<<

стр. 18
(всего 19)

СОДЕРЖАНИЕ

>>


Статья 97. Сроки содержания под стражей
«Содержание под стражей при расследовании преступлений по уго
ловным делам не может продолжаться более двух месяцев. Этот срок
может быть продлен районным, городским прокурором в случае невоз
можности закончить расследование и при отсутствии оснований для из
менения меры пресечения — до трех месяцев. Дальнейшее продление
срока может быть осуществлено только ввиду особой сложности дела
прокурором субъекта Российской Федерации — до шести месяцев со дня
заключения под стражу.
Продление срока содержания под стражей свыше шести месяцев до
пускается в исключительных случаях и только в отношении лиц, обвиняе
мых в совершении тяжких преступлений и особо тяжких преступлений.
Такое продление осуществляется заместителем Генерального прокурора
Российской Федерации — до одного года и Генеральным прокурором Рос
сийской Федерации — до полутора лет».

Статья 101. Отмена или изменение меры пресечения
«Мера пресечения отменяется, когда в ней отпадает дальнейшая необ
ходимость, или изменяется на более строгую или более мягкую, когда это
вызывается обстоятельствами дела. Отмена или изменение меры пресече
ния производится мотивированным постановлением лица, производяще
го дознание, следователя или прокурора, а после передачи дела в суд —
мотивированным определением суда.
Отмена или изменение лицом, производящим дознание, и следовате
лем меры пресечения, избранной по указанию прокурора, допускается лишь
с санкции прокурора».

Статья 223 1. Назначение судебного заседания
«Вопрос о назначении судебного заседания должен быть разрешен не
позднее 14 суток с момента поступления дела в суд, если обвиняемый со 473
держится под стражей...».
СТАНДАРТЫ ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА...



Статья 239. Сроки рассмотрения дела в судебном заседании
«Дело должно быть начато рассмотрением в судебном заседании не
позднее четырнадцати суток с момента вынесения судьей постановления о
назначении судебного заседания».

В. Законодательство о документах, удостоверяющих личность

Пункт 1 Положения о паспорте гражданина Российской Федерации, ут
вержденного постановлением Правительства Российской Федерации от
8 июля 1997 г. № 828, устанавливает, что паспорт гражданина является
основным документом, удостоверяющим личность гражданина Российс
кой Федерации на территории Российской Федерации.
В соответствии с п. 5 Положения в паспорте производятся отметки о ме
сте жительства гражданина, об отношении к воинской обязанности, о се
мейном положении, о детях, не достигших 14 летнего возраста, а также о
выдаче иных документов, удостоверяющих личность.
Пункт 21 предусматривает, что паспорт лица, заключенного под стражу
или осужденного к лишению свободы, временно изымается органом пред
варительного следствия или судом и приобщается к личному делу указан
ного лица. При освобождении из под стражи или при отбытии наказания в
виде лишения свободы паспорт возвращается гражданину.
Статья 178 Кодекса об административных правонарушениях РСФСР 1984
года устанавливает, что проживание граждан, обязанных иметь паспорта,
без паспорта или по недействительному паспорту, а также проживание без
прописки или регистрации наказывается наложением штрафа.
Постановление Правительства Российской Федерации от 17 июля 1995 г.
№ 713, касающееся правил регистрационного учета по месту жительства,
устанавливает штраф до пяти минимальных размеров оплаты труда за от
каз в предъявлении документа, свидетельствующего о регистрации по ме
сту жительства, и до пятидесяти минимальных размеров оплаты труда за
неоднократное нарушение.

Право

I. Предполагаемое нарушение статьи 5 Конвенции

47. Статья 5 Конвенции в применимых положениях устанавливает
следующее:
1. Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Ник
то не может быть лишен свободы иначе как в следующих случаях и в поряд
ке, установленном законом:
...(с) законное содержание или заключение под стражу лица, произ
474
веденное с тем, чтобы оно предстало перед компетентным органом по обо
ПРИЛОЖЕНИЕ III. СМИРНОВЫ ПРОТИВ РОССИИ



снованному подозрению в совершении правонарушения или в случае,
когда имеются достаточные основания полагать, что необходимо предот
вратить совершение им правонарушения или помешать ему скрыться пос
ле его совершения.

3. Каждый задержанный или заключенный под стражу в соответствии с
подпунктом «с» пункта 1 настоящей статьи имеет право на судебное разби
рательство в течение разумного срока или на освобождение до суда. Осво
бождение может быть обусловлено предоставлением гарантий явки в суд».

А. Доводы сторон

1. Заявители

48. Заявители жаловались, что их систематическое заключение под стра
жу не имело достаточных оснований.
49. Во первых, отсутствовал риск, что они скроются от следствия. Они
имели лишь одно место жительства, и их единственный источник дохода —
от работа в Москве. Поскольку Заявители получали большой объем кор
респонденции от органов власти Российской Федерации и международных
организаций, им было необходимо находиться дома как можно больше.
Заявители были законопослушными гражданами, поскольку работали юри
стами и берегли свою репутацию. Моральное состояние Заявителей было
подорвано годами уголовного преследования, арестов и допросов. Кроме
того, первый Заявитель страдала болезнью Шонляйна Хеноха (слабые ка
пилляры). Заявители желали, чтобы их дело было рассмотрено в кратчай
шие сроки. Они никогда не уклонялись от правосудия, и все их аресты были
произведены либо по месту их постоянного проживания, либо в суде, куда
они являлись на слушания.
50. Во вторых, не было опасности того, что Заявители будут вмешиваться
в ход отправления правосудия. Они не уничтожали документы или иные
доказательства, равно как и не оказывали давления на потерпевших в ре
зультате предполагаемых преступлений.
51. В третьих, содержание под стражей не было необходимым для пре
дотвращения дальнейших преступлений. Личности Заявителей и отсутствие
судимостей не давали никаких оснований полагать, что они могут участво
вать в криминальной деятельности.
52. Наконец, не было оснований подозревать, что освобождение Заяви
телей из под стражи могло привести к нарушению общественного порядка.
53. Более того, в действительности, содержание под стражей было
репрессией со стороны государства на обращения Заявителей в между
народные организации, включая Европейский Суд, поскольку оно совпа 475
ло с важными процессуальными событиями. Поместив Заявителей под
СТАНДАРТЫ ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА...



стражу, государство намеревалось косвенно наказать их, так как условия
содержания под стражей были неадекватными, а первый Заявитель про
вела в тюрьме намного больше 18 месяцев, предусмотренных законом.

2. Власти Российской Федерации

54. Власти Российской Федерации указали, что жалоба частично выхо
дит за пределы компетенции Европейского Суда ratione temporis, посколь
ку она касается содержания под стражей, имевшего место до 5 мая 1998 г. —
даты, когда Конвенция вступила в силу в отношении России.
55. Далее, власти Российской Федерации утверждали, что органам вла
сти пришлось заключить Заявителей под стражу, поскольку они скрылись
от правосудия и нарушили условия освобождения из под стражи, так как
они не проинформировали органы власти о своих переездах. Они не яви
лись на слушание несмотря на то, что знали о скором рассмотрении их дела.
Помещение Заявителей под стражу было произведено в соответствии с на
циональным законодательством. Оно, в целом, оправдывается опасностью
того, что Заявители могут скрыться, например, уехать за границу. Система
тическое воспрепятствование проведению расследования Заявителями при
вело к их длительному содержанию под стражей. Кроме того, своим реше
нием от 9 апреля 2002 г. Московский Городской суд освободил Заявителей
от отбывания наказания, и это решение само по себе является справедли
вой компенсацией за время, проведенное в тюрьме.

В. Мнение Европейского Суда

1. Общие принципы

56. Подпункт (с) пункта 1 статьи 56 Конвенции должен быть прочитан в
совокупности с пунктом 3 статьи 5 Конвенции, который дополняет его (см.
Постановление Европейского Суда по делу «Чулла против Италии» (Ciulla v.
Italy) от 22 февраля 1989 г. , Series А, № 148,… 38).
57. При рассмотрении вопроса о длительности содержания под стра
жей, имевшего место после вступления Конвенции в силу, Суд принял во
внимание стадию, до которой дошло разбирательство по делу. Таким об
разом, в этой степени он мог учитывать содержание под стражей, имевшее
место до этого (см. Решение Европейской Комиссии по делу «Вентура про
тив Италии» (Ventura v. Italy) от 9 марта 1978 г. , DR 12, р. 38).
58. Лицо, обвиняемое в совершении преступления, должно быть осво
бождено из под стражи до судебного разбирательства, если только госу
дарство не докажет, что имеются «относящиеся к делу достаточные» осно
вания, оправдывающие длительное содержание под стражей (см., среди
476
классических прецедентов, Постановление Европейского Суда по делу «Вем
ПРИЛОЖЕНИЕ III. СМИРНОВЫ ПРОТИВ РОССИИ



