<<

стр. 19
(всего 19)

СОДЕРЖАНИЕ

Жалоба № 70276/01

СТРАСБУРГ 19 мая 2004 г.
Данное решение станет окончательным в соответствии с условиями, ус
тановленными статьей 44 §2 Конвенции. Оно может подлежать редакци
онной правке.

Состав Палаты:
Президент:
Mr C.L. ROZAKIS
Судьи:
Mr P. LORENZEN,
Mrs F. TULKENS,
Mrs S. BOTOUCHAROVA,
Mr A. KOVLER,
Mr V. ZAGREBELSKY,
Mr K. HAJIYEV
Секретарь Секции
Mr S. NIELSEN

Совещаясь в закрытом судебном заседании 29 апреля 2004 года, Суд
выносит следующее решение, принятое указанной датой:



ПРОЦЕДУРА

1. Дело было инициировано жалобой № 70276/01 против Российской
Федерации, поданной в Суд в соответствии со статьей 34 Конвенции о
защите прав человека и основных свобод гражданином России и Израиля,
503
Владимиром Александровичем Гусинским. (Заявитель), 9 января 2001 г.
СТАНДАРТЫ ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА...



2. Заявитель был представлен юристами фирмы CMS CameronMcKenna,
практикующими в Лондоне. Российское правительство (Правительство)
было представлено П.А. Лаптевым, Уполномоченным Российской Федера
ции при Европейском суде по правам человека.
3. Заявитель, в частности, утверждал, что его предварительное заклю
чение под стражу было незаконным и необоснованным.
4. Жалоба была направлена в Первую Секцию Суда (Правило 52 § 1 Регла
мента Суда). В рамках этой Секции, Палата, рассматривавшая дело, (статья
27 § 1 Конвенции) была сформирована в соответствии с правилом 26 § 1
Регламента Суда.
5. Решением от 22 мая 2003 г. Суд признал жалобу частично приемлемой.
6. Заявитель и Правительство обменялись меморандумами по существу
дела. (Правило 59 § 1 Регламента Суда). Палата решила, выяснив мнение
сторон, что проведения устного слушания по делу не требуется (Правило 59
§ 3), стороны представили возражения на меморандумы противоположной
стороны в письменным виде.



ФАКТЫ

I. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА
7. Заявитель родился в 1952 г.
8. Обстоятельства дела, как они представлены сторонами, следующие.

A. Первоначальное расследование в отношении Заявителя
9. Заявитель является бывшим Председателем Совета директоров и
держателем контрольного пакета акций ЗАО «Медиа Мост», российского
частного медиа холдинга, включающего в себя НТВ — популярный телеви
зионный канал.
10. 2 ноября 1999 Заявитель был допрошен старшим следователем по
особо важным делам Генеральной прокуратуры Николаевым. Из протоко
ла допроса следовало, что допрос касался расследования в государствен
ном предприятии, известном как ФГП РГК «Русское видео» в связи с выда
чей лицензии на вещание Обществу с ограниченной ответственность, (« OOO
“Русское видео–11 Канал» — ООО «Русское видео») в нарушение различ
ных положений Гражданского Кодекса.
11. После допроса протокол допроса свидетеля был подписан Заяви
телем и следователем Николаевым. Заявителю было позволено просмот
реть записи, сделанные в ходе допроса и добавить свои комментарии.
Следователь указал в протоколе, что Заявитель награжден орденом
Дружбы народов.
12. В 2000 г. у Медиа Моста возник серьезный конфликт с ОАО «Газпром»,
504
контролируемым государством, по поводу долгов «Медиа Мост» «Газпрому».
ПРИЛОЖЕНИЕ V. ГУСИНСКИЙ ПРОТИВ РОССИИ



13. После того, как «Газпром» прекратил переговоры по поводу долгов,
в офисах «Медиа Моста» в Москве были проведены обыски специальны
ми подразделениями Генеральной прокуратуры и Федеральной службы
безопасности. Ряд документов и других материалов были изъяты в каче
стве доказательств.
14. 15 марта 2000 г. следователь Николаев возбудил уголовное дело про
тив Заявителя (уголовное дело № 18/191012 98) по обвинению его в мо
шенничестве. Дело было объединено с уголовным делом № 18/221012 98 в
отношении Р., исполнительного директора «Русского видео», его в растра
те имущества. Оба обвинения касались деловых отношений между «Рус
ским видео» и ООО «Русское видео» и в частности, вхождению «Медиа
Мост» в ООО «Русское видео» и увеличении уставного капитала, которое
стало результатом перераспределения процентов по акциям.

В. Заключение под стражу Заявителя 13 июня 2000 г.
15. 11 июня 2000 г. Заявитель был вызван в Генеральную прокуратуру
к 5 часам вечера 13 июня 2000 для допроса в качестве свидетеля по
другому уголовному делу. В то время, когда выписывались повестки в
прокуратуру, Заявитель находился за границей, однако предпринял
необходимые действия для возвращения в Россию. По его прибытии в
Генеральную прокуратуру 13 июня 2000 г. он был задержан и помещен
в Бутырскую тюрьму на основании ордера, выданного 13 июня 2000 г.
следователем Николаевым.
16. В ордере говорилось, что в соответствии со статьями 90–92 и 96
УПК РФ следователь Николаев считает, что состав преступления, в совер
шении которого подозревается Заявитель, представляет собой серьезную
общественную опасность, наказывается только лишением свободы, и что
Заявитель может помешать установлению истины по делу и скрыться от
следствия и суда.
17. Заявитель оставался под стражей до 16 июня 2000 г., в течение этого
время он допрашивался дважды — 14 и 16 июня.
18. Допрос 14 июня проходил в присутствии адвокатов Заявителя. Пе
ред допросом Заявителю было разъяснено, что он подозревается в совер
шении мошенничества в крупном размере, предусмотренном п. б части 3
статьи 159 Уголовного кодекса. В частности, обвинения основывались на
предположениях, что в 1996–1997 гг., при учреждении различных ком
мерческих фирм, (в том числе «Медиа Мост»), функции вещания были
путем обмана переданы от «Русского видео», государственной компа
нии, ООО «Русское видео», частной компании, и тем самым «Русское
видео» лишилось 11 телевизионного канала, стоимостью 10 миллионов
долларов США. Утверждалось также, что в 1997 г. Заявитель с согласия Р.
начал использовать 11 телевизионный канал для своих собственных целей, 505
не платя государству.
СТАНДАРТЫ ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА...



