стр. 1
(всего 4)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО
Бирюков П.Н.
Учебное пособие.
М.: Юристъ. 1998.
Дается представление о международном праве как самостоятельной системе права, рассматриваются основные отрасли и институты международного права. Приводятся положения действующих международных документов и прежде всего международных договоров РФ. Большое внимание уделяется механизму реализации норм международного права.
Для студентов вузов и факультетов, обучающихся по специальности «Юриспруденция».

ПРЕДИСЛОВИЕ

Настоящее издание представляет собой учебное пособие по курсу «Международное право». Изучение данного курса включено в учеб­ные планы всех высших учебных заведений, обеспечивающих подго­товку студентов по специальности «Юриспруденция».
Автор дает представление о международном праве как самостоя­тельной системе права, рассматривает основные отрасли и институты международного права. Студенты ознакомятся с положениями дей­ствующих международных документов и прежде всего международ­ных договоров Российской Федерации.
Нормы международного права действуют, лишь когда они реали­зуются. Поэтому в пособии большое внимание уделяются механизму реализации (имплементации) норм международного права.
При исследовании осуществления международных норм в Рос­сийской Федерации студентам необходимо учитывать, что в соответ­ствии с ч. 4 ст. 15 Конституции РФ общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ явля­ются составной частью ее правовой системы. Если международным договором РФ установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора. Со­трудники государственных и муниципальных органов, предприятия, организации, учреждения, физические лица могут, а в определенных случаях обязаны руководствоваться в своей деятельности междуна­родно-правовыми нормами.
Однако знание международных норм не может быть правильно использовано без понимания теоретических основ международного права. В этой связи лицам, изучающим международное право, можно рекомендовать регулярный просмотр журналов «Государство и право», «Правоведение», «Московский журнал международного права», «Российский юридический журнал», «Законность» и др., пуб­ликующих материалы по международно-правовой тематике.
Для более полного усвоения курса «Международное право» сту­дентам необходимо также посещать практические занятия, на кото­рых более подробно рассматриваются конкретные проблемы, возни­кающие при реализации международно-правовых норм.
Пособие подразделяется на общую и особенную части. В общей части рассматриваются основные понятия, категории и институты международного права. Особенная часть посвящена изучению от­дельных отраслей международного права.
Учебное пособие может служить дополнением к учебникам и учебным пособиям по международному праву:
Учебная литература
Международное право / Под ред. Г.В. Игнатенко и Д.Д. Остапенко. Сверд­ловск, 1978;
Международное право / Отв. ред. Ф.И. Кожевников. М., 1981;
Международное право / Отв. ред. Г.И. Тункин. М., 1982;
Международное право / Отв. ред. Г.И. Тункин. М., 1987;
Международное право / Под ред. Н.Т. Блатовой. М., 1987;
Международное право / Отв. ред. ЮМ. Колосов и В.И. Кузнецов. М., 1994 (1995);
Международное право / Отв. ред. Г.И. Тункин. М., 1994;
Бирюков П.Н. Международное право: Учебное пособие. Воронеж, 1995;
Международное право / Под. ред. Г.В. Игнатенко и др. М., 1995;
Международное право / Отв. ред. Ю.М. Колосов и В.И. Кузнецов, 2-е изд. М., 1996;
Бирюков П.Н. Международное право: Учебное пособие, 2-е изд. Воронеж. 1996;
Лукашук И.И. Международное право. Общая часть. М., 1996;
ЛукашукИ.И. Международное право. Особенная часть. М., 1997;
Панов В.П. Международное право: Учебное пособие. М., 1997;
Бирюков П.Н. Международное право: Учебное пособие, 3-е изд. М., 1997.
Сборники документов по международному праву
Международные отношения и внешняя политика СССР / Сост. Л.А. Харла­мова. М., 1957;
Современное международное право / Сост. В.К. Собакин. М., 1964;
Международное право в документах / Сост. Н.Т. Блатова. М., 1982;
Международное транспортное право / Сост. С.А. Гуреев, М.Л. Копылов. М., 1987;
Сборник международных договоров о взаимной правовой помощи по граж­данским и уголовным делам / Сост. Л.В. Ефремов. М., 1988;
Права человека. Сборник документов. М., 1989;
Международная защита прав человека. Сборник документов. М., 1990;
Правовая помощь по международным договорам России со странами СНГ и Балтии / Сост. Н.И, Марышева. М., 1994;
Бирюков П.Н. Договор международной купли-продажи товаров. Междуна­родный коммерческий арбитраж. Воронеж, 1994;
Бирюков П.Н. Вопросы международного частного права. Воронеж, 1996;
Международное публичное право. Сборник документов / Сост. К.А. Бекяшев, А.Г. Ходаков. В 2 т. М., 1996;
Действующее международное право / Сост. Ю.М. Колосов и Э.С. Кривчикова. В 3 т. М., 1996—1997;
Бирюков П.Н. Вопросы международного частного права. Воронеж, 1997. Вып. 2;
Международное сотрудничество в борьбе с преступностью. Сборник доку­ментов / Сост. П.Н. Бирюков, В.А. Панюшкин. Воронеж, 1997.
Схемы, прилагаемые к пособию, составлены коллективом авто­ров: д.ю.н., проф. Г.В. Игнатенко (УрГЮрА), к.ю.н., доц. В.Я. Суво­рова (УрГЮрА), к.ю.н., доц. С.Ю. Марочкин (ТГУ), к.ю.н., доц. П.Н. Бирюков.
Автор с благодарностью примет пожелания и критические заме­чания читателей.

ПРИНЯТЫЕ СОКРАЩЕНИЯ
БМД – Бюллетень международных договоров
Ведомости СССР – Ведомости Верховного Совета СССР, с июня 1989 г. – Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР
Ведомости РСФСР – Ведомости Верховного Совета РСФСР, с июня 1990 г. – Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР
Ведомости РФ – Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ
ВМУ – Вестник Московского университета
ГиП – Государство и право
ЖРП – Журнал российского права
МЖМП – Московский журнал международного права
РЮЖ – Российский юридический журнал
СГиП – Советское государство и право
СЕМП – Советский ежегодник международного права
СЖМП – Советский журнал международного права
СЗ – Собрание законодательства Российской Федерации
СДД СССР – Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных СССР с иностранными государствами
СМД СССР – Сборник международных договоров СССР

ОБЩАЯ ЧАСТЬ

ГЛАВА 1. МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО - ОСОБАЯ ПРАВОВАЯ СИСТЕМА

§ 1. Понятие международного права

В настоящее время в мире существуют два типа правовых сис­тем — международное право и внутреннее право государств.
Будучи равнопорядковыми юридическими явлениями и сущест­вуя независимо друг от друга, международное право и национальное право отдельных государств имеют общие черты, присущие им как самостоятельным системам права.
Во-первых, они представляют собой совокупность юридических принципов и норм (обязательных для субъектов правил поведения), выполнение которых может быть обеспечено принудительно.
Во-вторых, международное право и внутригосударственное право обладают сходной структурой: в этих правовых системах име­ются основные принципы, пронизывающие все их правовое про­странство; они делятся на отрасли, подотрасли, институты; и, нако­нец, «первичным элементом» обеих систем являются правовые нормы.
В-третьих, и международное право, и внутригосударственное право используют практически одни и те же юридические конструк­ции и термины. Однако поскольку каждая правовая система обладает своей спецификой, международно-правовые понятия и категории не всегда идентичны имеющимся в национальном праве.
В то же время международное и внутригосударственное право представляют собой самостоятельные системы права. Помимо общих черт имеются качественные отличия, признаки, характерные для каждой правовой системы. В их числе: отличия по предмету регули­рования, способам создания и обеспечения правовых норм, источни­кам, субъектам права и другим характеристикам.
1) По предмету регулирования.
Как известно, внутригосударственное право призвано прежде всего регулировать отношения между субъектами национального права отдельных государств. Эти отношения, как правило, ограничи­ваются пределами государственной территории и рамками внутрен­ней компетенции.
Международное право, напротив, регламентирует главным обра­зом взаимоотношения субъектов международного права (государств, народов, борющихся за свою независимость, международных органи­заций, государствоподобных формирований). Правда, в некоторых случаях международное право регулирует отношения с участием фи­зических и юридических лиц, например, правоотношения, возникаю­щие при международной купле-продаже, перевозке пассажиров и грузов и т.д. Однако основной предмет регулирования международ­ного права лежит за пределами внутренней компетенции государств.
2) По способу создания правовых норм.
Нормы национального права создаются чаще всего в результате односторонней государственно-властной деятельности; основное на­правление правового регулирования — «вертикальное», «сверху — вниз». Адресаты норм внутригосударственного права в большинстве случаев в их создании не участвуют.
Нормы международного права, напротив, создаются «горизон­тально», его субъектами на основе свободного волеизъявления участ­ников международного общения.
3) По источникам права (формам воплощения международных норм).
Любые правовые нормы зафиксированы в различных юридичес­ких формах. Внутригосударственные нормы сформулированы в виде нормативных актов, нормативных договоров, обычаев и т.д.
Международно-правовые нормы выражены в форме междуна­родных договоров, международных обычаев, актов международных конференций и совещаний, в документах международных организа­ций.
Необходимо отметить, что в последнее время в российской пра­вовой системе стали активно использоваться источники, сходные по форме с международно-правовыми. Речь идет о соглашениях между органами власти РФ и субъектов РФ, а также договорах субъектов Федерации между собой. Органы власти отдельных субъектов РФ склонны рассматривать данные договоры в качестве международно-правовых. Однако субъекты Федерации не являются субъектами права международных договоров, а регулируемые этими договорами отношения не выходят за рамки чисто внутригосударственных, поэ­тому указанные соглашения не могут быть признаны международны­ми договорами; они имеют характер источников внутригосударствен­ного права (подробнее см. гл. 4 настоящего пособия).
4) По субъектам права.
Субъектами внутригосударственного права являются: государст­во, государственные органы и должностные лица, субъекты федерации, органы местного самоуправления, юридические и физические лица и т.д.
Круг субъектов международного права отличается от субъектов внутригосударственного права. Специфика международного права как особой системы права выражается, в частности, и в том, что его субъекты выступают не только адресатами международно-правовых норм, но и их создателями (подробнее см. гл. 5). В некоторых случаях международно-правовые нормы регулируют деятельность субъектов национального права. Однако правосубъектность этих лиц производ-на от воли основных субъектов международного права, принявших соответствующие международно-правовые нормы, поэтому они не являются субъектами права международных договоров и не могут рассматриваться в качестве субъектов международного права.
5) По способу обеспечения исполнения норм.
Нормы внутригосударственного права обеспечиваются принуди­тельной силой государства. В международных отношениях отсутст­вует образование, стоящее над всеми субъектами международного права, «надгосударство», поэтому обеспечение исполнения междуна­родно-правовых норм производится самими субъектами междуна­родного права (индивидуально или коллективно).
Учитывая вышеизложенное, международное право можно опре­делить как особую систему права — совокупность международно-правовых принципов и норм, создаваемых субъектами международ­ного права и регулирующих отношения между государствами, наро­дами, борющимися за свою независимость, международными органи­зациями, государствоподобными образованиями, а также, в некото­рых случаях, отношения с участием физических и юридических лиц.

§ 2. Предмет регулирования международного права

Как и любая правовая система, международное право имеет свой предмет регулирования. Отношения, являющиеся предметом между­народно-правового регулирования, можно разделить на межгосудар­ственные и немежгосударственные.
К межгосударственным относятся отношения:
1) между государствами;
2) между государствами и нациями, борющимися за независи­мость.
Международно-правовые нормы направлены прежде всего на регламентацию отношений между основными субъектами междуна­родных отношений — государствами. Собственно говоря, междуна­родное право складывалось и развивалось (до самого недавнего вре­мени) исключительно как межгосударственное.
Что касается отношений между государствами и народами, борю­щимися за независимость, можно заметить, что они представляют собой по сути как бы «предгосударства» и отношения с ними — это отношения с будущими государствами, если, конечно, такие государ­ства будут созданы.
Однако международное право регулирует и отношения немежго­сударственного характера — т.е. отношения, в которых государство является лишь одним из участников либо вообще не участвует. В настоящее время круг участников международного общения чрезвы­чайно расширился, и многие отношения (например, обеспечение и защита прав человека) перешли из категории дел, входящих во внут­реннюю компетенцию государства, в сферу общих интересов госу­дарств.
Международными немежгосударственными являются отноше­ния:
1) между государствами и международными организациями, а также государствоподобными образованиями;
2) между международными организациями;
3) между государствами, международными организациями, с одной стороны, и физическими и юридическими лицами — с другой;
4) между физическими и юридическими лицами.
Иногда предмет регулирования международно-правовых и внут­ригосударственных норм совпадает, как, например, в отношениях с участием иностранных предприятий и граждан. В этом случае речь можно вести о комплексном, чаще всего совместном, регулировании определенных правоотношений нормами обеих правовых систем; данные отношения приобретают характер комплексных правоотно­шений.

§ 3 Функции международного права

Под функциями международного права понимаются основные направления воздействия международного права на отношения, яв­ляющиеся предметом международно-правового регулирования.
Нужно сказать, что функции эти многообразны и зависят не только от объекта международно-правового воздействия, но и от достигнутого уровня международно-правового регулирования тех или иных сфер отношений.
Основное социальное назначение международного права заклю­чается в организации международных отношений, отвечающей со­временному уровню человеческой цивилизации. Результатом дейст­вия международного права является возникновение, упорядочива­ние, прекращение или сокращение каких-то отношений.
Собственно юридическими функциями международного права можно считать стабилизирующую, регулятивную и охранительную функции.
Стабилизирующая функция состоит в том, что международно-правовые нормы призваны организовывать мировое сообщество, ус­танавливать определенный международный правопорядок, стре­миться упрочить его, сделать более стабильным.
Второй функцией международного права является регулятивная функция. Устанавливая международный правопорядок и соответст­вующим образом регулируя общественные отношения, международ­но-правовые нормы наделяют участников международных отноше­ний определенными правами и обязанностями.
Охранительная функция состоит в обеспечении надлежащей ох­раны международных правоотношений. При нарушений междуна­родных обязательств субъекты международных правоотношений вправе использовать меры ответственности и санкции, допускаемые международным правом.

§ 4. Система международного права

Международное право как особая система права представляет собой довольно сложное юридическое образование, состоящее из различных элементов.
Ядро современного международного права, его «конституцию» образуют основные принципы международного права. Основные принципы — это основополагающие международно-правовые нормы, носящие универсальный характер и обладающие высшей юридической силой. Они пронизывают всю международно-правовую систему; все остальные международно-правовые нормы, а также по­ведение субъектов международного права должны соответствовать положениям основных принципов.
Международное право, как и внутреннее право любого государст­ва, подразделяется на отрасли. Отрасли международного права регу­лируют крупные «блоки» международных отношений определенного вида и представляют собой совокупность международно-правовых институтов и норм, регламентирующих более или менее обособленные отношения, отличающиеся качественным своеобразием.
Например, отрасль «право международной безопасности» регу­лирует отношения по обеспечению международного мира и безопас­ности, «право международных организаций» — порядок создания и деятельности международных организаций, их отношения с другими субъектами международного права и т.д. В качестве «несущей кон­струкции» каждой отрасли выступают основные принципы междуна­родного права, однако каждая отрасль имеет и свои, отраслевые принципы (например, принцип запрещения национального присвое­ния космического пространства в космическом праве).
Относительно числа и названия отраслей международного права в международно-правовой науке имеется множество точек зрения.
На мой взгляд, в международном праве сформировались следую­щие отрасли:
право международной правосубъектности (регламентирует пра­вовое положение государств, наций и народов, борющихся за незави­симость, международных организаций и государствоподобных фор­мирований как субъектов международного права и включает в себя также институты признания и правопреемства);
право международных договоров;
право международных организаций;
право международных конференций и совещаний;
право внешних сношений;
право международной безопасности;
международное гуманитарное право;
международное право в период международных конфликтов;
право международного сотрудничества в борьбе с преступностью;
международное морское право;
международное воздушное право;
международное космическое право;
международное атомное право;
право охраны окружающей среды;
международное экономическое право.
Отрасли международного права в свою очередь состоят из более простых образований — подотраслей и институтов.
Международное гуманитарное право, например, образуют две подотрасли: «гуманитарное право в мирное время» и «гуманитарное право в период вооруженных конфликтов». Предмет регулирования этих подотраслей един — обеспечение и защита прав человека. В период вооруженных конфликтов «включается» в действие целый комплекс не применявшихся в мирное время международных норм о повышенной защите человека в условиях военного конфликта. Эти нормы и образуют подотрасль «гуманитарного права в период воору­женных конфликтов».
Международно-правовой институт — более мелкий элемент пра­вовой системы. Он представляет собой группу международных норм, регламентирующих более или менее однородные отношения; однако отношения, составляющие предмет регулирования института, хотя и отличаются качественным своеобразием, позволяющим вычленить
их из массы других, «не дотягивают» до статуса отраслевых. Приме­рами могут служить институт гражданства в гуманитарном праве, институт действительности договоров в праве международных дого­воров и др.
Необходимо заметить, что некоторые отрасли и институты меж­дународного права носят комплексный характер: значительная часть норм этих образований входит в состав двух или нескольких отраслей международного права или институтов. Так, нормы института кон­сульской защиты граждан, задержанных в иностранном государстве за совершение преступления, имея свою «основную прописку» (С.С. Алексеев) в отрасли «право внешних сношений», входят в со­став и международного гуманитарного права, и права международ­ного сотрудничества в борьбе с преступностью.
Наконец, первичными «кирпичиками», из которых образовано международное право, являются международно-правовые нормы (см. гл. 3).

§ 5. Основные принципы международного права

Как уже говорилось, «конституцию» международного права об­разуют его основные принципы. Они представляют собой основопо­лагающие общепризнанные нормы, обладающие высшей юридичес­кой силой. Все остальные международно-правовые нормы и между­народно-значимые действия субъектов должны соответствовать по­ложениям основных принципов.
Принципы международного права носят универсальный харак­тер и являются критериями законности всех остальных международ­ных норм. Действия или договоры, нарушающие положения основ­ных принципов, признаются недействительными и влекут междуна­родно-правовую ответственность.
Все принципы международного права имеют первостепенную важность и должны неукоснительно применяться при интерпретации каждого из них с учетом других.
Принципы взаимосвязаны: нарушение одного положения влечет за собой несоблюдение других. Так, например, нарушение принципа территориальной целостности государства одновременно является нарушением принципов суверенного равенства государств, невмеша­тельства во внутренние дела, неприменения силы и угрозы силой и т.д.
Поскольку основные принципы международного права представ­ляют собой международно-правовые нормы, они существуют в форме определенных источников международного права.
Первоначально эти принципы выступали в форме международ­но-правовых обычаев, однако с принятием Устава ООН основные принципы приобретают договорно-правовую форму. Так, семь прин­ципов международного права (суверенное равенство государств, добросовестное выполнение взятых на себя международных обяза­тельств, мирное разрешение международных споров, отказ от угрозы силой или ее применения и др.) содержатся в Уставе ООН. При этом ст. 103 Устава предусматривает, что в случае, если обязательства членов ООН по Уставу ООН окажутся в противоречии с обязатель­ствами по какому-либо международному договору, преимуществен­ную силу имеют обязательства по Уставу.
Содержание основных принципов было подробно раскрыто в Декларации о принципах международного права, касающихся дру­жественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН (1970 г.), других международных доку­ментах. Применительно к европейским условиям содержание основ­ных принципов было конкретизировано актами Совещания по без­опасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ), в частности, хельсинк­ским Заключительным актом 1975 г., Итоговым документом Венской встречи 1989 г. и др.
Рассмотрим содержание основных принципов международного права подробнее.
I. Принцип суверенного равенства государств и уважения прав, присущих суверенитету. Согласно этому принципу все государства в международных отношениях пользуются суверенным равенством, имеют равные права и обязанности и являются равноправными чле­нами мирового сообщества. Понятие равенства означает, что:
все государства юридически равны;
все государства должны уважать правосубъектность других госу­дарств;
все государства пользуются правами, присущими полному суве­ренитету. Они вправе самостоятельно решать вопросы об участии в международных конференциях и организациях, международных до­говорах и др.;
территориальная целостность и политическая независимость го­сударств неприкосновенны, государственные границы могут менять­ся лишь на основании договоренности и в соответствии с нормами международного права;
государства свободно выбирают свои политические, экономичес­кие, социальные и культурные системы;
государства обязаны добросовестно выполнять свои междуна­родные обязательства.
II. В соответствии с принципом неприменения силы или угрозой силой все государства в международных отношениях обязаны воздер­живаться от угрозы силой или ее применения против территориаль­ной неприкосновенности и политической независимости других го­сударств или каким-либо иным образом, несовместимым с целями ООН. Государства на основе общепризнанных принципов и норм международного права должны добросовестно выполнять свои меж­дународные обязательства в отношении поддержания мира и без­опасности. Угроза силой не должна применяться в качестве средства урегулирования споров между государствами. Агрессивные войны объявляются преступлениями против мира и человечества и влекут ответственность по международному праву. Запрещается также про­паганда войны.
Территория государства не может быть объектом приобретения другим государством в результате угрозы силой или ее применения. Никакие территориальные приобретения, являющиеся результатом угрозы силой, не признаются законными.
Государства также обязаны воздерживаться от репрессалий, свя­занных с применением вооруженных сил, от организации и поощре­ния иррегулярных сил или вооруженных банд, в том числе наемников, для вторжения на территорию другого государства. Государства обя­заны воздерживаться от насильственных действий, лишающих наро­ды права на самоопределение.
III. Согласно принципу мирного разрешения международных спо­ров государства обязаны решать свои международные споры с други­ми государствами мирными средствами таким образом, чтобы не подвергать угрозе международный мир, безопасность и справедли­вость. Споры государств должны разрешаться на основе принципа суверенного равенства, в соответствии с принципом свободного вы­бора средств разрешения спора и с учетом других принципов.
Международное право предоставляет государствам широкий выбор мирных средств разрешения международных споров. Споры могут разрешаться путем переговоров, обследования, посредничест­ва, примирения, арбитража, судебного разбирательства, обращения к международным организациям или иными средствами по выбору государств. Если стороны не разрешат спор одним из вышеуказанных средств, они должны стремиться к урегулированию разногласий дру­гими мирными средствами. Важную роль в мирном разрешении меж­дународных споров играет ООН.
IV. На основе принципа невмешательства во внутренние дела государств каждое государство имеет право самостоятельно выби­рать свою политическую, экономическую, социальную или культур­ную систему без вмешательства со стороны других государств. В этой связи государства:
не имеют права прямо или косвенно вмешиваться во внутренние или внешние дела другого государства;
не должны поощрять подрывную деятельность, направленную на изменение строя другого государства путем насилия; а также
не должны вмешиваться во внутреннюю борьбу в другом государ­стве, воздерживаться от оказания помощи террористической или подрывной деятельности.
Однако принцип невмешательства во внутренние дела не являет­ся абсолютным. Он не затрагивает принудительных мер, применяе­мых по решению Совета Безопасности ООН для обеспечения между­народного мира и безопасности (см. гл. VII Устава ООН).
V. Принцип территориальной целостности государств. Госу­дарства должны уважать территориальную целостность друг друга и воздерживаться от любых действий, несовместимых с целями и прин­ципами Устава ООН. Государства обязаны также воздерживаться от превращения территории друг друга в объект оккупации или мер применения силы в нарушение международного права. Никакая ок­купация или приобретение территории таким образом не признаются законными.
VI. Принцип нерушимости границ. Государства рассматривают как нерушимые все границы друг друга и границы всех государств в Европе и должны воздерживаться от любых требований или дейст­вий, направленных на захват части или всей территории другого государства.
VII. Принцип уважения прав человека. Уважение прав и свобод человека — составная часть всеобъемлющей системы международ­ной безопасности. Государства обязаны уважать права человека и основные свободы для всех, без различия расы, пола, языка или религии. Уважение прав человека является существенным фактором мира, справедливости и демократии, необходимых для дружествен­ных отношений и сотрудничества между ними. Государства обязаны поощрять эффективное осуществление гражданских, политических, экономических, социальных или культурных прав и свобод, которые вытекают из достоинства, присущего каждой личности, и являются существенными для ее свободного и полного развития.
VIII. Принцип права на самоопределение народов и наций. Все народы вправе свободно определять без вмешательства извне свой политический статус и свое экономическое, социальное и культурное развитие. Способами осуществления народом права на самоопреде­ление являются: создание суверенного и независимого государства, свободное присоединение к независимому государству или объединение с ним, установление любого иного политического статуса, сво­бодно избранного народом. Государства обязаны воздерживаться от любых насильственных действий, лишающих народы права на само­определение.
. Народы, осуществляющие самоопределение, вправе испрашивать и получать помощь в соответствии с целями ООН. При этом, однако, государства не должны поощрять действия, ведущие к расчленению или к нарушению территориальной целостности или политического единства тех государств, которые имеют правительства, представляю­щие весь народ без различия расы, вероисповедания или цвета кожи.
IX. Принцип сотрудничества между государствами. Государства должны сотрудничать друг с другом в соответствии с целями и прин­ципами ООН. Развивая сотрудничество, государства должны содей­ствовать взаимопониманию и доверию, дружественным отношениям между собой, повышать благосостояние народов.
X. В соответствии с принципом добросовестного выполнения меж­дународных обязательств государства обязаны добросовестно вы­полнять взятые на себя международные обязательства. При осущест­влении своих суверенных прав, включая право устанавливать законы и административные правила, государства должны сообразовываться с их обязательствами по международному праву.

§ 6. Международное публичное и международное частное право

Существует несколько точек зрения по вопросу о соотношении международного публичного и международного частного права.
Согласно одной из них, международно-правовая система состоит из двух подсистем: международного права, регулирующего отноше­ния между государствами и другими его субъектами, и международ­ного частного права, регулирующего гражданско-правовые, брачно-семейные, трудовые и иные отношения с участием иностранных пред­приятий и граждан.
В соответствии с другой точкой зрения международное частное право представляет собой независимую правовую систему и включа­ет в себя нормы как международного права, так и национальных правовых систем.
Третьи ученые считают, что международное частное право — это подсистема, объединяющая нормы национального права различных государств.
По моему мнению, международное частное право является не самостоятельной правовой системой, а комплексным образованием, включающим в себя как международно-правовые, так и внутриго­сударственные нормы, регулирующие более или менее однородные отношения. Иными словами, международное частное право — ис­кусственное образование, объединяющее три группы норм (между­народно-правовые, нормы права РФ, нормы права иностранных го­сударств) для удобства изучения. Выделение международного част­ного права отражает объективную тенденцию возрастания роли международного права в регулировании внутренних правоотноше­ний в РФ.
Поэтому, на мой взгляд, можно говорить о международном част­ном праве как о научной дисциплине, но не как об отрасли междуна­родного или национального права или отдельной правовой системе (подсистеме).

§ 7. Кодификация и прогрессивное развитие международного права

Международное право — постоянно развивающаяся правовая система, в которой активно осуществляются процессы кодифика­ции.
Кодификация международного права— это более точное форму­лирование и систематизация международно-правовых норм в тех областях, в которых уже имеются обширная государственная практи­ка, прецеденты и доктрины. Кодификация может быть отраслевой или внутриотраслевой.
Под прогрессивным развитием международного права понимает­ся подготовка проектов конвенций по тем вопросам, которые еще не регулируются международным правом или по которым право еще недостаточно развито в практике государств.
Важную роль в кодификации и прогрессивном развитии между­народного права играет Комиссия международного права ООН, де­ятельность которой регулируется Положением 1947 г. (с последую­щими изменениями), утвержденным Генеральной Ассамблеей ООН. Комиссия имеет своей целью содействие прогрессивному развитию международного права и его кодификации. Хотя Комиссия занима­ется преимущественно вопросами международного публичного права, она рассматривает и вопросы частного права. За период своей деятельности Комиссия разработала большое число проектов между­народно-правовых актов в различных отраслях международного права.
Наиболее существенные результаты кодификации достигнуты в области права международных договоров, права международных ор­ганизаций, права внешних сношений, международного права в пери­од вооруженных конфликтов.

