<<

стр. 2
(всего 2)

СОДЕРЖАНИЕ

Возникла "психологическая школа права" (Л.И. Петражицкий, П.А. Сорокин).
Накануне первой мировой войны социальные процессы в России приобрели жестокий и неуправляемый характер, что послужило почвой для возрождения этатического позитивизма. И наиболее ярким его представителем выступил Габриель Феликсович Шершеневич. Как заметил проф. Г.В. Мальцев, правовая теория Шершеневича "была ностальгически позитивистской и вызывающе этатической".
Сразу после Октябрьской революции, в первые годы советской власти отношение к праву среди ученых-правоведов и интерпретаторов марксизма было явно нигилистическим (А.Г. Гойхбарг, В.В. Адоратский, М.А. Рейснер, Е.Б. Пашуканис, П.И. Стучка и др.).
Однако потребности самой жизни и бурная нормотворческая деятельность Советской власти объективно требовали теоретических разработок права и четкого определения позиции в правопонимании. В этой связи в конце 20-х - начале 30-х годов началось довольно бурное развитие правовой теории. При этом наряду с марксистским направлением в теории права (П.И. Стучка и Е.Б. Пашуканис) появились и другие концепции. Так, имели место попытки возродить традиции психологической школы права (М.А. Рейснер и др.).
Вместе с тем постепенно начинает набирать силу этатическое правопонимание, которое получило официальную поддержку на 1-ом Всесоюзном съезде марксистов-государственников в 1931 г. Становление тоталитарного режима Сталина требовало соответствующего теоретико-правового обеспечения и в 1938 г. на Всесоюзном совещании работников науки советского права была принята дефиниция, предложенная правовым идеологом сталинского режима Вышинским: "Советское социалистическое право есть совокупность правил поведения (норм), установленных или санкционированных социалистическим государством и выражающих волю рабочего класса и всех трудящихся, правил поведения, применение которых обеспечивается принудительной силой социалистического государства". По сути, это определение составляло основу всех последующих дефиниций советского права.
Во второй половине 1950-х годов рядом российских правоведов была выдвинута идея "широкого" понимания права. Предлагалось наряду с нормами включать в право и правоотношения (С.Ф. Кечекьян, А.А. Пионтковский), правоотношения и правосознание (Я.Ф. Миколенко), субъективные права (Л.С. Явич). По существу, это была попытка социологизации правопонимания в рамках позитивистской концепции. Как заметил проф. B.C. Нерсесянц, "широкое" понимание права еще не означало различения права и закона.
С начала 1970-х годов в советском правоведении начали появляться работы, в которых такое различение как раз стало проводиться (B.C. Нерсесянц, Д.А. Керимов, Г.В. Мальцев, Р.3. Лившиц, Л.С. Мамут, В.А. Туманов и др.).
В последнее время проф. B.C. Нерсесянц предложил интересную концепцию цивилитарного права. Вместе с тем, как верно отметил проф. Г.В. Мальцев, проблема поиска новых определений права остается открытой.*

* В изложении вопроса использованы материалы, опубликованные проф. Г.В. Мальцевым.

