СОДЕРЖАНИЕ

Содержание
?Введение
Раздел I История развития адвокатуры
? 1. Адвокатура в период царизма
? 2. Адвокатура в период революции 1917г.
? 3. Адвокатура Советского периода
Раздел II. Организация структуры адвокатуры Российской Федерации
? 1. Коллегия адвокатов
? 2. Юридические консультации
Раздел III. Проблемные аспекты деятельности адвокатуры в Российской Федерации
?Заключение
ПРИЛОЖЕНИЯ:
?Основные положения о роли адвокатов (приняты восьмым Конгрессом ООН по предупреждению преступлений в августе 1990 г. в Нью-Йорке)

Введение
Хвори российской адвокатуры отмечаются практически всеми, кто берется анализировать ее нынешнее состояние. (Г.Резник)[1]
Современное Российское государство находится на этапе формирования нового правового обоснования деятельности адвокатуры, которая за время своего существования приобрела огромную значимость. Наличие в государстве лиц, способных грамотно и квалифицированно оказать юридическую помощь является залогом гармоничного существования общества в целом.
Адвокатура известна Российскому праву чуть более века. Ее история показывает, что на протяжении долгого времени значение адвокатуры принижалось, и долгое время адвокатура не могла найти должного законодательного регулирования.
Но быть может, сейчас наступило то время, когда можно сказать, что адвокатура обрела надлежащее правовое урегулирование?
Актуальность исследования указанной темы подтверждают следующие обстоятельства:
Чуть более полугода назад был принят долгожданный Федеральный закон "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации"[2] . Принятию закона предшествовали бурные дискуссии и споры о его содержании.
Одни эксперты связывали с принятием Закона "Об адвокатуре" решение всех накопившихся проблем. Так, Г. Резник отмечал, что Закон об адвокатуре должен покончить с вакханалией в адвокатском сообществе [3] . Другие эксперты отмечали, что проект закона об адвокатуре разрушает ее до основания [4] , что, проект закона об адвокатуре ущемляет права граждан России [5] .
Одним из самых дискуссионных был вопрос коммерциализации адвокатуры. Одни специалисты подчеркивали, что коммерциализация адвокатуры - благо для ее развития [6] , другие, что это "вирус" [7] .
Что же вошло в закон? "Благо", "вирус" или же "правовой разум"?
Наконец, еще один дискуссионный вопрос - необходимость появления новых форм адвокатуры: государственной адвокатуры [8] , муниципальной адвокатуры [9] и др.
Итак, закон принят. Что же произошло на самом деле? Адвокатура "процветает" или же "уничтожена"? Решены ли с принятием закон "Об адвокатуре" и вступлении его в юридическую силу комплекс существовавших ранее проблем? Или быть может Закон, создал новые проблемы?
И если состояние адвокатуры до обновления законодательства характеризовали, как "агония" [10] , то, как можно охарактеризовать нынешнюю - современную адвокатуру?
Цель данного учебного пособия- исследовать современное правовое положение адвокатуры в Российской Федерации. Исходя из поставленной цели, мы ставим перед собой следующие задачи:
- проанализировать развитие законодательства об адвокатуре в России;
- рассмотреть современную организацию структуры адвокатуры Российской Федерации;
- исследовать дискуссионные аспекты организации адвокатуры;
- в заключение работы подвести итоги по проделанному исследованию наметить современную проблематику адвокатуры, варианты решения накопившихся проблем, а также дальнейшие тенденции развития адвокатуры в РФ.
Наше исследование пройдет в ключе: "что было", "что стало" и "восполнены ли пробелы ранее действующего законодательства и решены ли ранее существовавшие проблемы".
В проделанном исследовании будет проанализирована вся современная периодика об адвокатуре, монографии и исследования советского периода, действующее и ранее действующее законодательство.



[1] Резник Г. В адвокатуре завелся вирус коммерции, но эпидемия предотвратима // Российская юстиция. - 1999. - №11.
[2] Федеральный закон от 31 мая 2002 г. N 63-Ф3 "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" // Собрание законодательства Российской Федерации от 10 июня 2002 г. - N 23. - Ст. 2102.
[3] Резник Г. Закон об адвокатуре должен покончить с вакханалией в адвокатском сообществе // Российская юстиция. - N 2.- 10 февраля 2002 г.
[4] Клен. Н. Проект закона об адвокатуре разрушает ее до основания // Российская юстиция. - №8. - август 2001 г.
[5] Галоганов А. Проект закона об адвокатуре ущемляет права граждан России // Российская юстиция. - №8. - август 2001 г.
[6] Буробин В. Коммерциализация адвокатуры - благо для ее развития // Российская юстиция. - №5. - май 2002 г.
[7] Резник Г. В адвокатуре завелся вирус коммерции, но эпидемия предотвратима // Российская юстиция. - 1999. - №11.
[8] См. например: Поляков С. За "бесплатно" адвокат выполнит лишь роль огородного пугала // Российская юстиция. - №5. - май 2002 г.
[9] См. например: Канукова М. Нужна муниципальная адвокатура // Российская юстиция. - №4. - апрель 2000 г.
[10] Пухова Т. Состояние адвокатуры // Российская юстиция. - №8. - 2000 г.

