стр. 1
(всего 3)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

Министерство образования Республики Беларусь
УЧРЕЖДЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ
«ГРОДНЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
ИМЕНИ ЯНКИ КУПАЛЫ»




В.С.СОРКИН

ОСОБЕННОСТИ
ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ДОКАЗЫВАНИЯ
В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

Монография




Гродно 2002
УДК 343
ББК 67.411
С65




Рецензенты: заслуженный деятель науки Республики Беларусь,
доктор юридических наук, профессор Н.И.Порубов;
кандидат юридических наук, доцент, начальник кафедры
оперативно-розыскной деятельности Академии МВД
Республики Беларусь В.В.Бачила.




Соркин В.С.
Особенности процессуального доказывания в уголовном
судопроизводстве: Монография. — Гродно: ГрГУ, 2002. — 95 с.
С65
ISBN 985-417-399-2

Исследуется комплекс вопросов, связанных с понятием доказывания и доказательств
в уголовном судопроизводстве, в контексте реформирования и обновления уголовно-
процессуального законодательства. Изложенная проблематика базируется на обобщении
и научном изучении собранного эмпирического материала, включая практический опыт
работы автора в качестве следователя прокуратуры.
Библиогр. 89 назв.

УДК 343
ББК 67.411




ISBN 985-417-399-2 © Соркин В.С., 2002
ВВЕДЕНИЕ

Теория доказывания и доказательственное право в уголовном су-
допроизводстве представляет собой сложное и многогранное явление.
Это обусловлено тем, что краеугольным камнем любого уголовного
дела является разрешение вопроса о виновности либо невиновности
лица, обвиняемого в совершении преступления. Получить ответ на
данный вопрос означает сформулировать предмет уголовного процесса,
а именно явление объективной действительности, которое заключает-
ся в вопросе об уголовной ответственности. Упомянутая проблемати-
ка нашла свое отражение в работах Я.О. Мотовиловкера, который од-
ним из первых, на наш взгляд, наиболее точно отобразил предмет
уголовного процесса [1]. Законодатель вполне справедливо отнес ви-
новность обвиняемого в совершении преступления к главному факту
доказывания всякого уголовного дела. Данное обстоятельство в свою
очередь нашло и соответствующее нормативное закрепление в ст. 89
ч. 1 п. 2 УПК РБ [2, с. 114-115].
Вопрос о виновности обвиняемого в совершении преступления в
уголовном судопроизводстве возможно разрешить лишь путем дока-
зывания. Это свидетельствует о том, что именно на основе собранных
по делу доказательств, оцененных в соответствии с логическими и
правовыми правилами доказывания, лицо признается судом винов-
ным в совершении преступления.
Все это в конечном итоге позволяет вести речь об актуальности
данной тематики исследования. Мы констатируем, что вопросы тео-
рии доказывания и доказательственного права на протяжении значи-
тельного периода времени являлись предметом научных изысканий
процессуалистов.
Об этом, в частности, свидетельствует фундаментальнейший труд
«Теория доказательств в советском уголовном процессе» [6]. Однако,
несмотря на значительный объем публикуемого материала по данной
теме, проблемы доказательственного права нуждаются в дальнейшем
обобщении и изучении.
Целью данной монографии явилось исследование комплекса
вопросов, связанных с определением места и роли доказательств и
процесса доказывания в уголовном деле. Автор ставил перед собой
задачу осветить основной спектр упомянутых вопросов с учетом ре-
формирования и обновления уголовно-процессуального законода-
тельства.
Как известно, 1 января 2001 г. введен в действие Уголовно-про-
цессуальный кодекс Республики Беларусь.

3
Законодатель подверг реорганизации многие институты уголов-
ного процесса. Он не обошел стороной и разделы, посвященные дока-
зательствам и доказыванию. Более того, в новом УПК РБ нашла свое
законодательное отражение гл. 11, ст. 102–106, посвященная процес-
су доказывания [2, с. 120-123]. В редакции УПК РБ 1961 г. такая гла-
ва отсутствовала.
Все это обусловливает необходимость проведения сравнительно-
го анализа структуры ранее действовавшего законодательства с ныне
действующим в части доказывания.
Думается, что научный интерес могут представлять следующие
аспекты:
– конкретные процессуальные действия защиты по собиранию
доказательств;
– организация оперативно-розыскной деятельности в процессе
доказывания.
Это вызывает необходимость комплексного научно-системного
подхода к изучению упомянутых вопросов.
Общеизвестно, что в «Законе об адвокатуре Республики Беларусь»
(1993 г.) нашли отражение новеллы в части прав защиты собирать и
представлять сведения в уголовное дело [7, с. 304–310].
Вместе с тем, законодатель пока не выработал конкретного меха-
низма осуществления упомянутых действий. Все это не способствует
должной реализации принципа состязательности уголовного процес-
са в полном объеме. Кроме того, данное обстоятельство во многом
затрудняет процессуальную деятельность защитника в уголовном су-
допроизводстве в части реализации средств и способов защиты.
В монографии представлены конкретные рекомендации по со-
вершенствованию механизма представления защитником сведений в
уголовное дело. Это позволяет, по мнению автора, отнести деятель-
ность защитника к стадиям и методам процесса доказывания в уго-
ловном судопроизводстве.
Безусловно, нельзя не затронуть вопрос организации оперативно-
розыскной деятельности в процессе доказывания. На наш взгляд, пер-
востепенное значение имеет определение оперативно-розыскной инфор-
мации (ее места и роли) в качестве источника доказательств по
уголовному делу. Мы выделяем условия, при которых фактические дан-
ные, полученные оперативным путем, можно отнести к доказательствам.
Таким образом, с учетом обобщения следственной и судебной
практик в монографии подвергнуты анализу и комплексному иссле-
дованию отдельные аспекты процессуального доказывания уголовно-
го судопроизводства.

4
ГЛАВА 1. ОБ ОСНОВНЫХ ПОНЯТИЙНЫХ КАТЕГОРИЯХ
ТЕОРИИ ДОКАЗЫВАНИЯ

1.1. Понятийный аппарат доказательственного права
В общепринятом смысле термины «доказательственное право»,
«теория доказывания», «процесс познания» направлены на установ-
ление и раскрытие истины по уголовным делам.
Речь идет о том, с помощью каких средств и в какой последова-
тельности разрешается вопрос о виновности либо невиновности лица
в совершении преступления.
Представляется оправданной формулировка понятия «доказатель-
ственное право», приведенная К.Ф. Гуценко. Констатируется, что со-
вокупность уголовно-процессуальных норм, определяющих содержа-
ние, цели и предмет доказывания, понятие и виды доказательств, а
также особенности доказывания в стадиях производства, и по некото-
рым категориям дел называется доказательственным [3, с. 145].
Очевидно, что доказательственное право не следует смешивать с
теорией доказывания. Утверждается, что теория доказательств явля-
ется частью науки об уголовном процессе и представляет собой сис-
тему научных положений, посвященных доказыванию по уголовным
делам. В ней рассматриваются методологические основы доказыва-
ния, понятия, виды, классификация доказательств, предмет и преде-
лы доказывания.
К теории доказательств относится изучение норм доказатель-
ственного права, практической деятельности по применению этих
норм субъектами уголовного судопроизводства и выработка рекомен-
даций, способствующих правильному использованию доказательств
[3, с. 145].
В продолжение данной мысли Р.Х. Якупов резюмирует, что «тео-
рию доказывания» следует отличать от понятия «доказательственное
право», обозначающего подотрасли уголовно-процессуального права,
или совокупность правовых институтов и их объединений, предназ-
наченных для регулирования процесса доказывания [4, с. 159]. Целе-
сообразно остановиться на соотношении терминов «доказательство»
и «доказывание» в уголовном процессе (более подробно о понятии и
признаках доказательств будет сказано в главе 2 монографии). Мы
солидарны с утверждением, что широта содержания термина «дока-
зательство» заключается в том, что он включает не только вопросы
доказательств, являющихся средствами доказывания, но и процесс
доказывания, его цели, предмет, пределы и т.д. [5, с. 11–14].
5
Из сказанного вытекает, что термины «доказательство» и «до-
казывание» взаимообусловлены и не могут рассматриваться отдельно
друг от друга.
Следует отметить, что в УПК РБ раздел 3 получил соответствую-
щее название: «Доказательства и доказывание» [2, с. 114].
Таким образом, проанализировав все основные категории «тео-
рии доказывания», можно прийти к выводу, что доказательственное
право составляет основу как процесса доказывания, так и развития
учения о доказательствах в уголовном судопроизводстве.