62. СОВРЕМЕННОЕ ПРАВОПОНИМАНИЕ: ОСНОВНЫЕ КОНЦЕПЦИИ
Проф. О.Э. Лейст подчеркивает наличие трех основных концепций права: нормативной, социологической и нравственной (естественно-правовой).
С точки зрения нормативной концепции право есть содержащаяся в текстах законов и подзаконных актов система норм, установленных и охраняемых от нарушений государственной властью.
Социологическая концепция права, по мнению Лейста, основана на понимании права как "порядка общественных отношений в действиях и поведении людей". То есть в социологической концепции акцент переносится с содержания юридических правил на практику их действия, их практическую реализацию.
С позиций нравственной школы право рассматривается как форма общественного сознания. Слова закона остаются на бумаге, если они не вошли в сознание и не усвоены им. Закон не может воздействовать на общество иначе как через сознание (массовое правосознание, официальное правосознание). Поэтому право (в соответствии с данной концепцией) - не тексты закона, а содержащаяся в общественном сознании система понятий об общеобязательных нормах, правах, обязанностях, запретах, условиях их возникновения и реализации, порядке и формах защиты.
Надо заметить, что каждое из правопонимании имеет свои основания, выражая ту или иную реальную сторону права, и поэтому они имеют право на одновременное существование. Так, нравственное видение права важно и для правового воспитания, и для развития действующего права. Без нормативного понимания права практически недостижимы определенность и стабильность правовых отношении, законность в деятельности государственных органов и должностных лиц. Наконец, лишь через социологическое понимание право обретает конкретность и практическое осуществление, без него оно остается декларацией, системой текстов или моральных пожеланий. При этом каждое из правопониманий выступает как необходимый противовес другому. Проф. О.Э. Лейст замечает, что "быть может, польза и социальное назначение каждой из концепций в том и состоит, чтобы через критику уязвимых сторон других концепций высветить негативные свойства и опасные тенденции самого права".
Проф. В.А. Туманов также выделяет три типа правопонимания. Он отмечает, что достаточно условно основные направления и школы могут быть разбиты на три вида (или группы) в зависимости от того, что является для них исходным в подходе к праву и что соответственно влияет на понимание права.
Для школ, относящихся к первому типу правопонимания, исходным является то положение, что "человек есть мера всех вещей", а право является (или должно быть) отражением разумных, правильных идей, свойств, интересов и представлений человека. К этому направлению (которое объединяют под названием "философия права") относится концепция естественного права.
Для второй группы исходным началом является государство. Право для этих школ - продукт государственной воли, суверенной власти, которая таким образом устанавливает необходимый и обязательный порядок отношений в обществе. Это так называемая позитивистская юриспруденция, которая в лице своих наиболее крайних школ требует принимать действующее право таковым, как оно есть, а не должно быть, то есть право отождествляется с писаным законом.
Третья группа школ отталкивается от понятий общества, реальной жизни. Для них более важным, чем "право в книгах", представляется "право в жизни", то есть практика правового регулирования. Эти школы относят себя к "социологии права" (или "социологической юриспруденции"), и их представители уделяют особое внимание конкретным правовым отношениям, массовому правосознанию и т. п.
Проф. В.А. Туманов замечает, что в настоящее время можно говорить об известной интеграции этих направлений: их сближает общее признание основных принципов правовой государственности. Хотя в прошлом взаимоотношения этих направлений носили характер противоборства. Так, позитивистская доктрина, к примеру, формировалась как отрицание естественного права - важнейшего понятия философии права.
Проф. B.C. Нерсесянц кладет в основу типологии правопонимания момент различения или отождествления права и закона и на этой основе проводит принципиальное различие между двумя противоположными типами правопонимания: юридическим (от "ius" - право) и легистским (от "lex" -закон). При этом он подчеркивает, что для легистского подхода вопроса "что такое право?" практически не существует: право для него - это уже официально данное, действующее, позитивное право. У легизма есть лишь трудности с определением (дефиницией) того, что уже есть и известно как право. То есть легистским Нерсесянц называет такой подход к пониманию права, при котором отождествляются право и писаный закон.
Юридический тип правопонимания охватывает различные прежние и современные философско-правовые концепции понятия права, основанные на различении права и закона. При этом естественно-правовая концепция -лишь частный случай (исторически наиболее распространенный, но не единственный) юридического типа правопонимания, подобно тому, с его точки зрения, как различение естественного права и позитивного права - тоже лишь одна из многих возможных версий различения права и закона.
Итак, анализ изложенных подходов к пониманию права позволяет сделать вывод, что в основном существует три таких подхода и каждый из них имеет право на существование, обладая собственным основанием. К таким основаниям относятся следующие положения:
а) закон (официальные формы выражения права) может быть неправовым, ибо объективно существует определяющая его содержание социальная основа - "естественное право", от принципов которого закон может отклоняться. То, что называют "естественным правом", правом в собственном смысле не является, но позволяет определить, правовую или неправовую природу имеет тот или иной закон;
б) права не может быть вне определенных форм его внешнего выражения - "закона" (официальных форм выражения права), поэтому правом может считаться только единство правового содержания (правил, соответствующих природе права) и форм его объективирования, внешнего выражения и закрепления. Другими словами, право есть правовой закон;
в) между писаным правом (законом) и его практическим воплощением в вариантах фактического поведения лежит целый пласт опосредующцх звеньев в виде различных правовых и неправовых (в частности, психологических) механизмов, что и дает социологической юриспруденции основание различать "право в книгах" и "право в жизни".
63. ВЛАСТЬ И ЕЕ ВИДЫ. ОСОБЕННОСТИ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ
Власть в самом общем виде представляет собой способность (свойство) некоего субъекта (индивида, коллектива, организации) подчинять себе волю и поведение другого субъекта (индивида, коллектива, организации) в своих собственных интересах или в интересах других лиц.
Как явление власть характеризуется следующими признаками:
1. Власть есть явление социальное, то есть общественное.
2. Власть является атрибутом (неотъемлемым компонентом) общества на всех этапах его развития. (Поэтому, кстати, не корректно такое, встречающееся в литературе, словосочетание, как "социальная власть", ибо власть всегда социальна). То обстоятельство, что власть является постоянным спутником общества, объясняется тем, что общество представляет собой сложноорганизованную систему (социальный организм), которая постоянно нуждается в управлении, то есть в процессе упорядочения, направленном на поддержание системы в нормальном, работоспособном состоянии - состоянии функционирования. С точки зрения генезиса (происхождения) именно необходимость управления обществом обусловливает в нем присутствие такого феномена, как власть. Но не наоборот, когда предполагается, что упорядочение социальных процессов стало происходить потому, что в обществе появилась власть и ее носители. При этом следует отметить, что власть есть средство именно социального управления, поскольку управление может быть не только социальным, но и, в частности, техническим, то есть управлением технической системой (например, автомобилем). Таким образом, управление - явление более широкое, чем власть, которая представляет собой явление сугубо социальное. Суть этого момента более полно раскрывается в следующем признаке власти.
3. Власть может существовать и функционировать лишь в рамках общественного отношения, то есть такого отношения, которое существует между людьми (индивидами, их коллективами, иными социальными образованиями). Не может быть отношения власти между человеком и вещью или между человеком и животным (даже если животное находится в собственности хозяина и он может распорядиться его судьбой). Обусловлено это качество уже следующей характерной особенностью власти.
4. Осуществление власти всегда представляет собой интеллектуально-волевой процесс, когда властный импульс, исходящий от властвующего субъекта, прежде чем детерминировать (обусловить, определить) волю и поведение подвластного, должен быть осознан последним, воспринят его сознанием. По этой причине не могут быть субъектами отношения власти и подчинения люди с деформациями сознания и воли.
5. Общественные отношения, в рамках которых существует и реализуется власть, являются разновидностью общественных отношений и имеют название властеотношений. Властеотношение всегда представляет собой двустороннее отношение, один из субъектов которого является властным (властвующим) субъектом, а другой - подвластным. С точки зрения общесоциальной оба они являются именно субъектами, то есть людьми, наделенными сознанием и волей, однако в конкретном властеотношении подвластный субъект выступает как объект властного воздействия властвующего субъекта.
6. Важнейшим признаком власти является то, что она всегда базируется на силе. Именно наличие силы определяет положение того или иного субъекта в качестве властвующего. Сила власти может иметь различную природу: это может быть физическая сила, сила оружия (дубины, ружья, атомной бомбы), сила интеллекта, сила авторитета, убеждения, эстетического воздействия (сила красоты) и т. п. В этой связи не следует путать силу с насилием: "авторитет силы" и "сила авторитета" - это все-таки разные вещи. Насилие предполагает воздействие на субъекта вопреки его воле посредством физического принуждения или под угрозой такого принуждения. При этом понятие "принуждение" по объему шире понятия "насилие". Принуждение не всегда связано с насилием: оно может иметь косвенный характер и в своей основе предполагает определенную зависимость воли подвластного от воли властвующего. Однако такую зависимость предполагает и убеждение. Тогда в чем их различие? Думается, характерной особенностью процесса принуждения является то, что подвластный осознает, что под влиянием власти он действует вопреки своим собственным интересам и ценностным ориентациям. В случае же убеждения подвластный полагает, что предлагаемый властным субъектом вариант поведения отвечает интересам обоих, укладывается в систему ценностей подвластного.
7. Из-за того, что власть может иметь место только в сознательно-волевом отношении и всегда предполагает подчинение воли подвластного воле властвующего субъекта, отсутствие такого подчинения в конкретном отношении означает и отсутствие в этом отношении власти. Говоря другими словами, сознательное подчинение является условием наличия власти в данном конкретном отношении над данным конкретным субъектом.
Существуют различные виды власти.
Власть можно классифицировать по различным основаниям. Например, с точки зрения ее социального уровня можно различать:
а) власть в масштабе всего общества;
б) власть внутри того или иного коллектива (организации);
в) власть в отношении между двумя индивидами.
Власть можно поделить также на политическую и неполитическую. Политической является та власть, которая способна выступить средством решения политических задач, то есть средством реализации, защиты интересов больших социальных групп. Разновидностями политической власти являются власть одной социальной группы (общности) над другой (например, господство одного класса над другим); государственная власть; власть партийная, а также иных политических организаций и движений; власть политических лидеров. Хотя существует точка зрения (проф. Байтин), что власть государственная и власть политическая - это одно и то же явление. Однако такая позиция вряд ли обоснованна.
Власть внутри той или иной социальной общности (общества, коллектива, организации и др.) в зависимости от способа организации и властвования может быть демократической или недемократической. Причем это деление касается не только политической власти, но и всякой другой, связанной с управлением коллективами, поскольку демократия может быть и неполитической.
Политическая власть в обществе (и прежде всего это касается государственной власти) может быть легальной (законной) и теневой (скрытой, невидимой, нелегальной). Носителями последней могут быть неформальные группы в правящей элите, политические секты, мафиозные организации и др. При этом не следует смешивать понятия "легальная власть" и "легитимная власть". Эти понятия хотя и близки, но не тождественны. Легальность характеризует правомерность существования власти с формально-юридической стороны, без ее этической оценки, а легитимность означает признание власти населением, принятие ее в качестве справедливого и политически оправданного явления. И может быть даже так, что государственная власть легальна, но не легитимна. Большой вклад в разработку теории легитимности политического господства (власти) внес известный немецкий политолог, экономист и социолог Макс Вебер (1864-1920 гг.).
Среди неполитических разновидностей власти можно выделить власть семейную (родительскую власть, властные отношения между супругами) как наиболее важную и имеющую давнюю историю.
С точки зрения генетической обусловленности, зависимости в развитии явлений государственная власть первична по отношению к государству. Именно потребность общества (на определенном этапе его развития) во власти с такими свойствами, которые присущи государственной власти, и обусловили появление государства. Государство выступает как носитель государственной власти, как та сила, на которую эта власть опирается, поэтому оно должно быть построено таким образом, чтобы иметь возможность продуцировать власть с особыми свойствами (признаками), то есть ту власть, которую и принято именовать государственной.
Говоря об особенностях государственной власти, ее особых качествах, признаках, следует иметь в виду два обстоятельства: во-первых, тесную, можно сказать неразрывную, связь государственной власти с государством, а во-вторых, то, что государственная власть и государство - это все-таки явления разные, нетождественные. Отсюда следует то, что, с одной стороны, признаки государственной власти и государства взаимосвязаны, тесно переплетаются, а с другой - они полностью не совпадают и подходы к их характеристике должны быть различными.
К особым свойствам государственной власти можно отнести следующие:
1. Для государственной власти силой, на которой она базируется, является государство: никакая другая власть подобными средствами воздействия не располагает.
2. Государственная власть публична. В широком смысле публичной, то есть общественной, является всякая власть. Однако в теории государства в эту характеристику традиционно вкладывается иной, специфический смысл, а именно то, что государственная власть осуществляется профессиональным аппаратом, отделенным (отчужденным) от общества как объекта власти.
3. Государственная власть суверенна, что означает ее независимость вовне и верховенство внутри страны. Верховенство государственной власти прежде всего состоит в том, что она выше власти всех других организаций и общностей страны, все они должны подчиняться власти государства.
4. Государственная власть универсальна: она распространяет свою силу на всю территорию и на все население страны.
5. Государственная власть обладает прерогативой, то есть исключительным правом на издание общеобязательных правил поведения - юридических норм.
6. Во времени государственная власть действует постоянно и непрерывно.
64. ПОНЯТИЕ ГОСУДАРСТВА
Исходными чертами государства является то, что оно есть:
а) явление общественное;
б) явление политическое;
в) представляет собой систему, то есть целостность, имеющую свой состав и свою структуру и ориентированную на решение определенных задач.
В целом же понятийную характеристику государства следует проводить по двум направлениям:
а) "по вертикали" - отличие государства от органов власти общинно-родового строя;
б) "по горизонтали" - отличие государства от других политических организаций общества.
От органов власти первобытного общества государство отличает следующее:
- признак "публичной" власти. Вообще-то публичной, то есть общественной, является всякая власть, но в данном случае в этот термин вкладывается специфический смысл, а именно то, что государство как субъект, носитель власти функционально отделено от своего объекта (общества), отчуждено от него (власть организована по принципу "субъект - объект"). Этот момент находит проявление в существовании профессионального государственного аппарата. Органы же власти первобытного общества были организованы по принципу самоуправления и находились как бы внутри самого общества, то есть субъект и объект власти совпадали (полностью или частично). Фридрих Энгельс замечал, что родовой старейшина "стоит внутри общества", тогда как монархи и другие государственные деятели "вынуждены пытаться представлять собой нечто вне его и над ним". Таким образом, одним из основных признаков государства является то, что оно представляет собой аппарат публичной власти. С позиций этого признака государство характеризуется как организация политической публичной власти;
- в родовом обществе люди управлялись, можно сказать, непосредственно, будучи объединены по признаку кровного родства. В государственно-организованном же обществе непосредственно управляются и организуются социальные процессы, происходящие на определенной (государственной) территории: люди подпадают под власть государства в целом или государственного органа, управляющего той или иной административно-территориальной единицей, постольку, поскольку они находятся на их территории, то есть власть государства организуется по территориальному принципу, и в этом смысле государство есть страна;
- признак государственной казны, с существованием которой связаны такие явления как налоги (учрежденные публичной властью поборы с населения, взыскиваемые принудительно в установленных размерах и в заранее определенные сроки), внутренние и внешние займы, государственные кредиты, долги государства, то есть все то, что характеризует экономическую деятельность государства и обеспечивает его функционирование. В теории марксизма отмечается, что "в налогах воплощено экономически выраженное существование государства". В учебной литературе можно часто встретить мысль такого рода, что налоги необходимы "для содержания разветвленного государственного аппарата, не принимающего непосредственного участия в производстве материальных благ, для содержания этой публичной власти" (проф. М.И. Байтин). Если бы дело обстояло только так, то было бы проще не заниматься поборами с населения, а упразднить этот аппарат. Видимо, акцент здесь нужно сделать на том, что сбор налогов - это один из важнейших способов формирования, пополнения государственной казны, которая является материальной основой жизнедеятельности государства, экономическим условием выполнения его функций. Разумеется, что содержание государственного аппарата является одной из статей государственных расходов.
От других политических организаций государство отличает прежде всего его суверенность. Суверенитет государства представляет собой единство двух сторон:
а) независимости государства вовне;
б) верховенства государства внутри страны.
Независимость государства вовне ограничивается суверенитетом других государств (точно так же, как свобода одного человека ограничивается свободой другого).
Из суверенитета государства (верховенства государственной власти) вытекают и другие признаки государства, отличающие его от иных политических организаций:
- государство распространяет свою власть на всю территорию страны, обозначенную государственной границей;
- государство имеет устойчивую юридическую связь с населением (в виде подданства или гражданства), распространяет на него свою власть и обеспечивает защиту как внутри страны, так и за ее пределами;
- только государство обладает правом издавать властные общеобязательные веления (юридические нормы). При этом оно вправе отменить, признать ничтожным любое проявление всякой другой общественной власти;
- только государство обладает монополией на легальное применение силы (в том числе и физического принуждения) в отношении населения;
- у государства имеются такие средства воздействия, какими никакая другая политическая организация не обладает (армия, полиция, органы безопасности, тюрьмы и т. п.).
Иногда признаком государства называют право. Это не совсем правильно. Право не является признаком государства так же, как государство не является признаком права. Право и государство - явления самостоятельные, и каждое из них обладает своим собственным набором признаков. Право является не признаком государства, а признаком существования государства в обществе, что не одно и то же. (Государственная организация общества таким же образом позволяет судить о наличии в нем и права.) Если же речь идет о прерогативе (исключительном праве) государства на издание юридических норм, то это тоже не дает оснований считать право признаком государства.
В литературе можно часто встретить как применительно к государству, так и к другим явлениям, такое словосочетание, как "понятие и сущность". Однако в случае целостной понятийной характеристики того или иного явления его сущность выступает как сущностный признак, и этот признак, как и всякий другой, должен входить в понятие как совокупность всех основных признаков объекта. Поэтому характеристика сущности государства является составной частью его понятия. Другое дело, что сущностный признак государства выделяется из ряда других его признаков своей философской природой, а значит сложностью и неоднозначностью. "Сущность" как философская категория характеризует то главное в явлении, что определяет его природу, что делает явление самим собой: при изменении сущности объект перестает быть тем, что он есть, и становится другим явлением.
По поводу сущности государства высказаны различные мнения. В политической мысли акцент делался то на классовой, то на общесоциальной природе государства. В любом случае, однако, можно сказать, что с определенного момента развития общества государство является необходимым способом его организации, неотъемлемым условием его существования и жизнедеятельности.
С точки зрения современных представлений, государство должно выступать как властная система, организующая общество в интересах человека.
И, как и всякая система, государство должно быть целостным: как во властно-организационном плане, так и в территориальном. Государство есть "оболочка", которая сохраняет целостность той или иной социальной общности.
Сложность государства как социального явления обусловливает и многообразие его определений. В учебной литературе последних лет государство определяется, например, как "форма организации политической власти в обществе, обладающая суверенитетом и осуществляющая управление обществом на основе права с помощью специального механизма" (А. Иванов). Или: "государство есть публично-правовая и суверенная организация власти, обеспечивающая общие интересы всего населения и выступающая гарантом прав и свобод человека и гражданина" (В.И. Гойман-Червонюк).
Сам термин "государство" может употребляться двояко. Государство в узком смысле, или собственно государство, понимается как особая политическая организация, аппарат публичной власти. Государство же в широком смысле есть государственно-организованная социальная общность, расположенная на определенной территории. Именно к последнему пониманию имеет отношение термин "страна", и лишь в этом случае можно сказать, что мы живем "в государстве".
Однако государство и как аппарат публичной власти есть конкретная совокупность людей в рамках общества. При этом людской субстрат государственного аппарата должен отвечать определенным требованиям, быть подготовлен профессионально, в том числе и профессионально-этически. Последнее качество весьма важно, ибо именно оно превращает государственных служащих в "государственных мужей". Деятель государства должен думать в первую очередь не о своих интересах, а об интересах государства и общества, и соответственно использовать данную ему власть.
Людской субстрат - это состав государственного механизма, но государство, как и любая система, имеет и другую сторону - структуру (целесообразный способ связи элементов системы), то есть то, что делает государство организацией. Структура государства относительно самостоятельна: человеческий состав может меняться, а структура системы государства может оставаться неизменной.
И еще один атрибут государственного механизма: чтобы существовать и полноценно функционировать, он должен опираться на материальную базу, то есть иметь то, что в теории марксизма называли "вещественными придатками" государства.
65. ГОСУДАРСТВО И БЮРОКРАТИЯ
Слово "бюрократия" (от франц. "bureau" - стол, канцелярия и греч. "kratos" - власть) буквально означает столоначальство, власть канцелярии, конторы.
К пониманию бюрократии существует два основных подхода. Один из них связан с именем известного немецкого социолога Макса Вебера (1864-1920 гг.), работы которого оставили заметный след в теории управления. В этом подходе термином "бюрократия" обозначается рационально организованная система управления, в которой дела решаются компетентными служащими на должном профессиональном уровне в точном соответствии с законами и другими правилами. В другом подходе бюрократия оценивается негативно и рассматривается как крайне нежелательное общественное явление. И как всегда в таких случаях существует и некая третья позиция, когда в бюрократии усматривают явление, необходимое обществу, но имеющее свои нехорошие стороны. При этом пытаются иногда провести различие между "хорошими" и "нехорошими" сторонами данного явления на основе различения слов "бюрократия" и "бюрократизм": дескать, бюрократия - это хорошо, а вот бюрократизм - плохо. В такой, достаточно запутанной ситуации, анализ требует точной расстановки акцентов.
Что касается первого подхода, то можно, конечно, словом "бюрократия" пользоваться в том позитивном смысле, который ему придает Макс Вебер, а для социальной аномалии, на которую указывает слово "бюрократия" в его негативном значении, подыскать какой-нибудь другой термин. Однако такая терминологическая операция ничего не дает, поскольку не избавляет общество от этого зла, а нас - от необходимости его изучать и бороться с ним. Поэтому речь пойдет о бюрократии именно как об определенной социальной аномалии.
Наметим основные черты этого явления.
Во-первых, бюрократия - это явление общественное, социальное, присущее только социуму (обществу).
Во-вторых, бюрократия, как и демократия, - это явление, неразрывно связанное с таким социальным явлением, как власть. Не случайно в составе обоих слов содержится указание на власть. Бюрократия и демократия - это два различных, а точнее - противоположных, способа организации власти в социальном коллективе.
В-третьих, бюрократия, как и демократия, может касаться не только власти государственной, но и власти в любой общественной организации (например, в партии). Однако бюрократия, в отличие от демократии, может иметь место только в том случае, когда субъект власти и ее объект разделены, отчуждены друг от друга (что как раз и характерно для государственной власти). В этой разделенности субъекта и объекта власти и состоит объективная основа бюрократии, постоянно таящая в себе ее ростки. В этой связи отечественный исследователь бюрократии В.П. Макаренко правильно характеризует бюрократизм государства как "материализацию политического отчуждения".
Полностью искоренить бюрократию (как в рамках конкретной властно-управленческой системы, так и в масштабе общества) можно, только лишив ее названной объективной основы путем перехода на принципиально иной способ управления, а именно - на самоуправление, которое предполагает совпадение (полное или частичное) субъекта и объекта власти. Так, человек на социальном уровне зачастую выступает как объект управления, а на уровне физиологическом, как целостный живой организм, он представляет собой самоуправляемую систему, которая не может "обюрократиться": человек не может стать бюрократом по отношению к самому себе. Не было бюрократии и в догосударственных формах организации власти, которые представляли собой первобытное, естественное самоуправление. Самоуправление - это апофеоз демократии, ее наиболее полное воплощение. Поэтому демократия и бюрократия и выступают как антиподы.
Каким же образом разделение субъекта и объекта власти в общественных (социальных) организациях способствует появлению бюрократии? Дело в том, что субъект власти в том или ином социальном образовании (коллективе, организации, обществе) наделен властью в интересах этого коллектива или общества в целом, в целях его эффективного, социально полезного управления. Однако реальное несовпадение субъекта и объекта власти, их разделенность объективно определяют и несовпадение (неполное совпадение) их интересов, что потенциально таит в себе опасность обращения властвующим субъектом данной ему власти в свою пользу, использования ее для удовлетворения интересов властной системы (если она имеет коллективный характер) и ее членов. Именно в этом и заключается суть бюрократизма, его сущность. В литературе справедливо образно характеризуют бюрократизм в масштабе государстве как "кражу власти у народа" (В.И. Лихачев). Что же касается таких распространенных в общественном мнении признаков бюрократизма, как бездушие, формализм, волокита, бумаготворчество и т. п., то они - лишь внешнее проявление его антиобщественной сути.
Как же все-таки соотносятся понятия "бюрократия" и "бюрократизм"?
Проф. Б.П. Курашвили полагает, что бюрократизм - это неприемлемый, извращенный стиль (или форма) управления, а "бюрократия - это совокупность бюрократов, образующих некоторый слой, клан или группу в аппарате управления и а обществе". Думается все-таки, что бюрократия - это не совокупность бюрократов (так же, как демократия - это не совокупность демократов), а определенный способ организации власти в официальных общественных образованиях. А бюрократизм (так же, как и демократизм) - это совокупность свойств, качеств, признаков, характеризующих бюрократически (а в случае с демократией - демократически) организованную властно-управленческую систему. По существу, бюрократия и бюрократизм - это одно и то же явление, но рассматриваемое в разных плоскостях, в разных отношениях. Точно так же, как это имеет место с понятиями "государство" и "государственность", которые указывают на одно и то же явление, но слово "государство" обозначает его как некую самостоятельную целостность, а слово "государственность" позволяет рассмотреть государство под углом зрения его неразрывной связи с обществом - "государственность" определяет принадлежность государства обществу, указывает на государство как на определенное свойство (характеристику) общества.
Бюрократизмом может быть поражен любой уровень государственной власти: должностное лицо, государственный орган, государство в целом. При этом бюрократизм представляет собой явление динамическое, он подвержен трансформации, то есть во властно-управленческой системе его может быть больше, а может быть и меньше. Причем, чем больше в системе бюрократизма, тем меньше в ней демократизма, и наоборот. Следовательно, борьба с бюрократией возможна и необходима. И здесь нужно обратить внимание на следующее обстоятельство.
Ранее было замечено, что радикальным средством борьбы с бюрократизмом является изменение самого принципа управления, то есть переход на самоуправление. Однако такой переход возможен не в любых социальных условиях и не для всех властных систем. И в таких случаях должна быть разработана и применяться система тактических мер борьбы с бюрократизмом. Общая задача этой системы - создание устойчивой обратной связи субъекта власти и объекта. Средства для налаживания такой связи в целом известны и имеют демократическую природу: это демократические процедуры формирования и функционирования властных систем, позволяющие влиять на их структуру, личностный состав; различные механизмы надзора и контроля и др. Но здесь опять-таки нужно заметить, что в механизме государства разные системы органов открыты для такого воздействия по-разному: одни в большей степени, другие - в меньшей. Соответственно они в разной степени подвержены и бюрократизации. Как раз поэтому представления о бюрократии и бюрократизме связываются прежде всего с управленческим, профессиональным чиновничьим аппаратом государства, который в наибольшей степени закрыт для общества и в наибольшей степени подвержен бюрократическому перерождению. А вот представительные органы государственной власти, формируемые демократическим путем, более подконтрольны обществу и менее подвержены бюрократизации. Хотя и здесь могут иметь место бюрократические тенденции: ориентация депутатов на свои личные интересы или бюрократические интересы парламента как особой системы государственных органов; "проталкивание" законопроектов, угодных узкой группе лиц ("заказных" законов) и т. п.
Особенно опасна бюрократизация юрисдикционных органов государства (их называют еще "правоохранительными"), ведь они в своей деятельности используют наиболее острые приемы государственного властвования и, ориентируясь на формальные показатели и интересы своей системы, могут существенно ущемить жизненно важные интересы людей. Известны случаи, когда обнаруживалась невиновность людей, которым органы, призванные осуществлять правосудие, вынесли в свое время смертные приговоры именно по той причине, что в своей деятельности принимали в расчет прежде всего бюрократические интересы своей системы (а в конечном счете - интересы лиц, функционирующих в этой системе).
Итак, бюрократизм можно охарактеризовать как социальную аномалию, патологию, присущую профессиональным (отделенным от объекта управления) властно-управленческим системам (как государственных, так и негосударственных организаций), суть которой в том, что властный субъект начинает постепенно утрачивать качества элемента в целостной системе властеотношения "субъект - объект", то есть перестает в своей профессиональной деятельности ориентироваться на ту цель, для которой он создан, и начинает работать на себя, на сохранение и упрочение своего статуса, учитывая в первую очередь свои собственные интересы, а в дальнейшем переходит к разрушительной экспансии внутри системы, что в конечном счете приводит к гибели самой властно-управленческой системы. Последнее происходит в силу той общесистемной закономерности, что бесцельное развитие системы (то есть развитие системы, не являющейся элементом другой системы) представляет собой, по существу, процесс самоуничтожения, непременно приводящий систему к внутреннему взрыву (подобно тому, как лопается непомерно раздуваемый шар). Точно так же бессмысленно и невозможно существование властно-управленческой системы, полностью отошедшей от объекта управления, "забывшей" свои функции. Субъект власти, противопоставивший себя объекту управления, просто нежизнеспособен вне социально полезных связей. Тем более, что зачастую объект власти в таких случаях становится субъектом, устраняющим дисфункцию пораженного бюрократизмом властеотношения.
С учетом всего сказанного можно выделить следующие черты бюрократизма как явления, характеризующего определенный способ организации власти:
1. Это явление общественное, социальное, присущее только социуму (обществу).
2. Явление, неразрывно связанное с таким социальным явлением, как власть.
3. Бюрократизм, в принципе, может касаться любой власти (как государственной, так и негосударственной), организованной по принципу разделения субъекта и объекта власти (именно так организована государственная власть).
4. Проблема бюрократизма характерна для официально оформленных общественных образований (коллективов, организаций), хотя по существу она является частным проявлением общей закономерности взаимоотношений центра управления и его объекта в условиях их разделенности.
5. Объективной основой бюрократизма является разделение субъекта власти и ее объекта, их отчуждение друг от друга, которое таит в себе опасность обращения властвующим субъектом данной ему власти в свою пользу, использования ее для удовлетворения интересов властной системы, в чем и состоит суть бюрократизма, его сущность.
6. Радикальным средством борьбы с бюрократизмом является смена самого принципа организации власти и управления, а именно - переход на самоуправление. Однако такой переход возможен не в любых социальных условиях и не для всех властных систем. В этих случаях должна быть налажена устойчивая обратная связь субъекта власти и объекта.
7. Бюрократизмом может быть поражен любой уровень государственной власти: должностное лицо, государственный орган, государство в целом.
8. Бюрократизм представляет собой явление динамическое: во властно-управленческой системе его может быть больше, а может быть и меньше. Это обстоятельство определяет возможность и необходимость борьбы с бюрократизмом.
9. Различные системы государственных органов подвержены бюрократизму в разной степени: в наибольшей степени к бюрократизации склонен профессиональный аппарат управляющих, государственных служащих, составляющих костяк исполнительной власти, а в меньшей - государственные органы, образуемые демократическим путем.
10. "Бюрократия" - это способ организации власти, а "бюрократизм" - совокупность качеств, свойств, признаков, характеризующих бюрократически организованную властно-управляющую систему.
11. Бюрократия и демократия выступают как антиподы: они представляют собой противоположные по своей сущности способы организации власти.
66. ГОСУДАРСТВО И ДЕМОКРАТИЯ
Слово "демократия" греческого происхождения и образовано от слов "demos" - народ и "kratos" - власть и буквально означает "власть народа", "народовластие". Это связано с тем, что исторически первой формой государственной демократии была рабовладельческая демократия Древней Греции (V-IV вв. до н. э.), где демос - крестьяне, городские ремесленники, мелкие торговцы (рабы в демос не входили) как полноправные граждане греческого города-государства - полиса через Народное собрание (верховную и законодательную власть полиса) участвовали в выработке законов, в избрании высших должностных лиц. В дальнейшем политический опыт Афинского государства (оно, кстати, было небольшим: от столицы до крайней его точки - всего несколько десятков километров) был положен в основу создания современных демократических государств.
Демократию следует отличать от охлократии (греч. - "власть толпы"). Охлократия противостоит государственным институтам, праву, подменяет принцип гражданской свободы принципом вольности, произвола. При охлократии толпа выступает хозяином положения, устраивает мятежи, погромы, беспорядки.
Термин "демократия" используется с различными смысловыми оттенками и может обозначать:
а) особую форму организации государственной власти, при которой власть принадлежит не одному лицу, а всем гражданам, пользующимся равными правами на управление государством (именно так демократия понималась в Древней Греции);
б) форму устройства любой организации, основанной на принципах равноправия ее членов, периодической выборности органов управления и принятии в них решений по большинству;
в) мировоззрение, основанное на идеалах свободы, равенства, уважения прав человека и меньшинств, народного суверенитета и др.;
г) социальное движение как форму воплощения в жизнь идеалов демократии.
Однако в любом случае демократия как социальное явление неразрывно связана с таким явлением, как власть. Демократия есть способ (один из способов) организации власти. Демократия означает прежде всего признание права на равное участие всех членов того или иного человеческого коллектива в осуществлении функционирующей в этом коллективе (обществе, государстве, общественной организации и т. п.) власти. При этом демократия может быть как политической, так и неполитической. Первобытное общество уже было организовано демократически, поскольку представляло собой первобытное, естественное самоуправление.
Американский президент Авраам Линкольн определял демократическое государство как "правление народа, избранное народом и для народа".
Для демократии как способа организации государственной власти характерны следующие общие принципы:
1. Признание народа высшим источником власти, признание народного суверенитета.
2. Выборность основных органов государства.
3. Равноправие граждан и прежде всего - равенство их избирательных прав.
4. Подчинение меньшинства большинству при принятии решений.
Вместе с тем современные концепции демократии, основанные на ценностях либерализма (от лат. "liberalis" - свободный), дополняют названные принципы новыми, такими как:
а) уважение прав человека, их приоритет над правами государства;
б) конституционное ограничение власти большинства над меньшинством;
в) уважение права меньшинства на собственное мнение и его свободное выражение;
г) верховенство закона;
д) разделение властей; и др.
Здесь как бы осуществляется переход от демократии большинства к демократии консенсуса. В современном демократическом государстве управление производится по воле большинства, но с учетом интересов меньшинства. Поэтому принятие решений осуществляется как путем голосования, так и с использованием метода согласования.
В демократическом государстве могут использоваться различные формы демократической организации органов государственной власти. Демократия государства складывается из соединения форм непосредственной и представительной демократии.
Под непосредственной демократией понимается прямое волеизъявление народа или его части: непосредственное решение ими вопросов государственной и общественной жизни (референдум, выборы) или выражение мнения по этим вопросам (обсуждение проектов законов, митинги, шествия, демонстрации, пикетирование, индивидуальные и коллективные обращения в государственные органы и др.). Референдум - это всенародное голосование по законопроектам, действующим законам и другим важным вопросам общегосударственного значения, затрагивающим интересы народа. (Более полное определение референдума дают Ю.А. Дмитриев и В.В. Комарова, по мнению которых, "референдум - это форма непосредственной демократии, содержанием которой является волеизъявление установленного законом числа граждан по любому общественно значимому вопросу, кроме тех, которые не могут по закону быть вынесены на референдум, имеющее высшую юридическую силу и обязательное для исполнения органами, организациями и гражданами, в отношении которых решение референдума имеет императивный характер".) Институт референдума широко используется в качестве законодательного механизма большинством демократических государств мира. (Родиной референдума принято считать Швейцарию, а первой датой его проведения - 1439 г.)
