стр. 1
(всего 2)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

Ф.М. РАЯНОВ
ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ
ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
(ЮРИСПРУДЕНЦИИ)
Учебный курс для юридических вузов
Под редакцией
Заслуженного юриста Российской Федерации,
доктора юридических наук,
профессора А.И. Бобылева

УДК-34(075)
ББК-620
Р-11
ISBN 5-98033-003-8
Раянов Ф.М. Проблемы теории государства и права (Юриспруденции): Учебный курс. М.: Право и государство, 2003. - 304 с.
Ответственный редактор: Заслуженный юрист Российской Федерации, доктор юридических наук, профессор Бобылев А.И.
Рецензент: профессор кафедры теории государства и права Уральской государственной юридической академии, доктор юридических наук Шабуров А.С.
Учебный курс для юридических вузов подготовлен доктором юридических наук, профессором, заведующим кафедрой теории и истории государства и права Башкирского государственного университета Раяновым Ф.М. на основе анализа различных концепций развития теории государства и права, обобщения опыта отечественного и зарубежного юридического образования. В работе рассматривается такой научный феномен, как "юриспруденция": его понятие, объект и предмет, система, социальное назначение. Автор показывает соотношение юриспруденции и теории государства и права. Вместе с тем, в учебном курсе основное внимание уделяется теории государства и теории права, проблемам формирования в России гражданского общества и правовой государственности.
Данный учебный курс предназначен для студентов, аспирантов, преподавателей высших -юридических образовательных учреждений, специалистов в области гуманитарных наук, государственных и муниципальных служащих и других.
ISBN 5-98033-003-8
(c) Ф.М. Раянов, 2003
(c) ООО ИД "Право и государство", 2003

ПРЕДИСЛОВИЕ
Среди множества проблем, накопившихся сегодня в сфере юридической науки, одной из основополагающих, на мой взгляд, является проблема всестороннего осмысления понятия и сущности юриспруденции и связанных с нею явлений. Выступая на Всероссийской научной конференции "Российское государство и право на рубеже тысячелетия", академик В.Н.Кудрявцев назвал сегодняшнее время "золотым веком юриспруденции" и говорил об использовании благоприятного периода для развития юридической науки1.
Золотой век юриспруденции! Это, конечно, хорошо. Но знать бы еще то, что же из себя представляет эта юриспруденция. Раз-смышляя над этим понятием, не сразу разберешься о чем собственно идет речь: о праве, о законах, о юридической науке, о вузовской специальности или еще о чем-то. Ведь каких-либо общеизвестных учебников по юриспруденции на сегодня нет. Да и само слово "юриспруденция" у нас не часто употребляется, только в сфере юридического образования.
Известно, что в соответствии с Федеральным законом "Об образовании" от 13 января 1996 года2 в нашей стране (впрочем, так же, как и в других цивилизованных странах) действуют государственные образовательные стандарты высшего профессионального образования, которые подразделяются по специальностям. Наряду с такими общеизвестными специальностями, как философия, экономика, филология, история и т.д., начиная с 1992 года, выделяется и такая специальность, как "Юриспруденция". До 1992 года эта специальность называлась "Правоведение". Действующий государственный стандарт высшего профессионального образования по специальности "Юриспруденция" утвержден приказом Министерства образования Российской Федерации 14 марта 2000 г. № 6863.
Государственный образовательный стандарт высшего профессионального образования по специальности "Юриспруденция"
Государство и право. 2000. № 7. С. 5. !СЗРФ. 1996. №3. Ст. 150. ' См.: Отдельное издание. М., 2000.
представляет собой наиболее общий регулятор содержания высшего юридического образования, где приведен минимум обязательных дисциплин, необходимый для формирования профессионального юриста. В соответствии со ст. 7 закона об образовании государственный образовательный стандарт определяет "обязательный минимум содержания основных образовательных программ, максимальный объем учебной нагрузки обучающихся, требования к уровню подготовки выпускников".
В Государственном образовательном стандарте высшего профессионального образования по специальности "Юриспруденция" прямо сказано, что квалификация выпускника по этой специальности - юрист (специалист юриспруденции)1.
Таким образом, если по Государственному образовательному стандарту высшего профессионального образования по специальности "Экономика" выпускник называется "экономистом" (специалистом по экономике), а по специальности "История" - "историком" (специалист по истории и т.д.), то по специальности "Юриспруденция" - "юристом" или же специалистом по юриспруденции. Юрист и специалист юриспруденции, в соответствии с Государственным образовательным стандартом вьющего профессионального образования по специальности "Юриспруденция" означает одно и то же.
Юрист в рамках специальности "Юриспруденция" получает фундаментальную и специальную подготовку в области юриспруденции, и его деятельность направлена на "реализацию правовых норм и обеспечение правопорядка в различных сферах жизни общества".
Объектами профессиональной деятельности выпускников-юристов являются:
- события и действия, имеющие юридическое значение;
- правовые отношения, возникающие в сфере функционирования государственных институтов;
- правовые отношения между государственными органами, физическими и юридическими лицами.
Юрист должен уметь:
1 См.: Государственный образовательный стандарт высшего профессионального образования. Издание официальное. М, 2000.
- толковать и применять законы и другие нормативные правовые акты;
- обеспечивать соблюдение законодательства в деятельности государственных органов, физических и юридических лиц;
- юридически правильно квалифицировать факты и обстоятельства;
- разрабатывать документы правового характера, осуществлять правовую экспертизу нормативных актов, давать квалифицированные юридические заключения и консультации;
- принимать правовые решения и совершать иные юридические действия в точном соответствии с законодательством;
- вскрывать и устанавливать факты правонарушений, определять меры ответственности и наказания виновных; предпринимать необходимые меры к восстановлению нарушенных прав;
- систематически повышать свою профессиональную квалификацию, изучать законодательство и практику его применения, ориентироваться в специальной литературе.
Кстати говоря, об этом также сказано во введении к Государственному образовательному стандарту высшего профессионального образования по специальности "Юриспруденция"1.
В этих условиях возникает вполне резонный вопрос: что же пытается доказать автор этой книги, если все, что он сказал, довольно четко вытекает из того же Государственного образовательного стандарта высшего профессионального образования по специальности "Юриспруденция". Зачем нужно так элементарно и почти назойливо объяснять то, что понимается под специальностью "Юриспруденция"?
Да, вроде бы все и так понятно. Однако это только на первый взгляд. На взгляд читателя, неискушенного в подробных особенностях развития юриспруденции в нашей стране. Если же вникнуть более серьезно и внимательно в проблемы российской юриспруденции, то вы, уважаемый читатель, ничего другого и не найдете, кроме недавно утвержденного вышеуказанного государственного образовательного стандарта, что бы напоминало нам о существовании и
См.: Государственный образовательный стандарт высшего профессионального образования. Издание официальное. М., 2000. С. 2.
функционировании здесь юриспруденции. Если у историков есть история, а у экономистов - экономика и т.д., то у юристов нет юриспруденции! Нет ее ни на уровне общеобразовательных, ни на уровне вузовских учебных заведений. Почему ее нет - вопрос не простой. Поэтому мы и попытаемся объяснить все это по порядку.
У вас в руках как раз та книга, где впервые в нашей стране сделана попытка по-новому взглянуть на юриспруденцию, на ее предмет и содержание. В то же время она объясняет основные вопросы государственного и правового строительства общества, то есть знакомит с теми явлениями, с которыми нам все чаще и чаще приходится встречаться в последнее время.
Какое государство мы хотим с Вами построить, каковыми должны быть законы, которыми все больше и больше стала определяться наша повседневая жизнь? Эти вопросы волнуют нас не только из любознательности. Их сегодня надо знать для того, чтобы мы все могли с пониманием оценить происходящие политические процессы, а самое главное, осознанно участвовать в этих процессах и, по возможности, позитивно на них воздействовать.
Книга раскрывает не только понятие юриспруденции, но и сущность исторически сложившихся и функционирующих в настоящее время государств, показывает социальную необходимость государства и его законов, их истинное назначение. В ней представлены основные концепции государственно-правового строительства, анализ и обобщение которых позволяет понять феномен современного правового государства, о строительстве которого однозначно продекларировала Конституция Российской Федерации.
По нашему мнению, читатель вовсе не должен обладать юридическими или еще какими-то специальными знаниями, чтобы понять все, что изложено в этой книге. Здесь нет никаких совершенно отвлеченных теоретических положений. Все, что читатель узнает из книги, относится к историческим или современным реалиям.
Правовое государство не несбыточная мечта, оно уже функционирует в отдельных зарубежных странах. Многие его принципы вполне могут быть внедрены и в нашу повседневную жизнь. Более того, именно в целях использования идеи правового государства в нашей практике государственного и правового строительства мы и взялись за написание этой книги.
В целом читателю, как нам думается, еще предстоит встреча с весьма интересной и в то же время важнейшей стороной жизни гражданина - быть соучредителем формирующегося правового государства, становления его юриспруденции, осознанным участником политических событий, развивающихся в направлении установления принципов верховенства закона. Для этого каждому гражданину, по нашему мнению, необходимо знать минимум того, о чем идет речь в этой книге. В наше время, когда мы вольно или невольно являемся соучастниками довольно трудного поиска наиболее оптимальных форм государственно-правового строительства, эти знания просто необходимы.
Юриспруденция как раз та дисциплина, которая имеет прямое отношение не только к подготовке профессиональных юристов, но и к выработке знаний о государстве и праве вообще. К тому же по мере продвижения к общей мировой цивилизации, к которой стремится и Россия, становится очевидно, что юристы, живущие и работающие в разных странах, должны хорошо понимать друг друга. Это вовсе не означает полного согласия во всем, иначе не будет развития, перемещения научных знаний из одной страны в другую. Но ясно и другое: юриспруденция все больше и больше превращается (впрочем, так же, как и другие отрасли научных знаний) в общечеловеческую ценность, которую беречь и обогащать должны представители всех стран мира. Поэтому было бы хорошо значительно расширить параметры сравнительного юридического правоведения, охватить его исследованиями все стороны юриспруденции, включая вопросы правопонимания и государствоведения. Думается, что развитие юриспруденции в мире будет идти именно в плане расширения исследований по поиску ее взаимоприемлемых аспектов.
В целом о научной юриспруденции, к которой должна приобщиться и Россия, идет речь в этой книге.
Автор
Раздел I
ФЕНОМЕН ЮРИСПРУДЕНЦИИ И ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
Глава 1. ЮРИСПРУДЕНЦИЯ В ЖИЗНИ ОБЩЕСТВА 1. Общая характеристика юридической жизни общества
Под юридической жизнью общества мы понимаем качество и степень использования гражданами и их объединениями законов и других нормативных правовых актов в их личной и межличностной практической деятельности. Если в государствоорганизованном обществе люди благополучно живут и осознанно совершают действия в соответствии с законами и ясно понимают место, значение и необходимость юридических требований, то мы перед собой имеем вполне зрелое, цивилизованное общество. Ведь современное общество, в отличие от племени, общины - это сообщество незнакомых людей, и очень важно, чтобы отношения между ними опосредовались объективно необходимыми юридическими установлениями, а сами эти правовые требования были гарантированы в исполнении. Причем по мере развития общества по восходящей линии люди все больше предъявляют требования как к демократической сути устанавливаемых государством юридических правил поведения, так и к качеству гарантии соблюдения их всеми.
Однако в огромной нашей России право и законы по-настоящему еще никогда не уважали и не возлагали на эти институты цивилизованного общества каких-либо серьезных надежд. Да и сегодня, когда Россия поставила своей целью построить правовое государство (ст. 1 Конституции РФ), объявила общепризнанные принципы и нормы международного права составной частью своей правовой системы (ст. 15 Конституции РФ), когда она стала членом Совета Европы вряд ли значительная часть ее населения ясно представляет то, что все это означает. Россиянам значительно легче объяснить и потребовать участия в исполнении таких глобальных программ, как освоение гигантских целинных и залежных земель, поворот северных рек в противоположную сторону, нежели "зарядить" их на строительство правового государства. На пути к освоению основ правового
государства у нас в России пророс такой "бурьян", что порою просто берет сомнение относительно наших сил и возможностей осилить прорастание здесь "правового государства".
В России исторически сложилось так, что здесь менее, чем в странах запада сформировалось правовое чувство, то есть осмысление окружающего человеческого мира, саму общественную жизнь через призму юридического права. Традиционной основой такого положения здесь является большее сохранение общинных, коллективистских чувств и меньшая юридизация общественной жизни.
В то же время сегодня становится очевидным, что если кто-то хочет сохранить в России эти традиции, то, по нашему мнению, это бесперспективная затея. Юридизация общественной жизни и в России - объективная потребность. Она наступает как фактор современной цивилизации, когда неминуемо разрушаются необоснованные общинные, коллективистские связи, люди сами выбирают более свободную, самостоятельную форму организации своей жизни. То, что человечество развивается от общинной формы организации своей жизни к современной более индивидуализированной заметно невооруженным глазом. Человеческое общество все в большей мере превращается из общинного в общество незнакомых людей, где кругом (в яслях, детских садах, в школах наших детей воспитывают другие люди, зачастую нам даже незнакомые; медицинское, социально-коммунальное обслуживание осуществляется опять же незнакомыми людьми и т.д.) межличностные отношения официализируются, переводятся на правовые основы. Такая потребность особенно необходима на случаи возникновения различных конфликтных ситуаций, которые оказывается возможным разрешить только на справедливой правовой основе.
Если Россия сегодня где-то и пытается сопротивляться такой юридизации, то это лишь означает, что она еще отстает от цивилизованных способов регулирования межличностных отношений и что такое ее положение не'сохранится вечно.
Если подходить с такими представлениями к характеристике юридической жизни общества, то только в современной России проблемы юридизации общественной жизни становятся предметом общего любопытства и деятельного изучения. Причины этого, видимо, следует, объяснить тем, что россияне, так же, как и другие народы
цивилизованного мира, начали думать и дошли до понимания естественного вопроса: почему в такой богатой стране, как Россия, до сих пор не организована нормальная жизнь?
Всесторонне осмыслив этот вопрос, мы пришли к выводу о том, что для успешной организации общественной жизни в России нам всегда не хватало понимания не только исключительной важности, но и первоочередной необходимости проведения государственно-правовых реформ. Именно государственно-правовые реформы в России всегда запаздывали или вовсе не проводились. Даже в годы самых активных общественных преобразований на совершенствование государственно-правовых институтов не обращали внимания. В России государственная власть всегда была сама по себе. Развитого гражданского общества здесь еще никогда не было.
В результате Россия всегда имела своеобразную, отличную от передовых зарубежных стран, государственно-правовую надстройку, по существу, далекую как от интересов народа, так и беспомощную в оптимальном разрешении задач, стоящих перед обществом.
Успешное разрешение всех задач, стоящих и сегодня перед Россией, по нашему мнению, как раз и упирается в проблему правильной расстановки акцентов в государственном устройстве. Лишь оптимальное государство со своей совершенной системой может успешно вести экономическую политику, а вслед за этим и за счет этого решать социальные проблемы, а также вопросы развития науки, культуры и искусства.
Логика современного российского переходного государства, как об этом свидетельствует и мировая практика, такова, что здесь в последовательном разрешении нуждаются одновременно три наиважнейшие проблемы:
во-первых, необходимо твердо идти по пути создания оптимально функционирующего государственно-правового механизма, отвечающего требованиям демократического правового государства;
во-вторых, с помощью совершенствующегося государства здесь необходимо завершить задуманные экономические реформы и выйти на рельсы цивилизованного рынка, способного лучше, чем раньше обеспечить спросы и потребности общества в товарах и услугах. Лишь создав такую, конкурентоспособную и эффективную экономику, мы сможем рассчитывать на полноценный бюджет и отсюда;
10
в-третьих, успешно разрешить и стоящие перед нами социальные проблемы.
Хотелось бы подчеркнуть, что проблемы, возникшие перед Россией стоят именно в такой последовательности. Это, по нашему мнению, новое видение системы общественного обустройства и, пока в России эта схема не будет осмыслена на всех уровнях, вряд ли можно ожидать серьезных успехов в создании нормального общества.
Сегодня, как никогда раньше, становится очевидным положение о том, что иной, приемлемой альтернативы правовому государству нет и для Российской Федерации. Поэтому мы шаг за шагом должны идти в направлении именно правового государства, постепенно осваивая и развивая его институты. Наш государственный аппарат должен освоить методы работы соответственно условиям формирования правового государства.
Отсюда напрашивается и такой немаловажный вывод, который сводится к тому, что мы должны очень серьезно переосмыслить наши приоритеты в общественном устройстве. Суть этого переосмысления сводится к тому, что если до сих пор отправным в научных осмыслениях общественного развития в России считалось удовлетворение потребностей в социально-экономических разработках, а государственно-правовые проблемы вообще не выдвигались, то сегодня следует признать, что и результатом такого мышления и поведения были провалы в реализации бесчисленных социально-экономических программ. Даже будучи, возможно, хорошими, эти многочисленные программы социально-экономического развития не реализовывались, поскольку не были состыкованы с проблемами государственно-правового реформирования российского общества, не увязаны с целями и задачами, стоящими перед политической властью.
Другими словами, в России всегда пытались, в первую очередь, разрешить социальные проблемы (больше строить жилья, дорог, расширить работы по газификации, телефонизации, устранить безработицу, повысить зарплату бюджетникам и т.д.), однако разрешение этих проблем в конечном счете упиралось в экономику, а слабая эффективность последней, продолжающийся ее спад, в свою очередь, диктовались неумелым государственным управлением, несовершенством законодательства, созданием ненужных запретов и препятствий на пути деятельности предпринимателей, землевладельцев и т.д.
11
Сегодня все больше становится очевидным, что политике, го-сударствоведению также необходимо учиться. Государствоведение также является объектом науки, научных разработок, как и экономика, социология и т.д. Если построить дом с нарушением строительных норм и правил, то такой дом не будет устойчивым и развалится. Подобно этому государственное строительство также должно быть основано на определенных нормах и правилах, выработанных всей мировой практикой. Однако именно в этой области, то есть использования научно выверенных, исторически апробированных институтов государственно-правового строительства, Россия сильно отстает от передовых зарубежных стран. Да и, пожалуй, мало кто здесь задумывается над тем, что из-за игнорирования именно норм и правил государственно-правового строительства, такая богатая природными ресурсами, Россия живет в полунищите, не может нормально организовать свою общественную жизнь.
То, что мы очень сильно отстали от многих зарубежных стран в области государственно-правового строительства - это исторический факт. Но главная беда заключается в том, что мы не хотим это признать и продолжаем утверждать, что у нас особый менталитет, и мы не можем так просто принять зарубежный опыт. Причем это относится именно к государственно-правовой сфере. Ведь когда мы собираемся купить какой-нибудь продукт промышленной отрасли (телевизор, автомобиль, обувь, стиральную машину и т.д.), то явно отдаем предпочтение импортному. Это и понятно: мы на своем опыте убедились, что импортные промышленные товары лучше, качественнее и т.д. Но когда же речь идет о таких вещах, как: демократия, разделение властей, права человека, верховенство закона и т.д. мы хотим оставаться со своими представлениями (не основанными на опыте из-за того, что в России эти институты государственного устройства еще никогда не функционировали). В России даже на самом высоком уровне еще не сложилось понимания того, что такие понятия как демократия, права человека, верховенство закона не могут быть российскими или американскими, они являются общечеловеческими, оценочными. Поэтому сколько бы мы не пытались сопротивляться позитивному восприятию этих понятий, нам и в России все равно придется вписаться в общечеловеческое содержание этих ценностей. Причем, чем скорее, тем лучше. От этого зависит уровень и качество нашей жизни.
12
Теоретически переосмыслив наши представления о месте и роли государственно-правовых институтов в обществе, нам необходимо перейти к их практическому реформированию.
Прежде всего речь идет о совершенствовании всех звеньев государственного аппарата. Причем совершенствование государственного аппарата нам необходимо не только для создания сильного государства, но и, в первую очередь, для формирования дееспособного гражданского общества, могущего освоить инструменты саморегулирования, обладающего собственным почином для дальнейшего развития.
Совершенствование государственно-правового механизма, по нашему мнению, в целом охватывает четыре круга отношений:
во-первых, это продолжение совершенствования системы органов государственного управления, приведение их в соответствие с новыми задачами и функциями, стоящими перед обществом в современных условиях;
во-вторых, подготовка и переподготовка государственных служащих, работающих в органах государственного аппарата, способных реализовать новые полномочия, вытекающие из изменившихся обстоятельств нынешнего времени;
в-третьих, совершенствование методов управленческой деятельности, используемых государственным аппаратом, должностными лицами;
в-четвертых, совершенствование нравственной атмосферы в органах государственного аппарата.
Эти проблемы стоят остро именно в современной Российской Федерации, когда она пытается обрести новую демократическую государственность .
Нам необходимо и дальше думать о структурном совершенствовании органов государственного управления. Мы еще полностью не изжили дублирования в деятельности государственного аппарата, при внимательном подходе можно обнаружить чрезмерное количество чиновников, бюрократизацию разрешения отдельных вопросов и т.д.
Вся структура государственного аппарата, в условиях формирования демократического правового государства с развитой рыночной экономикой, должна быть подчинена успешному разрешению
13
главной задачи государства - обеспечению прав и свобод своих граждан. Соответственно этому и с акцентом на выполнение этой главной задачи государства должна быть сформирована и структура государственного аппарата. Рекорды по количеству министерств и ведомств мы уже ставили еще в советское время. Однако убедились и в том, что только количеством многие проблемы нам не разрешить. Необходимо больше ориентироваться на профессионализм в государственном аппарате, на повышение эффективности деятельности государственных служащих.
Оптимальный государственно-правовой механизм государства мы вряд ли создадим, если не будем заботиться о подготовке и переподготовке государственных служащих. Полноценный институт государственной службы у нас только складывается. Мы должны полностью держать в поле зрения дальнейшее формирование системы государственной службы, оптимализацию статуса государственного служащего, развития гарантии мх осуществления. Дальнейшее законотворчество и практическая наша работа в этой области должны осуществляться с пониманием потребности нового государственного строительства, с опорой на достижения юридической науки и современной правовой культуры.
Серьезной проблемой остается подготовка и отбор кадров. Мы далеко не овладели всеми высотами в подготовке и переподготовке кадров для работы в государственном аппарате. Нам необходимо освоить современные формы подготовки кадров для государственного аппарата, организовать и вести соответствующий мониторинг состояния дел в этой области.
В подборе кадров мы до сих пор широко не используем тесты, собеседования, конкурсы для выявления профессиональных качеств претендентов на должность государственного служащего.
На пути совершенствования государственно-правового механизма, далее нам необходимо до конца освободиться от стереотипов административно-командной системы управления общественными процессами. Наша сегодняшняя государственная служба должна овладеть технологией управления в демократическом обществе. Это означает, что методы управления, с помощью непосредственного подчинения всех и вся государственному аппарату сегодня заменяются подчинением всех (в том числе и самого государственного аппара-
14
та) закону. Взаимоотношения между государственным аппаратом и населением сегодня всецело определяется законодательством. Научиться работать, соблюдая законы, уважая их - это еще одна необходимая высота, на вершину которой, в первую очередь, должны забраться государственные служащие, показывая при этом пример всему населению. Если внутри государственной власти, в взаимоотношениях чиновников между собой еще и остаются авторитарные методы, то во взаимоотношениях государственного аппарата с населением в правовом государстве могут использоваться только демократические методы, то есть государственная деятельность на основе строгого соблюдения законов.
Для оптимальной работы государственного аппарата, повышения авторитета государственных служащих перед населением, очень важной остается нравственная атмосфера, связанная с деятельностью должностных лиц. Здесь у нас также много нерешенных проблем.
Среди них и не изжиты до сих пор остаточные явления непозволительного совмещения государственной службы с коммерческой деятельностью, допущенного в период первоначальной приватизации. Эти недостатки нам необходимо ликвидировать.
Честное служение обществу, высокий профессионализм -главное качество государственного служащего любого уровня. Необходимо также покончить со случаями семейственности, землячества и коррупции в подборе и расстановке кадров государственной службы. Повсеместно нужны эффективные меры по искоренению формального отношения к своим служебным обязанностям, злоупотреблений служебными полномочиями, использования служебных связей и возможностей в корыстных целях.
Все отмеченное относится ко всем звеньям государственно-правового механизма, к российским государственным службам всех уровней, к службам субъектов Российской Федерации, городского и районного уровня. Нам всем необходимо самосовершенствоваться и научиться шаг за шагом овладеть цивилизованными методами государственного управления, добиться уважительного отношения граждан к деятельности государственного служащего.
На пути к строительству правового государства нам необходимо и дальше укреплять эффективность в деятельности органов правосудия. Судебная власть с ее объективным и справедливым раз-
15
решением возникающих дел - важнейший показатель зрелости государства на пути к правовому государству. Судебные работники, если можно так сказать, первыми должны дорасти для работы в условиях правового государства.
Наши усилия по строительству правового государства будут почти бесполезны, если мы не сумеем искоренить преступность -грубейшие нарушения прав и свобод человека. Как уличная преступность, так и коррупция и другие экономические преступления - все они наносят урон имиджу государства. Отсюда и задача дальнейшего усиления борьбы с преступностью, радикального совершенствования деятельности правоохранительных органов и прежде всего органов внутренних дел.
В целом проведенные нами исследования в области государственно-правового строительства позволяют сделать вывод о том, что все проблемы в России испокон веку связаны с несовершенством политической власти. Вот и в сегодняшней России неконтролируемая обществом государственная власть явно не справляется с общественно управленческими функциями. В то же время научные основы го-сударствоведения остаются невостребованными. Да и серьезные, фундаментальные научные исследования в области государственно-правового строительства сегодня еще в России не проводятся. Особенно это относится к уровню субъектов Российской Федерации. У нас опять же на самое главное дело не хватает средств. Между тем, только подключение большой науки к этой проблеме, научное осознание наших промахов в этой области позволят нам формировать оптимальные государственно-правовые институты.
Только на научно-правовой основе можно оптимизировать взаимодействия власти с экономикой и социальной жизнью. В России же почти всегда государственная власть, сопротивляясь собственному совершенствованию, пытается разрешить то социальные, то экономические проблемы и традиционно успешно их проваливает. Самая богатая в мире страна продолжает жить в нищете только благодаря неумелой организации общественной жизни. Мы до сих пор не хотим понять, что первая проблема в государствоорганизованном обществе не экономика, а экономическая политика государства, которая полностью зависит от интеллектуального уровня представителей власти и структурной организации самой власти.
16
Да и сегодня на фоне стоящих перед Российской Федерацией задач в области реформирования общественной жизни, главной проблемой остается оптимальное подключение к этим процессам институтов государства и права. Особое значение приобретает роль юриспруденции.
Современная цивилизация объективно связано с юридическим мировоззрением. В истории было время, когда в обществе господствовало теологическое мировоззрение, а активные носители его образовали особое сословие. С уменьшением влияния религиозных норм упорядоченность в обществе не уменьшается: место религиозных норм все больше и больше занимают юридические нормы. С уменьшением признаков общинности, соборности, конфессиональное(tm) увеличивается юридизированность общественных связей и расширяется юридическое мировоззрение. Появляется юридическое сословие, которое начинает играть в обществе ведущее место (например, в США юристов во много раз больше богословов, и они играют ведущую роль в общественной жизни). Юристы становятся главной опорой создания оптимального правового порядка в обществе (вспомните опять же пример с США, где сорок третьего Президента США назвали по результатам именно многоходового юридического процесса).
Таким образом, любое нормально развивающееся общество пытается идти по пути формирования правового государства. Это объективный процесс и помешать ему нельзя.
2. Понятие юриспруденции и ее развитие в России
1. Хотя слово "юриспруденция" сегодня употребляется довольно часто, но как понятие оно еще всесторонне не осмыслено. Сведения о юриспруденции в России довольно скудны. Более того, в советское время проблемы, связанные с юриспруденцией были довольно основательно запутаны. Советская юридическая наука пытаясь осмыслить свои собственные параметры в обобщенном виде: то выходила на дисциплину, получившую название теория государства и права, то на общую теорию государства и права. В последние годы, в связи с формированием правового государства, некоторые представители науки "Теория государства и права" "ударились" в выработку
17
общей теории права и государства, то есть ввели новшество: право и государство поменяли местами1.
В то же время сама "юриспруденция" как была для представителей юридической науки неизведанной сферой, так и осталась. Правда учебную специальность, называвшуюся ранее "правоведение", как уже отмечалось, переименовали на название - "юриспруденция". Но это, казалось бы, важное событие осталось почти незамеченным в юридической науке. От этого в реальной жизни сложилась довольно интересная ситуация. Выпускники школ, готовившиеся в вузы знали такие специальности, как история, социология, экономика и т.д., а специальность "юриспруденция" оставалась для них неизвестной. Это происходило потому, что если историки должны были знать историю, а экономисты - экономику и соответственно этим специальностям были учебники, развивалась и наука, то учебников по юриспруденции не было и до сих пор нет, а знания о государстве и праве можно было черпать то в "Основах государства и права", то из дисциплины "Человек и общество". Учебников с названием "Юриспруденция" не было и до сих пор нет и в юридических вузах.
Итак, необходимо прийти к выводу о том, что если историк изучает историю, экономист - экономику, то к*рист должен изучать юриспруденцию. Вот тут-то и возникают вопросы: почему нет юриспруденции ни в школах, ни в вузах; нужна ли такая наука вообще; что мешает формированию юриспруденции по аналогии с историей, экономикой, филологией и т.д. Отвечая на эти вопросы, мы полагаем, что юриспруденция должна занять достойное место в нашей стране. Однако для этого необходимо разобраться со всеми проблемами, связанными с понятием "юриспруденция" и его содержанием.
2. Осмысливая понятие "юриспруденция", хотелось бы сказать, что даже в новой Российской юридической энциклопедии, выпущенной в 1999 году и содержащей очень много слов и понятий (около 4 тысяч)2, нет понятия "юриспруденция". В Большом энцик-
1 См.: Общая теория права и государства: Учебник / Под ред. В.В. Лазарева. М., 1994; Проблемы общей теории права и государства: Учебник / Под ред. B.C. Нерсесянца. М., 1998. и т.д.
2 Российская юридическая энциклопедия. М.: Инфра - М, 1999.
18
лопедическом словаре также нет этого понятия. Здесь содержится понятие "юридическая наука", которая, с точки зрения авторов является синонимом понятия и "юриспруденция"1.
Между тем юридическая наука, по нашему мнению, представляет собой деятельность по выработке юридических знаний. Юридическая наука, как и любая другая, представляет собой сферу человеческой деятельности по "производству" определенных знаний. Представители юридической науки занимаются поиском знаний в области государства и права. Специалисты, готовящиеся к применению этих знаний на практик, называются юристами, а область их знаний - юриспруденцией. Юристы - это специалисты в области юриспруденции, а сама юриспруденция - это область знаний о государстве и праве. Лишь при таком подходе к понятию "юриспруденция" мы можем дойти до ее сути и более или менее четко представлять ее в соотношении с другими областями знаний.
Юриспруденция - это все знания о государстве и праве в целом. Но она, наподобие того, что химия подразделяется на отдельные части (органическая химия, неорганическая химия, аналитическая химия и т.д.), а также как и другие области знания имеют различные части, подразделяется на различные области, получившие название в юридической науке как отрасли знаний. В качестве таковых можно выделить государственное (или конституционное) право, административное, гражданское право и т.д. Соответственно потребностям юриспруденции развивается и чисто теоретическая часть юридической науки, которая имеет различные разветвления. Здесь также можно было бы выделить: теорию юриспруденции; историю юриспруденции; теорию юриспруденции зарубежных стран и т.д.
Однако в отличии от химии, физики и других областей знания в юриспруденции нашей страны до сих пор не принято выделять ни дисциплину, полностью соответствующую специальности "юриспруденция", ни дисциплину, посвященную теории или истории юриспруденции. Зато в нашей стране, в отличие от зарубежных стран, в рамках специальности "Юриспруденция" выделяются дисциплины "Теория государства и права", "История государства и права" и т.д. В
Большой энциклопедический словарь. М. - Санкт-Петербург, 1998. С. 1423.
19
связи с этим и возникает проблема соотношения "юриспруденции" и тех дисциплин, которые сегодня получили развитие в рамках отечественной юридической науки. В частности, в большей мере речь, по нашему мнению, должна идти о соотношении "Юриспруденции" и "Теории государства и права".
3. Предмет и параметры "Теории государства и права" в нашей юридической науке определяются неоднозначно. Наиболее обобщенно на этот счет имеется представление в учебнике для юридических вузов под названием "Проблемы общей теории права и государства" под общей редакцией члена корреспондента Российской академии наук, профессора B.C. Нерсесянца. Выделяя в системе юридической науки общепринятые три группы дисциплин (юридические науки теоретического и исторического профиля; отраслевые юридические науки; специальные юридические науки)1, авторы учебника в данном месте отождествляют теорию права и государства с юридической наукой в целом. Они пишут: "теория права и государства в широком научном смысле, т.е. теоретические знания о праве и государстве в полном, систематически развернутом и конкретизированном виде, представлены в юридической науке в целом"2. Рассуждая в таком плане, авторы учебника приходят к выводу о том, что "предмет теории права и государства - это формулирование, разработка и конкретизация единого общего понятия права и государства в качестве предмета и метода юриспруденции как системы юридических наук"". Из этого определения предмета теории права и государства видно, что авторы учебника здесь по существу ставят знак равенства между такими понятиями, как "теория права и государства", "юриспруденция", "система юридических наук". Однако в других местах эти же авторы неоднократно употребляют такие словосочетания, как: "юридико-теоретическими исследованиями занимается не только теория права и государства, но также и все остальные юридические науки" ; "речь идет об учете и творческом восприятии - в русле междисциплинарных связей различных наук - научных знаний
1 Проблемы общей теории права и государства. М: Норма, 1998. С. 17.
2 Там же.
3 Там же. С. 20.
4 Там же. С. 17.
20
о праве и государстве, представленных в теории права и государства и юриспруденции в целом"'. Из этих же рассуждений авторов вытекает, что теория права и государства и юридическая наука, юриспруденция все же не являются тождественными понятиями, а различаются. При этом теория права и государства оказывается отраслью, частью юридической науки, юриспруденции в целом.
Но тогда возникает вопрос: если предметом теории права и государства является разработка и формулировка понятий права и государства, а юридическая наука шире теории права и государства, то, что же еще, кроме права и государства входит в предмет исследования юридической науки? Вопрос тем более уместен, поскольку все приведенные выдержки из учебника приведены в одном параграфе, посвященном выяснению места общей теории права и государства в системе и структуре юриспруденции. Ведь после такого довольно противоречивого объяснения места общей теории права и государства в системе и структуре юриспруденции возникают многочисленные вопросы, а читателю все же надо дать более четкие объяснения.
Обращает на себя внимание и то, что авторы упомянутого учебника, как бы они не пытались временами отождествлять понятия "общая теория права и государства" с юриспруденцией в целом (см. первый раздел этого учебника, где понятие "юриспруденция" в оглавлении параграфов употребляется в качестве синонима понятия "общей теории права и государства), в то же время они нигде этого открыто не утверждают. Более того, общую теорию права и государства они рассматривают как отрасль юриспруденции. Об этом свидетельствует даже название третьей главы и названия двух параграфов этой главы. Так, первый параграф назван "Общая теория права и государства в системе и структуре юриспруденции", а второй - "Общая теория права и государства и развитие междисциплинарных связей юриспруденции".
При такой постановке вопросов вряд ли можно выйти к правильному выяснению таких понятий, как: "юриспруденция"; "юридическая наука"; "общая теория права и государства". Ведь для выяснения понятия "юриспруденция" необходимо начать исследования не с понятия "общая теория права и государства", а с самого понятия
1 Проблемы общей теории права и государства. М.: Норма, 1998. С. 20.
21
"юриспруденция", которая как название направления практически необходимой специальности, в конечном счете, и порождает потребность в юридической науке вообще, и в общей теории права и государства, в частности.
Наши исследования позволяют нам прийти к выводу о том, что не может быть, чтобы не было целостной юридической дисциплины. Наподобие того, что целостная химическая наука вырабатывает знания для химии, а физическая наука для физики и юридическая наука является целостной наукой и вырабатывает знания для юриспруденции. Другими словами: есть и юриспруденция и юридическая наука.
Если есть юриспруденция, то можно, видимо, выделить теоретическую и прикладную юриспруденцию, историю юриспруденции, сравнительную юриспруденцию и т.д.
Теоретическую часть юриспруденции, на наш взгляд, как раз и следует называть теорией юриспруденции. Но сделать это сегодня "мешает" то, что в отечественной практике в рамках юридической науки в свое время отпочковалась дисциплина под названием "Теория государства и права", и она, пытаясь обслуживать общетеоретические нужды юридической науки, заняла место той дисциплины, которую, возможно, и следовало бы сразу же называть "Теория юриспруденции". Это произошло еще потому, что в нашей стране (в советский период) юриспруденции не было и не должно было быть соответственно марксистско-ленинской теории. Все юридическое, вместе с государством, должно было отмереть. Поэтому вместо юриспруденции в нашем отечестве стало употребляться понятие "правоведение", а основной теоретической дисциплиной, обслуживающей правоведение стала "Теория государства и права".
Науки же с названием "юриспруденция" или "теория юриспруденции" у нас не было и до сих пор нет. Термин же "Теория государства и права" у нас принято употреблять в таком виде, что вряд ли кто-то может сразу догадаться, что речь идет о юриспруденции. Если физика, химия, математика, философия, экономика и т.д. одновременно означают название и научной и учебной дисциплины, то в области юридической науки такого нет. Здесь, если и говорят о юридической науке, то ей не соответствует ни научная, ни учебная дисциплины.
22
С другой стороны, существующая наука "Теория государства и права" постоянно обнаруживает тенденцию отклонения от чисто юриспруденческих аспектов: то эту науку "уводят" в сторону философии права, то - в сторону политологии. Так, М.Н. Марченко считает, что у нас принято рассматривать государство как политическое явление, а право как юридическое явление, а отсюда дисциплина под названием "теория государства и права" должна рассматриваться не иначе, как одновременно в качестве политической и юридической отраслей знаний и дисциплины. Политико-правовой характер теории государства и права отражается, таким образом, в ее названии" .
Представляется, что такое усложненное объяснение довольно простых вещей не может быть нами поддержано. Уважаемый профессор М.Н. Марченко, на наш взгляд, избрал не совсем удачный способ объяснения характера такой дисциплины, как "Теория государства и права". При таком объяснении возникают дополнительные вопросы, запутывается соотношение таких относительно самостоятельных научных и учебных дисциплин, как "политология" и "юриспруденция".
Ведь известно, что "политология" является самостоятельной научной дисциплиной так же, как и "философия", "экономическая теория", "социология" и т.д. Все эти научные дисциплины тесно взаимосвязаны с теорией государства и права или юриспруденцией. Вряд ли в этом кто-то может сомневаться. Если это так, то можно говорить не только о политико-юридическом характере теории государства и права, но и о философско-юридическом, социолого-юридическом и т.д. характере теории государства и права.
Говорить-то можно, но зачем? К чему такое объяснение характера теории государства и права может привести кроме как к размыванию границ между различными смежными отраслями научных знаний, запутыванию объектов и предметов их исследования?
Да и по существу, такие рассуждения М.Н. Марченко, как "теория государства и права должна рассматриваться не иначе, как одновременно в качестве политической и юридической отраслей знаний и дисциплины"2, не могут быть признаны плодотворными. Если
1 См.: Проблемы теории государства и права: Учебное пособие / Под ред. М.Н. Марченко. М.: Проспект. 1999. С. 7. Там же.
23
развивать эти мысли М.Н.Марченко дальше, то они логически могут привести к устранению самостоятельности теории государства и права как научной дисциплины и к отрицанию того, что наука, которая получила у нас название "теория государства и права", по существу, и есть обобщенная юридическая наука или юриспруденция. "Теория государства и права", как наука она всегда мыслилась как название одной науки; а не двух наук: теории государства и теории права. Отсюда теория государства не менее юридизированная наука, чем теория права. Попытки их отдельного рассмотрения и представления могут привести к разрыву юридической науки, юриспруденции, хотя это вряд ли возможно в практическом плане.
По нашему мнению, различные "нападки" на параметры науки "Теория государства и права" в какой-то мере объясняются самим названием этой отрасли научных знаний. Если попытаться перевести название науки "Теория государства и права" на более понятный язык, то и тогда это звучит таким образом: система обобщенных знаний о государстве и праве, то есть все же отдаленно от юриспруденции, юридической науки.
После таких рассуждений спрашивается: почему бы не иметь юриспруденцию как науку и учебную дисциплину? Что будет, если вместо названия "Теория государства и права" эту науку мы назовем "Теория юриспруденции"?
Я довольно долго размышлял над этой проблемой и пришел к выводу, что такая замена названия науки "Теория государства и права" на название "Теория юриспруденции" пойдет лишь на благо юридической науке. Самое главное здесь заключается в том, что кроме названия больше почти ничего не надо трогать в структуре ныне существующей дисциплины "Теории государства и права", потому, что ныне функционирующая юридическая наука под названием "Теория государства и права" полностью соответствует параметрам, целям и задачам, стоящим перед теорией юриспруденции.
4. Сегодня, когда мы употребляем понятие "юриспруденция", оно у нас ассоциируется в большей степени с подготовкой кадров, нежели с проблемами юридической науки. Если же мы введем дисциплину "Теория юриспруденции" в качестве научной и учебной дисциплины и будем больше употреблять это понятие как в литературе, так и на практике, то в скором времени привыкнем к этому
24
названию, и оно у нас - юристов будет вызывать такие же ассоциации, что и у математиков - "Математика", у физиков - "Физика" и т.д.
Следует заметить здесь и то, что, дойдя до моего утверждения о необходимости учреждения дисциплины "Юриспруденция", соответствующей потребностям подготовки юридических кадров, читатель может сказать, что такая дисциплина уже есть и сошлется на работу B.C. Нерсесянца под названием "Юриспруденция"1. Однако внимательный читатель увидит большую разницу между тем, что предлагает автор этих строк и тем, что подготовил и выпустил B.C. Нерсесянц.
Если мы считаем, что "Теория юриспруденции" должна прийти на смену "Теории государства и права" ("Теории права и государства"), и они одновременно не могут образовать самостоятельные дисциплины, то B.C. Нерсесянц данную работу назвал: "Юриспруденция. Введение в курс общей теории права и государства". По такому названию можно предположить, что юриспруденция может быть рассмотрена как часть "Общей теории права и государства", хотя в разных местах этой книги есть утверждения автора, которые можно истолковывать так, что "Теория права и государства" является частью "Юриспруденции". Так, B.C. Нерсесянц пишет: "Не лучше обстоит дело и с теорией, и методологией юриспруденции, с их исследованием. Вся эта проблематика, как правило, сводится к дежурным суждениям о предмете и методе теории права и государства. При этом остается без рассмотрения проблема предмета и метода всей юриспруденции как целостной системы юридических дисциплин"2. Он исходит из представления о том, что "Теория права и государства" является отраслью юридической науки. Более того, он пишет: "Каждая юридическая наука - это отдельный элемент структуры всей юридической науки..."3. Мы же считаем, что есть целостная юридическая наука, которая имеет свои подразделения, отрасли. Ведь наука гражданского права или наука конституционного права не характеризуется как "каждая юридическая наука", а являются именно наукой
1 Нерсесянц В. С. Юриспруденция. Введение в курс общей теории права и государства. М: Норма, 1999. Там же. С. 1.
з
Там же. С. 71.
25
гражданского права или наукой конституционного права как подразделения относительно целостной юридической науки.
Юриспруденция - это совокупность юридических наук, всех правовых дисциплин, необходимые для подготовки юристов, специалистов в области создания и применения законодательства в широком смысле этого слова. Юриспруденция включает в себя всю теорию, то есть систему знаний, необходимых для успешного осуществления юридической работы, начиная с создания юридических норм, применения их и кончая использованием ответственности за нарушение правовых требований.
B.C. Нерсесянц отправляется на поиски понятия "юриспруденция" с позиций своего либертарного понимания права. Он так и
пишет: "......в основе той или иной концепции юриспруденции лежит
определенная типология правопонимания"1. Вряд ли. По нашему мнению, напротив к правопониманию необходимо подходить с позиций юриспруденции. Конечно же, с позиций юриспруденции, служащей справедливости, демократии, правам и свободам человека.
Кстати сказать, если к пониманию права подойти с потребностей справедливой юриспруденции, то и необходимости в изобретательстве каких-то искусственных подходов (в том числе и либертар-ных) к пониманию права не будет.
Возвращаясь к понятию юриспруденции, хотелось бы сказать, что нам, не изобретая в этой области своего "велосипеда", необходимо довольно аккуратно вписаться в мир юриспруденции, созданный уже давно и успешно апробированный во многих странах мира, в том числе и в дореволюционной России. Еще известный дореволюционный юрист И.В. Михайловский писал, что юриспруденция необходима для того, чтобы "построить логически законченную систему понятий, лежащих в основе всех специальных юридических наук и обобщить все результаты этих наук в одно гармоническое целое, проникнутое не только внешним, но и внутренним единством", а также изучить методы, при помощи которых разрабатываются специальные науки2.
Нерсесянц В. С. Юриспруденция. Введение в курс общей теории права и государства. М.: Норма, 1999. С. 156. 2 Михайловский И. В. Очерки философии права. Т. 1 .Томск, 1914. С. 6.
26
5. Обобщая все сказанное относительно понятия, содержания юриспруденции и соотношении ее с понятиями "юридическая наука", "теория государства и права", мы приходим к следующим выводам:
а) отправной точкой, побудительной причиной всевозможных исследований в области юридической науки является наличие в человеческом обществе потребности в юристах, специалистах в области выработки и применения юридических правил поведения;
б) потребности в юристах, необходимость в постоянном совершенствовании юридических знаний побуждают готовить кадры по специальности "Юриспруденция", что, в свою очередь, влияет и на развитие юридической науки;
в) наличие практически необходимой специальности "Юриспруденция" требует объяснения того, что такое юриспруденция, из чего она состоит и зачем она нужна обществу. Это и является основанием для возникновения, развития и расширения юридической науки;
г) юриспруденция во всех сферах (не только в области названия профессиональной специальности) должна прийти на смену понятия "правоведение". Дело в том, что юриспруденция значительно предметнее, чем название "правоведение", нацелено на раскрытие сущности роли юриста в обществе, целям обучения его для правовой практики. Юридические факультеты университетов (уже которое столетие) являются не только местом, где обучаются науке права, но и учебным заведением, где готовят профессиональных юристов. Это и правильно. Название "юридический факультет" для классических университетов - уникальная находка. Это название одновременно олицетворяет присутствие достаточной научной базы и подготовку юридических кадров различных уровней. Несмотря на наблюдавшиеся в историческом прошлом колебания в подходах к организации университетского юридического образования (были времена ухода в сторону усиления теоретической или наоборот практической подготовки) оптимальной все же остается подготовка в университетах профессиональных юристов на основе наилучших научных достижений. В настоящее время для оптимальной организации защиты интересов юридических факультетов создана "Европейская ассоциация юридических факультетов" (1996 год), которая объединяет более 130
27
юридических факультетов и имеет свой Устав1. Одной из главных задач этой Ассоциации - сохранить исторически сложившиеся традиции юридических факультетов университетов в качестве центра научных юридических исследований и подготовки профессиональных юристов. В этих условиях вряд ли следует признать удачными наблюдающиеся в последние годы в Российской Федерации преобразования юридических факультетов университетов в институты права и превращения некоторых ведомственных юридических институтов в университеты без достаточной научной базы.
Познающая юриспруденция - это как раз то, что необходимо для своевременного динамического общества. Юридические же факультеты университетов полностью отвечают этим требованиям.
По нашему мнению, для современной Российской Федерации как раз необходимо вписаться в научное понимание связи права и общества, согласовать параметры юриспруденции с потребностями общественного развития. Если цель юридического образования заключается во всестороннем знании юридических законов и их роли в общественной жизни, то юриспруденция должна активно участвовать в накоплении и систематизации этих знаний.
д) юридическая наука представляет собой сферу деятельности ученых юристов по выработке (производству) юридических знаний, которые, в свою очередь, и представляют суть юриспруденции;
е) при признании "Юриспруденции" самостоятельной научной дисциплиной, она занимает такое же место в обществе, как и другие науки: история, политология, экономика, математика, химия и т.д.;
ж) признание "Юриспруденции" в качестве самостоятельной научной и учебной дисциплины повлечет за собой определение ее содержания. Это могут быть только специализированные знания о государстве и праве;
з) при таком подходе к понятию "юриспруденция" место сегодняшней, не очень понятной для многих людей, особенно представителям других общественных и естественных наук, дисциплина под
' Подробнее см.: Айани Ж. Юридическое образование в России: настоящее и будущее. Центрально-Европейский университет. Будапешт, Март 1997. С.
55-57.
28
названием "Теория государства и права" или же "Теория права и государства" уступает свое место дисциплине, с более понятным для широкого круга лиц названием "Теория юриспруденции";
и) юриспруденция становится единой, целостной дисциплиной, но имеющей, как и другие научные дисциплины, свои различные части в лице: теории юриспруденции, истории юриспруденции; а также конституционного, гражданского; административного права и т.д.
Такое представление схемы знаний о государстве и праве, по нашему мнению, больше всего соответствует реальной ситуации в области юриспруденции, и оно будет способствовать устранению многочисленных споров, накопившихся в отечественной юридической науке, по поводу места и роли теории государства и права. Оно же будет способствовать и устранению многочисленных, часто надуманных, споров относительно понятия права, соотношения государства и права, права и закона и т.д.
3. Основные парадигмы юриспруденции
Юриспруденция, так же, как и любая другая научная дисциплина, вырабатывает и опирается на определенные исходные положения, которые, по нашему мнению, можно назвать парадигмами юриспруденции.
Так, на основе анализа истории развития юриспруденции к современному периоду стало очевидным, что гражданское общество может формироваться и нормально функционировать, опираясь лишь на демократические законы. Эта же история свидетельствует о том, что тоталитаризм и правовое государство являются антиподами. Такими же антиподами являются понятия "верховенство права" и "административно-командная система".
Кроме того, есть парадигмы юриспруденции, которые относятся как бы к внутреннему строению самой правовой системы. К их числу можно отнести такие парадигмы, как: носителем суверенитета и единственным источником власти является государствообразующий народ; государственная власть должна иметь четкую иерархическую структуру; источники права выстраиваются строго по юридической силе актов, начиная с конституции страны, законов, подзаконных актов и т.д.
29
К категории парадигмов юриспруденции следует отнести и положение о единстве понятий и категорий, существующее в государственно-правовой сфере. Это положение распространяется даже на юриспруденцию всех стран планеты. Дело в том, что нельзя, например, в понятие "право" вкладывать один смысл в России и совсем другой - во Франции. Тогда юристы разных стран будут разговаривать совершенно на разных языках и не поймут друг друга.
Парадигмы юриспруденции складывались еще в древности. Так, древнекитайский мудрец Хуанань-цзы (180-122 г.г. до н.э.) сформулировал такую парадигму юриспруденции, которая не потеряла своей актуальности до сего времени. Он говорил: "Гибнущее государство - это не то, в котором нет правителя, а то, в котором нет закона". К числу парадигмов юриспруденции можно отнести и слова Платона: "Я вижу близкую гибель того государства, где законы не имеют силы или находятся под правителями".
Древние мудрецы говорили, что "пусть погибнет мир, но торжествует фемида" - имея в виду, что если будет торжествовать фемида (правосудие), то мир не погибнет.
К сожалению, относительно парадигмы юриспруденции исторически сложились и отрицательные исходные положения. Особенно это относится к истории российской общественной жизни. Так, здесь относительно юриспруденции нередко говорили: "Закон, что дышло, куда повернул, туда и вышло"; "сила (солому) закон ломит"; "против сильного не судись" и т.д.
К советскому периоду относятся такие отрицательные высказывания, характеризующие роль и место юриспруденции, как: "телефонное право сильнее писанных законов"; "законы - это бумага, а жить надо по разуму"; "ваше бумажное право людей не накормит" и т.д.
Сегодня в Российской Федерации все еще продолжается процесс переосмысления того, что было в советское время, и все в большей мере здесь задаются вопросом о том, какое общество мы хотим построить и каковой должна быть та общенациональная идея, которую мы должны стремиться реализовать в своем развитии в будущем.
Нам бы хотелось, чтобы в таком переосмыслении прошлого и в поиске возможных путей развития нашего общества принимали более активное участие представители юридической науки, которые, в
30
основном, специализируются на выяснении роли и места государства и его институтов в общественном развитии.
Такая необходимость объясняется тем, что в России государственно-правовые институты испокон веку формировались по усмотрению правителей, научные же основы в этой области остаются не востребованными до настоящего времени. Даже вопрос о том, является ли юридическая наука наукой в России до сих пор для многих представителей естественных и общественных наук остается дискуссионным.
Но как бы там не было, если серьезно поразмышлять, то получается, что иного пути развития у Российской Федерации, кроме как интегрироваться в правила организации общественной жизни в цивилизованных странах, по существу, нет. Хотим мы того или нет, мы должны идти в ногу с цивилизованным миром, и не наступать каждый раз на одни и те же грабли.
Из каких же парадигмов, то есть аксиоматических положений должна исходить современная юриспруденция в России и от каких парадигмов ей следует освободиться?
Первое, что нам в России, по нашему мнению, необходимо в этом отношении переосмыслить касается вопроса об определении роли и места государства в общественной жизни. Здесь нам необходимо освободиться от многих традиционных для нашего сознания и бытия парадигмов. К их числу, например, относится такая парадигма, в соответствии с которой некие общественные, государственные интересы возвышаются над личными правами и свободами человека.
Между тем исторический опыт подтверждает, что сегодня процветают в мире те государства, где политическая власть в качестве своей первой задачи ставит не собственные интересы, а всестороннюю защиту прав и свобод своих граждан, создание им условий для проявления ими своих способностей и дарований. Те же государства, где возвышаются некие общественные, государственные интересы, а интересы личности подчиняются этим общественным интересам и ограничиваются, там появляются тоталитарные государства и в конечном счете в таком государстве жизнь превращается для людей в ад.
Ярким примером такого государства был Советский Союз. Здесь некий коммунизм стал целью движения общества, первичным
31
общественным интересом, а люди, которые жили в этом обществе, были доведены до средств построения коммунизма, а те, кто как-то сопротивлялся такому строительству, силой устранялись, изолировались от общества.
Об этом сегодня можно было бы и умолчать, если бы мы полностью освобфдились от такой парадигмы. К сожалению, стереотипы такого тоталитарного мышления еще сохранились. Это и идея о целостности России любой ценой, это и достижение некоего суверенитета, это и выпячивание на первый план формирования любой ценой договорной федерации и т.д. Эти цели нередко ставятся так, что трудно понять: для кого и для чего они нужны.
Нам в России необходимо переосмыслить представления и о первичности политики по отношению к праву, экономике и т.д. Ведь и сегодня из уст самых, что ни на есть высоких государственных чиновников приходится слышать выражение типа: "это не юридический, а политический вопрос", и тем самым юридическое решение вопроса отодвигается на второй план, как это бывало в советское время, когда государственная власть полностью подчинялась политической власти Коммунистической партии.
Попытки возвести политику над правом и сегодня встречаются сплошь и рядом. К их числу следует отнести попытки создания некоего надконституционного органа из представителей различных ветвей власти. В последние годы некоторые политики пытаются возвысить значение ежегодно составляемых посланий президентов, забывая о том, что любой президент является гарантом Конституции, а его послание представляет собой средство реализации требований Конституции.
В целом, в правовом государстве выше юридического (правового) разрешения вопроса не может быть ничего. Политика, кем бы она не осуществлялась - она должна осуществляться в соответствии с законами, требованиями права. Иначе мы выйдем на такие "вольные просторы", что трудно будет потом устанавливать какие-то рамки.
Далее нам в России необходимо переосмыслить устаревшие представления о государстве как организаторе (прорабе) производства, экономического развития. В условиях формирования рыночной экономики государство должно от прямого управления экономикой
32
перейти к созданию условий для оптимальной деятельности предпринимателей, землевладельцев. У нас еще не сложилось понимание сути такого поворота в деятельности государства. Поэтому к предложениям об усилении регулирующей функции государства экономикой следует отнестись с большей осторожностью:
во-первых, в каждом случае следует уточнять: в каком направлении надо усилить государственное вмешательство в экономику; во-вторых, какими методами и в-третьих, какими финансовыми возможностями следует сопровождать такое вмешательство. Если не определиться в этих тонкостях, то призыв лишь к усилению государственного вмешательства в экономику может оказаться простым продолжением прежнего администрирования с такими же общими результатами.
Когда у нас призывают усилить государственное вмешательство в экономику и ссылаются при этом на зарубежный опыт, то не учитывают минимум три момента:
во-первых, за рубежом речь идет об усилении государственного вмешательства в условиях развитого рынка и с целью предотвращения монополизации рынка, то есть вводится ограничения в развитую стихию рынка. У нас же рынка еще нет, в этих условиях предложения об усилении государственного вмешательства, по существу, оказываются антирыночными, то есть прежними командами;
во-вторых, усиление государственного вмешательства в рыночных зарубежных странах предлагается строго в рамках совершенствования этих рыночных механизмов. Предложения же наших авторов зачастую мыслятся без учета сохранения рыночных механизмов, вопреки этим механизмам, а иногда и взамен их;
в-третьих, в зарубежных странах государственное вмешательство в экономику осуществляется всецело в социальных интересах, не подменяя законов функционирования экономики. У нас же направленность государственного вмешательства не уточняется и получается, что государство может вмешиваться как угодно, в какую угодно сферу и под каким угодно мотивом.
В условиях перехода к рыночной экономике функции государства должны быть сведены: во-первых, к созданию оптимальных правил игры для товаропроизводителей; во-вторых, к созданию системы налогов, стимулирующей производство; и в-третьих, к обеспе-
33
чению эффективной деятельности государственных органов по защите прав и интересов товаропроизводителей.
Довольно интересные выводы можно сделать и из традиции установления праздников в нашей Российской Федерации. По числу праздников мы, видимо, также превзошли многих в мире. Каких только праздников Россия не знает? Многие из них непосредственно связаны с государственно-правовым строительством. Причем, по мере изменения наших ориентации в государственном строительстве, изменяется и природа отмечаемых праздников.
Не останавливаясь подробно на всех праздниках, отмечаемых в России в связи с радикальными изменениями в государственно-правовом строительстве выразим наше отношение к некоторым действующим, возникшим на волне последних реформаторских устремлений в конце двадцатого века.
Известно, что в конце 80-х и в начале 90-х годов ушедшего столетия в России произошли очень радикальные изменения всей существующей идеологии общественного и государственного устройства. Люди огромной страны довольно легко освободились от идей коммунистического строительства, вытащили на высокие трибуны всех правозащитников, бывших изгоев советской власти, заговорили о правах человека, заявили о строительстве правового государства, многое сделали на пути очеловечивания наших целей и задач развития.
Все это было так желанно и прекрасно. Впрочем, не только для здоровой интеллигенции, но и для очень широкого круга людей. Об этом свидетельствует и то, что люди, поверившие в эти лозунги, обеспечили победу Б. Ельцина на президентских выборах, да и не только победу Б.Ельцина. Под новыми, освежающими душу демократическими и правовыми идеями была одержана победа над ГКЧП, над прокоммунистическим Верховным Советом, принята оригинальная за всю историю России и почти соответствующая цивилизованным мировым стандартам Конституция. Соответственно этому произошли довольно большие положительные сдвиги и в субъектах Российской Федерации.
Однако наряду с этим новым веянием постоянно ощущалась опасность возможной альтернативы этому прогрессивному развитию России. И прежде всего альтернативы в качестве возврата к историче-
34
ски традиционным российским порядкам, в соответствии с которыми, если даже и нет прямой угрозы продолжению строительства утопического общества в виде, например, коммунизма, то все равно остается острое желание изобретения чего-то еще такого, основанного лишь на менталитете России. Сегодня, к сожалению, такая альтернатива тому, чего хотели достичь в начале перестройки 90-х годов двадцатого века как раз и начинает, кажется, брать верх. Это видно из того, что все предыдущие лозунги не только развиты, но и заброшены, забыты, а на сцену страны вытащены другие. Так, федеральный центр выдвигает на первый план лозунг: "целостность России любой ценой", а в ответ ему от региональных лидеров слышишь "независимость и большая самостоятельность субъектов Российской Федерации". В ответ же на другой лозунг центра о "сильном едином государстве" региональные лидеры поднимают на щит идею о договорной федерации.
Наряду с этими лозунгами центр пытается разрекламировать такой праздник как день провозглашения государственного суверенитета Российской Федерации, а руководители республик - день провозглашения своих суверенитетов. При этом никому и в голову не приходит мысль о том, что ни один другой народ мира не знает никакого праздника, посвященного государственному суверенитету. Праздников по поводу независимости народов сколько угодно, но только не государственного суверенитета. Правда, большинство россиян просто не знает суть праздника, который отмечается 12 июня, кое-где в этот день отмечаются совсем другие праздники.
Размышляя обо всем этом, нельзя не прийти к выводу о том, что в России опять же цели и средства, связанные с развитием общества запутаны, а кое-где заменены, а самые достойные положения ее Конституции, ради чего и старались в начале реформ, забыты в чистую. Государственный суверенитет - это как раз то, что придумано взамен строительства коммунизма.
Россия не только открыла парад государственного суверенитета, которому последовали республики, но и внесла весомый вклад в отсебячивание многих общечеловеческих ценностей (например, права человека, разделение власти, народный суверенитет), в результате которого сегодня многие пришли даже к выводу: "... демократия не для России". Причем все это пытаются обосновать опытом же России последних лет, совершенно не учитывая, что Россия еще никогда не
35
жила в режиме демократии, а в 90-е годы уходящего столетия только пыталась войти в него.
Все это происходит потому, что здесь также как и в другие времена в истории России, не найдена соответствующая опора развития для государства. Государство в России и его чиновники опять, в отличие от. активных периодов реформ, забыли то, ради чего они есть на этом свете. Государство опять оторвалось от народа и вот ищет для своего развития иную опору, включая усиление собственной силы, но только не в связи с необходимостью обслуживания интересов
людей.
Между тем в странах с демократической ориентацией давно уже разобрались в таких ценностях, как "права человека", "народный суверенитет", "строительство правового государства" и т.д.
Празднование же по поводу государственного суверенитета вряд ли самое удачное из всех возможных поводов. Дело в том, что в юриспруденции понятие "государственный суверенитет" сегодня рассматривается как внешняя оболочка народного суверенитета. Понятие "народный суверенитет", как вытекающий из ст. 3 Конституции Российской Федерации, означает то, что носителем суверенитета и единственным источником власти в цивилизованном обществе является государствообразующий народ.
В истории цивилизации было время, когда народ не рассматривался источником власти и носителем суверенитета. Но это было до Великой Французской революции. Со времени обнародования Декларации прав человека и гражданина - политического манифеста Великой Французской революции от 26 августа 1789 г. - во взаимоотношениях государства и государствообразующего народа произошли существенные изменения. С этого времени в цивилизованных странах государствообразующий народ стал рассматриваться как учредитель государства, как носитель суверенности и единственного источника власти. С этого времени главными праздниками в этих странах стали даты обретения народом независимости и свободы.
Это совершенно правильно. В демократическом обществе государство является выразителем идеи народного суверенитета. Отсюда и необходимо праздновать дни событий, связанных с утверждением идеи и принципов народного суверенитета.
Выпячивание идеи государственного суверенитета, в конечном счете, ведет к отрыву государства от народа, к размыванию де-
36
мократических основ общества, к утрате легитимности власти и ее законов. Напротив, выпячивание идеи народного суверенитета ведет к оживлению и укреплению институтов демократии, установлению в обществе принципа верховенства легитимных законов.
Если задуматься над вопросом о том, чего сегодня не хватает России для отлаживания ее многочисленных проблем, то решение его вряд ли будет упираться в укрепление государственного суверенитета (то есть независимости государства от кого-то). Напротив, хроническая болезнь России (по сравнению с западными странами) заключается в неумении оптимально использовать государственно-правовые институты для отлаживания цивилизованной жизни, в постоянном игнорировании принципа верховенства права в обществе в угоду верховенства государства и его чиновников. И сегодня для России обеспечение верховенства права, легитимного закона в обществе, по нашему мнению, является важнее, чем всевозможные структурные изменения исполнительной власти. Если сама государственная власть вполне осознанно не возьмет курс на установление в обществе верховенства легитимного закона, то изменения лишь административного устройства статуса руководителей субъектов федерации сами по себе ничего не дадут. В установлении же верховенства права государство должно рассчитывать не только на себя, но и опираться на институты гражданского общества. Государственный же суверенитет в России, будучи актуальным в период освобождения государственной власти от руководства Коммунистической партией, сегодня превращается в обыкновенное понятие, связанное с наличием государства вообще.
В мире нет государства, не обладающего суверенитетом, впрочем, так же, как и с отсутствием других признаков государства. Однако никто не устраивает по этому поводу грандиозных праздников.
Сегодня нам, как на уровне Российской Федерации в целом, так и в ее субъектах, необходимо вести речь не об укреплении государственного суверенитета, не об укреплении государственной власти вообще, а об обеспечении формирования правового государства, предусмотренного в Конституции, об установлении в нашем обществе верховенства права, законов, отвечающих интересам народа. Правда, это сделать гораздо труднее, чем объявить и праздновать государственный суверенитет, не совсем понятный простым людям.
37
Но как бы там ни было, возникший в России, на заре ее освобождения от марксистско-ленинской идеологии, модный термин "государственный суверенитет" должен постепенно раствориться в море других рядовых понятий государственно-правовой науки. Поэтому с каждым годом и празднование по этому поводу все больше и больше будет неуместным. Проводимые праздники должны быть оправданы как в моральном, так и в юридическом плане. Парадигма юриспруденции здесь как раз заключается в том, что официально объявляемые государством (политической властью государствоорганизован-ного общества) праздники должны соответствовать подлинным желаниям и интересам народа, быть, действительно, событием, приятно и желанно затрагивающим чувства людей, вдохновляющим их на подлинно добрые дела и свершения.
Некоторые парадигмы юриспруденции формулируются в результате теоретических обобщений, анализа истории развития того или иного общественного явления. Эти парадигмы зачастую служат примером иллюстрации того, что право может, а чего не может.
Так, важнейшей парадигмой юриспруденции в этом смысле является положение о том, что право конкретного государства может регулировать общественные отношения с участием физических и юридических лиц, а не с участием народа, нации. Это объясняется тем, что можно предметно говорить лишь о правах и свободах человека, гражданина, но не общины, народа, нации. Общество, народ, нация по большому счету не могут быть в юридическом смысле свободными или несвободными, справедливыми или несправедливыми -эти прилагательные приобретают смысл лишь по отношению к конкретному человеку, гражданину. Только через права и свободы человека, принадлежащего к определенному обществу, государству, мы можем судить об общем и конкретно-политическом режиме в том или ином обществе, государстве.
Чтобы овладеть соответствующей правовой культурой, признать положение, по которому юридическое право является важнейшим регулятором общественной жизни, поистине необходимо освободиться от многих инстинктов, веками выработанных в общине и в коллективе. Так, в общине человек должен иметь такие инстинкты, как сострадание, солидарность, взаимопомощь и т.д. Эти инстинкты, будучи нормальными и естественными в обыденном общении между
38
близкими людьми, теряют свою регулирующую роль в обществе незнакомых людей. Причем это происходит не потому, что появляется юридическое право, а объективно, по мере развития связи человека с другими себе подобными, по мере того как человеку становится тесным жить лишь общинными инстинктами. Юридическое право как раз появляется потому, что общинные инстинкты теряют роль регулятора в обществе незнакомых людей. Поэтому юридическое право является регулятором более высокого уровня. Оно, в определенной мере, может признать общинные регуляторы, но именно в той мере, в которой они будут пригодными и для регулирования общественных отношений в условиях атономизации человека, выхода его по собственной инициативе, из рамок лишь общинных инстинктов.
То же происходит и с другими естественными правами. По мере развития человеческого общества в направлении общества незнакомых людей приходится отказываться и от некоторых естественных прав, избирательно подходить к их признанию в качестве юридического права.
Юридическое право в полном смысле - это регулятор взаимоотношений между людьми не в общине, а в гражданском обществе, где человек наделяется определенными правами и обязанностями.
Все это мы здесь приводим для обоснования того, что появление юридических правил поведения - это объективная историческая необходимость. Отсюда и объективно наступает период установления в общественной жизни верховенства юридических правил поведения. Это тоже одно из аксиоматических положений юриспруденции.
Нам в России необходимо научиться жить в условиях введения в практику принципа верховенства в обществе правил поведения, содержащихся в законах, других нормативных правовых актах. Речь также идет об их верховенстве по отношению к волевым указаниям начальников, чиновников и т.д. К сожалению, у нас до сих пор принцип верховенства юридических правил поведения в обществе не воспринят и в первую очередь среди самих государственных чиновников. Не останавливаясь на причинах такого явления (о них тоже уже много раз было сказано), хотелось лишь подчеркнуть, что без реализации принципа верховенства законов в обществе, нам не удастся создать условия для нормальной жизни людей. Эта парадигма также должна быть усвоена в нашей российской действительности.
39
Следует здесь выделить еще одну парадигму юриспруденции, которую нам следует усвоить. Речь идет о верховенстве Конституции страны абсолютно над всеми иными документами, законами, постановлениями, внутригосударственными договорами и т.д. Это положение настолько аксиоматично для юриспруденции, что сравнимо по своей жесткости, устойчивости с законами природы. Если мы поддадимся наблюдаемой в России тенденции (которая, кстати сказать, идет еще от традиции советского периода, когда партийные решения рассматривались выше конституционных положений) выпячивания посланий и некоторых других документов Президента, значения некоторых договоров между центром и регионами и вовремя не пресечем их рамками Конституции, то все здание юриспруденции страны разрушится. Ведь именно Конституция страны является тем фундаментом, опираясь на который, возвышается вся юриспруденция. Конституционно-правовое мышление должно лежать в основе всей политики государства. Как экономическая, так и социальная, экологическая, национальная, а также иные направления политики государства должны основываться на положениях Конституции.
В целом усвоение парадигмов юриспруденции имеет важное значение для организации оптимальной устойчивой общественной жизни.
Это и понятно. Ведь человеческое общество как социум как раз и отличается от естественной природы тем, что в человеческом обществе порядок определяется созданными этим обществом законами (не естественными, а человеческими, рукотворными законами). Это происходит эволюционным путем, то есть в процессе развития человеческое общество сталкивается с такими проблемами, преградами, которые не решаются естественным, традиционным путем, а поэтому возникает необходимость в создании искусственных способов решения возникающих проблем. Законы и иные нормативно-правовые акты как раз и являются искусственно созданными человеком инструментами для отлаживания взаимоотношений между людьми и их объединениями.
По мере разложения общинных и иных естественных условий взаимоотношений между людьми все большей необходимостью становится потребность в искусственном отлаживании взаимоотношений между людьми. Современное же человеческое общество - это
40
круг "незнакомых" людей, но объективно нуждающихся в определенном взаимодействии. По мере возрастания потребностей в совершении многочисленных сделок между разными людьми появляется и объективная необходимость в создании определенных правил, опосредующих эти взаимоотношения. Так происходит расширение в человеческом обществе отношений, опосредуемых искусственно созданными правилами поведения.
Другими словами, законы, законодательство в целом появляются и расширяются по мере того как само человеческое общество развивается от примитивного к развитому. В примитивном обществе потребности в юридических законах ничтожны. Там почти все отношения опосредуются грубой силой, обычаями, традициями, то есть естественным образом. Напротив, в обществе с развитыми рыночными отношениями, с автономными свободами личности потребность в юридическом опосредовании отношений между людьми неимоверно повышается. Юридические законы в цивилизованном обществе превращаются в важнейший фактор обеспечения нормального развития человеческого общества. Одновременно возникает проблема обеспечения верховенства законов в общественной жизни.
Создание условий в современной Российской Федерации для обеспечения верховенства в обществе заранее принятых легитимных законов - основная цель проводимой здесь правовой реформы. Эта цель по-разному была сформулирована в Российской Федерации. Одним из распространенных вариантов обозначения этой цели в последнее время было следующее: "установление в стране диктатуры закона". Однако мы считаем, что здесь все же лучше использовать принятое в юридической науке понятие "верховенство закона". Слово "диктатура" вызывает особые ассоциации, а поэтому лучше говорить о верховенстве закона в обществе.
Действительно, если уж в России сегодня нужно верховенство чего-то, то самым подходящим здесь как раз и является верховенство закона. Такая необходимость объясняется тем, что в России до сих пор не только никогда не практиковалось строгое соблюдение принятых законов, но и не было даже уважительного к ним отношения. По нашему мнению, основанному на опыте развитых стран, именно такое легкомысленное отношение к соблюдению легитимных законов является самым серьезным тормозом на пути успешного разрешения
41
всех, стоящих перед Россией политических, экономических, социальных и иных проблем.
Чтобы установить в стране верховенство закона, прежде нам необходимо осуществить переосмысление многих наших традиционных представлений. Такое переосмысление необходимо для того, чтобы в России создать нормальные, отвечающие общечеловеческим ценностям, законы, верховенство которых в обществе, действительно, можно было бы и установить.
В первую очередь, речь идет о переориентации роли и места государства и права в обществе.
У нас в России, к сожалению, как не были раньше, так и не сложились сейчас правильные представления о государстве и праве, то есть о власти и о ее законах. Причем правильное представление не сложилось почти ни у одного слоя населения, включая и самих государственных чиновников. Даже разговоры о месте и роли государства часто пресекаются представителями власти словами такого популистского толка, как: "народ надо сначала накормить"; "надо решать вопросы газификации, медицинского обслуживания, а не заниматься политикой" и т.д. Надо заметить, что у большинства населения такие отповеди властей против "возмутителей спокойствия" находят даже поддержку, и на этом фоне правители начинают еще больше "наглеть", и от имени народа зажимаются "всевозможные вылазки экстремистов".
Хотя не так очевидно, но все же любой разумный человек может понять, что действиями самой власти народ доведен до такого состояния, что его надо накормить, одеть и обуть. Это особенно относится к России, которая объективно является одной из самых богатых стран мира. Отсюда и первый вывод: государство не должно увлекаться проблемами реализации каких-то не свойственных ему целей и задач, а ежедневно, ежечасно заботиться об обеспечении прав и свобод своих граждан, предусмотренных в Конституции, в международных документах. Даже не самая привлекательная общенациональная идея должна определять деятельность государства, а охрана прав и свобод человека должна стать самой главной, основной задачей государства.
Сегодня советского государства, которое было нацелено на обеспечение социалистического, а затем и коммунистического обще-
42
ства, уже нет. Как говорится империя зла развалилась: Советский Союз распался. В Российской Федерации довольно резко поменялся политический режим. Субъекты Российской Федерации получили большие права и свободы, отдельные из них даже декларировали свои государственные суверенитеты, приняли массу собственных законов. Прошло уже довольно значительное время с момента свободного развития как Российской Федерации, так и ее субъектов, достаточное, во всяком случае, для выяснения направлений их развития. Однако возникает вопрос: в направлении ли установления верховенства закона идет здесь развитие?
Если оценить в целом, то сегодня в Российской Федерации мы имеем государственно-правовой строй, сооруженный в основном эмпирическим путем. Наворочено здесь, конечно, очень много, а по количеству принятых законов и кодексов мы возможно занимаем одно из первых мест в мире.
Однако верховенства закона как не было, так и нет до сих пор. Более того, здесь не сложилось даже правильное представление о том, что такое демократическое правовое государство, а вместо него формируются далекие от научных моделей собственно изобретенные представления как: о двойном суверенном устройстве государства; договорном федеративном государстве: разделении власти при признании главы государства координатором других ветвей власти и т.д.
Государственно-правовое строительство в Российской Федерации сегодня выглядит как деятельность алхимиков, пытавшихся получить химические вещества на основе лишь технических опытов, не вникая во внутренний смысл химических явлений. Подобно результатам алхимиков и результаты такого государственно-правового строительства и такого правления, конечно же, обязательно скажутся плачевным образом.
В России многими еще до сих пор не уяснено то, что было сформулировано в Декларации прав человека и гражданина Великой Французской революции 1789 года: "Невежество, забвение прав человека или пренебрежение ими являются единственной причиной общественных бедствий и испорченности правительств". Если даже Россия на бумаге признает Всеобщую декларацию прав человека, то и это в большей мере происходит, действительно, формально, а не с глубоким пониманием ее необходимости в вопросах отлаживания
43
общественной жизни. В России еще очень сильны влияния ее собственной истории, традиционного менталитета, а опыт других стран, мировой опыт в целом, общечеловеческие ценности здесь находятся на втором плане. Все это происходит и в сфере юриспруденции. Здесь также явно игнорируется опыт других стран.
Как, пишет в своей работе "Основные правовые системы современности (сравнительное право)" Р.Давид: "...пытаться ограничить юридическую науку пределами одного государства и излагать или развивать эту науку без учета идей и опыта науки других стран - это значит ограничить свои возможности познания и деятельности". Он настаивает, что юридическая наука, как и любая иная общественная наука, не может изучаться "надлежащим образом только в чисто национальном плане" и что "юридический национализм - это провинциализм" .
От себя, опираясь уже на опыт государственно-правового строительства в постсоветском пространстве, добавим, что не только формирование юриспруденции, но и государственно-правовое строительство, основанное только на собственном менталитете это не что иное, как типичный провинциализм, ведущий также к обеднению системы знаний о государстве и праве.
Поэтому как можно скорее государственно-правовое строительство и в Российской Федерации необходимо поставить на научную основу.
Не углубляясь дальше в причины появления откровенно неправильных представлений о государстве и праве и их месте в обществе, хотелось бы сказать, что, пока мы не будем иметь такую власть, которая умеет создавать (на опыте ли других стран, или на основе собственных научных изысканий и т.д.) правила жизни в обществе, ведущие к обеспечению прав и свобод человека, так и не сумеем построить нормальное общество.
Чтобы выправить сложившееся положение в области государственно-правового строительства в Российской Федерации, по нашему мнению, необходимо проделать значительную научно-исследовательскую работу по нескольким направлениям реформирования существующей правовой системы.
' Давид Рене. Основные правовые системы современности (сравнительное право). М., 1967. С.3$.

