СОДЕРЖАНИЕ




Л. В. ТЭСС












ВОРЫ "В ЗАКОНЕ" И ПРОЧИЕ ...

Книга третья























РИГА 2002
















"Воры "в законе" и прочие..." - третья книга монографии о развитии уголовного мира России, СССР и его бывших республик, а также действовавшей системы борьбы с преступностью.















































ОГЛАВЛЕНИЕ

1. Предисловие ............................................................стр. 6
2. Глава 1. Преступность:
а/ первичная преступность.................................стр. 9
б/ рецидивная и профессиональная преступность ....стр. 13
в/ организованная преступность ..........................стр. 16
3. Глава II. Диалектика развития уголовного мира:
а/ принцип развития .........................................стр.23
б/ принцип всеобщей связи явлений .....................стр. 25
в/ закономерность и закон ..................................стр.27
4. Глава III. Что такое "теневая экономика?"..........................стр. 31
5. Глава IV. "Что делать?" - традиционно русский вопрос ........стр. 61
6. Заключение ...............................................................стр. 64
7. Список использованной литературы ................................стр. 4
8. ПРИЛОЖЕНИЕ...........................................................стр. 65





























СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1.В.В.Асанов, Обеспечение прав человека в процессе
Р.В.Данилова раскрытия преступлений. М.1999 г.

2.В.З.Баликоев Общая экономическая теория. Новосибирск
1998 г.
3. О.Н.Ведерников Теория и практика борьбы с преступностью
в Великобритании. М. 2001 г.
4. М.Н.Гернет Семинарий по уголовному праву. Вып.2
Спб, 1909
5. А.И.Гуров Професиональная преступность: прошлое
и современность. М.
6. А.Данилов Воры грабители, СПб, Изд."Политехника"
1996 г.
7. А.Данн Жулики, мошенники, аферисты. СПб, изд.
" Политехника", 1996 г.
8. А.И.Долгова Преступность и общество. Вып.3, изд. ИНИОН
РАН, М. 1992 г.
9. Звирбуль В.К. О некоторых тенденциях в развитии
Шупилов В.П. криминологии. М. 1973
10. Иванов Л.О. Пути и судьбы отечественной криминологии
Ильина Л.В. М. 1991
11. С.М.Иншаков Зарубежная криминология, Изд.ИНФРА.
М-НОРМА, М.1997
12. Д.Кьеза Русская рулетка. Изд."Права человека", М.2000

13. Б.Ленц Рига криминальная. Изд. "Demarko publishing"
Рига, 1998 г.
14. В.В.Лунеев Преступность ХХ века. Изд.Норма, М. 1999 г.

15.Д.С.Мережковский Больная Россия. Ленинград, изд.ЛГУ,1991 г.

16. А.Я.Минин, В.И.Попов, Организация и порядок проведения секретных
Т.Н. Стрельникова операций спецагентов против организованной
Преступности в США. М.1998 г.
17. Никитин Н.В. Преступный мир и его защитники.
Спб, 1902
18.А.П.Паршев Почему Россия не Америка? Изд.Форум, М.
2000 г.
19. В.И.Попов Рецидив и организованная преступность.
Московский институт МВД России, М. 1998 г.

20. Ф.И.Раззаков Бандиты времен капитализма. Изд. ЭКСМО.
М.1997 г.
21. Ф.И. Раззаков Бандиты времен социализма. М. 1997 г.

22. А.Тарабрин Воры в законе. Эксмопресс, М. 1999 г.
23. Шарлье Ж.М. Преступный синдикат
Марсилли Ж. М.1990
24. Е.М. Юцкова Средства массовой информации глазами
криминолога. Российская криминологическая
ассоциация. М. 2000 г.

25. Криминология Изд. МГУ. 1994 г.

26. Криминология Изд. ИНФРА. М-НОРМА. 1997 г.

27. Уголовные и социальные Стат.Управление Латвии. 1999, 2000 гг.
отклонения в Латвии

СБОРНИКИ

1. Организованная преступность - 2 М. 1993
2. Организованная преступность - 3 М. 1996
3. Преступность и законодательство М.1997
4. Организованная преступность - 4 М.1998
5. Вопросы организованной преступности М. 1993
и борьбы с ней.
6. Изменения преступности и проблемы М. 1994
охраны правопорядка
7. Изменения преступности в России.
Криминологический комментарий статистики М. 1994
преступности.
8. Криминологическая ситуация в России и ее М. 1996 г.
изменения.
9. Преступность в России и проблемы борьбы М. 2001 г.
с ней.
10. Власть: криминологические и правовые М. 2000 г.
проблемы.
11. Теневая экономика и организованная
преступность. Мат-лы научно-практической М. 1998 г.
Конференции
12. Организованная преступность в России:
философский и социально-политический аспекты. М.1999 г.
13. Состояние, проблемы применения и
совершенствования законодательства о борьбе М. 2001 г.
с организованной преступностью и коррупцией.
Мат-лы научно-практической конференции.




















ПРЕДИСЛОВИЕ


Начиная работу над третьим томом монографии, я хотел обобщить существующее положение в области борьбы с преступностью с тем, чтобы проанализировав, по возможности объективно, ситуацию, сложившуюся на начало 21 века и нового тысячелетия, четко зафиксировать состояние уголовного мира и правоохранительной системы к этому моменту, исходя из чего попытаться дать краткий прогноз возможного развития ситуации.
Взгляды ученых советского периода, периода "перестройки" и периода, который сегодня с полным основанием можно назвать контрреволюционным переворотом, в чем-то сегодня не стыкуются, в чем-то противоречат, а в чем-то совпадают, но в реальных условиях, в деле улучшения криминологической ситуации результатов не дают. И причина, на мой взгляд, в том, что критический анализ таких катаклизмов, который произошел в СССР, без эмоциональных акцентов делать сегодня, вероятно, невозможно. Но сложность заключается еще и в том, что до сих пор мы не включали в анализ нашу российскую историю уголовного мира, о которой говорил М.Н. Гернет, отсекая ее от истории уголовного мира СССР. Точно так же как и "новая" наука "новых" русских старается отсечь все советское от сегодняшнего капиталистического, если не сказать уголовного настоящего.
Вряд ли кто-нибудь будет отрицать, что мы пережили кризис социализма. Но было бы очень легкомысленным отрицать, что он уничтожен безвозвратно: на ошибках учатся! Опыт Великой Французской революции был ценен и для Великой Октябрьской, которая сумела создать условия для создания государства трудящихся, просуществовавшего 70 лет. Однако краху его способствовали те же причины, но иные механизмы, что во Франции. Опыт этот, безусловно будет востребован в будущем, ибо жизнь убедительно доказывает, что история не останавливается в своем развитии и отжившее умирает так же неизбежно, как рождается новое. Смена социально-экономического уклада - это (в первую очередь) борьба за власть, а стало быть, она, по всей вероятности, не прекратится. А в каких формах она проявится - это уже зависит от степени цивилизации, от уровня развития общества. Сегодня ясно одно - идеального общества не будет никогда, всегда будут какие-то негативные моменты, но это совсем не означает, что новая формация будет хуже, чем старая, хотя сегодня мы имеем наглядный пример такого типа: все страны, входившие в состав СССР и социалистического лагеря, сегодня живут значительно хуже, чем при социализме.
Тем не менее, вопреки прессингу "по всему советскому полю" победителей СССР в "холодной" войне, появляются силы, понимающие неуместность полного отказа от успехов того социализма, которые ищут механизмы и технологии по реализации прежних моральных принципов в новых условиях, что, безусловно, доказывает правильность диалектического анализа исторических событий.
В книге анализируется преступность: структура, динамика, особенности. Но наряду с этим и система, призванная бороться с этим явлением: милиция, юстиция, исполнение наказания, профилактика. Преступность - порождение общества, которое не только должник, но и противник. Это социальное явление существует с момента возникновения человеческого общества и с тех же пор делаются попытки, если не избавиться, то хотя бы удержать его на каком-то уровне, желательно низшем и что только ни делали во имя этого: вешали, сжигали, рубили, топили, колесовали и четвертовали, сажали на кол! Результат?...
Сегодня все виднейшие ученые и деятели науки всех калибров во весь голос говорят об успехах цивилизованного общества в борьбе с преступностью. Гордость за успехи криминологии и уголовного права в 21 веке распирает корифеев и их соратников во всем мире, а если посмотреть вокруг - далеко ли мы ушли от средних веков?
В некоторых странах сегодняшней Азии за адюльтер забивают камнями до смерти, женщине запрещено появляться на улице без чадры и без сопровождения родственника-мужчины, за кражу отрубают руку. В первопрестольном шалмане демократии - США сегодня действуют законы, принятые во времена уничтожения коренного населения Америки.
В Европе правят Короли и Королевы, Герцоги, Великие Князья и Принцессы. В Азии - Султаны, Эмиры и Аятоллы. Человечество чрезвычайно медленно осознает перемены, вызываемые собственным ростом, ростом науки, культуры, производства, свидетельствующих о возмужании цивилизации, вернее, наиболее развитой и прогрессирующей ее части. Иначе чем объяснить существование всех этих раритетов? Управляют они своими странами? Нет. Влияют на жизнь своих государств? Нет. Это реликты, макроатавизмы, вытягивающие из бюджетов своих стран громадные деньги и, с точки зрения пользы, не дающие населению своих стран ничего, кроме дополнительных расходов. Можно предположить, что эта вымирающая традиция средневековой "выдержки" почиет в бозе в скором будущем. Это - диалектика.
Ибо сегодня странно слышать, что Папа Римский, ни много, ни мало, объявлен Наместником Бога на земле! И с этим никто не спорит. Все согласны? А как насчет здравого смысла?
Повелитель в Африке делал из своих врагов деликатесы, но в светском обществе принимался как "очень милый" каннибал.
В Латвии Коммунистическая партия объявлена вне закона. Сторонники этой идеологии будут подвергаться уголовному преследованию. В государственных учреждениях принимаются документы только на латышском языке, а родившиеся и прожившие всю жизнь в Латвии жители объявлены законодательно "негражданами" с запрещением занимать должности в государственных учреждениях. Это 21 век? И это демократия?
Для того, чтобы расправиться со своим политическим противником коммунистом А.П. Рубиксом, правящая партия нацистов приняла специальный закон, придала ему обратную силу только ради того, чтобы не допустить его на выборы, потому что он обязательно был бы избран Президентом Латвии! И таких примеров - множество. Как назвать эти факты?
Растлители душ и расхитители народного достояния, пробравшись в высшие органы власти Латвии обеспечили себе депутатскую неприкосновенность и безнаказанно грабят собственный народ. А провозглашается все это как достижения современной цивилизации в области демократии. А разве в других странах бывшего социалистического лагерь не такое же положение?
Бессмертно выражение Р. Квинли о том, что преступник производит не только преступление, но и уголовный закон, профессоров уголовного права, учебники, аппарат борьбы с преступностью. Сюда же можно добавить: и произведения искусств - триллеры, боевики, хиты и детективы.
Я полностью согласен с определением И.И. Карпеца о том, что "Преступность есть явление, присущее любой социально - экономической и политической системе, и в каждой из них, помимо общих для преступности "вечных" причин, есть свои, проистекающие из конкретно-исторических, экономических, политических, социальных и иных ( в том числе индивидуальных для человека) условий жизни общества и его противоречий причины."
( И.И. Карпец. "Преступность: иллюзии и реальность", Москва, "Российское право", 1992, стр. 9) и пытаюсь проанализировать взаимозависимость перевоплощений уголовного мира при переменах социально-экономических формаций и изменениях в экономике государства со времен Российской империи до Российской Федерации и СНГ.
Книга эта - результат длительных исследований и наблюдений, жарких дискуссий и острых обсуждений, во время которых эмоции проявлялись чаще, чем логичные аргументы, что было особенно заметно в начале 90-х, а к концу века оппоненты, поостыв, стали более спокойно воспринимать мои аргументы и выводы. Старая истина свидетельствует, что диалектику не перекричишь, даже если за спиной крикуна будет торчать чья-то "мохнатая лапа".
Жизнь идет своим чередом, не слыша ни хулы, ни хвалы. Она идет. А с нею и мы все. Желаю моим читателям спокойствия, чтобы быть доступными для здоровых мыслей.
Не отрицайте все с порога. Само определение "Homo Sapiens" это требует. А прав я или нет? Пусть нас рассудит время.















































ГЛАВА I

ПРЕСТУПНОСТЬ.

А) ПЕРВИЧНАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ.


Революционная Россия приняла от царской России тот уголовный мир, который начал формироваться в стране, наряду с развитием капитализма. В патриархальной, феодальной России осваивала рыночные отношения не только законопослушная масса народа, но и уголовная среда. С установлением Советской власти старая государственная система ( и правоохранительная в том числе) была ликвидирована де-юре, а фактически, на какой-то переходный период, она продолжала функционировать. Иначе и быть не могло. Чтобы понять это, не надо быть семи пядей во лбу - ежу понятно: общество за сутки изменить нельзя!
Перестройка правоохранительной системы фактически заключалась в смене кадрового состава (хотя основной состав продолжал работу) и пересмотре законодательства, но уголовный мир остался прежним, усложняя жизнь народа новыми преступными проявлениями. Разваленная экономика и послевоенная разруха способствовали активизации преступного мира. Безусловно, самой массовой была преступность первичная, субъекты которой видели в этом единственный и основной источник добывания средств к существованию. Новые принципы деятельности правоохранительных органов и новые кадры позволили молодой России развернуть борьбу с преступностью, в первую очередь, в среде несовершеннолетних, а это, в свою очередь, сказалось и на рецидивной преступности, потерявшей подпитку своей среды за счет подростков. В свою очередь, как цепная реакция, это вело к снижению преступности профессиональной, занимавшей свое место в уголовной статистике.
К моменту, когда новая правоохранительная система начала давать результаты, в СССР действовала преступность: первичная, рецидивная и профессиональная. "Успешно" начавшая свою "работу" преступность организованная, ко времени прекращения НЭПа была ликвидирована не только силами правоохранительных органов, но и новыми законодательными актами в экономике: наглядный пример успешной борьбы с преступностью, не востребованный с тех пор до сего времени во всем мире!
Уголовный мир СССР 30-х годов полной мерой пользовался обычаями и правилами, установленными уголовными авторитетами царской России, как на свободе, так и в тюремной общине. В среде первичной преступности основную роль вожаков играли рецидивисты, диктуя правила новичкам, в среде которых они играли роль "паханов". Ощутимые результаты в деле борьбы с первичной преступностью стали возможны с восстановлением экономики страны. Наращивая обороты, она давала работу, обеспечивая народу легальный источник существования, а с улучшением материального положения народа сокращалось и количество лиц, занятых преступным промыслом.
В 40-е годы, повторно пережив ситуацию 20-х годов, практика подтвердила правильность вывода о том, что первичную преступность можно рассматривать как индикатор состояния экономики и благосостояния народа. Но в это время социалистическая система хозяйства крепко стояла на ногах, что позволило не только быстро восстановить народное хозяйство, но и поднять уровень жизни в стране выше довоенного, ликвидировать сиротскую беспризорность, ощутимо влияя на динамику первичной преступности. К этому времени ситуация в рассматриваемой среде значительно изменилась к лучшему. К концу 50-х исчезли "паханы" и, почти полностью, ликвидированы воры-профессионалы, проходившие по большому перечню "профессий" о чем упоминает в своей работе "Преступный мир Москвы" М.Н. Гернет. И только вор-карманник: "щипач" продолжал существовать.
К этому времени изменился не только кадровый состав милиции, изменилось все общество, весь народ, естественно, и уголовный мир. К этому времени поднялся не только уровень благосостояния, но и образования, культуры. Тем не менее, тенденции развития первичной преступности показывают, что в основе ее корыстные мотивы преобладают над насильственными. Однако средства и меры борьбы с нею, даже с учетом прогрессивных изменений в деятельности правоохранительных органов были в основном направлены на ужесточение меры наказания преступников, т.е. шли тем же путем, что и до 1900 года, не отставая от индустриально развитых государств мира, тоже продолжавших "закручивать гайки", ударяя по последствиям, но не обращая внимания на причины явления.
К началу 70-х первичная преступность в нашей стране характеризовалась абсолютно новой, по сравнению с 40-ми годами демографией: отсутствовало сколько-нибудь значимое количество неграмотных, безработных, не имевших средств к существованию - нищих. Но возникли новые реалии: в преступной среде появились дети из "благополучных" семей, все активней начала заявлять о себе проблема распространения наркотиков и их суррогатов. Появился "несун", значительно возросло количество мелких краж и хищений социалистической собственности, активизируется и разрабатывает свою нишу профессиональная преступность - укрепляет свои позиции "теневая" экономика. Эту криминологическую симптоматику в экономике никто не оценил должным образом, усилия государства пошли по старому, испытанному пути - создать новую статью в Уголовном кодексе и наказать! Реакция противоположной стороны была тоже привычна: начали плодиться новые методы и способы хищений и краж, позволяющих делать свое "дело" безнаказанно. Но правоохранительные органы и юридическая наука не искали иных путей решения проблемы кроме как не оправдавшей себя карательной политики, забыв предупреждение классиков: "жестокость, не считающаяся ни с какими различиями, делает наказание совершенно безрезультатным, ибо она уничтожает наказание как результат права" (К. Маркс, Ф. Энгельс. Соч., т.1, стр.123)
В это время интенсивно разворачивается и структурно оформляется профессиональная преступность в сфере экономики, что нашло свое отражение в крупных уголовных делах, в которых были замешаны многочисленные государственные чиновники из числа высшей партийной и государственной номенклатуры. Однако правосудие не смогло осуществить свои функции, как этого требовала справедливость, ибо руководство страны было уже поражено коррупцией, активно внедрявшейся деструктивными силами, лоббировавшими интересы профессиональной преступности, которая переживала очередной интенсивный этап развития теневой экономики, обживая новую форму своей деятельности.
МВД, КГБ, Прокуратура и суд - вся правоохранительная система государства была выстроена и направлена на борьбу с первичной и рецидивной преступностью, доставшейся от царской России и развившейся в СССР. Советская юриспруденция исходила из того, что профессиональная преступность в стране уничтожена полностью, и вновь возникнуть не может в силу отсутствия социальных корней. В то же время наличие воров-карманников, контрабандистов и расхитителей, как категории преступников-профессионалов полностью игнорировалось, приравниваясь к категории рецидивистов.
Поэтому в науке эти вопросы не рассматривались, методики расследования этих категорий преступности (с акцентом на уголовный профессионализм) не разрабатывались, а о технологиях борьбы с профессиональной преступностью и говорить не приходится. Более того, до недавнего времени об этом даже говорить не рекомендовалось, ибо встречало активное сопротивление оппонентов, утверждавших, что это ошибочный взгляд и ненаучная точка зрения оппонента.
К борьбе с профессиональной преступностью правоохранительная система была не готова. Отсутствовали не только методики или технологии, отсутствовали даже их разработки, реально оценивающие ситуацию в уголовном мире. Старая система не срабатывала, новой - не было. В этом и был залог успеха в становлении профессиональной преступности и расширении области теневой экономики.
Здесь справедливо утверждение Х. Тама о том, что причина роста традиционных преступлений - материальные лишения, характер политики в области алкоголизма, и в открытом доступе к товарам широкого потребления. Хотя такие криминологи как Улофсон и Сеттергрен-Карлсон считали, что объяснение существующего уровня преступности надо искать в развитии общества 10-15 лет тому назад. Если преступность растет, то это значит, что все большее количество людей получает плохое воспитание или что в характере все большего количества людей появляются отклонения. Но, сравнивая выводы этих ученых, лично мне утверждения Х. Тама представляются наиболее рациональными, в то время как скандинавы явно рассматривают следствие, а не причины явления.
Полный учет ущерба нанесенного преступностью, прием всех заявлений о преступлениях без последствий для принявших такие заявления, использование мест исполнения наказания в качестве базы для проведения основных следственно-розыскных действий по раскрытию преступлений - вот далеко не полный перечень тех мер, которые были необходимы к началу 80-х.
Наряду с этим необходимо было реструктурировать Минфин, УБХСС и Прокуратуру для создания принципиально нового аппарата по противодействию развитию теневой экономики, с обеспечением жесткого контроля силами и средствами КГБ, за работой указанных структур в этой области.
В международном масштабе борьба государств Запада с организованной преступностью, на мой взгляд, была и будет безуспешной, что обусловлено их точкой зрения на это явление как на проявления первичной преступности, для чего они пользуются своей юстицией (хотя и безрезультатно), но радикально изменить ситуацию они не в состоянии, ибо относятся к этому, как индусы к священной корове, а правительственная оппозиция, лоббирующая интересы преступного мира и не даст провести необходимые изменения в этой области. Опыта же советской юстиции, которая успешно работала в области первичной и рецидивной преступности, у них нет.
Международная пенитенциарная практика в борьбе за сокращение преступности пошла по пути пробации и улучшения условий содержания арестованных и осужденных, не видя иных средств, ведущих к сокращению преступности. В нашей стране вопросам улучшения быта арестованных и осужденных, приведением мест их содержания к современным условиям должного внимания не уделялось. И до сего дня остается открытым вопрос об условиях содержания арестованных, находящихся в изоляции до суда. Пока они не признаны виновными, они имеют право жить в условиях, если не привычной домашней обстановки, то, по крайней мере, в условиях гостиничного сервиса. Арестованный имеет право самостоятельно определить, в какое время он будет просыпаться, обедать, ложиться спать и т.д. Но за все удобства, которые он выберет, он должен и заплатить. А вот для тех, кто не имеет возможности обустроить свой быт, находясь под арестом, должно позаботиться государство, только, похоже, не скоро будет разрешен этот вопрос.
С другой стороны, вся система профилактики, отлично себя зарекомендовавшая и успешно функционировавшая во всех республиках бывшего СССР, практически ликвидирована, а с нею изменяется и концепция борьбы с преступностью. Одно неизбежно влечет за собой другое, ибо если вырвать из цепи одно звено, то нарушится целостность всей цепи.
При рассмотрении вопросов борьбы с преступностью вопросы экономики и благосостояния напрямую не связывались в единую проблему, для решения которой необходимо было выработать программы работы с населением в других отраслях, таких как образование, культура, социология и т.п. Практиковались только программы борьбы с преступностью, оставляя все вышеуказанные смежные направления "за скобками".
Следует отметить, что преступный мир не знает разграничений: функционирует ли он в условиях свободы или в местах лишения ее. В целом этот мир и состоит из этих двух половин, которые следовало бы рассматривать как единое диалектическое целое и, работая с ним, необходимо исходить из того, что этот преступный мир в целом представляет собой то информационное поле, на котором правоохранительные органы должны пожинать плоды своей работы. (См. Схему № 1)
Однако при всех успехах и неуспехах советской милиции технология и методики разработки преступной среды как целого организма разработаны не были. Более того, активная работа велась в направлении специализации, а не осмысления новых методов работы, исходя из качественного изменения уголовников за счет достаточно высокого уровня образования. А с момента прихода в органы МВД "партийного десанта" Хрущева, все Министерство "перетянули" на военную "колодку" и ушли совсем в другую сторону от грамотной борьбы с преступностью. Все усилия руководства МВД (и не только) были направлены на показ "красивой" статистики, а не на работу с причинами преступности.
Интенсивное развитие профессиональной преступности в области экономики четко констатировали службы БХСС, но должных выводов из этого не было сделано, что и сыграло свою роль в развале экономики СССР.
Правда, ради справедливости следует сказать, что в 70-е годы в Латвии была попытка организовать милицейскую службу уголовного розыска, которая должна была создать методику сбора оперативно значимой информации в местах лишения свободы, что позволило бы сохранять уровень раскрываемости преступлений на уровне не ниже 90 процентов. Но, к сожалению, из этой попытки ничего не получилось. А направление это было явно перспективным.
Естественно, что требуемых результатов принимавшиеся программы не давали. А первичная преступность продолжала прогрессировать: значительно повысился уровень развития и образования населения по сравнения с началом века; изменились (в сторону улучшения) бытовые условия и уровень культуры народа, но это привело не к снижению первичной преступности, как следовало бы ожидать, а совсем наоборот - к увеличению ее проявлений в различных формах. Как отреагировало на это государство? Пошло пополнение статей Уголовного кодекса новыми статьями.
Однако долго так продолжаться не могло, ибо это грозило превращением УК в объемный фолиант, перегружая деятельность судов. Пошли разговоры о необходимости создания кодекса административных правонарушений, что и было, в конце концов, реализовано. А действенные меры по разработке и внедрению радикальных программ экономического, социологического и общеобразовательного характера, направленные на подрыв и разложение криминальной среды первичной преступности так и не были приняты.
Кодекс административных нарушений, вступив в силу, добавил количество новелл, но не снизил уровень нарушений. Стремительный рост преступности при отсутствии действенной концепции борьбы с нею поставил милицию в роль незадачливого охотника за двумя зайцами. Итог такой "охоты" прогнозируем и ясен. Милицию заставляли бороться с явлением, принципиально новым в уголовном праве, средствами, которые были предусмотрены для "доморощенных" явлений.
Для борьбы с преступностью сегодняшнего дня нужен не только новый арсенал, новая технология, но и новые структуры, новая концепция, чтобы радикально повлиять на состояние преступности в стране. Нельзя сваливать все виды (формации) уголовного мира в одну кучу, определяя их как "преступность" вообще. Пора отделить мух от компота, а тараканов от котлет.





