<<

стр. 6
(всего 19)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

ности тех, против кого они были направлены, и что такие действия имели
целью унизить или оскорбить и фактически произвели такой эффект, это
является унижающим достоинство обращением и противоречит статье 3.87
Но это бывает трудно подтвердить фактами.
Позднее Суд пояснил, что не всегда обязательно доказывать, что дан
ное обращение предпринималось с целью унизить жертву.
В деле Labita v. Italy 88 заявитель был задержан по подозрению в пре
ступлениях, связанных с мафией. Он жаловался, что его подвергали различ
ным формам жестокого обращения. При рассмотрении вопроса о том, дей
ствительно ли заявитель подвергся жестокому обращению, Суд постановил:
Вопрос о том, имело ли такое обращение своей целью уни
жение или оскорбление жертвы, это еще один фактор, кото
84
Решение от 27 июня 2000 г.
85
Dougoz v. Greece, см. ниже.
86
East African Asians v. UK, Отчет Комиссии от 14 декабря 1973 г.
138 87
Abdulaziz, Cabales and Balkandali v. UK, решение от 28 мая 1985 г.
88
Решение 2000 г.
СТАТЬЯ 3. ЗАПРЕТ ПЫТОК



рый следует учесть, но отсутствие такой цели не может одно
значно исключать нарушение статьи 3.89
Как уже было отмечено выше, понятие пыток и иных видов плохого
обращения в российской правовой системе не разработано. Фактичес
ки до второй половины 2003 г. российское право не содержало опре
деления понятия пытки, жестокого и унижающего достоинство обра
щения и наказания.
10 октября 2003 г. Пленумом Верховного Суда РФ было принято поста
новление «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных прин
ципов и норм международного права». В Постановлении Верховный Суд, в
частности, указал: «Принимая решение о заключении обвиняемых под стра
жу в качестве меры пресечения, о продлении сроков содержания их под стра
жей, разрешая жалобы обвиняемых на незаконные действия должностных
лиц органов предварительного расследования, суды должны учитывать не
обходимость соблюдения прав лиц, содержащихся под стражей, предусмот
ренных статьями 3, 5, 6 и 13 Конвенции о защите прав человека и основных
свобод». Далее, в качестве разъяснения Верховный Суд привел основные
характеристики пыток и жестокого и унижающего обращения, выработан
ных Европейским Судом по правам человека. Вместе с тем, исходя из текста
Постановления, Верховный Суд считает необходимым применение данных
Европейским Судом понятий пыток и иных видов плохого обращения только
при рассмотрении вопроса о применении мер пресечения и разбирательства
по жалобам на действия органов дознания и предварительного следствия.
Что касается рассмотрения уголовных дел о применении пыток и иных видов
обращения, запрещенных статьей 3 Конвенции, прецеденты Европейского
Суда, очевидно, применяться не должны. Как отмечено в Постановлении:
«Международные договоры, нормы которых предусматривают признаки со
ставов уголовно наказуемых деяний, не могут применяться судами непос
редственно, поскольку такими договорами прямо устанавливается обязан
ность государств обеспечить выполнение предусмотренных договором обя
зательств путем установления наказуемости определенных преступлений
внутренним (национальным) законом».
Пытки и иные формы обращения, запрещенные статьей 3 Европейс
кой Конвенции, в Российском уголовном праве описываются как причи
нение вреда здоровью,90 причинение физической боли 91 или психичес
ких страданий,92 угрозы применения насилия,93 а так же унижения чело
веческого достоинства.94


89
Там же, параграф 120.
90
Ст. 111,112 УК РФ.
91
Ст. 116, 117 УК РФ.
92
Ст. 117 УК РФ.
139
93
Ст. 110, 119 УК РФ.
94
Ст. 110 УК РФ.
СТАНДАРТЫ ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА...



Представляется необходимым особое внимание уделить диспозиции
ст. 117 УК РФ: «Причинение физических или психических страданий путем
систематического нанесения побоев либо иными насильственными дей
ствиями, если это не повлекло последствий, указанных в статьях 111 и 112
настоящего Кодекса».95 Часть 2 указанной статьи запрещает причинение
страданий с использованием пытки. 8 декабря 2003 г. был принят Феде
ральный Закон «О внесении изменений и дополнений в Уголовный ко
декс Российской Федерации». Указанным законом ст. 117 УК РФ96 была
дополнена следующим примечанием: «Под пыткой в настоящей статье и
других статьях настоящего Кодекса понимается причинение физических
или нравственных страданий в целях понуждения к даче показаний или
иным действиям, противоречащим воле человека, а также в целях нака
зания либо в иных целях».
Таким образом, различные виды ненадлежащего обращения, пре
дусмотренные статьей 3 Европейской Конвенции, подлежат уголовно
му преследованию. Однако следует заметить, что вышеперечисленные
статьи Кодекса касаются ненадлежащего обращения со стороны част
ных лиц и, как правило, не применяются, если такого рода деяния со
вершаются лицами, действующими в официальном качестве. Нам из
вестен только один случай, когда применение пыток сотрудниками ми
лиции с целью получения от жертвы информации о предполагаемом
преступлении было квалифицировано органами следствия по общеуго
ловной ст. 110 УК РФ. Основанием для применения ст. 110 послужило то
обстоятельство, что в результате применения пытки жертва попыталась
покончить жизнь самоубийством.
Следует отметить, что статья 3 Европейской Конвенции обязывает госу
дарство в первую очередь обеспечить защиту от пыток и иных форм ненадле
жащего обращения со стороны лиц, действующих в официальном качестве. С
целью исполнения этого обязательства предполагалось ввести в Уголовный
кодекс специальную статью 117 1 «Пытки». Так, 18 марта 2003 г. Государствен
ная Дума в первом чтении приняла проект указанной статьи. Она определяла
пытки как «причинение должностным лицом либо с его ведома или молчали
вого согласия иным лицом физических или нравственных страданий с целью
принуждения к даче показаний или иным действиям, противоречащим воле
человека, а также с целью наказания либо в иных целях».
Предполагалось, что статья 117 1 войдет в Закон «О внесении изменений

95
Под последствиями, указанными в ст. 111 подразумеваются потеря зрения, речи, слуха либо
какого либо органа или утрата органом его функций, прерывание беременности, психическое
расстройство, заболевание наркоманией либо токсикоманией, неизгладимое обезображивание
лица, значительная стойкая утрата общей трудоспособности не менее чем на одну треть или пол
ная утрата профессиональной трудоспособности. Под последствиями, указанными в ст. 112 под
разумеваются длительное расстройство здоровья или значительная стойкая утрата общей трудо
140 способности менее чем на одну треть.
96
Ст. 117 устанавливает уголовное наказание за истязание
СТАТЬЯ 3. ЗАПРЕТ ПЫТОК



и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации». Однако во вре
мя последнего обсуждения изменений и дополнений в Комитете по зако
нодательству Государственной Думы РФ против введения ст. 117 1 возразил
Верховный Суд РФ. Исходя из позиции Верховного Суда, ст. 117 1 является
избыточной, кроме того, структура Уголовного кодекса исходит из класси
фикации преступлений по их объекту, следовательно, должностному пре
ступлению не место в разделе «Преступления против личности». Поскольку
данная позиция так же была поддержана Администрацией Президента,
ст. 117–1 была исключена из текста Закона.
Таким образом, ради соблюдения стройности Кодекса, законодатели
уклонились от введения в национальное право такого понятия пытки, кото
рое соответствовало бы требованиям международных договоров РФ.
Применение пыток и иных форм обращения, запрещенных статьей 3 Ев
ропейской Конвенции, со стороны должностных лиц государства в россий
ском уголовном праве описывается как принуждение к даче показаний,97
нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими,98
применение запрещенных средств и методов ведения войны99 и превыше
ние должностных полномочий.100
Под действие статьи 302, запрещающей принуждение к даче показа
ний, может подпадать как собственно пытка, так и жестокое и унижаю
щее обращение.
Так, ч. 1 ст. 302 УК предусматривает ответственность за принуждение к
даче показаний путем применения угроз, шантажа или иных незаконных
действий. В контексте данной статьи «иными незаконными действиями» могут
являться, в частности, водворение свидетеля в камеру изолятора временно
го содержания, а так же любые безнравственные и противоправные дей
ствия допрашивающего в отношении допрашиваемого.101 Под угрозой же
подразумевается высказывание намерения применить к допрашиваемому
физическое насилие или причинить ему или его близким иной вред, уничто
жить имущество, ухудшить условия содержания под стражей и пр.102 Изве
стные авторам комментарии не указывают, должны ли такие угрозы быть
«реальными и непосредственными», как того требует практика Европейско
го Суда. Однако, анализ судебной практики по ст. 286 УК РФ,103 которая рас
сматривает угрозы применения насилия в качестве отягчающего обстоятель
ства, показывает, что такая угроза должна быть реальной. В частности, при


97
Ст. 302 УК РФ.
98
Ст. 335 УК РФ.
99
Ст. 356 УК РФ.
100
Ст. 286 УК РФ.
101
Комментарий к Уголовному Кодексу РФ/под общ. ред. Ю.И. Скуратова и В.М. Лебедева. — М.:
НОРМА, 2001. С. 763.
102
Комментарий к Уголовному Кодексу РФ/отв. редактор В.М. Лебедев. 2е изд., доп и испр. – М.:
141
ЮрайтИздат., 2002. С. 643.
103
Превышение должностных полномочий.
СТАНДАРТЫ ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА...



