<<

стр. 2
(всего 3)

СОДЕРЖАНИЕ

>>


Степень
концентрации информации
Виды учетов
и учетные аппараты

оперативно-справочные,
розыскные, криминалистические, оперативные учеты
экспертно-криминалистические учеты
Горрайлинорганы внутренних дел
местные учеты
учетно-аналитическая группа (специально выделенный сотрудник)
эксперт-криминалист (группа)
МВД, ГУВД,
УВД субъектов федерации,
УВДТ (ОВДТ)
региональные учеты
централизованные
учеты
информационные
центры (ИЦ)
экспертно-криминалистические подразделения
(ЭКП)
МВД России
федеральные учеты
Главный информационный центр (ГИЦ) МВД России
Экспертно-криминалистический центр (ЭКЦ)
МВД России

Практика регистрации информации выработала следующие основные формы ведения учетов:
- картотеки;
- фото(видео)теки (видеобанки);
- дела;
- коллекции и следотеки;
- автоматизированная информационно-поисковая система (АИПС), АБД (или банк криминальной информации - БКИ).
Особенности некоторых видов учета обусловливают использование на местном уровне устаревшей формы учетов - журналов.
Структура местных учетов представлена следующими объектами и формами.
1. Картотека лиц, представляющих оперативный интерес (формируется из алфавитно-справочных карточек - АСК):
а) взятых на учет по розыскным делам;
б) разыскиваемых по ориентировкам других органов;
в) взятых на учет по делам предварительной оперативной проверки;
г) требующих оперативного контроля, наблюдения и предупредительных мер:
- привлекаемых к уголовной ответственности, в отношении которых избрана мера пресечения, не связанная с заключением под стражу;
- осужденных к лишению свободы условно или с отсрочкой исполнения приговора;
- осужденных к мерам наказания, не связанным с лишением свободы;
- освобожденных от уголовной ответственности по амнистии;
- освобожденных из мест лишения свободы;
- находящихся под административным надзором;
- сбывающих наркотические вещества;
- психически больных, представляющих опасность для окружающих (состоящих на учете в органах здравоохранения);
- несовершеннолетних, состоящих на учете в инспекции по делам несовершеннолетних (ИДН);
- иных лиц, учет которых предусмотрен нормативными актами МВД России.
Алфавитно-справочные карточки заполняют сотрудники, принявшие решение о постановке указанных лиц на учет. Одновременно они же составляют информационно-поисковую карточку (ИПК), а на особо опасных рецидивистов и квалифицированных преступников - идентификационную карту (ИК) для направления в ИЦ МВД, ГУВД, УВД (постановка на централизованный учет), а также материальный носитель в фотовидеотеку горрайлиноргана.
Фототека (видеотека) используется для опознания преступников и установления лиц, представляющих оперативный интерес.
В целях обеспечения быстрого поиска необходимой информации, по усмотрению руководителя горрайлиноргана, из дубликатов АСК могут формироваться дополнительные массивы по признакам: "Кличка (прозвище)", "Способ совершения преступления", "Особые приметы" и др.
2. Картотека нераскрытых преступлений позволяет выявлять преступления, совершенные аналогичным способом, а также проверять причастность к преступлениям лиц, проходящих по оперативным и иным материалам, доставленных в ОВД, задержанных и арестованных.
Картотека формируется из справочных карточек на нераскрытое преступление (СК-НП в ОВД и ИПК-ПР в автоматизированный банк данных ИЦ).
3. Картотека похищенных, бесхозных, изъятых, выявленных вещей и имущества (оружия, автомототранспортных средств, скота и др.) дает возможность устанавливать их принадлежность, что способствует раскрытию преступлений.
Картотека формируется из карточек "на вещь" (СК-В в ОВД и ИПК-В в ИЦ).
4. Картотека огнестрельного (в т.ч. охотничьего) оружия, находящегося в организациях (предприятиях, учреждениях), а также у граждан на законном основании, позволяет целенаправленно проводить предупредительные мероприятия, устанавливать принадлежность изъятого и выявленного оружия; ведется в ОВД инспекторами разрешительной системы и состоит из карточек на зарегистрированное оружие. Для постановки на учет в АБД МВД, ГУВД, УВД направляется ИПК-Р (для формирования АИПС "Оружие").
Экспертно-криминалистические учеты на местном уровне представлены в двух формах:
- дактилокарты лиц, представляющих оперативный интерес (картотека)121;
- фотоснимки следов рук (пальцев, ладоней) с мест нераскрытых преступлений (следотека).

Региональные учеты

Структура региональных учетов представлена оперативно-справочными, криминалистическими и розыскными учетами.

Оперативно-справочные учеты
1. Учет лиц (пофамильный и дактилоскопический):
- совершивших преступления, материалы на которых без возбуждения уголовных дел направлены для применения мер общественного воздействия;
- совершивших общественно опасные деяния, помещенных по решению суда в психиатрические больницы для принудительного лечения;
- проходящих по делам оперативного учета (в соответствии с Законом об ОРД и нормативными актами МВД России);
- иностранцев, проживающих за границей, находящихся под следствием; арестованных и отбывающих наказание в России (АИС "Криминал И Наказание").
Объектами учета являются граждане России, иностранцы и лица без гражданства (ЛБГ), обвиняемые в совершении преступлений и осужденные за их совершение.
2. Учет преступлений и правонарушений:
- преступлений с участием иностранцев и ЛБГ (АИС "Криминал И Преступление");
- административных правонарушений иностранцев и ЛБГ (АИС "Криминал И АДМпрактика");
- дорожно-транспортных происшествий с их участием (АИС "Криминал И ДТП").
Учеты ведутся в виде картотек, составляющих региональный банк криминальной информации (РБКИ), а также информации, введенной в АБД "Республика", "Область".
Формами учетных документов для АБД являются алфавитная и дактилоскопическая карточки на осужденного (арестованного).

Криминалистические учеты
1. Учет лиц (антропофизиологические, социально-психологические и криминальные портреты):
- особо опасных и квалифицированных преступников;
- без вести пропавших, неизвестных больных и детей;
- неопознанных трупов граждан.
2. Учет преступлений (обстоятельства и способ совершения) с окраской:
- межрегиональная и международная направленность;
- особая жестокость и серийность;
- в отношении детей.
В рамках РБКИ ведутся следующие подсистемы криминалистического учета преступников и преступлений:
а) подсистема "Досье" - концентрирует сведения на особо опасных и квалифицированных преступников. В подсистеме "Досье" могут создаваться более мелкие системы учета обозначенных категорий преступников. Так, Федеральный банк криминальной информации приступил к формированию ИС "Досье-Мошенник"122:
- на лиц, совершивших на территории России хищения путем мошенничества;
- юридических лиц, подозреваемых в заключении заведомо невыполнимых договоров на поставку товаров.
Данные подсистемы "Досье" интегрированы с централизованной фотовидеотекой ГИЦ МВД России.
б) подсистема "Насилие" - содержит сведения о нераскрытых и раскрытых особо опасных (квалифицированных) насильственных преступлениях, если есть основания ожидать повторения их теми же лицами или обученными ими другими правонарушителями.
По согласованию со службами криминальной милиции следователи могут передавать в подсистему данные о подозреваемых, потерпевших, погибших, свидетелях, связях виновных лиц как дополнительную информацию о событии преступления.
в) подсистема "Сейф" - ведется в целях централизации сведений о хищениях ценностей из металлических хранилищ и формируется:
- из идентификационной карты на преступление - ИК-1;
- идентификационной карты на лицо - ИК-2.
Карты заполняются при участии трех заинтересованных в учете этой информации сторон (следователя, оперативного работника и эксперта-криминалиста) на всех лиц, принимавших участие в данном преступлении, в т.ч. проходящих по оперативной и иной достоверной информации (учет осуществляется отдельно, в соответствии с Законом об ОРД и ведомственными нормативными актами МВД России).

Криминалистический учет лиц, пропавших без вести, неопознанных трупов, неизвестных больных и детей ведется в ИЦ МВД России, УВД субъектов федерации и ГИЦ МВД России в виде картотек и АБД (АИПС "Опознание").
Учету подлежат граждане России, иностранцы и ЛБГ, находящиеся на территории России:
- исчезнувшие без видимых на то причин, место нахождения и судьба которых неизвестны;
- потерявшие связь с родственниками;
- несовершеннолетние, ушедшие из дома, школ-интернатов, детских домов, других учреждений, бежавшие из детских приемников-распределителей, специальных школ и училищ;
- психически больные, а также находящиеся в беспомощном состоянии, ушедшие из дома или медицинских учреждений;
- неопознанные трупы граждан;
- лица, находящиеся в психоневрологических диспансерах и иных медицинских учреждениях, не могущие сообщить о себе сведений.
Основанием для учета является заведение:
- уголовного дела;
- розыскного дела;
- дела по установлению личности.
В экспертно-криминалистических подразделениях (управлениях, отделах) МВД, ГУВД, УВД, УВДТ (ОВДТ) регионального уровня ведутся:
- коллекции пуль, гильз и патронов со следами оружия, изъятых с мест преступлений (пулегильзотеки);
- картотеки поддельных денежных знаков и ценных бумаг;
- картотеки поддельных документов, изготовленных полиграфическим способом;
- дактилоскопические картотеки (массивы иных материальных носителей)123;
- фонотеки голоса и речи лиц, представляющих оперативный интерес.
По усмотрению руководителей ЭКП могут вестись и иные коллекции и картотеки. Например:
- коллекция поддельных медицинских рецептов на наркотикосодержащие и сильнодействующие лекарственные средства;
- картотека следов рук (пальцев, ладоней), изъятых с мест совершения преступлений.

Розыскные учеты
В соответствии с инструкциями МВД России по организации и тактике оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел, а также об организации и тактике розыскной работы в органах внутренних дел розыскные учеты содержат сведения о лицах, объявленных в местный, федеральный и международный розыск, предметах (имуществе), похищенных, изъятых и выявленных иным способом.
1. Учет лиц, объявленных в федеральный и местный розыск, формируется данными:
- о совершивших преступления и скрывающихся от дознания, следствия и суда;
- бежавших из-под стражи и мест лишения свободы;
- исчезнувших без видимых на то причин (без вести пропавших)124;
- уклоняющихся от выплат денежных сумм предприятиям и гражданам.
Основанием для централизованного учета является заведение розыскного дела на указанные категории лиц. Автоматизированный учет осуществляется в АИПС "ФР-Оповещение".
2. Учет похищенных и изъятых предметов содержит несколько самостоятельных массивов.
а) утраченное и выявленное нарезное огнестрельное оружие:
- боевое, служебное, гражданское (охотничье, спортивное) нарезное огнестрельное (стрелковое) оружие всех моделей;
- гранатометы и огнеметы;
- портативные ствольные и реактивные артиллерийские системы;
- взрывные устройства дистанционного, электромеханического и ручного управления.
Идентификационные карты на такое оружие направляются в АИПС "Оружие".
б) похищенный и бесхозный автотранспорт учитывается в зависимости от его класса и делится по объектам федерального и регионального учетов.
На региональный учет ставятся:
- автотранспорт, подлежащий федеральному учету;
- мотоциклы, мотороллеры, мотоколяски.
Федеральному учету подлежат:
- легковой и грузовой транспорт;
- автобусы;
- прицепы и полуприцепы.
Основанием для постановки на учет является заявление (сообщение) о хищении, выявлении, обнаружении, изъятии автомототранспорта. Формой учета разыскиваемого и выявленного транспортного средства является идентификационная карта - ИК-ТС, направляемая в АИПС "Автопоиск".
в) предметы антиквариата и культурные ценности - утраченные и выявленные предметы, представляющие историческую, художественную, научную и культурную ценность125.
Формой их централизованного учета является идентификационная карта ИК-П.2. Основанием для постановки на учет является хищение предметов антиквариата и культурных ценностей, а также их обнаружение. При возбуждении уголовного дела по факту хищения ИК заполняется следователем (дознавателем), в других случаях - сотрудниками органов внутренних дел или таможни, осуществляющими оперативную проверку, или уполномоченными на проведение акции изъятия предметов. Карточки не позднее семи суток с момента возбуждения уголовного дела или получения сведений о предметах направляются в ИЦ МВД, ГУВД, УВД, после обработки оригинал карточки направляется в ГИЦ МВД России.
Автоматизированный учет указанных предметов должен соответствовать требованиям, предъявляемым к АИПС "Антиквариат".
г) номерные вещи и документы общегосударственного обращения.
Объектами учета являются:
- похищенные и изъятые (выявленные) номерные вещи;
- документы и ценные бумаги общегосударственного обращения (ваучеры, акции, сертификаты акций и пр.) в связи с совершенными преступлениями, подлежащими регистрации в банках криминальной информации (РБКИ, ФБКИ). Учет производится по ИК-П.4 по сообщениям (другим данным) подразделений органов внутренних дел, ФСБ, прокуратуры, таможни, суда и формирует АИПС "Вещь".
Если номерная вещь (по окраске преступления) подлежит регистрации в ФБКИ, то заполняются два экземпляра ИК. Оба документа направляются в ИЦ МВД, ГУВД, УВД, а после проверки один из экземпляров пересылается в ГИЦ МВД России. При региональном учете вещи заполняется один экземпляр карточки, копия остается в уголовном деле.
В подразделениях транспортной милиции (УВДТ-ОВДТ) ведутся картотеки, имеющие как криминалистический, так и розыскной характер:
- преступников-гастролеров, совершивших характерные для транспорта преступления, и лиц, подозреваемых в их совершении (криминалистические);
- нераскрытых преступлений, совершенных в подвижном составе (криминалистические);
- похищенных у пассажиров вещей и грузов, имеющих индивидуальные номера или отличительные особенности (розыскные).

Оперативные учеты

В настоящее время оперативные учеты как разновидность криминального учета есть специализированная информационно-поисковая система данных об объектах, представляющих оперативный интерес, формируемая оперативными аппаратами органов внутренних дел для использования в выявлении, предупреждении, раскрытии преступлений и розыске преступников.
Субъектами формирования и потребителями данных учетов являются субъекты оперативно-розыскной деятельности в рамках их компетенции.
К объектам оперативного учета относятся:
1) лица, представляющие интерес для оперативных аппаратов органов внутренних дел:
- проверяемые и разрабатываемые по делам оперативного учета;
- содействующие органам внутренних дел в осуществлении оперативно-розыскной деятельности в соответствии с Законом РФ "Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации";
2) явления, факты, внешне не содержащие криминальных признаков (элементов состава преступления), но характеризующие проверяемого, разрабатываемого, преступное сообщество или в совокупности с другими событиями указывающие на преступный характер деятельности, или связанные с преступлением;
3) предметы (вещи, имущество), проходящие по оперативной информации как похищенные, а также как орудия или иные средства совершения преступления.
К основным формам оперативного учета относятся: картотеки, фотовидеотеки (на проверяемых, разрабатываемых, разыскиваемых), журналы, дела оперативного учета, АБД, БКИ оперативно-розыскного назначения.
На местах (в ГОРОВД и линорганах транспортной милиции) ведутся:
1. Картотеки:
- лиц, проходящих по делам предварительной оперативной проверки;
- разыскиваемых лиц (в т.ч. и по ориентировкам других горрайлинорганов);
- лиц, событий и предметов, проходящих по материалам оперативной проверки, сведениям, полученным от лиц, оказывающих конфиденциальное содействие, а также в результате ОРМ (ведутся по правилам секретного делопроизводства).
2. Фотовидеотеки: на всех лиц, представляющих оперативный интерес (в т.ч. проходящих по делам оперативного учета или иной оперативной информации).
3. Дела оперативного учета:
- дело предварительной оперативной проверки (ДПОП);
- оперативное дело (ОД);
- оперативно-поисковое дело (ОПД);
- розыскное дело (РД)126.
4. Журналы учета:
- лиц, оказывающих ОВД конфиденциальное содействие в осуществлении ОРД127;
- информации, поступающей от лиц, оказывающих конфиденциальное содействие ОВД;
- дел оперативного учета, находящихся в производстве оперсостава.
5. Автоматизированный банк данных оперативно-розыскного назначения (АБД "Область", "Республика", "Центр") содержит сведения:
- о лицах, состоящих на учетах органов внутренних дел;
- способах совершения нераскрытых преступлений и известных приметах лиц, скрывшихся с мест их совершения;
- разыскиваемых, выявленных вещах (предметах, имуществе), имеющих заводские номера или характерные особенности.
Выдача информации АБД осуществляется по любому поисковому признаку, имеющемуся в информационно-поисковых картах, являющихся первичным учетным документом АБД (см. схему 4), или по любой совокупности таких признаков.
По запросам из АБД можно получить следующую информацию:
- установление факта наличия в АБД информации о проверяемом объекте;
- сведения биографического характера;
- сведения о признаках внешности, особых приметах и татуировках, видах и способах совершения преступлений;
- сведения о кличках и прозвищах интересуемого лица;
- фотоизображения лиц, информация о которых получена в результате поиска по заданным признакам;
- сведения о номерных, а также неномерных вещах, имеющих отличительные особенности, поставленных на учет в связи с розыском или превентивно.
При составлении запросов на поиск информации в АБД необходимо пользоваться терминами, установленными нормативными актами МВД России для заполнения ИПК.

Схема 4

Информационная структура АБД "Республика", "Область"




















Учеты федерального уровня

Федеральные учеты составляют дубликаты оперативно-справочных, розыскных и криминалистических региональных учетов с незначительными изменениями в объектах регистрации и их объемах, необходимых для этого уровня системы учетов.
Так, если оперативно-справочные, криминалистические и розыскные учеты, практически, составляют сумму информации региональных ИЦ, то экспертно-криминалистические учеты ЭКЦ МВД России содержат только следующие коллекции:
- пуль, гильз и патронов, изъятых с мест совершения преступлений;
- поддельных бумажных денег;
- поддельных документов, изготовленных полиграфическим способом.
Самостоятельное значение имеет учет лиц, представляющих криминальный (оперативный) интерес, по признакам внешности на базе видеозаписей (видеобанки и видеотеки).
В ГИЦ МВД России может вестись федеральный учет таких категорий преступников, как "воры в законе", авторитеты преступной cреды, и других лиц, представляющих оперативный интерес. Такой учет информационно связан (интегрирован) в ГИЦ с федеральной картотекой особо опасных преступников, разыскиваемых лиц и неопознанных трупов. Видеотеки регионального уровня могут создаваться инициативно в экспертно-криминалистических или розыскных подразделениях МВД, УВД, имеющих соответствующие технические возможности.
Учет визуальной информации служит целям опознания граждан в ходе оперативно-розыскных и следственных действий. В федеральном видеобанке (ГИЦ МВД России) массивы видеозаписей на особо опасных преступников ведутся по категориям, соответствующим подсистеме "Досье" ФБКИ.
Значение криминальных учетов состоит в том, что они имеют возможность не только обеспечивать справочной информацией многократно множество субъектов правоохранительной деятельности (в т.ч. не входящих в систему органов внутренних дел - суд, прокуратура, налоговая полиция, таможня, органы юстиции и др.) о конкретных объектах учета, но и выдавать аналитические данные на базе прикладных программ стратегического (прогностического) и тактического характера.
Решение проблем информационного обеспечения деятельности служб и подразделений, занимающихся предупреждением, раскрытием и расследованием преступлений и розыском преступников, в современных условиях зависит от их технической оснащенности, компьютеризации, реализации новых информационных технологий и связано с ростом профессионального мастерства всех служб, участвующих как в сборе необходимой информации, так и в насыщении информационных систем и использовании этих сведений в решении задач ОРД.

( 2. Учеты иных государственных и негосударственных
организаций, учреждений, используемые в информационном обеспечении оперативно-розыскной деятельности

Для организации оперативно-розыскной деятельности может быть использована информация других российских правоохранительных органов, а также правоохранительных органов зарубежных стран, что осуществляется на основе межведомственных нормативных актов и межгосударственных договоров о правовой помощи. Информационные массивы других государственных и негосударственных организаций могут быть использованы на основе п.4 ст.11 Закона "О милиции", а также на договорной основе.
Формы информационного взаимодействия сложились исторически и традиционно отлажены (прокуратура, суд, ФСБ), однако иногда обмен информацией носит односторонний характер либо только налаживается.
Так, Закон РФ "О федеральных органах налоговой полиции" предусматривает право этого правоохранительного органа осуществлять учет лиц, предметов и фактов в пределах его полномочий, а также право на проведение оперативно-розыскных мероприятий, что отражается на характере и содержании информации, сосредоточиваемой в учетных массивах этих подразделений128, которые во многом совпадают с учетами оперативных аппаратов органов внутренних дел.
Объектами такого учета являются:
1) лица (физические и юридические):
- совершившие преступления в сфере налогового законодательства,
- уклоняющиеся от налогов,
- нарушающие налоговое законодательство в других формах,
- оказывающие конфиденциальную помощь органам налоговой полиции в борьбе с нарушениями в области налогового законодательства;
2) факты:
- совершения преступлений в сфере налогового законодательства,
- уклонения от налогов,
- иных нарушений налогового законодательства;
3) предметы:
- документы, отражающие правонарушения в сфере налогового законодательства или являющиеся средством таких нарушений,
- сырье, материалы, готовая продукция, являющиеся средством или предметом нарушений налогового законодательства.
Часть сведений об объектах, носящих оперативно-справочный, розыскной и криминалистический характер, подразделения налоговой полиции обязаны представлять в Федеральный банк криминальной информации МВД России на централизованные учеты, которые "созданы, исходя из практических потребностей всех правоохранительных органов"129. Другая часть - данные оперативного порядка - будет являться внутренней информацией, с ограниченным числом пользователей. Думается, что при соответствующей организации информационного взаимодействия оперативные аппараты органов внутренних дел и федеральные органы налоговой полиции выработают формы обмена и этими сведениями.
Общие интересы в борьбе с преступностью международного характера органы внутренних дел имеют с таможенными органами, которые также являются частью правоохранительной системы Российской Федерации и наделены оперативно-розыскной функцией.
Содействуя осуществлению мер по защите законных прав и интересов граждан, предприятий, учреждений и организаций, охране общественного порядка, таможенные органы обязаны в установленном порядке обеспечивать "иные" государственные органы информацией, которой они располагают. Они, в свою очередь, наделены правом использовать в таможенных целях их информацию (в т.ч. сведения органов внутренних дел), соблюдая требования защиты государственной, коммерческой, банковской тайны и иных конфиденциальных сведений.
В силу своей компетенции таможенные органы не только ведут специальную таможенную статистику, но и имеют информационные системы учета объектов, представляющих интерес для таможенного дела130.
Информационного взаимодействия органов внутренних дел и таможни в настоящее время требуют хищнический вывоз за рубежи России национальных художественных ценностей, а также преступные "манипуляции" с автотранспортными средствами.
Уже сейчас отдельные информационные массивы органов внутренних дел, и в первую очередь упоминавшиеся АИПС "Антиквариат" и АИПС "Розыск"131, должны быть согласованы с автоматизированными учетными системами таможни. Информационное взаимодействие органов внутренних дел и таможенных органов должно получить новое содержание в нынешних условиях, когда очевидна тенденция роста транснациональных преступлений. Число информационных систем таможни, интегрированных в общие учеты правоохранительных органов, должно быть увеличено.
По запросам органов внутренних дел обязаны предоставлять информацию о финансовом положении, источниках доходов на объекты их оперативного интереса из своих учетных массивов и подразделения государственной налоговой службы132.
Органы внутренних дел и структуры частного сыска и охраны связаны общей целью: противостоянием преступности в общегосударственном масштабе. Законом РФ "О частной детективной и охранной деятельности в РФ" от 11 марта 1992 г. (п.1 ст.7) частным детективным и охранным объединениям запрещено скрывать от правоохранительных органов известную им информацию о фактах готовящихся или совершенных преступлений.
В свое время подразделениям органов внутренних дел (ГИЦ и ФЭУ МВД России) было предложено изучить вопрос о предоставлении частным детективным и охранным подразделениям информации на возмездной основе133. На сегодня вопрос о предоставлении "милицейской" информации, не носящей закрытого характера, положительно решен только в отношении охранно-сыскных структур банков134.
Характер деятельности частных детективных и охранно-детективных объединений таков, что они, несмотря на запрет "собирать сведения, связанные с личной жизнью гражданина..."135, руководствуясь ст.5, содержащей перечень действий детективов, и ст.3, определяющей виды частной детективной и охранной деятельности, так или иначе вынуждены не только собирать такую информацию, но и учитывать ее для последующей деятельности. В обладании определенной ее частью заинтересованы оперативные службы органов внутренних дел. Однако ни видов информации, ни форм обмена ею не определено. Этому мешает противоречие между запретом скрывать от правоохранительных органов факты известной им преступной деятельности и вето на разглашение "собственных" сведений о клиентах и использование их вопреки интересам клиента или третьих лиц.
Прежде чем вырабатывать формы обмена информацией между указанными государственной и негосударственной структурами, предстоит устранить взаимоисключающие положения, заложенные в тексте (п.3 ст.7 и ст.5) Закона РФ "О частной детективной и охранной деятельности". Опыт подсказывает, что пробелы или недостатки законодательства тотчас используются в неправовых целях.
В плане обмена информацией с полицейскими органами нашим частным детективам следует взять на вооружение опыт их зарубежных коллег. Например, в США, согласно законодательным предписаниям, владелец лицензии частного детектива, штатный сотрудник или руководитель сыскного агентства обязаны давать представителям правоохранительных органов (полиции либо окружному прокурору) любую требуемую ими информацию относительно уголовных преступлений. По закону, информация, добытая частным детективом по расследуемому им событию, хранится четыре года. Затем она может храниться в учетах частного бюро неограниченное время. Официально пользоваться криминальными учетами полиции частный сыщик не может.
Огромным подспорьем в решении общих задач розыска преступников и раскрытия преступлений территориальной и транспортной милицией должны стать усовершенствованные и вновь разрабатываемые информационно-поисковые системы транспортных и других ведомств.
Запущенная в эксплуатацию еще в 80-х гг. АИПС "Аэропорт-2" не могла работать результативно, т.к. лента с данными о пассажирах и их документах из билетно-кассовой системы "Сирена-2" обрабатывалась в местном информационном центре лишь по требованию заинтересованных работников милиции. Введенная ныне в эксплуатацию модернизированная АИПС "Аэропорт-3" осуществляет проверку в реальном временном масштабе, что позволит обеспечить оперативный контроль за разыскиваемыми лицами и утраченными документами более эффективно.
Не менее полезной должна стать новая информационно-поисковая система под условным названием "Гостиница", действие которой основано на этом же принципе.
С введением новых правил продажи билетов на проезд по железной дороге разработана ИПС, согласованная с системой "Экспресс-2", позволяющая получать сведения о разыскиваемых преступниках - железнодорожных пассажирах.
Более активно должна использоваться информация медицинских учреждений. Она позволяет:
1) получить данные на известных органам дознания и следствия лиц:
- о состоянии психики проверяемых, разрабатываемых, очевидцев, подозреваемых, свидетелей и других участников криминальных событий, а также разыскиваемых;
- возможных мотивах содеянного;
2) получить данные на неизвестных лиц, совершивших общественно опасное деяние:
- по отклонениям в психике, которые могли бы способствовать совершению общественно опасного деяния (императивные галлюцинации, некоторые формы бреда и т.п.);
- имеющимся у них заболеваниям, аномалиям тела и пр., если такие данные известны (например, по показаниям очевидцев, потерпевших или по оперативной информации);
3) установить личности трупов неизвестных граждан по особенностям строения тела, имеющимся (или имевшимся) следам заболевания и лечения.
Имеется несколько основных форм учета лиц, обращавшихся в медицинские учреждения или находившихся там по инициативе последних. Следует иметь в виду, что в последнее время многие крупные медицинские учреждения переходят на автоматизированный учет пациентов, однако названные здесь формы учета сохранены.
Назовем здесь только наиболее значимые для информационного обеспечения оперативно-розыскной деятельности формы медицинских учетов136 и места их ведения:
1. В стационарных медицинских учреждениях:
- медицинская карта стационарного больного (Ф.003-V);
- карта записи оперативных вмешательств (Ф.008-V);
- карта приема беременных, рожениц и родильниц (Ф.002-V);
- карта прерывания беременности (Ф.003-V);
- карта записи родов в стационаре (Ф.010-V);
- акт констатации биологической смерти (Ф.017-V).
2. В поликлиниках и амбулаториях:
- медицинская карта амбулаторного больного (Ф.025-V);
- медицинская карта ребенка (Ф.026-V);
- журнал записи амбулаторных операций (Ф.069-V);
- журнал регистрации амбулаторных больных (Ф.074-V).
3. Диспансерное наблюдение:
- амбулаторная карта здорового, но подлежащего диспансерному наблюдению лица (Ф.025-V);
- медицинская карта больного, подлежащего диспансерному наблюдению (Ф.030-V). Формируется (маркируется) по формам заболеваний.
4. Периодические медицинские осмотры:
- амбулаторная карта лиц, подлежащих предварительным (при поступлении на работу) и периодическим осмотрам (Ф.025-V).
5. Стоматологическая помощь:
- медицинская карта стоматологического больного (Ф.043-V).
Эти же сведения могут заноситься в карточку амбулаторного больного (Ф.025-V).
6. Учет психически больных лиц (в психоневрологических диспансерах и других медицинских учреждениях названного профиля):
- амбулаторная карта больного;
- контрольная карта диспансерного наблюдения за психически больным лицом (Ф.030-V) 137.
Каждый диспансер имеет архив, в котором содержатся карты больных, снятых с учета в связи со стойким улучшением здоровья; выехавших в другой район; переданных под наблюдение в другое психоневрологическое учреждение МЗ РФ; снятых с учета в связи с неподтверждением диагноза психического заболевания; других больных, о которых в течение года не поступало никаких сведений.
При снятии больного с диспансерного учета психоневрологического учреждения на него заполняется статистический талон (Ф.030-V). Карта больного, убывшего из психоневрологического стационарного учреждения (Ф.066-V), хранится в его архиве.
Сведения о больных в возрасте до 14 лет концентрируются у участкового детского педиатра, а с 15 до 17 лет - у участкового подросткового психиатра.
Контрольные карты диспансерного наблюдения лиц с общественно опасными действиями в анамнезе либо выделяются в отдельную картотеку, либо маркируются путем пометки в верхнем углу "СУ" (специальный учет) красным цветом.
Психоневрологический диспансер обязан в течение трех дней с момента принятия решения о постановке на спецучет направить в орган внутренних дел по месту жительства больного карточку-сообщение о постановке на специальный учет психически больного, представляющего общественную опасность. Такая же карточка направляется в ОВД и в случае принятия решения о снятии с учета.
Кроме того, во многих диспансерах имеются не предусмотренные приказом Министерства здравоохранения алфавитная книга, карточки, которые заводятся на каждый год раздельно и служат в основном для облегчения поисков сведений и могут быть использованы при необходимости дать ответ на запрос правоохранительных органов.
7. Учет наркологических больных.
Диспансерный учет наркологических больных138 ведется наркологическими диспансерами, наркологическими кабинетами и фельдшерскими пунктами при промышленных предприятиях, строительных организациях, на транспорте и др. В качестве учетной формы используется контрольная карта диспансерного наблюдения за психически больным лицом (Ф.030-V).
На больного с впервые выявленным диагнозом "наркомания" медицинское учреждение (диспансер, наркологический кабинет и т.п.) направляет в наркологический диспансер (больницу) извещение (Ф.091-V). Кроме того, наркологические диспансеры имеют архивы, содержание которых аналогично содержанию архивов психоневрологических диспансеров.
8. Учет венерологических больных.
В настоящее время в медицинских учреждениях (в кожно-венерологических диспансерах) учитываются больные с выявленными заболеваниями, передающимися половым путем (ЗППП).
На месте учет ведется в форме карты больного венерологическим заболеванием (Ф.065-V), а на больного грибковым заболеванием - карта Ф.065-IV. На впервые выявленного больного составляется и направляется в областной кожно-венерологический диспансер извещение Ф.89V-93.
9. Учет туберкулезных больных.
На местах, в больницах и туберкулезных диспансерах на лиц с туберкулезными заболеваниями ведутся медицинские карты больного туберкулезом (Ф.061-V). На впервые выявленных лиц с такими заболеваниями в областной туберкулезный диспансер направляется извещение Ф.089-V.
10. Документация учреждений судебно-медицинской экспертизы:
- акт судебно-медицинского освидетельствования (Ф.11-3V);
- заключение эксперта (экспертиза освидетельствования - Ф.174-V);
- акт судебно-медицинского исследования трупа (Ф.171-V);
- заключение эксперта (экспертиза трупа - Ф.172-V);
- журнал регистрации трупов в судебно-медицинском морге (Ф.181-V);
- заключение эксперта (экспертиза вещественных доказательств - Ф.174-V).
Срок хранения всех перечисленных документов в медицинских учреждениях и их архивах в зависимости от значимости колеблется от 1 года до 50 лет.
Работникам органов внутренних дел следует знать и о возможностях поиска необходимой им информации в учетах военных комиссариатов Министерства обороны России. Сведения таких учетов могут быть использованы:
1) для розыска (местного, федерального, международного) установленных лиц, местонахождение которых неизвестно;
2) установления неизвестных лиц (преступников, больных или престарелых, в силу беспомощного состояния или возраста не могущих сообщить о себе сведений) по признакам, которые могут содержаться в документах военных комиссариатов (антропометрические данные, физические недостатки и др.);
3) изучения личности известных лиц (проверяемых, подозреваемых, обвиняемых, свидетелей, потерпевших и др.);
4) выявление лиц, имеющих психические расстройства, но не состоящих на учете в медицинских учреждениях.
Перечисленные данные могут находиться в учетах:
- лиц, призываемых на действительную военную службу;
- офицеров запаса;
- солдат, матросов, сержантов, старшин, прапорщиков и мичманов запаса.
Активное внедрение технических средств сбора, обработки, анализа и передачи информации во многие области жизни общества стимулировало появление программных комплексов в других государственных и негосударственных структурах, что позволяет рассчитывать на получение информации, значимой для раскрытия и расследования преступлений, из их "памяти". К таким организациям, учреждениям следует отнести органы социального обеспечения, нотариаты, кадровые аппараты и т.п. Например, в органах ЗАГСа развивается автоматизированная система сбора, хранения и обработки данных - "ЗАГС-Ар", предполагающая обмен информацией между заинтересованными пользователями139. Органам внутренних дел подобные системы позволят получать сведения о добрачных и новых фамилиях преступников, за которыми они собираются "укрыться" от уголовного преследования, а также иные данные поискового характера.
Не менее значимой информацией могут располагать государственные службы наблюдения за состоянием природной среды, государственного экологического контроля и их специализированных природоохранительных подразделений140. Так, в Приморском крае действует подразделение под названием "Тигр". Созданное для борьбы с браконьерским отстрелом и вывозом за рубеж диких животных, оно собирает и использует информацию о местах стоянок, маршрутах передвижения браконьеров, их связях среди местных жителей, охотников и рыбаков. Результативность работы таких структур зависит от верного выбора ими форм взаимодействия с органами внутренних дел и, в первую очередь, от обмена информацией.
В этом контексте еще раз вспомним об идее разработки закона, регламентирующего создание и функционирование единого общефедерального банка правовой информации.
Недобросовестные попытки руководителей некоторых финансово-кредитных учреждений "закрыть" доступ оперативным подразделениям ОВД к их учетным массивам под предлогом защиты коммерческой тайны141 легко преодолеваются на основе положений законодательства.
Во-первых, постановлением Правительства РСФСР от 5 декабря 1991 г. № 35 установлен Перечень сведений, которые не могут составлять коммерческую тайну (см. Приложение 22, 23).
Во-вторых, режим коммерческой тайны не распространяется на доступ государственных органов, их должностных лиц, действующих в пределах их компетенции при выполнении ими контрольных, надзорных или правоохранительных функций.
Действующее законодательство разрешает передачу конфиденциальной информации, в т.ч. сведений, связанных с коммерческой деятельностью, доступ к которым ограничен в соответствии с ГК РФ и федеральными законами (коммерческая тайна) в установленном порядке, т.е. по официальным мотивированным письменным запросам в связи с возбужденным уголовным делом или проведением проверки в порядке ст.109 УПК РСФСР.
Целям же информационного обеспечения решения задач оперативно-розыскной деятельности соответствует заведение органами, осуществляющими ОРД, дел оперативно-розыскного учета (см. ст.10 Закона об ОРД), в рамках которых обеспечивается документирование процедур оперативно-розыскного производства (см. лекцию 7).