1.2. Логические основы
уголовно-процессуального доказывания
Для определения сущности доказывания в уголовном судопроиз-
водстве необходимо правильно интерпретировать сущность данного
термина. Поскольку процесс доказывания регулируется нормами уго-
ловно-процессуального права, то его следует именовать уголовно-про-
цессуальным доказыванием.
Затруднения в изучении курса «Доказывание» в значительной
степени обусловливаются неразработанностью и спорностью воп-
росов доказывания. Трудно указать аспекты, относительно которых
в монографической литературе не было бы высказано различных
взглядов с соответствующей аргументацией. В 1966 г. издана фун-
даментальная монография Р.С. Белкина «Собирание, исследование
и оценка доказательств. Сущность и методы», где автор одним из
первых в отечественной литературе рассмотрел процесс доказыва-
ния [8]. В последующем проблемами доказывания занимались мно-
гие авторы. Различные аспекты доказывания рассмотрены в учеб-
никах уголовного процесса: Н.С.Алексеева [9], А.С.Кобликова [10],
Р.С.Белкина [11], А.И.Винберга, М.С.Строговича [12]. Вопросы до-
казывания освещались также в монографических работах В.М.Гал-
кина [13], Г.М.Миньковского [14], И.И.Мухина [15], Г.М.Резника
[16], Ф.Н. Фаткуллина [17], А.А. Эйсмана [18].
Несмотря на многообразие суждений, нельзя не отметить одно
обстоятельство: все вышеперечисленные авторы не отрицают, что в
теории и практике уголовно-процессуального доказывания широко
используются законы логики.
С философской точки зрения, доказывание вообще является не
только предметом формальной логики, но и гносеологии, теории по-
знания, положения которой также используются в уголовном процессе
[4, с. 160]. Мы солидарны с данным утверждением. В этой связи пред-
ставляют интерес исследования Р.Х.Якупова, который утверждает:

6
– в гносеологии различают два основных направления: диалек-
тико-материалистическое и идеалистическое. Методологической ос-
новой российской теории доказывания в уголовном процессе служит
диалектико-материалистическая гносеология с ее исходным принци-
пом отражения и положением о принципиальной познаваемости объек-
тивного мира;
– с точки зрения логики и диалектико-материалистической тео-
рии познания уголовно-процессуальное доказывание представляет
собой форму познания явлений объективной реальности, дающей
принципиальную возможность раскрытия любого преступления.
Раскрытие преступлений — событий прошлого — осуществля-
ется посредством «следов» этого события — с помощью доказательств
(аргументов). Следовательно, уголовно-процессуальное доказывание
представляет собой форму опосредованного познания, что, разумеет-
ся, не исключает, а напротив, предполагает непосредственное воспри-
ятие процессуальными органами, другими участниками уголовного
процесса фактов-доказательств.
Важно иметь в виду, что уголовно-процессуальное доказывание —
основной, но не единственный вид опосредованного познания в уго-
ловном судопроизводстве. Необходимо также знать, различать и ис-
пользовать в нем иные виды опосредованного познания, связанные с
применением предусмотренных законом презумпций, преюдиций и
общеизвестных фактов.
Наряду с познавательными чертами уголовно-процессуальное до-
казывание характеризуется рядом других свойств, обусловленных его
правовым характером. Среди них — специфические: цель, предмет,
пределы, средства, способы доказывания, сроки и порядок доказыва-
ния, оформления его хода и результатов, а также особый круг уполно-
моченных, обязанных и управомоченных субъектов доказывания.
Весьма интересный подход к проблеме уголовно-процессуально-
го доказывания предлагает А.А.Давлетов. Так, он утверждает, что
наименование «теория доказательств» не отражает своего содержа-
ния и предлагает аргументы в пользу развития этой теории в иное
качество — «теорию уголовно-процессуального познания» [19, с. 7].
Однако, на наш взгляд, вряд ли имеется необходимость в преоб-
разовании одного термина в другой.
Уголовно-процессуальное доказывание как раз и включает в себя
познания фактов объективной действительности, о чем упоминалось
выше.
Весь процесс доказывания — логический процесс, при помо-
щи которого органы уголовного преследования приходят к выводу о

7
существовании или несуществовании тех или иных фактов, явле-
ний, действий, отношений, связей и т.д.
Доказывание как рациональная мыслительная деятельность под-
чинена законам логического мышления, обеспечивающим правиль-
ность выведения умозаключения и формулирования гипотез. Законы
логического мышления эффективно используются при построении
различных криминалистических версий, составлении на их основе
планов расследования и розыска, при проведении следственных дей-
ствий, при формулировании выводов и принятии решений везде, где
требуются строгая логическая последовательность, доказательность
и обоснованность суждений и действий.
Предметом логики доказывания является изучение процесса су-
дебного доказывания как конкретного вида мыслительной деятельно-
сти, основанного на использовании законов и форм мышления. Логи-
ка доказывания использует средства формальной логики. Формальная
же логика представляет собой науку о законах и формах мышления
(законах тождества, непротиворечия, исключенного третьего, таких
формах, как понятия, суждения, умозаключения). Она изучает струк-
туру готовых, сложившихся понятий, правила соединения этих поня-
тий в суждения, построение выводов. Ход мысли в процессе доказы-
вания должен отличаться строгостью и определенностью. Но это
возможно только в том случае, если на протяжении всего рассужде-
ния один и тот же предмет мысли понимается в одном и том же смыс-
ле, с одними и теми же признаками. Требование определенности в
употреблении понятий вытекает из закона тождества, согласно кото-
рому каждое понятие должно мыслиться тождественным себе в тече-
ние всего процесса-рассуждения.
Вместе с тем суждение при доказывании должно быть последо-
вательным и непротиворечивым. Недопустимо приписывать пред-
мету какой-либо признак, а затем, в ходе рассуждения, этот признак
у того же предмета отрицать. Закон исключенного третьего дополня-
ет это общее правило, утверждая, что если о предмете высказаны
два взаимоисключающих (противоречащих друг другу) утвержде-
ния, то одно из них непременно истинно, другое ложно и никакого
третьего утверждения по тому же поводу высказать нельзя. Человек
либо был на месте преступления, либо не был там — третьего не
дано [18, с. 170].
Для того, чтобы процесс собирания, проверки, оценки и исполь-
зования доказательств обеспечил установление истины по делу и вме-
сте с тем осуществлялся быстро, без излишней затраты сил и средств,
этот процесс должен быть целеустремленным, организованным.

8
Внутренняя его организация обеспечивается выдвижением версий и
основанным на версиях планированием расследования.
Логические основы доказывания включают ряд аксиом, отража-
ющих общие законы правильного мышления.
1. Доказываемый факт, обстоятельства и средства его доказыва-
ния должны быть явными и точно определенными. С точки зрения
логики, это означает, что тезис (то, что доказывается) и аргументы
(средства доказывания) должны быть выражены однозначно, не дол-
жны допускать различных толкований, причем аргументы должны
быть истинными.
2. На всем протяжении процесса доказывания факта, обстоятель-
ства доказываемое должно оставаться одним и тем же. Это требова-
ние вытекает из логического закона тождества: каждая мысль, кото-
рая приводится в данном умозаключении, при повторении должна
иметь одно и то же определенное, устойчивое содержание. Наруше-
ние этого правила, которое в логике именуется «подменой тезиса»,
ведет к тому, что обстоятельство остается недоказанным.
3. Важные правила вытекают из логического закона противоре-
чия, который гласит: не могут быть одновременно истинными две
противоположные мысли об одном и том же предмете, взятом в одно
и то же время и в одном и том же отношении:
! доказываемое обстоятельство не должно иметь противоречи-
вого содержания, т.е., не быть внутренне противоречивым;
! нельзя одним актом доказывания пытаться доказать два логи-
чески противоречивых обстоятельства, факта;
! доказательства, используемые для доказывания факта, обсто-
ятельства, не должны противоречить друг другу.
4. Два доказываемых факта, обстоятельства, противоречащие друг
другу, не могут быть оба истинными или оба ложными. Это правило
основано на логическом законе исключенного третьего: два противо-
речащих суждения не могут быть одновременно ни истинными, ни
ложными и нет между ними среднего, третьего.
5. Важное значение в процессе доказывания имеет логический
закон достаточного основания: всякая истинная мысль должна быть
обоснована другими мыслями, истинность которых доказана. Из это-
го закона вытекают правила доказывания.
! Факты доказываются в конечном счете фактами.
! Средства доказывания должны быть полными.
! Средства доказывания в своей совокупности должны служить
достаточным основанием для признания доказанным обстоятельства,
факта.
9
! Средства доказывания должны быть истинными.
! Истинность средств доказывания должна быть установлена
независимо от доказываемого факта, обстоятельства.
Аксиомы доказывания имеют важное значение при построении
и проверке версий, причем при построении версии они служат базой
для выдвижения именно логически противоречивых предположений
типа «убийство — самоубийство», «кража — отсутствие кражи» и т.п.
Чтобы разобраться во всех имеющихся связях и отношениях меж-
ду отдельными фактами и выводами из них, требуется тщательный
анализ. Задача логики доказывания состоит в том, чтобы разработать
необходимые средства логического анализа структуры доказательствен-
ного материала и вооружить ими следственных работников. Мысли-
тельная деятельность, связанная с собиранием, исследованием и оцен-
кой доказательств, не может протекать иначе, как в строгих логических
формах. Между тем следователю особенно необходимо в совершен-
стве владеть искусством правильного построения мыслей, рассужде-
ний. Известно, что отдельные доказательства, особенно косвенные,
представляют лишь частичные, не связанные между собой данные о
некоторых событиях, действиях, предметах. Соединение их в одно
целое, внутренне связанное рассуждение требует большой последова-
тельности мышления, глубокого понимания логических правил выве-
дения одних мыслей из других [18, с. 16].
Логика как наука о законах и формах мышления, имеет дело не с
реальными вещами, а с мыслями об этих вещах, а поскольку всякая
мысль выражается словами в виде высказываний, то и логика иссле-
дует правила образования этих высказываний, их сочетаний и сис-
тем, обеспечивающих правильность рассуждения.
В логике под процессом доказывания понимают процесс мысли,
заключающийся в обосновании истинности какого-либо положения
при помощи других положений, истинность которых уже установле-
на (доказана). В более узком смысле логическое доказывание пред-
ставляет собой построение логических выводов, когда из одних ут-
верждений (уже известных) на основании логических правил
выводятся другие. Известную, доказанную мысль мы называем дока-
зательством. Ту, которую надлежит доказать — доказываемым обстоя-
тельством или тезисом. Обоснование одного высказывания с помощью
другого возможно только при условии, что эти высказывания связаны
между собой.
Когда по делу собран минимум исходных доказательств и дано
предположительное объяснение существа дела, выдвигается версия.
Под версией в уголовно-процессуальной науке понимают обоснован-