Б. РЕЦИДИВНАЯ И ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ.


Если оценивать рецидив как деятельность, то можно охарактеризовать его как систематическую, целенаправленную, антиобщественную и противоправную деятельность, осознанно проводимую против законов, действующих в обществе.
Как отмечалось выше, (см. первую книгу монографии), рецидивная преступность никогда не исчезала и не появлялась из ничего. Она всегда была корнем уголовного старого, пришедшим в новое и вбиравшим в себя все анархически протестное. Государственный аппарат реагировал на эти явления всегда стандартно - усиливал правовые репрессии, не связывая эти явления с состоянием экономики государства. Даже когда из среды рецидивистов появились и начали осваивать специальность профессионалы-преступники, должного внимания этому явлению ни криминалисты, ни криминологи не придали, отнеся это явление к категории рецидивной преступности, безотносительно к последствиям действий этой формации уголовного мира.
А последствия должна была фиксировать наука экономика: увеличивалась сумма материального ущерба, снижался уровень уплаты налогов, появлялись крупные суммы денег неустановленного происхождения, увеличивалась доля теневой экономики.
Испокон веков, со времен царской России до контрреволюционного переворота в СССР (да и во всем мире), рецидивная преступность нигде не рассматривалась как стадия развития уголовного мира, а уголовный мир - как самостоятельная криминологическая единица, как социальное явление, объективно существующее в данной цивилизации и имеющее свое право на существование, со своими законами развития, т.е. в полном соответствии с законами диалектики. И по этим законам профессиональная преступность - это закономерная фаза, стадия, формация развития уголовного мира, возникшая в соответствии с законом перехода количественных изменений в качественные.
Действующие криминалистические технологии не предусматривают никаких особенностей при расследовании преступлений, совершенных профессиональными преступниками. Не устанавливают никаких критериев, по которым следователь или оперработник должен сразу определить, имеет ли он дело с новичком или профессионалом, что должно привести к различным методам ведения следствия.
Рецидивная преступность занимает свое, четко и жестко закрепленное место в уголовном мире. Неизвестно, уменьшается ли она или увеличивается, но постоянно пополняется за счет неофитов из первичной преступности, сменяющих тех, кто уходит в профессионалы. Насколько хорошо рассмотрена в советской криминологии рецидивная преступность, настолько не изучена преступность профессиональная.
Практика показывает, что рецидивист и профессиональный преступник - абсолютно разные понятия и это видно даже по обычаям формирования таких преступников. Если хулиганов, грабителей, насильников ни в каком случае нельзя назвать "профессиональными преступниками", то только потому, что "специализация" у них в очень определенной последовательности: хулиган - вор-грабитель; вор - грабитель - убийца; хулиган - насильник - грабитель. Это типовые схемы становления рецидивиста и в различных сочетаниях они составляют именно эту схему.
Совершенно по-другому сценарию идет становление профессионала: вор-карманник (щипач) проходит стадии обучения в качестве обжимщика, пропульщика, а только потом специализируется на каком-то кармане - заднем или боковом наружном. Ширмач - (в зависимости от "ширмы"- то ли это длинное кашне, то ли широкий шарф, папка или пластиковый пакет) осваивает проникновение во внутренний боковой карман или дамские сумочки. Мойщик (от "мойка" - бритва) режет дно или боковую сторону сумок, наружную сторону внутреннего бокового кармана пальто, пиджака или заднего кармана брюк.
Так же специализируется и квартирный вор. Его специализация заключается в освоении способа проникновения в квартиру: взлом или подбор ключа, проникновение через балкон или лоджию, через окно или форточку, изготовление технических средств, отмычек, отработка психологических приемов. Характерным примером этого является цыганская профессиональная преступность, в основе своей использующая самые великолепные психологические приемы и крайне редко использующая применение силы.
На каждом направлении деятельности преступника-профессионала существуют свои обычаи и правила, действующие в этой среде как законы, которые он не столько обязан, сколько вынужден соблюдать в силу того, что они не выдуманы или продиктованы каким-либо "вождем", а обусловлены требованиями той "отраслевой" технологии, в которой "работает" вор-профессионал. Это своего рода "Правила техники безопасности", за нарушение которых преступника карает народный суд. Надо полагать, что именно поэтому воры-профессионалы крайне редко идут на так называемый "эксцесс исполнителя".
Исходя из таких правил формируется преступник-профессионал, который отрабатывает технологию своего преступления, обеспечивающую ему защиту от технологии раскрываемости, которой пользуются его "оппоненты", учитывая при этом не только действующее законодательство, но и возможности, предоставляемые ему уровнем развития науки и техники, для изготовления необходимого "для работы" оборудования и инвентаря.
За годы советской власти рецидивная преступность контролировалась со стороны государства четко и профессионально. Что позволяло держать под контролем ситуацию в уголовном мире. Но это происходило до 1961 года, когда усилиями МВД категория профессиональных "воров в законе", в которой числились только карманные воры, была ликвидирована и все посчитали, что уголовный мир прекратил свое существование. Фактически уголовный мир, получив этот удар, недолго оставался в растерянности. Не прошло и десяти лет, как в уголовной среде опять появился "вор в законе", но эта формация не имела с прежней ничего общего. Это было абсолютно новое, беспринципное и анархичное проявление новых "блатных", которые отвергались представителями старой, традиционной формацией "уркаганов", выжившей к тому времени.
Совсем по-другому обстояло дело в среде экономических преступлений, где развитие рецидивной преступности шло по пути специализации преступников, создававших новые технологии хищений, используя пробелы в законах социалистической экономики, которую осваивали ученые-экономисты, практические работники и представители уголовного мира.
В этой среде преступник, став рецидивистом, в дальнейшем становился профессионалом, не рецидивистом, а именно профессионалом-преступником, обеспечивавшим не только функционирование преступной группы, но и создание преступной организации, которая создавалась по аналогии с государственной структурой, но полностью выходившей из под контроля государства, обеспечивая осуществление собственной экономической политики, обустраивая и укрепляя свои позиции в теневой экономике, в той ее области, которую они освоили.
Все уголовные дела тех времен выявляли систему и способы действий, структуру преступных организаций. Но никто не смотрел на это с точки зрения диалектического развития уголовного мира в условиях функционирования социалистической системы хозяйства, хотя уже в полный голос говорили об усилении деятельности организованной преступности на Западе вообще и в Америке, в частности.
Никому не приходило в голову, что если на Западе законы рыночной экономики диктуют обществу свои правила, по принципу "спрос определяет предложение", то при социалистической системе хозяйства, успехи в экономике, позволяющие успешно бороться с насильственной преступностью, обеспечивают рост числа людей, не согласных с принципами распределения, что неминуемо, диалектически обоснованно создает предпосылки для реальных, конкретных противозаконных действий, для выработки преступных технологий в системе государственной экономики. Из практики криминологов было вычеркнуто предупреждение отечественного криминолога М.Н. Гернета, сказавшего, что "Коль скоро воровство становится профессией, с ним происходит тоже самое, что происходит во всяком труде, в производстве страны".
Именно здесь открывался новый фронт борьбы с преступностью, областью существования которой была теневая экономика. Профессиональная преступность в этой области представляла из себя абсолютно новую категорию уголовного мира. Ее нельзя было представить себе как обычных рецидивистов, воров. С точки зрения обывателя это были "очень приличные люди", но "бывшие".
Бывшие директора столовых, заведующие базами, цеховики. Создавая свой криминальный капитал, они, сумев уберечь его от конфискации, по выходу на свободу пускали его в оборот, создавая подпольные артели и фабрики. Отбывая наказания, они наладили прочные связи в среде рецидива, обеспечив себе надежную защиту своих подпольных предприятий, а рецидив получил свою экономическую платформу, позволившую ему создавать свои структурные подразделения, обеспечивавшие интересы "заказчиков", с одной стороны и поставлявшие ему денежную подпитку "общака" с другой стороны, что делало руководителей этих подразделений экономически независимыми, получавшими возможность "не пачкая рук" руководить своей противозаконной деятельностью.
Правоохранительная система государства была не готова к такому повороту событий. Наука не могла себе позволить опровергнуть утвержденный правительством тезис о том, что "в СССР нет социальных корней для развития преступности", а о том, что пошла в рост преступность профессиональная и речи не было. В этом и есть наша ошибка, исправить которую и сегодня не в состоянии наши юристы, не в силах преодолеть инерцию мышления.
Развитие профессиональной преступности в сфере экономики закономерно для той обстановки, которая сложилась в 80-е годы. Именно эти условия способствовали бурному росту профессиональной преступности, укреплению ее позиций в политических и государственных структурах за счет диверсифицированной коррупции.
С началом контрреволюционного переворота и перелома страны на рельсы рыночной экономики, развитие уголовного мира нашей страны пошло по накатанной колее, протоптанной организованной преступностью Запада, которую представители нашей профессионально организованной преступности освоили за каких-то пять лет и на равных начали "работать" с представителями организованной преступности Запада, демонстрируя оригинальность и эффективность своих преступных технологий, выгодно отличающихся даже интеллектуально от технологий западного уголовного мира.
К этому времени профессиональная преступность, продолжая свое диалектическое развитие, перешла в новую категорию, достигла нового качественного состояния, определить которое ученые всего мира пытались с помощью термина "организованная преступность". Но существо дела оказалось несколько сложней, поэтому предлагавшиеся и использовавшиеся технологии борьбы с нею и по сей день не дают требуемого результата. Попытаемся разобраться в том, что же сегодня представляет собой преступное формирование, именуемое "организованная преступность"?









В) ОРГАНИЗОВАННАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ


За последнее десятилетие ХХ века махровым цветом расцвела и сняла великолепный "урожай" отечественная организованная преступность, но до сих пор существует несусветная неразбериха в вопросе ее определения, ибо и сегодня наши правоведы никак не осмыслят это явление и его место в криминологической классификации и номенклатуре. Все попытки "всунуть" определение этого явления в какие-то "организованные преступные группы" и тому подобное, ничего не дают по той простой причине, что современная организованная преступность - абсолютно новое для наших условий в бывшем СССР.
С учетом исторического развития уголовного мира все виды преступности: первичная, рецидивная и профессиональная были, есть и будут явлениями СОЦИАЛЬНО- ЭКОНОМИЧЕСКИМИ. Причем их основной и движущей силой до сего дня являлся рецидив, из которого формировалась преступность профессиональная. Но как только профессиональные преступники получили возможность организовывать свои структуры, строить свой бюджет за счет развития и укрепления теневой экономики, они стали новой категорией уголовного мира - организованной преступностью, т.е. явлением СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИМ. Это требует совершенно нового и абсолютно четкого подхода, если мы хотим разработать адекватную систему мер для борьбы с этим явлением. При этом придется еще раз пересмотреть роль рецидива в уголовном мире и его действительное место в уголовной иерархии.
Говоря о социальной сути преступности можно сослаться на разработку этого вопроса доброй памяти профессора И.И. Карпеца, очень убедительно доказавшего и, на мой взгляд, детально проанализировавшего этот вопрос: "Социальный характер преступности определяется тем, что она является отражением (результатом) возникающих в обществе противоречий между людьми в процессе производственных отношений, включая распределительные. При этом речь идет об отношениях и противоречиях как между классами (глобальное противоречие), так и между социальными группами (стратами), вплоть до противоречий в микрогруппах и между отдельными людьми.
История человеческого общества показывает, что преступность увеличивалась или уменьшалась в зависимости от состояния общества, его социальной, экономической, политической стабильности или нестабильности" (Карпец И.И. Преступность: Иллюзии и реальность, Москва, "Российское право", 1992 г., стр.27).
Вопрос социального характера и социальной природы преступности разработан достаточно хорошо, но вот в вопросе о месте преступности в экономике страны просматривается существенный пробел, рассмотреть который более тщательно сегодня просто необходимо. Во-первых - это позволит определиться структурно, а во-вторых - это позволит определиться терминологически. Без этих условий проблема организованной преступности не решаема!
С точки зрения экономики первичная и рецидивная преступность являют собой кустарную, примитивную уголовную деятельность, направленную на материальное обеспечение жизни преступника. Классификация и номенклатура этой преступности укладывается в рамки особенной части Уголовного кодекса. Профессиональная деятельность - это уже некая "артель", "цех", освоившие некий определенный технологический процесс, разделенный на четкие операции, которыми мастерски владеет каждый участник этой "артели", "цеха", "группы", "бригады" - называйте его как хотите, но это уже "ремесленник", владеющий своим ремеслом, обеспечивающим ему комфортный образ жизни. С этих позиций профессиональная преступность классифицируется по направлениям преступной деятельности. Например, карманные воры имеют свою номенклатуру: щипачи, ширмачи, обжимщики, пропульщики и стоящие на отходе. Номенклатура квартирных воров: слесарь, стекольщик, форточник, наводчик и т.д. Все эти моменты сегодня хорошо известны работникам уголовного розыска, но никто не посмотрит на ситуацию с точки зрения экономиста по труду ибо очевидно, что понятие ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ преступность давно пора ввести в обиход уголовного права не только как обстоятельство, отягчающее преступление, не только как обстоятельство, значительно повышающее опасность этой деятельности для экономики, но и как качественно новое явление в уголовном мире в частности и абсолютно новое явление в цивилизованном обществе вообще.
Характерным моментом в истории развития нашего государства в наши дни является удивительный факт: все, что происходило в уголовном мире в начале "перестройки", наша страна уже "проходила" в 20-х годах прошлого столетия. Молодое государство трудящихся нашло тогда радикальные и оперативные методы для решения всех вопросов, связанных с организованной и профессиональной преступностью. Опыт этот оказался забыт, заброшен и не востребован, а мы снова решаем коренной вопрос русской истории: как избавиться от синяка, полученного в результате повторного "наступа" на те же грабли. Ну, это к слову.
Вот если мы с этих позиций определения преступности рассмотрим понятие ОГРАНИЗОВАННАЯ преступность, то станет понятно, почему оно имеет все основания именоваться СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИМ явлением, имеющим свою квалификацию и номенклатуру. Это явление характерно не "артельной" или "бригадной" формой деятельности. Преступные формирования имеют четкие структуры с установленной иерархией, формирующие "производственные" единицы, обеспечивающие развитие, укрепление ТЕНЕВОЙ экономики и структур, обеспечивающих безопасность их деятельности.
Уголовный мир СССР начал следующий этап своего развития к периоду легализации контрреволюционного подполья. К этому времени профессиональная преступность в стране была достаточно широко представлена и ощутимо влияла на бюджет государства. Это подтверждалось многочисленными публикациями работников подразделений БХСС отмечавших, что для раскрытия и расследования преступлений в экономической сфере у них нет необходимого количества сотрудников из числа бухгалтеров и экономистов, необходимых для успешной работы.
К моменту развала советской власти профессиональная преступность, располагая значительными материальными средствами, смогла легализоваться в народном хозяйстве, освоив определенные отрасли. Для выхода из эмбрионального состояния ей потребовалось значительно меньше времени, чем ее американской родственнице. По уровню и качеству своих возможностей, миновав стадию капиталистического развития, профессиональная преступность оказалась непосредственно в стадии империализма, перейдя в категорию преступности организованной как высшей стадии развития уголовного мира.
В государстве с разваливаемой социалистической экономикой, на переходе к рыночной экономике, профессиональная преступность, имея стабильные позиции в среде чиновников госаппарата, смогла внедриться и разделить власть как в экономике, так и в политике. Все эти моменты позволяют сказать, что понятие ОРГАНИЗОВАННАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ не может быть использовано как критерий деятельности субъекта.
Это определение отражает не состав преступления, не форму организации группы, а ФАЗУ РАЗВИТИЯ, которую переживает преступность ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ, разворачивая новые направления преступной деятельности с использованием промышленных технологий и политических механизмов. Задача уголовного права, проанализировав эти конкретные проявления, четко отграничить преступления первичной и рецидивной преступности от преступности ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ. И тогда не возникнет вопросов, как определить преступность ОРГАНИЗОВАННУЮ. Характерно, что деятельность ПРОФЕССИОНАЛА-ПРЕСТУПНИКА может быть первичной и рецидивной, но не наоборот! Ибо каждый рецидивист может стать профессионалом, но не каждый профессионал - рецидивистом.
Классификация и номенклатура определяется очень четко, насильственная преступная деятельность приобретает форму военизированных структур, классификация их различна - это может быть банда, оформленная как Служба безопасности или охранная фирма, а номенклатура определяется задачами. Это могут быть рэкетиры, киллеры, группы захвата, выбиватели долгов и т.п.
Преступные формирования, составляющие основу теневой экономики, обеспечивают развитие ее базиса, а его без надстройки не бывает и она появляется в виде управленческих структур, полностью повторяя действующий госаппарат со своей квалификацией и номенклатурой. Так появляется государство в государстве и каждое живет по своим законам, не подчиняясь друг другу.
Однако, если официальная власть пытается овладеть ситуацией силами юриспруденции и юстиции, то криминальная власть тратит свои денежные средства на то, чтобы проникнуть в государственные структуры с целью защиты своих преступных интересов или подкупить чиновников с этой же целью. А Юстиция не в состоянии предложить государству надлежащую защиту ибо, если бы госаппарат в начале 90-х годов прошлого века не был бы сгнившим с головы, то и такой "ПЕРЕСТРОЙКИ" бы не было.
Поэтому не будут действовать никакие законы о коррупции, ибо коррупция - это не состав преступления, а состояние госаппарата, парализованного действиями дельцов организованной преступности и их креатурами, уверенно и активно захватившими власть в индустриально развитых странах, а не только в бывшем СССР. И если мы хотим с этой преступностью справиться, то следует осознать, понять и освоить мысль о том, что ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ преступность сегодня должна восприниматься как новое, диалектически развивающееся явление не только в уголовном мире. Правда, против нее пытаются бороться теми же средствами, как и против первичной и рецидивной преступности. Однако свое место и представительство она имеет и в обществе, в котором она легализуется.
Анализ деятельности профессионалов-преступников позволяет сделать вывод о том, что именно для этих сил теневая экономика является основой, базисом, на котором выстроена криминальная надстройка, использующая коррупцию как инструмент управления корыстолюбивым чиновничеством и честолюбивыми лидерами партий.
С другой стороны, очевидно и у всех на виду разворачивается деятельность, которую все признают преступной, но ни один уголовник, в привычном понимании этого слова, не в состоянии сделать. Казалось бы, парадокс! Но не будем торопиться. Давайте обратимся к примерам. Может ли любой человек заняться хакерством? Любой ли готов заняться поставкой человеческих органов для трансплантации? А как насчет торговли "живым товаром" и эксплуатацией проституции? Какое направление ни возьми, из вновь появившихся преступных деяний, неПРОФЕССИОНАЛУ там делать нечего.
И сегодня мы вправе сказать, определить и сделать вывод о том, что определенные виды и направления деятельности ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ преступности и являются преступностью ОРГАНИЗОВАННОЙ. А отсюда вывод, что историческое развитие уголовного мира вошло в следующую стадию, которая именуется ПРОФЕССИОНАЛЬНО ОРГАНИЗОВАННОЙ ПРЕСТУПНОСТЬЮ. Именно этот подход позволит нам найти радикальные решения для успешной борьбы с этим явлением, если, конечно, коррумпированное лобби в государственных и правительственных учреждениях позволит нам это сделать.
До сих пор уголовная статистика сваливает все преступления в одну кучу: убийства, грабежи, изнасилования, кражи и наркотики, и угоны автомашин, и т.д. А ведь достоверно установлено, что наркотиками "ведает" только наркомафия, в отличие от государства больно карающая своих "нарушителей конвенции". Отсюда вопрос: а не пора ли выделять отдельной строкой преступления, совершаемые представителями организованной преступности? Сегодня можно с определенной точностью назвать эти направления преступной деятельности, это - кражи, сиречь угоны, автомашин, азартные игры, нефть, металл, торговля акцизными товарами - все то, что обеспечивает максимально быстрое получение сверхприбылей.
Казалось бы, у нас перед глазами есть великолепный пример становления и развития ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ преступности, которую до сих пор называют "ОРГАНИЗОВАННОЙ", в такой упорно демократической стране как США, где с ней пытаются что-то сделать, по меньшей мере, лет 60, но ничего путного придумать не могут (судя по всему и не смогут) потому, что правительственное и законодательное лобби не допустит, чтобы появился такой закон, который ударит по мафиози, ибо многие "белые воротнички" потеряют значительные суммы от своего бизнеса. Кому это приятно? А какова основа этого бизнеса? Коррупция, как раковые метастазы проникающая в аппарат государства и иммобилизующая силы, грозящие "покупателям" карой закона. Давайте посмотрим, как это происходило в Америке.
С каких преступлений началась эра организованной преступности (но не ОРГАНИЗОВАННЫХ ПРЕСТУПНИКОВ!) в Америке? Бутлегерство, рэкет, заказные убийства, азартные игры, букмекерство, наркотики, проституция. Затем алкоголь и табак, из азартных игр развивается игровой БИЗНЕС (казино, игровые автоматы), кражи автомашин, нелегальная иммиграция, "поставка" голосов на выборах и штрейкбрехерство. Далее пошел разговор о том, что мафиози захватили позиции в строительном и автомобильном бизнесе, внедрились в профсоюзы и банки, организуют криминальные структуры в индустрии страны на направлениях, характеризуемых быстрым оборотом вложенных средств, расширяя и укрепляя "теневую" экономику и "отмывая" деньги уклоняются от уплаты налогов. Разве это не типичная ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ?
И с самого начала своего существования профессиональная преступность внедрилась в аппарат власти, правоохранительные органы, вплоть до Сената США , за счет подкупа чиновников всех рангов и на всех уровнях - везде были люди, защищавшие криминальные интересы преступников, но они называли это БИЗНЕСОМ, хотя юристы называли это КОРРУПЦИЕЙ. Да, они защищали преступников, были связаны с преступниками, но это была уже установленная номенклатура в классификации ПРОФЕССИОНАЛЬНО ОРГАНИЗОВАННОЙ преступности, а не "ОРГАНИЗОВАННЫЕ ПРЕСТУПНИКИ" .
В штатном расписании своей фирмы, а фактически банды, каждый имел свою должность, оклад и функциональные обязанности, а юстиция считала и считает эту номенклатурную единицу криминального цеха (или Управления) по-прежнему вором или бандитом, гангстером или киллером. Не здесь ли промах американской Фемиды?
Экстраполируя эти этапы развития профессионально организованной преступности в США на нашу действительность, нетрудно заметить совпадение в динамике отечественного уголовного мира, хотя надо признать, что наша специфика заключалась в том, что свои позиции профессионально организованная преступность (как явление, но не как субъект) "прихватила" на нефти, цветных и черных металлах и банках, в дополнение к американским образцам, а к 2000 году , с развитием науки и внедрения ее достижений в экономику появляются новые отрасли, направления профессионально организованной преступности везде, где она существует, например, компьютерные преступления, где "работают" хакеры. Вчера они работали поодиночке, потроша банковские счета, но в перспективе возможны их объединения в какие-то производственные структуры теневой экономики, под каких-то "боссов", которые внедрятся в этот бизнес.
Сегодня уже просматриваются три направления в деятельности хакеров 1) работающие по "взлому" компьютерных систем высших госструктур (ЦРУ, ФБР и т.п.); 2) работающие по "взлому" банковских счетов; 3) работающие по "взлому" новых компьютерных программ. На всех этих направлениях они объединяются "в клубы по интересам", как в одной стране, так и из разных стран. Отсюда возникают возможные варианты дальнейшего развития этих направлений криминальной деятельности, как отрасли теневой экономики профессиональной преступности, их интернационализации или, если угодно, глобализации.
Надо полагать, что если до сих пор эти структуры, работая в одиночку, могли достигать каких-то успехов, то с течением времени, когда частные фирмы и государственные учреждения, столкнувшись с пиратской деятельностью, начали вводить не только новые программы по защите своих информационных сетей, но и создавать новые системы, обеспечивающие возможность выявления "взломов" своих сайтов, хакеры одной страны, в свою очередь, начнут то ли объединяться в команды, бригады или артели, то ли в международные преступные формирования под теми же названиями - дело вкуса, как они будут называться, но тогда обязательно появится внутренняя структура, организующая иерархию этой производственной единицы теневой экономики. Создание подобных структур международного уровня также не избежит строительства иерархической лестницы.
Таким образом, если сама по себе такая организация будет преступной по своим целям и задачам, то полем ее деятельности будут банки или иные объекты в государственной экономике. Именно отсюда хакеры будут красть и "перекачивать" деньги в теневую экономику, располагающую своим бюджетом и налоговой системой, работающими гораздо лучше государственных учреждений - у них недоимщиков нет! Но часто бывают похороны.
Государственные служащие - специалисты в области информатики, понимающие эти тенденции, уже начали искать средства защиты правительственных информационных систем. Так, в США компьютерные системы ЦРУ и ФБР выделены в самостоятельные системы и изолированы от Интернета. Министерство путей сообщения России создало изолированную от Интернета информационную систему. Все это свидетельствует об осознании государством динамики развития уголовного мира в системе профессионально организованной преступности, но, к сожалению, если не сказать - к великому сожалению, свидетельствует и об отсутствии понимания самого понятия "ПРОФЕССИОНАЛЬНО ОРГАНИЗОВАННАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ".
Торговля детьми, поставка внутренних органов человека для трансплантации, сделавшись направлениями деятельности организованной преступности, точно так же будут структурироваться и модифицироваться, что обязательно повлечет за собой их иерархизацию и реконструкцию, направленную на использование правительственного лобби для декриминализации этой деятельности. И какой отрасли профессионально организованной преступности ни коснись, динамика ее развития, ее вектор будут направлены в сторону создания такой технологии, которая позволяла бы, в перспективе, ставить вопрос о декриминализации преступной деятельности и легализации криминальных боссов в добропорядочных бизнесменов, перетаскивающих "отмытые" деньги в официальную экономику.
Анализ состояния профессионально организованной преступности с точки зрения законов экономической науки также подтверждает правильность предлагаемой систематизации структуры уголовного мира. И не только в России или в республиках бывшего СССР. Эта система справедлива для всего мира, для всех государств и режимов правления.
Каждому СПОСОБУ ПРОИЗВОДСТВА присуща своя ЭКОНОМИКА, отличающаяся характером собственности на средства производства, формами и методами хозяйствования. Преступность сегодня использует свой способ производства, укрепляя теневую экономику.
Материальным фундаментом развития экономики являются ПРОИЗВОДИТЕЛЬНЫЕ СИЛЫ, изменение которых вызывает перестройку экономического базиса общества. Все эти понятия целиком и полностью относятся к теневой экономике как экономическому базису профессионально организованной преступности.
СПОСОБ ПРОИЗВОДСТВА: единство ПРОИЗВОДИТЕЛЬНЫХ СИЛ и ПРОИЗВОДСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ, характеризующее уровень, достигнутый теневой экономикой в обеспечении деятельности структур организованной преступности.
ПРОИЗВОДИТЕЛЬНЫЕ СИЛЫ организованной преступности: СРЕДСТВА ПРОИЗВОДСТВА и люди, обладающие знаниями, производственным опытом, навыками к труду и приводящие средства производства в действие, что в первую очередь относится к профессиональной преступности. Совершенствование СРЕДСТВ ПРОИЗВОДСТВА, освоение знаний в своей отрасли деятельности, приобретение опыта в своем производстве и его специфике ведет к победе в конкурентной борьбе. В условиях НТР индустриализация науки позволяет уголовному миру первым использовать ее достижения, применяя их для интенсификации деятельности теневой экономики и непосредственно криминального "производства" как в профессиональной, так и профессионально организованной преступности.
ПРОФЕССИОНАЛЬНО ОРГАНИЗОВАННАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ - НОВАЯ СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ КАТЕГОРИЯ УГОЛОВНОГО МИРА В УСЛОВИЯХ РЫНОЧНОЙ ЭКОНОМИКИ, ГОСПОДСТВУЮЩИМ ПРИНЦИПОМ КОТОРОЙ ЯВЛЯЕТСЯ ЗАКОН СПРОСА И ПРЕДЛОЖЕНИЯ, НЕ ОГРАНИЧЕННЫЙ РАМКАМИ ПРАВА, ЭКОНОМИЧЕСКОЙ БАЗОЙ КОТОРОЙ ЯВЛЯЕТСЯ ТЕНЕВАЯ ЭКОНОМИКА.
Классическая формулировка К. Маркса: "спрос определяет предложение и, наоборот,..." точно соответствует ситуации в сфере ПРОФЕССИОНАЛЬНО организованной преступности. В экономике под предложением обычно понимают ТОВАР, который может быть поставлен на РЫНОК и различные услуги в области сервиса. В сфере ПРОФЕССИОНАЛЬНО ОРГАНИЗОВАННОЙ преступности к ТОВАРУ относятся как материальные ценности, так и услуги, только криминального плана: внутренние органы человека для пересадки, краденые автомашины, заказные убийства, захват заложников и т.п., которые могут быть поставлены на РЫНОК, если такой спрос будет хорошо оплачен. Характерным моментом для РЫНКА организованной преступности является ОБЕСПЕЧЕНИЕ ЛЮБОГО СПРОСА СООТВЕТСТВУЮЩИМ ПРЕДЛОЖЕНИЕМ с гарантией исполнения при высокой стоимости "работы".
Простое ТОВАРНОЕ ПРОИЗВОДСТВО (криминальное) характерно для первичной, рецидивной и, отчасти, профессиональной преступности: "продукт" - украденная ценность - принадлежит "производителю" - вору, но само "производство" ведется в интересах удовлетворения личных потребностей "работника". С переходом от простого товарного производства к капиталистическому происходит сдвиг в профессиональной преступности, организующейся по производственному принципу, используя, в полном соответствии с учением К. Маркса, внутриотраслевую и межотраслевую конкуренцию. В процессе уголовной деятельности эти категории уголовного мира самоорганизуются, в отличие от профессионально организованной преступности, где организационная деятельность является неотъемлемой частью преступной деятельности.
При капитализме "продукты", "создаваемые" профессионально организованной преступностью на рынке теневой экономики, принадлежат боссу, шефу, вору "в законе", а само "производство", сам криминальный процесс осуществляется ради наживы и обогащения криминальной структурой, оформленной под какое-то официальное коммерческое предприятие: фирму, холдинг, синдикат.
При социализме сохраняются условия для существования первичной, рецидивной и, частично, профессиональной преступности. Анализ динамики развития профессиональной преступности в условиях СССР показывает, что теряя свои позиции в насильственных преступлениях, она находит свою нишу в преступлениях корыстных, осваивая хищения соц. собственности, организуя рынок теневой экономики, откуда пошло накопление неучтенных финансовых средств, направлявшихся на развитие коррупции в госаппарате, тем самым подготавливая формирование структур профессионально организованной преступности. Весь этот процесс полностью укладывается в рамки основных законов диалектики.












































