<<

стр. 3
(всего 3)

СОДЕРЖАНИЕ


Наиболее радикальными и бескомпромиссными представителями марксистско-ленинского книговедения были И.В.Новосадский и П.Н.Берков. Именно их статьи составили первый выпуск сборника "Трудов Музея книги, документа и письма" (позже - Института), изданный в том же 1931 г., когда вышла в свет и монография А.Г.Фомина. Для развития книговедения и библиографоведения особенно важна работа И.В.Новосадского "Теория книговедения и марксизм. Критика современного книговедения" [подробнее о ней см. в нашей статье: Особенности развития типологии книги в условиях становления советского книговедения//Совр. пробл. книговедения, кн. торговли и пропаганды книги. 1993. Вып. 9. С. 29-69]. В первой части своей работы И.В.Новосадский дает на основе марксистской методологии критику современных книговедческих теорий, во второй - пытается построить подлинно научную теорию книговедения. Основной пафос первой части состоит в следующем: все, что было до этого, - эмпирическое буржуазное книговедение. Оно не смогло выработать научный метод познания книги, дифференцировать предмет и метод книговедения от других наук и установить единый закон развития книги, а вынуждено было ограничить изучение книги рамками простого описания и неизбежно скатывалось к пониманию книговедения как конгломерата эмпирических сведений о книге, ее производстве и распространении.

И.В.Новосадский утверждает, что за тринадцать лет характер и роль печати в СССР коренным образом изменились. Из оружия буржуазной идеологии, орудия угнетения сознания рабочего класса книга превратилась в могучий фактор организации его сознания. Между тем как современное книговедение почти не изменилось со времени Н.М.Лисовского и никуда от его системы не ушло. Об этом красноречиво свидетельствует появление работ М.И.Щелкунова, М.Н.Куфаева, Н.М.Сомова, А.Г.Фомина и др., которые перепевают на все лады идеи Н.М.Лисовского. И опять используется военная терминология. По И.В.Новосадскому, в настоящее время мы имеем "два фронта" - вульгарно-материалистический, идущий в основном от Н.М.Лисовского и представляемый М.И.Щелкуновым, А.М.Ловягиным, Н.М.Сомовым, А.Г.Фоминым и др., и фронт идеалистический в лице Н.А.Рубакина, М.Н.Куфаева и т.д. Поэтому "главный удар" должен быть направлен на их механистические, эмпирические и идеалистические теории.

Характерна оценка этой части статьи Н.В.Новосадского в предисловии к сборнику, написанном директором Музея академиком А.С.Орловым. По его мнению, критика теорий не может считаться достаточно развернутой, поскольку не затронуты западноевропейские и некоторые дореволюционные русские теории, от которых в той или иной степени зависимости находятся рассмотренные книговеды. Кроме того, автором не вскрыты исторические корни ошибочного построения книговедческих систем. Основную ценность критики А.С.Орлов видит только в той смелости и заостренности, с которыми она сигнализирует о неблагополучии на данном фронте, подчеркивая особенно опасность теорий, действенных и до сего времени. А.С.Орлов не считает законченной и теорию книговедения, предложенную И.В.Новосадским во второй части статьи: "Скорее - это некоторые предпосылки и материалы для построения научной теории. Терминологическая невыдержанность и неясность, проявленные автором, препятствуют четкости понимания предлагаемой им концепции. Несвободна эта часть и от некоторых противоречий". Но в основном А.С.Орлов считает, что работа И.В.Новосадского построена на правильном понимании книги и потому вызовет безусловный интерес.

В любом случае искусственно созданное противостояние сыграло злую шутку: начиная с 30-х годов книговедение объявляется буржуазной наукой, закрываются критико-библиографические журналы, книговедческие и библиографические научно-исследовательские организации, развитие книжного дела и библиографии обрекалось на односторонний прагматизм. Естественно, мы далеки здесь от какого-либо сгущения красок, от бездумного перечеркивания целого периода, на наш взгляд, самого интересного в формировании советского библиографоведения. В этом отношении большое влияние на его развитие оказали I и II Всероссийские библиографические съезды.




11.2. I И II ВСЕРОССИЙСКИЕ БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЕ СЪЕЗДЫ




Именно в ходе проведения съездов произошло то противостояние между русскими дореволюционными и советскими библиографами, о котором мы говорили выше на примере работ А.Г.Фомина и И.В.Новосадского. I Всероссийский библиографический съезд состоялся в декабре 1924 г. по инициативе и под эгидой Русского библиографического общества при Московском университете. Поэтому официальные органы власти - Наркомпрос, Главнаука РСФСР, Госиздат - не уделили ему должного внимания, хотя их представители и специалисты подчиненных им учреждений не только присутствовали, но и выступали с докладами. В частности, одно из первых пленарных заседаний ("общих собраний") было посвящено деятельности центральных библиографических организаций, в том числе Российской центральной книжной палаты, НИИ книговедения. О работе последнего по докладу А.М.Ловягина была принята специальная резолюция съезда [Труды I Всероссийского библиографического съезда. С. 35-36].

В этой связи особо активные прения развернулись по докладу М.Н.Куфаева "Координация в библиографии". Тогда он занимал пост (с 1921 г.) заместителя директора по научной части в НИИ книговедения и хорошо знал суть проблемы. В резолюции съезд постановил: 1) признать необходимым скорейшее создание научно-библиографического центра и считать таковым Совет Российской центральной книжной палаты; 2) для библиографии, преследующей политико-просветительские цели, считать желательным создание такого же центра при Главполитпросвете; 3) разработать инструкцию деятельности научно-библиографического центра, приняв во внимание: а) тесную связь с библиографической работой на местах; б) необходимость издания информационных бюллетеней; в) необходимость устранения "кустарничества" и вредного параллелизма работ научно-библиографических учреждений и организаций; г) нежелательность какой бы то ни было принудительности в проведении постановлений этого центра и д) связь научно-библиографического центра с центром политико-просветительской библиографии.

Основное внимание съезд уделил развитию государственной библиографии. Этому были посвящены преимущественно все пленарные заседания, на которых обсуждались проблемы: библиографической классификации, каталографии, титульного (входного) листа, государственной книжной регистрации, национального библиографического репертуара, библиографической статистики, библиографирования периодической печати. В принятых резолюциях, например, относительно библиографической классификации подчеркивалось: не считать применение десятичной системы единственно обязательным, приступить к пересмотру десятичной системы; впредь до опубликования пересмотренной системы считать основным источником децимальной классификационной работы Руководство Международного библиографического института; продолжать дальнейшую индексацию "Книжной летописи" с соблюдением следующих условий: а) самое умеренное использование определителей, б) помещение помимо точного индекса еще и второго индекса по сокращенным таблицам, в) присоединение к краткому индексу предметных слов.

По докладам Б.С.Боднарского и Е.И.Шамурина по каталографии после активных прений съезд принял резолюцию немедленно приступить к выработке проекта общероссийской инструкции по библиографическому описанию; признал необходимым составление и издание от имени Российской центральной книжной палаты соответствующей инструкции для составления титульного листа. Особое значение имели доклады А.И.Малеина и Н.Ф.Яницкого о регистрации в "Книжной летописи". В принятой резолюции подчеркивалось, что необходимо выработать детальную инструкцию по ограничению отражаемого материала, учесть в любом приложении издания национальных меньшинств, совершенствовать технику издания этого журнала. Особую значимость имел доклад Н.К.Никольского "Конкретные рамки библиографического репертуара". По результатам прений было признано "огромное общегосударственное значение для всех отраслей научной и практической деятельности составления полного списка книг, вышедших в свет на бывшей территории Российской Империи за все время существования печати". Предлагалось создать специальный орган для решения этой задачи, с привлечением соответствующих центральных библиотек и учреждений, отдавая предпочтение Российской центральной книжной палате.

Наконец, съезд не обошел своим вниманием один из важнейших научных вопросов о связи библиографии с библиотековедением и библиографической теории с практикой. На пленарном заседании выступили с докладами: И.Б.Симановский - в то время директор Государственной библиотеки Белорусской ССР им. В.И.Ленина, Л.Н.Троповский - заведующий библиографическим отделом Наркомпроса, Я.П.Гребенщиков. В частности, И.Б.Симановский отмечал: "Быть может, преждевременно говорить сейчас о библиографии как о законченной самостоятельной дисциплине. Я думаю, что реально мы такую дисциплину имеем в общей системе книговедения как общей науки о книге. В процессе своего дальнейшего развития она, безусловно, еще дифференцируется, но в настоящее время выделение ее составных частей в качестве самостоятельных дисциплин грозит методологической путаницей".

Другой точки зрения придерживался Л.Н.Троповский. По его мнению, "только в библиографии почему-то еще наблюдается разделение на чисто теоретическую, научную библиографию и практическую, прикладную. Такое разделение является искусственным, бесцельным и даже вредным... Одну из главных причин отсутствия такого единства надо видеть в оторванности значительной части библиографов-"теоретиков" от живой практической работы с книгой и общественной жизни. С другой стороны, часто недостаточная разработка некоторых общих методов и приемов библиографов-практиков и лиц, ведущих библиографическую работу, как вспомогательную, создает хаотичность в этой области, имеющей важнейшее жизненное значение". Путь решения этой проблемы - в создании объединяющей организации - Библиографического института при РЦКП.

Я.П.Гребенщиков считал, что в понятие теоретической библиографии следует включить "весь тот материал, который представляет собой теоретическую часть библиографии, теорию библиографии как науки (терминологию, основные положения, принципы, методы, приемы, навыки, классификацию и т.д. и т.п.)". Понятие научной библиографии как противопоставление практической он справедливо считал неверным. Практическая библиография, по его мнению, "это законченная библиографическая работа. Там (в "теоретической") - уменье применить теоретические основания в любой библиографической работе, уменье выполнить научно-организованный библиографический труд. Здесь - уменье, уже практически примененное к делу, ... практическая библиография -это всякий конкретный библиографический труд, готовый к использованию... В конечном итоге: практическая библиография - это сумма и совокупность всех выполненных к настоящему дню библиографических трудов самого разнообразного значения...". Конечный его вывод: "В твердости теоретических оснований - залог научности и полезности практической "библиографической работы" [Там же. С. 188].

В прениях было достигнуто взаимопонимание в том, что теоретическая библиография систематизирует и обобщает наблюдения над библиографической практикой и разрабатывает методы библиографической работы. Практическая библиография занимается разысканием, описанием и систематизацией произведений печати. В частности, Н.В.Здобнов огласил свою известную нам схему, принятую Библиографической комиссией Центрального бюро краеведения.

В резолюции съезда по докладам было выражено пожелание, чтобы в программу II Всероссийского библиографического съезда вошли насущные вопросы всех видов библиографической работы и чтобы на нем были представлены все организации, занимающиеся этой сферой деятельности. Предлагалось при Российской центральной книжной палате создать специальную секцию по разработке вопросов теории библиографии, с привлечением представителей заинтересованных библиографических и библиотечных организаций и отдельных компетентных специалистов.

Один из дней работы съезда был посвящен заседаниям секций: теории библиографии, истории книги, местной библиографии, издательской секции, практической библиографии. В данном случае интерес представляет секция теории библиографии, на которой были представлены два доклада: Н.Ю.Ульянинского "Основные предпосылки к построению науки библиографии" и М.И.Щелкунова "Классификация библиологии". В первом случае докладчик приводит два дословных перевода термина "библиография": книгописание и книгоописание. Но принимает за основу значение библиографии как науки книгоописания. Далее он исключает из объекта библиографии произведения письменности. После долгих рассуждений Н.Ю.Ульянинский предлагает следующее "наиболее полное и исчерпывающее определение библиографии": "Библиография есть самостоятельная наука, занимающаяся, на основе опытов предшествующих ее работ, выработкою теории для описания и классификации произведений печати и на основании этой теории самим описанием их и классификацией, с целью зарегистрировать и представить в легкообозримом виде эти произведения как вещественный памятник и как продукт духовной деятельности человека, - наука, дающая в результате своих достижений выводы общенаучного и практического значения о количественном и качественном составе произведений печати". Как можно видеть, это определение, во-первых, расширяет исходный тезис Н.Ю.Ульянинского о понимании библиографии как книгоописания, а во-вторых, прав был И.В.Новосадский в том смысле, что это определение - именно эпигонство точки зрения Н.М.Лисовского. А если учитывать ссылки автора на В.Виндельбанда, то эпигонство по отношению теоретических построений М.Н.Куфаева.

Что касается доклада М.И.Щелкунова, то он в основе своей посвящен объяснению типологической модели библиологии (книговедения), затем представленной в его монографии "История, техника, искусство книгопечатания" [М.; Л., 1926. С. 461-469]. Она учитывает известную формулу Н.М.Лисовского и схему УДК, основанную, как он считает, на системе наук Ф.Бэкона (память, воображение разум).

Как можно понять, библиография здесь соотносима с классификацией. В этой классификации принимает участие автор, давая охватывающее сущность содержания книги заглавие, и затем библиограф, давая данной книге, на основании указаний автора, а также по смыслу ее содержания, место в ряду миллионов ее собратьев. Конечно, это вульгаризация идей Н.М.Лисовского, А.М.Ловягина и Н.А.Рубакина, но с претензией на развитие.

В целом, несмотря на имеющиеся недостатки, I Всероссий-ский библиографический съезд сыграл важную роль в развитии советской библиографии, в том числе и в постановке ряда научных проблем. Особенно примечательным следует считать дискуссии, зафиксированные в опубликованных материалах съезда. Но решающим и в научном, и в дискуссионном плане стал II Всероссийский библиографический съезд, который проходил 25 ноября - 1 декабря 1926 г. [Труды II Всероссийского библиографического съезда. М., 1929. 308 с.]. В отличие от предшествующего он проходил с участием представителей официальной власти. Так, съезд приветствовали: Ф.Н.Петров - начальник Главнауки Наркомпроса РСФСР, официально объявивший открытие съезда; Н.К.Крупская - председатель Главполитпросвета; С.М.Белицкий - от имени Рабоче-Крестьянской Красной Армии.

Ф.Н.Петров призвал съезд разрешить общие вопросы: во-первых, определить значение библиографии, выявить ее роль в научном исследовании; во-вторых, подойти к вопросу о национальной книге и письменности; в-третьих, подойти к вопросу о приближении книги к широким рабоче-крестьянским массам, разрешить задачу качественного отбора той книги, в которой эти массы нуждаются. С.М.Белицкий подчеркнул: "Мы работой вашего съезда чрезвычайно заинтересованы, потому что в нашей просветительской работе библиографические вопросы составляют одно из самых больных мест". Среди них - борьба с неграмотностью, повышение уровня политической, военной и культурно-просветительской работы.

Но особый интерес представляло приветствие Н.К.Крупской. Хотя она сразу же оговорила, что "в специально библиографических вопросах" "недостаточно осведомлена", всем была известна ее ведущая роль в развитии советской культуры, народного образования и книжного дела. Само понятие "библиография" Н.К.Крупская с позиций культпросветработы прежде всего связала с необходимостью учета того громадного книжного рынка, который растет с каждым годом и будет все больше увеличиваться по мере того, как широкие массы населения будут ближе подходить к библиотеке и шире пользоваться книгой. Чрезвычайно важно, чтобы такой учет осуществлялся возможно скорее, с наибольшей экономией сил, с устранением всякого ненужного параллелизма и давал возможность всякому научному работнику, всякому нуждающемуся в этом быстро ориентироваться в вопросах того, что есть на книжном рынке. Только такой учет книжных богатств на рынке позволит поставить правильно и контроль над книгой.

Далее, по мнению Н.К.Крупской, чисто учетная задача перерастает естественно в учет содержания книг, что характерно для рекомендательной библиографии. Причем раскрытие содержания книг она связала с их правильной классификацией. Важно установить степень их научности, доступности. "Особенно важны для нас вопросы оценки популярной книжки, - подчеркнула Н.К.Крупская. - Тут надо иметь не случайный критерий, а научно продуманный критерий того, как подходить к оценке популярной книги". В этой связи она делала особый акцент на составление каталогов как для специалистов, так и для широкой массы. Надо создать условия, при которых руководство чтением ложилось бы не только на библиотекаря, важно, чтобы сам читатель мог ориентироваться в каталоге и выбирать ту книжку, которая ему нужна. Н.К.Крупская предлагала, чтобы каталоги, считаясь с уровнем подготовки широких масс, давали отзывы, написанные популярным языком, позволяли бы человеку, даже не очень привычному к работе с книгой, быстро ориентироваться и находить в каталоге то, что надо. Последний вопрос, который она поставила перед съездом, был связан с развитием краеведческой библиографии. "В настоящее время интерес в рядах просвещенцев, - отметила Н.К.Крупская, - к вопросам краеведения поднялся до чрезвычайности; к краеведению не в старом смысле, а в новом, когда учитывается и экономическая сторона дела, и культурный уровень, и национальные особенности" [Там же. С. 9].

Работа съезда проходила на пленарных заседаниях (всего восемь) и на заседаниях секций - каталографии, библиографической практики и каталографии (объединенные заседания), краевой, библиографии литературы национальных меньшинств, военной, сельскохозяйственной библиографии, статистики печати. На пленарных заседаниях особое значение придавалось вопросам теории и методологии библиографии, государственной и рекомендательной библиографии, библиографической классификации. Организационно-методическим проблемам были посвящены пленарные доклады Н.В.Здобнова "Борьба за библиографическую грамотность" и Б.С.Боднарского "О центре документации" (развернутое предложение создать у нас в стране учреждение, аналогичное Международному библиографическому институту в Брюсселе).


Особо острая полемика развернулась вокруг трех докладов: М.Н.Куфаева "Библиография - наука", Н.Ю.Ульянинского "Опыт теоретического обоснования вопроса о выводах библиографии" и И.В.Владиславлева "Методология библиографии и теория диалектического материализма". При этом первые два рассматривались в качестве развивающих "буржуазную" теорию библиографии, тогда как третий - новую, социалистическую.

М.Н.Куфаев справедливо поставил главный вопрос: какие же знания книги может дать библиография, если она хочет быть наукой? И далее называет эти "специальные задачи", отличные от задач других научных дисциплин. А затем определяет общую задачу библиографии: "конкретное знание всех книг в их целом и в отдельности". Это в принципе продолжение его точки зрения, высказанной ранее в работе "Проблемы философии книги".

В общем М.Н.Куфаев предпринял попытку квалифицировать основные требования к библиографии как науке (библиографоведению), как она должна строиться и развиваться. В частности, говоря о принципах библиографической методологии, он подчеркивает необходимость раскрыть книгу как особый предмет библиографии. Для этого важно использовать такие постулаты этой науки, как точность, полнота и всеобщность выводов. Он предлагает свое рабочее определение книги, где она представлена с теми существенными признаками ("конструктивными элементами книги"), которые выражали бы библиографическую запись. К этим элементам он относит: материальные, интеллектуальные, лингвистические и графические. Производственные признаки входят во все эти четыре деления так же, как и то, что неотделимо от любого предмета жизни и культуры материальной, - пространство и время. "Если мы попробуем, - утверждал М.Н.Куфаев, - один из указанных элементов исключить, книга перестает быть книгой".

Процесс библиографической деятельности он разделяет на четыре стадии: библиографическое исследование, книжное описание, библиографическая систематизация, библиографические выводы и обобщения. В свою очередь, каждая из них должна соответствовать трем принципам: критике происхождения, критике точности, критике полноты. Главное, по его мнению, не останавливаться лишь на типовых и систематических указателях, а подниматься до уровня библиографического обзора - венца библиографической работы. Важность обзора М.Н.Куфаев видит в том, что он дает обобщения и выводы, которые являются необходимой предпосылкой библиографии как науки. "Когда мы произвели библиографические выводы и обобщения, - подчеркивал он, - мы подводим здание нашей библиографии к общей вершине других научных знаний и знания вообще. Здесь мы не можем не иметь дело с библиосоциологией, не можем не иметь дело с социологией вообще, с экономикой, учитывающей спрос и предложение, не можем не иметь дело с историей книги и с прочими дисциплинами книговедения".

В целом М.Н.Куфаев делает по тем временам достаточно смелый вывод: "Библиография не сливается с другими научными дисциплинами и не замыкается в них, давая документальные знания всех конструктивных элементов книги, в отдельности и совокупности взятых, и указывая - в теоретической части - приемы описания книги. Библиография является дисциплиной родственной, но отличающейся по своему предмету и методу от других дисциплин о книге". Существенно также его утверждение, что библиографическая методика и техника должны опираться на методологию библиографии. Только с опорой на нее библиография представляет нам инвентарные документы книжной культуры и обобщающие выводы о них.

Н.Ю.Ульянинский посвятил свой доклад "одному из вопросов логической или философской методологии в применении к библиографии..." Помимо указанной он выделяет еще и "техническую методологию, с помощью которой уясняются и создаются наиболее целесообразные средства и способы обработки материала данной науки", т.е. то, что мы называем методикой библиографии. Важность логической или философской методологии заключается в том, что именно она "есть система обобщений о свойствах и соотношениях изучаемых явлений". На этом основании Н.Ю.Ульянинский дает определение библиографии примерно в том же варианте, что и на предшествующем съезде.

Свои положения Н.Ю.Ульянинский основывал на историческом экскурсе в библиографию, отечественную и зарубежную. Важно, что он не ограничивается задачами библиографического учета, описания и классификации, а делает определяющий акцент на получение общих итогов и критических выводов. Последние придают завершенный характер всякой научной работе, обусловливают ее ценность, определяют ее значение. Поэтому ни одна научная работа по библиографии не может оставаться без них. "Выводы библиографии, - считает Н.Ю.Ульянинский, - есть существенная особенность ее достижений для нашего времени, а если это так, то необходимо заключить, что для нас уже возможна библиографическая оценка явлений, именуемых печатными произведениями".

Как можно видеть, в этих докладах не было ничего "буржуазного", просто ученые попытались логически более строго, чем их предшественники, формализовать свои воззрения о библиографической науке. Поэтому они опирались больше на принцип научности, игнорируя принцип партийности в его воинствующем большевистском понимании. Это и попытался восполнить в своем докладе И.В.Владиславлев: "подойти к вопросу методологии библиографии в свете научного социализма". Но в целом все свелось к популярному изложению некоторых категорий и принципов философии в интерпретации материалистической диалектики. Правда, докладчик утверждал, что "современная научная мысль сдает в архив философию как какую-то "наднаучную науку" в старом понимании умозрительных систем". Интерпретируя свое диалектическое понимание библиографии, И.В.Владиславлев основывается на тех же подходах, что и его предшественники. Например, он выделяет следующие четыре основных вида "библиографического описания", методика которых должна быть подробно разработана библиографической теорией: 1) схедография (устаревший термин для составления каталожных карточек, вообще книгоописания); 2) аннотирование, 3) реферирование, 4) рецензирование. Сюда же он добавляет "обобщающие статистико-классификационные сводки и обзоры". Другими словами, библиография наряду с описаниями занимается и обобщениями, формулировкой закономерности, подвергая более углубленному изучению, количественному и качественному, книжную продукцию как по отдельным вопросам и темам, так и всю продукцию в целом. "В этих высших своих обобщениях, - подчеркивал И.В.Владиславлев, - опирающихся, как и во всякой науке, на массу аналитическим путем добытых и изученных фактов (собирание, описание материала и т.д.), библиография и превращается в науку..."

В отдельных своих утверждениях И.В.Владиславлев явно сгущал краски. Так, он говорил, что "консервативная библиографическая мысль очень спокойно себя чувствовала в рамках простой "описательной" науки, а выше пространно цитировал уже упоминаемую нами статью Г.А.Ильинского "Авторефераты как тип библиографии", в которой автор требовал "реального направления" в библиографии, выступая против односторонней описательности. Или И.В.Владиславлев упрекает старую библиографию в том, что она до сих пор недостаточно осознала, что проблема книги это есть, в сущности, проблема читателя и автора. Но ему хорошо была известна часто дискутируемая еще в дореволюционной библиографии формула Н.А.Рубакина "автор - книга - читатель". В конечном итоге было предложено следующее определение библиографии: "Библиография - основная часть книговедения, наука о таком описании книг, которое возможно полнее ориентировало бы человечество в накопленных им книжных богатствах - в их наличности и содержании, в их идеологической сущности и исторической значимости, в их соответствии читателям различных социальных и иных группировок; занимаясь подобным изучением книг, библиография в своих высших обобщениях имеет задачей библиографическое исследование эволюции книжных богатств со стороны их количества и со стороны их содержания".

Можно судить, что никакой диалектики в этом определении нет. Оно относится к самому простому формально-логическому определению - перечислительному, описательному. В нем вообще отсутствует всякое указание на воинствующую идеологию, которая, как мы уже показали выше, была характерна именно для советской библиографии рассматриваемого периода. И, видимо, в стремлении прикрыть свою научную несостоятельность И.В.Владиславлев пошел по пути поиска своего врага, что также было характерно для формирующейся советской библиографии. И он был найден в лице М.Н.Куфаева, хотя теперь с высоты нашего времени можно считать, что это было весьма и весьма несправедливо.

Но доклад И.В.Владиславлева и начинался с размежевания с М.Н.Куфаевым, ибо они "представители разных течений в области библиографии, представители разных идеологий". И если свою интерпретацию методологии библиографии И.В.Владиславлев видит "в свете научного социализма", то куфаевскую он причисляет к буржуазной идеологии, философскому идеализму, считая ее ненаучной, схоластической, тормозящей развитие библиографии и книговедения. Правда, его выступление в прениях было подвергнуто резкой критике как "академиками" ( К.Н.Дерунов),так и "общественниками" марксистского толка (В.И.Нев-ский) [подробнее см.: Труды II Всероссийского библиографического съезда. С. 37-59]. Так, К.Н.Дерунов говорил: "И.В.Владиславлев жестко читал свой доклад и кончил тем, что есть какие-то враги здесь. Он говорил "наши враги". Я думаю, что это страшное недоразумение... Он старается показать, что он первый дает такую "марксистскую систему". При всем своем домоседстве я уже за короткое время слышал три доклада на эту тему... Мне думается, что Владиславлев официально не октябрен. Так что есть некоторое самозванство. Мне хотелось здесь показать, что в лучшем случае - перед нами, попросту говоря, "марксоид". Он прочитал о диалектике по классической политграмотической книжке Коваленко и так мудро разжевывает нам - первое о развитии, второе о противоречиях, третье о связи". В целом К.Н.Дерунов не может представить себе "злейшего врага марксизму", чем И.В.Владиславлев.

Оценка доклада И.В.Владиславлева В.И.Невским имеет для нас особое значение: речь идет об одном из старейших членов Коммунистической партии (с 1897 г.), известном государственном и партийном деятеле, в 20-е годы - директоре Государственной библиотеки СССР им. В.И.Ленина. "Я берусь утверждать, - говорил В.И.Невский, - что принцип диалектического материализма изложен И.В.Владиславлевым неверно. Согласиться со многими положениями, которые здесь И.В.Владиславлев выдвигал, ни в коем случае нельзя, никогда и нигде". В.И.Невский отверг саму попытку И.В.Владиславлева причислить себя к школе библиографов-марксистов: "Он принадлежит к школе людей, неправильно понимающих и неправильно излагающих диалектический материализм". Справедливости ради следует сказать, что В.И.Невский критиковал и М.Н.Куфаева, в докладе которого "кроме метафизики, ничего ... нет. О методе существенного ничего не было сказано, кроме общих положений, всем давно известных определений библиографии".

Другими словами, так называемому идеализму, буржуазности М.Н.Куфаева в его общекниговедческих построениях был противопоставлен самый худший вариант - книговедческий псевдомарксизм вульгарно-социологического толка. Правда, доклад И.В.Владиславлева еще до публикации Трудов II Всероссийского библиографического съезда был издан отдельной брошюрой "Библиография и социализм. К вопросу о построении марксистской теории книговедения" [М.; Л., 1928].

Следующей принципиально важной для развития советского библиографоведения работой была уже рассмотренная выше статья И.В.Новосадского "Теория книговедения и марксизм" (1931 г.). На этом и закончились опыты научной разработки библиографоведения на марксистской основе в довоенный период. Зато более плодотворными были труды библиографов традиционного подхода. Особенно примечательными и до сих пор не теряющими научной значимости являются работы М.Н.Куфаева, Н.В.Здобнова и А.Г.Фомина. Именно они как бы венчают первый (довоенный) период развития советского библиографоведения.

Можно согласиться с мнением одного из активных исследователей творческого наследия М.Н.Куфаева, назвавшего его "зачинателем советского книговедения" (так называется вступительная статья к библиографическому указателю [Михаил Николаевич Куфаев (1888-1948): Указ. лит./Сост. и авт. вступ. ст. И.Е.Баренбаум. Воронеж, 1989. 26 с. (Воронеж. ученые)]. В самом деле, совет-ское книговедение не знает другого такого же разностороннего и глубокого ученого - теоретика и практика, каким был М.Н.Куфаев. Но, как это часто бывает согласно известной поговорке "нет пророка в своем отечестве", М.Н.Куфаеву чуть ли не с первых шагов его деятельности навесили ярлык "идеалиста", "буржуазного книговеда" и т.п. В результате после 1927 г. - самого плодовитого в жизни ученого, когда вышли в свет сразу три его монографии ("История русской книги в XIX в.", "Библиофилия и библиомания", "Книга в процессе общения"), - наступил заметный спад в его творчестве, продолжавшийся до конца его жизни. В 1934 г. опубликована последняя монография М.Н.Куфаева "Иностранная библиография. Краткий очерк развития и современное состояние".

Правда, после смерти М.Н.Куфаева имя его не кануло в лету, по необходимости оно упоминалось в различного рода обобщающих публикациях, учебных книгах, монографиях историко-книговедческого характера. Но лишь спустя четверть века после смерти ученого появилась первая специально ему посвященная статья [см.: Баренбаум И.Е. Михаил Николаевич Куфаев (1888-1948)//Книга. Исслед. и материалы. 1973. Сб. 27. С. 189-195], а еще через несколько лет - переиздание одной из его библиофильских работ "Библиофилия и библиомания" [Репродукц. изд. М.: Книга, 1980. 119 с.]. Наконец, в серии "Труды отечественных книговедов" было выпущено "Избранное" [Тр. по книговедению и библиографоведению. М.: Книга, 1981. 223 с.] со вступительной статьей, комментариями, библиографическим списком трудов и литературы о нем. К сожалению, сюда вошли только статьи Куфаева, а его монографии до сих пор не переизданы, хотя и в свое время выпускались небольшими тиражами. Архив ученого не собран и, скорее всего, уже потерян безвозвратно.

И в целом, судя по имеющимся работам [можно назвать еще одну: Леликова Н.К. "В начале было слово...": К 100-летию со дня рождения М.Н.Куфаева//Сов. библиогр. 1988. № 5. С. 53-60], мы только начинаем, излишне робко, открывать и оценивать творческое наследие М.Н.Куфаева. А он, может быть, как никто другой из отечественных книговедов, заслуживает большего. И потому, что именно он, вопреки всему и вся, настойчиво разрабатывал самое трудное - теоретические основы книговедения и библиографоведения. И потому, что именно он оставался до конца верен великому чуду - книге - и как личность являет собой яркий пример беззаветного служения ей.

Библиографическая деятельность Н.В.Здобнова была весьма разносторонней, хотя судьба его была драматичной (был репрессирован и умер в тюрьме) [подробнее о нем можно прочитать в следующих изданиях: Машкова М.В. Н.В.Здобнов (1888-1942): Очерк жизни и деятельности. М., 1959; Здобнов Н.В. Избранное. М., 1980; Ажеева Е.Ю. Н.В.Здобнов как историк русской библиографии (теоретико-методологические аспекты). М., 1994; Коган Е.И. Николай Здобнов: Жизненный путь книговеда. М., 1997]. Библиографическая деятельность его началась с составления сибирской библиографии. Этим и обусловлено затем участие Н.В.Здобнова в работе Центрального бюро краеведения РСФСР и его выступление с докладом "Основные вопросы краевой библиографии" на I Всероссийском библиографическом съезде. Доклад не опубликован в трудах съезда, так как еще ранее вышел в свет монографический труд Н.В.Здобнова "Основы краевой библиографии" [Л., 1926 (обл. 1925). 125 с.; То же: Практ. руковод. 2-е изд., перераб. и значит расшир. М.; Л., 1931. 182 с.]. Эти работы дают нам право считать Н.В.Здобнова основоположником отечественной краеведческой библиографии. Примечательно, что его теоретико-методические работы активно сочетались с практикой.

Существенно также, что на том же съезде Н.В.Здобнов одним из первых выступил против излишней идеологизации вообще библиографической классификации. Спор шел о возможностях использования в нашей стране УДК. Он соглашался, что в ней много странностей, но какая же из существующих классификаций лучше? Нет ни одной. "Логически идеальной классификации даже не может быть, - утверждал он, - ибо нет и не может быть единой общеприемлемой классификации наук". Что касается идеологии, то тут, по его мнению, еще больше разноречий даже в родственных группировках. Всякая идеология - явление неустойчивое, текучее, преходящее. Она находится в зависимости от множества объективных условий, далеко не всегда поддающихся учету. Это касается и предложений о создании классификации на основе марксистской идеологии. "Разве марксизм представляет собою нечто монолитное и неизменное? - задается он вопросом. - Марксизм далек от неподвижной окаменелости. Он развивается и еще долго будет развиваться, распадаясь на новые и новые течения. Единой марксистской классификации создать невозможно. Это не столь простое дело, как многие себе представляют".

Далее Н.В.Здобнов считает большим заблуждением, будто библиографическая классификация должна непременно отражать какую-либо идеологию или классификацию наук. Нельзя забывать, что она имеет дело не с науками, не с идеологиями, а только с печатным материалом. По самой природе своей она условна. Поэтому, считает он, можно мириться с УДК. Она имеет несомненное преимущество перед всеми другими. Она беспримерно детально разработана и чрезвычайно гибка. По ней можно легко и быстро классифицировать самые мельчайшие вопросы в любых комбинациях, в нее без всякой ломки можно вложить всякое новое научное или общественное явление. В данном отношении она открывает неограниченные возможности. Чтобы не быть голословным, Н.В.Здобнов приводит в качестве примера одну из опубликованных марксистских классификаций, о которой говорил в своем докладе Б.С.Боднарский. Последний просто иронизировал над некоторыми утверждениями автора классификации, например: будто система децимальной классификации нарочито построена так, что "чем ближе книга к старой науке и к старой жизни, тем шифр ее (т.е. индекс) проще", или, что то же: чем буржуазнее книга, тем меньше знаков в ее шифре. И далее Б.С.Боднарский на конкретных примерах опроверг указанные утверждения.

Другое дело - Н.В.Здобнов: он развенчал эту классификацию именно в идеологическом отношении. Говоря тоже с иронией, он из этого шедевра "классификации" берет только названия двух первых отделов: "Теория классовой борьбы (коммунизм)" и "Практика классовой борьбы (коммунизм)". Слово "коммунизм" помещено в скобках, которые надо понимать в смысле знака равенства. Таким образом, классовая борьба отождествляется с коммунизмом. "Революция" тут несомненная, - иронизирует Н.В.Здобнов, - но где же логика и марксизм?... Но, может быть, это пародия на марксизм? Однако она помещена в марксистском журнале..." Далее он предостерегал своих коллег: "Гоняясь за идеологией, вы становитесь на скользкий путь. Вы можете оказаться с такими же результатами... Я предупреждаю об этой серьезной опасности. Наша цель, поскольку возможно, унифицировать классификацию. Это сделать легко при существовании международной десятичной классификации".

На II Всероссийском библиографическом съезде Н.В.Здобнов выступил с докладом "Борьба за библиографическую грамотность", который был оценен как чрезвычайно важный и своевременный. Н.В.Здобнову еще не раз приходилось выступать в печати по вопросам борьбы за библиографическую грамотность [например, см. его статью: За культурную библиографию//Книга и пролетарская революция. 1935. № 6. С. 49-58]. Эта проблема сохраняет свою актуальность и в наше время.

Но особо значимым научным вкладом Н.В.Здобнова в развитие отечественного библиографоведения следует считать его труды по истории русской библиографии до начала XX в., над которыми он работал до самой смерти. Во многом их созданию способствовало преподавание автора в различных учебных заведениях, в том числе в Московском библиотечном институте и на Высших библиографических курсах при ВКП. К сожалению, основной его труд "История русской библиографии до начала XX в." был выпущен тремя изданиями лишь посмертно, к тому же остался незаконченным, так как по замыслу автора должен был охватить и советское время. В любом случае этот фундаментальный труд давно уже нуждается в переиздании.