10
ное предположение о сущности события преступления или отдель-
ных его сторон и обстоятельств. По своей логической природе версия
представляет гипотезу. В логике гипотезой называют предположитель-
ное научное объяснение каких-либо явлений, их причин или иных
взаимосвязей. Гипотеза выдвигается тогда, когда имеющиеся данные
еще недостаточны для достоверного обоснования выдвинутого пред-
положения и отсутствует его практическая проверка. Использование
версий является основной логической формой мыслительной деятель-
ности при обнаружении и расследовании преступлений. В процессе
выдвижения версии используются такие формы выводов, как дедук-
ция, индукция и аналогия. Непременным условием использования
дедукции служит наличие обобщенного знания о различных спосо-
бах совершения преступлений, об уловках преступников, о типичных
следах, образующихся на месте преступления, и т.п. Вывод строится
от знания большей общности (правило, обобщение) к знанию мень-
шей общности (версия) и потому носит дедуктивный характер. Если
уже в самом начале расследования в составе фактического базиса
имеются такие данные, из которых можно сделать совпадающие вы-
воды, в построении версии используется индукция. В умозаключении
по аналогии из сходства двух предметов в нескольких признаках зак-
лючают о сходстве этих предметов и в других признаках. В построе-
нии версии по аналогии делают вывод о том, что два или несколько
преступлений совершены одним и тем же лицом, если способ совер-
шения их одинаков. Здесь из сходства в способе преступных действий
предположительно заключают о тождестве преступника. Выводы по
аналогии не достоверны, а только предположительны, поскольку к
аналогии прибегают тогда, когда наличие закономерностей связи меж-
ду признаками еще неизвестно [20, с. 34].
Проверка версии с логической стороны заключается в выведе-
нии из нее следствий и сопоставлении этих следствий с обнаружива-
емыми по ходу расследования доказательствами. Подтверждение след-
ствия состоит в обнаружении такого доказательства и приобщении
его к делу. Опровержение следствия состоит в том, что обнаруживает-
ся доказательство, противоречащее следствию, выведенному из дан-
ной версии.

1.3. Сущность и цель доказывания.
Объективная истина как цель доказывания
Доказывание представляет собой процесс установления исти-
ны в судопроизводстве, ее познание, обоснование представлений о

11
ее содержании. Его сущность заключается в собирании, исследова-
нии, оценке и использовании доказательств. Цель доказывания — ус-
тановление истины по делу. Общеизвестно, что доказывание является
сердцевиной уголовно-процессуальной деятельности [21, с. 14].
Необходимо определить содержание понятия доказывания. Пред-
ставляется, что целесообразно выделить и проанализировать такие
компоненты, как содержание и характер истины в уголовном деле.
Вряд ли еще возможно обнаружить в теории доказывания подобные
понятийные категории, которые бы вызывали бурные научные споры.
Итак, целью доказывания является установление истины по
делу. Эта истина в литературе чаще всего именуется материальной
или объективной истиной. Под объективной истиной понимается
такое содержание человеческих знаний, которое правильно отра-
жает объективную действительность и не зависит от субъекта, не
зависит ни от человека, ни от человечества. Установить истину в
уголовном процессе означает познать произошедшее событие и все
обстоятельства, подлежащие установлению по уголовному делу, в
соответствии с тем, как они имели место в действительности. Ус-
тановление обстоятельств такими, какими они были в действитель-
ности, составляет содержание объективной истины. Истина содер-
жит не общие законы, что характерно для научной истины, а
отдельные конкретные факты, важные для разрешения данного дела.
Можно, таким образом, утверждать, что истина в уголовном про-
цессе есть истина конкретная, практическая. Для установления этой
истины используются общие законы познания и особые правила
уголовно-процессуального доказывания. Основу правовых гаран-
тий установления истины составляет система правовых принци-
пов уголовного процесса, каждый из которых имеет определенное
значение в обеспечении истинных выводов [22, с. 50].
Истинными считаются такие выводы, которые соответствуют
тому, что имело место, произошло в действительности. Объективный
характер таких выводов обусловливается тем, что они представляют
верное отражение объективной реальности, но не субъективных пред-
ставлений, оторванных от реальности. Высказаны мнения, что содер-
жание истины, устанавливаемой в уголовном процессе, должно опре-
деляться таким объемом сведений, которые отражают: лишь
фактические обстоятельства дела (где, когда, как, почему и т.д. совер-
шено определенное деяние) [23, с. 117-118] — М.С.Строгович; фак-
тические обстоятельства и правовую квалификацию [24, с. 135-136] —
Н.Н.Полянский; фактические обстоятельства, правовую и обществен-
но-политическую оценку (наказание) [25] — И.Д.Перлов.

12
Критерием истинности наших знаний является практика. Это
положение имеет важное значение для уголовного процесса, где оно
означает правильность, истинность выводов об обстоятельствах пре-
ступления и о виновности (невиновности) лица в его совершении и
подлежит непременной проверке. Критерием, используемым при этом,
является практика. Имеются в виду две ее основные формы:
а) непосредственная в виде практических (следственных, судеб-
ных и иных процессуальных) действий, направленных на собирание
и исследование доказательств, с помощью которых проверяется ис-
тинность выводов по уголовному делу (материалов о преступлении);
б) опосредованная практика в виде предшествующей обществен-
но-исторической практики, выраженной в науке уголовного процес-
са, криминалистике, в профессиональном и общем житейском опыте.
Итак, доказывание — это деятельность, познавательная и удос-
товерительная, компетентных государственных органов, среди кото-
рых традиционно называют и суд [25, с. 159].
Рассматривая доказывание как процесс установления истины, т.е.,
процесс познания, следует исходить из положения о всеобщности про-
цесса познания, из того, что нет и не может быть специфически судеб-
ного познания истины. Субъект доказывания, устанавливая при по-
мощи доказательств обстоятельства дела, переходит от чувственного
восприятия отдельных фактов, признаков, свойств тех ли иных объек-
тов, играющих роль доказательств, к логическому осмыслению вос-
принятого, к рациональному мышлению.
Подводя некоторый итог изложенному, можно выделить, на наш
взгляд, резюме P.X.Якупова, который утверждает, что содержание ис-
тины в уголовном судопроизводстве ограничено определенными рам-
ками гносеологического порядка [4, с. 162].
Анализируя различные суждения по вопросу о характере истины
в уголовном деле, необходимо отметить, что начало дискуссии по дан-
ной проблематике обусловлено историческими условиями. События,
имевшие место в СССР в 1936–1937 г., давали основания ошибочно
трактовать понятие истины, что привело к трагическим последстви-
ям. Как мы уже отмечали, вопрос о характере истины по уголовным
делам является неоднозначным. В этой связи обратимся к исследова-
ниям, проведенным Р.Х.Якуповым.
Одни авторы объявили неприменимость философских категорий
абсолютной и относительной истины к истине, достигаемой в уголов-
ном процессе [26]. Другие авторы, признав правомерность постанов-
ки вопроса, тем не менее, разошлись во взглядах. Они разделились на
сторонников, признающих объективную истину по уголовным делам

