<<

стр. 2
(всего 3)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

тельств, имеющих значение для законного, обоснованного и справед-
ливого разрешения дела.
Доказывание как познавательная специфическая деятельность
есть в конечном счете оперирование доказательствами. Совершенно
очевидно, что обнаружение, собирание доказательств — только один
из элементов этой деятельности. Для того, чтобы собранные доказа-
тельства можно было применить как средства установления истины,
их необходимо проверить, оценить и только после этого использовать
для целей судопроизводства. Обнаружение доказательств — это их
поиск, выявление, обращение внимания на те или иные фактические
данные, которые могут иметь доказательственное значение.
Законодатель указывает, что собранные по материалам и уголов-
ному делу доказательства подлежат всесторонней, полной и объек-
тивной проверке органами уголовного преследования и судом.
Закономерности исследования доказательств обладают следую-
щими специфическими чертами:

34
! определяют содержание процесса познания таких специфи-
ческих объектов, как судебные доказательства — объектов, выражаю-
щих не любые изменения среды, а лишь связанные с преступлением;
! проявляются в специфических условиях процесса доказыва-
ния ограниченного сроками, средствами и кругом участников;
! отражают специфику методов судебного исследования, в том
числе таких, которые применяются только при исследовании доказа-
тельств;
! отражают своеобразие цели исследования доказательств, со-
впадающей с целью доказывания в целом: установление истины по
конкретному делу.
Сущность исследования доказательств заключается в том, что
познается их содержание, проверяется их достоверность и устанавли-
вается согласуемость доказательств по одному делу между собой. Со-
держание доказательств — заключающаяся в них доказательственная
информация. Исследование доказательств — обязательный элемент
процесса доказывания. Оценке доказательств и их использованию в
доказывании всегда предшествует познание доказательственной ин-
формации, ибо только таким путем может формироваться суждение о
ценности этой информации для дела и путях ее использования для
достижения истины.

3.2. Собирание доказательств
Для того, чтобы доказательства могли быть использованы как
средства доказывания, их следует собрать, т.е. тем или иным путем
получить в распоряжение субъекта доказывания именно как доказа-
тельства, выделить из всего необозримого множества фактических
данных по признаку их значения для дела.
Собирание доказательств — необходимый элемент (этап) процес-
са доказывания. В процессуальной литературе по-разному определя-
ется сущность собирания доказательств.
А.И.Винберг рассматривал собирание доказательств как «совокуп-
ность действий по обнаружению, фиксации, изъятию и сохранению
различных доказательств». Н.В.Терзиев не включал в собирание дока-
зательств их обнаружение и закрепление и рассматривал в одном ряду
обнаружение, собирание, фиксацию и исследование доказательств.
А.М.Ларин рассматривает в качестве самостоятельных стадий
процесса доказывания поиск и обнаружение доказательств и их за-
крепление (фиксирование), И.Б.Михайловская — обнаружение, соби-
рание и закрепление доказательств, М.С.Строгович — обнаружение

35
доказательств, их рассмотрение и процессуальное закрепление. А.Р.Ра-
тинов включает в понятие собирания доказательств их поиск (розыск),
обнаружение и получение (извлечение) содержащейся в них инфор-
мации. П.А.Лупинская определяет собирание доказательств как «со-
вершение лицом, производящим дознание, следователем, прокурором,
судом предусмотренных законом процессуальных действий, направ-
ленных на обнаружение, истребование, получение и закрепление в
установленном порядке доказательств» [20, с. 214].
Собирание доказательств осуществляется в процессе разрешения
заявлений и сообщений о преступлении, ускоренного производства,
дознания, предварительного следствия, судебного разбирательства
путем проведения допросов, очных ставок, предъявления для опозна-
ния, выемки, обысков, осмотров, следственных экспериментов; про-
изводства экспертиз и других процессуальных действий. Кроме того,
доказательства могут быть представлены государственным обвините-
лем, частным обвинителем, подозреваемым, обвиняемым, защитни-
ком, потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком,
представителем, а также любыми физическими и юридическими ли-
цами (ст. 103 п. 4 УПК) [2, с. 121].
Собирание доказательств — понятие комплексное. Оно включа-
ет их обнаружение (розыск, поиск), получение, фиксацию, изъятие и
сохранение доказательств.
Обнаружение доказательств — их поиск, выявление, обращение
внимания на те или иные фактические данные, которые могут приоб-
рести доказательственное значение. Это начальная и необходимая ста-
дия их собирания. Собрать можно только то, что обнаружено, стало
известным субъекту доказывания.
На данной стадии собирания доказательств субъект доказыва-
ния фактически имеет дело не с доказательством, а с фактическими
данными, которые по его предположению еще только могут стать до-
казательствами, т.е., с отпечатками события, еще не имеющими про-
цессуального статуса доказательств. Именно поэтому обнаружение
таких фактических данных требует их оценки как будущих доказа-
тельств. Причем эта оценка носит сугубо предварительный характер,
ибо о доказательственном значении обнаруженных данных можно
судить лишь после их исследования.
Фиксация доказательств — закрепление, т.е., запечатление фак-
тических данных в установленном законом порядке, что только и по-
зволяет после этого считать их доказательствами по делу.
С гносеологической точки зрения, фиксация доказательств пред-
ставляет собой отражение предварительно оцененного их содержания.

36
Результат отражения должен давать максимально полное представле-
ние об отражаемом объекте, адекватно передавать те его свойства и
признаки, которые делают его доказательством. Полнота отражения
зависит от условий и средств отражения. Однако поскольку в данном
случае отражение представляет собой целенаправленный процесс, то
его полнота зависит, кроме указанных объективных факторов, от тех
целей, которые преследует субъект, осуществляющий процесс отра-
жения. Поэтому отражение при фиксации носит избирательный ха-
рактер: отражается только то и в таком объеме, что представляется
необходимым субъекту фиксации.
Информационная сущность фиксации доказательств заключает-
ся в том, что:
! производится перекодировка доказательственной информа-
ции, содержащейся в ее материальном носителе, перенос ее на сред-
ство доказывания;
! обеспечивается сохранение доказательственной информации
для неоднократного ее использования в процессе доказывания;
! благодаря сохранению зафиксированной порции информации
обеспечивается ее накопление до пределов, выражающих полное ус-
тановление предмета доказывания, т.е., до момента доказанности всех
обстоятельств, входящих в предмет доказывания;
! получает свое материальное выражение отбор информации о
событии: фиксируется не вся информация, поступающая к субъекту
доказывания, а лишь относящаяся к предмету доказывания (относи-
мая информация), допускаемая законом (допустимая информация) и
существенная с точки зрения предмета доказывания;
! запечатлевается не только доказательственная информация, но
и информация о путях, способах и средствах ее получения как необ-
ходимое условие ее допустимости по делу.
Но фиксация доказательств, помимо удостоверения фактов, пре-
следует цель запечатления фактических данных. Причем на первый
план в процессуальном понимании фиксации доказательств выступа-
ет процессуальная форма, удостоверения и запечатления, поэтому
процессуальное определение понятия фиксации доказательств можно
считать формальным. Отсюда и распространенное среди процессуа-
листов представление о фиксации как об оформлении доказательств в
установленном законом порядке, т.е. придании им законной формы.
Процессуальный порядок фиксации, как правило, жестко регламен-
тирован законом; предусматривается процессуальная форма, в кото-
рую должны быть облечены результаты фиксации, ее реквизиты, по-
следовательность, способ приобщения к делу результатов фиксации,