Раздел I. История развития адвокатуры.
1. Адвокатура в период царизма
В России, в отличие от стран Европы, где правозаступничество и судебное представительство развивались как два самостоятельных института, первое возникло не как самостоятельный институт, а в связи с судебным представительством.
Затем в обществе в качестве защиты появляется родственное представительство. Непосредственно за ними зародились и наемные поверенные[1]. Функции их могли осуществлять все дееспособные лица. Поверенных называли ходатаями по делам, стряпчими. Только в XIX в. Из обычного правового института судебное представительство превращается в юридический институт присяжных стряпчих, которые вносились в особые списки, существовавшие при судах.
В России очень долго обсуждались и отвергалась сама идея создания адвокатуры.
В числе важнейших событий второй половины XIX в., заложивших основы обновления правовой жизни России, явились реформы Александра II.
Крупнейшим этапом социальных изменений стала крестьянская реформа. После нее были проведены земская, городская, военная и другие, которые, несмотря на некоторые отдельные законодательные ограничения, дали доступ зародившейся буржуазии к государственной власти.
Четкое оформление адвокатуры связывается с принятием Судебных Уставов 1864г. в рамках проведения правовых реформ императора Александра II.
Но еще до этих судебных реформ роль адвокатов выполняли ходатаи по чужим делам, стряпчие, которые оставили о себе весьма неблагоприятные воспоминания. Они находились в полной зависимости от судей и практически не имели никаких прав. Более того, по Уложению 1649 г. ходатаи могли быть подвергнуты телесному наказанию и даже тюремному заключению, а после траекторного осуждения лишались права ходатайствовать по чужим делам.[2]
По системе, установленной Указом от 5 ноября 1723г., как и ранее, "тяжущиеся" (т.е. гражданские) дела готовились не стряпчими, а государственными чиновниками. "Тяжущиеся" стороны должны были только представлять свои прошения, документы и доказательства, после чего суд объяснял дело и управлял его ходом до окончательного решения.[3]
Сроки рассмотрения дела не были установлены законом. Суд или его канцелярия действовали в этом отношении весьма произвольно. Ни истец, ни ответчик не должны были знать, в каком состоянии находится дело. Таким путем обеспечивалась "судебная тайна".
Для ускорения рассмотрения дела тяжущиеся стороны вынуждены были нередко прибегать к помощи прокуроров, губернаторов, генерал - губернаторов и даже министров. Ведь только властные органы могли поправить запутанный и почти произвольный ход дела в судах. Очевидно, что честному, но не имеющему протекции ходатаю - адвокату работать в таких судах было весьма сложно.
Задача стряпчего, формальное участие которого в то время сводилось к сбору и составлению бумаг, заключалась в стремлении запутать дело, затянуть его рассмотрение, воздействуя закулисными средствами на всемогущую неповоротливую судебную канцелярию. Граждане, собственно, для этого и обращались к стряпчему. И только с такой позиции оценивались его знания и деловые способности. Во многом это схоже с ролью современного адвоката (прежде всего в уголовном процессе), задача которого, по мнению прокурора г.Казани Багаутдинова Ф., сводится к тому, чтобы "запутать следствие" и даже "запугать следователя" в общем, всячески затянуть процесс[4].
Весьма важным для понимания сути прежних условий работы адвоката является правило, изложенное в "Кратком изображении процессов или судебных тяжб 1715г., март". Здесь в 5-й главе "Об адвокатах и полномочных" указывалось: "Хотя в середине процесса челобитчик или ответчик занеможет или протчите важные причины к тому прилучаются так, что им самим своею особою в кригсрехте явмтца невозможно, то позволяетца оным длшя выводу своего дела употреблять адвокатов и оных вместо себя в суд посылать.
И, правда, надлежало б в кригсрехтах все дела как наикратчийше, отложа всякую пространность, представлять. Однако ж, когда адвокаты у сих дел употребляются, оные своими непотребными пространными приводами судью более утруждают, и оное дело толь паче к вящиему пространству, нежели к скорому приводят окончание"[5]
В 1775г. Екатерина II подписала указ "Учреждения о губерниях". По нему стряпчие являлись помощниками прокурора и защитниками казенных интересов. Каких-либо требований в виде образовательного или нравственного ценза к стряпчим не предъявлялось. Не существовало и внутренней организации.
Губернский стряпчий казенных дел и губернский стряпчий уголовных дел имел право:
1.давать заключение (дать заключения, сходственныя с сохранением общаго законами установленного порядка);
2.производить жалобу(не смотря на лицы, яко истцу, губернскому стряпчему казенных дел по казенным делам и по делам, нарушающие общий порядок или противным власти и присяжной должности; губернский же стряпчей уголовных дел производит жалобу, яко истец, по уголовным винам и престыплениям, нарушающим законы, всякий рах там, где истца нет, но доказательства имеет, истцами же губернские стряпчие не инако бывают, как донеся о том наперед наместническому правлению, и показывая оному по делу тому свои доказательства, и получая от наместнического правления дозволение)[6].
Прогрессивно настроенные люди тогдашней России понимали ненормальность сложившегося положения. Ими предпринимались определенные попытки хоть как-то урегулировать правозаступничество. Так, Высочайше утвержденный 14 декабря 1797г. доклад Правительствующего Сената по ситуации в Литовской губернии констатировал, что люди в судах по делам ходящие, злоупотребляют знанием законов и прав тамошних. Вместо того, чтобы помогать тяжущимся в получении, а судам в отдании справедливости, часто умножают только ябеды, распри, ссоры и бывают причиной вражды и разорения фамилий.
Чтобы бороться с этими явлениями, в докладе был увеличен сословный и имущественный ценз адвокатов. Адвокат должен был быть дворянином и иметь свои деревни в данном повете или, по меньшей мере, в Литовской губернии.
Предусматривался ряд оснований, влекущих отрешение от стряпчества, среди которых упоминались и такие, как если стряпчий предстанет перед судом пьяный или, проведя время в пьянстве, пренебрежет тяжбу или будет изобличен в картежной игре, и др.
Комиссия по составлению законов 1820г. также весьма негативно характеризовал стряпчих. Она отмечала, что в России те, кто носят имя стряпчих, находятся в таком неуважении, какого большая часть из них действительно заслуживает, судя по примерам, как некоторые из них исполняли принятые на себя обязанности, о чем могут засвидетельствовать самые присутственные места. Никто не может с благонадежностью вверить им попечение о своих выгодах и положиться на них. Случалось, что они помогали той и другой стороне, затягивали и запутывали дела, и вместо того, чтобы мирить тяжущихся, по невежеству или с умыслом, раздражали их еще более всегда почти бывали главнейшими виновниками ябед и несправедливых, неясных решений в низших инстанциях, которые потом столь трудно, а иногда и невозможно было переделать в высшей инстанции[7].
Законом от 14 мая 1832 г. был создан институт присяжных стряпчих, направленный на упорядочение деятельности судебных представителей в коммерческих судах. В список лиц, которые могли заниматься практикой в коммерческих судах, включались только те, кто представит аттестаты, послужные списки и другие свидетельства об их звании и поведении.
Суд по своему усмотрению либо вносил кандидата в список, либо отказывал ему в этом, не объясняя причин отказа. Внесенный в список стряпчий приносил присягу. В обязанности суда входило обеспечение достаточным количеством присяжных стряпчих, чтобы тяжущиеся стороны не затруднялись в их выборе. Закон значительно ограничивал права и возможности присяжных стряпчих, они практически опять оставались в полной зависимости от судей.
Российское общество продолжало развиваться, и к середине XIX века необходимость проведения судебной реформы становилась все более очевидной. Органической ее частью должен был стать институт адвокатуры, по сути дела еще неизвестной российскому судопроизводству. Поэтому вопрос о будущем адвокатуры в то время серьезно обсуждался российской общественностью, которая пыталась найти компромисс между сложившимся неуважением имеющейся адвокатуре и неумолимыми требованиями времени о создании состязательного процесса в судах.
Судебное правительство было известно в России еще с очень давних времен, однако настоящей адвокатуры тогда еще не было. Это объяснялось тем, что верховенство следственного процесса делало фигуру адвоката практически излишней. Официально признавались лишь ходатаи и поверенные. Они обычно были юридически неподготовленными, а порой неграмотными, часто ставили своей целью не помочь правосудию, а запутать дело, чтобы выиграть его любым путем.
Для подготовки судебной реформы в 1861г. Н.Д. Будаловым была образована комиссия. Результатом работы стали "Основные положения преобразования судебной части в России", утвержденные Александром II 29 сентября 1862г. Эти "Положения" состояли из трех частей, посвященных, соответственно, судоустройству, гражданскому и уголовному судопроизводству. В них фиксировались следующие институты: отделение суда от администрации; выборный мировой суд; присяжные заседатели в окружном суде; адвокатура; принцип состязательности.
Такое начало "Основных положений", как образование судебной части в России, легло в основу учреждения "Судебных установлений", принятых затем 20 ноября 1864г. в виде закона. Им впервые в России учреждается адвокатура (присяжные поверенные), "без которых решительно невозможно будет введение состязания в гражданском и судебных прениях в уголовном судопроизводстве с целью раскрытия истины и предоставления полной защиты тяжущимся обвиняемым перед судом"[8].
Адвокатура созданная в ходе этой судебной реформы, стала быстро завоевывать себе общественный авторитет. Современники поражались обилию талантливых адвокатов, их популярности у народа, росту числа "выигранных дел". Демократические движение 60-х годов вовлекло в адвокатуру многих свободомыслящих, одаренных и образованных юристов, которые по своим убеждениям вынуждены были служить самодержавию, но в тайне надеялись использовать судебную власть как легальную возможность обличения пороков существовавшего строя. Адвокатура стала весьма престижной и высокооплачиваемой сферой деятельности.
Институт присяжных поверенных создавался в качестве особой корпорации, состоявшей при судебных палатах. Но она не входила в состав суда, а пользовалась самоуправлением, хотя и под контролем судебной власти. В законе определены условия, которые предъявлялись к присяжным поверенным. Фактически они совпадали с требованиями, предъявлявшимися к судьям.
Наряду с высшим юридическим образованием для присяжного поверенного требовался пятилетний стаж работы по юридической специальности. Но введены и ограничения. Присяжными поверенными, в частности, не могли быть:
- лица, не достигшие 20-летнего возраста;
- иностранцы;
- граждане, объявление несостоятельными должниками ("банкротами);
- люди, состоявшие на службе от правительства или по выборам, за исключением лиц, занимавших почетные или общественные должности без получения жалования;
- граждане, подвергающиеся по судебным приговорам лишению или ограничению прав состояния, а также священнослужители, лишенные духовного сана по приговорам духовного суда;
- лица, состоявшие под следствием за преступления или проступки, влекущие за собой лишение или ограничение прав состояния, а также те, которые были под судом за такие действия и не оправданы судебными приговорами;
- исключенные из службы по суду или из духовного ведомства за пороки, или же из среды обществ или дворянских собраний по приговорам тех сословий, к которым они принадлежат;
- те, кому по суду были воспрещены хождения по чужим делам, а также исключенные из числа присяжных заседателей[9].
Для лиц нехристианских вероисповеданий (т.н. "иноверцев") поступление в адвокатуру было ограничено рядом дополнительных условий.
В каждом округе судебной палаты был учрежден совет присяжных поверенных, дана детальная регламентация его деятельности.
Совет присяжных образуется в каждом округе судебной палаты для "правильного и успешного надзора" за всеми присяжными поверенными. Он совмещал обязанности административного и судебного характера. Осуществлял наблюдение за точным исполнением присяжными поверенными своих обязанностей, исполнением ими законов, установленных правил и всего прочего в интересах доверителей[10].
Установлен порядок образования совета. Он мог создаваться при наличии не менее 20 присяжных поверенных округа судебной палаты. Число членов совета - "не менее 5 и не более 15, по решению общего собрания"[11].
Предусматривалась ежегодная отчетность совета о его деятельности перед общим собранием, а также устанавливались полномочия общего собрания.
Предусматривалась возможность избрания отделений совета присяжных поверенных при окружном суде. Это делалось в тех случаях, когда в каком-либо городе, в котором хотя и не было судебной палаты, работало более 10 присяжных поверенных[12].
В 1889г. в рамках судебной контрреформы было приостановлено создание отделений присяжных поверенных. И в тех местностях, где не было советов присяжных поверенных, контроль за их деятельностью возлагался на судебные органы.
Предусматривалось и правовое положение совета присяжных поверенных. Так, к обязанностям и правам совета присяжных поверенных относились:
А. Рассмотрение прошений лиц, желающих "приписаться" к числу присяжных поверенных, или выйти из этого звена, и сообщение судебной палате о приписке их или отказе в этом;
Б. Рассмотрение жалоб на действия присяжных поверенных, наблюдение за точным исполнением ими законов и установленных правил;
В. назначение поверенных по очереди для безвозмездного хождения по делам лиц, пользующихся на суде правом бедности;
Г. определение количества вознаграждения поверенному по таксе, в случае несогласия по этому предмету между ним и тяжущимся, или когда не было заключено между ними письменного условия;
Д. Определение взыскания с поверенных как по собственному предусмотрению совета, так и по жалобам, поступающим в совет[13].
Кроме того, совет присяжных поверенных имел право подвергать их дисциплинарным наказаниям:
1.предостережение;
2.запрещение отправлять обязанности поверенного в предложении определенного советом срока, но не более 1 года;
3.исключение из числа присяжных поверенных;
4.предание уголовному суду в случаях, особенно важных.
Специально оговаривалось и то обстоятельство, что исключенные из числа присяжных поверенных лишаются права поступать в это звание во всем государстве. Если присяжному поверенному запрещалось два раза временно отправлять его обязанности, в случае его новой вины, которую совет признает заслуживающей такого же взыскания, он исключается советом из числа поверенных[14].
Ни одно из упомянутых взысканий не может быть назначено советом без предварительного истребования от провинившегося объяснений в определенный советом срок. При отказе предоставить объяснения или из-за неявки его в назначенный срок без уважительных причин совет заочно выносит постановление на основании имеющихся у него сведений и известных ему обстоятельств.
Никакое постановление совета присяжных поверенных не может иметь силы, когда в нем участвовало менее половины членов совета. При равенстве голосов голос председателя дает перевес тому мнению, которое им принято. Но взыскания могут быть определены советом только по числу двух третей голосов.
На все постановления совета, кроме предостережения или выговора, могли быть принесены жалобы в судебную палату, в двухнедельный срок со времени объявления этих постановлений. Протесты прокуроров допускались в то же срок. Определения палаты по этим жалобам и протестам были окончательными.
Все постановления относятся в равной мере как к советам, так и к отделениям совета присяжных поверенных. В последнем случае обжалование производится в местный окружной суд.
Был определен и порядок поступления в число присяжных поверенных. "Желающий должен подать о том прошение в совет поверенных". К прошению прилагались все документы, необходимые для установления в том, что проситель удовлетворяет условиям, требуемым для поступления в присяжные поверенные. После того как совет присяжных поверенных принял решение о принятии данного лица, тот должен дать присягу по правилам своего вероисповедания. Интересен и сам текст присяги:
"Обещаюся и клянусь Всемогущим Богом, пред святым его Евангелием и Животворящим Крестом Господним Его Императорскому Величеству Государю Императору, Самодержавцу Всероссийскому, исполнять и не говорить на суде ничего, что могло бы клониться к ослаблению православной церкви, государства, общества, семейства и доброй нравственности, но честно и добросовестно исполнять обязанности принимаемого мною на себя звания, не нарушать уважения к судам и властям и охранять интересы моих доверителей или лиц, дела которых будучи на меня возложены, памятуя, что я во всем этом должен буду дать ответ перед законом и перед Богом на страшном суде его. В удостоверение сего целую слова и крест спасителя моего. Аминь"[15]. Принятие лиц нехристианских вероисповеданий допускалось лишь с разрешения Министерства юстиции.
Были описаны права и обязанности присяжных поверенных. Они "могут принимать на себя хождение по делам во всех судебных местах округа судебной палаты, к которой они приписаны" (ст. 383). Присяжный поверенный, назначенный для производства дела советом, не может отказаться от исполнения данного ему поручения, не предоставив достаточных для этого причин. Присяжный поверенный также не может действовать в суде в качестве поверенного против своих близких родственников. Он не может также быть поверенным в одно и то же время у обеих спорящих сторон. Переходить по одному и тому же делу последовательно от одной стороны к другой. Обязывали присяжного поверенного не оглашать тайн своего доверителя не только во время производства, но и даже после окончания дела.
Положения Судебных Установлений свидетельствует о том, что присяжные поверенные не были государственными служащими. Поэтому на них не распространялось чинопроизводство. Не имели они и права на служебные знаки отличия. Присяжные поверенные - это установленные в государственных интересах лица свободной профессии. Они были независимы от суда в своих действиях по ведению уголовных и гражданских дел, подчинялись только для них предусмотренному особому дисциплинарному порядку[16].
Предусматривалась и ответственность присяжных поверенных.
Она могла быть уголовной, дисциплинарной и гражданской.
Уголовная ответственность наступала при совершении умышленных действий во вред своим доверителям. Например:
- злонамеренное превышение пределов полномочий и злонамеренное вступление в сношение или сделки с противниками своего доверителя во вред ему;
- злонамеренная передача или сообщение противнику своего доверителя документов[17].
Присяжные поверенные подлежали также уголовному наказанию за оскорбление суда или участвующих в деле лиц (в судебных речах или бумагах).
Дисциплинарная ответственность наступала при нарушениях профессиональных обязанностей, не дающих оснований для уголовного преследования, а также при несоблюдении адвокатской этики.
Гражданская ответственность предусматривалась при совершении действий, сопряженных с нанесением материального ущерба доверителю, а также небрежным исполнением своих обязанностей (пропуск процессуальных сроков и т.п.)[18].
Введение в действие судебных уставов обнаружило явно недостаточное количество присяжных поверенных. Вследствие этого образовалась своеобразная, не упорядоченная законом, частная адвокатура в лице всевозможных ходатаев по делам, как правило, гражданским. Возникла необходимость в ее законодательной регламентации. Присяжными поверенными не могли быть:
1.лица, не достигшие 25 лет;
2.иностранцы;
3.объявленные несостоятельными должниками;
4.состоящие на службе от правительства или по выборам, за исключением лиц, занимающих почетные или общественные должности без жалованья;
5.подвергшиеся по судебным приговорам лишению или ограничению прав состояния, а также священнослужители, лишенные духовного сана по приговорам духовного суда;
6.состоящие под следствием за преступление или проступки, не оправданы судебными приговорами;
7.исключенные из службы по суду или из духовного ведомства за пороки или же из общества и дворянских собраний по приговорам тех же сословий, к которому они принадлежат;
8.те, коим по суду воспрещено хождение по чужим делам, а также исключенные из числа присяжных поверенных.
По толкованию Сената, не могли быть присяжными поверенными, а также их помощниками, лица женского пола. Это была явная дискриминация.
Следует признать неправильным и то, российское законодательство, в отличие от иностранного, не разрешило профессорам, ведущим курс юридических наук, заниматься адвокатской практикой, приравнивая их к лицам, состоящим на государственной службе.
Присяжные поверенные могли принимать на себя ведение любых дел, как уголовных, так и гражданских. Но ни в одних, ни в других делах они были не единственными правозаступниками. В гражданских процессах, кроме них, вести дела тяжущихся могли также частные поверенные, а в уголовных делах - и близкие родственники.
Кроме того, по делам, находящимся в производстве мировых судей, к ведению дел допускались все правоспособные граждане, но не более как по трем делам в течение года в пределах одного и того же мирового округа.
По уголовным делам присяжные поверенные принимали на себя защиту подсудимых либо по соглашению с ними, либо по назначению председателя суда.
В уголовных делах, подлежащих ведению общих судебных учреждений, часто практиковалось назначение официальных защитников. По просьбе подсудимого председатель суда назначал ему защитника из состоящих при суде присяжных поверенных, а за недостатком этих лиц - из кандидатов на судебные должности людей, известных председателю по своей благонадежности.
Также председатель суда обязан был назначить защитника по делам о преступлениях, совершенных несовершеннолетними лицами от 10 до 17 лет, независимо от желания самих несовершеннолетних, а также их родителей или попечителей.
Оказываться от таких поручений присяжные поверенные могли только по уважительным причинам.
В гражданских делах председатель суда мог назначить поверенного только в случае отказа ранее избранного тяжущимся поверенным от ведения дела.
Совет же присяжных поверенных мог назначать поверенных и в других случаях "по очереди для безвозмездного хождения по делам лиц, пользующихся на суде правом бедности".
Присяжным поверенным запрещалось:
1.покупать или каким-либо другим способом приобретать права своих доверителей по тяжбам;
2.вести дела в качестве поверенного против своих родителей, жены, детей, родных братьев, сестер, дядей и двоюродных братьев и сестер;
3.быть поверенным обоих тяжущихся или переходить от одной стороны к другой в одном и том же процессе;
4.оглашать тайны своего доверителя.
Судебные установления предусматривали, в случае переезда присяжного поверенного в другой город, обязанность передать находящиеся у него дела, с согласия своих доверителей, другому присяжному поверенному.
Что касается гонораров, то присяжные поверенные могли заключать письменные условия о гонораре за ведение дела по соглашению сторон. Помимо этого, существовала особая такса, имевшая двоякое значение.
Во-первых, суд руководствовался ею при исчислении суммы издержек, подлежащих взысканию с проигравшей стороны в пользу выигравшей за приглашение адвоката. Во-вторых, суд сам определял размер гонорара поверенного, когда тот заключил письменного условия с клиентом.
Сначала предполагалось, что Министерство юстиции по представлениям Судебных Палат и советов присяжных поверенных будет устанавливать твердую таксу оплаты труда поверенного каждые три года. Но это исполнено не было. И первая такса, установленная в 1868г., оставалась единой на весь период существования присяжной адвокатуры в России. Это относилось только к гражданским делам . Основным критерием при определении размера гонорара принималась цена иска. Так, за участие по делу в двух инстанциях присяжных поверенных получал определенный процент от суммы иска.
По делам, не подлежащим оценке, гонорар определялся судом, исходя из значения и важности дела для тяжущихся сторон, их материального положения, а также времени и труда затраченного поверенным, Эта сумма могла составлять от 50 до 1200 рублей.
Вознаграждение за ведение дела в порядке "охранительного судопроизводства" (используя современную терминологию - "по назначению суда") также определялось судом, в зависимости от сложности дела в размере до 600 рублей, а по делам ценою менее 500 рублей, - по усмотрению суда в размере до 50 рублей.
За ведение дела в первой инстанции присяжный поверенный получал 2/3 определенного таксой гонорара, за ходатайство во второй инстанции - 1/3, а в кассационном департаменте Сената - 1/4.
Право на получение гонорара в случае проигрыша дела уменьшалось, присяжный поверенный истца получал 1/4, а поверенный ответчика - 1/3 положенного ему гонорара.
Из вознаграждений, полученных присяжными поверенными, удерживался процент, отчисляемый на вознаграждение присяжных поверенных, назначаемых председателями судебных мест для защиты подсудимых (сегодняшняя ст. 49 УПК РФ).
Распределение этой суммы производилось ежегодно между всеми судебными округами в России самим Министерством юстиции, по принципу соответственно числу защитников, назначенных председателями из числа присяжных поверенных. Между поверенными же в округах суммы распределялись советами присяжных поверенных.
Составление подробных правил о порядке взимания сбора с присяжных поверенных, а также контроля и отчетности по нему, возлагалось на Судебные Палаты. Утверждали эти правила руководители трех ведомств: министр юстиции, министр финансов и государственный контролер. Судебные Палаты обязаны были принимать меры к точному соблюдению указанных правил со стороны советов присяжных поверенных и окружных судов.
На присяжных поверенных налагались определенные обязанности по ведению гражданских и уголовных дел.
Так, за пропуск по вине присяжного поверенного узаконенных сроков и всякое другое нарушение установленных правил и форм, тяжущийся имел право, если потерпел от этого какой-либо ущерб, взыскать с поверенного свои убытки через тот суд, в котором он вел дело.
За умышленное причинение вреда доверителю присяжные поверенные по жалобе клиента после установления их вины (помимо взыскания с них убытков) могли быть подвергнуты и уголовному преследованию, если к тому были основания.
Каждый присяжный поверенный обязан был вести список дел, порученных ему, и представлять его в совет поверенных по первому его требованию.
В судебном заседании присяжные поверенные пользовались свободой речи, но в то же время не должны были "ни распространяться о предметах, не имеющих никакого отношения к делу, ни позволять себе должное уважение к религии, закону и властям, ни употреблять выражения, оскорбительные для чьей бы то ни было личности". Оскорбленное лицо могло привлечь присяжного поверенного на основании общих законов к ответственности за клевету и обиду.
Судебная реформа не уделила должного внимания вопросу о помощниках присяжных поверенных. В Судебных Установлениях лишь говорилось, что присяжными поверенными могли быть лица, "занимающихся в течении пяти лет судебной практикой под руководством присяжных поверенных в качестве помощников"[19].
Указывалось, что с учреждением сословия присяжных поверенных у них могут быть помощники (по практическим занятиям), которые, кончив курс юридических наук, но нигде не служившие, могут тем не менее иметь сведения и в судебной практике.
Законом ограничивалась деятельность помощников, поскольку в нем упоминалось о них, как о лицах, которые лишь могли стать присяжными поверенными.
Не регламентировались и организационные формы этого института. Не были определены правила поступления в помощники. Не определены их права и обязанности. Ничего не говорилось о контроле над ними.
Работа с помощниками фактически была пущена на самотек, и зависела от того, как работали те или иные советы присяжных поверенных. Сами советы присяжных поверенных вырабатывали и Правила о помощниках. В 1872г. впервые изданы Правила об организации помощников в Петербурге, а в 1878г. - В Москве. Поскольку помощники в скором времени превратились в активную часть адвокатского сословия и их деятельность приближалась к адвокатской, необходимо было упорядочить институт помощников законодательным путем, предоставив им как многие права, уже завоеванные ими на практике и в обход закона, например, право защищать по назначению от суда, так и новые, например, получение бесплатных свидетельств на право быть поверенными, и др.
К сожалению, на практике усовершенствовать институт помощников присяжных поверенных не удалось.
В 1874г. был издан закон, учредивший, наряду с присяжной адвокатурой, институт частных поверенных. Для того чтобы стать частным поверенным и получить право на участие в производстве гражданских дел, как мировых, так и в общих судебных установлениях, необходимо было получить особое свидетельство. Оно выдавалось судами, в округе, где частный поверенный осуществлял ходатайства по делам. Этими же судами накладывались и дисциплинарные наказания. Подробно правовое положение было регламентировано значительно позже. Запрещалось получать звание частного поверенного женщинам.
Частные поверенные могли ходатайствовать по делам только в том судебном месте, где было выдано свидетельство. Исключением являлись только два случая:
1.частные поверенные, имеющие свидетельство от мирового или уездного съезда, могли ходатайствовать и по делам, производящимися у мировых судей, земских начальников, городских судей и в губернских присутствиях, находящихся в округе данного съезда;
2.поверенные, принявшие ведение дела на основании полученного ими свидетельства, имели право ходатайствовать по этому делу и в кассационных департаментах Сената.
Свидетельства облагались особым сбором в размере 40 рублей в год, если они выдавались съездом, и 75 рублей, когда их выдавал окружной суд или палата. Дисциплинарную ответственность частные поверенные несли перед теми судами, при которых они состояли.
Суды налагались дисциплинарные взыскания либо по своей инициативе, либо по предложению прокуратуры. Дисциплинарная ответственность была та же, что и у присяжных поверенных: предостережение, выговор, запрещение практики и исключение из числа поверенных.
На постановление судов о не допуске к профессии частных поверенных и о наложении двух самых тяжелых наказаний - запрещение практики и исключение из числа поверенных - допускалась апелляция в суды высшей инстанции. Независимо от дисциплинарных взысканий, министру юстиции было предоставлено право устранять от ходатайства по судебным делам лиц, которых он признает недостойными звания поверенного.
Институт частных поверенных, в то время подвергался острой, и, вероятно, справедливой критике.
Институт частных поверенных законодатели ввели из-за недостатка присяжных. Имелось в виду, прежде всего, ведение ими только гражданских дел. Но частные поверенные, пользуясь предоставленным им ст. 565 Устава Уголовного Судопроизводства правом, очень быстро сориентировались в ситуации и стали активно вести уголовные дела[20].
Качество же их работ значительно уступало профессиональным присяжным поверенным. Это и неудивительно, поскольку требования, предъявляемые законом к частным поверенным, были заниженными. Так, им мог стать всякий грамотный, совершеннолетний и не учащийся, не отлученный от церкви и не исключенный со службы, из своего сословного общества или из ходатаев по чужим делам, а также не лишенный по суду всех прав состояния суду за деяния, влекущие такое лишение прав.
Контроль за их деятельностью был недостаточен. Неправильные их действия или проступки рассматривались судами, разрешившими деятельность этих лиц.
Частные поверенные не были объединены в какую-либо организацию, в которой они могли бы повышать свой профессиональный уровень и где бы хранились и приумножались традиции профессиональной защиты.
Процессуальными же противниками их были опытные и юридически образованные прокуроры. При такой защите, в условиях равенства сторон, страдали сами подсудимые, так и правосудие.
Таким образом, можно сделать вывод, что организация русской адвокатуры в результате судебной реформы строилась на следующих принципах:
1.совмещение правозаступничества с судебным представительством;
2.относительная свобода профессии;
3.относительная независимость от органов власти;
4.корпоративность и сословность организации, сочетавшаяся с элементами дисциплинарной подчиненности судами;
5.определение гонорара по соглашению с клиентом.
После проведения реформы судебная система России стала выглядеть по сравнению с прежней более упорядоченной и стройной.