19. Заявитель отказался комментировать подробности на следствии,
указав, что следствие демонстрирует игнорирование российского законо
дательства и наличие «политического сговора» против него.
20. В протоколе допроса следователь Николаев отметил, что Заявитель
был награжден орденом Дружбы народов.
21. 15 июня 2000 г. адвокаты Заявителя подали жалобу следователю, ука
зывая, что задержание Заявителя было незаконным и не соответствовало
статье 90 УПК, что Заявитель подпадал под амнистию и к нему не могло
быть применено наказание в виде лишения свободы в соответствии с на
граждением его орденом Дружбы народов и Постановлением об амнистии
от 26 мая 2000 г., и что подозрения в отношении него были несостоятель
ными, абсурдными и не соответствующими действительности.
22. Кроме того, адвокаты Заявителя подали жалобу в Тверской меж
муниципальный суд Москвы в соответствии с частью 1 статьи 220 УПК, ут
верждая, что заключение было незаконным и требовали немедленного ос
вобождения Заявителя. Основаниями жалобы являлось то, что ордер на
задержание был выдан в нарушение статей 90, 92 и 96 УПК, поскольку не
было оснований содержать Заявителя под стражей до предъявления об
винения и никаких оснований для заключения в связи с предъявленным
обвинением. Постановление о заключении под стражу содержало явно вы
раженную политическую мотивацию, заключение под стражу представля
ло собой чрезмерно строгую меру пресечения и не было необходимым.
Более того, не было оснований подозревать, что Заявитель намерен
скрыться от следствия или каких либо причин полагать, что он помешает
следствию по делу. Наконец, Заявитель подпадал под действие амнистии
и подлежал освобождению от наказания в виде лишения свободы и от
заключения под стражу в связи с тем, что был награжден орденом Друж
бы народов.
23. 16 июня 2000 г. следователь Николаев предъявил Заявителю обви
нение по пункту (б) части 3 статьи 159 УК РФ. В этот же день он был допро
шен в присутствии своих адвокатов. Заявитель отказался подписывать про
токол допроса, поскольку не понял предъявленного обвинения. Он указал
в протоколе допроса, что считает обвинения абсурдными с юридической
точки зрения и своей вины не признает. Заявитель снова объявил, что вла
сти использовали следствие для того, чтобы дискредитировать его и требо
вал немедленного освобождения из под стражи.
24. В тот же день, 16 июня, следователь Николаев приказал освободить
Заявителя из под стражи и изменить меру пресечения на подписку о невы
езде. Заявитель был освобожден в 10 часов вечера 16 июня 2000 г.
25. После освобождения Заявителя следователь Николаев направил ему
повестки для явки на последующие допросы 22 июня и 3, 11 и 19 июля 2000 г.
Заявитель являлся на допросы, но отказывался отвечать на поставленные
506
ему вопросы.
ПРИЛОЖЕНИЕ V. ГУСИНСКИЙ ПРОТИВ РОССИИ



26. Заявитель несколько раз просил следователя Николаева разрешить
ему выезд из России для решения личных вопросов и вопросов бизнеса.
Николаев отказывал, не представляя никакой мотивировки отказа.

С. «Июльское соглашение»
и прекращение уголовного преследования
27. В ходе заключения под стражу Заявителя с 13 по 16 июня 2000 г. Ми
нистр печати и информации, Лесин предложил снять уголовные обвинения
с Заявителя по делу о компании «Русское видео» если Заявитель продаст
«Медиа Мост» «Газпрому» по цене, которую установит «Газпром».
28. Пока Заявитель находился под стражей, «Газпром» предлагал ему
подписать соглашение, в обмен на которое, как сообщили Заявителю,
все обвинения с него будут сняты. Соглашение между «Газпромом» и За
явителем было подписано 20 июля 2000 г. («июльское соглашение») и
включало Приложение 6, предусматривавшее помимо прочего, прекра
щение уголовного преследования Заявителя в связи с делом «Русского
видео» и гарантии его безопасности. Данное положение предусматри
вало следующее:
«Стороны понимают, что успешное исполнение соглашения возможно
только тогда, когда физические и юридические лица пользуются своими
гражданскими правами по собственной воле в своих собственных интере
сах без какого либо давления со стороны других лиц. Вышесказанное тре
бует выполнения некоторых промежуточных условий, а именно:
— прекращение уголовного преследования господина Владимира Алек
сандровича Гусинского по возбужденному против него 13 июня 2000 г. уго
ловному делу, определение его процессуальной роли в данном деле как
свидетеля, приостановления ограничений в виде подписки о невыезде.
В случае, если данное условие не выполнено, стороны освобождаются от
выполнения своих обязательств, указанных ниже;
— гарантии Владимиру Александровичу Гусинскому и другим акцио
нерам и администрации подразделений «Медиа Мост» их безопасности
и защиты их прав и свобод, включая право свободно передвигаться, вы
бирать место нахождения и жительства, свободно покидать Российскую
Федерацию и возвращаться в Российскую Федерацию без каких бы то ни
было препятствий;
— отказ от принятия каких либо мер, включая публичные заявле
ния, распространение информации Организациями, их акционерами
или администрацией, могущих причинить ущерб основам конституци
онного строя и нарушению территориальной целостности Российской
Федерации, подрывающих безопасность государства, способствующих
разжиганию социальной, расовой или религиозной вражды, приводя
щих к дискредитации институтов государственной власти Российской 507
Федерации.»
СТАНДАРТЫ ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА...



29. Приложение 6 было подписано сторонами и заверено подписью
Лесина.
30. В связи с подписанием «июльского соглашения» уголовное пресле
дование Заявителя по делу «Русского видео» было прекращено постанов
лением следователя Николаева от 26 июля 2000 г. В постановлении содер
жалось следующее:
«…В ходе следствия В.А. Гусинский осознал незаконность завладения
чужой собственностью и в этой связи обеспечил возмещение нанесенного
ущерба, передавая свою долю в уставном капитале ООО «Русское видео –
11 канал» государству. Кроме того, он предпринял значительные действия
по компенсации ущерба, нанесенного интересам государства, доброволь
но передав акции ЗАО «Медиа мост» государственной компании.
Меры, предпринятые обвиняемым, могут рассматриваться как смягча
ющие вину обстоятельства и свидетельствуют о его деятельном раскаянии,
и в совокупности с другими позитивными характеристиками и отсутствием
судимости позволяют принять решение о прекращении уголовного пресле
дования в отношении Гусинского В.А.»
31. Одновременно был снят запрет покидать страну. В этот же день Зая
витель покинул Россию и 21 августа 2000 г. поехал на свою виллу в Сотог
ранде в Испании.
32. После отъезда Заявителя из страны, «Медиа Мост» отказался при
знать «июльское соглашение», утверждая, что оно было подписано под
принуждением.

D. Судебное рассмотрение
законности заключения под стражу
33. 20 июня 2000 г. Тверской межмуниципальный суд прекратил произ
водство по жалобе Заявителя о незаконности заключения под стражу. Суд
установил, что жалоба не может быть рассмотрена, поскольку к этому вре
мени постановление о заключении под стражу было отменено, и поскольку
только лицо действительно находящееся под стражей может оспаривать
заключение под стражу.
34. Данное постановление было обжаловано, и оставлено в силе Мос
ковским городским судом 11 июля 2000 г.

Е. Расследование относительно
кредита «Медиа Моста»
35. 27 сентября 2000 г. следователь Николаев снова возбудил уголов
ное дело против Заявителя. Новое обвинение было по пункту (б) части 3
статьи 159 и касалось получения кредитов «Медиа Мостом» обманным пу
тем. Заявителю копия постановления о возбуждении уголовного дела на
правлена не была. Однако, по информации, собранной адвокатами Заяви
508
теля, дело было возбуждено на основании заявления, поданного «Газпро
ПРИЛОЖЕНИЕ V. ГУСИНСКИЙ ПРОТИВ РОССИИ