37
способ их удостоверения, порядок последующего использования их в
процессе доказывания.
Итак, фиксация доказательств — это система действий по запе-
чатлению в установленных законом формах фактических данных,
имеющих значение для правильного разрешения уголовного дела, а
также условий, средств и способов их обнаружения и закрепления.
Из этого следует, что:
1) фиксация доказательств — физическая деятельность, система
действий, а не чисто мыслительная процедура запоминания каких-то
фактов, явлений, процессов;
2) объектом фиксации выступают не всякие фактические дан-
ные, а лишь те, «на основе которых в определенном законом порядке
органы дознания, следователь и суд устанавливают наличие или от-
сутствие общественно опасного деяния, виновность лица, совершив-
шего это деяние, и иные обстоятельства, имеющие значение для пра-
вильного разрешения дела»;
3) эта деятельность направлена на запечатление объекта фикса-
ции в определенных (процессуальных) формах. Следовательно, не
всякая, пусть даже материальная, форма запечатления удовлетворяет
требованиям фиксации доказательств, отвечает этому понятию, а толь-
ко установленная процессуальным законом;
4) в понятие фиксации входит не только запечатление фактичес-
ких данных, но и действий по их обнаружению, ибо допустимость
доказательств зависит от допустимости их источников, средств и спо-
собов их обнаружения, как тех, так и других. Для суждения же об их
допустимости необходима соответствующая информация, запечатле-
ние которой и осуществляется при фиксации доказательств;
5) поскольку фиксация доказательств есть облечение фактичес-
ких данных в соответствующую процессуальную форму, необходимо
запечатлеть информацию о процессе фиксации (об условиях, приме-
нявшихся средствах и способах фиксации), без чего невозможно дос-
таточно полно и объективно оценить результаты фиксации, т.е., ре-
шить вопрос о полноте и адекватности отражения.
Из сказанного можно заключить, что объектами запечатления при
фиксации доказательств являются:
! сами фактические данные;
! действия по их обнаружению и фиксации;
! условия их обнаружения и фиксации;
! средства и способы обнаружения и фиксации фактических дан-
ных и остальных объектов запечатления.
38
Изъятие доказательств преследует цель обеспечить возможность
их использования для доказывания, приобщения их к делу и служит
средством их сохранения для следствия и суда. В тех случаях, когда
речь идет о вещественных доказательствах, изъятие которых в натуре
по каким-либо причинам нецелесообразно или невозможно, в каче-
стве средств изъятия выступают некоторые формы и способы фикса-
ции. Доказательство при этом не изменяется, а изымаются, перено-
сятся, переходят на новый объект его доказательственные свойства.
Новый объект, носитель этих свойств, является производным веще-
ственным доказательством.
При оставлении объектов, имеющих доказательственное значе-
ние, по тем или иным причинам (громоздкие размеры, значительный
вес) на месте их обнаружения принимаются специальные меры по их
сохранности (фотографирование во избежание подмены, детальное
описание, сдача под сохранную расписку).
Получение доказательств. Для некоторых участников процесса
закон предусматривает возможность представления доказательств. Этим
правом в соответствии с УПК РБ наделены подозреваемый (ст. 41), об-
виняемый (ст. 43), защитник (ст. 48), потерпевший (ст. 50), гражданс-
кий истец (ст. 53), гражданский ответчик (ст. 5) и их представители
(ст. 57). Кроме того, доказательства могут быть представлены любыми
гражданами, предприятиями, учреждениями и организациями.
Сохранение доказательств заключается в принятии мер по со-
хранности доказательств либо их доказательственных свойств, пре-
следует цель обеспечить возможность использования их в любой мо-
мент доказывания. Меры по сохранению доказательств могут носить
процессуальный характер (например, приобщение к материалам дела),
но могут быть и технико-криминалистическими (консервация объек-
тов, имеющих доказательственное значение, покрытие их защитны-
ми пленками).
Условия собирания доказательств. Собирание осуществляет-
ся при соблюдении ряда условий, процессуальных и криминалис-
тических.
Первое условие заключается в безусловном соблюдении при со-
бирании доказательств требований законности. Практически это оз-
начает:
! использование только тех способов собирания доказательств,
которые предусмотрены законом;
! использование законных способов собирания доказательств
только в рамках такой их процессуальной процедуры, которая уста-
новлена законом;

39
! собирание доказательств только уполномоченным на то зако-
ном лицом;
! объективность, беспристрастность в собирании доказательств.
Второе условие — обеспечение полноты собранного по делу до-
казательственного материала. Все процессуальные действия по соби-
ранию доказательств должны проводиться качественно, тщательно;
ни одно из доказательств, существенных для дела, не должно оказать-
ся вне поля зрения субъектов доказывания.
Третье условие — своевременность действий по их собиранию.
Своевременность собирания доказательств заключается в правильном
выборе момента проведения того или иного следственного действия
по собиранию доказательств. Если это действие по своему характеру
является неотложным, то оно и должно проводиться немедленно, как
только в нем возникла необходимость; если момент проведения тако-
го действия определяется какими-либо тактическими соображения-
ми; то это также должно учитываться следователем или судом.
Четвертое условие заключается в соблюдении необходимых га-
рантий достоверности сведений о получаемых фактических данных.
Это условие обеспечивается: во-первых, выбором достоверных источ-
ников доказательственной информации; во-вторых, соблюдением тех
тактических условий и приемов проведения следственных действий,
которые создают предпосылки для получения достоверных результа-
тов; в-третьих, применением таких технических средств, которые по-
зволяют полно выявить, точно зафиксировать и надежно сохранить
доказательства.

3.3. Проверка доказательств
Собирание доказательств — первый этап доказывания, этап на-
копления доказательственного материала, необходимого для установ-
ления истины. Но собирание доказательств не является самоцелью,
они нужны для оперирования ими, для доказывания. Однако для того,
чтобы оперировать доказательствами, использовать их как средства
доказывания, их надлежит изучить, исследовать. Проверка доказа-
тельств — необходимый элемент доказывания, второй этап работы
субъекта доказывания с доказательствами. Собранные по материалам
уголовного дела доказательства подлежат всесторонней, полной и
объективной проверке органами уголовного преследования и судом.
В процессуальной литературе нет единого мнения по поводу сущ-
ности проверки доказательств. М.С.Строгович пишет о проверке до-
казательств, заключающейся в удостоверении их правильности или

40
неправильности. В качестве способов проверки он называет исследо-
вание доказательства, отыскание новых доказательств, подкрепляю-
щих или опровергающих это доказательство, сопоставление доказа-
тельства с другими имеющимися в деле доказательствами. А.И.Трусов
включает понятие проверки доказательств в понятие их оценки.
П.Ф.Пашкевич понимает под этим деятельность субъекта доказыва-
ния по изучению доказательств и их проверке.
Можно согласиться с мнением А.Р.Белкина, который определяет
исследование доказательств как познание субъектом доказывания их
содержания, проверку достоверности существования тех фактических
данных, которые составляют это содержание, определение относимос-
ти и допустимости доказательств и установление согласуемости со
всеми остальными доказательствами по делу [20, с. 259].
Из указанного определения следует, что целями исследования
доказательств служат:
1) познание, раскрытие содержания доказательств;
2) проверка достоверности доказательств;
3) выяснение относимости и допустимости доказательств;
4) установление согласуемости доказательств.
Познание содержания доказательств. Для правильной оценки
доказательства, определения его значения и места в системе других
доказательств по делу, наконец, для использования его в качестве сред-
ства доказывания субъект доказывания должен четко представлять себе
содержание данного факта, его сущность.
Каждое доказательство — носитель информации о том или ином
явлении. Эта информация дает ответ на вопрос о том, что устанавли-
вается данным доказательством, или, иными словами, что доказыва-
ют эти фактические данные. Информация, содержащаяся в прямых
доказательствах, при условии достоверности источника доказательств
однозначна: ей можно верить или не верить, но двоякое понимание ее
немыслимо. Чтобы уяснить содержание косвенного доказательства,
требуется познать содержание других доказательств, иными словами,
содержание отдельного доказательства познается через содержание
совокупности доказательств.
Так как познание содержания доказательства представляет со-
бой проникновение в его сущность, этот процесс протекает по общим
диалектическим законам перехода в познании объекта от явлений к
его сущности. Всякому познанию содержания доказательства пред-
шествует наблюдение его, восприятие факта, служащего доказатель-
ством, информации о факте.
Известно, что всякое доказательство состоит из трех частей: тези-
са, т.е., суждения, истинность которого следует доказать; аргументов —
41
тех суждений, которые приводятся в подтверждение тезиса в качестве
его достаточного основания; демонстрации, т.е. выведения тезиса из
аргументов, тех суждений, которые показывают, почему этими аргу-
ментами обосновывается именно этот тезис.
Для того, чтобы суждение о судебном доказательстве было ис-
тинным, процесс познания его содержания должен протекать в соот-
ветствии с правилами логического доказательства. Тезис доказатель-
ства должен быть точно определенным и постоянным. Это означает,
что в течение всего процесса исследования содержания доказатель-
ства субъект доказывания должен четко представлять себе, что дока-
зывается данным доказательством, и не допускать подмены одного
тезиса другим. Аргументы доказательства должны быть истинными,
бесспорными, должны служить достаточным основанием для тезиса.
Демонстрация доказательства должна обеспечить логическое следо-
вание тезиса из аргументов по правилам умозаключения, чтобы логи-
ческая связь между ними была безупречно продемонстрирована.
Проверка достоверности доказательств — существенный эле-
мент исследования доказательств. Достоверным или вероятным мо-
жет быть только источник доказательств, из которого черпаются све-
дения о существовании доказательств и их содержании; достоверными
или вероятными могут быть результаты исследования доказательств.
Поэтому проверка доказательства — это проверка достоверности его
существования и достоверности наших сведений о его содержании.
Когда мы говорим о достоверности источника доказательств, мы
тем самым имеем в виду, что содержащиеся в нем фактические данные,
доказательства истинны. Достоверность означает истинность. Истина же
всегда конкретна и не оставляет места для противоположного суждения.
Поэтому если в одном источнике доказательств утверждается то, что от-
рицается в другом, то один из них достоверен, а другой — нет: здесь в
полной мере действует логический закон исключенного третьего.
Выяснение относимости и допустимости доказательств. Под
относимостью доказательств следует понимать их связь с предметом
доказывания и с иными обстоятельствами дела, установление кото-
рых необходимо для достижения цели судопроизводства. Относимость
доказательств есть проявление их свойства подтверждать или опро-
вергать существенные для дела обстоятельства. Решение вопроса об
относимости доказательств предполагает выяснение, входит ли факт,
для установления которого привлекается данное доказательство, в
предмет доказывания или в число иных существенных для дела об-
стоятельств, и способно ли доказательство с учетом его содержания
этот факт устанавливать, доказывать.

