал быть жарким в прямом и переносном смысле.
Ведь мы должны пройти еще несколько серьезных порогов. Команда
отказалась от умывания, заменив его купанием. Вода была
холодная - взбадривала здорово. Позавтракали. Спаковались.
Распрощавшись со стоянкой, снова полезли в воду купаться.
Двинулись вперед только после того, как все выкупались.
До порога Муравейный гребли примерно час. Муравейный - это
примерно 6-7 коротких порожков, растянувшихся на километр или
чуть больше. Каждый порожек сменяется непродолжительным плесом,
после которого начинается следующий. Пороги несложные, можно
идти без разведки. Непосредственно сам п. Муравейный, который
завершает эту цепочку, очень красив. Вода сливается по его
ступеням, образуя каскад маленьких водопадиков, высотой не
более 0.5м. Порог широкий, поэтому открывает возможность пройти
его в любом месте.
Подходит к концу наш поход. Также подходит к концу и наша
карта, но до впадения р. Охта в р. Кемь еще далеко и, главное,
неизвестно как далеко. Тут я немножко сплоховал как лоцман,
сказав, что до Кеми дойдем к обеду. Поэтому за завтраком были
"уничтожены" продукты, предполагаемые к нему.
Вышли из карты. Дальше местность абсолютно неизвестная -
сориентироваться невозможно. По ходу попались один или два
порожка. Дальше идем по обрису, согласно которому, впереди
серьезный порог Тютеринпорог.
Вышли на порог, зачалились, ушли на его разведку. Порог
короткий. По правую сторону выстроена ряжевая дамба, порог
похож на горку, по пологому скату которой, сливается вода, в
конце образуя две косые бочки. Выход из порога также
перегорожен каменистой россыпью преграждающей свободный выход
из него. Осмотрев порог решили проходить его согласно штатного
расписания, т. е. две четвёрки и двойка.
Первым стартует командир. Мы на двойке перебираемся на проти-
воположный берег, высаживаемся на ряжевой стенке и я иду выби-
рать место для фотосъемки. Пока ребята готовились к проходу
порога я ползаю по скользким камням, пересекаю быстрые струи: -
в общем ищу места для фотосъемки.
Все готовы. Пошли.
Все четверки проскочили порог, как с горки на санках, а за
ними и мы на двойке.
За порогом стояла какая-то группа туристов и мы у нее спросили
сколько километров до Кеми. Они ответили, что около 25. Что
тут началось!
Каждый пытался покрыть лоцмана матом (надо сказать, это им
удавалось), а СЕРК наседал больше всех! В общем получил я
выговор по полной программе и оставил команду без обеда.
Впредь наука - имей под рукой полную карту маршрута от начала и
до конца похода. Дальше некоторое время плыли молча, пока не
добрались до порога, который не представлял ни какой проблемы
для нас. На нем я решил воплотить свою идею в жизнь, то есть
пройти этот порог без катамарана - на спасжилете, а заодно и
выкупаться. Что я и сделал незамедлительно. Затем прошли этот
порог на кате и стали догонять команду.
Вскоре показался Охтапорог - последний на нашем маршруте.
Чалимся, чтобы разведать его.
Русло реки разрывают острые скалы, сквозь которые струится
вода. Скалы почти полностью перегораживают русло, оставляя
лишь узкий проход под левым берегом, в который еле-еле может
втиснуться катамаран. В этом месте подводная скала образует
непрямой уступ высотой чуть более метра, с которого и срывается
поток. Это самое сложное место порога. Ниже по течению порог
становится чуть шире, а река, прорываясь через каменистое
русло, образует множество стоячих валов, бочек, прижимов и
других препятствий. В целом протяженность порога около 400 м,
он прямой, но в конце поворот вправо. Выход из порога ничем не
осложнен. Охтапорог проходим в следующей последовательности:
командирская четверка, двойка, вторая четверка. Вадик, по своей
борзости, не стал осматривать слив с берега близко, а сказал:
"Мне и с воды все хорошо видно".
Для грамотного прохода слива следовало вплотную прижиматься
правой гондолой к скале, выступающей из воды. Только тогда
катамаран ровно входил в слив. Вадик же зарубил левее, в
результате чего левая гондола еще ехала по плите в сливе, а
правая уже валилась в слив. Катамаран повалился вправо, их
чуть-чуть не завалило на бок, но все обошлось. Дальше их
развернуло лагом и ударило в скалу левого берега. Так лагом и
ушли в порог, но все-таки потом успели развернуться. Дальше все
было без эксцессов.
Этот крутой проход я видел буквально с одного метра, т. к.
стоял на той скале, к которой надо было прижиматься. Должность
фотографа к этому обязывает. Следующий проход - наш. Все
ошибки, которые сделал Вадик, мы с Серегой постарались
запом-нить, чтобы не повторить их. В итоге кое каких удалось
избе-жать, а некоторых избежать не удалось. В слив зашли
идеально - скалу "облизали" буквально вплотную, Сереге даже
весло сунуть было некуда. Дальше ошибся я. Надо было сильно
грести слева, что бы успеть развернуть нос от обливной скалы
(видимо вторая ступень слива), но я не успел. В итоге, наехав
на нее левой гондолой, нас крутануло вокруг своей оси на полный
оборот. В принципе маневр эффектный, но командиру не
понравилось, т. к. пришлось сделать много лишних движений.
Дальше прошло все как по маслу - не поймали ни одного камня.
Зачалились в конце порога и я побежал фотографировать проход
четверки ММ. Слив они прошли, в принципе, идеально, но в самом
пороге врезались носом левой гондолы в скалу под берегом -
видимо расслабились. Их тряхонуло так, что наверно рама
погнулась. В этот момент проснулся Миша и начал орать на
команду, почему проспали. В итоге, катамаран развернуло, но они
сумели его выровнять и дальше порог шли без приключений. Так
был пройден последний порог на р. Охта и в целом на маршруте.
Через несколько километров Охта впадает в Кемь - самую широкую
и полноводную реку Северной Карелии.
Поход закончился. Вскоре мы увидели Кемь, но пока мы в нее не
вошли, решили с Серегой напоследок искупаться в р. Охта, что и
сделали незамедлительно.
К вечеру добрались до Подужемской ГЭС - конечная точка
маршрута. Дежурные стали готовить ужин, а это были мы с
Серегой, вернее готовил он, а я занимался разборкой и просушкой
катамарана. Остальная команда делала то же самое. Поужинали,
спаковали рюкзаки и пошли к дороге ловить машину. Время было
позднее, почти ночь, а как назло, в нашу сторону ни одной
машины. Вдруг подкатывает частник на "жигулях" и предлагает
довезти до места. Мы ему говорим: "Куда ж мы засунем нашу
снарягу? "
А он: "Да, я, мужики, три ходки сделаю, только садитесь."
Обрадованные такому сервису, мы с удовольствием начали
грузиться. С первой ходкой ушло "тяжелое снаряжение", то есть
рамы и часть рюкзаков. С ними уехали двое. Машина ушла, а мы
остались на дороге, разговаривая с местным, который приехал на
этой машине. Ждали мы возвращения машины около часа. Все
замерзли, но вскоре она все-таки появилась. Загрузили наши
рюкзаки, но не все, хотя пытались засунуть все, но не
получилось. С этой ходкой уехали я, Серега и ЛС. В машине было
"комфортно", т. к. на мне лежал огромный рюкзак и мешал мне
смотреть вперед - я задремал. Часа за 2 мы добрались до города
Кемь. Ночью позавтракали, сели в поезд и отбыли домой.
В поезде не было угля и поэтому предприимчивые Лесик и Марик
на одной из станций заготовили дрова (береза), обеспечив тем
самым весь вагон чаем. В вагоне было жарко, но как всегда, наше
окно не открывалось. Поэтому мы решили его открыть и все тот же
Лесик сделал это, разобрав для этого пол вагона. Окно он таки
открыл. Домой мы в конце-концов приехали.

КОНЕЦ. 

P. S. От себя хочется сказать следующее:
В целом поход получился. Команда не считаясь с трудностями,
дошла до цели - р. Кемь, Подужемская ГЭС. На порогах получили
массу удовольствия и зарядились энергией до будущих походов. И
пусть воды в реке было мало и пороги не показали нам всю свою
мощь, это явится для нас символом побывать на Охте еще раз!
Однако, нельзя не заметить тот факт, что такой длинный и
сложный маршрут команда прошла за 9 ходовых дней, а ведь мы шли
в Карелию чтобы отдохнуть!
Получилось: там где надо было встать на ночевку или обед,
обкатать порог, поставить дневку - мы неслись очертя голову,
как будто некоторые члены команды оставили дома включенный
утюг. И еще, по поводу дневника. Если команда решила вести
дневник похода, то вписывает туда свои впечатления каждый
участник. Делает он это на месте, сидя у костра, а не валит эти
обязанности на одного.

