СОДЕРЖАНИЕ







Между жизнью и смертью
все падает, падает снег...

ТАНЭДА САНТОКА


ЦВЕТЫ
ЯМАБУКИ
ШЕДЕВРЫ ПОЭЗИИ ХАЙКУ
"СЕРЕБРЯНОГО" ВЕКА
(конец XIX-начало XX вв.)
Перевод с японского
АЛЕКСАНДРА ДОЛИНА
Издание 2-е,
дополненное
"ГИПЕРИОН"
САНКТ-ПЕТЕРБУРГ 2000

ББК 84(5Япо)
Ц279 Цветы ямабуки. Шедевры поэзии хайку "серебряного" века (конец XIX-начало XX вв.) /Пер. с яп., предисл. и коммент. А.А.Долина. СПб.: Гиперион, 2000. - 256 С. - (Японская классическая библиотека. X).

В этой книге собраны произведения блестящих мастеров хайку конца XIX-начала XX вв. Масаока Сики, Такахама Кёси, Танэда Сантока, Нацумэ Сосэки, Акутагава Рюноскэ и других, чьи имена для японского читателя столь же знаковые, как для русского читателя имена Блока и Хлебникова, Гумилёва и Есенина. Сохранив верность заветам Басё, Бусона и других патриархов хайку эпохи Эдо, молодые реформаторы бросили вызов обветшавшему средневековому канону. В их стихах дзэнская созерцательность не противоречит напряженному поиску новых литературных горизонтов, смелому эксперименту. В эпоху грандиозных культурных преобразований они сумели заложить основы эстетики "духовной революции", создав удивительный сплав старого и нового. Трехстишия "серебряного" века приоткрывают перед читателем тайну Бытия в утонченных образах, порожденных бессмертной Традицией.
(c) Перевод, комментарий А.А.Долина, 2000
(c) Издательство "Гиперион", 2000
ISBN 5-89332-028-Х


