СОДЕРЖАНИЕ

РОССИЙСКАЯ ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЛИНГВИСТИКА:
ЭТАПЫ СТАНОВЛЕНИЯ И ВЕДУЩИЕ НАПРАВЛЕНИЯ

© 2003 А.П. Чудинов
Уральский государственный педагогический университет


В истории изучения политического языка со- таль, Г.Я. Солганик и другие), в исследованиях
ветской эпохи можно выделить три периода. по вопросам агитации и пропаганды. Эти про-
Первый из них приходится на 20-е – 30-е гг., ко- блемы занимали важное место и в некоторых
гда Г.О. Винокур, С.И. Карцевский, Б.А. Ларин, публикациях, посвященных развитию русского
Е.Д. Поливанов, А.М. Селищев, П.Я. Черных, языка в послеоктябрьский период, его стилисти-
Р.О. Якобсон изучали преобразования, происхо- ческой дифференциации, обогащению его лекси-
дящие в русском литературном языке после 1917 ко-фразеологического фонда (П.Н. Денисов,
года. Были обнаружены значительные изменения С.Г. Капралова, А.Н. Кожин, Т.Б. Крючкова,
в лексической и стилистической системе: прежде М.В. Панов, И.Ф. Протченко и др.). Среди совет-
всего появление множества аббревиатур, экспан- ских специалистов были и блестящие мастера
сия варваризмов и диалектизмов, значительное эзопова языка, и искренние сторонники господ-
влияние просторечия и одновременно официаль- ствующей идеологии, и люди, для которых сама
но-деловой речи, сдвиги в семантике и эмоцио- возможность заниматься наукой значила больше,
нальной окраске многих слов. чем рассматриваемый материал. Наши языкове-
Второй период приходится на 30-е – 40-е го- ды смогли многое сделать и многое сказать (ино-
ды, когда последователи Н.Я. Марра стремились гда между строк).
выделить и автономно описать “язык эксплуата- Совершенно особое место в изучении отече-
торов” и “язык трудящихся” как едва ли не от- ственного политического языка занимают зару-
дельные системы в рамках национального языка. бежные исследования (Андре Мазон, Астрид
Определенный историко-лингвистический инте- Бэклунд, Эгон Бадер, Патрик Серио и др.), в том
рес представляют также опубликованные в этот числе публикации российских эмигрантов
период работы, в которых представлен лингво- (С.М. Волконский, И. Земцов, С.И. Карцевский,
политический анализ “языка и стиля” некоторых Л. Ржевский, А. и Т. Фесенко и др.) и специали-
советских политических лидеров (М.И. Калинин, стов из бывших советских республик – ныне су-
С.М. Киров, В.И. Ленин, И.В. Сталин и другие). веренных государств (В.В. Дубичинский,
Авторы указанных исследований отмечали ора- А.Д. Дуличенко, Э. Лассан, С.Н. Муране,
торское мастерство большевистских руководите- Б.Ю. Норман, Г.Г. Почепцов и др.). Взгляд “со
лей, “народность” их речи (в смысле ее доступ- стороны” иногда позволяет увидеть даже больше,
ности для широких масс). С этими выводами чем наблюдения над языковой ситуацией “изнут-
(если с пониманием отнестись к тому, что в та- ри”. Кроме того, нельзя забывать, что жесткая
ких работах доминировал восхваляющий пафос) цензура и самоцензура часто не позволяли совет-
следует согласиться: плохой оратор просто не ским лингвистам в полной мере высказать свою
способен стать лидером в стране, где кипят рево- точку зрения, тогда как авторы, работавшие за
люционные страсти, или победить в острых рубежом, были в этом отношении относительно
внутрипартийных дискуссиях, так характерных свободны. С другой стороны, многие эмигранты
для первых лет советской власти. “первой волны” оказались слишком суровыми
Третий период в изучении советского поли- критиками и отвергали едва ли не любые инно-
тического языка относится к 50-м – 80-м годам, вации послереволюционного периода.
когда проблемы политической речи рассматри- Обсуждение проблем политической комму-
вались в публикациях по теории и практике ора- никации в отечественной лингвистике советского
торского искусства и лекторского мастерства периода происходило по существу вне контекста
(Г.З. Апресян, Л.А. Введенская, Н.Н. Кохтев, мировой науки. Западные публикации по этой
В.В. Одинцов и другие), при освещении деятель- проблематике считались идеологически пороч-
ности средств массовой коммуникации ными и по различным причинам почти не были
(Ю.А. Бельчиков, В.Г. Костомаров, Д.Э. Розен- известны в нашей стране. Положение изменилось
20
только в конце ХХ века, когда демократизация зуры было крайне сложно объективно охаракте-
общественной жизни сделала политическую ризовать особенности речи как коммунистиче-
коммуникацию в России предметом массового ских лидеров (идейная чистота и высокая долж-
интереса и стала возможной объективная оценка ность как бы предопределяли их речевое мастер-
трудов крупнейших зарубежных специалистов в ство), так и их политических противников; до-
области политической коммуникации. пускались лишь своего рода “советы” пропаган-
В России формирование политической лин- дистам, стремящимся увеличить воздействие
гвистики как особого научного направления про- своей пропаганды, а также рекомендации журна-
исходило в последнее десятилетие ХХ века, чему листам по проблемам “языка и стиля” в средст-
способствовали как бурные изменения в полити- вах массовой коммуникации и критический ана-
ческом языке, отражавшие коренные социальные лиз языка “буржуазной” прессы. Положение из-
преобразования в постсоветской России, так и менилось только после начала перестройки, ко-
появление возможности открыто выражать свои гда гласность сделала возможной публикацию
взгляды, использовать опыт западной политиче- хотя бы сколько-нибудь объективных исследова-
ской науки. Вместе с тем показательно, что до ний.
настоящего времени специалистам приходится В современной отечественной политической
специально обосновывать использование самого лингвистике сформировалось несколько относи-
наименования “политическая лингвистика”. Так, тельно автономных, хотя и взаимосвязанных на-
П.Б. Паршин пишет: “В названии настоящей ста- правлений. Возможна классификация современ-
тьи присутствует выражение “политическая лин- ных отечественных политико-лингвистических
гвистика”, которое может вызвать вполне обос- исследований по используемым методам иссле-
нованную оторопь. Оно, однако, имеет некото- дования, по изучаемому периоду, по рассматри-
рую историю употребления (международная ваемому языковому ярусу и некоторым другим
конференция, в названии которой присутствова- основаниям. Рассмотрим основные противопос-
ло это выражение, прошла в Антверпене еще в тавления, выявляющиеся при анализе конкрет-
декабре 1995 г.), да и к тому же проще и понят- ных публикаций.