мом в Генеральную прокуратуру 19 сентября 2000 г. «Газпром» просил Ге
неральную прокуратуру расследовать расходование средств «Медиа Мос
том» и, в частности, использовался ли кредит на деятельность, предусмот
ренную уставом «Медиа Мост», были ли средства использованы на указан
ные цели и не нарушило ли правление «Медиа Моста» законодательства
относительно кредитов. «Газпром» — государственная компания — был при
влечен в дело как поручитель по кредитам.
36. 1 ноября 2000 г. Николаев направил повестки Заявителю с вызовом в
Генеральную прокуратуру для предъявления обвинения и допроса. Заяви
тель не явился.
37. Поскольку Заявитель не явился в Генеральную прокуратуру, 13 нояб
ря 2000 года Николаев внес поправки в постановление о привлечении в
качестве обвиняемого. Он возбудил дело по пункту (б) части 3 статьи 159
Уголовного кодекса (мошенничество), но по другим фактам, и избрал меру
пресечения в виде заключения под стражу. Постановление было передано
в Российское бюро Интерпола. В нем указывалось на то, что Заявитель по
лучал кредиты обманным путем.
38. Заявитель был задержан в Испании в соответствии с международ
ным ордером 11 декабря 2000 г. и помещен под стражу в Испании 12 декабря
2000 г. 22 декабря 2000 г. Заявитель был освобожден под залог 5,5 млн дол
ларов США и помещен под домашний арест на своей вилле в Сотогранде.
39. Рассмотрев заявление адвокатов Заявителя, 26 декабря 2000 г. Твер
ской межмуниципальный суд Москвы постановил, что возбуждение уго
ловного дела по кредитам «Медиа Моста» было незаконным, поскольку
собранные следствием доказательства не подтверждали каких либо эле
ментов мошенничества, позволяющих возбудить уголовное дело.
40. 5 января 2001 г. Московский Городской суд отменил постановле
ние от 26 декабря 2000 г. на том основании, что на решения следствия о
возбуждении уголовного дела жалоба в суд не подавалась.
41. Что касается процессов в испанских судах, 4 апреля 2001 г. было
вынесено решение в пользу Заявителя, в котором российским властям было
отказано в выдаче Заявителя из Испании. Отклоняя запрос о выдаче, Наци
ональный суд (Audiencia Nacional) указал:
«Исходя из документов, представленных Заявителем, следует обратить
внимание ... на определенные заслуживающие внимания и особые обстоя
тельства — которые не характерны для такой категории дел, как мошенни
чество, — которые, хотя сами по себе не ведут к выводу о том, что мы имеем
дело с необычным обвинением, связанным с политическими целями,[не
разборчиво], суд не может не принять во внимание аргумент Заявителя
относительно полного отсутствия оснований и их несостоятельности с точ
ки зрения общей логики…»
Суд считает следующие обстоятельства дела заслуживающими внимания: 509
1. Соглашение от 20 июля 2000 г. ... о продаже Заявителем «Газпрому»
СТАНДАРТЫ ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА...



пакета акций… [Приложение 6] — дополнительное соглашение, которое не
является обычным для продавцов и покупателей ценных бумаг — скрепле
но двумя подписями, одна из которых – подпись представителя «Газпро
ма» ... которая имеет место в самом контракте и других приложениях и
другая подпись, которая с первого взгляда не совпадает с обычной подпи
сью Заявителя — в соглашении, приложении и подписях в ходе процесса о
выдаче. [Заявитель] утверждает, что это подпись члена Российского пра
вительства.
2. .... Шесть дней спустя после заключения соглашения [Заявитель], ко
торый оставался обвиняемым в процессе [касающемся «Русского видео»] с
обещанием не покидать страну, был освобожден от ответственности в ука
занном процессе и мера пресечения была снята.
3. Выступления [Заявителя] на слушании о выдаче в отношении давле
ния и принуждения, которые он испытывал, он преподносит как причины
подписания им соглашения от 20 июля 2000 г.
4. Решение Тверского межмуниципального суда от 26 декабря 2000 г.
Эти обстоятельства дела неизбежно должны иметь юридическое зна
чение для правового разрешения запроса о выдаче, поскольку суд их
установил, он обязан, по соображениям правовой защиты и эффектив
ной судебной защиты …свести к минимуму вероятность двойного обви
нения, анализируя основания обвинения с точки зрения обеспечения дол
жной юридической защиты…»

F. Последующее развитие событий
42. 19 июня 2002 г. судья Меркушов, заместитель Председателя Вер
ховного Суда, подал протест в порядке надзора на постановления Тверско
го межмуниципального суда от 20 июня 2000 г. и Московского Городского
суда от 11 июля 2000 г. Судья указал, что предметом судебного контроля
должна быть законность заключения под стражу, а не только заключение
под стражу само по себе. Он просил Президиум Московского городского
суда направить дело на новое рассмотрение в Тверской межмуниципаль
ный суд.
43. 18 июля 2002 г. Президиум Московского Городского суда удовлет
ворил протест.
44. 26 сентября 2002 г. Тверской межмуниципальный суд рассмотрел по
существу жалобу на заключение под стражу. На слушании представитель Ге
неральной прокуратуры утверждал, что в период, когда Заявитель находил
ся под стражей, он мог вмешаться вход установления истины по делу, по
скольку был главой «Медиа моста» и в связи с этим имел неограниченные
возможности давления на свидетелей и доступ к письменным доказатель
ствам. Более того, поскольку Заявитель имел двойное гражданство и загран
паспорт, он мог скрыться за границей. В отношении заявления Гусинского,
510
что он подпадал под амнистию, прокурор указал, что документальное под
ПРИЛОЖЕНИЕ V. ГУСИНСКИЙ ПРОТИВ РОССИИ



тверждение того, что он был награжден, было представлено только 15 июня
2000 г., то есть, после задержания, и на следующий день Заявитель был ос
вобожден. Тверской межмуниципальный суд с доводами Генеральной про
куратуры согласился. Он установил, что в свете объяснений представителя
Генпрокуратуры обоснование ордера на арест от 13 июня 2000 г. не выгляде
ло необоснованным и надуманным. Что касается награды, суд указал, что
уголовное процессуальное законодательство не содержит ограничений в
применении меры пресечения к лицу, подпадающему под акт амнистии.



II. ПРИМЕНИМОЕ НАЦИОНАЛЬНОЕ ПРАВО

A. Уголовно процессуальный кодекс 1960 года,
действовавший в рассматриваемый период времени
Статья 5. Обстоятельства, исключающие производство по уголовному делу
Уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное дело под
лежит прекращению:
4) ... вследствие акта амнистии, если она устраняет применение наказа
ния за совершенное деяние, а также ввиду помилования отдельных лиц.
Статья 89. Применение мер пресечения
При наличии достаточных оснований полагать, что обвиняемый скро
ется от дознания, предварительного следствия или суда, или воспрепятству
ет установлению истины по уголовному делу, или будет заниматься пре
ступной деятельностью, а также для обеспечения исполнения приговора
лицо, производящее дознание, следователь, прокурор и суд вправе при
менить в отношении обвиняемого одну из следующих мер пресечения: под
писку о невыезде, личное поручительство или поручительство обществен
ных объединений, заключение под стражу.
Статья 90. Применение меры пресечения в отношении подозреваемого
В исключительных случаях мера пресечения может быть применена в
отношении лица, подозреваемого в совершении преступления, и до
предъявления ему обвинения. В этом случае обвинение должно быть
предъявлено не позднее десяти суток с момента применения меры пресе
чения. Если в этот срок обвинение не будет предъявлено, мера пресече
ния отменяется.
Статья 91. Обстоятельства, учитываемые при избрании меры пресечения
При разрешении вопроса о необходимости применить меру пресечения,
а также об избрании той или иной из них, лицо, производящее дознание,
следователь, прокурор, суд учитывают, помимо обстоятельств, указанных в
статье 89 настоящего Кодекса, также тяжесть предъявленного обвинения,
личность подозреваемого или обвиняемого, род его занятий, возраст, состо
яние здоровья, семейное положение и другие обстоятельства. 511
Статья 92. Постановление и определение о применении меры пресечения
СТАНДАРТЫ ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА...