ВНИМАНИЕ. свои отзывы оставьте ниже. И если вам что-либо не
понравилось - укажите на это! Все будет учтено при доработке
данного текста.


===============================================================
FILE: ohta96.txt
Охта-96

From: Борис Андреев (boris@Center.partya.ru) ¦ mailto:boris@Center.partya.ru
Date: 5 Dec 96
Оригинал этого отчета лежит здесь ¦ http://www.partya.ru/˜BORIS/OKHTA/OKHTA_K.HTM
---------------------------------------------------------------
Карта района. 500 Kb. GIF ¦ kartinki/karty/ohta.gif
---------------------------------------------------------------
7-го августа 1996 года наша группа вернулась с Охты.
Предлагаемые заметки, целиком написанные в Москве, но всего
через день после возвращения и только дополненные и
отредактированные позже, представляют собой лишь описание
наиболее запомнившихся эпизодов похода, не претендуют на
полноту и ни в коей мере не могут рассматриваться в качестве
отчета или лоции. Имена участников сознательно не упоминаются,
во-первых, потому, что они все равно ничего не скажут читателю,
а во-вторых, поскольку никто из участников группы не давал
своего согласия на подобное жизнеописание.
---------------------------------------------------------------
</pre>

<P>
Итак, добрались мы до Сосновца
часам к четырем дня. Мы - это группа из тринадцати человек, большую
часть которых составлял наш брат МИФИст с вкраплениями Менделеевки,
Института Связи и Ветеринарной Академии. Шли мы на шести лодках
- 2-х КНБшках, 2-х Тайменях двушках, одном Таймене трешке с двумя
гребцами :-( ) и одном Салюте-двушке с двумя гребцами и девушкой
в багаже :-( ))) . На одной из КНБ шел опытный байдарочник, ходивший
на шестерку. Он же был фактическим руководителем группы и одновременно
живой картой, поскольку обычной карты мы ухитрились не взять.
Я шел на одном из Тайменей-двушек с моим старым приятелем, блестящим
физиком-теоретиком из Дубны, но поначалу совершенно нулевым водником,
в качестве матроса. Для меня этот поход оказался явным превышением
категорийности - раньше я ходил не выше хилой двушки.
<P>
Встали мы на воду на автомосту
сразу перед порогом Лестница, до которого нас за 800 штук довез
некий парень-студент на, вероятно, дедушкином ГАЗ-53, который
успешно пережил и упомянутого дедушку, и батюшку оного студента.
Правда, учитывая уровень мастерства внучка и его манеру резко
бросать сцепление сразу после понижения передачи, шансов пережить
его у грузовика-ветерана немного. Там, у автомоста, мы провели
первую ночь, чтобы с утра следующего дня начать маршрут.
<P>
День 1.
<P>
Лестницу мы прошли слету, быстро
и не глядя, просто не оценив сложности препятствия. Чудо, что
никто из нашего христова воинства не кильнулся и даже не пропоролся
на камнях. Таймень-трешка и Салют, правда, хорошо посидели в самом
узком месте в конце порога - они просто воткнулись носом в левый
берег и их развернуло поперек струи. Обоих по-очереди.
<P>
На левом берегу Муезера у нас
получилась полудневка для перекладки вещей и адаптации к местным
условиям. Естественно, сплавали посмотреть Троицкую церковь, поупражнялись
в вождении лодки лагом к волне и вцелом неплохо провели первый
короткий ходовой день.
<P>
День 2.
<P>
Переход следующего дня до Юляозера
запомнился несколькими шкуродерами на медленной воде, из-за чего
камни совершенно не видны. На этих камнях я, изрядно матерясь,
слегка поободрался, и вечером мне пришлось впервые подклеивать
отошедшую кое-где проклейку. Еще запомнился совершенно изнуряющий
переход, поскольку обеда в этот день у нас не было, если не считать
нескольких сухарей. Наша живая карта оказался совершенно прав,
что никаких мест, пригодных для стоянок, на этом участке нет.
О том же, кстати, говорят и все лоции, читанные мною уже после
похода. Выползши на камни Юляозера, мы качались и оступались,
словно хорошо приняли по дороге. Однако, поставили палатки, оклемались
и вечером пошли ловить рыбу на блесну дорожкой. Для шести окуней
этот наш поход закончился печально.
<P>
День 3.
<P>
Первое серьезное препятствие
встретилось нам на следующий день. Это была плотина из Юляозера.
Правда, день начался с навигационной ошибки - вместо того, чтобы
пойти налево, мимо деревни, сразу к плотине, мы пошли направо.
Это вылилось в четырехчасовую экскурсию по Ригореке, до конца
которой мы, собственно, и дошли. Плотины там не оказалось, и нам
пришлось вернуться. Места на Ригореке живописные, но время было
потрачено совершенно впустую. Устроили обед за полкилометра до
деревни, и после перекуса подошли собственно к плотине.
<P>
С погодой в этот день, как, впрочем,
и во всем походе, нам повезло. После просмотра группа разделилась
на две части - те, кто идут плотину, и те, кто проводят лодки
через нее. Я сначала склонялся ко второй группе, но затем какой-то
чужой мужик лихо прошел плотину на Таймене в одиночку. Это поколебало
мое решение идти проводкой. Окончательно чашу весов в пользу прохода
склонило воспоминание об истории прошлогодней давности, когда
мне не дали пройти на собственной байде слив в поселке им. Цурюпы
на Нерской. Короче, мое уязвленное самолюбие заставило меня пойти
на риск, который, к счастью, полностью оправдался.
<P>

<table width=300 align=left border=0>
<tr><td><a href="PLOTINA.JPG"><img src="kartinki/ohta/plotina_.jpg" align=left></a></td></tr>
<tr><td><i>Просмотр плотины на выходе из Юляозера.</i></td></tr>
</table>