нее, чем “теория политического дискурса” и тому 1. Исследования в области теоретических
подобные обозначения соответствующей сферы основ политической лингвистики – анализ
исследований. Еще одним аргументом в пользу конкретных единиц в рамках политических
этого названия является то, что оно устроено ров- текстов. К первой группе относятся публикации,
но так же, как уже привычное “политическая авторы которых стремятся осмыслить общие ка-
психология”: определение в составе обоих назва- тегории политической лингвистики, сформули-
ний относится не к самой дисциплине, а к ее объ- ровать теоретические основы этой науки, охарак-
екту” [96, 181]. Высказанные опасения представ- теризовать ее понятийный аппарат и терминоло-
ляются напрасными: исследования в области по- гию (В.Н. Базылев, А.Н. Баранов, О.И. Воробье-
литической лингвистики становятся все более ва, Ю.Н. Караулов, Л.П. Крысин, Н.А. Купина,
глубокими и разнообразными, а название этого А.К. Михальская, П.Б. Паршин, Г.Г. Почепцов,
раздела науки не вызывает не только оторопи, но Л.И. Скворцов, Ю.А. Сорокин, А.П. Чудинов,
и удивления. Е.И. Шейгал и др.). Так, в учебнике А.Н. Барано-
Специфика современной российской полити- ва [11] политическая лингвистика представлена
ческой речи в последние годы активно обсужда- как одно из направлений прикладной лингвисти-
ется специалистами (В.Н. Базылев, А.Н. Баранов, ки, охарактеризованы предмет, задачи и методы
Н.А. Безменова, А.Д. Васильев, И.Т. Вепрева, указанного научного направления. В исследова-
С.И. Виноградов, О.И. Воробьева, О.П. Ермако- нии П.Б. Паршина [96] рассмотрены понятие
ва, Е.А. Земская, О.С. Иссерс, Е.Г. Казакевич, идиополитического дискурса, методологические
В.И. Карасик, Ю.Н. Караулов, И.М. Кобозева, основы политической лингвистики и специфика
В.Г. Костомаров, Л.П. Крысин, Н.А. Купина, политического языка. В монографии Е.И. Шейгал
П.Б. Паршин, Г.Г. Почепцов, Л.И. Скворцов, дано определение основных понятий политиче-
Ю.А. Сорокин, Ю.Б. Феденева, А.П. Чудинов, ской лингвистики, представлена общая характе-
В.Н. Шапошников, В.И. Шаховский, Е.И. Шей- ристика политического языка и политического
гал и др.). Повышенное внимание современных дискурса, рассмотрены вопросы категоризации
специалистов к исследованиям политической ре- мира политики в знаках политического дискурса
чи связано еще и с тем, что в советский период и интенциональные характеристики политиче-
едва ли не всякое опубликованное в нашей стра- ского дискурса, проанализирован ряд политиче-
не исследование по проблемам политической ре- ских жанров. Автор приходит к выводу, что в
чи было априорно скомпрометировано. Как из- политическом дискурсе обнаруживается “примат
вестно, в условиях жесткой цензуры и самоцен- ценностей над фактами, преобладание воздейст-
21
вия и оценки над информированием, эмоцио- направленность содержания его выступлений в
нального над рациональным” [124, 46]. Харак- зависимости от вида речи (пафос) и средства
терными признаками языка политики, по мнению языкового выражения применительно к условиям
исследователя, являются смысловая неопреде- и направленности содержания (логос). Проблемы
ленность (политик часто избегают высказывать “русско-советского языка”, и языкового сопро-
свое мнение в максимально обобщенном виде), тивления рассматривают также Ю.А. Бельчиков
фантомность (многие знаки политического языка [18], А.А. Ворожбитова [32; 33], С.Ю. Данилов
не имеют реального денотата) фидеистичность [41], В.И. Жельвис [54], Н.А. Кожевникова [66],
(иррациональность, опора на подсознание), эзо- С. Кордонский [70], Э. Лассан [83], Ю.И. Левин
теричность (подлинный смысл многих политиче- [84], В.М. Мокиенко и Т.Г. Никитиной [90],
ских высказываний понятен только избранным), Б.Ю. Норман [95], Г.Г. Почепцов [99],
дистанцированность и театральность. Р.И. Розина [104], А.П. Чудинов [117] и целый
Оригинальная концепция представлена в ряд других авторов.
книгах О.И. Воробьевой [31;32]. Рассматривая Эти исследования показывают, что в полити-
теоретические основы политической лингвисти- ческом языке советской эпохи действительно
ки, автор прямо соотносит функции политиче- существовала “диглоссия (по А. Вежбицкой
ской лексики с функциональным стилем и де- [24]), точнее – использовалось несколько “диа-
тально рассматривает номинативную функцию лектов” (официальный, диссидентский, обыва-
указанной лексики (в рамках официально- тельский, “потаенный”). Как справедливо отме-
делового стиля), ее аксиологическую и прагма- чает Максим Кронгауз, несправедливо считать,
тическую функции (в рамках публицистики) и что “русский язык в советскую эпоху был неук-
эстетическую функцию (в рамках художествен- люж, бюрократичен и малопонятен. Таким была
ных текстов). В других разделах представлено только одна из его форм, а именно новояз, но
подробное описание семантической структуры и другим новояз быть и не мог. Его устройство оп-
текстовых смыслов ключевых слов политическо- ределялось его предназначением” [73, 139]. Сле-
го языка (политика и политический; партия и дует подчеркнуть, что советский “новояз” – это
партийный; буржуазия и буржуазный; социа- не язык всего советского народа, а официальный
лизм и социалистический; советы и советский). язык тоталитарного общества. Бюрократичность,
Подобное совмещение в рамках одной публика- “двоемыслие” (по Дж. Оруэллу), максимальная
ции теоретического осмысления проблемы и обезличенность, эзотеричность (наличие смы-
конкретного описания отдельных явлений харак- слов, понятных только специалистам), ритуаль-
терно и для многих других исследований. ность – это естественные свойства официальной
политической коммуникации, которые в той или
2. Исследование советского политического
иной мере присутствуют и во многих современ-
языка – изучение языка постсоветской эпохи.
При “хронологической” (ориентированной на ных политических текстах официального (и не
исследуемый исторический период развития рус- только официального) характера. Разумеется,
ского политического языка) классификации про- бюрократическим и неуклюжим был не русский
тивопоставляются публикации, посвященные, с язык, а коммуникативная деятельность большин-
одной стороны, “тоталитарному языку” советско- ства советских лидеров, речевая практика кото-
го периода, а с другой – политической речи пост- рых если не считалась образцовой, то меньшей
советской эпохи (начиная с “перестройки”). Яр- мере воспринималась как наиболее соответст-
ким примером исследований первого типа может вующая духу эпохи.
служить монография Н.А. Купиной “Тоталитар- Если же сравнивать русско-советский язык и
ный язык: словарь и речевые реакции”[80], в ко- русский политический язык новейшего времени,
торой тщательно рассматривается словарь совет- то следует отметить, что в прошлом осталась же-
ских идеологем, относящихся к политической, сткая регламентация, которая определяла строгое
философской, религиозной, этической и художе- следование всевозможным нормам (языковым,
ственной сферам, а также языковое сопротивле- речевым, жанровым, этическим, композицион-
ние и языковое противостояние коммунистиче- ным и иным) и ограничивала проявления инди-
ской идеологии внутри России. В монографии видуальности. Эта регламентация в каких-то слу-
А.П. Романенко “Советская словесная культура: чаях играла положительную роль (например, не
образ ритора” [105] представлено детальное опи- допускала использования грубо-просторечной и
сание советского риторического идеала, образа жаргонной лексики, ограничивала поток заимст-
“идеального” советского ритора. На основе уче- вований), но именно она и определяла те качест-
ния Ю.В. Рождественского об этосе, пафосе и ва “советского” языка, которые в одних случаях
логосе А.П. Романенко рассматривает условия вызывают его критику, а в других – некоторую
речевой деятельности советского ритора (этос), ностальгию.
22
ках” – социокультурных, функционально-
3. Нормативный и дескриптивный подхо-
ды к изучению политического языка. В совре- стилистических, жанрово-тематических” [35,3].
менной отечественной политической лингвисти- Конкретные примеры коммуникативных неудач
ке отчетливо разграничиваются дескриптивный и их теоретическое осмысление, рекомендации
(описательный) и нормативный подходы к оцен- по предупреждению ошибок широко представле-
ке инноваций. В первом случае авторы фиксиру- ны и в ряде других публикаций [1; 15; 27; 78 и
ют новые явления, не стремясь при этом дать им др.]. Вместе с тем заслуживает несомненного
позитивную или негативную оценку. Во втором внимания позиция специалистов, которые под-
случае новые явления “подвергаются досмотру” с черкивают, что современный русский язык нахо-
позиций традиционной речевой нормы; высказы- дится в состоянии динамичного развития, а мно-
вается даже мысль о необходимости создания гочисленные ошибки конкретных политиков и
лингвоэкологии - особой науки, призванной “за- журналистов могут служить свидетельством низ-
щищать” классический русский язык [109]. Ав- кой речевой культуры лишь отдельных носите-
торы подобных работ тщательно фиксируют все- лей русского языка [54, 55]. Теоретическое ос-
возможные реальные и мнимые недостатки в ре- мысление проблем современного состояния и
чи российских политиков и журналистов, спра- динамики развития русского языка представлено
ведливо демонстрируя при этом, что отечествен- в публикациях Г.А. Золотовой, В.Г. Костомарова,
ная политическая элита по своему риторическо- М. Кронгауза, Л.П. Крысина, Л.И. Скворцова,
му мастерству еще очень далека от Демосфена и Е. Н. Ширяева.
