<<

стр. 3
(всего 4)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

Имена собственные:
1.
Moscow [Москва].
2.
Pushkin [Пушкин], Kremlin [Кремль].
3.
Siberia [Сибирь].
4.
Ivan the Fool [Иван-дурак].
5.
Christ the Saviour Cathedral [храм Христа Спасителя].
6.
Zagorsk [Загорск].
7.
"Zhiguli" (a car) ["Жигули" (машина)].
8.
"The Siberian Barber" (a film) ["Сибирский цирюльник" (фильм)].
9.
Kiev [Киев].
10.
Sakharov [Сахаров].


В заключение сопоставим списки наиболее частотных слов за период 1992-1998 годов.
США:
1992
1995
1998
1.
Smile [улыбка] (27%).
1.
Hollywood [Голливуд] (26%).
1.
New York [Нью-Йорк] (35%).
2.
Freedom [свобода] (20%).
2.
Statue of Liberty [статуя Свободы] (21%).
2.
The Statue of Liberty [статуя Свободы] (33%).
3.
Rich [богатый], money [деньги] (13%).
3.
Smile [улыбка] (19%).
3.
Bill Clinton [Билл Клинтон] (27%).
4.
Skyscrapers [небоскребы] (12%).
4.
New York [Нью-Йорк] (16%).
4.
Smile [улыбка], Hollywood [Голливуд] (22%).
5.
Business [бизнес], Hollywood [Голливуд], Statue of Liberty [статуя Свободы] (11%).
5.
Dollar [доллар], McDonald's [Макдональдс] (13%).
5.
McDonald's [Макдональдс] (19%).
6.
Cars [машины], pragmatism [прагматизм] (10%).
б.
Bill Clinton [Билл Клинтон] (11%).
6.
Freedom [свобода] (18%).
7.
Dollar [доллар], President
7.
Freedom [свобода],
7.
Washington D. С.

[президент], friendly [дружелюбный], cheerful [бодрый] (9%).

Washington [Вашингтон], rich [богатый] (10%).

[Вашингтон (город)] (11%).
8.
New York [Нью-Йорк], uninhibited [не ограниченный запретами],
8.
Skyscrapers [небоскребы], business [бизнес], uninhibited [не ограниченный
8.
Skyscrapers [небоскребы], business [бизнес] (10%).
129
1992
1995
1998

great/large [великий/большой],
loud [громкий] (8%).

запретами],
baseball [бейсбол] (9%).


9.
Kind [добрый],
domineering [господствующий] (7%).
9.
White House [Белый Дом], cowboys [ковбои], Disnеуland ["Диснейленд"] (8%)
9.
George Washington [Джордж Вашингтон],
friendly [дружелюбный],
dollars [доллары],
hamburgers [гамбургеры],
Сосо-Соla [кока-кола] (8,5%).
10.
White House [Белый Дом],
independence [независимость],
comfort [комфорт],
supermarket [супермаркет],
health [здоровье],
hospitable [гостеприимный] (6%).
10.
Talkative [разговорчивый],
drugs [наркотики] (6%).
10.
White House [Белый Дом] baseball [бейсбол], basketball [баскетбол], Disney and Disneyland [Дисней и "Диснейленд"] (6,5%).

Россия:
1992
1995
1998
1.
Great [великий],
vast [огромный],
huge [громадный],
large [большой]
(26%).
1.
Red Square [Красная площадь] (31%).
1.
Poverty [бедность] (35%).
2.
Motherland [родина],
patriotism [патриотизм] (24%)
2.
Moscow [Москва] (29%).
2.
Moscow [Москва] (32%).
3.
Culture [культура],
history [история],
mess [беспорядок]
chaos [хаос],
vodka [водка] (23%).
3.
Kremlin [Кремль] (27%).
3.
Soul [душа],
vodka [водка]
(20%).
4.
Mysterious [загадочный], strange [странный], soul [душа] (18%).
4.
Vodka [водка] (20%).
4.
Birch-trees [березы] (18%).
5.
Ноте [дом], mother [мать], friends [друзья] (15%).
5.
Hospitable [гостеприимный] (16%).
5.
Kremlin [Кремль],
Pushkin [Пушкин] (16%).
130
1992
1995
1998
6.
Moscow [Москва], Orthodox Church [православная церковь] (13%).
б.
Winter [зима] (14%).
6.
Rouble [рубль], caviar [икра], crisis [кризис] (15%).
7.
Dirty [грязный], grey [серый] (12%).
7.
Churches [церкви], beautiful nature [красивая природа] (10%).
7.
Winter [зима], snow [снег] (14%).
8.
Kremlin [Кремль] (10%).
8.
MSU (Moscow State University) [МГУ (Московский государственный университет] (9%).
8.
Motherland [родина], culture [культура] (12%).
9.
Poor [бедный], hope [надежда], potentials [большой потенциал], great future [великое будущее] (9%).
9.
Boris Yeltsin [Борис Ельцин], forests [леса], Lenin [Ленин] (7%).
9.
Mafia [мафия], по good roads [бездорожье], songs [песни], puzzling [загадочный], unpredictable [непредсказуемый] (10%).
10.
Red Square [Красная площадь], gentle [мягкий], kind [добрый], crisis
[кризис], fools [дураки], stupid [глупый] (7%).
10.
New Russians [новые русские], home [дом], great persons [великие
люди], dirty streets [грязные улицы] (6%).
10.
Villages [деревни], chastushkas [частушки] (8%).
Сопоставим списки наиболее частотных слов за период 1992-1998 годов. В культурной и языковой картинах Соединенных Штатов Америки у студентов МГУ во всех трех случаях в состав самых частотных слов вошли: smile [улыбка], New York [Нью-Йорк], State of Liberty [статуя Свободы], Hollywood [Голливуд], freedom [свобода], skyscrapers [небоскребы], dollar [доллар], White House [Белый Дом].
В 1998 году утратили частотность употребления слова, присутствующие или в обоих списках (1992 и 1995 годов): rich [богатый], uninhibited [не ограниченный запретами], business [бизнес], или в одном из них: cowboys [ковбои], talkative [разговорчивый], cars [машины], pragmatism [прагматизм], cheerful [бодрый], great/large [великий/ большой], loud [громкий], supermarket [супермаркет], comfort [комфорт], independence [независимость], health [здоровье], hospitable [гостеприимный]. По данным опроса 1998 года, в число наиболее частотных впервые вошли Coca-Cola [кока-кола], hamburgers [гамбургеры], basketball [баскетбол].
Представление тех же студентов о своей стране и своем народе дает другую картину. Во все три списка наиболее частотных слов вошли Moscow [Москва], Kremlin [Кремль], vodka [водка]. В списках 1992 и 1995 годов повторились слова Red Square [Красная площадь], home [дом]. В списках 1995 и 1998 годов повторилось слово winter [зима]. В 1992 и 1998 годах повторились слова soul [душа], motherland [родина], culture [культура], poor/poverty [бедный/бедность], crisis [кризис].
131
Наконец, в 1998 году чемпионом по частотности при создании картины России оказалось слово poverty [бедность] (ср.: в 1992 году poor [бедный] на последнем месте). Впервые в 1998 году появились в качестве наиболее частотных birch-trees [березы], Pushkin [Пушкин], rouble [рубль], caviar [икра], тafiа [мафия], по good roads [бездорожье], songs [песни], puzzling [загадочный], unpredictable [непредсказуемый], villages [деревни], chastushkas [частушки].
По-видимому, весьма показателен тот факт, что в 1995 и 1998 годах совпало только слово winter [зима], а в 1992 и 1998 (в начале новой жизни России и в последние годы) совпали, то есть вернулись как наиболее часто употребляющиеся, слова, описывающие положение нашей страны (poor/poverty [бедный/бедность], crisis [кризис]) и подчеркивающие преданность ей и ее достоинства: motherland [родина], culture [культура], soul [душа].
Часть II. Язык как орудие культуры
Глава 1. Роль языка в формировании личности.
Язык и национальный характер
Родной язык так сросся с личностью каждого,
что учить оному значит вместе с тем и развивать (личность)
духовные способности учащегося.
Ф. И. Буслаев.
"О преподавании отечественного языка" (1897).

§ 1. Постановка проблемы
Язык и человек неразделимы. Язык не существует вне человека, и человек как homo sapiens не существует вне языка. Соответственно, человека нельзя изучать вне языка, и язык нельзя изучать вне человека. Язык отражает для человека окружающий его мир, язык также отражает культуру, созданную человеком, хранит ее для человека и передает ее от человека к человеку, от родителей к детям. Язык - орудие познания, с помощью которого человек познает мир и культуру. Наконец, язык - это орудие культуры: он формирует человека, определяет его поведение, образ жизни, мировоззрение, менталитет, национальный характер, идеологию. Язык - строгий и неподкупный учитель, он навязывает заложенные в нем идеи, представления, модели культурного восприятия и поведения.
В каком-то смысле человек раб своего родного языка: он с младенчества попадает под влияние и власть языка родителей и вместе с языком усваивает хранящуюся в нем культуру того речевого коллектива, членом которого он совершенно случайно, не имея никакого выбора, оказался.
О соотношении национальной культуры и личности написано много представителями разных наук: психологами, культурологами, социологами. В уже цитированной книге E. М. Верещагина и В. Г. Костомарова "Язык и культура", давно ставшей классикой для преподавателей иностранных языков вообще и русского как иностранного в особенности, об этом говорится так: "Человек не рождается ни русским, ни немцем, ни японцем и т. д., а становится им в результате пребывания в соответствующей национальной общности людей. Воспитание ребенка проходит через воздействие националь-
134
ной культуры, носителями которой являются окружающие люди"1.
Однако нельзя забывать о той огромной роли, которую в воспитании, формировании личности играет язык, неразрывно связанный с культурой. Известный афоризм советского психолога Б. Г. Ананьева, приводимый E. М. Верещагиным и В. Г. Костомаровым: "личность - это продукт культуры", необходимо уточнить: личность - это продукт языка и культуры.
Человек родился и с первой минуты слышит звуки своего будущего родного языка. Язык знакомит его с окружающим миром, навязывая ему то видение, ту картину, которую "нарисовали" до него и без него. Одновременно через язык человек получает представление о мире и обществе, членом которого он стал, о его культуре, то есть о правилах общежития, о системе ценностей, морали, поведении и т. п.
Язык отражает мир и культуру и формирует носителей языка.
Не могу удержаться и приведу еще одну цитату из романа Андрея Макина "Французское завещание". Осознав французский язык как второй родной (вместе с русским языком), герой этого автобиографического повествования прозревает в отношении роли языка как ключа, открывающего дверь в свою страну. Герой и его сестра называют Францию Атлантидой (Atlantide):
"Notre langue"! Par-dessus les pages que lisait notre grand-mere, nous nous regardames, ma s?ur et moi, frappes d'une meme illumination: "...qui n'est pas pour vous une langue etrangere". C'etait donc cela, la clef de notre Atlantide! La langue, cette mysterieuse matiere, invisible et omnipresente, qui atteignait par son essence sonore chaque recoin de l'univers que nous etions en train d'explorer. Cette langue qui modelait
les hommes, sculptait les objets, ruisselait en vers, regissait dans les rues envahies par les foules, faisait sourire une jeune tsarine venue du bout du monde... Mais surtout, elle palpitait en nous, telle une greffe fabuleuse dans nos c?urs, couverte deja de feuilles et de fleurs, portant en elle le fruit de toute une civilisation. Oui, cette greffe, le francais 2.
"Наш язык"! Поверх страниц, которые нам читала бабушка, мы с сестрой уставились друг на друга, потрясенные одним и тем же открытием: "...языку для вас не чужому". Так вот где ключ к нашей Атлантиде! Язык, таинственная материя, невидимая и вездесущая, - она пронизывала своим звучным веществом каждый уголок мира, который мы исследовали. Этот язык лепил людей, ваял предметы, струился стихами, ревел на улицах, затопленных толпой, вызывал улыбку на устах царицы, явившейся с другого конца света... Но, главное, он трепетал в нас, словно волшебный черенок, привитый нашим сердцам, уже покрывшийся листьями и цветами и несший в себе плод целой цивилизации. Да, привитый нам черенок - французский язык (А. Макин. Французское завещание, с. 33).
Выше уже неоднократно говорилось о том, что невозможно разделить пассивную, "отражательную", и активную, формирующую, функции языка, что это лишь условный эвристический прием, необходимый Для исследования. Продолжая пользоваться этим приемом, полностью осознавая его условность и еще раз напоминая об этом читателю, рассмотрим на материале русского и английского языков, каким образом язык формирует личность, к каким разнообразным средствам из своего арсенала он для этого прибегает. При этом, как правило, человек не осознает той активной роли, которую язык играет в формировании его (человека) характера, поведения, отношения к жизни, отношения к людям и т. п.
1 f. М. Верещагин, В. Г. Костомаров. Язык и культура. М., 1990, с. 25.
2 A. Makine. Le testament francais. [Paris], Mercure de France, 1997, p. 56.
135
Итак, язык формирует своего носителя. Каждый национальный язык не только отражает, но и формирует национальный характер. Иначе говоря, если язык формирует представителя народа - носителя языка, причем формирует его как личность, то он должен играть такую же конструктивную роль и в формировании национального характера.
Прежде чем углубиться в эту проблему, рассмотрим само понятие - национальный характер.
§2. Определение национального характера.
Источники информации о нем
Что такое национальный характер? Существует ли он вообще? Насколько правомерно обобщение типичных черт в масштабе целого народа, когда хорошо известно, что все люди - разные? Английская пословица на эту тему гласит: R takes all sorts to make a world [Мир составляют люди разного сорта]. Можно ли сказать, что It takes one sort to make a nation, то есть что народ составляют люди одного сорта? Или под национальным характером подразумевается стереотипный набор качеств, приписанных одному народу другими, часто не вполне дружественными?
Сложность и противоречивость этого понятия подчеркивает терминологический разнобой - обычная проблема всех гуманитарных наук. Н. А. Ерофеев говорит об этническом представлении как "словесном портрете или образе чужого народа"3, С. М. Арутюнян - о психологическом складе нации, представляющем собой "своеобразную совокупность разнопорядковых явлений духовной жизни народа" 4. Однако наиболее распространенным термином остается национальный характер.
Ниже даны некоторые определения понятия "национальный характер", приводимые Н. А. Ерофеевым:
"По мнению Д. Б. Парыгина, "не вызывает сомнения факт существования психологических особенностей у различных социальных групп, слоев и классов общества, а также наций и народов" 5. Из аналогичного взгляда исходит и Н. Джандильдин, который определяет национальный характер как "совокупность специфических психологических черт, ставших в большей или меньшей степени свойственными той или иной социально-этнической общности в конкретных экономических, культурных и природных условиях ее развития" 6. С. М. Арутюнян, который также признает существование национального характера, или "психологического склада нации", определяет его как "своеобразный национальный колорит чувств и эмоций, образа мыслей и действий, устойчивые и национальные черты привычек и традиций, формирующихся под влиянием условий материальной жизни, особенностей исторического
3 Н. А. Ерофеев. Туманный Альбион. Англия и англичане глазами русских. 1825-1853. М., 1982, с. 7.
4 С. М. Арутюнян. Нация и ее психический склад. Краснодар, 1966, с. 23.
5 Д. Б. Парыгин. Общественное настроение. М., 1966, с. 74.
6 Н. Джандильдин. Природа национальной психологии. Алма-Ата, 1971, с. 122
136
развития данной нации и проявляющихся в специфике ее национальной культуры" 7"8.
Довольно распространенным является мнение о национальном характере, согласно которому это не совокупность специфических, своеобразных, присущих только данному народу черт, но своеобразный набор универсальных общечеловеческих черт.
В. Г. Костомаров в пленарном докладе на открытии "Недели русского языка во Франции" в марте 1998 года говорил то же самое о национальной культуре: "Национальная культура - это отнюдь не набор уникальных черт, свойственных данному народу, а специфический набор общечеловеческих черт и идей". Ю. В. Бромлей также говорит "лишь об относительной специфике черт национального характера, нюансах
их проявления" 9.
Приведем рассуждения о национальном характере Н. А. Ерофеева в его интересном и глубоком исследовании об Англии и англичанах глазами русских:
"Почему мы уверены, что большинство американцев деловиты, а большинство итальянцев музыкальны? Разве кто-нибудь подсчитывал действительное число тех и других в общей массе населения этих стран? И почему на основании выборочных наблюдений и впечатлений мы можем испытывать к одному народу устойчивые симпатии, а к другому столь же стойкую антипатию? Причем эти чувства мы не только проносим через всю жизнь, но и завещаем их своим детям и внукам. Таких проблем, ожидающих решения, очень много.
Одна из наиболее сложных - а может быть, и самая сложная - проблема так называемого национального характера, который в каждом этническом образе занимает важнейшее место.
На уровне бытового сознания существование у каждого народа национального характера не вызывает сомнений, является как бы аксиомой. Особенно часто эта мысль возникает во время пребывания в чужой этнической среде, даже самого краткого. Оно укрепляет убеждение в том, что люди этой общности во многих отношениях сильно отличаются от нашей: об этом свидетельствуют черты их жизни и быта, порой даже внешний облик людей, их поведение и пр. У наблюдателя невольно возникает вопрос: случайны ли эти особенности и отличия или они проистекают из одной общей и глубокой причины и коренятся в особой природе данного народа, его особом национальном характере? Может быть, поняв этот характер, мы без труда поймем все особенности данного народа? Национальный характер оказывается как бы ключом к объяснению жизни народа и даже его истории" 10.
Некоторые исследователи считают, однако, что национальный характер существует только в бытовом, но не в научном сознании, что всякое обобщение на уровне "типичных" черт народа условно и натянуто 11.
Вот мнение на эту тему из газеты "Санкт-Петербургские ведомости" от 11 января 1859 года: "Для народов существуют общие характеристики; французов называют ветреными, англичан - себялюбивыми, русских - терпеливыми и т. д.; но боже мой, сколько каждый из нас встре-
7 С. М. Арутюнян. Указ. соч., с. 31.
8 Н. А. Ерофеев. Указ. соч., с. 16.
9 Ю. В. Бромлей. Этнос и этнография. М., 1975, с. 94.
10 Н. А. Ерофеев. Указ. соч., с. 12.
11 См.: В. И. Козлов, Г. В. Шепелев. Национальный характер и проблемы его исследования // Советская этнография, 1973, № 2, с. 69-83.
137
чал глубокомысленных французов, самоотверженных англичан и крайне нетерпеливых русских..."
Особенно резко по этому поводу высказался крупнейший современный немецкий писатель Генрих Бёлль, раздраженно высмеивавший представления о национальном характере народов как "беллетристические предрассудки", где "русские непременно с бородой, одержимые страстями и немного фантазеры; голландцы неуклюжие и, как дети, наивные; англичане скучные или немного "оксфордистые"; французы то чрезмерно чувственные, то невероятно рассудочные; немцы либо целиком поглощены музыкой, либо беспрестанно поглощают кислую капусту; венгры, как правило, безумно страстные, таинственные и накаленные, как нить электрозажигалки" 12.
Вспоминается эпизод из личного прошлого. На стажировке в Лондонском университете я должна была написать эссе о типичном русском человеке в связи с заявлением английской журналистки Беаты Бишоп: "I regret to say that a typical Englishman does not exist [К сожалению, типичный англичанин не существует]". Вот что я написала в этом эссе: "When it is necessary to describe the national type one is confronted
with innumerable difficulties. I remembered dozens (or hundreds?) of my Russian friends but it turned out to be an impossible task to honour any of them with the title of the most typical Russian man. The question of "more typical" and "less typical" immediately arose. Some very typical persons were not purely Russian. Some pure Russians were not quite typical. That is why I had to give up the idea of describing a Russian I know who might serve as a model".
Когда требуется описать национальный тип, сталкиваешься с бесконечными сложностями. Я вспомнила десятки (или сотни?) своих русских знакомых, но, как оказалось, ни одному из них я не могу присвоить почетный титул самого типичного русского человека. Сразу возникает вопрос о "более типичном" и "менее типичном". Некоторые наиболее типичные люди не были чисто русскими. Некоторые чистокровные русские были не совсем типичными. Вот почему мне пришлось отказаться от мысли описать русского, который мог бы послужить образцом.
Итак, картина складывается весьма противоречивая. Есть ли все-таки национальный характер? Какие доказательства его существования можно считать объективными и строго научными? Где искать национальный характер? Что можно считать источником, дающим объективные сведения о национальном характере?
Попробуем выделить эти источники. Первое, что приходит на ум, когда речь заходит о национальном характере того или иного народа, это действительно набор стереотипов, ассоциирующихся с данным народом. О стереотипах написано много, пишется сейчас еще больше, так как эта тема стала модной, то есть попала в центр внимания и ученых, и широких общественных кругов 13.
Стереотип определяется как "схематический, стандартизированный образ или представление о социальном явлении или объекте, обычно эмоционально окрашенные и обладающие устойчивостью. Выражает привычное отношение человека к какому-либо явлению, сложившееся под влиянием социальных условий и предшествующего опыта" 14.
Английские словари дают аналогичные определения слова stereotype: "fixed mental impression [фиксированное умственное представление]" (COD); "a fixed pattern which is believed to represent a type of person or
12 Г. Бёлль. В плену предрассудков // Литературная газета, 6.09.1966. Цит. по кн.: Н. А. Ерофеев. Указ. соч., с. 18.
13 См. об этом, например: А. В. Павловская. Россия и Америка. Проблемы общения культур. М.,1998.
14 Краткий политический словарь. М, 1987, с. 447.
138
event [фиксированный образец, который принято считать представлением о типе человека или события]" (LDCE).
Слова стереотип, стереотипный имеют негативную окраску и в русском, и в английском языке, так как определяются через слово шаблонный, в свою очередь определяемое как 'избитый, лишенный оригинальности и выразительности'. Это не вполне справедливо по отношению к слову стереотип вообще, а в контексте проблем межкультурной коммуникации - в особенности. При всем своем схематизме и обобщенности стереотипные представления о других народах и других культурах подготавливают к столкновению с чужой культурой, ослабляют удар, снижают культурный шок. "Стереотипы позволяют человеку составить представление о мире в целом, выйти за рамки своего узкого социального, географического и политического мира" 15.
Наиболее популярным источником стереотипных представлений о национальных характерах являются так называемые международные анекдоты, то есть анекдоты, построенные на шаблонном сюжете: представители разных национальностей, попав в одну и ту же ситуацию, реагируют на нее по-разному, в соответствии с теми чертами их национального характера, которые приписывают им на родине анекдота.
Так, в русских международных анекдотах англичане обычно подчеркнуто пунктуальны, немногословны, прагматичны, сдержанны, любят сигары, виски, конный спорт и т. п. Немцы практичны, дисциплинированны, организованны, помешаны на порядке и потому ограниченны. Французы - легкомысленные гуляки, эпикурейцы, думающие только о женщинах, вине и гастрономических удовольствиях. Американцы богатые, щедрые, самоуверенные, прагматичные, знамениты хорошими дорогими машинами. Русские - бесшабашные рубахи-парни, неприхотливые, алкоголики, драчуны, открытые, неотесанные, любят водку и драки. В русских международных анекдотах все они ведут себя соответственно этим стереотипам.
Вот простейший анекдот такого рода: как ведут себя люди разных национальностей, если они обнаружат муху в кружке пива. Немец (практичный) выбрасывает муху и пьет пиво. Француз (сентиментальный) вытаскивает муху, дует на нее, расправляет ей крылышки - и не пьет пиво. Русский (неприхотливый и любящий выпить) выпивает пиво, не заметив мухи. Американец (уверенный в своих правах) зовет официанта, устраивает скандал и требует другую кружку. Китаец (китайская кухня включает самые неожиданные блюда) вынимает муху, пьет пиво и закусывает мухой. Еврей (меркантильный) пьет пиво, а муху продает китайцу.
Еще пример. Комиссия ООН решила проверить разные народы на выживаемость и в порядке эксперимента поместила на отдельные необитаемые острова представителей разных национальностей - двух мужчин и одну женщину. Через десять лет комиссия отправилась инспектировать острова. На английском острове два джентльмена играли в теннис. "У нас все прекрасно, мы в хорошей спортивной форме, проблем нет, - заявили они. - А дама? Мы ничего о ней не знаем, нас
15 А. В. Павловская. Указ. соч., с. 17.
139
никто не представил". На французском острове веселая Мари сказала: "Это Пьер, это Жак, у нас все замечательно, мы все трое очень довольны". На испанском острове Мария рассказала комиссии, что на второй день эксперимента Хосе убил Хуана, и с тех пор они живут очень счастливо. Русских острова было два: дореволюционный и послереволюционный. На дореволюционном русском острове печальная Ольга сообщила, что она любила одного, вышла замуж за другого, и все трое глубоко несчастны. На послереволюционном русском острове два крепких мужика играли в избе в карты, когда прибыла комиссия. "У нас все в полном порядке, - сказал один из них. - Мы организовали колхоз: я - председатель, он - парторг". - "А где же ваша дама?" - поинтересовались члены комиссии. - "Народ? Народ в поле", - был ответ. (Заметим в скобках, что это выражение - народ в поле - вошло в разговорный язык как поговорка.)
Широко распространенный во всем мире анекдот о международном конкурсе на лучшую книгу о слонах в российском варианте выглядит так: Немцы привезли на тележке многотомный труд "Введение к описанию жизни слонов". Англичане принесли книгу в дорогом кожаном переплете "Торговля слоновой костью". Французы представили жюри изящно иллюстрированное издание "Любовь у слонов". Американцы издали тоненькую карманную книжечку "Все о слонах". Русские написали толстую монографию "Россия - родина слонов". Болгары предложили брошюру "Болгарский слоненок - младший брат русского слона". В норвежском варианте этого анекдота немцы представляют на конкурс книгу "150 способов использования слонов в военных целях", французы - "Сексуальная жизнь у слонов", американцы - "Самый большой слон, которого я когда-либо видел", шведы - "Политическая и социальная организация общества слонов", датчане - "150 рецептов блюд из слона", норвежцы - "Норвегия и мы, норвежцы".
И последний пример из большого числа такого рода анекдотов. Ученые решили провести эксперимент: какая нация лучше переносит холод? В морозильную камеру представители разных национальностей могли взять с собой что пожелают, и, когда терпеть будет невмоготу, они должны постучать в двери камеры, чтобы ее открыли. Француз сказал: "Дайте мне много вина и хорошеньких женщин" и пошел в морозильную камеру. Через полчаса раздался слабый стук, и дрожащий от холода француз вышел из камеры. Англичанин решил взять с собой сигару, бутылку виски и одну женщину, хорошо владеющую собой. Через час раздался стук, и из камеры вытащили полузамерзшего англичанина. Русский пожелал собутыльника, ведро водки, два соленых огурца и отправился в морозилку. Через три часа встревоженные ученые приоткрыли дверь, опасаясь несчастного случая. Из камеры показался кулак, обрушившийся на экспериментатора, и послышались слова: "Вот свиньи! И так холодно, а они еще дверь открывают", и дверь захлопнулась.
Подобные шутки можно продолжать долго, но основное ясно - стереотипы национальных характеров в них вполне очевидны.
140
В английских анекдотах высмеиваются жадные шотландцы и пьяницы-ирландцы. Европейские стереотипы хорошо видны в следующей шутке: "Paradise is where cooks are French, mechanics are German, policemen are British, lovers are Italian and it is all organized by the Swiss. Hell is where cooks are British, policemen are German, lovers are the Swiss, mechanics are French, and it is all organized by Italians [Рай там, где повара - французы, механики - немцы, полицейские - англичане, любовники - итальянцы, а организуют все швейцарцы. Ад - где повара англичане, полицейские - немцы, любовники - швейцарцы, механики - французы, а организуют все итальянцы]".
Черты образцового европейца на юмористической открытке строятся на контрасте: он должен быть разговорчивым, как финн; доступным, как бельгиец; технически способным, как португалец; щедрым, как голландец; терпеливым, как австриец; робким, как испанец; организованным, как грек; трезвым, как ирландец; знаменитым, как люксембуржец; скромным, как датчанин; сдержанным, как итальянец; он должен водить машину, как француз, и готовить, как англичанин.
В американской шутке по поводу национальности Иисуса Христа также явственно видны стереотипы разных культур и представлений о разных национальностях:
"Three proofs that Jesus was Jewish:
1. He went into his father's business.
2. He lived at home until the age of 33.
3. He was sure that his mother was a virgin, and his mother was sure that he was God. Three proofs that Jesus was Irish:
1. He never got married.
2. He never had a steady job.
3. His last request was for a drink. Three proofs that Jesus was Italian:
1. He talked with his hands.
2. He took wine with every meal.
3. He worked in the building trade.
Three proofs that Jesus was Black:
1. He called everybody brother.
2. He had no permanent address.
3. Nobody would hire him.
Three proofs that Jesus was Puerto Rican:
1. His first name was Jesus.
2. He was always in trouble with the law.
3. His mother didn't know who his real father was.
Три доказательства того, что Иисус Христос был евреем:
Он продолжил бизнес своего отца.
Он жил дома до 33 лет.
Он был убежден, что его мать девственница, а его мать была уверена,
что он Бог.
Три доказательства того, что Иисус был ирландцем:
Он так и не женился.
У него никогда не было постоянной работы.
Его последним желанием было выпить.
Три доказательства того, что Иисус был итальянцем:
Он говорил с помощью жестов.
Он пил вино на каждой трапезе.
Он занимался плотницким делом.
Три доказательства того, что Иисус был негром:
Он всех называл братьями.
У него не было постоянного места жительства.
Никто не брал его на работу.
Три доказательства того, что Иисус был пуэрториканцем:
Его звали Иисус.
Он всегда был в неладах с законом.
Его мать не знала, кто его настоящий отец.
Три доказательства того, что Иисус был из Калифорнии:
Он никогда не стриг волосы.
Он всегда ходил босиком.
Он основал новую религию.
141

