СОДЕРЖАНИЕ

10. Marvel H.P. and S.McCafferty. The Welfare Effects of RPM // Journal of Law and
Economics, 1985, vol.33, pp. 363-379.
11. Marvel H.P. and S.McCafferty. The Political Economy of RPM // Journal of
Political Economy. 1986, vol.94, pp. 1074-1095.
12. McBride M.E. Spacial Competition and Vertical Integration: Cement and Concrete
Revisited // American Economic Review. 1983, vol.73, pp. 1011-1022.
13. Perry M.K. Forward Integration by ALCOA //Journal of Industrial Economics.
1980, vol.29, pp. 37-53.
14. Pozner R. Antitrust Law: An Economic Perspective. Chicago, Univ.of Chicago
Press, 1976.
15. Pozner R. The Nest Step in the Antitruse Treatment of Restricted Distribution: Per
se Legality. Univ. of Chicago Law Review, 1981, vol.48, pp. 6-26.
16. Rey P. And J.Tirole. The Logic of vertical restraints // American Economic Review.
1986, vol.76, pp. 921-939.
17. SpenglerJ. Vertical Integration and Antitrust Policy //Journal of Political Economy
// 1950, vol.58, pp. 347-352.
18. Telser L.G. Why Should Manufacturers Want Fair Trade? // Journal of Law and
Economics. 1960, vol.3, pp. 86-105.
19. Tirole J. The Theory of Industrial Organization. Cambridge, Mass., MIT Press,
1993. pp. 201-204 (на русском языке Тироль Жан. Рынки и рыночная власть: теория
организации промышленности. Спб., 1996. С. 314-319)
Глава 8

ГЛАВА 8
СТРАТЕГИЧЕСКОЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ КРУПНЫХ ФИРМ НА РЫНКЕ

До сих пор мы имели дело с экономическими агентами, поведение которых строго
укладывалось в рамки понятий «получающий цену» («price taker») и «назначающий
цену» («price maker»). Эти экономические агенты ориентировались только на свои
собственные цели и представления о рынке и не принимали во внимание поведение
других субъектов рынка. Сейчас мы приступаем к рассмотрению поведения фирм,
которые преодолевают ограничения и совершенной конкуренции (отсутствие какого-
либо значимого влияния на рынок), и совершенной монополии (консерватизм,
«задавливание» рынка, неучет действий прочих агентов, включая потенциальных).
Соответственно и ценовое поведение таких агентов выходит за рамки только пассивной
или только активной политики, включая в себя более гибкое реагирование цен и
объемов выпуска на изменение окружающей экономической среды.
Рынки, где действуют несколько достаточно крупных фирм, которые, обладая
определенным влиянием, все же вынуждены считаться с наличием и поведением
других контрагентов, носят название олигополии. Олигополия - это не только
характеристика числа фирм в отрасли, но и особое состояние рынка, когда поведение
фирм является стратегическим.
Стратегическим поведением фирмы называется такое ее поведение, когда при
выборе варианта деятельности (цены, количества и качества товара) фирма принимает
во внимание возможные ответные действия конкурентов. Стратегическое поведение
свойственно только рынку олигополии: в условиях свободной конкуренции объем
выпуска фирмы не зависит и не влияет на объемы выпуска других фирм, поскольку
число фирм на рынке слишком велико, чтобы такое влияние можно было бы
эффективно осуществить.
Рассмотрим, каким образом осуществляется стратегическое поведение.
Реализация стратегического поведения фирмы в условиях олигополии происходит
в двух основных формах: в виде некооперативного взаимодействия фирм (когда фирмы
конкурируют друг с другом и в большей степени проводят самостоятельную политику
на рынке) и в виде кооперативного поведения (когда фирмы предварительно
договариваются о совместных действиях и выступают на рынке в значительной степени
«единым фронтом»). Рассмотрим по очереди эти два типа стратегического
взаимодействия крупных фирм на рынке.

Классификация некооперативных стратегий поведения

Можно исследовать несколько вариантов стратегического поведения фирм в
зависимости от последовательности принятия решения (принимаются ли решения
одновременно всеми фирмами или последовательно - вначале свои условия назначает
лидер рынка, а затем вступают в действие фирмы-последователи) и от выбора фирмами
стратегической переменной (объем выпуска или цена). В результате мы получаем
классификационную таблицу возможных стратегий:
Стратегическая переменная

Объем продаж Цена

Последовательность Одновременно Модель Курно Модель Бертрана
принятия решений
Последовательно Модель Модель
Штакельберга Форхаймера
На первый взгляд, предположение о том, что фирмы в качестве стратегической
переменной рассматривают количества в противоположность ценам, не вполне
реалистично. Чтобы оправдать использование моделей Курно и Штакельберга в
качестве инструмента анализа поведения олигополии, нам еще предстоит показать роль
ценовой конкуренции на рынке и влияние производственной мощности предприятий на
стратегии ценообразования фирм.

Парадокс Бертрана

Рассмотрим простейшую модель некооперативного взаимодействия крупных
фирм.
Предположим, что на рынке действуют две фирмы, производящие однородный
продукт. При этом вход на рынок других фирм эффективно закрыт, поэтому основные
коллизии разворачиваются только во взаимодействии этих двух фирм. Целью каждой
фирмы является максимизация прибыли. Отсутствуют соглашения фирм друг с другом.
Исследуем, каким образом фирмы устанавливают цену, а рынок определяет объем,
который может быть продан по этой цене. Данная ситуация представлена в модели
Бертрана. Мы исходим из того, что фирмы назначают цены одновременно, так что
каждая не может прогнозировать реакцию конкурента на сделанный ею самой выбор.
Предположим, что средние издержки фирм постоянны (мы находимся в долгосрочном
периоде) и равны между собой.
Пусть фирма 1 назначает цену первой. Ее цена может быть любой. Но как только
фирма 1 назначила цену, ее цена оказывается фиксированной при принятии решения
фирмой 2. Каким образом фирма 2 назначает цену? Если фирма 2 назначит цену выше
цены фирмы 1, она не продаст ничего (согласно предпосылкам, они продают
однородный товар, спрос переключится на товар той фирмы, которая назначает более
низкую цену). Поэтому фирма 2 может назначить цену на уровне цены фирмы 1 или
чуть-чуть ниже. Во втором случае фирма 2 захватывает весь рынок.
Однако подобные рассуждения и подобную стратегию может проводить фирма 1
по отношению к фирме 2. В результате на рынке возникает ценовая конкуренция, и, как
следствие, цена падает до минимально возможного уровня. Если фирмы идентичны, и
их предельные издержки равны, равновесная цена установится на уровне предельных
издержек. Любая цена выше предельных издержек не сможет стабилизировать рынок.
Если же предельные издержки фирм не равны, фирма с более низкими предельными
издержками получит конкурентное преимущество путем назначения цены ниже того
уровня, при котором другая фирма еще сможет осуществлять свою деятельность на
рынке, в результате фирма с более высокими издержками вынуждена будет уйти из
отрасли.
Таким образом, олигопольное взаимодействие в его простейшей форме при
равенстве предельных издержек конкурирующих фирм оказывается нестабильным и
приводит к ценовой войне, истощающей силы обеих сторон, а следовательно, и к
конкурентному результату - нулевой прибыли в долгосрочном периоде, что
ликвидирует стимулы крупных фирм к производству и сбыту данного вида товара.
Этот результат взаимодействия олигополистов известен как парадокс Бертрана (по
имени французского ученого, первым обратившего на него внимание). В рамках теории
игр парадокс Бертрана известен как «дилемма заключенного»: если виновные в
совершении преступления стоят перед выбором стратегии «сознаваться» или «не
сознаваться», причем делают выбор одновременно и независимо друг от друга, для
каждого из них доминирующей стратегией - такой, которая приносит наибольший
выигрыш при любой стратегии другого игрока, - служит стратегия «сознаваться».
Рациональный выбор заключенных будет состоять в том, чтобы сознаться, несмотря на
возможность улучшения положения обоих в случае выбора ими стратегии «не
сознаваться».
Если бы парадокс Бертрана имел место в действительности, то, не получая
прибылей и истощив свои ресурсы в длительных ценовых войнах, крупные фирмы
перестали бы заниматься производством, и рынок олигополии прекратил бы свое
существование. Однако в реальности это не так. Мы знаем, что крупные фирмы не
только не прекращают производство, но представляют собой едва ли не
господствующую структуру современной развитой рыночной экономики, получая
существенные положительные прибыли в долгосрочном периоде. Каким же образом
парадокс Бертрана разрешается на практике?