44
Прежде всего необходимо осмыслить всю глубину потребности в дальнейшем совершенствовании Конституции и законов Российской Федерации.
Внимательное изучение Конституции Российской Федерации показывает, что она еще полностью не соответствует научным требованиям, а также мировому опыту. Речь идет о положениях, определяющих статус Президента страны в системе разделения властей. Нуждается в совершенствовании и механизм взаимодействия различных уровней государственной власти, на практике до сих пор остаются не выясненными такие конституционные положения, как: "совместное ведение Российской Федерации и ее субъектов"; "собственное правовое регулирование субъектов Российской Федерации" и т.д. Есть и другие изъяны в Конституции Российской Федерации, на что уже было обращено внимание в юридической литературе.
Второе направление правовой реформы связано с необходимостью всестороннего осмысления параметров оптимального правового обеспечения проводимых экономических реформ. Правовая реформа должна стать важнейшим инструментом осуществления назревших экономических реформ.
Правовая реформа должна способствовать созданию конкурентоспособной экономики. Необходимо переосмыслить экономические функции государства, нацелив их на всестороннее правовое обеспечение оптимального функционирования гражданского общества. Во главу угла в деятельности государства выходит защита предпринимательской инициативы и деятельности.
Для субъектов Российской Федерации очень важно сосредоточиться на особенностях правового регулирования имущественных, земельных, аграрных, природоохранных отношений республиканским законодательством. Важно не столько опережать федеральное законодательство в этих областях общественной жизни, а важно оптимальнее учесть особенности, присущие региону, усилить внимание именно на их правовое опосредование.
В сфере правового обеспечения экономических реформ важное значение приобретают вопросы, связанные с определением правовых основ приватизации государственных и муниципальных пред-
45
приятии, совершенствования республиканских и местных программ в области приватизации государственных и муниципальных предприятий, анализ деятельности акционерных форм предприятий, образованных в результате реализации программ приватизации.
Особо хотелось бы подчеркнуть необходимость совершенствования как законодательства, так и деятельности по обеспечению проводимых экономических реформ.
Здесь нам необходимо учесть, что на сегодня мы имеем достаточно богатый опыт проб и ошибок, оправданную осторожность в осуществлении первого этапа реформ. Все это позволяет нам более смело и последовательно переходить на новый более сложный рубеж преобразований. Характерные моменты нового этапа реформ заключаются в следующем:
во-первых, необходимо законодательно обеспечить системный подход к рыночным преобразованиям. Как показывает мировой, да и наш собственный опыт, рынок не может нормально функционировать, если нарушается системность, отстают в развитии даже отдельные его структуры. Сегодня ощутимо сказывается на весь ход реформ отсутствие рынка земли, капиталов, недвижимости, фондового рынка, неразвитость банковской системы. Нам надо решительно и вдумчиво пересмотреть наше новое отношение к отстающим звеньям рынка;
во-вторых, отказавшись от крайне радикальных мер в осуществлении реформ на начальном этапе, который тогда себя возможно и оправдал, сегодня мы ощущаем негативные последствия замедления темпов преобразований. Нельзя дальше мириться с тем, что у нас огромное количество убыточных, недееспособных государственных предприятий, колхозов и совхозов. Необходимо более взвешенно, но активно и грамотно продолжить приватизацию государственных предприятий.
Надо смелее вводить в жизнь механизм банкротства по отношению к убыточным предприятиям, активнее применять санкции к злостным нарушителям налоговой дисциплины, проводить активную антимонопольную политику. Для этого у нас имеется определенная правовая база, но она еще должна быть усовершенствована.
Весь наш государственно-правовой механизм должен быть сегодня сориентирован на оптимальное обеспечение рыночной экономики.
Третье направление связано с содержанием проводимой в Российской Федерации правовой реформы: она должна способство-
46
вать совершенствованию государственной деятельности и местного самоуправления. Особенно речь идет об активизации деятельности местного самоуправления. Ведь основной принцип Конституции, -народовластие, - не может реализоваться без организации дееспособного местного самоуправления, соединяющего два статуса людей: граждан, с одной стороны, и жителей - с другой.
Относительно местного самоуправления у нас уже принят ряд законов. Однако они еще не работают в полную силу, и на практике состояние дел с активизацией местного самоуправления остается неудовлетворительным. Правовая база местного самоуправления все еще не совершенна, она не содержит необходимых механизмов, позволяющих широкому слою населения активно включаться в разрешение жизненных проблем на местах.
Основная цель совершенствования местного самоуправления -это оживление реального участия широкого слоя населения в создании новой государственности в Российской Федерации. Ведь не зря в ст.З Конституции Российской Федерации записано, что носителем суверенитета и единственным источником государственной власти является ее многонациональный народ. Сегодня мы должны: во-первых, найти новые организационно-правовые формы функционирования органов местного самоуправления и, во-вторых, решить проблемы финансового обеспечения деятельности органов местного самоуправления.
Четвертое направление развития правовой реформы - это организация процесса правотворчества. Здесь также должна быть разработана научно обоснованная концепция правотворческой деятельности. Основными элементами такой концепции должны являться: определение предмета и пределов законотворческой и иной нормативной деятельности; требование тщательной юридической, экономической, финансовой и иной взаимоувязки подготавливаемых законопроектов; независимая правовая (технико-юридическая, международно-правовая криминологическая и иная) экспертиза законопроектов; объективная экономическая, экологическая, социально-демографическая экспертиза; формирование
широкодоступного федерального банка правовой информации; непрерывная кодификация и унификация российского права.
Пристального внимания требует также ведомственное нормотворчество, увязка их с требованиями законов.
47
Пятое направление проводимых преобразований в Российской Федерации касается судебной реформы.
Обязательным в деятельности судов должно стать непосредственное применение норм Конституции Российской Федерации при разрешении конкретных вопросов, особенно при отсутствии иного законодательства, или при внутренней его противоречивости.
Должна быть завершена институционализация судебной власти. Необходимо кардинально преобразовать институт прокуратуры, создать новую концепцию о следствии. Нуждаются в скорейшем обновлении, на основе конституционных положений, административное, уголовное, уголовно-процессуальное, уголовно-исполнительное, гражданско-процессуальное законодательство. Законодательное обеспечение необходимо для развития системы третейских судов.
Шестое направление правовой реформы связано с тем, что успешное ее осуществление во многом зависит от гражданской и правовой активности лиц, реализующих права и свободы как в качестве независимых, полноправных членов общества, так и в качестве членов парламентов, судей или государственных служащих. Исходя из этого, должны быть определены основные направления правовой реформы в сфере юридического образования, правового воспитания и правовой пропаганды.
Формирование современной концепции юридического образования должно осуществляться совместно с коллективами ведущих юридических учебных заведений, крупных правовых научно-исследовательских центров, государственных органов при широком участии юристов-практиков. Юридическое образование в России должно быть ориентировано на воспитание грамотного, квалифицированного, независимого в суждениях специалиста, способного после окончания учебного заведения осуществлять самостоятельную юридическую практику.
Создание концепции правового воспитания населения также потребует усилий различных юридических ведомств. Осуществляемое спонтанно, без должной координации и, что самое важное, на низком научно-теоретическом уровне, правовое воспитание способно лишь укрепить имеющий место правовой нигилизм.
Граждане на сегодня остаются пассивными и в сфере реализации собственных прав. Ориентация на активное правомерное пове-
дение формируется сегодня, к сожалению, лишь у незначительной части населения. Изменить баланс общественного мнения способны лишь тщательно продуманные меры, организация системной правовой пропаганды в средствах массовой информации, широкий доступ к нормативно-правовой информации, разработка и внедрение действенных форм вовлечения граждан в правотворческую и правоохранительную деятельность российского государства.
Конечно, мы понимаем, что реализация всех этих направлений правовой реформы потребует существенных финансовых затрат как со стороны федерального бюджета, так и со стороны субъектов Российской Федерации. В этой связи необходимо создание организационных структур, могущих обеспечить подсчет необходимых размеров финансирования работ по правовому реформированию российского общества, выявлению потенциальных источников их финансирования, а также эффективное взаимодействие по этим направлениям Федерального Собрания и Правительства Российской Федерации с соответствующими органами государственной власти в субъектах Российской Федерации.
В то же время важно подчеркнуть, что не проводить такую последовательную правовую реформу также нельзя. Иначе Российской Федерации еще долгое время придется пребывать на таком неблагоприятном переходном этапе с неустойчивым положением, способным еще больше усугубить ее реальное положение. Поэтому альтернативы правовой реформе нет ни для федерального уровня, ни для субъектов Российской Федерации.
Российская Федерация в целом, как единое федеративное государство, должна, наконец-то, стать в ряды цивилизованных стран, где на высоком уровне уважаются и гарантируются самые широкие права и свободы граждан.
48
49
Глава 2. ОБЪЕКТ, ПРЕДМЕТ, СИСТЕМА ЮРИСПРУДЕНЦИИ
1. Объект и предмет юриспруденции
Под объектом научной дисциплины принято понимать то реальное явление, которое необходимо всесторонне осмыслить, изучить, выяснить и т.д.
В реальной жизни существует государство как организация политической власти и его обязательные предписания, адресованные людям и их объединениям, оформленные в виде законов и иных нормативных актов. Все это реальность, и она требует изучения, исследования, разъяснения и т.д. Вот эта реальность в виде государства и создаваемая им юридическая система управления общественными процессами и представляет собой объект юриспруденции.
Проблема более детального выяснения объекта научной и учебной дисциплины "Юриспруденция" (хотелось подчеркнуть, что здесь речь идет именно об объекте "Юриспруденции", а не об объекте дисциплины "Теория юриспруденции") в большей мере возникает в связи с тем, что в юридической литературе (вопреки логически обоснованным ожиданиям) юриспруденцию уже объявили наукой о свободе.
"Юриспруденция - это наука о свободе" однозначно утверждает В.С.Нерсесянц в своих последних работах1.
Однако определение "Юриспруденция- это наука о свободе" еще ни о чем конкретно не свидетельствует. Здесь сразу же возникает масса вопросов, связанных с выяснением того, что мы понимаем под словом "наука", что понимаем под словом "свобода" и т.д. К тому же, если внимательно изучить технологию, с помощью которой В.С.Нерсесянц пришел к такому выводу, то, используя эту технологию, можно сказать о том, что юриспруденция - это наука о демократии, о правах человека и т.д. С другой стороны, по этой технологии на роль науки о свободе вполне могут претендовать и философия, и политология и даже социология.
1 См., например, Нерсесянц B.C. Юриспруденция. Введение в курс общей теории права и государства. М.: Норма, 1999. С.1, 61.
50
Дело в том, что В.С.Нерсесянц, как уже отмечалось, отправляется на поиски понятия "юриспруденция" с позиции своего либер-тарного типа понимания права. Он так и пишет: "...в основе той или иной концепции юриспруденции лежит определенная типология пра-вопонимания"1. Вряд ли можно и нужно соглашаться с таким утверждением. В реальной жизни, в первую очередь, появляются потребности в наиболее оптимальном использовании в общественной жизни юридических знаний, т.е. юриспруденции. Они побуждают к активизации юридической науки по исследованию различных сторон государственно-правового строительства общества, включая и проблемы, связанные с понятием права.
По нашему мнению, юриспруденция - это все же система знаний о государстве и праве, а не сама наука. Науку здесь лучше назвать привычным для нас понятием "юридическая наука", которая и занимается добыванием юридических знаний. Юриспруденция - это совокупность правовых дисциплин, читаемых при подготовке юристов, специалистов в области создания и применения законодательства в широком смысле этого слова. Юриспруденция включает в себя всю теорию, то есть систему знаний, необходимых для успешного осуществления юридической работы, начиная с создания юридических норм, применения их и кончая использованием ответственности за нарушение правовых требований.
В практическом плане юристов, да и граждан государства прежде всего интересует юридическое право, то есть законы, действующие в том или ином государстве. Поэтому юриспруденция вообще и конкретного государства, в частности, сводится к всесторонним знаниям о законах государства, содержащих нормы, регулирующие различные виды общественных отношений. Юриспруденция по сути - это наука об оптимальном для общества законодательстве. Объектом изучения, исследования и интересов юриспруденции являются юридические законы и их роль в общественной жизни. Без законов государства нет и юриспруденции, и наоборот, юриспруденция - это знания о законах и их роли в жизни общества. Поэтому объектом юриспруденции являются законы государства, технология их создания и механизм реализации.
1 Нерсесянц B.C. Юриспруденция. Введение в курс общей теории права и государства. М.: Норма, 1999. С. 156.
51
В отличие от объекта научной дисциплины под предметом ее понимают те, складывающиеся закономерности, которые раскрывают сущностные свойства интересующего нас объекта.
Если государство и право могут интересовать представителей различных общественных наук, то науку юриспруденции государство интересует как организация политической власти, осуществляющей управление делами общества с помощью правовых средств. Юридические средства (правотворчество, правовые нормы, реализация права, юридическая ответственность и т.д.) и их роль в жизни общества -все это является исключительным предметом юриспруденции.
Предметом юриспруденции выступают также закономерности формирования и отличительные признаки различных норм права, закрепленных в законодательстве. При этом юриспруденция имеет дело не только с нормами права, регулирующими исполнительно-распорядительные отношения (административное право), имущественные и связанные с ним личные неимущественные отношения (гражданское право), нормами, определяющими преступность и наказуемость деяний (уголовное право) и т.д., но и изучает общие закономерности, присущие всем этим нормам, выясняет историю и теорию возникновения, развития и функционирования государственно-правовых явлений в целом.
Изучение государственно-правовых явлений в их органическом единстве и взаимном влиянии - главная тема юриспруденции и отдельных ее отраслей.
2. Система юриспруденции
Юриспруденция - общее название специальности, охватывающей широкую сферу юридической деятельности. Человек, обладающий этой специальностью может работать судьей, прокурором, адвокатом, а также быть профессором, академиком. Но кем бы он конкретно не работал, прежде всего, он юрист - специалист в области правовых знаний.
Рассмотрение вопроса о системе юриспруденции неразрывно связано с выяснением ее внутренней структуры.
Уясняя понятие "система юриспруденции", следует иметь в виду, что все нормы права в совокупности делятся на различные со-
52
ставные части. В превую очередь, речь, конечно, идет о правовых нормах, регулирующих поведение людей в обществе. С другой же стороны, есть и правила поведения, определяющие порядок создания самих правил поведения и порядок их применения. С этой точки зрения все правовые нормы, составляющие предмет юриспруденции условно можно подразделить на нормы материального права и на нормы процедурно-процессуального права. Нормы материального права устанавливают правила поведения людей в обществе, а нормы процедурно-процессуального права - правила создания правил поведения и порядок их применения различными юрисдикционными органами.
В зависимости от того, чьи интересы заложены в правилах поведения, все нормы права можно подразделить на публичные и частные. Если нормы права нацелены на охрану общественных интересов, то есть интересов множества людей одновременно - это нормы публичного права, а если же в нормах права выделяются интересы отдельных частных лиц и их объединений, то мы имеем дело с нормами частного права.
Для облегчения процесса обучения и ведения научных исследований в юриспруденции выделяются отдельные учебные дисциплины, которым соответствуют и названия научных дисциплин.
Схематично система юриспруденции современной Российской Федерации, по нашему мнению, выглядит следующим образом:
/. Теоретические
и исторические
научные дисциплины
II. Отраслевые научные дисциплины
III. Специальные научные дисциплины
1 .Теория юриспруденции
2.История отечественной юриспруденции 3.История юриспруденции зарубежных стран 4.История юридической мысли
5.Римское право 6.Международное право
I .Конституционное право
2.Конституционное право зарубежных стран
3.Гражданское право 4.Гражданское процессуальное право
5.Административное право 6.Трудовое право 7.Уголовное право 8.Уголовно-процессуальное право 9.Экологическое право 10.Аграрное право
I1 .Финансовое право 12.Семейное право
13.Муниципальное право
14.Предпринимательское право
15.Земельное право______________
1.Криминалистика
2 Криминология
3.Правоохранительные органы
4.Юридическая психология
5.Уголовно-исполнительное
право
6.Прокурорский надзор
53
Следует заметить, что подразделение всех дисциплин, входящих в систему "Юриспруденция", на три части имеет свою длительную историю. Так, в дореволюционной России юриспруденция делилась на науки: пропедевтические (энциклопедия права; римское право; всеобщая история права; история римского права); политические (история русского права; государственное право с включением административного; политическая экономия и наука о финансах; церковное законоведение); юридические (международное публичное право и частное; гражданское право; гражданское судопроизводство; торговое право; уголовное право; уголовное судопроизводство) .
Конечно, система юриспруденции разных времен и разных стран отличается и будет отличаться как по количеству дисциплин, так и по их названию. Это естественное отражение уровня развития стран и человеческого общества одновременно. Однако неизменным в системе юриспруденции остается ее содержание, которое нацелено на изучение правовой системы того или иного государства. Отсюда и обязательное присутствие в ней вопросов, связанных с представлениями о государстве и праве.
В дореволюционной России (впрочем, так же, как и в современных зарубежных странах) в системе юриспруденции не было дисциплины под названием "Теория государства и права". Предмет этой дисциплины охватывался (охватывается сегодня в зарубежных странах) дисциплиной "Энциклопедия права". К тому же в современном мире идет интенсивный процесс сближения правовых систем различных стран, а отсюда и наблюдается сближение содержания системы юриспруденции.
Содержание современной юриспруденции складывается из системы знаний о государстве, о правовом регулировании. Сюда же включается правовая доктрина, которая сводится к системе знаний о том, как надлежит толковать и применять действующие юридические нормы. Важной частью юриспруденции является правовая культура, то есть выработанное в обществе отношение людей к праву, его роли.
Система юриспруденции в своем строении подчиняется и тому, что перед юриспруденцией стоит двоякая задача: теоретическая и
1 Скрипилев Е.А. О юридическом образовании в дореволюционной России (XVIII-XX в.в.)//Государство и право. 2000. № 9. С. 81-89.
54
практическая. В теоретической части она должна изучать основные понятия (понятие о государстве, о праве, о правоотношениях, о преступлении и наказании и т.д.) и соединить все отраслевые юридические науки в одно целостное начало. Если не будет теории юриспруденции, то не будет единого представления о праве, о государстве, о правах человека, о разделении власти и т.д., и каждая отрасль юридической науки вынуждена будет исследовать эти понятия. Между тем эти понятия являются общими для всех отраслевых юридических наук, поэтому разработкой их и занимается такая дисциплина, как "Теория юриспруденции".
Практическая же задача юриспруденции - это построение единого правового порядка в обществе.
В целом, система юриспруденции дает представление об уровне, способах правовой организации общественной жизни. Конечно, сама система юриспруденции постоянно меняется, пополняется. Но в то же время существует и некая постоянная схема системы юриспруденции, которая присутствует во все времена и во всех странах. Это сам каркас юриспруденции, который неминуемо присутствует там, где есть государство и право.
Проблема социального назначения юриспруденции, по существу, сводится к выяснению роли и места государства и его законов в обществе. Известно, что каково государство, таковы и его юридические законы, юриспруденция в целом.
Вопрос о социальном назначении государства волнует людей издревле. Речь идет о том, для чего нужно государство? Думается, что вопрос о том, зачем нужно людям государство, да и нужно ли оно им вообще, сегодня вряд ли является чисто риторическим. После преодоления марксистско-ленинского учения об отмирании государства и с началом формирования правового (справедливого) государства, мы должны значительно активизировать свои поиски в направлении того, чтобы выяснить истинное назначение государства в обществе.
Именно в этом ключе следует понимать и то, что в последние годы довольно много пишут и говорят о национальной идее, об основах устойчивости российского государства. На мой взгляд, в этом направлении как раз и необходимо вести речь о политической философии современной государственности, то есть о том, как после преодоления марксистско-ленинского учения об отмирании государства,
55
ученые должны теоретически и практически оправдывать необходимость и ценность государства.
Выяснение политической философии государственности вообще и государственности Российской Федерации в частности сегодня, на мой взгляд, сводится к поиску ответа на вопрос: "зачем нам нужно государство вообще и государство Российской Федерации, в том числе." Другими словами, стоит ли нам жить и трудиться только ради строительства единого и неделимого государства Российской Федерации? Ведь один раз в истории мы уже крепко обожглись на том, что захотели построить у себя коммунизм, и ради этого погубили жизнь миллионов, возможно, самых свободолюбивых людей! Тогда ведь тоже целью движения нашего общества (многонационального народа) объявлялся коммунизм, а люди при этом оказались средствами его достижения. Что из этого вышло уже известно. Да и зарубежного опыта на счет подобных целей движения общества и средств их обеспечения немало. Только жаль, что мы не привыкли учиться на
чужих ошибках.
Однако, так или иначе, мы сегодня, наконец-то, должны усвоить, что коммунизм, государственность, ее целостность, суверенитет и прочие подобные явления не могут быть сами по себе целью нашего движения. Напротив, они могут рассматриваться лишь как средство в сложном механизме общественного движения.
Что же тогда является целью общественного развития, обеспечиваемой в том числе и с помощью государства, с использованием его суверенитета? Ответ на этот вопрос как раз и должна дать политическая философия.
Рассуждая в этом направлении, нам думается, необходимо обратиться к государственной практике других стран, кстати сказать, имеющих значительно больший опыт в этом деле, чем мы. Ведь проблема социального назначения государства волнует человечество давно, и на этот счет уже выработаны определенные представления и многие из них апробированы на практике. К тому же, по большому историческому счету, сегодня в России происходит, по существу, то же самое, что скажем, происходило во Франции, в США в конце XVIII века (а в некоторых других странах в несколько иное время), то есть попытка создания новой государственности во имя подлинных интересов людей. И ведь тогда, в этих странах, также были различ-
ные представления о будущности государства как по сущности, так и по форме (например, конфедерация или федерация в США).
Я не согласен с теми, кто больше нажимает на наш менталитет, а поэтому считает неприемлемым опыт других стран. В вопросах стремления к свободе, к счастью, равноправию, а отсюда и к видению социального назначения государства, права, думается, что все люди мира одинаковы. Вряд ли русский или башкир в вопросах государст-воведения менее свободолюбив, чем француз или американец. Поэтому опыт, накопленный в строительстве государства в США или во Франции, не может быть проигнорирован. Поэтому не останавливаясь подробно здесь на том, как все было в свое время в этих странах, хотелось бы лишь подчеркнуть, что спокойствие, согласие и процветание у них наступило после того, когда были найдены удовлетворяющие большинство населения разумные и самоочевидные факторы, объединяющие людей в единое самозащищающее гражданское общество. Таковыми были идеи равенства людей, неотъемлемости у них естественных прав на жизнь, на свободу, на стремление к счастью. Именно эти, а не какие-нибудь другие идеи вдохновляли большинство людей на новое созидание, на мир и согласие. Обеспечение этих естественных прав недвусмысленно рассматривалось не только целью движения, но главной задачей, верховной функцией государства, создаваемого людьми. Именно самоочевидность и разумность того, что люди сотворены равными, что они независимо от государства имеют права на жизнь, на свободу, на стремление к счастью, а государственность создается этими же людьми для обеспечения этих прав, объективно не могли противопоставлять этих людей друг против друга. Сознание того, что государственная власть создается в целях обеспечения прав граждан, а если она отойдет от этой цели, то народ может заменить ее, глубоко оправдывало и само государство, делало его уважаемым и ценным. Причем эти самоочевидные истины были расписаны в Конституции и других законах этих стран, что значительно повышало заинтересованность людей в обеспечении соблюдения их. Так была найдена политическая философия государственности, и передовое человечество постепенно вышло на рельсы правового(справедливого)государства.
Конечно, и в этих странах совершаются преступления, а по-РОЮ даже чудовищные, и от них человечество не застраховано. Одна-
56
57
ко то, что у них общегражданское согласие намного крепче и там, в целом, созданы нормальные условия для жизни людей, также очевидно.
Я здесь не хотел бы еще раз подробно обосновывать то, что мы также в государственном строительстве будем блуждать до тех пор, пока не выйдем на рельсы этих самоочевидных истин. Выйти мы должны обязательно, поскольку эти истины не являются выдумкой кого-то, это - универсальная находка человеческой цивилизации в области обществоведения.
Но, к сожалению, сегодня у нас во многих государствах руководят не Т.Джефферсоны и А.Гамильтоны со своими идеями о самоочевидных истинах, сплачивающих людей на созидательный труд, а люди, настроенные на всевозможные противостояния. Не мир, не общегражданское согласие, не обеспечение людям их естественных прав на жизнь, на свободу и счастье вдохновляет многих государственных и политических деятелей. Поэтому они организуют войну законов, войну Конституций, которые кое-где переходят и в настоящую войну, с большими человеческими жертвами. Наше же гражданское общество, которое и содержит всю эту чиновничью верхушку, остается маловлиятельной силой, способной по-настоящему спросить у своих правителей об истинных целях государственной власти. Государственная власть в России все еще остается ради государственной власти, а поэтому социальное назначение ее как легально, так и фактически - неопределенным.
Однако все это сегодня. Люди достойны лучшего, и у них есть надежды на то, чтобы сделать государство гуманным, справедливым и служащим их интересам. Тогда повысится роль государства в глазах людей, они начнут больше доверять власти, поймут ее ценность, необходимость для общества.
В правовом (справедливом) государстве должен полностью преодолеваться психологический страх перед государством и правом, насажденный в то время, когда государство и право рассматривались как орудие (инструмент) насилия. Ведь в нормальном обществе люди живут, работают, смеются, отдыхают, и государство и право им, по сути, не мешает. Можно прожить всю жизнь, а с государственно-правовой ответственностью и не столкнуться. Юридическое право, законы рассчитаны в основном на тех, кто их не соблюдает. Поэтому
58
для условий правового государства самое главное - это осознанное понимание необходимости права, государства на случаи, когда нарушаются права и свободы людей, и освободиться от такой болезни, как боязнь государства и права.
Нам необходимо преодолеть государственный нигилизм, насажденный учением об отмирании государства и права. Историческая судьба государства и права в современном цивилизованном мире решается совсем по-другому. Нам сегодня, осознанно, с помощью формирующегося гражданского общества, необходимо совершенствовать государственно-правовые институты, сделать их подлинными институтами общественных интересов и орудием защиты прав граждан. Поэтому нам не надо ждать, когда государство, право отомрут как ненужные для общества институты, а необходимо научиться постоянно жить с ними, ясно сознавая, что они объективно присущи обществу. Государство и право - это не чуждое обществу, как болезнь, явление, а естественный его продукт. Современное сложное и плюралистическое общество без государства и права нормально функционировать не может.
Государство и право, как бы они не были производны от общества, по отношению к индивидуальному сознанию, поведению личности - объективная реальность. С этим нужно считаться всем, кто с ходу там и тут пытается принять законы. Особенно такая болезнь присуща кандидатам в депутаты и другим претендующим на высокие посты в государстве. В период предвыборной кампании, а также сразу после победы на выборах многие из среды этих людей предлагают принять множество новых законов, зачастую не имея представления о системе права, о механизме правового регулирования общественных отношений.
Конечно, новые законы нужно принимать. Иначе мы можем затормозить развитие общества. Однако это нужно делать со знанием дела. Ведь каждый новый закон должен быть всесторонне вписан в уже существующую систему права. Если этого не сделать, то можно вызвать хаос и большие затруднения для органов правоприменения.
Государственно-правовые болезни, которые сводятся, в одних случаях к игнорированию роли права в организации общественной жизни, а в других случаях, к преувеличению его возможностей, должны быть преодолены с помощью юридической науки. В право-
59
вом государстве должен быть выработан научный подход к использованию законов в организации общественной жизни. Условия правового государства требуют строго научного подхода как к правотворчеству, так и к организации правоприменительной работы государственных органов.
В разрешении проблемы социального назначения государства и права большая роль принадлежит юристам. О правовом (справедливом) государстве граждане, главным образом, будут судить по результатам деятельности юрисдикционных органов, то есть юристов. Поэтому о правовом государстве без высококвалифицированной армии юристов мечтать не приходится: во-первых, гражданское общество должно быть готово к тому, чтобы иметь достаточное количество высококвалифицированных юристов для реализации во всех сферах общественной жизни идей и принципов правового государства.
Юрист - это специалист в области правотворчества и правоприменения. Без представителей этой профессии о формировании правового государства речи быть не может. Во-вторых, сам наличный отряд юристов, хотя и на сегодня еще не воспитан в духе правового государства, должен всерьез вникать в проблемы формирования правового государства и приложить максимум усилий в разрешение этих проблем на практике. Ведь правовое государство не может вводиться каким-то разовым декретом или законом, его идеи и принципы будут реализовываться постепенно, шаг за шагом, практическими делами. В принципе, мы сегодня можем принимать и принимаем правовые решения, что и является важнейшим условием правового государства. Однако эти правовые (подлинно справедливые) решения еще не произрастают из природы и сущности нашего общества и государства, а выступают чуть ли не исключением из правила. Здесь, конечно, винить только юристов нельзя. Сама наша общественная жизнь, законы, действующие в обществе в большинстве своем еще не соответствуют требованиям правового государства. Поэтому и правовые решения еще далеко не составляют устоявшуюся систему, объективную потребность самого общества. А юристы - это, в основном, специалисты в области применения действующего законодательства. К тому же наша правовая система еще не признает юридических прецедентов, позволяющих в цивилизованных странах проявить творческий подход в процессе правоприменения.
60
Общественная потребность в юристах в последнее время у нас значительно возросла. Это объясняется, главным образом, ослаблением административно-командной системы управления общественными делами, особенно в сфере экономики. Сегодня все чаще приходится встречаться с объявлениями, приглашающими на работу юристов. Особенно возросла потребность в квалифицированных, знающих юридический материал специалистах. Штат юристов сегодня никто сверху не навязывает, сама жизнь заставляет постоянно обращаться за их помощью.
В этих условиях бывшие юридические институты и факультеты явно не справляются с потоком желающих получить юридическое образование. Конкурсы для поступающих в юридические вузы очень резко возросли и поставили проблему расширения сети юридических вузов. Этого следовало и ожидать. Подготовка юристов в нашей стране до сих пор велась главным образом для органов прокуратуры, суда и милиции. Юристов для народного хозяйства СССР в восьмидесятые годы готовил столько же, сколько маленькая Венгрия готовила для обслуживания своей экономики. Командная экономика, которая больше всего процветала в СССР, не нуждалась в юристах. Переход к рыночным отношениям естественно вызвал бум на юристов, поставил проблемы не только расширения юридических вузов, но и коренного изменения содержания подготовки юристов. Так что нам сегодня необходимо: во-первых, думать о путях расширения государственных юридических вузов и открытия коммерческих и частных форм подготовки юристов; во-вторых, и это также немаловажно, необходимо существенно переустроить учебные планы, государственные стандарты юридического образования. Готовить юристов так, как мы готовили их в советское время, просто нельзя, и фактический переход на новые учебные планы и стандарты должен быть ускорен.
В условиях правового государства значительно возрастает роль юридической науки. Она тоже у нас в советское время была обделена вниманием партийных и государственных структур. Достаточно сказать, что в огромной Российской Федерации научно-исследовательских учреждений юридического профиля буквально несколько. Кроме г. Москвы их в других регионах вовсе нет. Каких только у нас нет научных подразделений!? А вот юридические исследования, несмотря на то, что мы намерены строить правовое государ-
61
ство, должного внимания еще не "заслужили". Это положение также должно быть исправлено.
В целом, юридическую работу следует поставить на научную основу. Она должна найти доверие у народа, люди должны с уважением относиться к практической работе юристов. Иначе о правовом государстве- остается лишь разглагольствовать. Что здесь имеется в
виду?
Во-первых, нам необходимо четко обозначить сферу деятельности юристов-специалистов в области применения права. Эта сфера и есть юридическая или же, что одно и то же, правовая работа. Юридическая работа - это не любая работа по реализации требований правовых норм. Реализацией требований правовых норм занимаются все субъекты права. Все, к кому относятся требования правовых норм, обязаны их соблюдать, исполнять. Юридическая работа - это работа юристов и она направлена на обеспечение правильного применения, соблюдения, исполнения и использования требований правовых норм. Если все, кому адресованы юридические требования, обязаны исполнять, соблюдать их, то предметом деятельности юристов, то есть предметом юридической работы, является обеспечение правильного применения и использования требований правовых норм. Юридическая работа так же, как и врачебная, ветеринарная, агрономическая и другая работа является специальной, требующей профессиональных знаний. Используя специальные знания, юрист в различных формах (в зависимости от места и занимаемой должности или работы) подключается к тому, чтобы правовые требования были реализованы правильно и точно. Таким образом, юридическая работа - это работа юристов, а поэтому иные формы реализации права, кем бы то они ни были осуществлены, не охватываются понятием юридическая работа. Наподобие того, что врачебная работа осуществляется врачами-специалистами (хотя любой разумный человек самостоятельно может применять какие-то лекарства), настоящая юридическая работа также требует специальных знаний. Поэтому должна быть организована соответствующая подготовка юристов-специалистов в области юридической работы.
Во-вторых, юридическая работа сегодня осуществляется в различных формах. Мы еще никак не можем освободиться от прежних стереотипов, когда вопрос быть или не быть юристу, выполняю-
62
щему юридическую работу, решался тем, кто утверждал штаты сугубо по государственной линии. Однако настоящая юридическая работа в нашей стране, так же как и во многих цивилизованных странах, думается, развернется лишь тогда, когда получат действительное развитие рыночные отношения, когда появятся многочисленные частные адвокатские фирмы, открывающие здоровую конкуренцию за лучшее юридическое обслуживание. Только тогда появится потребность у юристов к подлинным знаниям, только тогда наши люди получат более дешевую и более квалифицированную юридическую помощь. Юридическая работа в целом должна подняться на новый уровень. Это также важное требование правового государства, и тогда возрастает у людей и доверие к государству, к его законам.
В современных условиях формирования новой государственности Российской Федерации нам необходимо еще раз основательно переосмыслить социальное назначение юриспруденции и исходя из этого принять соответствующие меры, направленные на повышение роли и значения ее в общественной жизни.
3. Юриспруденция и юридическая наука
Юриспруденция и юридическая наука - близкие по смыслу и содержанию понятия. Поэтому, как уже отмечалось, во многих случаях эти понятия у нас употребляются в качестве синонимов.
Однако при более внимательном подходе к этим понятиям -они все же различаются. Здесь происходит, примерно, то же самое, что мы наблюдаем при характеристике других предметов и опосредующих их наук. Так, под экономикой прежде всего понимают совокупность общественных отношений в сфере производства, обмена и распределения продукции, а лишь затем экономическую науку, изучающую эти отношения. То же самое и с историей, которая превона-чально представляет собой процесс развития природы и общества, а лишь потом - науку, изучающую прошлое человечества. Или же взять понятие "искусство". Искусство представляет собой художественное творчество, объективно возникающее в процессе общественной жизни. На определенном этапе развития искусства возникает необходимость всестороннего его осмысления, которым занимаются определенные специалисты. Наступает этап исторического осмысле-
63
ния всего того, что связано с художественным творчеством, то есть возникает искусство как наука.
Юриспруденция также, в первую очередь, представляет собой область создания и использования правовых (юридических) средств для оптимизации управления общественными процессами. Юриспруденция - это обладание знаниями о государстве и праве и использование их в процессе правотворческой деятельности. Юридическая же наука - это деятельность по добыче, производству этих знаний.
Конечно, несмотря на эти различия, в практическом плане юриспруденция и юридическая наука ассоциируются как тождественные понятия. Объединяет их юрист как практический деятель в области права, который одновременно опирается как на знания законов, других источников права, так и на данные научного осмысления их (на уровне знаний комментарий, монографий и т.д.). Поэтому в практическом плане задачи, стоящие как перед юриспруденцией, так и перед юридической наукой почти одни и те же. Но в практическом плане сами юристы больше всего говорят о задачах юридической науки как деятельности, влияющей на совершенствование создания и использования юридических средств управления общественными процессами.
Юридическая наука в сфере организации общественной жизни еще не заняла подобающего места в нашей стране. Поэтому представителям юридической науки необходимо еще многое сделать, чтобы ее в российском обществе признали в качестве самостоятельной и объективно необходимой для государственно-правовой практики наукой.
Если кто-то думает, что здесь нет никаких проблем, то он по меньшей мере ошибается: юридическую науку, как значимую для практики, в российском обществе признают еще далеко не все. Сказывается и тот общий исторически сложившийся правовой нигилизм в России, а также и то, что отдельные представители "от юридической науки" в советское время показали себя службистами антинародного политического режима.
Но как бы там ни было, сегодня юридическая наука в России должна проявить свою объективную необходимость для практического государственно-правового строительства. Объект исследования юридической науки - проблемы, возникающие в процессе организа-
64
ции и деятельности государственно-правовых институтов, - сегодня в России приобретает исключительное значение. Мы, наконец-то, должны понять, что в практическом государственно-правовом строительстве нельзя игнорировать данные юридической науки. Подобно тому, как нельзя строить дом с нарушением строительных правил, нельзя формировать и государственно-правовые институты без учета рекомендаций юридической науки. Игнорирование данных юридической науки все равно затем скажется на практике, и предложения, противоречащие общепринятым выводам юридической науки, окажутся бесперспективными.
На сегодня же положения юридической науки (имеется в виду и международно признанные положения) в Российской Федерации остаются невостребованными не только в практическом государственно-правовом строительстве, но и общественным сознанием. Поэтому мы и сегодня сплошь и рядом наблюдаем: преобладание политики над правом, экономикой; невосприятие институтов демократии; непонимание значения власти права в обществе и т.д.
Одним словом, если мы действительно хотим строить правовое государство, то юридическая наука, как никакая другая отрасль науки, сегодня должна утвердиться в российском обществе как важнейший институт гражданского общества.
Известно, что общество и гражданское общество - это не одно и то же. Общество - это как бы вся общность людей, включающая и государство со всеми его атрибутами, а гражданское общество - это часть общества, которая создает материальную основу жизнедеятельности всего общества. Гражданское общество появляется и оформляется позже общества, а точнее с появлением государства. Гражданское общество функционирует во взаимодействии с государством. Нет государства - нет и гражданского общества. Гражданское общество выступает учредителем государства как организации политической власти общества. Только в связке - "учредитель и учреждаемая политическая власть" - приобретает значение взаимодействия гражданского общества и государства.
Применительно к потребностям гражданского общества юридическая наука должна выработать соответствующие рекомендации по оптимизации взаимодействия гражданского общества и государства, выступать представителем гражданского общества, помогать ему
65
обрести цивилизованные рычаги для оценки и влияния на деятельность органов власти.
С помощью юридической науки и в целях защиты прав человека необходимо наладить информационную, просветительскую работу, направленную на ознакомление граждан с их правами и свободами. В системе образовательных учебных заведений следует организовать специальное изучение прав человека. Одна из важных задач научно-правового обучения - научить каждого гражданина самостоятельно защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законами.
Применительно к условиям правового государства юридическая наука должна организовать исследования в области повышения эффективности деятельности правоохранительных органов. Особое значение, в условиях вхождения в рамки правового государства, приобретает совершенствование практики правореализации и контроля за исполнением законов. В правовом государстве речь должна идти о повышении уровня конституционной законности, поэтому повышается и ответственность за неисполнение предписаний Конституции, за принятие законов и ведомственных актов, противоречащих положениям Конституции.
Юридическая наука России сегодня должна способствовать также выработке роли и места государственно-правовых реформ и изменений в общественном устройстве. Сегодня государственно-правовые реформы выходят на первый план и приобретают исключительное значение. Это и понятно. Ведь только оптимальное государство со своей совершенной правовой системой может успешно вести экономическую политику, а вслед за этим и за счет этого решать социальные проблемы, а также вопросы развития науки, культуры и искусства.
Юридическая наука далее должна вооружить представителей гражданского общества современными понятиями, категориями, используемыми во всем цивилизованном мире в области государственно-правового строительства. Нам, в Российской Федерации, нельзя трактовать, утвердившиеся в мировой государственно-правовой практике понятия и термины по-своему. Юридическая наука, впрочем, так же, как и математика, физика и другие науки, оперирует общими, понятными для всего цивилизованного мира, понятиями и ка-
66
тегориями. Если, например, во всем мире однозначно утвердилось понятие "разделение властей", и весь цивилизованный мир вкладывает в это понятие как бы принятый, понятный классический смысл, то нам нельзя говорить, что разделение властей мы понимаем по-иному.
Понятия "гражданское общество", "государство", "демократия", "суверенитет", "права человека", "правопорядок", "власть права" и т.д. являются общечеловеческими, и нельзя их переделывать на свой лад. Короче говоря, необходимо освоить также общечеловеческий язык государствоведения, и вести разговор в этой области на одном и том же языке со всем цивилизованным миром.
В целом, юридическая наука Российской Федерации в условиях формирования гражданского общества и правового государства получает качественно новые основы для собственного развития. Впервые в истории России ей представляется возможность стать важнейшим институтом гражданского общества. Задача же ученых-юристов - способствовать ей (юридической науке) реализовать эту миссию. Лишь дееспособная юридическая наука может создать оптимальные основы для развития юриспруденции, способной успешно выполнять возлагаемые на нее надежды.
67
Раздел II
ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
Глава 1. ТЕОРИЯ ЮРИСПРУДЕНЦИИ -НА УКА О ГОСУДАРСТВЕ И ПРАВЕ
1. Государство и право как объект научных исследований
Начиная исследование вопросов, относящихся к сфере теории юриспруденции, следует еще раз подчеркнуть, что теория юриспруденции - эта та же теория государства и права, которая преподается сегодня в юридических вузах. Разность этих понятий относится не к существу, а к распространенности их в различных странах. Понятием "юриспруденция" больше оперируют в странах англосаксонской правовой системы, а понятие "теория права" (включая и теорию государства) больше употребляется в юридической науке континентальной Западной Европы, включая и Россию. Однако и в континентальной Европе, впрочем, так же, как и в дореволюционной России, больше говорят о юриспруденции и совсем не говорят о теории государства и права. Это объясняется тем, что сама сложившаяся у нас теория государства и права на западе называется юриспруденцией или же теорией юриспруденции.
Нам же в этой работе придется употреблять как понятие "теория юриспруденции", так и понятие "теория государства и права" поскольку последнее понятие в России продолжает оставаться официальным названием одной из учебных дисциплин по специальности "Юриспруденция". Думается, что пока дисциплина "Теория юриспруденции" не займет место "Теории государства и права" в государственных образовательных стандартах, вполне допустимо их тождественное употребление.
"Теория юриспруденции" относится к числу общественных наук, то есть наук, изучающих строение общественной жизни и механизмы ее функционирования. Общественная жизнь бесконечно разнообразна. Однако она нуждается в определенной упорядоченности. Юридические средства отлаживания общественной жизни, их постоянное совершенствование в соответствии с требованиями времени -
68
вот основные задачи теории юриспруденции как научной дисциплины.
Государство и право в современном мире выступают объектом всесторонних научных поисков и исследований. Для юриспруденции вопросы, связанные с понятием и сущностью государства и права, являются основными, предметными. Юриспруденция - специализированная дисциплина, сосредоточенная на вопросах государства и права.
Она представляет собой систему знаний о государстве и праве.
По своей сути "Теория юриспруденции" - наука о государстве и праве вообще. Как и любая другая наука, она представляет собой общечеловеческую ценность, опирается на знания, добытые учеными всех стран мира. Мы говорим об этом потому, что до недавнего времени в СССР и других социалистических странах юриспруденция могла развиваться лишь в рамках марксистско-ленинского учения и полностью основывалась на господствующей идеологии. По существу, она перестала быть научной дисциплиной, потому что односторонне была подчинена интересам социалистического и коммунистического строительства.
Сегодня юриспруденция деидеологизируется, становится действительно научной дисциплиной, беспристрастно и объективно изучающей свой предмет. Объектом ее изучения выступают не конкретное государство и его система, а государство и право как таковые. Подобно тому как нет ни буржуазной, ни социалистической математики, географии, философии, так и нет ни буржуазной, ни социалистической юриспруденции. В этом смысле она является научной дисциплиной и в США, и в Германии, и в России. Специалисты, работающие в любой стране мира, должны хорошо понимать и дополнять друг друга, с тем чтобы дальше развивать ее в направлении еще большего служения интересам человека.
Юриспруденции в целом не очень-то везло в советское время. Дело не только в том, что по марксистско-ленинским воззрениям, государство и право должны были со временем отмереть, и, следовательно, этим институтам общества придавалось преходящее значение. Советское государство по своей сущности было авторитарным (тоталитарным), в нем преобладали представления о государстве,
69
главным образом, как об аппарате принуждения. В этих условиях юристы ассоциировались в сознании людей преимущественно со следователями, прокурорами, судьями. Да и юридические вузы СССР в основном готовили специалистов для работы в органах милиции, прокуратуры и суда. Поэтому юридическая сфера также ассоциировалась со сферой применения уголовных законов. Отсюда и юридическая наука была представлена в основном специалистами уголовного права. Что же касается теории государства и права, то она также была ориентирована на изучение государства как инструмента строительства коммунистического общества, где не должно было быть ни государства, ни преступников.
Сегодня не только расширяются потребности в юристах различного профиля, но и все больше актуализируются проблемы формирования нового типа государства (правового государства), и вопросы самого государственного строительства выходят на первый план. Мы сегодня должны думать не столько о том, какое нам нужно право - уголовное, гражданское или иное, - сколько о том, в каком государстве будем жить. На первый план выдвигается проблема самой сущности государства, вопросы о его форме, функциях и т.п. Соответственно этому повышается и значение теории юриспруденции как отправной, основополагающей науки государствоведения и правоведения.
Осмысливающему вопросы государства и права на первый взгляд может показаться, что имеются отраслевые науки права (государственное, гражданское, уголовное, административное и т.п.), которые в совокупности охватывают все области государственно-правового строительства. Что же остается на долю "Теории юриспруденции"?
Всестороннее рассмотрение этой проблемы показывает, что "Теория юриспруденции" - вводная наука в область всей юриспруденции. Именно она, как специальная теоретическая наука, вырабатывает основные понятия и категории юриспруденции, которые являются отправными для отраслевых наук. С нашей точки зрения, "Теория юриспруденции" должна раскрывать и формулировать суть порядка 120 основных понятий и категорий. Причем, пока эти понятия и категории не опровергнуты научным путем, они должны выступать аксиомой для отраслевых юридических наук. Без такой стро-
70
гости в использовании научных понятий мы внесем в юриспруденцию хаос и неразбериху, что отрицательно отразится на подготовке юридических кадров.
Для иллюстрации сошлемся лишь на один пример. В журнале "Государство и право" С.А. Иванов пишет, что разъяснения высших судебных органов Российской Федерации при обнаружении пробелов в праве, становятся источниками права, а следовательно, суд может заниматься нормотворчеством1. Думается, что подобным разъяснением С.А.Иванов, представитель трудового права, вносит некоторую путаницу в такие понятия, как источники права, правотворчество, разделение власти, толкование права, законность и др. Между тем, чтобы избежать путаницы в "Теории государства и права", аналогичные разъяснения высших судебных органов принято обозначать специальным понятием правоположение. Нетрудно представить возникшую ситуацию, когда студенту по предмету "Теория государства и права" объяснили, что разъяснения высших судебных властей не являются источниками права, поскольку суд не является правотворческим органом, и что для обозначения таких разъяснений, как и для обозначения иных актов толкования права, используется специальное понятие - правоположение, а через некоторое время, без какого-либо опровержения первого утверждения, студентам излагают совсем другие версии об этих юридических явлениях. Этот и другие подобные примеры показывают, что основные положения науки "Теории юриспруденции" необходимо знать не только представителям юридических наук, но также других, особенно смежных (экономической теории, философии и т.п.).
Являясь вводной дисциплиной для отраслевых юридических наук, "Теория юриспруденции" должна следить за их развитием и использовать их достижения. Поэтому она выступает также в роли научной дисциплины, которая, обобщая все новое и ценное в смежных отраслях знания, развивается сама. Происходит деловая взаимосвязь между отраслевыми юридическими науками и "Теорией юриспруденции", необходимая для их последующего взаимообогащения.
Теория юриспруденции взаимодействует также с политологией, философией, экономической теорией, социологией и др. науками.
1 См. Государство и право. 1996. № 1. С. 43.
71
Но при всем этом она является единственной специализированной наукой, всесторонне изучающей вопросы государства и права. Поэтому с ее данными должны считаться и философы, и экономисты, и представители других наук. Здесь также должно происходить взаимовлияние, способствующее целостному научному познанию общественного развития и выяснению роли государства в нем.
В целом предметом исследования и изучения "Теории юриспруденции" как специальной научной дисциплины являются общие закономерности возникновения, функционирования и развития государства и права, а также разработка путей дальнейшего их развития. Для этого она обобщает весь мировой опыт государственно-правового строительства, оценивает существующие типы и формы государства и права, вырабатывает научные критерии определения главного в их функциях, дает людям знания о том, какими должны быть современные государства и правовые системы. В этом заложено большое мировоззренческое и практическое значение "Теории юриспруденции".
2. Теория юриспруденции как учебная и научная дисциплина
Представляет определенный познавательный интерес характеристика "Теории юриспруденции" как в качестве учебной, так и научной дисциплины. Несмотря на значительную общность в структуре "Теории юриспруденции" как учебной дисциплины и "Теории юриспруденции" как научной дисциплины, между ними есть и различия.
"Теория юриспруденции" как учебная дисциплина базируется на данных юридической науки и представляет собой определенную систему изучения знаний, которые накоплены этой наукой.
Эта учебная дисциплина изучается в юридических высших учебных заведениях. Конечно, можно отдельно изучать теорию государства и теорию права, писать монографии, посвященные отдельным проблемам государства и права. Однако в любом цивилизованном государстве разрабатываются и утверждаются государственные образовательные стандарты, на основе которых создаются учебные планы юридических вузов, составляются рабочие программы, пишутся учебники. С ориентацией на образовательные стандарты и учеб-
72
ные планы формируются кафедры. В соответствии с этими официальными документами проблемы государства и права в юридических вузах специализировано и более обобщенно изучаются в курсе "Теория государства и права". Эта дисциплина в России сложилась исторически, и ее система более или менее четко определилась. Правда, в последние годы в Российской Федерации появились книги, претендующие на роль учебника для студентов юридических вузов, но не соответствующие учебным планам и нарушающие общепринятую систематизацию курса "Теория государства и права". Так, некоторые представители этой науки пытаются учредить учебную дисциплину под названием "Теория права и государства", появился учебник "Общая теория права и государства". Между тем такие названия не только не вписываются в существующие образовательные стандарты, но и вносят изрядную путаницу в содержание этой учебной дисциплины. Как будет показано, в дисциплине "Теория государства и права" речь идет о праве как предмете деятельности юристов. А творцом такого права, по существу, является государственная власть. Другими словами, каково государство - таково и его право. Поэтому нельзя начинать изучение права, являющегося результатом правотворческой деятельности государства, без выяснения понятия и сущности самого государства. Конечно, взаимосвязь государства и права не такая простая, и на этом мы еще остановимся. Но в любом случае, на наш взгляд, сначала нужно вести речь о государстве, а лишь затем о его праве, правовой системе. Название учебной дисциплины должно быть сформулировано не произвольно, а в соответствии с данными науки о государстве и праве, с теми реальными отношениями, которые складываются между государством и его правом.
Поэтому введение понятия "Теория юриспруденции" вместо "Теория права и государства" или "теория государства и права" позволяет сразу же акцентировать внимание на юридическое право. Когда же речь идет о теории права вообще, то здесь не всегда право понимается в юридическом смысле. Более того, увлеченность проблемой теории права вообще может привести и приводит в науке к излишне расширительному толкованию понятия права, включение в его сферу метаюридических или же околоюридических явлений. Ярким примером в этом отношении является включение мусульманского права в ряд юридических правовых систем. Между тем, как мы попы-
73
таемся доказать в соответствующих разделах этой работы, мусульманское право вообще не является юридическим правом, а наряду с христианским, индусским и т.д. правом является сводом религиозных правил и распространяется только в отношении верующих в ислам.
В отличие от общей теории права юриспруденция имеет дело только с юридическим правом, реально действующим на момент его исследования, изучения. Общая теория права обычно выходит далеко за пределы действующих (действовавших) юридических норм, охватывает своим влиянием внеправовые регуляторы и явления. К их числу нередко относятся нормы канонического, мусульманского, индусского и т.п. права, а также такие понятия, как свобода, равенство, справедливость и др.
Теория юриспруденции (также как действующая ныне Теория государства и права) как учебная дисциплина имеет свою систему, то есть внутреннее строение, структуру.
Система курса (направление изучения дисциплины) Теории юриспруденции представляет собой логически последовательное внутреннее строение тем и вопросов, рассчитанных на усвоение знаний о государстве и праве.
Система курса "Теории юриспруденции" - это не произвольное рассредоточение различных вопросов, посвященных проблемам государства и права, а - еще раз отметим - их логически последовательное и взаимоувязанное строение.
Следует также отметить, что последовательность расположения тем и вопросов в курсе не всегда в литературе выдерживается. Сплошь и рядом можно встретить издания, претендующие на статус учебника или учебного пособия, в которых внутренняя структура расположения тем и вопросов не способствует последовательному раскрытию механизма функционирования государственной власти и системы права. Так, в учебнике В.В.Лазарева, который назван "Общая теория права и государства", материал изложен непоследовательно: вначале речь идет о праве, а затем о государстве. Но когда в учебнике речь идет о правотворчестве государства, авторы не могут уйти от утверждения, что право является результатом специальной правотворческой деятельности государства. В курсе лекций "Теория права и государства" (Уфа, 1994) непоследовательность изложения материала явно затрудняет усвоение механизма правового регулиро-
74
вания. Так, о правовой норме речь идет в главе 19-й, а о правотворчестве - лишь в 22-й. Становится не ясно, откуда берется правовая норма, и что является результатом правотворчества. Система курса "Теория юриспруденции", на наш взгляд, должна отвечать следующим основным требованиям:
1. Все темы курса составляют системную (последовательную, взаимосвязанную, логически выдержанную) целостность, дающую необходимые знания о государстве и праве;
2. Темы располагаются так, чтобы можно было разобраться в их содержании и последовательности изучения. Если, к примеру, вначале речь идет о правоотношениях, а затем о юридических фактах и правовых нормах, то вряд ли можно разобраться в механизме правового регулирования. Между тем главное в изучении права как раз и сводится к усвоению механизма правового регулирования, то есть того, как с помощью права можно влиять на общественную жизнь;
3. Содержание курса "Теория юриспруденции" должно быть таким, чтобы каждый изучающий этот предмет мог всесторонне осознать весь правовой механизм государства, необходимый для оценки конкретных государственно-правовых систем. В современных условиях этот курс призван дать знания не только о прошлом и настоящем государства и права, но и сформулировать оценочные критерии для формирования наиболее оптимальных государственно-правовых структур.
Современная система курса "Теория юриспруденции", на наш взгляд, может быть построена по следующей блочно-тематической схеме;
I. Научно-тематический блок. Теория юриспруденции как наука. Предмет и метод теории юриспруденции в современных условиях.
П. Учения о происхождении государства и права. Исторические школы и концепции о происхождении государства. Исторические школы о происхождении права. Научное учение о происхождении государства и права.
III. Государство и общество. Соотношение общества и государства. Гражданское общество и государство. Государство и личность. Права человека в современном мире. Демократия и современные демократические государства.
75
IV. Учение о государстве. Понятие и признаки государства. Многообразие понятия государства. Сущность государства. Типы государства. Формы государства. Функции государства. Механизм государства. Учение о государственной власти. Государственная
служба.
V. Учение о праве. Множество подходов к понятию права. Определение и признаки юридического права. Сущность права. Типы права. Формы (источники) права. Функции права. Правотворчество. Нормы права. Юридические факты. Правоотношение. Реализация права. Толкование права. Пробелы в праве и пути их восполнения.
VI. Правовая система. Понятие и значение правовой системы. Семейство правовых систем. Система права и система законодательства. Юридическая техника. Юридическая работа. Юридическая практика. Правомерное поведение. Законность и правопорядок.
VI. Правовая культура и государственность. Правосознание. Правовая культура. Правовой нигилизм и пути его преодоления. Государственность. Историческая судьба государства и права.
В современных условиях, когда правовое государство только строится, формируется, целесообразно выделить отдельно вопросы правового государства. Конечно, в принципе вопросы правового государства - суть, составная часть проблем, связанных с государством и правом вообще, их, по существу, нельзя выделить в отдельную тему. Но это дело будущего, когда, действительно, вопросы правового государства и государства вообще не будут для нас иметь различий. Сегодня же, к сожалению, тему правового государства не только можно, но и нужно выделить как специальную.
Теория юриспруденции как научная дисциплина имеет почти ту же систему, что и система учебного курса "Теория юриспруденции". Различие между ними заключается в том, что "Теория юриспруденции" как научная дисциплина несколько шире учебной дисциплины. Научная дисциплина "Теория юриспруденции" охватывает своим исследованием и вопросы, в определенной мере выходящие за пределы собственно предмета в связи с необходимостью выяснения степени взаимовлияния различных наук.
Теория юриспруденции является междисциплинарной наукой. Междисциплинарной она является не только потому, что вырабатывает методологию, понятийные, категориальные инструменты для
76
отраслевых юридических наук, но и потому, что широко опирается на результаты неюридических наук. Многие неюридические дисциплины также затрагивают проблемы, связанные с правом. Они воспринимают право с исторической, философской, логической, социологической, антропологической и т.д. позиций. Соответственно этому складываются такие дисциплины, как история права, философия права, социология права и т.д. В отличие от них юриспруденция изучает право с юридической позиции. Поэтому юриспруденция четко отграничивается от философии права, от социологии права, которые некоторые представители теории права предлагают включить в науку общей теории права.
Конечно, если будет доказана необходимость формирования науки "Общая теория права", то она, видимо, будет включать в свой состав такие дисциплины, как философия права, социология права, психология права и т.д. Такая наука могла бы включить в свой состав и такие явления, как теория канонического права, теория мусульманского права, а также теории естественного права, позитивного права и некоторых других. Однако и при этом нужно различать "Общую теорию права" и "Теорию юриспруденции".
Науку "Теория юриспруденции" как раз и необходимо сформулировать для того, чтобы отмежеваться от безбрежной общей теории права и сосредоточиться в пределах юридического права. Предметом исследования и изучения "Теории юриспруденции" должно стать возникновение, развитие и совершенствование юридических норм и обобщенная практика их применения. Поскольку ни возникновение юридических норм, ни их практическое применение (реализация в целом) не могут осуществляться без участия государства.
Развитие науки "Теория юриспруденции" приведет и к дальнейшему применению, совершенствованию "Теории юриспруденции" как учебной дисциплины.
Осмысливая основные категории и понятия, с помощью которых "Теория юриспруденции" раскрывает свой предмет изучения, необходимо отграничить некоторые устоявшиеся в классической го-сударствоведческой науке представления от тех, которые получены современными исследованиями. Так, например, многие понятия в области государствоведения, введенные еще во времена Платона и Аристотеля, по существу, сегодня утратили свое былое значение и не
77
могут использоваться в прежнем смысле для раскрытия характерных черт государства. К таким понятиям относятся: государство, демократия, глава государства, равенство граждан, свобода личности, взаимоотношения государства и личности и др. Поэтому современная юриспруденции осмысливает их заново и объясняет уже применительно к сегодняшним реалиям. В то же время, те классические понятия, которые многократно апробированы на практике, включая и современную практику, и адекватность которых не подвергается сомнению, остаются в силе и в полной мере будут использоваться и сегодня. К таким, например, следует отнести понятия: государственный суверенитет, народный суверенитет, разделение власти и др.
Естественно, что современная "Теория юриспруденции" вводит новые понятия, неизвестные ранней государствоведческой науке. К таким относятся понятия: мононорма, микронорма, макронорма, правоположение, цивилизационнный подход к типологии государства и права, президентская республика, правомерное поведение, усмотрение правоприменителя и т.д.
Перед российской школой теории юриспруденции стоят сегодня некоторые специфические задачи, связанные с одновременным освобождением от остатков марксистско-ленинских представлений о государстве и праве и принятием на вооружение достижений общемировой политико-правовой мысли. Эта наука в Российской Федерации становится действительно научной дисциплиной, способствующей формированию гражданского общества и подлинной государственности.
В каких направлениях российская школа науки "Теории юриспруденции" сегодня могла бы развиваться?
Во-первых, в направлении полного преодоления узости марксизма-ленинизма в части политического господства рабочего класса, об объективной необходимости уничтожения частной собственности, невозможности сотрудничества противоположных классов, социальных групп. В то же время нельзя увлекаться и впадать в другую крайность - выводить все государственно-правовые явления из теории естественного права, юридического позитивизма, свободного права и
др.
Через обобщение всего положительного и отрицательного в истории государственно-правовой мысли цивилизованный мир уже
78
вышел на параметры правового государства. Поэтому российской школе теории юриспруденции необходимо усиленно заниматься поиском наиболее оптимальных путей формирования правового государства. Что оно из себя представляет, какими характерными чертами отличается и как его можно построить в конкретном российском обществе - именно эти проблемы являются главными в области учения о государстве.
Во-вторых, в области учения о праве современная задача "Теории юриспруденции" заключается не только в том, чтобы найти оптимальные пути установления в российском обществе власти права, но еще и в том, чтобы совершенствовать правовой механизм государства с учетом мирового опыта, накопленного в области государст-воведения.
В-третьих, в рамках совершенствования правового механизма государства необходимо углубиться в понятие и сущность системы права. Вопрос о системе права у нас изрядно запутан. В частности, он должен быть осмыслен с позиций полиструктурного строения системных образований. В системе права выделяются публичное и частное право, появляются новые отрасли (например, коммерческое, аграрное, экологическое право и др.), а некоторые отрасли права исчезают или могут исчезнуть, как, например, традиционное колхозное, земельное, хозяйственное право и др.
В-четвертых, наука "Теория юриспруденции" вплотную занимается выработкой концепции правовой реформы в российском обществе. Особенно актуальными в этом плане для российской действительности являются: совершенствование практического законодательства, с тем чтобы оно соответствовало уровню демократического правового государства; создание подлинно самостоятельной ветви судебной власти, способной решать юридические дела на основе справедливости; создание такой ветви исполнительной власти, которая функционировала бы только на основе законов и стала бы эффективным инструментом исполнения и обеспечения соблюдения законов; организация правопросветительской работы со всем населением в целях обучения граждан свободно пользоваться своими правами и защищать свои интересы.
79
Глава 2. ОБЩЕСТВО И ГОСУДАРСТВО
1. Понятие общества и государствообразующего общества
Чтобы выяснить место государства и права в обществе, необходимо разобраться в понятиях, без которых трудно усвоить сущность и социальное назначение государства. Среди них на первом месте находится понятие общество. По большому счету, общество представляет собой определенную исторически сложившуюся форму общности людей.
Л.И.Спиридонов в учебнике "Теория государства и права" пытается уйти от такого определения и пишет: "Освобождаясь от обыденных представлений, общество следует определить не как множество людей, а как совокупность общественных отношений" . Однако представление общества только как совокупности общественных отношений вряд ли является правильным. Да, действительно, общество - это не просто множество людей, но оно и не есть то, что можно было бы представить без множества людей.
Общество, по нашему мнению, - это все же множество людей, соединенных между собой определенными отношениями (связями), основанными на интересе.
Поэтому более правильное понятие общества, на наш взгляд, дается в учебнике "Теория государства и права", написанным профессорами из Уральской государственной юридической академии. Здесь общество рассматривается как "продукт взаимодействия людей, определенная организация их жизни, внутренне противоречивый организм, сущность которого заключается в многообразных (экономических, нравственных, религиозных и др.) связях и отношениях между людьми, их объединениями и общностями" .
Любому сообществу людей присущи различия между ними и определенная степень организованности, урегулированности, упорядоченности общественных отношений. Разделение труда в экономике объективно ведет к формированию различных слоев, классов людей. Отсюда и различия в их сознании, мировоззрении.
1 Спиридонов Л.И. Теория государства и права. М, 1996. С. 25.
2 Теория государства и права. Екатеринбург. 1996. С. 27.
80
Социальный плюрализм лежит в основе формирования и политических идей, учений. Политическое устройство общества, по логике вещей, отражает его социальное разнообразие. Поэтому в любом обществе одновременно функционируют силы, стремящиеся к тому, чтобы превратить его в более или менее целостный организм. Иначе сообщество людей не есть общество.
В историческом аспекте обществом нельзя было назвать, пожалуй, лишь орду, которая в обиходном смысле означает многочисленное и неорганизованное скопище людей. Да и то у тюркских и монгольских народов ордой называли военно-административную организацию, которую нельзя не называть обществом. Род, племя, фратрия, курия - это уже определенная форма общности людей. С возникновением государства общество превращается в более организованное государствообра-зующее общество. Теория юриспруденции как наука имеет дело главным образом с государствообразующим обществом.
Государствообразующее общество - это такое исторически сложившееся общество, которое для ведения своих повседневных дел учреждает специальную политическую власть, называемую государством.
Основу современного государствообразующего общества составляет народ (нация) - социально-экономическая общность людей, объединенных в государство. Он представляет собой в первую очередь политическую общность. Народ объединяет в себе всех, какой бы национальности ни был человек, проживающий в государстве. Понятие народ (чаще всего понятия народ и нация употребляются как синонимы) охватывает людей разных национальностей, особенно в многонациональных государствах: оно позволяет не выделять на первый план в государстве ни одной нации как этнической общности. Таким образом, понятие народ в смысле политической общности в современном государствообразующем обществе используется для преодоления понятия нация, понимаемого как совокупность людей, принадлежащих к одной национальности и образующих этническую общность. Государство формируется на основе политической общности людей. Народ, организованный в политическую общность, образует Государствообразующее общество.
Что же организует общество в целостный организм? Здесь, по нашему мнению, необходимо выделить внутреннюю и внешнюю
81
(обособляющуюся от общества) силы. Внутренняя сила, сплачивающая общество, - самая главная, сущностная, изначальная сила, которая и формирует множество людей в единую целостность. Внешняя сила является производной от внутренней, ею обусловленной силой.
Внутренней силой объединения людей в общество служит определенная идея, часто возводимая в идеологию. При внимательном изучении в любом государствообразующем обществе можно усмотреть господствующее влияние на людей по крайней мере одной из следующих идеологий: социальной, национальной, либеральной. Под их влиянием происходит социальное движение в целом. Чтобы разобраться в механизме социального движения, необходимо вникнуть в суть таких понятий, как социальное взаимодействие, социальные интересы, социальные институты, социальная интеграция, социальные конфликты, общественное настроение, социальные приоритеты, социальная свобода и др.
Подробное рассмотрение и обоснование процесса формирования и функционирования отмеченных нами идеологий и механизмов социального движения не входит в задачу настоящего исследования. Этим должны предметно заниматься философия, социология, политология. Нас же больше интересуют вопросы, связанные с государством и правом, соотношением общества и государства.
Государство, по нашему мнению, как раз и выступает той внешней (обособляющейся в определенной мере от общества) силой, которая организует общество и охраняет его целостность. Государство- это публично учреждаемая власть, оно не есть общество: оно до некоторой степени отделяется от него и образует силу, призванную организовать общественную жизнь, управлять ею.
В истории были времена (да и сегодня кое-где имеет место), когда государство и общество сливались вместе. Это при сословно-кастовом обществе, когда государственная власть не избиралась, не формировалась с участием народа, а состояла из представителей привилегированного сословия. Такое же слияние общества и государства в одно целое можно наблюдать в тоталитарных режимах.
Сословная или кастовая власти сложились более или менее естественным развитием общества, и на их формирование как-то влияло разделение труда. Поэтому такую форму власти можно, видимо, назвать исторически необходимой формой организации произ-
водства, распределения его результатов, а отсюда и формирования власти. Что же касается тоталитаризма, то он является искусственно созданной системой управления общественными делами, порожденным в периоды кризиса гражданского общества, потери им способности формирования государственной власти.
Таким образом, характеризуя соотношение общества и государства следует сказать, что в историческом плане с появлением государства общество как бы раскалывается на две части - на государство и остальную, негосударственную часть, которую, по нашему мнению, как раз и следует называть гражданским обществом. Когда в государствообразующем обществе четко выделяются, с одной стороны, государство, а с другой - гражданское общество, то вопрос о соотношении государства и общества, по существу, превращается в проблему соотношения гражданского общества и его политической власти. Поэтому необходимо более подробно остановиться на понятии и сущности гражданского общества.
2. Понятие гражданского общества
Выяснение понятия "гражданское общество" необходимо не только в познавательных целях. Когда вся наша общественная жизнь, экономика были огосударствленными, и мы жили в условиях тоталитарного государства, тогда необходимости в изучении сути и природы гражданского общества просто не было. Теперь же, когда мы избрали путь на разгосударствление и приватизацию, когда стали возрождаться институты гражданского общества, возникла и потребность в осмыслении соотношения между государством и гражданским обществом, в выяснении самого понятия гражданское общество. Осмысливая это понятие, на наш взгляд, следует обратить внимание на следующие моменты:
I. Гражданское общество и общество вообще - это не одно и то же. Общество составляет вся общность людей, включая и государство со всеми его атрибутами. Гражданское же общество - часть общества за исключением государства как организации его политической власти.
Это утверждение противоречит взглядам московского представителя науки теории государства и права О.Э.Лейста, который в
82
83
пособии под названием "Гражданское общество, государство и право" пишет, что "общество, отличное от государства, существовало всегда, но не всегда оно было "гражданским обществом". Последнее возникает лишь в процессе отделения государства и социальных структур, обособления его как относительно самостоятельной сферы общественной жизни и одновременно "разгосударствления" ряда общественных отношений". Далее он пишет, что "категория гражданское общество, отличная от понятия государства, семьи, племени, нации, религиозной и других общностей стала предметом изучения в новое время и первоначально разработана в философии права Гегеля"1.
Во-первых, если, как утверждает О.Э.Лейст, общество, отличное от государства, существовало всегда, но не всегда было гражданским, то как же все-таки оно называлось? Какое еще общество, отличное от государства, может существовать в государствообра-зующем обществе? Думается, что это общество может быть, по существу, только гражданским, хотя, возможно, оно не всегда так называлось.
Гражданское общество - это государствообразующее общество. Как та часть общества, которая занималась его воспроизводством, созданием материальной основы жизни, оно существовало всегда и выделялось по отношению к государству, которое в отличие от него специализировалось на управленческой сфере. В связи с этим, во-вторых, нельзя признать правильным утверждение О.Э.Лейста о том, что гражданское общество появилось лишь в новое время, и теоретические истоки его упираются в произведения Гегеля. Хотя Гегель, действительно, гражданское общество представлял как объединение частных лиц, но он не говорил, что его раньше не было.
Между тем довольно развитое гражданское общество наблюдалось еще в Древней Греции - в государствах-полисах. В Древнем Риме сильное развитие получили торговля, ремесло, а отсюда и гражданское право как юридическая основа функционирования гражданского общества. Достаточно вспомнить выражение: "Закон есть то, что народ римский одобрил и постановил", чтобы убедиться в силе гражданского общества в древнеримском государстве. По существу, на идее гражданского общества построена теория общественного до-
' Лейст О.Э. Гражданское общество, государство и право. М., 1994. С. 6.
84
говора происхождения государства. Конечно, в прошлом в их соотношении были периоды, когда государство полностью преобладало в организации общественной жизни, и дееспособность гражданского общества сводилась к нулю. Но это уже другой вопрос.
2. Гражданское общество, на наш взгляд, появляется и оформляется позже общества как такового, но оно появляется непременно с появлением государства, функционирует во взаимодействии с ним. Нет государства - нет и гражданского общества. Это утверждение с точностью до наоборот: без гражданского общества нет и государства. Гражданское общество выступает учредителем государства как организации политической власти общества. Только в связке "учредитель" и учреждаемая "политическая власть" приобретает значение проблема соотношения гражданского общества и государства.
3. Несмотря на то, что понятие гражданское общество соотносится с понятием государство, гражданское общество остается естественным продолжением общества, условием его жизнедеятельности, включая и государство. Это понятие необходимо для того, чтобы различать и показывать ту часть всего общества, которая формирует государство для обслуживания интересов общества.
4. Гражданское общество и государство объективно "обречены" на постоянное взаимодействие. В их взаимоотношениях при правильном общественном и государственном устройстве (то есть при светском, цивилизованном, демократическом правовом обществе и государстве) примат принадлежит гражданскому обществу. Оно формирует государство для реализации своих интересов, определяет направления его деятельности, контролирует деятельность его органов.
5. Гражданское общество нормально функционирует лишь тогда, когда в деятельности государственной власти общечеловеческие ценности и интересы общества находятся на первом плане. Если государство отрывается от интересов гражданского общества, то оно деградирует, теряет свое естественно-историческое, социальное назначение. Такое государство исторически обречено и рано или поздно гражданское общество должно формировать контролируемое им государство.
6. Чтобы верно понять гражданское общество, недостаточно видеть только разделенность общества на гражданское и политиче-
85
ское, но и само гражданское общество надо рассматривать как множество групповых интересов, а не как простую совокупность граждан. Это - общество граждан, имеющих различные групповые интересы. Отсюда и потребность в политической власти для оптимального юридического отлаживания противоречий, основанных на различных интересах.
Таким образом, гражданское общество - это форма жизни и деятельности свободных, равноправных, творчески активных людей, создающих для управления общими делами организацию политической власти (государство). Гражданское общество идет на смену не только кровно-племенной организации людей, но и соборности, об-щинности и т.д. Гражданское общество - это общество "незнакомых" людей, имеющих свои интересы и желающих их удовлетворить в том числе и возможностями деятельности государства.
В соотношении гражданского общества и государства примат, безусловно, принадлежит первому. Однако всегда необходимо иметь в виду активную роль государства по отношению к обществу (гражданскому обществу). Хотя государство им формируется и контролируется, но формируется по большому счету для управления общественным развитием. Оно управляет обществом, но эта функция передается ему самим обществом и им же контролируется. Здесь можно провести аналогию с акционерным обществом, которое само учреждает органы своего управления.
Гражданское общество формирует государство с целью: защитить себя от внешних и внутренних противников; беречь моральные устои, нравственные ценности, на которые оно опирается; защищать жизнь, свободу, здоровье граждан; обеспечивать оптимальные условия функционирования экономических отношений в обществе; проводить в жизнь его идеологию, социальные программы, способные смягчать противоречия между различными социальными группами и людьми.
В условиях, когда гражданское общество не способно само сформировать государство, наблюдается хаос или появляется узурпированная (самовольно захваченная) нелигитимная власть, которая, как правило, устанавливает свое господство над ним. Появляются неправовые государства: тоталитарное (подчиняет и контролирует все гражданское общество), корпоративное, этнократическое, фашистское и др.
В отличие от неправовых государств, в демократических государствах главным действующим лицом государствообразующего общества выступает человек, который и составляет его основу (основной субъект). Именно человек (не подданный) является членом гражданского общества, и он с его интересами стоит в корреспондирующей связи с государством. Человек как носитель неотъемлемых прав и свобод, а не безликий народ или нация является главным и безусловным действующим лицом гражданского общества. Нет личности - нет и гражданского общества. Состоятельность, дееспособность гражданского общества в полной мере зависят от степени свободы личности. Только состоятельные, дееспособные личности могут образовать действенное в отношении государства гражданское общество. Отсюда оно включает в себя систему установившихся моральных, экономических, политических, правовых отношений: свободу труда и предпринимательства, право собственности и гарантии ее защиты, деятельность общественных и политических организаций, сферу воспитания и образования, культуру, науку и средства массовой информации, а также все, что служит интересам удовлетворения потребностей людей. Основным институтом гражданского общества является предпринимательская деятельность, направленная на материальное обеспечение жизнедеятельности всего общества. Если гражданское общество не сумеет оптимально обеспечивать проблемы воспроизводства жизнедеятельности самого общества, то и не сумеет содержать нормальное государство.
В целом, на наш взгляд, можно дать следующее определение гражданского общества: гражданское общество - это дееспособная система политических, экономических, социальных и иных отношений, складывающихся в процессе самоорганизации жизнедеятельности общества, включая отношения по формированию государства. Именно для оптимального управления делами гражданского общества, организации защиты прав и свобод членов этого общества учреждается государство - политическая власть этого общества.
3. Политическая организация общества
Необходимость выяснения структуры политической организации общества диктуется: во-первых, тем, что нередко всю полити-
86
87
ческую организацию общества и государства рассматривают как понятия синонимы; во-вторых, вопрос о политической организации общества как раз и ставится для того, чтобы определить место государства в обществе.
Государство - это действующая политическая власть общества. В то же время в демократическом обществе выделяются и другие уровни политической жизни, образующие его политическую организацию.
Осмысливая понятие и место политической организации общества, в первую очередь, необходимо нам раскрепоститься от прежних стереотипов понимания политической системы. В советское время считалось, что политические системы бывают феодального, буржуазного и социалистического типа. При этом политическая система социализма рассматривалась как последняя в истории, считалось, что с ликвидацией политической власти и государства она должна преобразоваться в систему безгосударственного общенародного коммунистического самоуправления. Социалистическая политическая система включала в свой состав и политические партии (в условиях СССР единственную партию - КПСС), и государство, и общественные объединения граждан, а также профсоюзы и трудовые коллективы. Иными словами, организация политической власти -- государство -оказывалась в одной связке с другими элементами политической системы. Это было удобно коммунистической партии, которая, объявив себя ядром политической системы, руководила формированием государственной власти и деятельностью государства. Такая раскладка не могла не привести к подмене государства правящей партией, к установлению принудительной монолитности политической системы. В этих условиях о суверенитете государства, о плюрализме в общественной жизни говорить не приходилось.
Условия демократического государства диктуют совершенно иную раскладку элементов политической системы и ее место в обществе: во-первых, политическая система и организация политической власти общества, то есть государства, различаются, и последнее не входит в состав политической системы как ее элемент; во-вторых, политическая система государствообразующего общества (она может формироваться именно в таком обществе) складывается на основе объективно существующего экономического и политического плюрализма. Политическая система формируется на основе демократиче-
ских законов для борьбы (правовым конституционным путем) за государственную власть и для осуществления контроля, от имени гражданского общества, за деятельностью функционирующего государства. Политическая система в демократическом государстве, прежде всего, выступает в качестве механизма народовластия. Здесь соединяется все многообразие проявления интересов государствообразующего народа. Политическая система - это некая платформа, где сосредотачиваются различные силы, борющиеся за государственную власть. Борьба за государственную власть означает как стремление к завоеванию конституционным путем государственной власти, так и удержание ее от законных соперников. Причем эта борьба вполне законная, ведется в рамках, установленных конституцией и другими правовыми актами. Демократическое государство не только не ущемляет политические и иные интересы тех, кто борется за государственную власть, но и уважительно относится к движениям политических сил, само строго следит, чтобы политическая деятельность велась в рамках конституции и законов. "Совокупность субъектов борьбы за участие в общих делах населения, осуществляемых государством, образует политическую систему", пишет Л.И.Спиридонов1.
Политическая система демократического государства как раз и отличается от политической системы недемократического государства тем, что она здесь сама формируется на демократической правовой основе и свободно функционирует. Однако вследствие того что само гражданское общество в условиях демократического государства является правовым, через политическую систему к власти в принципе могут прийти лишь такие политические силы, которые наиболее оптимально в последующем сумеют реализовать в обществе власть закона. Само же государство, хотя и формируется в результате политической борьбы, но в политическую систему в качестве ее элемента не входит. Оно в своем функционировании, как уже отмечалось, суверенно и реализует те задачи, которые перед ним поставлены гражданским обществом. Гражданское же общество, главным образом через силы политической системы, а иногда и непосредственно (через, например, референдум) контролирует соответствие деятельности правового государства его интересам.
Спиридонов Л.И. Теория государства и права. М., 1996. С. 34.
89
Следовательно, политическая система в демократическом государстве - это аккумулятор экономического и политического плюрализма, механизм реализации власти права в интересах государство-образующего общества. Оптимальное функционирование политической системы может обеспечиваться только в условиях правового государства,- поскольку именно оно создает подлинно демократические механизмы формирования различных политических сил в обществе.
Таким образом, в государствоорганизованном обществе необходимо различить политическую власть (государство) и политическую систему (платформа для формирования государственной власти и контроля за ее деятельностью). Вместе они характеризуют политическую орагнизацию общества.
Осмысливая проблемы, связанные с функционированием политической организации общества, нельзя не обратить внимания на такие понятия, как "политический конфликт", "политический кризис", "социально-политический кризис", "консенсус". Для цивилизованных стран эти понятия вполне конституционны, там возникли солидные школы конфликтологии, специально изучающие проблемы природы социальных и политических конфликтов. Только коммунистическая идеология предполагает устранение всевозможных конфликтов в обществе. Между тем наличие конфликтов и особенно в политической сфере - вечная основа совершенствования государства и права.
По самому большому счету конфликт в обществе - это присущий человеческому сообществу способ взаимодействия людей, их объединений, при котором интересы одной стороны не совпадают с интересами другой, что является основой возникновения определенных противостояний. Конфликты могут возникать между отдельными людьми, между их сообществами, между политическими партиями, между государствами и т.д. Особенно часто конфликты появляются там, где есть власть и подчинение (между начальниками и подчиненными, между государственными структурами и определенной частью населения и т.д.). Короче говоря, в любом обществе объективно присутствуют причины для различных конфликтов как по горизонтали, так и по вертикали общественных отношений. Они бывают как в рамках ветвей государственной власти, так и на подступах борьбы за государственную власть.
90
Политический конфликт возникает или на почве государственной власти, или между различными политическими силами, нацеленными на политическую власть.
С точки зрения осмысления параметров функционирования политической системы и ее взаимоотношения с государством важное значение приобретают политические кризисы и способы их преодоления.
Политический кризис характеризуется углублением политического конфликта, затрагивающего сферу формирования государственной власти. Политические кризисы, связанные с деятельностью государства, на практике получили такие названия, как: правительственный кризис, парламентский кризис, конституционный кризис. Эти кризисы могут быть преодолены конституционным путем: отставкой правительства, роспуском парламента, использованием права вето, привлечением к политической ответственности, принятием новой, соответствующей общественным потрясениям конституции и т.д. Если эти рычаги не действуют и не смогли устранить причины конфликта, то политический кризис может вырасти до общенационального кризиса, который нередко выливается в гражданскую войну и смену государственной власти в обществе. До общенационального кризиса могут дорасти и некоторые социальные, социально-политические локальные кризисы. Они также возникают между различными большими группами людей и государством, а также предпринимательскими структурами, как правило, на почве экономических неустроенностей, и первоначально выражаются в различных демонстрациях, забастовках и т.д.
Основной причиной политических, социальных конфликтов и кризисов является несоответствие действующих в обществе правовых (в том числе конституционно-правовых) порядков с потребностями развития общества. Политические конфликты и кризисы обычно возникают тогда и там, когда и где в обществе остаются действующими различные юридические запреты, мешающие оптимальному развитию общества, особенно его экономики. Причиной общенационального кризиса чаще всего выступает такое положение, когда часть общества, стремящаяся к обновлению, пытается освободиться от тормозящих факторов, однако это ему не удается вследствие того, что интересы другой части общества связаны с прежними порядками. Разрешение этих противоречий нередко выливается в мучительный и драматический процесс.
91
В демократическом государстве политические конфликты как правило, не достигают кризиса. Это происходит потому, что демократическое государство больше всего отвечает интересам самого что ни на есть широкого круга населения страны. Юридический режим демократического государства в меньшей степени опирается на запреты. В отношениях с гражданским обществом он основывается, главным образом, на принципе: "разрешено все, что прямо не запрещено законом". Особенно это благоприятно сказывается на сфере экономики. Демократические порядки, действующие в государстве, позволяют вовремя разрешить конфликты, не доводя их до кризиса. Эта возможность подкрепляется еще тем, что в любом цивилизованном обществе объективно присутствуют не только причины для политических конфликтов, но и потребность в политической интеграции на основе консенсусов. Политический консенсус - это согласие противоборствующих сторон на взаимоприемлемых условиях. В демократическом государстве основу для достижения консенсуса в конечном счете составляют легитимные правовые требования.
Демократическое государство, благодаря своей подлинно народной сущности, созданием благоприятных условий для развития общества, подконтрольностью гражданскому обществу и его политической орагнизации объективно не содержит таких условий, которые привели бы к политическим кризисам. Тем более к общенациональным кризисам. В демократическом государстве создаются благоприятные условия для цивилизованного правового разрешения конфликтов. Политическая организация демократического государства, как ни в каком другом государстве, имеет благоприятные возможности для формирования и переоформления государственных структур, для контроля над их деятельностью. Да и политическая организация демократического государства является самой цивилизованной, отвечающей интересам общества и потребностям его развития.
4. Демократия как одна из форм организации государственной власти
Рассматривая проблемы соотношения гражданского общества и государства, недостаточно отметить лишь примат первого над вторым и подчеркнуть учреждаемость политической власти обществом.
92
Необходимо также раскрыть конкретный механизм взаимодействия общества и государства, то есть выяснить, каким образом общество реализует свои права учредителя государственной власти.
Уже является фактом, что для утверждения цивилизованных, основанных на праве взаимоотношений между гражданским обществом и государством, необходимо, чтобы в обществе был установлен и функционировал подлинно демократический режим. Название демократического режима исходит из понятия демократия, которое также нуждается в правильном истолковании. Осмысливая его, на наш взгляд, следует обратить внимание на следующие моменты.
Понятие демократии в юриспруденции раскрывается в связи с оценкой порядка формирования и деятельности государства. Демократия - это не просто власть народа, как можно предположить из буквального перевода этого греческого слова. В конечном счете демократия - это показатель того, насколько в реально функционирующей государственной власти присутствуют интересы народа, насколько она в своей деятельности исходит из народной воли.
Демократию сегодня нельзя рассматривать лишь в духе поли-тии Аристотеля, поскольку таких мелких государств, как древнегреческие полисы сейчас нет. Поэтому сегодня она рассматривается как одна из форм организации государственной власти, при которой государствообразующий народ участвует в формировании политической власти, в программировании ее деятельности и действенно контролирует ее, удерживает от всевозможных отклонений.
Необходимо также подчеркнуть, что демократия - оценочное понятие, которое нельзя примерять к каким-либо формам или типам государства Наоборот, с ее помощью следует оценивать действующую государственную власть. Поэтому нужно признать ошибочным утверждения о социалистической или буржуазной демократии. Демократия не может быть ни социалистической, ни буржуазной: она не может быть и французской, узбекской, российской или еще какой-то. Она представляет собой совокупность определенных требований, с позиций которых следует оценивать то или иное общество и государство. Демократия - это изобретение всего человечества, предусматривающее такие институты, посредством которых государственная власть волей народа цивилизованно сдерживается от деградации. Таким образом, демократия, по нашему мнению, представляет собой
93
одну из форм организации государственной власти, опирающейся на волю народа. Она характеризуется признанием широких прав и свобод граждан, равенством их перед судом и законом.
Как одна из форм организации государственной власти, демократия отличается от других форм своим режимом. Последний характеризуется' следующими моментами: уважительное, терпеливое отношение к мнению меньшинства; равноправие граждан независимо от национальности, вероисповедания; признание в обществе широких естественных, политических и социальных прав, закрепленных в законе, гарантирующем их реализацию; выборность и подотчетность органов государственной власти и управления, должностных лиц своим избирателям; гласность в деятельности государства.
Конечно, демократия как форма организации государственной власти тоже имеет определенные недостатки. Так, усложненные процедуры соблюдения ее принципов могут влиять на оперативность принимаемых государственными органами решений. Реализация некоторых форм демократии, например референдума, может потребовать значительных средств. На основе этих и многих других причин в современной России приходится слышать даже утверждения о том, что демократия не для России.
Это и понятно. Демократия имеет свою особую историю в России. Вернее даже можно сказать, что в истории России демократии еще никогда не было. Да и современная Россия находится еще лишь на этапе перехода к демократической форме организации государственной власти. К тому же Россия из тоталитаризма сразу же шагнула не в подлинную демократию с верховенством закона, а в популистскую демократию, зачастую игнорирующую законы.
Популистской демократией называют такой режим формирования органов государства, политическую власть в целом, когда каждый имеет очень широкие избирательные права, но не обладает культурой их использования.
Действительно, переход России к демократической избирательной системе происходил в условиях нарастания популистских (народолюбивых) настроений. Демократия в России не узнала: ни лишения права голоса женщин, ни возрастного (в некоторых странах границы возрастного ценза тяготела к 21-22 годам), ни имущественного ( в некоторых странах право голоса имел только тот, кто имел на
94
счете определенную сумму), ни налогового (право участия в формировании органов государственной власти имел только тот, кто платил налоги для содержания государства), ни географического (пассивным правом пользуются только те, кто родился на определенной территории) цензов. На основе этих и других причин популистская демократия в России не только не несет блага, но и позволяет формировать государственную власть не всегда осознанно, осмысленно.
Учитывая именно недостатки популистской демократии, по форме один человек - голос, а большинство голосов - это уже решение, некоторые предлагают формировать государственную власть на основе многоступенчатых выборов. Однако это, возможно, надо было сделать раньше. Сейчас же это будет шагом назад.
Как бы мы не относились в России к демократии - она одна из лучших форм организации государственной власти. Чтобы в этом убедиться, достаточно сравнить демократию с уже известной нам из истории СССР - партократией. Есть и другие антиподы демократии (например, бюрократия, охлократия, элитократия, меритократия, плутократия, болтократия), а также тоталитарные и авторитарные режимы.
Возможно и демократические режимы государственной власти могут деградировать или уступать другим режимам. Но, чтобы не допустить этого, есть верный путь: реализовать и постоянно поддерживать принцип верховенства власти закона в обществе. Недемократические режимы не в состоянии установить власть закона, поскольку по своей природе они противоправные режимы. Подлинно же демократическим может быть только правовое государство. Под влиянием общественных, классовых, национальных и иных интересов оно не ограничивает свободу людей, если это не наносит ущерба свободе других. Демократичность государства - это степень предоставления им своим гражданам возможностей решать и защищать личные интересы без ущерба интересов других. Демократия возможна лишь на основе строгого соблюдения легитимных законов.
Осмысливая проблемы, связанные с понятием демократии, необходимо различать формы и институты демократии, наличие и использование которых свидетельствует о работающем демократическом режиме.
95
Форма демократии представляет собой внешнее проявление участия народа в формировании государственной власти и контроле за ее деятельностью. По этому признаку она бывает непосредственной и представительной. В первом случае граждане непосредственно вырабатывают решения (референдум, выборы депутатов, сходы граждан и т.д.), во втором - выражают их через своих представителей. Гражданское общество должно активно использовать все формы демократии, постоянно сверять деятельность государства с интересами
общества.
Что касается институтов демократии, то именно они позволяют отличать демократическое государство от других. Основными критериями, с помощью которых оценивается демократичность государства, являются:
1) провозглашение и фактическое признание народного (не национального, не классового и пр.) суверенитета через широкое участие народа в делах государства, его влияние на решение основных вопросов жизни общества;
2) наличие конституции, гарантирующей, закрепляющей широкие права и свободы граждан, их равенство перед законом и судом;
3) наличие разделения власти на основе верховенства закона;
4) свобода деятельности политических партий и объединений.
Наличие официально закрепленного демократического режима с его институтами - один из основных показателей влияния гражданского общества на формирование и деятельность государства. Другой показатель и путь влияния - гражданская активность населения, его способность использовать в полную меру возможности демократического режима. Это достигается деятельностью средств массовой информации, политических партий и общественных объединений. В демократическом обществе использование людьми средств массовой информации также регламентируется законами, обеспечивающими одинаковую доступность всех к этим средствам. Граждане свободно могут создавать различные политические партии и общественные объединения для более концентрированного выражения своих интересов и желаний, адресованных государственным
структурам.
Конечно, может сложиться так, что основные вопросы общественно-государственной деятельности могут закрепляться не в од-
ном, а в разных законах (например, в Англии). Однако в большинстве стран принято иметь конституцию именно как основной закон, закрепляющий основы общественного и государственного строительства. В связи с этим мы не разделяем утвердившееся в юридической литературе мнение о писаных и неписаных конституциях. Если речь идет о юридическом понятии конституции, то есть об основном законе государствообраэующего общества, то неписаной она не может быть.
Но главное в понимании конституции все же сводится к выяснению ее сути. Здесь важным является то, что она зарождается в эпоху новой цивилизации. Ее основное назначение - быть средством упорядочения деятельности государственной власти и подчинения ее интересам общества, инструментом обеспечения народовластия. По этой причине конституции не могут выполнять свою истинную роль в абсолютно монархических государствах, где их зачастую вообще нет. В тоталитарных государствах роль конституции низводится до нуля. Отсюда вытекает и такой важный вывод, что конституция по своему историческому назначению является основным документом государ-ствообразующего общества (а не государственной власти или какой-либо ее ветви) для юридического контроля за деятельностью государственной власти.
Принятие подлинно народной конституции - это показатель зрелости гражданского общества, его способности определять пределы и направления деятельности государственной власти, эффективно контролировать ее и заменять дискредитировавшую себя власть. Следует также иметь в виду, что истинное свое назначение конституция может выполнять лишь при подлинно демократическом режиме, когда на первом месте в обществе находится безусловно уважительное отношение к ней. Только через призму уважения конституции должно складываться уважение к конкретным руководителям государства.
Таким образом, конституция цивилизованного общества, во-первых, должна быть актом выражения воли большинства государст-вообразующего народа, первоосновой всей правовой системы общества. Идея правового государства, какой бы она ни была хорошей, должна найти выражение, во-первых, в конституции страны. Конституция правового государства - это учредительный документ правового гражданского общества. Важно уяснить, что она не только основной, но и учредительный закон, определяющий сущность, форму го-
96
97
сударства и основные параметры его взаимоотношений с гражданским обществом;
во-вторых, конституция должна быть документом государст-вообразующего общества (государствообразующего народа как политической общности), а не самой государственной власти. Поэтому она разрабатывается не государственным аппаратом или какой-то ветвью государственной власти, а представителями всех ветвей власти с реальным участием народа и его представителей. Конституция должна быть принята или всенародным голосованием (референдумом), или специально созданным органом (конституционной ассамблеей, учредительным собранием, собранием представителей субъектов федерации, конвентом и т д.). Поскольку источником государственной власти является народ, то он и должен сформировать учредительный закон - конституцию. Если допустить, что конституцию принимает какая-то ветвь власти без явно выраженной воли народа, то может оказаться нарушенным соотношение государства и гражданского общества в ущерб интересам государствообразующего народа;
в-третьих, не только общая идея, но и концепция, и содержание конституции должны быть согласованы с волей народа. Конституция не может быть формально декларативной, она должна содержать правовые нормы прямого действия, иначе теряет смысл образование конституционного суда (совета, другого органа надзора за соблюдением конституции), который призван следить за тем, чтобы никакие другие акты не противоречили не только идеям и принципам, но и закрепленным в ней конкретным нормам. И не только специальный орган контроля, но и любой гражданин должен иметь возможность обращаться в юрисдикционные органы за защитой своих конституционных прав. Только тогда конституция будет работающей, защищающей интересы людей;
в-четвертых, имеет большое значение и вопрос о том, какие идеи, принципы должны быть закреплены в конституции. Она должна исходить из приоритета общечеловеческих ценностей и общепризнанных принципов международного права (не классовых, национальных, а общечеловеческих). Здесь следует не изобретать новые или важные только для нас права и свободы, а приобщаться к признанным правам человека и закреплять их в конституции.
Именно человек (а не нация) - мера всех вещей, и нельзя в ущерб его интересам преувеличивать роль интересов государства, общества и т.д.
Конституция правового общества должна исходить из приоритета гражданского общества перед государством. Государственная власть производна от гражданского общества. Вот почему, повторяем, конституция - основной закон не государства, а прежде всего общества - его учредительный документ. Государство же, по большому счету, - исполнительный орган общества. В конституции государствообразующее общество формирует основные направления деятельности государства;
в-пятых, конституция правового общества должна отличаться стабильностью. Нельзя вносить в нее бесконечные изменения и дополнения. В ней самой должна быть установлена жесткая процедура внесения поправок;
в-шестых, конституция государствообразующего общества - это правовая основа свободного функционирования гражданского общества. Именно конституция должна содержать юридические основы стабилизации и консолидации общественного плюрализма. Любое общество объективно плюралистично, в нем достаточно возможностей проявления социальных, групповых интересов. Конституция не только должна содержать возможности оптимального функционирования различных социальных сил и интересов, но и предусматривать основы разрешения возникающих между ними конфликтов, для чего в ней должен быть изложен механизм действия власти права, а не грубой силы.
В конституции должна быть заложена основа плюрализма в экономике. Мировой опыт показывает, что нельзя стандартизировать экономику, необходимо предоставить ей возможности развиваться и определять наиболее эффективные пути своего развития. Поэтому вряд ли есть смысл подробно закреплять в конституции экономическую систему общества. Параметры экономической системы определяются естественно, в процессе общественного развития. Обществу и государству необходимо лишь создать условия для оптимального функционирования экономики;
в-седьмых, в конституции должно быть оптимально разреше-о соотношение общедозволительного и разрешительного типов воз-гиствия права на общественную жизнь. Всякая разумная деятель-
98
99
ность должна быть разрешена в обществе. В отношении деятельности граждан, особенно в сфере экономики необходимо придерживаться общедозволительного типа регулирования, при котором разрешено все, что прямо законом не запрещено. В то же время в отношении деятельности государства, его должностных лиц следует установить разрешительный (запрещено все, что законом не разрешено) тип регулирования. Именно закрепление в конституции общедозволительного и разрешительного начал регулирования в отношении тех или иных адресатов позволит предметно контролировать соответствие текущего законодательства нормам конституции.
Итак, конституция должна быть основным законом - учредительным документом государствообразующего общества, определяющим принципы организации его жизни и деятельности, основы взаимоотношений общества и государства, государства и личности.
Невольно хочется заметить, что мы ведем речь о том, как должно быть. Об этом, безусловно, надо говорить. В реальной же жизни, к сожалению, случается, что конституция нередко является кабинетным творением. Если же и есть более или менее сносная конституция, то и ее зачастую нарушают, игнорируют, используют в качестве ширмы. Это происходит тогда, когда институты гражданского общества не сформированы или подавлены, когда государствообразующий народ не знает, не осознает свои права и находится под неограниченным контролем руководителей государства. Но и в этих случаях следует знать, какой должна быть по своей сути подлинная конституция.
Для того, чтобы совершенствовать конституционно-правовые институты в нужном направлении, необходимо вырабатывать и прививать обществу идеи конституционализма, который представляет собой систему знаний, взглядов, касающихся признанных ценностей в политико-правовой организации страны. Эти идеи и ценности также не догма, они развиваются, что происходит и с ценностями конституционализма. Если в первое время на конституцию возлагали задачу равного разделения власти между всеми гражданами, и это называли свободой, то в настоящее время цель конституционализма заключается в обеспечении каждому личной самостоятельности, понимаемой как свобода, и в гарантиях этой самостоятельности. Сама же Конституция теперь больше всего воспринимается как учредительный закон гражданского общества, определяющий порядок взаимодействия общества и государства, государства и личности.
Глава 3. ГОСУДАРСТВО 1. Основные подходы к понятию государства
В современном мире накоплено достаточно много подходов к пониманию государства. Это обусловливается как сложностью проблемы, так и наличием в обществе многочисленных социальных групп с различными интересами по отношению к государству.
Первые попытки определения государства и объяснения его людям были сделаны еще в древности. Аристотель понимал государство как соединение многих родов и деревень ради лучшей, совершенной жизни. С точки зрения Аристотеля, все начинается с семьи, рода, которые для лучшей жизни расширяются до государства. Государство же выступает средоточием всех интеллектуальных и нравственных интересов граждан. Взгляды Аристотеля вошли в историю как патриархальная концепция возникновения и развития государства.
Римский юрист Цицерон государство представлял как союз людей, объединенных общими началами права и общей пользой. Он дошел до понимания такого государства, в котором все предоставлено самому народу (народоправство).
В средневековье, когда в общественной жизни усилилась роль и влияние религии, утвердились идеи божественного происхождения государства. Представители так называемой теологической (теократической) концепции государства (Августин, Фома Акви некий) проповедовали вечность., незыблемость государства как продукта божественного творения.
Весьма интересным и привлекательным до настоящего времени остается теория договорного происхождения государства. Ее идеи высказывали еще древнегреческие философы (Эпикур и ДР-Х н° основательное развитие она получила в период разложения феодального строя. Представители этой теории (Т.Гоббс, Д Локк, Г.Гр°Ции> Ж.Ж.Руссо и др.) утверждали, что государство приходит на смену естественному состоянию людей в результате общественного договора: люди сами создают государство своим разумом для решения своих же жизненных проблем.
В XIX в появилась органическая теория происхождения и понимания государства. Ее представители (Спенсер, Блюнчли, Вормс
100
101
и др.) считали, что государство появляется вместе с людьми и, как и сами люди, является творением сил природы.
Достаточно распространенной теорией происхождения государства является теория насилия (Л.Гумпловнч, К.Каутский и др.). В соответствии с этой теорией государство появилось в результате военно-политических причин, и ради этого оно существует: одни племена смогли одержать победу над другими и для удержания побежденных создали государство.
В историю вошла также психологическая теория, которая объясняет надобность в государстве осознанием массой своей зависимости от власти (Н.М.Коркунов), невозможности существования без государства (Л.И.Петражицкий).
Имеется также волевая теория понимания государства, которая объясняет его происхождение волевой деятельностью сильной личности (Ф.Мейтленд-Джонс); гидравлическая теория, в соответствии с которой государство возникло для организации строительства ирригационных сооружений. Так, по мнению К Витфогеля, возникли государства на Древнем Востоке, в Древнем Египте, Китае и т.д.
Представляет определенный интерес понимание государства русскими юристами дореволюционного периода. Например, И М Коркунов писал, что "государство -это общественный союз представляющий собой самостоятельное, признанное принудительное властвование над свободными людьми"1.
Другой русский юрист, В.М.Хвостов, считал: "...государство - это союз свободных людей, живущих на определенной территории и подчиняющихся принудительной и самостоятельной верховной власти"2.
Довольно интересным и сегодня представляется понятие государства, сформулированное известным русским государствоведом А.Д.Градовским. Он писал: "Государство - есть оседлая и организованная масса лиц и общественных союзов, живущих на определнной территории и подчиненных одной верховной власти, облеченной правами законодательства, суда и управления для обеспечения юридического порядка и общих условий благосостояния"3.
1 Коркунов Н.М. Лекции по общей теории права. СПб., 1994. С.240.
2 Хвостов В.М. Общая теория права. М., 1914. С.15.
3 Градовский А.Д. Курс общего государственного права. Спб., 1879-1880. -С.1.
102
Во второй половине XIX и в начале XX в. распространение получило марксистско-ленинское представление о государстве. В работе Ф.Энгельса "Происхождение семьи, частной собственности и государства", а также в произведениях В.И.Ленина "Государство и революция", "О государстве" утверждалось, что государство есть машина для угнетения одного класса другим: машина, которая удерживает в повиновении одного класса прочие, подчиненные классы. Марксистско-ленинская концепция вошла в историю как классовый подход к объяснению природы и социального назначения государства.
Отечественные юристы советского периода, пытаясь выйти из чисто классового объяснения, в связи с объявлением советского государства общенародным, начали отыскивать универсальные функции государства. Однако, в конечном счете, в понимании государства у них получилось раздвоение: одно понятие они применяли к так называемым буржуазным государствам, а другое - к социалистическим. Единого, научного понятия государства, с их точки зрения, не было и не могло быть. Получалось, что если встретились бы советский юрист и его коллега, скажем из Франции, то они вряд ли могли найти общий язык относительно понятия "государство". Конечно же, это было ненормальным явлением.
Представители отечественной науки о государстве и праве постсоветского периода также выдвигали различные определения государства. Российская школа этой науки не только еще не выработала единого подхода к понятию государства, но и не предпринимает шагов в этом направлении. Некоторые юристы все еще не могут освободиться от марксистско-ленинского учения. Классовый подход еще цепко держит их в понимании государства, хотя вряд ли они сами смогут точно сказать: кто к какому классу сегодня в России относится, и даже к какому классу можно отнести их самих. Так, В.А.Ржевкий пишет: "...государство есть организация политической власти общества, при помощи которой экономическое господство (класса либо иной социальной группы властвующих) проявляется в соответствующей политической форме" .
Примерно такое же определение государства мы встречаем в учебнике В.В.Лазарева "Общая теория права и государства". "Государство
1 Ржевский В.А. Основы государства и права. Ростов-на-Дону, 1995, С.35.
103
- пишет В.В.Лазарев, - это особая организация публичной, политической власти господствующего класса (социальной группы, блока, классовых сил, всего народа), располагающая специальным аппаратом управления и принуждения, которая, представляя общество, осуществляет руководство этим обществом и обеспечивает его интеграцию"1.
Мне, например, такое определение не совсем нравится. Оно слишком громоздкое, да и изрядно запутанное. Давайте попробуем разобраться, как говорится, по порядку:
во-первых, слово "особая" к этому определению не подходит, можно вполне обойтись без него. Ведь в принципе любая организация она особая, иначе это и не есть организация. Более того, термин "особая" напоминает времена, когда люди боялись государства как какой-то особой организации, малоизвестной (в силу именно особенности) простым людям;
во-вторых, слово "публичной" тоже лишнее. Политическая власть она не может не быть публичной. Политическая власть - публичная, официальная, декларированная, содержащаяся на налоги и сборы с населения;
в-третьих, ссылка на господствующий класс показывает только на явные остатки влияния классового подхода к пониманию государства. Нельзя все государства объявлять классовыми. Если сегодня попытаться выяснить какой класс где господствует и кто к этому классу относится, то довольно трудно будет четко разобраться;
в-четвертых, выражение "располагающая специальным аппаратом управления и принуждения" в таком контексте не совсем понятно. Ведь государство, по существу, и есть аппарат управления и принуждения; если же оно только располагает ими, то, что же представляет собой сама эта организация;
в-пятых, в словах "представляя общество, осуществляет руководство этим обществом" гипертрофируется роль и место государства по отношению к обществу. Между тем любое государство - это продукт общества. Каково общество - таково и государство. Общество все же формирует государство и контролирует его деятельность.
Хотелось бы сослаться еще на один источник. Так, в Кратком словаре-справочнике по теории государства и права понятие государ-
I
ства определяется следующим образом: "Государство - всеохватывающая организация общества, служащая главным орудием подавления эксплуатируемых классов или средством решения коренных проблем, стоящих перед обществом"1. Такое определение: во-первых, не позволяет точно сказать, что же такое государство, потому что понятие государства дается через союз "или": государство - это орудие подавления или средство решения коренных проблем. Таким путем все же трудно выйти на понятие государства; во-вторых, в таком определении не охвачено самое главное: что государство является продуктом общества, порождением общества, учреждаемой обществом властью. Без упоминания в самом определении понятия государства его рукотворной зависимости от общества мы закладываем возможность теоретического оправдания тех государств, которые на самом деле возвышаются или стараются возвышаться над обществом. Понятно, что этого делать нельзя. Напротив, нам необходимо всегда подчеркивать, что цивилизованное государство - это есть, созданное гражданским обществом, средство управления его делами, что государство не может отклониться в своей деятельности от интересов общества, его граждан.
Кроме того в юридической литературе выделяются подход к государству как к совокупности трех слагаемых: власти, территории и населения. Такой подход, на мой взгляд, больше раскрывает признаки государства, нежели объясняет то, что оно представляет.
В юридической науке выделяются и некоторые другие подходы к пониманию государства. Так, В.Е.Чиркин насчитал пять основных подходов к понятию государства: теологический (широко используется в мусульманских учениях в связи с концепцией халифата); классический (государство как совокупность трех слагаемых - власти, территории, населения); юридический - (государство - юридическая персонификация нации); социологический (представлен небольшим количеством школ, в том числе марксистским направлением в государствоведе-нии); кибернетический (государство как особая система в связи с потоками информации, прямыми и обратными связями) .
Общая теория права и государства: Учебник. М, 1995. С.36-37.
1 Краткий словарь-справочник по теории государства и права. М., 1994. С.9.
2 Подробнее см.: Чиркин В.Е. Три ипостаси государства//Государство и пра-
во. 1993. №8. С. 107-115.
104
105
Таким образом, подходов к понятию государства очень много. Однако науке "Теория юриспруденции" необходимо выработать единственный, но соответствующий науке подход к пониманию государства. Ведь на самом деле нельзя же серьезно говорить о том, что сегодня много подходов к понятию государства, а наука не выработала более или менее однозначного ответа.
Думается, что к понятию государства необходимо подойти с позиций социального назначения государства, исходя из его служебной роли в обществе.
2. Государство - институт управления делами общества
О социальном назначении государства, то есть о том, зачем оно нужно людям, в историческом прошлом было много представлений. Так, например, Платон, Аристотель, Гегель исходили из того, что государство необходимо для утверждения нравственности, Гоббс же предполагал, что государство служит целям достижения общей безопасности. Руссо, Лассаль полагали, что государство служит целям утверждения на земле общей свободы. Для Маркса, Энгельса, Ленина характерным было то, что в государстве они видели орудие классового господства, а в лице же социалистического государства -орудие строительства безклассового общества.
Если попытаться обобщить все представления о социальном назначении государства, накопленные в историческом прошлом, то нетрудно выделить в основном два противоположных представления о государстве: первое - Платон, Аристотель, Фихте, Гегель и некоторые другие в государстве видят воплощение справедливой идеи, земного бога; второе - Гоббс, Ницше, Л.Толстой и некоторые другие в государстве видят олицетворение силы и насилия. Так, Гоббс говорил, что государство - это то чудовище, тот зверь Левиафан, который поглощает людей целиком, без остатка. Л.Толстой говорил, что государство - это организованное и монополизированное насилие.
Эти два вида представлений о государстве в силе и сегодня и они в основном соответствуют двум, исторически сложившимся государственным режимам: антинародному, антидемократическому и демократическому. И сегодня встречаются последователи идеи Гоб-бса, Ницше, Л.Толстого, которые в государстве обобщают те ужас-
106
ные явления насилия и жестокости, в которых может проявляться звериная часть природы человека. В то же время большинство людей вслед за Платоном, Аристотелем, Фихте, Гегелем желает видеть в государстве способ гармонизации общественных отношений, средство установления на земле справедливости и порядка. Думается, что именно последнее представление все больше и больше занимает умы современных людей.
Для современной Российской Федерации, по нашему мнению, необходимо научно преодолеть те представления о государстве, которые сложились в двадцатом веке в период господства в нашей стране марксистско-ленинского учения о государстве и его социальном назначении. В частности, нам сегодня: во-первых, необходимо существенно пересмотреть представления о государстве как машине, инструменте классового господства. Государство - это не машина, не инструмент, а продукт общества. Каково общество - таково и государство. Государство есть исторически сложившаяся форма организации политической власти определенного общества;
во-вторых, необходимо освободиться от представления о том, что первопричиной возникновения государства явилась частная собственность, а отсюда и антагонистические противоречия между классами. При таком подходе государство представлялось только как кабинет по управлению буржуазными, капиталистическими делами, и главное его назначение определялось как защита капиталистической частной собственности от посягательств со стороны трудящихся. Отсюда и неприкосновенность частной собственности понималась как защита материальных благ, принадлежащих капиталистам (эксплуататорам трудящихся) от посягательства со стороны эксплуатируемых.
В результате гипертрофирования такого подхода к понятию частной собственности, последняя ассоциировалась исключительно как источник эксплуатации трудящихся.
Усилиями апологетов такой теории, уже в советское время, понятие частной собственности применялось только по отношению к буржуазному обществу и лишь для обозначения средств производства, неподдающихся эксплуатации без применения наемного труда. Для обозначения же бытовых предметов, принадлежащих отдельным гражданам использовалось понятие "личная собственность".
107
Между тем и тогда, то есть во времена К.Маркса, Ф.Энгельса и В.Ленина, и сегодня понятие частной собственности в цивилизованном мире используется в противовес государству, а не капиталисту. Считается, что государство преследует ( и должно преследовать) публичный, то есть общественный интерес. В то же время государство уважает,и не вмешивается в частную жизнь граждан, охраняет и защищает частную собственность. При этом под понятием "частная собственность" подразумевается не столько индивидуальная принадлежность материальных благ, сколько права частных, то есть негосударственных лиц (граждан, акционерных и иных коммерческих обществ, кооперативов и других юридических лиц) преследовать в товарно-денежных отношениях именно частный, а не публичный интерес. Право частной собственности является основанием, материальной базой для инициативной деятельности физических и юридических лиц в целях получения прибыли.
Исходя из такого нормального, деидеологизированного подхода получается, что право частной собственности следует противопоставлять не с трудящимися, которые, кстати сказать, сами сплошь и рядом являются субъектами права частной собственности, а с государством, с его деятельностью в сфере экономики. Отсюда следует важнейший теоретический вывод о том, что не частная собственность является причиной возникновения государства, а напротив, в связи с возникновением государства, а следовательно государственного, то есть общественного интереса появляется и актуализируется проблема частной собственности. Таким образом право частной собственности как понятие функционирует в паре с понятием государства. Нет государства, а следовательно и государственного, публичного интереса, нет и частной собственности, то есть частного интереса. Понятие права частной собственности в цивилизованном мире используется для определения границ вмешательства государства в дела гражданского общества, так как материальной основой успешного функционирования гражданского общества является частная собственность.
Нам сегодня и в Российской Федерации следует иметь в виду, что в цивилизованных странах уже давно получило распространение представление о государстве как институте гражданского общества. Наука "Теория юриспруденции", обобщая все имеющиеся представления и подходы к пониманию государства, все ближе приближается
108
к раскрытию понятия государства, исходя из его социального предназначения. Сегодня становится ясным, что сущность и природу государства можно правильно понять, лишь сопоставив его с понятием общества, с интересами личности и задавшись довольно простым вопросом: государство для людей или люди для государства? Правильно ответив на этот вопрос, нужно задуматься и над другим вопросом: а зачем людям нужно государство? С помощью таких рассуждений, а также используя такие понятия, как "общество", "гражданское общество", "личность", "демократия", наука теории юриспруденции сегодня должна выходить на истинно научный подход к пониманию государства. Поэтому, опираясь на науку "Теория юриспруденции", сегодня нужно сформулировать и научную теорию социального назначения государства.
Социальное назначение государства в современном мире определяется исходя из интересов гражданского общества, защиты прав и интересов человека и гражданина. Поэтому государство рассматривается как институт управления делами общества, обслуживания интересов его членов. Отсюда и деятельность государства должна быть направлена на: охрану прав и свобод человека; преодоление социальных противоречий, мешающих нормальному развитию общества; сохранение мира и предотвращение вооруженных конфликтов; охрану правопорядка. Задача гражданского общества и его институтов заключается в том, чтобы государство всегда оставалось институтом общества, учреждаемым им. Ведь если законы государства предписаны гражданским обществом (через выборные органы), то государство является одной из структур общества, частью общества, его институтом. Если же государство само определяет законы, то оно оказывается властью, предписывающей обществу определенный характер жизни, поглощает функции гражданского общества. Этого как раз нельзя допускать, и гражданское общество всегда должно быть в состоянии контролировать деятельность государства, рассматривать его в качестве института управления делами общества в интересах его членов.
3. Определение государства
Теория юриспруденции сегодня преодолевает те представления, в соответствии с которыми якобы нельзя дать определение госу-
109
дарству вообще, то есть безотносительно к конкретному типу государства. На мой взгляд, такое представление является заблуждением. Задача науки теории юриспруденции как раз и заключается в том, чтобы выработать общечеловеческое, общедоступное понятие государства. Ведь на самом деле нельзя придумывать отдельное понятие государства для француза или англичанина, для русского или американца. Понятие "государство", так же, как и понятие "стол" должно быть единое, понятное для всех людей, живущих на земле. Хотя бывают и есть разные государства, так же, как и разные столы, но основное социальное назначение государства (впрочем так же, как и стола) остается общим для всех. Если не выработать единое понятие государства для всех стран, то довольно трудно будет поддерживать контакты между народами. Это правило, впрочем, относится не только к понятию "государство". Общечеловеческому языку общения нам предстоит еще обучаться по многим проблемам организации общественной жизни.
В связи со сказанным, я не могу согласиться и с утверждениями о том, что бывают профессиональное и обыденное (обывательское) понятие государства, что философы под государством понимают другое, нежели юристы или экономисты. На мой взгляд, такие понятия, как "государство", "право", "демократия", "права человека", "государственная служба" и т.д. должны иметь одно и то же значение как для философа, юриста, экономиста, так и для биолога, математика, работника и чиновника и др. Конечно, с использованием философских и иных знаний можно глубже и всестороннее выяснить те или иные стороны государства, но при этом суть государства откуда и выводится его понятие, должна оставаться единой. Иначе представители разных научных направлений и разных слоев населения будут говорить о разном и никогда к общему знаменателю не придут. Поэтому хотелось бы здесь еще раз подчеркнуть, что и выработкой понятия "государство" должны заниматься именно представители науки юриспруденции, а не тот, кому это вздумается. Представители других научных направлений должны уважать и прислушиваться к определению государства, выработанного наукой теории юриспруденции.
С точки зрения науки теории юриспруденции государство представляет собой исторически сложившуюся форму организа-
110
ции политической власти определенного общества. Такое или близкое к этому определению понятие "государство" сегодня можно встретить как в отечественной, так и зарубежной литературе по теории государства и права.
В этом определении важно выделить следующие ключевые моменты:
иГосударство - это организация политической власти. Можно говорить об экономической организации в обществе, религиозной и т.д., но, говоря о государстве, нужно всегда иметь в виду, что оно является организацией политической власти. Чтобы более полно уяснить смысл понятия "политическая власть", остановимся на понятиях "политика" и "власть".
2. Политика, по нашему мнению, представляет собой взаимоотношение между определенными социальными группами (классами, если они есть и явно выделяются). Любое общество объективно плюралистично как по своей структуре, так и по образу жизни и мыслей людей, проживающих в нем. В любом обществе всегда возникают определенные трения между различными интересами. Как найти согласование, увязку различных интересов? Здесь мы подходим к тому, что важнейшее социальное назначение любого государства как раз и заключается в регулировании различных общественных интересов, в их стабилизации. Мы здесь не касаемся вопроса о том, какое конкретное государство, насколько четко ставит перед собой эту задачу и насколько добросовестно выполняет ее. Мы в основном ведем речь о том, каково должно быть социальное назначение государства, каким образом оно должно выполнять свою политическую функцию.
Каким же образом государство управляет общественными процессами, преодолевает противоречия между различными социальными группами? Вот здесь возникает необходимость раскрытия "власть".
3. Власть как социальное явление представляет собой силу, способную оказывать воздействие на поведение людей. Различают разные виды социальной власти: отцовская, корпоративная и т.д. Государственная же власть - это особая разновидность социальной власти. Она, в отличии от других видов власти (отцовской власти, власти в рамках различных корпоративных организаций и т.д.),
111
опирается на возможности публичного принуждения, с применением специальных юридических средств.
4. Государство - это организация политической власти определенного общества. Как известно, государство вообще бывает лишь в теории, в обобщениях. На практике же функционируют конкретные государства определенных обществ. Нельзя, конечно, умалять значение и государственно-правовых обобщений. Именно обобщениями деятельности конкретных государств выводятся параметры более совершенного государства, и с этих позиций оцениваются конкретные государства. Несмотря на это, хотелось бы отметить, что когда речь идет о понятии государства, как организации политической власти, то нужно иметь в виду и параметры общества, на обслуживание интересов которого нацеливается реальное государство. От уровня развития конкретного общества зависит и степень зрелости государственных институтов.
4. Признаки государства
Теория юриспруденции должна уделять большое внимание разработке представлений о признаках государства, то есть тем основным факторам, лишь при наличии которых можно говорить о государстве. Признаки государства позволяют отличить государство не только от всех иных организаций в обществе, но и от тех, которые близки или сходны в определенной мере с государством. К их числу можно отнести такие понятия, как: "протогосударство"; "государст-воподобные образования"; "полугосударство"; "государственные образования" и т.д. Исходя их этих целей, по нашему мнению, государство, как организация политической власти определенного общества, от иных организаций и институтов общества отличается следующими признаками:
1. Государство - это политико-территориальная организация общества. Государственная территория - это территория, которая находится под суверенитетом определенного государства, устанавливается и закрепляется в соответствии с историческими реалиями, международными соглашениями. Государственная территория -это не только объявленная каким-то государственным образованием территория, а признанная в международном порядке территория оп-
112
ределенного государства. Речь идет о политологическом понимании понятия "территория", а не национальной (азербайджанцев, например, в Иране больше, чем в Республике Азербайджан) или административной территории. Государственная территория объединяет население в определенную политическую общность. Эта территория имеет официально признанную границу, которая обозначена и охраняется. На этой территории живут в основном граждане этого государства, что не характерно при определении административной территории.
Политико-территориальную организацию общества (народа) следует отличать от национальной организации государства. В условиях распада имперской, колониальной системы проблема образования национальных государств приобретает особую актуальность. В принципе этническая общность может быть положена в основу организации государства в мононациональных странах. Но там, где национальности смешаны, попытки создания этнократического государства объективно ведут к межнациональным противоречиям и к неустойчивости государства. Да и в мононациональных странах государство должно организовываться на политико-правовой, а не на национальной основе. Выпячивание национального признака ведет к сегрегации (отделению, обособлению по национальному, расовому и д.р. признакам), и этнократическому государству всегда будет трудно найти свое место в международном сообществе. К тому же, когда человечество уже нашло более оптимальную, совершенную форму государства - правовое государство, стремление к организации государства на национальной основе не только не способствует прогрессу, но и отбрасывает общество назад, в прошлое.
2. Государство отличается от других организаций общества тем, что оно представляет собой публичную власть, содержащуюся на налоги и сборы с населения. Государство как публичная власть: во-первых, является учрежденной (в отличии от социальной власти в догосударственный период) властью; во-вторых, публичная власть, отделяется от гражданского общества, в ней сосредотачиваются люди, занимающиеся только государственными делами; в-третьих, публичная власть представляет все общество, а не часть его (как скажем, религиозные учреждения, которые представляют верующих, профсоюзы - членов профсоюза и т.д.), в-четвертых, публичная власть,
113

