<<

стр. 2
(всего 2)

СОДЕРЖАНИЕ

§ 3. Негосударственная (международная) территория
За пределами национальной юрисдикции государств, т.е. за пределами государственной территории данного государства, в частности за внешними пределами территориального моря, находятся обширные пространства морей и океанов, включая толщу морей и океанов, их недра и воздушное пространство над ними, а также космическое пространство, не находящиеся под суверенитетом какого-либо государства.
Сущностное содержание их юридического статуса обозначается в актах современного международного права и доктрине как территория общего пользования или общее наследие человечества.
Юридический статус таких пространств и их правовой режим определяются исключительно нормами международного права - обычноправовыми и конвенционными, иногда также дополнительно соглашениями между сопредельными государствами.
Морские пространства. Установление их юридического статуса и правового режима составляет область регулирования международного морского права, кодифицированного и развитого ныне в Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. Эта общая кодификационная конвенция, текст которой был разработан на III Конференции по морскому праву, является своего рода уникальным примером успешной кодификации и прогрессивного развития обширной области международно-правовых норм об исследовании и использовании морских пространств, включая воздушное пространство над ними, в мирных целях и на благо человечества. Продолжают также действовать общие конвенции, принятые на I и II Конференциях по морскому праву 1958 и 1960 гг., и многие другие международные соглашения (см. гл. XVII).
Конвенция ООН 1982 г. определила, в частности, порядок установления внутренней и внешней границы территориального моря и их делимитации. Она определяет также значение терминов-понятий "архипелажное государство" и "архипелажные воды".
Правовой режим морских пространств за пределами национальной юрисдикции государств в принципе установлен в пользу всех их пользователей на началах суверенного равенства государств. Основную часть таких морских пространств составляет пространство "открытого моря", общий правовой режим которого определяется термином-понятием "свобода открытого моря".
Вместе с тем современное международное морское право учитывает непосредственное прилегание к территории морских государств некоторых морских пространств, в пределах которых принимаются во внимание особые интересы таких государств и признаются их особые суверенные права.
Соответственно в составе морского пространства выделены прилежащая (к территориальному морю) зона, исключительная экономическая зона и континентальный шельф.
Воздушное пространство включает в себя пространство, являющееся интегральной частью государственной территории (национальное воздушное пространство), и пространство за пределами государственной территории, т.е. воздушное пространство, правовой статус и режим которого определяются международным правом, - это часть негосударственной (международной) территории; в принципе такое воздушное пространство свободно для исследования и использования в мирных целях всеми государствами, но опять же с учетом соответствующих международных обязательств государств. Практически это пространство над открытым морем и Антарктикой. Поэтому международные обязательства государств применительно к этому пространству ныне вытекают главным образом из соответствующих предписаний Конвенции ООН по морскому праву.
Однако интенсивное использование воздушного пространства в транспортных целях потребовало регламентации на национальном и международном уровне полетов воздушных аппаратов и технических требований к ним.
В этих целях была заключена Конвенция о международной гражданской авиации и создана универсального характера Организация международной гражданской авиации (ИКАО).
Совокупность и система норм, регулирующих деятельность международной гражданской авиации, составляет ныне комплексную отрасль права, именуемую международным воздушным правом (см. гл. XVIII).
Космическое пространство, расположенное в юридическом и физическом смысле за пределами воздушного пространства, не приспособлено для жизни и деятельности человека, кроме как внутри запускаемых в космос специальных аппаратов или устройств. Поэтому с началом космической деятельности его юридический статус сложился как статус негосударственной (международной) территории.
Правовой режим космического пространства (практически в пределах Солнечной системы) так же типичен, как и режим любой иной международной территории. В его основе - принцип свободы исследования и использования космического пространства, включая расположенные в пределах Солнечной системы небесные тела, в мирных целях всеми государствами.

§ 4. Международно-правовой статус и режим Антарктики
Антарктика представляет собой обширный район, расположенный южнее 60-й параллели южной широты и включающий материк Антарктику и шельфовые ледники. Особый ее режим не затрагивает прав любого государства в отношении вод открытого моря в пределах этого района.
Особое положение этого района объясняется, в частности, тем, что в начале XX в. ряд государств (Австралия, Аргентина, Великобритания, Новая Зеландия, Норвегия, Франция и Чили) провозгласили на тех или иных основаниях свой суверенитет над отдельными районами этой территории, что привело к конфликтам и вооруженным столкновениям между государствами. Советский Союз, в свою очередь, заявил о непризнании территориальных притязаний в Антарктике и о сохранении за ним всех прав, основанных на открытиях и исследованиях русских мореплавателей.
Бесперспективность продолжения такой ситуации и интенсивное развитие международного сотрудничества по исследованию и использованию Антарктики в общих интересах человечества потребовали установления особого правового статуса и режима ее территории. В 1959 г. была созвана Международная конференция по Антарктике, в которой приняли участие 12 государств (Аргентина, Австралия, Бельгия, Чили, Франция, Япония, Новая Зеландия, Норвегия, Южно-Африканский Союз, СССР, Великобритания и США) и которая выработала Договор об Антарктике. Ныне участниками этого договора являются более 40 государств. На основе этого договора в дальнейшем были заключены другие договоры, регулирующие, в частности, использование ресурсов Антарктики.
Договор 1959 г. исходит из двух основных положений: во-первых, он не признает суверенитета какого-либо государства на ту или иную часть территории Антарктики, хотя и не отвергает существующие территориальные притязания (он как бы "заморозил" их); во-вторых, он исходит из убеждения международного сообщества государств в том, что Антарктика должна использоваться исключительно в мирных целях.
Соответственно установлена полная демилитаризация и нейтрализация Антарктики. Запрещаются, в частности, любые мероприятия военного характера, такие, как создание военных баз и укреплений, проведение военных маневров, а также испытания любых видов оружия. Запрещены также любые ядерные взрывы и захоронения в этом районе радиоактивных материалов.
Персонал станций и экспедиций, осуществляющих научную и иную исследовательскую деятельность в Антарктике, находится под юрисдикцией направившего их государства, в том числе и в случае обмена таким персоналом между станциями и экспедициями.


Глава XIII
НАСЕЛЕНИЕ СОГЛАСНО МЕЖДУНАРОДНОМУ ПРАВУ
§ 1. Общие положения
Термин "население" употребляется в праве - национальном и международном - в различных его значениях. В международном праве под населением понимается совокупность физических лиц, индивидов, населяющих территорию государства в данный момент, т.е. проживающих на его территории. В силу того что на территории государства распространяется его полный и исключительный суверенитет, населяющие ее лица находятся под полной и исключительной юрисдикцией (совокупностью властных правомочий) этого государства, которое устанавливает в своем национальном праве их соответствующий юридический статус и правовой режим.
Государство осуществляет в отношении своего населения три вида юрисдикции - законодательную, исполнительную (административную) и судебную. В силу законодательной юрисдикции государство устанавливает юридический статус лиц, составляющих его население, относя их к категориям своих граждан (подданных для государств с монархическим строем правления), иностранцев или лиц без гражданства.
Таким образом, регулирование правового положения физических лиц, находящихся на территории государства и составляющих его население, входит в исключительную компетенцию данного государства.
Международное право, как право в своей основе межгосударственное, непосредственно не может регулировать внутригосударственные взаимоотношения, например вопросы, касающиеся юридического статуса лиц, составляющих население государств.
Однако полностью отвлекаться от этого международное право также не может. Его роль в данном случае выражается, в частности, в том, что государства, во-первых, в силу обычноправовых норм международного права взаимно признают исключительную юрисдикцию государств в регулировании правового статуса лиц, составляющих их население; во-вторых, они взаимно согласились признавать право отечественного государства в установленных случаях оказывать содействие своим гражданам, находящимся на иностранной территории, в осуществлении их прав, предусмотренных для иностранцев; в-третьих, обычно на взаимных договорных началах государства регулируют вопросы, касающиеся коллизии их внутригосударственных норм об определении статуса лиц, относящихся к категории их граждан (в частности, заключая соглашения об исключении двойного гражданства); в-четвертых, регулируют на уровне норм общего международного права правовое положение лиц, входящих в состав их зарубежных органов внешних сношений (см. гл. XV).
Иными словами, существуют международные обязательства государств, касающиеся их населения, подлежащие осуществлению в их национальном порядке или национальном правопорядке. В последнем случае требуется их отражение в нормах национального права государств. Такое отражение обозначается обычно термином "трансформация".
Трансформация международных обязательств государств, касающихся юридического статуса и правового режима лиц, составляющих их население, необходима потому, что они являются обязательствами во взаимоотношениях между государствами. И для того чтобы такие обязательства стали соответственно правами и обязанностями находящихся на их территории лиц, они должны найти адекватное отражение в положениях их внутригосударственного права. Трансформация означает, таким образом, совокупность мер государства, направленных на претворение в своем национальном правопорядке соответствующих международных обязательств этого государства.
Речь в данном случае идет о международном обязательстве поведения или средства - принять соответствующий внутригосударственный правовой (трансформационный) акт, в отличие от обязательства результата, достигаемого свободно избранным государством средством, иным, чем принятие вышеуказанного акта (см. гл. IX).
Поэтому, например, Международные пакты об экономических, социальных и культурных правах и о гражданских и политических правах предусматривают, что государства-участники обязуются принять такие законодательные или другие меры, которые могут оказаться необходимыми для осуществления прав находящихся на их территории индивидов, признаваемых в этих пактах.
§ 2. Проблемы гражданства
Существует много определений термина "гражданство" или аналогичных ему терминов. Однако представляется, что все предложенные в отечественной литературе определения недостаточно удовлетворительны.
Приведем определение, данное в "Курсе международного права":
"Гражданство - это устойчивая правовая связь физического лица с государством, выражающаяся в совокупности их взаимных прав и обязанностей и означающая подчинение данного лица суверенной власти соответствующего государства независимо от своего местонахождения... Гражданство - это юридическая принадлежность того или иного лица к государственно организованному обществу. Гражданство - устойчивая правовая связь, поскольку даже в случае длительного пребывания гражданина за границей она не прерывается". *
* Курс международного права: В 7 т. М., 1990. Т. 3. С. 69.


Однако вызывает сомнение, что гражданин, независимо от своего местонахождения, подчинен суверенной власти государства своей гражданской принадлежности, ибо, находясь в качестве иностранца на территории другого государства, он, безусловно, подчинен юрисдикции последнего. Кроме того, к государственно организованному обществу принадлежат не только граждане данного государства, но и иные лица - иностранцы и лица без гражданства (апатриды), которые в данный момент проживают на его территории, составляя его население. Речь, следовательно, идет о неточностях рассматриваемого определения.
Представляется, что более точное определение может быть таким: "гражданство" (подданство) - термин, означающий юридическую принадлежность к организованному в данное государство обществу индивида, наделенного определенными правомочиями по управлению делами этого общества.
Предложенная формула требует пояснений.
В современных условиях любое государство, независимо от формы правления, так или иначе провозглашает, что его власть исходит от населяющего государство народа и что управление делами государства осуществляется с согласия лиц, имеющих юридический статус его граждан (подданных).
Такое согласие выражается чаще всего путем участия граждан в выборах различных органов власти государства, независимо от того, например, что к участию в голосовании допускаются лишь граждане мужского пола или, наоборот, что к участию в голосовании допускаются также некоторые категории лиц, помимо граждан, постоянно проживающие на территории данного государства, и т.п. Согласие может считаться даваемым молчаливо, если нет протеста со стороны граждан (подданных) в отношении деятельности того или иного органа государственной власти.
Именно та или иная степень участия индивида в управлении делами организованного в государство общества составляет в современных условиях суть юридического статуса индивида как гражданина (подданного) данного государства.
Естественно, что установление такого статуса - дело исключительной компетенции данного государства. Однако это порождает в некоторых случаях коллизию норм о гражданстве различных государств, которая может разрешаться только на уровне международного права, путем соответствующего соглашения между заинтересованными государствами.
Вопрос о том, каким образом такая коллизия возникает, будет рассмотрен ниже. Но здесь следует отметить, что прежде всего это касается ситуации двойного гражданства в силу законодательства о гражданстве государств, каждое из которых признает данного индивида своим гражданином.
В принципе оба таких государства обычно не признают принадлежность данного индивида гражданству другого государства. Однако это лишь усложняет положение соответствующего индивида, поскольку, находясь в пределах юрисдикции одного государства, он может быть привлечен к ответственности за некоторые деяния, которые он совершил в пределах территории другого государства в качестве его гражданина.
Поэтому заинтересованные государства заключают иногда соглашения о ситуации двойного гражданства, чтобы минимизировать последствия такой ситуации для индивида или вообще ее исключить.
В связи с ситуацией двойного гражданства следует, видимо, обратить внимание на положение, существовавшее ранее в Советском Союзе и ныне продолжающее существовать в Российской Федерации. Речь идет об употреблении термина "национальность" наряду с термином "гражданство (подданство)" или вместо него в качестве совершенно равнозначных.
В законодательстве подавляющего большинства государств "национальность" - nationality (по-английски), nationalitе (по-французски) - это то же, что гражданство или подданство. В СССР же и ныне в России - это этническая принадлежность индивида. Для чего нужна такая категория в условиях национальной (этнической), расовой, религиозной и иной недискриминации граждан и индивидов вообще в соответствии с требованием современного международного права, объяснить невозможно.
В СССР было установлено также двойное, или одновременное, гражданство соответствующих лиц - статус гражданина СССР и одновременно статус гражданина союзной республики, на территории которой он постоянно проживал. При переезде в другую союзную республику на постоянное местожительство соответственно изменялось и республиканское гражданство.
Поскольку гражданство - это юридическая принадлежность индивида к организованному в данное государство обществу, а союзные республики СССР по своему существу государствами не являлись, то категория "гражданин союзной республики" являлась совершенно искусственной, юридически бессмысленной. Практически имелось в виду главным образом регулирование вопросов об условиях голосования при выборах органов власти союзной республики и обеспечении иных политических прав граждан СССР. Однако для этого достаточно было бы различать граждан СССР, постоянно проживающих на территории данной союзной республики и находящихся на ней временно.
Похоже, что негативный, как представляется, опыт СССР в вышеуказанном смысле не учитывается Россией, в частности Конституцией Российской Федерации. Так, ее ст. 26 гласит: "Каждый вправе определять и указывать свою национальную принадлежность", т.е. делать это, независимо от этнической принадлежности своих родителей, и далее: "никто не может быть принужден к определению и указанию своей национальной принадлежности", исходя из того, видимо, что вдруг кому-то захочется к этому принуждать.
В свою очередь, ст. 62 Конституции РФ устанавливает, что "гражданин Российской Федерации может иметь гражданство иностранного государства (двойное гражданство) в соответствии с федеральным законом или международным договором Российской Федерации". Однако наличие у гражданина РФ гражданства иностранного государства не освобождает его "от обязанностей, вытекающих из российского гражданства, если иное не предусмотрено федеральным законом или международным договором Российской Федерации".
Иными словами, вместо обычной международной практики заключения договоров о предотвращении негативных последствий для индивида в случае наличия у него помимо его воли двойного гражданства Россия собирается заключать договоры об обратном.
Вернемся, однако, к вопросу о том, каким образом возникают коллизии национальных законов о гражданстве и как они регулируются с помощью международного права.
Согласно национальному праву государств, гражданство приобретается в основном двумя способами: в силу рождения и в силу натурализации (приема в гражданство).
В первом случае в основе законодательства лежит либо принцип права крови (jus sanginus) - новорожденный приобретает гражданство родителей независимо от места рождения, либо принцип права почвы (jus soli), когда приобретается гражданство того государства, на территории которого лицо родилось, независимо от гражданства родителей. Будучи основой законодательства, в чистом виде эти принципы не применяются, а так или иначе сочетаются.
Тем не менее такое принципиальное расхождение законодательства государств о гражданстве, на территории одного из которых лицо родилось, может порождать либо ситуацию безгражданства, либо ситуацию двойного гражданства.
Натурализация - прием в гражданство данного государства по просьбе заинтересованного в том лица - также может породить ситуацию двойного гражданства, если такая просьба удовлетворяется в отношении лица, признаваемого гражданином другого государства.
Таковы основные условия возникновения ситуации безгражданства или двойного гражданства в силу коллизии законов о гражданстве. Возможны и другие ситуации, порождающие безгражданство или двойное гражданство.
Ситуации безгражданства или двойного гражданства аномальны и ущербны не только применительно к соответствующим лицам, но и потому, что могут порождать и действительно порождают конфликты между государствами.
На уровне общего международного права их невозможно разрешить, хотя в отдельных случаях некоторые меры к тому предпринимаются. Так, согласно нормам международного права о внешних сношениях государств (см. гл. XV), кодифицированным ныне в ряде универсальных конвенций, дети дипломатических агентов и других соответствующих им лиц, родившиеся на территории государства их пребывания, не приобретают гражданства в силу исключительно законодательства этого государства.
Поэтому основной способ смягчения или недопущения ситуаций безгражданства или двойного гражданства - заключение договоров о гражданстве между заинтересованными государствами, что и делается на практике.