ГЛАВА II

ДИАЛЕКТИКА

развития уголовного мира.

1.Принцип развития.

В истории философии и науки диалектическая концепция развития, главный источник развития видит во взаимодействии присущих явлению внутренних противоречий. Отсюда - развитие есть единство прогрессивных и регрессивных изменений. Применительно к теме исследования, что прогрессивного может быть в уголовном мире? С точки зрения общественной морали вопрос выглядит абсурдно, но если посмотреть на него с точки зрения развития явления, то совершенно ясно видно, что развитие уголовного мира идет по экспоненте: от первичной преступности к рецидивной, от нее - к профессиональной, а от нее - к профессионально организованной. Эта последняя стадия, цикл, формация переходит рубеж уголовного законодательства и, легализуясь, декриминализируется.
С переходом каждого рубежа стадии, цикла криминальная формация требует от своих субъектов не только усовершенствования своих преступных методов, способов и технологий, но и максимального использования достижений науки и техники, обеспечивающих преступникам оптимальный успех при совершении преступлений.
В то же время изменения могут быть и регрессивными, выражающими тенденцию движения назад. Так, например, мероприятия МВД СССР по ликвидации "воров в законе", в конце 50-х годов ХХ века привели к тому, что воры-карманники, профессионалы, в результате этих действий перешли в категорию воров-рецидивистов, подчинившись реальным условиям, которые были созданы для них государством. Это в значительной мере послужило причиной положительных сдвигов в работе мест лишения свободы. Если для уголовного мира это было регрессивным развитием, то для общества это был положительный сдвиг. Таким образом, каждый прогресс в развитии является в то же время и регрессом, закрепляющим одностороннее развитие и исключающим возможность развития в других направлениях.
В материалистической диалектике РАЗВИТИЕ понимается как ДВИЖЕНИЕ ПОСТУПАТЕЛЬНОЕ: ОТ ПРОСТОГО К СЛОЖНОМУ, ОТ НИЗШЕГО К ВЫСШЕМУ, ОТ СТАРОГО К НОВОМУ.
"Простое" и "сложное" имеют реальный смысл и значение только в их взаимном отношении. Так, первичная преступность - наиболее примитивная форма проявления преступной деятельности по сравнению с рецидивной, которая, в свою очередь, является примитивной по сравнению с профессиональной преступностью. Эти же моменты характерны и для определений "низшее" и "высшее". Профессиональная преступность является низшей ступенью развития уголовного мира по сравнению с преступностью профессионально организованной. В процессе развития уголовного мира первичная преступность выступает исходным моментом, а профессионально организованная преступность - высшей ступенью, заключительным этапом, последней стадией развития нелегального преступного мира в пределах данного качества. Различия между этими определениями носят относительный характер потому, что одно и то же явление в одном отношении выступает низшей, а в другой - высшей ступенью развития.
Развитие - процесс перехода от старого к новому. Старое - это то, что изжило себя, исчерпало свои возможности к развитию. Новое - это передовое, прогрессивное, имеющее возможность к развитию. Применительно к уголовному миру новая криминальная формация возникает не случайно, а закономерно, как необходимое порождение объективных условий. Но, развиваясь, она не отмирает, а преобразовывается, последовательно усложняя форму своего проявления. В то же время изначальная форма - первичная преступность, продолжает существовать, не изменяя своих изначальных источников возникновения: безнадзорности, беспризорности, аморальности и беспринципности, подкрепленные алкоголем, наркотиками и развратом.
Развитие это, как и движение, существует объективно и неразрывно связано с материей. Отсюда следует, что развитие обладает всеобщим значением, т.к. оно имеет место в природе и обществе, в мышлении и познании. При этом развитие существует в конкретных многообразных формах и поэтому оно специфично и относительно.
Развитие реализуется в конкретных вещах и явлениях, а протекает как во времени, так и в пространстве. Оно имеет направленный характер и является процессом необратимым, идущим от прошлого к настоящему и будущему. В качестве примера можно привести ситуацию, упоминавшуюся выше с ворами "в законе". Закончив разгром этой формации уголовного мира, как основного уголовно-идеологического противника общества, МВД, посчитав свою задачу выполненной, прекратило активную работу по линии борьбы с рецидивной преступностью. В результате этой ситуации, через 10-15 лет в местах лишения свободы вновь возникла категория, назвавшая себя "воры в законе", хотя ничего общего, кроме названия, с теми, прошлыми представителями разгромленной формации они не имели.
Но возникнув, они учредили свои новые "законы", свои структуры, "подмяли" под себя рецидивную и профессиональную преступность и заявили о себе как о "правопреемнице" бывших "воров в законе". Выжившие к тому времени "бывшие" до последних дней не воспринимали "этих фраеров" за своих преемников, занявших их нишу в уголовном мире в полном соответствии с законом развития, подтвердив тем самым идею диалектического саморазвития явлений, материи и ее конкретных состояний, развивающихся в силу возникновения и разрешения внутренних противоречий. Не противоречит это и закону отрицания отрицания.
Из теории развития диалектического материализма вытекают важные выводы для практической и теоретической деятельности: рассматривать все явления с точки зрения возникновения и отмирания, т.е. исторически. При этом надо "не забывать основной исторической связи, смотреть на каждый вопрос с точки зрения того, как известное явление в истории возникло, какие главные этапы в своем развитии это явление проходило, и с точки зрения этого его развития смотреть, чем данная вещь стала теперь" (В.И. Ленин, соч., т. 29, стр.436).

2. Принцип всеобщей связи явлений

Каждая наука исследует природу специфических связей в той или иной материальной системе. Диалектический материализм изучает общую природу объективных связей. В мире существует необходимая объективная связь всех явлений, сил, тенденций. Всякая отдельная вещь тысячами переходов связана с другого рода отдельными вещами. В этом выражена необходимая объективная связь всего со всеми. Связь есть такое отношение, в котором те или иные изменения одного явления необходимо сопровождаются теми или иными изменениями другого явления. В качестве примера такой связи можно привести активизацию государством борьбы с преступностью, которая ведет к переполнению мест лишения свободы, в результате чего сокращается уровень преступлений на свободе, но в связи с тем, что переполняются места лишения свободы, там увеличивается уровень преступлений в среде осужденных. Решая эту проблему, государство проводит амнистию, чем снижает уровень преступности в местах лишения свободы, но увеличивает уровень преступности на свободе, что позволяет говорить о прямой и обратно пропорциональной зависимости, прямой и обратной связи этих явлений, наглядно иллюстрируемый физическим законом сообщающихся сосудов или законом Ома.
Связи во внешнем мире столь же объективны, как и сам этот мир. Связи обладают абсолютно всеобщим значением - они имеют место во всех явлениях и процессах внешнего мира, мышления и познания. Вместе с тем, связи всегда носят конкретно-исторический характер, зависят от условий, места и времени, т.е. они являются относительными. Здесь уместно вспомнить криминологическую ситуацию в 20-х годах в СССР: преступность царской России досталась молодой советской республике в расцвете профессиональной преступности и к моменту введения НЭПа сложились все условия для проявления преступности профессионально организованной.
Успехи в развитии теневой экономики давали толчок для стремительного развития контрабанды, рэкета, бутлегерства и самогоноварения, проституции и азартных игр. По сравнению с развитием профессионально организованной преступности в США здесь не было принципиальных различий в динамике развития явления и в характере связей. Но с укреплением Советской власти, с укреплением законов социалистической экономики, теневая экономика, теряя свои позиции, подрезала корни профессионально организованной преступности и наоборот: с "усыханием" деятельности профессионально организованной преступности, теневая экономика, не получая "подпитки" все более теряет свои позиции, а коррупция жесткой метлой "выметается" правоохранительными органами из коридоров государственной власти, в результате чего Советская власть смогла создать работоспособный госаппарат, обеспечивший стремительное развитие как государства, так и его экономики.
Сообразно с разными формами движения материи существуют и различные формы связей: механические, биологические, социальные и другие, изучаемые соответствующими науками. Нельзя отрывать связи от их материальных носителей. Так, рецидивная преступность является перманентной носительницей антиобщественной идеологии, основной и движущей силой преступности как социального явления. И сколько бы государство ни боролось с преступными проявлениями на низших уровнях, оно не достигнет успеха до тех пор, пока не найдет должные меры воздействия на рецидивную преступность. Здесь же наблюдается и другие связи. Так, например, в условиях социализма спекуляция образует состав преступления, в то время, как в условиях рыночной экономики это считается обычной коммерческой сделкой - подешевле купить и подороже продать. То, что считалось при социализме преступлением, при капитализме считается бизнесом. Пример? Игровой бизнес (казино), "поставка" голосов на выборах, штрейкбрехерство, торговля "живым товаром" и др.
Все эти явления в уголовном мире связаны между собой, в первую очередь, потому, что используют различное понимание понятий "демократия" и " свобода", разно читаемые в условиях морали социалистического и капиталистического общества. Понятия - конкуренция, в рыночной экономике не равно понятию социалистическое соревнование, а "свобода" и "права человека" - значительно разнятся при капитализме и социализме. Утверждая атеизм, социализм взял на вооружение христианские духовные ценности, утверждая их в жизни общества. Утверждая религиозность, капитализм насаждает культ золотого тельца, Маммоны, плодя секты, внося раскол в церковные установления, способствуя развалу морали и культуры, обеспечивая власть золотого тельца над массами за счет низменных побуждений отнюдь не лучшей части общества.
Каждая вещь является единством внутренних и внешних сторон. Соответственно и связи делятся на внутренние и внешние, что находит свое отражение и в криминальной среде: усиление связей между членами бандгруппы дает им возможность оптимально активизировать свою деятельность, добиваясь максимального успеха в "работе", а усиление связей между различными бандитскими группами позволяет им проводить крупные преступные операции, преодолевая сопротивление органов милиции.
Если все явления в мире взаимосвязаны, взаимодействуют и взаимообусловливают друг друга, то диалектический метод требует рассматривать их с точки зрения этой связи, с учетом условий, места и времени. В этой связи рассматривать развитие уголовного мира нашей страны необходимо с учетом преемственности в истории нашего государства, а не с точки зрения вычлененных временных отрезков, относящихся к различным историческим периодам государства российского.
Перенимая власть у царской России, Советская власть переняла и преступность российской империи, а затем нашла действительно радикальные средства для коренного изменения ситуации в уголовном мире. В последующем развитии уголовного мира, условия созданные социалистическим государством привели к почти полному устранению профессиональной преступности в уголовном мире СССР, которая нашла свою нишу в имущественных преступлениях.
Нежелание власть имущих (с подачи наших ученых, это нужно отметить особо, ибо не снимает с них вины за этот промах) рассматривать уголовный мир как единый диалектически связанный социальный организм, антагонистически настроенный к обществу, (но не государству) привело страну к застою, чему не мало способствовал уголовный мир, интенсивно разворачивая теневую экономику и энергично коррумпируя чиновничий аппарат, способствуя тем самым развороту профессионально организованной преступности при деятельной экономической поддержке антисоциалистических сил, направленных на развал Советского Союза и социалистического лагеря, противостоявших мировой империалистической системе. Криминологическая составляющая не учитывалась (умышленно или нет, это второй вопрос) политиками того времени, не считавшими эту составляющую серьезным моментом в государственной политике. Время доказало ошибочность этого взгляда, но никому от этого легче не стало.









3. Закономерность и закон как форма всеобщей связи явлений.


Всеобщая взаимная связь явлений носит закономерный характер. Здесь закономерность понимается как результат совокупного действия множества законов. Так переход от профессиональной преступности к преступности профессионально организованной есть процесс закономерный, складывающийся из одновременного действия экономических, социологических и других законов. Закономерность выражает многие связи и отношения, тогда как закон - однозначно выражает определенную связь и по объему уже понятия закономерность.
Законы общественных наук выражают связи и отношения, свойственные только общественным явлениям. Так, классовая борьба - закон развития антагонистических формаций. В этой связи сохранение уголовного мира в условиях социализма объективно доказывает, что и при отсутствии эксплуатации человека человеком, сохраняется очень незначительная часть населения, составляющая социальную группу, ведущую антагонистическую борьбу с классом, осуществляющим диктатуру пролетариата, а затем и демократическую власть трудового народа. Носителем идеи антагонистической борьбы в уголовном мире был и остается рецидив, во все времена обеспечивавший смену одного поколения преступников, другим.
Рецидивисты, переходившие в категорию профессиональных преступников, в конечном итоге, легализовав свои криминальные доходы и декриминализировавшись, начинают нормальную жизнь. Рецидивист или заканчивает свою жизнь в тюрьме, или, живя на свободе, содержит притон, становясь "паханом" или "козлятником", обеспечивая уголовный мир молодым пополнением, будущими рекрутами рецидивной и профессиональной преступности. Здесь четко просматривается связь явлений, которые были в прошлом, имеют место в настоящем и будут осуществляться в будущем, пока сохраняется основа действия закона. И все это происходит из-за необходимости обеспечивать себе средства к существованию, без которых человеку не выжить. Это основа, начало мотивации преступного поведения.
Уголовный мир, как социальное явление не может остановиться в своем развитии. Анализ развития его социальных групп, (страт) показывает, что реагируя на внешние и внутренние (для данной среды) явления, они могут активизироваться, тормозиться, видоизменяться, расколовшись на несколько направлений или форм. Прекратить же свою деятельность они могут только под влиянием объективной силы в виде экономических законов, которые должны создать условия невыгодные для продолжения преступной деятельности.
Это станет возможным только тогда, когда государство обеспечит преступнику НЕВОЗМОЖНОСТЬ реализовать украденное, добытое преступным путем, обеспечив наказание и изъятие незаконно добытого, с одной стороны и создаст условия для высокого уровня благосостояния своего народа, с другой стороны. В этом случае преступность не ликвидируется государственной силой, а отмирает естественным путем, как социальное явление, изжившее себя, в полном соответствии с законом отрицания отрицания. Так прогнозируется перспектива профессиональной и профессионально организованной преступности. А первичная и рецидивная преступность, сохраняясь как реальные отклонения в поведении людей, позволят разрабатывать меры воздействия на их субъекты скорей в воспитательно-медицинском плане уголовного преследования, в сегодняшнем понимании этих явлений. И здесь мы подходим очень близко к пониманию первичной и рецидивной преступности, которое имело место у криминологов начала ХХ века.
Закон стоимости действует до тех пор, пока существуют отношения товарного производства. С переходом от простого товарного производства к капиталистическому меняются многие отношения в среде рецидива к господствующему классу, а пока жив рецидив, будет жить и уголовный мир, растущий на этой почве.
Может быть, вполне резонно предположить такой вариант борьбы с преступностью - успех на этом направлении деятельности государства может принести целенаправленная работа в области первичной преступности: изоляция и лечение алкоголиков и наркоманов за счет создания психиатрических больниц-интернатов, ликвидация беспризорности и безнадзорности путем создания школ-интернатов, собирающих таких детей под опекой и содержание государством и, наконец, создание поселений рецидивистов при местах лишения свободы (типа колоний-поселений), где эта категория уголовного мира, как свидетельствуют исторические данные и действующая практика, будет проводить то незначительное время, пока они находятся на свободе до получения нового срока наказания в виде лишения свободы.
Говоря о закономерностях и законах развития и функционирования, следует отметить, что закон неравномерности экономического и политического развития капитализма является законом развития. Сегодня, окидывая взглядом пройденный Советским Союзом путь, можно сказать, что и социализм подпадает под действие этого же закона, а стало быть, это уже не закон, а закономерность, вытекающая из диалектического закона развития.
Закон перемены труда является законом функционирования и он также действует в уголовном мире при любой социально-экономической формации, различаясь лишь степенью интенсивности.
Закон структуры внутреннего строения явления очень четко начинает проявляться со стадии становления профессиональной преступности и выше. Каждая криминальная формация имеет свои закономерности и законы развития и функционирования, начиная с "производства" и кончая "законами" своего "бытия". Говоря о законе структуры внутреннего строения явления, следует отметить, что профессиональная преступность не могла бы появиться при отсутствии рецидива. Эти две взаимообусловленные формации (структуры) так же связаны как и вся эволюционная структурная цепь уголовного мира : первичная - рецидивная - профессиональная и - профессионально организованная преступность. Ни одно звено этой цепи не может быть произвольно вырвано, изолировано, а тем более уничтожено. Каждая предыдущая формация (структура) торит дорогу и крепит базис формации следующей.
Ядро диалектики, самую ее суть составляет закон единства и борьбы противоположностей, раскрывающий импульс, источник движения и развития, сторонами и элементами которого являются тождество и различие, где ТОЖДЕСТВОМ считается отношение вещи к себе и другим вещам, а сторонами которого, являются свойства, силы и тенденции, совпадающие друг с другом, а РАЗЛИЧИЕ - отношение вещи к себе и другим вещам, сторонами которого являются свойства, силы и тенденции не совпадающие друг с другом. Тождество выражает относительную устойчивость вещи, а различие выражает ее изменчивость.
Различия имеют свои степени. Они могут быть СУЩЕСТВЕННЫМИ и НЕСУЩЕСТВЕННЫМИ.
Различие может развиваться до ПРОТИВОПОЛОЖНОСТИ. Всякая противоположность - вид различия, но не всякое различие - противоположность. Понятие ПРОТИВОПОЛОЖНОСТЬ имеет два значения: взаимоисключающего различия и полярно противоположного. Различают два типа противоположностей: АНТАГОНИСТИЧЕСКИЕ и НЕАНТАГОНИСТИЧЕСКИЕ. Считалось, что антагонистические противоречия существуют только при капитализме, а со становлением социализма, противоречия становятся неантагонистическими.
Как показала практика, и при социализме продолжают сохраняться антагонистические противоречия, носителем которых является рецидив, на котором базируется профессиональная преступность. Но на рецидив смотрели не с точки зрения его фактического положения в уголовном мире (ибо считалось, что уголовного мира в СССР нет), а с точки зрения наличия этой категории неоднократно судимых среди других статистических данных. Более того, до сих пор мы не хотим признавать наличия ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ преступности, как отдельной категории уголовного мира, в качестве квалифицирующего признака состава преступления!
В среде творческой интеллигенции антагонизм стал реальностью после того, как идеологическая война между СССР и США стала самостоятельным фронтом в холодной войне между социализмом и капитализмом, наряду с войной психологической. Руководящая же сила общества - Коммунистическая партия, отступив от принципов марксизма-ленинизма, изолировала партийную и государственную номенклатуру от реальной критики партийных масс, чем разбила монолитность народов страны и была разгромлена антагонистическими, антинародными силами, поддержанными капиталистическими кругами Запада , а в первую очередь реакционными силами США.