выступает в качестве особого органа управления обществом, состоит из особых учреждений. Хотя публичная власть характеризуется всей совокупностью государственных структур, однако главную функцию публичной власти в государстве выполняют его высшие органы. По моему мнению, наиболее оптимально эту функцию выполняют представительные, органы государственной власти.
3. Государство отличается наличием специального аппарата принуждения. Только государство имеет право содержать армию, органы безопасности и органы общественного порядка, суды, прокуратуры, тюрьмы, места заключения и т.д. Это сугубо государственные атрибуты, и не одна другая организация в государствообразую-щем обществе не имеет права образовать и содержать такой специальный аппарат принуждения.
4. Государство, только оно может облекать свое веление в общеобязательную форму. Закон, право - это атрибуты государства. Только государство имеет право издавать законы, обязательные для всех. В то же время и само государство отличается от других организаций наличием права, то есть системы заранее им установленных правил поведения, обязательных для всех членов общества. Без публично принятых законов государство как организация не будет отличаться от шайки воров или разбойников. Поэтому там, где есть государство, там обязательно должно быть право, законы, официально доведенные до сведения всего населения.
5. Государство, в отличие от всех других организаций в обществе, обладает суверенитетом. Суверенитет государства - это политико-правовое свойство государственной власти, выражающее ее независимость от всякой иной власти внутри и вне границ страны и состоящее в праве государства самостоятельно, свободно решать свои дела. Двух одинаковых властей в одной стране не бывает. Государственная власть - верховная и неделимая с кем-либо власть. В историческом плане идея государственного суверенитета, как раз и возникла в период, когда церковь пыталась вмешиваться в дела государства, диктовать государственной власти свои условия. В борьбе за освобождение государственной власти от влияния церкви и возникла идея государственного суверенитета и в классическом смысле она означает независимость государственной власти в обществе. В этом плане проблема государственного суверенитета была актуальной в нашем
обществе, когда необходимо было освободиться от партийного руководства государством. Однако в последующем слово "суверенитет" у нас стало использоваться в различных смыслах и по разным поводам и причинам. Но, несмотря на все это, есть классическое, общечеловеческое понятие суверенитета, которое означает независимость именно государства в отправлении своих функций и задач от какой-либо другой власти в обществе. Другое толкование понятия государственного суверенитета или использование этого термина для обозначения иных понятий, нам представляется, некорректным. Поэтому мы не можем согласиться с утверждением о полном или неполном суверенитете, о французском или российском подходе к понятию суверенитета.
Составной частью суверенитета государства является его территориальное верховенство, то есть целостность его территории охраняется определенными законами о государственной границе и в рамках этой границы обеспечивается верховенство его права, его законов, решения его юрисдикционных органов.
5. Государственность: понятие и становление
Если государство представляет собой организацию политической власти в обществе, то государственность, по существу, олицетворяет глубину, широту и качество проникновения в общество идей и взглядов, освещающих реальную деятельность государства. Государственность - это целостная система идей и взглядов, используемых в организации и деятельности самого государства.
В государствообразующем обществе исторически складывается определенное представление о роли, месте и назначении государства. Отсюда можно сказать, что в том или ином государствообразующем обществе может сложиться как ничтожное, так и высокое мнение о необходимости и ценности государства и государственных структур. Все это зависит от деятельности государства, его институтов, а также от того, на какие ценности государство опирается в процессе организации отправления своих функций. Поэтому в историческом плане были высказаны мнения относительно ненужности государства, вредности его деятельности, но и во многих странах складывалось и складывается вполне достойное отношение к деятельности государства, а поэтому в этих странах думают о совершенствовании
114
115
государственных структур. В рамках государственности живут в основном культурные люди. Культурный человек не мыслим без государства. Поэтому культурные, цивилизованные люди должны всегда думать о совершенствовании государства и его институтов, о приближении деятельности государства к своим интересам.
В процессе формирования государственности в современных условиях принято опираться на общечеловеческие ценности, подходить к характеристике государства как объективно необходимого, культурно-ценностного явления. Да и, действительно, есть общечеловеческие, так называемые, вечные ценности, которые и должны быть положены в основу государственности. К ним, например, относятся: "источником суверенной власти в обществе является государствооб-рузующий народ"; "верховная функция государства - это защита жизни, безопасности и имущества своих граждан"; "что не защищено законом, то дозволено"; "в государстве должно быть обеспечено свободное выражение мыслей и мнений"; "каждый считается невиновным, пока его вина не установлена независимым судом"; "каждый имеет право требовать ответа по существу на свою жалобу" и т.д. Сюда же следует отнести положение о том, что "общество, где нет гарантии прав и не проведено разделение власти, не имеет Конституции". Основываясь на этих ценностях, государство всегда может приближать свою деятельность к интересам государствообразующего народа, повышать интерес общества к государственности.
Государственность сегодня следует рассматривать как осознанный процесс реализации государством, как организации политической власти определенного общества, своих функций. Государственность - это как бы реализованные в практические дела идеи и взгляды на государство. Государственность вообще складывается из практической деятельности государственных структур, институтов государства.
В связи со сказанным, хотелось бы заметить, что государство хотя и представляет собой организацию политической власти определенного общества, но в реальной жизни оно состоит из различных относительно автономных друг от друга структурных подразделений, выполняющих определенные задачи и функции. Эти относительно самостоятельные структурные подразделения, составляющие в совокупности целостное понятие "государство", принято называть институтами государства.