рассмотрении дела по обвинению сотрудника органов внутренних дел Смо
родина в превышении должностных полномочий, суд Новгородской облас
ти отметил, что «угрозу Смородина лишить свободы Воронцова нельзя рас
сматривать как реальную угрозу применить насилие, поскольку оснований
для его [Воронцова] задержания не было».104
Часть 2 статьи 302 устанавливает ответственность за принуждение к
даче показаний с применением насилия, издевательств или пытки. В По
становлении Пленума Верховного Суда РФ 105 №4 от 30 марта 1990 г.
разъясняется, что под насилием при совершении должностных преступ
лений подразумевается нанесение потерпевшему побоев, причинение те
лесных повреждений, физической боли, а так же ограничение свободы.106
Под издевательством над допрашиваемыми эксперты в области уголов
ного права предлагают рассматривать совершение «действий циничного
и дерзкого характера, глубоко оскорбляющих и унижающих человечес
кое достоинство».107
Формулировка статьи 302 запрещает практически все формы обраще
ния, которые Европейский Суд рассматривает в качестве нарушения статьи 3
Конвенции. Однако, статья 302 ранее на практике применялась крайне
редко.108 Это было связано, во первых, с тем, что субъектом преступления,
предусмотренного статьей 302 могло быть не всякое лицо, действующее в
официальном качестве, а только следователь или дознаватель. На практи
ке, пытки и иные запрещенные формы обращения, как правило, применя
ются на стадии предшествующей возбуждению уголовного дела сотрудни
ками правоохранительных органов, не имеющими статуса следователей и
дознавателей.109




104
Решение суда Новгородской области//Бюллетень Верховного Суда № 11, 2002 г.
105
В соответствии со ст. 126 Конституции РФ и ст. 19 Закона от 31 декабря 1996 г. № 1 ФКЗ
«О судебной системе Российской Федерации» Верховный Суд РФ имеет право давать разъяс
нения по вопросам судебной практики. Постановления Пленума Верховного Суда представ
ляют собой нормативные толкования, разъясняющие практическое содержание правовых
норм. Законодательство не устанавливает обязательности толкований, данных Верховным
Судом. Однако, решение судей, игнорирующих сформулированные Пленумом Верховного
Суда правила, может быть отменено, поскольку Верховный Суд обладает так же полномочи
ем осуществлять надзор за решениями нижестоящих судов.
106
Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 4 от 30 марта 1990 г. параграф 12.
107
Комментарий к Уголовному Кодексу РФ/под общ. Ред. Ю.И. Скуратова и В.М. Лебедева. –
3 е изд., изм. и доп. – М.: Норма. 2001. С. 768.
108
Согласно официальной статистике по ст. 302 было осуждено в 1996 г. – 8 человек, в 1998 г. – 11
человек, в 1999 г. – 7 человек по всей России//Третий периодический доклад Российской Федерации
по Конвенции против пыток и других жестоких бесчеловечных и унижающих достоинство видов обра
щения и наказания, стр. 13.
109
В результате проверок, проводимых Нижегородским Комитетом против пыток, было установ
лено 8 случаев применения пыток и жестокого и унижающего обращения в ходе деятельности
правоохранительных органов по раскрытию преступления (т.е. с целью получения признания или
142 информации о преступлении). При этом только в одном из них в пытках принимали участие дол
жностные лица, имеющие статус следователя.
СТАТЬЯ 3. ЗАПРЕТ ПЫТОК



Федеральным Законом «О внесении изменений и дополнений в Уго
ловный кодекс Российской Федерации» от 8 декабря 2003 г. в статью
302 были внесены дополнения, изменившие круг субъектов данного пре
ступления. В новой редакции данная статья выглядит следующим обра
зом: «Принуждение подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, сви
детеля к даче показаний либо эксперта к даче заключения путем приме
нения угроз, шантажа или иных незаконных действий со стороны следо
вателя или лица, производящего дознание, а равно другого лица с ведо
ма или молчаливого согласия следователя или лица, производящего доз
нание».
Пытки и жестокое обращение, примененное одним военнослужа
щим к другому, может быть квалифицировано по ст. 335 УК (наруше
ние уставных правил взаимоотношений между военнослужащими).
Однако, эта статья, имеет отношение только к тем случаям, когда пыт
ки и насилие осуществляются военнослужащим, имеющим тот же ста
тус, что и его жертва. В Уголовном кодексе РСФСР имелись статьи о
насильственных действиях в отношении начальника, о насильственных
действиях начальников в отношении подчиненных, о сопротивлении
начальнику или принуждении его к нарушению служебных обязаннос
тей, об угрозе начальнику, оскорблении подчиненным начальника и
наоборот. Новый Уголовный кодекс, по существу, разрушил эту систе
му норм, исключив насильственные действия начальников над подчи
ненными как самостоятельное преступление.110
Часть 1 ст. 356 УК РФ предусматривает ответственность за жестокое
обращение с военнопленными и гражданским населением на оккупи
рованной территории, т.е. в контексте вооруженного конфликта меж
дународного характера.
Во всех остальных случаях применение пытки, жестокого и унижающего
обращения должностными лицами подпадает под действие статьи 286 УК
РФ, устанавливающей ответственность за превышение должностных полно
мочий. Статья 286 предусматривает наказание за совершение должностным
лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших
существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организа
ций либо охраняемых законом интересов общества или государства. Пле
нум Верховного Суда РФ пояснил, что необходимым элементом данного со
става преступления является совершение должностным лицом «действий,
которые относятся к полномочиям другого должностного лица, либо могли
быть совершены самим должностным лицом только при наличии особых


110
Специальный доклад Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации «О на
рушении уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между
143
ними отношений подчиненности 17 июня 2000 года»/ http://www.ombudsman.gov.ru:8080/
docum/spust.htm
СТАНДАРТЫ ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА...



обстоятельств, указанных в законе или подзаконном акте, а так же действия,
которые никто и ни при каких обстоятельствах не может совершать».111 Ис
ходя из того, что пытки, жестокое и унижающее обращение запрещены ст. 21
Конституции РФ и рядом федеральных законов,112 их применение может
расцениваться как совершение действий, которые никто и ни при каких об
стоятельствах не вправе совершать. Другим необходимым элементом пре
вышения должностных полномочий является существенное нарушение прав
и законных интересов граждан.113 Поскольку ст. 21 Конституции также уста
навливает право каждого на уважение чести и достоинства, и право на сво
боду от пыток и жестокого обращения, такие формы обращения должны
рассматриваться в качестве существенного нарушения прав. Ч. 3 статья 286
предусматривает отягчающие обстоятельства в виде применения насилия
или угрозы его применения, применения оружия и специальных средств, а
так же причинения тяжких последствий (в том числе, вреда здоровью). Та
ким образом, статья 286 запрещает все виды обращения, предусмотренные
статьей 3 Европейской Конвенции. Под действие статьи 286 кроме пытки
может подпадать жестокое и унижающее обращение, независимо от их цели.
Если в результате превышения должностных полномочий потерпевше
му была причинена смерть или тяжкий вред здоровью, или если превы
шение должностных полномочий сопровождалось сексуальным насили
ем, преступление квалифицируется по совокупности статей: превышение
должностных полномочий и соответствующий общеуголовный состав.114
Таким образом, действующее уголовное законодательство позволяет
преследовать как должностных лиц, так и частных лиц за все виды обраще
ния, запрещенного статьей 3 Европейской Конвенции. Вместе с тем, разли
чие между формами недопустимого обращения проводятся не по тяжести
страданий жертвы или наличию или отсутствию цели обращения. Перечень
отягчающих обстоятельств, предусмотренных ст. 302, 286 и др., устанавли
вает различия в зависимости от применения или не применения физичес
кого насилия и оружия, и наличия или отсутствия тяжких последствий.