Представительная (репрезентативная, парламентарная) демократия означает осуществление власти народом через представительные органы. Представительные органы избираются непосредственно народом, состоят из его полномочных представителей - депутатов и призваны выражать волю народа, олицетворять ее. Большое значение в осуществлении власти народа имеют избираемые им должностные лица государства, например, всенародно избираемый президент. Любое демократическое государство строится на принципе сочетания непосредственной и представительной демократии.
В демократически организованном обществе государственные формы демократии сосуществуют с негосударственными формами народовластия в виде органов местного самоуправления (они не входят в систему органов государства) или в виде различных негосударственных (общественных) организаций, основанных на демократических принципах.
Демократизм государства зависит от того, как организованы все его механизмы и прежде всего - высшие органы государственной власти (форма правления). И с этой точки зрения принципам демократии в наибольшей степени отвечает такая форма правления, как республика. И, строго говоря, только она может быть признана демократическим государством. Однако в этом плане между элементами формы государства могут наблюдаться несоответствия, тем более, что, в конечном счете, степень демократии в стране отражается в политическом режиме. Так, Великобритания по форме правления относится к конституционным монархиям, а по признакам политического режима - к демократическим государствам. А бывший СССР, наоборот, по форме правления был парламентарной республикой, а с точки зрения политического режима - авторитарным государством.
Статья 1 Конституции Российской Федерации провозглашает Россию как "демократическое федеративное правовое государство с республиканской формой правления", а ст. 3 гласит: "1. Носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ. 2. Народ осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти и органы местного самоуправления. 3. Высшим непосредственным выражением власти народа являются референдум и свободные выборы. 4. Никто не может присваивать власть в Российской Федерации. Захват власти или присвоение властных полномочий преследуются по федеральному закону". С точки же зрения политических реалий России нужно пройти еще большой путь демократизации государства.
Идеалом развития демократии в масштабе общества является народное самоуправление. Вообще самоуправление - это наиболее полное воплощение демократии для любой социальной общности. Однако применительно к обществу в целом идею замены государства общественным самоуправлением считают, и не без оснований, утопичной (по крайней мере в обозримой перспективе), "учитывая многообразие общественной жизни, свободу человека и неизбежное расхождение интересов и устремлений различных людей, а также необходимость для социальной системы принимать по определенным вопросам обязательные для всех решения" (проф. В.П. Пугачев). Однако следует, видимо, учитывать, что существуют две разновидности самоуправления:
а) когда субъект и объект власти совпадают полностью;
б) когда они совпадают частично.
Властный центр в последнем случае локализован, но включен в объект управления. Пример такого самоуправления мы наблюдаем уже в первобытном обществе: с одной стороны, родовая община (объект управления), а с другой -старейшина или совет старейшин как локализованные, но неотделимые от объекта управления носители (органы) власти. Думается, что именно в этом направлении должны быть ориентированы концепции и приемы демократизации государственно-организованного общества. Такой подход позволит сочетать профессионализм управленцев и контроль населения за властью.
В настоящее время реально существует и достаточно эффективна репрезентативная (представительная) демократия, базирующаяся на либеральных ценностях и принципе плюрализма. Вместе с тем противники представительной демократии отмечают целый ряд ее недостатков:
- фактическое отстранение народа от власти в промежутке между выборами и тем самым отход от сути демократии как народовластия;
- неизбежную вследствие сложной иерархической системы управления бюрократизацию и олигархизацию власти, отрыв депутатов и чиновничества от рядовых граждан;
- приоритетное влияние на политику наиболее сильных групп интересов и прежде всего капитала, сравнительно широкие возможности подкупа должностных лиц;
- нарастание в государстве авторитарных тенденций вследствие постепенного оттеснения законодателей исполнительной властью;
- слабая легитимация власти вследствие почти полного отчуждения от нее граждан;
- ущемление политического равенства, возможностей всех граждан участвовать в политическом процессе за счет чрезмерно большой свободы представительных органов;
- широкие возможности политического манипулирования, принятия неугодных большинству решений с помощью сложной, многоступенчатой системы власти.
Немецкий социолог и политический деятель Ральф Густав Дарендорф, характеризуя представительную, репрезентативную демократию, замечает, что вопреки буквальному значению "демократия - не "правление народа"; такого на свете просто не бывает. Демократия - это правительство, избираемое народом, а если необходимо - то народом и смещаемое; кроме того, демократия - это правительство со своим собственным курсом". В последнее время демократии зачастую дается позитивная оценка не как способу реализации власти народом, а как методу смены власти мирным, бескровным путем.
Разумеется, что демократия как форма организации государственной власти не лишена недостатков и не всегда дает нужный социальный эффект, она требует соответствия политической культуры и ментальности населения. Переход к ней требует постепенности, длительного промежутка времени (во Франции процесс демократизации общества длился около 200 лет, в Англии - на протяжении 500-600 лет). Отечественный политолог Андраник Мигранян пишет: "На начальном этапе своего становления демократические структуры еще настолько хрупки, что если в политический процесс разом врываются огромные массы людей, не обученные культуре демократии, не имеющие представления о ее ценностях, то они неизбежно рушат эти хрупкие, сложно уравновешенные построения". В этой связи он полагает, что переход от тоталитаризма к демократии должен быть опосредован периодом авторитарного правления, при котором вся полнота власти наверху должна быть сосредоточена в руках, как его называет Мигранян, "просвещенного автократора".
Неприемлема демократия в экстремальных ситуациях - в периоды войн, острых кризисов и т. п. Вместе с тем, как говорил Уинстон Черчилль, "у демократии много недостатков, но у нее есть и одно достоинство, состоящее в том, что до сих пор никто не изобрел ничего лучшего".
67. ПОНЯТИЕ ФОРМЫ ГОСУДАРСТВА
Государство как политическая организация, как властная система, пронизывающая все общество, может быть устроено по-разному. Над тем, как наилучшим образом организовать, построить государство, люди бьются, пожалуй, с момента его зарождения. Ибо в государственно-организованном обществе от этого зависят их жизнь и благосостояние. Такие явления, как революции, гражданские войны, напрямую связаны со стремлением людей изменить устройство (строй) государства и общества.
Еще с древних времен, со времен античности устройство государства, его строение выражалось в понятии "форма государства". Нужно отметить, что в философии и юриспруденции того времени категории "форма" вообще придавалось большое значение. Римские юристы говорили: "форма дает бытие вещи".
Существует три основных смысла философской категории "форма":
- как разновидность чего-либо ("формы диктатуры пролетариата");
- как проявление, выражение чего-либо вовне (внешняя форма);
- как способ устройства, внутренней организации чего-либо (внутренняя форма).
Когда речь идет о форме государства, имеется в виду форма как способ устройства. Однако здесь нужно обратить внимание на одно обстоятельство общефилософского характера. А именно на то, что за исключением понимания формы как способа выражения вовне (внешней формы) за "формой" всегда стоит какое-либо целостное явление (при этом данное явление в одном отношении может рассматриваться как форма, а в другом - как содержание). А вот за "формой государства" никакого целостного явления нет. То, что обозначается как "форма государства", представляет собой, по существу, лишь набор основных параметров, позиций, которые издавна для характеристики государства представляются главными: исходя из них, государство может быть охарактеризовано как бы наиболее полно.
Доказательством изложенного тезиса является то, что применительно к форме государства не могут быть выделены ее виды, ибо о таковых можно вести речь лишь применительно к целостным образованиям. И, действительно, если обратиться к литературе, то можно заметить, что в ней ведется речь о видах формы правления, о видах формы государственного устройства, о видах политического режима, но никогда о видах формы государства.
В этой связи безосновательно форму правления, форму государственного устройства и политический режим именовать "элементами" формы государства. Ибо элемент - это всегда часть (функциональная единица) какого-либо целого. Перечисленные же явления представляют собой хотя и основные, но весьма разнородные характеристики такой сложной системы, как государство. Не случайно в теории государства существует позиция, по которой политический режим выносится за пределы формы государства. И надо заметить, что такой подход к истине ближе.
"Форма государства", как уже замечалось, - это достаточно древняя категория государствоведения, которая устраивала мыслителей того времени. Однако с тех пор и наука в целом, и методология исследования систем в частности ушли далеко вперед. И новейшие знания о системах в изучении и характеристике государства как сложной социальной системы тоже нужно использовать. Так, с точки зрения современных представлений о системах можно сделать вывод, что "политический режим" характеризует динамическую, функциональную сторону государства: то, как оно действует, властвует, какую политическую атмосферу создает в обществе. Категории же "форма правления" и "форма государственного устройства" имеют непосредственное отношение к характеристике строения государства.
Традиционно на основе понятия "форма правления" проводится анализ высших (верховных) органов государственной власти как целостной подсистемы государства. Как и любая система, подсистема высших органов государства имеет две стороны: состав (совокупность необходимых и достаточных элементов) и структуру (способ целесообразной связи между элементами).
Наряду с анализом состава органов верховной государственной власти и их взаимоотношений друг с другом (структуры), характеристика формы правления традиционно предполагает и характеристику порядка формирования этих органов, степени участия населения в этом процессе.
Под формой государственного устройства понимается административно-территориальная организация государства, характер взаимоотношений между частями государства, а также между центральными и местными органами.
На форму государства влияют разнообразные факторы: тип государства, национальный состав населения, исторические традиции, территориальные размеры государства и др.
Так, феодальному типу государства соответствовала, как правило, монархическая форма правления, а буржуазному - республиканская. Или, например, небольшие по территории государства обычно являются унитарными.
Понятие "политический режим" можно трактовать в узком и широком смысле. В узком смысле под "политическим режимом" имеется в виду государственный режим - совокупность приемов и методов осуществления государственной власти. В широком смысле политический режим представляет собой всю ту политическую атмосферу общества, которая создается взаимодействием государственной власти с другими политическими силами и институтами общества. Политический режим в зависимости от политической ситуации в стране может;
а) почти полностью определяться государством и, таким образом, практически совпадать с государственным режимом;
б) в основном быть обусловленным деятельностью институтов гражданского общества.
Следует отметить, что политический (государственный) режим является наиболее важной в практическом отношении характеристикой государства, ибо для человека, в конечном счете, не столь важно к каким государствам официально причисляется его страна с точки зрения формы правления или формы государственного устройства, для него важно, какова в ней реальная политическая атмосфера, каково его собственное экономическое и правовое положение.
Один и тот же режим может быть при разных формах правления. Так, по форме правления Англия - конституционная монархия, ФРГ и Италия -парламентские республики, США и Франция - президентские республики, но политический режим в этих странах один и тот же - буржуазная демократия. Или, например, в 1930-е годы республиками официально именовались и Германия, и Франция, и Советский Союз, но государственный режим у них был разным.
В то же время прослеживаются и такие зависимости, что изменение политического режима влечет изменение формы государства и наоборот - реорганизация государства с точки зрения формы правления и государственного устройства влечет изменение режима функционирования государственной власти.
Видимо, для того, чтобы понять закономерности этих взаимосвязей, нужно не просто рассматривать соотношение формы правления, формы государственного устройства и политического режима, а принимать во внимание всю политическую ситуацию в стране, учитывать мощное влияние на политический режим институтов гражданского общества.
С этой точки зрения политический режим может быть демократическим и недемократическим (авторитарным и тоталитарным).
68. ФОРМЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО ПРАВЛЕНИЯ
Понятие "форма государственного правления" (или просто "форма правления") отвечает на вопрос, кто "правит" в государстве, то есть кто осуществляет в нем высшую (верховную) власть.
Характеристика формы правления требует обратить внимание на следующие моменты:
- строение высших органов государственной власти (их состав, компетенция, принципы взаимодействия);
- характер взаимоотношений органов высшей государственной власти с другими органами государства и с населением;
- порядок образования;
- степень участия населения в формировании.
Существует две основные формы государственного правления - монархия и республика.
Монархия - единовластие, единодержавие (от греч. "монос" - один и "архе" - власть, то есть "моноархия") - форма правления, где вся верховная власть пожизненно принадлежит одному лицу - монарху (фараону, королю, царю, шаху, султану и т. п.), который наследует ее как представитель правящей династии, выступает единоличным главой государства и не отвечает перед населением за свои властные действия.
Типичные черты монархической формы государственного правления:
а) существование единоличного носителя верховной государственной власти;
б) династическое наследование верховной власти;
в) пожизненная принадлежность власти монарху: законы монархии не предусматривают отстранения монарха от власти ни при каких обстоятельствах;
г) власть монарха предстает как непроизводная от власти народа (власть приобретается "милостью Божией");
д) отсутствие юридической ответственности монарха за свои действия как главы государства (по Воинскому уставу Петра I государь - "самовластный монарх, который никому на свете о своих делах ответу дать не должен").
Форма правления зависит прежде всего от типа общества. Монархия возникла в условиях рабовладельческого общества. При феодализме она стала основной формой государственного правления. В государствах буржуазного типа сохранились лишь формальные черты монархического правления. Вместе с тем монархия является весьма гибкой и жизнеспособной формой государственного правления, несомненно имеющей ряд позитивных качеств, не утративших значения для современности. Так, в 1975 г. народ Испании на плебисците высказался за установление монархии. Монархические настроения существуют и в современной России.
В историческом аспекте монархии можно подразделить на древневосточные ˜ восточные деспотии, основанные на азиатском способе производства (Вавилон, Индия, Египет), рабовладельческие античные (например, древнеримская монархия), феодальные (раннефеодальные, сословно-представительные, абсолютные).
С точки зрения полноты власти монарха можно выделить такие виды монархии, как абсолютная (неограниченная) и конституционная (ограниченная).
В условиях абсолютной монархии как формы государственного правления монарх по закону обладает всей полнотой верховной государственной власти - законодательной, исполнительной, судебной. В таком государстве нет парламента - законодательного органа, избираемого населением; нет конституционных актов, ограничивающих власть монарха. Примером абсолютной монархии в настоящее время является Саудовская Аравия. Такой монархией долго была Российская Империя (до издания царем законов 1906 г.). Абсолютной монархии присущ авторитарный режим.
Конституционная монархия представляет собой такую форму правления, при которой власть монарха по конституции ограничена представительным органам. Конституционная монархия возникает в период становления буржуазного общества и в настоящее время существует в Англии, Дании, Бельгии, Испании, Норвегии, Швеции, Японии и др. Государства этой формы правления функционируют в демократическом режиме.
Конституционная монархия может быть дуалистической и парламентарной. В дуалистической монархии организация высших органов государственной власти носит двойственный характер: монарх сосредоточивает в своих руках исполнительную власть, формирует правительство, ответственное перед ним, а законодательная власть принадлежит парламенту. (При этом, однако, монарх обладает правом налагать абсолютное вето на законы, принятые парламентом.) Такой монархией была, например, царская Россия после создания в ней Думы. В настоящее время - Марокко, Иордания, Кувейт, Бахрейн и некоторые другие страны. Практически дуалистическая монархия как форма государственного правления себя изжила.
Для парламентарной монархии характерны следующие черты:
а) власть монарха ограничена во всех сферах государственной власти, отсутствует какой бы то ни было ее дуализм;
б) исполнительная власть осуществляется правительством, которое в соответствии с конституцией ответственно перед парламентом, а не монархом;
в) правительство формируется из представителей партии, победившей на выборах;
г) главой государства становится лидер партии, обладающей наибольшим числом депутатских мест в парламенте;
д) законы принимает парламент, а подписание их монархом представляет формальный акт.
Характерным примером парламентарной монархии является Великобритания.
Более широкое распространение, чем монархия, имеет в современном мире республиканская форма правления.
Республика (от лат. "res publica" - общественное дело, всенародное) - форма государственного правления, при которой высшая государственная власть осуществляется коллегиально выборными органами, избираемыми населением на определенный срок.
Для республиканской формы государственного правления характерны следующие черты:
а) выборность высших органов государственной власти и их коллегиальный (коллективный) характер;
б) наличие выборного главы государства;
в) избрание органов верховной государственной власти на определенный срок;
г) производность государственной власти от суверенитета народа: "respublica est res populi" ("государство - всенародное дело");
д) юридическая ответственность главы государства.
Современная республика может быть президентской и парламентской.
Для президентской республики характерно:
а) соединение в руках президента полномочий главы государства и правительства (США, Аргентина, Бразилия, Мексика);
б) президент избирается населением или его представителями на выборах (выборщиками);
в) президент самостоятельно (не исключен парламентский контроль) формирует правительство, и оно ответственно перед президентом, а не парламентом;
г) президент наделен такими полномочиями, которые в значительной степени позволяют ему контролировать деятельность высшего законодательного органа (право роспуска парламента, право вето и др.), брать на себя в экстренных случаях функции парламента.
Типичный пример президентской республики - США.
Главной отличительной особенностью парламентской республики является принцип политической ответственности правительства перед парламентом. В целом же она характеризуется следующими чертами:
а) верховная власть принадлежит парламенту, избираемому населением;
б) президент является главой государства, но не главой правительства;
в) правительство формируется только парламентским путем из числа депутатов, принадлежащих к правящей партии (располагающей большинством голосов в парламенте) или к партийной коалиции;
г) правительство ответственно перед парламентом;
д) президент избирается либо парламентом, либо специальной коллегией, образуемой парламентом;
е) наличие должности премьер-министра, который является главой правительства и лидером правящей партии или партийной коалиции;
ж) правительство остается у власти до тех пор, пока оно располагает поддержкой парламентского большинства (в двухпалатных парламентах - большинства нижней палаты), а в случае утраты такой поддержки оно либо уходит в отставку, что означает правительственный кризис, либо через главу государства добивается роспуска парламента и назначения внеочередных парламентских выборов;
з) президент как глава государства обнародует законы, издает декреты, имеет право роспуска парламента, назначает главу правительства, является главнокомандующим вооруженными силами и т. д.
Парламентскими республиками являются Италия, ФРГ, Греция, Исландия, Индия и др.
Некоторые страны относят к "полупрезидентским" (президентско-парламентским) республикам (Франция, Финляндия, Россия).
Форму правления тоталитарного государства называют "извращенной формой республики" или "партократической" республикой, которой присущи все черты тоталитарной организации.
История становления республиканской формы государственного правления знает также такие ее разновидности, как демократическая (Афинская демократическая республика) и аристократическая (Спартанская, Римская). Существовали и феодальные города-республики, которые в результате укрепления своего могущества перешли от городского самоуправления к суверенитету государства. Такими городами-республиками были Флоренция, Венеция, Генуя - в Италии, Новгород и Псков - в России. Вольные города были также в Германии, Франции, Англии.
69. ФОРМЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО УСТРОЙСТВА
Форма государственного устройства - это способ (форма) территориальной организации государственной власти, который выражается в национально-государственном и административно-территориальном устройстве государства, в характере взаимоотношений между частями государства, а также между центральными и местными органами.
Проблема территориальной организации власти характерна именно для государственно-организованного общества, поскольку в нем люди управляются не непосредственно (как это было в первобытном обществе, где они обособлялись и объединялись по кровнородственному признаку), а опосредствованно -через организацию государством социально-производственного процесса на определенной территории: люди управляются постольку, поскольку они на этой территории находятся. Первая и непосредственная задача государства - наладить жизнь, организовать социальный процесс на своей территории. Государственная власть и государственное управление строятся но территориальному принципу.
На форму государства влияют разнообразные факторы: тип государства, экономический строй общества, национальный состав населения, исторические традиции, территориальные размеры государства и др.
Государственное устройство может быть простым и сложным.
Простым является унитарное государственное устройство. Унитарное (от лат. "унус" - один) государство - это одно, единое государство, которое подразделяется лишь на административно-территориальные единицы, не включая в себя никаких государственных образований.
Унитарному государственному устройству свойственны следующие черты:
- единый властный "центр" - единая, общая для всей страны система высших и центральных органов государственной власти (один парламент, одно правительство, один верховный суд);
- одна конституция, единая система законодательства, единая судебная система, одно гражданство;
- единая денежная система, одноканальная система налогов;
- территориальные элементы унитарного государства (области, департаменты, округа, графства и т. п.) не обладают государственным суверенитетом, не имеют никаких атрибутов государственности.
Унитарные государства допускают внутри себя национально-территориальную и законодательную (административно-территориальной единице предоставляется право законодательствовать) автономию.
По степени зависимости местных органов от центральных органов государственной власти унитарное государственное устройство может быть централизованным, децентрализованным и смешанным. Для централизованного характерно то, что местное самоуправление отсутствует, а во главе местных органов стоят назначенные из центра чиновники. В децентрализованных унитарных государствах местные органы власти избираются населением и пользуются значительной самостоятельностью.
Для сложного государственного устройства характерно наличие в составе государства других государственных образований. К сложным формам государственного устройства относятся федерации, конфедерации, унии, империи и др.
Наиболее распространенной формой сложного государственного устройства является федерация, которая представляет собой союзное государство, объединяющее несколько государств или государственных образований (в составе США 50 штатов, ФРГ - 16 земель, Швейцарии - 23 кантона, Российской Федерации - 21 республика, 6 краев, 49 областей, 2 города федерального значения - Москва и Санкт-Петербург, 1 автономная область, 10 автономных округов).
Для федерации характерно следующее:
- двухуровневая система органов государственной власти:
а) субъекты федерации имеют свои законодательные, исполнительные и судебные органы, обладают правом принятия собственной конституции;
б) верховная законодательная, исполнительная и судебная власть принадлежит федеральным государственным органам;
- компетенция между федерацией и ее субъектами разграничивается союзной (федеральной) конституцией или федеральным договором;
- существование федеральной системы законодательства и законодательных систем субъектов федерации при наличии принципа верховенства общефедерального закона;
- двухпалатное строение парламента, при котором одна из палат (как правило, верхняя) представляет интересы субъектов федерации;
- наличие в большинстве федераций двойного гражданства;
- двухканальная система налогов;
- суверенитет федерации произведен от суверенитета входящих в нее государственных единиц;
- после вхождения в федерацию ее субъекты суверенитетом практически не обладают. Хотя степень суверенности субъектов в разных федерациях (или в одной и той же федерации, но разных субъектов) может быть различной;
- у субъектов отсутствует право выхода из федерации (его не предусматривает ни одна из конституций федеративных государств). Такое право признавалось Конституцией СССР, но ввиду отсутствия механизма его воплощения в жизнь оно так ни разу и не было реализовано за все время существования Советского государства.
Федерации делятся на виды. Федерация может быть административно-территориальной (образованной на основе территориального принципа) и национально-государственной (образованной по национальному принципу).
Административная федерация (например, США, ФРГ) является достаточно эффективным способом децентрализации, "дробления" власти и на этой основе - демократизации общества.
Выделяют также симметричную федерацию (члены федерации имеют одинаковый правовой статус) и асимметричную, для которой характерно неравенство правового положения субъектов.
Федерация может быть договорной (в основу федерации положен договор субъектов) и конституционной (правовым основанием федерации является закрепление факта ее образования в Основном Законе страны).
Если федерация - это союзное государство, то конфедерация - это "государственный союз государств". То есть при всей ее неустойчивости, конфедерация является все-таки формой государственного устройства, а не формой международно-правового союза.
Конфедерации свойственны следующие черты:
- создается для достижения определенных целей, отвечающих интересам государств, образовавших конфедерацию (целей политических, военных, экономических);
- создание конфедерации закрепляется, как правило, договором;
- каждый субъект конфедерации полностью сохраняет свой суверенитет. На конфедерацию в целом суверенитет не распространяется;
- члены конфедерации обладают правом выхода из конфедерации на основе юридически обоснованного одностороннего волеизъявления и правом нуллификации, то есть отмены действия актов органов конфедерации на своей территории;
- неустойчивость, переходный характер: конфедерации либо распадаются после достижения целей, ради которых они создавались, либо превращаются в суверенное государство - унитарное или федеративное;
- у конфедерации есть свои органы управления (один или несколько), но она не имеет общей конституции, у нее нет единых законодательных органов, единой судебной системы, единого гражданства, единой армии, единой системы налогов, бюджета, денежной единицы. А конфедеративные органы лишь координируют действия членов конфедерации.
Конфедерация - достаточно редкое образование. Конфедерацией были штаты Северной Америки, которые в 1787 г. создали федеративное государство - США. В 1952 г. в конфедерацию объединились Египет и Сирия и образовали Объединенную Арабскую Республику, которая в дальнейшем распалась. До 1848 г. существовала такая конфедерация, как Швейцарский союз (1815-1848 гг.), которая затем превратилась в федерацию.
Монархические государства могут быть объединены в унии - личные или реальные. Унии возникают вследствие совпадения монархов двух или нескольких государств в одном лице.
70. ТОТАЛИТАРНЫЙ ПОЛИТИЧЕСКИЙ РЕЖИМ
Термин "тоталитаризм" происходит от латинского слова "totalis" - весь, целый, полный. В политический лексикон его впервые ввел для характеристики своего движения Бенито Муссолини в 1925 г.
Ученые стали использовать понятие "тоталитаризм" уже в 30-е годы, и незадолго до второй мировой войны в США состоялся специальный симпозиум, посвященный тоталитарному государству.
Теория тоталитаризма складывается в 40-50-х годах XX в. в работах Хайека, Бжезинского, Ганны Арендт и др.
Если тоталитаризм характеризовать как политический режим, то он представляет собой режим, осуществляющий всеобъемлющий контроль над населением и опирающийся на систематическое применение насилия или его угрозу.
Вместе с тем политологи отмечают, что тоталитаризм - это не просто политический режим как характеристика власти, а практически способ организации общества. И в этом смысле тоталитаризм - это политический способ организации всей общественной жизни, характеризующийся всеобъемлющим контролем со стороны власти над обществом и личностью, подчинением всей общественной системы коллективным целям и официальной идеологии.
Тоталитаризм - порождение XX в. Однако идеи о возможности полного, всеобщего управления обществом со стороны государства уходят корнями в древность. Такого рода идеи высказывали Гераклит, Платон, в Китае - теоретики легизма. Позднее, уже в средние века и в Новое время, многие тоталитарные идеи были воплощены в проектах будущего государства коммунистов-утопистов Томаса Мора, Томмазо Кампанеллы, Гракха Бабефа. Русский философ Николай Бердяев отмечал, что утопия как закрытая, законченная теоретическая система, обрисовывающая все стороны жизни идеального общественного устройства, всегда тоталитарна и враждебна свободе.
В дальнейшем тоталитарные идеи получили развитие в трудах Фихте, Гегеля, Маркса, Ницше и др.
Тоталитаризм как способ организации общественной жизни и политический режим характеризуют следующие моменты:
- монизм (отсутствие плюрализма) во всех сферах общественной и государственной жизни: тоталитарная политическая система основана на монизме власти;
- претензия тоталитарной системы на монопольное обладание истиной;
- коллективистско-механистическое мировоззрение (государство - "машина", человек - "винтик" и т. п.);
- идеологизацця всей общественной жизни, введение на государственном уровне единой для всех идеологии;
- крайняя нетерпимость ко всякому инакомыслию, запрет всяких других идеологий, демагогия и догматизм (в фашистской Германии существовал "Закон против образования новых партий" от 4 июля 1933 г., параграф первый которого гласил: "В Германии существует в качестве единственной политической партии Национал-социалистическая германская рабочая партия");
- монополия на информацию;
- полный контроль над средствами массовой информации;
- полное устранение гражданского общества, всякой частной жизни;
- распространение на все сферы жизни уравнительного принципа, подавление человеческой индивидуальности;
- систематический массовый террор против своего населения;
- прикрытие, маскировка атрибутами правовой формы: конституцией, писаным законом, законностью, правосудием;
- отсутствие публично-властной суверенности государства, поглощение государственного аппарата партийным;
- вся полнота власти принадлежит аппарату одной "партии", которая на самом деле представляет собой систему тоталитарной бюрократии, осуществляющую свое господство и контролирующую всю общественно-политическую систему;
- запрет на существование всяких иных политических партий и движений;
- жесткая централизация власти, иерархию которой возглавляет культовая фигура вождя.
Основные разновидности тоталитаризма - коммунистический тоталитаризм, фашизм (впервые был установлен в Италии в 1922 г.), национал-социализм (возник в Германии в 1933 г.).
В нашей стране тоталитарный режим утвердился в конце 20-х годов и существовал до начала 50-х. После этого он оставался авторитарной диктатурой КПСС с сильными пережитками тоталитаризма, заключавшимися в принудительном насаждении одной-единственной идеологии - "марксизма-ленинизма".
71. ДЕМОКРАТИЧЕСКИЙ ПОЛИТИЧЕСКИЙ РЕЖИМ
Историческая практика развития государственности дает разные примеры демократических режимов, однако суть любого демократического режима в народовластии. Для современного демократического режима (либерально-демократического), в основном, характерно:
- признание воли народа единственным источником государственной власти;
- осуществление государственной власти на основе принципа разделения властей;
- выборность и сменяемость органов государственной власти;
- наличие политико-правовых механизмов, обеспечивающих реальную возможность участия граждан в формировании и деятельности органов государственной власти (в форме прямого участия населения или на основе представительной демократии);
- широкий объем и реальное осуществление прав человека, экономическая и политическая свобода личности;
- наличие официальных механизмов, обеспечивающих учет мнений и интересов меньшинства населения, использование метода согласования при принятии решений;
- децентрализация государственной власти;
- политический плюрализм (отсутствие единой, обязательной для всех государственной официальной идеологии, свободное формирование негосударственных общественных объединений, конкуренция политических партий и других политических сил);
- наличие легальной политической оппозиции.
Как важнейшее достоинство демократического политического режима в литературе отмечается то, что он обеспечивает систематическую смену правителей мирным, ненасильственным путем.
72. ПРИНЦИПЫ ФОРМИРОВАНИЯ И ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ГОСУДАРСТВЕННОГО АППАРАТА
Термин "государственный аппарат" в отечественном государствоведении употребляется в двух значениях. В широком смысле под "государственным аппаратом" понимается вся система органов государства и должностных лиц. И, как считается в литературе, в этом случае понятие "государственный аппарат" равно по объему понятию "механизм государства". Вместе с тем, думается, что для обозначения всей системы органов государства и должностных лиц термин "механизм государства", несмотря на его традиционность, не очень подходит: "механизм" есть совокупность динамических закономерностей, последовательно обусловливающих функционирование или развитие того или иного явления, и это понятие в большей степени подходит для характеристики динамики государства - закономерностей работы его частей, тех или иных подсистем, их взаимодействия друг с другом, общих закономерностей функционирования государства.
В узком смысле под "государственным аппаратом" понимается подсистема органов государственного управления - исполнительно-распорядительный (профессионально-управленческий, "чиновничий") аппарат.
Наряду с органами государственного управления (органами исполнительной государственной власти) в системе органов государства выделяют законодательные (представительные) органы государственной власти, судебные органы (органы судебной государственной власти), органы прокуратуры. Иногда в самостоятельную группу выделяют "силовые" органы: армию, полицию, органы безопасности и т. п. Правильнее, видимо, их включать в государственный аппарат (систему органов государственного управления).
Следует иметь в виду, что система органов государства - это еще не все государство. В целом государство состоит из государственных организаций. К государственным же организациям относятся:
а) органы государства;
б) государственные учреждения;
в) государственные предприятия.
Государственные учреждения и государственные предприятия выступают как самостоятельные подразделения государства. При этом, однако, администрации этих предприятий и учреждений включаются в общую систему государственных органов.
Нужно обратить внимание на то, что в систему органов государства не входят органы местного самоуправления.
Наряду с государственными органами выделяют должностных лиц государства. "Должностное лицо" - это не некое физическое лицо, а "индивидуальный" элемент государства, своего рода "индивидуальный орган", который занимает свое место в системе органов государства, имеет свою компетенцию. "Должностное лицо" можно понимать как ячейку в системе государства, которую на тот или иной период времени может занимать то или иное физическое лицо, по своим качествам соответствующее данной должности. Высшее должностное лицо России - Президент.
Для государственного органа характерны следующие признаки:
- государственный орган, как и государство в целом, есть определенное социальное, то есть общественное образование;
- государственный орган есть элемент государства;
- государственный орган представляет собой целостное образование -систему, имеющую свой состав (совокупность элементов - подразделений государственного органа) и свою структуру (способ связи элементов), то есть то, что, собственно, и делает государственный орган организацией;
- государственный орган есть разновидность государственной организации;
- от других государственных организаций государственный орган отличает то, что он наделен государственно-властными полномочиями;
- каждый государственный орган имеет свою, установленную законом, компетенцию (круг ведения), в рамках которой он и должен действовать;
- в рамках своей компетенции государственный орган выступает от имени государства;
- каждый государственный орган имеет свои функции.
Под принципами организации и деятельности государственного аппарата в литературе понимают "наиболее важные, ключевые идеи и положения, лежащие в основе его построения и функционирования".
Говоря о принципах формирования и деятельности государственного аппарата, следует вести речь о них применительно ко всей системе органов государства. К таким принципам в литературе относят:
- принцип приоритета прав человека;
- принцип законности и конституционности в организации и деятельности государственного аппарата;
- принцип демократизма, который выражается прежде всего в широком участии граждан в формировании и организации деятельности государственных органов;
- принцип профессионализма государственных служащих, включающий требование профессиональной этики;
- принцип гласности, обеспечивающий информированность населения о происходящих государственно-правовых процессах;
- принцип иерархичности в построении и принцип субординации в деятельности государственного аппарата, выражающиеся в подчиненности и подотчетности нижестоящего органа вышестоящему;
- принцип координации в деятельности государственных органов, выражающийся в их взаимодействии "по горизонтали";
- принцип сочетания коллегиальности и единоначалия,
- принцип сочетания выборности и назначаемости при формировании государственного аппарата.
73. ГОСУДАРСТВО И НАЦИОНАЛЬНОЕ СТРОЕНИЕ ОБЩЕСТВА
Государство как форма организации общества не может не учитывать его национальный состав. Более того, национальный фактор относится к числу важнейших факторов, определяющих строение государства и его развитие. Как отмечается в литературе, "национальный аспект - постоянный спутник развития государственности в многонациональных обществах" (Л.А. Морозова).
При устройстве государства с многонациональным населением должны учитываться особенности каждой нации: ее традиции, исторический опыт государственности, культурные, языковые и иные духовные потребности.
Важной формой устройства государств с многонациональным населением является национально-государственная федерация. Проф. Венгеров отмечает, что для такой федерации характерными являются республики, входящие в федерацию, автономные формы государственности и т. д., могут иметь место и культурные автономии.