Владимир Даль говорил очень убедительные слова в Обществе Любителей Русской словесности 21 апреля 1862 года, которые, несколько перефразировав, было бы уместно послушать нынешним ученым - правоведам:
"Во всяком научном и общественном деле, во всем, что касается всех и требует общих убеждений и усилий, порою проявляется ложь, ложное, кривое направление, которое не только временно держится, но и берет верх, пригнетая истину, а с нею и всякое свободное выражение мнений и убеждений. Дело обращается в привычку, в обычай, толпа торит бессознательно пробитую дорожку, а коноводы только покрикивают и понукают. Это длится иногда довольно долго; но, вглядываясь в направление пути и осматриваясь кругом, общество видит наконец, что его ведут вовсе не туда, куда оно надеялось попасть; начинается ропот, сперва вполголоса, потом и вслух, наконец поднимается общий голос негодования, и бывшие коноводы исчезают, подавленные и уничтоженные тем же большинством, которое до сего сами держали под своим гнетом. Общее стремление берет иное направление, и с жаром подвизается на новой стезе.
Кажется, будто бы такой переворот предстоит ныне нашему родному языку. Мы начинаем догадываться, что нас завели в трущобу, что надо выбраться из нее по здоровому и проложить себе иной путь. Все, что сделано было доселе, со времен петровских, в духе искажения языка, все это, как неудачная прививка, как прищепа разнородного семени, должно усохнуть и отвалиться, дав простор дичку, коему надо вырасти на своем корню, на своих соках, сдобриться холей и уходом, а не насадкой сверху. Если и говорится, что голова хвоста не ждет, то наша голова, или наши головы умчались так далеко куда-то вбок, что едва ли не оторвались от туловища; а коли худо плечам без головы, то некорыстно же и голове без тулова. Применяя это к нашему языку, сдается, будто голове этой приходится либо оторваться вовсе и отвалиться, либо опомниться и воротиться. Говоря просто, мы уверены, что русской речи предстоит одно из двух: или испошлеть донельзя, либо, образумясь, своротить на иной путь, захватив притом с собою все покинутые второпях запасы".
И далее:
"При объяснении и толковании слова вообще избегались сухие, бесплодные определения, порождения школярства, потеха зазнавшейся учености, не придающая делу никакого смысла, отрешающая от него высокопарною отвлеченностью." (стр. ХХХ)
"Таким образом, всему непишущему, а только читающему населению России скоро придется покинуть свой родной язык вовсе и выучиться, замест того, пяти другим языкам: читая доморощенное, надо мысленно перекладывать все слова на западные буквы, чтобы только добраться до смысла: ведь это цыфирное письмо!
Но и этого мало; мы, наконец, так чистоплотны, что хотим изгнать из слов этих всякий русский звук и сохранить их всецело в том виде, в каком они произносятся нерусской гортанью. Такое чванство невыносимо: такого насилия не попустит над собою ни один язык, ни один народ, кроме - кроме народа, состоящего под умственным или нравственным гнетом своих же немногих земляков, переродившихся заново на чужой почве.
Если один онемечился, изучая замечательных писателей, каких он у себя дома не найдет; если другой, по той же причине, офранцузился, третий обангличанился, и так далее, то могут ли все они требовать, поучая, наставляя и потешая нас, чтобы каждый из нас, вычитывая, что в них переварилось, понимал все те языки, какие они изучили сами, и чтобы мы перекладывали, мысленно, беседу их на пять языков? Коли так, то не лучше ли уж нам взяться прямо за подлинник, который, по общему закону, не должен же быть ниже подражания!
Если чужое слово принимается на другой язык, то, по крайней мере, позвольте переиначить его на столько, на сколько этого требует дух того языка: он господин слову, а не слово ему! И разве чистяки наши не видят, что они, при всей натуге своей, все-таки картавят, и что природный француз и англичанин выщербленого у него слова, в русской печати, никак не узнают!
Ведь и римляне всегда приурочивали и латынили усвоенное ими чужое слово, без чего не могли ни выговорить, ни написать его; то же делают и поныне все прочие народы; что же это мы, охотно обезьянничая и попугайничая, в этом случае хотим самодуром установить для себя противное правило? Этому есть две причины: первая - тщеславие, чванство: мы знаем все языки; другая - невежество: мы не знаем своего." (стр. XLI)
"Мне случалось слышать от людей, впрочем умных и уважительных, что все это пустяки, недостойные придирки; что язык вырабатывается в господствующем духе, по степени просвещения и образования народа, а частные усилия тут ничего не могут сделать; что, впрочем, и все равно, какими словами ни объясняться; слова, по себе, условное сочетание звуков, один вещественный припас - лишь бы в том, что пишешь, был бы ум, сердце, душа и жизнь. На первое возражение отвечу, что нельзя, однако, не пожалеть о таком направлении, если даже оно и господствует; второе, что это убеждение ошибочное и вредное, как всякая ложь или ошибка; оно растлевает ум и сердце. Коль скоро мы начинаем ловить себя врасплох на том, что мыслим не на своем, а на чужом языке, то мы уже поплатились за языки дорого: если мы не пишем, а только переводим, мы конечно никакого подлинника произвести не в силах, и начинаем духовно пошлеть. Отстав от одного берега и не пристав к другому, мы и остаемся межеумками. С языком шутить нельзя: словесная речь человека - это видимая, осязательная связь, звено между душою и телом, духом и плотью. Вероятно в малоумном и юродивом та же душа: ума много, да вон не идет; отчего? Оттого, что вещественные снаряды ему служат превратно: дух пригнетен, под спудом, а без орудия и средств этих он ничего не в силах сделать". (стр. XLII)
Если заменить объект критики В. Даля на юриспруденцию нашего времени, то все его упреки можно полностью признать справедливыми и для современников криминологов, с некоторых пор готовых "махнуть не глядя" какую-либо криминологическую технологию на любую западную, независимо от того, насколько она соответствует нашей структуре преступности и ее ментальности. Но, в то же время, с упорством, достойным лучшего применения, отказываются признать наличие уголовного мира как самостоятельного антисоциального, структурированного явления (образования), функционирующего и развивающегося в полном соответствии с законами диалектики и экономики.







ГЛАВА III

ЧТО ТАКОЕ "ТЕНЕВАЯ ЭКОНОМИКА"


