СОДЕРЖАНИЕ

Министерство внутренних дел России
Уральский юридический институт









Проблемы совершенствования правоохранительной
деятельности
органов внутренних дел

(материалы межвузовской научно-теоретической конференции курсантов)













Екатеринбург
2002


ББК 67.7
П781



П781
Проблемы совершенствования правоохранительной деятельности органов внутренних дел: (материалы межвузовской научно-теоретической конференции курсантов). - Екатеринбург: Издательство Уральского юридического института МВД России, 2002. - 168 с.


Ответственные редакторы:

В.П. Ляушин, кандидат исторических наук, доцент;

А.Л. Ховралев, кандидат политических наук, доцент;

А.И. Дуров, кандидат юридических наук, доцент.


ISBN 5-88437-101-2




Издается по решению редакционно-издательского совета УрЮИ МВД России.




ББК 67.7
П781


(c) УрЮИ МВД России, 2002
ISBN 5-88437-101-2


ГОСУДАРСТВО И ПРАВО:
ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ



Н.В. Большакова
Восточно-Сибирский институт МВД России
Развитие российского уголовного закона
как нормативно-правового акта
(в период с XII до середины XVII вв.)
Изучая любое правовое явление, мы невольно сравниваем подобного рода понятия в различные исторические эпохи. Уголовный закон, будучи формой выражения норм уголовного права, является главенствующим понятием в уголовно-правовой науке в целом. Но общество в процессе своего развития меняется, происходит изменение общественных отношений, социально-экономических и политических условий, и, соответственно, это требует совершенствования, изменения и дополнения уголовного закона. Вот почему уголовный закон является исторически изменчивой категорией.
Уголовный закон базируется на двух основных понятиях: преступление и наказание. Как и все правовые явления, эти два понятия в процессе исторического развития претерпевают изменения. И даже на сегодняшний день многие ученые-правоведы сходятся во мнении, что эти понятия несовершенны и требуют доработки. Поскольку объектом изучения является уголовный закон России, то целью данной работы будет исследование возникновения и развития норм уголовного права нашего государства на определенном историческом этапе: XII - середина XVII вв.
В момент образования русского государства в IX-X вв. действовала система норм обычного права, первыми же правовыми документами, регламентирующими уголовно-правовые отношения, явились договоры Руси с Византией 911, 941 и 971 гг. В них уже предусматривалось наказание за посягательство на жизнь, здоровье, честь и достоинство человека, хотя еще не было четкого понятия преступного.
Следующим историко-правовым источником, регламентирующим уголовно-правовые отношения, является Русская Правда в трех редакциях. В этом законодательном памятнике преступление именуется "обидой", под которой понимали "всякое нарушение общественного мира, выражавшееся прежде всего в причинении потерпевшему физического, материального или морального ущерба"1. Развитие феодальных отношений привело к построению иерархической лестницы, по которой мера наказания определялась, исходя из социального положения и сословной принадлежности преступника. Уже нормы Русской Правды делили преступления на имущественные, против церкви, личности, семьи и нравственности, но в этой системе пока отсутствуют преступления против государства и государственной власти. Тем не менее, целью наказания являлось, прежде всего, возмездие и возмещение ущерба. Русская Правда знала такие виды наказаний, как месть, вира, поток и разграбление.
Но государство русское развивалось, совершенствовалась юридическая техника, и уже к XV в. увидели свет очередные источники русского права - Псковская и Новгородская Судные грамоты. Именно Псковская Судная грамота дала нам такое понятие, как "перевет" - государственная измена, ранее не известное Русской Правде. В данном документе содержится более усовершенствованная система наказаний, уже известны смертная казнь и тюремное заключение. Появляется регламентация преступлений против судебных органов, более широкое развитие приобретает система имущественных преступлений (появляется понятие "татьба", что в широком смысле означает кражу).
В XV в. происходит образование русского централизованного государства, что непосредственно влечет за собой образование более совершенной системы права. Путем усиления карательной деятельности государства укрепляется монархическая власть, поэтому уголовное право стало регулятором общественных отношений. Судебники 1497 и 1550 гг., регулируя уголовно-правовые отношения, усилили внимание к формам вины, повторности преступлений, умыслу. Под преступлением понималось "лихое дело", т.е. "совершение такого деяния, которое нарушает интересы господствующей части общества и государства"2. Появляется понятие "крамола" - политическое преступление; получили уголовно-правовую охрану религия и церковь. Видами наказаний являлись смертная казнь, "продажа", возмещение убытков, получила распространение штрафная система.
Но время идет вперед, и с приходом к власти династии Романовых появляется новый свод законов - Соборное Уложение 1649 г., которое уточняет понятие "лихое дело". В этот период времени закон выделяет отдельные стадии преступного деяния: умысел, покушение на преступление и совершение преступления; закон знает понятие рецидива и крайней необходимости3. Объектами преступлений являлись церковь, государство, семья, личность, имущество и нравственность, самыми распространенными видами наказания были смертная казнь, телесные наказания, тюремное заключение, ссылка, конфискация имущества, отстранение от должности и штрафы. И лишь в XVIII в., с момента объявления России империей, в отечественном законодательстве, в Артикулах Воинских Петра появляется само понятие "преступление".
И не случайно для изучения выбрана именно эта историческая эпоха, поскольку именно в это время зародились основы русского уголовного законодательства, хотя уголовный закон еще не был трансформирован в отдельный нормативно-правовой акт. Уголовный закон должен соответствовать требованиям времени, вот почему историко-сравнительный метод на сегодняшний день играет для нас столь важное значение.

О.С. Веденеева
Уральский юридический институт МВД России
Историко-правовые аспекты развития органов
внутренних дел в период формирования
советского государства (20-е годы)
С переходом советского государства к новой экономической политике в системе народного комиссариата внутренних дел происходят многочисленные организационно-штатные преобразования, направленные на удешевление содержания аппарата. Новые условия требовали установления твердого правового порядка и соблюдения законности. Охрана общественного порядка в условиях перехода к мирному социалистическому строительству характеризовалась совершенствованием организационной структуры милицейского аппарата, форм и методов его работы.
В 1923 г. в единую структуру - Центральное административное управление (ЦАУ) НКВД - сливаются существовавшие самостоятельно управления и отдел уголовного розыска. Данные преобразования прошли по всей "вертикали" реформируемых органов НКВД. К 1926 г. вместо уездных управлений милиции при исполкомах Советов создаются административные отделы, включающие подотделы: общий, милиции и уголовного розыска. Это повлекло некоторое перераспределение функций в направлении передачи контроля за применением мер административного воздействия к правонарушителям в административный отдел ЦАУ. Данное положение сохранялось до 1928 г., пока в ходе очередной реорганизации милиция и уголовный розыск вновь не были выделены в самостоятельные структуры НКВД.
Но наиболее значимым событием в 20-е гг. для правоохранительных органов стало полное упразднение наркоматов внутренних дел РСФСР и союзных республик, в результате которого Главные управления милиции работали самостоятельно в течение довольно продолжительного времени, пока не произошло их полное организационное слияние.
Хотя, уже начиная с 1917 г., управление внутренними делами традиционно относилось к исключительной компетенции республик, общие политические цели, а также логика их реального развития предопределили постепенное сближение союзных республик, в том числе и в области сотрудничества органов внутренних дел.
Во взаимодействии республиканских аппаратов НКВД можно выделить несколько этапов.
Первый (1917-1920 гг.): характеризуется широким использованием всеми советскими республиками опыта строительства рабоче-крестьянской милиции РСФСР. В большинстве из них вводились в действие российское Положение о РКМ, ее штатное расписание, а также основные нормативные акты НКВД РСФСР. Советская Россия оказывала республикам широкую помощь.
Второй (1920-1924 гг.): в этот период уже унифицированные милицейские аппараты продолжили сближение посредством заключения ведомственных двухсторонних договоров о сотрудничестве. Первое подобное соглашение, заключенное между Россией и Украиной, касалось взаимодействия главных управлений милиции, предполагало установление единых организационных форм построения аппарата и методов работы.
Третий (1924-1927 гг.): взаимодействие наркоматов продолжилось в условиях еще более тесной координации. Совместные меры борьбы с преступностью определялись на всесоюзных совещаниях наркомов внутренних дел, решения которых носили обязательный характер. В ходе межведомственного сотрудничества наркоматов сложились благоприятные предпосылки для создания единой общесоюзной системы органов внутренних дел.
Интересно, что на этом этапе НКВД едва не постигла участь царского Министерства полиции, образованного в начале XIX в., но вскоре упраздненного по причине сосредоточения слишком большой власти. Дело в том, что в связи с передачей из НКВД в ведение исполкомов Советов функций руководства советским строительством, рассматривавшихся в качестве ключевых, родилась идея его полной реорганизации. Предложения комиссий, занимавшихся этим вопросом, сводились к перераспределению полномочий НКВД между другими государственными органами: руководство коммунальным хозяйством - совнархозам, исправительно-трудовыми учреждениями - наркомату юстиции, милицией и уголовным розыском - ОГПУ. Но Политбюро сняло вопрос о реорганизации НКВД с повестки дня сессии ВЦИК. Тем не менее, в мае 1924 г. ВЦИК принимает решение о значительном расширении полномочий органов госбезопасности, предусматривающем, в частности, оперативное подчинение милиции и уголовного розыска ОГПУ. На этом основании в ряде губерний были приняты меры по слиянию розыскных аппаратов, милиции и органов безопасности. Более того, в 20-е гг. печальная участь упразднения постигла ряд наркоматов внутренних дел союзных и автономных республик. Данные решения хоть и отменялись с течением времени как неконституционные, но, безусловно, оказывали негативное воздействие на конечные результаты работы правоохранительных органов.
Четвертый (1927-1932 гг.): делаются заключительные шаги по объединению основных звеньев НКВД (уголовный розыск, милиция) в единую систему органов под эгидой ОГПУ. На фоне активной кампании по дискредитации наркоматов внутренних дел в средствах массовой информации 15 декабря 1930 г. ЦИК и СНК СССР упраздняют НКВД союзных и автономных республик, ставшие "излишними звеньями советского аппарата". Главное управление милиции (ГУМ) на этом этапе начинает действовать "самостоятельно", поскольку реальные рычаги руководства ГУМом оказались в руках органов безопасности: закрытым Постановлением "О руководстве органами ОГПУ деятельностью милиции и уголовного розыска", принятым ЦИК и Совнаркомом в день упразднения НКВД, полномочия назначения и увольнения руководящих работников милиции и угро, инспектирование и контроль подразделений, использование возможностей гласной и негласной сети передаются органам безопасности.
И только в декабре 1932 г. Постановлением ЦИК и СНК СССР Главное управление рабоче-крестьянской милиции официально переводится "под крышу" ОГПУ (ГУРКМ при ОГПУ СССР). Таким образом, уже в начале 30-х гг. удалось создать единую, строго централизованную структуру, объединяющую в себе почти все правоохранительные органы, оказавшиеся вне контроля Советов. Идеи Ф. Дзержинского получают практическое воплощение.
Пятым этапом стало образование НКВД, деятельность которого связана с именами Ягоды, Ежова, Берии, обеспечивших окончательное организационное объединение аппаратов милиции и госбезопасности.
Однако вернемся к анализу процесса развития милицейских подразделений в 20-е гг. В 1922 г. вступает в силу очередное Положение о НКВД, в соответствии с которым на милицию возлагаются следующие задачи:
- охрана правопорядка, наблюдение за исполнением административных решений органов власти, обеспечение их выполнения;
- охрана предприятий и учреждений общегосударственного значения и исправительно-трудовых лагерей;
- обеспечения нормального функционирования путей сообщения.
Но Положение не учитывало изменившуюся обстановку перехода экономического и социального уклада жизни общества на "мирные рельсы". В нем были сохранены постулаты, определяющие милицию в качестве государственной вооруженной силы, частей особого назначения. Они обусловили продолжение военизации органов внутренних дел, передачу их на местах в подчинение управленческим структурам РККА, решение кадровых проблем посредством проведения мобилизаций граждан на службу.
Значительные изменения произошли и в области функциональной организации работы органов внутренних дел.
В 1921 г. в связи с передачей задач поддержания порядка на транспортных коммуникациях органам ОГПУ расформировываются железнодорожная и водная, упраздняются промышленная и следственно-розыскная милиции (функции последней переданы институту следователей наркомюста).
В 1924 г. окончательно организационно оформилась ведомственная милиция, осуществлявшая функции охраны государственных объектов и обеспечения правопорядка на их территории. В оперативном отношении она подчинялась местному милицейскому руководству, а средства на ее содержание отчислялись обслуживаемыми предприятиями. Ведомственная милиция подразделялась на торгово-промышленную, кредитно-финансовую, горно-приисковую и фабрично-заводскую.
Два года спустя по договорам с предприятиями и учреждениями начинает работать и уголовный розыск. На сотрудника угро, закрепляемого за организацией соответствующим договором, возлагалось наблюдение за персоналом, сохранностью собственности, профилактика нарушений, сопровождение кассиров и ответственных работников, создание осведомительного аппарата.
В силу объективных обстоятельств не только руководство НКВД, но и органы внутренних дел оказались втянутыми в ожесточенные внутрипартийные дискуссии о перспективах дальнейшего развития социалистического государства и правоохранительных органов. Руководство ГУМ РСФСР в лице его начальника И.Ф. Киселева выступило с предложением (II Всероссийский съезд административных работников, апрель 1928 г.) о сокращении подведомственного аппарата за счет привлечения населения на основе повинности к исполнению обязанности сотрудников низовых звеньев аппарата (участковых, постовых и т.д.), которых, как и прежде, катастрофически не хватало. Направление граждан на работу на срок не менее 7 дней предлагалось поручить профсоюзам.
Младший командный состав готовили образованные в 1925 г. областные школы милиции в Воронеже, Саратове, Свердловске. Подготовку среднего комсостава осуществляли школы в Ленинграде, Омске и Новочеркасске.
Только в 1929 г. появились курсы подготовки старшего начсостава в Москве, преобразованные позже в Центральную школу рабоче-крестьянской милиции.
К концу 20-х гг. система ведомственных учебных заведений включала 28 школ-резервов, 6 губернских и 6 госбюджетных школ. Их активная работа позволила сформировать позитивные предпосылки для совершенствования профессиональной подготовленности кадров, но до выхода на минимально необходимый уровень было еще далеко... В наиболее благополучной в этом отношении республике Союза - РСФСР - неграмотность комсостава удалось ликвидировать к 1924 г. В остальных республиках положение было значительно хуже.
Основные направления деятельности милиции оставались прежними. Как и в прошлые годы, милиция в качестве вооруженной силы привлекалась к ликвидации выступлений политического характера. Продолжалась борьба с преступностью.
В этот период наибольшую опасность представлял уголовный бандитизм, опирающийся на профессиональных преступников. Только во время одной облавы в ноябре 1923 г. в Екатеринбурге сотрудники уголовного розыска задержали 12 воров-рецидивистов. А всего в Екатеринбургской губернии в 1921 г. было зарегистрировано 10563 преступления. В других регионах страны аналогичные показатели находились на еще более высоком уровне. В деле раскрытия преступлений активно использовались криминалистические учеты, служебно-розыскные собаки.
Милиция принимала участие в борьбе с преступлениями, характерными для периода рыночных реформ, такими, как заключение убыточных для страны договоров, искусственное повышение цен и пр., решала задачи по обеспечению выполнения организациями и гражданами налогового законодательства. Для этого формировались специальные милицейские отряды, призванные проводить дознание по фактам уклонения от уплаты налогов с последующей передачей материалов на рассмотрение сессий особых продналоговых трибуналов, для чего в крупных городах при отделениях милиции вводятся должности налоговых надзирателей.
На деятельность милиции оказывали влияние преобразования, осуществляемые в стране, а главное - экономические трудности, которыми они сопровождались. Коллективизация и индустриализация проходили на фоне дефицита товаров массового потребления, распределения их по карточкам, вследствие чего перепродажа (по квалификации тех лет - спекуляция) продуктов приняла массовые масштабы. В борьбе с этим явлением милиция использовала метод внезапных проверок документации предприятий и частных лиц, участвующих в хозяйственной деятельности.
Совершенствовалась деятельность участковых сотрудников милиции. В городах данный административный институт окончательно сложился к середине 20-х гг., тогда же закрепилась и норма обслуживания - 1 милиционер на 5 тыс. горожан. На селе этот процесс оформился к 1930 г.
Материалы на правонарушителей представлялись в Советы, наделенные правами наложения административных взысканий (лишение свободы до 2-х недель, принудительные работы до 1 мес., штрафы). В 1924 г. органы внутренних дел, получив аналогичное право, действовали в этом направлении самостоятельно.

М.В. Дербенев
Уральский юридический институт МВД России
Органы внутренних дел в период Великой
Отечественной войны 1941-1945 гг.
Особое место в истории органов внутренних дел занимают суровые годы Великой Отечественной войны. Борьба с врагом, преследующим целью уничтожение советского государства и геноцид в отношении народов СССР, требовала полного подчинения деятельности всех государственных органов интересам борьбы с противником, превращения страны в единый военный лагерь. Достойный вклад в решение этой задачи внесла и советская милиция.
Главной задачей органов внутренних дел оставались охрана общественного порядка и борьба с преступностью. Однако к основным направлениям работы милиции добавились новые, в первую очередь - участие в выполнении главной государственной задачи - разгроме армии гитлеровской Германии. Поэтому перечень задач заметно расширился и включал в себя:
- формирование регулярных войсковых объединений, соединений и частей для участия в боях на советско-германском фронте;
- проведение специальных диверсионных акций в тылу гитлеровских войск;
- участие в ликвидации десантов, диверсионных групп, а также подразделений вермахта, действующих за линией фронта;
- развертывание партизанского движения;
- обеспечение организованной эвакуации населения и промышленных предприятий;
- борьбу с дезертирством, мародерством, паникерами, распространителями провокационных и ложных слухов;
- проведение в жизнь указаний военных властей, осуществлявших управление территориями, находящимися на военном положении.
Способность милицейского аппарата решать такое количество функционально разнообразных задач во многом определялась его организацией. Накануне войны в аппарате НКВД произошли изменения, оказавшие серьезное воздействие на деятельность наркомата в военные и даже послевоенные годы: в феврале 1941 г. органы государственной безопасности выделяются в самостоятельную структуру - образуется народный комиссариат государственной безопасности.
Другие организационные новшества, проводимые в военные годы в отношении НКВД, предусматривали создание только жизненно необходимых структурных подразделений, в частности, специальных войск по охране тыла действующей Красной Армии, Главного управления по делам военнопленных и интернированных, Штаба истребительных батальонов и т.д.
Структура органов милиции строилась по жесткому централизованному принципу в соответствии с территориально-административным делением страны: общее руководство всеми подразделениями - Главное управление милиции (ГУМ), возглавляемое комиссаром милиции 1 ранга; союзные и автономные республики - управления милиции, начальники которых одновременно являлись заместителями соответствующих наркомов внутренних дел по милиции; края и области - также управления (но с несколько суженным статусом), их руководители занимали должности заместителей начальников соответствующих Управлений НКВД; города и районы - отделы или отделения милиции, управляемые должностным лицом в ранге заместителя начальника соответствующего подразделения НКВД.
Ведущими отделами управлений считались: политический, уголовного розыска, борьбы с хищениями социалистической собственности и спекуляцией, оперативный, службы и боевой подготовки, паспортно-регистрационный и секретариат.
Основные усилия органов внутренних дел сосредотачивались на охране общественного порядка и борьбе с преступностью. Выполнение этих задач, направленное на оборону страны, защиту интересов граждан, обеспечение их личной безопасности, происходило на фоне ухудшения криминогенной обстановки.
Большое значение для стабилизации обстановки имела организация охраны общественного порядка в местностях, объявленных на военном положении. В этих условиях начальник соответствующего гарнизона своим приказом воспрещал въезд на обслуживаемую территорию лиц без прописки, за исключением командированных; вводил комендантский час (запрещение движения легкового транспорта и пешеходов с 24 до 4 часов); определял режим работы учреждений и организаций; устанавливал меры по контролю соблюдения паспортного режима; организовывал патрулирование силами нарядов военного коменданта и органов внутренних дел. На милицейские подразделения возлагалась задача выявления граждан, проживающих без прописки, с последующей передачей материалов военным трибуналам, а также удаление за пределы территорий лиц, признанных социально опасными не только по своей деятельности, так и по связям с преступной средой.
Охрана общественного порядка осуществлялась непрерывно, в том числе и во время налетов вражеской авиации. В то время, когда большинство населения находилось в укрытиях, милиционеры, оставаясь на улицах, выявляли и задерживали нарушителей и преступников (особенно мародеров), занимались эвакуацией людей и грузов из очага поражения, оказывали помощь пострадавшим, контролировали порядок движения автомобильного и железнодорожного транспорта, первыми вступали в бой с десантами противника.
Кроме того, милиция вела борьбу с дезертирством, детской беспризорностью (отделы по борьбе с преступностью среди несовершеннолетних созданы в 1943 г.), распространителями провокационных слухов.
Сотрудники милиции занимались выявлением безнадзорных и беспризорных детей с последующим помещением их в детские дома или приемники-распределители. Только в течение 1942-1943 гг. милицией во взаимодействии с общественными организациями были задержаны с последующим выделением жилья и трудоустройством около 300 тыс. беспризорников.
Эффективно работало созданное при паспортном отделе Главного управления милиции Центральное справочное бюро, призванное обеспечить оперативный поиск граждан, утративших связи с родными. Силами этого подразделения разыскано и возвращено родителям около 20 тыс. потерявшихся детей.
Важное значение имело своевременное изъятие оружия у населения и организация его сбора с полей сражений, осуществлявшиеся по мере освобождения советской территории от захватчиков. К апрелю 1944 г. подобным образом удалось собрать и изъять 8357 пулеметов, 11440 автоматов, 257791 винтовку, 56023 гранаты и т.д. Данная работа проводилась в контексте мер, предусмотренных разрешительной системой. Под ее контролем производились операции с огнестрельным оружием, взрывчатыми веществами, полиграфическим оборудованием, множительными аппаратами, а также производилось открытие оружейных и пиротехнических мастерских, магазинов, тиров, стрельбищ, штемпельно-граверных мастерских.
Милиция оказывала содействие местным органам власти в проведении мобилизации населения для отработки трудовой повинности.
Активное участие в охране общественного порядка принимал институт сельских исполнителей - граждан, наделенных полномочиями должностных лиц и исполнявших в течение трех месяцев под руководством местных сельских Советов обязанности контроля за исполнением распоряжений местных органов власти, организацией охраны государственного, колхозного и кооперативного имущества, сопровождения арестованных, информирования милиции обо всех происшествиях.
Определенное содействие органам внутренних дел оказывали дворники. Они дежурили в ночное время у подъездов и ворот домов, наблюдали за порядком на обслуживаемой территории, контролировали соблюдение жильцами паспортного режима.
Борьба органов внутренних дел с преступностью в условиях военного времени требовала огромного напряжения. Сложная обстановка диктовала необходимость применения чрезвычайных мер не только на фронте, но и в тылу. В их числе усиление уголовной ответственности за различные виды преступлений, их переквалификация, передача рассмотрения возбужденных уголовных дел военным трибуналам.
Положительное влияние на повышение эффективности борьбы с преступностью оказывало объявление населенных пунктов на осадном положении: Указ "О военном положении" позволял, в частности, применять к грабителям и мародерам расстрел на месте преступления.
В январе 1942 г. Пленум Верховного суда СССР предложил квалифицировать кражи, совершенные у эвакуированных, как имевшие место во время стихийных бедствий, а при отягчающих обстоятельствах (группой лиц, рецидивистом и т.д.) - как бандитизм.
Преступные элементы представляли собой благоприятное поле деятельности для гитлеровской разведки, стремящейся к привлечению их к сотрудничеству, поэтому операции уголовного розыска зачастую проводились под контролем и при участии органов и частей государственной безопасности. Более того, сотрудники угро нередко включались в состав оперативных групп для выполнения специальных заданий по борьбе с диверсантами и шпионами.
Основной акцент использования органов внутренних дел в борьбе с захватчиками делался на организацию и проведение специальных операций в тылу противника. С этой целью в Москве создается отдельная мотострелковая бригада особого назначения НКВД СССР. Специальные группы милиционеров (30-50 бойцов) наносили точечные удары по штабам, узлам связи, складам и другим важным объектам. За четыре года бригада провела около 137 тыс. подобных операций.
В годы Великой Отечественной войны имела место следующая особенность иерархического положения органов внутренних дел: в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22.06.41 "О военном положении" в местностях, находящихся на военном положении, милиция действовала под руководством соответствующего военного командования. Правовой базой подобного взаимодействия являлось постановление Совета Народных Комиссаров от 24.06.41 "Об охране предприятий и учреждений и создании истребительных батальонов" Личный состав органов внутренних дел привлекался к проведению операций по ликвидации десантов, диверсионных групп, а также подразделений вермахта, действовавших в советском тылу.
С этой целью формировались знаменитые истребительные батальоны, насчитывающие в среднем по 100-200 бойцов. Действовавшие под общим руководством военных (всего образовано 1755 подобных подразделений), они пополнялись за счет "резерва" - так называемых "групп содействия", насчитывавших более 300 тыс. граждан. Оперативная и боевая деятельность истрбатов контролировалась органами внутренних дел. С июля 1941 г. таким отрядом располагало и свердловское областное управление НКВД.
В крупных административных центрах из милиционеров формировались войсковые подразделения и части, призванные принимать участие в боевых действиях при перемещении линии фронта непосредственно к границам города. Так, в августе 1941 г. милиция г. Сталинграда была сведена в отдельный батальон, г. Витебска - в полк, а в Краснодаре сформирован эскадрон конников. В августе 1941 г. отдельный стрелковый батальон сформирован в Свердловске.
Партизанское движение, развернувшееся широким фронтом уже к 1942 г., своей эффективностью во многом обязано милиционерам. В соответствии с решением ЦК ВКП(б) "Об организации борьбы в тылу германских войск" от 18 июля 1941 г. организация Сопротивления захватчикам поручалась, как правило, руководителям партийных, советских органов и руководителям подразделений НКВД территорий, оставляемых советскими войсками. Секретарям партийных комитетов и руководителям органов госбезопасности и внутренних дел и принадлежит основная заслуга формирования сети партизанских отрядов. Эффективность их боевой работы ни у кого не вызывает сомнения: партизанское движение было способно выполнять не только оперативно-технические, но и стратегические задачи.
Работу по подготовке кадров в военные годы продолжили Московская Центральная школа милиции (подготовка экспертов-криминалистов, руководителей городских и районных органов), средние специальные школы (на территориях, не занятых противником) в Москве, Омске, Саратове, Ленинграде, Ташкенте, Сталинграде, Новосибирске, Новочеркасске, Сталинабаде, две межобластные школы милиции. Последние были укомплектованы исключительно курсантами-женщинами. (К тому времени относится начало массового назначения на освобождающиеся в органах внутренних дел должности сотрудников-женщин.)
Таким образом, с началом Великой Отечественной войны милиция оказалась в сложнейших условиях решения разноплановых, в том числе достаточно далеких от функциональных, задач. В условиях кадрового некомплекта органам внутренних дел удалось не только обеспечить необходимый общественный порядок и остановить рост преступных деяний, но оказать ощутимую помощь регулярным войсковым формированиям РККА в разгроме фашистской Германии.

А.Н. Мелюхин
Пермский филиал юридического института МВД России
Проблематика современного
понимания правовой культуры
В теории права на протяжении последних лет идет дискуссия о противоречивости и сложности различных определений правовой культуры. Неоднозначное отношение вызывает и структура правовой культуры. Автором предпринята попытка сфокусировать внимание на некоторых проблемах современного понимания правовой культуры, ее структуре и функциях.
В юридической литературе, как и в культурологии, нет единого понимания ни самого термина "культура" вообще, ни "правовой культуры" в частности. Так, Т.В. Синюкова считает, что правовая культура - это сфера человеческой практики, представляющая собой "совокупность норм, ценностей, юридических институтов, процессов и форм, выполняющих функцию социоправной ориентации людей в конкретном обществе (цивилизации)"4. Профессор А.Б. Венгеров пишет, что правовая культура - "более высокая и емкая форма правосознания"5. Последняя трактовка правовой культуры, на наш взгляд, вообще не может являться научной и правильной, т.к. затрагивает лишь сферу идеального, тем самым игнорирует результаты деятельности обладающих правосознанием субъектов. Иначе говоря, правосознание является лишь одним из элементов правовой культуры.
Вряд ли можно считать правильным и определение правовой культуры через перечисление факторов, влияющих на нее, и элементов, составляющих ее структуру. Например, Р.К. Русинов дает следующее определение: "Правовая культура - обусловленное всем социальным, духовным, политическим и экономическим строем качественное состояние правовой жизни общества, выражающееся в достигнутом уровне развития правовой деятельности, юридических актов, правосознания в целом, в уровне правового развития субъекта (человека, различных групп, всего населения), а также степени гарантированности государством и гражданским обществом свобод и прав человека"6.
Правовая культура, по мнению В.П. Сальникова, есть "особое социальное явление, которое может быть воспринято как качественное правовое состояние и личности, и общества, подлежащее структурированию по различным основаниям"7. Правовую культуру и личности, и общества он рассматривает "как одну из категорий общественных ценностей, как важнейший результат общедемократических завоеваний прогрессивного человечества. Она становится неотъемлемым компонентом цивилизованности и правового государства"8.
В.И. Каминская и А.Р. Ратинов пишут: "Правовая культура - система овеществленных и идеальных элементов, относящихся к сфере действия права и их отражению в сознании и поведении людей"9. Исходя из вышеизложенного, можно вывести следующее определение правовой культуры: правовая культура - это одна из форм социально-значимой творческой деятельности людей в сфере государственно-правовых отношений. Она выражена в правовых нормах, институтах и особенностях оценки данных явлений.
Правовую культуру также можно понимать через государственный правовой опыт конкретных социальных общностей и индивидов. Она выражается в материальных и духовных продуктах жизнедеятельности, в навыках и ценностях, которые влияют на юридически значимое поведение.
Однако и такое определение правовой культуры не может являться абсолютно правильным. Как отмечает И.А. Иванников, "существует проблема понимания не только самой культуры, но и права. В зависимости от того, что человек понимает под правом, в определенной степени складывается его осмысление и трактовка правовой культуры"10.
Вопрос о структуре правовой культуры в отечественной юридической литературе также является дискуссионным. Так, например, В.Н. Сальников считает, что структурными элементами правовой культуры выступают компоненты юридической действительности в их роли быть эталонами поведения: "право, правосознание, правовые отношения, законность и правопорядок, правомерная деятельность субъектов"11. Конечно, вышеназванные элементы правовой культуры пересекаются либо выступают составными частями других систем. "Представить в полной мере сущность правовой культуры нельзя, не выделяя ее логическую структуру, - отмечает В.П. Сальников. - В этой плоскости правовая культура представляет собой юридические понятия и категории, оценки (оценочные суждения) и деонтические модальности"12. Под деонтическими модальностями здесь имеются в виду нормативные суждения, включающие такие модальные операторы, как "обязательно", "разрешено", "запрещено", которые складываются на основе правовых знаний, оценок и т.д. Помимо вышеназванных структурных элементов правовой культуры другие авторы включают в нее еще и правовые учреждения, обеспечивающие правовой контроль, регулирование и исполнение права, законотворчество, а также критерии политической оценки права и правового поведения, правовую науку13. Но оценки можно давать, выражая свое отношение к праву, правосудию, правоприменению и т.д., а оценочная сфера, на наш взгляд, полностью является частью правосознания. В силу этого нам видится нецелесообразным выделять оценочные суждения отдельно.
В качестве элемента правовой культуры выделяют также уровень развития всей системы юридических актов (юридических документов)14. Наше мнение по данному поводу таково: уровень развития системы юридических актов является результатом правовой деятельности субъектов, проявлением развития правовых учреждений (институтов), свидетельствует об уровне правосознания, отражает законность и правопорядок и т.д. Уровень развития системы юридических актов есть проявление функционирования правовой культуры (ее структурных элементов), поэтому не может выделяться самостоятельно.
Таким образом, суммируя все выделяемые в юридической литературе структурные элементы, получим следующую структуру правовой культуры: 1) право; 2) правосознание; 3) правовые отношения; 4) законность и правопорядок; 5) правовая деятельность субъектов (как правомерная, так и противоправная); 6) правовые институты (учреждения); 7) юридическая наука.
Правовая культура в реальной жизни также многофункциональна, как и структурно сложна. Наиболее полно, на наш взгляд, функциональную модель правовой культуры рассматривает В.П. Сальников. Правовая культура "выполняет одновременно несколько специфических функций, - пишет он, - познавательно-преобразовательную, праворегулятивную, оценочно-нормативную, правосоциализаторскую, коммуникативную и прогностическую"15.
Такова, на наш взгляд, проблематика современного понимания правовой культуры. Поэтому необходима дальнейшая проработка вопросов правовой культуры и явлений, с ней связанных.

Н.А. Орлов
Уральский юридический институт МВД России
Современные проблемы российской
системы права и системы законодательства
Говоря о системе права, необходимо уяснить само понятие права. В современной литературе можно встретить более трехсот определений права, все они отражают сущность данного явления и дополняют друг друга. Наиболее яркими и запоминающимися на мой взгляд являются следующие: право есть искусство добра и справедливости; право - это определенная и обеспеченная государством мера свободы, выраженная в нормативных установках законодательства; право - это система нормативных установок, опирающихся на идеи социальной и человеческой справедливости и свободы, выраженная в законодательстве и регулирующая общественные отношения. На мой взгляд, наиболее четким и полным определением является последнее.
Я считаю, что система права - это объективно обусловленное системой общественных отношений внутреннее строение права, основанное на предмете и методе правового регулирования, выражающееся в объединении и расположении нормативного материала в определенной последовательности. А.Ф. Черданцев, доктор юридических наук, считает, что система права - это объективно существующее строение права, которое выражается в разделении единого права на отдельные части (отрасли), связанные между собой. При этом способ и принципы связи отраслей им не указываются.
Необходимо отличать систему права от правовой системы, а также нельзя объединять систему права и систему законодательства. Система законодательства - это внутренняя структура законодательства, состоящая из взаимосвязанных нормативно-правовых актов в той или иной области общественной жизни. При этом система законодательства является внешним выражением системы права. Система права носит объективный характер, т.е. производна от общественных отношений, а система законодательства формируется с учетом исторических особенностей государства, профессионализма и знаний законодателя и многих других субъективных факторов. Система права является понятием абстрактным, в отличие от системы законодательства, которую мы можем наблюдать в виде законов, кодексов, указов и пр.
Уяснив теоретические положения по данным вопросам, перейдем к самим проблемам. Итак, на сегодняшний день в нашей стране сложилась такая ситуация, что некоторые общественные отношения получили такое бурное развитие, что возникла необходимость их правового урегулирования. Так, сначала появляются нормы права, которые регулируют данные отношения, а затем и правовые институты и отрасли права. Наряду с этим некоторые общественные отношения исчезают вообще или больше не нуждаются в правовом урегулировании, так появляется "мертвое право" в реальной жизни, выраженное в устаревших нормативно-правовых актах. Для устранения или уменьшения случаев появления таких явлений необходимо постоянное совершенствование системы законодательства путем принятия новых законов и отмены старых - "ненужных". Так, например, молодыми отраслями права являются: экономическое право (находится на стадии развития, законодательно не урегулировано), банковское право (не полностью урегулировано законодательством), информационное право и пр. Оригинальным случаем является развитие из института муниципального права в отрасли конституционного права самостоятельной отрасли права.
Наиболее острой проблемой являются пробелы и коллизии в праве. Их устранение - процесс очень долгий и требующий от законодателей высокого юридического мастерства и профессионализма. Основными путями разрешения данной проблемы, на наш взгляд, являются:
1) приведение всей системы законодательства в соответствие с основным законом - Конституцией России;
2) законодательное урегулирование наиболее важных общественных отношений, что невозможно без изменения законотворческого процесса и достижения более стабильной политической обстановки;
3) принятие мер к исполнению и соблюдению существующих законов и других нормативно-правовых актов, составляющих систему законодательства.
Несмотря на значимость данных проблем, решать их нужно совместно с другими: политическими, экономическими, социальными и пр., иначе результативность будет очень низкой, а значит время построения правого государства увеличится, что крайне нежелательно.

