<<

стр. 5
(всего 5)

СОДЕРЖАНИЕ

Нарушение требований о порядке изменения условий конкурса или его отмены влечет в соответствии с п. 4 ст. 1058 ГК ответственность устроителя в форме выплаты награды тем участникам конкурса, которые выполнили работу, удовлетворяющую указанным в конкурсном объявлении условиям. Квалификация данной меры гражданско-правовой ответственности зависит от того, возникло ли на момент незаконного изменения условий или отмены конкурса конкурсное правоотношение между соответствующим участником и устроителем конкурса. Если конкурсное правоотношение возникло, то санкцию, предусмотренную п. 4 ст. 1058 ГК, можно рассматривать в качестве нормативно установленной ставки возмещения убытков, причиненных участнику конкурса в результате незаконных действий устроителя. Это и понятно: убытки по смыслу ст. 15 ГК могут быть причинены определенному лицу лишь вследствие нарушения принадлежащего ему субъективного права. Как отмечалось ранее, конкурсное правоотношение возникает в момент представления участником конкурса выполненной им работы на конкурс. До этого момента никакими правами по отношению к устроителю конкурса участник не обладает, а потому не может идти речи о возмещении причиненных ему убытков.
Если же на момент незаконного изменения условий конкурса или его отмены между устроителем конкурса и соответствующим участником еще не возникло соответствующего правоотношения, то правовая природа указанной санкции будет иной. Ее следует усматривать в том, что несоблюдение установленных законом требований влечет для устроителя конкурса нежелательные правовые последствия. Так, объявив публичный конкурс, устроитель принял на себя обязанность выплатить награду тому участнику конкурса, работа которого будет признана наилучшей. Теперь же аналогичную обязанность устроитель конкурса вынужден нести по отношению к любому участнику конкурса, выполнившему работу, отвечающую установленным в конкурсном объявлении требованиям.
В обоих случаях право участника конкурса на получение награды может быть осуществлено только в том случае, если отвечающая условиям конкурса работа им уже выполнена. Осуществление данного субъективного права не зависит от того, была ли представлена выполненная работа на конкурс. Таким образом, сам по себе факт незаконного изменения условий конкурса или его отмены не дает участнику конкурса права требовать выплаты награды. Поэтому, получив извещение о незаконном изменении условий конкурса или о его отмене, соответствующий участник может приостановить выполнение работы и обратиться к устроителю конкурса с требованием о возмещении понесенных в связи с ее
Гражданское право. Том 2. Под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. - М., Велби, 2003. С. 815
выполнением расходов. Если же участник конкурса желает получить награду, то предъявить соответствующее требование он сможет только по окончании выполнения конкурсного задания.
Решение о выплате награды. Право на получение награды (премии) возникает у соискателя лишь в случае признания его работы лучшей и (или) достойной вознаграждения в соответствии с условиями конкурса. Если указанные в объявлении результаты достигнуты в работе, выполненной совместно двумя или более лицами, награда распределяется в соответствии с достигнутым между ними соглашением. Если такое соглашение не достигнуто, порядок распределения награды определяется судом (п. 2 ст. 1059 ГК).
Для рассмотрения (оценки) работ, представленных на конкурс, и определения его результатов устроитель обычно создает специальный орган - конкурсную комиссию или жюри, куда входят высококвалифицированные специалисты в данной области знаний. Но образование такой комиссии не обязательно. Оценка конкурсных работ может быть произведена самим устроителем или поручена другим организациям. В случае создания конкурсной комиссии (жюри) ее члены должны быть незаинтересованными в исходе конкурса лицами. Хотя закон и не содержит на сей счет прямого запрета, но по этическим соображениям нельзя признать допустимым участие в конкурсе членов его жюри, даже если конкурс проводится под девизом.
Как отмечалось ранее, потенциальные участники конкурса должны быть уведомлены о порядке оценки работ, представленных на конкурс. По-видимому, это предполагает уведомление их о самом факте образования конкурсной комиссии (жюри), но не ее персонального состава.
Определяя результаты конкурса, конкурсная комиссия (жюри) может принять одно из следующих решений: а) о выплате премий в соответствии с их количеством по каждому призовому месту; б) об отказе в присуждении премий за отдельные призовые места или присуждении по каждому месту меньшего числа премий, чем установлено; в) о присуждении поощрительных премий и отказе в присуждении премий за призовые места; г) о неприсуждении премий вообще. Закон не требует, чтобы решение о результатах конкурса было мотивировано устроителем конкурса или образованной им конкурсной комиссией (жюри). При этом решение, принятое конкурсной комиссией, должно быть утверждено устроителем конкурса.
Порядок и сроки вынесения решения о результатах конкурса и сообщения о нем его участникам должны быть установлены в конкурсном объявлении (п. 1 ст. 1059 ГК). Вопрос же о последствиях нарушения указанного порядка и сроков остался открытым. Прежде всего, не совсем понятно, к каким способам защиты
Гражданское право. Том 2. Под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. - М., Велби, 2003. С. 816
гражданских прав могут в этом случае прибегнуть участники конкурса. По-видимому, нет оснований отказать им в праве обратиться в суд с требованием о возмещении убытков- Правда, осуществление данного права потребует определения размера причиненных убытков и, как следствие, решения вопроса о том, включать ли в размер убытков предусмотренную условиями конкурса награду. В то же время участники конкурса могут требовать понуждения устроителя конкурса к реальному исполнению обязанности оценить представленные работы, если, несмотря да допущенные им нарушения, такая оценка объективно возможна. Наконец, возможно и применение по аналогии санкции, предусмотренной п. 4 ст. 1058 ГК, т. е. исчисление размера убытков исходя из стоимости награды, которую участники конкурса получили бы в случае признания их победителями конкурса.