[1] В русском дореволюционном уголовно-процессуальном законодательстве адвокат назывался присяжным поверенным. Присяжный означает "связанный присягой, клятвой". Поверенный - лицо, официально уполномоченное действовать от чьего-либо имени. Дореволюционный адвокат, присяжный поверенный - лицо, связанное клятвой быть верным присяге, хранить тайну своего доверителя и официально представлять его права и защищать законные интересы.
[2] См.: Российское Законодательство X-XX веков. Под общ. Ред. О.И. Чистякова. М. Юрид. Лит. 1984.
[3] См.: Российское Законодательство X-XX веков. Т. 4. Под Общ. Ред. О.И. Чистяков. М. Юрид. Лит. 1984.
[4]
[5] "Хрестоматия по истории отечественного государства и права. М.: "Зерцало". 1998. С.190-191.
[6] См.: Законодательство Екатерины II. Т. 1, С. 360. Ст. 3.
[7] Российское законодательство X-XX веков. - М.: Юрид. Лит.: 1984-1987. Т. 6-7.
[8] "Судебные Уставы 20 ноября 1864г. с изложением рассуждений, на коих они основаны,, изданные государственной канцелярией", Ч III. СПб., 1867. Т.5.
[9] См.: Учреждение судебных установлений 1864. Российское Законодательство X-XX веков.Т.8.
[10] Там же.
[11] Там же.
[12] Там же.
[13] Свод Российских законов. 1892.
[14] Учреждение судебных установлений ...
[15] Приложение №2 Судебных Установлений. В кн.: "Российское Законодательство X-XX веков". Т.8. С.82.
[16] Там же.
[17] Уложение о наказаниях. В кн.: Российское законодательство X-XX веков. Т.6.
[18] Уложение о наказаниях ... Ст. 1711.
[19] Судебное Уложение. В кн.: "Российское законодательство X-XX веков. Т.8.
[20] Устав Уголовного Судопроизводства. В кн.: "Российское Законодательство X-XX веков". Т.8.
2. Адвокатура в период революции 1917 г.
Февральская революция 1917г. породила надежду на демократизацию как российского общества, так и адвокатуры.
В Декларации Временного правительства от 3 марта 1917г. указывалось: "Временный комитет членов Государственной Думы при содействии и сочувствии столичных войск и населения достиг в настоящее время такой степени успеха над темными силами старого режима, что он дозволяет ему приступить к более прочному устройству исполнительной власти"[1]. В этой же декларации провозглашалась полная и немедленная амнистия по всем делам политическим и религиозным, свобода слова, печати, союзов, собраний и стачек, отмена всех сословных, вероисповедных и национальных ограничений. Подкомитет по законопроектам Временного правительства готовил новый закон об адвокатуре России. Прогрессивным явлением деятельности Временного правительства было разрешение женщинам заниматься адвокатской практикой.
Трудно сказать, как фактически преобразовало бы Временное правительство адвокатуру в России, но период его деятельности был весьма кротким, и Великая Октябрьская социалистическая революция 1917г., и последовавшая за ней диктатура пролетариата привели к уничтожению русской, так называемой "буржуазной" адвокатуры и лишению ее лучших традиций.
Многие адвокаты были уничтожены физически как представители враждебного пролетариату класса. Другие оказались в концлагерях. А оставшиеся на свободе были лишены права выступать в судах.
Главнейшей задачей Октябрьской революции было уничтожение и полное разрушение буржуазно-помещичьего государственного аппарата и создание нового - социалистического - государства.
Декретом о суде №1 от 24 ноября 1917г. социалистическая революция упразднила все судебные учреждения российского буржуазного государства, наряду с ними - присяжную и частную адвокатуру. Этим же декретом были созданы советские суды. В качестве защитников и обвинителей допускались все непорочные лица обоего пола, пользующиеся гражданскими правами. Вопрос о судебной защите решался именно таким образом, хотя специальной организации защиты создано не было.
Естественно, бывшие присяжные поверенные с тревогой встретили декрет "Декрет №1", требуя созыва Учредительного Собрания, освобождения арестованных членов Временного правительства и др.
1917г. была издана инструкция "О революционном трибунале, его составе, делах, подлежащих его ведению, налагаемых им наказаний и о порядке ведения его заседаний"[2]. В соответствии с этой инструкцией народным комиссариатом юстиции при революционных трибуналах образовались коллегии правозащитников, которые действовали наряду с общегражданскими обвинителями и защитниками.
Коллегии правозащитников создавались путем свободной записи всех лиц, желающих оказать помощь революционному правосудию, но нужна была рекомендация Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Согласно Инструкции от 19 декабря 1917г., обвиняемый мог воспользоваться также защитником из числа лиц, присутствующих в зале суда. Поскольку члены коллегии правозащитников выступали лишь по наиболее сложным уголовным делам, подсудным трибуналом, то ее вряд ли можно было считать адвокатурой. Всю иную юридическую помощь гражданам оказывали бывшие присяжные поверенные, присяжные юрисконсульты и другие лица, нелегально занимавшиеся адвокатской практикой.
Согласно этой инструкции при революционных трибуналах создавались коллегии правозащитников, а правозаступничество осуществлялось в формах общественного обвинения и общественной защиты. В коллегии правозаступников могли вступать любые лица, у которых было желание "помочь революционному правосудию" и представившие рекомендации от Советов депутатов. Инструкция предусматривала, что судебное следствие в революционных трибуналах должно было происходить с участием обвинения и защиты. В качестве защитника обвиняемый мог пригласить любое лицо ( не обязательно из коллегии правозаступников ), пользующиеся политическими правами. И только в этом случае, если обвиняемый не мог сам пригласить себе защитника и просил об этом трибунал, тот должен был предоставить ему такового из коллегии правозаступников.
Кроме того, согласно Инструкции в судебном заседании революционного трибунала могли выступать из числа присутствующих в зале один обвинитель и один защитник.
Первые российские суды решали дела, руководствуясь революционной совестью и пролетарским сознанием. В наказе Изюмского съезда местных судей от 20 декабря 1917г. отмечалось: "В основу своего судейского изъявления полагать волю революционного народа, все правовые нормы, противоречащие революционной совести, не принимать во внимание ... и руководствуясь единственно голосом этой последней. Судопроизводственные нормы признать и руководствоваться этими последними, поскольку они способствуют выяснению истины и не насилуют стороны в свободном волеизъявлении. Существующие уголовные нормы не только не удовлетворяют требованиям момента, но и не предусматривают гарантий революционной власти"[3].
Государство считало необходимым массовое привлечение трудящихся к работе в суде. И поскольку граждане, участвующие в судах в качестве защитников, никакой иной юридической помощи не оказывали, то адвокатура в точном смысле слова тогда не было.
На практике обвиняемые редко обращались к помощи защитников из коллегий правозаступников, прибегая к помощи бывших адвокатов, ибо коллегии правозаступников по существу являлись коллегиями обвинителей.
Лица в заседаниях трибунала выступают в качестве обвинителей. Обвиняемые всегда имеют своих защитников из бывших присяжных поверенных, их помощников и бывших членов судебного ведомства.
Как защитники, так и обвинители из публики выступают довольно часто, особенно защитники - подставные лица"[4].
Шло время. Дела разбирались путано. И пролетарскому государству потребовалась новая форма организация защиты. Это было осуществлено Декретом о суде №2 от 7 марта 1918г. Он гласил: "При Советах рабочих, солдатских и крестьянских депутатов учреждается коллегия лиц, посвятивших себя правозаступничеству, как в форме общественного обвинения, так и в форме общественной защиты. В эти коллегии поступают лица, выбранные Советами рабочих, крестьянских депутатов. Только эти лица имеют право выступать в суде за плату".
Правозаступничество устанавливалось также в формах общественного обвинения и общественной защиты. В основу Декрета были положены поправки В.И. Ленина, касающиеся трех основных вопросов организации защиты:
1.при каком органе должны состоять защитники;
2.какой должна быть организация защиты;
3.кем комплектуется органы советской защиты.
В Декрете указывалось, что правозаступничество является общественной функцией.
На основании Декрета о суде №2 Советы депутатов трудящихся издавали "Положение о коллегии правозаступников". Плата за осуществление защиты определялась свободным соглашением с клиентом. В состав правозаступников вошло много дореволюционных адвокатов, часть из которых была настроена контрреволюционно. Это приводило к "злоупотреблениям".
Декретом предусматривалось, что члены коллегий правозаступников избирались и отзывались советами, при которых состояли коллегии. Каждый обвиняемый имел право сам пригласить себе защитника или просить о назначении ему правозаступника. Сохранялся порядок, согласно которому в судебных прениях могли выступать по одному обвинителю и защитнику из числа присутствовавших в зале судебного заседания.
Организация коллегий правозаступников на местах шла с большим трудом, так как представители уничтоженной адвокатуры всячески саботировали создание новых коллегий.
Кое-где бывшие присяжные поверенные пытались создать, в противовес новым коллегиям, свои адвокатские объединения, но новая власть на местах жестоко расправлялась с ними.
Адвокатура оказалась разрешенной, а "адвокаты - народные представители" не были готовы осуществлять в суде функции защиты и представительства. Уровень правовой культуры в судах резко упал, а защитники и представители попали в зависимость от местных властей.
Эта зависимость стала еще большей после принятия Декрета ВЦИК от 30 ноября 1918г., утвердившего Положение "О народном суде РСФСР"[5]. Этим положением безоговорочно признавалось сохранение коллегий правозаступников, которые стали именоваться "коллегиями защитников", обвинителей и представителей сторон в гражданском процессе".
Ст. 40 Декрета устанавливала: "Для содействия суду в деле наиболее полного освоения всех обстоятельств, касающихся обвиняемого или интересов сторон, участвующих в гражданском процессе, при уездных исполнительных комитетах советов рабочих и крестьянских депутатов и при губернских исполнительных комитетах советов рабочих и крестьянских депутатов учреждаются коллегии защитников, обвинителей и представителей сторон в гражданском процессе".
Члены коллегии защитников фактически признавались должностными лицами и получали содержание в размере оклада, устанавливаемого для народных судей по смете Народного Комиссариата Юстиции (ст. 42).
Положение четко устанавливало, кто, кроме членов коллегии защитников, может быть защитником и представителем сторон в суде.
Согласно ст. 47 ими могли быть: близкие родные тяжущихся, как то: родители, дети, супруги, братья и сестры, юрисконсульты советских учреждений по уполномочию их руководящих органов.
Обязательным участие защитника в уголовном процессе было года, когда дело по обвинению его рассматривал народный суд с участием шести народных заседателей, т.е. по делам об убийстве, разбое, изнасиловании, спекуляции, и в том случае, если по делу выступал обвинитель.
Контроль за деятельностью коллегий защитников возлагался на губернские отделы юстиции. Они должны были периодически проводить совещания членов коллегий, следственных комиссий и народных судей для единого направления их деятельности. Фактически же это означало полную зависимость адвокатуры от государственных органов в лице губернских отделов юстиции.
И органы власти были недовольны работой членов коллегий защитников, многие из которых боролись за свою независимость.
В июле 1920 года на III Всероссийском съезде деятелей советской юстиции было высказано мнение о том, что коллегии обвинителей, защитников и представителей сторон себя не оправдывали. Они злоупотребляли доверием, получали высокие гонорары и т.п. В связи с этим В.И. Ленин в работе Детская болезнь левизны в коммунизме", относящейся к 1920г., писал: "Мы разрушали в России, и правильно сделали, что разрушали, буржуазную адвокатуру, но она возрождается у нас под прикрытием советских правозаступников"[6]. В.И. Ленин объяснял это тем, что комплектование правозащитников проводилось в основном из буржуазной интеллигенции.
Таким образом, была дана команда на уничтожение коллегий еще до внесения изменений в законодательство.
Коллегии правозаступников окончательно были упразднены Положением о народном суде РСФСР 1920г.[7]. Согласно этому же Положению были выделены из деятельности коллегий правозаступников функции обвинения.
Обвинители должны были состоять при отделах юстиции, а право назначения и отзыва обвинителей было предоставлено губисполкомам.
Ст. 43 Положения устанавливала, что в качестве защитников привлекались судебным органам граждане, "способные исполнять эту обязанность". Районные, городские и уездные исполкомы составляли особые списки кандидатов. Если лица, привлеченные судом в качестве защитников, состояли на службе, то они освобождались на время участия в процессе от своей основной работы с сохранением зарплаты. Лица же, привлеченные в качестве защитников и не состоявшие на службе, получали минимальную заработную плату, установленную для данной категории лиц.
В том случае, если суд не имел в списке лиц, подлежащих привлечению для защиты в порядке трудовой повинности, то в качестве защитников могли быть привлечены консультанты отделов юстиции и представители общественных организаций, в которых состоял обвиняемый. В гражданском процессе в качестве представителей сторон могли выступать, как прежде, ближайшие родственники тяжущихся: родители, дети, супруги, братья и сестры, а также по уполномочию руководящих органов представители советских учреждений.
И хотя, как считали некоторые наши ученые: "Переход к защите в порядке трудовой повинности являлся временной мерой, просуществовавшей лишь до организации института советской адвокатуры"[8], на самом деле период 1917-1920гг. ознаменовался тотальным уничтожением русской адвокатуры, всего того прогрессивного т полезного, что было заложено в судебных реформах 60-х годов прошлого столетия.
Можно сделать вывод, что трудовая повинность в форме обязанности привлечения юристов к правовой защите, естественно, на практике оказалась непригодной.
В силу ряда причин после революции формирование новой адвокатуры было противоречивым. В государстве после революционной поры имели место серьезные отступления от законности. Так, в 1917-1922 гг. уголовную ответственность и судопроизводство устанавливали в России высшие органы государственной власти, органы государственного управления, суды, непосредственно население. Образовывались и действовали органы внесудебной репрессии.
Была существенно принижена роль права. В отдельные периоды юридическая профессия вообще, а адвокатура в особенности не находило себе должного применения.
Многие бывшие присяжные поверенные были уничтожены физически. Кто-то погиб в годы гражданской войны, сражаясь в основном в рядах Белой армии. Некоторые умерли от болезни, находясь в концентрационных лагерях. Небольшому числу удалось эмигрировать за границу. За период гражданской войны численность адвокатов в России сократилось с 13000 в 1917г. до 650 к 1921г. Присяжным поверенным, оставшимся в России, пришлось сменить профессию.
Те же из юристов, кто привлекался в 1917-1920гг. к защите в качестве трудовой повинности, часто не имели необходимых знаний в деле защиты подсудимых, И такая защита, по существу, носила формальный характер.
В некоторых регионах страны коллегии правозащитников по характеру выполняемых ими функций и организационному строению весьма близко подходили к адвокатуре. Например, Положением О коллегии правозащитников, утвержденным юридическим отделом Московского Совета рабочих и крестьянских депутатов 21.08.18г., на коллегии возлагалось организация юридических организаций для дачи устных и письменных советов, составление деловых бумаг. Они избирали свой руководящий орган - совет коллегии, издавали правила и инструкции, определяющие их деятельность.
Существенную роль также играла отсутствие материальной заинтересованности при осуществлении защиты в форме трудовой повинности.
Назрел вопрос о возрождении института адвокатуры. Тем более, что для выхода и глубокого социально-экономического кризиса в соответствии с новой экономической политикой необходимо было развивать экономику с -элементами рынка. Для защиты же интересов предпринимателей, собственность или пользование которых передавалось часть национализированной промышленности, также нужны были квалифицированные адвокаты.
IX Всероссийский съезд Советов принял специальное постановление, в котором указывалось: "очередной задачей является водворение во всех областях жизни строгих начал революционной законности. Новые отношений, созданные в процессе революции и на основе проводимой властью экономической политики, должны получить свое выражение в законе и защиту в судебном порядке. Для разрешения всякого рода конфликта в области имущественных отношений должны быть установлены твердые гражданские нормы.
Граждане и корпорации, вступившие в договорные отношения с государственными органами, должны получит уверенность, что их права будут сохранены. Судебные учреждения Советской республики должны быть подняты на соответствующую высоту"[9].
В этот период стала вестись активная законодательная деятельность. Создается единая судебная система, а в первую очередь - народные суды, губернские суды и Верховный суд РСФСР. Они образовались вместо существовавших ранее революционных трибуналов и народных судов.
Частью судебной реформы 1922г. была организация прокуратуры. Создание нового отраслевого законодательства, развитие договорных отношений в государстве, вступившим в этап новой экономической политики, объективно требовали создание профессиональной адвокатуры, такой, которая могла бы оказывать квалифицированную юридическую помощь, юридически грамотно защищать права и законные интересы граждан, предприятий, учреждений и организаций.


[1] Декларация Временного правительства о его составе и задачах. // Хрестоматия по истории отечественного государства и права. - М.: Зерцало. 1998.
[2] Собрание Указаний... 1918. Т.26.
[3] Материалы НКЮ РСФСР. Вып. 2. 1918.
[4] Материалы НКЮ. Вып, 1. - М., 1918.
[5] СУ ("Собрание Узаконений РСФСР"). 1920. №15.
[6] Ленин В.И. Полн. Собр. Соч. Т.41. С.101.
[7] СУ. 1920. №82. С.407.
[8] Шаламов М.П. История советской адвокатуры. - М., 1939.
[9] Постановление IX Всероссийского съезда Советов. Изд. ВЦИК. - М., 1921.