Лекция 6.
Финансовое, техническое и иное обеспечение
оперативно-розыскной деятельности
органов внутренних дел

( 1. Финансовое обеспечение оперативно-розыскной
деятельности органов внутренних дел

Оперативно-розыскная деятельность, как и любая другая правоохранительная деятельность, требует не только затрат физических и моральных сил оперативных работников, но и определенных финансовых расходов. Для функционирования оперативных аппаратов и решения стоящих перед ними задач по борьбе с преступностью необходима соответствующая материальная база, а поэтому важным и необходимым условием осуществления оперативно-розыскной деятельности выступает ее финансовое обеспечение.
В условиях перехода к рыночной экономике деньги становятся одним из главных стимулов процесса общественного развития. Поскольку оперативно-розыскная деятельность в этом вопросе не является исключением, то можно констатировать, что ее финансовое обеспечение в современной действительности приобретает все большее значение. Не случайно Федеральный закон "Об оперативно-розыскной деятельности" в отдельном разделе (ст.19) закрепил нормы, регулирующие финансовое обеспечение ОРД.
В действующих нормативных актах, к сожалению, не раскрывается содержание используемого законодателем термина "финансовое обеспечение", отсутствует его определение также в научной и учебно-методической литературе по теории ОРД. Это обстоятельство предполагает необходимость рассмотрения сущности используемого понятия.
Словосочетание "финансовое обеспечение", применяемое в названии ст.19 Закона об ОРД, ближе всего по содержанию термину "финансирование", под которым в финансовом праве понимается безвозмездно и безвозвратное направление денежных ресурсов на определенные цели142. Под обеспечением же в русском языке понимается предоставление достаточных материальных средств, снабжение чем-либо в нужном количестве143. Важным признаком, требующим отражения в определении, является также нормативное закрепление порядка предоставления и использования финансовых ресурсов. С учетом изложенного, под финансовым обеспечением следует понимать предоставление оперативным аппаратам в установленном порядке необходимых и достаточных денежных средств для решения стоящих перед ними задач.
Правовой основой финансового обеспечения ОРД следует считать, прежде всего, ст.19 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности". Отдельные вопросы финансового обеспечения оперативно-розыскной деятельности регламентируются нормативными актами МВД России.
Закон об ОРД называет закрытый (исключительный) перечень источников финансового обеспечения оперативно-розыскной деятельности ОВД, придавая им легитимность.
К таким источникам закон относит:
- федеральный бюджет Российской Федерации (ч.1 ст.19 Закона об ОРД);
- бюджеты субъектов Российской Федерации (ч.2 ст.19 Закона об ОРД);
- внебюджетные целевые фонды (ч.2 ст.19 Закона об ОРД).
Федеральный бюджет, являясь основным источником финансирования оперативно-розыскной деятельности ОВД, основывается на положениях Закона РСФСР от 10 октября 1991 г. "Об основах бюджетного устройства и бюджетного процесса в РСФСР", в соответствии с которым федеральные органы исполнительной власти Российской Федерации, правомочные осуществлять такую деятельность, получают финансовые средства на ее проведение из республиканского бюджета России. Главным распорядителем финансовых средств является Правительство Российской Федерации, которое обеспечивает проведение в РФ единой финансовой, кредитной и денежной политики в соответствии с нормами п.б ч.1 ст.114 Конституции РФ.
Ассигнования, выделяемые Правительством РФ на оперативно-розыскную деятельность ОВД, составляют часть всех финансовых средств, направляемых ведомствам, являющимся субъектами ОРД (см. ст.13 Закона об ОРД), на планируемый период, и отражаются в таком финансовом документе, как смета.
Смета составляется на основе предложений руководителей оперативных служб о необходимости того или иного объема расходов конкретного подразделения и утверждается руководителем ведомства.
Предполагаемые суммы расходов определяются размерами территории, обслуживаемой органом внутренних дел, количеством и активностью оперативных подразделений, а также состоянием оперативной обстановки.
На руководителей органов внутренних дел, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, возложена обязанность по своевременному представлению соответствующих предложений в МВД России о выделении необходимых средств на финансирование оперативных расходов.
Финансовые средства, выделенные государственным органам, оперативные подразделения которых уполномочены осуществлять оперативно-розыскную деятельность, расходуются в порядке, устанавливаемом руководителем этих органов. Порядок расходования указанных средств в Законе об ОРД с учетом принципа конспирации144 не определен, но подчинен следующим нормам (правилам):
1) руководитель ведомства, осуществляющего ОРД, устанавливая механизм расходов, должен действовать в строгом соответствии с действующим федеральным законодательством, не превышая своей компетенции;
2) механизм расходования финансовых средств, выделяемых на ОРД, устанавливается ведомственными нормативными актами.
В системе МВД России главным распорядителем кредитов (финансовых средств), ежегодно получаемых от Министерства финансов Российской Федерации, является Министр внутренних дел. Им в нормативных актах МВД России определяется перечень подразделений, правомочных осуществлять оперативно-розыскную деятельность, их компетенция, структура и организация работы, порядок финансирования оперативных расходов.
Под порядком расходования следует понимать установление конкретных видов расходов, их предельные размеры, основания и условия использования денежных средств, учет расходуемых средств, а также их документальное оформление. Все эти вопросы регламентируются ведомственными нормативными актами, утверждаемыми приказами Министра внутренних дел. Вместе с тем необходимо отметить, что некоторые виды расходов на оперативно-розыскную деятельность прямо предусмотрены в самом Законе об ОРД. Так, в ч.5 ст.18 этого законодательного акта установлено право лиц, сотрудничающих с оперативными аппаратами, на получение вознаграждений и других выплат за оказание помощи в раскрытии преступлений. Кроме того, ч.8 и 9 этой статьи предусматривают выплаты единовременных пособий в случае получения травм и ранений либо гибели лица, сотрудничающего с органами внутренних дел на контрактной основе.
В соответствии с ведомственными актами денежные средства, необходимые для финансирования ОРД органов внутренних дел, выделяются по статье "Особые расходы" сметы МВД России и учитываются в финансовых органах ведомства (МВД России, МВД, ГУВД-УВД субъектов федерации, УВДТ-ОВДТ, подразделениях Восьмого главного управления, горрайлинорганов) специальными сотрудниками, допущенными к сведениям, составляющим государственную тайну.
Собственные бюджеты и внебюджетные целевые фонды органов законодательной и исполнительной государственной власти субъектов Российской Федерации могут служить дополнительными источниками финансового обеспечения и стимулирования оперативно-розыскной деятельности.
В то же время субъекты Российской Федерации, обладая всей полнотой государственной власти в пределах своего ведения145, могут исполнять предписание положений ч.2 ст.19 Закона об ОРД, при наличии аналогичной нормы в собственном законодательстве.
Руководители органов внутренних дел, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, должны своевременно вносить соответствующие предложения об использовании средств в органы государственной власти субъектов Российской Федерации в процессе формирования ими собственных бюджетов, целевых внебюджетных фондов, разработки и утверждения региональных программ по усилению борьбы с преступностью и охране общественного порядка.
Наряду с этим в целях дополнительного финансирования ОРД разрешается использовать средства, поступающие в виде добровольных взносов и пожертвований от граждан, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений и организаций. При этом вносители и пожертвователи могут предварительно объявлять устанавливаемые ими размеры вознаграждений и их целевую направленность.
Аналогичный подход к дополнительному привлечению финансовых средств обеспечения оперативно-розыскной деятельности обнаруживается при изучении законодательства об ОРД в Республике Казахстан146. Более того, финансирование ОРД здесь осуществляется также за счет отчислений от сумм возмещенного государству ущерба, поступающих от реализации имущества, обращенного в доход государства на основании приговоров суда (в порядке, определяемом законодательством республики). Кроме того, в целях материально-технического обеспечения органов, осуществляющих ОРД, допускается передача им конфискованных по решению суда автотранспорта, радиоэлектронных средств, аудио- и видеотехники, электронно-вычислительных устройств, оргтехники и другого имущества147.
Летопись отечественных органов уголовного сыска зафиксировала подобную практику финансовой поддержки и активизации оперативной работы полиции, не нашедшую отражения в нормативных документах того времени. Так, в период с 1866 по 1908 г. в целях повышения эффективности деятельности сотрудников и агентов сыскной полиции им вручались премиальные из взносов благодарных клиентов, которым стараниями сыщиков было возвращено похищенное у них добро148.
Самостоятельного финансового обеспечения требуют:
- содержание отдельных оперативных подразделений ОВД;
- содержание имеющихся и строительство новых зданий - мест дислокации указанных подразделений ОВД, а также их оснащение, служебные командировки и прочие расходы;
- проведение оперативно-розыскных мероприятий;
- содержание и другие выплаты лицам, оказывающим конфиденциальную помощь подразделениям органов внутренних дел, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность;
- решение иных задач ОРД.
1. Расходы на содержание отдельных оперативных аппаратов и подразделений предусматривают выплату денежного содержания штатным сотрудникам оперативных аппаратов, сотрудникам оперативно-поисковых и оперативно-технических подразделений и оплату оперативных расходов, связанных с проведением оперативно-розыскных мероприятий. Так, ст.17 Федерального закона "Об основах государственной службы в Российской Федерации" относит к денежному содержанию государственного служащего должностной оклад, надбавку к должностному окладу за квалифицированный разряд, особые условия службы, выслугу лет, а также премии по результатам работы. Это положение корреспондируется с Положением о службе в органах внутренних дел РФ (см. ст.6, 11, 36, 45-54, 63, 64), а также с иными правовыми актами, регулирующими финансовое и медицинское обеспечение сотрудников органов внутренних дел.
2. Расходы на содержание имеющихся и строительство новых зданий дислокации оперативно-поисковых и оперативно-технических подразделений ОВД предусматривают финансовые вложения:
- в эксплуатацию имеющихся зданий и сооружений;
- проектно-изыскательские работы;
- отвод земельных участков;
- непосредственно строительные и иные работы (например, благоустройство и озеленение территории);
- работы по капитальному и текущему ремонту зданий и сооружений;
- технический и авторский надзор.
3. Самостоятельную группу расходов составляют затраты на служебные командировки, оплату почтовых услуг, телефонной и телеграфной связи, расходы на автотранспорт, радиоэлектронные устройства, аудио- и видеотехнику, электронно-вычислительную и оргтехнику.
Затраты на оснащение оперативных аппаратов, оперативно-поисковых и оперативно-технических подразделений предусматривают приобретение, оборудование и содержание жилых, служебных и подсобных помещений специального назначения, приобретение квартир-убежищ, предназначенных для обеспечения безопасности лиц, оказывающих конфиденциальное содействие органам внутренних дел, в случаях возникновения угроз их жизни, здоровью или имуществу со стороны преступников. Такие расходы предусматривают оплату покупок средств маскировки служебного автотранспорта, предметов экипировки и оперативного гардероба. В них входят оплата кратковременного или неоднократного предоставления гражданами и должностными лицами жилья, нежилых и служебных помещений, используемых для достижения оперативных целей, а также финансирование мероприятий по созданию легендированных предприятий, учреждений, организаций и подразделений, необходимых для решения задач оперативно-розыскной деятельности ОВД.
4. Финансирование оперативно-розыскных мероприятий (перечень которых установлен ст.6 Закона об ОРД) предусматривает материальные (в т.ч. денежные) затраты на подготовку и осуществление прежде всего сложных дорогостоящих операций, а также затраты на создание условий, необходимых для проведения проверочной закупки, контролируемой поставки, оперативного эксперимента, оперативного внедрения штатных негласных сотрудников в организованные преступные группы и выполнения специальных заданий. К ним следует отнести финансовое обеспечение оперативных комбинаций, связанных с проверкой и документированием преступных действий проверяемых лиц и решением частных оперативно-тактических задач; оплату посещений сотрудниками оперативных аппаратов и подразделений зрелищных заведений, платных мест отдыха, оплату их проезда на такси и автотранспорте индивидуальных владельцев. К затратам на этот вид расходов относятся приобретение образцов для сравнительного исследования, материальных ценностей, необходимых для подтверждения легенды, и др.
5. Значительного финансирования требует оплата услуг лиц, оказывающих оперативным аппаратам органов внутренних дел конфиденциальную помощь в решении задач ОРД. Возможность получения ими денежного содержания, вознаграждений и других выплат предусмотрена п.2 ч.1 ст.15 и ст.18 Закона об ОРД. Нормативные акты МВД России определяют различные виды вознаграждений, выплат и компенсаций материальных и иных затрат, связанных с особыми условиями выполнения такими лицами поручений и заданий оперативных служб ОВД.
К ним могут быть отнесены:
- ежемесячное денежное содержание лицу, сотрудничающему с ОВД по контракту;
- разовая денежная выплата в случае потери трудоспособности, болезни, беременности, а также за период частично оплачиваемого отпуска по уходу за ребенком;
- денежное вознаграждение или ценный подарок, выдаваемые за оказание помощи в раскрытии преступлений или установлении лиц, их совершивших;
- денежное вознаграждение, выдаваемое за содержание жилых и служебных помещений, используемых для решения оперативно-розыскных задач;
- единовременное пособие, выплачиваемое в случае гибели лица, сотрудничавшего с ОВД по контракту, его семье и лицам, находящимся на его иждивении;
- единовременное пособие, выплачиваемое лицу, сотрудничающему с ОВД по контракту, при получении травм, ранения, контузии, увечья, наступивших в связи с его участием в проведении оперативно-розыскных мероприятий.
Кроме того, граждане, оказывающие содействие на конфиденциальной основе, имеют также право на оплату затрат и расходов, связанных с выполнением заданий в командировках, обеспечением их личной безопасности и безопасности членов их семей.
6. Иные расходы могут быть связаны с приобретением, хранением и ремонтом имущества оперативного гардероба, оплатой исследований предметов и документов, проведенных по поручению ОВД специалистами научно-исследовательских учреждений министерств и ведомств, не входящих в систему МВД России, оплатой по трудовому соглашению услуг переводчиков, консультантов и других специалистов, выплатой компенсаций эксплуатационных затрат за использование сотрудниками оперативных аппаратов и подразделений в служебных целях автомобилей, находящихся в их собственности, а также другими финансовыми затратами, установленными нормативными актами МВД России. К ним, например, могут быть отнесены оплата судебных издержек на разбирательство по жалобам юридических и физических лиц в соответствии со ст.5 Закона об ОРД.
Размеры постоянного денежного содержания, разового денежного вознаграждения, выплат и компенсаций гражданам, оказывающим содействие на конфиденциальной основе, устанавливаются Министром внутренних дел.
Руководители органов внутренних дел субъектов федерации и другие распорядители финансовых средств, выделяемых по статье "Особые расходы", имеют право устанавливать указанным лицам дифференцированную оплату, которая не может быть ниже минимальной заработной платы рабочих и служащих. Ежемесячное денежное содержание граждан, привлеченных к сотрудничеству на контрактной основе и имеющих другое постоянное место работы, устанавливается в размере до 80% от максимальной суммы.
Превышение предельных размеров выплат и других расходов денежных средств, предусмотренных ведомственными нормативными актами, регламентирующими размеры и порядок их выплаты, а также использование валютных средств допускается только с письменного разрешения Министра внутренних дел России и его заместителей, курирующих оперативно-розыскную деятельность, если размеры выплат не были установлены физическими или юридическими лицами, перечислившими их в качестве целевых добровольных взносов и пожертвований.
Контроль за расходованием финансовых средств, выделенных оперативному аппарату или подразделению, в соответствии с ч.3 ст.19 Закона об ОРД возлагается на первого руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность. Такой контроль осуществляется им или его заместителем, курирующим это направление деятельности органов внутренних дел, в процессе реализации форм ведомственного контроля, а также специальными комиссиями, создаваемыми для этого в органе либо подразделении (более подробно см. в следующем параграфе).
На основе требований ведомственных нормативных актов все оперативные подразделения ОВД один раз в квартал направляют в финансово-экономическое подразделение МВД, ГУВД, УВД субъектов федерации, УВДТ (ОВДТ), Восьмого Главного управления авансовые отчеты по установленной форме о расходах по статье "Особые расходы" сметы МВД России. К ним прилагаются все документы, подтверждающие произведенные расходы, за исключением тех, в которых содержатся установочные данные граждан, оказывающих содействие на конфиденциальной основе.
Непосредственный контроль за обоснованностью расходования средств по статье "Особые расходы" сметы в оперативных подразделениях всех уровней возлагается на КРУ и ФЭУ МВД России и соответствующие подчиненные им аппараты.
Правовой основой контроля, помимо Закона об ОРД, служат законодательные акты, регулирующие оборот финансовых средств, и ведомственные акты (приказы, указания), регламентирующие оперативно-розыскную деятельность и расход денежных средств по статье "Особые расходы" сметы МВД России.
Кроме того, контроль за расходованием финансовых средств, выделенных на обеспечение оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел, возложен (см. ч.3 ст.19 Закона об ОРД) на специально уполномоченных на то представителей Министерства финансов России. Их права и обязанности предусмотрены законодательством Российской Федерации и нормативными актами Минфина России. Однако представители Минфина перед началом проверок должны пройти установленную процедуру допуска к сведениям, составляющим государственную тайну. Только после этого их наделяют полномочиями, позволяющими знакомиться с соответствующими финансовыми документами в полном объеме.
В соответствии с требованиями нормативных актов выделенные на проведение оперативно-розыскной деятельности ассигнования должны расходоваться эффективно, рационально и не превышать установленных нормативов. По каждому факту незаконного использования финансовых средств по статье "Особые расходы" производится внутреннее (служебное) расследование с участием руководителя проверяемого либо вышестоящего оперативного аппарата или подразделения. По результатам такого расследования виновные привлекаются к материальной, дисциплинарной, а при наличии оснований - к уголовной ответственности.
После "обревизования" и по истечении сроков хранения документы о финансовых и иных расходах по статье "Особые расходы" уничтожаются в установленном порядке в присутствии членов специальной комиссии, назначаемых приказом соответствующего руководителя.