42
Для решения вопроса об относимости доказательств необходимо
четкое представление о составе преступления, которое является предме-
том доказывания. От того, насколько правильно представляют себе сле-
дователь, суд признаки конкретного состава преступления, зависит и
оценка ими относимости установленных фактов для вывода о виновнос-
ти или невиновности лица в совершении конкретного преступления.
Допустимость доказательства означает его законность, правомер-
ность его использования для установления истины. Она определяет-
ся, прежде всего, допустимостью того источника, в котором доказа-
тельство содержится. Закон дает исчерпывающий перечень этих
источников, и поэтому фактические данные, почерпнутые из любого
иного, не предусмотренного законом источника, не могут по действу-
ющему закону приниматься во внимание и допускаться в качестве
доказательств. Кроме того, допустимость источника доказательств
определяется еще и тем, были ли соблюдены при его получении, фор-
мировании все необходимые требования уголовно-процессуального
закона. Исчерпывающий перечень средств доказывания и их источ-
ников объективно препятствует оперативному использованию в дока-
зывании новинок науки и техники, прошедших научную и практи-
ческую апробацию и существенно расширяющих возможности
установления истины по уголовным делам.
Выяснение согласуемости доказательств и их источников —
важный элемент их исследования. Под согласуемостью понимается
отсутствие противоречий между доказательствами или их источника-
ми, причем эти противоречия должны относиться к одним и тем же
обстоятельствам дела. Выявленные противоречия служат основанием
для принятия мер к их устранению.
Таким образом, проверка доказательств может заключаться:
1) в анализе, исследовании источника доказательств с точки зре-
ния содержания и достоверности содержащихся в нем данных;
2) в выяснении относительности и допустимости доказательств;
3) в сопоставлении с другими источниками доказательств и до-
казательствами в целях определения согласуемости их друг с другом;
4) в специальных проверочных действиях с целью обнаружения
новых доказательств, подтверждающих или опровергающих досто-
верность имеющихся.
Анализ доказательства представляет собой его всестороннее ис-
следование без привлечения к нему других доказательств. Сопос-
тавление доказательств означает их проверку, предназначенную для
того, чтобы выяснить, насколько эти доказательства согласуются друг
с другом.

43
3.4. Оценка доказательств
Каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относи-
мости, допустимости, достоверности, а собранные доказательства в
своей совокупности — с точки зрения достаточности для окончания
предварительного расследования и разрешения уголовного дела в су-
дебном разбирательстве.
Оценка доказательств — это информационно-логический про-
цесс: информационный потому, что связан с переработкой и накопле-
нием информации; логический потому, что по своей природе оценка
доказательств есть мыслительная деятельность, связанная с суждени-
ем о ценности доказательственной информации. Поэтому и законо-
мерности последней носят информационно-логический характер как
закономерности получения выводного знания на базе исследования
доказательственной информации. Иными словами, для того, чтобы
оценить доказательства, их нужно исследовать, познать и только пос-
ле этого определить, «чего стоит» познанная сущность.
Под оценкой доказательств в процессе доказывания понимают
логический, мыслительный процесс определения роли и значения со-
бранных доказательств для установления истины [2, с. 122].
По мнению М.С.Строговича, оценка доказательства заключается
в выводе о достоверности или недостоверности доказательства и о до-
казанности или недоказанности факта, сведения о котором содержатся
в данном доказательстве. Авторы «Теории доказательств» считают, что
оценка доказательств — это мыслительная деятельность следователя,
прокурора и судей, которая состоит в том, что они, руководствуясь зако-
ном и правосознанием, рассматривают по своему внутреннему убежде-
нию каждое доказательство в отдельности и всю совокупность доказа-
тельств, определяя их относимость, допустимость, достоверность и
достаточность для выводов по делу. В.Д.Арсеньев, раскрывая понятие
оценки доказательств, делает акцент на определении и значении каж-
дого доказательства, А.И.Трусов — на установлении достоверности све-
дений, содержащихся в доказательстве [20, с. 301].
С учетом сказанного можно определить оценку доказательств как
логический процесс установления наличия и характера связей между
доказательствами, определения роли, значения, достаточности и пу-
тей использования доказательств для установления истины.
Целью, ожидаемым результатом оценки доказательств является оп-
ределение относимости, допустимости, достоверности, достаточности.
Требование относимости, как отмечалось выше, влечет оценку
содержания доказательств с точки зрения взаимосвязи отражения с

44
объектом — фактическими обстоятельствами дела. Оценка относимо-
сти производится в соответствии с содержанием предмета доказыва-
ния по уголовному делу, с его конкретными обстоятельствами и осо-
бенностями, прямыми и косвенными доказательствами. Согласно ч. 2
ст. 105 УПК РБ относящимися к делу признаются доказательства,
посредством которых устанавливаются обстоятельства, имеющие зна-
чение для данного дела [2, с. 122]. Не являются относящимися к делу
доказательства, которые не способны устанавливать или опровергать
подлежащие показыванию обстоятельства [42, с. 143].
Допустимость — требование, предъявляемое к процессуальной
форме его получения и оформления. Несоблюдение указанной формы
влечет признание доказательства ничтожным. Оценка допустимости
производится путем определения соответствия уголовно-процессуаль-
ному закону источника фактических данных и порядка их получения.
Достоверное доказательство — доказательство, истинность ко-
торого проверена и бесспорно подтверждается другими доказатель-
ствами. Оценка достоверности состоит в определении соответствия
их действительности.
Достаточность — требование, предъявляемое к собранной со-
вокупности доказательств при принятии конкретных процессуальных
решений. Достаточными признаются доказательства, когда их сово-
купность позволяет установить обстоятельства, подлежащие доказы-
ванию по делу.
Оценка доказательств предпринимается для выяснения:
! в какой связи находится данное доказательство с другими собран-
ными по делу доказательствами, каков характер и значение этой связи;
! каково значение данного доказательства и совокупности дока-
зательств для обнаружения истины, является ли совокупность доказа-
тельств достаточным основанием для признания доказанными тех или
иных обстоятельств дела, для принятия того или иного процессуаль-
ного решения по делу;
! как может быть использовано данное доказательство в про-
цессе дальнейшего доказывания.
Исходя из этого, можно указать следующие узловые моменты, с
которыми связывается оценка собранных к этому моменту фактичес-
ких данных.
! Решение вопроса о возбуждении уголовного дела.
! Выдвижение исходных версий и определение направления рас-
следования.
! Привлечение конкретного лица к уголовной ответственности
и избрание меры пресечения.

45
! Принятие мер по преодолению противодействия расследованию.
! Принятие решения о производстве принудительных следствен-
ных действий.
! Приостановление или окончание производства по делу.
Установление связей между доказательствами. Доказательство
не существует изолированно, вне системы доказательств, находящих-
ся в различных связях друг с другом. Связи между доказательства-
ми могут быть самыми различными. Р.С.Белкин указывает на две
разновидности таких связей: причинно-следственную (казуальную),
т.е., связь обусловленности, и связь совпадения, сосуществования в
пространстве и времени [20, с. 119]. А.А.Эйсман добавил связь между
сущностью и явлением — функциональную, объемную связь. Наи-
более распространенным видом связи между доказательствами, ус-
тановление которой составляет задачу практически каждого акта рас-
следования, следует считать казуальную (генетическую) связь.
Доказательства всегда находятся в казуальной связи с исследуемым
событием. Причинная связь между доказательством и преступлени-
ем, которое им устанавливается, может иметь различный характер.
Преступление может выступать как причина, а доказательство — как
следствие этой причины. Иногда доказательство может играть роль
причины, а преступление быть ее следствием, доказательство может
быть связано с необходимым условием, при наличии которого со-
вершается преступление. Доказательство может выступать и в каче-
стве причины одного доказательства, и в качестве следствия другого
[18, с. 29].
Определение значения доказательств — необходимое условие
выяснения, какую роль играет данное доказательство или совокуп-
ность доказательств в обнаружении истины, какова ценность доказа-
тельства в системе доказательств.
В ст. 19 УПК РБ выражен один из основных принципов оценки
доказательств: никакие доказательства для суда, прокурора, следова-
теля и лица, производящего дознание, не имеют заранее установлен-
ной силы. Поэтому, говоря о ценности доказательства, мы имеем в
виду не какие-либо внешние формальные, заранее данные, независи-
мо от существа дела признаки, а его качество в обстановке данного
конкретного дела, в том сложном переплетении общественных отно-
шений, из которых складываются обстоятельства дела.
Оценка доказательств должна осуществляться на основании внут-
реннего убеждения, которое складывается под воздействием собран-
ных по делу доказательств и состоит из 3-х аспектов: познавательного
(гносеологического) — определенные знания, которые должны при-