ВРЕМЯ ПЕРЕМЕН
Всего сто двадцать лет тому назад многие просвещенные деятели японской культуры всерьез требовали отказаться раз и навсегда от традиционных жанров и форм в поэзии, музыке, живописи, скульптуре, театральном искусстве. На страницах центральных журналов они выдвигали идею скорейшей консервации национальных художественных традиций и перехода к европейским эстетическим стандартам во всем - от штиблет и цилиндров до сонетов, кордебалетов и автопортретов в манере позднего Рембрандта. Результатом этого "низкопоклонства перед Западом" стали многочисленные курьезы моды и забавные художественные гибриды, место которым во всемирной Кунсткамере.
В ответ на бурный натиск "западников" противники насильственной вестернизации утверждали самобытность "японского духа", ратовали за исконные национальные добродетели и за верность вековым традициям, воплощением которых в поэзии являлись средневековые жанры танка и хайку. Этих "японофилов" отличало пристрастие к архаике, к изрядно обветшавшему канону и устаревшему языку, весьма далекому от живой разговорной речи.
Однако в обоих лагерях подспудно догадывались, что истина лежит где-то посередине, что секрет создания высокого, истинно современного искусства кроется в магическом сплаве старого и нового, "своего" и "чужого". Постепенно слепое преклонение перед Западом стало уступать место вдумчивому анализу, а безудержное превознесение национальных святынь сменилось осознанным стремлением сохранить бесценное наследие предков в эпоху необратимых исторических перемен. Так, под знаменем Духовной революции на пороге 90-х годов страна вступила в новый период, который по праву может быть назван Серебряным веком японской культуры - если воспользоваться этим термином по аналогии с российским Серебряным веком и вспомнить о том, что хронологические рамки этих родственных феноменов удивительным образом совпадают.
В поэзии, как и во всех прочих областях литературы и искусства, появилось множество новых имен, школ, группировок и направлений. Под влиянием западной эстетики литературная молодежь ниспровергала былых отечественных кумиров и воздвигала алтари Байрону, Шелли, Россетти. Традиционные жанры, особенно хайку, по меньшей мере с начала XIX в. пребывали в состоянии глубокой летаргии. В мире трехстиший безраздельно господствовали поэты стиля "луны и волн" (цукинами), которые возвели в принцип бесцветность и полное отсутствие авторской индивидуальности, тем самым доведя до абсурда заветы основоположников и классиков жанра - Мацуо Басё (1644-1694), Ёса Бусона (1716-1783), Кобаяси Исса (1769-1827).
Между тем поэзия хайку, зародившаяся четыре столетия назад как один из видов дзэнского искусства и тесно связанная с графикой хайга, с икэбана и чайной церемонией, обладала громадным творческим потенциалом, который далеко не исчерпан и сегодня.
В эстетике Дзэн конечной целью любого вида духовной деятельности является достижение состояния отрешенности (мусин), полного растворения собственного эго во вселенской Пустоте (кёму) и слияние с изображаемым объектом в метафизическом трансцендентальном озарении. Средством же достижения подобной цели служит недеяние (муи), то есть невмешательство в естественный ход событий, умение адаптироваться к переменам. Единственная задача поэта и художника - уловить ритм вселенских метаморфоз, настроиться на их волну и отразить в своем творении, оставаясь лишь медиатором высшего космического разума. Чем точнее передано то или иное действие, состояние, качество предмета при помощи минимального количества средств, тем удачнее, живее образ. Такова поэтика суггестивности.
Для западного художника важна, прежде всего, креативная сторона творческого акта (создание собственного оригинального произведения искусства, отмеченного неповторимой авторской индивидуальностью). Между тем для японского художника на передний план выступает рефлективная сторона творчества. Рефлексия как отражение и одновременно размышление составляет стержень традиционной поэтики танка и, разумеется, хайку. Уловить и выделить красоту, уже заложенную в природе и прежде тысячекратно воспроизведенную великими мастерами древности - чего еще требовать от поэта?
Нет сомнения, что на протяжении веков оба магистральных поэтических жанра не избежали влияния окружающей среды, что мироощущение поэтов формировалось под воздействием конкретного социума. Но тщетно будем мы искать в созерцательной лирике упоминание о конкретных исторических событиях и приметы времени. Зачастую пятистишие X в. или трехстишие XVII в. не отличить от их аналогов, сложенных в начале, а то и в середине нашего столетия. Даже те поэты, которые использовали хайку для ведения своеобразного дневника, старались избегать любых описаний, связанных с суетной политической и социальной тематикой или, по крайней мере, шифровали эти события с использованием традиционного условного кода. Достойным фиксации считалось лишь "вечное в текущем", то есть явления, имеющие прямое отношение к жизни Природы. Очевидно, внеисторичность классической поэтики и, в частности, поэтики хайку, ее ориентированность на макрокосмические процессы, на сезонные циклы и заключенные в их рамки тематические разделы можно рассматривать как результат особого пути развития этой художественной традиции. Именно здесь нашли выражение религиозно-философские взгляды японцев, которые отнюдь не ограничивались учением Дзэн, связав в единое целое анимистические представления Синто о мириадах божеств-ками живой природы, о неразрывной даосской триаде Небо-Земля-Человек, об универсальном буддийском законе кармы. Концепция перерождения душ порождала сознание эфемерности и скоротечности земного бытия, влекла за собой идею ничтожности индивидуального, личностного начала в бесконечном потоке рождений и смертей.
Отсюда и изначальная установка не на создание "своего" неповторимого образа, но на тонкую нюансировку "извечной" канонической темы, продиктованной некогда самой природой основоположникам жанра. Соответственно и сотни тысяч хайку бесчисленных авторов становятся этюдами на предсказуемые темы - хотя и с бесконечным количеством вариаций в деталях и поворотах этой темы. Читатель же или поэтический арбитр вольны выбирать и сопоставлять сходные опусы, отталкиваясь от критериев в виде классических шедевров. Апофеозом унификации образной структуры хайку стало составление многотомных сезонных справочников по темам и предметам для авторов - сайдзики.
В антологиях, как и в современных журналах хайку, стихотворения также сгруппированы по тематике, то есть отдельные авторы практически растворяются в общей массе бесконечно варьирующихся импровизаций на тему раннего снега или цветущей сливы, весенних заморозков, летнего зноя или алых кленовых листьев.
На взгляд западного читателя, даже знакомого с основами классической поэтики, разница между школами хайку, яростно оспаривавшими приоритет, будет до смешного ничтожна. На протяжении веков старое служило единственным критерием оценки нового, и авторитет великих мастеров прошлого во главе с Басё перевешивал любые доводы в пользу модернизации жанра. Это не удивительно. Ведь именно Басё сумел впервые придать развлекательному поэтическому жанру характер высокой лирики. Именно он сформулировал извечные категории поэтики хайку: ваби (аскетическая грусть одиночества), саби (печаль экзистенции, скорбность необратимого течения времени), сибуми (терпкая горечь переживаемых мгновений), каруми (легкость изображения серьезных вещей), фуэки рюко (восприятие вечного в изменчивом и непостоянном). При условии соблюдения этих кардинальных принципов все мелкие новшества, вносимые отдельными авторами или школами, выглядели легковесно. Так могло бы продолжаться еще неограниченно долго, может быть, несколько столетий, если бы столкновение с западной цивилизацией не поставило перед поэтами хайку, как и перед всеми деятелями культуры периода Мэйдзи, совсем иные задачи.