3. Ответственность государства

3.1. Негативные обязательства

Государство обязано воздерживаться от пыток и других форм плохого
обращения, предусмотренных в статье 3. Оно несет ответственность за

111
Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 4 от 30 марта 1990 г. параграф 11.
112
Ч. 2 ст. 5 Закона «О милиции», ст. 4 Федерального закона «О содержании под стражей подо
зреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», ст. 12 Уголовно исполнительного Ко
декса, ст. 5 Закона «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании».
144 113
Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 4 от 30 марта 1990 г. параграф 9.
114
Там же, параграф 13.
СТАТЬЯ 3. ЗАПРЕТ ПЫТОК



действия официальных лиц, таких, как полиция и силы безопасности. Госу
дарство не может быть освобождено от ответственности за действия, про
тиворечащие статье 3, на основании заявления, что о таких действиях ему
было неизвестно.
В деле Ireland v. UK 115 было признано, что государство ответчик нару
шило статью 3 в отношении применения «пяти методов допроса».116 Суд
постановил:
Трудно себе представить, чтобы представители верховной
власти в Государстве были или по крайней мере имели право
быть неосведомленными о существовании такой практики.
Кроме того, по Конвенции эти власти несут строгую ответствен
ность за поведение своих подчиненных; на них возложена
обязанность диктовать свою волю подчиненным, и для них
недопустимо прикрываться своей неспособностью добиться
соблюдения этой воли.117
Государство может избежать ответственности за действия, противоре
чащие статье 3, только в отдельных случаях неподчинения, в отношении
которых государство предприняло соответствующие меры. Государство обя
зано принимать строгие меры по привлечению к ответственности винов
ных и предотвращению подобных действий в будущем.
В деле Cyprus v. Turkey 118 турецкие солдаты окружили и незаконно
взяли под стражу греков киприотов, мужчин и женщин. Комиссия обна
ружила факты совершения солдатами массовых и многократных актов из
насилования женщин и детей, находящихся у них под стражей. Комиссия
заключила:
Как показывают факты, изнасилования были совершены ту
рецкими солдатами и по крайней мере в двух случаях — даже
турецкими офицерами, и это не были единичные случаи нару
шения дисциплины. Не имеется доказательств того, что турец
кие власти приняли адекватные меры, чтобы предотвратить
это, или что они в целом принимали какие либо дисциплинар
ные меры после таких инцидентов. Поэтому Комиссия счита
ет, что на Турции лежит ответственность, согласно Конвенции,
за непредотвращение таких актов.119
Как участник Европейской Конвенции прав человека и основных сво
бод, Международного Пакта о гражданских и политических правах и Кон



115
Решение от 18 января 1978 г.
116
См. выше.
117
Ireland v. UK, решение от 18 января 1978 г., параграф 159.
118
Доклад Комиссии от 10 июля 1976 г.
145
119
Cyprus v. Turkey, Доклад Комиссии, 10 июля 1976 г. Примечание: Турция на тот момент
еще не признала юрисдикцию Суда.
СТАНДАРТЫ ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА...



венции против пыток, Россия признает обязательство воздерживаться от
применения пыток, жестокого и унижающего обращения. Запретив при
менение пыток нормами национального законодательства, Россия еще раз
подтвердила свои намерения воздерживаться от применения пыток.
Однако, выраженные на самом высоком уровне намерения, до настоя
щего времени во многом продолжают оставаться декларацией. Несмотря
на многочисленные жалобы потерпевших и заявления и доклады правоза
щитников, существование практики пыток обращения Российскими влас
тями в полной мере не признается.
Общепризнанным является только лишь наличие пыток и жестокого
обращения в армии.120 Проблема унижающих достоинство условий содер
жания в местах лишения свободы не отрицается должностными лицами уго
ловно исполнительной системы и представителями иных органов власти,121
однако, она сводится преимущественно к недостаточному финансирова
нию пенитенциарных учреждений,122 в то время как проблема применения
неоправданного насилия к заключенным, а так же проблема чрезмерно
жестоких дисциплинарных наказаний остается без внимания.
Широкое использование насилия правоохранительными органами в
ходе работы по расследованию преступлений и поддержанию обществен
ного порядка нашло официальную оценку только в докладе Уполномочен
ного по правам человека в РФ «О нарушениях прав граждан сотрудниками
Министерства Внутренних дел РФ и уголовно исполнительной системы
Министерства Юстиции РФ».123
Поскольку должностные лица высшего звена не признают в полной мере
существования проблемы пыток, жестокого и унижающего обращения, а
должностные лица среднего звена к ним толерантны, такие нарушения, не
всегда должным образом наказываются, несмотря на то, что национальное
законодательство предполагает применение к виновным дисциплинарных



120
«Нарушения уставных правил взаимоотношений между военнослужащими, рукоприкладство
воинских должностных лиц по отношению к подчиненным продолжают оставаться одной из се
рьезных проблем в Вооруженных Силах и других воинских формированиях Российской Федера
ции». — Пятый периодический доклад РФ «О предпринимаемых мерах и прогрессе на пути к до
стижению соблюдения прав, признаваемых в Международном Пакте о гражданских и полити
ческих правах», параграф 52.
121
Пятый периодический доклад РФ «О предпринимаемых мерах и прогрессе на пути к достиже
нию соблюдения прав, признаваемых в Международном Пакте о гражданских и политических
правах» пп. 81–84.
122
«Отмечая в целом определенный прогресс в области обеспечения прав лиц, находящихся
в местах лишения свободы, нельзя вместе с тем не указать, что некоторые нормы законода
тельства, регулирующего деятельность учреждений УИС, обеспечиваются в пределах, зави
сящих от объективных факторов, и главным образом, состояния экономики страны». — Там же,
параграф 81.
123
Специальный доклад Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации «О наруше
ниях прав граждан Сотрудниками Министерства внутренних дел Российской Федерации и уголовно
146 исполнительной системы Министерства юстиции Российской Федерации», 10 октября 2000 года. http:/
/www.ombudsman.gov.ru:8080/docum/spmil.htm
СТАТЬЯ 3. ЗАПРЕТ ПЫТОК



или уголовных мер (в зависимости от тяжести совершенного нарушения).
То же самое может быть сказано и о принятии мер, направленных на не
повторение подобных нарушений.
Анализ докладов региональных организаций участников проводимого
в 2002 г. специализированного мониторинга положения заключенных в
современной России, показывает, что по сравнению с первой половиной
90 х годов число случаев жестокого и унижающего обращения с заключен
ными уменьшилось, однако такие формы обращения с заключенными не
были искоренены полностью и продолжают оставаться весьма распростра
ненным явлением. По мнению Уполномоченного по правам человека в РФ
«Эффективным средством предупреждения насилия является правильно
организованный ведомственный контроль за деятельностью сотрудников
милиции и уголовно исполнительной системы, а также прокурорский над
зор за обеспечением прав подозреваемых, обвиняемых, осужденных. В
настоящее время ведомственный контроль значительно ослаблен».124
По данным правозащитных организаций случаи привлечения сотрудни
ков пенитенциарной системы к ответственности за применение жестокого и
унижающего обращения крайне малочисленны. В ходе мониторинга поло
жения заключенных данные овзысканиях вплоть до увольнения, наложеных
на сотрудников исправительных учреждений, совершивших указанные на
рушения, поступили только из Омской области и Республики Карелия.125
Аналогичная ситуация наблюдается с привлечением к ответственности за
применение пыток и иных запрещенных видов обращения сотрудников МВД.
Как указано в докладе Уполномоченного по правам человека в РФ, обраще
ния Уполномоченного в различные ведомства, в том числе в Министерство
внутренних дел и Генеральную прокуратуру, не повлекли существенных по
ложительных изменений.126



3.2. Позитивные обязательства

3.2.1. Общие обязательства
У государства есть ряд позитивных обязательств. Позитивные, т.е. выте
кающие из обязательства не совершать пытки, включают в себя обязатель


124
Специальный доклад Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации «О на
рушениях прав граждан сотрудниками Министерства внутренних дел Российской Федерации и
уголовно исполнительной системы Министерства юстиции Российской Федерации», 10 октября
2000 г.//http://www.ombudsman.gov.ru:8080/docum/spmil.htm
125
Региональные доклады о состоянии пенитенциарной системы в Омской области, Республике
Карелия. 2002 г.
126
Специальный доклад Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации «О на
рушениях прав граждан сотрудниками Министерства внутренних дел Российской Федерации и
147
уголовно исполнительной системы Министерства юстиции Российской Федерации», 10 октября
2000 г.//http://www.ombudsman.gov.ru:8080/docum/spmil.htm
СТАНДАРТЫ ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА...



ство привлекать к ответственности виновных, как указано выше. На практи
ке это обычно означает, что государство обязано обучать полицейских и
военных исполнять их обязанности на основе закона. Позитивные обяза
тельства также означают, что государство обязано обеспечить защиту от
действий, противоречащих статье 3, для всех, кто находится под юрисдик
цией государства. Это требует от государства необходимости принимать
меры для предотвращения подобного плохого обращения. Суд установил,
что дети и социально незащищенные слои населения требуют особого вни
мания даже в случаях, когда плохое обращение исходит от частного лица.
В деле A v. UK 127 заявитель ребенок утверждал, что государство несет
ответственность за защиту его от насилия со стороны отчима. Консультант
педиатр, осматривавший ребенка, когда тому было 9 лет, установил, что
его жестоко и неоднократно избивали розгой. Отчиму предъявили обвине
ния в нападении на ребенка, повлекшем телесные повреждения. В свою
защиту отчим сказал, что это было разумным наказанием за провинности,
и был оправдан. Суд постановил, что статья 3 в комплексе со статьей 1 тре
бует, чтобы государство приняло меры по защите всех находящихся под его
юрисдикцией от пыток и бесчеловечного или жестокого обращения или на
казания, включая случаи такого обращения со стороны частных лиц. Суд
постановил:
Дети и другие незащищенные лица в особенности имеют
право на защиту государства, в форме эффективных средств
сдерживания, от таких серьезных нарушений личной непри
косновенности.128
В деле Z v. UK 129 заявителями были четверо детей, страдавших от отсут
ствия заботы и жестокого обращения со стороны своих природных родителей.
В течение некоторого времени за обстоятельствами их жизни следили соци
альные службы; в итоге дети были взяты под опеку по настоянию их матери
примерно через четыре с половиной года после того, как социальным служ
бам стало известно об их ситуации. Суд постановил, что государство ответчик
должно предоставлять эффективную защиту детям и другим незащищенным
лицам, включая разумные шаги по предотвращению плохого обращения, о ко
тором известно или должно быть известно властям.
В приведенных двух случаях государство не обеспечило защиту детей в
своем законодательстве и на практике. В деле A v. UK защита ребенка была
подорвана тем, что противная сторона привела аргумент о «разумном на
казании за провинности». В деле Z v. UK социальные службы, за деятель
ность которых государство несет ответственность, не проявили должного
усердия и не защитили детей.