§ 8. Наука международного права

Предметом науки международного права является исследование сущности и закономерностей развития международно-правовых норм. Она изучает также источники, в которых зафиксированы нормы международного права. В ее задачу входит выявление причин принятия тех или иных норм международного права, их целевого назначения, особенностей, эффективности действия, характера взаи­мосвязи с иными международными нормами (морали, вежливости и др.), с внутригосударственным правом.
Она исследует также сущность конкретных международно-пра­вовых институтов, взаимосвязи между ними, тенденции их развития. При этом нормы международного права изучаются в процессе их реализации, в связи с конкретными общественными отношениями, на которые они воздействуют, поэтому в предмет международно-право­вой науки входят также международные правоотношения.
Большое внимание уделяется истории развития конкретных меж­дународных норм и институтов
И, наконец, российская наука международного права занимается исследованием зарубежной международно-правовой науки
Таким образом, предмет российской науки международного права образуют следующие компоненты.
нормы и институты международного права,
отношения, регулируемые этими нормами и институтами,
тенденции развития международно-правовой системы и вопросы ее взаимодействия с внутригосударственным правом,
зарубежная наука международного права.
Российская международно-правовая наука является неотъемле­мой частью мировой международно-правовой науки Вклад отечест­венных ученых в ее развитие трудно переоценить
В конце XIX—начале XIX вв. В. Ф. Малиновский выдвинул ряд важных положений о международно-правовых мерах охраны между­народного мира и безопасности, послуживших одними из оснований для разработки права международной безопасности Примерно в это же время Л. А. Комаровский разработал теоретические основы дея­тельности международных судов
В начале нашего столетия В. Э. Грабарь подробно исследовал ис­торию развития международного права, а Ф. Ф. Мартенс опублико­вал первый в России курс международного права, ставший на многие десятилетия общепризнанным учебником не только у нас в стране, но и за рубежом.
Советская международно-правая наука продолжила традиции русских авторов Сформировались научные школы в Екатеринбурге,
Казани, Киеве, Москве, Санкт-Петербурге, ряде других городов Ми­ровое признание получили труды Г И Тункина, Ф И Кожевникова, Д Б. Левина, Д И Фельдмана, других ученых Был издан 6-томный «Курс международного права» (1967—1970 гг).
Советские ученые принимали активное участие в разработке про­ектов многих международных договоров, являлись членами между­народных органов.
В настоящее время, несмотря на переживаемые нашим государ­ством трудности, российская наука международного права продол­жает оставаться частью мировой международно-правовой науки.
За последнее время опубликовано около десятка учебников и учебных пособий, некоторые из которых выдержали несколько изда­ний; завершено начатое в 1989 г. издание нового 7-томного «Курса международного права». В монографиях исследуются теоретические вопросы международного права, его применение во внутригосудар­ственных отношениях. Выходит большое количество периодических изданий («Государство и право», «Правоведение», «Московский журнал международного права», «Российский юридический журнал» и др), публикующих материалы по международно-правовой тема­тике
На проводимых ежегодно заседаниях Российской Ассоциации международного права обсуждаются проблемы прогрессивного раз­вития международного права, реализации международно-правовых норм.
Российские ученые представлены в Международном Суде ООН, Комиссии международного права, комитетах по правам человека, других международных органах, оказывают существенное влияние на мировую политику, играют важную роль в формировании междуна­родной позиции РФ

Документы и литература
Устав Организации Объединенных Наций 1945 г // Международное право в документах / Сост. Я. Г. Блатова М., 1982. С. 196—228.
Статут Международного Суда 1945 г. // Международное право в документах / Сост. Н.Т. Блатова М., 1982. С. 658—668.
Положение о Комиссии международного права 1947 г. // Действующее международное право / Сост. Ю. М. Колосов и Э. С. Кривчикова. В 3 т. Т. 1. М., 1996. С. 58—65.
Декларация о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом Организа­ции Объединенных Наций 1970 г. // Международное право в документах / Сост. Н. Т. Блатова М., 1982. С. 4—12.
Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1975 г. // Ведомости СССР. 1975. Прил. к № ЭЧ.
Итоговый документ Венской встречи представителей государств — участников Сове­щания по безопасности и сотрудничеству в Европе, состоявшейся на основе положений Заключительного акта, относящихся к дальнейшим шагам после Со­вещания. М.,1989.
Парижская хартия для новой Европы от 1990 г. // Общеевропейская встреча в верхах. Париж, 19—21 ноября 1990 г. Документы и материалы. М., 1991. С. 4—23.
Алексидзе Л. А. Некоторые вопросы теории международного права: императивные нормы (jus cogens). Тбилиси, 1983.
Василенко В.А. Основы теории международного права. Киев, 1988.
Каламкарян Р.А. Законченность системы современного международного права и зап­рет// ГиП. 1996. № 11. С. 67—75.
Карапетян Л.М. Грани суверенитета и самоопределения народов // ГиП. 1993. № 1. С. 13—22.
Курс международного права. В 7 т. Т. 1. М., 1989.
Левин Д.Б. Актуальные проблемы теории международного права. М., 1974.
МовчанА.П. Кодификация и прогрессивное развитие международного права. М., 1982.
Оппенгейм Л. Международное право. Т. 1. Полутом 1. М., 1948.
Тиунов О.И. Принцип соблюдения международных обязательств. М., 1979.
Тункин Г.И. Теория международного права. М., 1970.
Фельдман Д.И. Система международного права. Казань, 1983.
Черниченко С.В. Международное право: современные теоретические проблемы. М., 1993.

ГЛАВА 2. ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА

§ 1. Зарождение международного права

Возникновение и развитие международного права связано с воз­никновением государства.
Международное право возникло в период рабовладельческого строя. Пожалуй, одним из самых древних дошедших до нас междуна­родных договоров является договор египетского фараона Рамзеса II с царем хеттов Хаттушилем III, заключенный в 1278 г. до н.э. В этом соглашении восстанавливались дружественные отношения между двумя государствами после длительной войны, заключались оборо­нительный и наступательный союзы, предусматривались помощь в случае внутренних беспорядков и взаимная выдача перебежчиков. Этот договор послужил образцом для многих международных согла­шений.
Своеобразным памятником международного права можно счи­тать и Законы Ману (I век н.э.)., достаточно подробно урегулировав­шие вопросы посольского права.
Весьма интенсивную дипломатическую деятельность осущест­вляли древнегреческие города-государства, обменивавшиеся много­численными посольствами и заключавшие договоры о военной помо­щи. Получил развитие институт защиты иностранцев (проксения). Споры по нарушениям международных договоров рассматривались третейскими комиссиями; на нарушителей договора налагался круп­ный штраф, который, в случае неуплаты, взыскивался с помощью вооруженных сил.
В древнем Риме (в период республики) послы выбирались в сена­те и обязаны были давать отчет о своей деятельности. В период империи происходит становление «права народов» (jus gentium) как особой правовой системы.
В этот же период уже начинает проводиться различие между справедливыми и несправедливыми войнами. Возникает принцип соблюдения договоров, при этом нарушение договора рассматрива­лось как нарушение божественного права.

§ 2. Международное право в средние века

На развалинах Римской империи в Европе возникло несколько феодальных государств (франков, германцев, саксов и др.). Развитие международного права несколько замедлилось, так как характерной чертой эпохи феодализма являлось «кулачное право». Война призна­валась справедливой формой разрешения международных споров. В этот период заключаются в основном договоры о военных союзах, мирные соглашения. Торговые города заключали союзы (Ганзейский союз) для защиты торговли и торгующих граждан. Международное признание получили сборники, кодифицирующие нормы и обычаи морского права и послужившие обоснованием принципа свободы открытых морей. Отмечается некоторая регламентация «законов и обычаев войны», начинает складываться консульское право.
Активную роль в международных отношениях играла церковь. Периодически проводившиеся соборы играли роль кодификаторов обычных норм международного права. Так, на Карфагенском соборе (438 г.) был официально сформулирован один из важнейших между­народно-правовых принципов — принцип добросовестного выпол­нения международных обязательств (расta sunt servanda).

§ 3. Формирование буржуазных институтов международного права

Основы буржуазного международного права были заложены в XVII в. На Европейском континенте в это время существовало боль­шое число независимых государств. Их интересы требовали устано­вить правила международного общения, обеспечивающие минималь­ный правопорядок.
Крупнейшим международником данной эпохи был голландский юрист Гуго Гроций (1583—1654 гг.), основное произведение которого «О праве войны и мира» (1625 г.) не утратило ценности и сегодня. Признавалось, в частности, что: в основе международного права лежат международные договоры; государства договариваются между собой относительно правил поведения как в мирное, так и в военное время. Войны должны вестись только в интересах справедливости. Были обоснованы также принципы свободы морей и свободы торгов­ли. Книга Греция приобрела такой авторитет в Европе, что в случае возникновения международных разногласий ее положения использо­вались в качестве основания для разрешения спорных вопросов.
Великая Французская революция привнесла в международные отношения идею равенства, суверенитета и невмешательства во внутренние дела. Получили развитие идеи о правах человека, неотъемле­мости основных прав и свобод.
В XIX столетии можно отметить четыре этапа в развитии между­народного права. В 1815 г. на Венском конгрессе была произведена кодификация дипломатического права, а также запрещена работор­говля. В 1856 г. в Париже были разработаны многие нормы права морской войны, Черное море было объявлено нейтрализованным. Берлинский конгресс 1878 г. был ознаменован признанием независи­мости Сербии, Румынии и Черногории. На Гаагской конференции 1899 г. приняты конвенции, регламентирующие правила ведения войны, запрещающие применять разрывные пули и снаряды, имею­щие единственным назначением распространение удушливых или вредоносных газов, а также конвенция о международном арбитраже.
На второй Гаагской конференции (1906—1907 гг.) были приняты десять новых конвенций, кодифицирующие правила ведения войны и регламентирующие мирные способы разрешения международных споров.

§ 4. Возникновение и развитие современного международного права

Своеобразным «водоразделом» между старым и современным международным правом стала Первая мировая война. Послевоенный режим, оформленный Версальским мирным договором 1919 г., Сен-Жерменским договором 1919 г. и другими соглашениями, послужил основанием создания новых независимых государств в Европе.
В 1919 г. была учреждена универсальная международная органи­зация — Лига Наций, Статут которой являлся составной частью Вер­сальского договора. Лига Наций создавалась для обеспечения меж­дународного мира и безопасности и формально просуществовала до 1946 г. Однако ее существование не предотвратило агрессии Италии против Эфиопии 1935—1936 гг., Советско-финской войны, Второй мировой войны.
Важный вклад в борьбу с фашизмом и решение вопросов после­военного устройства мира внесли Московская (1943 г.), Тегеранская (1943 г.), Ялтинская (1945 г.) встречи руководителей союзных дер­жав.
На конференциях в Думбартон-Оксе (1944 г.) и Сан-Франциско (1945 г.) были разработаны основные положения Устава ООН, кото­рый и был подписан 26 июня 1945 г. Устав ООН закрепил семь принципов международного права и зафиксировал организационно-правовой механизм системы универсальной безопасности.
Универсальная система безопасности была дополнена региональ­ными системами — Организация Североатлантического договора (НАТО), Организация Варшавского договора (ОВД), Организация американский государств (ОАГ) и др. Эти организации, несмотря на «холодную войну» и обострение международной напряженности в 50—60-е гг., сыграли свою роль в предотвращении глобальных воору­женных конфликтов.
70-е годы нашего столетия были отмечены началом процесса разрядки международной напряженности и бурным развитием ре­гиональной, прежде всего европейской, интеграции. Заключитель­ный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (Хельсинки, 1975 г.) положил начало процессу сближения европей­ских государств различных систем, формированию системы мер до­верия.
В 1960—1970 гг. была проведена серьезная работа по кодифика­ции международного права. В это время, в частности, были заключе­ны конвенции о праве международных договоров, правопреемстве государств, правах человека, дипломатическом и консульском праве, космическом праве и др.
80-е гг. были отмечены дальнейшим смягчением международной напряженности и совершенствованием международно-правовой рег­ламентации таких отраслей международного права, как морское право, право международной безопасности, гуманитарного право и др.
Серьезные изменения в международных отношениях произошли в 90-х гг. На месте бывшего Союза ССР возникли новые самостоя­тельные государства, было создано Содружество Независимых Госу­дарств. С прекращением существования Союза ССР и распадом со­циалистической системы в Европе и Азии запылали очаги серьезных международных конфликтов. Изменилось и соотношение сил на меж­дународной арене. США, не сдерживаемые больше действиями Со­ветского Союза, все активнее стали претендовать на роль мирового правительства. Военный блок западных государств — НАТО — при­сваивает себе полномочия по урегулированию региональных кон­фликтов, постепенно оттесняя ООН.
Одновременно с некоторым снижением роли ООН, нуждающей­ся в серьезных реформах, можно отметить тенденцию продолжения укрепления и развития регионального сотрудничества государств. Большими темпами идет процесс западноевропейской интеграции, сплачиваются арабские и африканские государства, совершенству­ются связи стран Юго-Восточной Азии.

§ 5. Российское государство и международное право

Русское государство внесло значительный вклад в развитие меж­дународного права.
Так, с IX в. Киевская Русь активно участвует в международных отношениях, заключает мирные и торговые договоры с Византией и некоторыми европейскими государствами.
В ХIII-ХIV вв. Русь отражала натиск монголов и сил Запада, довольно активно заключая союзы и используя посольства.
С конца XVI в. на международную арену выступает Московское государство. «Изумленная Европа, в начале княжества Ивана III едва ли даже подозревавшая о существовании Московии, зажатой между Литвой и татарами, была ошеломлена внезапным появлением огром­ной империи на восточных своих окраинах» (К. Маркс).
Процесс объединения русских земель сопровождался активными дипломатическими шагами Москвы, участвовавшей в военных со­юзах, объявлявшей войны и заключавшей договоры с Литвой, Тур­цией, Крымским ханством. К середине XVI в. относится создание прообраза ведомства иностранных дел — посольского приказа.
В эпоху Петра I Россия начинает обмениваться с зарубежными государствами постоянными дипломатическими представительства­ми. В России создается посольская канцелярия, которая постепенно преобразуется в Посольскую коллегию. Решая турецкую и шведскую проблемы, Россия вела активную внешнюю политику, привлекая со­юзников и используя противоречия в среде западных государств.
При Екатерине II Россия занимает место в ряду самых могущест­венных европейских держав. Политика морского нейтралитета, про­возглашенная Россией в 1780 г. и поддержанная другими государст­вами, содействовала получению независимости Соединенными Шта­тами Америки. Успешные войны с Крымским ханством и Оттоман­ской империей позволили России в значительной мере решить про­блему обеспечения безопасности ее южных границ и осуществления мореплавания по Черному и Средиземному морям.
Исключительно велика роль России в регламентации «законов и обычаев войны». Так, в 1868 г. по инициативе России была принята Санкт-Петербургская декларация об отмене употребления взрывча­тых и зажигательных пуль. В 1899 г. и 1907 г. были проведены две конференции мира, в которых Россия приняла активное участие. В этой связи нельзя переоценить и роль Российского государства в совершенствовании института мирных средств разрешения междуна­родных споров.
Новый этап в международных отношениях начался после Октябрь­ской революции 1917 г. Декрет о мире устанавливал новые принципы взаимоотношений государств, обозначил формирование некоторых важных принципов международного права.
В 30-х гг. СССР сыграл важную роль в демократизации междуна­родных отношений, в предотвращении экспансии Германии. Во время Второй мировой войны Советский Союз вынес основную тя­жесть борьбы с фашизмом.
Являясь одним из основателей ООН, СССР принял активное участие в послевоенном устройстве мире, содействовал крушению колониальной системы, поддерживал вступившие на международ­ную арену новые независимые государства.
С распадом СССР и проводимой перестройкой экономической и политических систем наше государство, к сожалению, утратило свою роль сверхдержавы. Были потеряны, в частности, ведущие позиции в решении важнейших вопросов мирового порядка, утрачено влияние России в Восточной Европе, арабском мире, Африке, Азии, Латин­ской Америке.
В настоящее время предстоит серьезная работа по восстановле­нию утраченных нашей страной внешнеполитических позиций, уст­ранению возникших в мере дисбалансов. Хочется верить, что к концу нынешнего тысячелетия Россия восстановит свое значение ведущей мировой державы.

Документы и литература
Баскин Ю.Я., Фельдман Д.И. История международного права. М., 1990.
История дипломатии/Под ред. В.П. Потемкина. Т.1. М.-Л., 1941. Т.2 М.-Л., 1945. Т.3 М.-Л., 1945.
История международных отношений и внешней политики СССР. В 3 т. М., 1987.
Кожевников Ф.И. Русское государство и международное право. М., 1947.
Кожевников Ф.И. Советское государство и международное право. М., 1948.
Курс международного права. В 7 т. Т. 1. М., 1989.
Левин Д.Б. История международного права. М., 1962.
Мартенс Ф.Ф. Современное международное право цивилизованных народов. Т. I-II. СПб., 1904—1905.
Оппенгейм Л. Международное право. Т.I. Полутом I. М., 1948.

Глава 3. НОРМЫ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ПРАВООТНОШЕНИЯ

§ 1. Понятие нормы международного права

Международное право (как и внутригосударственное право) со­стоит из юридических норм. Международно-правовая норма — это юридически обязательное правило поведения, создаваемое субъекта­ми международного права и регулирующее отношения между ними, а также отношения с участием лиц, не являющихся таковыми субъек­тами.
Большинство международно-правовых норм создается в два этапа:
1) согласование воль субъектов международного права относи­тельно правила поведения;
2) дача субъектами международного права согласия на юридичес­кую обязательность согласованных правил поведения.
Иногда эти две стадии могут совпадать по времени, скажем, когда международный договор вступает в силу в момент его подписания. В данном случае подписание договора означает окончательное согла­сование текста договора (правила поведения) и одновременно при­дание согласованному тексту силы международной договорной нормы.
Отсутствие в международном правиле поведения юридической обязательности позволяет говорить о наличии лишь первого этапа создания международно-правовой нормы.
Вместе с тем существуют международно-правовые нормы, кото­рые создаются в три этапа. Речь идет о так называемых императивных нормах (нормах jus cogens).
В отличие от внутригосударственного права императивность международно-правовой нормы означает, что она «принимается и признается мировым сообществом государств в целом как норма, отклонение от которой недопустимо и которая может быть изменена только последующей нормой общего международного права, нося­щей такой же характер» (ст. 53 Венской конвенции о праве междуна­родных договоров 1969 г.). Императивные нормы имеют большую по сравнению с другими международно-правовыми нормами, юриди­ческую силу; все вновь принимаемые международные нормы должны им соответствовать.
Процесс создания императивной нормы выглядит следующим образом:
1) согласование воль субъектов международного права относи­тельно правила поведения;
2) согласование воль этих субъектов относительно придания дан­ному правилу поведения высшей юридической силы в данной право­вой системе;
3) дача субъектами международного права согласия на юридичес­кую обязательность согласованного правила поведения.
Императивные нормы международного права образуют каркас, своего рода «конституцию» в международно-правовой системе и обеспечивают ее внутреннюю согласованность и непротиворечи­вость. Императивными нормами являются основные принципы меж­дународного права, некоторые положения Устава ООН и другие нормы, отступление от которых в международных отношениях недо­пустимо.

§ 2. Структура норм международного права

В общей теории права признано, что нормы права с точки зрения логико-юридического подхода имеют трехчленную структуру (гипо­теза, диспозиция, санкция). В правовой норме содержится прежде всего указание на условие, при котором норма подлежит примене­нию, затем изложение самого правила поведения, наконец, указание на последствия невыполнения этого правила (С.А. Голунский, М.С. Строгович).
Специфика международных отношений заключается в том, что субъекты международного права сами выполняют роль гаранта при­нятых норм. Меры ответственности и санкции в международном праве отделены от самих правил поведения. Государства и другие субъекты международного права чаще всего сами выбирают меры принуждения из числа допускаемых международным правом по от­ношению к правонарушителям. Поэтому в отличие от внутригосудар­ственного права международные правовые нормы состоят обычно из двух элементов — гипотезы и диспозиции.
Гипотеза международно-правовой нормы содержит описание ус­ловий, при наличии которых применяется правило поведения. Со­гласно, например, ст. 1 Конвенции о правах ребенка 1989 г. ребенком является каждое человеческое существо до достижения 18-летнего возраста, если по закону, применимому к данному ребенку, он не достигает совершеннолетия ранее.
Диспозиция нормы международного права указывает на само правило поведения субъекта международного правоотношения. Так, ст. 2 Факультативного протокола к Международному пакту о граж­данских и политических правах 1966 г. устанавливает: лица, утверж­дающие, что какое-либо из их прав, перечисленных в Пакте, наруше­но, и исчерпавшие все внутренние средства правовой защиты (гипо­теза), могут представить в Комитет по правам человека письменное заявление об этом (диспозиция).
Иногда международные нормы состоят лишь из одной диспози­ции. Так, ст. 3 Соглашения СНГ о помощи беженцам и вынужден­ным переселенцам 1993 г. определяет, что статус беженца и вынуж­денного переселенца подтверждается выдачей соответствующего документа.
Санкция как элемент международно-правовой нормы встречает­ся редко. Международные нормы содержат санкции главным обра­зом применительно к правоотношениям частного характера. Напри­мер, на основании ст. 36 Конвенция ООН о договорах международ­ной купли-продажи товаров 1980 г. продавец несет ответственность по договору и по Конвенции за любое несоответствие товара, которое существует в момент перехода риска на покупателя, даже если это несоответствие становится очевидным только позднее. Статья 4 Кон­венции ООН о морской перевозке грузов 1978 г. устанавливает ответ­ственность перевозчика за груз.

§ 3. Виды норм международного права

В настоящее время существуют различные виды международно-правовых норм. Эти нормы можно классифицировать по нескольким основаниям.
По характеру содержащихся в нормах предписаний можно выде­лять нормы-принципы, нормы-определения, нормы-правомочия, нормы-обязанности, нормы-запреты.
Нормы-принципы устанавливают основы международного пра­вопорядка, международного мира и сотрудничества. Так, в соответ­ствии с принципом добросовестного выполнения международных обязательств все государства обязаны добросовестно выполнять обя­зательства, вытекающие из договоров, международных обычаев, дру­гих источников международного права. Как уже говорилось, помимо норм-принципов, для всей международно-правовой системы сущест­вуют отраслевые нормы-принципы.
Нормы-определения раскрывают содержание тех или иных поня­тий, используемых в международном праве. Например, согласно ст. 1 международной Конвенции о взаимном административном содейст­вии в предотвращении, расследовании и пресечении таможенных правонарушений 1977 г., «таможенное законодательство» (для целей Конвенции) означает все установленные законом или подзаконными актами положения о ввозе, вывозе или транзите товаров, соблюдение которых обеспечивается таможенными службами.
Нормы-правомочия предоставляют их адресатам определенные субъективные права. Так, по Факультативному протоколу к Между­народному пакту о гражданских и политических правах 1966 г. каж­дый, чьи права, перечисленные в данном Пакте, нарушены, имеет право обратиться с петицией в Комитет по правам человека.
Нормы-обязанности устанавливают меры должного поведения субъектов международных правоотношений. На основании ст. 2 Пакта об экономических, социальных и культурных правах 1966 г. государства обязались гарантировать, что права, провозглашенные в настоящем Пакте, будут осуществляться без какой бы то ни было дискриминации, как-то: в отношении расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или со­циального происхождения, имущественного положения, рождения или иного обстоятельства.
Нормы-запреты фиксируют запрет указанного в них поведения:
«никто не должен содержаться в рабстве; рабство и работорговля запрещаются во всех их видах» (ст. 8 Пакта о гражданских и полити­ческих правах 1966 г.).
По своей роли в механизме международно-правового регулирова­ния различают регулятивные и охранительные нормы.
Регулятивные нормы предоставляют субъектам право на совер­шение предусмотренных в них положительных действий.
Охранительные нормы выполняют функцию защиты междуна­родного правопорядка от нарушений, устанавливают меры ответст­венности и санкции по отношению к нарушителям.
По содержанию правил поведения международные нормы делятся на материальные и процессуальные.
Материальные нормы фиксируют права и обязанности субъек­тов, их правовой статус и т.д. Так, ст. 6 Соглашения о гарантиях прав граждан государств — участников СНГ в области пенсионного обеспечения 1992 г. устанавливает, что назначение пенсий гражда­нам государств — участников Соглашения производится по месту жительства.
Процессуальные нормы регламентируют порядок реализации ма­териальных норм. Факультативный протокол к Международному пакту о гражданских и политических правах (ст. 4) определяет, что получившее уведомление государство представляет в течение шести месяцев Комитету по правам человека соответствующие письменные объяснения.
По сфере действия различают универсальные, региональные и локальные нормы международного права.
Универсальные нормы охватывает своим участием большинство государств мира. Таковы, например, Устав ООН, нормы о нерас­пространении ядерного оружия и др. Региональные нормы дейст­вуют в пределах стран одного региона (право Европейского Союза, соглашения в рамках СНГ). Локальные нормы регулируют взаимо­отношения двух или нескольких субъектов международного права (например, договор между РФ и КНР о выдаче преступников 1995 г.).

§ 4. Реализация международно-правовых норм

Международно-правовые нормы действуют, лишь когда они реа­лизуются. Под реализацией понимается осуществление участниками международных правоотношений установленных в международно-правовых нормах правил.
Юридическими формами осуществления международно-право­вых норм являются соблюдение, исполнение, использование и при­менение.
Соблюдение — это способ действия главным образом норм-за­претов. Устанавливая запрет совершения геноцида (Конвенция о предупреждении преступления геноцида и наказании за него 1948 г.), международно-правовые нормы тем самым предписывают субъектам воздерживаться от указанного поведения.
Путем исполнения реализуются чаще всего нормы-обязанности. На основании ст. 3 Международного пакта о гражданских и полити­ческих правах 1966 г. участвующие в Пакте государства обязуются обеспечить равное для мужчин и женщин право пользования всеми гражданскими и политическими правами, предусмотренными в Пакте.
Нормы-правомочия осуществляются в форме использования. На­пример, ст. 29 Конвенции СНГ о правах и основных свободах челове­ка 1995 г. закрепляет право граждан принимать участие в управлении и ведении государственных дел как непосредственно, так и через свободно избранных представителей.
Применение как форма реализации международных норм соче­тает в себе различные поведенческие акты. В соответствии со ст. 1 Конвенции о договоре международной дорожной перевозки грузов 1956 г. Конвенция применяется ко всякому договору дорожной перевозки грузов за вознаграждение посредством транспортных средств, когда место погрузки груза и место доставки груза, указан­ные в контракте, находятся на территории двух различных стран, из которых по крайней мере одна является участницей Конвенции. Указанная норма, с одной стороны, обязывает государства и дру­гих участников правоотношений руководствоваться положения­ми Конвенции, с другой — предоставляет физическим и юриди­ческим лицам право использовать ее положения в необходимых случаях.

§ 5. Механизм реализации международно-правовых норм

Осуществление международно-правовых норм обеспечивается соответствующим юридическим механизмом. Существуют междуна­родно-правовой и национально-правовой механизмы реализации или имплементации (лат. implere — выполнять) норм.
Международно-правовой механизм имплементации представля­ет собой совокупность международных средств, обеспечивающих осуществление норм международного права. Его образуют:
система международных конференций, организаций и органов, а также иных структур, на которые возложено осуществление между­народных норм. Например, в соответствии с Уставом ООН Совет Безопасности ООН вправе принимать меры по обеспечению между­народного мира и безопасности;
совокупность норм международного права, содействующих осу­ществлению других международных соглашений. Так, одновременно с заключением Договора между СССР и США о ликвидации их ракет средней и меньшей дальности 1987 г. были приняты соглашения между СССР и Бельгией, Италией и некоторыми другими государст­вами об инспекциях в связи с Договором.
Национально-правовой механизм имплементации составляет со­вокупность внутригосударственных средств, обеспечивающих реали­зацию норм международного права, а именно:
система органов государства, участвующих в имплементации международно-правовых норм. Так, Президент РФ, принимая указ о порядке реализации конкретного международного договора, обеспе­чивает его реализацию во внутригосударственных отношениях;
совокупность норм национального права, обеспечивающих эф­фективное осуществление внутри страны международно-правовых норм (подробнее см. гл. 7).

§ 6. Международные правоотношения

Результатом реализации международно-правовых норм являются международные правоотношения — отношения, урегулированные этими нормами.
Состав международных правоотношений образуют субъекты, со­держание и объекты.
Под субъектами правоотношений понимаются участники право­отношений, имеющие международные субъективные права и юриди­ческие обязанности. Субъектами международных правоотношений могут быть государства, нации, борющиеся за независимость, между­народные организации, государствоподобные образования, юриди­ческие лица (предприятия и организации), физические лица (граж­дане, иностранцы, апатриды, бипатриды), т.е. все те лица и образова­ния, чье поведение регулируется нормами международного права.
Содержание правоотношений образуют международные субъек­тивные права и юридические обязанности участников.
Субъективное право — это право, принадлежащее конкретному субъекту международного правоотношения. Субъективное право — это возможное поведение; его реализация зависит от воли субъекта правоотношения.
Юридическая обязанность — это должное поведение субъекта. Если субъективным правом можно не воспользоваться, то от юриди­ческой обязанности участник правоотношения отказаться не вправе.
Субъективные права и юридические обязанности взаимосвязаны:
право одного участника правоотношения соответствует обязанности другого.
Субъективные права и юридические обязанности направлены на то, что называют объектом правоотношения.
Объектами международных правоотношений могут быть предме­ты материального мира (территория, имущество, неимущественные права и т.д.), неимущественные блага (жизнь, здоровье и т.д.), пове­дение субъектов правоотношений (действие или бездействие), ре­зультаты деятельности субъекта (совершившееся событие, произве­денный предмет и т.д.).
При характеристике международных правоотношений следует учитывать, что правоотношения невозможны без юридических фак­тов.
Юридические факты в международном праве — это конкретные обстоятельства, с которыми международное право связывает возник­новение, изменение или прекращение международных правоотноше­ний. Юридические факты, как правило, указаны в гипотезе междуна­родно-правовой нормы.
В зависимости от волевого содержания юридические факты в международном праве (как, впрочем, и во внутригосударственном праве) подразделяются на события и действия. События не связаны с волей субъектов правоотношения (например, стихийное бедствие). Действия — это факты, связанные с волей участников правоотноше­ний. Действия могут быть правомерными и противоправными (пра­вонарушения).
Существующие международные правоотношения крайне разно­образны.
В зависимости от функционального назначения международных норм можно различать регулятивные и охранительные международ­ные правоотношения. Регулятивные правоотношения — это отноше­ния, возникающие на основе норм международного права, устанав­ливающих правила поведения субъектов. Эти отношения вытекают из правомерного поведения участников международного общения. Охранительные правоотношения возникают вследствие неправомер­ного поведения субъектов и предназначены для восстановления на­рушенных прав и наказания правонарушителя.
Можно выделять также материальные и процессуальные правоот­ношения. Материальные правоотношения устанавливают права и обязанности субъектов правоотношений. Процессуальные правоот­ношения возникают на базе процессуальных норм и фиксируют про­цедуру реализации прав и осуществления обязанностей, порядок разрешения споров и рассмотрения дел о правонарушениях.
По субъектному составу различают межгосударственные право­отношения и правоотношения немежгосударственного характера (см. § 2 настоящей главы).
По форме различаются международные правоотношения в собст­венном смысле слова (т.е. отношения, в которых права и обязанности их участников зафиксированы конкретно и четко) и правоотноше­ния — состояния (т.е. отношения, в которых права и обязанности носят обобщенный характер, например, состояние в гражданстве).
По времени существования можно выделять срочные и бессроч­ные правоотношения (например, при заключении бессрочного дого­вора между государствами).