А.В. Савоськин
Уральский юридический институт МВД России
Крестьянская реформа П.А. Столыпина
Крестьянская реформа П.А. Столыпина - это попытка разрешения земельного вопроса, сделанная в начале ХХ в. Сейчас начало ХХI в., земельный вопрос не решен, именно поэтому эта тема актуальна, т.к. результаты анализа возможно применить к нашей действительности.
Рассматривая крестьянскую реформу Столыпина, начать нужно с характеристики России начала ХХ в. Потенциал реформ 1861 г. был исчерпан, и война с Японией доказала это. Необходим был полный цикл реформ. С чего начать реформы? Возможно, с изменений в политическом строе, как считал С.Ю. Витте? Нет, Столыпин избирает другой вариант: начать необходимо с преобразований в экономике. Но на что сделать ставку в экономике: сельское хозяйство или промышленность? (Этот вопрос возникает в нашей истории не в первый раз.) Столыпин выбирает сельское хозяйство. Но и по вопросам преобразований в деревне в обществе не было единого мнения. Имелось несколько школ, разрабатывающих вопросы переустройства деревни: общинников, либералов, умеренных реформаторов, аграриев. Наиболее близки Столыпину были либералы, но в целом реформа не нашла значительной поддержки ни одной из школ.
Начиная реформирование, Столыпин имел заранее рассчитанный на 20 лет стратегический план преобразований, где во главу угла поставил сельское хозяйство, и упор был сделан не на общину (как в 1861 г.), а на крестьянина-собственника.
Сущность реформы определяется двумя положениями. Первое - создание миллионов богатых крестьян-собственников. Второе - создание опоры для правительства. Это не помещичий и не крестьянский вариант реформы. Это нечто среднее, что обеспечивало, по мнению Столыпина, прежде всего сохранение российского государства.
Конкретные меры реформы Столыпина известны. Крестьянин получал право выходить из общины и, став собственником своей земли, поступал с ней свободно: мог выделиться в хутор, образовать отруб, даже продать свою землю. Для поддержки частного крестьянского хозяйства вводились льготные ссуды под залог земли. Для утоления земельного голода был взят курс на переселение на свободные государственные земли. При этом не только были устранены все препятствия, но, напротив, создан серьёзный стимул переселения за Урал.
Приведенные выше меры привели к значительным результатам: активная колонизация Сибири, рост объемов производства зерновых, рост закупок сельскохозяйственной техники и др. И все же главную задачу - сделать Россию страной фермеров - решить не удалось. Чтобы выяснить причины неудачи, постигшей реформу, необходимо рассмотреть следующие аспекты: реформа и император, реформа и дума.
Опыт столыпинской реформы подтвердил уже известную в истории России истину: только если первое лицо государства является лидером реформ, они могут рассчитывать на успех. Николай II одобрил реформу, но он не был ее мотором. Двигателем был Столыпин, а коль скоро очаг преобразований находился не на ее вершине, то энергия тратилась не только на преобразования сверху вниз, но и на "работу с верхами". Другой аспект - реформа и дума. Природа представительной власти такова, что зачастую в дебатах на долгие месяцы тонут самые необходимые меры. Зная это, Столыпин понимал, что земельная реформа через думу в какие-то приемлемые сроки не пройдет, а то и вовсе "утонет". Поэтому он быстро утвердил у царя Указ о земельной реформе, благодаря ст. 87 Основных законов Российской Империи. При этом Столыпин дважды нарушил ст. 87. Во-первых, аграрное законодательство не было чрезвычайным вопросом. Во-вторых, двухмесячный срок не был соблюден. Указ утвердила только третья дума: когда прошел уже год и указ давно действовал. Таким образом, коренной вопрос - об аграрной реформе в России - был решен практически без участия российского парламентаризма и в обход него.
Формально столыпинскую реформу отменила только советская власть, но уже после смерти Столыпина реформа оказалась обезглавленной. Приемника не нашлось. Но смерть человека становится смертью идеи только в том случае, если почва уже подготовлена. Так в чем же причины того, что столь логически продуманная реформа потерпела неудачу?
Во-первых, реформатор оказался один, его идеи были чужды ведущим деятелям России (даже Витте не разделял его взглядов).
Во-вторых, не устраивал российскую буржуазию крен Столыпина в сферу сельского хозяйства.
В-третьих, реформа была лишена широкой социальной поддержки. Крестьяне-собственники, на которых предполагал опереться Столыпин, как класс только формировались и не могли оказать реальной поддержки.
В-четвертых, это было насилие сверху. Мечтали об инициативном, активном, самостоятельном, крепком хозяине, а все делали путем чиновничьей опеки, руками чиновников и под их контролем.
В-пятых, наверное самое главное, самодержавие и вся бюрократия быстро сообразили, что крестьянин-собственник только на короткое время согласится на опеку самодержавия, а затем захочет по всей стране иметь наиболее приемлемую для себя власть. Ближайший выигрыш таил в будущем смертельную угрозу царизму.
Путь Столыпина, путь реформ, путь предотвращения революции был отвергнут. И теми, кто революции не хотел. И теми, кто к ней стремился.

О. Сиваков
Уральский государственный университет
Транснациональная форма коррупции как фактор
дестабилизации международных отношений
Коррупция - явление, о котором много говорят. Безусловно, коррупция в различных своих формах - зло для любого общества. Это одна из форм угроз национальной безопасности, получившая распространение в аппарате управления страной, прежде всего в экономической системе.
Концепция национальной безопасности рассматривает коррупцию как одну из форм распространения преступности. Эта форма, согласно Концепции, получает импульс к развитию в процессе "криминализации общественных отношений, складывающихся в процессе реформирования социально-политического устройства и экономической деятельности"16 страны.
Здесь же утверждается, что коррупция, как и экономическая преступность, как и организованная преступность, возникла в результате "серьезных просчетов, допущенных на начальном этапе проведения реформ в экономической, военной, правоохранительной и иных областях государственной деятельности"17.
Следует отметить: государство утверждает, что именно оно позволило коррупции возникнуть и развиться в наиболее тяжелую форму криминализации общественно-экономических и общественно-политических отношений, их правовой деградации. Государство в лице верховной исполнительной власти утверждает о своем осознании этой серьезной проблемы и предлагает общее направление к изживанию коррупции. Именно на изживании коррупции как результате принятия ряда конкретных мер настаивает государство в Концепции национальной безопасности. "Важно лишить преступность питательной среды, обусловленной недостатками в законодательстве, кризисом в экономике и социальной сфере"18.
Эти моменты связаны с ситуацией внутри страны. Необходимо сделать акцент: коррупция как форма криминализации общественных отношений получила свое развитие в результате кризиса российской экономики и государственности. "Причины нынешнего всплеска коррупции связаны с имевшими место ранее огосударствлением общественной жизни, распределительной системой регулирования социально-экономических отношений, соответствующим положением в ней государственных служащих... и с условиями переходного периода: общей нестабильностью ситуации, экономическим кризисом, расстройством денежно-финансовой системы, слабостью государственных институтов, правовым нигилизмом, изменениями в социальной структуре общества. Появился слой состоятельных предпринимателей, зачастую вынужденных идти на подкуп государственных служащих и располагающих для этого денежными средствами. С другой стороны... чиновники получили дополнительные возможности бесконтрольного распоряжения государственной собственностью и средствами в свои интересах"19.
Но коррупция, безусловно, представляющая опасность в национальных пределах, имеет еще одну свою форму - межнациональную, трансграничную. Отталкиваясь от тезиса, что "всплеск коррупции обусловлен интенсификацией кризисных процессов", можно говорить о глобальной перспективе развития самых откровенных форм международной преступности, коррупции, в частности. Это утверждение имеет основу в оценке стабильности международной экономико-политической системы, данной в Концепции внешней политики РФ: "Интересы России, - говорится в этом документе, - непосредственно связаны... с... тенденциями, среди которых... глобализация мировой экономики. Наряду с дополнительными возможностями социально-экономического прогресса... усиливается вероятность крупномасштабных финансово-экономических кризисов. Растет риск зависимости экономической системы... Российской Федерации от воздействий извне"20.
Вместе с тем, в официальном документе нигде прямо не проговаривается проблема коррупции. Мы утверждаем, что коррупция в межнациональной своей форме является фактором внешней агрессии против экономической системы и государственного аппарата любой страны, естественно вошедшей или втянутой в кризис.
Об этом В.А. Алексеева и С.К. Шардыко пишут: "Наша страна стала нишей, куда евро-американский мир транслирует кризис западного индустриализма (как в начале ХХ века транслировал кризис традиционного капитализма), кризис своей духовности"21. Но ситуация эта, если акцентировать ее глобальные мотивы, в контексте нелегального сотрудничества бизнеса и госаппарата предстает перед нами еще в одном своем плане, о чем пишет А. Бахтияров: "В один прекрасный день западные демократии сделали для себя пренеприятнейшее открытие: несмотря на всю их добрую волю, эти непонятные русские никак не хотят жить по "правилам демократии" и более того, создали для Запада угрозу более страшную, чем военная конфронтация. Именно так, и совершенно справедливо, воспринимается западными странами тот огромный финансовый капитал и, самое главное, технологии его формирования и управления, которые были применены россиянами"22.
Явление коррупции - средство влияния на экономическую и государственную систему государства - весьма эффективно. Оно более жестоко, чем иные, в том числе дипломатические и военные, способы воздействия на государственную политику. Оно объединяет финансовый капитал, властно-административные инструменты принятия и реализациии конкретных решений на уровне государства в интересах конкретного предпринимателя или корпорации.
Коррупция способна оказать влияние и на стабильность в мире. В условиях неопределенности, когда "окончание холодной войны ознаменовалось вступлением мира в полосу подготовки к войне за мировую гегемонию"23, организованная преступность и коррупция перешагнули национальные границы. В своей транснациональной форме они формируют новые "центры силы". Не будучи легализованными в правовом пространстве того или иного государства, они находят выходы в теневой экономике, в политических и этноконфессиональных конфронтациях. Так или иначе, страны "золотого миллиарда" эту проблему видят и пытаются бороться с ней. Эта борьба является одним из символов внешней политики, так же, как и идеология демократии и либерализма. Естественно, борьба с коррупцией - вещь, весьма зависимая от конъюнктур международной политики.
В сложившейся традиции геополитики выделяется так называемая "дуга нестабильности", проводимая по районам этноконфессиональных конфликтов - сюда попадают Средняя Азия, Закавказье, Ближний Восток, Балканы. Еще одну "дугу нестабильности" можно выделить, обозначив на географической карте развитые страны - от Японии через Европу к США - и отметив, что именно эти страны создали и эксплуатируют механизм формирования и управления мировым финансовым капиталом. Из этих стран ведут свое происхождение транснациональные корпорации (ТНК), обеспечивающие любыми путями (в том числе "субсидиями" отдельных чиновников в "странах третьего мира", и не только в этих странах) стабильность своего бизнеса. Интенсификация коррупционных процессов в госаппарате и развитие международной организованной преступности, подрывая основы управления европейскими государствами, окажет дестабилизирующее влияние на их внешнюю политику, соответственно - на стабильность в мире.
Европа столкнулась с весьма серьезной проблемой. "Не имеющий ничего святого за душой сверхэффективный вирус... технологий добывания капитала может изнутри подорвать весь финансовый механизм экономического благополучия западных стран"24. Речь идет о возникновении некоего законспирированного уровня власти, который, будучи "вскрыт" с развитием массовых информационных технологий, не очень-то заботящихся о сохранении чужих тайн, никогда не станет легитимным. Поскольку этот уровень принятия государственных решений все же существует и развивается, он "для выживания применит все доступные способы, по сравнению с которыми современный терроризм может показаться детской шалостью"25.
Коррупция, перевалившая национальные границы, стала инструментом влияния на международную политику и международную безопасность. Она повторяет на межклановом и межкорпоративном уровне (на уровне конкурентной борьбы) механизм этноконфессиональных конфликтов. Но этот механизм несравнимо более совершенен, конспиративен и предполагает действенную активную защиту интересов "своих" игроков.
Попытки интеграции антикоррупционной политики государств мира предполагают проведение самого широкого спектра информационных исследований и прогностических оценок, целью которых, в том числе, будет выявление перспектив развития международной безопасности, конкретных целей государств, групп государств и международного сообщества в борьбе с коррупцией и наиболее эффективных средств их достижения.

О.Г. Сивкова
Нижегородская академия МВД России
Адвокатура в России
Адвокатура занимает важное место в системе правоохранительных органов и организаций. Однако она не является правоохранительным органом, так как у адвоката нет полномочий по принуждению за соблюдением чьих-либо прав, он действует на принципиально иной основе: он - защитник. Защита нужна для того, чтобы не допустить следственных и судебных ошибок особого рода. В силу специфики функций, возложенных на адвокатуру, ее альтернативности органам государственной власти, отношение к ней менялось в различные периоды истории России. Путь становления российской адвокатуры был сложным, предпринимались поиски лучших форм и способов организации адвокатуры. При самодержавии развитие адвокатской деятельности тормозилось нежеланием государства разрешить создание профессиональных адвокатских объединений. Все цари, от Петра I до Николая I, были настроены решительно против создания в России адвокатской корпорации западного образца. В течение всего дореформенного периода правовые представители были аморфной группой без соответствующего профессионального обучения, организации и названия. Адвокатской практикой занимались в основном государственные служащие невысокого ранга в свое свободное время или находясь в отставке.
Следует отметить, что судебная реформа 1864 г. заложила основы компетентной и самоуправляемой организации адвокатов. Сформировалась адвокатская профессия, обладавшая как западными, так и традиционно русскими чертами.
Адвокаты подразделялись на две группы: присяжных поверенных - корпорацию адвокатов, дававших профессиональную присягу, и частных поверенных, занимавшихся адвокатской практикой индивидуально.
Русская присяжная адвокатура XIX в. сыграла большую роль в претворении в жизнь основных положений Судебных уставов как в качестве толковательницы законов, так и в качестве вспомогательного органа правосудия. Деятельность адвоката не ограничивалась судебной деятельностью, он выступал не только представителем интересов тяжущихся в гражданском процессе, он был и консультантом. В обиходе адвокаты получили имя "защитников".
Учеными-юристами и деятелями адвокатуры были образованы юридические общества при университетах.
Особое место среди судебных ораторов, рожденных Великими реформами, занял Федор Плевако. "Он был мастером красивых образов, - вспоминает Б.С. Утевский, - каскадом громких фраз, ловких адвокатских трюков, остроумных выходок, неожиданно приходивших ему в голову и нередко спасавших клиентов от грозившей кары".
Работа адвокатов заключалась в ведении тяжб, выступлениях перед судом и подготовке документов по уголовным и гражданским делам. С 1890 г. стала развиваться коллективная форма работы в виде юридических консультаций.
Кроме случаев ведения дел по назначению суда, вознаграждение за которое выплачивалось из общего фонда, оплата труда адвоката производилась по договоренности с клиентом. Хотя Министерство юстиции и установило размеры оплаты услуг, они были необязательны и применялись лишь в случаях разногласий между адвокатом и клиентом.
1 июня 1917 г. Временное правительство приняло закон, позволяющий заниматься адвокатской практикой женщинам.
Смена политической власти в России привела к изменению направления развития адвокатуры. Марксистская теория порвала с вековой традицией, согласно которой на правовую систему налагались этические ограничения. Право стало истолковываться как продолжение политической власти, а правовые институты становились инструментами, которые пролетариат использовал так, как он считал нужным. Придя к власти, большевики поняли, что тактика работы в зале суда, оказавшая большую помощь в разоблачении и ослаблении системы царизма, может быть использована и против нового режима. 24 ноября 1917 года был принят Декрет о суде, который упразднял адвокатуру, прокуратуру, отделы уголовных расследований и практически всю судебную систему. Распад старой правовой системы привёл к массовому уходу из адвокатского корпуса.
Новое Положение об адвокатуре 1939 г. подвело итог длительным спорам о взаимоотношениях между адвокатурой и юристконсультурой. Было запрещено сочетать работу в государственных учреждениях на полную ставку с работой в адвокатуре, что вынудило адвокатов выбирать между работой в госсекторе и работой в адвокатуре.
После принятия брежневской конституции 1977 г. на сессии Верховного Совета СССР 30 ноября 1979 г. был принят Общесоюзный закон об адвокатуре. В Российской Федерации Положение об адвокатуре РСФСР было утверждено на сессии Верховного Совета СССР законом от 20 ноября 1980 г.
Организационно адвокатура построена на коллегиях. В соответствии со ст. 3 гл. 2 Положения об адвокатуре РСФСР "коллегии адвокатов являются добровольными объединениями лиц, занимающихся адвокатской деятельностью". Это значит, что адвокатура сегодня представляет собой децентрализованную систему самоуправляющихся общественных организаций - коллегий адвокатов.
Адвокатура служит важным инструментом укрепления обратной связи от общества к государству. В связи с этим необходимо расширять самостоятельность, права и ответственность адвокатуры. Многие положения действующего закона не позволяют адвокатам в полной мере стать свободными и независимыми. Однако имеются серьёзные основания считать, что место адвоката в общей иерархии общественных профессий и степень выполняемых ими функций в глазах общественного мнения остаются достаточно высокими.

О.С. Широглазова
Восточно-Сибирский институт МВД России
История развития понятия
"преступление" в России
Как показывает само наименование "преступление", "проступок", "преступное деяние", "нарушение", такое деяние должно заключать в себе переход, преступление за какой-то предел, отклонение и разрушение чего-либо. Еще Цветаев Л.И. говорил: "Преступление значит переход за границу, за пределы; таково же этимологическое значение немецких терминов Verbrechen, Vergehen; значение слов delictum, delit - уклонение от прямой линии, от права"26.
Понятие преступления на различных этапах существования государства трактовалось по-разному. В истории русского уголовного законодательства впервые определение преступного сделано в Русской правде (правда Ярослава, правда Ярославичей). Преступление по Русской правде определялось не как нарушение закона или княжеской воли, а как "обида", т.е. причинение морального или материального ущерба частному лицу или группе лиц со стороны, очевидно, частного же лица27.
В Псковской судной грамоте (1467 г.) определения понятия преступления не существовало, но понятие преступного значительно изменилось в сравнении с Русской Правдой. В Псковской грамоте преступными считались наряду с посягательствами на человека и иные запрещенные законом деяния, в том числе направленные против государства и его органов28.
И первым, наиболее значимым средоточием уголовно-правовых норм указанного периода следует признать Судебники 1497 и 1550 гг.29 Н.С. Таганцев писал: "Наше старое право, конечно, не могло выработать деления преступных деяний по наказуемости, оно даже не имело особого термина для их обозначения: в древнейших памятниках в более общем смысле употреблялось выражение "обида"; в эпоху судебников - "лихое дело", "головщина"; в эпоху уложения царя Алексея Михайловича - "воровство". При Петре Великом появляются слова "преступление" и "проступок"; далее, при Екатерине I употребляется выражение "злодеяние", под которым подразумевались богохульство и церковный мятеж, слова противные на государя и его фамилию, смертоубийство, разбой и кража с поличным"30.
В Судебниках 1497, 1550 гг. вполне достаточным для понятия преступного был термин "лихое дело". Однако в XVII в. тяжкие преступления обозначались понятием "воровство", закрепленным в Судебнике 1589 г. Воровство означало нанесение двойного вреда государству: политического и имущественного31.
В Соборном Уложении Алексея Романова (1649 г.) под преступлением понималось непослушание царской воле, нарушение предписания.
Артикул Воинский 1714 г. заменяет термин "воровство" на преступление. Оно рассматривалось не только как нарушение законов, но и как действия причинившие вред государству, даже если об этом деянии ничего не говорилось в законе. Государство же защищало интересы государства. Таким образом, преступлением являлось общественно опасное для государства деяние.
В Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. преступление - это как "само противозаконное деяние, так и неисполнение того, что под страхом наказания законом предписано". Но такое толкование при ближайшем рассмотрении представлялось лишенным основания, потому что в уложении 1845 г. не существовало твердо выдержанной терминологии. Даже поверхностный обзор первого раздела уложения 1845 г. указывал, что понятия "преступление" и "проступок" употреблялись в нем то в видовом значении, то для выражения понятия о преступном деянии вообще32.
Н.С. Таганцев определял преступление как деяние, посягающее на юридическую норму в ее реальном бытии, или деяние, посягающее на охраненный нормой интерес жизни.
В советский период законодательно понятие преступления трактовалось таким образом. В Руководящих началах по уголовному праву РСФСР от 12 декабря 1919 г. в ст. 6 преступление определялось как "действие или бездействие, опасное для данной системы общественных отношений".
В ст. 6 УК РСФСР 1922 г. говорится, что "преступлением признается всякое общественно опасное действие или бездействие, угрожающее основам советского строя и правопорядку, установленному рабоче-крестьянской властью на переходный к коммунистическому строю период времени".
Статья 6 УК РСФСР 1926 г. указывала, что "общественно опасным признается всякое действие или бездействие, направленное против советского строя или нарушающее правопорядок, установленный рабоче-крестьянской властью на переходный к коммунистическому строю период времени".
В кодексе 1960 г. понятие преступления определялось следующим образом: "Преступлением признается предусмотренное уголовным законом общественно опасное деяние (действие или бездействие), посягающее на общественный строй СССР, его политическую и экономическую системы, личность, политические, трудовые, имущественные и другие права и свободы граждан, все формы собственности, а равно иное, посягающее на социалистический правопорядок общественно опасное деяние, предусмотренное уголовным законом".
Наряду с законодательным определением преступления в XIX в. стали появляться теоретические понятия преступления.
А.Ф. Кистяковский определяет преступление как "нарушение закона, установленного для ограждения безопасности и благосостояния граждан, нарушение юридически вменяемое, совершаемое посредством внешнего положительного или отрицательного действия, по характеру своему состоящее из насилия, или обмана или небрежности"33.
Наиболее простым и точным с практической точки зрения определением преступного деяния будет признание таковым "всякого нарушения закона уголовного"; преступление есть деяние, запрещаемое законом под страхом наказания, иными словами, оно есть нарушение закона уголовного (В.Д. Спасович). Следовательно, с этой точкой зрения, предел, переступаемый преступником, составляет уголовный закон.
В УК России 1996 г. понятие преступления трактуется в ст. 14 как "виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное настоящим Кодексом под угрозой наказания".
Делая вывод, можно отметить, что понятие преступления играло существенную роль в развитии уголовно-правой науки, применении норм уголовного закона. На понятии преступления базировались все теоретические и практические положения науки. Несмотря на то, что менялось содержание норм уголовного законодательства, понятие преступления оставалось незыблемым институтом в теории уголовного права.


АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ
ЦИВИЛИСТИЧЕСКИХ
ОТРАСЛЕЙ ПРАВА



А.С. Волков
Пермский филиал юридического института МВД России
Обращения граждан
В человеческом обществе появление конфликтов неизбежно. Их возникновение обусловлено различием интересов, целей и идей, руководящих различными социальными группами, классами и людьми в частности. От характера разногласий зависит и способ разрешения возникающих конфликтов. Наиболее эффективный - поручение его незаинтересованной стороне, авторитетной и компетентной. В догосударственный период ею обычно являлся совет старейшин или вождь, затем эту роль взяли на себя государственные органы, что оказалось намного эффективнее. Со временем появляются признаваемые и гарантируемые самим государством права и свободы, соответственно и правовые институты их охраны, например, институт "обращения". "Обращение" существовало в человеческом обществе всегда (выносимое на рассмотрение собрания рода предложение или заявление). До XVIII в. государства законодательно не закрепляли права и свободы и гарантии их зашиты. В 1789 г. во Франции была принята Декларация прав человека и гражданина, документально оформившая основные права человека. В 1787 г. в США принимают первую в мире Конституцию, в 1791 дополнение к ней - Билль о правах, Конституцию во Франции.
В России впервые право на "обращение" официально закрепляется постановлением VI Всероссийского Чрезвычайного съезда Советов "О точном соблюдении законов", закрепившее возможность обжалования незаконных и нецелесообразных действий должностных лиц и государственных органов. Новым этапом развития правовой базы "обращения" стал 1968 г. - 12 апреля появляется Указ Президиума Верховного Совета СССР "О порядке рассмотрения предложений, заявлений и жалоб граждан" (ред. от 2 февраля 1988 г.) - "законодательная основа для дальнейшего улучшения деятельности органов государственной власти и управления, организаций, предприятий и учреждений" (имеется ещё около 80 актов).
В 1977 г. было конституционно закреплено право на обращение (отдельные элементы института: субъекты и объекты права и объективная сторона жалобы как формы обращения). Конституция РФ 1993 г. также предусматривает право на обращение: на основании ст. 33 14 декабря 1995 г. были внесены изменения в закон "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан" от 27 апреля 1993 г. Необходимо отметить особую роль обращения во взаимоотношениях его с остальными составляющими института прав и свобод гражданина. Место права на обращение в системе прав и свобод человека определить весьма трудно. Обращение имеет несколько предметов своей реализации, и в зависимости от последних мы можем его отнести к различным группам прав и свобод.
Имеет место обращение и в сфере личных прав и свобод (ч. 4 ст. 35 Конституции РФ - завещание гражданина (его форма)). Реализация ряда политических прав и свобод конкретного человека также связана с использованием института обращения (обжалование в суд действий или бездействия, препятствующих реализации гражданами своих избирательных прав). В сфере экономических прав обращение реализуется гражданами в виде заявления в органы государства о регистрации в качестве коммерческой организации (право на занятие "предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельностью" - ч. 1 ст. 34 Конституции РФ).
Обращение, являясь формой выражения отдельных групп прав и свобод, играет также роль гарантии их соблюдения и реализации. Под конституционными гарантиями понимаются "конституционные положения, обеспечивающие правовую защиту институтов и принципов, закрепляемых Конституцией". Исходя из безусловной важности прав и свобод, не менее важна их защита, которая обеспечивает возможность их реализации: "важным инструментом охраны прав граждан, одной из организационно-правовых гарантий их защиты является право на подачу обращения" (д.ю.н. Хаманева Н.Ю.). В случае затруднения или ограничения возможности пользования, владения, распоряжения определенными правами и свободами, гражданин всегда имеет право обратиться в соответствующий государственный орган, к должностному лицу для восстановления утраченной или ограниченной возможности.
Обращение обладает целым рядом особенностей. Это касается субъекта, которому принадлежит право на обращение. Несмотря на положение Конституции, реально могут обращаться к гражданам, физическим субъектам и государственные органы (правда, формой выражения подобных обращений являются издаваемые ими нормативные акты). Еще одна характерная черта обращения - его изменчивость (виды: обращение, предложение, заявление или коллективное обращение). Для того, чтобы отнести его к какой-либо одной группе прав и свобод, следует проанализировать содержание, цель и предмет, на который направлено воздействие такого обращения. Обращение имеет свои виды, которые установил Указ Президиума Верховного Совета СССР от 12 апреля 1968 г. В соответствии с последним, ими являются: "предложение", "заявление", "жалоба".
В России обращение получило конституционное признание в 1977 г., Конституция СССР впервые включила подобную норму, возведя право на обращение в ранг конституционного (ст. 158). Конституция РФ также закрепляет институт обращения (ст. 33). При сравнении этих норм приходим к выводу об изменении содержания конституционного института права обращения. Конституция РФ утратила положение об обязательности соблюдения порядка и сроков рассмотрения обращений, однако она указывает адресаты обращений, а также допускает возможность коллективных обращений. Конституцией СССР устанавливалась возможность возмещения вреда, если он был нанесен действиями государственных органов, общественных объединений и их должностных лиц. Значимость права на обращение в системе прав и свобод человека и гражданина проявляется также в "управлении, в решении государственных и общественных дел", оно "является способом восстановления нарушенного права". Обращение реально помогает в профилактике нарушений законности и предотвращении правонарушений, позволяет действенно и эффективно осуществлять защиту законных прав и интересов граждан, принимать участие в нормотворческой деятельности органов государства и местного самоуправления в области, непосредственно касающейся их прав и свобод. Обращение способно воздействовать на многие правовые институты, способствовать их успешной реализации.

Ю.В. Волнухина
Институт Прокуратуры
Уральская государственная юридическая академия
Злоупотребление правом в РФ
В жизни достаточно часто происходит целенаправленное стеснение одним лицом прав другого субъекта при осуществлении своих прав.
Злоупотребление правом - межотраслевой институт российского законодательства. Эта категория есть как в семейном праве (ст. 69 СК РФ - злоупотребление родительскими полномочиями), так и в гражданском праве (ст. 10 ГК РФ), но носит декларативный характер. Особая степень общественной опасности злоупотребления правом заставила законодателя ввести в Уголовный кодекс ст. 201 (злоупотребление полномочиями), 202 (злоупотребление полномочиями частными нотариусами и аудиторами), 285 (злоупотребление должностными полномочиями).
В настоящее время существует несколько точек зрения на проблему злоупотребления правом.
Профессор Шабуров А.С.34 в отличие от цивилистов, которые трактуют данное явление как правонарушение, считает, что подобный вывод не вполне отражает его содержание. Поскольку здесь отсутствует такой важный признак правонарушения как противоправность: злоупотребление не связано с нарушением конкретных запретов, невыполнением обязанностей. То есть по отношению к праву подобное поведение является нейтральным. Главный смысл кроется, по мнению профессора, в нарушении не правового, а социального критерия (в обществе подобное поведение недопустимо). Он предлагает рассматривать этот феномен как самостоятельный вид правового поведения.
Другая точка зрения: проблему злоупотребления правом можно рассматривать только в контексте англосаксонского права, в случае, когда конкурируют две нормы: старая, действующая, которая по логике вещей не должна применяться, но используется лицом для достижения тех или иных целей, и новая.
Официальная точка зрения: злоупотребление правом - это действия субъектов гражданского правоотношения, совершаемые в рамках предоставленных ему прав, но с нарушением их пределов. Особенностью злоупотребления правом является то, что оно возникает на базе осуществления субъективных гражданских прав, т.е. на базе дозволенного законом поведения. Эта категория тесно связана с противоправностью как таковой, потому что последняя означает поведение, нарушающее не только конкретные нормы права, но противоречащее любым правовым принципам данной системы, отрасли или института, хотя бы оно не противоречило конкретной норме. Таким образом, под противоправностью злоупотребления правом следует понимать использование управомоченным лицом "недозволенных конкретных форм поведения в рамках дозволенного ему законом общего типа поведения"35. Поэтому понятия дозволенного и недозволенного относятся к разным явлениям: дозволенность - к содержанию субъективного права, а недозволенность - к его осуществлению. Нельзя злоупотреблять правом и не знать об этом. Субъект, имея вполне законные намерения и действия, использует недозволенные способы для достижения своей цели. Например, закон закрепляет за автором право на имя, одной из форм реализации которого является опубликование своего произведения под псевдонимом, при этом субъект выбирает имя, которое способно ввести публику в заблуждение. Такое действие будет расценено как злоупотребление правом в виде выбора использования недозволенных способов достижения цели. Осознанность процесса предполагает наличие вины.
Общим последствием этих нарушений в соответствии с п. 3 ст. 10 ГК РФ является отказ суда в защите прав лицу, злоупотребляющему своими гражданскими правами. В мотивировочной части решения следует указать основания, в силу которых действия лица могли быть квалифицированы подобным образом. На наш взгляд, надо определиться с критериями отнесения того или иного действия к злоупотреблению правом, т.к. от этого будет зависеть ряд важных моментов в сфере материального права и гражданского процесса, например, доказательства.

А.В. Вышкевич
Белорусский государственный университет
Моральный вред: определение размера
компенсации морального вреда
Институт компенсации морального вреда сравнительно молод, и впервые право гражданина на возмещение такого вреда было закреплено в законе СССР "О печати и других средствах массовой информации" в 1990 г. В Республике Беларусь понятие морального вреда впервые было введено в 1991 г. законом "О социальной защите инвалидов в Республике Беларусь". В дальнейшем вопрос о возмещении морального вреда получил развитие в Конституции РБ (1994), в ст. 7 Гражданского Кодекса 1964 г. (1994), законах РБ "О защите прав потребителей" (1993), "О печати и других средствах массовой информации" (1995), "Об обращениях граждан" (1996), "О рекламе" (1997).
Однако в указанных законодательных актах недостаточно полно раскрывалось содержание морального вреда, не устанавливались критерии для определения размера морального вреда, порядок его возмещения.
Новый Гражданский кодекс, вступивший в силу 1 июля 1999 г., многие проблемы, касающиеся возмещения морального вреда, разрешил. Этому в немалой степени способствовала практика судов о применении законодательства в названной сфере правоотношений, а также постановление Пленума Верховного Суда РБ № 10 от 20 сентября 1996 г. "О применении законодательства, регулирующего материальное возмещение морального вреда".
В новом ГК, в отличие от старого, законодатель достаточно четко раскрыл содержание морального вреда, понимая под ним физические или нравственные страдания, причиненные гражданину действиями (бездействием), нарушающими его личные неимущественные права (а в случаях, предусмотренных законодательными актами, - и имущественные права), либо посягающими на принадлежащие ему другие нематериальные блага (ст. 152 ГК РБ).
В ГК также установлены критерии для определения размера морального вреда (ст. 152, 970 ГК).
Размер компенсации морального вреда согласно указанным нормам ГК определяется с учетом степени и характера физических или нравственных страданий гражданина, степени вины и имущественного положения причинителя вреда (если вина является основанием для возмещения вреда), а также иных заслуживающих внимания обстоятельств. При этом также должны учитываться требования разумности и справедливости.
Однако, несмотря на установление в законе критериев, влияющих на размер компенсации морального вреда, в правоприменительной практике порой при схожих правовых ситуациях эти критерии толкуются неодинаково.
Это объясняется тем, что некоторые термины, определяющие тот или иной критерий, который учитывается при определении размера компенсации морального вреда, в силу их неконкретности, философичности, расплывчатости не дают четкого понятия об этих критериях и, следовательно, затрудняют их понимание.
Это, в частности, касается таких терминов (понятий), как "нравственные страдания", "степень вины", "заслуживающие внимания обстоятельства", "требования разумности и справедливости", "индивидуальные особенности".
В связи с этим некоторыми практическими и научными работниками высказывается мнение о необходимости установления непосредственно в законе верхней и нижней границ (размера) компенсации морального вреда или методики определения этой компенсации.
Думается, что это не совсем правильно, поскольку как нельзя загонять закон в рамки методик и формул, так нельзя и определять верхнюю и нижнюю границы страданий конкретного человека, которому причинен вред. На наш взгляд, правильному пониманию и применению законодательства в этой части должны способствовать в первую очередь четкость, выверенность терминов и формулировок, определяющих тот или иной критерий, раскрытие их содержания в самом законодательстве и, во-вторых, правильное толкование законодательства органами, имеющими на это право.
В частности, такое право в Республике Беларусь предоставлено Пленуму Верховного Суда. По проблемам, возникающим в связи с применением законодательства о компенсации морального вреда, Пленумом принято постановление № 7 от 28 сентября 2000 г. "О практике применения судами законодательства, регулирующего компенсацию морального вреда".
В указанном постановлении наряду с разъяснениями, касающимися содержания понятия морального вреда, подведомственности, порядка разрешения споров в этой сфере, разъяснены и вопросы, касающиеся определения размера компенсации такого вреда. Некоторые из этих вопросов хотел бы осветить в своем выступлении.
Компенсация морального вреда допускается только по требованию, заявленному потерпевшим либо иным лицом, имеющим право заявления такого требования (прокурором, родителями, усыновителями и т.д.). Суд не вправе самостоятельно разрешать вопрос о компенсации морального вреда. Однако, если такое требование заявлено, размер вреда определяет только суд.
Моральный вред компенсируется в денежной форме. Вместе с тем, допускается компенсация морального вреда и в иной форме, но лишь в случаях, предусмотренных законом РБ. В частности, иная форма компенсации морального вреда предусмотрена Трудовым кодексом (ст. 434), Правилами о возмещении морального вреда, причиненного жизни и здоровью работника, связанного с исполнением им трудовых обязанностей. К сожалению, ни в Трудовом кодексе, ни в постановлении Пленума не разъяснено, что понимается под иной формой компенсации морального вреда и какие условия должны быть соблюдены, чтобы вред был компенсирован в иной форме.
Представляется, что иной формой компенсации может являться передача какого-либо имущества, оказание услуги и т.д., а условием должно быть прежде всего согласие лица, которому причинен вред. Размер вреда, как сказано выше, определяется с учетом ряда обстоятельств.
Во-первых, учитывается степень физических и (или) нравственных страданий потерпевшего. Под физическими страданиями понимается физическая боль, функциональное расстройство организма, изменение в эмоционально-волевой сфере, иные отклонения от обычного состояния здоровья, которые являются последствием действий (бездействия), посягающих на нематериальные блага или имущественные права гражданина.
Нравственные страдания, как правило, выражаются в ощущениях страха, стыда, унижения, а равно в иных неблагоприятных для человека в психологическом аспекте переживаниях, связанных с утратой близких, потерей работы, раскрытием врачебной тайны, невозможностью продолжить активную общественную жизнь, с ограничением или лишением каких-либо прав граждан и т.п. (п. 9 постановления Пленума № 7 от 28 сентября 2000 г.).
При этом следует помнить, что степень нравственных страданий зависит от индивидуальных особенностей лица, которому причиняется вред, его душевного склада (психики). Поэтому в иных случаях при определении нравственных страданий при рассмотрении дел по спорам о моральном вреде возможно проведение психологической (судебно-психологической) экспертизы.
Во-вторых, при определении размера морального вреда следует учитывать степень вины причинителя вреда, а именно: причинен ли вред умышленными или неосторожными действиями. Однако закон перечисляет случаи, когда вина не является основанием для возмещения морального вреда, следовательно, степень вины при определении размера вреда не учитывается (ст. 969 ГК). К ним отнесены случаи, когда:
1) вред причинен жизни и здоровью источником повышенной опасности;
2) вред причинен в результате незаконных осуждения, привлечения к уголовной ответственности, применения таких мер пресечения, как заключение под стражу, подписка о невыезде, наложение административных взысканий в виде ареста и исправительных работ;
3) вред причинен распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию гражданина;
4) иные случаи, предусмотренные законодательными актами.
В-третьих, ст. 152 ГК указывает, что при определении компенсации морального вреда учитываются и иные заслуживающие внимания обстоятельства, однако этих обстоятельств не перечисляет. К ним следует, в частности, отнести:
1) степень вины самого потерпевшего, если его действия провоцировали возникновение или увеличение вреда;
2) имущественное (финансовое) положение причинителя вреда;
3) в случае смерти потерпевшего - степень родства, характер взаимоотношений лица, претендующего на возмещение вреда, с погибшим, нахождение на иждивении у последнего;
4) возраст потерпевшего и причинителя вреда;
5) обстоятельства причинения вреда, характер и тяжесть наступивших последствий, их влияние на состояние здоровья потерпевшего;
6) принятие причинителем вреда мер по уменьшению или предотвращению вредных последствий для жизни или здоровья потерпевшего;
7) материальное положение, условия жизни потерпевшего.
Это лишь примерный перечень обстоятельств, которые, по нашему мнению, могут учитываться при определении размера компенсации морального вреда.
Также необходимо, чтобы размер вреда был определен с учетом принципа разумности и справедливости для обеих сторон в споре. Размер компенсации не зависит от размера возмещения материального вреда и убытков и не может быть уменьшен, когда вред причинен действиями, совершенными умышленно.
Пределы отведенного времени, к сожалению, не позволяют остановиться на других вопросах, так или иначе влияющих или соприкасающихся с вопросами определения размера компенсации морального вреда. Хотелось бы только обозначить некоторые из них.
Во-первых, еще раз повторим сказанное выше: в законах необходимо дать четкие понятия, формулировки, положения о моральном вреде, что позволит правильно применять законы в практической деятельности.
Во-вторых, на наш взгляд, в законодательном порядке необходимо предусмотреть возможность взыскания по судебному решению морального вреда не в конкретной денежной сумме, а в минимальных заработных платах, что позволит избежать корректировки размера вреда в связи с инфляцией и избежать таким образом волокиты при исполнении решения.
И, в-третьих, по некоторым видам правоотношений следует закрепить в законе присуждение денежной компенсации за вред лишь в тех случаях, когда другие (неденежные) механизмы возмещения вреда, предусмотренные в законах, не в состоянии в полной мере компенсировать причиненный вред.