хофф против Германии» (Wemhoff v. Germany) от 27 июня 1968 г., Series А,
№ 7, р. 24–25,…. 12; Постановление Европейского Суда по делу «Ягчи и
Саргин против Турции» (Yagci and Sargin v. Turkey) от 8 июня 1995 г., Series А,
№ 319 А, … 52).
59. Конвенционное прецедентное право выработало четыре основных
допустимых причины отказа в освобождении из под стражи: опасность, что
обвиняемый не явится на судебное разбирательство (см. Постановление
Европейского Суда по делу «Штергмюллер против Австрии» (Sturgmuller v.
Austria) от 10 ноября 1969 г., Series А, № 9,_15); опасность того, что обвиня
емый в случае освобождения будет препятствовать отправлению правосу
дия (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу
«Вемхофф против Германии», 14), совершит другое преступление (см.
Постановление Европейского Суда по делу «Матцнеттер против Австрии»
(Matznetter v. Austria) от 10 ноября 1969 г., Series А, № 10,_9) или нарушит
общественный порядок (см. Постановление Европейского Суда по делу «Ле
теллье против Франции» (Letellier v. France) от 26 июня 1991 г., Series А,
№ 207,_51).
60. Опасность, что лицо скроется, не может быть оценена лишь на
основании строгости возможного наказания; она должна рассматриваться
с учетом ряда прочих имеющих отношение к делу факторов, которые
могут либо подтвердить наличие опасности, что лицо скроется, либо
быть настолько незначительными, чтобы оправдывать предварительное
заключение. В данном контексте следует принимать во внимание, в част
ности, характер привлекаемого лица, его нравы, имущество, связи в го
сударстве, в котором ведется его уголовное преследование, и междуна
родные контакты (см. Постановление Европейского Суда по делу «W. про
тив Швейцарии» (W. v. Switzerland) от 26 января 1993 г., Series А, № 254 А,_33
со ссылками в нем).
61. Вопрос о том, является ли период содержания под стражей разум
ным, не может быть рассмотрен абстрактно. Обоснованность содержания
обвиняемого под стражей должна быть оценена в каждом конкретном деле
на основании его особенностей. Длительное содержание под стражей мо
жет быть оправданным в настоящем деле, только если имеются особые ука
зания на общее требование общественных интересов, которое независимо
от презумпции невиновности перевешивает положение об уважении сво
боды каждого (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда
по делу «W. против Швейцарии»,_30).
62. Именно национальные судебные власти должны обеспечить в на
стоящем деле, чтобы предварительное заключение обвиняемого не превы
шало разумный период времени. В этих целях они должны изучить все факты
«за» и «против» наличия общего требования общественных интересов, оп
равдывающих с учетом презумпции невиновности отход от уважения сво 477
боды каждого, и указать их в своих решениях по ходатайствам об осво
СТАНДАРТЫ ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА...



бождении из под стражи. Именно на основании причин, приведенных в
этих решениях, и достоверных фактов, указанных Заявителем в своих хо
датайствах, Европейский Суд призван выносить решения о наличии или от
сутствии нарушения п. 3 ст. 5 Конвенции (см. упоминавшееся выше Поста
новление Европейского Суда по делу «Летеллье против Франции»,_35).
63. Доводы «за» и «против» освобождения из под стражи не должны
быть «общими и абстрактными» (см. Постановление Европейского Суда по
делу «Клоот против Бельгии» (Clooth v. Belgium) от 12 декабря 1991 г., Series
А, № 225,_44).
64. Если подозреваемый находится под стражей, он имеет право на рас
смотрение его дела в приоритетном порядке и оно проводится особо тща
тельно (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу
«Матцнеттер против Австрии»,_12).

2. Применение принципов к настоящему делу

65. Европейский Суд отметил, что освобождение Заявителей от отбыва
ния наказания не лишает их статуса жертв предполагаемых нарушений Кон
венции, поскольку власти Российской Федерации не признали нарушения
(см. Постановление Европейского Суда по делу «Далбан против Румынии»
(Dalban v. Romania) от 28 сентября 1999 г., Reports 1999 VI,_44).
66. Европейский Суд должен рассмотреть период содержания Заявите
лей под стражей, который следует учитывать.
Первого Заявителя заключали под стражу четыре раза: с 26 августа 1995 г.
по 9 декабря 1997 г.; с 31 марта по 2 октября 1999 г.; с 10 ноября 1999 г. по 25
апреля 2000 г. и с 12 марта 2001 г. по 9 апреля 2002 года. В сумме это
составляет 4 года, 3 месяца и 29 дней. Поскольку в отношении России Кон
венция вступила в силу 5 мая 1998 г., из этого срока лишь 2 года и 15 дней
подпадают под юрисдикцию Европейского Суда ratione temporis.
Второго Заявителя заключали под стражу четыре раза: с 30 марта по
29 апреля 1999 г.; с 3 сентября по 7 октября 1999 г.; с 10 ноября 1999 г. по
24 февраля 2000 г. и с 12 марта 2001 г. по 9 апреля 2002 года. В сумме это
составляет 1 год, 6 месяцев и 16 дней.
67. В большинстве дел по п. 3 ст. 5 Конвенции Европейский Суд рассмат
ривал ситуации, когда власти отказывались в течение длительного непре
рывного времени освобождать подозреваемых из под стражи. Настоящее
дело отличается тем, что Европейский Суд должен рассмотреть не только
вопрос о том, был ли общий срок, проведенный Заявителями в заключе
нии, разумным, но также о том, соответствовала ли неоднократность зак
лючения под стражу п. 3 ст. 5 Конвенции.
68. Время, проведенное Заявителями в заключении, значительное. Тем
не менее Суд не может исключать возможность, что это может быть оправ
478
дано обстоятельствами дела.
ПРИЛОЖЕНИЕ III. СМИРНОВЫ ПРОТИВ РОССИИ



69. Чтобы прийти к такому выводу, Суд должен, в первую очередь, дать
оценку причинам, приведенным национальными властями для оправдания
содержания под стражей. И, как представляется, эти причины не кажутся
достаточными.
70. Действительно, решения, которыми располагает Европейский Суд
при своей оценке, удивительно немногословны и подробно не описывают
положение Заявителей. Решение Тверского межмуниципального суда от
31 марта 1999 г. лишь содержит ссылку на тяжесть обвинения, выдвинутого
против первого Заявителя, в качестве оправдания ее содержания под стра
жей. Решение от 10 ноября 1999 г. содержит ссылку на характер Заявителей,
не объясняя, каковым в действительности был характер и почему из за него
необходимо заключение под стражу. Точно так же 28 августа 2000 г. Тверс
кой межмуниципальный суд санкционировал заключение Заявителей под
стражу, поскольку они постоянно не являлись на судебные слушания, не
привел особых подробностей и не рассмотрел возможность применения
иных мер пресечения.
71. Иными словами, неоднократное повторное помещение Заявителей
под стражу в ходе проведения расследования по уголовному делу согласно
недостаточно обоснованным решениям составляет нарушение п. 1 и 3 ст. 5
Конвенции.

II. Предполагаемое нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции

72. Заявители жаловались на то, что расследование по уголовному делу
в их отношении длилось неразумно долго в нарушение п. 1 ст. 6 Конвенции,
который в части, относящейся к делу, гласит:
«Каждый… при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет
право на… разбирательство дела в разумный срок… судом…».

А. Доводы сторон

1. Заявители

73. Заявители утверждали, что, во первых, ни факты дела, ни его право
вые аспекты не являются сложными. Число обвиняемых и свидетелей было
небольшим, и проведение их допросов не должно было потребовать мно
го времени.
74. Во вторых, Заявители прикладывали все усилия, чтобы ускорить раз
бирательство по их делу. Они подали более 100 обращений с просьбой о
скорейшем разрешении их дела. Заявители не были заинтересованы в за
тягивании разбирательства, так как это продлило бы срок их содержания
под стражей и они не считали себя виновными. Их поведение отвечает тре 479
бованиям, установленным конвенционным прецедентным правом, и «про
СТАНДАРТЫ ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА...



демонстрировало усердие при проведении процессуальных действий в их
отношении, стремление избежать использования тактики затягивания и
воспользоваться всем объемом средств, предоставляемых национальным
правом для ускорения разбирательства» (см. Постановление Европейского
Суда по делу «Унион Алиментариа Сандерс СА против Испании» (Uniоn
Alimentaria Sanders SA v. Spain) от 7 июля 1989 г., Series А, № 157,_35).
75. Наоборот, власти Российской Федерации необоснованно затягивали
проведение расследования. Дело практически стояло на месте в течение 9 лет.
Следственные органы действовали вяло. После того, как дело было им
передано на дополнительное расследование, они впустую проработали
7 лет. Власти затягивали разбирательство, приводя в оправдание различ
ные формальные предлоги, такие как соединение дел в одно производство
и сложность дел, передача на дополнительное расследование и т. д.
Следователи неоднократно угрожали Заявителям 5 летним пред
варительным заключением, если последние не прекратят обращаться с
жалобами.
Первое слушание по делу было назначено через 6 месяцев после пере
дачи дела в суд. На первом слушании судья не начинал рассматривать дело
по существу, а отложил его еще на 3,5 месяца. Последующие слушания были
также отложены без достаточных оснований.
Продолжительность разбирательства составляла нарушение националь
ного законодательства.
76. Для Заявителей многое стояло на кону. Во время проведения рассле
дования они провели значительный период времени в тюрьме. Они риско
вали потерять свою собственность в случае неблагоприятного решения суда.
Заявители не могли найти хорошей работы из за постоянных арестов и никто
не хотел принимать на работу лиц, находящихся под следствием. Им при
шлось прекратить обучение в университетах г. Калгари (Calgary) и г. Моск
вы, был причинен вред их профессиональной карьере. Уголовное обвине
ние и содержание под стражей повлияли на их частную жизнь, здоровье и
репутацию.