Последнее решение наиболее правильно. Оно пресекало бы противоправные действия устроителя конкурса, препятствующие возникновению у участников определенных имущественных прав. Кроме того, исключалась бы ситуация, при которой устроитель конкурса под страхом наступления нежелательных для него последствий, не прибегая к незаконной отмене конкурса, затягивал бы с принятием оценочного решения.
При совпадении количества премий и числа работ, занявших данное призовое место, или если количество премий, установленных за то или иное место, превышает число работ, их занявших, каждый из победителей конкурса получает премию в установленном размере. Если же количество премий, установленных для данного места, меньше числа работ, его занявших, премии должны быть разделены пропорционально числу работ, которые признаны достойными премии. В случае установления премий без указания их количества по каждому призовому месту право на получение премии в полном размере имеют все участники конкурса, работы которых заняли соответствующее место.
При отказе устроителя конкурса выплатить премию (полностью или частично), а также при нарушении сроков выплаты причитающегося победителям конкурса вознаграждения оно может быть взыскано в судебном порядке.
Если предметом конкурса было создание произведения науки, литературы или искусства, устроитель конкурса, по общему правилу, приобретает преимущественное право на заключение с автором произведения, удостоенного обусловленной награды, договора об использовании произведения (ст. 1060 ГК). При этом автору произведения должно быть выплачено за это соответствующее вознаграждение без зачета тех сумм, которые причитаются автору как победителю конкурса, если только иное специально не оговорено в конкурсном объявлении. Однако при любом варианте авто-
Гражданское право. Том 2. Под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. - М., Велби, 2003. С. 817
ру гарантируется выплата вознаграждения не ниже минимальных ставок, установленных Правительством РФ (п. 3 ст. 31 Федерального закона "Об авторском праве и смежных правах").
Конкурсные работы, не удостоенные награды, устроитель конкурса обязан возвратить участникам конкурса немедленно по объявлении результатов. Неисполнение данной обязанности дает участникам конкурса право требовать возврата своих работ, а в случае их утраты или повреждения - возмещения убытков.
В условиях конкурса может быть, однако, предусмотрено, что представленные на конкурс работы не подлежат возврату либо возвращаются только по требованию участников конкурса. Невозможность возврата работы может вытекать и из характера выполненной работы.
Особенности публичного конкурса на право заключения договора. Конкурс на право заключения договора является одной из форм торгов, проводимых на основании ст. 447-449 ГК. Вопрос о порядке и условиях заключения договора на торгах в общем виде уже рассматривался в главе, посвященной гражданско-правовому договору[1]. Вместе с тем данный правовой институт может быть рассмотрен и в контексте норм, непосредственно регулирующих отношения, возникающие из объявления конкурса. При этом внимание должно быть уделено лишь специфическим признакам данного вида конкурса. Основой такого подхода служит п. 5 ст. 1057 ГК, устанавливающий, что к публичному конкурсу, содержащему обязательство заключить с победителем конкурса договор, правила главы 57 ГК применяются постольку, поскольку ст. 447-449 ГК не предусмотрено иное.
Объявление о проведении публичного конкурса на право заключения договора подчиняется специальным правилам. Во-первых, в силу п. 2 ст. 448 ГК оно должно быть сделано устроителем конкурса не менее чем за 30 дней до даты его проведения. Во-вторых, указанное объявление должно содержать помимо сведений, перечисленных в п. 4 ст. 1057 ГК, сведения о сроке, предоставляемом для заключения договора между устроителем и победителем конкурса (п. 2 ст. 448 ГК). Если же конкурсное объявление не содержит сведений об указанном сроке, то конкурс не считается необъявленным, а применяется двадцатидневный срок, предусмотренный ч. 2 п. 5 ст. 448 ГК.
В отдельных случаях конкурс на право заключения договора не может быть объявлен без указания устроителем сведений о ранее заключенных договорах соответствующего вида. Такая ситуация характерна для договора аренды, на что обратил внимание Выс-
Гражданское право. Том 2. Под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. - М., Велби, 2003. С. 818
ший Арбитражный Суд РФ в Письме № С1-7/ОП-434 от 28 июля 1995 г.[2] Отношения сторон по договору аренды носят длящийся характер. При этом арендодатель вправе до истечения срока действия ранее заключенного договора объявить конкурс на право заключения нового арендного договора. Договор с победителем конкурса не может, однако, вступить в силу до истечения срока действия первоначального договора. Об этом потенциальные участники конкурса должны быть уведомлены заранее. В противном случае объявленный конкурс будет недействительным. Кроме того, необходимо учитывать, что арендатор, надлежащим образом исполнявший свои обязанности, по истечении срока арендного договора имеет преимущественное право на заключение договора аренды на новый срок. На момент объявления конкурса на право заключения 'нового договора аренды арендодатель - устроитель - может и не знать о том, воспользуется ли арендатор своим правом на возобновление договора. Однако он должен предупредить потенциальных участников конкурса о наличии у первоначального арендатора соответствующего права. Если последнему будет необоснованно отказано в заключении нового арендного договора, он вправе обратиться в суд и потребовать перевода на себя прав и обязанностей по заключенному с победителем конкурса договору.