Цицерона, что прямой телеэфир слишком безжа- Кардинальные социальные изменения всегда
лостен и что напрасно в некоторых газетах со- вызывают крупные преобразования в языке
кратили должности литературного редактора и (вспомним утрату российской государственности
корректора. Нередко в подобных работах крити- в ХШ веке, “Смутное время” на рубеже ХVI и
ка современной речи и сетования на общую ХVII столетий, Петровские реформы или граж-
“порчу” русского языка совмещаются с критикой данскую войну в начале прошлого века), но ни-
современной политической ситуации и совре- какие политические катаклизмы не способны
менных политических лидеров. погубить или хотя бы “испортить” русский язык.
Как известно, речевое творчество современ- Его развитие продолжается, в нем обнаружива-
ных политиков и журналистов - едва ли не ос- ются новые ресурсы, а явления, пугавшие совре-
новной источник беспокойства лингвистических менников, бесследно уходят или начинают вос-
пуристов, ибо многочисленные нарушения тра- приниматься как вполне естественные и необхо-
диционных литературных норм вызывает тревогу димые. Поэтому нужно быть крайне осторожным
и у общества в целом. Подборки “перлов” поли- при оценке новых феноменов и не путать косноя-
тического слога стали в последние годы едва ли зычие отдельных политиков с деградацией рус-
не постоянной рубрикой многих авторитетных ского языка.
средств массовой информации (“Литературная 4. Автономное исследование отдельных
газета”, “Аргументы и факты”, “Итого”, “Комсо- языковых уровней политического языка.
мольская правда” и др.), речевые ошибки поли- Значительный интерес представляют
тиков и журналистов нередко становятся и пред- исследования, ориентированные на автономное
метом тщательного разбора профессиональных изучение отдельных уровней современного
филологов. политического языка (фонетики, лексики и
Среди лучших публикаций рассматриваемого фразеологии, синтаксиса). Наиболее заметны из-
типа можно назвать книгу М.В. Горбаневского, менения в лексике и фразеологии. Каждый новый
Ю.Н. Караулова и В.М. Шаклеина “Не говори поворот в историческом развитии государства
шершавым языком” [35], в которой проанализи- приводит к языковой “перестройке”, создает свой
рованы наиболее типичные нарушения норм рус- лексико-фразеологический тезаурус,
ской литературной речи в электронных и печат- включающий также концептуальные метафоры и
ных средствах массовой информации. Как спра- символы. Поэтому вполне закономерно
ведливо отмечает редактор указанного издания множество исследований по проблемам
Ю.А. Бельчиков, задача таких публикаций – это политического лексикона постсоветского
вовсе не фиксация ошибок конкретного автора: периода. Очень интересны лексикографические
“принципиально важно, проводя систематиче- издания, фиксирующие новые явления в русской
ские наблюдения над языковой жизнью совре- лексико-фразеологической системе
менного общества, стремиться выявить тенден- постсоветской эпохи: подготовленный под руко-
ции в использовании языковых средств, в их водством В.И. Максимова “Словарь перестрой-
функционировании в повседневной речевой ки” [111], “Словарь новых значений и слов языка
коммуникации, в различных ее сферах, “участ- газеты” С.В. Молокова и В.Н. Киселева [91],
“Словарь перифраз русского языка (на материале
23
газетной публицистики)” А.Б. Новикова [94], Особое внимание современных лингвистов
“Словарь выразительных средств языка политика привлекает язык средств массовой информации
(на материале текстов губернатора Красноярско- [2; 29; 48; 58; 65; 71; 76; 88; 102; 107 и др.]. Спе-
го края А. И. Лебедя)”, Л.Г. Самотик [109] и др. цифике телевизионной политической речи по-
Лексико-фразеологические инновации в полити- священы публикации А.Д. Васильева [23], М.А.
ческой речи последних лет многоаспектно про- Канчер [59], Н.Г. Мартыненко [86] и ряда других
анализированы в публикациях А.Д. Васильева языковедов.
[23], О.И. Воробьевой [30], О.П. Ермаковой [51], Специальные исследования посвящены ана-
Е.А. Земской [55], В.Г. Костомарова [71], лизу настенных надписей [40], лозунгов [13; 49;
Н.В. Черниковой [117] и ряда других лингвистов. 63; 84]и жанра проработки [41], предвыборной
Не менее ощутимы изменения стилистиче- полемики [108], политического скандала [72;
ской системы русского национального языка и 124]. В исследовании Н.А. Купиной выделены
процессы его пополнения заимствованной лекси- пять используемых в современных избиратель-
кой. По справедливому замечанию Л.П. Крысина, ных кампаниях блоков жанров влияния на адре-
для русского литературного языка конца ХХ века сата: жанры протеста, поддержки, рационально-
особенно характерны два явления: интенсифика- аналитические и аналитико-статистические жан-
ция процессов заимствования иностранных слов ры, юмористические жанры и виртуально ориен-
и “сильнейшее влияние жаргонной и простореч- тированные низкие жанры. Автор отмечает и ти-
ной языковой среды [74]. О.И. Воробьева [31] пичные для выделенных жанров метафорические
выделяет “стилистическое снижение” в качестве образы: в частности, в жанре поддержки активно
основной тенденции современной политической используется “семейная” метафора – образы “от-
речи, активное использование в современной по- ца родного”, “благодарного сына”, “единой се-
литической речи просторечных и жаргонных мьи” [79, 223] В целом специалисты отмечают
слов отмечают и многие другие исследователи постоянное расширение и обновление жанрового
(А.Д. Васильев, Ю.Н. Караулов, В.Г. Костома- и стилистического арсенала в современной рос-
ров). сийской политической речи.
В монографии В.Н. Шапошникова “Русская 6. Исследование идиостилей различных
речь 1990-х. Современная Россия в языковом политических лидеров, политических направ-
отображении” [121] сделана попытка охарактери- лений и партий. Значительный интерес пред-
зовать не только лексико-фразеологические и ставляют публикации, посвященные идиолектам
стилистические изменения, но и новые процессы ведущих политических лидеров современной
в фонетике, словообразовании, морфологии и России. Так, Ю.А. Сорокин [113] ставит перед
синтаксисе, связанные преимущественно с изме- собой задачу реконструировать психопортрет
нением “языковой моды” и ориентацией значи- Григория Явлинского, в статье В.Н. Базылева [7]
тельной части говорящих на новую политиче- по специальной методике исследуются речевые
скую и экономическую элиту как своего рода автопортреты Бориса Немцова, Александра Кор-
“речевой идеал”. Кардинальных изменений в фо- жакова, Егора Гайдара, Валерии Новодворской,
нетике и грамматике не произошло, но русский Александра Лебедя. В работе Т.С. Вершининой
язык продолжает свое развитие. проанализированы особенности использования
метафоры в текстах девяти современных россий-
5. Исследование жанров и стилей полити-
ческого языка. Значительное количество публи- ских политических лидеров [26]. А.Г. Алтунян
каций посвящено изучению специфики отдель- [3] предлагает речевые портреты лидеров наибо-
ных жанров и стилей политического языка. Так, лее крупных партий (В.В. Жириновского, Б.Е.
А.Н. Баранов и Е.Г. Казакевич [14], С.И. Вино- Немцова, Г.А. Зюганова и др.) в сопоставлении с
градов [27], Л.К. Граудина [36] и О.Л. Дмитриева политическими портретами российских полити-
[44] рассматривают специфику парламентских ческих лидеров прежних эпох. А.К. Михальская
дебатов; М.В. Китайгородская и Н.Н. Розанова анализирует речевые особенности современных
пишут о “коммуникативном пространстве митин- политических лидеров на основе детального ана-
га” [64]; А.А. Романов и Л.А. Романова анализи- лиза их интервью [89]. Языковеды стремятся
руют жанр политической сплетни [106]. А. Плу- также охарактеризовать роль идиостиля в фор-
цер-Сарно находит в выступлениях депутатов мировании харизматического восприятия поли-
Государственной Думы, признаки традиционных тика, обращаются к особенностям речи конкрет-
жанров пародии, плача, исповеди и пасквиля ных политических лидеров [21; 46; 17; 122].
[98]. Все чаще внимание специалистов привле- В отдельную группу следует выделить иссле-
кают коммуникативные особенности предвыбор- дования, посвященные взаимосвязи политиче-
ной борьбы [53; 61; 101; 108; 120 и др.]. ской позиции и речевых средств ее выражения.