2. Власти Российской Федерации

77. Власти Российской Федерации утверждали, что разбирательство от
кладывалось, поскольку Заявители скрывались. Суд вынужден был тратить
свое время на вынесение решения о содержании Заявителей под стражей
вместо того, чтобы рассмотреть дело по существу обвинений. В целом пер
вый Заявитель находилась в розыске 2 года, 2 месяца и 6 дней, ее сестра —
2 года 9 месяцев и 15 дней.
78. Когда в марте 2001 г. Тверской районный суд г. Москвы получил дело
на рассмотрение, он не смог это сделать, поскольку первый Заявитель нео
480
днократно просила дополнительное время для изучения материалов дела.
ПРИЛОЖЕНИЕ III. СМИРНОВЫ ПРОТИВ РОССИИ



Адвокат первого Заявителя не явился на судебные слушания. Первый Зая
витель обращалась в суд с бесчисленными жалобами и ходатайствами, за
частую необоснованными. Тем не менее суд вынужден был тратить свое
время на ответы на них.
79. Власти Российской Федерации пришли к выводу, что длительность
разбирательства большей частью стала следствием нежелания Заявителей
предстать перед правосудием.

В. Мнение Европейского Суда

1. Общие принципы

80. При рассмотрении вопроса о длительности разбирательства, имев
шего место после вступления Конвенции в силу, Суд принял во внимание
стадию, до которой дошло разбирательство по делу. Таким образом, в этой
степени он мог учитывать разбирательство, происходившее до этой даты
(см. упоминавшееся выше Решение Европейской Комиссии по делу «Вен
тура против Италии»).
81. Периоды времени, когда Заявитель находится в бегах, должны быть
исключены из общей продолжительности разбирательства (см. Постанов
ление Европейского Суда по делу «Джиролами против Италии» (Girolami v.
Italy) от 19 февраля 1991 г., Series А, № 196 Е,_13).
82. Обоснованность длительности разбирательства должна быть оце
нена в свете конкретных обстоятельств дела с учетом критериев, установ
ленных прецедентным правом Европейского Суда, в частности, сложности
дела, поведения Заявителя и действий компетентных органов власти (см.,
среди прочих прецедентов, Постановление Европейского Суда по делу «Кем
маш против Франции» (Kemmache v. France) от 27 ноября 1991 г., Series А,
№ 218,_60).
83. Если лицо находится под стражей в ожидании рассмотрения выдви
нутого против него обвинения, факт его содержания под стражей является
фактором, который следует рассматривать при оценке, было ли соблюде
но требование о вынесении решения по существу в разумный срок (см. По
становление Европейского Суда по делу «Абдоелла против Нидерландов»
(Abdoella v. Netherlands) от 25 ноября 1992 г., Series А, № 248 А,_24).

2. Применение принципов к настоящему делу

84. Европейскому Суду следует рассмотреть период разбирательства,
который он может учитывать.
В отношении первого Заявителя разбирательство началось 5 февраля
1993 г., когда власти начали проведение уголовного расследования ее де 481
ятельности. Оно закончилось 9 апреля 2002 г. решением по апелляции
СТАНДАРТЫ ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА...



Московского Городского суда. Таким образом, разбирательство длилось
в целом 9 лет 2 месяца и 4 дня. Из этого срока лишь 3 года 11 месяцев и 4
дня подпадают под юрисдикцию Европейского Суда ratione temporis. Пе
риоды с 28 августа 2000 г. по 12 марта 2001 г. (6 месяцев и 15 дней) долж
ны быть исключены из общего срока, поскольку в это время первый Зая
витель незаконно находилась на свободе. Таким образом, период време
ни, который следует рассматривать, составляет 3 года 4 месяца и 19 дней.
В отношении второго Заявителя разбирательство также началось 5 фев
раля 1993 г. Оно было приостановлено 5 сентября 1995 г. и возобновлено
21 марта 1997 г. 24 февраля 2000 г. разбирательство было приостановлено
второй раз и снова возобновлено 20 марта 2000 г. Оно закончилось 9
апреля 2002 г. решением по апелляции Московского Городского суда.
Общая продолжительность разбирательства составляла 7 лет 6 месяцев и
23 дня. Из этого срока лишь 3 года 10 месяцев и 9 дней подпадают под
юрисдикцию Европейского Суда ratione temporis. Более того, с 21 марта
1997 г. по 30 марта 1999 г. и с 28 августа 1999 г. по 12 марта 2001 г. второй
Заявитель незаконно находилась на свободе, и эти периоды следует ис
ключить из общего срока. Таким образом, период времени, который сле
дует рассматривать, составляет 2 года 5 месяцев и 27 дней.
85. Что касается сложности дела, Европейский Суд согласился с
Заявителями, что выдвинутые против них обвинения не были особенно
сложными. Расследование преступления, вмененного Заявителям — мошен
ничество с кредитами и незаконное завладение чужой собственностью, —
при проведении его самым тщательным образом не должно было занимать
годы.
86. Что касается поведения Заявителей, Суд не убежден, что Заявители
всегда выражали готовность предстать перед правосудием, поскольку они
обе на протяжении месяцев скрывались от следственных органов. Более
того, подача десятков жалоб — даже обоснованных — может без необходи
мости отвлекать власти от того, чтобы сосредоточиться на основных вопро
сах дела.
87. Что касается действий властей, Суд пришел к выводу, что имели ме
сто продолжительные периоды бездеятельности с их стороны, не имевшие
достаточных оснований. Первоначальное расследование продолжалось с
февраля 1993 г. по март 1996 г. Первое слушание по делу имело место
21 марта 1997 г. — почти через год после того, как было завершено рассле
дование. Второе слушание по делу проходило 31 марта 1999 г. — через два
года после первого. Окончательное слушание по делу состоялось 9 января
2002 г. — почти через 3 года после второго. Решение Конституционного Суда
Российской Федерации, с одной стороны, исправило ситуацию в отноше
нии обвинения, незаконно выдвинутого против второго Заявителя, но с
другой стороны, стало причиной дальнейших задержек в разбирательстве.
482
Более того, вынося малообоснованные неоднократные решения о заклю
ПРИЛОЖЕНИЕ III. СМИРНОВЫ ПРОТИВ РОССИИ



чении Заявителей под стражу и их освобождении, власти зародили у них
чувство небезопасности и недоверия правосудию, тем самым косвенно по
будив Заявителей скрываться.
88. Соответственно, учитывая все обстоятельства настоящего дела, Суд
посчитал, что длительность разбирательств не соответствовала требованию
«в разумный срок». Следовательно, имело место нарушение п. 1 ст. 6
Конвенции.

III. Предполагаемое нарушение статьи 8 Конвенции

89. Первый Заявитель жаловалась, что изъятие у нее ее паспорта — до
кумента, необходимого в повседневной жизни в России, — составляет на
рушение ст. 8 Конвенции, которая гласит:
«1. Каждый имеет право на уважение его личной и семейной жизни, его
жилища и его корреспонденции.
2. Не допускается вмешательство со стороны публичных властей в осу
ществление этого права, за исключением случаев, когда такое вмешатель
ство предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в
интересах национальной безопасности и общественного порядка, эконо
мического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков
или преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты
прав и свобод других лиц».

А. Доводы сторон

1. Заявители

90. Первый Заявитель утверждала, что гражданин России без паспорта
лишен своих прав в степени, составляющей вмешательство в его личную
жизнь. Законодательством предусмотрено, что лицо, желающее трудоуст
роиться, получать бесплатную медицинскую помощь, корреспонденцию,
вступить в брак, голосовать, пользоваться нотариальными услугами, уста
навливать телефон, сохранять деньги посредством покупки иностранной
валюты или путешествовать на поезде или на самолете, должно предъявить
свой паспорт. Более того, непредъявление паспорта само по себе является
административным правонарушением. Заявитель не могла совершать ни
одно из вышеперечисленных действий, а в марте 1999 г. была оштрафована
за отсутствие у нее паспорта.
91. Далее, первый Заявитель отметила, что такое вмешательство не соот
ветствовало закону. Согласно национальному законодательству государ
ственные органы власти могут изымать паспорт лишь после осуждения,
вступившего в законную силу. Паспорт должен быть возвращен при осво 483
бождении. Подзаконные акты предоставляют следственным властям и судам
СТАНДАРТЫ ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА...