Плотина имеет два прохода, представляюших
собой деревянные полуразрушенные лотки, использовавшиеся при сплаве
леса. Правый лоток мелководен и в качестве варианта прохода не
рассматривался. Левый лоток имеет мощный слив с валом в конце,
который выносит прямо на приличных размеров камень, от которого
нужно вовремя уйти вправо или влево. На Таймене уход вправо практически
невозможен в силу веса и габаритов судна. Сразу после слива и
камней за ним начинается шивера, вполне проходимая на любом судне.
<P>
Первым плотину прошел наш руководитель
на самодельной КНБ. Он пошел один, поскольку матросом с ним шел
его тринадцатилетний сын, пользы от которого было бы немного.
Сразу после слива он легко увалил вправо, миновав самый крупный
камень. Шивера для него препятствием не была. Затем плотину прошел
экипаж на Таймене-2. Его командир был человеком опытным, и, говорят,
прошел чисто - я этого уже не видел, поскольку готовился к собственному
проходу. Вторая КНБ тоже прошла легко.
<P>
В порог я пошел на разгруженной
байдарке (спасибо ребятям, взявшим наши рюкзаки в проводку!) и
один. Сделал я это не из-за недоверия к своему матросу, который,
правда, тогда еще иногда путал весла и направления, а из-за сознания
того, что я сам не смогу в полной мере воспользоваться передним
гребцом. Это было первое трешечное препятствие в моей жизни.
<P>
Короче, я долго прицеливался
и, наконец вошел в слив. Вошел я очень точно, пройдя левым бортом
вплотную к опасному подводному бревну, зачем-то прибитому к деревянному
дну параллельно струе. Слегка черпанув незакрытым передним очком,
я нормально прошел вал-бочку, лишь слегка царапнув ахтерштевнем
по деревянному краю слива. Оставив большой камень справа, я прошел
между двумя камнями поменьше и вышел в шиверу. Слегка поободравшись
и плотно посидев задницей секунд десять на одном из камешков,
я с победным видом вышел на спокойную воду.
<P>
Кстати, следует заметить, что
Таймень-3 и Салют, проведенные вручную, кажется, понесли значительно
больший урон от камней, чем лодки прошедшие плотину на ходу.
<P>
После короткого озерца и довольно
длинного шкуродера, мы встали на левом берегу. К тому времени
наметилась следующая тенденция - на переходах группа сильно растягивалась,
делясь на две подгруппы: в первую входили КНБшка нашего руководителя
и все Таймени, а во вторую - Салют и вторая КНБшка, где матросом
шла супруга командира лодки. Вторая группа постоянно отставала
от первой, поэтому прохождение каждого препятствия занимало довольно
длительное время- все прошедшие его считали своим долгом встать
внизу и поглазеть на кульбиты остальных. Короче, в этот день мы
здорово сорвали график, поскольку была мысль напрячься и дойти
в этот день до Лежева. Разговор на берегу начался с выступления
руководителя в смысле "Если мы каждый ... шкуродер ... по
сорок минут ... можете забыть о дневках!.." Впрочем, страсти
быстро улеглись, и мы провели хороший вечер с умеренным количеством
комаров. Тогда же была поймана наша первая щука, которая была
приготовлена на углях в фольге с фаршем из сопутствующих ей окуней-неудачников
и черники.
<P>
День 4.
<P>
Следующий день начался с великолепного
порога, кажется, Немес, представлявший собой длинный скальный
каньон с сильным течением. Предшествующие ему шкуродеры в качестве
препятствий нами уже не воспринимались. Наш руководитель сказал:
"Порог длинный, поэтому смотреть не будем - все равно ничего
не запомните". И пошли мы его без просмотра, с ходу.
<P>
По берегам толпились зеваки,
сбежавшиеся на бесплатное шоу. Впрочем, большинству из них, видимо,
прохождение порога еще предстояло. Вода в этом году была большая,
поэтому дно каньона представляло собою сплошной бурлящий поток
с редкими обливными камнями и довольно высокими, до фальшборта,
стоячими валами. Потрудиться, конечно, пришлось, но весь порог
изрядно напоминал Диснейленд. Кульминацией увеселения для меня
был момент, когда я, держа лодку левым лагом к препятствиям, почувствовал
в нескольких метрах позади себя нос Салюта, направленный точно
в наш правый борт. Кричать "Тормози!" было уже поздно,
и тяжело груженый Салют на хорошем ходу протаранил нас. Мы резко
отработали назад, давая возможность ребятам пройти вперед, снабдив
это соответствующим комментарием, от которого зеваки едва не попадали
в воду со скал каньона, а девушка, сидевшая в багажнике Салюта,
временно изменила свое мнение о нашей интеллигентности. Пройдя
вперед метров двадцать, Салют крепко сел на камни у левого берега,
но места для нас оставалось достаточно, и второго столкновения
не произошло. На спокойную воду мы вышли, сияя от восторга.
<P>
Далее, после скучного перехода,
было озеро Лежево, сильная волна в левый борт, обед у заброшенной
деревни и сорокаминутные блуждания в поисках плотины на выходе.
Слив этой плотины совершенно чист, и я пожалел, что мы, по моей
осторожности, прошли его не на максимальной скорости. Впрочем,
моя досада была вскоре компенсирована длинным, метров пятьдесят,
и совершенно чистым лотком со стоячими валами и неслабой бочкой
на выходе. Вот это уже был чистый Диснейленд, поскольку матрос
просто сидел и ловил кайф, а мне приходилось лишь чуть-чуть подправлять
лодку, чтобы не дерануться о борт лотка. На выходной бочке матрос
получил причитающуюся ему порцию брызг в физиономию - это за все
полученное на лотке удовольствие!
<P>
И вот наш начальник спешно швартуется
на быстром течении у левого берега. Впереди - порог "Лоток".
"Лотком" его называли мы, и за официальность этого названия
я никакой ответственности не несу. Повторяю, что карты маршрута
я до сих пор не видел. Судя по лоциям, он именуется "Пебозерским".
<P>

<table width=300 align=left border=0>
<tr><td><a href="lotok1.JPG"><img src="kartinki/ohta/lotok1_.jpg" align=left></a></td></tr>
<tr><td><center><i>Заход Тайменя-2 в порог Пебозерский</i></center></td></tr>
</table>

Порог достаточно подробно описан
в лоциях. Он начинается с шиверы, за которой следуют два прохода,
представляющих собою лотки для лесосплава. Проходился он нами
по левому лотку с сильным течением и огромным камнем слева на
выходе, из-за которого образуется огромный вал.
<P>
Этот порог прошли мы все. Я шел,
кажется, третьим. Для моего матроса это была первая трешка, которую
ему предстояло пройти. Шивера, которой порог начинается, была
пройдена нами почти чисто. Это благодаря весьма популярной в нашей
группе технике прохождения порога "лагом на реверсе".
При этом можно управлять положением лодки в поперечном направлении,
а скорость хода вычитается из скорости потока, а не складывается
с ней. В результате остается больше времени на боковой маневр,
да и удары о камни менее ощутимы. Правда, если вовремя не сменишь
лаг или не успеешь выровнять лодку перед валом или бочкой, то
обижаться будет не на кого.

<table width=300 align=right border=0>
<tr><td><a href="lotok2.JPG"><img src="kartinki/ohta/lotok2_.jpg" align=left></a></td></tr>
<tr><td><center><i>КНБ на входе в порог Пебозерский</i></center></td></tr>
</table>

<P>
Войдя в лоток ближе к его правому
борту, мы были подхвачены быстрым течением, и я едва успел отвести
нос лодки от здорового вала слева, под которым скрывался немеренного
размера бульник. Вал навалил на лодку с левого борта так, что
ее сильно откренило. Меня окатило до плеча. Если бы не фартук,
Таймень был бы полон воды. Слегка деранувшись о камень, скрытый
под водой справа, мы вышли из порога.
<P>
Без малого через час мы встали
на отличной стоянке на знаменитом острове Добрых Духов, на самой
главной его стоянке, где деревянные фигуры во главе с "Miss
Spirits Island" с корытом на голове, напоминающим каску фашистского
захватчика, встречают морехода прямо на прибрежном песке. "Нам
... повезло!" - сказал руководитель, - "Здесь будет
дневка!" Это говорило о том, график мы нагнали.
<P>
День 5.

<table width=300 align=left border=0>
<tr><td><a href="camp.jpg"><img src="kartinki/ohta/camp_.jpg" align=left></a></td></tr>
<tr><td><center><i>Стоянка на Острове Добрых Духов</i></center></td></tr>
</table>