О применении меры пресечения лицо, производящее дознание, сле
дователь, прокурор выносят мотивированное постановление, а суд — мо
тивированное определение, содержащее указание на преступление, в ко
тором подозревается или обвиняется данное лицо, и основание для
избрания примененной меры пресечения. Постановление или определе
ние объявляется лицу, в отношении которого оно вынесено и одновремен
но ему разъясняется порядок обжалования применения меры пресечения.
Копия постановления или определения о применении меры пресечения не
медленно вручается лицу, в отношении которого оно вынесено. (в ред. Закона
РФ от 23.05.1992 № 2825 1 — Ведомости СНД РФ и ВС РФ, 1992, № 25, ст. 1389)
Статья 96. Заключение под стражу
Заключение под стражу в качестве меры пресечения применяется в от
ношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступ
ления, за которое законом предусмотрено наказание в виде лишения сво
боды на срок свыше двух лет…

B. Мошенничество
45. Пункт (б) части 3 статьи 159 Уголовного кодекса РФ 1996 года пре
дусматривает соответственно:
«Мошенничество, то есть хищение чужого имущества или приобрете
ние права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления дове
рием, ... [совершенное] в крупном размере ... наказывается лишением сво
боды на срок от 5 до 10 лет с конфискацией имущества или без таковой…»

C. Амнистия
46. 26 мая 2000 г. Государственная Дума приняла Постановление «Об
объявлении амнистии в связи с 55 летием победы в Великой отечествен
ной войне 1941–1945 годов» («Постановление об амнистии»). Оно всту
пило в силу 27 мая 2000 г. Постановление об амнистии предусматривало
следующее:
«2. Освободить от наказания в виде лишения свободы независимо от
назначенного срока осужденных:
б) ... награжденных орденами или медалями СССР либо Российской
Федерации.
8. Прекратить уголовные дела, находящиеся в производстве органов доз
нания, органов предварительного следствия и судов, о преступлениях, со
вершенных до вступления в силу настоящего Постановления, в отношении:
б) лиц, указанных в подпунктах «а», «б», «в», «г» и «д» пункта 2 настоя
щего Постановления…».
47. 26 мая 2000 г. Государственная Дума также приняла Постановление
«О порядке применения Постановления Государственной Думы Федераль
ного собрания Российской Федерации «Об объявлении амнистии в связи с
512
победой в Великой отечественной войне 1941–1945 гг.»:
ПРИЛОЖЕНИЕ V. ГУСИНСКИЙ ПРОТИВ РОССИИ



«1. Возложить исполнение Постановления об амнистии на:
б) органы дознания и органы предварительного следствия в отноше
нии подозреваемых и обвиняемых, дела и материалы о преступлениях ко
торых находятся в производстве этих органов.
3. Решение о применении акта об амнистии принимается в отношении
каждого лица индивидуально. При отсутствии необходимых сведений об
этом лице рассмотрение вопроса о применении акта об амнистии отклады
вается до получения дополнительных документов.»



ВОПРОСЫ ПРАВА

I. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 5 КОНВЕНЦИИ

48. Заявитель, ссылаясь на статью 5 Конвенции, жаловался, что его зак
лючение под стражу было произведено в отсутствие обоснованного подо
зрения в совершении преступления, не соответствовало процедуре, уста
новленной национальным законодательством и было применено без учета
Постановления об амнистии. В соответствующей части статья 5 Конвенции
предусматривает следующее:
1. Каждый имеет право на свободу и неприкосновенность. Никто не мо
жет быть лишен свободы иначе как в следующих случаях и в порядке, уста
новленном законом:
c) ... законное задержание или заключение под стражу лица, произведен
ное с тем, чтобы оно предстало перед компетентным органом по обосно
ванному подозрению в совершении правонарушения или в случае, когда
имеются достаточные основания полагать, что необходимо предотвратить
совершение им правонарушения...

A. Обоснованное подозрение
49. Во первых, Заявитель указывал, что оба уголовных дела были воз
буждены против него без каких либо юридических оснований.

1. Аргументы сторон
50. Правительство оспаривало данное заявление. Представители пра
вительства заявляли, что заключение под стражу Заявителя 13 июня 2000 г.
было мотивировано обоснованным подозрением, он совершил мошенни
чество в крупном размере, предусмотренное пунктом «б» части 3 статьи 159
Уголовного кодекса РФ.
51. Заявитель утверждал, что ему не было предоставлено возможности
ответить на обвинение. Что касается расследования по «Русскому видео»,
он указывал, что его действия не подпадали под уголовное определение 513
мошенничества и соучастия. В отношении расследования по делу «Медиа
СТАНДАРТЫ ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА...



Моста» он указывал, что Генеральная прокуратура фактически пыталась кри
минализовать кредитные отношения между двумя юридическими лицами.

2. Оценка Суда
52. Заявитель утверждает, что ни дело «Русского видео», ни дело «Ме
диа Моста» не имели в качестве основы «обоснованного подозрения».
Суд напоминает, что провозглашая «право на свободу», часть 1 статьи 5
Конвенции подразумевает свободу индивида в ее классическом смысле,
так называемую физическую свободу лица (см. Engel v. Netherlands, решение
от 8 June 1976, Ser. A № 22, § 58).
Поскольку российские власти не ограничивали физическую свободу
Заявителя в связи с делом кредитов «Медиа моста», Заявитель не может
жаловаться на то, что он является жертвой нарушения статьи 5 в данном
отношении. Поэтому Суд ограничит свое исследование наличием «обосно
ванного подозрения» в деле «Русского видео».
53. Суд повторяет, что для того, чтобы задержание лица по обоснованному
подозрению было оправданным в смысле части 1 (c) статьи 5, необязательно,
чтобы полиция располагала достаточными доказательствами вины на момент
задержания или содержания под стражей. (см. Brogan and Others v. UK, реше
ние от 29 ноября 1999 г., Series A № 145 B, § 53).Также не требуется, чтобы
задержанному было обязательно предъявлено обвинение или он предстал
перед судом. Цель задержания – продолжить расследование и подтвердить
или опровергнуть подозрения, которые стали основанием для задержания. (см.
Murray v. the UK, решение от 28 октября 1994 года, Series A № 300 A, § 55).
Однако, требование того, что подозрение должно строиться на разумных ос
нованиях, является существенным аспектом защиты от произвольного задер
жания и заключения под стражу. Того факта, что подозрение добросовестное,
недостаточно. Слова «обоснованное подозрение» подразумевают существо
вание фактов или информации, которые могли бы убедить объективного на
блюдателя, что данное лицо могло совершить правонарушение. (см. Fox, Campbell
and Hartley v. UK, решение от 30 августа 1990 года, Series A № 182, § 32).
54. Суд отмечает, что он уже устанавливал нарушение части 1 (c) статьи 5
Конвенции, когда лицо было задержано по обвинению в растрате государ
ственного капитала, хотя его его действия — передача средств и кредитов
развивающимся странам – никоим образом не подразумевала уголовной
ответственности за решения такого порядка (см. Lukanov v. Bulgaria, решение
от 20 марта 1997, Reports of Judgments and Decisions 1997 II, §§ 42–46).
55. Данная жалоба, однако, содержит иные обстоятельства. В деле «Рус
ского видео», следствие подозревало Заявителя в мошенническом лише
нии государственной компании права транслировать телевизионный сиг
нал. Власти оценили причиненный вред в 10 миллионов долларов США и
квалифицировали действия Заявителя как уголовное преступление, предус
514
мотренное пунктом «б» части 3 статьи 159 Уголовного кодекса.
ПРИЛОЖЕНИЕ V. ГУСИНСКИЙ ПРОТИВ РОССИИ



Суд считает, что доказательства, собранные следствием, могли «убедить
объективного наблюдателя», что Заявитель мог совершить преступление.

B. Законное заключение под стражу
56. Заявитель указывал далее, что его заключение под стражу не было
законным, поскольку не была соблюдена процедура, предусмотренная в
национальном законодательстве. В частности, не имелось «исключитель
ных обстоятельств», требуемых статьей 90 ПК РФ, чтобы заключение было
оправданным до предъявления обвинения. Более того, в нарушение тре
бований статьи 89 ПК, отсутствовали доказательства, подтверждающие, что
он может скрыться от следствия или вмешиваться в установление истины
по делу, если останется на свободе.
Заявитель также жаловался, что его заключение под стражу не было за
конным, поскольку актом об Амнистии он был освобожден от уголовного
преследования.

