<<

стр. 5
(всего 8)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

students, так как мы мыслим субъект множественным. Форма
were употребляется здесь также потому, что субъект мыслится
множественным, а не потому, что students стоит во множест-
венном числе. Однако, поскольку в данном предложении
налицо соотношение сказуемого по форме с подлежащим, то
создается впечатление, что сказуемое согласуется с подле-
жащим, а не с субъектом. Этим объясняются случаи формаль-
ного согласования, когда одинаковое выражение числа или
лица в форме сказуемого и подлежащего наводит на мысль о
непосредственной связи сказуемого и подлежащего.
Таким образом, отношение между сказуемым и подлежа-
щим сложно и противоречиво: когда форма подлежащего не
соответствует его содержанию, т. е. субъекту, получается
противоречие, и категория числа в сказуемом выражается так,
как она осмысляется в субъекте, а не так, как она выражена в
подлежащем. Формальное же согласование между сказуемым
и подлежащим объясняется тем, что косвенная связь между
ними воспринимается как прямая.
То, что в категориях лица и числа содержится в первую
очередь указание на реальные предметы, а не на слова, их
обозначающие, особенно ясно видно на примерах из русского
языка, в котором мы часто не употребляем местоимений
1-го и 2-го лица, например, 'Думаю, что так'; 'Видишь,
что случилось' и др. В данных предложениях нет подлежа-
щего, на которое могло бы ориентироваться сказуемое при
согласовании, а глагол все же меняется по лицам, так как он
ориентируется не на отсутствующее подлежащее, а на пред-
полагаемый субъект. Подобное явление существует и в ан-
глийском языке; например, в повелительном наклонении, где
есть указание на субъект, хотя подлежащего нет (см. выше,
§81).

149
Выражение подлежащего

§ 84. Во многих языках для выражения подлежащего
используется определенный падеж существительных, место-
имений или других слов, имеющих субстантивное значение.
Для русского языка при выражении подлежащего харак-
терно регулярное использование именительного падежа: ср.
'Он пришел'; 'Мой товарищ пришел' и т. п. Однако необходи-
мо заметить, что функция именительного падежа в русском
языке не ограничивается выражением подлежащего: имени-
тельный падеж может также широко использоваться в квали-
фикативном сказуемом для предикатива (ср. 'Мой товарищ —
доктор'), в обращении ('Доктор, скажите...'), при обозна-
чении предметов в словаре и т. д. В связи с этим то или иное
слово в русском предложении выделяется как подлежащее не
только на основании его формы (именительного падежа), но
также исходя из общего смысла предложения и формы сказу-
емого (лица и числа, а в прошедшем времени рода и числа).
В английском языке мы наблюдаем существенно иную
картину. В системе английских местоимений противо-
поставление именительного падежа одному косвенному
(объектному) падежу имеется лишь у личных и вопроситель-
ных (относительных) местоимений:
Вопросительные (относи-
Личные местоимения
тельные) местоимения
we —us who—whom
I —me
thou—thee you —you
he —him they—them
she —her
it -it
Как можно видеть, количество местоимений, имеющих
форму именительного падежа, в английском языке очень
ограниченное. Однако практически система противопоста-
вления именительного и объектного падежей еще меньше,
поскольку:
Во-первых, местоимения it и you в обеих падежных формах
звучат одинаково, а тем самым материально указанных
падежей не различают: ср. you saw me Вы видели меня и
I saw you Я видел вас, где форма местоимения you опреде-
ляется лишь исходя из ее положения в предложении.

150
Примечание. Омонимия форм местоимения you — явление срав-
нительно недавнее; до XVI—XVII вв. именительный падеж этого место-
имения был уе, а объектный — you. В настоящее время уе также исполь-
зуется в английском языке, но выступает оно по отношению к you не как
особая падежная форма, а как стилистический вариант этого слова.
Во-вторых, местоимение второго лица единственного
числа thou, имеющее четкие падежные формы, является
архаичным и употребляется в особом строго ограниченном
стиле речи.
В-третьих, у вопросительных (относительных) место-
имений различие who—whom до некоторой степени снимается
в результате использования who там, где раньше требовалось
whom: ср., например, Who do you mean? Кого вы имеете в
виду ?, где who использовано в функции прямого дополнения.
Иначе говоря, в случае местоимения who мы имеем дело с
тенденцией перерастания падежных различий между whom
и who в различия стилистические.
И если исходить только из тех местоимений, у которых
разграничение между именительным и объектным падежами
проходит регулярно, последовательно и четко, то
приведенную выше систему склонения местоимений надо
будет представить в следующем виде:
Вопросительные (от-
Личные местоимения
носительные) место-
имения
I —me we us
he —him they—them
she—her

Далее, необходимо отметить, что у английских личных
местоимений наблюдается большая специализация имени-
тельного падежа, чем в русском языке. У ряда местоимений
обнаруживается тенденция сузить значение (употребление)
именительного падежа до значения (функции) подлежащего.
Таким образом, именительный падеж постепенно вытесняется
из сказуемого. В частности, в живом литературном языке уже
принято говорить It's me Это я; напротив, It's I восприни-
мается как сугубо книжное, поскольку форма именительного
падежа местоимения I все больше закрепляется за подлежа-

151
щим. У местоимения he указанная тенденция проявляется с
меньшей силой, но также и здесь в разговорной речи воз-
можно It's him; ср. также It's her. Можно было бы, как будто,
думать, что в английском языке действует сейчас та же тен-
денция, которая наблюдалась раньше во французском языке,
где местоимения je, tu, il, elle стали употребляться только в
функции подлежащего, тогда как moi, toi, lui и т. д. исполь-
зуются и в других функциях: ср., например, C'est moi. Однако
в то же время в английском языке словоформы именитель-
ного падежа характеризуются и более свободным употреб-
лением, чем соответствующие французские местоимения,
в силу чего возможны сочетания типа Не is taller than I Он
выше меня (ср. § 66). (Подробнее относительно падежных
форм личных и др. местоимений см. в «Морфологии англий-
ского языка».)
В системе с у щ е с т в и т е л ь н ы х (и местоимений не личных)
нет никакого намека на различие между именительным
и «неименительным» падежами, которое мы наблюдаем у
личных местоимений. Правда, может возникнуть вопрос,
не имеем ли мы в системе существительных омонимию форм
падежа, аналогичную русск, 'ночь' в предложении 'Ночь
пришла' и 'ночь' в предложении 'Она проспала всю ночь'.
Однако внимательное изучение системы падежных форм
существительных в современном английском языке показывает,
что английскому языку подобное падежное различие не свой-
ственно: совпадение звучания в случаях такого рода является
не омонимией форм падежа, а их неразличением. (По этому
вопросу см. «Морфологию английского языка».)
Отсутствие особой падежной формы у существительного
при употреблении его в функции подлежащего ведет к тому,
что для выделения подлежащего в английском языке большую
роль играет порядок слов. Подлежащее выделяется тем, что
оно непосредственно предшествует сказуемому (если при
сказуемом нет определительных слов). Данное правило
остается в силе и тогда, когда прямое дополнение выносится
на первое место: ср., например, This letter he wrote Это письмо
он написал (см. § 57). Особо же специфичным для английского
языка является то, что в вопросительных предложениях под-
лежащее как бы «вдвигается в сказуемое», размещаясь между
вспомогательным глаголом и основной частью сказуемого:
ср. Do you know him? Вы знаете его ? (см. § 58).