<P>
Дневка ознаменовалась поимкой
трех или четырех здоровенных щук, всеобщей расслабухой, баней
(баня была специально сшита заранее) с настоящей парилкой, питием
спирта и залечиванием дыр. Дыра, собственно, была только одна
- Таймень-3 посадил маленькую дырку точно на границе обклейки,
из-за чего большая часть времени ушла на ее поиски. У первого
Тайменя-2 открылись некоторые старые боевые раны. Мой Таймень
ни разу не был ранее в опасных для шкуры местах, и потому старых
дыр не имел. Зато заметно поободралась проклейка. Ее пришлось
подремонтировать. Произошло и печальное событие - сын нашего руководителя,
излазив весь остров вдоль и поперек,
оступился и упал коленом на донышко разбитой бутылки. В результате
на колене образовался разрез сантиметра три длиной и неизвестно
какой глубины. Думали даже зашивать, но, опасаясь шока, крепко
стянули края разреза пластырем, предварительно продезинфицировав
рану. В результате до конца похода парень ходил на негнущейся
ноге с костылем, как капитан Сильвер.
<P>
Вообще же остров оказался чрезвычайно
интересным, но небезопасным местом. Только через месяц после возвращения
из похода я узнал, что матрос нашего Салюта, качаясь на тарзанке,
сделанной из обрезка бревна, подвешенного на цепи, ударился ногой
о скалу и получил трещину в кости. Тогда он не почувствовал сильной
боли, и, лишь слегка прихрамывая, дошел до конца маршрута, а потом,
с соответствующего веса рюкзаком, доехал до Москвы.
<P>
День 6.
<P>
Следующий день мне показался
самым тяжелым за весь поход. Это, вероятно, объясняется сочетанием
нескольких факторов: во-первых, это был первый ходовой день, наполненный
прохождением действительно серьезных порогов; во- вторых, погода
в этот день была гораздо гаже, чем в другие дни - пол-дня шел
дождь; и в-третьих, что немаловажно, это был день дежурства нашего
экипажа, надо сказать, самого собачьего из всех дежурств (по причине
первых двух пунктов).
<P>
Итак, боевой день начался с прохождения
плотины с озера Воронье. Еще в прошлый день мы сплавали к ней
и осмотрели возможные проходы. Идти решили справа по сливу в бочку,
поскольку левая струя, по которой тоже можно было-бы ломануться,
казалась очень неустойчивой и непредсказуемой внизу. Плотину вся
группа прошла без потерь, хотя лично наше прохождение оставляло
желать много лучшего - мы ободрались о какое-то бревно, параллельное
сливу. Правда, несильно. Неприятность ждала нас в шивере ниже
плотины - один из камушков я попытался обойти слева, хотя нас
явно несло направо. В результате мы не выгребли и классически
легли на него правым бортом, прямо самой серединой лодки. На более
сильном течении это была бы явная заявка на повязывание галстука.
Вовремя дав откренку на препятствие и подставив струе днище, мы
избавились от опасности, а затем относительно легко снялись, замочившись
чуть выше колена. Уже в Кеми я обнаружил, что этот камушек стоил
нам подпружиненного стрингера, который оказался выгнут внутрь,
наподобие лука, и доставил мне немало хлопот при разборке.
<P>
Собственно, все последующие пороги
до Ойнагайне, проходились достаточно легко, не вызвав жертв и
разрушений. Сам Ойнагайне был нами осмотрен, после чего его чисто
прошли обе КНБшки и первый Таймень-2. Я решил не рисковать, поскольку
уже тогда у меня зародилась безумная идея довести лодку до Кеми
без дырок. Как ни странно, мне это удалось.
<P>
Обнос трех лодок по правому берегу,
через болото и лес, плавно перешел в обед на каменных плитах правого
берега. Там же стояла немногочисленная группа, лидирующая КНБ
которой лежала кверху брюхом. Ее хозяин не удосужился перед походом
ПРОклеить кильсон, поэтому теперь он ЗАклеивал изрядную дыру.
<P>
Следующим заслуживающим внимания
номером программы был Лоунапорог. К нему мы подошли под мерзко
моросящим дождем. Погода и отвратительный, заросший и заболоченный
берег заставили нас пойти порог после самого поверхностного просмотра
с верховьев. Хотелось поскорее забраться в лодку, под фартуком
которой образовался некий микроклимат, явно более благоприятный
для здоровья, чем климат окружающей природы.
<P>
В лоциях Лоунапорог описан как
один из наиболее сложных порогов Охты. Рекомендуется даже выставлять
сигнальщиков. Тем не менее, он произвел гораздо меньшее впечатление,
чем мы ожидали, и на высокой воде оказался не слишком сложным
- сильное течение, валы, обливные камни, необходимый слалом.
<P>
Пока наш руководитель высаживал
сына с его негнущейся ногой на берег, в порог пошел Таймень-2.
За ним пошли мы. Еще издали мы видели, как первый Таймень неожиданно
ухнул куда-то вниз. "Э, да там слив!" - подумал я. Но
деваться было уже некуда, и мы благополучно повторили его прыжок.
Нас понесло прямо на здоровенный камень, возвышавшийся посреди
потока. Собственно, это был либо очень большой камень, либо очень
небольшая скала. Ее созерцание ввело меня в какой-то ступор. Я
спокойно смотрел, как нас несет бортом прямо на нее. Вероятно,
я решал, с какой стороны нам ее обходить. Сообразив в последний
момент, что при моем бездействии мы с матросом пройдем ее по разные
стороны, я дал команду грести вперед, чтобы пройти слева. Мы успели
- пройдя в каких-то тридцати сантиметрах от огромной глыбы, мы
оказались на спокойной воде.
<P>
Далее все напоминало известный
эпизод из фильма "Волга-Волга". "Ну вот и все!"
- довольно сказал я. Через мгновение лодка намертво села на камень.
Я испугался, что нас развернет поперек струи, но этот камень,
очевидно, был чем-то вроде монолитного основания для крейсера
"Аврора" - лодку не только не могло развернуть течением,
ее даже невозможно было раскачать, чтобы сняться! Сидели мы мертво.
Я высунул ногу, но с изумлением обнаружил, что встать мне некуда
- вокруг было глубоко с обоих бортов. Спереди подошел первый Таймень
и встал на страховку. Попытка сдернуть нас буксиром успеха не
имела. Наконец, обоим удалось вылезти на махонький кусок камня
где-то на уровне второго шпангоута. Только избавившись, от обоих
гребцов, лодка неохотно перевалилась на другой борт и снялась
с камня, одиноко торчащего посреди глубины. Запрыгнув на свои
места, мы, под смех всех присутствующих, отгребли подальше от
зловредного камня и только там натянули юбки поверх своих намокших
джинсов.
<P>
Следующим препятствием после Лоунапорога был порог Хемег.
Это был самый живописный порог из всех пройденных нами. Перед
входом в порог река делает неестественный, но чрезвычайно
красивый спокойный изгиб, изменяя направление на 180 градусов.
Затем следуют скальные ворота небольшой ширины с перепадом
высоты. В этом месте возникает огромной силы течение, на
котором, после расширения ворот, образуются высокие валы.
Течение несет прямо на каменную косу, которую нужно обойти.

<P>
Каскад порогов, предшествующий Хемегу, собрал свою дань в
виде приличной дыры в днище Салюта. Стоянка была уже явно
близка, поэтому ребята встали на берегу, чтобы заклеиться пока
хотя-бы изолентой; первый Таймень и вторая КНБ остались с ними.
Случилось это ровно за один поворот до Хемега, к которому мы
подошли без поддержки видеооператора, сидевшего в КНБ. Видя
впереди швартующихся руководителя и Таймень-3, я решил, что мы
встаем на ночевку, и немедленно расслабился. Рано! Едва увидев
Хемег, я понял, что не пройти его немедленно я просто не могу.
Зрелище это было величественное, причем при грамотном заходе в
главный слив единственной опасностью оставалась каменная гряда
посередине потока (потом, на Охтапороге, подмосковная группа
рассказала нам, что одну лодку они на этой гряде переломили
пополам). Увалить перед ней влево было вполне реально. Правый
слив мы просмотрели в качестве аварийного варианта. И, как
впоследствие выяснилось, не напрасно.

<table width=300 align=right border=0>
<tr><td><a href="hemeg.JPG"><img src="kartinki/ohta/hemeg_.jpg" align=left></a></td></tr>
<tr><td><center><i>КНБ в пороге Хемег</i></center></td></tr>
</table>

<P>
Первым легко прошел порог наш начальник один на своей КНБ,
хотя в середине порога он как-то расслабился, и его унесло в
правый слив. Командир Тайменя-трешки медлил, а у меня сдали
нервы и я понял, что не могу дожидаться подхода остальных с
видеокамерой. Мы пошли порог немедленно, с полной загрузкой. На
память об этом проходе, я надеюсь, у нас останется лишь
фотоснимок.

<P>
С полминуты мы провертелись на реверсе у самого начала
слива, прицеливаясь и собираясь с духом. Ведь я не видел, как
Таймень поведет себя в пороге, на примере других, как это было
раньше. В порог вошли левым лагом, вплотную к маленькому
обливничку слева. Затем выравнивание и вход в основной слив. Мы
миновали здоровую воронку справа, через мгновение оказались на
валах и начали работать назад, как паровые машины. Груженый
Таймень затормозил и замер на течении. Несколько секунд я
пытался отвести корму влево для бокового маневра. Это мне с
трудом удалось. После команды "Стоп" Таймень, подхваченный
течением, спокойно вышел из порога точно в том месте, где мы и
планировали.

<P>
Чувствуя себя героями, вы выгрузились на крутом левом
берегу, метрах в двухстах от первой ступени Кивиристи.
Окрыленные победой над стихией, мы, позабыв о своих
обязанностях дежурных, присоединились к толпе зевак,
наблюдавших проход оставшихся членов нашей команды. Салют шел
без груза, с изрядной дырой, заклеенной скотчем, но с девушкой
в багажном отсеке :-( ) . Меньше всех повезло Тайменю-трешке,
который шел последним. Его сразу прижало к отвесным камням
справа, проскребло бортом через воронку за этими камнями, а
потом, несмотря на все старания гребцов, утянуло в правый слив.
Впрочем, никаких заметных повреждений лодка не получила.

<P>
Потом, пока мы, как дежурные, разводили костер, снова
пошел дождь. Проходив минут сорок в насквозь мокрых джинсах и
сапогах, я обнаружил маленький, но приятный сюрприз - пакет, в
котором ехала наша палатка за недостатком гермоупаковок, сильно
прорвался, поэтому палатка была совершенно мокрой, а на ее
непромокаемом днище образовались откровенные лужи. Лужи, мы,
естественно, высушили тряпками, а вот просушить палатку
раскаленным в костре камнем нам не удалось - возможно, штук
пять таких камней нас бы и спасли. Факт тот, что эту ночь мы
спали в абсолютно мокрой палатке. Спасли коврики и сухие,
ехавшие в гермешке, спальники. Главным впечатлением той ночи
была мысль о том, как все-таки здорово спать под шум
_пройденного_ тобой порога. Благо, шум Кивиристи в том месте
слышен не был.