«Дилемма заключенного» в бесконечно повторяющейся игре

Рассмотрим теперь, каким образом парадокс Бертрана («дилемма заключенного»)
может быть разрешен в бесконечно повторяющейся игре.
Для начала рассмотрим парадокс Бертрана в терминах теории игр.
Если взаимодействие двух фирм продолжается один период времени, то игра
приобретает характер «дилеммы заключенного». Возможные комбинации стратегий
фирм и получаемых ими выигрышей представлены на рис. 8.1.
Стратегии фирмы 2
низкая цена высокая цена
Стратегии фирмы 1 низкая цена (?4; ?4) (?2; ?3)
высокая цена (?3; ?2) (?1,; ?1,)
Рис. 8.1. Матрица ценовой игры в модели Бертрана
Фирмы могут выбирать стратегии низкой или высокой цены и получать
соответственно результаты (прибыли) такие, что:

?2 > ?1 > ?4 > ?3
Отсюда следует, что доминирующей стратегией для каждой фирмы будет
стратегия «назначать низкую цену», следовательно, равновесие рынка с низкими
ценами будет служить равновесием по Нэшу в неповторяющейся игре.
Что произойдет с выбором фирм, если игра (их взаимодействие) продолжается
бесконечно долго?
Доминирующими в этой игре могут быть по крайней мере две стратегии. (В
действительности в бесконечно повторяющейся игре стратегий может быть гораздо
больше, однако доминирующими могут быть в разных условиях только эти две.)
1. Стратегия «руки, дрожащей на курке» - назначить высокую цену в момент t,
если другая фирма назначила высокую цену в момент (t- 1); и назначить низкую цену в
противном случае.
2. Стратегия «хищничества» - назначать низкую цену в любой момент времени.
Максимальный выигрыш каждой фирмы в результате применения первой
стратегии с учетом дисконтирования равен:
?1
1 22
PV(?) = ?1+ ?1??+ ?1? ? + …= ———
1 – ??
где ?1 - прибыль, полученная фирмой, назначающей высокую цену, при условии,
что другая фирма также назначает высокую цену;
? - дисконтирующий множитель, связанный со ставкой дисконтирования: ? =
l/(l+i), i - ставка дисконтирования;
? - вероятность в момент времени t того, что фирмы будут взаимодействовать в
момент (t+1) - вероятность продолжения игры в будущем.
Максимальный выигрыш фирмы от применения второй стратегии равен:

?1
2 22
PV(?) = ?2+ ?4??+ ?4? ? + …= ?2 ? ?4 ? ———
1 – ??

где ?2 – прибыль, полученная фирмой, назначающей низкую цену,
при условии, что другая фирма назначает высокую цену;
?4 - прибыль, полученная фирмой, назначающей низкую цену,
при условии, что другая фирма назначает низкую цену.
Выбор оптимальной стратегии фирмы, таким образом, зависит от соотношения
значений выигрышей по каждому из возможных вариантов.
Если PV(p)1 > PV(p)2, то есть если
? ?4
——— > ?2 ? ?4 ? ———
1 – ?? 1 – ??

?2 ? ?1
?? > ———
?2 ? ?4
то стимулов вести ценовую войну у фирм не будет.
Следовательно, выбор стратегии «ценовой войны» или «ценового мира» зависит
как от объективных факторов - вероятности продолжения взаимодействия фирм в
будущем, так и от субъективных факторов - межвременных предпочтений фирм.

Модель Бертрана с дифференцированным продуктом

Стандартная модель Бертрана предполагает совершенную заменимость товаров
двух фирм. Однако фирмы могут производить и разнородную (дифференцированную)
продукцию.
Предположим, что спрос на товар каждой фирмы описывается следующим
уравнением:
Qdi(Pi, Pj) = а - bРi + dPj
где Pi - цена, назначаемая данной фирмой;
Pj - цена фирмы-конкурента (i, j = 1,2; i ? j), причем 0<d<b и а> AC(b-d).
Пусть издержки на единицу товара у обеих фирм идентичны, постоянны и равны
АС.
Здесь мы видим, что товары двух фирм - фирмы i и фирмы j -служат
несовершенными заменителями друг друга. Прямая ценовая эластичность спроса на
товар отрицательна, перекрестная эластичность спроса на товар положительна (что
следует из знаков коэффициентов при ценах). Если цена Pi достаточно велика по
сравнению с ценой Pj, то объем спроса на товар i-й фирмы равен нулю. Однако при
небольшой разнице цен, даже если цена конкурента превышает цену данной фирмы,
какая-то часть покупателей останется верна данному товару благодаря приверженности
марке.
Условие d < b означает, что если цены товаров обеих фирм вырастут на
бесконечно малую величину ?, объем спроса на оба товара сократится. Условие а >
AC(b-d) означает, что если обе фирмы назначат цены на уровне предельных издержек,
объемы спроса на их товары будут положительными.
Определим результат такого взаимодействия фирм, то есть найдем набор цен (Pi*,
Р2*), такой, что Pi* обеспечивает максимизацию прибыли ? = (Pi - AC) Qd(Pi, Pj); i = 1,
2; j ? i.
Пойдем стандартным путем, вычисляя для любого Pj функцию реакции i-й
фирмы, максимизирующую (Pi - AC)Qd(Pi, Pj).
Пусть Ri(Pj) - функция реакции фирмы на цену конкурента. Для
рассматриваемого нами примера функция реакции будет иметь вид:

a + dPj + bAC
Ri(Pj) = —————————; i=l. 2; j ? i.
2b
Мы знаем, что функции реакции обеих фирм симметричны. Решив систему из
двух уравнений - функций реакций фирм, - получим следующий результат:
а + bAC
Pi* = ——————; i = 1, 2; j ? i
2b - d
При такой комбинации цен двух фирм они будут получать положительную
прибыль, так как
a + AC(b-d)
Р* - АС = ——————— > 0,
2b-d

то есть разница между равновесной ценой и предельными (и средними)
издержками положительна для каждой фирмы.
Итак, мы видим, что дифференциация продукта смягчает ценовую конкуренцию,
так что соперничество фирм не ведет к полному исчезновению их прибылей. В
рассмотренной модели уровень дифференциации продукта был заданной величиной.
Между тем в большинстве случаев производители сами выбирают степень
дифференциации продукта. Исследовав модель ценовой конкуренции Бертрана с
дифференцированным продуктом, мы интуитивно можем прийти к выводу о том, что
оптимальный уровень продуктовой дифференциации в условиях олигополии отличен
от нуля. Аналогичный результат был бы получен в моделях Хотеллинга и Салопа (см.
главу 6).
Модель Эджворта
Модель Эджворта является еще одной версией модели Бертрана, которая
показывает модель ценовой конкуренции фирмы с ограниченными размерами выпуска.
Рассмотрим, каким образом в этих условиях будет происходить ценовое
взаимодействие двух фирм, и каким образом фактор ограниченности совокупных
мощностей фирм влияет на установление равновесия на рынке, подтверждая или
разрешая тем самым парадокс Бертрана.
Предположим, что выпуск каждой фирмы, действующей в отрасли, ограничен
величиной К, составляющей половину того объема выпуска отрасли, на который
предъявляется спрос при цене, равной предельным издержкам. Это означает, что
кривые средних и предельных издержек каждой фирмы имеют вертикальный вид при q
= К: предельные издержки производства следующей единицы можно считать
стремящимися к бесконечности.