46
сутствовать по делу; правового — требующего знания закона; нрав-
ственного — определяющего нормы морали.
Определение достаточности доказательств — элемент оценки
доказательств. Признание добытых доказательств достаточными для
решения дела по существу означает убеждение в том, что осуществле-
но всестороннее, полное и объективное исследование всех обстоя-
тельств дела.
Задача судебного исследования в целом, а, следовательно, и пред-
варительного расследования как его части — установить объектив-
ную истину. Если знание следователя о расследуемом преступлении
носит характер вероятностного, это означает, что:
– процесс доказывания не завершен и должен быть продолжен,
поскольку вероятностное знание не может быть положено в основу
приговора;
– достаточных доказательств для установления истины собрать
не удастся, что служит основанием для временного или окончатель-
ного прекращения работы по делу.
Критерием, позволяющим считать объективную истину по делу
установленной, а собранные для этой цели доказательства достаточ-
ными, служит только практика. Это абсолютный критерий, единствен-
ное средство проверки истинности или ложности суждений, знаний,
в том числе и об обстоятельствах, составляющих предмет доказыва-
ния по делу.
Определение путей использования доказательств — заключитель-
ный момент оценки доказательств. Выяснив значение доказательств,
их связи, субъект доказывания на этом этапе процесса определяет пути
использования собранных доказательств. Доказательства могут быть
использованы для:
! проверки выдвинутых по делу версий;
! обоснования принимаемых по делу решений;
! составления постановления о направлении дела в суд;
! получения новых доказательств путем проведения соответству-
ющих следственных действий;
! для оценки ориентирующей и розыскной информации;
! демонстрации их участникам процесса в целях:
– устранения существующих противоречий между доказатель-
ствами;
– изобличения в даче ложных показаний и получения правди-
вых показаний;
– убеждения в бессмысленности противодействия расследо-
ванию.
47
3.5. Субъекты доказывания
В самом общем виде субъектами доказывания можно именовать
лиц, участвующих в этом процессе. Однако такое определение не дает
представления об их роли в установлении истины, об их правах и
обязанностях в области работы с доказательствами. Вопрос об обя-
занности доказывания — это вопрос о том, кто и какие факты, обра-
зующие предмет доказывания, должен доказать. Самый древний прин-
цип распределения обязанностей по доказыванию, ведущий свою
историю со времен Рима, следующий: «Доказать должен тот, кто яв-
ляется автором положения, требующего доказательств» [43, с. 117].
Ст. 102 п. 2 УПК РБ указывает, что обязанность доказывания
наличия оснований уголовной ответственности, вины обвиняемого и
других обстоятельств, имеющих значение по уголовному делу, лежит
на органе уголовного преследования, а в судебном разбирательстве —
на государственном или частном обвинителе [2, с. 120].
В этом плане субъектов доказывания обычно подразделяют на две
группы: на лиц, для которых доказывание является обязанностью, и
лиц, для которых доказывание является не обязанностью, а правом.
Как указывает Н.П.Кузнецов, «первую группу субъектов доказы-
вания образуют государственные органы и должностные лица, упол-
номоченные возбуждать уголовные дела, осуществлять расследование,
рассматривать и разрешать эти дела по существу. Именно на них воз-
ложена обязанность доказывания, т.е. обязанность достижения объек-
тивной истины». Далее автор выделяет еще одну группу субъектов
доказывания, которую «составляют участники уголовного процесса,
лично заинтересованные в исходе дела, которые не несут обязанности
доказывания, но имеют право участвовать в нем» [21, с. 73].
К первой группе относятся следователь (ст. 36 п. 2 УПК РБ), про-
курор (ст. 34 УПК РБ), лицо, производящее дознание (ст. 37 п. 2 УПК
РБ), начальник следственного подразделения (ст. 35 УПК РБ); ко вто-
рой — подозреваемый, обвиняемый, гражданский истец, гражданс-
кий ответчик, их представители, защитник. Неясно положение потер-
певшего, т.к. в ст. 50 п. 1.2 УПК РБ определено, что «потерпевший
имеет право давать показания», а ст. 50 п. 2.4 указывает, что «потер-
певший обязан давать показания по требованию органа, ведущего
уголовный процесс», а также «за отказ либо уклонение от дачи» пока-
заний или за дачу заведомо ложных показаний потерпевший несет
ответственность в соответствии с УК РБ [20, с. 104–115].
Для субъектов, отнесенных к первой группе, участие в доказыва-
нии — их процессуальная и служебная обязанность, вытекающая не-

48
посредственно из УПК РБ. Эту обязанность они не вправе перекла-
дывать на субъектов второй группы, что, в первую очередь, относится
к участию в доказывании подозреваемого. Субъекты первой группы
обязаны принять все предусмотренные законом меры для всесторон-
него, полного и объективного исследования обстоятельств дела, выя-
вить как уличающие, так и оправдывающие подозреваемого, а также
смягчающие и отягчающие его ответственность обстоятельства. Эту
обязанность они реализуют, участвуя во всех стадиях процесса дока-
зывания, а прокурор — и в стадии судебного разбирательства.
Законодатели наделяет субъектов доказывания правом представ-
лять доказательства по делу. Особая роль в этом процессе отводится
защитнику (более подробно см. п. 3.6 данной главы).
Что касается субъектов второй группы, то участие в доказыва-
нии является их правом, а не обязанностью. Как отмечает К.Ф.Гуцен-
ко, они могут представлять предметы, документы, относящиеся к рас-
следуемому и рассматриваемому делу, заявлять ходатайства об
истребовании и приобщении доказательств, высказывать свое мне-
ние по поводу того или иного источника доказательств [3, с. 157].

3.6. Использование доказательств.
Деятельность защитника в процессе собирания
и использования доказательств
Термин «использование доказательств» не получил законодатель-
ного закрепления в новом уголовно-процессуальном законодательстве.
Более того, в процессуальной литературе про это практически ничего
не сказано. Вместе с тем, без комплексного исследования данного эта-
па доказательственной деятельности невозможно получить полное
представление о процессе доказывания в уголовном судопроизводстве.
Термин «использование доказательств» был предложен Р.С.Бел-
киным еще в 1966 г. Под ним понималось оперирование доказатель-
ствами в целях доказывания. Р.С.Белкин вполне справедливо утверж-
дает, что использование доказательств является стадией процесса
доказывания [8, с. 112].
Использование доказательств представляет собой заключитель-
ный этап работы с доказательствами: после их собирания, исследова-
ния и оценки субъект доказывания оперирует ими, решает с их по-
мощью те или иные задачи доказывания. Использование доказательств
и есть оперирование ими, применение в определенных целях — про-
межуточных или конечных. Каждое доказательство после его обнару-
жения и фиксации исследуется, оценивается и «включается в оборот»,

49
т.е., используется в определенных субъектом доказывания целях. М.В.
Духовский утверждает: «Вся деятельность процесса сводится, в сущ-
ности, к собиранию доказательств и пользованию ими. Искусство су-
допроизводства есть не что иное, как искусство пользоваться доказа-
тельствами». М.С.Строгович пишет: «Пользование доказательствами
производится на основе процессуального закона и в соответствии с
его требованиями». Авторы «Теории доказательств» считают, что «по-
нятие доказывания включает наряду с операциями по собиранию и
проверке доказательств также операции по их использованию для ус-
тановления предмета доказывания и для последующего решения воп-
росов наказания, гражданского иска, устранения обстоятельств, спо-
собствовавших совершению преступления» [82, с. 307].
Оперирование доказательствами — это чисто логический про-
цесс, т.е., мыслительная деятельность, протекающая по законам и пра-
вилам логики. Анализ практики доказывания свидетельствует, что
целями использования доказательств служат:
– проверка версий, иных доказательств ориентирующей и розыс-
кной информации на предмет ее оценки;
– обоснование принимаемых решений, обвинительного заклю-
чения;
– моделирование следственной ситуации, механизма преступле-
ния, психологического портрета и внешности преступника;
– получение новых доказательств, новой оперативной и розыск-
ной информации;
– формирование комплексов доказательств;
– демонстрация доказательств участникам процесса на предмет
устранения существующих противоречий между доказательствами;
изобличения в даче ложных показаний, получения новых доказа-
тельств, убеждения в бессмысленности противодействия расследова-
нию, преодоления круговой поруки соучастников [8, с. 113].
Проверка версий, как известно, осуществляется путем выведения
из них следствий и последующих действий по установлению наличия
или отсутствия фактов, составляющих эти следствия. Результатом та-
ких действий служат получаемые доказательства, только они могут быть
средством такой проверки. Используемые в этих целях доказательства
могут подтверждать или опровергать версию либо служить основани-
ем для корректировки версии. Опровержение версии требует выдвиже-
ния иной версии, корректировка версии — внесения соответствующих
изменений или уточнений в ее содержание. Процесс использования в
этих целях доказательств повторяется до тех пор, пока истина по делу
не будет установлена. Проверка одних доказательств на базе других