Если "Экономика - совокупность производственных отношений определенной общественно-экономической формации, экономический базис общества или народное хозяйство страны или его часть, включающая соответствующие отрасли и виды производства", как это толкует Советский энциклопедический словарь (изд. СЭ, Москва,1980), то можно сказать, что экономика является той основой, на которой стоит государство. Это азы науки, которые, я надеюсь, ни у кого не вызовут возражений.
Возникает вопрос: откуда появился термин "теневая" экономика (ТЭ)? Как понимается это криминологами - это часть экономики государства, производственные отношения в которой, имея определенную специфику, вышли из под контроля исполнительной власти, но "производительные силы" этих отношений, активно участвуют в присвоении валового национального продукта (ВНП).
К этой части "теневой" экономики, которую некоторые юристы называют "черной", относится вся насильственная преступность (первичная, рецидивная, профессиональная). Она ничего не производит, там грабят, воруют, играют в карты, пропивают добытое и опять идут "на работу". Они не платят налоги, не соблюдают государственные законы, живут по своим правилам и составляют ПЕРВЫЙ слой, пласт, страту, класс - (назовите их как угодно) "теневой" экономики при всех социально-экономических формациях.
Ко второй части "теневой" экономики, которую некоторые юристы именуют собственно "теневой", относится более "творческая" часть уголовного мира (рецидивная и профессиональная преступность): это преступники, функционирующие в подпольных, нелегальных производствах и государственных структурах. Сюда относятся все корыстные преступления: хищения, злоупотребления властью, нарушения законов о производственной деятельности и т.п. Они что-то производят, чем-то заняты, но основная их деятельность реализуется вне закона и в обход налоговой политики государства. Это составляющие уголовного мира, самые ее черные и грязные "технологии", за которые ее "работники" расплачиваются тюрьмой и прочими наказаниями.
Поэтому представляется, что ТЭ включает в себя: оборот всех материальных ценностей, добытых преступным путем - то, что относится к "черной" экономике; далее идут преступные структуры, прямо финансирующие преступные организации; затем, полулегальные коммерческие организации , функционирующие на криминальном капитале и, наконец, организации и частники, уклоняющиеся от уплаты налогов. При всем разнообразии этих структурных линий ТЭ, самым характерным моментом, который объединяет все эти направления, является получение прибыли или сверхприбыли! Что и роднит их с государственной экономикой. В чем разница?
Если государственная экономика собирает деньги для нужд государства, для обеспечения социальных и иных нужд, то ТЭ собирает свои сверхприбыли для обеспечения сугубо своих личных интересов, оттягивая средства из казны и пуская их в оборот, вопреки правилам Минфина, но в соответствии с интересами банков, которые во всех случаях ничего не теряют, а только приобретают, "снимая пенки" с любых средств, к ним поступающих. Не здесь ли одна из дыр в правовом поле всех индустриально развитых государств системы рыночной экономики, которые уже десятки лет не в состоянии справиться со своей теневой экономикой? И не в этом ли одна из причин растущего могущества профессиональной преступности? Она демонстрирует (наглядно и очень убедительно) высокий уровень организованности, гарантированное выполнение заказов, обеспечивает рабочие места, хорошую оплату "труда" и обычной работы, надежную защиту от врагов, в то время как государственная экономика обречена на хаос и выживание.
Возникает вопрос: почему в СССР не было таких видов преступлений, которые пышно расцвели сегодня? Ответ лежит тоже в плоскости экономики: реализация доходов и сверхприбылей была под строгим контролем государства. Поэтому "черные" деньги могли расходоваться также нелегально, как и приобретаться. Можно было подпольно скупать "камушки", раритеты, произведения искусства, но нельзя было купить дом или пароход. У властей появлялся здоровый интерес к источникам, из которых были получены деньги на такую покупку.
Теневой капитал в СССР начал ощутимо проявляться в 50-х годах ХХ-го века, когда впервые были рассмотрены "миллионные" дела. Государство отреагировало на эти факты принятием соответствующих законов, вошедших в Уголовный кодекс РСФСР как статьи 88, 88-прим, затем 89 и 89-прим, но ожидаемых результатов это не принесло, ибо давно известно, что усилением кары не повлияешь на уровень преступности!
Некоторые дельцы "садились" в тюрьму, отбывали положенный по приговору суда срок и выходили на свободу, сохраняя свой подпольный капитал, который после 1991 года они легально запустили в дело. В силу этих причин система учета и контроля в народном хозяйстве СССР, подкрепленная сильной исполнительной властью, успешно справлялась с первичной, рецидивной и профессиональной насильственной преступностью, но не смогла найти радикальных средств в борьбе с профессиональной экономической преступностью, успешно осваивавшей свою "нишу" в системе социалистического хозяйства, не осознававшего растущей угрозы государству с этой стороны.
С момента контрреволюционного, антисоветского переворота в 1991 году и перевода народного хозяйства страны на рельсы рыночной экономики наступает новая эра для уголовного мира, развивавшегося в условиях социалистического хозяйства.
Рецидивная и профессиональная преступность, паразитировавшая на народном хозяйстве в сфере "теневой" экономики, коррумпируя и осваивая этажи власти и отрасли в экономике государства, к моменту государственного переворота смогла не только легализоваться, но и обеспечить появление новой формации уголовного мира - ПРОФЕССИОНАЛЬНО ОРГАНИЗОВАННОЙ ПРЕСТУПНОСТИ, обеспечив тем самым появление в структуре "теневой" экономики страны новых образований в связи с тем, что полученные преступным путем сверхприбыли и нелегальные доходы были допущены в государственную экономику.
Эксплуатация проституции, кража автомашин, торговля наркотиками и т.п. создали в "теневой" экономике еще один пласт, слой и т.п. - полулегальную индустрию. Почему полулегальную? Потому, что это деятельность на грани законности. За эксплуатацию проституции можно получить срок, если это докажут, что связано с определенными трудностями для правоохранительных органов, не имеющих должной методики и технологии для борьбы с этим видом преступлений.
То же относится и к азартным играм, и к нелегальной эмиграции, и к контрабанде алкоголя, табака - можно попасть в тюрьму, а можно и не попасть: как докажут. А при соответствующей "постановке вопроса", если и посадят, то отпустят и дело прекратят. Этот полулегальный пласт "теневой" экономики который некоторые юристы называют "серой" экономикой, является тем "мостом", по которому "генералы" преступного мира перебираются в государственную экономику и политику, появляясь там в качестве добропорядочных коммерсантов с четко выраженными чертами специфической братвы.
Эта категория дельцов "теневой" экономики по своим возможностям полностью выходит из-под власти закона, становясь хозяевами, распорядителями и повелителями всех слоев и направлений уголовного мира, истинными властителями "теневой" экономики, на которой держится ПРОФЕССИОНАЛЬНО ОРГАНИЗОВАННАЯ преступность. Таким образом, структурно "теневую" экономику можно представить так (см. Схему №2 и №3).
Из чего следует, что если экономический базис является фундаментом политической надстройки государства, то "теневая" экономика является экономическим базисом ПРОФЕССИОНАЛЬНО ОРГАНИЗОВАННОЙ преступности, которая, в свою очередь, является системой криминального управления "теневой" экономикой, где механизмом её координации взаимоотношений и политики с госэкономикой является КОРРУПЦИЯ, а применяемой технологией - организация лобби, внедрение в органы власти и легализация.
Для "теневой" экономики "производство" - противозаконная деятельность. С этих позиций необходимо посмотреть на "производительные" силы, "производственные" отношения и их характер.
Производительные силы, экстраполируя это понятие из экономики - это средства производства и люди. В нашем случае это люди со специфическими знаниями и навыками. Производительные силы развиваются в условиях того или иного типа производственных отношений, что подтверждается законом соответствия производственных отношений характеру и уровню развития производительных сил. На основании именно этого закона, считали классики марксизма - ленинизма, совершается переход от одного общественного строя к другому.
"На известной ступени своего развития материальные производительные силы общества приходят в противоречие с существующими производственными отношениями, или - что является только юридическим выражением последних - с отношениями собственности, внутри которых они до сих пор развивались. Из форм развития производительных сил эти отношения превращаются в их оковы. Тогда наступает эпоха социальной революции". (К. Маркс, Ф. Энгельс, соч., т. 13 стр. 7)
Именно этим можно объяснить стремление советского общества к перестройке, которым воспользовались реакционные силы СССР, возглавляемые Горбачевым и Ельциным для антисоветского переворота при активнейшей помощи империалистического зарубежья. Представителей демократической общественности многих стран удивляет, что в США до сих пор нет ни одной аналитической работы о роли американской разведки и дипломатии в октябрьских событиях в Москве. И это не случайно, так как эта грязная история очень напоминает ту, которая имела место при приходе Пиночета к власти в Чили, Лехи Валенсы - в Польше, да и в других государствах бывшего социалистического лагеря, а в характере процесса уничтожения СССР четко и наглядно просматривается хорошо организованная технология, соблюдение которой жестко контролировали представители спецслужб США.
Для производительных сил "теневой" экономики "производственные" отношения в условиях рыночной экономики явились прогрессом, повлекшим за собой не только создание индустриального производства, но и организацию соответствующих структур для управления ими, что позволило не только создать их, но и укомплектовать должными кадрами из числа "передовиков" рецидивной и профессиональной преступности. Они обеспечили себе признание властей и легализацию или "отстирывание", что в общем-то одно и то же, "грязных" денег за счет коррупции чиновников госаппарата, а это, в свою очередь, позволило превратить "отмытые" деньги в КАПИТАЛ, СОБСТВЕННЫЙ КАПИТАЛ, придавший ЗАКОННУЮ СИЛУ легализовавшимся преступникам, что ТРЕБУЕТ говорить о ПРОФЕССИОНАЛЬНО ОРГАНИЗОВАННОЙ преступности не столько как о криминологической категории, сколько как о новой социально-политической категории "теневой" экономики, господствующим принципом существования которой является закон спроса и предложения. Именно по такой схеме шло создание организованной преступности в США.
После того, как Россия в 1917 году пошла по социалистическому пути развития, США продолжили топтать дорогу империализму, преступный мир которого не имел таких потрясений, которые устроили ему большевики в России. Незадолго до этого, в 1915 году чикагской комиссией по расследованию преступности была оглашена концепция существования преступности как особого института - преступника как организатора. А в 1919 году, с принятием "сухого" закона, коррупция и политический протекционизм воцарились в жизнь больших городов Америки.
История и практика показывают, что экономический закон спроса и предложения так же объективен как и философский закон отрицания отрицания или физический закон Ома. Это подтверждает не только реакция потребителей на "сухой" закон, как в США, так и в России или СССР. Такая же реакция, почти аналогичная, в вопросах борьбы с проституцией. При наличии СПРОСА ПРЕДЛОЖЕНИЯ обязательно появятся. Дело лишь в том, сумеет ли государство ввести этот спрос в цивилизованные рамки или будет отдавать его на откуп криминальным структурам, в ущерб государственной экономике.
Незаконная поставка алкоголя в 20-е годы в США потребовала организации его производства, хранения, транспортировки и реализации, а поскольку все это делалось нелегально, в обход закона, то и сам по себе этот бизнес по своему характеру становился преступным. В организацию бизнеса изначально закладывалась криминализация деятельности для обеспечения безопасности производителей, поставщиков и потребителей.
Коль скоро появилось производство, то неминуемо возникновение рынка, на котором производится оптовая купля продажа, а затем и розница. Естественно, он и возник. В обороте были миллионы литров, а прибыли исчислялись миллиардами долларов, сосредоточенные в руках дельцов преступного бизнеса они открыли доступ к подкупу не только полиции, но и политических деятелей.
В 1923 году агентство "Ассошиэйтед Пресс" сообщало из Филадельфии, что объединяясь в банды и помогая друг другу в беде, нанимая юристов и создавая денежные фонды, преступники укрепили свои позиции не только в этом городе, но почти в каждом крупном городе страны.
Поэтому я не могу согласиться с высказыванием кандидата юридических наук А.Г. Корчагина и аспиранта А.В. Кушниренко о том, что "Проблема легализации "грязных денег встала перед правоохранительными системами различных государств относительно недавно - несколько десятилетий назад. Так, например, в конце 60-х годов Конгресс США признал тот факт, что наличность является важным источником функционирования организованной преступности в Америке, поскольку она не оставляет никаких документированных следов расходов, доходов, инвестиций и финансовой деятельности кланов организованной преступности." (См. Мат-лы конференции, стр. 367).
Этот вопрос возник у властей Америки с самого начала проявления организованной преступности в США, когда приснопамятного бутлегера Аль Капоне власти сумели загнать в тюрьму за неуплату налогов. Уже тогда они столкнулись с "грязными" деньгами, а это было в начале 30-х! И то, что закон "Об отчетности по наличным и валютным операциям" был принят в 1970 году - это свидетельство силы лоббистов профессионально организованной преступности, а не власти, давно уже "инсталлированной" представителями бандитского предпринимательства. Об этом свидетельствуют не только заключения сенатских комиссий США, таких как комиссия Кефовера, но и публикации Дж. Белла, Гэса Тайлера, Эрла Джонсона и многих других.
В 1932 году Деннис Тилден Линч в своей книге "Преступники и политиканы" писал, что "за последние 10 лет в США выросла новая аристократия. Её лидеры - в целом порождение публичных домов, игорных притонов и продажных политических машин больших городов, а также тюрем".
В 1937 году Гордон Л.Хостеттер и Томас Квин Бизлей писали в журнале "Бритиш политикл квартерли" о том, что "если рэкет будет расти нынешними темпами, рэкетиры полностью охватят индустрию Соединенных Штатов в последующие десять лет. Более того, они установят новую аристократию в бизнесе, выросшую из преступных слоев."
В 1935 году Мартин Муни в своей книге "Объединенная преступность" писал: "Почему тогда - спрашивают некоторые - эта всемогущая организация действительно не захватит всю страну? Практически так оно и есть. Только народ не знает об этом". На обложке его книги помещено письмо от Дж. Эдгара Гувера, подтверждающее компетентность Муни и констатирующее, что "Рэкет представляет собой проблему, которая, если ее не встретить и не разрешить решительно и разумно, разрушит безопасность промышленной деятельности в Америке и веру нашего народа в американские институты".
Однако противопоставить организованной преступности какие-либо радикальные меры система империализма, действующая в условиях рыночной экономики, была не в состоянии. На мой взгляд, уже тогда можно было сказать, что в Америке начала свою деятельность ПРОФЕССИОНАЛЬНО ОРГАНИЗОВАННАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ.
"То, что было верно в 30-х годах, верно и в 60-х, гарантируя институтам преступного мира долгую жизнь, намного превосходящую период жизни их более смертных лидеров. - Утверждал Г. Тайлер. - Преступность несовершеннолетних в Америке стала внутренним фронтом, посторонним и враждебным американской цивилизации. Из несовершеннолетних преступников вырастают банды, члены которых, повзрослев, вливаются в организации гангстеров. Организованная преступность, следовательно, - отнюдь не прошлое, это далеко не укрощенный зверь сегодня; организованная преступность - это мощная и всегда возобновляющаяся социальная сила, с которой Америке предстоит бороться еще много лет в будущем" (G. Tyler, Organized Crime in America , 1962 , pp. 360, 372-373).
По оценке в 1960 году незаконные азартные игры (финансовый хребет организованной преступности) давали, в общей сумме преступного бизнеса, 11 миллиардов долларов.
В 1958 году специальная комиссия Сената США рассматривала вопрос о широком проникновении гангстеров и рэкетиров в законную профсоюзную и деловую активность. В упомянутой выше книге Гэс Тайлер писал: "Преступный мир не состоит более из грубых хулиганов, мускульной силы, готовой пойти внаем к любому хозяину, но, напротив того, представляет собой независимую силу, соперничающую с другими великими классами и движениями в Америке за обладание властью и влиянием..." "Организованная преступность составляет независимый класс американского общества." (там же, стр. 237).
Руководящий деятель Ассоциации американских юристов Олни полагал, что "Организованная преступность - метод большого бизнеса. Организованная преступность в ее современных формах не представляет собой особой сферы деятельности, она скорее является техникой насилия, запугивания и коррупции, техникой, которая, не встречая должного противодействия со стороны закона, может быть применена определенными, достаточно неразборчивыми для этого лицами к любому бизнесу или отрасли производства, которые приносят крупные прибыли" (Olney, Federal State and Local Cooperation in Law Enforsment , ABA, Report on Organized Crime and Law Enforsment (1952 - 1953), p.272).
Принципиальной чертой ПРОФЕССИОНАЛЬНО организованной преступности является ее предпринимательский характер, направленный на овладением отраслями и направлениями деятельности, дающими сверхприбыли при максимально быстром обороте вложенных средств. В условиях рыночной экономики этот тип преступности выступает как самый активный участник "рынка", гарантирующий обеспечение предложений на любой вид спроса, независимо от закона и зависимо от суммы оплаты, но руководство этого бандитского предпринимательства недосягаемо для закона, потому что распорядители стоят слишком далеко от исполнителей, которые отрабатывают эти заказы.
В то же время, если говорить о первичной и рецидивной преступности, то можно утверждать, что количество имущественных преступлений изменяется прямо пропорционально с уровнем безработицы, т.е. в связи с прямой экономической необеспеченностью людей, а подчас и просто с явной нищетой.
Сегодня мы стали очевидцами появления целой социальной страты, класса - "нищие". От обеспеченных слоев населения забывшего это понятие в СССР, при социализме, нас вернули к истокам создания капиталистического общества, к самой грязной его фазе - фазе первичного накопления капитала. Если коммунистов обвиняли в том, что во время октябрьской революции они реализовали лозунг "грабь награбленное", то нынешние "демократы", не мудрствуя лукаво, добравшись до власти, тихо разворовали все ценности, принадлежащие народу, обреченному на вымирание.
Отсюда и возврат к социальному строю того периода: появились нищие, безработные, плохие дома, непригодные для жилья, появились ограничения в получении образования, культурном отдыхе, медицинской помощи и т.п. А это все элементы, из которых складывается экономическая недостаточность, ведущая к увеличению преступности, но бороться с ней империализм может только мерами уголовного арсенала, по природе своей не располагая средствами, которыми располагал социализм. Ликвидировать это положение империализм не может в силу необходимости подчиняться закону конкуренции, который требует, чтобы на рынке труда всегда была армия безработных, готовая на любую работу. С этой массы и теневая экономика снимает свой урожай, а голодному недосуг разбираться в этике и морали, если он ищет способ выжить.
Отсюда следует, что успешной борьба с преступностью может быть только при условии проведения определенных экономических мер, которые государство готово выделять на социальные нужды. Без этого борьба с первичной и рецидивной преступностью может быть успешной, но на преступность профессионально организованную это не распространяется.
Ситуация, которая складывается сейчас в Латвии, ведет к общинному размежеванию населения, особенно в отношении русскоговорящих, чье положение наиболее неблагоприятно в отношении распределения экономических, социальных и культурных ценностей. У представителей национальных меньшинств Латвии уже сегодня меньшие возможности для получения образования на родном языке, для получения работы, для выдвижения в области бизнеса, науки. Вся эта социально-экономическая структура создает экономические и социальные предпосылки для преступного поведения, а идеологическое влияние буржуазной культуры, нравов, морали дополняет и завершает эти предпосылки, провозглашая право сильного и закон джунглей - единственной гарантии успешной жизни в условиях общества служителей золотого тельца.
Однако единого взгляда на ПРОФЕССИОНАЛЬНО организованную преступность и четкой терминологии в этой области до сего дня не выработано. Рассмотрим мнения, которые сложились на сегодня в среде юристов, занимающихся проблемой "теневой" экономики.
Профессор В.М. Есипов считает, что теневая экономика является основой экономической, общеуголовной и самое главное - организованной преступности и невиданного роста коррупции. Экономика - это не только система отраслей, сфер производств народного хозяйства. Это, прежде всего, есть система экономических отношений между людьми в процессе производства, распределения, обмена и потребления материальных благ, услуг. Поэтому, исходя из этого методологического посыла, следует рассматривать ключевое понятие "криминальная экономика", которое представляет собой систему осуществляемых в стране экономических отношений противозаконными способами, подпадающими под статьи уголовного законодательства. Осуществление экономических отношений, объявленных уголовно наказуемыми, и представляют собой криминальную экономику, считает он.
Экономическую преступность можно определить как деяния, направленные на получение высокого экономического результата, осуществляемого противоправным путем субъектами экономической деятельности, то есть теми, кто решает вопросы экономических отношений и их осуществляет (юридические и физические лица, непосредственно осуществляющие предпринимательство, вступающие в экономические отношения между собой: собственники предприятий и организаций, занятые непосредственно бизнесом, управляющие компаниями, менеджеры и т.п.)
Таким образом, экономическая преступность представляет собой, с одной стороны, криминальные экономические отношения (криминальная экономика), с другой - противоправную деятельность криминальных структур, коррумпированного госаппарата, выступающих либо за, либо против экономических отношений, предпринимательства с целью присвоения определенной доли материальных ценностей, создаваемых в сфере производства, распределения, обмена и потребления экономических благ общества.
Отсюда следует, что экономическая преступность в ее чистом виде есть противоправные экономические отношения или криминальная экономика. В совокупности же с действиями членов уголовных преступных формирований и коррумпированных чиновников, направленных на повышение доходности теневой экономики, образуют понятие "организованная экономическая преступность", осуществляемая организованными преступными сообществами экономической направленности.
Особенно это относится к экономической преступности, структура и динамика которой претерпели серьезные изменения: она стала более организованной и профессиональной, повышается ее интеллектуальный уровень, расширяется сфера использования новых способов посягательств на собственность, используется современная техника и технология для быстрого обогащения, безнаказанного паразитирования на издержках и трудностях экономической реформы (превратилась в организованную экономическую преступность).
Рост преступности в экономике с учетом латентности сегодня (июнь 1998 год, примечание мое - Л.Т.) составляет 50 - 60 % в год, причем каждое четвертое преступление относится к категории тяжких и их доля растет из года в год.
Преступления, совершаемые в процессе приватизации государственной собственности на каждом этапе разгосударствления, приобретали свои специфические особенности: для первого этапа характерно массовое растаскивание и распродажа сырья, оборудования и сдача в аренду коммерческим организациям освободившихся площадей; второй этап связан с "дроблением" предприятий и их акционированием либо родственниками, либо ближайшими "соратниками" директоров предприятий; характер третьего этапа определяет денежная приватизация, в основе которой лежат "портфельные", то есть спекулятивные операции.
Остается сложной криминальная обстановка в отраслях добычи и переработки сырья и энергоносителей, промышленного производства, транспорта и строительства. За последние три года (1995 - 1997, Л.Т.) в этом секторе экономики зарегистрировано более 70 тыс. преступлений (80% составляют хищения).
Особенно криминальной складывается ситуация в процессе добычи и переработке драгоценных металлов и камней.
Растет число преступлений в кредитно-финансовой системе, куда все активнее внедряется организованная преступность.
В последние годы наиболее распространенной стала деятельность по получению и присвоению кредитных ресурсов банков.
Преступность в банковской сфере растет высокими темпами: с 80% в 1993 году до 250% в 1996 году, причем латентность составляет свыше 90%, ущерб, нанесенный банковскими преступлениями, составил около 70 трлн. рублей
Растет компьютерная преступность, приобретающая интернациональный характер.
Наиболее существенный ущерб стране наносит криминальная деятельность во внешнеэкономической сфере. Три четверти переводимых за границу денег получены от криминальной деятельности.
Обостряется криминальная обстановка на потребительском рынке: каждое третье экономическое преступление совершается в этой сфере.
В системе экономических отношений в агропромышленном комплексе наиболее криминогенной зоной является сельское хозяйство (80% преступлений). (В.М. Есипов, "Организованная экономическая преступность: проблемы нейтрализации". Материалы научно-практической конференции московского института милиции МВД РФ, стр. 249-256, Москва, 1998 г.)
Все это совершенно справедливо и возражений не вызывает, но возникает вопрос: почему из понятия "теневая" экономика оказались исключенными первичная, рецидивная и профессиональная преступность? Почему до сих пор понятие "профессиональная" преступность упорно игнорируется ? Так же упорно, как это было с преступностью "организованной" ! Не хотели ее признавать и все!
Безусловно, "теневая" экономика - базис, экономический БАЗИС преступности, а ПРОФЕССИОНАЛЬНО организованная преступность, выступая структурным формированием, является НАДСТРОЙКОЙ над этой основой, являясь ее структурой УПРАВЛЕНИЯ, почти полностью копируя структуру государственной экономики, на равных конкурируя с нею. Если это принять за основу, то становится ясно, как можно радикально воздействовать на преступность, благо опыт такой работы оставили нам наши предки, столкнувшись с похожими делами в период гражданской войны и послевоенной разрухи. Наиболее распространенным видом преступлений была спекуляция, наносившая прямой ущерб экономической основе страны. "В тех случаях, когда спекуляция приобретала крупные масштабы, милицией применялись экстренные меры. Например, в сентябре 1920 года в Минске для борьбы со спекулянтами, имевшими связи с другими городами Белоруссии и РСФСР, был создан особый летучий отряд, составленный из опытных, честных работников уголовного розыска, представителей общественности. Отряд совершал ежедневные "налеты-проверки документов... в гостиницах, домах (заезжих и постоялых), на дорогах, въезжающих и выезжающих граждан".
Несмотря на это, в конце 20-х - начале 30-х годов борьба со спекуляцией занимала значительное место в деятельности аппаратов уголовного розыска. Большое распространение получила спекуляция товарами массового потребления.
Особая опасность спекуляции заключалась в том, что, с одной стороны, спекулянты зачастую входили в сговор с работниками торговли и вовлекали их в свои преступные махинации. С другой стороны, спекуляция в городе промышленными товарами, а в селе - сельскохозяйственными продуктами причиняла значительный вред развитию связей города и деревни, подрывала устои государственной торговли и ущемляла интересы покупателей. Борьба со спекуляцией осложнялась тем, что в этот период имели место серьезные недостатки в снабжении населения промышленными товарами.
А.Н. Хоботов, заместитель начальника НИЛ Московского института МВД России очень убедительно раскрывает эти вопросы в своем докладе "Некоторые вопросы деятельности аппаратов уголовного розыска РСФСР по борьбе с преступностью в сфере экономики (1918 - 1934)".
Значительное место в деятельности уголовного розыска занимала борьба с фальшивомонетничеством, которое в условиях перехода Советского государства на рельсы мирного хозяйства наносило экономике страны существенный ущерб, подрывая финансовые мероприятия правительства, направленные на создание устойчивой валюты. В середине 20-х годов аппаратами уголовного розыска был нанесен решающий удар по широко разветвленным на территории страны законспирированным преступным организациям фальшивомонетчиков, главарями и активными участниками которых в большинстве случаев были ПРЕСТУПНИКИ-ПРОФЕССИОНАЛЫ (выделено мной - Л.Т.). Была, в частности, выявлена и разоблачена действовавшая на территории РСФСР, Украины и Белоруссии подпольная организация фальшивомонетчиков, располагавшая четырнадцатью нелегальными фабриками изготовления фальшивых денежных знаков и выпускавшая в обращение до 25% всех обращавшихся в то время денег в стране (по делу было привлечено к уголовной ответственности свыше 150 участников этой организации). (госархив Российской Федерации (ГАРФ) - Ф.393, Оп.45, Д.7, Л. 169-170).
Следует отметить, что карательная политика в отношении фальшивомонетчиков в то время еще не была четко определена. Многие из них, возвратившись после амнистий из мест лишения свободы вновь становились на преступный путь.
Бороться с фальшивомонетчиками было нелегко. В большинстве случаев это были глубоко законспирированные группы, устойчиво связанные между собой. Среди членов групп существовала четкая специализация: по доставке необходимого оборудования и материалов, по изготовлению и сбыту фальшивых денежных знаков. Во главе групп, как правило, стояли рецидивисты, имевшие большой "стаж" преступной деятельности в области подделки денежных знаков.
Фальшивомонетчики имели широкую сеть распространителей, которые сбывали фальшивые деньги, покупая различные ценности не только на территории крупных городов РСФСР: Москве, Петрограде, Курске, Туле, Калуге, Омске и др., но и на территории Украины. В качестве сбытчиков привлекались торговцы, железнодорожные служащие, кассиры, артельщики, а также владельцы многочисленных увеселительных заведений.
В 1922-1923 годах сотрудники Центророзыска РСФСР при тесном взаимодействии с работниками уголовного розыска Украины выявили более десятка законспирированных объектов по изготовлению фальшивых денег в Москве, Киеве, Харькове и других городах.
Большое место в деятельности аппаратов уголовного розыска занимала борьба с хищениями государственного имущества. По данным НКВД, в 1919 году в РСФСР было зарегистрировано 74059 преступлений, связанных с хищениями государственного и общественного имущества, из них раскрыто 36227, что составило 49% (ГАРФ.- Ф.393, Оп.31, Д.575. (В 1919 г. данные о количестве преступлений о хищениях государственного имущества поступили из 38 губерний РСФСР). Такой низкий процент раскрытия этих преступлений объяснялся рядом причин. В то время работники аппаратов уголовного розыска не имели достаточной общей и специальной подготовки. Слабыми были и оперативные позиции в криминальных структурах экономики. Были трудности и объективного характера: быстрое передвижение фронтов гражданской войны, плохая связь между губернскими городами и уездными центрами (что, бесспорно, затрудняло своевременный розыск расхитителей), отсутствие в распоряжении аппаратов уголовного розыска необходимых средств передвижения, оперативно-розыскной техники и т.п.
Тем не менее, сотрудники уголовного розыска пресекали нелегальную деятельность частных торговцев, выявляли лжекооперативные предприятия, разоблачали расхитителей, растратчиков и взяточников, пролезших в управленческие органы, снабженческо-сбытовые и другие хозяйственные организации, аферистов, мошенников и других нарушителей законности.
Показательным является и другой пример. В течение длительного времени частные промышленники и торговцы беспрепятственно развивали свою деятельность в рыбной промышленности, мешали государственным и кооперативным организациям в выполнении планов добычи рыбы. Астраханским частникам удалось вступить в сговор с некоторыми руководящими работниками местных финансовых и торговых органов. В разоблачении преступников большую роль сыграли работники астраханского уголовного розыска. Судебный процесс над 105 астраханскими нэпманами и подкупленными ими работниками государственных учреждений состоялся в 1929 году (Морозов Л.М. Решающий этап борьбы с нэпманской буржуазией (1926-1929 г.г.). М.,1960, С.86-88)
По ориентировочным данным статистического сектора Госплана РСФСР, в Москве, Ленинграде, Ленинградской области и в Крыму должностными преступлениями за полугодие 1929 года был причинен ущерб государству на 5928933 рубля, бесхозяйственностью - на 1387260 рублей, хищениями государственного и общественного имущества - на 1072105 рублей, мошенническими действиями - на 6081148 рублей. (Трусов А.Е. Организация и деятельность уголовного розыска.(1917-1934 г.г.) М. ВШ МВД СССР. 1957. С.66)". (См. Материалы научно-практической конференции "Теневая экономика и организованная преступность" Москва, 1998 г. стр. 185-190.)
Но, очевидно, главным в НЭПе было грамотное определение политики государства, которое пошло на легализацию скрываемых доходов за счет 25% налога с доходов частников и это позволило активизировать производство, особенно потребительский сектор.
Руководитель Фонда социально-экономических исследований "Перспективные технологии", доктор экономических наук В.О. Исправников в своем выступлении также отметил, что Новая экономическая политика 20-х годов проводила и легализацию скрытых капиталов. Щадящий налоговый режим государства - 25% дохода частного предпринимателя - позволил активизировать производство и особенно его потребительские сферы. Когда политика НЭПа сменилась политикой индустриализации и массовой коллективизации, налог, естественно повысили - сначала до 30%, а потом и до 90% и более. "Частник" практически был уничтожен. (Там же, стр.74). То есть у нас имеется опыт борьбы с организованной преступностью на начальной стадии развития советского государства, который с успехом можно было бы использовать и сегодня, но, по всей вероятности, сегодняшним правителям это не нужно.
Рассматривая политологический аспект этой темы С.С. Босхолов, в то время зам Председателя Комитета Государственной Думы РФ по безопасности, выступая на научно-практической конференции в институте милиции, высказал мысль, что "организованная преступность, коррупция и теневая экономика - это родные сестры; они настолько тесно связаны друг с другом, что порой бывает трудно различить, где начинается одно явление, а где второе и третье." И далее: "Не случайно западные аналитики делают вывод о том, что "если не будет принято немедленных и самых решительных действий на самом высоком уровне исполнительной, законодательной и судебной власти, Россия, вероятно, станет криминально-корпоративным государством, в котором коррумпированные правительственные чиновники, криминальные дельцы и бандиты конкурируют и сотрудничают в борьбе за добычу, образующуюся в некоммунистической предкапиталистической России. Они будут заинтересованы в сохранении своей власти для того, чтобы воспользоваться плодами приватизации" (Доклад специальной группы Центра - США, август 1997 год).
Странно, что господа американцы так оценили состояние нашей организованной преступности, забыв вспомнить, как она, родимая, становилась у них дома в 30-е - 60-е годы. Вся то и разница была в том, что наши предприимчивые бандиты расхватывали народное достояние, а в США грабили друг друга, не стыдясь использовать заказные убийства и подкупы чиновников самого высокого ранга. К 60-м годам уже прошлого столетия Америка стала до того демократичной и узаконенной, что смогла очень профессионально ухлопать своего президента, вечной памяти Джона Кеннеди. Наша организованная преступность следует этим же путем, позволяя себе некоторые отклонения от американского "генерального курса", что вполне извиняет их, учитывая разность ситуаций. Только не стоит очень прислушиваться к "забугорным" специалистам, основной задачей которых сегодня является "добивание" той страны, которая раньше называлась СССР. Пусть лучше они вспомнят своего земляка Сильвана Фокса - автора книги "Оставшиеся без ответа вопросы об убийстве президента Кеннеди", в которой черным по белому написано: "заговоры и запланированное насилие стали образом жизни в Соединенных Штатах", а "американцы стали нацией, разрешающей некоторые из своих проблем посредством заговора и убийства... Печально, что события последних лет - убийства нескольких борцов за гражданские права..., убийство президента Джона Ф. Кеннеди показывают, что политическое и заговорщицкое убийство не только не чуждо Соединенным Штатам, но что оно стало твердо укоренившимся социальным механизмом. Как ни трудно признать американцам, но, вероятно, в Соединенных Штатах в середине 60-х годов произошло больше политических убийств, чем в любой другой стране мира" (Sylvan Fox, The Ununswered Questions about President Kennedy"s Assassination , New-York, 1965, p. 58-59).