127
Решение от 23 сентября 1998 г.
148 128
Там же, параграф 22.
129
Решение 2001 г.
СТАТЬЯ 3. ЗАПРЕТ ПЫТОК



Позитивные обязательства государства также включают обязанность за
щищать здоровье тех, кто лишен свободы.
Прецеденты Европейского Суда не дают перечня мер, которые государ
ство участник Европейской Конвенции прав человека и основных свобод
должно предпринимать для предотвращения пыток на своей территории.
Однако, в Конвенции ООН против пыток и других жестоких, бесчеловеч
ных или унижающих достоинство видов обращения или наказания, а так
же в других документах, разработанных международными структурами,130
основные превентивные меры перечисляются.

3.2.2. Запрет использования доказательств, полученных
с применением пыток и иных видов жестокого обращения
и иные гарантии подозреваемых и обвиняемых
Одной из основных превентивных мер является полный отказ от ис
пользования в рамках уголовного процесса полученных при помощи пы
ток доказательств, за исключением случаев, когда они используются как
доказательства факта применения пытки.131 Возможность использования
полученных при помощи пыток доказательств не только способствует рас
пространению практики пыток, но и грубо нарушает право на справедли
вое судебное разбирательство.
Статья 75 УПК РФ, перечисляющая недопустимые доказательства, не со
держит прямого запрета на использование доказательств, полученных при
помощи пыток. Однако, она устанавливает, что «доказательства, получен
ные с нарушением требований настоящего Кодекса, являются недопусти
мыми». Ч. 2 ст. 9 Кодекса устанавливает, что никто из участников уголовно
го судопроизводства не может подвергаться насилию, пыткам, другому
жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению. В со
вокупности нормы этих двух статей, очевидно следует понимать, как запрет
на использование полученных при помощи пыток доказательств.


130
Декларация о защите всех лиц от пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих
достоинство видов обращения или наказания, (1975 г.); кодекс поведения должностных лиц по
поддержанию правопорядка (1979 г.); принципы медицинской этики, относящиеся к роли ра
ботников здравоохранения, в особенности врачей, в защите заключенных или задержанных лиц
от пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и
наказания (1982 г.); свод принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или тюремно
му заключению в какой бы то ни было форме (1988 г.); минимальные стандартные правила об
ращения с заключенными (1957 г., в редакции 1977 г.); руководящие принципы, касающиеся роли
лиц, осуществляющих судебное преследование (Основные принципы роли прокурорских работ
ников)(1990 г.); правила ООН, касающиеся защиты несовершеннолетних, лишенных свободы
(1990 г.); основные принципы применения силы и огнестрельного оружия должностными лица
ми по поддержанию правопорядка (1990 г.); так же конкретные меры по предотвращению пыток
приводятся в докладах, комментариях, замечаниях и рекомендациях таких органов как Комитет
ООН по правам человека, Комитет ООН против пыток, Европейский комитет по предупрежде
нию пыток, Специальный докладчик ООН по пыткам.
149
131
Ст. 15 Конвенции ООН против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих дос
тоинство видов обращения или наказания.
СТАНДАРТЫ ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА...



Однако, за последние годы было зафиксировано немало случаев,
когда суды признавали приемлемыми показания, данные подозревае
мыми и обвиняемыми во время предварительного следствия, даже если
в суде обвиняемый заявлял, что эти показания были даны под пытками.
Например, в ходе судебного разбирательства в Ставропольском крае
вом суде подсудимые И.Л. Азиев, Х.Л. Азиев и Б.Р. Бакалаев132 утверж
дали, что их признательные показания во время предварительного след
ствия были получены в результате применения к ним насилия. Однако
суд, отклонив показания, данные обвиняемыми в ходе судебного
разбирательства, предпочел показания, данные ими в ходе предвари
тельного следствия. Суд отметил, что заявление обвиняемых о приме
нении к ним пыток «следует расценивать как один из способов защиты
от предъявленного обвинения и как стремление затянуть судебное раз
бирательство».133
Часть 1 ст. 75 УПК РФ признает недопустимыми показания подозревае
мого и обвиняемого, если тот дал их во время предварительного следствия
или дознания в отсутствие адвоката, а затем не подтвердил их в суде. Одна
ко, этой гарантии явно недостаточно для того, чтобы предотвратить исполь
зование данных под пытками показаний в качестве доказательства.
Во первых, сотрудники правоохранительных органов применяют пытки
не только для получения признания от подозреваемого или обвиняемо
го, но и для получения нужных для следствия показаний свидетелей, а на
свидетелей гарантии ст. 75 УПК не распространяются. По вышеупомяну
тому делу Азиевых и Бакалаева, одним из основных доказательств обви
нения являлись показания свидетеля Бангашева. Бангашев утверждал, что
показания, данные им во время следствия, так же были получены в ре
зультате пыток. Заявление об этом Бангашев направил в Верховный Суд
РФ, который рассматривал кассационную жалобу Азиевых на приговор
Ставропольского краевого суда. Однако, заявление Бангашева не было
принято судом во внимание.
Практика использования пыток в качестве средства раскрытия преступ
лений связана с особенностями оценки допустимости доказательств. В на
стоящее время суды имеют свободу в оценке допустимости.134 Суды вправе
приостановить разбирательство и потребовать проведения проверки заяв
ления о применении пыток, но происходит это крайне редко. Это можно
объяснить тем, что российское правосудие продолжает сохранять каратель
ные традиции. Не следует забывать, что отдавая распоряжение о проведении
проверки по заявлению о получении доказательств при применении пыток,
судья рискует сильно затянуть судебное разбирательство. Кроме того, даже
в тех случаях, когда судья отдает такое распоряжение, проводимая прокура

132
Приговор Ставропольского краевого суда по делу № 2 16 2001 от 24 апреля 2002 г.
150 133
Там же.
134
Ст. 17 и 88 УПК РФ.
СТАТЬЯ 3. ЗАПРЕТ ПЫТОК



турой проверка часто оказывается неэффективной: пытки с целью получения
доказательств, как правило, применяются до начала следствия по уголовно
му делу или на ранних этапах следствия; с этого момента до начала судебно
го разбирательства по делу зачастую проходит несколько месяцев, и обна
ружить какие либо следы применения пытки практически невозможно.
Статья 75 Кодекса устанавливает, что доказательства, собранные с на
рушением норм уголовного процесса, равно как и признания, сделанные
в отсутствие адвоката и не подтвержденные обвиняемым в суде, являются
недопустимыми. УПК РФ предусматривает также иные гарантии против
применения пыток: информирование задержанного его/ее правах, реа
лизация права задержанного на доступ к адвокату и врачу, право немед
ленно проинформировать родственников о своем задержании.

3.2.3. Обучение сотрудников
правоохранительных органов
Европейский Комитет по предупреждению пыток рекомендовал россий
ским властям следующее: «Приоритет должен быть отдан профессиональ
ной подготовке сотрудников милиции всех рангов, в процесс обучения дол
жны быть вовлечены эксперты, не принадлежащие к МВД. Способность к
межперсональному общению должна быть основным фактором при отборе
лиц для работы в милиции, в ходе их подготовки должное внимание должно
уделяться развитию навыков межперсонального общения. Сотрудники ми
лиции должны быть уведомлены посредством формального указания с са
мого высокого политического уровня о необходимости с уважением обра
щаться с людьми, находящимися под их контролем».135 Следует отметить,
что эти рекомендации до сих пор не выполнены. Низкий уровень подготовки
сотрудников милиции в области прав человека приводит к тому, что прибли
зительно в 2 раза чаще, чем пытки при расследовании преступлений встреча
ются случаи жестокого и унижающего обращения при охране общественно
го порядка.136 Например, жители села Смольки Шевелев и Серов были
задержаны сотрудниками Городецкого РУВД с целью доставления их в вы
трезвитель. Несмотря на то, что ни Серов, ни Шевелев не оказывали сопро
тивления, сотрудники милиции надели на них наручники. Во время достав
ления в вытрезвитель сотрудники милиции избивали задержанных.137 Такие
случаи типичны.
Обнадеживает, что в настоящее время МВД предпринимает усилия по
усовершенствованию обучения сотрудников МВД по вопросам соблюдения

135
Рекомендации. Доклад Правительству РФ о посещении РФ, осуществленном Европейским
Комитетом по предупреждению пыток и жестокого или унижающего достоинство обращения или
наказания в период 2–17 декабря 2001 г.// http://www.cpt.coe.int/documents/rus/2003 — 30 inf
eng.htm#_Toc18909695.
136
Вывод сделан в результате анализа обращений в НРОО «Комитет против пыток», проведен
151
ных Комитетом проверок
137
Результаты проверки, проведенной НРОО «Комитет против пыток».
СТАНДАРТЫ ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА...