дополнительное право изымать паспорт не осужденных лиц, находящихся в
предварительном заключении. Однако и в этом случае паспорт должен быть
возвращен гражданину, как только он будет освобожден из под стражи.
92. Изъятие паспорта не служит интересам национальной безопаснос
ти, поскольку обвинение в мошенничестве не является преступлением, под
рывающим основополагающие принципы конституционного строя или го
сударственной безопасности. Национальная безопасность не пострадает,
если Заявитель сможет найти работу, обратиться в поликлинику, вступить в
брак и т. д. Правонарушение, предположительно совершенное Заявителем,
не угрожает и общественному порядку. В любом случае, без паспорта пер
вый Заявитель не сможет угрожать общественному порядку, если бы она
того пожелала. Изъятие паспорта не улучшит экономическое благосостоя
ние страны, не приведет к общественным беспорядкам или совершению
других преступлений. Оно не служит интересам защиты здоровья или мо
рали или прав и свобод других лиц. Оно также не является необходимым в
демократическом обществе.
93. Единственной причиной, которую власти привели в обоснование
приложения паспорта к материалам дела, было их собственное удобство
по различению первого Заявителя от ее сестры близнеца. Эта причина не
только выходит за рамки национального законодательства, но также нахо
дится вне здравого смысла, поскольку неясно, как приложение паспорта к
материалам дела может упростить установление личности Заявителей.

2. Власти Российской Федерации

94. Власти Российской Федерации утверждали, что Тверской межму
ниципальный суд г. Москвы посчитал необходимым содержать паспорт
в материалах дела, поскольку сестры несколько раз воспользовались
своим внешним сходством, чтобы ввести в заблуждение следственные
органы. Отчет милиции от 31 марта 1999 г. служит тому подтверждени
ем. Властям пришлось даже сверить отпечатки пальцев Заявителей, что
бы отличить их одну от другой. Суд был готов выдать первому Заявителю
ее паспорт для определенных важных целей и проинформировал ее об
этом, но она не являлась за ним. Суд выдал справку об изъятии паспор
та, которая могла временно заменять паспорт, но первый Заявитель также
отказалась ее забрать.

В. Мнение Европейского Суда

1. Вопрос о применимости статьи 8 Конвенции

95. Суд неоднократно устанавливал, что «частная жизнь» является
484
очень широким понятием, не подлежащим исчерпывающему определе
ПРИЛОЖЕНИЕ III. СМИРНОВЫ ПРОТИВ РОССИИ



нию (см. Постановление Европейского Суда по делу «Пек против Соеди
ненного Королевства» (Peck v. United Kingdom), жалоба № 44647/98,
ECHR 2003,_57). Тем не менее он отмечал, что это право защищает мо
ральную и физическую целостность лица (см. Постановление Европейс
кого Суда по делу «X. и Y. против Нидерландов» (X. and Y. v. Netherlands)
от 26 марта 1985 г., Seriеs А, № 91,_22–27), включая право на частную
жизнь без какого либо нежелательного внимания других лиц. Право на
уважение частной жизни также обеспечивает лицу сферу, в которой оно
может беспрепятственно развиваться и реализовывать себя (см. Доклад Ев
ропейской Комиссии по делу «Брюггеман и Шойтен против Германии»
(Broggeman and Scheuten v. Germany) от 12 июля 1977 г., жалоба № 6959/
75, DR 10, р. 115,_55).
96. Суд отметил, что паспорт первого Заявителя был изъят 26 августа
1995 г. и возвращен 6 октября 1999 г. Первый Заявитель не указала на ка
кие либо конкретные события, произошедшие после 5 мая 1998 г. — даты,
когда Конвенция вступила в силу в отношении России, — которые сами по
себе являлись, хотя бы предположительно, неуважением ее частной жиз
ни. Однако вмешательство в частную жизнь первого Заявителя является сво
еобразным, поскольку оно предположительно вытекает не из разовых дей
ствий, а из ежедневных неудобств в целом, продолжавшихся до 6 октября
1999 г. Таким образом, Суд имеет временную юрисдикцию по рассмотре
нию положения первого Заявителя, как минимум, в период времени, начи
ная с 5 мая 1998 г.
97. Суд посчитал установленным, что в своей повседневной жизни
граждане России должны предъявлять свое удостоверение личности до
статочно часто, даже при таких простых действиях, как обмен валюты или
покупка билетов на поезд. Внутренний паспорт также необходим для бо
лее важных целей, например, для трудоустройства или получения меди
цинской помощи. Таким образом, лишение паспорта представляет собой
длящееся вмешательство в частную жизнь Заявителя (см., mutatis mutandis,
Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу «Кристин
Гудвин против Соединенного Королевства» (Christine Goodwin v. UK),
жалоба № 28957/95, ECHR 2002 VI,_77).

2. Было ли вмешательство «предусмотрено законом»

98. Основным вопросом является то, было ли вмешательство оправдан
ным в соответствии с п. 2 ст. 8 Конвенции, а именно, было ли оно «предус
мотрено законом» и «необходимо в демократическом обществе», служило
ли одной из целей, перечисленных в данном пункте.
99. Суд напомнил, что формулировка «предусмотрено законом» содер
жит требование, в первую очередь, что обжалуемая мера должна иметь 485
основания в национальном праве (см. Постановление Европейского Суда
СТАНДАРТЫ ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА...



по делу «Мэлоун против Соединенного Королевства» (Malone v. United
Kingdom) от 2 августа 1984 г., Series А, № 82,_66).
100. Власти Российской Федерации не продемонстрировали, что невоз
вращение первому Заявителю ее паспорта после ее освобождения из под
стражи имело основания в национальном праве. Следовательно, имело
место нарушение ст. 8 Конвенции.

IV. Применение статьи 41 Конвенции

101. Статья 41 Конвенции гласит:

«Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Про
токолов к ней, а внутреннее право Высокой договаривающейся стороны
допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого на
рушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компен
сацию потерпевшей стороне».

102. Заявители потребовали компенсации причиненного им морально
го вреда и возмещения их материального ущерба, а также судебных расхо
дов и издержек. Власти Российской Федерации оспорили эти требования.

А. Моральный вред

103. Заявители потребовали 350 000 долларов США в возмещение при
чиненного им морального вреда. Они указывали на их эмоциональные
переживания, которые они испытывали в результате неоднократных нео
боснованных содержаний под стражей, часто в переполненных камерах
в антисанитарных условиях. Их здоровье настолько подорвано, что они
более не могут вести активную жизнь, чувствуют себя несчастными и жал
кими. Согласно медицинским отчетам они не смогут родить здоровых
детей. Заявители не могли найти постоянную хорошо оплачиваемую ра
боту, поскольку работодатели знали об аресте, которому Заявители мог
ли быть подвергнуты в любое время, а подследственных, как правило,
неохотно берут на работу. Профессиональная карьера Заявителей разру
шена, они не могли продолжать свое обучение, а успехи других причиня
ли им страдания. Предварительное заключение лишило их частной жиз
ни, их доброму имени и репутации нанесен ущерб.
104. Власти Российской Федерации утверждали, что помещение Зая
вителей под стражу было законным, поэтому любые требования по этому
поводу должны быть отклонены. Но даже если Европейский Суд признает
наличие нарушения, такое признание само по себе будет достаточной
справедливой компенсацией, поскольку Заявители не отбывали установ
486
ленное им наказание.
ПРИЛОЖЕНИЕ III. СМИРНОВЫ ПРОТИВ РОССИИ



105. Европейский Суд посчитал, что некоторые формы морального вре
да, включая эмоциональное расстройство, по своей природе не всегда мо
гут быть предметом конкретного доказательства (см. Постановление Евро
пейского Суда по делу «Абдулазиз, Кабалес и Балкандали против Соеди
ненного Королевства» (Abdulaziz, Cabales and Balkandali v. United Kingdom)
от 28 мая 1985 г., Series А, № 94,_96). Это не препятствует присуждению
Европейским Судом компенсации, если он посчитает разумным допустить,
что Заявителю причинен вред, требующий финансовой компенсации. В на
стоящем деле разумно полагать, что Заявителям причинены горе, беспо
койство и расстройства, обостренные неоднократным содержанием под
стражей и необоснованно длительным разбирательством. Более того, пла
ны первого Заявителя были расстроены, поскольку она не могла жить пол
ноценной повседневной жизнью ввиду изъятия ее паспорта.
106. Исходя из принципа справедливости, Европейский Суд присудил
3500 евро первому Заявителю и 2000 евро второму Заявителю.

