стр. 1
(всего 3)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

МВД России
Уральский юридический институт







С.С. Малыгин, А.Е. Чечетин






ОСНОВЫ
ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ


Авторский курс лекций











Екатеринбург
2001
ББК 67.73
М 20

М 20
Малыгин С.С., Чечётин А.Е. Основы оперативно-розыскной деятельности: Курс лекций. Екатеринбург: Изд-во Уральского юридического института МВД России, 2001. - 301 с.


Авторы:

Малыгин С.С. - введение, лекции 1-3, 5-8, приложения, перечень нормативных актов и других источников;
Чечётин А.Е. - ( 1 лекции 1, лекция 4, ( 1 лекции 7.


Рецензенты:

- Заслуженный деятель науки Российской Федерации, доктор юридических наук, профессор Драпкин Л.Я.;
- УБОП по Свердловской области.


ISBN 5-88437-084-9

Рекомендовано к изданию редакционно-издательским советом УрЮИ МВД России (протокол № 33 от 29.11.2001).

Предлагаемый авторами курс лекций является одним из первых открытых изданий по основам оперативно-розыскной деятельности. В работе раскрываются общие, наиболее существенные положения теории оперативно-розыскной деятельности, ее сущность, значение и место в системе государственно-правовых мер борьбы с преступностью.
Внимание читателя акцентировано на использование оперативно-розыскной деятельности в сфере компетенции органов внутренних дел.
Издание адресуется широкому кругу читателей: слушателям, курсантам, преподавателям учебных заведений МВД России и других юридических вузов, практическим работникам правоохранительных органов. Курс лекций может быть интересен и непрофессионалам, которым он позволит расширить представление о правовых способах защиты прав и свобод человека и гражданина.


ББК 67.73
ISBN 5-88437-084-9
(c) Малыгин С.С., 2001.
(c) Чечётин А.Е., 2001.
(c) УрЮИ МВД России, 2001.
Введение

Представляемый Вашему вниманию авторский курс лекций является одной из первых работ открытого характера по основам оперативно-розыскного законодательства, адресуемой широкому кругу читателей: слушателям, курсантам учебных заведений МВД России, а также преподавателям, аспирантам и студентам других юридических вузов.
История российского уголовного процесса свидетельствует о том, что оперативно-розыскная деятельность (ОРД), предназначенная обеспечивать органы дознания и предварительного следствия необходимой информацией для быстрого и объективного раскрытия преступлений и розыска преступников, осуществлялась в режиме повышенной секретности. С одной стороны, это было оправдано соображениями получения тактического преимущества над преступниками, а с другой стороны, правовая неграмотность, исторически сложившееся недоверие к силовым органам большей части граждан не позволяли им верно воспринимать необходимость применения в борьбе с преступностью негласных сил, средств и методов, что, естественно, в таких условиях приводило к нарушению прав, свобод и интересов того же "электората".
Особенностью курса лекций является относительная "ограниченность" материала в области тактики использования оперативно-розыскных возможностей, приемы которой отнесены к служебным либо государственным секретам. Здесь авторы отсылают читателей-специалистов к ведомственным нормативным актам МВД России и других правоохранительных органов.
Основной акцент в работе сделан на раскрытие общих, наиболее важных положений теории ОРД, определяющих ее сущность, роль, значение и место в системе государственно-правовых мер в борьбе с преступностью.
Теория, являясь интеллектуальной основой любой профессиональной практической функции, служит фундаментом, в том числе, и оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел. Всякое научное знание объясняет процессы и явления действительности, составляющие предмет его изучения, и вырабатывает предположения об их изменении в перспективе. Многолетний практический опыт специалистов свидетельствует, что эффективность противодействия различным проявлениям преступности зависит от знаний профессионалов в области ОРД, позволяющих правильно ориентироваться в любой обстановке и находить верные решения в самых неожиданных и нестандартных ситуациях. Научные знания о сущности, социальном значении, разведывательной природе, правовых и организационных основах оперативно-розыскной деятельности, вместе с положениями юридической науки, являются одним из необходимых профессиональных качеств сотрудников органов внутренних дел, осуществляющих оперативно-розыскные функции.
Необходимо отметить, что осознанное целостное восприятие положений теории ОРД неотрывно от изучения основ административного права и административной деятельности, уголовного права и уголовного процесса, криминалистики и криминологии, а также других юридических наук, используемых в оперативно-розыскной практике. Однако наиболее детальная разработка теоретических и практических вопросов применения негласных методов борьбы с преступностью осуществляется оперативно-розыскной теорией, которая в настоящее время получила активное развитие и накопила немало плодотворных идей.
При написании работы учтен и использован опыт подготовки традиционных учебных и учебно-методических пособий по курсу "Оперативно-розыскная деятельность органов внутренних дел", а также концепция профессора А.Г.Маркушина, обосновывающая возможность и необходимость преподавания основ оперативно-розыскного законодательства даже в неспециализированных юридических вузах.
Целиком разделяя мнение о необходимости углубления унификации оперативно-розыскной терминологии, авторы просят специалистов в области теории оперативно-розыскной деятельности учесть ориентированность работы на аудиторию преимущественно "неоперативной" специализации, для которой авторы пытались сохранить язык научного общения, предложенный "первоисточником" - Федеральным законом РФ "Об оперативно-розыскной деятельности".
Авторы глубоко признательны коллегам-ученым Московского, Нижегородского и Омского юридических институтов МВД России, а также работникам практических оперативных подразделений органов внутренних дел за существенную помощь и рекомендации в подготовке настоящей работы.


Лекция 1.
История развития оперативно-розыскной
деятельности органов внутренних дел

( 1. Становление и развитие уголовного сыска
в Российской империи

Для осознания современного состояния предмета изучения, коим для нас является оперативно-розыскная деятельность органов внутренних дел, необходимо тщательное исследование его природы и сущности с исторических позиций, поскольку известно, что без истории предмета нет его теории, а без последней нет и мысли о самом предмете. Академик П.Н.Федосеев отмечает: "В концепции материалистического понимания истории принцип системности мыслится в тесном единстве с историко-генетическим пониманием, с исследовательской методологией, определяемой принципом историзма"1.
Именно методологический подход позволяет проследить процесс зарождения, становления и развития ОРД органов внутренних дел как системы в целом, так и отдельных ее элементов.
Оперативно-розыскная деятельность органов внутренних дел как целостная система разведывательно-поисковых мер с использованием преимущественно негласных сил, средств и методов для борьбы с преступностью возникла не "на пустом месте", неодномоментно, а прошла значительный эволюционный путь.
Зародившись в древности, собираемые и сохраняемые по крупицам, передаваемые последующим поколениям сначала в обычаях, а затем закрепленные в первых судебниках, способы и приемы разоблачения обидчиков, "татей" и других лихоимцев постепенно складывались в правила, в узаконенные государством формы.
От практического познания способов борьбы, которое сохранялось на уровне обыденного сознания профессионалов в виде их житейской мудрости, реализуемой в практическом опыте, до разработки как общей доктрины, так и частных теорий науки пройдено несколько самостоятельных этапов, которые составляют историю становления и развития ОРД ОВД. Для получения полного представления об упомянутых этапах воспользуемся результатами исследований ученых историков и юристов2.
В догосударственный период истории человечества не существовали какие-либо специальные органы, которые бы осуществляли, применяя нынешнюю терминологию, розыск нарушителей общинных порядков, расследование родовых конфликтов или приводили в исполнение санкции, применяемые к злоумышленникам. Конфликты разрешались путем возмещения причиненного вреда, выкупа, но чаще всего - через кровную месть.
Среди специфических приемов установления виновного у некоторых народностей бытовал так называемый "допрос жертвы". По мере расслоения родового общества отдельные старые племенные обычаи теряли силу, другие развивались применительно к новым условиям общественного развития. Это относилось и к обычаям, регулировавшим отношения причинителя вреда с потерпевшим.
Разделение первобытнообщинного общества на классы, проявление общественных потребностей, вызвавших зарождение основ государственности, обусловило выделение различных государственных функций, в т.ч. полицейской. Примером тому могут служить ранние государства: уже в Древнем Египте существовала тайная полиция3, а законы Ману рекомендовали древнеиндийским княжествам вести разведку у соседей4.
В первых правовых актах древнерусского раннефеодального государства также были закреплены некоторые оправдавшие себя обычаи по "розыску" преступников.
Первым более или менее полным "сводом законов" времен великокняжеской династии Рюриковичей стала Русская Правда. В ней имелись и нормы, определявшие порядок расследования преступлений, а точнее, формы досудебных отношений потерпевшего и причинителя вреда.
Одной из них был так называемый "свод", который состоял в инициативном розыске потерпевшим вероятного преступника путем "закличи" - публичного заявления о преступлении в местах скопления сограждан (чаще всего на базарной площади, на "торгу") и "личного сыска". "Свод" применялся зачастую при установлении виновного в краже и розыске украденных вещей.
Другой формой досудебных отношений между потерпевшим и предполагаемым злоумышленником было "гонение следа". Оно заключалось в розыске преступника, скрывшегося с места преступления, по оставленным им следам, который осуществляли емцы - поимщики вора, бывшие, судя по всему, первыми сыскными агентами в истории органов, ведущих борьбу с преступностью5.
Естественно, Русская Правда не дает полной картины организации розыскных действий при раскрытии преступлений в эпоху Киевской Руси. Однако в летописи имеются документы, свидетельствующие, что уже в то время для раскрытия преступлений активно применялись негласные средства. Так, тайные агенты были направлены для разоблачения белозерских волхвов-смердов по княжескому велению воеводой Яном Вышатичем еще в 1071 г.
С развитием феодального общества на Руси, ростом имущественного неравенства людей и углублением их классового расслоения функцию активного преследования преступников берет на себя государство, защищая в первую очередь интересы феодалов. Состязательный и обвинительный процессы постепенно начинают вытесняться новыми формами разбирательства преступлений - розыскной и инквизиционный процессы.
На начальной стадии развития государственности на Руси специального полицейского аппарата не существовало. Полицейские функции на территории своего княжества осуществлял князь и различные представители его администрации. В основном расследование дел о преступлениях поручалось княжеским вирникам, мечникам, писцам, тиунам, десятским - предшественникам современных следователей или оперативных работников. В их пользу были установлены особые пошлины, а во время расследования они получали содержание ("кормление") от жителей той местности, где проводили розыскные и иные действия.
Усиление феодальной эксплуатации вызвало массовый протест земледельцев, оборачивавшийся бунтами, разбоями, убийствами и другими преступлениями в отношении феодалов и представителей их администрации. Власть отвечала мерами по укреплению основ розыскного процесса и усилению наказания. Законодатель ввел понятие "круговая порука", т.е. установил коллективную ответственность за преступление. Так, Белозерская уставная грамота 1488 г. возлагала ответственность за душегубство, совершенное в Белозере, на всех жителей посада.
По мере формирования и укрепления централизованного феодального государства во главе с Москвой происходит дальнейшее развитие административно-судебных органов, в т.ч. совершенствуется и система розыска преступников, особенно сыскной работы, производимой по делам о государственных преступниках и лихих людях - любых опасных с точки зрения феодального суда преступниках.
Этот период отмечен принятием новых законодательных актов: Судебника Ивана III (1497 г.) и Судебника Ивана IV (1550 г.), которые, продолжая закреплять роль государственных органов, определили систему приказов (постоянных ведомств), выполнявших, в том числе, и полицейские функции, зафиксировали становление судебных органов, а затем передали Боярской Думе роль центрального органа государственного управления и суда. Сыск, осуществлявшийся Земским и Разбойным приказами и губными избами на местах, активной формой борьбы с преступностью.
Основными формами доказательства, обеспечивающими "обыскание всякими сысками" вины подозреваемых, обвиняемых, становятся: повальный обыск, заключавшийся в поголовном опросе местных жителей территории, на которой проводился розыск; поличное, т.е. изъятие вещественных доказательств "из-под замка"; личное признание, получаемое, главным образом, под пыткой.
В 1649 г. принимается новое Соборное Уложение, ставшее первым полным собранием законодательных актов, включавших вопросы государственного, административного, финансового, гражданского, уголовного права и судопроизводства, и действовавшее около 200 лет. В нем нашли отражение и правовое закрепление ранее сложившиеся формы и методы розыскного процесса. Вместе с тем новый свод законов обеспечил расширение сыскной сферы за счет совершенствования системы доказательств.
Особое внимание Уложение уделило розыскному процессу по так называемым "государевым делам", т.е. политическим преступлениям. Не устанавливая точно органов, которые должны были вести производство по таким делам, не излагая процедуру сыска, закон требовал от всех подданных активного участия в изобличении государевых преступников.
В соответствии с Уложением производство по государственным делам начиналось, как правило, с извета - своеобразного заявления о совершенном либо готовящемся преступлении. В извете, поданном в письменной форме либо записанном со слов заявителя, обязательно указывалось его имя. В реалии же сыск начинался и по анонимкам - "подметным письмам". Существенным для розыска по "государевым делам" было правило получить личное признание подозреваемого. Поэтому первостепенное значение при расследовании имели очные ставки изветчика с обвиняемым и особенно пытки. Воеводы и приказные дьяки "доискивались правды" всеми дозволенными и недозволенными методами сыска.
Предусматривая широкий круг приемов дознания и сурового наказания, Уложение видит в каждом члене общества действительного или предполагаемого "лихого человека" и спешит застращать его угрозой жестокой кары с тем, чтобы удержать от правонарушения6. Институт сыщиков как субъектов общеуголовного сыска в России, учрежденный еще в период межцарствования и ликвидированный в 1627 г. Указом Михаила Федоровича ("Впредь сыщиков для сыску татиных, разбойных и убийственных дел в города не посылать"), вновь учрежден, но уже на постоянной основе. Положение сыщиков было уже выше положения губных старост, которые состояли в их ведении, как и вся земская полиция7.
С приходом на престол Петра I (1672-1725) были предприняты новые попытки активизации сыскного дела. Для ведения "розысков" по "государевым делам" в 1702 г. создается Преображенский приказ, руководимый князем Ф.Ромодановским. Этот "злой тиран, пьяный по вся дни... скудный в своих рассудках человек, но великомочный в своем правлении", методами сыска наводил ужас как на простых людей, так и на знатных. Позже функции приказа перешли к Тайных розыскных дел канцелярии.
В этот период в России впервые была создана регулярная полиция - специальный аппарат, отделенный от общеадминистративных органов государственного управления. Задачи полицейских органов были по-прежнему многочисленны, но главной из них стала борьба с преступностью. Для совершенствования ее организации неоднократно предпринимались попытки создания централизованных звеньев полицейского аппарата.
Определенные полицейские задачи были возложены Петром I на фискальную службу, выполнявшую с 1711 г. функции органа активного контроля, "который должен над всеми делами тайно надсматривать и проведывать про неправый суд"8. Чиновники фискалколлегии, созданной для борьбы с казнокрадством, "мздоимством" и "лихоимством", были наделены правом широко использовать услуги платных осведомителей и доносчиков9.
Указы Петра, направленные против грабительства и иного посягательства на государственные интересы, призывали всех "от первых даже и до земледельцев" доносить царю о таких фактах, а кто, извещал указ, зная нарушителей, не известит, сам "будет без пощады казнен или наказан"10.
Таким образом, сыск и допрос "превращались в ремесло, в заработок и вместе со штрафами грозили стать самой деятельной охраной права и порядка, даже благопристойности"11.
В 1715 г. в Петербурге была утверждена полицейская канцелярия, которую в 1718 г. возглавил генерал-полицмейстер, руководивший всей полицейской службой в столице. После смерти Петра I, в 1730 г., был создан Сыскной приказ, а в 1746 г. - Особая экспедиция по делам воров и разбойников. Оба учреждения просуществовали недолго.
Деятельность сыщиков определялась рядом правовых актов: Указом Сената "О беспрепятственном розыске, преследовании сыщиками воров, разбойников и их сообщников" (1711 г.), Регламентом главного магистрата (1721 г.)12, Учреждением о губерниях (1775 г.)13, Уставом благочиния или полицейским (1782 г.)14. Однако борьба с общеуголовной преступностью не отличалась разнообразием методов сыска. Кроме уже перечисленных приемов дознания, они использовали обнаружение "воровской рухляди" (вещественных доказательств), анализ "язычной молки" - слухов.
Рост преступности во многих развитых странах вызвал отрицательные изменения в экономической и социальной жизни общества, что заставило правоохранительные органы прибегнуть к использованию в борьбе с преступностью специальных мер поискового характера. Родоначальником их применения считается Эжен Франсуа Видок - начальник тайной полиции Парижа. Он разработал и с успехом реализовал в уголовном сыске такие методы, как осведомительство, негласное наблюдение, организация притонов-ловушек и другие приемы15, позволяющие обнаружить преступников, которые не могли быть изобличены обычными способами. В российском уголовном сыске, в отличие от политического сыска, осуществлявшегося чиновниками Тайных розыскных дел канцелярии, ведущими сыск по "государевым делам", негласные методы применялись крайне редко. А с приходом к власти Екатерины II (1762 г.) институт сыщиков как зачаток уголовного сыска был упразднен, а его функции отошли местным органам общей полиции.
С передачей полицейских функций в Управы благочиния (1782 г.) сыск и дознание стали осуществляться частными приставами, которые действовали преимущественно личным сыском, изредка используя информацию случайных или постоянных осведомителей из местных жителей. Такие контакты были основаны на сугубо личных отношениях и документально не оформлялись. Применение перечисленных методов сыска каким-либо нормативно-правовым актом закреплено не было.
В период серьезной реформы российских органов государственного управления в 1802 г., когда его центральными звеньями стали министерства, одним из первых было создано Министерство внутренних дел. Ведущей функцией министерства стало обеспечение "государственного порядка и общественного спокойствия". Эти меры были своевременны, но недостаточны.
К тому времени по числу совершенных преступлений Россия занимала одно из первых мест не только в Европе, но и в мире. Столь высокий уровень преступности не мог не нарушать установленный господствующими классами и поддерживаемый государством порядок. Однако решение этой проблемы не рассматривалось царским правительством в качестве первоочередной задачи, и вся тяжесть борьбы с зарождавшейся профессиональной преступностью ложилась на наружную полицию. Аппарата, вооруженного специальными средствами и методами выявления и раскрытия общеуголовных преступлений, по-прежнему не было.
Основной правовой базой борьбы с преступностью становится изданный в 1832 г. Свод законов Российской Империи, который, по выражению современника, "представлял собой бессвязное собрание самых разнородных и разновременных постановлений, механически сливших воедино статьи Уложения царя Алексея Михайловича, указы Петра".
В соответствии со Сводом, состоявшим из двух частей - законов "О преступлениях и наказаниях вообще" и законов "О судопроизводстве по преступлениям", на полицию возлагалось осуществление следствия и исполнение приговора. Предварительное следствие, в т.ч. и розыскные действия по делу, начинались при наличии определенных законом поводов. Одним из них было собственное усмотрение полиции.
Право ведения расследования по уголовным делам законодательство предоставляло весьма широкому кругу должностных лиц и органов: от нижних земских судов, различных присутствий (полицмейстер, частный и следственный приставы) до особых чиновников, выделяемых МВД, либо комитета, состоявшего из чиновников различных ведомств и возглавляемого офицером жандармского корпуса.
По-прежнему важное значение в процессе расследования придавалось получению собственного признания подозреваемого. Хотя закон и требовал "обнаруживать истину через тщательный расспрос и внимательное наблюдение и соображение слов и действий подсудимого", в реальной практике розыскного процесса допускались "безотчетный произвол, легкомысленное лишение свободы, напрасное производство обысков, неумелость и нередко желание "покормиться", "выслужиться"... бывали случаи добывания доказательств истязаниями и приемами замаскированной пытки"16.
Упоминание об использовании в сыске специальных методов можно обнаружить в Инструкции следственной комиссии Третьего отделения17, которая была создана на месте Особой канцелярии МВД в 1826 г. для "разбора" пойманных особыми средствами воров, мошенников и беглых каторжников. "Специальные средства" составляли приемы, схожие по содержанию со способами, разработанными Видоком. Кроме того, для выявления и разоблачения преступников использовался специальный штат нижних полицейских чинов, которые производили поиск, искусно маскируясь под различные категории правонарушителей или обывателей18. В Наказе полиции о производстве дознания по происшествиям, могущим заключать в себе преступление или проступок (утвержден в 1860 г.), и в Уставе уголовного судопроизводства (1864 г.) на полицию возлагалось осуществление дознания, но ни смысл, ни содержание, ни объем понятия "дознание" ни в одном из этих документов не были раскрыты19.
В качестве одного из способов дознания предлагалось проведение "розысков". В юридической литературе того периода присутствовали разные точки зрения на понятие дознания и пределов его оперативно-розыскного обеспечения. Одни полагали, что целью дознания (т.е. уголовного розыска) является только "обнаружение преступного характера происшествия", а дальнейшие меры по установлению и изобличению преступников - дело следователя20. Другие были убеждены: "дознание направляется на исследование дела для обнаружения виновника и его виновности"21. Третьи предлагали различать дознание в широком и узком смысле слова. В первом случае - это все первоначальное производство, включая розыск (т.е. оперативно-розыскные меры), во втором - собирание признаков одного преступления "для указания преступника"22.
Какое содержание вкладывал законодатель в это понятие, оставалось неясным и после издания Устава с комментариями23. В связи с этим известный русский юрист Н.Селиванов отмечал: "...Раз между окончанием преступления и началом действительного розыска протек сравнительно большой промежуток времени - и очевидность доказательств исчезает, является туманная область гадательных предположений и в 9-ти из 10-ти случаев приходится довольствоваться упованием, что виновные подвергнутся каре Божьей, а дело сдать в архив"24.
В то же время необходимо отметить, что уголовный сыск уже выделялся как самостоятельная форма участия полиции в раскрытии преступлений, причем выступал в качестве основной части дознания. А.А.Квачевский пишет, что "розыск - один из способов производства дознания, направленный к скрытому и тайному преимущественно установлению и указанию преступника"25.
Статьи Устава уголовного судопроизводства говорят о некоторых приемах производства оперативно-розыскного дознания: "В производстве дознания полиция все нужные ей сведения собирает посредством розысков, словесными расспросами и негласным наблюдением, не производя ни обысков, ни выемок в домах"26. Таким образом, можно сделать вывод о том, что в указанный период применение полицией таких оперативно-розыскных методов, как личный сыск, разведывательный опрос, скрытое наблюдение, уже предусматривалось, предусматривалось получение сведений из неофициальных источников способом, при котором обеспечивается полное неведение лиц, в отношении которых эти действия производятся.
Более того, в развитие указанных положений законодатель в ст.254 Устава уголовного судопроизводства предписывает: "...в сомнительных случаях они обязаны собрать сведения посредством негласного полицейского разведывания".
Каких-либо сроков негласного дознания, производимого полицией, установлено не было, что, безусловно, сказывалось на законности его проведения.
Быстрый рост преступности и отсутствие сколь-либо эффективных средств противостояния ей вынудили царских чиновников предпринять более радикальные шаги. В 1866 г. при канцелярии полицейского управления Санкт-Петербурга была создана первая небольшая сыскная часть под руководством И.Д.Путилина27. В ее составе было 22 сыщика. Так Петербургская сыскная часть стала прообразом службы уголовного розыска в России.
Тем не менее, ни организация сыскной части, ни использовавшиеся методы сыска, в т.ч. и негласные, не были нормативно урегулированы, не было на тот момент и квалифицированных сыщиков. Поэтому на первых порах большая часть сотрудников была занята работой по сбору сведений о преступных элементах города, их учетом и регистрацией. Об этом свидетельствует и отчет петербургского обер-полицмейстера Ф.Ф.Трепова за 1867 г., в котором подчеркивалось, что для начала работы сыскного отделения в течение года было собрано 20 тыс. справок о судимых, лицах, причастных к уголовным преступлениям, о разыскиваемых, о тех, кому по различным причинам запрещалось жить в столице, и о других "интересных" для полиции людях28.
Первый, весьма серьезный ведомственный документ - Инструкция полицейским урядникам, осуществлявшим дознание в уездах (утверждена МВД 17 июля 1878 г.), предписывала собирать необходимые сведения негласно, пользуясь знанием жителей своего участка, стараясь не возбудить никакого подозрения или недоверия29. Какого-либо учета таких сведений не было (см. Приложение 1).
В указанный период были сделаны попытки теоретического обобщения практики борьбы с неочевидными преступлениями и выработки на его основе рекомендаций по оперативно-розыскным приемам ведения дознания. В нормативной форме закрепляются соответствующие силы, средства и методы, их содержание и порядок применения. На уровне дискуссий определяются контуры предмета уголовного сыска, формируется понятийный аппарат. Появляются узнаваемые в настоящее время термины: сыск, розыск, поиск, осведомительство, маскировка, негласное дознание, сведения, полученные от осведомителей, осмотр личности, обходы, преследование, учеты, негласный и гласный расспрос и др.
История уголовного сыска до 1866 г. интересна тем, что именно тогда были заложены основы будущей системы оперативно-розыскной деятельности. В правительстве окончательно сформировалось мнение о необходимости и целесообразности организации специальной полицейской службы - сыскной полиции.
Устойчивый рост преступности вынудил МВД к 1907 г. создать и расширить сеть сыскных подразделений в составе Департамента полиции при канцеляриях обер-полицмейстеров, полицмейстеров и градоначальников30 в Киеве, Риге, Одессе, Тифлисе, Баку, Ростове-на-Дону и других крупных городах страны.
Но это были еще далеко не те сыскные аппараты, которые могли дать ощутимые результаты в борьбе с преступностью, поскольку их организация, формы и методы работы не были урегулированы, несмотря на то, что их структура и функции определялись весьма широким перечнем нормативных актов: Общим учреждением губернским31, Уставом о предупреждении и пресечении преступлений32, Уставом уголовного судопроизводства33, Общим уставом счетным34 и рядом других, в т.ч. ведомственными документами МВД.
По-прежнему политический сыск опережал в этом плане сыск уголовный. Здесь была четко организована регистрация "неблагонадежных" с их точными приметами. Необходимо отметить, что архив Третьего отделения "Собственной Его Императорского Величества канцелярии" не только сыграл значительную роль в становлении и упрочении политической полиции, но и существенно повлиял на дальнейшее развитие системы учетов уголовного сыска.
В компетенцию Третьего отделения входил и сбор информации:
- о всех лицах, под надзором полиции состоящих;
- об известных "открытиях" по фальшивым ассигнациям, монетам, штемпелям и документам;
- о всех без исключения происшествиях.
Вся информация о событиях систематизировалась и обобщалась в специальных таблицах35.
Жандармерия первой, уже в конце 50-х гг. XIX в., стала применять для учета своих поднадзорных и фотографию.
В полиции же первое фотографическое бюро было открыто в Петербурге лишь в 1862 г. Вслед за этим полицейские кабинеты фотографии организуются при наиболее крупных полицейских управлениях. С накоплением снимков из них стали формировать удобные в пользовании альбомы, располагая фотографии регистрируемых в алфавитном порядке. А первое в России регистрационное бюро было создано при столичной сыскной полиции в 1890 г. К 1892 г. в различных городах империи было открыто "для лишения рецидивистов возможности скрывать свою прежнюю судимость, равно для констатирования подозрительных лиц, желающих утаить свое прошлое и свое действительное звание", по различным оценкам, 10-12 станций (бюро).
В полицейских нормативных актах нашли отражение предложения известного русского юриста Б.Баршева об использовании розыскных объявлений - своеобразного прообраза сегодняшних розыскных ориентировок. В одном из них говорилось, что в случае незнания места пребывания обвиняемого или его побега суд по представлению судебного следователя, предложению прокурора или собственному усмотрению выносит распоряжение о помещении в сенатских объявлениях и губернских ведомостях статьи о розыске36.
В практику российского уголовного сыска активно внедряются криминалистические методы. Циркулярным распоряжением МВД от 9 апреля 1907 г. в Департаменте полиции было создано Центральное регистрационное бюро. Уже к 1908 г. в губернских и других крупных городах, а также в тюрьмах функционировало 69 дактилоскопических бюро. Тем не менее дактилоскопия оставалась пока лишь вспомогательным средством. Теперь регистрация лиц, проходивших по полицейскому ведомству, проводилась по фотоснимкам, дактилоскопическим оттискам и описанию по методу словесного портрета. На каждого зарегистрированного изготавливались:
1) основная регистрационная карта с 3 фотоснимками и дактилоскопическими оттисками в 2 экземплярах (второй экземпляр предназначался для Центрального регистрационного бюро);
2) снимок для фотоальбома преступников;
3) алфавитная карточка;
4) специальная карточка с фотоснимком - на профессиональных пре-
ступников37.
Необходимость специального отбора и учета нужной информации потребовала создания, кроме упомянутых, новых регистрационных кабинетов и бюро (сначала в Петербургском сыскном отделении, а позднее и в других городах), т.е. новых учетных подразделений.
Одно из них - особый стол38 (1902 г.) - концентрировало сведения об извозчиках, служащих многочисленных питейных заведений, швейцарах и дворниках, наиболее "благонадежные" из числа которых оказывали полиции значительные информационные услуги39. Это был совершенно новый вид учетов, выходящий за рамки традиционной уголовной регистрации, поскольку использовался и для организации негласной работы.
Полицейская служба России к этому времени представляла собой сложную организацию без единой и четкой законодательной регламентации. Входящие в ее состав различные подразделения образовывались разновременно, под влиянием сиюминутных потребностей, чем "в общем-то и объяснялась ее многосложность", бюрократичность и иерархичность40.
Анализ нормативных документов, регламентировавших деятельность общеуголовной полиции, и практики сыска в период по 1908 г. позволяет сделать следующие выводы:
- в случае обострения оперативной обстановки закон разрешал полицейским подразделениям прибегать к помощи местного населения и воин-
ских частей;
- деятельность действовавших сыскных подразделений единым российским нормативным актом не регулировалась. Решение вопросов сыска было отдано на откуп местным органам полиции; в процессе уголовного сыска использовались сведения, полученные от информаторов из числа "подозрительных" лиц;
- специальной подготовки сотрудников сыскных подразделений не осуществлялось, что вело к крайне низкой эффективности сыскной работы (дела прекращались за необнаружением виновного, а преступники освобождались от уголовной ответственности по реабилитирующим основаниям);
- децентрализация системы уголовного сыска ограничивала деятельность сыскных аппаратов пределами обслуживаемой территории, уровень взаимодействия с сыскными подразделениями других местностей был крайне низок;
- усилия по созданию единой системы "тайного осведомления" не подкреплялись достаточными правительственными субсидиями, вследствие чего в дознании часто использовалось рукоприкладство41.
Высокий уровень общеуголовной преступности, полная несостоятельность уголовного сыска, признанная на всех полицейских уровнях, привели к необходимости преобразования полицейского аппарата Российской империи.
Закон об учреждении сыскной части в полиции России, после обсуждения в Думе, был утвержден царем 6 июля 1908 г.42 (см. Приложение 2). По этому закону сыскные подразделения четырех разрядов были образованы в составе полицейских учреждений во всех губернских и крупных городах43.
По замыслу правительства сеть сыскных отделений, подчиненных местному руководству, должна была работать по однородной системе регистрации и розыска, имея единый центр информации. С этой целью в Департаменте полиции еще в марте 1908 г. было открыто так называемое Восьмое делопроизводство, в функции которого входило создание и организация деятельности Центрального регистрационного бюро. Однако идея децентрализованного уголовного сыска, когда сыщики приспосабливались к общерозыскной работе в пределах своего округа, а не специализировались на определенных сыскных функциях, победила. Таким образом, оставшись без центра управления и информации, жестко привязанные к единому району действия, чины сыскной полиции могли рассчитывать только на собственные силы44. В довершение всему отсутствовали специалисты в руководстве сыскных подразделений, т.к. 75% лиц, возглавивших вновь созданные отделения, составляли бывшие участковые и становые приставы, их помощники и даже околоточные надзиратели. Профессиональный уровень этой категории полицейских чиновников, как правило, не соответствовал требованиям, предъявляемым к начальнику сыскного отделения45.
9 августа 1910 г. Министерство внутренних дел, которое возглавлял А.П.Столыпин, утвердило инструкцию чинам сыскных отделений, предусматривавшую в числе задач сыскных отделений негласное расследование преступлений общеуголовного характера (см. Приложение 3).
Одновременно устанавливалась структура отделений, отразившая основные методы их деятельности. Один из отделов проводил работу по выявлению преступников и их разоблачению с помощью негласной агентуры (внутреннее наблюдение), вербовавшейся из представителей преступного мира, скупщиков краденого, хозяев воровских притонов, проституток. Кроме того, сыскная полиция пользовалась услугами лиц, которые по роду своих занятий имели возможность вести наблюдение за многими лицами, - старьевщиков, разносчиков, посыльных, дворников, извозчиков, железнодорожных служащих.
Наружное наблюдение осуществлялось посредством филеров - штатных чинов, специализировавшихся на ведении оперативного наблюдения за лицами, заподозренными в преступлениях. В специальном отделе - оперативно-регистрационном бюро - должна была проводиться работа по использованию в сыске достижений криминалистики, объединяющая все формы учетов. На бюро были возложены функции регистрации преступников, выдачи справок о судимости. Учеты формировались теперь не только за счет сведений, носящих процессуальный и административный характер, но и за счет данных, полученных оперативным путем сыщиками наблюдения.
В целом пространная инструкция, по свидетельству современников, была "изложена так туманно, что... сыск поставлен в такие рамки, которые не дают возможности бороться с возрастающей год от года преступностью"46. Дело усугублялось еще и тем, что некоторые параграфы инструкции трактовались так, что позволяли прокурорам, вместо заслушивания чинов сыскных отделений о результатах оперативной деятельности, самим браться за неизвестную им работу и причинять ей этим ущерб.
В период 1911-1912 гг. Департамент полиции, встревоженный неудовлетворительным состоянием организации сыскного дела, провел целый ряд инспекций в полицейских органах. В итоге констатировалось, что приход к руководству сыскными отделениями представителей общей полиции привел к тому, что новое оборудование оказалось никому ненужным, труды и денежные средства, затраченные министерством в 1908 г. на организацию сыска в России, не привели к желаемым результатам. Научный сыск стал терять свое значение47.
Начальник Петербургского сыскного отделения так описывал тогдашний контингент секретных сотрудников: "Негласных агентов приходится иметь во всех слоях общества. Как при посредстве отбывших наказание за кражи и отпущенных на свободу возможно узнавать места сбыта похищенных вещей, разные воровские притоны и сборища, известные воровские клички воров и пр., так равно собирание секретных справок о разного рода личностях возможно иметь только при посредстве негласных агентов. Через них же получаются сведения о приезжающих из других городов шулерах и членах воровских и других шаек. Во всех увеселительных заведениях, гостиницах, трактирах, постоялых дворах должны быть агенты среди прислуги. Разные общественные и частные учреждения, банки, страховые общества и прочие также не могут быть оставлены без наблюдения тех же негласных агентов"48.
Состояние преступности в России к началу первой мировой войны достаточно убедительно характеризуют такие цифры: начиная с 1898 г. по делам, рассмотренным в общих судебных установлениях, рецидив составлял 22-23%, в 1905 г. - 27%, в 1907 г. - снижение за счет осужденных по политическим мотивам, в 1909 г. - 19,5%, в 1910 г. - 21,4%. Резко возросло количество осужденных. Так, если в 1903 г. общими судами было осуждено 53469, мировыми и административно-судебными установлениями - 66726 человек, то в 1910 г. - соответственно 88478 и 86247 человек49.
Реальность требовала новых, более радикальных реформ. Назревшие проблемы уголовного сыска стали причиной первого съезда начальников сыскных отделений, открывшегося 26 июня 1913 г., где обсуждались перспективы развития розыскного дела в России50. Предложенные съездом реформы коснулись регистрации преступников, правил установления неизвестных лиц и циркулярного розыска51, а также профессиональной подготовки служащих сыскной полиции.
Введение и распространение новых форм учета криминальных событий было затруднено, так как часть документов "полицейского" законодательства не только не вносилась в Свод законов, но даже не публиковалась. Тем не менее к началу революционных событий 1917 г. в российской сыскной полиции сложилась достаточно стройная система учетов, основную роль в которой играли справочные бюро сыскных отделений, включавшие:
1) полицейскую фотографию с антропологическим и дактилоскопическим кабинетами, где велось также и описание примет преступников по методу словесного портрета;
2) карточную регистратуру с фотографиями, антропологическими и дактилоскопическими данными (два экземпляра этого документа направлялись из периферийных органов в центральную справочно-регистрационную картотеку Центрального регистрационного бюро Департамента полиции);
3) картотечный розыскной алфавит;
4) справки о судимости и сведения о лицах, содержащихся в местных тюрьмах;
5) альбом преступников и лиц "порочного поведения" по категориям преступлений (дубликаты фотографий высылались в Центральное регистрационное бюро, где велся единый централизованный фотоальбом). Так, в музее Петербургской сыскной полиции хранились фотоальбомы преступников, подразделенных более чем на 30 категорий. Из них только лицам, наживающимся за счет краж, было отведено 16 разделов: а) воры-гастролеры, б) карманные воры, в) воровки-проститутки, г) воры чердачные, д) воры по передним, е) воры магазинные, ж) воры со взломом квартир и магазинов, з) воры с использованием обмана, к) простые воры, л) воры-прислуги, м) воры велосипедные, н) воры железнодорожные, о) конокрады, п) хипесники (лица, обкрадывающие мужчин, приводимых проститутками на квартиру), р) скупщики краденого, с) притоносодержатели воров и пр.52;
6) коллекцию почерков, орудий преступлений, воровских инструментов, мошеннических приспособлений и прочего инвентаря;
7) сведения по текущим наблюдениям;
8) газетные вырезки и сведения об интересующих полицию лицах и событиях.
После реформы сыскные ведомости стали выпускаться Центральным регистрационным бюро еженедельно, а в случаях, "не терпящих отлагательств", - через несколько часов по получению сведений о необходимости розыска.
После создания сыскных отделений встал вопрос о профессиональной подготовке их работников. В августе 1908 г. в Петербурге были открыты двухмесячные курсы для начальников сыскных отделений. Программа курсов включала в себя довольно широкий круг дисциплин: государственное и полицейское право; уголовное право; судебная медицина; методы регистрации преступников; приемы уголовного сыска; приемы самообороны; ознакомление с оружием и взрывчатыми веществами; ознакомление с гримом и переодеванием; тайнопись преступников (шифры и дешифровка); разбор выдающихся сыскных дел; практика дознания; практика розыска и выслеживания преступников и др. В этот же период была открыта первая школа работников уголовного сыска во Владимире. Курсы давали возможность повысить квалификацию части сотрудников, но это не решало проблемы в целом, что позволяло специалистам сделать вывод: отсутствие знаний - общая полицейская "хроническая болезнь". Поэтому в 1913 г. на Всероссийском съезде сотрудников сыскной полиции остро обсуждался вопрос об открытии курсов и школ для чинов сыскной полиции.
Уже говорилось, что политический сыск в России значительно превосходил общеуголовный и организационно, и технически. Практически все научные методы регистрации и учета пришли в уголовный сыск намного позже - или уже пройдя апробацию в политических полицейских структурах, или зародившись в их "кухне".
Несмотря на то, что охранным отделениям53 предписывалось или разрешалось значительно больше того, что позволялось сыскной полиции, определенное положительное влияние на организацию и тактику ее деятельности они все же оказывали. Это проявлялось и в преемственности методов, и в технике уголовной регистрации, и, особенно, в организации зарождавшихся оперативных учетов, поскольку большая часть учетов, использовавшихся "охранкой", носила именно оперативный характер. Последнее, в первую очередь, касалось учета лиц, представляющих оперативный интерес, сведений о их преступной деятельности, дел их разработки, похищенного или утраченного имущества (вещей, документов), а также граждан, оказывающих полиции помощь на конфиденциальной основе, и передаваемой ими информации.
Таким образом, уголовный сыск в Российской империи, несмотря на определенные организационные недостатки, явился основой для создания уголовного розыска в послереволюционной России.
Практика борьбы с преступлениями, совершаемыми в условиях неочевидности, требовала не только обоснования необходимости разведывательно-поисковых негласных форм деятельности, но и разработки конкретных оперативно-розыскных рекомендаций, теоретического осмысления предшествующего опыта и выработки на этой основе новых тактических приемов.