Еще одним библиографом, активно участвовавшим в работе I и II Всероссийских библиографических съездов и внесшим большой вклад в развитие советского библиографоведения на рассматриваемом этапе, стал А.Г.Фомин [подробнее о нем см.: Берков П.Н. А.Г.Фомин (1887-1939): Очерк жизни и науч. деятельности. М.,1949. 44 с.; Эльзон М.Д. А.Г.Фомин (1887-1939): Жизнь и библиогр. деятельность: Автореф. дис. ... канд. пед. наук. Л., 1972. 18 с.; Фомин А.Г. Избранное. М., 1975. 199 с.]. Как библиограф он сложился еще в дореволюционное время, но основные труды приходятся на годы советской власти, когда он возглавлял секцию по изучению теории, методики и истории библиографии в НИИ книговедения, был президентом Русского библиологического общества, после его преобразования - сотрудником Института книги, документа и письма.

На I Всероссийском библиографическом съезде он со специальным докладом не выступал, но был активным в прениях по интересующим его вопросам. Так, выступая при обсуждении доклада М.Н.Куфаева "Координирование научно-библиографических работ различных учреждений", в котором предлагалось создать единый научно-библиографический центр, А.Г.Фомин высказывал сомнения в его эффективности при существующем распылении специалистов [Труды ... С. 51-52]. В прениях по проблеме титульного листа он поддержал тех, кто выступал за единообразное оформление титулов, но за свободное конструирование обложек, чтобы повысить качество их художественно-полиграфического оформления. Наконец, в прениях по проблеме соотношения библиографической теории с практикой, отвечая на критику Л.П.Гребенщикова относительно ошибок А.Г.Фомина в его библиографической работе о В.Я.Брюсове, А.Г.Фомин выдвигает следующее решение. В крупных библиографических работах типа "Словарного указателя по книговедению" допустимо не только использование метода de visu, но и библиографических пособий, иначе невозможно создание таких фундаментальных трудов. В то же время он требует соблюдения "самых элементарных правил библиографической методологии". Например, нельзя допускать, чтобы в предисловии ничего не говорилось о характере и методах предпринятой автором работы, не указывались хронологические границы отражения материала, полнота или выборочность его отбора, какой материал (только книги или он обращался и к журналам, газетам) просмотрен и т.п.

Зато на II Всероссийском библиографическом съезде А.Г.Фомин сделал два доклада: "Аннотации: типы и методы составления" [Труды... С. 151-154] и "Методы составления библиографического указателя" [Там же. С. 162-171]. Не понятно только, почему он не участвовал в прениях по теоретическим вопросам библиографии. Можно лишь предположить, что по своему богатому библиографическому опыту он осознавал всю тщетность и ненужность сложившегося противостояния. В пользу такого предположения, как мы уже знаем, свидетельствуют последующие работы А.Г.Фомина в большей мере именно теоретического характера: "Современное состояние русской библиографии и ее очередные задачи" (1927 г.) и "Книговедение как наука" (1931 г.).

Но что получилось в результате? Монография "Книговедение как наука" вызвала суровую критику в печати, преимущественно за якобы аполитичность, оторванность от злободневных, насущных задач культурной революции. Особо резкая отповедь была дана работе А.Г.Фомина самым воинствующим советским книговедом И.В.Новосадским. В уже цитированной его статье "Теория книговедения и марксизм" отмечалось, что в общем-то она "является первой попыткой дать систематический исторический обзор существующих книговедческих теорий, а поэтому представляет большой интерес для всякого занимающегося вопросами теории книговедения". Сразу же можно сказать, что такая оценка сохраняет свое значение и в наше время. Но затем И.В.Новосадский дает труду А.Г.Фомина только отрицательные оценки. Правда, с одной из них и мы теперь можем согласиться. "Огромным недостатком обзора Фомина является то, - подчеркивает И.В.Новосадский, - что он, разбирая различные книговедческие теории, совершенно не анализирует определений книги, ... тогда как на самом деле рассмотрение различных определений книги в различных книговедческих теориях и их критика имеют существенное значение для выяснения самих теорий и их критики".

Как известно, аннотированию был посвящен доклад А.Г.Фомина на II Всероссийском библиографическом съезде. Параллельно с ним свой доклад "Типы аннотации и методы аннотирования" представил И.П.Жук. Но именно А.Г.Фомин вскоре подготовил и издал первое у нас в стране монографическое пособие по аннотированию "Аннотации: Теория и практика их составления" [Л., 1929. IV, 147 с.]. Причем оно касалось наиболее трудного - аннотирования художественных произведений. Лишь спустя тридцать лет появится у нас новая методика аннотирования.

Доклад А.Г.Фомина "Методы составления библиографических указателей", а также прочитанный после него доклад О.Э.Вольценбурга "Рекомендательные указатели: (Типы и методы составления)", во многом уступающий первому, также получили положительную оценку съезда. В резолюции содержалось требование возможно скорого создания соответствующего руководства по составлению указателей, для чего обращено внимание Главнауки на необходимость ассигнования Институту книговедения средств на издание работ в этой области. Напомним, что именно этот институт и представлял А.Г.Фомин, возглавлявший секцию по изучению теории, методики и истории библиографии. Именно этот институт издал вышеназванную монографию по аннотированию. В трудах института был опубликован и доклад "Методы составления библиографических указателей" [Книга о книге. 1929. Вып. 2. С. 173-192; То же//Избранное. С. 35-50, 174-177].

В сфере библиографического поиска (тогда - разыскания) деятельность А.Г.Фомина сложилась несколько иначе. В одном и том же 1929 г. появились две работы. Сначала статья Н.Ю.Ульянинского "Библиографическое разыскание (эвристика)" в журнале "Библиография" [1929. № 1. С. 38-43], в которой было высказано сомнение в разработке такой методики этого процесса, когда бы он не превращался "в особое искусство", в привилегию избранных. Затем статья А.Г.Фомина "Библиография литературы" в "Литературной энциклопедии" [М., 1929. Т. 1. Стб. 478-489], где предлагался принципиально новый подход к библиографической эвристике, основанный на логике и хорошем знании библиографического источниковедения. Как мы теперь называем - рецептурный или типологический метод библиографического поиска.

Специальных монографического характера методик составления библиографических указателей и библиографического поиска в творческом наследии А.Г.Фомина нет. Зато есть один из лучших и по настоящее время библиографических путеводителей, который теперь можно считать классическим. Речь идет о систематическом, аннотированном указателе русских книг и журнальных работ, напечатанных в 1736-1932 гг., "Путеводителе по библиографии ... литературы". Под литературой в данном случае имеется в виду художественная и литературоведческая. Следует учитывать и другое: для А.Г.Фомина понятие "библиографический указатель" означает любое библиографическое пособие, в том числе и обзорное. Главное в следующем: из 14 разделов путеводителя два начальных носят историко-теоретико-методический характер. Первый "общий обзор библиографии, биобиблиографии и историографии литературы" содержит материалы как по Западной Европе, так и по России (дореволюционной и советской). Но наиболее примечателен второй раздел "Библиография как дисциплина вспомогательная для литературоведения". Именно в нем А.Г.Фомин дает монографическое изложение своей методики библиографии: ее определение и значение для литературоведения, роль библиографии в разных типах литературоведческой работы, типология материалов для такой работы, методы библиографического поиска.

Особенно обстоятельно изложена именно методология библиографической эвристики, так как процесс поиска является необходимой предварительной стадией для любого типа литературоведческой работы. Требования к систематизации материала, аннотированию, аппарату указателя изложены в других, охарактеризованных выше работах А.Г.Фомина. Важно, что теперь можно проследить, как практически эти требования реализуются на примере конкретного библиографического издания. В этой связи составитель "Избранного" А.Г.Фомина очень высоко оценивает значение его работ о библиографических указателях (доклад на съезде и статья в трудах НИИ книговедения), считая их "подлинными заповедями библиографа". Он хотел выпустить специальную книгу под таким же названием. Однако, узнав о намеченном выпуске пособия Е.И.Шамурина "Методика библиографической работы" [М., 1933], отказался от своего намерения.

Таким образом, I и II Всероссийские библиографические съезды оказали свое плодотворное влияние на дальнейшее развитие советского библиографоведения. Несмотря на активное противостояние традиционным подходам, обозначенным как "буржуазные", новые, советские теории библиографии не отличались необходимой глубиной, новизной, эффективным влиянием на современную практику советской библиографии. Теоретические работы И.В.Владиславлева, Л.Н.Троповского, И.В.Новосадского и др. носят теперь лишь культурно-исторический характер, тогда как труды М.Н.Куфаева, Н.В.Здобнова и А.Г.Фомина сохраняют свою научную значимость.

И последнее. Изданные по материалам I и II Всероссийских библиографических съездов "Труды..." представляют собой классический образец для подражания. Главное, что публикуются не только тексты приветствий, пленарных и секционных докладов, но и стенограммы обсуждения пленарных докладов, включая выступления оппонентов и заключительное слово каждого докладчика, наконец, по всем обсуждениям, в том числе и секционным, принятые резолюции съездов. К сожалению, этот образец до сих пор так и не востребован при издании материалов библиографических конференций, совещаний, "круглых столов" и т.п.





11.3. СОВЕТСКОЕ БИБЛИОГРАФОВЕДЕНИЯ В ПОСЛЕВОЕННЫЙ ПЕРИОД (ДО 70-Х ГОДОВ)




После победоносной войны вместе с восстановлением народного хозяйства началось активное возрождение и духовной культуры. Все это плодотворно сказалось на развитии советского библиографоведения. В этом процессе мы можем выделить два пика: 70-е и 90-е годы. Последний мы рассматриваем как современный, и его особенности изложены в теоретическом разделе учебника. Тем более что теперь закончилось и само существование советской системы. Поэтому основное внимание следует уделить именно 70-м годам, когда произошла смена так называемых библиографических парадигм. На смену традиционной книговедческой концепции библиографоведения, которая нашла обобщающее отражение в монографии А.И.Барсука "Библиографоведение в системе книговедческих дисциплин" (1975 г.; см. также его посмертную статью "Развитие книговедческой концепции библиографии"), пришла вторично-документальная, или документографическая. Ее основоположником стал О.П.Коршунов, она получила развитие в его работах: в монографии "Проблемы общей теории библиографии" (1975 г.), затем в теоретическом разделе учебника "Библиография: Общий курс" (1981 г.), вышедшего под его редакцией, наконец, в собственном учебнике "Библиографоведение: Общий курс" (1990 г.). Именно последний как бы завершил документографическую парадигму и положил начало новой. Какой она будет, пока лишь можно судить по трудам современных библиографов Э.К.Беспаловой, М.Г.Вохрышевой, Ю.С.Зубова, Н.А.Слядневой, В.А.Фокеева и др.

Как видим, опять противостояние двух концепций, двух школ. Но это противостояние совсем другого качества. Напомним в этой связи окончание заключительного слова И.В.Владиславлева в прениях по его докладу на II Всероссийском библиографическом съезде: "Конечно, в разных странах особые условия будут накладывать определенный отпечаток на ту или иную школу, но в основе в наше время все-таки приходится говорить только о двух школах - о буржуазной школе книговедения и библиографии и о социалистической школе книговедения и библиографии. Необходима социалистическая школа книговедения. Я думаю, что в выполнении этой задачи прежде всего наибольшую роль придется сыграть нам, библиографам СССР; нам придется заложить основы новой социалистической школы книговедения и библиографии. Такое течение выкристаллизовывается и на Западе, но у нас оно наиболее ярко будет выявлено. Позвольте же закончить этим горячим призывом: Да здравствует научно-социалистическая школа книговедения! Да здравствует научно-социалистическая школа библиографии!" [Труды... С. 59].

В послевоенные годы в стране окончательно победившего социализма, естественно, была уже только одна - социалистическая школа библиогрфоведения. Это твердо констатирует в своей статье "Главный итог: (Советское библиографоведение за 70 лет)" Э.К.Беспалова: "Теоретическая дискуссия 50-60-х гг. внесла фундаментальные диалектико-материалистические идеи в библиографоведение. Марксистская методология стала реальным инструментом познания, активизировала теоретическую мысль, исследования книги, читателя, чтения и т.д." [Избранное. Т. 2. С. 43]. И вдруг - опять противостояние двух подходов в одной школе? В уже цитированной статье Э.К.Беспалова квалифицирует это так: от преобладания книговедческого подхода к библиографии советские специалисты переходили к системно-деятельностному ее пониманию. Все яснее осознавалось специфически предметное отношение в системе "документ-потребитель". Библиографическая наука стала рассматриваться как специфическая логика специфического предмета - библиографической практики. Но сильные позиции сохраняли и сторонники понимания библиографии в целом как науки, объект которой - книга. Для полноты картины здесь надо было бы еще и объяснить суть "книговедческого подхода". Иначе получается, что такие видные представители его, как А.М.Ловягин, Н.А.Рубакин, М.Н.Куфаев, просто игнорировали научные принципы системности и деятельности. В действительности же именно они являются пионерами их внедрения в науку о книге и книжном деле.

В этой связи прав оказался Н.В.Здобнов, который предупреждал на I Всероссийском библиографическом съезде библиографов не гоняться за идеологией. Даже марксистская, социалистическая идеология, подчеркивал он, имеет много направлений, изменчива и т.п. в своем развитии. Поэтому противостояние различных научных школ даже в рамках единой идеологии - вполне естественный процесс. Судить надо только не по ярлыкам, а по качеству научной разработки соответствующей дисциплины.

Итак, две концепции (две парадигмы) противодействуют и взаимообогающают друг друга на протяжении всего послевоенного периода развития советского библиографоведения. Это самая общая тенденция его развития. Более конкретная связана с подготовкой кадров для книжного дела и библиографии. Речь идет о необходимости создания учебника по общей библиографии, а также и по другим направлениям этой сферы деятельности (отраслевой, краеведческой, иностранной и т.п.). И здесь существовала своя парадигма; скорее, какой-то заколдованный круг. Судите сами по годам выпуска: 1957, 1969, 1981. Разница в двенадцать лет. И после каждого издания - острые и многолетние дискуссии, обычно на страницах "Советской библиографии" и других профессиональных журналов. Дискуссии, надо сказать, были интересные и плодотворные. Но каждое очередное издание представляло собой новую концепцию, порой резко отличающуюся от предшествующей, тогда как для учебника должна быть выдержана определенная стабильность.

Первой официальной учебной книгой по курсу "Общая библиография" было учебное пособие для учащихся библиотечных техникумов В.Н.Денисьева [М., 1954. 224 с. Вышло 3 изд. Об авторе см.: Сеглин Е.В., Смирнова Б.А. В.Н.Денисьев//Сов. библиотековедение. 1984. № 1. С. 105-108]. Начиналось оно с вопроса: "Что такое библиография?" По определению автора, "библиография - отрасль идеологической работы, которая занимается раскрытием содержания книжных богатств с точки зрения их идейной, научной и практической ценности и тем самым облегчает трудящимся их использование". Видимо, понимая недостаточность своего определения, автор дает еще и примечание с разъяснением двух смыслов слова "библиография": а) в смысле "библиографическое дело", "библиографическая работа", т.е. в смысле определенной отрасли научной, культурно-просветительской, агитационно-пропагандистской деятельности, б) в смысле "библиографические материалы", т.е. указатели литературы, рекомендательные списки, библиографические обзоры и т.п. Процитированное выше определение имеет в виду библиографию как определенный вид деятельности. Правда, в самом тексте пособия эти смыслы часто путаются. И вообще терминологическая четкость в этом учебном пособии далека от желаемой. Отсутствует исторический раздел, часто методика подменяется методологией и наоборот.

В то же время можно, с нашей точки зрения, отметить и некоторые интересные новации. Например, в типы библиографических характеристик произведений печати (по-современному - библиографической записи) включена рецензия и соответственно рецензирование как метод библиографической работы. По целевому назначению различаются следующие виды библиографии: а) учетно-регистрационная, б) информационная, в) критическая и г) рекомендательная. Сомнение вызывает выделение информационной библиографии. Сам автор ставит такой вопрос. Но в конечном итоге утверждает, что подобное выделение вполне оправданно, так как в отличие от государственной библиографии здесь отражаются новые произведения печати не в целях полноты учета, а выборочно. Наконец, имеется специальная глава "Методика библиографического обзора".

Вузовский учебник "Общая библиография" [М., 1957. 464 с.] впервые был подготовлен коллективом авторов с кафедр библиографии тогда Московского и Ленинградского библиотечных институтов под редакцией А.Д.Эйхенгольца. Конечно, он выглядит более фундаментально, чем учебное пособие В.Н.Денисьева, хотя бы уже по своей структуре (четыре раздела) и объему (больше в 2 раза). Первый раздел "Введение в библиографию", посвященный задачам, принципам, методам и видам советской библиографии, написан М.А.Брискманом. Библиография здесь определяется "как вспомогательная дисциплина, изучающая произведения печати под углом зрения возможности содействия их распространению и использованию". Среди четырех основных способов библиографической записи, как и у В.Н.Денисьева, выделяется рецензия и соответственно рецензирование.

Различия в подходах особенно наглядно проявляются не только в определении библиографии, но и в ее типологии. М.А.Брискман по назначению выделяет три основных вида библиографии, исключая информационную, но дает другую последовательность их, в отличие от В.Н.Денисьева: 1) учетно-регистрационная, 2) рекомендательная, 3) критическая, - хотя ссылается на результаты исторического развития библиографии. Как известно из истории и дореволюционной, и советской библиографии, рекомендательная основывается на критической, а не наоборот. В то же время можно согласиться с двумя важными положениями М.А.Брискмана. Во-первых, правильнее рассматривать "информационную библиографию" лишь как разновидность учетно-регистрационной. Во-вторых, нет необходимости в использовании понятия "научно-вспомогательная библиография" (или "библиография в помощь научной работе"), так как эти функции присущи всем видам библиографии, что, собственно, вытекает из его определения библиографии.

Говоря о принципах советской библиографии, М.А.Брискман рассматривает только один - принцип коммунистической партийности. В этом отношении надо отдать приоритет учебному пособию для техникумов. Здесь возводится в принцип сама "преемственная связь советской библиографии с передовыми направлениями русской дореволюционной библиографии" [ В.Н.Денисьев. С. 14]. Тем самым, может быть, впервые за долгие годы развития советского библиографоведения устраняется прежнее вульгарно-социологическое противопоставление между русской дореволюционной и советской библиографией. И это следует считать не отступлением от господствующей идеологии, а, наоборот, научным углублением ее в специфическом предмете - библиографии. Затем характеризуется принцип партийности и, наконец, вводится еще один основной принцип советской библиографии - "демократизм, ее направленность на помощь народу в выборе и чтении лучшей литературы". Зато в вузовском учебнике разнообразнее представлена библиографическая методология, которая включает отбор литературы, библиографическое разыскание, библиографическую характеристику, группировку сведений о произведениях печати.

В любом случае сам факт выхода в свет вузовского учебника "Общая библиография" следует считать важнейшим достижением советского библиографоведения. Более того, и он, и вышедшее ранее учебное пособие для техникумов явились своего рода стимулятором для активизации научной разработки библиографоведения. На страницах книговедческой печати, прежде всего журнала "Советская библиография", началась острая дискуссия. Правда, Э.К.Беспалова считает, что подлинное начало этой дискуссии относится еще к концу 40-х годов. Им стало выступление профессора политэкономии И.Г.Маркова в 1947 г. на заседаниях ученого совета Московского библиотечного института, на страницах многотиражной газеты "Библиотечный авангард" и в 1948 г. - в "Трудах" института (вып. 4) по вопросу о предмете и методе библиографии. По ее мнению, состояние библиографической теории было настолько застойным, что нужно было вмешательство "человека со стороны", хорошо владевшего Марксовой теорией человеческой деятельности, позволявшей показать, что в библиографии, как в любом другом виде деятельности, есть предметно-практическая и научная формы труда. И.Г.Марков ввел для обозначения теории библиографии термин "библиографоведение" [ Беспалова Э.К. Избранное. Т. 2. С. 42-43].

Суть не в сроках, а в характере и полученных в ходе дискуссии результатах. По оценке Э.К.Беспаловой, результаты этой дискуссии показали, что в советском библиографоведении сложились основные факторы, свидетельствующие о новом этапе развития теории. Началась концептуальная перестройка. Изменилась исследовательская проблематика в связи с уточнением объекта и предмета библиографии. Появились новые приемы исследования на базе расширения общенаучной методологии и использования новых источников получения знания. Наметились существенные изменения в организации научной работы [Там же. С. 43].

Столь активное участие и влияние на ход научного развития библиографии со стороны книговедческой общественности ("незримых научных коллективов") следует считать третьей основополагающей тенденцией. Естественно, пальму первенства здесь имели библиотековеды, для которых различного рода совещания, конференции, активы и т.п. стали традицией еще в довоенные годы. Теперь подобные мероприятия начались с Всероссийского совещания библиотечных работников в 1948 г. и Актива библиотечных работников в 1952 г. Среди других широко обсуждались проблемы библиографического обслуживания, рекомендательной библиографии. Последней затем посвящались специальные конференции и совещания в 1961, 1965 и 1972 гг. И вообще количество таких мероприятий по ведущим проблемам библиотечно-библиографической деятельности таково, что только их перечисление в списке "Конференции и совещания библиотечных работников СССР" за 1960-1985 гг. занимает более 20 страниц печатного текста [Сов. библиотековедение. 1986. № 1. С. 74-83; 1987. № 1. С. 74-83; № 2. С. 80-83].

От библиотековедов не отставали в этом отношении и представители книговедения, которое переживало в это время "второе рождение". Первым и важным шагом на пути консолидации научно-книговедческой общественности стало издание с 1959 г. продолжающегося сборника "Книга. Исследования и материалы". Именно редколлегия этого сборника на своем расширенном заседании организовала первую дискуссию по проблемам книговедения [подробнее см.: Книга. Исслед. и материалы. 1960. Сб. 2. С. 390-421].

Она состоялась 29 февраля 1959 г. Присутствовали преподаватели соответствующих кафедр (книговедения) МПИ и МГУ, работники издательств, библиотек, ВКП и др. Докладчик - чл.-кор. АН СССР А.А.Сидоров: "Некоторые методологические вопросы советского книговедения". Будучи теоретиком искусства книги, с этих позиций он и подходил к определению "книговедения как науки об изучении книги как предмета или объекта культуры".

А.А.Сидоров выделил две линии в понимании науки о книге: одна - конструктивистская (техническая, технологическая, полиграфическая), другая - как "памятник общественного литературного труда", "с точки зрения ее содержания". В этой связи в первых двух выпусках сборников "Книга", по его мнению, нет "самой книги". Если книговедение - наука, если книговедение есть не просто механическая сумма различных отраслей знания о книге, а органическая совокупность их, то в сборниках необходимо указать, что в книговедении, т.е. в науке, посвященной изучению книги, перед нами стоит задача обобщения, установления закономерностей, установления главных, существенных черт, объединяющих все те многообразные вопросы, о которых говорится в статьях сборников. Пока этого нет, нет и науки, а есть только материалы, только наличие констатаций. В заключение А.А.Сидоров еще раз подчеркнул необходимость освещения в сборниках "Книга" "больших методологических вопросов, без решения которых книговедение наукой не станет, а останется только конгломератом интереснейших тем и проблем".

В ходе прений были высказаны самые противоречивые мнения. Чаще всего со ссылками на известную концепцию Н.М.Лисовского отмечалось, что пока книговедение не носит характера единой науки, а больше - своеобразная система знаний, объединенных внешне, по предметному признаку, аналогичная системам "географии", "медицины", "искусствоведения". Другие же отстаивали точку зрения книговедения как единой науки.

О тесной связи книговедения с библиографией как наукой говорили, например, такие известные уже тогда библиографы, как Е.И.Шамурин и Б.С.Боднарский, историки книги Н.П.Киселев и Н.Г.Малыхин. С точки зрения наметившегося противостояния книговедения и библиографоведения интересно несколько прямолинейное выступление Б.С.Боднарского, тогда профессора Московского государственного библиотечного института. По его мнению, в отношении изучения книговедения вырисовывается картина довольно безотрадная. В некоторых библиотечных институтах проповедуют, что никакого книговедения нет и быть не может, так как-де "книговедение" - это простой конгломерат совершенно различных и нередко чуждых друг другу дисциплин, имеющих лишь формальную связь с книгой. С другой стороны, в органе нашей государственной регистрации - "Книжной летописи" - книговедение стоит в одном ряду с библиографией. Заслуживает сожаления, что в названии сборников опущено слово "книговедение".

Аналогичную конференцию по проблемам книговедения редакция сборника "Книга. Исследования и материалы" организовала затем в 1964 г. Но главное - в 1971 г. состоялась I Всесоюзная научная конференция по проблемам книговедения (такие конференции регулярно проводятся вплоть до наших дней). Она была организована по инициативе Научного совета по истории мировой культуры АН СССР, Всесоюзной книжной палаты и Московского полиграфического института. В работе конференции приняли участие представители научно-исследовательских организаций, высших учебных заведений, издательств, республиканских книжных палат, библиотек, книготорговых организаций и научно-информационных центров. Было прослушано 7 докладов и 27 сообщений [подробнее см.: Материалы I Всесоюзной научной конференции по проблемам книговедения. М., 1971. 164 с.].

Основной доклад "Советское книговедение на современном этапе и его актуальные задачи" был сделан известными советскими книговедами Н.М.Сикорским и А.И.Барсуком. Основное внимание в докладе было уделено проблеме определения специфики книговедения, его оптимальной структуры и места в системе других наук. В качестве главных подходов в трактовке книговедения утверждались комплексный и функциональный: "Книговедение как комплексная общественная наука о книге и книжном деле объединяет группу родственных научных дисциплин, обобщающих исторический и современный опыт разных областей книжного дела... Родство книговедческих дисциплин обусловлено общностью их объекта и функционального подхода к нему (с позиций предполагаемого, фактического или потенциального читателя)". Среди других большой интерес вызвал доклад И.Е.Баренбаума "Место библиотековедения и библиографоведения в системе книговедения". В нашем случае важно, что докладчик выделяет четыре подхода в интерпретации поставленной проблемы: 1) книговедческий, 2) информационно-документалистский, 3) психолого-педагогический и 4) социально-культурный. Но свое предпочтение отдает книговедческой точке зрения, опираясь на которую пытается проанализировать содержание, объект, предмет и метод библиотековедения и библиографоведения, аргументировать их естественное положение в системе книговедения.

И.Е.Баренбаум выдвигает в качестве основного метода книговедения функ-циональный, считая, что именно он предопределяет и другие свойственные ему специфические методы: 1) библиографический (изучение - анализ и оценка произведений письменности и печати на основании их "внешних" данных); 2) типографический; 3) аналитико-тематический и типологический методы. По его мнению, функциональный и прочие методы книговедения находят широкое применение во всех областях книговедческого цикла, в том числе в библиографоведении. Именно функциональный подход, по справедливому утверждению И.Е.Баренбаума, лежит в основе разграничения видов библиографии по их общественному назначению.

Важно, что уже эта первая всесоюзная конференция положила начало построению системной науки о книге и книжном деле. Последующие не только укрепили это стремление, но и обогатили книговедение новыми идеями. Начиная уже со второй в составе конференций по проблемам книговедения работали секции, в том числе такие возможности были предоставлены и специалистам по библиографии.

В совокупности всех рассмотренных тенденций к началу 70-х годов и был подготовлен определяющий пик в развитии совет-ского библиографоведения. Было до конца осознано, что развитие науки невозможно без исторических обобщений в ее предмете. В этом отношении необходимо говорить об определенных достижениях. Прежде всего были выпущены три издания монографии Н.В.Здобнова "История русской библиографии до начала XX в." (1944-1955 гг.), а также его "Синхронистические таблицы русской библиографии" (1962 г.). Более того, труды Н.В.Здобнова получили дальнейшее продолжение в монографии М.В.Машковой "История русской библиографии начала XX в. (до октября 1917 г.)" (1969 г.). Наконец, была издана "Хрестоматия по русской библиографии с XI в. по 1917 г." С.А.Рейсера (1956 г.). Как можно судить по дате выпуска, хрестоматия для вузовского курса "Общая библиография" вышла в качестве учебного пособия даже раньше самого вузовского учебника.

Своеобразным углублением необходимой для научного исследования истории русской библиографии источниковедческой базы стал выпуск издательством ВКП, а с 1963 г. - издательством "Книга" биографической серии "Деятели книги". К настоящему времени вышли книги о И.Ф.Масанове (1946 г.), Л.Н.Троповском (1948 г.), В.И.Межове (1949 г.), А.Г.Фомине (1949 г.), А.Д.Торопове (1951 г.), Н.М.Лисовском (1953 г.), Н.В.Здобнове (1959 г.), А.В.Мезьер (1962 г.), К.Н.Дерунове (1963 г.), Х.Д.Алчевской (1963 г.), Б.С.Боднарском (1963 г.), Ф.Г.Толле (1964 г.), С.А.Венгерове (1964 г.), Е.И.Шамурине (1970 г.), Н.А.Рубакине (1972 г.), Л.Б.Хавкиной (1973 г.), И.В.Владиславлеве (1978 г.), Г.Н.Геннади (1981 г.) и др. Издание серии продолжалось, но в нее попадали уже преимущественно не теоретики, а практики (издатели, книгособиратели и т.п.).

Примечательно, что именно в 70-е годы эта серия получила своеобразное дополнение и содержательное углубление. С 1972 г. издательство "Книга" стало выпускать еще одну серию - "Труды отечественных книговедов", затем переименованную в "Труды деятелей книги". Последнее название прямо показывает взаимосвязь новой серии с прежней биографической. Но персональной взаимосвязи нет. Как и в первом случае, выбор деятелей книги был случаен. И все же издание ее следует считать существенным вкладом в развитие советского библиографоведения. Прежде всего специалисты, а также аспиранты и студенты вузов получили доступ к творческому наследию таких видных книговедов и библиографов, как В.С.Люблинский (1972 г.), А.А.Сидоров (1972 г.), К.Н.Дерунов (1972 г.), А.Г.Фомин (1975 г.), Н.А.Рубакин (1975 г.), П.Н.Берков (1978 г.), О.С.Чубарьян (1979 г.), К.Р.Симон (1984 г.), Д.Д.Иванов (1986 г.), Ю.В.Григорьев (1989 г.) В этом ряду лишь один иностранный автор - Х.Кунце, крупнейший библиотековед ГДР. Именно с издания его "Избранного" (1983 г.) серия стала называться "Труды деятелей книги". Еще одно серьезное исключение связано с изданиями трудов Н.А.Рубакина. Во-первых, его избранное выпущено в двух томах, а во-вторых, в серию вошла его монография "Психология читателя и книги" [М., 1977. 264 с.]. Сразу же возникает вопрос, а почему бы в эту серию тогда не включить научные монографии и других выдающихся отечественных библиографов? Но пока издание и самой серии в виде "Избранного", и монографий остается проблематичным.

Главное в другом - изданием монографии М.В.Машковой "История русской библиографии начала XX в. (до октября 1917 г.)" была завершена научная разработка многовековой истории русской дореволюционной библиографии. "Светлой памяти выдающегося русского библиографа Николая Васильевича Здобнова посвящает эту книгу автор" - таков был эпиграф монографии. И мы можем констатировать, что именно теперь открылись новые возможности в научной разработке истории русской библиографии, когда в результате трудов Н.В.Здобнова и М.В.Машковой она получила итоговое завершение. В любом случае освоение творческого наследия, уже в большей мере советского периода, выдающихся деятелей отечественной библиографии является актуальной задачей.

В этой связи важно не отрывать историю нашей библиографии от зарубежной, что всегда было в традициях русской библиографии - начиная от В.Г.Анастасевча и В.С.Сопикова. Эта традиция была продолжена и в годы советской власти. Уже в довоенные годы были опубликованы три работы, пусть фрагментарные и не во всем законченные, но сыгравшие свою важную роль. Речь идет о книгах А.И.Малеина "Краткий очерк истории иностранной библиографии" [Л., 1925. 39 с.], А.И.Калишевского "Иностранная библиография" [М., 1926. 55 с.], М.Н.Куфаева "Иностранная библиография. Краткий очерк развития и современное состояние" [М., 1934. IV, 276 с.]. Одновременно с ними приступил к научной разработке иностранной библиографии К.Р.Симон (1887-1966). В 60-е годы вышла в свет его фундаментальная монография, переведенная затем на все европейские языки, - "История иностранной библиографии" [М., 1963. 736 с.]. Позже он оказал активное влияние на развитие системы ГСНТИ, опубликовав совместно с Г.Г.Кричевским статью "Советская реферативная периодика и ближайшие задачи ее организации" [Вестн. АН СССР. 1952. № 9. С. 80-91]. Статья была вскоре издана за рубежом: в Польше (1953) и Англии (1954).

История библиографии, естественно, тесно связана с теоретическим обобщением ее и разработкой методики библиографической деятельности. В последнем случае период 50-60-х годов был особенно плодотворным. Наиболее существенный вклад внесли Е.И.Шамурин и П.Н.Берков. Первый [подробнее см.: Масанов Ю.И., Грачева И.Б. Шамурин Е.И. (1889-1962). М., 1970; Крылова Т.Д. Основные проблемы общей теории библиографии в трудах Е.И.Шамурина: Автореф. дис. ... канд. пед. наук. Л., 1984. 14 с.; Яковлев А.Я. Евгений Иванович Шамурин как книговед: К 100-летию со дня рождения//Книга. Исслед. и материалы. 1989. Сб. 59. С. 137-145] является автором до сих пор единственной монографии "Методика библиографической работы" [М., 1933. 295 с.]. Примечательно, что А.Г.Фомин по своему библиографическому опыту уже был готов создать подобный труд, но, узнав о намеченном выпуске пособия Е.И.Шамурина, отказался от своего намерения [Избранное. С. 6]. В такой обобщающей постановке подобных изданий пока нет. Е.И.Шамурин стал автором другой новаторской работы - "Очерки по истории библиотечно-библиографической классификации" (1955-1959 гг.). Она стала обобщающим шагом для создания советской "Библиотечно-библиографической классификации" (ББК), издание которой в базовом варианте началось в 1960 г. Одновременно Е.И.Шамурин опубликовал еще одну методическую работу - "Методика составления аннотаций" [М., 1959. 230 с.]. В определенной мере дальнейшим развитием методических работ Е.И.Шамурина следует считать практическое руководство М.А.Брискмана и М.П.Бронштейн "Составление библиографических пособий" (1964 г.), позднее вышедшее двумя изданиями (1969 и 1974 гг.) в качестве учебного пособия, а также методическое пособие М.В.Истриной "Аннотирование произведений печати" (1981 г.).

Как мы уже отмечали, П.Н.Берков [подробнее о нем см.: Берков П.Н. Избранное. М., 1978. 264 с.; Павел Наумович Берков (1896-1969). М., 1982. 153 с.; Лихачев Д.С. Павел Наумович Берков//Прошлое - будущему. Л., 1985. С. 490-514] сыграл важную роль в формировании советского книговедения, особенно такого направления этой науки, как история книги. В общем можно считать, что его работы в трудах Института книги, документа и письма "Развитие истории книги как науки" (1931 г.) и "Предмет и объем истории книги как науки" (1936 г.) стали основополагающими для советского книговедения. К послевоенному времени относится его важнейший труд "Библиографическая эвристика. К теории и методике библиографических разысканий", заложивший основы научной разработки процесса библиографического поиска. Дальнейшее развитие этот труд получил затем в монографических публикациях А.И.Черного "Введение в теорию информационного поиска" (1975 г.) и А.В.Соколова "Автоматизация библиографического поиска" (1981 г.).

В определенной мере рассмотренные работы по истории и методике библиографии 50-60-х годов обеспечили соответствующий взлет развития научно-библиографической мысли. За отсутствием специальных монографических работ по теории библиографии в это время таковой можно считать теоретический раздел "Введение в библиографию" второго издания вузовского учебника "Библиография: Общий курс" (1969 г.) под редакцией М.А.Брискмана и А.Д.Эйхенгольца. Автор первой главы "Библиография и ее общественная роль" И.В.Гудовщикова считает, что одним из важных вопросов теории библиографии является определение самого этого понятия. В то же время она выражает лишь надежду, что совместными усилиями будет выработано в перспективе "полное и точное, подлинно научное определение понятия "библиография". А пока "библиография - пособие, библиография - деятельность, библиография - наука. Все это взаимодополняющие и взаимосвязанные явления, лишь в своем единстве составляющие библиографию".