Рис. 8.2 Модель Эджворта

Если обе фирмы с самого начала назначают цену Р = МС, их совокупный выпуск
(Q = K1 + K2) как раз достаточен, чтобы удовлетворить отраслевой спрос. Пусть теперь
фирма 1 немного увеличивает свою цену. Потребители на рынке захотят покупать
товар фирмы 2, предлагающей более низкую цену. Однако половина потребителей не
смогут купить продукт из-за ограниченности производственных возможностей фирмы
2. Они (по крайней мере, некоторые из них, те, чья предельная оценка данного товара
не ниже цены фирмы 1) будут вынуждены покупать продукт у фирмы 1 по высокой
цене. Фирма 1 столкнется с остаточным спросом RD1 (рис. 8.2), причем QRDi(P)=QD(P)-
К2. По отношению к этому остаточному спросу фирма 1 будет действовать как
монополист, максимизируя прибыль там, где MRrd1 = MC1. Цена фирмы 1 будет
установлена на уровне Р1 > Р2 = МС, так что фирма 1 будет получать положительную
экономическую прибыль, в то время как прибыль фирмы 2 останется равной нулю,
несмотря на ее большую долю рынка.
В следующий период фирма 2 опустит свою цену до уровня немного ниже P1 -
цены первого периода фирмы 1 так, чтобы переманить покупателей фирмы 1. Однако,
поскольку производственные мощности фирмы 2 ограничены, она сможет
удовлетворить только две трети рыночного спроса. В этот период фирма 2 продаст в
два раза больше, чем фирма 1, почти по той же цене, в результате чего прибыли фирмы
1 удвоятся.
Еще через один период фирмы будут по очереди постепенно снижать цены до тех
пор, пока одна из фирм не установит цену Рк на уровне, при котором за счет роста
объема продаж (внутри, конечно, ограничений, налагаемых производственными
мощностями) ее прибыль не окажется равной прибыли при наивысшей цене Pk = Р1:
0,5(P1 - MC)K = (Pk - MC)K.
С этой точки другая фирма может попытаться поднять цену до уровня Р1, в
результате чего начнется новый цикл последовательного снижения цен фирмами.
Таким образом, статическое равновесие с одной ценой никогда не будет достигнуто;
уровень цен будет последовательно подниматься и опускаться в интервале Рк < Р < Р1;
ценовая война никогда не прекратится.
Итак, мы видим, что дополнительный количественный фактор - его
ограниченность выпуска фирм - способен только усугубить ситуацию. Однако всегда
ли это так?
Рассмотрим следующий пример.
Предположим, рыночный спрос выражается формулой:
Qd = 100 - Р,
где Qd - величина спроса, в тыс. шт.; Р - рыночная цена.
Пусть на рынке действуют две фирмы, предельные издержки которых постоянны,
одинаковы и равны 10, Мощности каждой фирмы ограничены объемом в 45 тыс. шт.
(К4 = Кг = 45). Равновесие Бертрана в данных условиях достижимо (q1 = q2 = 45; Р =
10), но оно не является равновесием по Нэшу8. Докажем это.
Пусть первая фирма назначает цену Р1 = 10.
Ее объем предложения будет равен q1 = К1= 45.
Тогда вторая фирма может максимизировать свою прибыль по остаточному
(после первой фирмы) спросу:
QRD2(P) = (100 - Р2) – К1 = 55 - Р2.
Максимизация прибыли обеспечивается ценой Р2=32,5 и объемом продаж q2=22,5.
Вторая фирма получает прибыль ?=506,25 - это минимальная прибыль, которую может
иметь вторая фирма, ориентируясь на остаточный спрос. Тем самым мы показали, что
стратегия «назначать цену на уровне предельных издержек» не является равновесием
по Нэшу ни для одной фирмы, так как отклоняясь от этой стратегии при данной
стратегии другого участника игры, фирма увеличивает свою прибыль.
Совокупное предложение рынка в этих условиях составит:
Qd = q2+ K1 = 67,5.
Итак, если P1 достаточно низкая, второй фирме имеет смысл максимизировать
прибыль по остаточному спросу.
Ситуация меняется, если цена первой фирмы P1 достаточно высока.
Предположим, P1=40.
Тогда если вторая фирма назначит цену, немного меньшую цены первой фирмы
(например, Р2 = 39), она получит весь спрос рынка:
QRD2(P2 = 39) = 61 > К2.
Обратим внимание, что в этом случае объем остаточного спроса на товар второй
фирмы превысит ее максимальный выпуск. Соответственно, объем ее продаж будет
равен максимально возможному выпуску. Ее прибыль соответственно будет равна ?2 =
1755 - что существенно выше, чем если бы фирма ориентировалась на остаточный
спрос.
В общем виде прибыль второй фирмы (в том случае, если цена первой фирмы
достаточно высока) можно записать как:
?2 = (P1 - ?- АС2)К2,
где ? - бесконечно малая величина;
АС2 - средние издержки второй фирмы.
Итак, у каждой фирмы есть две возможные стратегии:
1. Максимизировать прибыль по остаточному спросу
Qrd, =Qd - Kj.
2. «Подрезать» цену, устанавливая ее на уровне, несколько ниже цены конкурента
Pi = Pj - ?.
Для нашего примера первая стратегия приносит фирме прибыль ?i = 506,25;
вторая стратегия приносит прибыль ?i = (Pj – ? - ACi) Кi.
Найдем минимальное значение Pl при котором второй фирме выгодно
«подрезать» цену. Пренебрегая бесконечно малой величиной, условие
предпочтительности ценовой конкуренции:
(P1 - 10) 45 > 506,25.
Откуда
P1> 21,25.
Таким образом, ценовая конкуренция приносит большую прибыль только в том
случае, если конкурент на рынке устанавливает достаточно высокую цену. Поскольку
мы знаем, какую цену назначит фирма, если цена конкурента опустится достаточно
низко, интервал возможных колебаний цен на рынке определен как:
Pi, Pj ? [21,25; 32,5],
где нижнее значение дается минимальным уровнем цены при выборе фирмой
стратегией «подрезания» цены, а верхнее значение представляет собой цену при
выборе фирмой стратегии максимизации прибыли по остаточному спросу.
Мы видим, что мощность играет на рынке существенную роль фактора,
ограничивающего возможности и стимулы ценовой конкуренции. Следовательно,
выбор мощности (если таковой возможен) играет роль предварительной
договоренности фирм о масштабах ценовой конкуренции.
Покажем это на примере, предположив, что мощности фирм существенно выше:
Пусть К1 = К2 = 80.
Тогда соответствующий интервал цен будет равен: Pi, Pj ? [10,71; 15].
Видно, что чем выше мощности фирм, тем уже интервал возможных цен и тем
ближе цены, назначаемые фирмами на рынке, к средним издержкам.
Пусть, напротив, К1 = К2 = 30
Тогда, максимизируя прибыль по остаточному спросу, фирма выберет объем
продаж, равный 30 и назначит цену, равную 40, получив прибыль, равную 900. Далее,
мы видим, что фирме выгодна ценовая конкуренция только при условии (P1 - 10)30 >
900, то есть если цена конкурента превышает 40. Иначе говоря, в данном случае мы
получаем единственную цену рынка P1 = Р2 = Р* = 40, ценовая война между фирмами
исключена.
Итак, мы показали, что парадокс Бертрана разрешается благодаря:
• длительности взаимодействия фирм на рынке и их ориентации на долгосрочные
цели;
• дифференциации продукта продавцов и приверженности марке;
• ограниченности мощности предприятий.
Три названных характеристики служат важнейшими условиями,
ограничивающими ценовую конкуренцию. Но раз это так, то эти параметры
деятельности фирм должны служить объектом стратегического выбора. Нетрудно
показать, какое влияние оказывают стратегические решения фирмы, не связанные с
ценой, на политику ее конкурентов, в том числе политику ценообразования.
Масштабные расходы на рекламу могут рассматриваться другими фирмами и как
затраты на создание приверженности марке, и как свидетельство намерений
длительного присутствия на рынке. И то, и другое снижает стимулы ценовой
конкуренции. Политика ассортимента очень много сообщает конкуренту об избранном
уровне дифференциации продукта. Типы контрактов, используемых фирмой, косвенно
предоставляют информацию о предполагаемом времени пребывания продавца на
рынке. Значительные инвестиции в НИОКР играют сходную роль. Таким образом,
неценовая политика действующих на рынке фирм способна служить
предварительным соглашением о масштабе ценовой конкуренции.
Кроме того, мы установили, что выбор мощности продавцов предопределяет их
ценовую политику. Иначе говоря, выбор доступного объема продаж можно
рассматривать в качестве этапа определения стратегии, предшествующего моменту
назначения цены. Таким образом, мы в известном смысле оправдали использование
моделей (где стратегической переменной служит количество) в качестве инструмента
анализа олигополии. Обратим внимание, что фирмы, желающие исключить ценовую
войну между собой, выберут производственные мощности, равные равновесному
объему выпуска в другой модели поведения олигополии - модели Курно. Рассмотрим
теперь модель Курно в общем виде.
Модель Курно
Цель модели заключается в том, чтобы показать, каким образом устанавливается
равновесный объем продаж на рынке, если фирма выбирает количество в зависимости
от того количества, которое продает на рынке другая фирма. Фирмы выбирают объем
продаж одновременно - обе они проводят «недальновидную» политику. Из-за
недальновидности выбора выпуска каждой фирмой, реакция контрагента приводит к
тому, что ожидаемый фирмой выпуск контрагента может отличаться от фактического.
Равновесие на рынке достигается тогда, когда ожидания каждой фирмы относительно
объема выпуска конкурента реализуются.
Пусть фирма 1 ожидает, что фирма 2 произведет q2 количества товара. Тогда
фирма 1 решает произвести q1 единиц товара. Совокупный объем продаж отрасли
составит Q = q1 + q2. Этот объем будет продан по цене P(Q) = P(q, + q2).
Фирма 1 стремится к максимизации прибыли. Максимум прибыли достигается
при таком объеме производства фирмы 1, когда ее предельные издержки равны ее
предельной выручке: МС = MR, то есть:
o[P(Q)q1] oTC
————— = ———
oq1 oq1