3. Адвокатура Советского периода
В советском праве не было четкого понятия об этических принципах работы адвоката, особенно в том, что касалось отношений между адвокатом и клиентом, адвокатом и судьей и адвокатом и прокурором или следователем. Отсутствие четкого представления по проблеме этики явилось еще одним пережитком эры царизма. В 20-е годы было опубликовано несколько книг по этике, но "в дальнейшем официально провозглашалось, что у советских людей есть только одна этика - коммунистическая, применимая ко всем сферам общественной жизни, а поэтому не разрешалось разрабатывать никакие специальные правила этики для отдельных профессий" до 70-х годов. Другой источник обучения - юридическое образование - берет начало в СССР с открытием юридического факультета Московского Государственного Университета, но право не воспринималось серьезно как наука до более позднего временит при Сталине.
В первой половине 30-х годов адвокаты страдали от правового нигилизма как за пределами адвокатуры, так и внутри нее. Отсутствие уважения к закону, всеобщее презрение к юристам характерно для всего советского периода, но никогда оно не было столь велико, как в первые два десятилетия советской власти. К 1934г. право стали считать постоянно действующим фактором легитимности государства, в то же время разрабатывался закон об адвокатуре и предполагалось, что адвокатура должна иметь, по крайне мере, внешние атрибуты законной и ответственной организации. В тот же период времени начинались многочисленные дебаты по вопросам права. Сам А. Вышинский выступал за усиление роли адвокатуры в защите интересов пролетарского государства. Более того, он хотел, чтобы адвокатура осуществляла контроль над местными политиками и юристами путем принесения протеста на отдельные действия судов и следователей. В 1935г. адвокатура пострадала от чистки проходившей по всей стране с разной степенью интенсивности и влияния. Но правда, в ноябре 1936г., может быть, потому, что адвокатов признали неизбежным злом, был образован отдел правовой защиты в Комиссариате Юстиции СССР (хотя поначалу он не имел большого влияния). Проводилась кампания по увеличению численности адвокатов, особенно из числа трудящихся. Но эта кампания не была полностью успешной, так как многие адвокаты были все еще буржуазными специалистами. Законопроект 1937г. оказался слишком либеральным, так как содержал некоторые намеки на сословие. После перетряски руководства Комиссариата Юстиции в 1938 г. контроль захватили Консерваторы. Вторая чистка в 1938г. вновь не смогла создать новое соотношение социальных сил среди адвокатов и значительно увеличить влияние Коммунистической партии. Сама структура адвокатуры, право ее рядовых членов избирать членов президиума и председателя - все это затрудняло контроль над ней.
В январе 1939г. с либеральным поведением при выборах в коллегиях было покончено, и коммунистов стали принудительно загонять в коллегии. 16 августа 1939г. "Закон об адвокатуре" был одобрен Советом Министров СССР. Он руководил действиями 8000 адвокатов при население 191 млн. Человек. Коллегии Адвокатов пришли на смену Коллегиям Защитников. Согласно этому закону адвокаты больше походили на производственные единицы, действующие под руководством заведующего (единолично управляющего), чем на юристов. Свободно организованные коллективы упразднялись, а всех адвокатов переводили в юридические консультации, которые должны были подчиняться президиуму коллегии адвокатов. Хотя, без сомнения, в основе модели консультации лежала дореволюционная консультация, более мощные механизм контроля был уже характерной чертой эпохи сталинизма. Заведующие были прямо подчинены президиумам, а не общим собраниям. Больше не разрешалась частная практика, за исключением особых обстоятельств в сельских районах, где практиковали врачи и учителя. Юрисконсульты больше не могли быть членами коллегии адвокатов. Более того, главным для адвоката было его политическое лицо, начиная с этого времени, у адвокатов появились дополнительные побудительные мотивы к вступлению в политическую партию, даже если они и не отдавали ей своих идеологических предпочтений. Фактически адвокатура привлекла многих людей идеалами законности в противовес партийности. Адвокаты даже утратили часть контроля за установлением размеров своих гонораров, так Комиссариат Юстиции имел место право выпускать инструкции, устанавливающие обязательные тарифы за оказание юридической помощи. До самого конца сталинского периода Комиссариат Юстиции успешно пользовался этим правом, продолжая все больше и больше сокращать возможности самой адвокатуры определении собственной гонорарной политике, выпуская инструкцию за инструкцией (в следующих документах Наркомату представлялись большие полномочия: на управление выборами президиума согласно Приказу Наркомата Юстиции от 26 октября 1939г. №98; на контроль за приемом в коллегии согласно Приказу от 22 апреля 1941г. №65; на установление ставок оплаты согласно приказам от 2 октября 1939 г. №85, от 25 сентября 1940г. №29, от 24 января 1941 г. №18; на подготовку молодых адвокатов согласно инструкциям от 23 апреля 1940г. №47; на дисциплинарное разбирательство согласно Приказу от 11 апреля 1940г. №47 (адвокат мог обжаловать наложение дисциплинарного взыскания в Наркомате/ Министерстве Юстиции). Это декретное управление было микроиллюстрацией картины функционирования всей советской системы.
Сталинское руководство расширило определение "антигосударственной деятельности" и часто возлагало бремя доказывания на обвиняемого. В уголовном Кодексе 1934г. "террористам" было отказано в праве на защиту и апелляцию. Статья 111 Конституции 1936 годы упоминало праву на защиту, но допускала разные толкования. В результате практически была сведена к нулю роль адвоката защиты, особенно в делах о политических преступлениях, тогда применялась печально известная статья 58 УК о антигосударственной агитации. В годы Большой Чистки, 1936 - 1938 гг., особое совещание - тройки ОГПУ решали судьбу обвиняемых по политическим преступлениям без адвоката. Если адвокат защиты присутствовал при разбирательстве на обычном уголовном процессе, он был обязан признать вину своего клиента. В 1939г. среди либеральных юристов шли дебаты о необходимости допуска защитника к уголовному делу на более ранней стадии процесса, но проект пересмотренного уголовно - процессуального кодекса, над которыми работали эти ученые - либералы, никогда не был принят.
Роль адвокатуры не только не повышалась, но и продолжала сохранять подчиненное положение в советской правовой системе. Кроме того, адвокаты страдали от сокращения сферы их деятельности, так как разрешение споров по гражданским экономическим делам было перенесено из судов, как это было при НЭПе, в государственные органы. Лишь не многие адвокаты допускались к политическим делам. Президиум Коллегии Адвокатов в ходе консультации с КГБ отбирал тех адвокатов, кто мог иметь специальное свидетельство - "допуски". Пытаясь добиться расположения влиятельных лиц, некоторые адвокаты требовали еще более строгого наказания для своих клиентов, нежели прокуроры, хотя такие адвокаты являлись скорее исключением, чем правилом. Несмотря на приниженное положение адвокатуры, в целом члены коллегии по - прежнему сохраняли верность своей профессии. Даже при отсутствии единой общегосударственной ассоциации адвокатуры во многом сохранила свою корпоративную целостность, имела ограниченную автономию особенно в вопросах дисциплины и платежей. В 1951г. Московская Городская Коллегия Адвокатов (МГКА) даже создала собственные исследовательские отделы по красноречию, криминологии, гражданским делам. Как и царские присяжные поверенные, советские адвокаты даже при Сталине были заинтересованы в глубоких, красноречивых выступлениях на суде. Но здесь следует видеть различия в подходе, как об этом говорил один адвокат в конце пятидесятых годов. М.М. Флятте предупреждал, что адвокаты при царизме в тактических целях использовали сентиментальность, а советское время - только факты, а не буржуазные дикции. Тем не менее, известно, что в это время адвокаты изучили речи западных адвокатов на суде и наиболее заметные выступления адвокатов при царизме, хотя многие из них считали себя более образованными, нежели присяжные поверенные, участвовавшие в состязательной системе.
Адвокаты стали получать более или менее системное образование к концу сталинского периода. В 1935г. юридическое образование было реорганизовано совместно с декретом ВЦИК и Совнаркома от 5 марта. В это время были созданы юридические институты. Однако адвокаты продолжали получать образование отдельно от других работников юстиции. Юридическое образование было фактически "в загоне" до начала послевоенного периода, пока в октябре 1946г. ЦК не издал постановление "О расширении и улучшении юридического образования". Послевоенный период, не смотря на попытку власти дать юристам образование более высокого класса, большинство студентов выбирали заочные вузы (особенно должностные лица юстиции). К 1950г., однако, все адвокаты должны были, как минимум, закончить курс, эквивалентный степени бакалавра права, далее они объединялись с другими будущими юристами в школах права. Один адвокат, окончивший МГУ в 1950г., отмечал, что поскольку большинство студентов - юристов хотело работать с фиксированной зарплатой после окончания института, они не хотели практиковать в качестве адвокатов. Таким образом, адвокатура не была самой желаемой юридической профессией в начале пятидесятых годов, так как рассматривалась многими как связанная с финансовым риском. Следовательно, выходило, что те студенты, которые все - таки вступали в адвокаты, были действительно заинтересованы в юридической практике адвоката.
Н.С. Хрущев, который пришел на смену Сталину, стремился усилить роль права и профессиональных юристов в строительстве социализма. На одной из сессии Верховного Совета СССР В 1957г. была пронесена речь о том, как адвокаты должны "помогать усилению социалистической законности и отправлению правосудия" (Заседания Верховного Совета СССР четвертого созыва (шестая сессия). - Москва, 1957 год. Адвокатам защиты предоставлялось гораздо больше возможностей участвовать на более ранних стадиях уголовного разбирательства дел некоторых категорий клиентов в результате внесения изменений в Основе уголовно - процессуального законодательства СССР (1958г.) и в отдельные уголовно - процессуальные кодексы союзных республик. Предоставлялось больше прав защите, защитнику разрешалось представлять несовершеннолетних, инвалидов, людей, не говоривших на языке, который использовался в суде, с начала предварительного расследования (статья 22 Основ уголовно - процессуального законодательства), В 1961г. Верховный Совет издал указ об особенностях судопроизводства, по которому вводился, в частности, открытый процесс при полном составе суда, защите давалось достаточное время для подготовки к процессу.
В то время как Хрущев определенно поддерживал эти правовые реформы, он был не единственной силой, стоявшей ха их проведением. Либеральные юристы, а среди них были и некоторые адвокаты, работали над проектом Основ уголовно - процессуального законодательства и боролись с консерваторами в правоохранительных учреждениях, включая прокуратуру, и в аппарате ЦК. В ходе этих дебатов возродился конфликт мнений о праве на защиту, впервые проявившейся в конце 30-х годов при Сталине Адвокаты защиты были среди самых либеральных реформаторов и поддерживали ученых - правоведов в этих дебатах.
В дополнение к работе над проектами уголовно - процессуального кодекса адвокатов уголовной секции МГКА в 1956-1958 гг. адвокаты Коллегии, специализировавшие по гражданским делам, участвовали в работе подкомитета Верховного Совета по пересмотру гражданского и гражданско-процессуального кодексов. Участие в рассмотрении гражданских дел по вопросам права собственности было широко распространено среди адвокатов, так же как по финансовым хищениям, жилищным вопросам, семейному праву, интеллектуальной собственности и праву наследования.
В 50-е годы значение роли адвокатов в уголовном и гражданском судопроизводстве уже не подвергалось никакому сомнению. Их "терпели" даже в кассационном суде, хотя большинство случаев ходатайства адвокатов и их кассационные жалобы на этом уровне не удовлетворялись судом. Типичное объяснение роли адвоката защиты на суде было следующим: "Защитник, как прокурор, разъясняет в ходе судебного разбирательства общественно - политическое значение дела, подвергает анализу и оценке полеченные доказательства в суде, дает юридическую оценку установленным фактам, характеризует личность обвиняемого и высказывает свое понимание меры преступления или призывает к оправданию обвиняемого. То же самое и в гражданском деле". Советский адвокат защиты не был законным представителем обвиняемого по сути в качестве независимой стороны, определяющей линию своего поведения. К 50-м годам многие адвокаты были членами КПСС. В личном плане членство в партии обеспечивало карьеру в адвокатуре, но часто не адекватно выражало действительные идеологические предпочтения.
Если отойти от законодательных реформ, касающихся роли защиты, следует сказать, что в адвокатуре, насчитывавшей приблизительно 12 900 человек при населении Советского Союза 191 млн., в начале 60-х годов происходили изменения в уставных документах. В 1961г. Коллегии адвокатов Москвы и Ленинграда заменили общие собрания (конференциям) представителей консультации. Это изменение сузило возможности для влияния рядовых адвокатов на решение профессиональных проблем. Возможность созыва конференции вместо общего собрания адвокатов была подтверждена Законом РСФСР об Адвокатуре 1980г. В Законе РСФСР об адвокатуре от 25 июля 1962г. пересматривалась часть закона 1939г. (Ведомости Верх. Сов. РСФСР - №29-1962.-СТ. 450, сравнение сталинского законодательства с законом 1962г. Однако это был не реформаторский закон, поскольку Министерству Юстиции, а когда оно было распущено, юридическим комиссиям, исполкомам и местным советам вменялось в обязанность осуществлять "общее руководство коллегиями адвокатов". Сюда включались вопросы шкалы ставок и установления сроков стажировки. Конечно, узурпация автономии адвокатуры Министерством Юстиции - тема, к которой постоянно возвращались в течение многих десятилетий как при царизме, так и при авторитарном режиме Советов. В июле 1955г. Министерство Юстиции вновь захватило контроль, когда стало получать регулярные отчеты президиумов коллегий о поведении и практике отдельных адвокатов и функционировании консультаций. В законе не было статьи, которая защищала бы адвоката от дачи показаний против своего клиента. Закон "только удерживал адвоката от разглашения информации "по данному делу".
В 50-е годы выросло число студентов - юристов. Численность студентов - юристов возросла в 50-е годы примерно до 45 тыс. Человек (60% учились в заочных вузах). Темп роста численности юристов занимали новые должности.
Внутри юридической профессии наблюдалась некоторая мобильность, особенно там, где бывшие прокуроры и судьи переходили в адвокатуру. Хотя, разумеется, далеко не все из этих бывших прокуроров и судей были слабо подготовленными юристами, иногда они снижали общий уровень профессионализма. К концу советского периода в некоторых случаях наблюдался разрыв в качестве подготовки и уровне практики у адвокатов, учившихся в дневных юридических учебных заведениях, таких как юридический факультет МГУ или ЛГУ, и у адвокатов, учившихся в заочных и вечерних вузах, как это склонны были делать многие бывшие государственные чиновники, превратившиеся в юристов. Выпускники вечерних и заочных вузов не подлежали государственному распределению. К концу 50-х годов численность студентов дневного отделения была сокращена по приказу Хрущева (он считал, что выпускается слишком много юристов. Благодаря улучшению юридического образования, а также в результате повышения статуса защиты в судопроизводстве, по крайне мере, по закону, большее количество людей в хрущевский период старались стать адвокатами (хотя численность адвокатов по отношению ко всему населению была значительно ниже, чем в большинстве стран Запада), Контроль государства за ростом численности адвокатов (истоки этой практики восходят к периоду царизма) мешал увеличению численность и адвокатов до уровня соответствия реальному спросу.
Процесс, начавший при Хрущеве, носил эволюционный характер и не всегда развивался однозначно при Брежневе. Конечно, юристов, в том числе адвокатов, можно было заверить, что они могут проводить шумные кампании в пользу реформ правовой системы и их за это не казнят. Кроме того, у юрисконсультов, юристов, пользовавшихся меньшим престижем в обществе, работавших на большинстве предприятий, стало больше обязанностей с введением реформ Косыгина. Возможно, от этого выиграли и адвокаты, работавшие на предприятиях в качестве консультов (там, где не было собственной юридической службы). В то же время Зигурд Зайл отмечает, что "у адвокатов вызывало озабоченность вторжение юрисконсультов", их численность росла в связи с увеличением спроса на правовые услуги в экономической сфере. Однако в то же время госчиновники продолжали ограничивать контроль адвокатов над ставками гонорара. В 1965г. Государственный Комитет по труду и заработной плате при Совете Министров СССР принял "Типовые правила по оплате труда адвокатов" и "Инструкции по оплате правовой помощи, оказываемой адвокатами гражданам, предприятиям, институтам, колхозам и другим организациям".
В области применения хозяйственного права обязанности адвокатов действительно расширились, и произошло это по инициативе государства, хотя большинство гражданских дел продолжали рассматриваться без участия адвокатов. 12 июня 1971г. Брежнев говорил о "дальнейшем укреплении и развитии советского законодательства, гарантирующего строжайшее соблюдение социалистической законности и правопорядка", что, в частности, касалось прерогатив государства в экономической области. 23 декабря 1970г. ЦК КПСС и Совет Министров выпустили совместное постановление "Об улучшению правовой работы в народном хозяйстве", которым предусматривались меры по работе адвокатов на тех предприятиях, где не было постоянных юрисконсультов. Тем самым ликвидировался пробел в их юридическом обслуживании. 8декабря 1972г. Министерство Юстиции СССР утвердило типовой договор "Об оказании правовых услуг на предприятиях, в институтах и других организациях (кроме колхоза) юридическими консультациями при коллегиях адвокатов". В 1973г. Министерство Юстиции утвердило новый типовой договор, разрешивший адвокатам предоставлять правовые услуги колхозам.
В конце 70-х - начале 80-х годов шла дальнейшая разработка вопросов правового обоснования адвокатуры как института. В брежневской конституции 1977г. содержалась статья о коллегии адвокатов (ст. 161), в которой адвокатура официально признавалась конституционном органом[1]. С другой стороны, в этом качестве она становилась в большей степени государственным делом, нежели оставалась полуавтономной профессией. В Законе РСФСР "Об адвокатуре", принятом после одобрения всесоюзного закона в 1979г., четко определялись новые права и обязанности адвокатов. Данный документ в одно и тоже предоставлял адвокатуре большую легитимность и подчеркивал ее зависимость от Министерства Юстиции. Коллегии адвокатов рассматривались как "общественные организации", но они могли быть образованы только с одобрением местных государственных органов и республиканского министерства юстиции.
В законе "Об адвокатуре" принятый 30 ноября 1979г. говорится о том, что в соответствии с Конституцией СССР основной задачей советской адвокатуры является оказание юридической помощи гражданам и организациям.
Адвокатура в СССР содействует охране прав и законных интересов граждан и организаций, осуществлению правосудия, соблюдению и укреплению социалистической законности, воспитанию граждан в духе точного и неуклонного исполнения советских законов. Бережного отношения к народному добру, соблюдения дисциплины труда, уважения к правам, чести и достоинству других лиц, к правилам социалистического общежития.
Коллегия адвокатов являются добровольными объединенными лиц, занимающихся адвокатской деятельностью.
Высшим органом коллегии адвокатов является общее собрание (конференция) членов коллегии, ее исполнительным органом - президиум, контрольно-ревизионным органом - ревизионная комиссия.[2]
Изучение судебной практики показало, что конституционный принцип обеспечения обвиняемому права на защиту соблюдается и это положительно влияет на качество осуществления правосудия. Вместе с тем по отдельным делам не полностью выполняют требования некоторых норм уголовно - процессуального законодательства, что приводит к нарушению права на защиту.
Десятилетиями правительственные чиновники держали численность адвокатов на низком уровне (1 адвокат на 13000 человек), продолжали контролировать адвокатов путем учета их дел, следя за из поведением в зале суда. Кроме того, адвокаты еще были обязаны выступать с публичными лекциями о социалистической законности, так как в их обязанности входило распространение правовых знаний. Такой порядок раздражал некоторых адвокатов, хотя в то же время другие предпочитали работать при строгом государственном регулировании и не хотели иметь дополнительной ответственности, возникающей из автономии профессии (несколько адвокатов их двух московских районных коллегий были обеспокоены возможным формированием союза, так как они не хотели терять свои неформальные связи с госчиновниками, а при образовании союза им пришлось бы подчиняться интересам большинства адвокатов СССР.
Считалось, что адвокаты наиболее автономны в юридической профессии, их близость к государству меньше, чем у представителей других юридических профессий. Например, эффективность работы адвоката в суде была ограничена в определенной степени заинтересованностью государства в обеспечении высокого уровня осуждения, затрудненным доступом к клиентам и к материалам дела до процесса и иногда во время процесса. Сами адвокаты, их внимание к соблюдению процессуальных норм рассматривались как помехи для проведения расследования и причин запутывания уголовного дела. Следователи и прокуроры обычно побеждали в этой игре, особенно на стадии досудебного разбирательства. Адвокаты выступали в суде по 70% уголовных дел, но присутствовали лишь на одной трети предварительных расследований. Статистические данные Министерства Юстиции показывают, что в 1970-1980 гг. более 70% ходатайств и заявлений адвокатов РСФСР были отклонены следователями (цитируется по обзору М. Гофштейна в "Советской Юстиции", №21 (1989) ,с.31).
В 1986-1988 гг. в СССР произошел "корпоративный бум": во всех сферах деятельности - от медицины до "оборонки" - стали появляться кооперативы. Это и понятно - кооперативы и малые предприятия стали первыми ласточками приближавшейся экономической свободы предвестниками рынка. Оказание правовых услуг не могло быть исключением. Стали возникать правовые кооперативы. Надо помнить, что в то время общественное мнение не восприняло кооперативы как нечто положительное. Достаточно просмотреть газеты тех времен, чтобы вспомнить, что слово "кооператор" было ругательным, а не хвалебным. Соответственно те, кто "был в порядке" - действующие судьи, прокурора, следователи, нотариусы, адвокаты, юрисконсульты - не "кинулись в очертя голову" в правовую кооперацию, оставив, по - существу, это поле деятельности людям, которые в силу разных причин не смогли найти себя в существующей системе. Среди первых кооператоров от закона были люди с неуживчивыми характерами, но при этом хорошие юристы, были и плохие юристы, от которых избавлялись в традиционных учреждениях, были и люди нечистые на руку, была и "зеленая молодежь", быстрее других понявшая, какую золотоносную жилу им предоставило время.
Второй раз консерватизм и недальновидность руководства адвокатуры проявилась в самом начале 90-х. Ситуация тогда сложилась уже иная. Слабые, неподготовленные и нечистоплотные правовые кооператоры стали "вымирать", сильные и квалифицированные заняли свое место под солнцем, оставшихся фактически без бюджетного финансирования, серьезные юристы, работавшие в Минюсте Союза, и в органах исполнительной власти, и в распущенных, реорганизованных, сокращенных министерствах и ведомствах. В то же время между Минюстом России и адвокатурой шла своеобразная борьба по поводу проекта закона об адвокатуре. Адвокатура хотела получить закон, давший ей полную независимость и бесконтрольность со стороны государства, а Минюст, наоборот, пытался провести законопроект, который противоречил основным принципам формирования адвокатского корпуса и деятельности адвокатуры как саморегулирующейся организации. Ни одна из сторон не была готова идти на компромисс. Результат оказался весьма плачевным для всех. Минюст санкционировал создание альтернативных коллегий.
Я считаю, что и посей день отношение к адвокатским фирмам, вопреки очевидным фактам, остается "в среднем" весьма настороженным.