§ 3. Правовое положение иностранцев
В принципе правовое положение иностранцев, как и правовое положение собственных граждан и апатридов, устанавливается государством, на территории которого они находятся, но с учетом соответствующих общепризнанных положений общего международного права, в частности касающихся возможности защиты их прав и интересов государством их национальной принадлежности.
Первый вопрос, касающийся правового положения иностранцев, заключается в определении данным государством понятия "иностранец". Некоторые государства относят к таковым лиц, имеющих гражданство иностранного государства, и лиц без гражданства. Другие государства считают таковыми лишь лиц, имеющих гражданство другого государства. Так, согласно законодательству СССР, иностранными гражданами в СССР признавались лица, не являвшиеся гражданами СССР и имевшие доказательство своей принадлежности к гражданству иностранного государства. В отсутствие такого доказательства они рассматривались как лица без гражданства.
Проблема в плане дипломатической защиты иностранцев существенно осложняется, когда налицо ситуация двойного (множественного) гражданства, порождающая существенные противоречия между заинтересованными государствами и не имеющая однозначного решения.
Далее, в общем плане право на дипломатическую защиту государством лиц его национальной принадлежности касается не только физических, но и юридических лиц. Но ситуация с юридическими лицами в данном случае не рассматривается.
Наконец, применительно к индивидам право защиты их попранных прав возникает не только у государства их национальной принадлежности, но и у всех других государств и у международного сообщества государств в целом, когда, в частности, речь идет о наличии их дискриминации по любым признакам или в случаях тяжких нарушений международных обязательств, касающихся защиты человеческой личности как таковой, таких, как международные обязательства, запрещающие рабство, геноцид, апартеид и другие аналогичные бесчеловечные действия.
Вне таких условий право дипломатической защиты своих граждан, находящихся на территории другого государства, при определенных условиях приобретает лишь их отечественное государство.
Под дипломатической защитой понимается обычно заявление протеста соответствующему государству, требования восстановить нарушенные права данных иностранцев и компенсировать нанесенный им материальный и иной ущерб.
Условия возникновения права на дипломатическую защиту обозначены ныне в ст. 22 разрабатываемого Комиссией международного права ООН Проекта статей об ответственности государств. Она гласит:
"Если поведение государства создало ситуацию, не соответствующую результату, предусмотренному международным обязательством о соответствующем обращении с иностранными физическими или юридическими лицами, но из указанного обязательства следует, что данный или эквивалентный результат может, тем не менее, быть обеспечен последующим поведением государства, нарушение этого обязательства налицо лишь в том случае, если данные физические или юридические лица безуспешно исчерпали доступные им эффективные внутренние возможности в целях достижения предусмотренного этим обязательством соответствующего обращения, или, если это было недостижимо, эквивалентного обращения".
Таким образом, обращение государства к дипломатической защите физических лиц его национальной принадлежности возможно лишь при условии исчерпания ими внутренних возможностей, предусмотренных законодательством государства, на территории которого они находятся, т.е. после безуспешного обращения к вышестоящим компетентным органам подлежащего государства.
Если же дипломатическая защита не привела к желаемому результату, то налицо правонарушение соответствующего государства и возникновение его международной ответственности со всеми вытекающими из этого последствиями.

§ 4. Основные права и свободы человека
Устав ООН провозгласил (ст. 1), что одна из целей организованного сообщества государств состоит в осуществлении международного сотрудничества в разрешении международных проблем экономического, социального, культурного и гуманитарного характера и "в поощрении и развитии уважения к правам человека и основным свободам для всех, без различия расы, пола, языка и религии". Организация Объединенных Наций призвана быть центром для согласования действий государств в достижении этих и других обозначенных в Уставе ООН общих целей.
В дальнейшем усилия государств были направлены на выработку определенных общих стандартов в сфере прав человека и основных свобод с тем, чтобы государства могли ими руководствоваться в целях обеспечения их соблюдения в своем внутреннем порядке и правопорядке, поскольку это является одним из условий стабильности и благополучия, необходимых для мирных и дружественных отношений между государствами (ст. 55 Устава ООН).
В результате такой деятельности в рамках ООН было разработано и принято значительное число актов универсального характера, имеющих юридическое значение рекомендаций, либо проектов договоров, обязательных для исполнения их государствами-участниками.
Первым таким актом стала Всеобщая декларация прав человека, принятая Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г. 48 голосами при 8 воздержавшихся (с тех пор в странах - членах ООН этот день отмечается как День прав человека).
Значение этого акта трудно переоценить, хотя по условиям Устава ООН он является рекомендацией. Декларация провозгласила ряд основных прав и свобод человека, принимая во внимание, как гласит ее преамбула, что всеобщее понимание характера этих прав и свобод имеет огромное значение для полного выполнения обязательств государств по Уставу ООН содействовать всеобщему уважению прав человека и основных свобод. Провозглашенные в Декларации основные права и свободы человека фактически лишь названы. Декларация не предусматривает возможные случаи их приостановления и механизм контроля за их соблюдением, как это обычно бывает в случаях юридически обязательных актов (договоров), заключаемых государствами. Тем не менее Декларация положила начало такой работы и существенно ее стимулировала.
Другим таким важнейшим актом-рекомендацией, приобретшим затем общепризнанную юридическую силу международного обязательства, стала Декларация о предоставлении независимости колониальным странам и народам, принятая Генеральной Ассамблеей ООН 14 декабря 1960 г. Исходя из убеждения, что дальнейшее существование колониализма препятствует развитию международного сотрудничества и идет вразрез с идеалом Организации Объединенных Наций, заключающимся во всеобщем мире, Декларация торжественно провозгласила необходимость незамедлительно и безоговорочно положить конец колониализму во всех его формах и проявлениях.
В рамках ООН были разработаны и заключены государствами ряд конвенций, направленных на защиту личности человека от противоправных на нее посягательств. В их числе: Конвенция о предупреждении преступления геноцида и наказании за него 1948 г. (вступила в силу в 1951 г.); Международная конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации 1965 г. (вступила в силу в 1969 г.); Международная конвенция о пресечении преступления апартеида и наказании за него 1973 г. (вступила в силу в 1976 г.); Конвенция о неприменимости срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечности 1968 г. (вступила в силу в 1970 г.).
Наконец, в 1966 г. Генеральная Ассамблея приняла тексты двух важнейших международных соглашений о правах человека и основных свободах - Международный пакт о гражданских и политических правах и Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах (оба вступили в силу в 1976 г.). Эти Пакты охватывают широкий круг основных прав и свобод человека, устанавливают основное их юридическое содержание, возможность приостановления осуществления при определенных условиях некоторых таких прав и свобод, предусматривают условия и способы контроля за соблюдением государствами-участниками своих международных обязательств.
В Пакте о гражданских и политических правах предусматриваются, в частности, права каждого человека на свободу мысли, совести и религии, право беспрепятственно придерживаться своих мнений, право мирных собраний, свободы ассоциаций, право участия в ведении государственных дел непосредственно или через свободно избранных представителей. Прокламируется право на жизнь, свободу и личную неприкосновенность, запрещаются пытки, жестокое, бесчеловечное или унижающее достоинство человека обращение или наказание, рабство и работорговля, долговое рабство.
Пакт об экономических, социальных и культурных правах провозглашает и регламентирует право каждого человека на труд и на справедливые и благоприятные условия труда, право создавать профессиональные союзы и вступать в таковые, право на социальное обеспечение, включая социальное страхование, право на наивысший достижимый уровень физического и психического здоровья, право на образование, право участия в культурной жизни, пользования результатами научного прогресса и их практического применения, право на уважение свободы, безусловно необходимой для научных исследований и творческой деятельности.
Пакт предусматривает обязательство государств-участников принять в максимальных пределах имеющихся ресурсов меры к тому, чтобы "обеспечить постепенное" полное осуществление признаваемых в нем прав.
Контроль за осуществлением положений этого Пакта осуществляется органами ООН и ее специализированными учреждениями, которых это касается, путем рассмотрения периодических докладов государств-участников о принимаемых ими мерах и о прогрессе на пути к достижению соблюдения предусмотренных прав человека и соответствующих общих рекомендаций.
Контроль за осуществлением Пакта о гражданских и политических правах осуществляется государствами-участниками с помощью избираемого ими Комитета по правам человека. Комитет изучает представляемые государствами-членами доклады о выполнении их обязательств по пакту и составляет свой доклад государствам-членам, содержащий замечания общего порядка, которые он сочтет целесообразными. Государства-участники могут также заявить, что признают компетенцию Комитета получать и рассматривать сообщения какого-либо государства о том, что другое государство не выполняет своих обязательств по пакту. В этом случае предусматривается специальная процедура рассмотрения таких заявлений в целях дружеского разрешения противоречий, возникших во взаимоотношениях двух государств, в том числе с помощью добрых услуг Комитета или с помощью назначаемой им Согласительной комиссии.
Таким образом, в соответствии с указанными пактами какие-либо огульные обвинения государств в нарушении ими основных прав и свобод человека и тем более какие-либо меры давления или принуждения другого государства к их соблюдению являются недопустимыми и противоправными.
К Международному пакту о гражданских и политических правах составлен Факультативный протокол, в соответствии с которым государства - участники Пакта и Протокола согласились с тем, что Комитет по правам человека управомочен при установленных условиях принимать и рассматривать сообщения от отдельных лиц, утверждающих, что они являются жертвами нарушений какого-либо из прав, изложенных в пакте.
Помимо Организации Объединенных Наций и ее специализированных учреждений вопросами содействия международному сотрудничеству в деле обеспечения основных прав и свобод человека занимаются также региональные организации, в частности Лига арабских государств, Организация американских государств, Организация африканского единства, Организация исламской конференции, Совет Европы, которые принимают различные рекомендации и разрабатывают тексты многосторонних региональных конвенций о правах человека. Соответственно заключены, например, Европейская конвенция прав и основных свобод человека 1950 г., Американская конвенция прав человека 1969 г., Африканская хартия прав человека и народов 1981 г.
Такова общая картина международного сотрудничества государств и принимаемых ими международно-правовых актов в деле всеобщего соблюдения основных прав и свобод человека.
Однако представляется, что главная роль в этом должна принадлежать универсальным международным соглашениям при условии всеобщего или близкого к всеобщему участия в них государств, чего, к сожалению, пока не наблюдается.

Глава XIV
СОВРЕМЕННАЯ СИСТЕМА МЕЖДУНАРОДНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ
§ 1. Предпосылки послевоенного мирного устройства
Создание Организации Объединенных Наций взамен обанкротившейся Лиги Нации, не сумевшей предотвратить развязывание Второй мировой войны, явилось знаменательнейшим событием в истории современных международных отношений.
Уже в начале войны перед народами и государствами антифашистской коалиции встала задача не только выиграть войну, но и обеспечить прочный мир и надежную безопасность в будущем.
14 августа 1941 г. Великобританией и США была принята совместная Декларация (Атлантическая хартия), провозгласившая общие принципы политики этих держав, касающиеся будущего устройства мира.
Великобритания и США заявили, что они: 1) не стремятся к территориальным или другим приобретениям; 2) не согласятся ни на какие территориальные приобретения без свободно выраженного согласия заинтересованных народов; 3) уважают право всех народов избрать себе форму правления, при которой они хотят жить, и стремятся к восстановлению суверенных прав и самоопределения тех народов, которые были лишены этого насильственным путем; 4) будут стремиться обеспечить всем странам доступ на равных основаниях к торговле и к мировым сырьевым источникам; 5) стремятся добиться полного сотрудничества между странами в экономической области; 6) надеются на установление мира, который даст всем странам жить в безопасности на своей территории; 7) считают, что такой мир должен предоставить всем возможность свободно, без всяких препятствий плавать по морям и океанам; 8) считают, что все государства мира должны отказаться от применения силы.
Декларация провозглашала, таким образом, уважение и соблюдение важнейших, попранных фашистскими агрессорами принципов международного права, которые могли стать основой для объединения государств антигитлеровской коалиции.
СССР в своей Декларации, оглашенной 24 сентября 1941 г. на Межсоюзной конференции в Лондоне, выразил свое согласие с принципами Атлантической хартии, подчеркнув их большое значение в международной обстановке того времени. Советское государство в свою очередь указало, что перед союзными странами стоит чрезвычайно важная задача определить пути и средства для организации международных отношений и послевоенного устройства мира и что в результате полной и окончательной победы над гитлеризмом будут заложены основы правильных и отвечающих желаниям и идеалам свободолюбивых народов отношения международного сотрудничества и дружбы.
1 января 1942 г. в Вашингтоне 26 государств обнародовали Декларацию, получившую впоследствии название Декларации Объединенных Наций. Присоединившись к общей программе целей и принципов Атлантической хартии, эти государства заявили о том, что они обязуются употребить все свои ресурсы, военные и экономические, против тех членов тройственного пакта и присоединившихся к нему государств, с которыми они находятся в войне, и обязались не заключать сепаратного перемирия или мира с врагами.
В ходе Второй мировой войны союзные державы антигитлеровской коалиции стремились также определить основы создания новой международной организации по поддержанию международного мира и безопасности.
В октябре 1943 г. в Москве состоялось совещание представителей трех союзных держав - Советского Союза, США и Великобритании, в ходе которого 30 октября 1943 г. была принята Декларация четырех государств по вопросу о всеобщей безопасности, подписанная от имени своих правительств участвовавшими в Московской конференции тремя министрами иностранных дел и послом Китая в Москве.
Государства - участники Декларации заявили, что они признают "необходимость учреждения в возможно короткий срок" всеобщей международной организации для поддержания международного мира и безопасности, основанной на принципе суверенного равенства всех миролюбивых государств, членами которой могут быть все такие государства - большие и малые.
На Тегеранской конференции руководителей СССР, США и Великобритании в Декларации трех держав, принятой 1 декабря 1943 г., СССР, США и Великобритания вновь подтвердили свою решимость работать совместно как во время войны, так и в последующее время. Что касается мирного времени, гласила Декларация, то мы уверены, что существующее между нами согласие обеспечит прочный мир. Мы полностью признаем высокую ответственность, лежащую на нас и на всех Объединенных Нациях, за осуществление такого мира, который получит одобрение подавляющей массы народов земного шара и который устранит бедствия и ужасы войны на многие поколения.

§ 2. Разработка Устава ООН
После Московской и Тегеранской конференций разработка устава будущей новой международной организации, призванной обеспечивать мирное и дружественное сотрудничество государств во всех сферах их взаимоотношений, проводилась путем обмена мнениями между СССР, США и Великобританией по дипломатическим каналам и на неофициальной конференции этих держав в Думбартон-Оксе (США, с 21 августа по 28 сентября 1944 г.). Выработанные на этой конференции "Предложения относительно создания Всеобщей Международной Организации безопасности" составили основу Устава ООН.
В п. 1 гл. II Предложений в качестве одного из важнейших принципов Организации провозглашался принцип суверенного равенства ее государств-членов. Он был закреплен затем в п. 1 ст. 2 Устава ООН.
На конференции были детально разработаны вопросы о составе, функциях и полномочиях Совета Безопасности. Положения соответствующего раздела Предложений (гл. VI) с небольшими, главным образом редакционными, поправками были затем закреплены в Уставе ООН.
Эти положения предусматривали, в частности, что на Совет Безопасности будет возложена главная ответственность за поддержание международного мира и безопасности. Совет будет действовать в соответствии с целями и принципами Организации от имени всех ее членов. Он будет состоять из представителей 11 (ныне - 15) членов Организации; СССР, США, Великобритания, Китай и Франция будут являться постоянными членами Совета.
Конференция также тщательно и всесторонне обсудила важнейший вопрос о процедуре голосования в Совете Безопасности. В основе этого обсуждения лежал проект, разработанный США и предусматривавший обязательное единогласие постоянных членов Совета при принятии решений, касающихся поддержания международного мира и безопасности. Правительство США решительно настаивало на своем проекте. Оно соглашалось войти в Организацию лишь в том случае, если в Совете будет действовать правило единогласия постоянных его членов.
В гл. VI Предложений указывалось, что рассмотрение вопроса о процедуре голосования в Совете Безопасности продолжается.
Предстояло преодолеть расхождение точек зрения по вопросу об участии в голосовании постоянного члена Совета, если он является стороной в споре. При этом единодушно было согласовано, что Совет Безопасности будет выносить решения большинством голосов при наличии, как правило, единогласия его постоянных членов.
После конференции в Думбартон-Оксе, где принцип единогласия постоянных членов Совета Безопасности был установлен в качестве основы деятельности организации по поддержанию международного мира и безопасности, правительство США взяло на себя инициативу составления окончательного проекта положений о процедуре голосования по указанным вопросам в Совете Безопасности. Этот проект был сообщен 15 декабря 1944 г. Советскому Союзу и Великобритании, рассмотрен и одобрен тремя державами на Крымской конференции в Ялте в 1945 г. (известен поэтому как "ялтинская формула").
В заключительной части сообщения о результатах Крымской конференции три державы заявили, что это совещание вновь подтвердило их "общую решимость сохранить и усилить в предстоящий мирный период то единство целей и действий, которое сделало в современной войне победу возможной и несомненной для Объединенных Наций...
Только при продолжающемся и растущем сотрудничестве и взаимопонимании между нашими тремя странами и между всеми миролюбивыми народами может быть реализовано высшее стремление человечества - прочный и длительный мир...".
5 марта 1945 г. США от своего имени и от имени СССР, Великобритании и Китая направили сорока странам приглашение на конференцию в Сан-Франциско для подготовки Устава Всемирной Международной Организации для поддержания международного мира и безопасности, предложив при этом, чтобы конференция рассмотрела как базу для такого Устава вышеуказанные Предложения, а также выработанные Крымской конференцией положения о порядке голосования в Совете Безопасности, вошедшие впоследствии в Устав ООН в качестве его ст. 27.
Вопрос о Совете Безопасности, в частности о порядке голосования в нем, вызвал самые оживленные прения и явился самым острым вопросом на Конференции в Сан-Франциско.
Некоторые делегации на конференции выступили за разъяснение приглашающими державами существа "ялтинской формулы" путем ответа на сформулированные соответствующим комитетом конференции вопросы. Эти вопросы (общее число их - 23) касались прежде всего возможности применения вето (требования единогласия) в случаях принятия решений Советом Безопасности на основании разделов А и В гл. VI думбартон-окских Предложений (гл. VI и VII Устава ООН), т.е. при мирном разрешении международных споров и ситуаций и действиях в отношении угрозы миру, нарушений мира и актов агрессии. Остальные вопросы касались применения вето при определении, является ли данный вопрос процедурным или нет, значения воздержания от голосования постоянного члена Совета при разрешении непроцедурных вопросов, когда он является и не является стороной в споре, а также уяснения, может ли постоянный член Совета участвовать в голосовании по вопросу о том, является ли он стороной в споре.
Ответ на поставленные вопросы был дан 7 июня 1945 г. в Декларации делегаций четырех приглашающих правительств о порядке голосования в Совете Безопасности, к которой присоединилась также Франция. Декларация имела весьма важное значение для самой конференции и для последующей работы Совета Безопасности.
Декларация четырех держав касается двух аспектов вопроса о процедуре голосования в Совете Безопасности: 1) принципиальной основы правила единогласия постоянных членов Совета и 2) его применения в практической деятельности Совета.
В отношении принципиальной основы правила единогласия в Декларации указывалось, что "ввиду основной ответственности постоянных членов, от них нельзя ожидать, при настоящих условиях, существующих в мире, принятия на себя обязательства действовать в таких серьезных делах, как поддержание международного мира и безопасности, в соответствии с решением, с которым они не согласились. Единственный практический метод принятия в этих условиях Советом Безопасности решений по большинству голосов - предусмотреть в отношении непроцедурных решений единогласие постоянных членов плюс совпадающие голоса по крайней мере двух непостоянных членов. Четыре приглашающих правительства представили поэтому "ялтинскую формулу" конференции как необходимую для того, чтобы была создана Международная организация, через которую миролюбивые нации могут наиболее эффективно нести их общую ответственность за поддержание международного мира и безопасности".
В отношении пределов применения "ялтинской формулы" в практической деятельности Совета Безопасности в Декларации указывалось, что, выполняя свои обязанности, Совет осуществляет две группы функций: выносит решения, которые включают принятие им прямых мер в связи с разрешением международных споров, урегулированием положений, которые могут привести к спорам, определение угроз миру, устранение угроз миру и подавление нарушений мира, и решения, которые не предусматривают принятия таких мер. Первая группа решений требует единогласия постоянных членов, вторая - принимается процедурным голосованием.
К числу процедурных, относятся, например, решения о принятии или изменении правил процедуры Совета Безопасности, методах избрания его председателя, об обеспечении возможности постоянного функционирования Совета, о времени и месте регулярных и специальных заседаний, о создании органов или учреждений, необходимых для выполнения функций Совета, о приглашении других членов Организации или нечленов, когда последние являются сторонами в споре, участвовать в дискуссиях в Совете.
В итоге положения о процедуре Совета Безопасности были изложены в ст. 28-32 Устава ООН.
Объясняя необходимость единогласия в отношении других вопросов, Декларация указывала, что в иных случаях "решения и действия Совета Безопасности могут иметь крупные политические последствия и могут даже положить начало цепи событий, которые могут, в конце концов, потребовать, чтобы Совет, выполняя свои обязанности, предпринимал меры принуждения... Эта цепь событий начинается тогда, когда Совет решает провести расследование или определяет, что пришло время обратиться к государствам с призывом разрешить их разногласия или сделать сторонам рекомендации". Такие решения и действия требуют единогласия постоянных членов с оговоркой о том, что сторона в споре воздерживается от участия в голосовании.
Декларация четырех держав положила конец попыткам произвольного толкования вопроса о процедуре голосования в Совете Безопасности, и Конференцией Объединенных Наций был принят текст нынешней ст. 27 Устава ООН, в основе которого лежала "ялтинская формула".
Таким образом, в Уставе ООН было закреплено важнейшее принципиальное положение - обязанность сотрудничества и единогласия пяти постоянных членов Совета Безопасности при принятии Советом важных решений в качестве необходимого условия эффективности действий Организации Объединенных Наций по обеспечению всеобщего мира и безопасности, а также в качестве непременного условия принятия мер для предупреждения или пресечения агрессии.