В. Материальный ущерб

107. Заявители утверждали, что им причинен значительный матери
альный ущерб как прямой результат их предварительного заключения и
уголовного преследования, включая потерю заработной платы в общем
размере 253 530 долларов США. Они также потребовали 9050 долларов
США в качестве компенсации ущерба, нанесенного их собственности со
трудниками милиции в ходе их ареста, и 5000 долларов США в качестве
компенсации за предметы первой необходимости, которые второй Зая
витель передавала первому Заявителю во время нахождения последней
в тюрьме.
108. Власти Российской Федерации утверждали, что не существует при
чинно следственной связи между установленным нарушением и каким
либо ущербом. Они подчеркнули, что сроки нахождения Заявителей в пред
варительном заключении были вычтены из окончательного приговора, и
даже несмотря на то, что приговор был позднее отменен, это произошло
только по техническим основаниям. Власти Российской Федерации также
утверждали, что Заявители не доказали утрату работы или тот факт, что это
произошло по вине властей. Заявители не доказали, что ущерб их собствен
ности был причинен сотрудниками милиции или что они сами оплатили счет
за ремонт. Также не было доказано, что второй Заявитель покупала пред
меты первой необходимости первому Заявителю.
109. Европейский Суд, исходя из имеющихся материалов, пришел к вы
воду, что Заявители не доказали, что заявленный материальный ущерб был
действительно причинен в результате затянувшегося содержания под стра
жей и судебного разбирательства. Более того, общий срок предваритель 487
ного заключения был вычтен из срока приговора (см. Постановление Евро
СТАНДАРТЫ ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА...



пейского Суда по делу «Тот против Австрии» (Toth v. Austria) от 12 декабря
1991 г., Series А, № 224,_91).
110. Следовательно, Европейский Суд не видит оснований для присуж
дения компенсации Заявителям по этому основанию.

С. Судебные расходы и издержки

111. Заявители потребовали 19 300 долларов США в возмещение су
дебных расходов в ходе национального разбирательства и 18 737 долла
ров США и 9807,20 евро в возмещение судебных расходов при рас
смотрении их жалобы в Европейском Суде. Они также потребовали 1004
доллара США в качестве компенсации счетов за медицинские услуги и
услуги по страхованию.
112. Власти Российской Федерации утверждали, что Заявители не про
демонстрировали понесение ими расходов в связи с предполагаемыми на
рушениями; не имеется достаточных документов, подтверждающих, что
Заявители действительно оплатили счета по оплате услуг своих адвокатов;
сами счета были завышенными. Власти Российской Федерации также под
черкнули, что даже несмотря на то, что Совет Европы предоставил Заявите
лям правовую помощь ввиду их бедности, они имели возможность пользо
ваться услугами дорогой американской юридической компании.
113. Европейский Суд напомнил, чтобы судебные расходы и издержки
были включены в компенсацию согласно ст. 41 Конвенции, должно быть
установлено, что они были действительно понесены и необходимы в це
лях предотвращения совершения действий или получения возмещения за
них, если они признаны в качестве нарушения Конвенции, и судебные
расходы и издержки должны быть разумными в своем размере (см., на
пример, Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу
«Нильсен и Йонсон против Норвегии» (Nielsen and Johnson v. Norway),
жалоба N 23118/93, ECHR 1999 VIII, — 43). На основании представленных
материалов можно сделать вывод, что Заявители понесли судебные рас
ходы и издержки в связи с их попытками добиться своего освобождения
из под стражи. Однако они представили лишь частичное документальное
подтверждение требуемых сумм.
114. Принимая во внимание правовую помощь, предоставленную Сове
том Европы, Европейский Суд присудил 1000 евро в качестве компенсации
судебных расходов и издержек.

D. Процентная ставка при просрочке платежей

115. Европейский Суд посчитал, что процентная ставка при просрочке пла
тежей должна быть установлена в размере предельной годовой процентной
488
ставки по займам Европейского центрального банка плюс три процента.
ПРИЛОЖЕНИЕ III. СМИРНОВЫ ПРОТИВ РОССИИ



На этих основаниях Суд единогласно:

1) постановил, что имело место нарушение п. 1 и 3 ст. 5 Конвенции в
отношении обоих Заявителей;
2) постановил, что имело место нарушение п. 1 ст. 6 Конвенции в отно
шении обоих Заявителей;
3) постановил, что имело место нарушение ст. 8 Конвенции в отноше
нии первого Заявителя;
4) постановил:
(а) государство ответчик обязано в течение трех месяцев со дня вступ
ления Постановления в силу в соответствии с п. 2 ст. 44 Конвенции выпла
тить Заявителям следующие суммы:
(i) первому Заявителю 3500 (три тысячи пятьсот) евро в качестве ком
пенсации морального вреда;
(ii) второму Заявителю 2000 (две тысячи) евро в качестве компенсации
морального вреда;
(iii) обоим Заявителям 1000 (одну тысячу) евро в возмещение судебных
расходов и издержек;
(b) простые проценты по предельным годовым ставкам по займам Ев
ропейского центрального банка плюс три процента подлежат выплате по
истечении вышеупомянутых трех месяцев и до момента выплаты;
5) отклонил остальные требования Заявителей о справедливой компенсации.

Совершено на английском языке, и уведомление о Постановлении на
правлено в письменном виде 24 июля 2003 г. в соответствии с п. 2 и 3 Пра
вила 77 Регламента Суда.

Mr G. RESS, Президент
Mr V. BERGER, Секретарь Секции




489
СТАНДАРТЫ ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА...



ПРИЛОЖЕНИЕ IV
РАКЕВИЧ ПРОТИВ РОССИИ
ПОСТАНОВЛЕНИЕ

ПЯТАЯ СЕКЦИЯ
Жалоба № 58973/00

Страсбург 28 октября 2003 г.

Данное решение станет окончательным при обстоятельствах, установ
ленных статьей 44 §2 Конвенции. Оно может подлежать редакционной
правке.

Состав Палаты:
Президент:
Mr J. P. COSTA
Судьи:
Mr A.B. BAKA,
Mr K. JUNGWIERT,
Mr V. BUTKEVYCH,
Mrs W. THOMASSEN,
Mr M. UGREKHELIDZE,
Mr A. KOVLER
Секретарь Секции:
Mrs S. DOLLE

Совещаясь 17 июня и 7 октября, Суд вынес следующее решение, приня
тое последней указанной датой:

ПРОЦЕДУРА

1. Дело было инициировано жалобой (№ 58973/00) против Российской
Федерации, поданой в Суд в соответствии со статьей 34 Европейской Кон
венции о защите прав человека и основных свобод. Тамарой Николаевной
Ракевич — далее Заявитель, 8 июня 2000 г.
2. Заявитель, которому была предоставлена правовая помощь, была
представлена в Суде А. Деменевой и позже Ершовым, юристами, практику
ющими в Екатеринбурге. Российское Правительство (далее Правительство)
было представлено П. Лаптевым, представителем Российской Федерации в
490
Европейском суде по правам человека.
ПРИЛОЖЕНИЕ IV. РАКЕВИЧ ПРОТИВ РОССИИ


3. Заявитель утверждала, что ее недобровольное помещение в психиатри
ческий стационар было несовместимо с требованиями статьи 5 Конвенции.
4. Жалоба была распределена второй Секции Суда (Правило 52 § 1 Про
цедуры суда). Внутри этой секции, Палата, которая должна рассматривать
дело (27 § 1 Конвенции) была сформирована в соответствии с Правилом 26
§ 1 Процедуры Суда.
5. 1 ноября 2001 г. Суд сменил состав Секций (Правило Процедуры Суда
25 § 1). Это дело было передано во вновь созданную вторую секцию. (Пра
вило52 § 1 Процедуры Суда).
6. Решением от 5 марта 2002 г. Суд признал жалобу приемлемой.
7. Публичное слушание дела по существу состоялось в Европейском
Суде по правам человека в Страсбурге, 17 июня 2003 г. (Правило Процеду
ры Суда 59 § 3).
Со стороны Правительства в Европейском Суде присутствовали:

Павел Лаптев, представитель Российской Федерации в Европейском Суде
по правам человека.

Советники:
Ю. Берестнев
В. Пирожков,
С. Шишков,
Д. Михалина

Со стороны Заявителя:
Представитель А. Деменева,

Советники:
Б. Петранов,
В. Вандова.

Суд заслушал объяснения А. Деменевой, Б. Петранова и П. Лаптева.

ФАКТЫ

I. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА:
8. Заявитель родилась в 1961 году и ныне проживает в Екатеринбурге.

A. Помещение Заявителя в психиатрический стационар

9. 25 сентября 1999 г. Заявитель пришла в гости к своей знакомой M.
10. В соответствии с фактами, представленными Заявителем, она всю 491
ночь не спала, читала Библию и делилась своими религиозными взгляда
СТАНДАРТЫ ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА...