152
Связь между содержанием сказуемого и содержанием
подлежащего

§ 85. Между содержанием подлежащего и содержанием
сказуемого имеется известная взаимосвязь:
1. Очень часто характер содержания подлежащего до не-
которой степени определяется характером содержания сказуе-
мого.
Как уже указывалось (см. § 75), сказуемое по своему
содержанию подразделяется на ряд типов:
1) Процессное: например, Не is reading; He reads.
2) Квалификативное: например, Не is a doctor; The
table is black.
3) Обстоятельственное: например, Не is here.
4) Объектное: например, Не has many friends.
Указанные различные типы сказуемого по-разному харак-
теризуют подлежащее.
Процессное сказуемое. — Здесь выделяются два
основных случая: а) со сказуемым в форме действительного
залога: ср. Не examined Он экзаменовал и б) со сказуемым в
форме страдательного залога: ср. Не was examined Его экза-
меновали. В зависимости от формы залога сказуемое указывает
на направление процесса в отношении субъекта, а, тем самым,
известным образом характеризует субъект: оно показывает,
является ли субъект активным участником процесса, его
источником, или же субъект представляет собой лишь предмет,
на который направлено действие, возникшее где-то вне его.
Графически различие между предложениями: Не examined
и Не was examined можно изобразить следующим образом:




153
Иначе говоря, в зависимости от формы залога процессного
сказуемого можно выделить два типа подлежащего:
а) Подлежащее с активным содержанием, или подлежащее,
обозначающее деятеля: ср. The hunter killed the bear Охотник
убил медведя.
б) Подлежащее с пассивным содержанием, или подле-
жащее, обозначающее предмет, на который переходит дейст-
вие: ср. The bear was killed by the hunter Медведь был убит
охотником.
Примечание 1. Выделение этих типов подлежащего еще раз
свидетельствует о том, что подлежащее предложения и источник дейст-
вия — деятель — представляют собой два совершенно различных
понятия, лежащих в двух различных планах: подлежащее является грам-
матическим центром предложения, по предмет, обозначаемый им, не
обязательно является центральным по отношению к действию, обо-
значенному сказуемым.
Примечание 2. В английском языке подлежащее с активным
содержанием и подлежащее с пассивным содержанием никак не дифферен-
цируются по грамматической форме слов: при наличии любого типа
существительное оформлено общим падежом, а местоимение — имени-
тельным падежом. Та же картина наблюдается и в русском языке —
с той только разницей, что именительный падеж используется как для
местоимения, так и для существительного. Однако в некоторых
языках не индоевропейской системы наблюдается определенная зави-
симость между грамматической формой подлежащего и содержанием
сказуемого.
Языки, в которых данной зависимости не обнаруживается, иногда
обозначаются термином «языки номинативного строя». В этом смысле
сюда следует отнести и такой язык, как английский, поскольку, хотя
именительный падеж в нем и не пронизывает всей системы имени, тем
не менее содержание подлежащего не отражается на его оформлении.
Однако нужно заметить, что характеристика всего строя языка по одному
этому признаку вряд ли является верной.
Квалификативное сказуемое. — При квалифика-
тивном сказуемом содержание подлежащего в той или иной
мере раскрывается через обозначаемый сказуемым признак:
ср., например, Не is old Он стар, где признак старости при-
писывается лицу, которое обозначается подлежащим.
Обстоятельственное сказуемое. — В случае обсто-
ятельственного сказуемого содержание подлежащего опре-
деляется через условия, в которых существует обознача-
емый подлежащим предмет: ср. Не is here Он здесь, где усло-
вия нахождения в определенном месте характеризуют лицо,
обозначенное подлежащим. В этом отношении обстоятель-
ственное сказуемое до некоторой степени сближается с про-

154
цессным сказуемым: при процессном сказуемом предмет,
обозначенный подлежащим, определяется через его участие в
процессе, а при обстоятельственном — через его существо-
вание в определенных условиях объективной действитель-
ности.
Объектное сказуемое. — В этом случае содержание
подлежащего характеризуется через отношение обозначенного
им предмета к другому предмету объективной действи-
тельности: ср., например, Не has many friends У него много
друзей, где лицо, обозначенное подлежащим, получает из-
вестную характеристику через отношение этого лица к дру-
гим лицам (его друзьям). В тех случаях, когда отношение
одного предмета к другому предмету (или другим предметам)
оказывается регулярным, оно становится признаком пред-
мета, и подлежащее в соответствующих предложениях сбли-
жается с подлежащим в предложениях типа Не is old, где
сказуемое является квалификативным.
Все разобранные выше случаи с несомненностью указывают
на то, что содержание сказуемого в какой-то степени всегда
определяет содержание подлежащего.
Кроме того, содержание подлежащего, безотносительно к
содержанию сказуемого, регулярно и последовательно харак-
теризуется через лексическое значение слов, использованных
для его выражения. При этом следует обратить особое вни-
мание на то, что здесь возможны известные обобщения: те или
иные слова с одинаковым общим лексическим значением
могут создавать определенные общие типы подлежащего;
в свою очередь, эти последние могут известным образом
характеризовать соответствующие предложения и служить
основой для классификации предложений по типам.
Сказанное можно проиллюстрировать с помощью следу-
ющих примеров:
Так, если в предложении My brother wrote a letter Мой
брат написал письмо произвести следующие замены:
My brother wrote a letter.
My son wrote a letter.
The boy wrote a letter.
That man wrote a letter.
to мы увидим, что во всех этих случаях различия между
подлежащими не имеют здесь принципиального характера.

155
Во всех примерах различия между подлежащими представ-
ляют собой различия между лексическими значениями кон-
кретных слов, во всех четырех случаях подлежащее обозна-
чает конкретный предмет, так что совершенно ясно, к какому
типу или классу предметов относится предмет, обозначаемый
подлежащим.
Если подлежащее выражено местоимением, картина ме-
няется. Например: Не wrote a letter. Это предложение будте
иметь смысл только в том случае, если заранее известно, кто
подразумевается под этим he. Смысл предложения в большей
степени зависит от контекста, чем в приведенной выше группе
примеров. Однако во всех рассмотренных примерах замена
подлежащего не меняет всего характера предложения.
Если же ввести в предложение в качестве подлежащего во-
просительное местоимение who, то перед нами будет новая
категория предложений — категория вопросительных предло-
жений.
Аналогичным образом, при введении в качестве подлежа-
щего отрицательного местоимения меняется весь характер
предложения; например: Nobody saw him. Словом nobody
непосредственно не обозначается никакого лица; получается
своеобразный тип предложения — отрицательное предло-
жение, исключающее представление о каком-либо конкретном
лице.
Можно упомянуть также и другой тип предложения — с
безличным it: ср. It rains Идет дождь; It is cold Холодно;
It is dark Темно; It is evident Очевидно; It is obvious Явно
и т. п. В данном типе предложения подлежащее имеет очень
условный и формальный характер: в предложении сооб-
щается об известном факте, но этот факт не связывается с
каким-либо четко выделенным субъектом, а тем самым содер-
жание подлежащего оказывается весьма неуловимым и рас-
плывчатым.

5. ОСНОВНЫЕ ТИПЫ ПРЕДЛОЖЕНИЙ
§ 86. Как уже указывалось выше (см. § 85), в зависимости
от содержания подлежащего можно известным образом
классифицировать предложения и выделить определенные
общие типы предложений.

156
Основная грань здесь проходит между личными пред-
ложениями и предложениями безличными.
Личное предложение — это такое предложение, в
котором подлежащее обозначает субъект, в той или иной
степени поддающийся выделению и определению: ср., напри-
мер, Не arrived Он прибыл, где, хотя и неизвестно, кто при-
был, но при этом все же мыслится конкретное лицо мужского
пола.
В безличном предложении, наоборот, субъект не
поддается выделению и определению. Он как бы раство-
ряется в действительности, а не выделяется как некая часть и
не имеет определенных границ: ср., например, It is necessary...
Необходимо..., где подлежащее имеет очень неясное и не-
уловимое значение обстановки, известной ситуации, которая
делает необходимым что-то (It is necessary to go there/to stay
there/to do that Необходимо пойти туда/остаться там] сделать
это и т. п.); ср. также It snows Идет снег, где невозможно уловить
даже и это расплывчатое и неопределенное значение.