oP(q1 + q2) oTC
P(q1 + q2) + ————— q1 = ———
oq1 oq1

Такое же условие максимизации прибыли можно записать и для фирмы 2.
Поскольку по условию каждая фирма выбирает объем своего производства,
исходя из предположения о размере выпуска другой фирмы, оптимальный объем
производства фирмы 1 будет зависеть от ожидаемого объема производства фирмы 2:
q1= f(q2exp), а оптимальный объем производства фирмы 2 будет зависеть от ожидаемого
объема выпуска фирмы 1: q2=h(q1exp), где f и h - функции реакции9 первой и второй
фирм соответственно, qiexp - ожидаемый j-й фирмой выпуск i-й фирмы, i,j = 1,2; i?j.
Если ожидания фирм не оправдываются, q1 ? q1exp q2 ? q2exp, фирмы
пересматривают как предположения, так и свой собственный объем производства в
соответствии с реальным выпуском другой фирмы. В результате меняется совокупное
предложение отрасли и рыночная цена.
Стабильное равновесие на рынке устанавливается тогда, когда ожидаемые
выпуски фирм равны их реальным объемам производства, причем реальный выпуск и
является оптимальным:
q1* = f(q2*); q2* = h(q1*).
Другими словами, каждая фирма выбирает такой оптимальный объем
производства, какой ожидает от нее другая фирма. Такое равновесие называется
равновесием Курно.
Пусть функция рыночного спроса линейна и имеет вид

P(Q) = a – q1 – q2

где а - параметр спроса;
q1, q2 - объемы выпуска фирм 1 и 2.
Пусть предельные издержки фирм одинаковы, постоянны и равны МС. Тогда
условие максимизации прибыли для первой и второй фирмы соответственно будет
иметь вид
а - 2q1 - q2 = МС,
а – q1 - 2q2 = MC.
Отсюда можно вывести функции реагирования для каждой фирмы:
q1 = 0,5(а - q2 - МС),
q2 = 0,5(а - q1 - МС).
Эти уравнения описывают все комбинации q1 и q2, которые приносят
максимальную прибыль каждой фирме. Решение уравнений дает равновесие Курно.
Поскольку фирмы идентичны, в равновесии они будут производить одинаковое
количество товара, то есть
q1* = q2* = l/3(a - МС).

42-t кол-во
а-АС




Рис. 8.3. Модель Курно

Общий объем продаж в отрасли составит
Q = q1* + q1* = 2/3(a-MC).

Если кривые реакции изобразить графически (рис. 8.3. ), равновесие Курно
достигается в точке их пересечения. Именно здесь ожидаемые объемы двух фирм
совпадают с их реальными величинами. Механизм достижения равновесия можно
показать следующим образом. Что произойдет, например, в точке А? В этой точке
фирма 1 произведет большее количество товара, чем от нее ожидает фирма 2. В
результате фирма 2 будет вынуждена сократить свой объем выпуска в следующем
периоде. В то же время фирма 1 в расчете на большое количество товара фирмы 2 тоже
сократит свой выпуск. Когда и эти ожидания не оправдываются, фирмы будут
корректировать объемы производства до тех пор, пока не будет достигнута точка
равновесия, пока их ожидания не будут оправдываться.
Равновесие Курно для n фирм. Предположим, что на рынке действует несколько
фирм, каждая из которых проводит стратегию, соответствующую предпосылкам
модели Курно. Другими словами, каждая фирма на рынке выбирает оптимальный
объем производства, исходя из своих ожиданий относительно объемов производства
других фирм. Причем фирмы одновременно выбирают модель поведения. В равновесии
ожидания фирм оправдываются.
Если число фирм на рынке равно n, то общий объем предложения составляет
величину
Q= q1 + q2 +….+ qn
Каждая фирма, максимизируя прибыль, будет производить такой объем, чтобы:
Mri=MCi, i = 1, 2,...,n,
то есть
oP
P(Q)+ —— qi = MCi(qi)
oqi
Обратим внимание, что каждая фирма ожидает, что другие участники рынка
сохраняет свой объем продаж неизменным. Поэтому с ее точки зрения изменение
объема продаж на рынке в точности совпадет с изменением ее собственных продаж,
dQ, = dqi, Домножим второе слагаемое в левой части на выражение PQ/PQ. Поскольку
произведение oР(Q)/oQ Q/P представляет собой эластичность рыночного спроса Ed,
условие максимизации прибыли фирмы можно записать в виде:

qi
P(Q)[1 + ———] = MCi,
QEd

где qi/Q - доля выпуска данной фирмы в общем объеме производства отрасли,
qi/Q. = Yi.
Тогда цена на рынке и индекс Лернера монопольной власти
Yi
P(Q)[1 + ———] = Mci,
Ed

P-MC Yi
L = ——— = ——
P Ed
Обратим внимание, что эта формула показывает зависимость рыночной цены и
монопольной власти фирм, действующих на рынке, от числа фирм и их рыночной доли.
Если Y, стремится к нулю (ситуация свободной конкуренции), цена стремится к
уровню предельных издержек: P(Q) = МС. Если Yi = 1 (рынок монополии), мы
получаем формулу монопольной цены: P(Q) = МС/[1 + 1/ Ed]. Соответственно,
промежуточные случаи расположены между двумя этими крайними ситуациями. Таким
образом, равновесие Курно позволяет связать воедино разные рыночные структуры.
Модель Штакельберга
В предыдущих моделях предполагалось, что фирмы обладают одинаковой
рыночной силой, и их поведение определяется одновременно. Рассмотрим теперь
ситуацию, когда фирмы неодинаковы по силе, а выбор объема производства
осуществляется последовательно: сначала объем производства определяется для более
«сильной» фирмы, затем «слабая» фирма выбирает свою линию поведения. При этом
мы исходим из того, что фирмы, выбирая мощность, устанавливают границы ценовой
конкуренции и барьеры входа для потенциального конкурента. Модели Эджворта и
Курно показали нам, каким образом выбор производственной мощности влияет на
ценовую конкуренцию и какие мощности выбирают фирмы, принимая решения
одновременно, с тем чтобы исключить ценовую войну. Теперь мы рассмотрим, какую
производственную мощность должен выбрать лидер, учитывая будущую реакцию
другой фирмы (или фирм) на свои действия.
Пусть фирмы выбирают, какое количество товара производить, а цена
устанавливается рынком. Предположим, фирма 1 является лидером на рынке и
принимает решение относительно величины выпуска независимо, в то время как фирма
2 корректирует свое поведение, исходя из того выбора, который сделала фирма 1.
Тогда мы знаем, как ведет себя на рынке фирма 2. Ее цель заключается в том,
чтобы максимизировать прибыль при заданном объеме производства фирмы 1:
max [P(q1+q2) q2 - TC2(q2)].
Кроме того, мы знаем функцию реакции фирмы 2, которая служит результатом
максимизации ее прибыли:
q2= h(q1).

В случае линейной функции спроса Р = а - q1 - q2 функция реакции фирмы 2, как
было показано выше,

q2 = 0,5(а - q1 - МС2).

Рассмотрим теперь поведение фирмы-лидера. Фирма 1, фирма-лидер, знает, что ее
выбор объема производства оказывает непосредственное влияние на размер выпуска
фирмы 2, а следовательно, на общий объем предложения отрасли, рыночную цену и в
конечном итоге прибыль самой фирмы-лидера. Поэтому для нее условие максимизации
прибыли принимает вид:

max [P(q1 + q2)q1 – TC1(q1)] при q2 = h(q1).