50
доказательств по делу осуществляется путем сопоставления их содер-
жания и выяснения их согласуемости друг с другом.
Обоснование принимаемых решений — важная форма исполь-
зования доказательств. Решения могут быть тактическими и процес-
суальными. Под тактическим решением понимается выбор цели так-
тического воздействия на следственную ситуацию в целом или на
отдельные ее компоненты, на ход и результаты процесса расследова-
ния и его элементы и определение методов, приемов и средств дости-
жения этой цели. Помимо тактических, в процессе доказывания мо-
гут приниматься и иные решения, например, о производстве
следственных действий, их очередности, о допросе тех или иных сви-
детелей и т.п. Основанием для этих решений могут также служить
наличные доказательства, используемые в качестве информационной
базы решений. Использование доказательств как основы процессу-
альных решений связано обычно с производством тех процессуаль-
ных действий, для которых установлен законом особый порядок: обыс-
ка и выемки, наложения ареста на корреспонденцию или имущество,
привлечения в качестве подозреваемого. Их специфика выражается в
вынесении следователем специального постановления как правовой
основы действий, также для принятия подобных решений достаточ-
ной доказательственной базы.
Получение новых доказательств, новой оперативной и иной ин-
формации — такова цель использования доказательств, которая не-
посредственно вытекает из содержания собранных доказательств. Эта
цель достигается проведением на базе используемых доказательств
иных следственных действий, например, проверки и уточнения пока-
заний на месте, следственного эксперимента, предъявления для опоз-
нания и т.п., или принятием мер к получению требуемой оперативной
информации из того же или нового источника.
Характерной особенностью любых моделей, конструируемых при
доказывании, является то, что все они используют доказательства,
относящиеся к исходным материалам для их построения.
Целями моделирования при доказывании являются:
! определение направлений доказывания, выбор оптимальных
средств и методов доказывания;
! выявление связей между доказательствами, построение сис-
тем доказательств;
! систематизация и пополнение знаний об объектах, явлениях и
процессах, имеющих значение для дела, о механизме преступления,
личности виновных, поведении проходящих по делу лиц;

51
! создание условий и предпосылок для проведения следствен-
ных действий и оперативно-розыскных мероприятий.
Установление факта утаивания информации о преступлении и ее
носителях. Использование наличных доказательств в этих целях за-
ключается в анализе их содержания, который позволяет сделать вывод
о существовании скрываемых источников доказательств или предме-
тов, могущих быть вещественными доказательствами, ценностей и де-
нег, нажитых преступным путем. Информация об утаивании может со-
держаться в письменных документах, обнаруженных при обыске,
представленных потерпевшими, в задержанной переписке и т.п.
Установление факта уничтожения следов преступления и преступ-
ника производится на основании анализа доказательств, полученных
в результате производства таких следственных действий, как осмотр
места происшествия, обыск, назначение экспертиз и др.
Установление факта маскировки информации осуществляется
путем использования доказательств, свидетельствующих о перемеще-
нии объектов, их отсутствии в должном месте, подтверждающих факт
изменения внешности субъекта преступления, устанавливающих факт
создания видимости использования объекта не по назначению.

Деятельность защитника в процессе собирания
и использования доказательств

В ст. 103 ч. 3 УПК РБ законодатель предусмотрел право защит-
ника представлять доказательства и собирать сведения, необходи-
мые для защиты прав подозреваемого, обвиняемого и оказания им
юридической помощи [2, с. 121]. Тем самым законодательно закреп-
лено право защитника непосредственно принимать участие в про-
цессе доказывания.
С.Н.Гаврилов отмечает, что одной из главных обязанностей защит-
ника как участника уголовного судопроизводства является его участие
в доказывании. И хотя обязанность представления доказательств неви-
новности обвиняемого не может быть возложена ни на его самого, ни
на его защитника, тем не менее, принимая на себя защиту, адвокат од-
новременно становится субъектом определенных процессуальных обя-
занностей, не выполнить которые он не может [31, с. 22]. В этой связи
видится принципиальным утверждение В.Д.Адаменко: «Без доказатель-
ства обстоятельств, свидетельствующих в пользу обвиняемого, не мо-
жет быть реализована функция защиты» [44, с. 46].
Так, Н.П.Кузнецов утверждает, что доказывание включает в себя
две стороны: познавательную и удостоверительную. Удостоверитель-

52
ная сторона доказывания имеет особое значение в уголовном деле.
Фактические данные, полученные, но не закрепленные в установлен-
ном законом порядке, не могут использоваться в качестве доказа-
тельств. Удостоверительная сторона доказывания обеспечивает воз-
можность познания обстоятельств уголовного дела не только лицом,
осуществляющим доказывание, но и всеми участниками судопроиз-
водства [21, с. 11].
Итак, обратимся к Закону «Об адвокатуре Республики Беларусь».
В ст. 17 п. 2 сказано, что защитник имеет право самостоятельно соби-
рать, закреплять и представлять сведения в уголовное дело [45, с. 242].
Данную законодательную новеллу можно назвать новаторской. Зако-
нодательно подтверждено право защитника на осуществление про-
цесса доказывания. Упомянутая правовая норма заслуживает серьез-
ного внимания и такого же к ней отношения. Бесспорно, что указанное
положение закона способствует реальному осуществлению принципа
состязательности в уголовном деле и направлено на оптимизацию
уголовно-процессуальной деятельности.
Отметим, что подобное нововведение стало одним из этапов ре-
формирования уголовно-процессуального законодательства в нашем
государстве. Отдавая должное прогрессивным тенденциям в разви-
тии правовой базы российского законодательства, надо сказать, что
до настоящего времени там не принят закон об адвокатуре. А суще-
ствующее до настоящего времени Положение об адвокатуре РСФСР,
принятое в 1980 г., естественно, не предусматривает такой нормы [46].
Участие защитника в уголовном судопроизводстве накладывает
на защитника большую ответственность. Он обязан строго следовать
закону, используя разрешенные законом средства и способы для выяв-
ления обстоятельств, оправдывающих своего подзащитного, смягчаю-
щих его ответственность, а также оказывать ему необходимую юриди-
ческую помощь. Следственная и судебная практика показывает, что
защитник не всегда может эффективно решать стоящие перед ним зада-
чи. Причина здесь не столько в недостатке прав, сколько в отсутствии
надлежащих условий для их использования. В результате защитник
порой оказывается бессильным доказать очевидные факты, включая и
необоснованность предъявленного гражданину обвинения [47, с. 134].
Разделяя данную позицию, считаем необходимым подчеркнуть,
что принципы, которые не позволяют защитнику эффективно решать
стоящие перед ним задачи, видятся, по нашему мнению, в некотором
несовершенстве ряда положений Закона об адвокатуре.
Возникают спорные положения применительно к деятельности
защитника. Известно, что в соответствии с законом органы уголовно-

53
го преследования обязаны в пределах своей компетенции возбудить
уголовное дело в каждом случае обнаружения признаков преступле-
ния, принять все предусмотренные законом меры к установлению со-
бытия преступления, лиц, виновных в совершении преступления, и к
их наказанию [2, с. 44] (принцип публичности в уголовном процес-
се). Однако в настоящее время защитник не входит в число органов
государства, осуществляющих производство по уголовному делу. Пре-
рогатива собирания доказательств принадлежит исключительно дол-
жностным лицам. На наш взгляд, необходимо ввести защитника в
число лиц, наделенных государственно-властными полномочиями,
которые имеют право осуществлять производство по уголовному делу.
Хотя круг таких полномочий следует несколько ограничить в силу
некоторой специфики его деятельности, что будет изложено ниже.
Заслуживает поддержки позиция И.И.Мартинович и М.И.Пасту-
хова, которые в целях собирания и закрепления доказательств по делу
считают целесообразным наделить защитника правом проводить след-
ственные действия по выявлению оправдательных или смягчающих
ответственность обстоятельств с изложением своих выводов по делу в
оправдательном заключении или заключении о смягчении ответствен-
ности обвиняемого [47, с. 135]. Этого же мнения придерживается и
Н.А.Горя, который анализирует принцип состязательности и функции
защиты в уголовном процессе Российской Федерации [48, с. 22–25].
Представляется вполне оправданным проведение защитником
следственных действий в рамках ныне действующего УПК Республи-
ки Беларусь. При этом не следует забывать о том, что защита носит
односторонний характер, и, естественно, доказательства будут соби-
раться только в целях оправдания подзащитного либо смягчения его
ответственности (в зависимости от избранной в ходе защиты пози-
ции). Конечно, было бы ошибочным механически перенести требова-
ния УПК, предписывающие правовую процедуру действий следствен-
ных органов, на действия защитника. Круг процессуальных
полномочий защитника в случае собирания и закрепления доказа-
тельств по делу представляется значительно более узким, чем следо-
вателя. Защитник в рамках УПК может проводить только следствен-
ные действия (причем должны исключаться обыск, наложение ареста
на почтово-телеграфную корреспонденцию и т.п., так как они требу-
ют санкционирования прокурором). Ограничение полномочий видится
оправданным в силу вышеизложенного. Следователь же обязан руко-
водствоваться принципом объективной истины в уголовном деле, т.е.,
ст. 18 УПК Республики Беларусь, которая предписывает органам, ве-
дущим производство по делу, всесторонне, объективно исследовать