Документы и литература
Устав Организации Объединенных Наций 1945 г. // Международное право в докумен­тах/ Сост. Н.Т. Блатова. М., 1982. С. 196—228.
Алексидзе Л.А. Некоторые вопросы теории международного права: императивные нормы (jus cogens). Тбилиси, 1983.
Бирюков П.Н. Реализация международно-правовых норм в сфере внутригосударствен­ных отношений: проблема компетенции органов государства // Проблемы реали­зации права. Свердловск, 1990.
Василенко В.А. Основы теории международного права. Киев, 1988.
Гавердовский А.С. Имплементация норм международного права. Киев, 1980.
Курс международного права. В 7 т. Т. 1. М., 1989.
Левин Д.Б. Актуальные проблемы теории международного права. М., 1974.
Лукашук И.И. Механизм международно-правового регулирования. Киев, 1980.
Лукашук И.И. Функционирование международного права. М., 1992.
Лукашук И.И. Нормы международного права. М., 1997.
Марочкчн С.Ю. Проблема эффективности международно-правовых норм. Иркутск, 1988.
Рубанов А.А. Вопросы теории международных межправовых отношений // СГиП. 1991. №10.
Суворова В.Я. Обеспечение реализации договорных норм международного права // СГиП.1991. №9.
Суворова В.Я. Реализация норм международного права. Екатеринбург, 1992.
Тиунов О.И. Принцип соблюдения международных обязательств. М., 1979.
Тункин Г.И. Теория международного права. М., 1970.
Шестаков Л.Н. Императивные нормы в системе современного международного права. М.,1981.
ШуршаловВ.М. Международные правоотношения. М., 1971.
Черниченко С.В. Международное право: современные теоретические проблемы. М., 1993.

ГЛАВА 4. ИСТОЧНИКИ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА

§ 1. Понятие и виды источников международного права

Нормы международного права всегда существуют в какой-либо форме, зафиксированы в виде определенного правового источника. Источником международного права принято считать форму выраже­ния международно-правовой нормы.
Международно-правовые нормативные документы не содержат исчерпывающего перечня источников. Правда, некоторые ученые рассматривают в качестве такового ст. 38 Статута Международного Суда ООН, которая гласит:
«Суд, который обязан решать переданные ему споры на основа­нии международного права, применяет:
а) международные конвенции, как общие, так и специальные, устанавливающие правила, определенно признанные спорящими го­сударствами;
b) международный обычай как доказательство всеобщей практи­ки, признанной в качестве правовой нормы;
с) общие принципы права, признанные цивилизованными на­циями;
а) с оговоркой, указанной в статье 59, судебные решения и док­трины наиболее квалифицированных специалистов по публичному праву различных наций в качестве вспомогательного средства для определения правовых норм».
Все ли указанные документы и правила являются источниками международного права? На мой взгляд, на этот вопрос следует дать отрицательный ответ. К источникам международного права могут быть бесспорно отнесены лишь международные договоры и обычаи.
Что понимается в ст. 38 под «общими принципами права, при­знанными цивилизованными нациями»? В теории международного права однозначного ответа на этот вопрос нет, однако большинство юристов-международников склоняются к тому, что это — так назы­ваемые «юридические максимы» типа: «последующая норма отменя­ет предыдущую», «специальная норма отменяет общую», «норма с большей юридической силой отменяет норму с меньшей силой», «равный над равным власти не имеет» и т.д. Какова юридическая природа такого рода положений?
По моему мнению, они представляют собой не основные принци­пы международного права, как полагают некоторые ученые, а прин­ципы права вообще. Указанные положения являются принципами построения международного права, основными идеями, на которых базируется функционирование как международно-правовой систе­мы, так и правовых систем отдельных государств. Эти принципы не содержат конкретных правил поведения адресатов международно-правовых норм и, следовательно, не могут быть источниками между­народного права.
Что касается судебных решений, то они не являются источниками международного права по следующим основаниям.
Во-первых, международные суды своими учредительными доку­ментами не наделены правом создавать международно-правовые нормы.
Во-вторых, судебные решения в международном праве не имеют характера прецедента и представляют собой лишь акты применения международных норм по конкретному делу. Решение международно­го суда обязательно, но не может быть основанием для вынесения аналогичного решения по следующему делу сходного содержания, хотя, безусловно, принимается во внимание и сторонами спора, и судом.
В-третьих, суд, вынося решение по конкретному делу, выступает в международных отношениях в качестве единственного субъекта;
воля суда ни с чьей волей не согласуется, и государства не придают решению юридической силы международно-правовой нормы. Таким образом, в решения международных судов отсутствуют необходимые элементы международно-правовой нормы и, соответственно, — ка­чество источника международного права.
Учитывая вышеизложенное, не могут быть отнесены к подобным источникам и доктрины наиболее квалифицированных специалистов в области права и, уж тем более, внутреннее законодательство раз­личных государств (как считает, например И.П. Блищенко). Указан­ные акты могут служить лишь вспомогательными средствами для определения точного содержания позиций субъектов международно­го права при применении и толковании международно-правовых норм.
Не выдерживает критики и попытка различать основные и вспо­могательные источники международного права (к последним отно­сят решения международных судов, общие принципы права и зако­нодательство государств). По моему мнению, документ (или иная форма фиксации международно-правовой нормы) либо содержит международно-правовую норму, и тогда он является источником, либо — нет, и тогда он не может быть источником международного права.
Следует также учитывать, что перечень источников международ­ного права не исчерпывается международными договорами и обы­чаями. Нигде в международном праве не содержится запрета его субъектам выбирать для оформления выработанных правил поведе­ния только эти две юридические формы. Так, Устав ООН (Преамбу­ла) говорит об уважении к обязательствам, вытекающим из договоров и других источников международного права. Аналогичная формули­ровка, кстати, содержится в ряде иных международных соглашений (например, в ст. 5 Устава Организации американских государств).
Государства и другие субъекты международного права, согласуя свою волю относительно международного правила поведения, при­нимают решение и о форме воплощения этого правила, т.е. о том источнике, в котором норма будет зафиксирована. При этом государ­ства свободны в выборе формы закрепления международно-право­вой нормы.
В настоящее время в практике международного общения вырабо­таны четыре формы источников международного права: междуна­родный договор, международно-правовой обычай, акты междуна­родных конференций и совещаний, резолюции международных орга­низаций. Два последних источника некоторые ученые (например, И.И. Лукашук) называют «международным «мягким» правом».

§ 2. Международный договор

Венская конвенция о праве международных договоров 1969 г. определяет договор как международное соглашение, заключенное между государствами в письменной форме и регулируемое между­народным правом, независимо от того, содержится ли такое согла­шение в одном документе, в двух или нескольких связанных между собой документах, а также независимо от его конкретного наиме­нования.
В настоящее время нормы международных договоров занимают основное место в международном праве в силу определенных при­чин, среди которых можно назвать следующие:
1) создание обычных норм является длительным процессом и иногда возникают затруднения в установлении точного содержания обычной нормы. Процесс создания договорной нормы не такой дли­тельный, а воли субъектов международного права имеют более выра­женный характер;
2) процедура заключения и исполнения договоров детально раз­работана и определена (конвенции о праве международных догово­ров 1969 г. и 1986 г.);
3) договорная форма предоставляет больше возможностей для согласования воль субъектов нежели какая-либо другая.
Эти и другие причины обусловливают все более широкое исполь­зование договорного процесса создания международно-правовых норм. Субъекты международного права учитывают важнейшую роль договоров в международных отношениях и признают возрастающее значение договоров как источника международного права и средства развития мирного сотрудничества между государствами.

§ 3. Международно-правовой обычай

Международный обычай, наряду с договором, также является источником международного права. Венская конвенция 1969 г. под­тверждает, что нормы международного обычного права по-прежнему регулируют важнейшие вопросы международных отношений. В пре­амбуле Федерального закона «О международных договорах Россий­ской Федерации» от 15 июля 1995 г. подчеркивается, что Российская Федерация, выступая за неукоснительное соблюдение как договор­ных, так и обычных норм, подтверждает свою приверженность осно­вополагающему принципу международного права — принципу добросовестного выполнения международных обязательств.
До XX столетия международный обычай играл важную роль:
обычных норм международного права количественно было значи­тельно больше, чем договорных.
Обычная норма международного права представляет собой об­щеобязательное правило поведения, выражающееся в однородных действиях, за которыми субъекты международного права признают юридическую обязательность международно-правовой нормы.
Обычай складывается в течение достаточно длительного времени из повторяющихся действий (актов) субъектов международных пра­воотношений. Примерами обычая могут служить: определение высо­тной границы государственного суверенитета и, соответственно, гра­ниц государственной территории на высоте 100 км от поверхности земли; право беспрепятственного пролета космических кораблей при взлете и посадке через воздушное пространство иностранного госу­дарства и др. Большое число обычных норм содержат институты признания и правопреемства государств и правительств, междуна­родное экономическое право, а гуманитарное право в период воору­женных конфликтов часто именуют «законами и обычаями войны».
Как и другие международно-правовые нормы, обычные нормы международного права образуются в два этапа:
1) согласование правила поведения и
2) придание согласованному правилу поведения юридической силы международно-правовой нормы.
Однако стадии процесса нормотворчества выражены здесь не столь отчетливо, как в случае создания нормы договорной.
Как уже отмечалось, обычай складывается в течение длительного отрезка времени. Однако само по себе длительное повторение одних и тех же действий само по себе не создает еще международного обычая. Продолжительность существования правила поведения не может служить главным доказательством существования обычая.
Не зависит наличие обычая и от количества признающих его государств: юридически воли государств равнозначны. Поэтому можно различать универсальные (признаваемые большинством субъ­ектов международного права) и локальные (признаваемые двумя или несколькими субъектами) обычаи.
Принятие того или иного правила в качестве обычной нормы зависит от субъектов международного права и может выражаться в различных формах (юридически значимые действия органов государ­ства, официальные заявления, переписка, решения законодательных и судебных органов и т.д.). При этом признание правила поведения обычной нормой может производиться как путем активных действий, так и путем воздержания от действий. Отсутствие возражений госу­дарств против каких-либо действий субъектов международного права также может свидетельствовать о признании их правомерности и признании в некоторых случаях за ними силы международно-право­вой нормы.
От международно-правового обычая следует отличать обыкнове­ние — правило поведения субъектов международных правоотноше­ний, не обладающее качеством юридической обязательности. Иными словами, обыкновение не признается мировым сообществом в каче­стве нормы международного права. Поэтому нарушение обычая рас­сматривается субъектами международного права как правонаруше­ние, нарушение же обыкновения — лишь как недружественный акт. Примером обыкновения является, скажем, правило, согласно кото­рому вновь прибывшего в страну иностранного посла встречает в аэропорту или на вокзале руководитель протокольной службы МИДа страны пребывания.
В качестве обычных норм могут при определенных условиях вы­ступать нормы резолюций международных организациях. Так, п. 14 Стандартных правил обеспечения равных возможностей для инвали­дов (резолюция Генеральной Ассамблеи ООН от 20 декабря 1993 г.) гласит: «Хотя настоящие Правила не являются обязательными, они могут стать нормами международного обычного права, когда они будут применяться большим числом государств, выразивших жела­ние соблюдать международное право».
Необходимо также учитывать, что в международном праве не установлена иерархическая структура норм; обычные нормы имеют такую же юридическую силу, как и договорные. Более того, значи­тельное число действующих сегодня договорных норм представляет собой проверенные временем кодифицированные обычаи.
Необходимо также учитывать, что договорные нормы могут дей­ствовать в качестве обычных, если по каким-либо причинам не уча­ствующее в конкретном договоре государство заявит о том, что нормы данного договора оно будет применять как обычаи.

§ 4. Акты международных конференций и совещаний

Поскольку, как уже говорилось, в международном праве не содер­жится исчерпывающего перечня источников, субъекты международ­ного права самостоятельно решают вопрос не только о содержании согласуемых ими правил поведения (международно-правовых норм), но и о том, в какую форму согласованные ими нормы будет воплоще­ны, в каком источнике зафиксированы.
Помимо традиционных договора и обычая, в настоящее время в международных отношениях активно используется такой источник международного права, как заключительные акты международных конференций и совещаний.
Нужно сказать, что далеко не все заключительные акты конфе­ренций содержат международно-правовые нормы и соответственно являются источниками международного права. Иногда в междуна­родный документ включается окончательный вариант текста догово­ра, разработанного на этой конференции. В этом случае источником будет считаться не сам акт конференции, а включенный в него дого­вор, после того как государствами будет дано согласие на его юриди­ческую обязательность. Включение же текста договора в заключи­тельный акт совещания в данном случае представляет собой один из способов установления аутентичности договора.
В качестве источников международного права следует рассмат­ривать лишь те акты конференций и совещаний, в которых зафикси­рованы международно-правовые нормы. В их числе, например, доку­менты Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ): Заключительный акт 1975 г., Стокгольмский Итоговый доку­мент 1986 г., Венский Итоговый документ 1989 г., Документ Копенгагенского совещания 1990 г., Парижская хартия для новой Европы 1990 г.. Документ Московского совещания 1993 г. и др.
Какова юридическая природа такого рода актов?
Во-первых, все эти документы содержат правила поведения субъ­ектов международного права, имеющие общий характер. Так, Заклю­чительный акт СБСЕ развил положения основных принципов меж­дународного права, определил меры по укреплению доверия в Евро­пе; Стокгольмский документ СБСЕ расширил перечень мер доверия; Парижской хартией организационно оформлена система СБСЕ; Ре­шением Будапештского совещания 1994 г. Совещание по безопаснос­ти и сотрудничеству в Европе было преобразовано в международную организацию (ОБСЕ).
Во-вторых, указанные акты, не являясь международными догово­рами, носят юридически обязательный характер. Согласно положе­ниям этих документов государства обязались «соблюдать», «обеспе­чивать исполнение» актов СБСЕ, «приводить свое законодательство в соответствие с положениями документов СБСЕ», «отменять зако­нодательные акты и административные правила» и т.д.
В-третьих, в документах вместе с правилами поведения одновре­менно предусматриваются меры проверки и контроля за их соблюде­нием.
Таким образом, поскольку некоторые акты конференций и сове­щаний содержат международно-правовые нормы, а не только поли­тические и/или моральные обязательства государств, их следует счи­тать источниками международного права.

§ 5. Обязательные резолюции международных организаций

В последнее время отмечается существенное расширение форм участия международных организаций в международном нормотворчестве. Получил активное распространение новый метод создания международно-правовых норм — путем принятия резолюций между­народных органов и организаций.
Нужно сказать, что юридическая сила резолюций международ­ных организаций определяется их уставами. Согласно уставам боль­шинства организаций резолюции их органов имеет рекомендатель­ный характер. Однако можно выделить две группы нормативных резолюций:
1) устанавливающие обязательные для органов данной организа­ции правила (регламенты органов, резолюции о формировании бюд­жета организации, нормы, регулирующие порядок функционирова­ния этой организации, и др.). Эти международные нормы составляют часть внутреннего права данной организации;
2) приобретающие юридическую обязательность в силу отсылоч­ных норм международных договоров (стандарты ИКАО, рекоменда­ции МАГАТЭ и др.) и/или внутригосударственного законодательства.
Так, распоряжение Президента РФ «О мерах, связанных с выпол­нением резолюции Совета Безопасности ООН № 943 от 23 сентября 1994 г.» от 22 ноября 1994 г. установило ограничительные меры в отношении Союзной Республики Югославии; постановление Прави­тельства РФ «О мерах в связи с отменой санкций в отношении ЮАР. введенных резолюциями Генеральной Ассамблеи ООН» от 19 нояб­ря 1993 г. отменяло ряд ограничений на связи с ЮАР и т.д.
Таким образом, и в процессе создания нормативных резолюций международных организаций можно выделить два этапа создания международно-правовых норм: установление правила поведения и придание согласованному правилу юридической силы международ­но-правовой нормы.

Документы и литература
Статут Международного Суда ООН // Действующее международное право / Сост. Ю.М. Колосов и Э. С. Кривчикова. В 3 т. Т. 1. М , 1996. С. 797—811.
Венская конвенция о праве международных договоров 1969 г. // СМД СССР Вып. XLII. М., 1988. С. 171—197.
Венская конвенция о праве договоров между государствами и международными орга­низациями или между международными организациями 1986 г/ // Международное публичное право. Сборник документов / Сост. К.А. Бекяшев, А.Г. Ходаков. В 2 т. Т.1.М„199б.С.87—113.
Федеральный закон «О международных договорах Российской Федерации» от 15 июля 1995 г. // СЗ. 1995. № 29. Ст. 2757.
Даниленко Г.М. Обычай в международном праве. М., 1988.
ДаниленкоГ.М. Соотношение и взаимодействие международного права и международ­ного обычая // СЕМП. 1983. М , 1984; 1984. М , 1986.
Игнатенко Г.В., Малинин С.А. Новые тенденции в международном нормотворчестве // СЕМП. 1986. М., 1987.
Комментарий к Федеральному закону «О международных договорах Российской Фе­дерации». М.,1996.
Курс международного права. В 7 т. Т. 1. М , 1989; Т. 4. М., 1990.
Лукашук И.И. Источники международного права. Киев, 1966.
Лукашук И.И. Международное право в судах государств. М., 1993.
Лукашук И.И. Резолюции Генеральной Ассамблеи ООН в практике судов государств // ГиП. 1993. № 7.
Лукашук И.И. Международное «мягкое» право // ГиП 1994. № 8—9.
Лукашук И.И. Нормы международного права в правовой системе России. М., 1997
Лукич Н.И. Источники международного права. М., 1960.
Малинин С.А О правотворческой деятельности межгосударственных организаций // СЕМП. 1971. М., 1973.
Смирнов И.А. Юридическая квалификация документов Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе // СЖМП. 1991 № 2
Талалаев А.Н. Право международных договоров Общие вопросы. М . 1980.

Глава 5. СУБЪЕКТЫ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА

§ 1. Понятие международной правосубъектности

В общей теории права признано, что субъектом права является лицо, на которое распространяется действие его норм. Однако меж­дународное право, как уже отмечалось, — самостоятельная правовая система. Поэтому понятия и категории, используемые в националь­ном праве различных государств, не всегда идентичны по содержа­нию понятиям и категориям международного права. Особенности международного права как особой системы права предопределяют специфику международной правосубъектности и в конечном итоге качественные характеристики субъектов международного права.
Необходимо заметить, что содержание термина «международная правосубъектность» в нормах международного права не раскрывает­ся; существуют лишь теоретические конструкции, характеризующие юридическую природу, основания и пределы международной право­субъектности. В самом общем плане международную правосубъект­ность можно определить как юридическую способность лица быть субъектом международного права. Содержание международной пра­восубъектности образуют основные права и обязанности такого субъ­екта, вытекающие из международно-правовых норм.
Международная правосубъектность по своему происхождению подразделяется на фактическую и юридическую. Соответственно су­ществуют две категории субъектов международного права: первич­ные (суверенные) и производные (несуверенные).
Первичные субъекты международного права (государства и бо­рющиеся нации) в силу присущего им государственного или нацио­нального суверенитета ipso facto признаются носителями междуна­родно-правовых прав и обязанностей. Суверенитет (государствен­ный или национальный) делает их независимыми от других субъектов международного права и предопределяет возможность самостоя­тельного участия в международных отношениях.
Не существует норм, наделяющих правосубъектностью первич­ные субъекты международного права; имеются лишь нормы, под­тверждающие наличие у них правосубъектности с момента образования. Иными словами, в этом случае правосубъектность не зависит от чьей-либо воли и имеет по своей природе объективный характер.
Юридическим источником правосубъектности для несуверенных субъектов международного права служат их учредительные докумен­ты. Такими документами для международных организаций являются их уставы, принимаемые и утверждаемые субъектами международно­го права (прежде всего первичными) в форме международного дого­вора. Производные субъекты международного права обладают огра­ниченной правосубъектностью, которая обусловлена признанием этих участников международных отношений со стороны первона­чальных субъектов. Таким образом, объем и содержание правосу­бъектности производных субъектов зависят от воли первичных субъ­ектов международного права.
Однако субъекты международного права не только имеют права и несут обязанности, вытекающие из международно-правовых норм, но и, по моему мнению, обладают двумя другими характеристиками, отличающими их от субъектов внутригосударственного права.
Субъекты международного права также:
1) являются коллективным образованием. Каждый такой субъект имеет элементы организации: государство — власть и аппарат управ­ления; борющаяся нация — политический орган, представляющий ее внутри страны и в международных отношениях; международная ор­ганизация — постоянно действующие органы и т.д. При осуществле­нии властных полномочий субъекты международного права относи­тельно независимы и не подчинены друг другу. Каждый из них имеет самостоятельный международно-правовой статус, выступая в между­народных правоотношениях от своего собственного имени;
2) обладают способностью участвовать в разработке и принятии международных норм. Договорная право- дееспособность составляет важнейший элемент международной правосубъектности. Субъекты международного права (в отличие от большинства субъектов права внутригосударственного) — не просто адресаты международно-пра­вовых норм, но и лица, участвующие в их создании. Все субъекты международного права — одновременно и субъекты одной из отрас­лей международного права — права международных договоров.
Только наличие всех трех вышеуказанных элементов (обладание правами и обязанностями, вытекающими из международно-право­вых норм; существование в виде коллективного образования; непо­средственное участие в создании международно-правовых норм) дает, по моему мнению, основание считать то или иное образование полноценным субъектом международного права. Отсутствие у субъ­екта хотя бы одного из перечисленных качеств не позволяет говорить об обладании международной правосубъектностью в точном значе­нии этого слова.
Основные права и обязанности характеризуют общий междуна­родно-правовой статус всех субъектов международного права. Права и обязанности, присущие субъектам определенного вида (государст­вам, международным организациям и т.д.), образуют специальные международно-правовые статусы данной категории субъектов. Сово­купность прав и обязанностей конкретного субъекта образует инди­видуальный международно-правовой статус этого субъекта.
Таким образом, правовое положение различных субъектов меж­дународного права неодинаково, поскольку различен объем распро­страняющихся на них международных норм и соответственно круг международно-правовых отношений, в которых они участвуют.

§ 2. Международная правосубъектность государств

Государства являются основными субъектами международного права; международная правосубъектность присуща государствам в силу самого факта их существования. Государства имеют аппарат власти и управления, обладают территорией, населением и, самое главное, суверенитетом.
Суверенитет — это юридическое выражение самостоятельности государства, верховенства и неограниченности его власти внутри страны, а также независимости и равноправия во взаимоотношениях с другими государствами. Суверенитет государства имеет междуна­родно-правовой и внутренний аспекты.
Международно-правовой аспект суверенитета означает, что меж­дународное право рассматривает в качестве своего субъекта и участ­ника международных отношений не государственные органы или отдельные должностные лица, а государство в целом. Все международно-правовые значимые действия, совершенные уполномоченны­ми на то должностными лицами государства, считаются совершенны­ми от имени этого государства.
Внутренний аспект суверенитета предполагает территориальное верховенство и политическую независимость государственной власти внутри страны и за рубежом.
Основу международно-правового статуса государства составля­ют права (право на суверенное равенство, право на самооборону, право на участие в создании международно-правовых норм, право на участие в международных организациях) и международно-правовые обязанности государств (уважение суверенитета других государств, соблюдение принципов международного права). В Декларации о принципах международного права 1970 г. говорится, что каждое государство обязано уважать правосубъектность других государств и соблюдать принципы международного права (невмешательство во внутренние дела, добросовестное выполнение принятых на себя обя­зательств, разрешение международных споров мирными средствами и др.).
Из суверенитета вытекает также, что ни одна обязанность не может быть возложена на государство без его на то согласия.

§ 3. Международная правосубъектность наций и народов, борющихся за независимость

Правосубъектность борющихся наций, как и правосубъектность государств, носит объективный характер, т.е. существует независимо от чьей-либо воли. Современное международное право подтвержда­ет и гарантирует право народов на самоопределение, включая право на свободный выбор и развитие своего социально-политического статуса.
Принцип самоопределения народов является одним из основных принципов международного права, его становление приходится на конец XIX — начало XX вв. Особенно динамичное развитие он при­обрел после Октябрьской революции 1917 г. в России.
С принятием Устава ООН право нации на самоопределение окон­чательно завершило свое юридическое оформление в качестве основ­ного принципа международного права. Декларация о предоставле­нии независимости колониальным странам и народам 1960 г. конкре­тизировала и развила содержание этого принципа. Наиболее полно его содержание было сформулировано в Декларации о принципах международного права 1970 г., где говорится: «Все народы имеют право свободно определять без вмешательства извне свой политичес­кий статус и осуществлять свое экономическое, социальное и куль­турное развитие, и каждое государство обязано уважать это право в соответствии с положениями Устава ООН».
В современном международном праве имеются нормы, под­тверждающие правосубъектность борющихся наций. Нации, борю­щиеся за создание независимого государства, находятся под защитой международного права; они объективно могут применять меры при­нуждения в отношении тех сил, которые препятствуют обретению нацией полной международной правосубъектности, оформлению в государство. Но применение принуждения — не единственное и, в принципе, не главное проявление международной правосубъектнос­ти наций. Субъектом международного права может быть признана только та нация, которая имеет свою политическую организацию, самостоятельно осуществляющую квазигосударственные функции.
Иначе говоря, нация должна иметь догосударственную форму орга­низации: народный фронт, зачатки органов власти и управления, население на контролируемой территории и т.д.
Необходимо учитывать, что международной правосубъектнос-тью в собственном значении этого слова могут обладать (и обладают) не все, а лишь ограниченное число наций — нации, не оформленные в государства, но стремящиеся к их созданию в соответствии с меж­дународным правом.
Таким образом, практически любая нация потенциально может стать субъектом правоотношений самоопределения. Однако право народов на самоопределение фиксировалось в целях борьбы с коло­ниализмом и его последствиями, и как норма антиколониальной на­правленности она свою задачу выполнила.
В настоящее время особое значение приобретает другой аспект права наций на самоопределение. Сегодня речь идет о развитии нации, уже свободно определившей свой политический статус. В ны­нешних условиях принцип права наций на самоопределение должен гармонизироваться, согласовываться с другими принципами между­народного права и, в частности, с принципом уважения государствен­ного суверенитета и невмешательства во внутренние дела других госу­дарств. Иными словами, нужно говорить уже не о праве всех (!) наций на международную правосубъектность, а о праве нации, получившей свою государственность, развиваться без вмешательства извне.
Борющаяся нация вступает в правоотношения с государством, контролирующем эту территорию, другими государствами и нация­ми, международными организациями. Участвуя в конкретных между­народных правоотношениях, она приобретает дополнительные права и защиту.
Различают права, которыми уже обладает нация (они вытекают из национального суверенитета), и права, за обладание которыми она борется (вытекают из государственного суверенитета).
Правосубъектность борющейся нации включает в себя комплекс следующих основных прав: право на самостоятельное волеизъявле­ние; право на международно-правовую защиту и помощь со стороны других субъектов международного права; право на участие в между­народных организациях и конференциях; право участвовать в созда­нии норм международного права и самостоятельно выполнять при­нятые на себя международные обязательства.
Таким образом, суверенитет борющейся нации характеризуется тем, что он не зависит от признания ее субъектом международного права со стороны других государств; права борющейся нации охра­няются международным правом; нация от своего имени вправе при­менять принудительные меры против нарушителей ее суверенитета.

§ 4. Международная правосубъектность международных организаций

Отдельную группу субъектов международного права образуют международные организации. Речь идет о международных межпра­вительственных организациях, т.е. организациях, созданных первич­ными субъектами международного права.
Неправительственные международные организации, такие, как Всемирная федерация профсоюзов, Amnesty International и др., уч­реждаются, как правило, юридическими и физическими лицами (группами лиц) и являются общественными объединениями «с ино­странным элементом». Уставы этих организаций в отличие от уставов межгосударственных организаций не являются международными до­говорами. Правда, неправительственные организации могут иметь консультативный международно-правовой статус в межправительст­венных организациях, например, в ООН и ее специализированных учреждениях. Так, Межпарламентский союз имеет статус первой категории в Экономическом и Социальном Совете ООН. Однако неправительственные организации не вправе создавать нормы меж­дународного права и, следовательно, не могут, в отличие от межпра­вительственных организаций, обладать всеми элементами междуна­родной правосубъектности.
Международные межправительственные организации не облада­ют суверенитетом, не имеют собственного населения, своей террито­рии, иных атрибутов государства. Они создаются суверенными субъ­ектами на договорной основе в соответствии с международным пра­вом и наделяются определенной компетенцией, зафиксированной в учредительных документах (прежде всего в уставе). В отношении учредительных документов международных организаций действует Венская конвенция о праве международных договоров 1969 г.
В уставе организации определяются цели ее образования, пред­усматривается создание определенной организационной структуры (действующих органов), устанавливается их компетенция. Наличие постоянных органов организации обеспечивает автономность ее воли; международные организации участвуют в международном об­щении от своего собственного имени, а не от имени государств-чле­нов. Иными словами, организация обладает своей собственной (прав­да, несуверенной) волей, отличной от воли государств-участников. При этом правосубъектность организации носит функциональный характер, т.е. она ограничена уставными целями и задачами. Кроме того, все международные организации обязаны выполнять основные принципы международного права, а деятельность региональных международных организаций должна быть совместима с целями и принципами ООН.
Основные права международных организаций следующие:
право участвовать в создании международно-правовых норм;
право органов организации пользоваться определенными власт­ными полномочиями, в том числе право на принятие решений, обя­зательных для исполнения;
право пользоваться привилегиями и иммунитетами, предостав­ленными как организации, так и ее сотрудникам;
право рассматривать споры между участниками, а в некоторых случаях и с не участвующими в данной организации государствами.