To есть

max [P(q1 + h(q1)) q1 - TC1(q1)]

В нашем примере условие максимизации прибыли лидера будет выглядеть:

(а – q1 - 0,5(а - q1 - MC2))q1 = MC1

Откуда

q1* = 0,5(а – МС1,),
q2* = 0,25(а - МС2).

Общий объем предложения отрасли равен (в нашем условии МС1 = МС2):

Q* = qi* + q2* = 0,75(a – MC1).

Видно, что прибыль лидера в модели Штакельберга вдвое превышает прибыль
последователя. Стратегическое поведение лидера, учитывающее будущую реакцию
конкурента на рынке, приносит ему •«преимущество первого хода».




Рис. 8.4. Модель Штакельберга
Мы рассмотрели несколько вариантов моделей олигополии. Возникает вопрос,
какую модель использовать при анализе того или иного рынка. Применение той или
иной модели зависит от характеристик рынка и возможностей фирмы влиять на
рыночную цену или объем выпуска. Модели Курно и Штакельберга применяются при
исследованиях рынков, когда у фирм существуют фиксированные производственные
планы, так что относительно трудно изменить количество выпускаемого продукта, если
план уже принят. Это характерно для отраслей с длительным сроком изготовления
товара (тяжелая промышленность, самолетостроение, производство уникального
оборудования, судостроение и т. д.). а также для тех отраслей, где фирмам необходимо
инвестировать значительные средства в специализированное оборудование для сбыта
данного товара (например, строительство крупного универмага). На таких рынках
изменение цен товаров более вероятно, чем изменение объемов продаж. Модели
Бертрана и Форхаймера применяются в тех случаях, когда фирмам сложнее
корректировать принятые цены. Примерами могут служить продажи по каталогам,
тендеры, аукционы, причем преимущественно в отраслях, производящих товары
потребительского назначения. В этом случае, напротив, изменение цен менее вероятно,
чем изменение объемов продаж.

Лидерство по Штакельбергу как источник информации о рынке

До сих пор, рассматривая модель лидерства по Штакельбергу, мы предполагали,
что обе фирмы обладают идентичными знаниями о характеристиках рынка вообще и
функции спроса в частности. Рациональное поведение фирм-последователей было
пассивной реакцией на действия фирмы-лидера. В данной модели мы не видели
никакой причины, которая могла бы объяснить, во-первых, почему лидером является
именно этот продавец, во-вторых, какие существует стимулы для того, чтобы быть
«последователем» на рынке, позволяя лидеру фактически определять
производственные планы независимой фирмы.
Однако если мы предположим существование асимметричной информации о
рыночных условиях в том смысле, что одна фирма лучше знает рыночные условия,
нежели другая, у нас появится логичное объяснение устойчивости модели
Штакельберговского лидерства.
Рассмотрим упрощенную модель, предполагая, что фирма-последователь не знает
функции спроса, но знает, во-первых, что этой информацией обладает фирма-лидер; во-
вторых, что фирма-лидер при установлении цены будет учитывать реакцию фирмы-
последователя. Это дает возможность фирме-последователю судить о рыночных
условиях (в частности о функции спроса) на основе действий фирмы-лидера, если она
не может этого сделать непосредственно.
В данном случае ситуация Штакельберговского лидерства будет выгодна не
только фирме-лидеру (которая при прочих равных условиях может захватить большую
долю рынка и получать соответственно большую прибыль), но и фирме-последователю
- так как последняя получает возможность выбирать объем выпуска,
максимизирующий ее прибыль с минимальным риском и неопределенностью
относительно параметров спроса.
Проиллюстрируем проблему, используя аппарат теории игр, в частности
концепцию равновесия по Байесу-Нэшу.
Пусть функция спроса на товар описывается уравнением
P(q1, q2) = а – q1 - q2,
где q1 - объем продаж первой фирмы (лидера);
q2 - объем продаж второй фирмы (последователя).
Для простоты будем полагать предельные издержки фирм нулевыми. Первая
фирма знает параметр а, а вторая знает лишь, что этот параметр с вероятностью 0,6
равен 5, с вероятностью 0,2 равен 10 и с вероятностью 0,2 равен 12. Предположим, что
обе фирмы выбирают между объемами продаж 1 и 4. Игровая ситуация представлена в
экстенсивной форме на рис. 8.5. Оптимальная (максимизирующая прибыль) стратегия
второй фирмы зависит не только от объема продаж фирмы-лидера, но и от значения
параметра а. Каким образом вторая фирма будет уточнять имеющуюся у нее
информацию об объеме рыночного спроса?
Для ответа на этот вопрос необходимо рассмотреть выбор оптимальной стратегии
фирмой-лидером. Из условия очевидно, что если спрос на товар достаточно велик (а =
10 или 12), доминирующей стратегией для фирмы-лидера является выбор объема
выпуска, равного 4. В этом случае выигрыш лидера выше, независимо от того, какую
стратегию выберет вторая фирма. Иначе обстоит дело, когда спрос на товар низок (а =
8). Рассмотрим этот участок дерева игры подробнее:




Рис. 8.5. Лидерство по Штакельбергу как источник информации о спросе
Доминирующими стратегиями на этом участке игры для обеих фирм служат
стратегии «выбирать объем выпуска, равный единице». Проблема состоит в том, что
если вторая фирма не знает состояния рынка (величины параметра а), она в состоянии
определять свою доминирующую стратегию на основе оценки ожидаемого выигрыша
(прибыли) только отталкиваясь от вероятностей (которые мы в данном случае называем
априорными).
Сравним ожидаемую прибыль второй фирмы от двух стратегий «выбирать q2 = 4»
и «выбирать q2 = 1», используя информацию о том, какая стратегия будет
предпочтительнее для первого продавца:
Е [?2 (q2 = 4)] = р(а = 5)0 + р(а = 10)8 + р(а - 12)16 = 4,8,
Е [?2 (q2 = 1)] = р(а - 5)3+ р(а = 10)5 + р(а - 12)7 = 4,2.
Отсюда можно сделать вывод, что если вторая фирма не знает, на каком участке
игры она находится, доминирующей стратегией для нее. будет выбор объема выпуска,
равный 4, а ее ожидаемая прибыль составит 9,6. Однако если вторая фирма использует
информацию о выборе лидера в качестве сигнала о состоянии рынка, она может
повысить ожидаемую прибыль. Какова с точки зрения второй фирмы вероятность того,
что рынок узок (а = 5), если первая фирма выбрала объем выпуска, равный 1? Эту
вероятность - апостериорную вероятность, которую ведомый формулирует на
основании выбора, сделанного лидером, мы можем найти по правилу Байеса:
p(q1=l/a=5) p(a=5)
p(a=5/q=1) = —————————————————————————————
р(q1=1/а=5)р(а=5)+p(а=10)Р(q1=1/а=5)+p(q1=1/а=12)p(а=12)
Вероятность того, что рынок узок, если первая фирма выбирает объем выпуска,
равный 1 (апостериорная вероятность), составляет:
1 0,6
p(a=5/q1=1) = ——————————— = 1
1 0,6 + 0,2 0 + 0,2 О
Таким образом, если первая фирма (лидер) выбирает объем выпуска, равный 1,
фирма-последователь может с уверенностью заключить, что емкость рынка невелика (а
= 5). Аналогично ведомая фирма формулирует апостериорные вероятности того, что
параметр а = 10 и а = 12. Вероятности составляют, р(а = 10/q1 = 1) = 0; р(а = 10/q1 = 4) =
0,5; р(а = 12/q1 = 1) = 0; р(а = 10/q1 = 4) = 0,5. На основании этого вывода вторая фирма
формирует доминирующую стратегию «q2=4 тогда и только тогда, если q1=4; q2=l тогда
и только тогда, если q1=l».
Благодаря этому решению обе фирмы будут получать ненулевую прибыль при
любом из трех состояний рынка. Формирование стратегий на основе апостериорных
вероятностей позволяет увеличить ожидаемую прибыль ведомой фирмы:
Е [?2 (если q1=1, то q2=l; если q1=4, то q2=4)] = 6,6.
Мы видим, что в условиях асимметричной информации о рыночных параметрах
лидерство по Штакельбергу отвечает интересам всех фирм, Действующих на рынке,
так как для неинформированных фирм решение лидера служит каналом получения
информации о состоянии рынка.