Провозвестником новой эры в поэзии и трубадуром наступающего Серебряного века суждено было стать гениальному поэту и литературоведу Масаока Сики. За неполные тридцать пять лет жизни, из которых лишь десять были посвящены серьезному самостоятельному творчеству, Сики успел осуществить подлинный переворот в поэтике хайку, а затем и танка, заставив мастеров традиционных жанров отбросить обременительные узы средневекового канона. Однако реформа, предпринятая Сики, не означала полного отказа от классических норм и регламентаций. Скорее то была попытка адаптировать традиционные жанры к требованиям времени - и попытка, несомненно, успешная. Если идеи и методы, предложенные Сики, порой и подвергались сомнению, то авторитет его как великолепного мастера хайку остается незыблем по сей день, а созданная Сики поэтическая школа "Хототогису" ("Кукушка") и поныне сохраняет ведущую роль в мире семнадцати сложных трехстиший. Некоторые японские филологи начала века сравнивали Сики по масштабу влияния на литературный процесс с самим Басё. Все прочие довольствовались тем, что проводили прямую линию к Сики от Басё через Бусона и Кобаяси Исса, соизмеряя с этой незаурядной личностью все достижения лирики хайку в Новое и Новейшее время.
Главная заслуга Сики состоит в стремлении избавить поэзию традиционных жанров от косности, начетничества, векового консерватизма, от гнета окаменевших канонических ограничений. Выступая в роли "посредника" между литературой средневековья и Нового времени, он открыл перед поэзией хайку перспективу перехода к реалистическому изображению действительности. При этом Сики стремился подытожить мироощущение художника новой, переходной эпохи. Он, в частности, сформулировал учение о двух типах красоты: восточном, пассивном, присущем китайской классической лирике, поэзии Басё и в целом всему жанру хайку, - и западном, активном, присущем всему европейскому искусству, а также нарождающемуся современному искусству Японии.
Ему же обязаны возвращением из мрака небытия некоторые незаслуженно забытые талантливые поэты эпохи Эдо, и в первую очередь гениальный лирик Ёса Бусон, который ранее был известен скорее как художник. В ряде поэтологических очерков, составивших в дальнейшем книгу "Поэт хайку Бусон" ("Хайдзин Бусон"), Сики не только заново открыл поэзию Бусона для японского читателя, но и поставил ее выше творчества Басё. Для него Басё - поэт "негативной красоты", соответствующей духу средневекового японского искусства, а Бусон - позитивной, то есть более соответствующей миропониманию человека Нового времени.
Интерес к Бусону-поэту, воплотившему в хайку свои таланты живописца, пробудило у Сики знакомство с художником Накамура Фусэцу, знатоком искусства Востока и Запада, обладавшим к тому же даром сравнительного анализа. Так родилась концепция "отражения жизни" (сясэй), ставшая краеугольным камнем эстетики новых хайку в трактовке Сики. Любопытно, что сам Сики охотно признавал связь своего учения с реалистической прозой, которая как раз набирала силу в ту пору под эгидой заимствованного из Франции натурализма. Стержнем теории сясэй была концепция ясности и достоверности поэтического образа. Признавая опасность следования принципу нарочитой безыскусности в стихе, Сики считал, что главное для поэта - проблема выбора "натуры", которая сама диктует форму выражения.
Вот и рассвет.
Белый парус вдали проплывает
за москитной сеткой...
Сики справедливо полагал, что хайку - наиболее живописный из всех поэтических жанров, так как трехстишие конденсирует пространственные связи явлений и предметов в единой временной точке. Что особенно привлекало Сики как увлеченного рисовальщика с натуры. С годами представления Сики о реализме хайку становятся все более зрелыми и рафинированными. Он вводит в свою теорию заимствованный из китайской живописи принцип "простоты и мягкости" (хэйтан) и одновременно проводит параллели между хайку и европейской ландшафтной живописью. Особую пикантность поэтике сясэй в интерпретации Сики и его школы придает введение сугубо современных реалий быта, которым еще недавно в хайку просто не было места: например, паровоз, фабричный гудок, зубной порошок и т.п. Правда, в основном эти нововведения оставались на страницах манифестов, довольно редко проникая в трехстишия самого Сики и его учеников. Пора безудержных инноваций пришла в хайку гораздо позже, уже после второй мировой войны. Споры о глубинной сущности сясэй продолжались в поэзии хайку, а отчасти и танка, еще двадцать пять лет после безвременной кончины Сики в 1902 г. и закончились повсеместным распространением теории поэтического реализма в традиционалистских жанрах. Таким образом, хайку в XX в. составили оппозицию модернистской поэзии новых форм гэндайси и явились самым непосредственным развитием исконных традиций жанра, восходящих к Басё, Бусону и Исса.
Будучи человеком разносторонне образованным и необычайно начитанным, Сики сумел приобрести репутацию мэтра уже в молодые годы. Созданная им поэтическая школа вскоре заняла главенствующие позиции в мире хайку, сплотив вокруг журнала "Хототогису" ("Кукушка") ведущих поэтов начала века - Такахама Кёси, Кавахигаси Хэкигодо, Найто Мэйсэцу, Нацумэ Сосэки, Накамура Кусадао и многих других. Каждый из учеников в свою очередь имел собственную школу, так что постепенно последователи Сики возвели колоссальное поэтическое здание из многих миллионов трехстиший. Невольно всплывает в памяти мемориальный музей Сики в Мацуяма, где огромное современное строение из стекла и бетона вмещает маленький домик поэта наряду с прочими экспонатами...
Своим преемником на посту главы школы (а иерархия в литературно-художественном мире Японии свято соблюдается и по сей день) Сики хотел видеть любимого ученика и единомышленника Такахама Кёси, но фактически после смерти Мастера возглавили школу два его друга и сподвижника - Кёси и Кавахигаси Хэкигодо. Оба были земляками Сики, то есть уроженцами городка Мацуяма на острове Сикоку, и оба сыграли важнейшую роль в оформлении школы, несмотря на то, что воззрения их по вопросам поэтики во многом расходились. Хэкигодо, вероятно, был "роднее" Сики чисто по-человечески, а Кёси - по своим творческим устремлениям.
Великолепный поэт хайку, прозаик, эссеист, критик и литературовед, Хэкигодо принадлежал к плеяде "бурных гениев" эпохи Мэйдзи, изменивших лицо страны в XX а Прирожденный спортсмен, он отлично играл в новомодную игру бейсбол и тренировал юного Масаока Сики, был неутомимым туристом и альпинистом, исходившим Японию вдоль и поперек с поэтическим блокнотом и альбомом для скетчей в руках. К тому же он играл в пьесах театра Но, руководил кружком каллиграфии, читал лекции по живописи и писал статьи о политике - словом, был истинным "человеком культуры", бундзин, в средневековом значении этого слова.
Отец Хэкигодо был известным ученым-конфуцианцем, знатоком китайской литературы и философии из города Мацуяма. У него подростом обучался Сики, который очень дорожил вниманием старшего товарища, сына своего наставника. Так зарождалась эта дружба, длившаяся много лет и пережившая обоих поэтов на страницах биографических трудов.
Хэкигодо первым последовал за Сики, проводившим радикальную реформу традиционной поэзии, а после смерти друга занял освободившееся место редактора рубрики "Хайку" в центральной газете "Ниппон симбун" и продолжил пропаганду принципа объективного реализма сясэй. Важной предпосылкой для создания хайку нового стиля он считал обилие впечатлений, почерпнутых в путешествиях. Однако вскоре Хэкигодо заговорил о необходимости более радикального обновления старинного жанра, апеллируя к модным по тем временам установкам натурализма. Его кредо сводится к сочетанию высокого и низменного, патетического и прозаического:
Варю картошку.
В безмолвном просторе Вселенной
ребенок плачет...