§ 5. Международная правосубъектность государствоподобных образований

Международно-правовым статусом пользуются и некоторые по­литико-территориальные образования. В их числе были т.н. «вольные города», Западный Берлин. К данной категории субъектов относятся Ватикан и Мальтийский орден. Поскольку данные образования боль­ше всего походят на мини-государства и имеют почти все признаки государства, они получили название «государствоподобных формиро­ваний».
Правоспособность вольных городов определялась соответствую­щими международными договорами. Так, согласно положениям Вен­ского трактата 1815 г. вольным городом был объявлен Краков (1815— 1846 гг.). По Версальскому мирному договору 1919 г. статусом «сво­бодного государства» пользовался Данциг (1920—1939 гг.), а в соот­ветствии с мирным договором с Италией 1947 г. предусматривалось создание Свободной территории Триест, которая, впрочем, так и не была создана.
Особым статусом, предоставленным четырехсторонним соглаше­нием по Западному Берлину 1971 г., обладал Западный Берлин (1971—1990 гг.). В соответствии с этим соглашением западные секто­ры Берлина были объединены в особое политическое образование со своими органами власти (Сенатом, прокуратурой, судом и т.д.), кото­рым была передана часть полномочий, например, издание норматив­ных актов. Ряд правомочий осуществлялся союзными властями дер­жав-победительниц. Интересы же населения Западного Берлина в международных отношениях представлялись и защищались консуль­скими должностными лицами ФРГ.
Ватикан — государство-город, расположенный в пределах столи­цы Италии — Рима. Здесь находится резиденция главы католической церкви — Папы Римского. Правовое положение Ватикана определено Латеранскими соглашениями, подписанными между итальянским государством и Святым престолом 11 февраля 1929 г., которые в ос­новном действуют и в настоящее время. В соответствии с этим доку­ментом Ватикан пользуется определенными суверенными правами: имеет свою территорию, законодательство, гражданство и т.д. Вати­кан активно участвует в международных отношениях, учреждает в других государствах постоянные представительства (представитель­ство Ватикана есть и в России), возглавляемые папскими нунциями (послами), участвует в международных организациях, в конференци­ях, подписывает международные договоры и т.д.
Мальтийский орден представляет собой религиозное формирова­ние с административным центром в Риме. Мальтийский орден активно участвует в международных отношениях, заключает договоры, обме­нивается представительствами с государствами, имеет миссии наблю­дателей в ООН, ЮНЕСКО и ряде других международных организа­ций*.
___________________________________________________________________________
* О Мальтийском ордене см. Девять веков иоаннитов // Независимая газета. 1998. 30 мая (Приложение. С. 15).

§ 6. Международно-правовой статус субъектов федерации

В международной практике, а также зарубежной международно-правовой доктрине признано, что субъекты некоторых федераций являются самостоятельными государствами, суверенитет которых ог­раничен вхождением в состав федерации. За субъектами федерации признается право выступать в международных отношениях в уста­новленных федеральным законодательством рамках.
Конституция Германии, например, предусматривает, что земли, с согласия федерального правительства, могут заключать договоры с иностранными государствами. Нормы аналогичного содержания за­креплены и в праве некоторых других федеративных государств. В настоящее время в международных отношениях принимают актив­ное участие земли ФРГ, провинции Канады, штаты США, штаты Австралии и другие образования, которые в этой связи признаются субъектами международного права.
Международная деятельность субъектов зарубежных федераций развивается в следующих основных направлениях: заключение меж­дународных соглашений; открытие представительств в других госу­дарствах; участие в деятельности некоторых международных органи­заций.
Возникает вопрос, имеются ли в международном праве нормы о международной правосубъектности субъектов федерации?
Как известно, важнейшим элементом международной правосубъектности является договорная правоспособность. Она представляет собой право непосредственно участвовать в создании международ­но-правовых норм и присуща любому субъекту международного права с момента его возникновения.
Вопросы заключения, исполнения и прекращения договоров го­сударствами регулируются прежде всего Венской конвенцией о праве международных договоров 1969 г. Ни Конвенция 1969 г., ни другие международные документы не предусматривают возможности само­стоятельного заключения международных договоров субъектами фе­дерации.
Вообще говоря, международное право не содержит запрета на установление договорных отношений между государствами и субъек­тами федераций и субъектов между собой. Однако международное право не относит эти соглашения к международным договорам, так же как не являются таковыми и контракты между государством и крупным иностранным предприятием. Для того чтобы быть субъек­том права международных договоров, недостаточно быть участником того или иного международного соглашения. Необходимо еще обла­дать правоспособностью заключать международные договоры.
Возникает вопрос о международно-правовом статусе субъек­тов РФ.

§ 7. Международно-правовой статус субъектов Российской Федерации

Как известно, Конституция СССР 1977 г. признавала союзные республики субъектами международного права. Украина и Белорус­сия были членами ООН, участвовали во многих международных до­говорах. Менее активными участниками международных отношений были другие союзные республики, конституции которых предусмат­ривали возможность заключения международных договоров, обмена представительствами с иностранными государствами. С распадом СССР бывшие союзные республики обрели полную международную правосубъектность, и проблема их статуса как самостоятельных субъ­ектов международного права отпала.
Однако процессы суверенизации, охватившие новые независи­мые государства, поставили вопрос о правосубъектности бывших национально-государственных (автономные республики) и админи­стративно-территориальных (области, края) образований. Особую значимость эта проблема приобрела с принятием новой Конституции РФ 1993 г. и заключением Федеративного договора. Сегодня о своей международной правосубъектности заявили некоторые субъекты Российской Федерации.
Субъекты РФ пробуют самостоятельно выступать в международ­ных отношениях, заключают соглашения с субъектами зарубежных федераций и административно-территориальными единицами, обме­ниваются с ними представительствами и закрепляют соответствую­щие положения в своем законодательстве. Устав Воронежской облас­ти 1995 г., например, признает, что организационно-правовыми фор­мами международных связей области являются общепринятые в меж­дународной практике формы, за исключением договоров (соглаше­ний) межгосударственного уровня. Принимая участие в международ­ных и внешнеэкономических отношениях самостоятельно или с дру­гими субъектами РФ, Воронежская область открывает на территории иностранных государств представительства для представления инте­ресов области, которые действуют в соответствии с законодательст­вом страны пребывания.
Нормативные акты некоторых субъектов РФ предусматривают возможность заключения ими международных договоров от своего имени. Так, ст. 8 Устава Воронежской области 1995 г. устанавлива­ет, что частью правовой системы области являются международные договоры Воронежской области. Нормы аналогичного содержания зафиксированы в ст. 6 Устава Свердловской области 1994 г., ст. 45 Устава (Основного закона) Ставропольского края 1994 г., ст. 20 Ус­тава Иркутской области 1995 г. и др. уставах субъектов РФ, а также в конституциях республик (ст. 61 Конституции Республики Татар­стан).
Более того, в некоторых субъектах РФ приняты нормативные акты, регулирующие процедуру заключения, исполнения и прекра­щения договоров, например, принят закон Тюменской области «О международных соглашениях Тюменской области и договорах Тю­менской области с субъектами Российской Федерации» 1995 г. Закон Воронежской области «О правовых нормативных актах Воронежской области» 1995 г. устанавливает (ст. 17), что органы государственной власти области вправе заключать договоры, являющиеся норматив­но-правовыми актами, с органами государственной власти РФ, с субъ­ектами РФ, с иностранными государствами по вопросам, представля­ющим их общий, взаимный интерес.
Однако заявления субъектов РФ о своей международной дого­ворной правоспособности еще не означают, по моему глубокому убеждению, наличия этого юридического качества в действительнос­ти. Необходим анализ соответствующих норм законодательства.
Федеральное законодательство не решает пока этого вопроса.
Согласно Конституции РФ (п. «о» ч. 1 ст. 72), координация меж­дународных и внешнеэкономических связей субъектов РФ относится к совместному ведению РФ и субъектов Федерации. Однако Консти­туция прямо не говорит о возможности субъектов РФ заключать соглашения, которые являлись бы международными договорами. Не содержит таких норм и Федеративный договор.
Федеральный закон «О международных договорах Российской Федерации» 1995 г. также относит заключение международных дого­воров РФ к ведению РФ. Установлено, что международные договоры РФ, затрагивающие вопросы, относящиеся к ведению субъектов Фе­дерации, заключаются по согласованию с соответствующими органа­ми субъектов. При этом основные положения договоров, затрагива­ющих вопросы совместного ведения, должны направляться для вне­сения предложений в соответствующие органы субъекта федерации, которые, однако, не имеют права вето на заключение договора. О договорах субъектов Федерации в законе 1995 г. ничего не говорится.
Следует учитывать и тот факт, что ни Конституция РФ, ни Феде­ральный конституционный закон «О Конституционном Суде Россий­ской Федерации» от 21 июля 1994 г. не закрепляют норм о проверке конституционности международных договоров субъектов Федера­ции, хотя в отношении международных договоров РФ такая проце­дура предусмотрена.
В ст. 27 Федерального конституционного закона «О судебной сис­теме Российской Федерации» от 31 декабря 1996 г., устанавливающей компетенцию конституционных (уставных) судов субъектов РФ, в числе правовых актов, которые могут быть предметом рассмотрения в этих судах, международные договоры субъектов РФ также не названы.
Пожалуй, единственная норма федерального законодательства, свидетельствующая о наличии у субъектов РФ элементов договорной правоспособности, содержится в ст. 8 Федерального закона «О госу­дарственном регулировании внешнеторговой деятельности» 1995 г., согласно которой субъекты РФ имеют право в пределах своей компе­тенции заключать соглашения в области внешнеторговых связей с субъектами иностранных федеративных государств, административ­но-территориальными образованиями иностранных государств.
Однако положения о признании за субъектами РФ некоторых элементов международной правосубъектности закреплены во многих договорах о разграничении полномочий.
Так, Договор Российской Федерации и Республики Татарстан от 15 февраля 1994 г. «О разграничении предметов ведения и вза­имном делегировании полномочий между органами государствен­ной власти Российской Федерации и органами государственной власти Республики Татарстан» предусматривает, что органы госу­дарственной власти Республики Татарстан участвуют в междуна­родных отношениях, устанавливают отношения с иностранными го­сударствами и заключают с ними соглашения, не противоречащие Конституции и международным обязательствам Российской Феде­рации, Конституции Республики Татарстан и настоящему Договору, участвуют в деятельности соответствующих международных орга­низаций (п. 11 ст. II).
В соответствии со ст. 13 Договора о разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Рос­сийской Федерации и органами государственной власти Свердлов­ской области от 12 января 1996 г. Свердловская область вправе высту­пать самостоятельным участником международных и внешнеэконо­мических связей, если это не противоречит Конституции РФ, феде­ральным законам и международным договорам РФ, заключать соот­ветствующие договоры (соглашения) с субъектами иностранных фе­деративных государств, административно-территориальными обра­зованиями иностранных государств, а также министерствами и ве­домствами иностранных государств.
Что касается практики обмена представительствами с субъектами иностранных федераций, то это качество не является главным в ха­рактеристике международной правосубъектности, однако заметим, что ни в Конституции, ни в законодательстве РФ данный вопрос пока никак не урегулирован. Указанные представительства открываются не на основе взаимности и аккредитуются при каком-либо органе власти субъекта зарубежной федерации или территориальной едини­цы. Эти органы, являясь иностранными юридическими лицами, не имеют статуса дипломатических или консульских представительств и на них не распространяются положения соответствующих конвенций о дипломатических и консульских сношениях.
То же самое можно сказать и о членстве субъектов РФ в между­народных организациях. Известно, что уставы некоторых междуна­родных организаций (ЮНЕСКО, ВОЗ и др.) допускают членство в них образований, не являющихся независимыми государствами. Од­нако, во-первых, членство в этих организациях субъектов РФ пока не оформлено, и, во-вторых, этот признак, как уже говорилось, далеко не самый главный в характеристике субъектов международного права.
Учитывая вышеизложенное, можно сделать следующий вывод:
хотя в настоящее время субъекты РФ не обладают в полной мере всеми элементами международной правосубъектности, тенденция развития их правосубъектности и оформления их в субъекты между­народного права налицо. На мой взгляд, этот вопрос требует решения в федеральном законодательстве.

§ 8. Международно-правовой статус физических лиц

Проблема международной правосубъектности физических лиц имеет давнюю традицию в юридической литературе. Западные уче­ные уже довольно давно признают за индивидом качество междуна­родной правосубъектности, аргументируя свою позицию ссылками на возможность привлечения индивидов к международной ответст­венности, обращения индивида в международные органы за защитой своих прав. Кроме того, физические лица в странах Европейского Союза имеют право обращаться с исками в Европейский Суд. После ратификации в 1998 г. Европейской Конвенции по защите прав чело­века и основных свобод 1950 г. физические лица в России также могут обращаться в Европейскую комиссию по правам человека и Европей­ский суд по правам человека.
Советские юристы по идеологическим соображениям долгое время отрицали наличие у индивида международной правосубъект­ности. Однако в конце 80-х гг. и в отечественной международно-пра­вовой литературе начали появляться работы, в которых индивиды стали рассматриваться как субъекты международного права. В насто­ящее время число ученых, разделяющих эту точку зрения, постоянно увеличивается.
На мой взгляд, ответ на вопрос, является ли индивид субъектом международного права, зависит от того, какими характеристиками этот субъект, по нашему мнению, должен обладать.
Если считать, что субъект международного права — это лицо, на которое распространяется действие международно-правовых норм, которое эти нормы наделяют субъективными правами и обязаннос­тями, то индивид, безусловно, является субъектом международного права. Существует множество международно-правовых норм, кото­рыми напрямую могут руководствоваться физические лица (Пакт о гражданских и политических правах 1966 г., Конвенция о правах ребенка 1989 г., Женевские конвенции о защите жертв войны 1949 г., Дополнительные протоколы I и II к ним 1977 г., Нью-Йоркская кон­венция о признании и приведении в исполнение иностранных арбит­ражных решений 1958 г. и т.д.).
Однако понятия и категории международного права, как уже отмечалось, не всегда идентичны понятиям внутригосударственного права. И если мы считаем, что субъект международного права не только обладает правами и обязанностями, вытекающими из между­народно-правовых норм, но и является коллективным образованием, и, самое главное, принимает прямое участие в создании норм между­народного права, то индивида к субъектам международного права относить нельзя.

Документы и литература
Федеральный закон «О международных договорах Российской Федерации» от 15 июля 1995 г. // СЗ РФ. 1995. № 29 Ст. 2757.
Федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде Российской Феде­рации» от 21 июля 1994 г. // СЗ. 1994. № 13. Ст. 1447.
Договор Российской Федерации и Республики Татарстан «О разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между органами государствен­ной власти Российской Федерации и органами государственной власти Республи­ки Татарстан» от 15 февраля 1994 г. // Российская газета. 1994.17 февр.
Договор о разграничении предметов ведения и полномочий между органами государ­ственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Свер­дловской области от 12 января 1996 г. // Российская газета 1996.1 февр.
Устав Воронежской области 1995 г // Коммуна. 1995. 25—27 июля.
Вельяминов Г.М. Правовой статус субъектов Российской Федерации и проблемы при­знания // МЖМП. 1995. № 2.
Международная правосубъектность. М., 1971.
Игнатенко Г.В. Международно-правовой статус субъектов Российской Федерации // РЮЖ.1995.№1.С.З—11.
Курс международного права. В 7 т. Т. 1. М., 1989.
Пустогаров В.В. Международные связи субъектов Российской Федерации и их право­вое регулирование // ГиП. 1994. № 7.
Пустогаров В.В. Члены федерации как субъекты международного права // ГиП. 1992. №1.
Суверенитет в государственном и международном праве // СГиП. 1991. № 5.
Тункин Г.И. Теория международного права. М., 1970.
Федерализм — глобальное и российские измерения. Казань, 1993.
Федоров Ю.И. Ответственность и иммунитет во внешних связях членов Российской Федерации// ГиП. 1995. № 12. С 79—83.
Фельдман Д.И., Курдюков Г.И. Основные тенденции развития международной право­субъектности государств. Казань, 1974.

ГЛАВА 6. ПРИЗНАНИЕ И ПРАВОПРЕЕМСТВО В МЕЖДУНАРОДНОМ ПРАВЕ

§ 1. Признание в международном праве

С проблемой международной правосубъектности тесно связаны вопросы признания. Признание в международном праве представля­ет собой международно-правовое действие субъекта международно­го права, которым он констатирует наличие юридически значимого события, факта или поведения субъекта международного права.
Посредством акта признания государство соглашается с соответ­ствующими изменениями в международном правопорядке и/или международной правосубъектности. Признание, в частности, конста­тирует выход на международную арену нового государства или пра­вительства и направлено на установление между признающим и при­знаваемым государствами правоотношений, характер и объем кото­рых зависит от вида и формы признания. Признание означает, что государство признает новое государство как юридическое лицо со всеми правами и обязанностями, вытекающими из международного права.
Возникающие на основе акта признания правоотношения суще­ствуют независимо от установления между признающим и признава­емым субъектом дипломатических, консульских или иных отноше­ний. Правоотношения признания и дипломатические, консульские правоотношения вытекают из различных норм международного права. Признание как юридический факт является базой для всех последующих отношений между субъектами международного права; дипломатические и консульские отношения устанавливаются после признания.
В настоящее время существуют две теории признания (конститу­тивная и декларативная) и соответственно две формы поведения государств на международной арене.
По мнению сторонников конститутивной теории, признание обладает правообразующим значением: оно (и только оно) консти­туирует (создает) новых субъектов международного права. Без при­знания со стороны группы ведущих государств новое государство не может считаться субъектом международного права. Такой позиции придерживаются некоторые западные державы.
С точки зрения представителей декларативной теории, призна­ние лишь подтверждает правомерность каких-то определенных меж­дународно-правовых действий или событий. Иными словами, призна­ние носит декларативный характер и направлено на установление стабильных, постоянных международных правоотношений между субъектами международного права. Статья 9 Устава Организации американских государств, например, гласит: политическое существо­вание государства не зависит от его признания другими государства­ми. Даже до признания государство имеет право на защиту своей целостности и независимости.
Государства, как уже отмечалось, обладают международной правосубъектностью в силу самого факта своего существования. Они могут пользоваться (и пользуются) международными правами и несут обязанности, вытекающие, в частности, из Устава ООН, неза­висимо от их признания другими субъектами международного права.
Конститутивная теория была широко распространена до Второй мировой войны. Затем большее распространение получила деклара­тивная теория, которой сейчас и придерживается в основном значи­тельное число международников, в том числе и российских. Однако в последнее время, на мой взгляд, в практике международного обще­ния наблюдается определенный возврат к конститутивной теории, когда непризнание новых государств со стороны ведущих держав мира означает фактическое невключение их в круг субъектов между­народного права. Данное обстоятельство во многом обусловлено рас­падом СССР и изменением соотношения сил на международной арене в пользу одной сверхдержавы.
Нужно сказать, что институт признания не кодифицирован: его образует группа международно-правовых норм (главным образом обычных), которые регулируют все стадии признания новых госу­дарств и правительств, включая юридические последствия призна­ния. В международных договорах содержатся лишь отдельные нормы о признании.
Следует также учитывать, что институт признания носит ком­плексный характер. Основной массив его норм содержится в праве международной правосубъектности, однако отдельные нормы за­фиксированы в праве международных договоров, праве международ­ных организаций и др.
Таким образом, акт признания является юридическим фактом, с которым международное право связывает возникновение, изменение или прекращение международных правоотношений.

§ 2. Формы и виды признания

Формы признания
Существуют две формы признания: признание де-юре и призна­ние де-факто.
Признание де-факто — это признание официальное, но непол­ное. Этой формой пользуются, когда хотят подготовить почву для установления отношений между государствами либо когда государ­ство считает признание де-юре преждевременным. Так, в 1960 г. СССР признал де-факто Временное правительство Алжирской Рес­публики. Как правило, через некоторое время признание де-факто трансформируется в признание де-юре. Сегодня признание де-факто встречается достаточно редко.
Признание де-юре — признание полное и окончательное. Оно предполагает установление между субъектами международного права международных отношений в полном объеме и сопровождает­ся, как правило, заявлением об официальном признании и установле­нии дипломатических отношений.
Как специфический вид признания можно рассматривать призна­ние ad hoc (признание на данный случай). Это происходит, когда одно государство вступает с другим государством или правительством в какие-то «разовые» отношения (скажем, защита своих граждан, на­ходящихся в данном государстве) при политике официального не­признания. Такие действия не рассматриваются как признание.
Иногда признание выступает в форме действий, явно свидетельст­вующих о признании (т.н. «молчаливое признание»). Примерами могут служить установление дипломатических отношений с новым государством, заключение двустороннего договора или продолжение отношений с новым правительством, пришедшим к власти в результа­те революции. Однако не рассматривается как признание факт учас­тия не признающих друг друга субъектов международного права в одном международном договоре или одной международной организа­ции (см. ст. 82 Венской конвенции о представительстве государств в их отношениях с международными организациями универсального ха­рактера 1975 г.), т.к. участие в договоре и представительство в между­народной организации, с одной стороны, и признание, с другой сторо­ны, представляют собой различные правоотношения, регулируемые разными институтами и нормами международного права.
Виды признания
Различают признание государств и признание правительств.
Признание государств происходит, когда на международную арену выходит новое независимое государство, возникшее в результате революции, войны, объединения или раздела государств и т.д. Основной критерий признания в данном случае — независимость признаваемого государства и самостоятельность в осуществлении государственной власти.
Признание правительства происходит, как правило, одновремен­но с признанием нового государства. Однако возможно признание правительства без признания государства, например, в случае прихо­да правительства к власти в уже признанном государстве неконсти­туционным путем (гражданские войны, перевороты и т.п.). Основной критерий для признания нового правительства — это его эффектив­ность, т.е. действительное фактическое обладание государственной властью на соответствующей территории и независимое ее осущест­вление. В этом случае правительство признается единственным пред­ставителем данного государства в международных отношениях.
Особым видом признания правительств является признание эми­грантских правительств или правительств в изгнании. Практика их признания была широко распространена во время Второй мировой войны. Однако эмигрантское правительство часто теряет связь с соответствующей территорией и населением и поэтому перестает представлять данное государство в международных отношениях. В настоящее время признание правительств в изгнании используется достаточно редко.
В середине XX в. получил широкое распространение и такой вид признания, как признание органов сопротивления и национально-ос­вободительных движений. Это признание не было ни признанием государства, ни признанием правительства. Органы сопротивления создавались внутри уже признанных государств, а их полномочия отличались от традиционных полномочий правительств. Как прави­ло, признание органов сопротивления предшествовало признанию правительства и имело задачей представить борющийся за освобож­дение народ в международных отношениях, обеспечить ему между­народную защиту и возможность получения помощи.
В современных условиях наблюдается стремление отдельных ли­деров национально-сепаратистских движений получить статус орга­нов сопротивления и соответственно права и преимущества, выте­кающие из этого.

§ 3. Правопреемство в международном праве

Для укрепления мира и международного сотрудничества особую важность имеет последовательное соблюдение субъектами междуна­родного права, прежде всего государствами, заключенных ими меж­дународных договоров, международных обязательств в отношении территории, собственности, членства в международных организаци­ях и т.д.
Правопреемство государств означает смену одного государства другим в несении ответственности за международные отношения какой-либо территории. При правопреемстве различают: государст­во-предшественник (государство, которое было сменено другим при правопреемстве) и государство-правопреемник (государство, сме­нившее предшественника). Основаниями для возникновения вопро­са о правопреемстве могут быть социальные революции, деколониза­ция, объединение или разделение государств, передача части терри­тории другому государству.
Долгое время основу института правопреемства составляли обыч­ные нормы международного права, однако в конце 70-х — начале 80-х гг. в Вене были проведены международные конференции по кодификации норм о правопреемстве, на которых были приняты Венская конвенция о правопреемстве государств в отношении меж­дународных договоров 1978 г. и Венская конвенция о правопреемстве в отношении государственной собственности, государственных архи­вов и государственных долгов 1983 г. Указанные Конвенции в силу пока не вступили, и РФ в них не участвует, однако их нормы часто применяются в качестве международных обычаев.
Помимо вышеназванных, вопросы правопреемства регулируются также двусторонними соглашениями, например, Договором между ГДР и ФРГ о строительстве германского единства 1990 г.
Следует также отметить, что институт правопреемства в между­народном праве — межотраслевой: его нормы содержатся и в праве международной правосубъектности, и в праве международных дого­воров и других источников международного права, праве междуна­родных организаций, международном экономическом праве и пр.
Объектами правопреемства могут быть территория, договоры, государственная собственность, государственные архивы и государ­ственные долги, а также членство в международных организациях.

§ 4. Правопреемство государств в отношении международных договоров

Нужно учитывать, что Венская конвенция 1978 г. регулирует пра­вопреемство только в отношении договоров, заключенных в письмен­ной форме, и лишь между государствами. В отношении устных дого­воров и договоров между государствами и иными субъектами между­народного права действуют обычные нормы.
Каковы же правила правопреемства в отношении договоров?
1. В случае создания в результате деколонизации нового незави­симого государства действует принцип tabula rasa («чистой доски»): новое государство не связано договорами, заключенными бывшими державами-метрополиями.
Новое независимое государство не обязано сохранять какой-либо договор или становиться его участником только потому, что в момент правопреемства этот договор был в силе в отношении территории — объекта правопреемства.
Новое государство может стать участником любого многосторон­него договора, который был в силе для территории правопреемства, путем уведомления о правопреемстве. Если до момента правопреем­ства государство-предшественник подписало договор с условием ра­тификации, принятия или утверждения, правопреемник может стать участником договора, ратифицировав, приняв или утвердив его (кроме случаев несовместимости участия правопреемника с объекта­ми и целями договора).
2. Если часть территории государства становится частью терри­тории другого государства, в отношении этой территории:
договоры государства-предшественника утрачивают силу;
договоры государства-правопреемника приобретают силу, кроме случаев, когда применение этих договоров было бы несовместимым с их объектами и целями.
Находящийся в силе двусторонний договор в отношении терри­тории — объекта правопреемства считается действующим и для го­сударства-правопреемника, если новое государство договорилось об этом с контрагентом или это следует из его поведения.
3. При объединении двух или нескольких государств права и обязательства по их договорам переходят к правопреемнику, если стороны не установили иное и если это не противоречит объектам и целям договора.
4. При отделении части территории и присоединении ее к другому государству договоры предшественника продолжают находиться в силе для правопреемника.
О правопреемстве договоров делаются письменные уведомления депозитарию договора и/или его участникам.

§ 5. Правопреемство государств в отношении государственной собственности, государственных архивов и государственных долгов

В отношении правопреемства государственной собственности, архивов и долгов применяется Венская конвенция о правопреемстве государств в отношении государственной собственности, государст­венных архивов и государственных долгов 1983 г.
Согласно Конвенции государственная собственность — это иму­щество, а также права и интересы, которые на момент правопреемст­ва принадлежали, согласно внутреннему праву государства-предше­ственника, этому государству.
Государственные архивы представляют собой совокупность доку­ментов любых давности и рода, произведенных или приобретенных государством-предшественником в ходе его деятельности, принадле­жащих государству на момент правопреемства согласно его внутрен­нему праву и хранящихся под его контролем в качестве архивов для различных целей.
Под государственным долгом понимается любое финансовое обя­зательство государства в отношении другого государства, междуна­родной организации или любого иного субъекта международного права, возникшее в соответствии с международным правом
Переход собственности, архивов и долгов при правопреемстве регулируется соглашениями между этими государством-предшест­венником и государством-преемником. При отсутствии таких согла­шений действуют следующие правила
1. При передаче части территории государства другому государ­ству к правопреемнику переходят:
все недвижимое имущество, находящееся на соответствующей территории, а также движимое имущество, связанное с деятельнос­тью государства на данной территории;
часть архивов, которая относится к соответствующей территории и необходима для ее нормального управления;
государственный долг (в справедливой доле)
2. При создании нового независимого государства на территории государства-предшественника к государству-правопреемнику пере­ходят:
находящееся на его территории недвижимое имущество, а также недвижимость, принадлежащая государству-предшественнику и на­ходящаяся за границей К правопреемнику переходит также движи­мое имущество, находящееся на территории государства-предшест­венника;
архивы, принадлежащие его территории, а также часть иных ар­хивов, необходимых для нормального управления.
Государственные долги к правопреемнику не переходят.
3. При объединении нескольких государств в одно к правопреем­нику переходят: вся собственность государств-предшественников, их архивы и долги.
4. При отделении части территории от государства к правопреем­нику переходят:
находящееся на данной территории недвижимое имущество, а также все связанное с ней движимое имущество и часть иного движи­мого имущества (в справедливой доле);
относящаяся к территории часть архивов, а также иные архивы, необходимые для нормального управления ею;
государственный долг (в справедливой доле).
5. При разделении государства, когда части территории образуют два или несколько государств-правопреемников, к правопреемникам переходят:
находящееся на их территории недвижимое имущество, а также относящаяся к ней движимая собственность;
относящаяся к данной территории часть архивов, а также иные архивы, имеющие непосредственное отношение к ней; государственный долг (в справедливой доле).