прав человека. В частности, в сотрудничестве с программой Совета Европы
«Полиция и права человека» разрабатывается программа практического обу
чения сотрудников милиции стандартам прав человека.

3.2.4. Защита от применения жестокого
обращения частными лицами
Помимо предотвращения применения пыток со стороны должност
ных лиц государства, из статьи 3 Конвенции так же вытекает необходи
мость защиты населения от пыток и иных запрещенных форм обраще
ния со стороны частных лиц. Действующее российское законодательство
содержит нормы, обеспечивающие уголовное преследование таких на
рушений. Ст. 117 УК РФ предусматривает наказание за причинение фи
зических или психических страданий путем систематического нанесения
побоев либо иными насильственными действиями, в том числе, с при
менением пытки. Ст. 116 УК РФ устанавливает ответственность за побои
и причинение иных насильственных действий, повлекших причинение
физической боли. Ст. 111 устанавливает ответственность за причинение
тяжких телесных повреждений, в том числе с особой жестокостью, изде
вательством или мучениями для потерпевшего. Ст. 112 устанавливает от
ветственность за причинение средней тяжести вреда здоровью, в том
числе, с применением пытки. Ст. 110 устанавливает ответственность за
доведение до самоубийства или до покушения на самоубийство путем
угроз, жестокого обращения или систематического унижения человечес
кого достоинства потерпевшего. Ст. 131 и 132 устанавливают ответствен
ность за изнасилование и насильственные действия сексуального харак
тера, в том числе, соединенные с угрозой убийством или причинением
тяжкого вреда здоровью, а также совершенные с особой жестокостью
по отношению к потерпевшему (потерпевшей).
Все указанные преступления расследуются в обычном порядке, а лица,
виновные в их совершении подвергаются уголовному преследованию. В тех
случаях, когда пытки, жестокое и унижающее обращение были совершены
не представителем государства, а частным лицом, у потерпевшего гораздо
больше шансов получить защиту, компенсацию вреда здоровью, утрачен
ного заработка и морального вреда. Однако система уголовного правосу
дия и борьбы с преступностью несовершенна, что снижает эффективность
государственной защиты от жестокого и унижающего обращения со сторо
ны частных лиц.

3.2.5. Заключенные
Предусмотренный уголовно исполнительным правом РФ механизм кон
троля соблюдения прав заключенных включает в себя право заключенного
на обращение с жалобой, а так же систему ведомственного (Министерство
152
юстиции) и прокурорского контроля.
СТАТЬЯ 3. ЗАПРЕТ ПЫТОК



Российские нормативные акты закрепляют за заключенными право об
ращаться с жалобами в различные инстанции и подробно регламентируют
порядок пользования этим правом.138 Однако реализовать это право на
практике не всегда удается. В 2002 г. при мониторинге положения заклю
ченных, выявлено, что в местах лишения свободы Пермской, Брянской,
Ростовской областей, Алтайского края и Камчатки заключенных наказыва
ли за жалобы на неправомерные действия администрации. В тех случаях,
когда администрация мест лишения свободы не препятствует заключенным
посылать жалобы в надзирающую прокуратуру, эффект таких жалоб чрез
вычайно низок. Только 10% официально зарегистрированных обращений
и жалоб заключенных прокуратура удовлетворяет.
Низкая эффективность прокурорского надзора объясняется тем, что,
несмотря на широкие полномочия, предоставленные законом,139 органы
прокуратуры не проводят надлежащего расследования жалоб заключен
ных на нарушение их прав: не исследуют обстоятельства на месте, не ищут
и не опрашивают возможных свидетелей. Зачастую органы прокуратуры
жалобы на условия содержания в местах лишения свободы переправляют
для рассмотрения и разрешения начальникам тех учреждений, откуда
жалоба поступила.
Надзирающие прокуроры также регулярно посещают колонии. При
этом они ведут личный прием заключенных, но, как и в случае с письмен
ными обращениями в прокуратуру, устные заявления большей частью ос
таются без ответа.
Малоэффективным способом решения проблем заключенных являются
и инспекции мест лишения свободы. Значительное число инспекций испра
вительных учреждений проводится самим ГУИН. Однако, в рамках таких
инспекций основное внимание уделяется не соблюдению прав заключен
ных, а организационно административным вопросам.
В 1997 г. был создан институт Уполномоченного по правам человека, ко
торый, в частности, имеет право проверять жалобы заключенных и посе
щать места лишения свободы.140 В 15 регионах России также введены дол
жности уполномоченных, хотя их возможности по контролю существенно
ограничены.141 Влияние уполномоченных по правам человека на ситуацию
в местах лишения свободы пока незначительное, что во многом связано с
недостаточным кадровым и ресурсным обеспечением.



138
Ст. 17 (ч. 3 и 7), 21, 39, 40 Федерального закона «О содержании под стражей…»; ст. 12, 15, 91
УИК РФ; ч. 49, 94–103 (раздел IX) «Правил внутреннего распорядка следственных изоляторов…»;
разделы 3 (ч. 1), 13 «Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений».
139
Ст. 33 Закона «О прокуратуре».
140
Ст. 23 Федерального закона «Об Уполномоченном по правам человека».
153
141
В частности, они не наделены правом беспрепятственного посещения мест лишения
свободы.
СТАНДАРТЫ ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА...



Несомненно, что недостатки существующих контрольных механизмов
мог бы восполнить общественный контроль мест лишения свободы. Про
ект такого закона «Об общественном контроле за обеспечением прав чело
века в местах принудительного содержания и о содействии общественных
организаций их деятельности» был принят Государственной Думой РФ в
первом чтении весной 2003 г. Однако, даже принятый компромиссный ва
риант не устраивает ряд федеральных ведомств, в особенности МВД и ФСБ.
В настоящий момент чрезвычайно трудно прогнозировать, как будет раз
виваться дальнейшая работа с законопроектом и какой результат она даст.
Таким образом, на настоящий момент в России институт общественного
контроля за местами лишения свободы отсутствует, хотя в ряде регионов
правозащитники осуществляют регулярные посещения мест лишения сво
боды на основании соглашений с ГУИН.

3.2.6. Выполнение обязательств по защите наиболее уязвимых лиц
Защита детей (в том числе и от жестокого и унижающего обращения)
осуществляется правоохранительными органами (прокуратура и органы
внутренних дел) и органами опеки и попечительства.142 С 1998 г. в несколь
ких субъектах Российской Федерации (Волгоградской, Калужской, Новго
родской области, г. Екатеринбурге, Санкт Петербурге и Москве) начали дей
ствовать уполномоченные по правам ребенка. Несмотря на разнообразие
органов, ответственных за благополучие детей, реальная защита малолетних
от плохого обращения не всегда обеспечивается. В настоящее время в боль
шинстве органов опеки и попечительства всю работу по защите прав несо
вершеннолетних выполняет, как правило, один специалист (инспектор) по
охране детства. Это приводит к тому, что удается выполнять только самую
неотложную работу. Таким образом, у органов опеки и попечительства нет
возможности защищать права детей должным образом, а для органов про
куратуры и органов внутренних дел защита прав детей не является основной
деятельностью.
Авторы Альтернативного доклада российских НПО в Комитет ООН по
правам ребенка приводят следующие данные: «В 1996 г., как и в предыду
щие годы, около 50 тысяч детей ушли из семьи вследствие отсутствия за
боты, физического и сексуального насилия.143 По данным опросов непра
вительственных организаций, примерно в 40% из 23 млн. российских
семей с детьми в отношении детей в той или иной мере применяется
насилие. Согласно Аналитическому вестнику Государственной Думы «60%
родителей используют физические наказания»;144 по данным МВД РФ,


142
Ст. 8 Семейного кодекса РФ.
143
«О положении детей в Российской Федерации. Государственный доклад. 1996 год» / Под общей
154 редакцией Г.Н. Кареловой. — М. «Синергия». 1997. С. 52.
144
Аналитический Вестник Государственной Думы Федерального Собрания РФ. № 15. М. 1996 .
СТАТЬЯ 3. ЗАПРЕТ ПЫТОК