( 2. Развитие оперативно-розыскной деятельности органов
внутренних дел и появление ее теории в новой России

Переход к советскому этапу развития правоприменительных органов тесно связан с революционными событиями февраля-октября 1917 г. - свержением самодержавия и переходом власти сначала к Временному, а затем к большевистскому правительству. Сыскную полицию и "охранку", разгромленные во время февральских событий, Временное правительство пыталось "оживить" под видом "народной милиции". Однако это были "косметические" меры, а название не отвечало сущности - она не служила интересам трудящихся, поэтому 28 октября (по старому стилю) 1917 г. Народный комиссариат внутренних дел (НКВД) РСФСР принял декрет "О рабочей милиции"54.
Созданной 7 декабря 1917 г. Всероссийской чрезвычайной комиссии (ВЧК), во главе с Ф.Э.Дзержинским, было поручено вести борьбу не только с контрреволюцией, но и с наиболее опасными уголовными преступлениями, однако это не решало всех задач установления правопорядка и законности в такой огромной стране, как бывшая Российская империя.
Преступность этого исторического периода отличалась уголовным "профессионализмом", большой распространенностью особо опасных преступлений, тайным характером их приготовления и совершения, сокрытием следов. Естественно, что наиболее эффективным средством борьбы с преступностью могли быть негласные методы выявления и изучения антиобщественных элементов. Столь ненавистные прогрессивным слоям общества приемы и методы царских уголовной и политической полиции еще до событий 1917 г. в условиях противостояния самодержавия и оппозиционных (революционных) партий были приняты последними на вооружение. С приходом большевиков к власти создаваемые ими органы особого назначения были вынуждены прибегнуть к оперативно-розыскной деятельности как самостоятельному направлению борьбы с преступностью, имеющему непроцессуальный (преимущественно, негласный) характер.
Для успешной борьбы с преступностью требовалось хорошо организованное применение негласных средств и методов: возникла необходимость в разработке общих принципов и правил разведывательной деятельности.
Под руководством Ф.Э.Дзержинского были разработаны положения и инструкции, предусматривавшие использование как негласных, так и гласных методов и средств. Важную роль в правовом регулировании негласной деятельности по борьбе с преступностью сыграла 1-я конференция ВЧК, состоявшаяся в июне 1918 г. На конференции были приняты три нормативных документа: "Инструкция по борьбе со спекуляцией", циркуляр "Обязанности работающих по политическому розыску" и памятка "Что должен помнить каждый комиссар, следователь, разведчик, работающий по розыску"55.
В целях создания профессионального аппарата, способного одолеть массовый рост бандитизма, краж и других тяжких преступлений, в октябре 1918 г. НКВД и Народный комиссариат юстиции (НКЮ) РСФСР приняли "Инструкцию об организации Советской рабоче-крестьянской милиции", которая учредила Главное управление милиции с рядом структурных подразделений56. Первой службой в системе органов внутренних дел, взявшей на вооружение разведывательные методы борьбы с преступностью, стал уголовный розыск, Центральное управление которого (Центророзыск) было учреждено 5 октября 1918 г. Коллегией НКВД было принято "Положение об организации отделов уголовного розыска", в котором отмечалось, что эта служба создается "для охранения революционного порядка путем негласного расследования преступлений уголовного порядка и борьбы с бандитизмом"57. Центророзыск состоял из двух основных частей. Одна из них называлась активной частью и занималась производством дознания, другая - секретной, осуществлявшей негласные мероприятия. Такая структура аппаратов уголовного розыска сохранялась до 30-х гг.
Одной из первоочередных задач органов милиции и ВЧК, особенно важной для оперативно-розыскной деятельности, была организация информационной работы, в т.ч. и уголовной регистрации, на научной основе. Однако эта работа была крайне затруднена.
Те немногие научно-технические средства, которые достались советскому уголовному розыску от дореволюционных полиции и жандармерии, не могли использоваться, т.к. основная их часть была приведена в негодность, а дактилоскопические бюро и фотографические лаборатории почти полностью уничтожены. Активное участие в ликвидации регистрационных карточек и других материалов часто принимали наиболее заинтересованные лица - уголовные преступники58.
Создавшуюся ситуацию можно зримо представить из отчета Центророзыска: "При политическом перевороте почти везде были уничтожены имевшиеся при прокурорах судебных палат кабинеты научно-судебной экспертизы, во многих бывших розыскных отделениях также уничтожены регистрационные материалы, нарушена дальнейшая дактилоскопическая и фотографическая регистрация, много старых служащих розыска ушло, штаты пополнены новичками и, несмотря на царящую во многих местах уголовную анархию, разбой "среди белого дня", безумно дерзкие кражи, борьба с преступностью приняла какой-то кустарный характер..."59
Первые шаги Центророзыска по организации разведывательно-информационной работы можно проследить по его следующим решениям только конца 1918 - начала 1919 гг.
10 октября в губернские управления милиции направлены два циркуляра: в первом из них органам уголовного розыска предлагалось в течение месяца представить фотографии всех без исключения преступников, во втором - предписывалось в двухнедельный срок выслать в Центророзыск подробные списки разыскиваемых лиц, подлежащих задержанию, и, впредь, предоставлять такие списки по мере поступления требований о розыске60.
14 октября начальник Центророзыска предложил создать в Москве трехмесячные курсы для работников уголовного розыска, где они могли бы обучаться основам советского законодательства, научным способам раскрытия преступлений, фотографической и дактилоскопической регистрации61. В связи с этим в документах Главного управления милиции подчеркивалось: "...настало время поставить дело сыска на научную основу и создать кадры действительно опытных работников, научных специалистов"62.
Старые методы сбора и использования информации были отвергнуты, а новых способов и приемов оперативно-розыскной деятельности еще не было выработано (например, опросные листы, картотечный учет преступлений и лиц, их совершивших, были заменены произвольными докладами с мест), поэтому и материалы уголовной регистрации применялись примитивно. Наиболее распространенным способом предупреждения и раскрытия преступлений были облавы, в результате которых задерживались подозрительные лица, изымалось большое количество вещей. Затем и лица, и вещи проверялись по имеющимся материалам регистрации.
Недостаток оперативной информации ощущался не только на тактическом, но и на управленческом уровне. В связи с этим Ф.Э.Дзержинским (решением ВЦИК РСФСР в марте 1919 г. он был утвержден наркомом внутренних дел РСФСР с оставлением его председателем ВЧК) 4 апреля и 5 мая 1919 г. были сформулированы основные "информационные задачи", на основе которых разрабатывались принципы и система единой регистрации преступлений и оперативно-розыскных данных63.
7 июня 1919 г. Ф.Э.Дзержинский издал циркуляр № 4407, которым предписывалось: "...сотрудников ЧК вливать в местные уголовно-розыскные учреждения, содействуя реорганизации этих учреждений и постоянно передавая в их ведение часть функций, лежащих ныне на ЧК в области борьбы со спекуляцией, должностными преступлениями и т.д." Такая реорганизация содействовала тому, что уголовный розыск все больше стал вооружаться опытом работы ВЧК и тем самым совершенствовать возложенную на него разведывательную деятельность по борьбе с преступностью64.
Примитивная преступность первых послереволюционных лет, по выражению начальника научно-технического подотдела уголовного розыска НКВД РСФСР С.М.Потапова, сменилась естественным процессом специализации отдельных ее видов, "первобытные" орудия были заменены на более современные. Такое развитие преступности есть "приспособление преступной среды к современным условиям жизни и уровню знаний"65. В этих условиях с особой остротой встал вопрос о необходимости разработки и применения научных методов борьбы с преступностью.
Совершенствовалась уголовная регистрация, увеличивалось количество ее объектов и их учетных признаков. Выделился специальный вид учета - негласный учет всех подозрительных лиц, профессиональных и непрофессиональных преступников, их организаций (шайки, банды), лиц, соприкасающихся с преступным миром, а также притонов и мест сборищ преступного элемента, проходящих по сообщениям осведомителей и донесениям разведчиков. Гласное добывание и проверка этих сведений (например, через участковых или в ходе облав), а также их открытая регистрация запрещались. Другим службам милиции рекомендовалось сообщать о них в подразделения уголовного розыска в секретном порядке.
Представляется, что оценивать такой подход к работе с оперативной информацией следует двояко. С одной стороны, это действительно была вынужденная мера по защите сведений от разглашения, а кроме того она позволяла, не третируя граждан вниманием "компетентных органов", проверить не только вероятность участия того или иного лица в преступной деятельности, но и возможность его возврата к нормальной жизни либо полной невиновности. С другой стороны, излишнее засекречивание всех аспектов деятельности уголовного розыска приводило к отторжению оперативных сотрудников от их основной опоры - народа, вело к выделению их в специальную обособленную касту, к психологической деформации66. Тем не менее это была новая система, организационно закреплявшаяся не только в инструкциях, но и в "Общих организационных принципах, на которых строится работа уголовного розыска Союза ССР" от 14 мая 1927 г.67
С.М.Потапов в 1927 г. предложил создание блока учетов, в основу которых положил картотеки почерков, монодактилоскопическую и способа действия, особенно подчеркивая важность последней. Он выработал и основные принципы ведения и использования учета преступников по способу совершения преступлений, основа которого сохранена до настоящего времени68.
В процессе функционирования оперативные аппараты развивались, структурно совершенствовались, их работа нормативно упорядочивалась.
В 1937 г. в органах советской милиции были образованы аппараты по борьбе с хищениями социалистической собственности и другими хозяйственными преступлениями (БХСС), которые, ввиду особенного, скрытого, замаскированного характера преступлений в сфере экономики, сразу взяли на вооружение методы негласного их выявления и раскрытия.
Этот и последующий этапы деятельности оперативных аппаратов НКВД отмечены негативными явлениями, вызванными как общеполитической ориентацией руководства страны на усиление классовой борьбы и поиск "врагов народа", так и тесной связью с органами государственной безопасности по работе с "политическими" преступниками. Не уравновешенный демократическими институтами, выведенный из-под контроля закона, НКВД превратился в ведомство, составляющее основу репрессионного механизма. Подобно промышленности, которая всеми средствами "накручивала" показатели валового выпуска в тоннах и рублях, НКВД стремился выполнить свои "планы". Его работники старались выявить как можно больше "контрреволюционных организаций", "вредителей", "шпионов", чтобы оправдать свое существование, самим уйти от репрессий69.
Желание показать активизацию борьбы с уголовной преступностью привело к демонстрации "снижения" количества уголовных проявлений и преувеличению числа раскрытых дел. При выявлении же подобных фактов они объяснялись вредительством и подрывной деятельностью в собственных рядах. Таким образом в 1938 г. была расценена деятельность руководства I-го спецотдела НКВД СССР - Цесарского, Шапиро и Зубкова, которые были обвинены в умышленном создании хаоса в учетных массивах, "полной неразберихе" в организации оперативных учетов, засоренности Отдела чуждыми в политическом отношении сомнительными элементами70.
Массовые репрессии были тяжелейшим испытанием для страны, и не только потому, что в их жерновах погибли миллионы (хотя это было главным). В годы произвола прекрасно чувствовали себя, приобретали невиданную уверенность и власть прежде всего худшие представители общества. Такой размах гонений вряд ли бы был возможен, не "подключись" к карательным органам целая армия помощников. Одних принуждали к сотрудничеству с НКВД силой, другие делали это из карьеристских соображений, третьих обманывали. Именно для них проводилась беспрецедентная кампания по укреплению "бдительности", нагнеталась истерия в выявлении "врагов". Выступая на собрании актива Москвы в Большом театре по поводу 20-летия ВЧК-ОГПУ-НКВД, А.И.Микоян гордо заявил: "У нас каждый трудящийся - наркомвнуделец!"71 Каждый, кто не репрессирован, - осведомитель - это был тот идеал, к которому стремилось тогдашнее руководство.
С началом Великой Отечественной войны многие работники оперативных подразделений НКВД оказались на "переднем" крае борьбы с фашистскими захватчиками. Одни из них получили специальные задания на организацию гражданского населения на активное сопротивление врагу в партизанских отрядах и проведение диверсионных акций, другие - те, что не успели эвакуироваться либо отступить с частями Красной Армии, сами создавали группы сопротивления или также оказывались в партизанских отрядах. Третьи отчаянно боролись с общеуголовной преступностью и активно действовавшей в тылу Красной Армии агентурой противника.
Военная обстановка изменила характер традиционной преступности. Появились совершенно новые преступления: дезертирство, членовредительство, хищение и подделка продовольственных карточек, особые виды мошенничества и т.п. В условиях войны увеличилось количество "старых" видов тяжких преступлений - убийств, разбоев, грабежей и краж. Уголовники, ряды которых возрастали за счет освобождающихся из тюрем и лагерей перед оккупацией и в ее период, вооружались, подбирая оружие в местах боев. Появились и новые уголовные "кадры" - дезертиры Красной Армии. Переходя на нелегальное положение, они укрывались в лесах, объединялись в устойчивые группы, рекрутируя в свои ряды преимущественно несовершеннолетних и женщин, и, часто имея оружие, совершали дерзкие преступления в основном корыстного характера.
Военное время отразилось и на документах органов внутренних дел. По Директиве НКВД СССР от 19 ноября 1941 г. № 292/к "О борьбе с агентурой германской разведки" во всех НКВД-УНКВД были созданы оперативные учеты данных о разведывательных органах и разведывательной сети противника, выявленных оперативным путем.
В период войны деятельность оперативных подразделений милиции и использование ими оперативных методов определялись рядом новых специфических направлений: борьба с уголовной преступностью и помощь органам госбезопасности по выявлению агентуры противника в местностях, объявленных находящимися на военном положении (в прифронтовой полосе); борьба с бандитизмом и другими уголовными преступлениями в районах, освобожденных от врага, при практическом отсутствии специальных архивов, уничтоженных в связи с захватом обширных территорий Союза; приход на службу в милицию новых кадров.
Нормативные документы органов внутренних дел послевоенного периода регламентировали как совершенствование оперативной работы, так и изменение структуры оперативных органов.
Начало 50-х гг. ознаменовалось событиями, которые привели к смене руководства страны и изменениям в политической жизни. Смерть Сталина подвела черту под целой эпохой деятельности государственного аппарата (в т.ч. его силовых органов), называемой сегодня антинародной. Показательным, в связи с этим, являлся Приказ МВД СССР от 9 июля 1954 г. о порядке изъятия из архивных фондов I-х спецотделов всех уровней учетных материалов на лиц, дальнейшее оставление которых на учете не вызывается оперативной необходимостью. Таким образом, только более чем через тридцать лет были сняты с оперативного учета отнесенные к разряду криминальных объектов, наряду с бандитами, налетчиками и ворами всех мастей, взятые на учет по отдельным анкетам в период с 1917 по 1921 г. бывшие помещики, крупные купцы, фабриканты, банкиры, а также другие категории "буржуазного населения", имевшие ценность как заложники72. В число заложников входили близкие родственники (члены семьи) офицеров царской армии, воевавших не только на стороне белого движения, но и в рядах Красной Армии, известных заводчиков, сбежавших в те годы за рубеж73.
Упразднение в январе 1960 г. Министерства внутренних дел СССР, как показала практика, было ошибочным, и прежде всего в плане организации борьбы с преступностью. Связи между республиканскими органами оказались ослабленными, исчезла возможность оперативного применения имеющегося опыта и новейших достижений науки и техники. Не было единой политики и в области организации и тактики использования оперативных средств. Это проявилось в принятии на местах нормативных актов, произвольно трактующих те или иные положения актов центральных органов, касающиеся организации и тактики оперативно-розыскной работы.
И все-таки для органов внутренних дел России это не были годы провала в оперативной работе. Ряд документов ведомственного уровня этого периода имели программное значение. Они закрепили систему и структуру оперативных учетов органов милиции и во многом определили перспективу дальнейшего совершенствования всей информационной деятельности оперативных аппаратов. Министерством охраны общественного порядка (МООП) РСФСР в декабре 1962 г. был издан приказ, объявивший Наставление по организации и ведению оперативно-розыскного учета в органах милиции и Инструкцию о порядке учета разыскиваемых лиц. Эти документы были столь удачными, что опередили свое время и "действовали" более 15 лет, обеспечив таким образом стабильное становление информационной работы в системе правоохранительных органов России.
Для этого этапа развития оперативных аппаратов и оперативно-розыскной деятельности как наиболее эффективного средства в борьбе с преступностью характерно появление первых разработок в области теории ОРД.
Определить точно, на каком этапе эмпирического развития оперативно-розыскной деятельности возникла необходимость в ее теоретическом осмыслении, познании ее закономерностей, весьма сложно. Тем более, что и хронологические границы этапов эволюции этого вида деятельности условны. Думается (и архивные документы этому подтверждение), что подготовка таких руководящих документов дореволюционной полиции, как "Положение об охранных отделениях" (1907 г.), "Инструкция по организации и ведению внутренней агентуры" (1908 г.) и др., уже требовала соответствующего описания, обобщения и систематизации эмпирического опыта сыскной работы.
Уже с первых дней существования уголовного розыска РСФСР для организации его работы необходимо было прибегать к приемам научного анализа. Изучение позитивного наследия российской уголовной полиции (наставлений, инструкций, материалов уголовной регистрации, отдельных методов оперативной работы) имело большое значение.
Возникновение теории ОРД было продиктовано объективной необходимостью распространения накопленного опыта борьбы с преступностью и среди оперативных работников. Интересные теоретические предложения по изучению преступности, личности преступника, тактике применения оперативно-розыскных средств и методов содержались в работах ученых-криминалистов С.М.Потапова, П.С.Семеновского, В.Л.Санчева, И.Н.Якимова и др. Ими были обобщены особенности процесса расследования многих уголовных преступлений, результаты оперативной работы, обнаружены соответствующие закономерности, подчеркнута самостоятельность оперативно-розыскной деятельности. Профессор И.Н.Якимов, уже в то время отождествляя разведывательную (негласную) работу с розыскным искусством, отмечал: "...розыскное искусство, как всякое искусство, имеет свою теорию, может быть еще не так глубоко разработанную... и свою пока не особенно богатую литературу"74.
На последующих этапах была начата разработка частных оперативно-розыскных теорий. Этому важнейшему направлению в становлении теории ОРД посвящены прежде всего работы А.Г.Лекаря, В.А.Лукашова, Д.В.Гребельского, Г.К.Синилова, а также В.Г.Самойлова, В.Г.Боброва, А.Ф.Возного, Л.Н.Калинковича и др.
К этому времени существование теории ОРД вне рамок других юридических наук, прежде всего криминалистики, еще не было общепризнано, но активно разрабатываемые ею основополагающие начала уже играли методологическую роль.
В середине 50-х гг. А.Г.Лекарь сделал вывод о самостоятельности учебного курса ОРД, имеющего свой предмет. Были сформулированы первые понятия и категории, заложен реальный теоретический фундамент дальнейшей разработки гносеологических проблем оперативно-розыскной деятельности. На этой основе к началу 70-х гг. Д.В.Гребельский, А.И.Алексеев, Г.К.Синилов убедительно обосновали необходимость и возможность признать теорию ОРД самостоятельной отраслью научного знания.
Последующие годы следует отнести к периоду теоретических исследований по различным направлениям оперативно-розыскной деятельности, в т.ч. предмета и методологических основ науки, общих положений ее организации и тактики, основанных на анализе положительной и негативной практики применения оперативно-розыскных возможностей органов внутренних дел.
Путь обретения самостоятельности науки был сложным. Это определялось не только непринятием, непониманием или пассивным сопротивлением со стороны практических работников новым подходам к, казалось бы известному, предмету - практической деятельности по предотвращению и раскрытию преступлений путем негласного расследования, но и настороженным отношением к проблемам новой системы знаний со стороны ученых - представителей смежных наук, имеющих с ней общий предмет исследования. Последние считали, что ОРД чисто практическая деятельность, поскольку основана на применении методов и приемов столь же разнообразных, сколь разнообразны преступления. К одной из причин такой позиции научных "собратьев" следует отнести исторически сложившуюся, зачастую неоправданную закрытость как вопросов практики, так и теоретических проблем ОРД. Это ставило насущным вопрос о разработке "кодекса ОРД" - основ оперативно-розыскного законодательства.
Вместе с тем продолжалась активная разработка отдельных направлений теории оперативно-розыскной деятельности и путей их практической реализации в деятельности оперативных аппаратов ОВД.
Основные работы Г.К.Синилова посвящены исследованию: правовых, организационных и информационных основ деятельности субъектов ОРД по борьбе с преступностью; методики и тактики выявления, предупреждения и раскрытия экономических преступлений; теоретических основ применения экономико-правового метода в борьбе с теневой экономикой и другими посягательствами на собственность; прогнозирования преступности; организации, методики и тактики борьбы с организованной преступностью; оперативно-розыскного обеспечения уголовного судопроизводства.
С.С.Овчинским активно разрабатывается проблема информационного обеспечения органов внутренних дел. Выходят его работы по вопросам раскрытия преступлений аппаратами уголовного розыска, а также по оперативно-розыскной профилактике, выполненные на базе обобщения теории оперативно-розыскной деятельности и криминологии.
В.Г.Самойлов и его последователи посвящают свои работы актуальным направлениям теории и практики оперативно-розыскной деятельности (методология оперативно-розыскной деятельности; организация и тактика работы службы по борьбе с экономическими преступлениями; оперативная разработка; организация конфиденциального сотрудничества и др.).
А.Б.Утевским разрабатываются основы организации и тактики борьбы с преступностью на транспорте. Его учебники "Особенности борьбы с преступностью на железнодорожном транспорте" и "Предупреждение и раскрытие преступлений оперативными аппаратами органов внутренних дел на транспорте" являются единственными в настоящее время учебными материалами по данной проблематике и используются преподавателями и слушателями высших и средних учебных заведений МВД России и стран СНГ.
Б.Е.Богданов становится одним из основоположников теории оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел в сфере борьбы с экономической преступностью, а его ученики исследуют различные проблемы этого направления ОРД: "Экономическая информация и ее использование аппаратами БХСС в борьбе с преступностью", "Специальные экономические познания и их использование в деятельности аппаратов БХСС: организационно-тактические и правовые основы" (Ю.С.Блинов); "Информационный фонд службы БХСС. Его организация и использование", "Выявление и раскрытие хищений нефтепродуктов", "Использование возможностей вычислительной техники в следственной работе" (В.П.Кувалдин); "Правовые и этические проблемы оперативной работы службы БХСС" (И.И.Басецкий).
Свою научную школу создает В.Г.Бобров. Он и его последователи работают над проблемами общей теории оперативно-розыскной деятельности ОВД, вопросами организации и тактики борьбы с преступностью аппаратами уголовного розыска и БЭП.
Ю.Ф.Кваша разрабатывает проблематику оперативной работы в специальных учреждениях МВД ("Организационные и тактические основы предупреждения преступлений оперативными аппаратами ИТУ", "Теория и практика оперативно-розыскной деятельности в системе исправительно-трудовых учреждений").
Известную украинскую школу теоретиков сыска представляет своими работами И.П.Козаченко. Его научные интересы лежат в сфере проблем оперативно-розыскной тактики, профилактики преступлений, правовых, организационных и тактических аспектов негласной работы оперативных подразделений органов внутренних дел.
История становления и развития оперативно-розыскной деятельности отражает особенности преступности как крайне опасного, отрицательного явления в общественной жизни, приобретающего в разные исторические периоды различную направленность. В свою очередь, с изменением характера преступности менялся и характер деятельности ОВД. Накопление профессионального опыта привело к совершенствованию стратегии и тактики разведывательно-поисковой работы.
Анализ преступлений показывает, что наиболее тяжкие из них готовятся и совершаются тайно, преступники изощряются в выборе средств маскировки своего преступного поведения. В последние годы отмечаются факты глубокой конспирации преступных групп, применения ими современных технических средств для совершения преступлений и ведения контрнаблюдения за работниками органов внутренних дел, а также использования иных элементов активного криминального противодействия, в т.ч. коррумпированных представителей органов власти и управления.
Это подтверждает верность выбора негласных мер борьбы с преступностью в прошлом и обусловливает необходимость их использования в настоящее время, однако настоятельно требует разработки и реализации на практике современных теоретических моделей борьбы с преступностью в ее новейших проявлениях, на новых стадиях социально-экономического развития общества и государства.
И если тяжесть непосредственной работы по борьбе с преступностью ложится на оперативные подразделения органов внутренних дел и их новые специализированные службы (управления по борьбе с организованной преступностью, подразделения по борьбе с незаконным оборотом наркотиков и др.), то оказывать им помощь в методическом обеспечении такой работы, в уточнении прежних и выборе новых тактических приемов противодействия преступникам и их изобличения по-прежнему призваны представители теории ОРД.
Отмеченные изменения преступности нашли отражение в работах В.М.Атмажитова ("Взаимодействие аппаратов уголовного розыска с другими службами и подразделениями ГОРОВД по раскрытию преступлений", "Реализация оперативно-розыскной информации", "Сущность, силы, средства и методы ОРД", "Специальная работа органов внутренних дел", "Основы оперативно-розыскной тактики ОВД"); И.М.Дьяченко (вопросы взаимодействия оперативных служб ОВД в раскрытии хищений государственного имущества; проблемы использования в оперативно-розыскной деятельности штатных конфиденциальных сотрудников органов внутренних дел; понятие и теоретические вопросы развития организованной преступности в России и проблемы борьбы с нею; вопросы создания системы логико-информационной поддержки процесса выявления организованных преступных формирований и раскрытия преступлений, ими совершенных); В.П.Илларионова (использование возможностей переговорного процесса в борьбе с преступностью); И.А.Климова (исследование предмета, системы и методологии теории ОРД; правовых, организационных, информационных основ деятельности субъектов ОРД по борьбе с преступностью; прогнозирования преступности; организации и тактики борьбы с организованной преступностью; оперативно-розыскного обеспечения уголовного судопроизводства; обеспечения экономической безопасности и др.); Г.Г.Лаевского (проблемы распознавания лиц, представляющих оперативный интерес для органов внутренних дел; организация и тактика получения информации от лиц, находящихся в условиях камерного содержания и ограниченного передвижения; совершенствование таких методов оперативно-розыскной деятельности, как личный сыск и оперативная разработка); А.А.Фальченко ("Правовые и организацинно-тактические проблемы использования аппаратами БХСС возможностей ОРД в предупреждении хищений", "Организация и тактика деятельности аппаратов БЭП").
В этом ряду особой актуальностью отличаются работы А.Г.Маркушина, посвященные правовым основам организации и тактики получения информации; выявлению лиц и фактов, представляющих оперативный интерес; документированию и реализации оперативных данных. Несомненной заслугой А.Г.Маркушина является разработанная им концепция обоснования объективной необходимости преподавания в юридическом вузе спецкурса основ оперативно-розыскного законодательства и, прежде всего, вопросов уголовно-процессуального использования оперативной информации в раскрытии и расследовании преступлений. Такой курс прошел экспериментальную проверку на юридическом факультете Нижегородского государственного университета и, несомненно, послужит повышению эффективности работы правоохранительных органов по борьбе с преступностью75.
И здесь он не одинок. Бывший работник прокуратуры, а ныне Заслуженный деятель науки Российской Федерации, профессор Л.Я.Драпкин еще в начале 90-х гг. читал специальный курс об основах использования оперативно-розыскных возможностей в расследовании преступлений на кафедре криминалистики Свердловского юридического института (ныне Уральская юридическая академия).
Ученые - представители теории оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел стали инициаторами подготовки и разработки не только многочисленных методических рекомендаций оперативным аппаратам и основополагающих ведомственных нормативных актов по различным направлениям оперативно-розыскной деятельности ОВД, но и проектов законов "О милиции", "О борьбе с организованной преступностью", "О борьбе с коррупцией", "Об отмывании преступных доходов", Положения о службе криминальной милиции, Концепции государственно-правовой политики в области борьбы с преступностью, а также ныне действующего Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности" (1995 г.).
Первый закон "Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации", принятый Верховным Советом РФ 13 марта 1992 г., можно без преувеличения считать событием исключительной важности в ряду практических мер, осуществляемых в последние годы в целях совершенствования правовой базы борьбы с преступностью. В законе было дано определение оперативно-розыскной деятельности; раскрыты ее содержание, задачи и принципы; сформулированы основные положения, устанавливающие правомерность, условия и порядок проведения оперативно-розыскных мероприятий, использования их результатов в раскрытии преступлений; закреплены права и обязанности лиц, связанных с оперативно-розыскной деятельностью, регламентированы вопросы их социальной и правовой защиты. Впервые ОРД был придан официальный статус государственной правовой формы борьбы с преступностью, создана ее правовая основа.
Вместе с тем закон был нормативным актом переходного периода, создавался впервые и опередил по времени принятие Конституции РФ, в связи с чем ему оказались свойственны существенные недостатки, в частности, определенная декларативность, неконкретность отдельных положений (ограничение возможностей оперативных служб), слабо проработанный механизм гарантий соблюдения прав и свобод граждан при осуществлении оперативно-розыскной деятельности. Поэтому возникла необходимость внесения изменений и дополнений в названный закон, приведения его в соответствие с Конституцией РФ, насущными потребностями практики.
Новый Федеральный закон "Об оперативно-розыскной деятельности" (далее - Закон об ОРД) вступил в силу с 18 августа 1995 г. Им предусмотрен ряд принципиально новых правовых установлений. К их числу можно отнести следующие основные новеллы:
1. Расширены задачи ОРД (ст.2).
2. Дополнен перечень оперативно-розыскных мероприятий (далее - ОРМ) (ст.6).
3. Более четко сформулированы основания проведения ОРМ (ст.7).
4. Установлено судебное разрешение на проведение ОРМ, ограничивающих конституционные права граждан, а также осуществляемых безотлагательно (ст.8); введен новый порядок рассмотрения судом таких материалов (ст.9).
5. Скорректированы положения закона, регламентирующие использование результатов оперативно-розыскной деятельности; установлен порядок передачи оперативно-розыскных материалов органу дознания, следователю или в суд (ст.11).
6. Конкретизированы права граждан, содействующих органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность (ст.18).
7. Расширены и конкретизированы положения в части прокурорского надзора за оперативно-розыскной деятельностью: определен круг сведений, которые не входят в предмет прокурорского надзора (ст.21).
К сожалению, и в ныне действующем Законе об ОРД не в полной мере учтены современные разработки теории оперативно-розыскной деятельности и достижения передовой оперативно-розыскной практики. Поэтому авторы последовавших комментариев к Закону об ОРД вынуждены в отдельных случаях более подробно, чем это можно было бы сделать при ином решении законодателя, разъяснять нормативные предписания, давать толкование ситуациям, в которых возникающие порой правовые отношения в должной мере не урегулированы Федеральным законом76.
Факт позднего законодательного оформления ОРД и то, что лишь в 1994 г. она была признана Высшей аттестационной комиссией в качестве научной специальности, говорят о молодости теории оперативно-розыскной деятельности и ее перспективности.
Исторический экскурс, таким образом, позволяет сделать следующие основные выводы.
1. Процесс формирования и развития любого государства и его институтов обусловлен объективными потребностями общественной жизни.
Наличие такого социального явления, каким является преступность, приводит к необходимости образования специальных структур для борьбы с нею. В ряду этих структур стоят и органы внутренних дел.
2. Исторически сложившейся формой практической деятельности по борьбе с преступностью стали разведывательно-поисковые методы, носящие преимущественно негласный характер. Правоохранительными органами они взяты на вооружение вследствие особенностей постоянно мимикрирующей преступности (тайный характер подготовки и совершения преступлений, а также постпреступного поведения).
3. Активное использование негласных методов в борьбе с преступностью требует углубленного изучения их природы, сущности и закономерностей функционирования, получения и использования оперативной информации в расследовании преступлений, а также научной разработки оптимальных направлений оперативно-поисковой работы в современных условиях.


Лекция 2.
Теоретические, правовые и иные основы
оперативно-розыскной деятельности, ее задачи и принципы

Известный принцип системного подхода к познанию любого явления, объекта изучения позволяет рассматривать оперативно-розыскную деятельность органов внутренних дел как совокупность двух самостоятельных систем. Во-первых, как систему научных знаний, взглядов, относительно новую научную дисциплину - теорию ОРД ОВД, которую частично представляет учебная дисциплина "Оперативно-розыскная деятельность органов внутренних дел"; во-вторых, как систему организационно-правовых, познавательно-деятельных элементов и приемов получения и использования информации непроцессуального характера в практике борьбы с преступностью. Для уяснения сущности, задач и значения каждой из этих составляющих рассмотрим их содержание последовательно.

( 1. Теоретические основы оперативно-розыскной
деятельности органов внутренних дел и их значение
для практики борьбы с преступностью