§ 6. Правопреемство в связи с прекращением существования СССР

Одним из последствий прекращения существования СССР явля­ется вопрос о правопреемстве в отношении договоров СССР, госу­дарственной собственности, государственных архивов и государст­венных долгов СССР.
В Соглашении о создании Содружества Независимых Государств от 21 декабря 1991 г. государства — участники СНГ гарантировали выполнение международных обязательств, вытекающих из догово­ров и соглашений бывшего СССР. Государства также согласились, чтобы членство СССР в ООН было продолжено Российской Федера­цией.
Однако каждое государство СНГ имело право подтвердить дей­ствие для себя того или иного договора СССР Республики бывшего Союза ССР активно использовали это право Так, решениями 1992 г об участии государств — участников СНГ в Договоре между СССР и США о ликвидации их ракет средней и меньшей дальности 1987 г, в Договоре между СССР и США об ограничении систем противоракет­ной обороны 1972 г государства — правопреемники СССР подтвер­дили свое участие в указанных договорах применительно к их терри­ториям и с учетом их национальных интересов
Вместе с тем государства СНГ (кроме Украины и Белоруссии) самостоятельно вступали в ООН, становились участниками догово­ров о правах человека, о разоружении и т.д.
Для решения проблем правопреемства и на основе Меморандума о взаимопонимании по вопросу правопреемства в отношении дого­воров бывшего Союза ССР, представляющих взаимный интерес, 1992 г. Советом глав государств СНГ 20 марта 1992 г. была создана Комиссия по правопреемству в отношении договоров, представляю­щих взаимный интерес, государственной собственности, долгов и активов бывшего Союза ССР, в рамках которой было подготовлено значительное число соглашений между государствами бывшего СССР.
В числе многосторонних договоров, регламентирующих различ­ные вопросы правопреемства между республиками бывшего Союза, можно назвать Договор о правопреемстве в отношении бывшего государственного долга и активов Союза ССР 1991 г., Соглашение глав государств — участников СНГ о собственности бывшего Союза ССР 1991 г., Соглашение о распределении всей собственности быв­шего Союза ССР за рубежом 1992 г., Декларацию глав государств — участников СНГ о международных обязательствах в области прав человека и основных свобод 1993 г. и др.
В качестве примера рассмотрим некоторые из них.
В Соглашении о распределении всей собственности бывшего Союза ССР за рубежом 1992 г. участвуют все страны — участницы СНГ (кроме Грузии). Соглашение регулирует вопросы правопреем­ства движимой и недвижимой собственности СССР за рубежом, на­ходившейся в момент правопреемства во владении, пользовании или распоряжении СССР, государственных органов СССР. Под собствен­ностью понимается, в частности: недвижимость, используемая дип­ломатическими и консульскими представительствами СССР; инфра­структуры СССР за рубежом и прибыль от их эксплуатации; доходы от реализации собственности СССР; собственность СССР и прибыль от деятельности юридических лиц, находившихся под юрисдикцией СССР; прибыль от выполнения работ по международным соглашени­ям СССР и др.
Собственность СССР была поделена и перешла к государствам в следующих долях: Белоруссия — 4,13 процента, Казахстан — 3,86; Россия — 61,34; Украина — 16,37 процента и т.д. Совокупная доля Грузии, Латвии, Литвы и Эстонии составила 4,77 процента и данным Соглашением не рассматривалась.
В 1992—1994 гг. были заключены двусторонние соглашения между Россией, с одной стороны, и Азербайджаном, Арменией, Гру­зией, Казахстаном, Молдавией, Таджикистаном, Узбекистаном, Ук­раиной — с другой, об урегулировании вопросов правопреемства в отношении внешнего государственного долга и активов бывшего Союза ССР, которые вступили в силу в конце 1995 — начале 1996 гг.
Участниками Соглашения о правопреемстве в отношении госу­дарственных архивов бывшего Союза ССР 1992 г. являются все стра­ны СНГ (кроме Грузии). В соответствии с положениями Соглашения стороны признали целостность и неделимость архивов Российской Империи и СССР, находящихся за пределами их территорий, и не претендуют на право владения ими. Находящиеся на территории государств — участников Соглашения архивы СССР перешли под юрисдикцию соответствующих государств. Стороны Соглашения обязались обеспечивать в соответствии со своим законодательством доступ исследователей к архивам и признавать на своих территориях юридическую силу справок, выданных государственными архивными учреждениями стран СНГ.
Вопросы, связанные с возвращением документов, обменом ко­пиями и т.д., регулируются специальными двусторонними соглаше­ниями.

Документы и литература
Венская конвенция о правопреемстве государств в отношении международных дого­воров 1978 г. // Действующее международное право / Сост. Ю.М. Колосов и Э.С. Кривчикова. В 3 т. Т. 1 М., 1996. С. 433–457.
Венская конвенция о правопреемстве в отношении государственной собственности, государственных архивов и государственных долгов 1983 г. //Там же. С. 457—474. Решение Совета глав государств СНГ 1991 г. // Там же. Т. 1. С. 474.
Договор о правопреемстве в отношении внешнего государственного долга и активов Союза ССР 1991 г. // Там же С. 476–482.
Соглашение о дополнениях к Договору о правопреемстве в отношении внешнего государственного долга и активов Союза ССР 1991 г. // Там же. С. 482—485.
Соглашение о распределении всей собственности бывшего Союза ССР за рубежом 1992 г. //БМД. 1993. №8.
Соглашение о правопреемстве в отношении государственных архивов бывшего Союза ССР 1992 г.//БМД 1993 №8.
Соглашение о совместных мерах в отношении ядерного оружия 1991 г. // Действующее международное право / Сост. Ю. М. Колосов и Э.С. Кривчикова. В 3 т. Т. 1. М., 1996. С. 494-496.
Аваков М.М. Правопреемство освободившихся государств М., 1983.
Баскин Ю.А., Фельдман Д.И. История международного права. М., 1990.
Курс международного права В 7 т. Т. 3. М., 1990.
Фельдман Д.И. Признание в современном международном праве. М., 1975.

ГЛАВА 7. МЕЖДУНАРОДНОЕ И ВНУТРИГОСУДАРСТВЕННОЕ (НАЦИОНАЛЬНОЕ) ПРАВО

§ 1. Соотношение международного и внутригосударственного права: общие вопросы

В практике международных отношений и внутреннем праве от­дельных государств встречаются различные способы решения вопро­са о формах взаимодействия международного и внутригосударствен­ного законодательства. Можно выделить две монистические и одну дуалистическую концепции соотношения международного и внутри­государственного права.
Монистические концепции исходят из примата какой-либо одной системы права (международного или внутригосударственного права). Дуалистическая концепция рассматривает международное право и право внутригосударственное как самостоятельные, равно-порядковые правовые системы, которые, тем не менее, активно взаи­модействуют в процессе нормотворчества и правоприменения.
Отечественная международно-правовая доктрина и российское законодательство придерживаются в целом дуалистической концеп­ции.
Конституция РФ (ч. 4 ст. 15) устанавливает, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные дого­воры РФ являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором РФ установлены иные правила, чем пред­усмотренные законом, то применяются правила международного до­говора.
Федеральный закон «О международных договорах Российской Федерации» 1995 г. дополняет конституционное правило: «Положе­ния официально опубликованных международных договоров Рос­сийской Федерации, не требующие издания внутригосударственных актов для применения, действуют в Российской Федерации непосред­ственно. Для осуществления иных положений международных дого­воров Российской Федерации принимаются соответствующие право­вые акты» (п. 3 ст. 5).
Возникает вопрос, что понимается под «правовой системой Рос­сийской Федерации»?
Федеральное законодательство не раскрывает содержания дан­ного понятия.
В теории права термин «правовая система» означает:
1) систему права с точки зрения ее организационного строения (совокупность принципов права, отраслей, подотраслей, институтов и норм);
2) совокупность правовых норм какого-либо государства (нацио­нальные правовые системы) или международное право;
3) социально-правовой феномен, состоящий из различных эле­ментов, в числе которых называют: правовые нормы; результат их реализации (правоотношения); правовые учреждения и др.
Уделяется внимание проблематике правовой системы и в науке.
По мнению Г.В. Игнатенко, понятие «правовая система» отлича­ется от понятия «право», будучи более емкой, более насыщенной категорией, вмещающей в себя наряду с правом как совокупностью юридических норм, правоприменительный процесс и, очевидно, складывающийся на их основе правопорядок*.
__________________________________________________________________________
* Международное право/Под ред. Г.В. Игнатенко и др. М., 1995. С. 116.

И.И. Лукашук, не рассматривая вопроса о правовой системе Рос­сии специально, приходит к выводу, что ч. 4 ст. 15 Конституции «вос­производит правило, известное другим государствам: международ­ное право — часть права страны. В результате принятия Россией международной нормы содержащееся в ней правило включается в правовую систему страны, становится ее элементом и уже в этом качестве обретает способность регулировать отношения с участием физических и юридических лиц»*.
__________________________________________________________________________
* Лукашук И.И. Международное право. Общая часть. М., 1996. С. 236—237.

Каково действительное содержание положений ч. 4 ст. 15 Кон­ституции о правовой системе РФ?
7. О соотношении понятий «правовая система РФ» и «право РФ».
Предположим, мы признаем тождественность содержания ука­занных терминов. В этом случае положение ч. 4 ст. 15 Конституции РФ означает, что международные нормы и прежде всего междуна­родные договоры РФ необходимо рассматривать как часть внутрен­него права России. На первый взгляд, такое понимание конституци­онной нормы не вызывает возражений. Возражения против рассмот­рения международных договоров в качестве составной части россий­ского права неоднократно высказывались в юридической литературе, в том числе и автором.
Однако международное право — это самостоятельная система права, не совпадающая с правом какого-либо государства. Самосто­ятельными системами права являются также системы права всех го­сударств. Международное и российское и право отличаются друг от друга по кругу субъектов, по источникам, по способу образования правовых норм, способу обеспечения их исполнения и другим харак­теристикам. Следует также учитывать и тот факт, что формы права одной правовой системы не могут быть одновременно и формами права другой системы (Г.В. Игнатенко).
Очевидно, что понятия «правовая система РФ» и «право РФ» отождествлять нельзя.
2. О включении в правовую систему, помимо правовых норм, пра­восознания, правоотношений, правоприменитвльного процесса и т.д.
На мой взгляд, термин «система» предполагает объединение в едином феномене однопорядковых явлений. Применительно к тер­мину «правовая система» речь должна идти об однотипных составля­ющих — норм объективного права, действующих в конкретном госу­дарстве. Таким образом, более правильно понимать «правовую сис­тему РФ» как совокупность применяемых в РФ правовых норм. В этом случае отпадают какие-либо сомнения в точном толковании конституционной нормы.
Формулировку ч. 4 ст. 15 Конституции необходимо также рас­сматривать как общую санкцию нашего государства на включение норм международного права в систему действующих в России норм, на непосредственное применение международного права в сфере реализации российского законодательства. Однако прямое примене­ние в России международных норм вовсе не означает их включения в состав норм российского права: нормы международного права не «трансформируются» в право РФ, а действуют «самостоятельно».
Необходимо учитывать и тот факт, что в России могут применять­ся (и применяются) не только международно-правовые нормы, но и нормы права иностранных государств (см., например, п. 5 ст. 11 Арбитражного процессуального кодекса РФ 1995 г.: «Арбитражный суд в соответствии с законом или международным договором Российской Федерации применяет нормы права других государств»). Поэтому частью правовой системы РФ будут и те нормы иностранного права, действие которых во внутренних отношениях допускается нашим государством.
Подытоживая сказанное, можно дать следующее определение правовой системы РФ. Она представляет собой совокупность приме­няемых в нашей стране правовых норм (норм права РФ, международ­ного и иностранного права).

§ 2. Формы и способы реализации в РФ международно-правовых норм

Международно-правовые нормы реализуются в нашей стране в двух формах:
1) в форме издания внутригосударственных актов, регулирующих те же вопросы, что и международно-правовые нормы; и
2) в форме непосредственного применения норм международно­го права в качестве регуляторов внутренних отношений.
При этом прямое, непосредственное применение конкретного международного договора возможно и на основе акта, изданного в его исполнение (что чаще всего и происходит).
I. Внесение изменений в законодательство РФ
Практикой выработаны следующие способы внесения изменений во внутреннее право России.
1. Определение порядка применения в нашей стране норм кон­кретного международного договора (договоров). Например, в 1988 г. Президиум Верховного Совета СССР принял постановление «О мерах по выполнению международных договоров СССР о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам». В постанов­лении определен круг органов, в компетенцию которых входит осу­ществление связей с зарубежными правоохранительными органами при оказании правовой помощи, решены некоторые вопросы испол­нения норм договоров о правовой помощи и т.д.
Другой пример. Постановление Правительства РФ «Об органе, обеспечивающем осуществление международных договоров Россий­ской Федерации по вопросам внешней трудовой миграции» 1993 г. возложило на Федеральную миграционную службу России функции уполномоченного органа с российской стороны по осуществлению межправительственных соглашений о принципах направления и при­ема иностранных граждан на работу на предприятиях, в объединени­ях и организациях России и др.
2. Издание во исполнение принятого международного договора нормативных актов. Внутригосударственное правотворчество необ­ходимо, когда законодательство РФ не регулирует данного вопроса или регулирует его иначе, чем международный договор. В 1987 г. в связи с присоединением СССР к Международной конвенции о борь­бе с захватом заложников 1979 г. в УК РСФСР была включена статья об ответственности за захват заложника (ст. 206 УК РФ 1996 г.).
3. Включение в действующее законодательство отсылок к между­народному договору (договорам).
Отсылки применяются как к уже действующим, так и ко всем заключаемым РФ международным договорам в данной сфере отно­шений и носят, как правило, общий характер.
В российском праве используется несколько типов отсылок:
А. «Если, то». Если международным договором РФ, установлены иные правила, чем предусмотренные законодательством РФ, то при­меняются правила международного договора.
Эта форма отсылок наиболее часто употребима (ст. 15 Конститу­ции РФ, ст. 5 Федерального закона о международных договорах и др.).
Б. «И, и». Данные отношения регулируются и законодательством РФ, и международными договорами.
Так, в соответствии со ст. 3 Федерального закона о прокуратуре РФ 1992 г. (в ред. от 17 ноября 1995 г.) организация и порядок дея­тельности Прокуратуры РФ и полномочия прокуроров определяются Конституцией РФ, федеральными законами и международными до­говорами РФ.
В. «Если иное» или «за исключением». Данные отношения регу­лируются следующим образом, если иное не предусмотрено между­народным договором (за исключением случаев, предусмотренных международными договорами).
Согласно п. 3 ст 11 УК РФ 1996 г. лицо, совершившее преступле­ние на судне, приписанном к порту РФ, находящемся в открытом водном или воздушном пространстве вне пределов РФ, подлежит уголовной ответственности по УК РФ, если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации.
По Федеральному закону «О содержании под стражей подозре­ваемых и обвиняемых в совершении преступлений» 1995 г. (ст. 6) подозреваемые и обвиняемые иностранные граждане пользуются правами и несут обязанности, установленные для граждан РФ, за исключением, предусмотренных международными договорами Рос­сийской Федерации.
Г. «Другие». Дополнительные варианты регулирования данных отношений зафиксированы международными договорами.
На основании ст. 9 Закона о гражданстве РФ от 28 ноября 1991 г. (в ред. федерального закона от 6 февраля 1995 г.) гражданство может приобретаться также по основаниям, предусмотренным междуна­родными договорами. В силу указанной нормы государственные ор­ганы, должностные лица и граждане могут руководствоваться Кон­венцией об упрощенном порядке приобретения гражданства гражда­нами государств — участников СНГ 1996 г.
Статья 165 Семейного кодекса РФ 1995 г. подчеркивает, что в случае, если в результате усыновления (удочерения) могут быть нарушены права ребенка, установленные законодательством РФ и меж­дународными договорами РФ, усыновление не может быть произве­дено.
Д. «Смотри». Конкретный способ регулирования данных отноше­ний указан в соответствующем международном договоре.
Правительство РФ постановлением «О повышении безопасности междугородных и международных перевозок пассажиров и грузов автомобильным транспортом» 1996 г. постановило оснащать с 1 ян­варя 1998 г. вновь изготавливаемые автобусы и грузовые автотранс­портные средства, предназначенные для междугородных и междуна­родных перевозок, контрольными устройствами для непрерывной регистрации пройденного пути и скорости движения, времени рабо­ты и отдыха водителя в соответствии с Европейским соглашением, касающимся работы экипажей транспортных средств, производящих международные автомобильные перевозки
Следует учитывать, что иногда в российском законодательстве делается ссылка не на конкретный международный договор, а на международно-правовые обязательства РФ в соответствующей об­ласти. Так, в преамбуле Закона РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» 1992 г. говорится: «Прини­мая во внимание необходимость реализации в законодательстве Рос­сийской Федерации признанных международным сообществом... прав и свобод человека и гражданина».
II. Непосредственное применение международных норм в РФ
В РФ международные нормы могут применяться вместе с норма­ми права РФ или вместо последних без какой-либо трансформации, преобразования их в нормы внутригосударственного права.
Международные нормы действуют практически как специальные нормы по отношению к нормам российского законодательства (кото­рые выступают в роли как бы общих норм) и изымают отдельные отношения из сферы применения российских правовых норм. Ис­пользование слов «практически», «как бы» обусловлено тем, что правило «специальный закон отменяет общий», на мой взгляд, при­менимо лишь к нормам одной правовой системы, а международное и российское право — суть различные системы права.
Российское государство разрешает, санкционирует непосредст­венное применение международно-правовых норм во внутригосу­дарственной сфере отношений. Можно различать общее и специаль­ное санкционирование.
Как универсальную санкцию, адресованную всем субъектам рос­сийского права, на применение в их деятельности международно-правовых норм можно рассматривать норму ч. 4 ст. 15 Конституции
РФ. В качестве специальных санкций выступают отсылочные нормы, нормы актов, изданных во исполнение договоров, «привязки» к дого­ворам и т.д.
Многие положения права РФ устанавливают, что те или иные вопросы регулируются, а государственные органы РФ, физические и юридические лица руководствуются, помимо норм российского зако­нодательства, и международно-правовыми нормами.
«Суд, установив при рассмотрении дела несоответствие акта го­сударственного или иного органа, а равно должностного лица... об­щепризнанным принципам и нормам международного права, между­народному договору Российской Федерации... принимает решение в соответствии с правовыми положениями, имеющими наибольшую юридическую силу (п. 3 ст. 5 Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации» от 31 декабря 1996 г.).
Федеральный закон об оперативно-розыскной деятельности от 12 августа 1995 г. (п. 6 ст. 7) устанавливает, что основаниями для про­ведения оперативно-розыскных мероприятий являются, в частности, «запросы международных правоохранительных организаций и пра­воохранительных органов иностранных государств в соответствии с международными договорами Российской Федерации».
Согласно ст. 6 Закона РФ «О безопасности» от 5 марта 1992 г. законодательной основой обеспечения безопасности являются, в частности, международные договоры и соглашения, заключенные или признанные РФ.
Закон РФ о федеральных органах налоговой полиции от 24 июня 1993 г. (в ред. Федерального закона от 17 декабря 1995 г.) подчерки­вает, что федеральные органы налоговой полиции «осуществляют свою деятельность во взаимодействии с налоговыми службами других государств «на основе международных договоров и обязательств Рос­сийской Федерации» (п. 3 ст. 4)
Министерство внутренних дел РФ «руководствуется... общепри­знанными принципами и нормами международного права, междуна­родными договорами Российской Федерации и настоящим Положе­нием» (п. 3 Положения о Министерстве внутренних дел РФ 1996 г.).
Пункт 3 Положения о Национальном Центральном Бюро Интер­пола 1996 г.: НЦБ Интерпола в своей деятельности руководствуется «международными договорами РФ, общепризнанными принципами и нормами международного права, Уставом Интерпола, обязатель­ными решениями Генеральной Ассамблеи Интерпола».
Пункт 5 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 31 ок­тября 1995 г. «О некоторых вопросах применения Конституции Рос­сийской Федерации при осуществлении правосудия» подчеркивает:
«Судам при осуществлении правосудия надлежит исходить из того, что общепризнанные принципы и нормы международного права, закрепленные в международных пактах, конвенциях и иных документах (в частности, во Всеобщей декларации прав человека, Международном пакте о гражданских и политических правах, Меж­дународном пакте об экономических, социальных и культурных пра­вах), и международные договоры Российской Федерации являются в соответствии с ч. 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации со­ставной частью ее правовой системы Этой же конституционной нор­мой определено, что если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные зако­ном, то применяются правила международного договора.
Учитывая это, суд при рассмотрении дела не вправе применять нормы закона, регулирующего возникшие правоотношения, если вступившим в силу для Российской Федерации международным до­говором, решение о согласии на обязательность которого для Россий­ской Федерации было принято в форме федерального закона, уста­новлены иные правила, чем предусмотренные законом. В этих случа­ях применяются правила международного договора Российской Фе­дерации.
При этом судам необходимо иметь в виду, что в силу п. 3 ст. 5 Федерального закона Российской Федерации «О международных договорах Российской Федерации» от 15 июля 1995 г. положения официально опубликованных международных договоров Россий­ской Федерации, не требующие издания внутригосударственных актов для применения, действуют в Российской Федерации непосред­ственно. В иных случаях наряду с международным договором Россий­ской Федерации следует применять и соответствующий внутригосу­дарственный правовой акт, принятый для осуществления положений указанного международного договора.
Непосредственно действуют в РФ и применяются «самостоятель­но» нормы соглашений о борьбе с преступлениями международного характера, договоров о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам, конвенций о дипломатических и консульских сношениях, соглашения по гражданско-правовым вопросам и многие другие.

§ 3. Проблема коллизий международно-правовых и внутригосударственных норм

Проблема коллизий международно-правовых норм и российско­го законодательства составляет существенный аспект теории соотно­шения международного и внутригосударственного права При этом решение вопроса о причинах возникновения, юридической природе и методах урегулирования коллизий тем или иным автором зависит от того, какова его позиция по более общей проблеме — самой теории взаимодействия в РФ норм различных правовых систем.
Как известно, общая норма о способе разрешения коллизий меж­дународных и внутригосударственных норм зафиксирована в ч. 4 ст. 15 Конституции РФ, ст. 5 Федерального закона о международных договорах, иных актах законодательства. Однако правило «если, то» не регулирует всех аспектов проблемы коллизий. Возникают следую­щие вопросы.
1. Равны ли по юридической силе межгосударственные, межпра­вительственные и межведомственные договоры РФ и, соответствен­но, законы, акты Президента и Правительства, ведомственные акты?
2. Могут ли последующие внутригосударственные акты отменять ранее принятые по этому же вопросу международные договоры по принципам:
а) «последующий закон отменяет предыдущий»,
б) «норма с большей силой отменяет норму с меньшей силой»,
в) «специальный закон отменяет общий»?
3. Какова юридическая сила «первоначально» внутригосударст­венных и имплементационных норм (т.е. норм, принятых во исполне­ние международных документов)?
На мой взгляд, на эти вопросы должны быть даны следующие ответы.
1. Международные договоры имеют большую юридическую силу, чем акты внутригосударственного законодательства любого уровня, поскольку в Конституции РФ имеется коллизионная норма типа «если,то».
Необходимо также учитывать, что международные договоры, предусматривающие отличные от национального законодательства правила, подлежат обязательной ратификации, а поскольку ратифи­кация производится в форме принятия федерального закона, то, ратифицируя договор, РФ придает ему силу не меньшую, чем сила федерального закона.
Исключение составляют нормы Конституции РФ, согласно кото­рым международный договор, предусматривающий иные правила, чем зафиксированные в Конституции, может быть ратифицирован только после внесения в нее соответствующих изменений.
2. Что касается правила о приоритетном (преимущественном) применении международных норм в случае коллизии с нормами права РФ, то его существование вполне обоснованно и соответствует общей тенденции гармонизации российского законодательства с международными обязательствами РФ.
Правда, в правоприменительной деятельности в связи с консти­туционным закреплением этого принципа возникают некоторые про­блемы. Международные договоры по борьбе с преступностью, напри­мер, определяют не только формы борьбы с правонарушениями, но и перечень преступных с точки зрения международного права дея­ний. При этом составы преступлений по международному праву за­частую шире, чем по уголовному законодательству России.
Правоохранительные органы на практике иногда учитывают по­ложения международно-правовых норм, иногда — нет; в последнем случае мы имеем несоблюдение конституционного положения (ч. 4 ст. 15).
Представляется, что казусы такого рода необходимо решать сле­дующим образом: нормы международных договоров, предназначен­ные для прямого действия в РФ, либо договоров, согласие на которые дано в форме федерального закона, должны непосредственно регу­лировать правоотношения в нашей стране и иметь приоритет перед национальным правом; нормы договоров, которые реализуются с помощью российского права, являются основанием для приведения законодательства РФ в соответствие с международными договорами.
3. Правила «последующий закон отменяет предыдущий», «норма с большей силой отменяет норму с меньшей силой», «специальный закон отменяет общий» к соотношению права РФ и международных норм неприменимы.
А. Последующая норма права РФ не может отменять или изме­нять ранее заключенный международный договор (пока, разумеется, договор остается в силе для РФ).
Б. Последующий внутренний нормативный акт не может отме­нять или изменять действие предыдущих документов, принятых во исполнение международных норм. Иное противоречило бы консти­туционному принципу добросовестного выполнения международ­ных обязательств.
В. Внутригосударственная норма специального характера не может отменять или изменять международные нормы более общего характера, поскольку это нормы различных правовых систем.

Документы и литература
Конституция Российской Федерации 1993 г.
Федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде Российской Феде­рации» от 21 июля 1994 г. // СЗ РФ. 1994. №13 Ст. 1447.
Федеральный закон «О международных договорах Российской Федерации» от 15 июля 1995 г. // СЗ РФ. 1995. №29 Ст. 2757.
Федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации» от 31 декабря 1996 г. // СЗ РФ. 1997. №1 Ст. 1.
Абдулаев М.И. Согласование внутригосударственного права с международным (теоре­тические аспекты) // Правоведение. 1993. № 2.
Алексеева Л.Б., Жуйков В.М., Лукашук И.И. Международные нормы о правах человека и применение их судами Российской Федерации. М., 1996.
Бирюков П.Н. О юридическом механизме реализации в СССР международно-правовых норм // Правоведение. 1991. № 4.
Гинзбургс Дж. Соотношение международного и внутреннего права в СССР и в России // ГиП. 1994. № 3.
Горшкова С.А., Турсунов И.Ю. О применении норм международного права правоохранительными органами РФ (обзор материалов научно-практической конферен­ции) // ГиП. 1996. № 5 С. 138—151.
Даниленко Г.М. Применение международного права во внутренней правовой системе России: практика Конституционного Суда // ГиП. 1995. № 11.
Иванов С.А. Применение конвенций МОТ в России в переходный период. Некоторые проблемы // ГиП. 1994 № 8—9.
Игчатенко Г.В. Акты о порядке исполнения международных договоров СССР в меха­низме реализации норм международного права // Проблемы реализации норм международного права. Свердловск, 1989.
Игнатенко Г.В. Коллизии международно-правовых и внутригосударственных норм (причины возникновения, юридическая природа, методы урегулирования) // Идеи мира и сотрудничества в современном международном праве. Киев, 1990.
Игнатенко Г.В. Международное и советское право: проблемы взаимодействия право­вых систем // СГиП. 1985. № 1.
Курс международного права. В 7 т. Т.1 М., 1989.
Лаптев П.А. Стандарты Совета Европы и правовая система Российской Федерации // ЖРП. 1997. № 5. С. 3—9.
Лукашук И.И. Международное право в судах государств. М.. 1993.
Лукашук И.И. Суд в системе государственных органов, реализующих нормы междуна­родного права//ГиП. 1992. №11.
Лукашук И.И. О применении международного права судами России // ГиП. 1994. №2.
Лукашук И.И. Нормы международного права в правовой системе России. М., 1997.
Мюллерсон Р.А. Соотношение международного и национального права. М., 1982.
Нефедов Б.И. Имплементация международно-правовых норм в СССР // СЕМП. 1987. М.,1988.
Российская правовая система и международное право: современные проблемы взаи­модействия (Всероссийская научная конференция в Нижнем Новгороде) // ГиП. 1996. № 2—4.
Суворова В.Я. Реализация норм международного права. Екатеринбург, 1992.
Талалаев А.Н. Конституционный Суд и международные договоры России (К вопросу о конституционности международных договоров РФ) // ГиП. 1996. № 2.
Тихомиров Ю.А. Юридическая коллизия, власть и правопорядок // ГиП 1994. № 1. С. 3—11.
Тихомиров Ю.А. Международное и внутреннее право: динамика соотношения // Пра­воведение. 1995. № 3. С. 56—66.
Тихомиров Ю.А. О коллизионном праве // ЖРП. 1997. № 2. С. 45—53.
Черниченко С.В. Международное право современные теоретические проблемы. М., 1993.

ГЛАВА 8. ТЕРРИТОРИИ В МЕЖДУНАРОДНОМ ПРАВЕ

§ 1. Понятие и виды территорий в международном праве

Под территорией в международном праве понимается простран­ство с определенным правовым режимом — часть земного шара (су­хопутная, водная территории, недра, воздушное пространство), а также космическое пространство и небесные тела. Правовой статус территорий определяется нормами внутригосударственного законо­дательства и международного права.
По правовому режиму территории подразделяются на государст­венные, территории со смешанным режимом и территории с между­народным режимом.
Государственные территории являются материальной базой су­ществования соответствующего государства и находятся под его су­веренитетом. Основу правового статуса государственных территорий составляют нормы национального права.
Территории со смешанным режимом (континентальный шельф и экономическая зона) не входят в состав государственных территорий, однако прибрежные государства в этих пространствах имеют опреде­ленные суверенные права, зафиксированные национальным законо­дательством и международными договорами.
Территории с международным режимом (открытое море за пре­делами территориальных вод, международный район морского дна, некоторые международные проливы, реки и каналы, Антарктика, космическое пространство и небесные тела) не принадлежат какому-либо государству в отдельности и находятся в общем пользовании всех стран. Правовой режим этих территорий определяется главным образом международными договорами.