От развития "теневой" экономики зависит и становление организованной преступности. Сравним с американской моделью: с чего начинали гангстеры и их боссы? Бутлегерство (это наша нелегальная торговля алкоголем), рэкет, наркотики, эксплуатация проституции, ростовщичество, азартные игры - один к одному. Далее - проникновение в крупные компании, лжебанкротства, завладение позициями в банках, конторах Уолл-Стрита, строительстве, фондах профсоюзов. И это освоено. Стало быть, производственно-финансовая база уголовного мира, его основа, его экономический базис сформирован. В ходе этого процесса сформировалась и его надстройка - не государственно-политический аппарат, а уголовно-управленческий, с штатными должностями воров "в законе" и прочих доверенных лиц, управляющих своими цехами, бригадами, отрядами, судами и прочими сборщиками "налогов" (гораздо лучше, чем это делают государственные чиновники). Именно это явление и составляет ПРОФЕССИОНАЛЬНО ОРГАНИЗОВАННУЮ ПРЕСТУПНОСТЬ, которую сегодня пытаются представить как "организованные группы", как "преступную группу" и еще много "как", но только не так, как это есть на самом деле. А до тех пор, пока мы не найдем общее определение явлению, мы и бороться с ним будем как с тенью. Так мы теперь именно так и боремся с "теневой" экономикой, не желая признавать, что к ней относится весь уголовный мир не участвующий в производительном труде, но деятельно потребляющий ВВП.
В.И. Попов, в то время начальник Московского института МВД России, выступая на научно-практической конференции в июне 1998 года с докладом "Теневые экономические отношения и организованная преступность", отметил, что "По состоянию на конец 1997 года, согласно заключению различных, в том числе и международных экспертов, доля теневого сектора в экономике России увеличилась до 40-50%, а производимая в нем продукция оценивается приблизительно в тысячу - тысячу сто триллионов неденоминированных рублей. По экспертной оценке МВД России, теневая экономика в малом бизнесе охватывает от 30 до 40% объема продукции, услуг (оборота)". И далее: " Углубляются такие процессы, как слияние общеуголовной и экономической преступности, рост организованности и профессионализма лиц, совершающих преступления, все более широкое использование в преступной деятельности современных технических средств, интеграция организованных преступных групп и чиновников органов государственного управления" (стр.41-43).
Здесь наглядно просматривается процесс развития отечественной теневой экономики и эволюция организованной преступности по американской технологии. И направления развития теневой экономики идут американским путем. В этом же выступлении В.И. Попов отмечает: "Организованная преступность активно действует в различных областях экономики, внедрилась в легальные сферы и общественную жизнь. Она полностью взяла в свои руки КРИМИНАЛЬНЫЙ ПРОМЫСЕЛ (отмечено мною - Л.Т.) (нарко-, авто-, табакобизнес, производство и торговлю оружием, алкогольный бизнес, фальшивомонетничество, контрабанду валютой, проституцию, выбивание долгов, заказные убийства, рэкет и др.), продолжает совершенствовать криминальные формы управления хозяйством, легитимной властью, широко используя для этого методы террора, подкупа, шантажа, угроз и т.п. Организованная преступность вторглась в сферу интеллектуальной деятельности и присваивает ее результаты (компьютерные программы, аудио- и видеопиратство и др.). Но и это еще не все: "Не является секретом, что в последнее время на содержании теневого финансового капитала находятся многие структуры и общественные организации, формирующие политику государства. Теневые финансовые лидеры не только покупают представителей власти, но и сами непосредственно вторгаются в политическую жизнь общества, формируя выгодные для них политические решения, как во внутренней жизни страны, так и во взаимоотношениях с внешним миром."
"По разным оценкам, на подкуп представителей государственного аппарата криминальные и коммерческие структуры тратят от 20 до 50 % своей прибыли. Эти средства также пополняют капиталы теневой экономики" (Там же. Стр. 44.)
Разваливая структуру социалистической системы хозяйства, потенциально располагающую значительно более могучими возможностями по сравнению со всеми предыдущими социально-экономическими формациями, капитализм не видит возможности своего дальнейшего роста в подъеме народного благосостояния. У всех на виду зреющие в экономике империалистов кризисные моменты, однако, действенной мерой для выживания, судя по всему, империализм считает монополизацию капитала.
Давно забыты моральные святыни народов, растлено детство и юношество, изгажена семья, единственной ценностью провозглашены деньги и ради этого сливается банковский капитал, объединяются валютные массы, монополизируются банки - они и определяют, кого ставить президентами, а уж потом их ставленник соберет себе и команду. При таком раскладе не мудрено, что экономика капитала должна показать чудеса изворотливости, чтобы выжить. Но, если смотреть с позиций марксизма-ленинизма, то это та самая агония системы, после которой следует крах. И он начнется с краха доллара. Не исключено, что "могильщиком", о котором говорилось в Манифесте коммунистов, станут те, кто сегодня обездолен и обесчещен - трудовой народ, вкусивший плодов социализма в СССР и в дружественных с ним странах.
То, к чему в муках и склоках пытается приблизиться Европейский Союз, было достаточно хорошо разработано в СССР и, если бы воспользоваться опытом этого государства, внеся в него соответствующие коррективы, то очень многого можно было бы избежать народам, вынесших на своих плечах чрезвычайные, небывалые трудности, построив систему хозяйства вопреки воле, злой воле и яростному сопротивлению всей буржуазии мира и, к тому же, впервые в мире. Но мы не умеем ценить нашу историю, а за это надо платить. Мы и платим.
Отсюда вывод, что империализм исчерпал свои возможности и может выжить, только опираясь на силу. Но еще в ХХ веке Талейран сказал, что на штыки можно опираться, но на них нельзя сидеть. Европа в поисках пути решения государственных проблем будет вынуждена идти по следам СССР, а социалистические принципы организации экономики все больше будут вступать в силу в жизни государств с рыночной экономикой, если они захотят выжить. И тот призрак Коммунизма, который бродил по Европе в Х1Х веке, материализуется в ХХ1 веке вопреки его противникам и в соответствии с законами диалектики.
Таким образом, - отмечает В.И. Попов, - теневая экономика стала тем стержнем, на котором сформировались современная организованная преступность и коррумпированные государственные чиновники. Сращивание этих сил создало в обществе такую систему специфических криминальных экономических отношений, которые стали способны определять и регулировать значительную часть общественных отношений в стране.
На мой взгляд, сравнение со стержнем здесь неправомерно. Более всего теневую экономику должно назвать основой, экономическим базисом организованной преступности, над которой и возвышается вся надстройка этой преступной формации, превращаясь в законченное социально-политическое образование, на равных конкурирующее с государством. И в первую очередь это происходит сегодня, благодаря смыканию интересов определенных кругов в государственном аппарате с интересами крупного криминального финансового капитала, паразитирующего на экономике страны. И. вопреки мнению В.И. Попова, это смыкание интересов представляется не тактикой преступников, а самой сутью организованной преступности, располагающей своими управляющими и силовыми структурами в отличие от полуразвалившегося и иммобилизованного аппарата государственной власти, отказавшегося от действовавшей правовой системы и не создавшего адекватных правовых рычагов, способных сохранить общество от криминальных потрясений.
Доктор экономических наук В.О. Исправников в своем исследовании "Теневая экономика: личность, предпринимательство, криминал, государство" сразу же обращает внимание на то, что "неустоявшаяся терминология затрудняет исследования не только российским, но и западным ученым, следящим за этой проблемой. Отсутствие единого термина указывает на неодинаковое понимание самого предмета. В различных языках при описании явления используется следующая лексика: "неофициальная", "подпольная" и "скрытая" экономика (англоязычная литература); "подземная", "неформальная", (французская), "тайная", "подводная" (итальянская); "теневая" (немецкая)." (См. Указанный сборник, стр. 62).
Очень характерным моментом выглядит тот факт, что многолетние наблюдения западных ученых за теневой экономикой в своих странах не предложили миру радикальных мер по ее нейтрализации. Отсюда закономерное предположение, что в условиях капиталистического уклада хозяйства государство не в состоянии справиться с преступностью, что в конечном итоге или приведет к краху пораженное этим недугом государство или же в условиях рыночной экономики должны включаться какие-то правовые рычаги, которые обеспечат государству контроль над теневой экономикой, подчинив ее интересам капитала. Вероятно, что в последнем случае радикальные меры могут быть найдены только в арсенале социалистической системы хозяйства, добивавшейся определенных успехов на этом направлении даже в условиях противостояния двух систем, что подтверждалось и уголовной статистикой. Но здесь уже вмешивается политика и все успехи социализма сегодня на всех уровнях признаны "чудищем облым", а по сему объявлены "табу"! И зря.
Привести понятие в соответствие с предметом является одной из главных задач науки, и применительно к теневой экономике она усложняется обстоятельствами, связанными с изменениями в методологии международной статистики. Если прежние системы национальных счетов, рекомендовавшиеся ООН, Евростатом и другими зарубежными организациями, не содержали однозначных рекомендаций относительно учета теневой экономики, то новая их версия, принятая в 1993 году, рекомендует практически целиком учитывать теневую экономику в составе производственной деятельности.
"Голубая книга" - продолжает В.О. Исправников, - (в среде профессионалов, занимающихся национальными счетами, так принято называть выпущенное статистическим комитетом ООН издание, излагающее методологию Системы национальных счетов (СНС, прим. мое - Л.Т.) - 93) вводит в обращение три понятия, довольно близких по смыслу, и в некоторых аспектах даже пересекающихся между собой. Это "скрытая" (или "теневая"), "неформальная" (или "неофициальная") и "нелегальная" деятельность.
Первая из названных, "теневая", характеризует разрешенную законом деятельность, которая официально не представлена или приуменьшена ее субъектами с целью уклонения от уплаты налогов, от выполнения определенных административных обязанностей или внесения социальных взносов. Эта деятельность возможна практически во всех отраслях экономики.
"Неформальный" (неофициальный сектор экономики, согласно Резолюции Пятнадцатой международной конференции по статистике труда, объединяет некорпорированные предприятия, действующие обычно на законном основании. Неформальные предприятия включают в себя "предприятия работающие для собственных нужд домашних хозяйств" (например, индивидуальное строительство собственными силами) и "предприятия с неформальной занятостью", на которых отношения между работодателем и наемным работником или между несколькими партнерами не закреплены каким-либо договором или другими юридическими документами. Отсюда, делает вывод В.О. Исправников, - "теневая составляющая экономики - это система экономических отношений, которая складывается в обществе вопреки законам, правовым нормам, формальным правилам хозяйственной жизни, то есть находится вне рамок правового поля". (там же, стр. 65). Сущность теневой экономики и заключается в ее "невидимости". Госкомстат РФ начал осваивать методы ее учета в 1993 году, после утверждения ООН новой версии национальных счетов.
В официальных данных теневая составляющая российской экономики достигла предельных величин. Если доля нелегального сектора в ВВП западных стран официально оценивается в 5-10%, то в России в 23% и более. Таким образом, можно утверждать, что теневой капитал в России набрал КРИТИЧЕСКУЮ МАССУ. Если специалисты МВД называют цифры свыше 45 - 50% от ВВП, то, опираясь на косвенные показатели, можно предположить, что этот процент еще выше.
Вот лишь некоторые параметры "пульсации" российских теневых механизмов:
- общее падение объемов ВВП за годы реформ превысило 50%, а уровень энергопотребления, например, снизился только на 25%;
- за последние годы наблюдается огромный разрыв между данными Госкомстата о валовом накоплении основного капитала и отчетами предприятий об объемах капитальных вложений. Ежегодная разница превышает 40 млрд. долларов;
- банковские процентные ставки в несколько раз превосходят рентабельность, представляемую предприятиями в официальных отчетах;
- котировки денежных суррогатов сразу же после выпуска резко понижены относительно номинала (нередко на 50 - 70 пунктов), оставляя "черные дыры" для скрытых финансовых комбинаций;
- по официальным данным, как минимум, 25% доходов население получает в скрытой форме.
Итак, распространенность теневой деятельности в решающей степени зависит от общего состояния экономики, уровня жизни населения и исходящих от государства ограничений.
Но можно и по иному трактовать это положение: интенсивность и разнообразие теневой экономики прямо зависят от общего ее состояния, обеспечивающего прожиточный минимум населению и исходящих от государства ограничений.
Тем не менее, В.О. Исправников делает следующий вывод: что касается нашей страны, все указывает на то, что определяющую роль в резком росте масштабов теневой экономики в России сыграли явные просчеты и ошибки в проведении экономических преобразований. Именно они привели к формированию дестимулирующего механизма легальной экономической деятельности и дестабилизации материального положения основной массы населения.
ДЕСТИМУЛИРУЮЩИЙ МЕХАНИЗМ сложился в ходе реализации модели экономического реформирования, включающий в себя: а) массовую форсированную приватизацию: б) стремительную либерализацию цен: в) разовое "открытие" экономики внешнему миру: г) рестриктивную денежно-кредитную политику: д) жесткий налоговый прессинг на производство. (Подробную характеристику дестимулирующего механизма см.: Как продолжить реформы в России? /Под общей ред. В.О. Исправникова и В.В. Куликова -М.: "Фонд За экономическую грамотность", 1996)
Говоря о теневой экономике В.О. Исправников часто использует этот термин как синоним для обозначения теневой экономической деятельности, хотя с этим вряд ли можно согласиться с точки зрения криминологии, исходя хотя бы из того, что мы делим ее на "черную" - откровенно уголовную, криминальную и "серую", которая полулегально функционирует на виду у госструктур. И уж совсем нельзя согласиться с автором этой формулировки в части его представления о структуре теневой экономической деятельности:
По его мнению, нет абсолютного разделения: теневая экономика - по одну сторону, легальная - по-другую. ЕСТЬ ОДИН ХОЗЯЙСТВЕННЫЙ ПРОЦЕСС С ТЕНЕВОЙ СОСТАВЛЯЮЩЕЙ. (Выделено мной - Л.Т.) При этом в разряд теневиков формально попадают не только сугубо криминальные элементы, но и отечественные предприниматели, не принимающие действующих правил экономической игры. Позволительно ли отождествлять тех и других? Как видно, следует различать по характеру производственных отношений ту часть теневиков, которые участвуют в производстве товаров и оказании услуг, и ту, через которую осуществляется лишь перераспределение созданного продукта. Можно согласиться с тем, что отождествлять их ни к чему, но определить их место в "социальной нозологии", если так можно выразиться, необходимо, о чем еще не раз мы будем говорить.
По мнению В.О. Исправникова, субъекты теневой экономики образуют своего рода пирамиду. НА ЕЕ ВЕРШИНЕ - криминальные авторитеты и их рабочая сила: торговцы наркотиками и оружием, рэкетиры, бандиты - грабители, наемные убийцы, сутенеры, проститутки. Здесь же коррумпированные представители органов власти и управления. Они составляют, по разным оценкам, от 5 до 25% всей пирамиды и обладают значительной силой и влиянием. Такое видение ситуации с позиции экономиста не вызывает удивления, но с точки зрения криминолога, грешит серьезным искажением действительного положения сторон в уголовном мире. Но следует до конца выслушать точку зрения В.О. Исправникова, чтобы анализировать его видение структуры теневой экономики.
СРЕДНЮЮ ЧАСТЬ ПИРАМИДЫ образуют теневики-хозяйственники (предприниматели, коммерсанты, банкиры, мелкие и средние бизнесмены, в том числе "челноки". Эти люди - мотор экономической деятельности, причем не только нелегальной. В перспективе они способны выступать в качестве основы среднего класса нормальной рыночной экономики. Сейчас они вынуждены уходить "в тень" главным образом потому, что издержки их деятельности при существующих правилах экономической игры превышают соответствующие выгоды и доходы. Они не без оснований полагают, что избранная модель реформирования нуждается в радикальных изменениях, и при этом не приемлют возврата к монополии государственной собственности и административно-распределительной системе.
ТРЕТЬЯ ГРУППА представлена наемными работниками физического и умственного (интеллектуального) труда. К ним могут примыкать мелкие и средние государственные служащие, в доходах которых, по имеющимся оценкам, сегодня до 60% составляют взятки. Для этой категории лиц нерегистрируемая деятельность является вторичной (неформальной) занятостью. Род их занятий сам по себе, как правило, не является противоправным, но в силу разного рода обстоятельств (правовых и экономических) эти занятия выводятся из-под действия закона "в тень". Таким образом, речь идет о потенциальных союзниках теневиков второй группы.
Всего "пирамида" насчитывает 30 млн. человек экономически активного населения страны, производящих более 40% ВВП. Деление субъектов теневой экономики на три группы в определенной мере условно, но необходимо, ведь у субъектов выделенных групп наряду с ОБЩИМИ интересами есть интересы СПЕЦИФИЧЕСКИЕ. ГЛАВНЫМ СПЕЦИФИЧЕСКИМ ИНТЕРЕСОМ ВТОРОЙ ГРУППЫ теневиков-хозяйственников в союзе с субъектами третьей группы является ЛЕГАЛЬНОЕ ПРЕВРАЩЕНИЕ ИХ В СРЕДНИЙ КЛАСС - основу стабильности любого государства и общества.
Если можно соглашаться с мнением В.О. Исправникова о том, что субъекты теневой экономики образуют своего рода пирамиду, то по описанию автора, пирамида эта стоит на вершине, основанием кверху (см. Схему № 2 на стр. 16). Практика показывает, что криминальные авторитеты и их рабочая сила никогда не были на вершине пирамиды. Все перечисленные категории уголовников и чиновников располагаются в основании и в средней части пирамиды, занимая свое место в "черной" и "серой" экономике, из которых и состоит теневая экономика вообще. А вершину этой пирамиды составляют вполне респектабельные теневики-хозяйственники, распоряжающиеся вполне легально сверхприбылями, полученными от боссов уголовного мира для отмывания и вкладывания в государственную экономику или переводу за рубеж. Они уже непосредственно не связаны с теми, кого В.О. Исправников именует "рабочей силой", они общаются с представителями "серой" части теневой экономики - посредниками между преступниками и дельцами, они же и являются "мотором" коррупции, заказчиками устранения неугодных и организаторами "лобби". Против них-то и бессилен уголовный закон, именно в этом и заключается особенность ПРОФЕССИОНАЛЬНО ОРГАНИЗОВАННОЙ ПРЕСТУПНОСТИ, как социально-политической формации уголовного мира, освоившей экономику страны и легализовавшей свой СОБСТВЕННЫЙ КАПИТАЛ, благодаря которому она на равных разговаривает с государством.
Советская государственная система и социалистическая организация производства могла создать действенный арсенал для борьбы с этим явлением в уголовном мире, а вот рыночная система хозяйства и капиталистический способ производства не в состоянии справиться с этой напастью по той простой причине, что бандит, захвативший преступным путем миллион, становится высокочтимым предпринимателем-коммерсантом, а вся государственная система поощряет и стимулирует бандитское предпринимательство, которое с точки зрения порядочного человека является предприимчивым бандитизмом и ни чем иным. Свидетельством этому является вся история развития уголовного мира индустриально развитых стран Запада.
Свое видение ситуации высказал на конференции и директор Юридического департамента Центрального Банка России, С.А. Голубев, говоря о природе теневой экономики. С одной стороны, ее составляют структуры, обеспечивающие прямое финансирование преступных сообществ, и тактика борьбы с такими правонарушениями, как, например, наркобизнес, торговля оружием, контрабанда, очевидна - эта деятельность общественно опасна и здесь необходимы самые жесткие карательные меры правоохранительных органов. С другой стороны - это вполне легальная финансово-хозяйственная деятельность, которую осуществляют предприниматели, которых зачастую сама экономическая (в том числе налоговая) система заставляет стать правонарушителями, для того, чтобы обеспечить прибыльность своей деятельности, которая по своей экономической сути общественно значима и полезна.
По данным Генеральной прокуратуры Российской Федерации, на протяжении последних лет в России сформировался мощный теневой капитал, достигающий 100 млрд. рублей. Именно с его существованием связаны подкуп государственных чиновников, попытки лоббирования выгодных преступникам решений органов исполнительной государственной власти и законопроектов, а также усиление позиций организованной преступности в законном бизнесе, которое происходит во многом благодаря вливанию в него отмытых денег, нажитых преступным путем.
Как показывает мировой опыт, возникновение проблемы отмывания "грязных" денег самым непосредственным образом связано с деятельностью организованной преступности как на национальном, так и на международном уровнях. Общая технология отмывания такова, что преступным доходам посредством ряда финансовых операций придается видимость законного происхождения. После этого они вливаются в легальные экономические и финансовые институты, ставя их в зависимость от долгосрочных интересов преступных сообществ. Именно поэтому криминализация экономики, то есть процесс непосредственного сливания теневого и легального капитала, вызывает наибольшее беспокойство во многих странах, в том числе и в России (Там же, стр.80-81).
Смешно говорить, что "щипачи", "скокари" и "домушники" будут играть на бирже или хранить свои капиталы в банках. Но ведь собираемый ими "общак" представляет внушительную сумму и вор "в законе", пуская его в оборот, получит собственный капитал, который позволит ему стать "коммерсантом", не заботясь о том, что поступления в "общак" могут оскудеть. Так выглядит примитивный пример использования теневой экономики в сфере организованной преступности на уровне "черной" экономики, а в сфере "серой" экономики функционируют иные суммы и должности. Поэтому и надлежит скрупулезно разобраться с понятием "теневая" экономика, а затем последовательно проанализировать понятие "организованная" преступность. Может быть, тогда и проглянет возможный вариант успешного разрешения ситуации, которая сложилась сегодня не только на территории бывшего СССР, но и во всем мире в среде индустриально развитых государств, усиленно рекламирующих свою "демократию" и не в состоянии успешно справиться с бандитским предпринимательством.
Т.И. Корягина, академик АЭН РФ, исследуя количественные оценки объемов теневой экономики и роль организованной преступности в разрастании ее масштабов, отмечала, что важнейшей проблемой становится задача структуризации категории "теневой экономики" с точки зрения целесообразности включения отдельных ее элементов в валовый внутренний продукт.
С разрастанием организованной преступности во всем мире, и в том числе в России, большую актуальность приобрела методологическая проблема вычленения из теневой экономики особо опасной криминальной составляющей.
Несмотря на уже достаточно большой период времени, когда теневая экономика стала учитываться в макроэкономических расчетах разных стран мира, до настоящего момента нет устоявшегося определения данной категории. Международные научные круги склоняются к тому, чтобы под "теневой экономикой" структурно понимать две основные составляющие:
а) заниженные или укрытые от учета доходы от разрешенных в стране видов экономической деятельности;
б) доходы от запрещенных в стране видов бизнеса и деятельности.
Причем только за первым компонентом закрепляется собственно понятие "теневая экономика". Принимается, что этот компонент имеет непосредственное отношение к экономической деятельности и статистике. Именно он позволяет более полно учитывать фактические масштабы экономической активности населения в той или иной стране.
Второй компонент предлагается именовать нелегальной, подпольной или черной экономикой. Сюда относятся нарко- и порнобизнес, рэкет и другие виды преступной деятельности. Преступные виды деятельности не создают новой продукции, а только перераспределяют уже созданные доходы. Этот компонент теневой нелегальной экономики справедливо не учитывается во многих странах в составе ВВП и только с точки зрения требований экономического анализа может использоваться для определения масштабов перераспределения первичных доходов.
Неучет теневой экономики при расчетах ВВП по производственному принципу вызывал год от года все большие количественные расхождения с показателями ВВП, исчисленными по методу учета доходов и расходов, то есть по распределительному методу и методу конечного использования. Величина скрываемых доходов и незаконных льгот и субсидий на производство, а главное, огромные прибыли в нелегальных видах бизнеса нарастали как снежный ком и грозили взорвать налаживаемую на протяжении длительного времени систему национального счетоводства. Данное несоответствие было методологически "ликвидировано" в последней версии СНС ООН в 1993 году.
По методологии СНС ООН-93 введено три понятия "теневой экономики", отражающих различный круг операций:
1) Скрытая или теневая деятельность.
2) Неформальная или неофициальная деятельность.
3) Нелегальная деятельность.
В СКРЫТОЕ производство рекомендовано включать законную деятельность, которая скрывается или преуменьшается, осуществляющими ее единицами с целью уклонения от уплаты налогов, социальных взносов или выполнения определенных административных обязательств, в том числе и заполнение статистических вопросников. Такого рода деятельность наблюдается практически во всех отраслях и секторах экономики.
Рабочее определение НЕФОРМАЛЬНОЙ (неофициальной) экономики дается в СНС-93 со ссылкой на резолюцию 15-ой международной конференции по статистике труда. Последняя базировалась на подходах разработки систем национального счетоводства, в которых неформальный сектор экономики включает в себя некорпорированные предприятия, принадлежащие домашним хозяйствам, действующие в основном на незаконном основании и имеющие своей главной целью производство товаров и услуг для обеспечения занятости и дохода домашним хозяйствам.
Касаясь НЕЛЕГАЛЬНОЙ деятельности, СНС-93 рекомендует включать в границы производства (а соответственно, по логике и в прогнозные расчеты ВВП) предприятия, осуществляющие производственную деятельность. Усиливая этот момент, особо оговаривается, что на нелегальных предприятиях должен иметь место действительно производственный процесс, а выпускаемые продукты и услуги должны иметь эффективный рыночный спрос. Это могут быть: производство оружия или наркотиков, контрабанда и проституция.
Однако деятельность, направленную против личности или имущества, например, грабеж, воровство, терроризм, СНС-93 не трактует как трансакционную деятельность и поэтому не включает в границы производства. Но при этом ее последствия денежных и натуральных "доходов" от воровства, грабежа, терактов должны быть так или иначе отражены в соответствующих счетах СНС с целью уменьшения разбалансированности между производством и использованием дохода и сведения ошибки (то есть разницы) к минимуму.
Весь спектр теневой деятельности в последней версии методологии СНС-93 отражается через институт "поправок" ВВП в показателях:
а) характеризующих выпуск хозяйствующими субъектами (юридическими лицами) товаров и услуг;
б) выпуск продукции (товаров и услуг) домашними хозяйствами.
По мнению академика Т.И. Корягиной, "под "теневой экономикой" следует понимать сугубо условную категорию, объединяющую в своем составе не учтенное по разным причинам производство товаров (материальных благ) и услуг и все виды деятельности, приносящие субъектам, ее осуществляющим, доход" (Там же, стр. 135).
Далее она отмечает, что структурно теневую экономику можно представить в виде трех блоков (составляющих).
ПЕРВЫЙ БЛОК - включает в себя деятельность в домашнем хозяйстве по производству товаров и услуг для собственных нужд. Сюда же относится деятельность по взаимопомощи семей друг другу в производстве тех или иных материальных благ и услуг, а также деятельность в общественных и благотворительных организациях, осуществляемая без денежного вознаграждения.
ВТОРОЙ БЛОК - отражает деятельность субъектов хозяйствования по производству товаров и услуг с целью их реализации во всех легальных сферах и секторах экономики осуществляемую с нарушением законов, норм и правил хозяйствования.
И, наконец, в ТРЕТЬЕМ БЛОКЕ должны находиться все запрещенные законом виды, формы и способы деятельности в экономике и вне ее, приносящие субъектам, ее реализующим, доход (денежный и натуральный).
ПЕРВЫЕ ДВА БЛОКА В СОВОКУПНОСТИ МОГУТ БЫТЬ ОБЪЕДИНЕНЫ В КАТЕГОРИЮ "НЕРЕГИСТРИРУЕМОЙ ЭКОНОМИКИ".
Но при этом собственно досчет теневой экономики в составе официальных (отчетных) показателей валового внутреннего продукта и ряда других макроэкономических показателей должен иметь место только в отношении показателей первого блока.
Другими словами, в официальной отчетности по итогам развития народного хозяйства, а также в прогнозах не должны смешиваться законные и незаконные формы и способы хозяйствования. Данный постулат тем более обязателен для теневой экономики третьего блока (Там же, стр.136)
С точки зрения криминолога, трудно не согласиться с мнением Т.И. Корягиной.
В этой связи представляется весьма выгодным для государства организовать статистический учет экономических потерь от совершаемых преступлений, а также расходов с этими проявлениями связанных. Так, например, в денежном выражении можно сосчитать ущерб, причиненный преступлениями против личности, против собственности, конкретно, по всем разделам и статьям уголовного кодекса. Ввести раздел - "профессионально организованная преступность", в который можно включить совершенно точный перечень преступлений, относящийся сегодня к этому разделу. Например, наркотики, ростовщичество, проституция, азартные игры, торговля акцизными товарами, компьютерные преступления, кража автомобилей, продажа детей, поставка человеческих органов для пересадки и т.п., а также налоговые преступления. Во второй раздел внести все расходы, которые государство и население несут из-за преступности: бюджетные расходы (из кармана налогоплательщиков) на финансирование органов применения закона, полиции, мест отбывания наказания, обвинения и защиты в судах, судов. Расходы частных лиц, связанные с преступлениями, услуги по предупреждению преступлений, предохранительные устройства, страховка, защита, залог, свидетели и т.п. Сегодня этой информации не видно и не слышно, а она могла бы оказать существенную помощь не только в спросе с тех, кто тратит эти деньги, но и тех, кто контролирует эти затраты. В какой-то мере теневая экономика и существует за счет того, что не все позволяют государству считать, сколько они тратят и сколько получают. Видимо, это первый постулат, который надо осознать для успешной борьбы в области теневой экономики.
У Д.В. Чеснова, сотрудника ГУВД Московской области, свое видение ситуации, с учетом мнений, высказанных в сборнике научных трудов Санкт-Петербургского института экономики и финансов "Актуальные вопросы управления экономической безопасностью организаций. Отечественный и зарубежный опыт", в котором были изложены два подхода к пониманию теневой экономики.
"С точки зрения первого подхода теневая экономика - это всякая экономическая деятельность, противоречащая общественным интересам, в которой выражено аморальное господство частного интереса над общим. Комментируя данное определение, следует отметить, что авторы не принимают за основу марксистско-ленинскую идеологию, а лишь пытаются найти причину возникновения теневого капитала на международном уровне и объяснить происхождение многих асоциальных явлений, таких, как аморальная массовая культуру, наркомания, и др. Теневая экономика представлена как воздействие всемирной олигархии на подчиняемое государство посредством инвестиций при условии полного разгосударствления экономики и с помощью аморальной массовой культуры. Результатом такого воздействия является ослабление и долговая кабала подчиняемого государства.
Второй подход к теневой экономике предполагает более узкое ее рассмотрение, а именно определяет ее как деятельность, запрещенную законом в экономической сфере общества. Ущербность данного подхода - в его формализме, так как не учитывается тот факт, что и сам закон может быть неправовым и противоречить общему духу и принципам права."
На мой взгляд, - продолжает Д.В. Чеснов, - под теневой экономикой следует понимать всякую деятельность, приносящую прибыль преступным организациям, запрещенную законом не только в экономической сфере, но и в любой другой. Такие виды преступной деятельности, как: наркоторговля, торговля оружием, проституция и сутенерство, рэкет вряд ли можно назвать экономическими, однако такая деятельность приносит колоссальные доходы осуществляющим ее лицам (Там же стр. 146-147)
Однако при таком подходе из теневой экономики "выпадает" та, денежная ее часть, которая образуется за счет преступлений совершаемых одиночками или группами из категории первичной преступности, которую некоторые юристы называют "черной" экономикой, то есть эту категорию следовало бы добавить к преступным организациям и физических лиц, занятых на этом "производстве".
Профессор М.И. Сердюк, говоря об источниках формирования теневых капиталов и мер по их нейтрализации отметил, что к одной из сфер, в которых незаконными путями формируются огромные капитала, является финансово-кредитная система страны.
"Вспомните январь 1982 года, когда положение в России с деньгами сложилось критическое. К середине года долги по зарплате бюджетникам уже исчислялись сотнями миллиардов рублей. Самым большим дефицитом в стране стали реальные деньги, но не для всех. Машины разных марок, в том числе и грузовые, принадлежащие коммерческим структурам, с охраной отъезжали одна от другой от здания на Неглинной (это здание Центрального банка России), багажник и кузова которых были забиты деньгами. Деньги выдавались из того же окошечка, что и бюджетникам, только с той разницей, что для бюджетников выдавали с большой проволочкой и задержкой, а этим структурам немедленно и значительно большие суммы, чем было в их заявках, под видом кредита. Однако после невозвращения кредита должники получали кредиты вновь и перепродавали тем же государственным структурам за солидные проценты либо деньги конвертировались и переводились в зарубежные банки" (Там же, стр. 152).
Криминализация кредитно-финансовой системы во многом связана с отсутствием законодательства, контроля за движением капиталов и ответственности за отмывание кредитных средств, - считает М.И. Сердюк, - и следующей причиной криминализации общества и прогрессивного роста теневых капиталов России является приватизация, которая не обеспечила повышение эффективности производства, а привела к глубокому кризису экономики из-за того, что создала ненадлежащих собственников. Таким образом, оборот средств в теневом секторе экономики за счет тотальной приватизации породил возрастание коррупции в высших эшелонах власти, сращивание преступных групп с финансово-промышленной олигархией.
Анализ имеющихся в МВД Российской Федерации материалов свидетельствует о резком увеличении теневых капиталов за счет внешнеэкономической деятельности. Сегодня существует великое множество способов нелегального вывоза валюты из России. Это: помещение средств на счета открытых за рубежом СП; авансовые перечисления в счет будущих поставок, которые никто и не собирается осуществлять; перечисления валюты на счета инофирм для оплаты фиктивных услуг; внесение страхового депозита в инобанк для получения кредита, который в действительности не берется; открытие за рубежом СП; открытие оффшорных предприятий, позволяющих вести дела с самим собой (Там же, стр. 154-155).
Р.А. Журавлев, доктор юридических наук, говоря о некоторых аспектах воздействия на финансовую основу организованной преступности и теневой экономики в России и СНГ, отмечает, что "по экспертным оценкам, удельный вес теневой экономики, в том числе и находящейся под контролем преступных групп, в валовом внутреннем продукте страны за 1991 - 1996 годы увеличился с 11 до 35-40% (в развитых странах этот показатель не превышает 10-15%), то есть достиг критического порогового значения, выход за пределы которого создает угрозу экономической безопасности страны. По докладу Межведомственной рабочей группы Совета безопасности РФ, в теневой экономике полностью или частично занято 25 - 30 млн. человек, в том числе в незаконную (криминальную) деятельность вовлечено 10-13 млн. человек. Только во внешнеэкономической сфере стоимостное выражение теневой составляющей оценивается в 15 млрд. долларов ежегодно. А в малом бизнесе теневая экономика охватывает от 30 до 40% оборота" (Там же стр.178).