§ 3. Единогласие постоянных членов Совета Безопасности - основа Организации Объединенных Наций
В Уставе ООН принцип единогласия постоянных членов Совета Безопасности выражен в ст. 27, которая гласит:
1. Каждый член Совета Безопасности имеет один голос.
2. Решения Совета Безопасности по вопросам процедуры считаются принятыми, когда за них поданы голоса девяти (ранее - семи) членов Совета.
3. Решения Совета Безопасности по всем другим вопросам считаются принятыми, когда за них поданы голоса десяти членов Совета включая совпадающие голоса всех постоянных членов Совета, причем сторона, участвующая в споре, должна воздержаться от голосования при принятии решения на основании главы VI и на основании п. 3 ст. 52".
Следовательно, в этой статье установлено правило голосования, действующее в Совете Безопасности.
Однако принцип единогласия постоянных членов Совета Безопасности отнюдь не сводится к этому правилу. Действительное его содержание определяется также ст. 23, 24, 25 и 26, а также ст. 108, 109 и 110 Устава ООН, взятыми и рассматриваемыми в их неразрывной связи с остальными положениями Устава.
Согласно ст. 24 Устава, для обеспечения быстрых и эффективных действий ООН ее члены возлагают на Совет Безопасности "главную ответственность за поддержание международного мира и безопасности и соглашаются в том, что при исполнении его обязанностей, вытекающих из этой ответственности, Совет Безопасности действует от их имени".
Совет действует в соответствии с целями и принципами ООН. Соответствующие полномочия Совета по выполнению им своих обязанностей изложены в гл. VI, VII, VIII и XII Устава.
Статья 25 Устава, уточняя положения ст. 24, устанавливает, что члены ООН "соглашаются, в соответствии с настоящим Уставом, подчиняться решениям Совета Безопасности и выполнять их".
Совет Безопасности в соответствии со ст. 26 несет ответственность за формулирование при помощи Военно-Штабного Комитета, указанного в ст. 47, планов создания системы регулирования вооружений для представления их членам Организации.
Функции ООН, относящиеся к стратегическим районам, осуществляются Советом Безопасности (ст. 83).
Генеральная Ассамблея, которая уполномочена обсуждать "любые вопросы, относящиеся к поддержанию международного мира и безопасности", должна любой такой вопрос, по которому необходимо предпринять действие, передавать Совету Безопасности до или после его обсуждения (п. 2 ст. 11).
Таковы, кратко, исключительные полномочия и роль Совета Безопасности в деле осуществления первейшей и важнейшей цели ООН - поддержания международного мира и безопасности. Естественно, что для плодотворного осуществления этой цели необходимо сотрудничество и единство великих держав - постоянных членов Совета Безопасности.
Именно наличие Совета Безопасности, его особые функции и полномочия, состав и порядок принятия решений определяют эффективность деятельности международного сообщества государств в деле поддержания мира и безопасности на нашей планете.
Но требование сотрудничества и единогласия постоянных членов Совета Безопасности не только касается условий плодотворной деятельности этого важнейшего органа ООН, но и лежит в основе самого образования и продолжения существования этой Организации, определяющей современный правопорядок в мире.
Статьи о ратификации и поправках к Уставу ООН также исходят из признания необходимости согласованных действий постоянных членов Совета Безопасности в качестве главного элемента Организации, из признания их особого положения для достижения целей Организации Объединенных Наций.
В соответствии с этим в ст. 110 Устава было определено, что он вступит в силу после ратификации и сдачи на хранение ратификационных грамот СССР, США, Великобританией, Францией, Китаем и большинством других государств, подписавших Устав.
Поправки к Уставу вступают в силу для всех членов Организации, после того как они приняты двумя третями голосов Генеральной Ассамблеи и ратифицированы двумя третями членов Организации, включая всех постоянных членов Совета Безопасности (ст. 108).
Любое изменение Устава, рекомендованное двумя третями голосов участников Конференции членов Организации по пересмотру Устава, вступит в силу по ратификации двумя третями членов Организации, включая всех постоянных членов Совета Безопасности (ст. 109).
Иначе говоря, единодушное одобрение государствами - постоянными членами Совета Безопасности является непременным условием вступления в силу любых поправок и изменений Устава ООН.
Совокупность вышеизложенных положений и составляет содержание принципа единогласия держав - постоянных членов Совета Безопасности как основы деятельности Организации Объединенных Наций по осуществлению ее целей и принципов.
На Совет Безопасности и его постоянных членов возложены особые обязанности по обеспечению международного мира и безопасности - главнейшей цели Организации. Соответственно, постоянным членам Совета Безопасности предоставлены особые права в сфере принятия решений Совета.
Особое право постоянного члена Совета Безопасности состоит в том, что он может воспрепятствовать принятию в Совете любого решения, кроме процедурного, за которое он не может или не хочет нести ответственность, считая его противоречащим целям и принципам Организации или национальным интересам государства или государств, в отношении которых выносится данное решение.
Иными словами, наделяя постоянных членов Совета Безопасности вытекающим из правила единогласия правом вето, Устав ООН гарантирует, что решения, за которые постоянный член Совета должен нести специальную ответственность, будут приниматься и осуществляться только с его согласия.
Представители СССР в органах ООН неизменно подчеркивали, что право вето - это обязанность, долг, который вытекает из той сугубой и особой ответственности, которую несут пять великих держав за мир и безопасность народов.
Такой же точки зрения придерживались в 1945 г. и США. Государственный секретарь США, выступая в сенате при обсуждении Устава в связи с его ратификацией, в частности, подчеркнул, что Устав делает лишь то, что налагает особую, специальную обязанность на великие нации, обязанность использовать власть, которая в их руках, вместе и в согласии для мира, а не порознь для войны . *

* См.: Правда. 1947. 26 нояб.

Однако право вето применимо в строго определенных и ограниченных пределах. Оно действует в Совете Безопасности при мирном урегулировании трений между государствами, споров или ситуаций, при осуществлении принудительных действий в случаях угрозы миру, нарушения мира или актов агрессии, а также в области мер по укреплению мира путем формулирования планов сокращения вооружений и вооруженных сил. Оно ограничено также областью непроцедурных вопросов, разрешаемых в Совете, и требованием воздержания от голосования стороны в споре при принятии решений на основании гл. VI и п. 3 ст. 52 Устава и не распространяется на принятие Советом рекомендаций на основании той же главы Устава.
Устав исходит, следовательно, из необходимости единогласия постоянных членов Совета Безопасности как метода их сотрудничества в Организации Объединенных Наций только в той области, в которой совершенно невозможно не учитывать их особую роль и главную ответственность за поддержание мира.
Наделенные правом вето постоянные члены Совета Безопасности не обладают, однако, дискреционным правом принятия решений в Совете, ибо для действительности этих решений необходимо еще поддача за них голосов четырех (ранее двух) непостоянных членов Совета.
Устав ООН исходит также из того, что постоянные члены Совета Безопасности, приняв на себя ответственность за поддержание всеобщего мира, будут согласовывать свои усилия в интересах мира и воздерживаться от всяких агрессивных действий.
Совет Безопасности по Уставу ООН уполномочен:
а) расследовать любой спор или любую ситуацию, которая может привести к международным трениям или вызвать спор, для определения того, не может ли продолжение этого спора или ситуации угрожать поддержанию международного мира и безопасности (ст. 34);
б) определять существование любой угрозы миру, любого нарушения мира или акта агрессии и делать рекомендации или решать о том, какие меры следует предпринять для поддержания или восстановления международного мира и безопасности (ст. 39);
в) требовать от заинтересованных сторон выполнения тех временных мер, которые Совет найдет необходимыми или желательными;
г) решать, какие меры, не связанные с использованием вооруженных сил, должны применяться для осуществления его решений (ст. 41);
д) предпринимать такие действия воздушными морскими или сухопутными силами, какие окажутся необходимыми для поддержания или восстановления международного мира и безопасности (ст. 42).
Такими полномочиями обладает только Совет Безопасности, и наличие правила единогласия постоянных членов Совета призвано гарантировать правильность использования Советом этих важнейших полномочий в целях охраны международного мира.
Исключительные полномочия Совета Безопасности и действующее в нем правило единогласия определяют, следовательно, плодотворность деятельности Организации Объединенных Наций по поддержанию международного мира, составляют ядро системы коллективной международной безопасности в соответствии с Уставом.

§ 4. Заключение
Современное международное право, сложившееся и развивающееся после Второй мировой войны, существенно отличается от международного права предшествующего периода. Оно, в частности, предусматривает определенную систему поддержания международного мира усилиями международного сообщества государств, систему коллективной международной безопасности. В основе этой системы лежит запрещение использования вооруженной силы в отношениях между государствами и ее применение лишь в общих интересах всех государств и народов по решению Организации Объединенных Наций в лице ее Совета Безопасности в целях поддержания или восстановления международного мира.
Однако в реальной международной действительности такой правопорядок существенно нарушался. Более того, на путь агрессии встали ряд государств - постоянных членов Совета Безопасности, что в корне подрывает устои современного международного правопорядка.
Иными словами, в реальной действительности тот миропорядок и правопорядок, который предусмотрен Уставом ООН и действующим международным правом, оказался нереализованным.
Между тем соблюдение и укрепление порядка поддержания международного мира и безопасности, установленного Уставом ООН, беспримерно важно, ибо без этого практически невозможно решать все другие глобальные проблемы современности. Жизнь каждодневно подтверждает, что альтернативы указанному правопорядку нет и в обозримом будущем не предвидится.


Глава XV
ПРАВО ВНЕШНИХ СНОШЕНИЙ
§ 1. Общие положения
Международное право регулирует взаимоотношения между своими субъектами - государствами, международными организациями, конфедерациями, международными органами и иными международными институциями. В процессе международного общения они ведут переговоры и заключают международные соглашения. Для этого им необходимо быть должным образом представленными управомоченными на то органами или лицами, а также не быть подчиненными правопорядку государства, на территории которого они находятся и действуют, чтобы свободно и беспрепятственно осуществлять свои функции, т.е. пользоваться определенными иммунитетами и привилегиями.
Совокупность международно-правовых норм, регулирующих представительство субъектов международного права в международных отношениях, участниками которых они являются, и составляет то, что следует именовать собирательно правом внешних сношений.
Однако юридический статус и правовой режим (иммунитета и привилегии) иных, помимо государств, субъектов международного права, органы которых и должностные лица неизбежно находятся и действуют на территории какого-либо государства, регулируются специальными договорами, заключаемыми с государством их пребывания, и, соответственно, общим международным правом не регулируются. В числе таких договоров - Конвенция о привилегиях и иммунитетах Объединенных Наций 1946 г. и Конвенция о привилегиях и иммунитетах специализированных учреждений 1947 г.
Общее же международное право регулирует лишь представительство государств применительно к их зарубежным органам внешних сношений. Предметом его регулирования является, в частности, дипломатическое и консульское право.
Заключены также многочисленные двусторонние и многосторонние договоры между заинтересованными государствами, касающиеся юридического статуса и режима зарубежных органов внешних сношений государств.
В конечном счете обычные нормы общего международного права, нормы универсальных и локальных международных договоров регулируют широкий круг вопросов представительства государств в международном общении.