[1] См.: Конституция СССР 1977г. ст. 161
[2] См.: Закон "Об адвокатуре в СССР" от 30 ноября 1979г. (Ведомости Верховного Совета СССР, 1979г., №49, ст. 846.

Раздел II. Организация структуры адвокатуры Российской Федерации.
1. Коллегия адвокатов
В ст. 22 Федерального Закона "Об адвокатуре РФ" отмечено: "Коллегия адвокатов является некоммерческой организацией, основанной на членстве и действующей на основании устава, утверждаемого ее учредителями, и заключаемого ее учредителями".
В каждом субъекте Российской Федерации образуется одна коллегия адвокатов, которая не может иметь филиалов и представительств в других регионах".
Ст. 22 закона, предусматривающая образование коллегии адвокатов, указывает: "Два и более адвоката вправе учредить коллегию адвокатов".
На общем собрании учредителей принимается Устав и избираются руководящие органы коллегии".
Практически оба определения адвокатуры указывают на две ее главных признака: 1) объединение (организация) и 2) деятельность адвокатов.
Адвокатура - не государственная структура. Вместе с тем, она не может считаться "классической" общественной организацией. Ведь цели и задачи адвокатуре ставит общество в целом, а не определенный круг лиц. В адвокатуре действуют специальные правила доступа к специальности, осуществления профессиональной деятельности, контроля над ней и т.п.
Адвокатуру можно причислить к так называемым социальным институтам. Итак, адвокатура - это социально-правовой институт гражданского общества. Он выполняет как государственно значимые функции, так и задачи, обусловленные частным интересом граждан и юридических лиц. Среди людей, занимающихся сходной деятельностью, только адвокаты наделяются профессиональным иммунитетом. Это обусловлено тем, что адвокат - единственный субъект оказания квалифицированной юридической помощи - он независим "как от царя, так и от народа" (то есть от государственной власти и общественности), защищен адвокатской тайной и гарантиями невмешательства в профессиональную деятельность, самостоятельно выбирает форму организации своего труда и несет полную ответственность перед клиентом за качество своей работы, подлежит суду адвокатского сообщества через соответствующие органы корпоративного самоуправления в случае нарушения норм профессиональной этики.
Сказанное позволяет считать, что в определении адвокатуры должны содержаться: признаки организации, ее деятельности, законности, нравственной основы, целевого назначения. Поэтому можно дать такое определение понятие адвокатуры.
Это - независимый, самоуправляемый социально-правовой институт. Он действует на территории каждого субъекта Российской Федерации и объединяет лиц, призванных на профессиональной основе обеспечивать в соответствии с законом права граждан и юридических лиц путем оказания квалифицированной юридической помощи, которая дается в целях защиты их прав, свобод и законных интересов.
Адвокатура, как ее ни формулируй, - это все же правоохранительная система, ибо в основе ее организации и деятельности лежит помощь гражданам и юридическим лицам в охране их прав от посягательств или их возможностей. Но называть ее правоохранительной нельзя, т.к. аналогичное название имеются уже определенные государственные органы: различного рода оперативные службы (систем МВД, ФСБ, налоговой полиции; следователи и прокуроры всевозможных профилей; суды и др.) Все это входит в систему правоохранительных органов", хотя каждый из названных субъектов системы подлинной, буквально понимаемой, строгой и однозначной "охраной прав" не занимается. Уголовный розыск ищет преступника. Налоговый полицейский ищет деньги. РУБОП ищут организованную преступность и пр.
В такой ситуации считать еще и адвокатуру "правоохранительной" организацией было бы ошибочным. Хотя по существу она целиком и полностью занимается только и единственно этим.
Таким образом, адвокатуру необходимо охарактеризовать как
Независимость адвокатуры от государства подчеркивается еще и тем, что юридическим основанием, обуславливающим возникновение правоотношения по членству в коллегии адвокатов, является двусторонний акт: 1) заявление лица о желании вступить в состав коллегии и 2) постановление президиума коллегии о его приеме. Персонал же государственных учреждений, предприятий и организаций комплектуется на основе заявления гражданина и приказа руководителя или на базе трудового договора.
Между учеными и практиками продолжаются активные споры на тему, является ли адвокатура общественной организацией или нет1.
Сторонники точки зрения, что адвокатура является общественной организацией, в свою пользу приводят следующие доводы:
1. это, прежде всего, наличие добровольного, соответствующим образом оформленного членства, которое связано с равенством лиц, объединившихся в общественную организацию. Коллегии адвокатов образуются на основе добровольности из числа граждан, имеющих высшее юридическое образование и стаж работы по специальности не менее двух лет. Прием в члены коллегии, как и отчисление из нее, осуществляется выборным органом коллегии - президиумом. Каждый адвокат - полноправный член коллегии. Он обладает всей совокупностью полномочий, предусмотренных законом;
2. члены этой общественной организации участвуют в создании ее имущественной основы не только в форме уплаты членских взносов. Средства коллегии образуются из сумм, отчисляемых юридическими консультациями. Там же производится оплата за оказание адвокатами юридической помощи;
3. члены коллегии участвуют в управлении делами своей организации, в контроле за их деятельностью.
Коллегии адвокатов выполняют государственно значимую функцию в сфере осуществления правосудия. Причем эта функция относится к защите интересов самих членов ассоциации, как это предусмотрено законом "Об общественных объединениях", а к неограниченному кругу физических и юридических лиц, нуждающихся в помощи, оказываемой адвокатами.
Коллегии адвокатов осуществляют прием новых членов. Это означает их допуск к участию в осуществлении правосудия, организацию стажировки, контроль за профессиональной деятельностью и др.
Эти и другие адвокатские функции не свойственны общественным объединениям. Права и обязанности адвокатов, особенности их статуса, отношения с клиентами никак не соответствует задачам общественного объединения.
Ст. 1 и 9 Закона "Об общественных объединениях" предусматривают равное право иностранных граждан и лиц без гражданства, быть учредителями, членами и участниками создаваемых объединений.1 "Положение об адвокатуре" же ограничивает правосубъектность членов коллегий адвокатов принадлежностью к гражданству Российской Федерации. А ст. ст. 11 и 16 Положения предусматривают ряд дополнительных требований к адвокатам: наличие высшего юридического образования, двухлетнего стажа работы по специальности юриста, отсутствие порочащих данных и др.
И самое главное в этом вопросе то, что Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 28 января 1997 г. №2-П указал следующее: в настоящее время организационно-правовой формой деятельности адвокатов являются коллегии адвокатов, создаваемые на основании "Положении об адвокатуре РСФСР" 1980г.
Объединения адвокатов создаются также и для защиты собственных корпоративных интересов адвокатуры. Полагают, что лучше самих адвокатов, т.е. тех кто обладает необходимым опытом и знаниями, никто не сможет правильно формировать адвокатский корпус, а в случае необходимости - контролировать и направлять такую деликатную сферу деятельности, как оценка качества оказания юридической помощи. В указанном смысле адвокатские объединения отчасти напоминают профессиональные союзы. Давнишние хорошие традиции, определенная стабильность существуют в коллегиях адвокатов только на пользу адвокатуре, да и обществу.
Сегодняшняя адвокатура весьма многообразна по формам и подлинно демократична по существу.
Один и тот же адвокат порой оказывает юридическую помощь крупным предпринимательским структурам и малоимущему человеку. Все это позволяет утверждать, что действующая адвокатура, адвокатские объединения обладают особым статусом, занимают свое место в жизни общества. Поэтому адвокатура - уникальный особый социально-правовой институт. Его функционирование, безусловно, требует серьезного нормативного регулирования, которое учитывало бы специфику профессиональной правозащитной деятельности.
Как уже отмечалось, в своей профессиональной деятельности адвокаты должны быть независимыми от органов власти, государственного управления и судов. Без этого невозможны ни принципиальная позиция адвокатов при защите прав и интересов граждан в различных государственных органах, ни установление доверительных отношений адвокатов с лицами, обращающимися за юридической помощью.
В организационном плане справедливым является то, что адвокатура формируется по территориальному принципу, а не состоит при судах, как это было в дореволюционной России. Замкнутость адвокатуры на судах порождала определенное ограничение права граждан на защиту и вела прямо к зависимости адвокатуры от суда.
Объективно верным является принцип территориального построения адвокатуры: в одном регионе одна коллегия адвокатов. Безусловно, в советский период существования государства были и негативные проявления такого принципа. Это выражалось в том, что советские и партийные органы иногда оказывали давление на адвокатуру, формировали ее кадровый состав, "организовывали" выборы руководящих органов, курировали дисциплинарную практику и т.д.
В современном законе нет места нынешней "колхозной" организации отечественной адвокатуры, при которой коллегия - не профессиональная корпорация, а гигантская территориальная или межтерриториальная юридическая фирма, состоящая в договорных отношениях с клиентами и "осуществляющая расстановку кадров на местах", то есть распределяющая адвокатов по юридическим консультациям - единственным местам для "прописки" адвокатов[1].
В настоящее время, после ликвидации партийной системы руководства в стране, положение изменилось в лучшую сторону. При организации коллегии адвокатов по территориальному принципу создаются лучшие условия осуществления профессиональной деятельности, поддерживаются надлежащие деловые связи с местными органами власти, другими государственными и общественными организациями.
Территориальный принцип позволяет президиуму коллегии адвокатов лучше контролировать профессиональную деятельность адвокатов и своевременно исправлять их ошибки, недочеты в работе. Можно ли, к примеру, осуществлять контроль за действующими в Москве и Московской области юрконсультациями Санкт-Петербургской объединенной коллегии адвокатов, если их президиум находится в Санкт-Петербурге? Конечно, нет. Территориальный принцип формирования коллегий повышает ответственность самих адвокатов, ибо их деятельность находится на виду у руководства президиума и коллег, работающих рядом.
Более того, последовательное проведение территориального принципа корпоративной организации адвокатуры: палата, как единый орган адвокатского самоуправления в каждом субъекте Российской Федерации, независимая квалификационная комиссия, принимающая экзамены у претендентов и присваивающая статус адвоката, ликвидация межрегиональных корпоративных образований, запрет палате осуществлять адвокатскую деятельность от своего имени - все это позволит покончить с вакханалией, при которой адвокатские корочки получают из рук конкурирующих между собой хозяйствующих субъектов, и поставить заслон на пути притока в адвокатуру профессионально и морально негодных кадров.
Сегодня существует три основных направления деятельности адвокатов. Два из них являются традиционными и одно - относительно новым. Условно их можно обозначить следующим образом: 1) адвокатура для малоимущих граждан - это обеспечение бесплатной юридической помощью населения России, которое в ней нуждается. Бесплатная юридическая помощь для неимущих - гуманная обязанность российской адвокатуры прошлого и настоящего. Сегодня в некоторых регионах Российской Федерации бесплатная юридическая помощь достигает 80-90% от общего количества выполненных адвокатами поручений по гражданским и уголовным делам; 2) Традиционное представительство на следствии и в судах также характерно для всей истории российской адвокатуры. Ведь адвокаты обязаны обеспечить права подозреваемых, обвиняемых, подсудимых и осужденных в уголовном процессе; 3) Адвокатура для предпринимателей - это то, что появилось в последнее десятилетие. С появлением в России рыночных отношений возникла необходимость в правовой защите организаций и лиц, занимающихся бизнесом.
Все три направления адвокатской деятельности характерны как для традиционных, так и для "параллельных" коллегий адвокатов.
Альтернативные (параллельные) коллегии адвокатов
Когда правовых кооперативов появилось очень, много, им стало тесно на рынке правовых услуг. Да и права их в уголовном судопроизводстве были ограничены. Они не освобождались от налогов и сборов, как адвокаты традиционных коллегий. Так, страховые взносы на оплату труда работающих в правовых кооперативах начислялись на общих основаниях. Они составляли 31,6% к начисленной оплате труда, для членов же коллегий адвокатов страховой взнос равнялся пяти процентам.
Служащим из ликвидированного Министерства юстиции СССР нужно было подыскивать работу соответственно их опыту и знаниям.
О высоком уровне правовой помощи населению со стороны правовых кооперативов можно говорить весьма осторожно. Постепенно в параллельных коллегиях также стали вводиться требования, предусмотренные для вступления в традиционные коллегии.
К концу 1995г. в России наряду с традиционными коллегиями адвокатов официально было зарегистрировано около 40 "параллельных" коллегий. Больше всего их оказалось в Москве, где еще в 1989г. был создан Московский Государственный центр правовой помощи предприятиям по предупреждения правонарушений. Штатная численность Центра составляла 80 человек. Он действовал на принципах хозрасчета и самофинансирования.
Накануне массовой приватизации предприятий руководители этого Центра одним из первых сориентировались в том, что можно создать свою адвокатуру как организацию, обслуживающую исключительно бизнес.
В январе 1992г. решением мэра и правительства столицы при активной поддержке Министерства юстиции Госюрцентр Мосгортисполкома был переименован в Московский юридический центр Правительства Москвы. Целью его была провозглашена защита прав и законных интересов юридических лиц и граждан, хотя по-прежнему его основными клиентами были представители рыночной экономики и предпринимательства.
В ноябре 1993 года Минюст РСФСР и Правительство Москвы приняли постановление о преобразовании Московского юридического центра в коллегию адвокатов "Московский юридический центр". А в 1995 году альтернативные коллегии образовали Гильдию российских адвокатов. Этот период и следует считать началом появления альтернативной адвокатуры.
В Москве в различных регионах Российской Федерации стали возникать филиалы и представительства как Мосюрцентра, так и Гильдии российских адвокатов.
Интересен процесс создания Санкт - Петербургский Объединенной коллегии адвокатов. В декабре 1986г. на базе юридического отдела Ленинградского научно-производственного объединения "Электронмаш" было создано внештатное хозрасчетное бюро юридических услуг. Оно предназначалось для обслуживания предприятий, кооперативов, не имеющих в штате юрисконсультов или юридических служб, с правом представительства и защиты интересов по гражданским и уголовным делам.
В январе 1989г. образовывается Ленинградский Союз юридических кооперативов, а в декабре того же года - Межрегиональный Союз правовых кооперативов, объединивший 50 кооперативов страны с более чем 600 участниками.
8 апреля 1990г. 40 практикующих юристов Ленинграда и Ленинградской области, руководствуясь ст. 3 Закона СССР "Об адвокатуре в СССР" учредили Ленинградскую Объединенную коллегию адвокатов в качестве добровольного межтерриториального объединения профессиональных юристов, практикующих в области защиты прав граждан и организаций.
В сентябре 1991г., в связи с возвращением Ленинграду его исторического названия - Санкт - Петербург, коллегия была переименована в Санкт - Петербургскую Объединенную коллегию адвокатов.
В 1999г. численность этой коллегии достигла 1000 человек. Они работали в 65 консультациях, шести представительствах и семи филиалах, расположенных в 17 субъектах Федерации и 25 городах: Барнауле, Белгороде, Владимире, Казани, Коломне, Краснодаре, Красноярске, Кургане, Люберцах, Москве, Мурманске, Нижнем Новгороде, Новгороде Великом, Новороссийске, Петрозаводске, Сочи, Ярославле и др.[2]
В Ростове-на-Дону "Вторая областная коллегия адвокатов" создавалась "в целях расширения возможностей по оказанию юридической помощи гражданам и организациям в период рыночных отношений, содействию и укреплению законности". Так было указано в постановлении главы администрации.
Вторым пунктом указанного постановления было записано: "Поручить отделу юстиции во взаимодействии с постоянной комиссией по законности и охране общественного порядка областного Совета народных депутатов образовать оргкомитет по формированию "Второй областной коллегии адвокатов". В своем интервью начальник Ростовского управления юстиции заявил: "Новая организация должна функционировать в системе юстиции. С практической точки зрения не будет возникать проблем по размещению новой юридической службы, как в Ростове, так и в других городах и районах области.
Адвокатов "Второй коллегии" можно будет привлекать к работе контрольных механизмов, которые могут быть созданы при главе администрации. Это послужит реальным и эффективным фактором усиления исполнительной власти в подготовке и реализации правовых актов". Попытки создания альтернативных коллегий делались и В Московской области
В своем обращении к министру юстиции РФ учредители писали о том, что создание независимой адвокатской структуры будет содействовать улучшению правового обслуживания населения, т.к. это ликвидирует монополию на эту деятельность, которая до сего времени сконцентрирована в традиционной адвокатуре.
Начальник Управления юстиции Московской области поддержал идею создания "Люберецкой независимой коллегии адвокатов". Мотивировал это тем, что в Московской области сложились крайне тяжелая ситуация с рассмотрением уголовных и гражданских дел в народных судах. На 01.01.1992г. в судах области осталось нерассмотренными около трех тысяч уголовных и 11 тысяч гражданских дел. Следственные изоляторы области содержат сверх установленного лимита до 90% арестованных..
Из 33 юристов - учредителей новой коллегии 10 человек - бывшие работники МВД и КГБ. Большинство из них в недавнем прошлом трудились на должностях, наделенных большими властными полномочиями.
Примерно так создавались альтернативные коллегии и в других субъектах Российской Федерации. Оценки их работы были самые разные, в том числе и резко отрицательные.
Сегодня следует признать, что альтернативные коллегии выиграли конкуренцию в борьбе с традиционными коллегиями. Они отличаются тем, что имеют лучшую материальную базу, в том числе компьютерную , солидные фирмы и т.д. Они лучше оснащены и материально, богаче многих традиционных коллегий. Но вызвано не тем, что они не были обременены выполнением дел по ст. 49 УПК РСФСР, Оказанием бесплатной юридической помощи населению они также не занимались. Образовывались они, как правило, в крупных городах. Здесь легче наладить работу: меньше препятствий, проще порядки. Поэтому их стартовые возможности совсем другие, чем у традиционных коллегий.
Заслуживают самого внимательного изучения доводы, которые высказывают представители и сторонники параллельных или альтернативных коллегий.
Прежде всего альтернативные коллегии существенно увеличили число имеющихся адвокатов за счет высококвалифицированных юристов, долгое время проработавших в правоохранительных органах, перешедших из юридических служб предприятий и организаций. Тем самым решилась проблема преодоления монополизма в сфере оказания юридической помощи.
Рост конкуренции позволил снизить цены. Они ранее были чрезмерными для большинства граждан. Ликвидация альтернативных коллегий может привести к увеличению стоимости адвокатских услуг[3].
Традиционные коллегии - это "пережиток прошлого", говорят представители новых коллегий. "Старые коллегии - прокоммунистические". Их "адвокатские начальники" назначались решениями обкомов и райкомов и сейчас руководят адвокатами "по старинке".
Создание альтернативных коллегий вызвано спросом на юридическую помощь населения. "Если они создаются, значит, это кому-то надо"[4].
Многие субъекты Российской Федерации заинтересованы в сохранении на своих территориях филиалов и представительств "Гильдии" и подобных ей структур, т.е. альтернативных коллегий адвокатов.
Наконец, утверждают они, сохранение в субъекте Федерации одной коллегии противоречит Конституции РФ, а она провозгласила защиту прав и свобод РФ" (ст. 72 Конституции РФ). При этом, по их мнению, ущемляются конституционные права граждан. Ведь человек не сможет выбирать себе ни адвоката по собственному желанию, ни даже коллегию.
В работе альтернативных коллегий много серьезных недостатков. В печати отмечается, что адвокат альтернативных коллегий защиту по назначению до сих пор осуществляют неохотно. "Так, адвокаты ЮК №13 московской коллегии "Канон" в г. Черкесске не защищали но одного человека по назначению. В то же время адвокаты Карачаево-Черкесской коллегии только за период с мая 1998 по май 1999 года только в судах республики затратили на защиту по назначений. Около 3 (трех) тысяч судодней[5].
И это легко объяснить. Как отмечает, С. Поляков, так называемые "параллельные", "нетрадиционные" и т.п. коллегии адвокатов создавались не только для того, чтобы не зависеть от руководства региональных "традиционных" коллегий в получении статуса адвоката, но и для того, чтобы в осуществлении адвокатской деятельности не нагружаться неоплачиваемой работой. Мизерные расценки и тягостная практика реальной выплаты вознаграждений по делам, где адвокат назначается для защиты лиц, указывающих на свою неспособность оплатить его услуги, вынуждают адвокатов воспринимать такую работу, как фактически бесплатную, как принудительный труд[6].
Традиционные коллегии до сих пор несут основное бремя по бесплатной работе. "Из семи легитимных коллегий на территории области основное бремя (главным образом, по бесплатной правовой помощи) несет "монопольная" коллегия - Свердловская областная. Только за 1998 год мы провели более 40 тысяч уголовных дел по назначениям органов следствия и судом, затратили 85 тысяч рабочих дней. И продолжаем эту работу, несмотря на растущую задолженность Федерального и областного бюджетов - за 3 года в сумме 3 млн. Рублей. В десятках городов и районов области бесплатные правовые услуги составляют 80%. Что-то не видно там "альтернативщиков". А мы везде содержим юрконсультации - всего 110, число адвокатов -800"1.
Ст. 22 закона "Об адвокатуре РФ" конкретизирует правовой статус коллегии. Здесь указано, что коллегия адвокатов является юридическим лицом, имеет самостоятельный баланс, открывает счета в банках в соответствии с законодательством Российской Федерации, имеет печать, штампы и бланки с адресом и наименованием коллегии адвокатов, содержащим указание на субъект Российской Федерации, на территории которого учреждена коллегия адвокатов. Эта норма по сравнению с законом 1980г. более широко определяет коллегию адвокатов, увязывает ее с территориальным принципом действия.
Адвокаты, как и другие граждане, наделены социально - политическими и личными правами. Но, помимо этих прав, у адвокатов есть и некоторые особые права, которые дает им членство в коллегии.
Одну часть прав, вытекающих из членства, адвокат получает, вступая во взаимоотношения с государственными органами, гражданами и т.д. В этих случаях адвокат может требовать от государства защиты своих субъективных прав. Например, праву адвоката запрашивать справки, характеристики и иные документы, необходимые в связи с оказанием юридической помощи, соответствует обязанность государственных и иных организаций выдавать эти документы или их копии.
Другая часть прав, вытекающих из членства, имеется у адвоката по отношению к самой коллегии, к ее отдельным звеньям, органам и к другим адвокатам. Например, право избирать и быть избранным в органы коллегии.
В связи с вступлением нового закона "Об адвокатуре" увеличились права адвоката: опрашивать с их согласия лиц, предположительно владеющих информацией, относящейся к делу, по которому адвокат оказывает юридическую помощь; собирать и предоставлять предметы и документы, которые могут быть признаны вещественными и иными доказательствами, в порядке, установленном законодательством Российской Федерации; привлекать на договорной основе специалистов для разъяснения вопросов, связанных с оказанием юридической помощи.
Ранее - еще до придания вышеназванному правомочию юридической силы, оно подверглось жесткой критике. В частности, прокурор г.Казани Багаутдинов Ф., назвал вышеназванные полномочия неприемлемыми для адвоката.
При этом, по мнению господина прокурора в правомочии "опрашивать с их согласия лиц, предположительно владеющих информацией, относящейся к делу, по которому адвокат оказывает юридическую помощь; собирать и предоставлять предметы и документы, которые могут быть признаны вещественными и иными доказательствами" фактически речь идет о введении параллельного расследования. Как отмечает Багаутдинов Ф., "некоторые адвокаты уже сегодня, не имея законных оснований, во всю "выходят" на свидетелей и потерпевших, ведут с ними "беседы", естественно, преследуя свои частные интересы. Эти "беседы" нередко сопровождаются неприкрытым давлением, запугиванием. Подкованный, грамотный адвокат может запугать или запутать любого свидетеля, потерпевшего, и этого полномочия ему предоставлять нельзя".
Господин Багаутдинов Ф., мотивируя, почему нужно было исключить из Закона положения о возможности привлекать на договорной основе специалистов, отмечает: все мы прекрасно понимаем, что частные специалисты за соответствующую оплату могут дать такое разъяснение, которое будет противоречить выводам официальных экспертиз, проведенных по постановлению следователя. Такие "частные платные разъяснения" сейчас часто используются по гражданским спорам. Например, в г. Казани группа ученых-психиатров создала частную консультацию. Они тоже дают разъяснения - в основном о психическом состоянии тех или иных лиц. Связано это, как правило, с гражданскими спорами по вопросам наследования, раздела имущества и т.д. Например, оспаривается завещание, которое дал пожилой человек в больнице незадолго до смерти. Врач-психиатр частной консультации, изучив представленные заинтересованными лицами медицинские и другие документы, делает обтекаемый вывод о том, что больной был "не в себе", когда составлялось завещание. А назначенная судом и проведенная в специальном экспертном учреждении - Республиканской психиатрической больнице - экспертиза дает заключение, что лицо при составлении завещания находилось "в своем уме". Итак, появились два мнения специалистов. И когда уважаемого профессора из частной консультации приглашают в суд, он только разводит руками - дескать, имелось мало материалов для исследования, да и его мнение носит предположительный характер. Тем не менее, заинтересованные лица долго будут засыпать кассационную и надзорную инстанции жалобами о пересмотре решения по гражданскому делу, ссылаясь именно на заключение частных специалистов[7].
На наш взгляд придание данных правомочий адвокату создает не только помехи следствию, чего предусмотрительно опасается оппонент, но и положительно влияет на объективность процесса. Адвокат может "откопать" те доказательства, которые государственные служащие могут обойти вниманием, впрочем, если он конечно в этом заинтересован (и не в последнюю очередь - материально). Что касается привлечения специалистов, то и здесь автору есть что возразить. Как нам известно из норм процессуального права, специалист -лицо обладающее специальными познаниями. В случае, если оно дает неверное заключение (тем более, если это имеет место не единожды повторяться), можно поставить вопрос о "неполномочности" данного лица. Впрочем, это уже вопрос ответственности привлеченных к делу специалистов. Нас же интересует вопрос правильности наделения адвоката "полномочиями по привлечению специалистов". На наш взгляд - это не просто нужное правомочие, но и следствие принципам судебного разбирательства. Ведь только "в споре рождается истина", а, следовательно и участие "сторонних специалистов" положительно повлияет на объективность судебного разбирательства и максимальную исследованность каждого конкретного дела.
Работа коллегий адвокатов Российской Федерации в 2001 году.
Правовая помощь физическим лицам.
За отчетный период адвокаты РФ выполнили 11 976 457 поручений граждан. Это на 860759 поручений больше, чем в 2000 году (11 115 698). В том числе
- дано адвокатами устных консультаций - 9 624 788 (в 2000 году - 6 365 190), в том числе бесплатно - 6 431 483 (в 2000 году - 3 190 293);
- составлено документов - 3 286 919 (в 2000 году - 2 013 970), в том числе бесплатно - 644 896 (в 2000 году - 694 184).
Исполнено поручений по ведению уголовных дел - 1 756 055, что меньше на 497 923 поручения (в 2000 году - 2 253 978). В том числе с момента задержания или заключения под стражу - 55573 126 поручений (в 2000 году - 45555 274), в суде первой инстанции --979 875 (в 2000 году - 924 572), в суде присяжных - 3534, у мирового судьи - 48 565.
Обжаловано решений судов по уголовным делам - 271 208 (в 2000 году - 282 750), в том числе в кассационном порядке - 194 393 (в 2000 году - 143 307), в порядке надзора - 5555 399 (в 2000 году - 38 750).
Нагрузка одного адвоката по ведению уголовных дел по Российской Федерации составила около 3,2 дела в месяц (в 2000 году - около 4,5 дел в месяц)1.
В 2001 году по назначению органов следствия и суда выполнено 1 118 520 поручений (в 2000 году - 1 132 476) - 63,6 % от общего объема работы уголовным делам. В 2000 году это соотношение составляло 50,3%.
Сумма, подлежащая выплате за участие в делах по назначению на основании постановлений (определений), вынесенных за отчетный период, составила 175 428 964 руб., сумма, полученная за участие в делах по назначению, составило 101 205 076 руб.
Исполнено поручений по ведению гражданских дел 540 761, что больше на 97 392 поручений (в 2000 году - 443 369), в том числе бесплатно - 49 883 (в 200 году - 27 480), в суде первой инстанции - 392 946 (в 2000 году - 333 673), в кассационной инстанции - 97 046 (в 2000 году - 88 916), у мирового судьи - 28 735.
Обжаловано решений по гражданским делам - 141 177, в том числе в кассационном порядке - 102 802, в порядке надзора - 37 598.
Адвокатами в 2001 году исполнено 53 241 поручение по ведению административных дел, что на 13 499 поручений больше, чем в 2000 году.
Юридическая помощь организациям
В 2001 году количество организаций, с которыми заключены договоры на оказание юридической помощи, составило 32 438. Заключено 31 578 договоров на оказание юридической помощи организациям и предприятиям различных форм собственности, что на 5701 договор меньше, чем 2000 году. Исполнено поручений по ведению дел:
- в арбитражных судах - 45 502;
- в иных судах - 18 517.1
Закон запрещает адвокатам состоять на службе в учреждениях, организациях, на предприятиях. Традиционный запрет адвокатам состоять на службе обусловлен тем, что такая служба может повлечь снижение качества юридической помощи не только из-за занятости другой работы, но и в связи с утратой адвокатом своей независимости. Став служащим, адвокат должен будет выполнять указания вышестоящих должностных лиц, включая те, которые противоречат его убеждениям. Такое подчинение крайне нежелательно, ведь адвокатская профессия требует независимости от всяких посторонних влияний и может осуществляться успешно лишь под влиянием своего долга, который дает адвокату возможность поступать с надлежащей твердостью, решительность, убежденностью.
Пользуясь своей независимостью, адвокат должен помнить, что цель не может оправдывать средства. И высокие цели правосудного ограждения обществ, и защита личности от несправедливого обвинения должны быть достигаемы только нравственными способами и приемами.
Таким образом, оказывая юридическую помощь, адвокат руководствуется лишь указаниями закона и своего профессионального долга, а не мнениями и оценками каких-либо органов и должностных лиц, в том числе органов и должностных лиц коллегии адвокатов.
Выпускники юридических вузов, не имеющие стажа работы по специальности юриста или при недостаточности такого стажа, принимаются в коллегию адвокатов лишь после прохождения стажировки, сроком не менее шести месяцев, время стажировки может быть продлено. С вступлением нового закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" срок стажировки был увеличен от одного года до двух лет (ст.28).Стажер адвоката осуществляет свою деятельность под руководством адвоката (адвокат, имеющий адвокатский стаж не менее пяти лет, вправе иметь стажеров), выполняя его отдельные поручения. Стажер адвоката не вправе самостоятельно заниматься адвокатской деятельностью, обязан хранить адвокатскую тайну.
Стажер принимается на работу на условиях трудового договора, заключенного с адвокатским образованием, а в случае, если адвокат осуществляет свою деятельность в адвокатском кабинете, - с адвокатом, которые являются по отношению к данному лицу работодателями.
У некоторых адвокатов имеются их помощники. Помощниками адвоката могут быть лица, имеющие высшее, незаконченное высшее или среднее юридическое образование. Помощник адвоката не вправе заниматься адвокатской деятельностью, обязан хранить адвокатскую тайну.
Социальное страхование помощника адвоката осуществляется адвокатским образованием, в котором работает помощник, а в случае, если адвокат осуществляет свою деятельность в адвокатском кабинете, - адвокатом, в адвокатском кабинете которого работает помощник.
Статус адвоката прекращается по следующим основаниям:
O Личное заявление адвоката в письменной форме о прекращении статуса адвоката;
O Вступление в законную силу решения суда о признании адвоката недееспособным или ограниченно дееспособным;
O Отсутствие в адвокатской палате в течении шести месяцев со дня наступления обстоятельств, предусмотренных пунктом 6 статьи 15 настоящего Федерального закона, сведений об избрании адвокатом формы адвокатского образования, учредителем (членом) которого является адвокат;
O Смерть адвоката или вступление в законную силу решение суда об объявлении его умершим;
O Совершение поступка, порочащего честь и достоинство адвоката или умаляющего авторитет адвокатуры;
O Неисполнение или ненадлежащее исполнение адвокатом своих профессиональных обязанностей перед доверителем, а также неисполнение решений органов адвокатской палаты, принятых в пределах их компетенции;
O Вступление в законную силу приговора суда о признании адвоката виновным в совершении умышленного преступления;
O Установление недостоверности сведений, представленных в квалификационную комиссию в соответствии с требованиями.
Решение о прекращении статуса адвоката принимает совет адвокатской палаты того субъекта Российской Федерации, в региональный реестр которого внесены сведения об этом адвокате. В случаях, предусмотренных подпунктами 5 и 6 пункта 1 настоящей статьи, решение принимается советом соответствующей адвокатской палаты на основании заключения квалификационной комиссии.
О принятом решении совет в семидневный срок со дня принятия решения о прекращении статуса адвоката уведомляет в письменной форме лицо, статус адвоката которого прекращен, за исключением случая прекращения статуса адвоката по основанию, предусмотренному подпунктом 4 пункта 1 настоящей статьи, соответствующее адвокатское образование, а также соответствующий территориальный орган юстиции, который вносит необходимые изменения в региональный реестр.
Решение о прекращении статуса адвоката может быть обжалован в суд.
Территориальный орган юстиции, располагающий сведениями об обстоятельствах, являющихся основаниями для прекращения статуса адвоката, направляет представление о прекращении статуса адвоката в адвокатскую палату. В случае, если совет адвокатской палаты в месячный срок со дня поступления соответствующего представления не принял решение о прекращении статуса адвоката в отношении данного адвоката, территориальный орган юстиции в праве обратиться в суд с заявлением о прекращении статуса адвоката.