Так, Е. Родионова описывает националистиче-
24
ский дискурс газеты “Завтра” [103], Е.В. Какори- ражения, как недоумки, популисты, спекулянты,
на рассматривает стилистический облик оппози- политическая паранойя, бредовые прожекты”
ционной прессы [58], политический дискурс оп- [121, 157]. В публикациях В. И. Жельвиса [54]
позиции анализирует и А. Дука [47]. рассмотрены многочисленные примеры исполь-
Т.С. Вершинина в результате сопоставительного зования бранных выражений (в том числе с ис-
рассмотрения идиостилей девяти ведущих поли- пользованием метафоры) в современной агита-
тических лидеров современной России делает ционно-политической речи. Разнообразные виды
вывод о том, что “политические экстремисты речевой агрессии в средствах массовой коммуни-
(независимо от их принадлежности к правому кации рассмотрены Л.М. Майдановой и ее соав-
или левому флангу политического спектра), как торами в книге “Речевая агрессия и гуманизация
правило, более склонны использовать метафори- общения в средствах массовой информации”
ческие образы” [26]. А.Б. Ряпосова отмечает по- [85]. Специфика проявления речевой агрессии в
вышенную агрессивность речи ряда современных различных политических жанрах детально иссле-
политиков, придерживающихся националистиче- дованы А.Н. Барановым [13], Д.Б. Гудковым [40],
ских и коммунистических взглядов [108]. Едва ли Л.В. Ениной [49], А.Б. Ряпосовой [108] и Е.И.
не все авторы отмечают, что в постсоветский пе- Шейгал [125].
риод речевые портреты политиков становятся Рассмотренные публикации свидетельствуют,
более узнаваемыми, ярче проявляется индивиду- что современный политический дискурс отлича-
альность, но не все черты такого рода индивиду- ется значительным арсеналом коммуникативных
альности заслуживают одробрения. ролей, стратегий и тактик. Показательно, что ре-
чевая агрессивность в ее разнообразных проявле-
7. Дискурсивное иследование коммуника-
ниях особенно возрастает в периоды обострения
тивных ролей, ритуалов, стратегий и тактик.
Интересный анализ современного речевого ри- социальной ситуации и во время избирательных
туала и коммуникативных ролей как реализации кампаний.
социального статуса представлен в работах 8. Методы исследования политического
Е.В. Бакумовой [9], В.И. Карасика [60], языка. Очень разнообразна методология лин-
В.Б. Кашкин [62], Е.И. Шейгал [125]. Наиболее гвистического анализа современного политиче-
полное описание типичных для политической ского языка: с этой точки зрения выделяются ис-
коммуникации стратегий и тактик представлено следования, выполненные с использованием ме-
в монографии О.С. Иссерс [57]. А.А. Филинский тодик, характерных для когнитивистики, лингво-
рассматривает стратегию манипуляции в совре- культурологии, лингвистики текста, социолин-
менном политическом дискурсе, подробно харак- гвистики, риторики и культуры речи.
теризует такие ее приемы, как делигитимизация, При социолингвистическом подходе к изуче-
диффамация, солидаризация [116]. В.М. Амиров нию политических текстов выясняется, что поли-
рассмотрел стратегии устрашения, самовосхва- тический дискурс российского общества в по-
ления и лести [4], П.О. Миронова [87] исследова- следнее десятилетие ХХ века отличается карди-
ла стратегию редукционизма в современном по- нальным обновлением содержания и формы
литическом дискурсе. Ритуалы в современном коммуникативной деятельности [97; 120; 128 и
политическом дискурсе рассматривают А.Н. Ба- др.]. Новый политический дискурс отличается
ранов [12], Д.Б. Гудков [39] и Е.И. Шейгал [125]. стремлением к индивидуальному (“фирменно-
Важное место в исследованиях политической му”) стилю, экспрессивностью, а также ярко-
коммуникации занимает критический анализ (по стью, граничащей с карнавальностью; раскрепо-
Т. А. ван Дейку [22] и Р. Водак [28]) проявлений щенностью, граничащей с вседозволенностью и
социального неравенства и коммуникативных политическим хамством. Специфику этого дис-
манипуляций сознанием адресата. Многие спе- курса в значительной степени определяют и ха-
циалисты (М.Р. Желтухина, О.С. Иссерс, рактерные для социального сознания концепту-
Н.А. Купина, Л.М. Майданова, А.А. Романов, альные векторы тревожности, подозрительности,
Н.Б. Руженцева, А.Б. Ряпосова, В.И. Шаховский, неверия и агрессивности, ощущение “неправиль-
Е.И. Шейгал и др.) отмечают повышенную аг- ности” существующего положения дел и отсут-
рессивность современной политической речи, в ствия надежных идеологических ориентиров,
том числе активное использование конфронтаци- “национальной идеи”, объединяющей общество.
онных стратегий и тактик речевого поведения Как это часто бывает в революционные эпохи,
(угрозы, игнорирование, дискредитация, ложь, общественное сознание чрезвычайно быстро на-
наклеивание ярлыков, оскорбления и др.). Так, по полняется необъяснимым доверием не только к
наблюдениям В.Н. Шапошникова, в речи совре- некоторым политическим лидерам и партиям, но
менных российских политических лидеров не- даже к некоторым политическим терминам и ме-
редко Эвстречаются такие оскорбительные вы-
25
тафорам, но столь же стремительно и утрачивает тафоры (красный, коричневый, зеленый и др.)
иллюзии. исследует Е.И. Шейгал [125].
Значительный интерес представляют публи- Во многих публикациях используется мето-
кации, подготовленные с использованием мето- дика лингвостилистического и лингвокультуро-
дик политической психолингвистики, во многом логического анализа. Так, в монографии
заимствованных из психопоэтики [113; 7 и др.]. И.Т. Вепревой представлено описание языковой
Многие современные исследования ориенти- рефлексии в постсоветскую эпоху. Н.А. Кузьми-
рованы на использование методов когнитивной на [77] предлагает детальное описание метафо-
лингвистики, в том числе теории метафорическо- рической модели "жизнь - это театр", традицион-
го моделирования (А.Н. Баранов и Ю.Н. Карау- но широко представленной в художественных
лов, И.М. Кобозева, Е.В. Колотнина, А.Б. Ряпо- текстах и активно используемой в современных
сова, А.В. Степаненко, Ю.Б. Феденева, А.П. Чу- публицистических текстах. Эта же метафориче-
динов). Важное место в этом отношении занима- ская модель (с детальной характеристикой обо-
ют публикации А. Н. Баранова и Ю. Н. Карауло- значаемых политических явлений) подробно рас-
ва и особенно рассмотрение проблем выделения сматривается в статье О.Н. Григорьевой [37] мо-
и представления метафорических моделей во нографиях Е.И. Шейгал [125] и А. П. Чудинова
вводных разделах словарей “Русская политиче- [120]. Анализ подобных метафор показывает, что
ская метафора” и “Словарь русских политиче- они, как правило, подчеркивают типовые смыслы
ских метафор” [16], где дано определение мета- “фальшь”, “двуличие”, “несамостоятельность”
форической модели, выделены ее структурные многих политических деятелей, что эта модель
части, охарактеризованы языковые способы практически всегда несет негативную оценку. В
оживления метафоры, ее функции в политиче- работе О.П. Ермаковой [51] охарактеризованы
ских текстах и др. Сами указанные словари яв- характерные для современных СМИ тематиче-
ляются блестящим образцом конкретного описа- ские группы метафор “Война”, “Дом”, “Дорога”,
ния метафорических моделей. Когнитивная ха- “Болезнь”, “Животные”. На широкую распро-
рактеристика ведущих моделей метафорического страненность метафорических номинаций в пуб-
описания современной политической реальности лицистике постсоветского периода указывает
представлена в монографии А.П. Чудинова [117], В.Г. Костомаров (1998) и целый ряд других авто-
где отмечено, что в постсоветских агитационных ров [58; 75; 120; 121 и др.]. Метафора рассматри-
текстах российские политические реалии регу- вается как одно средств непрямой коммуника-
лярно метафорически представляются то как ции, оценочности и намеренной смысловой не-
“живой организм”, то как некий “механизм”, то определенности политических высказываний
как “растение” или “животное”, как находящийся [7;43; 50; 125 и др.].