Three proofs that Jesus was from California:
1. He never cut his hair.
2. He walked around barefoot.
3. He invented a new religion".
В последнее время в печати стали появляться описания реальных экспериментов, вызванных модным увлечением проблемами разнообразия культур и национальных характеров. Эти эксперименты иногда приближаются к ситуациям международных анекдотов, а иногда оставляют их далеко позади.
Вот пример, характеризующий особенности национального отдыха: "Лондонская "Гардиан" рассказывает о снятой 4-м каналом британского телевидения серии документальных фильмов о группах отдыхающих из Германии, США, Англии и Японии, получивших путевки в один из пансионов Турции. За особенностями их поведения в различных ситуациях следила скрытая камера.
Например, актер, игравший роль водителя автобуса, на котором туристы должны были отправиться на экскурсию, сел за руль в пьяном виде. Англичане, увидев это, отказались садиться в автобус. Японцы оставались невозмутимыми, пока руководитель их группы не указал им на бутылку спиртного, стоявшую у ног водителя. Немцы стали волноваться, что его могут уволить с работы, если они поднимут шум.
Во время экскурсий, в которых принимали участие все четыре группы, актер закурил, хотя в автобусе курить было запрещено. Англичане вежливо попросили его потушить сигарету. Японцы, не желавшие нарушать гармонии, предпочли молчать. Немцы сначала устроили голосование и только потом выразили недовольство, а американцы стали курить сами.
В баре, когда бармен ушел из-за стойки, актер начал брать, не заплатив, бутылки пива. Англичане и американцы радостно последовали его примеру. Немцы воровать пиво не стали, а японцы не только не стали воровать, но еще и сообщили о случившемся администрации пансионата" 16.
Итак, один источник, где с оговорками и большой осторожностью можно искать национальные характеры, - это международные шутки и анекдоты разных видов: те, которые рассказывают о себе сами представители той или иной культуры, и те, которые созданы иными культурами.
Другим источником, по-видимому, можно считать национальную классическую художественную литературу. Слово классическая в этом контексте неслучайно, потому что, как уже говорилось, литература, имеющая этот ранг, прошла испытание временем: ее произведения заслужили признание, повлияли на умы и чувства представителей данного народа, данной культуры.
Если взять национальных литературных героев национальных литератур, то прежде всего поражает их контраст со стереотипными персонажами международных анекдотов. Действительно, легкомысленные французы, думающие о вине и женщинах, на уровне своей классичес-
16 Правда России, 1998, №31.
142

кой литературы мирового масштаба представлены драматическими героями Стендаля, Бальзака, Гюго, Мериме, Мопассана, Золя, решающими сложные человеческие проблемы и не имеющими ничего общего с легкомысленными героями-любовниками.
Наоборот, чопорные и сдержанные до абсурда англичане из анекдотов создали литературу, полную искрящегося юмора, иронии, сарказма: литературу Джонатана Свифта, Бернарда Шоу, Оскара Уайльда, Диккенса, Теккерея. Шекспира, наконец, у которого на пять трагедий приходится 22 комедии. Ни в одной культуре юмор не ценится так
высоко.
Замуштрованные порядком (Ordnung!) и самодисциплиной немцы из международных шуток дали миру нежнейшую и глубочайшую поэзию Гёте и Гейне.
Наконец, анекдотические хулиганы и алкоголики - русские - внесли в сокровищницу мировой литературы драгоценный вклад: произведения Пушкина, Лермонтова, Толстого, Тургенева, Чехова, Достоевского. Герои этих произведений, с их философскими исканиями и тонкими душевными переживаниями, - это интеллигенты среди персонажей мировой классической литературы (недаром само слово интеллигенция вошло в европейские языки из русского языка).
Так где же русский национальный характер? В анекдотах или в классической литературе? Кто типичный русский - мужик с ведром водки в морозильной камере или Пьер Безухов?
Как известно, в период Второй мировой войны, перед тем как напасть на Россию, фашистская Германия усиленно собирала информацию о России и русских. И немаловажным источником информации оказалась русская художественная литература. Именно по ней германские лидеры составили суждение о русском национальном характере. Россию посчитали "колоссом на глиняных ногах": толкни и рассыпется страна, населенная метущимися, рефлексирующими "мягкотелыми" интеллигентами - безуховыми, Нехлюдовыми, мышкиными, раскольниковыми, дядями ванями, Ивановыми и т. п.
Иван Солоневич пишет об этом с горечью: "Основной фон всей иностранной информации о России дала русская литература: вот вам, пожалуйста, Обломовы, Маниловы, лишние люди, бедные люди, идиоты и босяки" 17.
Будучи критически настроен к русской классической литературе как к источнику информации, Солоневич и назвал ее "кривым зеркалом народной души". Он пишет: "Литература есть всегда кривое зеркало жизни. Но в русском примере эта кривизна переходит уже в какое-то четвертое измерение. Из русской реальности наша литература не отразила почти ничего... Русская литература отразила много слабостей России и не отразила ни одной из ее сильных сторон. Да и слабости-то были выдуманные. И когда страшные годы военных и революционных испытаний смыли с поверхности народной жизни налет литературного словоблудия, то из-под художественной бутафории Маниловых и Обломовых, Каратаевых и Безуховых, Гамлетов Щигровского уезда и москви-
17 И. Солоневич. Народ и Монархия. М., 1991, с. 166.
143
чей в гарольдовом плаще, лишних людей и босяков - откуда-то возникли совершенно не предусмотренные литературой люди железной воли" 18.
Не вдаваясь в полемику, хочу попытаться "реабилитировать" кругом виноватую русскую литературу: немцев-то она обманула. Да, в Брестской крепости действительно сидели не Маниловы и Безуховы. Но ведь кто знает, как повели бы себя Безуховы и Обломовы, окажись они в Брестской крепости. Может быть, и у них выявилось бы то самое "железо в русском народном характере", которое, по словам Солоневича, не отразила русская литература? Не отразила железа и обманула врагов кривым зеркалом.
Мысль у Солоневича, правда, другая: "Ни нашего государственного строительства, ни нашей военной мощи, ни наших беспримерных в истории человечества воли, настойчивости и упорства - ничего этого наша литература не заметила вовсе" 19. А если бы заметила и отразила, то и войны бы не было, - вот что имеет в виду Иван Солоневич.
Но вернемся к источникам сведений о национальном характере.
Не отбрасывая, вслед за Солоневичем, с негодованием всю художественную литературу, признаем, что она не кривое, но неполное зеркало. Полным оно быть и не может - "никто не обнимет необъятное", как сказал русский писатель А. К. Толстой устами Козьмы Пруткова. Неполное и СУБЪЕКТИВНОЕ, потому что каждое художественное произведение классической литературы имеет конкретного автора с его субъективным, то есть ему лично присущим, видением мира, в значительной мере обусловленным его собственной индивидуальной жизнью, творческим воображением, вполне конкретным, присущим лично ему талантом.
Итак, художественная литература также, с некоторыми оговорками, представляет собой источник информации о национальном характере.
Наконец, третий источник, где можно и нужно искать "душу народа", - это фольклор, устное народное творчество. У фольклора в этом смысле есть большое преимущество перед художественной литературой, поскольку фольклорные произведения анонимны, за ними не стоит индивидуальный автор, их автор народ, это коллективное творчество.
Что же дает фольклор в плане раскрытия национального характера? Прежде всего, некоторое единообразие, потому что в центре эпических произведений народного творчества стоит герой, настоящий Герой: богатырь, могучий красавец, в современной терминологии - супермен, который защищает свой народ от всех зол: от драконов, чудовищ, стихийных бедствий и вражеских войск. Помимо сверхъестественных качеств и способностей, у него нередко имеется волшебный конь, волшебный меч или другой чудесный предмет. Он самый меткий стрелок из лука, как Робин Гуд, и обладает непревзойденной силой, как Илья Муромец. В таком герое воплощена вечная мечта народа о сильном и справедливом защитнике, который накажет обидчиков. Русский фольклор отдал дань таким героям в былинах, где русские богатыри защищают
18 И. Солоневич, Народ и Монархия. М., 1991, с. 166.
19 Там же, с.164-165.
144
свою землю с тем же рвением и успехом, что и герои "Калевалы", и Давид Сасунский, и витязь в тигровой шкуре...
Однако главный герой русских народных сказок уникален и не похож на героев-суперменов. В нем-то, видимо, и есть разгадка загадочной русской души и ключ к национальному характеру.
Этот "герой" - да, да, в кавычках - Иван-дурак, или ласково - Иванушка-дурачок. Он полный антипод Герою. Он и не могуч, и не красавец, да еще и дурак. Неказистый, смешной, нелепый, униженный-приниженный, глупый, покорный жестоким и злым людям, но всегда преодолевающий все препятствия и беды, Иванушка-дурачок весь создан из противоречий. Он выглядит дураком, но оказывается самым умным в критические минуты; он ленивый и пассивный на вид, но в решающий момент действует быстро, смело и очень активно; он неотесанный и тонкий, беспечный и заботливый, хитрый и доверчивый. Он всех побеждает в конце сказки терпением, добротой, смекалкой и отсутствием претензий. Его сила в том, что своей добротой и непрактичностью он производит на алчных окружающих впечатление слабого и глупого, и они, считая его дураком, не могут себе представить его умным, смелым, находчивым, каким он является на самом деле. И дети, слушающие народные сказки, в каждом новом поколении учатся не судить о людях по их внешнему виду и поведению.
Народ, придумавший себе "маленького" героя, - это великий народ. Не случайно в трудную для России историческую эпоху русский поэт Владимир Солоухин с горечью упрекает "Иванушек" в том, что они не спасают свою страну:
Старик хворает. Ткет холсты старуха, Румяна дочка, полон сундучок, А на печи, держа в руках краюху, Иванушка - простите - дурачок.
В тонах доброжелательных и красках, Русоволосы, мыслями легки, На всех печах, во всех народных сказках, Иванушки - простите - дурачки.
На теплых кирпичах, объяты ленью, Считая мух, они проводят дни. Зато потом по щучьему веленью Все моментально сделают они.
Драконов страшных тотчас побеждают, Им огненные головы рубя, Невинных из темниц освобождают, Берут царевен замуж за себя.
Забыв о печках, мамках и салазках, На сивках-бурках мчат во все концы, Как хорошо: во всех народных сказках Иванушки выходят - молодцы.

145

АН, нет, и впрямь: и царство все проспали,
И отдали в разор красу земли...
Царевен в сказках доблестно спасали,
А подлинных царевен не спасли.
("Иванушки")
Женскому русскому характеру в народном творчестве свойственны те же черты, что и мужскому: обычно внутренняя красота и таланты спрятаны глубоко и хитроумно, нужно видеть сердцем, а не глазами, чтобы из лягушки получить жену-красавицу, а из чудовища - мужа-царевича. О героине русских сказок хорошо сказал Иван Игоревич Соловьев (1944-1984), московский учитель-словесник, ни одно из его сочинений не было напечатано при жизни. Приведем отрывок из его этюда "Русская красавица":
"Русская красавица непременно стыдлива. Она руками заслоняется, лицо свое сияющее прячет ото всех, ступает неслышно, живет незаметно, за околицей, как солнце вечернее. Нет в ней гордости и упоения своей красотой, как у греческой Афродиты. Видимо, само солнце в России стыдливо, редко полный лик свой кажет, чаще заслоняется облаками, занавешивается туманом, имеет вид застенчивый, скромный.
В русской красавице то же начало, что и в русском богатыре, который тридцать лет проспал на печи и встал только для решительной битвы. Скрытая красота, скрытая сила, которая нуждается в великой причине, чтобы раскрыться, и не для праздного созерцателя, не для привязчивого взгляда, а для единственного суженого - как и богатырь встанет - распрямится, когда на родину накатывает самый сильный враг. Красота - для милого, сила - для супостата, и все - для единственного. Повседневная, будничная трата означала бы умаление чудного дара.
Да и жизнью Спасителя так заповедано, чтобы самый могущественный являлся в ветхом рубище и терпел крестную муку, чтобы потом, когда мир изверится, истоскуется от несовершившегося пророчества - вторично прийти, уже победителем. Мышление парадоксами присуще народу, который ждет главного - от неглавного, красивого - от невзрачного, сильного - от немощного" 20.
Итак, в качестве источников, подтверждающих существование национального характера, были рассмотрены:
1. Международные анекдоты, полностью базирующиеся на стереотипных представлениях о том или ином народе. Эти стереотипы не столько отражают некие наиболее существенные и типичные черты народа, сколько формируют их и в глазах других народов, и в собственных глазах. (Сколько русских за границей пьют водку только для того, чтобы подтвердить ожидаемую от них стереотипную русскость,
20 Размышления Ивана Соловьева об Эросе // Человек, 1991, № 1, с. 208.
146
носят павлово-посадские шали и ведут себя так, как они не ведут себя дома.)
2. Национальная классическая литература, несколько "подпорченная" как источник индивидуальным авторством и субъективным взглядом на мир.
3. Фольклор, или устное народное творчество, как наиболее надежный из всех перечисленных выше источник сведений о национальном характере. Действительно, хотя в произведениях устного народного творчества стереотипны не только герои, персонажи, но и сюжеты, сам факт, что они представляют собой коллективное творчество народа, что они "обкатаны" в устных передачах из поколения в поколение, как морская галька, не имеющая первоначальных индивидуальных изгибов, изломов и зазубрин, и что поэтому они лишены субъективизма индивидуально-авторских произведений, - все это делает их наиболее надежным источником и хранилищем информации о характере народа.
4. Последним по порядку, но отнюдь не по значению (last, but not least), самым надежным и научно приемлемым свидетельством существования национального характера является Его Величество национальный язык. Язык и отражает, и формирует характер своего носителя, это самый объективный показатель народного характера. Недаром Иван Ильин определял язык как "фонетическое, ритмическое и морфологическое выражение народной души" 21. К этому последнему источнику мы теперь и обратимся: рассмотрим национальный характер через призму языка.
§3. Роль лексики и грамматики в формировании личности и национального характера
Очевидно, что основную культурную нагрузку несет лексика: слова и словосочетания. Из них складывается языковая картина мира, определяющая восприятие мира носителями данного языка. Особенно наглядно и ярко этот аспект представлен устойчивыми выражениями, фразеологизмами, идиомами, пословицами, поговорками - то есть тем слоем языка, в котором непосредственно сосредоточена народная мудрость или, вернее, результаты культурного опыта народа. Единицы этого слоя Н. Д. Бурвикова и В. Г. Костомаров в ряде статей предлагают назвать логоэпистемами. Логоэпистема - это знание, несомое языковой единицей как таковой.
В специальном исследовании 22 были изучены английские и русские идиоматические выражения, отражающие и формирующие те свойства, достоинства и недостатки человека, которые ценятся или осуждаются в соответствующем обществе и соответствующей культуре.
21 И. Ильин. Сущность и своеобразие русской культуры // Москва, 1996, № 1, с. 171.
22 П. Л. Коробка. Идиоматическая фразеология как лингводидактическая проблема. Канд. дисс. МГУ, факультет иностранных языков. М., 1998.
147

Количество и качество идиом, отражающих положительную или отрицательную оценку тех или иных человеческих качеств, можно считать показателем этических норм, правил социальной жизни и поведения в обществе, отношения нации через ее культуру и язык к миру, другим народам и культурам.
Например, такое качество, как БЕЗОТВЕТСТВЕННОСТЬ. Ни английский, ни русский язык не имеет идиоматических выражений, которые оценивали бы это качество положительно. Что же касается отрицательной оценки, то на одну английскую пословицу - Too many cooks spoil the broth [Слишком много кухарок портят бульон] - приходится 12 (!) русских выражений:
У семи нянек дитя без глазу;
Сам кашу заварил, сам и расхлебывай;
Моя хата с краю, я ничего не знаю;
Наше дело маленькое;
Наше (мое) дело сторона;
После нас хоть потоп;
Без меня меня женили;
Обещанного три года ждут;
За что купил, за то и продаю;
обещать молочные реки и кисельные берега;
сделать что-либо после дождичка в четверг;
бросать слова на ветер.
Наоборот, такие качества, как ПРЕДУСМОТРИТЕЛЬНОСТЬ, ОСТОРОЖНОСТЬ, представлены в английской идиоматике несколько богаче, чем в русской. Положительная оценка
Английский язык:
Prevention is better than cure [Предупредить лучше, чем излечить];
One cannot be too careful [Нельзя быть слишком осторожным];
Safety first [Осторожность - первым делом]. Русский язык:
Готовь сани летом, а телегу зимой;
Береженого (и) Бог бережет.
По вопросу ОБЩИТЕЛЬНОСТИ и РАЗГОВОРЧИВОСТИ оба языка единодушны в отрицательной оценке, но русский язык видит, в отличие от английского, и некоторые положительные моменты. Положительная оценка Английский язык: нет примеров. Русский язык:
За спрос денег не берут;
Язык до Киева доведет. Отрицательная оценка Английский язык:
Walls have ears [У стен есть уши];
The floor is yours! [Слово предоставляется Вам! (букв. Сцена Ваша!)];
148
Easier said than done [Легче сказать, чем сделать]; to ride a hobby-horse [кататься на излюбленном коньке]. Русский язык:
(И) у стен есть (бывают) уши;
Если бы да кабы, да во рту росли грибы;
Слово не воробей, вылетит - не поймаешь;
Воду в ступе толочь - вода и будет;
Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается.
Приведем для сравнения выражения, передающие сдержанность в речи, скрытность. Положительная оценка
Английский язык:
Silence is golden [Молчание - золото];
Brevity is the soul of wit [Краткость - душа ума];
First think; then speak [Сначала подумай, потом говори];
A word to the wise [Слово мудрым];
Still waters run deep [Спокойные воды - в глубине]. Русский язык:
Слово - серебро, молчание - золото;
Краткость - сестра таланта;
держать язык за зубами. Отрицательная оценка Английский язык:
A penny for your thoughts? [Пенни (монетку) за твою мысль?]. Русский язык:
В тихом омуте черти водятся;
проглотить язык.
РАЗНООБРАЗИЕ и СВОБОДА взглядов, ВКУСОВ и ПОВЕДЕНИЯ выше ценится в английской культуре, что и получило более богатое языковое выражение. Положительная оценка
Английский язык:
It takes all sorts to make a world [Чтобы создать мир, необходимо разнообразие];
Variety is the spice of life [Разнообразие - прелесть жизни];
Tastes differ [Вкусы различны];
Every man to his taste [Каждому свое];
There is no accounting for tastes [За вкусы не отвечают];
One man's meat is another man's poison [Для одного - мясо, для другого - яд];
Beauty is in the eye of the beholder [У каждого зрячего свое представление о красоте]. Русский язык:
Каждый по-своему с ума сходит;
Каждому свое;
На вкус и цвет товарищей нет.
149

ГОСТЕПРИИМСТВО, наоборот, более выражено в русском языке, чем в английском. Положительная оценка
Английский язык: нет примеров. Русский язык:
Не красна изба углами, а красна пирогами;
В ногах правды нет;
Чем богаты, тем и рады. Отрицательная оценка Английский язык: нет примеров. Русский язык:
Незваный гость хуже татарина.
Интересно, что в английской идиоматике гостеприимство как общественно значимая черта вообще не представлена ни положительно, ни отрицательно. Русская же отрицательная оценка - Незваный гость хуже татарина - связана с печальным опытом татарского нашествия на Русь. С той поры прошли многие сотни лет, все это время русские и татары мирно сосуществуют в одном государстве, но язык хранит память о былых распрях.
В результате проведенного исследования были выделены определенные качества личности и социальные отношения, признанные в данных обществах как более или менее важные. Краткие выводы сформулированы так:
"1. Во многих разделах наблюдается совпадение или незначительные различия в количестве и экспрессивных свойствах фразеологических единиц, отражающих следующие ценностные понятия: вежливость, адаптируемость, решительность, образованность, отношение к воспитанию, правовой системе и власти.
2. В английском языке с более высокой, чем в русском, активностью в фразообразовании преобладают следующие целостные смыслы: честность, осторожность, трудолюбие, профессионализм, ответственность, сдержанность в речи, бережливость, оптимизм, эгоизм, свобода личности, консерватизм, материальное благополучие, закрытость семейной жизни.
3. В содержательной области русской идиоматики заметно большее, чем в английской, пространство занимают следующие ценностные понятия: опытность, общительность, корпоративность, патриотизм, справедливость. Специфически присущей русской фразеологии ценностью оказывается гостеприимство" 23.
Нет сомнения, что слова, словосочетания, фразеологические единицы всех видов, то есть все то, из чего складывается лексический состав языка, играют основную роль в реализации функции языка как орудия культуры и средства формирования личности. Однако не следует думать, что весь "культуроносный слой" языка заключен в лексике и фразеологии. В формировании личности носителя языка задействованы все языковые средства, обычно, повторим, не замечаемые и не осоз-
23 П. Л. Коробка. Идиоматическая фразеология как лингводидактическая проблема. Канд. дисс. МГУ, факультет иностранных языков. М., 1998, с. 132-133.
150
наваемые человеком. Приведем наиболее очевидные и показательные примеры того, как грамматика влияет на формирование личности.
Хорошо известный грамматический факт: в русском языке, как и в большинстве европейских языков, в качестве обращения используются два личных местоимения ты и вы, а в английском только одно - уоu. Казалось бы, чистая грамматика, значения эквивалентны, просто you - это и ты, и вы. Однако возможность выбора в русском языке, когда вы может употребляться и для единственного числа (обычно с большой буквы, что подчеркивает уважительность этой формы обращения), и для множественного, не может не влиять на отношения между людьми и на их характеры. Русское ты может оскорбить: "Вы мне не тыкайте!" Сколько драк в России начиналось с тыканья. В определении хамства как социального явления употребление ты приводится в качестве "диагностического" признака: "В разговоре хам частенько использует неприличные выражения, "плоские шутки", фамильярное обращение, обращение на "ты"" 24. Однако ты может и осчастливить: "Пустое "Вы" сердечным "ты" она, обмолвясь, заменила" (А. С. Пушкин). И уже позже в стихах Анны Ахматовой:
И как будто по ошибке Я сказала: "Ты..." Озарила тень улыбки Милые черты. От подобных оговорок Всякий вспыхнет взор... Я люблю тебя, как сорок Ласковых сестер.
("Читая Гамлета")
Судя по приводимому ниже свидетельству, в других языках игра на ты и вы также весьма эмоциональна, это даже может решить судьбу страны:
На выборах президента в Румынии президент Илиеску проиграл претенденту от оппозиции Константинеску при следующих обстоятельствах. Илиеску "запугивал румын в случае победы либерально-консервативных сил грядущими предательскими соглашениями с соседней Венгрией. "Господин Илиеску, - иронично заметил ему в связи с этим Константинеску во время последних теледебатов, - вы ведете себя, как безработный пожарный, который разводит огонь, чтобы потом ему все были благодарны за мужественную борьбу с пожаром". В гневной ответной реплике Илиеску, которому было уже не до иронии, перешел с собеседником на "ты". Это дало Константинеску повод сделать действующему президенту соответствующее замечание, обернувшееся, как полагают здешние специалисты, еще несколькими процентами поддержки" 25.
В разных языках, имеющих, как русский, обе формы - ты и вы, они различаются стилистическими оттенками употребления.
Например, в учебнике шведского языка есть текст с историей о том, как туристку из России задержала полиция из-за мелкого недора-
24 А. Гореева. Почему хамы хамят, или 4 эффективных способа борьбы с хамством // Московский университет, 1999, № 27.
25 Независимая газета, 20.11.1996.
151
зумения с паспортом. В полицейском участке допрашивающий русскую девушку дежурный обращается к ней на "ты". В шведском языке это нормально: если бы он ее назвал на "вы", это был бы плохой признак, так как вы указывало бы на то, что он считает девушку виноватой и сохраняет формальную дистанцию. По-русски все наоборот: Вы s устах милиционера звучало бы уважительно, а ты - грубо и пренебрежительно, хотя многое зависит от интонации.
Русская студентка Татьяна Козлова пишет в своем эссе "Язык как орудие культуры" о воспитательном значении обращения на "Вы" к людям старшего возраста:
Usually referring to a person as "Вы" we express our respect. Traditionally we say "Вы" to people who are older than we are (thus, through language children learn to respect elderly people from the very beginning).
Обращаясь к человеку на "Вы", мы демонстрируем свое уважение. По традиции мы обращаемся на "Вы" к людям, старше нас (таким образом, посредством языка детей с самого начала учат уважать пожилых людей).
Та же студентка на основе своего опыта учебы в датском университете описывает переход на "ты" в датском языке:
Форма du (ты) вытеснила De (Вы) во второй половине 60-х годов XX века в результате молодежной (в основном студенческой) революции - протеста против авторитарности и давления старших за право участвовать в руководстве университетами и за свободу личности, выбора образа жизни и жизненного пути. Это движение совпало с протестами против войны во Вьетнаме, битлами, хиппи и т. п. Когда в конце 70-х годов все успокоились, одним из последствий стал тот культурно-языковой факт, что в Дании отношения между людьми разных возрастов стали гораздо менее формальными и все перешли на du, о более почтительное De вышло из употребления. Студенты и профессора в датских университетах называют друг друга по имени и на du. Сама же Татьяна Козлова не смогла преодолеть барьер культур и вместо обращения просто по имени изобрела свое компромиссное обращение, добавив к имени титул Professor. По ее мнению (и с ним трудно не согласиться), то, что De вышло из обращения и осталась только одна, более фамильярная форма личного местоимения (ср.: в английском, наоборот, ушло though 'ты'), оказало и оказывает большое воздействие на социальную жизнь современной Дании.
Студентка МГУ, приехавшая учиться из Индии, пишет, как она пережила культурный шок в России, услышав, что дети называют родителей на "ты", поскольку в индийской культуре принято всех, кто старше (включая родителей и самых близких родственников), называть на "вы": ...the same in the case when the Russians use the second person pronoun
"ты" for all relatives. I was shocked for the first time when I heard a small boy playing in the park, calling his mother by "ты". Then I accepted it. In our culture, if a person is older than you, you always have to use the equivalent form of "вы". When one of my
...то же самое - когда русские, обращаясь ко всем родственникам, используют местоимение второго лица "ты". Я была поражена, когда услышала, как маленький мальчик, играющий в парке, говорит маме "ты". Потом я приняла это. В нашей культуре, если человек старше тебя, к нему всегда следует обращаться, используя эквивалент местоимения "вы". Когда одна из моих русских подруг приезжала ко мне в гости, я обратилась к маме на "вы", что совершенно естественно для нас, а ее это поразило. Затем она мне пояснила еще и то, что если бы она обратилась на "вы" к близкому родственнику, он мог бы даже обидеться.
152
Russian friends visited me and I addressed my mother using "вы", which is absolutely normal, she was shocked. Then she further added to my knowledge that if they used "вы" for their close relatives the latter might even
feel insulted.
Насколько важна роль того или другого (ты или вы) обращения в
русском языке, показывает следующий факт:
В советское время Агентство национальной безопасности США потратило уйму денег только на то, чтобы выведать индивидуальные слабости членов Политбюро и правительства СССР. Им важно было знать даже, кто с кем на "ты", каким тоном отдаются указания 26.
Всему этому эмоциональному фейерверку обыгрывания ты и вы английский язык противопоставляет регулярное безальтернативное употребление you, навязывая своему носителю формально-официальное отношение. И учитель ученику, и ученик учителю, и генерал рядовому, и рядовой генералу - все друг другу говорят you. Все поровну, все справедливо, ну просто - "демократия в действии". Никого нельзя оскорбить тыканьем - уоиканьем, но никого нельзя и, "обмолвясь", как будто по ошибке, осчастливить.
Так англоговорящие оказываются более вежливыми, но менее эмоциональными, чем русскоговорящие. Язык первых не дает им возможности поиграть, а значит, и почувствовать, потому что нет выбора, есть всего лишь ОДНА форма. В связи с этим забавно выглядит заявление В. А. Сухарева, автора книги "Мы говорим на разных языках": "Все члены английской семьи называют друг друга на "вы"" 27. Точнее было бы сказать, что все члены англоговорящего коллектива друг с другом на you.
Еще один пример из другой области грамматики - морфологии. Известно, что в русском языке имеется очень большое количество уменьшительных и ласкательных суффиксов: -очк- (-ечк-), -оньк-(-еньк-), -ушк- (-юшк-), -ик- и многих других. Носитель английского языка, практически не имеющего таких суффиксов (bird [птица] - birdie [птичка], girl [девочка] - girlie [девчушка] - это редкие исключения), не может даже отдаленно вообразить себе все то огромное суффиксальное богатство русского языка, которое предоставляет его носителям возможность выразить столь же огромное богатство тончайших нюансов ЛЮБЯЩЕЙ души (поскольку эти суффиксы даже в сухих грамматических учебниках называются уменьшительно-ласкательными).
Как известно, стереотипный образ России и русского человека на Западе - это медведь, могучий, но грубый и опасный зверь. Так вот родной язык этого зверя отражает его потребность в передаче оттенков хорошего отношения к миру, любви и ласки (язык - зеркало культуры) и формирует из него тонкую и любящую личность, предоставляя в его распоряжение большое разнообразие языковых средств для выражения этого самого хорошего отношения к миру. Причем именно к МИРУ, а не только к людям, потому что уменьшительно-ласкательные суффиксы с одинаковым энтузиазмом присоединяются русскими людьми и к одушевленным, и к неодушевленным предметам.
26 Завтра, 1998, № 43 (256).
27 В. А. Сухарев. Мы говорим на разных языках. М., 1998, с. 46.
153
Разумеется, это создает большие трудности при переводе. Представьте себе, что русское слово старушка в есенинском "Ты жива еще, моя старушка?" требует в переводе четырех (!) английских слов: "Are you still alive, my dear little old woman?"
Действительно, по-русски можно сказать о людях: Машенька, Машутка, Машечка, Машуня, Машунечка и т. д.; девушка, девочка, девонька, девчушка, девчонка, девчоночка; о животных: кот, котик, коток, котишка, котишечка, котишенька; телка, телушка, телочка, телушечка; собачка, собачушка, собаченька; а также о любом предмете НЕЖИВОГО МИРА: домик, домишечка, домичек, домок, домушка; ложечка, вилочка, кастрюлька, сковородочка и т. д. Всему этому богатству английский язык может противопоставить только слово little или dear little: little сat [букв. маленькая кошка], dear little dog [букв. милая маленькая собака], но до высот dear little fork/spoon/frying pan [букв. милая маленькая вилка/ ложка/сковорода] англоязычному человеку не подняться...
Употребление такого рода суффиксов показывает уважение, такт, хорошее отношение к окружающим. Часто они употребляются в речи, обращенной к детям. В магазине женщины, особенно пожилые, нередко говорят: дайте хлебушка, колбаски, молочка, маслица и т. п. Современные коммерсанты немедленно взяли на вооружение эту "слабость" русского народа и продают масло под названием "Маслице" (лучше идет с таким ласковым родным названьицем), овсяное печенье в пачке с надписью "Овсяночка" и т. п.
Навещая знакомого в реабилитационном военном госпитале в Химках, я услышала, как пациент - большой высокий человек, сохранивший даже в больничной пижаме свою военную выправку, говорил по телефону: "Я тут попал в госпиталек". Тактичный русский человек, он не хотел пугать своих близких словом госпиталь и смягчил его, добавив уменьшительно-ласкательный суффикс. Между тем сам госпиталь выглядит как огромный неприступный бастион.
Стюардесса, любя пассажиров или демонстрируя любовь, говорила, заглядывая в их билеты: "Третий салончик, второй салончик, пожалуйста".
Ласкательный суффикс может встретиться в любом слове, даже в свежем заимствовании из иностранного языка. Так, в Москве на Красной Пресне открылся магазин под названием "Парфюмчик".
Профессор Зденька Трестерова из Словакии дает свое объяснение пристрастию русских людей и русского языка к уменьшительно-ласкательным суффиксам. По ее мнению, это реакция языка и культуры на тяжелую жизнь в советское время 28.
Чем хуже благосостояние народа во всех отношениях, тем заметнее рвение к прекрасному (в духовном смысле прежде всего среди интеллигенции) и просто красивому, будь то одежда, духи, мебель, все равно. Грубость жизни отразилась в языке не только богатым запасом бранных выражений, но, как это ни парадоксально, также любовью к ласкательно-уменьшительным словам, диминутивам, активным использованием языковых средств выражения подчеркнутой вежливости. Покупали и читали не просто книги, а книжечки, ели огурчики, помидорчики,
28 3. Трестерова. Некоторые особенности русского менталитета и их отражение в некоторых особенностях русского языка // IX Международный Конгресс МАПРЯЛ. Русский язык, литература и культура на рубеже веков. Т. 2. Братислава, 1999, с. 179.
154
капусточку. В стихах Ахматовой читаем: "А мне ватничек и ушаночку" - здесь и связь с фольклором, и намек на места ссылки. В литературе встречаются примеры гипертрофированного употребления таких диминутивных выражений:
Я возьму свеколки, капустки, морковочки, все нарежу меленько и варю на маленьком огонечке, добавлю лучка, петрушечки, укропчика (подслушано в очереди) 29.
В престижном подмосковном санатории на двери была надпись: "Медсестрички". Его сотрудники, объясняя, как пройти в столовую, говорили: "По коридорчику направо", а лекарства давали со словами: "Это Вам анальгинчик, стрептомицинчик и ноотропильчик". Представить себе носителей английского языка, говорящих dear little corridor или dear little hospital, невозможно - и не просто потому, что в английском языке нет такого количества и разнообразия уменьшительно-ласкательных суффиксов, а главным образом потому, что у них этого нет и в менталитете. А в менталитете нет, потому что нет в языке, они не приучены языком к таким "нежностям".
Та же тенденция к повышенной эмоциональности у носителей русского языка, к так называемой переоценке (overstatement), в отличие от знаменитой английской недооценки, недосказанности (understatement), проявляется, как это ни удивительно, и в пунктуации, в первую очередь в употреблении восклицательного знака.
В русском языке восклицательный знак употребляется гораздо чаще, чем в английском, что свидетельствует, возможно, о большей эмоциональности и, очевидно, о более открытом проявлении (демонстрации?) эмоций. В русском языке восклицательный знак ставится после обращения в письменной форме - в любом жанре переписки: в деловой, частной, официальной и т. д.
В английском языке во всех этих жанрах ставится запятая, что часто вызывает конфликт культур. Носители английского языка недоумевают по поводу восклицательного знака в письмах, написанных русскими: Dear John! Dear Smith! Dear Sir/Madam! Русскоязычные же обижаются на запятую после имени: не уважают нас, восклицательного знака пожалели, что это за Dear Svetlana,?!
В параллельных текстах журнала "Aeroflot" очень грамотные переводчики опускают русский восклицательный знак в английском переводе:
Здесь (в России. - С. Т.) больше волков, чем где-либо: около 100 000!
Most of the wolves alive today - over 100.000 of them - roam the vast wildland of Russia.