( 2. Техническое и иное обеспечение
оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел

В соответствии с Федеральным законом "Об оперативно-розыскной деятельности" в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий, установленных в законе, используются информационные системы, видео- и аудиозапись, кино- и фотосъемка, а также другие технические и иные средства, не наносящие ущерб жизни и здоровью людей и не причиняющие вред окружающей среде (ч.3 ст.6 Закона об ОРД).
Указанные средства теория оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел относит к средствам оперативно-розыскной деятельности, традиционно включая в них криминальные учеты, оперативную технику и розыскных собак.
По нашему мнению, названный перечень средств оперативно-розыскной деятельности должен быть дополнен сегодня специальными помещениями149.
Органы внутренних дел, ведущие борьбу с преступностью, в своей деятельности активно используют разнообразные технические средства. В соответствии с основными функциями органов внутренних дел все технические средства можно классифицировать по направлениям их использования: административная, криминалистическая и оперативная техника.
Оперативная техника применяется в целях гласного и негласного получения и закрепления (фиксации) определенных событий, предметов, что необходимо для последующего использования фактических данных в доказывании по уголовным делам.
К оперативной технике могут быть отнесены общеиспользуемая бытовая техника, а также специально изготовленные или приспособленные технические средства негласного получения информации, называемые специальными техническими средствами (СТС).
Таким образом, оперативную технику можно определить как специальную группу технических средств, негласно применяемых при осуществлении оперативно-розыскных мероприятий в целях решения задач оперативно-розыскной деятельности.
Следует иметь в виду, что это понятие охватывает не только определенные виды приборов, приспособлений и технических средств, но и их тактико-технические данные, а также приемы их использования в практической деятельности оперативных аппаратов.
Основными требованиями, предъявляемыми к применению оперативной техники, являются:
- соблюдение законности;
- обеспечение конспирации;
- целесообразность, наступательность использования.
Требования законности означают:
- использование оперативной техники базируется на правовых актах, регламентирующих применение специальных мер в деятельности органов внутренних дел;
- применение специальных технических средств только субъектами оперативно-розыскной деятельности и только для решения задач борьбы с преступностью (в отношении лиц, обоснованно подозреваемых в совершении преступлений; не нарушая законных прав и интересов граждан; не нанося вреда их жизни, здоровью и окружающей среде);
- действия и приемы по использованию технических средств должны соответствовать нормам морали;
- применение средств оперативной техники подлежит документальному оформлению.
Оперативно-технические средства оперативно-розыскной деятельности применяются только в ходе оперативно-розыскных мероприятий, осуществляемых на основаниях, установленных Законом об ОРД (ст.7).
Часть 6 ст.6 Закона об ОРД содержит запрет на проведение оперативно-розыскных мероприятий и использование специальных и иных технических средств, предназначенных (разработанных, приспособленных, запрограммированных) для негласного получения информации, не уполномоченными на то настоящим Федеральным законом физическими и юридическими лицами.
В связи с этим нелишним будет напоминание положений ст.138 УК РФ, которая предусматривает уголовную ответственность на незаконное использование, незаконное производство, сбыт или приобретение в целях сбыта СТС, предназначенных для негласного получения информации. На упорядочение разработки, производства, реализации, приобретения и использования специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, направлены меры Указа Президента150, а также Положения "О лицензировании деятельности физических и юридических лиц, не уполномоченных на осуществление оперативно-розыскной деятельности...", связанной с СТС151.
Перечень видов специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации в процессе осуществления оперативно-розыскной деятельности, установлен Правительством Российской Федерации (см. Приложение 24).
СТС, применяемые при проведении ОРМ, должны иметь государственную сертификацию, подтверждающую безопасность их для жизни и здоровья людей, а также окружающей среды.
В случае применения СТС в соответствующих оперативно-служебных документах, составленных по результатам ОРМ, должны быть отражены данные о технических характеристиках этих средств, условиях и порядке их использования. Это является одной из важных гарантий установления объективных связей полученных материальных носителей информации с обстоятельствами и фактами, подлежащими доказыванию.
Наиболее сложные оперативно-розыскные мероприятия, связанные с ограничением конституционных прав граждан и требующие использования специальной аппаратуры, осуществляются оперативно-техническими подразделениями ОВД или ФСБ по заданиям оперативных аппаратов. Задания утверждаются руководством МВД, ГУВД, УВД субъекта федерации. Компетенция этих подразделений и порядок их работы определяются подзаконными и ведомственными нормативными актами152.
Требование конспиративности означает, что использование технических средств должно осуществляться преимущественно негласно или легендированно (использование камуфлирующей защиты и других тактических приемов).
Целесообразность использования оперативной техники при осуществлении ОРМ определяется, с одной стороны, необходимостью оперативного документирования, а с другой - исходя из возможности ее применения в каждом конкретном случае.
Наступательность заключается в активном, комплексном применении средств оперативной техники на основе общего плана оперативно-розыскных мероприятий, с учетом прогнозирования преступного поведения разрабатываемого (проверяемого) лица или преступной группы.
Следует иметь в виду, что в настоящем курсе "Основы оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел" рассматриваются преимущественно практические возможности применения технических средств и приемов в сочетании с другими силами, средствами и мероприятиями оперативно-розыскной деятельности. Вопросы, относящиеся к тактико-техническим данным, конструктивным особенностям приборов и устройств, рассматриваются в рамках курса "Специальная техника ОВД и ее применение".
К основным видам оперативной техники ОВД относятся:
- средства негласной фотокиносъемки;
- средства оперативной аудио- и видеозаписи;
- средства оперативной идентификации;
- специальные химические вещества (СХВ);
- радиостанции и устройства акустического контроля;
- поисковые приборы;
- приборы визуального наблюдения;
- специальное средство "Полиграф".
1. Негласная фотокиносъемка и видеозапись заключается в скрытно проводимой фиксации внешних признаков проверяемых и разрабатываемых лиц, их действий, а также предметов и документов, представляющих оперативный интерес.
Негласная фотокиносъемка и видеозапись производится двумя методами:
- метод скрытой съемки - предполагает использование замаскированной фото-, кино- и видеоаппаратуры или скрытое от окружающих размещение оперативных работников с аппаратурой;
- метод легендированной съемки - "зашифровывает" не процесс съемки, а действия оперативных работников, его осуществляющих.
Для целей оперативной фотокиносъемки и видеозаписи используют как бытовую фотокинотехнику и технику видеозаписи, так и специально изготовленную, замаскированную под иные предметы. Достижения в области такой техники позволяют использовать цифровые фотоаппараты, видеокамеры с различными разрешающими возможностями.
2. Оперативная аудиозапись (магнитная звукозапись) производится в ходе различных оперативно-розыскных мероприятий (например, при опросе граждан, в процессе мероприятий личного сыска, в т.ч. при прослушивании телефонных и иных переговоров и т.п.) с помощью бытовой аудиоаппаратуры, а также специальных технических средств негласной фиксации информации (малогабаритные магнитофоны, диктофоны и др.) с выходом на негласные средства получения информации (сетевые закладки, направленные радиомикрофоны, стетоскопы и т.д.153).
3. Средства оперативной идентификации используются в целях негласного определения тождества сравниваемых (сопоставляемых) объектов, которыми могут быть личность (см. п.7 ч.1 ст.6 Закона об ОРД "Отождествление личности"), предметы, документы (их части).
К техническим средствам оперативной идентификации относятся средства и приемы дактилоскопирования, технические средства составления композиционных портретов и "фотороботов", а также АИПС "Опознание"154.
4. Специальные химические вещества применяются для решения задач оперативно-розыскной деятельности, поскольку обладают определенными свойствами, которые позволяют придать помечаемым объектам (чаще всего - объектам преступного посягательства) специфические признаки, позволяющие выделить их из группы однородных объектов. Это достигается путем нанесения трудносмываемых цветных (или невидимых, но легко обнаруживаемых с помощью специальных приборов или иным путем) меток на одежду, открытые части тела, материальные ценности, денежные знаки и др. (например, в ходе обследования помещений, зданий и других объектов).
По своим свойствам СХВ делятся на четыре группы: красящие вещества, люминисцирующие вещества, индикаторы, запаховые вещества.
Использование СХВ регламентируется нормативными актами МВД России, которые устанавливают порядок их нанесения, формы документирования этого процесса, фиксации результатов применения для последующего использования в доказывании по уголовному делу155.
5. Радиостанции и устройства акустического контроля.
В оперативно-розыскной деятельности для обеспечения управления силами и средствами, участвующими в проведении ОРМ и оперативных операциях, используются радиостанции различных модификаций. Такие радиостанции должны отвечать ряду современных требований: ударопрочность, вибростойкость, влаго- и пылезащищенность, оптимальная дальность ведения радиообмена, возможность скрытого ношения, установки кодирующих устройств (скремблеров и др.).
Устройства акустического контроля предназначены для акустического отслеживания разговоров, ведущихся в помещении, и передачи информации по радиоканалу. Прием радиосигналов с них ведется на сканирующие приемники и специализированные устройства. Для акустического контроля помещений снаружи используются стетоскопы.
6. Поисковые приборы негласно используются для обнаружения материальных носителей информации о признаках преступлений (предметы, орудия и иные следы преступлений).
К поисковым приборам относятся: металлоискатели, малогабаритные рентгеновские установки, приборы ультразвуковой индикации, детекторы взрывчатых веществ, эндоскопы, пустотоискатели, источники ультрафиолетовых лучей, комплекты досмотровых зеркал и др. К специальным поисковым приборам следует отнести системы контроля радиоэфира и проводных линий, предназначенные для обнаружения и локализации каналов утечки информации (спектральные корреляторы, детекторы нелинейных переходов, передатчиков, диктофонов, нейтрализаторы прослушивания, скремблеры и другие устройства для обнаружения скрытого съема информации и их подавления).
7. Приборы визуального наблюдения используются для наблюдения за интересующими объектами в условиях естественного освещения и при отсутствии такого (ночное время, неосвещаемые помещения и т.п.).
В этих целях применятся бинокли, стереотрубы, монокулярные приборы, а также приборы ночного видения с большой кратностью увеличения (от 8 до 40).
8. Специальное средство "Полиграф" (лай-детектор, вариограф, плетизмограф) представляет собой комплекс приборов, обеспечивающих множественную регистрацию физиологических параметров организма человека, связанных с возникновением эмоций.
В основном полиграфные испытания проводятся в рамках расследования уголовных дел. С помощью полиграфа решаются следующие задачи:
- определение непосредственного участия в преступлении или иной к нему причастности;
- подтверждение факта совершения преступления;
- выявление доказательств преступной деятельности;
- определение местонахождения доказательств по делу;
- проверка достоверности сведений, сообщаемых участниками процесса156.
Однако результаты полиграфных проверок являются только ориентирующей информацией, не имеют доказательственного значения и не могут использоваться в суде. Для их проведения необходимо добровольное согласие гражданина, исключающее процедурным путем какое-либо давление в целях получения такого согласия. К проведению испытаний на полиграфе допускаются только операторы, прошедшие специальную подготовку (допуск)157. Их заключение по результатам проверки доводится до инициатора испытаний и испытуемого (или представителей его защиты). Результаты полиграфной проверки могут быть закреплены правовым путем с помощью доказательств, предусмотренных УПК, в процессе дальнейшего расследования преступления.
Опыт зарубежных специалистов подтверждает высокую эффективность исследований, проводимых с полиграфными устройствами158.
Отечественные полиграфные устройства (компьютерный вариант, с возможностью записи хода и результата опроса на винчестер и выхода на принтер) выпускаются фирмами "Авикс" и "Инекс".

Специальные помещения. Розыскные собаки

В целях обеспечения эффективного решения задач оперативно-розыскной деятельности Закон об ОРД кроме технических разрешает применять и иные средства, не наносящие ущерба жизни и здоровью людей и не причиняющие вреда окружающей среде.
К таким средствам, нашедшим активное применение в практике оперативно-розыскной работы и отражение в теории ОРД, следует отнести специальные помещения и розыскных собак.
Специальные помещения как средство оперативно-розыскной деятельности органов, ведущих негласную борьбу с преступностью, активно используются с незапамятных времен. Так, с именем известного начальника французской тайной полиции (Сюрте) - Эжен Франсуа Видока (XIX в.) связано применение такого оперативного средства, как квартиры-ловушки159. Упоминаются они и в нормативных актах российской уголовной полиции конца XIX - начала XX в.
Применение квартир-ловушек как средства выявления лиц, совершающих преступления, заключается в заблаговременной и скрытой подготовке таких помещений в местах наиболее вероятного их появления либо совершения преступлений для оперативного получения информации через конфиденциальных сотрудников или посредством скрытой аудиовидеозаписи, а также последующего внезапного задержания. Использование такой ловушки - своеобразный оперативный эксперимент, который состоит в искусственном создании условий, способствующих проявлению истинного лица и намерений проверяемого (разрабатываемого) и контроля за его поведением. Это помогает выявить его подлинные цели, сообщников и другие обстоятельства, подлежащие документированию. Актуально их применение и в настоящее время: МВД России настоятельно рекомендует более эффективное использование таких квартир в борьбе с преступностью.
К истокам розыскного искусства уходит начало применения помещений для негласных встреч с источниками информации и другими конфидентами.
Криминализация общества, в частности активизация преступников, переходящих от защиты к активному наступлению, вынуждает аппараты криминальной милиции и подразделения собственной безопасности прибегать к использованию и конспиративных помещений нового назначения - квартир-убежищ.
Помещения подобного типа необходимы для "временного помещения в безопасное место" лиц, подлежащих государственной защите, для укрытия, в случае необходимости, граждан, содействующих органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, а также при наличии угрозы жизни и здоровью субъектов уголовного процесса и их близких родственников160. Такие квартиры должны подбираться заблаговременно и использоваться по мере необходимости либо консервироваться до времени возникновения надобности.
Закон об оперативно-розыскной деятельности, закрепив за органами, осуществляющими ОРД, право использования в целях решения задач борьбы с преступностью по договору или устному соглашению служебных помещений предприятий, учреждений, организаций, воинских частей, а также жилых и нежилых помещений частных лиц, создал условия для официального закрепления в теории ОРД такого инструментария, как специальные помещения.
Таким образом, специальные помещения различного характера и направлений использования оперативными подразделениями органов внутренних дел, являются средством, обеспечивающим эффективное решение задач их оперативно-розыскной компетенции.
В связи с этим следует:
1) объединить их общим определением "специальные помещения" и отнести к средствам ОРД органов внутренних дел;
2) придать им соответствующий статус в теории ОРД органов внутренних дел;
3) обеспечить правовую регламентацию их целевого практического использования в нормативных актах МВД России.
Розыскные собаки являются одним из средств, активно используемых органами внутренних дел в работе по предупреждению, раскрытию преступлений и розыску преступников.
В этих целях используются их полезные качества, превосходящие возможности человека, - более острый слух, зрение, обоняние, быстрый бег, неприхотливость. Высокая чувствительность обонятельных анализаторов собаки позволяет не только обнаруживать запахи, но и по их индивидуальной принадлежности тому или иному человеку, растению и другому объекту точно распознавать их в различных смесях.
Собака запоминает запах следа (на земле, вещах), идет по этому следу или выбирает по запаху, оставленному на вещи, человека из группы. Для этого используется не только "свежий" след с места происшествия, но и "консервированный" запаховый след (из специального хранилища)161.
Правовой основой применения розыскных собак в оперативно-розыскной деятельности ОВД является ч.3 ст.6 Закона об ОРД, разрешающая использование в ходе проведения ОРМ "иных средств", а также ведомственные нормативные акты МВД России, регламентирующие направления и порядок использования собак в решении оперативно-служебных задач ОВД162.
Являясь самостоятельным средством оперативно-розыскной деятельности ОВД, розыскные собаки под руководством инспектора-кинолога принимают участие:
- в выездах на места происшествий;
- осмотрах жилых помещений, строений, прочесывании местности;
- выборке людей (вещей);
- поиске наркотических и взрывчатых веществ;
- в оборологических исследованиях (собаки-детекторы);
- преследовании преступников;
- охране задержанных;
- проведении оперативных комбинаций.
Одним из основных направлений использования розыскных собак является применение их по горячим следам ("следовая" работа). Для этого инспекторы-кинологи включаются в состав дежурных или постоянно действующих следственно-оперативных групп по раскрытию отдельных видов преступлений.
Для повышения результативности "следовой" работы розыскных собак используются специальные химические препараты - запаховые вещества с люминисцентными или иными добавками. Это позволяет не только обеспечить устойчивость запаха следа (до 10 суток), но и "пометить" преступников для последующего их установления с помощью других поисковых средств.
Неоценимую помощь оперативным сотрудникам оказывают розыскные собаки в борьбе с наркоманией. Они находят широкое применение при обыске (оперативном осмотре) жилых, подсобных, производственных помещений, приусадебных участков и местности, транспортных средств, багажа, грузовых контейнеров и т.д. с целью обнаружения наркотиков, а также выборке лиц, подозреваемых в преступлениях, связанных с наркотиками.
Специально подготовленные розыскные собаки применяются для обнаружения оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ, находящихся в различных хранилищах и укрытиях.
Практическими работниками отмечено активное использование розыскных собак в мероприятиях (операциях) по задержанию преступников. Однако необходимо иметь в виду, что применение собак при задержании женщин с видимыми признаками беременности, несовершеннолетних, когда их возраст очевиден либо известен (за исключением случаев, когда они оказывают вооруженное сопротивление), граждан, имеющих при себе детей, лиц, противоправные действия которых влекут применение к ним мер административного воздействия, запрещено.
Результативность использования розыскных собак в предупреждении, раскрытии преступлений, розыске лиц и вещественных доказательств обеспечивается соблюдением ряда условий:
- своевременным прибытием на место происшествия;
- принятием мер по сохранению запаховых следов;
- профессиональным мастерством инспектора-кинолога и взаимодействием его с другими членами следственно-оперативной группы;
- подготовленностью собаки для действий в различных ситуациях (выносливость, хватка, натренированность на выстрелы и т.п.).
Факт и результаты применения розыскных собак определяются в специальном акте либо справке, где фиксируются следующие обстоятельства:
- описание преступления (номер уголовного дела или оперативного учета);
- способ применения собаки (по следу, на выборку, обыск местности, задержание и т.д.);
- условия, в которых проходила работа (погода, температурный режим, оживленность движения пешеходов, транспорта, иные препятствующие или благоприятствующие условия);
- описание хода работы собаки (исходная точка, маршрут движения, препятствия и др.);
- результаты применения собаки (обнаруженные следу, имущество, орудие преступления, преступник и пр.).
Акт подписывается инспектором-кинологом и руководителем оперативной или следственно-оперативной группы.

Лекция 7.
Оперативно-розыскное производство и использование
результатов оперативно-розыскной деятельности

( 1. Оперативно-розыскное производство
как реализация организационно-тактических форм
оперативно-розыскной деятельности

В целях информационного обеспечения решения задач выявления, предупреждения, пресечения и раскрытия преступлений, а также установления лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших, розыска лиц, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда, уклоняющихся от уголовного наказания, без вести пропавших, органы внутренних дел заводят дела оперативного учета, в рамках которых обеспечивают документирование процедур оперативно-розыскной деятельности в виде оперативно-розыскного производства.
Оперативно-розыскное производство следует определить как процесс накопления, систематизации и использования оперативно-розыскной информации в целях решения задач оперативно-розыскной деятельности.
В отличие от процессуального документирования процедур дознания или предварительного следствия, которые осуществляются по возбужденным уголовным делам, оперативно-розыскное производство осуществляется в форме проверочных материалов либо дел оперативного учета, виды которых установлены ведомственными нормативными актами МВД России.
Необходимость информационного обеспечения и оперативного производства по материалам и делам оперативного учета возникает в случаях:
- поступления в органы внутренних дел информации (заявлений, сообщений и др.) о подготавливаемых, совершаемых или совершенных противоправных действиях, не полно характеризующей признаки преступления, что обусловливает необходимость сбора оперативно-розыскным путем дополнительных данных для принятия обоснованного решения о направлениях использования этих сведений (в порядке ст.11 Закона об ОРД);
- оперативно-розыскного обеспечения производства дознания или предварительного следствия, осуществляемого по уголовным делам в интересах их оптимального разрешения и привлечения виновных лиц к установленной законом ответственности;
- применения комплекса возможностей оперативно-розыскной деятельности в отношении отдельных лиц, преступных сообществ, занимающихся замаскированной преступной деятельностью, в целях пресечения их преступной деятельности и изобличения в совершенных преступлениях;
- исполнения постановлений о применении мер безопасности в отношении защищаемых лиц;
- исполнения запросов других органов, осуществляющих ОРД (по основаниям ст.7 Закона об ОРД), а также запросов международных правоохранительных организаций и правоохранительных органов иностранных государств (в соответствии с международными договорами РФ).
Здесь, со всей необходимостью, возникает вопрос о тех организационно-тактических формах163, в которых протекает оперативно-розыскной процесс.
Как известно (см. лекции 1 и 2), ОРД реализуется в двух основных аспектах: познавательном и деятельном. При этом познавательный аспект направлен на получение необходимой информации о "криминальном мире", а деятельный - на проверку этих сведений и использование полученных и проверенных данных в целях решения задач ОРД.
Этим аспектам соответствуют и организационно-тактические формы ОРД. К ним теория ОРД традиционно относит: оперативный поиск, оперативную проверку и профилактику, а также оперативную разработку.

Оперативный поиск

Выявление лиц, фактов и других объектов,
представляющих оперативный интерес

Оперативный поиск как начальная организационно-тактическая форма оперативно-розыскной деятельности есть система оперативно-розыскных мероприятий, осуществляемых органами внутренних дел в целях обнаружения лиц, фактов, предметов (в т.ч. имущества), документов, представляющих оперативный интерес.
Анализ борьбы с преступностью позволяет сделать вывод о том, что оперативный поиск чаще всего направлен на выявление информации о следующих категориях объектов:
- лицах, представляющих оперативный интерес;
- событиях преступления;
- обстоятельствах, способствующих совершению преступлений;
- имуществе, похищенном в результате совершения преступления;
- документах, орудиях преступлений, а также иных предметах, следах и местах, имеющих розыскное значение или запрещенных к пользованию, ношению или хранению.
Субъектами оперативного поиска являются сотрудники оперативных аппаратов и других служб ОВД; граждане, оказывающие им содействие, в т.ч. на конфиденциальной основе.
В целях поиска необходимых сведений используются определенные Законом об ОРД оперативно-розыскные мероприятия, технические и иные средства.
Мероприятия оперативного поиска могут осуществляться в постоянном режиме (на объекте оперативного обслуживания), периодически (на всех, нескольких, одном объекте) либо выборочно (локально, на интересующей части объекта).
Результативность сбора информации, представляющей оперативный интерес, во многом зависит от знания оперативным составом сущности оперативного распознания, поисковых признаков, тактических приемов оперативного поиска.
В зависимости от поискового свойства признаки, по которым можно осуществлять оперативное распознание, делятся на две основные группы: групповые, указывающие на групповую принадлежность объекта распознания, и индивидуальные, присущие конкретному лицу, предмету или событию.
К основным поисковым признакам объектов, представляющих интерес для оперативно-розыскной деятельности, относятся:
- приметы внешности человека (в т.ч. заподозренного, очевидца и др.);
- следы, оставшиеся на месте преступления;
- следы, оставшиеся на теле, одежде лиц, находившихся на месте преступления (в т.ч. на виновных и очевидцах);
- приметы похищенного имущества;
- способ совершения преступления (modus operandi);
- клички и прозвища преступников и их соучастников.
Основными направлениями реализации этой организационно-тактической формы ОРД является поиск:
- среди граждан, проживающих на обслуживаемой органом внутренних дел территории, в местах вероятного совершения преступлений;
- в криминогенных группах (среди лиц, ранее судимых, занимающихся наркоманией, злоупотребляющих спиртными напитками, и т.д.);
- среди привлекаемых к уголовной ответственности за совершенные ими преступления;
- на объектах государственной, муниципальной и иной собственности, на которых возможно совершение преступлений;
- в местах концентрации лиц, представляющих оперативный интерес, а также в местах предполагаемого сбыта похищенного.
Необходимо отметить, что оперативный поиск по каждому из названных направлений имеет свои организационные и тактические особенности, которые обязательно следует учитывать при его проведении и отражать в планах тактического порядка.
При осуществлении поисковых мероприятий оперативным сотрудникам значительную помощь в получении сведений, представляющих оперативный интерес, могут оказать сотрудники других служб органов внутренних дел и представители общественности.
Первичные сведения (информация), не нуждающиеся в дополнительной проверке, подлежат использованию (реализации) в целях решения задач ОРД и других оперативно-служебных задач ОВД.
Под реализацией первичных сведений понимается их использование для принятия к лицам, совершившим противоправные действия, мер, предусмотренных законом, а также устранения причин и условий, способствующих совершению правонарушений.
Первичная информация может быть реализована несколькими путями, определяемыми ее содержанием и полнотой:
а) принятием мер общепрофилактического характера;
б) осуществлением мероприятий, направленных на предупреждение и пресечение конкретных замышляемых или подготавливаемых преступлений;
в) возбуждением уголовного дела или передачей проверенных первичных сведений в следственный аппарат для производства предварительного следствия и принятием оперативно-розыскных мер, направленных на раскрытие совершенных преступлений (п.1 ст.3, ст.109, 112 УПК РСФСР);
г) отказом в возбуждении уголовного дела или решением вопроса о применении установленных мер общественного воздействия к конкретному лицу (п.2 ч.3 ст.109, ст.113 УПК РСФСР);
д) направлением материалов другому органу (учреждению) внутренних дел или иному субъекту ОРД.
Приемы реализации сведений зависят от их содержания и избранного пути использования информации.
Информация, в значительной степени неопределенная, не позволяющая принять решения об использовании указанными путями, нуждается в предварительной проверке, в т.ч. оперативным путем.

Оперативная проверка и специальная профилактика

Предварительная оперативная проверка представляет собой оперативно-розыскные мероприятия (действия) субъектов оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел, направленные на установление (проверку) достоверности первичной оперативной и иной информации, а также на сбор дополнительных сведений об объектах оперативного интереса (лицах, фактах и др.), необходимых для принятия решения об их использовании для решения задач оперативно-розыскной деятельности.
Необходимость проверки достоверности первичной информации, поступающей в органы внутренних дел, вызвана тем, что с ее помощью оперативные аппараты получают возможность:
- удостовериться в наличии объективных признаков, присущих преступному деянию, о котором стало известно в результате осуществления оперативного поиска, для принятия в последующем соответствующих мер, урегулированных нормами права;
- оценить имеющуюся информацию, убедиться в полноте или недостаточности имеющихся сведений, необходимых для направления материалов по подследственности, подсудности, подведомственности или территориальности;
- сделать обоснованный вывод о том, как ведет себя выявленное лицо, представляет ли оно оперативный интерес (есть ли реальное опасение, что оно может встать на преступный путь) и, в зависимости от ситуации, какие меры оперативного, профилактического или иного характера необходимо предпринять для предупреждения, пресечения его противоправных действий;
- принять решение о процессуальном использовании сведений (в соответствии со ст.109 УПК РСФСР); заведении дел оперативного учета или ином использовании информации.
Проверка первичной информации должна отвечать определенным требованиям, выработанным теорией и практикой оперативно-розыскной деятельности. К основным из них относятся: соблюдение законности, полнота и объективность, активность проверки и обеспечение конспирации.
Ситуация информационного дефицита, определяемая содержанием и полнотой первичной информации, а также объемом ОРМ, необходимых для ее проверки и сбора дополнительных сведений о криминальных событиях (фактах), содержащих признаки противоправных деяний, а также лицах, замышляющих, подготавливающих или совершающих их (см. п.2 ч.1 ст.7 Закона об ОРД), приводит к возникновению оснований к ведению специального оперативного производства (которое осуществляется в рамках проверочных материалов либо дела предварительной оперативной проверки).
В тех случаях, когда в процессе предварительной проверки первичной оперативной информации установлены лица, замышляющие либо подготавливающие противозаконные действия, факты таких действий, а также обстоятельства (причины и условия), способствующие их совершению, возникает необходимость в принятии мер оперативной профилактики.
Оперативная профилактика, являясь организационно-тактической формой ОРД, выступает в качестве государственно-правовой реакции оперативных аппаратов на факты противоправного поведения лица (индивидуальная профилактика) или криминогенную ситуацию (общая профилактика), с учетом особенностей применения оперативно-розыскных сил, средств и возможностей.
Особенность оперативной профилактики заключается в том, что ее воздействие на объекты реализуется в скрытом виде: от получения негласной информации до комбинирования оперативно-розыскных возможностей по устранению противоправного поведения, противоправной ситуации (обстановки), недопущению наступления общественно опасных последствий.
Оперативная профилактика базируется на Законе об ОРД(см. ст.2, 7, 10, 11), ведомственных актах МВД России164.
Законность профилактических мер состоит в том, что субъекты профилактического воздействия (оперативные аппараты и их сотрудники) прибегают к предупредительным действиям не только на основе обязанности использования оперативной информации об антиобщественном поведении лица или негативном развитии криминогенной ситуации, но и на основании обязанности препятствовать наступлению преступного результата.
Таким образом, оперативная профилактика как самостоятельная форма ОРД есть целостная система оперативного контроля и профилактического воздействия в отношении лиц, криминогенной обстановки, с целью предупреждения замышляемых, подготавливаемых преступлений, а также устранения их причин и условий с использованием оперативно-розыскных сил, средств и методов.
Содержание оперативной профилактики включает в себя:
- оперативно-розыскные и иные предусмотренные законом меры (в т.ч. специальные приемы, методы) деятельности оперативных аппаратов на уровне общества, группы, индивида;
- нормативное регулирование отношений, возникающих в связи с профилактикой преступлений, наличие специального оперативно-профилактического производства;
- показатели результативности профилактического воздействия на явления, порождающие правонарушения, и лиц, замышляющих или подготавливающих преступления.
Все объекты профилактического воздействия можно разделить на следующие группы:
- причины преступности в целом;
- условия, способствующие совершению отдельных видов преступлений;
- личность и поведение правонарушителя.
Для устранения (или хотя бы нейтрализации) причин преступлений возможностей конкретного сотрудника оперативного аппарата и даже в целом органа внутренних дел явно недостаточно. Для этого необходим комплекс общепрофилактических мероприятий, частью которого будет участие сил и возможностей ОВД. Принятие же мер специальной профилактики в отношении конкретных лиц, конкретных условий криминальной обстановки с целью недопущения перерастания преступного замысла в подготовительные действия, а подготовки в покушение на преступление - вполне реальная задача для оперативных аппаратов органов внутренних дел.
Основаниями, вызывающими необходимость специальной оперативной профилактики, являются:
- устойчивое антиобщественное (преступное) поведение лица, отбывшего наказание за ранее совершенное преступление;
- антиобщественное поведение ранее не судимого лица, свидетельствующее о реальной возможности совершения преступления.
Известно, что переход от правопослушного поведения к антиобщественному, а затем к преступному имеет определенные этапы (уровни):
- формирование умысла;
- подготовка совершения преступления (изучение обстановки, создание условий, облегчающих достижение преступных целей, выбор и подготовка средств и др.);
- покушение на преступление.
Оперативно-розыскные возможности позволяют выявить ранние стадии развития противоправного поведения и своевременно начать оперативную профилактику: выявление лиц, от которых можно реально ожидать совершения преступлений; постановка их на учет (профилактический, оперативный); оказание на них профилактического воздействия; в необходимых случаях - пресечение преступной деятельности.
В зависимости от уровня развития противоправного (преступного) поведения лица, его характеристики и криминогенной ситуации выбираются соответствующие оперативно-розыскные силы, средства, методы и приемы воздействия на лицо и изменения обстановки.
Формами и методами специальной профилактики общего характера являются:
- проведение систематических обследований объектов и комплексных мероприятий, рейдов, смотров, целевых проверок ("Сигнал", "Арсенал", "Подросток" и др.), направленных на выявление и устранение обстоятельств, способствующих совершению преступлений и др. правонарушений, лиц, их совершающих, в т.ч. в процессе проверки оперативных сведений или их использования;
- правовоспитательная работа (беседы, лекции на правовые темы) с использованием возможностей средств массовой информации, направленная на воздействие на правосознание, нравственность личности путем создания стимулов к законопослушному поведению и применения мер принуждения при отклонении от такового.
Значительный правовоспитательный эффект имеют любые правомерные действия сотрудников оперативных подразделений органов внутренних дел и, в первую очередь, по раскрытию преступлений и изобличению лиц, их совершающих.
Одной из основных задач специальной профилактики индивидуального характера является воздействие на антисоциальную направленность личности, с использованием специфических оперативно-розыскных приемов.
К методам индивидуально-профилактического воздействия относятся убеждение и принуждение в отношении лиц, склонных к совершению преступлений. Эти методы выступают в неразрывном единстве, носят конкретно-исторический, социальный и правовой характер.
В оперативно-розыскной профилактике эти методы применяются чаще всего задолго до возникновения уголовно-правовых отношений (в рамках проверки поступившей информации; ведения дел оперативного учета, с целью склонения лиц к отказу от подготавливаемого преступления).
Убеждение в оперативно-розыскной профилактике - процесс воздействия на сознание и поведение лиц, включающий мероприятия, направленные на склонение правонарушителей к отказу от подготавливаемых преступлений и преступных намерений.
Практика оперативной работы позволяет рекомендовать следующие основные формы применения методов убеждения в оперативной профилактике:
а) проведение общепрофилактических и оперативно-розыскных мероприятий, демонстрирующих силу законов и правоохранительной системы;
б) индивидуальная разъяснительная и воспитательная беседа оперативного работника с лицами, на которых распространяется действие юридических норм и санкций в связи с фактами их прошлого и настоящего противоправного поведения;
в) развитие положительных качеств профилактируемых лиц, переориентирование их на иные жизненные ценности и, в связи с этим, на достижение иных значимых для них результатов через родителей, других членов семьи, иных лиц, пользующихся у них авторитетом;
г) убеждение профилактируемых лиц через других сотрудников ОВД в неотвратимости наказания, формирование у них сознательного желания к отказу от антиобщественного (преступного) поведения, склонение к явке с повинной.
Принуждение является вспомогательным методом профилактики и представляет собой процесс психического или физического воздействия на сознание и волю, поступки и поведение лиц, состоящих на оперативном учете органов внутренних дел. При этом психическое принуждение направлено на подавление отрицательных волевых устремлений, а в ряде случаев на ломку психологии, привычек, поведения. Физическое принуждение применяется при нарушении профилактируемыми ограничений, установленных санкцией нарушенной нормы права (при определении состава преступления или административного проступка в подготовительных действиях и т.п.) в виде ограничения свободы передвижения, в пределах административного района, и т.п.
В одних случаях оперативные сотрудники лично применяют меры принуждения в соответствии с законодательством, в других - выступают инициаторами применения таких мер.
Формам профилактического принуждения являются:
- привод для регистрации;
- официальное предостережение о недопустимости нарушения законодательства:
- задержание и доставление в ОВД подозреваемых в совершении правонарушений;
- установление административного надзора;
- оформление материалов на ограничение дееспособности;
- дактилоскопирование165, фотографирование, использование иных способов фиксации признаков профилактируемого лица (взятие образцов слюны, крови и т.п.)166;
- принудительное направление лица на медицинское освидетельствование;
- изъятие предметов и документов, являющихся средством преступления;
- истребование декларации об источниках доходов;
- запрещение по представлению оперативных служб осужденным лицам занимать определенную должность или заниматься определенной деятельностью, права на которые он лишен по приговору суда;
- привлечение к административной ответственности;
- привлечение к уголовной ответственности за подготовительные действия, когда они содержат состав преступления;
- привлечение к уголовной ответственности за менее тяжкое преступление.
Использование иных тактических приемов специального предупреждения регламентируется нормативными актами МВД России.