В методологическом плане соответствующая глава, написанная М.П.Бронштейн, ограничена лишь частными методами библиографии - библиографическое разыскание, отбор литературы, библиографическая характеристика и группировка литературы. Другими словами, ничего особенно нового, по сравнению с предшествующим учебником 1957 г., не привносится.

В развернувшейся после выхода названного учебника в свет дискуссии основные споры велись о видовой классификации библиографии и о положенном в ее основу типологическом признаке. Одни специалисты выступали за "целевое назначение", другие - за единство целевого и читательского назначения, третьи ( Б.А.Смирнова) - за "общественные функции, общественные запросы и потребности", четвертые (А.И.Барсук) - за "потребности определенных сторон человеческой деятельности" и т.д. Необходимое единство так и не было достигнуто. Сказывалось отсутствие общей теории библиографии. И она появилась в середине 70-х годов. Но прежде необходимо указать еще на две определяющие тенденции в развитии советского библиографоведения.

О трех из них мы уже говорили выше. Четвертая тенденция связана с появлением нового научного направления в цикле так называемых информационно-коммуникативных наук. В нашу страну оно пришло из-за рубежа и обусловлено необходимостью компьютеризации общества, внедрением самых современных достижений информационных технологий - АИС. Речь идет об информатике (иначе - документации, документалистике, документоведении и т.д.) в нашем отечественном исполнении. Как известно, ее научное обоснование впервые осуществлено в громадной "обогатительной фабрике" научной литературы под названием ВИНИТИ. Академик А.Н.Несмеянов в предисловии к первому изданию монографии "Основы научной информации" [М., 1965] подчеркивал: "Быстрое развитие научно-информационной деятельности с неизбежностью ведет к ее обособлению и выделению в самостоятельную область. Научно-информационная деятельность существует так же давно, как и сама наука. Но до последнего времени ее методы и средства разрабатывались в сфере разных научных дисциплин. Не случайно поэтому, что при формулировании своего предмета и метода научная информация широко использует достижения других наук" [ Михайлов А.И., Черный А.И., Гиляревскй Р.С. Основы информатики. 1968. С. 7. Выделено нами. - А.А.Г.].

Другими словами, информатика эффективно, в отличие от традиционных информационных наук, использовала их достижения. В частности, судя по второму, переработанному и дополненному изданию названной монографии, в объект информатики попали все издания, которые изучали ранее книговедение ("первичные документы и издания") и библиографоведение ("вторичные документы и издания"). Но самое главное - та самая библиографическая методология, которую ранее развивало именно библиографоведение, согласно уже имеющимся вузов-ским учебникам: библиографическое описание, классификация (систематизация), предметизация, аннотирование, реферирование. Пропало лишь рецензирование и обозрение, но это - дело времени. Уже в новой монографии тех же авторов (1976 г.) появились новые категории - "информационные издания" и "подготовка научных обзоров".

Суть в другом. Советское библиографоведение отдало советской информатике свои собственные достижения, свой объект и предмет, методологию и даже научный язык - терминологию. И здесь самое время сказать об очередной исторической тенденции в развитии советского библиографоведения и вообще системы информационно-коммуникативных наук. Речь в данном случае идет о разработке СИБИД - системы стандартов по информации, библиотечному и издательскому делу, которая сменила ранее выходившую серию "Система информационно-библиографической документации". Теперь слово "библиография" из заглавия серии исчезло, но в основном эти ГОСТы являются библиографическими. Главные из них: в первой редакции - ГОСТ 16447-70 "Издания. Термины и определения основных видов"; ГОСТ 16448-70 "Библиография. Термины и определения"; ГОСТ 7.9-70 "Реферат и аннотация"; во второй редакции - ГОСТ 7.0-77 "Библиография. Термины и определения"; ГОСТ 7.1-76 "Библиографическое описание произведений печати"; ГОСТ 7.9-77 "Реферат и аннотация".

С точки зрения развития советского библиографоведения особое значение имели так называемые терминологические стандарты - ГОСТ 16448-70 и 7.0-77 "Библиография. Термины и определения". В этом отношении уже были определенные опыты. В частности, Е.И.Шамурин выпустил "Словарь книговедческих терминов" (1958 г.), а в 1968 г. посмертно издан, пусть и в незаконченном варианте, терминологический словарь К.Р.Симона "Библиография. Основные понятия и термины". В отличие от ГОСТов как официальных и нормативных документов терминологические словари носят рекомендательный характер. Но все они, как и вообще справочные издания (справочно-энциклопедическая литература), являются своего рода лакмусовой бумажкой, отражая достигнутый уровень развития соответствующей науки. В частности, ГОСТ 16448-70 впервые в истории отечественной библиографии официально ввел само название соответствующей науки - "библиографоведение", закрепил ряд терминов для обозначения видов библиографии, процессов библиографической деятельности, видов библиографической продукции, библиографической записи и ее элементов, вспомогательных указателей.

Таким образом, в начале 70-х годов сложились необходимые условия для появления теоретических трудов по библиографоведению. И они были изданы в 1975 г., сразу два: Барсук А.И. Библиографоведение в системе книговедческих дисциплин; Коршунов О.П. Проблемы общей теории библиографии. Началась очередная дискуссия. Главная задача - определить научную обоснованность предлагаемых концепций библиографоведения. А.И.Барсук свою "информационно-книговедческую концепцию библиографии" изложил на состоявшейся в 1974 г. II Всесоюзной научной конференции по проблемам книговедения [см.: Актуальные проблемы книговедения: Сб. науч. тр./ГБЛ. М., 1976. С. 5-17]. Но уже тогда, ссылаясь на монографию О.П.Коршунова, он оговаривал, что "наметились две концепции библиографии, одну из которых можно назвать информационной, а вторую - книговедческой. Специалисты порою мыслят их как взаимоисключающие или противостоящие друг другу ... В действительности же названные концепции, отражая разный подход к объекту, дополняют и обогащают друг друга" [Там же. С. 5. Выделено нами. - А.А.Г.).

Мы обращаем внимание на доклад А.И.Барсука потому, что он носил программный характер. Именно в нем уже заложены необходимые основания для формирующейся в то время библиографической парадигмы, нашедшей затем развитие в известных монографиях самого А.И.Барсука и О.П.Коршунова, а далее в двух изданиях вузовских учебников: "Библиография. Общий курс" под редакцией О.П.Коршунова и "Библиографоведение. Общий курс" самого О.П.Коршунова. Таким образом, мы хотели бы подчеркнуть вклад А.И.Барсука, а не только О.П.Коршунова, в разработку библиографической парадигмы. Более того, под явным влиянием А.И.Барсука была разработана очередная редакция терминологического ГОСТ 7.0-77 "Библиография. Термины и определения". Наконец, в том же году вышла совместная работа А.И.Барсука и О.П.Коршунова "Советское библиографоведение: Состояние, проблемы, перспективы" [М., 1977. 108 с.]. В ней подведены итоги развития библиографической мысли за предшествующие 15-20 лет, охарактеризовано современное состояние советского библиографоведения (середина 70-х годов) и высказаны соображения о главных направлениях его дальнейшего развития.





11.4. СОВЕТСКОЕ БИБЛИОГРАФОВЕДЕНИЕ В 70-80-Х ГОДАХ




По разным причинам концепция советского библиографоведения в интерпретации О.П.Коршунова получила приоритет и стала основой библиографической парадигмы 70-80-х годов. Только на страницах журнала "Советская библиография" на монографию О.П.Коршунова было опубликовано в течение 1976-1978 гг. одиннадцать рецензий [завершение дискуссии см.: От редакции//Сов. библиогр. 1978. № 2. С. 77-80]. Выступили такие известные по тем временам библиографы, как (в хронологии публикаций) А.И.Барсук, Э.И.Беспалова, И.Е.Баренбаум, Д.Ю.Теплов, Ю.М.Тугов и др. Мнения были различными, но в конечном итоге концепция О.П.Коршунова получила поддержку. Свидетельство тому- выход в свет под редакцией О.П.Коршунова третьего вузовского учебника "Библиография. Общий курс" (1981 г.), затем и третьей редакции терминологического стандарта ГОСТ 7.0-84. Решающую роль в отборе и определении основных библиографических категорий сыграл О.П.Коршунов [см. его статьи в сб.: Библиография: Теория, методология, методика. С. 110-164]. И опять - дискуссия по вопросам общей библиографической информации 1982-1986 гг. преимущественно в журнале "Советская библиография" [см.: От редакции//Сов. библиогр. 1986. № 1. С. 50-54), а затем вообще о проблемах библиографической науки 1987-1989 гг. [см.: От редакции//Сов. библиогр. 1989. № 3. С. 44-45].

В первом случае сам автор подвел основные итоги дискуссии в статье "Анализ некоторых результатов разработки теории библиографической информации", которая была специально написана для его сборника "Библиография: Теория, методология, методика". Естественно, О.П.Коршунов постарался отвести все поступающие в его адрес упреки. Ответом на вторую из названных дискуссий (1987-1989) можно считать появление нового вузовского учебника под единоличным авторством О.П.Коршунова "Библиографоведение: Общий курс" (1990 г.), где лишь с небольшими уточнениями изложена его концепция. Нам довелось, пусть косвенно, участвовать в дискуссии о библиографической информации. Редакция "Советской библиографии" попросила интервью и публикацию какого-либо материала, разрабатываемого по библиографии [см.: Непогрешимость или истина?//Сов. библиогр. 1988. № 2. С. 16-29]. Естественно, в публикации были высказаны и некоторые принципиальные замечания в адрес учебника под редакцией О.П.Коршунова и ГОСТ 7.0-84. Ответом была статья и с ироническим названием "Чтение с закрытыми глазами" [Сов. библиогр. 1988. № 3. С. 20-28], и с ироническим содержанием. Все наши замечания были отвергнуты безапелляционно.

Но к концу 80-х годов ситуация относительно разработки научных основ библиографоведения существенно изменилась, и не в пользу концепции О.П.Коршунова. Мы здесь говорим лишь о самых примечательных явлениях. В частности, первое из них связано с тем, что вторично-документальное библиографоведение явно отдало на откуп информатике многие достижения отечественной библиографии. Это отмечал уже в цитированном выше докладе А.И.Барсук, подчеркивая, что информатика стала считать своим объектом научно-вспомогательную библиографию и специальную (отраслевую) библиографию. Еще раньше это осознали за рубежом. Правда, в так называемых капиталистических странах теоретического и практического противостояния между традиционными и новыми научными дисциплинами не существовало. Например, во Франции одну из обобщающих наук в системе информационного цикла так и называют "библиологией" ( Р.Эстиваль и др.). В восточноевропейских социалистических странах, где влияние советской информатики было сильным, это противостояние особенно остро ощущалось. Так, немецкий ученый (тогда ГДР) Х.Кунце все-таки предлагал исходить из трех главных положений - концепции объединения, взаимосвязи, взаимодействия [Избранное. С. 205. Цитируются фрагменты из его фундаментального труда "Основы учения о библиотеке", вышедшего в третьем полностью переработанном издании в 1966 г. Впервые - 1958 г.]. Он справедливо считал, что дискуссия по этому поводу еще не завершилась. "Документацию загнали в угол, но еще нельзя с определенностью сказать, что выработано единое мнение. "Документация", "документалистика", "информационная наука", "информатика", "информатология", "научная информация", "специальная информация", "информационно-документационная наука" - вот круг понятий, вовлеченных в международную дискуссию" [Там же. С. 201-202].

В этой связи Х.Кунце рассматривает несколько точек зрения на документацию. Так, Международный институт документации (такое название в 1931 г. получил Международный библиографический институт) в том же году предложил следующее определение: "Документировать - это собирать, систематизировать и раскрывать содержание разного рода документов, существующих во всех областях человеческой деятельности" [Там же . С. 199]. Правда, это определение Х.Кунце связывает с расширением функций научных библиотек. Мы, со своей стороны, видим в нем функциональную основу библиографии. Но важно другое: более близкое к библиографии определение документации дали советские ученые в "Основах информатики" [1968. С. 43]. По мнению авторов ( А.И.Михайлов, А.И.Черный, Р.С.Гиляревский), одной из основных задач документации (у авторов - "научно-информационной деятельности") является способность быстро отражать новые сведения, объединять разрозненные материалы, обобщать информацию, содержащуюся в опубликованных и неопубликованных документах, отвечать на узкоспециальные и многоаспектные запросы. Но низведение информатики лишь к науке о научно-информационной деятельности сильно сокращало предмет ее познания. Не случайно авторы предисловия немецкого (ГДР) перевода "Основ информатики" в 1970 г., по оценке Х.Кунце, отмежевались от термина "информатика", а остановились на более широком обозначении - "информационно-документальная наука" [Избранное. С. 202].

Сложившуюся ситуацию образно выразил чешский библиотековед Я.Дртина, говоря о золотой монете, "которая лежала на пороге библиотек и которую подняла документация". Последняя, по его словам, стала "богатством, которое библиотеки потеряли..." [Цит. по кн.: Кунце Х. Избранное. С. 203]. Х.Кунце делает в общем справедливый вывод: "Узость понятия "документация", с одной стороны, и многозначность - с другой, привели к тому, что теоретики в этой области обратились к термину "информация" [Там же. С. 201]. Именно поэтому, по его оценке, все чаще предпринимаются попытки более четко определить содержание понятия "информация". При этом делается упор на актуальность документации (новейший уровень познания), указывается на ее методы, а также на связь информационной науки с документационной, с одной стороны, и с библиотечной наукой, в особенности библиографией, - с другой. Это мнение содержится в многочисленных фундаментальных трудах, а также в большом числе отдельных статей" [Там же. С. 200. Выделено нами. - А.А.Г.].

Мы бы сюда отнесли и труды О.П.Коршунова. В этом отношении примечательны две рецензии на его труды. Первая - "Итог развития библиографоведения" [Сов. библиогр. 1982. № 3. С. 49-57] - написана Ю.А.Чяпите по поводу вузовского учебника "Библиография. Общий курс" (под ред. О.П.Коршунова) и лишний раз подчеркивает парадигматический характер библиографической концепции О.П.Коршунова. Вторая принадлежит известному советскому информатику Р.С.Гиляревскому и под многозначительным названием "Информационная концепция библиографии" [НТИ. Сер. 1. 1991. № 3. С. 27-28] была посвящена тому же вузовскому учебнику О.П.Коршунова. Эта рецензия отмечает как бы переориентацию советского библиографоведения с книговедения на информатику (документацию и т.п.). По нашему мнению, такая переориентация загоняла советское библиографоведение в тупик вспомогательности и вторичности, от чего оно пыталось уйти на протяжении десятилетий и даже веков.

Реакция библиографоведов и книговедов не заставила себя ждать. В частности, А.И.Барсук в уже цитированном докладе отметил стремление некоторых советских библиографов как-то изменить ситуацию в пользу традиционного библиографоведения. Речь шла об идее А.В.Соколова и его сторонников сформировать новую научную дисциплину - социальную информатику [подробнее см.: Социальные проблемы информатики: Сб. ст. Л., 1974. 55 с.; Соколов А.В., Манкевич А.И. Информатика в перспективе (К вопросу классификации видов информации и системы наук коммуникативного цикла)//НТИ. Сер. 2. № 10. С. 5-9; Зазерский Е.Я., Манкевич А.И., Соколов А.В. Актуальные проблемы информационного обслуживания//Б-ки СССР. 1972. Вып. 54. С. 74-87; По поводу концепции социальной информатики//Сов. библиогр. 1976. № 1. С. 36-42; "Мне кажется, я подберу слова..."//Там же. 1989. № 1. С. 6-18. Интервью с А.В.Соколовым и фрагмент его учебного пособия "Социальная информатика"; Урсул А.Д. Социальная информатика: две концепции развития//НТИ. Сер. I. 1990. № 1. С. 2-8]. По мнению авторов указанных публикаций, предметом общей теории социальной информации выступают структура и свойства всех видов социальной информации, процессы ее формирования и функционирования, а также закономерности информационного обслуживания общества.

А.И.Барсук сочувственно отнесся к такого рода выступлениям, хотя и считал необходимым уточнить ряд положений. Особенно резко он выступал против того, чтобы называть общую теорию социальной информации "генерализирующей наукой". По его мнению, такую научную дисциплину следует осмысливать не как "науку наук", а как метатеорию для общественных наук "интердисциплинарного", "комплексного", "обслуживающего" характера. К ним он относит информатику, науковедение, книговедение, теорию массовых коммуникаций и некоторые другие. Особо А.И.Барсук подчеркивал то положение, что потребность в метатеории и ее формирование - это отнюдь не свидетельство "сводимости", "взаимопоглощения", "взаиморастворения" тех или иных наук и возникновения единой заменяющей их науки [Актуальные проблемы книговедения. 1976. С. 14-16]. Видимо, А.В.Соколов прислушался к мнению А.И.Барсука и в очередной статье "Объекты и предметы библиотековедения, библиографоведения и информатики" [Связь библиотечно-библиографических дисциплин с информатикой. Л., 1982. С. 10-46], судя по подзаголовку, предложил именно "метатеоретический анализ" поставленной проблемы. Наконец, сами информатики стали выступать за более широкое понимание своей науки (см., например, уже цитированные работы акад. А.П.Ершова).

В начале 90-х годов журнал "Советская библиография" за организованным "круглым столом" попытался найти ответ на вопрос о состоянии сложившейся тогда библиографической парадигмы [обзор выступлений см.: Кризис или расцвет//Сов. библиогр. 1991. № 3. С. 33-66]. О ситуации можно судить уже по заголовкам некоторых выступлений: "Нормальная наука библиографоведение" ( Э.К.Беспалова), "Альтернатива - гибель культуры" ( Ю.А.Шрейдер), "С позиций деятельности и культуры" ( М.Г.Вохрышева), "Нужны поиски исходного пункта целостного подхода" ( Ю.М.Тугов), "Новая технология - обновленная теория" (Р.С.Гиляревский), "На позициях вспомогательности" (О.П.Коршунов), "Уйти от вспомогательности" (А.А.Гречихин), " Парадигму определит информатизация общества" ( Ю.С.Зубов).

И здесь самое время сказать еще об одном "круглом столе" [подробнее см.: В центре внимания - методология//Библиогр. 1998. № 3. С. 34-151], проведенном на кафедре общего библиографоведения МГУК 5 ноября 1997 г. по поводу статьи М.А.Тарасова "С методологическим посохом по коршуновским, соколовским и иным местам" [Библиогр. 1997. № 2]. Статья была выбрана потому, что она дает возможность обратиться к самым общим методологическим проблемам отечественного библиографоведения. В этой связи можно говорить о некоторой, пусть и случайной, исторической аналогии. Напомним, что А.Г.Фомин в конце 20-х годов, пытаясь сформулировать основные научные направления дальнейшей разработки библиографии, за отправную точку взял историко-критический очерк Ф.Т.Тарасова "Наша библиография" (1890 г.). Последний весьма негативно оценил состояние отечественного библиографоведения. Правда, за его спиной еще не стояли такие теоретики библиографии, как Н.М.Лисовский, А.М.Ловягин, Н.А.Рубакин. Но А.Г.Фомин уже знал их творческий вклад и все же посчитал "печальные выводы" Ф.Т.Тарасова вполне применимыми через прошедшие 35 лет.

Теперь более чем через сто лет после первого Ф.Т.Тарасова второй М.А.Тарасов также негативно - "расцвет кризиса" - оценивает состояние библиографической науки. Главный критический удар сделан именно по концепции О.П.Коршунова. Мы здесь даем только краткую характеристику основных обсуждаемых вопросов (всего семь).

Первым из них был такой: статья М.А.Тарасова - шаг вперед или повторение? Сам О.П.Коршунов отметил, что восторга эта статья у него не вызывает. Не потому, что автор критикует его, а потому, что здесь мало нового и много ошибочного. Отрицательные эмоции вызвала статья и у Т.Ф.Лиховод. По ее мнению, ничего существенного и положительного в разработку методологических концепций и оснований статья не вносит. Пытаясь разобраться в "расцвете кризиса", автор делает это явно непродуктивным путем: критикует устои теории, созданной двадцать лет назад, и совершенно не затрагивает ни одну из последних концепций. Поэтому ситуацию в современном библиографоведении следует считать не расцветом кризиса, а периодом накопления материала, который даст, очевидно, следующий качественный скачок. Но такие материалы автором статьи не проанализированы.

Но были и более обстоятельные и положительные высказывания. Так, Э.К.Беспалова выразила благодарность М.А.Тарасову за его статью, которая ее "не просто задела, но и заставила" согласиться с автором процентов на 90. И не надо говорить, что он то не доказал, этого не учел. Это ведь не монография, а просто статья, где иногда из положения одного абзаца может вырасти монография. Э.К.Беспалова соглашается с автором, что последняя дискуссия по теоретическим вопросам библиографии с разной степенью активности ведется с 1990 г., с "круглого стола" в редакции журнала "Библиография" (о ней сказано выше). По ее утверждению, если бы не статья М.А.Тарасова, мы бы еще лет десять ничего не обсуждали. Так глубоко, насыщенно по вопросам методологии никто еще не писал. Не обязательно ведь все воспринимать как упреки в свой адрес. У М.А.Тарасова есть собственные догадки и находки. Внимание должно быть направлено на отбор того, что идет на развитие сложившейся концепции.

В свою очередь, В.Т.Клапиюк самое ценное в обсуждаемой статье видит в трех основных положениях. Во-первых, новая постановка проблемы о роли и задачах методологического знания в формировании и развитии библиографоведения в целом. Во-вторых, высказывания автора о том, что в основе смены библиографоведческих парадигм лежит смена фундаментальной теории, а сердцевиной и ядром каждой новой теории является прежде всего новый методологический подход (или новое использование уже известных подходов). В частности, эти высказывания чрезвычайно важны для кафедры общего библиографоведения, потому что с 70-80-х годов здесь утрачен интерес к фундаментальным методологическим исследованиям. В-третьих, в целом правильная оценка альтернативных теоретических концепций с изложением новых подходов. Правда, что касается поиска путей выхода из "теоретического кризиса в библиографоведении", то статья М.А.Тарасова их не проясняет. По мнению В.Т.Клапиюка, автор не увидел итога пройденного пути, того, что общими усилиями библиографоведов всех поколений, представителей различных концепций, главным образом - документографической системно-деятельностной, в нашей стране сформировалось, развивается и функционирует теоретическое библиографоведение.

Второй вопрос: каковы методологические и мировоззренческие основания библиографоведения? О.П.Коршунов в этой связи сформулировал свое мировоззрение, основанное на "системно-деятельностном подходе, согласно которому библиография, взятая в целом, квалифицируется как специфическая область деятельности, и эта область деятельности в свою очередь рассматривается как система, входящая в качестве подсистемы в систему документальных коммуникаций" [Там же. С. 36]. И далее он повторяет уже известное свое методологическое кредо: "Это метод восхождения от абстрактного к конкретному в рамках системно-деятельностного подхода на почве диалектического материализма". На наш взгляд, такие высказывания напоминают положения известного доклада И.В.Владиславлева на II Всероссийском библиографическом съезде. Реальной конкретизации диалектики в концепции О.П.Коршунова также нет. В этом отношении более позитивна позиция Э.К.Беспаловой. По ее словам, "почему вошел в моду метод восхождения от абстрактного к конкретному как единственный метод построения научной теории? Есть тому исторические объяснения. Но дело в том, что К.Маркс не считал этот метод главным. Он главным считал диалектический метод - метод Гегеля, поставленный, перевернутый на ноги" [Там же. С. 41].

Мы из дальнейших вопросов, важных для истории развития библиографоведения, рассмотрим еще лишь два: "Правомерно ли использование в библиографоведении категории "парадигма"? и "Множество концепций - требование жизни или интеллектуальная игра"? В первом случае О.П.Коршунов считает разговоры о парадигмах применительно к библиографоведению непродуктивными. В то же время он присоединяется к точке зрения В.Т.Клапиюка, согласно которой у библиографоведения были две парадигмы: эмпирическая и теоретико-методологическая, которая сменила первую в 60-70-х годах. Что касается третьей парадигмы, то в целом он считает это дело малопродуктивным, но все же высказывает предположение, что если появится третья парадигма, то ее можно будет условно назвать "информационно-компьютерной". Сам М.А.Тарасов господствующей парадигмой считает теорию О.П.Коршунова и его последователей. В то же время она нуждается в конструктивной критике со стороны ее некоторых методологических и теоретических оснований. По оценке М.А.Тарасова, документографическая теория потому и заслуживает критики, что она самая сильная и влиятельная.

Поэтому при обсуждении вопроса о множестве концепций библиографии почти все участники "круглого стола" поддержали именно документографическую концепцию О.П.Коршунова. Так, по убеждению В.Т.Клапиюка, "замены документографической концепции нет". Известные альтернативные концепции библиографии Н.А.Слядневой, В.А.Фокеева, А.И.Барсука и других являются противоречивыми и не вызывают большого интереса. Его поддержали другие участники дискуссии ( Ю.В.Климиков, В.К.Степанов, Т.Ф.Лиховод). Лишь Э.К.Беспалова была несколько объективнее. По ее высказыванию, "сейчас заметна определенная устарелость информационной концепции библиографии. Эта устарелость связана с тем, что мы видим сейчас некоторые вопросы шире".

И теперь существенно, как квалифицировала итоги проведенной дискуссии сама редакция журнала "Библиография" [Там же. С. 51]. Она двойственна. С одной стороны, констатируется, что статья М.А.Тарасова "не вносит ничего существенно нового в разработку методологии библиографоведения". Большинство участников считают, что ее основу составляют диалектический материализм, информационный и системно-деятельностный подходы, метод восхождения от абстрактного к конкретному. Почти все выступавшие не согласились с критическими замечаниями в адрес системно-деятельностной документографической концепции и негативно оценили выдвинутые в 1990-х годах альтернативные библиографические концепции. С другой стороны, отмечается и определенная устарелость информационно-документографической концепции, а также положительное значение для развития науки и практики библиографоведческих изданий и публикаций последних лет, в том числе и работ М.А.Тарасова.

Мы, со своей стороны, не можем согласиться с такой противоречивой интерпретацией проведенной дискуссии. Прежде всего, вообще нельзя их проводить лишь в кругу заинтересованных участников (преподавателей только кафедры общего библиографоведения МГУК). Надо было пригласить и сторонников других концепций библиографоведения, имеющихся в том же вузе. Дискуссия в целом все-таки показала явное наличие факторов для смены существующей библиографической парадигмы. Замена первоначального названия концепции О.П.Коршунова как "вторично-документальной" на современное - "системно-деятельностная документографическая" методологически ничего нового в нее не вносит.

Альтернативу сложившемуся положению мы видим в трех основных направлениях. Прежде всего, сама документографическая концепция не должна царить в ореоле непогрешимости. Следует отойти от вспомогательности и вторичности библиографической информации, устранить усеченное понимание системы документальной коммуникации лишь как "документ - потребитель", не просто декларировать свою приверженность диалектическому материализму, в основе которого и лежит системная и деятельностная методология, а показать это в виде научно обоснованной теории. Наконец, может быть, самое главное: восстановить из-за уступок информатике и игнорирования книговедения прерванную историческую "связь времен". Это прекрасно осознавали и практически осуществили в своих работах уже А.Г.Фомин, Н.В.Здобнов, К.Р.Симон, даже первые марксист-ские теоретики библиографии ( Л.Н.Троповский, И.В.Владиславлев, И.В.Новосадский и др.), хотя и назвали все сделанное до них буржуазной наукой. Но и марксизм возник из идеализма и буржуазной науки, не потеряв при этом определенной оригинальности. А документографическая концепция вообще не использует достаточно богатый зарубежный опыт научной разработки библиографии.

Вторую альтернативу мы видим в развитии отечественного книговедения, которое всегда исходило из принципов системности, деятельности и других оснований диалектики как методологии научного познания. Даже в условиях воинствующей большевистской идеологии книговеды по возможности изучали и использовали зарубежный опыт (например, в работах А.И.Малеина, А.Г.Фомина, М.Н.Куфаева, переводы работ П. Отле и др.). Внимание к этому опыту еще больше усилилось в послевоенные годы. Так, особый интерес представляет сборник статей, переведенных с польского и немецкого языков, "Проблемы общей теории книговедения" [М., 1978. 125 с.], а затем целый ряд монографий: Р.Эскарпи "Революция в мире книг" [М., 1972. 126 с.], Р.Баркера и Р.Эскарпи "Жажда чтения" [М., 1979. 208 с.], Ф.Функе "Книговедение" [М., 1980. 230 с.], М.Червинского "Система книги" и Т.Зберского "Семиотика книги" [М., 1981. 128 с.], Р.Цыбульского "Книжная торговля в современном обществе" [М., 1982. 215 с.], Д.Шульца "Эстетические критерии типизации изданий" [М., 1982. 138 с.], К.Мигоня "Наука о книге" [М., 1991. 198 с.]. Примечательно также, что "Избранное" Х.Кунце попало в серию "Труды отечественных книговедов", в результате чего она изменила свое название.

Конечно, отбор зарубежных авторов не отличается необходимой полнотой и последовательностью. В основном представлены ученые марксистской ориентации. Но и советское книговедение развивалось на материалистической диалектике. В итоге за последние тридцать лет советскими книговедами был выпущен целый ряд монографий, вузовских учебников и учебных пособий, материалов научных конференций, сборников научных трудов. Защищенные в указанный период докторские диссертации (см., например, исследования С.Г.Антоновой, А.А.Беловицкой, А.А.Говорова, А.А.Гречихина, В.Н.Ляхова, С.П.Омилянчука, О.Л.Таракановой, К.Т.Ямчука и др.) в основном посвящены научной разработке книговедческой методологии. Мы оставляем здесь пока в стороне особенно мощный пласт книговедческих исследований по истории и методическим проблемам книговедения. Этапным для истории развития отечественной науки о книге следует считать выход в свет энциклопедического словаря "Книговедение" (в 1981 г.), а теперь энциклопедии "Книга" (М., 1999). В них нашли отражение многие вопросы отечественного библиографоведения. В теоретических исследованиях особенно активно разрабатывался типологический метод, благодаря которому объекты, предметы, процессы книжного дела и книговедения изучаются именно как системы. На наш взгляд, более широкое использование типологической методологии могло бы не только обогатить отечественное библиографоведение, но и придать ему импульс для более эффективного и качественного развития.

Наконец, третьей альтернативой для научной разработки библиографоведения может служить культурологический подход, благодаря которому сейчас разрабатывается новое научное направление - "информационная культура". Особая роль здесь принадлежит трудам Ю.С.Зубова сначала по художественной культуре личности [см., напр.: Библиография и художественное развитие личности. М., 1979. 144 с.; Библиотечно-библиографическое управление художественным развитием личности (теоретические основания): Автореф. дис. ... д-ра пед. наук. М., 1988. 31 с.], а затем по информационной культуре. В настоящее время он является президентом Отделения информационной культуры Международной академии информатизации. По инициативе Отделения и совместно с другими заинтересованными организациями с 1993 г. проводятся в Краснодарской государственной академии культуры и искусств ежегодные международные научные конференции (сборники тезисов докладов и статей по материалам конференций опубликованы). Первая конференция 1993 г. называлась "Информационная культура специалиста: гуманитарные проблемы", 1994 г. - "Человек в мире искусства: информационные аспекты", 1995 г. - "Информатизация и проблемы гуманитарного образования", 1996 г. - "Информационная культура личности: прошлое, настоящее, будущее", 1997 г. - "Информационное общество: культурологические аспекты и проблемы". На каждой из указанных конференций рассматривались и соответствующие проблемы библиографии.

Кроме того, Отделение с 1994 г. выпускает продолжающийся сборник статей "Проблемы информационной культуры" [М., 1994-1997. Вып. 1-6]. Уже в первом выпуске были помещены статьи известных библиографов ( В.А.Фокеева, Л.В.Астаховой, И.М.Андреевой, Б.А.Семеновкера, А.Н.Горбунова и Н.Е.Добрыниной, Н.А.Слядневой), посвященные различным аспектам взаимосвязи и роли библиографии в информационной культуре. В третьем тематическом выпуске "Информационное мировоззрение и информационная культура" (1996) были представлены пять статей библиографического характера: "Библиографическое мышление в структуре научного познания" (Л.В.Астахова), "Библиография и ее мировоззренческая роль в информационной деятельности" (А.А.Гречихин), "Библиографическое знание как средство ценностной ориентации, регулирования, управления" (В.А.Фокеев), "Библиография в век информатизации" (Б.А.Семеновкер) и "Современная роль библиографии и тенденции ее изменения в будущем" (итальянские авторы Дж.Вольпано и А.И.Фонтана, статья опубликована на английском языке). Примечательно, что статья итальянских авторов, представляющая собой доклад на международной научной конференции "Изучение и нормирование терминов библиотековедения и библиографии. Теория и практика" (Вильнюс, октябрь 1995 г.), очень близка по своим постулатам документографической концепции. Так, всеобщая функция библиографии обозначена ими как функция посредника в системе документальных коммуникаций. Из всеобщей функции выводятся производные: функция ценностного отбора, организации информационных потоков, эвристическая. Но вот анализируется место библиографии не по модели "документ - потребитель", а по функциональной системе "автор - информация - пользователь".

Наконец, в последнем по времени шестом тематическом выпуске "Методология и организация информационно-культурологических исследований" (1997) помещено также несколько библиографических статей: "Моделирование как метод изучения информационной культуры (на примере государственной библиографии)" ( Б.А.Семеновкер), "Парадигмальный подход к изучению исторически исходных форм явлений библиографической культуры" ( С.М.Оленев). Здесь же помещен краткий библиографический обзор В.А.Фокеева "Информация в контексте культуры. Информационная культура. Основная литература, функционирующая в системе научных коммуникаций". Библиографический список в нем включает 216 названий, в том числе 33 работы, в заглавиях которых использован термин "информационная культура". По оценке В.А.Фокеева, легко различается несколько неформальных групп исследователей темы. Приоритет в ее разработке принадлежит библиографам. Причем существенно, что "библиографическая родословная" информационной культурологии предопределила солидное представительство в списке трудов классиков библиографии - К.Н.Дерунова, М.Н.Куфаева, А.М.Ловягина, Н.А.Рубакина, К.Р.Симона.

По оценке В.А.Фокеева, судя по процессу накопления знания, обогащения, насыщения документального информационно-культурологического потока, в ближайшем будущем должен произойти качественный скачок - появление крупных научных форм, прежде всего монографий. Фундаментальные труды и открытия - впереди. В частности, это одна из задач деятельности Отделения информационной культуры МАИ на 1997-2000 гг., которая сформулирована так: "Книжная культура, библиотека и библиография в информационном обществе".

С точки зрения исторического развития отечественного библиографоведения необходима активная интеграция трех рассмотренных выше направлений его научной разработки: документографического, книговедческого и культурологического. При этом приоритет нужно отдать культурологическому направлению, так как именно культура выступает в качестве интегрирующей модели по отношению ко всей общественной деятельности, в том числе информационной (коммуникативной), библиографической. И самым актуальным шагом на пути создания новой интегральной концепции библиографоведения следует считать скорейшую научную разработку истории советской библиографии с учетом всего разнообразия развиваемых в ней теоретических подходов. Это позволит, наконец, сформировать общую историю русской библиографии. А без истории, как мы знаем, не может быть научно обоснованной теории, а без нее, в свою очередь, не может быть эффективной методики и, значит, практики библиографии.



РАЗДЕЛ III. МЕТОДИКА БИБЛИОГРАФИИ

Излагаются основы организации функциональных видов библиографии и методики составления библиографических пособий, библиографического поиска, систематизации и обслуживания.

Глава 12. ОРГАНИЗАЦИЯ БИБЛИОГРАФИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Основное внимание уделено деятельности в системе функциональных видов библиографии - государственной, научно-вспомогательной, рекомендательной и библиографии второй степени. Дается характеристика основных центров, системы выпускаемых библиографических пособий, особенностей внедрения современной информационной технологии.