Институты государства, которыми являются реально функционирующие государственные структуры, необходимо различать от институтов права, под которыми понимается система обособленных юридических норм, специализирующихся на регулировании определенного рода или вида общественных отношений (например, институт купли-продажи, подряда, наследования и т.д.).
В зависимости от типа государства, уровня его развитости, степени демократичности в организации и деятельности государства будут различаться и институты разных государств. В недемократическом государстве, как правило, мы наблюдаем развитость лишь отдельных силовых институтов государства. Особенно это относится к авторитарным государствам, где уделяется большое внимание таким силовым ведомствам, как армия, полиция, службы безопасности и т.д.
Для цивилизованных демократических правовых государств характерным является развитость институтов народного представительства: парламентаризма; референдума; доступной избирательной системы в органы государственной власти; местного управления и самоуправления; контроля и надзора от имени народа за деятельностью государственных органов и т.д. Для современной государственности как раз характерна развитость институтов демократии, гражданского общества.
6. Общественная ценность государства
В советской юридической, да и в обществоведческой литературе в целом, не было принято рассуждать о ценности и необходимости государства и права. Это, на мой взгляд, обусловливалось: во-первых, тем, что с точки зрения марксизма-ленинизма государство и право нельзя было оправдывать потому, что они были орудием классового господства, а с уничтожением классов государство и право отмирают; во-вторых, проблемой ценности государства и права серьезно можно заниматься только в демократическом обществе, где можно спокойно рассуждать о том, зачем нам нужно государство и право. В недемократическом обществе такой вопрос просто невозможно обсуждать, поскольку там сама политическая власть односторонне определяет необходимость государства и права.
Проблему общественной ценности государства и права сегодня нам необходимо поднять, потому что в условиях формирования
116
117
правового государства мы должны по-новому оценить роль, место и значение государства и права в обществе. Общественную ценность государства и права необходимо подчеркивать не только для окончательного преодоления остатков идеи об их никчемности и отмирания в будущем, но и в целях повышения на глазах у людей их ценности, объективной необходимости. Сегодня нам необходимо серьезно заняться совершенствованием государства и права, а это более или менее будет эффективно осуществлено лишь тогда, когда люди, действительно будут убеждены в том, что государство и право нужны им и они служат им. Поэтому основная задача в проблеме общественного оправдания государства и права заключается в том, чтобы сами граждане конкретного государства вполне осознано оценили государство как свое создание, как объективно необходимую ценность. Государство перед гражданами этого государства должно предстать не только как необходимость, но и как ценность, которую следует уважать, а также приумножать полезную сторону его деятельности. Государство должно пользоваться доверием своих граждан.
Проблема общественной ценности государства и права для нас имеет большое значение и в плане того, что в нашей стране еще далеко не преодолен государственный и правовой нигилизм. В этих условиях нужно развернуть широкомасштабную работу не только за подлинное государство и право, но и настойчиво и убедительно опровергать измышления тех, кто еще так или иначе пытается принизить роль и значение государства и его законов в обществе. Нельзя нам и сегодня жить представлениями князя Кропоткина, который писал, что "закон не имеет никакого права на уважение людей". Следует заметить, что против законов, суда, государства в России в свое время выступали и довольно известные люди. Так, Л.Н.Толстой, который написал специальную статью о праве ("Голос студенчества", 1910. № 1) говорил о том, что "суда не должно быть. Для воздействия на зло есть только один путь - воздаяние добром на зло. Царство Божье наступит тогда, когда мы будем руководствоваться не правом, а заповедями Христа".
Возможно, многим и сегодня может показаться, что Л.Н.Толстой прав. Однако это только на первый взгляд: во-первых, Л.Н.Толстой подобен утописту: убийство можно остановить воздаянием добра. Это утопия. К этому еще надо добавить возможные са-
118
мосуды, кровную месть и т.д. Думаю, что именно поэтому-то и появилась необходимость в праве (справедливости) и в суде; во-вторых, Л.Н.Толстой не учитывал того, что заповеди Христа, по существу, и есть нормы канонического права. Мир знает немало примеров, когда за нарушение этих заповедей казнили неверных. Заповеди Христа наказание не отвергают. Эти заповеди и есть первичное право. Если в последующем эти заповеди обрели и юридическую силу (закреплены в законах государства), то это было сделано для того, чтобы усовершенствовать их и цивилизовать реакцию общества на нарушителей этих заповедей.
Без сомнения, отдельные государственно-правовые меры принуждения отталкивают альтруистов самим фактом своего существования. Однако и здесь положение может измениться, если "примерить" преступное воздействие, нанесенное другим на себя. В этом случае человек начинает понимать необходимость и полезность государственно-правового принуждения. Поэтому и здесь речь должна вестись не об отмене такого принуждения, а о том, как сделать это принуждение справедливым и эффективным для поддержания общественного порядка.
Но самым слабым местом у критиков общественной ценности государства и права является то, что они не дают достаточно убедительной альтернативы этим институтам. Допустим, что все это так: государство - это зло, право - бесполезная груда бумаг, неспособная сдерживать ни убийцу, ни насильника. Что же им в замену? Нравственность? Хорошо. Но, кто скажет, что нравственность сдерживает убийцу, насильника? Ведь можно поставить вопрос и таким образом. Думается, что именно потому, что нравственные нормы не справлялись и не справляются со всеми эксцессами в обществе, люди и "изобрели" законы и государственную власть.
Игнорировать государство и право, полностью заменить их нравственностью, любовью к ближнему и т.д. могут лишь люди, совершенно не знающие ни психологию человека, ни криминологию вообще. Ни одна проповедь не способна (это подтверждается историей человечества) устранить человеческие пороки, ведущие к преступлениям. Бороться с преступностью лишь проповедью явно недостаточно. Конечно, мы совершенно не отрицаем роль нравственности в воспитании людей, в удержании некоторых из них от совершения
119
преступных действий. Однако еще раз подчеркиваем, что право, законы, тюрьмы и другие атрибуты государства как раз и появились, чтобы лучше, эффективнее бороться со всякого рода преступлениями, попирающими и нормы нравственности.
Думая об общественной ценности государства и права, недостаточно лишь ве^сти разговоры об их необходимости. В общественном оправдании государства и права сегодня на первое место выходит ценностная сторона вопроса. Нам всем необходимо понять, что государство и право не просто исторически необходимые институты общества, но они есть учреждаемые людьми институты, создаваемые для обслуживания их же интересов. Если не делать акцента на ценностную сторону проблемы общественного оправдания государства, то само по себе признание лишь необходимости государства и права может привести к различным выводам. Ведь как марксисты, так и анархисты тоже не отрицали необходимость государства на определенном этапе развития общества. Так, Бакунин в статье "Бог и государство" писал: "...я не колеблясь говорю, что государство есть зло, но исторически необходимое, столь же необходимое в прошедшем, как рано или поздно будет необходимо его полное уничтожение". Простое признание исторической необходимости государства может использоваться и представителями антинародного государства. Даже им будут выгодны рассуждения в ключе объективной необходимости государства. Нам же сегодня важно уяснить подлинно народный характер государства, учреждаемость его народом как определенной политической общности. Как рукотворное, учреждаемое народом государство, не просто необходимая реальность, но и сама необходимость которого объясняется интересами государствообразующего народа. Государство объективно необходимо для обслуживания интересов государствообразующего общества.
Короче говоря, сколько бы мы не рассуждали о полезности или бесполезности государства и права, мы вынуждены будем прийти к одному выводу: государство и право объективно будут нужны обществу до тех пор, пока будет существовать само человеческое общество. Отсюда речь нужно вести больше о том, какими должны быть эти объективно необходимые институты и что могут сделать сами люди, чтобы эти институты стали орудием служения им же. Таким образом, суть проблемы заключается в том о каком конкретном госу-
120
дарстве идет речь. Государство может быть и орудием насилия и орудием защиты людей. Право тоже: в одних руках оно опасное орудие, а в других - приемлемое. Поэтому нужно бороться не с государством и правом как таковым, а с антинародным государством и его правом для того, чтобы сделать их орудием служения интересам людей.
В области общественного оправдания государства и права в настоящее время должно быть найдено убедительное и приемлемое всеми идейное основание. Ни сакрализация государства и права, ни объявление их потребности в классовых интересах не могут оправдать сегодня государство и право. Необходимо найти и принять к всеобщему руководству ту основную идею, которая полностью оправдывает государство и право перед народом и поднимает общественную ценность этих институтов, заслуживает доверие людей.
Что касается поиска основной идеи, то она уже, думается, найдена человечеством на пути его исторического развития. Эта идея сводится к тому, что государство и право нужны людям для торжества справедливости на земле. Справедливость в взаимоотношениях между сильными и слабыми, между богатыми и бедными - вот главная задача государства и права. Нельзя ставить перед государством и правом задачу сделать всех счастливыми и богатыми - все это явно не под силу этим институтам. Люди сами должны стремиться к счастью и состоятельности. Государство и право - институты гражданского общества, и главная задача, которую они могут и должны выполнять, - это служить справедливости в межчеловеческих отношениях. В современном мире именно справедливость выступает одним из важнейших устоев общества. К этому выводу человеческое общество пришло через преодоление многих других измерений развития. Ни идея национального (в этническом смысле), ни идея классового государства и права не смогли обеспечить мира и стабильности в общественных отношениях. Справедливость в общественных отношениях - вот та общая идея, которая должна выступать целью деятельности государства и закрепляться его законами. Государство и право, служащие справедливости, могут быть всецело оправданы гражданским обществом. Такое справедливое (правовое) государство как раз и является идеалом в государственно-правовом строительстве. К строительству такого правового (справедливого) государства стремится сегодня передовое человечество.
121
Рассуждая об общественном оправдании государства и права, нельзя не затронуть проблему трудностей на этом направлении развития. Эти трудности связаны как с общим уровнем государственно-правовой культуры общества, так и с необходимостью поиска и способов переформирования государственно-правовых институтов в действительные институты справедливости.
Государственно-правовая культура, правосознание, правовой образ в государствообразующем обществе должны соответствовать требованиям цивилизованного демократического режима развития.
Государство и право - это не чуждое обществу, как болезнь, явление, а естественный его продукт. Современное сложное и плюралистическое общество без государства и права нормально функционировать не может.
В то же время возвышение роли государства и права как инструментов гражданского общества не должно привести к такой болезни, когда государство и право становятся панацеей от всех недугов общества. Попытка отрегулировать законами все и вся в конечном счете приведет к зарегулированное(tm) и стеснению развития общественных отношений. Прежде чем подключить законы для регулирования каких-то общественных отношений, необходимо убедиться в позитивности для общества всех возможных при этом последствий. Право, законы, какое бы позитивное значение они не имели в обществе, они все же есть производные институты общества. До права, законов есть еще что-то неправовое, метаправовое. Это не что иное, как сама жизнь общества с его сложными нравственными основами, обычаями, традициями, культурой и сложившимся бытом. Государство и право не только не могут не учитывать все жизненные, но и, даже при желании кого-то, не могут круто изменить, повернуть общественную жизнь. Поэтому на государство и право нужно возлагать только такие надежды, которые они объективно могут оправдать. Само гражданское общество должно быть дееспособным, могущим эффективно использовать государственно-правовые институты в нужном направлении. Государство само по себе и с помощью законов не может решать такие задачи, которые не под силу и самому обществу. Нужно всегда иметь в виду, что государство и право - это институты (инструменты) самого общества.
122
К тому же обязательно нужно учесть, что и само правовое регулирование общественных отношений - сложный процесс. Юридической наукой выработаны специальные учения о предмете правового регулирования (какие общественные отношения могут быть урегулированы правом, а какие жизненные процессы объективно не поддаются правовому регулированию), о методах правового регулирования (какие приемы и способы нужно избрать при регулировании тех или иных общественных отношений). Весь механизм правового регулирования представляет собой целостную систему, где каждый ее элемент должен быть отлажен в совершенстве. Без учета данных юридической науки создать хорошо отлаженный механизм правового регулирования сегодня просто невозможно.
В целом общественное оправдание государства и права в глазах граждан для нас сегодня остается большой и нерешенной проблемой. Как показывают социологические исследования в России, на сегодня государственным структурам, в частности, милиции доверяют лишь около 20 процентов опрошенных граждан, тогда как доверие полиции в США и в Германии со стороны граждан составляет более 60 процентов опрошенных. Думается, что доверие граждан к государству, то есть к власти явно не удовлетворительное. Такое положение объясняется как влиянием на граждан нашей традиционной государственно-правовой идеологии, так и последствиями реальной деятельности нашего государства. Думается, что подлинное доверие граждан к своему государству, хотя и складывается из многих факторов, но добиться его необходимо обязательно, и в этом направлении нам предстоит еще много работать.
123
Глава 4. ПРАВОВОЕ ГОСУДАРСТВО 1. Проблема понятия правового государства
В связи с тем что Конституцией Российской Федерации Россия провозглашена правовым государством (ст. 1), во всей этой книге, так или иначе, мы ведем речь и о правовом государстве. В то же время, учитывая то, что правовое государство у нас только формируется, видимо, необходимо специально вести речь о правовом государстве, и прежде всего в плане его понятия.
В государствоведческой и общественно-политической литературе можно встретить различные представления о правовом государстве. Конечно, проблемы, связанные с правовым государством, в большей мере освещены в зарубежной литературе, где в отличие от нас, исследования параметров правового государства ведутся уже давно. Сегодня и у нас проблемы правового государства становятся предметом заинтересованных исследований. Все это в первую очередь обусловливает необходимость всестороннего осмысления имеющихся подходов к освещению проблем, связанных с понятием правового государства.
Следует заметить, что до сих пор о правовом государстве нередко говорили и говорят в духе трактовки Канта. Известно, что государство И.Кант определял как множество людей, объединенных правовыми законами. И.Кант, как выдающийся философ своего времени, определяя понятие государства, также исходил из потребности своего времени. В своем определении государства И.Кант хотел заложить актуальнейшую для того времени мысль о первичности общества людей перед государством, что государство представляет собой не богоданное явление, а объединение самих людей. Объединение же людей происходит, по мысли И.Канта, правовыми законами, созданными самими людьми.
Отдавая должную дань И.Канту и восхищаясь его философской прозорливостью, однако, мы не всегда замечаем, что определение государства, данное И.Кантом, сегодня существенно отличается от определения государства, которое можно прочитать в любом, не политизированном, не идеологизированном учебнике по теории госу-
124
дарства, используемом в юридических вузах США, Франции, Германии, России и т.д.
Думается, что эта проблема разрешается довольно просто: определение государства, сформулированное И.Кантом не отражает понятие государства, используемое в современном мире.
Несмотря на обилие определений правового государства, более или менее соответствующих современным представлениям государства, проблему понятия правового государства рано еще объявлять разрешенной. При внимательном рассмотрении имеющихся представлений о правовом государстве, выработанных в различных странах можно обнаружить довольно существенные различия.
Так, немецкие государствоведы в понимании правового государства больше акцентируют внимание на социальную деятельность государства. Правовое государство, по их мнению, это прежде всего социальное государство. Понять этот акцент у немцев можно. После уроков фашистского государства, нацеленного главным образом на интересы нацистов, конечно, немцам хочется иметь государство, обеспечивающее здоровые интересы всего общества.
В постсоветской России правовое государство у российских государствоведов ассоциируется как государство, связанное с правом. Акцент на выпячивание связанности государства с правом для российских государствоведов также понятен. После тоталитарного государства, распространенного правового нигилизма в России основная проблема в государственно-правовой сфере, конечно же, видится в обеспечении верховенства закона, осуществлении государственной деятельности строго в рамках законов.
Короче говоря, сегодня и в понимании идеи правового государства происходит качественный скачок. Этот скачок происходит на фоне крушения некогда широко распространенного в мире марксистско-ленинского представления государства, влияния на общественно-политическую мысль происходящих значительных межгосударственных, межнациональных конфликтов конца XX века. Для современного понимания потребностей устойчивого развития общественной жизни важно понять не только рукотворность государства, но и то: как, с помощью каких общественных рычагов реально можно формировать подлинно справедливое государство и обеспечивать успешное его функционирование. Думается, что эта проблема актуальна для
125
всех стран. Вряд ли сегодня какое-либо реальное государство уже может "похвастаться" тем, что оно достигло всех параметров справедливого государства. Более того, у тех, кто все же ушел вперед в этом направлении (Германия, США, Англия, Франция) наблюдается какая-то успокоенность за судьбу своего государства, а у тех, кто находится на этапе теоретического осмысления параметров правового государства - неверие в возможность формирования справедливого государства.
Нам видится даже такое положение, когда ООН выработала бы общечеловеческую концепцию справедливого государства, меры стимулирования развития государств в этом направлении. Следовало бы всесторонне обобщить теорию и практику современного государственно-правового строительства в мире и обнародовать эти обобщения для всеобщего обозрения.
В то же время юридической науке необходимо выработать приемлемые для всех стран мира определения понятия "правовое государство", раскрыть те объективные подходы, которые неминуемо приведут к правильному представлению о правовом государстве.
Осмысливая подходы, связанные с понятием правового государства: во-первых, необходимо твердо отметить, что правовое государство - это не только идея, реализовать которую на практике вряд ли удастся. Правовое государство (как, впрочем, и любое другое общественное явление), в первую очередь, конечно же представляет собой идею, причем идею об оптимальной организации государственной власти. Именно, как идея о наилучшей форме организации государственно-правовой власти, правовое государство привлекает внимание государствообразующие народы. Сегодня в мире немало государств, которые считают себя правовыми, закрепляя ряд параметров правового государства в своих основных законах. Конечно, можно полемизировать относительно того, реализована ли в этих государствах идея правового государства с абсолютной точностью; но, и то, что они встали на этот путь и обязались жить принципами правового государства, заслуживает всяческого одобрения.
Как показывает опыт государств, вышедших к параметрам правового государства, правовое государство не насаждается, не внедряется по чьей-то воле, а являет собой естественно-демократическое развитие общества. При оптимальном демократическом развитии
126
общества оно само, естественно, выходит на идеи и принципы правового государства. Главное, чтобы на пути подлинно-демократического развития общества не были искусственно, по чьей-то узкозаинтересованной воле, внесены разветвления от этой генеральной линии. Активная, якобы созидательная деятельность кого бы то ни было, в каком бы то ни было направлении государственно-правового развития в большинстве случаев не согласовывается с естественно-демократической линией развития общества. Правовое государство, в отличие от многих других государств, формируется не силой, не в результате каких-то революций, а естественно-историческим путем, эволюционно, через осознание и осмысление его преимуществ по сравнению с другими, исторически уже известными типами государств;
во-вторых, правовое государство, как понятие, не является копией какого-то конкретного государства. Оно как общечеловеческое понятие, в большей мере является критерием для оценки конкретных государств. В то же время, правовое государство - это результат всестороннего осмысления практики организации и деятельности многих реальных государств, особенно тех, которые уже встали на путь строительства правового государства. Поэтому представления о правовом государстве одновременно являются и общечеловеческими и конкретно государственными. Не зная об общечеловеческих представлениях о правовом государстве, невозможно оценить и конкретное государство с точки зрения соответствия его параметрам правового государства. Следовательно, осмысливая проблемы формирования конкретно-реального правового государства всегда нужно иметь в виду общечеловеческое понятие правового государства, которое основывается на общечеловеческих ценностях и представлениях о правах человека, законности, правопорядке о легитимной власти и т.д.;
в-третьих, правовое государство это не только то государство, где есть право. Без права нет ни одного государства, право является важнейшим признаком государства вообще. Правовое государство - это такое государство, где государственная власть и право опираются на общечеловеческую идеологию. Что значит общечеловеческая идеология?
Анализируя содержание общественной жизни любого госу-дарствообразующего народа в историческом плане можно выделить
127
(с различными вариациями) несколько организующих видов идеологии: социальная (социал-демократическая); национальная (национал-демократическая); либеральная (либерал-демократическая). Коммунистическая, для которой характерна социал-утопическая и социал-демократическая сущность, а также некоторые другие идеологии в общезначимом смысле присутствуют не во всех обществах. В правовом государстве имеют право на функционирование все виды идеологии. Однако само правовое государство в своей деятельности должно опираться на общечеловеческую идеологию, построенную на обобщениях позитивного из всех известных идеологий. Общечеловеческая идеология - это и не социальная, и не национальная, и даже не либеральная идеология. Общечеловеческая идеология - это синтез позитивных, имеющих общечеловеческое признание идей. Если государство опирается хотя бы преимущественно только на одну идеологию (социальную, национальную и т.д.), то такое государство еще не правовое, а классовое или политическое. Вот почему трудно согласиться с утверждениями ряда советских авторов о том, что социализм порождает социалистическое правовое государство. Социалистического правового государства также как и буржуазного, феодального, рабовладельческого правовых государств быть не может. Социалистическое государство (впрочем, как и буржуазное, феодальное, рабовладельческое) - это классовое государство. Любое классовое государство опирается на классовые интересы и быть правовым не может. В основе формирования и функционирования правового государства лежит общечеловеческая идеология, общечеловеческие ценности, которые конкретно не сводятся ни к социальной, ни к национальной, ни к иной групповой, адресной идеологии. Различные эти идеологии в правовом обществе вполне могут существовать, вести политическое соперничество и т.д., но все это - в рамках легитимных правовых установлений. Только тогда можно говорить о правовом государстве;
в-четвертых, осмысливая параметры правового государства, необходимо сосредоточить внимание на сходстве и различия правового и политического государства. В историческом плане (когда все идет естественным путем) правовое государство как бы вырастает из политического государства.
В самом широком плане политика, так же, как и право присутствует при любом типе государства. Любое государство представ-