около 2 млн. детей в возрасте до 14 лет ежегодно становятся жертвами
насилия со стороны родителей, при этом 0,1% из них гибнет».145
Составители доклада проанализировали эффективность работы ор
ганов внутренних дел по защите детей от жестокого и унижающего об
ращения. По данным Московского Центра временной изоляции несовер
шеннолетних правонарушителей (ЦВИНП), который принимает около
6000 бездомных детей в год, в том числе 3500 россиян, 75% из них убе
гают из дома, спасаясь от физического и сексуального насилия со сторо
ны своих родителей. Закон предписывает держать детей в ЦВИНПе не
более 30 дней и затем отправлять их в милицию по месту постоянного
жительства с официальным представлением о создании условий для
предотвращения побегов. Драматическая статистика, демонстрирующая
реальные институциональные корни проблемы, свидетельствует, что
90–95% данных представлений откровенно игнорируются местной ми
лицией: ребенок возвращается к родителям или в детский дом, откуда
он бежал, без каких либо мер защиты. Администрация Московского
ЦВИНПа привела нам множество примеров детей, которые многократно
попадали сюда (к примеру, 9 летний мальчик из Егорьевска Московс
кой обл., который 28 раз сбегал от избивающего его отчима и достав
лялся московской милицией с вокзала в ЦВИНП; местная милиция даже
формально не отвечала на представления ЦВИНПа, хотя последний так
же относится к Министерству внутренних дел).
В недавних исследованиях так же отмечается, что в стране практи
чески отсутствует государственная регистрация случаев жестокого обра
щения с детьми, данные, приводимые отдельными центрами помощи
таким детям, основаны лишь на прямой обращаемости – об активном
выявлении речь не идет.147 Вместе с тем, проводятся эксперименты по
организации общественного контроля за соблюдением прав детей, со
держащихся в государственных учреждениях. Так, 3 июля 2003 г. губер
натор Пермской области Юрий Трутнев подписал распоряжение «Об эк
сперименте по организации общественного контроля в интернатных,
социально реабилитационных учреждениях и домах ребенка города
Перми и Пермского района». Согласно указанному Распоряжению пред
ставители общественных организаций будут систематически посещать
детские дома, школы интернаты, дома ребенка, интернаты для преста
релых и инвалидов, социально реабилитационные центры.



145
Аналитический Вестник Государственной Думы Федерального Собрания РФ, № 15, Москва,
1996// часть V 1) Альтернативного Доклада российских НПО в Комитет ООН по правам ребенка,
Москва, октябрь 1998// http://www.openweb.ru/p_z/Ku/main.htm.
146
Там же.
155
147
Рокицкий, М.Р. О предотвращении жестокого и безответственного отношения к детям / М.Р. Рокиц
кий // Права ребенка. 2001. № 1. С. 18.
СТАНДАРТЫ ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА...



3.3. Процедурные обязательства

3.3.1. Обязательство проводить расследование
Как и в случае с правом на жизнь, запрет пыток и других форм плохого
обращения, предусмотренный в статье 3, подразумевает, что государство
обязано провести эффективное расследование заявления о плохом обра
щении со стороны официальных органов. Суд установил, что при нали
чии достоверных утверждений148 о плохом обращении, представляющем
собой нарушение статьи 3, со стороны полиции или другого агента госу
дарства, статья 3 толкуется совместно с общим правилом статьи 1 Конвен
ции: «обеспечивать каждому лицу, находящемуся под его юрисдикцией,
права и свободы, определенные в … Конвенции» и означает, что должно
быть проведено эффективное официальное расследование. Это рассле
дование, как и в случае со статьей 2, должно привести к установлению и
наказанию виновных. Если это не будет сделано, то общий законодатель
ный запрет пыток и бесчеловечного и унижающего достоинство обраще
ния и наказания, несмотря на его фундаментальную важность, будет не
эффективным на практике, и позволит агентам государства в некоторых
случаях практически безнаказанно нарушать права лиц, находящихся в
их власти.149 Этот принцип был применен в ряде дел, но лишь в тех случа
ях, когда Суд на основании представленных ему доказательств не смог
сделать вывод о том, что государство ответственно за плохое обращение,
противоречащее статье 3.150
В деле Veznedaroglu v. Turkey 151 заявительница была арестована по
подозрению в участии в ПКК. Она заявляла, что в течение 11 дней содержа
ния под стражей ее пытали электрошоком в области гениталий и рта, угро
жали изнасилованием и смертью. Она подала первую жалобу как только
впервые предстала перед судом, а затем продолжала подавать жалобы до
самого дня судебного разбирательства. По факту ее жалоб не было приня
то никаких мер. Ее осматривали врачи, которые зафиксировали кровопод
теки на ее предплечье и на ноге. Суд не смог установить из представленных
фактов, действительно ли заявительницу пытали. Но Суд постановил, что
именно нежелание властей расследовать ее жалобы является главной при
чиной того, что проверить обоснованность ее утверждений трудно. На
стойчивые жалобы заявительницы о пытках и медицинские свидетельства в
ее деле были достаточным основанием для прокурора начать расследова


148
Достоверное утверждение – это утверждение, подкрепленное какими либо фактами. Жалоба
на применение пытки будет достоверным утверждением, если, например, жертва представит
медицинское свидетельство, что получила травму в течение рассматриваемого периода либо на
пример, если жалоба приносится судье, и на жертве ясно видны следы насилия.
149
Assenov v. Bulgaria решение от 28 октября 1998 г.
156 150
См. Labita v. Italy, Veznedaroglu v. Turkey, Indelicato v. Italy.
151
Решение 2000 г.
СТАТЬЯ 3. ЗАПРЕТ ПЫТОК



ние, особенно с учетом того, что она находилась под стражей 11 дней.
Заявительница сделала достоверное утверждение о том, что ее пытали, и
власти обязаны были, в соответствии со статьями 1 и 3, провести расследо
вание.
В деле Assenov v. Bulgaria 152 жертвой был 14 летний мальчик. Он и его
родители утверждали, что он был арестован, избит полицейскими во вре
мя ареста, взят под стражу и отпущен через 2 часа. На следующий день жер
тву осматривал врач, который заметил кровоподтеки и ссадины; он пришел
к заключению, что эти травмы могли быть нанесены при обстоятельствах,
описанных жертвой. Суд постановил: медицинские свидетельства, показа
ния жертвы, тот факт, что он 2 часа находился под стражей в полицейском
участке, и то, что ни один свидетель не мог подтвердить факт избиения маль
чика отцом (как это утверждало государство) настолько сильно, что это
могло вызвать указанные кровоподтеки, — все вместе дает разумные осно
вания подозревать, что телесные повреждения были нанесены полицией. В
этом случае Суд приравнял разумные основания подозревать к «достовер
ным утверждениям» и заключил, что при наличии достоверных утвержде
ний о незаконном жестоком обращении со стороны полиции или другого
агента государства, нарушающем статью 3, эта статья толкуется совместно
с общим правилом статьи 1 Конвенции: «обеспечивать каждому лицу, на
ходящемуся под его юрисдикцией, права и свободы, определенные в … Кон
венции» и означает, что должно быть проведено эффективное официаль
ное расследование.
В деле Aydin v. Turkey 153 жертва утверждала, что подверглась изнаси
лованию и другим формам пыток. Суд постановил, что даже если на жертве
не было очевидных следов пытки, можно на разумных основаниях предпо
ложить, что прокурор должен был оценить серьезность ее жалоб, учитывая
также рассказы других членов ее семьи о том, какому обращению они под
верглись. При таких обстоятельствах он должен был понять необходимость
немедленного проведения тщательного и эффективного расследования,
способного установить достоверность ее жалобы, а также выявить и нака
зать ответственных за преступление
В деле Veznedaroglu v. Turkey 154 заявитель жаловался, что несколько
раз был избит, находясь в тюрьме. Суд заключил, что это утверждение не
было достаточно доказано, чтобы не вызывать сомнений на разумных ос
нованиях, поэтому нарушения статьи 3 Конвенции установлено не было.
При этом, однако, Суд постановил, что официальное расследование жа
лоб на плохое обращение было поверхностным и небрежным и не пред
ставляло собой серьезной попытки выяснить, что произошло на самом
деле; соответственно, произошло нарушение процедурных гарантий по

152
Решение от 28 октября 1998 г.
157
153
Решение от сентября 1997 г.
154
Решение 2003 г.
СТАНДАРТЫ ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА...



статье 3, а именно обязательства провести расследование достоверных
утверждений заявителя о жестоком обращении с ним.