12.1. ГОСУДАРСТВЕННАЯ БИБЛИОГРАФИЯ




Современное состояние государственной библиографии определено Указом Президента Российской Федерации "О Российской книжной палате" (№ 1499 от 30 ноября 1992 г.). Всесоюзная книжная палата была преобразована в Российскую, на которую возложены функции "центра государственной библиографии, архивного хранения изданий, статистики печати, международной стандартной нумерации печати и научных исследований в области книжного дела". РКП сохранила статус научно-производственного объединения и включает помимо подразделений самой палаты Научно-исследовательский институт книги, издательство "Книжная палата", отраслевой "Научно-информационный центр" Информпечать [подробнее см.: Ленский Б.В. Рожденная демократией!//Книга. Исслед. и материалы. 1997. Сб. 74. С. 5-19; Сухоруков К.М. Государственная библиографическая регистрация произведений печати в России (история и современность)//Там же. С. 35-42].

Свою основную функцию учета, регистрации, хранения, подготовки и издания государственных библиографических указателей РКП осуществляет на основе обязательного бесплатного экземпляра каждого издания, поступающего от издательств и других издающих организаций всех форм собственности. В этих целях в 1994 г. был принят закон "Об обязательном экземпляре документов". Как можно судить уже по названию, объект государственной библиографии не ограничивается только произведениями печати. Согласно закону документ - это любой материальный объект с зафиксированной информацией в виде текста, звука или изображения, передаваемый во времени и пространстве. Таким образом, наряду с традиционной издательской продукцией в систему обязательного экземпляра включены издания для слепых, неопубликованные документы, аудиовизуальные материалы, электронные издания.

В соответствии с законом РКП должна получать для последующего распределения между крупнейшими библиотеками страны 16 бесплатных экземпляров книг, брошюр, альбомов и журналов, 9 - каждого номера газет и соответствующее количество других видов изданий. Нынешняя российская система государственной библиографии соответствует и всем основным критериям программы Универсального библиографического учета (УБУ), осуществляемой ИФЛА в общемировом масштабе.

Особое значение имеют следующие критерии учета произведений печати:

полнота, т.е. обеспечение поступления в РКП и другие библиографические центры России всех видов произведений печати, издаваемых в территориальных границах страны или входящих в ее состав суверенных республик;

универсальность, т.е. охват всех типов и видов произведений печати независимо от их тематики, языка, способов тиражирования и распространения;

селективность, т.е. исключение или ограничение учета тех произведений печати, которые по читательскому адресу, целевому назначению или характеру использования имеют крайнюю ограниченность либо секретный характер.


Вся регистрация ведется ныне в виде государственных библиографических указателей (летописей), карточек централизованной каталогизации и в электронной форме. Система государственных библиографических указателей в России регламентирована ГОСТ 7.61-90, согласно которому они подразделяются на три группы. Первую составляют указатели непериодических текстовых (вербальных) изданий (книги и брошюры), периодических и продолжающихся изданий (журналы, газеты, сборники, бюллетени), а также нотных, картографических и изоизданий. Вторая группа - это библиографическая информация о статьях (журнальных и газетных), а также рецензиях, т.е. она представляет аналитическую часть системы. Третья группа отражает смешанную библиографическую информацию как об изданиях, так и об их частях (например, указатель нотных изданий и музыкальных произведений, опубликованных в изданиях). Система основных изданий РКП приведена в табл. 17.

Учетно-регистрационная деятельность РКП позволяет осуществлять и ряд дополнительных функций: централизованной каталогизации, справочно-информационного обслуживания, государственной статистики печати, ведения Государственного архива печати РФ. В первом случае выпускается печатная карточка, пользователями которой выступают библиотеки и информационные органы. Она составляется на книги, авторефераты диссертаций, газетные и журнальные статьи. Большинство карточек печатается и отправляется заказчикам ежедневно полными, сокращенными или серийными комплектами. Общий ежегодный тираж - около 300 млн. экз.

Справочно-информационное обслуживание организаций и отдельных лиц осуществляется как на основе постоянно действующих договоров, так и по отдельным запросам по почте, телефону, телефаксу или с использованием электронной почты. В качестве поискового аппарата используется постоянно пополняемый Генеральный алфавитный каталог, содержащий более 30 млн. библиографических записей о произведениях печати, выпущенных в России с 1917 г. Кроме того, потребители имеют возможность получать интересующие их сведения путем прямого или дистанционного доступа к информационным базам, входящим в состав автоматизированного банка данных РКП, который действует в режиме промышленной эксплуатации. Простые и надежные средства математического обеспечения позволяют быстро и эффективно провести поиск необходимых сведений об издании по совокупности или одному из признаков: автору, названию, издательству, году и месту издания, предметной рубрике или ключевым словам.

Данные государственного статистического учета выпускаемой печатной продукции публикуются в официальных изданиях - "Народное хозяйство Российской Федерации" и "Печать Российской Федерации в ... году" (до 1990 г. включительно - "Печать СССР в ... году"), в средствах массовой информации, а также направляются для публикации в изданиях ЮНЕСКО - "Статистический ежегодник" (Statistical Year book) и "Указатель переводов" (Index Translationum). Естественно, в последнем помещаются сведения о выпуске переводных изданий. Статистика печати - одно из основных направлений в деятельности РКП, имеющее важное научное и практическое значение. При надлежащей обработке статистических данных можно не только квалифицировать современное состояние, взлеты и падения, но и определять перспективы развития, разрабатывать рекомендации по совершенствованию российского книжного дела.

На РКП возложена обязанность получения и распределения между основными фондодержателями, перечень которых утверждается в законодательном порядке, комплектов обязательных бесплатных экземпляров изданий и других документов в соответствии с уже упомянутым федеральным законом. Один комплект после прохождения регистрации, библиографической и статистической обработки поступает на вечное хранение в Государственный архив печати Российской Федерации, входящий в состав РКП. Он представляет собой наиболее полную коллекцию произведений печати, которые были выпущены в стране с 1917 г. По состоянию на 01.01.96 г. в нем насчитывалось свыше 75 млн. единиц хранения. В целях создания наиболее благоприятных условий для хранения и пользования архивом в г. Можайске под Москвой построены специально оборудованные книгохранилища.

РКП является национальным агентством в системах Международной стандартной нумерации книг (ИСБН) и Международного стандартного музыкального номера (ИСМН), а также российским национальным центром в системе Международной нумерации сериальных изданий (ИССН). Именно благодаря усилиям РКП практически все российские издательства и издающие организации выпускают книги и брошюры с ИСБН-нумерацией. Сейчас ведется активная подготовка к внедрению на этой основе штрих-кодирования выпускаемых изданий.

Как известно, ИСБН является базой для создания целого ряда информационных систем, позволяющих более эффективно вести работу по доведению книги до читателя. К их числу относится широко распространенная в крупных книгоиздающих странах система оперативного и наиболее полного информирования оптовой и розничной книжной торговли, библиотек, других информационных центров о наличии книг в товаропроводящих каналах или в издательствах на стадии выпуска в свет - так называемый "Букс ин Принт", в России это - "Книги в наличии и печати" (Russian Books in Print). Именно РКП проявила инициативу в выпуске такого издания с 1996 г. Оно особенно необходимо в условиях, когда в нашей стране централизованная система книгораспространения прекратила свое существование, оптовое звено в основе своей разрушено, а розничное - приватизировано. Целесообразность создания такой системы на национальном уровне признана Министерством печати РФ и Министерством культуры.

Специалистами РКП разработана оригинальная технология сбора и распространения информации о книгах, находящихся в наличии. В 1998 г. выпущены четыре каталога в традиционной бумажной форме (последние два - совместно с издательством "Либерия"). Теперь этот каталог издается 2 раза в год. Каждый выпуск содержит три раздела: I. Книги в наличии и печати. II. Книги, планируемые к изданию. III. Издающие и книготорговые организации.

Дальнейшее развитие государственной библиографии эффективно возможно только на основе широкого внедрения современных информационных технологий. В этом отношении РКП уже имеет определенные успехи. Так, мы уже упоминали о промышленной эксплуатации автоматизированного банка данных РКП. На его основе в 1996 г. выпущен уже второй компакт-диск (CD-ROM) с данными российской национальной библиографии начиная с 1980 г. (диск содержит около 800 тыс. библиографических записей). Вышеназванный каталог "Книги в наличии и печати" также параллельно с традиционным вариантом издается в электронной форме - на дискетах (шесть выпусков в год).

Важнейшим условием эффективного развития государственной библиографии в России является проведение соответствующих научных исследований. И существенно, что в составе РКП имеется особый научно-исследовательский отдел государственной библиографии. Кроме того, результаты научных работ публикуются в журнале "Библиография" и научно-книговедческом сборнике "Книга. Исследования и материалы", научно-информационных изданиях "Информпечати", редакции которых входят в состав РКП. Именно РКП принимала активное организационное и творческое участие в проведении научных конференций по проблемам книговедения. I Всесоюзная научная конференция по проблемам книговедения состоялась в апреле 1971 г. На протяжении следующих 25 лет такие конференции регулярно проводились с интервалом в 3-4 года. Последняя, по счету девятая, прошла в апреле 2000 г. Начиная с пятой организатором конференций была РКП. В рамках конференций обязательно действовала секция, на которой обсуждались самые актуальные проблемы библиографии, в том числе и государственной.




12.2. НАУЧНО-ВСПОМОГАТЕЛЬНАЯ БИБЛИОГРАФИЯ (ВНБ)




Этот вид библиографии является неотъемлемой частью ГСНТИ России. В целях формирования и эффективного использования государственных ресурсов научно-технической информации основные положения о ней нашли отражение в Федеральном законе "О науке и государственной научно-технической политике" [Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. № 35. Ст. 4137]. Принято также специальное правительственное "Положение о государственной системе научно-технической информации" (от 25 июля 1997 г., № 950).

Согласно этим нормативным документам ГСНТИ представляет собой совокупность научно-технических библиотек и организаций - юридических лиц, независимо от формы собственности и ведомственной принадлежности специализирующихся на сборе и обработке научно-технической информации и взаимодействующих между собой с учетом принятых на себя обязательств. Целью создания ГСНТИ является обеспечение формирования и эффективного использования государственных ресурсов научно-технической информации, их интеграции в мировое информационное пространство и содействие созданию рынка информационной продукции и услуг. Сохраняется прежняя, исторически закономерно сложившаяся структура ГСНТИ, обеспечивающая сбор, хранение и обработку отечественных и зарубежных источников НТИ, формирование, ведение и организацию использования федеральных, отраслевых и региональных информационных фондов, баз и банков данных, составляющих государственные ресурсы НТИ.

НВБ имеет определенные отличия от государственной (национальной) библиографии. Прежде всего это связано с объектом, которым для НВБ являются не только отечественные, но и зарубежные источники информации, отобранные на основе анализа и оценки соответствующими специалистами. Именно в НВБ в полном смысле реализуется известный принцип научности. Существует определенная специфика и многообразие в библиографических жанрах, в способах библиографирования и библиографического обслуживания. Условно их можно разделить на две категории: традиционные, максимально использующие возможности полиграфии, и новейшие, основанные на возможностях современной информационной технологии - безбумажной полиграфии, автоматизированных информационных систем, в том числе глобальных компьютерных сетей (международных, российских).

К традиционным относятся библиографические, или шире и неудачно - информационные издания [подробнее см.: Гречихин А.А., Здоров И.Г. Информационные издания]. Под влиянием отечественной информатики в НВБ обычно выделяются три типа информационных изданий: издания библиографической информации (БИ), реферативной информации (РИ) и обзорной информации (ОИ). В свою очередь, каждый из этих типов конкретизируется определенной совокупностью соответствующих видов. В целом система изданий НВБ соотносима с тремя основными функциями библиографии - сигнальное, оценочное и рекомендательное информационное управление. Соответственно эти функции реализуются посредством изданий БИ, РИ и ОИ. При этом следует учитывать, что понятие "информация" во всех возможных модификациях предполагает оповещение, т.е. опубликование или какой-либо другой способ доведения информации до потребителей (библиографическое обслуживание).

Можно согласиться, с определенными оговорками, что указанные три типа изданий составляют и три основных уровня НВБ [подробнее см.: Коршунов О.П. Библиографоведение: Общий курс. С. 158]: сигнальный, реферативный и обзорный. К сигнальному уровню относятся издания БИ, предназначенные для оперативного оповещения ("информирования") потребителей обо всех новых публикациях по интересующим предметам, проблемам и отраслям деятельности. По отношению к отечественным источникам информации таковыми являются "летописи" РКП, универсальные по своему назначению, но материалы их систематизированы по определенной схеме (в настоящее время - по УДК). Естественно, применительно к зарубежной информации нет необходимой полноты отражения. Существует определенный отбор, не только тематический (количественный), но и качественный (оценочный). К сигнальному уровню относятся библиографические списки и указатели во всем возможном их типологическом многообразии. Основу их составляет такой вид библиографической записи, как библиографическое описание, также во всем возможном его многообразии. Порой недостаточная информативность заглавия как элемента библиографического описания требует его уточнения. В этом случае не только более активно используется область примечания, но и само библиографическое описание в целом дополняется ключевыми словами, дескрипторами, шифрами (кодами) и предметными рубриками привлекаемых схем библиографической систематизации и т.п.

Сигнальность содержания в изданиях БИ особенно эффективна при использовании аннотации и оглавления (содержания) источника информации. Поэтому некоторые центры ГСНТИ целенаправленно используют аннотированные издания БИ, например: аннотированный библиографический указатель "Проблемы рыночной экономики" ГПНТБ России; "Новые промышленные каталоги", ежемесячно издаваемые РосНИИПМ в одиннадцати тематических сериях, причем еще и с алфавитно-предметным указателем и указателем фирм. Что касается оглавления, то оно наиболее активно используется в сигнальных изданиях БИ, предназначенных для оперативного оповещения о статьях, публикуемых в зарубежных журналах. Такие издания получили условное название "Указатели содержания журналов". В нашей стране наиболее богатый опыт в их подготовке и выпуске имеет ВИНИТИ (с 1967 г.).

Второй уровень составляют издания РИ. Точнее, вслед за сигнальным, его надо бы назвать оценочным, акцентируя не форму воспроизведения библиографической информации (жанр), а его функцию, роль в системе НВБ. Но в данном случае будем ориентироваться на уже принятую терминологию. Согласно действующим нормативно-методическим документам в нашей стране выпускаются следующие издания РИ: реферативный журнал (РЖ), реферативный сборник (РС), экспресс-информация (ЭИ), информационный листок (ИЛ). Существует вполне оправданное мнение, что ЭИ не самостоятельный вид библиографических изданий, а лишь "способ быстрого доведения сведений до заинтересованных специалистов" [ Карачинская И.А. Стандартизация терминов основных видов информационных изданий//НТИ. Сер. 1. 1980. № 4. С. 25]. Поэтому по жанру публикаций ЭИ может включать и библиографическую (сигнальную), и реферативную, и обзорную информацию. Но согласимся пока с действующими представлениями.

В отличие от изданий БИ, основанных преимущественно на идентификации документов, реферативные издания выполняют задачу систематизации, поиска, оценки, обобщения и рекомендации фактографической информации, содержащейся в первоисточниках. И вряд ли следует, как это делают отдельные авторы [ Брискман М.А., Леонов В.П. Современное состояние теории и практики реферирования//Науч. и техн. б-ки СССР. 1976. Вып. 4. С. 31], ставить под сомнение такую трактовку. Факты - это содержательная основа реферата, его принципиальное отличие от всех других информационных жанров. В зависимости от задач информационного управления реферат может указывать на наличие необходимой фактографической информации, представлять ее в определенной систематизации или давать оценку, обобщать, синтезировать ее и рекомендовать самую новую, ценную и полезную конкретному потребителю.

Важно, что современная практика НВБ подтверждает "фактографическую" точку зрения. РИ является доминирующим типом. Преобладающие виды - РЖ, РС и ЭИ. РЖ обычно выпускаются тематическими сериями, богатый опыт их издания имеют ВИНИТИ и ИНИОН. РС более активно использовались специальными и отраслевыми центрами ГСНТИ, в настоящее время это самый распространенный вид издания. Правда, не во всех случаях он носил именно реферативный характер, в некоторых сборниках печатались оригинальные статьи. Причина этого - отсутствие развернутой системы отраслевой научной периодики. Значительный опыт подготовки и выпуска РС имеет ИНИОН.

На основе оценки и обобщения этого опыта подтверждено, что главными разновидностями РС должны быть: 1) информационно-исследовательские, предназначенные для информирования как специалистов по данной проблеме (с целью сообщить им, что заслуживает особого внимания, какие вопросы еще не решены и не обеспечены необходимой информацией, раскрыть комплексную картину развития идей в данной области за тот или иной период времени), так и ученых-смежников (с целью дать достаточное представление о состоянии исследований в "соседней" научной области), 2) учебно-пропагандистские, предназначенные для широкого круга преподавателей, лекторов, пропагандистов. В последнем случае РС, как правило, дают материал в такой форме, что его можно непосредственно использовать в лекциях, семинарах и т.п. В то же время РС информируют о тех первоисточниках, с которыми преподаватель или пропагандист должен познакомиться в первую очередь [подробнее см.: Виноградов В.А. Общественные науки и информация. М., 1980].

Среди других особенностей РС следует отметить гибкую форму организации и охвата материала. Он может включать информацию за короткий промежуток времени (таковы сборники, посвященные отдельным международным событиям), но чаще он сочетает глубокий ретроспективный анализ с новейшей литературой по теме. Такой вариант особенно эффективен, ибо дает возможность представить и многообразные подходы к проблеме, и различные ее аспекты, и эволюцию идей, и актуальные вопросы. Что касается формы издания РС, то их можно издавать отдельными выпусками, или сериями (под общим названием), или в виде сборников, тематически близких друг другу и потому последовательно раскрывающих различные стороны одной и той же крупной проблемы.

Существует определенная перспектива в плане совершенствования структуры РС. В частности, не все из них имеют обобщающие вводные статьи, написанные квалифицированными специалистами. Причем по содержанию и способу анализа литературы такая статья обычно представляет собой обзор и играет роль введения в данную проблему, которое содержит анализ как включенных в сборник, так и оставшихся за его пределами работ. Нередко в РС помещаются ретроспективные библиографические списки, что позволяет потребителям в более полном объеме знакомиться с литературными источниками и получать материал для дальнейшей самостоятельной разработки проблемы.

ИНИОН издает проблемные серии РС, отражающие главные направления научно-теоретической мысли в нашей стране и за рубежом, по отдельным отраслям обществоведения. Для общественных наук вообще характерно единство идей прошлого и настоящего, ретроспективной и текущей информации, что в наибольшей мере реализует именно проблемно-тематическая специфика РС. Более того, они занимают важное место в НВБ, наряду с широко распространенными РЖ и обзорами - высшей разновидностью по сложности и значимости.

Что касается издания ЭИ, то согласно ГОСТ 7.23-80 оно представляет собой периодическое издание журнальной или листовой формы и содержит расширенные рефераты (реферат) наиболее актуальных опубликованных зарубежных материалов и неопубликованных отечественных документов, требующих оперативного освещения. В этом определении подчеркнуты два требования к ЭИ: расширенный реферат и оперативность издания. Чтобы осуществлять их, в ЭИ широко используются такие разновидности реферата, как реферат-перевод и реферат-фрагмент первоисточника. Это особенно важно для ЭИ, выпускаемой по материалам зарубежного опыта. Особенно активно используют издания ЭИ такие органы ГСНТИ, как ВИНИТИ, Информприбор, АО "Экос" и др.

Третий уровень изданий НВБ представляют издания ОИ. Обычно они выпускаются тематическими сериями, например "Итоги науки и техники" ВИНИТИ. Во многих органах ГСНТИ такие издания выделены в особую серию "Обзорная информация". Наибольшее распространение получил аналитический (критический), или иначе - реферативный, обзор. Существуют определенные различия обзоров в зависимости от уровня ГСНТИ. Так, согласно характеристике их в рекламных проспектах и специальном положении ВИНИТИ они обобщают и систематизируют сведения о достижениях, основных направлениях и тенденциях развития во всех отраслях науки и техники по материалам, опубликованным в РЖ за 1-3 года [Положение об информационном издании обзорного типа "Итоги науки и техники". М., 1970. С. 3].

Определенная градация существует и в системе отраслевых изданий ОИ. В отрасли приборостроения, например, издаются обзоры по важнейшим научно-техническим проблемам и по отдельным направлениям развития отрасли. Первые должны носить концептуальный (монографический) характер, вторые - аналитический (реферативный). Отрасль становится координатной системой для определения проблематики ОИ. В этом плане характерно само определение обзора в отраслевом методическом документе: "Обзор составляется на основе всестороннего анализа и обобщения информации, содержащейся в первичных научных и технических документах, содержит аргументированную оценку материала и дает обоснованные рекомендации относительно тенденций, перспектив развития и использования отраженных в обзоре достижений науки и техники" [Типовые схемы построения информационных материалов, издаваемых в отрасли приборостроения. М., 1975. С. 7].

Особой разновидностью третьего уровня НВБ следует считать "Доклад о наиболее важных отечественных и зарубежных достижениях в области науки, техники и производства", который согласно ГОСТ 7.38-82 должны ежегодно готовить все органы ГСНТИ. В частности, такие доклады выпускает научно-информационный центр в отрасли издательского дела, полиграфии и книжной торговли "Информпечать". Он же издает и научно-технический информационный сборник в трех сериях - "Издательское дело", "Полиграфическая промышленность", "Книжная торговля", где наряду с подборками рефератов на отдельные книги публикуются материалы обзорно-аналитического характера. Для специалистов книжного дела и книговедения особое значение имеет информация, публикуемая в РЖ и ЭИ ВИНИТИ "Информатика", а также одноименные тома в обзорной серии "Итоги науки и техники".

В настоящее время в систему НВБ все более широко и активно внедряются достижения современной информационной технологии. Определяющей тенденцией пока является параллельное сосуществование - производство, распространение и использование - библиографической информации в двух формах (версиях): полиграфической и электронной. Именно такой характер носит РЖ ВИНИТИ. В электронной форме он выпускается по всем разделам естественных, технических и точных наук (кроме раздела "Математика"). По наполнению и порядку расположения материалов каждый номер РЖ в электронной форме является полным аналогом соответствующей версии печатного выпуска. С помощью персонального компьютера пользователь получает возможность последовательного "листания" рефератов, просмотра содержания номера (списка рубрик) или публикаций интересующей рубрики и поиска необходимых публикаций по авторскому указателю, указателю источников, по ключевым словам.

Современная информационная технология вызвала к жизни новые формы воспроизведения библиографической информации - БД, БнД и БЗ. И почти все центры ГСНТИ распространяют их как в печатной форме, так и в других - на магнитной ленте, в микрофишах и микрофильмах, на компактных оптических дисках, дискетах. Наконец, современные информационные технологии открывают новые возможности для индивидуализации информационного поиска, справочно-библиографического обслуживания, библиографического информирования, системы избирательного распространения информации (ИРИ).

Все более широкое использование АИС в российской НВБ - это определяющая перспектива для ее развития. Поэтому ряд центров в ГСНТИ специализируется именно в этом направлении деятельности. Например, Международный центр научной и технической информации (МЦНТИ) предлагает электронные справочники (БД) по мировым и отечественным телекоммуникационным системам, компьютерным сетям, производителям и поставщикам компьютерной техники и программных продуктов в России, международным телекоммуникационным технологиям и стандартам. МЦНТИ осуществляет библиографическое обслуживание на основе баз данных на компактных оптических дисках по следующим направлениям: INIS - атомная наука и техника; AGRIS - сельскохозяйственные науки; BIOSIS - биология и смежные области науки и техники; F&S INDEX PLUS TEXT - библиографические описания и рефераты публикаций по всем направлениям коммерческой деятельности, J + W COMDISC INTERFTIONAL - адреса и реквизиты для связи примерно 3 млн. компаний и организаций 180 стран мира.

Многие центры ГСНТИ, с учетом особой актуальности для России менеджмента и маркетинга, формируют соответствующие АИС и БД. Так, Торгово-промышленная палата Российской Федерации (ТПП) для организации информационной инфраструктуры, эффективного обслуживания предпринимательства России создает Единую информационную систему (ЕИС). Стержнем ее является банк данных о коммерческих предложениях инофирм и российских партнеров, составляемый из определенной совокупности БД. Например, электронный сборник деловой информации "Еженедельные новости ТПП РФ", еженедельный электронный сборник деловой информации "Экспресс". ИНИОН в своей АИС по общественным наукам (АИСОН) имеет особую БД по экономике. ЦНИИатоминформ в рамках межотраслевой информационной автоматизированной системы "Созвездие" предоставляет доступ к 19 БД, в том числе и по экономике. Издательский дом "Лицом к лицу" располагает БД электронного ежедневного журнала экономических новостей и ежемесячного бюллетеня на английском языке - на дискетах.

В заключение следует отметить, что НВБ как часть ГСНТИ имеет свою специфику и в отношении библиографической систематизации. Здесь наряду с УДК и ББК используется еще и своя схема классификации - Государственный рубрикатор научно-технической информации (ГРНТИ).




12.3. РЕКОМЕНДАТЕЛЬНАЯ БИБЛИОГРАФИЯ




Рекомендательная библиография невозможна без активной и плодотворной деятельности двух функционально предшествующих типов библиографии - государственной (учетно-регистрационной), научно-вспомогательной (критической). Лишь на основе учета и оценки источников информации становится действенной рекомендательная библиография: доведение до конкретного потребителя наиболее ценной информации с учетом возможностей ее освоения и принятия соответствующего информационного решения. Именно рекомендательная библиография с некоторых пор (особенно в 70-е годы) подвергается необоснованной ломке, вплоть до неприятия ее как особого функционального типа. Примером может служить документографическая концепция О.П.Коршунова, в которой она вообще исключена [см. его видовую классификацию библиографии в работах: Проблемы общей теории библиографии; Библиография: Общий курс. 1981]. Представитель книговедческой концепции А.И.Барсук считал возможным называть ее не рекомендательной, а научно-популярной, исходя из ее якобы "общеинтересного" назначения [см.: Библиографоведение в системе книговедческих дисциплин].

Правда, О.П.Коршунов в своем учебнике "Библиографоведение. Общий курс" вынужден был согласиться с исторической закономерностью ее выделения. На основе анализа существующих в нашей стране точек зрения за период 1927-1986 гг. он констатирует, что в этом разнообразии "основных видов" библиографии нетрудно выделить относительно устойчивые, повторяющиеся элементы. К ним, прежде всего, относятся понятия государственной (базисной), научно-вспомогательной (ранее научно-информационной) и рекомендательной библиографии. Эту "триаду", по его мнению, "можно рассматривать как наиболее общепризнанный вариант видовой классификации библиографии по признаку ее общественного назначения" (выделено нами. - А.А.Г.). Во всяком случае, утверждает далее О.П.Коршунов, эти виды, как правило, "не вызывают возражений и присутствуют в большинстве классификаций, в то время как другие (дополняющие или обобщающие) неизменно подвергались сомнениям".

Указанная триада наиболее четко, но в другом терминологическом обозначении - учетно-регистрационная, критическая и рекомендательная, - впервые в российском библиографоведении обоснована Н.В.Здобновым. Непонятно по каким причинам, но в своей хронологии предлагаемых точек зрения О.П.Коршунов ссылается на второе издание труда Н.В.Здобнова "Основы краевой библиографии". В действительности его триада была обнародована еще в дискуссии на I Всероссийском библиографическом съезде 1924 г. [см.: Труды... С. 193], затем в первом издании (1925 г., на обл. 1926) названного труда "Основы краевой библиографии". В данном случае это существенно с точки зрения научного приоритета Н.В.Здобнова. Но, в конечном итоге, О.П.Коршунов включил признанную рекомендательную библиографию не в общую, а в специальную, соотнеся ее с образованием, самообразованием и идейно-воспитательной работой, т.е. в большей мере с педагогической библиографией.

С этим, естественно, трудно согласиться. Примечательна статья Э.К.Беспаловой "Проблемы общей теории библиографии" О.П.Коршунова и концепция рекомендательной библиографии", в которой она квалифицирует его подход как "новый": "О.П.Коршунов видит сущность рекомендательной библиографии в том, что она, оставаясь в пределах общей вторично-документальной природы библиографии, опосредует через себя оценочные, качественно-прагматические характеристики произведений печати для целей конкретного читателя. Поэтому исследование собственно рекомендательной библиографии стало частью общей теории... Рекомендательная библиография - это не совокупность пособий, предназначенных для общего и профессионального образования и самообразования, педагогической и пропагандистской деятельности, это общая функция библиографии" [Избранное: Ст. за 20 лет: В 2 т. М., 1994. Т. 1. С. 78. Статья написана в 1976 г.]. И мы согласны с тем, что рекомендация - общая функция библиографии. Но такое определяющее положение никак не вытекает из общей теории библиографии О.П.Коршунова. Это в большей мере видение самой Э.К.Беспаловой. О.П.Коршунов так и не смог четко квалифицировать различие между оценочной и рекомендательной функциями библиографии, что и подтверждает его процитированная выше новейшая характеристика рекомендательной библиографии.

В настоящее время положение с рекомендательной библиографией еще более усугубилось. На волне отрицания всего предшествующего ей отказано в воздействии на формирование идеологии, мировоззрения личности и общества. Но из истории отечественной библиографии известно, что рекомендательная библиография сформировалась именно исходя из задач идеологического воспитания, просвещения - прежде всего самообразовательного, а в наше время еще и профессионального. Скажем, даже в ГСНТИ советского периода очень много внимания уделялось рекомендательной библиографии для рабочих массовых профессий [подробнее см.: Гречихин А.А., Здоров И.Г. Информационные издания. 2-е изд., перераб. и доп. С. 102-118]. Еще одна важная функция рекомендательной библиографии - пропаганда библиографии и библиографических знаний как среди широких кругов пользователей информации, так и среди специалистов, профессионалов в соответствующих сферах общественной деятельности. Современные затруднения в госбюджетном финансировании системы народного образования, появление новых способов информационной деятельности вновь требуют особого внимания к возрождению и совершенствованию системы рекомендательной библиографии. Наконец, в руководстве чтением, пользованием книгой и другими источниками информации в определенной мере нуждается каждый человек.

К настоящему времени в нашей стране организационно сложилась система рекомендательной библиографии, включающая российские библиотеки: РГБ, Государственную республиканскую юношескую библиотеку (ГРЮБ) и ГПНТБ России. Второй уровень составляют библиотеки субъектов Российской Федерации - республик, краев, областей. В своей совокупности на этих двух уровнях создаются рекомендательные библиографические пособия универсального, комплексного, отраслевого и тематического содержания в помощь общему (политическому, политехническому, эстетическому) образованию и самообразованию, а также пособия краеведческого характера, например: "Что читать о ... крае (области, городе)". Можно более или менее определенно говорить и о третьем уровне, который представляют различные органы ГСНТИ (в том числе и библиотеки), создающие пособия рекомендательной библиографии в помощь профессиональному образованию и самообразованию рабочих массовых профессий, повышению квалификации специалистов. Таковы, например, серия библиографических указателей "Научно-технические знания - рабочим", серия рекомендательных обзоров "Новое в науке и технике" и др.

Главным центром в области теории и практики рекомендательной библиографии является РГБ, основные направления деятельности которой составляют: подготовка рекомендательных пособий, организационно-методическая работа, научно-исследовательская работа. Она создает рекомендательные библиографические пособия универсального содержания. Специфическую роль играет в системе рекомендательной библиографии РНБ, основное внимание уделяя проблемам обслуживания массовых профессий работников промышленности и сельского хозяйства. ГПНТБ России является головным центром рекомендательной библиографии по отношению к научно-техническим и специальным библиотекам различных ведомств, входящим в ГСНТИ.

В практике рекомендательного библиографирования наряду с традиционными жанрами пособий (библиографический список, указатель, обзор) сложились свои специфические жанры. К ним относятся: беседы о книгах, типовой каталог библиотеки, календарь знаменательных и памятных дат, семинарий, круг чтения, план чтения, листовки ("Что читать дальше?", "С чего начать?", "Прочтите эти книги"), памятка о писателе, ученом или общественном деятеле, библиографический плакат и т.д. Они могут выпускаться в качестве монографических, справочных и серийных изданий, сборников. Особое место в системе рекомендательных библиографических пособий и изданий занимают так называемые "малые формы": листовки-закладки, планы чтения, памятки, плакаты и т.п. Они отражают обычно небольшое число книг и статей и рассчитаны на конкретный эффект рекомендации и пропаганды. В качестве примера можно указать, что в форме бесед о книгах ГРЮБ подготавливает рекомендательные библиографические пособия по детской литературе, выходит уже упомянутая серия "За страницами вашего учебника". Рекомендательные библиографические закладки лежат в основе выпусков серии "Что читать дальше по истории...", составляемой Российской государственной публичной исторической библиотекой (РГПИБ).

До недавнего времени ведущим в области рекомендательной библиографии было издательство "Книга", которое в основном централизованно и выпускало подготовленные в органах ГСНТИ и библиотеках серии: "За страницами вашего учебника", "В мире прекрасного", "Страны и народы мира" и др. Теперь эту функцию осуществляет издательство "Книжная палата". Оно подготовило и в настоящее время (с 1988 г.) реализует проект выпуска рекомендательных библиографических изданий, взяв за основу четыре вида их: энциклопедия, справочник, антология, путеводитель.

В качестве примера рассмотрим одно из первых изданий рекомендательной библиографической энциклопедии "Минувшее меня объемлет живо...": Воспоминания русских писателей XVIII - начала XX в. и их современников [М., 1989. 350 с.]. Она была подготовлена в ГБЛ коллективом авторов-составителей ( С.П.Бавин, Е.М.Сахарова, И.В.Семибратова, В.С.Смирнова). Сами авторы, судя по предисловию, определяют жанр этого издания как "популярная" рекомендательная библиографическая энциклопедия. По их мнению, ее популярность - в преимущественном обращении к известным именам в литературно-общественной жизни прошлого; библиографичность - в научно организованной информации о всех книгах общедоступного характера, содержащих необходимые читателю материалы; энциклопедичность - в широте охвата историко-культурных и историко-литературных сюжетов и проблем, в панорамном представлении самых разнообразных материалов мемуарного характера, имеющих отношение к русским писателям XVIII - начала XX в.

В действительности, можно согласиться лишь с "популярностью" издания. Что касается "библиографичности", то авторы обходят сам факт наличия особого вида ее - "рекомендательной библиографичности". Но ни отбор материала, ни его подача в пользу этого, решающего в данном случае, требования не свидетельствуют. Нельзя же считать "научно организованной" библиографическую информацию, систематизированную по авторам, но непонятно в какой последовательности (не по алфавиту, не по хронологии). Вообще-то для рекомендательной библиографии наиболее существенна ценностная систематизация материала. Но об этом в предисловии ничего не говорится. Материал о каждом авторе подается в форме групповой, или сводной, аннотации справочного характера. Столь же описательно-перечислительны и завершающие статьи по каждому разделу - "Литературная жизнь XVIII в. в мемуарах" и др.

В случае "энциклопедичности" также на первое место следовало бы поставить библиографическую и лишь затем - историко-культурную задачу и литературную широту охвата. Но, судя по принятым ограничениям, речь не идет даже "о всех книгах общедоступного характера". Так, с одной стороны, свое место на страницах книги получили лишь те литераторы, издания которых и мемуары о которых публиковались в 1960-1980-е гг. С другой стороны, в исключительных случаях даны мемуары, выходившие в 50-е годы ( А.В.Никитенко, И.И.Панаев и др.). Выборочно представлены местные издания, материалы "Литературного наследства", совсем исключены издания, рассчитанные на специалистов (летописи творчества писателей, семинарии, энциклопедии, монографии о художественном творчестве). Наконец, из-за отсутствия современных изданий автобиографических и мемуарных произведений, а также сборников воспоминаний о писателях в книгу не вошли такие литераторы, как А.В.Сухово-Кобылин, А.К.Толстой, А.Ф.Писемский, Н.Г.Помяловский и т.д.