М.Ю. Гаранин
Нижегородская академия МВД России
Россия как социальное государство.
Проблемы становления
В настоящее время в России складывается новый тип государственности. Сама жизнь объективно определяет его основные принципы: приоритет личности перед государством, правовой характер, социальность. Конституция закрепляет принцип социального государства, определяя социальные обязательства государства, которое должно стремиться к тому, чтобы обеспечить гражданам условия сравнительного и всеобщего благосостояния. Наиболее характерные черты социального государства находят отражение в его социальной политике.
Демократическое преобразование российского общества заключается в переустройстве условий и образе жизни людей и в коренном изменении социальной структуры, в ходе которого должно быть преодолено резкое имущественное расслоение общества и должно утверждаться все более полное социальное равенство между людьми.
Государство не может исключить социальное расслоение, которое неизбежно в силу естественных различий между людьми, но оно может и должно корректировать стихийные процессы поляризации, имея главной целью борьбу с бедностью.
Основная задача социального развития российского общества определяет направления социальной политики Российской Федерации, реализация которых на практике обеспечит создание элементов социальной государственности в России.
В их число входят: охрана труда и здоровья людей; установление гарантированного минимального размера оплаты труда; государственная поддержка семьи, материнства, отцовства и детства, инвалидов и пожилых граждан; развитие системы социальных служб, установление государственных пенсий, пособий и иных гарантий социальной защиты. Социальное страхование, как и социальное обеспечение в целом, также является объектом ответственности государства.
Социальная политика не исчерпывается названными направлениями, а включает и другие виды социальной помощи. Тем не менее деятельность государства в социальной сфере пока не всегда является достаточной и действенной. В условиях продолжающегося экономического кризиса социальная помощь не гарантирует достойную жизнь, как это записано в Конституции РФ.
В отечественной литературе неоднократно высказывались замечания, что вышеуказанные направления социальной политики почти не содержат никаких конкретных правовых гарантий в сфере социального обеспечения. Действительно, проводить государственную поддержку указанных направлений можно на таком уровне и такими темпами, которые никогда не смогут обеспечить "достойную жизнь и свободное развитие человека"36. Сегодняшняя ситуация наглядно демонстрирует это.
В этой связи справедливо звучат возражения, что Конституция РФ в плане социальной сферы - документ, "работающий на перспективу", а сегодняшняя сложная ситуация - явление временное. Однако эта временная ситуация может привести к таким негативным последствиям, результаты которых будут сказываться и в перспективе37.
Но как бы то ни было, можно однозначно говорить о том, что социальное государство в России провозглашено. Таким образом общество как бы обращается к людям сильным и удачливым с призывом не забывать о слабых и беспомощных, помнить о взрывоопасном потенциале чрезмерного социального неравенства. И хотя эти призывы в силу разных причин (в том числе вследствие нерациональной экономической и налоговой политики государства) зачастую остаются без ответа, российское государство несет ответственность за общество и отвергает путь к общественному благосостоянию только через индивидуальное обогащение, равно как через бюрократическое, уравнительное распределение общественного богатства.

А.Н. Герасимов
Восточно-Сибирский институт МВД России
Новация как специальный случай
прекращения обязательства
Действующий Гражданский кодекс РФ предусматривает десять способов прекращения обязательства: исполнение обязательства, отступное, прощение долга, невозможность исполнения, смерть гражданина, ликвидация юридического лица, зачет, прекращение обязательства совпадением должника и кредитора в одном лице, издание акта государственного органа и новация. В своей работе мне бы хотелось рассмотреть такой случай прекращения обязательства, как новация.
Согласно ст. 414 ГК РФ новация - это прекращение обязательства соглашением сторон о замене первоначального обязательства, существовавшего между ними, другим обязательством между теми же лицами, предусматривающим иной предмет или способ исполнения. Так как предмет и способ исполнения являются обязательным условием новации, то необходимо дать юридическую оценку этим понятиям.
Основные сложности возникают при определении новации в случае возникновения другого обязательства с иным предметом. Из содержания закона непонятно, что необходимо изменить: предмет договора или предмет исполнения. На предмет договора имеется несколько точек зрения. Например, по мнению Сергеева А.П. и Толстова Ю.К. предметом обязательства являются различные объекты материального мира. Брагинский М.И. и Витрянский В.В. понимают под предметом обязательства действия сторон, направленные на исполнение обязанностей по договору, тем самым не различая предмет договора и предмет исполнения. На практике довольно сложно найти пример изменения предмета. Это одна сторона вопроса. Другая сторона заключается в следующем: следует ли считать изменением предмета договора при новации договора займа в договор кредита, когда предметом в том и другом случае являются деньги (при одном и том же способе исполнения обязательства)? На мой взгляд, предмет остается неизменным, но данное прекращение договора признается новацией. Способ исполнения - это действия, при помощи которых субъекты договора выполняют свои обязанности, указанные в договоре. Так, доктор юридических наук профессор Брагинский М.И. толкует данное понятие следующим образом: исполнение обязательства выражается в совершении или воздержании от действий, составляющих предмет обязательства. В данном случае следует сказать, что с судебной практикой по изменению способа исполнения обязательства дело обстоит значительно лучше, т.к. часто встречаются дела, в которых решается вопрос о порядке исполнения обязательства, объеме исполнения этих обязательств и вообще замене одного способа другим. Примером может служить постановление кассационной инстанции Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 25 ноября 1998 г. по делу № А19-5659/98-18-Ф02-1417/98-С2, в котором новацией было признано заключение общего кредитного договора на основе нескольких предшествующих более мелких.
Здесь же необходимо сказать несколько слов о форме новации. Согласно ст. 414 ГК РФ специальное условие о форме сделки, которая лежит в основе новации, отсутствует, что, по-моему, является упущением ГК РФ. Исключение составляет ст. 818 ГК РФ, посвященная новации долга в заемное обязательство, которая должна совершаться в форме, предусмотренной для заключения договора займа.
Следующей важной характеристикой новации является субъектный состав. Он, согласно ч. 1 ст. 414 ГК РФ, остается неизменным по отношению к субъектному составу первоначального обязательства.
Еще одно необходимое условие - это то, чтобы первоначальное и новое обязательства были действительными. Если в силу каких-либо указанных в законе оснований первоначальное обязательство должно считаться недействительным, то таким же будет и новое. Если недействительным является только новое обязательство, новация признается несостоявшейся, и стороны остаются связанными первоначальным обязательством.
В ч. 2 ст. 414 ГК РФ специально выделено запрещение новации применительно к обязательствам по возмещению вреда жизни или здоровью и по уплате алиментов. Необходимость в такой норме связана в первую очередь с тем, что предмет и способ исполнения соответствующего обязательства определяются не стороной, а самим законодателем.
Так как новация представляет собой способ прекращения обязательства, вместе с основным обязательством предполагается прекращение и субсидиарных обязательств (ч. 3 ст. 414 ГК РФ). По этой причине, если стороны выразят желание сохранить субсидиарное обязательство, им необходимо достичь соглашения, которое и станет в таком случае основанием возникновения соответствующего субсидиарного обязательства, т.е. при коллизии между первоначальным договором и последующим приоритетом пользуется последнее.
В заключение, проанализировав практический и теоретический аспекты, мне хотелось бы поставить следующий вопрос законодателю: что же все-таки считать новацией? Судебная практика идет по тому пути, что любое заключение нового договора на основе старого и есть новация, в теории же видно, что для признания нового договора новацией необходим ряд условий, рассмотренных выше. Поэтому я считаю целесообразным дать более широкое толкование норм о новации, чтобы у правоприменителя не возникали сложности с применением данных норм.

А.В. Головизнин
Уральский юридический институт МВД России
Основания возникновения обязательств
по возмещению вреда
Для возникновения какого-либо гражданского правоотношения необходима совокупность нормативно-правовых, правосубъектных и юридико-фактических оснований. Не являются исключением и рассматриваемые нами обязательства. Именно совокупность таких предпосылок лежит в основе возникновения обязательств по возмещению вреда, причиненного незаконными действиями судебно-следственных органов.
Нормативно-правовым основанием выступает норма права, регулирующая общественное отношение, юридической формой которого является соответствующее гражданское правоотношение. Правосубъектная предпосылка выражается в правоспособности и дееспособности лица, о возникновении, изменении и прекращении прав и обязанностей которого идет речь. Юридико-фактическое основание представляет собой определенный юридический факт или юридический состав, с наличием или отсутствием которого норма права связывает юридические последствия. Наиболее проблематичными являются юридико-фактические основания, поэтому целесообразно акцентировать свое внимание на них.
Во всех гражданских деликтных обязательствах юридико-фактическим основанием возникновения права на возмещение вреда является сам факт причинения вреда. В общей теории права основанием возникновения юридической ответственности принято считать правонарушение, т.е. противоправное, вредоносное виновное действие причинителя вреда. В связи с этим, правонарушение принято расчленять на следующие составные элементы.
1. Вред (как результат противоправного поведения причинителя вреда).
2. Противоправность (нарушение законов и иных нормативно-правовых актов).
3. Причинная связь между действиями причинителя вреда и наступившим вредом (непосредственная связь между действиями причинителя и их результатом).
4. Вина причинителя (психическое отношение субъекта к своему противоправному поведению и его результату и осознание им своего противоправного поведения).
Таким образом, в основе юридической ответственности лежит факт правонарушения, составной частью которого является вина. Однако ст. 1070 ГК РФ устанавливает возмещение вреда государством "не зависимо от вины должностных лиц". Поэтому в науке гражданского права до сих пор ведется дискуссия о том, можно ли считать ответственностью возложение обязанности возместить вред, если его причинение не является результатом виновного поведения правонарушителя. В связи с этим существует множество теорий.
Не углубляясь в суть этих теорий, можно сделать следующий вывод: ряд ученых придерживаются концепции возможности существования "безвиновной ответственности", другие ученые считают невозможной существование ответственности без вины. Так, в частности, П.Р. Стависский высказывает мнение, что возмещение ущерба при невиновном причинении вреда является мерой защиты субъективных прав граждан, а не мерой ответственности. Прежде чем дать ответ на поставленный вопрос, следует произвести различие между юридической ответственностью и мерами защиты.
В настоящее время в отечественном правоведении нет единого понятия "юридической ответственности". В теории права она понимается и как наказание, кара, дополнительные обременения, налагаемые за невыполнение правовой обязанности, и как исполнение юридической обязанности под воздействием государственного принуждения, и как реализация правовых санкций, и как претерпевание правонарушителем каких-либо лишений, стеснение его свободы, умаление чести, достоинства, причинение ему издержек имущественного характера. В то же время меры защиты носят только правообеспечительный и предупредительный характер.
Ответственность без вины - долг и обязанность причинителя вреда возместить нанесенный ущерб. Она вызвана не стремлением подвергнуть причинителя такого вреда осуждению, наказанию, а стремлением прежде всего компенсировать случайно причиненный ущерб. Однако, возмещая вред, причинитель испытывает определенные издержки материального и морального плана, что не может не рассматриваться как неблагоприятные последствия для лица, возмещающего вред. Поэтому можно согласиться с мнением М.С. Богдановой, которая указывает на использование в данном случае института юридической ответственности, а не мер защиты.
С учетом изложенного необходимо обратиться и к юридико-фактическому основанию ответственности, т.е. к правонарушению. Как мы указывали ранее, правонарушение состоит из четырех элементов. Вместе с тем, нужно учитывать, что понятие правонарушения первоначально было разработано наукой уголовного права для потребностей юридической практики. Поэтому не стоит отождествлять понятия уголовного и гражданского правонарушения. В связи с этим гражданское правонарушение можно определить как противоправное, вредоносное действие или бездействие, нарушившее норму права.
В рассматриваемой нами ситуации возмещение невиновно причиненного ущерба производится не самими причинителями вреда, а третьим лицом - государством. Можно ли в этом случае говорить об ответственности государства?
Для ответа на поставленный вопрос рассмотрение юридической ответственности в "негативном" аспекте, т.е. когда в ее основе лежит факт правонарушения, будет явно недостаточным. Так, в общей теории права достаточно долгое время существует концепция так называемой "позитивной юридической ответственности". Позитивная юридическая ответственность также определяется неоднозначно: обязанность действовать правомерно; долг и обязанность, являющиеся юридическим регулятором поведения людей; стимулятор поведения, необходимый с точки зрения интересов общества и сограждан для исполнения долга, возложенных обязанностей, положительных социальных ролей и т.д.
В юридической литературе высказано мнение, что позитивная ответственность может рассматриваться только в социальном плане. Но, по нашему мнению, позитивную ответственность можно рассматривать и в качестве правоотношения. Издание того или иного нормативно-правового акта, содержащего запреты, создает у граждан правовую обязанность поступать должным образом. Отсюда у государства появляется возможность требовать от граждан соответствующего поведения, а граждане должны действовать согласно правовым предписаниям. Налицо правовая связь, представляющая общее правоотношение позитивной ответственности.
Поскольку оба аспекта (позитивный и негативный) юридической ответственности диалектически взаимосвязаны и составляют единое целое социального явления, то целесообразно объединить их в одно понятие, рассматривая юридическую ответственность как особый вид правоотношения и учитывая при этом ответственность самого государства перед гражданами и другими субъектами права. Исходя из данной позиции, юридическую ответственность можно определить как особое правоотношение между государством и другими субъектами права, возникающее на основе их взаимных обязанностей по устранению неблагоприятных последствий нарушенной правовой нормы.
Основанием позитивной ответственности будет также являться юридический факт. Таким юридическим фактом послужит вступление в законную силу обязывающей или запрещающей правовой нормы. В результате происходит совпадение юридико-фактического и нормативно-правового основания возникновения позитивной юридической ответственности.
Так, ст. 53 Конституции РФ гласит: "Каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц". Таким образом, данная норма служит юридико-фактическим и нормативно-правовым основанием возникновения позитивной юридической ответственности государства, порядок реализации которой предусмотрен в иных нормативно-правовых актах.
Возведя норму об ответственности государства за незаконные действия органов государственной власти в ранг конституционной, государство сделало большой шаг к формированию гражданского общества в нашей стране. Ведь правоохранительные органы являются частью государственных органов, посредством которых государство выполняет свои функции. За их надлежащее функционирование, действия каждого должностного лица судебно-следственных органов, за успех борьбы с преступностью и охрану прав и законных интересов отдельных лиц государство ответственно перед своими гражданами. Следовательно, государство обязано ликвидировать все недостатки, допущенные в этой сфере, устранить все вредные последствия.
В связи с этим существует теория "вины юридического лица в выборе работника и надзоре за ним", согласно которой при причинении вреда работником организация отвечает за свою вину "в выборе и надзоре за ним". По аналогии с этой теорией можно выработать теорию "ответственности государства за деятельность государственных органов и надзоре за ними", согласно которой государство отвечает за уровень законодательства в сфере деятельности своих органов, за неподготовленность кадров и их расстановку, за недостаточность материально-технического обеспечения государственных органов, за отступления от режима законности и др.
Таким образом, можно сделать вывод, что на основании ст. 1070 ГК РФ государство несет "позитивно-негативную юридическую ответственность" перед своими гражданами, участвуя в обязательствах по возмещению вреда, причиненного незаконными действиями судебно-следственных органов.

Д.Г. Горбунов
Нижегородская академия МВД России
Ответственность государства перед гражданином
как неотъемлемый принцип правового государства
Мировое признание идей и ценностей правовой государственности, являющейся идеальной формой общественной организации, позволяет говорить о росте значимости прав и свобод человека и гражданина, необходимости их обеспечения со стороны государства в лице своих органов посредством законотворчества и правоприменения. Можно без преувеличения сказать, что проблема формирования правового государства в постсоциалистической России относится к одной из самых сложных и масштабных. Теоретическая разработка и практическая реализация принципов правового государства необходима для его реального формирования. Данная статья посвящена лишь одному из них - ответственности государства перед гражданином.
В связи с проводимой реформой политической системы, широкомасштабной демократизацией общества и неразрывно связанной с этим правовой реформой, в центре которой находится новая Конституция Российской Федерации, необходим новый подход в понимании и оценке отношений между гражданином и государством. Соблюдение законов всеми без исключения должно стать нормой деятельности государственных органов, коммерческих и общественных организаций, должностных лиц и рядовых граждан.
Сегодня в сознании многих людей государство по-прежнему остается чем-то незыблемым и недосягаемым. Тоталитарный режим в СССР осуществлял полный контроль над жизнью общества, инициатива и самостоятельность граждан жестко ограничивалась рамками, созданными административно-командной системой. При таком режиме вопрос об ответственности самого государства в лице государственных органов и должностных лиц был абсолютно неуместным. Посредством идеологии, которая находила прямое отражение в законодательстве, государство возводилось на незыблемую высоту по сравнению с человеком, его правами и свободами.
Этот вопрос стал актуален в связи с принятием 12 декабря 1993 г. новой Конституции РФ, в которой было провозглашено построение демократического правового государства, утверждены права и свободы человека и гражданина. Таким образом, Российская Федерация приняла на себя обязанность силами органов государственной власти их обеспечить. По-видимому, в этой связи в ст. 45 и 46 Конституции содержатся формулы: "государственная защита прав и свобод человека и гражданина", "судебная защита прав и свобод", "внутригосударственные средства правовой защиты". Уместно назвать и конституционное положение о том, что каждому гражданину гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи (ст. 48 Конституции РФ). Кроме того, аналогичные положения закреплены и в ряде иных нормативно-правовых актов Российской Федерации38.
Можно отметить, что правовые нормы, регламентирующие отношения государства и гражданина, имеют место в отечественном законодательстве. Однако проблема заключается в том, чтобы этот комплекс прав и свобод был практически реализован по отношению к каждому (без исключения) гражданину. Большая роль в этом принадлежит правовым институтам, а также самому человеку, его уровню правосознания, энергичности и настойчивости в защите своих интересов. Если человек сам не проникнется своими правами, не начнет уважать себя, не будет всегда и везде отстаивать их, то одни государственные органы при всем желании не смогут ничего сделать по данному вопросу. К правовым же институтам можно отнести, например, институт персональной ответственности лиц, занимающих государственные должности всех категорий, обозначенных в федеральном законе РФ "Об основах государственной службы Российской Федерации" от 31 июля 1995 г. Подлежит усовершенствованию и институт судебной защиты. Ключевым принципом для защиты прав и свобод гражданина должно стать применение Конституции РФ в качестве акта прямого действия.
В нашей стране зреет опасное для нашего развития явление: права личности, никогда в отечественной истории не считавшиеся практическим государственным приоритетом, рискуют и впредь остаться декларативными. Вместе с тем, создание раскованного, открытого, защищенного демократического общества, члены которого, а также государство, опираются на правовой закон, взаимную ответственность, информированность ведет к всестороннему возвышению человека. Именно такой подход к государственному устройству позволит создать условия для господства ценностей, изначально присущих человеческому обществу.

В.М. Зырянкин
Уральская государственная юридическая академия
Залог ценных бумаг: теория и практика
Залог ценных бумаг среди залога иных видов имущества, возможно, является наиболее сложным как с практической, так и с теоретической точки зрения. Определяется это, прежде всего, сложностью самой правовой природы ценных бумаг как объекта гражданских правоотношений, а также неопределенностью в вопросе о правовой сущности залоговых отношений. На грани этих двух проблем, решение которым пытаются найти с конца XIX столетия многие ученые-цивилисты, создана хрупкая правовая материя, позволяющая очень осторожно использовать залог таких документов. Кроме того, с развитием технических возможностей появился новый вид ценных бумаг - бездокументарные, правовая природа которых еще не скоро будет ясно объяснена. В связи с этим неоднозначно решается в теории гражданского права вопрос о предмете залога при залоге ценных бумаг, что является следствием указанной неоднозначности правовой сущности ценной бумаги.
Таким образом, возникает первая и наиболее существенная проблема определения предмета залога: является ли им ценная бумага как документ, либо это имущественное право, удостоверенное ценной бумагой. От способа решения данной проблемы зависит правовой режим залога ценных бумаг. В первом случае, если признать преимущество "документарной" концепции ценной бумаги, залог ее будет регулироваться нормами о залоге движимых вещей, во втором случае, если принять во внимание положение ч. 4 ст. 338 ГК РФ, говорящей о залоге имущественных прав, удостоверенных ценной бумагой, залог будет регулироваться нормами уже о залоге прав со всеми вытекающими ограничениями (п. 3 ст. 335 ГК РФ, раздел IV закона "О залоге").
Для решения данной проблемы необходимо прежде всего определить сущность предметно-объектных связей в гражданском правоотношении именно таким образом, каким к данному вопросу подходят с позиций диалектического материализма, являющегося главенствующим методом познания, в том числе в науке гражданского права. Иначе говоря, необходимо снова вернуться к забытым разногласиям по поводу объекта гражданского правоотношения и найти качественное различие между такими двумя терминами, используемыми в качестве синонимов, как объект и предмет, что для науки уголовного права является делом решенным. В качестве объекта правоотношения следует признать лежащее в его основе отношение между людьми, в качестве же предмета - вещи и результаты интеллектуального труда, как это предлагал в свое время Ю.К. Толстой. Далее, необходимо провести четкую границу понятий предмет залогового права и объекты залоговых прав, объект залогового правоотношения и предметы залогового правоотношения. Следствием этого разделения становится предположение о том, что предмет и объект в правоотношениях залога ценных бумаг неоднороден. Объектом в данном случае можно назвать отношения по поводу имущественного права, "овеществленного" в ценной бумаге, предметом же здесь выступит ценная бумага как документ либо как запись по счету, поскольку к бездокументарным ценным бумагам законодателем применяются те же правила, что и к документам. В связи с изложенным, можно выделить три вида предмета (условно обозначив их как обязательный, дополнительный и факультативный): предмет, обязательно присутствующий в залоговом правоотношении, - ценная бумага; предмет, залог которого является необходимым следствием залога ценной бумаги, - имущество, удостоверенное товарораспорядительным документом (коносаментом, складским свидетельством: двойным или простым); предмет, залог которого допускается по условиям договора по усмотрению сторон, - доходы по ценным бумагам. Такое понятие об объекте и предмете правоотношения предопределяет решение вопроса о предмете залога, к которому с закономерной необходимостью относится ценная бумага, а объектом выступают общественные отношения по поводу имущественных прав, удостоверенных ценной бумагой.
Необходимо также поставить и решить вопрос о предмете при залоге закладной: будет ли заложенное недвижимое имущество дополнительным предметом залогового правоотношения? Также важно установить возможность залога варранта. Предполагается, что на данные вопросы можно ответить положительно, однако такой подход не может не вызвать ряд существенных возражений, определенных природой обязательств, лежащих в основе указанных документов. Возникают и другие интересные вопросы прикладного плана: как правильно заложить ценные бумаги, имеющие несколько экземпляров (вексель, коносамент); находятся ли в залоге дополнительные акции АО, выпущенные в связи с переоценкой активов; что происходит с залоговым обязательством при конвертации, погашении, изменении номинала ценной бумаги; могут ли быть предметом залога акции, эмитент которых является их собственником (собственные акции, приобретенные акционерным обществом в силу ст. 72 ФЗ "Об акционерном обществе", и собственные акции, поступившие в распоряжение акционерного общества в соответствии с абз. 3 п. 4 ст. 34 ФЗ "Об акционерном обществе"). Особое место в данной теме занимают вопросы формализации залоговых отношений договорами о залоге ценных бумаг. В частности, что подразумевать под регистрацией договора: государственную регистрацию или регистрацию у депозитариев и регистраторов. По нашему мнению, правила о регистрации залога некоторых видов ценных бумаг не могут рассматриваться в качестве норм о государственной регистрации, несоблюдение которых влечет недействительность (ничтожность) договора залога. Кроме того, необходимо решить вопрос о способе оформления залога векселей: фиксировать ли данные отношения только договором залога или только залоговым индоссаментом, либо необходимы оба способа фиксации в совокупности, либо можно обойтись каким-то одним из них.
В целом, теоретическое обоснование предметно-объектных взаимосвязей в контексте залоговых правоотношений позволяет правильно определить объект и предмет залоговых правоотношений, а решение изложенных прикладных проблем позволит грамотно применять действующее законодательство и в практической деятельности избежать многих ошибок и неверных выводов.

А.Ю. Кравцов
Восточно-Сибирский институт МВД России
Римское право и Гражданский кодекс
Российской Федерации
Возрождение в современной России идеи частного права, теперь законодательно закрепленной новым Гражданским кодексом, потребовало обращения к истокам частноправового подхода, т.е. к основным институтам римского права.
Российское гражданское право почти никогда не использовало впрямую законодательные решения римского права (подобно тому, как это сделал известный наполеоновский кодекс, до сих пор формально действующий во Франции). Оно заимствовало, прежде всего, сами идеи, суть решений, вырабатывая на этой базе собственные юридические конструкции. Поэтому о прямой рецепции римского права здесь говорить не приходится. Но с другой стороны, российское правоведение самым активным и непосредственным образом использовало материалы как собственно римских источников, так и германских пандектистов для развития юридического образования и подготовки юристов к законодательной деятельности.
Нельзя вместе с тем полностью отрицать влияние римских правовых начал и на развитие российского гражданского права, в том числе современного, - это относится как к отдельным его институтам (в частности, к вещным правам, сделкам, деликтам и т.д.), так и к ряду общих положений. Система римского права влияет также в целом на систему российского гражданского законодательства. Прежде всего, это основные начала частного права, прямо закрепленные теперь в ст. 1 нового Гражданского кодекса России, а также вытекающее из этого возрождение римского принципа деления права на частное и публичное. Многие положения римского частного права об имущественной ответственности до сих пор остаются своего рода "краеугольными камнями" института гражданско-правовой ответственности. Речь идет о вине (culpa) как условии ответственности и ее формах, об основаниях для освобождения от ответственности (случай - casus и непреодолимая сила - vis maior) и о ее содержании (понятии и видах убытков). Более того, российское гражданское законодательство, следуя римским традициям, до сих пор говорит лишь об ответственности за нарушение обязательств и не устанавливает категории ответственности за нарушение гражданских прав, что, несомненно, нельзя отнести к его достоинствам.
Римское право оказало большое влияние на содержание разделов Гражданского кодекса РФ по обязательственному праву и отдельным договорам в частности. В п. 2 ст. 307 говорится, что обязательства возникают из договора вследствие причинения вреда и из иных оснований, указанных в настоящем кодексе, т.е. фактически обязательства возникают из договора или деликта. Чисто римское восприятие обязательства как "оков права" (iuris vinculum) закреплено в ст. 309 и 421-422, где утверждается, что обязательства исполняются в соответствии с требованиями закона и обычаев делового оборота.
По римскому образцу построена также и система обеспечения обязательств, включая в себя неустойку, задаток, залог и поручительство (ст. 329). Любопытно, что в ст. 330 неустойке дается второе чисто латинское название "пеня" (poena): неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения. Целый ряд принципиальных подходов к залогу недвижимости, начиная от его понятия и кончая возможностью перезалога, несомненно, имеет прямые истоки в аналогичных нормах римского частного права.
Во второй части Гражданского кодекса России, вступившей в силу с 1 марта 1996 г., урегулированы отдельные виды договоров, многие из которых сохраняют сущностные черты римских контрактов. Значительно влияние римского права на договор купли-продажи, поскольку и в Институциях Гая (Gai. Inst. III. 139), и в новом Гражданском кодексе РФ (п. 1 ст. 454) сущностной чертой договора является уплата цены. Близок к римскому и институт регулирования риска случайной гибели товара (ст. 459), и ответственность продавца за эвикцию вещи (ст. 460-461), за гарантированное качество товара (ст. 469- 477).
Что касается римского договора найма (locatio-conductio), то ГК РФ предусматривает те же три вида найма. 1. Аренда движимого и недвижимого имущества (ст. 606-701), аналогичная римскому locatio-conductio rerum, предоставляет нанимателю обширное право пользования и извлечения доходов из вещи, т.е. узуфрукта (ст. 608); 2. Договор подряда в своей сути аналогичен римскому locatio-conductio operis (ст. 702 и след.). 3. Наконец, договор "найма" услуг (ст. 779-783) близок к римскому locatio-conductio operarum. Следует отметить, что основные положения этих договоров об ответственности сторон, цене, качестве и сроках исполнения - в целом перекликаются с римским правом.
В большинстве гражданско-правовых институтов прямо или косвенно можно обнаружить следы несомненного влияния римских частноправовых конструкций и подходов. Именно они дают большие основания для отнесения российского гражданского права к континентальной правовой системе, в основе которой лежит римское частное право.
Конечно, современная кодификация гражданского права России, вызванная потребностями оформления перехода к рыночной организации хозяйства, не может впрямую основываться на институтах римского частного права. Появились отношения и соответствующие им институты, неизвестные классическому римскому праву (компании и другие юридические лица, ценные бумаги, авторские, патентные права, многие нетрадиционные виды договоров - факторинг, лизинг и т.д.). Вместе с тем основные идеи частноправового регулирования имущественных отношений, берущие начало именно в римском частном праве, безусловно, сохраняют свое значение и в настоящее время. Римское частное право остается для нас не только частью мирового культурного наследия, но и основой преподавания в юридических вузах, а его подходы к созданию цивилистических конструкций - образцом для законотворческой деятельности в современных условиях.

Е.Е. Матвеев
Пермский филиал юридического института МВД России
К проблеме сущности
государственно-правовых явлений
Одним из ключевых вопросов юридической науки является вопрос о сущности изучаемых данной наукой явлений - сущности права, государства. В философии под сущностью понимается такая совокупность свойств объекта, которая определяет функционирование объекта во всех возможных ситуациях.
Наряду с четкими определениями принципов, задач, содержания государственно-правовых явлений в современной литературе по теории государства и права отсутствуют строгие определения сущности государственно-правовых явлений. То, что обозначается в этих определениях как сущность, не может быть некой неизменной матрицей, к которой бы сводилось все функционирование государственно-правового явления.
Проиллюстрируем вышеизложенное на примере таких категорий юриспруденции, как право и государство.
Профессор О.Э. Лейст дает такое определение права: "Право - система общеобязательных, формально определенных норм, обеспечиваемых государством и направленных на регулирование поведения людей в соответствии с принятыми в данном обществе устоями социально-экономической, политической и духовной жизни"39. А сущность права он определяет как "нормативную форму упорядочения и стабилизации общественных отношений, охраняемую государством"40. То есть суть права он видит в том, что оно есть форма, оболочка процесса упорядочения общественных отношений. Такое определение дает нам знание о роли права, его значении, но не способно дать знание о том, чем право отличается от других социальных регуляторов - морали, религиозных, корпоративных норм.
Профессор М.И. Байтин так определяет государство: "Государство - организация политической власти, необходимая для выполнения как сугубо классовых задач, так и общих дел, вытекающих из природы всякого общества"41. Пользуясь этим определением, профессор О.Э. Лейст раскрывает сущность государства следующим образом: "Государство - средство достижения общественного компромисса, механизм управления делами общества"42. То есть суть государства он видит в том, что с его помощью достигается баланс общественных интересов. Такое определение дает нам представление о роли, назначении государства, но не говорит о том, чем государство отличается от иных форм общественной организации.
Попытки выявить сущность государственно-правовых явлений выводят исследователя за рамки юридической науки. Как отмечает профессор О.Э. Лейст, "сущность права не может быть постигнута ни практическим правоведением, ни... общей теорией права, если последняя не выйдет за пределы юридических категорий"43. Возможно, следует воспользоваться методом такого философского течения, как постмодернизм.
Данное направление постулирует отказ от абсолютов и трансцендентальности. До ХХ в. изучение любых явлений шло путем соотнесения фактов с постоянной и нейтральной основой, например, меняющийся материальный мир видимостей соотносился с неизменным миром вечных форм (Платон). В 1950-х гг. В.В.О. Квин указал на то, что истинность суждений - это показатель того, насколько логически это суждение вписывается в представления, считающиеся истинными. Таким образом, в изучении любого объекта снимается вопрос о сущности. Функционирование объекта определяется не некой трансцендентальной основой, а условиями ситуации, отношениями с другими объектами. Воспользовавшись таким методом, о сущности государственно-правовых явлений можно сказать следующее. Государственно-правовые явления не обладают неизменными характеристиками, определяющими их существование. В каждом конкретном случае государственно-правовые явления зависят от условий политической, экономической и общекультурной ситуации. При этом социальная реальность рассматривается как сложное образование, включающее в себя разнообразные реальности (государственно-правовую, политическую, экономическую, психологическую, культурную и т.д.), которые не сводятся ни друг к другу, ни к какой-либо метафизической реальности.

Сикорский М.В
Белорусский государственный университет
Состав гражданского законодательства РБ
Одной из важнейших статей Гражданского кодекса РБ является ст. 3, которая определяет состав гражданского законодательства и иерархическую соподчиненность актов законодательства РБ.
Гражданское законодательство - система внешних форм выражения норм гражданского права. Это система нормативно-правовых актов, содержащих нормы гражданского права. Понятие гражданского законодательства не тождественно гражданскому праву. Но они тесно связаны друг с другом. Связь определяется как связь формы и содержания. Форма не может существовать без содержания, содержание вне формы.
Согласно п. 1 ст. 3 ГК РБ гражданское законодательство Республики Беларусь состоит из законодательных актов, к которым относятся: Конституция РБ, Гражданский кодекс и законы РБ, декреты и указы Президента РБ.
К актам гражданского законодательства отнесены: распоряжения Президента РБ, постановления Правительства РБ, изданные в соответствии с законодательными актами; акты Конституционного Суда РБ, Верховного Суда РБ, Высшего Хозяйственного Суда РБ и Национального банка РБ, изданные в пределах их компетенции по регулированию гражданских отношений, установленной Конституцией РБ, и принятыми в соответствии с ней иными законодательными актами; акты министерств, иных республиканских органов государственного управления, местных органов управления и самоуправления, изданные в случаях и пределах, предусмотренных законодательными актами, распоряжениями Президента и постановлениями Правительства Республики Беларусь (п. 1 ст. 3 ГК).
Также в гражданское законодательство входят общие и специальные нормативно-правовые акты. Общие акты регулируют гражданские отношения как таковые. Специальные акты регулируют либо определенные виды отношений, либо определенные виды деятельности.
К специальному законодательству относится транспортное законодательство, воздушный кодекс, кодекс торгового мореплавания, положение о поставках товаров в РБ.
Гражданское законодательство охватывает отраслевые и комплексные акты.
Отраслевой нормативно-правовой акт - акт, регулирующий гражданские отношения; нормы этого акта связаны предметной связью (пример - ГК).
Комплексный акт охватывает разноотраслевые нормы, связь между которыми функциональная (транспортные уставы, жилищный кодекс).
Отраслевые акты относятся к общегражданскому законодательству, а комплексные - к специальному законодательству.
Также можно выделить кодифицированные акты в составе гражданского законодательства.
При анализе состава гражданского законодательства возникает вопрос об актах Конституционного Суда РБ. В законе "О Конституционном Суде Республики Беларусь" от 30 марта 1994 г. в редакции от 7 июля 1997 и ст. 116 Конституции РБ ничего не говорится о его компетенции в регулировании гражданских отношений. Согласно закону Конституционный Суд РБ рассматривает дела и дает заключения:
- о соответствии законов, декретов и указов Президента РБ, международных договорных и иных обязательств РБ Конституции РБ и международно-правовым актам, ратифицированным РБ;
- о соответствии постановлений Совета Министров, актов Верховного Суда РБ, Высшего Хозяйственного Суда, Генерального прокурора РБ Конституции, международно-правовым актам, ратифицированным РБ, законам, декретам и указам Президента РБ;
- о соответствии актов межгосударственных образований, в которые входит Республика Беларусь, указов Президента Республики, изданных во исполнение закона, Конституции, международно-правовым актам, ратифицированным Республикой Беларусь, законам и декретам.
Под актами Верховного Суда и высшего Хозяйственного Суда понимаются постановления пленумов этих судов. В компетенцию Верховного Суда и высшего Хозяйственного Суда РБ не входит издавать акты по регулированию гражданских отношений. Пленумы этих судов рассматривают материалы изучения и обобщения практики разрешения споров, судебной статистики и дают судам в порядке судебного толкования разъяснения по вопросам применения законодательства РБ, возникшим при рассмотрении судебных дел.
В п. 2 ст. 3 говорится, что все акты законодательства должны соответствовать Конституции РБ. В случае расхождения декрета или указа Президента с Гражданским кодексом и другими законами Гражданский или другой закон имеют верховенство лишь тогда, когда полномочия на издания декрета или указа были предоставлены законом.
Конституция РБ не содержит ясного ответа на вопрос о соотношении закона с декретами и указами Президента. В соответствии со ст. 85 Конституции РБ Президент на основе Конституции издает указы и распоряжения, имеющие обязательную силу на всей территории Республики Беларусь. В случаях, предусмотренных Конституцией, Президент издает декреты, имеющие силу закона.
Согласно ч. 1 ст. 101 Конституции РБ "Палата Представителей и Совет Республики законом, принятым большинством голосов от полного состава палат, по предложению Президента могут делегировать ему законодательные полномочия на издания декретов, имеющих силу закона. Этот закон должен определять предмет регулирования и срок Президента на издание декретов". По вопросам об изменении Конституции РБ, ее дополнении, толковании и другим важнейшим Конституционным вопросам не допускается делегирование таких полномочий.
Согласно ст. 101 п. 3 Конституции РБ Президент по своей инициативе издает временные декреты, имеющие силу закона. Декреты сохраняют силу, если они не отменены большинством не менее двух третей голосов от полного состава из каждой палат из палат.
Соподчиненность иных актов гражданского законодательства определяется ст. 10 Закона РБ "О нормативных правовых актах РБ" от 10 января 2000 г., где закреплено превосходство Гражданского кодекса РБ над другими кодексами и законами, содержащими нормы гражданского права.
В самом Гражданском кодексе в п. 2 ст. 3 сказано, что законы, содержащие нормы гражданского права, должны соответствовать ГК. И только в случае расхождения закона и Гражданского кодекса действует последний.
На территории РБ допускается действие нормативно-правовых актов бывшего СССР (закон от 25 мая 1999 г. "О применении на территории РБ законодательства бывшего СССР"), если они не противоречат законодательству РБ. Источником гражданского права являются нормы международных договоров, заключенных РБ (ст. 6 Конституции РБ). Если договор уже вступил в силу, то он признается частью гражданского законодательства РБ, если в нем самом не указано иное. ("Конвенция о договоре международной купли-продажи", ратифицирована в 1997году.)
Статья 3 ГК в состав гражданского законодательства не включает обычаи, хотя в ст. 222 ГК предусмотрено, что в случаях сбора ягод, лова рыбы, сбора или добычи других общедоступных вещей и животных права собственности на соответствующие вещи приобретает лицо, осуществившее их сбор или добычу, в соответствии с законодательством, общим разрешением, данным собственником, или в соответствии с местным обычаем.
Применение обычаев предусматривается ст. 9 Венской конвенции о договорах международной купли-продажи товаров. В международной торговле широко используются обычаи, изложенные в "Правилах толкования международных торговых терминов Инкотермс", разработанных Международной торговой палатой, в редакции от 1990.