Возникновение теории оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел, как и любой другой науки, обусловлено потребностями общественной практики, в нашем случае - практики борьбы с преступностью с использованием специальных разведывательно-поисковых возможностей.
На определенном этапе развития накопленный эмпирический материал перестал устраивать практику ОРД и она потребовала научного подхода к изучению, обнаружению необходимых закономерностей между сложившимися в этой области борьбы с преступностью отношениями, выработке единых подходов к познанию результатов применения сил, средств и методов с использованием общего языка (знаковых форм). Общеизвестно, что теория становится необходимой там и тогда, где и когда возникают научные проблемы, решение которых невозможно без теоретического исследования.
Генезис такого перехода от эмпирии сыска к научному знанию о непроцессуальных возможностях ОРД в общих чертах уже был нами рассмотрен.
Теория любой науки как отрасли знания описывает и объясняет некую совокупность явлений, реальных отношений, выдвигаемых концепций, сводит обнаруженные закономерности к единому началу.
Гносеологическую сущность основ оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел следует представлять прежде всего через понятия и сущность теории ОРД, ее объект, предмет и методы научного познания. Специфичность этих элементов в первую очередь свидетельствует о самостоятельности науки.
Попытки сформулировать понятие теории ОРД и определить ее предмет имеют принципиальное научное и практическое значение, ибо, как отмечает А.Г.Маркушин, эти фундаментальные методологические проблемы формируют не только основу общей теории, но и конкретные научно-прикладные исследования.
Одно из первых понятий теории ОРД предложил В.А.Лукашов, обозначив ее как основанную на выявленных закономерностях систему знаний о формах организации оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел и тактике осуществления оперативно-розыскных мероприятий, направленных на предупреждение, раскрытие преступлений, розыск скрывшихся преступников и без вести пропавших лиц.
Однако бесконечный процесс познания заставляет возвращаться к прежним, казалось бы решенным, проблемам на новом уровне развития знаний, что приводит к выводу, что подходы ко многим понятиям науки складываются по мере ее генезиса. Это касается и рассматриваемых нами понятий.
Если объектом исследований теории оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел является практика борьбы с преступностью, осуществляемая специальными (непроцессуальными) средствами и методами, то предметом теории, отражающим объект, следует определить закономерности, складывающиеся в сфере ОРД. Именно это, по словам Р.С.Белкина, оправдывает существование самостоятельной науки77.
Определение закономерностей в области ОРД также было неоднозначным по мере их изучения. Так, авторы первого учебника по курсу ОРД (кафедра Московской высшей школы, 1966 г.), под руководством А.Г.Лекаря, относили к этим понятиям: закономерные связи между тайными способами подготовки и совершения преступления и негласными методами и средствами их предотвращения и раскрытия; особенностями действий преступников и тактическими приемами их разоблачения; эффективностью осуществления оперативно-розыскных мероприятий и результатами борьбы с преступностью и иные.
В современном варианте эти закономерности, исследованные А.И.Алексеевым, Г.К.Синиловым, В.А.Лукашовым, А.Ф.Возным, А.Ф.Волынским, Д.В.Гребельским, В.Г.Самойловым, наиболее удачно изложили в своих работах их последователи В.М.Атмажитов и А.Г.Маркушин.
Структурно в составе теории оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел они предлагают выделить закономерности:
- организационного обеспечения;
- познавательного и деятельного аспектов;
- правового и нравственно-психологического характера (отношений)78.
Закономерности, относящиеся к организационному обеспечению, влияют на подбор, профессиональную подготовку и расстановку кадров (включая конфиденциальные источники); возникновение и формирование факторов, составляющих оперативную обстановку и всех вытекающих из ее анализа и оценки состояний; обеспечение оперативных аппаратов научно-техническими средствами; выбор организационно-управленческих направлений функционирования криминальной милиции (как в целом, так и отдельных ее подразделений) и др.
Закономерности познавательного аспекта содержат приемы получения на основе универсального диалектического метода, а также общенаучных и специальных методов ОРД информации непроцессуального (оперативно-розыскного) характера о той части объективной действительности, которая отражает "криминальный мир" (преступность и преступления, со всеми их проявлениями, отношениями и связями), познание которых одними гласными мерами невозможно либо затруднительно.
Закономерности деятельного (прикладного) аспекта включают направления, способы и приемы (собственно тактику) использования полученной оперативно-розыскной информации для достижения цели борьбы с преступностью.
Закономерности правового характера отражают законодательное и ведомственное нормативное регулирование и возникающие при этом правовые отношения.
Закономерности нравственно-психологического и иного характера содержат отношения, возникающие в ходе осуществления разведывательно-поисковых действий, мероприятий (реализация познавательного и деятельного аспектов), а также организационно-правового обеспечения такой деятельности.
Ни одно научное определение, естественно, не может быть признано окончательным. Однако обобщение указанных положений позволяет сделать вывод, что предмет теории ОРД составляют закономерности возникновения, функционирования информации об обстоятельствах подготовки, совершения, маскировки (сокрытия) преступлений, ее непроцессуального получения и использования в борьбе с преступностью, а также о возникающих при этом отношениях особого рода.
Характер отношений, возникающих и реализующихся в данной области (носят объективный характер, через них проявляются свойства ОРД и ее специфические черты), еще предстоит определить в ходе тщательного научного изучения в процессе формирования новой отрасли права - уголовно-розыскного права. В дискуссии по этой проблеме участвует все большее число специалистов79.
Очень важно определить место теории ОРД в системе наук, уяснить ее соотношение со смежными научными дисциплинами, обозначить области "пограничного" характера и возможности взаимного влияния и проникновения. Решение этих задач позволяет не только определить (подчеркнуть) специфику предмета теории ОРД (а значит и самостоятельность), но и сделать выводы о ее характере, содержании и перспективах развития.
Не умаляя важности связи теории ОРД с конституционным, административным, уголовным, уголовно-исполнительным правом, уголовным процессом, со специальными юридическими науками - криминалистикой, криминологией, судебной медициной, а также с такими науками, как логика, психология, педагогика, остановимся на наиболее значимых из них.
Теория права имеет для теории ОРД важнейшее методологическое значение. Учение о сущности и функциях государства и регулирующей роли права, такие понятия, как юридический факт, правоотношения, правопорядок, законность и др., лежат в основе теории оперативно-розыскной деятельности.
История государства и права (и это уже отмечалось) имеет методологическое значение для исследования основных этапов становления, развития ОРД и использования исторических закономерностей.
Научные положения уголовного права о видах и формах преступлений, основаниях уголовной ответственности, составе преступления, стадиях его развития, видах и условиях применения наказания являются базовыми (вследствие единого объекта познания - преступления) для выявления закономерностей: возникновения и обнаружения оперативно-розыскной информации на различных стадиях развития посягательства; формирования организованных преступных группировок и др.
Закономерности применения норм уголовно-процессуального права (поводы и основания возбуждения уголовного дела, учение о доказательствах и др.) являются весьма важными для теории ОРД. Среди них особое значение имеют закономерности поиска источников оперативной информации, определения предмета документирования, выбора приемов и средств сбора фактических данных и возможностей их легализации.
Основы криминологии позволяют теории ОРД использовать научные положения о причинах и состоянии преступности, личности преступника для закономерных выводов об оптимальности расстановки оперативно-розыскных сил и средств, их маневре с учетом криминологического прогноза, соответствующих профилактических мерах по устранению обстоятельств, способствующих совершению правонарушений, и воздействию на лиц с асоциальной направленностью.
Общеизвестна органическая связь криминалистики и теории ОРД. Неоспорим тот факт, что ОРД зародилось в недрах криминалистики. Их взаимообогащение, взаимопроникновение и, в то же время, отличие обнаруживаются при сравнении предметов этих наук. Даже значительное совпадение их задач не исключает существенных различий в средствах и методах их достижения.
Важнейшее значение как для теории ОРД, так и для практического применения ее сил, средств и методов имеют следующие научные положения криминалистики: учения об идентификации, уголовной регистрации, розыскных приемах. Они могут выступать методологической основой для формирования целого ряда частных оперативно-розыскных теорий (например, об организации и использовании оперативных учетов, организации личного сыска, розыскной работы и др.).
Теория оперативно-розыскной деятельности, представляя собой разновидность процесса познания объективной действительности, диалектического отражения предметов и явлений материального мира в сознании людей и других закономерностей, складывающихся в сфере борьбы с преступностью, по своей познавательной сущности не отличается от других наук. Именно поэтому теория оперативно-розыскной деятельности, как и другие отрасли знания, базируется на применении совокупности методов научного исследования, включая современные - ситуационного подхода, системно-структурного анализа, конфликтного взаимодействия и игр, информации и др. Но если вопрос о главенстве всеобщего диалектического метода, являющегося базой для формирования общенаучных и специальных методов познания, общепризнан, то в вопросе о собственных методах теории ОРД у специалистов нет единого подхода.
Собственно методы теории оперативно-розыскной деятельности выделяют Д.В.Гребельский, В.А.Лукашов, В.Г.Бобров, В.Г.Самойлов, С.С.Овчинский, А.Г.Маркушин и др., относя к ним опрос, наблюдение, обследование зданий, сооружений и других объектов, их исследование, оперативный эксперимент, а также методы информационно-аналитического характера (анализа и оценки оперативной обстановки, получения и обработки сведений личностного характера, обработки оперативно-технической информации), метод системного изучения и внедрения передового опыта, сравнительно-правовой и формально-логический методы толкования правовых норм ОРД.
Первую группу методов, на наш взгляд, следует отнести к прикладным методам оперативно-розыскной деятельности (основанным на общенаучных методах познания), с помощью которых поставляется эмпирический материал для теоретических исследований. В отношении второй группы следует присоединиться к мнению А.И.Алексеева и Г.К.Синилова о том, что ни в какой науке нет каких-то абсолютно своих методов, а в исследовании проблем оперативно-розыскной деятельности общенаучные методы и специальные методы других наук модифицируются в зависимости от объекта исследования, принимая специфические черты, обусловленные своеобразием предмета теории ОРД. Однако они, "применительно к оперативно-розыскной специфике, пока не настолько глубоко разработаны, чтобы их можно было рассматривать в качестве частных методов теории ОРД". Тем не менее, научно обосновано, что отсутствие собственных методов (к конкретному моменту исследования) не отрицает существования науки в целом.
Перечисленные положения позволяют сделать вывод о том, что стратегической целью теории ОРД является обеспечение практических мер борьбы с преступностью научно обоснованными рекомендациями по использованию специфических непроцессуальных (прежде всего негласных) средств и методов.
Вследствие этого основными задачами теории ОРД становятся:
- изучение истории становления и развития ОРД;
- изучение закономерностей и общественных отношений, составляющих предмет теории ОРД; разработка понятий, категорий и принципов ОРД, определение ее места в системе научных знаний;
- исследование методологических проблем теории ОРД, системы методов других наук, используемых в теории ОРД для разработки собственных современных методов;
- исследование правовых основ ОРД и разработка мер обеспечения законности ее осуществления;
- исследование теории информационного обеспечения ОРД и разработка стратегии информационно-аналитической работы в оперативных аппаратах ОВД;
- исследование организационно-структурных и управленческих проблем с целью совершенствования комплекса организации и управления силами и средствами ОРД;
- исследование теории и практики оперативной работы правоохранительных органов зарубежных стран, творческое использование передовых организационно-тактических форм и приемов борьбы с преступностью.
Эти задачи возникают из накопленных знаний и опыта в науке и практике и обусловливают необходимость выявления новых проблем теории ОРД, стимулирующих ее развитие.
Уже сегодня требуют научной разработки проблемы, связанные со стратегической и тактической разведкой80, и другие организационно-тактические аспекты ОРД.
В связи с этим невозможно игнорировать значение теории ОРД для практики ее реализации.
В системе научных знаний, обеспечивающих профессиональную деятельность сотрудников оперативных подразделений, оперативно-розыскная теория занимает особое место. Она отражает зафиксированные в научных и профессиональных категориях теоретические, правовые, организационные, тактические и технические стороны оперативно-розыскной функции органов внутренних дел. Творчески приспосабливая современные достижения смежных правовых наук и исследуя положительный опыт оперативно-розыскных подразделений, оперативно-розыскная теория своими научными выводами и рекомендациями непосредственно обслуживает разведывательную работу органов внутренних дел в области борьбы с преступностью.
Основополагающее значение теории проявляется в двух аспектах. С одной стороны, практика оперативных аппаратов выступает в качестве базы для теории, служит источником формирования научных знаний, с другой - теория оперативно-розыскной деятельности оказывает непосредственное влияние на практику.
Как отрасль знания теория ОРД, описывающая и объясняющая некоторую совокупность явлений, реальных отношений, выдвинутых положений и сводящая открытые в этой области закономерности к единому объединяющему началу, имеет в конечном итоге сугубо практическую направленность, поскольку она как раз и обосновывает роль практики в познании и преобразовании действительности, тогда как практика в свою очередь оказывается предпосылкой, основой, критерием истины, средством и целью познания.81
Таким образом, практика борьбы с преступностью является объектом исследования для теории оперативно-розыскной деятельности. Познание практики происходит на эмпирическом и теоретическом уровнях. В современных условиях процесс такого познания характеризуется тем, что накопление знаний на эмпирическом уровне переходит в формирование системы знаний на теоретическом уровне. Исследователи не ограничиваются описанием фактов, а на основе их пристального изучения, сопоставления, абстрагируясь от частностей, проникают в глубь явлений и процессов, выявляют объективные связи, отношения и закономерности.
Такой уровень развития знаний в области теории оперативно-розыскной деятельности позволяет ей оказывать обратное воздействие на практику, причем не путем представления отдельных объективных умозаключений ученых, а посредством внедрения в практику научно обоснованных и всесторонне проверенных на практике рекомендаций по совершенствованию деятельности оперативных аппаратов.
Поскольку каждый работник органов внутренних дел, выполняющий функции по борьбе с преступностью и охране общественного порядка, в той или иной мере использует элементы разведывательной работы, состоящей в негласном выявлении и исследовании криминогенных объектов, то оперативно-розыскная теория представляет собой фундаментальное научное знание, необходимое специалисту-профессионалу, получающему юридическое образование.
Наиболее существенное воздействие на практику борьбы с преступностью теория оперативно-розыскной деятельности оказывает прежде всего путем трансформации научных положений и выводов в правовые нормы, обязательные для исполнения всеми гражданами и органами внутренних дел (начиная с Конституции РФ, Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности" и завершая ведомственными нормативными актами МВД России).
Одним из основных направлений внедрения достижений теории в практику оперативных аппаратов является издание соответствующей литературы (учебников, учебных пособий, методических рекомендаций и др.).
Важным направлением внедрения достижений теории в практику оперативно-розыскной деятельности является обучение слушателей, курсантов, практических работников в образовательных учреждениях МВД России и других, в т.ч. гражданских, юридических вузах, что не только содействует более активному (в соответствии с требованиями закона) применению оперативно-розыскных сил, средств и методов сотрудниками оперативно-розыскных аппаратов, но и способствует в целом более высокому уровню организационно-правового обеспечения, соблюдению законности. Это соответствует современной тенденции раскрытия сущности оперативно-розыскной деятельности в публичном праве.

( 2. Оперативно-розыскная деятельность
как государственно-правовая функция, ее задачи и принципы

Основой познания природных и социальных явлений (в т.ч. негативных, каким является преступность), критерием истинности такого познания является практика. Она представляет собой общественную, материальную и иную целесообразную деятельность людей, направленную на достижение полезных им целей по преобразованию природы и общества.
Одним из таких видов общественной деятельности является защита жизни, здоровья, собственности и других конституционных прав и свобод человека и гражданина, безопасности общества и государства. Указанная деятельность в соответствии с Конституцией РФ возложена на государственные правоохранительные органы, которые имеют самостоятельные задачи и наделены соответствующими полномочиями.
Так, на органы внутренних дел на основе действующих законодательных и подзаконных актов возложено выполнение административно-правовой, уголовно-процессуальной, оперативно-розыскной и уголовно-исполнительной функций.
Исследование сложной системы правоохранительных функций органов внутренних дел обнаруживает, что оперативно-розыскная функция имеет возможность защищать общество от противоправных посягательств, выявление, предотвращение и раскрытие которых классическими методами расследования недостаточно эффективно. И криминалистика, и уголовный процесс, и административная деятельность, в силу своей правовой природы, лишены возможности применять негласные методы. В то же время криминально активные лица принимают меры по нейтрализации действий правоохранительных органов путем:
- использования фактора внезапности;
- выбора или отработки изощренных способов подготовки, совершения преступлений и маскировки их следов;
- проведения контрразведывательных мер, не позволяющих проникнуть во внутренние структуры криминального мира, к его организаторам и вдохновителям, препятствующих получению объективного представления о процессах, протекающих в преступной среде82.
Таким образом, автономное положение оперативно-розыскной деятельности позволяет сделать вывод, что она представляет собой самостоятельный социальный институт, обладающий определенным набором характерных признаков. Анализ этих признаков дает возможность уяснить сущность и особенности оперативно-розыскной деятельности.
1. К первой отличительной черте ОРД следует отнести ее правовой статус. Это означает, что она обеспечена широким кругом правовых источников, содержащих сложную совокупность норм права, согласованных между собой, а именно: законы (Федеральный закон "Об оперативно-розыскной деятельности", УПК РСФСР и др.), подзаконные нормативные акты (Указы Президента РФ, постановления Правительства РФ по вопросам борьбы с преступностью), ведомственные нормативные акты МВД России (приказы, наставления, инструкции).
В правовых актах государства закреплена основная цель оперативно-розыскной деятельности, ее задачи, основные направления и операциональный "инструментарий". ОРД ведется от имени государства и в его интересах. Таким образом, она признана государством как государственно-правовая форма борьбы с преступностью.
2. Вторым признаком, отличающим ОРД от других государственно-правовых функций правоохранительной деятельности, является ярко выраженный разведывательно-поисковый характер мер, направленных на выявление лиц и фактов, представляющих оперативный интерес.
Эти меры реализуются в познавательном, деятельном и организационном аспектах ОРД, их особенность проявляется в организованном особым образом применении некоторых специфических приемов оперативно-розыскной работы и научно-технических средств, в противопоставлении тайным действиям преступников оперативно-розыскных мероприятий, носящих разведывательно-поисковый, преимущественно негласный (конспиративный), характер.
Первый элемент характеристики - "разведывательный" - указывает на направленность деятельности подразделений и сотрудников, ее осуществляющих, которая заключается в обследовании объектов с целью получения сведений о них.
Второй элемент - "поисковый" - свидетельствует не только об активном, но и об инициативном характере такой работы, направленной на изыскание информации (сведений, данных) об объектах оперативного интереса и ее использование в целях обнаружения юридических фактов противоправного характера, своевременного предупреждения правонарушений.
Главной же особенностью такой деятельности является негласность осуществления системы специальных мер. Такой конспиративный подход к достижению целей ОРД сложился исторически, на основе значительного опыта противодействия преступности, объективно свидетельствующего, что эффективно бороться с этим социальным явлением лишь одними гласными правовыми мерами невозможно. Современное состояние преступности, ее характеристики и тенденции не только подтверждают актуальность этой формы деятельности на сегодня, но и требуют ее дальнейшего совершенствования.
В то же время, осуществление определенной части ОРД (например, реализация отдельных тактических приемов ряда ОРМ за счет административно-правовых полномочий, принятие мер профилактического характера, легализация фактических данных при возбуждении дел и др.) не только предполагает гласные действия, но и возможно только при разумном сочетании гласных и негласных форм.
Система разведывательно-поисковых мер, а также их характер предопределяют:
1) особую организацию субъектов, осуществляющих ОРД:
- специально созданных и уполномоченных государством на проведение ОРД подразделений, укомплектованных специалистами, отвечающими целому ряду профессиональных требований;
- лиц, оказывающих подразделениям, осуществляющим ОРД, помощь на конфиденциальной основе (также имеющих свой правовой статус);
2) комплекс способов собирания оперативно-розыскной информации (совокупность приемов, действий и операций по познанию объекта воздействия);
3) совокупность технических, иных средств, а также приемов их использования в решении задач ОРД.
Указанные характеристики (особенности) послужили критериями построения основной научной классификации теории ОРД ОВД, которая относит к упомянутому "инструментарию" комплекс оперативно-розыскных мероприятий (силы, средства, методы) и организационно-тактические формы ОРД.
3. Третьей отличительной характеристикой ОРД выступает ее социальная направленность, определяющая основную цель этой специфической формы деятельности органов внутренних дел как борьбу с преступностью путем эффективной защиты жизни, здоровья, прав, свобод человека и гражданина, собственности общества и государства от преступных посягательств.
Поставив перед ОРД социально полезную цель, законодатель особо выделил среди прочих объектов защиты интересы "человека и гражданина". В соответствии со ст.2 Конституции РФ человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Государство, таким образом, определяет ОРД в необходимых и допустимых случаях в качестве средства для охранения прав, свобод и других интересов человека и гражданина. С помощью оперативно-розыскных мер государство охраняет и собственность (в том числе и равным образом ее частную, государственную, муниципальную и иные формы).
Однако, несмотря на категоричное предписание ч.2 ст.5 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности" о том, что ОРД не допускается для достижения целей, не предусмотренных в законе, ОРД, так или иначе, выходит из обозначенных рамок, что не противоречит ее социально полезной направленности. В соответствии со ст.10 и 11 Закона РСФСР "О милиции" ее структуры вправе осуществлять оперативно-розыскные меры для выполнения возложенных на них обязанностей. Поскольку круг таких проблем включает сферу уголовно-процессуального и административного законодательства, а в соответствии со ст.2 Закона РФ "Об органах, исполняющих наказание" и аспекты уголовно-исполнительного права, можно сделать вывод, что ОРД фактически обеспечивает защиту общества от противоправных деяний, в числе которых и преступления, и административные правонарушения, и нарушения режима содержания в местах исполнения уголовного наказания.
Основными же направлениями достижения обозначенной цели - задачами ОРД законодатель определил:
- выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений, а также выявление и установление лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших;
- осуществление розыска лиц, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда, уклоняющихся от уголовного наказания, а также розыска без вести пропавших.
Названные задачи оперативно-розыскной деятельности взаимосвязаны между собой, но каждая из них имеет характерное содержание, и поэтому они являются вполне самостоятельными. Необходимо учитывать то обстоятельство, что способы решения каждой из задач могут быть самые различные:
1. Выявление и раскрытие преступлений, а также выявление и установление лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших, применительно к оперативно-розыскной деятельности предопределяют, что оперативно-розыскным путем необходимо установить, обнаружить, сделать явным не только само событие преступления и лиц, его совершивших, но и ряд связанных с этим событием обстоятельств.
Раскрытие преступлений с помощью оперативно-розыскных сил и средств позволяет своевременно:
- выявлять латентные преступления, которые в ряде случаев могли остаться неизвестными для органов внутренних дел, условия и причины, способствующие совершению преступлений, и принимать меры по их устранению;
- устанавливать лиц, представляющих оперативный интерес, и применять к ним соответствующие меры.
Задача выявления и раскрытия преступлений оперативно-розыскным путем должна рассматриваться в тесной взаимосвязи с уголовно-процессуальной деятельностью, поскольку профессионально проведенные ОРМ завершаются, как правило, возбуждением уголовного дела. Нередко сам факт обнаружения события преступления служит основанием для возбуждения уголовного дела. Это обстоятельство, в свою очередь, обязывает орган дознания установить лиц, его совершивших.
В данном случае появляется реальная возможность с помощью оперативно-розыскной деятельности обеспечить соответствующей информацией уголовно-процессуальную деятельность, т.е. оперативные уполномоченные, выявляя лиц, причастных к преступлению, устанавливая обстоятельства преступления, получают фактические данные, свидетельствующие о происшедшем, и передают их следователю для дальнейшего использования в ходе расследования.
В процессе оперативно-розыскной деятельности могут быть созданы условия и предпосылки, обеспечивающие получение практически всех видов доказательств.
2. Задача предотвращения преступлений (включая задачу их пресечения) состоит в принятии оперативно-розыскных мер, направленных на недопущение совершения противоправных деяний или устранение причин и условий, способствующих их совершению.
Способы пресечения преступлений зависят от конкретных обстоятельств и могут быть самыми различными: возбуждение уголовного дела, задержание с поличным, применение уголовно-процессуальных мер пресечения. Само понятие пресечения преступлений означает принятие оперативно-розыскных мер к конкретному лицу или группе лиц с целью создания условий, препятствующих продолжению начатого преступления.
3. Розыск лиц, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда, уклоняющихся от уголовного наказания, без вести пропавших, в качестве задачи ОРД представляет собой систему организационных, процессуальных, оперативно-розыскных и иных специальных мероприятий, комплексное осуществление которых обеспечивает быстрое обнаружение разыскиваемых, установление негативных факторов, способствующих их длительному проживанию на нелегальном положении.
Розыск, в отличие от задачи установления лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого по уголовному делу, осуществляется в отношении лица, установленного предварительным следствием (дознанием) в порядке ст.2, 3, 143 и 144 УПК РСФСР, но скрывающегося от органов дознания, следствия и суда, с целью определения его места нахождения. Другим объектом розыска могут быть также известные лица, уклоняющиеся от отбывания назначенного уголовного наказания.
Перечисленные характеристики и особенности позволяют сделать вывод о том, что оперативно-розыскная деятельность органов внутренних дел есть государственно-правовая функция, основанная на законах и подзаконных правовых актах, осуществляемая специально на то уполномоченными подразделениями и должностными лицами ОВД в виде системы разведывательно-поисковых, преимущественно негласных, мер в целях решения задач борьбы с преступностью.
Оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел, как и любой другой деятельности государственных органов, присущи определенные принципы (основополагающие начала), отражающие убеждения и взгляды общества на сущность, цели и задачи этой государственно-правовой формы борьбы с преступностью. Эти принципы являются отражением специфических закономерностей в области борьбы с преступностью, которая ведется с помощью оперативно-розыскных сил, средств и методов; будучи закрепленными в нормах закона, постановлениях правительства, ведомственных актах, они должны соблюдаться руководящими и другими работниками оперативных аппаратов в своей деятельности.
Действующим Федеральным законом "Об оперативно-розыскной деятельности", распространяющим свою юрисдикцию не только на органы внутренних дел, установлен ряд принципов, присущих и другим субъектам ОРД. Наряду с этими принципами теорией и практикой ОРД органов внутренних дел выработаны и вытекают из норм Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности" и ряда ведомственных нормативных актов "собственные" (при сохранении общих) принципы, отражающие ее специфику.
Общими (присущими всей системе правоохранительных органов) являются следующие принципы: соблюдение законности, уважение прав и свобод человека и гражданина, сочетание централизованного руководства с развитием творческой инициативы местных органов, плановость, научность, гуманизм, равенство прав человека и гражданина перед законом.
К специальным принципам (определяемым закономерностями оперативно-розыскной работы) относятся: оптимальное сочетание гласных и негласных методов и средств, соблюдение конспирации, высокая оперативная готовность подразделений, осуществляющих ОРД, и наступательность ОРМ.
Обратимся к содержанию лишь некоторых из этих руководящих идей.
Принцип законности означает прежде всего безусловное и точное исполнение законов и других нормативных актов (в т.ч. ведомственных актов МВД России), регламентирующих ОРД, всеми должностными лицами органов внутренних дел, ее осуществляющими.
Этот принцип, являясь действительно основополагающим, получил закрепление не только в ст.3 Закона об ОРД ("Принципы оперативно-розыскной деятельности"), но и в целом ряде других. Например, ст.5 запрещает осуществлять оперативно-розыскную деятельность для достижения целей и решения задач, не предусмотренных законом; ст.6 устанавливает возможность изменения и дополнения перечисленных в ней оперативно-розыскных мероприятий только в законодательном порядке; ст.7 и 8 (соответственно) определяют основания и условия проведения оперативно-розыскных мероприятий, а ст.20-21 устанавливают формы контроля и надзора за осуществлением оперативно-розыскной деятельности.
Положения принципа законности реализуются в соблюдении принципа уважения прав и свобод человека и гражданина.
Принцип уважения прав и свобод человека и гражданина проявляется в целях оперативно-розыскной деятельности. ОРД, защищая личность от преступных посягательств, должна обеспечить условия для полной реализации прав и свобод. Таким образом, признается их приоритетность по отношению к другим социальным ценностям. Принцип одинаково распространяется на законопослушных граждан и лиц, замышляющих, подготавливающих и совершивших преступления и ставших в связи с этим объектами ОРД.
Защита личности при проведении ОРД может осуществляться предусмотренными Законом об ОРД путями:
- запрещение либо ограничение проведения оперативно-розыскных мероприятий, нарушающих конституционные права граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений; на неприкосновенность жилища (см. ч.2, 7 ст.8);
- соблюдение положений о постановке гражданина в известность о характере сведений о нем, если таковые имеются в распоряжении органов, осуществляющих ОРД, и это не противоречит требованиям конспирации и исключает возможность разглашения государственной тайны (см. ст.5);
- запрещение сообщения кому бы то ни было сведений о личной жизни гражданина, касающихся его чести, способных повредить его законным интересам, без его согласия (за исключением случаев, когда это необходимо для предотвращения преступления, а также производства по уголовным делам (см. ч.2 ст.7)). Это требование усиливается в отношении граждан, оказывающих содействие ОВД, в т.ч. на конфиденциальной основе - нарушение их прав путем придания гласности таким сведениям допускается только с их письменного согласия и в случаях, предусмотренных законодательством (см. ч.2 ст.12);
- обжалование незаконных (с точки зрения личности) оперативно-розыскных действий, нарушающих ее права, противоречащих ее законным интересам;
- осуществление ведомственного, прокурорского и судебного надзоров за ОРД, которые позволяют выявлять и устранять допущенные нарушения.
Принцип сочетания централизованного руководства с развитием творческой инициативы на местах предусматривает развитие демократических начал в деятельности органов внутренних дел в целом и при осуществлении оперативных функций. Этот принцип позволяет в условиях "вертикального" подчинения установить единую ведомственную политику на основе единоначалия при возможности коллективного обсуждения наиболее крупных актуальных проблем деятельности органов внутренних дел и их оперативных аппаратов.
Принцип плановости находит свое отражение в организации деятельности ОВД и их оперативных подразделений. Перспективное, текущее планирование ГОРОВД, его отдельных служб, а также личные планы должностных лиц позволяют упорядочить осуществление ОРД не только во времени и в пространстве, но и по кругу исполнителей.
Принцип научности предполагает, что оперативно-розыскные меры разрабатываются с учетом последних достижений науки, проводятся в жизнь с применением современных научно-технических средств и приемов, в т.ч. компьютерной техники, при всемерном использовании обобщенного и теоретически осмысленного положительного опыта работы. Научный подход - это глубокий анализ инфраструктуры преступности и тех социально-экономических факторов, которые на нее влияют, а также эффективности применения оперативно-розыскных сил, средств и методов.
Принцип научности должен соблюдаться и в нормотворческой деятельности, при обобщении передового опыта в специальных изданиях МВД России - научно-практических пособиях, методических рекомендациях, экспресс-бюллетенях и других формах информирования практических оперативных подразделений.
Принцип сочетания гласных и негласных методов и средств отражает сущность оперативно-розыскной деятельности и означает, что:
- отдельные оперативно-розыскные мероприятия (прежде всего заимствованные из криминалистики: опрос, наведение справок, сбор образцов для сравнительного исследования, исследование предметов и документов и др.) могут осуществляться как гласно, так и негласно;
- оперативно-розыскная деятельность связана с другими видами правоохранительной деятельности (административной, уголовно-процессуальной, уголовно-исполнительной), которые используются для легализации полученной оперативно-розыскной информации и конспирации ее конфиденциальных источников.
Принцип соблюдения конспирации означает необходимость и легитимность использования в процедурах осуществления ОРД правил и приемов, обеспечивающих сохранность секретности сведений о способах и источниках получения оперативной информации, принадлежности отдельных структур и сотрудников к оперативным подразделениям.
Такие меры необходимы в интересах успешной борьбы с преступниками, значительная часть которых активно противодействует органам внутренних дел, используя криминальные формы.
Соблюдение конспирации в деятельности оперативных аппаратов обусловлено рядом обстоятельств.
1. Оперативно-розыскная работа для того и существует, чтобы тайно, инициативно выявлять, предотвращать и раскрывать преступные действия, которые готовятся и совершаются скрыто, в так называемых условиях неочевидности.
Тайным способам совершения преступлений государство противопоставляет тайные способы их раскрытия.
2. Принцип конспирации проявляется в отнесении значительного объема сведений оперативно-розыскного характера к государственной тайне.
В соответствии с Законом об ОРД и Законом РФ "О государственной тайне" от 21 июля 1993 г. к сведениям, составляющим государственную тайну в области оперативно-розыскной деятельности, относятся данные:
- о силах, средствах, источниках, методах и планах, используемых или использованных при проведении негласных оперативно-розыскных мероприятий;
- результатах оперативно-розыскной деятельности;
- организации и тактике проведения оперативно-розыскных мероприятий;
- лицах, внедренных в организованные преступные группы; штатных сотрудниках органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность;
- лицах, сотрудничающих или сотрудничавших на конфиденциальной основе с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность;
- финансировании оперативно-розыскной деятельности, если эти данные раскрывают перечисленные сведения;
- методах и средствах защиты секретной информации.
Разглашение данных сведений, как показывает опыт российских и зарубежных правоохранительных органов, приводит к негативным последствиям, препятствует выполнению задач ОРД, подрывает механизм государственного контроля за криминальными явлениями в обществе, активизирует организованную преступность и коррупцию.
3. Сотрудники, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, обязаны исключить разглашение оперативных сведений во избежание преждевременной (читай - незаконной) компрометации лиц, в отношении которых они поступили, т.к. условия получения оперативной информации зачастую не могут гарантировать ее полноту и достоверность, что не позволяет считать ее достаточным основанием для признания лица (вне установленной уголовно-правовой процедуры) причастным к совершению преступления и требует дополнительной и тщательной проверки.
4. Конспирация является в ряде случаев обязательным условием оказания гражданами помощи ОВД в борьбе с преступностью, гарантией соблюдения их конституционных прав и свобод, прав на защиту интересов собственных, общественных, государственных, в т.ч. специальных, прав на конфиденциальное содействие (см. ст.17-18 Закона об ОРД). (См. Приложения 7, 8.)
5. Условия конспирации обеспечиваются и строгим ограничением круга лиц, допущенных к оперативно-розыскным материалам указанного характера (см. п.4), и процедурами заключения контрактов, и использованием оперативных средств и др.
6. Организация и тактика ОРД регламентированы ведомственными нормативными актами ограниченного доступа, с которыми могут ознакомиться должностные лица, имеющие допуск к сведениям, составляющим государственную тайну. В этих нормативных актах принцип конспирации получил наиболее детальную конкретизацию.
Информационное поле ОРД формируется из трех видов сведений:
- открытого характера - не имеют ограничений по кругу пользователей, проявляющих интерес к праву. Они формируются государственными органами и обнародуются через популяризацию правовых основ ОРД (Конституции, законов, указов Президента, нормативных актов, комментариев и др.) в средствах массовой информации и иных социально значимых нормах;
- дозированного характера - предназначены для определенного круга лиц, имеющих допуск к специальным источникам, содержащим сведения "для служебного пользования";
- закрытого (секретного) характера - ограничивают круг пользователей лицами, допущенными к государственной тайне.
Необходимость защиты и охраны двух последних уровней информации в силу ее важности для решения задач ОРД возведена в ранг основополагающего начала (принципа) этого вида правоохранительной деятельности.
Принцип наступательности ОРМ и высокой оперативной готовности подразделений и сотрудников, осуществляющих ОРД, означает определение действий криминально активных лиц, своевременное принятие мер по устранению условий, способствующих совершению преступлений, пресечению и раскрытию совершаемых и совершенных преступлений. Постоянная оперативная готовность подразделений и должностных лиц, осуществляющих ОРД, к выполнению своих задач складывается из следующих факторов:
- высокое профессиональное мастерство сотрудников и создание благоприятного психологического климата в оперативных подразделениях;
- наличие специальной (криминалистической и оперативной) техники, обеспечивающей выявление, фиксацию фактов преступлений и их следов (материальных и идеальных), могущих быть доказательствами;
- достаточный уровень организации ОРД, включающий: заблаговременную подготовку каналов прохождения оперативной информации о подготавливаемых, совершаемых и совершенных преступлениях от граждан в ОВД, а также информационных массивов, содержащих сведения криминального характера (о событиях, лицах и предметах); качественный подбор и расстановку штатных сотрудников оперативных подразделений и конфидентов83 по объектам и линиям оперативного обслуживания; своевременную разработку и введение в действие типовых планов развертывания сил ОВД при необходимости "оперативного реагирования"; комплексное использование сил, средств и методов ОРД.
Некоторые специалисты в области ОРД относят к ее принципам внепартийность, подконтрольность84, всесторонность, полноту и объективность исследования обстоятельств дел оперативного учета, привлечения конфидентов85 и др.

( 3. Правовые, морально-этические и психологические
основы оперативно-розыскной деятельности

Правовая основа оперативно-розыскной деятельности представляет собой совокупность нормативных актов, регулирующих группы общественных отношений между государством и лицом в процессе обеспечения безопасности человека и общества путем применения специальных методов, сил и средств, если иными мерами нейтрализация угроз жизненно важным интересам человека и общества затруднена или невозможна.
Такое регулирование носит функционально-служебный характер и осуществляется:
- федеральными законами РФ;
- нормативно-правовыми актами РФ;
- ведомственными и межведомственными подзаконными актами.
К первой группе нормативных актов относится Конституция РФ как базовый источник регулирования ОРД в России. Так, в ст.2 Конституции РФ определяются основные права и свободы человека и гражданина, подлежащие защите; в ст.23 - неотъемлемые права на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, а в ст.25 - право на неприкосновенность жилища. Ограничение указанных прав допускается только в случаях, установленных федеральным законодательством в той мере, в какой это необходимо в целях защиты от преступных посягательств в отношении жизни, здоровья, прав и интересов других лиц, а также интересов общества и государства. Конституция же гарантирует каждому судебную защиту его прав и свобод (ст.46).
"Ядром" правовой основы оперативно-розыскной деятельности являются правовые нормы Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности". Будучи законодательным актом, закон регулирует отношения в области оперативно-розыскной деятельности, определяет ее содержание и закрепляет систему гарантий законности при осуществлении оперативно-розыскных действий (мероприятий).
К другим правовым актам этой группы относятся федеральные законы, регулирующие отношения, связанные с оперативно-розыскной деятельностью. К ним относятся:
- Уголовный кодекс РФ (вступил в силу 1 января 1997 г.);
- Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР (в ред. от 21 декабря 1996 г.);
- Уголовно-исполнительный кодекс РФ (от 8 января 1997 г.);
- Закон РФ "О частной детективной и охранной деятельности в РФ" (от 11 марта 1992 г.);
- Закон РФ "О государственной тайне" (от 21 июля 1993 г.);
- Закон РСФСР "О милиции" (от 18 апреля 1991 г., в ред. от 31 марта 1999 г.);
- Закон РФ "Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы" (от 21 июля 1993 г.);
- Федеральный закон "Об информации, информатизации и защите информации" (от 20 февраля 1995 г.);
- Федеральный закон "О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов" (от 20 апреля 1995 г.);
- Федеральный закон "О прокуратуре РФ" (от 17 января 1992 г.);
- Федеральный закон "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений" (от 15 июля 1995 г.);
- Федеральный закон "О связи" (от 16 февраля 1995 г.);
- Федеральный закон "О государственной дактилоскопической регистрации в РФ" (от 25 июля 1998 г.);
- Федеральный закон "О наркотических средствах и психотропных веществах" (от 8 января 1998 г.).
Ко второй группе относятся акты Президента РФ, парламента (как представительного и законодательного органа РФ), Правительства РФ.
В настоящее время действуют следующие Указы Президента РФ, связанные с ОРД органов внутренних дел:
- Об упорядочении организации и проведения оперативно-розыскных мероприятий с использованием технических средств (от 3 апреля 1995 г. № 334);
- Перечень сведений, отнесенных к государственной тайне (от 30 ноября 1995 г. № 1203);
- О мерах по упорядочению разработки, производства, реализации, приобретения в целях продажи, ввоза в РФ и вывоза за ее пределы, а также использования специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации (от 9 января 1996 г. № 21);
- О мерах по усилению борьбы с терроризмом (от 7 марта 1996 г. № 338);
- О координации деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью (от 18 апреля 1996 г. № 567);
- Положение о Министерстве внутренних дел РФ (от 22 апреля 1996 г. № 586);
- Об утверждении перечня сведений конфиденциального характера (от 6 марта 1997 г. № 188).
Правительством РФ приняты следующие постановления, регламентирующие отношения в сфере оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел:
- Положение о Государственном фонде борьбы с преступностью (от 17 ноября 1994 г. № 1272);
- Об утверждении перечня предметов, запрещенных к пересылке по сети почтовой связи, и порядка их изъятия и уничтожения (от 6 марта 1996 г. № 260);
- О порядке выдачи оружия лицам, подлежащим государственной защите (от 17 июля 1996 г. № 831);
- Об утверждении Положения о Национальном центральном бюро Интерпола (от 14 октября 1996 г. № 1190);
- Об утверждении Положения о направлении материальных носителей, содержащих дактилоскопическую информацию, в органы внутренних дел; и др.
К третьей группе относятся нормативные акты ведомств, осуществляющих ОРД либо ее контролирующих (в т.ч. совместные). Нормативные акты МВД России содержат детализацию вопросов, раскрывающих сущность сил, средств, методов и форм оперативно-розыскной деятельности, а также организацию и тактику их использования оперативными подразделениями системы МВД России в борьбе с преступностью. Значительная часть этих нормативных актов, как правило, носит закрытый (служебный или секретный) характер.
Совместные ведомственные нормативные акты регулируют отношения нескольких ведомств по поводу осуществления ОРД. К ним можно отнести:
- Положение о совместных следственно-оперативных группах (бригадах) органов прокуратуры, внутренних дел, безопасности и налоговой полиции для пресечения и расследования деятельности организованных преступных групп (см. приложение к Приказам Генерального прокурора от 17 мая 1995 г. № 32, Министра внутренних дел от 12 мая 1995 г. № 199, директора ФСБ от 18 мая 1995 г. № 73, директора ФСНП от 22 мая 1995 г. № 278);
- Межведомственную инструкцию об основах организации и тактики проведения соответствующих технических мероприятий (объявлена совместным Приказом ФСБ, МВД, СВР, ФСО, СБ, ФПС, ФСНП и ГТК РФ от 19 июня 1996 г.);
- Указание Генерального прокурора РФ от 20 июля 1996 г. № 44/15 и Министра внутренних дел РФ от 25 июля 1992 г. № 1/12812 "О порядке представления органами внутренних дел материалов для осуществления прокурорского надзора за исполнением Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности"; и др.
К этой же группе относятся нормативные акты (приказы) Генеральной прокуратуры РФ, хотя и не входящие в число правовых актов, регламентирующих оперативно-розыскную деятельность, но связанные с надзором за ее осуществлением:
- Об организации прокурорского надзора за расследованием и раскрытием преступлений (от 29 июня 1994 г. № 31);
- Об организации надзора за исполнением Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности" (от 9 августа 1996 г. № 48); и др.
Особую группу правовых норм, регулирующих отношения в сфере ОРД, составляют некоторые договоры и соглашения международно-правового характера. К ним следует отнести:
- Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод (от 4 ноября 1950 г.);
- Международный пакт о гражданских и политических правах (от 16 декабря 1966 г.);
- Конвенцию против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания (от 10 декабря 1984 г.);
- Венскую конвенцию ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических и психотропных средств (от 1988 г.);
- Декларацию ООН о защите всех лиц от насильственного исчезновения (от 18 декабря 1992 г.).
Разновидностью норм этой группы являются соглашения, заключенные МВД России с аналогичными министерствами государств - членов СНГ (см. Приложение 4).
Кроме того, МВД России заключило двухсторонние соглашения с правоохранительными органами отдельных зарубежных стран, содержащие положения, касающиеся ОРД (см. Приложение 5), а также двухсторонние договоры о правовой помощи (в т.ч. по уголовным делам):
- Соглашение между Правительством РФ и Правительством Республики Узбекистан о сотрудничестве в борьбе с преступностью (от 21 июля 1995 г.);
- Соглашение между Правительством РФ и Правительством США о сотрудничестве по уголовно-правовым вопросам (от 6 февраля 1996 г.).
Анализ правовых норм, регулирующих институты оперативно-розыскной деятельности, позволяет сделать вывод, что они определяют организационные, процессуальные (оперативно-процессуальные) и содержательные - оперативно-тактические (материальные) отношения в этой сфере деятельности ее субъектов.
Морально-этические основы приобретают особую актуальность в современных условиях осуществления ОРД.
Являясь непременным условием профессиональной деятельности подразделений и должностных лиц, реализующих эту государственно-правовую функцию, мораль и этика указывают на сложность и разноплановость (многоаспектность) оперативной работы.
Мораль по отношению ко всем видам человеческой деятельности занимает особое место. Преступное посягательство на права и свободы личности, общества и государства с позиции морали всегда рассматривалось как социальное зло.
Тяжкие, неочевидные преступления подготавливаются и совершаются, как правило, с применением оружия или новейших научно-технических средств и технологий, с маскировкой или уничтожением следов содеянного и другими ухищрениями. Поэтому государство, защищая конституционные интересы своих граждан, наделяет правоохранительные органы правом использования специальных (оперативно-розыскных) сил, средств и методов для своевременного выявления, предупреждения и раскрытия таких преступлений. В этом прежде всего и проявляется глубоко нравственный и гуманный характер оперативно-розыскной деятельности.
Нравственное значение цели, средств и практического результата определяет нравственную ценность оперативно-розыскной деятельности. Причем морально-этическим критерием здесь выступает не пресловутая целесообразность, когда "цель оправдывает средства", а интересы государства, выражающие самые разнообразные отношения между людьми. Стратегический аспект этих отношений охватывает моральные ценности (идеалы) и имеют моральную ориентированность. Вот почему в центре внимания находятся проблемы не только обоснования благородства целей, но и оправданности, допустимости средств их достижения.
Морально-правовая оценка различными представителями общества применяемых в оперативно-розыскной деятельности средств никогда не была единодушной, однозначной. Напротив, она была нередко полярной, в зависимости от того, какое положение относительно преступления занимает тот или иной индивид: одна позиция у потерпевшего, другая - у преступника.
Моральные, нравственно-этические аспекты борьбы с преступностью всегда вызывали и вызывают серьезные дискуссии. Инструментарий, который государство использует для защиты своих интересов, прав и свобод человека и гражданина, обычно соответствует нравственным ценностям общества. При этом использование одного и того же инструмента может быть оценено как полезное или вредное. В этом смысле негласное наблюдение, перлюстрация корреспонденции, оперативный эксперимент и подобные ОРМ находятся в определенном противоречии с нормами морали. Но в борьбе с преступностью общество вынуждено использует адекватные средства. В связи с этим задачей законодателя является разработка правового механизма их применения, методов контроля и надзора.
Известны слова знаменитого русского сыщика А.Ф.Кошко: "Конечно, с этической стороны некоторые из применявшихся мною способов покажутся качества сомнительного; но в оправдание общепринятой тут практики напомню, что борьба с преступным миром, нередко сопряженная с смертельной опасностью для преследующего, может быть успешной лишь при условии употребления в ней оружия, если и не равного, то все же соответствующего "противнику"86.
Отмеченная "полярность" имеет особое значение для оперативно-розыскной деятельности, поскольку она, будучи, по определению, преимущественно негласной, не находится под непосредственным контролем общественности и властных структур.
Наиболее остро, особенно в последнее время, обсуждались нравственно-этические аспекты использования негласных разведывательных средств оперативной деятельности, в частности конфиденциального содействия граждан органам, осуществляющим ОРД. Волна дискредитации этого важнейшего государственно-правового института была вызвана, с одной стороны, непониманием многими (в т.ч. представителями СМИ) его места в противоборстве с мимикрирующей преступностью, с другой стороны, умышленным его отрицанием под флагом "демократизации и гласности" теми, кто желал бы избавиться и от этой формы социального контроля.
Серьезной нравственной ошибкой в этом вопросе явилась многолетняя практика государственных органов скрывать от граждан сам факт объективной необходимости негласной работы. Тем самым была создана ситуация, когда такая работа оставалась "большим секретом" для правопослушных граждан, защищать которых она призвана, и была в большей степени известна "авторитетам преступного мира", лицам, неоднократно судимым.
Актуальность же и общественная необходимость наличия негласных средств в борьбе с преступностью в современный период, а значит и социальная ценность еще больше возросли. Государственно-правовыми, а следовательно, и морально-этическими предпосылками использования негласных средств являются прежде всего объективная потребность и социальная обусловленность оперативной работы, подтвержденная историческим опытом и направленная на защиту интересов общества и подавляющего большинства его граждан от преступных посягательств.
Различие между коварным обманом и следственной хитростью рассматривается и криминалистами. По мнению Р.С.Белкина, "следственная хитрость в какой-то степени сродни военной и основана либо на заблуждении противника, либо на учете его психологического состояния. Но если военная хитрость допускает использование прямого обмана противника, игру на его низменных побуждениях, создание в его рядах атмосферы страха и паники, ибо там в буквальном смысле слова идет борьба с врагом, то пределы допустимого в следственной хитрости принципиально иные. Разрабатывая тактические приемы, основанные на следственной хитрости, криминалистика неизменно исходит из принципа законности этих приемов и соответствия их требованиям нравственности"87.
Таким образом, рассматривая проблему сопоставления обмана и хитрости (применение негласных мероприятий и операций), можно сделать вывод, что эта проблема более нравственная, чем правовая. Усиление преступной экспансии позволяет значительную часть преступников отнести к противникам; но это не значит, что "воевать" с ними следует не считаясь с правилами (конвенциями).
Право как форма общественных отношений и мораль как форма общественного сознания выполняют общую социальную функцию - регулируют поведение людей. Отсюда общность, тесное взаимодействие норм права и морали. Можно сказать, что правосознание и правовые нормы, нравственное сознание и нравственные нормы действуют в единой системе общественных отношений, хотя и регулируют стороны этих отношений специфическими средствами88.
В нормах права, по идее, должна быть выражена высшая мораль общества. Те же закономерные признаки соотношений права и морали легли в основу регулирования общественных отношений, возникающих в сфере оперативно-розыскной деятельности. Моральность оперативно-розыскного права - это проявление его ценностной характеристики, ибо оно призвано противостоять беззаконию и произволу.
Морально-этические нормы и правила, лежащие в основе оперативно-розыскной деятельности, предопределяют требования к нравственным качествам личности сотрудников, осуществляющих ОРД. Как уже говорилось, это определяется спецификой оперативно-поисковой работы, и нашло отражение в новых нормативных актах, регулирующих ОРД. Речь идет не только о принятии решения о проведении ОРМ, ограничивающих конституционные права граждан, но и недопустимости разглашения сведений, связанных с личной жизнью граждан, ставших известными в ходе ОРД.
В сложных конфликтных ситуациях борьбы с преступностью с применением оперативно-розыскных мер исключительно важна жизненная позиция сотрудника, правильное определение им своего места и роли в общественной жизни. Это особенно значимо на фоне коренных социальных изменений, происходящих в стране, и связанно с переоценкой ценностей, лежащих в основе жизненной позиции сотрудников. Уходу сотрудников с оперативной работы, позиции выжидания, нейтрального наблюдателя, пассивности, потере оперативного интереса, вероятному малодушию либо прямому предательству работника в случае откровенного или скрытого воздействия путем угроз, шантажа, запугивания, подкупа, провокации, демонстрированию влиятельных связей со стороны преступников может быть противопоставлена морально-нравственная убежденность сотрудников оперативных аппаратов в правоте осуществляемого дела, развитая способность видеть общую перспективу за конкретными и частными задачами, которые им приходится решать.
Реально требования морали и этики воплощение у оперативного работника в долге, обязанности и ответственности, которые выступают как служебные функции и облечены в морально-этическую форму осознанного практического выполнения оперативно-розыскных задач.
Знание основ психологической науки приобретает исключительное значение для решения задач ОРД. Это предопределено следующими положениями.
Главным в работе сотрудников ОВД, осуществляющих ОРД, является работа с людьми как основными источниками информации. Эта деятельность состоит из ряда взаимосвязанных аспектов: изучение и оценка людей, установление и развитие с ними психологических контактов, оказание на них влияния и т.д.
Оперативному сотруднику в условиях дефицита информации и неограниченной области поиска приходится устанавливать факты и обстоятельства, вызывающие отрицательные эмоции, и постоянно общаться с людьми - носителями отрицательных психологических качеств. Это крайне затрудняет процесс познания истины и часто приводит к ошибкам.
Такая работа требует специфических морально-волевых и интеллектуальных качеств. Знание психических закономерностей, применение в процессе оперативно-розыскной деятельности определенных психологических методов облегчает труд сотрудника правоохранительных органов, помогает ему регулировать и строить взаимоотношения с заинтересованными людьми, глубже понимать мотивы их поступков, познавать объективную действительность, правильно оценивать ее и использовать результаты познания в практической оперативно-розыскной деятельности.
Знание психологии дает возможность контролировать собственные познавательные, волевые, эмоциональные процессы, влиять на эти процессы у других лиц, правильно принимать решения, т.е. руководить людьми.
Решение задач оперативно-розыскной деятельности, как и многих других задач, значимых для жизни общества, определяется возрастающей ролью человеческого фактора. Под "человеческим фактором" здесь понимается широкий круг социально-психологических, психологических и психофизиологических свойств, которыми обладают люди и которые, так или иначе, проявляются в их конкретной деятельности, в т.ч. в оперативно-розыскной, оказывая влияние на эффективность и качество этой деятельности.
Когда речь идет о человеке, его потребностях, мотивах поведения и интересах, творческих и других способностях, об интеллекте и эмоциональности, воле и характере, сознании и самосознании, социальной ориентации и ценностных установках (например, личность оперативного сотрудника как носителя профессиональных, в т.ч. психологических, качеств), неизбежно на первый план выдвигается его психика. В настоящее время уже невозможно себе представить высококвалифицированное расследование дела, сопровождающееся использованием оперативно-розыскных возможностей, без привлечения психологических познаний. Актуальным требованием времени является необходимость создания практической оперативно-розыскной психологии, способной надежно диагностировать психологические качества людей, прогнозировать их поведение и, при необходимости, управлять ими с учетом объективных и субъективных обстоятельств противоправного поведения.
Общей задачей оперативно-розыскной психологии является содействие в борьбе с преступностью психологическими приемами и методами.
К специальным задачам оперативно-розыскной психологии следует отнести:
- изучение закономерностей влияния психических явлений субъектов оперативной работы на степень эффективности их деятельности (в т.ч. по отдельным ее направлениям);
- изучение закономерностей влияния оперативной работы на психику осуществляющих ее субъектов;
- изучение закономерностей общения субъектов и объектов оперативно-розыскной деятельности;
- исследование личности объектов оперативно-розыскной деятельности и создание их оперативно-психологической типологии;
- изучение закономерностей общения сотрудников оперативных подразделений органов внутренних дел между собой и с сотрудниками взаимодействующих с ними неоперативных служб;
- разработка методик программ отбора и подбора субъектов оперативно-розыскной деятельности;
- разработка психологических основ обучения и воспитания субъектов оперативно-розыскной деятельности;
- разработка системы тактических приемов общения в процессе оперативно-розыскной деятельности;
- разработка тактико-психологических приемов руководства и управления оперативными подразделениями органов внутренних дел.
Указанный перечень специальных задач не может быть исчерпывающим, поскольку по мере развития оперативно-розыскной деятельности и оперативно-розыскной психологии будет происходить их дальнейшее уточнение и дополнение.