В целом, на наш взгляд, наблюдается определенный отход от основной социальной функции рекомендательной библиографии. Это относится и к последующим выпускам библиографических энциклопедий издательства "Книжная палата". По оценке О.П.Коршунова, "с позиций концепции "вспомогательности" библиографической информации... речь идет в сущности не о рекомендательно-библиографических пособиях как таковых, а о комплексных научно-популярных изданиях, органично сочетающих первичную научно-популярную и рекомендательно-библиографическую (вторично-документальную) информацию" [Библиографоведение: Общий курс. С. 178]. И все же следует считать, что начат серьезный эксперимент. И он должен продолжаться, но совершенствоваться. Именно при наличии энциклопедического подхода можно говорить, что рекомендательная библиография осуществляет социально значимую общебиблиографическую функцию.

При дальнейшем совершенствовании рекомендательной библиографии в нашей стране следует сохранить все лучшее, что было уже накоплено в прошлом, развивать ее в качестве составной части ГСНТИ. В любом обществе существуют определенные идеологические, культурологические, образовательные и воспитательные задачи, которые требуют обязательного и целенаправленного решения, внедрения в индивидуальное и общественное сознание. И здесь важнейшая роль принадлежит рекомендательной библиографии.




12.4. БИБЛИОГРАФИЯ ВТОРОЙ СТЕПЕНИ




Библиография второй степени имеет в нашей стране достаточно богатый опыт деятельности. К настоящему времени сложилась определенная система этого вида библиографии. Так, методическое руководство ею во всероссийском масштабе возложено на РНБ, которая составляет сводные перспективные планы выпуска указателей библиографических пособий, координирует и подводит итоги их выполнения, систематически издает сборники методических материалов, проводит совещания и конференции. РНБ является не только методическим и координационным центром, но и крупнейшей библиотекой-составителем. Для этих целей в ней ведется учет пособий библиографии второй степени, что позволяет выпускать ретроспективные указатели библиографических пособий различного характера: универсальных, отраслевых, рекомендательных и краеведческих. РНБ положила начало созданию указателей библиографических пособий третьей степени ("Предварительный список отечественных библиографических пособий второй степени" Б.Л.Канделя). Ведется работа над составлением указателей третьей степени "Отечественные указатели библиографических пособий".

Центром государственной библиографии второй степени является также и РКП, где осуществляются текущий учет и выпуск соответствующих пособий. Учет состоит как бы из двух уровней: сначала библиографические пособия отражаются в "Книжной летописи" и "Летописи журнальных статей", а затем - в ежегоднике "Библиография российской библиографии". Последний, как известно, начал свое существование в качестве ежегодника "Библиография советской библиографии". И теперь по традиции отражаются: а) отдельно изданные библиографические пособия; б) текущие библиографические издания; в) внутрикнижные и внутрижурнальные библиографические списки, указатели и обзоры; г) прикнижные и пристатейные библиографические списки; д) историографические обзоры. Как правило, в ежегоднике не учитываются пособия типа "Методические и библиографические материалы"; прикнижные и пристатейные списки цитированной литературы; "скрытые" списки использованной литературы; списки, помещенные в научно-популярных книгах и массовых брошюрах; прикнижные списки, не соответствующие теме книги; списки, содержащиеся в программно-методических изданиях, учебниках и учебных пособиях; прикнижные и пристатейные списки, насчитывающие менее ста названий; библиографические ссылки в примечаниях, в том числе подстрочных.

Библиографические описания составлены согласно действующему ГОСТ 7.1-84. Для описания прикнижных и пристатейных списков используются краткие справочные аннотации, для отдельно изданных указателей и списков - расширенные. Не аннотируются периодические издания, подробная характеристика которых помещалась в ежегодниках за предыдущие годы при первичном учете этих изданий. В библиографических записях применяются сокращения в соответствии с ГОСТ 7.12-77. Библиографическая систематизация материала сейчас осуществляется по схеме УДК, ранее - по "Единой классификации литературы для книгоиздания в СССР" [М., 1986] и "Классификации литературы в органах государственной библиографии" [М., 1948-1971]. Внутри разделов на первое место выделены библиографические работы, имеющие самостоятельный характер, далее следуют (отделены чертой) прикнижные и пристатейные библиографические списки.

Ежегодник снабжен списком журналов, имеющих постоянные библиографические отделы, не отраженные в основном тексте, списком рецензий, опубликованных в соответствующем году, на библиографические указатели, а также вспомогательными указателями - именным, заглавий библиографических пособий, коллективов, географическим. Обзорная статья, публикуемая в ежегоднике, характеризует состояние библиографии в России за соответствующий год. Обычно она рубрицируется по видам библиографии, например: общая библиография, общественно-политическая библиография (с выделением отдельных отраслей), библиография естественных наук, техническая библиография, библиография агропромышленного комплекса, библиография здравоохранения и медицины, библиография педагогики и народного образования, библиография художественной литературы и литературоведения, библиография литературы для детей, библиография искусства. В заключение обзорной статьи дается обобщенный взгляд на развитие библиографии в целом, на имеющиеся недостатки, оценки перспектив и рекомендации по совершенствованию.

В систему библиографии второй степени все активнее внедряется современная информационная технология. Скажем, рассмотренный выше ежегодник "Библиография российской библиографии" создается с помощью электронной БД РКП. Теперь уже и сами БД, ввиду их широкого распространения и использования, нуждаются в соответствующем библиографическом отражении. И в этом направлении также сделаны первые шаги. Например, Научно-технический центр "Информрегистр" (НТЦ "Информрегистр") с 1990 г. формирует фактографический "Электронный каталог российских баз данных", который содержит сведения о 2,5 тыс. БД, а также их владельцах, оказываемых ими услугах и выпускаемой информационной продукции. Электронная технология позволяет более эффективно вести учет, давать информацию и доступ пользователям к непубликуемым библиографическим пособиям, составляемым почти всеми органами НТИ и библиотеками.

В целях совершенствования современной системы библиографии второй степени в России необходимо активизировать деятельность РНБ как методического центра текущего и ретроспективного учета библиографической продукции, особое внимание обратить на рекомендательную библиографию второй степени, которая нуждается в специализированном отражении. Тем более что роль рекомендательной библиографии уже в ближайшей перспективе будет возрастать. Естественно, следует повысить уровень внедрения новейшей информационной технологии, имея в виду, что отечественному пользователю нужна зарубежная библиография второй степени, а она может быть оперативно получена только на основе библиографического обмена в рамках международных АИС. Все возрастающее обилие библиографической продукции в нашей стране и в мире настоятельно требует налаживания системы библиографии третьей степени. Здесь нужны уже не единичные эксперименты, а постоянная регулярность. В частности, основой может послужить начальный раздел "Библиографии библиографии", помещаемый в ежегоднике "Библиография российской библиографии". Путем простой кумуляции можно получить нужное ретроспективное пособие.

В целом можно утверждать, что, несмотря на неудачи и потери в ходе реформирования современной российской библиографии, она сохранила достигнутый ранее качественный уровень своего развития. Наибольшие потери понесла рекомендательная библиография, на что следует обратить особое внимание соответствующим правительственным органам и законодательной власти, РАН, министерствам культуры, образования. В первую очередь, нужно восстановить выпуск ранее многочисленных рекомендательных библиографических пособий для молодежи, рабочих массовых профессий. В современных условиях в рекомендациях все больше нуждается и специалист, профессионал. Следует повысить качество активно издаваемых сейчас рекомендательных библиографических пособий универсального характера.

В системе научно-вспомогательной библиографии в особом внимании нуждается региональный уровень. Видимо, должно возрасти значение головных библиотек во всех субъектах РФ. Кроме того, имеется возможность повысить библиографическую действенность существующих в нашей стране многочисленных филиалов РАН. В этом отношении есть замечательный пример - деятельность Государственной публичной научно-технической библиотеки Сибирского отделения РАН (ГПНТБ СО РАН). Она обладает фондом в 9,3 млн. экз. и осуществляет библиографическую деятельность универсального характера, но с ориентацией на Сибирь (например, издание по библиографии второй степени "Указатель библиографических пособий по Сибири и Дальнему Востоку", выпускаемое ежегодно с 1974 г.).

Главная задача на современном этапе состоит в том, чтобы российская ГСНТИ аккумулировала в себе все виды библиографической деятельности. Путем тотальной компьютеризации в перспективе должна сложиться собственная информационная сеть по типу ныне действующей - глобальной международной сети Интернет.


Глава 13. СОСТАВЛЕНИЕ БИБЛИОГРАФИЧЕСКИХ ПОСОБИЙ

Излагаются методические основы этого важнейшего библиографического процесса с учетом различных типов и видов библиографических записей, пособий, изданий.

13.1. ОСНОВНЫЕ ЭТАПЫ СОСТАВЛЕНИЯ И ИХ ОСОБЕННОСТИ




Напомним, что речь прежде всего идет о такой структурной части процесса библиографической деятельности, как библиографирование. В своей функциональной модели этот процесс в самом общем виде может быть представлен как триада: библиографирование - библиографическая информация ( библиографическая продукция) - библиографическое обслуживание. Согласно принципу деятельности библиографирование - это процесс производства, в нашем случае библиографической информации. Но согласно принципу коммуникативности информация вообще, в том числе библиографическая, не существует для общества вне ее материализации, опредмечивания какой-либо знаковой системой (например, естественный язык) и фиксации на каком-либо материальном носителе (например, бумажный лист, экран, дискета). Отсюда уже начинаются противоречия и разночтения в определении библиографирования. Так, ГОСТ 7.0-84 определяет библиографирование как "процесс подготовки библиографической информации". По мнению О.П.Коршунова, библиографирование представляет собой процесс производства (подготовки) документально фиксированной библиографической информации в форме библиографических пособий. В свою очередь, библиографирование включает два основных момента или этапа: 1) преобразование (отражение) первичного документального массива или потока посредством его библиографической обработки в исходную библиографическую информацию поискового или коммуникативного назначения; 2) целенаправленную переработку исходной библиографической информации, ее оценку в соответствии с конкретными потребителями или запросами [Библиографоведение: Общий курс. С. 86-87].

Мы считаем библиографирование частным случаем составления библиографических пособий, так как последний требует привлечения нескольких частных библиографических процессов. Суть библиографирования мы видим в аналогии с таким процессом и методом научно-информационной деятельности, как аналитико-синтетическая (точнее - логическая, мыслительная) переработка документальной информации. В информатике различаются следующие основные виды аналитико-синтетической переработки документальной информации: библиографическое описание, индексирование, аннотирование и реферирование, перевод, отбор, критическая оценка, систематизация и обобщение научно-технических данных, составление обзоров научно-технической литературы [ Михайлов А.И., Черный А.И., Гиляревский Р.С. Научные коммуникации и информатика. С. 289].

Несмотря на определенную дискуссионность в понимании библиографирования, сложилась типовая методика реализации этого процесса. Последний вариант ее предложен О.П.Коршуновым в вузовских учебниках [Библиография: Общий курс. С. 71-79, 400-431; Библиографоведение: Общий курс. С. 86-91, 96-98]. По его мнению, процесс библиографирования зависит, с одной стороны, от объема, формы и содержания его непосредственных документальных объектов, с другой - от конкретных целевых и читательских установок создаваемой библиографической информации.

Подготовка библиографических пособий любого назначения складывается из четырех этапов: подготовительного, включающего выбор и изучение темы, в необходимых случаях составление проспекта библиографического пособия, выявление литературы; аналитического, связанного с общим библиографическим анализом, составлением библиографических описаний, аннотированием или реферированием, индексированием и предметизацией выявленных документов; синтетического, в рамках которого происходят отбор документов (?) для библиографического пособия и их группировка; заключительного, на котором осуществляются составление справочно-методического аппарата (включая вспомогательные указатели), редактирование и оформление библиографического пособия.

Указание О.П.Коршунова на условность этого деления не устраняет противоречий предложенной им трактовки. В понимании библиографирования как части библиографической деятельности у О.П.Коршунова есть еще одна условность. Речь идет о библиографическом поиске как процессе библиографической деятельности и его месте в библиографировании. По О.П.Коршунову, библиографирование начинается с преобразования первичной документальной информации в библиографическую (вторичную) в целях поиска или коммуникации. Следовательно, библиографический поиск как таковой не занимает первоочередное место в библиографической деятельности. Но это противоречит его теоретической интерпретации, согласно которой поиск является первоочередной общественной функцией библиографии, наряду с коммуникативной и оценочной. Причем поисковая функция обладает относительной независимостью [Библиография: Общий курс. С. 25]. Последнее утверждение и привело к тому, что О.П.Коршунов рассматривает библиографический поиск вне библиографирования, он объявляется "исходной основой процессов библиографирования, библиографического обслуживания и самообслуживания" [Библиографоведение: Общий курс. С. 88]. Тогда нельзя утверждать, что библиографическую деятельность составляют два основных процесса - библиографирование и библиографическое обслуживание: в нее следовало бы включить и библиографический поиск.

В понимании библиографирования О.П.Коршунов близок к тому, чтобы трактовать его как логический (аналитико-синтетический) процесс переработки первичной документальной информации в библиографическую. Необходимой четкости и глубины в определении библиографирования нет до сих пор. Мы считаем, что этот процесс следует понимать как частный случай составления библиографических пособий. То же самое можно говорить и о библиографическом поиске. Более того, как этап составления библиографических пособий он практически отсутствует в случае государственной библиографии, универсальных пособий научно-вспомогательной и рекомендательной библиографии, где на первом месте стоит библиографирование. Сам О.П.Коршунов отмечает, что окончательный библиографический поиск документов всегда осуществляется на базе определенного фонда и обеспечивается специально для этого предназначенными источниками библиографической информации (каталогами). Поэтому ту общую библиографию, которая связана с окончательной реализацией поисковой функции библиографической информации, можно условно назвать каталожной [Там же. С. 116]. Примечательно, что сюда же, и справедливо, он относит государственную библиографию. В любом случае библиографический поиск необходим или при отсутствии хорошо налаженной государственной библиографии, или при составлении пособия по узкой тематике, или при необходимости обращения к различным фондам документов.

В то же время О.П.Коршунову принадлежит очень плодотворная идея о том, что в ходе библиографирования получается информационный результат в форме библиографических пособий (библиографической продукции), который, в свою очередь, становится средством библиографического обслуживания. Библиографическая продукция, подчеркивает он, "является одновременно результатом и средством библиографирования документов и библиографического обслуживания потребителей информации" [Там же. С. 100]. Следовательно, в нашем понимании, средством информационного управления. Именно поэтому результат библиографирования и приобретает форму библиографического пособия (произведения, документа, издания), т.е. дополняется другими процессами, которые в своей совокупности мы и называем процессом составления библиографического пособия. Особенно сложным он становится в случае подготовки библиографического издания - средства массового информационного управления.

В сложившихся условиях мы вынуждены предложить свой вариант процесса составления библиографических пособий, включающего шесть основных этапов (рис. 32). По существу - это своеобразная типологическая модель общего характера, которая должна быть конкретизирована применительно к каждому реальному случаю составления библиографических пособий (изданий). При этом, несмотря на критику, мы использовали все положительное из библиографической методики, разработанной в учебных изданиях Московского государственного университета культуры и искусств.

Подготовительный этап включает выбор и предварительное изучение темы, разработку проспекта библиографического пособия (издания). Изучение темы будущего пособия имеет два основных аспекта. Во-первых, составитель обязан разобраться в существе проблем, относящихся к теме, чтобы правильно их отразить, не допустить ошибок и пропусков, избежать неквалифицированных оценок и рекомендаций. Для этого необходимо тщательно ознакомиться с литературой данного вопроса. Во-вторых, следует выяснить библиографическую обеспеченность темы, т.е. ознакомиться с уже существующими или намеченными к выпуску библиографическими пособиями той же или близкой тематики. Последнее особенно важно для учета и использования накопленного опыта составления, а также для принятия решения о целесообразности подготовки и издания нового пособия, устранения дублирования и параллелизма в работе.

Другими словами, составитель должен уметь самостоятельно анализировать конкретную библиографическую продукцию. Более того, необходимо серьезно и постоянно изучать специальную литературу, содержащую научное обобщение практического опыта библиографирования: теоретические труды, рецензии, обзоры библиографической продукции, непосредственно работы по библиографической методике - рекомендации, инструкции, практические руководства. В современных условиях библиограф уже не в состоянии одинаково свободно ориентироваться во всех отраслях знания, с которыми ему приходится иметь дело. Поэтому возникает необходимость привлечения специалистов, т.е. реализации известного принципа научности. Здесь возможны и практически широко распространены два варианта. Первый предполагает участие ученых, преподавателей вузов, инженерно-технических работников, деятелей искусства, писателей в качестве консультантов, рецензентов, авторов вступительных статей, научных редакторов. Но роль специалиста, как видим, в этом варианте весьма пассивна или эпизодична. Он, как правило, знакомится с пособием на завершающем этапе его составления, когда внести существенные изменения уже невозможно. Поэтому более продуктивен второй вариант, когда специалисты выступают либо авторами, либо соавторами создаваемого пособия, а библиограф осуществляет общее руковод-ство работой, библиографическое редактирование.

В любом случае выбор и предварительное изучение темы должны обеспечить актуальность и общественную значимость будущего библиографического пособия, определить источниковедческие возможности и авторский состав.

После того как тема достаточно изучена, окончательно сформулирована и утверждена, разрабатывается проспект - основной документ, который регламентирует дальнейшую работу. Такой проспект выполняет роль своего рода программы или алгоритма всего процесса подготовки библиографического пособия. Поэтому от тщательности и обстоятельности разработки проспекта во многом зависят качество и эффективность будущего издания. Проспект должен отражать следующие основные моменты: обоснование темы с указанием замысла и раскрытие его главного содержательного аспекта (исторический, теоретический, практический и т.п.); определение типологических особенностей издания и характеристику структуры издания, примерные решения, касающиеся конкретной методики его составления на всех этапах; объем издания, сроки завершения работы, выбор составителей и редакторов.

Важно четко установить, с какой целью издается пособие, например: в помощь научной работе, профессионально-производственной деятельности, образованию и самообразованию, рекламно-пропагандистской работе, повышению квалификации, для первоначального ознакомления с темой и т.д. От определения целевого назначения во многом зависит решение большинства других проблем составительской работы. Цель должна быть указана максимально точно и конкретно. То же относится и к читательскому адресу. Попытка отдельных составителей подготовить пособие, которое бы одновременно предназначалось и определенной читательской категории, и всем интересующимся данной проблемой", ошибочна, так как это требует других приемов библиографирования.

В вузовском учебнике "Библиографическая работа в библиотеке: Организация и методика" приведен пример плана-проспекта указателя литературы, изданной в СССР в 1959-1984 гг., "Библиография. Библиографирование". Мы приведем лишь основные рубрики, раскрывающие его структуру: актуальность темы, назначение указателя, место данного указателя в системе библиографического обеспечения отрасли, источники выявления материала, общие принципы отбора, структура издания, характер аннотирования, научно-справочный аппарат. Этот план-проспект ориентирован на научно-вспомогательное библиографическое пособие. Примечательно также, что на основе плана-проспекта по окончании составления готовится вступительная (вводная) статья к пособию.

С подробным текстом этого плана-проспекта необходимо ознакомиться и нашим студентам. Тем более что указанное библиографическое пособие опубликовано в восьми частях и можно оценить степень реализации предварительного плана-проспекта. Для этого достаточно лишь первой части [М., 1993. 137 с.], где имеется предисловие и дана структура (содержание) всех других частей.

О.П.Коршунов [см.: Библиографическая работа в библиотеке. С. 97, 105-108] к подготовительному этапу относит "выявление литературы", или иначе - "выявление документов" [см.: Библиографоведение: Общий курс. С. 91, 96]. Это разночтение, хотя речь идет об одном и том же, свидетельствует, что термин не имеет пока четкого определения. При обозначении метода как "выявление литературы" он относится к подготовительному этапу, как "выявление документов" - к синтетическому. Буквально, по О.П.Коршунову: "выявление документов как объектов библиографирования в целях их последующей библиографической обработки, представляющее собой начальный синтез, фактически предшествующий этапу библиографического анализа" [Там же. С. 96]. Аналогичное определение дано и в ГОСТ 7.0-84 в разделе "Библиографирование", но под названием "библиографическое выявление".

По нашему мнению, "библиографическое выявление" - это один из синонимических вариантов понятия "библиографический поиск". С этим согласен и О.П.Коршунов, но пытаясь все же отстоять, пусть искусственно, неубедительно, право на жизнь этого устаревшего термина. По его словам [Там же. С. 88-89], термин "библиографический поиск" вошел в обиход библиографической науки и практики недавно. Ранее библиографы пользовались терминами "библиографическое разыскание" и "библиографическое выявление", толкуя их весьма неопределенно и неоднозначно. Но необходимой однозначности не получилось и у О.П.Коршунова. Библиографический поиск он понимает излишне узко: "Главная отличительная особенность его в том, что ищутся и доводятся до потребителей не сами документы, а лишь сведения о них, т.е. библиографическая информация". Что касается "библиографического разыскания" и "библиографического выявления", то это "частные случаи библиографического поиска". Первое относится преимущественно к сфере библиографического обслуживания (и самообслуживания) и обозначает установление и (или) уточнение элементов библиографического описания, отсутствующих или искаженных в запросе потребителя. Второе обозначает процесс исчерпывающего подбора (нахождения) документов как объектов библиографирования в целях их последующей библиографической обработки.

Итак, нам важно подчеркнуть, что "библиографическое выявление" (выявление литературы, документов) - это не подготовительный, а уже непосредственный этап составления библиографических пособий, который мы и называем "этап поиска". Примечательно, что именно о поиске речь идет и в разделе "Выявление литературы" в учебнике "Библиографическая работа в библиотеке".

Этап поиска - начало непосредственной работы над составлением библиографического издания. Здесь нельзя ограничиться информационным поиском в его узком понимании - как поиска только библиографической информации по заданной теме, следует применять все виды информационного поиска: библиографический, документальный, фактографический. Более подробно методика информационного поиска изложена в нашем учебном пособии "Библиографическая эвристика". Уже в процессе поиска возникает необходимость в библиографическом оформлении и систематизации полученных материалов. Это предварительная работа, поэтому следует использовать самые простые методы и формы. Например, можно вести библиографическую картотеку, систематизируемую по алфавиту авторов и заглавий. Если такой группировки недостаточно, особенно при наличии большого материала по заданной теме, тогда алфавитный принцип можно дополнить другими - хронологическим, географическим, жанрово-видовым и т.д. Комбинация этих принципов зависит от опыта составления, глубины поиска и других факторов. Предварительная картотека обязательно нужна, так как она поможет в самом начале работы оценить завершенность и эффективность поиска, а от этого, в свою очередь, будет зависеть качество всей последующей составительской работы. Картотека должна отражать все просмотренные документы - первичные и вторичные, которые затем войдут в библиографический список использованных источников информации. Поэтому поисковый этап включает собственно поиск, предварительное библиографическое оформление и систематизацию (группировку) накопленного материала по заданной теме.

Этап библиографирования - наиболее сложный из всех этапов составления библиографического пособия, потому и служит до сих пор предметом острых дискуссий. В нашем понимании, он включает общий библиографический анализ, библиографический отбор, составление библиографических записей.

Особенности общего библиографического анализа хорошо изложены О.П.Коршуновым [Библиография: Общий курс. С. 408; Библиографическая работа в библиотеке. С. 109]. Главная цель такого анализа - подготовить необходимый материал для последующих операций составления. Следует не только тщательно изучить каждый найденный документ по заданной теме, но и внимательно исследовать такую группу источников, как критические статьи, рецензии, отзывы о произведениях других авторов, материалы научных дискуссий и т.п. Это во многом облегчит оценку и рекомендацию отобранных в конечном итоге наиболее значимых документов, которые составят содержание библиографического пособия.

Анализ самого документа включает ознакомление с титульными элементами, в том числе с издательской аннотацией (рефератом) или макетом аннотированной каталожной карточки (МАКК); оглавлением (содержанием), предисловием (послесловием), примечаниями, комментариями и другими элементами аппарата. В нужных случаях используется выборочное чтение самого текста произведения, особенно введения (вступительной статьи) и заключения. Иногда возникает необходимость изучения дополнительных источников, отражающих сведения об авторе и содержании документа. В отдельных случаях для получения дополнительных сведений целесообразно обращаться к авторитетным в соответствующей области специалистам. Одна из целей общего библиографического анализа - повышение знаний библиографа-составителя до такого уровня, чтобы он мог достаточно свободно ориентироваться по теме пособия.

Для отражения и фиксации результатов анализа может быть использована предварительная картотека. Полученный в итоге библиографический материал становится исходной базой для библиографического отбора. Задача его - сформировать круг наиболее ценных документов, которые и будут включены в библиографическое пособие. Действенность отбора определяется умением составителя оптимально осуществить предшествующие операции этапа поиска и общего библиографического анализа.

По ГОСТ 7.0-84 библиографический отбор - это отбор библиографических документов в соответствии с намеченными качественными критериями. Согласиться с ним весьма трудно, так как в ходе составления библиографических пособий речь идет не столько о библиографических, сколько о любых документах по заданной теме. Оказывается, в ГОСТе допущена грубая опечатка, что и отмечает О.П.Коршунов: вместо "библиографических" следует читать "библиографируемых" [Библиографическая работа в библиотеке. С. 120]. Здесь же он справедливо подчеркивает, что понятие "библиографический отбор" должно включать любые ограничения относительно объектов библиографирования, т.е. не только качественные, но и формальные.

Следует учитывать, что отбор материала как результат особого процесса библиографирования в той или иной мере свойствен большинству библиографических пособий, в частности всем без исключения научно-вспомогательным и рекомендательным. В качестве примера можно назвать пособия, в которых отбор вообще не осуществляется: таковы указатели всех прижизненных изданий произведений какого-либо лица; указатели произведений печати, вышедших в свет на территории определенной местности - города, области, края и т.п. Здесь сам замысел, цель библиографирования требуют исчерпывающей полноты охвата материала. Согласно О.П.Коршунову [Библиография. Общий курс. С. 417-419; Библиографическая работа в библиотеке. С. 120-121], можно выделить два вида библиографического отбора: ограничительный и качественный.

В свою очередь, ограничительный отбор выступает на практике в двух разновидностях: формальный и содержательный. Формальные ограничения могут быть пространственными (на наш взгляд, лучше - источниковедческими) - фонд библиотеки или фонды нескольких библиотек, издательский репертуар, книготорговый ассортимент; формально-издательскими - вид издания, тираж, объем, способ размножения и т.д.; хронологическими - учетный период, время написания или издания; территориальными, языковыми, авторскими и др. При таком отборе не затрагивается содержание, тематика документов. В реальной библиографической практике формальные ограничения отбора нередко используются в различных сочетаниях. Типичный пример - "Книжная летопись": здесь отбор ведется по формально-издательскому (книги, брошюры, авторефераты), территориальному (издания, вышедшие в свет на территории РФ), хронологическому (издания, выпущенные и поступившие в РКП за последнюю неделю) критериям.

Содержательные ограничения в отборе, по сравнению с формальными, более активны по отношению к пользователю, но четкой дифференциации их пока не разработано. Поэтому в каждом конкретном случае составления существуют свои содержательные ограничения. Важно, чтобы из всей массы имеющихся документов были отобраны те, которые связаны с определенной отраслью знания, проблемой, темой, жизнедеятельностью конкретного лица или коллектива и т.п. Например, ЭИ "Информатика" отражает публикации по следующим темам: общие вопросы информатики, организация информационной деятельности, документальные источники информации, аналитико-синтетическая переработка документальных источников информации, информационный поиск, информационное обслуживание, информационная техника. Каждая из этих рубрик становится затем содержанием отдельных тематических номеров реферативного издания.

Качественный отбор связан с оценкой содержания документов, что особенно характерно в случае рекомендательной и имеет место в научно-вспомогательной библиографии. Составителю важно не только основательно знать тему пособия и имеющуюся по теме литературу, но и уметь осуществлять сравнительный анализ научной или художественной значимости, ценности близких по тематике работ, учитывать уровень подготовки, специфику восприятия и особенности психологии различных групп потребителей информации. Например, было бы ошибочно рекомендовать статьи из специальных журналов и трудов научных учреждений читателю, интересующемуся какой-то темой, но не имеющему даже законченного среднего образования. И, наоборот, нецелесообразно в пособие, предназначенное специалистам, включать школьные учебники, популярные статьи и книги. В целом важно иметь в виду, что все виды ограничений в процессе библиографического отбора практически могут сочетаться друг с другом. В одном пособии могут одновременно использоваться формальные, содержательные и качественные критерии отбора. При этом один из них является основным, другие - дополнительными, сопутствующими.

В составлении библиографических записей реализуется суть этапа библиографирования. Для этого используются самые различные методы и формы воспроизведения получаемых информационных результатов. Особенностям составления основных видов библиографической записи будет посвящен следующий параграф настоящей главы.

Этап систематизации включает четыре основных процесса: индексирование и предметизация, библиографическая группировка, составление предварительных замечаний, составление вступительной статьи. Речь идет, в первую очередь, о библиографической систематизации, в результате которой полученный на этапе библиографирования материал в форме библиографических записей преобразуется в библиографическое произведение. Для этого предназначены первые два из вышеперечисленных процессов (см. рис. 32). Кроме того, имеется в виду и литературная систематизация, т.е. организация библиографического материала в систему, соотносимую с законами жанра литературного произведения. Эту функцию в основном реализуют два последних из названных процессов (см. рис. 32).

Согласно ГОСТ 7.0-84 библиографическое пособие представляет собой упорядоченное множество библиографических записей, объединенных по какому-либо признаку. Правда, в свете такого определения (по одному признаку) мы получим библиографическое пособие с самой простой структурой, т.е. библиографический список. Помимо формальных способов систематизации в библиографии используются еще два вида систематизации содержательного характера: библиографическая классификация - по какой-либо схеме классификации документов; библиографическая предметизация - непосредственно по содержанию документа путем определения ключевых слов или дескрипторов. Как известно, в библиографической литературе и в ГОСТ 7.0-84 принят еще один вид библиографической систематизации - "библиографическая группировка", определяемый в очень ограниченном значении: "объединение библиографических записей в группы по заданным признакам" [ГОСТ.7.0-84. С. 13]. Мы используем этот термин в смысле библиографической систематизации записей в пособии по любым признакам.

Чтобы облегчить библиографическую группировку в создаваемом библиографическом пособии, составитель должен предварительно осуществить индексирование и предметизацию каждой библиографической записи. При индексировании в аппарате библиографической записи указывается классификационный индекс - "условное обозначение деления какой-либо системы классификации, к которому относится библиографируемый документ" [ГОСТ 7.0-84. С. 5]. Учитывая важность библиографической систематизации и действующих в нашей стране схем классификации, мы рассмотрим эту тему далее в отдельном параграфе. В ходе предметизации, т.е. выявления основного предмета (содержания), о котором идет речь в библиографируемом документе, для каждой библиографической записи определяется предметная рубрика: "краткая формулировка предмета (факта, события, аспекта и т.п.), рассматриваемого в документе" [Там же].

Предметные рубрики (заголовки) могут создаваться, по крайней мере, тремя способами. Во-первых, путем перевода классификационного индекса в соответствующую предметную рубрику используемой схемы классификации. Во-вторых, в качестве предметных рубрик могут быть использованы заглавия документов, в необходимых случаях уточненные исходя из контекста (содержания) библиографируемого документа. В-третьих, основное смысловое содержание (предмет) документа может быть с достаточной степенью точности и полноты выражено соответствующим списком или сочетанием так называемых ключевых слов, т.е. наиболее существенных для этой цели слов и словосочетаний, обладающих назывной (номинативной) функцией в тексте библиографируемого документа.

Ключевые слова могут быть выбраны непосредственно из содержания документа или носить формализованный, нормативный характер. В этом случае они превращаются в дескрипторы, т.е. предназначенные для предметного индексирования документов нормативные ключевые слова, которые по определенным правилам отобраны из основного словарного состава того или иного естественного языка и у которых искусственно (при помощи соответствующих отсылок и помет) устранены синонимия, полисемия и омонимия. Для этих целей создаются специальные дескрипторные словари, или тезаурусы. Они могут быть универсальными и отраслевыми. На их основе развивается такой вид предметизации, как координатное индексирование, при котором основное смысловое содержание текста документа представляется в виде сочетания ключевых слов или дескрипторов. Координатное индексирование считается одним из перспективных направлений в библиографической систематизации. В целом взаимосвязь между предметом (содержанием) документа, предметной рубрикой и предметным индексированием или, иначе, между содержанием, выражающими его ключевыми словами и дескрипторами хорошо выразил известный американский специалист по информатике Ч.Л.Берньер: "Предмет - это то, чему посвящен разговор, дискуссия или статья. Предметный заголовок - это термин, который выбран для того, чтобы направить или привести потребителя к предмету, а предметное индексирование - это метод указания предмета потребителю. Предметизатор должен выявить один или более предметов, о которых идет речь, подобрать один или более терминов для обозначения этих предметов, после чего заменить данные термины стандартными, применяемыми при индексировании" [Цит. по: Михайлов А.И., Черный А.И., Гиляревский Р.С. Основы информатики. С. 347].

Независимо от способа предметного индексирования, полученные рубрики заданным образом должны быть сгруппированы (перечислительно, иерархически, интегрально) и как бы составить содержательную структуру будущего библиографического пособия. Но в современной библиографии помимо содержательного выделяют также формальный и рекомендательный способы библиографической группировки [подробнее см.: Библиография: Общий курс. С. 419-423; Библиографическая работа в библиотеке. С. 121-124]. Библиографическая группировка помогает пользователям лучше ориентироваться в пособии, быстро находить нужные материалы, видеть взаимосвязь между ними, а в ряде случаев и подсказывает порядок, последовательность знакомства с содержанием. Группировка включает три основные операции: разделение всего массива записей на определенные группы по избранному признаку; определение последовательности разделов, подразделов, рубрик и т.д.; выбор способа расположения записей внутри рубрик (подрубрик), т.е. внутри так называемых последних делений.

Будем различать три основных способа группировки: формальный, содержательный и рекомендательный. Главное назначение формальной группировки заключается в том, чтобы обеспечить поиск конкретных документов по их внешним признакам. Она имеет ряд разновидностей: расположение в алфавите заглавий документов или фамилий их авторов, по виду изданий, месту издания или хранения, формату, хронологии написания или издания, языку, издательствам и т.п. Расположение материала по внешним признакам является наиболее простым и легким для составителя, а также доступным для пользователя. Важно, что формальная группировка позволяет получить и содержательную информацию об отраженном в пособии массиве документов. Так, хронологическое (по годам издания) расположение позволяет проследить становление и эволюцию документального потока по теме; группировка по месту издания - представить объем и характер издательской деятельности в том или ином городе, области, крае; по алфавиту фамилий авторов - помогает оценить творческую активность и вклад определенного деятеля в развитие науки, литературы, политики, искусства и т.д.

Более противоречиво выглядит классификация содержательной группировки, которая базируется на тематике документов или соответствующих библиографических записей. При этом одно и то же произведение, нередко посвященное нескольким темам (вопросам), может быть отражено в разных предметных рубриках пособия, для чего используется особая система отсылок. Как считают авторы учебника ( О.П.Коршунов и др.), содержательная группировка может быть систематической, тематической и предметной. Первое, с чем нельзя согласиться, это размещение в одном ряду трех терминов, соотносимых с двумя разными критериями: систематический - это принцип (способ, метод) группировки, а тематический и предметный - это синонимы, соотносимые с объектом (содержанием) данной группировки. Достаточно обратиться к "Словарю книговедческих терминов" Е.И.Шамурина, чтобы убедиться в этом: "Предмет книги - конкретная тематика произведения печати; непосредственный объект, рассматриваемый в нем. Синоним термина: тема книги". Этот же словарь указывает на аналогичность принципа группировки в таких библиографических пособиях, как предметный указатель (каталог) и тематический указатель (каталог). Применительно к этим пособиям следует говорить об алфавитно-предметном, или словарном, принципе содержательной группировки. Типичным примером может служить известный "Словарный указатель по книговедению" А.В.Мезьер.