Возглавив поэтическое общество "Хайдзаммай", Хэкигодо последовательно выступал за модернизацию хайку - введение новой лексики, постепенный отход от старой грамматики бунго, а в дальнейшем и за разрушение строгой ритмической схемы семнадцатисложного стихотворения в пользу создания вольных краткостиший. Его трактат "О поэзии без сердцевины" ("Мутюсинрон") призывал к изображению "чистой натуры" без привнесения в нее человеческих действий и оценок. Он также признавал за поэтом право писать без оглядки на традицию, используя любой материал из области повседневного быта, а позже пришел к отрицанию святая святых - сезонного деления в тематике хайку.
Несмотря на преданность заветам учителя, Хэкигодо настойчиво выступал за реформы, противопоставляя свои "хайку нового направления" всем прочим, особенно традиционной лирике Такахама Кёси и его сподвижников. В 1907г. неутомимый пропагандист отправляется в грандиозное турне по Японии, встречаясь в городах и весях страны с энтузиастами хайку для разъяснения своих взглядов. Спустя некоторое время он повторяет путешествие, проведя в дороге в общей сложности более двух лет. Движение, возглавляемое Хэкигодо, постепенно набирало силу, но к концу 10-х годов раскололось на несколько группировок и было оттеснено более консервативными школами.
Однако талант и традиционное литературное образование просто не позволили Хэкигодо воплотить до конца в жизнь грандиозные планы реконструкции жанра. Его собственные стихи, собранные в антологиях "Новые хайку" и "Хайку нового направления", все же большей частью достаточно традиционны и в основном соответствуют нормативам школы Сики. Более смелые эксперименты Хэкигодо, в которых хайку лишились канонической четкости ритма, грамматической стройности и лексического изыска, перейдя в категорию короткого прозостиха-танси, закончились очевидным фиаско. После того, как движение "хайку нового направления" зашло в тупик, его глава официально заявил о роспуске школы, а спустя несколько лет - и о своем отходе от поэзии. Последние двадцать лет жизни он к сложению хайку более почти не возвращался, но зато опубликовал итоговый сборник статей "Путь к хайку нового направления" ("Синко хайку э-но мити") и несколько томов интереснейших исследований о творчестве Бусона, продолжив тем самым работу своего друга и неизменного кумира Сики.
Такахама Кёси, другой преемник и верный последователь Сики, почти на шестьдесят лет переживший безвременно почившего учителя, был всегда привержен скорее традиционным эстетическим ценностям, нежели веяниям литературной моды. Выходец из многодетной семьи служилого самурая, наставника фехтования в городе Мацуяма, Кёси с ранних лет познал нужду, когда отец после роспуска самурайских кланов в годы Мэйдзи вынужден был заняться землепашеством. Однако перспектива влачить жалкую участь крестьянина не прельщала честолюбивого и талантливого юношу. Знакомство с жившим по соседству Масаока Сики, который одобрил первые поэтические опыты Кёси, круто изменило жизнь фермера-поневоле и толкнуло его на путь литературного творчества. После переезда в Токио Кёси на много лет становится организатором и вдохновителем сообщества поэтов хайку, сплотившегося вокруг основанного Сики журнала "Хототогису". После кончины Сики к нему переходит и пост главного редактора этого мощного журнала, который по сей день остается лидером в мире хайку и воплощением принципа родовой иерархической преемственности: ныне школу хайку "Хототогису" возглавляет внучка Такахама Кёси.
Будучи поэтом-пейзажистом по призванию и мыслителем созерцательного, интроспективного склада, Кёси ревностно отстаивал поэтику сясэй в изначальной интерпретации Сики от нападок и извращений архаистов и новаторов всех мастей. В русле традиционного стиля "цветов, птиц, ветра и луны", он выдвигает на первый план точность изображения и скупость изобразительных средств, допуская, правда, в виде исключения изменение ритмической семнадцатисложной схемы. Принцип сясэй он сумел приложить и к прозаическим скетчам, названным им сясэй-бун. Свои поэтические опыты, выдержанные в духе привычной пейзажной лирики, своего рода фотозарисовки с натуры, Кёси называл "моментальные хайку":
То утонут в цветах,
то блеснут меж стволов сосновых
светлые нити дождя...
В десятые годы Кёси возглавил движение в защиту традиций "Хототогису", выступив против необузданного новаторства со статьей "Путь, по которому следует развиваться хайку" ("Сусумубэки хайку-но мити").
Надежным союзником Кёси всегда оставался еще один член мацуямского землячества Найто Мэйсэцу, который в свое время нашел в себе мужество стать учеником юного студента Масаока Сики, будучи старше его на двадцать лет. Обширные филологические познания и безукоризненный поэтический вкус Мэйсэцу способствовали укреплению позиций школы. После бурной дискуссии общество "Хайкай сансин", возглавляемое Кёси, и его журнал "Хототогису" надолго возобладали в мире хайку, привлекая к себе такие самобытные дарования, как Иида Дакоцу, Накамура Кусадао, Нацумэ Сосэки, Акутагава Рюноскэ и многие другие. Последние два имени в этом ряду олицетворяют триумф новой японской психологической прозы начала века. В то же время как для Сосэки, так и для Акутагава хайку всегда оставались наиболее интимным и насущным способом самовыражения, наиболее эффективным средством художественной фиксации момента.
Интерес Акутагава, в ту пору уже признанного писателя, к хайку был настолько велик, что он официально поступил в ученики к Такахама Кёси и занимался под его руководством несколько лет. Немало внимания уделял Акутагава и изучению наследия средневековых классиков жанра. Его книга о творчестве Басё открывает в произведениях бессмертного Старца неведомые ранее глубины.
Хайку Акутагава по лексике и образности можно было бы счесть достаточно традиционными, если бы мы не знали, что их автор - прозаик с весьма нетрадиционным мировосприятием, для которого поэтика хайку служит органическим дополнением к архитектонике ультрасовременной прозы. Чего стоит хотя бы такое стихотворение, посвященное трагедии Великого токийского землетрясения 1923 г., что унесло жизни почти ста тысяч человек!
Ветер в соснах шумит -
и мы наяву его слышим,
летняя шляпа!..
Трехстишие, передающее первозданную радость избавления от смерти, составляет удивительный контраст с мрачными, пессимистическими заметками в прозе того же периода. В сочетании обоих начал, вероятно, и кроется ответ на извечную загадку мироздания, певцом которой был Акутагава Рюноскэ.
Если для Сики, Хэкигодо и Кёси хайку были любимым занятием и профессией, а для Сосэки и Акутагава - одной из форм раскрытия их литературного эго, то для иных поэтов они становились стилем жизни, как некогда для Басё или Кобаяси Исса. Более того, хайку в этом случае сопрягались с религиозным миросозерцанием и становились формой активной медитации, единственно возможным путем достижения космического единства Неба, Земли и Человека.
В истории многих литератур Европы и Азии можно найти легенды о поэтах-странниках, не имевших пристанища в этом мире и черпавших вдохновение в бесконечных скитаниях по свету. Может быть, нигде муза дальних странствий так не влекла поэтов, как в Японии, где устав дзэнского монашеского странничества соединился с обычаем поэтического паломничества к прославленным святыням, заповедным озерам и рекам, снежным вершинам и дальним островам.
Особую страсть к путешествиям с незапамятных времен питали поэты, воспитанные в лоне Дзэн-буддийской традиции, для которых дальние переходы от храма к храму и сбор подаяния превращались в своеобразную монашескую схиму.