в пути человек (или транспортное средство); в Особое место занимают исследования, в ос-
других случаях политическая ситуация модели- нове которых лежат методы, приемы и термино-
руется в метафорах, восходящих к военной или логия традиционной и обновляющейся риторики.
криминальной сфере, к миру спорта или зрелищ- К этому направлению относится учебное пособие
ных искусств. Ю.Б. Феденева [115] подробно А.К. Михальской “Русский Сократ. Лекции по
рассматривает воздействие крупнейших полити- сравнительно-исторической риторике” [88], пуб-
ческих событий в России первой половины 90-х ликации В.И. Аннушкина [5], А.А. Ворожбитой
годов ХХ века (референдум, путч, выборы) на [33] и др.
употребительность и особенности реализации Целый ряд исследований выполненен с ис-
указанных выше моделей. Новая политическая пользованием методик сравнительно-
реальность (а возможно, и своего рода “мода”) исторического языкознания, посвящен истокам
рождает новые фреймы и слоты известных моде- современных политических метафор. Так, в мо-
лей, определяет повышение или понижение час- нографии Л.В. Балашовой [10] на широком исто-
тотности метафорических словоупотреблений, рическом фоне рассмотрен ряд моделей социаль-
соответствующих той или иной модели. ной метафорики. Автор отмечает активность мо-
Ряд публикаций посвящен когнитивной ха- делирования социальных отношений по аналогии
рактеристике отдельных метафорических моде- с родственными связями и по аналогии с проти-
лей, активных в политическом дискурсе совре- вопоставлением “своего” и “чужого”, моделиро-
менной России. Так, Н.В. Багичева [6] анализи- вание иерархических отношений по аналогии с
рует метафору родства, А.Б. Ряпосова [108] – ме- ролями "старшего и младшего" члена семьи, а
тафорические модели, имеющие источником во- также развитие модели имущественных отноше-
енную и криминальную сферы. Ориентационные ний (например, приобретение или утрата покоя).
(левый – правый) и цветовые политические ме- Автор делает важный вывод о том, что “харак-
терная особенность именно социальной макро-
26
модели - тенденция к постоянной оценочной ха- Как показывает представленный обзор, в по-
рактеристике именуемых явлений” [10, 193]. следние годы политическая лингвистика превра-
Многообразие используемых методов и мето- тилась в самостоятельное направление лингвис-
дик обогащает политическую лингвистику: каж- тических исследований. Принадлежность публи-
дый метод имеет свои достоинства и позволяет каций к этому направлению часто отражается в
обнаружить некоторые факты и закономерности, их названиях, при формулировании цели и задач
не привлекавшие внимания исследователей, при- исследования, при определении предмета и объ-
надлежащих к иным научным школам. екта изучения, при характеристике материала,
9. Сопоставительные исследования. Со- лежащего в основе работы. Примером могут
вершенно особое место занимают публикации, служить уже рассматривавшиеся выше словари
посвященные сопоставительному анализу поли- [15, 111, 90], монографии Н.А. Купиной [80], Э.
тической коммуникации в России и других госу- Лассан [83], А.П. Чудинова [120], Е.И. Шейгал
дарствах [9; 20; 52; 61; 67; 68; 92; 114; 125; 126; [124], диссертации Е.В. Бакумовой [9], Т.С. Вер-
127 и др.]. Так, в выполненной на материале рус- шининой [26], А.Б. Ряпосовой [108], А.А. Филин-
ских и английских текстов диссертации Е.В. Ко- ского [116], Ю.Б. Феденевой [115], учебные по-
лотниной [69], представлена детальная характе- собия и их разделы А.Н. Баранова [11], О.И. Во-
ристика метафорических моделей, использую- робьевой [30, 31] и др. Во многих других случаях
щихся в экономической сфере. В статье Т.В. исследования по политической коммуникации
Шмелевой [126], подготовленной на польском и представляются читателям как бы “в маске”, то
русском материале, подробно охарактеризованы есть без акцентирования собственно лингвополи-
политические метафоры из понятийной сферы- тической сущности публикации. Можно выде-
источника “Медики, болезни и лекарства”; рабо- лить несколько вариантов такой “маскировки”.
та С.Н. Муране [93] посвящена милитарным ме- Во-первых, некоторые авторы представляют
тафорам в современных русских и латышских свои результаты как относящиеся к современ-
политических текстах; в статьях А.А. Касловой ному русскому языку в целом. Яркими приме-
[61] рассматриваются закономерности метафори- рами могут служить монография В. Н. Шапош-
ческого моделирования президентских выборов в никова “Русская речь 1990-х. Современная Рос-
США и России. В монографии М.Р. Желтухиной сия в языковом отображении” [121] и моногра-
рассматривается особенности представления ко- фия О. С. Иссерс “Коммуникативные стратегии
мического в политическом дискурсе России и и тактики русской речи” [57] основным мате-
Германии [53], Е.И. Шейгал тщательно анализи- риалом для которых послужили политические
рует специфику российского и англоязычного тексты. Разумеется, подобные публикации
политического дискурса [125]. должны быть учтены при определении общих
Отдельную группу составляют очень ин- тенденций развития русской политической ком-
тересные исследования, связанные с выявлени- муникации.
ем закономерностей того, в каком виде пред- Во-вторых, материалы по исследованию по-
стают Россия и наши соотечественники стерео- литической коммуникации часто представляют-
типном восприятии различных народов [45; 38; ся как результаты изучения языка средств мас-
67; 82 и др.] совой информации. Примерами могут служить
Сопоставление политической коммуникации монография А.Д. Васильева “Слово в телеэфире:
различных стран и эпох позволяет отчетливее очерки новейшего словоупотребления в россий-
дифференцировать “свое” и “чужое”, случайное ском телевещании” [23], статьи Л.И. Гришаевой
и закономерное, “общечеловеческое” и свойст- [38], Е.В. Какориной [58], Е. Родионовой [103]
венное только тому или другому национальному М.А. Ягубовой [129]. Как известно, политиче-
дискурсу. Все это способствует лучшему ский дискурс пересекается с языком СМИ, и
взаимопониманию между народами и далеко не всегда существует необходимость (и
межкультурной толерантности. Вместе с тем возможность) однозначно отнести материалы
показательно, что для авторов сопоставительных публикации к тому или другому дискурсу. Мно-
исследований, как правило, нехарактерен гие из публикаций, названных в представленном
обличительный пафос: изучение зарубежной выше обзоре, изначально ориентированы на
политической коммуникации показывает, что изучение речевой организации СМИ, но мате-
многие ее свойства, казавшиеся исключительно риалы этих исследований очень важны и для
российскими пороками, обнаруживаются и в постижения специфики современной политиче-
политических дискурсах самых демократичных ской коммуникации. Среди других источников
стран. Политическая лингвистика «в маске» и сведений по политической лингвистики можно
10.
назвать исследования по культуре речи, по лек-
“без маски”.
сикологии и фразеологии, по теории и практике
27
журналистики, по психологии, социологии и совмещаются нормативный и описательный ас-
политологии. пекты исследования, последовательно изучаются
Разумеется, представленный обзор не являет- различные языковые уровни и текстовые харак-
ся полным: крайне сложно даже просто перечис- теристики, привлекаются материалы, относящие-
лить все современные публикации, имеющие то ся к разным этапам развития русского политиче-
или иное отношение к политической лингвисти- ского языка.
ке. Но он этот обзор отражает тот интерес, кото-
рый проявляется в современной лингвистике к ЛИТЕРАТУРА
русской политической речи, и то многообразие
материала, методик, аспектов анализа и позиций, 1. Агеенко Е.Л. Русская речь у микрофона /
которое характерно для современной отечествен- Е.Л. Агенко // Русская речь. - 1996. - № 1.
ной науки. В наиболее общем виде каждое кон- 2. Александрова О.В. Когнитивно-
кретное современное исследование в области прагматические особенности построения дискур-
отечественной политической лингвистики можно са СМИ /О.В. Александровна // Язык массовой
охарактеризовать с использованием следующей информации как объект междисциплинарного
системы не всегда эксплицитно выраженных исследования. - М., 2001.