1 См.: Адвокатские коллегии: общественные объединения или юридические фирмы? // Российская юстиция. 1998. №12. С.35
1 См.: Закон "Об общественных объединениях". Ст. 1,9.
[1] Резник Г. Концепция хороша, какова будет ее реализация? // Российская юстиция. - №8. - август 2001г.
[2] Газета "Право". 1999. №1-2.С.4.
[3] См. например: Поляков С. За "бесплатно" адвокат выполнит лишь роль огородного пугала // Российская юстиция. - №5. - май 2002 г.; Канукова М. Нужна муниципальная адвокатура // Российская юстиция. - №4. - апрель 2000 г.
[4] Савицкий В.М. И адвокат сегодня просит о защите. // Российская газета. 1999. 24.04.
[5] Теунаев Р.К. Обсуждаем проект закона "Об адвокатуре. // Адвокат. 1999. №7. С.9.
[6] Поляков С. За "бесплатно" адвокат выполнит лишь роль огородного пугала // Российская юстиция. - №5. - май 2002 г.
1 Смирнов В. Закон об адвокатуре надо принять незамедлительно. //Российская юстиция. 1999. №5.С.13.
[7] Багаутдинов Ф. Закон об адвокатуре: взгляд с другой стороны // Российская юстиция. - №5. - май 2001г.
1 См.: Работа коллегий адвокатов Российской Федерации в 2001 году.// Российская юстиция. 2002. №8.С.71.
1 См.: Работа коллегий адвокатов Российской Федерации в 2001 году. //Российская юстиция.2002. №8. С.71
2. Юридические консультации
До начала демократических преобразований в России в коллегиях единственной организационной формой оказания правовой помощи населению были юридические консультации. Так, в Московской области коллегии их было 64, в каждом районе - по одной юрконсультации, а также в некоторых больших населенных пунктах области (Куровское, Жуковский и др.). В Москве количество консультаций соответствовало числу районов. Место нахождения юридических консультаций и количество работающих в ней адвокатов определялись президиумом коллегии по согласованию с Министерством юстиции автономной республики, отделом юстиции автономной республики, отделом юстиции исполнительного комитета краевого, областного, городского Совета народных депутатов, а также исполнительным комитетом районного, городского, районного в городе Совета народных депутатов.
Юрконсультации часто открывались по инициативе местных органов власти. Они были заинтересованы в том, чтобы на их территории работала юридическая консультация для оказания правовой помощи населению. Там, где начинал работать суд, также возникала потребность в открытии юридической консультации. Каждая консультация имеет текущий счет в банке, печать, штамп с обозначением своего наименования и принадлежности к соответствующей коллегии адвокатов. Юридическим лицом юрконсультации не была раньше и не является сейчас.
Руководство юридических консультаций осуществляет заведующий, назначаемый президиумом коллегии. В больших по численному составу юрконсультациях назначается также заместитель заведующего. Он помогает заведующему в осуществлении его руководящих функций, а в период отпуска, болезни, командировки и пр. Исполняет его обязанности.
До 90-х годов должность заведующего юридических консультаций обязательно согласовывалась с управлением юстиции соответствующего облисполкома.
Как правило, кандидат на должность заведующего юридических консультаций должен был быть членом КПСС.
Современное положение юридических консультаций регулируется ст.24 Закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ".
В названной статье закрепляется: "Для организации работы по оказанию юридической помощи коллегия адвокатов создает юридические консультации, исходя из административно - территориального деления соответствующего субъекта Российской Федерации", президиум принимает решения о создании юридической консультации и прекращения ее деятельности. Он же назначает руководителя юридической консультации, который действует на основании доверенности, выданной президиумом коллегии адвокатов. Следовательно, все остается по-старому.
Сегодня нельзя недооценивать значение юридических консультаций как основных звеньев оказания правовой помощи населению. Особенно бесплатной.
Адвокаты юридических консультаций всегда помогают человеку, столкнувшемуся со сложной проблемой, требующей правового разрешения. Сами "помощники" сегодня находятся в очень трудных жизненных обстоятельствах. "Условия, в которых работают юридические консультации на местах, - отмечает А. Галоганов, - лакмусовая бумажка отношений властей к правам своих граждан"1.
Лицо, нуждающееся в оказании юридической помощи, может получить ее через юридическую консультацию, надеясь на силы и возможности этой организации. Оно знает, что адвокат, которому будет поручено ведение дела, находится под руководством и контролем коллектива своих товарищей по профессии. Ему, в случае необходимости, может быть оказана соответствующая помощь и поддержка силами всего коллектива юридической консультации.
В юридических консультациях традиционно действуют различные формы деловой взаимопомощи при осуществлении своих профессиональных функций. К ним можно отнести: консультации друг с другом, обмен опытом работы, совместное участие адвокатов в групповых процессах, предварительное или последующее обсуждение правовой позиции адвоката с клиентом, решение проблемы коллизионной защиты, если таковая возникает по делу, и т.п.
Результаты проверок качества работы адвокатов заслушиваются на собраниях юридических консультаций. Они по-прежнему имеют важное значение в жизни адвокатуры. На производственных совещаниях адвокаты обсуждают наиболее важные для них вопросы: новое законодательство, спорные вопросы законотворчества, правовые и процессуальные позиции по сложным уголовным и гражданским делам, и др.
Производственные совещания способствуют повышению профессионального мастерства адвокатов.
Общее собрание (конференция) членов коллегии адвокатов.
Общее собрание (конференция) членов коллегии адвокатов созывается не реже одного раза в год.
В коллегии адвокатов, насчитывающей более 300 человек, вместо общего собрания членов коллегии может созываться конференция.
Конференция приравнивается к общему собранию и как высший орган правомочна решать все вопросы, которые подлежат ведению общего собрания. Нормы представительства на конференцию устанавливаются президиумом. Делегаты избираются на общих собраниях юридических консультаций.
Конференция считается правомочной при участии в ней не менее двух третей избранных делегатов.
Возможность замены общего собрания конференций носит исключительный характер. Она предусмотрена лишь относительно небольшим числом коллегий адвокатов.
В законодательстве подчеркивается, что конференции в крупных по численности коллегиях могут, но не должны заменять общее собрание. Конференцию созывает президиум. Он решает вопрос о замене общего собрания конференцией.
Замена общего собрания конференцией направлена на облегчение и ускорение решения вопросов, подлежащих ведению общего собрания. Отбор на конференцию делегатов проходит подлинно демократическим путем.
Допустимость в порядке исключения замены общего собрания конференцией ни в коей мере не ущемляет демократических основ адвокатуры. Наоборот, в Российской Федерации - это конкретное проявление более гибкого использования демократических форм самоуправления на основе учета местных условий. Бесспорно, что общее собрание является самой демократической формой организации работы.
Общему собранию (конференции) членов коллегии адвокатов принадлежит право досрочного отзыва членов президиума и ревизионной комиссии, не оправдавших оказанного им доверия.
Общее собрание (конференция) членов коллегии адвокатов:
- избирает президиум коллегии адвокатов и ревизионную комиссию;
- устанавливает численный состав, штаты, смету доходов и расходов коллегии адвокатов с последующим утверждением Советом Министров автономной республики, исполнительным комитетом краевого, областного, городского Совета народных депутатов;
- заслушивает и утверждает отчеты о деятельности президиума коллегии и ревизионной комиссии;
- утверждает по согласованию с профсоюзными органами правила внутреннего трудового распорядка коллегии адвокатов;
- определяет порядок оплаты труда адвокатов в соответствии с правилами, устанавливаемыми Министерством юстиции СССР;
- рассматривает жалобы на постановления президиума коллегии; членов коллегии адвокатов.
В ст. 11 Закона "Об адвокатуре РФ" указано, что на "общем собрании (конференции) тайным голосованием на срок не более трех лет из числа членов коллегии избираются: президиум коллегии, председатель президиума и его заместители, ревизионная комиссия, которые подотчетны общему собранию (конференции)".
Новеллой Закона "Об адвокатуре РФ" является то, что тайным голосованием на общем собрании избирается не только президиум коллегии, но и его председатель ревизионной комиссии.
В новом Законе "об адвокатуре РФ" выборы руководящих органов коллегии и конкретных руководителей по сравнению с "Положением об адвокатуре РСФСР" 1980г. являются более демократичными, соответствующими требованиям сегодняшнего времени. Если раньше адвокаты, избирая президиум, даже не знали кандидатуру тех, кто возглавить его, то по новому законодательству адвокаты будут непосредственно тайным голосованием избирать всех руководителей. Это повысит ответственность самих избирателей и избираемых лиц. Ведь каждый из претендентов на выборную должность может изложить коллегам свою программу работы, показать понимание им перспектив коллегии. Более того, любой адвокат может выдвинуть свою кандидатуру непосредственно на должность председателя коллегии или заместителя, минуя выборы в члены президиума коллегии. Разумеется, если он четко изложит свои доводы и они будут восприняты собранием.
Ст. 11 Закона "Об адвокатуре РФ" указывает, что президиум является ее исполнительным органом, который осуществляет текущее руководство деятельностью коллегии. Президиум в пределах своей компетенции представляет коллегию в органах государственной власти, местного самоуправления, общественных объединениях и других организациях, содействует повышению профессионального уровня членов коллегии, защищает права адвокатов, обеспечивает их помещениями для работы и информационным материалом, занимается методической и издательской деятельностью, осуществляет иные функции, отнесенные к компетенции президиума.
По сравнению со ст. 8 "Положения об адвокатуре РСФСР" полномочия президиума в законе "Об адвокатуре РФ" уменьшены. Так, в ст.8 Положения 1980г. говориться, что президиум созывает общее собрание (конференцию), организует юридические консультации, руководит их деятельностью, проводит проверки работы юридических консультаций и отдельных адвокатов, назначает и освобождает от работы заведующих юридическими консультациями, причем по согласованию с министерством юстиции автономной республики, отделом юстиции исполнительного комитета краевого, областного, городского Совета народных депутатов, принимает в члены коллегии и в состав стажеров, организует прохождение стажировки, распределяет адвокатов по юридическим консультациям и решает вопросы их перевода их одной консультации в другую, отчисляет и исключает из членов коллегии и из состава стажеров, утверждает штаты и сметы юридических консультаций, проводит мероприятия по повышению идейно - политического уровня и юридической квалификации членов коллегии, осуществляет контроль за качеством работы адвокатов, обобщает и распространяет положительный опыт работы юридических консультаций и адвокатов, разрабатывает и издает методические пособия по вопросам адвокатской деятельности. Кроме того, он обеспечивает соблюдение правил внутреннего трудового распорядка адвокатами, принимает меры поощрения, рассматривает дела о дисциплинарные взыскания, занимается рассмотрением предложений, заявлений и жалоб граждан в юридических консультациях, организует изучение и обобщение причин преступных проявлений, иных нарушений законности, вносит по этим вопросам предложения в государственные и общественные организации, организует участие адвокатов в пропаганде законодательства, контролирует соблюдение порядка оплаты юридической помощи, оказываемой адвокатами, и оплату труда самих адвокатов, принимает решения об оказании бесплатной юридической помощи, распоряжается средствами коллегии в соответствии со сметой. Президиум осуществляет мероприятия по улучшению материально - бытовых условий адвокатов и административно - технического персонала коллегии и по охране их труда, организует ведение справочной работы по законодательству и судебной практике, ведет статистическую и финансовую отчетность по установленным формам и представляет ее министерству юстиции автономной республики, отделу юстиции исполнительного комитета краевого, областного, городского Совета народных депутатов, представляет Совету Министров автономной республики, исполнительному комитету краевого, областного, городского Совета народных депутатов, Министерству юстиции РФ сообщения о деятельности коллегии адвокатов.