С этими же моментами связано существование такого специфического политико-правового явления, как "право наций на самоопределение", которое реализуется, в частности, добровольным вступлением в федерацию. Однако реализация права наций на самоопределение не должна вести к нарушению целостности государства. Здесь нужно также учитывать интересы других субъектов федерации, а также федеративного государства в целом. Проф. Венгеров обоснованно подчеркивает тот факт, что в мире происходит утверждение приоритета прав человека над правами наций, народов, и на этой основе - переосмысление принципа права наций на самоопределение. Право на выход из состава федерации не закреплено в конституции ни одной страны, за исключением бывшего СССР, где оно, однако, лишь декларировалось, не имея реального механизма осуществления.
Государства с многонациональным составом населения используют в своем устройстве и такую форму, как автономия (от греч. "autonomia" - самоуправление, независимость). Различают два типа автономии: национально-территориальную и национально-культурную.
В советский период национально-территориальная автономия была осуществлена в двух формах - политической и административной.
Политическая автономия была реализована при образовании автономных республик как особых национальных государств. Автономные республики обладали ограниченным суверенитетом, имели свою конституцию, законодательство, правительство, высшие судебные органы, гражданство. До 1990 г. в состав РСФСР входило 16 автономных республик: Башкирия, Бурятия, Дагестан и др.
Административная автономия выражалась в создании автономных областей и национальных (автономных) округов, которые обладали особыми правами по устройству своей территории и установлению границ своих районов; их территория не могла быть изменена без их согласия. До 1990 г. в состав РСФСР входило 5 автономных областей и 10 национальных округов.
После провозглашения суверенитета России произошли изменения в ее внутригосударственном устройстве. Все автономные республики, автономные области (кроме Еврейской) и некоторые автономные округа приобрели статус национально-государственных образований - субъектов Федерации, изменив в ряде случаев ранее существовавшие названия. Например, Горно-Алтайская автономная область вышла из состава Алтайского края, получив название "Республика Алтай".
Под национально-культурной автономией понимается особый статус отдельных этнических групп и правовая форма разрешения национальных противоречий в многонациональном государстве. Идеи национально-культурной автономии разработаны в начале XX в. для Австро-Венгрии Карлом Реннером, Отто Бауэром и другими лидерами австрийской социал-демократии. Национально-культурная автономия широко применяется для этнических меньшинств во многих государствах современного мира. Поскольку представители марксизма (в частности, В.И. Ленин) к идее такой автономии в свое время отнеслись критически, в Советской России возобладал тип национально-территориальной автономии. В современной России отношение к национально-культурной автономии пересматривается. 15 июня 1996 г. Указом Президента РФ утверждена Концепция государственной национальной политики в Российской Федерации, в которой раздел 5 специально посвящен национально-культурной автономии народов России.
В России 31 марта 1992 г. был подписан Федеративный Договор, чем удалось решить ряд вопросов национально-государственного характера. Практика государственного устройства России после распада СССР получила такие формы федеративной государственности, как "асимметричная" федерация (субъекты внутри федерации имеют разный политико-правовой статус), "жесткая" и "мягкая" федерации.
В Конституции РФ 1993 г. Россия провозглашена в качестве симметричной федерации, однако на деле она таковой не является. Так, 15 февраля 1994 г. был заключен Договор между Российской Федерацией и Татарстаном "О разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и государственной власти Республики Татарстан", по которому Татарстан выступает как ассоциированный член Российской Федерации (государство, объединенное с РФ).
Установление оптимальных форм государственной организации многонационального общества - это проблема не только современной России. Даже стабильная политическая система, развитые формы демократии, высокий уровень благосостояния населения не спасают полиэтнические государства от межнациональных конфликтов.
74. СОВРЕМЕННЫЕ ОРГАНИЗАЦИОННО-ПРАВОВЫЕ ФОРМЫ МЕЖГОСУДАРСТВЕННОЙ ИНТЕГРАЦИИ
Несмотря на различия во взглядах на природу конфедерации она представляет для государствоведения явление известное и традиционно оценивается как государственный союз государств и даже, хотя и временная и неустойчивая, но форма государственного устройства.
Вместе с тем в современном мире в силу, с одной стороны, процесса дезинтеграции, распада государственных образований, а с другой - стойкой тенденции к их экономической и политической интеграции, произошло появление новой формы их объединения, а именно - межгосударственного союза в виде сообществ, содружеств и т. п. Надо заметить, что "сообщество", "содружество" - это, по существу, разные названия одной и той же формы - межгосударственного объединения. Их различия проявляются только на конкретном уровне, а с точки зрения общей теории государства - это явления тождественные, во всяком случае - однотипные.
Межгосударственное объединение - это союз государств, созданный на основе межгосударственного договора и преследующий цель экономической и политической интеграции государств-участников.
Государства сохраняют суверенитет, но передают определенную часть своих полномочий надгосударственным органам, с помощью которых координируют свою деятельность. Правовой основой образования межгосударственных объединений являются конституции стран-участниц. Так, ст. 79 Конституции России гласит: "Российская Федерация может участвовать в межгосударственных объединениях и передавать им часть своих полномочий в соответствии с международными договорами, если это не влечет ограничения прав и свобод человека и гражданина и не противоречит основам конституционного строя Российской Федерации".
Правовой основой построения системы органов и деятельности межгосударственных объединений являются договоры об их образовании и их уставы. В этих же документах определяется порядок вступления в сообщество и выхода из него.
Примерами межгосударственных объединений являются Содружество Наций (до 1946 г. - Британское содружество наций), Европейский Союз (до 1993 г. - Европейское экономическое сообщество), Совет Европы, членом которого с 1996 г. является и Российская Федерация, а также Содружество Независимых Государств (СНГ) и Сообщество суверенных государств (ССГ).
Система органов межгосударственного объединения выглядит, примерно, следующим образом:
- высший орган (как правило, Совет глав правительств);
- исполнительный орган;
- административный орган (секретариат);
- комитеты и комиссии по специальным вопросам.
Иногда создаются специальные органы: например, в составе Совета Европы созданы Европейский суд, Европейская комиссия по правам человека.
Межгосударственным объединением является СНГ (Содружество Независимых Государств), участником которого является Российская Федерация. СНГ образовано 10 декабря 1991 г. В его состав входят 12 государств - бывших республик Советского Союза. Органами СНГ являются Совет глав государств, Совет глав правительств, Совет министров иностранных дел, Главное командование объединенных вооруженных сил, Совет командования пограничными войсками, Экономический суд, Комиссия по правам человека, Межпарламентская ассамблея, Межгосударственный экономический комитет. Однако все эти органы наднациональными полномочиями не обладают, а служат координации деятельности стран-участниц.
2 апреля 1996 г. между Российской Федерацией и Республикой Беларусь заключен договор об образовании Сообщества суверенных государств (ССГ). Учреждены специальные органы ССГ:
- Совет глав государств - высший орган, который представлен главами государств, главами правительств и руководителями палат парламентов;
- Парламентское собрание, которое формируется из равного числа парламентариев каждой из сторон (по 20 депутатов) и предназначено для принятия законов, обязательных для каждого из участников;
- Исполнительный комитет как постоянно действующий орган, который попеременно в течение 1-го года возглавляется главами правительств государств-участников.
Межгосударственные объединения позволяют совместными усилиями решать внутренние проблемы того или иного государства-участника, объединить ресурсы для решения глобальных задач.
Сообщества (содружества) в силу своих организационных принципов имеют все-таки переходный характер и в зависимости от исторических тенденций могут развиться в более тесный союз (конфедерацию или федерацию) или выступить в качестве этапа окончательной дезинтеграции.
75. ФУНКЦИИ ГОСУДАРСТВА: ПОНЯТИЕ И КЛАССИФИКАЦИЯ
В отечественной юридической литературе функциям государства даются практически единообразные определения, которые звучат следующим образом: "функция государства - это одно из главных направлений его деятельности по осуществлению стоящих перед ним задач" (А. Иванов). Или: "функции государства - это основные направления деятельности государства, в которых раскрывается его социальная сущность и назначение в обществе" (проф. В.И. Гойман-Червонюк). Как более полный вариант: "функции государства - это основные направления его деятельности, выражающие сущность и социальное назначение, цели и задачи государства по управлению обществом в присущих ему формах и присущими ему методами" (проф. В.М. Корельский).
Можно заметить, что в основе всех этих определений лежит понимание функций государства как основных (главных) направлений его деятельности. Однако здесь нужно подчеркнуть специфический смысл категории "функция", ее особое назначение в категориальном аппарате теории государства. Иначе не ясно, чем функция как главное направление деятельности государства отличается от его фактической, реальной деятельности.
Следует исходить прежде всего из того, что "функция" (в переводе с лат. -"исполнение") - это категория системного подхода и она применима к характеристике любых систем: социальных, технических, биологических и др. И назначение данной категории во всех случаях состоит в том, чтобы дать эталон деятельности системы, дать описание той деятельности, осуществление которой требуется системе для достижения ее цели. Функция представляет собой своего рода образец работы системы. Поэтому функцию следует отличать, с одной стороны, от целей и задач, стоящих перед системой, а с другой - от ее реальной, фактической деятельности, то есть от той деятельности, которую система производит "на деле". В жизни, на практике системы по тем или иным причинам зачастую отклоняются от своих функций. Собственно, суть бюрократизма и заключается в уходе властной системы от своих функций.
Итак, характеризуя функции государства, следует учитывать следующие моменты:
- функции нужно отличать от целей и задач, стоящих перед государствам;
- функции отражают ту деятельность государства, которую оно должно осуществлять, чтобы решать поставленные перед ним задачи;
- в реальной деятельности государство может отклоняться от своих функций;
- функции государства объективно заданы целями и задачами государства;
- если цели и задачи государства определяют его функции, то функции государства, в свою очередь, требуют соответствующего построения государства, соответствующего способа его организации (то есть того, что традиционно характеризуется через понятие формы государства);
- функции государства подвержены эволюции, в связи со сменой целей и задач у государства могут:
а) исчезать одни функции и появляться другие;
б) меняться содержание одной и той же функции;
- функции государства осуществляются в специальных организационно-правовых формах (законодательной, правоприменительной, правоисполнительной, правоохранительной, контрольно-надзорной) и свойственными государству методами;
- функции государства как целого следует отличать от функций его органов (функций элементов государства).
Непосредственно функции государства определяются его целями и задачами. Но цели и задачи государства во многом обусловлены его сущностью, природой, характером (хотя непосредственное влияние насущных потребностей общества на функции государства сохраняется в любом случае). Отмеченное обстоятельство лежит в основе различия функций, скажем, тоталитарного и демократического государства. Однако функции тоталитарного государства необходимы практически только ему самому, его самосохранению и дальнейшей экспансии: они не отвечают интересам и потребностям людей, интересам общественного развития. И повлиять на изменение функций государства в нужную ему сторону общество может только через изменение природы государства в целом, через изменение его сущности. Поэтому можно сказать, что сущность государства определяет его функции постольку, поскольку она сама определяется природой породившего его общества.
Итак, можно сделать вывод, что функции государства и их содержание обусловлены, в основном, следующими факторами:
а) потребностью обеспечения самых необходимых условий сохранения общества (общесоциальный фактор);
б) сущностью государства, его природой;
в) целями и задачами государства.
В литературе предлагаются различные варианты деления функций на виды: общесоциальные (вытекающие из потребностей общества в целом) и классовые (обусловленные классовыми противоречиями); внутренние и внешние (в зависимости от сферы приложения деятельности государства); постоянные (осуществляются на всех этапах развития государства) и временные (рассчитаны на решение задачи, имеющей временный и, как правило, чрезвычайный характер).
Проф. М.И. Байтин полагает, что существуют функции основные и неосновные. Такое деление, однако, вызывает сомнение, ибо (исходя из традиционного определения функций государства, которого Байтин и придерживается) получаем в итоге "неосновные основные направления деятельности государства".
Еще 200 лет назад Адам Смит в книге "Исследование о природе и причинах богатства народов", обосновывая максимальную свободу человека, живущего в условиях рыночного хозяйства, указал на три функции государства:
1) оборону;
2) определение меры свободы каждого посредством установления одинаковых для всех правил и обеспечения правосудия как средства решения социальных конфликтов между членами общества;
3) организацию учреждений, которые не могут быть созданы отдельными лицами, но которые необходимы им, например почты, полиции, и т. д.
По мнению проф. Л. И. Спиридонова, существует генеральная функция государства (реализация общих дел, обеспечивающих объективные предпосылки человеческого существования), которая реализуется в его внешних и внутренних функциях. К числу внешних он относит военную (она может быть в зависимости от характера государства функцией обороны или агрессии), функции внешнеполитических, экономических и культурных связей и экологическую функцию, обеспечивающую международное сотрудничество в деле сохранения окружающей среды.
К числу внутренних автор, в частности, относит функцию обеспечения общественного порядка (охрана предпосылок существования человека); экономическую (регулирование рынка, разработка и обеспечение общенациональных экономических программ и т. п.); культурную (развитие образования, науки, учреждений культуры); социальную; фискальную (сбор налогов как главного источника финансирования всей государственной деятельности).
К внутренним функциям современного российского государства в литературе (Л.А. Морозова) относят следующие:
- функцию обеспечения народовластия;
- экономическую функцию;
- социальную функцию;
- функцию налогообложения и финансового контроля;
- экологическую функцию;
- функцию охраны прав и свобод граждан, обеспечения законности и правопорядка.
К внешним функциям:
- функцию интеграции в мировую экономику;
- обороны страны;
- поддержки мирового правопорядка;
- сотрудничества с другими государствами в решении глобальных проблем современности.
76. ГЛОБАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ И ФУНКЦИИ СОВРЕМЕННОГО ГОСУДАРСТВА
Глобальный (от фр. global - всеобщий и лат. globus - шар) - относящийся к территории всего земного шара, охватывающий весь земной шар, всемирный.
Современное развитие цивилизации проходит под знаком появления и нарастания глобальных проблем, отличительная черта которых состоит в том, что они имеют общепланетарный, общемировой характер, затрагивают интересы всей цивилизации.
Глобальные проблемы человечества можно поделить на два вида.
К первому виду можно отнести проблемы, которые в целом имеют нормальный характер, обусловлены естественным ходом событий, но в силу своей природы требуют усилий всего человеческого сообщества. Это такие, как защита прав и свобод человека, освоение космоса, построение всеобщей информационной системы (создание общепланетарного информационного пространства) и др. Второй вид глобальных проблем несет в себе угрозу уничтожения цивилизации. Это проблемы экологических катастроф, демографического, сырьевого и энергетического кризисов, последствий использования ядерных технологий и др.
Что касается второй разновидности глобальных проблем современности, то, как заметил проф. Венгеров, "человечество - особый биологический вид, который существует, создавая одновременно условия для своего уничтожения".
Вместе с тем в программе социального развития человека заложены, видимо, и механизмы, которые должны обеспечить его выживание. И один из таких механизмов - целенаправленная деятельность государства.
Существование глобальных проблем человечества обусловливает и возникновение у государства глобальных функций. Для таких функций характерна всеобщность, они определяют необходимость объединения усилий всех государств.
Наличие глобальных функций практически стирает различия между внутренними и внешними функциями государства. Как справедливо отметил проф. Венгеров, такое деление, присущее социалистическому государствоведению и обусловленное классовой оценкой природы государства, в известной степени утратило свое значение, многие внутренние функции приобретают внешний характер. В частности, экологическое направление в деятельности государства. И тому пример Чернобыльская катастрофа, которая затронула экологическую безопасность целого ряда стран.
Итак, учитывая соответствие между глобальными проблемами человечества и глобальными функциями государств, в ряду таких функций можно, в частности, назвать:
- функцию защиты прав и свобод человека, в том числе "права на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о ее состоянии и на возмещение ущерба, причиненного его здоровью или имуществу экологическим правонарушением" (ст. 42 Конституции РФ);
- функцию предотвращения экологических катастроф и ликвидации их последствий;
- функцию решения демографических, сырьевых и энергетических проблем;
- функцию борьбы с международной преступностью, обеспечения мирового правопорядка;
- функцию сотрудничества в области освоения космоса;
- функцию объединения усилий в создании общепланетарного информационного пространства;
- другие функции.
Например, можно выделить отдельным направлением борьбу с голодом на планете (хотя это направление входит в функцию защиты прав человека -права на жизнь и достойное существование).
77. ТИПОЛОГИЯ ГОСУДАРСТВА: ФОРМАЦИОННЫЙ ПОДХОД И ЦИВИЛИЗАЦИОННЫЙ
Типология есть учение о типах - больших группах (классах) тех или иных объектов, обладающих набором общих, характерных для каждого типа, признаков. Типология может рассматриваться как разновидность классификации, которая включает в себя:
а) исследование оснований деления на типы;
б) характеристику самих типов.
Вообще классификация является не только способом упорядочения, систематизации результатов научных исследований, но и мощным средством получения нового знания: она позволяет предсказать существование неизвестных ранее объектов (характерный пример - таблица химических элементов Менделеева) или вскрыть новые связи и зависимости между уже известными явлениями.
Формациониый и цивилизационный подходы - это подходы не только к делению государств на типы. Типология государства на их основе - это частный случай формационного и цивилизационного подходов к познанию истории вообще, к познанию истории общества.
В основе формационного подхода лежит понятие "общественно-экономическая формация" (почему подход и назван "формационным"), которая призвана характеризовать тип общества в единстве его базиса (типа производственных отношений, экономической структуры общества) и надстройки. Этот подход разработан в рамках марксистской теории.
В основе цивилизационного подхода лежит понятие "цивилизация" (от лат. civilis - гражданский). Само это понятие характеризуется по-разному. Например, проф. Венгеров определяет цивилизацию как "социокультурную систему, обеспечивающую высокую степень дифференциации жизнедеятельности в соответствии с потребностями сложного, развитого общества и вместе с тем поддерживающую его необходимую интеграцию через создание регулируемых духовно-культурных факторов и необходимой иерархии структур и ценностей".
Вообще основное предназначение термина "цивилизация" видится в том, чтобы обозначить тип культуры. Отсюда и в понимании цивилизации следует исходить из понимания культуры.
Дело в том, что человек как существо не только биологическое, но и социальное, стал, наряду с естественной природной средой, создавать для себя новую, искусственную среду обитания - "вторую природу". И вот эта деятельность человека и ее результаты и называются "культурой". Основной категорией в оценке и характеристике культуры является понятие "ценность". В процессе деятельности человек создает как объекты материальной культуры, так и духовные ценности. В том числе и такие ценности, как право и государство.
С этих позиций цивилизацию можно определить как своеобразную и целостную совокупность (систему) материальных и духовных ценностей, обеспечивающую устойчивое функционирование общества и жизнедеятельность человека.
Основные принципы и подходы в изучении истории при помощи понятия "цивилизация" разработаны выдающимся английским историком (а точнее -философом истории) Арнольдом Джозефом Тойнби (1889-1975 гг.) в двенадцатитомном труде "Постижение Истории" ("A Study of History"), вышедшем в свет в 1934-1961 гг. Различие цивилизаций, как полагал автор, заключается прежде всего в образе мышления. А наименьшее значение имеет географический фактор и принадлежность населения к той или иной расе.
Тойнби выделил в мировой истории более двух десятков цивилизаций (21): египетскую, китайскую, западную, православную, дальневосточную, арабскую, иранскую, сирийскую, мексиканскую и др., и провел, таким образом, своеобразную типологию общества, не ставя перед собой отдельной задачи производить на этой основе типологию государства.
Если выделять тип государства применительно к каждой конкретной цивилизации, то типологии может и не получиться. Для этого следует, видимо, учитывать типы цивилизаций.
Цивилизационный подход к типологии государства является, по всей вероятности, перспективным, однако на данный момент он находится в стадии становления и в учебной литературе четкого деления государств на типы по этому критерию не проводится. В основном, называются лишь принципы такого подхода. Так, проф. Венгеров, который в учебной литературе уделил много внимания данному вопросу, главной особенностью цивилизационного подхода считает то, что "согласно цивилизационной теории тип государства, его социальная природа определяются в конечном счете не столько объективно-материальными, сколько идеально-духовными, культурными факторами". Автор выделяет три важных, на его взгляд, принципа соотношения государства и духовно-культурной жизни общества:
- сущность государства определяется не только реально существующим соотношением сил, но также накопленными в ходе исторического процесса и передаваемыми в рамках культуры представлениями о мире, ценностями, образцами поведения;
- государственная власть как центральное явление мира политики может рассматриваться в то же время как часть мира культуры;
- разнородность культур - во времени и пространстве - позволяет понять, почему некоторые типы государств, соответствующие одним условиям, останавливались в своем развитии в других условиях.
В обособлении и характеристике типов государств по цивилизационному признаку проф. Венгеров исходит из таких типов цивилизаций, как первичные и вторичные, которые разделены по уровню их организации. Автор отмечает, что для государств первичных цивилизаций (древнеегипетской, шумерской, ассиро-вавилонской, иранской, бирманской, сиамской, кхмерской, вьетнамской, японской и др.) характерны:
а) огромная роль государства как объединяющей и организующей силы, не определяемой, а определяющей социальные и экономические структуры;
б) соединение государства с религией в политико-религиозном комплексе.
Во вторичных цивилизациях - западноевропейской, североамериканской, восточноевропейской, латиноамериканской, буддийской и др.:
а) проявилось отчетливое различие между государственной властью и культурно-религиозным комплексом: власть оказывалась уже не такой всесильной и всепроникающей, какой она была в первичных цивилизациях;
б) положение правителя, олицетворявшего государство, было двойственным: с одной стороны, он достоин всяческого повиновения, а с другой - его власть должна соответствовать сакральным принципам и законам, а иначе она незаконна.
Можно заметить, в том числе и из приведенного примера, что при цивилизационном подходе практически не проводится (или невозможно провести) различия между обществом и государством. По этой причине, видимо, проф. Венгеров и не дает конкретных терминологических обозначений тем типам государства, которые соответствуют первичной и вторичной цивилизациям.
Формационный подход является традиционным для марксистского обществоведения, в котором "общественная формация" - это исторический тип общества, основанный на определенном способе производства.
В марксизме, уже "усовершенствованном" российскими теоретиками-большевиками, - так называемом "марксизме-ленинизме", - выделялось пять общественно-экономических формаций: первобытнообщинная, рабовладельческая, феодальная, буржуазная и коммунистическая. Тем из них, которые были классовыми (рабовладельческой, феодальной, буржуазной и первой стадии коммунистической формации - социализму), соответствовал свой исторический тип государства: рабовладельческий, феодальный, буржуазный и социалистический.
В своей основе формационный подход к типологии государства является вполне здравым и полезным для государствоведения, раскрывая ту закономерность, что государства, базирующиеся на одном и том же типе экономической структуры общества, обладают характерным набором общих признаков (государства, независимо от времени их существования и места дислокации, основанные на одном и том же типе базиса, будут однотипны в своих принципиальных характеристиках).
Вместе с тем в учебной литературе обращается внимание и на рад недостатков формационного подхода как следствие его догматизации. К таким недостаткам, в частности, относят:
- однолинейность в трактовке исторического развития государственности как механической смены одного исторического типа государства другим (что не отвечает реальному ходу истории с его многообразием путей и форм государственного развития, с цикличностью этого развития, возможностью возвратных процессов при смене типов государств);
- игнорирование азиатского способа производства, для которого характерны:
а) общественная собственность на землю и коллективный труд;
б) государственная собственность на средства производства;
в) господствующий класс в лице чиновничества, для которого основной "собственностью" является власть.
Такое игнорирование, разумеется, было не случайным, поскольку перечисленные моменты объединяют в один тип как древневосточные деспотии, так и социалистическое государство;
- деление исторических типов государства на эксплуататорские - рабовладельческий, феодальный, буржуазный и антиэксплуататорский - социалистический (хотя норма эксплуатации трудящихся в социалистических государствах была неизмеримо выше, чем в развитых капиталистических странах);
- характеристика социалистического типа государства как исторически последнего и высшего исторического типа государства;
- умаление роли культурно-духовной жизни общества в развитии и типологии государственности, ее ограничение кругом тех идей, представлений и ценностей, которые отражают интересы антагонистических классов.
В литературе справедливо отмечается, что основное отличие цивилизационного подхода от формационного состоит в возможности раскрыть развитие общества и государственности через человека, через его представления о ценностях и целях его собственной деятельности (В.Н. Хропанюк).
В литературе правильно отмечается, что в типологии государства следует учитывать как цивилизационный подход, так и формационный.
78. ГЕОПОЛИТИЧЕСКИЕ ФАКТОРЫ В РАЗВИТИИ ГОСУДАРСТВА
Под словом "геополитика" можно понимать как определенную теорию, науку, так и политическую реальность - конкретную политику государства, обусловленную географическими, а шире - природными факторами.
В советский период нашей истории геополитика теоретически не осмысливалась, так как наукой не признавалась. Отношение к ней было самое негативное, и в словарях того времени она определялась как "реакционная антинаучная доктрина, использующая для обоснования агрессивной политики империалистических государств извращенно истолкованные данные физической, экономической и политической географии; геополитика являлась одной из официальных доктрин германского фашизма". Или: "Геополитика -политическая концепция, использующая географические данные (территория, положение страны и т. д.) для обоснования империалистической экспансии. Связана с расизмом, мальтузианством, социал-дарвинизмом. Была официальной доктриной немецкого фашизма. После второй мировой войны получила распространение в ФРГ, США". В то же время на деле Советское государство придавало геополитическим аспектам своей деятельности важнейшее значение.
Термин "геополитика" образован от двух греческих слов - "гео" (земля, страна) и "политика". Ввел его шведский географ Р. Челлен в начале XX в. (в годы первой мировой войны) для описания государства как особого организма, стремящегося к расширению зоны своего обитания и деятельности.
Однако основоположником геополитики считается английский географ Хэлфорд Джон Маккиндер (1861-1947 гг.), который в 1904 г. в работе "Географическая ось истории" выдвинул идею "Хартленда" ("Heartland") - "сердцевинной земли" ("сердца Земли"). К Хартленду Маккиндер относил районы Центральной Азии и Восточной Европы (куда частью входит и территория России). По его мнению, тот, кто управляет Хартлендом, командует всем миром. Хартленд, считал Маккиндер, завоевать нельзя: морские корабли не могут вторгнуться в эту зону, а попытки окраинных государств всегда заканчивались неудачей (например, шведского короля Карла XII, Наполеона).
Влиянию природных факторов на строение государства, его режим придавал значение еще Монтескье. Так, он полагал, что островитяне более склонны к свободе, чем жители континента, поскольку на островах из-за их небольшого размера "менее удобно употреблять одну часть населения для угнетения другой".
В научном плане геополитику можно определить как междисциплинарную (комплексную) теорию, объясняющую зависимость государственных действий (политики) от таких факторов, как географическое положение страны (выход к морям и океанам, ландшафт, наличие естественных границ в виде гор, пустынь, болот, речные коммуникации, почвы, климат, растительность, полезные ископаемые и т. д.), размер территории, протяженность границ и их конфигурация, количество и состав проживающего в стране населения и др. Главный геополитический фактор - это, конечно, занимаемая государством территория: ее размер, состав и конфигурация. От этого фактора зависят и все остальные. Поэтому геополитика в теоретическом плане - это прежде всего наука о территориальных интересах государства.
Названные факторы объективно влияют на возможности жизнеобеспечения страны, ее развития. Вместе с тем в период становления геополитики как науки, используя вполне здравую идею о возможности нейтрализации и компенсации невыгодных моментов пространственного положения за счет внешнеэкономической и политической деятельности, предпринимались попытки теоретического обоснования военной агрессии в отношении других государств (в Германии такой подход культивировался с начала первой мировой войны). Этим обстоятельством в основном и определялось негативное отношение к геополитике. В целом же геополитику можно считать прародительницей политики, самой древней "политикой", когда большие организованные группы людей в первобытном обществе определяли свое местоположение, свои действия и отношения с другими первобытными социумами в зависимости от геоприродных факторов.
В содержании геополитики как реальном политическом явлении можно выделить два аспекта, или две разновидности геополитического "поведения" государства:
а) когда государство в своей политике исходит из геополитического положения страны как из некой объективной данности, которая присуща ему исторически и которую государство в данных политических условиях изменить не может. Государство в данном случае рассматривает свое геополитическое положение как величину постоянную, и искусство геополитики здесь состоит в том, чтобы максимально полно использовать наличные геополитические факторы и компенсировать свою геополитическую неподвижность за счет других факторов (индустриального развития общества, освоения новых технологий, развития коммуникаций и др.);
б) когда деятельность государства непосредственно направлена на улучшение геополитического положения страны.
В настоящее время актуальны как первая разновидность геополитики, так и вторая, которая не обязательно связана с военными действиями государства. Постоянные геополитические интересы этносов в современном мире могут и должны осуществляться демократическим и цивилизованным путем: через собирание народов в содружества на основе новых форм государственного устройства и государственных союзов.
Для Российского государства геополитическая функция стала особенно значимой с XVI в. В результате ее последовательного осуществления Россия в геополитическом отношении развивалась непрерывно и гармонично, и к XIX в. "государство легло в своих естественных геополитических пределах" (B.C. Ковалкин).
В конце XX в. после распада Советского государства Россия находится в новой геополитической реальности. От Советского Союза Российская Федерация унаследовала 75% территории и 51% населения. Как замечает B.C. Ковалкин, "Россия оказалась "задвинутой" в глубь евразийского континента, отброшенной к тем рубежам, которые она занимала несколько столетий назад". Значительно ухудшились ее доступы к открытым морям, а вокруг образовалась обширная зона политической нестабильности. Вместе с тем Россия остается крупным государством, сохраняющим единый массив территории и геополитическую уникальность евразийского государственного образования. Она имеет историческую перспективу сохранения и развития своей государственности, выполнения традиционной роли "хранителя" и "собирателя" этносов и народов.
79. ГОСУДАРСТВО И ЦЕРКОВЬ. СВЕТСКИЕ И ТЕОКРАТИЧЕСКИЕ ГОСУДАРСТВА
В переводе с греческого слово "церковь" буквально означает "дом Бога", "дом Господний". И в узком смысле под "церковью" понимают здание для отправления обрядов христианской религии, имеющее определенные атрибуты.
В широком смысле "церковь" - это особый тип религиозной организации, объединение последователей той или иной религии на основе общности вероучения и культа.
Главные признаки церкви:
а) наличие более или менее разработанной религиозной (догматической и культовой) системы;
б) иерархический характер, централизация управления;
в) разделение принадлежащих к Церкви на духовенство и мирян (рядовых верующих).
Церковь во все времена играла важную роль в жизни общества. Уже в раннеклассовых обществах, существовавших в форме городов-государств, имелось три центра управления - городская община, дворец и храм.
Существует два основных вида взаимоотношений церкви и государства:
а) наличие государственной церкви, у которой закреплено ее привилегированное положение по сравнению с другими вероисповеданиями;
б) режим отделения церкви от государства и школы от церкви.
Статус государственной церкви предполагает, кроме привилегий, тесное сотрудничество государства и церкви в разных областях общественной жизни. В дореволюционной России такой статус принадлежал Русской Православной Церкви. В Великобритании официальной государственной церковью является англиканская (протестантско-епископальная) церковь, главой которой выступает монарх. Почти в тридцати мусульманских странах государственной религией официально признан ислам.
Статус государственной церкви характеризуется следующими моментами:
1. За церковью признается право собственности на широкий круг объектов - землю, здания, сооружения, предметы культа и т. п.
2. Церковь получает от государства различные субсидии и материальную помощь.
3. Церковь наделяется рядом юридических полномочий (в основном в области брачно-семейных отношений).
4. Имеет право участвовать в политической жизни, в частности, через свое представительство в государственных органах.
5. Обладает широкими полномочиями в области воспитания и образования подрастающего поколения. Как правило, в образовательных учреждениях предусмотрено обязательное преподавание религии.
Для режима отделения церкви от государства (Россия, Франция, Германия, Португалия и др.) характерно следующее:
1. Государство регулирует деятельность религиозных организаций, осуществляет контроль за ними, но не вмешивается в их внутреннюю, внутрицерковную деятельность.
2. Государство не оказывает церкви материальной, финансовой поддержки.
3. Церковь не выполняет государственных функций и вообще не вмешивается в дела государства: занимается лишь вопросами, связанными с удовлетворением религиозных потребностей граждан.
4. Отношения между государством и церковью строятся на основе юридически закрепленного принципа свободы совести и вероисповедания, что предполагает свободу выбора религии и убеждений, отсутствие права государства контролировать отношение своих граждан к религии и вести их учет по религиозному принципу, равенство всех религиозных объединений перед законом.
Нормальное состояние взаимоотношений государства и церкви предполагает их сотрудничество, партнерство в решении насущных общественных задач, а не полную изоляцию друг от друга.
Статья 14 Конституции современной России гласит: "1. Российская Федерация - светское государство. Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной. 2. Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом".
На основе этих положений Конституции государственно-конфессиональные отношения в России регламентируются Законом "О свободе совести и о религиозных объединениях" от 19 сентября 1997 г., который каждому, находящемуся на территории РФ, гарантирует свободу совести и свободу вероисповедания.
В Советском государстве религиозные организации вообще исключались из политической системы социализма. В современной России религиозные объединения (именно объединения, а не отдельные верующие) не могут вмешиваться в дела государства и участвовать в выборах органов государственной власти и управления. Провозглашен также светский характер системы государственного образования.
Секуляризация, то есть освобождение от влияния религии (в узком смысле "секуляризация" означает процесс обращения церковной собственности в светскую), к XX в. стала универсальным принципом организации политической жизни. В настоящее время многие страны закрепили в своих конституциях светские основы государственной власти. И с этих позиций теократия может рассматриваться как исторический анахронизм. Вместе с тем проблематика теократической государственности сохраняет свою актуальность в связи с активизацией теократической тенденции, теократизацией политических процессов в ряде стран. В России тому примером может служить Чеченская республика, где предпринимаются попытки создания исламского государства.
В литературе под "теократией" понимается форма государства, где политическая и духовная власть сосредоточена в руках одного человека - главы духовенства, признаваемого в качестве "земного божества", "первосвященника" и т. д. Традиционно к теократическим государствам настоящего времени относят Ватикан и Иран, где организация публичной власти возглавляется лидером духовенства. Вместе с тем в литературе имеется обоснованная точка зрения, что в выявлении теократических тенденций современного общества необходимо принимать во внимание весь комплекс взаимодействия государственной власти с социальными институтами, а не только структуру верховного управления (Е.Н. Салыгин).
Теократическая модель общественно-политического устройства предполагает:
1. Признание верховного божества, передающего полномочия государственного управления особым лицам (единовластному правителю), то есть обожествление фигуры правителя.
2. Вселенское государство верующих без национальных границ, что провоцирует вмешательство во внутренние дела других государств, террористические акты и т. п.
3. Примат государства над обществом, авторитарность политического режима, отчуждение власти от общества и индивида и т. д.
4. Примат религии над правом: регламентация основных сторон жизни общества производится не правом, а системой религиозных норм, которая обеспечивается силой теократического государства. По существу, религиозные нормы в данном случае - это и есть "право". Например, такие мусульманские страны, как Оман, Ливия, Саудовская Аравия, обходятся без конституции - ее роль выполняет Коран.
5. В теократически организованном обществе существует не просто государственная религия, а религиозное государство, то есть государство представляет собой религиозную организацию в масштабе общества со всеми атрибутами государственной власти.
6. Жесткую иерархию и централизацию государственного аппарата, сосредоточение огромных полномочий у главы государства, бесконтрольность администрации.
7. Отсутствие разделения властей и системы сдержек и противовесов.
8. Деспотические и абсолютистские формы правления.
9. Религиозное начало, которое исключает идеалы свободы и прав человека.
10. Особое положение женщины, которое, в частности, включает запрет на участие в управлении делами государства.
11. Неправовые (внеправовые) способы разрешения споров, конфликтов, телесные наказания (членовредительские экзекуции) и т. д.
12. Запрет на создание политических партий (Иордания, Бутан, Непал, ОАЭ, Саудовская Аравия) или разрешение только тех партий, которые утверждают ценности ислама (Алжир, Египет).
Таким образом, теократические тенденции в организации общества и государства следует в основном оценивать негативно. Положительные результаты сотрудничество государства и церкви дает лишь на основе принципа свободы совести, светской организации государственной власти.*