Безличные предложения

§ 87. Английские безличные предложения отличаются от
русских безличных предложений тем, что они всегда имеют
подлежащее: ср. It is dark и 'Темно'; It is getting dark и 'Тем-
неет'; It is necessary to go there и 'Необходимо пойти туда'.
Однако это подлежащее, как уже указывалось, не обозначает
никакого реального субъекта: то неуловимое содержание,
которое заключено в подлежащем (известной обстановки,
жизненной ситуации), как бы растворяется в содержании
сказуемого и не может быть выделено и рассмотрено само-
стоятельно. Такое подлежащее можно назвать безличным.
Примечание. Безличные предложения с подлежащим в английском
языке возникли в сравнительно недавнее время. Во всяком случае, в
древних текстах встречаются безличные предложения без подлежащего
типа "snows". Можно думать, что введение it в качестве подлежащего
находится в прямой связи с уменьшением количества глагольных форм
лица и числа и увеличением их омонимии: привычка употреблять подле-
жащее в других случаях переносится также и на эти случаи.

Таким образом, английские безличные предложения отли-
чаются от русских безличных предложений тем, что в них

157
безличность выражена не отсутствием подлежащего (как в
русских безличных предложениях), а в семантической опусто-
шенности подлежащего или в его безличности.
К безличным предложениям относятся и такие типы, как
It is useful Полезно, It is necessary Необходимо, за которыми
обычно следует инфинитив или придаточное предложение
с союзом that. В английских грамматиках обычно говорится,
что настоящим подлежащим в этом случае и является инфини-
тив или придаточное предложение, a it представляет собой
«пустое слово», предшествующее подлежащему. Это it
называют обычно «предваряющим» (anticipatory) it и отли-
чают от безличного it. Однако, вряд ли это верно: «пред-
варяющее» it — это то же безличное it, являющееся в пред-
ложении единственным подлежащим, а придаточное предло-
жение или инфинитив представляют собой известное уточне-
ние, развитие содержания сказуемого: is necessary, is useful
и т. п.
В предложении It is necessary to go there первая часть
It is necessary сообщает о наличии необходимости сделать
что-либо. Содержание этой необходимости должно быть
конкретизировано. Такой конкретизацией содержания сказуе-
мого и является инфинитив или придаточное предложение.
Последние, таким образом, не стоят в центре внимания, они
лишь дают некоторое уточнение. Это положение подтвер-
ждается следующим сравнением. Нетрудно заметить разницу
между предложениями Tt is necessary to go there и То go there
is necessary (ср. с русск. 'Необходимо сделать это' и 'Сделать
это необходимо'); в первом случае раскрывается содержание
того, что необходимо, а во втором характеризуется действие to
go, сообщается о нем то, что оно необходимо. В первом случае
говорится о том, что существует необходимость произвести ка-
кое-то действие, а во втором, — что совершение этого действия
является необходимостью. Другими словами, данные предло-
жения различаются по значению. Предложение It is necessary to
go there соотносится с предложением I must go there, где go
никак не является подлежащим, а входит в группу сказуе-
мого, развивает содержание сказуемого.
В обоих предложениях инфинитив раскрывает содержание
сказуемого, подлежащим же здесь является it, которое пред-
ставляет собой лишь формальную опору для глагола и не при-
бавляет ничего нового к содержанию предложения.

158
Аналогичным образом, в предложении It is difficult to
understand this Трудно понять это подлежащим также явля-
ется безличное it, а инфинитив поясняет, раскрывает то, что
является трудным.
Точно так же надо рассматривать it в предложениях типа
It is said that the meeting will not be held Говорят, что собрание
не состоится. Нередко подлежащим в таких случаях считают
the meeting will not be held, a it рассматривается как «пред-
варяющее» it, указывающее на следующее за ним подлежащее
в виде "That-Clause". В действительности же так называемое
"That-Clause" имеет здесь такой же характер, что и прида-
точное предложение в случае They say that the meeting will
not be held, т. е. раскрывает содержание сказуемого (say).


Личные предложения

§ 88. В зависимости от лексического значения подлежащего
личные предложения могут быть разделены на несколько
групп:

А. Предложения личные в собственном смысле
слова
Самая распространенная категория личных предложений —
это такие предложения, в которых подлежащее выражено
именем существительным. Эти предложения являются
личными в самом прямом смысле этого слова (под лицом
здесь подразумевается выделенность известного субъекта, а не
лицо в значении человек). Неличные формы глагола (инфини-
тив и герундий) также могут выполнять функцию подлежа-
щего в личных предложениях, поскольку глагол в этих формах
субстантивируется и приобретает предметный характер. Они
примыкают к группе субстантивных подлежащих и являются
личными в самом обычном смысле этого слова.
Кроме существительных и слов субстантивного характера,
в качестве личного подлежащего могут выступать и место-
имения, которые называются личными местоимениями. Но
можно ли включать подлежащее-местоимение в группу подле-
жащего-существительного? Является ли подлежащее-место-
имение всегда эквивалентом подлежащего существительного?

159
По своему типу предложения I saw him yesterday Я видел его
вчера и John saw him yesterday Джон видел его вчера одинаковы,
существенной разницы между ними нет: вместо John можно
подставить we, you и т. д.; во всех случаях достаточно четко
будет обозначено лицо, выраженное местоимением.
Однако, как уже указывалось выше, благодаря нечеткому
значению 3-го лица вообще (см. § 82), случаи, когда подле-
жащее выражено местоимением 3-го лица, выделяются недо-
статочной четкостью обозначения субъекта. В предложении
Не saw them yesterday Он видел их вчера остается неясным,
кем является he, так как he выступает лишь как заменитель
названия какого-то лица. Причем в отличие от 1-го и 2-го
лица, где такая замена происходит постоянно, в 3-ем лице
она становится возможной лишь тогда, когда данное лицо
было уже упомянуто раньше. Таким образом, предложения с
подлежащим, выраженным местоимением 3-го лица, отли-
чаются известной семантической несамостоятельностью и
могут употребляться лишь в более широком контексте, когда
ясно, чтб они заменяют.
Местоимение it, характерное для безличных предложений,
может выступать в качестве подлежащего и в личном пред-
ложении как личное местоимение 3-го лица; например: "Where
is the book?" "It is on the table" «Где книга?» «Он а на столе».
Здесь это it относится к слову book и выполняет ту же функцию,
что и местоимение he.
Таким образом, можно говорить о двух группах собственно
личных предложений, обладающих тонкими различиями:
личные предложения с подлежащим, выраженным существи-
тельным (а также инфинитивом или герундием) или личным
местоимением 1-го или 2-го лица, и личные предложения с так
называемым лично-заместительным подлежащим, выра-
женным местоимением 3-го лица.
В зависимости от типа местоимений различются разные
типы подлежащих, а, следовательно, и разные типы предло-
жений в целом.

Б. Неопределенно-личные предложения
Помимо подлежащих безличных и личных в собственном
смысле слова, существуют также и неопределенные под-
лежащие, которые отличаются от безличных подлежащих тем,

160
что они, хотя и выделяют реальный субъект, но делают это
недостаточно определенно. Такой тип подлежащего
можно обозначить термином неопределенно-личное под-
лежащее, а соответствующий тип предложений — неопре-
деленно-личное предложение.
Здесь следует различать два случая:
1. Предложения с неопределенно-личным подлежащим
в собственном смысле этого слова. Обычно в таких предло-
жениях в качестве подлежащего выступает местоимение
they: ср., например, So they say Так говорят. Подлежащее
they здесь обозначает неопределенную группу лиц. Сюда же
примыкают предложения с it, в которых сказуемое имеет
форму страдательного залога: ср. It is said Говорят и т. п.
2. Предложения с обобщенным неопределенно-личным
подлежащим. Характерными для таких предложений оказы-
ваются подлежащие, выраженные местоимениями one и you:
ср. One has to do one's best Нужно сделать все возможное
(русский перевод здесь не совсем точно передает указанный
обобщенный неопределенно-личный характер значения); One
often has ideas of that kind Часто имеешь мысли такого рода
(ср. также предложения с нем. man, швед, man и франц. on).
В указанных предложениях нет обозначения какой-либо
группы лиц, но, вместе с тем, эти предложения и не безличные:
они указывают на лицо, однако делают это очень обобщенно
и условно.
В таком же смысле может употребляться и местоимение
you для выражения подлежащего: ср., например, You never
know where to find him Никогда не знаешь, где его найти. Здесь
мы наблюдаем опять-таки очень неопределенное указание на
лицо: имеется в виду всякий человек в данных обстоятельствах
— и в этом заключается обобщение.