Великий Басё обошел с котомкой за плечами всю Центральную и Северо-Восточную Японию, оставив потомкам замечательные путевые дневники со стихами. Его пример оказался настолько заразителен, что в дальнейшем на протяжении веков многие поэты считали своим священным долгом пройти по тем же местам, где ступала нога Учителя. Так, к столетнему юбилею смерти Басё, то есть в 1794 г., по маршруту, проложенному Старцем, устремились целые отряды его почитателей. Для многих и многих поэтов хайку, в том числе и вполне обеспеченных материально, дальние путешествия в поисках "художественного материала" стали неотъемлемой частью творческого процесса.
Танэда Сантока, умерший накануне вступления Японии в "большую войну", являет собой пример последнего дзэнского поэта-странника, свободного от всех условностей и ограничений своей непростой эпохи, от всех искусственных напластований традиции и фракционных литературных пристрастий. Жизнь этого неприкаянного бродяги, чьим кумиром всегда оставался Басё, служит как бы переходным звеном от многих поколений дзэнских мастеров и подвижников прошлого к послевоенному поколению американских поэтов-хиппи, скитавшихся по японским островам в жажде обрести сатори.
Выходец из отдаленной провинции, Сантока в восемнадцать лет перебрался в Токио и поступил на литературный факультет университета Васэда только затем, чтобы через год бросить учебу, полностью отдавшись сочинению хайку. Семейство Танэда к тому времени полностью разорилось, и неудачливый школяр пустился бродяжничать без гроша в кармане, попутно слагая стихи. На острове Кюсю в монастыре Хоондзи он постригся в монахи и снова отправился странствовать с ритуальной дзэнской плошкой для милостыни в руках. Некоторое время он жил в горной хижине в родной префектуре Ямагути. Затем снова последовали годы странствий. На склоне лет поэт-скиталец нашел пристанище на родине Масаока Сики, неподалеку от города Мацуяма, в уединенном приюте, который он назвал Иссоан - Убежище одинокой былинки. Хотя среди любителей и знатоков хайку Сантока еще при жизни пользовался репутацией виртуоза-эксцентрика, многие его книги стихов и путевые очерки увидели свет только после смерти поэта. Его посмертная слава превзошла все ожидания. Свитки со стихами и каллиграфическими надписями Сантока стали желанной добычей коллекционеров и литературных музеев. О нем было написано множество серьезных исследований, что, впрочем, вряд ли обрадовало бы самого поэта. Ведь он всегда чурался мирских соблазнов, не искал популярности, стремился жить сообразно с бегом облаков и током вод. Свою душу, заключенную в лапидарных строках "неправильных", неканонических хайку, как и свою бренную плоть, он считал органической частью Природы. Простота его сочинений порой может показаться чрезмерной, но нельзя забывать, что перед нами чистейший образец дзэнского искусства, где в простом таится сложное, в малом - великое, в пустоте - наполненность:
Ликорис цветет -
и помереть невозможно
в такую пору!..
Естественный ход развития движения хайку в начале века должен был привести и привел в конце концов к появлению новых течений и групп, отпочковавшихся от магистральной школы "Хототогису" во главе с Такахама Кёси. К концу 20-х годов среди вольнодумцев выделялась фигура Мидзухара Сюоси - в прошлом одного из ведущих поэтов "Хототогису" и верного сподвижника Кёси. Пресытившись пейзажной лирикой в стиле "цветов и птиц", Сюоси выступил за решительное обновление жанра. В предисловии к сборнику хайку "Кацусика" Сюоси постулировал две возможные концепции восприятия природы, два пути для поэта: "Один - это добиваться полной верности природе, отключая собственный дух-разум, другой - при всем уважении к природе сохранять независимое восприятие и мышление". Он выступал за "очеловечивание" хайку, считая, что одной "правды природы" недостаточно для истинного лирика, чья конечная цель - создание высокой "литературной правды", основанной на силе воображения.
Жизнь моя!
Наедине с хризантемой
замру в тишине...
Став во главе журнала "Асиби" ("Подбел"), Сюоси снискал немало сторонников среди поэтов хайку, которые стремились к расширению возможностей жанра. Однако его энтузиазма хватило ненадолго, и уже к началу сороковых годов он почти полностью отошел от поэзии, переключившись на литературоведческие изыскания.
Вторая мировая война фактически положила конец славной эпохе японского Серебряного века. Правда, традиционные жанры не только уцелели, но и были широко использованы официозной пропагандой для насаждения "исконно японских духовных ценностей". Многие поэты были вынуждены прямо или косвенно сотрудничать с милитаристскими властями, что нанесло ощутимый ущерб их репутации в глазах публики. Былые поэтические сообщества распались или изменились до неузнаваемости. Вскоре после войны поэзию хайку и танка захлестнул шквал "демократизации", вызвавший к жизни мириады любительских кружков в среде рабочих, крестьян и служащих. Прежние критерии чистой лирики хайку оказались размыты, профессионалы растворились в массе дилетантов, и сочинение хайку с тенденцией к "интернационализации без границ" по сути дела превратилось из высокого искусства в досужую забаву. Однако творения мастеров Серебряного века не были забыты, навсегда оставшись в сокровищнице японской поэтической классики.
КРАТКИЕ СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРАХ
В данном сборнике согласно японской традиции на первом месте пишется фамилия, а на втором - имя либо литературный псевдоним автора.
МАСАОКА СИКИ (1867-1902)
Настоящее имя Масаока Цунэнори. Родился в Мацуяма (современная префектура Эхимэ). Рано начал писать стихи и прозу. В возрасте двадцати двух лет заболел туберкулезом, что и побудило его взять псевдоним Сики- "кукушка", птица, у которой, согласно поверью, при пении идет горлом кровь. В 1890 г. поступил на литературный факультет Токийского имперского университета. В 1892 г. поселился в Нэгиси, под Токио, решив целиком посвятить себя поэзии хайку. Экспериментировал также в области поэзии танка. Все усилия Сики были направлены на создание нового, реалистического метода изображения (сясэй). Свои взгляды он изложил в многочисленных литературно-критических работах, где, в частности, критиковал поэзию Басё и выступал против сложившегося в поэтическом мире культа Басё. Канонизированной поэтике Басё противопоставлял прозрачный лиризм Бусона и по танка первой половины XIX в.
В 1895 г., в период японо-китайской войны, отправился на театр военных действий в качестве корреспондента, но вынужден был вернуться из-за обострения болезни. В последние годы XIX в. вокруг Сики сгруппировалась большая поэтическая школа, включавшая как авторов жанра хайку, так и авторов жанра танка Группа талантливых поэтов танка, учеников Сики образовала общество "Нэгиси".
В последние годы жизни Сики, парализованный прикованный к постели, продолжал слагать стихи и диктовать критические статьи. Его личность и творчество оказали огромное влияние на поэзию хайку и танка XX в.
КАВАХИГАСИ ХЭКИГОДО (1873-1937)
Настоящее имя Кавахигаси Хэйгоро. Родился, как и Сики, в Мацуяма, префектура Эхимэ. Вместе с Такахама Кёси стал любимым учеником и преемником Сики в мире хайку. Заведовал редакцией хайку в журналах "Синсэй" ("Новая жизнь"), "Хототогису", "Нихон" ("Япония"). После смерти Сики возглавил общество хайку "Хайдзаммай-кукай" и выступил с пропагандой так называемых "хайку нового направления". Заимствуя некоторые идеи натурализма, призывал к бытовизации тематики хайку и усилению авторского начала. Добившись всеобщего признания, Хэкигодо после 1915 г. обратился к таким формальным экспериментам, которые вскоре привели его и все движение "хайку нового направления" в тупик. Претерпев творческий кризис, Хэкигодо официально заявил о своем отходе от поэзии и всецело посвятил себя изучению великого мастера хайку Бусона.
ТАКАХАМА КЁСИ (1874-1959)
Настоящее имя Такахама Киёси. Родился, как и Сики, в Мацуяма, на острове Сикоку. В 1891 г., познакомившись с Сики, стал его любимым учеником и вскоре получил широкое признание как выдающийся поэт жанра хайку. В 1895 г., переехав из Киото в Токио, присоединился к Сики в деле создания новой школы хайку. С 1898 г. до самой смерти он - с небольшими перерывами - возглавлял центральный журнал поэтов хайку "Хототогису" ("Кукушка"), основателем которого формально считается Сики.