ляет собой прежде всего организацию политической власти. Однако понятия "политическая власть" и "политическое государство" не одно и то же. Политическая власть в любом обществе, в том числе и в правовом формируется в результате определенной политической борьбы между различными партиями, объединяющими людей с различными интересами и убеждениями. Между тем в политическом государстве государственная власть не только формируется в результате политической борьбы, но и является, главным образом, инструментом реализации политических интересов победившей и ставшей правящей партии. Здесь на первый план выдвигается не проблема организации деятельности государства соответственно условиям власти легитимного права, а в интересах правящей партии, которая стремится создать такую систему права, которая бы исходила и олицетворяла интересы этой партии. Межпартийная борьба за государственную власть ведется как в классовом, политическом, так и в правовом государстве. Однако суть партийных движений в классовом государстве направлена на обеспечение классовых интересов в политическом - интересов сторонников этой партии независимо от классовой принадлежности членов этой партии. В правовом же государстве суть партийных движений направляется на более оптимальное установление власти права в обществе.
Таким образом, когда мы говорим о классовом, политическом, правовом типах государства, то речь идет о сущностной стороне государств, то есть о том, кому то или иное государство служит, чьи интересы выдвигает на первый план. Если интересы определенного класса, то это классовое, если интересы, сформулированные в программе определенной партии, то это политическое государство. Если же государство опирается на общечеловеческие ценности, стремится решить всевозможные возникающие конфликты и противоречия исключительно из общечеловеческих представлений о праве и справедливости, то есть стремится создать бесстрастный, независимый суд для разрешения различных эксцессов в обществе, то это уже в определенном смысле правовое государство. Правовое государство отличается от политического государства именно тем, что политическую власть оно в первую очередь использует не для обеспечения каких-либо интересов, а для достижения в обществе власти права. Правовое государство подчиняет и свою деятельность власти права,
128
129
законность в таком государстве устанавливается не в угоду каким бы то ни было групповым интересам, а ради торжества справедливости, прав и свобод человека;
в-пятых, чтобы яснее представить параметры правового государства, необходимо сравнить механизмы его деятельности с другими, вполне реальными, механизмами государственного руководства общественной жизни. Ведь реальные государства совершенно по-разному могут организовать общественную жизнь, управлять общественными процессами, применяя различные методы. Особенно это было видно на примере, так называемого, социалистического государства. История знает, когда общественная жизнь в нашей стране организовывалась фактической деятельностью органов государства, волевыми распоряжениями должностных лиц, партийных лидеров. При этом такая деятельность не опиралась на заранее определенные законы, а порой осуществлялась даже в условиях отсутствия законов. Так, например, действовали органы государства в эпоху так называемой диктатуры пролетариата, когда штыками, пулеметами отбирали хлеб, устанавливали порядок вступления в колхозы и т.д.
В определенных случаях государство формально принимает законы и другие правовые акты, но общественную жизнь все же организует без учета этих законов, рассматривая их только как ширму. Так было в период культа личности Сталина и в застойные времена.
И наконец, общественная жизнь может быть организована государством в строгом соответствии с заранее определенным в законах порядке. Такое положение является первым условием на пути к правовому государству. В таких условиях мы, к сожалению, в своей стране пока еще не жили, иногда лишь выражали желание жить, а теперь вроде бы серьезно собираемся жить.
Следовательно, первым условием правового государства является то, что здесь органы государства, должностные лица свои действия строго сверяют, связывают с требованиями заранее принятого закона.
Связанность государства, его органов, должностных лиц с законами - первое, но неполное условие правового государства. В правовом государстве самое, пожалуй, главное заключается в том, что само государство, как организация политической власти, должно быть сформировано обществом на подлинно демократической основе. Если
130
государственная власть не подотчетна обществу, не формируется им, то она и создает или может создавать не всегда правовые законы. Только подлинно легитимная власть может породить подлинно легитимные законы, отвечающие требованиям правового государства. Ведь в истории было немало деятелей, которые любили козырять, что создали правовое государство. Так, Бисмарк свое полицейское государство объявлял правовым. Правовым объявлялось даже государство Гитлера. Между тем известно, что государство Гитлера было, по существу, антинародным, оно подавляло силой инакомыслие, несоответствующее идеям нацистской партии. В правовом государстве важна не только деятельность органов государства, должностных лиц в соответствии с законами, но и демократичность самой государственной власти, цели деятельности государства, легитимность права и законов.
Таким образом, самое главное в правовом государстве - это демократичность, то есть подлинная народность государственной власти, и порядков, устанавливаемых ею через законы. Другими словами, в правовом государстве главное не столько в том, что государство, его органы и должностные лица действуют в рамках законов, а в том, что цели, преследуемые ими при этом, полностью соответствуют интересам государствообразующего народа. Цели и границы полномочий государства приобретают важнейшее значение для оценки его на степень правового. Это означает на практике то, что в демократическом правовом государстве законом становится любая разумная деятельность людей, а в недемократическом - любая деятельность людей определяется законом и им создается своеобразная модель поведения людей.
Следовательно, сущность правового государства сводится к его подлинной демократичности, народности. Отсюда степень правового государство получает благодаря демократичности своего взаимопонимания с обществом, с его членами. Это главный, сущностный показатель правового государства. Поэтому мы не можем согласиться с широко встречающимися в литературе и в устных выступлениях утверждениями о том, что основным признаком правового государства является верховенство закона. Верховенство закона - это не сущностная характеристика правового государства, а внешняя, второстепенная. Главное ведь не в том, что есть законы и они обеспечиваются, а в том, какие они законы, чьи интересы они защищают.
131
Высказав в данном параграфе свои мысли, мы, кажется, подошли к тому, чтобы сформулировать хотя бы общее определение правового государства. Однако не хватает еще одного, но очень важного положения для полной и всесторонней характеристики правового государства. Это положение сводится к тому, что правовое государство, впрочем, как любое иное государство - это детище общества. Право тоже его продукт. Государство и право не могут быть выше самого уровня реального общества или его значительной части. Во всяком случае параметры государства и права должны соответствовать насущным и несколько отдаленным потребностям общества. Поэтому, для того, чтобы государство было правовым, должно быть само общество правовым, сформированным так, чтобы принцип справедливости в нем явно преобладал над другими стремлениями.
Степень организации общественных отношений, уровень культуры общества должны быть достаточными, чтобы формировать правовое государство. Невозможность самого общества жить без цивилизованного легитимного права - важный критерий формирования правового государства. Поэтому к понятию правового государства необходимо подойти с точки зрения цивилизованности, зрелости самого общества.
Такие рассуждения как-будто привели нас к заколдованному кругу. С одной стороны, уровень правового государства всецело зависит от уровня развития общества. В то же время и уровень развития общества в немалой степени зависит от деятельности государства. Каким бы заколдованным не показался этот круг, истина такова, что правовое государство и общество неразрывно взаимосвязанны. Если мы хотим получить правовое государство, то мы должны сам совершенствоваться, дать возможность людям заниматься любой разумной деятельностью. Уровень нашего видения организации общественной жизни, аккумулируясь в соответствующих органах государственной власти, обратно возвращается к нам в виде законов и других велений государственных структур. Гражданское общество должно чувствовать себя хозяином и умело использовать государственную власть для организации общественной жизни. Если общество допускает отрыв государственной власти от себя и возвышения ее над собой, то в этом повинно само же гражданское общество. Иначе говоря, каково гражданское общество таково и государство, которое является его продуктом.
Вот теперь можно дать и общее определение правового государства. Правовое государство - это правовая (справедливая) организация государственной власти в высокоцивилизованном, культурном обществе, нацеленном на идеальное использование государственно-правовых институтов для организации общественной жизни в подлинно народных интересах.
Конечно, такое определение самое общее и, естественно, нуждается еще в дополнительном раскрытии ряда положений:
1. Правовое государство также как и любое другое государство, имеет те же, отмеченные уже нами, пять признаков. Но функционирует на основе иных принципов, иных жизненных условий. Главное из них - это то, что правовое государство является продуктом цивилизованного общества.
Говоря о человеческой цивилизации, следует различать техническую и социально-политическую цивилизацию. Техническая цивилизация предполагает развитие в области техники, технологии. Социально-политическая цивилизация - это главным образом достижения в области защиты прав, свобод человека, развитие духовной и политической сферы общества. Техническую цивилизацию, в принципе, можно достичь и сохраняя жесткость в области прав, свобод человека и гражданина, а также в духовной сфере в целом. Об этом свидетельствует опыт фашистской Германии, империалистической Японии, а также в определенной мере и опыт СССР. Поэтому, говоря о цивилизации и стремлении к ней, в первую очередь, следует иметь социально-политическую цивилизацию, поскольку только при ней интересы государства и человека в значительной степени совпадают. Социально-политическая цивилизация открывает возможность развития и технической цивилизации;
2. Правовое государство формируется и может формироваться лишь на базе опыта и обобщения государственно-правового наследия и действительности всего мирового сообщества. Сегодня мировая юридическая наука уже проникает в существо этих идей и взглядов, выявляет характерные для правового государства политико-правовые принципы;
3. Правовое государство отличается от неправовых государств не признаками (как уже отмечалось, признаки государства едины для любого типа государства), а своими принципами, то есть
132
133
основными идеями, характерными чертами, определяющими сущность его деятельности. Среди них: верховенство в обществе легитимного закона; разделение власти; взаимопроникновение прав человека и гражданина; взаимоответственость государства и гражданина; справедливая и эффективная правозащитная деятельность и т.д.
в
2. Обеспечение в обществе верховенства закона
Верховенство легитимного закона в обществе - важнейший принцип правового государства. Слово верховенство в данном контексте означает, что все юридически значимые действия людей, предприятий, организаций, должностных лиц сверяются с требованиями законов: требование законов превыше всего! В правовом государстве господствуют не лица, а общие правила или правовые нормы: преодолевается страх перед начальником, чиновником, которые правы не всегда, а только тогда, когда повелевают, приказывают сообразно законам.
Чтобы разобраться в проблеме верховенства легитимного закона, необходимо вникнуть в суть самих законов. В частности, какие требования предъявляются в правовом государстве к законам? Ведь не любое государство, в котором законы принимаются и точно исполняются, отвечает требованиям правового государства. Вообще в мире нет государства, в котором не принимались бы законы и не устанавливались правовые требования, однако, далеко не все отвечают стандартам правового государства. Для того чтобы правильно понять сущность такого государства, необходимо учитывать, что бывают разные законы. Одни разрабатываются кабинетным способом, принимаются и навязываются обществу. Это происходит, когда государство отрывается от народа, становится над ним и через свои законы диктует условия гражданам. Другие законы выражают волю народа, соответствуют конституции правового государства и являются продолжением заложенных в ней идей и принципов. Такие законы называются легитимными, правовыми. Против этого названия принципиальных возражений нет. Однако, по нашему мнению, законы правового государства все же следует называть легитимными, а не правовыми, потому что легитимный закон это и есть правовой, то есть справедливый закон. Легитимность установить легче, чем принад-
лежность к правовому закону: она определяется соответствием закона конституции государства, выражением в нем воли и интересов го-сударствообразующего народа. Последнее проверяется не только прямым участием народа в обсуждении и принятии закона путем обнародования и всенародного голосования, но и легитимностью законодательной власти. В реальной жизни только проверкой соответствия принятого закона требованиям конституции и правомочности органа, который принял закон, можно определить легитимность закона, принять меры к отмене его силы или, напротив, к оставлению в силе. Если соответствующий орган (конституционный суд или другой орган контроля легитимности закона) будет устанавливать, правовой ли закон или неправовой, то недалеко и до вольностей самого органа контроля.
Проблема правового закона имеет определенное значение при разработке основного и других законов. Здесь понятие "правовой" означает правильный, справедливый, народный, поскольку русское слово "право" исходит от слова "правое". Законодатель, действительно, должен принимать правовые законы. Но в отношении принятых и действующих законов больше подходит понятие "легитимность", поскольку оно позволяет оценить их с позиции конституционности и правомочности органа, принявшего закон. Другими словами, если традиционно наши законы были рассчитаны в своей реализации на давление сверху, то законы правового государства - на инициативу снизу, на самих людей. Именно они в первую очередь заинтересованы в строгом исполнении законов.
Далее. В правовом государстве законы служат основным инструментом управления общественными делами. Именно через законы устанавливается власть права. Сказанное положение имеет два аспекта. Первый: законы и только законы должны регулировать подавляющее число отношений, нуждающихся в правовом регулировании. Ни подзаконные акты, ни тем более инструкции, положения, разработанные и утвержденные в кабинетах министерств и ведомств, не должны ни количественно, ни качественно преобладать над законами, которых должно быть столько, сколько необходимо для упорядочения и сглаживания общественной жизни. Второй: в правовом государстве только законы могут служить естественным убежищем людей от угнетения и несправедливости; не должны возникать во-
134
135
просы типа кому верить? Кто нас рассудит? Эти вопросы должны адресоваться закону и разрешаться им, и важнейшей задачей всех юрисдикционных органов является деятельность строго в рамках законов.
В правовом государстве все надежды людей должны быть оправданы законами. Его законы должны гарантировать предсказуемость жизни.
Большое значение уделяется обнародованию законов. В цивилизованном мире уже давно установилось правило: нельзя требовать исполнения неизвестного закона. Любой закон должен быть доступным всем гражданам. Нельзя строить бизнес на деле обнародования и размножения законов; ими население обеспечивается государством, самой законодательной властью. Юридическая помощь населению направлена не на обеспечение законами, а на разъяснение и их правильного применения.
Думается, что нет необходимости подробно останавливаться на том, что законы должны быть понятны всему населению. Они не могут противоречить один другому, должны быть стабильными. Если их ежегодно менять, то интерес населения к ним, естественно, пропадет.
Законы правового государства должны быть работающими, иначе нет смысла принимать их. Лишь отдельным политикам нужен закон для вида, а не для исполнения. Народу нужен работающий, действенный закон. Каждый должен спокойно ложиться спать и спокойно просыпаться, не опасаясь неприятностей, вытекающих из политических перемен. Такую гарантию людям могут дать только работающие законы.
3. Права человека - основной институт правового государства
Права человека - это утвердившееся к двадцатому веку в межгосударственном правовом пространстве новое политологическое понятие, которое означает принципиальную возможность личности, как члену общечеловеческого сообщества, пользоваться определенными социальными благами независимо от их конкретного признания каким-то национальным государством. Таковыми, например, являются: право на жизнь, право на имя и индивидуальность, право на равенство перед законом и т.д.