Примечание. Как видно хотя бы из приведенных переводов, в
русском языке имеется подобный тип предложений; ср. также очень
широкое использование этих предложений в пословицах и поговорках:
'Что посеешь, то и пожнешь' и др. и такие случаи, как 'говорят, что...,
предполагают, что...'. Однако следует отметить, что полного соответ-
ствия здесь нет, поскольку в русском языке в случаях подобного рода
используется также безличная инфинитивная конструкция: ср., напри-
мер, 'Если встать лицом к востоку, то налево будет север'.

161
В. Предложения с неопределенно - указательным
подлежащим
К этой группе относятся предложения с подлежащим, выра-
женным местоимениями it, this, that (имеющими очень близкие
значения): ср., например, It is my friend Это мой друг. В пред-
ложениях подобного рода подлежащее лишь указывает на
субъект, но не раскрывает его существа: последнее осуществля-
ется уже в сказуемом.

Г. Предложения с отрицательным подлежащим
К отрицательным подлежащим относятся подлежащие
типа no man, nobody, nothing, none и др. Они делают все
предложение отрицательным, например: Nothing was said
Ничего не было сказано. Предложение с отрицательным подле-
жащим в английском языке не требует выражения отрицания
в форме сказуемого, например: Nobody saw him Никто не
видел его. Здесь сохраняется конструкция утвердительного
предложения. Конструкция утвердительного предложения
сохраняется в английском языке и при наличии отрицатель-
ного второстепенного члена предложения, например: I saw
nobody Я никого не видел.
Сравните эту особенность английского языка с русским,
где, независимо от подлежащего, отрицание всегда должно
включаться в форму сказуемого, например: 'Никто не знал
его'. Обычно говорят, что, в отличие от русского, английскому
языку свойственно однократное отрицание. Однако основное
отличие русского языка от английского не в количестве
отрицаний, а в том, что английское предложение становится
отрицательным при наличии отрицательного подлежащего
или отрицательного второстепенного члена предложения,
а русский язык всегда требует отрицания при сказуемом.

Д. Предложения с вопросительным подлежащим
К вопросительным подлежащим относятся: who, which,
what. Если само подлежащее является вопросительным, то
выражение вопроса в форме сказуемого исключается, Напри-
мер: Who saw them? Кто их видел ?
Таким образом, в английском языке наблюдается опре-
деленная тенденция не выражать вопроса в форме сказуемого,

162
если вопрос выражен в подлежащем. Но, если второстепенный
член предложения является вопросительным словом, то
конструкция предложения будет вопросительной, категория
вопроса будет передаваться в форме сказуемого: ср. Who
saw them?, но: What did he see? Что он видел?
Кроме указанных типов предложения, можно выделить
еще и другие типы: например, предложения с подлежащим,
выраженным местоимениями something, somebody, anybody,
everybody и др. Однако эти типы являются гораздо менее
важными и интересными.
Глава VI
ВТОРОСТЕПЕННЫЕ ЧЛЕНЫ ПРЕДЛОЖЕНИЯ.
ЧЛЕНЫ ПРЕДЛОЖЕНИЯ И ЧАСТИ РЕЧИ.
ТИПЫ СВЯЗИ В ПРЕДЛОЖЕНИИ

1. ВТОРОСТЕПЕННЫЕ ЧЛЕНЫ ПРЕДЛОЖЕНИЯ
§ 89. Помимо главных членов предложения (подлежащего
и сказуемого), в предложении обычно выделяются также и
второстепенные члены предложения.
Термин «второстепенный член предложения» ничего не
говорит о смысловом весе соответствующего слова (или
группы слов) в предложении. Иногда второстепенный член
предложения с точки зрения содержания высказывания оказы-
вается более существенным и важным, чем главные члены
предложения — подлежащее и сказуемое. Так, например,
основной смысл предложения 'Пиши аккуратно и внимательно'
заключается в словах 'аккуратно' и 'внимательно': с точки
зрения выражаемой в этом предложении мысли эти слова
важнее, чем слово 'пиши', которым выражено сказуемое.
Однако от этого! слова 'аккуратно' и 'внимательно' не стано-
вятся главными членами предложения.
Отличие второстепенных членов предложения от главных
членов предложения состоит не в смысловом весе тех и
других в высказывании, а в их разной грамматической роли.
От сказуемого второстепенные члены предложения отлича-
ются тем, что в сказуемом выражается предикация (см. § 70),
а, тем самым, сказуемое соотносится с действительностью
и становится главным членом предложения. Поэтому в ряде
случаев сказуемое может и не быть самым важным с точки
зрения его содержания, как, например, в вышеприведенном

164
примере 'Пиши аккуратно и внимательно'. Однако, хотя
основная мысль сообщается здесь в словах 'аккуратно' и
'внимательно', сама актуальность этих слов приобретается
только через посредство сказуемого. Подлежащее оказывается
главным членом предложения потому, что оно обозначает
субъект, или предмет, по отношению к которому определяется
предикация. Этот член является центральным в предложении,
поскольку ему подчиняются и по отношению к нему оформ-
ляются все остальные члены предложения. Если подлежащего
нет, то в центре предложения стоит сказуемое, которое в
этом случае уже само по себе содержит указание на субъект.
Таким образом, подлежащее и сказуемое представляют собой
остов предложения. Второстепенные члены можно отбросить,
но от этого предложение не перестанет быть предложением.
Например, в предложении I accepted the gift thankfully Я
принял дар с благодарностью можно опустить слово thank-
fully с благодарностью, и все же предложение останется
предложением (ср. I accepted the gift). Можно даже отбросить
и слово gift дар, и хотя предложение от этого станет недоста-
точно ясным, останется тот остов, который можно будет
впоследствии развить (ср. I accepted...). Если же отбросить
I я, то станет непонятным, на что ориентировано сказуемое,
а, следовательно, окажется не обозначенным и тот субъект,
по отношению к которому определяется предикация (ср.
Accepted the gift thankfully). Наконец, при опущении сказу-
емого исчезает уже всякое подобие предложения (ср. I . . .
the gift thankfully).
Существуют языки, в которых сказуемое ориентировано
не только на субъект, но и на объект, обозначенный дополне-
нием. В таком случае дополнение выступает также на поло-
жении главного члена предложения, подобно подлежащему и
сказуемому. Однако в английском языке дополнение, опре-
деление, обстоятельства и т. д. — все являются второстепен-
ными членами предложения.
По отношению к главным членам предложения второсте-
пенные члены являются такими словами, которые дополняют,
определяют и развивают то, что обозначено главными
членами предложения. При этом граница между членами
предложения, развивающими подлежащее, и членами предло-
жения, развивающими сказуемое, не очень определенна: нет
членов предложения, которые специально определяют только

165
подлежащее или только сказуемое. Однако все же одни слова
могут больше соотноситься со сказуемым, а другие — с
подлежащим. Поэтому, в известном смысле, можно говорить
о группе сказуемого и группе подлежащего, или, выражаясь
иначе, о распространенном подлежащем и распространенном
сказуемом. Некоторые слова при этом занимают промежу-
точное положение между этими двумя группами, не при-
надлежа ни к одной из них в узком смысле слова.
Графически соотношение между группой подлежащего и
группой сказуемого можно изобразить с помощью следующей
схемы:




Из схемы видно, что граница между группой подлежащего
и группой сказуемого лишь намечается, но быть обозначена
четко не может.
Второстепенные члены предложения выделяются не по их
отношению к сказуемому или к подлежащему, а по иному
принципу.
В отличие от главных членов предложения, принципы
выделения которых в общем вполне определенны, в случае
с второстепенными членами существует очень много специаль-
ных случаев, особых категорий и специфических отношений,
в которых трудно наметить какие-либо общие черты. Обычно
все эти случаи сводятся к нескольким наиболее важным. Так,
выделяются дополнения (Objects), обстоятельственные слова
(Adverbial Modifiers) и определения (Attributes).
Однако сведение всех разнообразных случаев к этим трем
категориям является очень сложной и не всегда разрешимой
задачей. Нередко в предложении встречаются единицы, ко-
торые нельзя подвести ни под одну из этих категорий. Так,
в предложении I saw him run Я видел, как он бежал такой
единицей является слово run. Иногда это run рассматривается