(Aeroflot, 1996, № 16, p. 67)
Не забывают этот обряд и местные бизнесмены. Освятят барашка и несут в детский дом - благотворительность!
Local businessmen also observe this rite. They have the Camb blessed and take it to an orphanage as an act of charity.

(Ibid., 1998, № 5, p. 20)
29 Л. Найдич. След на песке. СПб., 1995, с. 197.
155
Дорогие пассажиры! <...> До встречи в солнечной Армении!
Dear Passengers, <...> See you soon in sunny Armenia.
(Ibid., p. 29)
Гораздо менее грамотные переводчики написали параллельные тексты в российских гостиницах, самолетах:
Убедитесь, что туалет свободен! Be sure of vacancy!
He бросайте мусор в унитаз! Don't throw waste into closet!
Восклицательный знак в английском тексте этих призывов режет глаз, поскольку английский язык очень скуп на открытое проявление эмоций, тем более в такой малоподходящей ситуации.
Наоборот, в русском языке все "обращения к народу", даже на самую бытовую тему сопровождаются восклицательными знаками.
В автобусе: Граждане пассажиры! Не отвлекайте водителя во время движения!
На почте: Уважаемые клиенты! Проданные жетоны возврату не подлежат!
В аналогичных объявлениях в англоязычных странах восклицательные знаки не употребляются.
Русские дети, усваивая языки, усваивают и эмоциональную силу восклицательного знака. Вот два подлинных человеческих документа. Один написан русским мальчиком Ваней Павловским (7 лет) своей маме, уезжающей в командировку. Другой - поздравление русской девочки Кати Левашовой (10 лет) сестре своей бабушки к 8 Марта (Катя при этом изобрела два новых термина родства: батетя - из бабушки и тети, и племявнучка - из племянницы и внучки).
Дорогая мама!
Я тебя очень люблю!!! Я буду стараться вести себя хорошо!!! Я тебе хочу сделать подарок - стихотворение!!! До свидания!!!
От Вани!!! Дорогой батете! От любимой племявнучки!
Поздравляю с 8 марта!!! Желаю счастья в личной жизни (и в общественной тоже)!!! Побольше успешных лекций и всего прочего!
Катя!!!
Интересно, что оба ребенка, не сговариваясь, ставят именно три восклицательных знака на своей подписи. Это режет глаз взрослому носителю русского языка так же, как восклицательный знак после обращения неприемлем для носителя английского языка.
В английском языке наибольшее число восклицательных знаков встречается в агитационно-рекламно-политических текстах:
Your Labour City Council is well known for the quality of its services and
the innovative ways of delivering them. That's an achievement to be proud of!
Городской Совет лейбористов по работе известен высоким качеством услуг и нововведениями в их оказании! Это достижение, которым можно гордиться!
156
Dear Miss D. Welcome to the Liberal Democrates! We have received your subscription of ... A form is attached below for your convenience!
Дорогая мисс Д., Добро пожаловать к либерал-демократам! Мы получили ваш взнос в размере ... Для вашего удобства прилагается форма!
Labor want to introduce a Graduate Tax so that Graduates will pay a higher income tax rate than the rest of the population!
Лейбористская партия хочет ввести налог для выпускников высших учебных заведений, чтобы выпускники платили больший налог на прибыль, чем остальное население!
The Winter Draw is the last draw before the election, and your last chance to help the Liberal Democrats by entering the draw: Definitely!
Зимняя жеребьевка - последняя, и это последний ваш шанс перед выборами помочь либеральной партии своим участием в жеребьевке. Точно!
The Party's Women's organisation - open to men too! Our Party headquarters at Cowley Street can help you. We are here to help!
Партийная женская организация открыта и для мужчин! В штабе нашей партии, расположенном на улице Коули, вам могут помочь. Мы здесь для того, чтобы помогать!
Восклицательный знак в английском языке также употребляется для привлечения особого внимания, вызванного переменами в информации:
Richard М. G. Stephenson New address for me!
Ричард М. Г. Стивенсон У меня новый адрес!
Open Day Room change!! Room change!! now
in room A 25
День открытых дверей Смена аудитории!! Смена аудитории!! Теперь в аудитории А 25
Отметим, что по-русски два восклицательных знака не ставятся никогда - или один, или три.
Интересно, что письмо, написанное по-английски китайским коллегой, изобилует восклицательными знаками "на русский манер":
Dear S.,
Nice to hear from you recently! I wish you had a wonderful trip to Australia! Thanks for your understanding about my suggestions at the January meeting!
Warm wishes!
Дорогой С.,
Ваше письмо меня очень обрадовало! Надеюсь, Вы прекрасно съездили в Австралию! Спасибо за то, что Вы с пониманием отнеслись к моим предложениям на встрече в январе! Всего хорошего!
Язык английский, а культура, восприятие мира - китайские, вот и получилось Warm wishes! Восточным народам свойственна повышенная эмоциональность (overstatement) и языковое ее проявление . И в русском языке проявляется восточность России ("Да, скифы - мы! Да, азиаты - мы...") - во всяком случае в отношении восклицательных знаков. У нас ими, как кашу маслом, текст не испортишь!
В синтаксисе наиболее заметная разница - это порядок слов
30 Разумеется, всякие обобщения по вопросу о национальных характерах достаточно сомнительны, тем более когда речь идет даже не о нациях, а о странах света. Не успела я написать о повышенной эмоциональности восточных народов, как немедленно прочитала следующее: "Носители восточных языков более сдержанны в проявлении своих чувств по сравнению с носителями европейских: японец, наблюдая, как немецкие дети громко рыдали, узнав о смерти императора, был удивлен импульсивностью европейцев в выражении чувств; японка, рассказывая о смерти сына, улыбалась, так как этикет общения не разрешал ей "маркировать" эмоции отрицательным знаком. Оба эти случая описаны в рассказе Акутагавы Рюноскэ "Носовой платок""
157
(Г. А. Антипов, 0. А. Донских, И. Ю. Марковина, Ю. А. Сорокин. Текст как явление культуры. Новосибирск, 1989, с. 116). Эта информация отнюдь не опровергает сказанного о повышенном открытом проявлении эмоций и общей тенденции к "переоценке" (overstatement) у многих восточных народов, а лишь подтверждает еще раз две простые вещи. Во-первых, что Восток - дело тонкое, и там существуют очень разные культуры, во-вторых, что следует избегать категорических суждений и чрезмерных обобщений. Культура тоже дело очень тонкое.
в предложении. Английский язык известен своим жестким фиксированным порядком слов. Поскольку у него не развита система падежей, как в русском (английский язык - аналитический), и, соответственно, у него нет окончаний, показывающих отношения между существительными, то порядок слов выполняет важнейшую функцию указателя этих отношений.
В русском языке, при относительно свободном порядке слов, падежные окончания сразу покажут, кто кого любит - Петя Катю или Катя Петю, независимо от их места в предложениях: Катя любит Петю; Петю любит Катя; Петю Катя любит; Любит Петю Катя; Любит Катя Петю. В английском языке, имеющем форму Катя любит Петя (Kate loves Pete), кто первый - тот подлежащее, тот и любит. На лицо/ предмет, производящий действие, указывает только порядок слов, а не сами слова и их формы.
Из этого, впрочем, не будем делать поспешный вывод, что строгий порядок слов приучает людей, говорящих по-английски, быть ограниченными, но дисциплинированными и любить порядок, а вольности порядка слов в русском языке делают русских людей недисциплинированными, беспорядочными, но творческими и многогранными. Возможно, в этом и есть доля правды, но поскольку научно это никак не доказано, то значит и не существует.
Вот что существует и что может быть доказано, так это социокультурная значимость порядка слов в устойчивых выражениях, фразеологизмах, коллокациях и ее влияние на формирование личности носителя языка. Например, в обоих языках обращение к аудитории имеет строго фиксированный порядок слов: Ladies and gentlmen, Дамы и господа! Подчеркнутое первенство дам и Iadies зафиксировано на социально завышенном уровне речи: это словосочетание употребляется по отношению к достаточно высоким слоям общества. На более низких ступенях социальной иерархии представителей разных полов называют мужчины и женщины, men and women.
Значит, в том социокультурном слое, где лица мужского пола мужчины, они идут первыми, до женщин; поднявшись по социальной лестнице на ступеньку выше и став господами и gentlemen, они уступают дорогу дамам и ladies. Мальчики и девочки, как и boys and girls, также свидетельствует о патриархате и главенстве мужского пола. Таким образом ребенок, овладевающий родным английским или русским языком, узнает, кто важнее, чья роль в обществе ценится выше. При этом переставить слова и сказать женщины и мужчины, так же невозможно, как сказать господа и дамы.
По-английски, говоря о себе с супругой или супругом, можно сказать только: ту wife and I [моя жена и я], ту husband and I [мой муж и я], то есть личное местоимение обязательно будет стоять в конце, подчерки-
158
вая вежливость и уважение к партнеру. По-русски порядок слов свободен, и возможны разные варианты: я и моя жена, мой муж и я, моя жена и я и самый распространенный - мы с женой или мы с мужем.
Тот факт, что в русском языке есть отсутствующая в английском языке категория рода, наделяющая все существительные, а значит все предметы окружающего мира, свойствами мужскими, женскими или нейтральными, "средними", свидетельствует о более эмоциональном отношении к природе, к миру, об олицетворении этого мира. Ну, как передать на английском языке всю эмоциональную драму популярнейшей русской песни о рябине, которой нельзя никак "к дубу перебраться", если и рябина, и дуб по-английски не имеют рода, а вместо этого имеют артикль, и для англоязычного человека важно только, одна ли это из многих рябин (неопределенный артикль а) или та самая рябина, о которой шла речь (определенный артикль)? Русскому уму и сердцу эти вопросы определенности - неопределенности не говорят ничего, русский человек сострадает бедной женщине - рябине и мужчине - дубу, которые не могут соединиться.
Или стихотворение М. Ю. Лермонтова "Утес":
Ночевала тучка золотая
На груди утеса-великана;
Утром в путь она умчалась рано,
По лазури весело играя;
Но остался влажный след в морщине
Старого утеса. Одиноко
Он стоит, задумался глубоко
И тихонько плачет он в пустыне.
Что осталось бы от этого шедевра, если бы тучка не была женского рода, а утес - мужского?! Если бы это были безродные - бесполые слова с неопределенным артиклем (a тучка, an утес) в первой строчке (одна какая-то тучка на каком-то одном утесе), и с определенным - в дальнейшем (тот самый утес, который в первой строчке был один из многих). Вот уж поистине "загадочная (для русского человека) английская душа", которая категоризует мир с помощью артиклей!
Ю. М. Лотман разъяснял роль артикля в видении мира: "Артикли разделяют имена на погруженные в очерченный мир вещей, лично знакомых, интимных по отношению к говорящему, и предметов отвлеченного, общего мира, отраженного в национальном языке" 31.
Категория артикля так же необходима для английской культуры и Для носителей английского языка, как категория рода - для русского мира. Уберите категорию рода, и из русской литературы, особенно из поэзии, уйдет часть души, она померкнет, поблекнет - всего лишь из-за утраты ГРАММАТИЧЕСКОЙ категории.
Гениальный М. Ю. Лермонтов несколько "подпортил" своим переводом известное стихотворение Генриха Гейне о северном кедре, тоскующем о далекой южной пальме:
31 Ю. М. Лотман. Культура и взрыв. М., 1992, с. 181.
159
Ein Fichtenbaum steht einsam
Im Norden auf kahler Hoh'.
Ihn schlafert; mit wei?er Decke
Umhullen ihn Eis und Schnee.
Er traumt von einer Palme,
Die, fern im Morgenland,
Einsam und schweigend trauert
Auf brennender Felsenwand.
В переводе Лермонтова о прекрасной пальме тоскует... сосна:
На севере диком стоит одиноко
На голой вершине сосна
И дремлет, качаясь, и снегом сыпучим
Одета, как ризой, она.
И снится ей все, что в пустыне далекой,
В том крае, где солнца восход,
Одна и грустна на утесе горючем
Прекрасная пальма растет.
Если бы Лермонтов переводил с английского, где одно какое-то дерево (без рода и пола, но с артиклем) - a cedar - мечтало бы о другом каком-то дереве - a palm-tree, тогда это было бы более извинительно. Ноу Гейне все указано ТОЧНО: ein Fichtenbaum (мужской род), eine Palme (женский род). В немецком языке есть и категория рода, как в русском, и категория артикля, как в английском.
Итак, уже на уровне грамматики язык свидетельствует о повышенной эмоциональности, сентиментальности, сердечности русской души, русского национального характера.
Уменьшительно-ласкательные суффиксы русского языка не только отражают повышенную способность русскоязычного человека к выражению любви и доброты, его эмоциональность и чувствительность, но и несомненно способствуют формированию этих качеств.
Наличие выбора между ты и вы также дает больше возможностей для передачи оттенков чувств и, следовательно, формирует более высокую эмоциональность, чем у людей англоговорящих, не имеющих этой возможности выбора.
Восклицательный знак и грамматическая категория рода тоже определяют более эмоциональное отношение и к людям, и к окружающему миру.
Таким образом, в формировании личности носителя языка участвуют все средства языка, в том числе грамматические.
Разумеется, этот краткий обзор не исчерпывает всех языковых явлений в свете рассматриваемой проблемы - это и не возможно, и не нужно. Здесь только даны примеры тех направлений, в которых должны идти исследования. Они ведутся в настоящее время многими научными школами и отдельными учеными, и через некоторое время можно ожидать взрыва информации на эту тему.
160
§ 4. Загадочные души русского и англоязычного мира.
Эмоциональность. Отношение к здравому смыслу. Отношение к богатству
Чужая душа - потемки.
Русская пословица.

Определив, насколько это возможно, понятие национального характера вообще, сосредоточим снова внимание на роли языка как зеркала и особенно как инструмента культуры.
Когда речь идет о русском национальном характере, первая и немедленная ассоциация - это душа, которая обычно сопровождается постоянным эпитетом: загадочная. Загадочной представляется русская душа иностранцам, которые много об этом говорят и пишут - то с восхищением, то с насмешкой.
Большой насмешник, венгерско-английский журналист и юморист Джордж Микеш, или Майке (George Mikes), написавший действительно очень смешную книгу "How to be an Alien" ["Каково быть чужаком?"] о столкновении британской и континентальной европейской культуры (или, вернее, о "несуразицах" британской культуры в восприятии континентального европейца), пишет о загадочности славянской души издевательски:
"The worst kind of soul is the great Slav soul. People who suffer from it are usually very deep thinkers. They may say things like this: "Sometimes I am so merry and sometimes I am so sad. Can you explain why?" (You cannot, do not try.) Or they may say: "I am so mysterious... I sometimes wish I were somewhere else than where I am". (Do not say: "I wish you
were".) Or "When I am alone in a forest at night-time and jump from one tree to another, I often think that life is so strange".
All this is very deep: and just soul, nothing else" 32.
Нет на свете худшей души, чем великая славянская душа. Люди, имеющие такое несчастье, обычно глубокие мыслители. Они, к примеру, могут говорить такие вещи: "Иногда мне так весело, а иногда так грустно. Вы не можете объяснить, почему?" (Не можете, даже не пытайтесь.) Или вам скажут: "Я такой загадочный... Иногда мне хочется быть не там, где я сейчас". (Не говорите: "И я вам того же желаю".) Или: "Когда я ночью в лесу прыгаю с одного дерева на другое, я думаю, что жизнь очень странная штука". Все это очень глубоко, и это всего лишь душа, ничего больше.
Великий английский мудрец и остроумец У. Черчилль говорил о России: "It is a riddle wrapped in a mystery inside an enigma [Это загадка, облеченная в тайну, в которой скрывается необъяснимое]" (хорошее упражнение в синонимах со значением 'загадка').
Для того чтобы сравнить объем семантики слов soul и душа, приведем определения из английских, русских и англо-русских словарей.
32 G. Mikes. How to be an Alien. A Handbook for Beginners and Advanced Pupils. Penguin Books, 1969, p. 24.
161
Soul - the part of a person which some people believe is spiritual and
continues to exist in some form after] their body has died, or the part of a I person which is not physical ana experiences deep feelings and emotions. She suffered greatly while she was alive, so let us hope her soul I 75 now at peace. His soul was often tormented by memories of what he had seen in the prison. (esp. Br disapproving). Something, such as a job, which is soul-destroying is unpleasant and destroys a person's confidence or happiness: Repetitive work can become soul-destroying after a while. It's soul-destroying for any team to lose most of their games. Soul-searching is deep and careful consideration of inner thoughts, esp. about a moral problem: After much soul-searching, he decided it was wrong to vote in the election.
Душа - та часть человека, которая, по представлениям некоторых людей, возвышенна и продолжает существовать в некой форме после телесной смерти, или нефизическая часть человека, выражающая глубокие чувства и эмоции. Она очень сильно страдала при жизни, так будем надеяться, что сейчас душа ее покоится в мире. Его душу часто терзали воспоминания о том, что он видел в тюрьме (преимущественно британское, неодобрительно). Нечто, например работа, которая разрушает душу, неприятна и уничтожает уверенность человека в себе, убивает его счастье: Монотонная работа может разрушить душу через какое-то время. Многочисленные проигрыши команды терзают душу (букв. разрушают душу) игрокам. Душевный поиск - глубокий и внимательный анализ внутренних мыслей, особенно связанных с моральными проблемами: После продолжительного душевного поиска он пришел к выводу, что голосовать на выборах - неправильно.
Soul - the quality of a person or work of art which shows or produces deep good feelings. Only a person with no soul would be unmoved by her account of what happened in the prison camps. Although some people think her paintings lack soul, they are very popular. A soul mate is someone who shares your way of thinking about the world and is usually someone for whom you feel a large amount of affection or love: They realized immediately that they were soul mates on the issue of ecology. He's spent the whole of his adult life searching for a soul mate (= perfect lover).
Душа - качество человека или произведения искусства, которое показывает или порождает глубокие положительные эмоции. Только бездушного человека не тронул бы ее доклад о том, что происходило в концентрационных лагерях. Хотя некоторые думают, что ее рисункам не хватает души, они пользуются популярностью. Душевный друг - тот, кто разделяет ваш взгляд на мир, также обычно тот, к кому вы чувствуете сильную привязанность или любовь: Они сразу поняли, что они душевные друзья в вопросах экологии. Он провел всю свою взрослую жизнь в поиске душевного друга (= совершенной подруги жизни).
Soul - a person of a stated type. She was such a happy soul when she was a child. Some unfortunate soul will have to tell him what's happened. Soul can also mean any person, and is usually used in negative statements: There wasn't a soul around when we arrived at the beach (CIDE).
Душа - человек определенного типа. Она была такой счастливой (букв. счастливой душой) в детстве. Какой-то несчастный (букв. несчастная душа) будет вынуждена рассказать ему, что случилось. Душа может также обозначать любого человека, используется обычно в отрицательных предложениях: Когда мы пришли на пляж, вокруг не было ни души.
Soul. 1. A person's soul is spiritual part of them which is believed to
continue existing after their body is dead. They said a prayer for the souls of the man who had been drowned.
Душа. 1. Душа человека - его духовная часть, которая, как полагают, продолжает существовать после смерти тела. Они помолились о душе человека, который уmoнул.
2. Your soul is also your mind, character, thoughts and feelings. His soul was in turmoil.
2. Ваша душа - это также ваш ум, характер, мысли и чувства. Его душа была в смятении.
3. The soul of a nation or a political movement is the special quality that it has that represent its basic character. ...the soul of the American people.
3. Душа нации или политического движения - это особые качества, которые выражают основу характера. ...душа американского народа.
4. A person can be refereed to as a particular kind of soul; an old-fashioned use. She was a kind of soul... Poor soul!
4. Человек, о котором можно говорить, как об особом виде души; старомодное использование. Она была такая... Бедняга (букв. бедная душа)!
5. You use soul in negative statements to mean nobody at all. When I first went there I didn't know a single soul... I swear I will never tell a soul.
5. Слово душа используется в отрицательных предложениях в значении "никто", "никого". Когда я только приехал, я не знал здесь никого (букв. ни души)... Клянусь, я не скажу никому (букв. ни одной душе).
6. See also soul music (BBCED).
6. См. также музыка соул (букв. душевная).
Soul. 1) Душа, дух; twin soul - родственная душа; и честное слово!, клянусь!; bless my soul - господи! (восклицание, выражающее удивление); to be the soul of - быть душой (чего-либо); to have no soul - быть бездушным, бесстрастным; to possess владеть собой; to unbosom (to unbutton) one's soul - открыть свою душу; he cannot call his soul his own - он себе не хозяин; 2) человек, существо; good soul - хороший человек; be a good soul and help me разг. будь другом, помоги мне; dear soul - дружище, старина; soul - приличный человек; honest soul - честный человек; kind soul - добрая душа, добряк; poor soul - бедняга; simple sou! - наивный человек; worthy soul - достойный человек; I did not see a soul - я не видел ни души; 3) воплощение, сущность, основа (АРС).
Soul 1. душа, also fig; fig: he put his heart and soul into the work - он
вложил всю душу в работу; she was the life and soul of the the party - она
была душою общества; ne hardly has enough to keep body and soul together - ему едва хватает на жизнь; he couldn't call his soul his own - он себе не принадлежал; 2. fig. (person) человек, душа; there wasn't a soul to be seen - не было видно ни души; he is a good soul - он добрая душа; don't tell a soul - никому не говори ни слова (W.).
Душа. 1. Внутренний психический мир человека, его переживания, настроения, чувства и т. п. Чужая душа потемки. Поговорка. Он наблюдает, изучает, улавливает эту эксцентрическую, загадочную натуру, понимает ее, постигает... Душа ее, вся ее психология у него как на ладони. Чехов, Загадочная натура. Валько был человек немногословный, и никто никогда не знал, что совершается в душе его. Фадеев, Молодая гвардия. || В идеалистической философии и психологии: особое нематериальное начало, существующее якобы независимо от тела и являющееся носителем психических процессов. || По религиозным представлениям: бессмертное нематериальное начало в человеке, отличающее его от животных и связывающее его с Богом. За упокой души несчастных Безмолвно молится народ. Пушкин, Полтава. [Бэла] начала печалиться о том, что она не христианка, и что на том свете душа ее никогда не встретится с душою Григорья Александровича. Лермонтов, Бэла.
2. Совокупность характерных свойств, черт, присущих личности; характер человека. Человек доброй души. Я, признаюсь, редко слыхивал подобный голос... Русская, правдивая, горячая душа звучала и дышала в нем. Тургенев, Певцы. - Знаешь, Дуня... совершенный ты его [брата] портрет и не столько лицом, сколько душою: оба вы меланхолики, оба угрюмые и вспыльчивые. Достоевский, Преступление и наказание. Его пытливую душу всегда мучили нерешенные вопросы. Б. Полевой, Побратимы. || Чувство, воодушевление, темперамент. Играть с душой.
[Прихвоснев:] Не нравится мне, господа, ваша Патти... Души нет в пении! Писемский Просвещенное время. Даша, суфлируя, прерывала: - ...Горячее, вкладывайте больше души. А. Н. Толстой, Хмурое утро. || обычно с определением. О человеке с теми или иными свойствами характера. Низкая душа. Подлая душа. - Вы - благородная душа, честный, возвышенный человек! Чехов, Моя жизнь. - Иван, хороший ты человек... Простая душа... А. Н. Толстой, Хмурое утро.
3. Разг. Человек (обычно при указании количества, а также в устойчивых сочетаниях). Кругом ни души (никого). Не узнает ни одна душа (никто). Не танцующие интеллигенты без масок - их было пять душ - сидели в читальне. Чехов, Маска. - Смешно? - сказал директор. - Мне вон двести душ приезжих кормить надо, тут посмеешься. Волынский, Лестница-чудесница.
4. В старину: крепостной крестьянин. [Дубровский] владел семидесятью душами. Пушкин, Дубровский. [Обломов] стал единственным обладателем трехсот пятидесяти душ, доставшихся ему в наследство. И. Гончаров, Обломов.
5. (обычно со словом "моя"). Разг. Дружеское фамильярное обращение. - Щи, моя душа, сегодня очень хороши! - сказал Собакевич. Гоголь, Мертвые души. - Душа моя, да ведь это чистая правда, - улыбнулся Касацкий. Крымов, Танкер "Дербент".
6. перен.; чего. Самое основное, главное, суть чего-л. Умел он [Александр Петрович] передать самую душу науки, так что и малолетнему было видно, на что она ему нужна. Гоголь, Мертвые души. || Вдохновитель чего-л., главное лицо. [Белокопытов] балагур, весельчак, немножко хвастун, вообще - душа общества. Мамин-Сибиряк, Сон. Душой колхозного драматического коллектива была молодая учительница из Кирилловки. С. Антонов, Дело было в Пенькове (АС).
Душа. 1. По религиозным представлениям, нематериальное начало в человеке, продолжающее жить после его смерти (44). 2. Сущность, основа чего-н. (1). Ты с малых лет сидел со мною в Думе, Ты знаешь ход державного правленья; Не изменяй теченья дел. Привычка Душа держав. 3. Внутренний, психический мир человека (510). Татьяна (русская душою, Сама не зная почему)... 4. Чувство, воодушевление, способность ощущать, воспринимать, отзываться (7). 5. О человеке как носителе определенных душевных качеств, свойств (12). 6. Крепостной крестьянин (33). 7. Ласковые, дружеские обращения к кому-н. (93). В сочетаниях (74): в душе, от души... (СЯП).
Объем семантики этих слов примерно одинаков, но вот употребительность... Русское слово душа гораздо более распространено, чем английское soul и играет огромную роль в духовной жизни русского народа. Обратите внимание: в русском языке слова душа, дух, духовный одного корня, в английском - это совершенно разные слова: soul, spirit, spiritual. В русском языке слово душа дает наивысшую частотность употребления в значении 'внутренний психический (психологический) мир человека'. В своем религиозном значении 'нематериальное начало' оно употребляется гораздо реже. Показательны в этом смыс-
164