* В изложении вопроса использованы материалы, опубликованные Л.А Морозовой и Е.Н. Салыгиным.

80. МЕСТО И РОЛЬ СРЕДСТВ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ В ОБЩЕСТВЕ. ПРАВОВАЯ РЕГЛАМЕНТАЦИЯ ИХ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
Понятие "информация" изначально было связано с социальной сферой, с коммуникативной деятельностью людей. В русском языке, по мнению отечественного исследователя А.Д. Урсула, оно появляется в петровскую эпоху и употребляется в значении "идея, наука".
Думается, что в современном понимании "информация" - это сведения, которые:
а) одним субъектом (субъектом информации) передаются другому субъекту (объекту информации);
б) адекватно (точно, правильно, истинно) отражают тот или иной фрагмент действительности;
в) значимы, то есть важны, актуальны, представляют интерес для объекта информации с точки зрения принятия им того или иного решения.
Именно значимость сведений отличает информацию от просто знания. Важен и второй из названных здесь признаков, поэтому безосновательно к слову "информация" добавлять прилагательные "истинная" или "достоверная": ложной информации просто не бывает. Если сведения ложные, то это уже не информация. Но не всякие сведения, не содержащие истины, можно назвать дезинформацией. Дезинформация - это ложные сведения, специально созданные ("сфабрикованные") и сообщенные объекту дезинформации (человеку, организации, обществу) с тем, чтобы он принял решение, соответствующее интересам дезинформатора.
Таким образом, для информации характерны следующие признаки:
- она есть явление социальное, общественное;
- предполагает наличие двух сторон - субъекта, передающего информацию (субъект информации) и субъекта, воспринимающего информацию (объект информации);
- представляет собой определенные сведения;
- сведения должны адекватно отражать реальность;
- сведения должны иметь значение для объекта информации, представлять для него интерес.
В Федеральном законе РФ "Об информации, информатизации и защите информации" от 25 января 1995 г. информация лаконично понимается как сведения о лицах, предметах, фактах, событиях, явлениях и процессах независимо от формы их представления (ст. 2).
Разновидностью информации является массовая информация.
А.А. Малиновский, посвятивший исследованию проблемы свободы массовой информации кандидатскую диссертацию, определяет массовую информацию как "совокупность сведений, адекватно отражающих процессы общественного бытия, предназначенных для неограниченного круга лиц, распространяемых средствами массовой информации при помощи специальных технических систем и устройств". При этом он полагает что массовая информация как явление действительности состоит из трех подсистем: коммуникативной (собственно информационной), институциональной (средства массовой информации как форма распространения массовой информации) и технической (типографии, издательства, телерадиослужбы, ретрансляционные станции, спутниковые системы и т. п.). Думается, что это излишне усложненный и не совсем точный подход. То, что Малиновский называет "коммуникативной подсистемой" массовой информации - это и есть сама массовая информация. Она обладает всеми признаками, присущими информации, а ее видовым отличием является то, что она рассчитана на особый объект (большие группы людей) и исходит от особого субъекта (средств массовой информации). А средства массовой информации, которые автор именует "институциональной подсистемой" - это субъект массовой информации. Техническая же подсистема - это материальная база средств массовой информации.
В Федеральном законе РФ "О средствах массовой информации" от 27 декабря 1991 г. массовая информация понимается как предназначенные для неограниченного круга лиц печатные, аудио-, аудиовизуальные и иные сообщения и материалы, а к средствам массовой информации Закон относит периодические печатные издания, радио-, теле-, видеопрограммы, кинохроникальные программы, иные формы периодического распространения массовой информации (ст. 2).
Средства массовой информации призваны осуществлять:
а) поиск;
б) получение;
в) передачу;
г) производство;
д) распространение информации.
При этом они могут решать пропагандистские, идеологические, агитационные, воспитательные задачи.
Американский журналист Дуглас Кейтер назвал печать, радио, телевидение "четвертой" (после законодательной, исполнительной и судебной) ветвью власти. Эта метафора получила широкое распространение, причем в немалой степени благодаря самим СМИ, которым такая оценка их статуса и роли в обществе весьма импонирует. А представители наших, отечественных СМИ претендуют даже на большее: "Ходячее представление о СМИ как о "четвертой власти" - ошибочно. На самом деле, фактически, это - "первая власть", ибо она обеспечивает власть над умами, формирует сознание. В более практическом аспекте это от них зависят репутации политиков, победы и поражения на выборах, даже выбор социальных программ развития..." (В. Иванов, Б. Лукьянов).
Во-первых, если уж кто и может претендовать на первенство среди ветвей государственной власти, так это - судебная власть, правосудие. Во-вторых, представление о СМИ как о ветви государственной власти и соответствующее отношение к ним глубоко ошибочны и могут нанести серьезный вред обществу.
То, что СМИ - большая общественная сила и серьезное орудие власти, не вызывает никаких сомнений. И особое значение они приобрели в современном обществе с развитием технических средств коммуникации, в частности телевидения. Однако их место и роль в государственно-организованном обществе зависят от характера этой организации. В тоталитарном обществе (где нет разделения государственной власти и, соответственно, никаких ее ветвей) СМИ полностью монополизированы государством, их материальная база является его собственностью, а сами СМИ представляют собой обычные государственные организации, находящиеся на содержании государства и выполняющие его идеологический заказ. Итальянский диктатор Бенито Муссолини писал: "В тоталитарном режиме печать является элементом режима и силой, находящейся у него на службе... Поэтому итальянская печать является полностью фашистской". Используя СМИ как орудие власти, тоталитарное государство осуществляет:
а) пропаганду официальной идеологии;
б) воспитание масс в духе приверженности официальной доктрине;
в) критику идеологических противников.
В обществе с рыночной экономикой, свободой слова и плюралистической демократией СМИ как мощное орудие власти должны быть рассредоточены среди различных политических сил, должна быть налажена та же система сдержек и противовесов, что и в механизме государственной власти, с тем чтобы в конечном счете обеспечить контроль общества и над СМИ, и над теми политическими силами, в чьих руках они находятся. По отношению к обществу СМИ должны выполнять две основные функции:
а) обеспечивать общество необходимой и достаточной информацией;
б) адекватно отражать общественное мнение.
Печать, радио, телевидение могут выражать интересы государства, партии, социальной группы, политического лидера, крупных финансовых и экономических систем, всего общества.
В обществе обязательно должны существовать государственные СМИ. Без этого государство не сможет даже выполнить свою конституционную обязанность по опубликованию законодательных актов. Государственными являются СМИ, которые учреждены государственным органом (Федеральный Закон РФ "О порядке освещения деятельности органов государственной власти в государственных средствах массовой информации" от 15 декабря 1994 г., ст. 3). Все ветви государственной власти должны иметь равные возможности доступа к средствам массовой информации, чтобы не допускать усиления одной из них и разбалансированности государственного механизма.
В демократическом обществе обязательно должны быть негосударственные СМИ. Они должны в определенном смысле противостоять государственной власти, выполнять функции ее постоянного критика и официального оппонента. Общественность нуждается в информации о деятельности государственных органов и должностных лиц. Информированность дает ей возможность адекватно изменять поведение в различных политических ситуациях, принимать правильные политические решения.
Однако независимые от государства СМИ не должны быть сосредоточены в руках одной политической силы. Политический плюрализм должен сочетаться с информационным плюрализмом. На Международной конференции, посвященной проблемам независимости средств массовой информации (Москва, июнь 1993 г.), член Совета управляющих Европейского института средств массовой информации профессор Джордж Уэделл подчеркнул, что для того, чтобы СМИ функционировали удовлетворительно, существенно важно, чтобы они были и оставались разделенными.
Несомненно, что в обществе, основанном на частной собственности, существовали и будут существовать частные СМИ. Вместе с тем в обществах с развитой рыночной экономикой уже пришло понимание, что рынок урезает свободу информации, рассматривая информацию не в качестве общественной ценности, а в качестве товара, подлежащего присвоению частными лицами. Частные (коммерческие) СМИ преимущественно занимаются рекламой товаров и услуг. Как иронично заметил Даллас Смит, основной функцией средств массовой информации является не продажа идеологического товара потребителям, а формирование и сбыт аудитории рекламодателям.
Одна из серьезных проблем, связанных со СМИ, состоит в том, чтобы оградить неполитизированную часть общества (а это преобладающая в количественном отношении часть населения, а следовательно - основной электорат на любых выборах), во-первых, от монополизированной государственной идеологии; во-вторых, от различного рода партийной пропаганды (при отсутствии политического плюрализма в обществе); в-третьих, от информационного влияния средств массовой информации, выражающих интересы крупных финансовых и промышленных монополистов. Это могут сделать только СМИ, которые политически нейтральны (не имеют политических "хозяев"), не находятся в экономической зависимости от государственного бюджета или финансово-промышленных структур и на этой основе способны удовлетворять информационные потребности общества в целом. Такие СМИ в теории и политической практике называются "общественными", "некоммерческими", "публичными". В ФРГ используется термин "публично-правовые средства массовой информации". Организации (компании) таких СМИ наделены широкими правами самоуправления, финансируются они из налога на радио и телевидение, собираемого телерадиокомпаниями самостоятельно с каждого потребителя. Государство имеет право конституировать публично-правовые радиотелекомпании и закрыть" их, но, пока они существуют, они не подлежат его непосредственному влиянию. Наличие и функционирование общественных (публично-правовых) средств массовой информации - атрибут любого демократического общества. Вместе с тем, подчеркнем еще раз, в демократическом обществе, основанном на принципе политического плюрализма, учреждать СМИ и выражать свои интересы законным путем могут любые социальные группы, из которых в конечном счете и состоит гражданское общество.
Итак, с учетом сказанного, можно сделать следующие выводы относительно места и роли СМИ в политической системе общества:
1. СМИ не являются ветвью государственной власти ("четвертой властью"). Представление о них как о ветви государственной власти ошибочно, а реализация его на практике может нанести серьезный вред обществу. Такое представление вредно хотя бы потому, что в демократическом обществе, основанном на принципе политического плюрализма, СМИ должны быть рассредоточены, разделены между государственной властью и негосударственной, между государством и обществом, между различными политическими силами. Иное может привести к диктатуре СМИ, а точнее - тех, кто за ними стоит. СМИ - это орудие власти. Такое же орудие власти, как, например, пушки (только "стреляют" они информационными, идеологическими зарядами). Однако никому не приходит в голову называть артиллерию "четвертой" (или "пятой", "шестой" и т. д.) ветвью государственной власти.
2. Природа СМИ как орудия власти не позволяет рассматривать их не только как ветвь государственной власти, но и как самостоятельный компонент политической системы общества. СМИ могут и должны находиться в руках различных политических сил (общества, государства, партий и др.). И именно эти силы, а не сами СМИ, являются элементами политической системы. О СМИ можно говорить как об общественном институте (и, следовательно, об их институализации), но в смысле особого общественного явления, а не особого, самостоятельного элемента политической системы общества. В какой-то мере на политическую самостоятельность могут претендовать лишь публично-правовые СМИ. СМИ обособлены как организации (компании), но это лишь с точки зрения их внешнего, организационного оформления.
3. Функции СМИ определяются их политической и финансовой принадлежностью, а также природой общества в целом. СМИ являются не создателем той или иной идеологии, а лишь ее распространителем. В тоталитарном обществе СМИ пропагандируют официальную идеологию, воспитывают массы в духе приверженности официальной доктрине, критикуют идеологических противников. В демократическом обществе частные (коммерческие) СМИ преимущественно занимаются рекламой товаров и услуг. Партийные СМИ (печатные органы политических партий) осуществляют агитационную и пропагандистскую функции. Их задача состоит в распространении политических программ, идей, лозунгов среди населения. Общественные (публично-правовые) СМИ должны быть "зеркалом", адекватно отражающим процессы общественного бытия. Государственные СМИ должны выполнять функцию информационного посредника между обществом и государством: с одной стороны, информировать общественность о процессах, происходящих в государственном механизме, а с другой - адекватно отражать общественное мнение. Таким образом, содержание функций СМИ в демократическом обществе определяется положением их учредителей в политической системе общества.
С точки зрения приемов работы, форм деятельности СМИ занимаются поиском, получением, передачей, производством и распространением информации.
В литературе существуют различные подходы к классификации функций СМИ. Так, профессор Иллинойского университета Т. Петерсон выделяет семь основных функций печати:
- служить политической системе общества, обеспечивая информацию;
- обсуждать общественные дела;
- просвещать публику с тем, чтобы сделать ее способной к самоуправлению;
- ограждать права личности от правительства;
- служить экономической системе, главным образом, соединяя покупателя и продавца товаров с помощью рекламы;
- обеспечивать развлечение читателей;
- поддерживать свою собственную финансовую независимость, чтобы избежать давления каких-либо частных интересов.
Отечественный исследователь В.Л. Энтин в монографии "Средства массовой информации в политической системе общества" (М., 1988) указывает на следующие группы функций СМИ: учредительные, регулятивные, охранительные, нормативно-ценностные.
Проф. А.Б. Венгеров (в свое время председатель Судебной палаты по информационным спорам при Президенте РФ) также подчеркивает нормативно-ценностную функцию СМИ, под которой понимается способность не просто распространять, но и создавать нормы поведения, социальные ценности, цели.
Деятельность СМИ в Российской Федерации в основном регулируют следующие нормативно-правовые акты: Конституция РФ (ст. 29 и др.). Законы РФ "О средствах массовой информации" от 27 декабря 1991 г.; "О внесении изменений и дополнений в Закон РФ "О средствах массовой информации" от 13 января 1995 г.; "О порядке освещения деятельности органов государственной власти в государственных средствах массовой информации" от 13 января 1995 г.; "Об информации, информатизации и защите информации" от 20 февраля 1995 г.; "О чрезвычайном положении" от 17 мая 1991 г.; "О государственной тайне" от 21 июля 1993 г.; "О рекламе" от 14 июня 1995 г.; "О связи" от 16 февраля 1995 г.; Указы Президента РФ "О дополнительных гарантиях прав граждан на информацию" от 31 декабря 1993 г. и "О Судебной палате по информационным спорам при Президенте Российской Федерации" от 31 декабря 1993 г., а также другие нормативно-правовые акты Российской Федерации.
Статья 29 Конституции РФ каждому гарантирует свободу мысли и слова (ч. 1), право каждого свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом (ч. 4), а также гарантирует свободу массовой информации (ч. 5). Свобода слова есть юридическая возможность индивида (человека и гражданина) беспрепятственно выражать свои мысли и мнения. Эти мысли могут выражаться устно, письменно, в том числе и с помощью средств массовой информации. Носителем данной свободы является индивид. Под свободой массовой информации понимается юридическая возможность беспрепятственно (без ограничений) распространять средствами массовой информации при помощи специальных технических систем и устройств сведения, адекватно отражающие процессы общественного бытия, предназначенные для неопределенного круга лиц. Носителем данной свободы являются средства массовой информации. Таким образом, различие этих свобод в том, что свободу слова реализует индивид, а свободу массовой информации - независимые средства массовой информации.
Проф. А.В. Малько подчеркивает самостоятельность конституционного права гражданина на информацию. Впервые на международном уровне о праве на информацию было сказано в ст. 19 Всеобщей декларации прав человека и в принципе воспроизведено в ч. 4 ст. 29 Конституции РФ: "каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом". По мнению проф. Малько, право гражданина на информацию состоит из целого ряда юридических возможностей и включает в себя следующие правомочия:
1) право на беспрепятственное ознакомление с любым законом, с любым нормативно-правовым актом;
2) право знать о создании и функционировании всех конкретных информационных систем, которые в какой-либо степени затрагивают сферу личной жизни гражданина;
3) право давать согласие на сбор личностной информации;
4) право проверять достоверность такой информации;
5) право доступа к ней;
6) право на достоверную информацию о состоянии окружающей природной среды;
7) право на достоверную финансовую информацию; и др.
Автор справедливо указывает на необходимость принятия специального Закона "О праве на информацию".
Какими вообще, в принципе, могут быть взаимоотношения государства и СМИ? Думается, что СМИ и государство взаимодействуют по следующим направлениям:
- природа государства определяет в целом положение СМИ в обществе. Это хорошо видно на примере тоталитарного государства;
- государство и в демократическом обществе создает нормативно-правовую базу деятельности СМИ, определяет правовое положение каждой из их разновидностей;
- государство может иметь свои собственные, государственные СМИ, которые в обществе, основанном на принципе политического плюрализма, функционируют наряду с другими, негосударственными СМИ;
- государство не вмешивается в конкретную деятельность независимых СМИ;
- государство в целях защиты информационных прав граждан, интересов государства и разрешения конфликтов между различными СМИ может создавать специальные органы. В Российской Федерации таким органом является Судебная палата по информационным спорам при Президенте Российской Федерации, которая в системе государственных органов занимает особое место и не входит в систему федеральных судов РФ.
81. ГОСУДАРСТВО И ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПАРТИИ
Политическая деятельность граждан осуществляется главным образом через участие в политических партиях и общественно-политических движениях.
Политическая деятельность - это деятельность, связанная с борьбой за интересы (прежде всего интересы материальные, экономические) больших социальных групп - классов, наций, народов, других социальных общностей. Поэтому и политика как сфера социальной деятельности, и политические партии появляются в связи с дифференциацией, расслоением общества на большие группы людей, имеющие свои, особые интересы. Через политические партии люди объединяются для борьбы за власть с тем, чтобы обеспечить общие интересы своей социальной или национальной группы, целого класса или народа.
В конституциях разных стран, в том числе и в российской, нет юридического определения политической партии. В этих конституциях определяются только цели и задачи партий: политические партии "содействуют выражению мнений голосованием" (ст. 4 Конституции Франции); партии способствуют "выражению народной воли и организации политической власти" (ст. 47 Конституции Португалии). Более точно функция политической партии определена в Конституции Италии: партии создаются для того, чтобы "демократическим путем содействовать определению национальной политики" (ст. 49). Аналогичное содержание имеет и ст. 29 Конституции Греции: "Партии должны служить свободному функционированию демократического режима".
В конституциях этих государств закреплены принципы свободного образования партий, многопартийность, политический плюрализм. Идея политического плюрализма состоит в том, что в обществе существуют разнообразные интересы и, следовательно, их выражают различные партии, которые конкурируют в борьбе за власть, за голоса избирателей.
В политологической литературе политическая партия (от лат. pars, partis -часть) определяется как наиболее активная и организованная часть общественного слоя или класса, формулирующая и выражающая его интересы. Или, более полно, как "специализированная организационно упорядоченная группа, объединяющая наиболее активных приверженцев тех или иных целей (идеологий, лидеров) и служащая для борьбы за завоевание и использование политической власти в обществе".
Первые политические партии появились еще в Древней Греции (разумеется, не в том виде, в каком они существуют сейчас). Для современных политических партий характерно, в частности, то, что они:
- представляют собой политические организации;
- представляют собой организации общественные (негосударственные);
- являются устойчивыми и достаточно широкими политическими объединениями, имеющими свои органы, региональные отделения, рядовых членов;
- имеют свою программу и устав;
- построены на определенных организационных принципах,
- имеют фиксированное членство (хотя, например, республиканская и демократическая партии США традиционно не имеют фиксированного членства);
- опираются на определенный социальный слой, массовую базу в лице голосующих за представителей партии на выборах.
В литературе предпринимаются попытки на основе анализа современного законодательства выделить юридические признаки политических партий, их признаки как правовых институтов. Так, Ю.А. Юдин выделяет три основных квалификационных признака политической партии (при отсутствии хотя бы одного из них, по мнению Юдина, "общественное объединение теряет юридическое качество партии"). К таким признакам автор относит следующие:
1. Политическая партия - это общественное объединение, главной целью участия которого в политическом процессе является завоевание и осуществление (или участие в осуществлении) государственной власти в рамках и на основе конституции и действующего законодательства.
2. Политическая партия - это организация, объединяющая индивидов на основе общности политических взглядов, признания определенной системы ценностей, находящих свое воплощение в программе, которая намечает основные направления политики государства.
3. Политическая партия - это объединение, действующее на постоянной основе, имеющее формализованную организационную структуру.
Общественно-политические движения отличаются от партий тем, что они создаются для сравнительно узких, "адресных" целей: борьба за мир, защита окружающей среды (движение "зеленых") и т. п. Они не ставят перед собой задачу борьбы за власть, а лишь выдвигают перед властями определенные требования.
В демократических государствах запрещаются партии, которые используют подрывные, насильственные методы борьбы за власть, партии фашистского, милитаристского, тоталитарного типа с программой, направленной на свержение власти, упразднение конституции, и с дисциплиной военного и полувоенного типа.
Ко всем партиям предъявляется требование строго соблюдать конституцию и демократический режим внутрипартийной жизни. Партии являются организациями гражданского общества и не могут присваивать себе функции государственной власти. В международном документе Копенгагенской встречи (1990 г.) в рамках Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ) записано, что партии не должны сливаться с государствам. Эта запись предостерегает от повторения опыта тоталитарных однопартийных режимов, в том числе и советского, когда единственная партия поглотила не только государство, но в значительной степени и гражданское общество. В таких случаях образуются так называемые "партийные государства". Сама по себе концепция "партийного государства" ("государства партий") изначально ничего плохого в себе не несет: она служила лишь обоснованием необходимости правового регулирования деятельности партий. Основная идея этой концепции - признание партий как необходимых элементов функционирования демократических государственных институтов.
В настоящее время в Конституции России правовое положение политических партий приведено в соответствие с мировыми демократическими стандартами: признаны политический плюрализм, конкуренция в борьбе за власть посредством завоевания голосов избирателей, запрещены партии тоталитарного типа, исповедующие насилие как главное средство политической борьбы (ст. 13 Конституции РФ). Партия организуется по инициативе учредителей и может начать легальную деятельность после регистрации ее устава в Министерстве юстиции Российской Федерации. Ее деятельность может быть запрещена, если она преступает конституционные рамки, нарушает требования конституции и закона, предъявляемые к политическим партиям.
И партии, и государство являются политическими организациями, политическими общественными институтами. Более того, государство и партии традиционно считаются "элементами политической системы общества". При этом подчеркивается, что государство является центральным звеном политической системы, которое устанавливает "правила игры" для всех политических сил и выступает фактором, интегрирующим элементы политической системы в единое целое.
Думается, однако, что такая конструкция, как "политическая система", во многом требует пересмотра. Она была удобна для советского политического мышления, когда все политические институты должны были находиться в одной упряжке, вращаться вокруг одного политического "ядра".
Баланс политических сил, их равновесие и взаимодействие, существующие в свободном, демократическом обществе, - это система особая. В любом случае, это не та политическая система, какой она была представлена в советском государствоведении и тоталитарном политическом мышлении. С точки зрения современных представлений, наряду с государством следует учитывать и интегрирующую роль гражданского общества, его определяющее влияние на государство. А ведь политические партии являются одним из институтов гражданского общества.
Вместе с тем, в отличие от партий, государство выражает интересы общества в целом, является официальным представителем всего народа. В этой связи государство обладает только ему присущими возможностями и атрибутами - "рычагами" политической власти, за обладание которыми и борются политические партии с тем, чтобы с помощью механизма государственной власти обеспечить реализацию своих программ. Правящие политические партии, то есть те, которые уже тем или иным путем получили доступ к механизму государственной власти, осуществляют власть главным образом через расстановку членов своих партий на важнейшие государственные посты.
Существует типология политических партий. Различают партии легальные и нелегальные, правящие и оппозиционные. Правящие партии могут быть правящими монопольно и правящими в составе коалиции. В зависимости от характера партийной идеологии выделяются либеральные, консервативные, социал-демократические, коммунистические и т.п. партии.*