166
как своего рода «предикат», или второе сказуемое. Но такое
объяснение не вносит в данный вопрос ясности. Сказуемое —
это член предложения, выражающий предикацию и тем самым
придающий высказыванию вид предложения. Ничего подоб-
ного в run нет. Точно так же в предложениях типа I painted
the door green Я выкрасил дверь в зеленый цвет слово green
нельзя подвести ни под одну из основных категорий вто-
ростепенных членов предложения. Обычно его называют
объектно-предикативным членом (Objective Predicative). Но
при перечислении второстепенных членов предложения в
традиционных грамматиках объектно-предикативный член
почему-то не упоминается.
Кроме того, нередко бывает трудно достигнуть полной
ясности и точности в определении содержания самих понятий
— дополнения, обстоятельства и определения — и в установ-
лении границ между ними. Например, что представляет
собой словоформа 'студентов' в словосочетании 'обучение
студентов'? Некоторые грамматисты считают, что это такое
же определение, как и в словосочетании 'группа студентов',
и что особый характер сочетания в первом случае зависит
целиком от лексического значения его компонентов. Другие
же приписывают словоформе 'студентов' роль дополнения
(ср. 'обучать студентов'). В старых русских грамматиках
подобная трактовка была обычной: считалось, что имя в
косвенном падеже всегда является дополнением (в частности
и в словосочетании 'дом отца'). Однако по существу такое
объяснение ничего не дает. При подобной трактовке термин
«дополнение» приобретает значение, равное значению тер-
мина «косвенный падеж», и становится лишь другим названием
того же самого явления.
Для того, чтобы правильно разобраться в соотношениях,
существующих между второстепенными членами предло-
жения, и правильно выделить их, необходимо прежде всего
отграничить содержание членов предложения как таковых от
содержания слов, которые используются для их выражения.
При этом в лексическом содержании соответствующих слов
нужно различать значение слова как части речи и значение
слова как индивидуальной лексической единицы словаря (см.
«Лексикологию английского языка», § 159).
Выполнению этой задачи и посвящается следующий раздел
книги.

167
2. СООТНОШЕНИЕ МЕЖДУ ЧЛЕНАМИ ПРЕДЛОЖЕНИЯ,
ЧАСТЯМИ РЕЧИ И ИНДИВИДУАЛЬНЫМ ЗНАЧЕНИЕМ СЛОВ

§ 90. Между членами предложения и частями речи сущест-
вует определенное соответствие. Так, например, в предло-
жении Не saw a black dog there Он увидел там черную собаку
три второстепенных члена предложения выражены тремя
разными частями речи: дополнение — существительным,
обстоятельство — наречием, определение — прилагательным.
Такое соотношение между членом предложения и частью
речи, использующейся для его выражения, наблюдается и в
большинстве других предложений; можно сказать, что такое
соотношение является типичным: в основной массе случаев
дополнение выражается именно существительным, обстоя-
тельство — именно наречием, а определение — именно при-
лагательным. Указанное распределение частей речи по их
функционированию в предложении ни в какой степени нельзя
признать случайным. Дело в том, что любая часть речи,
помимо индивидуального значения входящих в нее слов,
имеет также еще и общее категориальное значение —
значение данной части речи: любое существительное обладает
общим категориальным значением предметности, любое
прилагательное содержит в себе общее категориальное зна-
чение признака и т. п. (Подробнее см. «Лексикологию англий-
ского языка», § 159.) Указанные значения частей речи на-
ходятся в определенном соответствии со значениями членов
предложения. Так, например, дополнение обычно обозначает
предмет, который стоит в известном отношении к процессу,
обозначенному сказуемым; поскольку же и существительное
также имеет значение предметности, ничего нет удивительного
в том, что для выражения дополнения используется именно
существительное, а не прилагательное, обладающее общим
категориальным значением признака. Подобным же образом
обстоит дело и с выражением других членов предложения.
Можно сказать даже больше: само существование той или"
иной части речи зиждется на том, что входящие в нее слова
регулярно используются в функции определенного члена
предложения. Выше (см. § 38) части речи были определены
как категориальные разряды слов, выделяемые по их пара-
дигмам, по парадигматическим схемам и по сочетаемости с
другими разрядами слов. Это означает, что, например, слово


Ш
стол является существительным в той мере и постольку, в
какой мере и поскольку оно характеризуется определенным
комплектом надежно-числовых форм и определенными осо-
бенностями сочетаемости его с другими словами — с глагола-
ми, прилагательными, предлогами и т. п. И если бы слово
'стол' перестало использоваться в таких синтаксических
функциях, как функция дополнения или функция подлежащего,
это означало бы изменение его синтаксической сочетаемости,
которое, в свою очередь, могло бы повлечь за собой и из-
менение парадигматической схемы и, в конце концов, из-
менение общего категориального значения этого слова: ср.
русское слово 'спасибо', в котором мы наблюдаем сейчас
нечто подобное; первоначально неизменяемое слово 'спасибо'
имеет тенденцию в результате изменившегося его функциони-
рования в предложении перейти в категориальный разряд
существительных: ср. 'Большое спасибо'; 'Не нужно мне
твоего спасиба'; 'Из спасиба шубы не сошьешь' и т. п. Иначе
говоря, основой для наличия у того или иного слова харак-
терных особенностей конкретной части речи является регуляр-
ное его употребление в функции тех членов предложения,
содержание которых соответствует общему категориальному
значению этого слова как части речи.
Однако вместе с тем не следует забывать, что члены
предложения и части речи являются двумя с а м о с т о я т е л ь -
ными и двумя разными категориями языка. Поэтому
часто возможны различные отступления, при которых опре-
деленные части речи могут выступать в несвойственной им
функции: поскольку любая часть речи охарактеризована как
таковая специальными морфологическими признаками (в
частности, своей парадигматической схемой), постольку при
указанном выше несвойственном ей функционировании она
остается тождественной себе — той же самой частью речи.
Так, в случае с прилагательным на характер данной части
речи (прилагательного) указывает не только положение дан-
ного слова в предложении как определения, но и наличие у
него определенных грамматических форм. В связи с этим в
прилагательном общее значение признака настолько прочно,
настолько мыслится независимо и в отвлечении от его функ-
ционирования в предложении в качестве определения, что
прилагательное может использоваться и в качестве других
членов предложения; важно только, чтобы такое его исполь-

169
зование не стало превалирующим, типичным: иначе оно
может перейти в другую часть речи и перестать быть при-
лагательным. Например, прилагательное может употреблять-
ся не только в функции определения (ср. Не saw the black
dog there), но и в функции предикатива (ср. The dog is black
Собака черная); однако те слова, которые, сближаясь с при-
лагательными по значению, используются т о л ь к о в функции
предикатива (ср. glad, afraid и т. п.), имеют тенденцию отор-
ваться от прилагательных и перейти в особую часть речи
(см. § 79).
Таким образом, возникает противоречие между значением
слова как части речи и значением слова как члена предложения.