Д.О. Серебров
Нижегородская академия МВД России
Право граждан
не подвергаться преступным посягательствам
в системе законных интересов человека
Построение демократического государства в России, где права человека будут иметь приоритет, требует серьезных экономических и политических преобразований. Однако построение новой российской государственности сопровождается негативными тенденциями в сфере борьбы с преступностью.
Статистика свидетельствует о низкой эффективности деятельности правоохранительных органов в деле защиты граждан от преступных посягательств. Преступления против личности в обществе воспринимаются наиболее остро, их общее число ежегодно растет. Так, если в 1993 г. в России их было зарегистрировано 144,7 тыс., то в 1997 г. - уже 161,2 тыс.44 В 1998 г. уровень преступности возрос на 20%, тенденции эти наблюдались и в 1999 г.
Очевидно, что подавление преступности - это необходимое условие национального прогресса. В той мере, в какой государство не сможет обеспечить безопасность своих законопослушных граждан, своих завоеваний и институтов, будет сдерживаться экономическое, социальное и культурное развитие страны. В связи с изложенным, нами предпринята попытка рассмотреть проблемы защиты граждан от преступных посягательств, обосновать существование права граждан не подвергаться преступным посягательствам в системе законных интересов человека и раскрыть его суть как возможность:
а) требовать от государства обеспечения правопорядка в общественных местах (этому праву должна соответствовать обязанность граждан вести себя соответствующим образом);
б) требовать защиты у государства, если на гражданина или его собственность посягнули;
в) использовать право на "комфортное" участие потерпевшего в уголовном процессе. (Дело в том, что сейчас все процедуры, в первую очередь, направлены на защиту подозреваемого и обвиняемого.)
В связи с последним, автор считает, что было бы целесообразно в уголовно-процессуальном законе РФ закрепить положение об обязательном участии в деле представителя потерпевшего (аналогично, как для обвиняемого) по основаниям, предусмотренным п. 2-4 ст. 49 УПК РСФСР (т.е. когда потерпевший является несовершеннолетним, немым, глухим, слепым, когда он в силу своих физических или психических недостатков не может сам осуществлять свое право на защиту, либо не владеет языком, на котором ведется судопроизводство), и о праве потерпевшего на бесплатную юридическую помощь в этих случаях по аналогии с ч. 7 ст. 47 УПК РСФСР (когда оплата труда защитника производится за счет государства).
Следует отметить также, что в России остро стоит проблема необходимости принятия закона "О защите жертв преступлений (потерпевших) и свидетелей", ибо помощь незащищенных граждан в деле борьбы с преступностью малоэффективна. Однако, мало провозгласить права и свободы человека, закрепить их в законе, нужно добиться материального обеспечения защиты этих прав и свобод, гарантировать выполнение законов всеми членами общества независимо от положения.
Думается, в ближайшее время он должен быть разработан и принят. Одновременно государство из бюджета должно отпускать на реализацию закона определенные средства, иначе закон окажется нежизнеспособным. Следует привлекать и внебюджетные средства. Только при таком комплексном подходе в решении любых проблем можно построить правовое государство, ибо понятие правового государства означает верховенство закона, одинаково обязательного для всех граждан любого государства.
Можно сделать вывод: без победы над преступностью нельзя говорить о будущем России и о приоритете прав человека в нашем государстве. Решение экономических, культурных и социальных проблем возможно только после введения состояния борьбы с преступностью в нормальное русло, т.е. после четкой ориентации российского законодательства на приоритет защиты законных интересов законопослушного гражданина.

А.В. Тиунова
Пермский филиал юридического института МВД России
Опека и попечительство
Важную роль в защите прав и интересов несовершеннолетних детей играют органы опеки и попечительства при органах местного самоуправления. Отношения по опеке и попечительству регулируются нормами гражданского, семейного и административного права. Это позволяет считать, что институт опеки и попечительства является комплексным институтом.
При установлении опеки и попечительства учитывается возраст несовершеннолетних: до 14 лет - опека, до 18 лет - попечительство. Органы опеки и попечительства обследуют условия жизни несовершеннолетнего, организуют помощь в осуществлении опекунских обязанностей и т.п. Опекуны и попечители назначаются только с их согласия, выраженного в письменной форме, в течение месяца с момента, как органам опеки и попечительства стало известно, что ребенок остался без попечения родителей.
Не могут быть опекунами и попечителями лица, лишенные родительских прав; больные хроническим алкоголизмом, наркоманией; отстраненные от обязанностей опекуна или попечителя; ограниченные в родительских правах; бывшие усыновители, если усыновление отменено по их вине; не способные по состоянию здоровья осуществлять воспитание подопечного.
У детей, находящихся под опекой, попечением, сохраняются все имущественные личные права, как у любых несовершеннолетних.
Граждане, решившие оформить опеку, должны понимать, что с установлением опеки или попечительства сразу возникают обязанности, которые по существу совпадают с правами и обязанностями родителей в отношении своих несовершеннолетних детей. У опекунов, попечителей не возникают имущественные права в отношении имущества подопечного, его жилого помещения, также нет и обязанностей содержать его за свой счет.
Органы опеки и попечительства могут освободить опекуна, попечителя от обязанностей при возвращении ребенка родителям, при усыновлении, при помещении ребенка в воспитательное, лечебное учреждение, учреждение социальной защиты и другие аналогичные организации.
Новым институтом семейного права в России является приемная семья. Приемные родители обладают правами и обязанностями опекуна, попечителя, имеют и существенные отличия: право на оплату труда, отпуск, социальные льготы, предоставление земельного участка с освобождением от земельного налога и первоочередное получение путевок на оздоровление детей совместно с родителями.
На учете ГКНО Перми на конец 1999 г. состоит 2183 человека, которые находятся под опекой и попечительством. Наибольшее количество опекаемых в Свердловском районе - 394 человека, из них 27 человек - в школе №36. Всего в районе 22 школы. Проанализировав состояние опеки и попечительства на примере школы № 36, мы можем сделать вывод о типичных проблемах данного вопроса во всем городе.
С 1990 г. (обучалось 1350 человек) по 1999 г. (обучалось 1242 человека) количество опекаемых увеличилось с 0,96% до 2,2%, т.е. более чем в два раза, что дает право говорить об ухудшении социальной обстановки.
Мотивы, по которым устанавливается опека: родители умерли - 32,2% (46%); родители лишены родительских прав - 39,3% (50%); родители устранились от воспитания - 10,6% (3,8%); родители в заключении - 9% (0%); болезнь - 3% (0%); находятся в розыске - 1% (0%); безвестно отсутствующие - 0,5% (0%); дали согласие на опеку - 4% (0%).
На вопрос "Кто чаще всего берет на себя обязательства по опеке и попечительству?" даны такие ответы: дедушки и бабушки - 15 человек, дяди и тети - 6 человек, братья и сестры - 3 человека, посторонние - 2 человека. Таким образом, чаще под опеку берут родственники, как правило, люди преклонного возраста, дети которых лишены родительских прав. Они не справились с воспитанием своих детей, когда были полны сил и энергии, поэтому очень часто эти новые попытки заканчиваются воспитанием проблемных детей: слабо успевающих, состоящих на учете в ОППН, иждивенцев по характеру. Интересен следующий вопрос, на который я попыталась дать ответ: "С кем проживают дети, родители которых лишены родительских прав?". Отдельно от родителей - 8 человек, в одной квартире с родителями - 5 человек. Таким образом, лишение родительских прав в качестве ограничительной меры на влияние ребенка не достигает нужного результата. Пособие (745 руб. на 01.01.2000), которое выплачивается ребенку, становится основным источником существования семей (38%).
Во время анкетирования социальных педагогов района (22 человека), 61% ответили, что контингент опекаемых становится более трудным, т.к. увеличилось количество родителей, лишенных родительских прав, не хватает мест в детских домах, опеку устанавливают всем, кто этого пожелает, если нет явных противоречий закону. Социальные педагоги отметили, что до сих пор не решен вопрос об ответственности родителей по нарушению алиментных обязанностей: люди продолжают вести паразитический образ жизни, вокруг них не формируется негативное общественное мнение.
Проанализировав состояние опеки и попечительства одной школы и одного района, можно сделать вывод. Законодательство должно предусмотреть по кандидатам в опекуны не только данные о состоянии здоровья, материальном обеспечении, но и то, как выполнен долг воспитателя по отношению к своим детям. Необходимо сформировать городской банк данных по приемным семьям и способствовать развитию этого института, т.к. в настоящее время в Перми функционируют только две приемные семьи.

С.А. Торопкин
Нижегородская академия МВД России
Давность в гражданском праве:
к методологии вопроса
В настоящее время в связи со стремлением России к созданию правового государства особую актуальность приобретают вопросы, связанные с изменением того объёма прав, которыми наделён человек. Институты же приобретательной и исковой давности являются одними из способов приобретения и прекращения гражданских прав.
Теоретической разработке данной проблемы будет способствовать решение закономерно возникающих вопросов: существует ли какая-либо связь, взаимодействие между двумя видами давности в гражданском праве? Каковы общие черты и в чём специфика институтов приобретательной и исковой давности?
Обращаясь к истории указанных понятий, существующих ещё со времён римского права (прибретательная давность носила в римском праве название usucapio, исковая - praescriptio или temporis praescriptio) мы находим различное понимание самой их сущности. Вплоть до XIX в. в науке гражданского права господствовали теории так называемой "общей давности", пытавшиеся подводить под общее понятие отвлечённой давности любое влияние истечения известного промежутка времени на потерю или приобретение права. По этим теориям давность есть изменение в правах через осуществление или неосуществление их в течение известного времени. В зависимости от действия, производимого давностью, различали давность приобретательную и давность погасительную. Этими названиями обозначались не разновидности давности, а лишь различные стороны одного и того же института, находящиеся между собой в тесном взаимодействии. Полагали, что в каждом конкретном случае применения давности для лица, теряющего право, она является погасительной, а для лица, приобретающего право или освобождающегося от обязанности - приобретательной.
Несостоятельность этой теории обнаруживается уже в том, что упомянутого взаимодействия и соответствия между приобретательной и погасительной давностью часто не бывает.
В современном праве институты исковой давности, рассматриваемой как срок защиты гражданских прав, и приобретательной давности, рассматриваемой в разделе вещного права как один из способов приобретения права собственности, имеют существенные особенности и различия. Вместе с тем эти институты обладают определёнными общими чертами. Один из классиков российской цивилистики Д.И. Мейер утверждал, что "давность представляется совокупностью различных учреждений, между которыми общего только одно - это понятие о значении времени для юридических отношений"45.
Общими для любого вида давности являются два элемента: абсолютный и относительный. Первый состоит в истечении промежутка времени, второй - в остальных условиях, наличие которых требуется для существования различных видов давности. Последствия же и сущность любой давности заключаются в производимых ею изменениях в правах. В сущности, и приобретательная, и исковая давность - это срок, по истечении которого, при наличии указанных в законе условий, участники конкретного правоотношения приобретают или теряют предусмотренные законом права (приобретаются право собственности или право ссылаться на пропуск срока исковой давности, теряется опять же право собственности или право на иск в материальном смысле). Необходимо особо подчеркнуть, что давностные сроки следует отличать от пресекательных (преклюзивных), претензионных сроков.
Важное теоретическое и практическое значение имеет вопрос: с какой целью и из каких соображений устанавливаются давностные сроки? Анализ целей и точек зрения на философско-правовое обоснование институтов исковой и приобретательной давности показывает, что в некоторых случаях причины установления и цели этих двух видов давности зачастую совпадают, что может служить ещё одним доводом в пользу сторонников обозначения общего понятия давности.
1. С течением времени утрачиваются доказательства, забываются многие факты, умирают свидетели, что весьма затрудняет разрешение возбуждённых через много лет дел, осложняет установление судами объективной истины в связи с возросшей возможностью неадекватного отражения обстоятельств дела участвующими в нём лицами.
2. Длительное непредъявление иска как правило свидетельствует о том, что лицо не слишком заинтересовано в осуществлении своего права (в частности, права собственности) либо нетвёрдо уверено в обоснованности своих требований.
3. Давностные сроки побуждают к своевременному осуществлению и защите прав, способствуют устойчивости правопорядка и гражданского оборота.
Вместе с тем специфической функцией исковой давности является облегчение затруднительного положения ответчика, который не всегда может привести доказательства давно минувших фактов. Целью лишь приобретательной давности является придание существующим фактическим отношениям юридического значения.
Таким образом, можно сделать вывод, что институты исковой и приобретательной давности являются производными некоего общего понятия давности, выражающего влияние времени на юридические отношения, и могут изучаться системно.


ПРОБЛЕМЫ ФИЛОСОФИИ
И ЮРИДИЧЕСКОЙ ЭТИКИ



П.Б. Афанасьев
Пермский филиал юридического института МВД России
К вопросу о преступлениях в связи с религией
По мнению социологов и демографов, изучавших динамику изменения религиозного состава населения мира с 1900 по 2000 г., XX век стал веком не взлета какой-либо религии, а, скорее, веком отхода от религии, веком агностицизма и неверия. Согласно выводам исследователей, значительно снизилась численность исповедующих традиционные религии. При этом отмечен стремительный рост доли неопротестантов-сектантов (Свидетелей Иеговы, мормонов, адвентистов, пятидесятников) и приверженцев оккультных новообразований (неоязычников, сатанистов, спиритистов и др.).
В ряде случаев религиозные объединения имеют ярко выраженную асоциальную направленность. Результатом деятельности руководителей и рядовых членов подобных новообразований нередко являются религиозные преступления, а точнее - преступления, связанные с религией.
Во-первых, это преступления, направленные на нарушение законодательства о свободе совести и религиозных объединениях:
1) воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и вероисповеданий (ст. 148 УК РФ). В данном случае представители религиозных объединений зачастую выступают в качестве потерпевших;
2) организация объединения, посягающего на личность и права граждан (ст. 239 УК РФ).
Во-вторых, общеуголовные преступления, совершаемые на религиозной почве:
1) преступления, совершаемые по религиозным мотивам (ритуальные убийства, человеческие жертвоприношения, убийства из религиозных побуждений и т.п.). Например, п. "л" ч. 2 ст. 105 УК РФ - убийство по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды. По мотиву религиозной ненависти или вражды нередко совершаются иные преступления, посягающие не только на жизнь и здоровье отдельных граждан, но и на общественную безопасность. История пестрит примерами массовых беспорядков, сопровождавшихся погромами, уничтожением имущества, грубым нарушением общественного порядка, умышленным осквернением святынь, поруганием предметов и объектов поклонения - деяниями, ответственность за совершение которых предусмотрена нормами действующего Уголовного кодекса;
2) общеуголовные преступления, совершаемые под видом следования религиозным мотивам (в том числе под видом осуществления свободы вероисповеданий, исполнения религиозных обрядов и т.п.), например, ст. 357 УК РФ (геноцид);
3) возбуждение религиозной вражды (ст. 282 УК РФ).
Итак, существует законодательная база, призванная обеспечить противодействие преступной деятельности адептов деструктивных культов. В то же время имеется немало препятствий на пути реализации норм права.
Чрезвычайно велика латентность этого вида преступлений. В 1996 г. в России официально зарегистрировано лишь 11 случаев создания религиозного или общественного объединения, деятельность которого сопряжена с насилием над гражданами или причинением вреда их здоровью (ст. 239 УК РФ), в 1997 г. - 2, в 1998 г. - 5 подобных случаев. Из официальной статистики невозможно определить количество преступлений, совершенных по религиозным мотивам (ст. 105, 111, 112, 117 УК РФ - убийство, умышленное причинение тяжкого и средней тяжести вреда здоровью, истязание). По данным отдела судебной статистики Управления судебного департамента Пермской области в период с 1991 по 2000 г. суды Прикамья не сталкивались с подобного рода практикой. Но это не означает, что в регионе не нарушается закон. Прокуратурой Перми 14 ноября 2000 г. впервые возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 239 УК РФ. Следствие столкнулось со всем комплексом назревших проблем.
Нет научно обоснованных методик расследования преступлений, связанных с религией. Не хватает подготовленных специалистов в столь специфической и деликатной области, как религиоведение. В правоохранительных органах отсутствуют структуры, способные систематически контролировать и объективно оценивать религиозные движения с позиций их общественной опасности, принимать действенные правозащитные меры.
Кроме того, проведение судебно-медицинских и судебно-психиатрических экспертиз по определению вреда здоровью и установлению причинно-следственных связей между деятельностью деструктивных культов и развившимися у их адептов психическими расстройствами сопряжено с рядом проблем. Согласно ст. 111 УК РФ действия, повлекшие за собой "психическое расстройство", квалифицируются как тяжкий вред здоровью. Вместе с тем, Правила судебно-медицинской экспертизы тяжести вреда здоровью не содержат указаний на то, какие болезненные состояния надлежит относить к категории "психического расстройства".
В статье освещена лишь часть проблем, требующих комплексного решения с участием специалистов в различных отраслях знаний, в том числе юристов, религиоведов, судебных медиков и психиатров.

И.В. Белоногов
Уральский юридический институт МВД России
Нравственные проблемы ОРД
Мораль - форма общественного сознания и его реализация на практике, утверждающая общественно-необходимый тип поведения людей и служащая общественной основой его регулирования. В отличие от права мораль носит в основном неписанный характер, предоставляет личности широкую возможность выбора и санкционируется воздействием общественного мнения. Требования морали фиксируются в общественном сознании в виде обычаев, традиций и общественных представлений. Нравственность - практическая воплощенность моральных идеалов, целей и установок в различных формах социальной жизнедеятельности, в культуре поведения и отношениях между людьми. Применяя данные понятия и категории к институтам ОРД, следует определить их специфическое значение.
Во-первых, в обществе мораль играет охранительную роль, способствуя формированию общественного мнения, основанного на осуждении противоправных действий. Учитывая это, ОРД имеет ярко выраженную моральную сторону, она заключается в использовании негласных, конспиративных средств в борьбе с преступлениями, которые подготавливаются и совершаются также негласно.
Во-вторых, мораль играет в обществе воспитательную роль, что позволяет оказывать воспитательное воздействие на лиц, содействующих в борьбе с преступностью, а также на лиц, от которых можно ожидать совершения противоправных действий.
В-третьих, мораль также оказывает влияние на формирование нравственного сознания оперативных работников, привнося тем самым нравственное богатство в среду их практической деятельности. Этими нравственными нормами оперативный работник руководствуется при исполнении служебных обязанностей, оценке намерений, действий лиц, попадающих в сферу ОРД, а также в ходе делового общения. Принимая во внимание сказанное, следует отметить, что законодательство, пусть и в общих чертах, закрепляет принципиальные нравственные положения осуществления ОРД. Данные принципы закреплены в федеральном законе "Об оперативно-розыскной деятельности".
Анализируя данный закон, следует отметить, что ОРД - вид деятельности, осуществляемый гласно и негласно оперативными подразделениями государственных органов, уполномоченных на то настоящим законом, которые проводят ОРМ в целях защиты жизни, здоровья, прав и свобод человека и гражданина, собственности, обеспечения безопасности общества и государства от преступных посягательств.
Данный вид деятельности в первую очередь основывается на конституционных принципах законности, уважения и соблюдения прав и свобод человека и гражданина, а также на принципах конспирации, сочетания гласных и негласных методов и средств. Данные принципы ОРД (под которыми понимаются основополагающие начала, руководящие идеи, отражающие убеждения и взгляды общества в лице его законодательных и правоохранительных органов на сущность, идеи и задачи специфической государственно-правовой формы борьбы с преступностью) закреплены в ст. 3 закона об ОРД. Их закрепление обусловлено: а) специфичностью правовых основ ОРД; б) тем, что сущность ОРД предполагает некоторые ограничения конституционных прав и свобод граждан, попавших в ее сферу.
Анализируя данные принципы, следует отметить их нравственный характер. Принцип законности заключается, прежде всего, в безусловном и точном исполнении законов и иных нормативных актов, регламентирующих ОРД, для решения задач, не предусмотренных федеральным законом. Предусматривается возможность изменения или дополнения приведенного перечня ОРМ только в порядке, установленном ст. 8 ФЗ, который определяет условия проведения ОРМ, ограничивающих конституционные права граждан.
Принцип уважения прав и свобод человека и гражданина является важнейшим. Он означает, что уважение прав и свобод выступает в качестве приоритета по отношению к другим социальным ценностям. Данный принцип в процессе осуществления ОРД в первую очередь распространяется на законопослушных граждан, которые могут оказаться в числе близких связей (например, родственников) лиц, ставших объектом ОРД. В отношении таких лиц недопустимо никакое ограничение их конституционных прав и свобод. Также данный принцип детально закреплен в ст. 5 ФЗ и в ст. 24 Конституции РФ, гарантирующих конфиденциальность информации о частной жизни граждан. Этот принцип по своему содержанию является нравственно-правовым.
Принцип конспиративности отражает разведывательный характер ОРД. Он означает также осуществление ОРМ в тайне не только от лиц, причастных к совершению преступления, но и от окружающих. Сохранение тайны является непременным условием оказания гражданами помощи в раскрытии преступлений, гарантией соблюдения их конституционных прав и свобод.
Принцип сочетания гласных и негласных методов и средств отражает сущность ОРД. Данное сочетание методов и средств обеспечивает необходимую конспирацию и зашифровку конфиденциальных источников информации, гарантируя таким образом конституционные права граждан на тайну личной жизни.
Принимая во внимание сказанное, следует отметить, что в активе профессии оперативных работников имеется целый арсенал приемов и способов проведения ОРМ. С точки зрения Г.В. Дубова и А.В. Опалева, основная нравственная проблема ОРД заключается в выборе средств для достижения профессиональных целей оперативными работниками. При этом вопрос о целесообразности применения ОРМ в значительной степени выносится на усмотрение оперативных работников, имеющих теоретический опыт в борьбе с преступностью, а также жизненный (практический) опыт и идейно-нравственные позиции46. При выборе средств для достижения профессиональных целей часто рациональность начинает преобладать над нравственностью, интересы профессии берут верх над теми интересами общества и государства, ради которых предусмотрено проведение ОРД.
Таким образом, из-за повторяемости и сходства служебных ситуаций стереотипы поведения становятся самодовлеющими, нравы затмевают собой сознательный моральный выбор, стирают основы индивидуальной ответственности сотрудников, парализуя их нравственную самостоятельность. Профессионально-нравственная деформация, которая проявляется в использовании незаконных и аморальных средств для решения профессиональных целей, отступлении от требований закона при проведении ОРМ, необоснованных ограничениях основных прав и свобод человека и гражданина, составляет вторую нравственную проблему ОРД. Некоторые практические сотрудники, например, подполковник милиции А.В. Сухинин, утверждают, что аморальность оперативных работников вызвана социальными негативными явлениями, существующими в обществе. Отдельные оперативные работники в силу своих личностных качеств, моральных устоев, нравственных убеждений, уровня правовой и общей культуры не всегда могут противостоять общественному кризисному состоянию. А ведь каждый подобный факт отрицательно сказывается на эффективности борьбы с преступностью, резко снижает авторитет правоохранительных органов и государственной власти в целом. Крайне негативное влияние на сотрудников оперативных аппаратов оказывает недостойное поведение прямых и непосредственных начальников в отношении подчиненных. Также больше половины сотрудников ОВД совершают тяжкие преступления после распития спиртных напитков. Основными формами проявления профессионально-нравственной деформации являются:
1) негативное отношение к гражданам, которое выражается в равнодушии к судьбам людей, моральном унижении человека, физическом насилии и т.д.;
2) халатность, волокита, нарушение сроков оформления документов, фальсификация доказательств и др.;
3) излишняя подозрительность при расследовании уголовных дел и т.д.;
4) утрата чувства служебного долга и личной ответственности.
Затронутая проблема беспокоит руководство МВД РФ, поэтому в последнее время принят ряд документов, направленных на реформирование системы воспитания личного состава, налаживание социально-психологической работы, обеспечение нормальных условий труда, быта и отдыха персонала, повышение авторитета службы. Важно также формировать мировоззренческие позиции, знание сотрудниками нравственных правил поведения при решении служебных задач. Следует отметить, что для преодоления и профилактики профессионально-нравственной деформации среди оперативных работников важна как кадровая и индивидуально-воспитательная работа руководства МВД РФ, так и идейно-нравственные воззрения самих сотрудников оперативных аппаратов.
Таковы наиболее общие положения, характеризующие нравственные основы и проблемы ОРД.

И.В. Дроздова
Восточно-Сибирский институт МВД России
К вопросу о взаимоотношении полов:
философский и естественно-научный аспекты
(на примере подростковой сексуальности)
Наше общество стоит на пороге XXI века и переживает сложный переломный момент: широкое распространение СПИДа, наркомании в среде молодежи, ухудшение здоровья. Не меркнет на этом фоне и проблема формирования подростковой сексуальности. "Будущее зависит от молодежи...". Сколько глубинного философского смысла вложено в это высказывание. Именно то, какие моральные нормы и ценности будут заложены в молодом поколении, и явится залогом будущего.
В любую историческую эпоху у молодежи свои взгляды на жизнь, смысл жизни, смерть. Представления подростка 40-х гг. естественным образом отличаются от взглядов молодого человека 90-х гг.
Во все времена довольно остро стояла и проблема формирования подростковой сексуальности. Надо сказать, что взгляды на сексуальность в прошлом были проще: "девочки становились женами и матерями, поэтому защищали свою невинность, девственность была якобы для привлечения подходящего мужа"47. Жизнь мальчиков была ориентирована на карьеру, вполне допустимым было то, что они взрослели по мере освоения роли защитника семьи. На сегодняшний день идеи о правильном и неправильном сексуальном поведении менее отчетливо видны. Дистанция, которая в современном мире как никогда, видна между мужчинами и женщинами, приводит к тому, что такие понятия, как сексуальность, женитьба, обзаведение детьми, разъединяются. Поэтому сформировалась общественная потребность в переосмыслении укоренившихся взглядов и подходов к пониманию подростковой сексуальности.
Условно выделяются три периода в истории подростковой сексуальности, каждый из которых характеризуется своими специфическими стандартами. Первый (конец 40-х - начало 50-х гг.): здесь прослеживалась тенденция одобрения половой активности мальчиков и запрещалась какая бы то ни было активность у девочек. В следующие 20 лет (второй период) считалось возможным вступать в добрачный секс молодым людям, что являлось прелюдией к браку. Конец 60-х - начало 80-х гг. (третий период) - сексуальная революция, которая характеризовалась дозволениями как со стороны юношей, так и девушек, когда на первое место выходит забота о собственном удовольствии. Надо сказать, что в последнее десятилетие наблюдается некоторая стабилизация в сексуальных отношениях, что связано, полагаем, в значительной степени с боязнью заразиться СПИДом. Такая эволюция произошла с данной проблемой в XX в.: у каждого периода свои идеалы, подходы, методы. Однако существует то, что неизменно во времени; то, под воздействием чего происходит формирование подростковой сексуальности. К таким основаниям следует отнести биологические, социальные и психологические факторы, которые вносят свой вклад в развитие любой личности.
Попытаемся подойти к данной проблеме аналитически. Биологический фундаментализм является наиболее достоверным и основан на реальных доказательствах. Данное направление традиционно связано с именем З. Фрейда. Он впервые заявил о том, что пол не есть нечто однозначное, данное человеку от рождения. Пол - производное его анатомического строения. Своим утверждением ученый полностью разрушил аксиоматическую концепцию, получившую широкое распространение в то время. Для более полного раскрытия пола Фрейд разработал три концепции: концепцию бисексуальности, эдипов комплекс и комплекс кастрации. Выделим особенности каждой из них. Идея бисексуальности индивида выражается в стремлении найти такого полового партнера, который бы объединял в себе "черты обоих полов"48. Связано это, в первую очередь, с половыми различиями мужчины и женщины. Необходимо заметить, что роли, которые играют родители, сами по себе определяют некоторую двойственность в половом развитии. Данный недостаток призван устранить эдипов комплекс. Суть его состоит в том, что ребенок ревнует отца к матери и пытается занять его место. Почему это происходит? С рождения ребенок отождествляет мать с источником тепла, пищи, т.е. всех условий для его существования. Драма наступает тогда, когда ребенок начинает осознавать, что он вовсе не является единственным собственником этого "источника", и ставит себя на место отца.
Итогом формирования пола является комплекс кастрации. Для данной стадии развития характерен принцип пан-фаллизма (фаллос воспринимается как необходимый атрибут независимо от пола)49. Отсюда вытекает логичное умозаключение: статус отца вследствие его анатомического строения приобретает статус властности во всех ее проявлениях. Мать же является моделью развития несостоявшегося (кастрированного). Отсюда возникают разного рода замещения: от гомосексуализма до садизма и мазохизма, что явно прослеживается и в наше время.
В качестве примера можно рассмотреть мужские дома в Меланезии, выполняющие различные функции, будучи и учебным заведением и местом ритуальных церемоний. Их атмосфера напоминает дух военизированного заведения современных дней. Они отдают физическим напряжением, насилием, вкусом убийства, волнениями сексуальных чувств. Здесь царят жестокие насмешки, бесшабашность, хвастовство. Здесь юноши должны закаляться и становиться мужчинами. Статус мальчиков был настолько низок, что их часто называли "женами". Неопытные юноши становились объектом эротического интереса для более старших, заслуженных. Считалось, что для того, чтобы привить юношам мужественный характер, надо прежде всего напугать их, поставить в положение приниженной женщины. Комментарий антрополога о мужских домах в Меланезии может заменить рассказы Генета о криминальном мире и Мейлора об американской армии: "Видимо грубое и жестокое сексуальное обращение с юношами, попытка превратить их в женщин усиливает в старшем воине жажду власти, удовлетворяет его враждебность к подрастающему конкуренту и, наконец, укрепит мужскую солидарность в символической попытке "обойтись без женщин". Все это дошло и до нас, но в более демократичных формах.
Таким образом, анализ показал, что биологический подход по природе своей всегда был весьма шатким. На развитие половой идентичности влияет не только анатомическое строение, но и условия раннего детства, отношения родителей, сверстников, всего общества. Данный круг вопросов является предметом исследования структурного (социального) подхода, разработанного Т. Парсонсом.
Здесь на первый план выходит социальный статус личности, который приобретается в процессе социализации. В рамках предложенной системы отец является не просто личностью для ребенка, а символом. Он является воплощением мужественности, взрослым мужчиной, с которым у ребенка складываются наиболее близкие контакты. Для мальчика отец - образец мужественности, для девочки же он является гармоничным дополнением женственности ее матери.
В контексте рассматриваемого вопроса необходимо сказать о новом гендерном подходе, который получил широкое распространение. Так, например, один из его последователей считает, что пол - нечто биологическое, т.е. биологические органы, которые позволяют определить: является ли индивид женщиной или мужчиной50. Отсюда пол имеет анатомическое и физиологическое содержание. Данное понятие, однако, не охватывает огромные области поведения, чувств, мыслей, фантазий, которые имеют непосредственное отношение к полам, но не являются биологическими единицами. Для этих психологических явлений используется термин "гендер": можно говорить о мужском и женском поле, но можно говорить о мужественности и женственности, не имея в виду при этом ничего, что относится к физиологии и анатомии.
Ряд опытов показал, что в случае пороков развития половых органов начиная с рождения изменяются гендерные ориентации. Гораздо проще изменить пол взрослого мужчины, чья биологическая принадлежность обратна гендерной установке и воспитанию, чем уничтожить привитый ему многолетним воспитанием женский темперамент, который выражается в женских жестах, мимике, сознании себя, интересах, характере. Гендерная идентичность является первой, постоянной и наиболее проникающей в сознание. Встает вопрос: когда это происходит? Современные научные исследования показали, что зародыш человека является первоначально физиологически женским.
На определенной стадии под воздействием Y-хромосом женские особи превращаются в мужские. Никаких психосексуальных различий между полами не существует. Приобретение происходит только в 18-месячном возрасте, когда ребенок начинает понимать, что он - мальчик, она - девочка. Таким образом, происходит половая идентификация. Бывают случаи, когда формируется неправильная гендерная система, и тогда индивиды вынуждены прибегать к однополым бракам. Люди с осуждением говорят об этом, хотя, думается, это неправильно.
Остается спорным вопрос - в каком обществе жить лучше: в том, где биологический пол становится несущественным при определении роли индивида в обществе, или где существует принцип субординации? Известны примеры однополых браков, которым позволяли выжить; в основном они заключались из экономических интересов. Примером может послужить структура индейского племени навахо. Данное общество делится на 3 основных группы: мужчины, женщины и "мэдл", т.е. третий пол. В состав мэдл входят как анатомические гермафродиты, так и нормальные люди. Аналогичную роль играют в исламском Османе ксанифы - "биологические мужчины"51, которые, с одной стороны, сохраняют ряд культурных и экономических привилегий мужского пола - юридически и грамматически они мужского рода; с другой стороны, они имеют право вступать в неограниченные браки с женщинами (неполовые), не являющимися родственниками, что обычно недопустимо для других мужчин. В сексуальном плане ксанифы выполняют пассивную гомосексуальную роль. Отличительной чертой является то, что данный институт носит временный характер. Выход из сообщества отмечался женитьбой.
Необходимо сказать, что подобные аналогии встречаются и с женщинами в ряде африканских племен, принявших браки между женщинами, в ходе которых женщина-муж приобретает все права на имущество, детей и услуги своей женщины-жены. Отношения (сексуальные) между супругами исключены, если не считать того, что мужского партнера для своей жены выбирает ее законный женский муж. Это было широко распространено в племени ловеду. В кенийском же племени нанди подобные браки вели к изменению половой идентификации женского "мужа". Женщина в возрасте, не сумевшая произвести на свет наследника мужского пола, могла "жениться" для того, чтобы стать приемным отцом сына-наследника своей жены.
В заключение следует отметить, что любой человек волен делать то, что ему хочется до тех пор, пока он не ущемляет интересы других. Можно допустить и возможность гомосексуальных связей, т.к. это не зависит от человеческой прихоти (как считали раньше), а является следствием биологического развития. Мой же идеал - здоровые отношения мужчины и женщины. Женщина испокон веков была подчинена мужчине по ряду причин, сейчас это проявляется, но в меньшей степени. Все чаще и чаще в последнее время "кричат" о феминизме. Надо сказать, что истоки его заложены в мужчинах. Изначально мужчина для женщины - защитник, поддержка. Сегодня же мужчины сознательно допускают, чтобы эту роль выполняла женщина. Чем это объяснить? Неужели это единственная перспектива нашего развития?
Я не считаю ее приемлемой для нашего общества, ибо женщина всегда остается женщиной - нежным, беззащитным слабым полом, о котором необходимо заботиться. Вот это и есть норма и идеал, к которым мы должны стремиться.

Л.П. Дымченко
Восточно-Сибирский институт МВД России
К вопросу о трансляции ценностей
в современном обществе
Российское общество переживает кризис. В чем он проявляется? Еще в конце 80-х - начале 90-х гг. рухнула социалистическая система, советское государство распалось на отдельные государства с общим историческим прошлым и общим культурным наследием. Какие изменения переживает наше общество сегодня? Как они повлияли на систему ценностей? Хотелось бы остановиться именно на этих вопросах.
Во-первых, изучив социальную теорию эволюции, можно сделать вывод, что разделение общества неизбежно, как закономерны и неизбежны процессы, идущие в России. Чтобы избежать конфликтов в разделенном обществе, необходимы надежные ценностные ориентиры, которые бы учитывали притязания всех слоев общества.
Во-вторых, что такое ценность? Ценность - довольно обширное понятие, включающее в себя моральные нормы, принципы, идеалы, понятия свободы и справедливости. Также ценность есть одна из форм проявления моральных отношений в обществе. Ценность является продуктом общества.
Идеологические ценности не имеют сегодня приоритета, а ценности микромира человека преобладают, хотя несколько лет назад все было наоборот. Кроме того, демократия в нашем государстве не предполагает то, что человек - высшая ценность.
Ценности в обществе остаются неизменными, однако каждый период времени по-своему их искажает и они принимают форму своего времени. Особого внимания заслуживают ценности свободы и справедливости. Справедливость потеряна как ценность для нашего общества, хотя формально и существует на уровне государства. Со свободой проблематичнее. Как ценность она очень высока для россиян (на первом месте по материалам российских социологических исследований). Динамика ценности свободы постоянно растет. Но россияне вкладывают в это понятие не столько свободу выбора, сколько возможность "быть самому себе хозяином". Происходит отождествление свободы и воли. Ценность приобретает все более значимый характер, но вместе с тем теряет свое первоначальное значение.
Чем демократичнее общество, тем более искажено понятие. Очень важно сохранить свою ценностную систему для устойчивого общества.

Т.А. Зарубина
Уральский государственный педагогический университет
Проблема одиночества
в свете философской антропологии
Одиночество принадлежит к числу тех понятий, реальный жизненный смысл которых, казалось бы, отчетливо представляется даже обыденному сознанию, однако подобная ясность обманчива, ибо она скрывает сложное, противоречивое философское содержание, как бы ускользающее от рационального анализа. Одиночество, в отличие от объективной изолированности человека, которая может быть добровольной и исполненной внутреннего смысла, отражает тягостный разлад личности, господство дисгармонии, страдания, кризиса "Я". Актуальность проблемы одиночества неразрывно связана с условиями современной жизни, где человек особенно одинок именно среди людей.
Осмысление одиночества имеет давние, можно сказать древние традиции. Уже в Древней Греции появляются первые высказывания об одиночестве, несмотря на гармоничное восприятие греками окружающего их мира (Плотин). Всю же неизбывность земного одиночества впервые ощущает и выражает один из отцов церкви - Аврелий Августин. Другим ярким выразителем одиночества был философ XVII века Блез Паскаль, который показал человека ничтожным и конечным в сравнении с бесконечной Вселенной. Философ призывает нас к одиночеству, ибо только в этом состоянии можно познать себя, а, следовательно, и окружающий нас мир. Одиночество, по Паскалю, - это заброшенность человека в бесконечной Вселенной и неуютность наедине с самим собой.
От эпохи к эпохе мотив одиночества звучит все отчетливее и неумолимее, что ярко выражает ХIХ век. Пример тому - проблема одиночества в учениях Ницше, Шопенгауэра, Кьеркегора, где она впервые оценивается позитивно. Так, например, по мысли Ницше, одиночество благотворно для всех, кто стремится к идеалу. А идеал мыслителя - это Сверхчеловек, который не может не быть одиноким, ибо он поднялся над суетой каждодневной жизни, над обыденным сознанием. И одиночество стало основанием его существования и свободы.
В ХХ столетии человеческая тоска, неустроенность, заброшенность обретают особое значение. Однако несмотря на растущее число негативных оценок, мыслители ХХ века (Хайдеггер, Ортега, Сартр, Камю, Бубер и др.) рассматривают одиночество большей частью в позитивном ключе, как состояние, позволяющее противостоять обезличивающей и усредняющей толпе. По нашему мнению, одиночество обладает огромным созидающим потенциалом, ибо в нем мы можем освободиться от вещных связей, которые связывают и тяготят нас.
Феномен одиночества многомерен. Однако можно выделить некоторые аспекты, в которых этот феномен рассматривается в философии.
1. Одиночество-"бездомность" - это неопределенность роли и смысла человеческого пребывания в мире, неприкаянность человека в бесконечности, отсутствие предустановленной гармонии человека с миром (Паскаль, Кьеркегор, Ницше, Бубер, экзистенциалисты).
2. Одиночество-неслиянность - это изначальная и неодолимая обособленность существования "Я" от других существований (Ортега-и-Гассет, Хайдеггер).
3. Одиночество-ответственность - это "обреченность" каждого человека на выбор образа действия, невозможность переложить ответственность за свой выбор на другого (Сартр и другие экзистенциалисты).
4. Одиночество-уединение - это добровольное избегание контактов с другими людьми, преследующее цель сосредоточиться на каком-то деле, предмете и самом себе (Торо и др.).
Одиночество всегда будет сопровождать человека, хотя бы потому, что наш внутренний мир изначально отделен от внутреннего мира других. Это данность нашего бытия. Мы не можем сбежать от самих себя. А значит, необходимо искать возможность сосуществования с нашим одиночеством. Но мы должны научиться не только жить с ним, но и черпать в нем силы, ибо оно обладает огромным созидающим потенциалом.
В одиночестве мы можем найти не только тревогу, отчаяние и безысходность, но и силы, чтобы освободиться от вещных связей, выстоять под напором внешнего мира. Ведь одиночество - это и место очищения; только в одиночестве мы можем обратиться вглубь себя.