Две трети средств, добытых преступным путем, в теневом бизнесе легализуются в форме инвестиций в наиболее прибыльные отрасли, приобретения контрольных пакетов акций предприятий сферы услуг и досуга, печатных и электронных средств информации, вкладываются в недвижимость, в том числе за рубежом. Значительные суммы идут на подкуп, создание сети "общественных" организаций и фондов, через которые преступная среда обеспечивает реализацию своих интересов и их защиту. Все это, - по мнению Р.А. Журавлева, - создает прочную, гарантированную финансовую основу для реализации более масштабных целей организованных преступных группировок и сообществ, позволяет им расширять преступный бизнес, вовлекать новый круг лиц, оказывать влияние на политику, выходить на международную арену.
В настоящее время (1998 г. - Л.Т.) в России уже насчитывается почти 200 организованных преступных сообществ со средним "штатным" составом более 80 человек. Только на приобретение оружия ими ежегодно расходуются миллионы долларов. С учетом сохранения и даже развития некоторых криминогенных факторов на ближайший период (до 2000 г.) прогнозируется дальнейший рост организованной преступности, захват новых сфер влияния и ключевых позиций в экономике, усиление ее противодействия попыткам активизировать борьбу с нею (через коррумпированные связи, вооруженное сопротивление, а также давление и даже террор в отношении отдельных должностных лиц и др.)
Очевидно, - приходит к выводу Р.А. Журавлев, - что стратегическим направлением в борьбе с организованной преступностью, теневой экономикой является подрыв их финансовой основы, создание и реализация системы правовых, организационных, оперативно-розыскных и иных предпосылок по пресечению и ликвидации каналов легализации незаконных доходов, в том числе и в форме перемещения их за рубеж, где, по некоторым данным, прокручиваются миллиарды долларов, принадлежащих россиянам (Там же, стр. 179).
Решение правовых проблем, безусловно, позволит правоприменительным и контролирующим органам России более эффективно пресекать все прогрессирующее развитие финансовой и экономической базы организованной преступности, ослабить финансовое влияние преступных группировок и лидеров теневого бизнеса.
Отмечается дальнейшее укрепление финансовой базы криминальных структур, рост потенциала за счет расширения международного партнерства. Все большую остроту и актуальность приобретают проблемы борьбы с транснациональной организованной преступностью на территории государств - членов СНГ. Огромный ущерб России наносят осуществляемые криминальными группами операции через многие страны СНГ по реимпорту товаров из третьих стран и, наоборот, реэкспорту в страны дальнего зарубежья российских товаров. Многие отрасли и доходные предприятия контролируются организованными преступными группировками, сформированными на этнической основе гражданами отдельных стран СНГ (Там же, стр. 180-181).
А.В. Вакурин, кандидат экономических наук, рассматривая вопросы применения экономического анализа теневой экономики, отметил, что "выявление теневой экономики прослеживается в периодически возникающих банковских кризисах, крахе биржевых структур на рынке ценных бумаг, больших объемах незаконных трансфертов за рубеж, доминирующем объеме налично-денежной эмиссии, росте доли неплатежей и бартера во взаиморасчетах, методах распределения бюджетных средств между регионами и отраслями.
Теневая экономика укрепляется во многом потому, что вместо свободной рыночной экономики, основанной на частной собственности, гарантированной и защищаемой государственным правопорядком, укореняется корпоративная, монопольная система, базирующаяся на полукриминальных отношениях. Для этих отношений характерным является то, что размер доходов хозяйствующих объектов напрямую зависит от близости к власти, отсутствует конкурентная среда, не реализованы и не защищены права частных собственников. Не производственная деятельность, а получение политической ренты становится главным направлением конкурентной борьбы. Обладание политической рентой обеспечивает доступ к материальным и финансовым ресурсам, различным дотациям и бюджетным кредитам, налоговым послаблениям. Политическая рента стала решающим фактором олигархического бизнеса, основой сколачивания финансовых империй" (Там же, стр. 215).
Для осуществления эффективной борьбы с теневой экономикой и организованной преступностью, по мнению А.В. Вакурина, важно развивать исследования теневой экономики, отслеживать каналы формирования теневых доходов, способы отмывания преступных денег. Методы экономического анализа позволяют не только оценить объемы нанесенного ущерба в результате того или иного преступления, но также установить механизмы их осуществления, схемы финансовых махинаций для последующей нейтрализации их серийного повторения и устранения причин и пробелов в хозяйственном законодательстве, способствующих их появлению. Успех в борьбе с организованной преступностью определяется не только в сфере оперативных действий сил правопорядка, но и в опережающем применении методов экономического анализа для выявления узких мест и прогнозирования возможных волн и всплесков преступности в том или ином сегменте рыночного механизма.
В настоящее время серьезную опасность представляют злоупотребления в естественных монополиях, поскольку они составляют становой хребет российской экономики. Слабый финансовый контроль со стороны государства, коррупция стали питательной средой формирования теневых отношений в их среде. Если учесть, что оборот РАО ЕЭС - 80 трлн. рублей в старых ценах, а на долю живых денег приходится 5,4% оборота, остальное приходится на векселя и бартер, то легко прийти к выводу о том, что политическое влияние теневой экономики гораздо выше, чем ее экономический вес.
Применение методов экономического анализа эффективно также и при расследовании хищений денежных средств, которые выделяются из бюджета либо по линии целевых ссуд зарубежными инвесторами. На долю нелегальных операций в контролируемом государством секторе экономики приходится около 60%. На долю легальных операций в неконтролируемом государством теневом секторе приходится, по официальным данным, 25% ВНП (Там же, стр. 216-221).
Профессор В.М. Есипов в своем докладе "Организованная экономическая преступность: проблемы нейтрализации" предельно полно, но на мой взгляд (с позиции криминолога), не совсем точно определил это понятие. Теневая экономика, указывает он, является основой экономической общеуголовной и самое главное - организованной преступности и невиданного роста коррупции. Доля теневой экономики, по подсчетам отечественных и зарубежных экспертов, составляет в России 40-50% валового внутреннего продукта. Лишь учтенный ущерб от преступлений и административных правонарушений в 1997 году составил более 10 трлн. рублей. С учетом латентности эта цифра выглядит на порядок больше. Возместить нанесенный ущерб обществу практически удается во много раз меньше.
В настоящее время как в научном, так и в общественном обиходе часто используются понятия "криминализация экономики", "криминальная экономика", "экономическая преступность", "преступления в сфере экономики" и т.д. Публицистика не видит в них существенной разницы. Каждое из перечисленных понятий отражает явления, связанные с преступлениями, совершаемыми в экономической сфере, часто отождествляясь с организованной экономической преступностью. В то же время ставить знак равенства между этими категориями будет не совсем верно. Экономика - это не только система отраслей, сфер народного хозяйства. Это, прежде всего, есть система экономических отношений между людьми в процессе производства, распределения, обмена и потребления материальных благ, услуг. Поэтому, исходя из этого методологического посыла, следует рассматривать ключевое понятие "криминальная экономика", которое представляет собой систему осуществляемых в стране экономических отношений противозаконными способами, подпадающими под статьи уголовного законодательства.
Многие экономические отношения ранее имели криминальный характер и преследовались по уголовному законодательству. Например, занятие частнопредпринимательской деятельностью или спекуляция являлись деяниями уголовно наказуемыми. В настоящее время предпринимательская деятельность является легитимным элементом экономических отношений, а спекуляция признана основой бизнеса.
Осуществление экономических отношений, объявленных уголовно наказуемыми, и представляют собой криминальную экономику. Отсюда и процесс криминализации экономики означает увеличение роли криминально наказуемых видов экономической деятельности в системе экономических отношений в связи с изменением методов хозяйствования, ослаблением воздействия правоохранительной системы на преступное экономическое поведение субъектов предпринимательства.
Экономическую преступность можно определить как деяния, направленные на получение высокого экономического результата, осуществляемого противоправным путем субъектами экономической деятельности, то есть теми, кто решает вопросы экономических отношений и их осуществляет (юридические и физические лица, непосредственно осуществляющие предпринимательство, вступающие в экономические отношения между собой: собственники предприятий и организаций, занятые непосредственно бизнесом, управляющие компаниями, менеджеры и т.п.)
В таком понимании экономическая преступность осуществляется в масштабах криминальной экономики и в определенной степени тождественна ей. В то же время кроме непосредственных участников экономических отношений в них участвуют и другие субъекты, которые по характеру своей деятельности не являются прямыми соучастниками экономической деятельности, хотя по роду своей работы имеют определенные отношения к экономическим процессам. Они вторгаются в экономическую деятельность (отношения), используя криминальные действия для отвлечения "на себя" экономических благ с целью достижения незаконного обогащения. Это особый тип экономических и внеэкономических действий рыночного и псевдорыночного характера, выраженных в криминальной форме.
Таким образом, экономическая преступность представляет собой, с одной стороны, криминальные экономические отношения (криминальная экономика), с другой - противоправную деятельность криминальных структур, коррумпированного госаппарата, выступающих либо за, либо против экономических отношений, предпринимательства с целью присвоения определенной доли материальных ценностей, создаваемых в сфере производства, распределения, обмена и потребления экономических благ общества.
Кроме имеющих определенные отношения к экономическому процессу хозяйствующих субъектов, имеется значительная криминальная среда, которую теневые финансовые олигархи привлекают с целью защиты своих экономических интересов. Уголовные элементы косвенно являются соучастниками экономических отношений, способствуя более эффективной реализации экономических интересов криминальных предпринимателей.
Поэтому профессор В.М. Есипов считает, что экономическая преступность в ее чистом виде есть противоправные экономические отношения или криминальная экономика. В совокупности же с действиями членов уголовных преступных формирований и коррумпированных чиновников, направленных на повышение доходности теневой экономики, образуют понятие "организованная экономическая преступность", осуществляемая организованными преступными сообществами экономической направленности.
Переход к рыночной экономике не может быть осуществлен без учета фактора криминализации общества. Попытка наслоить рыночные отношения на криминальный фон сложившегося хозяйства явно провалилась. Реформирование экономики все более складывается в пользу криминальных структур, ряды которых постоянно пополняются. Сегодня стратегия перестройки хозяйства страны на рельсы рыночных отношений не может быть осуществлена на старых идеях и концепциях. Необходимы новые подходы, другие методы решения экономических проблем в том числе (и прежде всего) проблемы нейтрализации преступности.
Анализ сложившейся ситуации в стране указывает на то, что криминогенные факторы определяют в значительной мере состояние общества (и прежде всего, состояние экономики страны) не только сегодня, но и в обозримой перспективе. Особенно это относится к экономической преступности, структура и динамика которой претерпели серьезные изменения: она стала организованной и ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ (выделено мной - Л.Т.), повышается ее интеллектуальный уровень, расширяется сфера использования новых способов посягательств на собственность, используется современная техника и технология для быстрого обогащения, безнаказанного паразитирования на издержках и трудностях экономической реформы (превратилась в организованную экономическую преступность).
Отсутствие защищенности легитимных экономических отношений является основной причиной криминальных процессов в экономике. Это в значительной степени спровоцировало криминальную активность населения, которая за пятилетие практически удвоилась. Темпы роста и масштабы организованной экономической преступности превратились в главный фактор, тормозящий стабилизацию экономики, загоняющий ее в пропасть экономического катаклизма, реально угрожающий национальной безопасности страны, превращения России в государство криминального типа.
Рост преступности в экономике с учетом латентности сегодня составляет 50-60% в год, причем каждое четвертое преступление относится к категории тяжких и их доля растет из года в год.
Переход от монополии государства на собственность к многообразным негосударственным формам вызвал небывалый всплеск преступности в процесс разгосударствления и приватизации, он стал объектом пристального внимания криминальных структур.
Преступления, совершаемые в процессе приватизации государственной собственности на каждом этапе разгосударствления, приобретали свои специфические особенности: для первого этапа характерно массовое растаскивание и распродажа сырья, оборудования и сдача в аренду коммерческим организациям освободившихся площадей. Второй этап связан с "дроблением" предприятий и их акционированием либо родственниками, либо ближайшими "соратниками" директоров предприятий; характер третьего этапа определяет денежная приватизация, в основе которой лежат "портфельные", то есть спекулятивные операции.
Остается сложной криминальная обстановка в отраслях добычи и переработки сырья и энергоносителей, промышленного производства, транспорта и строительства. За последние три года в этом секторе экономики зарегистрировано более 70 тысяч преступлений (80% составляют хищения). Особенно криминальной складывается ситуация в процессе добычи и переработки драгоценных металлов и камней. Вышла из под контроля деятельность неорганизованных старателей, занимающихся добычей золота. 40% фактически добываемого золота похищается.
Растет число преступлений в кредитно-финансовой системе, куда все активнее внедряется организованная преступность. Последние годы наиболее распространенной стала деятельность по получению и присвоению кредитных ресурсов банков.
Преступность в банковской системе растет высокими темпами: с 80% в 1993 году до 250% в 1996 году, причем латентность составляет свыше 90%, ущерб, нанесенный банковскими преступлениями составил около 70 трлн. рублей. Растет компьютерная преступность, приобретающая интернациональный характер. По уровню мошенничеств с платежными картами Россия догнала отдельные западные страны. Ширятся масштабы легализации незаконно полученных доходов.
Наиболее существенный ущерб стране наносит криминальная деятельность во внешнеэкономической сфере. Получили распространение фиктивные экспортные операции. Три четверти переводимых за границу денег получены от криминальной деятельности. Серьезную тревогу вызывает криминальная ситуация в свободных экономических зонах: они используются в основном для разграбления России, стали не экспортно-производящими зонами, а экспортно-вывозящими, используемыми преступными сообществами для бесконтрольного вывоза стратегически важных сырьевых ресурсов и товаров.
Обостряется криминальная обстановка на потребительском рынке: каждое третье экономическое преступление совершается в этой сфере. Увеличивается массированное проникновение на отечественный рынок низкокачественной продукции из-за рубежа.
В системе экономических отношений в агропромышленном комплексе наиболее криминогенной зоной является сельское хозяйство (80% преступлений). Быстрыми темпами криминализируется рыбная отрасль (в 1996 г. преступность выросла на 20%, объем конфискованной продукции за три года вырос в 16 раз).
В целом за пятилетие общее количество выявленных организованных экономических преступлений выросло в полтора раза, на 66% увеличилось количество преступлений, наносящих ущерб в крупных и особо крупных размерах, в пять раз - относимых к категории тяжких. Видна явная тенденция роста тех видов организованных экономических преступлений, которые составляют повышенную общественную опасность. Больше половины преступлений составляют хищения чужого имущества, особенно путем мошенничества (рост в 25 раз). Растет выявляемость взяточничества (в два раза), незаконных сделок с валютными ценностями (в 13 раз), контрабанды и нарушений таможенного законодательства (в 27 раз), фальшивомонетничества (в десятки раз). На четверть выросло количество выявленных организованных преступных групп, имеющих коррумпированные связи. Прогноз до 2000 года показывает, что рост организованной экономической преступности увеличится в 1,5 - 2,0 раза, поскольку в этот период сохранится причинный комплекс криминогенных факторов в экономике.
МВД России, основываясь на новом УК РФ, выделяет три группы организованных экономических преступлений по признаку роста или снижения их показателей до 2000 года. Стабильный или наивысший рост в прогнозируемый период дадут ряд преступлений первой группы, таких, как лжепредпринимательство, получение кредита путем обмана, налоговые преступления, злостное нарушение бухгалтерского учета, ограничение конкуренции, воспрепятствование законной предпринимательской деятельности, злоупотребление при выпуске ценных бумаг, преднамеренное банкротство и др. По прогнозам, эти виды преступлений возрастут на 100 - 200%. Кроме того, фальшивомонетничество увеличится в 2 - 3 раза, налоговые преступления - в 2-3 раза, нарушение правил разработки недр и сдача государству золота - в 1,5 - 2 ,0 раза, нарушение правил торговли - на 30 - 40%.
Во вторую группу вошли организованные экономические преступления с импульсивным ростом: присвоение вверенного имущества, вымогательство, похищение предметов, имеющих особую ценность, воспрепятствование законной предпринимательской деятельности, уклонение от уплаты таможенных платежей, неправомерные действия при банкротстве, преднамеренное и фиктивное банкротство, легализация преступно нажитых доходов, обман покупателей, превышение полномочий частных охранных и детективных служб. Их рост в прогнозируемом периоде составит 10-15% .
К третьей группе отнесены экономические преступления, которые можно включать в ОЭП и которые будут иметь тенденцию к сокращению. К их числу относятся такие, как самовольное использование энергии, приобретение или сбыт заведомо краденого, получение незаконного вознаграждения и др. Эти преступления к 2000 году уменьшатся на 30 - 40 %.
В целом же прогноз МВД России показывает, что общий количественный рост экономических преступлений будет сопровождаться повышением их общественной опасности за счет более организованных и квалифицированных форм совершения, расширения масштабов коррумпированности (относимые к ОЭП). Прогностическая оценка сводится к тому, что реальных позитивных изменений криминологической ситуации в экономике к 2000 году не произойдет.
По мнению В.М. Есипова, в основе организованной экономической преступности лежат противоречия между интересами отдельных групп населения и общества в целом, которые выражаются в специфических интересах предпринимательства, преследующих индивидуалистические цели получения экономической выгоды, противоречащие государственным общественным интересам.
Рассматривая социальные и правовые предпосылки разработки законодательных основ борьбы с легализацией капиталов теневой экономики в России, кандидат юридических наук Б.С. Болотский отмечает, что ввод незаконных доходов в легальный оборот влечет расширение материальной базы преступной и иной незаконной деятельности в экономике, способствует укреплению теневого сектора экономики. Только учтенный ущерб от преступлений и административных правонарушений превысил 10 млрд. рублей в год. Так, незаконные доходы финансовых компаний, образовавшиеся в результате уклонения от выполнения обязательств перед вкладчиками, только за один год составили почти 5 млрд. долларов. Еще большие доходы приносит неконтролируемый вывоз добытой в России нефти, размеры которого достигают 20% годовой добычи. Исследования показывают, что до двух третей легализуемых средств, полученных таким путем, вкладывается в развитие нелегального предпринимательства, пятая их часть расходуется на приобретение недвижимости. В результате растут объемы теневой экономической деятельности, непосредственно связанной с экономической преступностью и являющейся для нее мощной питательной средой. По расчетам специалистов, удельный вес теневой экономики превысил 40 % годового ВВП, размеры теневого оборота на потребительском рынке достигли 58 % объема легального розничного товарооборота и платных услуг.
Нарастающий вал теневого, в том числе криминального предпринимательства, помимо того, что является питательной средой экономической и организованной преступности и одновременно стимулируется ими, влечет и другие экономические и социальные негативные последствия. К ним относятся изъятие из легальной экономики значительной доли средств в неконтролируемую сферу финансово-хозяйственной деятельности; снижение из-за этого объемов инвестиций и оборотных средств, влекущее сокращение производственной деятельности; снижение или полное прекращение платежей по обязательствам, налоговых и других обязательных платежей в бюджет, вызывающее задержки в выплате заработной платы, пенсий, пособий, снижение жизненного уровня широких слоев населения. Эти же факторы способствуют росту теневых капиталов, сосредоточению их в руках представителей нелегального бизнеса, что влечет дальнейшую криминализацию экономики и общества, рост социального расслоения и социальной напряженности в обществе.
Можно сказать, что это чистые убытки государства и противодействие этому не может быть обеспечено силами правоохранительных органов. Более того, все это наглядно и убедительно свидетельствует о том, что напирая на понятие ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ, мы вроде бы "выносим за скобки" всю прочую корыстную и насильственную преступность, которая живет за счет преступлений, но именуется УГОЛОВНОЙ.
Мировым экономическим сообществом признано, - отмечает Б.С. Болотский, - что одной из самых больших угроз безопасности становится в настоящее время использование легальных систем рыночного оборота капиталов для совершения крупномасштабных финансовых преступлений, сокрытия и легализации (отмывания) денег и имущества, приобретенных преступным и иным незаконным путем. Организованная преступность, другие криминальные круги эффективно используют в своих интересах традиционную закрытость финансовой деятельности от внешнего контроля, стремление кредитных организаций к всемерному расширению финансовой базы своей деятельности и клиентуры. Абсолютизация коммерческой и банковской тайны, долгие годы содействовавшая развитию и укреплению предпринимательства, превращается в связи с этим в угрозу для экономической безопасности легального бизнеса.
Именно здесь и совпадают интересы представителей организованной преступности с представителями государственных учреждений!
Фактически, абсолютизация коммерческой и банковской тайн явилась причиной создания теневых капиталов, обеспечивавших интенсивное развитие теневой экономики, становление профессионально организованной преступности, диверсификации коррупции и индустриализации преступной деятельности. Сращивание банков, создание банковских монополий, обособление частного финансового капитала от финансового государственного контроля - основной базис теневой экономики и ее антигосударственной надстройки. В банкирах империалистическая система видела достойных предпринимателей, позволяя им под видом элиты, укрывать от должного контроля свою деятельность под предлогом "коммерческой тайны". Так формировалась и крепла теневая экономика, а империализм, которого подкармливали эти структуры, защищал их и пестовал, выкормив своего конкурента и противника, против которого сам оказался бессилен.
В современной общественной жизни России имеют большое влияние идеологические, научные, политические концепции, отрицающие функцию государственного контроля экономической деятельности в условиях рынка, которые обеспечиваются активной поддержкой средств массовой информации. Эти концепции объективно способствуют росту политического влияния теневого сектора экономики, которое проявляется в законодательном ограничении доступа правоохранительных органов к информации о финансовых и иных хозяйственных операциях юридических и физических лиц, в законодательных инициативах об освобождении от ответственности за легализацию незаконных доходов независимо от вида и тяжести правонарушений, посредством которых извлечены такие доходы. Ряд депутатских фракций Государственной Думы выражает принципиальное несогласие с необходимостью принятия мер государственного контроля за операциями юридических и физических лиц с денежными средствами и другим имуществом в целях противодействия легализации незаконных доходов. Это один из нагляднейших примеров лоббирования интересов организованной преступности в высшем органе государства.
Угроза экономической безопасности России наблюдается и со стороны аграрно-промышленного комплекса (АПК) страны. Этот вопрос проанализировали кандидаты экономических наук А.П. Каламбет и В.К. Старостенко.
За годы реформ, - констатировали они, - падение сельскохозяйственного производства составило свыше 61 %, в то время как за годы Великой Отечественной войны оно сократилось лишь на 40 %. Кроме уменьшения объемов производства начался и гораздо более опасный процесс деградации сельского хозяйства вследствие катастрофического снижения поставляемой ему сельхозтехники, минеральных удобрений, средств борьбы с болезнями и вредителями растений и животных.
В настоящее время (1998 г. - Л.Т.) выбытие основных фондов в 5 раз превышает их ввод. Численность занятых в сельскохозяйственных предприятиях (без фермеров) сократилась с 9,3 млн. человек в 1985 году до 6,2 млн. человек в 1997 году. Уровень безработицы вырос с 1,3 % в 1993 году до 5,2 % в 1997 году. Удельный вес неработающих свыше восьми месяцев в году увеличился по стране с 11,4 % в 1993 году до 39,4 % в 1998 году. Такое положение создает реальные предпосылки для обострения криминогенной ситуации. Согласно оценкам зарубежных криминологов, повышение числа безработных на 1 % в аграрном производстве обычно влечет рост преступности на 3 - 5 %. Выталкиваемые из сферы занятости управленцы и специалисты обычно способствуют "интеллектуализации" преступности.
Селяне оказались лишенными существовавших ранее форм социальной защиты, началось обнищание значительной части сельского населения и обогащения социальной верхушки деревни, причем этот процесс зачастую осуществляется преступными путями и в очень короткие сроки. В результате названных выше процессов, - констатируют авторы исследования, - в стране сформировалось социальное "дно", где прозябает не менее 10 % населения России. Это ЧЕТЫРЕ МИЛЛИОНА бомжей, ТРИ МИЛЛИОНА нищих, ЧЕТЫРЕ МИЛЛИОНА беспризорных детей и ТРИ МИЛЛИОНА уличных и привокзальных проституток.
К 1998 году, когда авторы опубликовали результаты своих исследований, в АПК страны ежегодно выявлялось до 20 тысяч преступлений экономического характера, что составляло почти четверть всех зарегистрированных преступлений, а материальный ущерб от них превышал 580 млрд рублей (в ценах 1997 г.). Фактические же темпы роста экономических преступлений значительно превышают динамику их выявления. Латентность этих видов преступлений, в том числе совершенных работниками АПК, по мнению специалистов, составляет от 50 % до 95 %. В коррумпированные отношения вовлечены не менее 40 % предпринимателей и до 2/3 коммерческих структур.
Как показывает практика, предметами преступного посягательства со стороны криминальных структур становятся огромные суммы денег, ежегодно выделяемые Правительством РФ сельскохозяйственным производителям в виде целевых дотаций и субсидий, разного рода кредитов и отсрочек погашения задолженностей пострадавшим от стихийных бедствий и т.д.
Самыми криминальными подотраслями АПК стали производство и реализация всех видов алкогольной продукции. Доходы криминальных структур здесь превышают 2 трлн. рублей ( в ценах 1997 г.) в ежегодном исчислении. Другой криминальной подотраслью стало рыболовство и прежде всего незаконный, или как его называют, "дикий", экспорт рыбы и морепродуктов. Он достигает 1,5 - 2 млн. тонн этой продукции.
Четвертое направление криминализации сельского хозяйства - незаконное предпринимательство, или лжепредпринимательство, противоправные сделки, незаконные операции с недвижимостью и особенно с землей. Операции с земельными наделами нередко приводят к тому, что сельхозугодья и пашня изымаются из аграрного оборота для постройки престижных дач, особняков и вилл для так называемых "новых русских".
Сложившееся в АПК положение дает основание предположить, что криминальная обстановка в этом секторе экономики и в дальнейшем будет иметь тенденцию к обострению. И основными факторами сохранения такой тенденции останутся: разрушение системы контроля за сохранением материально- технических ценностей, нестабильность, разбалансированность аграрного производства, абсолютное и относительное обнищание сельского населения, его алкоголизация и маргинализация.
"Теневая экономика - это система таких экономических отношений, возникающих в сфере производства, обмена, распределения и потребления экономических благ, которые разрушают личность, общество и государство. Именно деструктивный характер данных отношений составляет ключевой признак теневой экономики", считает кандидат экономических наук С.Б. Чернов, рассматривая проблемы борьбы с легализацией криминального капитала в России (Там же, стр. 362). Это скорей философский взгляд, чем экономический, но далее этот вывод детализируется. Вторичными признаками теневой экономики С.Б. Чернов считает во-первых, функционирование вне рамок правового поля (субъекты разрушительных экономических отношений должны наказываться в соответствии с уголовным, административным, гражданским и другими кодексами), во-вторых, скрытый характер экономической активности, которая не регистрируется, не контролируется и не регулируется официальными органами государственной власти и поэтому находится под влиянием организованной преступности.
По мнению С.Б. Чернова, теневая экономика имеет различные формы проявления: неофициальная, фиктивная, черная и криминальная. К первой из них относятся незарегистрированные установленным образом экономические отношения, по сути не разрушающие личность, общество и государство. Но скрытый их характер приводит к следующим последствиям:
-не поступают соответствующие налоговые платежи в бюджеты всех уровней власти;
-теряется управляемость российской экономикой;
-углубляется экономический кризис из-за снижения совокупного спроса ввиду секвестирования бюджетных расходов;
-ослабляется национальная безопасность России и обостряются социальные противоречия;
-укрепляется могущество организованной преступности и распространяются в обществе криминальные нормы поведения.
Второй формой теневой экономики является фиктивная экономика, характеризуемая тем, что за официально объявленными и зарегистрированными государством экономическими отношениями скрываются другие реально существующие теневые отношения, наносящие ущерб государству, обществу и его членам вред. В качестве примера фиктивной экономики можно привести нелегальный вывоз капитала из России, осуществляемый путем заключения фиктивных контрактов.
Третьей формой теневой экономики служит черная экономика, к которой относятся реально существующие и не скрываемые под другой личиной экономические отношения, напрямую разрушающие личность, общество, государство (незаконный оборот наркотиков и оружия, грабежи, разбои и кражи, вымогательство и т.п.).
Неофициальная, фиктивная и черная экономики в части, противоречащей уголовному кодексу, образуют криминальную экономику, где функционирует криминальный капитал. Последний, в зависимости от сферы приложения, может выступать как промышленный (например, незаконное производство продукции), торговый (например, перепродажа незаконной алкогольной продукции) и ссудный (например, нелегальное кредитование бизнеса или каких-либо криминальных операций).
В своем движении криминальный промышленный капитал проходит три функциональные формы (денежную, производительную, товарную), торговый - две стадии и две формы (денежную, товарную), ссудный - одну стадию и одну форму (денежную). Таким образом, считает С.Б. Чернов, криминальный капитал может существовать не только в денежной форме, но и в виде готовой продукции и средств производства. Поэтому, с его точки зрения, теоретически правильными будут рассуждения об отмывании криминального капитала (а не просто доходов), так называемых "грязных" денег и другого имущества, полученных незаконным путем.
Под отмыванием криминального капитала понимается любая деятельность, сделка или финансовая операция, которые совершаются в целях сокрытия источников происхождения, существования, распределения, перераспределения и потребления денежных средств или иного имущества, полученных в результате какого-либо преступления.
Таким образом, выстраивается системный подход к теневой экономике по С.Б. Чернову: ТЕНЕВУЮ ЭКОНОМИКУ, как таковую, составляют - неофициальная, фиктивная, черная и криминальная формы проявления.
Неофициальная, фиктивная и черная экономики, в части, противоречащей уголовному кодексу, образуют КРИМИНАЛЬНУЮ ЭКОНОМИКУ.
В КРИМИНАЛЬНОЙ ЭКОНОМИКЕ функционирует КРИМИНАЛЬНЫЙ КАПИТАЛ, который, в зависимости от сферы приложения выступает как - ПРОМЫШЛЕННЫЙ, ТОРГОВЫЙ, ССУДНЫЙ.
В свою очередь, КРИМИНАЛЬНЫЙ ПРОМЫШЛЕННЫЙ КАПИТАЛ проходит три функциональные формы - денежную, производительную и товарную.
КРИМИНАЛЬНЫЙ ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ проходит две стадии и две формы - денежную и товарную.
КРИМИНАЛЬНЫЙ ССУДНЫЙ КАПИТАЛ проходит одну стадию и одну форму - денежную.
Но в этом случае возникает вопрос, куда отнести криминальный непромышленный капитал - получаемый от убийств, краж, грабежей, разбоев и прочих насильственных действий? Почему ущерб, причиняемый этой деятельностью не учитывается экономистами, равно как и компенсации производимые правоохранительными органами в ходе раскрытия преступлений и конфискации имущества преступников в счет погашения нанесенного преступлением ущерба. Кстати, это дало бы возможность оценить окупаемость государственных инвестиций в строительство правоохранительной системы государства. На мой взгляд, о криминальном капитале можно говорить только с момента создания "общака". Именно здесь начинает скапливаться сумма, позволяющая использовать ее как капитал, что было немыслимо в условиях социалистической системы хозяйства. (В 60-70 годы "общак" как таковой был полностью ликвидирован силами оперативного аппарата МВД.) А все, что "крутится" в уголовном мире по рукам, может быть очень и очень приблизительно оценено по суммам заявленным потерпевшими при заявлении в милиции или прокуратуре о ущербе, причиненном преступлением. Как известно правоохранительные органы не очень "любят" фиксировать преступления с большой суммой ущерба, но этот вопрос уже не к экономистам. Здесь необходимо создать такую систему учета, которая не оборачивалась бы против ее составителей, а позволяла бы учитывать все преступные проявления без ущерба для "учетчика", что требует совместной работы криминологов и экономистов.
Как видно даже по материалам этой конференции, экономисты, исследуя тему и анализируя различные ее направления, не пользуются единой терминологией, постоянно уходя от рассматриваемых вопросов то в криминологию, то в философию, а то и в расплывчатые рассуждения о юриспруденции вообще. Вполне понятно, что такой подход не позволит найти правильное решение, а без этого нам не подступиться и к вопросам борьбы с организованной преступностью. Как шутят в подобных случаях: необходимое условие - мухи отдельно, компот отдельно!
Коренные изменения в уголовном мире требуют таких же коренных изменений в уголовном праве и процессе, криминалистике и криминологии, но к этому процессу, по каким-то неизвестным причинам, государство никак не хочет приступать. Судя по материалам научно-практических конференций и другим опубликованным материалам, отсутствие единого понимания проблемы тоже играет свою роль, но здесь чувствуется и наличие определенного сопротивления предложениям, радикально влияющим на принятие решения.
Диссонирующие с основными участниками, выступления некоторых докладчиков на конференциях, свидетельствуют о том, что уже на этом уровне появляется чье-то лобби, четко контролирующее ситуацию. Надо полагать, что и в практической деятельности лоббирование интересов дельцов теневой экономики будет не менее действенным , чем на теоретическом уровне, но это вопрос уже за пределами рассматриваемой темы.
Резюмируя сказанное, можно так отобразить место сегодняшней преступности, как отрасли теневой экономики, в экономике государства (См. Схему № 4).