1. Аргументы сторон
(a) Правительство
57. Правительство с заявленными нарушениями не согласилось.
58. Относительно соблюдения национальной процедуры, Правительство
признало, что статья 90 ПК не включала список «исключительных обстоя
тельств», в которых заключение под стражу возможно до предъявления
обвинения. Однако, такие обстоятельства должны были определяться ин
дивидуально в каждом конкретном деле.
Правительство утверждало, что Заявитель подозревался в тяжком пре
ступлении – мошенничестве в крупном размере. Преступление несет в себе
большую общественную опасность и наказуемо только лишением свобо
ды. Поэтому, следствие решило поместить Заявителя под стражу. Статья 96
УПК, который действовал на тот момент, позволяла помещать лицо под стра
жу на основании только самой тяжести преступления.
Кроме того, следователь подозревал, что Заявитель мог скрыться. Данное
подозрение было вызвано тем, что Заявителю было известно, что по аналогич
ному делу другое лицо, Р., был арестован в связи с уголовным делом, связан
ным с «Русским видео». Заявителю также было известно о тяжести преступле
ния, в котором он подозревался и возможности предварительного задержа
ния. Опасение, что Заявитель может скрыться, в последствии оправдалось.
59. В отношении амнистии, Правительство указало, что п. 8 Постанов
ления об Амнистии гласит, что уголовные дела в отношении лиц, награж
денных медалями и орденами СССР и России должны быть прекращены вне
зависимости от тяжести обвинения.
28 июня 2000 г. в Постановление об амнистии были внесены поправки,
в соответствии с которыми обвинение по п. «б» части 3 статьи 159 более не 515
является обвинением, на которое распространяется амнистия.
СТАНДАРТЫ ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА...



В любом случае, уголовное законодательство не запрещает содержать
под стражей лиц, которые подлежат амнистии.
Правительство также утверждало, что в период нахождения Заявителя
под стражей следствие не знало, что Заявитель награжден орденом Друж
бы народов. Следствие впервые узнало об этом в то время, когда Заявитель
был освобожден 16 июня 2000 г. По закону, как только следователь узнает о
награде, он должен прекратить производство, если Заявитель согласен.
Однако поскольку в материалах дела отсутствовала информация о согла
сии Заявителя на прекращение дела, следствие продолжилось.

(b) Заявитель
60. В отношении соблюдения национальной процедуры, Заявитель со
гласен с Правительством, что ни статья 90, ни иная норма не содержит яс
ного определения, что такое «исключительные обстоятельства».
Он указывал далее, что подозрения, что он мог скрыться от следствия,
ни на чем не основаны. Обвинение, которое было ему предъявлено, не
имело ничего общего с обвинением против Р., которого взяли под стражу
по обвинению в неуплате налогов за два года до ареста Заявителя. Было
абсурдно полагать, что Заявитель скроется от следствия из за ареста Р.
До самого момента заключения под стражу действия Генеральной проку
ратуры прямо или косвенно показывали, что Заявителя подозревают в тяж
ком преступлении, в связи с которым он может быть взят под стражу.
2 ноября 1999 г. Заявитель был допрошен в качестве свидетеля по уголовно
му делу в отношении Р., и заданные вопросы не давали оснований предпо
лагать, что он подозревается в совершении преступления и будет взят под
стражу. Далее, допрос показал, что Заявитель готов и желает помочь в пре
доставлении какой либо информации, которая может потребоваться след
ствию. Все поведение Заявителя перед арестом не давало никаких основа
ний для подозрения, что он скроется от следствия или суда. Даже находясь за
границей, он всегда немедленно возвращался в Москву по требованию.
60. В отношении амнистии Заявитель не согласен с толкованием Поста
новления об Амнистии, сделанным Правительством. Согласно его мнению,
нелогично, чтобы лицо, подлежащее амнистии по характеру обвинения не
подлежало амнистии в отношении заключения под стражу в связи с дан
ным обвинением.
Заявитель указывал, что ссылка Правительства на поправки к постанов
лению об амнистии от 28 июня 2000 г. не относимы к данному делу, посколь
ку вступили в силу после его заключения под стражу. Было бы абсурдно пред
полагать, что эти поправки задним числом сделали его арест законным.
Заявитель настаивал, что следствие знало о награждении его орденом
Дружбы народов во время заключения под стражу. Следователь Николаев
лично записал данный факт в протокол допроса от 2 ноября 1999 г. и
516
14 июня 2000 г.
ПРИЛОЖЕНИЕ V. ГУСИНСКИЙ ПРОТИВ РОССИИ



2. Оценка суда
62. Суд напоминает, что когда оспаривается законность заключения под
стражу, в том числе рассматривается вопрос, был ли соблюден «порядок,
установленный законом», Конвенция отсылает непосредственно к нацио
нальному праву и соблюдению материального и процессуального нацио
нального законодательства, но также требуется, чтобы любое лишение сво
боды было совершено в целях статьи 5, в частности, чтобы защитить инди
вида от произвольного задержания.
Устанавливая, что любое лишение свободы должно быть в строгом со
ответствии с законом, статья 5 часть 1 Конвенции прежде всего требует, что
бы любой арест или задержание имели правовые основания в националь
ном праве. Подобно фразам «в соответствии с законом» и «предусмотрено
законом» во вторых частях статей 8 и 11, такие требования также связаны с
качеством закона, который должен отвечать принципу верховенства пра
ва, концепции, вытекающей из всех статей Конвенции.
Качество в этом смысле подразумевает, что там, где национальное пра
во позволяет лишение свободы, это должно быть ясно и предсказуемо, что
бы избежать любого риска произвольного задержания. (см. Amuur v. France,
решение от 25 июня 1996, Reports of Judgments and Decisions 1996 III, § 50).
63. В данном деле, Заявитель был помещен под стражу до предъявления
обвинения. Такое помещение под стражу являлось исключением из общего
правила, установленного статьей 89 УПК, согласно которой мера пресечения
должна применяться после предъявления обвинения. Данное исключение было
предусмотрено статьей 90 УПК «при исключительных обстоятельствах». Сто
роны согласились с тем, что УПК не раскрывал значение данного выражения.
Правительство не представило никаких примеров дел, подтвержденных
решениями суда или не подтвержденных, в которых раскрывалось поня
тие «исключительных обстоятельств».
64. Не представляется, что данная норма на основании которой лицо
может быть лишено свободы отвечает требованиям «качества закона» ус
тановленным статьей 5.
65. В свете изложенного не является необходимым рассматривать, со
ответствовала ли ситуация Заявителя требованиям закона по существу.
66. В отношении амнистии, Суд повторяет, что «законность» существенно за
висит от соблюдения национального законодательства. (см. Amuur, указ.выше,
части 50). Прежде всего национальные органы, в частности, суды, толкуют и при
меняют национальное право. Однако, поскольку согласно статье 5 § 1 Кон
венции несоблюдение национального законодательства влечет за собой на
рушение Конвенции, следовательно, Суд должен воспользоваться матери
алами проверки, было ли данное законодательство соблюдено. (см.,
например, Benham v. UK, решение от 10 июня 1996, Reports 1996 III, § 41).
67. Правительство признало, что согласно акту Амнистии следователь 517
должен был прекратить производство по делу Заявителя как только он уз
СТАНДАРТЫ ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА...



нал, что тот награжден орденом Дружбы народов. Хотя Правительство ут
верждало, что следователь впервые узнал об этом только 16 июня 2000 г.,
оно не отрицало, что тот же следователь сам занес информацию о награж
дении Заявителя орденом в протокол допроса 12 ноября 1999 г. и 14 июня
2000 г. Таким образом, Суд приходит к выводу, что 13 июня власти знали
или можно было обоснованно ожидать, что должны были знать, что произ
водство по делу Заявителя должно быть прекращено.
68. Суд согласен с Заявителем, что было бы нелогично толковать поста
новление об амнистии как позволяющее заключение под стражу в отноше
нии лиц, дела которых будут прекращены. Таким образом, имело место
нарушение национального законодательства.
69. Соответственно, имело место нарушение статьи 5 Конвенции.



II. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 18
ВМЕСТЕ СО СТАТЬЕЙ 5 КОНВЕНЦИИ
70. Заявитель также жаловался, что его заключение под стражу пред
ставляло собой злоупотребление властью. Он утверждал, что заключив
его под стражу, власти ставили перед собой цель заставить его прода
ть «Медиа Мост» «Газпрому» на невыгодных условиях. Суд будет рас
сматривать данную жалобу на соответствие статье 18 Конвенции, кото
рая устанавливает:
«Ограничения, допускаемые в настоящей Конвенции в отношении ука
занных прав и свобод, не должны применяться для иных целей, нежели те,
для которых они предусмотрены».

A. Аргументы сторон.
1. Правительство
71. Правительство отрицало данное нарушение. Утверждалось, что Зая
витель не представил никаких доказательств того, что если бы он не подпи
сал «Июльское соглашение», его бы не освободили из под стражи.
2. Заявитель
72. Заявитель указывал, что факты дела говорят сами за себя. Он обра
тил внимание на то, что власти руководствовались желанием заставить за
молчать его средства массовой информации, в особенности, прекратить
критику российского руководства. Заявитель подчеркнул, что «Медиа Мост»
не подчинился «июльскому соглашению», потому что оно было подписано
под давлением, и Генеральная прокуратура возбудило производство по делу
о кредитах «Медиа Моста».

B. Оценка Суда
73. Суд напоминает, что статья 18 Конвенции не носит самостоятельного
518
значения. Она может быть применена только вместе с другой статьей Кон
ПРИЛОЖЕНИЕ V. ГУСИНСКИЙ ПРОТИВ РОССИИ



венции. Таким образом, нарушение статьи 18 может иметь место вместе с
этой статьей, даже если самостоятельного нарушения этой статьи не уста
новлено. Из текста статьи 18 также следует, что нарушение может иметь место
только тогда, когда речь идет о праве или свободе, гарантированных Кон
венцией (см. Kamma v. Netherlands, № 4771/71, Commission’s report of 14
July 1974, (DR) 1, p. 4; Oates v. Poland (dec.), № 35036/97, 11 мая 2000 г.).
74. Суд ранее установил в §§ 52–55, что свобода Заявителя была огра
ничена «в целях, чтобы лицо предстало перед компетентным судом по обо
снованному подозрению в совершении преступления». Однако, рассмат
ривая вопрос о нарушении статьи 18, Суд должен определить, применя
лось ли заключение под стражу в нарушение статьи 18 для иных целей, по
мимо установленных в статье 5 части 1 пункта (c).
75. Правительство не оспаривало тот факт, что «июльское соглашение»,
а именно приложение 6 к нему, связано с прекращением производства по
делу «Русского видео» после продажи «Медиа Моста» «Газпрому», ком
пании, контролируемой государством. Правительство также не оспари
вало, что Приложение 6 было подписано Министром прессы и массовой
информации. Наконец, Правительство не отрицало, что одной из причин
прекращения дела против Заявителя 26 июля 2000 г. было то, что Заяви
тель возместил ущерб, причиненный предполагаемым мошенничеством.
76. По мнению Суда, целью публичного обвинения в уголовных делах
не является использование предварительного заключения как коммерчес
кой стратегии по совершению сделок. Тот факт, что «Газпром» требовал от
Заявителя подписания «июльского соглашения», когда тот находился под
стражей, то, что под этим соглашением подписался министр государства, и
что впоследствии следователь исполнил его, снимая обвинения, приводит
суд к мнению, что уголовное преследование использовалось для давления
на Заявителя.
77. В таких обстоятельствах Суд не может не установить, что ограниче
ние свободы Заявителя, допустимое в соответствии с п. «с» части 1 статьи 5
Конвенции, было применено не только для целей, чтобы лицо предстало
перед компетентным судебным органом по обоснованному подозрению в
совершении преступления, но также и для иных целей.
78. Таким образом, имело место нарушение статьи 18 Конвенции, взя
той вместе со статьей 5.

III. ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ
79. Статья 41 Конвенции предусматривает:
«Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или про
токолов к ней, а внутреннее право Высокой договаривающейся стороны
допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого на
рушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компен 519
сацию потерпевшей стороне».
СТАНДАРТЫ ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА...



A. Ущерб
80. Заявитель требовал компенсации материального ущерба 1, 755, 923,
07 евро за уплаченные им суммы представителям при попытке восстанов
ления в России и за рубежом его прав, нарушенных заключением под стра
жу и последующими процедурами по уголовному делу. Данная сумма вклю
чала услуги российских, британских, испанских и американских адвокатов,
предоставляемых в связи с делом Заявителя, в том числе процедурами по
выдаче, и делом Т., работника Заявителя, чьи права также были нарушены
российскими властями.
81. Заявитель также просил 0,87 евро в качестве компенсации мораль
ного вреда в связи с испытанным давлением и беспокойством в ходе на
хождения под стражей.
82. Правительство указало, что услуги иностранных юридических фирм
не имеют прямого отношения к заключению под стражу Заявителя с 13 по
16 июня, а потому возмещению не подлежат.
82. Суд не может заключить из представленного Заявителем, что все сум
мы потрачены на восстановление прав, составляющих суть жалобы по Кон
венции или связаны с процессом исчерпания средств внутренней защиты
по этому вопросу. В любом случае, данный вопрос будет рассмотрен в раз
деле «Расходы и издержки» ниже.
84. Возвращаясь к вопросу морального вреда, Суд отмечает, что Заяви
тель просит возместить ему сумму, которая является символической. В этих
обстоятельствах, Суд считает, что установление нарушения само по себе
будет представлять собой достаточную справедливую компенсацию.

B. Расходы и издержки.

85. Заявитель требовал 446 017 70 евро в качестве компенсации опла
ты адвоката, который помогал ему и Т. в восстановлении прав в российской
правовой системе и в Суде.
86. Правительство посчитало данное требование чрезмерным. Оно ука
зало, что возмещение расходов не должно превышать суммы ставок по пра
вовой помощи Суда. Более того, требования в отношении Т. не относимы к
данной жалобе.
87. Принимая во внимание вопрос, рассматриваемый в деле, и про
цедуру, принятую в данном деле, Суд считает, что сумма, требуемая Зая
вителем не может быть рассмотрена как необходимая или
разумная (см. Nikolova v. Bulgaria [GC], № 31195/96, § 79, ECHR 1999 II).
Сумма, которая непосредственно относится к жалобе и была оплачена
лично Заявителем, составляет 88 000 евро.
88. Руководствуясь требованиями разумности и справедливости, Суд
присуждает 88 000 евро в качестве компенсации расходов и издержек,
520
связанных с юридическим представительством Заявителя.
ПРИЛОЖЕНИЕ V. ГУСИНСКИЙ ПРОТИВ РОССИИ



C. Процентная ставка
89. Суд считает, что процент за невыплату суммы должен исчисляться из
ставки по займам Европейского центрального банка плюс три процента.


ПО ЭТИМ ОСНОВАНИЯМ, СУД ЕДИНОГЛАСНО ПОСТАНОВИЛ:

1. Имело место нарушение статьи 5 Конвенции.
2. Имело место нарушение статьи 18 Конвенции взятой в совокупности
со статьей 5 Конвенции.
3. Установление нарушения само по себе представляет для Заявителя
достаточную компенсацию морального ущерба.
(a) Государство ответчик должно выплатить Заявителю в течение 3 ме
сяцев с даты, когда решение станет окончательным в соответствии со стать
ей 44 §2 Конвенции 88 000 евро (восемьдесят восемь тысяч евро) в каче
стве компенсации расходов и издержек, в переводе на национальную ва
люту государства ответчика по курсу на дату выплаты, плюс налоги, кото
рыми данная сумма будет облагаться;
(b) с момента истечения указанных трех месяцев должны быть выпла
чены проценты, равные ставке по займам Европейского центрального бан
ка плюс три процента.
5. Отклонил остальные требования Заявителя по справедливой
компенсации.
Совершено на английском языке в письменном виде 19 мая 2004 г. в
соответствии с Правилами 77 §§ 2 и 3 Регламента Суда.