А. Максюта
Уральский юридический институт МВД России
Биологическое и социальное
в феномене преступления
Человек является существом биологическим и социальным. Значит, на его поведение оказывают влияние различные факторы, среди них - определенные генетические особенности, заложенные природой, которые могут передаваться по наследству, но при этом корректироваться посредством ближайшего социального окружения человека.
Вообще проблема врожденного и приобретенного, или "природы и среды", всегда волновала человечество в целом, а не только ученых и философов. Маркс и Дарвин по-разному определяли сущность человека. Еще один из возможных вариантов решения этой проблемы предложил в 1953 г. канадский психофизиолог Хебб. Он считал, что в развитии особи, т.е. формировании ее фенотипических признаков, влияния генотипа и среды не просто складываются, а действуют в неразрывном единстве. Иными словами, здесь имеет место не простое сложение, а сложное взаимодействие факторов: на становление поведенческих признаков влияют две категории условий, одинаково необходимых, хотя и действующих по-разному.
Однако до того, как был сделан этот вывод, было сломано немало копий по поводу соотношения биологического и социального в человеке. Предпочтение отдавалось биологическому как определяющему и направляющему фактору в социальном поведении людей. Например, в 1873 г. Гальтон, родоначальник евгенизма, опубликовал статью "Об улучшении наследственности", в которой провозгласил первейшей обязанностью человечества добровольное участие в общем процессе "естественного отбора": благоприятствовать выживанию наиболее достойных особей и замедлять воспроизведение недостойных. Многие видные политические деятели благосклонно отнеслись к подобного рода высказываниям. Более того, в социальной практике есть примеры исправления генетических ошибок природы с целью обеспечения общественной безопасности. Например, между 1899 и 1912 гг. в США в штате Индиана было произведено 236 операций умственно отсталым мужчинам. Тот же штат в 1907 г. проголосовал за закон, предусматривающий стерилизацию "наследственных дегенератов"; так же поступили Калифорния и еще 28 штатов. В 1935 г. общее число операций по стерилизации достигло 21 539, из которых более половины было сделано в Калифорнии. Таким образом общество официально признало опасность наследственных дефектов для своего существования. "Выбраковка" людей на основании генетических дефектов привела к проблеме элиминации генов в период бурного развития генетики. Были выявлены гены, "ответственные" за некоторые наследственные заболевания, наличие которых может привести к социально опасному поведению. Одним из таких заболеваний была признана фенилкетонурия (заболевание, вызванное отсутствием определенного фермента, приводящее к умственной отсталости).
Были созданы специальные тесты, позволяющие определить фенилкетонурию у новорожденных. Сейчас подобные тесты существуют и для выявления многих других наследственных заболеваний. Идея передать грядущим поколениям только "хорошие гены" не столь безопасна, как это может показаться на первый взгляд, и может привести к медицинскому евгенизму радикального типа, поскольку всегда возникает соблазн не только бесконечного увеличения дефектных генов, но и совершенствования рода человеческого. "Так, например, А. Уилсон в своих социально-биологических спекуляциях упорно строил смелые гипотезы о генетических основах различного "социального поведения". В принципе такая постановка вопроса законна: почему бы не могли существовать особые гены, контролирующие более или менее непосредственно "агрессивность" или "альтруизм"?"52
С этой точки зрения регулирование социального поведения перемещается в область генетики, следовательно, снимается ответственность как с самого индивидуума, так и с общества за это поведение. Возможно ли такое? Можно ли искусственно создать посредством генной инженерии социально безопасную личность? "...В определенном смысле верно, что все "болезни и дефекты человека" связаны с генами, хотя бы и опосредованно! И всё, или почти всё становится или станет возможным: активация "спящих генов", замена с помощью генетической хирургии дефектных генов, не говоря уже о различных манипуляциях с яйцеклетками, сперматозоидами и зародышами"53. Следовательно, миф о Сверхчеловеке вполне может стать реальностью. Например, в тех же США благодаря частной инициативе организован сбор и консервация спермы лауреатов Нобелевских премий для искусственного осеменения и получения "талантов" с высоким IQ.
Однако не нужно забывать, что социальные факторы и среда оказывают корректирующее воздействие на генотип человека. Поэтому мы придерживаемся той точки зрения, что среда формирует личность человека и накладывает отпечаток на его поведение. Об этом говорил, в частности, В.П. Сербский. Он утверждал, что "дурные стороны цивилизации" (сифилизм, алкоголизм, скученность народонаселения в городах, повышенные требования к интеллектуальным и нравственным качествам личности и т.д.) оказывают предрасполагающее воздействие на психику человека, делая ее менее устойчивой, следовательно, подверженной поведенческим аномалиям. Подобной точки зрения придерживается Файблмен ("Роль биосоциальных факторов в происхождении психических болезней"). По мнению этого автора, в обществе, имеющем множество машин, зданий и других материальных ценностей, у людей наступает отчуждение от элементов, которые они сами создали. Такое отчуждение может проявиться в виде симптомов психических болезней. С этой точки зрения параноидальная агрессия - типичное порождение социальной среды. Подобной точки зрения на природу социального поведения придерживаются американские ученые Фэрис и Дэнгам, русские исследователи Рубинштейн, Снежневский и многие другие.
На наш взгляд, социальное и биологическое, действительно, нужно рассматривать в их неразрывной связи и оценивать поведение людей как с точки зрения достижений биологии (в т.ч. генетики), так и с точки зрения влияния социальных факторов.

Я. Малкова
Уральский государственный университет
Философские размышления
о воле к жизни и воле к смерти
Феномен Жизни и Смерти - одна из основных тем философского размышления, долгое время остававшаяся прерогативой не столько философии, сколько теологии, выступая в контексте проблематики бессмертия души.
С актом рождения смерть является одним из существенных определений человеческого существования, формирующим границы человеческой жизни. Поэтому перед всяким так или иначе объясняющим феномен Жизни самосознанием возникает вопрос и о феномене Смерти.
Именно поэтому я хотела бы рассмотреть феномен Жизни и Смерти в аспекте личностного переживания. Рассмотреть Смерть как организующее человеческую Жизнь начало, заставляющее человека искать смысл и оправдывать перед самим собой свое существование. Рассмотреть Смерть как упорядочивающий Жизнь элемент.
В первую половину своей жизни человек, обладающий нормальным здоровьем, живет так, будто ему предстоит жить вечно. Он здоров бессознательно, он не осознает того, что здоров. Если у него и появляется мысль о будущей старости, болезнях и смерти, он немедленно гонит ее прочь.
В детские годы мысль о смерти потрясает его, однако затем он успешно справляется с ней, превращая ее в мысль чисто абстрактную: смертен человек вообще, но непосредственно ко мне это никакого отношения не имеет. Известие о смертности человека, выражаясь современным языком, остается всего лишь информацией, принятой к сведению - наряду со всякой другой и наравне с ней.
Публичность обыденного общения знает смерть как постоянно случающееся происшествие, "смертный случай". Тот или этот ближний или дальний умирает. Незнакомые люди умирают ежедневно и ежечасно, а Смерть существует как внутримирно случающееся событие.
"Умирание" нивелируется до происшествия, задевающего, но ни к кому собственно не относящегося. Этот оборот речи говорит о смерти как о постоянно происходящем "случае", выдает ее за всегда уже "действительное", скрывая характер возможности.
Особая роль в рассмотрении проблемы Смерти принадлежит М. Хайдеггеру, который отказывается понимать смерть как метафизический или биологический момент перехода из одного состояния в другое. Он анализирует фразу "человек смертен" и приходит к утверждению о том, что человеческое бытие есть "бытие - к - смерти", если хотите "воля к смерти".
М. Хайдеггер открывает бытийный род повседневного стремления к смерти, которое осознается в процессе жизни.
Смерть рассматривается М. Хайдеггером как позитивная характеристика человеческого бытия. Ведь именно Смерть является тем, что делает человеческое бытие "собственным" (она всегда моя). Благодаря временности своего существования, бытие человека открывается как устремленное в будущее, как заключающее в себе множество возможностей. И этой последней возможностью является Смерть. Именно страх перед концом Жизни позволяет человеку постигнуть существование во всей подлинности и целостности.
Лишь тогда, когда первые серьезные недуги или иные жизненные коллизии приведут человека к мысли, что смертен именно он, когда эта мысль соединится с целой бурей чувств, она окажет огромное влияние на всю последующую жизнь, породив пограничную ситуацию смерти.
Пограничная ситуация смерти - это индивидуальное переживание возможности умереть, так и не проявив своей уникальности, неповторимости, которое заставляет человека покинуть укрытие бездеятельности и пассивного отношения к жизни. Так возникает кризис середины жизни, заставляющий социально благополучных людей бросать все и начинать поиски исключительно собственного, индивидуального и неповторимого жизненного пути. Первые проявления серьезных недугов у себя самого или у близких людей, в особенности у ровесников, впервые заставляют со всей силой прочувствовать мысль о том, что смертен не человек вообще - смертен именно ты, причем "смертен внезапно", как говорил булгаковский Воланд; и если ты будешь продолжать вести неподлинное, несобственное существование, вся уникальность твоего внутреннего мира так и останется неведомой никому.
Так встает проблема волевого проявления человеком самого себя в мире. В идеализме Воля рассматривается как независимое от внешних воздействий и несвязанное с объективной необходимостью свойство человеческой жизни.
А. Шопенгауэр в своей работе "Мир как воля и представление" строит развернутую философскую концепцию и рассматривает феномен проявления Воли в жизни в таком аспекте, который восходит к древнеиндийской философской традиции, в особенности - к буддизму.
Он говорит о том, что: "Есть в человеке нечто такое, чего не познаешь ни рассудком, ни разумом, ни наблюдениями. Это - биение жизни в нас.
О том, что мы живы, что в нас бьется сердце, бушуют страсти, возникают желания и потребности, мы знаем не из размышлений и не из наблюдений за собой в зеркало. Мы знаем об этом непосредственно, интуитивно".
Правда, человек мало обращает на эту "жизнь в себе" внимание, он давно превратился в ходячий арифмометр и живую машину для производства материальных вещей.
Буддист Шопенгауэр смотрит на эту Мировую Жизнь довольно мрачно. Она - плен, от которого надо избавиться, потому что в бытийности человек - раб своих желаний и потребностей. "Жизнь - это нужда и страдание, удовлетворенное желание оседает сытостью и чувством неприкаянности".
А. Шопенгауэр представляет Волю как неразумное, бесцельное, хаотичное начало и распространяет это понятие на все существующее. Он говорит о том, что Мировая Воля, не сознавая этого, борется сама с собой, и борьба эта бессмысленна, так же как и вовлеченность в эту борьбу.
Именно поэтому А. Шопенгауэр стремится подавить эту "волю к жизни", которая ограничивает человека оковами страдания и праздности. Он говорит о таком пути избавления от воли, который существует в буддизме (путь аскезы). Необходимо научиться отрешаться от Мировой Воли, избавляясь от плена потребностей, желаний, страстей, восходя при этом все выше и выше в медитации, где созерцанию открывается глубочайшая истина.
Вывод, к которому пришел А. Шопенгауэр, заключается в том, что жизнь человека и ее конец - трагичны. Но это только для обычного человека, не способного постичь тайну Жизни и Смерти. Для того же, кто возвышается над повседневностью, через постижение сути Воли приходит к отречению от нее, для такого человека цель жизни - смерть.
Вывод, к которому можно прийти, проанализировав труды таких философов, как М. Хайдеггер и А. Шопенгауэр, - это то, что сущностью человека является его собственная воля и что она есть его собственное произведение, его поступки являются только его личностными поступками. Осознание конечности своего существования, заставляет человека относиться к жизни ответственно и активно. Смерть предполагает конечность телесности индивида, но и дает возможность для безусловно-личностного существования духа человека. Жизнь человека, смысл его существования приобретает значение при осознании конечности существования. Это обязывает измерять поведение, слова и поступки индивида не только ограниченной и частной мерой сиюминутного интереса, но и полной мерой человеческой Жизни и Смерти.
Человек - существо, которое устремлено в будущее. Человек всегда меняется, преодолевает свое сегодняшнее существование. Он не является чем-то законченным и ограниченным, это проект, который переживается субъективно и не совпадает ни с одной воплотившейся формой.
В философии жизни нет универсального определения "человек", так как первоначально он ничего собой не представляет. И поскольку он проявляет свою волю уже после того, как начинает существовать, человеком он становится лишь впоследствии, причем таким человеком, каким сделает себя сам. Таким образом, человеку отдается во владение его бытие и возлагается полная ответственность за собственное существование.

Д. Матушкин
Уральский юридический институт МВД России
Права человека:
философский и этический аспект
Право не может быть поставлено рядом с такими духовными ценностями, как научная истина, нравственное совершенство, религиозные святыни. Природа его более относительна, его содержание создается отчасти изменчивыми экономическими и социальными условиями. Относительный характер права дает повод некоторым теоретикам занижать его ценность. Одни усматривают в праве лишь этический минимум, другие считают его неотъемлемой частью принуждения, то есть насилия. Право как наиболее развитая и почти конкретно осязаемая форма играет самую важную роль в интеллектуальной и волевой деятельности человека. Бердяев в произведении "Царство духа и царство Кесаря" уделял достаточное внимание праву и его роли в жизни человека, перенося его в область свободы Духа.
Человек есть существо природное, социальное и духовное. Он также есть существо свободное, способное на жертву, любовь и эгоизм, высокое и низменное, несущее в себе образ Божий и образ мира - природного и социального. Поэтому человек и определяется своим отношением к Богу, природе и обществу. Иногда человек в гораздо большей степени чувствует себя зависимым от общества, которое обладает властью над ним всего лишь в сфере материальной. Свободу человеческой личности общество дать не может, так как она принадлежит сфере Духа. Общество, если оно не имеет тоталитарных претензий, должно лишь признать эту свободу. Эта истина о свободе находила отражение в учении об естественном праве, о свободе не только как свободе в обществе, но и свободе от общества, безграничного в своих притязаниях. В действительности же неотъемлемые права человека, устанавливающие границы власти общества над человеком, определяются не природой, а Духом. Это духовные, а не естественные права, природа этих прав не устанавливает. Бердяев свидетельствовал, что примером духовного освобождения человека от безграничной власти общества и государства можно считать христианство, которое открыло в человеке духовное начало, не зависящее от мира, от природы и общества, а только от Бога.
Единственным камнем преткновения в отношениях между Богом и человеком является Кесарь. Кесарь есть символ власти, государства, царства этого мира. Отношения человека с Богом и Кесаря с Богом различны. Власть предоставлена Кесарю Богом, поэтому в тоталитарном государстве он имеет непреодолимое право требовать для себя не только кесарева, но и божьего, т.е. подчинения человека целиком. Бердяев же утверждает, что Дух человека не может зависеть от природы, общества, власти Кесаря и т. д. Дух есть свобода, он от Бога. В этом и заключена трагедия истории, трагедия свободы и необходимости, человеческой и исторической судьбы. Государство, отданное во власть Кесарю, стремится поработить не только внешнего человека, ограничивая его права, но и внутреннего, умаляя его духовные возможности. Однако царство Духа не может быть подменено царством Кесаря. Дух бесконечен и устремлен к вечности. Кесарь же конечен и хочет наложить ограничение на Дух своей конечностью. Мы воздадим Кесарю кесарево, а Богу - богово: Дух нельзя смешивать с политическими и социальными институтами, это другая ипостась бытия, даже если Кесарь и пытается ее очеловечить.
Дух свободен, утверждает Бердяев, свобода вкоренена в его царство. Кесарь же никому не хочет давать свободы, поэтому она сохраняется лишь посредством ограничения царства Кесаря. Однако понимаемая таким образом свобода слишком упрощена. Человек может быть духовно свободным, но находиться в рабстве у внешнего мира и своих низменных инстинктов. Он может обладать неограниченными свободами в обществе, но быть рабом у Духа. Внешняя свобода не есть освобождение от внутреннего рабства. Человек может быть духовно закрепощенным. Рассуждая таким образом, Бердяев констатирует: причина того, что революции обыкновенно не приводят к созданию свободного общества и всегда заключают в себе возврат к старому, - в духовной несвободе людей. В революциях обыкновенно бывает меньше всего свободы. Настоящая свобода обнаруживается не тогда, когда человек должен выбирать, а тогда, когда он свободен делать или не делать это. Так мы приходим к новому определению свободы - свободы реальной. Свобода есть внутренняя творческая энергия человека. Через свободу человек может творить совершенно новые жизнь, общество и мир. Ошибочно рассматривать свободу как средство для коллективного созидания социального рая или считать ее зависимой от общественного устройства. Свобода не есть условие, она безусловна. Свобода, которая дается слишком легко, без героической борьбы, вырождается и теряет ценность. Свобода совсем не есть легкость, свобода трудна и тяжела. Свобода не есть право, а обязанность. Ее нужно творить индивидуально, постоянно совершенствуя свой Дух. Либералы обыкновенно понимают свободу как право, а не обязанность, свобода для них означает легкость и отсутствие стеснений, поэтому она и превращается в привилегию господствующих классов. В более глубоком понимании свобода - это совершеннолетие человека, осознание долга перед собой и Богом. Героическое понимание свободы противопоставлено старому либеральному. Свобода предполагает сопротивление, она есть обнаружение силы, направлена на отстаивание прав человека и гражданина, но в то же время она и обязанность. А акцент в ней должен быть сделан на духовной природе, чего обыкновенно не бывает в политических революциях. Средний человек, в сущности, не очень дорожит свободой. И совсем не к свободе стремятся революционные движения масс. Для того чтобы человек боролся за свободу, нужно, чтобы она в нем уже была, чтобы внутренне он не был рабом. Демагогия, к которой всегда прибегают, обращаясь к массам, есть лишение людей свободы, есть психологическое насилие. Управлять массами, выходящими на историческую авансцену, - совсем нелегкая задача. Отношение человека к свободе зависит от его социального статуса. Например, дорожа сохранением капиталистического строя, его сторонники начинают воспринимать свободу статично, уповать на ее неизменность, в движении и изменении видят ее нарушение. В социальных реформах правящие классы усматривают нарушение свободы. Это лишнее доказательство того, что свобода не статична.
Бердяев обращается к читателям: "Мы должны сохранить веру, что после периода погружения в материальную сторону жизни... начнется период более очищенный и направленный к духовности".
Свобода основана не на природе, а на духе, ее обретение - мучительный и трудный процесс, в котором ослабевает радость жизни. Свобода есть главный источник трагизма. Этот трагизм свободы должен быть принят человеком. Он не имеет права облегчать себе жизнь. Легкого решения проблемы свободы не существует. Два великих принципа жизни - свобода и любовь могут вступать в конфликт. Свобода может быть ограничена любовью, любовь - свободой. И это не всегда гармонично. В жизни же социальной все происходит иначе. Свобода ограничивается не любовью, а экономикой, которая делается всевластной. Иногда это явление называют требованием справедливости, что не всегда справедливо. Права человека - это и есть его свобода, свобода Духа, который не может быть закреплен в законе, но может быть им признан.

Н. Михасёва
Уральский юридический институт МВД России
Философия преступности
Феномен социальной криминализации трансформировал цивилизацию ХХ века. Национальная и транснациональная преступность в экономической и других сферах социальной деятельности (глобальный наркобизнес, международный терроризм, например в Чечне, мафиозная бандократия) стали соразмерны активности мировых геополитических центров, геоэкономических субъектов - транснациональных корпораций, а также мировых религиозных и культурных организаций. Транснациональный и общечеловеческий фактор позволяют включить криминализацию в перечень признаков глобального социального кризиса ХХ в. и в список глобальных угроз международной, национальной и региональной безопасности. Глобальный масштаб криминализации общества требует выхода за ставшие узкими, неадекватными и искажающими объяснительные схемы и концепции, сводящие природу преступности первоначально - к деструктивным, частнособственническим свойствам человека или социально детерминированному алчно-криминальному поведению в несправедливо устроенном обществе; в дальнейшем - к генетически предопределенным свойствам, т.е. отклонениям от социально-биологической нормы; наконец - к отклонениям от психических, социально-этических и государственно-правовых норм; в последнее время - к деформации ценностей, социальных отношений, институтов, общностей и личностей.
Наиболее глубокое на сегодня осмысление преступности, ее природы находится в философской антропологии (философии человека), философии права, философии истории. В данном небольшом исследовании хотелось бы уточнить вопросы, которые решает философия человека, а именно:
1) как возможно преступление;
2) как возможен криминальный субъект;
3) как возможно возникновение преступной организации, а если брать шире - организованной преступности;
4) каковы пределы криминализации общества "по эту сторону добра и зла", истины и законы, глобального кризиса геоэкономики и геополитики?
Философская антропология позволяет нам найти ответ на вопрос "как возможно преступление", то есть что делает человека способным преступить закон? Этот феномен исследовал еще И. Кант в работах "Критика чистого разума", "Критика практического разума", "Религия в границах чистого разума", "Критика способности суждения", "Идеи всеобщей истории в космополитическом плане", "Основы метафизики морали", а также лекциях по педагогике, прагматической антропологии и других трудах. Кант считал, что по природным задаткам человек добр, но, обладая свободной волей, стремится ко злу, поэтому история человеческого рода постоянно отклоняется от прямолинейного пути. Кант даже допускал возможность исторического регресса, возвратного движения, который угрожает варварством, разрушением культуры и государственности, поэтому построение правового гражданского общества оставалось для него величайшей проблемой.
М. Хайдеггер отмечал, что подлинным результатом кантовских исследований является признание конечности человеческого существа, "Daisen", т.е. конечность существования во времени. Изначальнее чем сам человек - конечность "Daisen" в нем, проявляющаяся как трансцендентальная нужда, забота. "Daisen" превращается в ужас, "ничто", то есть преступление, понимаемое как пере-ступление через границы, конечность существования, природные и социальные ограничители поведения, и т.д. С позиции наиболее радикального на сегодняшний день ответа на вопрос "что такое преступление?", то есть с позиции европейской философии Нового и Новейшего времени, мы можем утверждать: преступление есть необходимое, хотя и ужасное свойство человека.
Феномен криминального субъекта, который преступает любые морально-этические, государственно-правовые, социокультурные ограничения (нормы и законы) в себе самом, необходимо рассматривать в контексте проблемы "европейского нигилизма".
В трудах зарубежных (А. Шопенгауэра, М. Штирнера, Ф. Ницше, О. Шпенглера, С. Кьеркегора) и русских философов (В.С. Соловьева, С.Н. Булгакова, С.Л. Франка, И.А. Ильина), а также отечественных писателей (И.С. Тургенева, Н.Г. Чернышевского, Н.А. Добролюбова, Д.Н. Писарева, Ф.М. Достоевского) содержится философское предвосхищение феномена отрицания (получившего название "нигилизм") всех ценностей и социальных норм субъектом, появившимся в Новое время в рамках европейской цивилизации.
Например, в произведении "Мир как воля и представление" Шопенгауэр заявил, что субъект (тот, кто все познает и никем не познается) есть носитель мира, общее и всегда предполагаемое условие всех явлений, всякого объекта, ибо только для субъекта существует все, что существует. Тем самым он сделал субъекта "без-условным", то есть стоящим вне всякого закона. Ницше в работе "Воля к власти" охарактеризовал пессимизм как начальную форму нигилизма. Нигилист, полагал Ницше, - человек, не признающий ничего вне себя и над собой, то есть, в нашем представлении, стоящий "по ту сторону добра и зла". Таким образом криминальный субъект из возможного превратился первоначально в ментальный, а в условиях социально-исторического сдвигов, приводящих к отчуждению индивида от религии, государственно-политической власти, частной и общественной собственности, мировой цивилизации, культуры и природы, - реальный и действительный. Многоаспектное отчуждение порождает, помимо всего прочего, длинные волны криминализации. В России они возникли в 1914 г. и просуществовали до конца 90-х годов. Под воздействием двух мировых и одной гражданской войны, когда убийство и прямое насилие над себе подобными стали нормой поведения и считались платой за классовую или национальную победу, волны криминализации в стране многократно усилились.
Общеизвестно, что исчерпывающее исследование человека невозможно. Его неисчерпаемость, феноменальность в контексте массовой криминализации позволяют рассматривать склонность к преступности как имманентное человеку свойство, характеризующее его трансцендентность как частный случай, или предельный вариант преступления через все естественные и социальные пределы.
Можно подвести итог сказанному. Экспансия криминала угрожает обществу уже не вредом, не ущербом, а тотальным перерождением цивилизации в нечто иное. Иное цивилизации - это варварство, это изменение направления исторического процесса, возможно, возврат к более ранним состояниям социума. Феномен криминализации общества требует нового осмысления социологических теорий прогресса. Если движение к прогрессу и не отягощено этим феноменом, то все равно содержит в себе идею петлевого цикла, включающего фазу возврата на исходный уровень, отличительной чертой которого является отсутствие демократического права и правового государства.
Демократизация общества будет достижима только в том случае, если в философском знании, в науках о человеке, обществе и истории будет решена проблема декриминализации. Для этого должна возникнуть философия декриминализации в рамках философии человека, социальной философии, философии истории.

А.А. Морозов
Уфимский юридический институт МВД России
Ценностные ориентации современной
молодежи: вопросы и проблемы
Изменения в общественно-политической, социально-экономи-ческой, и духовной сферах жизнедеятельности, произошедшие в России на пороге XXI века, оказали значительное воздействие на ценностные ориентации общества. Непродуманное реформирование, предоставление неограниченной свободы действий привели к разрушению старой системы социальных норм. Эти изменения затронули все слои населения, в том числе и молодежь.
Молодежь как социальная группа не сумела избежать негативного воздействия административно-бюрократической системы, выразившегося в разрушении идеалов социалистического общества. Новые политические силы, пришедшие к власти, не смогли предложить молодежи новые идеалы. Итог - полное разложение ее интересов и культуры.
Такая ситуация не могла не сказаться на правосознании и правопонимании молодежи. Иначе говоря, современное молодое поколение руководствуется противоречивым состоянием ценностей и норм. Исследования показывают, что буквально за несколько лет реформ в ценностных ориентациях молодежи произошли уже значительные изменения. Система и характер ценностей юношей и девушек существенно отличаются от тех, что были в дореформенный период. Особенно отчетливо это проявляется в отношении к собственности, труду, образованию.
Молодежные объединения различаются по характеру социальной направленности, типу групповых ценностей, особенностям проведения досуга. В настоящее время наиболее популярными из них являются группы любителей современной музыки, танцев, различных видов спорта (футбольные болельщики, культуристы и т.д.) - около 80%. Меньшее распространение у нас в стране получили группы, занятые общественно-полезной деятельностью: охраной памятников культуры, защитой окружающей среды и т.д. - не более 4%. Есть группы, чье поведение может быть охарактеризовано как социально патогенное или даже преступное: наркоманы, токсикоманы и др. Такие группы составляют примерно 9% всех неформальных молодежных групп.
Среди молодежи все отчетливее обозначается тенденция к обогащению любым способом, в том числе и преступным путем. По данным криминологических исследований около 50% респондентов из числа молодежи оправдывают стремление к получению материальных благ незаконным способом54.
Данная тенденция продолжает наращиваться. Так, по итогам деятельности органов внутренних дел за 1999 год статистические данные показывают темпы роста выявленных преступлений, совершенных несовершеннолетними или с их участием на 10%, а также увеличение на 11,3% количества выявленных несовершеннолетних, совершивших преступления55. Необходимо заметить, что эти статистические данные только о лицах, чей возраст не превышает восемнадцати лет, и это далеко не самая "верхняя" возрастная группа молодежи.
Стоит обратить внимание и на увеличение числа малолетних преступников. Все чаще в газетах, на телевидении, радио освещаются эпизоды из криминальной жизни 13-14 летних подростков, отличающихся особой циничностью и жестокостью.
Даже ранее считавшийся криминогенно благополучным слой - студенчество - не избежал разрушающего влияния преступности. Сегодня, как и ранее, право на образование материально не обеспечено. И мало того, в связи с развитием рыночных отношений и ранее не отличавшееся благополучием в плане социальной защищенности положение студента в реалиях сегодняшнего дня еще более усугубилось. По проведенным в начале 90-х годов подсчетам социологов около 90% студентов во время обучения фактически полностью или в значительной степени находились на родительском обеспечении56. Может ли в нынешних условиях молодой человек рассчитывать на поддержку?
Отклонения от норм права, в частности от норм уголовного права, все острее проявляются в поведении молодых людей. Это можно объяснить все большим распространением среди молодежи страны правового нигилизма (стойкого сопротивления и отрицания новых норм), отсутствия уважения к законам.
Очень быстрое принятие молодежной средой отрицательного воздействия окружающего мира и связанный с этим рост преступлений и других правонарушений стал одной из самых острых проблем современного российского общества.
Молодежь России, ее нравственная культура - будущее нашей страны. До тех пор, пока не будут урегулированы вопросы правового воспитания, становления личности, как субъекта правоотношений, о светлом будущем государства можно и не говорить.
Молодежь представляется воплощением идеалов и субъектом решения сегодняшних и завтрашних общественных задач, но при условии, что взрослый мир обеспечит патронаж - даст молодежи организацию и образование. В противном случае из надежды она превратится в острейшую социальную проблему. Необходимо помочь молодежи самоорганизоваться не в банды и преступные картели, а в нечто осмысленное, построенное на нравственных и моральных принципах.
Взгляните на сегодняшнее подрастающее поколение. Что их интересует? На какие ценности и нормы ориентировано их поведение? Дискотеки, музыка, танцы, алкоголь - вот что является основной и единственной радостью большинства молодых людей сегодня. А как же культурные, духовные, нравственные ценности? Их господство среди молодежи, как основных, определяющих ценностей и норм, уже давно осталось в истории. Молодежь становится причиной распространения социальных недугов, носителем неформального поведения, вокруг чего формируются социальные паники. Директор культурного центра ИрГТУ А.А. Кузнецова на Конгрессе интеллигенции РФ "Россия на рубеже веков: реформы, нравственность, права человека", состоявшемся 2 декабря 1999 года в Москве приводит следующие данные: 44% опрошенных нами студентов не испытывают потребности в посещении театров, а более 50% не считают необходимым посещение музеев. А как уменьшить последствия социальных явлений? Весной этого года с зараженного героина началась эпидемия СПИДа, и количество ВИЧ инфицированных в области за 11 месяцев возросло в 61 раз, с 37 до 2664. Ежемесячно, еженедельно растет оно и в вузах.
Какие идеалы унаследует сегодняшние юноши и девушки? Каких политических взглядов будут придерживаться? Какими станут родителями? Какие специальности и профессии их привлекут? Какие религиозные взгляды будут исповедовать? На эти и другие вопросы стоит уже сейчас искать ответы. И исходя из этих ответов предлагать пути выхода из сложившегося культурно-нравственного кризиса молодежи.

Г.М. Никитин
Уральский государственный педагогический университет
Фундаментальная онтология М. Хайдеггера:
философия внимания
Внимание - это Бытие. Бытие - это Внимание. Бытие - это потаенное. Поэтому само Внимание потаенно.
В нас есть способность, которой мы постигаем Бытие (т.е. Внимание). Это есть наше внимание. В жизни внимание предстает различными своими модусами, аспектами, сторонами...
Это как бы Откровение Внимания как бытия перед Человеком. Внимание самого Человека - это трансценденция перед Трансцендентным. В Бытие всегда присутствует двусторонний характер. Когда я своим вниманием открываю бытие, то Бытие в свою очередь, вступает в явленность передо мной.
Внимание - это суть Бытия, это существо Бытия.
Это то, что в "чистом" своем виде неуловимо. Но это то, из чего определяется Бытие. Это то, без чего Бытие не может быть Бытием. Это Трансцендентное трансцендентного. Это существо всех Трансценденций. Это существо Трансцендентного.
Внимание - это установка на что-то последующее. И в то же время это всякое последующее...
Внимание как определенный дух присутствует во всяком сущем. Присутствие внимания - это, своего рода, присутствие или наличие своеобразной пространственной просторности.
Внимание - это не пространство, но его дух очень близок к пространственной широте (то есть свободе).
Человек должен выстаивать свое собственное существо. Существо человека состоит в выстаивании. То есть человек должен быть со своим взглядом на мир, со своим характером, со своими привычками... Он должен быть не похож на других. В этом состоит способность человека к экзистенции. Человек должен перестать быть "предметом", а стать "вещью".
Внимание человека - это умение человека "увидеть" вещь как вещь. Вещь веществует. Веществование собирает. Чтобы мы могли постигать вещь, она должна противостоять нашему представлению, которое шло бы ей навстречу. Неужели вещь еще никогда не подступала к нам достаточно близко?
А может, человек не научился обращать внимание на вещь как вещь? Может человек не видит вещественное в вещи?
Внимание включает в себя определенную пространственность, оно настраивается пространству. Ощущение простора как главного свойства пространства - это очень важный компонент внимания человека. Простор человеческому вниманию дает больше свободы. Он его не освобождает от выбора, но освобождает от искания этого выбора. Простор дает человеку большой набор возможностей. Внимание человека, ощущая простор, лучше и свободнее ориентируется в мире, лучше и свободнее внимает миру. Простор как бы представляет нам все внимание само по себе, как бы раздвигает пространственные границы перед нами. Простор, пространство, пространственность помогает вниманию человека. Внимание, по сути, исходит из пространства, исходит из простора, хотя и является Бытием. В просторе таится событие. Простор допускает существование. Простор допускает присутствие.
Все в мире держится на явственности являющегося и на обеспечении его зримости. Непотаенное хотя и имеется на его разных ступенях, но оно продумывается лишь в том, как оно делает являющееся доступным в его виде (эйдосе), а это само кажущее (идею) - видимым.
От правильности вглядывания зависит все. Через эту правильность правильными становятся видение и познание, восходя к высшей идее. В изменении существа истины происходит смена места истины. Как непотаенность она есть еще основная черта самого сущего. Как правильность во "взглядах" она становится характеристикой человеческого отношения к сущему. Переход из одного состояния в другое состоит в исправлении взгляда.
"Высказывание (суждение) есть прибытие к самой бытийствующей вещи" (Хайдеггер М. Бытие и время. М., 1997. С. 218).
Внимание - это трансцендентальная позиция человека для узнавания бытия и сущего. Если говорить шире, то внимание - это трансцендентальная позиция всего бытийствующего и самого Бытия для узнавания самого себя и других. Нахождение во внимании - это особого рода трансцендентальная способность.
Внимание - это своего рода "универсальная материя", которая выступает в бытии, является в бытии или вступает в явленность своими различными модусами, аспектами, выражениями.
Движение вперед (к будущему) - есть, по своей сути, движение назад (к прошлому). Можно сказать, что в любой момент жизни никуда не исчезнет прошлое и всегда появится будущее. Прошлое и будущее - в настоящем. Движение, которое происходит в мире - это мнимое движение. Существует только одно движение - это движение к Трансцендентному. Это движение к Бытию, к потаенности. Поэтому Время - это статичная область. Но, наоборот, временность - это то самое мнимое представление человека о Времени.
"Временность обнаруживает себя как смысл собственно-подлинной заботы-опеки" (Хайдеггер М. Бытие и время. М., 1997. С. 326).
Значит, временение, временность - суть свойства человека. Суть его способность переживать Время.
В присутствии непродуманно и потаенно правит настоящее и длительность, правит время. Время указует на непотаенность, то есть истину бытия.
"Понимание бытия, бросающее себя в открытость истины бытия, должно заглядывать во время как возможный горизонт понимания бытия" (Хайдеггер М. Бытие и время. М., 1997. С. 215).
Познать - значит увидеть. Познать - значит достичь такого-то увидения.
Бытие, отраженное в словах, представленное в словах, становится осязаемым и плотным. Слово приоткрывает вещь. Слово дает вещи какое-то определение, понятие. Само слово - даритель присутствования, то есть бытия, в котором нечто является как существующее. Слово дарит Бытие нам.
Мышление есть рефлексия рефлексии. Мышление задает в качестве простого полагания горизонт, на котором можно заметить такие вещи, как положенность, предметность. Мышление функционирует как задание горизонта для истолкования бытия с его модальности как полагания.
Внимание - это допущение присутствования.
Мыслящее Я собирает представленное, проходя через него, пронизывая его в его представимости. Человек есть сказывающий. Сказать - значит показать, дать явиться, дать увидеть. Человек - существо, которое, сказывая, дает присутствующему предлежать в его присутствии и предлежащему внимает.