13
только в качестве абсолютной (М.С.Строгович и др.), только относи-
тельной (Г.Т.Ульянова, И.Б.Михайловская и др.), либо абсолютной,
либо иногда относительной (И.Д.Перлов), абсолютной и относитель-
ной одновременно (В.Я.Дорохов, В.С.Николаев, А.И.Трусов и др.).
Обстоятельный анализ указанных позиций дан В.Я.Дороховым в мо-
нографии по теории доказывания [6, с. 53–59].
Ограничимся следующими замечаниями. Прежде всего, следует
высказать самые решительные возражения против первой точки зре-
ния, поскольку в конечном итоге она ведет к выхолащиванию методо-
логической основы теории доказывания в уголовном процессе. Что
касается сторонников другой позиции, то, как это ни парадоксально,
но противоречий между их взглядами фактически нет. Дело в том, что
вышеотмеченные расхождения мнимые, поскольку они касаются не
одного какого-то аспекта, а двух разных уровней: формально-логи-
ческого и диалектического. На формально-логическом уровне пробле-
ма соотношения абсолютной и относительной истины разрешается в
рамках взаимосвязей целого и части. В зависимости от того, что из
них избрать в качестве основного предмета внимания, истина в уго-
ловном процессе в его конечном пункте будет, несомненно, абсолют-
ной, полной, как того требует закон, в начале уголовного процесса —
как правило, относительной, неполной, верно отражающей лишь часть
обстоятельств, имеющих значение для дела. И, наконец, на рассмат-
риваемом уровне по мере продвижения уголовного дела (материалов
о преступлении) от первой стадии к последующим неполные, но вер-
ные знания накапливаются и достигают качества полной, абсолют-
ной истины.
На диалектическом уровне соотношение абсолютной и относи-
тельной истины в уголовном процессе действительно может быть пред-
ставлено первой и второй характеристиками одновременно.
Мы разделяем мнение Р.Х.Якупова, когда он говорит о соотно-
шении абсолютной и относительной истин в уголовном процессе
[4, с. 165].
Однако вряд ли можно согласиться с доводами Л.Л.Зайцевой,
когда она утверждает, что согласно ч. 1 ст. 102 УПК РБ, целью дока-
зывания, состоящего из собирания, проверки и оценки доказательств,
является законное, обоснованное и справедливое разрешение уголов-
ного дела. Далее она резюмирует, что это реальная и достигаемая цель
в отношении установления истины по делу [27, с. 16].
Во-первых, в ч. 1 ст. 102 УПК РБ ничего не сказано о том, что
целью доказывания является законное и обоснованное разрешение
уголовного дела. Это как раз является следствием доказывания в уго-

14
ловном судопроизводстве. Этапы процесса доказывания: собирание,
проверка и оценка доказательств составляют его содержательную сто-
рону; во-вторых, установление истины по уголовному делу видится
вполне реальной и достижимой целью, исходя из гносеологических
аспектов доказывания и философского суждения об истине.

1.4. Предмет и пределы доказывания
Очевидно, что наличие общественно опасного деяния, преду-
смотренного уголовным законом, к моменту его расследования на-
ходится уже в прошлом, и факты, его составляющие, не могут быть
объектом непосредственного восприятия следователя и суда. Одна-
ко данным фактом не исчерпывается предмет доказывания, и из не-
возможности его непосредственного восприятия при собирании,
исследовании, оценке и использовании доказательств еще нельзя
делать вывод о невозможности непосредственного восприятия пред-
мета судебного исследования вообще. Ряд фактов, входящих, поми-
мо указанного обстоятельства, в состав предмета доказывания, дос-
тупен для непосредственного восприятия их следователем и судом.
К ним могут относиться: последствия преступления, признаки со-
вершения преступления данным лицом, орудия и средства соверше-
ния преступления, обстоятельства, способствовавшие совершению
преступления, обстоятельства, относящиеся к личности субъекта
преступления, и др.
Совокупность доказываемых по делу обстоятельств образует то,
что в теории доказывания именуется предметом доказывания. Типо-
вой перечень таких обстоятельств, подлежащих доказыванию по лю-
бому делу, приводится в ст. 89 УПК РБ. Это тот минимум обстоя-
тельств, установление которых является обязательным условием
разрешения уголовного дела по существу. УПК требует устанавливать:
1) событие преступления (время, место, способ и другие обстоя-
тельства совершения преступления);
2) виновность обвиняемого в совершении преступления;
3) обстоятельства, влияющие на степень и характер ответствен-
ности обвиняемого, а также иные обстоятельства, характеризующие
личность обвиняемого;
4) характер и размер ущерба, причиненного преступлением.
Бесспорно, что главным фактором доказывания является винов-
ность обвиняемого в совершении преступления.
Кроме того, при производстве дознания, предварительного след-
ствия и судебного разбирательства органы уголовного преследования

15
и суд обязаны выявлять причины и условия, способствовавшие со-
вершению преступления.
Строгое следование содержанию предмета доказывания обеспе-
чивает полноту исследования обстоятельств дела.
По делам о преступлениях, совершенных несовершеннолетними,
кроме того, подлежат установлению следующие обстоятельства (ст. 89
п. 2 УПК):
1) возраст несовершеннолетнего (число, месяц, год рождения);
2) условия жизни и воспитания;
3) степень интеллектуального, волевого и психического разви-
тия, что позволит установить — несет ли он ответственность за соде-
янное или уровень его интеллекта не позволяет решать вопрос о при-
влечении его к ответственности;
4) наличие взрослых подстрекателей и иных соучастников [27, с. 115].
Место и время совершения преступления подлежат установле-
нию по каждому уголовному делу. Важнейшее уголовно-правовое зна-
чение фактор времени приобретает, когда от этого зависит решение о
том, достиг ли обвиняемый к моменту совершения преступления воз-
раста, с наступлением которого возможна уголовная ответственность,
а также какой уголовный закон подлежит применению по данному
делу. Способ совершения преступления иногда может иметь квали-
фицирующее значение (например, при умышленном убийстве спосо-
бом, опасным для жизни многих людей), а также играть роль отягча-
ющего вину обстоятельства. Под другими обстоятельствами имеются
в виду последствия преступления, которые не охватываются поняти-
ем вреда; данные о потерпевшем от преступления, а иногда и харак-
тер его действий.
Доказать виновность обвиняемого означает установить, во-пер-
вых, что преступление совершено данным лицом, привлекаемым к
уголовной ответственности, и, во-вторых, что обвиняемый действо-
вал виновно, т.е., при наличии умысла или неосторожности.
Обстоятельства, влияющие на степень и характер ответственно-
сти обвиняемого, т.е., обстоятельства, смягчающие и отягчающие от-
ветственность, характеризующие личность обвиняемого, содержатся
в УК РБ. Эти обстоятельства играют важную роль при разрешении
судом вопросов: подлежит ли обвиняемый наказанию за совершенное
преступление; какое именно наказание должно быть назначено обви-
няемому и подлежит ли оно отбыванию.
Доказывание характера и размера ущерба, причиненного преступ-
лением, обусловлено тем, что от этого в ряде случаев зависит решение
уголовно-правовых вопросов (о квалификации преступления, о мере

16
наказания), а также существованием институтов потерпевшего и граж-
данского иска в уголовном процессе. Доказыванию подлежит факт
причинения преступлением трех видов вреда: морального, физичес-
кого, имущественного.
Следует отметить, что в УПК РБ в редакции 1961 г. в предмет
доказывания, помимо четырех вышеперечисленных факторов, входи-
ло также выявление причин и условий, способствовавших соверше-
нию преступлений [28, с. 47]. Ст. 90 УПК РБ обязывает органы уго-
ловного преследования выявить причины и условия,
способствовавшие совершению преступления [35, с. 115]. Однако в
предмет доказывания это не входит. Думается, что принципиальной
разницы между терминами «подлежат доказыванию» и «обязаны вы-
явить» не усматривается. Все данные обстоятельства изучаются в обя-
зательном порядке. Поэтому представляется вполне оправданным от-
нести требования, изложенные в ст. 90 УПК РБ, к предмету
доказывания по уголовному делу.
Предмет доказывания определяет круг обстоятельств, которые
необходимо доказать по уголовному делу. Для установления этих об-
стоятельств необходимы доказательства, круг которых, по определе-
нию В.Д.Арсеньева, определяет «пределы и объем доказывания. Если
предмет доказывания закон предусматривает для каждого дела (в об-
щих чертах), то круг доказательств, нужных для его установления,
определяют следователь и суд по своему внутреннему убеждению».
Внутреннее убеждение в данном случае представляет собой убежден-
ность в достаточности доказательств, в доказанности необходимых
для установления истины обстоятельств. Это убежденность в том, что
полностью соблюдены требования полного, объективного и всесто-
роннего исследования обстоятельств дела. Совершенно очевидно, что
определение пределов доказывания — вопрос факта, задач расследо-
вания конкретного уголовного дела [20, с. 43].
Пределы доказывания — совокупность доказательств, необхо-
димых и достаточных для достоверного выяснения обстоятельств,
входящих в предмет доказывания. Определяя пределы доказывания,
орган, ведущий уголовный процесс, решает вопрос об оптимальных
границах исследования каждого обстоятельства.
Вполне справедливо утверждается, что пределы доказывания
следует отличать от фактического объема доказывания обстоятельств
по конкретному уголовному делу, которые иногда отождествляют в
уголовно-процессуальной литературе [29]. Между тем пределы дока-
зывания, как и предмет доказывания, представляют собой качествен-
ные, а не количественные характеристики доказывания, нормативно

17
определенные законом (уголовно-материальным и уголовно-процес-
суальным) [30, с. 27, 39].
Таким образом, подводя некоторый итог изложенному, можно
констатировать, что правильное, тактически грамотное и процессу-
ально выверенное исследование материалов дела зависит от четких
критериев, которые определяют предмет и пределы доказывания в
уголовном судопроизводстве.