Кооперативные модели поведения олигополистов
До сих пор мы рассматривали некооперативные модели взаимодействия фирм на
олигопольном рынке. Мы установили, что такого рода поведение не всегда ведет к
стабилизации параметров рынка и к установлению единственной равновесной цены,
что затрудняет крупным фирмам получение положительной прибыли в долгосрочном
периоде вплоть до полного ухода олигополиста из отрасли. И хотя рынок выработал
ряд способов смягчения подобных ситуаций, некооперативное взаимоотношение фирм
по-прежнему остается далеким от совершенства (с точки зрения участников) типом
поведения на рынке. Альтернативой служит соглашение фирм относительно
поддающихся контролю параметров рынка. Соглашения такого рода носят название
картельных. Исследуем подробнее механизм и последствия картелизации рынка.
Картельные соглашения
На любом олигопольном рынке у фирм есть стимулы координировать свою
производственную деятельность и политику ценообразования посредством
ограничения объема выпуска фирм (квот) и назначения одинаковых цен для увеличения
совокупной прибыли отрасли и индивидуальных прибылей каждой из фирм.
Ассоциация фирм, которые заключили явное или тайное соглашение о координации
своей деятельности, называется картелем.
Если картель включает все фирмы, действующие в отрасли, отрасль становится
монополией, и фирмы получают монопольную прибыль. Фирмам очень выгодно
заключать картельные соглашения. Но если картель уже сформирован и эффективно
ограничивает выпуск и цену на рынке, у каждой фирмы появляется стимул нарушить
картельное соглашение путем увеличения квот выпуска или понижения цены. В этом
случае фирма-нарушитель привлекает дополнительное количество потребителей, в
результате чего ее прибыль возрастает. Однако подобным образом могут рассуждать
все фирмы-участницы картеля, что ведет к нарушению картельного соглашения. Для
поддержания картельных соглашений в течение продолжительного времени требуются
дополнительные усилия продавцов-участников соглашения. В противном случае
картельные соглашения были бы, как правило, весьма недолговечными.
Причины возникновения картелей
Известно, что фирмы, действующие в условиях свободно конкурентного рынка,
максимизируют прибыль. Каким же образом возможно увеличение прибыли в условиях
картеля? В конкурентной отрасли каждая фирма рассматривает уменьшение своего
выпуска только с точки зрения своих собственных выгод и не учитывает последствия
своих действий для конкурентов (других фирм), хотя сокращение выпуска даже одной
фирмы в отрасли выгодно и всем прочим, поскольку уменьшает совокупное
предложение отрасли и увеличивает равновесные цены. Таким образом, возникает
своего рода внешний эффект, который в условиях свободной конкуренции не
принимается во внимание. Наоборот, картельное соглашение учитывает эти
последствия действий одной фирмы для увеличения прибыли всех участников.
Поэтому картель как отрасль производит меньше объема, чем рынок свободной
конкуренции. Картель интернализирует внешние эффекты сокращения выпуска каждой
фирмы для остальных фирм, так что последствия этих внешних эффектов становятся
внутренним делом картеля (например, в форме распределения дополнительных
прибылей или определения квот выпуска).
Рассмотрим модель картеля для отрасли и для каждой фирмы. Пусть картель
охватывает все фирмы отрасли. Тогда поскольку картель представляет собой
монополию, равновесие в отрасли достигается там, где предельные издержки
отраслевого выпуска соответствуют предельной выручке от его продажи (рис. 8.6).
Соответственно, цена на рынке установится на уровне Рm. Если цена равна Рm, каждая
фирма заинтересована в повышении выпуска до тех пор, пока ее предельные издержки
не окажутся равными этой цене, то есть до уровня qi. Сравним с условиями свободной
конкуренции: цена - Рс, объем выпуска фирмы - qc. Поскольку конкурентная цена ниже
картельной, а функция предельных издержек фирмы возрастает, картельный объем
выпуска фирмы всегда будет меньше конкурентного. Однако каждая фирма в рамках
картеля имеет стимул наращивать выпуск до пределов, превышающих то количество,
которое она выпускала бы на рынке совершенной конкуренции.




Р, цена t.
МС
MR-MC
Q, кол-во

Фирма Рынок
Рис. 8.6. Сравнение картеля и рынка совершенной конкуренции
Стимулы к нарушению картельного соглашения
В рамках статичной модели картеля каждая фирма-участник оказывается
заинтересованной в нарушении картельного соглашения. Вывод может измениться,
если мы проанализируем влияние решений фирмы не только на сегодняшнюю
прибыль, но на весь поток ожидаемой будущей прибыли. Интуитивно очевидно, что в
долговременной перспективе фирма может быть заинтересована придерживаться
установленной для нее квоты. Рассмотрим условия, при которых картельное
соглашение является стабильным и соответственно нестабильным.
Пусть ?m - прибыль фирмы, придерживающейся картельного соглашения (в
условиях установления картелем монопольной цены), ?с - прибыль фирмы,
нарушающей соглашение, Н - величина наказания фирмы, нарушившей картельное
соглашение (например, в виде резкого падения цены и прибыли из-за противодействия
прочих фирм картеля).
Фирма будет нарушать картельное соглашение в том случае, когда:
РV(Е(?m))<РV(Е(?m-Н)).
Предположим, что фирмы-участники картеля действует по стратегии
копирования : если вы ведете честную игру, я тоже играю честно, если вы меня
обманули, я чувствую себя вправе обмануть вас. Предположим далее, что если фирма
нарушает соглашение, например, назначая более низкую, чем картельная, цену, она в
первый период (период нарушения соглашения) получает прибыль рс, но в следующий
период ее ловят и навязывают наказание (возможно, в виде ограничения ее продаж,
дискриминации со стороны других участников картеля или штрафа, либо в виде
сокращения прибыли из-за разрушения картельного соглашения) величиной Н
ежегодных вычетов до конца ее существования (то есть для бесконечного периода
времени)
Н
22
Н + Нр? + Нр ? +... = ———
1 - p?