М.В. Симонов
Уральский юридический институт МВД России
Сократ: мировоззрение
и характер философствования
Античность породила много известных личностей. Одной из наиболее видных является фигура афинского философа Сократа (469-399 г. до н.э.).
Основной формой философствования древнего мудреца являются диалоги. Он не считал обязательным формальное закрепление своих размышлений, уделяя внимание лишь ходу самих мыслей, характеру и особенностям данного процесса. Именно поэтому мы можем почерпнуть сведения о философии Сократа лишь из двух источников: Ксенофонтовых "Воспоминаний" и "Диалогов" Платона. При этом необходимо отметить, что информация в них довольно субъективна. Сократ был одним из первых философов, рассматривавших диалоги как форму философствования. Этим, в частности, обусловлена его огромная любовь к общению с посторонними и незнакомыми людьми на афинском базаре. В диалогах Сократ указывал своим собеседникам истинный путь духовного развития человека, обнаруживая перед ними настоящие человеческие ценности. Сократ также является и родоначальником диалектики, его мировоззрение складывалось в эпоху освободительных войн, в которых он сам принимал активное участие. На фоне возрастающего национального духа находившийся на грани между жизнью и смертью философ не мог не предаться соблазнительным размышлениям о бессмертных вопросах человечества, о сущности бытия, любви, дружбы, о месте человека в мире. Таким образом, Сократ привнес значительный вклад в исследование предмета философского знания.
Когда греческий мудрец полностью посвятил себя философии и оценил ее как стержень своих творческих исканий, он дал начало такому необычному и не имеющему подобий философскому явлению как майевтика. Майевтика или, иными словами, повивальное искусство заключалось в своеобразном отношении Сократа к своим ученикам. Несмотря на полные сарказма и иронии диалоги, мудрец совсем не издевался над собеседниками, он, напротив, стремился путем логических противоречий и отождествлений подвести их к заключению и таким образом показать им своеобразность сущности мыслительного процесса. Сократ попытался приблизить личность собеседника к той ступени развития, на которой она бы смогла самостоятельно делать умозаключение. Сократ, используя майевтику, старался как бы "возродить" душу собеседника, определить истинный круг жизненных ценностей для него в будущем, направлять ученика на путь достижения нравственного идеала и добродетели.
Сократ говорил: "Я знаю, что я ничего не знаю". Он утверждал, что человеческий дух - важнейший объект познания, что сознание - это самостоятельная реальность. Самопознание своей личностной сущности бесконечно, так как каждая личность неповторима и не может быть отождествлена с любой другой. К тому же, взрослея, человек развивается, более глубоко познает себя и действительность.
Антропологический переворот, осуществленный Сократом в античной философии, заключается в том, что человек стал рассматриваться как центр Вселенной: лишь познавая себя, человек может познать и окружающий мир. Сократ говорил, что для каждого человека необходима регулярная оценка своих действий с точки зрения морали. Его этическая троица - истина, добро и красота. По мнению Сократа, только тот способен быть нравственным в своем поведении, кто знает, что такое добродетель, причем творение добра для такого человека просто неизбежно.
Сократ расширил терминологический арсенал философии, сделал все ее явления определенными и годными для использования в теоретических исканиях.
Нововведения и достижения Сократа в философии неизмеримы и очень значимы для данного знания и вообще для человечества. В современном обществе очень важна истинная оценка сущности нравственности, также необходимы конкретные, а не абстрактные представления о таких философских категориях как любовь, дружба, честь, справедливость. "Познай самого себя!" - призывал Сократ. Именно в самопознании человек должен оценить соотношение между реальными деяниями и нравственным идеалом и направить себя на воплощение этого идеала.

А.В. Смага
Восточно-Сибирский институт МВД России
Истоки и смысл "русского коммунизма"
в творчестве Николая Бердяева:
к осмыслению прошлого
Творчество Н.А. Бердяева имеет огромное значение для нравственного и духовного развития России, особенно сейчас, когда существует множество точек зрения на период истории нашей страны, который принято называть советским. Для того чтобы идти в будущее, необходимо разобраться в прошлом, и в этом нам может помочь творчество разных философов, в частности, творчество Н.А. Бердяева.
Книгу "Истоки и смысл русского коммунизма" он задумал в 1933 году, что было вызвано появлением в западной печати статей и книг, искажавших историю революционной борьбы в России начала века. Остановимся на основных идеях его работы. В начале книги автор исследует специфику развития русской интеллигенции и показывает, что она явилась идеологической базой русского коммунизма, двигателем революции. Именно русская интеллигенция, посеяв в почву православия семена народничества и анархизма, взрастила плод русского коммунизма, который в корне отличался от классического западного коммунизма.
Читатель спросит: "Как же коммунизм, провозгласивший религию одним из главных своих врагов, мог быть взращен на ее почве?" По этому поводу Н. Бердяев говорит следующее: "Маркс создал настоящий миф о пролетариате. Миссия пролетариата есть предмет веры. Марксизм не есть только наука и политика, он есть еще также вера, религия. И на этом основана его сила"1. Борьбу коммунистов с церковью он сравнивает с религиозными войнами мусульман и крестоносцев. Философ утверждает, что "лучший тип коммуниста, т.е. человека, целиком захваченного служением идее, способного на огромные жертвы и бескорыстный альтруизм, возможен только вследствие христианского воспитания человеческих душ..."57.
Особое внимание в своей работе Н.А. Бердяев уделяет образу В.И. Ленина, в котором он видит революционера-марксиста, какими была богата история российского освободительного движения. Критически относясь к Ленину, называя его человеком "пониженного культурного типа", Бердяев, вместе с тем, отмечает его личное бескорыстие, преданность убеждениям, его огромные заслуги в деле спасения России от хаоса и распада.
Политическая система, существовавшая в России в 30-е годы, вызывает у Бердяева негодование и возмущение. По его мнению, она скомпрометировала себя крайней степенью бесчеловечности. Однако автору мало выразить свое негодование, и он стремится понять, как и почему такая система могла сложиться? Называется несколько причин ее возникновения. Прежде всего это потребность в "собирании государства", находящегося под угрозой распада, с чем сталинская система отлично справилась (в отличие от ее предшественников).
Другая важная задача, успешно решенная сталинским режимом - это необходимая для дальнейшего развития России ее ускоренная индустриализация, которая происходила на основе энтузиазма масс и беспощадном принуждении.
Таким образом, сталинизм, по мнению Н.А. Бердяева, - "это сложный и противоречивый феномен". В заключение своего труда автор пишет, что подлинный путь России - это путь христианского подвига, сподвижничества, созидания новой великой нравственности. Рассматриваемая политическая система еще долгое время не получит однозначной оценки. Несомненно, что правящий режим 30-х годов был далеко не идеален, однако, полагаем, что применительно к ситуации, сложившейся в то время в стране и в мире, он был единственно верным.
Поэтому в контексте выбора пути развития общества мы призываем россиян не выбрасывать прошлое на свалку истории, а выбрать все лучшее и войти в XXI век не Иванами, не помнящими родства, а людьми, использующими опыт своей истории во имя создания светлого будущего.

И.А. Сусло
Уральский юридический институт МВД России
Философское осмысление проблемы
национального идеологического кризиса
На данном этапе развития наше государство и общество стоят на символическом перекрестке: по какому пути двигаться дальше - взять за основу прагматичный путь "западного" общества, либо опираться на опыт "традиционистских" восточных цивилизаций. Есть еще и третий путь развития - опираться на свой собственный самобытный опыт.
После распада СССР Россия столкнулась с проблемой отсутствия идеологии или так называемой национальной идеи, которая удовлетворяла бы правовым основам общества и государства, учла бы интересы всего разнообразия проживающих в России наций и народов и не противоречила бы установившейся в государстве социально-экономической доктрине.
В качестве примеров мне бы хотелось учесть мнения Рене Генона и Александра Дугина, разработавших теорию современной геополитики. Геополитика - это научная доктрина, объясняющая культурные, социальные, экономические, религиозные различия народов с точки зрения географического положения местности, на которой они проживают. Современная геополитика выделяет несколько типов цивилизаций, на которых мне бы хотелось остановиться.
Первых два типа - морские и сухопутные цивилизации. В основу деления положено наличие морских границ. К морскому типу цивилизаций относятся Великобритания, Португалия, Нидерланды и США. Такие цивилизации склонны к морскому грабежу, физическому принуждению более слабых народов, насильственному насаждению своей культуры. Ярчайшим примером может служить "освоение" Америки, в результате которого "исследователи" уничтожили и разграбили величайшие цивилизации коренных народов Южной и Центральной Америки.
К сухопутным цивилизациям относятся Россия и Германия. Народы этих стран ведут размеренный и устойчивый образ жизни, хотя и не гнушаются освоением новых земель.
Другой критерий деления Мира на цивилизации - расположение места проживания народа относительно сторон света. Имеется в виду Восток и Запад. Цивилизации Востока и Запада существенно отличаются друг от друга.
По мнению современных геополитиков, условной границе между Западом и Востоком соответствует географическая граница Европы и Азии. К западной цивилизации можно отнести государства Западной Европы и их "колонии" - США, Австралию и другие страны. К "Востоку" относятся страны мусульманского мира, а также Китай, Индия и Япония.
Почему Россия не попала ни в один из вышеизложенных списков? Ответ лежит на политической карте Мира. Ведь условная граница между "Западом" и "Востоком" проходит по территории нашего необъятного государства. Бытует мнение, что Россия в одинаковой степени впитывает в себя ценности восточных и западных цивилизаций, является барьером распространения восточных традиций на Запад и наоборот.
На примере США, по моему мнению, можно анализировать проблемы развития западных цивилизаций, так как американское общество является культурной парадигмой современного западного общества.
Рассмотрим феномен потери трансцендентности в западном обществе, о котором упоминал в своих трудах А. Дугин. Анализ этой проблемы, по мнению автора, должен основываться на ценностях, которые являются абсолютными для данного общества, и на отношении представителей общества к религии. Но сначала расшифруем термин "трансцендентность". В математике этот термин является эквивалентом слова "непрерывность". А в философии трансцендентность следует понимать как передачу духовных ценностей от поколения к поколению, т.е. речь пойдет о наличии и отсутствии духовных ценностей.
К духовным ценностям следует относить и религию. На примере США рассмотрим отношение западного общества к религии. Всем хорошо известна американская веротерпимость. Даже самый заскорузлый атеист с уважением относится к вере других людей. А истинно верующий человек готов пойти на многое ради того, чтобы его духовная жизнь приносила пользу окружающим. Мне известен пример, когда вера в Бога и отношение близких людей помогли человеку, употреблявшему сильнодействующие наркотики более десяти лет, бросить, обрести покой, понимание и вернуть любовь близких. В данном случае духовные ценности сыграли важную роль в жизни этого человека.
Что есть для американцев истинные ценности? Некоторые западные культурологи выдвигают тезис о том, что американское общество "вещно", т.е. предметы материального мира есть главная ценность для него. Позволю себе с этим не согласиться. Я полагаю, что главная ценность для любого американца - это его семья. Американцы так ценят своих близких, что готовы пожертвовать своей жизнью ради них. Это проявляется не только в уважении к родителям, мнению членов семьи, а в какой-то бессознательной, чисто инстинктивной любви. Ради благополучия семьи американец готов пожертвовать любым богатством.
Эти примеры дают право сделать вывод, что духовные ценности несомненно присущи американскому обществу, но социально-экономическое состояние США заставляет многих ученых думать, что материальные блага - это главная головная боль американского общества.
Автор не считает себя готовым анализировать цивилизации Востока, хотя для России было бы полезно учитывать этот опыт.
На данный момент я считаю, что Россия должна идти по собственному пути развития, но при этом учитывать опыт Запада и Востока.

Ю.В. Тельянов
Уфимский юридический институт МВД России
Некоторые аспекты философии права Г. Гегеля
Философия постоянно обращается к своему историческому прошлому. Это закономерно, поскольку многие проблемы были поставлены, хотя бы в зачаточном виде, в предшествующие эпохи развития философии. В этой связи можно напомнить справедливое указание Ф. Энгельса на то, что "в многообразных формах греческой философии уже имеются в зародыше, в процессе возникновения, почти все позднейшие типы мировоззрений"58.
Общеизвестно, что наиболее влиятельные философские учения, создание которых, по крайней мере, в начале, связано с личностью отдельного выдающегося философа, так или иначе возрождаются в последующей эпохе, несмотря на все различия исторических условий. Одним из таких учений является философия Гегеля, которая необычайно многогранна и имеет поистине энциклопедический характер.
Значительное место в системе гегелевской философии занимает философия права, которая рассматривается как развитие объективного духа путем раскрытия диалектического движения понятия права от его абстрактных форм до конкретных. Гегель рассматривает осуществление этого понятия в действительности. Однако, поскольку осуществление, реализация понятия в действительности, по Гегелю, есть идея, то и предметом гегелевской философии оказывается идея права. Данная идея как предмет философии права означает единство понятия права и наличного бытия права, получаемого в ходе его осуществления. Для ее понимания важен момент саморазвивающегося понятия права. "Структура, которую понятие сообщает себе в процессе своего осуществления, - отмечает Гегель, - есть второй существенный для познания самого понятия момент идеи, и этот момент отличен от той формы, которая есть только понятие"59.
Свою концепцию философии права Гегель трактует именно как философскую науку о праве, отличную от юриспруденции, которая, занимаясь позитивным правом, имеет дело только с противоречиями.
В 20 веке наблюдается тенденция перемещения философии права из сферы философских дисциплин в сферу юридических наук, и в настоящее время ряд концепций философии права разработан в рамках юриспруденции. Оформление философии права в виде самостоятельной юридической дисциплины, разумеется, не означает ее независимость от соответствующих философских воззрений.
Задача философии права состоит в постижении мыслей, лежащих в основании права, а подлинная мысль о праве есть его понятие. Философия, поясняет Гегель в "Науке логике", есть наивысший способ постижения абсолютной идеи, потому что ее способ есть наивысший - понятие. "Различные формации" абсолютной идеи постигаются особенными философскими науками. Такой наукой, наряду с другими, и является философия права.
Конструируя и трактуя социально-политический и правовой мир объективного духа, Гегель использует основной инструментарий своей диалектико-идеалистической методологии. В ходе идеалистического "сотворения" мира права и государства Гегель игнорирует специфический смысл содержания при исследовании социально-исторических и политико-правовых явлений, считая подобную оценку компонентом ошибочного познания мира, гносеологической неправдой и неграмотностью.
Специфическая диалектика политико-правовой сферы в гегелевской философии права проявляется окольным путем. То, что Гегель обозначает в качестве ступени объективного духа, есть особая сфера со специфическим смыслом и содержанием. В силу этого логико-гносеологический смысл понятий и закономерностей их движения, из которого сознательно исходит Гегель, в ходе исследования права, государства и политики неизбежно трансформируется и приобретает иные, новые характеристики и значения, обусловленные своеобразием исследуемого материала.
Вся гегелевская работа о развитии идеи права, развертывании понятия права в мир права сопровождается социально-политически и этически значимой трансформацией понятийного аппарата диалектического исследования.
В процессе диалектического обоснования Гегелем исторически определенных и конкретных политико-правовых взглядов в "Философии права" обнаруживается политический смысл и значение самой диалектики в ее гегелевском применении к проблематике государства и права. Поэтому специфика политико-правового содержания доктрины Гегеля обусловлена его трактовкой диалектики в сфере объективного духа.
Теоретические конструкции гегелевской философии права - концепции разумной действительности; понимание и изображение процесса общественно-политической жизни в виде торжества конкретного над его составными частями и абстрактными моментами; методология и приемы конкретизации понятия права; реализация свободы; иерархический ряд прав; трактовка государства как истины и цели всего объективно духовного развития - несут весьма существенную, политически значимую нагрузку во всей гегелевской философии права.
В "Философии права" формирование гегелевской политической диалектики завершается апологией государства, возведенного на вершину иерархизированной общественной жизни. При этом следует иметь в виду, что сконструированное Гегелем разумное государство в философско-правовом плане представляет собой право в его системно-развитой целостности, т.е. правовое государство.
Гегель, таким образом, восхваляет государство как идею права, как правовое государство, как такую организацию свободы, в которой механизм насилия и аппарат политического господства опосредованы и обузданы правом, введены в правовое русло, функционируют лишь в государственно-правовых формах.
В соответствии с диалектикой понятия права, насилие и произвол представляют собой рецидив исторически и логически преодоленной несвободы и бесправия, неразумное и неправомерное проявление тех или иных моментов органической нравственной целостности.
Права и свободы индивидов и различных кругов целого, а также права самих государственных властей, по Гегелю, разумны и правомерны лишь в качестве иерархически соподчиненных моментов правопорядка, пронизанного идеей суверенитета государственного целого. Если какой-нибудь момент выпадает из этого контекста целого, когда абстрактные формы права выступают не как разумные ограниченные моменты конкретного права, а как обособившиеся и оппозиционные целому права и свободы, - тогда последние превращаются в исток произвола и насилия.
Основная мысль Гегеля состоит в том, что уже достигнут уровень достаточно развитого строя свободы, права, разума, и сформировался соответствующий этому же уровню развития государственно-правовой принцип функционирования существующего строя.
Правовой характер гегелевского разумного государства приобретен, можно сказать, большой ценой, а именно - ценой заметной девальвации прав и свобод индивидов и всего общества по сравнению с правом нравственного целого. Жестокость гегелевской государственно-правовой конструкции предстает, таким образом, как момент самозащиты и самообороны развитой идеи свободы.
Усматривая наличие в современной ему эпохе идеи государства, Гегель тем самым утверждал, что прогресс свободы и права достиг необходимого и достаточного уровня. К. Маркс в этой связи писал: "Гегель заслуживает порицания не за то, что он изображает сущность современного государства так, как она есть, а за то, что он выдает то, что есть, за сущность государства. То, что разумное действительно, доказывается как раз противоречием неразумной действительности"60.
Гегелевский консерватизм аналогичен платоновскому и состоит в попытке - путем идеализации - спасти, укрепить и сохранить исторически преходящую ситуацию и присущие ей формы свободы, права, государства. История, однако, показывает, что подобные идеализации и проекты спасения переживают объекты своих забот; ситуации уходят, идеи остаются.

С.А. Учурова
Уральский государственный педагогический университет
Четыре Великих истины в буддизме
Буддизм - это не только религия, это и философия, и мировоззрение, и культура, и образ жизни.
Отсутствие постоянства в мировой земной жизни является одной из максим учения. Всё сложное - распадается, всё родившееся - умирает. Человек идёт прямой дорогой к смерти. Но смерть не освобождает его от мира страданий и постепенного изменения - он вновь возрождается к новой жизни и вновь умирает61. И этот круговорот есть "колесо перерождений". Есть только одно прибежище и защита - Нирвана. К Нирване должен стремиться всякий, кто хочет освободиться от страданий, это единственная цель человека в его жизни.
Достигнуть этого можно познанием четырёх высоких истин - истины страданий, истины происхождения страдания, истины уничтожения страдания и истины о пути, ведущему к уничтожению страданий.
В первых двух истинах излагается теоретическая часть учения; в двух последних - практическая необходимость избавления от страданий и средства к избавлению от них.
Познанием этих истин можно достигнуть вечного успокоения от страданий, мудрости, просветления, Нирваны, т.е. такого душевного состояния, когда уничтожается всякая жажда бытия, исчезают все страсти; состояния, которому ничто не соответствует в мире; оно выше всякой действительности. В нём существо, отрёкшееся от всякого движения жизни, погружается в покой.
Четыре великих истины являются посылками, на которых выстраивается учение Будды. Каждая посылка обосновывается законом. Основные законы бытия62.
1. Закон зависимого существования, или закон причины и следствия, объясняющий вечность, неизначальность бытия; непрерывность жизненной цепи перерождения всех существ, т.е. закон "колеса жизни" (сансара), механизм формирования и действия кармы.
2. Закон о сущности триады; непостоянство, неудовлетворённость отсутствия "Я" (анитья-дуккха-анатман).
3. Концепция саидх, формирующих индивидуальность в сансарическом бытии.
4. Закон восьмеричного пути к выходу из "колеса жизни" и вхождению в Нирвану.
Первой истине соответствует закон зависимого существования, который объясняется во всех религиозных системах буддизма с помощью диаграммы "колеса жизни". Это колесо жизни приводится в движение неведением, символами которого являются свинья (невежество), петух (тщеславие), змея (коварство, злоба).
Вторая истина объясняется с помощью триады анитья-дуккха-анатман, которая является характеристикой бытия. Термином "анитья" обозначается непостоянство всех вещей и явлений, разрушаемых временем. Дуккха (неудовлетворённость, страдание) является результатом незнания человека о том, что всё, к чему он стремится, непрочно и временно, в том числе и попытки самоутверждения "Я" в этом бытии, отождествления "Я" с душой.
Ключом к пониманию третьей истины является учение о скаидхах, под которыми понимают блоки, или составные части, индивидуальности; сознание, восприятие, чувство, действие, тело. Эти блоки возникают в результате привязанности к бытию и общепринятым представлениям и ценностям. Скаидхи обуславливают постоянное пребывание существ в сфере чувственного мира, или в сансаре, где любое существо испытывает неудовлетворенность и страдания. Прекращение дунихи возможно лишь в том случае, если разум освобождается от скаидх. Человек, избавившийся от скаидх, постигает нирвану.
Четвертая истина - это путь к достижению нирваны, или просветления63:
1) правильные взгляды, т.е. основанные на благородных истинах;
2) правильная решимость, т.е. готовность к подвигу во имя истины;
3) правильная речь, т.е. доброжелательная, искренняя, правдивая;
4) правильное поведение, т.е. непричинение зла;
5) правильный образ жизни, т.е. мирный, честный;
6) правильное усилие, т.е. самовоспитание и обладание;
7) правильное влияние, т.е. активная бдительность сознания;
8) правильное сосредоточение, т.е. верные методы созерцания и медитации.

А. Филиппов
Уральский юридический институт МВД России
Эвтаназия: нужна ли она в России?
Быть или не быть? -
вот в чем вопрос
У. Шекспир
Проблема эвтаназии широко стоит во всем мире, и наша страна не исключение. Обсуждаются способы, мотивы ухода из жизни, состояние больного, субъекты добровольной смерти. Мы попробуем разобраться в сложившейся ситуации, используя имеющуюся литературу и общественное мнение.
Под эвтаназией понимается не просто легкая, безболезненная смерть, а смерть, которая соответствует желанию умирающего и происходит при содействии - активном или пассивном - медика. Именно этим объясняется тот контекст, в котором мы рассматриваем проблему эвтаназии, а именно - медицинской практики. Вместе с тем мы попытаемся затронуть глубинные слои человеческого существования и фундаментальные ценности общества, которые придают особую остроту дискуссиям по проблеме эвтаназии.
Важно отметить, что сама по себе проблема эвтаназии не является новой - она существует столько же, сколько живут на земле люди или, по крайней мере, сколько существует медицина как разновидность профессиональной деятельности. Как будто по молчаливому соглашению, общество старается само не решать данный вопрос, а предоставлять его решение в конкретных ситуациях врачам; при этом предполагается, что одобряемые им внутренние этические нормы не противоречат медицинским и диктуют линию поведения врачам. Но право лишать человека, даже больного, жизни принадлежит не только сфере медицинской, но и юридической, поскольку не исключает ошибки и злоупотреблений. Право же охраняет жизнедеятельность человека.
В настоящее время недопустимость эвтаназии в нашей стране является нормой, хотя и здесь наблюдаются исключения. В практике не так уже редки случаи, когда неизлечимого больного лишают медицинской помощи и фактически выписывают домой умирать. Основания для такого решения могут быть различными: желание не испортить статистику; престиж медицинского учреждения; стремление освободить больничную койку для человека, которому еще можно помочь; желание больного провести последние дни жизни в кругу семьи и т.д. В данном случае перед нами образцы пассивной эвтаназии.
Возникает проблема относительно того, что такое действительное благо пациента. Заключается ли оно в максимальном продлении жизни пациенту, который испытывает при этом жестокие физические и нравственные страдания? Или, может быть, благо наилучшим образом обеспечивается тогда, когда соблюдается воля пациента, его право распоряжаться наиболее ценным достоянием - собственной жизнью.
За этой проблемой усматривается две системы медицинской этики. Первую из них принято называть патерналисткой, основывается она на том, что врач лучше знает, в чем заключено благо пациента. Желание больного, его стремление участвовать в определении своей судьбы воспринимается как нечто неразумное, безосновательное.
Противоположная система медицинской этики исповедует принцип автономии воли больного, признание за пациентом права участвовать в принятии решений, определяющих его будущее. Естественно, при таком подходе больной, помимо всего прочего, должен быть информирован и о своем состоянии, и о возможных методах лечения, и о последствиях лечения недуга.
На современном этапе развития общества и медицины происходит столкновение не только этих систем, но и мировоззренческих, этических, ценностных норм.
Решение проблемы эвтаназии отодвигается в силу нескольких причин, назовем некоторые из них.
1. Сильная позиция православной церкви, которая запрещает всяческое применение насилия. Причинение смерти, тем более больному человеку, даже если он об этом просит, - тяжкий грех, который не подлежит прощению. Именно из-за этой мировоззренческой позиции многие медики отказываются от "мероприятий" такого рода.
2. Общественное мнение порой склонно считать врача, решившегося на эвтаназию, убийцей, от которого стоит держаться подальше и не доверять ему свою жизнь и здоровье.
Противники эвтаназии выдвигают ряд аргументов, которые мы попытаемся рассмотреть и проанализировать. Во-первых, это возможность ошибочной постановки диагноза о неизбежной смерти. На это можно возразить, что сама постановка диагноза не означает принудительной и неизбежной эвтаназии. Как правило, на практике собирается множество анализов и комиссий, которые подтверждают либо опровергают данный диагноз и сводят риск ошибки к минимуму. Можно привести и другой довод: всегда существует вероятность того, что будет найдено новое средство или способ лечения. Очевидно одно: если человек, обладающий верной информацией о состоянии своего здоровья, сохраняет надежду, то никто не вправе лишить его этой надежды.
Вот ещё один из серьезных доводов противников эвтаназии: ее разрешение может привести к подрыву всех моральных устоев общества. В данном случае эвтаназия приравнивается к узаконенному убийству. Врачу, наделенному правом убивать, рано или поздно люди перестанут доверять.
И, наконец, последний аргумент: опасность возможных злоупотреблений. Действительно, бесконтрольная практика эвтаназии чрезвычайно опасна и совершенно недопустима. Она быстро подорвала бы престиж медицинской профессии в глазах общества. Но для того, чтобы этого не произошло, необходимо четкое правовое регулирование этого вопроса.
Давайте теперь попробуем прислушаться к мнению тех, кто высказывается в пользу эвтаназии в нашей стране. Они тоже приводят веские доводы: долг врача - облегчать страдания пациента. Если пациент болен безнадежно и при этом медицине не известны другие способы облегчения его страданий, то почему врач не может прибегнуть к таким крайним мерам?
Сторонники этой точки зрения (активной эвтаназии), однако, соглашаются с противниками добровольной смерти в том, что для осуществления такой процедуры необходимо разрешение третьей инстанции (кроме воли больного и врача). Именно с этой инстанцией врач разделит ответственность, как юридическую, так и моральную.
Сторонники эвтаназии ссылаются на медицинскую практику тех стран, в которых применяется как активная, так и пассивная (отключение аппаратов поддержания жизни) форма ухода из жизни.
Наконец, возникает вопрос не только о лицах, которые способны принимать решение самостоятельно. Порой речь ведется о так называемой пренатальной диагностике, позволяющей выявить у плода порок развития (в том числе - поражение центральной нервной системы). Что делать, если мать обречена на рождение ребенка-идиота? Что лучше: мучиться с ним всю жизнь или отказаться от него и отдать в детдом; прервать беременность, тем самым загубив жизнь (что тоже является эвтаназией), или сохранить ее? Никто однозначного ответа не дает.
Действительно, эвтаназия - очень сложный вопрос, и каждый человек вправе иметь собственное мнение.

С.В. Цыдыпов, К.И. Крупская, Е.С. Марчук
Восточно-Сибирский институт МВД России
О сущности и значении семьи
В современном обществе довольно часто задаются вопросами семьи и брака, проблемами "отцов и детей", внутрисемейных взаимоотношений. Люди встречаются и задумываются о создании семьи - коллективного очага - или продолжении рода. Что же такое семья? Семья - основанная на браке или кровном родстве малая группа людей, члены которой связаны общностью быта, взаимной моральной ответственностью и взаимопомощью. Другими словами, семья - это группа лиц, которые любят друг друга, заботятся друг о друге. Как любая частичка в огромной социальной системе, семья выполняет определенные функции: коммуникативную (взаимодействие с общественностью), воспитательную (воспитание каждого члена семьи), репродуктивную (воспроизводство поколения), организацию досуга и отдыха, а также самую главную функцию - удовлетворения человеческих потребностей, в том числе друг в друге.
Как социальное явление, семья прошла огромное эволюционное развитие во времени. Надо сказать, что ни одна нация, ни одна цивилизация и ни одно общество не обходятся без понятия семьи.
Известно, что семья - неотъемлемая ячейка общества, в которой, как и в любом другом социальном институте, существуют свои проблемы. Проблемами современной семьи являются: проблема разводов, гражданский брак, брак по расчету и многое другое. Но несмотря ни на какие проблемы, семья будет существовать всегда, так как для человека это означает не только его внешнее воспитание и социализацию, но и воспитание во внутреннем, морально-правовом аспекте. Проблема познания современной семьи является одной из самых важных философских и научных тем сегодня. Девизами работы могут выступить как "здоровое общество - здоровая семья", так и "здоровая семья - здоровое общество". В контексте второго значения хотелось бы обратить внимание на "погоду" в семье.
Какой бы ни была обстановка в стране, в обществе, человеку намного легче переносить общие кризисы и невзгоды, если у него есть любящая его и любимая им семья. Также очень большое значение имеет воспитание в семье. Ведь все мы воспитываемся в разных семьях, очень по-разному смотрим на мир и стараемся вложить в своих детей те нравственные основы, которые мы получаем от родителей. Несмотря на все различия, нас объединяет очень важный фактор: мы все являемся так или иначе членами нашей общественной семьи, от каждого из нас зависит не только "погода" в этой огромной семье, но и судьба государства.
Поэтому важно учитывать не только зависимость семьи от общества, но и зависимость общества от семьи. Государству нужно больше обращать внимания на семью в отдельности. Как говорит Пол Хэйне: "Чтобы достичь большего, нужно начинать с меньшего".
Также вызывает интерес тема семьи сотрудника ОВД. Сотрудник ОВД, как и любой человек в форме, несомненно отличается от обычного гражданина. С правовой точки зрения он обладает дополнительными правами, гарантиями, однако и обязанностей имеет намного больше. С психологической точки зрения такой человек несет моральную нагрузку в несколько раз больше обычной.
В любой семье бывают конфликты. Обстановка в семье сотрудника ОВД имеет ряд особенностей (например, это касается режима труда и отдыха, проблемы свободного времени, ожиданий к членам семьи). Счастлив любой человек, имеющий понимающую семью. А сотруднику ОВД это принесет не только счастье, но и бодрость, энергию, что, несомненно, отразится на его такой необходимой для общества деятельности.



ИНФОРМАЦИОННОЕ
ОБЕСПЕЧЕНИЕ ОВД



В.А. Галицков
Уральский юридический институт МВД России
Защита компьютерной информации в России
Интерес к вопросам безопасности информации не случаен. Корпоративные системы электронного документооборота, бухгалтерского учёта и управления базами данных получили широкое распространение в развитых странах уже в первой половине 70-х гг. В это время ряд передовых государств издают целый блок нормативно-правовых актов, регулирующих деятельность в этой области: федеральный закон США "О свободе информации" 1967 г., законы США "О разоблачении" 1974 г., "Об охране личности" 1978 г., "О компьютерной безопасности" (Computer security act) 1978 г., французский закон "Об информатике, картотеках и свободах" 1978 г., английский закон "О доступе к информации о деятельности органов местного самоуправления" 1983 г., закон США "О доступе к информации о деятельности ЦРУ" 1984 г., "Билль о правах в эру информатики" 1990 г. С развитием компьютерных технологий, по мере снижения стоимости, роста возможностей и доступности компьютеров, все больше компаний переходят на автоматизированные системы учета. В результате увеличиваются как объем информации, хранящейся на различных электронных носителях, так и ее ценность (которая в первую очередь определяется суммой возможных убытков при потере данных или их попадании к конкуренту). И тут выясняется, что электронные средства хранения информации даже более уязвимы, чем бумажные; размещаемые на них данные можно и уничтожить, и скопировать, и незаметно видоизменить. Последнее, кстати, представляет наибольшую опасность для компании, не говоря уже о государстве, интересы которого могут быть задеты при раскрытии информации, содержащей государственную тайну. Что же означает потеря данных, на основе которых ведётся управление бизнесом? По данным Миннесотского университета, 93% компаний, лишившихся доступа к своим данным на срок более 10 дней, покинули бизнес, причём половина из них заявила о своей несостоятельности немедленно. Хотя компании, опасаясь за своё реноме, предпочитают замалчивать случаи крушения их информационных систем и вторжения в них, статистика подобных происшествий всё же существует. Так, подкомитет по расследованиям при сенате США недавно провёл соответствующий опрос среди 500 крупнейших индустриальных компаний страны. Более половины респондентов (264 фирмы) воздержались от ответа, однако 140 компаний признали, что их информационные системы подвергались нападениям в течение последнего года, и почти пятая часть из них сообщила, что понесённые при этом убытки составили свыше 1 млн дол.
В Российской Федерации такие исследования не проводились, но, конечно, события подобного рода иногда происходят. Например, в сеть одного крупного торгового зала проникли вирусы, и два дня, пока не была восстановлена информационная среда, фирма осуществляла только оптовые торговые операции. В результате оборот снизился в несколько раз, клиенты, не получившие требуемых услуг, высказывали свое недовольство, персонал работал неэффективно, а системные администраторы в авральном порядке с утра до ночи "чистили" систему и восстанавливали информацию на дисках. Учитывая статистику Миннесотского университета, можно сказать, что фирма легко отделалась. Так что же такое компьютерная информация и почему нам следует прилагать столько усилий, чтобы сохранить её? Вообще всю информацию можно подразделить на два вида: открытого типа, т.е. доступная всем и не нуждающаяся в защите, и компьютерная информация закрытого типа, т.е. информация, содержащая государственную, коммерческую либо служебную тайну.
В соответствии со ст. 2 закона "Об информации информатизации и защите информации" под информацией понимаются сведения о лицах, предметах, фактах, событиях, явлениях и процессах независимо от формы их представления. Применительно к комментируемым статьям под компьютерной информацией понимаются не сами сведения, а форма их представления в машиночитаемом виде, т.е. совокупность символов, зафиксированная в памяти компьютера либо на машинном носителе (дискете, оптическом, магнитооптическом диске, магнитной ленте либо ином материальном носителе). В наши дни одним из основных источников компьютерной информации стал интернет.
В России же для защиты такого рода информации следует руководствоваться вышеупомянутым законом "Об информации, информатизации и защите информации" от 20.02.95 № 24-ФЗ.
Данный закон, называемый авторами "базовым", призван был положить начало формированию новой отрасли законодательства. Поэтому принципиальные решения, закрепленные в законе, требуют пристального рассмотрения.
В ст. 1 определена сфера регулирования правоотношений. Это отношения, возникающие при:
- формировании и использовании информационных ресурсов на основе создания, сбора, обработки, накопления, хранения, поиска, распространения и предоставления потребителю документированной информации;
- создании и использовании информационных технологий и средств их обеспечения;
- защите прав субъектов, участвующих в информационных процессах и информатизации.
Важнейшим элементом реализуемой в законе концепции является объявление информационных ресурсов объектом права собственности и включение их в состав имущества (ст. 6). Устанавливается право собственности на отдельные документы и массивы документов в информационных системах (ст. 14), а также право собственности на информационные системы, технологии и средства их обеспечения (ст. 17). Собственник информационных ресурсов, информационных систем, технологий и средств их обеспечения определяется законом как субъект, в полном объеме реализующий полномочия владения, пользования, распоряжения указанными объектами (ст. 2). Таким образом, на уровне действующих законов России можно считать в достаточной степени урегулированными вопросы охраны исключительных прав и частично защиту информации. Не получили достойного отражения в законодательстве две группы правоотношений: право граждан на доступ информации, защита информации (в том числе, коммерческая и служебная тайны, защита персональных данных). Эти вопросы должны стать предметом разрабатываемых законопроектов.

Л.А. Колокольников
Уфимский юридический институт МВД России
Совершенствование управления в ОВД
на основе использования современных
информационных технологий
Для эффективного управления силами и средствами, обеспечения безопасности государства, защиты жизни, здоровья, достоинства и чести граждан сотрудникам органов внутренних дел необходимо принимать точные, своевременные, обоснованные и выполнимые, т.е. обеспеченные ресурсами, управленческие решения. Управленческое решение в органах внутренних дел - это задание, выдаваемое в одностороннем порядке в соответствии с установленной процедурой компетентным руководителем (субъектом управления) службам, подразделениям и сотрудникам органов внутренних дел, организациям и гражданам, которое направлено на решение задач, стоящих перед органами внутренних дел.
Решения обычно подразделяют на две большие группы: программируемые и непрограммируемые. Программируемые решения строятся на базе установленных правил, нормативных актов и опыта. Примером программируемых решений в ОВД могут служить: присвоение очередного звания, назначение на должность, сбор личного состава по тревоге. Непрограммируемые решения не ограничиваются нормативными актами. Они принимаются в случае непредвиденных или вновь возникших проблем, при этом управленец в основном опирается на личный опыт и знания. В интересах руководителя - стараться избегать непрограммируемых решений.
Различают также персональные и организационные решения. Персональные решения принимаются руководителем в личных интересах на эмоциональной основе. Организационные решения принимаются руководителем в интересах в первую очередь организации и могут даже противоречить его личным интересам. Граница между организационным и персональным решением условна и определяется взаимодействием субъективных человеческих факторов (гнева, обиды, личных интересов) и объективными организационными интересами (соответствие должности и места работы и т.п.). Умение различать организационные и персональные решения позволяет руководителю определить главный вопрос, стоящий за принятием решения, чьим интересам оно подчинено - его собственным или интересам организации.
В зависимости от объема времени, которым располагает руководитель, его управленческие решения можно подразделить на исследовательские - когда достаточно времени для принятия решения, и спонтанные, или кризисно-интуитивные - принимаемые в ответ на конкретную опасность. На спонтанное решение накладываются эмоции лица, его принимающего, которые могут быть и не оправданы логикой. Как следствие подобное управленческое решение может быть и недостаточно обоснованным.
Процесс выработки управленческого решения состоит из следующих этапов: выявление и формулирование проблемы, выдвижение гипотез, постановка задачи по разрешению проблемы, разработка вариантов решения, выбор оптимального варианта по заданному критерию, принятие решения. В свою очередь процесс организации исполнения управленческого решения включает в себя следующие стадии: подбор исполнителей; доведение решения до исполнителей; расстановка, инструктаж, обучение исполнителей; обеспечение деятельности исполнителей; организация взаимодействия исполнителей; контроль за деятельностью исполнителей, учет их работы и, наконец, подведение итогов исполнения решений.
Значительный рост информационных потоков во всех сферах управления, в том числе и в управленческой деятельности органов внутренних дел, приводит к необходимости увеличения числа работников, обрабатывающих информацию. Рост управленческого аппарата МВД, в свою очередь, приводит к уменьшению доли работников, занимающихся оперативной деятельностью. Это связано с низкой производительностью труда сотрудников, занятых обработкой информации в системе МВД РФ.
Использование компьютерной техники, средств связи, автоматизированных рабочих мест позволяет значительно повысить производительность управленческого труда, облегчить трудовую деятельность работников аппарата управления, сократить время по заполнению документов и высвободить время для творческой работы оперативника, следователя. В последнее время всё большую роль получили интегрированные банки данных, в которых накоплены большие объемы информации о лицах и предметах, представляющих оперативный интерес для сотрудников ОВД.
Использование современных информационных технологий (СИТ) играет, несомненно, важную роль в процессах управления. С помощью компьютеров можно построить модель задачи, рассчитать действие всех внешних и внутренних факторов, оказывающих влияние на предмет управления, выработать оптимальное решение. По данным психологов человек может оценить взаимное влияние 5-6 факторов. С помощью средств информационно-вычислительной техники число факторов может быть увеличено в несколько раз (16-20).
С помощью СИТ можно организовать так называемый замкнутый контур управления, когда субъект управления, приняв решение и поручив исполнение его объекту управления, продолжает отслеживать и своевременно вмешиваться в исполнение принятого решения. Подобная организация выработки и организации исполнения позволит существенно повысить эффективность управленческих решений в ОВД.
Современные информационные технологии используются на стадии обеспечения деятельности исполнителей, организации их взаимодействия. Это особенно важно в деятельности сотрудников органов внутренних дел, где от быстроты принятия управленческого решения порой зависит жизнь человека.
Повышение эффективности деятельности группы управления подразделений УОП (РУОП) при решении задач управления техническим обеспечением ОРМ неизбежно связано с повышением интеллектуализации их труда на основе применения специализированных систем поддержки принятия решений, обеспечивающих учет изменений динамики развития оперативно-тактической ситуации.
В настоящее время для решения этой проблемы недостаточно лишь традиционных методов, базирующихся, как правило, на профессиональном опыте и интуиции лица, принимающего решение. Требуется привлечение новых информационных технологий, обеспечивающих автоматизирование процессов принятия решений.
Использование интеллектуальной системы поддержки принятия управленческих решений, построенной на базе экспертных систем, позволяет, по мнению С.И. Королькова:
- переложить на средства автоматизирования управления вопросы определения и классификации возможных вариантов решения задач управления по степени целесообразности их использования;
- реализовать режим работы индуктивного обучения системы на основе анализа результатов реализации рекомендуемых решений в динамике накопления опыта управления;
- обеспечить текущий контроль базы знаний по степени непротиворечивости и возможности классификации рекомендуемых решений;
- учесть нечеткость априорной информации в оценках вариантов принимаемых решений64.
На рубеже веков в органах внутренних дел получило широкое распространение использование современных технических средств связи, различной компьютерной техники, информационных технологий, что в значительной степени сказывается на качестве управления.
На основе анализа литературы, практической деятельности, тенденций развития компьютерной техники и средств связи можно сделать вывод, что использование современных информационных технологий будет играть в ближайшие годы ведущую роль в принятии и организации исполнения управленческих решений в органах внутренних дел.