ГЛАВА 2. ПОНЯТИЕ И СВОЙСТВА ДОКАЗАТЕЛЬСТВ
В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

2.1. Средства доказывания
Истина в доказывании устанавливается с помощью средств, по-
лучивших в литературе название средств доказывания. Однако в по-
нимании того, что служит средством доказывания, имеются разли-
чия. Мнения по этому поводу можно сгруппировать следующим
образом.
1. Средствами доказывания служат источники доказательств
(А.И.Винберг, Г.М.Маньковский, М.С.Строгович).
2. Средствами доказывания выступают способы получение до-
казательств, источники доказательств и собственно доказательства
(Ф.Л.Фаткуллин).
3. Средства доказывания — процессуальные действия, посред-
ством которых получают доказательства (А.И.Трусов, И.Л.Петрухин).
4. Средства доказывания — доказательства — фактические дан-
ные, сведения о фактах. Доказательства как средства доказывания
обладают определенной спецификой. Она заключается в том, что до-
казательства могут быть получены лишь из специальных, предусмот-
ренных законом источников; они должны относиться к предмету су-
дебного исследования; должна существовать реальная возможность
их проверки [20, с. 64].
Установление истины в процессе предварительного расследова-
ния и судебного разбирательства уголовных дел осуществляется пу-
тем доказывания обстоятельств, совокупность которых составляет
предмет исследования по данному делу. Доказывание есть выяснение
связей между данным явлением, фактом и обосновывающими его дру-
гими фактами, явлениями. Эти связи носят объективный характер;
они существуют вне зависимости от того, познаны они или нет, неза-
висимо от воли лица, осуществляющего доказывание. В процессе до-
казывания они выявляются, познаются, позволяют убедиться в ис-
18
тинности того или иного предположения. Средством такого убежде-
ния служат доказательства.
Реформирование судебно-правовой системы, принятие нового уго-
ловно-процессуального законодательства обусловило совершенствова-
ние научных исследований в части определения понятия доказательств.
Так, при подготовке нового Уголовно-процессуального кодекса Россий-
ской Федерации было представлено несколько проектов. В них содер-
жатся определения понятия доказательств по уголовным делам.

Проект Министерства юстиции Российской Федерации
1. Доказательствами по уголовному делу являются любые фак-
тические данные, на основе которых в определенном законом порядке
дознаватель, следователь, прокурор, суд устанавливают наличие или
отсутствие деяния, предусмотренного Уголовным кодексом, соверше-
ние или несовершение этого деяния обвиняемым и виновность либо
невиновность обвиняемого, а также иные обстоятельства, имеющие
значение для правильного разрешения дела.

Проект
Научно-исследовательского института
проблем укрепления законности и правопорядка
при Генеральной прокуратуре Российской Федерации
1. Доказательствами служат сведения, полученные и закреплен-
ные в предусмотренном законом порядке, на основе которых лицо,
производящее дознание, следователь, прокурор и суд устанавливают
наличие или отсутствие общественно опасного деяния, виновность
лица в совершении этого деяния и иные обстоятельства, имеющие
значение для правильного разрешения дела.
2. Источниками этих сведений являются: показания свидетеля,
показания потерпевшего, показания подозреваемого, показания обви-
няемого, заключение эксперта, вещественные доказательства, прото-
колы следственных и судебных действий и другие документы.

Проект Отдела судебной реформы и судопроизводства
Государственно-правового управления Президента
Российской Федерации
1. Доказательствами являются любые законно полученные судом
или стороной предметы, документы и другие материалы, использо-
вание которых в соответствии с положениями настоящего Кодекса
19
допустимо для установления обстоятельств прошествия, а также
иных имеющих значение при производстве по уголовному делу об-
стоятельств.

Из смысла изложенного явствует, что краеугольным камнем всех
научных споров в этом вопросе является формулировка понятия фак-
тических данных, т.к., на наш взгляд, наиболее предпочтительно
выглядит проект УПК РФ Министерства юстиции Российской Фе-
дерации.
Фактические данные подразделяются на:
1) сведения о фактах — такая информация об обстоятельствах
дела, достоверность которой сомнения не вызывает, и поэтому ее можно
использовать как готовые элементы в логических конструкциях для
получения итоговых знаний об обстоятельствах, входящих в предмет
доказывания;
2) доказательственные факты — показания, нуждающиеся в про-
верке, но, тем не менее, представляют собой доказательство в виде
сведений о факте [10, с. 34-35].
Нам представляются наиболее удачными исследования Р.Х.Яку-
пова, который выделил пять признаков уголовно-процессуального
доказательства. По своему содержанию они представляют собой:
1) «фактические данные», т.е., сведения о конкретных фактиче-
ских обстоятельствах. Подчеркивая «фактический» характер доказа-
тельства, законодатель тем самым обращает внимание на недопусти-
мость отнесения к доказательствам неконкретных, общих рассуждений,
различных слухов, догадок-предположений. По этому признаку, со-
гласно УПК РФ, не могут служить доказательствами фактические
данные, сообщаемые свидетелем или потерпевшим, если он не может
указать источник своей осведомленности.
Под «фактическими данными» некоторые ученые (М.С.Строго-
вич, П.С.Элькинд, В.Д.Арсеньев, И.М.Гуткин и др.) понимают не
только сведения о фактических обстоятельствах, но и сами факты, на
основе которых устанавливаются обстоятельства, входящие в пред-
мет доказывания (так называемые доказательственные, промежуточ-
ные или вспомогательные факты). Такая трактовка доказательств
вызывает возражения потому, что допускается подмена фактических
данных (доказательств) фактическими обстоятельствами, подлежащи-
ми доказыванию. Эти обстоятельства (например, факт ссоры, пред-
шествующий убийству одним из ссорящихся другого), будучи дока-
занными, установленными, используются в свою очередь для
доказывания обстоятельств, предмета доказывания. Из этих рассуж-

20
дений видно место доказательственных фактов в структуре доказыва-
ния и их доказательственное значение. Несомненно, что доказатель-
ственные факты используются и должны использоваться в качестве
доказательств особого рода — доказательств (аргументов) логичес-
ких, но не процессуальных в смысле, предусмотренном ст. 69 УПК.
Поэтому такое двойственное понимание доказательств (сведения и
факты) неприемлемо;
2) «любые» фактические данные, имеющие значение для дела.
Во-первых, речь идет о любых сведениях в том смысле, что они могут
быть уличающими и оправдывающими. Во-вторых, под имеющими
значение для дела сведениями следует понимать относящиеся к кругу
обстоятельств предмета доказывания.
По своей процессуальной форме:
3) эти фактические данные должны быть получены из докумен-
тов, показаний свидетелей, показаний потерпевших и других источ-
ников, перечисленных в законе. Из данного указания закона следует,
что ни анонимные заявления, ни сообщения лиц, сотрудничающих с
должностными лицами оперативных подразделений на конфиденци-
альной основе, не относятся к кругу источников фактических дан-
ных, очерченному процессуальным законом. Кроме того, следует иметь
в виду, что доказательственная информация (фактические данные) об
определенных обстоятельствах может быть получена только из ука-
занных в законе источников (ст. 79 УПК устанавливает правило, со-
гласно которому причины смерти, характер и тяжесть телесных по-
вреждений, возраст и т.д. могут устанавливаться только заключением
эксперта (экспертов));
4) эти фактические данные должны быть получены в установ-
ленном законом процессуальном порядке, предусмотренным спосо-
бом. Основным процессуальным способом получения доказательств
являются следственные действия, что не исключает и иных способов,
указанных в законе;
5) эти фактические данные должны иметь предусмотренный за-
коном процессуальный носитель доказательственной информации
(лицо, вещь, документ). Если речь идет о показаниях, то они должны
исходить от лица, поставленного в процессуальное положение соот-
ветствующего участника процесса, если о доказательственной инфор-
мации, получаемой с помощью предметов и вещей, то последние дол-
жны быть надлежащим образом процессуально оформлены и
приобщены к делу в качестве вещественного доказательства.
Далее Р.Х.Якупов определяет, что доказательствами в уголовном
процессе можно считать любые относящиеся к делу фактические данные

21
(сведения), полученные из установленных законом источников преду-
смотренными процессуальными способами и имеющие определенный
носитель [4, с. 171].
Белорусский законодатель определил, что доказательствами по
уголовному делу являются любые фактические данные, полученные в
предусмотренном законом порядке, на основе которых орган, веду-
щий уголовный процесс, устанавливает наличие или отсутствие об-
щественно опасного деяния, предусмотренного уголовным законом,
виновность лица, совершившего это деяние, либо его невиновность и
иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разреше-
ния уголовного дела, что нашло нормативное закрепление в УПК РБ
[4, с. 114].