1 Будущее юстиции туманно // Народная газета. 1993. 3 фев. (Беседа с А. Галогеновым)
Раздел III. Проблемные аспекты деятельности адвокатуры в Российской Федерации
Принятие Закона об адвокатуре - большое и важное дело,
теперь главное "заставить работать" его в нужном направлении.
За несколько месяцев до принятия долгожданного Закона, исследователи отмечали, "закон об адвокатуре в России сегодня все никак не может родиться из-за боязни его авторов прямо назвать проблемы и принять напрашивающиеся, но нетрадиционные, решения". Итак, закон принят. Более того, он уже пол года применяется на практике. В связи с этим возникает логичный вопрос: решены ли накопившиеся проблемы? Или закон не принес существенных нововведений?
Одним из самых насущных и дискуссионных вопросов - был и является вопрос коммерциализации адвокатуры.
Для адвокатов, занимающихся обслуживанием бизнеса, актуальным является вопрос о так называемой "коммерциализации адвокатуры". Между тем Федеральный закон "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" запрещает адвокатам, как предпринимательскую деятельность, так и создание каких-либо коммерческих фирм.
Относительно коммерциализации адвокатуры существуют две точки зрения.
Одни авторы утверждают: Запрет на предпринимательство, по существу, нарушает Конституцию РФ. Ведь в данном случае ограничиваются права гражданина, а, как известно, в силу ч.3 ст.55 Конституции РФ ограничение прав и свобод граждан допускается только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны и безопасности государства. Совершенно очевидно, что занятие адвокатом предпринимательской деятельностью в области права не посягает ни на один из перечисленных институтов. Эта статья законопроекта явно неконституционна и, если она сохранится в принятом законе, то с большой вероятностью на успех может быть оспорена в Конституционном Суде РФ[1].
Оппоненты называют коммерциализацию вирусом и недопустимым правомочием[2].
В качестве альтернативы коммерциализации речь в законе идет об откате далеко назад, к адвокатуре, объединяющей индивидуально действующих адвокатов либо некоммерческие адвокатские бюро. Это означает, что сегодняшним адвокатским фирмам, которым присущи черты обычной коммерческой организации (а таких немало), придется выбирать - либо оставаться в составе адвокатуры, либо уходить из нее. Такой же выбор встанет перед адвокатами, занимающимися предпринимательской деятельностью (например, теми, кто занимается антикризисным управлением, входит в советы директоров предприятий и т.д.). Для всех них реализация на практике норм закона об адвокатуре будет иметь крайне отрицательные последствия[3].
Кто же прав в данном споре? Есть ли будущее за коммерциализацией адвокатуры?
Действительно, декоммерциализированная адвокатура имеет массу недостатков, а лучше сказать, упущений. Действительно, произойдет замораживание нынешнего, далеко не блестящего положения адвокатской корпорации. Будут и весьма значительные потери. С позиций макроэкономики отрасль закрывается для капитализации. Никто, даже сами адвокаты, у которых имеются средства, не будут инвестировать в адвокатуру, в адвокатские кабинеты и адвокатские бюро денег больше, чем это необходимо для создания комфортных условий труда. Ведь такие капиталовложения не окупятся в дальнейшем дивидендами. А без инвестиций извне отрасль в условиях рынка обречена на отставание от других капитализированных секторов экономики. Это также означает, что нам в обозримом будущем не достичь индустриального уровня рынка юридических услуг, у нас не будет адвокатских фирм, насчитывающих сотни и даже тысячи высококвалифицированных юристов, фирм, способных работать во всех уголках планеты, где есть платежеспособный спрос на адвокатские услуги мирового уровня (такие компании имеются в США, Великобритании, других странах с развитой экономикой). Кроме того, это значит, что мы заранее признали неизбежное свое поражение в конкурентной борьбе с мощными иностранными юридическими фирмами и отдали им на откуп весь рынок. И еще: адвокатура в России сегодня не имеет серьезного веса в обществе, влияния на политику, на законодательный процесс. Не будет она его иметь и завтра. Лоббирование в органах власти, как ни цинично это звучит, стоит очень больших денег. Откуда им взяться в некоммерческой структуре?[4]
Кроме того, для адвокатуры фактически закрывается возможность ведения инвестиционной деятельности, закрывается конкуренция в современном значении этого слова.
С другой стороны, погоня за длинным рублем, тотальная коммерциализация деятельности адвокатуры извращает ее сущность.
Как отмечает, Генри Резник, "в профессии адвоката сочетаются два эти качества: творчество и высокая общественная значимость. Каждое дело по-своему уникально и не терпит шаблона. Сборники судебных речей говорят о способности адвокатов создавать подлинные шедевры ораторского искусства. Правовые позиции, разработанные адвокатами по конкретным делам, нередко формируют судебную практику и могут приводить к изменению законодательства. С другой стороны, адвокат - участник отправления правосудия, без него, по словам Владимира Даниловича Спасовича, "суд не будет суд, а западня, куда вовлекаемый подсудимый обречен на неизбежное почти осуждение". Обязанность адвоката - постоянно поддерживать честь и достоинство своей профессии. Для адвоката негоже то, что входит в само существо деятельности даже самого честного коммерсанта - безусловно полезной и уважаемой.
Известно: реклама - двигатель коммерции. Адвокату реклама воспрещается: в одних странах, во Франции например, - законом, в других - нормами профессиональной морали. Самореклама для адвоката - просто постыдна.
Коммерсанту безразлично, кому сбыть товар. Адвокату предписывается особая разборчивость в способах приобретения дел. Унижает профессию и влечет дисциплинарное взыскание навязывание своих услуг: рассылка писем потенциальным клиентам, заключение негласных соглашений о рекомендации со следователями и служащими канцелярий судов, наем агентов, доставляющих клиентуру. Нельзя допустить, чтобы для России вновь, как и на рубеже XIX - XX веков, стала актуальной борьба с маклерами - посредниками, получающими от адвокатов мзду за приискание клиентов, а нередко просто ведущими с ними денежные расчеты. Кодекс поведения для адвокатов в Европейском сообществе воспрещает адвокату делить свое вознаграждение с не адвокатами"[5].
Наконец, на адвокатуру возложена публичная обязанность, вытекающая из ст.48 Конституции РФ, - оказывать в предусмотренных законом случаях бесплатную юридическую помощь и осуществлять защиту лиц, арестованных по подозрению или обвиняемых в совершении преступления, по назначению органов следствия и суда. Между тем для обсуждаемой проблемы важно то, что уровень профессиональной защиты не должен зависеть от размера гонорара, от того, осуществляется она по назначению или по соглашению. Коммерциализация же адвокатуры окончательно понизит интерес адвокатов к такого рода делам.
В качестве заключения отметим: на наш взгляд, Российская адвокатура еще не созрела для коммерциализации, как законодательно (не предусмотрены формы оказания юридической помощи, вытекающей из ст.48 Конституции РФ), так и морально.
В настоящее время значительное внимание законодатель уделяет ответственности адвокатов, устанавливая основания приостановления и прекращения статуса адвоката. Так неисполнение либо ненадлежащее исполнение адвокатом своих профессиональных обязанностей перед доверителем влечёт прекращение статуса адвоката. А с 01 января 2007 года вступает в силу утвержденная Законом норма об обязанности адвокатов осуществлять страхование риска своей профессиональной имущественной ответственности.
В настоящее время в различных странах мира обозначилась тенденция введения обязательного страхования ответственности, порожденной ошибками в профессиональной деятельности. В США расходы на страхование профессиональной ответственности юристов превышают все текущие расходы, пожалуй, кроме заработной и арендной платы. В последнее время возникает все большая вероятность подвергнуться опасности стать ответчиком за недобросовестную юридическую практику (legal malpractce). Доведение до суда подобных дел чревато снижением прибыли или потерей оплачиваемых часов на собственную защиту, это сильный удар по самоуважению, деловым связям, репутации в юридическом сообществе. Возмещение страховки в этом случае вытекает из решения суда, т.е. право получить должное с юридической фирмы связано с удовлетворенным иском бывшего клиента. Наступление страхового случая (ошибка или упущение, которые привели к предоставлению юридических услуг ниже минимального стандарта профессионального уровня адвоката, имеющего лицензию) определяется не допущенной ошибкой, а ее неблагоприятными последствиями. Промежуток времени, в течение которого клиент узнал или должен был узнать об ошибке адвоката, определяется от 1 года до 4 лет (в зависимости от законодательства штата).
Введение в России гарантийной системы страхования ответственности адвокатов предоставит гарантии клиентам в получении не только квалифицированной юридической помощи, но и материального возмещения за непрофессионализм отдельных юридических фирм. Страхование профессиональной ответственности обеспечит защищенность и престиж самого адвоката, а также позволит расширить сферу деятельности страховых компаний.
Существующие механизмы дисциплинирования адвокатов не вполне отвечают требованиям времени. К сожалению, действующий Российский закон также не устанавливает дисциплинарной и материальной ответственности за качество предоставленных юридических услуг. Все его нормы по этому поводу носят отсылочный к действующему законодательству, декларативный, либо неконкретный характер (ст.ст.7, 17 Закона).
Не нашли в законе отражения и предложения по введению государственной и муниципальной адвокатуры.
Трезвым, на наш взгляд, является предложение по созданию муниципальных адвокатских образований, на которые необходимо возложить обязанность оказания бесплатной юридической помощи. Это действительно значительно упростило бы решение вопросов финансирования и облегчило работу соответствующих органов. Малоимущие и имеющие льготы граждане тогда точно бы знали, по какому адресу обращаться за помощью.
Главным гарантом оказания юридической помощи должны быть государство, районная администрация, руководство суда и правоохранительных органов, а не адвокатура. Если местная власть согласна выделить для адвокатов помещение, установить приемлемую ставку арендной платы, то целесообразно открытие адвокатской палатой в райцентре юридической консультации, куда бы приезжали на определенное время адвокаты, желающие или вынужденные из-за отсутствия практики в центре временно поработать в регионе.
Высказывается предложение решать проблему оплаты труда адвоката по защите неимущих прав граждан путем заключения тарифных соглашений между адвокатурой в лице федерального профессионального объединения и Правительством. Противники подобных соглашений считают это утопией, поскольку федеральные власти не в состоянии выполнить предполагаемые денежные обязательства. В связи с этим представляется заслуживающим внимания иностранный опыт оказания бесплатной юридической помощи.
Так, в США по многим видам гражданских дел юридическая помощь малоимущим оказывается различными обществами юридической помощи за счет добровольных пожертвований. Общества объединены в Национальную ассоциацию юридической помощи и защиты. Корпорация юридических услуг, финансируемая из федерального бюджета, выделяет средства частным юридическим службам по всей стране, которые занимаются оказанием юридической помощи малоимущим. На нерегулярной основе нередко бесплатную помощь малоимущим гражданам оказывают частнопрактикующие юристы.
Имеется три формы предоставления услуг защитника за счет федерального правительства: адвокаты-защитники по назначению; адвокаты-защитники по контракту; ведомства публичных защитников[6].
Программы адвокатов-защитников по назначению чаще всего создаются в некрупных муниципальных образованиях, которые не имеют самостоятельного ведомства публичных защитников. Местная власть составляет список частнопрактикующих адвокатов, готовых представлять интересы нуждающихся. Отбор адвокатов для конкретного дела производится судом на основе одноразового назначения либо путем выбора судьей адвоката из соответствующего списка (по делам, требующим специализации). Оплата услуг адвоката производится через суд из федерального бюджета или бюджета штата, и адвокат должен заручиться согласием суда на расходы, связанные с проведением собственного расследования или приглашением экспертов.
Программа адвокатов по контракту обеспечивает участие в процессе частнопрактикующего адвоката, который заключает контракт с местной властью о выплате гонораров на заранее оговоренную сумму. Американская ассоциация юристов разработала рекомендации по заключению таких контрактов в целях обеспечения высокого уровня представительства и полного изложения прав и обязанностей сторон.
Программы деятельности ведомства публичных защитников обеспечивают оказание юридической помощи большинству малоимущих обвиняемых по уголовным делам. Такие ведомства создаются местными органами власти; в некоторых штатах адвокаты - сотрудники ведомства, формально считаются государственными служащими. Публичный защитник имеет помощников, частных детективов, участвующих в сборе доказательств в пользу обвиняемого, клерков, стенографистов и другой вспомогательный аппарат. Он может пользоваться услугами адвокатов, не состоящих в его ведомстве, но согласившихся выступать по конкретным делам безвозмездно.
В отдельных крупных городах на контрактной основе с городской властью создаются частные некоммерческие корпорации - организации по оказанию бесплатной юридической помощи, которые финансируются из бюджета и/или муниципалитета, но могут получать и благотворительные пожертвования.
Сотрудники ведомств публичных защитников и корпораций получают зарплату, набираются из числа допущенных к практике адвокатов, прошедших проверку квалификационных комиссий, создаваемых учредившим данное ведомство органом власти. Обычно сотрудникам запрещено совместительство, чтобы их рабочее время целиком уделялось защите малоимущих.
В небольших городах и сельских местностях бесплатная юридическая помощь неимущим оказывается адвокатами, вызвавшимися представлять интересы неимущих помимо своей основной практики. Такие адвокаты после собеседования в квалификационной комиссии включаются в списки адвокатов, ведущих дела неимущих граждан, распространяющихся по всем судам данной юрисдикции. Аналогичные списки составляются и на федеральном уровне. Услуги "списочных" адвокатов оплачиваются государством по тарифной сетке (почасовая оплата или оплата за дело), утвержденной соответствующим органом власти.
Учреждение муниципальными органами муниципальных адвокатур, обеспечиваемых из средств бюджета местного самоуправления, могло бы отчасти решить проблему оказания бесплатной юридической помощи. Муниципальные адвокатуры могли бы стать хорошей школой для молодых честолюбивых выпускников юридических вузов, готовых оттачивать профессионализм за умеренное вознаграждение[7]. Реализации этой же цели могло бы способствовать введение общественных приемных при органах власти как формы самостоятельной практики студентов, как правило, под общим руководством профессионального адвоката и иногда под общим патронажем депутата законодательного органа. Помещения для своей работы, техническое обеспечение деятельности, расходные материалы консультации получают от органов местного самоуправления. Работники общественных приемных оказывают бесплатную юридическую помощь в суде и не вправе принимать поручения по другим делам.
Положительный эффект может иметь поощрение государством создания сети благотворительных фондов, системы страхования юридических рисков.
Необходимо обеспечить среди адвокатов равномерное и справедливое распределение бесплатной юридической помощи социально незащищенным слоям населения. Профессиональные ассоциации должны следить за тем, чтобы ни один адвокат не стоял в стороне от оказания юридической помощи неимущим и участвовал в ней либо непосредственно, либо вносил свой вклад в оплату труда ведущих такие дела коллег.
Видится целесообразным принятие специального Закона "О гарантиях правовой помощи по судебным и юридическим делам малоимущим лицам". Льготы должны предоставляться в основном по критерию нуждаемости граждан. Требуется отработать механизм определения нуждаемости в льготах конкретного лица, заключения договора о бесплатной правовой помощи, уменьшения налогооблагаемой базы оказывающих ее адвокатов и частных юристов. Неполученные доходы должны быть включены в расходы адвокатов, исключаемые из налогооблагаемой базы. В качестве дополнительных гарантий адвокатам должны безвозмездно передаваться помещения под юридические консультации.