§ 91. Положение еще дополнительно осложняется тем, что
вместе с указанным выше противоречием между значением
слова как части речи и значением слова как члена предло-
жения (см. § 90), существует также в ряде случаев противо-
речие между общим категориальным значением (значением
части речи) и индивидуальным значением слова.
Так, например, в слове 'стол' значение предметности
выражается дважды: в его принадлежности к определенному
категориальному разряду слов — существительному — и в
его индивидуальном лексическом значении (в том, что оно
обозначает конкретный предмет — стол). Между общим
категориальным значением и индивидуальным лексическим
значением слова 'стол' наблюдается здесь соответствие, и
такой случай является типичным. Однако уже в слове 'ходьба'
мы имеем известное противоречие между этими значениями:
слово обозначает не предмет, а процесс, но оформлено как
существительное и поэтому имеет общее категориальное
значение предметности. Это явление, характерное также и для
английского языка (см. «Лексикологию английского языка»,
§ 159 и § 84), сказывается в области синтаксиса. Слово, упо-
требляемое как существительное, влечет за собой связи,
характерные для предмета. Однако, если лексическое ядро
этого слова глагольное (имеет значение процесса), то это
вызывает в нашем сознании связи, характерные для процесса.
Так, в сочетании students of languages изучающие языки не
ясно, является ли of languages определением или дополнением;
тогда как совершенно ясно, что, например, в сочетании the
cover of the book переплет книги the book является определе-

170
нием к слову the cover. И дело здесь в том, что в слове students
мы чувствуем элемент глагольности, значение процесса в
самом его лексическом ядре. И это значение может приводить
к осмыслению languages в качестве дополнения, обознача-
ющего предмет, на который направлен этот процесс. The
cover of the book воспринимается иначе, поскольку в лекси-
ческом значении слова cover момент процесса исчез; проис-
хождение здесь не оставило следов в семантике.
Таким образом, во второстепенных членах предложения
пересекается несколько моментов: (1) синтаксический — роль
в предложении: определение, дополнение, обстоятельство;
(2) морфологический: оформление слова как определенной
части речи; (3) лексический: индивидуальные значения каж-
дого слова — обозначение признака, процесса и т. д. —
например, и black черный и blackness чернота имеют значение
признака.
При совпадении этих моментов никаких сомнений не
возникает: мы имеем ясные случаи. Так, в предложении:
Не saw a black dog there слово dog: 1) выполняет синтакси-
ческую роль прямого дополнения и соответственно обозначает
объект процесса, что уже наталкивает нас на представление
о предметности; 2) относится к существительным, что еще
раз указывает на предметность; 3) его лексическое значение
также указывает на предмет реального мира (собака), а не
признак или процесс и т. п. Таким образом, поскольку указания
всех трех моментов в данном случае совпадают, мы имеем
случай типичного дополнения.
Посмотрим, как обстоит дело со словом there. По син-
таксической роли в предложении это обстоятельство, обозна-
чающее условия, при которых произошло событие, а именно
— место действия. В выделении же какого-то конкретного
предмета мы не заинтересованы. Нам важно лишь простое
указание на место. Подобная «распредмеченность» и выра-
жена с помощью определенной части речи — наречия, —
которая не дает представления о предметности и указывает
лишь на обстоятельства, при которых протекает действие.
Конкретное лексическое значение слова также соответствует
первым двум моментам: ничего, кроме указания на место,
мы под there подразумевать не можем.
Такое же соответствие всех трех моментов мы видим и в

171
слове black: (1) синтаксическая роль в предложении — опре-
деление; (2) часть речи — прилагательное, обозначающее
признак, неотрывно связанный с предметом; (3) конкретная
лексическая семантика — обозначение цвета, т. е. признака,
а не предмета или процесса.
Традиционные определения различных членов предло-
жения исходят из разнородных признаков. Так, например,
в отношении определения указывают на прочность его связи
с определяемым и на то, что оно обозначает признаки пред-
мета. При определении дополнения говорят о значении
предметности и участии в процессе и т. д. Поэтому часто
получаются противоречия: в одном члене предложения сталки-
ваются разнородные признаки.
При определении членов предложения необходимо вы-
делять наиболее основные признаки и, исходя из них, харак-
теризовать роль слова в предложении. Такими основными
признаками являются:
1. С т е п е н ь с в я з и между членами предложения, ее
характер.
2. С о д е р ж а н и е о т н о ш е н и й , которые выражаются с
помощью данного члена предложения (идет ли речь о пред-
мете, признаке и т. д.).
Одно и то же содержание отношения между предметами
объективной действительности может быть выражено в со-
вершенно различных типах связи. Так, например, реальное
содержание отношений, выражаемых в предложениях This
table is black Этот стол черный и This is a black table Это
— черный стол, одно и то же: и в том и в другом случае речь
идет об известном предмете (столе) и об известном признаке
(черноте). Однако это реальное содержание выражается в при-
веденных предложениях по-разному, в разных типах связи.
В первом случае признак черноты мысленно отделяется от
предмета и обозначается как своего рода открытие, как то,
на что следует обратить внимание; напротив, во втором
случае связь признака (черноты) и предмета (стола) обозначена
как готовая, а не открываемая в высказывании. Здесь обозна-
чение предмета и его признака вводится в высказывание
одновременно (a black table), тогда как в предложении This
table is black сначала вводится обозначение стола, а лишь
затем уже сообщается, что он черный.

172
Из сказанного следует, что между типами связи и содер-
жанием связи существует глубокое различие. Это различие
никак нельзя упускать из виду при анализе синтаксического
строя языка.

3. ТИПЫ СВЯЗИ
§ 92. В предложении ясно различаются неравноправные по
своему характеру типы связи: выделяются более тесные и
менее тесные объединения слов. Различная степень спаянности
между словами в предложении проявляется в большей или
меньшей легкости членения различных соединений слов.
Между одними членами предложения связи более свободны,
их вычленение является сравнительно легким, а между дру-
гими членами предложения связи более тесны, так что члены
эти образуют в предложении определенные единства и ком-
плексы.! Таким образом, существуют различные градации
членения между словами в предложении. Яснее всего высту-
пает членение между подлежащим и сказуемым, затем внутри
них, например между определением и подлежащим. Так, в
предложении This is an English book Это английская книга
сначала мы замечаем членение между this и English book,
а затем уже членение внутри комплекса English book между
English и book. Следовательно, с одной стороны, мы имеем
связь между подлежащим и сказуемым, а с другой, — между
определением и определяемым. Это две крайности: связь
наиболее свободная и связь наиболее тесная. Между этими
противоположными видами связи существуют другие виды
связи.
Рассмотрим различные виды связи слов в предложении
более детально.

§ 93. Наиболее свободная связь между словами в предло-
жении — это связь между подлежащим и сказуемым, назы-
ваемая п р е д и к а т и в н о й . Такой является связь между he и
is a doctor, the table и is black, the doctor и arrived в предло-
жениях: He is a doctor Он доктор; The table is black Стол
черный; The doctor arrived Доктор прибыл.
Поскольку сказуемое выражает предикацию и указывает
на связь предиката с субъектом, связь сказуемого с подлежа-
щим в составе предложения имеет особый характер. Она

173
неразывно соединена с выражением предикации. Эта связь
наиболее характерна для подавляющего большинства предло-
жений; она создает предложение как таковое, организует
предложение как внутренне законченную единицу. Связь
сказуемого с подлежащим представляется более существенной,
чем связь сказуемого с другими членами предложения,
поскольку подлежащее обозначает тот предмет, по отно-
шению к которому осуществляется предикация.
Предикативная связь не является заранее известной, за-
ранее данной; она устанавливается в предложении. Для
установления этой связи и организуется все предложение.
Это есть связь на каждый данный случай. Она является
наиболее живой и свободной связью между словами в предло-
жении, и поэтому она не объединяет слова в одно целое.
Связь эта настолько свободна, что дальнейшее ее ослабление
невозможно; следующая ступень — это уже отсутствие
всякой связи между словами. Для предикативной связи,
помимо выражения предикации, важно и то, что в нее входит,
наряду со сказуемым, другой главный член предложения —
подлежащее; т. е. предикативная связь выделяется тем, что
она является связью между двумя главными членами предло-
жения, из которых один выражает предикацию, а другой
обозначает субъект, т. е. предмет мысли, по отношению к
которому определен предикат.'В отличие от предикативной
связи, другие типы связи служат для введения в предложение
второстепенных членов (особый характер имеет связь ко-
пулятивная, см. ниже, § 96).

§ 94. Наиболее тесная связь, как мы уже говорили, объ-
единяет определение и определяемое. Эта связь называется
определительной, или атрибутивной*.
Атрибутивная связь наименее живая, но наиболее прочная
связь между словами в предложении. Это связь как бы заранее
данная, готовая. Для нее характерно то, что она образует
такие сочетания, которые в предложении выступают как
цельные единицы, как цельные комплексы, включаемые в
предложение в собранном, готовом виде.