Лекция 3.
Субъекты оперативно-розыскной деятельности
органов внутренних дел и их правовое положение

Теория оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел традиционно относит к субъектам (силам) ОРД подразделения и входящих в них должностных лиц органов, уполномоченных на осуществление ОРД, а также иных лиц, добровольно участвующих в подготовке или проведении оперативно-розыскных мероприятий (действий) и реализующих свое право на это в гласной или негласной форме. Будучи наделенными действующим законодательством определенными правами и взявшие на себя обязательства, они, в рамках их полномочий, становятся субъектами этой формы государственной деятельности. Государство, в свою очередь, берет на себя обязанность по их правовой, социальной и иной защите.
Различное правовое положение, реальные возможности участия в ОРД позволяют разделить всех представителей указанных сил на три основные категории:
- штатные сотрудники подразделений органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность;
- лица, гласно участвующие в подготовке или осуществлении отдельных оперативно-розыскных мероприятий;
- лица, конфиденциально содействующие органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность.
Характеристике каждой категории сил и их правовому положению посвящена настоящая лекция.

( 1. Подразделения органов внутренних дел, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, их задачи, компетенция. Социально-правовая защита сотрудников

В соответствии с ч.1 ст.13 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности" правом осуществления ОРД на территории РФ, наряду с оперативными подразделениями органов Федеральной службы безопасности, федеральных органов налоговой полиции, федеральных органов государственной охраны, органов пограничной службы, таможенных органов, службы внешней разведки, наделены и оперативные подразделения органов внутренних дел.
Право на осуществление оперативно-розыскной деятельности отдельными подразделениями органов внутренних дел "продублировано" предписаниями ч.1 ст.118 УПК РСФСР ("Обязанности органов дознания"), ч.2 ст.8 и п.16 ст.11 Закона "О милиции" ("Права криминальной милиции"), а также положениями подзаконных нормативных актов (в т.ч. ведомственных), определяющими правовой статус конкретных подразделений.
Оперативные подразделения ОВД состоят из штатных сотрудников (т.е. лиц, имеющих специальные звания милиции, внутренней службы), осуществляющих оперативно-розыскную работу гласно либо негласно в объеме, установленном для них соответствующими ведомственными нормативными актами МВД России.
Таким образом, в силу специфики выполняемых задач персонал оперативных подразделений ОВД подразделяется на штатных (кадровых) сотрудников, осуществляющих оперативно-розыскные функции преимущественно легально (гласно), не конспирируя свою принадлежность к ОВД, и оперативных работников, чья принадлежность к правоохранительным органам конспирируется (т.е. их работа осуществляется только негласно). Первые вправе сочетать проведение ОРМ с административно-правовыми, уголовно-процессуальными и другими правовыми действиями, вторые применяют только разведывательные методы по добыванию информации.
Кроме того, в зависимости от компетенции оперативные подразделения осуществляют и различные оперативно-служебные задачи. Указанные обстоятельства позволяют условно разделить все оперативные аппараты ОВД на две группы.
В полном объеме, установленном Федеральным законом "Об оперативно-розыскной деятельности", осуществляют ОРД подразделения и сотрудники:
- уголовного розыска,
- по борьбе с экономической преступностью,
- по борьбе с организованной преступностью,
- по борьбе с незаконным оборотом наркотиков,
- по борьбе с преступлениями в сфере высоких технологий89,
- собственной безопасности,
- по борьбе с преступными посягательствами на грузы органов внутренних дел на транспорте.
В неполном объеме, установленном ведомственными нормативными актами МВД России, выполняя по поручению (заданию) подразделений первой группы лишь отдельные оперативно-розыскные мероприятия, осуществляют ОРД подразделения и сотрудники:
- оперативного поиска,
- оперативно-технических мероприятий,
- радиоэлектронной безопасности,
- Национального центрального бюро (НЦБ) Интерпола в России,
- милиции общественной безопасности (МОБ), ведущие борьбу с преступлениями в рамках своей компетенции (в т.ч. экономическими) и работу по установлению личности граждан (см. схему 1).

Схема 1

Общая классификация
субъектов оперативно-розыскной деятельности

Субъекты, участвующие в выполнении задач ОРД
штатные (кадровые) сотрудники оперативных подразделений правоохранительных органов, осуществляющих ОРД
лица, оказывающие содействие органам, осуществляющим ОРД
выполняющие оперативно-розыскные функции, преимущественно
не конспирируя свою принадлежность к правоохранительным органам
в силу выполняемых задач конспирирующие свою принадлежность к правоохранительным органам (осуществляющие свою деятельность только негласно)
внештатные сотрудники, оказывающие содействие преимущественно
без конспирации сотрудничества с ними (гласно)
лица, оказывающие содействие только на конфиденциальной основе (негласно)

выполняющие оперативно-розыскные функции в неполном объеме
по контракту
без контракта
по контракту
без контракта


возмездно
выполняющие оперативно-розыскные функции в полном объеме
безвозмездно

Как видно, функциональные обязанности сотрудников оперативных служб ОВД разнообразны в зависимости от конкретных задач, выполняемых ими, но все они могут быть объединены одной главной особенностью - использованием в борьбе с преступностью оперативно-розыскных возможностей.
В своей практической деятельности, независимо от осуществляемых задач, сотрудники оперативных подразделений ОВД выполняют организационно-управленческие и исполнительские функции.
Реализуя первую (организационно-управленческую) функцию, они привлекают к борьбе с преступностью отдельных граждан на негласной (конфиденциальной) и гласной основе, штатных сотрудников других служб ОВД, а также представителей общественных формирований.
В этих целях ими осуществляется весь управленческий цикл: намечаются цели, определяются пути их достижения, подбираются соответствующие исполнители, которым ставятся конкретные задачи, проводится обучение порядку (технологии) их выполнения, оказывается необходимая помощь, а на заключительном этапе - проводится контроль исполнения, корректируются первоначальное решение или меры по его реализации.
Элементы управленческого цикла присутствуют при проведении любых сколько-нибудь сложных и объемных оперативно-розыскных мероприятий и операций.
В рамках исполнительской (функциональной) деятельности сотрудники оперативных подразделений непосредственно (лично) применяют силы, средства и методы оперативно-розыскной деятельности для решения задач, входящих в их компетенцию (см. ч.4 ст.6 Закона об ОРД).
В зависимости от указанных направлений деятельности и специализации оперативные подразделения ОВД выполняют различные задачи. Остановимся подробно лишь на задачах подразделений первой группы.
Так, основными задачами подразделений уголовного розыска (УР) являются следующие:
- предупреждение и раскрытие преступлений против личности;
- предупреждение и раскрытие имущественных преступлений;
- предупреждение и раскрытие преступлений несовершеннолетних;
- содействие подразделениям по борьбе с организованной преступностью;
- содействие подразделениям по борьбе с незаконным оборотом наркотиков;
- осуществление розыскной работы (поиск преступников и лиц, без вести пропавших).
Для подразделений по борьбе с экономическими преступлениями (БЭП) основными задачами являются:
- борьба с преступлениями в агропромышленном комплексе;
- преступлениями в промышленности и сельском хозяйстве;
- преступлениями во внешнеэкономической деятельности;
- преступлениями на потребительском рынке;
- преступлениями в сфере приватизации и кредитно-финансовых отношений;
- фальшивомонетничеством;
- нарушением правил валютного регулирования.
Подразделения по борьбе с незаконным оборотом наркотиков (БНОН) выполняют следующие основные задачи:
- анализ оперативной обстановки по линии наркомании, прогнозирование тенденций этого явления, комплексное планирование борьбы с данным видом преступлений;
- выявление и перекрытие источников и каналов поступления в незаконный оборот наркотиков на обслуживаемой территории;
- обеспечение оперативного контроля за деятельностью дельцов наркобизнеса с международными и межрегиональными связями, перевозчиков и сбытчиков наркотических средств;
- организация работы по пресечению нарушений установленных правил производства, приобретения, хранения, учета, отпуска, перевозки наркотических и сильнодействующих лекарственных препаратов.
Подразделения по борьбе с организованной преступностью (БОП) созданы для выполнения следующих задач:
- пресечение деятельности преступных сообществ (организаций), банд и организованных групп, имеющих региональные, межрегиональные и международные связи;
- изобличение в совершении преступлений их организаторов и участников;
- борьба с коррупцией в органах государственной власти субъектов Российской Федерации.
Перед относительно новыми (в сравнении с остальными) подразделениями обеспечения собственной безопасности (служба собственной безопасности - ССБ) поставлены задачи реализации системы мер по нейтрализации потенциальных и реальных угроз:
- нормальному функционированию органов внутренних дел, в т.ч. подразделений, осуществляющих ОРД;
- личной безопасности сотрудников органов внутренних дел, членов их семей и близких, а также лиц, оказывающих содействие подразделениям, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность.
Поскольку такие угрозы могут носить внутреннюю и внешнюю направленность, то и деятельность ССБ направлена на решение двух групп задач.
Первая группа:
- выявление среди сотрудников ОВД коррумпированных лиц, а также лиц, замышляющих, подготавливающих или совершающих должностные и иные преступления;
- недопущение наступления вредных последствий правонарушений сотрудников для деятельности органов внутренних дел.
Вторая группа:
- установление преступных устремлений против органов внутренних дел;
- обнаружение и нейтрализация деятельности лиц, замышляющих, подготавливающих или совершающих преступления против органов внутренних дел, их сотрудников и других лиц, защита которых отнесена к их компетенции90;
- выявление, предупреждение и пресечение попыток проникновения преступных элементов в систему органов внутренних дел или оказания негативного влияния на ее деятельность.
Задачи оперативных подразделений ОВД воспроизводятся и конкретизируются в обязанностях, которые возлагаются на них как на структурные части милиции в целом и на службы, выполняющие специальные оперативно-розыскные функции. По содержанию ст.10 Закона РСФСР "О милиции" можно определить, что в обязанности оперативных подразделений милиции входит принятие целого ряда мер оперативно-розыскного, административно-правового и уголовно-процессуального характера. Федеральный закон "Об оперативно-розыскной деятельности" детализирует их обязанности по реализации именно оперативно-розыскных функций в ст.14 Закона об ОРД:
1) принимать в пределах своих полномочий все необходимые меры по защите конституционных прав и свобод человека и гражданина, собственности, а также в пределах своей компетенции содействовать обеспечению безопасности общества и государства. Эта обязанность следует из конституционного положения (ст.2 Конституции РФ) о том, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Поэтому признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина (в т.ч. имущественных) - первейшая обязанность государства и его органов. Однако защита конституционных прав и свобод предполагает взаимную ответственность государства и граждан. Поэтому, согласно ст.23, 25, 55 Конституции РФ, права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом (только в той мере, в какой это необходимо) в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.
2) исполнять в пределах своих полномочий поручения в письменной форме органа дознания, следователя, указания прокурора и решения суда о проведении оперативно-розыскных мероприятий по уголовным делам, принятым ими к производству. Подразделения органов внутренних дел, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность в пределах своих полномочий, обязаны исполнять поручения органа дознания, следователя, указания прокурора и решения суда о проведении оперативно-розыскных мероприятий. Причем поручения, указания и решения обязательны к исполнению в случае соответствия их следующим требованиям:
1) они должны быть даны в письменной форме;
2) должны исходить от лиц и органов, принявших уголовное дело к производству;
3) не должны определять тактику проведения мероприятий.
Ответственность за законность и обоснованность проведения оперативно-розыскных мероприятий несут органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность.
Поручения, указания и решения адресуются органу, уполномоченному на осуществление оперативно-розыскных мероприятий, но не конкретному сотруднику. Руководитель органа, получивший соответствующий документ, назначает сотрудника, ответственного за проведение оперативно-розыскного мероприятия. Исключения составляют ситуации, когда следователь и оперуполномоченный работают в составе одной следственно-оперативной группы. В этом случае поручения следователя, который руководит расследованием, обязательны для оперативного работника.
3) выполнять на основе и в порядке, предусмотренных международными договорами Российской Федерации, запросы соответствующих международных правоохранительных организаций, правоохранительных органов и специальных служб иностранных государств. Одним из оснований проведения оперативно-розыскных действий (мероприятий) в соответствии со ст.7 Закона об ОРД являются запросы международных правоохранительных организаций и правоохранительных органов иностранных государств на основе международных договоров Российской Федерации.
Согласно этому положению выполнение таких запросов является одной из обязанностей подразделений органов внутренних дел, осуществляющих ОРД. Россия, являясь членом Интерпола, обязана в соответствии с уставом этой международной полицейской организации осуществлять обмен информацией между российскими правоохранительными органами и аналогичными органами других государств, являющимися членами Интерпола, через Национальное центральное бюро Интерпола в Российской Федерации, которое является структурным подразделением МВД России.
Кроме того, будучи субъектом международных соглашений по вопросам борьбы с преступностью, Россия заключила ряд двухсторонних договоров с другими государствами о сотрудничестве в сфере предупреждения и раскрытия преступлений.
Сотрудничество осуществляется путем исполнения запросов о проведении оперативно-розыскных мероприятий. Как правило, такие запросы направляются в письменном виде. В некоторых межгосударственных соглашениях определено, что в безотлагательных случаях запросы могут передаваться устно, однако впоследствии они должны быть подтверждены письменно. При возникновении сомнения в подлинности или содержании запроса может быть затребовано его подтверждение.
Обычно соответствующим международным договором о сотрудничестве предусматривается, что запрос об оказании содействия должен содержать ряд данных: наименование органа, запрашивающего содействие, и органа, к которому обращен запрос; изложение существа дела; указание цели и обоснование запроса; содержание запрашиваемого содействия; имена и фамилии, клички, гражданство лиц, имеющих отношение к делу, даты и места их рождения, занятия, места жительства и пребывания; названия и места нахождения фирм и организаций, имеющих отношение к делу; описание деяния или события, а по уголовным делам - квалификация деяния в соответствии с законодательством запрашиваемого государства и текст применяемого закона; перечень вопросов, на которые необходимо получить ответ; описание особого порядка, которому необходимо следовать при исполнении запроса, и обоснование этой необходимости; любую другую информацию, которая может быть полезна для облегчения исполнения запроса.
Кроме того, договорами, как правило, предусматриваются случаи, когда в оказании содействия может быть отказано полностью или частично. В качестве таких оснований чаще всего называются: возможность нанесения ущерба интересам государства; противоречие законодательству государства или его международным обязательствам, а также если деяние, в связи с которым поступил запрос, не является преступлением по законодательству запрашиваемого государства.
В международном сотрудничестве Россия исходит из принципа, в соответствии с которым при исполнении запроса применяется законодательство государства запрашиваемой Стороны, однако по просьбе запрашивающей Стороны может быть применено законодательство ее государства, если это не противоречит законодательству или международным обязательствам государства запрашиваемой Стороны.
Передача результатов оперативно-розыскной деятельности правоохранительным органам другого государства должна осуществляться таким образом и в таком объеме, чтобы исключить разглашение сведений, составляющих государственную тайну.
На основании и в порядке, предусмотренных законодательством Российской Федерации, и в соответствии с принципом взаимности сотрудники правоохранительных органов других государств могут прибыть на территорию России для координации действий при проведении запрашиваемых оперативно-розыскных мероприятий. Однако их участие в таких мероприятиях исключается. На территории России оперативно-розыскную деятельность могут осуществлять только специально уполномоченные на это федеральным законом российские государственные органы (см. ч.1 ст.13 Закона об ОРД).
4) информировать другие органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность на территории Российской Федерации, о ставших известными фактах противоправной деятельности, относящихся к компетенции этих органов, и оказывать этим органам необходимую помощь. Обязанность обусловливается возможностью попадания в поле зрения подразделений и органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, сведений о противоправных деяниях, борьба с которыми отнесена к компетенции других служб органов внутренних дел или других органов - субъектов оперативно-розыскной деятельности на территории России. Кроме того, органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, обязаны оказывать помощь в форме совместного планирования и проведения мероприятий, ведения совместных учетов, содействия в организации каких-либо оперативно-розыскных действий и др. Обмен информацией и взаимодействие необходимы еще и в связи с тем, что некоторые мероприятия (контроль почтовых отправлений, прослушивание телефонных переговоров и др.) могут быть проведены лишь с использованием оперативно-технических сил и средств Федеральной службы безопасности и органов внутренних дел, т.е. взаимодействие в данном случае обязательно, а его порядок регламентируется межведомственными соглашениями и нормативными актами.
Обмен информацией может быть организован на постоянной основе или носить разовый характер.
5) соблюдать правила конспирации при осуществлении оперативно-розыскной деятельности. Обязанность возведена в основополагающий принцип ОРД органов внутренних дел (см. ст.3 Закона об ОРД). Правила конспирации могут содержать выработанные в процессе деятельности оперативных подразделений правоохранительных органов приемы и навыки по скрытному проведению оперативно-розыскных мероприятий, направленных на добывание и использование сведений, необходимых для решения задач по обеспечению безопасности личности, общества и государства, а также ряд действий, с этим связанных. Это могут быть также рекомендации по порядку работы с документами, отражающими проведение и результаты оперативных мероприятий, изменению внешнего облика лица, морфологических, динамических признаков и признаков одежды (маскировка), осуществляемых сотрудниками оперативно-розыскных подразделений; условия использования документов зашифровки; правила работы с носителями информации (в т.ч. документальными). В законе и ведомственных нормативных актах, издаваемых органами, уполномоченными на проведение оперативно-розыскных мероприятий, нет полного перечня правил конспирации. Однако созданные на основе опыта работы оперативных служб, они изучаются в специальных учебных заведениях и в системе служебной подготовки. Сотрудники соответствующих служб допускаются к осуществлению оперативно-розыскных мероприятий лишь после специальной подготовки, стажировки и сдачи экзамена (зачета).
6) содействовать обеспечению в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, безопасности и сохранности имущества своих сотрудников, лиц, оказывающих содействие органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, участников уголовного судопроизводства, а также членов семей и близких указанных лиц от преступных посягательств. Обязанность вытекает из положений ст.16, 18 Закона об ОРД, а также Федерального закона о государственной защите (см. Приложение 6). В соответствии с ней в органах внутренних дел созданы специальные подразделения по обеспечению собственной безопасности, на которые возложены обязанности по защите органов внутренних дел, их сотрудников, лиц, оказывающих содействие подразделениям, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, а также членов семей и близких указанных лиц от преступных посягательств.
Поводом для применения мер безопасности в отношении сотрудника, его близких или иных лиц являются, как правило, их заявления (рапорт) или непосредственное получение оперативной и иной информации о наличии угрозы безопасности указанного лица.
Содействие органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, в обеспечении безопасности сотрудника или его близких может выразиться в осуществлении (совместно со спецподразделением или самостоятельно) предусмотренных законом мер безопасности. К ним Федеральным законом о государственной защите отнесены: личная охрана, охрана жилища и имущества; выдача оружия91, специальных средств индивидуальной защиты и оповещения об опасности; временное помещение в безопасное место; обеспечение конфиденциальности сведений о защищаемых лицах; перевод на другую работу (службу), изменение места работы (службы) или учебы; переселение на другое место жительства; замена документов, изменение внешности. Объем мер, необходимых для обеспечения безопасности, определяется в каждом конкретном случае с учетом складывающейся обстановки.
В случае принятия решения о применении мер безопасности органом, ее обеспечивающим, выносится мотивированное постановление с указанием конкретных мер, сроков их осуществления, а в необходимых случаях и органов, привлекаемых для содействия обеспечению безопасности. Порядок проведения мер защиты, осуществления оперативно-розыскных мероприятий, взаимодействия с другими подразделениями определяется ведомственными нормативными актами.
Подразделения ОВД, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, могут эффективно исполнять перечисленные выше обязанности, будучи наделенными для этого соотносимыми с ними правами, определенными в ст.15 Закона об ОРД.
1. Право проводить гласно и негласно оперативно-розыскные мероприятия, перечисленные в статье 6 Федерального закона, производить при их проведении изъятие предметов, материалов и сообщений, а также прерывать предоставление услуг связи в случае возникновения непосредственной угрозы жизни и здоровью лица означает как возможность осуществления оперативно-розыскных мероприятий без сокрытия от лиц, не имеющих отношения к оперативным подразделениям ОВД, личности оперативных сотрудников, ведомственной принадлежности, целей и характера проводимых действий, так и с сокрытием этого путем реализации системы оперативных, режимных, административных, воспитательных и иных мер по сохранению в тайне всего комплекса оперативно-розыскной деятельности. Некоторые из оперативно-розыскных мероприятий могут осуществляться только негласно (например, оперативное внедрение, контролируемая поставка и др.). Негласность осуществления оперативно-розыскных мероприятий, обеспечивая принцип конспиративности, позволяет более эффективно решать задачи по борьбе с преступностью. Оптимальное же сочетание гласных и негласных мер обеспечивает использование фактических данных, полученных в ходе оперативно-розыскных мероприятий, для доказывания по уголовным делам.
Ст.15 Закона об ОРД предоставляет оперативным подразделениям органов внутренних дел право на изъятие в ходе оперативно-розыскных мероприятий предметов, материалов и сообщений, имеющих значение для решения задач оперативно-розыскной деятельности. Под предметами следует понимать любое материальное образование, вещь. Предмет может изыматься в связи с тем, что он использовался при совершении преступления, содержит следы преступника, изъят из гражданского оборота (оружие, наркотики) и по другим причинам. Под материалами здесь подразумеваются прежде всего документы, содержащие сведения, представляющие интерес для органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность. Сообщения - это информация, передаваемая, в основном, по техническим каналам связи.
Изъятие указанных объектов может быть гласным либо негласным и осуществляться в целях:
а) обеспечения их сохранности до наступления момента использования в уголовном процессе (в доказывании по уголовным делам);
б) исследования;
в) исключения их использования при совершении преступлений (т.е. возникновении непосредственной угрозы жизни и здоровью людей, а также угроз государственной, военной, экономической или экологической безопасности России).
Об изъятии предметов и материалов в ходе оперативно-розыскных мероприятий в рапорте (справке) о его проведении делается обязательная запись с описанием изъятого (по правилам предметоописания) и указанием на условия их изъятия, упаковки и хранения.
В случае изъятия указанных объектов при проведении оперативно-розыскных мероприятий, ограничивающих конституционные права граждан (например, на тайну переписки, телефонных переговоров, неприкосновенность жилища), необходимо соблюдение двух условий: вынесение постановления руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскные мероприятия, получение разрешения судьи.
Право на прерывание предоставления услуг связи возникает у подразделений, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, в случае передачи по контролируемым каналам связи информации, распространение которой представляет непосредственную угрозу жизни и здоровью людей. Технические вопросы прекращения связи определяются ведомственными нормативными актами.
2. Право устанавливать на безвозмездной либо возмездной основе отношения сотрудничества с лицами, изъявившими согласие оказывать содействие на конфиденциальной основе органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, обеспечивает оперативным подразделениям ОВД возможность вступать в гласные и негласные (конфиденциальные) отношения сотрудничества с лицами (гражданами России, иностранцами и лицами без гражданства), основанные на доверительности, а при необходимости и на конспиративности, направленные исключительно на решение задач ОРД (см. ч.2 ст.15 Закона об ОРД).
Установление отношений сотрудничества между оперативными подразделениями ОВД и частными лицами обусловлено тем, что собственные (личные) возможности оперативных работников в получении необходимой информации ограничены. Законодатель, разрешая наем частных лиц, имеющих возможность содействовать оперативным аппаратам в подготовке либо осуществлении ОРМ, определил, что он может производиться как при условии оплаты либо предоставления иных услуг за оказанное содействие (возмездное содействие), так и на основе других мотивов (лояльность, патриотизм, искреннее желание помочь в защите собственных жизни, здоровья, имущества, а также прав, свобод и интересов своих близких и др.), т.е. в этом случае отношения сотрудничества могут иметь безвозмездный характер. Но в обоих случаях конфидент получает право на конфиденциальность отношений, означающее, что сведения о его личности становятся государственной тайной и огласке не подлежат.
Формы такого сотрудничества могут быть различными и во многом зависят от возможностей конфидента (личных, деловых) и конкретных задач, решаемых тем или иным оперативным аппаратом ОВД в пределах своей компетенции.
Категории конфидентов, порядок их найма и руководства ими определяют ведомственные нормативные акты МВД России, регламентирующие организацию и тактику оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел92.
3. Использование в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий по договору или устному соглашению служебных помещений, имущества предприятий, учреждений, организаций, воинских частей, а также жилых и нежилых помещений, транспортных средств и иного имущества частных лиц также является законным правом оперативных аппаратов ОВД (см. п.3 ч.1 ст.15 Закона об ОРД). Необходимость использовать это право возникает у органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, в силу потребности как в доступе, так и пребывании (кратковременном или длительном) в помещениях, принадлежащих физическим или юридическим лицам, с целью подготовки либо осуществления оперативно-розыскных мероприятий (их комплексов и операций). Это могут быть организация засады, наблюдение за объектом, конспиративная встреча и др. В ходе осуществления оперативно-розыскной деятельности у сотрудников оперативных подразделений возникает необходимость в использовании для этих же целей транспортных средств93 и вещей.
Законодатель установил форму реализации такого права - заключение договора либо устное соглашение об аренде зданий, сооружений, транспортных средств и имущества. Договор (соглашение), в соответствии со ст.158 и др. ГК РФ, может быть заключен только на основе согласия лиц, являющихся собственниками имущества либо имеющих законное право владения или распоряжения им, в письменной и устной форме94.
4. Соблюдение принципа конспирации в ходе проведения оперативно-розыскной деятельности требует принятия целого ряда мер, направленных на сокрытие факта осуществления, истинной сущности оперативно-розыскных мероприятий, а также лиц, в них участвующих. В связи с этим законодатель наделил подразделения органов внутренних дел, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, правом использования в целях конспирации документов, зашифровывающих личность должностных лиц, ведомственную принадлежность предприятий, учреждений, организаций, подразделений, помещений и транспортных средств органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, а также личность граждан, оказывающих им содействие на конфиденциальной основе (см. п.4 ч.1 ст.15 Закона об ОРД).
Главное назначение этих мер заключается в сокрытии (зашифровке) личности субъектов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность. Тем самым обеспечивается их перевоплощение в обычных граждан, в т.ч. и тех, личностные особенности которых обеспечивают их проникновение в криминальную среду95. Такая зашифровка требует особого качества и может включать в себя: выбор легенды прикрытия, определение соответствующей линии поведения, обеспечение необходимыми документами, проведение мер по убеждению окружающих в истинности легенды.
Наряду с зашифровкой личности субъекта оперативно-розыскной деятельности (сотрудника оперативного подразделения либо граждан, сотрудничающих с ним на конспиративной основе) органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, имеют право зашифровать принадлежность к тому или иному оперативному аппарату создаваемых ими предприятий, иных юридических лиц, под прикрытием которых действуют оперативные сотрудники. Документы прикрытия, являясь одним из условий эффективности оперативно-розыскных мероприятий, а также гарантией безопасности лиц, их осуществляющих, могут быть использованы только в целях решения задач оперативно-розыскной деятельности. Степень зашифрованности объекта периодически проверяется.
5. Для реализации задач оперативно-розыскной деятельности подразделения ОВД наделены правом создавать в установленном законодательством Российской Федерации порядке предприятия, учреждения, организации и подразделения96. Названные объекты позволяют скрыть принадлежность к оперативным аппаратам сотрудников ОВД и других лиц, использующих разведывательные методы добывания оперативно-значимой информации, создают оптимальные организационные предпосылки для борьбы с опасными преступлениями.
Легендированное юридическое лицо создается на основании постановления руководителя одного из оперативных подразделений ОВД, утвержденного прокурором, осуществляющим надзор за законностью деятельности этого подразделения, только в тех случаях, когда иным путем невозможно обеспечить достижение задач ОРД.
6. На основании Закона РСФСР "О милиции" сотрудники криминальной милиции, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, имеют право требовать от физических и юридических лиц выполнения либо отказа от выполнения определенных действий. Главное условие предъявляемых требований - законность. В случае их невыполнения при осуществлении оперативно-розыскной деятельности может наступить ответственность, предусмотренная законодательством России, в частности ст.165 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях, а также ст.330 УК РФ и др.
Выполнение обязанностей и реализация прав сотрудников оперативных подразделений требуют от них проявления персональных личностных качеств. Эти качества могут быть врожденными либо приобретенными в течение жизни, либо специально выработанными для успешной профессиональной деятельности. Психологи совместно со специалистами-практиками (еще раз подчеркнем неразрывную связь ОРД и психологии) выработали психограмму, включающую три основные группы требований к оперативному работнику.
Социально-демографические требования включают в себя половозрастные, образовательные и некоторые другие характеристики оперативного работника. Так, при подборе будущих сотрудников оперативных аппаратов преимущество могут иметь лица мужского пола. Это прежде всего связано с тем, что женщина, чаще всего, не воспринимается способной решать проблемы конфликтного взаимодействия, а также, в силу ее физиологических особенностей, не готовой к значительным трудностям физического характера. Тем не менее это не означает полного отказа от использования женского персонала в деятельности оперативных подразделений.
Как правило, на оперативную работу принимаются лица в возрасте 25-35 лет. Лица старшего возраста, имеющие опыт оперативной работы, должны выполнять не столько исполнительские, сколько управленческие функции.
Из числа претендентов на должность оперативного сотрудника предпочтение должно отдаваться, во-первых, местным жителям (либо адаптировавшимся к местным условиям), которые хорошо знают специфику конкретного региона (не только его географические характеристики, но и национальные обычаи, исторические, культурные ценности и особенности проявления криминала); во-вторых, тем, кто отслужил в армии; в-третьих, лицам, имеющим диплом об окончании юридического учебного заведения либо прошедшим специальную подготовку.
Медико-биологические требования. Известно, что люди с отклонением в физическом или психическом развитии испытывают стремление к выбору профессий, которые бы компенсировали их недостатки. И если первые специально выбирают внешне романтическую, но суровую работу, которая буквально "заставляет" их регулировать свои физические возможности путем специальных тренировок, то вторые подсознательно выбирают социально приемлемую для них "безопасную" профессию, в том числе службу в силовых структурах. По данным специалистов-психиаторов, работавших в комиссиях по приему на службу в МВД, 11% из числа лиц, изъявивших желание работать в милиции, страдали различными отклонениями психики, пограничными с серьезными заболеваниями, а у 30% обнаружены психофизические симптомы, которые при неблагоприятных условиях могут привести к серьезным ЧП, связанным с неадекватными проявлениями жестокости, агрессии97.
Поэтому серьезное внимание при приеме на работу в милицию, а тем более в оперативные аппараты, должно уделяться не просто медицинскому отбору, а специальным психофизическим исследованиям кандидатов.
Психофизические и психологические требования. Основное внимание здесь должно уделяться психологическим особенностям личности кандидата. К ним относятся особенности сенсорной, мыслительной, моторной (двигательной) деятельности, а также особенности памяти, внимания, эмоционально-волевой сферы. Обратим внимание на основные из них.
1. Коммуникативные особенности. Оперативная работа в большей части есть процесс группового взаимодействия, называемый общением. Поскольку коммуникация проходит в ситуации напряжения, с людьми разного пола, возраста, социального статуса и психических особенностей, а неуравновешенность и раздражительность не только препятствуют межличностному взаимодействию, но могут нанести невосполнимый вред выполнению оперативно-розыскных задач, то оперативный сотрудник должен уметь:
- проявлять терпимость к людям, в каких бы негативных качествах (состояниях) они себя не проявляли;
- устанавливать и поддерживать контакт с различными категориями населения;
- оказывать влияние на людей, с которыми происходит профессиональное общение (менять их состояние, намерения, установки, мнения, активность), даже в конфликтных условиях, и возбуждать в них нужные эмоциональные переживания, способствующие укреплению контакта;
- переводить агрессивный "наскок" в конструктивный диалог;
- согласовывать свою работу с взаимодействующими субъектами;
- подражать чужой деятельности;
- и, в то же время, иметь малую внушаемость, устойчивость к чужому влиянию.
2. Эмоционально-волевые особенности требуют от оперативного работника выработки и развития умений:
- сохранять работоспособность в условиях стресса;
- адаптироваться в быстро меняющихся условиях, что позволит в самых неожиданных ситуациях (испуг, сильные впечатления) не поддаться панике;
- обладать хорошей памятью, в том числе зрительной;
- повышать концентрацию и менять направление внимания в нужный момент;
- подавлять чувствительность к влияниям погодных условий, недостатку пищи и сна;
- развитой интуиции, позволяющей с успехом справляться с профессиональными задачами, не поддающимися формализации.
3. Особенности поисковой деятельности сотрудника оперативного подразделения требуют от него знания психологических особенностей работы с информацией, организации деятельности и умений:
- вычленять из массы сведений об окружающей действительности оперативно-значимую информацию;
- адекватно воспринимать (понимать смысл) и оценивать полученные сведения;
- самостоятельно думать и целесообразно распределять отдельные рабочие фазы по месту, времени и исполнителям;
- в экстренных случаях взять на себя ответственность при принятии оперативного решения (прежде всего в условиях, характеризующихся значительной долей риска);
- скрывать свои истинные цели, мотивы, а часто и принадлежность к субъектам правоприменительной деятельности, используя артистические способности;
- использовать паралингвистические (жестикуляция, сленг, мимика) и вещественно-знаковые (одежда, документы и др.) средства коммуникации.
Гарантии социальной и правовой защиты должностных лиц органов внутренних дел, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, призваны обеспечить эффективность выполнения ими задач по борьбе с преступностью. На них распространяются положения раздела VI Закона РСФСР "О милиции", устанавливающие гарантии социальной и правовой защиты работников милиции, а также отдельные положения уголовного и административного законодательства. Как самостоятельный вид правовой защиты сотрудников ОВД, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, следует расценивать их право на обеспечение личной безопасности в соответствии с Федеральным законом "О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов".
Рассмотрим основные виды и формы реализации этих гарантий, учитывая специфический характер оперативно-розыскной деятельности.
Оперативные подразделения ОВД и представляющие их сотрудники при решении стоящих перед ними задач руководствуются Конституцией РФ, Законом об ОРД, другими законами и ведомственными нормативными актами. Они самостоятельно принимают решения о заведении дел оперативного учета и производстве по ним; планируют ОРМ, определяют основания, организацию и тактику их проведения; принимают другие решения и несут за это ответственность. При исполнении служебных обязанностей, являясь представителями власти, они находятся под защитой государства. Их деятельность носит публичный характер. Такое положение подразделений и лиц, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, определяет, что никто не вправе вмешиваться в законные действия должностных лиц и органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, за исключением лиц, прямо уполномоченных на то федеральным законом (ч.2 ст.16 Закона об ОРД).
Законные требования должностных лиц органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, обязательны для исполнения физическими и юридическими лицами, к которым такие требования предъявлены, а их неисполнение либо воспрепятствование законному осуществлению ОРД влекут ответственность, предусмотренную законодательством Российской Федерации (ст.15 Закона об ОРД).
Должностное лицо ОВД, осуществляющее оперативно-розыскную деятельность, в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий подчиняется только непосредственному и прямому начальнику. Указанное положение Закона об ОРД подчеркивает самостоятельность подразделений ОВД и их должностных лиц, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, и подчиненность только непосредственному и прямому начальству. В законные действия органов и сотрудников, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, не вправе вмешиваться (давать указания, препятствовать выполнению действий и др.) ни должностные лица, ни какие-либо органы государства, прямо не уполномоченные на то федеральным законом. Например, следователь при даче поручений и указаний органам, осуществляющим ОРД, о производстве оперативно-розыскных действий (в порядке ст.127 УПК РСФСР) должен ставить только задачу, а способы, организацию и тактику ее решения определяют органы и должностные лица, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность. Следователь вправе также установить сроки выполнения его поручений и указаний, однако не вправе требовать конкретных данных о характере применяемых оперативно-розыскных мер, их организации и тактике проведения.
И хотя оперативно-розыскная деятельность - деятельность творческая, которую еще ее основоположники относили к величайшему из искусств98, следует помнить, что она строится на основе единоначалия и подчиненности.
В процессе оперативно-служебной деятельности взаимоотношения между начальником и подчиненным строятся на основе таких определенных в законе принципов, как взаимоуважение, доверие, разделение компетенции, персональная ответственность за правомерность принимаемых решений и совершаемых действий. Вместе с тем оперативно-розыскная деятельность немыслима без управления, которое осуществляется, в частности, методом приказа. В ходе оперативно-розыскной деятельности наряду с приказами издаются предписания, распоряжения, указания и др. Различие между ними заключается в характере разрешаемых вопросов и правовом положении лиц, имеющих право на их принятие. Основная черта приказов - обязательность исполнения лицами, которым они адресованы.
Пределы выполнения приказа об оперативно-розыскной деятельности определяются рамками ее соответствия закону. Поэтому, в случае получения должностным лицом приказа или указания, противоречащего закону, указанный сотрудник обязан руководствоваться законом (ч.3 ст.16 Закона об ОРД). Причем не имеет значения, в какой форме - устной или письменной - получен приказ (указание).
В Законе "О милиции" определен порядок реагирования на приказы, которые противоречат закону. При сомнении в законности полученного для исполнения распоряжения лицо, наделенное правом осуществлять оперативно-розыскную деятельность, должно незамедлительно сообщать об этом в письменной форме своему непосредственному руководителю и руководителю, давшему распоряжение. В случае, если вышестоящий по должности начальник письменно подтверждает данное распоряжение, оперативный сотрудник обязан его исполнить. Ответственность за последствия исполнения незаконного распоряжения несет подтвердивший это распоряжение руководитель99.
В то же время следует помнить, что оценка законности получаемых приказов возлагается на исполнителей.
Определенные обстоятельства осуществления оперативно-розыскной деятельности допускают вынужденное причинение вреда правоохраняемым интересам должностным лицом органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, либо лицом, оказывающим ему содействие, совершаемое при правомерном выполнении указанным лицом своего служебного или общественного долга (ч.4 ст.16 Закона об ОРД).
Такое причинение вреда признается правомерным при наличии следующих условий:
- общественной признанности и допустимости конкретных действий в рамках социально необходимой и полезной деятельности;
- действии закона или иного нормативного акта, регламентирующего этот вид профессиональной или иной общественно значимой деятельности и содержащего указание на возможность совершения конкретных действий при определенных обстоятельствах;
- невозможности иными, без причинения ущерба правоохраняемым отношениям, средствами выполнить служебные обязанности или общественный долг в конкретной обстановке;
- выполнении действий, составляющих должностную функцию или общественную обязанность, в конкретной обстановке специально уполномоченным на то законом или иным нормативным актом лицом;
- соблюдении всех необходимых для конкретного случая правил, закрепленных в нормативном акте, регулирующем данный вид служебных обязанностей, деятельности или общественного долга;
- причинении вреда значительно менее важным интересам, чем те, которые бы пострадали при невыполнении профессиональной функции или иной другой юридической обязанности.
Так, ст.23 Закона РСФСР "О милиции" указывает, что сотрудники милиции не несут ответственности за моральный, материальный и физический вред, причиненный нарушителю применением, в предусмотренных законодательством случаях, физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия, если причиненный вред соразмерен силе оказываемого противодействия; а ст.24 напоминает, что на деятельность работника милиции распространяются действия института о необходимой обороне и крайней необходимости (ст.37, 38 УК РФ).
Следует полагать, что указанная норма Закона об ОРД распространяется и на те объективно противоправные действия лиц, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность (должностных лиц ОВД и лиц, оказывающих им содействие), которые заключаются в имитации преступной деятельности либо совершения административных правонарушений.
Как форму правовой защиты рассматриваемой категории сотрудников ОВД следует рассматривать условия правовой оценки сведений, сообщаемых ими в административном и уголовном процессе. Ст.26 Закона РСФСР "О милиции" оценивает показания сотрудника милиции по делу о преступлении или административном правонарушении наравне с другими доказательствами, полученными в установленном законом порядке.
Правовая защита сотрудников ОВД, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, обеспечивается и целым рядом норм уголовного кодекса, защищающих их как лиц, производящих дознание, работников правоохранительных органов, а также представителей власти (см. ч.2 ст.294, ст.295, ч.2 ст.296, ч.2 ст.298, ст.317, 318 УК РФ).
Самостоятельным видом социальной защиты органов и лиц, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, следует рассматривать возможность зачета времени выполнения должностными лицами органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, специальных заданий в организованных преступных группах, а также время их службы в должностях штатных негласных сотрудников указанных органов подлежит зачету в выслугу лет для назначения пенсии в льготном исчислении в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации (ч.5 ст.16 Закона об ОРД).
Основанием этому являются служебные документы о выполнении специальных заданий в названных преступных формированиях и прохождении службы в соответствующих должностях (приказы, постановления руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность), а также постановления Правительства, определяющие конкретный порядок исчисления выслуги лет сотрудникам, выполняющим специальные задания указанного характера. В целях закрепления кадров в определенных регионах, дополнительного стимулирования их работы, создания надлежащих условий для выполнения ими функциональных обязанностей органы власти субъектов Российской Федерации и органы местного самоуправления вправе устанавливать дополнительные виды социальной защиты должностных лиц органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность.
Право сотрудников криминальной милиции, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, на личную защиту корреспондируется с положениями настоящей лекции о задачах и компетенции подразделений ОВД, осуществляющих собственную безопасность указанных органов.