Особенности конкурса на право заключения договора дают о себе знать также и при изменении условий и отмене конкурса. Если по общему правилу, установленному в п. 1 ст. 1058 ГК, лицо, объявившее публичный конкурс, вправе изменить его условия или отменить конкурс только в течение первой половины установленного для представления работ срока, то в отношении конкурса на право заключения договора действуют иные правила. Так, согласно п. 3 ст. 448 ГК устроитель открытого конкурса, сделавший извещение, вправе отменить конкурс не позднее чем за 30 дней до его проведения. Нарушение устроителем конкурса указанной обязанности влечет его ответственность перед участниками в форме возмещения понесенного ими реального ущерба.
Обязанность по возмещению понесенного участниками конкурса реального ущерба возлагается на устроителя и в случае отмены закрытого конкурса на право заключения договора, причем независимо от времени направления соответствующего извещения. Дело в том, что такой конкурс, как следует из анализа ч. 3 п. 3 ст. 448 ГК, будучи объявленным, вообще не может быть отменен.
Гражданское право. Том 2. Под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. - М., Велби, 2003. С. 819
Единственной формой ответственности устроителя конкурса за незаконное изменение его условий или отмену является возмещение понесенного участниками конкурса реального ущерба. Применение санкции, предусмотренной п. 4 ст. 1058 ГК, к отношениям, возникающим из объявления конкурса на право заключения договора, противоречит существу данного вида конкурса.
В п. 3 ст. 448 ГК речь идет исключительно об отмене публичного конкурса на право заключения договора. Указанная норма не содержит каких-либо специальных правил, регламентирующих порядок изменения условий такого конкурса. Поэтому конкурс на право заключения договора может быть изменен в общем порядке, т. е. с соблюдением правила, закрепленного в п. 1 ст. 1058 ГК.
Победителем конкурса на право заключения договора в соответствии с п. 4 ст. 447 ГК признается лицо, которое по заключению конкурсной комиссии, заранее назначенной устроителем конкурса, предложило лучшие условия. Таким образом, если по общему правилу порядок оценки конкурсных работ устанавливается исключительно по усмотрению самого устроителя конкурса, то в данном случае закон требует от него образования конкурсной комиссии. Решение о результатах конкурса, вынесенное с нарушением указанного требования, не имеет юридической силы. Кроме того, несоблюдение процедуры вынесения соответствующего решения в конечном итоге может привести к нарушению установленного конкурсным объявлением срока для вынесения решения со всеми вытекающими отсюда последствиями.
Результаты конкурса на право заключения договора должны быть оформлены с соблюдением установленной законом процедуры. При этом сам договор должен быть подписан сторонами не позднее двадцати дней или иного указанного в извещении срока после оформления протокола о результатах конкурса. Уклонение одной из сторон от заключения договора управомочивает другую сторону обратиться в суд с требованием о понуждении заключить договор, а также о возмещении убытков.

[1] См.: § 4 главы 25 тома 1 настоящего учебника.
[2] Вестник ВАС. 1995. № 10.
§ 5. Игры и пари
Понятие и виды игр и пари. Игра - одно из фундаментальных понятий современной философии и социологии. В контексте этих наук она понимается как деятельность, смысл и ценность которой заключены в ней самой, в самом процессе игры. Любые трудовые усилия всегда направлены на получение некоего результата: овеществленного или нематериального. В отличие от этого игра - деятельность непродуктивная: она не порождает результатов, которые обладали бы непосредственной ценностью для лиц, не участвующих в ней. Конечно, из этого не следует, что игра является "социальным" рудиментом цивилизации. Напротив, ее роль в раз-
Гражданское право. Том 2. Под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. - М., Велби, 2003. С. 820
витии Homo sapiens чрезвычайно велика. Игра - один из важнейших феноменов человеческого бытия. Именно в ней, по мнению многих философов, можно отыскать источник культуры и истории человечества[1].
Право традиционно воспринимало игры и пари более узко, утилитарно: как источник обогащения одних и причину разорения других. Присущий играм азарт, порой переходящий в страсть, доводил экономические последствия этого увлечения до катастрофических размеров[2]. Государство не могло оставаться безучастным к этому и с древнейших времен активно боролось с играми и игроками. Еще в III в. до н. э. Lex Aleatoria запрещал азартные игры и рассматривал выигрыш как приобретение имущества по недействительной сделке. Репрессивная направленность правового регулирования игр и пари в средние века была воспринята законодательствами всех европейских стран. Однако тотальное запрещение всех игр никогда не бывало действенным[3]. К концу XVIII в. законодатель стал различать содержателей игорных заведений и собственно игроков, преследуя первых (если они не имели соответствующей лицензии) и не обращая внимания на последних. Именно такой подход к регулированию игр и пари преобладает сегодня в мире.