§ 2. Государственная территория

Государственная территория — это часть земного шара, находя­щаяся под суверенитетом соответствующего государства. Государст­венную территорию образуют: сухопутная территория (вся суша, расположенная в пределах границ данного государства, острова); водная территория (все водоемы, расположенные на сухопутной тер­ритории и части вод морей и океанов, примыкающие к берегам), воздушная территория (все воздушное пространство, расположенное над сухопутной и водной территориями); недра (под сухопутной и водной территориями).
Условной государственной территорией принято считать мор­ские, воздушные, космические корабли, находящиеся вне пределов государственной территории, а также трубопроводы, другие соору­жения и оборудование в пределах международной территории (буро­вые установки, искусственные острова и т.п.).
Правовой режим государственных территорий определяется прежде всего национальным законодательством каждого государст­ва; международные договоры затрагивают отдельные аспекты право­вого статуса внутренних вод и территориального моря, устанавлива­ют договорное прохождение государственной границы, определяют вопросы пограничного режима и т.д.
В пределах государственной территории государство осуществля­ет свое территориальное верховенство и национальную юрисдикцию. Государству принадлежит исключительное право владения, пользо­вания и распоряжения соответствующей территорией и находящими­ся на ней ресурсами.
Современное международное право запрещает насильственное изменение государственной территории. Территория государства не­прикосновенна и не может быть объектом военной оккупации или других насильственных действий. Не признаются никакие территори­альные приобретения или иные выгоды, полученные в результате применения силы или угрозы силой.
Территория государства может изменяться в результате:
разделения существующего государства, выхода части террито­рии из состава государства, объединения двух или нескольких госу­дарств;
национально-освободительной борьбы и реализации права на самоопределение;
обмена государственными территориями по соглашению сторон (так, по Соглашению 1954 г. СССР и Иран обменялись участками своей территории);
применения мер ответственности за агрессию (например, оттор­жение Пруссии от Германии в 1945 г. и передача Восточной Пруссии Польше и СССР);
цессии — уступки права на территорию (в настоящее время не используется).
Пределы территориального верховенства государства обозначе­ны государственными границами.

§ 3. Государственная граница

Государственная граница — это линия и проходящая по этой линии вертикальная поверхность, определяющая государственную территорию, пространственный предел государственного суверени­тета.
Прохождение границы устанавливается:
на суше — по характерным точкам, линиям рельефа или ориенти­рам;
на море — по внешнему пределу территориальных вод (границы территориальных вод между противолежащими или смежными госу­дарствами определяются по соглашению между ними);
на реках — по середине главного фарватера либо (в некоторых случаях) по их середине.
Государственные границы устанавливаются в договорном поряд­ке. При этом вначале решается вопрос о делимитации, т.е. о юриди­ческой принадлежности определенной территории. Делимитация предполагает определение в договорном порядке общего направле­ния прохождения государственной границы с обозначением ее на карте. Решив вопрос о принадлежности того или иного участка тер­ритории и установив его границы на карте, государства осуществляют демаркацию — проведение линии границы на местности с одновре­менным обозначением ее пограничными знаками. Государственная граница на суше обозначается ясно видимыми пограничными знака­ми — столбами, пирамидами и т.п., на воде — створами, вехами и т.д.
Режим государственной границы устанавливается национальным законодательством и международными договорами и включает пра­вила:
содержания границы;
пересечения границы лицами и транспортными средствами;
пропуска через границу лиц и товаров;
ведения на границе хозяйственной и иной деятельности;
разрешения пограничных инцидентов.
От режима государственной границы следует отличать погранич­ный режим — режим пограничной зоны, территориальных вод и внутренних вод, имеющих выход к государственной границе. Погра­ничный режим нацелен на создание необходимых условий для охра­ны границы. Ширина пограничной зоны не превышает, как правило, пяти километров.
Охрана Государственной границы РФ осуществляется органами и войсками Федеральной пограничной службы РФ в пределах при­граничной территории. Вооруженными Силами РФ в воздушном пространстве и подводной среде и другими силами (органами) обеспечения безопасности РФ. Охрана государственной границы осу­ществляется в целях недопущения противоправного изменения про­хождения Государственной границы, обеспечения соблюдения физи­ческими и юридическими лицами режима государственной границы, пограничного режима и режима в пунктах пропуска через государст­венную границу.
Органы ФПС РФ вправе:
вести дознание, оперативно-розыскную, контрразведывательную и разведывательную деятельность по делам, отнесенным к их ведению;
задерживать лиц, совершивших незаконное пересечение Госу­дарственной границы;
пресекать нарушения Государственной границы.
В территориальных и внутренних водах в отношении иностран­ных невоенных судов органы ФПС имеют право:
предложить судну изменить курс, если он может повлечь наруше­ние режима плавания;
остановить судно и произвести его осмотр, если оно не поднимает свой флаг, не отвечает на опрос, не подчиняется требованию изме­нить курс; по результатам осмотра судно может быть задержано;
снимать с судна и задерживать лиц, совершивших преступление на территории прибрежного государства;
осуществлять преследование «по горячим следам» — преследо­вать и задерживать в открытом море судно, нарушившее правила пребывания в водах РФ, до захода этого судна в территориальное море своей страны или третьего государства. Такое преследование должно быть начато в водах РФ после подачи зрительного или звуко­вого сигнала об остановке с дистанции, позволявшей видеть или слышать этот сигнал, и вестись непрерывно;
осуществлять иные полномочия, предусмотренные законом или договором.
Для разрешения вопросов, связанных с соблюдением режима Государственной границы РФ и урегулирования пограничных инци­дентов создан институт пограничных представителей (уполномочен­ных). В их компетенцию входят: осуществление контроля за соблю­дением режима Государственной границы; недопущение нарушений границы; обеспечение выполнения договоров о государственных гра­ницах; проведение расследования пограничных инцидентов.

§ 4. Международные и пограничные озера и реки

Многие реки полностью или частично протекают по территории двух или нескольких государств (Рейн, Дунай, Нил, Брамапутра и др.). Такие реки получили название международных.
Хотя международные реки или их части входят в состав террито­рии соответствующего государства и находятся под его суверените­том, их правовой режим регулируется как национальным законода­тельством, так и международными договорами прибрежных госу­дарств. Так, правовой режим Дуная определяется Конвенцией о ре­жиме судоходства на Дунае 1948 г., Рейна — Конвенцией о судоход­стве по Рейну 1868 г. (с изм. 1919 и 1979 гг.) и т.п.
Соглашениями установлена свобода судоходства по международ­ным рекам иностранных невоенных судов любых государств. Ино­странные суда обязаны соблюдать установленные прибрежными го­сударствами и международными соглашениями правила плавания. Плавание по международным рекам иностранных военных кораблей неприбрежных государств в большинстве случаев запрещено.
Особые правила действуют в отношении пограничных рек. По­граничные реки (озера) — это реки (например, Амур) или озера (Каспийское море), по которым проходит граница двух или несколь­ких государств. Право беспрепятственного плавания по этим рекам (озерам) согласно международному праву, как правило, имеют толь­ко суда прибрежных государств. Плавание военных кораблей непри­брежных государств по пограничным рекам (озерам) запрещено.

§ 5. Правовой режим Арктики

Арктика — часть земного шара, ограниченная Северным поляр­ным кругом и включающая в себя окраины материков Евразия и Северная Америка, а также Северный Ледовитый океан.
Территория Арктики поделена между США, Канадой, Данией, Норвегией и Россией на полярные сектора. Согласно концепции полярных секторов все земли и острова, находящиеся к северу от арктического побережья соответствующего приполярного государ­ства в пределах сектора, образованного этим побережьем и сходящи­мися в точке Северного полюса меридианами, считаются входящими в территорию данного государства.
Нужно заметить, что боковые границы полярных секторов не являются государственными границами соответствующих стран: го­сударственная территория в полярном секторе ограничивается внеш­ним пределом территориальных вод. Однако, учитывая особую зна­чимость полярных секторов для экономики и безопасности прибреж­ных государств, затрудненность судоходства в этих районах, ряд иных обстоятельств, можно сказать, что на территории секторов действует правовой режим, мало чем отличающийся от режима территориаль­ных вод. Приполярные государства устанавливают разрешительный порядок ведения хозяйственной деятельности в районе полярного сектора, правила охраны окружающей среды и т.п.
СССР закрепил свои права в полярном секторе постановлением Президиума ЦИК СССР 1926 г., по которому все земли, как откры­тые, так и могущие быть открытыми в будущем, расположенные между северным побережьем Советского Союза и сходящимися у Северного полюса меридианами, были объявлены территорией СССР. Исключение составляют острова архипелага Шпицберген, принадлежащие Норвегии.

§ 6. Правовой режим Антарктики

Антарктика представляет собой территорию земного шара южнее 60° южной широты и включает в себя материк Антарктиду, шельфовые ледники и прилегающие моря. Правовой статус Антарк­тики определен Договором об Антарктике 1959 г., в котором участву­ет около сорока государств. Это соглашение на конференции госу­дарств — участников Договора в 1995 г. было признано бессрочным.
В соответствии с положениями Договора 1959 г. все территори­альные претензии государств в Антарктике «замораживаются». Не признавая чьего-либо суверенитета в Антарктике, Договор не отри­цает существования территориальных претензий, но замораживает существующие и запрещает предъявление государствами новых при­тязаний.
Договором установлено, что Антарктика может использоваться только в мирных целях. В Антарктике запрещаются, в частности: создание военных баз и укреплений, проведение военных маневров, испытания любых видов оружия. Кроме того, на территории Антарк­тики запрещено проведение ядерных взрывов и сброс радиоактивных отходов. Таким образом, Антарктика признана демилитаризованной территорией. Договор, однако, не препятствует использованию в Антарктике военного персонала или оборудования для научных ис­следований или для любых иных мирных целей.
За соблюдением Договора установлен строгий контроль. Каждое государство — участник Договора может назначать своих наблюда­телей, которые имеют право доступа в любой район Антарктики в любое время. Антарктические станции, установки, оборудование, морские и воздушные суда всех государств в Антарктике открыты для инспекции.
Наблюдатели и научный персонал станций в Антарктике нахо­дятся под юрисдикцией государства, чьими гражданами они явля­ются.
Правовой режим живых и минеральных ресурсов Антарктики регламентируется Конвенцией о сохранении морских живых ресур­сов Антарктики 1980 г., Конвенцией по регулированию освоения минеральных ресурсов Антарктики 1988 г., другими документами.

Документы и литература
Конвенция об обеспечении свободного пользования Суэцким каналом 1888 г. // Меж­дународное публичное право / Сборник документов / Сост. К.А. Бекяшев, А Г. Ходаков. Т. 1. М., 1996. С. 32—34.
Договор о Шпицбергене 1920 г. //Действующее международное право/ Сост. Ю.М. Ко­лосов и Э.С. Кривчикова Т. 1. М., 1996. С. 202—204.
Конвенция о режиме черноморских проливов 1936 г. // Международное публичное право / Сборник документов / Сост. К.А. Бекяшев, А Г. Ходоков. Т. 1. С. 28—32.
Конвенция о режиме судоходства по Дунаю 1948 г. // Действующее международное право /Сост. Ю.М. Колосов и Э.С.Кривчикова. Т.1. М., 1996. С. 211—223.
Договор об Антарктике 1959 г. // Ведомости СССР. 1961. № 31.
Конвенция о сохранении морских живых ресурсов Антарктики 1980 г. // СМД СССР. Вып. XXXVIII. М., 1982.
Соглашение о сотрудничестве государств — участников Содружества по обеспечению стабильного положения на их внешних границах 1992 г. //Действующее междуна­родное право / Сост. Ю. М. Колосов и Э. С. Кривчикова. Т. 1. С. 191—195.
Закон РФ «О Государственной границе Российской Федерации» 1993 г. (в ред. 1994 г., 1996 г.) // Ведомости РФ. 1993. № 17. Ст. 594; СЗ РФ. 1994. №16. Ст. 1861; СЗ РФ. 1996. №50. Ст. 5610; Российская газета. 1997. 23 июля.
Голицын В.В. Антарктика: международно-правовой режим М., 1989.
Клименко Б.М. Государственная территория. Вопросы теории и практики международ­ного права. М.,1974.
Клименко Б.М. Международные реки. М., 1969.
Курс международного права. В 7 т. Т. 3. М,1990.
Скуратов Ю.А. Государственная граница в России: формирование правовой основы // ГиП. 1993. № 10. С. 17—26
Трофимов В. Н. Правовой статус Антарктики. М., 1990.
Щербаков А.С. Государственная граница России и право // ГиП. 1995. № 9.

ГЛАВА 9. МИРНЫЕ СРЕДСТВА РАЗРЕШЕНИЯ МЕЖДУНАРОДНЫХ СПОРОВ

§ 1. Мирные средства как единственно правомерный способ разрешения споров и разногласий между государствами

В соответствии с нормами международного права все государства обязаны решать возникающие между ними разногласия мирными средствами, чтобы не подвергать угрозе международный мир и без­опасность.
Институт мирных средств разрешения международных споров — межотраслевой. Его нормы содержатся и в праве международной безопасности, и в праве международных организаций, в ряде других отраслей международного права. Основными источниками данного института являются: Конвенция о мирном решении международных столкновений 1907 г., Пересмотренный общий акт о мирном разре­шении международных споров 1928 г. (в ред. 1949 г.), Устав ООН, уставы региональных организаций, Декларация о принципах между­народного права 1970 г., Заключительный акт СБСЕ 1975 г., Итого­вый документ Венской встречи 1989 г. и другие документы СБСЕ, а также обычаи.
Различают два основных вида международных разногласий: спор и ситуацию.
Спор — это совокупность взаимных притязаний субъектов меж­дународного права по неурегулированным вопросам, касающимся их прав и интересов, толкования международных договоров.
Под ситуацией понимается совокупность обстоятельств субъек­тивного характера, вызвавших трения между субъектами вне связи с конкретным предметом спора. Таким образом, при ситуации состоя­ния спора еще нет, но имеются предпосылки для его возникновения; ситуация — это состояние потенциального спора.
В соответствии со ст. 33 Устава ООН стороны, участвующие в споре, продолжение которого могло бы угрожать поддержанию меж­дународного мира и безопасности, должны прежде всего стараться разрешить его посредством переговоров, посредничества, примире­ния, арбитража, судебного разбирательства, обращения к региональ­ным органам или соглашениям или иным мирным средствам по своему выбору.

§ 2. Непосредственные переговоры, посредничество, добрые услуги

Непосредственные переговоры и консультации
Содержание непосредственных переговоров заключается в поис­ке решения разногласий самими спорящими сторонами путем уста­новления непосредственного контакта и достижения соглашения между ними. Переговоры — это наиболее удобное, простое и распро­страненное средство устранения разногласий.
Переговоры можно классифицировать:
по предмету спора (мирные, политические, торговые и др.);
по количеству участников (многосторонние и двусторонние);
по уровню представительства сторон (межгосударственные, меж­правительственные, межведомственные) и др.
Переговоры могут проводиться как в устной, так и в письменной форме.
Одной из разновидностей переговоров являются консультации. В соответствии с ранее достигнутой договоренностью государства обя­зуются периодически или в случае возникновения определенного рода обстоятельств консультироваться друг с другом для устранения возможных разногласий. Целью консультаций является предупреж­дение возникновения международных споров.
Добрые услуги
Добрые услуги — это такой способ разрешения спора, при кото­ром сторона, не участвующая в споре, по своей инициативе или по просьбе государств, находящихся в споре, вступает в процесс урегу­лирования. Цель добрых услуг состоит в установлении или возобнов­лении контактов между сторонами. При этом сторона, оказывающая добрые услуги, в самих переговорах не участвует; ее задача — облег­чить взаимодействие спорящих сторон.
Посредничество
При посредничестве находящиеся в споре государства избирают третье лицо (государство, представителя международной организа­ции), которое участвует в переговорах в качестве самостоятельного участника.
Посредничество (как и добрые услуги) предполагает участие в переговорах третьего государства. Однако имеются и различия между ними.
Во-первых, к посредничеству прибегают с согласия всех споря­щих сторон, в то время как добрые услуги могут использоваться с согласия лишь одного спорящего государства. Во-вторых, цель по­средничества состоит не только в облегчении контактов, но и в согла­совании позиций сторон: посредник может вырабатывать свои про­екты урегулирования спора и предлагать их сторонам.

§ 3. Международная примирительная процедура

Следственные комиссии
В международных спорах, не затрагивающих ни чести, ни суще­ственных интересов государств и проистекающих из разногласий в оценке фактических обстоятельств ситуации, стороны вправе учре­дить специальный международный орган — следственную комиссию для выяснения вопросов фактов.
Следственные комиссии учреждаются на основании особого со­глашения между сторонами, в котором определяются: подлежащие расследованию факты, порядок и срок деятельности комиссии, ее полномочия, место пребывания комиссии, язык разбирательства и др.
Расследование комиссией производится в состязательном поряд­ке. Стороны в установленные сроки излагают комиссии факты, пред­ставляют необходимые документы, а также список свидетелей и экс­пертов, которые должны быть выслушаны. Комиссия может запро­сить от сторон дополнительные материалы. В процессе разбиратель­ства производится допрос свидетелей, о чем составляется протокол.
После того как стороны представили все разъяснения и доказа­тельства, а все свидетели выслушаны, следствие объявляется закон­ченным, а комиссия составляет доклад. Доклад комиссии ограничи­вается установлением фактов и не имеет силы решения суда или арбитража. Стороны имеют право использовать решение комиссии по своему усмотрению.
Согласительные комиссии
Согласительные комиссии получили широкое распространение в международной практике. Они имеют более широкие полномочия, чем следственные. Согласительные комиссии, как правило, не огра­ничиваются только установлением того или иного факта, но и пред­лагают возможное решение спорного вопроса. Однако в отличие от арбитража и суда окончательное решение по делу принимается сто­ронами, которые не связаны выводами комиссии.
В соответствии с положениями Акта о мирном разрешении меж­дународных споров 1985 г. постоянная согласительная комиссия со­стоит из пяти членов. По одному члену комиссии назначают споря­щие стороны, три других избираются из числа граждан третьих стран. В случае затруднения в выборе членов их назначение может быть поручено председателю Генеральной Ассамблеи ООН, третьим госу­дарствам или решено жребием.

§ 4. Международные третейские суды (арбитраж)

Международный арбитраж — организованное на основе согла­шения сторон разбирательство спора отдельным лицом (арбитром) или группой лиц (арбитрами), решения которых обязательны для сторон.
Различают арбитраж ad hoc и институционный арбитраж.
Арбитраж ad hoc (специальный арбитраж) создается сторонами для рассмотрения конкретного спора. В этом случае спор на рассмот­рение арбитража передается на основании арбитражного соглаше­ния сторон. В соглашении указываются: порядок назначения арбит­ров или конкретные лица в качестве арбитров, процедура рассмотре­ния спора, место и язык разбирательства и другие вопросы.
Институционный арбитраж осуществляется постоянно действу­ющим арбитражным органом. Государства заранее обязуются пере­давать в арбитраж все споры, возникающие по вопросам толкования какого-либо договора, или разногласия, которые могут возникнуть в будущем по определенным категориям споров.
Разрешение разногласий посредством арбитража имеет большое сходство с судебным способом, однако в отличие от судебной проце­дуры состав арбитражного органа зависит от спорящих сторон.
Обращение к третейскому суду влечет за собой обязанность добросовестно подчиниться его решению.
В последнее время в международной практике получила развитие тенденция включения в принимаемые конвенции механизма арбит­ражного разбирательства споров.
В соответствии со ст. 19 Хартии Организации африканского един­ства 1963 г. в ОАЕ создана Комиссия по посредничеству, примире­нию и арбитражу, состав и условия функционирования которой оп­ределены отдельным протоколом, одобренным Конференцией глав государств и правительств ОАЕ.
На основании Вашингтонской конвенции об урегулировании ин­вестиционных споров между государствами и физическими и юриди­ческими лицами других государств 1965 г. был учрежден орган по разрешению данных споров — Международный центр по урегулиро­ванию инвестиционных споров — и предусмотрена процедура арбит­ражного разбирательства.
Приложение II к Конвенции о биологическом разнообразии 1992 г. предусматривает, что в случае спора государство-истец подает заявление в Секретариат Конвенции, который извещает об этом ос­тальные страны. Стороны назначают арбитров (арбитра), который и разрешает спор по существу.

§ 5. Международная судебная процедура

Одним из видов разрешения международных споров является судебная процедура. Соответствующие судебные органы учреждают­ся на основе договоров при международных организациях как уни­версального (Международный Суд ООН), так и регионального ха­рактера (Суд ЕС, Межамериканский суд по правам человека, Эконо­мический Суд СНГ).
Состав международного суда образуется заранее и не зависит от воли сторон. Его компетенция фиксируется в учредительном акте; суды также принимают собственные регламенты. Решения судов обя­зательны для сторон и обжалованию не подлежат.
В зависимости от характера рассматриваемых споров между­народные суды делятся на суды по разрешению: межгосударствен­ных споров (Международный Суд ООН, Экономический Суд СНГ); как межгосударственных споров, так и дел, возбуждаемых физи­ческими и юридическими лицами против государств и междуна­родных организаций (Европейский суд по правам человека); тру­довых споров в рамках международных организаций (Администра­тивный трибунал МОТ); по привлечению к ответственности физи­ческих лиц (Нюрнбергский трибунал); различных категорий споров (Суд ЕС).
Например, в соответствии с Конвенцией ООН по морскому праву 1982 г. создан Международный трибунал по морскому праву. Трибу­нал состоит из 21 судьи, избираемого государствами — участниками Конвенции. Они являются экспертами в области морского права и представляют основные существующие в мире системы права. Для образования судебного присутствия достаточно 11 судей. В рамках Трибунала создана Камера по спорам, касающимся морского дна. Трибунал рассматривает споры между: государствами — участника­ми Конвенции 1982 г.; субъектами контрактов по разработке морско­го дна; Органом по морскому дну и государством-участником, юри­дическим или физическим лицом в случаях, когда Орган несет ответ­ственность за ущерб этим субъектам.
В настоящее время отмечается значительное увеличение числа международных судов и расширение их компетенции.

§ 6. Разрешение споров в международных организациях

В последнее время в практике международных отношений полу­чил широкое распространение способ решения разногласий в орга­нах международных организаций.
Организация Объединенных Наций и ее органы играют важную роль в предотвращении и устранении международных споров и си­туаций, которые могут привести к международным трениям или вы­звать международный спор и продолжение которых может угрожать поддержанию международного мира и безопасности. Помимо поло­жений Устава, органы ООН в своей деятельности по предотвраще­нию и разрешению споров руководствуются резолюциями Генераль­ной Ассамблеи ООН, такими, в частности, как Декларация о предот­вращении и устранении споров и ситуаций, которые могут угрожать международному миру и безопасности, и о роли ООН в этой области 1988 г., Декларация об установлении фактов Организацией Объеди­ненных Наций в области поддержания международного мира и без­опасности 1991 г. и др.
Государства — участники спора должны учитывать возможность обращения к соответствующим органам ООН для получения советов или рекомендаций в отношении превентивных мер для урегулирова­ния разногласия.
Любому государству — стороне в споре или государству, которо­го непосредственно касается ситуация, следует обращаться к Совету Безопасности на ранней стадии спора.
Совет Безопасности учитывает возможность проведения перио­дических заседаний или консультаций для обзора международного положения и поисков эффективных путей его улучшения.
В ходе подготовки к предупреждению или устранению конкрет­ных споров или ситуаций Совет Безопасности рассматривает имею­щиеся в его распоряжении различные средства, например, назначе­ние Генерального секретаря ООН докладчиком по какому-либо оп­ределенному вопросу.
Когда какой-либо конкретный спор или ситуация доводятся до сведения Совета Безопасности без просьбы о созыве заседания, Совет вправе рассмотреть возможность проведения консультаций с целью изучения фактов, относящихся к спору или ситуации, и наблюдения за ними.
В ходе консультаций Совет Безопасности рассматривает возмож­ность:
напоминания заинтересованным государствам о необходимости соблюдать свои обязательства по Уставу;
обращения к заинтересованным государствам с призывом воздер­живаться от любых действий, которые могли бы привести к возник­новению спора или к обострению спора или ситуации;
обращения к заинтересованным государствам с призывом при­нять любые меры, которые могли бы помочь устранить спор или ситуацию или предотвратить их продолжение или обострение.
Совет Безопасности вправе направить на ранней стадии миссии по установлению фактов или миссии добрых услуг или обеспечения присутствия ООН в соответствующих формах, включая наблюдате­лей и операции по поддержанию мира, в качестве средства предот­вращения дальнейшего обострения спора или ситуации в соответст­вующих областях.
С учетом любых процедур, которые уже были приняты непосред­ственно заинтересованными государствами, Совет Безопасности рас­сматривает возможность рекомендовать им надлежащие процедуры или методы разрешения споров или урегулирования ситуаций и такие условия разрешения споров, которые он сочтет подходящими.
Генеральная Ассамблея ООН рассматривает возможность ис­пользования положений Устава для обсуждения споров или ситуа­ций, когда это целесообразно, и в соответствии со ст. 11 Устава и при условии соблюдения ст. 12 возможность вынесения рекомендаций.
Генеральный секретарь ООН, если к нему обратились государст­ва, затронутые спором, должен в ответ незамедлительно призвать эти государства искать пути решения или урегулирования мирными сред­ствами по своему выбору в соответствии с Уставом и предложить свои добрые услуги или другие имеющиеся в его распоряжении средства, которые он считает подходящими.
На основании ст. V Пакта Лиги арабских государств 1945 г. при возникновении спора между двумя государствами — членами Лиги и если обе спорящие стороны обратятся к Совету Лиги для разрешения этого спора, то решение Совета будет являться обязательным и окон­чательным. Совет также вправе предложить свои услуги в любом споре, который может привести к войне между членами Лиги или между членом Лиги и третьей стороной.
Таким образом, в рамках международных организаций действуют как органы общей компетенции, в полномочия которых входит раз­решение разногласий между членами, так и специализированные органы по рассмотрению отдельных категорий дел.

Документы и литература
Конвенция о мирном разрешении международных столкновений 1907 г. // Междуна­родное публичное право / Сборник документов / Сост. К. А. Бекяшев, А. Г. Ходаков. Т. 1. С. 414—420.
Устав ООН. Гл. VI, VII, VIII. Там же. С. 401—404. Статут Международного Суда ООН. Там же. С. 404—414.
Общий акт о мирном разрешении международных споров 1928 г. //Действующее международное право / Сост. Ю.М. Колосов и Э.С. Кривчикова. Т. 1. С. 788—797.
Устав Организации американских государств 1948 г. // Там же. Т. 2. С. 305—336.
Североатлантический договор 1949 г. // Там же. С 293—297.
Устав Совета Европы 1949 г. // Там же. Т. 1. С. 707—718.
Манильская декларация о мирном разрешении международных споров 1982 г. //Там же. Т. 1. С. 811—816.
Принципы урегулирования споров и положения процедуры СБСЕ по мирному урегу­лированию споров 1991 г. // Там же. С. 821—829.
Конвенция по примирению и арбитражу в рамках СБСЕ 1991 г. // Международное публичное право/Сборник документов /Сост. К. А. Бекяшев, А Г. Ходаков. Т. 1. С. 445–455.
Устав Содружества Независимых Государств 1993 г. // БМД. 1994. № 1.
Каламкарян Р.А. Проблема разделения споров на «юридические» и «политические» в доктрине и практике Международного Суда и международного арбитража // ГиП. 1996. № 10. С. 88—99.
Курс международного права. В 7 т. Т. 3. М., 1990.
Лазарев С. Л. Актуальные проблемы международного арбитража // СГиП. 1991. № 2.
Пушмин Э. А. Мирное разрешение международных споров (международно-правовые вопросы) М.,1974.
Туманов В. А. Материалы о рассмотрении дел в Европейском суде//ГиП. 1993. №4. С. 54—56.
Шинкарецкая Г. Г. Компетенция международных судов и арбитражей // СЕМП. 1989—90—91. СПб., 1992.
Энтин М.Л. Международные судебные учреждения. М., 1994.

ГЛАВА 10. ОТВЕТСТВЕННОСТЬ И САНКЦИИ В МЕЖДУНАРОДНОМ ПРАВЕ

§ 1. Понятие и основания международно-правовой ответственности

В обеспечении исполнения норм международного права важную роль играет институт ответственности. Ответственность в междуна­родном праве представляет собой оценку международного правона­рушения и субъекта, его совершившего, со стороны мирового сооб­щества и характеризуется применением определенных мер к право­нарушителю. Содержание правоотношения международно-право­вой ответственности заключается в осуждении правонарушителя и в обязанности правонарушителя понести неблагоприятные последст­вия правонарушения.
Нормы о международно-правовой ответственности государств «разбросаны» по отдельным отраслям международного права, таким, как право международной правосубъектности, право международ­ных организаций, право международной безопасности и др. В насто­ящее время Комиссией международного права ООН ведется работа по кодификации института ответственности.
Основаниями международной ответственности являются предус­мотренные международно-правовыми нормами объективные и субъ­ективные признаки. Различают юридические, фактические и процес­суальные основания международно-правовой ответственности.
Под юридическими основаниями понимают международно-пра­вовые обязательства субъектов международного права, в соответст­вии с которыми то или иное деяние объявляется международным правонарушением. Иными словами, при международном правонару­шении нарушается не сама международно-правовая норма, а обяза­тельства субъектов соблюдать международное правило поведения. Поэтому перечень источников юридических оснований ответствен­ности шире, чем круг источников международного права.
Юридическими основаниями ответственности являются: дого­вор, обычай, решения международных судов и арбитражей, резолю­ции международных организаций (например, ст. 24 и 25 Устава ООН устанавливают юридическую обязательность для всех членов ООН решений Совета Безопасности ООН), а также односторонние между­народно-правовые обязательства государств, устанавливающие юри­дически обязательные правила поведения для данного государства (в форме деклараций, заявлений, нот, выступлений должностных лиц и т.п.).
Фактическим основанием ответственности является междуна­родное правонарушение, т.е. деяние субъекта международного права, выражающееся в действиях (бездействии) его органов или должностных лиц, нарушающее международно-правовые обязатель­ства.
Процессуальные основания ответственности представляют собой процедуру рассмотрения дел о правонарушениях и привлечения к ответственности. В одних случаях эта процедура детально зафикси­рована в международно-правовых актах, в других — ее выбор остав­лен на усмотрение органов, применяющих меры ответственности.