( 2. Лица, гласно участвующие в оперативно-розыскной
деятельности органов внутренних дел,
их правовое положение и формы содействия

В соответствии с действующим законодательством и сложившейся практикой подразделения ОВД, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, могут привлекать отдельных лиц с их согласия к участию в подготовке и осуществлению оперативно-розыскных мероприятий в гласной форме (на гласной основе). Привлечение отдельных лиц к подготовке и проведению оперативно-розыскных мероприятий на гласной основе может выражаться, например, в использовании помощи этих лиц для проведения проверочных закупок, наблюдения, наведения справок, отождествления личности, консультирования по отдельным вопросам, требующим специальных познаний, и др. Содержание сотрудничества определяется особыми условиями осуществления оперативно-розыскной деятельности. В последующем полученные оперативные данные могут быть приданы гласности, а сами участники такого содействия могут стать заявителями и свидетелями по конкретному уголовному делу.
Комплекс правовых норм, определяющих статус лиц, гласно содействующих подразделениям, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, полно изложен в Законе об ОРД. Предельно ясно и четко перечислены задачи, для решения которых привлекается данная категория граждан, а также их права и обязанности.
Разъяснения же касаются отдельных деталей, связанных с особенностями использования возможностей таких лиц в решении задач оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел.
Наиболее оправдавшими себя на практике формами гласного участия общественности в борьбе с правонарушениями и преступностью в прошлом являлись специализирующиеся по определенным направлениям деятельности служб ОВД подразделения народной дружины100, а также внештатные сотрудники милиции101.
Однако реальность доказала, что ориентированность первых в основном на охрану общественного порядка на определенных территориях, где объем их работы даже по сравнению с сотрудниками наружной службы составил немногим более 1%102, организационная самостоятельность и др. не позволяют всерьез рассчитывать на их помощь оперативным аппаратам ОВД.
Институт же внештатных сотрудников доказал свою эффективность, поскольку имел ряд принципиальных отличий.
1. Внештатное сотрудничество граждан с органами внутренних дел в борьбе с преступностью регламентировано не только документами законодательного уровня, но и ведомственными нормативными актами.
2. Внештатное сотрудничество предполагает обязательную специализацию участия граждан в оперативно-розыскной деятельности. При этом такое сотрудничество предусматривает:
а) организационную самостоятельность оперработников ОВД по руководству деятельностью общественников (определение линии работы, ее режима, технической обеспеченности, пределов тактической активности и др.);
б) право работников оперативных подразделений самостоятельно подбирать кандидатов для внештатного сотрудничества;
в) полную подотчетность и подконтрольность внештатных работников штатному составу оперативных подразделений ОВД.
Внештатные сотрудники подбираются оперсоставом подразделений ОВД из числа совершеннолетних граждан, добровольно изъявивших желание оказывать помощь в решении задач, входящих в компетенцию этих подразделений, и проявивших необходимые для этого личные качества и возможности.
К основным таким качествам и возможностям следует отнести: честность, обостренное чувство справедливости и ответственности, непримиримость к попранию закона, смекалку, волю, способность активно участвовать в подготовке либо проведении оперативно-розыскных мероприятий, умение пойти на оправданный риск.
Указанные качества и возможности позволяют внештатным сотрудникам соответствовать определенным требованиям и условиям сотрудничества. Так, неотъемлемым условием внештатного сотрудничества с подразделениями ОВД, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, является обязанность сохранения в тайне сведений, ставших известными внештатным сотрудникам в ходе подготовки либо осуществления оперативно-розыскных мероприятий.
Это положение обусловлено несколькими факторами: во-первых, тем, что негласность оперативно-розыскных мероприятий есть мера по достижению их наибольшей эффективности; во-вторых, тем, что внештатным сотрудникам в процессе специального обучения, а также в ходе их привлечения к подготовке или осуществлению оперативно-розыскных мероприятий так или иначе раскрываются какие-либо конкретные объекты оперативного внимания, оперативные цели, а также отдельные приемы и методы оперативно-розыскной деятельности.
В связи с этим пределы доступа каждого внештатного сотрудника к информации, содержащей служебную или иную тайну, и участию в тех или иных оперативно-розыскных мероприятиях определяет оперативный сотрудник, с которым он "работает" и который отвечает как за законность даваемых ему поручений, так и за их результативность. При этом оперативный работник должен опираться на знание личных качеств и черт каждого своего помощника и руководствоваться правилом: "Внештатный сотрудник при получении поручения, связанного с участием в оперативно-розыскных мероприятиях, должен узнать только ту информацию и только в том ее объеме, которые необходимы для успешного выполнения поручения".
Таким образом, внештатным сотрудникам доверяется информация, которая может составлять служебную или даже государственную тайну в области оперативно-розыскной деятельности, в связи с чем на них распространяются требования ч.1 ст.17 Закона об ОРД.
Обязательным требованием, предъявляемым к категории лиц, содействующих решению задач оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел, является добросовестность такого сотрудничества. Реализация добросовестности сотрудничества, априори, должна базироваться на добровольности и личном желании оказания помощи в решении указанных задач. Однако внештатных сотрудников следует предупредить о недопустимости предоставления оперативным подразделениям заведомо ложной информации (например, сведений, содержащих клевету либо оговор кого-либо, в т.ч. объекта внимания оперативно-розыскных аппаратов).
Для исключения негативных последствий использования ложной информации, полученной от внештатных сотрудников, предусматривается их предварительное изучение, определение степени порядочности, честности и объективности (п.4 ч.2 ст.7 Закона об ОРД). Важно также, что сведения от них не должны приниматься на веру, а тем более использоваться в соответствующей правовой форме без тщательной предварительной проверки. Высокие требования в связи с этим предъявляются к добросовестности и профессиональной компетентности оперативных сотрудников. Если внештатный сотрудник в силу субъективных причин может добросовестно заблуждаться, неверно оценивать то или иное событие, поступок, то сотрудник оперативного аппарата как профессионал ни заблуждаться, ни ошибаться не имеет права.
Обязанность выполнения поручений оперативных подразделений - непременный элемент правового статуса внештатного сотрудника. Объем и направленность поручений зависят от компетенции того оперативного аппарата, внештатным сотрудником которого (по собственному желанию) является тот или иной гражданин.
Так, внештатные сотрудники подразделений уголовного розыска самостоятельно, по поручению и под контролем штатных сотрудников либо с их участием осуществляют:
- отдельные несложные оперативно-розыскные мероприятия, не связанные с ограничением конституционных прав граждан (наведение справок, наблюдение, проверочная закупка и др.);
- выявление лиц, подлежащих постановке на профилактический учет и оперативный контроль;
- проверку образа жизни и поведения лиц, взятых на учет, по месту проживания;
- индивидуальную профилактическую деятельность в отношении конкретных лиц, требующих профилактического контроля и воздействия;
- выявление причин и условий, способствующих совершению преступлений, и содействие их устранению;
- выявление очевидцев преступлений, а также потерпевших от них лиц;
- установление лиц, подготавливающих и совершающих преступления;
- поисковые мероприятия в местах вероятного появления лиц, заподозренных в совершении преступлений (по местам сбыта похищенного, концентрации криминального элемента и пр.).
Широко распространенным является привлечение внештатных сотрудников в качестве понятых, а также водителей личного транспорта с целью решения различных оперативно-служебных задач (последнее также соответствует положениям законодательства об оперативно-розыскной деятельности - см. п.3 ч.1 ст.15 Закона об ОРД).
Кроме этого к обязанностям внештатных сотрудников следует отнести соблюдение принципа законности.
Эта обязанность основана на главном назначении сотрудничества оперативных аппаратов ОВД с гражданами - использование его только для достижения задач оперативно-розыскной деятельности.
Соблюдение законности в деятельности внештатных сотрудников имеет две стороны:
1) законность поручений, даваемых оперативным сотрудником, не должна противоречить требованиям материального и процессуального законодательства, а также общепринятым нормам морали;
2) законность действий самих внештатных сотрудников в процессе выполнения отдельных оперативно-розыскных мероприятий как по поручению, так и по собственной инициативе.
В связи с этим внештатный сотрудник не должен:
- быть участником актов насилия;
- быть инициатором или подстрекателем преступления;
- принимать участие в противозаконной деятельности;
- осуществлять незаконные либо несанкционированные оперативным сотрудником оперативно-розыскные действия;
- нарушать иные требования оперативно-розыскного законодательства.
Инициатива и творчество в выполнении поручений оперативного сотрудника по подготовке и осуществлению оперативно-розыскных мероприятий могут быть проявлены внештатным сотрудником в тех же рамках законности.
Рассматриваемая форма сотрудничества, в соответствии с ч.1 ст.17 Закона об ОРД, может быть реализована в виде:
- безвозмездного внештатного сотрудничества (т.е. на общественных началах);
- внештатного сотрудничества на основе трудового договора (договора найма) - контракта.
Контракт о такой форме сотрудничества может заключаться, например, с бывшими сотрудниками оперативных аппаратов, которые своим участием в подготовке и осуществлении оперативно-розыскных мероприятий и других действий позволят начинающим оперработникам приобрести необходимые профессиональные навыки, уверенность в собственных силах и наработать собственный опыт; с внештатными консультантами103, а также с другими лицами, чья платная помощь необходима ОВД.
Указанные виды такого содействия будут определяющими при оформлении соответствующих документов о правовом закреплении внештатного сотрудничества.
Для лиц, намеревающихся оказывать помощь безвозмездно, такими документами будут:
- заявление гражданина, желающего систематически оказывать помощь оперативному аппарату в качестве внештатного сотрудника;
- две фотографии размером 5х6 см;
- автобиография;
- сведения о наличии (отсутствии) судимости;
- характеризующие документы (с места работы, бывшего места службы, в т.ч. об участии в охране общественного порядка, иной помощи ОВД и т.д.);
- справка о результатах проверки по месту проживания;
- сведения о родственниках и других близких людях;
- рапорт оперативного сотрудника о возможностях внештатного сотрудника и направлениях его будущего использования в решении задач подразделения.
Для лиц, изъявивших желание внештатно сотрудничать с оперативными аппаратами по трудовому договору и подтвердивших это систематической и результативной помощью, основным документом будет являться контракт.
В контракт вносятся все необходимые юридические атрибуты, отражающие обязательства сотрудничающих сторон: органа внутренних дел в лице его начальника - с одной стороны и гражданина - с другой. (Более подробно содержание контракта будет рассмотрено в ( 3 настоящей лекции.)
О зачислении гражданина внештатным сотрудником соответствующего оперативного подразделения издается приказ по ОВД, а ему вручается удостоверение внештатного сотрудника.
Таким образом, внештатные сотрудники милиции, наделенные определенными Федеральным законом "Об оперативно-розыскной деятельности" и ведомственными нормативными актами правами и обязанностями, становятся субъектами оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел. Эффективность же их содействия в решении задач оперативных подразделений зависит от верной организации их деятельности со стороны руководящих ими оперработников.

( 3. Лица, содействующие органам внутренних дел,
осуществляющим оперативно-розыскную деятельность,
на конфиденциальной основе

Как уже говорилось, опасность преступных посягательств заключается прежде всего в их скрытом, замаскированном характере, не позволяющем реализовать общепревентивный смысл принципа неотвратимости наказания за их совершение. Этим предопределяется тот факт, что решить сколь-либо эффективно специфические задачи оперативных подразделений ОВД без использования негласных сил, средств и методов невозможно.
Вековая практика использования этих оперативных возможностей полицейскими и специальными службами разных стран в борьбе с политической и общеуголовной преступностью показывает, что первое место среди них, даже при результативности современной электронной разведки, справедливо занимает агентурный метод (см. Приложение 9).
Понятие "агентурный метод" происходит от термина "агент", что означает "действующий", т.е. лицо, действующее по поручению (в интересах) кого-либо104. В отличие от Англии и США, где термин "агент" означает официальных кадровых работников полиции и других спецслужб (так было и в ВЧК, и в уголовном розыске Советской России в 20-х гг.), в российском разговорном обиходе этот термин воспринимается как тайный, негласный сотрудник. Таким образом, в нашем случае, это человек, тайно (негласно) добывающий необходимую информацию в интересах подразделений, осуществляющих ОРД, а агентурный метод - метод негласного получения оперативной информации путем использования "своих" людей в "чужой" (противоборствующей, противостоящей) среде105.
"...Их называют по-разному. Уважительно - разведчиками, тайными или специальными агентами, полупрезрительно - информаторами, осведомителями, сексотами (секретными сотрудниками) и презрительно - "подсадными утками", филерами, стукачами. Настоящие сыщики заслуженно называют их своими помощниками. Их боятся не только преступники, но и те милицейские и прочие чины, у которых теплые связи с уголовным миром.
Меня, например, восхищала работа так называемых "призраков" отдела, созданного в 1945 г. заместителем начальника Скотланд-Ярда Рональдом Хоу, - рассказывает Ю.Г.Федосеев, бывший начальник МУРа. - Еще бы! Три десятка тщательно отобранных мужчин и женщин, проникнув сразу после войны в преступный мир Лондона, буквально развалили этот мир. Тысяча арестованных бандитов за четыре года и ни одной потери в стане "призраков" - таков итог работы отдела!
Чуть позднее, когда еще мальчишкой бегал по одесским улицам, такими "призраками", по воле командующего Одесским военным округом маршала Г.К.Жукова, стали некоторые офицеры, как правило, бывшие фронтовые разведчики. Из трофейных запасов им были выданы дорогие костюмы и было приказано гулять по ночам, разумеется, с припрятанным оружием. И бандиты клюнули на этих "подсадных уток", кинувшись раздевать новоявленных "иностранцев". В течение короткого времени прекратили свое существование такие шайки, как "Черная кошка", которую возглавляла, как говорят, какая-то знойная женщина - "Голубая змейка", различные воровские притоны.
Среди числящихся агентами людей, - отмечает Юрий Григорьевич, - большое число добропорядочных, законопослушных граждан, волею судеб оказавшихся в криминогенных точках (работники ресторанов, комиссионных магазинов, вокзалов, таксопарков; соседи, знакомые, а иногда и родственники активно действующих преступников), значительная прослойка представителей групп риска (проститутки, наркоманы, барыги). Но есть и преступники.
Информация, поступающая от последних, особо ценна тем, что идет непосредственно из преступной среды, от соучастника совершенного преступления или очевидца. Работа с такими агентами - это постоянная борьба, бесконечная шахматная партия со своим дебютом - вербовкой, наработанными методиками-комбинациями, жертвами, форами, промежуточными победами, рокировками, ошибками-зевками и не всегда удачным эндшпилем. Из рассказа бывшего агента, работавшего на милицию более 25 лет и раскрывшего более 70 убийств (в т.ч. 13 детей в одном из городов России), узнаем оклад секретного сотрудника, постоянно рискующего жизнью, в пределах 600 тысяч рублей (на май 1997 г. - С.М.). Раньше платили премию за каждое разоблачение, теперь - нет. Узнаем, что даже за раскрытие самых тяжких преступлений тайных агентов не представляют к награде. Почему? Никто не знает. Возможно, боятся "засветить" агента. Звучит рассказ о том, как человек, проработавший секретным сотрудником 20 лет, упредивший немало тяжких преступлений, умер в нищете. На похороны скинулись оперативники, его знавшие. Разумеется, хоронили его без громких речей о делах покойного...
...Но есть оперативная милицейская работа, в которой без разведки не обойтись, а, значит, и не обойтись без людей, ее осуществляющих"106.
Агентурный метод является формой реализации права органов, осуществляющих ОРД, на привлечение к подготовке и проведению оперативно-розыскных мероприятий отдельных лиц на конфиденциальной основе, граждане имеют возможность использовать право на защиту своих прав от преступных посягательств (см. Приложение 10).
Если в прошлом конфиденциальное сотрудничество107 граждан с оперативными подразделениями ОВД осуществлялось на основе закрытых ведомственных актов МВД, то сейчас право органов, осуществляющих ОРД, на привлечение граждан к такой форме содействия и право граждан на это закреплены в законодательном акте: в ст.6, 15, 17, 18 Закона об ОРД.
Таким образом, закон признает социальную необходимость и значимость подобного сотрудничества.
Не делают секрета из факта использования конфиденциального сотрудничества граждан и нормативные акты, регламентирующие оперативно-розыскную деятельность ФБР США, криминальной полиции ФРГ .
В США, например, сотрудника криминальной полиции оценивают прежде всего по тому, как работают его осведомители. Каждому полицейскому внушают, что если он способен создать и сохранить работоспособность своего "негласного аппарата", он лучший среди коллег, образец для подражания. Вся работа с осведомителями ставится в жесткие правовые рамки. Например, сотруднику ФБР его служебная инструкция при работе с осведомителем диктует обязательно учитывать: в какой степени деятельность осведомителя может противоречить конституционным гарантиям прав граждан и тем самым не скомпрометирует ли он (с точки зрения законности) проводимое расследование либо последующее уголовное преследование в суде; насколько надежен конкретный осведомитель с точки зрения его информации; способно ли ФБР непосредственно контролировать и направлять деятельность этого осведомителя, а также в какой степени ценность информации, полученной с помощью осведомителя, оправдывает расходы ФБР на ожидаемое осведомителем вознаграждение за сотрудничество.
При подборе осведомителя в США уделяют внимание не только вопросам доступности данного лица к интересующим полицию сведениям, возможности проникновения в различные преступные группы, но и состоянию здоровья информатора, его возрасту, образованию, особенностям характера, привычкам, хобби...
В пособиях, изданных для полиции ФРГ, довольно подробно указывается, в какой среде и при каких обстоятельствах надо подбирать и вербовать негласных сотрудников. Так, в главе "Вербовка доверенных лиц" пособия Г.Бауэра "Современная борьба с преступностью" определяются круг лиц, в сфере которых можно найти будущего информатора, а также возможности использования различных мотиваций к сотрудничеству с полицией108 (см. Приложение 10).
Конфиденциальное сотрудничество граждан с органом, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, должно носить исключительно добровольный, осознанный характер и выражаться в их согласии на такое сотрудничество. Однако это не означает обязательную реализацию названного права во всех случаях изъявления отдельными лицами такого желания. Решение данного вопроса является прерогативой органов внутренних дел. Следовательно, реализация права граждан на содействие органам внутренних дел в осуществлении оперативно-розыскной деятельности возможна только при обоюдном согласии. Добровольность согласия на сотрудничество исключает применение со стороны ОВД в отношении лиц, привлекаемых к конфиденциальному содействию, методов запугивания, физического устрашения, насилия или других противоправных способов склонения их к сотрудничеству.
Конфиденциальность содействия может быть установлена как по инициативе оперативного аппарата, когда орган внутренних дел в лице своих штатных должностных лиц из тактических соображений целесообразности или безопасности предлагает гражданам, привлекаемым к подготовке или проведению оперативно-розыскных мероприятий, конфиденциальность такого содействия, так и по волеизъявлению гражданина, когда вовлекаемый в оперативно-розыскной процесс сам выступает инициатором конфиденциальности своих отношений с органами внутренних дел. Форма выражения согласия на оказание содействия в подготовке или проведении оперативно-розыскных мероприятий может носить устный, письменный или иной характер.
Мотивация сотрудничества отдельных (частных)109 лиц с подразделениями ОВД, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, как уже говорилось, может иметь различную основу: от лояльного отношения к оперативным аппаратам, ведущим борьбу с преступностью, и персональных симпатий к лицу, осуществляющему оперативно-розыскную деятельность, до материальной и иной заинтересованности. Многое зависит от личности оперативного сотрудника и будущего конфидента. Здесь должны быть учтены закономерности, проявляющиеся в оперативно-розыскной практике, которые указывают - важно опереться на мотив, который сам по себе, естественно, побуждает отдельных граждан в той или иной форме содействовать аппаратам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность.
Однако уловить такой мотив может только профессионально пригодный для работы с людьми человек. Поэтому органы внутренних дел осуществляют тщательный подбор, обучение и специальную процедуру допуска оперативного персонала, работающего в указанной сфере применения оперативно-розыскной деятельности.
Черты такого профессионализма проявляются в высоком авторитете его носителя среди граждан и коллег, завоеванном порядочностью, честным отношением к порученному делу, к таким неизменным общечеловеческим понятиям, как справедливость и несправедливость, добро и зло, в умении понять других и держать данное слово.
Опыт оперативной работы свидетельствует, что успешно устанавливать отношения сотрудничества могут работники ОВД, обладающие:
- хорошей репутацией среди окружающих, вызванной этичным поведением при осуществлении оперативно-розыскных мероприятий, базирующемся на общем уровне культуры;
- разносторонней правовой подготовленностью, позволяющей правильно ориентироваться в различных ситуациях, складывающихся при выполнении ими оперативных функций;
- знанием особенностей поведения, субкультуры лиц криминальной направленности на территории и объектах обслуживания;
- высоким уровнем коммуникабельности, позволяющим устанавливать доверительные отношения с различными категориями лиц;
- способностью к анализу и точной оценке ценности полученной информации.
Указанные качества, как правило, позволяют оперативным сотрудникам преодолеть даже негативное отношение к себе и сотрудничеству с правоохранительными органами в деле борьбы с преступностью со стороны отдельных лиц, перевести его в нейтральное, а затем - позитивное и установить деловые взаимоотношения. При этом ими должны быть обязательно учтены не только субъективные способности и объективные возможности, но и мотивация отдельных лиц к отрицанию возможности сотрудничества. В основу таких мотивов могут быть положены недоверие лично к оперативному работнику либо в целом к ОВД, страх перед разоблачением и отмщением за сотрудничество, клеймо позора за "сексотство"110 и т.п. Забвение этого может разрушить все планы по использованию возможностей такого лица для содействия подразделениям, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность.
Конфиденциальное сотрудничество может устанавливаться с совершеннолетними дееспособными лицами независимо от их гражданства, национальности, пола, социального, должностного и имущественного положения, образования, принадлежности к общественным объединениям, политических и религиозных убеждений.
Особое значение здесь играет отсутствие ограничений по критерию гражданства. К сотрудничеству могут привлекаться:
- граждане России, которые являются таковыми или были признаны гражданами России в соответствии с Законом о гражданстве;
- лица, имеющие двойное гражданство (одновременно состоящие в гражданстве другого государства);
- лица без гражданства (не являющиеся российскими гражданами и гражданами других государств);
- иностранцы (граждане и подданные иностранных государств).
Конфиденциальная (негласная) форма содействия граждан органам внутренних дел в осуществлении оперативно-розыскной деятельности прежде всего означает, что сведения о лицах, оказывающих подобное содействие, не подлежат оглашению. Это требует от отдельных лиц, вступивших в отношения сотрудничества, в качестве непременного условия сохранения в тайне сведений, полученных ими в ходе подготовки и проведения оперативно-розыскных мероприятий. Такое требование определяется характером самой ОРД, осуществляемой скрыто, а также тем, что разглашение сведений, которые могут стать им известными в силу выполнения поручений и заданий (вне зависимости, составляют они государственную тайну либо конфиденциальны), может нанести непоправимый ущерб осуществлению конкретных оперативно-розыскных мероприятий либо оперативно-розыскной деятельности в целом. А кроме того, разглашение указанных сведений связано еще с одним видом риска - под угрозу ставится личная безопасность и жизнь частного лица, содействующего органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность.
В связи с этим конфиденциальность предполагает:
- специальный допуск к работе с конфидентами только узкого круга лиц, определенного их специальной компетенцией, в порядке, специально установленном для этого в ведомственных нормативных актах МВД России;
- установление специальных правил документооборота в подразделениях ОВД, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность;
- обеспечение специальных мер защиты сведений, функционирующих в оперативных подразделениях и сосредоточенных в информационных массивах ОВД. Оперативные сотрудники предпринимают целый ряд мер, конспирирующих истинный характер взаимоотношений между ОВД и лицами, сотрудничающими с ними, а также обучают последних приемам конспирации. Это могут быть меры по тщательному легендированию их внедрения в преступные формирования, использованию специальных мест, условий и способов для осуществления встреч и передачи полученной оперативной информации, а также иные меры, предусмотренные ведомственными нормативными актами МВД России. Утрата же конфиденциальности сотрудничества непременно ведет к потере доверия населения к органам внутренних дел, что негативно сказывается на контактах с лицами, чья негласная помощь крайне необходима для эффективной деятельности ОВД (см. Приложение 11).
Федеральный закон (как уже говорилось) требует от лиц, оказывающих содействие ОВД, представления объективной оперативно-значимой информации. Это означает, что они не должны предоставлять в ходе сотрудничества заведомо ложные данные. Добросовестное же заблуждение конфидента в силу субъективного восприятия того или иного события (явления) не может быть оценено как заведомо ложное. В связи с этим работники оперативных аппаратов должны обучать лиц, оказывающих конфиденциальную помощь, не только приемам выполнения поручений и заданий, но и верному юридическому распознанию (квалификации) этих событий.
В этих целях они:
- информируют конфидентов об оперативной обстановке;
- инструктируют о способах и методах решения поставленной задачи;
- определяют порядок взаимосвязи;
- проверяют, правильно ли поняты задание и способ его выполнения;
- контролируют ход выполнения задания, правильность действий и поведения;
- проверяют полноту и достоверность сообщаемых данных.
При выявлении тех или иных недостатков выясняется их причина и принимаются меры по устранению. При необходимости с конфидентами могут проводиться специальные занятия по основам права, формам и методам конфиденциального содействия и др.
Поскольку конфиденциальное сотрудничество отражает не только волеизъявление двух указанных сторон - органа внутренних дел в лице оперативного сотрудника и отдельного (частного) лица, но и конкретную обстановку, в которой они заключили договоренность о сотрудничестве, а также личные и деловые возможности частных лиц и задачи оперативно-розыскной деятельности, решаемые с их помощью, то такое сотрудничество может носить различный характер.
Во-первых, разной может быть цель привлечения граждан к конфиденциальному сотрудничеству.
Одни из них привлекаются для подготовки оперативно-розыскных мероприятий, другие - для непосредственного участия в их осуществлении.
Первые подбираются из числа специалистов, обладающих познаниями в различных отраслях науки, техники, экономики, а также среди других категорий лиц, располагающих необходимыми возможностями и доступом к местам (объектам), нужным для подготовки к проведению оперативно-розыскных мероприятий. Чаще всего это касается наиболее значимых, трудоемких оперативно-розыскных мероприятий, требующих дополнительных и благоприятных условий их организации (проведение оперативно-розыскных мероприятий, ограничивающих конституционные права граждан; подготовка конспиративных мест и условий встреч с конфидентами и т.п.). Однако такое назначение не исключает их участия и в проведении других оперативно-розыскных мероприятий.
Второй вид содействия граждан органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, предусматривает непосредственное их участие в проведении оперативно-розыскных мероприятий, направленных на решение конкретных задач оперативно-розыскной деятельности. Например, оперативное внедрение в криминальные сообщества и участие в их разработке.
Во-вторых, конфиденциальное сотрудничество может быть кратковременным или длительным (устойчивым), что означает вступление в отношения сотрудничества для достижения одной конкретной, разовой недлительной по времени задачи либо достаточно устойчивое по времени содействие в подготовке или проведении ряда оперативно-розыскных мероприятий, обеспечивающих осуществление долговременных оперативных задач.
Конфиденциальное сотрудничество отдельных (частных) лиц с органами внутренних дел различается и по форме. Прежде всего это конфиденциальное сотрудничество граждан с органами внутренних дел по контракту (т.е. волеизъявление граждан в установлении конфиденциальных отношений проявляется в письменной форме в виде контракта). Эти лица ведут по заданиям органов внутренних дел активную разведывательно-поисковую деятельность. Причем, конфиденциальное сотрудничество гражданина с органами внутренних дел и получение за это вознаграждений и других выплат являются для него одним из источников существования.
Главная отличительная черта конфиденциального сотрудничества на контрактной основе - длительность, устойчивость отношений между гражданином и органом внутренних дел. Кроме того, оказывающий содействие органам внутренних дел на контрактной основе должен отвечать ряду специальных требований, которые определяются ведомственными нормативными актами МВД России.
Контракт в этом случае - максимально индивидуализированное соглашение о сотрудничестве органа внутренних дел, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, с отдельным лицом, привлекаемым к подготовке и проведению оперативно-розыскных мероприятий. Содержание сведений, излагаемых в контракте, носит индивидуальный характер и зависит от личных и деловых качеств конфидента, характера выполняемых им заданий, а также реальных возможностей в решении задач оперативно-розыскной деятельности.
Такой контракт может заключаться только с совершеннолетним дееспособным лицом, самостоятельно осуществляющим в полном объеме свои права и обязанности. В соответствии со ст.60 Конституции РФ гражданин получает такие права и обязанности с 18-летнего возраста. С этого возраста гражданин своими действиями не только приобретает права, но и создает юридические обязанности, а равно способен нести ответственность за последствия своих действий.
Следовательно, органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, вступают с отдельными гражданами в специфические гражданско-правовые и трудовые отношения. Поэтому контракт как разновидность договора имеет определенные правовые последствия для обеих сторон и должен отвечать юридически значимым требованиям.
Структура контракта должна содержать следующие элементы.
1. Правовая основа сотрудничества отдельного (частного) лица с подразделением ОВД, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность. Например:
- нормативные документы, положенные в основу заключения контракта;
- данные договаривающихся сторон;
- срок, на который контракт заключается;
- порядок, условия и основания продления, приостановления и прекращения сроков действия контракта либо внесения в него добавлений, изменений.
2. Права и обязанности сторон. Например:
- задачи, для решения которых привлекается лицо (заключается договор);
- формы содействия частных лиц в подготовке или осуществлении ОРМ;
- формы и виды предоставления информации в процессе сотрудничества (устной, письменной, иной; в виде образцов документов, изделий, материалов и др.);
- сохранение в тайне факта заключения контракта, его условий, а также сведений, ставших известными в процессе сотрудничества;
- создание необходимых благоприятных условий для выполнения заданий;
- организация специальной психологической подготовки - обучения конфидента (в т.ч. приемам получения, передачи информации, правилам конспирации и др.).
3. Условия расчетов и иных компенсаций. Например:
- форма, размер и порядок выплаты вознаграждения за выполнение взятых по договору обязательств;
- форма и размер иных расчетов и компенсаций в зависимости от мотивов сотрудничества.
4. Ответственность сторон за несоблюдение условий договора. Например:
- формы и характер ответственности сторон;
- возмещение понесенного в связи с подготовкой и осуществлением оперативно-розыскных мероприятий материального и морального ущерба;
- условия досрочного прекращения действия контракта.
5. Особые условия контракта. Например:
- пределы использования оперативной информации;
- меры социального обеспечения конфидента и членов его семьи;
- обязанности по обеспечению личной безопасности конфидента и членов его семьи;
- иные обстоятельства в соответствии с действующим законодательством (ГК РФ, Закон об ОРД).
Контракт должен быть изложен понятным языком и не быть двусмысленным. В контракте запрещается указывать сведения, составляющие государственную тайну. Контракт составляется в письменном виде, в одном экземпляре и подписывается конфидентом и руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность. Подписи скрепляются гербовой печатью органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, после чего контракт вступает в законную силу. Письменная форма заключения контракта (при наличии перечисленных реквизитов) является гарантией взаимных обязательств сторон.
Основаниями для прекращения сотрудничества с частным лицом, работающим по найму (контракту), являются:
- нарушение условий контракта;
- окончание срока действия контракта, если стороны не высказывают намерение о его продлении.
К досрочному расторжению контракта стороны прибегают при неисполнении его условий одной из сторон либо по иным обстоятельствам (например, выезд конфидента на постоянное место жительства в другую местность; увольнение оперативного работника, осуществляющего сотрудничество, и т.п.). В этом случае контракт считается прекращенным через 30 суток после уведомления одной стороны другой о его прекращении.
Основаниями для досрочного расторжения контракта о сотрудничестве со стороны ОВД могут быть:
- разглашение сведений о конфиденциальном сотрудничестве либо грубое нарушение требований конспирации, чреватое расшифровкой конфиденциального сотрудничества;
- приобретение конфидентом статуса народного депутата, судьи, прокурора, адвоката, священнослужителя или полномочного представителя официально зарегистрированного религиозного объединения;
- совершение конфидентом преступления (в частности, вступление в преступный сговор с лицами, подозреваемыми в подготовке, совершении и сокрытии преступления);
- использование конфиденциального сотрудничества для сокрытия преступной деятельности;
- утрата конфидентом возможности оказывать содействие органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность;
- неудовлетворительное состояние здоровья и другие нарушения условий контракта лицом, содействовавшим подразделениям, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность.
В случае временной невозможности конфидента выполнять свои обязательства допускается приостановление работы по контракту на срок до шести месяцев.
Отмечая добровольность изъявления согласия гражданина на конфиденциальное сотрудничество с подразделениями ОВД, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, как форму реализации своего права на защиту от преступных посягательств, закон (см. ч.3 ст.17 Закона об ОРД), тем не менее, запретил установление такого содействия по контракту с определенной категорией лиц. К ним отнесены народные депутаты, судьи, прокуроры, адвокаты, священнослужители и полномочные представители официально зарегистрированных религиозных объединений.
В обоснование такого запрета положены следующие доводы.
Первое: депутаты, судьи и прокуроры, являясь государственными служащими, не вправе заниматься другой оплачиваемой деятельностью, кроме педагогической, научной и иной творческой деятельности111.
Второе: материально-зависимое положение, в которое попадают лица, наделенные законодательными, судебными и надзорными функциями, адвокаты и священнослужители, которым конфиденциальная информация стала известна в процессе защиты подозреваемого (обвиняемого) или тайной исповеди верующего, а также иные представители религиозных объединений, в случае заключения ими контракта о содействии с подразделениями ОВД, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, не должно быть использовано:
- для оказания негласного регулирующего воздействия на законотворческую деятельность и независимую работу судов и надзорную функцию прокуратуры;
- негласного влияния на подзащитных, верующих;
- воздействия на содержание и характер деятельности общественных, коммерческих, государственных и международных организаций, где они являются полномочными представителями официально зарегистрированных религиозных объединений.
Однако этот запрет не распространяется на установление конфиденциального сотрудничества с представителями указанных категорий лиц, с их добровольного согласия, на бесконтрактной основе, а также со священнослужителями, другими лицами из религиозных организаций (не зарегистрированных органами власти в установленном законом порядке) и лицами, занимающимися противоправной деятельностью, относящейся к компетенции субъектов оперативно-розыскной деятельности ОВД.
Виды конфиденциального содействия граждан органам внутренних дел и его документальное оформление определяются ведомственными нормативными актами МВД России.