ГЛАВА IV


"ЧТО ДЕЛАТЬ?" - ТРАДИЦИОННО РУССКИЙ ВОПРОС.


Империализм, как система организации экономики, демонстрирует сегодня миру очередную фазу своего развития. Появление финансового капитала, фигурирующего на мировых биржах в качестве самостоятельного товара, привело к появлению монополий, владеющих деньгами, не обеспеченными никакими материальными ценностями. А узаконенное правило "коммерческой тайны вклада" создало условия появления финансовой олигархии, которая и стала фактически править миром, руководствуясь своими законами, законами финансовых воротил, что свело на нет всякие национальные законодательства и открыло доступ к власти дельцам профессионально организованной преступности.
В этой ситуации возросла роль банков, получивших возможность оказывать прямое давление на любое правительство, бюджет которого зависит от них. Именно банки и являются реальной инстанцией власти, с одинаковым удовольствием принимающей деньги, как от официальной, так и от теневой экономики. Банки не интересует происхождение денег. Их интересует их поступление. И чем больше и чаще, тем лучше! А откуда они?... Пропуская деньги теневой экономики через себя, банки становятся своеобразной прачечной, выйдя из которой они действительно "не пахнут". Владельцы же этих денег становятся не только добропорядочными предпринимателями, но и новыми игроками на фондовых биржах. Объединяясь в свои клубы, корпорации и концерны они становятся членами организаций управляющих Правительствами и Президентами.
Буржуазные формы управления государством, обеспечивая приход к власти определенных партий, развязывают руки победителям выборов, загоняя в оппозицию конкурентов, но не давая ничего тем, кто их избрал. И правит страной не та команда, которая пришла к власти, а та сила, которая платит деньги за все необходимое, чтобы их ставленники пришли к власти.
Отсюда следует - победит не тот, кого хочет избрать народ, а тот, у кого больше денег, для скупки всех и вся, от избирателя до радиостанции, телевидения, газет и журналов, чему мы были свидетелями при выборах Ельцина. Именно здесь уместно вспомнить поговорку: кто платит, тот и заказывает музыку!
Глобализация - это очередная фаза империализма, в которой профессионально организованная преступность открыто противопоставляет себя государственной власти, иммобилизованной диверсифицированной коррупцией, что наглядно продемонстрировала миру Америка, угрохав своих президентов, которые были не по нутру каким-то преступным кланам, управляющим страной. Это и есть уровень преступлений, которые совершают преступные организации национального и транснационального характера: непрофессионалы не в состоянии совершить такие преступления.
Политические преступления не могут совершаться дилетантами, для этого требуется совершенный аппарат исполнителей. Представители нынешней профессионально организованной преступности находятся "на должности" у своих боссов и лоббируют интересы своих хозяев. То явление, которое сегодня именуют ТЕРРОРИЗМОМ, с точки зрения автора, можно (а может быть, нужно) назвать ЮСТИЦИЕЙ ТЕНЕВОЙ ЭКОНОМИКИ, представители которой считают себя достаточно авторитетными людьми, чтобы выносить приговор любым лицам, которые им не нравятся. Примеров этому сегодня не счесть и по отношению к физическим лицам, и к юридическим лицам и, даже, к государствам, самые последние примеры которых - Югославия, Афганистан и Палестина.
Радикальные меры по борьбе с профессионально организованной преступностью возможны лишь в случае коренной перестройки силовых органов государственной власти. Уровень возможностей уголовного преследования у милиции и спецслужб сегодня заканчивается на рецидивной преступности. А корни профессионально организованной преступности надо искать в финансовых потоках, в структурах теневой экономики.
Поэтому для борьбы с профессионально организованной преступностью необходимо использовать силы налоговой полиции, создать структуру финансовой полиции и реконструировать экономическую полицию, четко разделив деятельность обще уголовную от профессионально организованной преступности (см. Схему № 5). Обеспечивать деятельность этих структур должно ФСБ, располагающее для этого необходимыми силами, а для контроля за чистотой рядов этих структур должна наблюдать служба безопасности ФСБ, располагая отделениями в опекаемых структурах.
Учет "организованной преступности" велся и ведется сейчас на очень приблизительном понимании самого понятия "организованная преступность". С того момента, когда понятие "профессионально организованная преступность" вступит в силу, начнется настоящая и действительная регистрация преступлений, которые могут совершать только профессионалы: рэкет, заказные убийства, похищения людей, хакерство, торговля человеческими органами для трансплантации, торговля людьми, наркотиками, терроризм, кражи автомобилей, электронное воровство, нелегальная эмиграция и пр. Сегодняшняя профессионально организованная преступность демонстрирует индустриализацию своей деятельности, специализацию и политизацию ее. Реальных руководителей этой преступности следует искать в финансово-промышленных корпорациях, рядах властителей теневой экономики и реальных конкурентов государственной власти.
Но официальная государственная власть не восприняла изменения в уголовном мире как закономерное явление в развитии общества и подходит к решению проблем, с этим связанных, с традиционных позиций уголовного права, что и не позволяет получить требуемый результат в борьбе с преступностью.
Подлежат пересмотру и процессуальные положения уголовного права, исполнения наказания и прокурорского надзора, т.е. вся система уголовно-правовой защиты государства должна быть пересмотрена с позиций сегодняшних реалий в отношениях уголовного мира с обществом.
В соответствии с реконструкцией органов милиции должны перестраиваться суды и прокуратура. Административное делопроизводство должно укладываться в недельный срок также, как рассмотрение дел об уголовных проявлениях любой степени тяжести, если виновный задержан на месте преступления. Во всех остальных случаях срок следствия должен быть не более месяца, чтобы не лишать людей привычных условий жизни и быта, если уж сегодня провозглашена лидирующая роль прав человека.
За этот период должен быть расследован до конца хотя бы один эпизод преступной деятельности обвиняемого и за его совершение определяется срок наказания, а дальнейшее глобальное и скрупулезное расследование должны вести работники мест исполнения наказания, которых процессуальный срок не будет заставлять комкать и рвать дело по частям и по мере доказывания новых эпизодов преступной деятельности осужденного, эти дела направляются в суд. В этих условиях осужденный скорей пойдет на явку с повинной, нежели сейчас. В этой связи поселки городского типа мест исполнения наказания должны иметь собственные суды, имеющие право рассматривать все категории уголовных дел, возникающих в данном месте. Отсюда переоценка роли и места мест исполнения наказаний в технологии раскрытия преступлений.
Места исполнения наказания должны все больше уходить от изоляции и содержания однополых заключенных. Необходимо реорганизовывать лагерную систему в поселки городского типа, создавая (под строгим контролем администрации) работоспособные коллективы с развитыми принципами общинного характера, как наиболее радикального средства обеспечения социальной реабилитации осужденных со стадии отбывания наказания и последующим содержанием (в обязательном порядке) на должностях вольнонаемных работников, какого-то испытательного срока, после отбытия срока наказания.
Многочисленные положительные случаи такого решения вопроса имели место в системе советских исправительно-трудовых учреждений. Создание поселков городского типа с локальными зонами проживания мужчин, женщин и несовершеннолетних в помещениях гостиничного типа, а не казарменных бараков, обеспечивающих исполнение всех задач юстиции может быть достигнуто за счет реконструкции имеющихся лагерей и колоний, используя труд заключенных и, в первую очередь за особо опасные и тяжкие преступления, а также тех, кто осужден к пожизненному заключению. Заработок этих категорий осужденных должен полностью изыматься на компенсацию ущерба от их преступлений, а они должны содержаться на прожиточном минимуме за счет налогоплательщиков.
Архаичный взгляд на уголовный мир не как на общественное, социально-экономическое явление, не как на некий социальный организм, систему, развивающуюся по законам диалектики, а как на индивидуальные поведенческие отклонения, имеющие групповой характер не дает возможности государству овладеть ситуацией, что характерно не только для разрушенного СССР, но и для всего мира.
Все действующие государственные структуры и предпринимаемые ими меры исходят из того, что уголовная преступность для государственного строя опасность не представляет. Можно согласиться, что это справедливо для рецидивной, профессиональной и насильственной преступности в условиях социалистической системы хозяйства, но не для экономической и профессионально организованной преступности, успешно развивающихся как в условиях социализма, так и в условиях рыночной экономики.
Запад, не понимающий безуспешности принимаемых решений в отношении профессионально организованной преступности, отечественные умы, кинувшиеся бороться с отечественной профессионально организованной преступностью по западным технологиям, не смогут решить этих задач до тех пор, пока не осознают горькую истину: явление, которое они считали гомункулусом в колбе, уже давно прошло свой "инкубационный" период и в соответствии с законами диалектики выросло настолько, что является самым крупным и мощным конкурентом государства.
Еще на VIII Конгрессе ООН по предупреждению преступности и обращении с правонарушителями говорилось, что преступность практически повсеместно выходит за национальные рамки, тормозит политическое, социальное и экономическое развитие стран. Но, почему-то, никто не отметил, что именно это явление не только тормозит, но и активно способствует интенсивному развитию теневой экономики и профессионально организованной преступности, укрепляя и расширяя ее антигосударственную надстройку. А подмена государства и права рынком и ценами означает ослабление или отказ от нравственной модели социального регулирования.
Если государство хочет выжить, то и бороться оно должно, понимая необходимость реорганизации структур и технологий (а отсюда и вопрос о новых кадрах), занятых в сфере борьбы с преступностью. Иного не дано.
А принимаемые сегодня властями меры в области борьбы с преступностью - это попытка решить новые проблемы старыми средствами. К сожалению, эта суета известна юристам, как "покушение с негодными средствами".








З А К Л Ю Ч Е Н И Е

Анализ работы действующей правоохранительной системы показывает, что государственная власть не учитывает изменений, происшедших в уголовном мире. Не отреагировав в свое время должным образом на интенсивное развитие профессиональной преступности, она оказалась абсолютно неподготовленной к борьбе с профессионально организованной преступностью. В итоге, сектор теневой экономики значительно укрепил свои позиции в экономике государства.
Утвердившись в качестве базиса профессионально организованной преступности и укрепив финансами свою надстройку, обеспечивающую четкое функционирование системы, теневая экономика стала полноценным оппозиционером государственной экономике, предоставив своей политической надстройке оппонировать действующей власти. На этом уровне развития общества преступность из противоправной деятельности превратилась в деятельность индустриальную и существующей системе борьбы с преступностью не подвластна. Пришло время менять не только концепцию, технологию и методику, но и взгляд на преступность как социальное явление.
Правоохранительная система времен Советского Союза, успешно функционировавшая в условиях борьбы с первичной и рецидивной преступностью, не в состоянии справиться с нынешней профессиональной преступностью, т.к. методы и способы этой борьбы, вся технология ее требуют не только усовершенствования агентурно-оперативной работы, но и разработки и внедрения на процессуально закрепленном уровне технического и научного обеспечения оперативно-следственной работы, что было полностью заброшено все эти годы. Отсюда - рост количества нераскрытых преступлений .
Устаревшие правила учета совершенных преступлений не дают возможности вести регистрацию всех заявлений о преступных проявлениях, не требуя от регистрирующих органов процентов раскрываемости, а в пересмотре этих правил явно не заинтересовано правительственное лобби криминалитета.
В этой же ситуации, кроме милиции, оказалась и прокуратура. Действующая следственная практика абсолютно несостоятельна по уголовным делам профессионально организованной преступности. И по большей части профессиональной преступности. Требование процессуального закона о доскональном исследовании ВСЕХ эпизодов преступной деятельности приводит к "обвальной" загрузке (вернее перегрузке) оперативно-следственного аппарата, нарушению всех мыслимых сроков следствия и развала свидетельской базы из-за того, что слушание в суде происходит через два - три года после возбуждения уголовного дела. К этому же приводит и выделение дел в особое производство, когда объемы дела и количество обвиняемых объективно велики.
Криминологическая обстановка в стране не в последнюю очередь зависит от того, как отлажен "конвейер" прохождения уголовных дел от возбуждения их до вступления приговоров в законную силу. А сегодня он повсеместно дает сбой в связи с тем, что и судебная машина не различает, с кем имеет дело и по своей громоздкости и технологии стоит в начале ХХ века, местами и частями приспособленная кое-как вершить правосудие, живущее по старым понятиям и условиям.
По прежним своим установлениям судебная "номенклатура" числит в своих "подопечных", максимум, рецидивистов, не вникая ни в профессионализм преступника, ни в тонкости профессионально организованной преступности. При этом брак в работе неизбежен, ибо если закон не используется против преступников, то они обязательно используют этот момент в свою пользу.
Огрехи этих трех инстанций уголовного процесса, как законный итог, влекут за собой негативные последствия в местах исполнения наказания. Перенаселение колоний и тюрем, перегруженность следственных изоляторов - закономерный итог этих проблем, требующих своего решения с учетом того, что уголовный мир использует всю силу науки и техники, пользуясь неограниченными финансовыми возможностями, которые дали ему контрреволюционные силы, на горбу которых едет криминалитет, укрепляя свою базу - теневую экономику и перекачивая себе финансовые средства из государственного кармана.
В этой взаимосвязанной системе обозначилась прямая зависимость благосостояния населения и уровень преступности в стране. Наличие работоспособного населения при отсутствии должного количества рабочих мест ведет к криминализации общества. Не имея возможности реализовать свой профессиональный потенциал в государственной экономике, люди пополняют ряды работников теневой экономики, которая растет и крепнет за счет профессионального структурирования преступной деятельности, с одной стороны, и попыток ее декриминализации - с другой. Естественно, что сегодня предложения на рынке труда опережают спрос, а условия выживания заставляют принимать любые предложения, если они обеспечивают человеку хотя бы прожиточный минимум.
Если к этому прибавить обвальный рост детской беспризорности и безнадзорности, сравнимый с периодом после гражданской войны, то неизбежным следствием этой ситуации, как абсолютно точно установлено историей явления (и статистикой тоже), становится рост преступности в этой среде. А далее уже установленная закономерность: рост первичной, рецидивной и профессиональной преступности.
Развитие этого процесса видится в становлении направлений профессиональной преступности, поставляющей кадры профессионально организованной преступности, как это происходило в США, при создании "корпорации убийства" в 40-х годах ХХ века.
Это утверждение справедливо и для нашего уголовного мира. Располагая мощным базисом, каким является теневая экономика, профессионально организованная преступность все больше будет внедрять своих представителей во все органы власти, покупать политиков и прочих нужных им лиц, обеспечивая отладку механизма "отмывания" денег, получаемых от преступного мира и все лучше конспирируя свои переходные каналы от уголовных авторитетов к представителям власти и капитала. Ибо сегодня никто не работает над изучением развития структур, способов и методов функционирования профессионально организованной преступности.
Глобализация империализма обеспечивает переход реальной власти к финансовому, банковскому капиталу, что позволяет представителям профессионально организованной преступности на равных диктовать свою волю правительствам своих стран, ибо противостоять криминальным силам нового поколения государство со старыми средствами борьбы с преступностью не может, а новых - не имеет.
В свое время И.В. Сталина на все лады ругали за то, что он, якобы, согласился с К. Е. Ворошиловым и С. М. Буденным требовавшими развития кавалерии, как ведущего рода войск во 2-й мировой войне. Понятно чем кончилась кавалерийская атака на фашистские танки - мудрено этого не понять сегодня. Как известно: история учит тому, что ни чему не учит. То же самое происходит у нас в государстве и сегодня в борьбе с уголовным миром.
Иронически рассматривая сложившуюся ситуацию, можно сказать, что от этой бронированной долларами армады профессионально организованной преступности, окруженной огромной армией наемников, оплачиваемых по высшей ставке, а также купленных чиновников и политиканов всех рангов, государство ОБОРОНЯЕТСЯ (только лишь!) бойцами, вооружение которых состоит из винтовок образца 1891/30 года, револьверов "Наган" и пистолетов "Макаров", по технологиям середины ХХ века, держа впроголодь своих бойцов (и защитников), которых не в состоянии обеспечить даже той техникой, которой уже НЕ ПОЛЬЗУЮТСЯ преступники. Она для них устарела, а оперативные работники, следователи и прокуроры ее еще не видели.
Вопросы борьбы с преступностью требуют сегодня полного пересмотра концепции борьбы с ней, с учетом истинного, а не рутинного восприятия этого явления в сегодняшнем мире, с принципиальным пересмотром всего действующего законодательства, компетенции и регламента действующих инстанций, а также научной и технической базы всей правоохранительной системы государства, если она хочет не только защищать его, но и обеспечивать ему господствующее положение в экономике.



20 марта 2002 г.
Рига












ПРИЛОЖЕНИЕ

Схема № 3
МЕСТО ПРЕСТУПНОСТИ В ГОСУДАРСТВЕ В УСЛОВИЯХ РЫНОЧНОЙ ЭКОНОМИКИ

Теневая экономика, являясь экономическим БАЗИСОМ уголовного мира, в полном соответствии с диалектикой, создает свою НАДСТРОЙКУ, по образу и подобию государственного аппарата, на котором она паразитирует.

В то же время, ТЭ, являясь неотъемлемой частью государственной экономики, конкурирует с ней в части денежного оборота и использования рабочей силы за счет создания механизмов влияния и соответствующих технологий по внедрению в государственные структуры.

Технологией такого рода можно назвать организацию лобби, а точнее - подбор и организацию представительских групп, отстаивающих интересы дельцов уголовного мира, внедрение своих представителей на все этажи власти и использование СМИ в своих интересах.

Механизмом обеспечения этой технологии является КОРРУПЦИЯ.
Схема № 2

МЕСТО ПРЕСТУПНОСТИ В ГОСУДАРСТВЕ В УСЛОВИЯХ
СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ ХОЗЯЙСТВА






























Система учета и контроля со стороны государства позволяет сдерживать теневую экономику в определенных рамках, создавать определенные средства защиты государственной экономики.

Уголовный мир имеет возможность существовать только в условиях мест лишения свободы, в основном используя архаические методы организации преступников-рецидивистов.

Преступники-профессионалы в области экономики группируются по направлениям деятельности только на время совершения преступлений.

Воры "в законе" - единственная группировка карманных воров - профессионалов сохранявшаяся в стране до начала 60-х годов прошлого столетия.
Схема № 1

Система сбора информации об уголовном мире в СССР


УГОЛОВНЫЙ МИР НА СВОБОДЕ











УГОЛОВНЫЙ МИР НА СВОБОДЕ


Информация о состоянии уголовного мира циркулирует в среде преступников стабильно и постоянно, беспрепятственно проходя все рубежи правоохранительной системы.

Система изоляции арестованных и контроль за ее качеством в условиях социалистической системы хозяйства позволял обеспечивать тайну следствия на 95-98%.

Отсутствие понимания уголовного мира, как особой социальной системы, существующей по своим "законам", выступавшей в роли конкурента государственной экономике, обеспечили успех эволюционного развития профессиональной экономической преступности, как ведущей силе рождавшейся профессионально организованной преступности.

В условиях рыночной экономики, профессионально организованная преступность выступает как официальный конкурент государственной экономики , ибо выйдя на уровень частного предпринимательства "предприимчивый" бандитизм является такой же "индустриальной" частью экономики, как и индустрия государства, но с гораздо большими финансовыми возможностями, чем государство. Криминологический прогноз - усиление политики декриминализации действующих составов преступлений.




Схема № 4
Место преступности в экономике государства































Схема № 5

СХЕМА РЕОРГАНИЗАЦИЯ ОПЕРАТИВНО-СЛЕДСТВЕННЫХ
СЛУЖБ МВД



















??

??

??

??

1





СОДЕРЖАНИЕ