Оперативная разработка

Оперативная разработка как форма осуществления оперативно-розыскной деятельности ОВД занимает особое место в решении задач борьбы с преступностью.
Необходимость в оперативной разработке обусловливается рядом обстоятельств.
1. Первичная информация, полученная в процессе оперативного поиска, бывает недостаточной для правовой характеристики преступления и лиц, причастных к его совершению.
2. Предварительная проверка первичной информации (по материалам или по делам предварительной оперативной проверки) приближает оперативных сотрудников к необходимому объему сведений о подготавливаемом, совершаемом (совершенном) преступлении, а также лицах, причастных к его подготовке, совершению, либо разыскиваемых преступниках, позволяет на этой основе решить отдельные задачи оперативно-розыскной деятельности по предупреждению, пресечению и раскрытию преступлений, розыску преступников, когда для этого не требуется выполнения комплекса оперативно-розыскных мероприятий.
Оперативная разработка, на основе более достоверных, углубленных сведений, полученных часто "изнутри" преступных групп (формирований, сообществ), позволяет:
- верно оценить характер исследуемых событий;
- определить степень их общественной опасности;
- установить круг лиц, занимающихся замаскированной преступной деятельностью (в первую очередь "идейных" вдохновителей-организаторов);
- определить оптимальные пути достижения целей пресечения, раскрытия преступлений и розыска преступников.
В ходе оперативной разработки могут решаться и задачи профилактического характера. Главная же задача оперативной разработки - обнаружение и раскрытие тяжких, замаскированных преступлений, а также розыск преступников, уклоняющихся от дознания, следствия и отбывания назначенного наказания.
С помощью оперативной разработки удается проникать в тайны преступников, устанавливать факты и обстоятельства, необходимые для их изобличения, получать информацию, обобщение которой способствует совершенствованию оперативно-розыскной тактики.
Оперативная разработка заключается в осуществлении комплекса негласных оперативно-розыскных мероприятий, проводимых при наличии обоснованных данных о признаках подготавливаемых или совершенных (совершаемых) преступлений для их пресечения или раскрытия, а также в отношении скрывшихся преступников для их розыска, когда иным путем достичь указанных целей невозможно либо крайне затруднительно.
Оперативная разработка осуществляется в рамках дел оперативной разработки: оперативного, оперативно-поискового и розыскного. Основания заведения и тактические основы их ведения регламентируются ведомственными актами МВД России. Разрешение на осуществление оперативной разработки и ведение дел дают руководители органов внутренних дел, определяемые нормативными актами МВД России.
Конечные цели оперативной разработки достигаются последовательным (или параллельным) решением ее основных задач:
- установлением и документированием преступных действий разрабатываемых;
- недопущением продолжения преступных действий, разрабатываемых в период осуществления оперативно-розыскных мероприятий;
- выявлением и устранением причин преступлений и условий, способствующих их совершению;
- созданием условий для обеспечения возмещения материального ущерба, нанесенного преступными действиями разрабатываемых.
Данный перечень задач четко отражает направленность оперативной разработки. В любом случае главным направлением является полное установление преступной деятельности разрабатываемых, кем бы они не были: лицами, подозреваемыми в совершении преступлений, скрывшимися или разыскиваемыми преступниками.
Так, установив по оперативно-поисковому делу лицо, виновное в совершении преступления, по факту которого это дело заведено, оперативные работники не должны ограничиваться только мерами, направленными на изобличение данного лица именно в этом преступлении, а должны проверять его причастность к другим преступлениям.
Оперативная разработка по розыскному делу также не ограничивается лишь обнаружением скрывшегося преступника: он проверяется на причастность к преступлениям, которые мог совершить в период укрывательства.
В свою очередь в ходе оперативной разработки по оперативным делам устанавливается причастность разрабатываемых к ранее совершенным преступлениям, оставшимся нераскрытыми, их связь с лицами, находящимися в розыске, и др.
Таким образом, все виды оперативной разработки направлены на решение нескольких задач оперативно-розыскной деятельности: от выявления преступлений и лиц, их совершивших, предотвращения, раскрытия преступлений до розыска преступников. Эффективность же решения указанных задач обеспечивается документированием фактов, действий и иных обстоятельств, представляющих оперативный интерес.

Документирование фактов, действий и обстоятельств,
представляющих оперативный интерес, по делам оперативного учета

Прежде чем говорить о документировании как оперативно-розыскной процедуре необходимо уяснить точный смысл понятия "документирование". Оно происходит от слова "документировать", что означает "обосновать документами"167. В свою очередь, обосновать - значит подкрепить доказательствами168. Доказательства же есть фактические данные об обстоятельствах, имеющих значение для разрешения уголовного либо гражданского дела169.
Известно, что обязательным элементом документирования является фиксация информации (данных) на материальных носителях.
Таким образом, можно сделать вывод, что оперативное документирование - выявление и фиксация на материальных носителях информации, представляющей оперативный интерес, с соблюдением требований, обеспечивающих возможность использования сведений в оперативно-розыскном и уголовном процессе.
В связи с этим следует согласиться с мнением о том, что употребляемое в Законе об ОРД словосочетание "документирование оперативно-розыскной деятельности"170 неточно отражает рассматриваемое тактическое направление теории и практики ОРД. Более адекватно отражает его словосочетание "документирование противоправных (преступных) действий проверяемых и разрабатываемых".
Правовой основой оперативного документирования являются ст.118 УПК РСФСР и ст.10 Закона об ОРД. Документирование преступных действий разрабатываемых лиц подчинено исключительно задачам доказывания по уголовному делу и осуществляется, как правило, в рамках дел оперативного учета.
Необходимость оперативного документирования определяется неочевидным, замаскированным, а часто и организованным характером совершения преступлений.
Негласный характер документирования обеспечивает успешное собирание фактических данных, способствующих установлению события преступления, совершивших его лиц, и других связанных с ним обстоятельств, а также мест пребывания разыскиваемых.
Таким образом, документирование, предмет которого совпадает с предметом процессуального доказывания (ст.68 УПК РСФСР - установление круга участников преступления, места, времени и способа его совершения, характера и размера причиненного ущерба и др.), по существу является процессом "оперативного" доказывания и состоит из двух элементов:
1) выявление фактических данных:
- об эпизодах (фактах) противоправной деятельности лиц, на которых заведено дело оперативного учета (время, место, способ и др. обстоятельства совершения преступления);
- о лицах, могущих располагать информацией о подготовке или совершении противоправного деяния;
- предметах (документах, имуществе), являющихся предметами преступного посягательства, нажитыми преступным путем ценностями, орудиями преступления;
- обстоятельствах, смягчающих и отягчающих ответственность;
- характере и размере ущерба, причиненного действиями лиц, на которых заведено дело оперативного учета;
- причинах и условиях, способствовавших совершению противоправного деяния.
Для выявления фактических данных применяется широкий спектр указанных в Законе об ОРД сил, средств и мероприятий. Затем следует убедиться в относимости выявленных данных к предмету доказывания.
2) обеспечение возможности использования фактических данных в ходе процессуального расследования путем:
- фиксации (закрепления) установленных фактических данных в определенных формах - носителях информации (справки, сообщения, рапорты, сводки, акты, фото-, видеодокументы, аудиозаписи и др.);
- обеспечения сохранности установленных источников информации и создания возможностей для их процессуального оформления и использования в процессе расследования (фотографирование, копирование, установление негласного наблюдения, оперативное изъятие или перемещение, а также укрытие).
Документирование и доказывание имеют сходство в том, что они основываются на фактических данных, свидетельствующих о преступной деятельности разрабатываемых лиц, и преследуют единую цель - борьбу с преступностью.
Вместе с тем документирование существенно отличается от доказывания, и это отличие заключается в следующем:
- документирование преступных действий разрабатываемых проводится негласно, путем применения оперативно-розыскных сил, средств и методов, в то время как доказывание осуществляется гласным путем, производством следственных действий;
- принятие оперативно-розыскных мер хотя и является прямой обязанностью органов дознания, вытекающей из уголовно-процессуального закона, но их содержание, организация и тактика регламентируются Законом об ОРД, нормативными актами МВД России, а следственные действия - уголовно-процессуальным законом;
- фактические данные, на основе которых следственным или судебным путем устанавливается общественная опасность деяния, виновность лиц и иные обстоятельства, будут являться доказательствами по уголовному делу (ч.1 ст.69 УПК РСФСР); в свою очередь фактические данные, полученные в результате применения оперативно-розыскных мероприятий, без соответствующего процессуального оформления (закрепления) доказательствами по уголовному делу быть не могут;
- документирование преступных действий разрабатываемых лиц осуществляется в процессе оперативной разработки как до начала производства по уголовному делу, так и параллельно с последним, тогда как доказывание до возбуждения уголовного дела недопустимо.
К оперативному документированию предъявляются требования, соответствующие его характеру: соблюдение законности, конспирация, своевременность и полнота.
Учитывая большое значение вещественных доказательств в процессе оперативной разработки, необходимо широко принимать меры, обеспечивающие выявление как можно большего количества предметов и документов, которые при расследовании могут быть доказательствами по уголовному делу. Рассматриваемые мероприятия, как правило, проводятся с привлечением представителей общественности и с использованием специальных технических средств (фотографирование, киносъемка, аудио-, видеозапись), а также негласного нанесения химическими и иными веществами меток на предметы и документы, могущие стать доказательствами по уголовному делу.
Результаты документирования по делам оперативных разработок оформляются в виде справок, рапортов, актов, объяснений возможных очевидцев, исследований и т.д. Полученные сведения и документы концентрируются в делах оперативного учета.
Содержание производства по делам оперативного учета состоит в осуществлении комплекса различных (в зависимости от фактического основания заведения, а значит и вида дела оперативного учета) оперативно-розыскных мероприятий, организация и тактика которых должны обеспечить решение задач ОРД. Объем и характер проводимых оперативно-розыскных мероприятий определяется фактическими основаниями заведения дела. Так, если оперативное производство осуществляется в целях проверки фактов криминального характера, когда информация о них не является полной либо поступила из ненадежных (не проверенных) источников, либо обладает высокой степенью неопределенности, что не позволяет сделать точный вывод о признаках преступления, то в целях получения необходимой информации используются, как правило, ОРМ, минимально связанные с негласным вторжением в частную жизнь граждан (минимально ограничивающие их конституционные права).
В оперативном производстве по фактам криминального характера, свидетельствующим о совершении или подготовке совершения тяжкого или особого тяжкого преступлений, допускается осуществление любых оперативно-розыскных мероприятий, при соблюдении условий, предусмотренных ст.8 и 9 Закона об ОРД.

Дела оперативного учета

Дела оперативного учета заводятся в соответствии с ч.2 ст.10 Закона об ОРД в целях собирания, систематизации, проверки и оценки результатов ОРД, а также использования полученных результатов для принятия соответствующих решений органом, осуществляющим документирование.
Виды дел оперативного учета установленными ведомственными нормативными актами МВД России.
Юридические основания заведения дел оперативного учета в органах внутренних дел содержатся в п.1-6 ст.7 Закона об ОРД и являются общими для всех оперативных подразделений ОВД.
1. Наличие возбужденного уголовного дела.
2. Ставшие известными органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, сведения:
- о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, если нет достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела;
- событиях или действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации;
- лицах, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда или уклоняющихся от уголовного наказания;
- лицах, без вести пропавших, и об обнаружении неопознанных трупов.
3. Поручения следователя, органа дознания, указания прокурора или определения суда по уголовным делам, находящимся в производстве.
4. Запросы других органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, по указанным основаниям.
5. Постановление о применении мер безопасности в отношении защищаемых лиц, осуществляемых уполномоченными на то государственными органами в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации.
6. Запросы международных правоохранительных организаций и правоохранительных органов иностранных государств в соответствии с международными договорами РФ.
Фактическими основаниями для заведения дел оперативного учета могут послужить ставшие известными органам внутренних дел сведения:
- о криминальных событиях, классифицируемых по п.2 ч.1 ст.7 Закона об ОРД, когда информация об этих фактах не является полной, поступила из ненадежных (непроверенных) источников и не позволяет сделать точного вывода о признаках преступления, что вызывает необходимость осуществления значительного объема оперативных и иных мероприятий по ее проверке;
- совершении преступления в условиях неочевидности, когда уголовное дело, возбужденное по этому факту, принятыми следственными действиями и ОРМ не раскрыто, а виновный остался неустановленным;
- совершении, подготовке конкретным лицом или группой лиц преступления (преступлений), предусмотренных уголовным законом, когда объективная фактическая основа для возбуждения уголовного дела отсутствует либо недостаточна для установления всех обстоятельств расследуемого уголовного дела;
- о том, что лицо, совершившее преступление, скрывается от органов дознания, следствия, суда или уклоняется от отбывания уголовного наказания.
Если в результате оперативной проверки по материалам будет установлен состав преступления, то при наличии доказательств орган дознания или следователь, которому будут направлены материалы, возбуждают уголовное дело. А при их отсутствии оперативный аппарат осуществляет комплекс оперативно-розыскных мероприятий по выявлению законспирировавшихся преступников и документированию их преступной деятельности с целью установления фактических данных (доказательств) для их последующего использования в уголовном процессе.
При отсутствии в проверяемом событии криминального характера, проверка по делу (материалу) прекращается. В случае необходимости по ее результатам осуществляются профилактические и иные правовые меры.
По делам оперативного учета, заведенным по указанным фактическим основаниям, свидетельствующим о подготовке или совершении преступления(ий) известными лицами, при отсутствии оснований для возбуждения уголовного дела, оперативное производство необходимо для документирования преступной деятельности объектов ОРД, сбора фактических данных, которые после соответствующего процессуального оформления могут быть использованы для подготовки и принятия следственных и судебных решений, проведения последующих оперативно-розыскных мероприятий в порядке, предусмотренном ст.10 Закона об ОРД.
Для информационного обеспечения решения задач оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел кроме указанных дел оперативного учета могут заводиться дополнительные накопители информации оперативно-розыскного характера, формы, сроки и порядок ведения которых также установлены ведомственными нормативными актами.
Такие досье заводятся по постановлению оперативного сотрудника либо указанию руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность: в целях сбора, систематизации, анализа и использования сведений:
- на пораженные преступностью или контролируемые организованными группами (сообществами) отрасли производственно-хозяйственной деятельности, предприятия, учреждения, организации вне зависимости от форм собственности;
- на авторитетов преступной среды и "воров в законе", а также других лиц, судимых за совершение тяжких и особо тяжких преступлений, по месту нахождения (в местах постоянного проживания, отбывания наказания).
Дело оперативного учета представляет собой собрание оперативно-служебных документов (досье), которые, исходя из содержания, можно разделить на четыре следующих блока:
1) постановления, выносимые о заведении дела, его прекращении в случае решения задач ОРД, либо истечения сроков, отведенных на проведение ОРМ, либо установления обстоятельств, свидетельствующих об объективной невозможности решения этих задач;
2) планы, отражающие решение инициатора по направлениям работы по делу в соответствии с выдвинутыми им оперативно-розыскными версиями; планы выполнения отдельных оперативно-розыскных мероприятий, дополнительные планы работы, составляемые при выполнении мероприятий первоначального плана;
3) справки, сводки, сообщения, акты, протоколы и др. документы, отражающие ход и результаты проведения отдельных оперативно-розыскных мероприятий;
4) поручения (указания) следователя, прокурора и суда о проведении тех или иных ОРМ, которые подлежат приобщению к делу оперативного учета и хранятся вместе с другими оперативными материалами, как основания к их осуществлению (прекращению и т.п.).
Перед окончанием производства по делу оперативного учета в связи с реализацией его материалов или прекращением все собранные в нем оперативно-служебные документы систематизируются, подшиваются и вносятся в опись. Порядок систематизации оперативно-служебных документов в материалах дел оперативного учета устанавливается нормативными актами, регламентирующими организацию и тактику оперативно-розыскной деятельности в ОВД.
Приобщение к уголовному делу негласно добытых документов или их копий, негласной киносъемки или видеозаписи, свидетельствующих о преступных действиях разрабатываемых лиц и не нарушающих принцип конспирации работы оперативного аппарата, производится на основе постановления руководителя органа, осуществляющего ОРД.
В этом документе обязательно должно быть указано, что полученные данные (копии, кинопленки или магнитные ленты с записью и др.) добыты в результате осуществления оперативно-розыскных мер, проведенных в соответствии со ст.118 УПК РСФСР и положениями Закона об ОРД (ст.11).
Следователь, исходя из доказательственного значения полученных материалов, вправе вынести мотивированное постановление о приобщении их к уголовному делу в качестве вещественных доказательств.
По мере необходимости оперативные работники и представители общественности, участвовавшие в документировании преступных действий разрабатываемых лиц, могут быть допрошены в качестве свидетелей.
Организация производства по делам оперативного учета начинается с придания материалам, полученным в ходе осуществления оперативно-розыскной деятельности, формы соответствующего дела оперативного учета.
Право на придание материалам оперативной проверки формы соответствующего дела оперативного учета принадлежит руководителю органа внутренних дел, ведающего оперативно-розыскной деятельностью (начальник ОВД, его заместитель), который утверждает постановление о заведении такого дела.
В постановлении о заведении дела оперативного учета указываются фамилия и должность лица, вынесшего его, дата вынесения постановления, основание для завершения дела и принятое решение.
Дела оперативного учета подлежат обязательной регистрации в учетно-регистрационных подразделениях на местах (журналы регистрации дел оперативного учета), а также в ИЦ МВД, ГУВД, УВД субъектов федерации, УВДТ в соответствии с порядком, установленным ведомственными нормативными актами МВД России.
Сроки ведения каждого из видов дел оперативного учета также определены нормативными актами МВД России. Режим ведения дел оперативного учета, их передача (пересылка) должны соответствовать правилам ведения секретного делопроизводства.
Факт заведения дела оперативного учета не является основанием для ограничения каких-либо конституционных прав и свобод человека и гражданина. Только при наличии информации о признаках подготовки, совершения противоправного деяния, по которому обязательно проведение предварительного следствия; о лицах, подготавливающих, совершающих или совершивших такие противоправные деяния, а также о событиях и действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности РФ, на основании судебного решения или соблюдения других установленных законом процедур (см. ч.2 ст.8 Закона об ОРД) конституционные права на тайну переписки, телефонных разговоров, почтовых и иных отправлений, а также право на неприкосновенность жилища могут быть ограничены.
Дела оперативного учета прекращаются по соответствующему постановлению на основании:
1) достижения цели их заведения:
- выявление, предупреждение, пресечение или раскрытие преступления, а также выявление и установление лиц, его подготавливающих, совершивших или совершающих;
- установление местонахождения лица, скрывавшегося от органов дознания, следствия, суда, уклоняющегося от уголовного наказания, а также без вести пропавшего.
2) невозможности достижения цели их заведения:
- неподтверждение данных, на основании которых заведено дело оперативного учета, или отсутствие в них признаков состава преступления;
- отказ лица, членов преступной группы от совершения подготавливаемого преступления, для пресечения которого было заведено дело оперативного учета, если фактически совершенные ими деяния не содержат состава иного преступления;
- смерть либо тяжелая и продолжительная болезнь лица, на которого было заведено дело;
- вступление в силу акта амнистии, если он устраняет применение наказания за преступные деяния лица, на которого было заведено дело оперативного учета.
3) истечение сроков ведения, установленных ведомственными актами МВД России.
Дела оперативного учета, заведенные в отношении лиц, виновность которых в совершении преступлений не доказана в установленном законом порядке, должны храниться в течение одного года, а затем могут быть уничтожены, если служебные интересы или правосудие не требуют иного. За три месяца до уничтожения материалов, отражающих результаты оперативно-розыскных мероприятий, осуществленных на основании судебного решения, об этом должен быть уведомлен соответствующий судья (см. ч.6 ст.5 Закона об ОРД).
Производство по делам оперативного учета осуществляется под контролем руководителя органа, непосредственно ведущего оперативно-розыскную работу, а также руководителей вышестоящих отраслевых служб либо вышестоящего органа (МВД России, ГУВД-УВД субъектов федерации, УВДТ), имеющих соответствующие полномочия. Контроль может осуществляться в следующих формах:
- проверка материалов, послуживших основанием для заведения дел оперативного учета;
- утверждение постановлений и планов по делу оперативного учета;
- проверка поступающих оперативно-служебных документов и дача указаний о направлениях работы по делу и выполнении соответствующих оперативно-розыскных мероприятий;
- заслушивание оперативных работников, ведущих производство по делам оперативного учета и др. (см. ст.22 Закона об ОРД).
Кроме того, в пределах, предусмотренных ст.21 Закона об ОРД, надзор за производством по делам оперативного учета осуществляют уполномоченные на это прокуроры.

( 2. Использование результатов оперативно-розыскной
деятельности органов внутренних дел