ми. 26 сентября 1999, M., оскорбленная взглядами Заявителя, вызвала
скорую помощь, чтобы увезти ее в психиатрический стационар. Растерян
ная от прибытия скорой помощи Заявитель попросила у M. объяснений,
но бригада скорой помощи потребовала от Заявителя следовать за ними.
11. Согласно утверждениям Правительства, знакомая Заявительницы встре
тила ее на улице за день до событий, и, обеспокоенная ее необычным поведе
нием, привела к себе домой, чтобы о ней позаботиться. Заявительница не спа
ла всю ночь, звала свою мать (которая живет в Казахстане) и галлюцинирова
ла. В связи с этим знакомая вынуждена была вызвать скорую помощь.
12. Заявительница была увезена бригадой скорой помощи в городскую
больницу г. Екатеринбурга № 26. Дежурный врач посчитал, что она страдает
тяжким психическим заболеванием, сопровождаемым симптомами страха,
беспокойства и дезориентации, что представляет опасность для Заявительни
цы и окружающих. Заявитель плакала и не хотела идти на контакт с врачом.
13. 26 сентября 1999 г. стационар направил в суд заявление о вынесении
постановления о недобровольной госпитализации Заявителя.
14. Два дня спустя, 28 сентября 1999 года медицинская комиссия уста
новила, что Заявитель страдает параноидальной шизофренией и подтвер
дила, что Заявитель должна пройти лечение в стационаре. В соответствии с
утверждениями врачей, находясь в стационаре, Заявитель оставалась по
дозрительной и рассеянной. Она скрывала эмоции и не объясняла своего
поведения, которое стало основанием для госпитализации. Она обвиняла
сотрудников больницы в хищении ее вещей. Заявитель настаивала, что ее
госпитализация была вызвана действиями знакомой, которая была членом
религиозной секты и собиралась ее в эту секту привлечь. Не доверяя вра
чам, Заявитель отказывалась от лечения. Она была неопрятна, могла носить
по три кофты одновременно и не раздевалась перед сном. Заявительница
также отказывалась мыться в страхе перед простудой и писала жалобы,
которые прятала в нижнем белье. В то время, согласно медицинской доку
ментации, она оставалась эмоционально холодной и манерной.

B. Судебный контроль за госпитализацией

15. 5 ноября 1999 г. Орджоникидзевский районный суд Екатеринбурга,
проведя судебное слушание в психиатрическом стационаре, подтвердил,
что госпитализация была необходима, так как Заявитель страдала от при
ступа параноидальной шизофрении. В своих выводах суд полагался на оцен
ку, данную сотрудниками стационара, что ухудшение состояния здоровья
Заявителя ставило в опасность ее физическую целостность и она была не
вменяема. Представители стационара также указывали, что Заявитель была
привезена в стационар бригадой скорой медицинской помощи в невменя
емом состоянии, она не спала всю ночь, читала Библию и плакала. Коллега
492
Заявителя по работе, допрошенный в качестве свидетеля, указал, что Зая
ПРИЛОЖЕНИЕ IV. РАКЕВИЧ ПРОТИВ РОССИИ


витель нелегко шла на контакт и писала частые жалобы о якобы предубеж
денном отношении к ней ее коллег.
16. В жалобе также заявлялось, что представитель Заявителя не имел
доступа к медицинским документам, ни до, ни во время слушания, несмот
ря на ходатайства.
17. 11 ноября1999 г. Заявитель обжаловала решение от 5 ноября. Заяви
тель утверждала, что не могла подать мотивированную кассационную жа
лобу, поскольку в то время текст мотивированного судебного решения не
был ей предоставлен.
18. 24 декабря 1999 г. Свердловский областной суд отказал в удовлетво
рении кассационной жалобы Заявительницы, подтвердив, что ее госпита
лизация была необходимой. Однако, суд установил, что Заявительница
более не нуждается в неотложном лечении, имеет работу и является мате
рью несовершеннолетнего ребенка, и уже провела в стационаре значитель
ный период времени.



II. НАЦИОНАЛЬНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

Основные принципы оказания психиатрической помощи в России регу
лируются Законом «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан
при ее оказании», принятом в 1992 г.
Статья 29. Основания для госпитализации в психиатрический стацио
нар в недобровольном порядке.
Данная статья устанавливает основания недобровольной госпитализа
ции в психиатрический стационар.
Лицо, страдающее психическим расстройством, может быть госпитали
зировано в психиатрический стационар без его согласия или без согласия
его законного представителя до постановления судьи, если его обследова
ние или лечение возможны только в стационарных условиях, а психичес
кое расстройство является тяжелым и обусловливает:
а) его непосредственную опасность для себя или окружающих;
б) его беспомощность, то есть неспособность самостоятельно удовлет
ворять основные жизненные потребности;
в) существенный вред его здоровью вследствие ухудшения психическо
го состояния, если лицо будет оставлено без психиатрической помощи.
Статья 32. Освидетельствование лиц, помещенных в психиатрический
стационар в недобровольном порядке.
Данная статья определяет процедуру освидетельствования лиц, недо
бровольно помещенных в психиатрический стационар:
(1) Лицо, помещенное в психиатрический стационар по основаниям,
предусмотренным статьей 29 настоящего Закона, подлежит обязательно 493
му освидетельствованию в течение 48 часов комиссией врачей психиат
СТАНДАРТЫ ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА...



ров психиатрического учреждения, которая принимает решение об обо
снованности госпитализации. В случаях, когда госпитализация признает
ся необоснованной и госпитализированный не выражает желания остать
ся в психиатрическом стационаре, он подлежит немедленной выписке.
(2) Если госпитализация признается обоснованной, то заключение ко
миссии врачей психиатров в течение 24 часов направляется в суд по месту
нахождения психиатрического учреждения для решения вопроса о даль
нейшем пребывании лица в нем.
Статья 33. Обращение в суд по вопросу о госпитализации в недобро
вольном порядке.
(1) Вопрос о госпитализации лица в психиатрический стационар в не
добровольном порядке по основаниям, предусмотренным статьей 29 на
стоящего Закона, решается в суде по месту нахождения психиатрического
учреждения.
(2) Заявление о госпитализации лица в психиатрический стационар в
недобровольном порядке подается в суд представителем психиатрическо
го учреждения, в котором находится лицо.
К заявлению, в котором должны быть указаны предусмотренные зако
ном основания для госпитализации в психиатрический стационар в недо
бровольном порядке, прилагается мотивированное заключение комиссии
врачей психиатров о необходимости дальнейшего пребывания лица в пси
хиатрическом стационаре.
(3) Принимая заявление, судья одновременно дает санкцию на пребы
вание лица в психиатрическом стационаре на срок, необходимый для рас
смотрения заявления в суде.
Статья 34. Рассмотрение заявления о госпитализации в недоброволь
ном порядке.
(1) Заявление о госпитализации лица в психиатрический стационар в
недобровольном порядке судья рассматривает в течение 5 дней с момента
его принятия в помещении суда либо в психиатрическом учреждении.
(2) Лицу должно быть предоставлено право лично участвовать в судеб
ном рассмотрении вопроса о его госпитализации. Если по сведениям, по
лученным от представителя психиатрического учреждения, психическое
состояние лица не позволяет ему лично участвовать в рассмотрении вопро
са о его госпитализации в помещении суда, то заявление о госпитализации
рассматривается судьей в психиатрическом учреждении.
(3) Участие в рассмотрении заявления прокурора, представителя психиат
рического учреждения, ходатайствующего о госпитализации, и представителя
лица, в отношении которого решается вопрос о госпитализации, обязательно.
Статья 35. Постановление судьи по заявлению о госпитализации в недо
бровольном порядке.
(1) Рассмотрев заявление по существу, судья удовлетворяет либо откло
494
няет его.
ПРИЛОЖЕНИЕ IV. РАКЕВИЧ ПРОТИВ РОССИИ


(2) Постановление судьи об удовлетворении заявления является осно
ванием для госпитализации и дальнейшего содержания лица в психиатри
ческом стационаре.
(3) Постановление судьи в десятидневный срок со дня вынесения мо
жет быть обжаловано лицом, помещенным в психиатрический стационар,
его представителем, руководителем психиатрического учреждения, а так
же организацией, которой законом либо ее уставом (положением) предо
ставлено право защищать права граждан, или прокурором в порядке, пре
дусмотренном Гражданским процессуальным кодексом РСФСР.
Статьи 47 1 и 48 1 Закона предусматривают право пациента обжаловать
неправомерные действия медицинских работников при оказании психиат
рической помощи.
Глава 24 1 Гражданского процессуального кодекса РСФСР определяет
процедуру судебного рассмотрения административных дел.


ВОПРОСЫ ПРАВА
I. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 5
часть 1 пункт (e) КОНВЕНЦИИ
19. Заявитель указывала, что ее помещение в психиатрический стационар
нарушало статью 5 часть 1 пункт (e) Конвенции, которая устанавливает :
1. Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Ник
то не может быть лишен свободы иначе как в следующих случаях и поряд
ке, установленном законом:
(e)...законное заключение под стражу душевнобольных...