ле данные "Словаря языка А. С. Пушкина". Слово душа - чемпион по частотности употребления у Пушкина. Оно использовано им 774 раза. При этом абсолютное большинство употреблений этого слова - 510 раз - приходится на значение 'внутренний психический мир человека'. В значении же 'нематериальное начало в человеке, продолжающее жить после его смерти' оно употреблено всего 44 раза. 510 и 44 - разница впечатляющая. Причем в языке А. С. Пушкина, так что это нельзя отнести за счет советской антирелигиозной пропаганды.
Обратите внимание на тон определений слова душа в Академическом словаре и в "Словаре языка А. С. Пушкина", изданных в советское время. В Академическом словаре религиозное значение души вообще не вынесено как отдельное, а спрятано в первом значении - 'внутренний психический мир человека, его переживания, настроения, чувства' - как две разновидности. Одна них с пояснением: "в идеалистической философии и психологии", что в те времена подразумевало: в неверной, неправильной, не нашей. Сомнительность "души" такого рода подчеркивалось далее словом "якобы". Другая разновидность значения дается с пояснением: "по религиозным представлениям". Точно такое же пояснение делает и "Словарь языка А. С. Пушкина", но в нем это значение дается отдельно, как
первое.
Если и относить представление значений слова душа в Академическом словаре за счет идеологического давления советского периода (что вполне извинительно), то с оговоркой: с точки зрения использования слова в речи - и во времена А. С. Пушкина, и сейчас - этот словарь совершенно прав. Сравните: 510 раз и 44 раза. Конечно, основное значение слова душа - это 'внутренний психический мир человека', поэтому оно так распространено в русском языке.
Кстати, английские словари, не скованные официальной идеологией в этом вопросе, также оговаривают soul как религиозный термин: "some people believe" [некоторые люди верят], "which is believed to continue existing" [которая, как полагают, продолжает существовать]. Здесь явно отражается не идеологическое антирелигиозное давление, а психология нации, которая поклоняется не душе, а уму или, вернее, здравому смыслу: поскольку это бессмертное нематериальное начало никто не видел и не ощущал (оно не материально) и никак нельзя доказать его бессмертность, лучше выразиться уклончиво: "some people believe" [некоторые люди верят], подразумевая "and some don't" [а некоторые нет].
165
В этом-то все и дело, в этом вся разница между словами душа и soul. Для русского народа, у которого в национальной системе ценностей на первом месте стоит духовность, "душа", главное, стержневое понятие, превалирующее над рассудком, умом, здравым смыслом. Англоязычный же мир, наоборот, поставил в основу своего существования Его Величество Здравый Смысл, и поэтому body [тело] противопоставляется не душе (soul), a рассудку (mind), в то время как в русском языке две основные ипостаси человека - это тело и душа или, вернее, душа и тело, потому что устойчивое словосочетание требует именно такого порядка слов (предан душой и телом).
Человек, поведение которого противоречит нормам, принятым в данном обществе, по-русски называется душевнобольной, а по английски a mentally-ill person [умственно больной]. Иными словами, когда у русских болеет душа, у представителей англоязычного мира болеет mind, и, конечно, сами эти слова формируют представления о жизни у их носителей, хотя последние этого не сознают и не замечают.
Душевное спокойствие переводится на английский язык как peace ; of mind, душевное расстройство - как mental derangement (PACC). Там, где у русских камень сваливается с души, у носителей английского языка груз сваливается с ума: о load (weight) off one's mind,
Огромное количество фразеологизмов со словом душа крайне редко имеет в английском переводе soul в качестве эквивалента. Приведем материал 33:
1. душа моя! - ту dear,
2. жить душа в душу - to live in (perfect) harmony;
3. быть душой чего-либо - to be the life and soul of smth;
4. в глубине души - in one's heart of hearts;
5. в душе (про себя) - at heart;
6. в душе (по природе) - by nature, innately;
7. до глубины души - to the bottom of one's heart;
8. вкладывать душу - to put one's heart into;
9. всей душой - with all one's heart;
10. всеми силами души - with all one's heart;
11. залезть в душу кому-либо - to worm oneself into smb's confidence;
12. работать с душой - to put one's heart into one's work;
13. брать за душу - to pull (tag) at (on) smb's heartstrings;
14. (у кого-либо) душа в пятки уходит - smb has his heart in his boots (mouth); His heart sank into his boots;
15. душа (у кого-либо) нараспашку, разг. - smb is open-hearted;
16. душа (сердце) у кого-либо, чья-либо (чье-либо) не лежит, не лежала к кому-либо, к чему-либо - smb dislikes smb, smth; smb does not feel like doing smth;
17. (у кого-либо) душа не на месте - smb is troubled (worried);
18. души в ком-либо не чаять, разг. - to think the world of smb;
19. у кого-либо за душой есть, имеется что-либо, нет чего-либо - in one's possession;
13 Материал частично заимствован из курсовой работы студента А. А. Ахманова "The Comparative Analysis of Semantic - Collocational Valency of the words "soul" and "душа"" (МГУ, факультет иностранных языков, 1999).
166
20. делать что-либо как бог кому-либо на душу положит - to do smth as the spirit moves one;
21. камень на душе - smb's heart is heavy with sorrow, guilt, etc.;
22. у кого-либо камень чего-либо с души свалился - it is (was) a load (weight) off smb's mind;
23. у кого-либо кошки скребут на душе - smb feels uneasy, restless or depressed;
24. кривить (покривить) душой - to act against one's conscience, usually by deliberately telling a lie;
25. надрывать кому-либо душу - to break (rend) smb's heart;
26. что-то/кто-то не по душе кому-либо - smb does not like smth, smb
27. отводить душу - to relieve one's feelings by doing smth to unburden one's heart. (oneself);
28. поговорить, побеседовать с кем-либо по душам - to have a heart-to-heart chat (talk) with smb;
29. спасите наши души - save our souls;
30. сколько душе угодно - to one's heart content;
31. стоять над душой - pester/harass/plague smb;
32. в чем только душа держится - smb is so thin and feeble;
33. открыть свою душу - to unbosom one's soul;
34. ни души - not a soul.
Слово soul имеет гораздо меньше фразеологизмов и гораздо менее употребительно, чем слово душа:
1. twin soul - родственная душа;
2. to keep body and soul together - сводить концы с концами;
3. bless my soul - господи! (восклицание, выражающее удивление);
4. to be the life and soul of - быть душой (чего-либо) ;
5. to have no soul - быть бездушным, бесстрастным;
6. to possess one's soul - владеть собой;
7. to sell one's soul - продать душу;
8. a good/honest/decent soul - хороший/честный/приличный человек.
Приведенный материал наглядно показывает, что из 34 фразеологизмов (список далеко не полный) со словом душа 15 переводятся на английский язык словом heart [сердце] и только четыре - словом soul. Душа и soul совпадают в переводе в основном в значении 'человек' (ни души - not a soul). Русские фразеологизмы со словом душа широко употребительны, особенно в разговорной речи, в то время как многие сочетания со словом soul имеют пометы "устаревшее" или "rare" [редкое].
По-видимому, ситуация со словом soul типична для германских языков, так как сопоставление фразеологизмов со словом душа в русском и немецком языках дало аналогичные результаты:
"Замечено, что фразеологические выражения со словом "душа" наиболее часто, по сравнению с другими фразеологизмами, употребляются русскими в разговорной речи (напр.: на душе, не по душе, всеми фибрами души, в глубине души, сколько душе угодно и т. д.).
167
Иностранцы, изучающие русский язык, постоянно испытывают трудности в употреблении данных фразеологизмов, и это не случайно. Так, например, при переводе выражений фразеологического поля "душа" на немецкий язык было установлено, что только 1/3 немецких фразеологизмов имеет в своем составе слово "душа", а 2/3 переводятся на немецкий язык со словом "сердце".
Данный факт можно объяснить различием в этническом стереотипе восприятия этого понятия: если у немца "душа" ассоциируется чаще с религиозным понятием, то в сознании русского - это не столько "божественное", сколько "человеческое", то есть он связывает ее с психологическими процессами, происходящими внутри самого человека. Разница в представлениях влияет на стилистическое употребление слова "душа" в русских и немецких фразеологизмах. Если в русском языке имеется вся палитра стилей при употреблении этого слова: от самого высокого до самого низкого, то в немецком языке наблюдается трепетное отношение к этому слову, и поэтому немецкие фразеологические выражения со словом "душа", как правило, относятся к нейтральному или высокому стилю" 34.
Вернемся к загадочной русской душе - что же это такое? Можно ли ее разгадать с помощью русского языка?
Как мы уже видели, русский язык свидетельствует о повышенной эмоциональности, сентиментальности, сердечности русской души, русского национального характера. Использование уменьшительно-ласкательных суффиксов, возможность выбора между ты и вы, наличие грамматической категории одушевленности - неодушевленности - все эти факторы оказывают влияние на формирование таких качеств у русскоязычного человека. Категория рода в русском языке, как уже упоминалось, способствует олицетворению окружающего мира, придавая ему человеческие свойства, разделяя неодушевленные предметы на мужские, женские и "средние" (то есть не соотнесенные с мужским или женским началом), что тоже и отражает, и формирует повышенную эмоциональность, особую связь с природой - более романтическую и более интимную одновременно. Нельзя не согласиться с Андреем Макиным: тот факт, что в русском языке цветок мужского рода, a ta fleur во французском - женского, делает один и тот же предмет реального мира совершенно различным в восприятии носителей этих языков и представителей этих культур:
Enfant, je me confondais avec la matiere sonore de la langue de Charlotte. J'y
nageais sans me demander pourquoi ce reflet dans l'herbe, cet eclat colore, parfume, vivant, existait tantot au masculin et avait une identite crissante, fragile, cristalline imposee, semblait-il, par son nom de tsvetok, tantot s'enveloppait d'une aura veloutee, feutree et feminine - devenant "une fleur"35
Ребенком я не отделял себя от звучной субстанции Шарлоттиного языка. Я плавал в ней, не задаваясь вопросом, почему эта вспышка в траве, это яркое, душистое, живое существует то в мужском роде, в ипостаси хрупкой, хрусткой, кристаллической, заданной, казалось, именем "цветок", то облекается бархатистой, пушистой и женственной аурой, превращаясь в "une fleur" (A. Макин. Французское завещание, с. 104).
Н. И. Бердяев объяснил загадочность русской души ее иррациональностью, проистекающей от близости русских (не так задавленных ци-
34 X. И. Карлсон, В. А. Степаненко. Функциональность фразеологических выражений со словом "душа" в русском и немецком языках: Лингвистический и дидактический аспекты // IX Международный Конгресс МАПРЯЛ. Русский язык, литература и культура на рубеже веков. Т. 2. Братислава, 1999, с. 145.
35 A. Makine. Op. cit., p. 271.
168
вилизацией, как западные европейцы) к природе, к "элементарным духам": "В России духи природы еще не окончательно скованы человеческой цивилизацией. Поэтому в русской природе, в русских домах, в русских людях я часто чувствовал жуткость, таинственность, чего я не чувствую в Западной Европе, где элементарные духи скованы и прикрыты цивилизацией. Западная душа гораздо более рационализирована, упорядочена, организована разумом цивилизации, чем русская душа, в которой всегда остается иррациональный, неорганизованный и неупорядоченный элемент... Русские гораздо более склонны и более способны к общению, чем люди западной цивилизации" 36.
Западный мир кричит о "загадочности" именно русской души только потому, что у народов западной Европы вследствие их географической и исторической близости сложилось некое "родство душ" и характеров (при всем своеобразии каждого отдельного народа Западной Европы), а русская душа и русский характер не вполне соответствуют этим стереотипам. Россия с ее "промежуточным" географическим положением и особой историей - слишком азиатская страна для европейцев и слишком европейская для азиатов. "Загадочная" она только для европейцев. Азиатские культуры и национальные характеры настолько своеобразны, отдельны, ни на что не похожи, что им и в голову не придет считать загадочными русских.
Нет сомнений, что все души народов загадочны в глазах других народов, других культур. Чужое, чуждое, не свое, не родное восприятие мира и общества всегда поражает и поэтому кажется непонятным и загадочным.
Загадочны, в первую очередь, странные, неожиданные, непредсказуемые реакции русских на вполне типичные ситуации. Поведение представителей иной культуры непонятно, оно как бы противоречит здравому смыслу. При этом забывается простая истина: Его Величество Здравый Смысл, который стоит в центре мировоззрения англоязычных народов (ср. душевное спокойствие - peace of mind), во-первых, в каждой культуре разный, обусловленный этой самой, отличной от других, культурой, а во-вторых, не везде ему отводится такая главенствующая роль.
Когда у русских "ум с сердцем не в ладу", они, по-видимому, чаще, чем другие народы, предпочитают сердце. Сердечность и, следовательно, совестливость - это главное свойство русской души, по мнению многих. "Когда я произношу простое и живое слово "сердце", - пишет И. Ильин, - я напоминаю тем самым о самой лучшей и самой точной мерке русской души и русской культуры; ведь русский человек живет под знаком своего сердца... Если взять повседневность, то русский всегда и везде ищет покоя, согласия, близости и размаха: в домашнем обиходе, в застолье, в дружбе, обществе, театре, клубе, на природе. Никогда он не довольствуется строгим, сдержанным, деловым общением... Если же речь идет не о повседневности, а о культуре нравственности, искусстве, религии, правосудии, науке, то и здесь русский начинает с чувства и сердца, черпает из этого источника все лучшее, отвергая бесчувственное и бессердечное как нечто мертвое и ложное" 37.
36 Н. И. Бердяев.
Самопознание.
М., 1990, с. 235-236.
37 И. Ильин. Указ, соч., с. 183.
169
Сердечность, эмоциональность как черты русского национального характера, естественно, ведут к повышенной совестливости, или, по выражению И. Ильина, к совестливому порыву. Вот как он это формулирует: "Русская же душа прежде всего есть дитя чувства и созерцания. Ее культуротворящий акт суть сердечное видение и религиозно совестливый порыв... Русская культура построена на чувстве и сердце, на созерцании, на свободе совести и свободе молитвы. Это они являются первичными силами и установками русской души, которая задает тон их могучему темпераменту" 38.
Независимо от условий жизни, времени, режима, национальный характер - величина постоянная. Он, конечно, меняется и развивается вместе с народом, но очень медленно и неохотно. В наши, казалось бы, совершенно бессовестные времена и в самых бессовестных слоях общества, среди профессиональных мошенников, вдруг заговорит национальный характер, а с ним и совестливость, и - прощай налаженная I мошенничеством благополучная жизнь. Вот недавний пример, описанный в газете "Московский комсомолец" под красноречивым названием "Чисто русский прокол. Сколько стоит пробудившаяся совесть". Бывшие милиционеры организовали в Коломне частное охранное предприятие и вымогали деньги у разных организаций. Все шло отлично. Мошенники не слишком зарывались, их жертвы не протестовали, как вдруг... Вот что пишет об этом газета: "Засыпались, как всегда в России, на ерунде. У одного из мужей учредительниц неожиданно пробудилась совесть. Он вдруг решил, что негоже брать деньги ни за что. И попросил директора вернуть ему (то есть его жене) сумму уставного взноса согласно договору"39. Еще раз напомним название: "Чисто русский прокол".
Приводимая ниже краткая история рассказана Робертом Фулгамом, американским священником, собравшим свои наблюдения и мысли о жизни и людях в книге "All I Really Need to Know I Learned in Kindergarten" ["Всему, что мне действительно нужно знать, я научился в детском саду"] с подзаголовком "Uncommon Thoughts on Common Things" ["Необычные мысли об обычных вещах"]. Его эссе о русском офицере Николае Пестрецове как нельзя лучше характеризует стереотипные представления о русских на Западе (разумеется, негативные - их пропаганда гораздо более умна, искусна и эффективна, чем наша, да и народ их подоверчивее и лояльнее к правительству), а также реакцию представителей иной, англоязычной культуры на "странное" поведение русского, противоречащее здравому смыслу и инстинкту самосохранения:
"THE RUSSIANS ARE A ROTTEN LOT, immoral, aggressive, ruthless, coarse,
and generally evil. They are responsible for most of the troubles in this world. They're not like us.
That's pretty much the summary of the daily news about the Russians. But sometimes something slips through the net of prejudice,
РУССКИЕ ЛЮДИ ВСЕ ОТВРАТИТЕЛЬНЫ, они аморальны, агрессивны, жестоки, грубы и в основном злы. Они виновны в большинстве бед человечества. Они не похожи на нас.
Это примерная сводка ежедневных новостей о русских людях. Но иногда кое-что проскальзывает сквозь стену предубеждения, некая малозначительная черта, такая чистая, правдивая и настоящая, что она приоткрывает ржавеющий железный занавес, и мы успеваем увидеть не врага, а спутника, который вместе с нами входит в Сообщество Радости и Горя.
38 И. Ильин. Указ. соч., с. 189.
39 Московский комсомолец, 18.11.1998.
170
some small bit of a sign that is so
clean and true and real that it wedges open the rusting Iron Curtain long
enough for us to see not an enemy
but fellow travelers, joined to us by
membership in the Fellowship of
Joy-and-Pain.
See Nicolai Pestretsov. I don't
know much about him, I don't know
where he is now, but I'll tell you what
I know.
He was a sergeant major in the Russian army, thirty-six years old. He was stationed in Angola, a long way from home. His wife had come out to visit him.
On August 24, South African military units entered Angola in an offensive against the black nationalist guerrillas taking sanctuary there. At the village of N-Giva, they encountered a group of Russian soldiers. Four were killed and the rest of the Russians fled - except for Sergeant Major Pestretsov. He was captured, as we know because the South African military communique said: "Sgt. Major Nicolai Pestretsov refused to leave the body of his slain wife, who was killed in the assault on
the village".
It was as if the South Africans could not believe it, for the communique repeated the information. "He went to the body of his wife and would not leave it, although she was dead".
How strange. Why didn't he run and save his own hide? What made him go back? Is it possible that he loved her? Is it possible that he wanted to hold net in his arms one last time? Is it possible that he needed to cry and grieve? Is it possible that he felt the stupidity of war? Is it possible that he felt the injustice of fate? Is it possible that he thought of children, born or unborn? Is it possible that he didn't care what became of him now?
It's possible. We don't know. Or at least we don't know for certain. But we can guess. His actions answer.
And so he sits alone in a South African prison. Not a "Russian" or "Communist" or "soldier" or "enemy" or any of those categories. Just-a-man who cared for just-a-woman for just-a-time more than anything else.
Here's to you, Nicolai Pestretsov, wherever you may go and be, for giving powerful meaning to the promises that are the same everywhere; for dignifying that covenant that is the same in any language - "for better or for worse, in good times and in bad, in sickness and in health, to love
Вот Николай Пестрецов. Я мало знаю о нем, я не знаю, где он сейчас, но я расскажу вам, что знаю.
В тридцать шесть лет он был старшим сержантом российской армии. Служил в Анголе, вдали от дома. Жена приехала навестить его. 24 августа южно-африканские части вторглись в Анголу, преследуя прятавшихся там черных партизан-националистов. В деревне Н-Джива они столкнулись с группой российских солдат. Четверо из них были убиты, а остальные бежали - все, кроме Николая Пестрецова. Он был взят в плен, о чем говорилось в официальном сообщении военных сил Южной Африки: "Старший сержант Николай Пестрецов отказался отойти от трупа жены, убитой во время атаки на деревню".
Южноафриканцы, казалось, не могли в это поверить, так как сообщение повторили еще раз: "Он подошел к телу жены и отказывался отойти, хотя она была мертва".
Как странно. Почему же он не убежал и не спрятался? Что же заставило его вернуться? Может, он любил ее? Может, он хотел обнять ее в последний раз? Может, ему необходимо было выплакаться? Может, он почувствовал бессмысленность войны? Может, он ощутил несправедливость судьбы? Может, он думал о детях, рожденных или нерожденных? Может, его не волновало, что с ним будет теперь?
Все может быть. Мы не знаем. Или, по крайней мере, мы не уверены. Мы можем лишь догадываться. Его поведение говорит само за себя. И вот он сидит один в южноафриканской тюрьме. Он теперь не "русский", не "коммунист", не "военный" и не "противник" - он не подходит ни под одну из этих категорий. Он просто человек, которого в этот момент больше всего на свете волновала просто женщина. За тебя, Николай Пестрецов, где бы ты ни был, за то, что ты придал истинный смысл обещаниям, одинаковым всюду; за то, что ты облагородил общепринятую клятву верности, одинаково звучащую на любом языке: "В счастье и в несчастье, в болезни и во здравии, любить, лелеять и чтить до самой смерти, да поможет мне Бог!" Ты остался верен ей; вера сияла в тебе. Да благословит тебя Господь!
Ну да! "Русские люди все отвратительны, они аморальны, агрессивны, жестоки, грубы и в основном злы. Они виновны в большинстве бед человечества. Они не похожи на нас".
Разумеется!
171

and honor and cherish unto death, so help me God". You kept the faith; kept it bright-kept it shining. Bless you!
(Oh, the Russians are a rotten lot, immoral, aggressive, ruthless, coarse, and generally evil. They are responsible for most of the troubles of this world. They are not like us.)
Sure 40.
Разница в отношении к здравому смыслу западных народов вообще и англоязычных в особенности очень ярко проявляется при знакомстве с чужой, ИНОСТРАННОЙ литературой. Чтение иностранных авторов - это вторжение в чужой монастырь. Мы наблюдаем и, главное, оцениваем этот чужой мир через призму своей культуры, следовательно, это тоже конфликт культур.
Лучше всего - понятней! - это видно на примерах "неправильного" восприятия иностранцами русской литературы и фольклора. В этих конфликтах культур ярко проступают черты национальных характеров. Так, американские студенты резко негативно воспринимают Стиву Облонского в "Анне Карениной" - как негодяя, изменяющего своей жене, швыряющего деньги на развлечения, когда детям нужно купить пальто и т. п. Но какой же русский читатель не любит Стиву - доброго, жизнерадостного, с такими человеческими слабостями, которые делают его еще более симпатичным!
Сказка "Морозко" вызывает недоумение и даже негодование. Что поучительного в девочке-сиротке, которая зачем-то врет Морозу, что ей тепло, когда она замерзает от холода? И почему наказана мачехина дочка, которая честно кричит "холодно! остановись!"? Сюжет сказки противоречит уставу "американского монастыря", где царствует Его Величество Здравый Смысл (чтобы не сказать прагматизм).
Иностранцам не понятен и чужд менталитет русского человека, для которого характерна повышенная деликатность, нежелание затруднить, обидеть, совершенно независимо от требований здравого смысла. Он вполне может отказаться от предлагаемой еды, питья, услуг; часто именно такой бывает его первая реакция: "спасибо, не надо, все в порядке".
Недаром любимый герой русского фольклора - Иван-дурак или ласкательно Иванушка-дурачок: он потому и "дурак", что его поведение противоречит "здравому смыслу". Он отдаст последний кусок хлеба какой-нибудь зайчихе в лесу, не думая о том, что самому есть нечего, а потом эта зайчиха, казалось бы, слабая и ненужная для практичного человека (не лев, не медведь) поможет ему победить Кащея Бессмертного. И именно он в конце сказки получает и царевну в жены, и полцарства в придачу.
И русские дети, слушая сказку, учатся: думай не только о себе, о своих удобствах (как этого требует пресловутый здравый смысл), будь деликатен, внимателен к людям, старайся не обременять их, а заодно не суди сразу и резко по одежде, виду и поведению: неказистый дурачок может оказаться настоящим героем, в отличие от здравомыслящего супермена.
Впрочем, и "супермен" русских былин Илья Муромец, имея выбор богатым стать, жениться или погибнуть, рассуждает совершенно не здра-
40 R. Fulghum. All I Really Want to Know I Learned in Kindergarten. New-York, 1989, p. 31-33.
172