( 4. Организация содействия граждан подразделениям органов внутренних дел, осуществляющим оперативно-розыскную
деятельность, их социальная и правовая защита

Повышение уровня организации и управления силами и средствами ОРД является одним из основных направлений совершенствования деятельности оперативных подразделений органов внутренних дел.
В организацию содействия граждан подразделениям органов внутренних дел, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, входят следующие функции:
- обеспечение профессиональной подготовки оперативного состава ОВД;
- анализ оперативной обстановки на участке (зоне, объекте, линии) оперативного обслуживания;
- планирование сотрудничества;
- подбор граждан для сотрудничества с оперативными работниками;
- расстановка внештатных сотрудников по участкам (зонам, объектам, линиям) деятельности;
- обучение и воспитание внештатных работников милиции в процессе решения ими оперативно-служебных задач;
- создание оптимального режима работы общественников и обеспечение надлежащей связи с работниками органов внутренних дел;
- учет работы, анализ содержания и результатов сотрудничества;
- контроль за деятельностью субъектов сотрудничества.
Профессиональная подготовленность подразумевает высокий уровень способности оперативного работника к работе с лицами, изъявившими желание содействовать ОВД в борьбе с преступностью. Этот уровень должен не только подтвердить его сформировавшееся позитивное отношение к решению проблем активного сотрудничества с населением в любых его формах, но и обеспечить специальный допуск сотрудника оперативного аппарата к такой работе в соответствии с порядком, установленным ведомственными нормативными актами, а также эффективное руководство сотрудничеством.
Планирование работы с внештатными сотрудниками осуществляется на основе анализа оперативной обстановки на обслуживаемом участке (оперативной зоне, объекте, линии), а также возможностей оперработника по руководству ими. Это позволяет определить реальную потребность в их количестве, места применения их возможностей и т.д., что особенно важно в условиях сегодняшней ориентации не на формально количественные показатели, а на действительное качество участия граждан в решении задач оперативно-розыскной деятельности.
Планирование должно также учитывать специализацию содержания и направленность деятельности "внештатников" по известным организационным принципам обслуживания оперативных зон (территорий), объектов и линий, базирующуюся на том из них, по которому работает курирующий их оперработник.
Непосредственная работа внештатных сотрудников, имеющих постоянные поручения, планируются на квартал. Планы составляются под руководством сотрудников оперативных аппаратов и, как правило, включают мероприятия по участию в профилактическом воздействии на объекты контроля (лиц, места повышенного криминального внимания и т.п.), в плановых рейдах, поисковых операциях и др.
Подбор кандидатов во внештатные сотрудники должен осуществляться с учетом половозрастного, мировоззренческого, медицинского, интеллектуального и профессионального критериев.
Если общие возрастные критерии установлены законом и определяются психической и физической способностью и возможностью лица к сотрудничеству, то остальные критерии подбора конкретного лица будут определяться той задачей, на решение которой оно нацеливается оперативным работником.
Как показывает практика, большая часть внештатных сотрудников принадлежит к мужскому полу, но разнообразие и характер тактических задач, которые им приходится выполнять в ходе подготовки или участия в оперативно-розыскных мероприятиях, указывают на возможность и необходимость привлечения к этой работе женщин.
Одним из параметров подбора внештатного сотрудника является его отношение к необходимости борьбы с преступностью, к формам достижения этой цели оперативно-розыскной деятельности и личному участию в такой работе. Обязательно должны быть учтены уровень и характер социальной активности, морально-нравственные установки. Как уже говорилось, в основе изъявления желания к сотрудничеству могут лежать не только патриотические, но и материальные и иные мотивы. Главное, чтобы они не привели их носителей к использованию своего участия в ОРД в преступных целях. В ходе сотрудничества, под влиянием оперативного работника, мотивация может измениться.
Относительно медицинского критерия следует сказать, что внештатным работником не может быть гражданин, состоящий на учете в медицинском учреждении по поводу психического заболевания либо наркомании, а также имеющий ярко выраженные дефекты речи и заболевания, при которых физические и психологические нагрузки противопоказаны.
Под интеллектуальным уровнем развития подразумевается соответствующий уровень образованности, а также способности к анализу, обобщениям и другие умственные возможности индивида. Немаловажно и наличие природной смекалки, которая, может быть, не менее существенна, чем глубина познания в какой-либо отрасли науки и практики.
Учет профессионального критерия предполагает оценку уровня готовности лица к выполнению обязанностей, т.е. его возможности без предварительной дополнительной подготовки выполнять отдельные правоохранительные действия, в т.ч. оперативно-розыскного характера. При таком подходе приоритетное положение среди кандидатов должны занимать бывшие работники милиции и прежде всего те из них, кто знаком с оперативной работой. Однако не следует думать, что занятие в прошлом ОРД автоматически дает право на сотрудничество с оперативными аппаратами ОВД.
Отечественный и зарубежный опыт использования такого содействия определил следующие основные этапы подбора и привлечения отдельных лиц к сотрудничеству:
- подбор кандидата, пригодного по своим возможностям для решения конкретных оперативно-тактических задач;
- проверка и изучение кандидата (его личностных и деловых способностей и возможностей);
- привлечение кандидата к выполнению отдельных поручений несложного характера при участии оперативного сотрудника, преимущественно профилактической направленности (например, участие в охране общественного порядка);
- правовое закрепление (оформление) внештатного сотрудничества;
- обучение некоторым приемам выполнения поручений по решению задач оперативно-розыскной деятельности;
- привлечение к подготовке или осуществлению отдельных оперативно-розыскных мероприятий под руководством оперработника;
- самостоятельное выполнение поручений по подготовке или осуществлению оперативно-розыскных мероприятий (под контролем оперработника).
В зависимости от конкретной ситуации установления сотрудничества, личных характеристик внештатных помощников, этап оформления сотрудничества может следовать сразу за их проверкой и изучением (т.е. приближен к начальной фазе подбора и привлечения).
Результативность сотрудничества с внештатными помощниками, как показывает практика, обеспечивается компетентным руководством со стороны работников оперативных аппаратов ОВД, которое содержит два основных компонента.
Первый: верная организация деятельности внештатных сотрудников предусматривает не только оптимальность их расстановки по участкам (зонам, объектам и линиям) деятельности, но и создание для них необходимого режима работы. Здесь следует исходить не только из реальных возможностей и личных способностей "внештатников" выполнять предполагаемую работу, но и наличия для этого времени.
В связи с этим основной формой организации работы конкретного внештатного сотрудника по выполнению поручений оперативного работника может стать одна из предложенных ниже форм:
1) индивидуальная, предусматривающая самостоятельную деятельность по выполнению поручений под контролем оперативного работника;
2) групповая, когда внештатный сотрудник действует в группе с другими такими же сотрудниками, оказывая помощь в подготовке либо осуществлении оперативно-розыскных мероприятий с участием или под контролем сотрудника ОВД;
3) смешанная, при которой внештатный работник осуществляет оперативно-розыскные мероприятия или иное действие вместе с сотрудником оперативного аппарата.
Второй включает в себя планирование их работы (о чем уже говорилось), дачу им конкретных поручений, обучение методам и тактике их выполнения, оказание на них необходимого воспитательного воздействия, контроль за правильностью и законностью действий по выполнению поручений.
Поручение внештатному сотруднику, как правило, дает тот работник оперативного подразделения, за которым он закреплен в связи с обслуживанием последним оперативной зоны (территории), объекта или линии деятельности. Сотрудник ОВД информирует внештатного помощника об элементах оперативной обстановки, которые могут помочь ему в выполнении поручения, инструктирует о способах и методах его выполнения, определяет линию поведения, формы непосредственной связи, а также взаимодействия с другими внештатными сотрудниками и работниками ОВД. В завершении инструктажа проверяется, как внештатный сотрудник понял поручение и уяснил способы достижения его выполнения.
В процессе инструктирования осуществляется и обучение внештатных помощников формам и методам работы по борьбе с преступностью. Однако оно может проходить и во время специальных занятий, проводимых их непосредственным руководителем либо другими наиболее подготовленными сотрудниками ОВД, прокуратуры, суда, преподавателями учебных заведений.
При необходимости использования в ходе выполнения поручений специальных познаний к занятиям могут привлекаться специалисты различных отраслей знаний.
С учетом возможностей использования различных форм обучения внештатных сотрудников такие занятия должны проходить по специальной программе, включающей общую, юридическую и специальную подготовку.
В общую подготовку следует включать изучение комплекса вопросов, связанных с психологией и этикой общения, педагогикой, психиатрией, оказанием медицинской помощи и пр.
Юридическая подготовка должна предусматривать изучение основ административного и уголовного права, уголовного процесса, организации и тактики защиты личности, собственности, чести и достоинства граждан. Внештатные помощники должны иметь четкое представление о содержании институтов необходимой обороны и крайней необходимости. Их следует научить составлять протоколы (акты) об административных правонарушениях, получать письменные объяснения от граждан.
Специальная подготовка включает изучение основ предупреждения, раскрытия преступлений и розыска преступников, тактики сбора оперативно-значимой информации, распознания преступников по поведению и внешности, одежде и другим признакам, а также приемов самообороны, задержания лиц, подозреваемых в совершении преступлений.
Воспитательное воздействие на внештатных сотрудников оказывается в процессе общения с ними при даче поручений, инструктажах о порядке их выполнения, обучении, а также при осуществлении контроля и должно быть основано на неукоснительном соблюдении законности, выполнении гражданского долга и взятых обязательств по участию в борьбе с преступностью, сохранению в тайне сведений, ставших известными в процессе содействия подразделениям милиции, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность.
За оказание активной помощи в борьбе с преступностью внештатные сотрудники могут поощряться руководством органа внутренних дел.
Вопросы социальной и правовой защиты граждан, содействующих органам, осуществляющим ОРД, требуют особого внимания, т.к. впервые закреплены законодательно (ст.18 Закона об ОРД).
Особенность правовых отношений органов внутренних дел и лиц, взявших на себя обязанности по оказанию им помощи в осуществлении оперативно-розыскной деятельности, обусловлена спецификой выполнения таких обязательств. Отношения конфиденциального и иного сотрудничества контролируются и охраняются государством. Таким образом, государство гарантирует лицам, сотрудничающим с подразделениями, осуществляющими ОРД, социальную и правовую защиту.
Это положение означает, что государство в лице ОВД обязано неукоснительно выполнять все предусмотренные Законом об ОРД предписания, связанные с обеспечением законных интересов лиц, содействующих указанным органам в борьбе с преступностью как на контрактной, так и на бесконтрактной основе.
При получении сведений о возникновении реальных угроз жизни, здоровью, имуществу таких лиц, а также членов их семей или близких органы внутренних дел в лице их специальных оперативных подразделений обязаны принять достаточные меры по предотвращению противоправных действий. Если же такие действия уже совершены, то предпринимаются меры оперативно-розыскного, уголовно-процессуального и иного характера по установлению виновных и привлечению их к ответственности.
Сведения о лицах, конфиденциально содействующих оперативным аппаратам ОВД в борьбе с преступностью, отнесены законодательством к сведениям, составляющим государственную тайну112. Поэтому материалы, содержащие данные о таких лицах, не могут быть представлены суду (судье), рассматривающему дело по жалобе граждан о нарушении их прав и свобод в ходе оперативно-розыскной деятельности. Разглашение таких сведений не допускается и при использовании результатов ОРД. Они не могут также приобщаться к открытым материалам оперативно-розыскного процесса и уголовным делам.
Факт сотрудничества лица с органом, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, может быть предан гласности только с письменного согласия такого лица либо в случае расследования уголовного дела по преступлению, совершенному лицом при оказании конфиденциального содействия. Но и тогда эти сведения могут быть отражены в материалах дела и использованы в установленном законом порядке, ограничивающем круг лиц, осведомленных об участии такого лица в оперативно-розыскной деятельности, а дело должно рассматриваться в закрытом судебном заседании.
Должностные лица ОВД вне зависимости от того, непосредственно ли они сотрудничают с лицами на негласной основе или только знают об этом, обязаны обеспечить их конфиденциальность.
Поэтому сотрудникам оперативных подразделений органов внутренних дел следует помнить, что в случае нарушения правил конспирации в ходе оперативно-розыскной деятельности, осуществляемой с участием лиц, оказывающих им содействие на конфиденциальной основе, они подвергают последних особому риску, а оперативное подразделение утрачивает и эффективность своей деятельности, и авторитет населения (см. Приложение 12).
Определенные гарантии правовой защиты предполагают, что лицо "из числа членов преступной группы, совершившее противоправное деяние, не повлекшее тяжких последствий, и привлеченное к сотрудничеству с органом, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, активно способствовавшее раскрытию преступлений, возместившее нанесенный ущерб или иным способом загладившее причиненный вред", освобождается от уголовной ответственности (см. ч.4 ст.18 Закона об ОРД). Данное положение закона допускает освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием по основаниям ст.75 УК РФ. Ее расширительное толкование дает основания претендовать на освобождение от уголовной ответственности не только лицам из числа членов преступной группы, но и лицу, впервые совершившему преступление небольшой тяжести, деятельное раскаяние которого проявилось в форме оказания содействия подразделениям ОВД, осуществляющим ОРД.
Как видно, решающим условием применения данного положения является согласие лица, деяние которого формально подпадает под признаки ч.4 ст.18 Закона об ОРД и ст.75 УК РФ, сотрудничать с оперативным подразделением ОВД (вне зависимости от формы оформления такого сотрудничества). Определяющее значение в данном случае будет играть не столько сам факт сотрудничества, сколько результативность контакта, приведшего к раскрытию преступления, иное активное способствование сбору доказательств для изобличения преступников. Кроме того, виновный во многих случаях может не только обеспечить возмещение причиненного ущерба и заглаживание нанесенного вреда, но и предотвратить более серьезный вред, чем причиненный преступлением, участником которого был привлекаемый к уголовной ответственности.
Это "решающее условие", однако, должно быть подкреплено обязательным выполнением и других названных условий, без чего не может быть принято решение об освобождении от уголовной ответственности вследствие действия института деятельного раскаяния.
Указанный институт содержит правовые предпосылки для решения целого ряда оперативно-розыскных задач, в числе которых:
- создание правовых условий для привлечения к конфиденциальному сотрудничеству лиц, совершивших преступления;
- осуществление на основе конфиденциального сотрудничества таких оперативно-розыскных мероприятий, как оперативное внедрение в криминальные сообщества, контролируемая поставка и др.
Освобождение от уголовной ответственности по указанным основаниям возможно и в случаях, когда лицо было привлечено к сотрудничеству до совершения им преступления. Дополнительным условием для вступления названной нормы в силу здесь будет являться "вынужденность" совершения преступления в целях исключения своей расконспирации.
В соответствии с ч.5 ст.18 Закона об ОРД лица, оказывающие содействие органам внутренних дел в осуществлении оперативно-розыскной деятельности, имеют право получать вознаграждение и другие выплаты, на что из федерального бюджета по статье сметы "Особые расходы" выделяются финансовые средства.
Если в отношении лиц, оказывающих конфиденциальную помощь оперативным подразделениям ОВД без оформления контракта, моральное и материальное стимулирование их результативной работы может осуществляться только в разовом порядке, то иной порядок оплаты такой деятельности установлен для тех, кто сотрудничает с указанными органами на контрактной основе. Поскольку для таких лиц сотрудничество с ОВД является основным родом занятий, то они имеют право на ежемесячное денежное содержание, а период их содействия по контракту по их желанию включается в общий трудовой стаж. При этом исчисление трудового стажа может устанавливаться в льготном порядке. Это, в свою очередь, в соответствии с законодательством о государственных пенсиях обусловливает возможность их пенсионного обеспечения.
Размер ежемесячного денежного содержания лицам, заключившим контракт о сотрудничестве с ОВД, определяется их руководителями, имеющими на это право.
Оформление трудового стажа и пенсии не должно придавать гласности факт конфиденциальности сотрудничества граждан с органами внутренних дел.
Кроме указанных форм стимулирования помощи лиц, оказывающих содействие ОВД в борьбе с преступностью, могут применяться и другие. Например, оплата путевок по санаторно-курортному лечению и проезда к месту отдыха, выдача ценных подарков и т.п.
Разовыми выплатами (ценными подарками) могут поощряться и лица, не имеющие постоянной конфиденциальной связи с ОВД, но предоставляющие в разовом порядке информацию, имеющую ценность для предотвращения, раскрытия преступлений и розыска преступников.
Размер вознаграждений (ценность подарков) определяется на основе реальных результатов оперативно-розыскной деятельности, достигнутых при участии лиц, оказывающих негласное содействие, продолжительности времени, затраченного ими на участие в подготовке либо осуществлении оперативно-розыскных мероприятий, проявленных при этом находчивости, инициативы, самоотверженности и др.
Все перечисленные выплаты налогом не облагаются и в декларации о доходах не указываются.
Специальным видом социальной защиты лиц, содействующих ОВД по контракту, являются выплаты, возмещающие вред, нанесенной их здоровью, либо ущерб, нанесенный их имуществу, а также в связи с их гибелью в процессе такого сотрудничества (см. ч.8 и 9 ст.18 Закона об ОРД).
Компенсация производится в виде выдачи единовременного пособия (в размере 5-летнего денежного содержания этого лица) и назначения пенсии по инвалидности в случае травмы, ранения, контузии или увечья лицу, оказывающему такое содействие, либо пособия (в размере 10-летнего денежного содержания) и назначения пенсии семье, а также лицам, находящимся на иждивении, в случае его гибели в связи с участием в проведении оперативно-розыскных мероприятий.
Виды, размеры, порядок выдачи вознаграждений, подарков, пособий и других выплат, а также подготовки документов, необходимых для органов социального обеспечения, устанавливаются ведомственными нормативными актами МВД России.
Федеральным законодательством и ведомственными нормативными актами МВД России предусмотрен ряд специальных мер, направленных на защиту лиц, содействующих правоохранительным органам в осуществлении оперативно-розыскной деятельности (вне зависимости от формы закрепления такого содействия), и членов их семей. Такие специальные мероприятия могут быть реализованы в виде физической охраны, предоставления квартир-убежищ, смены места жительства, замены паспортов с изменением фамилий и других необходимых и установленных законом мер.


Лекция 4.
Способы получения оперативно-розыскной информации

§ 1. Сущность оперативно-розыскных мероприятий,
основания и условия их проведения

Оперативно-розыскная деятельность представляет собой процесс познания скрытых от правоохранительных органов криминальных событий, который осуществляется на основе использования системы взаимосвязанных друг с другом всеобщих, частных и специальных методов.
Всеобщим методом познания объективного мира, используемым в ОРД, является диалектический материализм - наука о наиболее общих законах движения и развития природы, общества и мышления. Философской основой познания в ОРД является учение о познаваемости объективной действительности, о развитии, взаимосвязи и взаимообусловленности явлений.
Преступление как явление объективной действительности имеет с ней разнообразные связи и, благодаря свойству отражения, оставляет в ней множество следов. Эти связи и следы служат исходным материалом для уяснения сущности каждого факта в отдельности и познания совокупности обстоятельств, характеризующих событие преступления в целом.
Теория познания, законам которой подчинено исследование фактических обстоятельств преступления в ходе его раскрытия, исходит из диалектического единства чувственного и рационального уровней знания. Оперативно-розыскные мероприятия позволяют оперативному работнику получить определенные чувственные впечатления от восприятия выявленных и обнаруженных им разнообразных фактов и событий. Чтобы отобрать из их множества те, которые связаны с противоправными действиями разрабатываемых, приходится проделывать сложную мыслительную работу, основанную на профессиональных знаниях и предшествующем опыте раскрытия преступлений.
Напомним, что всеобщность диалектико-материалистического метода заключается в том, что он включает в себя в обобщенном виде методологию любой творческой деятельности человека, выражает общие методологические принципы процесса познания, позволяет сконструировать систему методов любой разновидности практической деятельности.
Частные методы составляют второе звено в системе методов познания в ОРД. Частными они называются потому, что представляют собой сочетание не всех, а лишь некоторых познавательных приемов, которые и отличают один метод от другого. Частные методы познания широко применяются как в научных исследованиях, так и в разнообразной практической деятельности. Среди частных методов чувственного познания, применяемых в ОРД, следует назвать наблюдение, опрос, сравнение, моделирование и эксперимент. Кроме того, в ОРД используется ряд частных научных методов логического мышления: анализ и синтез, индукция и дедукция, обобщение и конкретизациия, абстрагирование и т.д.
На основе частных методов научного познания практика борьбы с преступностью выработала специальные методы познания в ОРД, которые были названы законодателем оперативно-розыскными мероприятиями и закреплены в ст.6 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности". Согласно этой норме при осуществлении ОРД могут проводиться следующие оперативно-розыскные мероприятия:
1. Опрос.
2. Наведение справок.
3. Сбор образцов для сравнительного исследования.
4. Проверочная закупка.
5. Исследование предметов и документов.
6. Наблюдение.
7. Отождествление личности.
8. Обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств.
9. Контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений.
10. Прослушивание телефонных переговоров.
11. Снятие информации с технических каналов связи.
12. Оперативное внедрение.
13. Контролируемая поставка.
14. Оперативный эксперимент.
Оперативно-розыскные мероприятия являются структурным элементом оперативно-розыскной деятельности, состоящим из системы взаимосвязанных действий, направленных на решение конкретных тактических задач. Оперативно-розыскные мероприятия носят разведывательно-поисковый характер и направлены на получение информации о лицах, замышляющих, подготавливающих и совершающих преступления, наличии материальных следов противоправной деятельности, местонахождении лиц, скрывающихся от следствия и суда, а также без вести пропавших.
Таким образом, сущность оперативно-розыскных мероприятий состоит в собирании информации о различных сторонах познаваемого объекта. В основе каждого, из числа указанных в законе, оперативно-розыскного мероприятия лежит какой-то определенный частный метод познания, имеющий при этом ряд специфических черт, обусловленных особенностями сферы его применения. Например, такое оперативно-розыскное мероприятие, как опрос, основывается на частном методе познания идеальных следов: в процессе опроса лицо, располагающее информацией, побуждается к воспроизведению хранящихся в его памяти сведений и передаче их опрашивающему в форме устного сообщения. В результате опроса информация, недоступная ни прямому, ни косвенному наблюдению, преобразуется в речь, т.е. приобретает объективную форму, благодаря чему восприятие становится возможным.
В то же время опрос в ОРД зачастую применяется в условиях возможного противодействия опрашиваемой стороны, поэтому этот частный метод познания обогащается приемами, направленными на преодоление или нейтрализацию возможного противодействия. Так, по способу установления контакта с опрашиваемым наряду с гласным опросом применяется негласный, а при необходимости сокрытия истинных целей опроса применяются зашифрованные формы постановки вопросов. В теории и практике ОРД этот специальный метод познания получил название разведывательный опрос.
Следует иметь в виду, что некоторые специальные методы познания, сложившиеся на практике, такие, например, как личный сыск, не получили закрепления в Законе об ОРД. Их сущность также заключается в осуществлении целенаправленных действий по собиранию криминальной информации, но они основываются уже не на одном частном методе познания, а, как правило, на нескольких. Например, в процессе личного сыска оперативный работник может применять такие методы, как наблюдение, опрос, сравнение, моделирование и эксперимент; в ходе оперативной установки - опрос, наблюдение и сравнение.
Такие методы ОРД, пользуясь терминологией закона, можно назвать комбинированными оперативно-розыскными мероприятиями или комплексами оперативно-розыскных мероприятий. В связи с тем, что они включают в свою структуру предусмотренные законом мероприятия, нет необходимости дополнительно закреплять их в законе, и их применение на практике следует признать правомерным.
Некоторые оперативно-розыскные мероприятия имеют немалое сходство со следственными действиями, предусмотренными уголовно-процессуальным законодательством. Это сходство обусловливается, прежде всего, использованием одних и тех же частных методов познания, что позволяет вести речь о сущностной аналогии ряда оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий. Так, опрос по своему содержанию и используемому методу познания во многом аналогичен такому следственному действию, как допрос; сбор образцов для сравнительного исследования - процессуальному получению образцов; отождествление личности - опознанию и т.д.
Однако указанные оперативно-розыскные мероприятия в то же время принципиально отличаются от следственных действий по основаниям проведения, юридическим последствиям и процессуальной форме. Как известно, следственные действия проводятся только по возбужденному уголовному делу, в то время как осуществление оперативно-розыскных мероприятий не связано с обязательным заведением дел оперативного учета. Информация, полученная в результате следственных действий, имеет доказательственное значение, в то время как оперативно-розыскные данные могут стать доказательствами только после закрепления их процессуальным путем. Следственные действия имеют строго установленную законом процедуру осуществления, а порядок проведения оперативно-розыскных мероприятий устанавливается ведомственными нормативными актами.
Вместе с этим целый ряд оперативно-розыскных мероприятий не имеет никакого сходства ни с какими следственными действиями и присущ только ОРД. К числу таких ОРМ можно отнести проверочную закупку, наблюдение, оперативное внедрение, контролируемую поставку и некоторые другие. Используемые в них методы познания базируются на тайных способах получения информации, которые неприемлемы в уголовном процессе, носящем гласный характер.
Основания для проведения оперативно-розыскных мероприятий закреплены в ст.7 Закона об ОРД. В первой части данной статьи перечислено шесть оснований для проведения любых (без каких-либо ограничений) оперативно-розыскных мероприятий.
Первым в этом перечне указано наличие возбужденного уголовного дела. Для проведения оперативно-розыскных мероприятий по данному основанию не имеет значения, кем (органом дознания или следователем) возбуждено дело и в чьем производстве оно находится. По возбужденным уголовным делам, находящимся в производстве следователя, оперативно-розыскные мероприятия могут проводиться как по его поручению, так и без такового.
Если уголовное дело возбуждено по факту неочевидного преступления, то оперативные аппараты, являясь одновременно органом дознания, обязаны в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства принять необходимые оперативно-розыскные меры для установления преступника. В таких случаях даже отсутствие поручения не должно сковывать инициативы и активности оперативных работников. О результатах проводимых оперативно-розыскных мероприятий по возбужденному уголовному делу оперативные аппараты должны уведомлять следователя.
Следует признать правомерным также самостоятельное (т.е. без поручения следователя) проведение ОРМ по уголовному делу, где известно лицо, совершившее преступление. Установление факта совершения известным лицом преступления - вполне достаточное основание подозревать его в причастности к другим преступлениям и проводить в отношении его оперативно-розыскные мероприятия с целью получения необходимой проверочной информации. Возложенная на оперативные аппараты органов внутренних дел задача по раскрытию преступления не снимается с них после установления лица, его совершившего, и ее выполнение не может ставиться в зависимость от решений следователя.
Следующим основанием для проведения оперативно-розыскных мероприятий является получение оперативным аппаратом органа внутренних дел сведений о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного преступления, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, если нет достаточных оснований для решения вопроса о возбуждении уголовного дела. К этому же основанию закон относит получение сведений о лицах, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда или уклоняющихся от уголовного наказания, а также о лицах, без вести пропавших, и об обнаружении неопознанных трупов.
Сведения о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного преступления могут содержаться в письмах, сообщениях и заявлениях граждан, должностных лиц предприятий, учреждений и организаций, средствах массовой информации, а также сообщениях конфиденциального характера. Это, как правило, первоначальные сведения о признаках преступления, которые нуждаются в проверке с помощью оперативно-розыскных мероприятий.
Сведения о лицах, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда или уклоняющихся от уголовного наказания, могут содержаться в сводках-ориентировках органов внутренних дел, розыскных заданиях, постановлениях о розыске обвиняемого, оперативно-справочных учетах, а также в информации, полученной из конфиденциальных источников.
Третьим основанием для проведения оперативно-розыскных мероприятий является поручение следователя, органа дознания, указание прокурора или определение суда по уголовным делам, находящимся в их производстве. Согласно уголовно-процессуальному законодательству такие поручения, указания и определения должны даваться в письменном виде. Уголовно-процессуальным законом не предусмотрено право органов дознания давать поручения органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, однако у тех органов дознания, которые в соответствии с законом не наделены полномочиями на проведение оперативно-розыскных мероприятий, такая потребность может возникнуть. Есть необходимость в даче подобных поручений и у специализированных подразделений дознания милиции общественной безопасности.
В тех случаях, когда уголовное дело находится в производстве органа дознания, наделенного полномочиями на осуществление оперативно-розыскной деятельности, решение о проведении мероприятий, предусмотренных ст.6 Закона об ОРД, принимается им по собственному усмотрению.
Указания прокурора о проведении ОРМ в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством могут быть даны по любым делам, находящимся в производстве у него либо у следователя прокуратуры. Если уголовное дело находится в производстве следователя ОВД, прокурор обязан дать указание следователю, который может конкретизировать его в своем поручении органу, осуществляющему ОРД.
Поручения и указания органам, осуществляющим оперативно-розыскные мероприятия, не должны содержать предписаний о проведении конкретных ОРМ, их месте, времени и тактике. Все эти вопросы оперативные работники решают самостоятельно. Выполнение таких поручений согласно ст.14 Закона об ОРД - обязанность органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность.
Четвертым основанием для проведения ОРМ являются запросы других органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность. Такие запросы должны быть оформлены в письменном виде и подписаны руководителем органа внутренних дел соответствующего уровня. В запросе указываются (перечисленные в ч.1 ст.7 Закона об ОРД) основания, а также называются конкретные оперативно-розыскные мероприятия, которые надлежит провести.
Если оперативно-розыскное мероприятие требует вынесения постановления соответствующего должностного лица или судебного решения, то все необходимые документы должны направляться вместе с запросом.
Пятым основанием для проведения ОРМ являются постановления о применении мер безопасности в отношении защищаемых лиц, осуществляемых уполномоченными на то государственными органами в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации. В соответствии с Федеральным законом "О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов" от 20 апреля 1995 г. на органы внутренних дел возлагается осуществление мер безопасности судей, народных и присяжных заседателей, прокуроров, следователей, должностных лиц контролирующих органов и органов внутренних дел.
Поводами для применения мер безопасности в отношении защищаемого лица являются:
- заявление должностного лица, в отношении которого имеется угроза посягательства на его жизнь, здоровье или имущество в связи с его служебной деятельностью;
- обращение председателя суда либо руководителя соответствующего правоохранительного органа;
- получение органом, обеспечивающим безопасность, оперативной и иной информации о наличии угрозы в отношении должностного лица.
Фактическим основанием для применения мер безопасности является наличие достаточных данных, свидетельствующих о реальности угрозы безопасности должностного лица.
Органы внутренних дел, получив заявление (обращение, информацию) о наличии угрозы безопасности должностного лица, обязаны в течение трех суток принять решение о применении либо об отказе в применении мер безопасности, а в случаях, не терпящих отлагательства, применить их незамедлительно.
В случае принятия решения о применении мер безопасности выносится мотивированное постановление с указанием конкретных мер безопасности и сроков их осуществления, которое следует рассматривать как юридическое основание для применения оперативно-розыскных мероприятий.
Обеспечивая безопасность защищаемых лиц, оперативные аппараты обязаны ставить их в известность о намечаемых мероприятиях, а проведение при этом оперативно-розыскных мероприятий, ограничивающих конституционные права защищаемых лиц, допускается без судебного решения, при наличии их письменного согласия либо по их заявлению.
Последним, шестым основанием для проведения оперативно-розыскных мероприятий являются запросы международных правоохранительных организаций и правоохранительных органов зарубежных стран в соответствии с международными договорами Российской Федерации. По таким запросам могут проводиться только те оперативно-розыскные мероприятия, которые не требуют судебного решения.
В случае необходимости проведения оперативно-розыскных мероприятий, ограничивающих конституционные права граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, а также на неприкосновенность жилища, следует в порядке, предусмотренном ст.9 Закона об ОРД, получить решение судьи по месту проведения мероприятия.
Во второй части ст.7 Закона об ОРД определены основания для осуществления отдельных оперативно-розыскных мероприятий в целях сбора сведений, необходимых для принятия решений:
1) о допуске к сведениям, составляющим государственную тайну;
2) допуске к работам, связанным с эксплуатацией объектов, представляющих повышенную опасность для жизни и здоровья людей, а также для окружающей среды;
3) допуске к участию в оперативно-розыскной деятельности или о доступе к материалам, полученным в результате ее осуществления;
4) установлении или о поддержании с лицом отношений сотрудничества при подготовке и проведении оперативно-розыскных мероприятий;
5) обеспечении безопасности органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность;
6) выдаче разрешений на частную детективную и охранную деятельность.
Сбор данных, необходимых для принятия решений, перечисленных в п.1-3 этой нормы закона, осуществляется подразделениями ФСБ.
Органы внутренних дел вправе проводить отдельные оперативно-розыскные мероприятия для сбора необходимых сведений при установлении или поддержании с лицом конфиденциального сотрудничества.
Выдача разрешений на частную детективную и охранную деятельность осуществляется подразделениями лицензионно-разрешительной системы органов внутренних дел, которые проводят сбор необходимых сведений. В соответствии со ст.6 Закона РФ "О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации" от 11 марта 1992 г. органы внутренних дел вправе устанавливать достоверность изложенных в представленных документах сведений, чтобы принять решение о выдаче лицензии, в т.ч. путем собеседования с гражданином, претендующим на ее получение. Кроме того, они обязаны проверить его по учетам психиатрических и наркологических лечебных учреждений, оперативно-справочным учетам органов внутренних дел, установить причины увольнения с прежнего места работы.
В целях сбора информации для принятия вышеперечисленных решений не могут применяться оперативно-розыскные мероприятия, ограничивающие конституционные права граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, а также право на неприкосновенность жилища. В то же время для обеспечения собственной безопасности оперативных аппаратов органов внутренних дел могут проводиться любые оперативно-розыскные мероприятия, предусмотренные ст.6 Закона об ОРД.
Под условиями проведения оперативно-розыскных мероприятий следует понимать закрепленную в законе совокупность принципов и правил, обеспечивающих баланс, с одной стороны, интересов личности, имеющей право на неприкосновенность частной жизни, а с другой - общества, заинтересованного в эффективной борьбе с преступностью.
Основные условия проведения оперативно-розыскных мероприятий закреплены в ст.8 Закона об ОРД. Согласно части первой этой статьи гражданство, национальность, пол, место жительства, имущественное, должностное и социальное положение, принадлежность к общественным объединениям, отношение к религии и политические убеждения отдельных лиц не являются препятствием для проведения в отношении их оперативно-розыскных мероприятий.
В указанной норме конкретизирован конституционный принцип равенства всех перед законом. Однако этот принцип имеет некоторые исключения, связанные с провозглашенной Конституцией РФ неприкосновенностью Президента, депутатов Федерального Собрания, судей и прокуроров.
Согласно ст.91 Конституции РФ Президент РФ обладает неприкосновенностью, хотя действующее законодательство не дает понятия и пределов уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной неприкосновенности Президента. Неприкосновенность Президента в соответствии с Федеральным законом "О государственной охране" от 27 мая 1996 г. охраняется федеральными органами государственной охраны. Это делает невозможным нарушение его неприкосновенности иными органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность.
На основании ст.98 Конституции РФ члены Совета Федерации и депутаты Государственной Думы обладают неприкосновенностью в течение всего срока их полномочий. В соответствии со ст.18 Федерального закона "О статусе депутата Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" от 8 мая 1994 г. неприкосновенность депутата распространяется на его жилье, служебное помещение, багаж, личные и служебные транспортные средства, переписку, используемые им средства связи, а также на принадлежащие ему документы. Из смысла статьи вытекает, что оперативно-розыскные мероприятия, нарушающие указанные права на неприкосновенность, проводиться не могут, хотя не исключается возможность проведения других оперативно-розыскных мероприятий, не затрагивающих эти права. Кроме того, институт неприкосновенности в соответствии с постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 20 февраля 1996 г. № 5-П должен ограничиваться лишь сферой депутатской деятельности указанных лиц, что предполагает возможность осуществления любых оперативно-розыскных мероприятий при совершении ими преступных деяний, не связанных с выполнением депутатских обязанностей.
Неприкосновенность судей закреплена в ст.122 Конституции РФ. В соответствии со ст.16 Закона РФ "О статусе судей в Российской Федерации" от 26 июля 1992 г. проникновение в жилище либо служебное помещение судьи, личный или используемый им транспорт, прослушивание его телефонных переговоров, досмотр его корреспонденции могут производиться только в связи с производством по уголовному делу в отношении этого судьи. Отсюда вытекает, что оперативно-розыскные мероприятия в отношении судьи, ограничивающие указанные права, могут проводиться только в случае возбуждения против него уголовного дела. Однако это не исключает возможности проведения других оперативно-розыскных мероприятий, не затрагивающих названных прав. Например, следует признать допустимым и правомерным применение аппаратуры прослушивания и записи переговоров, находящейся у лица, которое посещает жилище либо служебное помещение судьи с его согласия.
Неприкосновенность прокуроров закреплена в Федеральном законе "О прокуратуре Российской Федерации" (в ред. от 17 ноября 1995 г.), где определено, что любая проверка сообщения о факте правонарушения, совершенного прокурором или следователем прокуратуры, является исключительной компетенцией органов прокуратуры. При получении оперативными аппаратами сведений о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного прокурором или следователем прокуратуры противоправного деяния они должны уведомить об имеющихся сведениях вышестоящего прокурора, который с целью проведения проверки может поручить провести необходимые оперативно-розыскные мероприятия. Отсюда можно сделать вывод, что прокуроры и следователи прокуратуры также обладают неприкосновенностью в сфере ОРД.
Особые условия предусмотрены для проведения оперативно-розыскных мероприятий, которые ограничивают конституционные права граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, а также право на неприкосновенность жилища. Их осуществление в соответствии со ст.23 и 25 Конституции РФ допускается только на основании судебного решения.
Кроме того, их применение возможно не по всем категориям дел, а только по тем, где обязательно производство предварительного следствия. Перечень преступлений, по которым обязательно предварительное расследование, определяется уголовно-процессуальным законодательством.
Порядок судебного рассмотрения материалов об ограничении конституционных прав граждан при проведении оперативно-розыскных мероприятий предусмотрен ст.9 Закона об ОРД. В соответствии с ним рассмотрение материалов об ограничении конституционных прав граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, на неприкосновенность жилища осуществляется судом, как правило, по месту проведения ОРМ или по месту нахождения органа, ходатайствующего об их проведении. Указанные материалы рассматриваются уполномоченным на то судьей единолично и незамедлительно. Судья не вправе отказать в рассмотрении таких материалов в случае их представления.
Основанием для решения судьей вопроса о проведении оперативно-розыскного мероприятия, ограничивающего конституционные права граждан, является мотивированное постановление одного из руководителей органа, уполномоченного на осуществление ОРД. По требованию судьи ему могут представляться также иные материалы, касающиеся оснований проведения оперативно-розыскного мероприятия, за исключением сведений, составляющих государственную тайну.
По результатам рассмотрения указанных материалов судья разрешает проведение соответствующего оперативно-розыскного мероприятия либо отказывает в его проведении, о чем выносит мотивированное постановление. Постановление, заверенное печатью, выдается инициатору проведения оперативно-розыскного мероприятия одновременно с возвращением представленных им материалов.
Срок действия вынесенного судьей постановления исчисляется со дня его вынесения и не может превышать шести месяцев, если иное не указано в самом постановлении. При необходимости продления срока действия постановления судья выносит судебное решение на основании вновь представленных материалов.
В случае если судья отказал в проведении оперативно-розыскного мероприятия, орган, осуществляющий оперативно-розыскную деятельность, вправе обратиться по этому же вопросу в вышестоящий суд.
При проведении оперативно-розыскных мероприятий, ограничивающих конституционное право граждан на неприкосновенность жилища, немаловажное значение имеет правильное толкование понятия жилища. В нормативных актах МВД России со ссылкой на Закон РФ "О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения и жительства в пределах Российской Федерации" от 25 июня 1993 г. под "жилищем" предлагается понимать жилое помещение, в котором гражданин проживает постоянно или преимущественно, а места временного проживания (гостиницы, санатории, дома отдыха и т.д.) к жилым помещениям не относятся. Такой подход в значительной степени сужает содержание понятия "жилище", данного в постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 5 сентября 1986 г. № 11 "О судебной практике по делам о преступлениях против личной собственности", новой редакции ст.139 УК Российской Федерации113, а также доктринальным толкованием ст.25 Конституции РФ, изложенным в различных научно-практических комментариях Основного закона. Данное обстоятельство обусловливает необходимость соблюдения предельной осторожности при проведении оперативно-розыскных мероприятий, связанных с вторжением в помещения, принадлежность которых к категории жилища является спорной (см. Приложение 13).
Общие правила проведения оперативно-розыскных мероприятий, ограничивающих конституционные права граждан, в соответствии с ч.3 ст.8 Закона об ОРД имеют исключения в случаях, которые не терпят отлагательства и могут привести к совершению тяжкого либо особо тяжкого преступления. В таких ситуациях на основании мотивированного постановления руководителя органа, осуществляющего ОРД, допускается проведение оперативно-розыскных мероприятий, требующих судебного санкционирования, с обязательным уведомлением судьи в течение 24 часов. Одновременно, в течение 48 часов, необходимо получить судебное разрешение на осуществление такого оперативно-розыскного мероприятия либо прекратить его проведение.
В ч.4 ст.8 Закона об ОРД предусмотрены особые условия прослушивания телефонных переговоров в случае возникновения угрозы отдельным гражданам, которые подробно будут рассмотрены ниже.
В числе юридических условий проведения некоторых оперативно-розыскных мероприятий Закон об ОРД предусматривает вынесение постановления, утверждаемого руководителем органа, осуществляющего ОРД. Так, на основании постановления должны проводиться проверочная закупка и контролируемая поставка предметов и веществ, свободная реализация которых запрещена либо оборот которых ограничен; оперативный эксперимент и оперативное внедрение.
Проведение оперативного эксперимента, кроме того, допускается только в целях выявления, предупреждения, пресечения и раскрытия тяжкого или особо тяжкого преступления, а также в целях выявления и установления лиц, его подготавливающих, совершающих или совершивших.
В зависимости от юридических условий проведения все оперативно-розыскные мероприятия можно условно разделить на три группы:
- мероприятия, требующие судебного разрешения (мероприятия судебного санкционирования);
- мероприятия, требующие вынесения постановления руководителя органа, осуществляющего ОРД (мероприятия ведомственного санкционирования);
- мероприятия, проводимые по решению непосредственно сотрудника оперативного аппарата (несанкционируемые мероприятия). (См. схему 2.)