54
обстоятельства совершенного преступления [2, с. 45]. К тому же не
следует забывать о принципе презумпции невиновности.
В контексте изложенного, на наш взгляд, является обоснованным
узаконить в ныне действующем УПК Республики Беларусь ряд поло-
жений, позволяющих защитнику проводить следственные действия
по уголовному делу.
Относительно представления доказательств защитником в уго-
ловное дело следует подчеркнуть, что Закон об адвокатуре эту проце-
дуру не регулирует. Содержащаяся в Законе ссылка на то, что защит-
ник представляет доказательства путем опроса физических лиц, не
позволяет защитнику эффективно, на равных, процессуально конку-
рировать с органами уголовного преследования. Кардинально не ме-
няет существующее положение и предоставление защитнику права
запрашивать справки, характеристики и иные документы. Видится
приемлемым вариант представления защитником материалов адво-
катского (параллельного) расследования в суд. Формулировка адво-
катского расследования может найти законодательное выражение в
УПК Республики Беларусь. Нам это видится таким образом.
Адвокатское (параллельное) расследование — это самостоятель-
но проведенное защитником исследование обстоятельств дела в рамках
УПК, направленное на выявление обстоятельств, оправдывающих под-
защитного, либо обстоятельств, которые смягчают его ответственность.
Материалы подобного расследования могут выглядеть в виде
самостоятельного адвокатского производства (не следует путать с
нынешним адвокатским производством, куда входят техническое
оформление и справочные данные, а также образцы документов, ис-
пользуемые адвокатом в производстве по уголовному делу). Думает-
ся, что с материалами адвокатского расследования может быть озна-
комлен и следователь, ведущий производство по уголовному делу, и
надзирающий за следствием прокурор, о чем составляется протокол
в рамках УПК Республики Беларусь. Затем материалы адвокатского
расследования вместе с уголовным делом, которое завершено рас-
следованием, направляются в суд для разрешения по существу. Имен-
но на стадии судебного разбирательства и будет дана окончательная
оценка исследованным по делу доказательствам. Мы убеждены, что
в силу принципа состязательности уголовного процесса нельзя от-
давать предпочтение тем или иным материалам расследования, по-
ступившим в суд. Безусловно, предложенная процедура неизбежно
приведет к ряду сложностей.
Подобная (в случае наделения защитника правом проводить след-
ственные действия) реорганизация защиты вызовет ее существенное

55
удорожание и трудоемкость. Усложнится и судебная процедура рас-
смотрения уголовных дел. Но благодаря всестороннему и объектив-
ному исследованию обстоятельств дела поиск истины станет более
успешным. А это значит, что многие невиновные будут застрахованы
от судебной ошибки [47, с. 136].
Было бы неточностью свести участие защитника в процессе до-
казывания на предварительном следствии только к проблеме собира-
ния им доказательств. Ст. 17 Закона об адвокатуре, помимо указанно-
го права, предусматривает и другие законные средства для
осуществления защитником своей деятельности, а именно: запраши-
вать сведения, характеристики и другие документы, необходимые в
связи с оказанием юридической помощи; приносить в установленном
порядке жалобы на действия суда и любых должностных лиц, кото-
рые ущемляют права и законные интересы личности; применять в
своей деятельности технические средства [45, с. 242].
К одному из эффективных средств защиты следует отнести пра-
во защитника участвовать при производстве всех следственных дей-
ствий, проводимых с участием его подзащитного.
В юридической литературе предлагается предоставить защитни-
ку право ходатайствовать о допуске его к участию в допросе свидете-
ля, потерпевшего, эксперта, а также в других следственных действи-
ях [40, с. 99-100]. В связи с этим И.И.Мартинович и М.И.Пастухов
резюмируют, что реализация данного предложения не исключает за-
висимости защитника от следователя. К тому же каждый раз адвокату
нужно будет ходатайствовать о допуске к участию в следственных
действиях [47, с. 136-137]. С этим нельзя не согласиться. К сказанно-
му можно добавить, что данное уведомление должно быть послано
обязательно в письменной форме, а также следует удостовериться в
том, надлежащим ли образом уведомлен защитник.
Имея возможность уже на стадии предварительного расследования
влиять законными средствами на его ход, защитник создает условия для
обеспечения прав своего подзащитного, что, в свою очередь, служит бо-
лее полному и объективному проведению расследования [31, с. 21].
В завершении данного параграфа хотелось бы отметить, что пред-
ложения автора по совершенствованию уголовно-процессуального
законодательства применительно к действиям защитника в процессе
доказывания стадии предварительного расследования являются не
бесспорными и не претендуют на окончательную истину. Мы выра-
жаем уверенность, что научные разработки по данной проблематике
помогут оптимизировать уголовно-процессуальную деятельность не
только защитника, но и других участников процесса.

56
3.7. Методы процесса доказывания
Исследуя вопросы, связанные с методикой процесса доказыва-
ния, нельзя обойтись без теории познания в философском смысле и
методической базы.
С.М.Потапов утверждает, что в систему методов входят: во-пер-
вых, общие методы всех наук о природе — наблюдение, сравнение и
эксперимент; во-вторых, метод идентификации в различных видах и
формах его применения, являющийся специальным методом исследо-
вания; в-третьих, частные методы, заимствуемые из разных наук и
технических знаний, например, химии, биологии, микроскопии, фо-
тографии [8, с. 267].
С.И.Ожегов определяет метод как способ теоретического иссле-
дования или практического осуществления чего-нибудь [50, с. 309].
Так, Е.Е.Центров, анализируя проблемы взаимосвязи кримина-
листической виктимологии с другими отраслями знаний, опирается
на диалектический метод познания, анкетно-статистический метод,
биографический метод, метод наблюдения и метод обобщения, неза-
висимых характеристик [51, с. 55–57].
В философской и юридической науках под методологией пони-
мают общий концептуальный подход во всяком научном исследова-
нии любых объектов природы и общества [52, с. 277–295].
Авторский коллектив во главе с Н.А.Селивановым рассматрива-
ет метод как конечную совокупность операций, направленных на ре-
шение какой-либо задачи — теоретической или практической. Терми-
ны «метод», «методика», «способ», «прием» являются, по существу,
синонимами. Во всевозможных языковых контекстах различаются
только по степени общности: методом предпочитают называть более
общие и сложные системы, а приемом — более простые операции,
входящие в первые.
В продолжение своей мысли указанный коллектив авторов кон-
статирует, что подлинно научный метод не может быть случайным
набором операций, найденных путем проб и ошибок. Он должен опи-
раться на теорию, исходить из объясненных теорией явлений и зако-
номерностей, используемых в его процедуре [53, с. 6–22].
Методы исследования можно классифицировать несколькими
различными способами по различным основаниям.
В целях анализа методы можно разделить и рассмотреть в от-
дельности.
1. Методы эмпирического уровня служат для собирания исход-
ных фактических данных и их первоначальной систематизации.

57
Прежде всего, эти методы можно разделить на два основных вида и
один вспомогательный. Основными являются:
– наблюдение фактов, осуществляемое без вмешательства в са-
мостоятельно протекающий процесс;
– экспериментирование, предполагающее изучение фактов в ис-
кусственно подготовленных либо специально изменяемых условиях.
Вспомогательный метод — метод фиксации результатов наблю-
дения и экспериментирования.
2. Методы теоретического уровня свойственны опосредованно-
му познанию, изучению закономерностей, сущности исследуемых
объектов. К ним относятся:
– формализация и реализация;
– аксиоматизация;
– применение различных форм умозаключений;
– моделирование;
– приемы семантического анализа языка науки.
Кроме того, Г.Г.Шиханцов в числе отраслевых методов гумани-
тарных наук выделяет подгруппу методов, используемых для иссле-
дования психических явлений и процессов, связанных с поведением
преступника, характеризующих возможности свидетеля, а также про-
фессиональные качества следователя, защитника [54, с. 14].
Особо следует остановиться на частных методах исследования.
Так, Р.С.Белкин определяет частный метод исследования как систему
определенных приемов, правил и рекомендаций по изучению конк-
ретных объектов. При этом под изучением следует понимать как чув-
ственное, так и рациональное познание, а под объектами — предмет
исследования. Приемы, правила и рекомендации по исследованию
объектов представляют собой результат обобщения практики подоб-
ных исследований, включая и апробированные практикой теорети-
ческие положения.
Далее Р.С.Белкин констатирует, что отнесение того или иного
метода к категории частных методов познания вовсе не означает огра-
ничения сферы его применения. Метод называется частным не пото-
му, что его применение носит частный характер, а потому, что он пред-
ставляет собой сочетание не всех, а лишь части познавательных
приемов, определенной их комбинации, которая и отличает его от дру-
гих частных методов.
Существуют следующие частные методы познания: наблюдение,
описание, измерение и вычисление, сравнение и эксперимент. В зави-
симости от особенностей процесса познания частные методы приоб-
ретают те или иные характерные черты [20, с. 107-108].