День 7.

Следующий день для нас был последним ходовым днем. На воду
встали ниже Кивиристи - мы, конечно, полюбовались его каньоном,
но идеи проходить его ни у кого не возникло. Вторая ступень
представляла собой конкретный водопад, причем разбивавшийся о
каменную плиту. Никто из нас со своими лодками еще не
поссорился.

<P>
Этот день ознаменовался тем, что о камни мы поцарапали наш
Таймень только в двух местах - при посадке нижи Кивиристи и
опять же при посадке после обноса Печкопорога. Все остальное
мы прошли (или обнесли ;) абсолютно чисто.

<P>
Собственно, только два порога
были серьезными препятствиями в этот день - это Печкопорог и порог
Тютерин.
<P>
После прохождения Хемега, который,
по мнению нашего руководителя, тянул на четвертую категорию, я
чувствовал себя вполне крутым, а потому решил не рисковать шкурой
Тайменя и не идти Печку, хотя было ясно, что пройти ее можно.
Да и сам порог мне показался каким-то неэстетичным. Таймень-3
и Салют пошли в проводку, причем первый - с помошью нашей чалки.
Решив не дожидаться, когда нам ее вернут, мы перебрались на правый
берег, лихо разгрузились, перетащили лодку по узкой, крутой и
извилистой тропинке через каменную гряду, свалились, как китайский
десант, на голову ничего не подозревавшей группе, клеящей свои
лодки на прибрежных камешках, быстро загрузились и свалили вниз,
опередив проводившийся Салют.
<P>
На обносе Тютерина мы поставили
маленький рекорд - 20 минут на шесть лодок! Просто мы тащили их
по шесть-восемь человек за фальшборты, не разгружая.
<P>
Интересное впечатление произвел
последний перед Охтой порог - судя по лоциям - Курна. При подходе
к нему кажется, что впереди только камни, дальше плыть некуда,
река кончилась :-( . И только вблизи становится виден узкий бурлящий
слив. Никаких сложностей этот порог не представлял, хотя камушки
внизу были понатыканы со знанием дела. Пройти его чисто было особенно
приятно, поскольку заранее было известно, что Охта-порог мы не
пойдем, а потому Курна - последнее препятствие у нас на пути.
<P>
Последняя стоянка была у нас
перед входом в Охта-порог. Влажность была очень высока, поэтому
эта ночь была единственной, в которую мы все слегка замерзли.
А перед сном мы наблюдали прохождение Охты катамараном-двушкой,
а затем Тайменем из группы подмосковных ребят, как раз тех, что
обвязали камушек Тайменем на Хемеге. Командир нашего первого Тайменя
хотел пройти порог, но затем махнул рукой из-за отсутствия у нас
достаточного количества страховочных концов.
<P>
День 8
<P>
На следующий день мы разбирались
в Кеми. В тот день выглянуло солнце, и мы даже почти успели просушить
байдарки.
<P>
Поскольку вероятность всем взять
билеты в один вагон, или хотя-бы в один поезд, была невелика,
а у нашего экипажа оставалось некоторое количество отпускных денег,
мы решили, что не будет предательством общих интересов попытка
добраться до Москвы самостоятельно. Поэтому мы взяли билеты на
скорый поезд No.&nbsp;21 до С. Петербурга, проходивший Кемь в
20.45, вместо того, чтобы ждать часа ночи в надежде сесть на прямой
пассажирский до Москвы. Наша авантюра увенчалась полным успехом
- проведя отличную ночку в купе скорого поезда с занавесочками
и цветочками, отлично отоспавшись, мы на следующий день были в
Питере. Помню, когда глубокой ночью в Петрозаводске перецепляли
локомотив и состав сильно тряхнуло, я проснулся с мыслью: "Уж
поезд то какой дурак на камни посадил?"
<P>
Взяв билеты на "Аврору",
мы провели два часа в городе, прошли через Дворцовую площадь,
обошли Исаакиевский собор, выпили пива "Балтика" и вечером
того же дня были в Москве, опередив основную группу, которой все-таки
удалось оккупировать отдельный вагон, ровно на ночь.
<hr>
===============================================================
FILE: ohta96al.txt
Охта-96, альтернативный дневник

From Oleg.Pustelnikov@p1.f372.n5030.z2.fidonet.org
Date: 21 Nov 96

---------------------------------------------------------------

Пустельникова Катя.
Охта
Сосновец - Подужемье
05.07 - 20.07 1996 года
(альтернативный дневник)


Предисловие:

Этот дневник создавался постфактум, на основании воспоминаний
и фотографий, в отличие от официального дневника группы,
написанного официальный летописцем и дополненного участниками в
рабочем порядке.

>От Олега Пустельникова: Мои комментарии в дальнейшем обозначаются ОП

05.07.96

В лучших традициях ленинградского туризма встреча состоялась у
"лысого камня" на Московском вокзале. Число провожающих
приблизилось к числу участников; более всего энтузиазма
проявил, как и всегда, Васька, ухитрившийся явиться с веслом в
руках и пораженный нескрываемой черной завистью.

В 14.30 скорый поезд N55 СПб - Мурманск наконец отправился.
Горы рюкзаков на третьих полках вызвали серьезные сомнения в
прочности конструкции. Мы с Олегом, как последние чайники, не
догадались оставить спальники сверху, а запихали их в
недосягаемую глубину рюкзаков. Первый урок на будущее.

Состоялось первое знакомство с "ритуальным блюдом" - салатом с
экзотическим названием "рваный заяц". Туристы проповедуют
жизненный принцип Брекекекса: "у вот, поели, можно и поспать...
у вот, поспали, можно и поесть..." и далее до бесконечности. То
может только есть, а Ню - только спать. Так что баланс в группе
соблюден, они друг друга компенсируют.

06.07.96

Райская жизнь была грубо прервана в пять часов утра, когда нас
бесцеремонно высадили на станции Сосновец, официальном начале
нашего маршрута. Аборигены позаботились о том, чтобы проблем с
фактическим началом у нас не было - 50 тысяч рублей с носа и
ключик наш. Ехать к старой финской пристани они, правда, не
возжелали, аргументировав это дурным состоянием дорог, но мост
через Охту как место высадки устроил обе стороны. Формальное
начало маршрута вызвало серьезные затруднения в виду отсутствия
телеграфа; дать телеграммы в КСС и ТурКлуб можно было только в
понедельник посредством телефона (дело происходило в субботу).
:((

Получили первые ориентировочные сведения: туристов мало,
комаров мало (явно по местным меркам), воды много. Нас Сосновец
встретил ясной, но весьма холодной погодой.

Произвели историческое фотографирование у вывески станции
"Sosnovets Окт. ж. дор.". Некоторые несознательные личности (в
лице Олега, Светика и Славы) это мероприятие засаботировали.
Посему на отчетных кадрах нас присутствует всего 7 - вместо 10.

Пора, пожалуй, представится:

1. Легздайн Михаил (Александрович) - адмирал и врач экспедиции
AKA 2:5030/283
2. Салтыкова Анна - адмиральша и летописец группы
байдарка "Тритон-2" 96 года выпуска

3. Яковлев Антон (он же То) - капитан спасательного судна
AKA 2:5030/372.33
4. Грушко Анна (она же Ню) - завхоз группы и создатель
командной эмблемы катамаран "Тритон-2"

5. Захаров Слава (он же Петрович, он же Дядька) - претендует
на неблагодарную должность начспаса
6. Светик (а не помню фамилию точно)
байдарка "Тритон-2" старого образца

7. Пилин Миша (он же Маэстро)
8. Паша Долгов
байдарка-2 производства Жукова 96 года выпуска

9. Пустельников Олег (он же Боцман)
AKA 2:5030/372
длинный каяк производства Жукова 96 года выпуска

10. Пустельникова Катя (она же Кошка) - фотограф и автор этих строк
AKA 2:5030/372.1
длинный каяк производства Жукова 96 года выпуска

Итого:
- 10 участников, из них 4 дамы;
- возраст участников между 19 и 34, руководителю - 28;
- студентов - 4;
- программистов и прочих, связанных с компьютерами - 6;
- врач - 1;
- 6 судов;
- из них три байдарки-двойки, катамаран-двойка, два каяка;
- из них три - производства фирмы "Тритон",
три - производства Игоря Жукова.