где ? - дисконтирующий множитель;
р - вероятность повторных продаж фирмы-нарушителя в следующем периоде.
Общая сумма ожидаемой прибыли фирмы-нарушителя соглашения составит:
?с - Н
22
?с + (?с - Н)p? + (?с - Н)p ? + ... = ———— + Н.
1 - p?
Если фирма придерживается соглашения, текущая ценность ее ожидаемой
прибыли составит ?m/(1 - p?).
Фирме выгодно не нарушать картельного соглашения, если нарушение не
приносит ей роста текущей ценности ожидаемой прибыли:
?m ?с - Н
———— > ———— + H
1 – p? 1 - p?
или
?с - ?m
p? > ———— .
Н
Итак, можно заключить, что сохранение картельного соглашения тем выгоднее
фирме:
• чем выше вероятность повторных продаж на рынке;
• чем выше величина дисконтирующего множителя;
• чем меньше выигрыш, который фирма может получить в краткосрочном
периоде благодаря нарушению картельного соглашения;
• чем больше потери, которые фирма понесет в результате согласованных
действий других участников картеля.
Следовательно, для сохранения картеля его участники должны повысить сумму
штрафа, налагаемую на нарушителя, и сделать угрозу штрафа максимально более
правдоподобной.
Факторы, облегчающие сохранение картеля
Итак, мы видим, что картельные соглашения не отличаются долговременностью.
Однако на практике многие картели существуют в течение десятков лет.
Следовательно, должны быть причины, которые объясняют стабильность картелей. К
факторам, облегчающим сохранение картельного соглашения и поддержания
дисциплины в картеле, относятся следующие:
• Способность картеля поднять цены в отрасли и удерживать длительное время на
высоком уровне для всех фирм, входящих в него. Выполнение этого условия
существенно зависит от эластичности рыночного спроса и от доли фирм в отрасли,
которые входят в картель. Чем менее эластичен спрос в отрасли, тем легче
предпринимать действия по увеличению цены, тем выше может быть уровень
картельной цены и совокупной выручки фирм. С другой стороны, если картель
контролирует только незначительную долю отраслевого рынка, фирмы-аутсайдеры
могут воспрепятствовать значительному увеличению рыночной цены. Даже когда все
фирмы отрасли входят в картель, высокая норма отраслевой прибыли может привлечь
новых конкурентов, и если барьеры для входа на рынок незначительны, картель не
сможет удержать высокие цены (и прибыли) в долгосрочном периоде.
• Низкая вероятность наказания от правительства за нелегальность картельного
формирования. Если фирмы-участницы картеля ожидают, что картельное соглашение
будет вскоре обнаружено правительством, за чем последуют строгие санкции, фирмы
будут менее склонны к заключению такого рода соглашений, и наоборот: чем ниже
риск обнаружения картельного соглашения антимонопольными органами и
использования строгих санкций, тем выше стимулы объединения и поддержания
картеля.
• Низкие издержки по организации картеля. Издержки по организации картеля
включают в себя, прежде всего, затраты по ведению переговоров между
предполагаемыми участниками. Факторами, от которых зависит величина этих
издержек являются:
1) число фирм в отрасли. Чем больше и менее устойчиво число фирм, тем труднее
договориться. Поэтому картельные соглашения и характерны в основном для рынков с
ограниченным числом фирм и низкой вероятностью появления аутсайдеров на рынке;
2) концентрация производителей. Если несколько крупных фирм определяют
основной объем выпуска отрасли, эти фирмы могут легко договориться между собой,
не привлекая к ведению переговоров другие (мелкие) фирмы. Часто крупные фирмы
могут проводить одинаковую политику в отрасли, даже не прибегая к формальным
соглашениям. Такая практика носит название сознательного подражания;
3) однородность продукта отрасли. Чем выше степень дифференциации продукта,
тем труднее фирмам договориться о поддержании одного уровня цен на рынке. С одной
стороны, введение на рынок каждой новой модификации товара может сопровождаться
пересмотром относительных цен в отрасли, что делает картельное соглашение
непрочным. С другой стороны, трудно контролировать, придерживаются ли фирмы
соглашения о ценах: не снижая номинально уровня цены, фирма может выпустить
более качественный продукт, чтобы привлечь дополнительных потребителей;
4) наличие в отрасли торговых объединений (ассоциаций). Если в отрасли
существуют торговые объединения, это облегчает участникам картеля ведение
переговоров и контроль за соблюдением соглашения в рамках торговых союзов.
Методы предотвращения нарушения картельного соглашения
Длительная история существования картелей выработала специфические методы
предотвращения нарушения картельных соглашений, каждый из которых нацелен на
повышение угрозы наказания в случае оппортунистического поведения, с одной
стороны, и на обеспечение возможно более длительного существования картеля - с
другой. К основным методам предотвращения нарушения картельного соглашения
относятся:
• контроль большего числа показателей, чем только цена. Эффективные
картельные соглашения включают спецификацию не только продажной цены, но и
других показателей, которые легче проконтролировать, таких как: квота производства,
ограничения покупки/продажи в отношении дилеров, нормы расходов на НИОКР,
территориальные и/или продуктовые ограничения маркетинговой и сбытовой
деятельности;
• раздел рынка сбыта между участниками картеля. Каждому участнику
выделяется особая территория или особый класс потребителей, так что контроль за
соблюдением соглашения значительно облегчается, а последствия нарушения
уменьшаются (поскольку оказывают влияние только на выделенную область
деятельности);
• использование особых условий. Картельное соглашение может включать в себя
условие о том, что продавец не будет продавать другим покупателям/дилерам по цене
ниже установленного картелем уровня для данного класса товаров или потребителей;
• контрольные цены. Члены картеля могут договориться о том, что если цена на
рынке падает ниже определенного заранее уровня (контрольной цены), каждая фирма-
участник получает право осуществлять политику самостоятельно, в том числе
расширять выпуск. Картель при этом фактически распадается, а период получения
дополнительной прибыли фирмой-нарушителем сокращается.
Социальные издержки картелизации
Поскольку стимулами к созданию картеля является возможность получать
высокую прибыль в долгосрочном периоде, а деятельность по заключению такого рода
соглашения связана с издержками, эти издержки картелизации пропорциональны
величине потенциальной картельной прибыли, и величину прибыли можно трактовать
в качестве социальных издержек картелизации (издержек, связанных с поведением
поиска ренты потенциальных участников картеля). Эти издержки представляют собой
чистые потери для экономики в результате картелизации (отвлечение ресурсов на
процесс картелизации вместо производственного процесса).
Исследования дали следующие результаты социальных издержек картелизации
ряда отраслей экономики США:
Отрасль Рост цен (в%) Социальные издержки
(как % объема продаж
отрасли)
Производство азотных удобрений 75 62
Производство сахара 30 36
Производство алюминия 100 75
Производство электроламп 37 42
Производство медной проволоки 31 36
Производство стальных труб 39 42
Таким образом, мы видим, что чем больше рыночная власть картеля (чем больше
рост цен, вызванный картелизацией рынка), тем выше потери от картеля.
Итак, если в отрасли действует несколько крупных фирм, то их поведение
оказывается стратегическим - фирмы принимают во внимание ожидаемую реакцию
конкурента на свои действия. Возникает взаимная зависимость фирм друг от друга,
которую сами фирмы хорошо осознают. Стратегическое поведение может
осуществляться в двух основных формах: сотрудничество и конкуренция.
Сотрудничество фирм-олигополистов приводит к возникновению в отрасли картеля,
действующего либо как монополия (при объединении всех фирм отрасли), либо как
доминирующая фирма (если картель объединяет только часть фирм). Условием
стабильности картеля служит наказание - резкое снижение рыночной цены и прибыли
фирмы-нарушителя по сравнению с дисконтированной стоимостью картельных
поступлений. Конкуренция олигополистов может происходить в отношении количества
(фирмы определяют выпуск, а рынок устанавливает цену), либо цены (фирмы
определяют цену, рынок устанавливает объем выпуска). Конкуренция фирм в
отношении количества рассматривается в модели Курно, в отношении цены - в модели
Бертрана. Возможности и стимулы ценовой войны в духе Бертрановской конкуренции
ограничены дифференциацией продукта, заинтересованностью фирм в длительном
сохранении высоких цен, ограниченностью мощности Конкуренция фирм лидера и
последователя предполагается как ценовое лидерство по Форхаймеру или
количественное лидерство по Штакельбергу.

Вопросы для повторения и обсуждения
1. Охарактеризуйте особенности рынка олигополии, покажите, как нестратегические
детерминанты рыночной структуры влияют на поведение продавцов.
2. Как осуществляется конкуренция фирм на рынке при ограниченности производственной
мощности каждой фирмы?
3. В каких случаях рыночное взаимодействие фирм является нестабильным?
4. Какова роль некооперативного и кооперативного поведения на рынке?
5. Каким образом поведение фирм может служить источником информации о рынке для их
конкурентов?
6. В каких случаях сотрудничество фирм на рынке выгоднее, чем их конкуренция, с точки зрения
фирм' с точки зрения общества в целом? с точки зрения потребителей?
7. Когда картели являются стабильными? нестабильными? почему?
8. Как вы думаете, в чем состоят особенности картеля в отрасли с дифференцированным товаром?
Является ли такой картель более (менее) стабильным?
9. Охарактеризуйте факторы, повышающие вероятность наказания нарушителей картельного
соглашения.
10. Каковы социальные издержки картелизации? Как их измерить?
Задачи
1. В городе М рынок кофе представляет собой дуополию. Оптовая цена 100-граммовой баночки
кофе (разных марок) в среднем составляет 2 тыс. руб. у фирмы А и 1,5 тыс. руб. у фирмы Б. Качество
кофе, продаваемого разными фирмами, является приблизительно одинаковым. Каким образом фирма Б
может использовать в стратегических целях информацию о сбоях в поставках кофе и отсутствии запасов
у фирмы А? Предположим, что фирме Б удалось вытеснить с рынка фирму А. В каком случае фирма Б
вынуждена будет все-таки проводить такую же политику ценовой дискриминации, как если бы фирма А
все еще присутствовала на рынке?
2. В отрасли 5 производителей, на долю которых приходится 60% рынка данной продукции,
заключают соглашение о контроле за ценами. В настоящее время ценовая эластичность рыночного
спроса равна (-0,6), а ценовая эластичность конкурентных поставок некартелированных производителей
составляет 0,75. Определить:
- эластичность спроса на поставки картеля;
- величину оптимальной ценовой надбавки, при которой картель максимизирует свою прибыль;
- оптимальную цену и объем сбыта картеля, если известно, что в условиях свободной конкуренции
цена равна 24, а предельные издержки выпуска зависят от выпуска как: MC(q) = 0,4q + 4;
- величину монопольной прибыли участников картеля и величину прибыли производителей в
условиях свободной конкуренции. Какова норма прибыли картеля по сравнению с прочими
производителями?
- потери «мертвого груза» от картеля.
3. На рынке действуют две фирмы с идентичными функциями издержек TC(q)=10q. Функция
спроса на товар описывается уравнением Qd = 1500 - 50Р. Найдите параметры рыночного равновесия:
- по Штакельбергу;
- по Курно;
- по Бертрану;
- при наличии картеля.
Сравните общественное благосостояние, выигрыши потребителей и производителей при
равновесиях разного типа.
4. На рынке действуют два продавца с идентичными производственными функциями. Они
заключают соглашение о разделе рынка. Если обе фирмы будут следовать соглашению, их прибыль
будет составлять по 80 млн. руб. ежегодно. Если обе фирмы нарушат соглашение, они получает прибыль
по 30 млн. руб. Если одна фирма нарушит соглашение, а вторая нет, то нарушитель получает 150 млн.
руб. прибыли, а соблюдавшая соглашение сторона -10 млн. руб. Какие стратегии фирм формируют
Парето-равновесие? Что будет служить равновесием по Нэшу в неповторяющейся игре? в
повторяющейся игре? Почему для ответа на последний вопрос важно знать значение дисконтирующего
множителя вероятности повторных продаж?
5. На рынке действуют две одинаковые фирмы, средние издержки которых постоянны и равны 4.
Рыночный спрос на товар равен Qd = 40 - Р. Фирмы выбирают объем мощностей. После выбора на рынке
фирмы конкурируют ценами (цены являются стратегическими переменными). Пусть фирмам доступны
два варианта мощностей: 10 и 20. Найти равновесные ценовые стратегии фирм для каждого уровня
мощности. Какую роль играет выбор мощности в качестве фактора предварительного соглашения фирм
на рынке? Что может служить здесь фактором соглашения?