Количество существующих игр огромно и продолжает постоянно увеличиваться. Однако в сферу правового регулирования попадают далеко не все из них. Часть игр, относящихся к числу азартных, регулируется нормами специального правового субинститута главы 58 ГК "Проведение игр и пари". Другие игры (с имущественным выигрышем, но не азартные в строгом смысле слова) подпадают под действие норм главы 57 ГК. Вся остальная игровая деятельность человека праву безразлична.
Отечественное законодательство, к сожалению, не содержит развернутого понятия азартных игр, поэтому его содержание нужно устанавливать путем толкования. Право интересуют лишь те
Гражданское право. Том 2. Под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. - М., Велби, 2003. С. 821
игры, которые предполагают возможность выиграть или проиграть. Сама по себе игра как процесс времяпрепровождения, за которым не следует подведения итогов, оглашения результата, не имеет никакого юридического значения. Но и не любой выигрыш (проигрыш) переводит игру в плоскость правового регулирования. Так, награждение медалью победителя спортивных состязаний не дает оснований для квалификации соответствующей игры в качестве азартной по ст. 1062 ГК. В данном случае юридическое значение имеет лишь выигрыш, носящий имущественный характер (денежный или вещевой), тогда как медаль (даже золотая) - лишь символ победы, но не ее денежный эквивалент. Наряду с шансом выиграть в игре обязательно должен присутствовать и риск проигрыша (также имущественного характера). По этой причине теннисный турнир с призовым фондом не относится к числу азартных игр[4]. Ведь проигравший в нем ничего, кроме престижа, не теряет[5]. Наконец, самая главная особенность азартной игры - это непредсказуемость результата, его случайный характер. Исход игры в шахматы или шашки целиком зависит от умения игроков. Благодаря тому, что все исходные игровые данные (расстановка фигур) известны участникам, роль случая здесь сведена к минимуму. Поэтому даже игра на деньги в шахматы не является азартной по смыслу ст. 1062 ГК[6].
Степень влияния случая на исход игры позволяет классифицировать все игры на три вида: престижные, коммерческие и азартные. В престижных играх, к которым обычно относят спортивные состязания, результат главным образом зависит от умений, навыков и других личных качеств игроков. Правила коммерческих игр, например преферанса или бриджа, уже вводят в игру существенный элемент случайности (расклад карт)[7]. Но не менее важная
Гражданское право. Том 2. Под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. - М., Велби, 2003. С. 822
роль здесь отводится и умениям самих игроков: комбинаторным способностям, памяти и т. п. И лишь в азартных играх влияние случая столь велико, что личные качества игроков практически не способны повлиять на результат.
Таким образом, с правовой точки зрения азартная игра - это соглашение, единственным основанием которого является возможность приобретения кем-либо из участников имущественной выгоды (выигрыша) за счет другого при наступлении определенных правилами случайных условий[8].
Азартные игры принято классифицировать в зависимости от того, участвуют ли игроки в процессе определения победителя, т. е. проводится ли процедура разыгрывания выигрыша или нет. По этому признаку азартные игры делятся на пари и собственно азартные игры (в узком смысле слова). Пари - это соглашение, на основе которого один из участников утверждает о наличии (в прошлом или будущем) определенного обстоятельства, а другой отрицает это, при этом выигрыш получает тот из спорящих, чей прогноз оказывается верным. После того как соглашение о пари заключено, выигравшая сторона определяется автоматически: в зависимости от того, наступило ли оспариваемое событие или нет. Если же для определения победителя требуется провести дополнительную процедуру - разыгрывание, т. е. последовательность определенных правилами действий (например, карточных ходов) участников, то перед нами не пари, а азартная игра в узком смысле слова.
В свою очередь, пари подразделяются на два вида - тотализатор и букмекерское пари - в зависимости от способа определения суммы выигрыша. В букмекерском пари (пример - рулетка или денежно-вещевая лотерея[9]) величина выигрыша абсолютно фиксирована и не зависит от количества играющих, суммы сделанных ставок или числа выигравших. Напротив, выигрыш в тотализаторе
Гражданское право. Том 2. Под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. - М., Велби, 2003. С. 823
(например, на скачках или бегах) будет тем больше, чем крупнее призовой фонд, чем выше сумма выигрышной ставки и ниже вероятность выигрыша[10].
Правовая природа договора о проведении игр или пари изучена недостаточно хорошо. В большинстве случаев он формулируется как реальный, т. е. считается заключенным с момента, когда игроки сделали свои ставки, сформировали призовой фонд (иначе - "банк"). Такая конструкция удобна организатору игр, поскольку в случае выигрыша ему не нужно понуждать проигравшего к уплате долга. Однако ничто не препятствует и заключению консенсуального договора о проведении игр или пари, если это позволяют правила соответствующей игры.
Возмездностъ договора о проведении игр обусловлена тем, что имущественному предоставлению одной стороны (ставке игрока) корреспондирует встречное предоставление шансов на выигрыш со стороны организатора игр. Разумеется, вероятность выигрыша не всегда воплощается в действительность. Но и она обладает определенной ценностью, равной математическому ожиданию выигрыша, может быть исчислена в денежном выражении и, следовательно, также носит имущественный характер.