Отступление:
Говорят, на свете есть правда, полуправда, полуложь, ложь,
совершенная ложь и статистика.

Вернемся, однако, к повествованию.

В наше распоряжение был предоставлен ГАЗ-51 56 года выпуска.
Это такой грузовичок, который дрожал и гремел на всех ухабах,
но тем не менее доехал куда надо и (скорее всего) вернулся
обратно.

Погрузку произвели в ускоренном темпе и залезли в кузов сами.
Тут оказалось, что всем в кузове ехать нельзя - слишком нас
много, так что Адмиралу было предложено (в соответствии с его
званием) добираться до места на "Жигулях", на коих он и укатил
вместе со Славкой.

ОП:> Прокатиться с комфортом им дали только до конца шоссейки,
ОП:> после чего они угодили в наши распростертые объятия

По пути до Охты мы имели возможность полюбоваться озерными
пейзажами; озер было много, в лучшем Карельском исполнении.

Когда же нас высадили и объявили конечный пункт, мы даже
решили уточнить - а туда ли нас привезли. Этакая маленькая
узенькая извилистая речка. Впереди, правда, шумит слегка...
Аборигены нас заверили, что это - именно то, что мы хотели, и
не обманули. Водитель даже взялся отправить за нас телеграммы -
до сих пор не знаем, отправил или нет.

А что комаров мало - это правда, на фоне той мошки они кажутся
редкими райскими птичками. Команда вырядилась в накомарники и
приступила к следующей части - сборке судов и перепаковке
имущества по гермам.

ОП:> Бедный То собирал кат дважды - я забыл ему сказать, что поперечины
ОП:> отличаются местами крепления сидушки :)

Дежурил Адмирал; в качестве первой походной кормежки нам была
предложена "каша с жуками" - рис с изюмом. Кто бы мог подумать,
какой кайф!

ОП:>

Hеобходимо отметить забавную особенность - мелких дров в
окрестностях моста практически нет. Видимо туристам,
стапелюющимся здесь лень пилить большие сушины - все собирают
мелочевку. Мы проявили молодецкую удаль и завалили сушину
сантиметров 25 в диаметре, рассудив, что не мы, так наши
последователи дожгут. Вообще с дровами особенных проблем не
возникало, кроме Ойнагайне и Кивиристи. Надо, правда, отметить,
что народу в этом году на Охте почти не было. По словам
водителя - обычно он завозит по три группы в день, а в этом
году - три за неделю.
Стоит заметить, что упаковка вещей в каяк - мероприятие
долгое, нудное и неблагодарное. Оно сродни плохой головоломке,
где детали плохо пригнаны одна к другой, и занимает времени
едва ли не больше, чем сборка самого каяка. В итоге наиболее
плодотворным оказался следующий метод - суешь герму в каяк,
потом шмотки в герму заталкиваешь ногами, потом влезаешь
головой в каяк и там застегиваешь герму. Гитару отдали на
катамаран, в нее контрабандой запихали тент от палатки - больше
он никуда не лез (на первый взгляд). То сразу это дело
рассекретил - ну какой он нУдный, - но возражать не стал. Что
народ запихал в байдарки - так, что в Тритоне-2 места не
хватило - осталось страшной тайной. Сколько ходили раньше -
все лезло плюс еще гитара. Мы с Олегом в удивлении.

ОП:> Вообще-то перед походом мы рассчитывали запихать большую часть шмоток в
ОП:> один каяк, а гитару и остатки - в другой. Эти бредовые мысли пришлось
ОП:> оставить в самом начале загрузки. Урок всем последователям на будущее:
ОП:> каякер способен везти исключительно свое барахло. Любые попытки разместить
ОП:> в каяк гитару, котлы, командный тент etc. Заранее обречены на провал. У
ОП:> нас к концу похода сложилась некоторая концепция по укладке вещей в каяк,
ОП:> которую мы непременно испытаем в следующем году. Возможно, что при этом в
ОП:> каяки влезет командный тент и котлы. Гитара на сегодняшний день создает
ОП:> чрезвычайную проблему и похоже на то, что придется тащить с собой
ОП:> катамаран сопровождения гитары.

Упаковавшись и позавтракав, поехали. Переход первого дня
ознаменовался несколькими безымянными порожками, которые
вследствие высокой воды почти все залиты, здоровенным
обливняком на выходе из одного порожка - этакая проверка на
быстроту реакции, - и изумительно выполненным оверкилем Олега
на тихой и абсолютно гладкой воде Куккомозера. Спасработы были
проведены быстро и без всяких эмоций - вытащили, отлили,
посадили обратно, а затем стали выяснять, что, собственно,
случилось. Так и не выяснили, молчит, как партизан.

ОП:> Ситуация смешная - на озерце ветер, он каяк приводит. Когда надоело
ОП:> выправляться дуговыми гребками решил проявить крутость - подтяг носа.
ОП:> Однако порыв ветра решил наказать меня за столь значительное самомнение и
ОП:> уронил. Моей тогдашней подготовки не хватило, чтобы превратить подтяг в
ОП:> опору. Совет начинающим каякерам - не выпендривайтесь. В целом, первое
ОП:> время чувствовал себя в каяке очень неуверенно. Hо прогресс был заметен.

Особенно его отмечали катамаранщики, наблюдавшие все наши
прохождения. Первая стоянка - на Муезере. Стоянка так себе,
бывает лучше. Погода тоже так себе. От запаха цветущего
багульника легко можно одуреть, его здесь безумное количество.
а завтра планируется дневка, что само по себе странно. Адмирал,
будучи не в духе, после ужина отправился искать некую церковь,
расположенную на этом же острове. Говорит, нашел. Вообще, все
не в духе - наверное, не выспались.

ОП:> В целом, на Муезере мало хороших стоянок. Искали долго. Стоянку на берегу
ОП:> сразу у впадения Охты отвергли как комариноопасную.

Hеакклиматизированные тела сильно страдали от гнуса. Острова
же все исключительно каменистые, сложены крупными валунами, но
недостаточно крупными, чтобы на них целиком ставилась палатка.
В общем, неудобно. о нашли. Стоянка на обратной стороне
последнего по направлению движения острова, смотрит на исток
Охты из озера. Исток, правда в этом случае закрыт мысом берега.

07.07.96

Дневка. Всю ночь шел дождь, и утром дождь, и у нас с Олегом
протекла палатка, и намокли спальники, и вообще начинать поход
с дневки неправильно, хотя и удобно в свете промокших
спальников. Сохнем, ловим рыбу, вяжем фенечки, зашиваем куртки,
кеды и все, что не успели до похода. Постепенно веселеем, после
обеда идем на экскурсию - к найденной-таки Адмиралом церкви
(пешком идем, однако, нонсенс!). Церковь, часовня и древняя
елка запечатлены на непомерном количестве фотоснимков - что тут
поделаешь, экскурсия! а обратном пути Слава, Светик и мы с
Олегом решили наплодить также фото с Муезером - получили удачно
названное Олегом "зеркало".

Предприняли попытку искупаться - с переменным успехом - кто
искупался, а кто и передумал. Вечером ели первую в этом походе
уху. Кайф.

ОП:> Ловится на поплавок всякая мелюзга. Hа булку. Червей нет и не предвидится

- населенка на Охте отсутствует, как и чернозем. Попытки
забросить блесну приводят к купанию. Воблера, к сожалению,
повесили гораздо позже. По словам знатоков именно на него и
ловится щука на Охте.



08.07.96

Длинный, малоприятный переход - 30 км по Гнилой (Черной) Охте.
Стоянок нет и быть не может, низкие, топкие берега, трава,
мошка, одолевающая даже на воде (что уже совсем свинство).
есколько шустрых перекатов - до начала собственно Гнилой Охты с
мертвым лесом по берегам. Поганое зрелище, хотя для нас с
Олегом и не новое. есколько раз начинался дождь, иногда с
грозой. Первый перекус прямо на воде, почти под дождем - но
всем понравилось. Еще бы, мы обедаем, а река нас везет, и
довольно ощутимо. Главное - не въехать в кусты (нас против них
предостерегали).

ОП:> Здесь явно не хватает смайлика :) ! Приходящий на семинар Костя Галкин
ОП:> всех яростно запугивал - пороги ерунда, а вот кусты =:-O !!