Особенности алфавитно-предметной классификации (предметизации, группировки) известны давно. Достаточно сослаться на классический труд А.И.Михайлова. А.И.Черного и Р.С.Гиляревского "Основы информатики", где она определяется как информационно-поисковый язык (ИПЯ), основной словарный состав которого есть упорядоченное по алфавиту множество слов, сочетаний и фраз естественного языка, обозначающих предметы какой-либо отрасли науки или практической деятельности. Примечательно, что далее приводится определение такой классификации из "Словаря" Е.И.Шамурина. В "Основах информатики" мы находим доказательства синонимичности предмета и темы (тематики). В частности, предмет - это все, что может быть объектом специального изучения. Предметами являются не только материальные вещи объективного мира с их свойствами и отношениями, но и отражения этих вещей в нашем сознании, т.е. ощущения, восприятия, представления, понятия, суждения, умозаключения, научные теории и проч., т.е. то, что в логике называют предметами мысли. Что касается предмета документа, то это основная тема (одна или несколько), которой посвящен данный документ.

Но главное для нас в другом: алфавитно-предметные классификации могут быть двух типов: а) алфавитно-систематические; б) словарные. В первых предметный словник (алфавитное множество предметных заголовков, рубрик) состоит из названий предметов, которые подчинены названиям классов таких предметов, т.е. носит многоуровневый, иерархический характер. Число уровней иерархии в таком предметном словнике определяется практическими требованиями. Но порядок расположения предметных рубрик (заголовков) - алфавитный. В случае словарной классификации предметный словник состоит только из расположенных в алфавитном порядке названий самих предметов (предметных рубрик, заголовков), т.е. носит не иерархический, а одноуровневый, перечислительный характер.

Другими словами, то, что выше было названо тематической и предметной содержательными группировками, можно точнее обозначить как систематические. Только следует иметь в виду, что систематическая группировка по содержанию не сводима лишь к схемам действующих универсальных классификаций (УДК, ББК, ГРНТИ и др.), она может создаваться и специально в каждом конкретном случае подготовки библиографического пособия. А главное - содержательные систематические группировки могут иметь различный характер построения (структуры). В целом их можно свести к трем основным: перечислительным, иерархическим, интегральным (фасетным, дескрипторным и т.п.). Предлагаемые нами термины в большей мере отражают единый признак внутренней структуры, принятый в ГОСТ 7.0-84 и вузовских учебниках по библиографии. В частности, простой группировкой отличается библиографический список, независимо от того, какой единичный признак систематизации - формальный или содержательный - положен в его основу. Иерархическая и интегральная группировки характеризуются определенной сложностью даже одного содержательного критерия, а в действительности в них широко используется многомерный критерий систематизации, включающий как формальные, так и содержательные единичные признаки. Такой сложностью содержательной группировки отличается библиографический указатель, особенно если в нем используются так называемые вспомогательные указатели.

Еще более сложной является рекомендательная группировка. Во-первых, она всегда содержательна (предметна). Во-вторых, в отличие от всех других она должна носить ценностный (аксиологический) характер. И не только в вариантах от общего к частному, от простого к сложному, но и с учетом квалификации новизны, ценности и полезности рекомендуемой информации, социально-психологических качеств конкретного потребителя, его возможностей эффективно освоить и практически использовать предлагаемое ему библиографическое пособие.

Итак, библиографическая группировка в составляемых пособиях (изданиях) может быть трех основных типов - формальной, предметной и ценностной. Все они системны, но отличаются различной глубиной внутренней структуры (от простой к сложной и ценностной), числом привлекаемых признаков (от единичного до многомерного критерия) и особенностями их комбинаций в основном тексте библиографического пособия и его аппарате.

Особую роль на этапе систематизации играют такие процессы, как составление вступительной (вводной) статьи и предварительных замечаний в основных разделах. В принципе они обязательны в крупных рекомендательных и ретроспективных научно-вспомогательных пособиях, библиографических репертуарах, во всех видах библиографических обзоров и т.п. Классическими примерами могут служить "Предуведомление" к "Опыту российской библиографии" В.С.Сопикова, "Среди книг" Н.А.Рубакина и др. Мы рассматриваем эти два процесса вместе, так как их выделение зависит от сложности структуры составляемого пособия и творческих возможностей составителей. Можно начинать с предварительных замечаний в основных разделах, обобщая материалы затем во вступительной статье, и, наоборот, - со вступительной статьи, затем конкретизируя ее содержание в соответствующих предварительных замечаниях в основных разделах. Важно понять, что в обоих случаях по характеру жанрового исполнения это обзорные произведения. Поэтому они обязательно должны быть связаны с основным текстом библиографического пособия путем отсылок к соответствующим библиографическим записям. В то же время эти обзоры имеют принципиальное различие. Во-первых, предварительные замечания носят частный и соподчинительный по отношению к вступительной статье характер. Во-вторых, вступительная статья в библиографическом указателе осуществляет функции и введения, и заключения, что обычно выделяется в монографических произведениях.

Существуют и другие точки зрения. Например, достаточно обратиться к ГОСТ 7.23-96, где вся проблема ограничена одной фразой: вступительная статья содержит характеристику издания, раскрывает историю развития и состояние научных исследований по теме издания. Но известно, что характеристику издания обычно отражает предисловие. И вряд ли можно видеть главное назначение вступительной статьи в освещении истории развития и состояния научных исследований по теме. Это может быть важно в пособиях ретроспективного характера, но совсем не к месту в рекомендательных. Вступительная статья должна нацеливать на суть проблемы, исходя из общей задачи библиографического пособия.

Более четкую характеристику вступительной статьи дает О.П.Коршунов [Библиография: Общий курс. С. 427; Библиографическая работа в библиотеке. С. 125]. По его мнению, такая статья, написанная чаще всего научным редактором пособия, обычно представляет собой сжатый обзор, в котором рассматриваются история развития и современное состояние литературы вопроса. Она должна быть не просто дополнительным материалом по теме пособия, но его органичной составной частью. О.П.Коршунов считает важными статистические обобщения и выводы, построенные на основе анализа отраженной в пособии литературы. Как видим, он исходит из общебиблиографической точки зрения, а не рекомендательной, где особенно существенны не статистические, а качественные обобщения и выводы, оценки и рекомендации. Характерно, что в ГОСТ 7.15-79 аналогичный структурный элемент государственного библиографического указателя называется обзорной статьей, включающей характеристику, состояние, исторические и другие сведения о развитии издательского дела и (или) библиографии в нашей стране.

Кстати, именно в таком государственном пособии, как ежегодник "Библиография российской библиографии", помещается достаточно образцовая вступительная статья. Правда, она объединяет в себе и предварительные замечания. Но в целом в ней имеются как бы вводная часть (раздел "Общая библиография") и "Заключение", в котором даны обобщения и выводы, подчеркнуты достижения в развитии российской библиографии в соответствующем году. В этой связи странно, что вступительные статьи отсутствуют в других ежегодниках РКП ("Печать РФ...").

Вступительная статья как бы венчает этап систематизации, в результате которого создается основная часть издания - библиографическое пособие. Его структуру, информативность, доступность необходимо усовершенствовать путем введения вспомогательных указателей, предисловия, оглавления, списка сокращений и проч., т.е. на уровне следующего этапа составления библиографического пособия.

Этап разработки аппарата решает эту задачу. К сожалению, приходится констатировать, что и эта проблема в действующих нормативных документах и предлагаемых методиках трактуется по-разному. Так, согласно ГОСТ 7.23-96 помимо основной части (текста) существуют еще три структурных элемента - справочно-поисковый аппарат, дополнительные сведения, выходные сведения. В ГОСТ 7.0-84 имеется только определение справочно-библиографического аппарата библиотеки. В других стандартах, посвященных, например, государственным библиографическим указателям (ГОСТ 7.15-79), издательским и книготорговым библиографическим пособиям (ГОСТ 7.42-83), подобного структурного элемента вообще нет; они называются соответствующими единичными терминами (предисловие, вспомогательные указатели и т.п.). О.П.Коршунов в заключительном этапе выделяет подготовку справочно-методического аппарата библиографического пособия [Библиография: Общий курс. С. 427-431; Библиографическая работа в библиотеке. С. 124-131], который включает помимо вспомогательных указателей предисловие, вступительную (вводную) статью и приложения (списки просмотренных источников, условных сокращений, методические советы и т.п.).

По нашему мнению, такой разнобой в понимании аппарата библиографических и других информационных изданий ничем не оправдан. Мы исходим из давно устоявшейся в книжном деле трактовки аппарата издания. В частности, согласно известному вузовскому учебнику Н.М.Сикорского аппаратом книги принято называть материалы, которые дополняют основной текст, а также позволяют читателю легче и проще воспринимать содержащуюся в книге информацию [Теория и практика редактирования. М., 1980. С. 283]. К аппарату книги отнесены: предисловие (послесловие), прикнижная аннотация, примечания и комментарии, внутрикнижная и прикнижная библиография, указатели, приложения, оглавление (содержание), выходные сведения. Причем из всех других известных в издательской практике названий - научно-справочный аппарат, справочно-сопроводительный аппарат, справочный аппарат - принято название "аппарат книги". Такой же подход положен в основу определения термина "аппарат издания". Правда, в "Словаре издательских терминов" предпринята попытка дифференцировать эту структурную часть издания (книги): справочно-вспомогательный аппарат издания - оглавление (содержание), вспомогательные указатели, колонтитул; научно-справочный аппарат издания - вступительная статья, предисловие автора (издателя, редактора), послесловие, комментарий, примечания, аннотация, реферат и т.д.

Мы не можем признать удачной такую дифференциацию аппарата издания. Во-первых, она допускает, наряду с базовым термином "аппарат издания", использование термина "справочный аппарат". Во-вторых, вспомогательный характер носят не только отдельные, а все элементы аппарата издания. В-третьих, спорно определена научность отдельных элементов аппарата: например, научность вспомогательных указателей издания, особенно систематических, предметных, много выше, чем издательской (прикнижной) аннотации или реферата. Наконец, в-четвертых, в аппарат издания неправомерно включен такой элемент, как вступительная статья. На самом деле согласно современной теории и практике редактирования вступительная статья, как и любое другое введение, - это уже элемент основной части (текста, произведения) издания. По "Словарю издательских терминов" введение определяется как структурная часть основного текста произведения, представляющая собой начальную главу, иногда ненумерованную. Введение вводит читателя в суть проблематики произведения, представляет основные аспекты содержания, историографию предмета и т.п. Общая теория и практика редактирования распространяется и на структуру библиографического издания, которое также должно состоять из двух главных частей: основного текста (произведения) и аппарата (справочного аппарата). Методика составления аппарата издания достаточно разработана [ Сикорский Н.М. Теория и практика редактирования. 2-е изд., испр. и доп.; Мильчин А.Э. Методика редактирования текста; Его же. Культура книги; Тяпкин Б.Г. Аппарат произведения печати; Призмент Э.Л. Работа редактора над аппаратом книги; Призмент Э.Л., Динерштейн Е.А. Вспомогательные указатели к книжным изданиям. 2-е изд., испр. и доп.].

Заключительный этап содержит два основных процесса: окончательное оформление авторской рукописи и редактирование библиографического пособия. Наиболее спорный вопрос - редактирование, поскольку в современных условиях составление и редактирование функционально и организационно специализированы. Нельзя включать библиографическое редактирование в процесс библиографирования, как это сделано в ГОСТ 7.0-84. Редактирование - всестороннее и качественное совершенствование рукописи. Поэтому включение его в процесс составления чисто условно: чтобы показать тесную связь и преемственность составления и редактирования библиографических пособий.

Итак, составление библиографического пособия включает шесть основных этапов, на основе которых формируется будущее издание. С позиций общих требований современной библиографии и предложенной нами методики мы рассмотрим далее особенности составления основных видов библиографических записей.





13.2. ОСОБЕННОСТИ СОСТАВЛЕНИЯ ОСНОВНЫХ ВИДОВ БИБЛИОГРАФИЧЕСКОЙ ЗАПИСИ




Согласно ГОСТ 7.0-84 к основным видам относятся библиографическое описание, аннотация, реферат (см. гл. 3, § 2). Особенности их регламентированы ГОСТ 7.1-84 "Библиографическое описание документа", ГОСТ 7.9-95 "Реферат и аннотация". Кроме того, имеются ГОСТы на другие специфические виды произведений, материалов, изданий: ГОСТ 7.16-79 "Библиографическое описание нотных изданий"; ГОСТ 7.18-79 "Библиографическое описание картографических произведений"; ГОСТ 7.34-81 "Библиографическое описание изоизданий"; ГОСТ 7.40-82 "Библиографическое описание аудиовизуальных материалов". Но общепринятой методики их составления нет. Поэтому мы рассмотрим отдельно каждый из основных видов библиографической записи на примере книг, многотомных изданий, составных частей произведений (документов, изданий).

Библиографическое описание. В развитие и дополнение действующего ГОСТ 7.1-84 опубликован ряд справочных изданий. Основными из них являются: Правила составления библиографического описания: В 6 ч. Ч. 1. Книги и сериальные издания. М., 1986. 528 с.; Составление библиографического описания: Крат. правила. М., 1987. 224 с.; То же. 2-е изд., доп. 1991. 222 с. Оба издания подготовлены от имени Междуведомственной каталогизационной комиссии при РГБ, обсуждены и одобрены на ее пленумах. В многотомном издании Комиссии другие части посвящены библиографическому описанию: нотных изданий [Ч. 2. 1987. 256 с.]; картографических произведений [Ч. 3. 1990. 280 с.], изоизданий [Ч. 5. 1991], аудиовизуальных материалов [Ч. 6. 1989. 289 с.]. К сожалению, между этими двумя изданиями имеются разночтения по отношению к ГОСТ 7.1-84, особенно в "Кратких правилах". В частности, примеры в ГОСТе ориентированы на описания для изданий библиографических пособий, то же - и в многотомном издании (Ч. 1), тогда как в "Кратких правилах" по-разному, но в основном для каталогов (картотек). Положительным в обоих изданиях следует считать наличие многочисленных приложений (например, правила объединения библиографических записей нескольких изданий, в ГОСТе - документов; список наименований советских издательств и др.), алфавитно-предметного указателя. Кроме того, в "Кратких правилах" даны в приложении (в отличие от первой части многотомного свода) правила библиографического описания нотного издания, аудиовизуальных материалов, картографического произведения, изоиздания, а также правила оформления библиографических ссылок, прикнижных и пристатейных библиографических списков, правила сокращения и список особых случаев сокращения слов и словосочетаний в библиографическом описании.

С учетом сказанного нет необходимости в подробном изложении правил составления библиографического описания. Названные выше справочные издания, сам ГОСТ 7.1-84 могут быть использованы в качестве учебных пособий. Поэтому основное внимание мы уделим наиболее существенным положениям и особенностям составления основных видов библиографического описания - монографического, сводного, составной части документа - или аналитического; библиографической ссылки. При этом будем ориентироваться на использование их не в каталогах и картотеках, а в изданиях библиографических пособий.

Любое библиографическое описание состоит из элементов, т.е. минимальных структурных единиц, содержащих одно или несколько определенных библиографических сведений. В свою очередь, элементы объединяются в области, т.е. структурные единицы, включающие один или несколько формально, функционально и (или) содержательно однородных элементов. Библиографические элементы подразделяются на обязательные и факультативные (не обязательные). Факультативные элементы дают дополнительную информацию о документе. С наибольшей полнотой они приводятся в библиографических описаниях для государственных библиографических указателей, печатных каталожных карточек централизованной каталогизации.

Таблица 18

Основными источниками библиографических сведений являются элементы аппарата, которые используются в следующем порядке: титульный лист и его разновидности, в том числе совмещенный титульный лист, авантитул, контртитул, оборот титульного листа, колонтитул, обложка (переплет), шмуцтитул; сведения его перед выпускными данными; выпускные данные; оглавление (содержание); текст издания и т.д. [подробнее см.: ГОСТ 7.4-95 "Издания. Выходные сведения", а также - Гречихин А.А. Титульные элементы вузовской книги: (Состав, особенности размещения и оформления)//Совр. пробл. книговедения. 1996. Вып. 11. С. 61-75; Виды титульных листов//Правила составления библиографического описания. Ч. 1. С. 427-440. Прил. 5].

В библиографическом описании областям и элементам предшествуют условные разделительные знаки (табл. 18). Но все области и элементы, независимо от знака, пишутся с прописной буквы. В случае исключения элемента он опускается вместе с предшествующим ему условным разделительным знаком.

Ниже приводится перечислительная модель монографического библиографического описания (или библиографического описания однотомного издания, или монографического описания книги):

Заголовок описания

Область заглавия и сведений об ответственности

Основное заглавие

= Параллельное заглавие

: Сведения, относящиеся к заглавию

/ Первые сведения об ответственности

; Последующие сведения об ответственности

Область издания

Сведения об издании

/ Первые сведения об ответственности, относящиеся к данному изданию

; Последующие сведения

, Дополнительные сведения об издании

Область выходных данных

Первое место издания

; Последующее место издания

: Издательство или издающая организация

, Дата издания

(Первое место печатания

, Последующее место печатания

: Типография

, Дата печатания)

Область количественной характеристики

Объем

: Иллюстрации

; Размер

+ Сопроводительный материал

Область серии

(Основное заглавие серии

= Параллельное заглавие серии

: Сведения, относящиеся к заглавию серии

/ Первые сведения об ответственности, относящиеся к серии

; Последующие сведения

, Международный стандартный номер сериального издания (ИССН), присвоенный данной серии

; Номер выпуска серии

. Основное заглавие подсерии

= Параллельное заглавие подсерии

: Сведения, относящиеся к заглавию подсерии

/ Первые сведения об ответственности, относящиеся к подсерии

; Последующие сведения

, ИССН подсерии

; Номер выпуска подсерии)

Область примечания

Область Международного стандартного номера книги (ИСБН), цены и тиража

ИСБН

: Цена

, Тираж

В этой модели выделены подчеркиванием обязательные элементы. Общая модель монографического библиографического описания может быть представлена и в виде связного (в подбор) текста, где в квадратных скобках кратко указаны особенности соответствующих элементов. Такая модель характерна для изданий библиографического пособия.

Заголовок описания [содержит или имена индивидуальных авторов, если их не более трех; или наименование коллективного автора, в случае нескольких - указывают первого; или обозначение вида материала; или унифицированное заглавие; или основное заглавие]. Основное заглавие = Параллельное заглавие: Сведения, относящиеся к заглавию [раскрывают и объясняют основное заглавие, уточняют название книги и т.п.; перед каждыми сведениями двоеточие повторяется] / Сведения об ответственности [приводят фамилии и инициалы авторов, составителей, редакторов, художников и других лиц, участвовавших в создании книги, наименования учреждений, от имени или при участии которых опубликована книга; знак "косая черта" предшествует только первой группе сведений; между собой группы сведений об ответственности разделяют точкой с запятой, однородные сведения внутри группы разделяют запятой]. - Область издания [содержит сведения об отличиях данного издания от других изданий того же произведения; обязательными являются сведения о переизданиях, перепечатках, специальном назначении данного издания и особых формах его воспроизведения]. - Первое место издания: Наименование издательства или издающей организации [в именительном падеже и в сокращенной форме]. Дата издания [год издания, указанный в книге] (Первое место печатания, Последующее место печатания: Наименование типографии, Дата печатания). - Объем [фактическое количество страниц или листов, столбцов; арабскими или римскими цифрами в зависимости от имеющейся в книге нумерации} : Сведения об иллюстрациях [включенных в нумерацию]; Размер [высота обложки или переплета в см] + Сопроводительный материал [приложения]. - (Область серии) [содержит сведения о сериальном издании, выпуском которого является данная книга]. - Область примечания [дополнительная информация о книге, которая не была приведена в других областях; текст примечания не регламентируется; сначала приводят примечания к областям и элементам в порядке их следования, а затем - примечания к изданию в целом: о языке текста книги или ее части, выходных сведений; о посвящении; о справочном аппарате - библиографическом списке, вспомогательном указателе и т.п.; о связи с другим документом - переизданием, оригиналом, рецензией, рефератом и т.д.; об основном источнике информации, если описание составлено не по титульному листу; об особенностях полиграфического оформления и исполнения; о содержании - в целом или об отдельных произведениях, разделах, главах и т.д.; другие примечания]. - ИСБН (наличие переплета): Цена, Тираж.

Примеры различных видов монографического библиографического описания:

Пушкин А.С. Борис Годунов: Трагедия/Послесл. и прим. Д.Благого; Грав. В.Фаворского. - М.: Дет. лит., 1988. - 125 с.: ил. - (Шк. б-ка. Для сред. шк.). - ИСБН 5-08-001372-9.

Рудников Ю.М. и др. Автомобиль категории Д: Учеб. водителя/Ю.М.Рудников, Ю.Л.Засорин, В.М.Дагович. - 2-е изд., стер. - М.: Транспорт, 1989. - 332 с.: ил. - ИСБН 5-277-00077-1 (в пер.).

Гибкие производственные системы/Н.П.Меткин, М.С.Лапин, С.А.Клейменов, В.М.Критский. - М.: Изд-во стандартов, 1989. - 311 с.: ил. - Библиогр.: с. 308-309. - (В пер.).

Краткий психологический словарь/Под общ. ред. А.В.Петровского, М.Г.Ярошевского. - М.: Просвещение, 1985. - 431 с. - Темат. указ. ст.: с. 421-431.

Сводное библиографическое описание составляют на многотомное или сериальное издание в целом, или группы составляющих его томов, выпусков, номеров и т.п. Здесь мы будем рассматривать описания только многотомного издания. В этом случае описание состоит из двух частей: общей и спецификации. В общей части сводного библиографического описания многотомного издания приводят библиографические сведения, относящиеся ко всем или большинству томов, в спецификации - только к отдельным томам. При этом руководствуются теми же правилами, что и при составлении монографического библиографического описания. Но есть и свои особенности. Так, в сведениях, относящихся к заглавию, приводят данные о том, в скольких томах вышло или выходит издание (если это в нем указано), например: Савельев И.В. Курс общей физики: Учеб. пособие для студентов втузов: В 3 т. В области выходных данных приводят годы издания первого и последнего томов, соединенные знаком тире, или один год, если все тома вышли в течение этого года; при описании неполного комплекта приводят наиболее ранний год и тире после него, например: М.: Недра, 1980-1982; Махачкала: Даг. кн. изд-во, 1980; Наука, 1982 - . В последнем случае при необходимости приводят только годы (год) их публикации, опуская тире. Описание, состоящее только из общей части, составляют на издание в целом - при наличии всех его томов. В этом случае сведения - количество томов - являются обязательными, а все элементы спецификации опускают, например: Самойлов Д.С. Избранные произведения: В 2 т. М.: Худож. лит., 1989. ISBN 5-280-00564-9.

Спецификацию записывают после общей части с новой строки (с абзаца) или в подбор. В последнем случае перед спецификацией ставят точку и тире (или только точку). Сведения об отдельных томах в спецификации оформляют с новой строки или в подбор. При этом в первом варианте в конце сведений о каждом томе ставят точку, во втором - сведения о томах разделяют точкой с запятой. В спецификации основному заглавию при наличии обозначения тома (выпуска, сборника, книги и т.п.) и его номера предшествует двоеточие, например: Т. 3: Образование кристаллов. При необходимости спецификация может быть записана в сокращенной форме, вплоть до обязательных номера (номеров) тома и ISBN тома (томов). При этом номера томов, следующие подряд, соединяют знаком тире (например, Т. 1-5; Вып. 1-3; 5-8).

На практике чаще всего приходится иметь дело не с полным комплектом томов или группой их, а с отдельными томами. В этом случае имеются три варианта библиографического описания: 1) со спецификацией, 2) с включением ее в первую область - заглавия и сведений об ответственности, 3) под собственным заглавием данного тома. В последнем варианте сведения о многотомном издании в целом приводятся в области серии. Ниже даны примеры сводного библиографического описания.

Многотомное издание со спецификацией в полной форме:

Савельев И.В. Курс общей физики: Учеб. пособие для студентов втузов. - 2-е изд., перераб. - М.: Наука, 1982. - (В пер.).

Т. 1: Механика. Молекулярная физика. - 432 с.: ил. - Предм. указ.: с. 429-432. - 1. р., 300000 экз.

Т. 2: Электричество и магнетизм. Волны. Оптика. - 496 с. - 1 р. 10 к., 250000 экз.

Т. 3: Квантовая оптика. Атомная физика. Физика твердого тела. Физика атомного ядра и элементарных частиц. - 304 с.: ил. - 75 к., 225000 экз.

Многотомное издание со спецификацией в краткой форме:

Савельев И.В. Курс общей физики: Учеб. пособие для студентов втузов. - 2-е изд., перераб. - М.: Наука, 1982. - (В пер.). - Т. 1-3.

или

Савельев И.В. Курс общей физики: Учеб. пособие для студентов втузов. - 2-е изд., перераб. - М.: Наука, 1982. - 3 т.

Отдельный том многотомного издания со спецификацией:

Савельев И.В. Курс общей физики: Учеб. пособие для студентов втузов. - 2-е изд., перераб. - М.: Наука, 1982. - (В пер.).

Т. 1: Механика. Молекулярная физика. - 432 с.: ил. - Предм. указ.: с. 429-432. - 1p,, 300000 экз.

С включением описания данного тома в первую область - заглавия и сведений об ответственности:

Савельев И.В. Курс общей физики. Т. 1. Механика. Молекулярная физика: Учеб. пособие для студентов втузов. - 2-е изд., перераб. - М.: Наука. 1982. - 432 с.: ил. - Предм. указ.: с. 429-432. - (В пер.).

Под собственным заглавием тома:

Савельев И.В. Механика. Молекулярная физика: Учеб. пособие для студентов втузов. - 2-е изд., перераб. М.: Наука, 1982. - 432 с.: ил. - (Курс общей физики; Т. 1). - Предм. указ.: с. 429-432. - (В пер.).

На составную часть документа дается аналитическое библиографическое описание. При этом следует иметь в виду, что на практике существует три основных вида составных частей: 1) самостоятельная часть (статья, рассказ, роман и т.п.); 2) относительно самостоятельная часть (раздел, глава, параграф и т.п.), имеющая собственное название; 3) любой фрагмент текста, не выделенный в документе. В последнем случае используется область примечания и составитель сам формулирует предметную рубрику в квадратных скобках, например: С. 50-52: [Особенности библиографического описания диссертации]. При необходимости область примечания может быть использована и для описания самостоятельной и относительно самостоятельной составных частей.

Общую модель аналитического библиографического описания (или составной части документа) можно представить следующим образом:

Сведения о составной части документа//Сведения о документе, в котором помещена составная часть. - Примечания.

Перед сведениями о документе, в котором помещена составная часть, применяют знак "две косые черты" в один пробел до и после знака. Существуют определенные особенности аналитического библиографического описания составных частей из различных видов изданий. Примеры некоторых из них приведены ниже.

Составная часть книги:

Шекспир У. Ромео и Джульетта/Пер. с англ. Б.Пастернака//Трагедии. - М., 1989. - С. 17-118.

Библиографическое описание книги//Составление библиографического описания: Крат. правила. - 2-е изд., доп. - М., 1991. - Гл. 2. - С. 21-63.

Сахаров В. Возвращение замечательной книги: Заметки о романе М.А.Булгакова "Мастер и Маргарита"//За строкой учебника: Сб. ст. - М., 1989. - С. 216-229.

Домашнему мастеру и рационализатору//1000 советов по экономии и быту/В.И.Сидоров, Е.М.Каневский, И.И.Колчина и др. - М., 1989. - С. 169-216.

Составная часть многотомного издания:

Ключевский В.О. Терминология русской истории: Лекции//Соч.: В 9 т. - М., 1989. - Т. 6. - С. 94-224.

Библиографическое описание книги//Правила составления библиографического описания: В 6 ч. - М.: Книга, 1986. - Ч. 1, разд. 2. - С. 140-289.

Составная часть сериального издания:

Газета

Петров И. Бизнес без границ//Подмоск. изв. - 1992. - 14 окт.

Журнал

Стоимость рекламных полос в периодических изданиях//Кн. дело. - 1992. - № 2. - С. 26-27.

Продолжающееся издание

Гречихин А.А. Система библиографии как деятельности//Совр. пробл. книговедения, кн. торговли и пропаганды книги: Межвед. сб. науч. тр. - 1991. - Вып. 8. - С. 78-106.

Свои особенности оформления имеют и библиографические ссылки - библиографические описания, составляемые на цитируемое, рассматриваемое или упоминаемое в тексте произведения (документа, издания) другое произведение (его составную часть или группу произведений, документов, изданий). При оформлении библиографических ссылок следует учитывать общие условия. Так, их приводят в виде примечания, которое размещают или в тексте документа, или частично в тексте, а частично в примечании, или за текстом. На этом основании выделяют три вида библиографических ссылок: внутритекстовые, подстрочные (внизу страницы), затекстовые. Существует специфика оформления библиографических ссылок в зависимости от наличия прикнижных и пристатейных библиографических списков. Наконец, различают первичные и повторные библиографические ссылки.

В частности, при отсутствии библиографического списка ссылка может быть оформлена полностью в тексте в скобках (круглых, квадратных), например: (Вернадский В.И. Размышления натуралиста. М., 1977. Кн. 2. С. 39). При использовании подстрочных и затекстовых библиографических ссылок применяют особые отсылки в тексте документа, которые повторяются и в самих ссылках. Отсылки дают в виде цифр (порядковых номеров) или звездочек. Другой характер имеет оформление ссылок при наличии библиографического списка. Здесь наиболее широко распространены два варианта: список пронумерован в порядке натурального ряда чисел или систематизирован по алфавиту. В первом из них в тексте документа после цитирования, рассмотрения или упоминания включенного в библиографический список другого документа в квадратных или круглых скобках проставляется номер, под которым оно значится в списке, а в необходимых случаях - том (выпуск и т.п.) и страницы, например: [18, т. 1, с. 753]. Во втором варианте в отсылке указывают фамилию автора и (или) первые слова заглавия, а затем год издания, например: [Вернадский В.И., 1977], [Информация и управление, 1985], при наличии других изданий этого автора - [Вернадский В.И. Размышления натуралиста, 1977]. В современной издательской практике первый вариант используется чаще, например в ежегоднике "Библиография российской библиографии", в изданиях обзорной серии ВИНИТИ "Итоги науки и техники" и т.д.

Следует отличать первичную и повторные ссылки на один и тот же документ при отсутствии прикнижного или пристатейного библиографического списка. Первый вариант повторности касается документа, упоминаемого, цитируемого или рассматриваемого на протяжении всего текста. Тогда первый раз в библиографической ссылке приводятся все необходимые элементы для идентификации и поиска соответствующего документа. А во всех последующих повторных ссылках она сокращается до первого элемента (заголовка описания), например: в первичной подстрочной ссылке:

1Централизация библиотечной сети: Итоги и пробл.: Сб. науч. тр. М., 1984. С. 97.

2Карцев В.П. Всегда молодая физика. М., 1983. С. 126.

В повторной:

1Централизация библиотечной сети. С. 82.

2Карцев В.П. С. 72.

Естественно, при наличии других изданий одного и того же автора помимо его фамилии в повторной библиографической ссылке указывается еще и основное заглавие соответствующего произведения.

Второй вариант повторности используется в тех случаях, когда библиографические ссылки на одно и то же издание следуют одна за другой. В повторных ссылках приводятся слова "Там же", заменяющие все элементы, указанные в предшествующей библиографической ссылке, например:

1Централизация библиотечной сети: Итоги и пробл.: Сб. науч. тр. М., 1984. С. 97.

2Там же. С. 82.

3Карцев В.П. С. 126.

4Там же. С. 72.

К сожалению, как показывает современный издательский опыт, принцип повторности в оформлении библиографических ссылок часто игнорируется. Это свидетельствует о низкой библиографической культуре и ведет к информативной избыточности текста.

Аннотирование. Типология составляемых аннотаций приведена выше (см. гл. 3, § 2). Требования к составлению аннотаций различных видов, помимо действующего ГОСТ 7.9-95, изложены во многих монографических публикациях. Наиболее фундаментальная из них - "Методика составления аннотаций" Е.И.Шамурина [см. также: Истрина М.В. Аннотирование произведений печати; Леонов В.П. Реферирование и аннотирование научно-технической литературы]. Естественно, аннотирование нашло свое место и в современных учебниках для вузов [Библиография: Общий курс. С. 409-416; Библиографическая работа в библиотеке. С. 110-118]. И все же общепринятой типологии аннотаций и методики аннотирования пока нет. Поэтому с учетом существующих точек зрения мы при изложении особенностей составления аннотаций будем исходить из своего варианта [подробнее см.: Гречихин А.А., Здоров И.Г. Информационные издания. 2-е изд., перераб. и доп.].

Первое предубеждение, которое нужно преодолеть, касается отличия аннотации от библиографического описания. В указанной выше литературе вопроса в большинстве своем аннотация определяется как дополнение к библиографическому описанию, т.е. ей как бы отказывают в самостоятельном существовании как одного из видов библиографической записи. По нашему мнению, дополнение заключается в различии осуществляемых функций в процессе информационного управления: библиографическое описание идентифицирует документ, его часть или определенное множество документов, тогда как аннотация - содержание документа, его части (аспекта) или множества документов. В свою очередь, аннотация - разновидность реферата как генетически, так и по существу. Аннотация - не формальная, а содержательная модель документального источника. Из всего сказанного следует важный вывод. Библиографическое описание, аннотация (реферат) - это не только структурные элементы библиографической записи, но и самостоятельные библиографические произведения, отличительным признаком которых как жанров, по сравнению с литературными, выступает обязательное наличие библиографического описания, причем в любой редуцированной форме (классификационный индекс, автор, заглавие и другие элементарные библиографические сведения) и в любой последовательности.

Второе предубеждение связано с типологией аннотации. Так, в прежней редакции ГОСТ 7.9-77 эта проблема представлена весьма нечетко. Еще более она упрощена в новой редакции - ГОСТ 7.9-95. Поэтому лишь при тщательном анализе можно выяснить, что по функциональному назначению существует рекомендательная аннотация в целях рекламы и пропаганды лучших произведений печати; по объекту аннотирования - на произведения печати по естественным, техническим и общественным наукам и отраслям народного хозяйства, с одной стороны, и на произведения художественной литературы - с другой. Иными словами, использованы два основных признака систематизации: функция и объект (содержание).

Можно лишь условно говорить и о третьем признаке - содержательной структуре аннотации. Условно потому, что такая структура различна в зависимости от уже заданного признака - объекта аннотирования. Так, аннотация на произведения печати по естественным, техническим и общественным наукам и отраслям народного хозяйства включает: характеристику типа произведения, основной темы (проблемы, объекта), цели работы и ее результаты; указывает, что нового несет в себе данное произведение печати в сравнении с другими, родственными ему по тематике и целевому назначению (при переиздании - что отличает данное издание от предыдущего). Иногда приводятся сведения об авторе. Аннотации на произведения художественной литературы должны содержать сведения об авторе (национальная принадлежность, страна, период, к которому относится творчество автора), литературном жанре, основные проблемы и темы произведения, место и время действия описываемых событий. В аннотации указывается читательское назначение произведения печати.

Отсутствие необходимой для нормативного документа четкости в формулировке типологической специфики аннотаций по их функции, содержанию и структуре попыталась компенсировать М.В.Истрина. В общем ей удалось предложить более четкую содержательно-структурную модель аннотации. По ее мнению, можно выделить следующие пять групп сведений об изданиях литературы, которые обычно содержатся в хорошо составленной издательской аннотации: 1) об авторе, составителе; 2) о произведении литературы, вошедшем в издание; 3) о научно-справочном аппарате; 4) об оформлении, иллюстрациях и т.д.; 5) о читательском адресе издания [Указ. соч. С. 24]. Содержательно-структурная модель конкретизируется затем применительно к изданиям художественной и к изданиям других видов литературы. Но в этой базовой модели почему-то отсутствуют еще две, и самые важные, группы сведений: целевое назначение издания, характеристика содержания издания (произведения). Правда, содержание достаточно убедительно раскрывается в последующем изложении.

М.В.Истрина не предложила и своей типологии аннотаций, что является первым и обязательным условием и от ее качества зависит методика аннотирования. Как мы уже отмечали, наиболее фундаментально типология аннотаций и методика аннотирования разработана у Е.И.Шамурина. Но она уже во многом устарела, да и была излишне усложнена и в то же время формализована. К явной удаче Е.И.Шамурина следует отнести данное им определение аннотации, в котором несколько пространно указаны все ее наиболее существенные признаки: "Аннотацией принято называть краткие сведения, характеризующие произведение печати со стороны его содержания, идейно-политической направленности, ценности, назначения, литературно-библиографической истории, оформления и пр., которые составляются библиографом на основании текста издания или других источников с целью углубить информацию о произведении печати и помочь читателю в выборе литературы" [Методика составления аннотаций. С. 5].