во: "мне женитьба не ко времени, а богатство мне не к радости", но вполне правильно, с точки зрения смысла и менталитета русского фольклора и русского национального характера: сначала надо победить врагов своей родины, а потом уж думать о женитьбе. Богатство же русскому герою радости принести не может.
Сказка ложь, да в ней намек... Вдумайтесь во все эти присловья, которые давно клишированы в речи и в нашем сознании. А они полны глубокого смысла.
Недавно моя коллега, профессор факультета иностранных языков МГУ, была в командировке в США, и ее поселили на несколько дней в американскую семью. Очень милые и доброжелательные хозяева показали ей свой дом и подвели к холодильнику со словами: пожалуйста, как проголодаетесь, берите, что хотите, и ешьте на здоровье. Выросшая на русских народных сказках моя коллега три дня ничего не ела, но так и не могла пересилить свою культуру и взять что-либо сама из чужого холодильника.
Русские народные сказки - "опасная" вещь. Они с раннего детства внушают нам простую мысль, которая потом оборачивается "загадочными" реакциями. Мысль действительно очень простая: быть богатым - плохо, а быть бедным - хорошо, потому что в русских сказках все богатые плохие, а все бедные хорошие. Отсюда пренебрежительное отношение к любым материальным благам как типичная характеристика русского сознания, русской культуры, совершенно непонятная и загадочная для англоязычных культур.
Именно поэтому когда-то русские купцы, а сейчас "новые русские" так беззаботно сорят деньгами. "Новые русские" определяются НЕ КОЛИЧЕСТВОМ ДЕНЕГ, не счетами в банке - богатые люди есть во всех странах и у всех народов, а ОТНОШЕНИЕМ к ДЕНЬГАМ, тем, как легко они расстаются со своим богатством.
По мнению Ильина, корни подобного отношения к богатству следует искать в инстинктивном осознании общего богатства: "Богат вовсе не индивид - Иван или Петр; богаты мы, народ в целом. Богат пространством и землей, лесом и степью, цветами и пчелами, дичью и пушниной, реками и рыбой; богат земными недрами. Тогда русский говорит: "у нас течет молоко и мед", "хватит на всех и еще останется" - это древние изречения народной мудрости" 41.
Именно этим "подсознательно ощущаемым богатством" объясняет Ильин "в русской душе необоснованную беззаботность, легкомыслен-
41 И. Ильин. Указ. соч., с. 186.
173
ную и иллюзорную уверенность, выраженную словами, которые едва ли знает какой-либо другой народ: авось, небось и как-нибудь" 42. Ильин считает, что "это подсознательное чувство народного благополучия, возможно, и побуждает богатых русских проматывать свое состояние, которое часто или слишком большое, или слишком легко доставшееся, или вовсе неистощимо" 43.
Русский язык с древности изобилует поучениями и пословицами, выражающими отношение к богатству, демонстрирующими его (богатства) преходящий характер, его бессилие, его вредное влияние на человека. Например:
Когда провидишь богатство и славу, вспомни, что тленно все, и тем избежишь крючка жизни сей;
Оплачь же, грешница, в богатстве живущего, ибо судный меч на него готовится ("Изборник" 1076 года);
Господине мой! Не лишай же хлеба мудрого нищего, не возноси до небес глупого богатого. Ибо нищий мудр, как золото в грязном сосуде, а богатый красив, да глуп - словно шелковая подушка, соломой набитая ("Моление" Даниила Заточника, XIII или XIV вв.);
Лучше капля ума, чем вдоволь богатства;
Из богатств выше золота - книги ("Мудрость Менандра Мудрого", XIV в.);
Богат ждет пакости, а убог радости;
Богат мыслит о злате, а убог о блате (блато - грязь) 44;
Богатство спеси сродни;
Богатство - вода, пришла и ушла;
Глупому сыну не в помощь богатство;
Не с богатством жить, с человеком;
В аду не быть, богатства не нажить;
Не от скудости (убожества) скупость вышла, от богатства;
Мужик богатый, что бык рогатый (зазнается);
Богатый мужик бережет рожу (в драке), а бедный одежу;
Чем богатее (богаче), тем скупее;
На что мне (Не надо мне) богатого, подай тороватого;
У богатого черт детей качает;
Богатому не спится: богатый вора боится;
Богатому черти деньги куют;
Будешь богат, будешь и скуп;
Богачи - пузачи; голяки - голенастики 45.
Разница в отношении к богатству у русскоязычных и англоязычных людей ярко проявляется в устойчивом английском словосочетании
[бедный, но честный]. Русские люди недоумевают по поводу союза так же, как американцы не могли понять сказку "Морозко". Действительно, в этом выражении союз подразумевает некоторое исключение из общего правила: вообще-то все бедные нечестные, а этот бедный, но честный. Такое противопоставление противоречит менталитету русского народа, так как у русских нечестность ассоциируется с богатством, а не с бедностью: предполагается, что честным путем бо-
42 И. Ильин. Указ. соч., с. 187.
43 Там же.
44 Мудрое слово Древней Руси. М., 1989, с. 50, 163, 203-204, 353-355.
45 В. И. Даль. Толковый словарь живого великорусского языка. Т. 1. М., 1978, с. 102.
174
гатства не наживешь (ср. у Даля: От трудов праведных не наживешь палат каменных; Не с богатством жить, с человеком; Богатому черти деньги куют), поэтому по-русски но честный могло бы быть только в контексте богатый, но честный. Бедный же в русском языке противопоставляется гордому, мы говорим бедный, но гордый, имея в виду, что бедным гордиться нечем, они, как правило, люди негордые, но этот, в виде исключения, выпадает из общего правила, потому что он бедный, но гордый.
Вполне созвучные мысли об отношении русских к богатству находим у А. В. Павловской в ее "Путеводителе для деловых людей":
"Чрезвычайно сложное отношение сложилось в России к деньгам и богатству. Русская культура и литература всегда провозглашала, что "не в деньгах счастье". Мысль о том, что счастье не купишь, глубоко укоренилась в сознании русских. Интересную иллюстрацию дает русская история. Ко второй половине XIX века некоторые русские купцы сосредоточили в своих руках значительные средства. Предприимчивость, оборотистость и деловые качества русских купцов были хорошо известны. Но необъяснимое чувство вины за чрезмерное богатство заставляло купцов тратить огромные средства на строительство церквей, открывать больницы и школы (не для своих работников, а безвозмездно для городской бедноты), делать щедрые пожертвования в различные благотворительные организации. А их дети и внуки расходовали накопленные средства на развитие культуры и искусства: собирали богатейшие коллекции, финансировали развитие народных промыслов, открывали театры, поддерживали молодых талантливых художников. Так, знаменитая Третьяковская галерея появилась в Москве благодаря средствам и энтузиазму представителя знаменитой купеческой династии Павла Третьякова, а Московский художественный театр был основан на средства другого московского купца Саввы Морозова знаменитым Станиславским (настоящее имя которого - Алексеев - также принадлежало купеческой династии). Для многих из них меценатство и благотворительность обернулись полным разорением, как, например, для двух Савв - Морозова и Мамонтова. Но накопление денег само по себе не имело смысла и становилось своеобразным грузом на душе.
Это непростое отношение к богатству сохранилось в России и по сей меркантильный день. Богатство дает зависть, неприязнь, но не уважение и положение в обществе. Это часто приносит много душевных мук так называемым новым русским, для которых становится делом принципа добиться уважения от окружающих. Несмотря на распространенную мысль о повсеместности взяточничества в России, я бы рекомендовала сначала посоветоваться с русскими, прежде чем дать кому-либо взятку. Хотя многие проблемы именно так и решаются в России, не к месту или слишком откровенно предложенные деньги могут и оскорбить, и разозлить. Совершенно неожиданно вы обнаружите, что многим демонстрация принципа "мы бедные, но гордые", популярного в России, окажется важнее отвергнутых денег" 46.
46 А. В. Павловская. Как делать бизнес в России. Путеводитель для деловых людей. (В печати).
175
§5. Любовь к родине, патриотизм
Любовь к Родине считается - и, видимо, вполне справедливо - неотъемлемой чертой русского национального характера. Вся русская литература, вся русская поэзия пронизана любовью к России: от лермонтовского "Люблю отчизну я..." до рубцовского "Россия, Русь, храни себя, храни".
На международном семинаре его участников спрашивали, какое качество самое главное для дипломата и разведчика. Все давали разные ответы: ум, рассудительность, выдержка, знание языка... Но русский профессиональный дипломат и разведчик Николай Сергеевич Леонов сказал: "Любовь к родине". И пояснил: "Все остальное часто бывает делом наживным. Все трудности можно преодолеть, а вот патриотизм - необходимое качество. Если его нет, вы будете или серой мышью, мало кому нужной, которая жует свое собственное зернышко, или, еще хуже, потенциальным предателем"47.
Высокий статус патриотизма как национальной черты подтверждает и лингвистический эксперимент (см.: ч. I, гл. 2, § 5), суть которого заключается в том, что студенты должны записать первые пять слов, которые приходят им в голову по ассоциации с названиями какой-либо страны и ее народа. Русскоязычные (русские? российские? наши? - раньше было удобнее - советские: это включало все и исключало многое) студенты, говоря о России, на втором месте по частотности дают слова родина и патриотизм. На первом же месте идут слова великий, огромный, необъятный, или по-английски great, huge, large, что, по существу, также ассоциация с родиной, с Россией. Таким образом, даже наша молодежь, растущая в обстановке жестокой и часто несправедливой критики своей родины, на первое и второе места ставит патриотизм, любовь к этой самой раскритикованной политиками и журналистами родине.
Русский язык неопровержимо свидетельствует о такой черте русского национального характера, как открытый патриотизм, словесно выраженная любовь к родине. Особенно ярко эта черта проявляется при сопоставлении русского языка с английским. Действительно, русский язык изобилует эмоционально окрашенными словами, обозначающими место рождения человека, край, страну, где человек родился: родина, родная страна (сторона/сторонка), отечество, отчизна. Эти слова и сочетания с ними имеют положительные коннотации, делают речь более эмоциональной, приподнятой.
Россия с ее бескрайними землями всегда представляла собой соблазн для завоевателей со всех сторон света, кроме разве что севера, где просто никого нет, кроме белых медведей. Неудивительно поэтому, что словосочетания защита родины, защита отечества; защищать родину/отечество; родина/отечество/отчизна в опасности устойчивы и регулярно воспроизводимы.
Всем этим русским высоким и, несмотря на это, широко употребительным словам в английском языке соответствует одно-единственное
47 Татьянин день, 1997, № 17, с. 16.
176
нейтральное cлoвo country. Человек без родины - это a man without a country. За Бога, царя и отечество - for God, my country and the tzar. В английском языке существуют слова motherland и fatherland, но они практически никогда не употребляются англичанами о своей собственной родине. В полном соответствии с тенденцией английского языка к "недосказанности", "недооценке", understatement, для выражения любого "накала чувств" по отношению к своему отечеству англичанам вполне хватает одного-единственного слова country.
Для русского человека характерно очень личное и открытое (в словесном плане) эмоциональное отношение к родине-матушке, к святому отечеству. Русский язык свидетельствует: любовь к родине/отечеству/отчизне - это абсолютно устойчивые словосочетания, которые клишировались от регулярного воспроизведения в речи. Словарь Даля регистрирует: И кости по родине плачут (по преданию, в некоторых могилах слышен вой костей); Рыбам море, птицам воздух, а человеку отчизна вселенный круг (комментарии вряд ли требуются); За отечество живот кладут (о воинах).
Брюс Монк, автор популярнейшего школьного учебника "Happy English", говорил в лекциях о современной русской культуре на факультете иностранных языков МГУ:
The concept of родина arouses a lot of emotion in Russians. It is feminine, you regard it as your mother (родина-мать, родина-матушка,). We have a different attitude to our country. We would never dream of calling it "motherland". Your people feel nostalgic during three-week Oxford summer courses of English. I lived in Russia away from my country for 9 years and I did not feel nostalgic. We are on different terms with our country.
Понятие родины в русских пробуждает много эмоций. Родина - женского рода, часто воспринимается как мать (родина-мать, родина-матушка). У нас другое отношение к своей стране. Нам никогда не пришло бы в голову назвать ее "матерью-землей". Ваши люди испытывают ностальгию, проходя трехнедельный курс английского языка в Оксфорде. Я прожил в России, вдали от родины, девять лет, и у меня не было ностальгии. У нас с родиной совсем другие отношения.
Действительно, тоска по родине - это устойчивое выражение, зарегистрированное словарем под редакцией Д. Н. Ушакова. Интересно, что менее употребительное, чем родина и отечество, слово отчизна в том же словаре Ушакова, изданном в 1938 году, имеет пометы "устар." и "ритор.". Однако в более позднем словаре Ожегова, изданном в 1949 году, это слово дается без этих помет. Можно предположить, что слово отчизна перестало быть устаревшим по социокультурным причинам: между выходом в свет второго тома словаря Ушакова и словарем Ожегова прошла Великая Отечественная война, вызвавшая огромный подъем патриотизма, на что язык немедленно отреагировал оживлением (не хочется говорить реанимацией, но по сути именно так) или, вернее, омоложением устаревших слов.
Новая, гораздо более активная речевая жизнь началась и у слова отечество и его производного отечественный после распада Советского Союза. Широко употреблявшееся прежде слово советский, удобное по ряду причин (например, в вопросах национальности и гражданства, по контрасту с нынешней ситуацией разнобоя и путаницы между Русским и российским), во многих контекстах заменилось словами оте-
177

чество, отечественный: история отечества, отечественная история/ литература/культура/продукция, отечественное производство и т. п. Англичане же таких слов, как patriotic, motherland, fatherland о себе и о своей собственной стране не употребляют. Великая Отечественная война называется Great Patriotic War только применительно к русским или при прямом переводе с русского языка. Для англоязычного мира эта война имеет только одно название: The Second World War - Вторая мировая война. По имеющимся данным, fatherland употребляется о Германии (явная калька с немецкого Vaterland). О России - motherland но обычно в кавычках, подчеркивая иностранность этого слова, его чуждость контексту естественной английской речи. (У американцев несколько по-другому, но об этом ниже, в главе "Язык и идеология".)
Итак, у англичан, по выражению Брюса Монка, "другие отношения со своей страной" - более дистантные, чем у русских, не такие близко-интимные (женский род, матушка, целый ряд одновременно высоких и теплых слов), что вполне укладывается в стереотипы соответствующих национальных характеров и объективно подтверждает их.
Еще одно языковое явление, ярко свидетельствующее обо всем сказанном выше, неожиданно попало в центр внимания борьбы политических сил России. Речь идет о манере говорить о своей стране: по-русски - наша страна, а по-английски - this country [эта страна]. Русскоязычных студентов, изучающих английский язык, всегда приходится специально учить, что если речь идет об англичанах и Англии, то не нужно употреблять словосочетание our country [наша страна], как в русском языке говорят о России: англичане в соответствии со своим национальным характером проявляют обычную сдержанность и в отношениях со своей родиной, называя ее очень нейтрально и подчеркнуто отдаленно this country. По-русски до самого последнего времени о своей стране можно было сказать не наша страна, а эта страна только в резко негативном контексте, подчеркивая, что говорящий уже не является или не считает себя принадлежащим к России: в этой стране жить невозможно. Обычно так говорят за рубежом, в отдалении от страны, и это говорится как эмигрантами, так и нашими (не этими же!) соотечественниками. На международном симпозиуме по преподаванию английского языка как иностранного в Самаре в 1998 году одна из российских докладчиц, говоря о пропаганде против России средств массовой информации за границей, сказала: "Когда я там смотрю телевизор, мне страшно возвращаться в эту страну".
Интересные данные приводит В. Н. Телия в своей работе "Наименование POДИHA1 как часть социального концепта "Patria" в русском языке". По ее мнению, "оязыковление понятия "patria" в русском языке представлено четырьмя активными наименованиями: родина1, родина2 - отечество, отчизна. Причины такого номинативного расчленения понятия "patria" и соответственно - концептообразующих его областей имеют глубокие социально-исторические и культурные корни. Эти понятия развивались и расширяли область в конкретных социально-исторических условиях, вбирая в себя ценностные и духовно-куль-
турные ориентиры лица и его кровно-родственных связей, его общности не персональной - национально-территориальной (что характерно для структуры знаний, воплощенной в наименовании родина2), затем - общности не персональной же - государственно-геополитической (отраженной в структуре знания, соотносимой с именем отечество), в фокусе которой - "дела во благо Отечества", и наконец - общности национально-геополитической, хранящейся в исторической памяти народа как великие дела отчизны, начиная с "давно минувших дней". Ниже приводятся (в самом общем виде) основные концептообразующие сферы наименования родина1..
РОДИНА1 - это всегда личностное, персональное восприятие "своего" демографического пространства, отражающее следующую структуру знания: место (и/или места), ценностное отношение к которому для субъекта X определяется тем, что: X родился здесь и с детства ощутил себя в кровно-родственной связи с окружающими и с ушедшими поколениями; в этом месте X впервые воспринял себя как "часть" окружающей природы (микро- и макрокосма); X впервые обрел здесь друзей и близких и стал "частью" этого неформального социума; X осознал "свой внутренний мир" среди родных и близких на родном языке и воспринимает себя как "часть" этого общего с ними мира; X овладел здесь родным языком и стал "частью" говорящих на нем; X испытал здесь и продолжает испытывать эмоционально положительное отношение к родным местам, к своим родителям и кровно-родственным "корням", к близким людям, к знакомым с детства традициям, к родному языку.
Pодина1 - это всегда "персональное", "свое" ("мое") личностное место или места, архетипически противопоставленное "чужому" месту, чужбине - обычно это родные края, родная сторона, сторонушка, родные и близкие для него люди, родные могилы, где родные березки, родные осины; воздух родины.
Poдина1 ассоциируется с родной землей как кормилицей и поилицей, а тем самым - с матерью-прародительницей. Отсюда образ родины-матери, восходящей к архетипу праматери как началу и источнику всего живого, и как концу жизненного пути - возвращению в лоно матери сырой земли.
Концепт родина1 является как бы персональным остовом для всех остальных наименований концепта "patria", если речь идет о личностной сфере субъекта. В этих случаях "малая родина" (родина1) соприсутствует в "большой родине" как часть структуры знаний, присущих в скрытом виде остальным наименованиям. Наименования родина2, отечество, отчизна фокусируют прежде всего пространство общее, не персональное, принадлежащее всему народу, живущему на этой территории ("наше"), так как эти концепты ориентированы на контекст государственно-исторического единства не только территории, но и всего социума, на нем проживающего (ср. Наша родина <отечество, отчизна> - великая страна).
Родина1 - это "когнитивно-культурологический остов" для всей указанной группы наименований" 48.
48 В. Н. Телия. Наименование PОДИНА1 как часть социального концепта "Patria" в русском языке // Языковая категоризация. Материалы Круглого стола, посвященного юбилею E. С. Кубряковой по тематике ее исследования. М., 1997, с. 77-79.
179