§ 2. Понятие международного правонарушения

Международное правонарушение представляет собой сложное правовое явление. С юридической точки зрения в качестве междуна­родного правонарушения рассматривается деяние субъекта между­народных правоотношений, в котором имеются признаки (элементы) состава международного правонарушения. От того, как сконструиро­ван состав международного правонарушения, зависит, кто, за что и на основании каких международных норм будет привлечен к ответ­ственности.
Международное правонарушение характеризуют следующие ос­новные признаки: международная общественная опасность, проти­воправность, причинно-следственная связь, наказуемость.
Международная общественная опасность — это способность международного правонарушения причинять вред отношениям и объектам, охраняемым международным правом.
Противоправность правонарушения обусловлена наличием пра­вил поведения, зафиксированных в международно-правовых обяза­тельствах государств и других субъектов международного права, и выражается в нарушении этих обязательств и, следовательно, прав других субъектов.
Причинно-следственная связь выражается в том, что причиной нанесенного вреда является международное правонарушение. В тех случаях, когда изучение обстоятельств дела выявило иную причину возникновения вредных последствий, ответственность данного субъ­екта не наступает.
Наказуемость представляет собой правовое последствие право­нарушения. Признавая определенные деяния правонарушениями, субъекты международного права устанавливают возможность при­влечения правонарушителя к международно-правовой ответствен­ности.
В международном правонарушении, как и во внутригосударст­венном, можно выделить совокупность объективных и субъективных признаков, служащих основанием привлечения субъекта к ответст­венности и образующих состав международного правонарушения. В принципе, элементы состава международного правонарушения те же, что и во внутригосударственном праве, однако они не всегда идентичны принятым во внутреннем праве.
Объект международного правонарушения — это то, на что пося­гает международное правонарушение (сложившаяся система между­народных отношений, международный правопорядок, права и свобо­ды человека, а также иные посягательства на правопорядок, установ­ленные международными обязательствами),
Объективная сторона международного правонарушения прояв­ляется в виде деяния субъекта международных отношений, наруша­ющего международно-правовые обязательства и влекущего между­народно-правовую ответственность. Международно-противоправ­ное деяние может выражаться как в форме действия, так и в форме бездействия. Действие представляет собой активное поведение пра­вонарушителя. Бездействие выражается в невыполнении субъектом обязанности совершить какие-либо действия.
Субъектами международных правонарушений в зависимости от их вида могут быть как государства, иные субъекты международного права, так и предприятия, организации и отдельные индивиды, совер­шившие международно-противоправные деяния.
Субъективная сторона — отношение правонарушителя к совер­шенному им деянию и его последствиям. Субъективная сторона может выражаться как в форме умысла, так и в форме неосторож­ности. Однако в отличие от внутреннего права этот элемент состава в международном праве разработан не столь подробно. Междуна­родно-правовые нормы, как правило, не используют деление умысла на прямой и косвенный, а неосторожности — на преступную само­надеянность и преступную небрежность. Так, в конвенциях зачас­тую используются термины «преднамеренное», «предумышленное» и т.д.
Кроме того, некоторые составы международных правонаруше­ний сконструированы таким образом, что субъективная сторона как обязательный элемент состава правонарушения в них не зафиксиро­вана. Речь идет о так называемой «ответственности независимо от вины», в частности, об ответственности за вред, причиненный источ­ником повышенной опасности (например, ядерными объектами, воз­душными судами, космическими объектами и т.д.).

§ 3. Виды международных правонарушений

Различают три вида международных правонарушений: междуна­родные преступления, преступления международного характера, иные международные правонарушения (международные деликты).
Международное преступление — это деяние, нарушающее столь основополагающие, жизненно важные интересы мирового сообщест­ва, что оно рассматривается как преступление перед международным сообществом в целом. К международным преступлениям относятся агрессия, апартеид, геноцид, рабство, наемничество.
Международные преступления:
совершаются государствами, должностными лицами государств, использующими механизм государства в преступных целях, а также рядовыми исполнителями;
совершаются в непосредственной связи с государством;
посягают на международный мир и безопасность, угрожают осно­вам международного правопорядка;
влекут ответственность государства как субъекта международно­го права и персональную уголовную ответственность исполнителей.
Ответственность за международные преступления наступает в рамках международной, а в некоторых случаях национальной юрис­дикции.
Преступление международного характера — это деяние физичес­кого лица, посягающее на права и интересы двух или нескольких государств, международных организаций, физических и юридичес­ких лиц. К преступлениям международного характера относятся:
посягательства на лиц, пользующихся международной защитой; не­законный захват воздушных судов; подделка денежных знаков; захват заложников; незаконные операции с радиоактивными веществами и др.
Преступления международного характера:
затрагивают интересы двух или нескольких государств, юриди­ческих лиц и/или граждан;
совершаются отдельными физическими лицами вне связи с поли­тикой государства;
влекут персональную уголовную ответственность правонаруши­телей в рамках национальной юрисдикции.
К международным деликтам следует относить международные правонарушения, не вошедшие в две первые группы. К ним относятся: нарушение государством договорных обязательств, не имеющих основополагающего значения; невыполнение юридическими и физи­ческими лицами положений международных конвенций (например, Конвенции о международной купле-продаже товаров 1980 г.); невы­полнение решений международных судов и арбитражей; нарушение государствами своих односторонних международных обязательств и т.д.
Международные деликты, таким образом:
не носят характера преступлений и не имеют общественной опас­ности международных преступлений и преступлений международно­го характера;
могут совершаться любыми субъектами международных правоот­ношений, нарушающими положения международно-правовых норм;
влекут ответственность субъектов, которая может выражаться и в форме самоограничений, следующих в результате официального признания противоправности поведения субъекта.

§ 4. Виды и формы международно-правовой ответственности государств

Различают два вида ответственности государств: материальная и нематериальная. Последнюю иногда называют политической ответ­ственностью, но, на мой взгляд, это неточно. Дело в том, что между­народно-правовая ответственность в силу специфики данной право­вой системы всегда выступает в политической форме. В то же время некоторые виды нематериальной ответственности (например, ресто­рация) выступают в виде конкретных материальных действий. Так что деление ответственности на материальную и нематериальную в достаточной степени условно и проводится больше в учебных целях.
Материальная ответственность выражается в форме реституций и репараций.
Реституция представляет собой возмещение правонарушителем причиненного материального ущерба в натуре (возвращение непра­вомерно захваченного имущества, транспортных средств и т.д.). Раз­новидностью реституции является субституция — замена неправо­мерно уничтоженного или поврежденного имущества аналогичным по стоимости и назначению.
Репарация — это возмещение материального ущерба, причинен­ного правонарушением, деньгами, товарами, услугами. Репарация осуществляется, когда восстановление прежнего положения в форме ресторации невозможно и преследует цель возмещения вреда.
Репарации коренным образом отличаются от контрибуций. Кон­трибуции налагались государством-победителем в качестве «возмещения военных издержек» независимо от того, являлось оно потер­певшим или государством-агрессором. Репарации же — это всегда правомерное возложение обязанности возместить ущерб на правона­рушителя. В настоящее время контрибуции запрещены международ­ным правом.
Нематериальная ответственность выражается в форме рестора­ции, сатисфакции, ограничений суверенитета и декларативных ре­шений.
Ресторация представляет собой восстановление правонарушите­лем прежнего состояния и несение им всех неблагоприятных послед­ствий этого (например, освобождение незаконно занятой территории и несение связанных с этим имущественных расходов).
Сатисфакция предполагает удовлетворение правонарушителем нематериальных требований, заглаживание нематериального (мо­рального) ущерба. Это могут быть официальные выражения сожале­ния и сочувствия, оказание почестей флагу потерпевшего государст­ва, исполнение гимна государства в торжественной обстановке, при­несение извинений, официальное признание факта правонарушения и т.д. Сатисфакция, как правило, сопровождает действия, осущест­вляемые в порядке ресторации.
Ограничения суверенитета государства выступают в различных формах. Наиболее ярким примером этого вида ответственности могут служить меры, принятые в отношении фашистской Германии по окончании Второй мировой войны. Германия, в частности, лиши­лась значительной части своей территории, на оставшейся был уста­новлен режим послевоенной оккупации. Была произведена демили­таризация Германии, а ее вооруженные силы были распущены. Был ликвидирован ряд государственных институтов, а некоторые учреж­дения признаны преступными. Отменялось действие многих норма­тивных актов. И, наконец, привлекались к уголовной ответственности высшие должностные лица Германии, а также служащие преступных организаций и военные преступники.
Декларативные решения выражаются в форме решения междуна­родного органа (например, суда) или организации, признающих какое-либо деяние международным правонарушением.

§ 5. Международная уголовная ответственность физических лиц за преступления против мира и человечности

Международно-правовая ответственность государства-агрессора за нарушение мира и безопасности дополняется мерами ответствен­ности физических лиц за нарушение ими норм об обеспечении мира, законов и обычаев войны. Различают две группы субъектов преступ­лений:
1) главные военные преступники (главы государств, политики, военные и т.п.), которые несут ответственность как за свои преступ­ления, так и преступления рядовых исполнителей;
2) непосредственные исполнители преступлений, выполняющие преступные приказы или совершающие преступления по своей ини­циативе.
Судить военных преступников могут как специально созданные международные суды (международные военные трибуналы), так и национальные суды тех государств, на территории которых эти лица совершали преступления.
Первая попытка привлечь к международной уголовной ответст­венности военных преступников была предпринята после Первой мировой войны. Согласно положениям Версальского мирного дого­вора 1919 г. должен был состояться суд над кайзером Германии Виль­гельмом II, однако после войны он бежал в Нидерланды. Правитель­ство этой страны отказалось его выдать.
На состоявшихся во время Второй мировой войны конференциях руководителей стран антигитлеровской коалиции (Тегеран, Ялта) было принято решение подвергнуть всех преступников войны спра­ведливому и быстрому наказанию. Уставы международных военных трибуналов, принятые в 1945 г., сформулировали составы преступле­ний, за совершение которых физические лица должны подвергаться международной уголовной ответственности, и зафиксировали про­цессуальные нормы деятельности международных военных трибу­налов.
Уставами и приговорами трибуналов были установлены следую­щие виды международных преступлений:
преступления против мира, а именно: планирование, подготовка, развязывание, ведение агрессивной войны или войны в нарушение международных договоров, соглашений или заверений, а также учас­тие в общем плане или заговоре, направленных на осуществление этих действий;
военные преступления, а именно: нарушение законов и обычаев войны, к которым относятся убийства, истязания, увод в рабство или для других целей гражданского населения оккупируемой террито­рии; убийства, истязания военнопленных или лиц, находящихся в море; убийства заложников; ограбление общественной или частной собственности; бессмысленное разрушение городов и деревень и дру­гие преступления;
преступления против человечности, а именно: убийства, истреб­ление, порабощение, ссылка и другие жестокости, совершенные в отношении гражданского населения до или во время войны, пресле­дования по политическим, расовым или религиозным мотивам с целью осуществления любого преступления, подлежащего юрисдик­ции трибунала независимо от того, являлись ли эти действия наруше­нием внутреннего права страны, где были совершены, или нет.
Перечень преступлений, установленный уставами и приговорами международных военных трибуналов, не является исчерпывающим. Он был дополнен Женевскими конвенциями 1949 г., нормами Допол­нительного протокола I, положениями других международных доку­ментов.
Согласно нормам международного права военным преступникам не может быть предоставлено убежище. Конвенция о неприменимос­ти срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечества 1968 г. установила правило о неприменимости срока давности к военным преступлениям независимо от времени их совер­шения, а к преступлениям против человечности — также и от того, были они совершены в военное или в мирное время.
Что касается ответственности за исполнение преступных прика­зов, то Устав Международного военного трибунала по наказанию главных военных преступников 1945 г. зафиксировал норму — «тот факт, что подсудимый действовал по распоряжению правительства или приказу начальника, не освобождает его от ответственности».
В 1993 г. Советом Безопасности ООН было принято решение о создании Международного уголовного трибунала по преступлениям, совершенным на территории бывшей Югославии. Был утвержден Устав трибунала, а в 1995 г. начался процесс над руководителями некоторых государств. В 1994 г. резолюцией 955 Совет Безопасности ООН учредил Международный уголовный трибунал для Руанды для преследования лиц, виновных в геноциде и других серьезных наруше­ниях международного гуманитарного права в течение 1994 г. Дея­тельность трибуналов для Югославии и для Руанды стала заметным шагом в формировании международного уголовного права.

§ 6. Санкции в международном праве

Понятие международно-правовых санкций
Каждое государство имеет право охранять свои интересы всеми допустимыми правом средствами, в том числе мерами принудитель­ного характера. Одной из форм принуждения в международном праве являются международно-правовые санкции.
Исторически санкции первоначально применялись в порядке самопомощи. По мере усложнения системы международных отношений появилась потребность в более тесной интеграции государств. Создается система международных организаций, имеющих функци­ональную правосубъектность, поэтому их право на принуждение носит вторичный и специальный характер. Будучи элементом правосубъектности международной организации, право на принуждение означает возможность применять принудительные меры только в тех сферах межгосударственных отношений, которые относятся к компе­тенции организации и лишь в определенных уставом пределах.
Санкции — это принудительные меры как вооруженного, так и невооруженного характера, применяемые субъектами международ­ного права в установленной процессуальной форме в ответ на право­нарушение с целью его пресечения, восстановления нарушенных прав и обеспечения ответственности правонарушителя.
Санкции не могут иметь превентивного действия; их цель — за­щита и восстановление уже нарушенных прав субъектов междуна­родного права. Никакие ссылки на национальные интересы государ­ства в качестве оправдания применения санкций не допускаются.
Нужно отметить, что характер международно-правовых санкций могут носить лишь меры, применяемые только в ответ на правонару­шения. Ответные меры, являющиеся реакцией субъекта на недруже­ственный акт, пусть даже и совпадающие по форме с таковыми, санкциями не являются.
Соотношение ответственности и санкций в международном праве
Международно-правовые санкции (в отличие от большинства видов внутригосударственных санкций) не являются формой между­народной ответственности: категории международного права не всегда идентичны понятиям национального законодательства.
Санкции в международном праве отличаются от ответственности следующими чертами:
санкции — это всегда действия потерпевшего (потерпевших), применяемые к правонарушителю, в то время как ответственность может выступать в форме самоограничений правонарушителя;
санкции, как правило, применяются до реализации мер ответст­венности и являются предпосылкой ее возникновения. Целью сан­кций является прекращение международного правонарушения, вос­становление нарушенных прав и обеспечение осуществления ответ­ственности;
санкции применяются в процессуальном порядке, отличном от того, в каком осуществляется международно-правовая ответствен­ность;
санкции являются правом потерпевшего и выражаются в формах, свойственных этим правомочиям. Их применение не зависит от воли правонарушителя;
основанием применения санкций является отказ прекратить не­правомерные действия и выполнить законные требования потерпев­ших субъектов.
Таким образом, международно-правовые санкции — это дозво­ленные международным правом и осуществляемые в особом процес­суальном порядке принудительные меры, применяемые субъектами международного права для охраны международного правопорядка, когда правонарушитель отказывается прекратить правонарушение, восстановить права потерпевших и добровольно выполнить обяза­тельства, вытекающие из его ответственности.

§ 7. Виды и формы международно-правовых санкций

Различают санкции, осуществляемые в порядке самопомощи, и санкции, осуществляемые с помощью международных организаций.
Санкции в порядке самопомощи
Санкциями, осуществляемыми в порядке самопомощи, являются реторсии, репрессалии, разрыв или приостановление дипломатичес­ких или консульских отношений, самооборона.
Реторсии — это ответные принудительные меры субъекта, на­правленные на ограничение охраняемых международным правом интересов другого государства и применяемые в ответ на правонару­шение. Когда реторсии применяются в ответ на недружественный акт (т.е. несправедливое, предвзятое, но правомерное с точки зрения международного права поведение), они санкциями не являются.
Международная практика выработала следующие формы ретор­сий: установление ограничений на импорт товаров из государства-на­рушителя; повышение таможенных пошлин на товары из этого госу­дарства; введение системы квот и лицензий на торговлю с данным государством; предъявление завышенных требований к товарам и компаниям из страны-нарушителя; повышение налоговых платежей и др.
В качестве реторсий следует также рассматривать такие меры, как национализация собственности государства-нарушителя, его пред­приятий и граждан.
Политическими формами реторсий являются всевозможные ог­раничения, устанавливаемые для дипломатов и граждан государства-нарушителя; отзыв дипломатического представителя из государства-нарушителя; объявление сотрудников дипломатического представительства государства персонами non grata; отмена запланированных визитов руководителей и т.д.
Репрессалии — это ответные принудительные меры, направлен­ные на ограничение прав другого государства, совершившего право­нарушение. Современное международное право запрещает воору­женные репрессалии (интервенции, блокады и т.п.), которые рас­сматриваются как акты агрессии.
Выработаны следующие формы репрессалий: эмбарго (запрет продавать имущество и технологии на территорию страны-наруши­теля), бойкот (запрет покупать и ввозить на территорию имущество, происходящее из данного государства); замораживание вкладов стра­ны-нарушителя в своих банках; изъятие своих вкладов из банков нарушителя.
К политической форме репрессалий следует относить: денонса­цию или аннулирование договоров с этим государством; непризнание (отказ государства признавать ситуации или действия, порожденные неправомерными с точки зрения международного права актами пра­вонарушителя).
Непризнание имеет несколько основных форм: отказ государства признавать юридическую силу договоров и соглашений, заключен­ных в результате неправомерного применения силы или противоре­чащих общепризнанным принципам международного права; отказ признавать фактические ситуации, создавшиеся в результате непра­вомерных действий (например, непризнание территориальных изме­нений, происшедших в результате агрессии); отказ признавать про­тивоправный режим в данном государстве и др.
Самостоятельный вид санкций образуют разрыв или приостанов­ление дипломатических и консульских отношений. Эти меры пред­ставляют собой прекращение (постоянное или временное) потерпев­шим государством дипломатических и/или консульских связей. При этом разрыв дипломатических отношений не означает автоматичес­кого разрыва консульских отношений. Замечу, что данные меры могут применяться и в ответ на недружественный акт, но тогда они не имеют характера санкций.
Самооборона — это особый вид санкций, выражающихся в при­менении к правонарушителю вооруженных мер в соответствии с Уставом ООН в ответ на вооруженное нападение. С юридической точки зрения институт самообороны в международном праве схож с институтом необходимой обороны в национальном законодатель­стве.
В международном праве признано существование двух видов самообороны: необходимая оборона и самооборона от агрессии.
Необходимая оборона представляет собой отражение актов при­менения вооруженных сил, не являющихся актом агрессии (принуди­тельные меры в отношении морских и воздушных судов, вторгшихся на территорию государства и т.д.). Подобные действия носят эпизо­дический, «разовый» характер и не преследуют цели развязывания войны.
Самооборона от агрессии — это отражение акта агрессии посред­ством вооруженной силы, применяемое в соответствии с обязатель­ствами государств по международному праву и прежде всего по Ус­таву ООН. При этом ответные меры могут применяться с предельной степенью интенсивности; между потерпевшим государством и агрес­сором возникает состояние войны. Целями этого вида санкций явля­ются отражение вооруженного нападения, восстановление междуна­родного мира и обеспечение международной безопасности, обеспе­чение привлечения правонарушителя к ответственности
Действия государств по самообороне ни в коей мере нельзя про­тивопоставлять принудительным мерам, осуществляемым по реше­нию Совета Безопасности ООН. Статья 51 Устава ООН гласит, что Устав не затрагивает неотъемлемого права на индивидуальную или коллективную самооборону до тех пор, пока Совет Безопасности не примет мер, необходимых для поддержания международного мира и безопасности. При этом меры по Уставу ООН не отменяют и не заменяют действий по самообороне.
Санкции, осуществляемые с помощью международных организаций
Санкциями, осуществляемыми с помощью международных орга­низаций, являются приостановление прав и привилегий, вытекающих из членства в международной организации, исключение правонару­шителя из международного общения, коллективные вооруженные меры по поддержанию международного мира и безопасности.
Приостановление прав и привилегий, вытекающих из членства в международной организации, может осуществляться в следующих формах: лишение права голоса государств, не выполняющих приня­тых на себя обязательств; лишение права представительства в орга­низации (неизбрание в органы организации, неприглашение на про­водимые в ее рамках конференции); лишение права на получение помощи, получаемой в рамках этой организации, временное приос­тановление членства в международной организации; исключение из международной организации.
Исключение правонарушителя из международного общения может выражаться в лишении права сотрудничества с другими субъ­ектами вне рамок международной организации (полный или частичный разрыв экономических, политических, военных и иных отноше­ний, транспортного сообщения, связи, разрыв дипломатических и консульских отношений и т.д.).
В случае особо опасных посягательств на международный мир и безопасность международные организации могут принять решение об использовании коллективных вооруженных мер по поддержанию международного мира и безопасности. Возможность применения мер такого рода предусмотрена Уставом ООН, Уставом ОАГ, Пактом ЛАГ, документами других региональных организаций.
Меры, осуществляемые по Уставу ООН, могут применяться в двух формах: отдельными государствами от имени и по специальным полномочиям ООН; специально создаваемыми вооруженными сила­ми ООН. Определение порядка применения вооруженных мер отно­сится к компетенции Совета Безопасности ООН.
Коллективные меры применяются при необходимости предот­вращения угрозы миру и подавления акта агрессии, однако они могут осуществляться не только для пресечения агрессии конкретного го­сударства, но и в целях предотвращения усугубления международно­го вооруженного конфликта.
Санкции вооруженного характера должны применяться, если ис­черпаны остальные меры воздействия.

Документы и литература
Устав Международного военного трибунала 1945 г. // СДЦ СССР. Вып. XI. С. 165—172.
Конвенция о неприменимости срока давности к военным преступлениям и преступле­ниям против человечества 1968 г. // Ведомости СССР. 1971. № 2. Ст. 18.
Устав Международного трибунала для судебного преследования лиц, ответственных за серьезные нарушения международного гуманитарного права, совершенные на территории бывшей Югославии 1993 г. // Действующее международное право / Сост. Ю.М. Колосов и Э.С. Кривчикова Т. 1. С. 748—759.
Устав Международного трибунала по Руанде 1994 г. // Действующее международное право / Там же. С. 761—772.
Бирюков П.Н. Международное сотрудничество в борьбе с преступностью и правовая система РФ. Воронеж, 1997.
Блищенко И.П., Фисенко И.В. Международный уголовный суд. М., 1994.
Василенко В.А. Ответственность государств за международные правонарушения. Киев, 1976.
Василенко В.А. Международно-правовые санкции. Киев, 1982.
Карпец И.И. Международная преступность. М., 1988.
Колосов Ю.М. Ответственность в международном праве. М., 1975.
Курс международного права. В 7 т. Т. 3. М., 1990.
Нешатаева Т.Н. Санкции системы ООН (международно-правовой аспект) Иркутск, 1992.
Панов В.П. Международное уголовное право. М., 1997.
Ушаков Н.А. Основания международной ответственности государств. М., 1983.

ОСОБЕННАЯ ЧАСТЬ

ГЛАВА 11. ПРАВО МЕЖДУНАРОДНЫХ ДОГОВОРОВ

§ 1. Понятие и источники права международных договоров

Международные договоры образуют правовую основу межгосу­дарственных отношений, являясь средством поддержания всеобщего мира и безопасности, развития международного сотрудничества в соответствии с целями и принципами Устава ООН. Международным договорам принадлежит важная роль в защите основных прав и сво­бод человека, в обеспечении законных интересов государств и других субъектов международного права.
Право договоров представляет собой отрасль международного права, включающую в себя нормы о создании, действии и прекраще­нии международных договоров.
Нужно сказать, что право договоров — одна из самых кодифици­рованных отраслей международного права. На специально созван­ных международных конференциях были разработаны Венская кон­венция о праве международных договоров 1969 г. и Венская конвен­ция о праве договоров между государствами и международными организациями или между международными организациями 1986 г. Эти и другие документы регламентируют порядок заключения, ис­полнения и прекращения действия международных договоров.

§ 2. Понятие и виды международных договоров

Понятие международного договора
Международный договор представляет собой международное со­глашение, заключенное между государствами и/или другими субъек­тами международного права в письменной или устной форме и регу­лируемое международным правом, независимо от того, содержится ли такое соглашение в одном или нескольких документах, а также независимо от его конкретного наименования. Международные до­говоры могут иметь самое различное наименование (пакт, конвенция, протокол, соглашение и т.д.); юридическая сила договора не зависит от его наименования.
Субъекты права международных договоров
Все субъекты международного права обладают правоспособнос­тью заключать международные договоры. Однако такая правоспо­собность ограничена основными принципами международного права и другими императивными нормами. Кроме того, следует учитывать, что если основные (суверенные) субъекты вправе заключать догово­ры практически по любому вопросу, могущему быть предметом меж­дународно-правового регулирования, то правоспособность произ­водных субъектов международного права ограничена их учредитель­ными документами, в частности, уставами международных организа­ций.
Международные договоры не создают прав и обязательств или прав для третьих государств без их на то согласия. Однако государст­ва, не участвующие в договоре, могут применять его положения в качестве обычных норм международного права.
Сторонами в договорах могут быть как государства, так и между­народные организации. Иногда заключаются договоры с участием лиц, не являющихся субъектами международного права (например, межправительственное соглашение, в котором, помимо государств, участвует крупное предприятие). Такие договоры являются между­народно-правовыми в части отношений между субъектами междуна­родного права, в части, касающейся отношений между государством и предприятием; правила, зафиксированные в договоре, носят част­ноправовой характер.
Виды международных договоров
В зависимости от субъекта, заключающего договор, различают три вида международных договоров: межгосударственные (заклю­чаемые от имени государства), межправительственные (от имени правительства) и межведомственные договоры (от имени ведомств — органов исполнительной власти).
Форма договоров
Международные договоры могут заключаться как в письменной, так и в устной форме. Как уже говорилось, Венские конвенции о праве договоров 1969 г. и 1986 г. регламентируют порядок заключе­ния, исполнения и прекращения только письменных договоров. В отношении устных договоров нормы международного права не коди­фицированы и представлены международными обычаями.
Структура договоров
Международные договоры, как правило, состоят из преамбулы (в ней обычно указываются цели заключения данного договора, стороны договора и др.), центральной части (предмет договора, права и обязанности сторон), заключительной части (в ней предусматрива­ются условия вступления договора в силу, срок его действия, порядок прекращения и т.д.). Иногда договоры сопровождаются приложе­ниями, в которых содержатся нормы, поясняющие основной текст, правила процедуры, разрешение споров и т.д. Все части договора имеют одинаковую юридическую силу и применяются с учетом каж­дой из них.
Языки договоров
Двусторонние договоры составляются на языках обеих договари­вающихся сторон, причем тексты на обоих языках имеют одинаковую юридическую силу. Иногда двусторонние договоры могут заключать­ся на трех языках (например, когда в одном из языков недостаточно развита соответствующая терминологическая база). В случае разног­ласия при толковании такого договора используется текст на языке, которому придана большая сила.
Многосторонние международные договоры составляются, как правило, на одном или нескольких языках. На остальные языки дела­ются официальные переводы, которые заверяются депозитарием до­говора и затем передаются участникам договора. Например, Устав ООН составлен на пяти языках: русском, английском, французском, испанском, китайском. Только тексты на этих языках являются офи­циальными текстами Устава, остальные тексты представляют собой заверенные переводы.

§ 3. Заключение международных договоров

Заключение договора
Выступать от имени государства при разработке текста договора, подписании договора и т.п. может лишь лицо, наделенное для этого необходимыми полномочиями. Полномочия — это документ, исхо­дящий от компетентного государственного органа, посредством ко­торого одно или несколько лиц назначаются представлять данное государство в целях ведения переговоров, принятия договора или установления его аутентичности, выражения согласия на обязатель­ность договора или совершения иного акта, относящегося к договору. Без полномочий считаются представляющими свое государство главы государств, главы правительств, министры иностранных дел (по всем актам, относящимся к заключению договора); главы дипло­матических представительств (для принятия текста договора между их государством и государством, при котором они аккредитованы); представители государств на международных конференциях или в международных организациях (для принятия текста договора на кон­ференции или в организации).
При заключении двусторонних договоров стороны обмениваются своими полномочиями, если договор многосторонний — сдают их в оргкомитет конференции либо в соответствующий орган междуна­родной организации.
Можно выделить следующие стадии заключения международных договоров: выработка текста и установление его аутентичности; при­нятие текста договора; выражение согласия на обязательность дого­вора.
Выработка текста и установление аутентичности
Разработка текста договора может происходить на переговорах, на специально созываемых международных конференциях, в рамках международных организаций. Так, конвенции о праве договоров 1969 г. и 1986 г. принимались на международных конференциях по кодификации права договоров, Конвенция о борьбе с захватом за­ложников 1979 г. — на Генеральной Ассамблее ООН, Конвенция о принудительном и обязательном труде 1929 г. — в рамках МОТ и т.п. Двусторонние договоры разрабатываются в основном на переговорах соответствующих государств. После того как текст договора согласо­ван, необходимо установить его аутентичность.
Установление аутентичности означает, что текст договора окон­чателен и изменениям не подлежит. Установление аутентичности договора производится путем его парафирования (постановки под договором инициалов уполномоченных лиц), подписания, подписа­ния ad referendum (подписания договора с условием последующего одобрения компетентным государственным органом), включения текста в заключительный акт конференции или в резолюцию между­народной организации об одобрении договора. Если после процеду­ры установления аутентичности договора стороны решат внести в текст изменения или дополнения, аутентичность подлежит новому установлению.
Принятие текста договора
Текст договора может приниматься либо голосованием (едино­гласно, простым большинством, большинством в две трети голосов или иным большинством по соглашению сторон), либо консенсусом (без голосования, при отсутствии возражений участников перегово­ров. Если поступает хотя бы одно возражение, текст договора не может быть принят до тех пор, пока не будут изменено соответствую­щее положение договора или возражение не будет снято). Если дого­вор разрабатывается в рамках международной организации, текст может приниматься путем голосования за резолюцию об одобрении договора (например, на заседании Генеральной Ассамблеи ООН). Текст договора, разрабатываемый на конференции, может прини­маться также путем включения его в заключительный акт конферен­ции, совещания.
Согласие на обязательность договора
Согласие на обязательность договора может выражаться путем подписания, ратификации, утверждения, принятия, присоединения к договору, обмена документами.
Подписание. Необходимо учитывать, что подписание договора может выражать как стадию заключения договора (установление аутентичности текста), так и форму выражения согласия на обяза­тельность договора, если договор предусматривает, что подписание имеет такую силу, или стороны договорились об этом в процессе переговоров, либо такое намерение вытекает из полномочий пред­ставителя, или иным образом это было выражено во время перего­воров.
Согласие на обязательность договора может также выражаться путем обмена документами, образующими договор, или иными до­кументами (нотами, письмами и др.), если это предусмотрено этими документами или иным образом установлена договоренность сторон об этом. В некоторых случаях согласие на обязательность договора может выражаться путем обмена ратификационными грамотами, до­кументами об утверждении или присоединении к договору, посред­ством депонирования соответствующих грамот у депозитария, уве­домления о них договаривающихся государств.
Согласие на обязательность выражается принятием или утверж­дением на условиях, подобных тем, которые применяются при рати­фикации.
Согласие государства выражается присоединением: если такая возможность предусмотрена договором; государства договорились, что такое согласие может быть выражено путем присоединения.
Ратификация договора означает дачу государством согласия на обязательность договора. Согласие на обязательность договора вы­ражается ратификацией: если это предусмотрено в самом договоре или вытекает из полномочий представителя государства; если госу­дарства договорились об этом во время переговоров; если договор подписан под условием ратификации (ст. 14 Конвенции о праве международных договоров 1969 г.). Ратификация происходит в раз­личных сторонах в различном порядке, но этот порядок обязательно регламентируется конституциями.
Конституцией США предусмотрено, что международные догово­ры заключаются Президентом при условии их одобрения двумя тре­тями присутствующих сенаторов (разд. 2 ст. II). Сходное регулирова­ние содержится в Конституции Италии, согласно которой ратифика­ция осуществляется Президентом при условии уполномочия его на это палатами Парламента (ст. 80 и 87). Во Франции в соответствии с Конституцией «Президент... ведет переговоры о заключении догово­ров и ратифицирует их» (ст. 50). На практике же в принципе порядок ратификации идентичен американскому, но с той разницей, что от имени Президента договоры подписывают премьер-министр или ми­нистр иностранных дел, которые затем передают договор на рассмот­рение парламента. В других государствах ведущая роль в процессе ратификации принадлежит парламенту (ФРГ, Венгрия и др.)*.
_________________________________________________________________________
* Подробнее см.: Конституционное (государственное) право зарубежных стран. Т. 1—2. Общая часть/ Отв. ред. Б.А. Страшун. М., 1996. С. 416-418; 523—525.