противопоставлений: 3. Алтунян А.Г. От Булгарина до Жиринов-
1. Исследования в области теории политиче- ского. Идейно-стилистический анализ политиче-
ской лингвистики – описание отдельных элемен- ских текстов /А.Г. Алтунян. - М., 1999.
тов политического языка. 4. Амиров В.М. Агитационный предвыбор-
2. Хронологические рамки исследования: ный сверхтекст: организация содержания и стра-
советская или постсоветская эпоха. тегии реализации / В.М. Амиров. - Екатеринбург,
3. Поуровневый анализ языка (в том числе 2002.
лексики, фонетики, словообразования, морфоло- 5. Аннушкин В.И. Русские учения о речи
гии, синтаксиса) – исследование текста и дискур- (история, теория и общественно-языковая прак-
са (в том числе коммуникативных стратегий и тика) / В.И. Аннушкин // Речевое общение. –
тактик, проявлений речевой агрессии и др.). 2000. - Вып. 3 (11).
4. Нормативный подход (анализ с позиций 6. Багичева Н.В. Россия – мать или маче-
соответствия норме, обычно критический, с при- ха? (Метафорическое моделирование образа
зывами к борьбе с “порчей русского языка”) – Родины) /Н.В. Багичева // Лингвистика. Бюлле-
дискриптивный (описательный) подход, то есть тень Уральского лингвистического общества.
фиксация и изучение новых явлений без их Екатеринбург. –2000. - Т. 5.
оценки. 7. Базылев В.Н. Автопортреты политиков:
5. Изучение отдельных политических жан- от психопоэтики к психополитике /
ров, стилей, нарративов и текстов – исследование В.Н. Базылев // Политический дискурс в Рос-
общих признаков политического языка. сии – 3. Мат. раб. совещания. - М., 1999.
6. Исследование идиостилей отдельных по- 8. Базылев В.Н. Политик в интеллекту-
литических лидеров, политических направлений альном контексте эпохи / В.Н. Базылев // По-
и партий – изучение общих закономерностей по- литический дискурс в России – 6. Материалы
литического языка. постоянно действующего семинара. - М., 2002.
7. Дискурсивное изучение коммуникатив- 9. Бакумова Е.В. Ролевая структура поли-
ных ролей, ритуалов, стратегий и тактик – лин- тического дискурса: Автореф. дис… канд. фи-
гвистическое изучение политического языка. лол. наук / Е.В. Бакумова - Волгоград, 2002.
8. Использование методов психолингвисти- 10. Балашова Л.В. Метафора в диахронии:
ки, когнитивистики, социолингвистики, лингво- на материале русского языка ХI - ХХ века /
культурологии, структурализма и др. Л.В. Балашова. - Саратов, 1998.
9. Изучение отечественной политической 11. Баранов А.Н. Введение в прикладную
речи – сопоставительные исследования, выявле- лингвистику / А.Н. Баранов - М.: Эдиториал
ние общих и особенных признаков политических УРРС, 2001.
дискурсов различных стран и эпох. 12. Баранов А.Н. Политический дискурс:
10. Собственно политическая лингвистика – прощание с ритуалом // Человек, 1997, № 6.
материалы по политической лингвистике, содер- 13. Баранов А.Н. Языковые игры времен
жащиеся в исследованиях, ориентированных на перестройки (Феномен политического лозунга)
смежные области науки. / А.Н. Баранов // Русистика. - 1993. - № 2.
Важно подчеркнуть, что во многих публика- 14. Баранов А.Н., Казакевич Е.Г. Парла-
циях используются разнообразные методы и ментские дебаты: традиции и новаторство /
приемы изучения политической коммуникации, А.Н. Баранов, Е.Г. Казакевич. -М., 1991.
28
15. Баранов А.Н., Караулов Ю.Н. Русская М.Н. Володина // Язык массовой информации
политическая метафора. Материалы к словарю как объект междисциплинарного исследования.
/ А.Н. Баранов, Ю.Н. Караулов. - М., 1991. - М., 2001.
16. Баранов А.Н., Караулов Ю.Н. Словарь 30. Воробьева О.И. Политическая лексика.
русских политических метафор / А.Н. Баранов, Ее функции в современной устной и письмен-
Ю.Н. Караулов. - М., 1994. ной речи / О.И. Воробьева. - Архангельск,
17. Белкина О.Е. “Загадочный Путин” 2000.
или… / О.Е. Белкина // Политический дискурс 31. Воробьева О.И. Политическая лексика.
в России – 6. Материалы постоянно действую- Семантическая структура. Текстовые коннота-
щего семинара. - М., 2002. ции / О.И. Воробьева. - Архангельск, 1999.
18. Бельчиков Ю.А. Из наблюдений над 32. Ворожбитова А.А. На “входе” и “выхо-
русским литературным языком эпохи Великой де” русского советского дискурса (лингворито-
Отечественной войны / Ю.А. Бельчиков // Фи- рический аспект) / А.А. Ворожбитова // Руси-
лологические науки. – 2000. - № 6. стика: лингвистическая парадигма конца ХХ
19. Беркнер С.С. Язык как инструмент по- века. - СПб, 1999.
литики / С.С. Беркнер // Эссе о социальной 33. Ворожбитова А.А. “Официальный со-
власти языка. - Воронеж, 2001. ветский язык” периода Великой Отечественной
20. Болотова Е., Цинкен Й. Русская и не- войны в лингвориторической интерпретации /
мецкая Европа: исследование структуры миров А.А. Ворожбитова // Теоретическая и приклад-
культурных представлений в русской и немец- ная лингвистика. Вып.2. Язык и социальная
кой прессе / Е. Болотова, Й. Цинкен // Язык среда. - Воронеж, 2000.
массовой информации как объект междисцип- 34. Глухова А.В. Речь как политическое
линарного исследования. - М., 2001. действие: функциональный аспект /
21. Булгакова Л.Н., Захаренко И.В., Крас- А.В. Глухова // Эссе о социальной власти язы-
ных В.В. Харизма без власти и власть без ха- ка. - Воронеж, 2001.
ризмы (к вопросу о современном российском 35. Горбаневский М.В., Караулов Ю.Н.,
политическом дискурсе) / Л.Н. Булгакова, Шаклеин В.М. Не говори шершавым языком /
И.В. Захаренко, В.В. Красных // Политический М.В. Горбаневский, Ю.Н. Караулов,
дискурс в России – 3. Материалы рабочего со- В.М. Шаклеин. - М., 1999.
вещания. - М., 1999. 36. Граудина Л.К. Эвфемизмы – дисфе-
22. Ван Дейк Т.А. Язык, познание, мизмы: парламентские и непарламентские вы-
коммуникация / Т.А. Ван Дейк. - М., 1989. ражения / Л.К. Граудина // Культура парла-
23. Васильев А.Д. Слово в телеэфире: ментской речи. - М,, 1994.
очерки новейшего словоупотребления в рос- 37. Григорьева О.Н. Политический театр
сийском телевещании / А.Д. Васильев. - Крас- современной России (взгляд филолога) /
ноярск, 2000. О.Н. Григорьева // Интернет-журнал “Полеми-
24. Вежбицка А. Антитоталитарный язык в ка”: Публикации Irex-Russia. – 2001. - № 9.
Польше: механизмы языковой самообороны / 38. Гришаева Л.И. Россия в зеркале немец-
А. Вежбицка // Вопросы языкознания. - 1993. кой прессы: путь к взаимопониманию народов? /
- № 4. Л.И. Гришаева // ХХI век без войны и насилия?!
25. Вепрева И.Т. Языковая рефлексия в Материалы международной науч. конф. - Воро-
постсоветскую эпоху / И.Т. Вепрева. - Екате- неж, 2002. – С.99 – 124.
ринбург, 2002. 39. Гудков Д.Б. Ритуалы и прецеденты в по-
26. Вершинина Т.С. Зооморфная, фито- литическом дискурсе / Д.Б. Гудков // Политиче-
морфная и антропоморфная в современном по- ский дискурс в России – 2: Материалы рабочего
литическом дискурсе: Автореф... дис. канд. совещания. - М., 1998.