A. Аргументы сторон
1. Заявитель
20. Заявитель указывала, что в момент госпитализации не имелось дос
товерных медицинских данных о том, что она является душевнобольной.
Ранее у нее не было никаких психических проблем и не установлено ника
ких психических заболеваний. Более того, в свободное время она занима
лась альпинизмом, имеет спортивный разряд по данному виду спорта, что
было бы невозможно, при наличии психических отклонений.
21. Заявитель также указала, что обстоятельства ее госпитализации не могут
считаться требующими неотложной госпитализации. Основания, которые
называет Орджоникидзевский районный суд в качестве обоснования закон
ности госпитализации — то, что она была в невменяемом состоянии, не спа
ла всю ночь, читала Библию и плакала, ранее писала частые жалобы, — были
преувеличены и даже отдаленно не представляли собой оснований для не
медленной госпитализации в психиатрический стационар. Заявитель указы
вала, что ее поведение не было агрессивным, и не угрожало ни ее безопас 495
ности, ни безопасности окружающих. По мнению Заявителя, проведение
СТАНДАРТЫ ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА...



времени в религиозных разговорах с приятельницей не могло угрожать бе
зопасности, во всяком случае — безопасности окружающих.
22. Заявитель утверждала далее, что ее госпитализация не была «законной»
по ряду оснований. Во первых, ни Закон «О психиатрической помощи и га
рантиях прав граждан при ее оказании», ни какие либо другие законы не
дают определения понятию «представлять опасность для себя» — главного ос
нования ее госпитализации. В связи с этим данный критерий трактуется слиш
ком широко, а потому Закон не соответствует требованиям Конвенции право
вой определенности и предсказуемости. Во вторых, Закон не обеспечивает
эффективных гарантий от произвольной госпитализации, так как не устанав
ливает требования о независимом медицинском осмотре госпитализирован
ного лица. Наконец, Орджоникидзевский районный суд рассмотрел дело толь
ко через 39 дней после госпитализации, вместо требуемых по закону 5 дней.

2. Правительство
23. Правительство настаивало на том, что Заявитель была признана ду
шевнобольной к моменту госпитализации ее в психиатрический стационар.
Врач «скорой помощи» и дежурный врач стационара указали, что Заяви
тель находилась в остром психотическом состоянии, сопровождаемым
растерянностью, страхом и психомоторным возбуждением.
24. Правительство также указывало, что состояние Заявитель в ночь пе
ред госпитализацией могло рассматриваться как необходимость оказания
срочной психиатрической помощи. В соответствии с медицинскими сведе
ниями, на которых основывалось Правительство, состояние Заявителя было
таким, что только срочная госпитализация могла предотвратить опасность,
которую Заявитель представляла для себя и окружающих.
25. Правительство согласилось с тем фактом, что срок, установленный
законом для судебного контроля за законностью задержания, не был со
блюден. Однако, ничего не говорит о том, что такая задержка повлекла
ущерб здоровью Заявительницы.

B. Оценка Суда

1. Являлась ли Заявительница душевнобольной
26. Суд напоминает, что термин душевнобольной не имеет четкого
определения, поскольку психиатрия — это сфера, включающая и меди
цинские, и социальные факторы. Однако, этот термин не может быть
использован таким образом, чтобы позволить госпитализировать лицо в
недобровольном порядке только потому, что его взгляды и поведение
отклоняются от общепринятых норм (см. дело Winterwerp v. the
Netherlands, Решение от 24 октября 1979, SeriesAno. 33, § 37).
27. Более того, чтобы были соблюдены требования «законности» лише
496
ния свободы по смыслу статьи 5 части 1 пункта (e) Конвенции, должны со
ПРИЛОЖЕНИЕ IV. РАКЕВИЧ ПРОТИВ РОССИИ


блюдаться три основных принципа: 1) госпитализированное лицо должно
быть признано с точки зрения объективных медицинских показателей стра
дающим от психического заболевания, за исключением случаев неотлож
ной психиатрической помощи; 2) заболевание должно быть такой степени,
чтобы требовать недобровольной госпитализации; 3) заболевание долж
но длиться в течение периода госпитализации (см. решение по делу
Winterwerp, процитированное выше, § 39).
28. Ясно, что Заявитель не имела документально закрепленной истории
психиатрических проблем перед госпитализацией 26 сентября 1999 г. Пер
вый врач, который ее осматривал, это врач бригады «скорой помощи». По
скольку медицинская оценка психического состояния должна быть получе
на перед госпитализацией, это требование может не исполняться в случаях,
требующих неотложного психиатрического вмешательства. Суд поэтому
должен определить, имелась ли на 26 сентября такая необходимость.
29. В соответствии с решением Орджоникидзевского районного суда,
в день госпитализации Заявитель была в невменяемом состоянии после
бессонной ночи и эмоционального чтения Библии. Сами по себе эти
факты, с точки зрения Суда, не предполагают, что лицо нуждается в
неотложной психиатрической помощи. Однако, некоторые вызываю
щие сомнение слова в решении районного суда подтверждены меди
цинскими доказательствами. Документы психиатров определяют, что
Заявитель 26 сентября 1999 г. испытывала резкое ухудшение психичес
кого здоровья, которое выразилось, прежде всего в дезориентации. У
Суда нет оснований сомневаться в правильности этих документов, и он
приходит к выводу, что состояние здоровья Заявителя могло требовать
неотложной психиатрической помощи.
30. Поскольку Заявитель не считает, что ее состояние требовало нео
тложной медицинской помощи, Суд повторяет, что в решении вопроса,
должна ли Заявитель быть госпитализирована как душевнобольная, за на
циональными властями должен признаваться определенный приоретет в
принятии такого решения, поскольку именно компетенция прежде всего
национальных властей — оценивать доказательства (см. решение
Winterwerp, цитированное выше, § 40). Суд не считает, что госпитализация
Заявителя была произвольной, поскольку решение национальных органов
основано на медицинских документах о наличии у Заявителя заболевания.
У Суда нет оснований отвергать данные доводы.

2. Была ли госпитализация законной

31. Суд не согласен с Заявителем в том, что Закон «О психиатрической
помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании», в частности, его поло
жения о недобровольной госпитализации, не отвечают требованиям пра 497
вовой определенности, вытекающим из Конвенции. В соответствии с этим
СТАНДАРТЫ ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА...



принципом, Закон должен быть достаточно ясным, чтобы предоставлять
гражданину информацию о правилах поведения, но абсолютной конкре
тизации не требуется (см. Решение по делу The Sunday Times v. the United
Kingdom (no. 1) от 26 April 1979, Series A № 30, § 49).
32. Статья 29 Закона «О психиатрической помощи» позволяет приме
нять недобровольную госпитализацию, если, кроме прочего, «психическое
заболевание является тяжким и может привести к непосредственной опас
ности лица для окружающих». С точки зрения Суда, для законодателя нео
бязательно исчерпывающим образом определять понятие «опасность»,
поскольку невозможно в законе определить весь перечень возможных ус
ловий, которые могут представлять собой такую угрозу. Кроме того, Закон
требует, чтобы суды рассматривали все дела по недобровольной госпита
лизации на основании медицинских документов, и это существенная гаран
тия от произвольного задержания.
33. Суд далее напоминает, что властные органы должны так же выпол
нять требования, налагаемые на них национальным законодательством от
носительно задержания(см. Van der Leer v. Netherlands, решение от 21 фев
раля 1990, Series A № 170 A, §§ 23–24; Wassink v. Netherlands, решение от
27 сентября 1990, Series A № 185–A, § 27; Erkalo v. Netherlands, решение от
2 сентября 1998, Reports of Judgments and Decisions 1998 VI, § 57).
34. Прежде всего это компетенция национальных органов, в частности суда,
толковать и применять национальный закон. Однако, поскольку, согласно ста
тье 5 параграфа 1 неисполнение требований национального закона ведет к
нарушению Конвенции, Суд может и должен использовать свою компетенцию
для рассмотрения такого требования, заявленного в жалобе. (см. Benham v.
United Kingdom, решение от 10 июня 1996, Reports 1996 III, § 41).
35. Суд отмечает, что в соответствии со статьей 34 1 Закона «О психиат
рической помощи», судья может издать постановление об удовлетворении
или отказе в удовлетворении заявления больницы в течение 5 дней с мо
мента получения этого заявления. В данном деле стационар подал заявле
ние о вынесении постановления 26 сентября 1999, но постановление было
принято Орджоникидзевским районным судом только 5 ноября 1999 г., по
прошествии 39 дней с момента госпитализации. Поэтому, госпитализация
Заявителя не соответствовала порядку, установленному законом. Соответ
ственно, имело место нарушение статьи 5.1. Конвенции.



II. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 5 ЧАСТИ 4 КОНВЕНЦИИ

36. Заявитель далее жаловалась на то, что судебный контроль за закон
ностью госпитализации не отвечал требованиям статьи по эффективности,
справедливости и незамедлительности. Она также указала, что согласно
498
Закону «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее ока
ПРИЛОЖЕНИЕ IV. РАКЕВИЧ ПРОТИВ РОССИИ


зании», госпитализированное лицо не имеет права инициировать судеб
ную процедуру на предмет проверки законности госпитализации. В отно
шении этих требований Заявитель ссылалась на статью 5 параграфа 4 Кон
венции, которая устанавливает:
4. Каждый, кто лишен свободы в результате ареста или заключения под
стражу, имеет право на безотлагательное рассмотрение судом правомер
ности его заключения под стражу и на освобождение, если его заключение
под стражу признано судом незаконным.

A. Аргументы сторон
1. Заявитель
37. Заявитель указывала, что в течение 39 дней с момента ее госпитали
зации она не имела доступа к суду. Этот период нарушал не только требо
вания Закона «О психиатрической помощи», но был также слишком длин
ным в абсолютном смысле. С точки зрения Заявителя, национальный суд
бездействовал в течение всего этого периода.
38. Заявитель также указывала в дальнейшем, что процесс в Орджони
кидзевском районном суде сопровождался целым рядом процессуаль
ных нарушений. В частности, ни Заявитель, ни ее юристы не имели досту
па к медицинским документам ни перед слушанием, ни в ходе слушания,
ни после него. Более того, суд не допросил M., которая была основным
свидетелем.
39. Наконец, Закон «О психиатрической помощи» не позволяет недо
бровольно госпитализированным пациентам инициировать судебный кон
троль за законностью их госпитализации. Хотя автоматическое судебное
рассмотрение вопроса задержания является важной гарантией против про
извольного задержания, не должно исключаться право госпитализирован
ного лица на инициирование процесса.

2. Правительство
40. Правительство утверждало, что ознакомление Заявителя с медицин
скими документами не приведет ни к чему, кроме ухудшения психическо
го состояния Заявителя, которое не позволит воспринять содержащуюся в
документах информацию правильно. Правительство также указывало, что
не было необходимости заслушивать М. как свидетеля, поскольку она не
была психиатром, и ее показания мало бы добавили информации в мате
риалы дела.
41. Правительство указывало, что Заявитель никогда не обращалась за
медицинскими документами, а если бы это было сделано, такие ходатай
ства были бы удовлетворены.
42. Относительно заявлений о том, что госпитализированное лицо не
может самостоятельно инициировать процедуру обжалования госпитали 499
зации, Правительство возразило, что такое средство на самом деле суще
СТАНДАРТЫ ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА...



ствует. В соответствии со статьями 47 и 48 Закона «О психиатрической
помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» гражданин имеет пра
во обжаловать в суд любые неправомерные действия врачей в ходе госпи
тализации. Правительство также указало, что в любом случае, Закон пре
дусматривает эффективную защиту против произвольности недоброволь
ной госпитализации, что возможно только в случае, когда суд основывает
свое решение на медицинских документах.

B. Оценка Суда

43. Суд отмечает, что основная гарантия статьи 5 часть 4 состоит в том,
что госпитализированное лицо должно иметь право самостоятельно возбуж
дать процедуру судебного контроля за его госпитализацией (см., например,
решение по делу Musial v. Poland, от 25 марта 1999, Reports 1999 II, § 43).
44. Администрация психиатрического стационара, действуя в соответ
ствии со статьей 33 2 Закона «О психиатрической помощи» обращается с за
явлением о судебном контроле за законностью госпитализации. Закон не
позволяет заявителю обращаться в суд самостоятельно. Вместо этого, ини
циатива подачи заявления в суд возлагается исключительно на медицинских
работников. Однако, статья 5 часть 4 требует прежде всего независимого
правового механизма, по которому госпитализированное лицо может пред
стать перед судьей, который примет решение на предмет законности госпи
тализации. Когда это средство существует, доступ госпитализированного
лица к судье не должен зависеть от волеизъявления госпитализирующих ор
ганов. Поскольку правовой механизм, содержащийся в статьях 33–35 Закона
«О психиатрической помощи» и закрепляющий, что пациент стационара пред
стает перед судом автоматически, призван быть эффективным механизмом
против произвольной госпитализации, он будет до тех пор недействующим,
пока не будет содержать базовых гарантий статьи 5 часть 4. Дополнительные
гарантии не устраняют необходимость обеспечивать основные гарантии.
45. Из закона «О психиатрической помощи» не следует, что Заявитель
имела непосредственное право обжаловать правомерность госпитализа
ции и требовать освобождения. Статьи 47 и 48 Закона «О психиатрической
помощи и гарантиях прав граждан» при ее оказании признает право госпи
тализированного лица обжаловать действия медицинских сотрудников в
целом, а статья 5 часть 4 Конвенции требует специального средства защиты
права на свободу госпитализированного лица.
46. Поэтому Суд приходит к выводу, что заявителю не было предостав
лено право инициировать судебный процесс самостоятельно, как этого тре
бует статья 5 часть 4 Конвенции. Соответственно, имело место нарушение
данного положения.
47. Более того, поскольку процесс не отвечал требованиям статьи 5 час
500
ти 4 Конвенции, и в свете установленных нарушений статьи 5 части 1 в связи
ПРИЛОЖЕНИЕ IV. РАКЕВИЧ ПРОТИВ РОССИИ


с длительностью срока рассмотрения дела, нет необходимости рассмат
ривать, как проводились судебные процедуры, в частности, были ли они
«незамедлительными».


III. ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ

48. Статья 41 Конвенции предусматривает:
Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Прото
колов к ней, а внутреннее право Высокой договаривающейся стороны до
пускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нару
шения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компен
сацию потерпевшей стороне.
49. Заявитель требовала компенсации морального вреда, причиненно
го ей и возмещения материального ущерба, судебных расходов. Правитель
ство с данными требованиями не согласилось.

A. Моральный вред

50. Заявитель требовала 10 000 евро в качестве компенсации мораль
ного вреда. Она ссылалась на то, что испытывала эмоциональное потрясе
ние и беспокойство, вызванное помещением в психиатрический стационар.
Она подчеркивала, что также испытывала беспомощность из за того, как
происходила госпитализация и невозможности оспорить ее.
51. Правительство не согласилось с заявленной суммой, считая ее чрез
мерной и указав, что возможные процессуальные нарушения в деле не при
вели к нарушению ее неотъемлемых прав.
52. Суд считает, что некоторые формы морального ущерба, включая
эмоциональную подавленность, по самой их природе не всегда могут быть
подтверждены какими либо доказательствами. (см. Abdulaziz, Cabales and
Balkandali v. UK, решение от 28 мая 1985, Series A № 94, § 96). В данном
деле, логично предположить, что Заявитель испытывала подавленность,
беспокойство и депрессию по причине ее госпитализации на достаточно
большой период, которая не была основана на судебном решении.
53. По данному требованию Суд присуждает заявителю 3000 евро.

B. Расходы и издержки

54. Заявитель также требовала компенсации расходов и издержек на
сумму 3 300 евро. Она указала, что потратила 100 евро на независимую
психиатрическую экспертизу, 200 евро на лечение для восстановления
здоровья после госпитализации и 3000 евро на представление ее инте 501
ресов в Суде.
СТАНДАРТЫ ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА...



55. Правительство указало, что Заявитель должным образом не под
твердила понесенные ею расходы.
56. Суд отмечает, что в материалах дела не представлены доказатель
ства того, что Заявитель действительно понесла эти расходы. Более того,
заявителю была предоставлена правовая помощь от Совета Европы. (см.
параграф 2 выше). Соответственно, Суд находит, что по данному пункту
компенсация присуждена не будет.

C. Процентная ставка

57. Суд считает, что процент пени при выплате компенсации должен со
ставить предельную процентную годовую ставку по займам Европейского
центрального банка плюс три процента.


ПО ЭТИМ ОСНОВАНИЯМ СУД ЕДИНОГЛАСНО:
1. постановил, что имело место нарушение статьи 5.1. Конвенции;
2. постановил, что имело место нарушение статьи 5.4. Конвенции;
3. постановил, что Государство ответчик должно выплатить заявителю
в течение 3 месяцев с даты, когда решение станет окончательным в соответ
ствии со статьей 44 § 2 Конвенции, 3000 евро (три тысячи евро) в счет ком
пенсации морального вреда, в пересчете на национальную валюту Государ
ства ответчика по курсу на день выплаты плюс все налоги, которыми может
облагаться данная сумма;
4. отклонил остальные требования Заявителя по справедливой компенсации.
Совершено на английском языке и изготовлено в письменном виде
28 октября 2003 года в соответствии с правилом 77 §§ 2 и 3 Правил проце
дуры Суда.

Mr J. P. COSTA, Президент
Mrs S. DOLLE, Секретарь




502
ПРИЛОЖЕНИЕ V. ГУСИНСКИЙ ПРОТИВ РОССИИ



ПРИЛОЖЕНИЕ V

ГУСИНСКИЙ ПРОТИВ РОССИИ
ПОСТАНОВЛЕНИЕ




СЕДЬМАЯ СЕКЦИЯ

<<

стр. 18
(всего 19)

СОДЕРЖАНИЕ

>>