Результаты оперативно-розыскной деятельности - это оперативно-розыскные данные (информация, сведения), полученные в процессе использования сил, средств и оперативно-розыскных мероприятий (действий) в сфере и инфраструктуре преступности, т.е. фактические данные, устанавливающие обстоятельства, связанные с подготавливаемым или совершенным преступлением, розыском лиц, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда, уклоняющихся от исполнения наказания и без вести пропавших. Они могут содержаться в оперативно-служебных документах, фиксирующих ход оперативно-розыскных мероприятий и составляемых в соответствии с ведомственными нормативными актами; в материалах фото-, киносъемки, в звуко-, видеозаписях, произведенных в процессе оперативных мероприятий; в сообщениях конфиденциальных источников. Показания допрошенных в качестве свидетелей лиц, проводивших оперативно-розыскные мероприятия или принимавших в них участие, надлежит считать уголовно-процессуальными доказательствами (при условии их относимости к делу).
Правовой основой использования результатов оперативно-розыскной деятельности являются уголовно-процессуальный закон, Федеральный закон "Об оперативно-розыскной деятельности" (ст.11), нормативные правовые акты федеральных органов государственной власти, регулирующие отношения в сфере осуществления оперативно-розыскной и уголовно-процессуальной деятельности171.
Результаты оперативно-розыскной деятельности могут быть использованы:
1) для подготовки и осуществления следственных и судебных действий;
2) как повод и основание для возбуждения уголовного дела;
3) для доказываний по уголовным делам в соответствии с положениями уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации;
4) проведения оперативно-розыскных мероприятий по выявлению, предупреждению, пресечению и раскрытию преступлений, выявлению и установлению лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших, а также для розыска лиц, скрывшихся от органов дознания, следствия и суда, уклоняющихся от исполнения наказания и без вести пропавших;
5) при решении вопроса:
- о допуске к сведениям, составляющим государственную тайну,
- допуске к работам, связанным с эксплуатацией объектов, представляющих повышенную опасность для жизни и здоровья людей, а также для окружающей среды,
- допуске к участию в оперативно-розыскной деятельности или доступе к материалам, полученным в результате ее осуществления,
- установлении или поддержании с лицом отношений сотрудничества при подготовке и проведении оперативно-розыскных мероприятий,
- выдаче разрешений на частную детективную и охранную деятельность;
6) для обеспечения безопасности органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность.
Анализ получаемой в ходе оперативно-розыскной деятельности информации позволяет разделить ее на стратегическую и тактическую. Первая (стратегическая) информация позволяет определить тенденции развития противоправной деятельности (в т.ч. распределение по регионам страны, межгосударственный характер, изменение по видам и направленности, поражению различных слоев и категорий населения и другие элементы инфраструктуры), вторая (тактическая) - содержит сведения о конкретных лицах, преступных группировках, событиях, подлежащих изучению, проверке и использованию.
В свою очередь оперативная информация тактического характера традиционно подразделяется на следующие виды: 1) имеющая непосредственное доказательственное значение (фактические данные); 2) носящая вспомогательный характер (указывает на возможные источники фактических данных, служит для выбора организационных и тактических приемов проведения следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий).
Результаты оперативно-розыскной деятельности могут быть получены в ходе оперативного поиска, а также в рамках конкретного дела оперативного учета и зафиксированы в различных оперативно-служебных материалах: в рапортах (справках) сотрудника оперативного подразделения, осуществляющего оперативно-розыскные мероприятия; в сообщениях лиц, оказывающих помощь на конфиденциальной основе; в заключениях (справках) специалистов; в документах, истребованных и полученных оперативным сотрудником у юридических, должностных и физических лиц; в разнообразных материальных носителях информации (фото-, киносъемки, видео-, аудиозаписи, магнитные и лазерные диски, слепки и др.), произведенных в процессе оперативно-розыскных мероприятий, а также изъятых в ходе их осуществления.
Разделение результатов оперативно-розыскной деятельности на виды послужило основой для различных вариантов их использования в оперативно-служебной и процессуальной деятельности: во-первых, правовая природа оперативно-розыскной информации указывает на необходимость ее использования прежде всего в сфере оперативно-розыскной деятельности, что вполне закономерно, т.к. содержание полученных сведений может потребовать дополнительных данных, указывать на необходимость проведения других ОРМ (см. ч.1 ст.11 Закона об ОРД); во-вторых, оперативно-розыскные сведения тактического характера могут быть использованы как фактические данные в уголовном процессе.
Таким образом, указание закона на то, что результаты оперативно-розыскной деятельности могут быть использованы при проведении оперативно-розыскных и уголовно-процессуальных действий, нужно рассматривать как общее дозволение. Применительно к следственным и судебным действиям сама возможность и пределы использования результатов оперативно-розыскной деятельности определяются уголовно-процессуальным законом, поскольку именно в нем регламентированы основания производства соответствующих следственных и судебных действий. Результаты ОРД могут служить основой для всех видов доказательств, создавать условия и предпосылки для их установления172.
В уголовном судопроизводстве в первую очередь интересна та информация, которая содержит сведения доказательственного значения. Из оперативных служб она поступает разными путями: в ходе ознакомления с делом оперативного учета, из рапортов оперативных сотрудников, справок, сопроводительных писем и т.п. Для использования ее в уголовном судопроизводстве необходимо, чтобы она была оформлена в соответствии с требованиями закона.
На этапе подготовки к проведению следственных действий оперативно-розыскная информация имеет важное значение преимущественно в организационно-тактическом аспекте: с ее помощью орган дознания, следователь могут наиболее оптимально определить время, место, участников производства следственного действия, привлечь необходимые научно-технические и транспортные средства, конкретных специалистов, оперативных работников для оказания содействия, правильно спланировать выбор и последовательность тактических приемов проведения следственных действий.
Использование результатов оперативно-розыскной деятельности на этом этапе ничем, кроме необходимости обеспечить соблюдение правил конспирации, не ограничено.
Здесь необходимо сделать оговорку, касающуюся использования в сфере уголовного процесса результатов оперативно-розыскной деятельности, которые ст.12 Закона об ОРД относит к государственной тайне. Первое. Результаты ОРД, полученные с использованием гласных сил, средств и приемов (действий), не могут быть отнесены к государственной тайне. Второе. Результаты, полученные при проведении некоторых оперативно-розыскных мероприятий, не подлежат оглашению только на этапе ведения дела оперативного учета. После его реализации сведения, представленные органу дознания, следователю для использования в уголовном процессе, по постановлению руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, расконспирируются и перестают носить негласный характер. Третье. Часть результатов оперативно-розыскной деятельности, даже после завершения производства по делам оперативного учета, не подлежит приданию гласности как составляющая государственную тайну. Их расконспирация в соответствии с ч.2 ст.12 Закона об ОРД допускается с письменного согласия соответствующих лиц и в случаях, предусмотренных федеральными законами.
Под использованием результатов оперативно-розыскной деятельности для осуществления следственных действий понимается возможность учета названных результатов: а) при принятии решения о производстве этих действий, б) при непосредственном их проведении.
Принципиальная возможность использования оперативно-розыскной информации при принятии решения о проведении следственных действий заложена в самом уголовно-процессуальном законодательстве. При конструировании оснований производства следственных действий законодатель исходит из того, что основанием для проведения любого следственного действия (а значит, и для принятия решения об этом) является совокупность фактических данных, указывающих на возможность достижения определенных целей, получения новых сведений об обстоятельствах, имеющих значение для дела. Некоторые следственные действия (например, очная ставка) проводятся только на основании фактических данных (доказательств), содержащихся в уголовном деле.
Основанием проведения других следственных действий может служить совокупность доказательств и фактических данных, почерпнутых из оперативно-розыскных источников. Так, в соответствии со ст.168 УПК РСФСР обыск производится при наличии "достаточных оснований полагать", что в определенном месте находятся объекты, имеющие значение для дела, т.е. закон не связывает проведение обыска с наличием исключительно доказательств. Оперативно-розыскные данные могут дополнять имеющуюся совокупность процессуальных сведений о нахождении в определенном помещении или месте, у какого-либо лица объектов, устанавливающих обстоятельства, подлежащие доказыванию по делу. Если, например, задержанный за кражу на допросе показал, что он приезжий, постоянно в городе не проживает, временно остановился у знакомых, то оснований для производства обыска в квартире знакомых в данном случае недостаточно. При получении же не вызывающего сомнений в достоверности сообщения конфиденциального источника о том, что задержанный совершил ряд краж и похищенное находится в помещении, где он временно проживает, эти совокупные фактические данные (процессуальные и оперативно-розыскные) являются достаточными для принятия решения о производстве обыска.
Таким образом, оперативно-розыскная информация, дающая достаточные основания полагать, что в каком-либо помещении (ином месте) или у какого-либо лица находятся орудия преступления, предметы и ценности, добытые преступным путем, а также другие объекты, могущие иметь значение для дела, служит основанием для производства обыска, если такая информация соответствует (не противоречит) установленным по делу обстоятельствам и не вызывает сомнений в достоверности.
Аналогично оперативно-розыскная информация может использоваться для принятия решения о производстве осмотра, назначения экспертизы, получения образцов для сравнительного исследования и некоторых других следственных действий.
Применительно к такому следственному действию, как задержание подозреваемого, в качестве иных сведений, дающих основания подозревать лицо в совершении преступления, наряду с доказательствами, рассматриваются и полученные в ходе оперативно-розыскной деятельности173. Таким же образом оперативно-розыскная информация о намерении противодействовать расследованию, в т.ч. путем уклонения от дознания и следствия, может быть использована для принятия решения об избрании или изменении меры пресечения.
Вызов и допрос свидетеля могут осуществляться на основе одних лишь оперативно-розыскных данных, поскольку уголовно-процессуальный закон практически не ограничивает круг лиц, могущих быть свидетелями по делу, и не устанавливает каких-либо оснований для их вызова. Поэтому если соображения конспирации не препятствуют вызову на допрос в качестве свидетеля лица, об осведомленности которого в обстоятельствах дела сообщил конфиденциальный источник, такой вызов и допрос не противоречат уголовно-процессуальным нормам, а значит, допустимы.
Использование оперативно-розыскных данных непосредственно при проведении следственных действий носит в основном тактический характер. На базе оперативной информации в процессе следственных действий могут приниматься промежуточные решения, не требующие оформления в виде специального постановления (например, решение о производстве личного обыска лица, зашедшего в помещение, в котором производятся обыск или выемка).
Часть 1 ст.11 Закона об ОРД декларирует юридическую возможность использования результатов оперативно-розыскной деятельности для подготовки и осуществления не только следственных, но и судебных действий. К последним относятся традиционно понимаемые процессуальные действия, проводимые в рамках судебного следствия. В связи с этим на них распространяются приведенные выше положения, относящиеся к следственным действиям. Однако использование результатов оперативно-розыскной деятельности на стадии рассмотрения уголовного дела в суде весьма ограничено, случаев представления оперативно-розыскной информации в суд фактически не бывает.
В то же время практика порождает нестандартные ситуации, не всегда "вписывающиеся" в правовые нормы. Рассмотрим только два примера.
Так, в выездном судебном заседании (в клубе населенного пункта) слушалось дело по незаконному производству аборта (ст.123 УК РФ). В период предварительного следствия не был обнаружен имеющий значение вещественного доказательства медицинский шприц, при помощи которого, по версии следователя, были совершены действия, инкриминируемые подсудимой. В процессе судебного слушания, которое "всколыхнуло общественность", в адрес государственного обвинителя и судьи от присутствующих в зале граждан поступила неофициальная информация о месте нахождения этого шприца. Направление уголовного дела на дополнительное расследование (ст.258 УПК РСФСР) вряд ли бы привело к обнаружению вещественного доказательства, т.к. оно могло быть перепрятано либо уничтожено. По нормам УПК в рамках судебного следствия суд в этой ситуации лишен правовой возможности направить в адрес органов дознания отдельное поручение для осуществления оперативно-розыскных мероприятий. Суд оказался в тупике.
По другому уголовному делу о разбойных нападениях на граждан, которые подсудимый совершал в камуфляжной одежде, не обнаруженной в ходе предварительного следствия, но имеющей доказательственное значение, в ходе судебного следствия подсудимый неожиданно изъявил желание указать ее место нахождения. Сложилась ситуация, аналогичная приведенной в первом примере.
Выход, вместе с тем, был найден. В обоих случаях начальники отделов внутренних дел действовали верно, на основании ст.11 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности" и п.2 Межведомственной инструкции "О порядке предоставления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд" от 13 мая 1998 г.. По их постановлениям суды в закрытых судебных заседаниях санкционировали проведение обследований помещений (жилищ), где предположительно находились ранее названные предметы (медицинский шприц и камуфляжная одежда).
Проведя соответствующие оперативно-розыскные мероприятия (ОРМ), сотрудники ОВД обнаружили искомые вещественные доказательства и представили их в судебные заседания вместе со служебными документами (актами) об осуществлении ОРМ. На основании положений УПК данные акты, также как и свидетельские показания участников ОРМ, наряду с другими доказательствами были использованы для обоснования вины подсудимых (осужденных) в текстах приговоров174.
При расширительном толковании понятия "судебные действия" непроцессуальные (оперативные) сведения могут быть учтены судом при решении вопроса об изменении меры пресечения подсудимому (например, при обнаружении оперативным путем фактов противодействия подсудимых в установлении истины).
Кроме того результаты оперативно-розыскных мероприятий, осуществляемых по розыскному делу для установления местонахождения без вести пропавшего лица, могут быть использованы судом при принятии решения о признании гражданина безвестно отсутствующим (в порядке ст.42 ГК РФ) или объявлении его умершим (в порядке ст.45 ГК РФ).
Результаты оперативно-розыскной деятельности, выразившиеся в непосредственном обнаружении признаков преступления, могут служить поводом к возбуждению уголовного дела. Закон об ОРД дополняет в этой части п.6 ст.108 УПК РСФСР, в которой речь идет об обнаружении признаков преступления властными участниками уголовного процесса. Здесь же они обнаруживают признаки преступления, в т.ч. опосредованно: в результате получения конфиденциальной информации.
Особенность непосредственного обнаружения признаков преступления как повода к возбуждению уголовного дела заключается в том, что к моменту составления рапорта совокупность фактических данных, указывающих на признаки преступления, достаточна для возбуждения уголовного дела и не требует проверки в порядке ст.109 УПК РСФСР. В тех случаях, когда орган дознания, наделенный правом осуществления оперативно-розыскной деятельности, в процессе ее проведения обнаруживает признаки преступления, то он вправе, при наличии на то оснований, самостоятельно возбудить уголовное дело, не дожидаясь поступления информации от иного источника. Поскольку первичный источник информации о преступлении подлежит регистрации, результаты оперативно-розыскной деятельности, содержащие сведения о признаках преступления, должны быть обобщены в отдельном рапорте сотрудника, непосредственно проводившего оперативно-розыскную деятельность, адресованном начальнику органа дознания.
Когда органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, направляют фактические данные, полученные оперативным путем, следователю или прокурору с обобщающим рапортом или служебной запиской, такие источники сведений о преступлении надлежит рассматривать в качестве сообщений должностных лиц (п.3 ст.108 УПК РСФСР). Рапорт или служебная записка регистрируются в установленном порядке. При необходимости поступившая следователю или прокурору информация проверяется в порядке ст.109 УПК РСФСР.
Предписание ч.2 ст.11 Закона об ОРД о том, что результаты оперативно-розыскной деятельности могут служить основанием для возбуждения уголовного дела, вполне согласуется с уголовно-процессуальным законом (ч.2 ст.108 УПК РСФСР), в котором обоснованность возбуждения дела связывается с наличием достаточных данных, указывающих на признаки преступления. Юридическая природа этих данных (доказательства; оперативно-розыскная информация; сведения, полученные в ходе административной деятельности органов внутренних дел) законом не определена. На основе оперативных сведений орган дознания, как правило, возбуждает дела об экономических преступлениях, о преступлениях, связанных с наркотиками, и некоторых других, носящих латентный характер.
Результаты оперативно-розыскной деятельности должны быть достаточны для вывода о наличии в деянии признаков преступления. Поэтому полноценное основание для возбуждения уголовного дела, как правило, образует совокупность оперативно-розыскных данных. При возбуждении уголовного дела органом, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, подобная совокупность может состоять из фактических данных, впоследствии приобретающих статус доказательств по делу, так и из тех (сообщения конфиденциальных источников), которые не легализируются и в уголовном деле не фигурируют. При оценке законности и обоснованности решения о возбуждении уголовного дела прокурор обязан учитывать всю совокупность имеющихся данных. Действующее законодательство не исключает возможность возбуждения органом дознания уголовного дела по результатам собственной оперативно-розыскной деятельности, зафиксированным исключительно в сообщениях конфиденциальных источников. Однако нужно стремиться (практически это выполнимо) к приобщению к первичным материалам сведений, подлежащих гласному использованию. Если уголовное дело возбуждается следователем или прокурором, то в качестве оснований для принятия решения выступают те оперативно-розыскные данные, которые можно подвергнуть официальной проверке.
Под представлением результатов оперативно-розыскной деятельности в орган дознания, следователю или в суд, в производстве которого находится уголовное дело, следует понимать их передачу (направление) в эти органы в порядке ч.2 ст.70 УПК РСФСР для использования в качестве доказательств по делам, находящимся в их производстве. Согласно этой статье доказательства могут быть представлены широким кругом участников уголовного процесса, а также любыми гражданами, предприятиями, учреждениями и организациями. Уголовно-процессуальный закон не содержит препятствий для представления органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, ее результатов в орган дознания, следователю или в суд (т.е. в те органы, которые занимаются процессуальным производством в соответствии с положениями УПК).
Порядок представления доказательств (предметов, документов) уголовно-процессуальным законом не установлен. Он регламентируется Межведомственной инструкцией о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд, утвержденной совместным Приказом ФСНП, ФСБ, МВД, ФСО, ГТК и СВР РФ от 13 мая 1998 г., согласованной с Генеральной прокуратурой Российской Федерации и зарегистрированной в Министерстве юстиции 3 сентября 1998 г.
Результаты ОРД, представляемые органу дознания, следователю, прокурору или в суд, должны отвечать следующим требованиям:
- сведения, содержащиеся в представляемых результатах, должны позволять сделать вывод о наличии события и его противоправности;
- результаты ОРД, представляемые для решения вопроса о возбуждении уголовного дела, должны содержать достаточные данные, указывающие на признаки преступления, а именно, сведения о том, где, когда, какие признаки и какого именно преступления обнаружены, при каких обстоятельствах имело место обнаружение признаков преступления, сведения о лице (лицах), его совершившем (если оно известно), очевидцах преступления (если они известны), о местонахождении следов преступления, документов и предметов, которые могут стать вещественными доказательствами, о любых других фактах и обстоятельствах, имеющих значение для решения вопроса о возбуждении уголовного дела;
- результаты ОРД, представляемые для подготовки и осуществления следственных и судебных действий, должны содержать сведения о лицах, скрывающихся от органов расследования и суда, о возможных источниках доказательств, лицах, которым известны обстоятельства и факты, имеющие значение для уголовного дела, о местонахождении орудий и средств совершения преступления, денег и ценностей, нажитых преступным путем, предметах и документах, связанных с обстоятельствами предмета доказывания, и о других фактах и обстоятельствах, позволяющих определить объем и последовательность проведения следственных действий, выбрать наиболее эффективную тактику их производства, выработать оптимальную методику расследования по конкретному уголовному делу;
- результаты ОРД, представляемые для использования в доказывании по уголовным делам, должны удовлетворять требованиям уголовно-процессуального законодательства, предъявляемым к доказательствам в целом, к соответствующим видам доказательств, и содержать сведения, имеющие значение для установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, указания на источник получения предполагаемого доказательства или предмета, который может стать доказательством, а также данные, позволяющие проверить в условиях судопроизводства доказательства, сформированные на их основе.
Несоблюдение указанных условий не только влечет ответственность должностных лиц органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, но и влияет на условия уголовного судопроизводства, потому что проблема допустимости доказательств, используемых в уголовном судопроизводстве, приобрела за последние годы актуальное значение. Это обусловлено закреплением в ст.50 Конституции РФ положения о том, что при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением закона, дополнением ч.3 ст.69 Уголовно-процессуального кодекса следующим положением: доказательства, полученные с нарушением закона, дополнением ч.3 ст.69 Уголовно-процессуального кодекса следующим положением: доказательства, полученные с нарушением закона, признаются не имеющими юридической силы и не могут положены в основу обвинения, а также использованы для доказывания обстоятельств, перечисленных в ст.68 УПК РСФСР.
В соответствии с уголовно-процессуальным законом допустимыми признаются следующие доказательства: полученные из предусмотренных законом источников; собранные уполномоченными на то законом лицами, полученные с точным соблюдением процессуальных правил; документально правильно оформленные.
Уголовно-процессуальный закон (ст.70) предусматривает исчерпывающий перечень способов доказательств: производство следственных действий; истребование предметов и документов; требование о восстановлении бухгалтерского учета за счет собственных средств, производстве ревизий, документальных проверок; представление доказательств любыми лицами.
Следует отметить, что до недавних пор суды достаточно терпимо относились к следственной и оперативно-розыскной практике, когда информации, полученная способом, не указанным в ст.70 УПК РСФСР, признавалась доказательством, это относилось к сведениям, зафиксированным в разного рода протоколах - "протоколе изъятия", "протоколе добровольной выдачи", "протоколе доставления" и т.п. В настоящее время подобные "процессуальные суррогаты" суды признают недопустимыми в доказывании по уголовным делам. Предпринимаемые некоторыми практическими работниками попытки получения доказательств способом, не регламентируемым законом, отвергаются судами.
Сотрудник оперативного подразделения при выявлении лиц, располагающих сведениями о преступных действиях разрабатываемых, должен учитывать и принцип свидетельского иммунитета, впервые введенного в уголовный процесс на основании ч.1 ст.51 Конституции РФ, которой установлено, что никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется Федеральным законом. Причем Федеральный закон может устанавливать и иные случаи освобождения от обязанности давать свидетельские показания. К близким родственникам в соответствии с п.9 ст.34 УПК РСФСР относятся родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и сестры, дедушка, бабушка, внуки, а также супруг.
Перед допросом указанных лиц следователь (лицо, осуществляющее дознание) обязан разъяснить им право не давать показаний, которые могут быть использованы в доказывании виновности их родственников либо в изобличении самого себя в совершении преступления.
Таким образом, если оперативный сотрудник не учтет этих положений законодательства, то полученные сведения могут быть признаны юридически ничтожными и потерять доказательственную силу.
Представление результатов ОРД органу дознания, следователю или в суд осуществляется на основании постановления руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность в соответствии с ч.3 ст.11 Закона об ОРД.
При подготовке материалов для представления необходимо учитывать, что сведения об используемых или использованных при проведении негласных оперативно-розыскных мероприятий силах, средствах, источниках, методах, планах и результатах оперативно-розыскной деятельности, лицах, внедренных в организованные преступные группы, о штатных негласных сотрудниках и о лицах, оказывающих (оказывавших) им содействие на конфиденциальной основе, а также об организации и тактике проведения оперативно-розыскных мероприятий составляют государственную тайну.
Представление результатов включает в себя три фазы:
- вынесение руководителем органа, осуществляющего ОРД, постановления о представлении результатов ОРД органу дознания, следователю, прокурору или в суд;
- вынесение, при необходимости, постановления о рассекречивании отдельных оперативно-служебных документов, содержащих государственную тайну;
- оформление сопроводительных документов и фактическую передачу материалов (пересылка по почте, передача с нарочным и т.п.).
Возможность представления результатов ОРД, содержащих сведения об организации и тактике проведения ОТМ, используемых технических средствах, штатных негласных сотрудниках оперативно-технических и оперативно-поисковых подразделений, в каждом конкретном случае должна согласовываться с исполнителями соответствующих мероприятий.
Постановление о представлении результатов ОРД органу дознания, прокурору или в суд состоит из трех частей: вводной, описательной и резолютивной.
Вводная часть включает в себя наименование документа, место и время его вынесения, фамилию, имя, отчество, должность и звание (воинское, специальное) руководителя органа, осуществляющего ОРД, а также основания вынесения данного постановления.
В описательной части постановления указывается, в результате какого ОРМ получены материалы и какие именно, для каких целей они представляются (использования в качестве поводов и оснований для возбуждения уголовного дела, подготовки и осуществления следственных и судебных действий, использования в доказывании по уголовным делам), когда и кем санкционировалось конкретное ОРМ, наличие судебного решения на его проведение.
Описательная часть постановления заканчивается ссылкой на соответствующую часть ст.11 и ч.4 ст.12 Закона об ОРД.
В резолютивной части постановления формулируется решение руководителя органа о направлении оперативно-служебных документов, отражающих результаты ОРД. Здесь же подробно перечисляются подлежащие направлению конкретные документы.
В случае необходимости одновременно с постановлением готовится план мероприятий по защите сведений об органах, осуществляющих ОРД, и безопасности непосредственных участников ОРМ.
Постановление о представлении результатов ОРД подготавливается в одном экземпляре, подписывается руководителем органа и приобщается к материалам дела оперативного учета или соответствующего номенклатурного дела.
Результаты ОРД могут представляться в виде обобщенного официального сообщения (справки-меморандума), подлинников либо копий175 соответствующих оперативно-служебных документов.
Представляемые материалы должна сопровождать информация о времени, месте и обстоятельствах изъятия в ходе оперативно-розыскной деятельности предметов и документов, получения видео- и аудиозаписей, кино- и фотоматериалов, копий и слепков, должно быть приведено описание индивидуальных признаков указанных предметов и документов.
В случаях, не терпящих отлагательства и могущих привести к совершению тяжкого преступления, а также при наличии сведений об угрозе государственной, военной, экономической и экологической безопасности Российской Федерации, результаты ОРД представляются органу дознания, следователю, прокурору или в суд незамедлительно. При этом оперативное подразделение в соответствии со ст.114 УПК РСФСР обязано принять меры к предотвращению или пресечению преступления, а равно к закреплению следов преступления.
Результаты ОРД не представляются упомянутым субъектам процессуальных отношений:
- если невозможно обеспечить безопасность субъектов (участников) оперативно-розыскной деятельности в связи с представлением и использованием данных результатов в уголовном процессе;
- если их использование в уголовном процессе создает реальную возможность расшифровки (разглашения) сведений об используемых или использованных при проведении негласных оперативно-розыскных мероприятий силах, средствах, источниках, методах, планах и результатах оперативно-розыскной деятельности, о лицах, внедренных в организованные преступные группы, о штатных негласных сотрудниках и лицах, оказывающих им содействие на конфиденциальной основе, а также об организации и тактике проведения оперативно-розыскных мероприятий, отнесенных законом к государственной тайне (кроме случаев, когда указанные сведения предаются гласности в порядке, установленном Законом об ОРД).
Решение о непредставлении результатов ОРД по указанным мотивам оформляется постановлением руководителя органа, осуществляющего ОРД, и приобщается к материалам дела оперативного учета или соответствующего номенклатурного дела. О принятом решении уведомляется инициатор запроса.
Обязанности и порядок реагирования органа дознания, следователя или суда на представление им оперативных материалов органом, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, законом не установлено. Однако содержание ч.2 ст.70, 118 УПК РСФСР и ст.11 Закона об ОРД позволяют предположить, что в случае представления органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, каких-либо оперативных материалов для использования в доказывании по уголовному делу, следователь (орган дознания, суд) обязан принять представленные материалы либо мотивированно отказать в этом. Без официального реагирования постановление о представлении результатов оперативно-розыскной деятельности оставаться не должно.
Принятие представленных оперативных материалов может быть оформлено протоколом, в котором без обязательного приглашения каких-либо посторонних граждан (понятых) фиксируются обстоятельства и факт принятия предметов, документов и их краткое описание. В дальнейшем представленные материалы используются в соответствии с нормами УПК.
Если дознаватель, следователь или судья как процессуально самостоятельные и независимые субъекты не считают представленные материалы относящимися к делу, они вправе отказать в их принятии путем вынесения мотивированного постановления по аналогии с правилами отказа в удовлетворении ходатайств.
Порядок принятия представленных материалов может быть упрощен, если представляемые предметы и документы получены в ходе оперативно-розыскных мероприятий, проводимых по поручению следователя (органа дознания, суда). Составления в данном случае специальных протоколов не требуется.
Если на проведение оперативно-розыскного мероприятия было получено в установленном порядке разрешение суда, то результаты оперативно-розыскной деятельности представляются вместе с соответствующим судебным постановлением.
В тех случаях, когда властные участники уголовного процесса информируются о результатах оперативно-розыскной деятельности для использования их в тактических или иных целях, но не в качестве средств доказывания, такая передача сведений не может рассматриваться в качестве представления их в соответствии с ч.2 ст.70 УПК РСФСР и ч.2 ст.11 Закона об ОРД.
Пленум Верховного Суда РФ (см. п.14 его постановления от 31 октября 1995 г. № 8 "О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия"176) определил, что "результаты оперативно-розыскных мероприятий, связанных с ограничением конституционного права граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, а также с проникновением в жилище против воли проживающих в нем лиц (кроме случаев, установленных федеральным законом), могут быть использованы в качестве доказательств по делам, лишь когда они получены по разрешению суда на проведение таких мероприятий и проверены следственными органами в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством".
Из разъяснения Пленума следует, что результаты оперативно-розыскных мероприятий могут быть, наряду с другими доказательствами, положены в основу обвинительного приговора лишь после их проверки. Вместе с тем к материалам уголовного дела они могут приобщаться, а также подвергаться проверке и оценке и на начальном этапе расследования.
Постановление суда о даче разрешения на проведение оперативно-розыскных мероприятий должно представляться следователю вместе с теми их результатами, которые органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, предполагают использовать в доказывании.
Результаты оперативно-розыскных мероприятий могут использоваться в доказывании в качестве вещественных доказательств или иных документов. Понятие доказательств, сформулированное в ст.69 УПК РСФСР, несмотря на закрытый перечень видов (источников) доказательств, универсально, поскольку "вещественные доказательства" и "иные документы" являются относительно определенными видами доказательств. Анализ ст.83 и 88 УПК РСФСР позволяет признать, что вещественным доказательством либо иным документом может быть широкий круг предметов и документов, в т.ч. и полученных в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий.
Результаты гласных оперативно-розыскных мероприятий в виде предметов и документов представляются следователю в порядке ст.70 УПК РСФСР беспрепятственно.
Нет в законе запрета и на представление следователю результатов негласных оперативно-розыскных мероприятий, проведенных в установленном порядке и зафиксированных с помощью видео- и аудиозаписи, фотосъемки или иным законным путем, когда это не противоречит конспирации приемов их получения.
Когда результаты оперативно-розыскных мероприятий имеют признаки вещественных доказательств, они выступают непосредственными носителями фактических данных и в этом качестве подлежат проверке и оценке. Сведения о лицах и обстоятельствах получения этих вещественных доказательств могут востребоваться лишь в случаях, если есть достаточные основания полагать, что в процессе оперативно-розыскных мероприятий были нарушены охраняемые законом права граждан. Например, если были засняты на видеопленку или сфотографированы преступные действия, происходившие в общедоступном месте или в месте и помещении, вторжение в которое не требует специального разрешения, либо такое разрешение было получено, то информация о лицах, производивших видеозапись или фотографирование, и об обстоятельствах их производства выходит за пределы исследования по делу. Достоверность представленных материалов может быть проверена путем проведения соответствующих следственных действий (назначения криминалистических экспертиз, допроса лиц, запечатленных на пленке или на фотографиях, осмотром местности или помещения, изображенных на указанных объектах).
Если при проверке результатов оперативно-розыскной деятельности будет установлено, что их получение привело к незаконному ограничению конституционных прав граждан, то содержащиеся в них сведения не могут быть использованы в доказывании.
Сведения о совершенном преступлении могут содержаться в различных документах, составляемых при проведении гласных оперативно-розыскных мероприятий, а также в протоколах изъятия предметов и материалов, проводимого в соответствии с п.1 ст.15 Закона об ОРД. К уголовному делу такие письменные материалы приобщаются в качестве иных документов. Формально "иными документами" могут считаться справки органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, с изложением прямых или обобщенных сведений, содержащихся в делах оперативного учета (например, о принадлежности того или иного лица к организованной преступной группе). Однако их доказательственное значение практически ничтожно, поскольку часто не поддается проверке достоверность представленных сведений.
Результаты оперативно-розыскной деятельности могут отражаться в рапортах, объяснениях лиц, производивших оперативные мероприятия. Показания этих лиц, допрошенных в качестве свидетелей, оцениваются органом дознания, следователем, судом по внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном рассмотрении обстоятельств дела в совокупности. Такие показания не имеют заранее установленной силы и преимуществ перед показаниями других лиц, однако не могут быть отвергнуты по мотивам одной лишь профессиональной заинтересованности в исходе дела.