* В изложении вопроса использованы материалы, опубликованные проф. В.О. Мушинским.

82. ПРИНЦИП РАЗДЕЛЕНИЯ ВЛАСТЕЙ
В современном мире разделение властей - характерная черта, признанный атрибут правового демократического государства. Сама же теория разделения властей - итог многовекового развития государственности, поиска наиболее действенных механизмов, предохраняющих общество от деспотизма.
Теория разделения властей была создана несколькими исследователями политики: идея высказывалась Аристотелем, теоретически была развита и обоснована Джоном Локком (1632-1704 гг.), в классическом виде она была разработана Шарлем Луи Монтескье (1689-1755 гг.) и в ее современной форме - Александром Гамильтоном, Джеймсом Мэдисоном, Джоном Джеем -авторами "Федералиста" (серии статей, выходивших под общим заголовком в ведущих газетах Нью-Йорка в период обсуждения американской Конституции 1787 г., в которых пропагандировалось единство США на федеративной основе).
Основные положения теории разделения властей следующие:
- разделение властей закрепляется конституцией;
- согласно конституции законодательная, исполнительная и судебная власти предоставляются различным людям и органам;
- все власти равны и автономны, ни одна из них не может быть устранена любой другой;
- никакая власть не может пользоваться правами, предоставленными конституцией другой власти;
- судебная власть действует независимо от политического влияния, судьи пользуются правом длительного пребывания в должности. Судебная власть может объявить закон недействительным, если он противоречит конституции.
Теория разделения властей в государстве призвана обосновать такое устройство государства, которое исключало бы возможность узурпации власти кем бы то ни было вообще, а ближайшим образом - любым органом государства. Первоначально она была направлена на обоснование ограничения власти короля, а затем стала использоваться как теоретическая и идеологическая база борьбы против всяких форм диктатуры, опасность которой - постоянная общественная реальность.
Теоретические и практические истоки принципа разделения властей - в Древней Греции и Древнем Риме. Анализ политических структур и форм правления Платоном, Аристотелем и другими античными мыслителями подготовил почву для обоснования этого принципа в эпоху Просвещения.
В Древней Греции Солон, будучи архонтом, создал Совет 400 и оставил ареопаг, которые по своим полномочиям уравновешивали друг друга. Эти два органа должны были, по словам Солона, уподобляться двум якорям, предохраняющим государственный корабль от всяких бурь. Позже, в IV в. до н. э., Аристотель в "Политике" указал на три элемента в государственном строе: законодательно-совещательный орган, магистратуры и судебные органы. Спустя два века видный греческий историк и политический деятель Полибий (210-123 гг. до н. э.) отметил преимущество такой формы правления, при которой эти составные элементы, противодействуя, сдерживают друг друга. Он писал о легендарном спартанском законодателе Ликурге, установившем форму правления, соединившую "все преимущества наилучших форм правления, дабы ни одна из них не развивалась без меры и не превращалась в родственную ей обратную форму, дабы все они сдерживались в проявлении свойств взаимным противодействием и ни одна не тянула бы в свою сторону, не перевешивала бы прочих, дабы таким образом государство неизменно пребывало бы в состоянии равномерного колебания и равновесия наподобие идущего против ветра корабля".
Теоретическое развитие принцип разделения властей получил в средние века. Прежде всего - в труде "Два трактата о государственном правлении" (1690 г.) английского философа Джона Локка, который, стремясь предотвратить узурпацию власти одним лицом или группой лиц, разрабатывает принципы взаимосвязи и взаимодействия ее отдельных частей. Приоритет остается за законодательной властью в механизме разделения властей. Она верховна в стране, но не абсолютна. Остальные власти занимают по отношению к законодательной власти подчиненное положение, однако они не пассивны по отношению к ней и оказывают на нее активное воздействие.
Столетие спустя после опубликования "Двух трактатов о государственном правлении" Декларация прав человека и гражданина, принятая 26 августа 1789 г. Национальным Собранием Франции, провозгласит: "Общество, в котором не обеспечено пользование правами и не проведено разделение властей, не имеет конституции".
Взгляды Локка теоретически осмыслил и развил в классическую теорию разделения властей (практически в современном ее понимании) французский философ и просветитель Шарль Луи Монтескье (полное имя - Шарль Луи де Секондат, барон Бреда и Монтескье) в главном труде своей жизни - "О духе законов", над которым Монтескье работал 20 лет и который был опубликован в 1748 г. Это сочинение состоит из 31 книги и разделено на 6 частей. Под "духом" законов Монтескье понимал то рациональное, закономерное в них, что обусловлено разумной природой человека, природой вещей и т. д.
Наличие и функционирование системы разделения властей в государстве должно, по замыслу Монтескье, оберегать общество от злоупотреблений государственной властью, узурпации власти и концентрации ее в одном органе или одним лицом, что неминуемо приводит к деспотизму. Основную цель разделения властей Монтескье видел в том, чтобы избежать злоупотребления властью. "Если, - писал он, - власть законодательная и исполнительная будут соединены в одном лице или учреждении, то свободы не будет, так как можно опасаться, что этот монарх или сенат станет создавать тиранические законы для того, чтобы также тиранически применять их. Не будет свободы и в том случае, если судебная власть не отделена от власти законодательной и исполнительной. Если она соединена с законодательной властью, то жизнь и свобода граждан окажутся во власти произвола, ибо судья будет законодателем. Если судебная власть соединена с исполнительной, то судья получает возможность стать угнетателем. Все погибло бы, если бы в одном и том же лице или учреждении, составленном из сановников, из дворян или простых людей, были соединены эти три власти: власть создавать законы, власть приводить в исполнение постановления общегосударственного характера и власть судить преступления или тяжбы частных лиц".
Монтескье принадлежит также развитие положения о системе сдержек различных властей, без которой их разделение не было бы действенным. Он утверждал: "Необходим такой порядок вещей, при котором различные власти могли бы взаимно сдерживать друг друга". Речь, по существу, идет о так называемой системе сдержек и противовесов, где баланс законодательной, исполнительной и судебной власти определяется специальными правовыми мерами, обеспечивающими не только взаимодействие, но и взаимоограничение ветвей власти в установленных правом пределах.
Большой вклад в творческое развитие идеи сдержек и противовесов и воплощение ее на практике внес американский государственный деятель (дважды бывший президентом США) Джеймс Мэдисон (1751-1836 гг.). Он изобрел такую систему сдержек и противовесов, благодаря которой каждая из трех властей (законодательная, исполнительная и судебная) является относительно равной. Этот механизм сдержек и противовесов Мэдисона до сих пор действует в США.
Сдержками и противовесами Мэдисон называл частичное совпадение полномочий трех властей. Так, несмотря на то, что Конгресс - законодательный орган, президент может наложить вето на законы, и суды могут объявить акт Конгресса недействительным, если он противоречит Конституции. Судебная власть сдерживается президентским назначением и ратификацией Конгрессом этих назначений на должность в органы судебной власти. Конгресс сдерживает президента своим правом ратифицировать назначения в органы исполнительной власти, и он же сдерживает две другие власти своей властью ассигновать деньги.
Принцип разделения властей воспринят теорией и практикой всех демократических государств. Как один из принципов организации государственной власти в современной России, он был провозглашен Декларацией "О государственном суверенитете Российской Федерации" 12 июня 1990 г., а затем получил законодательное закрепление в ст. 10 Конституции РФ, которая гласит: "Государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны".
Разделение властей в России заключается в том, что законодательная деятельность осуществляется Федеральным Собранием: федеральные законы принимаются Государственной Думой (ст. 105 Конституции), а по вопросам, перечисленным в ст. 106, - Государственной Думой с обязательным последующим рассмотрением в Совете Федерации; исполнительную власть осуществляет Правительство РФ (ст. 110 Конституции); органами судебной власти являются суды, образующие единую систему, возглавляемую Конституционным Судом РФ, Верховным Судом РФ и Высшим Арбитражным Судом РФ. Согласованное функционирование и взаимодействие всех ветвей и органов государственной власти обеспечивается Президентом РФ (ч. 2 ст. 80 Конституции).
Однако практическое воплощение принципа разделения властей в России идет с большим трудом. Как отмечается в литературе, все готовы признать отдельное существование каждой из трех властей, но никак не их равенство, самостоятельность и независимость. Это отчасти объясняется длительным периодом тоталитарного правления. В истории России не было накоплено какого бы то ни было опыта разделения властей; здесь еще живучи традиции самодержавия и единовластия. Ведь само по себе конституционное разделение властей (на законодательную, исполнительную и судебную) не приводит автоматически к порядку в государстве, а борьба за лидерство в этой триаде обрекает общество на политический хаос. Безусловно, разбалансированность механизма сдержек и противовесов - лишь переходный этап в процессе становления государственности.
Как и у всякой идеи, у теории разделения властей всегда были как сторонники, так и противники. Не случайно Монтескье пришлось в 1750 г. опубликовать блестящую работу под названием "Защита "О духе законов".
Марксизм в оценке классического учения о разделении властей исходил лишь из идеологической подоплеки его возникновения в эпоху первых буржуазных революций. Такой подоплекой можно считать компромисс классовых сил, достигнутый на определенном этапе борьбы буржуазии за политическое господство. Исходя из этого, Маркс и Энгельс отождествили учение о разделении властей с выражением в политическом сознании спора между королевской властью, аристократией и буржуазией из-за господства. Советская доктрина абсолютизировала этот аспект и противопоставила теории разделения властей теорию полновластия Советов, полновластия народа и т. п. На самом же деле, это было лишь теоретическим прикрытием узурпации государственной власти, тоталитарной сути режима.
Смысл классического учения о разделении властей (в том виде, в каком оно было разработано Монтескье и поддержано Кантом) не следует сводить ни к выражению компромисса классово-политических сил, ни к разделению труда в сфере государственной власти, выражающей народный суверенитет, ни к механизму "сдержек и противовесов", сложившемуся в развитых государственно-правовых системах. Разделение властей - это прежде всего правовая форма демократии.
83. ПРАВОВОЕ ГОСУДАРСТВО
Правовое государство является одним из существенных достижений человеческой цивилизации. Его основополагающими качествами являются:
а) признание и защита прав и свобод человека и гражданина;
б) верховенство правового закона;
в) организация и функционирование суверенной государственной власти на основе принципа разделения властей.
Рассматривая современное состояние идей правового государства, следует избегать преувеличения их роли и степени распространения. В настоящее время правовое государство выступает идеалом, лозунгом, конституционным принципом и не получает своего полного воплощения в какой-либо стране. Реальная политическая практика государств, провозгласивших себя правовыми, нередко расходится с нормами конституции.
Для второй половины XX в. в конституционной организации государства характерно сочетание правового принципа с социальным, что дает формулу социального правового государства.
Идея утверждения права (или закона) в общественной жизни своими корнями восходит к глубокой древности - к тому периоду в истории человечества, когда возникли первые государства. Ведь для того, чтобы упорядочить социальные отношения с помощью права, государство должно было конституировать себя законодательным путем, то есть определить правовые основы государственной власти.
Ряд идей правовой государственности появился уже в античном мире, а теоретически развитые концепции и доктрины правового государства были сформулированы в условиях перехода от феодализма к капитализму и возникновения нового социально-политического строя.
Значительное влияние на формирование теоретических представлений, а затем и практики правовой государственности, оказали политико-правовые идеи и институты Древней Греции и Рима, античный опыт демократии. Идею единения силы и права в организации Афинского государства на демократических началах проводил в своих реформах уже в VI в. до н. э. древнегреческий архонт Солон, один из знаменитых семи греческих мудрецов. Мысль о том, что государственность вообще возможна лишь там, где господствуют справедливые законы, последовательно отстаивали Сократ, Платон и Аристотель.
Самое раннее из дошедших до нас определений государства как правового сообщества принадлежит Цицерону. В своем труде "О государстве" он писал о том, что государство (res publica) есть дело народа как "соединения многих людей, связанных между собой согласием в вопросах права и общностью интересов". В дальнейшем идеи государства как правового сообщества получают теоретическое обоснование в Новое время в трудах Гроция, Спинозы, Гоббса, Локка, Вольтера, Монтескье, Руссо. В частности, Джон Локк в своем учении о государстве обосновал законность сопротивления всякому произволу власти.
На качественно новую ступень обоснование идеала правового государства было поднято в теории родоначальника классической немецкой философии Иммануила Канта (1724-1804 гг.). Согласно знаменитому определению государства, сформулированному Кантом в "Метафизике нравов", оно представляет собой "объединение множества людей, подчиненных правовым законам". Хотя Кант не употреблял еще термина "правовое государство", он использовал такие близкие по смыслу понятия, как "правовое гражданское общество", "прочное в правовом отношении государственное устройство", "гражданско-правовое состояние". Особенность кантовского определения заключалась в том, что конститутивным признаком государства здесь было названо верховенство правового закона.
Под влиянием идей Канта в Германии сформировалось представительное направление, сторонники которого сосредоточили свое внимание на разработке теории правового государства. К числу наиболее видных представителей этого направления принадлежали Роберт фон Моль (1799-1875 гг.), Карл Теодор Велькер (1790-1869 гг.), Отто Бэр (1817-1895 гг.), Фридрих Юлиус Шталь (1802-1861 гг.), Рудольф фон Гнейст (1816-1895 гг.).
Термин "правовое государство" (по-немецки - Rechtstaat) ввел в научный оборот Роберт фон Моль, и таким образом он прочно утвердился в немецкой юридической литературе в первой трети XIX в.
В дальнейшем этот термин получил широкое распространение, в том числе и в дореволюционной России, где среди видных сторонников теории правового государства были Б.Н. Чичерин, П.И. Новгородцев, М.М. Ковалевский, Н.М. Коркунов, Б.А. Кистяковский и др. В России, имевшей давние и прочные связи с университетами Германии, немецкая юридическая терминология использовалась вообще без перевода. И теоретиков правового государства у нас первое время называли "рехтштатистами".
В англоязычной литературе термин "правовое государство" не используется - его эквивалентом в известной мере является термин "Rule of Law" (господство, правление права), который впервые в этом смысле использовал профессор Оксфордского университета Альбер Венн Дайси (1835-1922 гг.) в работе под названием "Основы конституционного права" (1855 г.).
Что касается отношения к идеям правового государства со стороны Маркса и Энгельса, то оно было негативным, отрицательным, как и отношение марксизма к государству вообще.
На конституционном уровне формула правового государства в сочетании с принципом социальности прямо зафиксирована в Основном законе ФРГ 1949 г. и в Конституции Испании 1978 г. К настоящему времени в той или иной форме она закреплена в конституциях целого ряда государств, хотя в действительности идеал правового государства еще не достигнут ни в одной стране.
Проф. B.C. Нерсесянц определяет правовое государство как "правовую форму организации и деятельности публично-политической власти и ее взаимоотношений с индивидами как субъектами права, носителями прав и свобод человека и гражданина".
Итак, признаками правового государства можно считать:
- ограничение государственной власти правами и свободами человека и гражданина (власть признает неотчуждаемые права граждан);
- верховенство права (правового закона) во всех сферах общественной жизни;
- конституционно-правовую регламентацию принципа разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную;
- наличие развитого гражданского общества;
- правовую форму взаимоотношений (взаимные права и обязанности, взаимная ответственность) государства и гражданина;
- верховенство закона в системе права;
- соответствие норм внутреннего законодательства общепризнанным нормам и принципам международного права;
- прямое действие конституции;
- возвышение суда.
В Конституции современной России поставлена задача построения правового государства (ст. 1) и закреплены все основополагающие принципы правовой государственности. Понятно, что гражданам России и российскому государству на этом пути придется решать много проблем. И важнейшей из них является формирование зрелого гражданского общества.*

* В изложении вопроса использованы материалы, опубликованные Е.А. Воротилиным.

84. ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО И ПРАВОВОЕ ГОСУДАРСТВО
Гражданское общество и правовое государство логически предполагают друг друга - одно немыслимо без другого. В то же время гражданское общество первично: оно является решающей социально-экономической предпосылкой правового государства.
Нельзя ставить знак равенства между понятиями "общество" и "гражданское общество": второе значительно уже первого и моложе на много лет. Становление и развитие гражданского общества является особым периодом истории человечества, государства и права. Общество, отличное от государства, существовало всегда, но не всегда оно было гражданским обществом. Формирование и развитие гражданского общества заняло несколько веков. Этот процесс не завершен ни в нашей стране, ни в мировом масштабе. Реальность существования гражданского общества (собственно, как и правового государства) определяется соотношением идеала и реально достигнутого состояния общества.
Гражданское общество в широком смысле и сам термин "гражданское общество" появились, когда сложились представления о гражданстве и гражданине и возникло понятие общества как совокупности граждан. Это произошло еще в Древней Греции и Риме. Однако тогда различия между гражданским обществом и государством не проводилось. Так, Аристотель полагал, что "государство есть не что иное, как совокупность граждан, гражданское общество", то есть он употреблял термины "гражданское общество" и "государство" как синонимы. И такой подход, в котором государство и общество рассматривались как единое целое, сохранялся вплоть до XVIII в., то есть до того периода, когда в своих основных чертах стало складываться гражданское общество в его строгом (узком), современном понимании.
Гражданское общество в его современном понимании и значении - это общество, способное противостоять государству, контролировать его деятельность, способное указать государству его место, держать его "в узде". Говоря другими словами, гражданское общество - это общество, способное сделать свое государство правовым. Между тем это не означает, что гражданское общество только тем и занимается, что борется с государством. В рамках принципа социальности, то есть социального государства, гражданское общество позволяет государству активно вмешиваться в социально-экономические процессы. Другое дело, что оно не позволяет государству подмять себя, сделать социальную систему тоталитарной.
Такая способность общества к политической самоорганизации возможна лишь при наличии определенных экономических условий, а именно - экономической свободы, многообразия форм собственности, рыночных отношений. В основе же гражданского общества лежит частная собственность. Именно она позволяет членам гражданского общества сохранять экономическое достоинство.
Фундаментальная разработка учения о гражданском обществе связывается с именем Гегеля. И, что примечательно, главным элементом гражданского общества Гегель считал человека, действующего в обществе в соответствии со своим социальным положением, своими частными интересами и потребностями. В этом подход классика немецкой философии выгодно отличается от современных представлений о гражданском обществе, в соответствии с которыми оно понимается лишь как некая сфера негосударственных отношений.
Определение социальных явлений только через отношения, исключая, игнорируя при этом субъектов этих отношений, - застарелая ошибка последователей марксистско-ленинского обществоведения. Ведь общественных отношений без людей просто не бывает. Маркс и сам замечал, что общественные отношения, "как и вообще отношения, можно только мыслить (выделено Марксом. - В.П.), если их хотят фиксировать в отличие от тех субъектов, которые находятся между собой в тех или иных отношениях" (Соч. Т. 46. Ч. 1. С. 84).
Любую социальную сферу составляют три компонента:
а) социальные субъекты (люди и образуемые ими общности);
б) отношения между субъектами (общественные отношения, социальные структуры);
в) поведение людей, их деятельность.
В полной мере это относится и к гражданскому обществу. Другое дело, что человек состоит во множестве социальных отношений, и не во всех этих отношениях он выступает именно как член гражданского общества. Однако то, будет ли данный конкретный человек выступать субъектом отношений гражданского общества, ощущает ли он себя таковым и как он ведет себя в этих отношениях, зависит от его личных и социальных качеств. Поэтому формирование гражданского общества - это прежде всего задача формирования члена этого общества (в основном, за счет принципиальных изменений в экономической и политической структурах общества).
Итак, гражданское общество и его взаимоотношения с государством характеризуются, в основном, следующими моментами:
- становление и развитие гражданского общества связывается с формированием буржуазных общественных отношений, утверждением принципа формального равенства;
- гражданское общество базируется на частной и иных формах собственности, рыночной экономике, политическом плюрализме;
- гражданское общество существует наряду с государством как относительно самостоятельная и противостоящая ему сила, находящаяся с ним в противоречивом единстве;
- гражданское общество представляет собой систему, которая построена на основе горизонтальных связей между субъектами (принцип координации) и которой свойственны самоорганизация и самоуправляемость;
- гражданское общество есть сообщество свободных граждан-собственников, осознающих себя именно в таком качестве, а следовательно - готовых взять на себя всю полноту хозяйственной и политической ответственности за состояние общества;
- с развитием гражданского общества и становлением правовой государственности происходит сближение общества и государства, их взаимопроникновение: по существу, правовое государство есть способ организации гражданского общества, его политическая форма;
- взаимодействие гражданского общества и правового государства направлено на формирование правового демократического общества, на создание демократического социально-правового государства.
Таким образом, понятие "гражданское общество" характеризует определенный уровень развития общества, его состояние, степень социально-экономической, политической и правовой зрелости.
85. СОЦИАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВО
Вообще слово "социальный" в латинском языке означает "общий", "общественный", то есть относящийся к жизни людей в обществе. Поэтому "социальным" в самом широком значении этого слова является любое государство, будучи продуктом общественного развития. Однако в данном случае под "социальным государством" понимается государство, обладающее особыми качествами и функциями.
Существование и деятельность социального государства тесно связана с такими общественными явлениями, как демократия, гражданское общество, правовое государство, свобода и равенство, права человека.
Идея социальной государственности сформировалась в конце XIX - начале XX вв. (то есть позднее идеи правового государства) как результат объективных социально-экономических процессов, происходящих в жизни буржуазного общества, когда в противоречие вошли два его важнейших принципа - принцип свободы и принцип равенства. Теоретически сложилось два подхода к соотношению этих принципов. Адам Смит, Джон Стюарт Милль, Бенжамен Констан, Джон Локк и др. отстаивали теорию индивидуальной свободы человека, вменяя государству в качестве основной обязанности охранять эту свободу от любого вмешательства, в том числе и от вмешательства самого государства. При этом они понимали, что в конечном счете такая свобода приведет к неравенству, однако считали свободу высшей ценностью.
Другой подход олицетворяет Жан-Жак Руссо, который, не отрицая значения индивидуальной свободы, считал, что все должно быть подчинено принципу равенства, обеспечивать который - задача государства.
Принцип индивидуальной свободы, который раскрепощал инициативу и самодеятельность людей, способствовал развитию частного предпринимательства и рыночного хозяйства, имел, таким образом, экономическое основание в период упрочения экономической мощи буржуазных государств. Однако к концу XIX в. по мере развития и накопления богатства стало происходить имущественное расслоение буржуазного общества, его поляризация, чреватая социальным взрывом. И в этой ситуации принцип индивидуальной свободы потерял свою актуальность и уступил место принципу социального равенства, требующего от государства перейти от роли "ночного сторожа" к активному вмешательству в социально-экономическую сферу. Именно в такой историко-политической обстановке и начинает формироваться понятие социального государства, понимание его особых качеств и функций.
В дальнейшем идея социального государства начинает получать все большее признание, воплощаться в практике и конституциях современных государств. Впервые государство было названо социальным в Конституции ФРГ 1949 г. Так или иначе принцип социальности выражен в конституциях Франции, Италии, Португалии, Турции, Испании, Греции, Нидерландов, Дании, Швеции, Японии и др. государств. Большое значение для теории и практики социального государства имело учение английского экономиста Дж. Кейнса, под влиянием взглядов которого сформировалась концепция государства всеобщего благоденствия, исходящая из возрастания социальной функции государства.
Следует отметить, что несомненно катализатором процесса развития идеи социального государства и воплощения ее в жизнь на Западе было возникновение Советского государства, постоянно декларировавшего в своих Конституциях и других законодательных актах социальную ориентированность политики. И, хотя политическая теория и декларации социализма находились в противоречии с реальностями отсутствия демократии, гражданского общества, правового государства и частной собственности как экономической основы этих институтов, нельзя отрицать реальных достижений в социальной политике социалистических государств. Разумеется, что в названных социально-экономических условиях социально ориентированная деятельность социалистического государства могла иметь только патерналистский (отеческий) характер, связанный с установлением убогого равенства.
Подлинно социальное государство возможно лишь в условиях демократии, гражданского общества и должно быть правовым в современном значении этой характеристики. В настоящее время правовое государство должно быть социальным, а социальное государство не может не быть правовым. Между тем исторически, а также в некоторых современных концепциях, например в подходе австрийского экономиста и политолога Ф.А. Хайека (Хайек Фридрих фон Август, Нобелевский лауреат, род. в 1899 г.), между принципами правового и социального государства можно фиксировать определенное противоположение.
Теория и практика правового государства, как уже отмечалось, предшествовали идее и практическому воплощению государства социального, и их можно рассматривать как определенные этапы в развитии общества. Социальное государство пришло вслед за правовым потому, что последнее в его классическом либеральном (формальном) варианте опиралось прежде всего на принципы индивидуальной свободы, формального юридического равенства и невмешательства государства в дела гражданского общества. А это привело к глубокому фактическому неравенству, кризисным состояниям в экономике и классовой борьбе. Все это потребовало от государства перехода в новое качественное состояние, выполнения новых фунщий. П.И. Новгородцев обоснованно рассматривал социальное реформирование (формирование социального государства) как "новую стадию развития правового государства". В наши дни демократические государства стремятся найти оптимальную меру сочетания правового и социального принципов.
Истоки социальной политики государства находятся в далеком прошлом, когда правители, например римские цезари, заботились о предоставлении плебсу "хлеба и зрелищ". Однако о социальном государстве как особой политико-правовой реальности можно говорить лишь тогда, когда социально ориентированная политика фактически становится основным направлением его деятельности и распространяется на широкий круг объектов. Кроме того, социальным может быть только государство, имеющее высокий уровень экономического развития, причем в структуре экономики должна быть учтена социальная ориентация государства. В этой связи момент реального возникновения социальных государств следует отнести к 60-м годам XX в. В каждой же конкретной стране начальную стадию формирования социального государства следует связывать с установлением ответственности государства за предоставление каждому гражданину прожиточного минимума, что в дальнейшем трансформируется в обязанность государства обеспечить каждому гражданину достойный уровень жизни.
Кроме того, следует учитывать, что проведение государством социально ориентированной политики представляет собой трудный процесс, своего рода политическую эквилибристику, обусловленную необходимостью учитывать противоречивые, почти исключающие друг друга факторы. Социальное государство должно постоянно налаживать труднодостижимый баланс между свободой рыночной экономики и необходимостью воздействовать на распределительные процессы с целью достижения социальной справедливости, сглаживания социального неравенства. Проф. Е.А. Лукашева справедливо пишет: "Отказываясь от ограниченной роли "ночного сторожа" и стремясь обеспечить всем гражданам достойный уровень жизни, государство не должно переступить черту, за которой начинается грубое вмешательство в экономику, подавление инициативы и свободы предпринимательства". В этой связи не случайно среди современных политических движений Запада сложилось своеобразное разделение труда: консерваторы делают больший акцент на индивидуальной и политической свободе - правовом принципе, социал-демократы и близкие к ним либералы - на сближении доходов и жизненных шансов как материальном условии свободы каждого, то есть на социальном принципе.
Становление социального государства - это процесс не только экономический и политический, но и процесс нравственный, требующий "человеческого" измерения.
С учетом сказанного можно сделать вывод, что условиями существования социального государства и его характерными признаками являются:
1. Демократическая организация государственной власти.
2. Высокий нравственный уровень граждан и прежде всего - должностных лиц государства.
3. Мощный экономический потенциал, позволяющий осуществлять меры по перераспределению доходов, не ущемляя существенно положения собственников.
4. Социально ориентированная структура экономики, что проявляется в существовании различных форм собственности со значительной долей собственности государства в нужных областях хозяйства.
5. Правовое развитие государства, наличие у него качеств правового государства.
6. Существование гражданского общества, в руках которого государство выступает инструментом проведения социально ориентированной политики.
7. Ярко выраженная социальная направленность политики государства, что проявляется в разработке разнообразных социальных программ и приоритетности их реализации.
8. Наличие у государства таких целей, как установление всеобщего блага, утверждение в обществе социальной справедливости, обеспечение каждому гражданину:
а) достойных условий существования;
б) социальной защищенности;
в) равных стартовых возможностей для самореализации личности.
9. Наличие развитого социального законодательства (законодательства о социальной защите населения, например Кодекса социальных законов, как это имеет место в ФРГ).
10. Закрепление формулы "социальное государство" в конституции страны (впервые это было сделано в Конституции ФРГ в 1949 г.).
Говоря о функциях социального государства, следует иметь в виду следующие обстоятельства:
а) ему присущи все традиционные функции, обусловленные его природой государства как такового;
б) на содержание всех функций социального государства налагает отпечаток его общее социальное назначение, то есть традиционные функции как бы преломляются через призму целей и задач социального государства, и в этом плане можно вести речь о наличии у него общей социальной функции (общем социальном назначении);
в) в рамках общей социальной функции можно выделить специфические направления деятельности социального государства - специфические функции. К последним, в частности, относятся:
- поддержка социально незащищенных категорий населения;
- охрана труда и здоровья людей;
- поддержка семьи, материнства, отцовства и детства;
- сглаживание социального неравенства путем перераспределения доходов между различными социальными слоями через налогообложение, государственный бюджет, специальные социальные программы;
- поощрение благотворительной деятельности (в частности, путем предоставления налоговых льгот предпринимательским структурам, осуществляющим благотворительную деятельность);
- финансирование и поддержка фундаментальных научных исследований и культурных программ;
- борьба с безработицей, обеспечение трудовой занятости населения, выплата пособий по безработице;
- поиск баланса между свободной рыночной экономикой и мерой воздействия государства на ее развитие с целью обеспечения достойной жизни всех граждан;
- участие в реализации межгосударственных экологических, культурных и социальных программ, решение общечеловеческих проблем;
- забота о сохранении мира в обществе.
Конституция Российской Федерации в ст. 7 закрепляет принцип социальности государства: "1. Российская Федерация - социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека. 2. В Российской Федерации охраняются труд и здоровье людей, устанавливается гарантированный минимальный размер оплаты труда, обеспечивается государственная поддержка семьи, материнства, отцовства и детства, инвалидов и пожилых граждан, развивается система социальных служб, устанавливаются государственные пенсии, пособия и иные гарантии социальной защиты". Однако пока Россию можно назвать лишь страной, находящейся на переходной стадии к социальному государству, а приведенное выше положение Конституции - расценивать как программную установку.
Можно назвать некоторые проблемы создания социального государства в России:
- Россия еще не обрела опоры в праве, в правах человека и социальное государство в России не может опереться на фундамент правового государства: создание социального государства у нас не является новым этапом развития правового государства (как это имело место на Западе);
- в России не создан "средний слой" собственников: подавляющему большинству населения страны ничего не досталось от стихийно приватизированной партийно-государственной собственности;
- отсутствует мощный экономический потенциал, позволяющий осуществлять меры по перераспределению доходов, не ущемляя существенно свободы и автономии собственников;
- не ликвидированы монополии в важнейших видах производства и сбыта, что приводит к отсутствию реальной конкуренции;
- отсутствует развитое, зрелое гражданское общество;
- снижен уровень нравственности в обществе, практически потеряны привычные духовные ориентиры справедливости и равенства. В общественном сознании утверждается (не без помощи "профессиональных" идеологов и политиков, а также СМИ) пагубное представление о несовместимости, с одной стороны, нравственности, а с другой - политики и экономики ("политика - дело грязное");
- существующие политические партии России не имеют четких социальных программ и представлений о путях реформирования общества;
- в обществе отсутствуют четко обозначенные реальные цели, научно выверенные модели жизнеустройства;
- в процессе освобождения российского общества от тотального вмешательства государства по инерции снижена социальная роль государственности, то есть российское государство впало в другую крайность, оставив гражданина один на один со стихией рынка.
И тем не менее, несмотря на перечисленные трудности, развитие социальной государственности - единственно возможный путь для свободного общества, которым хочет стать Россия.*

* В изложении вопроса использованы материалы, опубликованные проф. Е.А. Лукашевой.