Mr C.L. ROZAKIS, Президент
Mr S. NIELSEN, Секретарь Секции




521
СТАНДАРТЫ ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА...



ПРИЛОЖЕНИЕ VI

ЗНАМЕНСКАЯ ПРОТИВ РОССИИ
РЕШЕНИЕ ВОПРОСА О ПРИЕМЛИМОСТИ



ШЕСТАЯ СЕКЦИЯ


Жалобы № 77785/01

Заседание 25 марта 2004 г.

Состав палаты:
Президент:
Mr C.L. ROZAKIS
Судьи:
Mrs F. TULKENS,
Mrs N. VAJIC,
Mr Е. LEVITS,
Mrs S. BOTOUCHAROVA,
Mr A. KOVLER,
Mr V. ZAGREBELSKY
Регистратор Секции:
MR S. NIELSEN

Палата, рассмотрев вышеуказанную жалобу, поданую 14 ноября 2001 г.,
рассмотрев замечания, представленные правительством государства от
ветчика, и замечания, представленные в ответ Заявительницей, после сво
его совещания вынес следующее решение:



ФАКТЫ

Заявительница, Наталья Васильевна Знаменская, является российской
гражданкой; она родилась в 1955 г. и проживает в г. Москве. Ее интересы
в Суде представляет Е. Липцер — юрист Центра содействия международ
ной защите (Москва). Интересы государства ответчика представляет
П. Лаптев — Представитель Российской Федерации в Европейском суде
522
по правам человека.
ПРИЛОЖЕНИЕ VI. ЗНАМЕНСКАЯ ПРОТИВ РОССИИ



A. Обстоятельства дела
Факты настоящего дела, представленные сторонами, могут быть вкрат
це изложены следующим образом.
4 августа 1997 г. у Заявительницы родился мертвый плод. Она решила
похоронить ребенка.
13 августа 1997 г. факт рождения мертвого плода был зарегистрирован
Чертановским отделом ЗАГС. З., бывший мужем Заявительницы до их раз
вода 25 марта 1997 г., был указан в качестве отца мертворожденного ребен
ка в акте о рождении и в книге записей рождений.
Заявительница указывает, что биологическим отцом мертворожденно
го ребенка был Г., с которым Заявительница жила как с мужем с 1994 г. За
явительница утверждает, что ее партнер ожидал появления ребенка и го
ворил о будущем ребенке как о своем сыне. Заявительница поясняет, что
не могла вместе со своим партнером подать совместное заявление об уста
новлении отцовства ребенка, так как 20 июня 1997 г. ее партнер был заклю
чен под стражу. Судя по всему, после этой даты Заявительница не имела
никакого доступа к партнеру. 12 октября 1997 г. партнер Заявительницы умер,
находясь под стражей.
Заявительница отказалась поместить имя своего бывшего мужа на мо
гильный камень ребенка, оставив его пустым.
10 августа 2000 г. Заявительница обратилась в Чертановский межмуни
ципальный суд г. Москвы с заявлением об установлении отцовства Г. в от
ношении мертворожденного ребенка и о соответствующем изменении
фамилии и отчества ребенка.
21 ноября 2000 г. бывший муж Заявительницы скончался.
16 марта 2001 г. Чертановский межмуниципальный суд г. Москвы отка
зал в рассмотрении заявления Заявительницы. Суд указал:
«Как установлено документально, ребенок родился мертворожденным
и у него не возникло гражданских прав...».
Суд определил, что Статья 49 Семейного кодекса, на которую ссылалась
Заявительница в обоснование своего правопритязания, относится лишь к жи
вым детям и не привел каких либо обоснований этого вывода. Суд вынес оп
ределение о прекращении производства по делу, так как «оно не подлежит
рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства».
18 мая 2001 г. Московский Городской суд, рассмотрев жалобу Заявитель
ницы, оставил определение от 16 марта 2001 г. без изменения и повторил, что
«дело не подлежит рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства,
поскольку у ребенка не возникло гражданских прав».

B. Применимое внутреннее законодательство
1. Гражданский кодекс Российской Федерации (от 30 ноября 1994 г.)
предусматривает, что правоспособность гражданина возникает в момент 523
его рождения и прекращается смертью (ч. 2 ст. 17).
СТАНДАРТЫ ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА...



2. Семейный кодекс Российской Федерации (от 29 декабря 1995 г.) пре
дусматривает:
Статья 48. Установление происхождения ребенка
«2. Если ребенок родился от лиц, состоящих в браке между собой, а так
же в течение трехсот дней с момента расторжения брака... или с момента
смерти супруга матери ребенка, отцом ребенка признается супруг (бывший
супруг) матери, если не доказано иное...
3. Если мать ребенка заявляет, что отцом ребенка является не ее супруг
(бывший супруг), отцовство в отношении ребенка устанавливается по пра
вилам, предусмотренным пунктом 4 настоящей статьи или статьей 49 на
стоящего Кодекса.
4. Отцовство лица, не состоящего в браке с матерью ребенка, устанав
ливается путем подачи совместного заявления отцом и матерью ребенка...
Статья 49. Установление отцовства в судебном порядке
В случае рождения ребенка у родителей, не состоящих в браке между
собой, и при отсутствии совместного заявления родителей или заявления
отца ребенка (пункт 4 статьи 48 настоящего Кодекса) происхождение ре
бенка от конкретного лица (отцовство) устанавливается в судебном поряд
ке по заявлению одного из родителей... При этом суд принимает во внима
ние любые доказательства, с достоверностью подтверждающие происхож
дение ребенка от конкретного лица.
Статья 50. Установление судом факта признания отцовства
В случае смерти лица, которое признавало себя отцом ребенка, но не
состояло в браке с матерью ребенка, факт признания им отцовства может
быть установлен в судебном порядке по правилам, установленным граж
данским процессуальным законодательством».



СУЩЕСТВО ЖАЛОБЫ
Заявительница направляет жалобу на нарушение в отношении нее ста
тьи 6 Конвенции в той части, что ей не была предоставлена возможность
справедливого и публичного судебного разбирательства в разумный срок
справедливым и беспристрастным судом.

Заявительница направляет жалобу на нарушение в отношении нее Статьи
8 Конвенции в той части, что ее право на уважение частной и семейной жизни
было нарушено отказом национальных судов установить отцовство г на Г. в
отношении мертворожденного ребенка, что не позволило ей внести исправ
ления в документы и указать верные фамилию и отчество на надгробии.