Стоит также сказать, что наш поход пришелся на аномально
высокую для Охты в это время воду. Поэтому мы никак не могли
правильно сосчитать полагающиеся по лоции перекаты, а Славка
пугал всех грядущим "первым именным порогом на маршруте -
"емец"". Мы его так и не заметили :)

На входе в Юлеозеро нас встретил "черт с рогами" - деревянный
идол. Когда, кем и для чего поставлен - история умалчивает.
Адмирал отказался ставить стоянку по соседству, посему
двигаемся дальше.

ОП:> Да и надо сказать - стоянка не очень. Близость ГО насылает тучи комарья.
ОП:> Для последователей рекомендуется пройти дальше. Миновать правое русло в
ОП:> Ригореку и встать сразу за ним.

По ходу возникли активные споры по поводу дальнейшего
направления движения - никто толком не знает, куда нам надо;
споры вылились в длительные прогулки по озеру и посиделки в
"балдамаране". аконец, выбранная стоянка оказалась чрезвычайно
комфортабельной - пляж, удобная тропа наверх, на хорошо
продуваемую, малокомариную обширную поляну с кострищем, обилием
места под палатки и даже со столом. Даже Сусаниным иногда
везет!

ОП:> Балдамараном обозвали сооружение из сцепленных лагом всех судов команды -
ОП:> зрелище феерическое.

Мне здесь тоже немного повезло - выловила кусочек очень
прозрачного кварца (Анна говорит, горный хрусталь низкого
качества); не отходя от кассы приспособила его в фенечку, так
Адмирал весь от зависти изошелся.

Пляжик здесь приятный, вот только мелкий очень, поплавать так
и не удалось.

09.07.96

Еще на стоянке выработали концепцию дальнейшего продвижения,
решили заделать небольшого крюка, но весь путь проделать по
реке. Сторонники второго варианта - включающего в себя волоки -
нашлись только среди катамаранщиков, и были подавлены
большинством голосов.

Видели памятный крест "Остановись на минутку..."

Плотина на выходе из Алозера первой удостоилась чести быть
нами просмотренной. Это разрушенное рукотворное препятствие мы
предпочли преодолеть по левому сливу, так как при просмотре с
левого берега правый был совершенно на виден. В конце левого
слива располагается стоячий вал, некоторыми членами команды
поименованный "бочкой" на неизвестных основаниях. Эта гадость
сорвала у меня плохо натянутую юбку. Второй урок на будущее.
Каяк с водой стал мало управляем, что закончилось небольшой
дырой в шкуре от неудачно попавшегося на пути камушка. Дырки
клеили скотчем.

ОП:> Справа, судя по тому, что видно с воды и снизу, даже при нашей воде
ОП:> довольно мелко. Слева - обратите внимание на бревна в сливе.

Обедали на высоченной скале. Все бы хорошо, да комары одолевали.

Отступление:
Еще в городе кому-то пришла в голову идея, что каждый экипаж
должен взять с собой бутылку водки. Не то в качестве валюты, не
то лекарства, не то еще чего-то, нам не очень нужного. Этот
кто-то донес идею до руководства и там ее согласовал. Однако
команда подобралась такая, что вся эта водка осталась не у дел.

Так вот, вскоре после обеда нам попались первые люди после
Сосновца - двое рыбаков. Путем долгих дипломатических
переговоров Адмирал выменял у них рыбу хариуса - на бутылку той
самой пресловутой водки. Этот хариус был единственным,
попавшимся нам за весь поход. Дополненный некоей мелкой
рыбешкой, был одобрен всей командой.

К вечеру дошли до озера Лежево, прошли и по нему изрядное
расстояние.

ОП:> Между Алозером и Лежево несколько незначительных перекатов. Далее еще один
ОП:> заболоченный участок, похожий на Гнилую Охту - речка спокойно меандрирует
ОП:> в тростниковых берегах.

Ни размяться, ни в туалет сходить.
Весь переход по озеру ветер дул в спину; волна,
соответственно, тоже. Пусть мне никто не верит, но на каяке
легче идти против ветра и против волны; его приводит носом к
ветру только так.

ОП:> Да, при длине волны, сравнимой с длиной каяка приходится учиться кататься
ОП:> на валах.

На острове, к которому мы пристали, обнаружился очередной
деревянный идол. Идти искать другую стоянку никому не хотелось,
поэтому на всякий случай Адмиралу идола не показали до тех пор,
пока он не поставил палатку.

ОП:> Стоянка очень приятная.

На острове, который по ходу движения самый левый. Ближний
(южный) край слегка заболоченный, зато дальний - заглядение !!
За вечерней ухой Адмирал поделился с нами своими впечатлениями
о местных леших. Списали на лешего и сожженную на Юлеозере
ветровку Светика - а ведь так далеко от костра висела! :)

10.07.96

И как сглазили! Утром встали - унес лешак Адмиралову байдарку.
Мы-то сначала по неопытности на рыбаков вчерашних грешили -
думали, приведут сейчас в обмен на оставшуюся водку. На всякий
случай начали уже плот вязать - нового флагмана - да смотрим,
вот она, байдарочка-то, лежит себе в сторонке. Тут мы и поняли
- леший, приятель адмиральский, приходил. Далеко не понес - то
ли пошутил, то ли тащить тяжело показалось.
Дневка, в общем. Погода - дрянь. Все купаются, загорают,
дописывают летопись, дочинивают-доклеивают лодки. После обеда
началось повальное сумасшествие - народ вылез на воду и
перевернул все, что можно. Эскимосский переворот у меня так и
не вышел (зараза!); Пилин искупал Пашу во всей амуниции, потом
поставил каяк, потом - в компании с Адмиралом - адмиральского
"Тритона", потом - того же "Тритона" с задраенным первым очком.
Крут! То и Ню дорвались наконец до экспериментов с каяками.
Паша в каяке кильнулся ненароком, безо всякой каверзы со
стороны Маэстро. Далее начался цирк с катамараном и Олегом в
главной роли, к которому пожелал присоединиться и штатный
экипаж катамарана. Адмирал в ужасе - и вот это команда называет
отдыхом??

ОП:> "Погода - дрянь". Любимое заявление начспаса семинара Бершадского П.Л. Он
ОП:> придерживался философии, что если погоду ругать - она будет улучшаться,
ОП:> если же хвалить, то наоборот. Поэтому в особо ясные дни все восклицали про
ОП:> дрянную погоду и мерзко лыбились в небеса.

Лежево вполне способно поспорить с необдуманным заявлением
Олега: "Воронье - самое красивое озеро Охты".

ОП:> А тут и спорить нечего - как я сказал, так и есть !!

Прекрасная стоянка, пляжи, скалы, сложены две бани (нас,
правда, лень одолела).

11.07.96

Перед выходом вся флотилия была выстроена как на парад -
ровным слоем. Впечатляет.

ОП:> Имеется в виду - выстроена на берегу. :)

Следующий просмотренный и запечатленный порог - Пебозерский.
Перед ним был еще занимательнейший слив по длинному узкому
лотку со стенками из камней и бревен. На подходе у нему
адмиральскому экипажу приспичило отправиться по левому рукаву,
в то время как вся группа пошла по правому. Так и остался
Адмирал без лотка.

ОП:> Променял красивую горку на дурацкий шкуродер. Говорил я ему - вправо струя
ОП:> уходит - не поверил :)

На Пебозерском пороге индивидуальность проявил боцман -
пользуясь малой осадкой и поворотливостью каяка, он преодолел
порог по правому сливу (мелкой шкуродерной шивере).

ОП:>

Надо же было посмотреть на ту бочку снизу - а нет ли там камня
? Прочие экипажи прошли по левому, более узкому сливу с более
мощной струей, оканчивающемуся солидного размера "бочкой". Слив
чистый, несколько обливняков на выходе, за "бочкой", по обеим
сторонам главной струи.

Встретили туристскую группу из Нижнего Новгорода - 18 человек,
из них четверо взрослых, 3 катамарана "Тритон-4" и 2
"Таймени-2" с тремя седоками в каждой. Наши пути потом часто
пересекались!

Начиная с этого дня, наши переходы не отличались значительной
протяженностью - спешить нам было некуда.

На сей раз мы встали в самом начале озера Вороньего под
вывеской "Мыс Уютный". Вывеска не обманула. Рыбалка успехом не
увенчалась. Не все коту масленица, обошлись супами из пакетов
согласно раскладке.