Итак, наша родина, наше отечество, наша страна - общепринятые, узуальные, до недавнего времени единственно возможные словосочетания. Однако ныне языковая ситуация изменилась вследствие изменений социокультурных.
Несмотря на открытый патриотизм как черту русского национального характера, слова патриот, патриотизм, патриотический приобрели в последнее время особые, политические коннотации: они ассоциируются или, вернее, определенные политические круги ассоциируют их с национализмом, шовинизмом, что вызывает, естественно, яростные протесты оппозиционных политических кругов.
Журналист университетской газеты "Татьянин день", берущий интервью у Н. С. Леонова, доктора исторических наук, генерал-лейтенанта в отставке, проработавшего разведчиком более 30 лет, формулирует свой вопрос следующим весьма показательным образом: "Сейчас слово "патриотизм" стало чуть ли не ругательным, в лучшем случае - старомодным. Вам не кажется, что для нынешнего мира характерно предательство во всех областях жизни - от политической до духовной?" Ответ Н. С. Леонова также весьма показателен: "Да, уже давно началось, как говорят, "идеологическое охлаждение общества", потеря каких-либо духовных ценностей. А с перестройкой началась и своего рода экуменизация нашего сознания: когда нам вместо национальных черт стали прививать общечеловеческие, которые никто в мире не проповедует. Только бездарные политики России могли создать и навязать этот лозунг: "Наш путь - к достижению общечеловеческих ценностей". Что это? У китайцев одни ценности, у американцев - другие, у испанцев - третьи, у арабов - четвертые. Какому индюку удалось найти эти общечеловеческие ценности, где они?" 49
В расколотой на два лагеря России идет политическая борьба между "патриотами" и "демократами". Обратите внимание: оба слова - "очень хорошие", за ними стоят благороднейшие понятия любви к родине и справедливости, но демократы называют патриотов националистами и фашистами, а патриоты демократов - предателями и губителями родины.
В такой политической обстановке неожиданную остроту приобрел упомянутый выше языковый факт: как говорить о России, о своей родине. Раньше вариантов не было - наша страна. Однако под влиянием английского языка и заложенного в нем социокультурного, идеологического содержания в русском языке все чаще стало мелькать в устной
49 Татьянин день, 1997, № 17, с. 16.
180
и письменной речи эта страна, что всегда предполагало негативный контекст и негативные же коннотации. Патриотическая и, впрочем, всякая другая, в том числе и "независимая", пресса немедленно откликнулась.
Александр Чачия, академик Академии социальных наук, в статье под названием "На холмы Грузии легла от фески тень" в разделе с подзаголовком "Где гордость, великороссы?" обращается с вопросами: "Как можете вы, великая нация, терпеть, глядя на российских министров, согнувшихся в три погибели и шаркающих ножками перед клерками из МВФ или Всемирного банка? Как можете молча взирать на кучку проходимцев неведомого рода-племени, растаскивающих ваше, народное добро и при этом презрительно насмехающихся над "этой страной", "этим народом"? Какую страну приняли вы от отцов ваших и какую оставляете детям вашим? Испытывая горечь поражения на начальном этапе Отечественной войны 1812 года, генерал Петр Иванович Багратион писал: "Скажите ради Бога, что наша Россия - мать наша - скажет, что так страшимся и за что такое доброе и усердное Отечество отдаем сволочам?"" 50
Обратите внимание на слова Багратиона: "Наша Россия - мать наша". Настоящему патриоту России захочется плакать от восторга и умиления, от любви к родине, от связи времен и поколений. А теперь - маленький лингвистический эксперимент: замените слово наша на эта - и что вы почувствуете, и что вы подумаете про Петра Ивановича?
Еще пример, из статьи Виктора Кожемяко "Мусор на могилу": "Ну а все же - в душе-то за кого? Как-никак на волоске была судьба нашей страны - быть ей или не быть. Нашей... У Р., как и у многих сегодня, чаще звучит по-иному: "эта страна". И, когда он будет повествовать еще об одном разговоре Сталина с Трумэном, вы его внутренние симпатии и антипатии поймете совсем четко" 51.
А вот что читаем в статье Нади Кеворковой "Чистеньких всякий полюбит" с подзаголовком "Апология нового русского": "Новые русские очень часто не новы, то есть не юны. Они, с чьей-то предвзятой точки зрения, могут быть не стопроцентными русаками, кажутся порчеными евреями, татарами, грузинами; порчеными, потому что связывают свои дела с буднями не ЭТОЙ, но НАШЕЙ страны. Не бледнеют при употреблении местоимения МЫ, не отягощены семантическими ассоциациями с прозой Замятина, хотя некоторые знают, о чем речь, и не соблюдают натужной корректности, называя россиян русскими. Наша страна для них не синоним утраченного рая, но и не средоточие мрака и дебилизма, прорастающее со страниц журнала с аналогичным названием" 52. Не пропустите "натужную корректность". По-видимому, все-таки корректность не в том, чтобы россиян называть русскими, а в том, чтобы нерусских, живущих в России, называть россиянами, а не русскими.
В наши дни по нашей или этой стране определяют "своих" и "чужих" так же, как по обращениям господа или товарищи. В русском языковом - и неязыковом - мышлении настолько привычно и правиль-
50 Завтра, 1996, № 53 (161).
51 Советская Россия, 1997, №41 (11479).
52 Независимая газета, 02.12.97.
181
но выражение наша страна, что не знающим английский язык трудно представить, что возможны и приняты другие формы отношений со своей страной. В этом плане забавно, или, вернее, трогательно, звучит вполне идеологически верное противопоставление Англии и России в статье Валерия Ганичева "Из Англии, но не о ней": "Отличительной чертой первых лиц английской политики всегда было служение главным целям Англии, государства и, если хотите, народа. Нет - они употребляют все краски, чтобы опорочить политических оппонентов, но никто не называл и не мог назвать Англию "эта страна"" 53.
Называют, называют - именно this country, потому что не имеют другого варианта и потому что именно такого языкового выражения отношения к своей стране требует национальный характер.
Означает ли это, что англичане не любят родину и что английский язык это подтверждает? Очевидно, что с любовью к Англии у англичан все в полном порядке: они завоевали в свое время полмира и все культурные и материальные ценности от Египта до Индии свезли на свой остров. Свидетельства их прочного "романа" с родиной - это Британский музей, может быть, самый богатый музей мира, где с большим вкусом, ученостью, пониманием и огромным патриотизмом собраны сокровища: от рукописей Улугбека до древнегреческих храмов (не обломков колонн, как в других музеях мира, а целиком храмов); это игла Клеопатры на набережной Темзы, на которой указаны имена английских моряков, отдавших свою жизнь при перевозке памятника через проклятый штормовой Бискайский залив, и многое, очень многое другое. А как же язык? Где же его свидетельство? Где английские эквиваленты родины-матушки, отчизны, отечества, родимой сторонки, нашей страны?
Есть, есть языковое свидетельство, не будем волноваться. Просто английский язык, отражая английский национальный характер, "пошел другим путем". Пылкое открытое словесное выражение любви, пусть даже и к родине, не в духе англичан. Их знаменитая "языковая сдержанность", "недосказанность", "недооценка" - understatement - накладывает свой отпечаток и на любовь во всех ее проявлениях.
По-русски можно сказать не только "я люблю суп", но и "я обожаю суп", если вы его действительно очень любите. По-настоящему английский ответ дала мама моей подруги Джуди Уокер, когда в ресторане официант предложил ей суп: "I do not dislike soup [Я ничего не имею против супа]", - сказала миссис Уокер, которая на самом деле очень любит суп. Разумеется, сказанное отнюдь не обозначает, что англичанин не может сказать "I adore soup! [Я обожаю суп]". Может, сказать можно все или, во всяком случае, многое, но речь идет о ТЕНДЕНЦИЯХ, о "больше - меньше" а не "все или ничего". Этот последний подход вообще к языку неприменим, что блестяще показал замечательный американский лингвист Дуайт Болинджер в своей небольшой, но очень емкой работе 54. Поэтому не нужно присылать "опровержений" с примерами "как они говорят" - язык слишком многообразен, чтобы его можно было целиком и полностью загнать в какие-то научные или наукообразные рамки, он все равно где-нибудь вылезет, как тесто из квашни.
53 В. Ганичев. Из Англии, но не о ней // Завтра, 1998, № 37 (250).
54 См.: D. Bolinger. Generality, Gradience, and the All-or-none. Gravenhage, 1961.
182
Джорж Микеш, или Майке, венгерско-английский журналист, уже цитировавшийся выше, описывает объяснения в любви под прессом understatement, противопоставляя их "переоценке", overstatement континентального (а значит, и русского) языкового мышления:
"The English have no soul; they have the understatement instead.
If a continental youth wants to declare his love to a girl, he kneels down, tells her that she is the sweetest, the most charming and ravishing person in the world, that she has something in her, something peculiar and individual which only a few hundred thousand other women have and that he would be unable to live one more minute without her. Often, to give a little more emphasis to the statement, he shoots himself on the spot. This is a
normal, week-day declaration of love in the more temperamental continental countries. In England the boy pets his adored one on the back and says softly: "I don't object to you, you know". If he is quite mad with passion, he may add: "I rather fancy you, in fact".
If he wants to marry a girl, he says:
"I say... would you?.."
If he wants to make an indecent proposal:
"I say... what about..."".
У англичан нет души; ее заменяют сдержанные высказывания (букв. недооценки).
Если молодой человек с континента хочет признаться девушке в любви, он встает на колени и говорит ей, что она самое милое, обаятельное и восхитительное существо на свете, что в ней есть нечто, нечто особенное и неповторимое, чем обладают лишь несколько сотен тысяч других женщин, и что он больше не может ни минуты прожить без нее. Часто для того, чтобы придать больше выразительности высказыванию, он пускает себе пулю в лоб. Это обычное, заурядное признание в любви в более темпераментных континентальных странах. В Англии молодой человек потреплет свою ненаглядную по плечу и скажет: "Знаешь, я против тебя ничего не имею". А если он с ума сходит от страсти, то добавит: "Ты мне даже очень нравишься". Если он хочет жениться на девушке, он скажет: "Ну, ты пойдешь?.."
А если делает непристойное предложение: "Ну, а как насчет..."
В качестве иллюстрации недооценки - understatement, свойственной английскому языку, и переоценки - overstatement, которой часто "грешит" русский язык, могут послужить следующие "функциональные эквиваленты":
Английский язык: I am a bit unwell [Я не очень хорошо себя чувствую]; Русский язык: Чувствую себя ужасно: голова раскалывается, еле ноги таскаю, утром думала - не встану...
Вернемся к любви к родине, проявлению патриотизма как черты национального характера. "Другой путь" английского языка заключается в том, что у британцев любовь к родине выражается через нескрываемую антипатию к иностранцам и всему иностранному. Соответственно, слова foreign [иностранный] и foreigner [иностранец] имеют отрицательные коннотации. Эти оттенки неприязни так сильны, что даже совершенно, казалось бы, нейтральное терминологическое словосочетание the faculty of foreign languages [факультет иностранных языков] вытеснено в современном английском языке более нейтральным: the faculty of modern languages [факультет современных языков]. В этом плане различия между английским и русским языком как отражение различий между соответствующими национальными характеристиками еще более углубляются.
183
Русскому национальному характеру свойственны повышенный интерес, любопытство и доброжелательство к иностранцам и иностранному образу жизни, культуре, видению мира. Соответственно, слова иностранный и иностранец не имеют ингерентных (то есть изначально присущих независимо от контекста) отрицательных коннотаций, скорее наоборот. Это слова, возбуждающие интерес и повышенное внимание, настраивающие на восприятие чего-то нового, увлекательного, неизвестного.
Английские слова foreign и foreigner употребляются, как правило, в отрицательных контекстах. В иллюстративной фразеологии английских словарей foreigner [иностранец] предстает в явно негативном свете:
Anne's father would not consent to her marrying a foreigner [Отец Анны не согласился бы на ее брак с иностранцем] (ALDCE, иллюстрация к слову consent 'соглашаться');
Не has a distrust of foreigners [Он не доверяет иностранцам] (ALDCE, иллюстрация к слову distrust 'недоверие');
Foreigners are not allowed to own land [Иностранцам не разрешено владеть землей] (LDCE, иллюстрация к слову foreigner);
Could you help me, please? I am a foreigner, and I can't read signs [Будьте любезны, не могли бы вы мне помочь? Я иностранец и не могу прочитать вывески] (DELC, иллюстрация к слову foreigner).
Иногда дело доходит до курьеза (курьеза, разумеется, с точки зрения русского менталитета): "William III was not a popular ruler owing to his foreign ways (he was born in the Hague) [Вильгельм III был непопулярным правителем из-за своих иностранных манер (он родился в Гааге)]" 55. Даже своему королю, имевшему неосторожность родиться в Нидерландах, англичане не могли простить его "иностранности".
Крупнейший английский драматург Том Стоппард в одной из недавних пьес вложил в уста своего героя, известного специалиста по античной поэзии, весьма пренебрежительную оценку римских поэтов: "Romans were foreigners who wrote for foreigners two millenniums ago [Римляне были иностранцами, которые писали для иностранцев два тысячелетия назад]". Это напоминает известный анекдот об английской даме, которая во время пребывания в Венгрии, говорила о венграх, презрительно называя их these foreigners [эти иностранцы]. Когда ей осторожно и вежливо объяснили, что в Венгрии она сама иностранка, дама очень удивилась и ответила, что, поскольку она англичанка, она нигде не может быть foreigner: это весь остальной мир - иностранцы.
Питер Устинов в своей автобиографической книге "О себе любимом" пишет о своем пребывании в английской школе в качестве иностранца: ""Растяпа!" - кричали разгневанные зрители, когда я чуть ли не в тысячный раз уронил мяч во время одного из моих последних крикетных матчей в школе мистера Гиббса. Мне хотелось улыбнуться. В душе все знали, что я обязательно уроню мяч, и никто не ожидал, что я смогу играть как следует. Иностранец, что вы хотите?" 56 И там же: "История, которую мы учили в тот момент, была исключительно английской, словно детей в этом юном возрасте не должно травмировать существование
55 P. W. Montague-Smith. The Royal Line in Succession. Pitkin Pictorials, 1995, p. 21.
56 П. Устинов. О себе любимом. Пер. Т. Л. Черезовой. М., 1999, с. 72.
184
иностранцев и их прошлого - за исключением тех случаев, когда они мимолетно появлялись в качестве врагов, чтобы англичане могли нанести им поражение" 57.
Из компьютерной базы данных словарной редакции издательства "Longman" было извлечено более 500 контекстов со словом foreigner. Как и можно было предположить, более половины из них негативны по отношению к иностранцам, хотя это всего лишь механически (компьютерно) вырванные из текста обрывки фраз. Вот некоторые из них:
Outsiders were frowned on. They're foreigners - they come from Bury St. Edmunds! [На посторонних смотрели с неодобрением. Они были иностранцами - из города Бери Сент-Эдмундса!]
He's not a proper father: he'd rather talk to a foreigner than come and find his own son [Он не был нормальным отцом: он скорее поговорил бы с иностранцем, чем пошел бы искать своего сына].
Would love me even less, if only because I was a foreigner on the home turf [Любила бы меня еще меньше только потому, что я был чужим на родной почве].
He is not kind of loving or affectionate about foreigners [Он относится к тем, кто любит иностранцев или симпатизирует им].
They left her complaining volubly about foreigners, the dog yapping his agreement [Они ушли, а она многословно жаловалась на иностранцев, собака же тявкала в знак одобрения].
The growing resentment against foreigners erupted in the summer of 1992 [Вспышка нараставшего предубеждения против иностранцев пришлась на лето 1992 года].
The Italians, and indeed all foreigners, are known to be cruel to animals [Итальянцы, как, впрочем, и все иностранцы, известны своим грубым обхождением с животными].
Jane had a suspicion that the Swiss, like all the foreigners, harboured strange and filthy diseases [Джейн подозревала, что швейцарцы, как и все иностранцы, были носителями каких-то странных и грязных заболеваний].
Declared that "abroad is utterly bloody and foreigners are fiends" [Объявлено, что "за границей все проклято, а иностранцы - приспешники дьявола"].
The "Lower Breed", along with servants and foreigners ["Низшая порода", вместе со слугами и иностранцами].
...with witches, demons, werewolves, basilisks, foreigners, and (of course) papists; Catholics were "dogs, swine, unclean beasts, foreigners and strangers from the Church of God" [...с ведьмами, демонами, оборотнями, василисками, иностранцами и, конечно, папистами; католики были "для Божьей церкви собаками, свиньями, грязными животными, иностранцами и чужаками"].
He blames foreigners for the country's troubles [Он обвиняет иностранцев в бедах страны].
Another boring foreigner. I bet she is a Jew [Еще одна нудная иностранка. Готов поспорить, что она еврейка].
57 П. Устинов. Указ. соч., с. 62.
185
This race despises foreigners, no permanent residence for one more disheveled foreigner to arouse much suspicion [Эта раса презирает чужеземцев, постоянное проживание не разрешено ни одному неопрятному иностранцу, чтобы не возникало подозрений].
...are thrown together on a case involving drugs, foreigners, lots of fights and guns... [...были объединены на предмет наркотиков, иностранцев, бесчисленных драк и пистолетов...].
...and national purity - women, homosexuals, foreigners? [...а чистота нации - женщины, гомосексуалисты, иностранцы?]
Now that sounded a little like "Foreigners Go Home!" [Теперь это прозвучало как "иностранцы, убирайтесь восвояси"].
...a lust including women, animals, madmen, foreigners, slaves, patients and imbeciles... [...список, в который входили женщины, животные, сумасшедшие, иностранцы, рабы, больные и дебилы...].
...a quiet child with the natural distrust of foreigners peculiar to the French of his class... [...тихий ребенок, с естественным недоверием относящийся к иностранцам, что свойственно французам одного с ним сословия...].
Fear of foreigners [Страх перед иностранцами].
Abroad is also tiring and confusing and full of foreigners... [За границей к тому же очень утомительно, много непонятного, и там полно иностранцев...].
...we must be sacrificed to the evil intentions of foreigners... [...нас должны принести в жертву жестоким намерениям иностранцев...].
The intrusion of foreigners onto Chinese soil [Вторжение иностранцев на китайскую территорию].
...throw France on the mercy of foreigners... [...оставить Францию на милость иностранцев...].
...enjoyed massaging the paranoid prejudices of foreigners... [...с удовольствием развивали параноидальные предубеждения иностранцев...].
They're suspicions of foreigners [Это подозрения иностранцев].
Feelings of xenophobia - a fear or hatred of the foreigner - can so readily by whipped up [Чувство ксенофобии - страх или ненависть по отношению к иностранцам - может быстро развиться].
When I was foolish enough to believe that the foreigners were the great curse of the British [Когда я был так глуп, что верил, что иностранцы - великое проклятие британцев].
...the cat, who is suspicious of this foreigner as the natives... [...кошка, которая не доверяет иностранцу так, как местным жителям...].
Really, he was very hostile to foreigners [На самом деле он был очень враждебно настроен по отношению к иностранцам].
I still couldn't imagine my mother mixing with foreigners anywhere [И пo сей день я не могу себе представить, чтобы моя мать вступала в какие-нибудь контакты с иностранцами].
Американский вариант английского языка, более ориентированный на "политическую корректность" (об этом см.: ч. II, гл. 2, § 3), уже ввел
186
в обиход некий эвфемизм, политически более правильный вариант, смягчающий негативную окраску слова foreigner, которое как это явствует из приведенных примеров, звучит обидно, грубо, оскорбительно. Этот"мягкий", необидный вариант: alien [незнакомец] или newcomer [приезжий, нездешний].
Совершенно очевидно, что все социокультурные коннотации слова foreigner отсутствуют у иностранца, то есть у его русского эквивалента.
Таким образом, любовь к родине как черта национального характера у русских выражается в языковом плане открыто, набором широко употребительных эмоциональных синонимов - слов и словосочетаний, а в английском языке - очень сдержанно и в форме нелюбви к неродному, к иностранному.
Язык раскрывает определенные черты национального характера. Он не только подтверждает само существование национального характера как явления, но и высвечивает его малозаметные аспекты и грани. Можно даже провести некую параллель или выявить закономерность: различие языков свидетельствует о различиях национальных характеров.
§ 6. Улыбка и конфликт культур
Она улыбается редко,
Ей некогда лясы точить.
Н. А. Некрасов. "Мороз, Красный нос".
Одна из странных особенностей представителей русской культуры в глазах Запада - это мрачность, неприветливость, отсутствие улыбки. В наше время, когда международные контакты становятся все более массовыми и интенсивными (обе стороны наверстывают упущенное за десятилетия изоляции), проблема улыбки неожиданно встала особенно остро.
Русские не улыбаются (а отсюда уже - "мрачные дикари", агрессивные от природы и тому подобный вздор), they are an unsmiling nation [они неулыбающаяся нация] и поэтому нужно быть с ними настороже: от этих мрачных типов можно ожидать чего угодно. Как это ни смешно Для русских, но фурор, произведенный М. С. Горбачевым в Англии в декабре 1984 года, с которого началось его "триумфальное шествие" в западном мире, был вызван, в частности, приятным сюрпризом - улыбающимся советским правителем высокого ранга.
Вот как это описывается в американском научном труде ""Red Star Rising": The Coverage of Mikhail Gorbachev by U.S. network television, 1984-86". Раздел об освещении визита Горбачева в Англию западными средствами массовой информации имеет в нем весьма многозначительное название: "Entera Bear Smiling [Явление Медведя улыбающегося]". Форма сценической ремарки, не изменившаяся со времен Шекспира, подчеркивает, что на международной арене появляется новое лицо.
187
A Bear - стереотипный образ России на Западе: медведь. "Русский Медведь улыбающийся" - это почти оксюморон, сочетание взаимоисключающих понятий. Инверсия (Bear Smiling) - нарочитая аналогия с научными терминами, обозначающими биологический вид. Журналисты и политики западного мира были потрясены и захлебывались от восторга: новый стиль, новый тип советского политического лидера, радикальные перемены в руководстве СССР. Улыбающийся Горбачев, улыбающаяся его жена Раиса:
"Hursts report next moved into a more detailed discussion of the new-style Soviet:
Gorbachev [sic] is not from the mold that gave the world generation after generation of stodgy, dour Soviet leaders... Gorbachev is a bouncy man, quick with a smile and self-assured, apparently confident of his position.
The NBC report accompanied these words with film of a smiling, jovial Gorbachev, taken as Gorbachev posed for cameras while arriving for his visit with the British Foreign Secretary... The presence of a Soviet leader's wife, particularly a young and pleasant looking one, reinforced the idea that leadership in the Soviet Union was undergoing a change" 58.
Однако одной улыбки было мало, чтобы рассеять подозрения западного мира:
Потом в репортаже Хёрста шли подробные рассуждения о советских людях нового типа:
Горбачев отлит не из той формы, что поколение за поколением давала миру грузных, угрюмых советских лидеров... Горбачев - подвижный человек, всегда готовый улыбнуться, уверенный в себе, уверенный в своем положении.
В репортаже NBC этот текст сопровождался пленкой, показывающей улыбающегося, радостного Горбачева, снятого, когда он позировал перед камерами, прибыв на встречу с министром иностранных дел Великобритании... Присутствие в кадре жены советского лидера, особенно такой молодой и симпатичной, усиливало впечатление, что руководство Советского Союза заметно меняется.
"Hurst's report finished with the conclusion that there was unlikely to be a change in substance despite Gorbachev's change in style from previous leaders: Gorbachev [sic] may turn out to be the smiling messenger with words in the West nobody wants to hear, words that impose, in Washington's view, unacceptable preconditions on arms talks, talks already stalled for more than a year" 59.
Газеты, радио, телевидение, политики и политологи бурно обсуждали улыбку русского медведя: "In a two minute report on December 17,
Fenton explained that Gorbachev had opened a diplomatic offensive in Britain against Star Wars that seemed to be working:
"Enter a bear smiling". That's how The London Times describes Gorbachev's visit to Britain. But the big question is why is he smiling. He won over the British press, which is something to smile about. He won over Britain's "Iron Lady", which is certainly something to smile
about... And he seems to be exploit-Ing a potential division in the Western alliance, and that is something to make him smile all the way back to the Kremlin.
The pictures backed up the text. Gorbachev appeared in six shots in Fenton's report and he was smiling broadly in five of them (in the sixth, he was merely listening to someone else). As Fenton started his report, for instance, viewers saw "the Bear", Gorbachev, enter a room, take off his coat and warmly greet Foreign Secretary Howe - these were the same pictures of the smiling confident Gorbachev that NBC used. The report then alternated between the smiling Gorbachev, the smiling Thatcher, and the news media, which the text declared Gorbachev "charmed". The images, regardless of text, seemed to present a reason to like this smiling visitor" 60.
Репортаж Хёрста заканчивался выводом о том, что существенные изменения вряд ли последуют, несмотря на то, что по своим манерам Горбачев значительно отличался от предыдущих лидеров: Горбачев может оказаться улыбающимся посланником, доносящим слова, которые никто на Западе услышать не хочет, слова, при помощи которых, по мнению Белого Дома, навязываются предварительные условия переговоров на военные темы, переговоров, тянувшихся уже больше года.
В двухминутном репортаже 17 декабря Фентон объяснил, что Горбачев начал в Великобритании дипломатическую атаку против "звездных войн", которая, похоже, оказалась эффективной: "Явление Медведя улыбающегося". Так газета "London Times" характеризует визит Горбачева в Великобританию. Главный вопрос - почему это он улыбается. Он завоевал расположение британской Железной Леди, что само по себе уже дает повод улыбаться... К тому же он, кажется, использует возможное разделение e Западном союзе, а это повод улыбаться всю обратную дорогу до самого Кремля. Текст сопровождали фотографии. В репортаже Фентона Горбачев заснят на шести кадрах, на пяти из них он широко улыбается (на шестом просто слушает кого-то). В начале репортажа Фентона зрители увидели, как "Медведь", Горбачев, входит в комнату, снимает пальто и тепло приветствует министра иностранных дел Хоу - те же кадры с изображением улыбающегося, уверенного Горбачева, что использовала телекомпания NBC. Затем в материале речь идет то об улыбающемся Горба-
чеве, то об улыбающейся Тэтчер, то о средствах массовой информации, которые в тексте названы очарованными Горбачевым. Одни фотографии, независимо от текста, уже давали повод полюбить этого улыбающегося гостя.
58 B. Knobel. "Red Star Rising": The Coverage of Mikhail Gorbachev by U.S. network television, 1984-86. PhD thesis. Harvard University. Cambridge, Mass., 1991, p. 89.
59 Ibid, p. 90.
188
Итак, претензия Запада к "загадочной русской душе": почему не улыбаются? Тысячи иностранных туристов, особенно из англоязычных стран, уезжая из России и восторженно отзываясь об увиденном, сетуют в конце: но только почему люди на улице такие мрачные, почему не улыбаются?
Наоборот, русские люди, попав в англоязычный мир, недоумевают по поводу улыбок. Когда меня, счастливицу, вернувшуюся из стажировки в Лондонском университете по линии Британского Совета, коллеги спросили, что же меня поразило больше всего, я ответила сразу: "Они улыбаются. Везде: на улице, в поликлинике, у лифта, абсолютно повсюду улыбаются совершенно незнакомым людям". Такая реакция была тем более удивительна, что это было в 1973 году, когда культурная пропасть между советским миром и "миром кап. стран", как мы тогда выражались, была бездонной. И все-таки в "самое поразительное" попали не головокружительное изобилие продуктов, товаров, книг, не чудеса техники, сервиса, удобств и не многое другое, от чего у меня несколько месяцев был культурный шок, а УЛЫБКА.
25 лет спустя, в 1998 году, совершенно другое поколение России - юные студенты МГУ писали в своих сочинениях об американской культуре: "Another example is how often people smile for no reason; that seemed pretty weird to me [Еще пример - люди часто улыбаются без повода; это мне показалось довольно странным]" (Дмитрий Акопов, студент факультета иностранных языков МГУ).
Итак, они огорчены, возмущены, шокированы (нужное подчеркнуть) тем, что мы не улыбаемся; мы с удивлением отмечаем, что они улыбаются всем, всегда и везде. Решение этой "загадки" очень простое и лежит на поверхности: это типичнейший пример конфликта культур.
В западном мире вообще и в англоязычном в особенности улыбка - это знак культуры (культуры, разумеется, в этнографическом смысле Слова), это традиция, обычай: растянуть губы в соответствующее положение, чтобы показать, что у вас нет агрессивных намерений, вы не собираетесь ни ограбить, ни убить. Это способ формальной демонстра-
60 В. Knobel. "Red Star Rising": The Coverage of Mikhail Gorbachev by U.S. network television, 1984-86. PhD thesis. Harvard University. Cambridge, Mass., 1991, p. 91.
189
ции окружающим своей принадлежности к данной культуре, к данному обществу. Способ очень приятный, особенно для представителей тех культур, в которых улыбка - это выражение естественного искреннего расположения, симпатии, хорошего отношения, как в России.
Вот и все. Это совершенно разные улыбки в разных культурах. В западном мире улыбка одновременно и формальный знак культуры, не имеющий ничего общего с искренним расположением к тому, кому ты улыбаешься, и, разумеется, как и у всего человечества, биологическая реакция на положительные эмоции; у русских - только последнее. И не надо по этому поводу ни волноваться, ни пожимать плечами, ни подозревать в кознях - все нормально, все естественно: в одной культуре - так, в другой - иначе.
В картине американского мира у русских студентов слово smite [улыбка] прочно занимает самые частотные места. Знаменитая американская улыбка вызывает разную реакцию у русских: одни восхищаются приветливостью (принимая ее за естественную положительную реакцию), другие недоумевают, третьи не одобряют и относятся подозрительно.
Свидетельство русского языка: словосочетания дежурная улыбка, вежливая улыбка имеют отрицательные коннотации: дежурная - значит, по обязанности, вежливая - значит, не от души. Сатирик Михаил Задорнов назвал американскую улыбку хронической. Комментарии излишни: хронической в русском языке бывает только болезнь.
Один наш преподаватель-англичанин от Британского Совета сказал по поводу американской улыбки: "В Америке дантисты очень дорогие, поэтому американцы улыбаются, чтобы показать, что у них достаточно денег для ухода за зубами. Это способ продемонстрировать свое финансовое благополучие".
Другой, прожив в Москве год, удивил нас своим откровением: "А мне нравятся ваши продавщицы. Они естественные. В конце дня, когда они устали от тяжелой работы и уже ненавидят всех покупателей, у них это открыто написано на лице. А наши стоят с фальшивой приклеенной улыбкой, а в душе - такая же ненависть, как у ваших".
В западной культуре улыбка - обязательный компонент обслуживания. В Чейз Манхэттен бэнк висит объявление: если наш оператор Вам не улыбнулся, заявите об этом швейцару, он Вам выдаст доллар (из материалов проф. И. А. Стернина, Воронежский университет).
На фотографиях в прессе американские деятели улыбаются счастливой белозубой американской улыбкой. В культуре Америки улыбка также и социальный признак преуспевания. Если вы выдвинули свою кандидатуру на любой общественный пост, вы должны улыбаться на всех фотографиях, чтобы будущие избиратели видели: у этого человека все в порядке, у него есть деньги, успех, спокойная совесть, он улыбается, он доволен, ему можно довериться. Автоматизм американской улыбки настолько велик, что жена президента Хилари Клинтон улыбается фотографам даже на траурной церемонии похорон принцессы Дианы.
Keep smiling - девиз американского образа жизни: "что бы ни случилось - улыбайся". Этот призыв учит: не сдавайся, не поддавайся
190

ударам судьбы, не показывай людям, что у тебя что-то не в полном порядке, не подавай виду - улыбайся, keep smiling. Напускной оптимизм в любой ситуации (don't worry, be happy! keep smiling! [не беспокойся, радуйся! улыбайся!]) - вот та черта американского национального характера, которая официально одобрена и внедряется всеми средствами, в том числе и языковыми.
Американская улыбка играет важную роль в идеологической пропаганде, навязчиво внушающей мысль жителям США (особенно "новеньким", то есть недавно иммигрировавшим) о том, какое это счастье, удача и привилегия - быть гражданином этой страны (см.: ч. II, гл. 2, § 2). Показательна в этом отношении приписка, которой американские коллеги сопроводили вырезку из газеты со статьей о секретах счастья: "From this article you can see how we Americans are "brainwashed" into the smile and being happy [Из этой статьи вы узнаете, как нам, американцам, промывают мозги, чтобы мы улыбались и были счастливы]".
У русских совершенно другой менталитет, другие традиции, другая жизнь, другая культура - в этом вопросе все прямо противоположное. Чем выше общественная позиция человека, тем серьезнее должен быть его имидж. Если вы претендуете на высокий пост, вы должны показать будущим избирателям, что вы человек основательный, серьезный, умный и, следовательно, сознающий, какое сложное дело вам предстоит, какие серьезные проблемы придется решать. Улыбка в такой ситуации неуместна, она только покажет, что человек легкомыслен, не сознает ответственности своего дела и поэтому довериться ему нельзя.
Из материалов профессора И. А. Стернина: "Американке в Петербурге старушка сказала: "Чего ты лыбишься?" Призыв Карнеги "Улыбайтесь" приводит к реплике: "Чему улыбаться-то? Денег не платят, вокруг проблемы, а вы - улыбайтесь". Обращает на себя внимание употребление местоимения чему: русское сознание не воспринимает улыбку как адресованную кому, как бы не видит в ней коммуникативного смысла, воспринимая ее как отражательный, симптоматический сигнал настроения - благополучия".
Кстати, портреты и фотографии американских президентов показывают, что улыбка как обязательный атрибут, символизирующий процветание и успех политического деятеля, появилась относительно недавно, в середине XX века. На официальных фотографиях улыбаются президенты от Рузвельта (тридцать второй, 1933-1945) до Клинтона (сорок второй, с 1993 года до настоящего времени). Предшествующий 31 президент - от Вашингтона до Гувера - в мрачной серьезности не уступают русским политическим деятелям. Исключение составляет Томас Джеферсон (третий президент, 1801-1809), на лице которого видно некоторое подобие улыбки.
191
Сейчас, в новых условиях постоянных контактов, в том числе и деловых, проблема улыбки осложнилась. А. В. Павловская пишет по этому поводу в "Путеводителе для деловых людей": "Поведение русских в общественных местах и на улице также требует особого пояснения. Часто пишут об особой "мрачности" русских, связанной с определенной традицией поведения. Причина здесь не в особенностях характера русских, а в особенностях их поведения. В России не принято улыбаться посторонним. В лучшем случае, это воспринимается как проявление глупости, но улыбка незнакомому человеку в определенной ситуации, в темном подъезде, например, может стать и опасной. В русском языке есть поговорка: "Смех без причины - признак дурачины". Когда в России открывался первый Макдональдс, его русских сотрудников учили постоянно улыбаться клиентам, что вызывало большое количество сложностей, ибо, как сказал один из молодых сотрудников, "люди подумают, что мы полные дураки". Серьезное, сосредоточенное выражение лица русских на улице - не признак их особой мрачности, а лишь традиция, считающая улыбку чем-то сокровенным и предназначенным близкому и приятному человеку" 61.
Традиция эта имеет глубокие корни. Улыбка и смех - только в минуты радости, отдыха, легкости души. Во всех остальных случаях это глупость. Мудрое слово Древней Руси учит:
Сын мой, среди людей находясь, к ним подходя - не смейся: ибо в смехе рождается глупость, из глупости - ссора, а в ссоре - свара и драка, в драке же смерть, а в убийстве и грехи свершаются ("Повесть об Акире Премудром", XII в.);
Светлой улыбкой легко показать душевную радость... Ибо когда веселится сердце, расцветает лицо (Св. Василий);
Кто хочет смеяться вместе с детьми, укоризну и поношение на себя навлечет ("Мудрость Менандра Мудрого", XIV в.);
Смехи да хихи вводят в грехи;
Велик смех, не мал и грех (из пословиц XVIII в., Мосхион) 62.
В словаре В. И. Даля глагол улыбаться определяется как 'ухмыляться', 'смеяться молча, про себя', 'показывать выражением уст и лица расположение ко смеху'. В качестве иллюстративной фразеологии приводятся примеры: Где грех, там и смех; Набьет и улыбка оскомину; Смехом сыт не будешь; Смех до добра не доводит.
На этом культурном фоне понятна реакция сотрудников Макдональдса: "люди подумают, что мы полные дураки". Действительно, с какой стати улыбаться незнакомым людям?!
В популярных нынче инструкциях, как нужно себя вести "для благоприятного имиджа" "новых русских" учат: "Улыбка приветствуется, но стоит помнить, что постоянно улыбающийся человек производит впечатление несерьезного. Лучше улыбку "дозировать" - это покажет, что вы знаете себе цену" 63.
Возможно, в дворянских и интеллигентских кругах дореволюционной России существовала и формальная улыбка, улыбка вежливости европейской культуры. Этот вопрос должен быть отдельно исследован.
61 А. В. Павловская. Как делать бизнес в России. Путеводитель для деловых людей. (В печати).
62 Мудрое слово Древней Руси. М., 1989, с. 185, 328, 391, 358.
63 М. Привезенцева. "Поза Наполеона" повредит имиджу успешного человека // Капитал, 10-16.03.1999, с. 9.
192
Мне известно лишь одно, косвенное свидетельство. В неопубликованных мемуарах Любови Дмитриевны Менделеевой-Блок, дочери великого русского ученого и жены великого русского поэта, отмечено в качестве черты нового, нарождающегося советского общества: "ушла улыбка". Если ушла, значит, раньше существовала. Можно предположить, что ушла именно та формальная, светская улыбка, которая живет в западных культурах. Однако повторюсь, вопрос этот нуждается в специальном исследовании.
Впрочем, улыбкой сейчас занялись в России и культурологи, и политологи, и "имиджмейкеры", и специалисты по бизнесу. В Таможенной академии, например, обсуждался вопрос: должен ли улыбаться таможенник?
Подведем итоги.
1. Улыбки бывают разные.
"Улыбка формальная" - в западных культурах вид приветствия незнакомым людям, попытка обеспечить безопасность в незнакомом месте с незнакомыми людьми. В русской культуре это может иметь прямо противоположный эффект. После моего восторженного рассказа (в 1973 году) про то, какие "там" все милые, культурные, приятные, улыбающиеся, моя подруга сказала мне с обидой: "От твоих историй одни неприятности. Я улыбнулась в магазине стоявшему рядом покупателю, так потом еле отвязалась от него".
"Улыбка коммерческая" - требование современного сервиса. Она насаждается в России иностранными фирмами и уже не кажется такой непривычной.
"Улыбка искренняя" - проявление хороших чувств, хорошего отношения. Эта естественная человеческая реакция на положительные обстоятельства, она не обусловлена культурой. Этот вид улыбки присущ всем человеческим сообществам, независимо от культурных условностей. Именно этот вид улыбки характерен для русских.
2. Разница в улыбках - это разница культур.
3. Всем людям необходимо научиться понимать и принимать другие культуры, без этого невозможны ни межкультурная и международная коммуникация, ни сотрудничество, ни мир во всем мире.
Глава 2. Язык и идеология
Last week I pointed out that art and propaganda
are never quite separable, and that what are supposed
to be purely aesthetic judgements are
always corrupted to some extent by moral
or political or religious loyalties.
George Orwell. "Tolstoy and Shakespeare".
На прошлой неделе я заметил, что искусство и пропаганда неразделимы, и то, что обычно считается чисто эстетическим суждением, всегда в какой-то мере подпорчено моральным, политическим или религиозным предубеждением.
Джордж Оруэлл. "Толстой и Шекспир".
§1. Постановка вопроса и определение понятий
Прежде всего определим понятия идеологии, менталитета и их соотношение с культурой.
Идеология - система идей и взглядов: политических, правовых, нравственных, религиозных, эстетических, в которых осознается и определяется отношение людей к действительности, выражаются интересы социальных групп (И).
Идеология - система идей, представлений, понятий, выраженная в различных формах общественного сознания (в философии, политических взглядах, праве, морали, искусстве, религии). Идеология является отражением общественного бытия в сознании людей и, раз возникнув, в свою очередь активно воздействует на развитие общества, способствуя ему (прогрессивная идеология) или препятствуя ему (СИ).
Идеология - система взглядов, идей, характеризующих какую-нибудь социальную группу, класс, политическую партию, общество (О. и Ш.).
Английские словари определяют идеологию, а вернее то, что обозначено словом ideology, следующим образом:
Ideology 1 - manner of thinking, ideas, characteristic of a person,
group, act as forming the basis of an economic or political system: bourgeois, Marxist and totalitarian ideologies (ALDCE).
Идеология 1 - образ мысли, идеи, характеристика человека, группы людей и т. д., образующие основу экономической или политической системы: буржуазная, марксистская и тоталитарная идеологии.
Ideology. An ideology is a set of beliefs, especially the political beliefs
on which people, parties, or countries base their actions (CCEED).
Идеология. Набор верований, преимущественно политических убеждений, которые лежат в основе действий народа, партии или страны.
Ideology - sometimes derog. a set of ideas, esp. one on which a political
or economic system is based: Marxist ideology | the free market ideology of the extreme right (DELC).
Идеология - иногда пренебр. набор идей, особенно такой, на котором основываются какие-то экономические или политические системы: Марксистская идеология, идеология свободного рынка крайних правых.
194
Ideology. Science of ideas; visionary speculation; manner of thinking characteristic of a class or individual, ideas at the basis of some economic or political theory or system, as Fascist, Nazi ˜ (COD).
Идеология. Наука об идеях; умозрительные размышления; образ мышления класса или индивида; идеи, лежащие в основе экономической или политической теории или системы, например, фашистская, нацистская И.
Определения идеологии и ideology сходятся на том, что это некий набор (set), система идей и/или верований (beliefs). Далее определения расходятся. Все английские концентрируют внимание на том, что этот набор идей лежит в основе политических и экономических теорий или систем. Иногда уточняется, что этот набор идей характерен для партий, народа, страны, группы и даже одного человека (a person, an individual).
Русские определения также говорят, хотя и довольно расплывчато, о неких "социальных группах", которые выражают свои интересы через идеологию, но не упоминают ни политическую, ни экономическую системы, базирующиеся на идеологии и определяющие ею свою деятельность. Вместо этого акцент делается на отражении этой системы идей в разных формах общественного сознания.
Заслуживающим внимания моментом является некоторая негативная окраска слова ideology: LDCE прямо указывает на это пометой "sometimes derog." (то есть derogatory 'пренебрежительный'). COD приводит только негативные примеры фашистской и нацистской идеологии. В английском языке и менталитете и марксистская идеология не вполне позитивна. Русское слово идеология - это общественно-политический термин, оно вполне нейтрально и не имеет негативных стилистических коннотаций.
Соотношение понятий "культура" и "идеология" более или менее ясно из определений. Идеология - явление авторское, то есть у нее имеются авторы или даже автор и, соответственно, "дата рождения". Этот последний аспект отражен в определении идеологии в "Современном словаре иностранных слов" (СИ) деепричастным оборотом "раз возникнув". Культура выработана всем этносом, всем народом в течение продолжительного времени, это величина гораздо более постоянная, чем идеология.
С. С. Аверинцев в своем докладе в Московском государственном лингвистическом университете 16 апреля 1999 года привел следующий пример соотношения культуры и идеологии: "Древний Рим, завоевав Грецию, навязал ей свою идеологию, но культура Греции была настолько сильнее римской, что она покорила римлян. Плененная Греция взяла в плен дикого победителя". Этим примером Аверинцев проиллюстрировал мысль о том, что "нельзя сказать, что одна культура выше или лучше другой, но можно сказать, что она прагматически сильнее и конкурентоспособнее".
Яркий пример, иллюстрирующий различие между культурой и идеологией, представляет собой опыт современной России. Действительно, на наших глазах кардинально и молниеносно изменилась идеология (а с ней и идеологические науки): идеология капитализма легла в основу
195
политической и экономической систем, в полном соответствии с определением слова ideology, придя на смену идеологии социализма (и в идеологических науках также).
Что же касается русской культуры, то, несмотря на некоторые, пусть существенные, новые влияния (интенсивное проникновение западной массовой культуры и т. п.), нельзя сказать, что она радикально и мгновенно изменилась. Слава Богу, в своей основе русская культура, так же как и русский национальный характер, осталась прежней. Она развивается достаточно медленно и меняется достаточно неохотно.
Понятие менталитета включает в себя "склад ума, мироощущение, мировосприятие, психологию" (СИ). Иными словами, менталитет - это мыслительная и духовная настроенность как отдельного человека, так и общества в целом.
Mentality. The being mental or in or of the mind; (degree of) intellectual
power; (loosely) mind, disposition, character (COD).
Менталитет. Способность находиться в разуме, быть в своем уме; (уровень) интеллектуальных возможностей; (в широком смысле) склад ума, настроение, характер.
Идеология и менталитет соотносятся с культурой как часть с целым, то есть культура в широком этнографическом смысле слова (именно такое толкование используется в этой книге) включает в себя и идеологию, и менталитет. Язык и идеология взаимодействуют друг с другом: идеология оказывает большое влияние на язык, но и язык влияет на идеологию.
§2. Россия и Запад: сопоставление идеологий
Как соотносятся между собой идеологии России и Запада, в чем их сходство и различие, как это отражают русский и английский языки и как они формируют идеологии своих носителей - вот вопросы, к рассмотрению которых мы теперь обратимся.
Прежде всего необходимо сделать оговорку. До сих пор речь шла как бы вообще о русском языке и вообще об английском. Однако, с точки зрения социокультурной, а тем более идеологической, русский язык может и должен быть представлен двумя разновидностями: советский русский (то есть русский язык времен Советского Союза) и постсоветский, или современный русский (то есть русский язык последнего десятилетия). В плане идеологии это два разных варианта русского языка.
Английский язык, как известно, представлен многими диатоническими, или пространственными (в отличие от диахронических, или временных), вариантами: британский, американский, канадский, австралийский, индийский и т. д. Наиболее распространены два первых - британский и американский. Под наибольшим распространением понимается не только количество носителей этого языка как родного, но и число изучающих этот язык как иностранный. Именно с этой точки зрения британский и американский варианты наиболее распростране-
196
ны. Различиям между этими вариантами английского языка посвящена рбширная литература, подробно описаны также история и культура обеих стран. При этом вопросы соотношения языка и идеологии, языка и культуры гораздо менее изучены. В дальнейшем при сопоставлении русского и английского языков будет указываться вариант того или другого языка.
В результате проведенного исследования выяснилось, что с точки зрения идеологии, как это ни странно, из сопоставленных четырех вариантов наиболее близкими оказываются американский английский и советский русский.
I. Сходство.
Действительно, тому и другому языку, а значит, той и другой идеологии, свойственна прямая, открытая, навязчивая пропаганда преимуществ системы, режима, порядков своей страны. Эта пропаганда находит свое выражение в целом ряде языковых и внеязыковых моментов:
1. Открытый, подчеркнутый патриотизм. В предыдущей главе было показано, что для русского языка, в отличие от английского, характерно открытое словесное выражение патриотизма. Это совершенно верно, если имеется в виду британский вариант английского языка. Американский же вариант гораздо ближе к русскому, чем британский. У американцев отношение к родине гораздо более личное и эмоциональное, чем у британцев. Американцы называют родину she [она], то есть олицетворяют ее: Where America was and where she is now [Где Америка была и где она сейчас]. Именно в американских текстах можно встретить mother country [родина-мать], они же иногда говорят our country [наша страна]1.
В своем обращении к японской молодежи Уильям Фолкнер, говоря об Америке, неоднократно называет ее очень лично: ту country, the United States, my part of America [моя страна, Соединенные Штаты, моя часть Америки]; my country, the South, my side of the South [моя страна, Юг, моя часть Юга]; our land, our homes [наша земля, наши дома].
Таким образом, американцы начинают употреблять our country [наша страна], а русские - эта страна.
Более эмоциональное отношение к своей прекрасной родине проявляется в перифразе America the beautiful [Америка-красавица]. Обратите внимание на форму: не beautiful America [красивая Америка], а America the beautiful [Америка-красавица] - гораздо более торжественное наименование страны, ассоциирующееся с титулами и прозвищами