3.3.2. Стандарты эффективного расследования
Это может показаться несколько запутанным, но Суд придерживает
ся мнения, что если не может быть доказано, вне разумных сомнений,
что заявитель действительно перенес жестокое обращение, противоре
чащее статье 3, то обязанность государства — провести эффективное рас
следование возникает в связи со статьей 13, а не со статьей 3.155 В таких
случаях Суд полагает, что обязательство расследовать нарушение по ста
тье 2 (право на жизнь), отличается от обязательства расследовать нару
шение по статье 3. Суд считает, что обязанность проводить расследова
ние по статье 2 вытекает из того, что право на жизнь «защищено зако
ном», кроме того, Суд отмечает, что предполагаемые нарушения статьи
2 могут также касаться ситуации, когда государство должно проявлять
инициативу в случае смерти жертвы, если обстоятельства смерти извест
ны только представителям государства.156 Суд отмечает, что практичес
кие действия, необходимые в ситуации, когда жертва жалуется на обра
щение по статье 3, нередко отличаются от случаев смерти в результате
применения оружия или при подозрительных обстоятельствах. Таким
образом, обязанность проводить расследование не всегда рассматри
вается в рамках статьи 3 и зачастую относится к гарантиям эффективных
средств правовой защиты, предусмотренным статьей 13.
Если Суд придет к заключению, что государство ответчик не провело
эффективное расследование факта смерти в соответствии со статьей 2, это
не означает, что он установит нарушение статьи 3 из за отсутствия рассле
дования жалоб на плохое обращение;157 скорее Суд рассмотрит этот воп
рос в рамках статьи 13. При этом, если заявитель не жалуется на нарушение
в рамках статьи 13, но жалуется в рамках статьи 3, что государство не про
вело расследование его/ее жалоб на плохое обращение, Суд будет рассмат
ривать жалобу в рамках статьи 3.158
В статье 13 говорится: «каждый, чьи права и свободы, признанные в на
стоящей Конвенции, нарушены, имеет право на эффективное средство пра
вовой защиты в государственном органе...». Суд постановил, что требова
ние статьи 13 о том, чтобы лицу при достоверных утверждениях о наруше
нии статьи 3 было предоставлено эффективное средство правовой защиты,
включает в себя как требование предоставить правовое средство заявите




155
Ilhan v. Turkey, решение от 27 июня 2000 г.
156
Там же.
158 157
Anguelova v. Bulgaria, решение от 13 июня 2002 г.
158
Dikme v. Turkey, решение от 11 июля 2000 г.
СТАТЬЯ 3. ЗАПРЕТ ПЫТОК



лю, так и требование процедурных гарантий защиты от злоупотреблений
со стороны представителей власти. Понятие эффективного средства пра
вовой защиты в данном случае включает в себя обязанность провести тща
тельное и эффективное расследование, которое должно привести к уста
новлению личности и к наказанию ответственных за жестокое обращение159
и обеспечить заявителю эффективный доступ к следственной процедуре.160
Эффективное расследование обычно предполагает опрос всех очевидцев
и других свидетелей и формулирование выводов на основе полученных
фактов.161 Оно также может предусматривать выплату компенсации жерт
вам.162 Средство должно быть юридически и практически эффективным, в
частности, в том смысле, что возможность его использования не может
быть неоправданно затруднена действиями или бездействием представи
телей соответствующего государства.163
В связи с этим решение вопроса о том, является ли уместным или не
обходимым признать процедурное нарушение статьи 3 или нарушение ста
тьи 13, будет зависеть от конкретных обстоятельств дела. Какой бы ни был
сделан выбор, природа обязательства проводить эффективное расследо
вание остается прежней.
В деле Assenov v. Bulgaria 164 потерпевший, которому в то время было
14 лет, заявил, что был арестован и избит полицией. В этом случае Суд по
считал расследование неэффективным — этот вывод был сделан на следую
щих основаниях. Во первых, назначенный болгарскими властями следова
тель заключил, что травмы были нанесены отцом жертвы, но при этом не
привел никаких доказательств такого заключения. Во вторых, хотя арест
произошел в публичном месте и его могли хорошо видеть примерно 40 че
ловек, не было сделано попытки опросить очевидцев сразу после события,
чтобы установить истину. В ходе расследования был сделан еще ряд пред
положений, ни одно из которых не имело под собой фактов.
В деле Aksoy v. Turkey 165 Суд поясняет, каким должно быть эффективное
расследование по статье 13. Суд говорит, что учитывая фундаментальную важ
ность запрещения пыток и бесчеловечного и унижающего достоинство обра
щения, статья 13 налагает, без ущерба в отношении любого другого средства,
доступного на национальном уровне, обязательство на государство провести
тщательное и эффективное расследование случаев пыток. «Эффективное сред
ство правовой защиты» предполагает, в дополнение к выплате компенсации,



159
Asseonov v. Bulgaria, решение от 28 октября 1998 г.
160
Ilhan v. Turkey, решение от 27 июня 2000 г.
161
Asseonov v. Bulgaria, решение от 28 октября 1998 г., параграф 103.
162
Aksoy v. Turkey, решение от 18 декабря 1996 г., параграф 98.
163
Aydin v. Turkey, решение от 25 сентября 1997 г., параграф 103.
159
164
Решение от 28 октября 1998 г.
165
Решение от 18 декабря 1996 г.
СТАНДАРТЫ ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА...



когда это уместно, тщательное и эффективное расследование, которое долж
но привести к установлению личности и к наказанию ответственных за нару
шения, обеспечив при этом фактический доступ истца к следственным проце
дурам Кроме того, Суд постановил, что расследование должно быть незамед
лительным и беспристрастным.
В деле Aydin v. Turkey 166 Суд отметил, что заявительнице пришлось
полностью полагаться на то, что прокурор и действующая по его распоря
жению полиция соберут необходимые доказательства ее жалобы. Проку
рор имел законные полномочия допросить сотрудников сил безопаснос
ти штаб квартиры жандармерии в Дерике, вызвать свидетелей, осмотреть
место происшествия, собрать данные судмедэкспертизы и предпринять
другие необходимые шаги по установлению правдивости ее показаний.
Его роль была решающей не только для возбуждения уголовного дела в
отношении совершивших преступление, но и для того, чтобы заявитель
ница могла воспользоваться другими средствами правовой защиты и воз
мещения понесенного ею ущерба. Суд отметил, что эффективность этих
средств в конечном итоге зависит от добросовестного выполнения проку
рором своих обязанностей. Суд также отметил, что прокурор, отвечавший
за расследование, не установил, кто мог быть свидетелем ареста жертвы.
Он не предпринял сколько нибудь серьезных шагов для установления того,
действительно ли родственников Айдын держали в полицейском участке,
как это утверждали. На решающих этапах расследования не был допро
шен ни один полицейский. Прокурор с готовностью принял на веру слова
полиции о том, что семья Айдын не взята под стражу, и был готов также
принять на веру их записи в журнале арестованных. Если бы он был более
добросовестным, он постарался бы выяснить причины такого малого ко
личества записей за 1993 год, учитывая неспокойную обстановку в регио
не. Особенно серьезным недостатком следствия было чересчур почтитель
ное отношение прокурора к полиции. Медицинское освидетельствование
касалось главным образом того, потеряла ли жертва девственность, в то
время, как оно должно было выяснить, была ли она изнасилована. Эти
факторы в сочетании с рядом других побудили Суд сделать вывод, что
расследование не было эффективным.
Вопрос выполнения Россией процедурных обязательств, вытекающих из
статьи 3 Конвенции, заслуживает особого внимания. Поскольку пытки и
иные запрещенные формы обращения являются преступлениями согласно
российскому праву, информация о совершении таких деяний должна рас
сматриваться компетентными органами власти в соответствии с уголовно
процессуальными нормами. Однако при этом может возникнуть проблема
преследования заявителей, обращающихся с жалобой такого рода, а также

160
166
Решение от 25 сентября 1997 г.
СТАТЬЯ 3. ЗАПРЕТ ПЫТОК



свидетелей, дающих показания, уличающие должностных лиц. Действую
щий Уголовно процессуальный кодекс не предоставляет адекватных мер
защиты для потерпевших от преступлений, свидетелей и членов их семей.
В результате, лица, заявившие в прокуратуру о применении пыток, свиде
тели и их родственники нередко подвергаются преследованиям, в ряде
случаев доходящих до применения насилия. В особо тяжелых условиях
находятся заключенные, жалующиеся на пытки и жестокое обращение со
стороны администрации мест лишения свободы, которых никогда не пе
реводят на время проведения проверки и расследования в место, где они
не могут подвергаться давлению и преследованию со стороны должност
ных лиц, на действия которых они жалуются.
Тем не менее, жертва пыток, жестокого и унижающего обращения, а
так же его/ее родственники или иное лицо имеют право и возможность
обратиться с заявлением в прокуратуру. Кроме того, обратиться с жалобой
можно непосредственно к начальнику того органа, служащий которого
совершил нарушение. Если жалоба поступила в такой орган, проверка про
водится практически во всех случаях.
В соответствии с действующим законодательством, расследование пы
ток может осуществляться в виде доследственной или служебной провер
ки, а так же в виде предварительного следствия в рамках возбужденного
уголовного дела.
Если по жалобе проводилась служебная проверка, по ее окончанию все
материалы передаются в прокуратуру, поскольку расследование случаев
ненадлежащего обращения относится к компетенции прокуратуры. Проку
ратура, приняв эти материалы, оценивает достаточность и достоверность
проведенной проверки и принимает решение о возбуждении уголовного
дела, об отказе в возбуждении уголовного дела или, если сочтет необходи
мым, производит дополнительную проверку сама либо поручает проведе
ние проверки другой службе. Согласно ст. 21 УПК, в каждом случае обнару
жения признаков преступления прокурор, следователь, орган дознания и
дознаватель принимают меры по установлению события преступления,
изобличению лица или лиц, виновных в совершении преступления. Согласно
ст. 140 УПК, поводом к возбуждению уголовного дела может являться пись
менное или устное заявление о преступлении, а так же иные формы сооб
щения о преступлении.
Согласно ст. 144 УПК, дознаватель, орган дознания, следователь и про
курор обязаны принять, проверить сообщение о любом совершенном или
готовящемся преступлении и принять решение о возбуждении уголовного
дела или отказе в возбуждении уголовного дела. Отказ в принятии сообще
ния о преступлении может быть обжалован в органы прокуратуры. То есть,
проверка поступившего сообщения о пытках, согласно закону, должна про
водится в любых случаях. Ст. 144 УПК устанавливает, что проверка должна 161
быть произведена в течение 3 суток, (этот срок может быть продлен до 10
СТАНДАРТЫ ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА...