Отношение государства к правам человека и гражданина является главным показателем демократичности государства в современном мире. Проблема взаимоотношений между государством и человеком - одна из наиважнейших и в понимании сути правового государства. Достаточно сказать, что с момента появления и до сих пор государства "грешат" отрывом от общества, от людей, стремясь возвыситься над ними. Государства стремятся к обеспечению свободы действий своих органов, должностных лиц, что, естественно, ведет к ограничению свободы человека. Человек же, в свою очередь, в своих взаимоотношениях с государством всегда стремится к большей свободе. Поэтому жизнь человека в значительной мере сводится к борьбе за свободу, а государство при этом выступает посредником между человеком его свободой. Отсюда и степень демократичности конкретного режима, в конечном счете, всегда измеряется отношением государства к правам и свободам человека.
Права человека - категория общечеловеческая, она формируется благодаря обобщению различных представлений о том, какими правами человек, как субъект общечеловеческих отношений, должен непременно обладать. Категория "права человека" формировалась как общечеловеческий критерий для оценки правовой системы конкретных государств. Права человека опираются на общечеловеческие ценности, на достижения более передовых, цивилизованных государств в области их взаимоотношения с личностью. Поэтому права человека - это права людей безотносительно к конкретному государству. Человек правами человека обладает как член общечеловеческого сообщества.
Права человека в обобщенном, концентрированном виде находят закрепление в различных международных документах. Таких документов на сегодня насчитывается уже более пятидесяти. Важнейшими среди них являются:
1. Декларация прав человека и гражданина - политический манифест Великой Французской Революции, который принят Учредительным собранием 26 августа 1789 г.
Эта декларация в качестве неотъемлемых прав человека уже тогда закрепляла свободу личности, свободу слова, совести, равенство прав граждан перед законом, право на сопротивление угнетению. Она же объявляла неприкосновенной частную собственность.
136
137
2. Всеобщая декларация прав человека, принятая ООН 10 декабря 1948 г. В статье 1 эта Декларация предусматривает, что все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Далее перечисляются другие неотъемлемые права человека с точки зрения Организации объединенных наций. С принятием этой Декларации 10 декабря ежегодно отмечается в,о всем мире как день прав человека.
3. Международный пакт о гражданских и политических правах, принятый ООН 16 декабря 1966 г. В этом документе наряду с другими предусматривается право граждан на свободный выезд из страны и на свободное возвращение в нее. В этот же день был принят и Международный пакт о социальных, экономических и культурных правах, где предусмотрены широкие права человека в области труда и экономической деятельности.
4. Материалы Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе. Хельсинки 30 июля - 1 августа 1975 г. Наряду с другими правами предусматривает формы связей людей, живущих в различных государствах, содержит положения о воссоединении семей, о браках между гражданами различных государств и т.д.
5. Итоговый документ Венской встречи представителей государств - участников Хельсинского Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе. 1989 г. Нацеливает в основном на учет в внутригосударственном законодательстве общечеловеческих ценностей.
6. Декларация прав и свобод человека и гражданина. Принята Верховным Советом Российской Федерации 22 ноября 1991 г. Документ признает верховенства общепризнанных прав человека на территории Российской Федерации.
Права человека не следует отождествлять с правами гражданина. Права гражданина - это такие социальные блага для людей, которые признаны конкретным государством и закреплены в его национальном законодательстве.
Если человек правами человека обладает как член общечеловеческого сообщества, то человек как гражданин конкретного государства обладает правами гражданина. Гражданин - это член конкретного государства, член определенной политической общности.
Весь смысл выяснения понятия "права человека" и "права гражданина" сводится к тому, чтобы оценить режим того или иного
138
конкретного государства с точки зрения того, соблюдаются ли в том или ином государстве права человека, демократичны ли его законы. Проблема цивилизации конкретных государств сводится к тому, чтобы каждое государство признало, провозгласило и гарантировало права человека и права гражданина и чтобы в конкретном государстве они совпадали. При этом права человека нельзя толковать слишком широко и включать в него любые человеческие притязания и потребности. Права человека - это только такие притязания человечества к государству, которые таковыми признаны официально и объективированы в международных актах.
Любое правовое государство, поскольку оно опирается в своей деятельности на общечеловеческие ценности, должно полностью уважать права человека, определенные в международных документах. Правовое государство должно поощрять разносторонние права человека, признавать и развивать принципы справедливости, мира и согласия в обществе. Поэтому и наше государство, которое претендует быть правовым, должно признать, закрепить в законах и обеспечить соблюдение основных прав человека, признанных в цивилизованных странах.
В современном мире большое значение придается обеспечению соблюдения в национальных государствах следующих основных прав человека:
1. Права человека на жизнь и достоинство. Каждый человек имеет право на жизнь и свободу. Эти права принадлежат ему от рождения и всецело признаются государством. Никто не может быть произвольно лишен жизни и свободы. В правовом государстве смертная казнь как мера наказания ограничивается или отменяется вообще. Во всяком случае она может быть применена как исключительная мера, предусмотренная законом, опробированным всенародным референдумом. Каждый приговоренный к смертной казни имеет право просить о помиловании, которое в ряде случаев может быть даровано и лишение жизни заменено другой мерой наказания.
В правовом государстве законодательство, определяющее методы и практику ведения допроса, а также условия содержания под стражей и обращения с лицами, подвергшимися какой-либо форме ареста, задержания или тюремного заключения должно содержать меры, исключающие применение пыток. Оправданием пыток не мо-
139

жет служить никакое обстоятельство, будь то состояние войны или угроза войны, чрезвычайное положение, политическая нестабильность или любое иное обстоятельство. Законодательство должно установить жесткие меры ответственности тем, кто применяет пытки. Запрещение пыток и положения об ответственности за применение пыток должны быть включены в программы подготовки и обучения кадров для правоохранительных органов.
В правовом государстве должны быть запрещены всевозможные психиатрические или медицинские практики, нарушающие права человека и основные свободы его. Законодательство должно эффективно охранять людей от подобных и иных мер, унижающих человеческое достоинство.
2. Права человека на национальность и индивидуальный облик. Принадлежность человека к определенной национальности является предметом его личного выбора и никакие неблагоприятные последствия не должны возникать из такого выбора. Никто не может быть принужден к определению и указанию его национальной принадлежности. Принадлежность к определенной национальности ни при каких'условиях не может пополнить правовой статус человека и дать ему преимущества перед лицами другой национальности.
Каждый человек имеет право свободно выражать, сохранять и развивать свою этническую, культурную, языковую, религиозную самобытность, поддерживать и развивать свою культуру во всех ее аспектах. Он может свободно пользоваться своим родным языком в личной и общественной жизни, исповедовать свою религию и осуществлять религиозную деятельность.
Лица, принадлежащие к национальным меньшинствам, могут создавать и поддерживать свои естественные образовательные, культурные и религиозные учреждения, организации или ассоциации, которые могут искать добровольную финансовую и другую помощь, поддержку государства. Они могут устанавливать и поддерживать беспрепятственные контакты между собой в пределах своей страны, а также через границы с гражданами других государств, с которыми они имеют общее этническое или национальное происхождение, культурное наследие или религиозные верования.
Государство должно гарантировать возможность обучения своему родному языку или на своем родном языке, а также использо-
вать его в государственных органах лицам, принадлежащим к национальным меньшинствам, вне зависимости от того, какой официальный язык или языки необходимо изучать в этом государстве.
Государство должно уважать право человека, принадлежащего к национальному меньшинству, на эффективное участие в государственных делах. Для этих целей оно должно, при необходимости, создавать надлежащие местные автономные органы управления, отвечающие конкретным историческим и территориальным условиям национальных меньшинств.
Государство должно содействовать климату взаимного уважения, понимания, сотрудничества и солидарности между всеми лицами, проживающими на его территории, без различия этнического или национального происхождения или религии и должно поощрять решение проблем с помощью диалога, основанного на принципах верховенства закона. В правовом государстве должны быть приняты эффективные меры для обеспечения защиты от любых актов, направленных на подстрекательство к насилию против лиц и групп, основанное на национальной или этнической или религиозной дискриминации.
Образование, культура, искусство, литература, в соответствии с конституционными требованиями, должны стремиться к устранению национальных и расовых предрассудков и ненависти.
Каждый человек имеет право на выбор своего индивидуального облика. Никто на может быть подвергнут принуждению, нарушающему неприкосновенность личности и ее права на индивидуальный облик (вид), на собственное изображение, запись собственного голоса, кроме случаев, указанных в законе. Изменение внешности, а также телосложения, веса, роста и пр. должно производиться только при согласии человека и в специальных медицинских учреждениях методами, исключающими причинение вреда.
Права человека на индивидуальный облик (вид) защищается в судебных органах.
3. Права человека на достойную социальную жизнь. В правовом государстве каждому гарантируется неприкосновенность жилища. Запрещается входить в жилище против воли проживающих в нем лиц, проводить обыск или осмотр иначе как в случаях, предусмотренных законом.
140
141
В правовом государстве запрещается вмешательство в частную жизнь человека. Каждый имеет право на защиту от произвольного вмешательства в его личную жизнь со стороны государства, его органов и должностных лиц, а также на охрану чести и репутации.
Посягательство на тайну корреспонденции, телефонных и иных сообщений не допускается за исключением прямо предусмотренных законом.
Личность неприкосновенна. Никто не может быть арестован или содержаться под стражей иначе как на основании судебного решения.
Права людей в социальной сфере равны. Во всех областях государственной и общественной жизни гарантируется равенство прав и свобод, независимо от расы, национальности, языка, социального, имущественного и должностного положения, социального происхождения, местожительства, отношения к религии, убеждений, партийной принадлежности и других обстоятельств.
Мужчина и женщина имеют равные права и свободы.
Каждьга человек имеет право на свободное использование своей собственности. Никто не может быть лишен своей собственности, за исключением случаев, определяемых общественными интересами, и на условиях, предусмотренных законом. Государство должно надежно гарантировать неприкосновенность всех видов собственности граждан.
Труд свободен, то есть каждый имеет право на свободное распоряжение своими способностями к труду, а также на свободный выбор профессии, рода занятий и места работы в соответствии со своей профессиональной подготовкой.
Принудительный труд запрещается. Не рассматриваются в качестве принудительного труда работа или служба, выполняемая военнослужащими исключительно в военных целях; работа или служба, требуемая от какого-либо лица вследствие приговора суда; работа или служба, требуемая от какого-либо лица вследствие закона о чрезвычайном положении.
В правовом государстве гарантируется каждому право на справедливые и благоприятные условия труда, включая справедливое и равное вознаграждение за труд равной ценности, без какой-либо дискриминации и не ниже установленного законом минимального
142
размера; условия работы, отвечающие требованиям безопасности и гигиены; одинаковую для всех возможность продвижения в работе на более высокие ступени исключительно на основании трудового стажа, результатов труда, способностей и квалификации.
Государство должно принимать меры к обеспечению занятости населения, осуществлять программы профессионально-технического обучения и подготовки, перепрофилирования работников с учетом социальных потребностей.
Все граждане имеют право на индивидуальную и коллективную трудовую деятельность, на создание семейных, кооперативных, акционерных и других предприятий в целях удовлетворения своих экономических потребностей.
В правовом государстве каждому гарантируется в системе государственных учебных заведений бесплатное дошкольное, основное общее и среднее профессиональное образование. Основное образование является обязательным. Дальнейшее образование поощряется и является доступным в различных его формах на основе способностей каждого.
Организации и частные лица имеют право учреждать учебные заведения и руководить ими, если устройство и деятельность этих учебных заведений отвечают требованиям Закона.
Человек имеет право на квалифицированную бесплатную, а также платную медицинскую помощь. Закон должен устанавливать лишь порядок осуществления этого права.
Все люди имеют право на благоприятную окружающую среду. Ущерб, причиненный человеку, его здоровью или имуществу неправомерными действиями в области природопользования, подлежит возмещению.
В социальном правовом государстве граждане имеют право на материальное обеспечение в старости, в случае болезни, инвалидности и потери кормильца. Порядок и условия осуществления этого права определяются законом.
Правовое государство признает право каждого на участие в культурной жизни, на пользование результатами научного прогресса и их практического применения, на свободу художественного, научного и технического творчества. Авторские права и законные интересы граждан в области научного и технического творчества, художественной, литературной и культурной деятельности охраняется законом.
143
4. Права человека в политической сфере. В правовом государстве люди имеют право на самоуправление и участие в управлении государственными и общественными делами как непосредственно, так и через своих представителей. Граждане участвуют в обсуждении законов на референдумах.
Всем гражданам обеспечивается право на инициативу и самодеятельность при осуществлении законных личных и коллективных интересов, совместном ведении дел и совместной защите своих прав в рамках Конституции и законов.
Каждый человек имеет право на получение достоверной информации о положении дел во всех сферах государственной, общественной и международной жизни, а также по вопросам прав, законных интересов и обязанностей гражданина.
Государственные органы и должностные лица обязаны обеспечить каждому возможность ознакомления с документацией, решениями и иными материалами, затрагивающими его права и интересы.
Ответственность за воспрепятствование реализации права граждан на информацию устанавливаются законом.
Не допускается распространение информации, содержащей государственную или иную охраняемую законом тайну.
Всем гражданам гарантируется свобода печати, право пользования государственными радио и телевидением в порядке, установленном законом. Государство обеспечивает доступ гражданам к средствам массовой информации.
Граждане имеют право избирать и быть избранными. Гарантируется всеобщее, прямое и равное избирательное право без каких-либо ограничительных цензов.
Гражданам обеспечивается равный доступ к занятию государственных должностей прохождению государственной службы.
5. Права человека участвовать в формировании органов государственной власти и в управлении страной. В правовом государстве должны быть заранее назначены и проведены свободные выборы в органы государственной власти.
Права человека участвовать в управлении государством могут быть обеспечены наиболее оптимально, если в стране четко разграничены функции между государством и политическими партиями, если политические партии не будут сливаться с государством.
144
Необходимо также, чтобы все государственные органы действовали только в рамках законов.
Голосование на выборах должны быть свободными, обеспечивалась тайна процедуры голосования, подсчет голосов должен быть честным, а результаты его были официально опубликованы.
В целях обеспечения наиболее активного участия людей в управлении страной государство разрешает свободное формирование различных политических партий и общественных объединений, создает условия для изложения их взглядов и оценок на происходящие события. Должен быть обеспечен свободный доступ к средствам массовой информации.
При необходимости правовое государство разрешает присутствие на выборах наблюдателей, в том числе от международных организаций.
6. Права человека на свободу слова, собраний, демонстраций и передвижения. Эти права сводятся: во-первых, на свободу выражения своего мнения, получать и распространять информацию независимо от государственных границ и без вмешательства государственных властей. Ограничение этого права может быть допущено лишь законом, соответствующим международным стандартам;
во-вторых, каждый человек имеет право проводить собрания и демонстрации, митинги, шествия и пикетирование. Ограничения и здесь могут быть только законами, соответствующих требованиям международных пактов о правах;
в-третьих, каждый человек имеет право на свободу мысли и слова, на свободу совести. Он может менять религию или убеждения, исповедовать свою веру как индивидуально, так и совместно с другими лицами;
в-четвертых, каждый человек имеет право покидать страну и возвращаться в нее в соответствии с нормами международного права. Ограничения этого права должны носить исключительный характер и четко оговорены в действующих законах.
7. Права человека, связанные с военной службой. В правовом государстве на уровне общечеловеческих достижений должны быть отрегулированы взаимоотношения между государством и личностью по вопросам военной службы.
Сегодня многие государства признали право каждого отказаться от военной службы по убеждениям совести. Речь идет не толь-
145
ко о переходе к полной профессиональной армии. Речь идет о возможности отказываться от военной службы по убеждениям совести и в условиях действия всеобщей воинской обязанности. Ведь можно предусмотреть различные формы альтернативной службы, которые совместимы с мотивами отказа по убеждениям совести. Такие формы альтернативной службы не будут связаны со службой в боевых частях или будут иметь гражданский характер, будут общественно полезными и не будут носить характер какого-либо наказания.
8. Права человека на средства эффективной правовой защиты. В правовом государстве на случай нарушения прав человека должны быть предусмотрены эффективные средства правовой защиты. К их числу относятся следующие:
а) право каждого лица запрашивать и получать и для себя, и других нуждающихся юридическую помощь от независимых адвокатов;
б) право каждого человека, преследуемого в судебном порядке, защищать себя лично или через посредство выбранного им самим защитника, или, если это лицо не располагает достаточными средствами оплаты услуг защитника, на безвозмездное получение таких услуг, когда этого требуют интересы правосудия;
в) право каждого лица на то, что он не будет обвинен, судим или осужден за какое-либо уголовное преступление, если оно не предусмотрено законом, который ясно и четко определяет элементы этого преступления. При этом каждый считается невиновным, пока виновность его не будет доказана согласно закону. Каждый осужденный за какие-либо преступления имеет право на пересмотр приговора вышестоящей судебной инстанцией в порядке, установленном законом;
г) право отдельных лиц или группы, действующих от их имени, поддерживать связь с международными органами, наделенными компетенцией получать и рассматривать информацию, касающуюся утверждений о нарушении прав человека;
д) право каждого человека требовать, чтобы дела, касающиеся его, рассматривались на открытом судебном заседании, а при необходимости приглашать наблюдателей из других стран для участия на судебных процессах. При этом понимается, что процессы могут быть закрытыми лишь при наличии обстоятельств, предписанных законом, соответствующим международным стандартам;
146
е) право каждого на жалобу по поводу нарушения его прав, актов дискриминации по каким-либо основаниям, запрашивать, получать и передавать свободно мнения и информацию о правах человека в государстве. При этом ответы на жалобу должны быть представлены как можно в более короткие сроки, но не позднее чем через четыре недели;
ж) право каждого самостоятельно или совместно с другими изучать и обсуждать вопросы соблюдения прав человека и основных свобод и готовить и обсуждать соображения относительно улучшения защиты прав человека и более совершенных средств обеспечения прав человека;
з) право каждого объединяться в ассоциации для защиты прав человека, присоединяться к деятельности неправительственных организаций, включая профсоюзы и группы по наблюдению за соблюдением прав человека;
и) право каждого на возмещение государством имущественного, личного и морального вреда, причиненного незаконными действиями государственных органов и их должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей.
Мы перечислили основные направления развития и совершенствования прав и свобод человека. Обобщая их: во-первых, нужно сказать, что в правовом государстве полное уважение к правам и свободам человека основывается на плюралистической демократии и верховенстве закона и является необходимым условием обеспечения общественного прогресса, мира и справедливости; в то же время, во-вторых, следует сказать, что права и свободы человека не отделимы от его обязанностей. Каждый свободно действует в соответствии со своими правами и обязанностями. Однако он не должен при этом нарушать права и законные интересы других граждан, наносить ущерб государственной и общественной безопасности, правопорядку, нравственным устоям общества и национальному достоинству человека.
Каждый человек обязан соблюдать демократические законы, уважать права, свободы и достоинство других лиц. Без соблюдения обязанностей нет правопорядка, демократии, а отсюда и возможности для обеспечения прав человека и гражданина. В современном мире очень важно вспоминать не только о правах и свободах, но и о юридических обязанностях. Только тогда можно будет рассчитывать на гарантии прав и свобод человека и гражданина.
147