филол. наук / Т.С. Вершинина. - Екатеринбург, 40. Гудков Д.Б. Настенные надписи в поли-
2002. тическом дискурсе / Д.Б. Гудков // Политиче-
27. Виноградов С.И. Слово в парламент- ский дискурс в России – 3: Материалы рабочего
ской речи и культура общения / совещания. - М., 1999.
С.И. Виноградов // Русская речь. – 1993. - №№ 41. Данилов С.Ю. Жанр проработки в тота-
2 – 4. литарной культуре / С.Ю. Данилов // Стереотип-
28. Водак Р. Язык. Дискурс. Политика / ность и творчество в тексте. - Пермь, 1999.
Р. Водак. - Волгоград, 1997. 42. Дейк Т.А. ван. Язык. Познание. Комму-
29. Володина М.Н. Язык массовой комму- никация / Дейк Т.А. ван. - М., 1989.
никации – основное средство информационно- 43. Дементьев В.В. Непрямая коммуникация
го воздействия на общественное сознание / и ее жанры / В.В. Дементьев. - Саратов, 2000.
29
44. Дмитриева О.Л. Ярлык в парламентской 60. Карасик В.И. Языковой круг: личность,
речи / О.Л. Дмитриева // Культура парламент- концепты, дискурс/ В.И. Карасик. - Волгоград,
ской речи. -М., 1994. 2002.
45. Донец П.Н. К типологии стереотипов / 61. Каслова А.А. Концептуальная метафора в
П.Н. Донец // Социальная власть языка. - Воро- российских и американских текстах, посвящен-
неж, 2001. ных выборам президента / А.А. Каслова // Лин-
46. Дорожкина Т.Н. Речевой имидж полити- гвистика. Бюллетень Уральского лингвистиче-
ческого лидера / Т.Н. Дорожкина // Социс (Со- ского общества. Екатеринбург. - 2002. - Т. 8.
циологические исследования). – 1997. - № 8. 62. Кашкин В.Б. Коммуникативная мимик-
47. Дука А.В. Политический дискурс оппо- рия и социальная власть / В.Б. Кашкин // Эссе о
зиции в современной России / А.В. Дука // Жур- социальной власти языка. - Воронеж, 2001.
нал социологии и социальной антропологии. - 63. Киселев К.В. Политический слоган: про-
1998. - т. 1. - № 1 блемы семантической политики и коммуника-
48. Евстафьев В.А. СМИ в системе массовых тивная техника/ К.В. Киселев. - Екатеринбург,
коммуникаций в России: Автореф. дис… докт. 2002.
фил. наук/ В.А. Евстафьев. - М., 2001. 64. Китайгородская М.В., Розанова Н.Н.
49. Енина Л.В. Современные российские “Свое” – “чужое” в коммуникативном простран-
лозунги как сверхтекст: Автореф... дис. канд. стве митинга / М.В. Китайгородская, Н.Н. Роза-
филол. наук/ Л.В. Енина. - Екатеринбург, 1999. нова // Русистика сегодня. – 1995. - № 1.
50. Ерилова С.Л. Метафора как средство вы- 65. Кобозева И.М. Семантические проблемы
ражения смысловой неопределенности в поли- анализа политической метафоры / И.М. Кобозева
тическом дискурсе / С.Л. Ерилова // Языковые // Вестник Московского университета. Серия 9.
подсистемы: Стабильность и динамика. - Тверь, Филология. – 2001. - № 6.
2002. – С.101-109. 66. Кожевникова Н.А. Язык революционной
51. Ермакова О.П. Семантические процессы эпохи в изображении писателей русского зару-
в лексике / О.П. Ерамакова // Русский язык конца бежья / Н.А. Кожевникова // Русистика сегодня. –
ХХ столетия (1985 – 1995). - М., 1996. 1998. - № 1-2.
52. Желтухина М.Р. Комическое в политиче- 67. Коженевска-Берчинска Й. Портреты Рос-
ском дискурсе конца ХХ века. Русские и немец- сии – россиян в польском словесном изображе-
кие политики / М.Р. Желтухина. - Москва – Вол- нии (на основе современных публицистических
гоград, 2000. текстов) / Й. Коженевска-Берчинска // Стерео-
53. Желтухина М.Р. Воздействие масс-медиа типность и творчество в тексте. - Пермь, 1999.
на избирательную кампанию / М.Р. Желтухина // 68. Колотнина Е.В. Метафорическое исполь-
Политический дискурс в России – 6. Политик в зование лексики понятийной сферы “Больной –
интеллектуальном контексте эпохи. - М., 2002. здоровый” / Е.В. Колотнина // Лингвистика.
54. Жельвис В.И. Инвектива в политической Бюллетень Уральского лингвистического обще-
речи / В.И. Жельвис // Русский язык в контексте ства. - Екатеринбург, 2000. - Том 5.
культуры. - Екатеринбург, 1999. 69. Колотнина Е.В. Метафорическая модель
55. Земская Е.А. Клише новояза и цитация в “Субъекты экономической деятельности - это
языке постсоветского общества / Е.А. Земская // животные” / Е.В. Колотнина // Лингвистика.
Вопросы языкознания. - 1997. - № 3. Бюллетень Уральского лингвистического обще-
56. Земская Е.А. Введение / Е.А. Земская // ства. - Екатеринбург, 2001. - Том 6.
Русский язык конца ХХ столетия (1985 – 1995). - 70. Кордонский С. Фундаментальный лекси-
М., 1996. кон: язык и политический спектр в России /
57. Иссерс О.С. Коммуникативные стратегии С. Кордонский // Век ХХ и мир. - 1994. - № 1-2.
и тактики русской речи/ О.С. Иссерс. - Екате- 71. Костомаров В.Г. Языковой вкус эпохи.
ринбург - Омск, 1999. Из наблюдений над речевой практикой масс-
58. Какорина Е.В. Стилистический облик оп- медиа. / В.Г. Костомаров. - 3-е изд., испр. и доп.-
позиционной прессы / Е.В. Какорина // Русский СПб, 1999.
язык конца ХХ столетия (1985 – 1995). - М., 72. Кочкин М.Ю. Политический скандал как
1996. явление массовой коммуникации / М.Ю. Кочкин
59. Канчер М.А. Языковая личность телеве- // Социальная власть языка. - Воронеж, 2001.
дущего в рамках русского риторического этоса 73. Кронгауз М. Критика языка / М. Кронгауз
(на материале игровых программ): Автореф. // Логос. – 1999. - № 3 (13).
дис… канд. филол. наук/ М.А. Канчер. - Екате- 74. Крысин Л.П. Русский литературный язык
ринбург, 2002. на рубеже веков / Л.П. Крысин // Русская речь. –
2000. -№ 1.
30
75. Крючкова Т.Б. Общественно- 92. Муране С.Н. Лексика военной сферы в
политическая лексика и терминология: основные постсоветском политическом дискурсе /
свойства и тенденции развития: Автореф. дис... С.Н. Муране // Говорящий и слушающий: языко-
д-ра филол. наук/ Т.Б. Крючкова. - М., 1991. вая личность, текст, проблемы обучения. - СПб,
76. Кубрякова Е.С. О разных подходах к изу- 2001.
чению СМИ / Е.С. Кубрякова // Язык массовой 93. Муране С.Н. Лексика медицинской сфе-
информации как объект междисциплинарного ры в языке современной российской и латвий-
исследования. - М., 2001. ской прессы / С.Н. Муране // Лингвистика. Бюл-
77. Кузьмина Н.А. Интертекст и его роль в летень Уральского лингвистического общества. –
процессах эволюции языка/ Н.А. Кузьмина. - Екатеринбург. – 2002. - Т. 8.
Екатеринбург - Омск, 1999. 94. Новиков А.Б. Словарь перифраз русского
78. Культура парламентской речи. - М, 1994. языка (на материале газетной публицистики)/
79. Купина Н.А. Агитационный дискурс: в А.Б. Новиков. - М., 1999.
поисках жанров влияния / Н.А. Купина // Куль- 95. Норман Б.Ю. Лексические фантомы с
турно-речевая ситуация в современной России. - точки зрения лингвистики и культурологии /
Екатеринбург, 2000. Б.Ю. Норман // Язык и культура: Третья между-
80. Купина Н.А. Тоталитарный язык: Сло- народная конф. - Киев, 1994.