Лекция 8.
Контроль и надзор за осуществлением
оперативно-розыскной деятельности

( 1. Общие положения контроля и надзора
за оперативно-розыскной деятельностью органов внутренних дел

Планомерная деятельность какой-либо системы, созданной для достижения социально значимых целей, требует непременного атрибута любого управленческого цикла - контроля за реализацией нормативно-установленного порядка ее осуществления для достижения решаемых задач.
В связи с этим важное значение приобретает контроль за осуществлением одного из наиболее напряженных видов правоохранительной деятельности - оперативно-розыскной.
Определенные формы контроля и надзора за ОРД осуществлялись и ранее. Однако до приобретения легитимности этой формы непроцессуальной деятельности в федеральное законодательство контроль и надзор за ОРД были установлены закрытыми партийными документами и ведомственными актами, ограничивающими конституционные права и свободы гражданина и человека.
В соответствии с положениями Закона об ОРД контроль и надзор за оперативно-розыскной деятельностью органов внутренних дел в пределах полномочий, определяемых Конституцией РФ, федеральными законами (ст.20) осуществляют:
- Президент Российской Федерации;
- Федеральное Собрание;
- Правительство Российской Федерации;
- Генеральный прокурор Российской Федерации и уполномоченные им прокуроры (ст.21);
- руководители органов и подразделений внутренних дел, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность (ст.22).
Закрепление на законодательном уровне различных форм контроля за осуществлением оперативно-розыскной деятельности свидетельствует о ее конституционном характере.
Президент как глава государства на основе конституционных норм (см. ст.80, 85) обладает всей полнотой власти по охране суверенитета РФ, ее независимости, государственной целостности, прав и свобод человека и гражданина. По его указанию разрабатывается, а после утверждения под его контролем реализуется Федеральная программа по борьбе с преступностью, содержащая и меры оперативно-розыскного характера.
Обеспечивая согласованное функционирование и взаимодействие органов государственной власти, Президент вносит законопроекты в Государственную Думу, подписывает и обнародует федеральные законы, издает указы и распоряжения, которые обязательны для исполнения на всей территории страны177. Кроме того, Президент, пользуясь своими полномочиями, вправе отклонить закон, который не соответствует конституционным нормам России или международным стандартам178. Необходимые правовые документы, аналитический материал по этим вопросам готовит для него аппарат Администрации Президента.
Контрольные функции Президента за ОРД проявляются и в том, что он подписывает международные договоры по участию России в борьбе с преступностью (см. ст.86 Конституции РФ).
Президент, по предложению Председателя Правительства, назначает на должности и освобождает от должности руководителей правоохранительных ведомств, осуществляющих ОРД, а также формирует и возглавляет Совет Безопасности РФ, решающий проблемы обеспечения безопасности страны, в т.ч. оперативно-розыскными мерами.
Президент в рамках мер контроля за действиями правоохранительных органов вправе лично заслушать их руководителей по любым направлениям деятельности, включая и оперативно-розыскную. По его личному запросу указанные ведомства обязаны предоставить любые документы и сведения, даже если они составляют государственную тайну.
Федеральное Собрание в соответствии со ст.20 Закона об ОРД наделяются правом парламентского контроля за оперативно-розыскной деятельностью, который оно осуществляет на основании ст.101-104 Конституции РФ.
Контрольные функции Федерального Собрания реализуются через соответствующие постоянные комитеты и комиссии в составе палат Совета Федерации и Государственной Думы, проводящие по этим вопросам парламентские слушания согласно принятому каждой палатой регламенту.
Совету Федерации, его членам и депутатам Государственной Думы принадлежит право законодательной инициативы. На основе этого они участвуют в работе по подготовке законопроектов, регламентирующих оперативно-розыскную деятельность в целом и отдельных ее направлений. В рабочие группы комиссий и комитетов, создаваемые Федеральным Собранием для подготовки указанных решений, входят депутаты - представители органов уголовной юстиции, юристы и другие специалисты в области ОРД, что позволяет им квалифицированно рассматривать обоснования соответствующих законопроектов и таким образом контролировать деятельность субъектов оперативно-розыскной деятельности.
Кроме того, Счетная палата, образуемая Советом Федерации и Государственной Думой, для осуществления контроля за исполнением федерального бюджета, контролирует и порядок расходования средств, выделяемых на ОРД.
Вместе с этим Совет Федерации и Государственная Дума вправе заслушивать отчеты руководителей правоохранительных органов, осуществляющих ОРД.
Правительство Российской Федерации на основании ст.110-114 Конституции РФ является самостоятельным субъектом контроля за оперативно-розыскной деятельностью ОВД. Оно осуществляет на территории России исполнительную власть, определяет основные направления деятельности и организует работу Министерства внутренних дел, входящего в его состав, определяет бюджет и гарантирует его исполнение, осуществляя контроль в сфере оперативно-розыскной деятельности для обеспечения законности, прав и свобод граждан, охраны собственности и общественного порядка, борьбы с преступностью.
Соответствующие решения Правительства РФ по указанным вопросам находят свое отражение в постановлениях и распоряжениях, издаваемых в целях реализации (исполнения) законов, принятых Федеральным Собранием и утвержденных Президентом РФ. Эти постановления и распоряжения, в свою очередь, служат основой для принятия ведомственных нормативных актов МВД, детализирующих механизм исполнения.
Руководство МВД России, организующее и контролирующее исполнение нормативных актов, регламентирующих организацию и тактику осуществления оперативно-розыскной работы, отчитываются о проделанной работе перед Председателем Правительства и его заместителями.
Помимо этого разработка и предоставление Государственной Думе федерального бюджета, обеспечение его исполнения и отчет об исполнении позволяют Правительству требовать от руководства МВД обоснования финансирования расходов оперативно-розыскных подразделений, а также сведений о результативности их деятельности.
Генеральный прокурор и уполномоченные им прокуроры осуществляют контроль за ОВД в виде прокурорского надзора.
Персональную ответственность за соблюдение законности при организации ОРД и проведении ОРМ несут руководители органов внутренних дел.

( 2. Ведомственный контроль за осуществлением
оперативно-розыскной деятельности

Федеральным законом "Об оперативно-розыскной деятельности" (ст.22) помимо президентского, парламентского (ст.20), прокурорского (ст.21), судебного (ст.8, 9) контроля за законностью при организации и осуществлении оперативно-розыскной деятельности установлен ведомственный контроль.
Ведомственный контроль за оперативно-розыскной деятельностью органов внутренних дел организуют руководители этих органов и иные должностные лица, определенные законодательными и ведомственными нормативными актами МВД России.
В соответствии с положением Закона РСФСР "О милиции" (ст.8.37) к должностным лицам, осуществляющим контроль за деятельностью служб милиции, относятся:
- Министр МВД России и его заместители по оперативной работе;
- в МВД России - начальники управлений, отделов ГУУР, ГУБЭП, ГУБОП, УБНОН, оперативных отделений ГУВДТ, 8 ГУ и их заместители;
- в МВД республик в составе Российской Федерации - министры и их заместители по оперативной работе;
- в ГУВД, УВД краев и областей, УВДТ, ОВДТ - начальники и их заместители по оперативной работе;
- в подразделениях 8 ГУ начальники УУР, ОУР, УБЭП, ОБЭП и их заместители;
- в горрайлинорганах - начальники этих органов, их заместители и непосредственные руководители низовых оперативных аппаратов.
Закрепление ведомственного контроля в законодательном порядке определяется специфическим характером оперативно-розыскной деятельности, задачи которой решаются с использованием преимущественно негласных возможностей и мероприятий, в т.ч. ограничивающих права и свободы человека и гражданина.
Закон возложил на руководителей органов внутренних дел контроль за законностью организации и тактики осуществления оперативно-розыскной работы, недопущением в ее процессе нарушения прав и свобод личности, причинения вреда государственным и общественным интересам.
Эти руководители несут персональную ответственность за правильность и эффективность использования сил, средств и иных оперативно-розыскных возможностей в принятии исчерпывающих мер по выявлению, предупреждению, пресечению и раскрытию преступлений, розыску скрывшихся преступников и лиц, пропавших без вести, а также контроль за соблюдением прав и законных интересов граждан, недопустимостью нарушений установленного порядка проведения оперативно-розыскных мероприятий, за неправомерным или несанкционированным использованием технических средств, обеспечением конспирации в оперативно-розыскной деятельности, соблюдением режима секретности в делопроизводстве, защищенностью системы оперативного учета от возможности утечки оперативной информации, а также за порядком ведения дел оперативного учета (см. комментарий к ст.10 Закона об ОРД), рациональным и эффективным расходованием финансовых средств, выделяемых на оперативно-розыскную деятельность.
Законодательно не предусмотрено осуществление ведомственного контроля со стороны непосредственных руководителей оперативных подразделений органов внутренних дел. Однако именно они повседневно контролируют организацию деятельности подчиненных или оперативных подразделений и тактику проведения ими ОРМ и реализации административно-правовых функций. Поэтому руководители этого уровня также несут персональную ответственность за состояние работы на порученном им направлении оперативно-розыскной деятельности. Объем их полномочий определяется соответствующими ведомственными нормативными актами по организации и тактике ОРД органов внутренних дел. Эти нормативные акты устанавливают перечень руководителей, имеющих право утверждать постановления на проведение оперативно-розыскных мероприятий в зависимости от степени их сложности и характера. На практике постановление о проведении ОРМ, ограничивающих конституционные права личности, утверждает, как правило, начальник криминальной милиции (заместитель начальника органа внутренних дел по оперативной работе). Тем не менее это не снимает ответственности с самого руководителя органа.
К "иным" субъектам ведомственного контроля за осуществлением отдельных аспектов оперативно-розыскной деятельности относятся должностные лица органов внутренних дел, наделенные контролирующими и инспектирующими полномочиями, имеющие служебную или государственную тайну (например, штабные службы, оперативные аппараты вышестоящего уровня).
Основными целями ведомственного контроля являются:
- установление обоснованности и законности организации и тактике оперативно-розыскной деятельности в соответствии с законодательными и ведомственными нормативными актами;
- своевременное выявление недостатков в области организации и тактики оперативно-розыскной деятельности, а также принятие необходимых мер по выполнению тех или иных оперативно-розыскных функций;
- привлечение к ответственности лиц, допускающих нарушения установленных законом и ведомственными нормативными актами оперативно-розыскных процедур.
Однако функция ведомственного контроля не должна сводиться только к обнаружению каких-либо недоработок, недостатков в оперативно-служебной деятельности и их устранению. В условиях значительного обновления штатов оперативных подразделений ведомственный контроль должен преследовать и цель выявления типичных ошибок молодых сотрудников, а также выработки у них достаточных практических навыков организации и тактики этой сложной и кропотливой работы. Поэтому контроль за осуществлением ОРД должен уделять особое внимание:
- обоснованности и своевременности постановки лица на оперативно-розыскной учет;
- правильности выбора и соответствия мер оперативного воздействия антиобщественным установкам проверяемого;
- правильному подбору конфиденциальных сотрудников, имеющих по своим деловым и моральным качествам возможность активно содействовать органам внутренних дел в борьбе с преступностью;
- своевременности устранения причин, порождающих преступления, и условий, способствующих их совершению.
Для достижения названных целей руководители органов внутренних дел, осуществляющих ОРД, реализуют контрольные функции в следующих формах:
- путем изучения материалов, полученных в результате оперативно-розыскной деятельности, и иных документов, имеющих к ней отношение;
- при принятии решений по указанным материалам и документам (в т.ч. в письменном виде);
- при вынесении (утверждении) постановлений о проведении отдельных оперативно-розыскных мероприятий;
- при санкционировании заведения дел оперативного учета; установлении сроков их ведения и обоснованности прекращения;
- при заключении контрактов с гражданами, изъявившими согласие на конфиденциальное содействие органам внутренних дел в осуществлении ОРД, и непосредственной работе с ними;
- при утверждении планов организационного и тактического уровней оперативно-розыскной деятельности;
- в процессе заслушивания исполнителей по результатам деятельности (по отдельным направлениям ОРД; по наиболее сложным и трудоемким ОРМ; по делам оперативного учета, взятым на контроль, за отчетный период и т.д.);
- в ходе утверждения отчетов по результатам ОРД и о расходовании средств по статье "Особые расходы";
- при проверке правил поддержания режима конспирации при осуществлении оперативно-розыскной деятельности;
- в ходе рассмотрения жалоб и заявлений граждан;
- при назначении служебных проверок (внутренних расследований).
Объектами контрольных функций являются не только рядовые исполнители, но и руководители подразделений и органов внутренних дел, осуществляющих оперативно-розыскную работу.
В случаях установления фактов нарушений законности, правил конспирации, допущенных в ходе оперативно-розыскной деятельности, разглашения сведений, составляющих государственную или служебную тайну, соответствующий руководитель обязан назначить служебную проверку и по ее результатам принять необходимые меры, а в случае нарушения законности информировать вышестоящее руководство и прокурора, осуществляющего надзор.
Руководители и исполнители, принявшие необоснованные решения и допустившие неправомерное осуществление оперативно-розыскных мероприятий, несут персональную ответственность. Так, согласно ст.40 Закона РФ "О милиции" за противоправные действия или бездействие сотрудники милиции могут привлекаться к различным видам ответственности: дисциплинарной, административной, уголовной, гражданско-правовой и материальной на основании и в порядке, предусмотренных федеральным законодательством.

( 3. Прокурорский надзор как форма контроля
за оперативно-розыскной деятельностью органов внутренних дел

Правовой основой такой формы контроля за осуществлением ОРД являются законодательные, межведомственный и ведомственные нормативные акты:
- ст.21 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности" от 12 августа 1995 г. (с изменениями и дополнениями, внесенными Федеральными законами от 18 июля 1997 г., от 21 июля 1998 г., от 5 января 1999 г.);
- Федеральный закон "О прокуратуре Российской Федерации" от 17 января 1992 г. (в редакции ФЗ от 17 ноября 1995 г.), далее - Закон о прокуратуре (см. Приложение 25);
- Приказ Генерального прокурора РФ "Об организации прокурорского надзора за расследованием и раскрытием преступлений" от 21 февраля 1995 г. № 10 (см. Приложение 26);
- Указание Генерального прокурора РФ "О порядке предоставления органами внутренних дел материалов для осуществления прокурорского надзора за исполнением Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности" от 20 июля 1996 г. (см. Приложение 27);
- Приказ Генерального прокурора РФ "Об организации надзора за исполнением Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности" от 9 августа 1996 г. № 48 (см. Приложение 28);
- Инструкция об организации делопроизводства в органах прокуратуры по документам оперативно-розыскной деятельности (см. Приложение 29).
Субъектами прокурорского надзора за ОРД являются: Генеральный прокурор РФ и уполномоченные им прокуроры. Генеральный прокурор РФ лично определяет своим приказом прокуроров, на которых возлагается надзор за исполнением законодательства, регулирующего оперативно-розыскную деятельность. Приказом Генерального прокурора от 9 августа 1996 г. № 48 эти функции возложены на прокуроров субъектов Российской Федерации, приравненных к ним военных и других специализированных прокуроров, прокуроров городов и районов, других территориальных, военных и специализированных прокуроров, а также выделенных для этих целей приказами прокуроров субъектов Российской Федерации уполномоченных прокуроров, в Генеральной прокуратуре РФ - на заместителей Генерального прокурора РФ, Главного военного прокурора и его заместителей, начальников управлений и отделов и их заместителей (старших помощников), старших прокуроров и прокуроров в соответствии с их функциональными обязанностями.
В соответствии со ст.29 Закона о прокуратуре и ч.2 приказа Генерального прокурора от 9 августа 1996 г. № 48 предметом прокурорского надзора в сфере оперативно-розыскной деятельности является соблюдение прав и свобод человека и гражданина, исполнение органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, Конституции РФ, Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности", других законов, регламентирующих оперативно-розыскную деятельность, нормативных актов, принятых в их развитие, а также законность решений, принимаемых органами, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность.
Анализ положений Федерального закона "О прокуратуре РФ", Закона об ОРД и приказа Генерального прокурора от 9 августа 1996 г. позволяет к важнейшим элементам прокурорского надзора в области оперативно-розыскной деятельности отнести:
1) соблюдение законности и обоснованности:
- рассмотрения заявлений и сообщений о совершенных и готовящихся преступлениях;
- проведения оперативно-розыскных мероприятий;
- заведения, ведения и прекращения дел оперативного учета;
- использования результатов оперативно-розыскной деятельности.
2) обеспечение социальной и правовой защиты должностных лиц органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, а также граждан, оказывающих им содействие.
3) защиту сведений об органах, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность.
По требованию прокуроров, уполномоченных на осуществление надзора за ОРД, руководители органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, представляют им оперативно-служебные документы, включающие в себя дела оперативного учета, материалы о проведении оперативно-розыскных мероприятий с использованием оперативно-технических средств, а также учетно-регистрационную документацию и ведомственные нормативно-правовые акты, регламентирующие порядок проведения оперативно-розыскных мероприятий.
Перечень лиц, на которых возлагаются обязанности прокурорского надзора за исполнением закона при осуществлении ОРД, а также работников прокуратур, ведущих делопроизводство по документам такого надзора, утверждается приказом соответствующего прокурора. В установленном порядке работникам оформляются соответствующий допуск, являющийся формальным основанием для работы с документами, составляющими государственную тайну. Они предупреждают об уголовной ответственности за раглашение их содержания или утрату. При утечке информации проводится служебное расследование.
Копия приказа с перечнем указанных лиц (или выписка из него) направляется руководителям республиканских министерств, управлений, отделов органов, осуществляющих ОРД, в обязательном порядке. Отсутствие указанных документов может служить формальным основанием для отказа в предоставлении материалов оперативно-розыскной деятельности.
В предмет прокурорского надзора не входит проверка законности и обоснованности возбуждения органом, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, ходатайства о проведении оперативно-розыскного мероприятия, связанного с ограничением конституционных прав граждан, а также законности решения судьи по результатам рассмотрения материалов об ограничении конституционных прав граждан при проведении оперативно-розыскных мероприятий. Коль скоро окончательное решение о проведении такого мероприятия является прерогативой суда, прокурор не должен предрешать его вывод и не может воспрепятствовать обращению органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, в суд с соответствующим ходатайством. Сказанное распространяется также и на случаи, когда оперативно-розыскные мероприятия, связанные с ограничением конституционных прав граждан, проводятся до получения судебного решения (или без такового) в порядке, предусмотренном ч.3, 4 и 7 ст.8 Закона об ОРД.
Прокурорский надзор за оперативно-розыскной деятельностью не ограничивается решениями о проведении и порядке проведения отдельных оперативно-розыскных мероприятий, поскольку оперативно-розыскная деятельность не исчерпывается их осуществлением. Прокурорский надзор распространяется также на решения о заведении и прекращении дел оперативного учета и иные решения, не связанные с тактикой осуществления оперативно-розыскных мероприятий.
Круг оперативно-служебных документов, представляемых уполномоченному прокурору по требованию (совместное Указание Генерального прокурора РФ от 29 июля 1996 г. и Министра внутренних дел РФ от 25 июля 1996 г. "О порядке представления органами внутренних дел материалов для осуществления прокурорского надзора за исполнением Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности" руководителям органов, осуществляющих ОРД", приказ Генерального прокурора РФ от 9 августа 1996 г.) расширен ст.1 Федерального закона "О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "Об оперативно-розыскной деятельности" и включает в себя "дела оперативного учета, материалы о проведении оперативно-розыскных мероприятий с использованием оперативно-технических средств, а также учетно-регистрационную документацию и ведомственные нормативно-правовые акты".
В то же время обращение прокуроров к нормативным актам соответствующих ведомств оправданно и необходимо в случаях, когда без этого не представляется возможным дать оценку законности оперативно-розыскных мероприятий, поскольку положения нормативных актов могут конкретизировать закон, определять механизмы его исполнения. Надлежит признать правильным сделанный в литературе вывод о том, что если регламентация порядка проведения оперативно-розыскного мероприятия предусмотрена исключительно ведомственными актами (например, применение специальных окрашивающих веществ), то этот порядок не входит в предмет прокурорского надзора179.
Сведения о лицах, внедренных в организованные преступные группы, и о штатных негласных сотрудниках органов, осуществляющих ОРД, а также о лицах, оказывающих или оказывавших содействие этим органам на конфиденциальной основе, относятся к сведениям, составляющим государственную тайну, и могут предоставляться надзирающему прокурору как с письменного согласия указанных лиц (оформляется должностным лицом органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность), так и без согласия таких лиц (при наличии достаточных оснований для предъявления им обвинения в совершении преступления в ходе выполнения оперативных заданий)
Согласие на предоставление этих сведений прокурору оформляется документом произвольной формы (распиской, заявлением).
Требование уполномоченного прокурора о предоставлении ему оперативно-служебных документов, отражающих ход и результаты оперативно-розыскных мероприятий, может быть письменным или устным. Однако, если такие документы содержат сведения, отнесенные к государственной тайне, требование должно быть облечено в письменную форму.
Оперативно-розыскные документы истребуются прокурором в связи с поступившими в прокуратуру материалами, информацией и обращениями граждан, должностных лиц о нарушении законов при проведении оперативно-розыскных мероприятий и законности принимаемых при этом решений. Кроме того, прокуроры вправе по собственной инициативе выявлять нарушения прав и законных интересов юридических и физических лиц в ходе оперативно-розыскной деятельности.
Жалобы на нарушения прав и интересов указанных лиц должны рассматриваться в срок не позднее одного месяца. Жалобы на нарушения конституционных прав Генеральной прокуратуре рекомендуется рассматривать в пятидневный срок.
Прокурор дает на жалобу мотивированный ответ, а в случае отказа в удовлетворении жалобы лицу, обратившемуся с ней, должны быть разъяснены порядок обжалования прокурорского решения, а также право обращения в суд, если это предусмотрено законом.
Руководитель органа внутренних дел вправе не предоставлять прокурору оперативно-служебные документы, относящиеся к той части ОРД, которая не входит в предмет прокурорского надзора.
Вопрос об отнесении тех или иных служебных документов к содержащим государственную тайну, а также об ознакомлении с ними прокурора решает руководитель органа внутренних дел на основании положений Конституции РФ, Законом об ОРД, Законом о государственной тайне, другими законами Российской Федерации, ведомственными нормативными актами.
Периодичность проверки установленного порядка проведения оперативно-розыскных мероприятий и законности принимаемых при этом решений определяет Генеральный прокурор РФ, а также уполномоченные прокуроры. В то же время такая проверка проводится:
- по мере необходимости в связи с отсутствием положительных результатов по материалам розыска обвиняемых по уголовным делам, без вести пропавших лиц;
- при получении информации о ненадлежащем реагировании на поручения следователя, органа дознания и суда по уголовным делам, находящимся в их производстве, а также на указания прокурора;
- в других случаях с учетом состояния законности при осуществлении ОРД.
Внимание проверяющих прокуроров должно быть направлено на то, чтобы в ходе оперативно-розыскной деятельности проводились только те ОРМ, перечень которых установлен Законом об ОРД и может быть изменен и дополнен только Федеральным законом.
Опубликованные средствами массовой информации материалы о нарушении законов при проведении оперативно-розыскных мероприятий являются самостоятельным поводом для проверки прокурором указанных в публикации сведений (фактов).
Если прокурор располагает обоснованными сведениями об ограничении или нарушении в процессе оперативно-розыскной деятельности прав и законных интересов граждан, обязанность доказывания законности и обоснованности проведения оперативно-розыскных мероприятий возлагается на органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность. При непредоставлении убедительной информации, подтверждающей законность решения и порядка проведения мероприятия, прокурор вправе исходить из доказанности факта нарушения закона и прибегнуть к соответствующим мерам реагирования в отношении виновных должностных лиц.
В связи с этим надзирающие за осуществлением оперативно-розыскной деятельности прокуроры вправе:
- знакомиться с оперативно-служебными документами, отражающими в обобщенном виде ход и результаты ОРД (в т.ч. специально подготовленными по их требованию). Поскольку подразделения органов внутренних дел, осуществляющие ОРД, одновременно имеют право на проведение дознания, то прокурор вправе изучать уголовные дела и определять законность их возбуждения на основе оперативно-розыскной информации, а также законность осуществления по ним неотложных действий;
- определять законность отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовных дел, ранее возбужденных по оперативным материалам;
- знакомиться с оперативно-служебными документами на осуществление ОРМ, ограничивающих конституционные права и свободы человека и гражданина, а также материалами, мотивирующими необходимость проведения таких ОРМ;
- изучать оперативно-служебные документы, являющиеся основанием для проведения отдельных ОРМ, а также действий и операций, осуществляемых в рамках дел оперативного учета;
- изучать планы согласованных оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий, осуществляемых в ходе оперативного обеспечения предварительного или судебного следствия;
- рассматривать планы работы следственно-оперативных групп, а также непосредственно участвовать в планировании и осуществлении следственных действий, обеспечивающих реализацию оперативно-розыскных сведений в виде возбуждения уголовного дела (прежде всего в тех случаях, когда оно будет возбуждено следователем);
- определять законность использования результатов ОРД для проведения следственных действий;
- знакомиться с материалами проверок, официальных заявлений граждан в органы, осуществляющие ОРД, о преступлениях для проверки соблюдения сроков их рассмотрения;
- знакомиться с жалобами и заявлениями, поступившими в ОВД, касающимися нарушений, допущенных в процессе осуществления ОРД, и результатами их проверки;
- лично опрашивать лиц - объектов ОРД для выяснения их претензий к сотрудникам оперативных подразделений, осуществляющим ОРМ (в т.ч. ограничивающих их конституционные права); касающихся проведения следственных действий по уголовным делам, возбужденным по оперативно-розыскным материалам, в т.ч. задержанных (арестованных), подвергнутых различным мерам принудительного характера;
- истребовать от руководителей подразделений ОВД, осуществляющих ОРД, объяснения по поводу нарушений законности, выявленных в сфере оперативно-розыскной деятельности.
Проверка прокурором исполнения законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, отражается в самостоятельном надзорном производстве, в котором концентрируются поступившие в прокуратуру материалы, информация, жалобы, заявления граждан, справки, оперативно-служебные документы, представленные прокурору по его требованию. В связи с этим делопроизводство в органах прокуратуры должно быть организовано в соответствии с требованиями, установленными для работы с документами оперативно-розыскного характера (см. Приложение 30).
По результатам проверки соответствия деятельности органа внутренних дел, осуществляющего ОРД, требованиям, предусмотренным законодательными подзаконными и ведомственными правовыми актами Российской Федерации, прокурор вправе:
- дать указания об осуществлении ОРМ по уголовному делу, находящемуся у него в производстве;
- указать руководителю органа внутренних дел, подразделения (сотрудники) которого допустили нарушения законности при осуществлении ОРД, на прекращение действий, влекущих за собой такие последствия;
- обязать руководителя органа внутренних дел рассматривать вопрос о привлечении сотрудника оперативного подразделения, виновного в нарушении законности при осуществлении ОРД, к дисциплинарной ответственности;
- информировать вышестоящее руководство органов внутренних дел о фактах нарушения законности при осуществлении ОРД и указать на необходимость устранения обстоятельств, способствующих таким нарушениям;
- принять меры к восстановлению прав и законных интересов граждан, нарушенных в процессе или результате ОРД;
- привлечь виновных к ответственности.
Таким образом, осуществление прокурорского надзора и ведомственного контроля должно способствовать успешному выполнению задач, возложенных на органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, совершенствование форм их деятельности в борьбе с преступностью и обеспечению соблюдения законности.



Приложения

Приложение 1

Положение о негласном полицейском надзоре

Утвержденное 1 Марта 1882 г. Министром Внутренних Дел
Генерал-адъютантом Игнатьевым, объявленное
при Цирк. Департамента Полиции от 9 Апреля 1882 г. № 1365
(изменено и дополнено по распоряжениям, объявленным по 1 Января 1903 г.)

(Извлечение)

п.1. Негласный полицейский надзор, именуемый также секретным, есть одна из мер предупреждения Государственных преступлений посредством наблюдения за лицами сомнительной благонадежности180.
Примечание. 1. Независимо от негласного или секретного надзора, порядок учреждения и осуществления коего определяется сим положением, административные начальства имеют право в пределах подведомственной им местности установлять негласное наблюдение для получения тех результатов, которые имеются в виду при установлении наблюдения. Способы сего наблюдения предоставляются усмотрению местных же Начальств.
2. Негласное наблюдение, имея характер меры исключительно розыскной, учреждается Департаментом Полиции или местными властями для проверки полученных сведений о вредной деятельности данного лица, его связей, а также для обнаружения разыскиваемых лиц, которые, по имеющимся указаниям, могли войти с ним в сношение. О результатах наблюдения подлежащее Жандармское Управление доносит, по мере поступления сведений, Департаменту Полиции; но к лицам, состоящим под негласным наблюдением, порядок регистрации указанного Положения 1 Марта 1882 г., не применяется и указанные в п.7 дела не заводятся, в алфавитные списки под лит. А не вносятся, а также не помещаются в полугодовые ведомости, предоставляемые в Департамент на основании п.12 положения.
п.2. Секретный надзор, как мера негласная, осуществляется способами, которые должны исключать возможность лицу поднадзорному знать о существовании установленного за ним наблюдения, а потому лицо это не может подвергнуться каким-либо стеснениям в свободе передвижения, образе жизни, выборе занятий и др.
п.4. Секретный надзор за лицами политически неблагонадежными входит в круг обязанностей как общей полиции, так равно и чинов Корпуса Жандармов. Оба названные органы Государственной Охраны, руководствуясь вышеизложенными правилами, должны стремиться к обеспечению действительности негласного надзора и его непрерывности.
п.5. В обеих столицах негласное наблюдение за лицами неблагонадежными производится чинами общей полиции; в прочих местностях сие наблюдение принадлежит Начальникам Губернских и Городских Жандармских Управлений, действующих в сей области служебной деятельности по соглашению с Губернаторами и Градоначальниками (в Варшаве же с Обер-полицмейстером) и при содействии чинов, подчиненной сим, общей полиции181.
Способ осуществления негласного полицейского надзора через чинов общей полиции, чинов Корпуса Жандармов, или секретных агентов, определяется в каждом отдельном случае, смотря по местным условиям, путем соглашения Губернатора или Градоначальника с Начальником Местного Жандармского Управления182.
В виду изложенного необходимо: 1) Установить по соглашению с местной полицией особое наблюдение за всеми передвижениями этих лиц. 2) Бдительно следить за поступлением на государственную или общественную службу, и если о них не последует запроса со стороны местных начальств, доносить о том на усмотрение Департамента. 3) О надзорных, поступающих на службу на железную дорогу, независимо от представления в Департамент Полиции, сообщать о том подлежащему Начальнику Железнодорожного Жандармского Полицейского Управления или Отделения. 4) Подтвердить подведомственным чинам о соблюдении в строгой тайне имен поднадзорных и приемов наблюдения.
п.7. О лицах, отданных под негласный надзор Полиции, ведутся особые списки: общие по всей империи в ДП и частные, алфавитные, по каждой губернии по прилагаемой присем форме лит. А при местном Жандармском Управлении. В списки эти включают подробные сведения: о прошедшей жизни поднадзорного, о семейном, имущественном его положении, а также и указания на повод последовавшего со стороны МВД распоряжения об учреждении надзора. Независимо сего о каждом поднадзорном в Жандармском Управлении должно быть заведено дело, к которому присоединяются все поступающие о поднадзорном сведения, как получаемые случайно, так равно и доставляемые периодически тем агентом наблюдения, коему таковые, в порядке, указанном в предыдущем пункте, поручено183.
20. Регистрация данных розыска в охранном отделении должна быть так поставлена, чтобы начальник отделения в каждый момент мог дать все сведения о преступной деятельности известного отделению лица.
В этих целях надлежит обратить внимание на систематическое составление сводок всех сведений (агентурных, наружного наблюдения, по сообщениям других учреждений и т.п.) на каждое отдельное лицо, известное отделению. Сведения эти начальник отделения должен тщательно изучать, предварительно до решения вопроса об обыске и особенно о личном задержании данного лица.
23. Начальники отделений при получении сведений секретной агентуры, предварительно до их использования обязываются тщательно проверять таковые и основательно разрабатывать их наружным наблюдением. При этом надлежит иметь в виду, что розыскные органы должны руководить секретными сотрудниками, а не наоборот. Направлять внутреннюю агентуру и наружное наблюдение должно таким образом, чтобы попутно с расследуемыми обстоятельствами дела выяснялись и отмечались с особенною точностью те факты, которые в дальнейшем, при ликвидации или формальном расследовании, могли быть установлены как улики следственными действиями. В этом отношении начальники охранных отделений обязаны руководствоваться тем соображением, что главным мерилом успешности их деятельности будет всегда не количество произведенных ими ликвидаций, а число предупрежденных преступлений и процентное отношение обыскиваемых лиц к количеству тех из них, которые подвергались судебной каре184.