Никто не может быть освобожден от своих обязанностей по отношению к обществу и демократическому государству или отказаться от исполнения законов по мотивам религиозных убеждений. Исключения из этого правила могут быть специально предусмотрены законодательством.
В современном цивилизованном мире права человека выступают не только как права, но и являются основанием для возложения на соответствующие субъекты (государственные органы, должностные лица, граждане) определенных обязанностей, с тем чтобы можно было оптимально реализовать на практике права человека. Права человека в правовом государстве должны быть воспроизведены в качестве прав гражданина конкретного государства.
Конечно фактическое слияние в конкретном государстве прав человека и гражданина не невилирует эти разные понятия. Права человека всегда и везде остаются оценочной категорией для конкретных государств и живущих в нем граждан.
4. Пути формирования правового государства
Приступая к выяснению вопроса о путях формирования правового государства, прежде всего, следует отметить, что речь не может идти о неминуемости правового государства. Правовое государство само по себе, по каким-то объективным закономерностям не наступит, оно, как уже отмечалось, является продуктом общественного развития, а по своей природе - рукотворным явлением.
Правовое государство, действительно, приходится формировать усилиями институтов гражданского общества. Институты гражданского общества должны быть настолько развиты и зрелы, чтобы могли сознательно учреждать организацию политической власти, соответствующую параметрам верховенства права, разделения власти, взаимоответственности государства и личности и т.д. Ведь главное в идее правового государства - это подчинение государства (политической власти) служению интересам общества, защите прав и свобод человека.
Поэтому, размышляя о правовом государстве, необходимо обратить внимание и осмыслить то, каковы конкретные пути его формирования в том или ином государствообразующем обществе. При этом, в первую очередь, мы должны проанализировать жизнен-
ные реалии, уровень нашего государственно-правового сознания и определить свое место на пути достижения параметров правового государства.
В историческом аспекте можно выделить несколько этапов на пути к формированию правового государства.
На первом этапе происходит теоретическое осмысление философии правового государства. На основе анализа деятельности реального государства, сравнения его с другими, более прогрессивными, вычленениями его изъянов и пороков происходит осмысление и поиск некоего идеального народного государства.
Идеи о правовом государстве, как правило, возникают как реакция на авторитарный режим правления, на абсолютизм, на тоталитарное государство. В советской действительности идея правового государства довольно легко пробила себе дорогу на фоне уничтожающей критики административно-командного властвования, вож-дистского правления страной со стороны генеральных секретарей.
Второй этап начинается тогда, когда основные теоретические выводы об идеальном, народном государстве реализуется в различных документах (Декларациях, Конституциях, отдельных законах), принятых в более или менее прогрессивных государствах планеты. Так нужно оценить Декларацию прав человека и гражданина, провозглашенную Учредительным Собранием Французской Революции 26 августа 1789 г. Примером может быть и Конституция Федеративной Республики Германии, которая определяет государство этой страны в качестве правового. Сюда же можно отнести Декларацию прав и свобод человека и гражданина, принятую в качестве закона Верховным Советом Российской Федерации 22 ноября 1991 г. и т.д.
Третий этап характеризуется тем, что само общество, государство которого закрепило основные принципы правового государства, созрело для восприятия этих принципов в фактической жизни и готово создать необходимые условия для проживания идеи правового государства дальше в реальной жизни.
Лишь после этого, на четвертом этапе, когда государствооб-разующее общество становится правовым, наступает время для реального функционирования правового государства.
Исходя из такой периодизации каждое общество может определить свое место на пути формирования правового государства. Мы
148
149
сегодня, в российском масштабе, находимся на уровне осмысления идеи правового государства и формально-юридической реализации этих идей в соответствующих законах. Нам, конечно же, еще очень далеко до реального правового государства. Однако мы уже сознаем, что альтернативы правовому государству нет и для нас. Поэтому нам шаг за шагом необходимо развиваться в этом направлении, преодолевать те преграды, которые стоят на пути к формированию правового государства.
Какие же объективные и субъективные преграды нам в Российской Федерации необходимо преодолевать в процессе формирования правового государства?
1. Мы должны преодолеть идеологию нищеты, идеологию бедных. Поднимая в свое время на щит лозунг бедных, люмпенов, мы произвели уравниловку по бедности. Между тем бедное государство правовым быть не может. При нашем природном и интеллектуальном богатстве нужно дать возможность людям полностью раскрыть свои возможности в производственной, культурной сферах. Чем больше будет богатых как в материальном, так и интеллектуальном смысле граждан, тем богаче будет государство и тем более оно может уделить внимания социализации тех граждан, которые в этом нуждаются.
2. Необходимо преодолеть идеологию, в соответствии с которой у нас социалистическое государство рассматривалось как благотворительное учреждение для граждан. Между тем правовое государство должно иметь четкие пределы своей деятельности. В то же время оно должно нести, при необходимости, ответственность перед гражданским обществом и перед отдельным гражданином.
3. Необходимо юридически закрепить и реально придерживаться примата общечеловеческих ценностей в обществе над национальными, внутригосударственными. До сих пор наш патриотизм нередко рассматривался выше общечеловеческих ценностей.
4. Нам необходимо преодолеть наше негативное отношение к классической идее о разделении власти, к теории сдержек и противовесов в механизме функционирования государственной власти.
5. Нам необходимо преодолеть исторически сложившееся негативное отношение к праву. Мы должны подняться до уровня, чтобы рассматривать право как социальную ценность и самоценность, как объективно необходимый регулятор общественных отношений в ци-
вилизованном обществе. Здесь же следует иметь в виду, что идеи большевизма сделали очень многое для того, чтобы отвергать преемственность в правовом развитии, объявив предыдущее право исключительно буржуазным, игнорируя естественно-правовую теорию общечеловеческого в содержании права. Да и в правовой нигилизм большевистская идея добавила многое, доведя его до теории полного отмирания права из-за его ненадобности в условиях коммунистического самоуправления.
6. Нам нужно преодолеть так называемое народное стремление найти высшую справедливость в верховном правителе, да и в любом вышестоящем начальнике, а не в суде, который функционирует в каждом районе.
7. Необходимо нам преодолеть и субъективное стремление правящих любого уровня, и в особенности самого высокого уровня, объявить свою волю правом и законом.
8. Нам нужно преодолеть отсутствие знаний, правовой культуры широкого населения, для которого право, закон зачастую ассоциируются как деятельность только органов милиции, суда и прокуратуры. У нас еще очень слаба юридическая служба, мы мало готовим юристов, в общественной жизни низка их престижность.
9. На пути к правовому государству нам необходимо разрешить еще одну, но ключевую проблему. Эта проблема организации защиты личности государством. Еще Ш.Монтескье в свое время считал, что у государства есть верховная (то есть самая наиважнейшая) функция: охрана свободы, имущества и безопасности своих граждан.
Идеология всесторонней эффективной правовой защиты личности в нашем зарождающемся гражданском обществе уже всесторонне осмысливается. Она идет на смену идеологии советского образа жизни, кстати сказать, и не утвердившееся на практике по причине того, что основывалась на исключительном приоритете общественных интересов над личными.
Сегодня все больше проявляется, что самой привлекательной стороной демократического правового общества (а вслед за ним и правового государства) является провозглашение и обеспечение всесторонней защиты личности, основанной на взаимной ответственности государства и личности. Суверенизация личности, которая по логике вещей происходит объективно в обществе, развивающемся в
1
150
151
сторону правового государства, не менее объективно ставит и проблему усиления правозащитной деятельности государства по отношению к своим гражданам. Хотя проблем в этом направлении развития еще очень много, но при внимательном анализе ценностей, которые мы сегодня официально провозглашаем, можно уже увидеть определенные и позитивные сдвиги.
В области правозащитной деятельности нашему государству сегодня необходимо стремиться к реальному обеспечению всех законов, предусматривающих права и свободы граждан. Одно лишь провозглашение свободы предпринимательства, без четкого механизма реализации, не может пробить сооруженную десятилетиями стену консерватизма, основанную на идеологии, приводящей к нищете. Сегодня необходимо нашему государству усилить работу по борьбе с преступностью. Люди должны чувствовать себя в безопасности и доверять государственным структурам, призванным защищать их права и свободы. Если этого не будет, то не будет сдвигов и в сфере экономики.
Идеология преимущественной защиты неких государственных интересов (не понятных простому народу) должна быть переосмыслена и переориентирована на идеологию защиты интересов личности. Все возможности государства сегодня должны быть направлены на реализацию этой идеологии.
Кто сегодня выступает за широту государственной власти, за приоритет общественных интересов над личными, тот вольно или невольно выступает за приближение тирании, диктаторства. Когда говорят об интересах какого-то народа, то это ведет к подчинению интересов личности интересам народа. Это ведет к рабству индивида ради обезличенной свободы народа. Индивидуальная независимость - первая потребность в демократическом обществе, а поэтому никогда нельзя ею пожертвовать даже ради установления политической свободы. В иерархии ценности политическая свобода все же выступает как средство, а не цель. Цель общественного развития - достижение свободы и независимости личности. Поэтому политическая свобода может быть рассмотрена лишь как гарантия личной свободы. Подмена же личной свободы политической свободой также неминуемо ведет к ущемлению прав и интересов личности.
В целом же по мере развития в направлении правового общества и правового государства государствообразующее общество будет все более однородным в политическом отношении, националь-
152
ные, социальные и иные основы различия между людьми будут стираться. Все государствообразующее общество все больше будет развиваться в сторону единообразия на основе сознания необходимости и возможностей государственной власти в рассмотрении возникающих противоречий в обществе. Правовое, то есть справедливое разрешение социальных противоречий будет все больше притягивать людей в сторону правовой организации общественных отношений. Объединения людей, основанные на признаках национальности, вида или рода трудовой деятельности все больше будут терять политический вес.
10. Пути формирования правового государства в нашем обществе необходимо переосмыслить и с позиции направлений правового регулирования. Правовое государство должно быть ориентировано на создание оптимальных условий для развития производственной и общественной деятельности. Сегодня же еще в значительной мере сохраняется модель правового регулирования производственной и общественной жизни, сложившаяся в условиях командно-административного метода управления страной. Право все еще пытается определить и то, что можно, и то, чего нельзя. Такой подход особенно тормозит развитие экономики, утверждению единообразия на основе преимущественно одной формы собственности. Теперь необходимо перестроить принципы правового регулирования. Право из "коридорного" метода направления развития общественных отношений должно быть перестроено на принцип регулирования, в соответствии с которым в хозяйственной, общественной сфере разрешено все, что прямо не запрещено.
11. Рассуждая о путях формирования правового государства в России, нельзя не учитывать ее огромную территорию, многонациональный состав населения и исторически сложившееся сознание как у управляющих, так и у управляемых.
Темпы строительства правового государства в России, и на его окраинах будут в значительной мере зависеть от быстроты преодоления отмеченных преград и успешности интеграции России с мировым сообществом правовых государств.
Нам необходима демократическая, признающая власть права Россия. Только тогда многочисленные народы, населяющие ее, могут чувствовать себя действительно единой дружной семьей.
153
Глава 5. СУЩНОСТЬ, ТИПЫ, ФОРМЫ И МЕХАНИЗМ ГОСУДАРСТВА
1. Сущность государства
Когда ре^чь идет о сущности государства, то имеется в виду направленность его социального назначения; то есть интересы каких общественных сил функционирующая политическая власть представляет и защищает. Несмотря на то, что государство есть организация политической власти определенного общества, в реальном мире были и есть разные государства, преследующие различные цели и задачи. Поэтому акцентирование внимания на проблеме сущности государства позволяет глубже понять вопрос о том, кому государство может и должно служить, какие социальные задачи оно собирается решать.
Если проанализировать имевшиеся в истории представления о социальном назначении государства, то можно выделить следующие учения о его сущности.
Марксистско-ленинское учение. Сущность государства марксизм-ленинизм свел к обеспечению классового господства. Из многочисленных высказываний К.Маркса, Ф.Энгельса, В.И.Ленина видно, что государство они определяли как машину, инструмент в руках экономически господствующего класса для подавления сопротивления эксплуатируемых классов. Это представление в основном относилось к характеристике буржуазного государства. Социалистическое же переходное государство (разновидностями которого в разное время выступали такие формы, как коммуна, Советская власть, народная демократия) марксизмом-ленинизмом рассматривалось как демократическое для большинства и диктаторское для меньшинства. С позиций марксизма-ленинизма государство рассматривалось исключительно как орудие классового господства, которое с отмиранием классов должно отмереть.
Соответственно классовой сущностью определялись и функции государства. Главную функцию эксплуататорских государств марксизм-ленинизм видел в обеспечении господства экономически имущего класса. Основная же задача социалистического государства в первом Основном законе Советского государства - Конституции 1918 г. - определялась как "установление диктатуры городского и
154
сельского пролетариата и беднейшего крестьянства в виде мощной Всероссийской Советской власти в целях полного подавления буржуазии, уничтожения эксплуатации человека человеком и водворения социализма".
Анархическая концепция государства. С точки зрения анархистов, любое государство стесняет людей, ограничивает их свободу, а поэтому государство должно быть уничтожено. Обществом, по их мнению, должны управлять так называемые федерации мелких автономных ассоциаций производителей.
Либерально-демократическая концепция государства. Она исходит из представлений о слабом государстве, которое должно выражать интересы среднего класса и уравновешивать противоположные классы, выполнять роль некоего арбитра.
Фашистское государство. Сторонники этого типа государства проповедуют концепцию открытой террористической диктатуры наиболее передовых, прогрессивных, с их точки зрения, рас, людей над остальными. Идейной основой фашистского государства выступают: расизм, шовинизм, национализм, вождизм, геополитика и т.д.
Тоталитарное государство. Эта концепция исходит из необходимости всеобщего огосударствления общества, сведения на нет гражданского общества. Тоталитарное государство возможно при условии: господства одной политической партии; чрезвычайной централизации власти и ее концентрации в руках узкого круга лиц; монополии в области экономики, информации, образования и т.д. Тоталитарное государство становится над обществом, все подчиняет своим интересам, нередко прикрываясь благими намерениями. Об ответственности государства перед обществом, гражданами говорить не приходится.
Корпоративное государство. Сторонники корпоративного государства исходят из того, что государство - это совокупность публичных служб, выполняющих специальные функции, не увязанные с потребностями общества, а исходящие из интересов отдельных корпораций, самих государственных служб, функций. В корпоративных государствах устанавливается авторитарно-политический режим, они нередко скатываются в сторону фашистской диктатуры.
Государство всеобщего благоденствия. Концепция исходит из представления, что государство - это исключительное благо, оно
155
существует для того, чтобы сделать людей счастливыми, достойными. Этой концепции присуща излишняя иллюзорность при характеристике государства. Ведь известно, что государство - не благо, а объективная необходимость. Даже самое лучшее государство создается не для того, чтобы сделать рай на земле, а для того, чтобы жизнь не превращалась в ад, чтобы общество развивалось более или менее оптимально.
Этнократическое (национальное) государство. Идея такого государства направлена на то, чтобы государство обслуживало чисто национальные интересы. С точки зрения сторонников этой концепции каждый этнос имеет право формировать государство для обслуживания интересов этого этноса. Эта концепция не всегда учитывает реальности, когда люди исторически уже давно живут не по национальному признаку, а по общечеловеческим нормам. Проблема формирования национальных государств приобрела особую актуальность в условиях развала СССР. Бывшие союзные и автономные республики, сформированные в свое время якобы для разрешения национального вопроса в России, одна за другой стали объявлять себя суверенными государствами. В этот период вновь ожила теория самоопределения нации вплоть до образования самостоятельного государства. Появилась концепция, в соответствии с которой национальное единство укрепляет государство, поскольку политическая общность при этом дополняется этнокультурными узами (язык, морально-нравственные традиции, религия, национальное сознание и т.д.). Между тем истинные причины пробуждения национальной государственности остались нераскрытыми, а если даже эти причины выяснились, то они в основном сводились к стремлению национальной верхушки к власти, к желанию некоторой части национальной интеллигенции проявить себя таким образом.
Сегодня все больше становится очевидным, что для марксизма-ленинизма был присущ не только правовой и государственный, но и национальный нигилизм. Ставя классовые интересы превыше всего, определяя государства в качестве инструмента, орудия обеспечения классовых интересов объективно нельзя было оптимально разрешить национальный вопрос. Марксизм-ленинизм, а отсюда и классовое государство, в силу своей сущности никак не могли на справедливой (правовой) основе разрешить национальный вопрос. По-
156
этому для Ленина и Сталина разрешение национального вопроса через Советскую Федерацию было тактическим, а не стратегическим вопросом. В стратегическом плане маячил коммунизм, при котором не должны были быть и в помине ни государство, ни право, ни нация и национальности. Должен был быть единый народ, единая культура, язык и образ жизни. Поэтому обострение национальной проблемы, включая и национальной государственности - это прежде всего результат краха коммунистической идеи, представления о путях достижения коммунистического общественного строя.
В связи с перестройкой реальной государственности в нашем обществе, краха прежних стереотипов разрешения национального вопроса с новой силой и возникают национальные и межнациональные проблемы. На этом пути, на мой взгляд: во-первых, необходимо освободиться от национального нигилизма. Ведь сегодня некоторые пытаются нивелировать национальный вопрос, чуть не считая, что он надуман. В то же время национальный вопрос - реальный вопрос - и не найдя оптимального его разрешения, трудно построить стабильное государство; во-вторых, в разрешении национального вопроса необходимо раскрепоститься от махрового национализма, считающего болячки своей национальности превыше всего. Ведь прежде всего мы люди - члены общечеловеческого сообщества, и поэтому не считаться с национальными чувствами других народов просто нельзя. Иначе неминуема война между народами на почве национализма. Разрешение национального вопроса объективно лежит через признание приоритета прав человека перед национальностями, признания полного равенства всех народов и национальностей независимо от их численности, политического статуса, характера расселения. Этот путь разрешения национального вопроса апробирован мировой человеческой цивилизацией и закреплен в международных документах. Именно приоритет прав человека, а не наций и народов! Если реализация прав нации на самоопределение приводит или может привести к нарушению прав человека, то такое самоопределение не поощряется мировым сообществом, не согласуется с международно-признанными правами человека. И, напротив, если национальное самоопределение преследует цели освободиться от тирании, завоевать достойные для человека условия жизни - тогда оно должно быть поддержано. Все дело в том, какие блага людям несет национальное самоопределение.
157
Отсюда и оценка тех попыток, которые направлены на разрушение действующей государственности и создание новой - на основе национального признака. Тем более, это относится к нашим российским реалиям. Ведь республики в России в свое время не были созданы, как уже отмечалось, для подлинного разрешения национального вопроса. В них под, одной политической общностью оказались многочисленные народы. Достаточно сказать, что в большинстве республик России народы, давшие имя республике, не занимают численного большинства. В Башкирии есть деревни, где жители одной улицы считают себя и зарегистрированы как башкиры, а другой улицы - татарами. Нетрудно представить ситуацию, когда бы Башкортостан и Татарстан стали полностью суверенными национальными государствами со всеми вытекающими отсюда последствиями.
Люди, как члены общероссийского сообщества, уже давно научились понимать друг друга. Национальная принадлежность (если искусственно не накалять) при этом, естественно, уступает место общечеловеческим отношениям. Поэтому формирование национального государства не может быть рассмотрено как самоцель. Это ведет, в лучшем случае, к национальной разобщенности людей, в худшем - к национальной вражде, войнам. Отсюда с позиции общечеловеческих ценностей национальное (этнократическое) государство уступает место политическому и правовому государству.
Патриотическая концепция государства. В соответствии с этой концепцией сущность государства сводится к обслуживанию особенности развития каждой страны, народа. Эта концепция проявлялась в свое время во взглядах славянофилов, которые выпячивали особенности развития России и считали необходимым, чтобы государство обеспечивало особое развитие России.
При определении сущности государства в данном случае на первый план выдвигается менталитет русского народа, "русский характер" и т.д.
Эта концепция в определенной мере была принята и В.И.Лениным, когда он развивал учение марксизма применительно к России и обосновывал необходимость и созревание социалистической революционной ситуации. Эта концепция жива еще и сегодня, когда многие считают, что у России и народов, проживающих на ее территории, должен быть особый путь развития. Порочность этой
158
концепции заключается в том, что она ведет по существу к игнорированию мировой практики, опыта цивилизации других народов мира, к изобретательству новых моделей общественной жизни, нередко ведущих к тупику и кризисам. К тому же в такой многоэтнической стране, как Россия выпячивание русского менталитета может привести и приводит к русофобии и обострению межнациональных отношений.
К тому же никому еще из сторонников особого пути развития России ни сегодня, ни в прошлом не удавалось обосновать эти особенности. Особенности, конечно, есть, но они относятся к сущему, а к не должному. Как можно обосновать особую для России демократию, законность, правопорядок, да и в целом государственность? Если рассуждать научно, то есть аргументами, доводами, с учетом практики, в том числе мировой, то в вопросах государственно-правового строительства вряд ли можно выявлять сколько-либо да значительные особенности для России. Пока, как свидетельствует исторический опыт, Россия действительно больше опирается на свои особенности. Но от этого страдает она сама, ее народы. По этой причине она, будучи одной из самых богатых, по природным данным страной, отстает в экономике от многих даже бедных по ресурсам стран. Поэтому строить государство на одном лишь патриотизме, игнорируя общемировой опыт, вряд ли оправдано и уместно.
Мы здесь отметили основные, исторически известные концепции, направленные на раскрытие сущности государства. Наряду с ними могут быть выделены и некоторые другие. Да и в историческом плане, возможно, были и иные представления о сущности государства. К этому разряду, видимо, относятся и случаи, когда о государстве говорят: "государство - это я" (Людовик XIV); "государство - это мы" (при советском социалистическом государстве) и т.д.
Не останавливаясь подробно на этих и, возможно, на других концепциях сущности государства, отметим, что в современных условиях, на основе обобщения всего многообразия государств, вырисовывается научная концепция сущности государства. Научная концепция сущности государства исходит из следующих основных положений:
1. Государство - объективно необходимая реальность. В отличии от анархистов и марксистов научная концепция государства исходит из объективной необходимости государства, а поэтому поис-
159
ки нужно вести не в плане уничтожения государства или отыскания путей отмирания его, а в плане совершенствования государственности, оптимизации его деятельности.
2. Государство не просто объективно необходимая реальность и потребность, но и представляет собой определенную ценность. Люди, живущие на земле, народы, могут пострадать больше от безгосу-дарственности, безвластия, нежели от государства. Конечно, на этом основании нельзя оправдать антинародные государства, однако хотелось бы обратить внимание на те последствия, которые могут наступить при отсутствии государства, его власти. Хотя государство и не благо для народа, но оно объективно необходимое бремя. Без него было бы гораздо хуже и для народа.
3. Государство необходимо для обслуживания интересов общества. В этом его сущность и социальное назначение. Оно должно выражать и интересы всего общества и обслуживать все общество, оптимально управлять им.
4. Необходимо постоянно искать пути и направления совершенствования деятельности государства. Нужно обобщать положительное в деятельности государств мира, изучать историю развития государств и использовать все это в оптимализации деятельности интересующего нас государства. Государствоведческая научная мысль должна быть занята поисками оптимальных моделей государственности.
Оптимальная государственность должна способствовать свободе развития общества. Свободное же развитие общества возможно при соблюдении одновременно не менее четырех следующих условий:
а) при обеспечении равномерности (единства) политического пространства на всей территории страны. Это означает, что соблюдается равенство государственно-политических структур, обеспечивается равенство прав граждан (человека) на всей территории государства;
б) при обеспечении единства правового пространства, что означает одинаковую силу закона в любой точке страны;
в) при обеспечении единства экономического пространства, что означает создание одинаковой возможности экономической активности личности, предпринимательству;
160
г) при обеспечении единства информационного обеспечения, что означает единую информационную сеть страны, общедоступность языка и стандартов информации.
Если государство, его органы сами мешают или не обеспечивают такое единство на всей территории страны, то государство сдерживает развитие общества. Внутри государства не должно быть никаких ограничений, препятствий. Поэтому, как показывает опыт истории, такие формы государства, как империя, конфедерация, слабая федерация объективно преодолеваются. Не приемлемо для оптимального государства и построение государственной власти снизу вверх, то есть по принципу "на местах берут власть столько, сколько хотят, сколько смогут, а лишь остальное принадлежит центру". Мировая практика не знает такого построения государства. В демократическом государстве проблема центра и мест разрешается на легитимной правовой основе, а скорее всего проблема центра и мест вообще отсутствует. В таком государстве разногласия как по вертикали, так и по горизонтали (между ветвями власти) функционирования государственной власти разрешаются на основе легитимного закона. Все это объясняется тем, что демократическое государство должно, как будет показано дальше, формироваться и функционировать в интересах всего общества. Сущность оптимального государства заключается в обслуживании обществ, всех граждан в одинаковой мере.
2. Типы государства
Тип государства - это совокупность наиболее существенных черт, характерных для множества различных государств.
Вопрос о типе государства возникает в связи с анализом, оценкой и сравнением различных реальных государств. Тип государства определяется в результате типологии, которая представляет собой научный процесс, связанный с поиском общих черт, присущих различным государствам.
В зависимости от того, какие критерии берутся в основу типологии государства, можно вывести различные типы государств. В современных условиях преодолевается односторонний подход к типологии государств, когда считалось, что государства подразделяются только по одному критерию - по типу общественно-
161
экономической формации. Поэтому и здесь, как и в вопросе о сущности государства, можно и нужно говорить о множестве различных учений о типологии государства.
1. Марксистско-ленинская типология. В соответствии с марксистско-ленинской типологией государства последние объединяются в зависимости от общественно-экономической формации.
Марксизм-ленинизм считает, что любое общество проходит определенную общественно-экономическую формацию, которых во всей истории развития человечества насчитывается пять: первобытнообщинная, рабовладельческая, феодальная, буржуазная, социалистическая. Государство как элемент надстройки над экономическим базисом полностью зависит от базиса (совокупности производственных сил и производственных отношений), и поэтому государства определенной общественно-экономической формации (кроме первобытнообщинной, где государства вообще не было) существенно отличаются от государств другой общественно-экономической формации.
В соответствии с этой типологией государства, во-первых, подраздел'яются на эксплуататорские и неэксплуататорские (к последним относятся только социалистические государства). Во-вторых, в соответствии с марксистско-ленинской типологией всего выделяются четыре типа государства: рабовладельческое, феодальное, буржуазное, социалистическое. Другой типологии марксизм-ленинизм не знает.
Марксистско-ленинская типология государства вошла в историю как формационный подход к определению типа государства. Критика этой концепции сегодня ведется в основном по двум направлениям: во-первых, в настоящее время обнаруживается сомнительность с научной точки зрения самой категории "общественно-экономическая формация". По этой типологии государства вроде Франции или Швеции оказываются в одной группе с государством Бангладеш или нацистской Германией только потому, что в этих странах господствуют капиталистические отношения в экономике; во-вторых, к эксплуататорским государствам по этой типологии относятся даже такие правовые государства, как современная Германия, Швейцария, Испания и т.д. В то же время социалистические государства такие, как Куба, Северная Корея относятся к группе неэксплуа-
162
таторских, то есть к лучшему типу по сравнению даже с правовыми государствами.
2. В противовес марксистско-ленинскому формационному подходу к типологии государств в настоящее время выдвигается цивили-зационный подход, который базируется на истории развития цивилизации. По этой концепции вся история человечества подразделяется на четыре цивилизации: древняя, средневековая, новая, новейшая. Соответственно этому выдвигаются четыре типа государств: раннее государство, классовое государство, политическое государство, правовое государство. Конечно, типология государств не может быть чистым отражением этапов цивилизации. Развитие государства, его совершенствование, оптимализация опирается и на собственные закономерности. Поэтому такие типы государств, как раннее, классовое, политическое, правовое не есть четкое отражение вышеозначенных этапов цивилизации. Однако в том, что и государства развиваются в направлении цивилизации, по пути совершенствования, вряд ли можно сомневаться. Исторический прогресс в конечном счете, отражается и на развитии государств. Критерием отнесения государств к типам раннего, классового, политического, правового выступает историческая ступень развития человечества и понимание им роли и места государства в конкретном обществе. Ни один народ, ни одно государствообразующее общество не может иметь сразу правовое государство. До правового государства были, есть и будут классовые, политические государства. Все государства подвержены влиянию цивилизации, а поэтому в историческом плане более ранние, несовершенные государства, объективно развиваются (должны развиваться) в сторону правового государства. Альтернативы правовому государству в исторической перспективе поэтому просто нет. Отсюда человеческая цивилизация непосредственно влияет и на формирование государства.
В соответствии с цивилизационным подходом правовые государства образуют самостоятельный, в историческом плане более прогрессивный тип государств. Сегодня уже можно услышать речи о сообществе правовых государств. Правовые государства все больше приобретают характерные черты, выделяющие их в самостоятельный тип государств.
3. Кроме тех типов, которые обозначены как формационный и цивилизационный подходы к типологии государств, можно выделить,
163
на основе других критериев, и иные их типы. Так, по режиму, принятому в государствах, их можно типизировать на демократические и автократические.
По уровню развития политических систем общества государства можно типизировать на: примитивные, традиционные, современные. По особенностям национального, народного менталитета на государства западной и восточной цивилизации. По тому, насколько государства связаны с религией, их можно подразделить на: светские и теократические. Причем в составе теократических государств можно выделить различные группы. Так, например, в шиитских исламских государствах главы государств присягают только Корану, а в сунитских - Конституции и Корану одновременно. По этому признаку их также можно типизировать
Развитие "Теории юриспруденции" может привести и к другим основаниям типологии государств.
3. Форма государства
Форма государства - это внешняя, видимая организация государственной власти. Она характеризуется: во-первых, порядком образования и организации высших органов государственной власти в обществе; во-вторых, способом территориального устройства государства, отношением между центральной и местной властями; в-третьих, приемами и методами осуществления государственной власти. Поэтому, раскрывая вопрос о форме государства, нужно выделить три его составные части: форма правления; форма государственного устройства; государственный режим.
Форма правления. Вопрос о форме правления является довольно сложным и многоаспектным. Здесь необходимо выяснить: организацию государственной власти; порядок образования высших органов государственной власти и их взаимоотношения с населением. Что из себя представляет высший орган государственной власти, как он организован - вот главный вопрос формы правления.
О форме правления государства, о правильной его организации мыслители думали еще в древности. Так, Платон, а за ним и Аристотель, выделяли три возможные формы государственного правления:
• монархия - власть одного;
• аристократия - власть лучших;
• полития - власть народа (в малом государстве - полисе).
164
В то же время они предупреждали, что в определенных случаях эти формы правления могут деградировать и приобретать для народа нежелательный характер. Так, монархия превращается в тиранию, аристократия в олигархию (власть узкой группы богачей, военных), а полития или умеренная демократия в охлократию (власть толпы).
В историческом плане все государства по форме правления подразделяются на деспотию, монархию и республику.
Деспотия - это государство, в котором вся власть принадлежит одному лицу, где господствует произвол и отсутствуют или не действуют законы. Таких государств в современном мире, к счастью, нет или их очень мало.
Монархия - это государство, в котором главой государства является, как правило, наследственно приходящий к власти монарх, король и т.д. В историческом плане различаются: раннефеодальная монархия, где королевская власть является слабой, но где сильно проявляется сепаратизм герцогов, князей и т.д.; сословно-представительная, где наблюдалась сильная центральная власть, но с представительством феодальной верхушки; абсолютная монархия, где единоличная власть монарха никем не ограничена; ограниченная монархия, где власть монарха ограничивается другими органами, чаще всего представительными органами власти; дуалистическая, где монарх сосредоточивает исполнительную власть, формирует правительство, а законодательная власть сосредоточена в представительном органе. Различаются также парламентская монархия (Великобритания), выборная монархия (Малайзия).
Республика - это представительная форма правления, где высшие органы государственной власти формируются через избирательную систему. В историческом плане различаются: аристократическая республика; парламентская республика; президентская республика; советская республика; народно-демократическая республика и некоторые другие формы.
Современная наука теория государства и права в вопросах выбора формы правления больше, конечно, склоняется не к монархии, а республиканской форме правления. В республике в наиболее оптимальной форме проявляется взаимоотношение между государством и обществом. В республиканской форме правления открывается
165

большая возможность влияния народа на деятельность государства. В республике можно установить разумное разделение властей, здесь на деле может проявляться народный суверенитет как носитель государственной власти.
В современных условиях республики, в зависимости от конкретной ситуации, создаются как парламентские (например, Италия) или как президентские (например, США). В парламентских республиках правительство формируется парламентом с учетом расстановки политических сил в парламенте. В президентских республиках правительство формируется президентом и ему подотчетно. Причем при формировании правительства в президентских республиках расстановка политических сил в парламенте решающего значения не имеет. Короче говоря, парламентские и президентские республики отличаются друг от друга ролью и местом соответственно парламента и президента в системе государственной власти. Если парламент формирует правительство и контролирует его деятельность напрямую, то это парламентская республика. Если исполнительная власть (правительство) формируется президентом, и президент обладает дискреционной властью, то есть властью, зависящей от его личного отношения к членам правительства, то такая республика - президентская республика.
Выяснение этих теоретических основ формы правления необходимо для оценки формы правления реальных государств. На практике встречаются республики, еще четко не вписывающиеся в эти теоретические рамки. Такие отклонения наблюдаются в условиях, когда государства переходят от одного типа и состояния в другое (например, Россия, которая в соответствии с ее Конституцией 1993 года еще четко не определилась ни как президентская, ни как парламентская республика: она больше тяготеет к президентской, но с достаточно сильным влиянием парламента (Федерального Собрания) при утверждении высших должностных лиц в системе исполнительной власти).
Уясняя вопрос о форме правления в государстве, необходимо остановиться на таких понятиях, как "парламент", "президент", "глава государства", "глава правительства", "спикер парламента".
Парламент - это орган законодательной государственной власти. В разных странах он называется по-разному. Так, например, в
США он называется Конгрессом, в России - Федеральным Собранием, во Франции - Национальным Собранием и т.д. Парламенты, как правило, бывают двухпалатными (верхняя и нижняя палата). Чтобы парламент (особенно в парламентской республике) мог выполнять успешно свои функции, в государстве должен быть четко выработан парламентаризм. Парламентаризм - это система функционирования парламента во взаимоотношении с другими органами власти и управления государства. Парламентаризм, в первую очередь, - это система взаимоотношений между законодательной и исполнительной властью.
Президент - это выборный глава государства, высшее должностное лицо в государстве, которое представляет государство в международных отношениях. В президентских республиках он является и главой исполнительной власти, и верховным военнокомандующим страны. Президент избирается на определенный срок.
Глава государства - это президент, король (королева), император, то есть высшее должностное лицо государства, которое непосредственно представляет государство и т.д. Глава государства есть и в монархиях и в республиках, но в первых он является наследственным, а в республиках - выборным. В правовом государстве понятие "глава государства" не вписывается в принцип разделения власти, а поэтому не употребляется.
Глава правительства - это первый руководитель исполнительной власти, назначенный президентом (в президентских республиках) или избираемый парламентом (в парламентских республиках). Правительство в разных государствах называется по-разному (Совет министров, Кабинет министров и т.д.).
Спикер парламента - это председатель (руководитель) палаты в парламентах (Великобритании, Индии, Японии и д.р.).
Форма государственного устройства.
Под формой государственного устройства понимается административно-территориальное устройство государства, характер взаимоотношений между государством и его частями, между частями государства, между центральными и местными органами власти.
Все государства по своему территориальному устройству подразделяются на простые и сложные.
Простое или унитарное государство - это такое государство, которое не имеет внутри себя обособленных государственных обра-
166
167
зований, пользующихся определенной самостоятельностью. Унитарное государство подразделяется лишь на административно-территориальные единицы (провинции, губернии, уезды, земли, области и т.д.) и имеет единые, общие для всей страны высшие органы власти и управления.
Сложное,государство - это такое государство, которое состоит из обособленных государственных образований, пользующихся той или иной самостоятельностью. К сложным государствам относятся империи, конфедерации и федерации.
Империя - насильственно созданное сложное государство, степень зависимости составных частей которого от верховной власти весьма различна (Древний Рим, Великобритания, Царская Россия).
Конфедерация - государство, создаваемое на добровольной (договорной) основе. Члены конфедерации сохраняют самостоятельность, объединяют свои усилия в достижении каких-либо конкретных целей.
Органы конфедерации образуются из представителей, входящих в нее государств. Конфедеративные органы непосредственно не могут принуждать членов союза к исполнению своих решений. Материальная база конфедерации создается за счет взносов ее членов. Учитывая все это, конфедерацию обычно не считают суверенным государством. Как показывает опыт истории, конфедерации существуют недолго: они либо распадаются, либо преобразуются в федеративные государства (например, США и др.).
Федерация - это суверенное сложное государство, имеющее в своем составе субъекты федерации - государственные образования. Государственные образования в федеративном государстве отличаются от административных единиц в унитарном государстве тем, что, как правило, имеют конституцию, высшие органы власти, а отсюда и собственное законодательство. Однако государственное образование - это часть суверенного государства, а поэтому само государственным суверенитетом, в классическом его понимании, - не обладает. Для федерации характерно такое государственное единство, какого не знает конфедерация. Федерация от конфедерации отличается по ряду существенных признаков:
1. По правовым формам закрепления государственных связей. В федерации эти связи закрепляются, как правило, конституцией, а в
168
конфедерации - договором. Мы говорим, как правило, потому, что на практике есть исключения из этого правила. Более того, могут быть и конституционно-договорные федерации и конфедерации;
2. По правовому статусу территории. В федерации есть единая территория, образованная в результате объединения ее субъектов с принадлежащей им территорией в одно государство. У конфедерации есть территории отдельных государств, вступающих в союз, но нет единой территории;
3. Федерация отличается от конфедерации решением вопроса о гражданстве. В федерации имеется единое гражданство и одновременно гражданство ее субъектов. В конфедерации нет единого гражданства, а есть гражданство каждого государства, вступившего в союз;
4. В федерации существуют общие для всего государства высшие органы государственной власти и управления (федеральные органы), в то же время в конфедерации таких органов нет. Здесь создаются лишь органы, решающие общие для конфедерации вопросы;
5. Субъекты конфедерации обладают правом нуллификации, то есть отмены акта, принятого органом конфедерации. В конфедерации принята практика ратификации акта органа конфедерации, тогда как акты федеральных органов власти и управления, принятые по их предметам ведения, действуют на всей территории федерации без ратификации;
6. Федерация отличается от конфедерации наличием единых вооруженных сил и единой денежной системы;
7. В многонациональном государстве федерация зачастую используется в качестве средства разрешения национального вопроса. Это характерно для этнофедеральных государств. Так, в России, в отличии, например, от США, этносы имеют свое историческое местожительство. Поэтому здесь проблемы федеративного устройства более сложны, нежели в США.
Федерация - это единое суверенное государство, а конфедерация - это союз суверенных государств, и она свойством суверенитета не обладает. Правда такое разграничение на практике не всегда бывает четким. В классических федерациях субъекты федерации не являются государствами в собственном смысле этого слова. Несмотря на это, в некоторых странах субъекты федерации добиваются при-
169
знания их государствами. Если речь идет о нормальном суверенном государстве, то трудно практически представить положение, когда суверенитетом обладает и федерация и ее субъекты одновременно. Такое положение с трудом умещается в традиционное представление о федерации и больше походит на конфедерацию. Впрочем, в историческом плане такое положение долго не может сохраняться. Такие государства или распадаются на несколько или же фактически устанавливается настоящая федерация.
Федерации бывают сильные и слабые. В сильной федерации законы, принятые федеральными органами, вступают в силу сразу после принятия. В слабой федерации примат местного права может повлиять на федеральное право. Так, в США для вступления некоторых федеральных законов, необходимо, чтобы их ратифицировали не менее 3/4 штатов. Если 13 из 50 не ратифицируют, то закон не вступает в силу. Вроде бы демократично, уважают меньшинство. Однако есть и отрицательная сторона этого вопроса: тринадцать не хотят, а могут пострадать все.
Различаются также классические и асимметрические федерации.
Классические - это когда все субъекты федерации равноправны (не равны, а равноправны), а асимметрические - когда субъекты федерации неравноправны: одни имеют больше прав, а другие, по различным ненасильственным причинам, имеют меньше прав.
В целом считается, что федерация, не говоря уже о конфедерации, уступает унитарному государству в плане более оптимального осуществления государственных задач. В федерации (особенно в слабых) могут образоваться различные правовые пространства, что также может помешать успешному развитию экономики, защите прав и свобод человека. Однако из этого правила могут быть и есть исключения. Проблема, в конечном счете, упирается в политический режим, который действует в государстве. Поэтому могут быть федерации с тоталитарным режимом и унитарные государства с сильно развитым местным самоуправлением. Сильная федерация и децентрализованное унитарное государство - это почти одно и то же. Именно в таких государствах создаются условия для оптимального развития всего общества с учетом и местных интересов.
Важно отметить, что федерализм практически означает прежде всего сам факт конституционного закрепления взаимоотношения
170
союзного государства с государственными образованиями (штатами, землями, республиками, областями и т.д.), образующими этот союз и реального соблюдения федеративных отношений в деятельности государства, системе законодательства, повседневной жизни граждан. Поэтому федерализм не известен ни античности, ни средневековью. Федерализм, как категория государственного устройства, не может быть без конституционализма, без демократии, понимаемой как формы организации государственной власти. В связи с этим необходимо с большой осторожностью относиться к таким, появившимся в последнее время, понятиям как "обновленная Российская Федерация", "новые федеративные отношения в России" и т.д. По нашему мнению, Россия раньше не была федеративным государством, и сегодня им еще не является. Для понимания всего этого необходимо всесторонне осмыслить историю федерализма.
Формирование федеративных государств в историческом плане связано с эпохой перехода от федерализма к капитализму. Теократическое обоснование федерализма происходило в обстановке борьбы с абсолютизмом за утверждение прав и свобод не только человека, но и провинции, регионов, земель, национальных окраин. Федерализм непосредственно связан с внедрением демократических режимов управления в более или менее крупном государстве, с потребностью разделения властей не только по горизонтали, но и по вертикали. Основоположник теории разделения властей Дж.Локк государственную власть разделял на законодательную, исполнительную и федеративную, то есть как регулирование отношений власти между частями государства. Хотя в последующем в рамках теории разделения властей в основном говорили лишь о разделении властей на законодательную, исполнительную и судебную, то есть о разделении властей по горизонтали, но всегда имелось в виду и вертикальное разделение властей, то есть разделение власти между центром и территориями, провинциями и т.д. Поэтому федеративное государство это, прежде всего, демократическое государство, оно реально возникло в период становления так называемой буржуазной демократии. Основоположником теории федерализма, на наш взгляд, следует считать того же Дж.Локка, который вошел в историю как первый автор теории разделения властей. Он имел в виду разделение власти не только по горизонтали, но и по вертикали, а именно выделял федеративную
171
власть, регулирующую отношения между союзным государством и его частями. Теория Дж.Локка о разделении властей была в полной мере использована в США. Александр Гамильтон - лидер партии федералистов и один из авторов Декларации независимости США не скрывал об использовании теории Дж.Локка в проектах государственного устройства США. Следует здесь заметить, что первым федеративным государством мира как раз и следует признать США. Именно в Конституции США, принятой 17 сентября 1787 года, были заложены основные принципы федеративного государства. Думается, что Соединенные Штаты Америки являются не только первым федеративным государством, но и первым конфедеративным государством мира. К федеративному устройству американские штаты вышли, познав все "прелести" конфедеративного устройства. Об этом свидетельствует преамбула Конституции США, где отмечается, что "мы, народ Соединенных Штатов в целях образования более совершенного Союза... учреждаем и вводим эту Конституцию для Соединенных Штатов Америки". О бывшей конфедерации США напоминают лишь положения некоторых статей Конституции (например, статья VI).
Внимательное ознакомление с положениями Конституции США 1787 года показывает, что она составлена как основной закон, определяющий полномочия Соединенных Штатов и отдельных штатов. Каждая статья Конституции США написана так, что там обязательно присутствуют интересы штатов и Соединенных Штатов. Федерализм в США изначально и в последующем используется в целях образования более совершенного Союза - целостного, суверенного, демократического государства, способного цивилизованнее и лучше обеспечивать права американцев на жизнь, свободу и на стремление к счастью чем каждый штат в отдельности.
Нам сегодня, в Российской Федерации, следует воспринимать немало того, что накоплено в федеративном устройстве США. В частности, опыт формирования Сената и Палаты представителей с четким учетом интересов каждого штата. Там в соответствии с Конституцией ни в Сенате, ни в Палате представителей не могут восседать столичные чиновники за счет квот каких-то штатов. Заслуживают внимания российских государствоведов и следующие положения Конституции США: "ничто в этой Конституции не может толковаться в ущерб законным притязаниям Соединенных Штатов или какого-
172
либо отдельного штата" (статья IV, раздел 3); "Соединенные Штаты гарантируют каждому штату в настоящем Союзе республиканскую форму правления и охрану каждого из них от нападения извне, а по просьбе Законодательного Собрания или исполнительной власти (когда Законодательное Собрание не может быть созвано) и от внутренних насилий" (статья IV, раздел 4).
Для нас сегодня важно уяснить и то, что в теории федерализма с самого начала был заложен не только политический, но и гуманистический потенциал. В демократическом обществе, признающем в полной мере права человека, федеративное устройство государства используется не только для решения политической борьбы между центром и регионами, но и для реализации идеи свободного развития людей, образующих определенный регион (республику, штаты, земли и т.д.). Региональные и культурно-национальные особенности определенных групп людей, народов и народностей были давно замечены.
Федеративное устройство государства - это не произвольное мероприятие кого-то, а исторически складывающееся явление. В полной мере тяга к федеративному устройству, на основе подлинных региональных или национальных особенностей, проявляется при переходах к демократическому режиму управления обществом. Антидемократические режимы могут подавлять эту тягу, однако, как показывает историческая практика, не надолго. Свободное, открытое общество, распадающееся на более или менее крупные регионы, благодаря каким-то местным особенностям, не может пройти мимо проблемы федеративного или унитарного устройства своего государства. При этом вовсе не обязательно, чтобы все крупные государства были федеративными. Возникнув на начальной стадии демократизации общества, идеи федеративного государства могут реализовываться, а могут и сразу трансформироваться в унитаристские идеи.
Это объясняется тем, что федеративное устройство государства - непринципиальная проблема государственности. Принципиальной является формирование демократического государства. Демократическое государство является не только условием реализации идей федеративного его устройства, но и условием постепенного отмирания самой идеи федерализма. Идеи федерализма, возникнув как реакция на абсолютистские, тоталитарные режимы, в период их переосмысления, могут сами отмирать в условиях торжества демократического режима.
173
Поэтому идея федерализма в отличие от идеи "государственности", "конституционализма", "разделения властей" и некоторых других не является принципиально обязательной для формирования правового государства, к которому стремится передовое человечество. В политической философии государственности идее федерализма, на наш взгляд, следует отдавать лишь преходящее значение. Если идею федерализма поднять до уровня первостепенно важного принципа и стремиться любой ценой добиваться его реализации, то очень просто потерять истинное социальное назначение самого правового государства. Федерализм любой ценой - это требование неправового государства. Такое требование, как показывает исторический опыт государствоведения, обычно выдвигается в чисто политических целях отдельных групп, людей, стремящихся к власти или находящихся у власти. Для этих людей политическая сторона федерализма, как правило, имеет важнейшее значение для удовлетворения своих интересов, связанных с политической властью. Гуманистическая же сторона идеи федерализма в этих условиях зачатую играет лишь роль ширмы для .сокрытия истинных политических мотивов движения за федерализм. В правовом же государстве, где все проблемы, возникающие в процессе обществоведения, решаются на правовой (справедливой) основе, вопросы, вызвавшие к жизни идею федерализма, снимаются (решаются), и они потеряют свою злободневность.
В целом идея федерализма в системе ценности государство-ведения занимает больше переходяще-прагматическое, нежели основательно-концептуальное значение. Поэтому общественно-политическую мысль в перспективе все больше будет занимать сущностная сторона государства (выяснение интересов, преобладающих в деятельности государства), а не федеративное или унитарное его устройство. Право какой-то части государства или народа на федеративное устройство государства, по мере развития цивилизации и культуры, по приоритетности все более будет уступать праву людей на формирование справедливого государства. Причем эта тенденция будет определяться не количеством федеративных государств в мире или же возникающими новыми федеративными государствами. По мере демократизации общества, развития институтов гражданского общества и расширением параметров государства, соответствующих
174
принципам правового государства, признаки федеративности государства все больше будут играть формальную роль. Важнее формировать демократическое государство, подконтрольное народной воле, институтам гражданского общества. Если формировать такое государство, то острота формирования именно федеративного государства сама по себе ослабнет.
С формой государства непосредственно связан и вопрос о политическом (государственном) режиме.
Осмысливая понятие, связанное с государственным режимом: во-первых, нужно иметь в виду, что государственный и политический режимы в обществе - это одно и то же. Понятия "государственный" и "политический" режимы - это синонимы. Различие их (а это можно встретить очень часто в учебниках по теории государства и права) необходимо было тогда, когда в советском обществе государственная власть была не суверенной, а партийная власть (власть КПСС) рассматривалась как политическая власть и ставилась выше государственной власти. В цивилизованных государствах государственная власть и есть политическая власть, а отсюда государственный и политический режимы представляют собой тождественные понятия. Государство как раз и сосредоточивает у себя реальную политическую власть;
во-вторых, государственный (политический) режим сводится к тому, что он представляет собой совокупность приемов и методов, с помощью которых в обществе осуществляется власть органами государства. Вопрос о государственном режиме является центральным во всей проблеме, связанной с формой государственного устройства, в конечном счете, позволяет определить истинное лицо государства, его связь с государствообразующим народом (нацией).
В процессе исторического развития сложились и до сих пор в реальных государствах проявляются в основном два вида государственного (политического) режима: демократический и авторитарный.
Демократический режим исходит из того, что источником государственной власти и носителем государственного суверенитета является народ как политическая общность. Политика вырабатывается и осуществляется в интересах народа и с его участием. Государство с демократическим режимом не стоит над гражданским обществом, а формируется и контролируется последним.
175
Авторитарный режим - абсолютно-монархический, тоталитарный, фашистский и т.д. - проявляется в отрыве государства от народа, подменой его (народа) как источника государственной власти властью императора, вождя, генерального секретаря и т.д.
Уясняя понятие государственного режима, нужно в то же время иметь в виду, что демократические и авторитарные режимы не существуют в чистом виде. Это лишь наиболее общая характеристика государственного режима, относящегося к источнику государственной власти, ее связи с народом. В реальных государствах демократические и авторитарные режимы могут на некоторое время переплетаться (особенно в переходных государствах), дополняются различными факторами, обусловленными конкретно-историческими условиями жизни того или иного государствообразующего народа.
4. Механизм государства
Под механизмом государства принято понимать совокупность средств с помощью которых оно реализовывает свои задачи и функции. Перечисляя же те конкретные средства, с помощью которых государство реализовывает свои функции, некоторые авторы переходят к государственным органам как одному из основных таких средств. Иногда механизм государства полностью сводят к его органам, то есть совокупности его органов и должностных лиц.
По нашему мнению, понятие "механизм государства" шире понятия "государственный аппарат". Кроме "государственного аппарата" в механизм государства (то есть в систему средств, с помощью которых государство реализовывает свои функции) входят и государственные предприятия (предприятия же понятием государственный аппарат не охватываются), государственная казна, выпуск государственных облигаций, золотой запас и т.д. Другими словами, когда мы говорим о государственном механизме, то речь идет действительно о системе средств, с помощью которых государство реализовывает свои задачи. Система государственных органов является основным средством реализации государственных задач, но не единственным.
176
Сущность государственной власти (государства) в реальной жизни выражается через деятельность государственных служащих.
Государственная служба - это выполнение служащими обязанностей по реализации функций государства на конкретном участке. Она осуществляется от имени государства и за счет государства, и несут ее государственные служащие, имеющие различные чины и звания.
Корпус государственных служащих подразделяется на несколько видов.
Политические служащие государства. Это сменяемые высшие должностные лица государства (президент, премьер-министр, министры и т.д.), их правовой статус определяется особо. Могут подвергаться импичменту - политической ответственности.
Военнослужащие - военные, находящиеся на постоянной службе. Их правовой статус также отличается от других служащих. Они. как правило, деполитизированы, деидеологизированы: служат государству, охраняют его главным образом от внешней опасности.
Судьи, прокуроры - избираемые или назначаемые служащие государства. Имеют особый статус, определяемый законами. Обладают личной неприкосновенностью.
Гражданские служащие государства. Все, кто не входит в первые три группы, но получает жалование у государства. У них тоже особый статус, определяемый законодательством. В некоторых странах, как, например, в Англии, гражданские служащие деполитизированы. Поскольку государство выполняет общесоциальную функцию, его служащие не могут состоять в какой-либо партии и выражать только ее интересы.
Гражданские служащие государства подразделяются на три класса: административный, исполнительный, канцелярский. Каждый класс делится на ранги (ступени), а ранги - на должности (посты).
В связи с осмыслением вопроса о государственной службе может представить известный интерес наше отношение к некоторым связанным с ней понятиям.
Чиновник - государственный служащий. В разговорной речи слово чиновник имеет отрицательный смысл, но если уважать государство, принимать его законы как объективно необходимую реаль-
177
ность, социальную ценность, то не признавать, не уважать его (чиновника) просто нельзя. Если Людовик XIV говорил: "Государство -это я", то мы сегодня можем утверждать, что современное государство - это его чиновники (государственные служащие).
Чиновник - понятие общесоциологическое. В царской России чиновник был государственным служащим, имевшим чин (классный) по табелю о рангах.
Клерк - светское, общесоциологическое понятие, означающее конторского служащего.
Должностное лицо - юридическое понятие, выражающее лицо, которое осуществляет функции представителя власти или занимает в государственных, коммерческих учреждениях, предприятиях должности, связанные с выполнением организационно-распорядительных или административно-хозяйственных обязанностей.
Бюрократия • в сознании многих имеет отрицательный смысл. Но буквальный перевод слова бюрократия с французского и греческого означает господство канцелярии. Главная черта бюрократии и бюрократа (лица, принадлежащего к бюрократии, т.е. канцелярии), в частности - формализм.
Вопрос о формализме в государственной службе, следовательно о бюрократии, является весьма актуальным. Не быть формальным - значит открыть путь к нарушениям буквы и духа закона, его сути. Поэтому формализм, ведущий к четкому следованию закону, есть позитивный формализм. Отсюда и бюрократия, как объективно необходимая государственная служба, в определенной мере должна быть терпимой обществом.
"Пусть погибнет мир, но торжествуют законы, фемида", - говорили древние. Вроде бы, на первый взгляд, формализмом пахнет. Но если глубже задуматься, то можно понять, что торжество законов не ведет к гибели мира, скорее, наоборот, беззаконие грозит гибелью людей и мира в целом.
Отрицательные стороны бюрократии устраняются законодательным путем.
При любой государственной службе могут быть злоупотребления, деградация ее положительной сути. Поэтому законодательство
178
должно предусмотреть гарантии от злоупотреблений. К ним относятся:
- четкое распределение дел между различными ведомствами;
- порядок назначения или выборов государственных служащих;
- снятие социальных ограничений при поступлении на государственную службу;
- контроль сверху за каждой управленческой должностью и функцией;
- проверка квалификации при приеме на службу и повышение квалификации в ходе ее прохождения;
- определенные моральные требования и надлежащее политическое воспитание государственных служащих;
- материальное обеспечение служащих должностными окладами и другими благами;
- оптимальное соотношение гласности и секретности в государственной службе и охране государственной тайны;
- обеспечение права граждан на службу в государственном аппарате независимо от происхождения, социального и имущественного положения, расовой и национальной принадлежности, пола, отношения к религии и местожительства;
- деполитизированность служащих.
Государственная служба в цивилизованных странах строится и функционирует с учетом этих гарантий от злоупотреблений.
179