86. ПРОИСХОЖДЕНИЕ ГОСУДАРСТВА
Наиболее полное представление о государстве, как и о любом явлении, можно составить лишь на основе подхода к нему с трех позиций, или по трем направлениям:
а) с точки зрения функциональной (функциональная характеристика);
б) с точки зрения субстанциональной (субстанциональная характеристика);
в) с точки зрения генезиса (генетическая характеристика).
В рамках функциональной характеристики явление получает объяснение как то, что способно производить определенную работу, осуществлять определенную деятельность. Например, определение автомобиля, сформулированное на основе функционального подхода, может звучать следующим образом: автомобиль - это устройство, предназначенное для перевозки по суше грузов и пассажиров. С позиций субстанционального (содержательного, сущностного) подхода автомобиль можно описывать как самоходное транспортное средство, передвигающееся по безрельсовым дорогам и имеющее двигатель, три и более колеса, рулевое управление и т. д. С точки же зрения генезиса (происхождения), автомобиль - это то, что производят на автомобильном заводе.
Таким образом, можно заметить, что основной в этом ряду является субстанциональная характеристика явления: она дает понимание его сущности, строения, характерных свойств (субстанциональных признаков). Функциональная и генетическая характеристики выступают как дополнительные к субстанциональной и вносят в общее понятие явления его функциональные и генетические признаки.
Тем более, сказанное о значении и порядке использования в описании тех или иных объектов субстанционального, функционального и генетического подхода касается таких явлений, как государство и право, генезис которых скрыт от нас тысячелетиями, и на этот счет можно строить только более или менее достоверные предположения. Поэтому в учебной литературе было бы более логично начинать характеристику как государства, так и права с их субстанциональной характеристики. Тем более, что данные явления существуют перед нашими глазами в своем развитом виде.
Кроме того, следует различать логики трех процессов:
а) логику реального становления и развития явлений и событий (онтологический процесс);
б) логику научного незнания этих явлений и событий (гносеологический процесс);
в) логику объяснения, изложения, передачи полученных сведений, то есть логику обучения (процесс обучения).
Логики последних двух процессов в значительной мере могут совпадать, особенно при проблемном обучении, когда обучаемый ведется к тому или иному знанию по пути научного поиска. А вот, что касается онтологического процесса (реального, фактического процесса зарождения и развития явлений) и процесса обучения (процесса изложений знаний об этих явлениях), то их логики явно не совпадают. Ведь то обстоятельство, что государство или право вначале зарождалось, а потом развивалось, еще не означает, что и их характеристику следует начинать с учебных тем об их происхождении. В этом случае получается, что речь идет о происхождении того, еще неизвестно чего, то есть объясняется происхождение неизвестного явления. На таком пути трудно объяснить и понять и сам процесс происхождения государства и права.
Имея перед собой в настоящем времени государство и право в развитом виде, их описание следует начинать субстанциональным подходом (соответствующие разделы в учебной литературе обозначаются как "понятие государства" и "понятие права"), а затем уже дополнять субстанциональную характеристику (сущности, строения, свойств) функциональной характеристикой и более или менее достоверными версиями о происхождении права и государства.
К достоверно установленным обстоятельствам, связанным с происхождением государства, можно отнести то, что:
а) государство существовало не всегда (первые государственные образования возникли около 5 тыс. лет назад: до этого в течение полутора миллионов лет существовала первобытная организация общества);
б) оно возникло как продукт общественного развития;
в) на определенном отрезке времени;
г) в ходе длительного исторического процесса;
д) под влиянием целого ряда факторов.
В ряду таких факторов называют географический фактор, экологический, религиозный, национальный, психологический и др.
Вместе с тем нужно выделить основные моменты (факторы, процессы), которые вызвали появление государства и постоянно обусловливают необходимость его существования. К таким факторам, обусловившим потребность в новом устройстве общества, следует, видимо, отнести:
- возникновение необходимости по-новому (на новом принципе) организовать управление социальными, прежде всего производственными, процессами в масштабе общества;
- социально-имущественную дифференциацию общества, его расслоение, а отсюда - дифференциацию интересов на индивидуальные, семейные, групповые (коллективов, слоев, классов и т. п.), а также общества в целом, и как следствие - появление функции "общих дел".
Появление самих этих факторов в литературе объясняют неолитической революцией - переходом от присваивающей экономики к производящей, которая, в свою очередь, была обусловлена, по мнению авторов, экологическим кризисом - резким изменением климатических условий и вымиранием крупных животных (мамонтов, шерстистых носорогов и др.).
Из такого подхода можно сделать вывод, что если бы не было резкого изменения климатических условий, то не было бы и государства. Думается, все-таки, что возникновение государства является следствием не революций и природных кризисов, а результатом нормального эволюционного развития общества, следствием реализации социальной программы развития человечества. Общество как саморазвивающаяся и самоуправляемая система имеет свои собственные, внутренние механизмы и стимулы развития. И этот процесс самоорганизации общества никогда не останавливался и происходит сейчас, уже как общепланетарный процесс формирования наднациональных, надгосударственных органов координации и управления. (Точно так же, как государство в свое время поднялось над родовыми, семейными, групповыми интересами и приняло на себя функцию "общих дел".)
Налаживание производства в масштабе общества и социальное расслоение шли как два взаимосвязанных процесса, но в общем процессе формирования того или иного государства мог занимать превалирующее значение, выступать на первый план как тот, так и другой. Так, в литературе указывают на "восточный путь" возникновения государств, основанных на так называемом азиатском способе производства, когда появление государства было вызвано необходимостью проведения масштабных общественных работ (строительство и эксплуатация ирригационных сооружений, организация поливного земледелия). Экономика в таком государстве основывалась на государственной и общественной формах собственности, а социальное расслоение явилось следствием узурпации не самих средств производства, а управления ими (появляется слой профессиональных управленцев, своего рода государственной "номенклатуры").
Первичным фактором процесса государствообразования на территории Европы ("европейский путь") выступил процесс социально-имущественного расслоения общества (процесс классообразования), вызванный формированием частной собственности. Этот путь возникновения государств подробно описан в работе Ф. Энгельса "Происхождение семьи, частной собственности и государства".
Названные основные факторы генезиса государства в конкретно-исторических условиях проявляли себя по-разному и дополнялись в каждом конкретном случае целым рядом специфических обстоятельств.
87. ТЕОРИЯ ОБЩЕСТВЕННОГО ДОГОВОРА
Некоторые идеи о договорном происхождении власти возникли еще в древности (ранний буддизм, учение Мо-цзы), имели место в философии Эпикура (341-270 гг. до н. э.) и Тита Лукреция Кара (99-55 гг. до н. э.). Однако основной период разработки теории общественного договора лежит между публикацией "Левиафана" Гоббса (1651 г.) и трудом Канта "Метафизические элементы справедливости" (1797 г.). Сторонниками этой теории были Гроций, Спиноза, Локк, Руссо. В России ее представителем был Александр Николаевич Радищев (1749-1802 гг.).
В рамках целостной социально-политической доктрины положения теории общественного договора были разработаны Жан-Жаком Руссо (1712-1778 гг.) в главном труде его жизни - трактате под названием "Об общественном договоре, или Принципы политического права" (1762 г.) и в историческом очерке "Рассуждения о происхождении и основаниях неравенства между людьми" (1754 г.).
К основным положениям теории общественного договора можно отнести следующие:
- каждый человек рожден свободным и сам себе хозяин, никто не в состоянии подчинить человека без его согласия. Руссо подчеркивал, что человек не обязан ничем тем, кому он ничего не обещал;
- основанием права могут служить только договоры и соглашения. В противовес естественному праву Руссо была выдвинута идея права политического, то есть основанного на договорах;
- основой любой законной власти среди людей могут быть лишь соглашения: законная власть возникает в результате добровольного соглашения свободных и добродетельных людей. При этом божественное происхождение власти отвергается;
- в результате общественного договора образуется ассоциация равных и свободных индивидов: свобода и равенство участников договора обеспечивают объединение народа в неразрывное целое (коллективную личность), интересы которого не могут противоречить интересам частных лиц;
- по условиям общественного договора суверенитет принадлежит народу. При этом народный суверенитет понимается как общая воля народа. Он неотчуждаем и неделим. Руссо подчеркивал, что передаваться может власть, но никак не воля;
- сущность теории общественного договора заключается в передаче власти народом государству. Такое общественное соглашение, по словам Руссо, дает политическому организму (государству) неограниченную власть над всеми его членами;
- во всех формах правления суверенитет и законодательная власть принадлежат всему народу, который является источником власти;
- всякое правление посредством законов Руссо считал республиканским правлением. "Таким образом, - подчеркивал он, - я называю Республикой всякое Государство, управляемое посредством законов, каков бы ни был при этом образ управления им". Народный суверенитет - основополагающий принцип республиканского строя. При народовластии возможна только одна форма правления - республика, тогда как форма организации управления может быть различной - монархией, аристократией или демократией, в зависимости от числа лиц, участвующих в управлении. Руссо замечал, что в условиях народовластия "даже монархия становится республикой";
- народ имеет право не только изменить форму правления, но и вообще расторгнуть само общественное соглашение и вновь возвратить себе естественную свободу;
- подчеркивая неделимость суверенитета, Руссо выступил против разделения властей: системе разделения властей Руссо противопоставил идею разграничения функций органов государства.
В действительности общественный договор никогда не заключался. Видимо, прав Г.Ф. Шершеневич, когда замечает, что теорию общественного договора следует оценивать не с точки зрения исторической действительности, а как определенный методологический прием. "Для них (сторонников этой теории. - В.П.) не важно, - пишет Шершеневич, - было ли так в истории или нет, для них важно доказать, какой вид должно принять общество, если предположить, что в основании его лежит общественный договор, обусловленный согласием всех, без чего никто не может считать себя связанным общественными узами".
Вместе с тем теория общественного договора во многом способствовала развитию демократической традиции в теории и на практике. Под влиянием теории общественного договора формировалась, в частности, государственность Соединенных Штатов Америки.
88. ТЕОРИЯ СОЛИДАРИЗМА
Идеи солидаризма получили значительное распространение в конце XIX -начале XX вв. Их теоретической основой была социологическая доктрина, взгляд Огюста Конта на общество как на единое целое. Понятие "солидарность", выдвинутое основателем социологии Огюстом Контом, получило развитие в книге французского социолога Эмиля Дюркгейма "О разделении общественного труда" (1893 г.). Те же идеи развивались в книге французского политического деятеля Л. Буржуа "Солидарность" (1897 г.). Построить на основе идей солидарности политико-правовую концепцию предпринял попытку профессор юридического факультета в Бордо Леон Дюги (1859-1928 гг.) в книге "Государство, объективное право и положительный закон" (1901 г.).
Для политико-правовой доктрины солидаризма характерны следующие моменты:
- идеологическое противостояние и индивидуализму, и социализму (коммунизму);
- резко негативное отношение к учению о классовой борьбе (Леон Дюги называл его "отвратительной доктриной");
- скептическое отношение к субъективным правам, поскольку они, по мнению солидаристов, разобщают членов общества. "Индивид не имеет никакого права, он имеет лишь социальные обязанности". Дюги предлагал заменить понятие субъективного права понятием социальной функции;
- отрицательное отношение к идеям равенства и естественных прав человека, выдвинутых в революционную эпоху и закрепленных в Декларации прав человека и гражданина. Дюги утверждал, что люди неравны от природы, занимают соответственно этому разное положение в обществе и должны иметь разное, а не одинаковое юридическое состояние;
- взгляд на буржуазию и пролетариат как на взаимосвязанные классы, каждый из которых выполняет социально необходимую функцию и которые должны совместно и солидарно трудиться в общественном производстве;
- одобрительное отношение к частной собственности, которая рассматривалась не как субъективное право индивида, а как его обязанность "свободно, полно и совершенно выполнять социальную функцию собственника";
- понимание социальной солидарности как "факта взаимной зависимости, соединяющей между собой, в силу общности потребностей и разделения труда, членов рода человеческого";
- идея о том, что осознание факта солидарности порождает социальную норму, которая стоит выше государства и положительных (писаных) законов, а они лишь служат ее осуществлению. Дюги формулировал эту норму следующим образом: "Ничего не делать, что уменьшает солидарность по сходству и солидарность через разделение труда; делать все, что в материальных силах личности, чтобы увеличить социальную солидарность в обеих этих формах";
- акцент на положительных обязанностях государства. По мнению Дюги, норме солидарности соответствуют законы о всеобщем образовании, здравоохранении, социальном обеспечении, охране труда и др.
Теория солидаризма оказала значительное и долговременное влияние на политико-правовую идеологию и практику. В России идеи Леона Дюги были поддержаны (хотя и не безоговорочно) такими видными правоведами, как Павел Иванович Новгородцев и Максим Максимович Ковалевский. На идеи Дюги о "социальных функциях" права благожелательно ссылались А. Г. Гойхбарг и другие советские юристы 1918-1920 гг. В дальнейшем доктрина Дюги о синдикалистском (корпоративном) государстве была использована фашистской партией Италии, франкистским и другими антидемократическими режимами, что подорвало доверие к фактически умеренным идеям солидаризма, ряд которых сохраняет актуальность и по сей день.
89. АНАРХИЗМ О ПРАВЕ И ГОСУДАРСТВЕ
В свое время Сен-Симон утверждал, что общество имеет двух врагов, которых оно в равной степени ненавидит - анархию и деспотизм.
Термин "анархизм" произошел от греческого слова, означающего "безначалие, безвластие". Идея анархизма была высказана еще в античное время древнегреческим философом Платоном (427-347 гг. до н. э.) в его труде "Республика". Отдельные фрагменты анархизма содержатся в философии основоположника стоицизма Зенона (333-262 гг. до н. э.), в христианском движении IX в. (Армения), в идеологии гуситских движений XV в., в утопиях Ф. Рабле и Ф. Фенелона, в идеологии "бешеных" эпохи Великой французской революции.
Впервые попытку систематизированно изложить политические и экономические формы анархизма предпринял в конце XVIII в. английский писатель Уильям Годвин, который в своей книге "Исследование о политической справедливости" (1793 г.) сформулировал понятие "общество без государства".
Как общественно-политическое течение анархизм сложился в 40-х - 70-х годах XIX в. в Западной Европе. Теоретическое обоснование анархизма связано с именами Макса Штирнера (Германия), Пьера Жозефа Прудона (Франция), Михаила Александровича Бакунина и Петра Алексеевича Кропоткина (Россия).
Наибольший подъем анархизма приходится на 70-е годы XIX в. Он распространился во Франции, Швейцарии, Италии, Испании и США. Влияние анархизма было достаточно сильным в конце XIX - начале XX вв., когда появились анархистские революционные движения в западноевропейских странах. В настоящее время его общественное влияние незначительно. Однако и по сей день федерации, группы и иные формы организации анархистов существуют в США, Италии, Великобритании и некоторых других странах.
Из-за различий в подходах к достижению поставленных целей анархизм никогда не существовал как единая идеология. В анархистском учении можно выделить четыре основных течения: индивидуализм, мутуализм (мютюэлизм), коллективизм и анархо-коммунизм.
В основу индивидуалистического анархизма была положена идея абсолютной свободы человека, который в своих поступках не должен быть связан никакими нормами права и морали. Основателем этого направления считается немецкий нигилист Макс Штирнер (1806-1856 гг.), который в своем главном труде "Единственный и его собственность" (русский пер. в 1922 г.) пытался доказать, что единственной реальностью является индивид, что все имеет ценность лишь постольку, поскольку служит индивидууму.
Автором анархистского течения мутуализма (или мютюэлизма, то есть взаимопомощи) был французский социалист и философ Пьер Жозеф Прудон (1809-1865 гг.) - автор книги "Система экономических противоречий, или Философия нищеты" (1846 г.). Прудон видел источник социальной несправедливости в неэквивалентном обмене. В своем произведении "Что такое собственность?" (1840 г.) он утверждал: "Собственность - это кража". По его мнению, организация безденежного, эквивалентного обмена товарами между всеми членами общества обеспечит независимость личности от государства и сделает его ненужным. Взгляды Прудона на государство изложены им в книгах "Исповедь революционера" (1849 г.) и "Общая идея революции XIX века..." (1851 г.). В них Прудон выдвинул план "социальной ликвидации" - замены государства договорными отношениями между индивидуумами, общинами и группами производителей, сотрудничающими в эквивалентном обмене. В более позднем сочинении "О федеративном принципе" (1863 г.) Прудон заменил лозунг "ликвидации государства" планом раздробления современного централизованного государства на мелкие автономные области, а в сочинении "Война и мир" (1861 г.) выступил с апологией войны как "источника права". Анархистская теория Прудона имела реформистский характер, однако его воззрения подготовили почву для восприятия в России идей Бакунина, который превратил мирную проповедь своего учителя в бунтарскую теорию революции.
С ростом революционных настроений в Европе формируется идея коллективистского анархизма, теоретиком которого стал Михаил Александрович Бакунин (1814-1876 гг.), считавший, что государство в любой форме является орудием угнетения народных масс, и выступавший за его немедленное уничтожение революционным путем. Личную свободу каждого человека Бакунин выводил как производное от коллективной свободы всего общества. Свободу же общества видел в самоуправлении народа "посредством свободной федерации и союза" крестьянских и рабочих ассоциаций, коллективно владеющих землей, орудиями труда, в которых процесс производства и распределения продуктов также носил бы коллективный характер. Все юридические законы, в отличие от законов природы, являются, как считал Бакунин, внешне навязанными, а потому и деспотическими. "Политическое законодательство" (то есть законы, созданные государством) неизменно враждебно и противоречит естественным для природы человека законам. Одна из известных работ автора - "Государственность и анархия" (1873 г.).
Во второй половине 70-х годов XIX в. идеи Бакунина получили развитие в трудах Петра Алексеевича Кропоткина (1842-1921 гг.). Кропоткин принадлежал к старинному княжескому роду и был последним из плеяды всемирно известных русских пропагандистов анархизма. В обоснование доктрины анархизма он ссылался на данные современной ему науки о природе и обществе и социально-философское учение о взаимной помощи в животном мире и в человеческих сообществах. Кропоткин считал, что государство и частная собственность препятствуют естественному стремлению людей к сотрудничеству и потому должны быть разрушены посредством революции. Историческая миссия государства, по его мнению, свелась на практике к "поддержке эксплуатации и порабощения человека человеком". Все российские анархистские объединения выступали сторонниками классовой борьбы и социальной революции. Они заявили себя противниками и разрушителями всякого государства и частной собственности. Кропоткина и его последователей относят к анархо-коммунистам.
Несмотря на теоретическую разнородность анархизма, можно назвать рад объединяющих его моментов:
- в основу анархизма положена идея безгосударственного устройства общества;
- в нем отрицается полезная социальная функция государства - всякое государство есть зло;
- отрицается то, что власть государства узаконена согласием его подданных;
- не признается позитивное (писаное) право как законы, созданные государством;
- в качестве руководящего начала анархизм признает только волю отдельной личности;
- анархизм как политическое течение ставит своей целью уничтожение государства и замену его добровольной ассоциацией граждан.
90. ПРЕДМЕТ ТЕОРИИ ПРАВА И ГОСУДАРСТВА
Каждая наука имеет свой предмет исследования. Без предмета, как замечал еще Гегель, не может быть и самой науки. Предмет определяет самостоятельность науки, ее право на существование.
Наряду с предметом науковедение выделяет объект науки. Объект есть некая целостность, которая может изучаться и изучается многими науками, и каждая из этих наук имеет в объекте свой предмет, то есть определенный участок, "срез", сферу, проблематику, выделенные в данном объекте. Таким образом, предмет науки - это то, что наука изучает, теоретически осваивает в каком-либо объекте.
Для общей теории права и государства в качестве объектов выступают право и государство, которые в то же время изучаются и другими науками -как юридическими, так и неюридическими (философией, политической наукой, социологией и др.).
В самом общем виде предмет теории права и государства можно обозначить как закономерности, свойства, стороны, характеристики, общие для всех государственно-правовых явлений и процессов. В любом случае эта проблематика является обязательной составляющей предмета общей теорий права и государства. Вместе с тем нужно учитывать, что теория права и государства может выходить на разные уровни обобщения, и можно вести речь о закономерностях и свойствах определенного круга государственно-правовых явлений. Например, когда речь идет о том или ином типе права и государства.
Существует точка зрения, что к предмету теории права и государства следует относить не только закономерное, но и случайное (проф. А.Б. Венгеров). Видимо, случайное тоже нужно изучать, чтобы отделить его от закономерного. Ведь становление общей теория права и государства как системы знаний происходит все-таки на основе общих сведений о праве и государстве.
Говоря о предмете теории права и государства, следует проводить различие между наукой и учебной дисциплиной. Учебная дисциплина базируется на науке, может иметь одно с ней название, но это разные системы, каждая из которых имеет свою цель и свое строение. Учебная дисциплина представляет собой систему определенных теоретических сведений, построенную в соответствии с конкретной учебной программой и предназначенную для подготовки специалистов того или иного профиля. Учебная дисциплина ничего не изучает (она изучается сама), и поэтому она не обладает такими характерными для науки атрибутами, как предмет и метод. Применительно к учебной дисциплине можно говорить лишь о специфике ее построении, методике изложения научных сведений. Поэтому заблуждается проф. Бабаев, когда находит предмет и метод у учебной дисциплины, отождествляя их с предметом и методом науки (см.: Общая теория права: Курс лекций. Нижний Новгород, 1993. С. 34).
Предмет теории права и государства является достаточно сложным образованием, и составляющую его проблематику можно определенным образом сгруппировать. Исследование предмета теории права и государства предполагает характеристику:
а) сущности права и государства;
б) общих черт, присущих праву и государству любого типа и любой системы;
в) общих закономерностей генезиса (происхождения) права и государства;
г) типов и форм права и государства;
д) общих закономерностей, принципов, механизмов развития и функционирования права и государства;
е) общих закономерностей связи права и государства друг с другом и другими социальными явлениями; и др.
Нужно заметить, что к предмету теории права и государства относится и проблематика, связанная с ее "самопознанием" - с характеристикой ее предмета, метода, места в системе наук и т. п. То есть и тот вопрос, который обсуждается сейчас.
Сложность предмета теории права и государства определяется и тем, что он охватывает не только статические моменты (собственно право и государство), но и их динамику (в частности, процесс правового регулирования).
Следует учитывать и то обстоятельство, что предмет общей теории права и государства складывается, собственно, из предметов двух, хотя и тесно связанных, но тем не менее самостоятельных теорий - общей теории права и общей теории государства. Это тоже накладывает свой отпечаток на своеобразие предмета данной науки. Скорее всего, что в дальнейшем общая теория права и государства будет существовать лишь как комплексная учебная дисциплина, базирующаяся на двух науках - общей теории права и общей теории государства.
Проф. С.С. Алексеев предлагает в предмете общей теории права выделять:
а) закономерности права;
б) догму права - непосредственное юридическое содержание правовых отраслей;
в) технику юриспруденции - средства и приемы практической работы юридических органов по правотворчеству и применению права.
Существует точка зрения, что к предмету теории права и государства относятся "основные государственно-правовые понятия, общие для всей юридической науки" (проф. М.И. Байтин). В целом это верно, но лишь в том случае, когда происходит "самопознание" теории права и государства. Во всех других случаях общетеоретические понятия, выводы, конструкции выступают результатам разработки предмета и входят непосредственно в информационную систему науки, в ее содержание.
91. МЕТОДОЛОГИЯ ТЕОРИИ ПРАВА И ГОСУДАРСТВА
Знаменитый немецкий философ Георг Вильгельм Фридрих Гегель говорил, что метод есть орудие, которое стоит на стороне субъекта, есть средство, через которое субъект соотносится с объектом. Таким образом, метод как определенное средство может касаться любой сферы человеческой деятельности, в том числе и такой ее разновидности, как исследовательская, познавательная деятельность. (В пер. с греческого "methodos" означает "способ, путь следования".)
Метод в науке, в научной деятельности - это знание, с помощью которого добывается новое знание. То есть один и тот же фрагмент знания в одном случае может рассматриваться как теория (разрабатываемое знание), а в другом - как метод (знание, с помощью которого разрабатывается теория). Это в полной мере относится к общей теории права и государства, становление которой как теории происходит на базе своей методологии, в свою очередь, система ее знаний выступает как метод по отношению к отраслевым юридическим наукам.
Слово "методология" в научной литературе трактуется двояко:
а) как учение о методе;
б) как система методов, используемых в той или иной науке, теории.
В основе методологии (системы методов) общей теории права и государства лежит философия, законы и категории которой являются всеобщими, универсальными и распространяются на все явления окружающего нас мира, включая право и государство. Можно выделить следующие аспекты методологической роли философии:
а) законы и категории философии могут использоваться в изучении права и государства непосредственно (например, формы и содержания правоотношения);
б) в рамках философии разрабатывается общее учение о методе - теория методологии. Здесь формируются как общие подходы, например диалектический, так и конкретные философские методы: методы анализа и синтеза, качественного и количественного анализа, исторический и логический методы, формализации и содержательного изучения, абстрагирования и конкретизации, сравнения и обобщения, раскрытия причинно-следственных связей и т. п.;
в) философское знание является базой для формирования общенаучных и частных методов общей теории права и государства.
Переходными от философских категорий к специально-научным понятиям являются так называемые общенаучные категории, которые не отвечают признаку всеобщности и универсальности философских понятий, но тем не менее имеют общенаучное значение. Общенаучными являются категории системы, структуры, элемента, функции, информации, модели, вероятности и др. Общенаучные категории - это качественно новый тип понятий, появившийся как следствие интеграции научного знания и выступивший теоретическим основанием новых методологических подходов - системного, а также структурного и функционального как его разновидностей, информационного, метода моделирования, вероятностного (синергетического), метода экстраполяции и др.
Специфическим общенаучным методом является математический, который своим предметом имеет количественную сторону явлений, немаловажную в изучении права и государства. Практика использования философских и общенаучных методов в исследовании права и государства обусловливает появление в содержании этих методов характерных, специфических элементов, и они предстают в виде историко-правового метода, метода сравнительного право- и государствоведения, метода правового моделирования и др. В таком виде они обретают в правоведении название частных методов правовой науки, являясь, по существу, специфическим преломлением общефилософских и общенаучных методов.
Частнонаучные методы правоведения и, в частности, общей теории права и государства могут складываться и путем использования данных, а также методологических приемов других конкретных наук - статистики, социологии, кибернетики, психологии и др. Метод социологии, например, сам является комплексным и включает в себя математический, статистический методы, метод социального эксперимента.
В правовой методологии выделяют категорию специальных методов, к которым относят, в частности, формально-догматический метод (его называют также специально-юридическим, формально-юридическим) и метод толкования. Иногда к этой группе относят сравнительно-правовой метод. Однако надо заметить, что формально-догматический метод выделяется не столько по своим методологическим особенностям, сколько по объекту исследования -догме Права. Толкование же права отличает его особая цель - практическое осуществление юридических норм, а составляют его те же приемы познания права, в том числе и специально-юридический метод.
Важное место в методологии общей теории права и государства занимает метод сравнения. Сравнительное правоведение представляет собой, по существу, целое теоретическое направление (компаративизм). Родоначальником этого метода является Аристотель, который сравнил конституции 158 греческих и варварских городов. Метод сравнительного исследования имеет своим объектом аналогичные или сходные институты двух или нескольких политических и правовых систем. Сравнительный метод может быть синхроническим (синхронным) и диахроническим (сравнительно-историческим).
Метод сравнения включает в себя следующие этапы:
а) изучение сравниваемых институтов по отдельности;
б) сравнение выявленных признаков с позиций их сходства и различия;
в) оценку результатов.
По своей природе метод сравнительного право- и государствоведения является комплексным (собственно, как и другие частноправовые методы): он имеет философскую базу, использует метод аналогии, включает в себя формально-логические, специально-юридические и другие приемы.
Конкретно-социологический метод также олицетворяет собой особое направление общетеоретических исследований - социологию права, которая изучает "право в действии": связи права с жизнью, эффективность государственно-правового регулирования. Правосоциологический метод отличают прежде всего целевое назначение и содержание, а приемы используются традиционные (общесоциологические): наблюдение, анкетирование, опросы, анализ документов и др.
Большое значение для познания общих закономерностей права и государства имеет метод аналогии, который лежит в основе и метода моделирования, и метода экстраполяции и др. Так, основной признак и назначение модели - быть аналогом прототипа, что позволяет делать выводы по аналогии, то есть выводы, в которых посылки относятся к одному объекту (модели), а заключение - к другому (прототипу, то есть моделируемому явлению).
В методологии правоведения еще не полностью оценен метод экстраполяции (распространения), который позволяет формировать общеправовое и общегосударственное знание путем надежных аналогий, то есть распространять знания, полученные при изучении одного юридического явления, на другие (аналогичные) явления и тем самым увеличивать объем общетеоретических знаний.
92. ФУНКЦИИ ТЕОРИИ ПРАВА И ГОСУДАРСТВА
Функции теории (науки) есть те направления ее действия, которые требуются, которые необходимы для решения стоящих перед ней задач. Понятие "функция" применительно к теории, как и применительно к любой системе, дает нам описание, характеристику именно требуемого, должного действия (деятельности) или состояния, и в этом плане функцию теории (науки), как и функцию любой системы, следует отличать от ее реального, фактического действия и состояния, которые на практике от функции могут отклоняться. Поэтому функция - один из критериев (эталонов) оценки состояния и действия теоретической системы.
Теории права и государства, как и любой науке, безусловно, присуща теоретико-познавательная (гносеологическая) функция, которая заключается в исследовательской разработке своего предмета, в его теоретическом освоении. На основе реализации данной функции происходит становление теории права и государства как системы знаний. Особенность этой функции состоит в том, что она выполняется наукой как бы "для себя", для своего развития, и в этом смысле осуществление теоретико-познавательной функции является условием существования науки. Содержательная сторона данной функции определяется спецификой предмета и используемой методологией. Заметим, что вся та методология, о которой ведется речь применительно к теории нрава и государства, рассматривается через призму именно теоретико-познавательной функции, ориентирована на нее.
Другой важнейшей функцией теории права и государства, которая вытекает из самой природы этой науки и обусловлена ее местом в системе юридических наук, является методологическая функция. Дело в том, что метод в науке - это знание, используемое как средство получения нового знания. Поэтому одно и то же знание в одном отношении может рассматриваться как теория, а в другом - как метод. Знания, разрабатываемые общей теорией права и государства, по своему характеру таковы, что в основном своем объеме они используются как средство решения отраслевых теоретических проблем, ибо в рамках как общей теории права, так и общей теории государства, выявляются общеправовые и общегосударственные закономерности, разрабатываются общие понятия и конструкции.