Придерживаясь принципа "создания песен о цветах, птицах и ветре" (катё фуэй рон), Кёси воспевал главным образом явления природы. Его хайку нередко отступают от общепринятой семнадцатисложной формы в угоду "объективности изображения". Большинство трехстиший Кёси сгруппировано в "сезонные циклы", типичные для классических антологий и сборников хайку.
Многочисленные литературоведческие трактаты Кёси наравне с его стихами способствовали формированию таланта многих молодых авторов. К числу учеников Кёси относятся и вошедшие в наш сборник поэты Мидзухара Сюоси и Иида Дакоцу, хотя оба впоследствии выработали свой, вполне индивидуальный стиль.
Такахама Кёси по праву считается крупнейшим, после безвременно умершего Сики, поэтом жанра хайку первой половины XX в.
НАЙТО МЭЙСЭЦУ (1847-1926)
Настоящее имя Найто Мотоюки. Родился также в Мацуяма, префектуре Эхимэ, в семье служилого самурая. Получил классическое конфуцианское образование. После буржуазной революции Мэйдзи занимал ответственный пост в администрации префектуре Эхимэ, затем служил в Министерстве образования в Токио, был старостой общежития студентов из клана Мацуяма. С 1892 г. одним из первых примкнул к формировавшейся школе Сики. Среди членов общества танка "Нэгиси" пользовался большим авторитетом. Его художественная манера отличается классической простотой и изяществом.
ИИДА ДАКОЦУ (1885-1962)
Настоящее имя Иида Такэдзи. Происходивший из знатного рода, Дакоцу провел детство в префектуре Яманаси. Поступив затем на литературный факультет университета Васэда в Токио, он пробовал силы в прозе и в поэзии "нового стиля", но вскоре полностью переключился на хайку. Годы юности Дакоцу связаны с деятельностью журнала "Хототогису" и школы Такахама Кёси. Впоследствии в творчестве Дакоцу обозначились романтические тенденции, резко выделявшие его среди прочих поэтов "Хототогису". В хайку Дакоцу, освещающих самые различные стороны человеческого бытия, чувствуется стремление приблизить классическую традицию к требованиям современности.
НАКАМУРА КУСАДАО (1901-1983)
Настоящее имя Накамура Сэйитиро. Родился в префектуре Аити. Окончил факультет японской литературы Токийского университета. Активно участвовал в деятельности общества хайку "Хототогису". В своем творчестве стремился обогатить унаследованный от Сики принцип реалистического отражения жизни глубоким психологизмом. Расцвет поэтического таланта Кусадао приходится на 20-30-е годы.
НАЦУМЭ СОСЭКИ (1867-1916)
Настоящее имя Нацумэ Кинноскэ. Крупнейший писатель Нового времени, автор знаменитых романов "Ваш покорный слуга кот", "Мальчуган Ю", "Сердце", "Врата", "Затем" и многих других. Родился в Токио. После окончания факультета английской литературы Токийского университета некоторое время занимался преподавательской деятельностью, затем был направлен на стажировку в Англию. По возвращении полностью посвятил себя литературному труду. Сосэки был знатоком китайской классики и всю жизнь охотно слагал хайку. Трехстишия Сосэки помогают лучше понять внутренний мир художника.
АКУТАГАВА РЮНОСКЭ (1892-1927)
Великий японский писатель XX в., автор блестящих психологических новелл, эссе, очерков. Хайку Акутагава служат прекрасным дополнением к его прозаическому творчеству, передающему дух эпохи и тысячью нитей связанному с национальной литературной традицией.
ТАНЭДА САНТОКА (1882-1940)
Настоящее имя Танэда Масаити. Родился в префектуре Ямагути. Поступил на литературный факультет университета Васэда в Токио, но бросил учебу. Начал сочинять хайку с 1911 г. Сторонник примитивизма в хайку. Став ревностным адептом дзэн-буддизма, провел большую часть жизни в странствиях по Японии и окончил свои дни в хижине отшельника близ Мацуяма на острове Сикоку.
МИДЗУХАРА СЮОСИ (1892-1981)
Настоящее имя Мидзухара Ютака. Родился Токио. Окончил медицинский факультет Токийского имперского университета и несколько лет работа врачом. Начав писать хайку, примкнул к группе журнала "Хототогису" и некоторое время был рьяным последователем Такахама Кёси. Со временем, однако, "субъективный реализм" Сюоси вступил в противоречие с принципом "объективного реализма" Кёси и пути поэтов разошлись.
С 1917 г. Сюоси встал во главе популярного журнала хайку "Асиби". В своем творчестве он стремился усилить эмоциональное начало хайку, внести человеческое содержание в пейзажные зарисовки.
После войны обозначился новый взлет поэтического дарования Сюоси. Опубликовав ряд сборников хайку, он в 1963 г. был удостоен премии японской Академии художеств, а в 1966 г. стал действительным членом Академии.
СЛОВАРЬ
Гэта - национальная обувь в виде деревянных сандалий с одной перемычкой для пальцев и с двумя поперечными подставками на подошве.
Дзимбэй - летняя японская одежда.
Докудами - цветок, хоуттуиния.
Иена - основная денежная единица в Японии. В предвоенные годы одна иена обладала достоинством, в несколько раз большим, чем в наши дни.
Кадзура - вид лианы с крупными листьями.
Кимоно - общее название различных видов национальной японской одежды, представляющих собой халат с длинным кушаком. Вместительные внутренние обшлага рукавов кимоно использовались как карманы.
Котацу - жаровня с углем, применяемая для обогрева жилья.
Кото - струнный инструмент, напоминающий цитру.
Мандзю - булочка с фасолевой начинкой.
Мацумуси - мраморный сверчок.
Миномуси - бабочка-мешочница.
Мисо - густая масса из перебродивших соевых бобов. Служит для приготовления супов, в качестве приправы или начинки.
Моммэ - мера веса, равная 3,75 г.
Моти - рисовый колобок, основное национальное блюдо из риса. Часто приготовлялся в различных сочетаниях, например, в обертке из лотосовых листьев (ёмогимоти).
Нэцкэ - миниатюрные фигурки из кости, дерева или камня, использовавшиеся в качестве брелков, пряжек и т. п. Получили распространение в эпоху позднего средневековья (XVIII - начало XIX в.).
Оби - японский национальный пояс для женского кимоно.
Ри - мера длины, равная 3927 м.
Саикати - гледичия японская, тенистое дерево.
Сакэ - общее название различных видов национальных алкогольных напитков из риса. Употреблялись обычно в подогретом виде.
Саса - низкорослый бамбук, не более 40-50 см в высоту.
Сатори - "просветление", высшая цель адепта секты дзэн.
Сёдзи - раздвижные перегородки из плотной вощеной бумаги в традиционном японском доме, главным образом между комнатой и верандой-энгава.
Сидзими - корбикура японская, съедобный моллюск.
Сусуки - мискант китайский, трава японских равнин, нередко достигающая в высоту более двух метров.
Сэдока - шестистишие, древний поэтический жанр.
Сэмбэй - подсоленное печенье или галеты.
Сэн - самая мелкая денежная единица в довоенной Японии.
Сяку - мера длины, равная 30,3 см.
Сямисэн - трехструнный музыкальный инструмент, отдаленно напоминающий лютню.
Танка - традиционный жанр японской поэзии, представляющий собой пятистишие в 31 слог (5-7-5-7-7). Отличается разработанностью лексической базы И изощренной системой тропов.
Татами - циновка или мат из рисовой соломы стандартного размера чуть больше 1,5 кв.м. Служит для настилки полов в японском доме, одновременно являясь мерой площади.
Тидори - вид куликов, в Японии обычно гнездящихся у воды.
Тирори - металлический сосуд для подогрева сакэ.
Тога - хвойное дерево.
Токо-но ма - ритуальная ниша в гостиной японского дома, куда обычно вешается картина или каллиграфический свиток и ставится декоративная композиция из цветов, веток, листьев.
Тории - ворота синтоистского святилища в канонической форме "куриного насеста", окрашенные в красный цвет. Иногда устанавливались отдельно, вне храма.
Уцуги - дейция зубчатая, декоративный кустарник.