Схема 2

Классификация
оперативно-розыскных мероприятий
по виду их санкционирования

Виды оперативно-розыскных мероприятий
ОРМ судебного
санкционирования
ОРМ ведомственного санкционирования
ОРМ, не требующие санкционирования
Обследование жилых помещений (как вид ОРМ по обследованию помещений, зданий, сооружений, участков местности, транспортных средств)
Проверочная
закупка
Опрос
Контроль почтовых отправлений, телеграфных сообщений
Оперативное
внедрение
Наведение справок
Прослушивание телефонных переговоров
Контролируемая
поставка
Сбор образцов
для сравнительного
исследования
Снятие информации с технических каналов связи
Оперативный
эксперимент
Исследование предметов и документов

Наблюдение

Отождествление
личности


Предлагаемая классификация носит условный характер, поскольку некоторые оперативно-розыскные мероприятия с одинаковым основанием могут быть отнесены одновременно к различным группам в зависимости от тактики их проведения и объекта, в отношении которого они проводятся. Так, гласное обследование места совершения преступления следует отнести к несанкционируемому оперативно-розыскному мероприятию, поскольку оно может проводиться по собственному решению оперативного работника. Если проводится негласное обследование служебного помещения со вскрытием запирающих устройств, то для его проведения необходимо вынесение постановления, утверждаемого руководителем органа внутренних дел, и, таким образом, оно уже попадает в группу оперативно-розыскных мероприятий ведомственного санкционирования. Для проведения же негласного обследования жилого помещения необходимо судебное решение.
Несмотря на свою условность, предлагаемая классификация оперативно-розыскных мероприятий позволяет глубже уяснить условия их проведения, зависящие от целого ряда других важных факторов, и положена в основу при рассмотрении их организации и тактики.

§ 2. Оперативно-розыскные мероприятия,
требующие судебного решения

К данной группе относятся оперативно-розыскные мероприятия, ограничивающие конституционные права граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, на неприкосновенность жилища и требующие судебного решения на их проведение. В их число входят четыре оперативно-розыскных мероприятия: обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств; контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений; прослушивание телефонных переговоров и снятие информации с технических каналов связи.
Обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств - это оперативный (непроцессуальный) осмотр жилых и служебных помещений, транспортных средств и других объектов в целях обнаружения следов преступной деятельности, орудий совершения преступления, разыскиваемых преступников, а также получения иной информации, необходимой для решения задач оперативно-розыскной деятельности.
В теории и практике ОРД данное мероприятие традиционно называлось оперативным осмотром, поэтому термины "обследование" и "оперативный осмотр" представляется вполне правомерным употреблять в качестве равнозначных названий одного и того же мероприятия. По своей познавательной сущности, используемым методам познания оперативный осмотр имеет много общего со следственным осмотром, но по юридическим основаниям, форме проведения и правовым последствиям они в корне отличаются друг от друга.
С помощью оперативного осмотра решается целый ряд частных задач оперативно-розыскной деятельности:
- установление следов преступной деятельности, предметов и документов, которые могут стать судебными доказательствами (например, обнаружение на рабочем месте материально ответственного лица черновых записей, фиксирующих противоправные действия);
- получение информации о личности преступника, его местонахождении и связях (например, путем осмотра личных вещей, записных книжек, писем, документов);
- обнаружение мест сокрытия похищенного имущества;
- обеспечение сохранности материальных объектов, могущих выступать в качестве доказательств, путем их перемещения, фотографирования, копирования;
- создание условий для следообразования путем пометки объектов с помощью специальных химических веществ;
- принятие мер по предупреждению преступлений путем приведения в негодное состояние орудий, других средств их совершения и т.д.
Основные виды объектов оперативного осмотра перечислены в названии этого оперативно-розыскного мероприятия: помещения, здания, сооружения, участки местности и транспортные средства. Кроме этого объектами осмотра могут быть документы, личные вещи, одежда, животные или человек, на теле которого могут быть следы преступления.
Правовые условия осмотра объектов зависят от их принадлежности и назначения. Так, условия осмотра помещений будут зависеть от того, является ли оно жилым, служебным или общественным.
В зависимости от организационно-тактических форм проведения можно выделить три основных вида оперативного осмотра: гласный, зашифрованный и негласный.
Гласный оперативный осмотр проводится непосредственно сотрудником оперативного подразделения с привлечением при необходимости других должностных лиц, специалистов, а также граждан, оказывающих гласное содействие. При проведении такого осмотра его участники не скрывают от окружающих целей своих действий. Гласное обследование жилища, личных вещей, частного автотранспорта, приусадебных участков может проводиться только с согласия лиц, чьи права при этом затрагиваются.
Зашифрованный оперативный осмотр предполагает сокрытие истинных целей действий оперативного работника либо легендирование его должностного положения с использованием документов, зашифровывающих личность. При таком обследовании обязательно согласие владельца объекта, а также участие представителя организации, от имени которой оно проводится. Для этого вида осмотра могут использоваться самые разнообразные предлоги. Например, осмотр автомобилей может проводиться в процессе проверки их технического состояния или соответствия груза сопроводительным документам; осмотр помещений - при обследовании их противопожарного состояния, ревизии сантехнического оборудования, оценке стоимости страхуемого имущества; осмотр жилых помещений - в процессе проверки сообщений о преступлениях, проведения профилактических бесед, проверки паспортного режима и т.д. Зашифрованный оперативный осмотр - достаточно сложное мероприятие, поэтому оно требует тщательной подготовки, включающей в себя определение конкретных целей и задач, выбор времени проведения, подготовку необходимых специальных технических средств, подбор исполнителей, разработку легенды и экипировки, изготовление документов прикрытия, определение тактики его проведения.
Негласному обследованию, проводимому в тайне от владельцев осматриваемых объектов и заинтересованных лиц, присуща особая процедура, предусмотренная ведомственными нормативными актами. Осуществляется оно с использованием оперативно-технических сил и средств органов внутренних дел при участии инициатора мероприятия либо по его инициативному заданию.
Негласное обследование, связанное с ограничением конституционного права граждан на неприкосновенность жилища, в соответствии с ч.2 ст.8 Закона об ОРД допускается только на основании судебного решения. О проведении негласного обследования жилого помещения выносится постановление, утверждаемое руководителем МВД (УВД) субъекта Российской Федерации.
При негласном оперативном осмотре должна обеспечиваться сохранность первичной обстановки на обследуемом объекте. Вместе с этим, в исключительных случаях допускается изъятие или замена отдельных обнаруженных предметов (оружия, наркотиков, документов) при наличии разрешения руководителя, утвердившего постановление на проведение мероприятия.
Результаты гласного, а при определенных условиях и зашифрованного оперативного осмотра оформляются рапортом, справкой или актом, которые впоследствии могут передаваться следователю для использования в процессе доказывания. Негласный оперативный осмотр оформляется справкой установленной формы, которая может приобщаться только к делам оперативно-розыскного производства.
Физические носители информации, по постановлению руководителя органа, осуществляющего ОРД, могут передаваться следователю, прокурору или в суд для использования в качестве доказательств при условии неразглашения сведений, составляющих государственную тайну, в порядке, предусмотренном ст.11 Закона об ОРД.
Контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений - это способ получения информации о преступной деятельности подозреваемых лиц путем негласного просмотра почтовой, телеграфной и иной корреспонденции, передаваемой по сетям электрической и почтовой связи. В теории и практике ОРД вскрытие и просмотр почтовых отправлений издавна называлось перлюстрацией корреспонденции, однако современные средства передачи информации все в большей степени используют различные возможности электрической связи вместо традиционной почтовой. В связи с этим следует признать, что употребляемое в законе название данного оперативно-розыскного мероприятия значительно шире понятия перлюстрации корреспонденции.
Данное мероприятие является оперативно-техническим и, поскольку оно вторгается в сферу конституционного права граждан на тайну переписки, почтовых, телеграфных и иных сообщений, закрепленного в ст.23 Конституции РФ, осуществляется только на основании судебного решения.
Проведение оперативно-технических мероприятий, связанных с контролем почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений в интересах органов внутренних дел, осуществляют органы федеральной службы безопасности.
Порядок проведения оперативно-технических мероприятий, связанных с контролем почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений, и оформления их результатов регламентируется специальными межведомственными и ведомственными нормативными актами, принятыми в установленном порядке. Кроме того, необходимо иметь в виду, что в соответствии с ч.1 ст.14 Федерального закона "О связи" предприятия связи независимо от ведомственной принадлежности и форм собственности, операторы связи, действующие на территории РФ, при разработке, создании и эксплуатации сетей связи обязаны в соответствии с законодательством РФ оказывать содействие и предоставлять органам, осуществляющим ОРД, возможность проведения ОРМ на сетях связи, принимать меры к недопущению раскрытия организационных и тактических приемов проведения указанных мероприятий.
Объектами контроля могут выступать письма, телеграммы, посылки, бандероли, денежные переводы и иная корреспонденция, передаваемая по сетям электрической и почтовой связи. Контролю может подвергаться корреспонденция, адресованная конкретному лицу или исходящая от него, а также вся корреспонденция, поступающая в конкретный адрес или исходящая из него.
Цензура корреспонденции осужденных и лиц, содержащихся под стражей; досмотр посылок, передач и бандеролей в условиях учреждений по исполнению наказаний не являются оперативно-розыскными мероприятиями, и порядок их осуществления регламентируется уголовно-исполнительным законодательством Российской Федерации.
В соответствии с Федеральным законом "О наркотических средствах и психотропных веществах" от 8 января 1998 г. для осуществления контроля за хранением, перевозкой или пересылкой наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров правоохранительные органы наделены правом производства досмотра почтовых и багажных отправлений при наличии достаточных оснований полагать, что осуществляются незаконные операции с наркотиками. Такой досмотр также не является оперативно-розыскным мероприятием и не требует судебного решения, однако может использоваться для решения задач ОРД.
По своей познавательной сущности контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений имеет некоторое сходство с таким следственным действием, как арест и выемка почтово-телеграфной корреспонденции. Вместе с этим, они имеют и ряд существенных отличий:
- наложение ареста на почтово-телеграфную корреспонденцию заключается в запрещении доставлять ее адресату без разрешения следователя, т.е. почтовая связь между объектами прерывается;
- исполнение постановления об аресте поручается сотрудникам почтового ведомства, а не оперативно-техническим подразделениям ФСБ России;
- задержанная почтово-телеграфная корреспонденция подвергается осмотру непосредственно следователем, вынесшим постановление об ее аресте, в присутствии понятых.
Максимальный срок оперативного контроля почтовых отправлений не может превышать шести месяцев и указывается в судебном постановлении. При необходимости продления контроля судья принимает об этом отдельное решение на основании вновь представленных материалов.
При необходимости с почтовых отправлений снимаются копии, фотографируется содержимое посылок, отбираются образцы для исследования. Материальные носители информации, полученные в результате проведения данного мероприятия, на основании постановления руководителя ОВД и с согласия исполнителя, могут быть переданы лицу, в чьем производстве находится уголовное дело, для использования в процессе доказывания (см. Приложения 14, 15).
Прослушивание телефонных переговоров (ПТП) - это оперативно-техническое мероприятие, заключающееся в негласном прослушивании и аудиозаписи телефонных переговоров проверяемых лиц, ведущихся по абонентским телефонным линиям связи, осуществляемое с использованием специальных технических средств.
ПТП является мероприятием ограниченного применения, допускается только в отношении лиц, подозреваемых или обвиняемых в совершении тяжких или особо тяжких преступлений, а также лиц, которые могут располагать сведениями об указанных преступлениях, и может осуществляться только на основании решения судьи. Для принятия судьей соответствующего решения выносится мотивированное постановление руководителя МВД (УВД) субъекта Российской Федерации. В постановлении на проведение ПТП указываются данные контролируемого объекта, его абонентский номер телефона, вопросы, подлежащие выяснению, а также предполагаемое использование результатов прослушивания в доказывании по уголовным делам. По окончании мероприятия судебное решение возвращается его инициатору.
Данное мероприятие, как правило, проводится оперативно-техническими подразделениями ОВД или ФСБ в порядке, определенном межведомственными нормативными актами или соглашениями между органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность.
ОРМ с подключением к стационарной аппаратуре предприятий, учреждений и организаций независимо от формы собственности, других юридических и физических лиц, предоставляющих услуги связи, осуществляется с использованием оперативно-технических средств ФСБ (Указ Президента и Межведомственная инструкция).
Срок проведения ПТП не может превышать шести месяцев со дня принятия судебного решения. При необходимости его продления судья выносит дополнительное решение на основании вновь представленных материалов.
В случае возникновения угрозы жизни, здоровью, собственности отдельных лиц по их заявлению или с их согласия в письменной форме разрешается прослушивание переговоров, ведущихся с их телефонов, на основании постановления, утвержденного руководителем органа внутренних дел, с обязательным уведомлением соответствующего судьи в течение 48 часов.
О возникновении угрозы жизни, здоровью и собственности отдельных граждан может быть известно от них самих либо из других источников, в т.ч. конфиденциальных. В заявлении или письменном согласии гражданина должно быть указано, на какой срок он разрешает поставить свой телефон на прослушивание и согласны ли на это проживающие с ним совершеннолетние члены семьи.
При прослушивании телефонных переговоров по заявлению граждан звукозаписывающая аппаратура может включаться только при вызове абонента для фиксации поступающих в его адрес угроз.
Прослушивание телефонных переговоров по заявлению граждан может проводиться непосредственно сотрудником оперативного подразделения с привлечением при необходимости технических специалистов. По результатам прослушивания составляется рапорт или акт прослушивания телефонных переговоров с приложением произведенной аудиозаписи, которые могут передаваться следователю в соответствии с установленной процедурой (ст.11 Закона об ОРД) для использования в процессе доказывания.
В ходе ПТП могут контролироваться не только проводные линии связи, но и радиотелефонные каналы, в т.ч. сотовой, радиорелейной и космической связи. Прослушиваться могут переговоры двух и более абонентов, а также односторонняя передача информации одного абонента на автоматическое записывающее устройство другого.
Прослушивание телефонных переговоров, как правило, сопровождается фиксацией получаемой информации на магнитные носители. Фонограммы, полученные в результате прослушивания телефонных и иных переговоров, должны храниться в опечатанном виде в условиях, исключающих возможность их прослушивания и тиражирования посторонними лицами. При возбуждении уголовного дела в отношении лица, телефонные и иные переговоры которого прослушиваются, фонограмма и бумажный носитель записи контролируемых переговоров направляются следователю для приобщения к уголовному делу в качестве вещественных доказательств по постановлению, утвержденному руководителем МВД (УВД) субъекта Российской Федерации, в указанном порядке, в случае необходимости использования в процессе доказывания, если при этом не будут разглашены сведения, составляющие государственную тайну (см. Приложения 15, 16). Дальнейший порядок их использования определяется уголовно-процессуальным законодательством Российской федерации. Фонограммы и другие материалы, полученные в результате прослушивания телефонных и иных переговоров лиц, в отношении которых не было возбуждено уголовное дело, подлежат уничтожению в течение шести месяцев с момента прекращения прослушивания, о чем должен быть составлен протокол114.
Снятие информации с технических каналов связи - это оперативно-техническое мероприятие, заключающееся в контроле и перехвате с помощью специальных средств открытой (незашифрованной) информации, передаваемой проверяемыми лицами по техническим каналам связи.
Уяснение сущности данного мероприятия зависит от правильного понимания содержания термина "технические каналы связи", который кроме Закона об ОРД в других законодательных актах не встречается. В ведомственной инструкции, объявленной Приказом МВД России от 10 июня 1994 г., к техническим каналам отнесены телексные, факсимильные, селекторные, радиорелейные каналы передачи данных, а также линии абонентского телеграфирования и т.п. Правомерным будет к этой группе отнести и компьютерные сети, и различные радиопереговорные устройства, основанные на использовании радиоволн. Однако в данном нормативном акте мероприятие носит название "контроль технических каналов связи", что следует рассматривать в качестве синонима законодательному термину.
В соответствии с Наставлением об основах организации и тактики оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел данное мероприятие осуществляется только на основании соответствующего судебного решения с использованием оперативно-технических сил и средств органов внутренних дел и федеральной службы безопасности. Порядок снятия информации с технических каналов связи и оформление его результатов регламентируется отдельными межведомственными, ведомственными нормативными актами и соответствует порядку проведения ПТП.
В Наставлении предусмотрено два основных вида снятия информации с технических каналов связи: негласное и зашифрованное.
Негласное снятие информации производится с помощью специальных технических средств подразделениями оперативно-технических мероприятий. Контроль радиопереговоров проверяемых лиц осуществляется силами подразделений радиоэлектронной безопасности. Порядок негласного снятия информации с технических каналов связи и оформление его результатов регламентируется отдельными межведомственными и ведомственными нормативными актами.
Зашифрованное снятие информации проводится непосредственно сотрудником оперативного подразделения с привлечением при необходимости соответствующих специалистов. При проведении мероприятия обязательно участие представителя организации, от имени которой оно проводится. Его результаты оформляются справкой или рапортом оперативного работника, а при участии других лиц и специалистов - актом.
Магнитные носители информации, полученной в результате проведения этого мероприятия, могут быть представлены следователю для использования в процессе доказывания при условии неразглашения сведений, составляющих государственную тайну (см. Приложение 15).

§ 3. Оперативно-розыскные мероприятия
ведомственного санкционирования

К данной группе относятся оперативно-розыскные мероприятия, которые, согласно Закону об ОРД, должны проводиться на основании постановления, утвержденного руководителем органа, осуществляющего ОРД. В их число входят четыре оперативно-розыскных мероприятия: проверочная закупка, оперативное внедрение, контролируемая поставка и оперативный эксперимент.
Проверочная закупка - это совершение мнимой сделки купли-продажи с лицом, заподозренным в противоправной деятельности (обмане потребителей, торговле предметами, изъятыми из гражданского оборота, мошенничестве и т.д.), с целью установления фактов и способов противоправной деятельности, их участников и других обстоятельств для использования информации в ходе решения задач ОРД.
Предметом проверочной закупки могут быть вещи и предметы, как находящиеся в гражданском обороте, так и изъятые из него (оружие, боеприпасы, наркотики и т.д.).
Проверочная закупка обычных предметов и вещей осуществляется на основании рапорта сотрудника оперативного аппарата с обоснованием необходимости ее проведения и предполагаемых затрат, который утверждается руководителем оперативного аппарата. Для проведения проверочной закупки предметов и вещей, свободная реализация которых запрещена либо оборот которых ограничен, необходимо вынести постановление, требующее утверждения руководителя органа внутренних дел.
Проверочная закупка может быть проведена сотрудником оперативного аппарата или любым другим лицом, действующим по его поручению, в т.ч. оказывающим конфиденциальное содействие.
В зависимости от целей и организационно-тактических форм проведения этого оперативно-розыскного мероприятия можно выделить три основных вида проверочной закупки: легендированная, контрольная, негласная.
Легендированная проверочная закупка проводится оперативным работником, легендирующим свою принадлежность к органам внутренних дел, либо по его поручению другими лицами с целью выявления фактов незаконной торговли, владения запрещенными предметами, сбыта похищенного имущества, мошенничества и других противоправных действий проверяемых лиц. Результат проверочной закупки в случае обнаружения признаков правонарушения, как правило, легализуется немедленно и может служить основанием для привлечения лица к уголовной либо административной ответственности. Факт совершенной сделки купли-продажи оформляется актом проверочной закупки, в котором указываются время, место, обстоятельства совершения сделки, участвующие в ней лица, а также вид, размер, вес и особенности приобретенного товара. Купленный товар должен быть упакован и опечатан для дальнейшего направления его на исследование или экспертизу. Если факт продажи товара содержит в себе состав преступления или административного правонарушения, то продавец может быть задержан и доставлен в помещение ОВД, где с него берется объяснение либо составляется протокол опроса и проводятся необходимые проверочные действия.
Контрольная проверочная закупка проводится на предприятиях торговли и общественного питания с целью предупреждения и выявления фактов обмана потребителей. Ее отличительной особенностью является то, что она, во-первых, давно и широко используется в деятельности не только подразделений по борьбе с экономической преступностью, но и других контролирующих органов, не являющихся субъектами ОРД; во-вторых, в большей степени имеет профилактическую направленность; в-третьих, для контрольных закупок могут использоваться не только мнимые, но и действительные сделки купли-продажи, осуществляемые обычными покупателями. Контрольная закупка легализуется, как правило, немедленно после завершения сделки купли-продажи. Получив товар, лицо, проводящее закупку, объявляет продавцу о цели своих действий с предъявлением документов, удостоверяющих должностное положение, и в присутствии понятых производит контрольное взвешивание. Результаты контрольной закупки оформляются актом с соблюдением требований, установленных ведомственными нормативными актами контролирующих органов.
Негласная проверочная закупка, в отличие от предыдущих, имеет своей главной целью выявление и документирование преступных действий разрабатываемых лиц. Ее результаты оформляются справкой оперативного работника, при необходимости объяснениями (протоколом опроса) привлеченных к ее проведению граждан, а также сообщениями лиц, оказывающих конфиденциальное содействие. К письменным документам должны приобщаться приобретенные образцы товара.
В отличие от предыдущих видов проверочных закупок, негласная закупка не предусматривает немедленную легализацию и реализацию ее результатов. Полученные в ходе негласной проверочной закупки материалы анализируются и приобщаются к материалам дел оперативного учета для последующего использования.
Предметы, приобретенные в процессе проверочной закупки, могут использоваться в качестве доказательств по уголовному делу; оприходоваться для решения других задач ОРД; реализовываться для возмещения понесенных затрат либо уничтожаться по акту в случае невозможности их дальнейшего использования.
Оперативное внедрение - это комплекс целенаправленных действий по легендированному вводу сотрудников оперативных подразделений и лиц, оказывающих им конфиденциальное содействие, в криминогенную среду или объекты в целях разведывательного сбора информации, необходимой для решения задач оперативно-розыскной деятельности.
В силу своей сложности оперативное внедрение представляет собой тактическую операцию, требующую тщательного планирования как подготовительных действий, так и мер обеспечивающего и защитного характера. В постановлении на его проведение должны обосновываться необходимость, имеющиеся возможности для осуществления, решаемые задачи, сроки внедрения, линия поведения внедряемого лица, пределы активности при имитации преступной деятельности, варианты действий в экстремальных ситуациях. Оперативное внедрение штатных сотрудников органов внутренних дел осуществляется, как правило, по имеющимся в производстве делам оперативного учета, а при их отсутствии по разрешению федерального министра или его заместителей.
Субъектами оперативного внедрения могут выступать штатные негласные сотрудники оперативных подразделений, принадлежность которых к органам внутренних дел зашифрована; сотрудники оперативных подразделений, исполняющие свои должностные обязанности на гласной основе; другие сотрудники органов внутренних дел; лица, оказывающие конфиденциальное содействие органам, осуществляющим ОРД. Сведения о субъектах оперативного внедрения составляют государственную тайну и могут быть преданы гласности лишь с их согласия в письменной форме.
В процессе оперативного внедрения для обеспечения конспирации его субъекты могут использовать документы, зашифровывающие личность, а также ведомственную принадлежность используемых помещений и транспортных средств.
Для установления доверительных отношений с представителями криминогенной среды лица, внедренные в преступные формирования, сталкиваются с необходимостью имитации преступной деятельности, при этом на основании ч.4 ст.16 Закона об ОРД они наделены правом вынужденного причинения вреда интересам других лиц при правомерном осуществлении служебного долга. Федеральным законом "О наркотических средствах и психотропных веществах" от 8 января 1998 г. для имитации преступной деятельности разрешается безлицензионное использование наркотических средств и психотропных веществ.
Вместе с этим, при осуществлении оперативного внедрения запрещается принимать негласное участие в работе федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления, а также в деятельности зарегистрированных политических партий и объединений в целях оказания влияния на характер их деятельности.
Организация и тактика оперативного внедрения регламентируются специальными ведомственными нормативными актами.
Информация, полученная в результате оперативного внедрения, оформляется рапортом либо справкой сотрудника оперативного аппарата или сообщением лиц, оказывающих конфиденциальное содействие.
Сотрудники оперативных аппаратов, исполняющие свои основные должностные обязанности на гласной основе и участвовавшие в оперативном внедрении, в случае необходимости могут выступать в качестве свидетелей в уголовном процессе (см. Приложение 18).
Контролируемая поставка - это оперативно-розыскное мероприятие, обеспечивающее контролируемое перемещение (перевозку, пересылку) предметов и веществ, изъятых из гражданского оборота либо являющихся объектами или орудиями преступных посягательств, в целях получения информации, имеющей значение для решения задач ОРД.
Данное оперативно-розыскное мероприятие до недавнего времени не имело правовой основы в отечественном законодательстве, поэтому в практике органов внутренних дел применялось достаточно редко. Впервые законодатель легализовал его в Таможенном кодексе Российской Федерации 1993 г., разрешив таможенным органам допускать под своим контролем ввоз, вывоз и транзит через территорию Российской Федерации наркотических средств и психотропных веществ, а также других предметов, являющихся орудием или средством совершения преступления; предметов, добытых преступным путем и контрабандных товаров. Вслед за Таможенным кодексом новый Закон об ОРД (1995 г.) включил в свой перечень оперативно-розыскных мероприятий контролируемую поставку, поэтому в настоящее время ее могут проводить все без исключения правоохранительные органы, осуществляющие ОРД.
Появление в российском законодательстве разрешения на проведение контролируемых поставок во многом обусловлено требованиями норм международного права. Необходимость использования контролируемой поставки как метода выявления лиц, участвующих в незаконном обороте наркотиков, определена в Венской конвенции ООН "О борьбе против незаконного оборота наркотических и психотропных средств" (1988 г.). В ряде других международно-правовых актов, регулирующих взаимодействие государств по борьбе с преступностью, декларируется возможность применения этого метода не только для пресечения незаконного оборота наркотиков, но и оружия, культурных ценностей и других предметов.
С помощью контролируемой поставки решаются задачи, которые затруднительно либо невозможно решить в ходе других оперативно-розыскных мероприятий, в частности:
- выявление и разоблачение заказчиков и организаторов торговли запрещенными предметами;
- выявление источников приобретения и мест незаконного изготовления запрещенных предметов;
- перекрытие каналов нелегального оборота запрещенных предметов;
- выявление коррумпированных лиц в правоохранительных органах, способствующих незаконному обороту запрещенных предметов;
- документирование преступных действий всех участников преступных сообществ.
С точки зрения уголовного права действия оперативных аппаратов по осуществлению контролируемой поставки можно рассматривать как разновидность института крайней необходимости. В данном случае законодатель разрешает не пресекать выявленное преступление, а наблюдать за его завершением и допускать совершение новых, являющихся звеньями криминальной цепи, с тем, чтобы раскрыть другие преступления, лежащие в основе уже известных.
Контролируемая поставка предметов и вещей, изъятых из гражданского оборота, проводится только на основании мотивированного постановления, утвержденного руководителем органа внутренних дел. Оригинал постановления в период проведения контролируемой поставки должен находиться у одного из сотрудников оперативного подразделения, обеспечивающих контролируемое перемещение объектов, и может при необходимости использоваться для устранения возникающих в ходе мероприятия препятствий (например, вмешательство других правоохранительных органов).
Объекты контролируемой поставки можно разделить на две группы: предметы и вещества, свободная реализация которых запрещена или оборот которых ограничен; предметы, находящиеся в свободном обороте.
К первой группе относятся оружие, боеприпасы и взрывчатые вещества; наркотические средства, психотропные, сильнодействующие и ядовитые вещества; валютные ценности; специальные технические средства, предназначенные для негласного получения информации; драгоценные металлы, природные драгоценные камни или жемчуг; радиоактивные материалы и т.д. За совершение сделок, передачу и пересылку данных предметов без соответствующих разрешений (лицензий) государственных органов Уголовным кодексом Российской Федерации предусмотрена ответственность.
Ко второй группе объектов контролируемых поставок относятся предметы, являющиеся орудием или средством совершения преступления (например, оборудование для химической лаборатории, с помощью которого можно изготавливать наркотические средства); предметы, добытые преступным путем (например, похищенный автомобиль), либо грузы, денежные средства, ценные бумаги, которые являются или могут являться объектами преступных посягательств.
В зависимости от местонахождения исходного и конечного пунктов перемещения объектов контролируемые поставки можно разделить на три вида: внутренние, внешние, транзитные.
К внутренним относятся поставки, осуществляемые на территории Российской Федерации. Их проведение должно согласовываться с руководителями тех органов внутренних дел, по территории которых перемещается контролируемый объект.
К внешним относятся контролируемые поставки на территорию иностранного государства. Внешние поставки проводятся по согласованию с соответствующими международными правоохранительными организациями и правоохранительными органами иностранных государств по поручению (указанию) Министра внутренних дел или его заместителей, к их проведению привлекаются таможенные органы, ФСБ и органы пограничной службы.
Контролируемая поставка - достаточно сложное в организационном плане оперативно-розыскное мероприятие, поэтому для его проведения в обязательном порядке составляются целевые комплексные планы, утверждаемые руководителем ОВД и согласованные с руководителями органов и подразделений, привлеченных к проведению данных мероприятий.
Комплексный план на проведение контролируемой поставки состоит из двух разделов: в первом указываются мотивированные основания, цели и задачи проведения мероприятия; во втором - используемые силы и средства, за исключением сведений о личности штатных негласных сотрудников и лиц, оказывающих конфиденциальное содействие; мероприятия по обеспечению легенды и конспирации; потребность в денежных расходах; мероприятия по документированию и реализации полученных данных.
Если контролируемая поставка осуществляется непосредственно лицом, оказывающим конфиденциальное содействие, то ему дается под расписку письменное задание или поручение.
Перед началом проведения контролируемой поставки предметов и веществ, свободная реализация которых запрещена либо оборот которых ограничен, все участвующие в ней лица должны быть ознакомлены с соответствующим постановлением.
Тактика проведения контролируемой поставки зависит от способов перемещения предметов, среди которых можно выделить три наиболее распространенных: курьерский, грузовой (контейнерный) и почтовый.
Контроль за курьерской поставкой осуществляется, как правило, путем визуального наблюдения за перевозчиком товара с использованием специальных технических средств. При этом следует учитывать, что преступники в ряде случаев не посвящают курьеров в свои дела и не раскрывают характер груза, который просят перевезти за вознаграждение.
Грузовой способ используется для перемещения большого количества контрабандного товара, который, как правило, маскируется под легальный груз. При этом перевозка может быть комбинированной, с использованием различных видов транспорта: железнодорожного, автомобильного, водного, воздушного. Для осуществления контроля такой перевозки могут применяться специальные технические средства, позволяющие контролировать через радиоэфир весь маршрут перемещения товара.
Установление контроля за почтовым способом перемещения предметов имеет свои особенности. В данном случае возникает необходимость ограничения конституционного права граждан на тайну почтовых отправлений, а поэтому проведение такой поставки требует получения судебного разрешения. В процессе контролируемой поставки при наличии судебного разрешения можно проводить вскрытие, осмотр, фиксацию и взятие образцов для сравнительного исследования. При документировании факта получения посылки следует иметь в виду возможность участия в этом подставных лиц и поэтому не следует торопиться с их задержанием.
Ввиду разнообразия способов проведения контролируемой поставки документальное оформление ее результатов может быть различным: акты осмотра предметов, фото- и видеоматериалы, объяснения граждан и т.д. Кроме того, по завершении всего мероприятия инициатором должна составляться итоговая справка о его результатах с указанием возможных источников доказательств и приложением к ней всех промежуточных отчетных документов. Справка не должна содержать сведений, составляющих государственную тайну, с тем, чтобы ее можно было передать лицу, производящему расследование, для приобщения к уголовному делу (см. Приложения 17, 18).
Оперативный эксперимент - это способ получения информации, заключающийся в воспроизведении негласно контролируемых условий и объектов для проявлений противоправных намерений лиц, совершающих тяжкие и особо тяжкие преступления.
Оперативный эксперимент проводится с целью выявления и задержания лиц, совершающих серийные преступления, а также документирования преступных действий лиц, обоснованно подозреваемых в противоправной деятельности.
В зависимости от конкретных целей проведения можно выделить два основных вида этого оперативно-розыскного мероприятия. К первому следует отнести оперативный эксперимент, направленный на выявление неизвестных лиц. Его суть заключается в использовании "приманок" ("ловушек") - специально подготовленных и взятых под контроль объектов, аналогичных тем, на которые обычно покушаются преступники. Приманки помещаются или направляются в места наиболее частого совершения преступлений. Так, для выявления лиц, совершающих кражи автотранспорта, в качестве приманки используется "автомобиль-ловушка", который ставится на неохраняемую стоянку.
В исключительных случаях для выявления лиц, совершающих уличные разбои и грабежи, преступления, посягающие на половую неприкосновенность, в качестве приманки могут использоваться экипированные соответствующим образом сотрудники органов внутренних дел, которые направляются в места наиболее частого совершения аналогичных нападений. При проведении этого вида эксперимента важное значение имеет обеспечение негласного контроля за объектами-приманками, в качестве которых выступают люди. В таких случаях на первый план должны ставиться безопасность жизни и здоровья участников эксперимента, а поэтому при наличии сомнения в обеспечении их полной безопасности, от проведения такого оперативного эксперимента следует отказаться.
Второй вид оперативного эксперимента имеет своей целью документирование преступных действий, задержание с поличным лиц, обоснованно подозреваемых в подготовке или совершении преступлений, т.е. он проводится в отношении конкретных лиц. Чаще всего этот вид эксперимента применяется для разоблачения взяточников. В качестве взяткодателя-приманки могут выступать как оперативные работники, легендирующие свою личность, так и лица, у которых взятка вымогается подозреваемым.
Такой эксперимент может проводиться и в отношении лиц, обоснованно подозреваемых в незаконном сбыте наркотиков, оружия и других предметов, изъятых из гражданского оборота. В качестве покупателя-приманки могут выступать оперативные работники под соответствующей легендой либо негласные сотрудники. Целью оперативного эксперимента является обнаружение у продавца запрещенных предметов и их изъятие.
Для обеспечения законности при проведении оперативного эксперимента необходимо соблюдать следующие требования:
1) условия и объекты для проявления преступных намерений, воспроизводимые в ходе эксперимента, должны обеспечивать возможность выбора того или иного варианта поведения заподозренных лиц;
2) в процессе эксперимента должны, как правило, использоваться методы пассивного наблюдения (например, при проведении операции с автомашинами-ловушками) или выражения сомнения и уточнения характера совершаемых действий, размера незаконного вознаграждения (например, при выявлении взяточников);
3) при проведении эксперимента запрещается провоцировать или принуждать лицо к совершению противоправных действий; ставить его в обстоятельства, затрудняющие удовлетворение своих потребностей законными способами.
Для того чтобы исключить возможность провокации при проведении оперативного эксперимента в отношении конкретных лиц, рекомендуется соблюдать ряд дополнительных условий, вытекающих из опыта деятельности правоохранительных органов:
первое - прежде чем принять решение о проведении оперативного эксперимента, необходимо получить абсолютно достоверную и, желательно, из разных источников информацию о совершении лицом противоправных деяний (например, при проведении эксперимента в отношении взяткополучателя целесообразно иметь показания не менее двух человек, у которых взятка вымогалась);
второе - инициатива в замысле и подготовке преступления должна исходить от заподозренного субъекта (например, лицо должно само высказать намерение приобрести оружие или наркотики, имея при этом необходимые средства);
третье - желание заподозренного субъекта совершить противозаконную сделку должно быть зафиксировано с помощью материальных носителей информации, которые могут использоваться в процессе доказывания.
Оперативный эксперимент, несмотря на некоторое сходство, имеет ряд принципиальных отличий от следственного эксперимента. Во-первых, различны цели проведения этих мероприятий: следственный эксперимент, как известно, направлен на проверку собранных и получение новых доказательств, а оперативный - на обнаружение преступных проявлений.
Во-вторых, они отличаются по своим временным характеристикам: если следственный эксперимент направлен на проверку событий, имевших место в прошлом, то оперативный - на настоящие и будущие действия преступников. Отсюда следует, что если выбор времени проведения следственного эксперимента не имеет принципиального значения, то оперативный должен проводиться именно в то время, когда вероятность проявления преступных намерений максимальна.
В-третьих, следственный эксперимент не порождает новых уголовно-правовых отношений, а оперативный - направлен на их возникновение.
Оперативный эксперимент имеет некоторое сходство с оперативной комбинацией, определенной в теории ОРД как способ решения оперативно-тактических задач путем искусственного создания условий для наступления прогнозируемых событий. Однако следует иметь в виду, что понятие оперативной комбинации шире, т.к. круг решаемых ею задач характеризуется значительным разнообразием, и, более того, оперативный эксперимент может выступать в качестве структурного элемента оперативной комбинации, т.е. быть ее составной частью.
В соответствии с законом оперативный эксперимент проводится на основании постановления, утвержденного руководителем органа внутренних дел. Перед его осуществлением составляется план, в котором указываются основания проведения, содержание, время, место, используемые силы и средства, тактические приемы и методы.
Результаты оперативного эксперимента оформляются рапортом оперативного работника, а в случае выявления и задержания лиц, совершивших преступление, - актом, который по форме и содержанию в максимально допустимых пределах должен соответствовать требованиям, предъявляемым к составлению протокола следственного эксперимента, без указания в нем сведений, составляющих государственную тайну. К акту должны приобщаться физические носители информации, полученные в результате применения специальных технических средств.
Результаты оперативного эксперимента в случае совершения проверяемым лицом действий, содержащих признаки преступления, могут служить основанием для решения вопроса о возбуждении уголовного дела. В этом случае акт оперативного эксперимента с объяснениями и рапортами участвующих в нем лиц, а также постановление о его проведении должны передаваться следователю для использования в процессе доказывания.