Договор о проведении игр или пари в зависимости от содержания может быть как односторонне-, так и двусторонне-обязывающим. Пари оформляются односторонними договорами, в которых обязанность (по выплате выигрыша) лежит только на одной стороне - организаторе пари (букмекере или устроителе тотализатора). Собственно азартные игры предполагают наличие встречных обязанностей у всех сторон соглашения[11], т. е. опосредуются синаллагматическими договорами.
Гражданское право. Том 2. Под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. - М., Велби, 2003. С. 824
Рисковый, или алеаторный[12] (от лат. alea - случай), характер игр и пари не вызывает сомнений, ведь случайность результата является их главным квалифицирующим признаком. Принципиально важно здесь, что "невозможно существование шансов на выигрыш или на потерю для одной из сторон без соответствующих и противоположных шансов для другой стороны. Договор не может быть рисковым ab una parte (с точки зрения одной из сторон - лат.)"[13]. Отсюда следует, что договоры, в которых одна из сторон (организатор) в игре непосредственно не участвует и, значит, своим имуществом не рискует, не являются договорами о проведении азартных игр или пари. В таких случаях речь может идти о договоре оказания услуг (по организации игры), договоре аренды (игрового инвентаря или места) или иной сделке[14].
Гражданское право. Том 2. Под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. - М., Велби, 2003. С. 825
Договор о проведении игр или пари сам по себе не порождает никаких обязательственных отношений между сторонами[15]. Ведь обязательство - это правоотношение, опосредующее товарное перемещение материальных благ от одного лица к другому. А непосредственно после заключения договора ни о каком перемещении материальных благ не может быть и речи. Более того, неизвестно даже, кто из участников приобретет по договору имущество, а кто потеряет. Поскольку договор о проведении игр или пари всегда является условной сделкой, именно наступление условия, предусмотренного договором[16], и дает начало соответствующему обязательству. Следовательно, обязательство по выплате выигрыша возникает на основе сложного юридического состава, который включает два юридических факта: сам договор и наступившее условие. В играх это условие (победа одного из игроков) реализуется путем совершения последовательности односторонних действий игроков (например, ходов в карточных играх). Вероятно, этим и объясняется то, что игры и пари традиционно изучаются в ряду обязательств из односторонних действий.
Из содержания ст. 426, 1063 ГК и ст. 2 Федерального закона "О налоге на игорный бизнес" от 31 июля 1998 г. № 142-ФЗ[17] можно заключить, что договор о проведении игр или пари не является публичным. Противоположное мнение, высказываемое рядом юристов, основано на некорректной интерпретации игр и пари как договоров об оказании услуг по организации игр. Между тем рассматриваемое соглашение является самостоятельным типом гражданско-правового договора и регулируется не нормами о возмездном оказании услуг, а ст. 1062 и 1063 ГК. В то же время этот договор в большинстве случаев является договором присоединения (ст. 428 ГК).
Обязательства из договоров о проведении игр или пари в большинстве случаев носят натуральный характер (obligationes naturales). Натуральные обязательства как особая категория впервые упоминаются в трудах юристов эпохи принципата в Древнем Риме. Так, Сенека говорил о суммах, которые причитаются кредито-
Гражданское право. Том 2. Под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. - М., Велби, 2003. С. 826
ру, но принудительно взысканы быть не могут[18]. Вообще, деление обязательств на натуральные и цивильные (т. е. снабженные исковой защитой) составляло фундамент классификации обязательств в римском праве. Впоследствии европейская цивилистика сосредоточила основное внимание на разработке цивильных обязательств, а натуральные отошли на второй план. Это объясняется тем, что сфера их применения в гражданском обороте сравнительно узка.
Итак, натуральными называются обязательства, лишенные исковой защиты, т. е. такие, в которых права кредитора защищаются не собственным иском, а отказом в удовлетворении иска должника. Таковы, например, обязательства с истекшим сроком исковой давности (если должник заявил об применении исковой давности и суд не восстановил пропущенного срока). По истечении срока исковой давности кредитор уже не может требовать принудительного осуществления своего права в порядке искового производства. Но это не означает, что субъективное гражданское право прекратило существование и его вообще нельзя защитить. Изменились лишь способы его правовой защиты. И если бывший должник по истечении срока исковой давности добровольно исполнит такое натуральное обязательство (независимо от мотивов поступка), то впоследствии он уже не сможет требовать обратной передачи ему имущества, отданного кредитору. Ведь исполнение по натуральному обязательству не считается исполнением недолжного и может быть удержано кредитором[19].
В обязательствах, связанных с проведением игр или пари, выигравшая сторона, по общему правилу, не может потребовать уплаты выигрыша через суд. Об этом говорит ст. 1062 ГК, лишающая требования, основанные на играх или пари, судебной защиты. Но если должник добровольно заплатит свой долг, а впоследствии потребует возврата уплаченного, ему также (на основании ст. 1062 ГК) будет отказано в иске. Следовательно, за кредитором будет признано право на удержание выигрыша. Но только этим и ограничивается закон в регулировании натуральных обязательств.
Полноценные, юридически значимые (т. е. снабженные исковой защитой) обязательства возникают из договоров о проведении игр или пари лишь в случаях, прямо предусмотренных законом.