1 См.: То the Youth of Japan // W. Faulkner. Essays, Speeches and Public Letters. Ed. by James B. Meriwether. New York, 1965, p. 82-86.
197
царей: Ivan the Terrible [Иван Грозный], Peter the Great [Петр Великий], Nicholas the Second [Николай Второй] - America the Beautiful [Америка Красивая]. Через олицетворение страны достигается эффект более личного к ней отношения.
Знаменитый девиз американцев Proud to be American [Горжусь, что я американец] перекликается с девизом советского времени: Советское значит отличное. По своим масштабам кампания "Proud to be American" весьма впечатляюща: от открыток-сувениров-маек-футболок с этой надписью до серии книг с таким же названием, где перечисляются все достижения США - от действительных и крупных до мелких и смешных.
В советское время у нас была точно такая же, громкая и открытая, пропаганда своих достижений. Запад и особенно США нас за это высмеивали, мы сами острили по этому поводу в анекдотах ("Россия - родина слонов") и песнях ("и даже в области балета мы впереди планеты всей"), но в постсоветское время мы бросились в прямо противоположную крайность и стали говорить и писать о своих провалах и пороках с тем же энтузиазмом, с которым раньше кричали о своих достижениях и достоинствах.
Американцы оказались более последовательными: они и сейчас "Proud to be American". Англичане не кричат "proud to be English, proud to be British [горжусь, что я англичанин, горжусь, что я британец]": им национальный характер не позволяет громко и открыто хвалить себя. У них есть свои приемы и способы (см.: ч. II, гл. 1, § 5). Вот как пишет о них и о русских Валерий Ганичев: "Да, высшие английские политики высокообразованны и целеустремленны. Везде, где можно, они борются за "внедрение" своих союзников, апологетов, англофилов (у нас же слово русофил - одно из самых ругательных у властей и прессы)" 2.
Интересно, что в нашей стране пропаганда учила гордиться, что ты советский человек ("советское значит отличное", "у советских собственная гордость", "великий могучий Советский Союз" и т. п.), но никогда не было даже намека на то, что можно гордиться своей принадлежностью к национальности: слов "горжусь, что я русский" со времен Александра Суворова Россия не слышала.
Американцы же в своей агитации за суперлояльность и суперпреданность по отношению к своей стране доходят до курьезов: всемирно знаменитое Made in USA [Сделано в США] стало заменяться помпезным Crafted with pride in USA [С гордостью изготовлено в США]. Этикетку с этой гордой надписью, выдержанную в цветах американского флага, автор этих строк увидел на паре носков в магазине "Target", известном дешевизной и соответствующим качеством товаров.
2. Культ святынь и символов. Герб, флаг, символы власти и режима и в СССР, и в США играли важнейшую роль в качестве открытой пропаганды. В этом последнем предложении есть одна неточность: время глагола играть. Дело в том, что сопоставление уже несуществующего СССР с вполне жизнеспособными США идет по двум разным временным линиям: когда речь идет о Советской России - это прошедшее время, так
2 В. Ганичев. Из Англии, но не о ней // Завтра, 1998, № 37 (250).
198
сказать Past Simple или Past Indefinite, все тенденции США - это Present Perfect или даже Present Perfect Continuos: они были в прошлом и продолжаются в настоящем.
В СССР советская символика (пятиконечная красная звезда, серп и молот и т. п.) была широко распространена даже в обыденной жизни: на школьных тетрадях, банкнотах, театральных занавесах, посуде и многом другом. В США американский флаг можно увидеть не только на общественных зданиях: учереждениях, гостиницах и т. п., но и на частных домах (весьма поощряемый властями знак лояльности отдельных граждан). Я видела государственный флаг США на химчистке и на пляжной кабинке для переодевания в Лос-Анджелесе.
Почему же американская и советская идеологии оказались так близки духовно? Потому, что их цели и задачи совпадали, это и обусловило сходство методов пропаганды и их языкового выражения.
Перед советскими руководителями стояла сложнейшая задача: в кратчайшие сроки миллионы необразованных, малограмотных или совсем неграмотных крестьян и рабочих, неожиданно получивших в результате революции (то есть переворота, оборота колеса истории) доступ к власти и культуре, всю эту "темную народную массу" превратить в культурное общество, способное удержать эту власть, развить науку и культуру, поднять страну из руин гражданской войны. Для этого требовались простые, доходчивые и действенные методы пропаганды: лозунги, клише, вбивавшиеся в головы плакатами и громкоговорителями. Миллионы людей надо было научить грамоте (кампания по "ликбезу" - ликвидации безграмотности), поведению в обществе ("Граждане люди! Будьте культурны! Не плюйте на пол, а плюйте в урны!" - на такие призывы уходил "талантище" Маяковского), надо было создать НОВУЮ КУЛЬТУРУ. (Заметим в скобках, что в современном Китае в туристских местах распространены призывы, запрещающие плевать, в том числе и на ломаном английском - "no spitting everywhere [букв. не плевать всюду]", что производит шокирующее впечатление: неужели кто-то может плевать в подземных гробницах китайских императоров?! Но раз призывы висят - значит, это есть в реальности.)
Перед американцами стояла сходная задача - "обамериканивания", то есть навязывания американской культуры иммигрантам, прибывающим в США, которых также в кратчайшие сроки надо превратить в общество АМЕРИКАНСКОЙ КУЛЬТУРЫ. Эта кампания уступает по массовости советской, так как речь не идет о миллионах людей, это не море-океан, а река, но зато река, непрерывно, каждый день втекающая. Иммигрантам тоже нужно спешно и интенсивно вдалбливать простые истины про новую родину: America the beautiful [Америка-красавица], Proud to be American [Горжусь, что я американец], American dream [американская мечта]. Из них нужно выбить старую культуру и вбить новую. Вот как Формулирует это Джон Куинси Адаме, говоря о людях, собравшихся иммигрировать в Америку: "They must cast off their European skin, never to resume it. They must look toward their posterity rather than backwards to their ancestors [Они должны сбросить свою европейскую кожу, ни-
199

когда больше к ней не возвращаться. Они должны смотреть вперед, на потомков, а не назад, на предков]" 3.
Американцы сознают уникальность своей ситуации, заключающейся в отсутствии обычных уз, связывающих народ со своей страной. Эти узы надо спешно заменить какими-то новыми идеями - мечтой о свободе, равенстве, демократии, о будущем американском рае на земле: "We are tied to our country in a unique way - we are not the French or the '
Italians or anyone else held together by geography, ancestry and common culture; we are tied to the abstracts of freedom and opportunity and the themes expressed in the constitution and the Bill of Rights - and if we cease to believe these things, what's the point of being an American? The ties that bind us are more invisible here - we have no common culture to fall back on, no united version of history, no monolithic tale shared by all. Our foods, our Gods, our marriage customs - everything is various, different... The future, in fact, has been the one constant in the history of America. The essence of America is a commitment to an unbounded future of achievable dreams... Yet the real and greatest enemy we face, as the millennium draws near, is the rejection of hope, optimism, and faith in the American ideas that bind us, that are our very essence" 4.
Мы привязаны к нашей стране странным образом - мы не французы или итальянцы, или какая-то еще нация, объединенная географически, общими предками, общей культурой. Мы привязаны к абстракциям - к свободе, к возможностям, к положениям, затронутым в Конституции и в "Билле о правах". И если мы перестанем верить в эти вещи, какой смысл быть американцем? Те нити, что держат нас, менее заметны: у нас нет общей культуры, на которую можно было бы опереться, нет общего варианта истории, нет единого повествования, принимаемого всеми. Наша пища, наши Боги, наши свадебные обычаи - все разное, отличное... Будущее - вот, в общем-то, единственное, что остается неизменным в истории Америки. Суть Америки в преданности идее - безграничному будущему мечты, которая может осуществиться... А настоящий и основной наш враг, с которым мы сталкиваемся по мере приближения нового тысячелетия, - отказ от надежды, оптимизма и веры в американские идеи, от того, что связывает нас, что является нашей сутью.
3. Лозунги, призывы, транспаранты, социальная уличная реклама. Для общения с простым народом во всех странах и при всех режимах использование устойчивых фраз, лозунгов, призывов считается самым эффективным. В советское время наряду со "словами с пустой семантикой" ("Выше знамя социалистического соревнования!")5 наиболее регулярно воспроизводимы были лозунги и клише, разъяснявшие явления культуры, внушавшие советскую систему ценностей: Книга - лучший подарок; Любите книгу - источник знаний; Из всех искусств для нас важнейшим является кино; Газета - не только коллективный пропагандист и агитатор, газета еще и коллективный организатор; Решения съезда партии - в жизнь!; Экономика должна быть экономной; Народ и партия едины и т. п.
Неудивительно, что когда я приехала в 1991 году в США, то лозунги на стенах, даже на ковриках у порога (например, в здании USIA - United States Information Agency [Информационное Агентство США] - в Вашингтоне) типа Security is everybody's business [Безопасность - дело каждого]; Quality is everybody's job [Качество - дело каждого] воспринимались как родные советские: Качество - это дело каждого или более ранние: Болтун - находка для шпиона (ср. Security is everybody's business).
Наличие большого количества клишированных, регулярно воспроизводимых в готовом виде фраз в советском русском - лозунгов, при-
3 Speech by Richard Dreyfuss to the 1996 American Federation of Teachers Convention. Cincinnati, Ohio, August 4, 1996. Los Angeles, [1996], p. 2.
4 Ibid.
5 См.: В. П. Белянин. Речевое поведение русских и попытки реконструкции русской ментальности // IX Международный Конгресс МАПРЯЛ. Русский язык, литература и культура на рубеже веков. Т. 2. Братислава, 1999.
200
зывов и т. п. - расценивается сейчас как система оглупления народа, привыкшего строить жизнь и сознание по окружающим его клише. Эта система - как советская, так и американская - высмеивалась западным миром: стоит вспомнить хотя бы "Звероферму" ("The Animal Farm") Джорджа Оруэлла с ее действительно остроумными лозунгами на стенах: "All animals are equal but some are more equal than others [Все животные равны, но некоторые животные равны более других (Пер. В. Голышева)]".
По поводу лозунгов-клише есть и идущие еще дальше предположения о клишированности сознания народа как свидетельстве низкого уровня его развития. В этой связи хотелось бы сделать два комментария:
1. Производство и функционирование речи зиждется на противопоставлении, на единстве и борьбе двух противоположных моментов: с одной стороны, свободное творчество говорящего, продуктивность, неограниченная реализация данной возможности, а с другой стороны, связанность, фиксированность, непродуктивность, регулярная воспроизводимость, использование заранее заготовленных сложных образований.
Многие лингвистические теории (например, порождающие грамматики) были склонны абсолютизировать первый момент, когда главная роль в речеобразовании отводится способности человека свободно, по продуктивным моделям, по определенным логическим правилам сополагать языковые единицы и таким образом производить речь. Игнорирование противоположной тенденции - к устойчивости, изолированности, фразеологизации, внесению в речь готовых блоков, попытки втиснуть язык в логические рамки - привели к искажению и схематизации предмета исследования.
Методологически правильным является подход, когда оба эти противоположных момента (творческий - нетворческий, продуктивный - непродуктивный, свободный - фразеологически связанный) рассматриваются в диалектическом единстве, и их противопоставление - движущая сила и источник развития языка и речи.
Две главные противоположные тенденции речеобразования находят выражение в двух противоположных способах соположения языковых единиц, в результате чего составные образования оказываются дихотомически разделенными на продуктивные, свободно созданные говорящим для данного произведения речи, и непродуктивные, устойчивые, вносимые в речь в готовом виде.
Таким образом, языковое общение и реализация двух главных функций языка - сообщения и воздействия - обусловлены взаимодействием свободных и связанных языковых единиц, причем связанные, устойчивые комплексы, воспроизводимые в речи в готовом виде, ПРЕОБЛАДАЮТ во всех функциональных стилях, а те разновидности стилей, которые полностью ориентированы на функцию сообщения (научный, Деловой и т. п.), являются глобально клишированными 6. При этом составные комплексы (словосочетания и предложения) отнюдь не рассматриваются как "отходы" речевого производства, как шлак при до-
6 Т. Г. Добросклонская. Словосочетание как признак функционального стиля. Канд. дисс. М., 1980.
201
быче руды. Наоборот, как уже упоминалось, Л. В. Щерба говорил о "сокровищнице сочетаний" в развитых языках (он приводил материал французского и русского языков). Готовые словосочетания отобраны речевым коллективом как оптимальные и по содержанию, и по форме.
2. Клишированные фразы, лозунги, транспаранты, призывы на стенах, наружная социальная реклама - обязательное средство общения власти, в первую очередь идеологической, с народом. "Семантически пустые" лозунги советской эпохи не имели коммерческих целей: экономике дефицитов реклама не нужна, так как хорошие товары расходились, не доходя до прилавка, глагол достать был гораздо частотнее по употребительности, чем купить. Кстати, в наследство от тех времен нашему сознанию осталось настороженно-подозрительное отношение к рекламе: рекламировались только неходовые, то есть плохие товары. Скудная реклама советского времени при отсутствии конкуренции раздражала бессмысленностью: "Летайте самолетами Аэрофлота" (а других авиакомпаний не было), "Покупайте апельсины из Марокко" (в продаже их не было, огромные очереди выстраивались за любыми апельсинами) и т. п.
Социальная же реклама типа "Книга - лучший подарок" внушала определенную систему моральных ценностей.
Место этих клишированных призывов и поучений сменила в наши дни лавина коммерческой рекламы - часто плохо переведенной на русский язык, непонятной, чуждой, но от непрерывных повторений прочно застревающей в сознании. Разумеется, ничего общего с моральными ценностями эта реклама не имеет. Современные дети очень удивились бы, узнав, что лучший подарок - это книга. Они уверены, что главные ценности - это жвачка с "неповторимо устойчивым вкусом", это пепси, которую "выбирает новое поколение", что зубная паста "Аквафреш" - это "тройная защита для всей семьи", что "RC-кола" - "кто не знает, тот отдыхает" (причем это абсолютно бессмысленное клише - скорее антирекламу - нужно лихо выкрикнуть с интонацией молодежной бесшабашности), что "имидж - ничто, а жажда - все. Не дай себе засохнуть!" - реклама напитка "Sprite" (в каком смысле жажда - все? и почему имидж - ничто?, а для большинства населения, прикованного к телевизору: а что такое имидж?), что "свежее дыхание - облегчает понимание" (?!) - реклама мятных пастилок "Rondo" и т. д.
В последнее время появилась на улицах Москвы так называемая социальная (в отличие от коммерческой) реклама, которая или все 24 часа в сутки желает доброго утра - черными буквами на сером фоне, или мрачновато предупреждает: "Никто не спасет Россию, кроме нас самих", или изрекает длинные переводные "мудрые мысли", главным образом иностранных авторов.
Приведем несколько примеров текстов, которыми окружены "москвичи и гости столицы" в 1999 году, на пороге нового тысячелетия:
"Лучше зажечь одну свечу, чем проклинать темноту". (Девиз общества Кристофер.) Очень хочется сказать: зажгите одну свечу, рассейте нашу темноту - это что за общество?
202
"Диктаторы, оседлавшие тигров, боятся с них сойти". (Индийская мудрость.) Опять же хочется спросить: это к чему? Против Ельцина, что ли? Кто диктатор-то? Или это в назидание будущим правителям России?
"Люди все одинаковы в своих обещаниях, но различны в своих поступках". (Мольер.)
"Там, где сжигают книги, будут в конце концов сжигать людей". (Гейне.)
А может быть, вернуться к тому, что "Книга - лучший подарок"? Читают-то ведь главным образом дети и подростки.
И уж совсем странно приписывать болезнь клишированности только русскому языковому сознанию. Западный мир забил рекламой мозги своим гражданам давно и прочно.
В пьесе "Equus" (лат. 'лошадь') современного английского драматурга Питера Шеффера (Peter Shaffer) герой пьесы - подросток, переживший тяжелейшую душевную драму, - на все вопросы психотерапевта, пытающегося установить с ним "речевую коммуникацию", отвечает фразами из телевизионных коммерческих реклам. Сильное нервное потрясение выбило у него из головы все, кроме телевизионных реклам. Вот отрывок из этой пьесы:
DYSART. And you're seventeen. Is that right? Seventeen?.. Wed? ALAN (singing low):
Double your pleasure, Double your fun With Doublemint, Doublemint Doublemint gum.
DYSART (unperturbed). Now let's see. You work in an electrical shop during the week. You live with your parents, and your father is a printer. What sort of things does he print?
ALAN.
Double your pleasure, Double your fun With Doublemint, Doublemint Doublemint gum.
DYSART. I mean does he do leaflets and calendars? Things like that?
(The boy approaches him, hostile.)
ALAN (singing).
Try the taste of Martini
The most beautiful drink in the world.
It's the right one - The bright one - That's Martini!
ДИСАРТ. А тебе семнадцать? Правильно? Семнадцать?.. Ну?
АЛАН (напевая). Двойная радость,
Двойной балдеж,
Когда жвачку "Даблминт"
В рот возьмешь.
ДИСАРТ (невозмутимо). Ну, давай посмотрим. В будни ты работаешь в магазине электрики. Ты живешь с родителями, твой отец печатник. Что он печатает? АЛАН. Двойная радость, Двойной балдеж, Когда жвачку "Даблминт" В рот возьмешь.
ДИСАРТ. Я имею в виду, он печатает буклеты и календари? Что-то в этом роде?
(Мальчик подходит к нему с недружелюбным видом.)
АЛАН (напевая). Попробуйте "Мартини",
Лучший напиток на свете!
Подходящий - И ярчайший - Это "Мартини"!
ДИСАРТ. Может быть, ты бы присел, раз уж ты поешь? Не думаешь, что так будет удобнее?
(Пауза.)
АЛАН (напевая). Чудесен чай "Тайфу"!
Пакетик в воду бросишь,
Заваришь и поверишь:
Чудесен чай "Тайфу"!
ДИСАРТ (оценивающе). Вот это очень хорошая песня. Мне она нравится больше, чем две предыдущие. Могу я еще раз ее услышать?
(Алан отходит от него, и садится на скамейку, которая находится в
глубине сцены.)
АЛАН (напевая). Двойная радость,
Двойной балдеж,
Когда жвачку "Даблминт"
В рот возьмешь.
203
DYSART. I wish you'd down, if you're going to sing. Don't you think you'd be
more comfortable?
(Pause.)
ALAN (singing). There's only one T in Typhoo!
In packets and in teabags too.
Any way you make it, you'll find it's true:
There's only one T in Typhoo!
DYSART (appreciatively). Now that's a good song. I like it better than the
other two. Can I hear that one again?
(Alan starts away from him, and sits on the upstage bench.)
ALAN (singing). Double your pleasure
Double your fun
With Doublemint, Doublemint
Doublemint gum.
Подводя итоги этим кратким заметкам по вопросу клишированности русской речи и русского сознания, еще раз суммируем:
1. Речь клиширована во всех развитых языках.
2. В советских лозунгах были заложены определенные моральные ценности, которые несомненно полезнее для сознания и воспитания, чем коммерческая реклама. В этом плане американский английский продолжает линию советского русского, призывая граждан гордиться своей родиной, любить ее, быть бдительными (security is everybody's business [безопасность - дело каждого]) и т. п.
3. Постсоветский русский так же клиширован, как и все рассматриваемые здесь варианты языков, но массовое сознание быстро и эффективно наполняется коммерческими рекламами, без которых невозможно развитие рыночной экономики.
В советском русском языке правила общественного поведения (так называемая информационно-регуляторская лексика) формулировались, в соответствии с командно-административной идеологией авторитарного государства, в самой категоричной (чтобы не сказать - грубой) форме повелительного наклонения - инфинитиве глагола: Не курить; Не сорить; По газонам не ходить; Животных не кормить; Не трогать (иногда Руками не трогать). Эта форма, как известно, употребляется в качестве команды солдатам в армии и собакам: лежать! стоять! и т. п. Формы собственно повелительного наклонения также отличались простотой резких команд с обращением на ты: Не стой под стрелой; Не влезай - убьет; Неуверен - не обгоняй. Такого рода запреты, призывы, инструкции, рекомендации отражают и одновременно формируют идеологию, менталитет общества и государства.
Императивные призывы американского варианта английского языка, отражающие соответствующие идеологию и менталитет, вызывают иронические комментарии у представителей неамериканского англоязычного мира. Так, например, подруга из Лондона закончила свое письмо "американской командой": "Let me finish my Letter with an American command "Have a nice day!" [Позволь мне закончить письмо американской командой: "Желаю тебе приятного дня!" (букв. Пусть будет твой
204
день приятным!)]" Коллега из Австралии так отреагировал на натовские бомбардировки Югославии: "The Yugoslav business is a great worry. In spite of any excesses of the Serbs, it is typical of the Americans to think they can bomb them into having "a nice day". The poor young men and women [События в Югославии очень тревожные. Несмотря на все эксцессы поведения сербов, для американцев вполне типично думать, что благодаря их бомбардировкам и у местного населения будет "приятный день"]". Коллега из Великобритании сказал об американцах: "То sit still for Americans is impossible, they are busy having a nice day [Американцы не могут спокойно сидеть, они постоянно заняты тем, чтобы их день был приятным]".
Все эти примеры свидетельствуют о том, что императивная форма - даже при самом доброжелательном содержании - раздражает людей. Кстати, это командное по форме, но вежливое и приятное по содержанию (пусть будет твой день приятным!) пожелание родилось в американских магазинах, когда продавцы хотели показать покупателю, что ему пора уходить 7.
В американских ресторанах официанты, поставив блюдо с едой, из самых вежливых и благородных побуждений приказывают: "Enjoy! [Наслаждайтесь!]" Вспоминается родное: "Стоять!", "Лежать!", "По газонам не ходить".
Особенно ясно различие и столкновение идеологий и менталитетов осознается при переводах наружной рекламы, лозунгов, призывов на другой язык. Например, в современной Америке получил распространение призыв (наклейки на автомобилях, в офисах учреждений и т. п.), отражающий менталитет современного американского общества, пытающегося противостоять оглушительной пропаганде и напору собственных властей: "question authority". Это призыв сомневаться в начальстве, подвергать сомнению авторитеты. Увидев этот лозунг в большом отеле для иностранных туристов в Пекине, я была поражена его идеологической смелостью, необычной для Китая 1997 года, так живо напомнившего мне наше недавнее советское прошлое. Я обратилась к администратору с вопросом, что имеется в виду под рекомендацией "question authority". Ответ поставил все на свои места: "It means, if you have questions, ask the authorities of the hotel [Это значит, что, если У Вас возникли вопросы, спрашивайте у администрации гостиницы]". Идеология победила язык, все было правильно, я успокоилась.
Конфликт менталитетов часто становится более очевидным при переводе на иностранный язык. Это понятно: в каждом языке заложены