варь и речевые реакции/ Н.А. Купина. - Екате- 96. Паршин П.Б. Теоретические перевороты
ринбург - Пермь, 1995. и методологический мятеж в лингвистике ХХ
81. Купина Н.А. Языковое сопротивление в века / П.Б. Паршин // Вопр. языкознания. – 1996.
контексте тоталитарной культуры/ Н.А. Купина. - № 2.
- Екатеринбург, 1999. 97. Паршин П.Б. Исследовательские практи-
82. Лайдинен Н.В. Образ России в зеркале ки, предмет и методы политической лингвистики
общественного мнения / Н.В. Лайдинен // Социс. / П.Б. Паршин // Scripta linguisticae applicatae.
- 2001. -№ 4. Проблемы прикладной лингвистики. - М., 2001.
83. Лассан Э. Дискурс власти и инакомыслия 98. Плуцер-Сарно А. Государственная Дума
в СССР: когнитивно-риторический анализ/ как фольклорный персонаж: Пародия, плач, ис-
Э. Лассан. - Вильнюс, 1995. поведь и пасквиль - жанры русской политики
84. Левин Ю.И. Семиотика советских лозун- /А. Плуцер-Сарно // Логос. – 1999. - № 9.
гов / Ю.И. Левин // Левин Ю.И. Поэтика. Се- 99. Почепцов Г.Г. Тоталитарный человек/
миотика. Избр. труды. - М., 1998. Г.Г. Поцепцов. - Киев, 1994.
85. Майданова А.М., Амиров В.М., Енина 100. Поцелуев С.П. Символическая политика
Л.В. и др. Речевая агрессия в средствах массовой как инсценирование и эстетизация /
информации/ А.М. Майданова, В.М. Амиров, С.П. Поцелуев // Полис.- 1999.- № 5.
Л.В. Енина. - Екатеринбург, 1997. 101. Проскуряков М.Р. Дискурс борьбы
86. Мартыненко Н.Г. Субъективизация ново- (очерк языка выборов) / М.Р. Проскуряков //
стийного дискурса аналитических программ ТВ / Вестник Моск. гос. ун-та. Сер.9, Филология. -
Н.Г. Мартыненко // Проблемы речевой коммуни- 1999. - № 1.
кации. - Саратов, 2000. 102. Рогозина И.В. Медиа-картина мира /
87. Миронова П.О. Стратегия редукционизма И.В. Рогозина // Языковое бытие человека и этно-
в современном политическом дискурсе: когни- са: психолингвистический аспект. - Барнаул, 2001.
тивно-прагматический аспект: Автореф... дис... 103. Родионова Е. Националистический дис-
канд. филол. наук/ П.О. Миронова. - Екатерин- курс газеты “Завтра” / Е. Родионова // Логос. –
бург, 2003. 2000. - № 1.
88. Михальская А.Г. Русский Сократ. Лекции 104. Розина Р.И. Корифей пропаганды, или
по сравнительно-исторической ритори- риторика Сталина / Р.И. Розина // Наука убеждать
ке/А.Г. Михальская. - М., 1996. – риторика. – 1991. - № 8.
89. Михальская А.Г. О речевом поведении 105. Романенко А.П. Советская словесная
политиков /А.Г. Михальская // Независимая газе- культура: образ ритора/ А.П. Романенко. - Сара-
та. - 2.12.1999. тов, 2000.
90. Мокиенко В.М., Никитина Т.Г. Толковый 106. Романов А.А., Романова Л.А. Техноло-
словарь языка Совдепии/ В.М. Мокиенко, гия резонансной информации в политической
Т.Г. Никитина - СПб, 1998. коммуникации / А.А. Романов, Л.А. Романова //
91. Молоков С.В., Киселев В.Н. Словарь но- Политический дискурс в России – 6: Материалы
вых значений и слов языка газеты/ С.В. Моло- постоянно действующего семинара. - М., 2002.
ков, В.Н. Киселев. - М., 1996. 107. Руберт И.Б. Мифологема в языке СМИ /
И.Б. Руберт // Язык массовой информации как
31
объект междисциплинарного исследования. - М., средств языка политика (на материале текстов гу-
2001. бернатора Красноярского края А.И.Лебедя). -
108. Ряпосова А.Б. Метафорические модели с Красноярск, 2002.
агрессивным прагматическим потенциалом в по- 123. Шаховский В.И. Голос эмоций в рус-
литическом нарративе “Российские федеральные ском политическом дискурсе / В.И. Шаховский //
выборы (1999-2000 гг.)”: Автореф. дис… канд. Политический дискурс в России – 2: Материалы
филол. наук/А.Б. Ряпосова. - Екатеринбург, 2002. рабочего совещания. - М., 1998.
109. Самотик Л.Г. Словарь выразительных 124. Шейгал Е.И. Политический скандал как
средств языка политика (на материале текстов гу- нарратив / Е.И. Шейгал // Языковая личность: со-
бернатора Красноярского края А.И. Лебедя)/ циологический и эмотивный аспекты. - Волгоград,
Л.Г. Самотик. - Красноярск, 2002. 1998.
110. Сковородников А.П. Лингвистическая 125. Шейгал Е.И. Семиотика политического
экология: проблема становления дискурса/ Е.И. Шейгал. - М.- Волгоград, 2000.
/А.П. Сковородников // Филологические науки. - 126. Шмелева Т.В. Морбуальная оптика /
1996. - № 2. Т.В. Шмелева // Лингвистика. Бюллетень Ураль-
111. Словарь перестройки / Сост. ского лингвистического общества. – Екатерин-
В.И.Максимов и др. - СПб., 1992 бург. – 2001. - Т. 7.
112. Слово в парламентской речи и культура 127. Шудегова Е.А. Милитарная метафора в
общения. - М., 1995. российском и американском политическом дис-
113. Сорокин Ю.А. Человек из будущего, ко- курсе / Е.А. Шудегова // Лингвистика. Бюллетень
торого у него нет: Григорий Явлинский / Уральского лингвистического общества. - Екате-
Ю.А. Сорокин // Политический дискурс в России ринбург, 2002. - Т. 8.
– 3: Материалы рабочего совещания. - М., 1999. 128. Эпштейн М.Н. Идеология и язык (по-
114. Степаненко А.В. Лингвокогнитивные строение модели и осмысление дискурса) /
особенности функционирования метафоры в по- М.Н. Эпштейн // Вопросы языкознания. – 1991. -
литическом дискурсе (на материале русского и № 6.
немецкого языков): Автореф. дис… канд. филол. 129. Ягубова М.А. Речь в средствах массовой
наук/ А.В. Степаненко. - М., 2002. информации / М.А. Ягубова // Хорошая речь. -
115. Феденева Ю.Б. Моделирующая функция Саратов, 2001.
метафоры в агитационно-политических текстах
90-х гг. ХХ века: Автореф. дис... канд. филол.
наук/Ю.Б. Феденева. - Екатеринбург, 1998.
116. Филинский А.А. Критический анализ
политического дискурса предвыборных кампаний
1999-2000 гг: Автореф. дис… канд. филол. наук/
А.А. Филинский. - Тверь, 2002.
117. Черникова Н.В. Метафора и метонимия
в аспекте современной неологии / Н.В. Черникова
// Филологические науки. - 2001. - № 1.
118. Чудинов А.П. Заметки о риторическом
мастерстве И.В.Сталина / А.П. Чудинов // Худо-
жественный текст: структура, семантика, прагма-
тика. – Екатеринбург: Урал. гос. ун-т, 1997.
119. Чудинов А.П. Россия в метафорическом
зеркале / А.П. Чудинов // Русская речь. - 2001. -
№№ 1, 3, 4; 2002. - №№ 1, 2, 3.
120. Чудинов А.П. Россия в метафорическом
зеркале: когнитивное исследование политической
метафоры (1991 – 2000) / А.П. Чудинов. - Екате-
ринбург, 2001.
121. Шапошников В.Н. Русская речь 1990-х.
Современная Россия в языковом отображении/
В.Н. Шапошников - М., 1998.
122. Шарифуллин Б.Я., Иванова З.М. Языко-
вая личность современного российского политика:
Александр Лебедь / Б.Я. Шарифуллин, З.М. Ива-
нова // Самотик Л.Г. Словарь выразительных



СОДЕРЖАНИЕ