§ 2. Дипломатическое право
Дипломатическое право - это институт общего международного права, регулирующий представительство государства в его взаимоотношениях с другими государствами и некоторыми международными институциями, в частности международными организациями универсального характера.
А. Взаимоотношения между государствами
Дипломатическое право возникло и развилось как обычное право в практике взаимоотношений между государствами, долгое время являвшимися единственными субъектами международного права. Они и ныне осуществляются специальными органами внешних сношений, направляемыми одним государством в другое, чтобы представлять посылающее государство в принимающем.
Такими органами внешних сношений являются постоянные дипломатические представительства, учреждаемые по взаимному согласию государств, и специальные (временные, ad hoc) миссии, направляемые государством в другое государство также по их взаимному согласию для выполнения определенной задачи, согласованной посылающим и принимающим государствами (главным образом для ведения переговоров).
Нормы, относящиеся к постоянным дипломатическим представительствам и к специальным миссиям, кодифицированы ныне в Венской конвенции о дипломатических сношениях 1961 г. и Венской конвенции о специальных миссиях 1969 г.
Функции дипломатического представительства состоят, в частности: в представительстве посылающего государства в государстве пребывания; в защите в государстве пребывания интересов посылающего государства (в пределах, допускаемых международным правом); в ведении переговоров с правительством государства пребывания (в широком смысле - с главой государства и правительства, с министерством иностранных дел и другими компетентными органами); в выяснении всеми законными средствами условий и событий в государстве пребывания и сообщении о них посылающему государству; в поощрении и развитии дружественных отношений между посылающим и принимающим государствами во всех сферах их взаимоотношений.
Функции специальной миссии - представлять посылающее государство в государстве пребывания и осуществлять иные функции, определенные по взаимному согласию посылающим и принимающим государствами с учетом задач специальной миссии.
Представлять посылающее государство в составе постоянного дипломатического представительства управомочивается его глава - лицо, на которое посылающее государство возложило обязанность действовать в этом качестве. Главы представительств подразделяются на три класса: класс послов или эквивалентных им лиц, именуемых иначе (нунции, верховные комиссары и т.п.); класс посланников (интернунциев), аккредитуемых (назначенных представлять) посылающим государством при главе принимающего государства; класс поверенных в делах, аккредитуемых при министре иностранных дел.
На назначение главы дипломатического представительства запрашивается агреман (согласие) принимающего государства, после чего он снабжается верительными грамотами, удостоверяющими его назначение. Они вручаются лицу, при котором глава представительства аккредитован.
Представлять посылающее государство в составе специальной миссии назначается одно лицо или несколько лиц, именуемых представителями посылающего государства. Из их числа это государство может назначить главу специальной миссии.
В состав дипломатического представительства может входить дипломатический персонал - лица, имеющие дипломатический ранг (советник-посланник, советник, первый, второй и третий секретарь, атташе, секретарь-архивариус), военный, военно-морской и военно-воздушный атташе, а также административный и обслуживающий персонал.
В состав специальной миссии может также входить дипломатический, административно-технический и обслуживающий персонал.
Члены дипломатического персонала осуществляют по поручению главы дипломатического представительства или специальной миссии определенные функции по представлению посылающего государства во взаимоотношениях с принимающим.
Члены административно-технического и обслуживающего персонала выполняют функции по соответствующему обслуживанию дипломатического представительства или специальной миссии.
Порядок назначения членов дипломатического, административно- технического и обслуживающего персонала и их численный состав определяются по соглашению между посылающим и принимающим государствами. Принимающее государство может в любой момент объявить члена дипломатического персонала persona non grata - лицом, не пользующимся его расположением, а члена иного персонала - лицом неприемлемым, т.е. требовать отзыва таких лиц посылающим государством из состава представительств или специальной миссии.
Поскольку дипломатическое представительство или специальная миссия осуществляют свою деятельность на территории принимающего государства, они с учетом их представительного характера и функций должны пользоваться иммунитетом от его юрисдикции. То же касается и их персонала.
О существе иммунитета государства как принципе (общей норме) международного права (неимперативного характера) говорилось ранее (см. гл. V).
К числу иммунитетов дипломатических представительств и специальных миссий относятся, в частности:
неприкосновенность их помещений; иммунитет таких помещений и находящегося в них имущества, а также средств передвижения от обыска, реквизиции, ареста и исполнительных действий;
неприкосновенность архивов и документов в любое время и независимо от их местонахождения.
Иммунитетом от юрисдикции принимающего государства пользуется также имущество, права и интересы, которыми дипломатические представительства и специальные миссии владеют и пользуются на территории принимающего государства.
К числу иммунитетов дипломатических агентов (глава дипломатического представительства и члены его дипломатического персонала), представителей посылающего государства в специальной миссии и членов ее дипломатического персонала относятся, в частности:
неприкосновенность их личности (не подлежат аресту или задержанию в какой бы то ни было форме);
неприкосновенность личного помещения, бумаг, корреспонденции и имущества;
иммунитет от уголовной и (с некоторыми исключениями) от гражданской и административной юрисдикции государства пребывания.
Члены административно-технического персонала пользуются иммунитетом от уголовной юрисдикции государства пребывания и иммунитетом от гражданской и административной юрисдикции в отношении их действий, совершенных при исполнении ими своих обязанностей.
Указанные иммунитета предоставляются также членам семей пользующихся иммунитетами лиц, живущим вместе с ними.
Кроме иммунитетов дипломатические представительства и специальные миссии (и члены их персонала) пользуются в соответствии с международным правом также определенными привилегиями.
Привилегии - это некие льготные условия деятельности иностранных представительных органов (и их персонала), которыми обычно не пользуются национальные юридические или физические лица и которые учитывают официальный международно-правовой статус таких органов и предоставляются им на взаимных началах в целях содействия успешному осуществлению ими своих функций и правомочий.
Такими привилегиями являются, в частности:
право представительных органов иностранного государства свободно поддерживать сношения для всех официальных целей с правительством посылающего государства и с его другими зарубежными органами внешних сношений всеми подходящими средствами, включая дипломатических курьеров, закодированные или шифрованные депеши, а также с согласия государства пребывания пользоваться радиопередатчиком и другими электронными средствами связи;
освобождение представительных органов от всех государственных, районных и муниципальных налогов, сборов и пошлин в отношении помещений, занимаемых этими органами, кроме платы за конкретные виды обслуживания;
право ввозить с освобождением от всех таможенных пошлин, налогов и сборов (за некоторыми исключениями) предметы, предназначенные для использования представительством; право представительства и его главы вывешивать флаг и эмблему посылающего государства на помещениях представительства, включая резиденцию его главы, и на средствах передвижения, которыми пользуется глава представительства.
Дипломатические агенты, представители посылающего государства в специальной миссии и члены ее дипломатического персонала пользуются, в частности, следующими привилегиями:
свободой передвижения по территории государства пребывания (с предусмотренными исключениями);
освобождением от всех налогов, сборов и пошлин, личных и имущественных, государственных, районных и муниципальных (за некоторыми исключениями);
освобождением от всех трудовых и государственных повинностей, .независимо от их характера, а также от военных повинностей (таких, как реквизиции и военный постой);
правом ввоза с освобождением от таможенных пошлин, налогов и сборов предметов, предназначенных для личного пользования указанных лиц и членов их семей;
освобождением от досмотра личного следующего с ними багажа, если нет серьезных оснований предполагать, что он содержит предметы, запрещенные для ввоза или вывоза.
Принимающее государство должно, кроме того, предоставлять органу иностранного государства все возможности для выполнения им функций представительства.
Возможности - это некие блага или преимущества, которые государство пребывания, если в том есть необходимость, может или должно помочь получить иностранному государству в лице его представительных органов и их персонала.
В частности, речь идет о содействии в приобретении или в найме помещений представительства либо жилых помещений для сотрудников, в предоставлении преимущественного права отправки различного рода официальных депеш и прочих отправлений, преимущественного права пользования общественным транспортом дальнего следования, приобретения предметов обихода и тому подобных преимуществах или услугах.
Б. Взаимоотношения государств с международными организациями
Соответствующие нормы кодифицированы ныне в Венской конвенции о представительстве государств в их отношениях с международными организациями универсального характера 1975 г.
В ней речь идет о представительстве государств - постоянном или временном - при международных организациях универсального характера, о представительстве в органах (любого характера) таких организаций государств-членов или государств-нечленов (наблюдателей) и о представительстве государств на конференциях, созываемых универсальной международной организацией или под ее руководством.
Применительно к постоянным представительствам при таких организациях имеются в виду постоянные представительства государств-членов и постоянные миссии наблюдателя государств - нечленов организации. Касательно органов, организаций и конференций речь идет о делегациях государств, участвующих в их работе, и о делегациях, наблюдающих за их работой.
Специфика рассматриваемой ситуации состоит, в частности, в том, что постоянные представительства и делегации в органах и на конференциях, не вступая в какие-либо непосредственные отношения с государством пребывания, пользуются иммунитетом от юрисдикции последнего, а также привилегиями и возможностями в соответствии с нормами международного права, кодифицированными в указанной Конвенции.
При этом иммунитеты, привилегии и возможности должны предоставляться государством пребывания органам посылающего государства независимо от непризнания им посылающего государства или разрыва дипломатических отношений между ними.
Все это порождает существенные трудности и особенности во взаимоотношениях между посылающим государством и государством пребывания по поводу предоставления иммунитетов и привилегий или пользования ими, а также особые условия разрешения соответствующих международных споров.
Что же касается существа иммунитетов, привилегий и возможностей, то оно то же, что и изложенных выше.

§ 3. Лица, пользующиеся международной защитой
По поручению Генеральной Ассамблеи Комиссия международного права ООН изучила вопрос о защите и неприкосновенности дипломатических агентов и других лиц, пользующихся специальной защитой в соответствии с международным правом. Разработанный ею проект статей лег в основу принятой Генеральной Ассамблеей на сессии в 1973 г. Конвенции о предотвращении и наказании преступлений против лиц, пользующихся международной защитой, в том числе дипломатических агентов (вступила в силу 20 февраля 1977 г.).
Согласно Конвенции, лицом, пользующимся международной защитой, является:
a) глава государства, глава правительства или министр иностранных дел, находящиеся в иностранном государстве, а также сопровождающие их члены семьи;
b) любой представитель или должностное лицо государства, или должностное лицо или иной агент международной организации, который во время, когда против него, его официальных помещений, его жилого помещения или его транспортных средств было совершено преступление, и в месте совершения такого преступления имеет право на специальную защиту от любого нападения на его личность, свободу и достоинство, а также проживающие с ним члены его семьи.
Преднамеренное совершение преступлений против таких лиц или соучастие в них должны рассматриваться каждым государством - участником Конвенции в соответствии с его внутренним законодательством как тяжкие преступления. Устанавливается также либо юрисдикция данного государства в отношении таких преступлений, либо обязанность выдачи соответствующих лиц другому государству (на территории которого преступление совершено либо государству их гражданства).
Представляется, что в современных условиях положения настоящей Конвенции имеют существенное значение для международного сообщества государств в плане поддержания и укрепления нормальных, дружественных отношений между всеми государствами.
Конвенция, в частности, подтверждает, что специальная защита указанных в ней лиц вытекает из предписаний действующего обычного международного права.

§ 4. Консульское право
Консульское право - один из институтов международного права, регулирующий порядок консульских сношений между государствами. Его нормы кодифицированы ныне в Венской конвенции о консульских сношениях 1963 г.
Участниками этой Конвенции являются около 120 государств. Однако распространенная практика государств, включая участников Конвенции, состоит в заключении двусторонних консульских конвенций, конкретизирующих или видоизменяющих соответствующие положения общего международного права и, в частности, определяющих районы деятельности консульских учреждений, именуемые консульскими округами.
Главы консульских учреждений делятся на четыре класса: генеральных консулов, консулов, вице-консулов и консульских агентов. Соответственно именуются и сами консульские учреждения - генеральное консульство, консульство, вице-консульство и консульское агентство.
Специфика консульских сношений состоит прежде всего в том, что они возможны и без наличия дипломатических отношений и разрыв дипломатических отношений не влечет за собой ipso facto разрыва отношений консульских.
Специфичны и консульские функции, подробно изложенные в Конвенции. Главная такая функция - защита в государстве пребывания (обычно в пределах консульского округа) интересов отечественного государства, его граждан и юридических лиц на основе предписаний международного права.
Консульские учреждения (и их персонал) пользуются в соответствии с международным правом (в частности, с консульскими конвенциями) определенными иммунитетами, привилегиями и возможностями.
В целом иммунитеты консульских учреждений и их должностных лиц существенно уже дипломатических иммунитетов, а привилегии и возможности с учетом специфических консульских функций значительно шире.
Аккредитуя консульское должностное лицо, государство снабжает его документом, именуемым консульским патентом. На его основании государство пребывания выдает документ о праве заниматься консульской деятельностью. Этот документ называется экзекватурой.


Глава XVI
ПРАВО МЕЖДУНАРОДНЫХ ДОГОВОРОВ
§ 1. Общие положения
Право международных договоров - отрасль общего международного права, т.е. относительно автономная совокупность и система норм, в основе которых лежит единство предмета регулирования, которым в данном случае является заключение и исполнение международных договоров.
Соответствующие обычные нормы общего международного права в значительной своей части кодифицированы ныне в двух универсальных международных конвенциях - Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г. и Венской конвенции о договорах между государствами и международными организациями или между международными организациями 1986 г.
К первой из этих конвенций примыкает также Венская конвенция о правопреемстве государств в отношении договоров 1978 г., о которой говорилось выше (см. гл. VIII). В свою очередь, вышеуказанные конвенции устанавливают, что они не содержат положений относительно последствий для международных договоров, возникающих из международной ответственности государств и из начала военных действий между государствами, т.е. отсылают в этой части к другим международно-правовым нормам. Иначе говоря, данная отрасль международного права - это лишь относительно автономная совокупность и система соответствующих норм, ибо все нормы международного права так или иначе взаимосвязаны.