В России договоры ратифицируются Государственной Думой с последующим обязательным рассмотрением этого вопроса Советом Федерации (ст. 106 Конституции РФ).
Депозитарий договора
Депозитарий хранит подлинник международного договора и вы­полняет в отношении этого договора определенные функции, в част­ности, принимает на хранение ратификационные грамоты, докумен­ты об оговорках, извещает участников договора о поступивших доку­ментах и т.д. В качестве депозитария могут выступать правительство государства, международная организация или ее главное должност­ное лицо.
Регистрация договоров
Международный договор подлежит регистрации и опубликова­нию. Согласно ст. 102 Устава ООН международную регистрацию договоров осуществляет Секретариат ООН. Договоры, не зареги­стрированные в ООН, не теряют юридической силы, однако государ­ства не вправе ссылаться на них в органах системы ООН. Секретариат ООН организует публикацию зарегистрированных договоров.
Оговорки к международным договорам
Оговорка — это одностороннее заявление государства, сделан­ное при подписании, ратификации, утверждении, принятии догово­ра, присоединении к нему, посредством которого оно желает исклю­чить или изменить юридическое действие определенных положений договора в их применении к данному государству.
Юридические последствия оговорки заключаются в том, что она изменяет положения договора в отношениях между сделавшими ее государствами и другими участниками договора. Оговорка не изме­няет положений договора для остальных участников в отношениях между ними. Возражение против оговорки препятствует вступлению договора в силу между этими государствами, если об этом заявит возражающее государство.
Оговорки не могут быть сделаны когда:
данная оговорка запрещена договором;
оговорка не входит в число допустимых по договору;
оговорка несовместима с объектом и целями договора. Если договор не предусматривает иное, оговорка может быть снята сделавшим ее государством в любое время.

§ 4. Действие договоров

Вступление договора в силу
Договор вступает в силу в порядке и с даты, предусмотренных в самом договоре или согласованных между участвующими в перегово­рах государствами. При отсутствии такой договоренности договор вступает в силу, как только будет выражено согласие всех участников переговоров на обязательность для них договора. Договор также может вступать в силу в момент обмена ратификационными грамота­ми, документами о присоединении, сдачи на хранение установленно­го числа ратификационных грамот или через определенный срок после этого.
Временное применение договора
Если об этом договорились участвующие в договоре государства, договор может временно действовать и до вступления его в силу. Договор или его часть могут применяться до вступления его в силу, если это предусмотрено самим договором, или об этом договорились участвующие в переговорах государства.
Обратное действие договора
По общему правилу, договоры не имеют обратной силы и обяза­тельны для каждого участника в отношении всей его территории, если не оговорено иное.
Соблюдение и применение договора
Каждый действующий договор обязателен для участников. Участники должны добросовестно выполнять принятые на себя по договору обязательства и не могут ссылаться на положения своего внутреннего права в качестве оправдания для невыполнения ими договора (ст. 27 Венской конвенции 1969 г.).
Толкование договора
Договор должен толковаться добросовестно в соответствии с обычным значением, придаваемым терминам, в свете объекта и целей договора. Различают официальное толкование (дается участниками договора, специальными органами, например, Международным Судом ООН), неофициальное (доктринальное) и внутригосударст­венное толкование (дается уполномоченным на то государственным органом для внутригосударственных целей). Основные принципы толкования — добросовестность, единство, эффективность, макси­мальное использование разноязычных текстов и др.
Прекращение и приостановление действия договоров
Различают прекращение и приостановление действия договора. Прекращение действия означает утрату договором с определенной даты юридической силы. Приостановление — это временное прекра­щение действия договора.
Можно выделить внутренние и внешние основания прекращения действия договоров. Ко внутренним основаниям (т.е. предусмотрен­ным в самом договоре) относятся: истечение срока действия догово­ра; исполнение договора; денонсация договора; наступление предус­мотренных в договоре событий или условий (например, сокращение числа участников договора, в результате которого оно становится меньше числа, установленного договором). Внешние основания пре­кращения договоров (условия, не предусмотренные договором): со­гласие на прекращение договора его участников; аннулирование до­говора; существенное нарушение условий договора одним или не­сколькими участниками; прекращение существования субъекта дого­вора; возникновение новой императивной нормы международного права; коренное изменение обстоятельств; война.
Денонсация — это правомерный односторонний отказ государст­ва от договора. Правовые отношения, возникшие до момента денон­сации, признаются законными. Право государства на денонсацию может быть предусмотрено в самом договоре либо быть «подразуме­ваемым» (т.е. вытекать из общей правосубъектности государств). Денонсация договора, как правило, осуществляется в том же порядке и теми же органами, что и согласие на его обязательность (ратифика­ция).
Аннулирование договора означает признание его недействую­щим, ничтожным с момента заключения. Так, в 1990 г. Советским Союзом были аннулированы как нарушающие основные принципы международного права секретные советско-германские протоколы 1939—1940-х гг. о разделе Польши и прибалтийских стран. Эти доку­менты были признаны не порождающими правовых последствий с момента их заключения.
Основания и последствия недействительности договоров
В международном праве действует презумпция действительности договоров. Однако при определенных обстоятельствах договоры могут быть признаны недействительными, не имеющими юридичес­кой силы.
В зависимости от последствий различают абсолютную и относи­тельную недействительность договоров.
Абсолютная недействительность (недействительность договора с самого начала) влечет устранение всего совершенного по договору. Основаниями абсолютной недействительности могут быть: обман­ные действия другого государства; подкуп представителя государст­ва; принуждение представителя государства; принуждение государ­ства в результате угрозы силой или ее применения в нарушение принципов Устава ООН.
Договоры также являются ничтожными, если в момент заключе­ния они противоречат императивной норме общего международного права (т.е. норме, которая принимается и признается международ­ным сообществом государств в целом как норма, отклонение от кото­рой не допустимо и которая может быть изменена только последую­щей нормой, носящей такой же характер).
При относительной недействительности (недействительности с момента оспаривания) договора действия, совершенные добросо­вестно до ссылки на недействительность, не считаются незаконными лишь по причине недействительности договора.
Основаниями относительной недействительности являются: на­рушение нормы внутреннего права (государство не вправе ссылаться на то обстоятельство, что его согласие на обязательность договора было выражено в нарушение положений его внутреннего права, если только данное нарушение не было явным и не касалось нормы его внутреннего права особо важного значения); превышение представи­телем государства правомочий на выражение согласия на обязатель­ность договора; ошибка, которая касается факта или ситуации, суще­ствовавших при заключении договора, если они представляли суще­ственную основу для согласия на обязательность Возникновение новой императивной нормы международного права также влечет недействительность противоречащих ей договоров или отдельных положений.
Разрыв дипломатических или консульских отношений между участниками договора, как правило, не влияет на правоотношения, установленные международными договорами.

§ 5. Заключение, исполнение и прекращение международных договоров Российской Федерации

Понятие и виды международных договоров РФ
Порядок заключения, исполнения и денонсации международных договоров в РФ регламентируется нормами международного права, Конституцией РФ, Федеральным законом «О международных дого­ворах Российской Федерации» от 15 июля 1995 г., другими актами законодательства.
Международный договор РФ — это международное соглашение, заключенное Российской Федерацией с иностранным государством (государствами) либо с международной организацией в письменной форме и регулируемое международным правом; независимо от того, содержится такое соглашение в одном документе или в нескольких, связанных между собой документах, а также независимо от его кон­кретного наименования (пакт, протокол, конвенция, соглашение и т.д.).
В соответствии с Конституцией РФ международные договоры РФ находятся в ведении Российской Федерации (п. «к» ст. 71). В соответ­ствии с этим конституционным положением заключение, прекраще­ние и приостановление действия международных договоров РФ на­ходится в ведении РФ (п. 1 ст. 3 Федерального закона «О междуна­родных договорах Российской Федерации»).
Международные договоры РФ заключаются от имени РФ (меж­государственные договоры), от имени Правительства РФ (межправи­тельственные договоры), от имени федеральных органов исполни­тельной власти (договоры межведомственного характера). В отдель­ную группу, по моему мнению, следует также выделять соглашения, заключаемые Генеральной прокуратурой РФ и высшими федераль­ными судами.
Субъекты Федерации не вправе заключать соглашения, имеющие международно-правовой характер. Международные договоры РФ, затрагивающие вопросы, отнесенные к ведению субъекта РФ, заклю­чаются по согласованию с соответствующими органами власти субъ­екта Федерации. Основные положения или проект международного договора, затрагивающего полномочия субъекта Федерации по пред­метам совместного ведения РФ и субъектов РФ, направляются феде­ральными органами исполнительной власти соответствующим органам государственной власти субъекта Федерации. При этом предель­ный срок для направления предложений не может быть меньше двух недель. Поступившие предложения рассматриваются при подготовке проекта данного договора.
Процедура заключения международных договоров РФ
Рекомендации о заключении международных договоров РФ представляются на рассмотрение Президента или Правительства РФ каждой из палат Федерального Собрания РФ, субъектами Федерации в лице их соответствующих органов государственной власти. Такие рекомендации могут представляться также Конституционным Судом РФ, Верховным Судом РФ, Высшим Арбитражным Судом РФ, Гене­ральной прокуратурой РФ, Центральным банком РФ и Уполномо­ченным по правам человека (по вопросам их ведения). Президент РФ или Правительство РФ либо по их поручению федеральный министр, руководитель иного федерального органа исполнительной власти в месячный срок дают ответ на эти рекомендации.
До представления Президенту или в Правительство предложения о заключении межгосударственных договоров согласовываются с за­интересованными федеральными органами исполнительной власти, иными органами государственной власти РФ, органами государствен­ной власти соответствующих субъектов Федерации. Предложение о заключении международного договора должно содержать проект до­говора или его основные положения, обоснование целесообразности заключения договора, определение соответствия проекта договора законодательству РФ, а также, при необходимости, оценку возможных экономических и иных последствий заключения договора. Предложе­ния о заключении международных договоров, устанавливающих иные правила, чем предусмотренные законодательством РФ, представля­ются Президенту или в Правительство РФ по согласованию с Минис­терством юстиции. Минюст, в частности, дает юридические заключе­ния по вопросам соответствия положений договора законодательству РФ и их юридической силы в РФ, а также по иным вопросам, связан­ным с вступлением в силу и выполнением такого договора.
После принятия решения о необходимости заключения договора одно лицо или несколько лиц назначаются представлять РФ при ведении переговоров и принятии текста договора. Этим лицам выда­ются соответствующие полномочия. Без предъявления полномочий ведут переговоры и подписывают договоры Президент РФ, Предсе­датель Правительства РФ и министр иностранных дел РФ. Федераль­ные министры, руководители других федеральных органов исполни­тельной власти в рамках своей компетенции также могут подписы­вать международные договоры межведомственного характера без предъявления полномочий. Главы же дипломатических представи­тельств РФ в иностранных государствах или при международных организациях вправе вести переговоры без предъявления полномо­чий лишь в целях принятия текста международного договора; на подписание договора этим лицам полномочия требуются.
Решения о подписании договоров принимаются: в отношении межгосударственных договоров — Президентом РФ, а по вопросам, относящимся к ведению Правительства, — Правительством РФ; в отношении межправительственных договоров — Правительст­вом РФ.
Выражение согласия РФ на обязательность международного договора
Способы выражения согласия РФ на обязательность междуна­родного договора в принципе не отличаются от предусмотренных Венской конвенцией о международных договорах 1969 г.
Ратификация международных договоров РФ в соответствии с Кон­ституцией РФ производится в форме федерального закона.
Ратифицирован может быть практически любой международный договор РФ, однако существуют договоры, подлежащие обязатель­ной ратификации. К ним относятся договоры РФ:
а) исполнение которых требует изменения действующих или при­нятия новых федеральных законов, а также устанавливающие иные правила, чем предусмотренные законом;
б) предметом которых являются основные права и свободы чело­века и гражданина;
в) о территориальном разграничении РФ с другими государства­ми, включая договоры о прохождении Государственной границы РФ, а также о разграничении исключительной экономической зоны и континентального шельфа РФ;
г) об основах межгосударственных отношений, по вопросам, за­трагивающим обороноспособность РФ, по вопросам разоружения или международного контроля над вооружениями, по вопросам обес­печения международного мира и безопасности, а также мирные до­говоры и договоры о коллективной безопасности;
д) об участии РФ в межгосударственных союзах, международных организациях и иных межгосударственных объединениях, если такие договоры предусматривают передачу им осуществления части полно­мочий РФ или устанавливают юридическую обязательность решений их органов для РФ.
Равным образом подлежат ратификации международные догово­ры РФ, при заключении которых стороны условились о последующей ратификации.
Кроме этого, по Закону РФ «О космической деятельности» 1993 г. (ст. 26) подлежат ратификации международные договоры РФ в об­ласти космической деятельности.
Международные договоры, решения о подписании которых были приняты Президентом РФ, вносятся в Государственную Думу Прези­дентом РФ, а договоры, решения о подписании которых были приня­ты Правительством, — Правительством РФ. Предложения об одоб­рении и о внесении на ратификацию международных договоров пред­ставляются Президенту Правительством РФ, а в Правительство — МИД РФ самостоятельно либо совместно с другими федеральными органами исполнительной власти, если договор касается вопросов, входящих в их компетенцию. Решения Правительства об одобрении и о внесении на ратификацию международных договоров, а также об одобрении и представлении Президенту для внесения на ратифика­цию международных договоров принимаются в форме постановле­ния.
Предложение об одобрении и о внесении на ратификацию дого­вора, должно содержать заверенную копию официального текста международного договора, обоснование целесообразности его рати­фикации, определение соответствия договора законодательству РФ, указание на способ осуществления договора в РФ, а также оценку возможных последствий его ратификации.
Государственная Дума рассматривает предложения о ратифика­ции договора и после предварительного обсуждения в комитетах и комиссиях принимает соответствующие решения. Принятые Госу­дарственной Думой федеральные законы о ратификации договора подлежат обязательному рассмотрению в Совете Федерации. Приня­тый Федеральным Собранием закон о ратификации направляется Президенту РФ для подписания и обнародования.
На основании закона о ратификации Президентом РФ подписы­вается ратификационная грамота, которая скрепляется его печатью и подписью министра иностранных дел РФ. Обмен ратификационны­ми грамотами, сдача их на хранение депозитарию производятся Ми­нистерством иностранных дел РФ или дипломатическим представи­тельством РФ, если нет иной договоренности.
Другими формами выражения согласия РФ на обязательность договора являются утверждение, принятие договоров РФ, присоеди­нение к договорам РФ.
Утверждение или принятие международных договоров либо при­соединение к договорам производятся:
в отношении межгосударственных договоров, подлежащих рати­фикации, — в форме федерального закона в порядке, установленном для ратификации;
в отношении иных межгосударственных договоров — Президен­том РФ, а по вопросам, относящимся к деятельности Правительст­ва, — Правительством РФ.
Утверждение или принятие межведомственных договоров, пред­усматривающих вступление их в силу после утверждения, принятия, производятся федеральными органами исполнительной власти, от имени которых подписаны такие договоры.
Если международный договор содержит правила, требующие из­менения отдельных положений Конституции РФ, его ратификация возможна только после внесения соответствующих поправок в Кон­ституцию или ее пересмотра в установленном порядке.
Временное применение международных договоров РФ
Договор или часть его до вступления в силу могут применяться РФ временно, если это предусмотрено в договоре или если об этом была достигнута договоренность со сторонами, подписавшими дого­вор. Решения о временном применении договора принимается орга­ном, принявшим решение о его подписании.
Если международный договор, решение о согласии на обязатель­ность которого для РФ подлежит принятию в форме федерального закона, предусматривает временное применение договора или его части либо договоренность об этом достигнута со сторонами каким-либо иным образом, то он представляется в Государственную Думу в срок не более шести месяцев с даты начала его временного примене­ния. По решению, принятому в форме федерального закона в поряд­ке, установленном для ратификации, этот срок временного примене­ния может быть продлен.
Если в международном договоре не предусматривается иное либо государства не договорились об ином, временное применение дого­вора прекращается после уведомления других государств, которые временно применяют договор, о намерении РФ не становиться участ­ником договора.
Вступление договора в силу для РФ
Международные договоры вступают в силу для РФ в порядке и сроки, предусмотренные в договоре или согласованные между дого­варивающимися сторонами. Официальные сообщения МИД о вступ­лении в силу международных договоров, заключенных от имени РФ и от имени Правительства РФ, подлежат опубликованию.
Оговорки к международным договорам РФ
При подписании, ратификации, утверждении, принятии между­народных договоров РФ или присоединении к договорам могут быть сделаны оговорки при соблюдении условий договора и соответствующих норм международного права. Оговорки могут быть сняты в любое время (если международным договором не предусмотрено иное) в том же порядке, в каком они были сделаны.
Регистрация международных договоров РФ
Единая государственная система регистрации и учета междуна­родных договоров РФ находится в ведении МИД РФ. Регистрация международных договоров в Секретариате ООН и в соответствую­щих органах других международных организаций также осуществля­ется МИД РФ.
Подлинники (заверенные копии, официальные переводы) межго­сударственных и межправительственных договоров РФ сдаются на хранение в МИД в двухнедельный срок со дня их подписания (полу­чения от депозитария заверенных копий, официальных переводов), а копии этих договоров в двухнедельный срок со дня их вступления в силу рассылаются заинтересованным федеральным органам испол­нительной власти и при необходимости органам государственной власти соответствующих субъектов Федерации.
Подлинники международных договоров межведомственного ха­рактера хранятся в архивах федеральных органов исполнительной власти, а заверенные копии этих договоров в двухнедельный срок со дня их подписания (получения от депозитария заверенных копий, официальных переводов) направляются в МИД.
Опубликование международных договоров РФ
Вступившие в силу для РФ международные договоры, решения о согласии на обязательность которых приняты в форме федерального закона, подлежат официальному опубликованию в Собрании законо­дательства Российской Федерации и в Бюллетене международных договоров.
Международные договоры РФ межведомственного характера подлежат официальному опубликованию по решению федеральных органов исполнительной власти, от имени которых они заключены, в официальных изданиях этих органов.
Выполнение международных договоров РФ
Международные договоры РФ подлежат добросовестному вы­полнению в соответствии с условиями самих международных догово­ров, нормами международного права, Конституцией РФ, Федераль­ным законом «О международных договорах Российской Федерации», иными законодательными актами РФ.
Президент и Правительство РФ принимают меры, направленные на обеспечение выполнения международных договоров.
Федеральные органы исполнительной власти, в компетенцию ко­торых входят вопросы, регулируемые международными договорами, обеспечивают полное исполнение обязательств и осуществление прав российской стороны, вытекающих из этих договоров, а также наблю­дают за выполнением другими участниками договоров их обяза­тельств. Органы власти субъектов Федерации обеспечивают (в преде­лах своих полномочий) выполнение международных договоров РФ.
В случае нарушения обязательств по международному договору другими его участниками МИД РФ (либо другие федеральные органы исполнительной власти совместно с МИД) представляет (в зависи­мости от того, в чьей компетенции находятся вопросы, регулируемые договором) Президенту РФ или в Правительство РФ предложения о принятии необходимых мер в соответствии с нормами международ­ного права и условиями самого договора.
Прекращение и приостановление действия международных договоров РФ
Рекомендации о прекращении или приостановлении действия международных договоров РФ могут представляться в зависимости от того, в чьей компетенции находятся вопросы, регулируемые дого­вором, на рассмотрение Президента или Правительства РФ каждой из палат Федерального Собрания. Такие рекомендации могут пред­ставляться также Конституционным Судом РФ, Верховным Судом РФ, Высшим Арбитражным Судом РФ, Генеральной прокуратурой РФ, Центральным банком РФ и Уполномоченным по правам челове­ка (по вопросам их ведения).
Рекомендации и предложения в отношении договоров, решения о согласии на обязательность которых принимались в форме феде­рального закона, вносятся в Государственную Думу РФ Президентом или Правительством (в зависимости от того, каким органом было представлено предложение, на основании которого Федеральное Со­брание давало согласие на заключение этого договора). Предложе­ние о прекращении или приостановлении действия договора должно содержать обоснование целесообразности прекращения или приос­тановления его действия, оценку последствий этого для законода­тельства РФ и финансов.
Прекращение (в том числе денонсация) и приостановление дей­ствия договоров осуществляются в соответствии с условиями самого договора и нормами международного права органами, принявшими решение о согласии на обязательность договора. Президент РФ также может принимать, если это вызывается необходимостью, реше­ния о прекращении или приостановлении действия договоров, согла­сие на обязательность которых давалось Правительством РФ.
Государственная Дума РФ рассматривает предложения о прекра­щении или приостановлении действия договоров и после предвари­тельного обсуждения в комитетах и комиссиях Думы принимает со­ответствующие решения. Принятые Государственной Думой феде­ральные законы о прекращении (в том числе и денонсации) или приостановлении действия договоров подлежат обязательному рас­смотрению в Совете Федерации. Закон о прекращении или приоста­новлении действия международного договора РФ, принятый Феде­ральным Собранием, направляется Президенту для подписания и обнародования и в случае подписания вступает в силу.
Действие международного договора РФ, решение о согласии на обязательность которого принималось в форме федерального закона, может быть приостановлено Президентом РФ в случаях, требующих принятия безотлагательных мер, с обязательным незамедлительным информированием об этом Совета Федерации и Государственной Думы и внесением в Государственную Думу проекта соответствую­щего федерального закона. В случае отклонения Думой проекта за­кона о приостановлении действия договора действие договора под­лежит незамедлительному возобновлению.
Прекращение и приостановление действия межведомственных договоров РФ производятся федеральными органами исполнитель­ной власти, от имени которых заключены такие договоры. Правитель­ство РФ принимает решение о прекращении или приостановлении действия межведомственных договоров, если соответствующие во­просы имеют важное значение для России.
Прекращение международного договора РФ, если договором не предусматривается иное или не имеется иной договоренности с дру­гими его участниками, освобождает РФ от обязательства выполнять договор и не влияет на права и обязательства или юридическое поло­жение участников, возникшие в результате выполнения договора до его прекращения.
Приостановление действия договора освобождает РФ от обяза­тельства выполнять договор в течение периода, на который приоста­новлено его действие. В этот период органы государственной власти РФ и субъектов Федерации воздерживаются от действий, которые могли бы помешать возобновлению действия договора. Сообщения МИД о прекращении или приостановлении действия межгосударст­венных и межведомственных договоров публикуются.
Международные договоры РФ и Конституционный Суд РФ
Согласно положениям Конституции РФ и Федерального консти­туционного закона о Конституционном Суде РФ от 21 июля 1994 г. Конституционный Суд РФ разрешает дела о соответствии Конституции РФ не вступивших в силу для РФ международных договоров либо их отдельных частей, разрешает споры о компетенции между феде­ральными органами государственной власти, а также между органами государственной власти России и субъектов Федерации в связи с заключением международных договоров РФ.
Не вступившие в силу для РФ международные договоры, при­знанные Конституционным Судом не соответствующими Конститу­ции РФ, не подлежат введению в действие и применению.

§ 6. Влияние войны на международные договоры

В международном праве практически отсутствуют договорные нормы, регламентирующие порядок действия международных дого­воров в период вооруженных конфликтов. Эти вопросы традиционно регулируются обычными нормами.
Общепризнано, что с началом военных действий между воюющи­ми государствами прекращаются двусторонние мирные договоры и договоры о ненападении, соглашения о дружбе, сотрудничестве и взаимопомощи, о торговле и т.д. Приостанавливается также действие большинства положений конвенций о дипломатических и консуль­ских сношениях (нормы о привилегиях и иммунитетах представи­тельств и их сотрудников остаются в силе), транспортном сообщении и связи, правовой помощи и др. В то же время вступают в действие и применяются до окончания состояния войны соглашения о защите индивида в период вооруженных конфликтов, о запрещении опреде­ленных средств и методов ведения войны, о мерах коллективной безопасности и т.п.
После окончания войны восстанавливается действие между участниками конфликта многосторонних договоров, а двусторонние, как правило, пересматриваются и в большинстве случаев перезаклю­чаются.

Документы и литература
Венская конвенция о праве международных договоров 1969 г. // СМД СССР. Вып. XLII. М., 1988. С. 171—197.
Венская конвенция о праве договоров между государствами и международными орга­низациями или между международными организациями 1986 г. // Действующее международное право/ Сост. Ю.М. Колосов и Э.С. Кривчикова. Т. 1. С. 372—409.
Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН «Регистрация и опубликование договоров и международных соглашений, правила для введения в действие статьи 102 Устава ООН» от 14 декабря 1946 г. (с последующими изменениями и дополнениями) // Международное публичное право / Сборник документов / Сост. К.А. Бекяшев, А.Г. Ходаков. Т. 1. С. 125—129.
Федеральный закон «О международных договорах Российской Федерации» от 21 июля 1995 г. // СЗ РФ. 1995 № 29. Ст. 2757.
Федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде Российской Феде­рации» от 21 июля 1994 г. // СЗ РФ. 1994. №13. Ст. 1447.
Даниленко Г. М. Соотношение и взаимодействие международного права и международ­ного обычая//СЕМП. 1983. М., 1984; СЕМП 1984 М., 1986.
Иванов М.К. О последствиях договора международной организации для государств — ее членов // Правоведение. 1993. № 1. С 54—60.
Комментарий к Федеральному закону о международных договорах Российской Феде­рации. М., 1996.
Курс международного права. В 7 т. Т. 4. М., 1990.
Талалаев А. Н. Право международных договоров. Общие вопросы. М., 1980.
Талалаев А.Н. Право международных договоров. Действие и применение договоров. М.,1985.
Талалаев А. Н. Договоры с участием международных организаций. М., 1989.
Тиунов О.И. Принцип соблюдения договоров в международном праве. Пермь, 1976.

ГЛАВА 12. ПРАВО МЕЖДУНАРОДНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ И КОНФЕРЕНЦИЙ

§ 1. Понятие и источники права международных организаций и конференций

Сегодня сфера взаимодействия государств на международной арене постоянно расширяется; все новые отношения становятся предметом международно-правового регулирования. Одной из орга­низационно-правовых форм межгосударственного сотрудничества являются международные организации.
Международные организации как правовой феномен возникли сравнительно недавно, в конце XIX — начале XX вв., когда потреб­ности международного общения обусловили необходимость созда­ния постоянно действующих межгосударственных структур. Так, в 1874 г. был создан Всемирный почтовый союз, в 1919 г. — Междуна­родная организация труда и т.д. Первой международной организа­цией с ярко выраженной политической направленностью была Лига Наций, учрежденная в 1919 г. в соответствии с положениями Версаль­ской системы и формально просуществовавшая до 1946 г.
После Второй мировой войны были учреждены сотни междуна­родных организаций, обеспечивающих организационную основу межгосударственного взаимодействия в различных сферах междуна­родных отношений. В их числе ООН, ЮНЕСКО, ЛАГ, НАТО, ОВД и др. И поскольку, как уже говорилось, юридически создание любой международной организации оформляется заключением междуна­родного договора, в международном праве сформировался достаточ­но большой массив норм, регулирующих порядок образования и деятельности международных организаций. Качество и объем меж­дународно-правовой регламентации позволяют сделать вывод о су­ществовании в самостоятельной отрасли международного права — права международных организаций.
Право международных организаций состоит из двух групп меж­дународных норм, образующих: во-первых, «внутреннее право» орга­низации (нормы, регулирующие структуру организации, компетен­цию ее органов и порядок работы, статус персонала, другие правоот­ношения); и, во-вторых, «внешнее право» организации (нормы договоров организации с государствами и другими международными ор­ганизациями).

стр. 1
(всего 4)

СОДЕРЖАНИЕ

>>