Развитие теории олигополии фактически включает в себя большинство
направлений развития теории организации отраслевых рынков вообще. Если выделять
работы, посвященные моделям олигополии как таковым, основным направлением
анализа служит исследование факторов, ограничивающих ценовую конкуренцию в
рамках олигополии [4; 5; 6; 7; 11; 13; 14; 15]. Важным компонентом теории барьеров
стала концепция, разработанная Спенсом и Дикзитом [9; 10; 17; 18] на базе модели
Штакельберга.
Базовые модели олигополии - Курно, Бертрана, Штакельберга и Форхаймера -
входят в число основных инструментов исследования в рамках теории организации
отраслевых рынков. Можно привести много примеров исследований, прямо
основанных на этих моделях. Так, Сэлант, Свитцер и Рейнолдс [16] на основе модели
Курно разработали методику оценки потерь общественного благосостояния, вызванных
изменением концентрации. Они пришли к выводу, что если суммарная рыночная доля
фирм, объединяющихся в картель, составляет меньше 80%, слияние не приведет к
росту прибыли внутри картеля. Потери прибыли могут сопровождать даже такие
слияния, которые сопровождаются снижением издержек на единицу продукции
благодаря положительной отдаче от масштаба. При определенной суммарной
рыночной доле фирм, участвующих в слиянии, слияние может привести к росту
общественного благосостояния, несмотря на рост концентрации на рынке.
Использованная и рекомендуемая для дальнейшего изучения литература
1. СтиглерДж. Теория олигополии / В сб.: Теория фирмы. Спб., 1995. С. 371-401.
2. Стимер Дж. Ломаная кривая спроса олигополиста и жесткие цены / В сб.: Тео-
рия фирмы. Спб., 1995. С. 402-431.
3. Эрроу К. К теории ценового приспособления / В сб: Теория фирмы. Спб., 1995.
С. 432-447.
4. Abrew D. Extremal Equilibria of Oligopolistic Supergames // Journal of Economic
Theory. 1986, vol.39, pp. 191-225.
5. Abrew D. On the Theory of Infinitely Repeated Games with Discounting //
Econometrica. 1988, vol.56, pp. 383-396.
6. d'Aspremont C.JJ.Gabszewicz andJ-F.Thisse. On Hotelling's Stability in Competition
// Econometrica 1979, vol.17, pp. 1145-1151.
7. Axelrod R. The Evolution of Cooperation. N-Y., Basic Books, 1984.
8. Cournot Oligopoly: Characterizations and Applications. Cambridge, Cambridge
Univ.Press, 1988.
9. Dixit A. A Model of Duopoly Suggesting A Theory of Entry Barriers // Bell Journal
of Economics. 1979, vol.10, pp. 20-32.
10. Dixit A. The Role of Investment in Entry Deterrence // Economic Journal. 1980,
vol.90, pp. 95-106.
11. Friedman J.W. A Non-Cooperative Equilibrium for Supergames // Review of
Economic Studies. 1971, vol. 38, pp. 1-12.
\1.Jacquemin A. The New Industrial Organization, Cambridge, Mass., MIT Press, 1987.
13. Lambson V.E. Optimal Penal Codes in Price-Setting Supergames with Capacity
Constraints // Review of Economic Studies. 1987, vol.54, pp. 385-397.
14. Lambson V.E. Some Results on Optimal Penal Codes in Asymmetric Bertrand
Supergames // Journal of Economic Theory. 1994, vol.62, pp. 444-468.
15. Porter R. Optimal Cartel Trigger Price Strategis //Journal of Economic Theory.
1983, vol.29, pp. 313-338.
16. Salant W.S., Switzer S. and RJ.Reynolds. Losses from Horizontal Mergers: The
Effects of the Exogenous Change in Industry Structure on Cournot-Nash Equilibrium //
Quarterly Journal of Economics. 1983, vol.93, pp. 185-199.
17. Spence A.M. Entry, Capacity, Investment and Oligopolistic Pricing // Bell Journal of
Economics, 1977, vol.8, pp. 534-544.
18. Spence AM. Investment Strategy and Growth in a New Market // Bell Journal of
Economics. 1979, vol.10, pp. 1-19.
19. TiroleJ. The Theory of Industrial Organization. Cambridge, Mass., MIT Press,
1993. pp. 209-276; 305-422 (на русском языке Тироль Жан. Рынки и рыночная власть:
теория организации промышленности. Спб., 1996. С. 324-434; 479-661).



Глава 9
Глава 9ГлаваГ
ЦЕНОВАЯ ДИСКРИМИНАЦИЯ

В предыдущих главах мы рассмотрели причины возникновения монопольной
власти. Среди причин возникновения и осуществления монопольной власти была
проанализирована стратегическая ценовая политика фирм по отношению, как к
фактическим, так и к потенциальным конкурентам (модели ограничивающего вход и
грабительского ценообразования). Мы увидели, каким образом стратегическая ценовая
политика по отношению к конкурентам позволяет фирме сохранить рыночную власть.
Теперь мы можем рассмотреть, как фирмы используют имеющуюся монопольную
власть для максимизации прибыли, какие схемы ценообразования служат этой цели. Из
курса микроэкономики известно, что способом увеличения не только монопольной
прибыли, но и общественного благосостояния, измеряемого суммой выигрышей
потребителя и производителя, служит ценовая дискриминация. В данной главе мы, на
базе экономической теории анализа ценовой дискриминации, будем рассматривать
методы ценовой дискриминации, используемые фирмами на практике.

Мотивы и условия эффективности ценовой дискриминации
Фирма, действующая в условиях рынка совершенной конкуренции, не обладает
властью над ценой, она вынуждена продавать весь объем выпуска по той цене, которую
предлагает рынок. На рынке несовершенной конкуренции отдельная фирма
приобретает определенную (большую или меньшую) власть над ценой, повышая ее по
сравнению с конкурентным уровнем с целью максимизации прибыли. Однако если
фирма будет использовать ценовую дискриминацию, ее прибыль вырастет. Ценовая
дискриминация наблюдается там, где фирма назначает разные цены на один и тот же
товар для разных групп потребителей, причем различия в цене не обусловлены
различиями в издержках или качестве товара.
Мотив использования системы ценовой дискриминации состоит в стремлении
фирмы, обладающей монопольной властью на рынке, максимизировать прибыль.
Назначая для всех покупателей единую цену, продавец теряет потенциальную прибыль
из-за того, что на рынке остаются покупатели, чья максимальная готовность платить
превышает предельные издержки производства товара.
Поскольку фирма в условиях несовершенного рынка обладает рыночной властью,
расширение объема продаж возможно только за счет снижения цены единицы товара.
Функция спроса отдельной фирмы не является абсолютно эластичной. Дополнительная
выручка, полученная при продаже дополнительной единицы товара, отражает два



СОДЕРЖАНИЕ