Гражданское право. Том 2. Под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. - М., Велби, 2003. С. 827
К ним относятся обязательства с участием лиц, принявших участие в играх или пари под влиянием обмана, насилия, угрозы или злонамеренного соглашения их представителя с организатором игр или пари (ст. 1062 ГК), а также обязательства, возникающие из разрешенных государством (лицензируемых) азартных игр или пари (ст. 1063 ГК), которые мы и рассмотрим далее. Во всех остальных случаях договоры об играх или пари порождают лишь натуральные обязательства, лишенные судебной защиты.
Алеаторный характер договоров о проведении игр или пари позволяет без труда отличить их от иных гражданско-правовых договоров, не являющихся рисковыми. Так, публичное обещание награды или объявление конкурса либо вообще не связаны с наступлением случайного условия, либо не предполагают возможности потерь в имуществе участника. Отграничение игр и пари от других рисковых сделок (страхования, ренты, срочных биржевых сделок) можно проводить по содержанию соответствующих обязательств. В договоре страхования это обязательство по возмещению убытков, причиненных наступлением страхового случая. В основе биржевых сделок, несмотря на их спекулятивный характер, лежит обязанность по передаче имущества (ценных бумаг или биржевых товаров) или прав на него[20].
Элементы договора о проведении игр или пари. Стороны договора о проведении игры или пари - организатор и участник (игрок)[21]. В соответствии с п. I ст. 1062 ГК организатором азартной игры или пари может выступать Российская Федерация, ее субъекты, муниципальные образования, а также предприниматели (индивидуальные или коллективные), получившие от уполномоченного государственного или муниципального органа соответствующую
Гражданское право. Том 2. Под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. - М., Велби, 2003. С. 828
лицензию. Игроком (участником пари) может быть любое дееспособное физическое лицо[22].
В большинстве случаев организатор участвует в игре или пари на равных с остальными игроками, т. е. так же, как и они, рискует проиграть. Термин "организатор игры или пари" говорит не об особом положении этого лица в обязательстве из договора, а о специфике его предпринимательской деятельности. В отличие от обычного игрока организатор вправе содержать игорное заведение (казино, тотализатор, букмекерскую контору, зал игровых автоматов и т. п.)[23] и заниматься игорным бизнесом. Любая деятельность по организации игр или пари, осуществляемая частными лицами, подлежит обязательному лицензированию.
Предметом договора о проведении игр или пари является выигрыш, а точнее - возможность (шансы) его получения. Как и во всех других договорах гражданского права, предмет - размер и порядок определения выигрыша - является существенным условием договора.
Сумма, которой игрок рискует ради выигрыша, т. е. оплачивает получение возможности выиграть, является ценой данного договора и чаще всего именуется ставкой. К числу существенных условий договора она не относится[24] и, значит, может определяться по правилам п. 3 ст. 424 ГК.
В отличие от этого срок договора о проведении игр или пари всегда имеет существенное значение. Если он сторонами не согласован, договор считается незаключенным. Однако существенный характер имеет лишь срок проведения игры или пари, но не выплаты выигрыша. Последний может быть и не согласован сторонами и в этом случае он равен 10 дням с момента подведения ито-
Гражданское право. Том 2. Под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. - М., Велби, 2003. С. 829
гов игр (п. 4 ст. 1063 ГК). В большинстве случаев срок проведения той или иной игры или пари обусловлен их характером. Так, договорившись об игре в рулетку, стороны автоматически соглашаются с тем, что игра начнется немедленно по окончании ставок и закончится, когда остановится колесо рулетки. Таким образом, согласовывая предмет договора, стороны часто предопределяют и его срок.
Форма договора о проведении игр или пари подчиняется общим правилам гражданского права о форме сделок. При этом ГК исходит из того, что выдача игроку лотерейного билета, квитанции или иного документа в случаях, когда это предусмотрено правилами организации игр или пари, является надлежащим способом оформления соглашения (п. 2 ст. 1063 ГК). Разумеется, лотерейный билет или аналогичный документ не тождественны письменной форме сделки[25]. Но в данном случае несоблюдению обязательной письменной формы договора не придается правового значения.
Содержание договора о проведении игр или пари образуют корреспондирующие права и обязанности сторон. Их объем различен в зависимости от того, идет ли речь об организации азартной игры или о проведении пари.
Основными обязанностями организатора (устроителя) пари являются определение выигравшего в споре, подсчет причитающегося ему выигрыша и выплата последнего. Если же сбылся прогноз самого организатора, он вправе обратить в свою собственность ставку, сделанную проигравшим игроком. Поскольку договор о проведении пари является реальным и односторонним, игрок не несет никаких обязанностей перед организатором. В случае победы игрок вправе требовать выплаты ему выигрыша в тех размере и форме (денежной или натуральной), которые были предусмотрены правилами пари.
Для определения победителя азартной игры (в узком смысле слова) необходимо с участием игрока произвести розыгрыш призового фонда. Соответственно обязанностью обеих сторон договора является совершение необходимых для этого фактических действий. При этом обе стороны обязаны играть по согласованным правилам. В противном случае следует считать, что нарушитель правил игры своими действиями недобросовестно содействовал (или, наоборот, препятствовал) наступлению условия сделки (условия определения победителя). Нарушивший правила проигрывает игру, а весь выигрыш получает его соперник. Если в игре по-
Гражданское право. Том 2. Под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. - М., Велби, 2003. С. 830
беждает участник, а не организатор, возникает обязательство последнего по выплате ему выигрыша, аналогичное обязательству из пари. И напротив, если участник проигрывает, организатор игры приобретает его ставку.