2.2. Свойства доказательств
Принимая за основу определения доказательств термин «факти-
ческие данные», мы не можем не согласиться с утверждением, что
фактические данные, взятые сами по себе, содержащиеся в опреде-
ленном источнике, еще нельзя рассматривать в качестве доказательств
по уголовному делу [3, с. 152].
Доказательствами признаются лишь такие фактические данные,
которые получены из предусмотренного законом источника. Факти-
ческие данные, полученные из законных источников и в законном
порядке, образуют понятие допустимости доказательств. Необхо-
димо, чтобы между содержанием фактических данных и обстоятель-
ствами, входящими в предмет доказывания (обстоятельства, подле-
жащие доказыванию по делу), существовала определенная связь, т.е.,
эти фактические данные должны относиться к предмету доказыва-
ния. Поэтому этот признак получил наименование относимости до-
казательства.
Таким образом, речь идет о юридических свойствах доказательств.
Свойства доказательств схематично представил К.Ф.Гуценко
[3, с. 152].
Таким образом, относимость предполагает наличие связи обсто-
ятельства по содержанию с предметами доказывания или вспомога-
тельными фактами.
Попытаемся более подробно проанализировать свойства допус-
тимости доказательства. Думается, что это свойство имеет приори-
тетное значение при анализе доказательств органами уголовного пре-
следования. На наш взгляд, достаточное внимание должно быть
уделено и обсуждаемому вопросу об асимметрии правил о допусти-

22
Свойства доказательств



Допустимость Относимость


! по значению для установления обстоятельств дела;
! по значению для установления фактических данных.


! по соблюдению гарантированных Конституцией РФ прав и сво-
бод человека и гражданина;
! по соблюдению порядка собирания, закрепления и исследова-
ния доказательств, установленного уголовно-процессуальным за-
конодательством;
! по компетентности органов и должностных лиц, выявивших и
закрепивших доказательство;
! по способам собирания, закрепления и исследования доказа-
тельств, разрешенным уголовно-процессуальным законодательством;
! по получению фактических данных из предусмотренных уго-
ловно-процессуальным законом источников.

мости доказательств, что это является процессуальной сущностью
данного свойства.
Как верно отмечает С.Н.Гаврилов, вопрос заключается в том, что
правовые последствия нарушения правил о допустимости доказа-
тельств могут быть неодинаковыми для представителей обвинения и
защиты [31, с. 20].
В.М.Савицкий считает, что вопрос о допустимости того или иного
доказательства правомерно ставить только тогда, когда этим доказа-
тельством оперируют исключительно для изучения обвиняемого, для
подтверждения его виновности и последующего осуждения. Если же
доказательства, полученные с нарушением закона, используются для
отстаивания невиновности или меньшей виновности обвиняемого, для
смягчения его вины, то они обязательно должны приниматься во вни-
мание следователем, прокурором и судом, ибо эти доказательства не
доказывают ничего нового, кроме того, что само по себе не требует
никаких доказательств в невиновности обвиняемого [32, с. 8].
23
Считают правомерным применение правил о допустимости до-
казательств Ю.И.Стецовский и А.М.Ларин [33, с. 91]. П.А.Лупинская
доказывает, что из сопоставления ст. 68 и 69 УПК РСФСР следует,
что доказательства, полученные с нарушением закона, не могут ис-
пользоваться для доказывания второго из обстоятельств, подлежащих
доказыванию по делу, в том числе и обстоятельств, исключающих вину
обвиняемого или смягчающих его вину [34, с. 2].
По мнению Н.М.Кипниса, асимметрия правил о допустимости
доказательств должна применяться судом в конкретных случаях, круг
которых может определить только правоприменительная практика. На
сегодняшний день отсутствуют достаточные основания (теоретичес-
кая разработка, экспериментальное применение на практике) для за-
крепления в законе положений об асимметрии правил допустимости
доказательств [35, с. 74-75].
Тем не менее, разделяя в некоторой части подход Н.М. Кипниса,
нам видится более приемлемой позиция П.А.Лупинской относитель-
но асимметрии правил о допустимости доказательств.

2.3. Классификация доказательств
Доказательства могут быть классифицированы по различным
признакам, в зависимости от того, какие преследуются при этом прак-
тические и научные цели.
Теория уголовного процесса выработала общепринятую класси-
фикацию доказательств по четырем основным группам:
1) по отношению к предмету обвинения (обвинительные и оп-
равдательные);
2) по непосредственному восприятию (личные и вещественные);
3) по получению от процессуального носителя (первоначальные
и производные);
4) по отношению к предмету доказывания (прямые и косвенные).
Представляется оправданным подвергнуть более подробному
анализу порядок получения по делу прямых и косвенных доказа-
тельств. Безусловно, все собранные доказательства имеют значение
для получения ответа на вопрос о виновности либо невиновности
обвиняемого в совершении преступления. Однако мы полагаем, что
главный факт доказывания — виновность обвиняемого — является
краеугольным камнем всего процесса доказывания в уголовном судо-
производстве.
Научное изучение места и роли косвенных улик в процессе дока-
зывания актуально и сегодня. В этой связи несомненную актуальность

24
представляет исследование А.А.Хмырова, посвященное косвенным
доказательствам.
Основанием деления доказательств на доказательства прямые
(одноступенчатые) и косвенные (многоступенчатые) являются разли-
чия в структуре процесса обоснования доказываемого обстоятельства.
Прямым доказательством называют такое доказательство, кото-
рое непосредственно устанавливает доказываемое обстоятельство, а
косвенным — такое, которое устанавливает это обстоятельство через
«промежуточный факт». Отсутствие между доказательством и дока-
зываемым тезисом каких-либо промежуточных, посредствующих пе-
реходов, одноступенчатый характер этого вывода отличает прямое
доказательство от косвенного.
Косвенное доказательство обосновывает доказываемое обстоя-
тельство не прямо и не непосредственно, а через «промежуточные
факты», путём ряда последовательных выводов. Так, из сообщения
свидетеля о том, что он видел данное лицо около места кражи, прямо
следует, что-либо действительно было около этого места (1-я ступень
вывода), а из того факта, что лицо там было, следует, что оно, возмож-
но, причастно к краже (2-я ступень вывода). Содержание показаний
свидетеля (данное лицо было около места кражи) отличается от со-
держания доказываемого обстоятельства («данное лицо причастно к
краже»). «Промежуточный факт» в этом примере — знание о факте
нахождения лица около места кражи, подтверждённое показаниями
свидетеля. Отличие содержания доказательства от содержания дока-
зываемого обстоятельства характерно именно для косвенного доказа-
тельства.
Косвенное доказывание представляет сложный двухступенчатый
(а иногда и многоступенчатый) акт. Косвенное доказательство сначала
прямо подтверждает некоторое промежуточное утверждение (например,
факт угрозы, исходящей от данного лица), а затем, через это промежу-
точное утверждение, подтверждает и второе, окончательное утвержде-
ние (например, факт нанесения телесных повреждений тем же лицом).
Косвенные доказательства представляют собой сведения о про-
межуточных фактах, отдельных деталях исследуемого события, кото-
рые, будучи установлены, используются для его доказывания.
Можно сказать поэтому, что содержание косвенного доказатель-
ства составляют данные о таких фактах, установление которых со-
ставляет не конечную цель, а промежуточный этап конкретного про-
цесса доказывания.
С логической стороны вывод на вторую (и последующие) сту-
пень косвенного доказывания строится от одного события (например,

25
угрозы) к другому событию (убийству). Первое событие, т.е., проме-
жуточный факт (угроза), является «натуральным аргументом» в от-
личие от коммуникативного или эмпирического в случае прямого
доказывания на основании сообщения о факте или предъявления
предмета.
Таким образом, прямое доказательство является одноступенчатым,
а косвенное — многоступенчатым. В этом состоит их структурное
различие. Но из предыдущего ясно, что «прямо» можно обосновать и
промежуточный факт, например, факт нахождения обвиняемого вблизи
места преступления (из показаний свидетеля, видевшего его около того
места). С другой стороны, промежуточный факт можно обосновать и
«косвенно» (например, обнаружив cлeды обуви обвиняемого около
места преступления). Следовательно, одного отличия в структуре (од-
ноступенчатой или многоступенчатой) недостаточно для отграниче-
ния прямых и косвенных доказательств. Для этого должно быть чётко
определено понятие доказываемого обстоятельства как при прямом,
так и при косвенном доказывании [36, с. 8–14].
Обычно в юридической литературе прямым доказательством счи-
тают такое, которое прямо устанавливает виновность лица в соверше-
нии преступления.
Иногда называют «главный факт» в качестве тезиса прямого
доказательства. На это указывают С.П.Бекешко и Е.А.Матвиенко
[37, с. 157–158].
Подразделение доказательств на прямые и косвенные основано
на логическом отношении между доказательством и доказываемым
тезисом. Если заключенная в доказательстве информация прямо ус-
танавливает доказываемый факт — это доказательство прямое. Если
доказательство не указывает прямо на доказываемый факт, но позво-
ляет сделать вывод о нем на основе промежуточных фактов, такое
доказательство считается косвенным. Итак, доказательство непосред-
ственного тезиса есть доказательство прямое.
Доказательство более отдаленного опосредованного тезиса через
непосредственный есть доказательство косвенное. Но что считать до-
казываемым тезисом, и, следовательно, по отношению к чему прово-
дить разграничение доказательств на прямые и косвенные?
По этому поводу в литературе высказаны разные суждения. Одни
авторы полагают, что такое деление должно производиться по отно-
шению к событию преступления и виновному лицу, образующим глав-
ный факт [23, т.1. — с. 376-377]. Другие авторы проводят разграниче-
ние доказательств на прямые и косвенные по отношению к любому из
элементов предмета доказывания по уголовному делу [6, с. 271].