М.Н. Кораблев
Уральский юридический институт МВД России
Некоторые виды защиты
электронной информации
В настоящее время с ростом компьютерных технологий особую остроту приобретают вопросы защиты информации в силовых структурах. Понятно, какой интерес может представлять та или иная информация для оппонентов (конкурентов, преступников), но в случае милицейских баз данных (особенно баз по хранению и анализу следов рук, внешнего облика преступников, пулегильзотеки, криминальных данных и т.п.) этот вопрос особенно актуален. Можно представить себе, какую пользу может извлечь преступник, зная, какой информацией на него обладают правоохранительные органы. Получить доступ к базам данных можно различными способами: как путём простого включения компьютера, просмотра и копирования интересующей информации, так и при помощи "жучков", находясь на значительном расстоянии от источника информации. Итак, если с первым способом съёма данных всё ясно, и ограничить доступ людей к важным данным не составляет труда, организовав пропускной режим, то со вторым дела обстоят гораздо сложней. Здесь необходимы профессионалы, компетентность которых позволяет быть уверенными в секретности хранимой информации, нужны также технические средства электронной защиты. Всё это требует немалых материальных затрат, но результат того стоит.
Любое учреждение, предприятие, организация имеют разнообразные технические средства, предназначенные для приёма, передачи и хранения информации65. Физические процессы, происходящие в этих устройствах при их функционировании, создают в окружающем пространстве побочные излучения, которые можно обнаруживать на значительных расстояниях (до нескольких сотен метров) и, следовательно, перехватывать.
Физические явления, лежащие в основе излучений, имеют различный характер, тем не менее, утечка информации за счёт побочных излучений происходит по своего рода "системе связи", состоящей из передатчика (источника излучений), среды, в которой эти излучения распространяются, и приёмника. Такую "систему связи" принято называть техническим каналом утечки информации.
Технические каналы утечки информации делятся на:
- радиоканалы (электромагнитные излучения радиодиапазона);
- электрические (напряжение и токи в различных токопроводящих коммуникациях);
- акустические (распространение звуковых колебаний в любом звукопроводящем материале);
- оптические (электромагнитные излучения в видимой, инфракрасной и ультрафиолетовой частях спектра).
Источниками излучений в технических каналах являются разнообразные технические средства, особенно те, в которых циркулирует конфиденциальная информация. К их числу относится:
- сети электропитания и линии заземления;
- автоматические сети телефонной связи;
- системы факсимильной, телекодовой и телеграфной связи;
- средства громкоговорящей связи;
- средства звуко- и видео записи;
- системы звукоусиления речи;
- электронно-вычислительная техника;
- электронные средства оргтехники.
Важно отметить, что технические средства не только сами излучают в пространство сигналы, содержащие обрабатываемую ими информацию, но и улавливают за счёт микрофонов либо антенных устройств другие излучения (акустические, электромагнитные), существующие в непосредственной близости от них66. Они преобразовывают принятые излучения в электрические сигналы и бесконтрольно передают их по своим линиям связи на значительные расстояния. Это ещё больше повышает опасность утечки информации. К числу подобных устройств относятся телефоны, датчики охранной и пожарной сигнализации, их линии, а также сеть электропроводки.
Для создания системы защиты объекта необходимо провести ряд мероприятий67. Прежде всего, необходимо проанализировать специфические особенности расположения зданий, помещений в зданиях, территорию вокруг них и проведённые коммуникации. Затем необходимо выделить те помещения, внутри которых циркулирует секретная информация (криминалистические отделы, информационный центр и т.п.), и учесть используемые в них средства. Далее, в случае необходимости следует:
- проверить технику на соответствие величины побочных излучений допустимым уровням;
- экранировать помещения с техникой или эту технику в помещениях;
- перемонтировать отдельные цепи, линии, кабели;
- использовать специальные устройства и средства активной и пассивной защиты.
На каждый метод получения информации по техническим каналам существует метод противодействия, часто не один, который может свести угрозу к минимуму.
Что касается незаконного доступа к хранящейся в компьютере информации через систему кодов, то здесь тоже стоит остановиться. На любом компьютере стоит операционная система (ОС), позволяющая пользователю вообще работать на нём. ОС представляет собой огромный массив программ - алгоритмов, которые дают возможность ОС выполнять те или иные действия. К каждой ОС есть свой код, позволяющий настраивать систему "под пользователя". Большинство фирм, производящих системное обеспечение (в частности Microsoft), делают эти исходники закрытыми, т.е. пользователь не может в основу своей системы поставить свой индивидуальный код (не путать с кодом доступа), что позволяет через определённую систему кодировок получать доступ к хранящейся информации без согласия и ведома пользователя. Если учесть, что большинство используемых систем - Windows разных серий, то, зная исходники, проникнуть в любую базу данных не составит особого труда (как уже не раз делало правительство США, создавая системы слежения информационных потоков Echelon, CALEA, Россия тоже не отстаёт - система COPM)68. Также в настоящее время процессоры серии Pentium III (около 80%) имеют уникальный PSN (Personal Serial Number); предположительно номер должен служить средством дополнительной идентификации клиента электронной сети, но в то же время именно PSN позволяет следить за пользователем (разумеется, без его ведома). Выход здесь я вижу в использовании других ОС (например, Unix, Linux и т.п.) с открытыми исходными кодами, что позволяет создавать практически свою ОС, снижает вероятность незаконного "удалённого доступа" к компьютеру. Можно проводить криптографию (кодирование) данных69. Желательно также не хранить всю информацию в одном месте (на одном жёстком диске, компьютере и т.п.). Если это исключено, то разумно иметь несколько копий хранящегося материала, которые периодически обновляются. Ведь целью доступа может быть не только получение каких-то данных, но и их уничтожение (с целью "заметания следов"). Однако это требует программистов высокого класса, которым надо платить. Оправданы эти расходы или нет - каждый решает сам.
Описанную выше работу следует осуществлять превентивно. Проводя комплекс защитных мер, не обязательно стремиться обеспечить защиту всего здания. Главное - ограничить доступ в те места и к той технике, где сосредоточена секретная информация (не забывая о возможностях ее дистанционного получения). В частности, использование качественных замков, сигнализаций, демонтаж излишней проводки, применение специальных устройств (генераторов шума и т.п.) серьёзно затрудняют или делают бессмысленным использование спецтехники. Не стоит забывать также и о правилах противопожарной безопасности, особенно, если информация хранится не в электронном варианте, а большими кипами бумаг (как это обычно и делается).
Но самое главное средство защиты - это своя голова. Поэтому действуйте расчётливо и предусмотрительно.

А.А. Корепанова
Уральская государственная юридическая академия
Неправомерный доступ к компьютерной
информации: проблемы применения
Появление в 1974 году компактных и сравнительно недорогих персональных компьютеров дало возможность подключаться к информационным потокам неограниченному кругу лиц. Встал вопрос о контролируемости доступа к информации, ее сохранности и доброкачественности. Проблема несанкционированного вмешательства вынудила страны с наиболее развитыми технологиями и информационными сетями прибегнуть к дополнительным мерам безопасности, в том числе уголовно-правовым средствам защиты.
В 1992 г. был принят закон России "О правовой охране программ для электронно-вычислительных машин и баз данных", в 1994 г. - Гражданский кодекс, который содержит ряд норм, связанных с компьютерной информацией, в 1995 г. - федеральный закон "Об информации, информатизации и защите информации". Логическим развитием правовой системы, создающей условия безопасности компьютерной информации, стало включение в УК РФ 1996 г. группы статей, предусматривающих уголовную ответственность за преступления в сфере компьютерной информации.
Обособление данной уголовно-правовой нормы вызвано специфичностью компьютерной информации как предмета преступного посягательства. Охраняемой законом, по смыслу УК, будет являться такая компьютерная информация, доступ к которой ограничен в соответствии с законом.
Термин "информация" обычно предполагает некоторый сигнал, воспринимаемый сенсорно или на приборном уровне. В таких случаях информация превращается в сообщение, то есть в активное волевое действие лица по передаче информации вовне. Термин "информация" может интерпретироваться и как совокупность сведений (знаний), предназначенных для передачи в качестве сообщения. Правовой защите подлежит главным образом документированная информация (документ) с реквизитами, зафиксированная на материальном носителе.
Между тем отечественное уголовное законодательство обеспечивает правовую защиту и иным разновидностям информации и, следовательно, расширяет представление о предмете преступной деятельности. Закон об информации называет два вида правового режима документированной информации, свободный доступ к которой ограничен: информация, отнесенная к государственной тайне, и конфиденциальная информация. Кроме того, законами охраняются различные сведения, связанные с профессиональной деятельностью; сведения, составляющие тайну следствия и судопроизводства и т.д. Все эти сведения, при условии их фиксирования на машинном носителе, могут выступить в качестве предмета преступления, предусмотренного ст. 272 УК. Любая иная не охраняемая законом компьютерная информация не является предметом данного состава преступления.
Необходимо отметить, что ст. 272 УК направлена на защиту именно самой информации, а не авторских прав на базы данных, программы для ЭВМ и т.д. Нарушение авторских и смежных прав может повлечь уголовную ответственность, но уже по ст. 146 УК.
Ответственность по ст. 272 наступает за неправомерный доступ к информации, лишь если она запечатлена на машинном носителе, в электронно-вычислительной машине (ЭВМ), системе ЭВМ или их сети. Неправомерный доступ к информации, выполненной в записи рукой человека, отпечатанной на машинке или принтере, не подразумевается в данной норме уголовного закона и может в соответствующих случаях повлечь ответственность по другим статьям Особенной части УК (ст. 137, 138, 183 и др.).
Хотелось бы отметить ряд вопросов, которые возникают при применении статей, посвященных преступлениям в сфере компьютерной информации.
1. Это решение вопроса о последствиях. Проблема в том, что при совершении любого компьютерного преступления возможны последствия второго уровня. Например, случаи использования ЭВМ для взлома электронной банковской системы безопасности с целью похищения огромных денежных сумм или умышленной либо неосторожной, дезорганизации работы систем национальной безопасности, крупнейших предприятий, диспетчерских служб и т.д. Это, собственно, и есть одна из причин, по которой компьютерные преступления следует считать посягательствами не столько на интеллектуальную собственность, сколько на безопасность общества.
2. Довольно часто затруднено выявление объективной стороны преступления, т.е. конкретных действий, приведших к наказуемым последствиям, особенно в неумышленных преступлениях. Проблема заключается прежде всего в установлении неизбежности причинно-следственной связи.
3. Вопрос о том, что следует понимать под доступом к компьютерной информации. Доступ к компьютерной информации - это всякая форма проникновения к ней, позволяющая манипулировать информацией. Овладение ЭВМ, не имеющей источников питания, а также машинным носителем информации как вещью не рассматривается как доступ к компьютерной информации. Точно так же не образует объективной стороны данного преступления уничтожение или искажение компьютерной информации путем внешнего воздействия на машинные носители теплом, магнитными волнами, механическими ударами и другими подобными методами.
Неправомерный доступ к компьютерной информации часто сопровождается нейтрализацией интеллектуальных средств ее защиты. Такие действия уже сами по себе могут образовывать состав оконченного преступления, предусмотренного данной статьей УК РФ, либо, если при этом не наступили последствия, должны рассматриваться как покушение на неправомерный доступ к компьютерной информации.
4. Сложность установления субъективной стороны. Доказать, что в действиях программиста был умысел, а не ошибка, очень трудно. Ведь безошибочных программ практически нет, а презумпция невиновности на стороне программиста. В то же время ответственность за неосторожную модификацию файлов, которая повлекла за собой существенный ущерб, исключить нельзя.
На первый взгляд действующее уголовное законодательство достаточно широко охватывает все возможные компьютерные преступления. Но это не совсем так. Мне кажется, прежде всего законом должен быть установлен порядок санкционированного доступа в вычислительные системы. Без этого уголовно-правовые (равно как административно-правовые) средства защиты работать не будут.
Далее в законодательство об административных правонарушениях необходимо ввести норму об умышленном несанкционированном проникновении в вычислительную систему, не повлекшем общественно опасных последствий. В случае наступления общественно опасных последствий начинают работать уголовно-правовые нормы.
В качестве специального состава преступления, посягающего на безопасное функционирование вычислительной техники, целесообразно сформулировать норму об уголовной ответственности за незаконное проникновение в вычислительные системы физическим способом, причинившее существенный вред государственным и общественным интересам, охраняемым законом правам и интересам граждан.
Последствия от неправомерного доступа могут быть в прямом смысле катастрофическими, и мне кажется, что было бы разумно внести в УК статью, которая привлекала бы к ответственности за угрозу мирному сотрудничеству.
Диапазон хранимых на машинных носителях данных простирается от производственных секретов до списка клиентов. Эта информация имеет различную ценность. В связи с этим представляется целесообразным ввести в законодательство норму, трактующую хищение информации как уголовное преступление.
Если сформируется особая компьютерная группа общественных отношении то логично превратить такие отношения в объект специальной уголовно-правовой, а в более широком контексте и международно-правовой охраны.
"Информационная революция" застигла Россию в сложный экономический и политический период и потребовала срочного регулирования возникающих на ее пути проблем. Очевидно, что введение уголовной ответственности за компьютерные преступления - необходимое, но недостаточное условие для эффективной борьбы с ними. Надо сказать, что без соответствующих изменений в гражданском и административном законодательстве введение уголовно-правовой защиты окажется неэффективным.
Наряду с уголовно-правовой, гражданско-правовой и административно-правовой охраной программного обеспечения ЭВМ существенным элементом в искоренении такого рода правонарушений стало бы создание специальных подразделений (в рамках правоохранительных органов) по борьбе с компьютерной преступностью, в частности хищениями, совершаемыми путем несанкционированного доступа в компьютерные сети и базы данных.
Остается выразить надежду, что согласованные действия правоохранительных органов, органов исполнительной власти, а также судов позволят покончить с компьютерной преступностью в Российской Федерации.

Е.А. Лукьянова
Уфимский юридический институт МВД России
Актуальные аспекты управления
в органах внутренних дел
Посредством управления согласовываются, координируются и кооперируются индивидуальные усилия, решаются задачи и достигаются общие цели, а также интегрируются интересы различных органов, служб и подразделений. Управление в органах внутренних дел должно быть динамичным, целенаправленным и оперативным. Это особенно значимо в условиях дефицита кадровых, финансовых и материальных ресурсов, испытываемых органами внутренних дел.
В наше время эффективно решить эти задачи возможно лишь на основе современной системы информационного обеспечения, основанной на передовых информационных технологиях. При этом сущность системы информационного обеспечения органов внутренних дел состоит в предоставлении субъекту управления тех сведений, которые необходимы и достаточны для эффективной организации его деятельности. Именно поэтому совершенствованию системы информационного обеспечения правоохранительных органов уделяется значительное внимание.
Проблемы централизованного управления информационным взаимодействием правоохранительных органов остро стоят не только на общегосударственном уровне. В первую очередь необходимо совершенствование информационного взаимодействия ряда служб на низовом уровне управления в ГОРУВД. Например, в настоящее время нет единого для МВД подхода к организации деятельности информационно-аналитических подразделений, ведь именно на штабные информационно-аналитические подразделения возложена задача сбора, обобщения и анализа основной информации, необходимой для выработки и организации исполнения управленческих решений. Поэтому штабные информационно-аналитические подразделения должны быть заинтересованы в использовании современных информационных технологий.
В ряде региональных органов внутренних дел создаются и инициативно развиваются свои интегрированные банки данных, которые осуществляют оперативный обмен информацией не только между отдельными подразделениями ОВД, но и некоторыми смежными службами других правоохранительных органов. Это имеет большое значение для становления новой информационной культуры деятельности не только оперативных служб ОВД, но и всех правоохранительных органов страны.
Одним из основных направлений совершенствования деятельности правоохранительных структур является кардинальное улучшение их технического обеспечения. Под техническим обеспечением понимается комплекс организационно-технических мероприятий, направленных на повышение эффективности и надежности использования специальных технических средств (спецтехники) и охватывающих весь жизненный цикл, от обоснования разработки и обучения личного состава до проведения ремонтно-профилактического обслуживания.
На повышение эффективности системы технического обеспечения, охватывающей все уровни управления, направлено комплексное автоматизирование управления в ОВД. Ведущим фактором, обуславливающим актуальность скорейшего начала работ в области автоматизации системы технического обеспечения ОВД, является то, что уже функционируют и активно разрабатываются различные аппаратно-программные комплексы и автоматизированные системы по направлениям технического обеспечения, имеющие значительные различия в принципах построения70.
Под комплексной автоматизацией системы технического обеспечения ОВД понимается процесс создания многоуровневой распределенной информационно-вычислительной сети (ИВС), построенной на базе различных автоматизированных систем управления и их комбинаций, объединяемых в единое целое по принципу части и целого.
Структура ИВС технического обеспечения состоит из совокупности отдельных функционально законченных, но взаимосвязанных и взаимозависимых ИВС. Каждая информационно-вычислительная подсистема представляет собой комплекс программных и аппаратных средств, предназначенных для автоматизации различных управленческих задач, и может быть представлена автоматизированными системами, объединенными в локальные вычислительные сети (ЛВС), интегрируемые при помощи сети передачи данных (СПД) в ИВС более высокого уровня. В качестве первичного элемента автоматизации рассматривается автоматизированное рабочее место (АРМ) или аналогичное устройство. Важной составной частью общей структуры является информационно-интегрирующая система (ИИС).
Следует указать на то, что интеграция ИВС технического обеспечения в единую ИВС ОВД неизбежно приведет практических работников, управленцев к осознанию усиления роли спецтехники в процессе получения ориентирующей, оперативно-розыскной и доказательственной информации. В то же время подразделения и службы, решающие различные вопросы технического обеспечения, смогут более тщательно и объективно учитывать потребности оперативно-розыскных, следственных подразделений при разработке, производстве и эксплуатации спецтехники. Эта взаимосвязь является крайне важной и необходимой. В ней заложены значительные резервы повышения эффективности деятельности системы штабных информационно-аналитических подразделений.
При анализе оперативной обстановки необходимо использование справочных правовых систем для расчета и прогнозирования правовых последствий принимаемых решений с использованием действующей на текущий момент правовой информации. Такие инструменты сегодня все чаще используются - это справочные правовые системы на базе персональных компьютеров, в частности программный комплекс "Юридическая справочная информационная система" (ПК "ЮСИС"), разработанная в Юридическом информационном агентстве INTRALEX, "Гарант", "Консультант +".
Таким образом, задача информационной работы штабных, информационно-аналитических подразделений МВД заключается в реализации информационных процессов на основе современных информационных технологий в целях эффективного управления силами и средствами, защиты жизни, здоровья, достоинства и чести граждан. Для решения этой задачи необходимы не только денежные средства, но и централизованная нормативная база, регламентирующая деятельность штабов и информационно-аналитических подразделений на местах.

Н.А. Орлов
Уральский юридический институт МВД России
Компьютерные преступления
и защита информации
В последние десять лет в нашей стране появилась новая группа правоотношений - информационные правоотношения. Их количество увеличивается с каждым днем. Следует отметить, что нормативно-правовая база, регулирующая данный вид правоотношений, является новой и довольно несовершенной. Компьютерные правоотношения являются частью информационных. Компьютерные преступления совершаются ежедневно. Причинами совершения данного вида преступлений являются:
1) несовершенство нормативно-правовой базы;
2) отсутствие или несовершенство мер защиты от компьютерных преступлений;
3) отсутствие или нехватка квалифицированных сотрудников по борьбе с компьютерными преступлениями.
Наше уголовное законодательство (Уголовный кодекс) выделяет следующие виды компьютерных преступлений:
1) неправомерный доступ к компьютерной информации (ст. 272);
2) создание, использование и распространение вредоносных программ для ЭВМ (ст. 273);
3) нарушение правил эксплуатации ЭВМ (ст. 274).
Именно на основе этих норм права ведется борьба с компьютерными преступлениями.
Для успешного выявления и раскрытия компьютерных преступлений необходимо провести ряд оперативно-следственных мероприятий. Своевременность их проведения облегчит процесс выявления и поимки преступника. Поводом для беспокойства могут послужить признаки вторжения в ЭВМ, указывающие на следы совершения преступления. Перечень данных признаков должен быть известен всем пользователям без исключения. Это позволит предотвратить или пресечь компьютерное преступление. Наряду с этим необходимо знать признаки действия вредоносных программ. Это в свою очередь позволит уменьшить ущерб, наносимый компьютерными вирусами.
Основной сложностью в раскрытии и расследовании компьютерных преступлений является выявление преступника и доказывание причинной связи между действиями подозреваемого лица и наступившими общественно опасными последствиями.
Выявить, раскрыть и расследовать преступления очень трудно. Намного легче их предотвратить. Имеется очень много способов предотвращения компьютерных преступлений. Мнения специалистов расходятся по поводу того, какой из них лучше. Всего можно выделить три большие группы способов предупреждения компьютерных преступлений: 1) правовой; 2) организационный; 3) технический.
Крылов В.В. (ведущий специалист в этой области) считает, что наиболее верным способом предотвращения компьютерных преступлений является технический, и только затем организационный и правовой.
Я считаю, что в первую очередь необходимо создать такую правовую базу, которая бы не просто регулировала компьютерные правоотношения, устанавливала ответственность за совершение компьютерных преступлений, но и повышала уровень правосознания и правовой культуры населения. На втором месте стоят организационные способы, которые включают в себя совокупность организационных мероприятий:
1) подбор, проверку и инструктаж персонала, участвующего во всех стадиях информационного процесса;
2) возложение дисциплинарной ответственности на лиц, ответственных за обеспечение безопасности конкретных средств компьютерной техники;
3) обеспечение режима секретности при функционировании компьютерной системы;
4) обеспечение физической охраны объектов и т.п.
На третьем месте стоят технические методы. Их можно условно разделить на две группы: аппаратные и программные. Аппаратные методы предназначены для защиты аппаратных средств и средств компьютерной техники от нежелательных физических воздействий на них сторонних сил. Программные методы защиты предназначены для непосредственной защиты информации по трем направлениям: аппаратуры, программного обеспечения, данных. Примерами этого способа являются: шифрование данных, установка паролей, использование антивирусных программ.
Для эффективной борьбы с компьютерными преступлениями необходимо создание новых более совершенных правовых актов. Но создание законов требует большого количества времени. При существующих законах необходимо:
1) в соответствии с современными технологиями создать единый перечень методов предупреждения компьютерных преступлений, обязательный для исполнения всеми пользователями;
2) создать специальные курсы для повышения квалификации работников по борьбе с компьютерными преступлениями. Дело в том, что борьбой с преступностью занимаются силовые структуры (МВД, ФСБ). При этом борьба с компьютерными преступлениями требует не только юридических, но специальных технических знаний, а иногда и других (экономических, банковского дела).

О.В. Тушканова
Уральский юридический институт МВД России
Экспертиза в сфере информационно-коммуникационных технологий
В настоящее время наиболее распространенными объектами экспертизы, проводимой специалистами в сфере информационно-коммуникационных технологий, являются: компьютерная техника, электронные органайзеры, мобильные (сотовые) телефоны, кредитные карточки. Имеются случаи исследования средств негласного съема информации. Информацией, представляющей интерес для расследования преступления, могут быть различные данные. Так, например, в органайзерах (в зависимости от типа и модели) могут храниться: расписание (рабочий график пользователя), телефонная книга, различные деловые записи, финансовые расходы, отправленные факсы, электронная почта, SMS71 сообщения и др. В мобильном телефоне могут быть обнаружены: списки телефонов, последний набранный номер, продолжительность последнего телефонного разговора, SMS информация. Для сотовых телефонов стандарта GSM72 дополнительная информация может быть расположена на SIM-карте73.
При производстве экспертиз в сфере информационно-коммуникационных технологий необходимо помнить, что при всей новизне исследуемых объектов общая методология производства таких экспертиз остается созвучной методологии производства любой криминалистической экспертизы. Основной задачей криминалистической экспертизы является исследование вещественных доказательств и иных материалов дела. Вещественными доказательствами являются предметы, которые служили орудиями преступления, или сохранили на себе следы преступления, или были объектами преступных действий обвиняемого, а также деньги и иные ценности, нажитые преступным путем, и все другие предметы, которые могут служить средствами к обнаружению преступления, установлению фактических обстоятельств дела, выявлению виновных либо к опровержению обвинения или смягчению ответственности74.
Особенностями объектов, исследуемых криминалистической экспертизой, является то, что они могут выступать как в качестве орудия преступления, так и в качестве объекта преступных действий, причем и в том и в другом случае, как правило, на объекте остаются либо следы преступного деяния, либо следы, причинно связанные с расследованием преступления. Под следами в данном случае понимаются любые отражения действительности. В информационно-коммуникационной сфере таким отражением действительности является информация (сведения о лицах, предметах, фактах, событиях, явлениях и процессах независимо от формы их представления)75. Поэтому основной целью проведения экспертизы в информационно-коммуникационной сфере является поиск и анализ информации, имеющей значение для расследования преступления.
Так как информация находится на материальных носителях (вещественных доказательствах), то ее сохранность зависит, от правильности упаковки вещественного доказательства, поэтому при производстве экспертизы эксперт, прежде всего, осматривает и описывает упаковку вещественного доказательства, затем непосредственно само вещественное доказательство. Если это необходимо, он дополнительно определяет устройства, на которых непосредственно хранится информация, дает характеристику этих устройств, а затем уже производит ее поиск, восстановление, считывание.
Следующей стадией производства экспертизы является выбор из всего объема исследуемой информации той, которая важна для расследования уголовного дела. Объем той работы, которую необходимо будет провести эксперту по поиску, восстановлению, описанию и анализу информации, напрямую зависит от правильности поставленных перед ним вопросов. Чем более конкретно очерчен круг необходимой информации, тем более быстро и качественно будет проведено исследование. Это особенно важно учитывать при исследовании средств вычислительной техники, где уже сейчас информация исчисляется гигабайтами (для распечатки текстового содержимого магнитного диска объемом 1 Гб необходимо около 500 000 листов бумаги формата А4).
Если информация не нуждается в дальнейшем анализе, то производство экспертизы заканчивается описанием и в случае необходимости распечатыванием (частично или полностью) выбранной информации. Если же анализ необходим, то он проводится либо самим экспертом, либо совместно со специалистом этой же специальности, но другого профиля, либо совместно с экспертами других специальностей (эксперта-бухгалтера, эксперта по техническому исследованию документов и пр.), тогда экспертиза является комплексной. Данная стадия производства экспертизы заканчивается выводами, устанавливающими факты и механизм преступного деяния.
В заключение необходимо заметить, что успех экспертного исследования в информационно-коммуникационной сфере зависит от того, насколько полно и методически правильно при производстве следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий выявлены, зафиксированы и изъяты следы преступной деятельности.

И.М. Фомина
Уральский юридический институт МВД России
Некоторые аспекты формирования
понятия "правовая информация"
Одним из наиболее популярных и распространенных терминов ХХ века, прочно вошедшим во все отрасли науки, техники, межличностного и научного общения, является информация. Как сам термин "информация", так и связанные с ним понятия - информационные технологии, информационные системы, информационная революция - настолько прочно вошли в повседневный и научный обиход, что воспринимаются как общеизвестный факт, не требующий каких-либо дополнительных комментариев и объяснений.
Так же прочно понятие информации вошло и в право. Однако, если раньше этим термином пользовались в основном работники оперативных аппаратов, подразумевая под оперативной информацией только определенный ее вид, полученный специфическими методами оперативно-розыскной деятельности, то теперь все чаще говорят об информации следственной, криминалистической, правовой и т.д. Под информацией здесь подразумевается весь объем сведений, необходимых для успешного раскрытия и расследования уголовных дел, предупреждения преступлений и правонарушений, их профилактики, выработки общих и частных методик расследования, теоретического осмысления права, его совершенствования и т.д.
Вместе с тем предпринятое нами исследование понятия информации позволило сделать вывод, что в современном праве, будь то теория права, криминалистика, уголовный процесс, оперативно-розыскная деятельность, в учебниках по указанным дисциплинам, доступной монографической и научной литературе отсутствует единое, устоявшееся понятие правовой (криминалистической, оперативно-розыскной, уголовно-правовой или уголовно-процессуальной) информации.
Практически все авторы учебников, монографий, научных и популярных статей на правовые темы оперируют понятием "информация" как данностью или в лучшем случае цитируют различные словари и энциклопедии в основном популярного характера или справочную литературу по другим, не правовым, отраслям науки, техники или культуры.
Характерно, что и во многих ранних юридических словарях определение информации отсутствует вообще76. Исключение составляют юридические словари последнего поколения, где под информацией понимается один из видов гражданских прав(!)77. Здесь же авторы словаря оговариваются, что в действующем ГК РФ нет определенного понятия информации и закон предусматривает защиту только для более узкого объекта данного вида гражданских прав - служебной и коммерческой тайны. Далее словарь оперирует понятием информации, данном в законе "Об информации, информатизации и защите информации" от 25.01.95.78
Любопытно, что в начале ХХ века ни Брокгауз и Эфрон, ни Гранат в своих словарях термин "информация" также не употребляли.
Современный Советский энциклопедический словарь дает следующее определение информации: первоначально - сведения, передаваемые людьми устным, письменным и др. способом (с помощью условных сигналов, технических средств и т.д.). С середины ХХ века - общенаучное понятие, включающее обмен сведениями между людьми, человеком и автоматом, автоматом и автоматом; обмен сигналами в животном и растительном мире; передачу признаков от клетки к клетке, от организма к организму; информация является одним из основных понятий в кибернетике79.
О.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова в своем толковом словаре русского языка определяют информацию как сведения об окружающем мире и протекающих в нем процессах, воспринимаемую человеком или специальным устройством, а также сообщение, осведомляющее о положении дел, состоянии чего-либо80.
Как уже говорилось выше, определения информации, даваемые авторами как в праве, так и в других отраслях науки, техники, культуры, искусства, близки или цитируют данные издания с известными вариациями, вызванными спецификой преподаваемого или исследуемого предмета, но суть остается в целом одинаковой или близкой.
А.В. Монахов определяет информацию как сведения, уменьшающие или снижающие неопределенность81.
В.В. Домарев пишет: "Информация - сведения о предметах, фактах, событиях, явлениях и процессах независимо от формы их представления"82.
По этому же пути пошли С.В. Назаров, В.И. Пермяков, В.А. Тефинцев83.
Аналогичные подходы наблюдаются и среди юристов.
О.А. Гаврилов - специалист в области теории права - определяет информацию как "сведения, (сообщения) об объектах и явлениях окружающей среды, их свойствах и отношениях, которые уменьшают степень их неопределенности"84.
Н.С. Полевой, обращаясь к определению информации, прямо цитирует Большую советскую энциклопедию, т.е. использует определение, приведенное нами выше85.
Г.А. Зорин, автор оригинального учебника по криминалистике, говорит о криминалистической информации как о данности и видимо поэтому не дает какого-либо определения понятию информации86.
Уже упомянутый нами О.А. Гаврилов, развивая свои мысли, как бы вскользь упоминает о существовании правовой информации, оговаривая, что она создается в процессе правотворческой и правоприменительной деятельности87.
Такой подход к правовой информации кажется нам несколько узкими и может отвечать только каким-то специфическим задачам теории права. Но сводить всю правовую информацию только к правотворческой или правоприменительной информации нельзя. В этом случае конкретная деятельность следователя, оперативного работника по выявлению, раскрытию и расследованию преступлений должна быть признана не правовой. Особенно это касается работы следователя и оперативного работника с первичной информацией, раскрытием преступлений "по горячим следам", получением и использованием оперативной и иной непроцессуальной информации.
Анализируя имеющиеся работы, можно сделать вывод, что настоящее философское, философско-правовое и правовое осмысление феномена информации еще не завершено, и эта проблема нуждается в более глубоком и всестороннем исследовании.








ПРОБЛЕМЫ КОНСТИТУЦИОННОГО
И АДМИНИСТРАТИВНОГО ПРАВА



С.Г. Баранова
Уральский юридический институт МВД России
Конституционный надлом и парадокс "указного"
законодательства: некоторые аспекты
"указной" власти Президента РФ
В последние годы в юридической литературе мы все чаще сталкиваемся с понятием "указная власть". Что оно означает? Где искать источник этого понятия?
Этот термин для нашей правовой системы - "новинка". Впервые он возник в период оживленного обсуждения вопроса о введении института Президента в России и неоднократно затем толковался в зависимости от конкретной экономической ситуации, стратегических и тактических задач различных ветвей власти.
Ряд юристов утверждает, что "в России фактически восстанавливается практика указного правотворчества, указной власти..."88, где "Президент принимает указы по вопросам, которые не урегулированы действующим законодательством". Приведенные доводы весьма серьезны, т.к. из сферы научных дискуссий они перешли уже на уровень официальных запросов Государственной Думы в Конституционный Суд.
Некоторые авторы считают подзаконный характер указов весьма сомнительным, так как заполнение правовых пробелов с помощью нормативных актов главы государства до принятия соответствующих законов, как полагают они, "...вполне правомерно. Это признается оправданным в условиях переходного этапа экономики, когда законодательство не успевает обновляться, когда происходит разрыв между требованиями реальной экономики и законом..."89
В последнее время складывается практика расширительного "указного" законодательства, которая оправдывает вторжение Президента в сферу законодательства. Сторонники сильной президентской власти ограничивают компетенцию Президента лишь одним условием: он не может издавать указы по вопросам, которые уже регламентированы федеральным законом либо в отношении которых Конституция содержит прямые предписания о том, что они должны быть регламентированы федеральным законом. В остальном "указная" власть Президента, по их мнению, не ограничена какими-либо рамками90.
Таким образом, многие вопросы оказываются в сфере компетенции как Президента, так и парламента. В такую "совместную" компетенцию можно включить и компетенцию федерального Правительства, поскольку перечень его полномочий носит открытый характер (ст. 114 Конституции РФ).
Анализируя содержание нормативных указов, содержащих нормы законодательного уровня, можно согласиться с мнением А.В. Мицкевича, что такая практика оправдана, хотя не опирается на прямое закрепление в Конституции права Президента издавать указы, временно заменяющие законы.
В этом смысле утверждение Б.Н. Ельцина о том, что "пока нет соответствующих законов, указы Президента остаются полноценной правовой базой для возникновения, прекращения и изменения тех или иных отношений", представляется спорным91. С одной стороны, указы Президента едва ли можно признавать полноценной правовой базой (судебные органы при рассмотрении конкретных дел отказываются руководствоваться указами Президента, что является обоснованным и оправданным их действием). С другой стороны, для судей и научных работников в области правоведения ясно, что в основе этой проблемы находятся коллизии между федеральными законами и указами, когда закон, пусть даже несовершенный, имеет большую юридическую силу.
Таким образом, выходом из ситуации совпадающих компетенций разных по своим функциям и назначению государственных органов является внесение поправок в Конституцию, где четко бы разделялись полномочия Президента, правительства и парламента.
Если исходить из подзаконного характера указов Президента, а такая точка зрения поддерживается значительной частью исследователей в области конституционного права и теории права, то предмет и сфера "указного" регулирования в конкретных областях должны основываться на компетенции Президента, определенной в гл. 4 "Президент Российской Федерации", а не в ст. 71-72 гл. 3, закрепляющих предметы ведения Российской Федерации, а также предметы совместного ведения.
В публикациях зарубежных научных работников в области правоведения вопрос "указной" власти как элемента полномочий Президента является дискуссионным. Различные мнения по данному вопросу связаны с доктриной "о конституционном статусе Президента".
По мнению Стивена Холмса, "величайший технический изъян новой Конституции заключается в отсутствии какой-либо процедуры разрешения коллизий между парламентскими законами и президентскими указами, т.к. Конституция не дает четкого разделения взаимоисключающих сфер компетенции..."92. В своей статье Стивен Холмс излагает определенные аспекты "системы сверхпрезидентства в России", на чем и основывается его точка зрения в области издания указов.
Анатолий Ковлер в статье "Суперпрезидент или колосс на глиняных ногах?"93 уточняет характер суперпрезидентского режима в России и отмечает, что "...важнейшим положением представляется ст. 90, часть 3 Конституции РФ... На основании этой статьи Конституционный суд вправе по запросам Государственной Думы, Совета Федерации, одной пятой их депутатов принять к рассмотрению ходатайство о соответствии Конституции РФ указам Президента (п. 2 ст. 125 Конституции РФ), которые в случае признания их неконституционными утрачивают силу (п. 6 ст. 125 Конституции РФ)".
В ракурсе вопросов: "полномочия Президента" и "указная" власть хотелось бы отметить, что в Албании Конституция закрепляет положение о том, что ни один акт Президента не имеет законной силы, если он не скреплен подписью премьер-министра, за исключением указов о роспуске парламента из-за невозможности сформировать коалицию (§ 77) и из-за вотума недоверия (§ 81, § 75); Конституция Болгарии гласит, что все указы Президента должны быть скреплены подписью премьер-министра или соответствующего министра (§ 102 (2)).
Таким образом, решение вопроса о конституционности указов Президента опосредованным путем через признание их судом соответствующими или нет федеральным законам, исходя из "презумпции конституционности" последних, разрушает основы конституционного правосудия в Российской Федерации и означает переход на иную модель конституционной юрисдикции.
Если издание Президентом указов, временно замещающих законы, является необходимым для осуществления реформ, обеспечения гарантий конституционных прав граждан, то не лучше ли облечь эту практику в конституционные рамки, ограничивающие возможность превышения Президентом РФ полномочий и произвольной замены "указным" законодательством принимаемых парламентом законов?
Такие рамки могут, например, состоять в предоставлении Президенту РФ права издавать указы законодательного характера, которые могли бы действовать в течение оговоренного в Конституции срока, например, не более полутора лет. Если в течение этого срока Президент или Правительство РФ по его поручению не проведут через парламент соответствующий закон, то тогда прекращается действие указа.
Такой порядок позволяет оперативно решать некоторые важные вопросы безопасности граждан и охраны порядка, экономической жизни, особенно в трудных условиях кризиса, при острых ситуациях, например, в борьбе с терроризмом. На мой взгляд, такой опыт требует внимательного изучения.
Подводя итог, можно сказать, что признание Президентом временного характера издаваемых им указов в законодательной сфере, а равно его предписание Главному государственно-правовому управлению представлять предложения о признании их утратившими силу по мере законодательного урегулирования на федеральном уровне и уровне субъектов Федерации, во многом подводит итог дискуссиям об указах Президента и соотношении указов и законов.
Указ Президента РФ по ныне действующей Конституции обладает после федерального закона наибольшей юридической силой. Содержание указа определяется конституционным статусом Президента как главы государства. Признание указов и их соотношение с другими правовыми актами должны быть правильно поняты и истолкованы.