58
Специфичность частных методов в зависимости от разновидно-
сти процесса познания обусловливается такими факторами, как его
объект, условия осуществления этого процесса, технические средства,
используемые исследователем. Таким образом, подводя некоторый итог
сказанному, можно сформулировать, что метод в широком смысле сло-
ва — это способ подхода к действительности, способ познания, изу-
чения, исследования явлений природы.
А. Среди методов собирания, исследования и оценки доказа-
тельств наблюдение — один из самых распространенных и эффек-
тивных. Под наблюдением в теории познания понимается преднаме-
ренное, планомерное, целенаправленное восприятие с целью изучения
данного предмета, явления. Наблюдение — это восприятие, одна из
форм чувственного познания. При этом процесс наблюдения всегда
связан с концентрацией внимания на объекте наблюдения, что усили-
вает восприимчивость наблюдателя к этим объектам.
Внимание — необходимый элемент наблюдения. Выражая собой
«направленность и сосредоточенность нашей психической деятель-
ности», внимание существует в нескольких формах: первая — непред-
намеренное, или непроизвольное, внимание, характеризующееся от-
сутствием цели деятельности и волевых усилий для осуществления
этой деятельности; вторая — произвольное, характеризующееся со-
знательно поставленной целью и волевыми усилиями для устойчивой
концентрации внимания на выполнении деятельности, необходимой,
чтобы достигнуть этой цели.
Полнота наблюдения зависит от его цели, от установки, с кото-
рой оно осуществляется. Для наблюдения, осуществляемого следо-
вателем, наиболее характерна установка с полной внутренней го-
товностью к определенным наблюдениям, ибо он в процессе
наблюдения решает определенную задачу, преследует определенную
цель, связанную с конкретными объектами наблюдения. Целенап-
равленность и организованность при наблюдении не только позво-
ляют воспринимать наблюдаемый объект как целое, но и дают воз-
можность распознать в нем и единичное, и общее; состояние предмета
и его изменения, различать детали предмета и установить некото-
рые виды его связей с другими объектами. Субъектом наблюдения,
результаты которого имеют значение для установления истины по
делу, является участник уголовного процесса в широком смысле сло-
ва: свидетель, потерпевший, подозреваемый, эксперт, следователь,
суд. Наблюдение, которое проводится непосредственно субъектами
процесса доказывания, собирающими, исследующими и оцениваю-
щими доказательства, — это непосредственное наблюдение. Между

59
объектом наблюдения и субъектом судебного исследования в дан-
ном случае нет промежуточных звеньев. Субъектом наблюдения мо-
жет быть и свидетель, потерпевший, подозреваемый. В этом случае
орган расследования познает объект наблюдения со слов указанных
лиц. Наблюдение при этом выступает как опосредованное: субъект
исследования как бы наблюдает объект через других участников про-
цесса, субъект исследования должен проверить, насколько получен-
ные им от других сведения соответствуют тому, что наблюдали эти
лица в действительности, т.е., проверить результаты их наблюдения,
проверить доказательства. Реальность данных, полученных при на-
блюдении опосредованном, требует подтверждения. В этом преиму-
щество первого вида наблюдения перед вторым.
Объектом наблюдения служат не вообще все предметы и явления
материального мира, а лишь те из них, которые, во-первых, имеют
отношение к расследуемому событию, и, во-вторых, те из относящих-
ся к делу объектов, которые играют роль в процессе доказывания.
Таким образом, этот процесс носит избирательный характер. К числу
объектов следует отнести:
! обстановку места происшествия и ее элементы;
! обстановку, в которой проводятся отдельные следственные
действия;
! отдельные предметы, имеющие доказательственное значение
по делу (вещественные доказательства, документы, труп);
! помещения и участки местности, не являющиеся местом про-
исшествия, но имеющие в силу своего назначения, использования или
характеристики значение для дела;
! тело человека;
! поведения и действия проходящих по делу лиц;
! действия различных участников отдельных следственных ак-
тов и результаты этих актов как в виде различных объектов (образцы
для сравнительного исследования), так и в виде изменившегося со-
стояния и отношений объектов (положение в пространстве или физи-
ческое состояние данного тела).
Следователь осуществляет наблюдение для того, чтобы устано-
вить факты, которые в своей совокупности образуют предмет доказы-
вания. Специфика наблюдения проявляется прежде всего в том, что
это наблюдение ведется в определенных, процессуальных формах.
Такими процессуальными формами служат отдельные следственные
действия: осмотр, следственный эксперимент, обыск, предъявление
для опознания, допрос и др.
Наблюдение должно быть свободным от таких недостатков, как:
неполнота, когда воспринимаются не все, а только часть необходи-
60
мых сторон или признаков наблюдаемого объекта; неточность, выра-
жающаяся либо в смещении последовательности или порядка отдель-
ных элементов, из которых состоит объект наблюдения, либо в игно-
рировании более точных, чем были использованы, количественных
признаков наблюдаемого объекта; неотчетливость, когда наблюдатель
не умеет дать точный отчет о наблюдаемом. Неправильно определен-
ная цель наблюдения или отсутствие четкой цели приводит к рассеи-
ванию внимания наблюдающего, отсутствию представления о грани-
цах наблюдения и необходимой глубине его. Следует отметить еще
одно требование: дисциплинированность наблюдения или наблюда-
теля. Речь идет о своеобразной дисциплине ума, дисциплине мышле-
ния наблюдателя, исключающей, например, подмену факта выводом
о факте, обеспечивающей четкое разграничение между свидетельства-
ми чувств при наблюдении и выводами из этих свидетельств, объяс-
нениями их, отделение подлинного от воображаемого, привнесенного
в наблюдение фантазией наблюдателя.
Б. В процессе расследования уголовных дел следователь часто
сталкивается с необходимостью установить количественные характе-
ристики каких-либо свойств объектов, имеющих доказательственное
значение, установить пространственные и временные отношения меж-
ду ними. Для следствия могут оказаться существенными размеры пред-
метов на месте происшествия, расстояния между ними, размеры тай-
ников, обнаруженных при обыске, температура трупа, длительность
того или иного действия или события, скорость движения транспорт-
ного средства и другие величины, значение которых познается следо-
вателем путем измерения при собирании, исследовании и оценке до-
казательств. Измерение — частный метод познания истины. Каждое
измерение с точки зрения своего содержания предполагает наличие:
– объекта измерения, т.е., того предмета или отношения, которое
подлежит измерению;
– меры, т.е., того, с чем сравнивается измеряемый объект или
отношение;
– результата измерения — количественного выражения сравни-
ваемых величин.
К объектам измерения в следственной практике относятся: а) раз-
личные свойства предметов, играющих роль вещественных доказа-
тельств или используемых в ином качестве при производстве следствен-
ных действий: их число или число составляющих их частей, размер,
вес, температура, интенсивность поглощения или испускания тепла,
объем; б) количественная сторона пространственных отношений: рас-
стояния между предметами, пунктами, границами пространства;

61
в) количественная сторона временных отношений: частота — длитель-
ность тех или иных процессов, явлений; г) скорость движения челове-
ка, животных, транспортных средств и иных объектов вообще или в
данных условиях.
Мера — величина, принятая за единицу измерения. Результат
измерения — число, выражающее отношение измеряемой величины
к единице измерения.
В. Следующий метод — описание, т.е., указание признаков объек-
та. При описании могут отмечаться все признаки объекта, существен-
ные и несущественные, с целью дать наиболее полное представление
об объекте; могут указываться только некоторые, наиболее существен-
ные признаки. Различают непосредственное и опосредованное опи-
сание: непосредственное следователь осуществляет, чтобы выразить
результаты непосредственного наблюдения или измерения: следова-
тель фиксирует признаки объектов, которые воспринимались им са-
мим при производстве следственных действий; опосредованное осу-
ществляется самим следователем, но в его содержание входит указание
признаков объектов, которые воспринимались не следователем, а дру-
гими лицами: свидетелями, потерпевшими, подозреваемыми.
Передача информации от ее источника к следователю может про-
исходить в форме речевого (словесного) выражения мысленного об-
раза объекта, подлежащего описанию, его графического выражения и
узнавания самого запечатленного объекта или указания на аналогич-
ный объект (узнавание подобного).
Полнота и точность описания при речевом выражении источни-
ком информации мысленного образа описываемого объекта зависят
не только от самих процессов запоминания и воспроизведения, но и
от таких факторов, как глубина познания объекта, его назначение,
признаки; степень речевой культуры субъекта, размеры и состав его
словарного запаса, образность и точность речевых формулировок;
дисциплинированность мышления субъекта, умение последователь-
но излагать воссозданное его памятью, способность отделить воспро-
изводимое в памяти от выводов из него. В некоторых случаях свиде-
телю или подозреваемому легче и проще нарисовать или начертить
обстановку, о которой идет речь, и такая форма передачи информации
от источника к следователю может оказаться более эффективной, не-
жели речевая. Описание может быть проведено при помощи такого
средства, как узнавание запечатленного объекта по его мысленному
образу при восприятии объекта в натуре или его изображения (опоз-
нание); как указание на аналогичный объект, обладающий теми же
признаками, что и описываемый.