Методологическое значение общей теории права и государства обусловлено и тем обстоятельством, что в ее рамках разрабатываются проблемы методологии правоведения в целом, то есть проблемы использования самых различных областей знания для решения теоретических проблем юриспруденции; строится определенная система такой методологии.
Важное значение имеет идеологическая функция теории права и государства. Она объективно присуща ей как и любой общественной науке. А в рамках правоведения - в большей степени, чем другой юридической науке. Общая теория права и государства как никакая другая юридическая наука участвует в формировании такого компонента правосознания, как правовая идеология. Более того, учитывая политико-юридический характер данной науки, можно говорить о ее мировоззренческой роли. Особенно важно значение этих моментов на современном этапе развития нашего общества, когда происходит становление новой социальной и правовой идеологии.
Близка к идеологической воспитательная функция теории права и государства. К ее содержанию относят, в частности, обучающее значение данной науки, поскольку на ее базе строится соответствующая учебная дисциплина. Теория права и государства должна способствовать росту правовой культуры населения, помогать находить верные ориентиры в сфере государственно-правовой жизни, воспитывать уважение к праву, правосудию, Конституции.
В литературе называют и прогностическую (или прогнозную) функцию, которая касается как судьбы права и государства в целом, так и предполагаемой эффективности принимаемых нормативно-правовых решений. То есть речь идет о функции научного предвидения в сфере государственно-правовых явлений, функции выдвижения научно обоснованных гипотез.
Прикладная функция теории права и государства связана с непосредственным ее выходом на практику - правотворческую и правореализующую. Осуществление этой функции состоит в разработке правил юридической техники, методов толкования нормативно-правовых актов, предложений по совершенствованию законодательства, его систематизации и решении других вопросов практического характера.
Правоведы называют и другие функции теории права и государства. Например, эвристическую (по существу, это иное название теоретико-познавательной функции), политическую (близка по своей характеристике к идеологической), организаторскую (можно сказать, что в целом она охватывается прикладной функцией), научно-консультативную и другие.
93. ТЕОРИЯ ПРАВА И ГОСУДАРСТВА В СИСТЕМЕ НАУК
Наука имеет три основных объекта исследования: природу, общество и мышление. В соответствии с этим науки делятся на естественные, общественные и науки о мышлении (например, формальная логика). Равное отношение ко всем названным объектам имеют философия и математика. Философия занимает такое положение в связи с тем, что ее предметом является всеобщее, то есть то общее, что имеется во всех предметах и явлениях окружающего нас мира. Математика же изучает количественную сторону, которая также присуща всем явлениям и процессам. На этом основании философское и математическое знание может быть вынесено как бы "за скобки".
В науке существует тенденция к возрастанию ее целостности (системности). Видимо, наука приближается к новому витку своего развития, который аналогичен состоянию знания в античное время, когда существовала целостная, нерасчлененная совокупность знаний о мире, но витку, разумеется, более высокому, отвечающему новому планетарному мышлению. Еще Маркс предсказывал, что со временем естествознание включит в себя науку о человеке в такой же мере, в какой наука о человеке включит в себя естествознание - это будет одна наука.
Юридическая наука (правоведение) относится к наукам общественным, поскольку объекты ее изучения (право и государство) имеют социальную природу. Будучи элементом существующей системы наук, правоведение, в свою очередь, также может быть рассмотрено как система, в состав которой входят:
а) теории права и государства (общая теория права и общая теория государства);
б) историко-юридические науки (история права и государства, история политических и правовых учений);
в) науки, изучающие отдельные отрасли права (науки гражданского права, административного, уголовного и т. д.);
г) науки, изучающие международное право (международное публичное и международное частное право);
д) прикладные юридические науки, имеющие комплексный характер (криминалистика, судебная статистика, судебная медицина, судебная психиатрия и др.).
Место теории права и государства в системе юридических наук в частности и в системе наук вообще определяется:
а) ее функциями;
б) взаимодействием (информационным обменом) с другими науками.
Вообще становление теории права и государства как системы знаний происходит по четырем каналам:
а) через обобщение данных отраслевых юридических наук;
б) через конкретизацию философских положений;
в) через взаимодействие с другими науками (математикой, кибернетикой, логикой, социологией, экономической теорией, политической наукой и др.);
г) путем непосредственного выхода на практику (проблемы толкования нормативно-правовых актов, юридической техники и др.).
Таким образом, отношение теории права и государства к отраслевым юридическим наукам двойственно: с одной стороны, теория права и государства (и в первую очередь - общая теория права) выполняет по отношению к ним важнейшую функцию - методологическую, а с другой стороны - использует теоретические данные отраслевых наук.
Основной смысл контактов теории права и государства с другими науками состоит в том, что она использует их теоретический продукт в качестве средства решения своих проблем, в целях разработки своего предмета, то есть в методологических целях. В первую очередь, это касается философии, социологии, логики, а также математики, кибернетики, информационной теории и ряда других наук. Все они нашли место в методологическом арсенале теории права и государства.
Наиболее тесные контакты у теории права и государства с теми науками, с которыми ее связывает единство объектов (права и государства) и, соответственно, соседство и тесная связь предметов. В первую очередь, речь идет об истории права и государства и политической науке (политологии).
Теория права и государства и история права и государства изучают одни и те же объекты (право и государство), но предметы исследования в этих объектах у них разные: если задача истории - в хронологическом порядке и во всей полноте конкретики реконструировать процессы, происходящие с правом и государством в истории общества, то теорию интересуют лишь общие закономерности этих процессов, очищенные от наслоений случайных исторических фактов. Вместе с тем именно историческая наука дает теории права и государства материал для обобщений.
Теория права и государства и политическая наука (политология) контактируют по поводу, прежде всего, государства. Разница в их подходах к этому объекту состоит в том, что теория изучает государство в основном с внутренней стороны (сущность, строение, механизм и т. п.), а политология рассматривает его как элемент политической системы общества. Вместе с тем оба эти подхода взаимно обогащают друг друга. Кроме того, в рамках политической науки разрабатываются весьма важные как для теории государства, так и для теории права вопросы политической власти.
Серьезное значение для теории права и государства имеют ее связи с экономической теорией. Без анализа экономической структуры общества, материальных факторов понять природу права и государства невозможно. В этом марксистская теория, безусловно, права.
Интересный материал дают теории права и государства археология и этнография.
Иногда авторы, анализируя связи теории права и государства с философией, говорят, в частности, о "философии права". Думается, что такая формулировка некорректна с точки зрения предмета философии. Во всяком случае, она весьма неудачна. Ведь из нее можно сделать вывод, что у права существует какая-то своя, отдельная философия. А философия как наука едина и един ее предмет: им является только то, что присуще всем объектам, явлениям, предметам, процессам окружающего нас мира, то есть предметом философии является всеобщее. Поэтому следует говорить не о "философии права" или о "философии государства", а о тех сторонах этих явлений, которые по признаку их всеобщности входят в предмет философии. Эти стороны находят свое отражение в таких философских категориях, как "сущность и явление", "форма и содержание", "причина и следствие" и т. п.
94. ПРОБЛЕМЫ ПРАВОВОЙ МЕТАТЕОРИИ
Предыдущие четыре вопроса являются особыми: если все остальные вопросы характеризуют содержание теории права и государства, то они характеризуют данную науку в целом - как особую систему, как специфическую целостность, функционирующую по своим законам. По данной причине эти четыре вопроса, если подходить с позиций новых научных представлений, относятся не к теории права и государства, а к ее метатеории.
Метатеория (от греч. "мета" - за, после) - это теория о теории: объектом научного анализа для метатеории выступает "сама" теория. Последняя при этом именуется предметной или объектной (поскольку выступает как предмет или объект метатеории) или же называется содержательной теорией (по той причине, что она выступает только со стороны своего содержания).
Метатеоретический уровень исследований представляет собой как бы второй "этаж" научного исследования, на котором происходит самоотражение науки, ее самопознание.
Рефлексивность научно-теоретического знания явилась следствием прогрессирующей теоретизации науки и представляет собой качественно новое научное явление. Метатеоретические исследования вначале касались логики и математики, а затем, по мере своего развития и развития науки в целом, распространились на другие области знания и вызвали к жизни то явление, которое в настоящее время пронизывает всю современную науку, - ее саморефлексивность. Как заметил отечественный философ В.А. Лекторский, "современная наука достигла такой стадии развития, когда ее дальнейшее движение вперед требует вплетения саморефлексии в саму ткань научного исследования".
Метатеоретический подход (далее - МП) не просто реорганизует научное знание, является не только способом научного анализа теории, но производит в ней сдвиги содержательного порядка, порождает новое знание. Рефлексия "является своеобразным способом развития самого содержания знания, одним из важных путей разработки теории" (В.А. Лекторский). Дело в том, что плодотворен сам по себе выход за пределы теории, "отстраненный" взгляд на нее. При этом оказывается, что метатеория обладает более сильными, чем предметная теория средствами познания, использует более мощные системы аргументации.
Все это делает метатеоретический подход необходимым компонентом современного научно-теоретического мышления, эффективным инструментом получения знания нового типа - рефлексивно-ориентированного, нацеленного на анализ глубоких оснований теории, надежности ее методологических предпосылок.
Метатеория представляет собой специфическую форму, механизм управления движением и развитием конкретного направления научной мысли, процессом его роста и функционирования. Поэтому можно сделать вывод, что в МП нуждаются не только развитые, устоявшиеся системы знаний, но и теории молодые, находящиеся в стадии становления. Думается, что последним метатеоретический подход необходим даже в большей степени, поскольку он позволяет сразу в значительной мере обеспечить их организованное развитие. В философской литературе правильно отмечается, что "фактически процесс познания науки возникает одновременно с ее появлением" (В.А. Дмитриенко).
Итак, метатеория - это не просто знание более общего порядка, чем теория, она представляет особое направление движения научной мысли со своими особыми задачами. Прежде всего, теория и ее метатеория имеют разные предметы исследования. На основе метатеории, в процессе ее построения выявляется научный статус теории (место в системе наук), ее цели и задачи, функции, особенности методологии, строение (состав и структура, в частности, категориальный аппарат) и др.
Одна из важнейших задач метатеории - установление границ применимости теории, ее "территории". Решается эта задача прежде всего путем исследования предмета содержательной теории, который является основным связующим звеном между теорией и ее метатеорией и сведения о котором составляют один из главных компонентов содержания метатеории. Разумеется, что метатеория рассматривает предмет содержательной теории под особым углом зрения, а именно - в плане соотнесения с той системой знаний, которая его отражает. Вопрос о предмете является для всякой теории принципиальным. Поэтому в рамках метатеории, по существу, решается вопрос о праве теории на существование.
В процессе метатеоретического исследования вся проблематика предметной теории берется в комплексе, исследуется целостно, идеи теории рассматриваются в единстве с ее аргументами.
В отечественном правоведении проблемы метатеории практически не разрабатывались. Уделялось внимание лишь вопросам науковедения, что не одно и то же. В свое время проф. А.М. Васильев заметил, что "в юриспруденции вопрос о понятиях ее метатеории вообще не ставился".
Функции рефлексии, самопознания в системе юридических наук в определенной мере выполняют те главы, разделы в учебной литературе, а также отдельные работы, которые посвящены вопросам предмета, системы, методологии той или иной юридической науки. Однако проблема здесь состоит в другом: в том, что в правоведении теоретически не разработан алгоритм (правила, процедуры) метатеоретических исследований. В итоге это снижает качество работ метатеоретической направленности (в том числе соответствующих глав и разделов в учебниках), приводит к неполноте в целом метанаучного знания.
Характерной ошибкой в имеющихся описаниях наук (особенно это касается отраслевых юридических наук) является нарушение чистоты метатеоретического исследования, смешение в нем метатеоретического и содержательного уровней. Так, в одном из учебников по гражданскому процессу в главе, которая посвящена предмету и системе науки, лишь один из семи параграфов имеет метанаучное содержание. В остальных параграфах главы излагаются сведения о гражданском процессе как виде судебной деятельности, задачах гражданского судопроизводства, гражданском процессуальном праве и его предмете и методе, системе гражданского процессуального права, его источниках, действии гражданского процессуального права в пространстве, во времени и по кругу субъектов, толковании процессуального закона, то есть рассматриваются внутренние, содержательные моменты науки, которые должны излагаться в основных разделах учебника, в тех его главах, которые посвящены содержанию науки гражданского процессуального права.
Проблемы правовой метатеории, как и в целом методологии юридической науки, должны разрабатываться в рамках общей теории права. В отношении главного вопроса - предмета правовой метатеории - можно сказать, что его составляют:
- цели и задачи содержательной теории;
- ее функции;
- предмет содержательной теории, границы ее применимости;
- строение (состав и структура) содержательной теории;
- особенности ее методологии;
- внешние связи (место в системе наук);
- закономерности становления и развития.
Отсюда видно, что в рамках метатеории предметная теория исследуется как система. Поэтому алгоритм метатеоретического исследования должен строиться по принципам и правилам системного подхода.
95. СИСТЕМНЫЙ ПОДХОД КАК ОБЩЕНАУЧНЫЙ МЕТОД
Системный подход - универсальный инструмент познавательной деятельности: как система может быть рассмотрено любое явление, хотя, разумеется, не всякий объект научного анализа в этом нуждается. Системный метод незаменим в познании и конструировании сложных динамических целостностей.
Еще в 1972 г. философы отмечали: "Системно-структурный подход к изучаемым объектам в настоящее время приобретает (если еще не приобрел) статус общенаучного принципа: во всех специальных науках, в меру их развитости и внутренних потребностей, используется системный подход" (B.C. Тюхтин).
На современном этапе развития науки теоретические разработки системного подхода и использование его как метода уже настолько широки, что можно говорить об общенаучном "системном движении", имеющем ряд направлений.
Само понятие "система" возникло в глубокой древности, долгое время оставаясь, несмотря на широкое употребление, категорией теоретически неразработанной. "Слово "systema" на греческом языке означает "составление" и отражает тот простой опыт, что вещи не являются аморфными, нерасчлененными и при ближайшем рассмотрении оказываются "составленными" из "частей", которые можно расчленить" (Леске М., Редлов Г., Штилер Г. Почему имеет смысл спорить о понятиях: Пер. с нем. М., 1987).
С точки зрения практики еще более древним, чем понятие "система", является сам системный подход - он ровесник человеческого общества. Первобытный человек, когда мастерил каменный топор или лук, уже действовал системно. Однако он не осознавал системности своих действий, и в этом суть вопроса. И сейчас имеется обширный класс задач, решение которых не требует знания теории системного подхода, но такого знания требует современная общественная практика в целом. Поэтому с теоретической точки зрения, в плане сознательного использования алгоритма системного подхода, он, конечно, молод.
Повышенное внимание к проблемам системного подхода в настоящее время объясняется соответствием его как метода усложнившимся задачам общественной практики, задачам познания и конструирования больших, сверхсложных систем. Но не только этим. Феномен системного подхода отражает прежде всего определенную закономерность в развитии самой науки. Одной из предпосылок, определивших современную роль системного подхода в науке, является бурный рост количества информации - "информационный взрыв". "Преодоление противоречия между ростом количества информации и ограниченными возможностями ее усвоения может быть достигнуто с помощью системной реорганизации знания" (А.И. Уемов).
До недавнего времени в научном познании преобладал аналитический подход (отчего слово "анализ" стало синонимом научного исследования вообще), который как метод научной деятельности не утратил своего значения до сих пор. Однако в тех областях знания, где аналитически добытого материала скопилось достаточно, возникает насущная потребность в его интеграции и систематизации, что может быть успешно сделано лишь на основе системного подхода, который органически сочетает в себе и анализ, и синтез. "Тяга современных ученых самых различных областей знания к системному подходу и порождается его способностью моделировать целостности, а не сводить целое к механической сумме бесконечно умножающихся частностей" (М.С. Каган). Таким образом, системный подход можно считать результатом усиления интегративных тенденций в познании на современном этапе развития науки. Наиболее заметными эти тенденции становятся со второй половины XIX в.
Значительную роль в формировании основных принципов общей теории систем и системного подхода сыграл труд нашего соотечественника Александра Александровича Богданова "Всеобщая организационная наука. Тектология" (Л. - М., 1925-1929), первая часть которого была написана в 1912 г. Многие теоретические положения, понятийные характеристики, сформулированные автором в этой работе, звучат очень современно. Не потому ли, что они практически без изменений были восприняты в дальнейших исследованиях систем? Виль Дорофеев пишет по этому поводу: "В сороковые годы известный биолог Людвиг фон Берталанфи (которого на Западе считают "основоположником" системного подхода - В.П.) опубликовал "Общую теорию систем". Ее ключевые положения сходны с "Тектологией". По мнению академика А.Л. Тахтаджяна, австрийский ученый не мог не знать о работе Богданова, издававшейся на немецком языке. Но ни ссылок, ни даже упоминания предшественника у фон Берталанфи нет... Лишь в 1978 г. в книге "Инструментальное мышление и системная методология" американский ученый Ричард Маттесич первым подчеркнул "удивительное сходство идей тектологии и общей теории систем". Да еще высказал вежливое недоумение, что австрийский биолог нигде не ссылается на Богданова" (Дорофеев В. Оппонент, или Пояснительная записка к речи Н.И. Бухарина на одной из гражданских панихид 1928г. //Лит. газ. 1988. 7 дек. № 49. С. 13).
Загадка системного подхода и его теоретическая и практическая экспансия во многом объясняются тем, что он является отражением и инструментом тех изменений, которые происходят в самом процессе восприятия людьми окружающего мира. Системный подход выступает как средство формирования целостного мировоззрения, в котором человек чувствует неразрывную связь со всем окружающим миром. Видимо, наука приближается к тому витку своего развития, который аналогичен состоянию знания в античное время, когда существовала целостная, нерасчлененная совокупность знаний о мире, но более высок по уровню, отвечает новому планетарному мышлению.
В чем же суть системного подхода, чем обусловлена его эффективность как метода? "Опыт современного познания, - пишет российский философ и системолог В.Н. Сагатовский, - показывает, что наиболее емкое и экономичное описание объекта получается в том случае, когда он представляется как система". Информация, полученная на основе системного подхода, обладает двумя принципиально важными свойствами: во-первых, исследователю поступает лишь информация необходимая, во-вторых, - информация, достаточная для решения поставленной задачи. Данная особенность системного подхода обусловлена тем, что рассмотрение объекта как системы означает рассмотрение его только в определенном отношении, в том отношении, в котором объект выступает как система. Системные знания - это результат познания объекта не в целом, а определенного "среза" с него, произведенного в соответствии с системными характеристиками объекта. "Системообразующий принцип всегда что-то "обрубает", "огрубляет", "высекает" из бесконечного разнообразия конечное, но упорядоченное множество элементов и отношений между ними" (В.Н. Сагатовский).
Категория "система" относится к числу всеобщих категорий, то есть она применима к характеристике любых предметов и явлений, всех объектов. Последние нельзя разделить на системы и не-системы. Любой объект есть в данном отношении система, а в другом - не-система. Определить объект как систему - значит выделить то отношение, в котором он выступает как система. Однако чем задается данное отношение, в каком отношении явление выступит как система? Как система объект выступает лишь относительно своей цели, той цели, которую он способен реализовать, достигнуть. И в этом отношении объект является целым, представляет собой целостность. В прикладном аспекте "целостность" и "системность" рассматриваются как тождественные свойства явлений.
Цель как бы вычленяет, очерчивает в объекте систему, ибо в последнюю войдет из объекта только то, что определяет свойства, необходимые для достижения цели. Если один и тот же объект может реализовать несколько целей, то относительно каждой он выступит как самостоятельная система. В то же время всякая вещь в каком-то отношении есть система, ибо всегда имеется цель, которая может быть достигнута свойствами данной вещи. Эта закономерность характеризует системный подход как универсальный инструмент познавательной деятельности.
Как системный подход соотносится с комплексным?
Подчеркивая важность методологического анализа комплексного подхода, B.C. Швырев и Э.Г. Юдин пишут: "В настоящее время приходится очень часто сталкиваться с выражением "комплексный подход", которое употребляется, когда речь идет о проблемах не только науки, но и практики. При этом имеется в виду такая ориентация и такая организация исследовательской или практической деятельности, когда существенным условием для решения проблемы становится органическое сочетание действий представителей разных научных дисциплин и разных сфер практики. В методологическом плане, однако, комплексный подход пока что изучен сравнительно слабо, что заметно сказывается на эффективности его применения. Поэтому методологический анализ проблематики комплексного подхода представляется одной из актуальных задач методологических исследований".
Думается, что существование и использование комплексного подхода отдельно от системного невозможно, а попытки рассмотреть его как самостоятельный метод чреваты утратой в нем научного смысла, научной основы. В таких случаях он сохраняет лишь обыденное содержание в виде стремления охватить как можно больше сторон, свойств, компонентов явлений и в этой претензии на всеохватность, не организованной научными принципами, по существу, совпадает с эклектикой.
Комплексный подход, на наш взгляд, имеет смысл выделять как особую разновидность системного метода. Системный подход приобретает форму комплексного тогда, когда речь идет об исследовании систем, в состав которых входят элементы, одновременно функционирующие в других системах, причем других по своей природе, с которыми комплексные системы на этом основании связаны сложными функциональными и иными зависимостями. Отсюда можно сделать вывод, что комплексный подход порожден необходимостью исследования комплексов как особых систем. Однако это не значит, что всякое исследование комплекса есть комплексное исследование. Так же, как не всякое исследование системы можно назвать системным: системы могут изучаться и несистемным путем. Для того, чтобы исследование было комплексным, недостаточно комплекса-объекта: комплексом должно быть само исследование, то есть оно должно быть построено, организовано на определенных принципах, а именно - на принципах системности. Ведь комплекс, как отмечалось, есть особая система. Отсюда следует второй и более важный вывод: комплексный подход является таковым только в том случае, когда он является системным.
В последнее время представители гуманитарных областей знания, в том числе и правоведы, стали обращать внимание на деятельностный подход как метод решения научных проблем. "Для современного познания, особенно для гуманитарных дисциплин, понятие деятельности играет ключевую, методологически центральную роль, поскольку через него дается универсальная и фундаментальная характеристика человеческого мира" (Э.Г. Юдин).
Говоря о соотношении системного и деятельностного подходов, следует сразу отметить, что последний по сфере использования уже: его применение ограничено рамками науки о социуме, ибо "деятельность есть специфически человеческая форма активного отношения к окружающему миру, содержание которой - целесообразное изменение и преобразование мира на основе освоения и развития наличных форм культуры" (Э.Г. Юдин). Вместе с тем идея деятельности и идея системности тесно связаны, тяготеют друг к другу. В соединении с системным деятельностный подход обретает большую эффективность, методологически усиливается. Причем их связь наиболее интересна не в тех случаях, когда они действуют как два объяснительных принципа, а в тех, "когда системные принципы привлекаются для построения предметных конструкций, связанных с изучением деятельности", то есть когда "системность выполняет функцию объяснительного принципа по отношению к деятельности как предмету изучения" (Э.Г. Юдин).
Различие системного и деятельностного подходов как методов, объяснительных принципов состоит в том, что системный подход применяется, когда по цели как основному системообразующему фактору через функцию необходимо прийти к знанию структуры и состава системы. Деятельностный же подход применяется, когда возникает потребность в объяснении закономерностей развития системы через объективированный в определенной форме результат ее действия. Деятельностный подход позволяет на основании знания законов развития и функционирования деятельности совершить операцию распредмечивания и декомпозиции продукта деятельности, чтобы выяснить факторы, сохраняющие и развивающие данный объект.
В тех случаях, когда положения теории систем используются в юриспруденции, впрочем, как и в большинстве философских работ, посвященных системному подходу, одни и те же категории последнего употребляются с различным значением. Поэтому имеет смысл остановиться на основных понятиях теории систем.
Система - объект, функционирование которого, необходимое и достаточное для достижения стоящей перед ним цели, обеспечивается (в определенных условиях среды) совокупностью составляющих его элементов, находящихся в целесообразных отношениях друг с другом.
Элемент - внутренняя исходная единица, функциональная часть системы, собственное строение которой не рассматривается, а учитываются лишь ее свойства, необходимые для построения и функционирования системы. "Элементарность" элемента состоит в том, что он есть предел членения данной системы, поскольку его внутреннее строение в данной системе игнорируется, и он выступает в ней в качестве такого явления, которое в философии характеризуют как простое. Хотя в иерархических системах элемент тоже может быть рассмотрен как система. А от части элемент отличает то, что слово "часть" указывает лишь на внутреннюю принадлежность чего-либо объекту, а "элемент" всегда обозначает функциональную единицу. Всякий элемент - часть, но не всякая часть - элемент.
Состав - полная (необходимая и достаточная) совокупность элементов системы, взятая вне ее структуры, то есть набор элементов.
Структура - отношения между элементами в системе, необходимые и достаточные для того, чтобы система достигла цели.
Функции - способы достижения цели, основанные на целесообразных свойствах системы.
Функционирование - процесс реализации целесообразных свойств системы, обеспечивающий ей достижение цели.
Цель - это то, чего система должна достигнуть на основе своего функционирования. Целью может быть определенное состояние системы или иной продукт ее функционирования. Значение цели как системообразующего фактора уже отмечалось. Подчеркнем его еще раз: объект выступает как система лишь относительно своей цели. Цель, требуя для своего достижения определенных функций, обусловливает через них состав и структуру системы. К примеру, является ли системой груда строительных материалов? Всякий абсолютный ответ был бы неверным. В отношении цели жилья - нет. А вот как баррикада, укрытие, вероятно, да. Грудой строительных материалов нельзя пользоваться как домом, даже при наличии всех необходимых элементов, по той причине, что между элементами нет нужных пространственных отношений, то есть структуры. А без структуры они представляют собой только состав - совокупность необходимых элементов.
Системный подход имеет два аспекта: познавательный (описательный) и конструктивный (используемый при создании систем). У каждого из этих аспектов - свой алгоритм реализации. При описательном подходе внешние проявления системы (ее целесообразные свойства, а также функции как способы достижения цели) объясняются через ее внутреннее устройство - состав и структуру. При проектировании же системы процесс идет по следующим категориальным ступеням: проблемная ситуация - цель - функция - состав и структура - внешние условия. В то же время конструктивный и описательный аспекты системного подхода тесно связаны и взаимодополняют друг друга. Так, в правотворческой деятельности, где проектируются нормативные модели правоотношений, на первый план выступает конструктивный аспект. При исследовании же правоотношения как "готовой" конструкции, реально существующей и действующей в правовом механизме, следует начинать с описания его состава и структуры.
96. ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ПРАВОВОЙ РЕФОРМЫ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ
Правовая система не может остаться неизменной, если в обществе произошли принципиальные изменения его экономического и политического строя (экономической и политической структуры общества). Это - с одной стороны. А с другой - невозможно проводить реформирование общества без соответствующего правового инструментария. Правовая реформа в стране, таким образом, касается:
а) пересмотра взгляда на саму природу права на основе концепции различения права и закона (право не должно рассматриваться только как результат и орудие деятельности государственной власти);
б) решения внутренних задач реформирования права;
в) реформирования общества посредством права.
Необходимость проведения правовой реформы в современной России объективно обусловлена рядом социальных, политических, экономических и правовых факторов. Среди них можно отметить:
а) создание основ демократической правовой государственности и соответствующих ей учреждений и институтов публичной власти;
б) возникновение и функционирование многопартийной политической системы;
в) становление рыночной экономики;
г) потребность в нормативной базе, соответствующей происходящим в стране социальным преобразованиям.
6 июля 1995 г. был издан Указ Президента РФ "О разработке концепции правовой реформы в Российской Федерации". Этим Указом признается актуальность и необходимость разработки концепции правовой реформы в целях реализации положений Конституции Российской Федерации, укрепления российской государственности и правовых основ нашего общества, а также обеспечения системности, плановости и скоординированности законотворческого процесса.
Разработан и утвержден Комплексный план мероприятий по реализации Указа Президента Российской Федерации от 6 июля 1995 г. Этим планом предусматривается привлечение широкого круга общественных организаций, политических партий, научных учреждений к разработке концепции правовой реформы в России. В октябре 1995 г. в соответствии с Комплексным планом была проведена научно-практическая конференция "Пути правового реформирования российского общества", в которой приняли участие представители всех ветвей государственной власти, ряда политических партий и движений, юридических ассоциаций, научных коллективов. В рамках Комплексного плана состоялся и Всероссийский студенческий форум по вопросам правовой реформы.
С учетом предложений, высказанных научной общественностью, а также нормативных актов, посвященных современной правовой реформе в России, можно выделить следующие направления происходящего в стране реформирования правовой системы:
1. Законодательное закрепление прав человека и создание механизмов их реализации и защиты.
2. Формирование законодательных основ демократической правовой государственности.
3. Законодательное обеспечение процесса становления Российской Федерации как социального государства.
4. Упрочение конституционной законности, формирование конституционного правосудия.
5. Реформирование судебной системы, становление судебной власти как основной ветви власти государственной.
6. Законодательное развитие положений Конституции Российской Федерации.
7. Правовое обеспечение функционирования рыночной экономики (уже действует новый Гражданский кодекс РФ).
8. Издание Свода законов Российской Федерации в соответствии с Указом Президента России (февраль 1995 г.).
9. Создание целостной правовой базы правотворческой деятельности на основе Закона о законах и иных нормативно-правовых актах Российской Федерации.
10. Кадровое обеспечение правовой реформы, расширение подготовки юристов нового поколения.
11. Создание нормативно-правовой базы для борьбы с правонарушаемостью и прежде всего - для борьбы с преступностью (уже действует новый Уголовный кодекс РФ).
12. Совершенствование правовых основ федерализма в Российской Федерации.
13. Правовое обеспечение эффективного функционирования местного самоуправления (действует Федеральный закон "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации").



<<

стр. 2
(всего 2)

СОДЕРЖАНИЕ