§ 4. Несанкционируемые оперативно-розыскные мероприятия

К несанкционируемым оперативно-розыскным мероприятиям относятся те, которые согласно Закону об ОРД могут проводиться по решению непосредственно оперативного работника без вынесения постановления на их осуществление. В их число можно включить шесть оперативно-розыскных мероприятий: опрос, наведение справок, сбор образцов для сравнительного исследования, исследование предметов и документов, наблюдение и отождествление личности.
Опрос - это специальная беседа, проводимая с лицами, которым могут быть известны сведения, необходимые для решения задач ОРД.
В теории и практике ОРД это мероприятие традиционно называется "разведывательный опрос", что указывает на его исследовательский, поисковый характер, направленность на получение информации, скрытой от правоохранительных органов. Опрос является одним из наиболее распространенных способов собирания информации о лицах, фактах и обстоятельствах, представляющих оперативный интерес, а также получения иных сведений, необходимых для решения задач борьбы с преступностью.
Опрос может проводиться как по месту нахождения опрашиваемых, так и в служебном помещении органа внутренних дел при условии их добровольного согласия на беседу.
Субъектами опроса могут выступать непосредственно оперативные уполномоченные, а также действующие по их поручению сотрудники других служб органов внутренних дел, внештатные сотрудники и иные лица, оказывающие содействие оперативным аппаратам.
Объектами опроса могут быть любые лица, располагающие оперативно-значимой информацией, независимо от возраста, должностного и социального положения, религиозных убеждений и любых других обстоятельств.
В зависимости от целей, условий, личности опрашиваемого и ряда других факторов в ОРД могут применяться следующие виды опросов: гласный; зашифрованный; негласный; легендированный; опрос с использованием полиграфа.
Гласный опрос проводится в тех случаях, когда нет необходимости скрывать от окружающих факт его проведения и интересующие оперативных работников сведения. Чаще всего такой опрос применяется для получения информации, необходимой для раскрытия совершенных преступлений и задержания подозреваемых лиц. В этих случаях оперативный работник четко формулирует цель беседы, и опрашиваемый отдает себе отчет в том, что сообщаемая им информация будет использована для раскрытия преступлений.
Зашифрованный опрос является более сложным видом опроса и имеет в ряде случаев гораздо большие возможности в получении оперативно-значимой информации. Суть его заключается в использовании различных приемов, вводящих опрашиваемого в заблуждение относительно истинных целей беседы, с тем, чтобы, отвечая на вопросы, лицо не осознавало значимости сообщаемых им сведений для раскрытия преступления. Зашифровка цели производится, как правило, в тех случаях, когда у оперативного работника возникает сомнение в искренности опрашиваемых лиц; при опросе граждан, находящихся в близких отношениях с лицами, причастными к преступной деятельности; при опросах представителей криминальной среды. В зависимости от конкретных обстоятельств и хода беседы опрос без сокрытия его целей по усмотрению оперативного работника может превратиться в зашифрованный, и наоборот.
Негласный опрос предполагает сохранение в тайне от окружающих и, в первую очередь, от тех лиц, о которых собирались сведения, как факта беседы, так и содержания разговора. Такие опросы без зашифровки цели используются, как правило, в тех случаях, когда осведомленное лицо согласно передать информацию на условиях конфиденциальности. При наличии сомнений в искренности собеседника и сохранении им в тайне факта беседы цели негласного опроса могут быть зашифрованы.
Легендированный опрос - наиболее сложный вид опроса, требующий высокого профессионализма опрашивающего и проведения ряда подготовительных действий. Суть легендирования заключается в сокрытии опрашивающим лицом своей принадлежности к правоохранительным органам и введении опрашиваемого в заблуждение относительно истинных целей беседы. Легендированный опрос применяется для негласного сбора сведений о лицах, представляющих оперативный интерес, и в силу сложности проводится, как правило, специально подготовленными сотрудниками оперативных аппаратов.
Опрос с использованием полиграфа - специального устройства, регистрирующего психофизиологические реакции опрашиваемого на задаваемые вопросы и позволяющего выявить тщательно скрываемые им факты - может проводиться только с согласия опрашиваемого лица специально подготовленными сотрудниками оперативных аппаратов, имеющими допуск к работе с полиграфными устройствами. Ввиду технических и организационных сложностей данный вид опроса используется, как правило, при раскрытии тяжких и особо тяжких преступлений. По результатам использования полиграфа оформляется заключение оператора, которое самостоятельного доказательственного значения не имеет, но может передаваться следователю для использования в процессе расследования.
В отдельных случаях для раскрытия особо тяжких преступлений, когда свидетели или потерпевшие в силу объективных факторов затрудняются воспроизвести наблюдаемые ими события, с их добровольного согласия для проведения опроса могут привлекаться врачи-гипнологи, которые с помощью репродукционного гипноза помогают восстанавливать и извлекать информацию из глубин памяти опрашиваемых. Сеанс гипнорепродукции в обязательном порядке фиксируется на магнитофон, при этом желательно применение видеозаписи. Результаты опроса с применением репродукционного гипноза оформляются актом судебно-психологического исследования по экспериментально-суггестивному потенцированию памяти, который может передаваться лицу, производящему расследование.
Результативность опроса во многом зависит от тактики его проведения, общие положения которой достаточно подробно изложены в специальной литературе115.
Результаты опроса при согласии опрашиваемых могут быть оформлены объяснением (протоколом опроса), заявлением или явкой с повинной, справкой либо рапортом оперативного работника. Эти материалы впоследствии могут быть переданы следователю для приобщения к уголовному делу. Если информация получена при условии конфиденциальности, то справка (рапорт) хранятся и используются по правилам секретного делопроизводства и следователю не передаются.
Наведение справок - это способ собирания информации, необходимой для решения задач ОРД, путем непосредственного изучения документов (в т.ч. архивных), а также направления запросов в государственные органы, предприятия, учреждения и организации, имеющие информационные системы.
Наведение справок предполагает сбор сведений о биографии проверяемого лица, его родственных связях, образовании, роде занятий, имущественном положении, месте проживания, фактах допущенных в прошлом правонарушений и других данных, позволяющих установить причастность к противоправной деятельности. В Законе об ОРД отсутствуют какие-либо ограничения на получение в процессе наведения справок информации конфиденциального характера, однако следует учитывать, что действующим российским законодательством установлены специальные режимы сбора и хранения достаточно большого объема сведений, содержащих коммерческую, журналистскую, банковскую, врачебную, нотариальную и ряд других видов тайн. Представление таких сведений без согласия граждан допускается только по официальному запросу суда, прокуратуры, органов предварительного следствия и дознания в связи с находящимися в их производстве уголовными или гражданскими делами.
Наведение справок путем изучения документов в зависимости от целей, условий и иных обстоятельств может осуществляться сотрудником оперативного аппарата либо по его поручению другим лицом. При этом цели изучения документов могут зашифровываться, а личность наводящего справки - легендироваться.
Виды документов, необходимых для наведения справок, а также места их получения определяются непосредственно сотрудниками оперативного аппарата. Наибольшее количество информации, представляющей оперативный интерес, содержится в документах органов внутренних дел и других правоохранительных органов: уголовных делах, делах оперативного учета, отказных материалах и др. Кроме того, немало ценной информации при решении конкретных задач ОРД можно получить из документов других организаций и ведомств: бухгалтерских отчетов, личных дел сотрудников, регистрационных журналов, историй болезней и т.д.
Для наведения справок в информационных системах прежде всего используются банки данных различных служб органов внутренних дел: Главного Информационного Центра (ГИЦ) МВД России, Информационных центров (ИЦ) МВД (УВД), информационных подразделений уголовного розыска и БЭП, подразделений по борьбе с организованной преступностью и незаконным оборотом наркотиков, ГИБДД, паспортно-визовой службы, лицензионно-разрешительных подразделений, дежурных частей и др. Важное значение имеет получение сведений из информационных систем других ведомств: прокуратуры, судов, службы судебных приставов, налоговой полиции, таможенных органов, банков, страховых компаний, медицинских учреждений, частных охранных агентств и т.д. Для этого оперативные аппараты ОВД должны подготовить обоснованные письменные запросы с указанием требуемых сведений, исходных данных для проверки, а также юридических оснований для наведения справок со ссылкой на соответствующие законодательные акты. Запросы, направляемые в другие ведомства, должны подписываться руководителями ОВД, а для получения справок по банковским счетам, кроме того, - согласовываться с прокурором.
Результаты наведения справок в информационных системах, полученные на основании официальных запросов, не содержащие сведений, составляющих государственную тайну, могут передаваться следователю для приобщения к материалам уголовных дел.
Результаты изучения документов при наличии информации, представляющей оперативный интерес, оформляются справкой или рапортом оперативного работника с приложением полученных оригиналов документов или их копий и могут, в случае необходимости, приобщаться к материалам уголовных дел.
Сбор образцов для сравнительного исследования включает в себя действия, направленные на получение материальных объектов, являющихся носителями информации о признаках преступной деятельности.
Виды образцов, собираемых для сравнительного исследования, могут быть самыми разнообразными, их можно разделить на две большие группы:
- объекты, используемые в качестве эталонов для сравнительного исследования;
- объекты, являющиеся составной частью целого, подлежащей непосредственному исследованию.
К первой группе прежде всего относятся физиологические компоненты человека (кровь, слюна, запах, отпечатки пальцев, волосы, голос, почерк), следы обуви и транспортных средств, микрочастицы. Ко второй группе относятся предметы, изъятые из гражданского оборота (оружие, взрывчатые вещества, наркотики), сырье, полуфабрикаты и готовая продукция; документы бухгалтерского учета; похищенное имущество и др.
Сбор образцов для сравнительного исследования может осуществляться гласно, негласно либо зашифрованно (в зависимости от решаемых задач). Гласный сбор образцов проводится при условии добровольного согласия лиц, располагающих необходимыми образцами. Если факт сбора образцов важно сохранить в тайне от проверяемых лиц, то используются негласные приемы для их получения, организация и тактика которых регламентирована ведомственными нормативными актами. При сборе образцов может зашифровываться цель мероприятия или принадлежность выполняющего его лица к правоохранительным органам.
Данное мероприятие проводится сотрудниками оперативного аппарата с привлечением при необходимости специалистов, обладающих научными, техническими и иными специальными познаниями, либо по его поручению другими лицами, в т.ч. оказывающими конфиденциальное содействие. Основанием для сбора образцов является рапорт оперативного работника, утвержденный соответствующим руководителем.
В процессе сбора образцов запрещается совершать действия, создающие угрозу здоровью граждан, унижающие их честь и достоинство; создавать без оперативной необходимости условия, затрудняющие нормальное функционирование предприятий и организаций, а также нарушающие жизнедеятельность отдельных лиц.
При производстве гласного сбора образцов объекты упаковываются для их сохранности и опечатываются печатью предприятия, учреждения или организации, либо к ним прикрепляется бирка (ярлык), заверенная подписями участников мероприятия.
Результаты гласного сбора образцов оформляются актом, дактилоскопической картой или иными официальными документами.
Акт сбора образцов для сравнительного исследования должен содержать ссылку на то, что данное мероприятие проводится в соответствии с п.3 ч.1 ст.6 и ст.7 Закона об ОРД в целях сравнительного исследования. По форме и содержанию он в максимально допустимых пределах должен соответствовать требованиям, предъявляемым к составлению протокола выемки. В заключительной части акта делается разъяснение о порядке обжалования законности данного мероприятия соответствующему руководителю ОВД, прокурору или в суд. Акт составляется в трех экземплярах. Первый экземпляр с образцами направляется для сравнительного исследования и в дальнейшем может использоваться в процессе доказывания по уголовному делу; второй - вручается под расписку владельцу образцов или его представителю, а третий - приобщается к материалам оперативной проверки либо к делу оперативного учета.
Результаты негласного сбора образцов для сравнительного исследования оформляются рапортом или справкой исполнителя мероприятия, к которым прилагаются в упакованном виде полученные образцы, или сообщением конфидента (с приложением образцов).
Если после возбуждения уголовного дела будут утрачены объекты, с которых брались образцы для сравнительного исследования, то результаты данного оперативно-розыскного мероприятия могут испольховаться в расследовании, за исключением случаев получения образцов от лиц, оказывающих конфиденциальное содействие.
Исследование предметов и документов - это непроцессуальное криминалистическое, научно-техническое или иное исследование объектов, полученных в результате других оперативно-розыскных мероприятий, проводимое, как правило, до возбуждения уголовного дела с целью выявления признаков преступной деятельности и причастности к ней конкретных проверяемых лиц.
С помощью исследования решаются следующие задачи: получение информации о назначении, технологии, месте, времени изготовления и качественных характеристиках предмета; идентификация следов преступной деятельности; определение принадлежности и отождествление биологических объектов (кровь, слюна, волосы и т.д.); определение иных свойств предметов, имеющих значение для решения задач оперативно-розыскной деятельности.
Исследование проводится по письменному поручению оперативных аппаратов, подписанному руководителем органов внутренних дел, экспертно-криминалистическими службами ОВД, а также специалистами научно-исследовательских учреждений других министерств и ведомств. В письменном поручении ставятся вопросы, интересующие инициатора исследования, а также могут излагаться сведения об обстоятельствах получения предметов и документов. При невозможности получения образцов объектов оперативные аппараты могут привлечь специалистов для проведения исследований на месте нахождения предметов.
Отдельные лица, обладающие специальными научными, техническими и иными познаниями, могут привлекаться к проведению исследований на контрактной основе.
При наличии стандартизированных методик исследования могут проводиться и самим оперативным работником (например, определение наркотического вещества с помощью экспресс-анализатора).
Обязательным условием исследования предметов, веществ и документов, полученных негласным путем и служащих потенциальным источником доказательств по уголовному делу, является их сохранность в прежнем виде и качестве (неизменность), обеспечивающая возможность проведения последующей экспертизы.
Результаты исследования объектов, проведенного в учреждениях системы МВД, оформляются справкой, составленной специалистом, его осуществляющим, а проведенные в иных учреждениях - документами, предусмотренными их ведомственными нормативными актами.
Результаты исследования могут быть представлены дознавателю, следователю, прокурору, судье, в чьем производстве находится уголовное дело, за исключением случаев, когда исследуемый объект был получен с помощью конфиденциального источника либо его исследование проводилось при условии конфиденциальности.
Наблюдение - это негласное слежение за лицами, подозреваемыми в преступной деятельности, используемыми ими транспортными средствами, местами их нахождения с целью получения информации о признаках преступной деятельности, возможных соучастниках, местах хранения орудий совершения преступлений и похищенного имущества. Специфической особенностью наблюдения является его исключительно негласный характер, т.е. проверяемое лицо не должно знать о проводимом за ним наблюдении.
Это мероприятие в определенной степени ограничивает конституционное право граждан на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, однако закон не предусматривает каких-либо особых условий его применения за исключением случаев, когда наблюдение сопряжено с вторжением в жилище граждан.
Наблюдение может быть физическим, электронным либо комплексным, т.е. сочетающим в себе элементы того и другого.
Физическое наблюдение (основанное на визуальном способе слежения) может осуществляться самим оперативным работником, иными лицами, действующими по его поручению, а также сотрудниками оперативно-поисковых подразделений, специализирующимися на этих методах работы. В случаях, требующих привлечения к наблюдению значительных сил и средств, а также финансовых затрат, данное мероприятие проводится на основании рапорта оперативного работника, утвержденного руководителем органа внутренних дел.
Наблюдение, проводимое сотрудниками специализированных подразделений, может осуществляться по решению руководителя оперативного аппарата МВД (УВД) субьекта федерации, как правило, за лицами, подозреваемыми в совершении тяжких и особо тяжких преступлений.
В процессе физического наблюдения могут проводиться негласные фото-, кино- или видеосъемка, и в этом случае оно становится комплексным.
Электронное наблюдение (основанное на применении специальных технических средств для слежения за действиями и разговорами проверяемых лиц в помещениях и транспортных средствах) ведется сотрудниками специальных оперативно-технических подразделений правоохранительных органов. Электронное наблюдение, связанное с ограничением конституционных прав граждан на неприкосновенность жилища, может проводиться только на основании решения судьи. В процессе электронного наблюдения, как правило, осуществляется видео- или аудиозапись на магнитные носители информации.
Организация и тактика наблюдения специально уполномоченными на это мероприятие подразделениями, порядок оформления полученных результатов регламентируются ведомственными нормативными актами МВД России.
Результаты наблюдения, осуществляемого оперативным работником либо другими лицами по его поручению, оформляются рапортом, актом наблюдения или объяснениями иных участников наблюдения с приложением полученных фотографий, аудио- или видеокассет. Эти материалы в соответствии с ч.3 ст.11 Закона об ОРД могут передаваться следователю либо судье, в чьем производстве находится уголовное дело. Результаты наблюдения, проводимого специализированными подразделениями оперативных аппаратов, а также лицами, оказывающими конфиденциальную помощь, используются только для решения задач оперативно-розыскной деятельности.
Отождествление личности - это способ установления лиц, причастных к преступной деятельности либо находящихся в розыске, заключающийся в непроцессуальном опознании личности по ее внешности, голосу, запаху и другим идентифицирующим признакам.
Отождествление личности может носить непосредственный или опосредованный характер. Непосредственное отождествление осуществляется лицами, ранее встречавшимися с разыскиваемым и запечатлевшими в своей памяти его индивидуальные особенности (внешность, голос, одежду). Опосредованное отождествление осуществляется лицами, ранее не вступавшими в контакт с разыскиваемым и располагающими лишь его описанием, изображением либо фотографией.
В зависимости от характера, организационно-тактических форм и условий проведения можно выделить несколько основных видов отождествления личности:
- непосредственное отождествление личности по фотовидеоучетам органа внутренних дел;
- непосредственное отождествление личности в ходе оперативного поиска в местах вероятного появления разыскиваемого лица, а также среди правонарушителей, задержанных органом внутренних дел;
- опосредованное отождествление личности по словесному портрету, фотороботу, рисунку, фотографии, особым приметам среди множества незнакомых людей;
- опосредованное отождествление личности путем поиска в оперативно-справочных учетах органов внутренних дел по признакам внешности, особым приметам, способу совершения преступления;
- отождествление личности по запаховым следам с помощью служебно-розыскной собаки.
При отождествлении личности запрещается оказывать воздействие на опознающих и искусственно создавать условия, вследствие которых может быть допущена ошибка; совершать действия, исключающие в дальнейшем проведение процессуального опознания; привлекать к мероприятиям граждан, физические и психические качества или состояние которых ставят под сомнение его результаты.
Результаты непосредственного отождествления личности оформляются рапортом оперативного работника либо объяснением (протоколом опроса) участника отождествления, опознавшего разыскиваемого. Результаты опосредованного отождествления личности оформляются рапортом оперативного работника, протоколом задержания разыскиваемого, справкой учетных подразделений о результатах поиска в информационных системах. Результаты отождествления по запаховым следам оформляются актом применения служебно-розыскной собаки.
Все указанные документы могут передаваться следователю для использования в процессе доказывания.
В Федеральном законе "Об оперативно-розыскной деятельности", как уже отмечалось ранее, оказались закрепленными не все сложившиеся в практике и ставшие традиционными методы ОРД. В их числе следует, в первую очередь, назвать личный сыск.
Личный сыск - это метод ОРД, заключающийся в негласном непосредственном (личном) распознании (выявлении) лиц, фактов и предметов, представляющих оперативный интерес, путем применения комплекса различных оперативно-розыскных мероприятий в целях предупреждения, раскрытия преступлений и розыска преступников. Применение данного метода, как правило, не требует санкции руководства, и он может использоваться по решению сотрудника оперативного аппарата.
В учебной и научной литературе используются разнообразные определения личного сыска, но все они в том или ином варианте воспроизводят следующие его характерные черты:
1) комплексный характер рассматриваемого метода, т.е. использование различных оперативно-розыскных мероприятий: наблюдения, отождествления личности, оперативного осмотра, опроса граждан, оперативного внедрения и оперативного эксперимента.
2) негласный, легендированный характер личного сыска: его субъекты маскируют свою принадлежность к органам внутренних дел, чтобы преждевременно не вспугнуть преступников и сохранить естественность их поведения.
3) непосредственный характер восприятия происходящих событий оперативным работником, который сам оценивает значимую для решения задач ОРД информацию, принимает решение о путях реализации полученной информации, имеет возможность активно вторгаться в события, изменяя их ход в необходимом направлении путем пресечения преступления, задержания с поличным и т.д.
Субъектами личного сыска могут выступать не только оперативные работники, но и гласные сотрудники любых других служб органов внутренних дел, по указанию их руководителей.
С помощью личного сыска решается ряд конкретных задач оперативно-розыскной деятельности:
- выявление и задержание с поличным карманных воров, мошенников и других лиц, совершающих латентные преступления;
- поиск преступников по приметам внешности в местах их вероятного появления (при раскрытии преступлений по "горячим следам");
- поиск преступников по уликам поведения в местах вероятного совершения преступлений (например, поиск квартирных воров в жилых массивах, где наиболее часто совершаются квартирные кражи);
- поиск похищенного имущества в местах вероятного сбыта (на вещевых рынках, золотоскупках, в ломбардах и т.д.);
- выявление и задержание разыскиваемых преступников;
- выявление лиц, представляющих оперативный интерес, с целью их дальнейшей оперативной проверки;
- выявление лиц, располагающих разведывательными возможностями, для привлечения их к конфиденциальному сотрудничеству.
Организация личного сыска включает в себя комплекс мер по созданию условий для эффективного использования данного метода в решении задач ОРД.
Одной из наиболее значимых организационных мер является создание специализированных подразделений, работающих преимущественно методом личного сыска. Так, в крупных городах со сложной криминогенной обстановкой создаются подразделения по борьбе с карманными кражами, по оперативному обслуживанию мест сбыта похищенного, в органах внутренних дел на транспорте существуют подразделения по сопровождению поездов.
В числе главных условий эффективности личного сыска следует рассматривать профессиональную подготовку сотрудников, овладение ими практическими навыками ведения скрытого наблюдения, отождествления личности, ведения опросов, установления легендированных оперативных контактов. К сожалению, в учебных центрах УВД, где проходят первоначальную профессиональную подготовку сотрудники уголовного розыска, не проводится целенаправленное обучение методам личного сыска, поэтому необходимые знания и навыки приобретаются путем специализации в практической работе.
Одним из условий эффективности личного сыска является создание и использование оперативных гардеробов, включающих в себя наборы верхней одежды, головных уборов, париков, очков, грима и других аксессуаров, позволяющих оперативным работникам изменять внешность и оставаться незаметными для преступников. Оперативные гардеробы зарекомендовали себя необходимым средством в работе уголовного розыска с незапамятных времен. Так, А.Ф.Кошко - начальник московской сыскной полиции начала XX в. - в своих воспоминаниях отмечал, что при сыскной полиции того времени был обширнейший гардероб всевозможного форменного, штатского, дамского платья и даже свои парикмахер и гример.
Эффективность личного сыска во многом зависит от знания поисковых признаков криминального контингента. Сотрудники уголовного розыска, специализирующиеся на методе личного сыска, должны хорошо знать так называемую субкультуру различных категорий преступников, их поведенческие признаки, жаргон, используемые условные знаки (жестикуляцию), уметь определять основные значения татуировок, знать внешность активно действующих преступников из числа карманных воров, мошенников, скупщиков краденого, а также приметы разыскиваемых лиц. В этих целях необходимо регулярно изучать имеющиеся в органах внутренних дел фотоальбомы, фототеки, видеотеки, ориентировки о разыскиваемых лицах. В ту пору, когда отсутствовала видеотехника и фотография, сыщики уголовной полиции для запоминания внешности преступников приходили в тюрьмы и наблюдали за ними во время прогулок.
Важное значение в организации личного сыска имеет использование средств связи и специальных технических средств фиксации информации. Выявление преступников в момент покушения на преступление и их задержание с поличным требуют четкой координации действий членов оперативно-поисковых групп, что становится возможным при наличии и умелом использовании средств радиосвязи. С целью документирования противоправных действий лиц, выявленных в процессе личного сыска, оперативные работники могут производить негласную фото- или видеосъемку, а также аудиозапись разговоров, очевидцами или участниками которых они становятся. Результаты применения специальных технических средств фиксации информации могут передаваться следователю для использования в процессе доказывания.
Немаловажным условием эффективности личного сыска является правильное определение места и времени его применения. Для этого проводится систематический анализ состояния оперативной обстановки на закрепленной территории с целью выявления мест и времени наиболее частого совершения преступлений. Учитывая, что правонарушители в целях своей безопасности периодически меняют места совершения преступлений и сбыта похищенного имущества, в процессе анализа оперативной обстановки необходимо своевременно выявлять изменение "географии" совершаемых преступлений и направлять оперативно-поисковые группы в наиболее пораженные преступностью места.
На эффективности личного сыска отражается правильный выбор оперативными работниками легенды и приемов собственной маскировки. Легенда должна соответствовать цели, месту и времени проводимых поисковых мероприятий. Работая личным сыском на рынке, оперативные работники могут брать на себя роли покупателей или продавцов, а на вокзале они могут представляться пассажирами или встречающими. При этом они должны уметь убедительно объяснить любым лицам, с которыми вступают в легендированные контакты, причины и цели своего нахождения в данном месте. В целях маскировки рекомендуется предпринимать определенные действия, подкрепляющие легенду (например, легенда покупателя на рынке должна подкрепляться примериванием вещей, выяснением цены и качества товара и т.д.), а также использовать атрибутику, соответствующую легенде (например, легенда пассажира на вокзале требует наличия сумки или чемодана).
Одним из существенных преимуществ личного сыска в сравнении с другими методами ОРД является возможность реализации полученной информации непосредственно в ходе его осуществления. Например, если оперативный работник в ходе личного сыска выявил лицо, сбывающее похищенную вещь, он может расшифроваться и задержать подозреваемого для установления его личности и проверки принадлежности вещи. Реализация полученной информации может выступать основанием для возбуждения уголовного дела, например, при задержании лица в момент совершения карманной кражи (см. Приложение 18).

Лекция 5.
Информационное обеспечение оперативно-розыскной
деятельности органов внутренних дел

Специфика прикладного, деятельного характера оперативно-розыскной деятельности предполагает ее постоянное обеспечение информацией стратегического и тактического уровней.
В этих целях, в соответствии с ч.1 ст.10 Закона об ОРД, органы, осуществляющие ОРД, для решения задач, возложенных на них, могут создавать и использовать информационные системы, а также заводить дела оперативного учета.
Информационное обеспечение оперативно-розыскной деятельности включает в себя сбор, систематизацию, анализ и использование различных видов сведений, часто не связанных с конкретным преступлением. К таким сведениям следует отнести правовую информацию, криминальную информацию, а также ориентирующую информацию иных видов, позволяющую решать задачи оперативно-розыскной деятельности.
Для определения роли и места каждого из видов информации в борьбе с преступностью рассмотрим их подробнее.
Правовая информация - это нормативные акты, сведения, которые содержатся в нормах различных отраслей права, а также сведения о различных юридических событиях, фактах, явлениях и связанных с ними процессах (например, сведения о результатах правоприменительной практики, судебных решениях). Эта информация носит предписывающий характер.
Нормы права выступают в качестве носителя и источника информации о должном, дозволенном или запрещенном поведении субъектов правоотношений, об условиях, при которых это поведение может или должно осуществляться, а также о неблагоприятных последствиях невыполнения требований государства.
Информационное значение норм права выражается в том, что они не только доводят до сведения соответствующих лиц позицию государства по какому-либо вопросу, но и указывают на существование определенных, одобренных обществом целей и средств их достижения, сообщают о возможных последствиях регулируемого ими поведения в случае его неосуществления либо ненадлежащего осуществления.
Нормативная информация выполняет три функции: ориентирующую (содержит сведения об условиях деятельности); программную (указывает на содержание, последовательность, характер деятельности), прогностическую (позволяет составить представление о результатах, последствиях деятельности).
В ходе реализации норм Закона об ОРД используется информация, содержащаяся в нормах различных отраслей права. Однако наиболее часто используется уголовно-правовая и уголовно-процессуальная информация, содержащаяся в УК, УПК, приказах и указаниях Генерального прокурора, руководителей МВД, постановлениях Пленумов Верховного Суда РФ и других подзаконных актах116. Законы и подзаконные акты, регулирующие поисково-познавательную деятельность, содержат ориентирующую, программную и прогностическую информацию, указывающую на задачи, средства и условия их решения в уголовном судопроизводстве как общего порядка, так и по отдельным видам деятельности, некоторым проблемам и вопросам.
Помимо законов и подзаконных актов, непосредственно регулирующих поисково-познавательную деятельность субъектов, последние реализуют в своей деятельности и иную правовую информацию. Имеются в виду сведения, содержащиеся в нормативных документах, регламентирующих различные отношения, касающиеся тех событий, которые являются объектом практического познания в силу какой-либо их связи с преступлением.
Информация, содержащаяся в различных правилах (поведения на транспорте, деятельности в сфере строительства и т.д.), инструкциях, приказах, прочих правовых источниках, имеющих отношение к познаваемому событию (поведению, деятельности, какой-либо акции и т.п.), позволяет определить круг обстоятельств, подлежащих установлению, разработать поисковые версии, определить тактику действий, решить вопрос о том, какие специалисты могут быть приглашены для участия в них, требуется ли какая-либо криминалистическая или иная техника для фиксации результатов намеченных действий. Кроме того, такая информация помогает своевременно выявить и надлежащим образом оценить "плюсы" и "минусы" профессиональной деятельности, действий должностных лиц, контролирующих какие-либо сферы отношений, инстанций и т.д.
Таким образом, правовая информация имеет отношение ко всем существенным моментам практики ОРД. Она создает правовую базу для выявления, предупреждения, пресечения, раскрытия преступлений, осуществления розыскной работы, а также решения вопросов организационного и иного обеспечения поиска и познания в оперативно-розыскном процессе.
Для того чтобы хорошо ориентироваться в мире нормативной информации, грамотно анализировать содержание нормативных документов и квалифицированно применять на практике почерпнутые знания, субъекты оперативно-розыскной деятельности должны регулярно знакомиться с необходимой правовой литературой (монографиями, статьями, комментариями к УК и УПК, другим законам и т.д.). Особое значение в этом плане имеет изучение публикаций по правовой тематике в юридических периодических изданиях (журналах "Российская юстиция", "Законность" и др.), бюллетеней нормативных актов, обзоров из области оперативно-розыскной, следственной и судебной практики и т.д.
Для информационного обеспечения оперативно-розыскной деятельности органы внутренних дел создают и используют различные информационные системы, в основе которых лежит оперативный учет точных сведений о разнообразных объектах, попадающих в сферу оперативно-розыскной деятельности. Следует, однако, иметь в виду, что информационному обеспечению ОРД способствуют также учеты (информационные системы) других государственных и негосударственных предприятий, организаций России117, а также международных полицейских организаций и органов зарубежных государств, взаимодействующих с российскими правоохранительными органами на основе международных договоров.

( 1. Криминальные учеты как средство информационного
обеспечения оперативно-розыскной деятельности

Учеты органов внутренних дел118, в которые входят криминалистический, криминологический, оперативный, оперативно-справочный, розыскной, профилактический и административный, являются одним из средств ОРД. Каждый из них имеет свой характер, свои объекты и обеспечивает необходимыми сведениями правоохранительные функции различных подразделений и служб органов внутренних дел. Однако наиболее полно удовлетворяют информационные потребности ОРД оперативно-справочные, розыскные, криминалистические и оперативные учеты, их можно интегрировать под общим названием "криминальные учеты".
Таким образом, криминальные учеты - это систематизированные особым образом информационные массивы данных (сведений) о лицах, фактах (событиях), предметах по их признакам, предназначенные для эффективного информационного обеспечения задач оперативно-розыскной деятельности; они формируются в виде картотек (в т.ч. фото-, кино-, видеотек), коллекций, дел, автоматизированных банков данных (АБД).
Положения ч.3 ст.6, ч.1 ст.10 и др. Закона об ОРД конкретизируют конституционное положение о том, что хранение определенных сведений о личной жизни граждан без их согласия возможно только на основании федерального закона119. Порядок формирования и пользования информационными системами определяется ведомственными нормативными актами МВД России120.
Назначение криминальных учетов принято рассматривать в трех направлениях:
- управленческое, обеспечивающее руководителей всех уровней информацией о структуре и динамике преступности, результатах борьбы с ней, силах и средствах ОВД, участвующих в этой деятельности;
- оперативно-розыскное, необходимое для повышения эффективности работы по выявлению лиц и фактов, представляющих оперативный интерес, проведению профилактических мероприятий, раскрытию и расследованию преступлений, розыску преступников и похищенного имущества;
- оперативно-служебное, обеспечивающее сбор, обработку, хранение и выдачу справочной информации.
К ведению учетов предъявляются такие требования, как:
- точность - каждый объект должен быть подробно описан по всем присущим ему одному признакам;
- своевременность - необходимо своевременно выявлять и регистрировать объекты, подлежащие учету;
- полнота - должны быть учтены все объекты, подлежащие учету;
- простота и удобство - наличие унифицированных, несложных для заполнения, но охватывающих все признаки объекта учета документов, карточек; широкое применение автоматизированно-поисковых систем;
- целенаправленность - четкое разграничение сведений в зависимости от информационной потребности субъектов ОРД и выбор оптимального управленческого уровня системы МВД для организации учета.
К объектам криминального учета относится информация:
- о лицах (в т.ч. неопознанных трупах);
- событиях (фактах, явлениях);
- предметах (вещах и имуществе).
Наибольший массив учета занимают лица, совершившие правонарушения и представляющие в связи с этим оперативный интерес; психически больные, представляющие опасность для окружающих (состоящие на специальном учете органов здравоохранения); без вести пропавшие, преступники, объявленные в розыск, больные и дети, которые в силу болезненного состояния или возраста не могут сообщить о себе сведений; неопознанные трупы граждан; лица, сотрудничающие с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность (в т.ч. на конфиденциальной основе).
События как объекты учета - это факты зарегистрированных (в любом виде) правонарушений (в т.ч. преступлений), факты блокирования объектов оперативного обслуживания (установки специальных средств, расстановки специальных сил) и др.
Предметы - вещи и иное имущество, похищенное, изъятое, выявленное в ходе следственных, оперативно-поисковых и иных мероприятий (утраченные документы, оружие, предметы антиквариата, орудия преступления, автомототранспорт, грузы, домашние животные, имеющие индивидуальные номера или отличительные особенности).
Система организации криминальных учетов соответствует трехуровневой системе построения ОВД.
1. На уровне горрайлинорганов - местные учеты, ведущиеся аналитической группой или специально выделенным сотрудником и экспертом-криминалистом (экспертно-криминалистические учеты).
2. На уровне МВД, ГУВД, УВД субъектов федерации, УВДТ (ОВДТ) - региональные учеты, которые ведутся, соответственно, в информационном центре (ИЦ) и экспертно-криминалистическом подразделении (ЭКП) МВД, ГУВД, УВД, УВДТ (ОВДТ).
3. На уровне МВД России - федеральные учеты, ведущиеся в Главном информационном центре (ГИЦ) и Экспертно-криминалистическом центре (ЭКЦ) МВД России (см. схему 3). Два "верхних" уровня учетов называются централизованными.

Схема 3

Система организации криминальных учетов

Уровни
системы МВД

стр. 1
(всего 3)

СОДЕРЖАНИЕ

>>