62
Цели описания при собирании, исследовании и оценке доказа-
тельств следующие: а) фиксация фактических данных, имеющих зна-
чение для дела; б) регистрация объектов, представляющих интерес
для следствия и суда; в) обеспечение возможности розыска существен-
ных для дела объектов; г) обеспечение возможности идентификации
лиц и предметов в процессе следствия; д) получение критериев для
оценки результатов следственных действий [20, с. 273].
Г. Сравнение как частный метод познания истины в уголовном
судопроизводстве пронизывает весь процесс собирания, исследова-
ния, оценки доказательств. Следователь на протяжении всего рассле-
дования сравнивает самые различные предметы, факты, явления, пред-
ставления и выводы, признаки и свойства. В сравнении познается
содержание доказательств, их ценность для дела. Метод сравнения
заключается в одновременном соотносительном исследовании и оценке
свойств или признаков, общих для двух и более объектов. В процессе
этого исследования выделяются стороны, признаки, свойства объек-
та, познается их содержание, значение, и они оцениваются как общие
для сравниваемых объектов. Сравнение представляет собой логичес-
кую операцию, при которой применяются такие приемы логического
мышления, как анализ (познание содержания и значения признаков),
синтез (оценка признаков как общих для сравниваемых объектов),
абстракция (выделение признаков для сравнения), обобщение, анало-
гия. Объектами могут быть фактические данные и их источники, в
том числе материальные образования: вещи, обстановка, последствия
действий; мысленные образы, представления и понятия; выводы и
предположения; результаты следственных действий.
Выделяют следующие условия сравнительного метода:
1) объекты сравнения должны быть связаны с предметом дока-
зывания. Сравнение безразличных для дела объектов не приближает
к установлению истины, не служит целям ее познания и, следователь-
но, не имеет отношения к процессу доказывания;
2) сравниваться должны такие признаки и свойства, которые су-
щественны для результатов применения этого частного метода и по-
зволяют следователю прийти к определенным выводам;
3) результаты метода должны служить основанием для принятия
следователем решения.
Д. Еще один метод — эксперимент. Эксперимент (от латинско-
го — испытание) — искусственное систематическое изменение усло-
вий наблюдаемого явления и связи его с другими явлениями. Цель
эксперимента — выяснить природу наблюдаемого явления, его сущ-
ность и происхождение, пути и методы сознательного овладения им.

63
Эксперимент отличают от наблюдения следующие качества: а) воз-
можность неоднократно повторять наблюдаемое явление в любых ус-
ловиях; б) изучение явлений, протекающих в обычных условиях очень
быстро или очень медленно, что препятствует их наблюдению в при-
роде; в) изучение в чистом виде таких явлений, процессов, которые в
изолированном виде не могут наблюдаться в природе; г) выделение в
процессе изучения лишь отдельных сторон явления, отдельных при-
знаков объекта [20, с. 274].
Экспериментальный метод, применяемый в процессе судебного
исследования, позволяет нам убедиться в правильности представле-
нии о том или ином факте, имеющем значение для дела, в достоверно-
сти источников доказательств или опытным путем получить новые
доказательства этого факта. Эксперимент позволяет участникам уго-
ловного процесса непосредственно, воочию убедиться в существова-
нии и течении того или иного явления. Объектом применения явля-
ются отдельные обстоятельства дела, отдельные фактические данные.
При производстве следственного осмотра применение экспери-
ментального метода исследования позволяет следователю добиваться
следующих результатов:
1) полнее выявлять и правильно фиксировать следы на месте
происшествия;
2) выяснить отдельные элементы обстановки и механизма про-
исшествия;
3) оценить как негативные те или иные фактические обстоятель-
ства, выявленные на месте происшествия.
Действия опытного характера при обыске направлены на уста-
новление скрытых свойств объекта-обыска и обнаружение искомого.
Некоторые элементы опыта содержатся в таком процессуальном дей-
ствии, как предъявление для опознания различных объектов. Его сбли-
жает с экспериментом прежде всего искусственное создание тех усло-
вий, в которых в ряде случаев производится опознание. Опознание
рекомендуется проводить в такой обстановке, которая сходна с обста-
новкой восприятия объекта в момент происшествия, что может потре-
бовать реконструкции этой обстановки. Экспериментальный харак-
тер носят некоторые действия, осуществляемые при розыске
преступников. На практике получил распространение прием описа-
ния примет разыскиваемого лица с помощью так называемого фото-
робота. При допросе экспериментальный метод проявляется в осуще-
ствлении опытов для определения свойств, качеств, признаков
объектов, которые указывает допрашиваемый, и в постановке своеоб-
разных психологических опытов.

64
ГЛАВА 4. О МЕРАХ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО
ПРИНУЖДЕНИЯ В ДОКАЗАТЕЛЬСТВЕННОМ ПРАВЕ

4.1. О процессуальном доказывании в соотношении
с принуждением и гарантиями прав личности
в уголовном деле
Вовлекая граждан в уголовный процесс для участия в следствен-
ных действиях, государство нередко ограничивает их свободу, особен-
но в тех случаях, когда к ним применяются меры процессуального при-
нуждения. Однако такая несвобода личности от необходимости
участвовать в уголовном процессе порождается в свою очередь несво-
бодой общества от преступности. Личность привлекается к участию в
уголовном судопроизводстве самим фактом существования преступно-
сти и необходимостью борьбы с ней. Ведь давно известно, что свобо-
да — это познанная необходимость. Личность, познавшая необходи-
мость решительного искоренения преступности и добровольно
позволившая включить себя в сферу уголовно-процессуальных право-
отношений, действует свободно, а не по принуждению. Как видим, сво-
бода и принуждение выступают в диалектическом единстве: человек,
социально принуждаемый к борьбе с преступностью, в то же время
сохраняет свободу выбора своей нравственной позиции, когда он при-
влекается к участию в производстве по конкретному уголовному делу.
Таким образом, надо сказать, что, с одной стороны, определяя ли-
нию своего поведения, личность исходит из существующих в обществе
и познанных ею общепринятых правил и законов. А с другой стороны,
мысли и поступки каждого индивида не предопределены. Человек со-
храняет возможность действовать по собственному усмотрению.
При этом возможны различные варианты поведения и, соответ-
ственно, различные оценки его со стороны других людей и общества
в целом. Так, например, при расследовании уголовных дел поведение
участников уголовного процесса может выражаться в различных фор-
мах: от добровольного исполнения процессуальных обязанностей до
применения принуждения.
Как отмечалось выше, невозможно реализовать процедуру
уголовно-процессуального доказывания без применения мер уго-
ловно-процессуального принуждения.
Рассмотрим упомянутый круг вариантов на примере, когда лицо
должно явиться для допроса в качестве свидетеля:
1) лицо, которому что-то известно по делу, по собственной ини-
циативе без вызова явилось на допрос (побуждение гражданина со-
единяется с волей законодателя);
65
2) лицо было вызвано на допрос и явилось охотно, без всяких
колебаний (воля субъекта не противоречит интересам законодателя);
3) лицо было вызвано на допрос, этот вызов по той или иной
причине был для него нежелательным, обременительным и потому
вызвал борьбу мотивов, однако, сомнения были отброшены, преодо-
лены, и лицо, приняв сознательное решение о явке на допрос, выпол-
нило его добровольно;
4) как и в предыдущем случае, вызов на допрос был для лица
нежелательным и вызвал борьбу мотивов, завершившуюся, однако,
решением о необходимости явки на допрос, но это решение было при-
нято под влиянием содержавшейся в повестке угрозы принудительно-
го доставления и уголовной ответственности за уклонение от дачи
показаний, т.е., было недобровольным, вынужденным;
5) лицо было вызвано на допрос, однако, совершенно сознатель-
но по вызову не явилось, в связи с чем пришлось прибегнуть к при-
нуждению — приводу.
Если в первых трех случаях мы видим добровольное исполнение
процессуальной обязанности, хотя иногда, конечно, решение принима-
ется не без колебаний и сомнений, то в двух последних случаях обязан-
ность осуществляется под принуждением: либо психологическим (п. 4),
либо физическим (п. 5), что и предполагает процесс доказывания.
Конечно, выполнение процессуальных обязанностей отвлекает
граждан от служебных дел, вносит коррективы в личные планы, а
иногда сопряжено с некоторым ограничением конституционных прав
личности. Поэтому внутреннее решение человека о его участии в уго-
ловном процессе нередко принимается в состоянии морального конф-
ликта. Ему приходится выбирать между личными интересами (семья,
свободное время, отдых, завершение неотложных дел и т.п.) и интере-
сами правосудия (раскрытие преступления, наказание виновных, не-
допущение осуждения невиновных). Разумеется, в данных случаях
на внутреннее решение человека не может не влиять то обстоятель-
ство, что при отказе выполнить процессуальную обязанность будет
применено государственное принуждение.
Возникает ситуация, когда нужно определить свое отношение к
ценностям, выбрать одну из них. Ведь то, что представляется спра-
ведливым, необходимым одному человеку, другому кажется ненуж-
ным, бесполезным. Отсюда и разное отношение к процессуальным
обязанностям, вполне одобряемым одним индивидом, и неприемле-
мым другим.
В зависимости от того, одобряется или нет, и, соответственно,
выполняется добровольно или под принуждением, одно и то же про-

66
цессуальное действие, к проведению которого лицо привлечено в ка-
честве носителя процессуальных обязанностей, может рассматриваться
и как акция, соответствующая желаниям и интересам данного субъек-
та, и как мера процессуального принуждения.
Возникает вопрос: что же является критерием ограничения про-
цессуального принуждения от сферы свободного волеизъявления?
Однозначного ответа на данный вопрос нет. И.Л. Петрухин считает,
что таким критерием выступает не априорно принудительный харак-
тер тех или иных следственных действий, а психическое отношение
личности — субъекта уголовного процесса к возложенной на него
обязанности в процессуальном правоотношении с должностным ли-
цом или органом, ответственным за уголовное дело. Одобряет граж-
данин возложение на него этой обязанности, воспринимает ее как свой
социальный долг, значит, нет принуждения. Если же он противится
исполнению этой обязанности, видит в ней чуждое ему обременение,
исполняет обязанность под воздействием психической угрозы или
физической силы, значит, налицо принуждение.

<<

стр. 2
(всего 3)

СОДЕРЖАНИЕ

>>