§ 2. Договоры между государствами
В соответствии с Венской конвенцией о праве международных договоров 1969 г. "договор означает соглашение, заключенное между государствами в письменной форме и регулируемое международным правом, независимо от того, содержится ли такое соглашение в одном документе, в двух или нескольких связанных между собой документах, а также независимо от его конкретного наименования".
Таким образом, межгосударственный договор - это международно-правовой акт, выражающий в письменной форме достигнутое заинтересованными государствами согласие относительно их взаимного поведения в процессе международного общения. Следовательно, за рамками межгосударственных договоров как письменных актов находятся, в частности, заключаемые в устной форме так называемые джентльменские соглашения между государствами.
Однако главное в приведенном определении то, что заключаемое письменное соглашение между государствами регулируется соответствующими нормами международного права.
Отсылка к таким нормам означает в данном случае отсылку, во-первых, к нормам Венской конвенции 1969 г., обязательным для государств-участников; во-вторых, к соответствующим нормам международного права, которые действительны для не участвующих в Конвенции государств в силу международного обычая; в-третьих, к нормам, касающимся, в частности, последствий для договоров, возникающих из международной ответственности государств и из начала военных действий между государствами.
Кроме того, в силу положений Венской конвенции 1969 г. ее нормы применяются к отношениям государств между собой в рамках международных договоров, участниками которых являются также другие субъекты международного права (практически международные организации). Конвенция применяется также к любому договору, являющемуся учредительным актом международной организации, и к любому договору, принятому в рамках международной организации.
Добавим, что нормы Конвенции, имеющие силу в соответствии с действующим международным обычаем, применимы и к так называемым неформальным международным договорам, под которыми согласно современной международно-правовой доктрине понимаются письменные соглашения между государствами многостороннего характера, не содержащие положений о придании им юридически обязательной силы, но соблюдаемые заключившими их государствами, убежденными в том, что положения письменного согласованного текста для них обязательны к исполнению (например, многие положения Заключительного акта Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе).
Международный договор - один из основных источников современного международного права, приобретающий все возрастающее значение в деле регулирования межгосударственных отношений, особенно в новых сферах их взаимного сотрудничества (например, в области космической деятельности, охраны окружающей среды и т.п.). Поэтому кодификация норм общего международного права в Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г. явилась выдающимся событием в истории развития международного права.
Приведем далее некоторые основные положения этой Конвенции и соответствующие им термины и понятия.
Составление и принятие текста договора, согласно Конвенции, осуществляется:
"участвующими в переговорах государствами", т.е. участвующими в составлении и принятии текста договора, или в отношении текста многостороннего договора, принимаемого на международной конференции, путем голосования за него двух третей государств, присутствующих и участвующих в голосовании (голоса воздержавшихся от голосования не учитываются), если тем же большинством голосов не решено применить иные правила.
Фактически речь идет в последнем случае об универсальных (общих) международных договорах, кодифицирующих обычноправовые нормы международного права, которые по самой своей природе должны быть открыты для участия всех государств, независимо от каких-либо различий между ними. Однако в момент принятия рассматриваемой Конвенции под давлением главным образом западных держав в нее была включена дискриминационная формула, устранявшая от участия в Конвенции некоторые не угодные им по политическим мотивам государства. Соответственно, ст. 81 Конвенции гласила, что она открыта для подписания всеми государствами - членами ООН либо членами одного из специализированных учреждений или Международного агентства по атомной энергии, либо участниками Статута Международного Суда, а также любым иным государством, приглашенным Генеральной Ассамблеей ООН стать участником настоящей Конвенции. Вскоре, однако, такой дискриминационный подход к участию в общих (универсальных) международных договорах канул в лету, и ст. 81 Венской конвенции 1969 г. ныне служит лишь печальным напоминанием о перипетиях развернувшейся на международной арене "холодной войны". Сегодня общепризнанно наличие категории общих международных договоров, т.е. договоров, открытых для участия всех государств.
Далее, Венская конвенция 1969 г. предусматривает ее применимость к трем категориям межгосударственных договоров: двусторонним, многосторонним и многосторонним договорам с ограниченным числом участников.
О последней категории будет говориться ниже.
Аутентичность договора (одинаковое значение его текста, составленного на двух или нескольких языках) и окончательность его текста удостоверяются обычно путем его подписания, подписания ad referedum (под условием подтверждения действительности подписи компетентным органом государства) или парафирования (удостоверения подлинности каждой страницы текста инициалами подписывающего) представителями всех участвовавших в переговорах государств или путем подписания заключительного акта конференции, содержащего такой текст.
Соответственно представители государств должны быть снабжены полномочиями (письменными документами) в целях принятия текста договора, за исключением тех представителей, которые ex officio (в силу своего должностного положения) считаются представляющими государство в целях принятия текста договора. Помимо глав государств и правительств, министров иностранных дел это, в частности, глава дипломатического представительства в государстве, с которым заключается договор.
Выражение согласия государства на обязательность для него договора производится путем подписания договора, обмена документами, образующими договор, ратификации договора, его принятия, утверждения, присоединения к нему или любым иным способом, о котором условились (в тексте договора или иным образом) государства, участвовавшие в принятии его текста.
Представитель государства, выражающий своей подписью согласие государства на обязательность для него договора, должен быть снабжен соответствующими полномочиями. Главы государств, главы правительств и министры иностранных дел (или соответствующие должностные лица, именуемые иначе) считаются представляющими свое государство в целях совершения всех актов, относящихся к заключению договоров. Однако это действительно только в том случае, когда положения внутреннего права этого государства, касающиеся компетенции заключать договоры, не предусматривают необходимости ратификации какой-либо категории договоров, к которой относится данный договор (одно из проявлений взаимозависимости между национальным и международным правом).
"Ратификация", "принятие", "утверждение" и "присоединение" означают, в зависимости от случая, имеющий такое значение международный акт, посредством которого государство выражает в международном плане свое согласие на обязательность для него договора.
Ратификация договора - это акт высшей власти государства в соответствии с его внутренним правом, подтверждающий обязательность договора для данного государства. Ратификация производится либо единолично главой государства, либо совместно с высшим законодательным его органом (парламентом или другим адекватным ему органом). Акты принятия, утверждения договора или присоединения к нему касаются уже заключенных договоров, допускающих участие в них путем совершения таких актов. В их основе лежит акт ратификации, который затем в ходе обмена соответствующими документами или их депонирования у депозитария именуется указанным образом.
Договор может быть заключен также путем обмена документами, его образующими. Это наиболее упрощенный способ заключения межгосударственных договоров, касающихся обязательств государств как бы второстепенного значения. Обычно заключение таких договоров осуществляется путем обмена личными или вербальными нотами (письмами), исходящими от министерства иностранных дел или дипломатического представительства в государстве, с которым заключается договор. Одно государство направляет другому ноту, содержащую положения, которые оно готово считать для себя юридически обязательными. Другое государство подтверждает получение ноты, повторяя (в кавычках) ее содержание.
Личная нота направляется от имени компетентного должностного лица и удостоверяется его подписью; вербальная нота направляется от имени компетентного государственного органа и удостоверяется его печатью.
Договор вступает в силу в порядке и в дату, предусмотренные в самом договоре или согласованные иным образом между участвовавшими в переговорах о его заключении государствами.
Обычно договор вступает в силу с момента его подписания, подтверждения, подписания ad referendum, с момента обмена ратификационными грамотами или с момента депонирования таковых у депозитария участвовавшими в переговорах о его заключении государствами или с даты после совершения таких актов, указанной в договоре или согласованной иным образом.
Многосторонние договоры с большим числом возможных участников, особенно общие (универсальные) договоры, предусматривают обычно две даты: дату вступления договора в силу вообще и дату вступления в силу для конкретного его участника. Как правило, такой договор вступает в силу после его ратификации и депонирования ратификационных грамот определенным в договоре числом государств. Соответственно для всех этих государств договор вступает в силу с даты депонирования последней из числа необходимых ратификационных грамот, а для государства, совершившего вышеуказанные действия после вступления договора в силу, - с даты депонирования им ратификационных грамот или с некоторой установленной даты после совершения этого акта.
Соответственно государство, для которого договор вступил в силу (и пока он находится для него в силе), именуется, согласно Конвенции, его участником.
Другой термин - "договаривающееся государство" означает государство, которое согласилось на обязательность для него договора, независимо от того, вступил он в силу или нет.
Практически эта сложная для понимания формула имеет в виду следующие ситуации:
а) для двусторонних договоров: одно государство подписывает договор ad referendum, подтверждает подпись и становится договаривающимся государством до тех пор, пока другое государство не сделает того же и не состоится обмен ратификационными грамотами;
б) для многосторонних договоров, включая общие договоры: каждое государство, сдавшее на хранение ратификационные или иные предусмотренные договором грамоты, становится договаривающимся государством до даты вступления договора в силу или для последующих государств - до даты вступления договора в силу для каждого из них.
в) для многосторонних договоров с ограниченным числом участников (см. ниже): несколько необходимых его будущих участников согласились предусмотренным способом на обязательность для них договора и стали договаривающимися государствами до тех пор, пока остальные необходимые его участники не сделают того же самого; после этого все такие государства становятся участниками договора.
Термин "договор с ограниченным числом участников" не фигурирует в Венской конвенции 1969 г., но это понятие вытекает из п. 2 ст. 20 этой Конвенции, который гласит: "Если из ограниченного числа участвовавших в переговорах государств и из объекта и целей договора явствует, что применение договора в целом между всеми его участниками является существенным условием для согласия каждого участника на обязательность для него договора, то оговорка требует принятия ее всеми участниками".
Таким образом, рассматриваемое понятие сформулировано применительно к оговорке, которая, согласно Конвенции, означает одностороннее заявление в любой формулировке и под любым наименованием, сделанное государством при подписании, ратификации или утверждении договора или присоединении к нему, посредством которого оно желает исключить или изменить юридическое действие определенных положений договора в их применении к данному государству.
Однако согласие всех его необходимых участников существенно важно и для ряда других условий заключения и исполнения договора с ограниченным числом участников.
Поясним это на примере. Допустим, что три или большее число государств, учитывая соответствующие возможности каждого из них, согласились сконструировать и производить некий летательный аппарат, что и составляет объект и цель заключаемого ими договора. Естественно, что эта цель может быть достигнута только при условии, что все эти государства согласились с условиями договора (приняв, в частности, ту или иную оговорку), а затем добросовестно и в установленные сроки его исполняют. Отказ одного из таких государств участвовать в договоре (в том числе отказ его ратифицировать) или отказ по той или иной причине выполнять поставки в соответствии с договором делают цель договора недостижимой, и сам такой договор утрачивает смысл.
Согласно рассматриваемой Конвенции, каждый действующий договор обязателен для его участников и должен ими добросовестно выполняться. Это правило часто выражается широко известной латинской формулой pacta sunt servanda. В преамбуле Конвенции подчеркивается, что принципы свободного согласия (с заключаемым договором) и добросовестности и норма pacta sunt servanda получили всеобщее признание. Но это частный случай другого общепризнанного правила: международные обязательства государств и других субъектов международного права должны добросовестно ими выполняться, независимо от происхождения (обычного, договорного или иного) этого обязательства.
Однако применительно к договорам речь идет о действующих, т.е. действительных и применимых в том или ином случае, договорах, а также о не приостановленных и не прекращенных договорах в целом или для данного участника (вышедшего из многостороннего договора). Все это регулируется Конвенцией.
Что же касается условий недейстительности договоров, то они могут рассматриваться как условия абсолютные и относительные, зависящие от усмотрения соответствующего государства.
Договор является недействительным, юридически ничтожным, если в момент заключения он противоречит императивной норме общего международного права.
Договор может быть объявлен недействительным государством, давшим свое согласие на обязательность для него договора, если при этом было явно нарушено важное положение его внутреннего права, касающееся компетенции заключать договоры; если имела место определенного характера ошибка в договоре; если договор был заключен под влиянием обманных действий другого государства, или в результате таких обманных действий, или в результате прямого либо косвенного подкупа или принуждения его представителя.
Однако государство может не учитывать указанные обстоятельства и не дезавуировать свое согласие на обязательность для него в таких случаях договора.
Государство утрачивает право дезавуировать свое согласие на обязательность для него договора, если оно, зная о наличии обстоятельства, позволяющего это сделать, применяет и исполняет положения этого договора. Иначе говоря, оно рассматривается в таком случае как молчаливо согласившееся сохранить его в силе. Это правило именуется в международном праве правилом эстопеля (estopel). Оно изложено, в частности, в ст. 45 Конвенции.
Договоры не имеют обратной силы, если иное намерение не явствует из договора или не установлено иным образом. Это означает, что положения договора не применяются в отношении любых действий его участника, фактов или ситуаций, которые имели место до вступления договора в силу для данного его участника. Придание договорам обратной силы - явление не только редчайшее, но и исключительное.
Договор обязателен для каждого государства-участника для всей его территории, если в нем не установлено, что он будет применяться лишь в отношении части его территории (например, в случае ее демилитаризации или нейтрализации).
Это правило действует независимо от того, является ли государство-участник унитарным, федеральным или каким-либо иным по своему политическому устройству, и независимо от его административно-территориального устройства. Территория государства едина, как бы она не подразделялась, согласно внутреннему праву государства, для целей государственного управления. Государственная власть также едина, как бы осуществляющие ее органы государства не подразделялись по своим функциям и правомочиям на органы законодательной, исполнительной, судебной (правоохранительной) или иной государственной власти.
Соответственно политические и административно-территориальные подразделения государства не являются субъектами международного права вообще и права международных договоров в частности.

§ 2. Договоры между государствами и международными организациями или между международными организациями
Венская конвенция 1986 г., кодифицировавшая соответствующие нормы международного права, построена по принципиально той же схеме, что и Венская конвенция 1969 г. Более того, с учетом их тесной взаимосвязи, что подчеркивается в преамбуле Конвенции 1986 г., сохранен полный параллелизм между оперативными статьями обеих конвенций: статьи под тем же номером обеих конвенций содержат аналогичные положения.
В то же время Венская конвенция 1986 г. неизбежно должна учитывать особенности положения международной организации как субъекта международного права, иного, чем государство. Это, в частности, нашло свое отражение в специфичности некоторых терминов-понятий, используемых применительно к международным организациям.
Так, ст. 6 Конвенции гласит, что правоспособность международной организации заключать международные договоры регулируется правилами этой организации. Иными словами, международная организация может заключать лишь такие договоры, которые необходимы для выполнения ее функций и целей. Например, каждая такая организация должна заключить договор с государством пребывания своей штаб-квартиры или иных органов о юридическом статусе и правовом режиме соответствующих своих органов на территории государства их пребывания. Но иные договоры с государствами или другими организациями она может заключать лишь в пределах своей компетенции и с учетом своих соответствующих правил.
Согласно Конвенции, правила организации означают, в частности, учредительные акты организации, принятые в соответствии с ними решения и резолюции, а также твердо установившуюся практику организации, т.е. такую практику, в отношении которой существует консенсус (отсутствие возражений) государств - членов организации.
В отличие от государств, организации не имеют лиц, способных ех officio представлять организацию для целей, связанных с заключением договоров. Лицо считается представляющим международную организацию в целях принятия текста договора или установления его аутентичности либо в целях выражения согласия организации на обязательность для нее договора, если:
а) это лицо предъявит соответствующие полномочия, или
б) из обстоятельств явствует, что намерение заинтересованных государств и международных организаций заключается в том, чтобы это лицо рассматривалось как представляющее данную организацию для этих целей в соответствии с правилами организации без необходимости предъявления полномочий.
В необходимых случаях международная организация принимает "акт официального подтверждения" - международный акт, который соответствует акту ратификации государством и посредством которого международная организация выражает в международном плане свое согласие на обязательность для нее договора. Это акт соответствующий, но не идентичный ратификации, поскольку органы международной организации не осуществляют власти ни во взаимоотношениях между ними внутри организации, ни в ее внешних сношениях.
В заключение подчеркнем еще раз, что Конвенция 1986 г. применима лишь к собственно международным (межгосударственным) организациям, т.е. таким, которые не наделены полномочиями связывать заключаемыми ими договорами не только самих себя, но и государств-членов.
О наднациональных международных организациях, или о конфедерациях, как автор склонен их именовать (см. гл. X), речь шла применительно к их участию в Конвенции ООН по морскому праву 1982 г.


Глава XVII
МЕЖДУНАРОДНОЕ МОРСКОЕ ПРАВО
§ 1. Понятие и пространственное действие
Современное международное морское право - отрасль общего международного права, регулирующая исследование и использование пространств Мирового океана и его ресурсов в мирных целях, а также полеты летательных аппаратов в воздушном пространстве над Мировым океаном.
Соответственно субъектами международного морского права являются государства и их объединения - международные организации и органы, наделенные международным сообществом государств определенными правомочиями (правами и обязанностями) в сфере действия морского права.
Поскольку пространственной сферой действия современного морского права являются не только воды Мирового океана, его дно и недра, но и воздушное пространство над ним до границы с космосом, то справедливо считать современное морское право комплексной отраслью, включающей в себя определенные положения международного воздушного права.
Основные источники морского права - те же, что и международного права вообще: международный обычай и международный договор.
Долгое время международное морское право регулировалось исключительно международными обычаями, складывавшимися на протяжении веков. Однако невиданная интенсификация морской деятельности государств в условиях непрестанно развивающейся научно-технической революции потребовала кодификации и прогрессивного развития международного морского права с учетом объективных потребностей в такой кодификации.
С этой целью в 1958 г. в Женеве состоялась первая Конференция ООН по морскому праву, в основу работы которой были положены проекты универсальных конвенций, разработанные в 1949-1957 гг. Комиссией международного права ООН. В конференции участвовали 86 государств, т.е. подавляющее их число в тот момент.
Конференция разработала и приняла четыре Женевские конвенции по морскому праву 1958 г., а именно: Конвенцию об открытом море; Конвенцию о территориальном море и прилежащей зоне; Конвенцию о континентальном шельфе и Конвенцию о рыболовстве и охране живых ресурсов моря.
Конвенции получили широкое признание государств, ставших их участниками, положили начало кодификации и прогрессивному развитию современного морского права.
Однако первая Женевская конференция не смогла достичь сколько-нибудь заметного единодушия по весьма важному вопросу - о предельной ширине территориального моря (иное наименование - территориальные воды). Одни государства выступали за трехмильный, другие - за шестимильный, третьи - за двенадцатимильный лимит. Иначе говоря, речь шла о переделе территории государств, имеющих морское побережье.
Специально для обсуждения этого вопроса в 1960 г. в Женеве была созвана вторая Конференция ООН по морскому праву. Но и она окончилась безрезультатно. В итоге некоторые государства, особенно возникшие в результате деколонизации новые независимые государства, стали расширять свои территориальные воды вплоть до 200 морских миль или же устанавливать прибрежные экономические и рыболовные зоны, подчиненные их исключительной юрисдикции, шириной до 200-300 миль. Возникла сложная и опасная ситуация в деле исследования и использования Мирового океана на равноправной основе всеми государствами с должным учетом их географического положения и интересов применительно к Мировому океану.
С целью решения этой острой и глобальной проблемы по решению Генеральной Ассамблеи ООН в 1973 г. была созвана III Конференция ООН по морскому праву.
Конференция состоялась в 1973-1982 гг., было проведено 11 ее сессий. Специальная сессия для подписания Конвенции состоялась в декабре 1982 г. на Ямайке.
В конечном счете конференция завершилась выдающимся успехом: был разработан и принят текст Конвенции Организации Объединенных Наций по морскому праву, регулирующей все основные виды деятельности государств по исследованию и использованию пространств и ресурсов Мирового океана.
Этого удалось достичь, в частности, благодаря методу работы конференции: принятию ее текста на основе консенсуса, т.е. отсутствия возражения против устанавливаемого юридического правила со стороны какого-либо государства - участника конференции, и "пакетного подхода" - принятия решений применительно к различным группам устанавливаемых норм с учетом неразрывной связи между ними. Государства-участники проявляли готовность поступиться некоторыми своими интересами применительно к какой-то группе норм при условии, что их существенные права и интересы будут в должной мере отражены в другой группе норм.
В преамбуле Конвенции подчеркивается "тесная взаимосвязь проблем морского пространства и необходимость рассматривать их как единое целое". Весьма существенное значение приобретает, естественно, и вопрос о всеобщем участии в ней государств, по крайней мере ведущих морских держав.
Конвенция ООН по морскому праву вступила в силу 16 ноября 1994 г. после того, как ее ратифицировали и стали ее участниками 60 государств. Как гласит ее преамбула, целью Конвенции является установление "правового режима для морей и океанов, который способствовал бы международным сообщениям и содействовал бы использованию морей и океанов в мирных целях, справедливому и эффективному использованию их ресурсов, сохранению их живых ресурсов, изучению, защите и сохранению морской среды".
Конвенция ООН по морскому праву 1982 г. и Женевские конвенции по морскому праву 1958 г. являются бессрочными международно-правовыми актами и сохраняют свою юридическую силу для их государств-участников. В то же время, согласно ст. 311 Конвенции ООН по морскому праву, она имеет преимущественную силу в отношениях между государствами-участниками перед Женевскими конвенциями по морскому праву 1958 г., т.е. в том случае, когда два государства являются одновременно участниками Конвенции 1982 г. и той или иной конвенции 1958 г. Это, разумеется, не касается тех пространств Мирового океана, юридический статус и режим которых не был определен в конвенциях 1958 г.
Итак, основным источником современного международного морского права является всеобъемлющая Конвенция ООН по морскому праву, устанавливающая правовой статус и юридический режим обозначенных в ней пространств Мирового океана, а также регулирующая полеты летательных аппаратов в воздушном пространстве над ним, т.е. в воздушном пространстве до границы его с космическим пространством.
Будучи отраслью общего международного права, современное морское право может применяться только во взаимосвязи с другими его нормами или по крайней мере в зависимости от случая, с некоторыми из них. Безусловно, оно должно исходить и сообразовываться с основными принципами современного международного права. Очевидно также, что к числу его положений относятся и нормы договоров о сокращении вооружений или разоружении, например соответствующие положения Договора о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, в космическом пространстве и под водой 1963 г., Договор о запрещении размещения на дне морей и океанов и в его недрах ядерного оружия и других видов оружия массового поражения 1971 г. и другие соответствующие договоры. Применительно к полетам летательных аппаратов в воздушном пространстве над Мировым океаном международное морское право тесно взаимодействует с международным воздушным правом и т.д.
Тем не менее основным источником современного морского права является Конвенция ООН по морскому праву. Это весьма обширный международно-правовой акт, включающий собственно Конвенцию (320 статей) и девять приложений к ней, составляющих неотъемлемую часть согласно ст. 318 Конвенции.
Конвенция помимо преамбулы включает 17 тесно взаимосвязанных между собой частей, а именно: Часть I - Введение; часть II - Территориальное море и прилежащая зона; часть III - Проливы, используемые для международного судоходства; Часть IV - Государства-архипелаги; Часть V - Исключительная экономическая зона; Часть VI - Континентальный шельф; Часть VII - Открытое море; Часть VIII - Режим островов; Часть IX - Замкнутые или полузамкнутые моря; Часть Х - Право государств, не имеющих выхода к морю, на доступ к морю и от него и на свободу транзита; Часть XI - Район; Часть XII - Защита и сохранение морской среды; Часть XIII - Морские научные исследования; Часть XIV - Разработка и передача морской технологии; Часть XV - Урегулирование споров; Часть XVI - Общие положения и Часть XVII - Заключительные положения.
Приложения озаглавлены: Далеко мигрирующие виды; Комиссия пo границам континентального шельфа; Основные условия поиска, разведки и разработки ресурсов Района; Устав предприятия; Согласительная процедура; Статут Международного трибунала по морскому праву; Арбитраж; Специальный арбитраж; Участие международных организаций.
Одно лишь перечисление частей Конвенции и ее приложений наглядно свидетельствует о том, насколько продвинулось международно-правовое регулирование исследования и использование пространств Мирового океана по сравнению с Женевскими конвенциями 1958 г. Последние имели в виду лишь четыре вида морских пространств - территориальное море, прилежащую к нему зону, открытое море и континентальный шельф. Ныне же речь идет также о таких, в частности, морских пространствах, как исключительная экономическая зона, международный район морского дна, воды государств-архипелагов, проливы, используемые для международного судоходства, ; замкнутые или полузамкнутые моря.
Конвенция ООН прежде всего и главным образом устанавливает правовой статус и юридический режим тех морских странств Мирового океана, о которых в ней идет речь. Это тесно между собой связанные, но различные юридические понятия. Последнее очевидно, когда речь идет, например, об исключительной экономической зоне или о международном районе морского дня (Районе), поскольку соответствующих географических понятий не существует. Но это не столь очевидно применительно, например, к континентальному шельфу как району морского дна, имеющему такой юридический статус, пределы которого не совпадают с пределами континентального шельфа в географическом смысле.
Итак, Конвенция определяет юридический статус обозначенных в ней морских пространств (территориальное море, прилежащая зона, открытое море, континентальный шельф и т.д.) и их пределы (границы) в целях установления их юридического режима, т.е. совокупности прав и обязательств участников Конвенции применительно к пространству, имеющему данный статус.
В ч. I Конвенции, озаглавленной "Введение", определяются некоторые базовые термины-понятия Конвенции, в том числе касающиеся возможных ее участников. Это прежде всего "государство-участник" - государство, которое согласилось на обязательность для него Конвенции и для которого она находится в силе (подп. 1 п. 2 ст. 1). Второй же подпункт этой статьи гласит, что Конвенция применяется к перечисленным в п. 1 "b"-"f" ст. 305 Конвенции субъектам права, которые становятся участниками Конвенции в соответствии с условиями, характерными для каждого из них.
Это главным образом "самоуправляющиеся ассоциированные государства", обладающие компетенцией по вопросам, регулируемым Конвенцией, в том числе компетенцией заключать соответствующие договоры.
Что-либо конкретное о таких ассоциированных государствах сказать сегодня невозможно. Практически участниками Конвенции пока становятся государства.
В то же время участниками Конвенции в соответствии со ст. 305 могут стать "международные организации согласно Приложению IX". Это породило существенную путаницу в понимании существа данного Приложения, в частности, в отечественной международно-правовой доктрине.
Статья 1 Приложения IX, озаглавленная "Употребление термина "международная организация", гласит: "Для целей статьи 305 и настоящего приложения термин "международная организация" означает учрежденную государствами межправительственную организацию, которой ее государства-члены передали компетенцию в вопросах, регулируемых настоящей Конвенцией, в том числе компетенцию по заключению договоров, относящихся к таким вопросам".
Последующие статьи этого Приложения вносят дополнительные уточнения в его условия. Эти дополнительные условия практически невозможно соблюсти. Однако главное, что следует из ст. 1 Приложения и что следует установить, состоит в том, что речь в Приложении IX идет не о международных организациях как таковых, а об объединениях государств, именуемых в гл. Х настоящего труда конфедерациями или наднациональными организациями.
Применительно к морскому праву речь практически идет о Европейском экономическом сообществе (ЕЭС), ныне Европейском союзе (ЕС), которому государства-члены передали полномочия заключать международные договоры об использовании их исключительных экономических зон. Других подобных конфедераций государств (наднациональных организаций) пока нет.
С учетом вышесказанного ЕЭС подписало Конвенцию.
Не вдаваясь в подробности положений Приложения IX, можно с полным основанием утверждать, что единственное межгосударственное объединение, которое имелось в виду при формулировании положений этого Приложения, это именно ЕЭС.
Напомним в заключение этого параграфа то, что говорилось в главе о территории согласно международному праву и действительно применительно к морским пространствам.
В числе морских пространств есть пространства, составляющие интегральную часть государственной территории прибрежного государства, на которую распространяются его суверенитет и юрисдикция (внутренние воды, территориальное море и воздушное пространство над ними). Правовой режим таких пространств устанавливается прибрежным государством с учетом его соответствующих международных обязательств.
В то же время другая часть морских пространств имеет статус негосударственной (международной) территории, правовой режим которой устанавливается исключительно международным правом, в частности и в особенности международным морским правом, о котором идет речь.