• Как и в случае предикативной связи, говоря об определительной
или атрибутивной связи (и о других типах связи), мы не имеем в виду
содержание этой связи.

174
Атрибутивная связь, как уже было сказано, стоит на
противоположном полюсе по сравнению с предикативной:
если предикативная связь создается в предложении и является
наиболее свободной связью между словами, связью на каж-
дый данный случай, то атрибутивная связь оказывается
чрезвычайно тесной, как бы заранее установленной и исполь-
зуется в предложении как нечто данное.
Предикативная связь создает предложение как таковое,
скрепляет его главные члены. Связь определения с определ-
яемым не является организующей в предложении. Она
оформляет не предложение в целом, а известный комплекс
внутри него. Этот комплекс может занимать в предложении
разные места, может быть подлежащим, дополнением и т. д.
Эта связь, таким образом, не касается структуры всего
предложения в целом и существенна лишь для строения
определенного члена предложения (определение и определ-
яемое выступают в предложении как один комплексный
член).
Наиболее характерным для атрибутивной связи является
соединение прилагательного с существительным: an English
book английская книга, a black dog черная собака и т. п.
Однако основным является здесь не то, какие части речи
связываются, а то, как они связываются.
Ср. This is a large room Это большая комната и This room
is large Эта комната большая. В обоих случаях мы имеем те
же слова, те же понятия и те же отношения между понятиями.
В обоих случаях комната характеризуется понятием вели-
чины. Однако оформление мысли в этих предложениях
разное.
В предложении This room is large признак мысленно отделя-
ется от предмета, и его обозначение вводится как своего рода
открытие, заканчивает мысль. Признак в данном случае
приписывается предмету, связывается с выражением пре-
дикативности. В предложении This is a large room — large
room выделяется как нечто цельное. Нельзя сказать This
is a large. Связь предиката и предмета дается как нечто готовое,
а не как открываемое в высказывании. Признак не отделяется
от предмета, но вводится одновременно с ним. Различное
осмысление связи между признаком и предметом в том и
другом предложении можно пояснить с помощью следую-
щих двух схем.

175
Сначала в высказывание вводится this room, а затем уже
сообщается признак-large, т. е. обозначение признака вводит-
ся в предложение отдельно от обозначения предмета; признак
как бы открывается говорящим и выступает в качестве харак-
теристики комнаты.




Обозначения признака и предмета образуют в предложении
единый комплекс, вводятся одновременно, как уже готовый
элемент и раскрывают содержание this.
Таким образом, атрибутивная связь — это наиболее тесная
связь между словами в предложении. При такой связи два
члена максимально сливаются, т. е. представляют собой
целостную единицу внутри предложения и членятся лишь
внутри того комплекса, который образуют. В этом комплексе
одно слово так подчинено другому, что оно для предложения
самостоятельного значения не имеет. Атрибутивная связь
по своей прочности, по силе «сцепления» между ведущим и
зависимым словом приближается к связи между компонен-
тами сложного слова, т. е. к связи лексического характера.
Стоит связать слова еще более тесно и получится сложное
слово. Атрибутивный комплекс стоит на грани сложного
слова. В английском языке эта грань легко нарушается. Ср.,
например, an English teacher в значении учитель-англичанин,
где мы имеем свободное словосочетание, и an English teacher
в значении учитель английского языка, где уже можно ставить
вопрос о словосложении (см. «Лексикологию английского
языка», § 133). В русском языке морфология не дает воз-

176
можности перейти эту грань (ср. 'белый медведь' — 'белого
медведя'). Понятие внутренне осмысляется как целое, но все
же оформляется в двух словах, и морфология не позволяет
этого забывать. Это два слова, а не части одного слова.
Внутри атрибутивного комплекса одно слово является
ведущим, а другое — зависимым от него. При этом, говоря о
ведущем и зависимом словах, не следует смешивать «ведущий»
и «зависимый» в грамматическом и в лексическом плане.
Нередко оказывается, что грамматически зависимое слово
является ведущим лексически, а грамматически ведущее слово
— второстепенным с точки зрения лексических отношений
между словами. Так, например, что важнее лексически в
предложении Не is a good doctor Он хороший доктор — good
или doctor? Обычно такую фразу произносят тогда, когда
известно, что человек, о котором идет речь — доктор, и хотят
сказать, что он хороший доктор. Таким образом, слово
doctor, грамматически ведущее по отношению к good, лекси-
чески оказывается второстепенным, а слово good, граммати-
чески подчиненное слову doctor, оказывается лексически
более важным.
Возможны случаи, когда лексическое значение грамматиче-
ски ведущего члена атрибутивного комплекса настолько ос-
лабляется, что становится совершенно несущественным. На-
пример: Не is an old man Он старик.
Здесь слово man лексически совершенно ослаблено (ср.
русск. 'Ломоносов — великий человек'). Man является здесь
лишь формальной опорой для old, с помощью которой ком-
плекс old man приобретает субстантивный характер. В этом
отношении роль man можно сравнить с ролью суффикса
'-ик' в русском слове 'старик'. Английское old man, таким
образом, примерно соответствует русскому 'стар-ик'.
Другим примером атрибутивного комплекса, в котором
слово, ведущее грамматически, является совершенно несуще-
ственным с лексической точки зрения, являются комплексы
со словом one: that one, little one и т. п. Слово one в этих
комплексах — это почти оболочка существительного; оно
вообще лишено какого-либо определенного конкретного
содержания. Конкретное содержание в этом случае вносится
прилагательным или местоимением, которые сочетаются с
one. Таким образом, слово one в английском языке имеет по
существу служебный характер и как слово служебное не явля-

177
ется членом предложения. В качестве одного члена предло-
жения выступает весь комплекс в целом: «полнозначное слово
(прилагательное, местоимение) + one». По существу получа-
ется такое сочетание главного слова со служебным, в котором
служебное слово (one) с точки зрения синтаксической струк-
туры является ведущим. Сохраняется лишь видимость атри-
бутивного комплекса. Возможность образования таких фор-
мальных атрибутивных комплексов есть особенность англий-
ского языка.
В английском языке имеются такие формальные атри-
бутивные комплексы, в которых служебным словом является
грамматически зависимое слово (определяющее), например,
артикль в сочетании существительного е артиклем: a dog,
the day и т. п. Артикль не является полнозначным словом;
это слово служебное. Следовательно, в данном случае мы
опять имеем лишь видимость атрибутивного комплекса, т. е.
комплекс по внешнему виду, но не по существу.
Неразличение грамматического и лексического планов при
определении ведущего и зависимого слова в атрибутивном
комплексе может привести к недоразумениям. Так, например,
вызывают споры случаи типа а cup of tea чашка чаю. Одни
считают главным словом в таких сочетаниях а сир, а другие —
tea. Правы здесь и те и другие, так как рассматривают этот
вопрос с разных сторон. С грамматической точки зрения
основным является сир, в лексическом же отношении главным
является tea.
Всегда необходимо учитывать эти две стороны — сторону
грамматическую и сторону лексическую — и не смешивать их.
То обстоятельство, что грамматические и лексические
отношения могут вступать в противоречие, не случайно. Оно
связано с длительностью процесса развития языка и является
свидетельством противоречивости, диалектичности его раз-
вития.
§ 95. Третий тип связи — этосвязь дополнительная, или
комплетивная*. Эта связь наиболее характерна для допол-
нения и обстоятельства. Она занимает промежуточное поло-
жение между предикативной и атрибутивной связями, являясь
* Термин «дополнительная» менее удобен, так как наводит на мысль
о дополнении, тогда как эта связь характерна не только для допол-
нения.