ОП:> Сорвалась у нас с Пашей щука :-(. А еще очень тяжело на кате без якоря
ОП:> рыбачить. Пока Паша кидал, я боковой подтяг отрабатывал - и к носу, и к
ОП:> корме, и параллельный - разворачивает иначе, да и сносит - ветер был
ОП:> приличный.

12.07.96

В отличие от предыдущих стоянок, на Вороньем можно реально
плавать, не рискуя зацепиться коленями за дно, и даже нырять
(местами). Накупавшись, мы отправились вперед с твердым
намерением найти и оценить остров Добрых Духов, о коем много
были наслышаны. Слава особо предвкушал экспозицию "Ноги,
торчащие из колодца". ("Даже если ночью бредил, все про ноги
говорил..."(С))

Идентифицировать искомый остров оказалось очень легко.
Во-первых, благодаря четкому указанию Жени Пасынкова (говорят,
он здесь был 6 раз...):"Как в Воронье выйдешь, так прямо и
попрешь" (за точность цитаты не поручусь, но смысл был таков).
Во-вторых, там на берегу столько всяческих сооружений, что мимо
пройти практически невозможно. Уже в этом году московская
группа выстроила "Маяк Духов" на острове Верного Пса (туда с
острова Добрых Духов пешком по воде ходят) так, что сей маяк
ориентирован на вход в Воронье со стороны Пебозера. Эта тренога
и послужила нам основным ориентиром.

Исторический фотоснимок - как без него! - на фоне указателя
городов и направлений. Санкт-Петербург здесь был задолго до
нас, так что нам оставалось только сфотографироваться.

Основную массу посетителей этого музея туристского творчества
составляют эти самые творцы, что, несомненно, способствует
сохранности уникального места. И посмотреть есть на что. И
самим можно бы добавить. Остановили нас следующие соображения -
оставить что-то безыдейно-примитивное не хотелось, а на большее
не осталось времени. Мы ограничились записью в Летописи Острова
(что лежит в шкатулке в сундуке на цепях).

Здесь, наконец, было формализовано и зафиксировано название
команды, совпавшее с наиболее любимым и часто употребляемым
словом "Жопа". о поскольку наименование сие может показаться
недостаточно благозвучным изысканному слуху непосвященных, то
наш высоко ученый Адмирал перевел его на латынь (насколько я
понимаю, не дословно) и получил вполне звучное и эстетически
приятное "GLUTEUS". Однако в жизни походной остался исходный
вариант, и бодрое "Жопа, подъем!" было первым, что мы слышали
каждое утро.

Отступление:
Уже в поезде на обратном пути был произведен эксперимент:
крепко спящего, замученного Светика не смогли разбудить никакие
байки и разговоры, в том числе и о еде, но услышав заветное
адмиральское "Жопа, подъем!" (сказанное, кстати, почти шепотом)
Светик незамедлительно проявила признаки жизни и бодрого
состояния духа.

Полную цитату нашего сочинения в Летописи можно прочитать в
официальном дневнике группы или в самой Летописи. Наше же
намерение вырезать из дерева солидную задницу пришлось отложить
до следующего посещения. На данный момент все участники
уверены, что оно непременно состоится.

ОП:> Вот наберем десяток начинающих каякеров и сводим туда. Для обучения
ОП:> каякера Охта - рай. Все идет от простого к сложному, расход небольшой,
ОП:> страховка удобная. Довольно разнообразные препятствия.

Описание экспонатов острова Добрых Духов автору этих строк
представляется нецелесообразным. Было сделано великое множество
фотографий (несмотря на выявившийся дефицит пленки), а лучше
всего увидеть самому.

Собираясь уходить с острова, заметили вдалеке группу туристов.
Оказалось - нижегородцы. У нас осталось ощущение, что, если бы
не наши настоятельные (до неприличия) рекомендации, они прошли
бы мимо. А судя по тому, когда они нас снова догнали, на
острове они пробыли не больше получаса. А мы - часа три. А еще
они шли совсем без карты. Без никакой.

Выходя из Вороньего озера, преодолели очередную плотину,
предварительно ее осмотрев. ачиная с этого момента,
фотографирование велось в соответствии с Платоновыми
рекомендациями - не совмещаясь со страховкой.

На стоянку встали чуть-чуть не доходя Пичепорога. Нижегородцы
решили пройти Пичепорог с вечера и встать за ним. И стоянки
делить не пришлось - каждому свое.

ОП:> Сразу за Пичепорогом приличная стоянка на правом берегу. Стоянок на
ОП:> отрезке Воронье-Ойнагайне немного.

Стоянка тесная, мест под палатки немного; получилась
качественная коммунальная квартира - мы с Ню общались перед
сном, не напрягая голоса и находясь каждая в своей палатке. А
Миша Пилин и Паша оказались и вовсе на выселках - их палатку
даже видно не было.

Только у Маэстро хватило энтузиазма взять каяк и отправиться
тренироваться на струе. Течение здесь уже вполне приличное,
озера кончились, а с ними и мучения катамаранщиков.

13.07.96

Начали день с оставленного со вчера Пичепорога. Без просмотра.
Длинный (около 400 м), извилистый, много камней, плохо видных с
воды, мощная вода при небольшой ширине русла. Ощущение
нескончаемости порога - за каждым поворотом ждешь завершения, а
не тут-то было - выезжаешь, а до следующего поворота опять валы
и камни... И так далее, как "бесконечно вкусный апельсин"(С).
Поганцы на катамаране говорят, что они бы предпочли таким
видеть весь маршрут. А по мне и так неплохо.

ОП:> Сам Пичепорог - в левом русле. В правом мелкая шивера с кучей завалов. А
ОП:> слева - кайфффф !!!!

Прошли еще несколько порогов без просмотра, в том числе порог
Кожаный. Его, между прочим, рекомендовали просмотреть - видимо,
из-за здоровенной плиты в конце, в которую и упирается главная
струя, - но мы его не опознали сверху и проскочили не глядя.
Кто не успел, тот опоздал. Успели, правда, все, только Маэстро
говорит, что зацепил-таки (сильно долго сомневался, с какой
стороны обходить). Струя там уходит вправо, а слева остается
слегка залитый водой "шкуродерчик". Справа тоже много обливных
камней.

А дальше был Ойнагайне. Его катамаран опять не опознал и
прошел с ходу. Но ему все равно, а прочая флотилия, поглядев,
как весело подскакивает катамаран, долго приценивалась, где и
как идти. Всем хотелось пройти по-всякому (косая "бочка"
умеренной силы в начале слива, стоячие валы, три прямые "бочки"
в конце с "языками" и отбойными валами между ними), поэтому
решили пройти в рабочем порядке как кому нравиться, и устроить
дневку для развлечения и каталова.

Байдарки-двойки предпочли обойти стоячий вал немелкого
масштаба и пробить среднюю "бочку". У каякеров средняя "бочка"
вызвала ряд сомнений, и они предпочли стоячий вал и "язык"
между средней и правой "бочками". Все попали, куда хотели, и
отправились обедать. Катамаран, пренебрегая обедом, совершил
ряд заходов в "бочки" снизу. Видимо, они подозревали, что после
обеда стоять им на страховке.

Так оно и вышло. И работы для них оказалось предостаточно. Ибо
после обеда началось великое каталово. Начало положили каякеры
и адмиральский экипаж, решившие занестись и пройти Ойнагайне
еще раз. Олег задался целью забрать влево и попасть в "язык"
между левой и средней "бочками", преодолевая сопротивление
отбойного вала - не попал, окунулся с головой в самую большую
(среднюю) "бочку", выплыл на ровном киле страшно довольный. Я
решила убедиться, что первое прохождение не было случайностью,
и удачно повторила путь через стоячий вал. Что задумал Адмирал,
осталось неизвестным, но порог он прошел. Тем временем у меня
не вышел траверс под самым порогом. Третий урок на будущее -
как садятся в каяк с катамарана на воде.
Далее Адмирал влез снизу в "бочку" и подсел на нее, но когда
он решил из нее выйти, удача ему изменила. Его ловили очень
долго (наверное, он упирался). Затем Адмирал повторил свои
действия с тем же результатом. Таким образом, части первую
(заход в "бочку") и вторую (катание) Мишка уже освоил, а вот
третью (выход) - еще нет. Это ничего, какие его годы... :)

Между тем каякеры надумали занестись еще раз. У меня родился
новый план - пробить правую "бочку". В центральную показалось
не в кайф, Олег этим путем уже воспользовался, да и отбойник
там мне не приглянулся. До правой "бочки" на этой траектории

<<

стр. 18
(всего 47)

СОДЕРЖАНИЕ

>>