§ 2. Правовой статус и режим морских пространств
Остановимся лишь на некоторых принципиальных положениях Конвенции, касающихся юридического статуса и режима морских пространств, которые тщательно и детально регулируют порядок их установления, исследования и использования в мирных целях и на благо человечества.
Внутренние воды. Конвенция ООН по морскому праву, как прежде и Конвенция о территориальном море и прилежащей зоне 1958 г., предусматривает наличие у прибрежных государств морских пространств, имеющих статус внутренних вод, составляющих интегральную часть территории государства, включая воздушное пространство над ними, на которые распространяется суверенитет прибрежного государства со всеми вытекающими из этого последствиями. При этом Конвенция устанавливает, что исходной линией, от которой измеряется ширина территориального моря, является, в частности, внешняя граница внутренних вод. Конвенция также гласит, что, за исключением случаев, предусмотренных в ее части о государствах-архипелагах, воды, расположенные в сторону берега от исходной линии территориального моря, составляют часть внутренних вод государства.
Для установления внешней границы внутренних вод приходится поэтому прибегать к долговременной практике государств и их законодательству, ее отражающему.
Согласно законодательству СССР, а ныне России, внутренними водами являются воды заливов, губ и лиманов, берега которых принадлежат государству до линии естественного входа в них, не превышающего 24 морских миль; воды морских портов; воды заливов, губ и лиманов, морей и проливов, исторически принадлежащие государству, независимо от ширины входа в них. Последние именуются в доктрине "исторически внутренними водами", поскольку их статус как таковых сложился в силу стародавней практики государства, прямо или молчаливо признанной подавляющим большинством других государств.
К внутренним водам России относится, например, на Дальнем Востоке залив Петра Великого с шириной входа в 102 морские мили, Чешская губа в Баренцевом море.
Некоторые другие государства также рассматривают в качестве своих внутренних вод морские пространства с шириной входа в них более 24 морских миль. Например, такие исторические внутренние воды имеют Канада (Гудзонов залив), Норвегия и Тунис. Однако международное морское право вообще и Конвенция ООН 1982 г. в частности не содержат положений об условиях отнесения соответствующих морских пространств к историческим внутренним водам.
К внутренним водам, согласно Конвенции, ныне относятся также воды между исходными линиями, от которых отмеряется ширина территориального моря, и побережьем.
Правовой режим внутренних вод устанавливается законодательством прибрежного государства. Как правило, любые иностранные суда могут заходить во внутренние воды государства лишь с его разрешения - общего в соответствии с правилами, изложенными в "Извещениях мореплавателям", или специального, касающегося иностранных военных кораблей.
Прибрежное государство определяет также порядок доступа в свои порты иностранных судов и устанавливает правила, которым они должны следовать во время пребывания там. В частности, государство устанавливает, какие именно порты открыты для захода иностранных судов. Оно вправе в необходимых случаях отменить соответствующее разрешение или ограничить доступ в тот или иной порт определенным категориям судов, в частности по причине обеспечения экономической безопасности или безопасности мореплавания.
В итоге для захода во внутренние воды и порты иностранные суда и их судоводители должны иметь исчерпывающие данные о соответствующем законодательстве прибрежного государства и строго ему следовать.
Территориальное море. Конвенция ООН по морскому праву (ст. 2) предусматривает, что суверенитет прибрежного государства распространяется за пределы его сухопутной территории и внутренних вод, а в случае государства-архипелага - его архипелажных вод, на примыкающий морской пояс, называемый территориальным морем (равнозначный термин - "территориальные воды"). Он распространяется на воздушное пространство над территориальным морем, равно как на его дно и недра, и осуществляется с соблюдением Конвенции и других норм международного права.
В своей основе аналогичное определение, но без указания архипелажных вод, содержится в Конвенции о территориальном море и прилежащей зоне 1958 г. Но как уже отмечалось, на Конференциях по морскому праву 1958 и 1960 гг. не было достигнуто согласия о ширине территориального моря. Поэтому важным достижением конференции, принявшей Конвенцию ООН 1982 г., явилось достижение консенсуса по этому вопросу.
В соответствии с Конвенцией ООН 1982 г. каждое государство имеет право устанавливать ширину своего территориального моря до предела, не превышающего 12 морских миль, отмеряемых от исходных линий, определенных на основе этой Конвенции.
Таким образом, был установлен юридический статус территориального моря как интегральной части территории прибрежного государства, находящейся под его суверенитетом, в отношении которой государство осуществляет свою юрисдикцию с учетом обязательств по настоящей Конвенции и других норм международного морского права.
Однако установление юридического статуса того или иного пространства предполагает определение его границ, о чем специально говорилось в гл. XV.
В общем виде границы территориального моря обозначены в ст. 2 Конвенции 1982 г., озаглавленной "Правовой статус территориального моря, воздушного пространства над территориальным морем, а также его дна и недр". Оно простирается за пределы сухопутной территории прибрежного государства и его внутренних вод на расстояние, не превышающее 12 морских миль, а для государств-архипелагов на то же расстояние, отсчитываемое от их архипелажных вод. В недра дна граница территориального моря теоретически продолжается до центра Земли, практически - на технически доступную глубину. Воздушное пространство над территориальным морем простирается до границы воздушного пространства с космическим.
Следовательно, когда ширина территориального моря отмеряется от его внутренних вод, действительно вышесказанное применительно к таким водам, а также то, что установлено в соответствующей части Конвенции применительно к архипелажным водам.
Иначе обстоит дело с сухопутной территорией прибрежных государств. В этом случае ширина территориального моря отмеряется от "исходных линий", определенных в соответствии с Конвенцией. И проведение таких исходных линий весьма подробно регламентируется Конвенцией.
Прежде всего ее ст. 5 гласит, что такой "нормальной исходной линией" является линия наибольшего отлива вдоль берега, указанная на официально признанных прибрежным государством морских картах крупного масштаба.
Однако при определенных природных и иных условиях прибрежное государство для проведения исходной линии может использовать метод "прямых исходных линий", соединяющих соответствующие точки, чему посвящена специальная ст. 7. Это, в частности, касается мест, где береговая линия глубоко врезана и извилиста или где имеется вдоль берега и в непосредственной близости от него цепь островов, а также где из-за наличия дельты или других природных условий линия является крайне непостоянной. Наиболее выдающиеся в море портовые сооружения при предусмотренных условиях рассматриваются как часть берега.
Согласно ст. 121 Конвенции, принадлежащие прибрежному государству острова имеют собственное территориальное море. Для островов ,расположенных на атоллах, или островов с окаймляющими рифами исходной линией для измерения ширины территориального моря служит обращенная к морю линия рифа при наибольшем отливе (ст. 6).
Соответственно внешней границей территориального моря является линия, каждая точка которой находится от ближайшей точки исходной линии на расстоянии, равном ширине территориального моря.
При этом рейды, которыми обычно пользуются для погрузки, разгрузки и якорной стоянки судов и которые иначе были бы расположены целиком или частично за границей территориального моря, включаются в территориальное море.
Когда берега двух государств расположены один против другого или примыкают друг к другу, то пределом территориального моря каждого из них должна служить соответствующая срединная линия, если между ними не заключено соглашения об ином (ст. 15).
Правовой режим территориальных вод, находящихся под суверенитетом и исключительной юрисдикцией прибрежного государства, устанавливается им при соблюдении положений Конвенции и издревле существующих обычноправовых норм, касающихся права мирного прохода судов всех иностранных государств как прибрежных, так и не имеющих выхода к морю, - через территориальное море данного государства.
Под проходом понимается плавание через территориальное море с целью:
a) пересечь это море, не заходя во внутренние воды или не становясь на рейде или у портового сооружения за пределами внутренних вод; или
b) пройти во внутренние воды или выйти из них или стать на рейде или у такого портового сооружения.
Проход является мирным, если только им не нарушается мир, добрый порядок и безопасность прибрежного государства. Такой проход должен совершаться в соответствии с Конвенцией и другими нормами международного права (п. 1 ст. 18).
Проход иностранного судна считается нарушающим мир, добрый порядок или безопасность прибрежного государства, если в территориальном море оно осуществляет любой из видов деятельности, обозначенных в подпунктах "а"-"е" п. 2 ст. 19.
Прибрежное государство может принимать законы и правила, относящиеся к мирному проходу, а также установить морские коридоры и схемы разделения движения судов с учетом обеспечения безопасности судоходства.
Помимо правил, применяемых ко всем иностранным судам, Конвенция содержит дополнительные правила, применяемые к военным кораблям и другим государственным судам, эксплуатируемым в некомерческих целях, которые пользуются в соответствии с международным правом иммунитетом от иностранной юрисдикции. Прибрежное государство в случае нарушения его законов и правил, касающихся мирного прохода, может потребовать от таких кораблей и судов немедленно покинуть его территориальное море. Государство флага такого корабля или судна несет международную ответственность за любой ущерб или убытки, причиненные прибрежному государству в силу несоблюдения предписаний, касающихся мирного прохода через территориальное море.
Прибрежное государство может принимать в своем территориальном море меры, необходимые для недопущения прохода, не являющегося мирным. Оно может также приостанавливать в определенных районах своего территориального моря осуществление права мирного прохода иностранных судов, если это существенно важно для охраны его безопасности (ст. 25).
Прилежащая зона. Конвенция устанавливает (ст. 33), что прибрежное государство в зоне, прилежащей к его территориальному морю (т.е. за пределами своей территории, в открытом море) и называемой прилежащей зоной может осуществлять контроль, необходимый:
a) для предотвращения нарушений таможенных, фискальных, иммиграционных или санитарных законов и правил в пределах его территории или территориального моря;
b) для наказания за нарушение вышеупомянутых законов и правил, совершенное в пределах его территории или территориального моря.
Прилежащая зона не может распространяться за пределы 24 морских миль от исходных линий, от которых отмеривается ширина территориального моря.
Таким образом, прибрежное государство в прилежащей зоне пользуется двоякого рода строго ограниченными правомочиями или строго ограниченной юрисдикцией: правом контроля судна, направляющегося в его территориальные воды, с целью предотвращения возможных нарушений установленных им законов и правил, касающихся иностранных судов, и правом преследования покинувших территориальное море иностранных судов, нарушивших такие законы и правила, поскольку это касается судов, не пользующихся иммунитетом от иностранной юрисдикции.
Открытое море. Открытое море - это часть пространств Мирового океана, не составляющая территории прибрежного государства. Иначе говоря, речь идет о морских пространствах, включая воздушное пространство над ними, имеющих юридический статус негосударственной (между-народной) территории, правовой режим которой регулируется исключительно международным правом.
Соответственно, Конвенция об открытом море 1958 г. гласит, что слова "открытое море" означают все части моря, которые не входят ни в территориальное море, ни во внутренние воды какого-либо государства. Открытое море, провозгласила Конвенция, открыто для всех наций, и никакое государство не вправе претендовать на подчинение какой-либо части его своему суверенитету. Это основополагающее положение содержит и Конвенция ООН по морскому праву (ст. 89).
Однако настоятельные потребности исследования и использования пространств и ресурсов Мирового океана в мирных целях и на благо всего человечества привели к выделению в открытом моде частей или зон, имеющих специальный юридический статус и соответствующий ему правовой режим, учитывающий, в частности, особые потребности и интересы прибрежных государств, а также соответствующие потребности и интересы всех других государств.
Поэтому положения об открытом море Конвенции ООН по морскому праву подлежат применению с учетом специального статуса и режима континентального шельфа, архипелажных вод, исключительных экономической зоны и Района (международного района морского дна).
Провозглашенная Конвенцией свобода открытого моря для всех государств как прибрежных, так и не имеющих выхода к морю включает, в частности (но не исключительно) свободу судоходства, свободу полетов, свободу прокладывать подводные кабели и трубопроводы, свободу возводить искусственные острова и другие установки, допускаемые в соответствии с международным правом, свободу рыболовства с соблюдением соответствующих условий и свободу научных исследований, регламентированных в ч. VI и XIII Конвенции.
Все государства осуществляют эти свободы должным образом учитывая заинтересованность других государств в пользовании свободами открытого моря.
Каждое государство имеет право на то, чтобы его суда плавали в открытом море, определяет условия предоставления своей национальности таким судам и выдает им соответствующие документы. Между государством и судном должна существовать реальная связь.
В открытом море на судно, плавающее под флагом данного государства, распространяется его исключительная юрисдикция, кроме случаев, прямо предусмотренных в Конвенции и других международных договорах.
Каждое государство должно эффективно осуществлять в административных, технических и социальных вопросах свою юрисдикцию и контроль над судами, плавающими под его флагом.
Государство флага обязано принимать эффективные меры для предотвращения перевозки рабов на его судах и наказания за такие перевозки.
Все государства должны сотрудничать в деле пресечения пиратства в открытом море или в любом другом месте за пределами юрисдикции какого-либо государства. В этих целях любое государство может захватить пиратское судно или пиратский летательный аппарат, арестовать находящихся на нем лиц и захватить находящееся на нем имущество для дальнейшего соответствующего судебного преследования. Захват за пиратство осуществляется военными кораблями или военными летательными аппаратами или другими судами и аппаратами, состоящими на правительственной службе.
Все государства сотрудничают в пресечении незаконной торговли наркотиками и психотропными веществами, осуществляемой судами в открытом море, и в пресечении несанкционированного вещания в открытом море.
В соответствии с ч. XII Конвенции (о защите и сохранении морской среды) государства обязаны индивидуально или совместно принимать меры, которые необходимы для предотвращения, сокращения и сохранения под контролем загрязнения морской среды из любого источника, в том числе загрязнения с судов, от установок и устройств, используемых при разведке и разработке морских природных ресурсов, от других установок и устройств, эксплуатируемых в морской среде, в частности в пространствах открытого моря. Государства сотрудничают на всемирной и региональной основе в формулировании и разработке международных норм, стандартов и рекомендуемых практики и процедур для защиты и сохранения морской среды.
Континентальный шельф. Континентальный шельф - пространство морского дна и его недр, имеющее такой юридический статус и соответствующий правовой режим, как они установлены Конвенцией о континентальном шельфе 1958 г. и ч. VI Конвенции ООН по морскому праву 1982 г.
Однако имеется и естественнонаучное понятие континентального шельфа, которое так или иначе необходимо принимать во внимание при определении юридического статуса этого пространства. С этой точки зрения континентальный шельф - подводное продолжение материка прибрежного государства до его резкого обрыва в глубину или перехода в материковый склон.
Согласно Конвенции 1958 г., термин "континентальный шельф" употребляется применительно: а) к поверхности и недрам морского дна подводных районов, примыкающих к берегу, но находящихся вне зоны территориального моря, до глубины 200 м или, за этим пределом, до такого места, до которого глубина покрывающих вод позволяет разработку естественных богатств этих районов; б) к поверхности и недрам подобных подводных районов, примыкающих к берегам островов.
Для целей же Конвенции ООН по морскому праву потребовалось разработать детальные положения о статусе континентального шельфа, чему посвящена ст. 76 Конвенции, включающая девять обширных пунктов и п. 10, гласящий, что статья не затрагивает вопроса о делимитации континентального шельфа между государствами с противолежащими или смежными побережьями.
Согласно п. 1 ст. 76, континентальный шельф прибрежного государства включает в себя морское дно и недра подводных районов, простирающихся за пределы территориального моря на всем протяжении естественного продолжения его сухопутной территории до внешней границы подводной окраины материка или на расстояние 200 морских миль от исходных линий, от которых отмеряется ширина территориального моря, когда внешняя граница подводной окраины материка не распространяется на такое расстояние.
Таким образом, если установлен 200-мильный предел, то он распространяется не только на подводную окраину материка, но и на лежащую за ней глубоководную часть морского дна и его недр. В то же время, когда подводная окраина простирается за такие пределы, то государство получает дополнительные выгоды от разработки ресурсов континентального шельфа, в силу чего оно должно делать отчисления и взносы в установленных размерах в пользу других участников Конвенции.
Правовой режим континентального шельфа сводится к тому, что прибрежное государство осуществляет над континентальным шельфом суверенные права в целях разведки и разработки его природных ресурсов. Эти права являются исключительными в том смысле, что никто другой не может осуществлять деятельность на континентальном шельфе такого государства без его определенно выраженного согласия на то.
Природные ресурсы континентального шельфа включают минеральные и другие неживые ресурсы морского дна и его недр, а также живые организмы, относящиеся к "сидячим видам", как они определены в п. 4 ст. 77.
Суверенные права прибрежного государства на континентальный шельф не затрагивают юридического статуса покрывающих вод и воздушного пространства над этими водами как пространств открытого моря. Осуществление своих суверенных прав прибрежным государством не должно, в частности, ущемлять осуществление судоходства и других прав и свобод иных государств, предусмотренных Конвенцией для открытого моря.
Все государства имеют также право прокладывать подводные кабели и трубопроводы на континентальном шельфе, но определение трассы такой прокладки должно осуществляться с согласия прибрежного государства.
Исключительная экономическая зона. Пространства Мирового океана, имеющие юридический статус исключительной экономической зоны, - одно из новейших явлений в современном международном морском праве, нашедших воплощение в рассматриваемой Конвенции ООН.
Исключительная экономическая зона, согласно Конвенции (ст. 55), представляет собой район, который находится за пределами территориального моря, прилегает к нему и подпадает под установленный в настоящей части Конвенции особый правовой режим.
Ширина исключительной экономической зоны не должна превышать 200 морских миль, отсчитываемых от исходных линий, от которых отмеряется ширина территориального моря.
Правовой режим этой зоны предусматривает, что прибрежное государство осуществляет в ней:
суверенные права в целях разведки, разработки и сохранения природных ресурсов, как живых, так и не живых, в водах, покрывающих морское дно, на морском дне и в его недрах, а также в целях управления этими ресурсами и в отношении других видов деятельности по экономической разведке и разработке указанной зоны, таких, как производство энергии путем использования воды, течений и ветра;
юрисдикцию в отношении создания и использования искусственных островов, установок и сооружений, морских научных исследований, защиты и сохранения морской среды;
другие права и обязанности, предусмотренные Конвенцией.
Прибрежное государство имеет исключительное право сооружать в зоне искусственные острова, установки и сооружения, а также разрешать и регулировать их создание, эксплуатацию и использование. Оно осуществляет исключительную юрисдикцию над такими островами, установками и сооружениями, издает соответствующие законы и правила, а также определяет допустимый улов живых ресурсов в своей исключительной экономической зоне и принимает меры по их сохранению от чрезмерной эксплуатации.
Все другие государства пользуются в зоне правами, свободами и юрисдикцией, предусмотренными положениями Конвенции, касающимися открытого моря.
Прибрежное государство при осуществлении своих суверенных прав и юрисдикции в исключительной экономической зоне обязано должным образом учитывать права и интересы других государств, как они предусмотрены в Конвенции.
Международный район морского дна. Помимо исключительной экономической зоны, другим важнейшим нововведением в морском праве явилось выделение в пространствах открытого моря имеющей юридический статус международного района морского дна зоны, правовой режим которой регулируется ч. XI Конвенции, озаглавленной "Район".
Юридический статус Района определен в ч. I Конвенции "Введение" (ст. 1). Для целей настоящей Конвенции, гласит эта статья, "Район" означает дно морей и океанов и его недра за пределами национальной юрисдикции.
Поскольку национальная юрисдикция прибрежных государств в Мировом океане распространяется на морское дно и его недра в пределах континентального шельфа (в юридическом смысле), то границами Района являются внешние границы континентальных шельфов прибрежных государств. Иными словами, это дно и недра глубоководных районов морей и океанов за пределами континентальных шельфов прибрежных государств.
Особый статус Района стал необходимым для регулирования "деятельности в Районе", которая означает все виды деятельности по разведке и разработке ресурсов Района (ст. 1), ставшие технически и технологически возможными в результате научно-технического прогресса.
Правовому режиму Района и управлению деятельностью в нем посвящены ст. 136-191 Конвенции, составляющие содержание разделов этой части Конвенции, которые озаглавлены: "Принципы, регулирующие Район", "Освоение ресурсов Района" и "Орган" (означающий Международный орган по морскому дну).
Ниже приводятся некоторые наиболее существенные положения этих разделов.
Согласно разделу о принципах регулирования деятельности в Районе, он и его ресурсы являются "общим наследием человечества" (ст. 136). Ни одно государство не может претендовать на суверенитет или суверенные права или осуществлять их в отношении какой бы то ни было части Района или его ресурсов.
Все права на ресурсы Района принадлежат всему человечеству, от имени которого действует Орган.
Ни одно государство, физическое или юридическое лицо не может претендовать на права на полезные ископаемые, добываемые в Районе, приобретать или осуществлять их иначе, как в соответствии с настоящей частью Конвенции.
Деятельность в Районе осуществляется на благо всего человечества, независимо от географического положения государств как прибрежных, так и не имеющих выхода к морю и с учетом интересов и нужд развивающихся государств.
Район открыт для использования исключительно в мирных целях всеми государствами без какой-либо дискриминации.
Морские научные исследования в Районе осуществляются в мирных целях и на благо всего человечества.
В соответствии с Конвенцией в отношении деятельности в Районе принимаются меры, необходимые для обеспечения эффективной защиты морской среды от вредных для нее последствий, которые могут возникнуть в результате такой деятельности.
Деятельность в Районе осуществляется с разумным учетом другой деятельности в морской среде. Установки, используемые для осуществления деятельности в Районе, должны отвечать условиям, обозначенным в Конвенции.
Раздел об освоении ресурсов Района устанавливает, что деятельность в Районе, конкретно предусматриваемая Конвенцией, должна осуществляться таким образом, чтобы способствовать здоровому развитию мировой экономики и сбалансированному росту международной торговли, а также содействовать международному сотрудничеству для всестороннего развития всех стран, особенно развивающихся государств.
"Ресурсы" Района для целей Конвенции означают все твердые, жидкие или газообразные минеральные ресурсы, включая полиметаллические конкреции, находящиеся на морском дне Района или в его недрах. Будучи извлечены из Района, они рассматриваются как "полезные ископаемые".
Соответствующая деятельность в Районе организуется, осуществляется и контролируется Органом от имени всего человечества. Субъектами этой деятельности являются учреждаемое в соответствии с Конвенцией Предприятие (международное предприятие) и государства - участники Конвенции, либо государственные предприятия, либо в случае, если государства-участники поручились за них, физические или юридические лица, имеющие гражданство государств-участников или находящиеся под эффективным контролем этих государств.
В разделе данной части Конвенции, посвященном функциям и полномочиям Органа, предусматривается, что все государства - участники Конвенции ipso facto являются членами Органа, который может создавать такие региональные центры или отделения, какие он сочтет необходимыми для осуществления своих функций.
Орган является организацией, с помощью которой государства - участники Конвенции организуют и контролируют деятельность в Районе, особенно в целях управления его ресурсами.
В качестве главных его органов учреждаются Ассамблея, Совет и Секретариат Органа. Ассамблея, состоящая из всех членов Органа, рассматривается в качестве высшего такого органа, перед которым отчитываются все другие главные органы. Она также избирает членов Совета, членов правления и генерального директора предприятия.
Совет является исполнительным органом Органа. Он, в частности, контролирует и координирует выполнение положений Конвенции по всем вопросам и проблемам в рамках компетенции Органа и обращает внимание Ассамблеи на случаи несоблюдения таких положений.
Ни положения Конвенции, касающиеся Района, ни какие-либо права, предоставляемые или осуществляемые в соответствии с ней, не затрагивают правового статуса вод, покрывающих Район, или правового статуса воздушного пространства над этими водами.
Воды государств-архипелагов. Определение юридического статуса и правового режима архипелажных вод также является одной из новелл Конвенции 1982 г.
Согласно ч. IV Конвенции, озаглавленной "Государства-архипелаги", термин "государство-архипелаг" означает государство, которое полностью состоит из одного или более архипелагов и может включать другие острова. "Архипелаг" означает группу островов, включая части островов, соединяющие их воды и другие природные образования, которые настолько тесно взаимосвязаны, что составляют единое географическое, экономическое и политическое целое или исторически считаются таковыми.
На архипелажные воды и воздушное пространство над ними, а также на их дно и недра, равно как и на их ресурсы, распространяется суверенитет государства-архипелага. Этот суверенитет распространяется при условии соблюдения положений данной части Конвенции.
Границей архипелажных вод являются архипелажные исходные линии, проведенные в соответствии со ст. 47 Конвенции. В пределах своих архипелажных вод государство-архипелаг может проводить замыкающие линии для делимитации своих внутренних вод.
Вместе с тем Конвенция учитывает исторически сложившиеся и иные потребности всех других государств в части пользования архипелажными водами в мирных целях, в том числе в целях морского судоходства.
При условии соблюдения правового режима внутренних вод, находящихся в пределах архипелажных вод, суда всех государств пользуются правом мирного прохода через архипелажные воды, именуемым в Конвенции правом архипелажного прохода по морским территориям.
Архипелажное государство может устанавливать морские коридоры и расположенные над ним воздушные коридоры, приемлемые для непрерывного и быстрого прохода иностранных судов через его архипелажные воды и прилегающее территориальное море и пролета иностранных летательных аппаратов над ними.
Ширина территориального моря, прилежащей зоны, исключительной экономической зоны и континентального шельфа государства-архипелага отмеряется от архипелажных исходных линий. В указанных пределах юридический статус и правовой режим этих пространств государств-архипелагов тот же, что и предусмотренный в соответствующих случаях для прибрежных государств.
Таковы особенности юридического статуса и правового режима архипелажных вод, существенно отличающие его от статуса и режима внутренних вод прибрежных государств. Это, очевидно, разумный учет баланса потребностей и интересов государств-архипелагов и всех других государств в пределах пространств Мирового океана.
Проливы, используемые для международного судоходства. С географической точки зрения проливы - это воды морского пространства, расположенные между теми или иными обширными пространствами, образующими соответствующие моря или океаны, соединяющие их воды в единое географическое целое, служащие для входа или выхода из них, в том числе издревле используемые для морского судоходства. В последнем случае такое беспрепятственное их использование приобретает для всех государств исключительно важное значение, требует соответствующего международно-правового регулирования, что и имеет место в международной практике.
Задача соответствующего международно-правового регулирования осложняется тем, что воды проливов, используемых для международного судоходства, полностью или частично могут составлять воды, находящиеся под суверенитетом или юрисдикцией одного и того же прибрежного государства или противолежащих прибрежных государств. Именно это и учитывается в Конвенции при определении юридического статуса вод соответствующих проливов.
Одно из общих положений этой части Конвенции гласит, что установленный ею режим прохода через проливы, используемые для международного судоходства, не затрагивает в других отношениях ни правового статуса вод, образующих такие проливы, ни осуществления государствами, граничащими с проливами, их суверенитета или юрисдикции над такими водами, воздушным пространством над ними, их дном и недрами. Такие суверенитет или юрисдикция осуществляются с соблюдением положений данной части Конвенции и других норм международного права.
Кроме того, эти положения не затрагивают правового режима проливов, проход в которых регулируется в целом или частично давно существующими и находящимися в силе международными конвенциями, которые относятся специально к таким проливам.
Сферой действия рассматриваемой части Конвенции являются проливы, используемые для международного судоходства между одной частью открытого моря или исключительной экономической зоны и другой частью открытого моря или исключительной экономической зоны. В таких проливах все суда и летательные аппараты "пользуются правом транзитного прохода, которому не должно чиниться препятствий".
Таким образом, правовой режим рассматриваемых проливов - это режим беспрепятственного транзитного прохода, в отличие от режима мирного прохода, установленного для других соответствующих морских пространств.