Как видим, на первом месте стоит краткая характеристика содержания, вошедшая затем почти во все последующие определения. Но у Е.И.Шамурина нет ни слова о дополнении библиографического описания. Функционально (цель) для него важнее "углубить информацию о произведении печати" (т.е. то, что теперь приписывается справочной аннотации) и "помочь читателю в выборе литературы" (т.е. речь идет о рекомендательной аннотации). Более того, в стремлении усилить содержательность (информативность) аннотации Е.И.Шамурин выделил как самостоятельный вид "реферативную аннотацию", сообщающую в сжатой форме основные положения и выводы произведения. Правда, проводя границу между реферативной аннотацией и рефератом, он акцентировал внимание лишь на их объеме: "Реферат может занимать целую брошюру или книгу, чтение его - продолжаться не один час" [Там же. С. 33]. Следовательно, ни он, ни его последователи так и не нашли критерий различения "краткой характеристики содержания" (аннотации) и "краткого изложения содержания" (реферат). Но нам уже известно, что этот критерий давно определил М.В.Ломоносов, для которого реферат не просто "экстракт" содержания книги, подобно аннотации, а "экстракт" как отражение содержательного приращения знания (науки), т.е. новой, ценной и полезной информации.

Обратимся теперь к типологии аннотаций и методике аннотирования, предложенных в современных вузовских учебниках, автором которых является О.П.Коршунов. Он по функциональному назначению делит аннотации на справочные и рекомендательные. В свою очередь, они по второму признаку - способу характеристики документов - подразделяются на общие, аналитические и групповые [Библиографическая работа в библиотеке. С. 110-113]. Если исключить групповую аннотацию, то предложенная типология их нашла отражение в действующем ГОСТ 7.0-84. Истоки ее мы находим в приведенном выше определении аннотации Е.И.Шамурина, которое позже было принято за основу в классическом теперь труде А.И.Михайлова, А.И.Черного и Р.С.Гиляревского "Основы информатики". Они ограничились в своей типологии по содержанию и целевому назначению двумя видами аннотаций - справочной и рекомендательной. Но это в большей мере функциональная типология. Она вошла также в учебник "Библиография: Общий курс" 1969 г. издания. О.П.Коршунов более четко квалифицировал содержательный аспект типологии. Более того, он ввел еще и количественный критерий, так как аннотирование осуществляется не только на один документ (составную часть его), но и на некоторое множество их - групповое аннотирование (аннотация). Хотя мы предлагаем использовать другой термин - сводное аннотирование (аннотация).

Но мы не можем согласиться с тем, что рассматриваемая функциональная типология аннотаций игнорирует, точнее - смешивает с рекомендательной, оценочную (критическую) функцию аннотации. Как справедливо подчеркивает в этой связи М.В.Истрина, "часть аннотаций (без оценки) теряла основное качество, а именно переставала быть характеристикой издания, ибо само понятие характеристика подразумевает оценку как выявление ведущих черт, особенностей предмета" [Указ. соч. С. 4. Выделено нами. - А.А.Г.). Характеристика ценности присутствует в определениях не только Е.И.Шамурина, авторов "Основ информатики". Примечательна в этой связи трактовка аннотации в трех изданиях Большой Советской Энциклопедии (БСЭ): 1) "приводимые после описания внешних признаков книги дополнения, касающиеся, главным образом, внутреннего содержания: перечень входящих в книгу статей, сведения об авторе, описания иллюстраций, иногда краткая рецензия или ссылки на рецензии в разных изданиях и т.д." [Т. 2. С. 784]; 2) "краткая характеристика книги, статьи или рукописи, сочинения, излагающая их содержание (обычно в виде перечня главнейших вопросов) и дающая иногда их оценку" [Т. 2. С. 464]; 3) краткая характеристика книги, статьи или рукописи, их идейно-политической направленности, содержания, назначения, ценности и др."

Можно видеть, что при общей их повторяемости в смысле идентификации содержания обязательно указывается необходимость оценки (краткой рецензии) соответствующего произведения, документа, издания (книги). О чем мы все время и говорим. Целенаправленная оценка - особая функция библиографии, в данном случае - аннотации. Это и учтено в предлагаемой нами и типологии аннотаций, и методике аннотирования (см. гл. 3, § 2). В порядке поиска "золотой середины" в современной методике составления библиографических записей мы предлагаем типовую структуру аннотации или реферата. Своеобразие ее в общих чертах заключается в следующем. Цифрами и буквами обозначена принципиальная структура аннотации: 1) римскими цифрами - базовая структура; 2) арабскими - своеобразие содержательной части аннотации; 3) русскими буквами - "конкретные" элементы, без отражения которых аннотации нет.

Типовая структура аннотации или реферата

I. Библиографическое описание

II. Содержательная часть

1. Сигнальная (справочная):

а) назначение издания (тип произведения);

б) сведения об авторах;

в) объект, проблема, тема, лежащая в основе содержания (изложения);

г) основные рассматриваемые вопросы (подтемы), аспекты или полученные результаты; по ГОСТ 7.9-95: предмет, тема, цель работы; метод или методология проведения работы; результаты работы; область применения результатов; выводы; дополнительная информация;

д) особенности художественно-полиграфического оформления (исполнения);

е) наличие и особенности аппарата книги (издания);

ж) читательское назначение.

2. Оценочная:

а) характеристика нового, ценного и полезного содержания (по сравнению с предшествующими изданиями, аналогичными изданиями на ту же тему, того же автора, жанра и т.п.);

б) оценка социальной значимости издания (идеологической, научной, технической, художественной и т.п.);

в) наиболее значимые факты, идеи, достижения и т.д.

3. Рекомендательная:

а) характеристика содержания, в наибольшей степени соответствующего потребностям данной категории читателя;

б) рекомендации в зависимости от целей чтения, навыков самостоятельной работы с книгой, уровня общеобразовательной и профессиональной подготовки читателя и т.д.;

в) целесообразная последовательность чтения, изучения, использования (от общего к частному, от известного к неизвестному, от простого к сложному, от нового к ценному и полезному и т.д.);

г) сведения, усиливающие пропагандистский характер рекомендаций;

д) методические советы читателю, направленные на воспитание культуры чтения;

е) методические советы работникам книжного дела по использованию данного издания (изданий) в руководстве чтением.

III. Аппарат аннотации (реферата)

Базовая структура определяет те составляющие аннотации, которые образуют как бы ее стержень, ствол. В частности, показывает, что без библиографического описания такого жанра в библиографии, как аннотация, не бывает. И никакой речи о дополнительности аннотации к библиографическому описанию быть не должно. Специфика аннотации, естественно, заключается в особенностях отражения в ней содержания произведения (документа, издания). Эта специфика обусловлена, прежде всего, функциями аннотирования (аннотации), соотносимыми с основными функциями библиографии. Поэтому мы нарочито говорим о "содержательной части" библиографической записи. В библиографическом описании ее реализует или основное заглавие (шире - область заглавия и сведений об ответственности), или область примечания. Последний случай особенный, к сожалению, на практике он используется недостаточно. Хотя по происхождению, как мы знаем, аннотация ведет свое начало от примечания к библиографическому описанию. Именно благодаря примечанию и сформировался такой библиографический жанр, как аннотация. Именно жанр, а не дополнение к заглавным и другим элементам библиографического описания. В этом и заключается суть справочной (сигнальной) аннотации, к чему относится первая содержательная часть предлагаемой модели.

Вторая ее содержательная часть квалифицирует именно критическую (оценочную) функцию библиографии. Но в отличие от приведенных примеров она должна квалифицировать в общем ценностную сторону аннотируемого произведения (документа, издания), а не только то, что предлагает методика М.В.Истриной, или игнорирует методика, предлагаемая в современных вузовских учебниках. Третья содержательная часть предлагаемой модели определяет специфику рекомендательного аннотирования. Суть его не столько в оценке, сколько именно в квалификации круга чтения, необходимого массива библиографической информации для принятия соответствующего информационного решения конкретным потребителем ее и для решения конкретной проблемы.

Другими словами, во всех отношениях аннотация должна отражать содержание произведения (документа, издания) или вообще (общая аннотация - о чем говорится в книге), или применительно к основной библиографической функции учета, оценки и рекомендации аннотируемого информационного источника (объекта библиографирования). В этой связи особое значение имеет реферат.

Реферирование. Наиболее обстоятельно методика этого процесса изложена в работах В.И.Соловьева [Составление и редактирование рефератов: Вопросы теории и практики. М., 1975. 104 с.; То же. 2-е изд., перераб. и доп.//Жанры информационной литературы. М., 1983. С. 199-319; См. также: Горькова В.И., Борохов Э.А. Реферат в системе научной коммуникации]. Предложенная нами выше типовая структурная модель (см. с. 533) применима и в этом процессе. Но с одной лишь принципиальной особенностью: реферат отражает, идентифицирует не вообще содержание соответствующего произведения (документа, издания), а лишь новое, ценное и полезное содержание (приращение науки, знания), Эта давно осознанная функция библиографии до сих пор не воспринята библиографоведением во всех его модификациях. Вопреки исторической закономерности сам феномен реферата (реферирования) исключен из процесса библиографии и лишь сохранен в самом общем и, на наш взгляд, не совсем четком определении: "Краткое изложение содержания документа или его части, включающее основные фактические сведения и выводы, необходимые для первоначального ознакомления с документом и определения целесообразности обращения к нему" [ГОСТ 7.0-84. С. 5]. Скажем, в отличие от аннотации дальнейшей дифференциации здесь не дается. Но она есть в учебнике "Библиографическая работа в библиотеке": "Рефераты классифицируются по целевому назначению (общие и специализированные); глубине свертывания информации (информативный реферат, реферативная аннотация, расширенный реферат), форме представления (анкетные или позиционные рефераты, табличные рефераты, рефераты телеграфного стиля, схематические рефераты); методу изложения информации в реферате (реферат-экстракт, перефразированный реферат, синтезированный реферат); способу подготовки (ручной, автоматизированный); количеству охваченных рефератом источников (монографический, сводный); авторскому исполнению (автореферат, реферат, составленный другим человеком - референтом)".

Возникает естественный вопрос: почему эти требования отнесены лишь к реферату, а не ко всем видам библиографической записи? Убедительного ответа нет. Нельзя же в этом качестве принять следующее утверждение авторов учебника "Библиографическая работа в библиотеке": "Подробнее о реферировании, особенно с использованием ЭВМ, студент познакомится в курсе "Информатика" (но никакой методики реферирования в учебном пособии "Информатика" [М., 1986. 304 с.] мы не находим, кроме параграфа "Автоматизация реферирования". Правда, более обстоятельно процесс реферирования рассмотрен в уже названной классической монографии "Основы информатики". Здесь выделяются два основных вида рефератов: информативный (реферат-конспект) и индикативный (указательный, или реферат-резюме). Затем классификация уточняется по другим признакам: по количеству источников - монографический (по одному), обзорный (по нескольким на одну тему); специализированный - изложение ориентировано на специалистов в определенной отрасли деятельности или на какой-либо аспект (оборудование, технология, методы исследования); с точки зрения составителя - авторские, составленные специалистами (референтами).

В качестве примера требований к составлению рефератов приведены выдержки из инструкции для реферирования РЖ ВИНИТИ и "Chemical abstracts" (США). Основная проблема - не только в определении реферата, но и в квалификации объективности реферирования. В российском варианте (1963 г.) подчеркивается, что в реферате "объективно излагается содержание первичной публикации. Реферат не должен отражать субъективных взглядов референта по излагаемому вопросу, а также оценки референтом освещаемой им публикации. В случае необходимости такая оценка может быть дана в примечании (например, в случае наличия сведений о противоположных результатах в аналогичном исследовании, опыте)". В американском варианте (1952 г.) категорично требуется в реферате "всегда указывать назначение реферируемой статьи и отражать все содержащиеся в ней новые материалы (выделено нами. - А.А.Г.), представляющие интерес для химиков. Даже в подстрочных примечаниях могут содержаться сведения, заслуживающие упоминания в реферате". Как можно судить, американские специалисты более последовательно проводят идею М.В.Ломоносова, чем российские. В частности, далее особо оговаривается, что в реферативном журнале публикуются безличные резюме или рефераты, а не критические статьи или рецензии. Для этого принимаются во внимание два обстоятельства. Во-первых, авторы реферируемых статей не могут на страницах этого журнала отвечать (т.е. вступать в дискуссию) на мнения, высказанные референтами. Во-вторых, "следует отражать лишь статьи, представляющие ценный вклад в достижения химии, учитывая важность этих статей для современных и будущих читателей журнала".

Другой точки зрения придерживается В.П.Леонов, который считает деление рефератов на информативные и индикативные достаточно спорным [Реферирование и аннотирование научно-технической литературы. С. 32]. В основе типизации рефератов и аннотаций, по его мнению, лежит "функциональный критерий", согласно которому аннотации по "общественному назначению" подразделяются на справочные и рекомендательные (как мы отмечали выше, довольно распространенная точка зрения), а рефераты по функциональному назначению - на общие (для специалистов широкого профиля) и специализированные (для специалистов узкого профиля). "Функциональный критерий" дополняется другими признаками, которые играют вспомогательную роль: способ характеристики первичного документа, глубина свертывания, форма представления, степень механизации, количество источников, составитель. В итоге предлагается дихотомическая классификация в форме таблицы [Там же. С. 49]. К сожалению, подход В.П.Леонова также нельзя считать бесспорным.

В.И.Соловьев считает, что реферирование непременно связано с оценкой информации, содержащейся в первичном документе. Но она, по его мнению, не носит критического характера, свойственного, например, рецензии, поэтому оценка должна проводиться при реферировании всех текстов. Это требование, являясь основанием для того, чтобы говорить о критической направленности процесса реферирования, в то же время не позволяет выделить в качестве самостоятельного типа критический реферат. На наш взгляд, реферирование - это всегда в определенной степени оценка содержания первоисточника. Но если эта оценка не отражается в процессе информационного общения (управления), т.е. не воспроизведена в реферате и соответствующем издании, а остается в скрытом виде, то, значит, и не существует для потребителей информации. Следовательно, нельзя дать целенаправленной оценки и самому процессу реферирования, и его результату. Другими словами, субъективный характер этого процесса еще больше усугубляется. По нашему мнению, пусть не во всех, а в необходимых случаях в реферативных изданиях должна отражаться и "борьба идей".

Естественно, что такую оценку содержания может проводить только специалист соответствующей сферы общественной деятельности: ученый, инженер, искусствовед, литературовед и т.д. По сути дела - это научное изучение содержания первоисточника информации, представляющее собой довольно сложный творческий процесс. Вероятно, из-за этого в реферативных изданиях наибольшее распространение получил так называемый фактографический (информативный) реферат - конспективное переложение содержания документа. Такое "конспектирование" - первая, описательная ступень научного изучения документальной информации, одна из форм реферативно-сигнального анализа. Она отвечает больше задачам поиска, накопления, хранения социальной информации. В какой-то мере указанная односторонность в информационной практике объясняется именно стремлением избегать субъективизма. Но даже описательная характеристика содержания документального источника в реферате ("кратком изложении") из-за недостаточной компетентности информаторов ведет к субъективизму, интуитивизму и, как следствие, неэффективности, информационной избыточности. Научное изучение требует выявления новизны, ценности и полезности документальной информации. А это невозможно без предварительного знания и обобщения всей фактической информации в системе социального общения, в данной сфере общественной деятельности, т.е. без определенной компетентности библиографа.

Другими словами, реферирование как процесс и форма представления информационного результата (собственно реферат) имеет ряд основных модификаций: сигнальное, оценочное и рекомендательное реферирование.

Сигнальное реферирование предназначено для выявления новой (ценной и полезной) фактографической информации, содержащейся в данной книге (произведении, документе, издании), ее части, определенном множестве книг. Причем степень новизны может определяться несколько формально: имеются или не имеются соответствующие сведения в системе информационного общения, известны или неизвестны они данному информатору, потребителю и т.п. Поэтому на практике в ходе сигнального реферирования обычно излагается содержание первоисточника. Отсюда трудности и споры о специфике методов аннотирования и реферирования. Согласно наиболее распространенной точке зрения аннотирование решает прежде всего тематическую задачу (о чем говорится в содержании данной книги), тогда как реферирование - фактографическую (что конкретно говорится в данной книге). Без учета критерия новизны (ценности, полезности) реферирование превращается в простое пересказывание, конспектирование содержания. Поэтому сигнальное реферирование должен осуществлять специалист, который может реализовать указанный критерий не формально, а по существу.

Сигнальное реферирование связано с констатацией определенной информации из документального источника. Методически такое реферирование можно свести к устранению из содержания документа избыточной информации, или к отражению отдельных фрагментов содержания первоисточника, или к конспектированию. Наконец, возможно составление реферата по определенному плану, вопроснику, анкете (анкетный метод). В последнем случае в реферате отражаются только сведения из первоисточника, ограниченные анкетой, являющейся определенным алгоритмом (программой) его составления.

Оценочное реферирование связано с целенаправленной критикой, сравнением и отбором новой, ценной и полезной информации, содержащейся в данном документе. Наиболее распространенной модификацией этого метода надо считать научное рецензирование. Оно осуществляется прежде всего с точки зрения установления объективно-логической истинности содержащейся в документе информации, т.е. вне и независимо от познающего субъекта.

Наиболее сложным и почти совсем не разработанным является вопрос о методах достижения объективной оценки новизны, ценности и полезности документальной информации по слабо формализуемым областям общественной деятельности - искусству, публицистике, технике и т.п. Современная практика информационной деятельности, ориентированная на специалиста в соответствующей области знаний, не допускает критической оценки реферируемой документальной информации. В какой-то мере это оправдано для литературы по естествознанию, технике. Но от этого принципа приходится отступать, когда речь идет о реферировании литературы для специалистов смежных областей знания, неспециалистов, об изданиях рекомендательного (индивидуального) характера и т.д. При реферировании литературы по общественным наукам, по проблемам культуры и искусства без оценки документальной информации, помещаемой в реферате, не обойтись, даже если речь идет об изданиях для специалистов. Это подтверждает практика реферирования ИНИОН.

Суть рекомендательного реферирования можно свести к выявлению и отбору по результатам ценностного изучения содержания первоисточника только тех данных, которые имеют значение с точки зрения их практического использования в определенной сфере общественной деятельности, определенным потребителем. Составитель такого реферата должен знать не только фактическое состояние дел в данной отрасли общественной деятельности, но и ее внутреннюю и внешнюю конъюнктуру, господствующие тенденции и перспективы развития и т.п. Наконец, важен учет и уровня образования, профессиональной квалификации, социально-психологических особенностей соответствующего потребителя.

В процессе реферирования как определенного способа информационной деятельности может быть получена обобщенная картина данной сферы общественной деятельности, данной проблемы на основе выявления новой, ценной и полезной для этой деятельности (проблемы) документальной информации. Естественно, в полной мере это возможно лишь при использовании такого метода, как сводное (или обзорное) реферирование. Его основное преимущество - получение максимальной информативности, так как отпадает необходимость в информационной характеристике каждого реферируемого документа в отдельности. Причем сводное реферирование, в свою очередь, может быть трех разновидностей - сигнальное, оценочное и рекомендательное.

Наиболее интересным с точки зрения реферирования как процесса логической переработки документальной информации является метод моделирования. Например, В.И.Соловьев рассматривает реферат как информационную модель реферируемого документа, который представляет собой, по существу, и отображение (модель) соответствующей объективной действительности, познанной в процессе научного исследования [Жанры информационной литературы. С. 217]. В данном случае нужно говорить не просто об информационной (содержательной, идеальной, мыслительной) модели, а об информационно-семиотической (знаково-логической), т.е. применительно к изданиям - логико-знаково-конструктивной модели. В этом отношении реферат как библиографическое произведение - это прежде всего семиотическая модель документального источника и соответствующей, отраженной в этом документе действительности. Именно в такой форме реферат и функционирует в системе социального общения. Содержание реферативной модели должно быть адекватно содержанию оригинала. Однако эта адекватность носит различный характер.

Реферат может отражать все основные ступени семиотической редукции - синтаксическую, семантическую и прагматическую [Гречихин А.А. Развитие системы информационных изданий: Ист.-книговед. анализ. С. 45-48]. Если считать (по В.И.Соловьеву), что первостепенная задача реферирования состоит в том, чтобы создать точную, краткую и вместе с тем возможно более полную письменную модель первичного документа, т.е. в сжатом по объему тексте адекватно передать информацию научного документа, то в этом случае нужно говорить о синтаксической адекватности. Она характерна для рефератов, основной функцией которых является или поиск, или описание фактографической информации, содержащейся в данном документе (сигнальное реферирование).

Задача получения реферата, семантически адекватного первоисточнику, реализуется при условии научно-информационного изучения первоисточника, т.е. путем отбора и характеристики только новой (ценной и полезной) информации. Наконец, получение реферата с прагматической адекватностью требует учета конкретных условий использования реферативной информации, что обычно связано с не поддающимися логической формализации данными экспрессивного, социально-психологического, эмпирического характера. Прагматическая адекватность наиболее эффективна для библиографической деятельности. Но она достижима только как результат и на основе синтаксического и семантического реферирования.

Практически в каждом реферате реализуется определенное соотношение синтаксического, семантического и прагматического. Так, семантическая адекватность реферата достижима лишь для социальной информации в сфере точных наук, документальных источников теоретического характера. Для социальной информации в сфере художественной литературы, искусств, публицистики, технической деятельности и т.п. одного семантического критерия явно недостаточно. Не случайно в библиографических изданиях по литературоведению и искусству, общественно-политическим наукам наибольшее распространение получили такие разновидности реферата, как аннотация и рецензия. При реферировании документов по естествознанию и технике, как свидетельствуют практика и существующие методики, используют не семантический, или абстрактно-логический, критерий, а описательный, синтаксический. Последний заложен в самом широко распространенном определении реферата, который понимается как "сокращенное изложение содержания произведения печати (его части) или опубликованной работы (ее части) с основными выводами и фактическими сведениями" (ГОСТ 7.9-77). Такое одностороннее понимание сущности реферата характерно лишь для документальных ИПС. Но задачи учета, хранения и поиска документов, содержащих необходимую информацию, эффективно решаются с использованием и сигнально-библиографических средств. Для поиска, анализа, обобщения и рекомендации фактографической информации, основная задача которых - выявление новой, ценной и полезной информации, более эффективен реферат, причем критического (оценочного) и рекомендательного характера, т.е. семантической и прагматической адекватности, а не описательной (синтаксической).

Метод моделирования позволяет лучше понять специфику реферирования и считать, что только на уровне сигнального реферирования можно говорить о некоторой адекватности реферата документальному первоисточнику, т.е. обобщенной модели. Причем такая информационно-семиотическая модель будет обладать лишь синтаксической адекватностью. Чтобы семиотическая модель первоисточника могла обладать семантической адекватностью по отношению к реферируемому первоисточнику, последний нужно подвергнуть научному (критическому, оценочному) изучению. Результатом его будет реферат, отражающий не все содержание первоисточника, а только научно значимую информацию (оценочное реферирование). Наконец, возможна и третья информационно-семиотическая модель первоисточника - реферат как результат рекомендательного изучения первоисточника (рекомендательное реферирование). Следовательно, в данном случае речь идет о реферативной модели, обладающей прагматической адекватностью.

Таким образом, документальный первоисточник можно рассматривать как синтаксическое, семантическое и прагматическое информационное единство. Каждая из этих трех составляющих может служить определенным критерием реферирования в зависимости от решаемых задач. Рефераты, предназначенные для поиска фактографической информации, должны прежде всего соответствовать синтаксической (максимальной) полноте информационного анализа; предназначенные для специалистов должны иметь семантическое, для массового потребителя - прагматическое соответствие реферируемым первоисточникам.

Можно выделить основные задачи, определяющие ту или иную жанровую форму реферата.

Реферат-перевод - составление реферата на русском языке по документу-первоисточнику на иностранном языке или языке народов России путем переложения или сокращения содержания первоисточника. Жанровая структура (семиотическая форма) первоисточника в какой-то мере сохраняется.

Реферат-рецензия (критический реферат) - ставится задача не только отразить новизну, ценность, полезность содержания первоисточника в реферате, но и выразить свое отношение, дать предложения, наметить конкретные пути для совершенствования, оптимального использования этой информации. Необходимость в таком критическом реферате возникает при реферировании изданий художественной, общественно-политической литературы, в случае библиографических изданий, предназначенных для массового потребителя, потребителя-специалиста в смежных сферах деятельности и т.д.

Реферат-иллюстрация (иллюстративный реферат) используется для большей наглядности, облегчения восприятия, анализа, оценки, повышения информативности и т.п. Иллюстрация может быть заимствована из первоисточника или выполнена на основе переработки его текстового, иллюстративного материала. Графики, диаграммы, формулы наиболее эффективны при отражении количественных зависимостей в документальной информации. Эти формы ближе к абстракциям, тогда как фотографии, рисунки, чертежи и т.д. несут конкретные представления, образы, поэтому более эффективны при отражении качественных зависимостей в документальной информации.

Реферат-таблица (табличный реферат) составляется, если необходимо придать документальной информации сопоставимую форму, повысить наглядность в тех случаях, когда в реферируемом документе соответствующие данные, особенно статистические, параметрические и т.п., разбросаны или просто перечисляются в тексте. Табличная форма эффективна при реферировании нескольких документов-первоисточников, она экономична и с точки зрения объема издания. В таблицы можно сводить документальную информацию, представленную в любой знаковой форме (словесной, цифровой, изобразительной или в комбинации этих форм: текст - рисунок, текст - цифры - график и т.п.). В зависимости от целей реферирования характер таблиц может быть самый различный: справочный, аналитический, динамический, структурный и т.д. Таблицы и графики взаимозаменяемы, поэтому всегда есть возможность выбрать оптимальную форму реферата.

Реферат-фрагмент первоисточника используется в тех случаях, когда в документе-первоисточнике можно выделить часть, раздел, фрагмент, отражающие информационную сущность документа или соответствующие задаче реферирования. Такими фрагментами в большинстве случаев могут быть отдельные элементы аппарата: резюме (реферат, аннотация), сопровождающее публикацию или являющееся ее неотъемлемой частью; содержание или оглавление; предисловие или послесловие; отдельные структурные элементы самого документа - заключение или выводы, введение, основная часть; таблицы, иллюстрации документа-первоисточника и т.п. Возможна комбинация различных фрагментов документального первоисточника.

Реферат телеграфного стиля - разновидность реферата, содержание которого представлено в виде коротких назывных предложений или набора ключевых слов (дескрипторов). Используется для констатации наличия определенных сведений из анализируемого документа, дополняющих библиографическое описание. Наиболее характерен для реферативных изданий сигнального типа. Содержательной частью такого реферата может быть оглавление (содержание) первоисточника, набор ключевых слов, перечень цифровых данных, характеристик и т.п., оформленных в виде предложений, но без связующих вводных слов, союзов.

Анкетный реферат - результат реферирования, в ходе которого на основе изучения первоисточника составляются ответы на вопросы заранее заданной анкеты. Семиотические формы этого реферата могут быть самыми различными - в виде связного текста, "телеграфного стиля", таблицы и т.п. Наиболее эффективен при решении информационных задач поиска, описания социальной информации, когда очень важно иметь стандартизированные, унифицированные структуры библиографических записей. В этих случаях используется общая однотипная анкета. Анкетный реферат можно использовать и в РИ рекомендательного типа, при этом в каждом отдельном случае создается индивидуальная анкета. Анкетное реферирование содействует более рациональной и целенаправленной редакционно-издательской работе при подготовке и выпуске РИ.

Обзорный (сводный) реферат составляется на некоторое множество документов-первоисточников и является сводной характеристикой определенного содержания документов: обычно по одной теме (проблеме), на произведения автора (авторов), на одном или нескольких языках, за определенный хронологический период и т.д. Критерием такого свода может быть любая типологическая характеристика первоисточника. Семиотические формы реферата различны: текстовые, иллюстративные, табличные или определенная комбинация таких знаковых форм (текст - таблица, текст - таблица - иллюстрация и т.п.). В этой связи определение обзорного реферата как составленного по нескольким первоисточникам, объединенным только общей тематикой содержания, нужно считать недостаточным. В самом деле, предметно-тематический - это наиболее распространенный способ группировки материала в рефератах. Но возможны и другие способы.

Сводные рефераты не всегда носят характер связного литературного произведения. Это может быть и определенная подборка отдельных рефератов. Они используются в реферативных указателях, списках, картотеках, критико-биографических словарях и т.п. Следовательно, нужно различать монорефераты и полирефераты - определенные совокупности отдельных рефератов. В последнем случае следует говорить о реферативном произведении как основе реферативного пособия (документа) и реферативного издания. Связь между отдельными рефератами в таком произведении может быть самой различной: от чисто формальной (в алфавите авторов и заглавий первоисточников, в последовательности нумерации, принятой в данном издании, и т.д.) до систематической - в соответствии с принятой классификацией (например, УДК) и, значит, сводного реферата, реферативного обзора.

Как известно, библиографическая запись во всем ее типологическом многообразии является основой всей системы библиографических пособий и изданий. В данном учебнике нет возможности излагать методику их подготовки, тем более что пока имеются лишь самые первые опыты такой методики. В качестве предварительного варианта мы предлагаем для изучения свое видение этой проблемы применительно к практике современной ГСНТИ [подробнее см.: Гречихин А.А., Здоров И.Г. Информационные издания. 2-е изд., перераб. и доп.; Гречихин А.А., Здоров И.Г., Соловьев В.И. Жанры информационной литературы]. Многое в процессе подготовки библиографических изданий однозначно.

Одной из самых существенных сторон структуры библиографического пособия (издания) является систематизация его частей, компонентов, элементов. В этом отношении многое уже унифицировано. В частности, в ГОСТ 7.23-96 указан не только состав структурных частей, но и место их в различных изданиях, группировка библиографических записей. Так, библиографические записи группируются: по содержанию - в соответствии с существующими классификациями (РГНТИ, ББК, УДК) или разработанной для данного издания группировкой материала (систематическая, систематико-предметная, систематико-тематическая, предметная и др.); по формальным признакам - в алфавитном и хронологическом порядке. Как можно видеть, указаны лишь наиболее распространенные группировки. Возможны и другие, например нумерационные, жанровые и т.д. К тому же следует учитывать, что в современных библиографических пособиях (изданиях) чаще всего используется не один какой-либо принцип, а несколько, комплекс принципов систематизации. Но в ГОСТ 7.23-96 совсем не учитываются особенности систематизации, используемые в изданиях рекомендательной библиографии. С позиций общей библиографии особое значение имеют универсальные библиографические системы.


13.3. УНИВЕРСАЛЬНЫЕ БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЕ КЛАССИФИКАЦИИ




К их числу относятся прежде всего "Универсальная десятичная классификация" (УДК), имеющая международный характер, и "Библиотечно-библиографическая классификация" (ББК), используемая сейчас в масштабах только нашей страны. Именно их индексы, согласно ГОСТ 7.4-98, обязательно проставляются на обороте основного титульного листа, в левом верхнем углу. Эти же индексы входят в аппарат библиографических записей, помещаемых на обороте титульного листа в виде макета аннотированной каталожной карточки (МАКК). Поэтому каждый специалист книжного дела должен знать особенности названных библиографических классификаций.

УДК. Впервые сам "децимальный принцип" был положен в основу "Десятичной классификации" американского библиотековеда Мелвиля Дьюи (1851-1931). Он работал над ней еще будучи студентом колледжа (21 год). Первый вариант опубликован в 1876 г. - сначала в виде статьи, кратко излагавшей основы классификации [в сб.: "Публичные библиотеки США"], а затем в виде брошюры "Классификация и предметный указатель для каталогизации и расположения книг и брошюр библиотеки" [42 с. 1000 экз.]. Второе издание - 1885 г. (314 с.). Теперь классификация получила известность.

По своей структуре классификация состоит из трех основных частей: основного ряда, системы "типовых делений" (или "определителей") и алфавитно-предметного указателя.

Основной ряд:

000 Общие произведения 100 Философия

010 Библиография 200 Религия

020 Библиотечное дело 300 Социология

... 400 Филология

090 Книжные редкости 500 Естественные науки

600 Полезные искусства

700 Изящные искусства

800 Литература

900 История

Система "типовых делений", или "определителей":

1. Стандартизация формальных делений (литературной формы, вида издания, характера материала и проч.):

01 Теория, полезность и проч.

02 Компендиумы (Краткие руководства)

03 Словари

...

07 Образование, изучение

08 Смешанные произведения

09 История

Эти деления применяются в общих подразделениях науки или отрасли знания, например: 531 - Механика, 53 101 - теория механики, 53 102 - Руководства по механике, 53 109 - История механики.

2. Стандартизация лингвистических, этнических и географических делений. Для этой цели используется своеобразный прием факультативного превращения в стабильные подразделения окончаний индексов разделов "Филология" и "История", например: 580 - Ботаника, 940 - История Европы, в результате соединения получается - 58 040 Флора Европы; 390 - Фольклор, 430 - Германская филология, в результате - 39 030 Фольклор германцев; 920 - Биография, 100 - Философия, в результате - 9 201 биография философов и т.д.

Алфавитно-предметный указатель (со второго издания называется "Относительный указатель", т.е. многоаспектный). После М.Дьюи указатели прочно вошли в библиографическую практику как неотъемлемая принадлежность классификационных схем.

По словам М.Дьюи: "Что придает системе своеобразие, так это десятичное деление и связанное с ним цифровое обозначение". Этот принцип не нов: сам М.Дьюи говорит о десяти категориях Аристотеля: 1) "что именно есть" (или "сущность"); 2) "сколько", 3) "какое", 4) "по отношению к чему" (чему-то), 5) "где", 6) "когда", 7) "находится в каком-то положении", 8) "обладать", 9) "действовать", 10) "претерпевать" (или "страдать"); по Пифагору, 10 - "божественное число"; французский библиограф Делакруа дю Мен в проекте организации королевской библиотеки французского и польского короля Генриха III предлагал все книги, приобретаемые для библиотеки, распределить по 100 шкафам, содержащим по 100 книг в каждом (1583); Натаниел Шертлиф в 1856 г. опубликовал в Бостоне брошюру "Десятичная система для расположения и управления библиотек", в которой предлагалось распределять фонды по 10 группам в зависимости от размера; нечто похожее в 1790 г. применялось в библиотеке г.Глазго.

Сам М.Дьюи среди своих предшественников не упоминает Н.Шертлифа, за что его часто упрекали в плагиате. Защищая его от этих наветов, Е.И.Шамурин указывает, что в XIX в. в связи с широким распространением метрической системы эта идея носилась в воздухе. Позднее М.Дьюи вспоминал: "Месяцами днем и ночью я думал о том, что где-нибудь должно быть удовлетворительное решение... После месяцев исследований, в одно из воскресений во время длинной проповеди священника Стерна, когда я смотрел на него в упор, не слыша ни слова, и мой ум был поглощен жизненной проблемой, разрешение осенило меня так внезапно, что я подпрыгнул на своем сидении и чуть было не воскликнул: "Эврика!". Дело шло о достижении абсолютной простоты путем использования самых простых и известных символов, арабских цифр в виде десятичных дробей, с обыкновенным значением нуля, в качестве индексов классификации всех человеческих знаний в печатных произведениях" [Цит. по: Шамурин Е.И. Т. 2. С.500].

Идеи М. Дьюи были восприняты и развиты в деятельности Международного библиографического института. В 1895 г. по инициативе А.Лафонтена и П.Отле в Брюсселе была созвана Первая международная конференция по библиографии. Принимается постановление о создании "Всемирного библиографического репертуара" книг всех стран и народов, для чего и учреждается институт. Ему поручалось разработать библиографическую классификацию на основе "ДК" М.Дьюи. Мотивы для этого решения следующие: 1) десятичная классификация состоит из рубрик, независимых от языка или точного синонима, которыми они выражены; 2) ее индексация является единственным международным языком, поскольку она состоит только из арабских цифр, применяющихся во всем мире; 3) ее десятичный принцип дает возможность неограниченных добавлений.