178
более тесной, чем предикативная, но менее тесной, чем атри-
бутивная. Эта связь соединяет слова, которые, с одной сто-
роны, далеки от компонентов сложных слов, а, с другой
стороны, не так свободно объединены, как подлежащее и
сказуемое. Комплетивная связь не представляется заранее
данной и вместе с тем не выступает как связь, для установления
которой организуется предложение. В отличие от предика-
тивной связи она не создает предложения, но в то же время,
в отличие от атрибутивной связи, она развивает не отдельные
члены внутри предложения, а все предложение в целом. В
комплетивной связи каждый элемент более свободен, чем в
атрибутивной. Могут быть различные частные случаи: ком-
плетивная связь может быть более тесной и менее тесной,
может более приближаться к атрибутивной и дальше отстоять
от нее. Но главным и наиболее характерным для нее, в отличие
от атрибутивной связи, всегда остается то, что слова вводятся
в предложение посредством этой связи дополнительно, по
мере развития предложения, как самостоятельные единицы,
а не как члены определенных синтаксических групп.
Например:




Отношение между am writing и a letter — это отношение
между сказуемым и второстепенным членом предложения,
который вводится при помощи комплетивной связи.
Рассмотрим различные типы связи на конкретных при-
мерах.
1. Не looked out into the sunlit square Он выглянул на за-
литую солнцем площадь.
В этом предложении имеется три различных типа связи
между словами: (1) связь между he и looked out*; (2) связь

* Для простоты looked out рассматривается здесь как целое, и син-
таксические отношения между looked и out не принимаются во внимание.

179
между looked out и sunlit square или, вернее, между looked
out и square и (3) связь между sunlit и square.
Связь между he и looked out предикативная: она создает
предложение. Другие два типа связи (примеры 2 и 3) не дают
оформления предложению, являются менее живыми и воспри-
нимаются как менее существенные для строения предложения.
Сравнительно с предикативной связью, объединяющей два
главных члена предложения (член, в котором выражается пре-
дикация, и член, по отношению к которому эта предикация
определяется), оба эти типа связи можно обозначить как свя-
зи относительно второстепенные. Во втором примере есть
главный член, выражающий предикацию (looked out), но нет
того члена, по отношению к которому определяется предика-
ция. В третьем примере нет ни одного главного члена, нет
даже члена, выражающего предикацию. Таким образом, оба
эти типа связи противостоят предикативной, как связи, отно-
сительно второстепенные; этот момент и объединяет их.
Однако при более глубоком анализе мы видим, что связи эти
различаются степенью объединенности компонентов в том
и в другом случае. Прежде всего, обращает на себя внимание
то, что sunlit square воспринимается как нечто более ком-
пактное, тогда как looked out into the sunlit square представля-
ется более расчлененным. Таково наше непосредственное
восприятие связи между словами в том и другом случае.
Но одного непосредственного восприятия недостаточно. Непо-
средственное восприятие может быть лишь следствием
какого-то существенного различия в языке. Раскрыть это раз-
личие может лишь анализ конкретных языковых фактов.
Ориентироваться только на восприятие значило бы впадать в
психологизм. Необходимо показать, чем это восприятие
вызвано, как оно соответствует фактам языка.
Рассматривая связь между словами в словосочетании
sunlit square, мы замечаем, что вместо sunlit можно поставить
какое-либо другое определение, например, moonlit, starlit,
large и др. Так получается ряд, включающий обозначение
данного предмета с выделением определенных признаков.
Признаки эти могут быть менее постоянны (moonlit, starlit)
или более постоянны (large и т. п.), но во всех случаях это
будут признаки предмета, тесно с ним связанные, поскольку в
реальной действительности признак вообще помимо предмета
не существует.

180
В отличие от этого, в словосочетании looked out into
the sunlit square — into the square не есть обозначение опре-
деленного признака «смотрения». Внутренней связи между
самими явлениями в данном случае нет. Здесь мы имеем
связь между процессом и предметом, внешним по отношению
к этому процессу, не имеющим к нему непосредственного
отношения в самой реальной действительности.
Другим обстоятельством, показывающим, почему у нас
создается разное восприятие степени связи между словами
sunlit и square, с одной стороны, и looked out и into the (sunlit)
square — с другой, является следующее. Комплекс sunlit
square связан со всей остальной частью предложения через
элемент square. Мы не можем опустить square и сказать he
looked out into the sunlit. Связь между словами в этом случае
можно изобразить следующим образом:




He looked out связано с sunlit лишь постольку, посколь-
ку square этим sunlit определено. Глагол связывается не-
посредственно со square. Sunlit служит, таким образом, не
для развития всего предложения в целом, а для развития
отдельного его члена — square. Связь между sunlit и square
— это связь атрибутивная, при которой слова образуют тесный
комплекс и входят в предложение как целое.
Связь между looked out и square иного характера. Незави-
симо от того, как понять into the square — как дополнение
или как обстоятельство места, — мы имеем один и тот же
тип связи*. Это тот тип связи, которую мы назвали компле-
тивной.
* Различие между дополнением и обстоятельством не в типе связи,
а в самом содержании связи.

181
Возьмем другие примеры:
2. Yesterday he left that town Вчера он уехал из этого города.
В he left мы имеем предикативную связь подлежащего со
сказуемым. Противоположный тип связи — атрибутивную
связь — мы видим в комплексе that town. Вместо этого ком-
плекса можно было бы употребить одно слово — название го-
рода. Yesterday вводится в предложение с помощью ком-
плетивной связи. Yesterday по отношению к left является опре-
деленным добавлением, уточнением. Это обстоятельство
времени. В left the town также связь комплетивная.
3. Не saw a black dog there Он увидел черную собаку там.
Наиболее тесно объединенными друг с другом словами
являются слова black и dog. Словосочетание black dog входит
в структуру предложения как целое, как один член предложе-
ния. В этом комплексе одно слово (black) так подчинено
другому (dog), что в предложении оно почти не имеет само-
стоятельного значения. Структура предложения не изменится,
если этот комплекс заменить одним словом. Такой ком-
плекс, как было отмечено, стоит на грани сложного слова.
В saw a black dog и saw there мы имеем связь следующей
ступени—комплетивную. Saw a dog не является комплексом,
как и saw there, т. е. слова dog и there входят в предложение
как самостоятельные единицы*.
Являясь связью более свободной, чем атрибутивная, ком-
плетивная связь вместе с тем не создает предложения. Так
же как и в случае с атрибутивной связью, предложение оста-
нется предложением даже если слова, вводимые этой связью,
опустить.
Третью ступень связи, когда отсутствие одного из компо-
нентов разрушает предложение, мы имеем в he saw. Это пре-
дикативная связь.
4. My brother was a professor all his life Мой брат был
«профессором» всю свою жизнь**.
* Важно отметить, что, в отличие от dog, there не связано с одним
определенным словом предложения; оно, с одной стороны, относится к
saw, а с другой — к dog. Оно может относиться и к подлежащему, т. е.
there скорее относится ко всему предложению в целом, как вообще все
обстоятельства. Оно развивает все предложение, добавляется ко всему
предложению, а не к отдельным его членам.
** Слово 'профессором' понимается здесь, конечно, в переносном
смысле.

182
Взаимоотношение между различными типами связи в этом
предложении можно графически изобразить следующим
образом:




Предложение создается с установлением предикативной
связи. Комплетивная связь лишь распространяет предложение,
но не создает его. Атрибутивная же связь меняет не строение
предложения, а строение отдельных его элементов.
Ср.: The boy saw a dog Мальчик увидел собаку.




и The little boy saw a big black dog Маленький мальчик увидел
большую черную собаку.




183
С присоединением слов посредством атрибутивной связи
предложение растет не извне, а изнутри; усложняются со-
ставляющие его элементы.

§ 96. Помимо рассмотренных трех типов связи между
словами, в предложении можно выделить еще один тип связи—
связь между однородными членами, например: a table and a
chair стол и стул; Не walked to the window and opened it
Он подошел к окну и открыл его. Эта связь выделяется довольно
легко. Характерным для нее является параллельное включение
в предложение двух, трех и более слов, стоящих в равных
отношениях к остальной части предложения. Этот тип связи
можно назвать копулятивной (от лат. copula связь, союз).

<<

стр. 5
(всего 8)

СОДЕРЖАНИЕ

>>