Ответственность сторон за нарушение договоров о проведении игр или пари. Ответственность в данном случае строится по стандартной модели договорной гражданско-правовой ответственности (глава 25 ГК).
Организатор игры или пари, не выплативший причитающийся участнику выигрыш, обязан возместить ему причиненные этим убытки в полном объеме (т. е. включая упущенную выгоду). Кроме того, за участником сохраняется право требовать выплаты ему самого выигрыша (п. 5 ст. 1063 ГК)1. Разумеется, игрок не может взыскать причитающийся ему выигрыш дважды: первый раз - в виде упущенной выгоды, а второй - в качестве собственно выигрыша. Очевидно, указанное правило имеет смысл в тех случаях, когда выигрыш должен выдаваться в натуральной (вещевой) форме.
Нарушение условий договора о проведении азартных игр возможно и до момента возникновения соответствующего обязательства. Так, организатор может просто отказаться от проведения игры в установленный договором срок (отменить игру или перенести ее на более позднее время). В этом случае абз. 2 п. 3 ст. 1063 ГК обязывает организатора возместить лишь причиненный игроку реальный ущерб. Мотивировка такого законодательного решения очевидна. Без проведения розыгрыша призового фонда, как правило, невозможно определить и сумму выигрыша (упущенной выгоды). Кроме того, было бы явно несправедливо возлагать на организатора игр обязанность компенсировать упущенную игроком выгоду, когда у организатора заведомо не было шансов на победу (так как игра не проводилась).
По общему правилу, возмещение убытков в случае неисполнения обязательства (и уплата неустойки, если таковая предусмотрена) освобождает должника от обязанности исполнения в натуре (п. 2 ст. 396 ГК). Однако ГК допускает исключения из этого правила, одно из которых и предусмотрено п. 5 ст. 1063 ГК.

[1] См.: Хейзинга Й. Homo ludens. В тени завтрашнего дня. М., 1992. С. 7-16.
[2] Так, в средневековой Англии игра в кости по популярности далеко превзошла все остальные виды развлечений, даже традиционную стрельбу из лука. В результате без работы оказались тысячи английских ремесленников, производивших луки и стрелы, и дело чуть не кончилось бунтом.
[3] История правового регулирования игр - это история их запретов. Так, во Франции указами короля игра в кости запрещалась в 1291, 1319 и 1369 гг. Наконец, в 1396 г. был принят очередной указ, запрещавший игру поддельными костями. Аналогичная история, но уже в отношении карт, повторилась через четыре века и в России. Видимо, не зря А. С. Пушкин называл страсть к игре сильнейшей из человеческих страстей.
[4] Разумеется, такие спортивные игры регулируются правом, но лишь в качестве разновидности публичного конкурса (ст. 1057-1061 ГК).
[5] Этого вывода не колеблет и тот факт, что для игроков участие в некоторых спортивных состязаниях является платным. Такая плата взимается для покрытия накладных расходов организаторов соревнований и никак не коррелирует с величиной возможного денежного приза, т. е. не является ставкой в игре.
[6] А вот пари, заключенное третьими лицами на исход шахматной партии, в которой они не участвуют, будет азартной игрой. Ведь исход шахматной партии не зависит от умении, навыков самих спорящих и является для них во многом случайным.
[7] Коммерческие игры, так же как и престижные, тяготеют к обязательствам из публичного конкурса. В зависимости от конкретных правил той или иной игры она регулируется нормами главы 57 ГК либо непосредственно, либо по аналогии закона.
[8] Нередко в современных дефинициях азартных игр упоминается такое эмоциональное состояние играющего, как азарт, т. е. задор, запальчивость, страсть к игре. Однако первоначальное значение слова "азарт" (hasard), заимствованного из французского языка, было иным: случай, случайность. Поэтому в буквальном переводе "азардные игры" (именно так эти слова писали в начале XX в.) - это игры со случайным исходом. Психологическое состояние азарта (в современном понимании) не специфично лишь для игровой деятельности. Следовательно, его нельзя использовать при определении азартных игр.
[9] О видах и правовом регулировании лотерей см.: Указ Президента РФ от 19 сентября 1995 г. "Об упорядочении лотерейной деятельности в Российской Федерации" № 955 // СЗ РФ. 1995. № 39. Ст. 3754.
[10] Другими словами, в тотализаторе между выигравшими распределяется лишь собранный призовой фонд (за вычетом премии устроителя тотализатора), что гарантирует организатора игры от финансовых потерь. Букмекер же играет на равных с остальными участниками и может остаться в проигрыше. В лотерее такое возможно, если, например, продана лишь малая часть напечатанных билетов (следовательно, призовой фонд невелик), но именно на них пал выигрыш.
[11] Наличие обязанностей на стороне организатора игр не вызывает сомнений. Вопрос об обязанностях игроков не так очевиден. В азартных играх определение победителя невозможно без участия самих игроков, т. е. без процедуры разыгрывания. Делая ставку и тем самым вступая в игру, лицо обязуется участвовать в разыгрывании призового фонда, совершая необходимые для этого действия по установленным правилам. Следовательно, договор о проведении азартных игр является все-таки двусторонним.