Фурин (судзу) - маленький колокольчик с прикрепленной к язычку полоской бумаги. Подвешивался на веранде или у окна, чтобы в жару мелодичный звон "напевал прохладу".
Фусума - раздвижные перегородки между комнатами в японском доме.
Хаги - леспедеца двуцветная, декоративный полукустарник, распространенное растение японских равнин.
Хайку - традиционный жанр японской поэзии, представляющий собой трехстишие в 17 слогов (5-7-5). Поэтика хайку ориентирована на "сезонные" циклы и отличается суггестивностью образов.
Хамагури - двухстворчатый съедобный моллюск. Обычно подается тушеным с луком и овощами в мисо с добавлением сладкого сакэ.
Хаси - палочки для еды.
Хиёдори - птица, рыжеухий бульбуль.
Цукими - трава, ослинник.
Ямабуки - керрия японская, дикие розы с желтыми цветами.
Ямато - старинное название Японии, употребляющееся в поэтической речи, а также название провинции в Центральной Японии при старом административном делении.
КОММЕНТАРИИ
МАСАОКА СИКИ
С.33. "Рукописное собрание хайку" Сики было опубликовано посмертно его учениками.
С.34. Красная слива - слива, цветущая алыми (не белыми) цветами.
С.36. ...тушь и кисти так и остались лежать на блюде... - Набор принадлежностей для рисования тушью обычно помещали на неглубокое прямоугольное блюдо.
С.38. Куклы из хризантем... - Имеются в виду большие, иногда в рост человека, куклы из живых цветов, которых изготовляют умельцы к празднику хризантем (9-го числа 9-го месяца).
С.39. Где-то в пятом месяце, знаю, день моей смерти... - Сики ошибся. Он умер в сентябре 1902 г.
С.40. ...с присланными рукописями хайку - Сики выступал в качестве арбитра и составителя многих антологий хайку.
День кончины Басё- 12-е число 10-го лунного месяца.
КАВАХИГАСИ ХЭКИГОДО
С.47. У Великого Будды... - Имеется в виду Большой Будда в Камакура (см. коммент. к С.80).
С.48. Словно черный корабль... - "Черными кораблями" японцы называли вплоть до конца XIX в. большие суда европейцев. Впервые к берегам Японии пристали португальские корабли в XVI в.
С.50. ...посадка риса... - Заливное рисовое поле заполняется водой обычно при помощи колеса, которое перекачивает воду из шлюза отводного канала. Коле крутят ногами.
Летний кипарис - низкорослая садовая разновидность кипариса, напоминающая кустарник.
С.51. ...затерялось святилище Сума... - В Японии синтоистские святилища, посвященные богам-прародителям и местным божествам, соседствуют с буддийскими храмами.
С.52. День Науки (Какидзомэ) - государственный праздник, отмечается на второй день Нового года.
Нара - в VIII в. столица японской империи Славится древними храмами и уникальными произведениями изобразительного искусства.
Подбел - вечнозеленый низкорослый кустарник, цветет розовыми цветами.
Уезжал любоваться цветами... - Обычай отправляться весной на любование цветами (ханами) в освященные традицией загородные места сохранился в Японии до наших дней.
ТАКАХАМА КЁСИ
С.61. ...а там наряжают кукол... - Речь идет о Празднике кукол (Хинамацури), который отмечается 3 марта. Это праздник девочек, во время которого все хранящиеся в доме дорогие, богато наряженные куклы выставляются на специальной подставке.
С.65. Загородные дворцы Кацура и Сюгакуин - императорские загородные резиденции близ Киото. Рёандзи - знаменитый буддийский храм секты дзэн Киото. Основан в 1450 г.
Камень "Закатное солнце" - один из камней "сада камней" в храме Рёандзи. Каждый из них имеет свое название.
С.80. ...раскрытый веер... - На бумажных веер часто изображались "сезонные пейзажи".
С.82. Камакура - столица, военная ставка сёгунов, правителей Японии в период Камакурского сёгуната (1192-1333).
С.91. ...и деревню назвали - Хорюдзи... - См. коммент. к С.217.
...назван месяц "малой весною"... - Кохару, "малая весна" - здесь: поэтическое название одиннадцатого лунного месяца.
С.94. "Сливовый дождь " - ливень в сезон дож; в начале лета.
НАЙТО МЭЙСЭЦУ
С.104. Луффа - губчатый огурец.
С.105. Первый карп на шесте... - На празднике мальчиков (5 мая) во дворах домов принято вывешив на шестах цветных матерчатых карпов, символы мужества и упорства, по числу мальчиков в семье.
ИИДА ДАКОЦУ
С.114. Акутагава Рюноскэ - выдающийся японский писатель (1892-1927), покончивший жизнь самоубийством.
С.115. Танабата - см. коммент. к С.222.
С.117. Двенадцатый месяц - имеется в виду, двенадцатый лунный месяц.
С.123. ...от ветра звенит колокольчик... -- Маленький декоративный колокольчик судзу, к язычку которого привязывается полоска бумаги. В погожие дни такие колокольчики вывешивают на веранду, чтобы наслаждаться мелодичным звоном при каждом дуновении ветра.
С.128. ...с бакланом рыбачьим... - В Японии издавна распространена ночная ловля рыбы с бакланами при свете факелов. При этом ручных бакланов отпуск ют с лодок на привязи, а затем извлекают из зоба пой манную рыбу.
С.134. Вечер 7.7 - имеется в виду праздник Танабата, (см. коммент. к С.222) служивший своеобразным рубежом при переходе к поре ранней осени.
С.136. Камакура - см. коммент. к С.80.
С.141. Тодайдзи - знаменитый буддийский храм в г. Нара. Основан в 728 г.
С.142. Идзумо - древняя провинция Японии, область, воспетая в классической поэзии.
С.143. ...волны Реки Небесной... - Млечный путь.
НАКАМУРА КУСАДАО
С.156. Правление Мэйдзи - 1868-1912 гг.
С.157. ...над старым замком в Коморо... - Исторический замок в Коморо, воспет в знаменитом стихотворении Симадзаки Тосона.
НАЦУМЭ СОСЭКИ
С.163. "Дневник в Тоса" - лирический путевой дневник знаменитого поэта X в. Ки-но Цураюки.
С.164. Молодые травы - семь первых весенних полевых трав, которым приписывались магические свойства.
АКУТАГАВА РЮНОСКЭ
С.171. Тёкодо - поэтический псевдоним Акутагава.
С.173. "Чайными домиками" обычно назывались Японии увеселительные заведения с девушками для "обслуживания" гостей.
Ветер в соснах шумит... - Трехстишие отражает переживания автора после страшного кантоского землетрясения 1923 г., унесшего более ста тысяч жизней и разрушившего большую часть Токио.
С.174. Дни "малой весны" - см. коммент. к С.89.
Утренняя звезда - Венера.
С.175. Симоносэки - рыболовецкий порт в юго-западной части о-ва Хонсю, на побережье Внутреннего моря.
С.176. Пузырник - растение, известное у нас как "китайские фонарики".
ТАНЭДА САНТОКА
С.179. Как я выгляжу сзади?.. - Здесь, как и во всех хайку Сантока, каноническая форма трехстишия не выдерживается.
В плошке железной... - Имеется в виду монашеская плошка для подаяния (хати).
С.194. Собор Владыки Небесного Оура - крупнейший католический собор в Нагасаки, заложенный португальцами в XVI В.
С.195. Из чудесной купальни - имеется в виду купальня одного из многочисленных японских горячих источников.
С.203. Дзидзо - бодхисаттва, покровитель детей, беременных и рожениц. Каменные фигурки Дзидзо с красным "фартучком" на шее очень популярны в японской провинции.
МИДЗУХАРА СЮОСИ
С.207. Кацусика - область в Центральной Японии неподалеку от Токио.
Ямато - древняя провинция, старое назван Японии.
Тосёдайдзи - один из 15 крупнейших буддийских храмов Японии. Основан в VIII в. Находится в префектуре Нара.
С.210. Танец Льва - ритуальный танец с львиными масками. Исполнялся в синтоистских мистериях спектаклях театра Но, во время народных празднеств
С.213. "Дни хризантем" - понятие, соответствующее "золотой осени".
С.214. Ёсино - воспетая в классической поэзии гористая местность неподалеку от Нара, в Центральной Японии.
С.217. "Сокровенный Будда из Павильона грез" - имеется в виду изваяние Будды в одном из павильонов храма Хорюдзи.
С.222. Танабата - праздник "воссоединения влюбленных звезд" в седьмую ночь седьмой луны.
С.228. Загородный дворец Кацура - см. коммент. к С.63.
Загородный дворец Сюгакуин - см. коммент. к С.63
С.229. Атами - известный курорт на горячих источниках, расположенный в Центральной Японии, на полуострове Идзу.
С.232. Каруидзава - горный курорт в Центральной Японии.
...в честь Тринадцатой ночи... - 13-я ночь 9-й луны считается серединой осени.