ПРАВО
A. Возражение Правительства в отношении исчерпания средств внутри
524
государственной защиты
ПРИЛОЖЕНИЕ VI. ЗНАМЕНСКАЯ ПРОТИВ РОССИИ



Правительство указывает, что 1 февраля 2003 г. вступил в силу новый
Гражданско процессуальный кодекс Российской Федерации. В соответствии
со ст. 376 указанного Кодекса, если лицо, участвующее в гражданском деле,
считает, что судебные постановления нарушили его права или законные
интересы, такое лицо может обжаловать судебные постановления в судеб
ном порядке. Надзорное производство может быть возбуждено только по
требованию лица, участвовавшего в производстве по первой инстанции.
Так как Заявительница не подавала надзорной жалобы, Правительство по
лагает, что она на исчерпала имевшихся в ее распоряжении средств внут
ригосударственной правовой защиты. При этом Правительство ссылается в
целом на решения Суда о прекращении рассмотрения итальянских дел о
нарушении права на рассмотрение своего дела в разумный срок после того,
как в Италии был принят Закон Пинто, учредивший новое средство внутри
государственной правовой защиты.
Заявительница не согласна с такой позицией. Она указывает, что статья
376 нового Гражданско процессуального кодекса устанавливает срок по
дачи надзорной жалобы, составляющий один год. Так как окончательное
судебное решение по ее делу было вынесено 18 мая 2001 г., она не имела
возможности воспользоваться данным средством правовой защиты после
вступления в силу нового Кодекса.
Кроме того, Правительство поясняет, что в соответствии с Постановле
нием №2 Пленума Верховного Суда Российской Федерации постановления,
вынесенные до 1 февраля 2003 г., могли быть обжалованы в надзорном
порядке в течение года начиная с 1 февраля 2003 г., т.е. до 31 января 2004 г.
Суд напоминает, что цель правила об исчерпании состоит в предос
тавлении Договаривающимся Сторонам возможности предотвращения
или исправления предполагаемых нарушений до того, как жалобы на эти
нарушения будут направлены в Суд (см., среди многих других преце
дентов, Selmouni v. France [GC], № 25803/94, § 74, ECHR 1999 V). Это
правило основано на допущении, отраженном в Статье 13 Конвенции —
с которой оно состоит в тесной связи — что во внутригосударственной
системе имеется средство правовой защиты от предполагаемого нару
шения (там же). В этом отношении оно является важным аспектом прин
ципа, что созданный Конвенцией механизм защиты является субсиди
арным по отношению к национальным системам защиты прав человека
(см. Akdivar and Others v. Turkey, 16 September 1996, Reports of Judgments
and Decisions 1996 IV, p. 1210, § 65, and Aksoy v. Turkey, 18 December 1996,
Reports 1996 VI, p. 2275, § 51).
Суд напоминает, что рассмотрение вопроса о том, были ли исчерпаны
внутригосударственные средства правовой защиты, обычно производится
с учетом даты направления в Суд жалобы (см. Baumann v. France, № 33592/
96, § 47, 22 May 2001, не опубликовано). Тем не менее, из этого правила 525
могут делаться исключения, которые могут быть оправданы конкретными
СТАНДАРТЫ ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА...



обстоятельствами дела. Так, после принятия Парламентом Италии специ
ального закона, направленного на создание внутригосударственного сред
ства правовой защиты от предполагаемых нарушений требования о «ра
зумном сроке» (Закон Пинто), Суд счел отступление от этого общего прин
ципа оправданным, так как растущее число аналогичных жалоб угрожало
«оказать воздействие на функционирование, как на национальном, так и
на международном уровнях, системы защиты прав человека, созданной
Конвенцией» (см. Giacometti and Others v. Italy (dec.), № 34939/97,
8 November 2001). Суд также учел тот факт, что переходные положения За
кона Пинто были специально разработаны для передачи под юрисдикцию
национальных судов всех жалоб в Европейский Суд, которые не были к тому
времени признаны приемлемыми (там же).
Суд обращает внимание на то, что в настоящем деле Правительство не
указало каких либо обстоятельств такого рода, которые могли бы оправ
дать отступление от общего правила; соответственно, должен быть приме
нен общий принцип, гласящий, что требование об исчерпанности должно
рассматриваться с учетом момента, в который была направлена жалоба.
Правительство не утверждает, что на момент направления жалобы
имелись какие либо внутригосударственные средства правовой защи
ты, которые не были исчерпаны Заявительницей (ср. Baumann v. France,
цитируемое выше, § 47). Обжалование в надзорном порядке в том виде,
в котором оно существовало на тот момент, не было признано «эффек
тивным» средством правовой защиты в смысле Статьи 35 § 1 (см. Pitkevich
v. Russia (dec.), № 47936/99, 8 February 2001). По настоящему делу Суд
не должен принимать решения о том, является ли эффективным сред
ством правовой защиты надзорное производство, предусмотренное но
вым Гражданско процессуальным кодексом, так как оно стало доступно
лишь 1 февраля 2003 г., т.е. после направления настоящей жалобы. Та
ким образом, Суд полагает, что внутригосударственные средства право
вой защиты были исчерпаны.
Соответственно, возражение Правительства не принимается.

B. Приемлемость жалоб
1. Заявительница направляет жалобу в соответствии со Статьей 8 Кон
венции о том, что национальные суды отказали ей в иске о признании
происхождения мертворожденного ребенка от ее покойного партнера и
в соответствующем изменении имени мертворожденного ребенка. Ста
тья 8 гласит:
«1. Каждый имеет право на уважение его личной и семейной жизни, его
жилища и его корреспонденции.
2. Не допускается вмешательство со стороны публичных властей в осу
ществление этого права, за исключением случая, когда такое вмешатель
526
ство предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в
ПРИЛОЖЕНИЕ VI. ЗНАМЕНСКАЯ ПРОТИВ РОССИИ



интересах национальной безопасности и общественного порядка, эконо
мического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков
или преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты
прав и свобод других лиц.»
Правительство не отрицает, что отказ национальных судов в рассмот
рении иска Заявительницы не имел под собой законных оснований. В
соответствии со ст. 50 Семейного кодекса, даже в случае смерти лица,
признававшего свое отцовство и не состоявшего в браке с матерью ре
бенка, суды могли установить факт признания им отцовства. Такое при
знание повлекло бы за собой внесение изменений в свидетельство о
рождении и наделение ребенка фамилией и отчеством признавшего свое
отцовство.
Заявительница утверждает, что национальные власти нарушили свое
позитивное обязательство по обеспечению эффективного уважения ее
частной и семейной жизни. Она ссылается на прецедентное право Суда,
в соответствии с которым «уважение» семейной жизни требует, чтобы
биологическая и социальная реальность превалировала над юридичес
кой презумпцией, которая... противоречит как установленному факту, так
и желаниям заинтересованных лиц, не принося реальной пользы нико
му» (Kroon and Others v. the Netherlands, judgment of 27 October 1994,
Series A № 297. C. § 40).
Суд полагает, в свете аргументации сторон, что жалоба затрагивает се
рьезные вопросы фактов и права в соответствии с Конвенцией, разреше
ние которых требует рассмотрения дела по существу. Таким образом, Суд
приходит к заключению, что настоящая жалоба не является явно необосно
ванной в значении статьи 35 § 3 Конвенции. Никаких других оснований для
признания ее неприемлемой обнаружено не было.

2. Заявительница направляет жалобу в соответствии со статьей 6 Кон
венции о нарушении ее права на справедливое и публичное судебное раз
бирательство в разумный срок беспристрастным судом. Статья 6 в соответ
ствующей части гласит:

«Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях...
имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разум
ный срок независимым и беспристрастным судом....»
В той части, в которой Заявительница ссылается на нарушение ее права
на судебное разбирательство «в разумный срок», Суд отмечает, что разби
рательство в двух инстанциях продолжалось с 10 августа 2000 г. (когда был
заявлен иск) по 18 мая 2001 г. (окончательное решение), т.е. в общей слож
ности 9 месяцев 8 дней. Суд находит, что этот срок совместим в критерием
«разумного срока» Статьи 6 § 1. Остальные жалобы Заявительницы в соот 527
ветствии со Статьей 6 необоснованны.
СТАНДАРТЫ ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА...



Из вышесказанного следует, что данная жалоба явно необоснованна и
должна быть признана неприемлемой в соответствии со статьей 35 §§ 3 и 4
Конвенции.
По вышеуказанным причинам Суд единогласно:
признает приемлемыми, не предвосхищая решения по существу, жало
бы Заявительницы о том, что отказ национальных судов установить отцов
ство мертворожденного ребенка и соответствующим образом изменить его
имя нарушил ее право на уважение частной и семейно жизни;
признает неприемлемой оставшуюся часть жалобы.

Mr C.L. ROZAKIS, Президент
Mr S. NIELSEN, Секретарь Секции




528

<<

стр. 19
(всего 19)

СОДЕРЖАНИЕ