[1] Буробин В. Коммерциализация адвокатуры - благо для ее развития // Российская юстиция. - №5. - май 2002 г.
[2] Резник Г. В адвокатуре завелся вирус коммерции, но эпидемия предотвратима // Российская юстиция. - 1999. - №11.
[3] Буробин В. Коммерциализация адвокатуры - благо для ее развития // Российская юстиция. - №5. - май 2002 г.
[4] Там же.
[5] Резник Г. В адвокатуре завелся вирус коммерции, но эпидемия предотвратима // Российская юстиция. - 1999. - №11.
[6] См.: Курдова А.В. Право малоимущих обвиняемых на защиту в уголовном процессе США//Государство и право. М., 1998. № 10. С. 106 - 109.
[7] Канукова М. Нужна муниципальная адвокатура//Российская юстиция. М., 2000. № 4. С. 30.
Заключение
Какие у нас адвокаты, такая у нас адвокатура. (Г.Резник)[1]
Адвокатура является тем правовым институтом, который призван на профессиональной основе обеспечивать защиту прав свобод и интересов физических и юридических лиц. Новый закон освещает скрытые проблемы современной адвокатуры, формы и методы её деятельности в условиях серьёзных социальных перемен в жизни общества.
Упрек, который можно адресовать закону, - не за неверную концепцию, а за то, что правильная концепция проведена недостаточно последовательно. И как, отмечает Буробин В., "этот закон, видимо, не будет вечным, жизнь предложит свои коррективы"[2]. И с этим нельзя не согласиться. Ряд положений закона являются дискуссионными.
Кроме того, как мы уже отмечали, видится целесообразным принятие специального Закона "О гарантиях правовой помощи по судебным и юридическим делам малоимущим лицам".
В целом, как в теории, так и на практике совершенствуются нормы об адвокатской деятельности. Однако, как отмечают эксперты, средний уровень управления в адвокатских организациях отстает от современных научных течений, этак, лет на пятьдесят. Хуже всего в этом отношении дело обстоит в традиционных коллегиях, чуть лучше - в наиболее динамичных альтернативных адвокатских сообществах[3].

[1] Резник Г. В адвокатуре завелся вирус коммерции, но эпидемия предотвратима // Российская юстиция. - 1999. - №11.
[2] Буробин В. Коммерциализация адвокатуры - благо для ее развития // Российская юстиция. - №5. - май 2002 г.
[3] Дедиков С. Российская адвокатура и современный менеджмент // Российская юстиция. - №2. - февраль 2002 г.
Основные положения о роли адвокатов (приняты восьмым Конгрессом ООН по предупреждению преступлений в августе 1990 г. в Нью-Йорке)

ПРИЛОЖЕНИЯ
Поскольку:
Устав Организации Объединенных Наций подтверждает право людей всего мира на создание условий, при которых законность будет соблюдаться, и провозглашает как одну из целей достижение сотрудничества в создании и поддержании уважения к правам человека и основным свободам без разделения по признакам расы, пола, языка и религии; Всеобщая Декларация о Правах Человека утверждает принципы равенства перед законом, презумпцию невиновности, право на беспристрастное и открытое рассмотрение дела независимым и справедливым судом, а также все гарантии, необходимые для защиты любого лица, обвиненного в совершении наказуемого деяния; Международный Пакт о Гражданских и Политических Правах дополнительно провозглашает право быть выслушанным без проволочек и право на беспристрастное и открытое слушание дела компетентным, независимым и справедливым судом, предусмотренным законом;
Международный Пакт об Экономических, Социальных и Культурных Правах напоминает об обязанности государств в соответствии с Уставом ООН содействовать всеобщему уважению и соблюдению прав человека и свобод; Свод принципов для защиты всех лиц, задержанных или находящихся в условиях тюремного заключения, предусматривает, что каждому задержанному лицу должно быть предоставлено право на помощь, консультацию с адвокатом и возможность общаться с ним; Стандартные минимальные правила содержания заключенных рекомендуют, в частности, чтобы юридическая помощь и конфиденциальность в процессе ее осуществления были гарантированы для лиц, находящихся в заключении;
Гарантии, обеспечивающие защиту лиц, которым угрожает смертная казнь, подтверждают право каждого, кому предъявлено или может быть предъявлено обвинение, влекущее в качестве меры наказания смертную казнь, получать необходимую юридическую помощь на всех стадиях расследования и разбирательства дела в соответствии со ст. 14 Международной Конвенции о Гражданских и Политических Правах; Декларация об Основных Принципах Юстиции для Жертв Преступления и Превышения Власти рекомендует принятие мер на международном и национальном уровне для улучшения доступа к юстиции и справедливому отношению, возмещению вреда, компенсации и помощи для жертв преступления;
Адекватное обеспечение прав человека и основных свобод, на которые все люди имеют право, предоставляется им в экономической, социальной, культурной, гражданской и политической жизни и требует, чтобы все люди имели эффективную возможность пользоваться юридической помощью, осуществляемой независимой юридической профессией;
Профессиональные ассоциации адвокатов играют жизненную роль в поддержании профессиональных стандартов и этических норм, защищают своих членов от преследований и необоснованных ограничений и посягательств, обеспечивают юридическую помощь для всех, кто нуждается в ней, и кооперируются с Правительством и другими институтами для достижения целей правосудия и общественного интереса;
Основные Положения о Роли Адвокатов, изложенные ниже, сформулированы, чтобы помочь Государствам - Участникам в их задаче содействовать и обеспечить надлежащую роль адвокатов, которая должна уважаться и гарантироваться Правительствами при разработке национального законодательства и его применении, и должны приниматься во внимание как адвокатами, так и судьями, прокурорами, членами законодательной и исполнительной властей и обществом в целом. Эти принципы должны также применяться к лицам, которые осуществляют адвокатские функции без получения формального статуса адвоката.
Доступ к адвокатам и юридической помощи
1. Любой человек вправе обратиться за помощью адвоката по своему выбору для подтверждения своих прав и защиты на всех стадиях уголовной процедуры.
2. Правительства должны гарантировать эффективную процедуру и работающий механизм для реального и равного доступа к адвокатам всех лиц, проживающих на его территории и подчиненных его юрисдикции без разделения расы, цвета кожи, этнического происхождения, пола, языка, религии, политических и иных взглядов, национального или социального происхождения, экономического или иного статуса.
3. Правительства должны обеспечить необходимое финансирование и другие ресурсы для юридической помощи бедным и другим несостоятельным людям. Профессиональные ассоциации адвокатов должны сотрудничать в организации и создании условий предоставления такой помощи.
4. Является ответственностью Правительств и профессиональных ассоциаций адвокатов разработать программу, имеющую целью информировать общественность о ее правах и обязанностях по закону значения роли адвокатов в защите основных свобод.
Для этих целей специальное внимание должно уделяться бедным и другим несостоятельным лицам, так как они сами не в состоянии отстаивать свои права и нуждаются в помощи адвоката.
Специальные гарантии в уголовной юстиции
5. Обязанностью Правительств является обеспечение возможности каждому быть информированным компетентными властями о его праве получить помощь адвоката по его выбору при его аресте, задержании или помещении в тюрьму или обвинении в уголовном преступлении.
6. Любое вышеуказанное лицо, которое не имеет адвоката, в случаях если интересы правосудия требуют этого, должно быть обеспечено помощью адвоката, имеющего соответствующую компетенцию и опыт ведения подобных дел, чтобы обеспечить ему эффективную юридическую помощь без оплаты с его стороны, если у него нет необходимых средств.
7. Правительства должны обеспечить, чтобы человек, подвергнутый задержанию, аресту или помещению в тюрьму с предъявлением или без предъявления обвинения в совершении уголовного преступления, получил быстрый допуск к адвокату, в любом случае не позднее, чем через 48 часов с момента задержания или ареста.
8. Задержанному, арестованному или помещенному в тюрьму лицу должны быть обеспечены необходимые условия, время и средства для встречи или коммуникаций и консультаций с адвокатом без задержки, препятствий и цензуры, с полной их конфиденциальностью. Такие консультации могут быть в поле зрения, но за пределами слышимости уполномоченных должностных лиц.
Квалификация и подготовка
9. Правительства, профессиональные ассоциации адвокатов и учебные институты должны обеспечить, чтобы адвокаты получили соответствующее образование, подготовку и знания как идеалов и этических обязанностей адвокатов, так и прав человека и основных свобод, признаваемых национальным и международным правом.
10. Является обязанностью правительств, профессиональных ассоциаций адвокатов и учебных институтов обеспечить отсутствие дискриминации при допуске лиц к адвокатской практике или к продолжению практики по признакам расы, цвета кожи, пола, этнического происхождения, религии, политических и иных взглядов, наличия собственности, места рождения, экономического или иного положения.
11. В странах, где существуют группы, общины или регионы, чьи потребности в юридической помощи не обеспечены, особенно, если такие группы имеют отличие в культуре, традициях, языке или были жертвами дискриминации в прошлом, Правительства, профессиональные ассоциации адвокатов и учебные институты должны принять специальные меры по созданию благоприятных условий для лиц из этих групп, желающих заниматься юридической практикой, и должны обеспечить им подготовку, достаточную для обеспечения нужд этих групп.
Обязанности и ответственность
12. Адвокаты должны постоянно поддерживать честь и достоинство своей профессии в качестве важных участников отправления правосудия.
13. Обязанности адвоката по отношению к клиенту должны включать:
а) консультации клиента о его или ее правах и обязанностях с разъяснением принципов работы правовой системы, поскольку они относятся к правам и обязанностям клиента;
б) оказание помощи клиенту любым законным способом и совершение правовых действий для защиты его интересов;
в) оказание клиенту помощи в судах, трибуналах и административных органах.
14. Адвокаты, оказывая помощь своим клиентам при осуществлении правосудия, должны добиваться соблюдения прав человека и основных свобод, признаваемых национальным и международным правом, и должны всегда действовать свободно и настойчиво в соответствии с законом и признанными профессиональными стандартами и этическими нормами.
15. Адвокат всегда должен быть лояльным к интересам своего клиента.
Гарантии деятельности адвокатов
16. Правительства должны обеспечить адвокатам:
а) возможность исполнить все их профессиональные обязанности без запугивания, препятствий, беспокойства и неуместного вмешательства;
б) возможность свободно путешествовать и консультировать клиента в своей стране и за границей;
в) невозможность наказания или угрозы такового и обвинения, административных, экономических и других санкций за любые действия, осуществляемые в соответствии с признанными профессиональными обязанностями, стандартами и этическими нормами.
17. Там, где безопасность адвокатов находится под угрозой в связи с исполнением профессиональных обязанностей, они должны быть адекватно защищены властями.
18. Адвокаты не должны идентифицироваться с их клиентами и делами клиентов в связи с исполнением их профессиональных обязанностей.
19. Суд или административный орган не должны отказывать в признании права адвоката, имеющего допуск к практике, представлять интересы своего клиента, если этот адвокат не был дисквалифицирован в соответствии с национальным правом и практикой его применения и настоящими Положениями.
20. Адвокат должен обладать уголовным и гражданским иммунитетом от преследований за относящиеся к делу заявления, сделанные в письменной или устной форме при добросовестном исполнении своего долга и осуществлении профессиональных обязанностей в суде, трибунале или другом юридическом или административном органе.
21. Обязанностью компетентных властей является обеспечение адвокату возможности своевременного ознакомления с информацией, документами и материалами дела, а в уголовном процессе - не позднее окончания расследования до досудебного рассмотрения.
22. Правительства должны признавать и соблюдать конфиденциальность коммуникаций и консультаций между адвокатом и клиентом в рамках их отношений, связанных с выполнением адвокатом своих профессиональных обязанностей.
Свобода высказываний и ассоциаций
23. Адвокаты, как и другие граждане, имеют право на свободу высказываний, вероисповедания, объединения в ассоциации и организации. В частности, они должны иметь право принимать участие в публичных дискуссиях по вопросам права, отправления правосудия, обеспечения и защиты прав человека и право присоединяться или создавать местные, национальные и международные организации и посещать их собрания без угрозы ограничения профессиональной деятельности по причине их законных действий или членства в разрешенной законом организации. При осуществлении этих прав адвокаты должны всегда руководствоваться законом и признанными профессиональными стандартами и этическими правилами.
Профессиональные ассоциации адвокатов
24. Адвокатам должно быть предоставлено право формировать самоуправляемые ассоциации для представительства их интересов, постоянной учебы и переподготовки и поддержания их профессионального уровня. Исполнительные органы профессиональных ассоциаций избираются их членами и осуществляют свои функции без внешнего вмешательства.
25. Профессиональные ассоциации должны кооперироваться с Правительствами для обеспечения права каждого на равный и эффективный доступ и к юридической помощи, чтобы адвокаты были способны без неуместного вмешательства со стороны давать советы и помогать своим клиентам в соответствии с законом и признанными профессиональными стандартами и этическими правилами.
Дисциплинарное производство
26. Кодексы профессионального поведения адвокатов должны устанавливаться профессией через свои соответствующие органы или в соответствии с законодательством, отвечающим положениям национального права и обычая и признаваемым международными стандартами и нормами.
27. Обвинение или возбуждение дела против адвоката, в связи с его профессиональной работой должны производиться в рамках быстрой и справедливой процедуры. Адвокат должен иметь право на справедливое разбирательство, включающее возможность помощи адвоката по его выбору.
28. Дисциплинарное производство против адвокатов должно быть предоставлено беспристрастным дисциплинарным комиссиям, установленным самой адвокатурой, с возможностью обжалования в суд.
29. Все дисциплинарное производство должно осуществляться в соответствии с кодексом профессионального поведения и другими признанными стандартами и этическими нормами адвокатской профессии в свете настоящих Положений.




СОДЕРЖАНИЕ