§ 3. Урегулирование споров
Конвенция ООН 1982 г. содержит специальную ч. XV, посвященную урегулированию споров между государствами-участниками, касающихся толкования или применения этой Конвенции. В свою очередь, в предусмотренных случаях положения этой части отсылают к другим разделам Конвенции.
Конвенция подтверждает обязанность сторон в споре урегулировать спор мирными средствами в соответствии с Уставом ООН и их право договориться об урегулировании спора любыми мирными средствами по их выбору. В то же время предусматривается обязанность сторон в споре без промедления приступить к обмену мнениями относительно урегулирования путем переговоров или другими мирными средствами.
Государство, являющееся стороной в споре, может, в частности, предложить другой стороне передать этот спор на урегулирование в порядке согласительной процедуры, предусмотренной в Приложении V Конвенции.
Таким образом, по общему правилу, предусматривается обязанность и право сторон в споре урегулировать его любыми мирными средствами по их выбору.
Однако в разд. 2 этой части Конвенции об обязательных процедурах, влекущих за собой обязательные решения, предусматривается, что если спор не был урегулирован избранными сторонами средствами, то по требованию любой стороны в споре он передается суду или арбитражу, компетентному его разрешать в соответствии с Конвенцией.
В этих целях государство - участник Конвенции может сделать письменное заявление о подходящих для него обязательных процедурах из числа перечисленных в ст. 287, а именно:
a)Международный трибунал по морскому праву, учрежденный в соответствии с Приложением VI;
b) Международный Суд;
c) арбитраж, образованный в соответствии с Приложением VII;
d) специальный арбитраж, образованный в соответствии с Приложением VIII.
Государство - сторона в споре, не сделавшее соответствующего заявления, считается согласившимся на арбитраж в соответствии с Приложением VII.
Наконец, вышеуказанное не затрагивает обязанности государств - участников Конвенции признавать компетенцию Камеры по спорам, касающимся морского дна, и Международного трибунала по морскому праву в объеме и порядке, предусмотренных в ч. XI Конвенции о международном районе морского дна.
Иначе говоря, Конвенция предусмотрела создание ряда специальных органов, призванных обеспечить выполнение ее положений в случаях, когда стороны в споре не смогли его урегулировать согласованными ими мирными средствами.


Глава XVIII
МЕЖДУНАРОДНОЕ ВОЗДУШНОЕ ПРАВО
§ 1. Общие положения
Международное воздушное право (МВП) - отрасль современного международного права, регулирующая международные полеты воздушных аппаратов (судов) той или иной национальной (государственной) принадлежности.
Таковым, как представляется, должно быть определение понятия "международное воздушное право" при условии выяснения значения используемых терминов, о чем будет говориться ниже. Конечно, любое определение существа отрасли международного права должно основываться на анализе соответствующих международно-правовых предписаний.
Между тем в отечественной доктрине международного права предложено значительное число определений МВП, существенно отличающихся друг от друга. Приведем два таких определения.
Так, в двухтомнике "Международное воздушное право" говорится, что МВП, являющееся отраслью международного права, "представляет собой систему норм, регулирующих отношения между государствами в связи с использованием воздушного пространства в целях осуществления международных воздушных сообщений и обеспечения их безопасности". *

* Международное воздушное право: В 2 кн. М., 1980. Кн. 1. С. 35.

В "Курсе международного права" содержится следующее определение: "Международное воздушное право (МВП) - часть международного права, представляющая собой систему норм, регулирующих отношения между субъектами международного права в связи с использованием воздушного пространства гражданской авиацией". *

* Курс международного права: В 7 т. М. 1992. Т. 5. С. 124.