И.В. Нечков
Уральский юридический институт МВД России
Некоторые проблемы
государственного регулирования
в сфере предпринимательской деятельности
В ходе осуществления хозяйственной деятельности индивидуальные предприниматели и юридические лица различных организационно-правовых форм участвуют в административных правоотношениях.
Одним из методов, применяемых органами государственного управления для регулирования данных отношений, является контроль.
Контроль государства за состоянием и развитием рынка предполагает регулируемое воздействие на хозяйственную деятельность самостоятельных предпринимателей, определение оснований и пределов публичного вмешательства в нее. Принятые в последние годы законы и иные правовые акты значительно усиливают степень влияния органов государственной власти в сфере осуществления предпринимательской деятельности.
Чем обусловлено такое активное вмешательство государства? Нуждается ли создавшийся режим контроля за деятельностью субъектов предпринимательской деятельности в некоторых послаблениях?
С точки зрения содержания общий государственный контроль в сфере предпринимательства можно подразделить на требования: в области стандартов, ценового регулирования, официального статистического и бухгалтерского учета, свободы хозяйственной деятельности. Сюда же относится предварительный контроль за образованием субъектов предпринимательской деятельности.
Среди государственного контроля за предпринимательской деятельностью хозяйствующих субъектов можно выделить следующие его разновидности в зависимости от контролирующего органа. Государство организует предварительный контроль за образованием субъектов предпринимательской деятельности. Путем государственной регистрации их в качестве юридических лиц и дачи разрешений на занятие тем или иным видом деятельности государство осуществляет проверку законности учреждения предприятий и других коммерческих организаций, а также права некоммерческих организаций дополнительно заниматься предпринимательской деятельностью.
В сфере стандартизации и сертификации государственный контроль осуществляется в соответствии с требованиями законов Российской Федерации от 10 июня 1993 г. "О стандартизации" и "О сертификации продукции и услуг" (с последующими изменениями и дополнениями). Качество производимой продукции и оказываемых услуг определяется ГОСТами, техническими условиями и другими документами, устанавливающими определенные требования к качеству продукции, работ и услуг. Выдаваемые сертификаты, иные документы и знаки соответствия (зарегистрированные в установленном порядке) обязывают изготовителей (продавцов, подрядчиков) обеспечить соответствие реализуемой продукции, работ, услуг требованиям нормативных документов, на соответствие которым они были сертифицированы и маркированы. Государственный контроль за соблюдением стандартов, других правил обязательной сертификации товаров, работ и услуг обеспечивают органы Государственного комитета по стандартам, другие специально уполномоченные государственные органы.
В соответствии с п. "ж" ст. 71 Конституции РФ к ведению Российской Федерации отнесено установление основ ценовой политики. В федеральном законе от 2 декабря 1994 г. "О закупках и поставках сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия для государственных нужд" установлено, что в целях защиты потребителя Правительство РФ устанавливает нормативное соотношение между стоимостью закупаемого сырья и стоимостью вырабатываемой из него продукции, а также предельный размер торговых надбавок к ценам на продукцию, поставляемую в федеральный фонд с учетом безубыточной реализации готовой продукции. Федеральным законом от 14 апреля 1995 г. "О государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации" федеральная энергетическая комиссия и региональные энергетические комиссии наделяются правом осуществлять проверку хозяйственной деятельности, в частности размеров тарифов (по вопросам формирования и применения тарифов на электрическую и тепловую энергию).
В Российской Федерации гарантируется поддержка конкуренции, свобода экономической деятельности, не допускается экономическая деятельность, направленная на монополизацию и недобросовестную конкуренцию (ст. 8, 34 Конституции РФ). В законе РФ "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках" предусмотрен свод правил, обеспечивающих поддержку конкуренции как главной движущей силы рынка и подавляющих монополистические тенденции в борьбе за получение прибыли в обход нормальных рыночных взаимоотношений сторон.
Для предупреждения и устранения доминирующего положения хозяйствующих субъектов закон устанавливает предварительный государственный контроль антимонопольных органов за созданием, слиянием и присоединением объединений коммерческих организаций; слиянием и присоединением коммерческих организаций; ликвидацией и разделением (выделением) государственных и муниципальных унитарных предприятий. Государственный контроль за соблюдением антимонопольного законодательства осуществляется также при приобретении акций (долей) в уставном капитале коммерческих организаций и иных случаях.
На сегодняшний день государство проводит активную политику в сфере развития и упорядочения налоговых правоотношений. С этой целью федеральными законодательными органами уже принят ряд законов, в частности 1 и 2 части Налогового кодекса, которые уполномочивают налоговые органы и органы федеральной службы налоговой полиции осуществлять налоговый контроль посредством проведения проверки данных учета и отчетности субъектов предпринимательской деятельности. Основной целью данного контроля является неотвратимость привлечения к ответственности лиц, нарушивших налоговое законодательство.
Все виды государственного контроля за хозяйственной деятельностью выражаются в издании правовых документов, актов, т.е. облеченных в установленную форму действий органа государственной власти или органа местного самоуправления, либо соответствующего должностного лица, с которым закон связывает определенные правовые последствия. У этих документов имеется свое наименование (представление, предписание, лицензия, акт ревизии, формы отчетности и т.п.). Вне правовой формы государственное воздействие осуществляться не может.
Акт публичного контроля представляет собой действие уполномоченного органа власти, фиксирующего в соответствии с законом определенное правовое положение хозяйствующего субъекта, на основе которого должна осуществляться его последующая хозяйственная деятельность. Во многих законах и иных правовых актах, посвященных государственному контролю, нередко вовсе не обозначаются его правовые формы.
Государственные органы осуществляют контроль на основании и в соответствии с законодательством РФ. Практически все законы, регулирующие те или иные стороны предпринимательской (хозяйственной) деятельности, включают, как правило, разделы и статьи, посвященные государственному контролю (надзору). Детальная регламентация контрольных функций государственных органов содержится в ведомственных актах.
В заключение хочу отметить, что государственный контроль за предпринимательской деятельностью, безусловно, необходим. Однако нельзя делать его тотальным. Законодательством должны быть четко определены основания и пределы государственного вмешательства.

А.В. Плюта
Уфимский юридический институт МВД России
Роль административного права
на пороге нового тысячелетия
В период существования советского государства, когда управление признавалось основным выражением его организующей деятельности, административное право фокусировалось вокруг государственного управления94.
Его общая часть традиционно посвящалась предмету, системе, источникам и органам государственного управления, их актам, а особенная часть - организации управления в отраслях и сферах государственной жизни с помощью органов, актов и других элементов.
В последние десятилетия сохраняется в основном прежняя концепция административного права с некоторыми коррективами95. Появившиеся учебники насыщены новым нормативным материалом, обосновывающим главную идею государственного управления через призму деятельности органов исполнительной власти. Но, отдавая должное всей полезности сохранения управленческого потенциала государства, обеспечиваемого с помощью административного права, нельзя пройти мимо потребности в новых подходах к этой отрасли права и ее реальному развитию и в русле правотворчества, и в русле правоприменения.
Административное право без преувеличения можно рассматривать в качестве базовой отрасли в системе права с мощным императивно-регулирующим потенциалом функционирования исполнительной власти и обеспечения публичных интересов во многих областях государственной и общественной жизни. Ведь для всего комплекса отраслей публичного права административное право выполняет роль опорной конструкции в виде субъектов - органов и императивных правовых норм, которые имеют как сферы самостоятельного развития, так и сферы, в которых они действуют как бы в оболочке других отраслей и их норм (финансового, экологического права и т.д.).
Наиболее тесно административное право взаимодействует с конституционным правом. Являясь ведущей отраслью российского права, конституционное право закрепляет основные права и свободы личности, значительная часть которых практически реализуется с помощью административно-правовых норм96. Административное право берет исходное начало в нормах конституционного права, детализирует и конкретизирует их, определяя при этом механизм реализации прав и свобод граждан, компетенцию различных органов и звеньев в системе исполнительной власти. При этом приоритетное значение норм конституционного права очевидно и бесспорно.
Гражданское и административное право реализуют нередко сходные с внешней стороны общественные отношения имущественного характера, например, на началах договора или административного предписания. Тем не менее главные различия между этими отраслями права связаны с особенностями, в первую очередь, предмета регулирования, а затем (в необходимых случаях) и методов регулирования.
Тесно соотносятся трудовое и административное право, поскольку трудовые отношения - основной предмет трудового права - возникают, как правило, на основе односторонних административных актов, которым предшествуют соглашения, в том числе и контракты об условиях будущей работы. Правовой акт полномочного должностного лица требуется и для прекращения трудовых отношений, для юридического оформления субъективных прав, сходных с трудовой деятельностью.
Определенные связи можно обнаружить между гражданско-процессуальной, уголовно-процессуальной и административно-процессуальной отраслями права. Наиболее сложным является вопрос о системе административно-процессуального законодательства. Это законодательство почти не развито в нашей стране, кроме беспрерывно обновляемого кодекса об административных правонарушениях. Поэтому можно выделить такие подотрасли: "Процедуры обеспечения прав граждан в управлении", "Административное правонарушение и административная ответственность", "Производство по административным делам", "Административная юстиция"97. В их рамках целесообразно принимать и применять соответствующие законы. Как уже было сказано, особенность административного права как профилирующей отрасли предопределяет небольшой удельный вес собственно кодифицированных актов. Оправданы, во-первых, институциональная кодификация; во-вторых, тематическая кодификация; в-третьих, общая кодификация и инкорпорация. В данном случае имеется в виду постепенно складывающийся и получающий все большее юридическое значение правовой институт административного процесса. Другими словами, имеется факт формирования административно-процессуального права в качестве подотрасли административного права.
На сегодняшний день в науке административного права существует ряд проблем, причины появления которых весьма разнообразны. Остановимся на основных из них.
Во-первых, нуждается в пересмотре и новом освещении ключевой вопрос науки административного права - вопрос о предмете административного регулирования. Иначе говоря, со времени признания в СССР административного права как отрасли права его предметом было регулирование отношений в сфере государственного управления как одного из видов государственной деятельности. К тому же в современных условиях при определении предмета и системы административного права целесообразно отказаться от его традиционного деления на общую и особенную части с целью более полной и равномерной их нормативной структурированности.
Во-вторых, формирование в 90-х гг. новой российской правовой системы и обновление институтов административного права поставило вопрос об источниках административного права и их классификации. Научная система актуальности данного вопроса обусловлена тем, что в административном праве, в отличие от конституционного, уголовного и трудового, отсутствует единый правовой акт или акт, являющийся доминирующим, в котором были бы сконцентрированы основные нормативные положения данной отрасли.
Что касается российских источников административного права, то отправным пунктом в их анализе становится исследование законодательных актов, изданных как на федеральном уровне, так и на уровне субъектов федерации (уставы краев, областей, конституций республик). Данные нормативные акты содержат второй крупный блок административно-правовых норм, являющихся определяющими для административного права.
В-третьих, приведенная многообразная система источников административного права ставит проблему кодификации административно-правовых норм. В настоящее время кодифицирован лишь один институт действующего российского административного права. Имеется в виду Кодекс РСФСР об административных правонарушениях, объединивший нормы материального и процессуального административного права. Но это лишь частичная кодификация. К тому же пока еще действует кодекс, принятый в 1984 г., в значительной мере не отвечающий сегодняшним потребностям борьбы с административными правонарушениями. Ведется многолетняя работа по его существенному обновлению. Наряду с КоАП многие управленческие проблемы, в том числе и связанные с административными правонарушениями, регламентируются в иных кодификационных актах, относящихся к иным правовым отраслям. В этом отношении наиболее показательны, например, таможенный, водный и лесной кодексы.
Сейчас на первый план выдвигается задача инкорпораций административного права. Но подобная задача трудновыполнима ввиду известной хаотичности административного права, его крайней многопрофильности и отсутствия должной упорядоченности правового механизма в условиях своеобразной федеративной организации государственной власти.
Формирование правового государства, правовая реформа на основе верховенства и приоритета закона во всех сферах жизни общества не оставили в стороне и административное право. Суть изменений, происходящих в сфере реализации исполнительной власти, состоит в том, что ранее административное право представляло собой совокупность преимущественно подзаконных правовых актов, т.е. постановлений Правительства, нормативных актов министерств и ведомств - приказов, инструкций, положений, уставов, которые нередко не только подменяли закон, но и дополняли, изменяли, а подчас и сводили его на нет. Сейчас основные вопросы функционирования исполнительной власти реализуются на основе законодательных актов и нормативных указов Президента РФ98. Это означает, что резко возросла роль административного права и законодательства, ибо почти в каждом законе содержатся нормы административного права.
Усиливаются средства, обеспечивающие неуклонное соблюдение законности и дисциплины в сфере государственного управления, расширяется и усиливается административный контроль и надзор.
Известно, что готов проект нового КоАП. Но дело в том, что обновленный КоАП не позволит решить и такую проблему, как создание специального механизма административного судопроизводства. Нужна административная юстиция, о которой немало писали русские дореволюционные юристы и которую в том или ином виде признают современные ученые-административисты - Н.Г. Салищева, Д.М. Чечет, Ю.А. Тихомиров и др.
Таковы в общих чертах возможные пути развития административного права и процесса. Эта отрасль права должна реально стать одной из опор российской правовой системы, способствующей эффективности государственно-правового регулирования и демократизации управления.

В.В. Савинцев
Уральский юридический институт МВД России
Административное задержание
как вид государственного принуждения,
применяемое органами исполнительной власти
Административное принуждение является вспомогательным методом осуществления исполнительной власти, сочетается с убеждением и применяется в тех случаях, когда убеждения оказывается недостаточными для достижения цели, поставленной перед органом исполнительной власти или его должностным лицом. Меры административного принуждения имеют следующие признаки:
• применяются не всеми, а только специально уполномоченными органами государственного управления (милицией, санитарной инспекцией и т.д.);
• в некоторых предусмотренных случаях отдельные административно-принудительные меры могут применяться судами, судьями единолично и общественными организациями;
• могут применяться в соответствии с законом к любым субъектам независимо от административного отношения, т.е. не связаны рамками служебной подчиненности;
• имеют целью обеспечение государственной дисциплины, законности и правопорядка в целом;
• носят более многообразный характер и включают в себя физическое принуждение.
Все меры административного принуждения делятся обычно на три группы (вида).
1. Административно-принудительные меры применяются в случае, когда еще нет правонарушения, и осуществляются в целях охраны общественных и государственных интересов и безопасности граждан как средство предотвращения, предупреждения возможных нежелательных, вредных последствий либо правонарушений. Они выступают в виде либо административных ограничений, либо определенных административных действий в отношении организаций и лиц.
К числу первых можно отнести: введение карантина при эпидемиях и эпизоотиях; закрытие участков границы (например, при возникновении эпидемии); административный надзор милиции за лицами, освобожденными из мест лишения свободы (например, запрещение выезда за пределы района) и др.
К числу принудительных административных действий относится: вхождение работников милиции в служебные и жилые помещения; истребование необходимых документов (при проведении ревизий); таможенный досмотр; обязательное освидетельствование физического состояния лиц (например, работающих на предприятии общественного питания) и т.п.
2. Меры административного пресечения используются как средство принудительного прекращения правонарушений и предотвращения вредных последствий. К числу таких мер относятся: административное задержание; арест и изъятие имущества; привод; применение специальных средств (резиновые палки, слезоточивый газ, наручники, водометы и т.п.) для пресечения массовых беспорядков; применение оружия в особых случаях и др. В отличие от административных принудительных мер меры пресечения применяются в связи с совершенными правонарушениями к субъектам, их совершившим. Сами по себе они не являются мерами административной ответственности, но обеспечивают возможность применения таких мер и обычно предшествуют им.
3. Меры административного взыскания применяются в случае совершения административного правонарушения и представляют собой вид административной юридической ответственности.
Рассмотрим административное задержание как меру пресечения и обеспечения.
В соответствии с международно-правовыми нормами Конституция РФ гарантирует гражданам право на свободу и личную неприкосновенность. Любое задержание граждан, в том числе в административном порядке, доставление (приводы) в ОВД и личный досмотр как мера административного пресечения общего назначения ограничивают свободу и личную неприкосновенность граждан, нередко наносят моральную травму задержанным и поэтому должны производиться на законных основаниях в строгом соответствии с процессуальными документами.
Меры административного пресечения могут применяться, в частности, работниками ОВД только в целях: прекращения противоправного поведения; установления личности; составления протокола об административном правонарушении, когда это невозможно осуществить на месте совершения нарушения; обеспечения своевременного и правильного рассмотрения административных дел и исполнения постановлений по этим делам (ст. 239 КоАП).
Срок административного задержания исчисляется с момента доставления нарушителя для составления протокола, а лица, находящегося в состоянии опьянения, - со времени его вытрезвления (ст. 242 КоАП). Задержание фиксируется соответствующим протоколом. С момента его оформления начинается задержание, а также появляется фигура задержанного. Следовательно, с этого момента задержанное лицо приобретает право на защитника согласно ст. 48 Конституции РФ. Обратимся к ст. 238 КоАП о доставлении нарушителя, в соответствии с которой задержание происходит со времени пресечения правонарушения. Однако всякая попытка выяснить у работников милиции свое правовое положение и, в частности, потребовать немедленно защитника окажется абсолютно безрезультатной, в связи с чем происходит ущемление права на защитника. Отсюда возникает необходимость пересмотра действующего законодательства, в частности, КоАП РСФСР. В этом нормативном акте следовало бы закрепить истечение срока административного задержания с момента фактического задержания (доставления), поскольку с него реально ограничивается свобода человека. Данную проблему можно решить по аналогии с американским законодательством, где полицейский обязан немедленно разъяснить задержанному его правовое положение и обеспечить реализацию его прав.
Административное задержание может иметь место только при наличии правонарушения, в соответствии с перечисленными основаниями в ст. 238 КоАП. Но исходя из целей, которые указаны в ст. 239 КоАП, задержание допускается, если правонарушение отсутствует, например, когда лицо задерживается для установления личности. Следовательно, административное задержание применяется не только при наличии правонарушения, но и в других случаях, которые необходимо указать в основаниях ст. 238 КоАП РСФСР.
Любое административное задержание, даже которое было совершено в целях установления личности задержанного, должно найти свое отражение в соответствующем протоколе, в порядке статьи 240 КоАП. Административное задержание не допускается:
• при малозначительности административного правонарушения и возможности его пресечения другими способами (выполнение нарушителем требования о прекращении правонарушения, устное замечание, разъяснение противоправности и недопустимости того или иного действия (бездействия) и т.д.);
• при наличии возможности на месте совершения правонарушения установить личность нарушителя и обстоятельства происшествия, составить протокол об административном правонарушении;
• при наличии основания для наложения взыскания в виде предупреждения или штрафа на месте совершения административного правонарушения. Административному задержанию также не подлежат совершившие правонарушения иностранные граждане, пользующиеся дипломатической неприкосновенностью и предъявившие в подтверждение этому дипломатический паспорт, дипломатическую или консульскую карточку или служебное удостоверение личности. Не подлежат административному задержанию депутаты, прокуроры, судьи.
Как правило, не подвергаются административному задержанию военнослужащие. Однако при совершении в общественных местах серьезных правонарушений и в других случаях, предусмотренных законом, военнослужащие могут быть при отсутствии военных патрулей задержаны для немедленной передачи их и материалов о правонарушениях военным комендантам, командирам воинских частей или военным комиссарам. Иностранные граждане, не пользующиеся дипломатическим иммунитетом, и лицам без гражданства в случае совершения правонарушения могут быть подвергнуты административному задержанию на общих основаниях. Административное задержание несовершеннолетних, за исключением случаев, не терпящих отлагательства, осуществляется в любое время. Если при административном задержании несовершеннолетнего отсутствуют родители или лица, их заменяющие, они уведомляются о местонахождении в органе, в производстве которого находится дело. Они в праве обжаловать задержание вышестоящему органу, должностному лицу или прокурору. Задержанные освобождаются до истечения установленного срока их задержания, если отпала необходимость в задержании; когда истек установленный законом срок о задержании и при наличии обстоятельств (ст. 227 КоАП), исключающих производство по делу об административном поступке.
Подводя итог вышесказанному, дадим определение административного задержания. Административное задержание - это принудительное ограничение свободы действий и передвижения лица, применяемое компетентными органами (должностными лицами) на определенный законом срок в целях пресечения правонарушений; установления личности; составления протокола; обеспечения своевременного и правильного рассмотрения дел и исполнения постановлений по делам об административных правонарушениях и составления в связи с этим протокола в установленном порядке.
Часто на практике сотрудники милиции подменяют уголовно-процессуальное задержание административным задержанием. В уголовном процессуальном праве, говоря о задержании, необходимо различать два варианта: задержание физическое и задержание процессуальное. Если первое - поимка, захват, доставление человека в милицию, то второе - оформленное протоколом решение правоохранительного органа об аресте лица на определенный законом срок. В большинстве случаев лицо некоторое время находится в положении физически задержанного, прежде чем станет задержанным процессуально. А так как физическое задержание будет являться незаконным (потому что моментом задержания является его юридическое оформление), то некоторые сотрудники задерживают преступника за административное правонарушение, а после интенсивной "обработки" появляются и основания для его уголовно-процессуального задержания.

А.Д. Шакирова
Уфимский юридический институт МВД России
Уполномоченный по правам осужденных
как гарант обеспечения прав
и законных интересов
Длительный процесс становления России как правового государства характеризуется поиском норм, учреждений и институтов, которые бы не только учитывали национальные традиции Российской Федерации, но и воплощали передовой опыт стран с давними демократическими традициями. В этой связи российскую пенитенциарную систему может заинтересовать опыт Великобритании, где с 1995 г. введен институт уполномоченного по правам заключенных. Своеобразие правовой системы Великобритании обусловило тот факт, что юридическое оформление нового института происходило без подробной правовой регламентации в законе, как это принято в России и странах континентальной Европы, путем поиска оптимальных форм взаимодействия с администрацией тюрем и тюремным управлением Англии и Уэльса. На этом пути Уполномоченному по правам заключенных и его немногочисленному аппарату, включающему заместителя, 18 следователей-инспекторов и нескольких технических работников, пришлось терпеливо разъяснять персоналу тюрем необходимость и полезность соблюдения рекомендаций уполномоченного. В настоящее время Уполномоченный по правам заключенных является заметным субъектом тюремной системы Англии и Уэльса, рассматривающим большое число жалоб заключенных, если они отклонены администрацией тюрем и тюремным управлением. Буклеты, объясняющие заключенным и тюремному персоналу роль Уполномоченного по правам заключенных, имеются в каждом блоке или крыле любой тюрьмы. В них сказано о том, что Уполномоченный - это лицо независимое, которое рассматривает жалобы и обращения заключенных после того, как они прошли все первоначальные стадии рассмотрения на уровне конкретной тюрьмы и тюремного управления. Заключенным сообщается также краткая инструкция, последовательность действий и адрес Уполномоченного. Общаясь с членами российской делегации, посетившими Великобританию в целях изучения практики рассмотрения жалоб осужденных (19-26 сентября 1999 г.), сотрудники аппарата Уполномоченного по правам осужденных пояснили, что Уполномоченный не обладает какой-либо административной или судебной властью и не может обязать директора тюрьмы выполнить его рекомендации. Но администрация тюрьмы или управления обязана рассмотреть эти рекомендации и дать аргументированный ответ. Учитывая, что около половины из всех обращений заключенных к Уполномоченному находят понимание и решаются положительно, можно сделать вывод об авторитете Уполномоченного и готовности тюремной системы к разумному диалогу и восприятию демократических новелл. Знакомство с практикой рассмотрения конкретных обращений заключенных к Уполномоченному позволяет не только выяснить круг вопросов, актуальных для заключенных, но общую направленность рекомендаций Уполномоченного на строжайшее соблюдение прав лиц, лишенных свободы, и внедрение гуманных принципов обращения с заключенными. По общему признанию, это позволяет существенно усилить безопасность осужденных и персонала исправительных учреждений.
В связи с изложенным уместно поставить вопрос о том, можно ли рекомендовать использование института Уполномоченного по правам заключенных в уголовно-исполнительной системе РФ? На этот вопрос мы попытались ответить с помощью опроса осужденных исправительных учреждений г. Уфы и администрации исправительных колоний, а также управленческих работников ГУИН МЮ РФ по Республике Башкортостан. Первые опросы при небольшой выборке показали, что осужденные некоторых исправительных колоний хорошо осведомлены о таком институте, как Уполномоченный по правам человека РФ, и склонны доверять ему больше, чем администрации. Подавляющее большинство опрошенных положительно относятся к идее введения института Уполномоченного по правам осужденных в РФ. Несколько иное отношение к новому институту со стороны администрации исправительных учреждений. Среди возражений, которые высказывались опрошенными, преобладали следующие:
- у государства нет дополнительных средств;
- мы еще не созрели до западной демократии;
- это создаст дополнительные проблемы;
- существующий порядок рассмотрения жалоб позволяет обеспечить защиту прав осужденных;
- есть прокурор, надзирающий за местами лишения свободы.
Представляется, что для компетентного ответа на вопрос о необходимости введения института Уполномоченного по правам осужденных в УИС РФ требуется проведение научного исследования и апробация в одном или нескольких УИН, ГУИН субъектов РФ. Вместе с тем, даже несколько поверхностное знакомство с опытом Британии и других стран убеждает в том, что в настоящее время отдельные страны вынуждены воспринимать международно-правовой опыт и практику. Более того, выясняется, что реакция осужденных и тюремного персонала в Российской Федерации во многом идентична реакции на новеллы в других странах, и мы проходим, в сущности, те же этапы, которые пройдены многими гораздо раньше. Настороженность и недоверие тюремных работников Англии к нововведениям, доводы на недостаток финансирования тюремной системы отмечались английскими экспертами, занимающимися вопросами тюремной реформы. Все это убеждает в необходимости изучения зарубежного опыта и восприятия всего лучшего, что найдено в деле исправления осужденных.





Проблемы совершенствования
правоохранительной деятельности
органов внутренних дел

(материалы межвузовской научно-теоретической
конференции курсантов)






Компьютерная верстка С.А. Коршуновой




Лицензия № 021307 от 22.09.98


Подписано в печать 13.06.2002. Формат 60х84 1/16
Печать офсетная. Бумага писчая.
Усл. п. л. 9,9. Тираж 60 экз. Заказ № 95.




Организационно-научный и редакционно-издательский отдел
Уральского юридического института МВД России


620057, Екатеринбург, ул. Корепина, 66


Участок оперативной полиграфии УрЮИ МВД России

1 История государства и права СССР: Учеб. / Под ред. Ю.П. Титова. М., 1988.
Ч. 1. С. 70.
2 Штамм С.И. Судебник 1497 г. М., 1955. С. 36.
3 Исаев И.А. История государства и права России: Учеб. М., 1996.
4 Синюкова Т.В. Правовая культура // Теория государства и права: Курс лекций / Под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько. Саратов, 1995. С. 473.
5 Венгеров А.Б. Теория государства и права: Учеб. М., 1998. С. 585.
6 Русинов Р.К. Правосознание и правовая культура // Теория государства и права: Учеб. / Под ред. В.М. Карельского и В.Д. Перевалова. М., 1997. С. 150-151.
7 Сальников В.П. Правовая культура // Актуальные проблемы теории права / Под ред К.Б. Толкачева и А.Г. Хабабулина. Уфа, 1995. С. 150-151.
8 Там же. С. 152.
9 Каминская В.И., Ратинов А.Р. Правосознание и правовая культура // Правовая культура и вопросы правового воспитания. М., 1974. С. 43.
10 Иванников И.А. Правовая культура // Правоведение. 1998. № 3.
11 Сальников В.П. Указ. соч. С. 152.
12 Там же. С. 155.
13 Каминская В.И., Ратинов А.Р. Указ. соч. С. 43.
14 См.: Русинов В.К. Правосознание и правовая культура. М., 1997. С. 332.
15 Сальников В.П. Указ. соч. С. 581-583.
16 Концепция национальной безопасности Российской Федерации / В редакции Указа Президента РФ от 10 января 2000 г. № 24 // Российская газета. 2000. 18 янв.
17 Концепция национальной безопасности Российской Федерации.
18 Концепция национальной безопасности Российской Федерации.
19 Белая книга российских спецслужб. М., 1996. С. 111-112.
20 Концепция внешней политики Российской Федерации // Российская газета. 2000. 11 июля.
21 Алексеева В.А., Шардыко С.К. Русский постиндустриализм - наследие большевизма? Сталин и современность // Роль И.В. Сталина в общественно-политической истории ХХ столетия: Материалы научно-исторической конференции. Челябинск, 2000. С. 62-63.
22 Бахтияров А. Путь свободы: есть ли у России шанс? // Российская Федерация. 1999. 13-19 дек. С. 6.
23 Шардыко С.К. Грядущее как зло: формы и источники насилия ХХI века // Регион-Урал. 1999. № 13. С. 24.
24 Бахтияров А. Указ. соч.
25 Бахтияров А. Указ. соч.
26 Таганцев Н.С. Русское уголовное право: Часть Общая. М., 1994. Т. 1. С. 35.
27 История государства и права СССР: Учеб. / Под ред. О.И. Чистякова, И.Д. Мартысевича. М., 1985. Ч. 1. С. 64.
28 Там же.
29 Георгиевский Э.В. Уголовное право: Общая часть: Курс лекций. Иркутск, 1998. Ч. 1.
30 Таганцев Н.С. Указ. соч. С. 57.
31 Рогов В.А. История государства и права России 19 - нач. 20 вв. М., 1995. С. 226.
32 Таганцев Н.С. Указ. соч. С. 87.
33 Таганцев Н.С. Указ. соч. С. 24.
34 Теория государства и права: Учеб. / Под ред. В.М. Корельского, В.Д. Перевалова. Екатеринбург, 1996. С. 413.
35 Грибанов В.П. Пределы осуществления и защиты гражданских прав. М., 1972. С. 68.
36 См., например: Миронова Т.К. Развитие законодательства о социальном обеспечении: новые подходы // Государство и право. 1995. № 2. С. 43.
37 Миронова Т.К. Указ. соч.
38 Декларация прав и свобод человека и гражданина, принятая Верховным Советом РСФСР 23.11.91; Закон РФ "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан" от 27.04.93; Гражданский кодекс РФ от 21.10.94 (ч. 1) и от 22.12.95 (ч. 2); Уголовный и уголовно-процессуальный кодекс РФ; и др.
39 Теория государства и права: Курс лекций. Саратов, 1995. С. 112.
40 Общая теория государства и права. М., 1995. Т. 2. С. 42.
41 Теория государства и права: Курс лекций. М., 1997. С. 52.
42 Общая теория государства и права. М., 1998. Т. 1. С. 348.
43 Общая теория государства и права. Т. 2. С. 30.
44 Итоги оперативно-служебной деятельности органов внутренних дел и служебно-боевой деятельности внутренних войск в 1997 г.: (Отчет МВД РФ перед гражданами Российской Федерации). М., 1998. С. 16.
45 Мейер Д.И. Русское гражданское право: В 2 ч. (По исправленному и дополненному 8-му изд., 1902 г.) М., 1997. Ч. 1. С. 280.
46 Дубов Г.В., Опалев А.В. Профессиональная этика сотрудников правоохранительных органов: Учеб. пособие. М., 1999. С. 244.
47 Бранд Г.А. Природа женщины как проблема //Общественные науки и современность. 1998. № 2. С. 169.
48 Фрейд З. Введение в психоанализ. М., 1989. С. 272.
49 Ушаков С. Поле пола: в центре и по краям // Вопросы философии. 1999. № 5. С. 75.
50 Чучин-Русов А.Е. Гендерные аспекты культуры // Общественные науки и современность. 1996. № 6. С. 170.
51 Миллет К. Теория сексуальной политики // Вопросы философии. 1994. № 9. С. 170.
52 Тюйе П. Соблазны евгенизма // Генетика и наследственность: Сб. статей. М., 1987. С. 244.
53 Тюйе П. Указ. соч. С. 250.
54 См.: Тюрин В.А., Черненко М.Д. О преступности несовершеннолетних и некоторых правовых вопросах борьбы с ней // Вестник МВД России. 1999. № 6. С. 119.
55 См.: Шабаршов А. Говорящие проценты // Щит и меч. 2000. 20 янв. № 3. С. 4.
56 См.: Левичева В.Ф. Самостоятельное движение молодежи в русле гражданского диалога: По неписаным законам улицы. М., 1991. С. 33.
1 Бердяев Н.А. Истоки и смысл русского коммунизма. М., 1990. С. 83.
57 Бердяев Н.А. Указ. соч. С. 138.
58 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 20. С. 369.
59 Гегель Г. Соч. М., 1956. Т. 7. С. 23.
60 Маркс К., Энгельс Ф. Указ. соч. Т. 1. С. 291.
61 Мень А. Проповедь Гаутамы Будды // Наука и религия. 1991. № 2. С. 16-18.
62 Корнев В. Буддизм и современная наука // Азия и Африка сегодня. 1988. № 12. С. 55-58.
63 Мень А. Указ. соч.
64 См.: Корольков С.И. Система поддержки принятия решений на основе методов концептуальной кластеризации // Информатизация правоохранительных систем. М., 1998. С. 185-187.
65 Боттом Н.Г., Галлати Р.Р. Экономическая разведка и контрразведка: Практ. пособие. Новосибирск, 1994. С. 173.
66 Андрианов В.И. и др. Шпионские штучки и устройства для защиты объектов и информации: Справ. пособие. СПб., 1996. С. 58.
67 Р-система: введение в экономический шпионаж. М., 1995. С. 38.
68 Компьютерра. 2000. № 3. С. 34.
69 Компьютерра. 1999. № 5. С. 30.
70 Миронов Я.А. Вопросы автоматизации системы технического обеспечения органов внутренних дел // Информатизация правоохранительных систем: Международная конференция. М., 1998.
71 smart messaging standard - услуга для получения сообщений электронной почты на телефон.
72 global system for mobile communication - глобальная система для мобильной связи.
73 subscriber identification module - встраиваемая смарт-карта, идентифицирующая телекоммуникационную сеть и пользователя.
74 Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР от 27 октября 1960 г. в редакции от 22 августа 1983 г. Ст. 83.
75 См.: Федеральный закон "Об информации, информатизации и защите информации" от 20.02.95 № 24-ФЗ.
76 Юридический словарь. М., 1953.
77 Большой юридический словарь. М., 1998. С. 257.
78 Там же.
79 Советский энциклопедический словарь. М., 1985. С. 498.
80 Ожегов О.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М., 1993. С. 255.
81 Монахов А.В. Информатика. Курс лекций. Екатеринбург, 1998. С. 9.
82 Домарев В.В. Защита информации и безопасность компьютерных систем. Киев, 1999. С. 23
83 См. Назаров С.В., Пермяков В.И., Тефинцев В.А. Компьютерные технологии обработки информации. М., 1995. С. 4.
84 Гаврилов О.А. Курс правовой информатики. М., 2000. С. 1.
85 См.: Полевой Н.С. Криминалистическая кибернетика. М., 1989. С. 59; Правовая информатика и кибернетика / Под ред. Н.С. Полевого. М., 1993. С. 24.
86 См.: Зорин Г.А. Криминалистическая методология. Минск, 2000. С. 10.
87 Гаврилов О.А. Указ. соч. С. 3.
88 Лучин В.О. Российская газета. 1994. 27 июля.
89 См.: Окуньков Л.А. Там же. С. 92.
90 Конституция Российской Федерации: Энцикл. слов. М., 1995. С. 238.
91 Конституция. Закон. Подзаконный акт. С. 57.
92 См.: Холмс С. Суперпрезидентство и его проблемы // Конституционное право: восточноевропейское обозрение. 1993-94. № 5-6. С. 23.
93 Конституционное право: восточноевропейское обозрение. 1993-94. № 5-6. С. 26-27.
94 Административное право / Под ред. А.Е. Лунева. М., 1967.
95 Алехин А.П., Кармолицкий А.А., Козлов Ю.М. Административное право. М., 1996.
96 См.: Козлов Ю.М. Административное право. М., 1997. С. 46.
97 См.: Тихомиров Ю.А. Государство и право. 1998. № 1.
98 См.: Попов Л.Л. Административное право. М., 1999. С. 12.
??

??

??

??

5





СОДЕРЖАНИЕ