Глава 6. ТЕОРИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ 1. Развитие теории государственной власти
Как мы уже отметили, государство представляет собой организацию политической власти общества. По тому как будет функционировать эта власть как раз и люди будут судить о характере этой власти. Гражданское общество не только участвует в формировании основных (ключевых) звеньев единой политической (государственной) власти, но и определяет порядок функционирования этой власти и может эффективно контролировать деятельность власти. На этот счет современная теория государства и права выработала специальное учение о государственной власти, что, по нашему мнению, означает одно и то же, что и понятие "политическая власть".
Государственная власть как понятие представляет собой разновидность власти вообще. Власть же в общем смысле (общесоциологическом смысле) представляет собой способность и возможность оказывать определяющее воздействие на деятельность, поведение людей с помощью каких-либо средств. В этом смысле государственная власть стоит рядом с такими понятиями, как социальная власть, экономическая власть, родительская власть и т.д. Каждая из этих видов властей по существу направлена на оказание воздействия на поведение людей с помощью различных средств - авторитета, воли, насилия и т.д. Государственная власть также может использовать различные средства для воздействия на поведение людей. Однако отличительной чертой государственной власти, по сравнению с другими видами власти, является то, что она и только она может применять и, как правило, применяет юридические законы (систему общеобязательных велений) в качестве средства воздействия на поведение людей.
Осмысливая понятие и сущность государственной власти, во-первых, необходимо иметь в виду, несмотря на то, что государственная власть, так же как и само государство, бывает различных типов, но она характеризуется общими признаками, отличающими ее от других видов власти в обществе. Отсюда следует, что государственная власть, когда бы в историческом плане и где бы не проявилась, она остается специфической, ей только присущими особенностями, разновидностью власти.
Во-вторых, государственная власть конкретного государства, какие бы разграничения функций в ее рамках не осуществлялись, всегда остается единой и целостной. Это очень важный момент в усвоении сути государственной власти: государственная власть в любом обществе образует, прежде всего, целостное единство. Иначе государство просто не сможет выполнить свои задачи по обслуживанию интересов общества. Единство государственной власти основывается на том, что источником и носителем государственной власти является народ, как политическая общность, имеющим общие интересы и волю.
Единая, целостная государственная власть характеризуется следующими чертами или свойствами:
1. Каждая конкретная государственная власть имеет свою социальную опору, базу. Такой базой может выступать определенный класс или определенные слои общества. Такой базой могут выступать в определенных случаях и сами государственные служащие. Это наблюдается в тоталитарных государствах, где государственный аппарат раздувается, вся общественная жизнь огосударствляется и государственная власть обслуживает как бы саму себя.
В цивилизованных демократических странах государственная власть должна опираться на общие интересы своего народа, образующего единую политическую или политико-правовую общность. Это положение объясняется тем, что источником государственного суверенитета и государственной власти всегда остается народ, формирующий государство и определяющий рамки власти.
2. Государственная власть в обществе обладает свойством верховенства. Это означает, что другие власти в обществе по отношению к государственной власти носят подчиненный, подзаконный характер. Государственная власть в целом, а не какая-либо ее ветвь обладает верховенством в обществе.
3. Свойством государственной власти является ее всеобщность и универсальность. Это означает, что на территории данного государства, как политико-территориальной организации, государственная власть действует повсеместно, распространяет свою волю на всех без исключения. При этом опять-таки государственная власть выступает как единое, целостное явление.
4. Свойством государственной власти является ее иерархическое построение. Это означает, что государственная власть в общест-
180
181
ве строится сверху вниз, а не .наоборот. Это объясняется тем, что воля всего народа, как политической общности, формируется в высших представительных органах власти (парламенте, конгрессе, национальном собрании и т.д.). Воля людей отдельных регионов, отдельных частей государства не может перекрывать волю государствооб-разующего народа. Если допустить такое, то оно приведет к хаосу и беспорядкам, поскольку каждая местность начнет выпячивать свои интересы. Так же как действует примат международных принципов перед национальными принципами, положенные в основу деятельности государства и закрепленные в Конституции страны превалируют (при их столкновении) перед интересами отдельных частей государства.
Целостность государственной власти в рамках конкретного государства цементируется политической общностью народа, образующего государства, его суверенитетом. В стабильных государствах, в первую очередь, достигается политическое единство народа (хотя бы большинства), на чем и основывается целостность государственной власти.
Понимание проблемы целостности государственной власти, в свою очередь, ставит задачу уяснения смысла разделения власти. Как же соотносятся понятия "целостность государственной власти" и принцип "разделения власти"? Что представляет из себя понятие "разделение властей".
2. Понятие разделения власти
Осмысливая понятие разделение власти, следует иметь в виду, что в литературе обычно пишут о разделении властей, то есть слово власть употребляют во множественном числе. Между тем речь должна идти о разделении единой (одной) власти, так как государственной власти органически присущи единство и целостность.
Чтобы лучше разобраться в понятии разделение власти, нужно это понятие сопоставить с такими смежными понятиями, как единоначалие, разделение функций.
В первую очередь, нужно уяснить, что термин разделение власти относится не к характеристике государственной власти в целом. Государственная власть в конкретном обществе характеризует-
182
ся, как уже отмечалось, единством, целостностью. Поэтому "единство власти" - это характеристика государственной власти в целом. Разделение же власти - это понятие, которое характеризует порядок функционирования государственной власти. Поэтому понятие "разделение власти" корреспондируется с понятием "единоначалие". Другими словами, если мы зададимся вопросом: каким образом функционирует государственная власть в том или ином конкретном обществе, то мы должны выйти на проблемы единоначалия и разделения власти. Отсюда можно сделать вывод, что государственная власть в конкретном обществе, в соответствии с его конституцией, может функционировать на принципах единоначалия или разделения власти. Отсюда понятие "разделение власти" нужно отличать и от понятия "разделение функций". Последнее характерно для любого порядка функционирования государственной власти, основанной на принципах разделения ли власти или единоначалия. Когда говорят о разделении функций, то речь идет о разграничении функций различных органов государственной власти, что характерно для любого государства.
Далее. Для лучшего освоения сущности понятия "разделение власти" необходимо подойти к раскрытию его в историческом соотношении с понятием "единоначалия".
Еще с древних времен установился двоякий подход к функционированию государственной власти. Одни считали, что государственная власть должна функционировать на принципах единоначалия. Носителем единоначалия является монарх, император, король и т.д. Этот принцип обосновывался тем, что при единоначалии обеспечивается устойчивое централизованное государственное управление обществом, устраняется сепаратизм и общество развивается лучше. Просвещенными сторонниками теории единоначалия выступали итальянец Н.Макиавелли (1469-1527 гг.), француз Жан Воден (1530-1596 гг.), англичанин Т.Гобсс (1588-1679 гг.). По мнению представителей единоначалия, воля монарха считается волей всех, его власть -выше закона, безгранична. Монарх не несет ответственности перед какой-либо человеческой инстанцией. Разделение власти, по их представлению, ведет к безначалию. В государстве с единоначалием законодательству и суду отводится роль марионеток. Теория единоначалия в свое время служила оправданием абсолютной монархии, а в
183
последнее время способствовали возникновению и функционированию административно-командной системы управления.
Наряду и параллельно с теорией единоначалия возникла и с переменным успехом развивалась теория разделения власти. Возникновение этой теории также уходит в древние века. Уже древние римляне пытались разделить власть на законодательную и исполнительную. Это делалось для того, чтобы увести государственное управление обществом от деспотизма, диктатуры монархов. Но наибольшее развитие теория разделения власти получила в эпоху просвещения. Учениями англичанина Джона Локка (1632-1704 гг.), французского юриста Шарля Монтескье (1689-1755 гг.) идея разделения власти превратилась в целостную и весьма привлекательную теорию.
Суть теории разделения власти направлена на критику теории единоначалия, которая ведет к тоталитаризму и деспотии. В соответствии с теорией разделения власти единая государственная власть должна функционировать в рамках системы сдержек и противовесов. Система сдержек и противовесов направлена на то, чтобы: во-первых, государственная власть не сосредоточивалась только в одной ветви власти, у одного лишь главы государства; во-вторых, она предполагает самостоятельную в рамках законов и взаимовлиятельную деятельность трех частей единой государственной власти: законодательной, исполнительной, судебной,, Но главная цель "изобретения" теории разделения власти заключается в том, чтобы удержать власть монарха, императора, короля и т.д. Отсюда и в современных условиях, когда вроде и нет монархов, императоров, королей и генеральных секретарей, но необходимость в разделении власти, то есть в действенности системы сдержек и противовесов остается. Система сдержек и противовесов в современных президентских республиках должна быть направлена на удержание в рамках законов исполнительной ветви власти.
В переводе на житейский язык систему сдержек и противовесов следует понимать так, что обществом оперативно (повседневно, ежечасно) управляет исполнительная власть (Президент, Кабинет Министров). Однако исполнительная власть действует, осуществляет свою деятельность в строгом соответствии с законами, принятыми законодательной властью (Парламентом). Независимая судебная
184
власть существует для того, чтобы привлечь к ответственности любого, кто нарушает закон. При этом все три ветви власти независимы друг от друга, но четко и тесно связаны друг с другом законами.
Смысл принципа разделения власти сводится к тому, что даже законодательная власть не всесильна. Она принимает законы в рамках Конституции и не имеет права произвольно вмешиваться в сферу исполнительной и судебной ветвей властей.
Отсюда полновесность теории разделения власти сводится не просто к наличию трех ветвей власти в государстве - законодательной, исполнительной и судебной (почти в любом государстве эти ветви власти имеются и их функции в общем и в целом разграничены), а к тому, что эти три ветви власти на законодательной основе функционируют как система сдержек и противовесов по отношению друг к другу.
Конечно, такая раскладка трех ветвей властей требует очень четкой конституционной базы их деятельности, наличия недвусмысленных механизмов влияния друг на друга в случаях нарушения конституционных требований к их функциям и т.д.
Принцип разделения властей характерен для истинно демократических государств с четко выделенной представительной формой правления. Принцип разделения власти предполагает безусловную легитимность государственной власти. Легитимность государственной власти применительно к конкретному обществу означает, что конституция этого общества принята с участием большинства народа и выражает его волю, а формирование и деятельность всех органов государства осуществляется в строгом соответствии с предписаниями конституции, особенно это относится к порядку формирования и деятельности законодательной, исполнительной и судебной власти. Законодательная власть не властна, а ограничена в своих полномочиях конституцией. Исполнительная власть, как правило, также формируется выборным путем, а не назначается и освобождается законодательной властью. Короче говоря, государственная власть - это власть от народа и в интересах народа. Там, где государственная власть субъективно разделена между отдельными лицами или узурпирована кем-то, благодаря каким-то махинациям, власть теряет свою легитимность. Легитимная власть - это справедливая, народная, демократическая власть. Лишь при соблюдении легитимности власти можно говорить о действительном разделении власти.
185
3. Система сдержек и противовесов в осуществлении власти
Принцип разделения власти в конкретном государстве обеспечивается рычагами, в совокупности образующими механизм проявления системы сдержек и противовесов в осуществлении единой государственной власти. К числу этих рычагов, как правило, относятся следующие:
/. Конституционное закрепление принципа разделения власти с четким указанием пределов прав каждой власти и определением средств сдержек и противовесов в рамках взаимодействия трех ветвей власти. При этом важно, чтобы Конституция в конкретном государстве принималась специально созданной организацией (конституционной ассамблеей, конвентом, учредительным собранием и т.д.)- Это необходимо, чтобы законодательная власть не определяла сама объем своих прав и обязанностей. Как показывает практика, если конституцию принимает парламент, то он не всегда подходит объективно к определению своего места в структуре государства.
2. Юридическое ограничение пределов властных полномочий ветвей власти. Принцип разделения власти не позволяет ни одной ветви власти обладать неограниченными полномочиями: они ограничиваются конституцией. Она же определяет и основную функцию законодательного органа - создание и поддержание условий, которые обеспечивают достоинства человека как личности (гражданские, политические права и свободы). Каждая ветвь власти наделяется правами воздействия, если та становится на путь нарушения конституции и законодательства.
На практике бывает очень непросто ограничивать полномочия законодательной власти, которая нередко считает, что может принять любой закон. Между тем в соответствии с Конституциями правовых обществ четко определяется направление деятельности законодательной власти и ее полномочия также ограничиваются.
Главное направление деятельности законодательной власти -это установление и обеспечение в обществе легитимного закона и справедливости. Поэтому сама законодательная власть:
а) не должна принимать законы, допускающие дискриминацию отдельных лиц, групп или меньшинств по признаку расы, религии, пола и тому подобным признакам, которые дают основания для
186
проведения различия между людьми, группами людей или меньшинствами;
б) не должна нарушать свободу религиозных убеждений и свободу совершения религиозных обрядов;
в) не должна отказывать членам общества в праве иметь выборную исполнительную власть;
г) не должна налагать ограничений на свободу слова, свободу собраний или свободу ассоциаций;
д) должна воздерживаться от придания законам обратной силы;
е) не должна препятствовать осуществлению основных прав и свобод личности;
ж) должна предусмотреть процедурный механизм и гарантии, посредством которых реализуются и сохраняются вышеназванные свободы.
От исполнительной власти требуется эффективность в ее деятельности по оперативному управлению общественной жизнью и добросовестность в соблюдении законов. Исполнительная власть должна быть наделена достаточными полномочиями, самостоятельностью в реализации своих функций, но в рамках закона.
Главная характеристика судебной власти - это ее независимость от других ветвей власти, что позволяет ей без страха выполнять свои обязанности. Независимая судебная власть является неотъемлемым признаком свободного общества, признающего власть права. Принцип независимости судебной власти в разных странах разрешается по-разному. Многое здесь зависит от порядка назначения, перемещения и продвижения судей, материально-технического оснащения их деятельности. Важным здесь представляется и порядок смещения судей, когда такая необходимость возникает объективно. Представляется, что более подходящим для обеспечения принципа независимости судей является порядок, когда смещение судей с поста рассматривается не законодательной или исполнительной властями, а органом судебного характера (особым составом суда, специальной судебной инстанцией, корпорацией юристов и т.д.).
3. Взаимное участие в кадровом наполнении органов власти. Этот рычаг сводится к тому, что законодательная власть участвует в формировании высших должностных лиц исполнительной вла-
187
сти. Так, в парламентских республиках правительство формируется парламентом из числа представителей той партии, которая одержала победу на выборах и имеет большое количество мест в парламенте. В результате, как правило, получается неплохое взаимодействие двух ветвей власти. Парламент может принимать участие в формировании правительства и в- президентских республиках, формируя правительство, Президент конституционно обязан согласовать некоторые кандидатуры с парламентом. Парламент и Президент участвует в формировании судебной власти.
4. Вотум доверия или недоверия. Вотум доверия или недоверия - это воля, выраженная большинством голосов в органе законодательной власти по поводу одобрения или неодобрения политической линии, определенной акции или законопроекта правительства. Вопрос о вотуме может поставить само правительство, орган законодательной власти, группа депутатов. Если орган законодательной власти выразил вотум недоверия, в зависимости от конкретных условий конкретного государства, то правительство уходит в отставку или им распускается парламент и объявляются выборы.
В результате очень большой специфичности этого рычага противовес вотум доверия или недоверия практикуется лишь в парламентских республиках с неравноправной двухпалатной системой общенационального представительного учреждения (парламента). Как правило, распускается,нижняя палата парламента, а в этот период функция законодательной власти осуществляется верхней палатой парламента. С учетом того, что вотум доверия или недоверия является очень радикальной мерой, то возможность использования этого рычага воздействия на определенную ветвь власти и, самое главное, процедура осуществления его должны быть четко предусмотрены в Конституции страны, где он применяется.
5. Право вето. Вето - это безусловный или отлагательный запрет, налагаемый одним органом власти на постановления другого. Правом вето пользуется глава государства, а также верхняя палата, при двухпалатной системе, по отношению к постановлениям нижней палаты. В условиях развития парламентаризма глава государства (монарх, Президент) сегодня не пользуется абсолютным (безусловным) правом вето. Безусловное вето сохраняется лишь (в отдельных случаях) за верховной палатой парламента.
Президенту, как правило, принадлежит право отлагательного ве-
188
то, которое парламент может преодолеть путем вторичного рассмотрения и принятия постановления квалифицированным большинством.
Право вето при президенте имеет реальную силу в президентских республиках, где президент является и главой государства и главой правительства. Здесь право вето, при определенных случаях, может привести к вотуму доверия или недоверия и роспуску парламента.
6. Конституционный надзор. Конституционный надзор означает наличие в государстве специального органа, призванного следить за тем, чтобы ни одна власть не нарушала требование Конституции. Функции Конституционного надзора, как правило, выполняют специально созданные органы (Конституционный суд, Конституционный Совет) или органы, на которые Конституцией возложены функции надзора за соблюдением ее требований (например, Верховный суд США). Правом обращаться к органам Конституционного надзора обладают как органы законодательной власти, так и исполнительной власти. Органы конституционного надзора могут рассмотреть конституционность актов органов государственной власти и управления и по своей инициативе.
7. Политическая ответственность высших должностных лиц государства. Политическая ответственность - это ответственность, предусмотренная Конституцией за политическую деятельность. От уголовной, материальной, административной, дисциплинарной ответственности она отличается основанием наступления, процедурой привлечения к ответственности и мерой ответственности.
Основанием политической ответственности являются поступки, характеризующие политическое лицо виновного, затрагивающие его политическую деятельность.
Процедура привлечения к ответственности (политической) отличается тем, что ею занимаются не общие следственные органы и суды, а специальные, особо предусмотренные в Конституции той или иной страны органы. Ими могут быть Конституционный суд, Верховный суд в специально предусмотренных случаях, какая-то палата парламента, специальная комиссия и т.д.
Мерами ответственности при этом выступает отставка от занимаемой должности, смещение с поста, лишение иммунитета неприкосновенности (например, депутатской, дипломатической и т.д.).
189
Распространенным видом политической ответственности является импичмент, представляющий собой порядок привлечения к ответственности и судебного рассмотрения дел о правонарушениях высших должностных лиц. В настоящее время импичмент применяется в двухпалатных парламентских странах, где привлечение к ответственности и предание суду осуществляет нижняя палата, а рассмотрение дела - верхняя палата парламента.
8. Судебный контроль. Деятельность любых органов государственной власти и управления, решения которых неблагоприятным образом затрагивают правовой статус личности, честь и достоинство человека, должна подвергаться надзору судов с правом окончательного решения о конституционности их актов. То же самое, если гражданину нанесен вред в результате незаконных действий органов власти. Он должен располагать достаточными средствами защиты, иметь право возбудить судебный иск против государства и его органов.
Таким образом, если в целом представить механизм функционирования трех ветвей власти, то центральное место в нем нужно отводить исполнительной власти, которая постоянно обеспечивает слаженное функционирование его государственного механизма. Но она работает в рамках власти закона, установленной Конституцией и деятельностью законодательной власти. Судебная власть, с другой стороны, следит за тем, чтобы она (исполнительная власть) не нарушала установленные правовые требования.
Разделение власти и сегодня во многих странах используется как "фулпруф", что в переводе с английского означает "защиту от дураков" (т.е. от случайных ошибок какой-либо ветви власти или высокого должностного лица государства). В то же время разделение власти - важный признак сохранения демократического режима в обществе.
4. Исторические формы легитимации государственной власти
Для более четкого уяснения природы государственной власти большое значение имеет правильное понимание форм легитимации государственной власти. Под легитимацией государственной власти понимается признание или подтверждение законности формирования
190
органов власти, должностных лиц, основанных, как правило, на демократических выборах1.
Теория юриспруденции имеет дело в основном с легитимной государственной властью. В принципе она может вырабатывать рекомендации лишь в духе должного. Конечно, она должна обобщать и сущее, выявлять недостатки в организации и деятельности государственной власти. Но главная задача теории юриспруденции - раскрывать и определить схемы деятельности именно легитимной государственной власти.
В современной теории юриспруденции основной формой легитимации государственной власти является формирование и деятельность ее на основе демократических законов. Проблема легитимности государственной власти особое значение имеет в случаях реализации мер государственного принуждения.
Государственное принуждение всегда должно осуществляться как на легитимной основе (например, судьями, избранными или назначенными в порядке, предусмотренном законодательством), так и в легальной форме (например, закрытые судебные заседания могут быть лишь в случаях, предусмотренных в законодательстве). Легитимация и легализация государственного принуждения всегда должна облекаться в правовую форму.
В то же время история знает случаи, когда юридическое право не может служить единственной формой легитимации государственной деятельности. Иногда эта функция переходит к обычным социальным нормам, признаваемым международным сообществом. Так, например, в США сложившаяся социальная норма о праве народа на сопротивление угнетению в свое время позволила разорвать колониальные отношения американского общества с Англией.
Социальные революции, акции, как правило, совершаются в разрыве от существующих правовых требований, но легитимность государственного принуждения при этом может обосновываться сложившимися к этому времени мнению большинства членов общества, требующих изменения существующего общественного и государственного строя. Таким образом, видимо, можно объяснить и события, происшедшие 3-4 октября 1993 года в г.Москве, когда суще-
' Большой энциклопедический словарь. М. С. 632.
191
ствующие правовые нормы пришли в противоречие с объективной необходимостью развития общества.
Однако, из всех этих случаев следует различать действия различных хунт, переворотов, которые не опираются на действительные потребности общества, на мнение большинства членов государство-образующего общества, то есть являются действиями, не основанными на легитимированные социальные нормы.
В целом, основной, цивилизованной формой легитимации деятельности государственной власти является демократический закон, то есть закон, принятый на референдуме или представительным законодательным органом государственной власти. В отдельных исторических условиях, когда таких законов нет, или не представляется возможность их разработки и принятия, то легитимация деятельности государственной власти может быть основана на социальных нормах, отвечающих требованиям общечеловеческой ценности. Другими словами, фактические действия органов государственной власти в этих случаях должны быть основаны на такие социальные нормы, которые воспринимаются мировым сообществом.
192
Глава 7. ФУНКЦИИ ГОСУДАРСТВА 1. Понятие функции государства
Функции государства можно определить как основные направления его политической деятельности, в которых выражаются сущность и социальное назначение власти.
В имеющейся научной литературе по теории государства вся проблема относительно функции государства, как правило, сводилась к классификации функции на внутренние и внешние, на классовые и общесоциальные. В литературе последних лет, в частности, в учебнике под редакцией В.В.Лазарева "Общая теория права и государства" сделана попытка рассмотреть проблему функции государства несколько по-иному. Здесь выделяются четыре функции государства: экономическая, политическая, социальная и идеологическая.
Думается, что и этот подход страдает немалыми недостатками: во-первых, все направления деятельности государства являются политическими, так как государство - это организация политической власти. Поэтому выделить политическую функцию с экономической и идеологической нельзя. Можно говорить об экономической политике государства, о социальной политике и т.д.; во-вторых, выделить идеологию функции государства также некорректно. Государство не может поддерживать какую-то идеологию, превращать ее в государственную. Куда может вывести такой подход мы уже знаем.
На мой взгляд, при уяснении понятия функции государства необходимо отправляться от цели и задачи государства, то есть задаться вопросом: зачем людям необходимо государство, каково его назначение?
Анализируя достижения мировой государственно-правовой науки, сегодня можно прийти к выводу о том, что государство нужно людям для более эффективной организации охраны их прав и интересов. Охрана прав и интересов граждан - главная забота государства и соответственно этому должны быть определены основные направления его политической деятельности и сформирована внутренняя структура государства.
Кстати сказать, даже внешним ознакомлением со структурой создаваемой в конкретном государстве различных министерств и ве-
193
домств можно судить о характере государства, об основной задаче и функциях, которые данное государство ставит перед собой. Так, в Советском Союзе в одно время насчитывалось около 170 союзных министерств и ведомств. По количеству министерств и ведомств СССР явно был рекордсменом мира. Однако большое количество министерств и ведомств явно не,было сориентировано на деятельность во благо народа. В период СССР, например, Председатель КГБ, Министр обороны, Министр иностранных дел были членами Политбюро и имели значительно большую возможность для решения проблем своего ведомства, нежели министр сельского хозяйства или жилищно-коммунального хозяйства. Некоторые ведомства, например, Ведомства по правам человека, Конституционный суд, как обязательные атрибуты правового (справедливого) государства, вообще не были организованы. СССР -явно был сориентирован на установление господства в мире, а об уровне жизни своих граждан, по существу, не заботился.
Решение всех проблем, возникающих в общественной жизни людей, на справедливой основе является одним из важнейших устоев современного общества. Поэтому обеспечение справедливости в обществе - главное социальное назначение правового государства, отсюда должны быть определены его функции.
Развитие общественной жизни людей протекает в сложном взаимодействии различных интересов и в весьма динамичных условиях. В любом обществе -можно встретить нищету, болезни, трудности в обеспечении стабильных источников средств к существованию. Экономические подъемы и спады, обусловленные ими безработица, социальная дезориентация, преступность требуют постоянного напряжения соответствующих структур государства и безотлагательного разрешения, возникающих при этом больших и малых проблем. При этом для государства благосостояние людей всегда должно оставаться основным смыслом его политической деятельности. Только здоровые и образованные люди могут сплачивать государствообра-зуюшее общество. Поэтому государство, имея в виду обеспечение справедливости во взаимоотношениях между людьми, должно постоянно заниматься охраной прав и интересов всех своих граждан, независимо от их национальности, пола, социального положения.
Государство, как организация политической власти общества, должно исходить из того, что в обществе люди, если они подвергаются дискриминации, несправедливо решаются их проблемы и нуж-
194
ды, то они не будут думать об оптимальном развитии этого общества: они будут стараться разрешить только свои проблемы, находящиеся в противоречии с проблемами других людей. Отсюда нестабильность в обществе, отсюда конфликты и разрушительные эксцессы. Лишь то общество может рассчитывать на стабильность и оптимальное развитие, где справедливость является основой деятельности государства и всех его институтов.
Исходя из социального назначения государства должны быть определены основные направления его политической деятельности. Не имея возможности раскрыть все направления политической деятельности государства, остановимся здесь лишь на некоторых, наиболее важных.
2. "Верховная" функция государства
Как уже отмечалось, при определении функции государства необходимо отправляться от социального его назначения, то есть задав вопрос: зачем людям нужно государство. Если идти по этой схеме выяснения функций государства, то, мы неминуемо выйдем к тому, чтобы сказать: основная верховная - по терминологии Ш.Монтескье функция государства - это защита прав и свобод человека. Отсюда и основная проблема - правильно определиться в взаимоотношениях государства и личности. Все остальные функции государства (экономическая, экологическая и т.д.) также должны быть подчинены, соизмерены с потребностями оптимального выполнения верховной функции. Поэтому основное внимание, при определении функции государства, должно быть уделено проблеме оптимизации взаимодействия между государством и личностью.
Понятие личности в большей мере, видимо, относится к предмету философии. Личность - это индивидуальный человек как субъект общественной жизни, общения и деятельности.
Чтобы правильно понять проблему взаимоотношения государства и личности в современных условиях и закрепить эти взаимоотношения в законах на уровне требований правового государства необходимо всесторонне уяснить некоторые понятия, тесно связанные с категорией "личность". Среди них такие взаимосвязанные с
195
понятием "личность" понятия, как: "человек", "индивид", "я", "индивидуальность", "права человека", "права гражданина".
Человек - это понятие биосоциальное. В понятии "человек" акцент делается на различие человека от других живых существ. Поэтому говорят, что человек - это высшая ступень живых организмов. Он отличаете/ от других живых организмов тем, что способен производить орудия труда и использовать их. Отсюда человек не только биологическое существо, но и субъект общественно-исторической деятельности и культуры. Короче говоря, человек - это разумное биологическое существо. Что же касается личности, то личность -это человек как субъект общественных отношений и сознательной деятельности. В понятии "личность" акцент делается на роль человека в человеческом обществе, среди людей. Личность формируется благодаря своему вкладу в развитие человеческого общества.
Индивид - единичный представитель человеческого рода со всеми признаками и атрибутами человека.
Индивидуальность - совокупность черт, отличающих данного индивида от всех других. В тоталитарных государствах индивидуальные черты личности нивелируются под предлогом общественных интересов. Появляется особое учение под названием "индивидуализм", которое используется для нагнетания общественного мнения против проявления индивидуальных черт личности. В противовес индивидуализму разрабатывается учение о коллективизме, то есть о совместной общественной жизни. Индивидуализм противопоставляется коллективизму, хотя коллектива без личности тоже не бывает.
Современная юриспруденция имеет дело в основном с понятием "права гражданина", "права человека". Так, о личности в Конституции Российской Федерации сказано лишь в ст.21. Здесь говорится, что "достоинство личности охраняется государством". Но такая охрана в реальной жизни осуществляется через институты прав человека и прав гражданина. Если же вести речь о правовом статусе личности, то он складывается из: прав человека; прав гражданина; прав лиц без гражданства; прав иностранцев; прав беженцев и т.д. Однако, несмотря на такое разветвление правового статуса личности в конкретной юриспруденции, в теории юриспруденции можно и нужно говорить о соотношении личности и государства. Такое парное рассмотрение (государство и личность) позволяет лучше уяснить
196
роль и место как государства, так и личности, правильно акцентировать вопросы, связанные с деятельностью государства. К тому же следует сказать, что проблема соотношения государства и личности имеет многовековую историю и всегда имела важное значение для характеристики демократической природы государства.
В историческом плане роль человека, личности в обществе осознанно стала осмысливаться в эпоху Возрождения. Именно в это время появилось учение о естественном праве людей, возвышающем роль личности. Это учение объявляло основанием взаимодействия государства и личности ролью и желанием личности. Личность - основа государственности и власти, государство создается объединением личностей для управления делами личностей. Личность свои права государству не уступает, поскольку они естественны, а лишь передает (делегирует) государству определенные полномочия по управлению делами объединенных людей. Это учение имело целью не только освободиться от божественного происхождения государства, но и способствовало совершенствованию государственности.
Учению о естественном праве людей на создание государства не было суждено долго процветать. Реальные государства не очень-то считались с людьми и их объединениями. Как правило, государства возвышались над личностью, над интересами народов. На фоне этих реалий появилась историческая школа, которая стала все объяснять стихийным историческим развитием. По сути этой школы государство складывается в процессе общественного развития, а личность при этом не имеет никакого значения. В результате этого учения получалось, что государство - все, а личность - ничто.
Конечно, отмеченные два представления на взаимодействие государства и личности были крайностями. Поэтому в последующие столетия общественно-политическая мысль главным образом пыталась снять противоречия между государством и личностью и примирить их интересы. В этом плане государствоведов и правоведов все больше стали интересовать проблемы, связанные с такими понятиями, как "свобода личности", "обязанности личности". Следует заметить, что понятия "свобода личности", "обязанности личности" в историческом плане как раз возникли в процессе разрешения проблемы взаимодействия государства и личности.
Древние понимали под свободой возможность коллективного, но непосредственного осуществления верховной власти, публичного
197
обсуждения вопросов войны и мира, голосования законов, постановления приговоров, проверки отчетов и действий высших государственных деятелей, привлечения их к ответственности. По сути это было коллективная свобода, непосредственное участие людей, объединенных в одну общность, в отправлении властных полномочий. Несмотря на некоторую привлекательность, такая свобода не была гражданской свободой. Более того, частные гражданские действия очень жестко контролировались, власть могла вторгаться в самые что ни на есть интимные отношения людей. Поэтому по мере развития цивилизации люди начали требовать гражданской, то есть личной свободы по отношению к власти, то есть государству.
Сегодня же само понятие "свобода" в большей мере употребляется как юридическое понятие. Известно, что юридическое понятие в основном направлено на обозначение того, как должно быть по закону. Но это отнюдь не фикция, не бумажная формальность, а юридическая реакция на действительность, на поведение людей в процессе общественной жизни. Юридические понятия формируются в результате' всестороннего осмысления мира человеческих интересов и поступков. Обыкновенно, в жизни складывающиеся человеческие интересы в юриспруденции формируются как субъективные права личности. Субъективное право личности - это мера его возможного поведения. Зная о полноте субъективных прав, человек узнает то, что он может сделать, совершить и т.д. Чем шире юридические возможности, тем шире свобода личности. Реальная свобода сегодня не мыслима кроме как через юридические права, через юридические институты. Поэтому в современных условиях проблема свободы личности возникает в плане взаимодействия государства и личности.
Говорить о свободе личности сегодня - это значит выяснить пределы вмешательства государства в дела человека. На определенном этапе исторического развития стало считаться, что государство является посредником между человеком и его свободой. Поэтому вся история человечества может быть рассмотрена как борьба людей за свободу. Свобода личности зависит от характера государства, от режима, который устанавливает государство.
Конечно, абсолютной свободы личности не бывает. Неограниченная свобода людей в обществе может привести лишь к хаосу,
198
произволу. Поэтому сегодня в оптимально демократических государствах границы свободы личности определяются легитимными законами. В юридическом смысле свобода личности представляет собой нормативно закрепленную возможность личности совершать действия, поступки по своему усмотрению, не нарушая свободы других. Юридическое ограничение свободы поступков людей в обществе - объективная необходимость.
Государство должно определить границы своего вмешательства в сферу бытия личности. Причем эти границы определяются в интересах самих же людей, чтобы человек не пострадал от свободы другого человека. Сегодня, с точки зрения теории государственности, свобода личности сводится не столько к непосредственному участию в управлении государством, сколько к чувству самостоятельности, независимости. Поэтому личность сегодня, в первую очередь, хочет, чтобы она подчинялась только легитимным законам и никому другому, могла свободно выбирать местожительство, вид работы, распоряжаться своей собственностью, быть защищенной от любого вида произвола и насилия.
Такой поворот в настроениях личности объясняется не только тем, что сегодня государства в основном крупные, и голос одного в решении государственных дел, по существу, остается незаметным, но и тем, что сами представления о государстве меняются. Под влиянием активизации международных связей, приобщением людей к общечеловеческим ценностям на первый план выдвигаются именно те государства, которые больше заботятся о своих гражданах, уважают и охраняют права человека. Во второй половине двадцатого века появилось мощное международное движение за права человека, которое имеет важное воспитательное значение для тех государств, которые не считаются или недостаточно считаются с интересами своих граждан.
В проблеме государства и личности в современных условиях очень важно уяснить взаимную ответственность государства и личности. Не только личность отвечает за свои поступки, но и государство за то, что не может обеспечить безопасность личности, сохранность ее имущества. Охрана жизни, безопасности имущества людей, их свободы - важнейшая сфера деятельности государства. Поэтому в соотношении государства и личности интересы личности должны быть первичными, отправными. Государство для человека, а не наоборот. Эта аксиома цивилизованной государственности. Однако, выпячивая примат прав и свобод личности, конечно, нужно иметь в
199
виду, что речь идет именно об интересах личности с позиции общечеловеческих представлений о них, а не о капризах каждого. Государство, защищая не противоречащие законодательству поступки, формы деятельности людей в то же время свою политику в области свобод личности строит, исходя из общечеловеческих представлений о правах и свободах. Возможные при этом противоречия между государством и его гражданами должны решаться на основе легитимного закона, соответствующими беспристрастными судебными органами.
Хотелось бы подчеркнуть еще один момент. Рассуждая об обязанностях человека и личности, следует иметь в виду, что человек имеет обязанности перед обществом. Это положение не всегда понимается правильно, и обязанности человека нередко истолковываются как его обязанности перед государством. Становясь на этот путь, государство начинает возобладать над человеком, а отсюда начинает возвышаться и над обществом в целом. Между тем в демократическом обществе человек имеет обязанности перед обществом, а его права и свободы могут быть ограничены исключительно с целью обеспечения должного признания и уважения прав и свобод других и удовлетворения справедливых требований морали, общественного порядка, то есть в интересах общего благосостояния. К тому же все ограничения прав и свобод человека в этих целях должны быть четко предусмотрены в законах. Государство обязано осуществлять контроль за соблюдением этих ограничений от имени и в интересах общества. Сюда же относится и случай, когда государство законом обязывает людей охранять природу, государственную собственность и т.д. Здесь государство, в целях обеспечения свободы человека, должно действовать иными методами, например, использовать запреты. Да и на самом деле нельзя человека вообще обязывать охранять природу, государственную собственность. Видимо поэтому эти статьи закона, как правило, остаются на практике не реализованными. Лучше в этой сфере следует использовать разумные запреты, чтобы люди не нарушали, например, экологические требования.
3. Экономическая функция государства
Экономическую политику современного демократического государства принято раскрывать с использованием известного уже
200
нам понятия гражданского общества (см. § 2 главы 3 настоящей работы). Известно, что в марксистско-ленинской литературе в качестве основного политэкономического понятия выступало понятие "общественно-экономическая формация". Соответственно этому для марксизма-ленинизма главным в обществе было деление его на противоборствующие части, то есть на эксплуататоров и эксплуатируемых. В этих условиях государство понималось как орудие, инструмент в руках экономически господствующего класса. Государство при его таком представлении оставалось институтом не всего общества, а той его части, которая являлась экономически господствующей. Такое представление роли и места государства не преодолевалось и применительно к социалистическому обществу. Гражданского общества не было и при социалистическом строе.
Полноценное "гражданское общество" появляется там, где государство действительно превращается в организацию политической власти всего общества, когда государственная власть формируется через демократическую избирательную систему.
Гражданское общество как раз охватывает ту часть государ-ствообразующего общества, которая создает материальные условия для жизни всего общества. В любом государствообразующем (государственно организованном) обществе выделяется как бы само государство, то есть армия чиновников, специализирующихся на управленческом поприще. Если собрать воедино всех, кто занимается только государственными делами (армия, полиция, государственные служащие, тюрьмы и т.д.), то их набирается немало и для "работающей" части общества просто даже содержать их становится весьма обременительно.
Короче говоря, если мы представим себе, что люди, образующие гражданское общество занимаются экономикой, создают материальные условия для жизни всего общества и для того, чтобы лучше организовать общественную, в том числе и экономическую жизнь, формируют государственную власть, то тогда мы выйдем на правильную, классическую научную трактовку взаимодействия государства и экономики. Гражданское общество, которое в соответствии со своей природой специализируется на создании материальных условий жизни, учреждает государственную власть не для того, чтобы
201
г
политическими мерами она задушила экономику, а для того, чтобы она способствовала лучше организовать всю палитру общественной жизни, включая экономику, как единственного двигателя общественного прогресса.
Еще одна существенная деталь: гражданское общество, как учредитель государственной власти, не уступает ей свои права, а с помощью Конституции (основного учредительного документа, утверждаемого гражданским обществом), других законов наделяет государственную власть полномочиями по управлению общественными делами, в том числе и в сфере экономики.
Представление взаимодействия государства и экономики через категорию "гражданское общество" позволяет правильно поставить акценты в этом взаимодействии (в первую очередь, интересы гражданского общества, а не самого государства; поэтому не о танках нужно думать, когда не хватает лекарств, детского питания, домов престарелых и т.д.), выбивает почву из-под теории всеобщего огосударствления экономики, образует научную основу организации регулирования экономических отношений.
В этих условиях нам необходимо сегодня совершенно по-новому взглянуть на понятие "государственное регулирование экономики". В условиях советского строя, когда государство как организация политической власти и государство как собственник огромного имущества почти полностью слились, действительно трудно было разобраться в истинном смысле понятия "государственное регулирование экономики". Государство могло регулировать экономические отношения и как политический суверен и как собственник огромного имущества - основы всего народного хозяйства страны. Между тем в демократических правовых государствах, в направлении которых мы также хотим развиваться, выделяются следующие понятия: "правовое регулирование экономических отношений", "государственное обеспечение развития экономических отношений", "государственное управление экономическими отношениями".
Не вдаваясь подробно в точности каждого из отмеченных понятий, хотелось бы сказать следующее:
во-первых, если мы говорим о правовом регулировании экономических отношений, то нужно иметь в виду, что речь идет о по-
пытке государства, как организации политической власти, повлиять на экономическое поведение соответствующих субъектов с помощью специальных юридических средств, включая и меры принуждения. При этом государство может осуществить такую попытку по отношению ко всем, кто вступает в связи и отношения по поводу производства и обмена материальных благ и услуг. Термин "попытка" мы здесь употребляем осознанно, чтобы подчеркнуть мысль о предназначенности ожидаемого результата от такого правового регулирования экономических отношений. Если правовое регулирование государством осуществляется на основе учета и в соответствии с экономическими законами, то в эффективности такого регулирования сомневаться не приходится. Если же государство правовым регулированием пытается создать новые экономические отношения, то эффективность такого регулирования должна себя проявить на практике.
В принципе о правовом регулировании экономических отношений можно говорить как применительно к рыночной экономике, так и к административно-командной экономике. Однако на практике подлинное правовое регулирование экономических отношений возможно лишь применительно к рыночной экономике. При административно-командной экономике роль правового регулирования теряет свое решающее значение, оно используется лишь как основание для формального обоснования ответственности какой-то стороны при решении юрисдикционных дел, вытекающих из так называемых хозяйственных споров;
во-вторых, любое государство как организация политической власти соответствующего общества присутствует (иначе и быть не может) в качестве гаранта обеспечения развития экономических отношений. Однако одни государства пытаются обеспечить развитие экономических отношений как бы непосредственно сами, становясь участниками производственных отношений, а другие - оставаясь лишь политической структурой участвуют в обеспечении развития экономики через законотворческую и правотворческую деятельность. В первом случае мы имеем дело с огосударствленной экономикой, а во - втором случае - с рыночной экономикой. В огосударствленной экономике политическая власть сама пытается "нащупать" экономические законы, порождает экономические отношения на основе собственных юридических законов, сама контролирует и оценивает результаты экономической деятельности. Если постоянно держать в уме отмеченную схему взаимоотношения гражданского общества и
202
203
государства, о естественных назначениях гражданского общества и государства, то оптимально выглядит тот вариант поведения государства, когда оно организацию экономики оставляет предпринимателям, а само определяет лишь правила игры на рынке и строго следит за тем, чтобы никто эти правила не нарушал;
в-третьих, в любом государстве вполне можно говорить и о государственном управлении экономическими отношениями. Однако в рамках этого понятия речь может идти лишь о прямом государственном управлении экономическими отношениями, складывающимися с участием предприятий, принадлежащих самому государству. Если даже в государстве господствует правовое регулирование рыночных отношений, то экономические отношения с участием только государственных предприятий могут определяться прямым государственным велением. В практическом плане такое прямое государственное управление экономическими отношениями выливается в реализацию полномочий собственника со стороны государства.
Таким образом, применительно к современной российской ситуации нам необходимо более четко определиться в понятиях, если мы хотим вести речь о государственном регулировании экономики с помощью различных юридических законов.
Для более лучшего усвоения проблемы позитивного взаимодействия государства и экономики нам необходимо разобраться и в вопросе о соотношении экономических и юридических законов.
В качестве юридических законов мы рассматриваем все, что исходит от государства как организации политической власти. Государственное ведение отличается обязательностью независимо от конкретной формы выражения: в законе ли собственно оно выражено или в указе, постановлении правительства и т.д. Экономические же законы, как известно, складываются в процессе производственной деятельности людей как необходимые, устойчивые, повторяющиеся и причинно обусловленные связи и взаимодействия. Если мы хотим войти в цивилизованную экономику, то нельзя ни смешивать экономические и юридические законы, ни умалять значения одних перед другими.
При естественном раскрепощении от сложившихся в той или иной реальной деятельности обстоятельств, подходе к соотношению экономических и юридических законов нетрудно прийти к выводу о первичности экономических законов и вторичности юридических.
Отсюда должен исходить и законодатель: юридические законы, рассчитанные на регулирование экономических отношений, должны быть согласованы с экономическими законами. По большому счету общество могло бы и обойтись без юридических законов, регулирующих экономические отношения. Но в реальной жизни так не получается, потому что находятся люди, нарушающие экономические законы или игнорирующие их. Именно в целях создания оптимальных условий для проявления экономических законов, в принципе, принимаются юридические законы.
Однако отмеченные нами соотношения экономических и юридических законов на практике часто нарушаются. Основной причиной такого нарушения, как ни странно, является несовпадение политического и экономического интересов, желание властвующих выпячивать свои интересы с использованием юридических законов. Через этот канал в некоторых государствах экономические и юридические законы меняются местами, а то и экономические законы вообще игнорируются. Так, например, было в условиях реализации марксистско-ленинской экономической теории в СССР и в других социалистических государствах.
Экономические законы ни планами, ни другими законами отменять нельзя, они складываются объективно и действуют только в условиях естественной самостоятельности участников производственных отношений. Это положение нельзя забывать и современным сторонникам так называемого регулируемого рынка. Регулируется вовсе не рынок (иначе что это за рынок), а условия проявления и функционирования рынка.
Конечно, переход к так называемой оптимальной рыночной экономике также порождает на практике различные формы взаимоотношений государства и экономики. Причем не все эти формы могут быть признаны оптимальными.
История человеческого общества знает три формы взаимоотношений государства и экономики:
1. Государство непосредственно управляет экономикой. Получается огосударствленная экономика, а о последствиях можно узнать, обратившись к истории советской экономики;
2. Сращивание государства и бизнеса. Эта форма имеет различные разновидности:
204
205
а) в форме государственного патронажа (покровительство патрона на лояльность клиента). При этой разновидности в состав государственных органов включают представителей предпринимательства (советы по предпринимательству, по малому предпринимательству при государственных органах; предприниматели в составе Президентского совета и т.д.). Эту разновидность взаимодействия государства и экономики иногда называют так: патронажно-клиентальная форма взаимоотношений государства и бизнеса;
б) симбиотическая форма взаимоотношений государства и бизнеса. Это взаимное проникновение представителей экономической элиты во властные структуры и наоборот;
в) олигархическая форма взаимоотношений бизнеса и государства. Это тогда, когда предпринимательские структуры укрепляются и выходят из статуса клиента государства и становятся на горизонтальный уровень с бывшим патроном. Клиент заставляет патрона считаться с собой, а иногда и опекает власть.
3. Научная основа взаимоотношений государства и экономики.
Она трудно пробивает дорогу к власти, но в конечном счете все альтернативы уступают этой форме взаимодействия государства и экономики. При этой форме взаимодействия государство всегда должно иметь в виду пределы своего вмешательства в экономику.
Главная задача государства в сфере экономики - это надлежащая защита прав и интересов предприятий и предпринимателей. Организация защиты прав и интересов предприятий и предпринимателей характеризуется многоаспектностью и сложностью. В первую очередь, она предполагает законодательное закрепление гарантий прав и интересов предприятий и предпринимателей. Без такого определения правовых гарантий деятельности предприятий и предпринимателей нельзя говорить и об их нарушениях. Ведь механизм защиты призван "срабатывать" именно в случаях нарушений, предусмотренных в законодательстве прав и интересов предприятий и предпринимателей. В частности, государством должно гарантироваться: право свободно заниматься предпринимательской деятельностью; право приобретать необходимое для этой деятельности имущество; защита имущества предпринимателей от незаконного изъятия; свободный
выбор сферы деятельности в пределах, установленных законодательством; право распоряжаться имуществом, произведенной продукцией и прибылью; защита от влияния монополистической деятельности отдельных предприятий и объединений предприятий; право решать вопросы ценообразования, форм и способов реализации продукции; право самостоятельно определять структуру и штат работников и т.д.
Государством должно гарантироваться равное право доступа всех субъектов предпринимательской деятельности на рынок, к материальным, финансовым, трудовым, информационным и природным ресурсам, равные уровни деятельности предприятий независимо от вида собственности и их организационно-правовых форм. Всем предприятиям и предпринимателям должна гарантироваться возможность страхования предпринимательского риска страховыми обществами и фирмами. Предприятия и предприниматели должны иметь право на защиту чести, достоинства и деловой репутации.
Государство не может не гарантировать беспрепятственное получение предприятиями и предпринимателями своих средств в банках в любой приемлемой для них форме (наличными, чеками, векселями, иными платежными средствами или по перечислению) по первому требованию и без ограничения суммы в пределах имеющихся на счетах средств.
Предприятия и предприниматели независимо от формы собственности должны обладать правом свободного приобретения и продажи валютных средств на договорной основе во всех банках, а также на валютных биржах. Предприятия и предприниматели должны иметь право самостоятельно решать вопросы командировки за рубеж своих специалистов и приглашать на работу иностранных граждан в качестве наемного персонала.
Вмешательство государства в предпринимательскую деятельность предприятий и частных лиц допускается только в основе законодательства и ограничивается, как правило, только следующими вопросами, относящимися к исключительной компетентности государства: соблюдение законности; оборона и безопасность общества; безопасность и здоровье граждан; налоговое, ценовое и антимонопольное регулирование; представление социальных гарантий; соблюдение экологических, санитарных и противопожарных норм.
206
207
Законодательством должно быть признано недопустимым изъятие во внесудебном порядке органами государственного управления и контроля, кроме случаев, прямо предусмотренных законодательством, денежных средств со счетов предприятий и предпринимателей.

стр. 1
(всего 2)

СОДЕРЖАНИЕ

>>