Приложение 2

Об организации сыскной части

Закон от 6 июля 1908 г.

(Извлечение)

I. В составе Полицейских управлений империи образовать сыскные отделения четырех разрядов для производства розыска по делам общеуголовного характера как в городах, так и в уездах.
IV. Возложить на начальников сыскных отделений, их помощников, полицейских надзирателей и городовых все права и обязанности, согласно судебным Уставам и другим действующим по сему предмету указаниям, присвоенные ныне полиции по исследованию преступных деяний.
V. Начальники отделений и их помощники назначаются на должности и увольняются от службы по предварительному сношению Губернатора и Прокурора Окружного Суда.
VI. Лица прокурорского надзора имеют право давать непосредственные поручения чинам сыскных отделений в отношении производства розыскных действий.
VII. Предоставить Министру Внутренних Дел, в случае надобности, передвигать из состава одного сыскного отделения в другое в должности "помощников" начальников отделений, полицейских надзирателей, канцелярских чиновников и городовых, а равно и суммы на производство розысков185.

Приложение 3

Инструкция чинам сыскных отделений

от 9 августа 1910 г.

(Извлечение)

I. Общие положения
а) Устройство
1. Сыскные отделения имеют целью своей деятельности негласное расследование и производство дознаний в видах предупреждения, устранения, разоблачения и преследования преступных деяний общеуголовного характера.
2. Для выполнения означенных задач отделения через своих чинов имеют систематический надзор за преступными и порочными элементами путем негласной агентуры и наружного наблюдения.
3. Независимо от этого чины сыскных отделений используют поручения прокуроров и судебных следователей по делам общеуголовным, а также предписания своего начальника в пределах указанных выше целей деятельности сыскной полиции.
4. Являясь в руках начальника местной полиции органом, объединяющим деятельность местной полиции по охранению общей безопасности населения и по борьбе с преступностью, чины сыскных отделений в служебной своей работе стремятся к полному единению с чинами общей полиции, чины же полиции общей обязаны всегда и во всем оказывать свое законное содействие чинам сыскных отделений и общей полиции определяются распоряжениями и инструкциями начальников местной полиции...
...для объединения совместной деятельности всех чинов общей и сыскной полиции необходимо, чтобы начальник местной полиции не менее одного раза в неделе собирал совещания по текущим делам полицейской службы начальника сыскного отделения, приставов и прочих начальствующих отдельных частей полицейского управления. Не придавая таким совещаниям значения коллегиального присутствия, начальник полиции стремится лишь таким путем к наибольшему сближению и объединению всех подведомственных ему чинов в деле предупреждения, пресечения и расследования преступлений, устраняя разногласия и разрешая возникающие затруднения.
5. Район деятельности каждого сыскного отделения определяется преимущественно пределами выделения полицейского управления, в состав которого оно входит, но по особым поручениям своего начальника, а равно по соглашению с последним прокурорского надзора, чины отделений производят негласные розыски и дознания по всей губернии; равным образом... при преследовании преступников чины сыскных отделений и на границе другой губернии не останавливают преследований и прекращают оное только тогда, когда приступает к этому местная полиция.
7. Деятельность всех чинов сыскных отделений по производству дознаний о преступлениях стоит в непосредственности от прокурора местного окружного суда, причем означенные чины действуют под его руководством и подчиняются его указаниям, обращаясь к нему в отдельных случаях за всеми нужными разъяснениями... Равным образом начальники сыскных отделений докладывают прокурору окружного суда о ходе негласных расследований, предпринимаемых в видах предупреждения деяний общеуголовных.
11. Производить розыски и собирать какие бы ни было сведения по делам совершенно частного характера, не имеющим ничего общего с обязанностями полиции по предупреждению, пресечению и расследованию преступлений, как, например, наведение справок по личным, семейным, бракоразводным или коммерческим делам разных лиц, собрание сведений о кредитоспособности и поведении кого бы ни было по просьбе о том заинтересованных лиц и т.д., чинам сыскных отделений воспрещается.
Все сведения, касающиеся дел политического характера, начальники отделений обязаны беззамедлительно сообщать начальникам губернских или охранных отделений, где таковые имеются, и отнюдь не принимать каких-либо мер по обозначенным делам.
б) Права и обязанности чинов сыскных отделений
12. Начальник сыскного отделения непосредственно подчиняется в общем порядке службы Полицмейстеру по принадлежности.
13. Начальник сыскного отделения: 1) руководит деятельностью подведомственных ему чинов отделения и направляет такую в духе законности к наиболее успешному исполнению возложенных на них обязанностей по предупреждению и расследованию преступлений; 2) распределяет занятия между подведомственными ему чинами отделения; 3) принимает на себя розыски и расследование по особо выдающимся делам, являясь на место преступления и принимая без малейшего промедления надлежащие меры для розысков по горячим следам.
14. Помощник начальника сыскного отделения там, где должность эта полагается по штату, является ближайшим сотрудником начальника сыскного отделения и под его руководством принимает участие в розысках и дознаниях.
15. Лица, которые привлекаются к ответственности за преступления, а равно и зарегистрированные где-либо за порочное поведение, на службу в сыскные отделения не допускаются.
24. Чины сыскных отделений пользуются правом ношения при себе огнестрельного оружия (револьвера), а также применения предупредительных связок (облегченных наручников)... 186

Приложение 4

Документы соглашений о сотрудничестве
между МВД РФ и МВД других стран - членов СНГ

- Конвенция СНГ "О правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам" (22 января 1993 г.);
- Соглашение СНГ о взаимодействии министерств внутренних дел независимых государств в сфере борьбы с преступностью (г. Алма-Ата, 23-24 апреля 1992 г.);
- Соглашение СНГ о взаимоотношениях министерств внутренних дел в сфере обмена информацией (г. Чолпон-Ата, 3 августа 1992 г.);
- Соглашение о сотрудничестве между министерствами внутренних дел в борьбе с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ (г. Киев, 21 октября 1992 г.);
- Соглашение о сотрудничестве между министерствами внутренних дел по технико-криминалистическому обеспечению оперативно-служебной деятельности (г. Ереван, 13 мая 1993 г.);
- Соглашение о сотрудничестве министерств внутренних дел в сфере борьбы с организованной преступностью (г. Ашгабад, 17 февраля 1994 г.).

Приложение 5

Документы двухсторонних соглашений МВД РФ
с правоохранительными органами отдельных зарубежных государств

- Соглашение о сотрудничестве между МВД РФ и МВД Республики Казахстан (от 9 января 1993 г.);
- Соглашение о сотрудничестве между МВД РФ и МВД Республики Армения (от 12 мая 1993 г.);
- Соглашение о сотрудничестве между МВД РФ и МВД Республики Грузия (от 21 марта 1994 г.);
- Соглашение о сотрудничестве между МВД РФ и МВД Латвийской Республики (от 26 апреля 1996 г.).

Приложение 6

О государственной защите судей, должностных лиц
правоохранительных и контролирующих органов

Федеральный закон от 20 апреля 1995 г. № 45-ФЗ

(Собрание законодательства РФ. 1995. № 17. Ст.1455)
(Извлечение)

Статья 1. Обеспечение государственной защиты судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов
Обеспечение государственной защиты судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов, сотрудников федеральных органов государственной охраны состоит в осуществлении уполномоченными на то государственными органами предусмотренных настоящим Федеральным законом мер безопасности, правовой и социальной защиты (далее - меры государственной защиты), применяемых при наличии угрозы посягательства на жизнь, здоровье и имущество указанных лиц в связи с их служебной деятельностью. Меры государственной защиты могут также применяться в отношении близких родственников, а в исключительных случаях также иных лиц, на жизнь, здоровье и имущество которых совершается посягательство с целью воспрепятствовать законной деятельности судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов, сотрудников федеральных органов государственной охраны, либо принудить их к изменению ее характера, либо из мести за указанную деятельность (далее - близкие).
Статья 2. Лица, подлежащие государственной защите
Государственной защите в соответствии с настоящим Федеральным законом подлежат:
1) судьи всех судов общей юрисдикции и арбитражных судов, народные заседатели, присяжные заседатели;
2) прокуроры;
3) следователи;
4) лица, производящие дознание;
5) лица, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность;
6) сотрудники органов внутренних дел, осуществляющие охрану общественного порядка и обеспечение общественной безопасности, а также исполнение приговоров, определений и постановлений судов (судей) по уголовным делам, постановлений органов расследования и прокуроров;
7) сотрудники органов контрразведки;
8) сотрудники федеральных органов налоговой полиции;
9) судебные исполнители;
10) работники контрольных органов Президента Российской Федерации, глав администраций субъектов Российской Федерации, осуществляющие контроль за исполнением законов и иных нормативных правовых актов, выявление и пресечение правонарушений;
11) сотрудники федеральных органов государственной охраны;
12) работники таможенных органов, органов государственной налоговой службы, органов надзора за соблюдением правил охоты на территории государственного охотничьего фонда, органов рыбохраны, органов государственной лесной охраны, органов санитарно-эпидемиологического надзора, контрольно-ревизионных подразделений Министерства финансов Российской Федерации и финансовых органов субъектов Российской Федерации, осуществляющие контроль за исполнением соответствующих законов и иных нормативных правовых актов, выявление и пресечение правонарушений;
13) близкие лиц, перечисленных в пунктах 1-12 части первой настоящей статьи.
Перечисленные в части первой настоящей статьи лица, в отношении которых в установленном порядке принято решение о применении мер государственной защиты, далее именуются "защищаемые лица".
Статья 5. Виды мер безопасности
Для обеспечения защиты жизни и здоровья защищаемых лиц и сохранности их имущества органами, обеспечивающими безопасность, могут применяться с учетом конкретных обстоятельств следующие меры безопасности:
1) личная охрана, охрана жилища и имущества;
2) выдача оружия, специальных средств индивидуальной защиты и оповещения об опасности;
3) временное помещение в безопасное место;
4) обеспечение конфиденциальности сведений о защищаемых лицах;
5) перевод на другую работу (службу), изменение места работы (службы) или учебы;
6) переселение на другое место жительства;
7) замена документов, изменение внешности.
В целях реализации предусмотренных в настоящей статье мер безопасности могут проводиться оперативно-розыскные мероприятия в порядке, установленном Законом Российской Федерации "Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации".
Статья 6. Личная охрана, охрана жилища и имущества
При установлении данных, свидетельствующих о наличии угрозы посягательства на жизнь, здоровье и имущество защищаемых лиц, с их согласия органами, обеспечивающими безопасность, осуществляется их личная охрана, охрана их жилища и имущества.
При необходимости жилище и имущество защищаемых лиц могут быть оборудованы средствами противопожарной и охранной сигнализации, номера их телефонов и государственные регистрационные знаки используемых ими транспортных средств могут быть заменены.
Статья 7. Выдача оружия, специальных средств индивидуальной защиты и оповещения об опасности
С учетом степени угрозы для жизни и здоровья защищаемых лиц органы, обеспечивающие безопасность, могут выдавать указанным лицам оружие, в том числе служебное или боевое, специальные средства индивидуальной защиты и оповещения об опасности. Порядок выдачи оружия защищаемым лицам, за исключением лиц, имеющих право на ношение и хранение оружия в соответствии со своим должностным положением, устанавливается Правительством Российской Федерации.
В случае необходимости применения оружия защищаемые лица должны соблюдать требования статьи 24 Закона Российской Федерации "Об оружии".
Статья 8. Временное помещение в безопасное место
В случае необходимости защищаемые лица, достигшие совершеннолетия, могут быть с их согласия, а несовершеннолетние - с согласия родителей или лиц, их заменяющих, помещены в места, в которых им будет обеспечена безопасность.
Статья 9. Обеспечение конфиденциальности сведений о защищаемых лицах
По решению органа, обеспечивающего безопасность, может быть наложен временный запрет на выдачу данных о личности защищаемых лиц, их месте жительства и иных сведений о них из адресных бюро, паспортных служб, подразделений Государственной автомобильной инспекции, справочных служб автоматической телефонной связи и других информационно-справочных фондов, за исключением случаев, когда такие сведения выясняются в установленном порядке в связи с производством по уголовному делу.
В отношении лиц, перечисленных в пунктах 1-12 части первой статьи 2 настоящего Федерального закона, конфиденциальность сведений может быть обеспечена одновременно с их вступлением в должность или назначением на должность.
Статья 10. Перевод на другую работу (службу), изменение места работы (службы) или учебы, переселение на другое место жительства
По заявлению или с согласия защищаемых лиц, указанных в пунктах 1-12 части первой статьи 2 настоящего Федерального закона, они могут быть переведены на другую, временную или постоянную, работу (службу), переселены на другое, временное или постоянное, место жительства.
Статья 11. Замена документов, изменение внешности
В исключительных случаях, когда безопасность защищаемого лица нельзя обеспечить другими мерами, по его заявлению или с его согласия ему могут быть выданы документы, удостоверяющие личность, и иные документы с измененными анкетными данными, а также может быть произведено изменение его внешности.
Статья 12. Органы, обеспечивающие безопасность
Применение и осуществление мер безопасности возлагается:
1) в отношении судей, народных заседателей, присяжных заседателей, прокуроров, следователей, судебных исполнителей и должностных лиц контролирующих органов, указанных в части первой статьи 2 настоящего Федерального закона, а также их близких - на органы внутренних дел;
2) в отношении должностных лиц органов внутренних дел, органов контрразведки, таможенных органов, федеральных органов государственной охраны, а также их близких - на указанные органы соответственно;
3) в отношении должностных лиц органов государственной налоговой службы и федеральных органов налоговой полиции, а также их близких - на федеральные органы налоговой полиции.
В органах внутренних дел, органах контрразведки, таможенных органах, федеральных органах налоговой полиции и федеральных органах государственной охраны в целях обеспечения безопасности защищаемых лиц создаются в установленном порядке специальные подразделения.
Меры безопасности в отношении судей военных судов, прокуроров и следователей военной прокуратуры, военнослужащих, производящих дознание, а равно их близких осуществляются также командованием соответствующей воинской части или начальником соответствующего военного учреждения.
Статья 13. Повод и основание для применения мер безопасности
Поводом для применения мер безопасности в отношении защищаемого лица является:
1) заявление указанного лица;
2) обращение председателя суда, либо руководителя соответствующего правоохранительного или контролирующего органа, либо руководителя федерального органа государственной охраны;
3) получение органом, обеспечивающим безопасность, оперативной и иной информации о наличии угрозы безопасности указанного лица.
Основанием для применения мер безопасности является наличие достаточных данных, свидетельствующих о реальности угрозы безопасности защищаемого лица.
Статья 14. Решение о применении мер безопасности
Орган, обеспечивающий безопасность, получив указанное в части первой статьи 13 настоящего Федерального закона заявление (обращение, информацию) о наличии угрозы безопасности защищаемого лица, обязан в срок не более трех суток принять решение о применении либо об отказе в применении в отношении указанного лица мер безопасности. В случаях, не терпящих отлагательства, меры безопасности применяются незамедлительно.
В случаях, предусмотренных в пунктах 2 и 3 части первой статьи 13 настоящего Федерального закона, для принятия решения о применении мер безопасности необходимо согласие защищаемого лица.
О принятом решении о применении мер безопасности органом, обеспечивающим безопасность, выносится мотивированное постановление с указанием конкретных мер безопасности и сроков их осуществления, о чем сообщается защищаемому лицу и председателю суда (руководителю соответствующего правоохранительного или контролирующего органа, руководителю федерального органа государственной охраны), обратившемуся с просьбой о применении мер безопасности в отношении указанного лица. При этом защищаемому лицу могут быть даны определенные предписания, соблюдение которых необходимо для его безопасности.
Отказ в применении мер безопасности может быть обжалован защищаемым лицом, а также председателем суда (руководителем соответствующего правоохранительного или контролирующего органа, руководителем федерального органа государственной охраны), обратившимся с просьбой о применении мер безопасности в отношении указанного лица, в вышестоящий по подчиненности орган, обеспечивающий безопасность, в прокуратуру либо в суд. Жалоба подлежит рассмотрению незамедлительно.
Статья 17. Права и обязанности защищаемого лица
Защищаемое лицо, в отношении которого принято решение о применении мер безопасности, имеет право:
1) знать о применяющихся в отношении его мерах безопасности;
2) просить о применении или неприменении в отношении его конкретных мер безопасности, перечисленных в части первой статьи 5 настоящего Федерального закона;
3) требовать от органа, обеспечивающего безопасность, применения в отношении его, кроме осуществляемых, иных мер безопасности, предусмотренных настоящим Федеральным законом, или отмены каких-либо из осуществляемых мер;
4) обжаловать в вышестоящий по подчиненности орган, обеспечивающий безопасность, в прокуратуру либо в суд незаконные решения и действия должностных лиц, осуществляющих меры безопасности.
Защищаемое лицо обязано:
1) выполнять законные требования органа, обеспечивающего безопасность;
2) незамедлительно информировать указанный орган о каждом случае угрозы или противоправных действиях в отношении его;
3) бережно обращаться с имуществом, выданным ему указанным органом в личное пользование для обеспечения безопасности;
4) не разглашать сведения о принимаемых в отношении его мерах безопасности без разрешения органа, осуществляющего эти меры.

Приложение 7

Правила отнесения сведений, составляющих
государственную тайну, к различным степеням секретности

Утверждены постановлением Правительства
Российской Федерации от 4 сентября 1995 г. № 870

(Собрание законодательства РФ. 1995. № 37. Ст.3619)
(Извлечение)

1. Настоящие Правила разработаны в соответствии с Законом Российской Федерации "О государственной тайне" и являются обязательными для исполнения органами государственной власти, руководители которых наделены полномочиями по отнесению сведений к государственной тайне, при разработке ими развернутого перечня сведений, подлежащих засекречиванию (далее именуется - перечень), а также другими органами государственной власти, органами местного самоуправления, предприятиями, учреждениями и организациями при подготовке предложений о включении в перечень сведений, собственниками которых они являются.
2. Перечень должен определять степень секретности конкретных сведений (группы сведений), а его структура - учитывать ведомственную или отраслевую специфику.
Степень секретности сведений, составляющих государственную тайну, должна соответствовать степени тяжести ущерба, который может быть нанесен безопасности Российской Федерации вследствие распространения указанных сведений.
Разграничение полномочий но распоряжению сведениями, составляющими государственную тайну, между органами государственной власти определяется Перечнем сведений, отнесенных к государственной тайне, опубликованным в открытой печати.
3. Сведения, отнесенные к государственной тайне, по степени секретности подразделяются на сведения особой важности, совершенно секретные и секретные.
К сведениям особой важности следует относить сведения в области военной, внешнеполитической, экономической, научно-технической, разведывательной, контрразведывательной и оперативно-розыскной деятельности, распространение которых может нанести ущерб интересам Российской Федерации в одной или нескольких из перечисленных областей. К совершенно секретным сведениям следует относить сведения в области военной, внешнеполитической, экономической, научно-технической, разведывательной, контрразведывательной и оперативно-розыскной деятельности, распространение которых может нанести ущерб интересам министерства (ведомства) или отрасли экономики Российской Федерации в одной или нескольких из перечисленных областей.
К секретным сведениям следует относить все иные сведения из числа сведений, составляющих государственную тайну. Ущербом безопасности Российской Федерации в этом случае считается ущерб, нанесенный интересам предприятия, учреждения или организации в военной, внешнеполитической, экономической, научно-технической, разведывательной, контрразведывательной или оперативно-розыскной области деятельности.

Приложение 8

Перечень
сведений, отнесенных к государственной тайне

Утвержден Указом Президента Российской Федерации
от 30 ноября 1995 г. № 1203
(В ред. Указа Президента Российской Федерации
от 24 января 1998 г. № 61)

(Собрание законодательства РФ. 1995. № 49. Ст.4775)
(Извлечение)

Сведения, отнесенные к государственной тайне
Государственные органы,
наделенные полномочиями по распоряжению сведениями, отнесенными к государственной тайне
80. Сведения, раскрывающие силы, средства, методы, планы, состояние или результаты разведывательной, контрразведывательной и оперативно-розыскной деятельности, а также данные о финансировании этой деятельности, если эти данные раскрывают перечисленные сведения. Сведения о лицах, сотрудничающих или сотрудничавших на конфиденциальной основе с органами, осуществляющими контрразведывательную или оперативно-розыскную деятельность, о сотрудниках ФСБ России, выполняющих (выполнявших) специальные задания в специальных службах и организациях иностранных государств, в преступных группах.
Сведения, раскрывающие принадлежность конкретных лиц к кадровому составу органов контрразведки Российской Федерации.
Сведения, раскрывающие состояние, результаты, а также мероприятия оперативно-мобилизационной работы.
Минобороны России, ФСБ России, ФСО России, МВД России, ФПС России, ФАПСИ, ФСНП России
81. Сведения, раскрывающие силы, средства, источники, методы, планы, состояние, организацию, результаты разведывательной или оперативно-розыскной деятельности.
Сведения, раскрывающие принадлежность конкретных лиц к кадровому составу органов внешней разведки Российской Федерации.
Сведения о лицах, оказывающих (оказывавших) конфиденциальное содействие органам внешней разведки Российской Федерации.
Сведения, раскрывающие состояние и результаты оперативно-мобилизационной работы, проводимой в области внешней разведки Российской Федерации.
Минобороны России, СВР России, ФСБ России, МВД России, ФПС России, ФАПСИ
82. Сведения, раскрывающие силы, средства, методы, планы и результаты оперативно-розыскной деятельности, а также данные о финансировании этой деятельности, если эти данные не раскрывают перечисленные сведения.
Сведения о лицах, сотрудничающих или сотрудничавших на конфиденциальной основе с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность.
МВД России, ФСНП России, ГТК России
83. Сведения, раскрывающие принадлежность конкретных лиц к подразделениям по борьбе с организованной преступностью, а также проводимые ими оперативно-поисковые и оперативно-технические мероприятия.
МВД России, ФСБ России


Приложение 9

Осведомители

"Секретными сотрудниками", или "агентами внутреннего наблюдения", по официальному определению, являлись лица, состоящие членами преступных сообществ и входящие в постоянный состав секретной агентуры розыскных органов. Приобретению таких лиц Охранное отделение придавало огромное значение. В 1907 г. была утверждена инструкция по организации и ведению внутренней агентуры, состоящая из пяти глав: о составе агентуры, способах ее вербовки, руководстве деятельностью агентов, конспиративных квартирах и заботе о личности секретного сотрудника. "Главным и единственным основанием политического розыска, - гласила эта инструкция, - является внутренняя, совершенно секретная агентура, и задача ее заключается в обследовании преступных революционных сообществ и уличении для привлечения судебным порядком членов их. Все остальные средства и силы розыскного органа являются лишь вспомогательными..."
При вербовке секретных агентов сотрудникам политического сыска рекомендовалось выявлять и использовать слабости арестованных и подследственных лиц (трусость, карьеризм, корыстолюбие, честолюбие), прибегать к угрозам, давать выгодные обещания.
Основные кадры секретной агентуры находились при охранных отделениях и были тщательно законспирированы. Каждый агент имел одну или несколько охранных кличек. Ни один из них никогда не заходил в охранное отделение, а встречался с его сотрудниками чаще всего на конспиративных квартирах, содержащихся надежными лицами. В зависимости от значения агента такие свидания происходили редко (раз в месяц) или почти ежедневно. Свои сведения секретный агент сообщал письменно или устно, а посланный на эту встречу сотрудник охранки (жандармский офицер) обобщал эти сведения в специальной агентурной записке. Агентурные записки представлялись начальнику охранного отделения, копии направлялись градоначальнику и в Департамент полиции, затем оригинал подшивали в дело соответствующей партийной организации с пометкой на полях о мерах, предпринятых по этим донесениям. Одна из копий подшивалась в дело секретного агента. Количество этих копий и важность содержащихся в них сведений служили характеристикой как самого секретного агента, так и всей его деятельности.
Обычно секретные агенты подразделялись на несколько категорий: "штучники" выполняли разовые поручения, "осведомители" регулярно информировали охранку о деятельности революционеров или революционных организаций. Чаще всего эти агенты не принадлежали к "обследуемой среде" и вербовались из дворников, обслуживающего персонала гостиниц, а иногда из интеллигентной среды (адвокатов, журналистов).
Но более всего ценились органами политического сыска агенты в "обследуемой среде", т.е. внутри политических партий. "Следует всегда иметь в виду, - поучала инструкция 1907 г., - что один даже слабый секретный сотрудник, находящийся в обследуемой среде, неизмеримо даст больше материала для обнаружения государственного преступления, чем общество, в котором официально могут вращаться заведующие розыском... Поэтому секретного сотрудника, находящегося в революционной среде или другом обследуемом обществе, никто заменить не может". Эта инструкция предусматривала и то, что такой сотрудник, являясь членом партии, не может постоянно уклоняться от партийных поручений. Поэтому ему рекомендовалось принимать активное участие в деятельности партии, но "на каждый отдельный случай испрашивать разрешение лица, руководящего агентурой".
Конфиденциальное сотрудничество - не такое простое явление с точки зрения возможности совершения такими лицами противозаконных деяний. Заметили это давно. Официальная точка зрения о пределах допустимого применения внутренней агентуры, господствовавшая в Департаменте полиции, по рукам и ногам связывала руководителей полицейского розыска. Согласно этой официальной точке зрения, идеалом считалось, когда агент не принимает непосредственного участия в деятельности революционных организаций и не входит в их состав, а в частном порядке получает нужные для полиции сведения от тех членов таких организаций, доверием которых он пользуется.
Противники царской охранки обвиняли ее в провокаторской деятельности. Вот что писал в ответ на это генерал П.Г.Курлов: "Под словом "провокация" нельзя понимать необходимость осведомленности о готовящемся преступлении, а нужно раз и навсегда установить, что провокация - есть организация или пособничество к преступлению в целях личного успеха и выслуги перед начальством. Нельзя считать провокацией случаи, когда член революционной партии, ставший сотрудником розыскных учреждений, выдает только часть преступного плана, скрывая иногда очень многое, - иначе он действовать не может, т.к. будет немедленно разоблачен и убит. Искусство розыска в том и заключается, чтобы по получаемым, часто кратким, сведениям восстановить полную картину готовящегося преступления"187.