дней) со дня поступления сообщения. Для проверки с целью установления
обоснованности жалобы 3 дневный срок является приемлемым. Однако, в
подавляющем большинстве случаев срок предварительной проверки затя
гивается до 10 дней.
Исходя из смысла ст. 140 и 144 УПК, проверка направлена на то, чтобы
установить, имеются ли данные, указывающие на признаки преступления,
необходимо ли дальнейшее расследование, которое точно установит, име
ло ли место преступление. Целью проверки ни в коем случае не является
доказывание факта преступления или факта его отсутствия, тем более, что
полномочий у следственных органов при проведении проверки значитель
но меньше, чем при проведении следствия. Они не могут производить доп
росы и иные следственные действия кроме неотложных (осмотр места про
исшествия, освидетельствование и назначение экспертизы с целью зак
репления следов преступления и установления лица его совершившего).
Кроме неотложных следственных действий проверка может включать в
себя лишь проведение опросов и бесед и изучение документации. При
этом, опросы, в отличие от допросов, не предполагают обязанности опра
шиваемого отвечать на все вопросы, поставленные лицом, проводящим
проверку. Опрашиваемый может отказаться от дачи объяснений или от
вечать на вопросы выборочно.
Рассматривая жалобы на пытки и иные виды насилия со стороны со
трудников правоохранительных структур, органы прокуратуры пытаются
подменить полноценное расследование проверкой. Об этом свидетель
ствуют сами формулировки постановлений об отказе в возбуждении уго
ловного дела по таким жалобам. В частности, помощник Балахнинского
городского прокурора Ю.А. Гляделова в постановлении об отказе в воз
буждении уголовного дела по жалобе Д.Н. Очелкова от 28 февраля 2003 г.
отметила, что в результате предварительной проверки «доказательств ви
новности работников Балахнинского ГОВД, причинивших физическое на
силие к Очелкову не установлено», тогда как доказательства виновности
добываются в ходе следствия.
Подмена расследования проверкой нарушает обязательство проведения
эффективного расследования по жалобам на пытки и иные запрещенные
формы обращения по тому, что порядок проведения проверки и ее объем
не регламентированы. Не существует официально установленного перечня
действий, которые компетентные органы должны выполнить для проверки
сообщения о пытках. По этой причине при проведении проверки следова
тели зачастую ограничиваются опросом должностных лиц, на действия ко
торых поступила жалоба. Например, по результатам проверки заявления
С.Ю. Санкина, обратившегося с жалобой на избиение со стороны сотрудни
ков Сормовского РУВД г. Нижнего Новгорода, причинивших ему телесные
повреждения, следователь прокуратуры Сормовского района Г.Ю. Архипов
162
2 августа 2000 г. вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного
СТАТЬЯ 3. ЗАПРЕТ ПЫТОК



дела, где ссылался на объяснения сотрудников РУВД о том, что к Санкину
была применена «мягкая вязка» для прекращения его противоправных дей
ствий. В постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела не рас
сматривается вопрос о том, могла ли «мягкая вязка» повлечь причинение
телесных повреждений гр. Санкину и, если не могла, каким образом Сан
кин эти телесные повреждения получил. Материалы проверки подтверж
дают, что никаких действий для уяснения обстоятельств причинения Сан
кину телесных повреждений Г.Ю. Архиповым предпринято не было. Не
было проведено даже медицинское освидетельствование Санкина.167
Постановления об отказе в возбуждении уголовного дела можно обжа
ловать в вышестоящий орган прокуратуры или в суд. В результате рассмот
рения жалобы эта инстанция может принять решение о возбуждении уго
ловного дела, а может направить жалобу на дополнительную проверку. В
некоторых случаях, проверка по жалобе может проводиться по несколько
раз. Проводимые таким образом предварительные проверки никоим об
разом нельзя назвать быстрым и эффективным расследованием в смысле
требований ст. 3 Европейской Конвенции. Кроме того, что в результате
этих процедур не удается получить окончательного и аргументированного
решения по делу, оттягивание момента начала следствия приводит к утра
те доказательств. Возможно ситуация улучшится, если Генеральная проку
ратура выработает некий минимальный стандарт обоснованности жалоб
на пытки и иные запрещенные формы обращения со стороны сотрудников
правоохранительных органов, а так же разработает перечень действий,
необходимых и обязательных при проведении проверки по таким жало
бам (например, обязательное медицинское освидетельствование, обяза
тельный опрос потерпевшего, и пр.).
Если уголовное дело было возбуждено, по нему проводится предвари
тельное следствие в соответствии с нормами уголовно процессуального
законодательства. Целью расследования является выяснение всех обстоя
тельств происшедшего, выявление наличия или отсутствия состава преступ
ления в действиях конкретных должностных лиц.
Во время проведения расследования заявитель и его представитель
могут заявлять ходатайства о проведении тех или иных следственных дей
ствий, а так же ходатайства о приобщении к материалам дела тех или иных
доказательств. Следователь обязан рассмотреть ходатайство и принять ре
шение об его удовлетворении или об отказе в удовлетворении ходатайства.
Если в удовлетворении ходатайства было отказано, решение об отказе мо
жет быть обжаловано в вышестоящий орган прокуратуры или в суд.




163
167
Материалы проверки НРОО «Комитет против пыток».
СТАНДАРТЫ ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА...



Как показывает практика, если потерпевший или его представители
не проявляют активности, требуя производства тех или иных следствен
ных действий, во многих случаях при расследовании жалоб на пытки и
иные недозволенные формы обращения прокуратура не принимает
мер, необходимых для сбора доказательств и выяснения обстоятельств
происшедшего. Часто следователи допрашивают не всех свидетелей,
как правило, избегая получения показаний от лиц, способных подтвер
дить слова потерпевшего, не производят действий по проверке пока
заний свидетелей, не истребуют и не приобщают к материалам необ
ходимые документы, и т.п.
Однако, даже принятие решения об удовлетворении ходатайства
потерпевшего о проведении тех или иных следственных действий, не
всегда приводит к тому, что эти действия выполняются. В ряде случаев,
следователи представляют не соответствующие действительности
объяснения относительно невозможности допросить тех или иных лиц
или приобщить к материалам дела те или иные документы, искажают
свидетельские показания при протоколировании, оказывают давление
на свидетелей и потерпевших, с тем чтобы они давали показания, сви
детельствующие о невиновности должностных лиц на действия кото
рых жалуется заявитель.
Российское законодательство предусматривает, что во время про
ведения расследования должна соблюдается тайна следствия. По этой
причине до окончания расследования заявитель и его представители
не имеют доступа к материалам дела и не знают, какие именно доказа
тельства были собраны.
В соответствии со ст. 162 УПК РФ следствие должно производиться в
срок до 2 месяцев. Прокурор города, района и приравненный к ним проку
рор может продлить срок следствия до 6 месяцев. Если дело представляет
особую сложность, прокурор субъекта федерации и приравненные к нему
прокуроры или их заместители могут продлить срок следствия до 12 меся
цев. Дальнейшее продление срока предварительного следствия может быть
произведено только в исключительных случаях Генеральным прокурором
Российской Федерации или его заместителями. Однако, расследование по
жалобам на пытки производится неоправданно медленно. Следователи,
проводящие предварительное расследование по делам такого рода, систе
матически нарушают процессуальные сроки.
Следствие по делу может быть приостановлено при наличии одного из
оснований, указанных в УПК РФ. Сотрудники правоохранительных орга
нов, в отношении которых было начато расследование в связи с жалобами
на применение пыток, иногда пытаются использовать нормы о приостанов
лении следствия в своих интересах при попустительстве сотрудников про
куратуры, производящих расследование.
164
СТАТЬЯ 3. ЗАПРЕТ ПЫТОК



По окончании срока проведения следствия по делу выносится обвини
тельное заключение, которое передается прокурору для решения вопроса
о направлении дела в суд, или принимается постановление о прекращении
уголовного дела.
Органы прокуратуры обязаны уведомлять заявителя о процессуальных
решениях, принимаемых в рамках расследования и направлять ему копии
этих решений. Заявитель может обжаловать эти решения в вышестоящую
прокурорскую инстанцию или в суд. Но заявителей и их представителей часто

<<

стр. 6
(всего 19)

СОДЕРЖАНИЕ

>>