Первое издание "брюссельского" варианта выходило с 1899 по 1905 г. в 35 выпусках - с 1902 г. получившее название "Руководство по десятичной библиографической классификации". В 1905 г. появилось отпечатанное с матриц того же набора сводное однотомное "Руководство всемирного библиографического репертуара", в 1907 г. - стереотипное переиздание.

Очередное издание (второе), расширенное и переработанное, выходило выпусками под названием "Универсальная десятичная классификация" (под которым она существует и теперь) в 1927-1933 гг.

Основной ряд УДК

0 Общий раздел

00 Общие вопросы науки и культуры

002 Печать в целом. Документация. Научно-техническая информация

002.2 Печать в целом. Книговедение

003 Письменность. Семиотика, синтаксис и семантика в целом: рукописный шрифт и письмена, знаки и символы

003.2 Виды письма в целом

003.21 Картинное письмо

003.23 Буквенное письмо

008 Цивилизация. Культура. Прогресс

009 Гуманитарные науки в целом

01 Библиография. Каталоги. Указатели литературы

011 Общие международные библиографии. Универсальные библиографии

012 Библиографии произведений отдельных авторов и отдельных произведений

016 Отраслевые библиографии

...

1 Философия

2 Религия

3 Общественные науки и право. Управление

4 Свободен

5 Математика. Естественные науки

50 Общие вопросы

51 Математика

52 Астрономия

53 Физика

531 Общая механика. Механика твердых тел

532 Гидромеханика

...

536 Термодинамика

536.1 Общая теория теплоты

536.2 Теплопроводы, теплопередача

536.21 Твердых тел

536.22 Жидкостей

536.23 Газов

...

6 Прикладные знания. Медицина. Техника

7 Искусство. Прикладное искусство. Игры. Спорт

8 Филология. Языкознание. Художественная литература

9 Краеведение. География. Биография. История

Определители. Общие

Присоединение. Распространение + (знак плюс), например: 622 + 669 Горное дело и Металлургия.

Отношение: (двоеточие), например: 016 Отраслевые библиографии, 677 Текстильная промышленность, 016 : 677 Библиография по текстильной промышленности.

Язык = (равенство), например: = 00 (полиглоты, многоязычие), = 20 (англ.), =30 (нем.), =40 (фр.), =82 (рус.), =83 (укр.), =03 (переводы), 61 = 03.82 Медицинские работы в переводе с русского языка, 61 = 03.82 = 40 То же с рус. на фр., 61 = 40 = 03.82 То же с фр. на рус.

Формы и характера материала (0.), например: (038) Языковые словари, (043) Диссертации, (043.3) Авторефераты диссертаций, 55 (038) = 00 Многоязычный геологический словарь.

Места (...), например: (100) Весь мир, (47 + 57) СССР, (477) Украина

Народов (= ...), например: (=082) Русские.

Времени "...", например: "-753" 753 г. до н.э., "00" 1-й век н.э., "05" 6-й век; "321" Весна, "322" Лето, "323" Осень, "324" Зима; "33.01" Январь, "33.06" Июнь; "342.1" Понедельник, "342.7" Воскресенье; "344.1" Часы суток, "344.1.08" Восемь часов утра, "344.1.17" Семнадцать часов, "344.222" Полночь, "348.2" Праздничный день; "1917.11.07" Седьмого ноября 1917 г., 622 (44) "19" (0.43.3) Авторефераты диссертации о горном деле во Франции в XX в., 669 "348.2" День металлурга.

Точки зрения .00, например: .001 Теоретическая, .001.1. Теория, программа. Общий план, .001.33 Основы подразделения. Систематизация. Классификация, .003.1 Экономическая точка зрения, 553.96.001.33 Классификация бурых углей.

Специальные определители

-05, например: -053 По возрасту, -053.8 Взрослые, -055.1 Мужчины, -055.2 Женщины, -055.26 Женщины с детьми, матери.

.0, например: .056 Логические операции сравнения, 681.322.056 Логические операции сравнения при автоматическом управлении.

В разделе "8 - Художественная литература" для выделения жанров: -1 Поэзия, -13 Эпос, -14 Лирика, -2 Драма, -3 Проза, -31 Романы, 820-14 Английская лирика.

В настоящее время УДК считается одной из лучших международных библиографических классификаций, совершенствованием которой постоянно занимается Международная федерация по документации. Существуют разные издания УДК: полные, средние, сокращенные и отраслевые. В полном варианте (на немецком, французском и других языках) алфавитно-предметный указатель включает более 150 тыс. предметных рубрик.

В нашей стране УДК применялась с января 1921 г. С учетом ее "буржуазного" происхождения подвергалась радикальным переделкам. Одна из самых распространенных принадлежит Л.Н.Троповскому, которая под разными названиями в течение 1938-1946 гг. выдержала пять изданий. Его работа была продолжена З.Н.Амбарцумяном, под руководством которого в течение 1955-1973 гг. выходили подобные "Таблицы" для массовых библиотек, а также варианты для сельских, областных, детских и школьных библиотек. С 1963 г. УДК в своем оригинальном варианте введена в качестве единой системы классификации по естественным и техническим наукам для технических, медицинских, сельскохозяйственных библиотек, органов научно-технической информации. По другим наукам и в массовых библиотеках использовалась уже отечественная - ББК. В настоящее время указанные ограничения сняты и УДК используется полностью.

ББК. Первое издание для научных библиотек было опубликовано в 1960-1968 гг. в 25 вып. (30 кн.) общим объемом более 500 печ.л.; в 1970-1972 гг. - сокращенный вариант для научных библиотек в 5 вып. (6 кн.), в 1975 г. - сводный алфавитно-предметный указатель к нему; в 1977 г. - таблицы для массовых библиотек в одном томе, в 1978 г. - таблицы для детских и школьных библиотек.

Структуру ББК составляют: основные таблицы, таблицы общих и специальных типовых делений, алфавитно-предметный указатель. Сочетание их образует развернутые таблицы. С учетом прикладного характера классификации и ее идеологической направленности исходная группировка (природа, общество, мышление) дифференцирована затем на шесть основных групп: 1) Марксизм-ленинизм, 2) Природа и науки о природе, 3) Техника. Сельское хозяйство. Медицина, 4) Общество и науки об обществе, 5) Мышление и науки о мышлении, 6) Литература универсального содержания. В таблицах ББК для научных библиотек эти группы не представлены в виде самостоятельных ступеней деления, для массовых библиотек - представлены для удобства группировки в виде самостоятельной ступени деления и образуют основной (первый) ряд делений. В таблицах для научных библиотек основной ряд обозначен прописными буквами русского алфавита, для массовых библиотек - арабскими цифрами.

Основной (первый) ряд таблиц ББК выглядит следующим образом:

1. Марксизм-ленинизм А

2 Естественные науки -

20 Естественные науки в целом Б

22 Физико-математические науки В

24 Химические науки Г

26 Науки о Земле Д

28 Биологические науки Е

3 Техника. Технические науки Ж/О

4 Сельское и лесное хозяйство П

5 Здравоохранение. Медицинские науки Р

6/8 Общественные и гуманитарные науки -

60 Общественные науки в целом С

63 История. Исторические науки Т

65 Экономика. Экономические науки У

66 Политика. Политические науки Ф

67 Государство и право Х

68 Военная наука. Военное дело Ц

71/79 Культура. Наука. Просвещение Ч

80/84 Филологические науки Ш

85 Искусство. Искусствознание Щ

86 Атеизм. Религия Э

87 Философские науки (история

философии, логика, этика, эстетика) Ю

88 Психология

9 Библиографические пособия.

Справочные издания. Журналы -

- Литература универсального содержания Я

В отличие от таблиц для научных библиотек общий отдел, замыкающий основной ряд, назван иначе - "Литература универсального содержания".

Система вспомогательных или типовых делений состоит из таблиц общих и территориальных типовых делений, используемых во всех отделах классификации, и таблиц специальных типовых делений - для обозначений отдельных отраслей науки. К основному индексу при его детализации индексы одной ступени деления присоединяются в следующем порядке: а) индексы общих типовых делений, б) индексы территориальных типовых делений, в) индексы специальных типовых делений, г) индексы с двоеточием, д) индексы основной таблицы с буквенными обозначениями, е) индексы основной таблицы с цифровыми обозначениями. Например: 63.3 (2) История СССР, 63.3 (2)я7 Учебники по истории СССР, 63.3 (2)-6 Внешняя политика СССР, 63.3 (2) 5 Период капитализма (1861-1917).

База индексации смешанная - цифровая и буквенная. Кроме того, используются: точка, двоеточие, дефис, круглые скобки, знак равенства, косая черта. В таблицах общих и территориальных делений применяются строчные и прописные буквы русского алфавита.

Арабские цифры используются для обозначения: 1) основных классов ББК; 2) второй, третьей и последующих ступеней деления основных таблиц; 3) территориальных типовых делений неадминистративного характера [например, (4) Европа] и в сочетании с буквами русского алфавита для обозначения государств - (5Я) Япония; 4) второй и последующих ступеней деления общих типовых таблиц (например, я2 Справочные издания); 5) специальных типовых делений (например, -2 Грамматика).

Прописные буквы русского алфавита служат для обозначения отдельных понятий, предметов, территорий, народов и т.д. при алфавитном расположении материала, используются в сочетании с цифрами, имеют мнемонический характер, например (2Б) Белоруссия.

Строчные буквы русского алфавита применяются: 1) для обозначения основного ряда общих типовых делений, например, г. История науки, я2 Справочные издания; в качестве дополнения к прописной букве в тех случаях, когда при алфавитном расположении материала с одной буквы начинаются наименования двух и более понятий, например (2У) Узбекистан, (2Ук) Украина.

Точка применяется в качестве разделительного знака для лучшей обозримости и удобства произношения индекса. Она проставляется после первых двух цифр индекса, которые, как правило, заменяют прописную букву основных делений ББК для научных библиотек, затем после каждой группы цифр из трех знаков, считая слева направо (например, 34.39 Порошковая металлургия, 26.325.1 Металлические полезные ископаемые).

Дефис является отличительным признаком специальных типовых делений (например, "-4 Агротехника" в рубрике таблицы типовых делений под индексом 42).

Круглые скобки - отличительный признак индексов территориальных типовых делений, например, (2) СССР, (5) Азия.

Двоеточие применяется при комбинировании индексов рубрик одного основного класса с индексом рубрик других основных классов, например, 91.9:85 Библиографические пособия по искусству и искусствознанию.

Косая черта применяется для обозначения сдвоенного индекса, например, 6/8 Общественные и гуманитарные науки.

Классифицирование по отраслям знания делает неизбежным рассредоточение различных аспектов одного и того же вопроса по разным отделам, подотделам и более мелким делениям. Для того чтобы их собрать в одном месте, используется алфавитно-предметный указатель. Такой способ организации материала позволяет отразить его как бы в двух разрезах: в предметном и систематическом. При этом из двух разделов (частей) классификационной системы - таблиц и указателя - образуется единое, органически взаимосвязанное, неразрывное целое.

Помимо предметных рубрик, указывающих конкретный индекс соответствующего предмета, или отсылочных рубрик, отсылающих к другим предметным рубрикам, в указателе даны рубрики методического характера, которые объясняют, где искать данный предмет, например:

История 63.3

библиографические пособия по И. 91.9.69 и 63

методика преподавания в общеобразовательной школе 74.263.1

отдельных наук или предметов см. в соответствующих подразделениях классификации

По изложенной характеристике можно видеть, что ББК в ее настоящем виде нуждается в дальнейшем совершенствовании. Такая работа ведется в РГБ, которая и играла главную роль в ее разработке.

В целом методика составления библиографических записей, пособий и изданий - одно из самых неразработанных в современном библиографоведении направлений. Да, действуют ГОСТы (они указаны в прилагаемом библиографическом списке), но и наличие их не отменяет необходимости разработки соответствующих методик. Особенно это касается библиографических обзоров - "венца" ( М.Н.Куфаев) библиографической работы. Только на базе оптимальной методики составления библиографических пособий и изданий становится возможным эффективное библиографическое обслуживание.




Глава 14. БИБЛИОГРАФИЧЕСКОЕ ОБСЛУЖИВАНИЕ

Первоочередное внимание уделено определению самого базового понятия, характеристике основных видов, методов, форм и средств библиографического обслуживания.

14.1. ПОНЯТИЕ И ОСНОВНЫЕ ВИДЫ БИБЛИОГРАФИЧЕСКОГО ОБСЛУЖИВАНИЯ




Несмотря на наличие ГОСТов, общепринятого определения этого важнейшего процесса библиографической деятельности пока нет. Например, ГОСТ 7.0-84 определяет библиографическое обслуживание как процесс доведения библиографической информации до потребителей. На наш взгляд, такое понимание не отражает существа этого важнейшего библиографического процесса. В литературе можно встретить и другие точки зрения на этот счет и, естественно, другие терминообозначения. Мы не будем отказываться от нормативно и официально утвержденного термина "библиографическое обслуживание", но дадим свою интерпретацию его определения. Оно должно быть приближено к дефиниции самой библиографии, данной в том же ГОСТ 7.0-84. Другими словами, не просто "доведение библиографической информации до потребителей", а именно доведение ее в целях удовлетворения информационной потребности . Следовательно, библиографическая информация не самоцель, а лишь средство для целенаправленного удовлетворения потребности в любой нужной информации.

В специальной литературе можно встретить термины, где слово "доведение" заменено на "обеспечение". Может быть, в этом направлении и надо думать о совершенствовании термина "библиографическое обслуживание". Тем более, в самом ГОСТ 7.0-84 при определении одного из видов библиографического обслуживания - библиографического информирования - говорится именно об "обеспечении библиографической информацией".

Существует и еще одна терминологическая проблема. Дело в том, что информационные потребности, в том числе и библиографические, раскрываются в форме информационного запроса, т.е. текста, выражающего на естественном языке необходимость в определенной информации. Правда, в ГОСТ 7.0-84 библиографический запрос определяется как "требование на библиографическую информацию, поступившее от потребителя в организацию, осуществляющую библиографическое обслуживание". Но в любом случае запрос не всегда точно выражает информационную потребность, чаще всего, из-за наличия индивидуальных лингвистических и логических особенностей изложения, терминологической неоднозначности и т.п. С этим и связано введение в библиографическую эвристику (теорию информационного поиска) такого понятия, как критерий смыслового соответствия в процессе (режиме) "запрос - ответ". По этому критерию выделяются два варианта соответствия: в том случае, если основное смысловое содержание ответа соответствует запросу, речь идет о релевантности, релевантном ответе; в случае соответствия информационной потребности - пертинентности, пертинентном ответе.

Как видим, понятия релевантности и пертинентности библиографического обслуживания не эквивалентны, они пересекаются, но не совпадают одно с другим. В силу субъективности процесса "запрос - ответ" необходима определенная формализация его. В частности, на основе существующих ныне искусственных языков (ИПЯ) создается как бы в определенной степени формализованный заменитель запроса - поисковый образ запроса (ПОЗ). Для его формирования используются заглавия и оглавления (содержания) документов, индексы и предметные рубрики действующих библиографических классификаций (УДК, ББК и т.п.), ключевые слова (дескрипторы), взятые из соответствующих тезаурусов и дополненные синонимами, видовыми и ассоциативными терминами из других словарей, но во всех случаях соотносимыми с текстом информационного запроса потребителя. Порой возникает необходимость в обращении к самому потребителю с просьбой уточнить свой запрос и дать перечень синонимов, ассоциативных терминов и других формулировок запроса. Все это будет способствовать достижению точного и полного смыслового соответствия "запрос - ответ", т.е. получению не только релевантного, но и пертинентного ответа.

Нам важно отметить, что именно характер запроса - постоянный (долговременный) или разовый - является ведущим критерием для выделения двух основных видов библиографического обслуживания: библиографическое информирование и справочно-библиографическое обслуживание. Используются и другие типологические критерии для систематизации действующих и возможных видов библиографического обслуживания. Так, по хронологическому признаку выделяют текущее и ретроспективное библиографическое обслуживание, по содержательному - библиографическое, документальное и фактографическое, по числу потребителей - индивидуальное и коллективное (групповое, массовое и т.п.), по функциональному - рекомендательное и т.д. Современные информационные технологии открыли новые возможности для библиографического обслуживания, с чем связана тенденция, с одной стороны, к его универсализации, а с другой - растущему разнообразию самих запросов, форм и средств их реализации. В действующем ГОСТ 7.0-84 выделены два вида библиографического обслуживания - справочно-библиографическое и библиографическое информирование. Ими мы и ограничим в дальнейшем наше изложение.




14.2. СПРАВОЧНО-БИБЛИОГРАФИЧЕСКОЕ ОБСЛУЖИВАНИЕ




Согласно ГОСТ 7.0-84 оно определяется как "библиографическое обслуживание в соответствии с разовыми запросами потребителей информации". Такие запросы могут носить самый различный характер: начиная от сведений фактографического и тематического характера, наличия и местонахождения запрашиваемых документов и кончая предоставлением самого документа или его копии. Наиболее широко распространенной формой ответа на запрос является библиографическая справка. Отсюда и само название рассматриваемого вида библиографического обслуживания.

Особый случай справочно-библиографического обслуживания (СБО) - "библиографическая консультация", когда в ответ на разовый запрос даются советы по самостоятельному использованию путей и средств библиографического поиска. В практике крупных библиотек и органов НТИ сложилась уже стереотипная форма выдаваемой справки относительно консультаций, например: "Нужный Вам материал можно найти в ... разделе каталога (картотеки) или в ... библиографических пособиях, где поиск интересующей Вас информации целесообразно проводить следующим образом...".

Библиографическая консультация дается обычно на следующие виды запросов: а) письменный запрос поступил из другой библиотеки, где имеются все необходимые библиографические источники для успешного поиска по данному запросу; б) запрос дается в целях получения информации для работы над диссертацией, дипломной или курсовой работой; в) по теме запроса есть определенный, не вызывающий особых затруднений при использовании потребителем, библиографический источник; г) запрос связан с интеллектуальным видом досуга (решение кроссвордов, викторин, участие в конкурсах и т.д.); д) необходим сплошной просмотр многих выпусков конкретного текущего библиографического издания за большой период времени.

Важно отметить, что библиографическая консультация может быть дана вместо библиографической справки по всем видам запроса. Считается, что это полезно для пользователя, так как он становится непосредственным участником библиографического поиска, проявляет большую активность и приобретает опыт библиографической работы.

Сложилась определенная совокупность наиболее часто используемых видов библиографической справки: уточняющая, тематическая, адресная и фактографическая. В частности, уточняющая библиографическая справка (УБС) устанавливает и (или) уточняет элементы библиографического описания, которые отсутствуют или искажены в запросе. П.Н.Берков в своей монографии "Библиографическая эвристика" называет такую библиографическую работу "поиском недостающего звена". Подобные запросы относятся к наиболее сложным и трудоемким. Алгоритм поиска на уточнение приведен в учебнике "Библиографическая работа в библиотеке".

Следует учитывать и типичные ошибки в уточняющих запросах потребителей. Основными из них являются следующие: а) искажения фамилии автора (замена одной буквы на другую, сходную по начертанию или близкую по звучанию, искажение инициалов, женскую фамилию путают с мужской и т.д.); б) сокращения и неточное название книг, периодических изданий; в) представление переводчика, составителя, редактора, иллюстратора как автора книги; г) неверно указаны год издания, издательство; д) авторскую работу приняли за коллективную и наоборот; е) представление названия статьи, раздела, главы книги, частного заглавия тома или выпуска многотомного издания как названия самостоятельного произведения или издания; ж) отсутствие наименования коллектива в продолжающихся изданиях, материалах симпозиумов, конференций и т.д.; з) неточный перевод на русский язык названия зарубежного издания.

Тематическая библиографическая справка содержит библиографическую информацию по определенной теме (ГОСТ 7.0-84). П.Н.Берков называл такую библиографическую работу "подбором литературы по данному вопросу". По имеющимся данным, такие справки занимают ведущее место в СБО, составляя 50-80% от всех библиографических справок, выдаваемых библиотеками за год [Библиографическая работа в библиотеке. С. 170]. В указанном учебнике подробно изложена методика выполнения тематических справок, включающая следующие этапы: прием запроса; изучение темы запроса, определение круга и последовательности просмотра источников; библиографический поиск, отбор, группировка материала и оформление тематической справки.

Наибольший интерес здесь представляет классификация тематических справок по степени сложности или трудоемкости выполнения. Показатели категорий сложности приведены в табл. 19. Выделяются три категории сложности в зависимости от целевого названия справки; круга и характера использованных источников библиографического поиска; принципа выявления и отбора литературы; способов библиографической группировки; объема выданной библиографической информации; формы справки (устной или письменной).

Адресная библиографическая справка устанавливает наличие и (или) местонахождение запрашиваемого документа в определенном фонде (ГОСТ 7.0-84). Первым условием ее выполнения является точное и в необходимой степени полное библиографическое описание документа. Естественно, если такового нет, то сначала проводится уточняющий поиск. Второе условие - определить соответствующий фонд библиотеки и органа НТИ, используя имеющиеся каталоги и картотеки непосредственно или их издания. При отсутствии нужного документа в данном фонде приходится обращаться к сводным каталогам (например, сводному краеведческому каталогу, сводному каталогу книг на иностранных языках, сводному каталогу периодических изданий, получаемых библиотеками и органами НТИ), летописям и ежегодникам РКП, МБА и т.д. В конечном итоге потребитель должен получить полное и точное описание нужного документа с указанием его нахождения в фондах библиотек страны.

ГОСТ 7.0-84 не включает такого понятия, как "фактографическая библиографическая справка", видимо, на том основании, что фактография не является якобы делом библиографии. Фактографическая справка представляет собой ответ по существу запроса: сообщение точной даты, цифры, цитаты, изложение концепции, определение термина и т.п. Соответственно фактографический поиск предполагает выявление самих фактов, данных, а не сведений о документах, где эти факты содержатся. Так писал Н.Н.Щерба в учебнике "Библиографическая работа в библиотеке", и тут же оговаривал: "Поэтому данный поиск не является библиографическим, но в библиотеках традиционно относится к справочно-библиографическому обслуживанию" (выделено нами. - А.А.Г.). Мы придерживаемся другой точки зрения: выполнение фактографических справок - прямая обязанность библиографа. Конечно, они требуют от него эрудиции, хорошей профессиональной подготовки, знания круга необходимых для фактографического поиска библиографических источников. Более того, без библиографических сведений о документах они становятся недоступными, а без документов нельзя найти и соответствующие факты.

Для выполнения фактографических справок используются прежде всего энциклопедии, словари, справочники, фактографические картотеки (цитат, знаменательных дат, свойств, параметров и т.п.). Но всегда имеются запросы по фактам сегодняшней жизни, которые еще не нашли отражения в справочных изданиях. Поэтому библиограф вынужден обращаться непосредственно к текущей литературе. Здесь помощь ему может оказать обращение к специалистам. Наконец, желательно, чтобы фактографическая библиографическая справка сопровождалась и необходимым библиографическим списком, что позволит потребителю убедиться в достоверности приведенных сведений, а также самому обратиться к первоисточникам.

Фактографические запросы составляют значительную часть всех запросов, особенно в библиотеки и информационные органы научно-технического профиля. В этом отношении новые возможности открываются в связи с созданием АИС разного назначения. Другими словами, СБО во всем своем разнообразии получает возможность использовать помимо традиционных устной и письменной (печатной) электронные формы выдачи информации (непосредственно на экране компьютера, в виде дискет, оптических дисков и т.п.).




14.3. БИБЛИОГРАФИЧЕСКОЕ ИНФОРМИРОВАНИЕ




Согласно ГОСТ 7.0-84 библиографическое информирование (БИ) определяется как "систематическое обеспечение библиографической информацией в соответствии с долговременно действующими запросами и (или) без запросов". В библиографической литературе можно встретить и еще один термин - "информационно-библиографическое обслуживание" [Библиография: Общий курс. 1981. С. 447-462]. Оба термина неудачны. Выручает лишь сам критерий не разового, а долговременного или постоянного запроса. Другая особенность БИ связана с характером самого потребителя. В ГОСТ 7.0-84 выделены три разновидности БИ в зависимости от категории потребителя. Индивидуальное БИ осуществляется с учетом индивидуальных информационных потребностей, т.е. постоянно действующего запроса отдельного потребителя. Групповое БИ - по запросу группы потребителей, выделенной по определенному признаку, члены которой имеют близкие по содержанию информационные потребности. Массовое БИ ориентировано на широкий круг потребителей информации.

В учебной литературе [см., напр.: Библиография: Общий курс. 1981. С. 447-473; Библиографическая работа в библиотеке. С. 134-165] указанные три разновидности БИ объединяют в две: недифференцированное (массовое) и дифференцированное (индивидуальное и групповое). С учетом специфики рассмотрим их отдельно.

Одной из самых распространенных форм массового БИ является издание информационных бюллетеней, в которых сведения о поступивших в библиотеку (орган НТИ) изданиях располагают в определенном порядке (чаще всего систематически). Главное, чтобы эти бюллетени обеспечивали оперативность обслуживания и сводили к минимуму информационный интервал (время от поступления изданий в библиотеку до отражения их в очередном номере бюллетеня). Оптимальным считается ежемесячное издание бюллетеней с информационным интервалом, не превышающим полутора месяцев.

Однако не все библиотеки и органы НТИ имеют возможность издавать такие бюллетени. Поэтому соответствующие списки новых поступлений вывешивают у стола выдачи литературы. Или заменяют списки картотекой, размещая ее на столе выдачи либо рядом с каталогами. Другой выход из положения - использование средств массовой информации: местной периодической печати, радио- и телепередач. Главное, чтобы это носило постоянный характер, использовались известные потребителю рубрики типа "Книжная полка", "Новые книги", "Ученый, который знает все" (о реферативных журналах).

Эффективной формой ознакомления с новыми поступлениями является проведение "Дней информации", "Дней специалистов", выставок-просмотров. Регулярность проведения "Дня информации" зависит от объема новых поступлений. Поэтому устанавливается заранее какой-либо день в неделю, 2-3 раза в месяц, один раз в месяц. "День специалиста" организуется для определенных категорий потребителей - экономистов, учителей, инженеров и т.д. Выставки-просмотры организуются не только для показа новых поступлений, но и на определенную ретроспективу. Важно, что указанные мероприятия сопровождаются консультациями, устными обзорами и т.п.

Следует также учитывать роль, которую играют в массовом БИ издания текущей библиографии: летописи и ежегодники РКП, издания библиографической информации, экспресс-информации, реферативной информации (особенно РЖ) органов ГСНТИ и др. Тем более что на эти издания существует подписка и при желании потребитель может заказать полнотекстовую копию, перевод интересующего его документа.

Сущность дифференцированного БИ заключается в том, чтобы обеспечить для специалистов возможность постоянного слежения за вновь появляющейся литературой с минимальными затратами времени, предоставляя им сведения обо всех нужных источниках информации с необходимой степенью полноты. Определяющим моментом для такого БИ является установление круга обслуживаемых специалистов, выявление их информационных потребностей с учетом не только тематического профиля их интересов, но и должностного, функционального статуса, научно-производственной и информационной активности, этапности выполнения научных исследований и специфики производства, образовательной подготовки, индивидуально-психологических особенностей и т.д.

Обычно запрос на информацию формулирует сам потребитель, заполняя специально для этого предназначенный опросный лист. Практика многих библиотек и служб НТИ подтвердила целесообразность ведения двух особых картотек. Одна - алфавитная картотека абонентов - содержит сведения о каждом из них (место работы, должность и т.п.) и названия заявленной темы или тем. Она предназначена для учета абонентов и посылаемых им извещений о литературе. Вторая - алфавитно-предметная картотека запросов - состоит из карточек с названиями тем и перечнем лиц, которых данная тема интересует. С ее помощью собирают литературу по каждой теме и определяют абонентов, которым необходимо направить оповещение.

Способы оповещения различны в зависимости от конкретных условий и возможностей. Обычно посылаются письменные сообщения на специальных бланках, используется телефон. Применяются и специальные картотеки-накопители, шкафы с ячейками для каждого индивидуального или группового потребителя. В этом случае важно наладить регулярное посещение абонента соответствующей библиотеки или органа НТИ. Абонент знакомится с накопленной информацией и делает заявку на заинтересовавшие его документы, может уточнить свой запрос.


Наиболее прогрессивной формой дифференцированного БИ считается система избирательного распространения информации (ИРИ). Основное ее свойство - наличие постоянных запросов потребителей и обратной связи между потребителями и библиографической службой. В настоящее время действуют как ручные, так и автоматизированные системы ИРИ. Ручные системы обслуживают небольшое число абонентов (30-50) на основе специально разработанного рубрикатора (перечня тем), в совокупности охватывающего определенную узкую область знания. Потребители отмечают в нем те рубрики, которые соответствуют их профессиональным информационным потребностям. Обычно каждой предметной рубрике присваивается условный цифровой код, которым индексируются и запросы, и вводимые в систему документы. Это облегчает определение необходимого числа карт для рассылки абонентам.

Этот же принцип положен в основу автоматизированных систем ИРИ. Отличие заключается в том, что сформулированные на естественном языке запросы переводятся на ИПЯ данной системы (в большинстве случаев дескрипторный) и вводятся в память машины, образуя массив поисковых образов запросов (ПОЗ). Вводимые в систему библиографические описания документов также индексируются на том же ИПЯ и образуют массив поисковых образов документов (ПОД). Машина производит сравнение ПОЗ и ПОД и в случае их совпадения на выходном устройстве печатает на естественном языке библиографическую информацию в виде списка документов с указанием абонентов, которым он должен быть направлен.

Система ИРИ обслуживает как индивидуальных, так и коллективных абонентов. Но считается, что именно обслуживание индивидуальных абонентов является основной задачей системы ИРИ, поскольку только в этом случае могут проявиться все преимущества этих систем. Для обеспечения полноты и точности БИ потребителям направляются сигнальные карты с аннотированными или реферативными библиографическими списками. Из копий таких карт комплектуются картотеки, необходимые для последующего отбора запрашиваемых абонентами первоисточников и для использования в других видах БИ (например, ретроспективного). Вместе с сигнальными картами как их составная часть абонентам направляется талон обратной связи для оценки ими получаемой информации. В каждой системе ИРИ эти оценки разрабатываются с учетом особенностей ее функционирования, а также специфики тех организаций, в которых такие системы внедряются.

В самом общем виде эти оценки ранжируются следующим образом (предлагается обвести кружком нужную цифру):

5 - ценная, будет использована в работе, внедрена;

4 - представляет интерес;

3 - известна ранее, из других источников;

2 - не представляет интереса;

1 - не соответствует теме запроса;

0 - необходима копия первоисточника, перевод.

Абонент, отметив одну из оценок, возвращает талон обратной связи в библиографическую службу, где он становится основанием для определения показателя точности (релевантности) БИ, выявления необходимости в корректировке планов комплектования фондов, уточнения постоянного запроса и т.д. Эффективность использования системы ИРИ не означает, что все другие формы БИ не должны быть задействованы. Важно использовать все возможное разнообразие библиографического обслуживания в оптимальном комплексе.

Библиографическое обслуживание является заключительным этапом в процессе библиографической деятельности. Теперь начинается новый цикл ее, где библиография в лице своих служб выступает в качестве обратной связи для производства новой библиографической информации в целях удовлетворения возникающих информационных потребностей.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ




Русская библиография в своем становлении и развитии прошла путь в несколько веков. Он отмечен разнообразными опытами и достижениями, некоторые из них и до настоящего времени не потеряли своего научного и практического значения. К таковым можно отнести "Опыт российской библиографии" В.С.Сопикова, "Литературу русской библиографии" Г.Н.Геннади, "Критико-биографический словарь" С.А.Венгерова, "Среди книг" Н.А.Рубакина и др. К началу XX в. в России сложилась достаточно разветвленная система библиографии, где наряду с государственными учреждениями особую роль играли Академия наук, вузы, научные общества. Свой вклад внесли и специально созданные Русское библиографическое общество при Московском университете и Русское библиологическое общество в Петербурге. Усилиями нескольких поколений русских дореволюционных библиографов были разработаны основы науки о библиографической деятельности - теперь библиографоведение. В этой связи особенно примечательны труды В.Г.Анастасевича, В.С.Сопикова, Н.М.Лисовского, А.М.Ловягина, Н.А.Рубакина и др. В своем развитии библиография была неотделима от русской культуры, системы народного образования, науки, искусства, промышленности. Более того, во многом она способствовала их эффективному развитию.

К сожалению, в годы сталинизма многое из накопленного опыта было утрачено, не получило дальнейшего совершенствования. И все же нельзя не отметить и определенные новации. В первую очередь, это касается созданной в 60-е годы ГСНТИ, важнейшей частью которой стала библиография. Правда, последняя сейчас в условиях перехода к рыночным отношениям переживает определенный кризис. Идет трудный поиск новых решений, новых форм и направлений библиографии. В частности, продолжают активно работать такие федеральные центры ГСНТИ, как РКП, ВИНИТИ, ИНИОН, такие крупные библиотеки, как РГБ, РНБ, ВГБИЛ и др. В наш информационный век необходимость в овладении библиографическими знаниями и современными средствами производства, распространения и использования библиографической информации является обязательной не только для специалистов, но и для каждого человека. Поэтому важно и сохранить уже достигнутое, и двигаться вперед.

В этой связи существует ряд проблем, которые или еще не решены, или трудно решаются. Прежде всего, отсутствует достаточно обоснованная и убедительная наука о библиографии. Хотя ее относительная самостоятельность была осознана уже в начале XX в., но до сих пор множатся все новые и новые подходы, в основном не совместимые между собой, а главное - отрицающие необходимую историческую преемственность, уже сложившиеся тенденции и закономерности. В частности, история русской дореволюционной библиографии создана в трудах Н.В.Здобнова и М.В.Машковой, а вот истории советской библиографии до сих пор в монографическом исследовании и изложении нет. Это и ведет к тому, что в библиографии отсутствует необходимая для ее практики методика. Последняя монография "Методика библиографической работы" Е.И.Шамурина была издана в 1933 г. В результате, даже при наличии государственной стандартизации, уровень методического обеспечения библиографической деятельности очень низок.

Еще одна нерешенная проблема - это система библиографической терминологии. Да, имеется специальный ГОСТ 7.0-99, но каждая новая редакция его (их было уже три) как бы заново решает эту проблему. Один пример: в предшествующей редакции 1977 г. была попытка определить основные виды библиографии. В действующей редакции такой раздел отсутствует, но в названиях соответствующих библиографических пособий прежние терминообозначения остались.

Далее, мы одна из немногих цивилизованных стран, которая до сих пор не имеет своего репертуара книги. Другими словами, книжное дело в нашей стране действует вслепую. Отсюда некоторая односторонность в российском репертуаре книги, отсутствие необходимой и целенаправленной поступательности в развитии. Правда, есть определенные успехи в создании репертуара русской периодической печати. Здесь обеспечена нужная преемственность, хотя полного свода в виде, скажем, многотомного издания по образцу труда Н.М.Лисовского тоже нет. Вообще не решается еще более трудная задача - репертуар публикаций в российской периодике. Сейчас, в условиях современной информационной технологии, эта проблема также может быть эффективно решена.

Россия уже с дореволюционных времен активно участвовала в международном библиографическом сотрудничестве, начиная с деятельности Международного библиографического института в Брюсселе. В настоящее время большинство программ такого сотрудничества осуществляется при ЮНЕСКО. И важно, чтобы участие в них нашей страны активизировалось, что, естественно, плодотворно скажется и на развитии русской библиографии. Особенно это существенно в плане грядущей тотальной компьютеризации информационной деятельности. В этом отношении мы несколько отстали, поэтому должны принимать как данное свое участие в системах "Интернет", "Юнимарк" и др. Главное, чтобы с учетом нашей российской действительности довести до конца создание своей национальной системы - ГСНТИ. И последнее: до сих пор не существует специальной подготовки кадров библиографов с высшим образованием. Обычно библиография входит в учебные планы других специальностей - издательских, книготорговых, библиотечных и прочих работников. На наш взгляд, именно компьютеризация информационных процессов в современном обществе еще в большей мере требует специалистов, знающих и умеющих эффективно и качественно осуществлять логическую переработку документальной информации, готовить соответствующие библиографические пособия, вести все виды библиографического обслуживания. Поистине: тот, кто владеет библиографией, владеет информацией, кто владеет информацией - владеет миром.



<<

стр. 3
(всего 3)

СОДЕРЖАНИЕ