26
Представляется более правильным исходить в данном случае из
принятого законом понятия предмета доказывания и его элементов.
Прямым доказательством следует считать такое доказательство, кото-
рое прямо (т.е., одноступенчато) устанавливает предмет доказывания
по делу или один из его элементов, указанных в законе.
Косвенным тезисом и для косвенного доказательства является
предмет доказывания или какой-либо его элемент. Но косвенное дока-
зательство обосновывает этот предмет (или его элемент) не непосред-
ственно, а через промежуточные факты. Для косвенного доказатель-
ства ближайшим тезисом является промежуточный факт, который
обосновывается «прямо», а затем с помощью промежуточного факта
обосновывается элемент предмета доказывания. Таким образом, кос-
венное доказательство — такое доказательство, которое в результате
многоступенчатой процедуры сначала обосновывает существование
промежуточного факта, а затем, через него, — предмета доказывания
или его элемента.
Подразделение доказательств на прямые и косвенные зависит от
предмета доказывания. Поэтому отнесение доказательства к прямым
или косвенным зависит от конкретного состава преступления.
Так, показание о том, что обвиняемый угрожал лишить жизни
потерпевшего, явится прямым доказательством по делу по обвине-
нию в угрозе и косвенным по делу об убийстве; наличие пистолета у
обвиняемого может стать косвенным доказательством по делу об убий-
стве и прямым по делу о незаконном хранении оружия и т.д.
При доказывании с помощью косвенных доказательств необхо-
димо соблюдать ряд правил:
а) тот или иной факт может служить косвенным доказательством
по делу лишь тогда, когда он сам достоверен, когда он установлен с
несомненностью;
б) должны быть собраны все доступные следствию доказатель-
ственные данные, имеющие значение для правильного решения дела.
Одно косвенное доказательство, насколько бы достоверным оно ни
было, не может быть положено в основу обвинительных выводов
(«одна улика — не улика»). Для принятия решения требуется сово-
купность косвенных доказательств, исследованных со всей полнотой.
При этом не имеет значения количество косвенных доказательств.
Решающим является качественный фактор;
в) совокупность косвенных доказательств должна представ-
лять собой не арифметическую сумму разрозненных данных, а си-
стему, цепь, состоящую из взаимосвязанных между собой и дока-
зываемым фактом звеньев. Каждое звено такой цепи должно быть

27
столь обоснованным, надежным, чтобы оно не могло быть расша-
тано иными данными, выбито противоуликами;
г) доказательственные факты, устанавливаемые посредством кос-
венных доказательств, должны находиться в причинной связи с ис-
следуемыми обстоятельствами дела. Эта связь может быть различной.
Доказательственные факты могут быть либо причиной, либо следстви-
ем доказываемого обстоятельства, либо условием его возникновения
и существования. Возможно, что доказательственный факт и доказы-
ваемое обстоятельство являются следствием одной и той же причины;
д) вся совокупность собранных по делу доказательств должна
приводить только к одному выводу, только к одному объяснению рас-
следуемых фактов и исключать любую иную версию. Если это не до-
стигнуто, органы следствия и суд не могут считать исследование об-
стоятельств дела законченным, а выводы достоверными [37, с. 160].
В подтверждение данных доводов А.А.Хмыров констатировал,
что специфичность связи при оценке косвенных доказательств позво-
ляет выделить некоторые особые виды косвенных доказательств: до-
казательства поведения, доказательства подобия («подобные факты»),
негативные обстоятельства и вспомогательные доказательства подо-
бия («подобные факты»), негативные обстоятельства и вспомогатель-
ные доказательства.
При рассмотрении понятия косвенных доказательств нередко
высказывается сомнение в возможности использовать для доказыва-
ния так называемые «доказательства поведения», а равно данные, ус-
танавливающие «подобные факты».
«Доказательства поведения» — фактические данные о действи-
ях обвиняемого после совершения инкриминируемого преступления,
таких, например, как:
а) попытки уклониться от следствия (суда);
б) попытки заведомо ввести следствие (суд) в заблуждение отно-
сительно действительных обстоятельств дела;
в) действия, которые свидетельствуют о знании таких обстоя-
тельств события, которые могли быть известны только его участнику.
В частности, могут быть косвенными доказательствами данные
о заведомой ложности показаний обвиняемого; о том, что он уговари-
вал свидетеля дать неправильные показания; записка, в которой об-
виняемый инструктирует своих близких, как объяснить то иное об-
стоятельство, и тому подобные данные.
Важное значение в этом отношении имеют данные о поведении
обвиняемого, свидетельствующие о знании им определённых обстоя-
тельств расследуемого деяния. Так, уничтожение или сокрытие пред-

28
метов, которые, по имеющейся версии, были связаны с преступным
посягательством, или были орудием совершения преступления, или
несут на себе следы преступления, косвенно указывает на причаст-
ность лица к исследуемому событию.
Поскольку из этих особенностей поведения обвиняемого можно
делать предположительные выводы о его причастности или неприча-
стности к преступлению, данные о поведении являются косвенными
доказательствами.
К числу косвенных могут быть отнесены и доказательства, уста-
навливающие «подобные факты».
Например, установленное сходство в способе совершения ряда
преступлений, объектах посягательства, использование аналогичных
уловок и приёмов, времени и места совершения деяния и т.д. позволя-
ют сделать предположительный вывод о совершении всех этих пре-
ступлений одним и тем же лицом. Понятно, этот вывод, взятый от-
дельно, недостоверен. Но и любое другое косвенное в отдельности
устанавливает свой тезис предположительно. Считая допустимым
использование в качестве доказательств «улик поведения» и «подоб-
ных фактов», следует подчеркнуть, что только на этих доказательствах,
сколько бы их ни было, основывать вывод о виновности нельзя. Прежде
всего, эти данные не несут достаточной содержательной информации,
необходимой для полного описания события преступления и индиви-
дуализации обвиняемого [38, с. 73].
С другой стороны, вследствие многоступенчатой и отдалённой
связи с предметом доказывания они «слабо» обосновывают доказы-
ваемый тезис, допуская различные толкования.
Доказательства, устанавливающие так называемые негативные
обстоятельства, также являются разновидностью косвенных доказа-
тельств. В процессуальной и криминалистической литературе, в след-
ственной и судебной практике широко используется понятие «нега-
тивные обстоятельства».
Под ними разумеется отсутствие некоторых фактов, которые обыч-
но имеются налицо, если верна версия о событии в целом [39].
Так, установленное при осмотре отсутствие следов данного лица
на месте преступления противоречит версии о том, что это лицо по-
бывало там; установленное при проверке показания на месте отсут-
ствие у подозреваемого знаний о действительных подробностях пре-
ступного события противоречит его утверждению о том, что он был
участником преступления, и т.д.
Негативные обстоятельства могут быть установлены также при
обыске (отсутствие ценных вещей, что противоречит утверждению об

29
образе жизни обвиняемого); при экспертизе (отсутствии на докумен-
те следов рук лица, заподозренного в его исполнении); следственном
эксперименте; допросе и т.д.
По своему характеру такие доказательства представляют разно-
видность косвенных доказательств, относящихся к событию, винов-
ности (невиновности) и другим обстоятельствам, входящим в пред-
мет доказывания. Содержанием такого косвенного доказательства будет
не наличие факта, а его отсутствие, а вывод из него не подтверждает,
а опровергает версию. Иначе говоря, с помощью негативных обстоя-
тельств утверждения не доказываются, а опровергаются, и этим са-
мым косвенно доказываются противоположные утверждения.
Вспомогательные (оценочные) доказательства имеют структуру, сход-
ную с косвенными доказательствами (многоступенчатую), но отличают-
ся тем, что устанавливают не элементы предмета доказывания и не про-
межуточные факты, а степень надёжности вывода от доказательства
(прямого или косвенного — безразлично) к доказываемому обстоятель-
ству. Так, фактические данные о незаинтересованности свидетеля в ис-
ходе дела, о состоянии его зрения и слуха, о внешних условиях восприя-
тия его зрения и слуха, о внешних условиях восприятия события
преступления, равно как и данные о квалификации эксперта, о научной
обоснованности избранной им методики, позволяют точнее оценить дос-
товерность сообщения свидетеля или заключения эксперта.
Коль скоро эти данные получены из самостоятельного источника
и облечены в процессуальную форму, они являются доказательства-
ми, но доказательствами особого рода, служащими только для оценки
других доказательств. Другим видом вспомогательных доказательств
являются ориентирующие доказательства.
Показание свидетеля о том, что необходимые сведения по делу
могут быть получены у такого-то лица или в таком-то месте, хотя сам
свидетель по существу дела ничего не знает, может служить приме-
ром вспомогательного ориентирующего доказательства. Такую же роль
играет документ, содержащий сведения о том, где может быть получе-
на необходимая доказательственная информация.
Вспомогательные, оценочные и ориентирующие доказательства
приобретают значение лишь в связи с «предметными» прямыми и
косвенными доказательствами, устанавливающими элементы пред-
мета доказывания.
В процессуальной теории и практике до последнего времени име-
ли место попытки определить значение прямых и косвенных доказа-
тельств исходя из противопоставления (или, по крайней мере, при-
знания неодинаковости) их ценности для установления истины.