7 "Have a nice day! - typical American English greeting often seemingly used to encourage customers to return to an outlet ["Желаю приятного дня!" (букв, Пусть будет твой день приятным!) - типично американско-английское приветствие, которое, как кажется, используется для того, чтобы посетители вновь посетили это заведение]" (А. М. Russell. Handouts of the lecture: Recent American Borrowings from American English in British English. 5 May 1993, Faculty of Foreign Languages, Moscow State University).
205

культура и менталитет своего народа и то, что звучит нормально и естественно на родном языке, неожиданно получает совершенно другую окраску на языке иностранном.
Многие книги советских времен, звучавшие для нас совершенно нейтрально, будучи переведенными на английский язык, оказывались кричащими и неприемлемыми для британского менталитета, склонного, в отличие от советского русского и американского английского, как неоднократно отмечалось выше, к недооценке и недосказанности - understatement
По свидетельству известного переводчика и автора словарей Роберта Даглиша, долго работавшего в СССР, советское клише нерушимое единство, переведенное на английский язык как an unbreakable and indestructible unity, звучит для англичанина слишком громко и помпезно. По образному выражению Даглиша, английский язык предпочитает негромко свистнуть в темноте там, где русский язык громко кричит при свете дня (из устного доклада Р. Даглиша о трудностях перевода для советских переводчиков с русского на английский язык).
Такой же "конфликт менталитетов" - в английском объявлении, встречающем иностранных гостей в багажном отделении Пекинского аэропорта: "We are proud and delighted to be of any service to you! [Мы гордимся и наслаждаемся возможностью служить вам!]". Контраст между реальной услугой - выдачей багажа - и стилистически завышенным словесным выражением - proud and delighted! - стал особенно ясен из-за западного - английского языка, которому не свойственна восточная пылкость выражения чувств.
Этот момент особенно актуален для рекламного бизнеса в России, стремительно развивающегося в наши дни. Многие русские рекламы, переведенные на английский язык, звучат слишком громко ("кричат при свете дня") и поэтому подозрительны для иностранцев. Например, рекламный призыв приезжать туристами в Москву и почувствовать русское гостеприимство кончался фразой: "Каждый, кто хоть раз побывал в Москве, подтвердит эти слова". На английском языке эта реклама звучала так: "Every one who visited Moscow at Least once would subscribe to these words". He говоря о том, что сам тон рекламы слишком прямолинеен и категоричен для западного клиента, словосочетание at least once [хоть раз] вызывает сомнения и наводит на мысль, что второй визит в Москву может изменить впечатление.
Наоборот, иностранные рекламы, переведенные на русский язык, часто не имеют желаемого эффекта по той же самой причине: разница менталитетов. Идеология современной России стремительно приблизилась к идеологии Запада, так как строится по тому же образцу. Менталитет меняется медленнее, чем идеология, и часто ослабляет действие проверенных на Западе приемов коммерческой рекламы. Да и русский перевод вносит свою лепту в усложнение западного рекламного бизнеса на русской почве.
Нередко случаются курьезы. Например, наружная реклама итальянской обуви около здания МГУ представляла собой огромную картину
206

европейской гостиной, где на кушетке лежала в чувственной, не оставляющей сомнений позе полуобнаженная женщина в сапогах. Надписи шли на двух языках: "Italians do It better [Итальянцы делают это лучше]" и "Итальянцы делают их лучше". Менталитет русского переводчика, сохранивший традиционную русскую невинность в вопросах секса, несмотря на лавину западных порновольностей, обрушившихся на нас в последние годы, выглядит одновременно курьезно и трогательно в этом случае параллельного перевода.
Таким образом, общий тон коммуникации имеет огромное значение для всех сфер общественной жизни, и там, где британцы негромко свистят в сумерках, американцы и русские громко кричат при ярком свете дня. Сопоставление идеологий и менталитетов России и Запада выявило некоторые черты сходства приемов и форм с главным "потенциальным противником" России - Соединенными Штатами Америки. Соответствующие варианты языков дали вполне конкретные доказательства этого сходства.
П. Различие.
Однако, несмотря на близость формы, СОДЕРЖАНИЕ идеологий этих стран различается по самому кардинальному вопросу: ОТНОШЕНИЮ к ЧЕЛОВЕКУ, члену данного общества.
Идеология Советской России была сконцентрирована на идее КОЛЛЕКТИВИЗМА, общинности, коммунизма, что привело к ИГНОРИРОВАНИЮ ИНДИВИДУАЛЬНОСТИ индивидуума, к растворению отдельного человека с его нуждами, желаниями, потенциями в коллективе.
По свидетельству историков, коллективизм, общинность - исконные черты русского народа. Не потому ли так триумфально шествовали идеи социализма и коммунизма? А. В. Павловская в работе "Как делать бизнес в России" пишет: "Русский характер, как и любой другой, был преимущественно сформирован временем и пространством. История и географическое положение наложили на него свой неизгладимый отпечаток. Века постоянной военной опасности породили особый патриотизм русских и их стремление к сильной централизованной власти; суровые климатические условия вызвали необходимость жить и работать сообща; бескрайние просторы - особый российский размах.
В основе идеологии Запада, наоборот, лежит культ индивидуума, уважение к потребностям и чувствам отдельного человека и игнорирование коллектива.
Исконная склонность русских к коллективизму, обусловленная и географией, и историей народа задолго до революции 1917 года и последующего периода "строительства коммунизма", проявилась в крестьянских общинах, где коллектив решал судьбу индивидуума.
Столетиями русские крестьяне, составлявшие подавляющее большинство населения России до начала XX века, жили общинами. Община объединяла крестьян, являлась их защитой от внешнего мира - иноземных захватчиков, разбойников, помещиков, государственных чиновников и т. д. Все важнейшие вопросы решались сообща, на общей сходке. Вме-
207
сте решали, кому сколько выделить земли, чтобы соблюсти принцип справедливости, кому сообща оказать помощь, кого послать на войну, как платить налоги, кого и как наказать за проступки. Даже семейные вопросы в случае конфликта выносились на всеобщее обсуждение. Такая система не давала упасть слабым (русская деревня не знала нищеты), но и не давала подняться сильным. Таким образом, вопреки распространенному убеждению, система коллективизма, социального равенства, уравниловки была распространена в русском обществе задолго до установления социалистического строя и вошла в плоть и кровь. В этих условиях принцип взаимной поддержки становится даже более важным, чем инстинкт самосохранения.
Об этом свидетельствует следующий бытовой пример, подчеркивающий разницу менталитетов России и Запада: по шоссе на огромной скорости несутся автомобили, значительно превышая допустимый лимит скорости. Встречные машины вдруг начинают мигать фарами. Русский автомобилист реагирует сразу: надо сбавлять скорость, так как впереди дорожный контроль. Чинно проезжает мимо гаишника и... несется дальше, в свою очередь предупреждая встречные машины. Для представителя законопослушного западного мира - это хулиганство и потенциальная опасность для окружающих. Для русского человека - естественное проявление дружеской солидарности, взаимовыручки, круговой поруки.
Чувство братства, присущее русским людям, вызывало восхищение иностранных наблюдателей во все времена. Американский сенатор в самом начале XX века писал: "Individualism... may be an ineradicable
part of the Anglo-Saxon nature... the racial tendency of the Russian (is) to do business on the communistic principle. Where like undertakings by Americans, or Englishmen, or even Germans, would first be interrupted by contention and then distracted by quarrels, and finally break down by the inability of the various members of the association to agree among themselves, the same number of Russians get along very well together, and practically without antagonism".
Индивидуализм - может быть, неискоренимая часть англо-саксонской натуры... национальная тенденция русских - вести дела по коммунистическому принципу. Если предприятия американцев, англичан и даже немцев пошатнутся из-за раздоров, затем из-за ссор, а потом разрушатся из-за неспособности сотрудников ассоциации договориться между собой, то такое же количество русских прекрасно ладит между собой практически без всякого антагонизма.
И сегодня врожденное чувство солидарности русских подчас сводит на нет некоторые западные приемы ведения бизнеса. Яркий пример: в рамках рекламной кампании напитка "Фанта" был объявлен розыгрыш призов, к которому допускались только те, кто собрал пробки от фанты с определенным набором рисунков на внутренней стороне пробки. В Москве, Петербурге и ряде других городов немедленно стихийно сложились своеобразные рынки, где владельцы пробок объединялись в союзы, чтобы сообща попытать счастья в борьбе за желанный приз" 8.
Сейчас все случаи "отказа" от индивидуальности воспринимаются как пережитки советского, коммунистического прошлого, хотя корни этого явления уходят в далекое прошлое русского народа и русского
8 А. В. Павловская. Как делать бизнес в России. Путеводитель для деловых людей. (В печати).
208
национального характера. Так, описывая Неделю Российской моды в Москве, автор газетной статьи жалуется на ее (моды) безликость, безымянность, на отсутствие индивидуального подхода и индивидуальной ответственности: "Неделя собрала коллекции по большей части строгие, добротные, хорошо отшитые. Жаль, что безымянные. Скромность наших модельеров - похоже, очередная национальная загадка. Имена их иностранных коллег - везде крупно, золотом, да так, чтобы в каждый кадр попадали. Наши - скрываются за разными АО и ТОО, названия которых скучно даже перечислять" 9.
Эту же черту как тяжелое наследие недавнего прошлого отмечает писатель Андрей Битов в статье "Повторение не пройденного": "Именно неотъемлемость имени от творчества, т. е. личность, т. е. индивидуальность, в малом случае осуждалась как пережиток, в крупном - каралась приговором" 10.
Жители современной России осуждают советскую идеологию за принижение индивидуальности, подчинение ее коллективу, обезличивание. На Западе же склонны обвинять русскую религию и философию в унижении обыденного, земного, ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО. Об этом говорит в интервью писательница Светлана Алексиевич: "На Западе я слышала такое мнение: мол, ваши проблемы - в ортодоксальности вашей православной церкви. Для нас как бы неважно земное, у нас нет дома, нам подавай Вселенную... Возьмите русскую философию. Там только о жизни Духа. Совершенно унижена плоть, унижено все материальное. Это, по-моему, опасно для человека. Жизнь человека сразу обесценивается. И человек говорит: "Если я буду жить там, то мне совсем недорого все здесь"" 11.
В основе идеологии Запада, наоборот, лежит культ индивидуума, уважение к потребностям и чувствам отдельного человека и игнорирование коллектива. Идеология Запада полностью подчинена этому своеобразному культу индивидуального человека, его воле и потребностям. Соответственно, и все системы - экономика, политика, культура, основанные на этой идеологии, - направлены на максимально полное обслуживание индивидуума. В качестве примера - неожиданный (для нас, представителей другой культуры и все еще другой идеологии) материал: текст, напечатанный на оберточной бумаге отеля "Хилтон" в Чикаго, своего рода идеологический манифест или даже гимн, ода индивидуальности: "Our commitment to diversity. We respect the individuality of all customers and employees - a fact that guides the way we do business every day. We strive to create a comfortable, welcoming atmosphere for all of our customers, complete with a wide array of quality merchandise and excellent personal service. All of our employees and their individual viewpoints, beliefs, experiences and backgrounds are highly valued, and We are dedicated to making the most of each person's abilities".
Наша преданность разнообразию. Мы уважаем индивидуальность всех наших клиентов и работников - вот тот факт, который каждый день определяет принцип нашей работы. Мы стремимся создать удобную, гостеприимную атмосферу для всех наших постояльцев, предлагая им массу качественных товаров и прекрасное индивидуальное обслуживание. Все наши работники и их личные точки зрения, верования, опыт и происхождение очень ценятся, и мы нацелены на то, чтобы извлечь как можно больше пользы из способностей каждого.
9 Аргументы и факты, 1996, № 17.
10 Знамя, 1991, № 6, с. 195.
11 Аргументы и факты, 1996, № 17.
209
Прекрасное - и по художественной форме, и по содержанию - разъяснение сущности и корней различий между русской и американской идеологией, менталитетом, культурой находим в пьесе современного американского драматурга Ли Блессинга "Прогулка в лесу" (Lee Blessing, "A Walk in the woods"). В пьесе всего два действующих лица, два профессиональных дипломата: русский Андрей Ботвинник и американец Джон Ханимэн. Их беседа во время прогулки в лесу на окраине Женевы как нельзя лучше проливает свет на то, о чем мы только что размышляли:
"BOTVINNIK. (With a sudden formality.) I will now present to you my serious thoughts on the subject of ... Let's see... the character of the Russians and American people.
HONEYMAN. I don't think that's...
BOTVINNIK. That's my topic. It is
fundamental. Do you object?
HONEYMAN. Not as long as you're
serious.
BOTVINNIK. Deadly. (A beat. Honeyman nods.) Good. There is a great difference between Russians and Americans - yes or no?
HONEYMAN. Well... yes, if you...
BOTVINNIK. There is no difference. I will prove it. If the Russians and not the English had come to America, what would they have done?
HONEYMAN. They would have...
BOTVINNIK. They would have killed all the Indians and taken all the land. See? No difference. Americans and Russians are just the same. But their history is different. What is history? History is geography over time. The geography of America is oceans - therefore no nearby enemies. The geography of Russia is the opposite: flat, broad plains - open invitations to anyone who wants to attack. Mongols, French, Germans, Poles, Turks, Swedes - anyone. Do you agree with this? Of course you do - it is obviously true.
HONEYMAN. Andrey...
BOTVINNIK. Quiet, I am being serious. So, what is the history of America? Conquest without competition. What is the history of Russia? Conquest because of competition. How best to be America? Make individual freedom your god. This allows you to attack on many fronts - all along
your borders, in fact - and maintain the illusion that you are not attacking at all. You don't even have to call your wars wars. You call them "settling the west".
HONEYMAN. That's a gross misreading of ...
BOTVINNIK. Don't interrupt. How best to be Russia then? Fight collectively. Know that you are trying to crush those around you. Make control your god, and channel the many wills of the people into one will. Only this will be effective. Only this will defeat your neighbors (Выделено мною. - С. Т.)".
Ботвинник (с неожиданной формальностью). А сейчас я Вам представлю мои серьезные размышления на тему... ara... характеров русских и американцев.
ХАНИМЕН. Я не думаю, что это...
Ботвинник. Это моя тема. Она фундаментальная. Вы что-то имеете против?
ХАНИМЕН. Если Вы серьезно, то нет.
Ботвинник. Абсолютно серьезен. (Вит [музыкальный ритм]. Ханимен кивает.) Хорошо. Между русскими и американцами существует огромная разница - да или нет?
ХАНИМЕН. Ну что ж... да, если Вы...
Ботвинник. Нет никакой разницы. Я это докажу. Если бы русские, а не англичане прибыли в Америку, что бы они сделали?
ХАНИМЕН. Они бы...
Ботвинник. Они бы убили всех индейцев и забрали бы всю землю. Видите? Никакой разницы. Американцы и русские одинаковы. Но их история различна. Что такое история? История - это география во времени. География Америки - океаны, значит, никаких врагов поблизости. В географии же России все наоборот: плоские, широкие пустыни - открытое приглашение для всех, кто только хочет напасть. Монголы, французы, немцы, турки, поляки, шведы - все. Вы согласны с этим? Конечно же да - очевидно, что это правда.
ХАНИМЕН. Андрей...
Ботвинник. Постойте, я серьезно. Ну, а что там в истории Америки? Завоевание без борьбы. А что в истории России? Завоевание из-за борьбы. Как лучше всего поступить Америке? Сделай своим Господом Богом индивидуальную свободу. Это позволит нападать сразу на многих фронтах, на всех границах фактически, и создавать иллюзию того, что нападения нет. Нет даже необходимости называть войны войнами. Можно называть их "наведением порядка на Западе".
ХАНИМЕН. Это совершенно неверное толкование...
Ботвинник. Не перебивайте. А как же лучше всего поступить России? Сражаться коллективно. Знать, что пытаешься сокрушить тех, кто вокруг тебя. Сделай своим Господом Богом контроль и сведи волю многих людей в одну. Только это окажется эффективным. Только это позволит одолеть соседей.
210

Своеобразный манифест индивидуализма, или, вернее, плач по ослаблению культа индивидуума, его права на неприкосновенность индивидуального мира представляет собой статья Уильяма Фолкнера с характерным названием: " What Happened to It? [Что с ней случилось?]".
Оказавшись в центре внимания "свободной прессы" после получения Нобелевской премии, Фолкнер с горьким разочарованием обнаружил, что американская мечта о священном праве на индивидуальность, на личную жизнь, на свои отдельный, ИНДИВИДУАЛЬНЫЙ мир не сбылась.
Уже первая фраза этой статьи говорит сама за себя: " The American dream was a sanctuary on the earth for individual man [Американская мечта была земным убежищем для личности]". Мечта о свободе индивидуума привела в Америку ее будущих жителей: " An individual man... could be free not only of the old established close - corporation hierarchies of arbitrary power which had oppressed him as a mass, but free of that mass into which the hierarchies of church and state had compressed and help him individually impotent [Отдeльный человек... мог освободиться не только от иерархического произвола закрытых корпораций, который подавлял его и большинство людей. Он освобождался также и от этого большинства, с которым его спрессовала государственная и церковная иерархия, лишив его индивидуальности]". Однако мечта эта рухнула под давлением новой силы, а именно: свободы прессы: " We were all victims of that power called Freedom of Press, of that fault (in the sense that the geologist used the term) in our American culture... which is saying to us daily: "Beware"[Mы все пали жертвой той силы, что именуется Свободой печати, этого недостатка, сдвига (в том смысле слова, в каком его употребляют геологи) нашей американской культуры... которая каждый день напоминает нам: "Будьте осторожны!"]"12.
Разумеется, язык, который, перефразируя слова Ломоносова, "все отразил и все проник", не обошел вниманием культа индивидуума как основного стержня западной идеологии.
По словам английского ученого Дж. В. Томпсона, изучать идеологию в каком-то смысле значит изучать язык, его функционирование в обществе: "Ideas do not drift through the social world like clouds in a summer sky, occasionally divulging their contents with a clap of thunder and a flash of light. Rather, ideas
Идеи в социальном мире вовсе не подобны облакам на летнем небе, которые, медленно перемещаясь, вдруг с раскатом грома или вспышкой молнии выливают свое содержимое. Идеи, скорее, циркулируют
12 On Privacy
(The American Dream:
what Happened
to It?) // W. Faulkner.
Op. cit., p. 67.
211
circulate in the social world as utterances, as expressions, as words which are spoken or inscribed. Hence to study ideology is, in some part and in some way, to study language in the social world (Выделено мною. - С. Т.)" 13.
в социальном мире как высказывания, выражения, слова, будь то в устной или письменной форме. Следовательно, изучение идеологии до некоторой степени предполагает изучение языка в социальном мире.
Разумеется, язык отражает и формирует и идеологию, и менталитет, и, разумеется же, все это происходит в первую очередь и главным образом на уровне лексики, то есть на уровне слов, словосочетаний, фраз (см. у Томпсона: words, expressions, utterances), пословиц, поговорок, крылатых выражений, анекдотов, фольклорных текстов и т. п.
В уже цитировавшемся исследованиии П. Л. Коробки приводится восемь английских и 15 русских фразеологизмов с положительной оценкой, выражающих понятия "КОРПОРАТИВНОСТЬ", "ВЗАИМОПОМОЩЬ", "ДРУЖБА".
Английский язык:
Two heads are better than one [Две головы лучше, чем одна]; Live and let live [Живи и дай жить другим]; Every family has a black sheep [В каждой семье есть черная овца]; There's safety in numbers [В количестве - безопасность]; One good turn deserves another [За хорошее дело следует отплатить];
People who live in glass houses should not throw stones [Людям, живущим в стеклянных домах, лучше не бросать камней]; A friend in need is a friend indeed [Друг, верный в беде, - настоящий друг];
to be all in the same boat [находиться всем в одной лодке].
Русский язык:
Ум хорошо, (а) два лучше;
Живи и жить давай другим;
В семье не без урода;
Один в поле не воин;
Услуга за услугу;
Ты - мне, я - тебе;
Семеро одного не ждут;
С миру по нитке - голому рубаха (рубашка);
Рыбак рыбака (Свой свояка) видит издалека;
Не в службу, а в дружбу;
Старый друг лучше новых двух;
Как аукнется, так и откликнется;
Гора с горой не сходится, а человек с человеком сойдется;
Не плюй в колодец, пригодится воды напиться;
Не рой другому яму, сам в нее попадешь.
Интересно, что понятие "эгоизм" представлено в английском языке двумя фразеологическими единицами с положительной оценкой и четырьмя - с отрицательной.
13 J. В. Thompson. Studies in the Theory of Ideology. Polity Press, 1984, p. 2.
212

Положительная оценка
Английский язык:
Every man for himself [Каждый за себя];
Charity begins at home [Благотворительность начинается дома].
Отрицательная оценка
Английский язык:
Divide and rule [Разделяй и властвуй];
Dog eats dog [Собака на собаку];
Rats desert a sinking ship [Крысы бегут с тонущего корабля];
Every cook praises his own broth [Каждая кухарка хвалит свой бульон].
В русском же языке, по данным этого исследования, фразеологизмов на тему эгоизма нет ни с отрицательной, ни тем более с положительной оценкой 14.
Однако, прежде чем погрузиться в океан лексических единиц, посмотрим на грамматику. Гораздо более компактную, формализованную, построенную по принципу "да - нет", "правильно - неправильно", навязывающую носителю языка свои строгие законы, обязательную для всех (ars obligatoria, обязательное искусство, как ее называли в античности), категоричную и категориальную.
Грамматика действительно зиждется на категориях. Грамматическая категория артикля, имеющаяся в английском, немецком, французском и других европейских языках, по-видимому, отражает повышенный ИНТЕРЕС этих речевых коллективов к ОТДЕЛЬНОЙ ЛИЧНОСТИ ИЛИ ПРЕДМЕТУ. Действительно, носитель английского языка (как и всех других, имеющих категорию артикля) категоризует мир по такому параметру, как "один из многих" (людей или предметов) или "тот самый", "тот, о котором шла речь", "о котором я знаю". Статус грамматической категории, обязательной и неукоснительно исполняемой, не позволяет назвать ни один предмет или существо окружающего мира без немедленного указания на этот признак, значимый для менталитета и, соответственно, идеологии пользующихся языком. Для носителей русского языка такой подход к реальности абсолютно чужд, чем и объясняются те особые трудности, которые возникают у русскоязычных, изучающих английский язык при использовании артикля.
Категория артикля, таким образом, подтверждает и подчеркивает Центральное место индивидуума в культуре и идеологии Запада, сосре-
14 П. Л. Коробка. Идиоматическая фразеология как лингводидактическая проблема. Канд. дисс. МГУ, факультет иностранных языков. М., 1998, с. 124-126.
213
доточенных на удовлетворении потребностей и развитии потенций отдельного человека.
Маленький, но весьма показательный факт: в английском языке личное местоимение I всегда пишется с большой буквы. Может ли русскоязычный человек представить себе, что Я всегда пишется так, как I? Да никогда! Это было бы так нескромно, неприлично, странно, противно и менталитету, и характеру - выпячивание себя. В русском языке с большой буквы пишется местоимение Вы, когда оно употребляется в единственном числе, то есть относится к одному человеку. Таким образом, подчеркивается особенно вежливое и почтительное отношение к ДРУГОМУ человеку - НЕ к СЕБЕ, любимому, а к другому, уважаемому. Не ты, а Вы, да еще с большой буквы - двойная уважительность.
О пристрастии русского синтаксиса к безличным оборотам написано много. В этой особенности грамматики русского языка видят и фатализм, и иррациональность, и алогичность, и страх перед неопознанным, и агностицизм русского народа. Возможно, в этом и есть что-то правильное. Действительно, если европейские сказки начинаются со слов "Однажды король вырастил дерево в своем саду", русский рассказчик начнет сказку словами: "Однажды в королевском саду выросло дерево".
Обычно считается, что богатство и разнообразие безличных конструкций (светает, мне хорошо, штормило) отражает тенденцию рассматривать мир как совокупность событий, не поддающихся человеческому уразумению 15. Конструкции типа солдата ранило миной, крышу сорвало ветром "относятся к фатальным ситуациям войны и бушевания стихий"16. Русский язык таким образом подчеркивает действия высших потусторонних сил и скрывает человека как активного действователя за пассивными и безличными конструкциями.
Думается, что одним из объяснений этого синтаксического пристрастия русского языка может быть все тот же КОЛЛЕКТИВИЗМ менталитета, стремление не представлять себя в качестве активного действующего индивидуума (это, кстати, и снимает ответственность за происходящее).
Во всех тех случаях, когда в русском языке употребляются безличные инфинитивные и тому подобные синтаксические модели, в английском языке имеют место личные формы:
покурить бы - I feel like smoking;
думается, что - I think;
есть охота - I am hungry;
холодает - It's getting cold;
мне холодно - I am cold;
мне не спится - I don't feel like sleeping;
тебя ранило? - are you wounded?
В английском языке человек ("Я" с большой буквы) берет на себя и действие, и ответственность за него. В русском языке и действия, и ответственность безличны, индивидуум растворен в коллективе, в природе, в стихии, в неизвестных, необозначенных силах.
Обратимся к лексике.
15 Именно так поставил вопрос финский лингвист А. Мустайоки в пленарном докладе на тему: "Отражает ли русская грамматика русскую ментальность?", прочитанном на IX Международном Конгрессе МАПРЯЛ в Братиславе в августе 1999 года.
16 3. Трестерова. Некоторые особенности русского менталитета и их отражение в некоторых особенностях русского языка // IX Международный Конгресс МАПРЯЛ. Русский язык, литература и культура на рубеже веков. Т. 2. Братислава, 1999, с. 179.
214
§3. Политическая корректность, или языковой такт
Осознавая интерес западной идеологии вообще и англоязычной в особенности к отдельному человеку в сочетании с игнорированием коллектива как прямую противоположность принципам русского мира, легко понять, почему именно в мире английского языка возникла и развилась мощная культурно-поведенческая и языковая тенденция, получившая название "политической корректности" (Political correctness - PC).
Эта тенденция родилась более 20 лет назад в связи с "восстанием" африканцев, возмущенных "расизмом английского языка" и потребовавших его "дерасиализации" - "deracialization" (см. выше о работе Али Мазруи).
Политическая корректность требует убрать из языка все те языковые единицы, которые задевают чувства, достоинство индивидуума, вернее, найти для них соответствующие нейтральные или положительные эвфемизмы. Неудивительно, что это движение, не имеющее равных по размаху и достигнутым успехам в мировой лингвистической истории, началось именно в США. Английский язык как язык МИРОВОГО ОБЩЕНИЯ, международного и межкультурного, используется как средство коммуникации представителями разных народов и разных рас. Вот почему эти народы и расы предъявляют к нему свои требования. США же - особая страна, население которой состоит из представителей самых разных народов и рас, и поэтому межнациональные, межкультурные и межэтнические проблемы здесь стоят особенно остро.
К тому же "культ отдельной личности", культ индивидуализма в этой стране, претендующей на удовлетворение извечной человеческой мечты о свободной и счастливой жизни и привлекающей всех недовольных, отчаявшихся воплотить эту мечту на родине, - этот культ, по вполне очевидным причинам, достиг апогея и составляет главный стержень идеологии, а значит, всех государственных систем - экономической, политической, культурной.
Итак, языковая корректность. В основе ее - весьма положительное старание не обидеть, не задеть чувства человека, сохранить его достоинство, хорошее настроение, здоровье, жизнь. Сама идея - замечательная, ее можно только всячески поддерживать. Термин политическая корректность представляется неудачным из-за слова политическая, подчеркивающего рациональный выбор по политическим (а значит, неискренним) мотивам в противоположность искренней заботе о человеческих чувствах, стремлении к тактичности, к языковому проявлению хорошего отношения к людям.
Попытка ввести термин языковой такт (linguistic tact)17, по понятным причинам, не имела успеха: мы подоспели со своими поправками, когда движение достигло мирового размаха и термин стал привычным, УСТОЙЧИВЫМ и заимствованным другими языками.
17 См.: S. Ter-Minasova. Language, Linguistics and Life (A View from Russia). Moscow, 1996, p. 120-122.
215

Политическая корректность языка выражается в стремлении найти новые способы языкового выражения взамен тех, которые задевают чувства и достоинства индивидуума, ущемляют его человеческие права привычной языковой бестактностью и/или прямолинейностью в отношении расовой и половой принадлежности, возраста, состояния здоровья, социального статуса, внешнего вида и т. п.
Началось это движение, как уже было сказано, с африканских пользователей английским языком, возмутившихся негативными коннотациями метафорики слова black [черный]. Оно немедленно и очень активно было подхвачено феминистскими движениями, боровшимися за права женщин в современном обществе. Вот примеры тех изменений, которые претерпели "расистские" слова и словосочетания в связи с тенденцией к политической корректности:
Negro > coloured > black > African American/Afro-American [негр > цветной > черный > африканский американец/афроамериканец];

<<

стр. 3
(всего 4)

СОДЕРЖАНИЕ

>>