СОДЕРЖАНИЕ
Время перемен 5

ЦВЕТЫ ЯМАБУКИ.
ШЕДЕВРЫ ПОЭЗИИ ХАЙКУ "СЕРЕБРЯНОГО" ВЕКА

МАСАОКА СИКИ
Из "Рукописного собрания хайку" 33

КАВАХИГАСИ ХЭКИГОДО
Из книги "Новые хайку" 45
Из книги "Весна, лето, осень, зима" 49
Из книги "Собрание хайку нового направления" 55

ТАКАХАМА КЁСИ
Весна 59
Лето 70
Осень 75
Зима 90

НАЙТО МЭЙСЭЦУ
Из книги "Собрание хайку Мэйсэцу" 103

ИИДА ДАКОЦУ
Из книги "Мой приют в горах" 111
Из книги "Волшебная поляна" 120
Из книг "Эхо в горах", "Белые вершины" 127
Из книг "Образы в душе", "На темы песен
странствий", "Весенние орхидеи" 137
Из книг "Снежные ущелья", "Туман над отчим
домом" 145

НАКАМУРА КУСАДАО
Из книги "Первенец" 151
Из книги "Огненный остров" 157

НАЦУМЭ СОСЭКИ
Из книги "Собрание хайку Нацумэ Сосэки" 163

АКУТАГАВА РЮНОСКЭ
Из книги "Собрание хайку Тёкодо" 171

ТАНЭДА САНТОКА
Из книг "Плошка для подаянья", "Травяная пагода",
"Через горы и воды", "Листья хурмы" 179

МИДЗУХАРА СЮОСИ
Из книги "Кацусика" 207
Из книг "Саженцы", "Осенний сад",
"Прибрежные скалы", "Срезанный тростник" 212
Из книг "Старое зеркало", "Тяжелое солнце",
"Гора Бандай" 220
Из книг "Заиндевевший лес", "Последний удар
колокола", "Возвращение сердца" 228

КОММЕНТАРИИ 237

КРАТКИЕ СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРАХ 243

СЛОВАРЬ 249



В издательстве "Гиперион" готовятся к печати
следующие книги:
СЕРИЯ "ЯПОНСКАЯ КЛАССИЧЕСКАЯ БИБЛИОТЕКА"
Дальнее эхо. Шедевры поэзии киндайси конца XIX-начала XX веков. /Пер. с яп. А.А.Долина.
Танэда Сантока. Стихи и проза. /Пер. с яп. А.А.Долина.
Ёсано Акико. Стихи и проза. /Пер. с яп. Е.М.Дьяконовой.
Фудзивара-но Тэйка. Избранное. /Пер. с яп. А.В.Вялых, Т.И.Бреславец.
Кокинсю - Собрание старых и новых песен. /Пер. I яп. А.А.Долина.
Синкокинсю - Новое собрание старых и новых песен. /Пер. с яп. А.А.Долина.
Синсэнвакасю - Вновь составленное собрание японских песен. /Пер. И.А.Ворониной
СЕРИЯ "TERRA NIPPONICA"
Юкио Мисима. Шум моря (роман). /Пер. с яп. А.В.Вялых.
Т.И.Бреславец. Поэтика Мацуо Басё.
Карон. Средневековые трактаты о стихосложении. / Пер. И.А.Ворониной


Издательство "Гиперион" приглашает к сотрудничеству организации и частных лиц, заинтересованных в издании книг серии. По всем вопросам обращаться в редакцию.
Адрес: 199178 Санкт-Петербург, В. О., Большой пр., 55
Тел./факс: (812) 591-2853
E-mail: Hyperion@mail.rcom.ru
??

??

??

??

ЦВЕТЫ ЯМАБУКИ: ВРЕМЯ ПЕРЕМЕН 2



ЦВЕТЫ ЯМАБУКИ: ВРЕМЯ ПЕРЕМЕН 2

ЦВЕТЫ ЯМАБУКИ: ВРЕМЯ ПЕРЕМЕН 13




СОДЕРЖАНИЕ