30
Выводы по делу, полученные при правильном использовании
косвенных доказательств, столь же надёжны, сколь и выводы, полу-
ченные с помощью прямых доказательств.
Дискуссии, имевшие место в процессуальной теории, анализ след-
ственной и судебной практик позволяют прийти к выводу: нельзя про-
тивопоставлять прямые и косвенные доказательства, нельзя считать
одни из них лучшими, а другие — худшими.
Обычно подчёркивается, что косвенные доказательства с досто-
верностью обосновывают конечный вывод по делу лишь тогда, когда
они образуют внутренне связанную совокупность, систему.
Это верно, поскольку между косвенным доказательством и ко-
нечным тезисом существуют многоступенчатые связи, надёжность
которых подкрепляется лишь наличием таких «цепочек».
Не только к искомому, но и к промежуточным фактам иногда
приходится идти через несколько ступеней, устанавливая сначала бо-
лее отдалённые, а затем уже ближайшие к искомому факту. Косвен-
ные доказательства, устанавливающие обстоятельства, связанные с
искомым фактом посредством других доказательств, иногда называ-
ют «доказательствами доказательств».
Использование косвенных доказательств удлиняет путь доказы-
вания, вводит для следователя и суда дополнительные промежуточ-
ные ступени на пути к решению основных вопросов дела, это процесс
доказывания усложняется и затрудняется. Во избежание ошибок с
оперированием косвенными доказательствами должны быть приме-
нены требования косвенного доказывания в целом. Система этих до-
казательств должна достоверно устанавливать в своей совокупности
соответствующий факт, опровергая противоречащие ему объяснения.
При построении системы косвенных доказательств важно учи-
тывать и наличие самостоятельных и независимых источников фак-
тических данных, устанавливающих один и тот же факт.
С другой стороны, следует учитывать, что многообразная инфор-
мация, нередко исходящая из одного источника, может служить нача-
лом нескольких относительно самостоятельных «цепочек» рассужде-
ния, приводящих к разным доказываемым обстоятельствам.
Следует подчеркнуть, что необходимость в формировании систе-
мы достоверного обоснования выводов относится не только к косвен-
ным доказательствам, но и к прямым. На практике сравнительно ред-
ко встречаются дела, основанные только на косвенных или только на
прямых доказательствах. Напротив, типичным является использова-
ние как одних, так и других. Как правило, прямые доказательства
проверяются, уточняются и подкрепляются с помощью косвенных.

31
Целесообразно привести несколько примеров из следственной
практики в части использования косвенных доказательств в качестве
обвинительных.
В начале марта 1991 г. на границе Лидского и Ивьевского райо-
нов Гродненской области был обнаружен расчлененный женский труп
с признаками насильственной смерти. В результате проведения ген-
ной экспертизы труп удалось идентифицировать. В ходе расследова-
ния выяснилось, что несовершеннолетняя (17 лет) потерпевшая С.
находилась на учете в инспекции по делам несовершеннолетних, вела
аморальный образ жизни. В феврале 1991 г. ее видели в компании с
работниками милиции Т. и Ш. После этого о ее местонахождении све-
дения не поступали. В процессе проведения оперативно-розыскных и
следственных мероприятий удалось получить информацию, свидетель-
ствующую о причастности работников милиции к убийству граждан-
ки С. Однако доказательственная база данного уголовного дела ос-
тавляла желать лучшего. В ходе предварительного расследования
умелая организация работы по собиранию косвенных улик по уголов-
ному делу (прямые доказательства практически отсутствовали) по-
зволила прийти к выводу о виновности работников милиции в совер-
шении преступления (умышленного убийства при отягчающих
обстоятельствах). Так, в ходе следствия поступила информация, сви-
детельствующая о том, что в процессе умышленного убийства С. ока-
зывала работникам милиции сопротивление. В результате обследова-
ния местности удалось обнаружить пуговицы от форменного
обмундирования, милицейские кокарды. Эти косвенные веществен-
ные доказательства удалось сгруппировать. С помощью косвенных
доказательств удалось прийти к выводу, что они в своей совокупнос-
ти исключали иное объяснение событий. Во многом благодаря гра-
мотной и тактически выверенной работе по собиранию косвенных
доказательств (в большей части вещественного характера) суду уда-
лось вынести по делу обвинительный приговор [40].
Автору монографии в 1992 г. в качестве старшего следователя про-
куратуры довелось расследовать уголовное дело по факту убийства граж-
данки Ш. В совершении данного преступления обвинялся ее муж граж-
данин Ш. В ходе предварительного расследования гражданин Ш.
выдвинул версию о своей непричастности к совершению преступле-
ния. Свою вину в содеянном не признавал. Утверждал, что в квартиру
в его отсутствие приходили посторонние люди, которые и могли совер-
шить умышленное убийство его жены. Однако собранные по делу прежде
всего косвенные доказательства в своей совокупности позволили прий-
ти к выводу о виновности Ш. в совершении преступления [41].

32
Таким образом, можно резюмировать, что грамотные, практи-
чески выверенные действия органов уголовного преследования по
собиранию косвенных доказательств способствуют реализации задач
уголовного процесса в части раскрытия преступления и разоблачения
лиц, виновных в его совершении.
За пределами нашего исследования остался анализ вышеизло-
женных групп по классификации доказательств части п. 1–3 (обви-
нительные и оправдательные; личные и вещественные; первоначаль-
ные и произвольные). Однако, думается, нет необходимости в их
подробном изложении, так как на этот счет имеются соответствую-
щие подробные научные разработки.

ГЛАВА 3. СТАДИИ И МЕТОДЫ ПРОЦЕССА ДОКАЗЫВАНИЯ

3.1. Общая характеристика содержания
процесса доказывания
В уголовном процессе предмет судебного исследования составля-
ют такие события, поступки людей, в отношении которых существует
предположение, что они общественно опасны, преступны. Весьма важ-
но также отличие в задачах и целях исследования. Перед следователем
и судьей стоит задача узко практическая — решение конкретного дела,
а это решение представляет собой определенный, заранее обусловлен-
ный законом вид государственной деятельности — судопроизводство.
Условия осуществления доказывания:
! ограниченность сроков исследования, определяемых законом;
! необходимость для субъекта доказывания принять в любом слу-
чае решение;
! использование в качестве средств исследования лишь тех, ко-
торые предусмотрены законом либо не противоречат закону;
! проведение исследования только определенными, специально
уполномоченными на то законом субъектами.
Условия, в которых протекает процесс доказывания, осложняют-
ся тем, что предмет доказывания единичен по своему существу, не-
повторим. Типизация, обобщение как приемы исследования в связи с
этим также становятся специфическими. Наконец, как правильно от-
метил А.М.Ларин, «ни в одной области познания, кроме доказывания
по уголовным делам, исследователю не противостоит субъект, кровно
заинтересованный в неудаче исследования, порою еще неизвестный и
не брезгующий никакими средствами» [20, с. 37].

33
Сущность и цель доказывания заключаются в установлении ис-
тины по делу, в познании обстоятельств, составляющих предмет до-
казывания — в этом гносеологическая сторона доказывания. Функ-
циональная же сторона этого процесса заключается в работе с
доказательствами: их собирании, исследовании, оценке и использо-
вании. Эти действия субъекта доказывания образуют стадии процес-
са доказывания. Доказывание можно определить как:
! деятельность, предусмотренную нормами уголовно-процессу-
ального законодательства;
! деятельность, которая должна осуществляться только государ-
ственными органами в соответствии с законами РБ;
! доказывание направлено на осуществление, реализацию за-
дач уголовного процесса: своевременное и полное раскрытие преступ-
лений, т.е., установление факта совершения преступления и того, кто
его совершил; получение достаточных доказательств для установле-
ния истины по уголовному делу, изобличения действительно винов-
ного и выяснения всего, что нужно для принятия правильного реше-
ния или снятия подозрения или обвинения с невиновного.
Предметом судебного исследования выступает преступление как
акт человеческой деятельности, как специфическое явление, установ-
ление содержания которого составляет одну из задач доказывания.
Последняя может быть решена только с помощью фактических дан-
ных о преступлении, т.е. той информации, которая в установленном
законом порядке признана доказательствами по делу.
Доказывание — регулируемая законом деятельность по собира-
нию, проверке и оценке доказательств с целью установления обстоя-

стр. 1
(всего 3)

СОДЕРЖАНИЕ

>>