[12] Статья 1104 Французского гражданского кодекса относит договор к числу рисковых, "если эквивалент (того, что каждая из сторон предоставляет и получает) заключается в шансах на выигрыш или на потерю для каждой из сторон в зависимости от недостоверных обстоятельств". См.: Ж. де ла Морандьер. Гражданское право Франции. В 3-х т. М., 1961. Т. 3. С. 330. Об алеа-торных договорах см. также: Миронов И. В. Проблемы алеаторных правоотношений в российском праве. Автореф. канд. дис. М., 1998.
[13] Ж. де ла Морандъер. Указ. соч. С. 330.
[14] Тогда на каком основании мы относим тотализатор к числу азартных игр? Ведь его устроитель не рискует собственными средствами и, напротив, всегда имеет гарантированный доход от организации пари. Причина, вероятно, кроется в особенностях тотализатора как системы организации многосторонних взаимных пари. Устроитель тотализатора выступает лишь в качестве посредника при заключении пари игроками. При этом он действует в качестве комиссионера, представляющего интересы каждого из игроков в отношении всех остальных участников пари (всех и каждого). Таким образом, отношения игрока и устроителя тотализатора регулируются одновременно двумя различными договорами. Первый из них - это договор комиссии, связывающий устроителя тотализатора и игрока. По этому договору устроитель-комиссионер, действуя от собственного имени, но по поручению и за счет игрока-комитента, обязан в будущем заключить в его интересах договоры о пари со всеми другими участниками. Второй - это собственно договор о пари, который также заключается между игроком и устроителем тотализатора. Здесь устроитель действует уже не только в интересах данного игрока, но и представляет перед ним всех остальных играющих, выступая от собственного имени, но по поручению и за счет других участников (в этом можно усмотреть аналогию коммерческому представительству). По этому, последнему договору устроитель тотализатора и несет риск потери ставок, вверенных ему другими участниками. Таким образом, рисковый характер договора об организации тотализатора для самого устроителя обусловлен возможностью проигрыша вверенных ему участниками средств.
[15] Договор о проведении азартной игры, конечно, накладывает на стороны определенные обязанности, например по участию в разыгрывании призового фонда (банка). Но соответствующее правоотношение, будучи относительным, все же не является обязательством в строгом смысле слова.
[16] Строго говоря, любой договор о проведении игр или пари всегда предусматривает несколько (минимум - два) прямо противоположных условий: "победа одного игрока - победа другого игрока", "наступление определенного события - ненаступление события" и т. д.
[17] СЗ РФ. 1998. № 31. Ст. 3820; 2001. № 7. Ст. 613.
[18] См. подр.: Новицкий И. Б. Основы римского гражданского права. М, 1972. С. 142-143; Римское частное право: Учебник / Под ред. И. Б. Новицкого и И. С. Перетерского. М., 1994. С. 253-256.
[19] См.: Дождев Д. В. Римское частное право: Учебник / Под ред. В. С. Нерсесянца. М., 1996. С. 431-432.
[20] Чаще всего результатом биржевой сделки является уплата разницы в биржевом курсе соответствующего товара (или коррелирующей с ней премии), а не передача его в натуре. Однако это не колеблет общего правила: предметом биржевых сделок являются финансовые инструменты или биржевые товары (либо права на них), а возможность замены исполнения в натуре уплатой денежной компенсации - это лишь следствие альтернативного характера таких обязательств.
[21] Строго говоря, в каждом договоре о проведении игры или пари всегда участвует два игрока независимо от того, сколько лиц принимает участие в самом процессе игры. Так, при игре в рулетку за игровым столом обычно присутствует несколько (иногда по полутора десятка) человек. Но каждый из них связан договором лишь с крупье, организующим игру. Никаких взаимных обязательств игроков (кроме обязательств организатора игры) друг перед другом правила азартных игр обычно не предусматривают. Именно поэтому договор о проведении игр или пари всегда заключается с участием игрока особого рода - организатора игры (п. 1 ст. 1063 ГК).
[22] Закон "О налоге на игорный бизнес" допускает участие в играх и пари (в качестве игроков) не только физических, но и юридических лиц. Абсурдность этой конструкции очевидна. Ведь игра - это вид непродуктивной деятельности, не имеющей какой-либо внешней цели. А любое юридическое лицо (как коммерческое, так и некоммерческое) всегда создается ради достижения определенных целей (сколь бы широко они ни формулировались).
[23] Игорное заведение - это предприятие, в котором на основании лицензии на осуществление предпринимательской деятельности в области игорного бизнеса проводятся азартные игры и (или) принимаются ставки на пари (ст. 2 Федерального закона "О налоге на игорный бизнес").
[24] Этот вывод следует из того, что правила большинства азартных игр однозначно определяют величины возможных ставок либо позволяют их определить с необходимой точностью. Кроме того, договоры о проведении игр или пари, как правило, являются реальными. Значит, момент их заключения приурочен к уплате цены (игрок делает ставку), которая выступает не условием, а предпосылкой заключения договора.
[25] Противоположное мнение О. В. Сгибневой ошибочно. См.: Гражданское право России. Часть вторая. Обязательственное право: Курс лекций // Под ред. О. Н. Садикова. М., 1997, С. 627-628.


<<

стр. 5
(всего 5)

СОДЕРЖАНИЕ