Приложение 10

Использование конфиденциальных отношений
по законодательству США и ФРГ

Обратившись к зарубежному опыту, можно увидеть, что не делают секрета из факта использования конфидентов нормативные акты, регламентирующие оперативно-розыскную деятельность ФБР. В Инструктивном письме Генерального атторнея188 от 15 декабря 1976 г. подтверждается законность использования осведомителей при проведении любых оперативно-розыскных мероприятий, однако указывается на допустимость этого только в тех случаях, когда ФБР официально уполномочено провести расследование, а такое использование не приведет к нарушениям закона и конституционных прав граждан. При этом осведомители не могут быть уполномочены на такие действия, выполнение которых согласно закону или ведомственным инструкциям могло бы быть возложено на самих оперативных сотрудников ФБР.
Указанный нормативный акт детально определяет подлежащие анализу факторы, как оправдывающие, так и препятствующие использованию именно осведомителя, детализирует содержание инструктажа последнего относительно недопустимости участия в противоправных деяниях, регулирует действия ФБР при обнаружении факта совершения осведомителем преступления.
В целом же Инструктивное письмо Генерального атторнея ориентирует ФБР на привлечение "добросовестных" осведомителей и недопустимость их участия в противозаконной деятельности в процессе выполнения оперативного задания. Однако используемые в Инструктивном письме формулировки позволяют заключить, что даже в тех случаях, когда осведомитель нарушает закон (использует официально не санкционированные методы получения информации, действует в качестве провокатора и т.п.), руководство ФБР и Министерства юстиции США сохраняет за собой право по собственному усмотрению решать вопрос о привлечении осведомителя к уголовной ответственности и прекращении с ним сотрудничества. Более того, в интересах успешного проведения запланированной операции и сохранения ее в тайне ФБР может продолжить сотрудничество с осведомителем, нарушившим требования закона, и воздержаться от раскрытия его личности органам расследования и обвинения, которым подследственно совершенное преступление189.
Несколько иной, в частности лаконичный, подход к правовой регламентации конфиденциальной помощи граждан специализированным оперативным подразделениям криминальной полиции прослеживается в Законе о полиции земли Северный Рейн-Вестфалия. Здесь в ( 19, обозначенном как сбор данных с помощью введения в разработку лиц, чье сотрудничество с полицией третьим лицам неизвестно, во-первых, подтверждается право полиции на сбор данных о личности с помощью введения в разработку конфидентов; во-вторых, отмечается, что это допустимо для предотвращения существующей опасности для жизни, здоровья и свободы граждан, т.е. делается акцент на сборе информации подобным путем в профилактических целях; в-третьих, устанавливается, что санкцию на введение в разработку лиц, чье сотрудничество с полицией третьим лицам неизвестно, имеет право давать только руководитель ведомства или лицо, уполномоченное им; в-четвертых, гарантируется сохранение в тайне сведений о личности частных лиц, сотрудничающих с полицией190.
Особо следует отметить, что правовые акты США и ФРГ, регламентирующие оперативно-розыскную деятельность ФБР и полиции ФРГ, не абсолютизируют роль тайной помощи частных лиц в разрешении криминальных задач. Здесь эта категория рассматривается как альтернатива кадровым секретным сотрудникам, а также средствам электронной разведки.

Приложение 11

Использование оперативных работников-нелегалов
по законодательству ФРГ

Закон о борьбе с незаконным оборотом наркотиков и другими формами проявлений организованной преступности от 15 июля 1992 г. (ФРГ) предусматривает, что:
1. Оперативных работников-нелегалов разрешается использовать для раскрытия преступлений, когда есть достаточные фактические основания для того, что совершено преступление особой значимости:
а) в сфере незаконного оборота наркотиков или торговли оружием, подделки денег или ценных бумаг;
б) в области государственной безопасности (( 74а, 120 Закона о Конституционном суде);
в) организованное профессиональным или привычным способом;
г) членом банды или иным образом.
2. Оперативных работников-нелегалов разрешается задействовать для раскрытия преступления, если, по полученным данным, есть угроза его повторения. Использование допустимо только тогда, если раскрытие другими средствами было бы безнадежно или затруднено существенным образом. Кроме того, разрешается использовать оперативных работников, если того требуют особые обстоятельства и все другие средства для раскрытия преступления не дадут результата.
3. Оперативными работниками-нелегалами являются полицейские, которые ведут розыск под легендой, разработанной для них на определенный срок. Под легендой им разрешается участвовать в правовых отношениях. Разрешается изготавливать, изменять и использовать соответствующие документы, если это необходимо для создания или поддержания легенды.
4. Использование оперативного работника допустимо только после согласия прокуратуры. Если есть опасность промедления и решение прокуратуры нельзя получить своевременно, то решение должно быть принято немедленно. Мероприятие должно быть прекращено, если в течение трех дней прокуратура не даст своего согласия. Согласие должно быть получено в письменной форме и ограничено сроком. Продление срока допустимо до тех пор, пока есть предпосылка для использования.
5. Использование, которое направлено против определенного обвиняемого или при котором оперативный работник входит в квартиру, которая для всех недоступна, требует согласия судьи. При угрозе промедления достаточно согласия прокуратуры. Если разрешения прокуратуры своевременно получить невозможно, то использование должно быть проведено немедленно. Мероприятие должно быть прекращено, если судья в течение трех дней не даст согласия.
6. Идентичность оперативного работника может также сохраняться в тайне и после окончания операции. Прокурор и судья, которые компетентны принять решение об использовании оперативного работника, могут потребовать, чтобы личность стала им известна (открыта). Впрочем, в уголовном процессе допускается сохранение в тайне личности в соответствии с ( 96, в особенности тогда, когда есть повод опасаться, что раскрытие личности угрожало бы жизни, здоровью, свободе оперативного работника или другого лица или возможности дальнейшего его использования.
7. Оперативным работникам разрешается под прикрытием легенды входить в квартиру с согласия полномочных лиц. Согласие не должно быть получено путем стимулирования права входа в жилище, превышающего возможности использования легенды. В остальном оперативный работник руководствуется этим законом и другими правовыми нормами. Лица, необщедоступную квартиру которых посетил оперативный работник, должны быть с самого начала уведомлены о мероприятии, если это не повлечет за собой вред целям расследования, общественной безопасности, здоровью, жизни лица, а также возможности дальнейшего использования оперативного работника.
8. Решения и иные документы об использовании оперативного работника хранятся в прокуратуре. Они могут быть приобщены к делу только при выполнении определенных законом условий.
9. О проводимых мероприятиях необходимо информировать участников (( 99, ( 100а, ( 100б, ( 100с Abs. 1, номер 1 буква b, номер 2, ( 100d), если это может иметь место без причинения вреда целям расследования, общественной безопасности, здоровью или жизни лица, а также возможности дальнейшего использования секретного сотрудника.
10. Информацию о лицах, добытую оперативным работником, разрешается использовать в целях доказывания в других уголовных делах только тогда, если при оценке добытого материала выясняются обстоятельства, которые используются для раскрытия преступления в сфере незаконного оборота наркотиков, торговли оружием, подделки денег и ценных бумаг, в области государственной безопасности либо преступления, организованного профессионалом, членом банды, и т.п.

Приложение 12

Привилегия конфиденциальности в законодательстве США и ФРГ
об оперативно-розыскной деятельности

Привилегия конфиденциальности имеет конкретное содержание, предполагающее обеспечение сохранности в тайне сведений о лицах, которые представляют ведомствам, осуществляющим ОРД, информацию о нарушениях закона. Согласно международным стандартам цель такой привилегии - обеспечение и защита интересов общества в области исполнения закона. Например, в США считается, что привилегия исходит из обязанности граждан сообщать о совершенных, совершающихся, а также готовящихся преступлениях и обязанности соответствующих государственных органов, сохраняя анонимность граждан, поощрять их к выполнению этой обязанности.
Следует отметить, что зарубежное оперативно-розыскное законодательство предусматривает возможность раскрытия личности осведомителя. Согласно решению Верховного Суда США при возникновении данной проблемы следует руководствоваться тем, что общество заинтересовано в сохранении источника соответствующей информации, и тем, что каждому должно быть обеспечено право защищать себя в уголовном процессе, в частности посредством перекрестного допроса обвинения. Поэтому при решении вопроса о разглашении личности осведомителя должны приниматься во внимание конкретные обстоятельства каждого дела, в т.ч. характер инкриминируемого преступления, возможные методы защиты обвиняемого, значение показаний конфидента и т.п.191
В ФРГ, например, суд, принимая решение о целесообразности заслушивания свидетельских показаний лица, которому гарантировалась конфиденциальность, должен проверить, достаточна ли определенная процессуальная мера (исключение гласности; допрос судей, имеющих специальные полномочия и в отсутствие остальных членов суда) для обеспечения безопасности свидетеля-конфидента или его конспирации. В подобных случаях судебная инстанция, рассматривающая уголовное дело и принимающая все решения об исследовании доказательств в судебном процессе, может решить, отказать ли в выдаче персоналий, необходимых для вызова свидетеля, или согласиться на допрос с соблюдением определенных процессуальных условий (общий или ограниченный запрет).
При вышеуказанном подходе прослеживается реальное понимание того обстоятельства, что органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, при выполнении своих задач должны неизбежно опираться на такую информацию, которая может быть добыта только при соблюдении гарантий конфиденциальности. При этом в случае нарушения правил конспирации в ходе оперативно-розыскных мероприятий, проводимых при участии частных лиц, подвергающих себя особому риску, оперативное подразделение утрачивает как эффективность своей деятельности, так и авторитет населения. В свою очередь, потеря этого доверия негативно сказывается на контактах с гражданами, прежде всего с теми, чье конфиденциальное содействие необходимо для осуществления оперативно-розыскных действий в интересах решения криминальных задач.
В разделе VI Закона (США) о защите личного состава разведки (1982 г.) указывается, что любое лицо, имеющее или имевшее ранее санкционированный доступ к секретной информации, содержащей данные о личности негласного агента, которое намерено разгласить любые сведения, раскрывающие личность такого негласного агента, любому лицу, не имеющему разрешения на получение секретной информации, зная при этом, что разглашение таким образом сведений раскрывает личность такого негласного агента и что Соединенные Штаты принимают определенные меры, чтобы скрыть взаимоотношения в области разведки такого негласного агента с Соединенными Штатами, подвергается штрафу в размере не более 50 тыс. долларов или тюремному заключению на срок не более 10 лет либо обоим этим наказаниям вместе.

Приложение 13

О праве граждан Российской Федерации
на свободу передвижения, выбор места пребывания
и жительства в пределах Российской Федерации

Закон Российской Федерации от 25 июня 1993 г. № 5242-1

(Российская газета. 1993. 10 августа)
(Извлечение)

Статья 2. Основные понятия
Место пребывания - гостиница, санаторий, дом отдыха, пансионат, кемпинг, туристская база, больница, другое подобное учреждение, а также жилое помещение, не являющееся местом жительства гражданина, - в которых он проживает временно.
Место жительства - жилой дом, квартира, служебное жилое помещение, специализированные дома (общежитие, гостиница-приют, дом маневренного фонда, специальный дом для одиноких престарелых, дом интернат для инвалидов, ветеранов и другие), а также иное жилое помещение, в котором гражданин постоянно или преимущественно проживает в качестве собственника, по договору найма (поднайма), договору аренды либо на иных основаниях, предусмотренных законодательством Российской Федерации.

Приложение 14

Чужими письмами интересовались издавна

Из истории сыска в царской России

Советский энциклопедический словарь так толкует слово перлюстрация: тайное вскрытие государственными или иными органами, лицами пересылаемой по почте корреспонденции. Перлюстрация практиковалась издавна в правительствах всего мира. Прибегали к ней и в России. Еще при Елизавете Петровне летом 1744 г. тогдашний канцлер Бестужев, желая раскрыть императрице глаза на интриговавшего при дворе французского посла маркиза де-ла-Шетарди, доложил государыне ряд перлюстрированных донесений маркиза, в которых тот сообщал в Версаль разные сплетни и действовал, безусловно, во вред России.
Перлюстрация, проводимая на почтамтах некоторых крупных городов России, была для Департамента полиции и охранных отделений одним из вспомогательных средств сбора информации.
С 80-х гг. XIX в. и вплоть до падения самодержавия в России при смене каждого министра внутренних дел в его министерском кабинете появлялся старичок в потертом мундире и с загадочным видом протягивал министру конверт. Распечатав его, министр обнаруживал указ Александра II, дававший право старшему цензору М.Г.Мардарьеву руководить делом перлюстрации писем на петербургском почтамте. Нередко даже министр внутренних дел только из этого указа узнавал о существовании в России "секретных отделений цензуры", или черных кабинетов. Почтительно попросив вновь запечатать конверт, Мардарьев удалялся. Больше его никто не видел в министерстве до следующей смены министров.
О существовании черных кабинетов при почтамтах крупных городов России знали буквально считанные лица даже в органах политического сыска, и их деятельность была окутана глубочайшей тайной. Они не значились ни в каких законах Российской империи. Вход в черный кабинет на петербургском почтамте был замаскирован: чиновники проходили в свое учреждение... через шкаф.
Ограниченный штат чиновников (в Петербурге - 12, в Москве - 7, в других городах - от 2 до 5) успевал ежедневно ознакомиться с огромным числом писем (в Петербурге 2-3 тыс.). Читались письма как важных политических и общественных деятелей, так и виднейших чиновников, подозрительных корреспондентов или адресатов, особенно тщательно проверялись письма, поступающие из-за границы или отправленные из России за рубеж. Из писем делались выписки, а некоторые, особенно интересные, фотографировались. С течением времени в черных кабинетах вырабатывались и совершенствовались методы быстрого и аккуратного извлечения письма из конверта. Ежегодно Департамент полиции составлял сводный отчет о перлюстрации за год.
Объем перлюстрации постоянно возрастал. Все выписки направлялись в Департамент полиции, где с ними знакомились чиновники особого отдела. При отделе существовал архив секретных сведений, добытых цензурой. В случае необходимости, особый отдел сообщал сведения жандармским управлениям и охранным отделениям, не указывая источника или применяя завуалированную формулу "по агентурным данным".
В книге Б.Эренфельда "Тяжелый фронт" можно прочитать: "Представляет интерес поступившее в социал-демократическую организацию сообщение о "черном кабинете" при Московском почтамте: "В главном Московском почтамте черный кабинет находился на втором этаже. Все поступающие в почтамт письма поднимаются подъемной машиной и поступают в распоряжение чиновников черного кабинета. Одни из них заняты тем, что отбирают письма с подозрительными фамилиями, другие отбирают письма с подозрительными почерками, третьи раскладывают остальные письма на небольшие кучки и выдергивают наудачу несколько писем из каждой кучки. Все отобранные таким образом письма просматриваются".
Кандидат юридических наук Сергей Степанов писал о тех временах: "Конверты вскрывались при помощи пара, причем вода нагревалась электричеством. Сложнее было с пакетами, запечатанными сургучом. Вначале подделка печатей была несовершенной, но затем один из чиновников изобрел аппарат, позволяющий мгновенно изготовлять точную копию любой печати. По докладу премьер-министра Столыпина этот изобретатель был награжден орденом Владимира 4-й степени "За полезные и применимые на деле открытия". Сотрудники "черных кабинетов" с гордостью говорили, что по крайней мере в этой области Россия далеко опережает другие страны".
Технические достижения позволяли вскрывать дипломатическую переписку. На столичном почтамте имелся полный набор печатей всех иностранных посольств, миссий и консульств. Дипломатические донесения читались с такой же легкостью, что и письма соотечественников. Среди перлюстраторов были настоящие полиглоты, один чиновник владел 26 европейскими и восточными языками. Департамент полиции имел возможность щедро оплачивать их таланты. Эти специалисты проводили в "черных кабинетах" только часть дня, остальное время они уделяли научной и преподавательской деятельности. Впрочем, профессионалы также допускали ошибки. Однажды при вскрытии были перепутаны конверты, и голландское посольство получило инструкцию на испанском языке с предписанием немедленно доложить об исполнении в Мадрид.

Приложение 15

Государственная монополия на осуществление
оперативного контроля почтовых, телеграфных сообщений
и телефонных переговоров (по законодательству США и Италии)

Правило о государственной монополии на использование указанных методов сыска сформулировано законодателем, который учитывал соответствующие правовые процедуры. Так, в томе 39 Свода законов США (§ 268 2(А)), принятом 1 июля 1980 г., говорится о том, что служащие почты не могут раскрывать, за исключением санкционированных случаев, прямо или косвенно содержание любых почтовых отправлений другим лицам или организациям. В свою очередь, в томе 47 Свода законов США оговаривается, что никто, кроме работников правоохранительных органов, не может использовать прямо или косвенно радиотехнические средства с целью прослушивания или записи разговоров. Если прослушивание осуществляется обычными гражданами, то для этого требуется согласие всех участников таких разговоров.
Гарантией от произвольного применения технических средств для доступа и фиксации разговоров граждан как частными лицами, так и должностными лицами служит признание подобного рода деяния преступлением.
Так, согласно § 2511 гл.119 Свода законов США всякое лицо, которое:
а) умышленно перехватывает содержание телеграфных или устных сообщений, пытается это сделать либо делает так, что другое лицо перехватывает или пытается это сделать;
б) умышленно использует, пытается использовать либо делает так, что другое лицо использует или пытается использовать какое-либо электронное, механическое или другое устройство для подслушивания;
в) умышленно раскрывает или пытается раскрыть какому-либо другому лицу содержание телеграфного или устного сообщения, зная либо имея разумное основание полагать, что эта информация была получена путем перехвата телеграфного или устного сообщения в нарушение положений данного пункта;
г) умышленно использует или пытается использовать содержание какого-либо телеграфного или устного сообщения, карается штрафом в размере до 10 тыс. долларов или тюремным заключением сроком до пяти лет либо обоими наказаниями.
Кроме того, потерпевший, т.е. всякое лицо, сообщение которого было перехвачено, разглашено или использовано в нарушение гл.119 Свода законов США, согласно § 2520 этой же главы имеет:
а) основание для предъявления гражданского иска к лицу, которое осуществило перехват, разгласило или использовало такое сообщение;
б) право на возмещение вышеуказанным лицом:
- реального ущерба в размере не меньшем, чем сумма ликвидных убытков, исчисленных из расчета 100 долларов, в зависимости от того, какая сумма окажется большей;
- штрафных убытков;
- разумного вознаграждения.
В соответствии со ст.617 Уголовного кодекса Италии наказывается подслушивание незаконным образом чужих сообщений или разговоров (телефонных или телеграфных), а также незаконная (помимо случаев, предусмотренных законом) установка аппаратов, приборов или их элементов в целях подслушивания. Отдельные положения этой же статьи УК признают преступлением фальсифицированное искажение или уничтожение содержания телеграфных или телефонных сообщений и разговоров, как правило, по корыстным или иным низменным мотивам.
Наряду с этим в соответствии со ст.615 Уголовного кодекса Италии, озаглавленной "Незаконное вмешательство в частную жизнь", запрещается получать с помощью фото- или звукозаписывающей аппаратуры снимки или звукозаписи, относящиеся к частной жизни в определенных местах (частные квартиры или другие частные жилища, а также относящиеся к ним помещения). Запрещается также публиковать и распространять с помощью средств массовой информации снимки или сведения, полученные при прослушивании. В случае нарушения предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок от 6 месяцев до 4 лет. Наказание налагается по иску пострадавшей стороны. Однако предусматривается "безысковое" возбуждение дела и наказание в виде лишения свободы на срок от одного до пяти лет в случае, если нарушение совершено должностным лицом или лицом, находящимся на государственной службе, при злоупотреблении властью или в нарушение служебных обязанностей, а также лицом, незаконно выполняющим функции частного детектива.
Уголовное законодательство Италии (ст.9 Закона № 98) устанавливает наказание за изготовление, сбыт и т.п. специальной аппаратуры, предназначенной для противозаконного фотографирования, прослушивания разговоров или сообщений.
Важным является и то положение закона, согласно которому аппараты или приборы, а также их элементы, недвусмысленно предназначенные для фотографирования или прослушивания, должны быть перечислены в декретах министра почт и связи, выпускаемых по согласованию с министром внутренних дел, министром промышленности, торговли и ремесел. Аналогичные аппараты и приборы, находящиеся на вооружении армии и полиции, должны контролироваться соответствующими министрами, а изготовление и операции с такой аппаратурой допустимы лишь только с санкции вышеуказанных должностных лиц.

Приложение 16

Прослушивание телефонных переговоров
как метод сыска в некоторых зарубежных странах

Всеобщая декларация прав человека 1948 г. (ст.12) осуждает не любое, а только произвольное вмешательство в личную жизнь и произвольное посягательство на неприкосновенность жилища, тайну личной корреспонденции или честь и репутацию192.
В одном из последних документов ООН, посвященном борьбе с преступностью, - "Руководстве по подготовке кадров в сфере борьбы с незаконным оборотом наркотиков" также отмечается, что разоблачение наиболее законспирированных звеньев преступных организаций, занимающихся указанным видом противоправной деятельности, невозможно без использования электронного наблюдения193. Таким образом, положительным моментом здесь является то, что при помощи рассматриваемых разведывательных методов удается получить и зафиксировать информацию, доступ к которой сопряжен с большими препятствиями, исключающими использование иных следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий.
Законодательное регулирование комментируемого разведывательного метода в европейских странах и США позволяет назвать некоторые особенности, имеющие значение для дальнейшего совершенствования уголовно-процессуального и оперативно-розыскного законодательства РФ.
Прослушивание телефонных переговоров может иметь статус как уголовно-процессуального действия, так и особого метода сбора информации, применяемого полицией.
1. Прослушивание как правовое действие, урегулированное уголовно-процессуальным законом.
Так, в положения § 100 раздела III УПК ФРГ разъясняют порядок осуществления контроля телефонных переговоров по конкретным, точно определенным уголовным делам. Законодатель предусмотрел законность прослушивания официальными органами государства разговоров объектов ОРД, подозреваемых в государственных, политических преступлениях, общеуголовных тяжких и особо тяжких преступлениях (убийство, шантаж, разбой). Считается также, что в соответствии со ст.100, 129 УПК ФРГ возможно прослушивание разговоров выявленных полицией членов преступных сообществ, отличающихся высокой степенью общественной опасности (торговцы наркотиками, банды укрывателей воров, разбойничьи группы, преступные группы, занимающиеся подделкой произведений искусства, торговлей крадеными автомобилями, мошенничеством в области страхования), если расследование дела другим путем было бесперспективным или чрезвычайно сложным. В свою очередь, § 100 раздела III УПК ФРГ обязывает почтовое ведомство предоставлять возможность прослушивания телефонных переговоров сотрудникам суда, прокуратуры и лицам, помогающим им в проведении полицейской деятельности. В итоге органы юстиции и полиции ФРГ в рамках существующего законодательства имеют достаточные возможности для успешного раскрытия тяжких преступлений благодаря активному использованию всех средств, которыми они располагают.
Статья 226 УПК Италии устанавливает, что служащие уголовной полиции имеют право при выполнении служебных обязанностей, установленных ст.219, предотвращать, прерывать или прослушивать телефонные или телеграфные сообщения при расследовании:
- преднамеренных преступлений, наказуемых лишением свободы на срок не менее пяти лет;
- преступлений, связанных с наркотиками;
- преступлений, связанных с применением огнестрельного оружия и взрывчатых веществ;
- контрабанды;
- правонарушений, связанных с оскорблением, угрозами или нарушением покоя любого лица с использованием телефона.
Основанием для прослушивания телефонных разговоров во Франции служит § 1 ст.81 УПК, где говорится о том, что следователь производит в соответствии с законом все действия, которые, по его мнению, необходимы для установления истины. Из этого положения исходит судебная практика, в процессе которой появляется возможность проводить так называемое "судебное" прослушивание телефонных переговоров в интересах уголовного расследования наиболее тяжких преступлений.
2. Прослушивание как особый метод сбора информации, урегулированный законодательными актами, касающимися деятельности полиции.
Так, согласно § 18 Закона о полиции земли Северный Рейн-Вестфалия от 25 марта 1980 г., дополненного Законом от 26 июля 1984 г., особым методом сбора информации считается использование полицией скрытых технических средств для прослушивания и записи разговоров.
Оправдывают данный статус рассматриваемого разведывательного метода следующие предпосылки:
- органы полиции могут прибегать к прослушиванию в целях предотвращения реальной опасности;
- прослушивание в целях предотвращения опасности допустимо лишь в том случае, когда опасность не может быть устранена другим путем;
- опасность должна быть реальной и являться следствием тяжких и особо тяжких преступных посягательств, в частности таких, как шантаж, взятие заложников, похищение людей, вымогательство с применением насилия и т.п.
Прослушивание может регламентироваться автономными законами, где его принадлежность к определенному виду правоохранительной деятельности четко не определяется. В США согласно Всеобщему закону 1968 г. о контроле над преступностью и безопасностью предусматривается использование электронного прослушивания194. Его целью считается потребность в получении информации, необходимой для защиты национальной безопасности США и борьбы с организованной преступностью, а также обнаружения лиц, совершивших, совершающих либо готовящихся совершить тяжкие преступления. В качестве последних понимаются деяния, за совершение которых закон предусматривает смертную казнь либо тюремное заключение на срок более года. Наряду с этим § 2516 гл.119 Свода законов США, обозначенный как "Разрешение на перехват телеграфных или устных сообщений", устанавливает, что Министр юстиции или любой из его помощников, специально им назначенный, может уполномочить какого-либо федерального судью компетентной юрисдикции правом на издание в соответствии с § 2518 гл.119 Свода законов США приказа, разрешающего или одобряющего перехват телеграфных или устных сообщений ФБР или каким-либо федеральным агентством, несущим ответственность за расследование посягательства, в отношении которого дано разрешение на перехват, если с помощью этого можно получить или уже получено доказательство совершения любого посягательства, караемого смертной казнью или тюремным заключением на срок свыше одного года в соответствии с ( 2274-2277 раздела 42 Свода законов США (касающихся применения Закона об атомной энергии 1954 г.) или в соответствии со следующими главами: гл.37 (шпионаж), гл.105 (саботаж), гл.115 (измена), гл.102 (учинение беспорядков), а также разделом 29 Свода законов США (о наложении ограничений на выплаты и ссуды профсоюзам), или любого посягательства, включающего тяжкое убийство, похищение человека, ограбление или вымогательство.
В Великобритании прослушивание телефонных переговоров и перлюстрация корреспонденции регламентируются Законом о перехвате сообщения, принятым в 1985 г. Вопросы установки подслушивающих устройств в служебных помещениях, квартирах и личных автомашинах остались за рамками законодательства и рассматриваются как обычные методы работы спецслужб, не подлежащие раскрытию и обсуждению. В одном из районов Лондона действует центр подслушивания, который позволяет записывать и обрабатывать информацию, поступающую одновременно с тысячи телефонных линий. В составе управления лондонской полиции действует так называемый специальный отдел, который, в частности, занимается формированием своего рода электронных досье, в т.ч. и на правопослушных граждан. Негласная деятельность спецотдела регламентируется ведомственными нормативными актами195.
В Канаде в 1974 г. вступил в силу Закон об охране личной жизни граждан. Этот закон устанавливал, что полиция должна получить специальное разрешение суда для прослушивания чьих-либо телефонных разговоров. Кроме того, в законе дан перечень противоправных деяний, по подозрению в которых разрешается прослушивать телефонные разговоры. Далее, по истечении срока действия судебного разрешения на прослушивание телефонных разговоров подозреваемого лица суду сообщается об этом в определенные сроки.
Закон об охране личной жизни граждан, как предполагалось, должен был иметь большое значение для охраны прав личности, т.к. суды не принимали в качестве улики сведения, полученные из незаконно прослушиваемых разговоров без согласия заинтересованных сторон. Однако в 1977 г. в вышеупомянутый Закон были внесены поправки, в соответствии с которыми был расширен список противоправных деяний, в связи с которыми полиция может обращаться в судебные органы с ходатайством о выдаче разрешения на прослушивание телефонных разговоров. Кроме того, поправки делали допустимым использование в судебном разбирательстве сведений, полученных из прослушиваемых телефонных разговоров, независимо от того, законным или незаконным было такое прослушивание. Такие сведения не могут быть использованы лишь в том случае, если суд посчитает, что их обнародование "скомпрометирует" процесс отправления правосудия196.
В правовом плане данный метод правоохранительных ведомств законодательством зарубежных стран рассматривается как действие, аналогичное обыску и изъятию иного рода доказательств, с поправкой на то, что объектом поиска и изъятия являются в этом случае переговоры между людьми197. Исходя из этого устанавливается, что электронное наблюдение должно практиковаться под контролем суда198 (США, ФРГ); министра внутренних дел, министра иностранных дел, министра по делам Шотландии и Северной Ирландии (Великобритания).
Несмотря на все эти различия и особенности, принципиально важным считается положение о том, что для поиска и фиксации такого объекта, как переговоры между людьми, в интересах разрешения задач ОРД необходимо обеспечение легитимности методам, гарантирующим сбор соответствующей информации при проникновении в сферу и инфраструктуру общеуголовных и государственных преступлений.

Приложение 17

Контролируемая поставка как элемент
секретной операции ФБР США

Инструкции Генерального атторнея США, регламентирующие секретную операцию, допускают, что она может включать "приглашение к совершению противозаконных действий", "создание возможностей для противозаконных действий".
При утверждении плана секретной операции, включающей подобного рода оперативные мероприятия (а они направлены преимущественно на выявление коррупции или внедрение в подпольные сети торговли наркотиками), соответствующий руководитель должен убедиться в том, что:
- противоправный характер деятельности будет в "разумной степени очевиден" потенциальным объектам;

<<

стр. 2
(всего 3)

СОДЕРЖАНИЕ

>>