Вместе с тем, подчеркивается далее, большая группа норм МВП связана с регулированием международных полетов как таковых, независимо от того, с какими целями они осуществляются. Это привело к формированию в МВП особого института "международных полетов", следовательно, указание в определении МВП на регламентацию отношений в связи с использованием воздушного пространства гражданской авиацией более четко характеризует предмет и сущность этой отрасли международного права.
Однако гражданская авиация государства использует воздушное пространство этого государства для перевозки пассажиров и грузов прежде всего в пределах его территории, что, естественно, не является и не может являться предметом международно-правового регулирования. Лишь международные полеты порождают потребность в таком регулировании.
Вернемся теперь к определению МВП, предложенному в начале этой главы, к тому, что из него следует.
Прежде всего, само наименование "международное воздушное право" предрешает вопрос о пространственной сфере его применения. Речь идет о пространстве, имеющем юридический статус воздушного пространства. Напомним при этом еще раз, что точной границы между воздушным и космическим пространствами не установлено. Трудности такого установления объясняются, в частности, тем, что аппараты типа "Шаттл" или "Буран" совершают полет как в космическом пространстве, так и (особенно при приземлении) в воздушном пространстве. Иначе говоря, вступают в действие как космическое, так и международное воздушное право.
Далее, воздушное пространство юридически не однородно. Часть его, расположенная над сухопутной и водной территорией государства, включая его территориальное море, является неотъемлемой частью территории, находящейся под суверенитетом государства, где ему принадлежит исключительная юрисдикция в отношении всех находящихся в пределах его территории физических и юридических лиц и иных объединений с должным учетом его соответствующих международных обязательств.
Другая часть воздушного пространства, расположенная над открытым морем и Антарктикой, является негосударственной, международной территорией со всеми вытекающими отсюда юридическими последствиями, изложенными, в частности, в гл. XII.
Поэтому в основе регулирования международных полетов лежат два основополагающих принципа: принцип полного и исключительного суверенитета государства над воздушным пространством над его территорией и принцип нераспространения суверенитета государства на воздушное пространство, расположенное над негосударственной, международной территорией.
Соответственно правовой режим воздушного пространства государства устанавливается его внутренним правом с учетом международных обязательств государства в соответствии с общими (универсальными), многосторонними или двусторонними соглашениями, участником которых оно является, а иногда в соответствии с односторонними юридическими актами государства, признанными другими государствами, которых они касаются (см. гл. I).
Правовой режим негосударственного, международного воздушного пространства устанавливается исключительно международным правом. В его основе свобода полетов над такими пространствами, подтвержденная, в частности, Конвенцией ООН по морскому праву и осуществляемая в соответствии с условиями этой Конвенции и других норм международного права.
Вышеизложенные принципиальные начала имеют в виду международно-правовое регулирование международных полетов в соответствии с предложенным определением МВП. Поэтому следующим подлежащим определению термином является термин "международный полет".
Основной источник современного воздушного права - Конвенция о международной гражданской авиации 1944г. (Чикагская конвенция) содержит определение термина "международное воздушное сообщение" как означающего воздушное сообщение, осуществляемое через воздушное пространство над территорией более чем одного государства (ст. 96).
Соответственно более короткий и более предпочтительный термин "международный полет" - это полет через воздушное пространство над территорией более чем одного государства. Иначе говоря, это полет с территории одного государства на территорию другого или других государств. Именно такие международные полеты и требуют регулирования и регулируются МВП.
Наконец, поскольку МВП регулирует взаимоотношения между государствами по поводу осуществления их национальными воздушными аппаратами (судами) международных полетов, существенное значение приобретает определение национальности воздушных судов, чему посвящена гл. III (ст. 17-21) Чикагской конвенции. Согласно основным положениям этой главы, воздушные суда имеют национальность того государства, в котором они зарегистрированы. Каждое воздушное судно, занятое в международной аэронавигации, имеет соответствующие национальные и регистрационные знаки.
Таково существо современного МВП в соответствии с предложенным его определением.

§ 2. Международные полеты и их регулирование
Поскольку основным источником современного МВП является Чикагская конвенция, необходим соответствующий ее анализ.
Конвенция, в соответствии с ее заглавием, посвящается деятельности международной гражданской авиации, но фактически ее положения существенно шире, касаются осуществления любых международных полетов, а также любой деятельности государств за пределами их национальной юрисдикции. Ее участниками являются за немногими исключениями все государства мира.
Конвенция, согласно ее ст. 3, "применяется только к гражданским воздушным судам и не применяется к государственным воздушным судам", каковыми являются воздушные суда, используемые на военной, таможенной и полицейской службах.
Но в то же время никакое государственное воздушное судно не производит полета над территорией другого государства и не совершает на ней посадки, кроме как с разрешения, предоставляемого специальным соглашением или иным образом, и в соответствии с его условиями.
Регулярные международные воздушные сообщения (международные полеты), регулируемые Чикагской конвенцией, не могут осуществляться над территорией или на территорию государства-участника иначе чем по специальному разрешению или с иной санкции этого государства. Чаще всего такое разрешение дается путем заключения соответствующих международных соглашений.
Однако государства - участники Конвенции согласились, что все воздушные суда других государств, не занятые в регулярных воздушных сообщениях, имеют право при соблюдении положений Конвенции осуществлять полеты на их территорию или транзитные беспосадочные полеты через их территорию без получения предварительного разрешения.
Конвенция также учредила Международную организацию гражданской авиации (ИКАО), подробно определив ее цели и задачи (ст. 44). В их числе: обеспечивать безопасное и упорядоченное развитие международной гражданской авиации во всем мире; способствовать безопасности полетов в международной аэронавигации.
Обеспечение безопасности международных полетов - одна из главнейших целей МВП. Эта цель достигается путем разработки мер, касающихся технической надежности авиационной техники, аэропортов и других средств, используемых в международной аэронавигации, что входит в задачу ИКАО и составляет содержание принимаемых ею регламентов, а также путем установления правил и регламентов, касающихся полетов и маневрирования воздушных судов. Она также достигается путем заключения международных конвенций по инициативе ИКАО о незаконных актах, направленных против безопасности воздушного судна и находящихся на его борту лиц или имущества.
Этому служат: Конвенция о преступлениях и некоторых других актах, совершаемых на борту воздушных судов (Токийская конвенция 1963 г.); Конвенция о борьбе с незаконным захватом воздушных судов (Гаагская конвенция 1970 г.) и Конвенция о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности гражданской авиации (Монреальская конвенция 1971 г.).
Цель обеспечения безопасности международной воздушной аэронавигации достигается также организацией движения воздушных судов и управления их полетами путем, в частности, установления воздушных трасс и коридоров, управления полетами с помощью средств воздушной аэронавигации. Над открытым морем эта задача осуществляется органами ИКАО, а в пределах государственной территории - соответствующими национальными службами.
Все это является воплощением обязательства государств по Чикагской конвенции сотрудничать в обеспечении максимально достижимого единообразия правил, стандартов, процедур в отношении воздушных судов, персонала, воздушных трасс и вспомогательных служб, по всем вопросам, в которых такое единообразие будет содействовать аэронавигации и совершенствовать ее (ст. 37).
Чикагская конвенция, а также заключаемые на ее основе государствами двусторонние и многосторонние соглашения регулируют главным образом регулярные международные полеты гражданской авиации, осуществляемые должным образом управомоченным на то государством его национальными авиапредприятиями для перевозки пассажиров, багажа, грузов и почты за установленную плату, т.е. в коммерческих целях. При этом в соответствии с действующими соглашениями они наделены следующими основными правами, именуемыми также "свободами воздуха": правом транзитного полета без посадки на территории государства, предоставившего такое право; правом перевозки в другое государство пассажиров, груза и почты, взятых на борт в государстве регистрации воздушного судна; правом перевозки пассажиров, груза и почты с территории другого государства в государство регистрации (национальности) воздушного судна; правом принимать на борт на территории другого государства пассажиров, груз и почту для перевозки на территорию третьего государства, а также правом высаживать пассажиров и выгружать грузы и почту на территории этого другого государства, следующие на территорию третьего государства; правом посадки в ходе транзитного полета над территорией другого государства на его территории в некоммерческих целях (для заправки топливом, исправления возникших повреждений и т.п.). Все это подробно регламентируется соответствующими межгосударственными соглашениями.
Чикагская конвенция содержит специальную главу "Споры и невыполнение обязательств". В ней предусматривается, в частности, что разногласия между государствами-участниками, касающиеся толкования или применения Конвенции и ее Приложений, неурегулированные путем переговоров, по просьбе любого государства в споре подлежат разрешению Советом ИКАО. Такие решения Совета могут быть обжалованы путем обращения к третейскому суду (арбитражу), образованному в соответствии с положениями Конвенции.
В этой главе предусмотрены также санкции в отношении авиапредприятия, не выполняющего соответствующие решения, и санкции в отношении государства, не выполняющего обязательств, предусмотренных в данной главе Конвенции.
Таковы некоторые основные положения современного международного воздушного права в соответствии с действующими международными соглашениями, регулирующими осуществление международной аэронавигации.
Центральное такое соглашение, участниками которого являются практически все заинтересованные государства (более 160 государств) - Конвенция о международной гражданской авиации 1944 г., учредившая ИКАО. Интегральной частью Конвенции являются приложения к ней, конкретизирующие и развивающие соответствующие ее положения. Ныне число таких Приложений достигло 17. Приведем заглавия некоторых из них:
Приложение 1. Требование к личному составу гражданской авиации при выдаче свидетельств;
Приложение 2. Правила полетов;
Приложение 3. Метеорология;
Приложение 6. Производство полетов;
Приложение 8. Летная годность воздушных судов;
Приложение 10. Радионавигация и радиосвязь;
Приложение 11. Служба управления воздушным движением;
Приложение 14. Аэродромы.
Помимо ИКАО существенную роль в деле становления и развития МВП играют международные региональные авиационные организации и органы, которых насчитывается ныне около четырех десятков. К наиболее важным таким организациям относятся, в частности: Европейская конференция гражданской авиации, созданная в 1954 г.; Европейская организация по обеспечению безопасности навигации - Евроконтроль, образованная в 1960 г.; Африканская комиссия гражданской авиации, возникшая в 1969 г.; Агентство по обеспечению безопасности аэронавигации в Африке и Мадагаскаре, учрежденное в 1959 г.; Центральноамериканская организация по обслуживанию аэронавигации, учрежденная в 1960 г.; Латиноамериканская комиссия гражданской авиации, образованная в 1973 г.; Совет гражданской авиации арабских государств, учрежденный в 1967 г.
Существует, кроме того, значительное число международных неправительственных организаций, призванных оказывать содействие сотрудничеству государств в деле обеспечения эффективной и безопасной международной аэронавигации. В числе научных таких организаций международного характера - Ассоциация международного права и Институт международного права, не однажды рассматривавшие соответствующие международно-правовые проблемы на своих регулярных сессиях.


Глава XIX
МЕЖДУНАРОДНОЕ КОСМИЧЕСКОЕ ПРАВО
§ 1. Общие положения
Международное космическое право - отрасль современного международного права, регулирующая деятельность государств по исследованию и использованию космического пространства, устанавливающая его правовой режим.
Потребность международного правового регулирования космической деятельности порождена научно-техническим прогрессом, приведшим к запуску Советским Союзом 4 октября 1957 г. первого искусственного спутника Земли, ознаменовавшему начало освоения человечеством космического пространства.
Космической деятельностью занимается ныне весьма ограниченное число высокоразвитых и обладающих соответствующими возможностями государств. Но в результате такой деятельности и в ее международно-правовом регулировании заинтересованы все государства мира, человечество в целом. Поэтому правовое регулирование космической деятельности с самого начала стало осуществляться путем заключения главным образом универсальных международных соглашений, открытых для участия всех государств.
Основная роль в деле разработки таких договоров принадлежит Организации Объединенных Наций в лице Генеральной Ассамблеи, ее вспомогательного органа - Комитета по использованию космического пространства в мирных целях и его подкомитета по правовым вопросам.
Как отмечалось ранее (гл. XII), космическое пространство - это негосударственная (международная) территория, юридический статус и правовой режим которой определяется международным правом.
Космическое пространство, имеющее такой юридический статус, простирается за пределы земного пространства в бесконечность, но практически речь идет о его исследовании и использовании в пределах Солнечной системы.

§ 2. Источники международного космического права
В основе правового режима космического пространства лежат выработанные в рамках ООН или под ее эгидой международные универсальные договоры. В их числе: Договор о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела, 1967 г.; Конвенция о регистрации объектов, запускаемых в космическое пространство, 1975 г.; Соглашение о деятельности государств на Луне и других небесных телах 1979 г. Такими договорами являются также: Соглашение о спасении космонавтов, возвращении космонавтов и возвращении объектов, запущенных в космическое пространство, 1968 г.; Конвенция о международной ответственности за ущерб, причиненный космическими объектами, 1972 г.
Исходя из положений универсальных международных соглашений, многие государства заключили соглашения о научно-техническом сотрудничестве в сфере космической деятельности, число которых превышает десятки, если не сотни, и продолжает непрерывно расти.
К числу источников международного космического права универсального характера относятся также договоры, частично регулирующие и космическую деятельность. Это, например, Договор о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, в космическом пространстве и под водой 1963 г.; Конвенция о запрещении военного или любого иного враждебного использования средств воздействия на природную среду 1977 г.
В 1963 г. между СССР и США было заключено джентльменское соглашение о неразмещении в космическом пространстве любых объектов с ядерным оружием и другими средствами массового поражения. Всеобщее значение этого соглашения было подтверждено в резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 1884 (XVIII).
В 1998 г. РФ, США, страны, входящие в Европейское космическое агентство, Япония и Канада заключили соглашение о создании международной космической станции.

§ 3. Основные принципы космической деятельности
Основные принципы, касающиеся правового режима космического пространства, предусмотрены Договором о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела, 1967 г. Некоторые такие принципы были конкретизированы и развиты в других универсальных соглашениях, упоминавшихся выше, в частности в Соглашении о деятельности государств на Луне и других небесных телах 1979 г.
Согласно ст. 1 Договора 1967 г., исследование и использование космического пространства осуществляются на благо и в интересах всех стран, независимо от степени их экономического или научного развития. Оно открыто для исследования и использования всеми государствами без какой-либо дискриминации.
Космическое пространство, включая Луну и другие небесные тела, согласно ст. II Договора, не подлежат национальному присвоению ни путем провозглашения на них суверенитета, ни путем использования или оккупации, ни любыми другими средствами.
Таким образом, четко устанавливается, что космическое пространство является негосударственной, международной территорией (практически в пределах Солнечной системы), правовой режим которой устанавливается соответствующими положениями международного права. В основе такого режима - положение о свободе исследования и использования космического пространства всеми государствами на благо и в интересах всего человечества. Результаты космической деятельности являются общим достоянием человечества.
Далее в Договоре устанавливается, что нормы космического права являются интегральной частью международного права в целом и должны применяться с учетом других его положений. Согласно ст. III Договора, государства-участники (практически все государства мира) осуществляют космическую деятельность "в соответствии с международным правом, включая Устав Организации Объединенных Наций, в интересах поддержания международного мира и безопасности и развития международного сотрудничества и взаимопонимания".
В развитие этого положения ст. IV Договора предусматривает, что государства-участники "обязуются не выводить на орбиту Земли любые объекты с ядерным оружием или любыми другими видами оружия массового уничтожения, не устанавливать оружие на небесных телах и не размещать такое оружие в космическом пространстве каким-либо иным образом".
Луна и другие небесные тела "используются всеми государствами - участниками Договора исключительно в мирных целях...".
Таким образом, одним из принципов космического права является принцип демилитаризации космического пространства, включая Луну и другие небесные тела, хотя это не столь очевидно и общепризнанно, поскольку имеют место различные толкования соответствующих положений Договора, в частности того, касаются ли они любых видов оружия или только оружия массового поражения.
Следующий основополагающий принцип космического права - международная ответственность государства за любую космическую деятельность, осуществляемую под его руководством.
Государства - участники Договора, гласит его ст. VI, несут международную ответственность за национальную деятельность в космическом пространстве независимо от того, осуществляется ли она правительственными органами или неправительственными юридическими лицами, и за обеспечение того, чтобы национальная деятельность проводилась в соответствии с положениями, содержащимися в настоящем договоре. В случае деятельности в космическом пространстве международной организации ответственность за выполнение договора несут, наряду с международной организацией, также участвующие в ней государства.
Развивая указанные положения, ст. VII Договора предусматривает, что каждое государство, которое осуществляет или организует запуск объекта в космическое пространство, а также государство, с территории или с установок которого производится запуск объекта, несет международную ответственность за ущерб, причиненный такими объектами или их составными частями на Земле, в воздушном или космическом пространстве другому государству, его физическим или юридическим лицам.
Указанные положения действуют с учетом того, что, согласно ст. VIII Договора, государство - участник Договора, в регистр которого записан объект, запущенный в космическое пространство, сохраняет юрисдикцию и контроль за таким объектом и над любым экипажем этого объекта во время их нахождения в космическом пространстве, что характерно и для других международных пространств.
Государства - участники Договора осуществляют космическую деятельность таким образом, чтобы избежать вредного загрязнения космического пространства, включая Луну и другие небесные тела, а также неблагоприятных изменений земной среды вследствие доставки внеземного вещества (ст. IX).
Наконец, государства - участники Договора рассматривают космонавтов как посланцев человечества в космос и оказывают им всемерную помощь в случае аварии, бедствия или вынужденной посадки на территории другого государства-участника или в открытом море. Космонавты, которые совершают такую вынужденную посадку, должны быть в безопасности и незамедлительно возращены государству, в регистр которого занесен их космический корабль.
Таковы основные принципы космической деятельности в кратком и концентрированном их изложении. Как уже указывалось, они уточнены и развиты в других источниках международного космического права и международного права в целом.


§ 4. Некоторые особые условия космической деятельности
Космическая деятельность непрерывно расширяется по мере развития научно-технических возможностей исследования и использования космического пространства, что порождает новые потребности в международно-правовом регулировании такой деятельности и, с учетом соответствующих обязательств государств, и в регулировании их национальным правом.
В то же время ряд положений Договора о принципах космической деятельности требуют определенной конкретизации.
Так, государство, в регистр которого записан объект, запущенный в космическое пространство, сохраняет юрисдикцию (властные правомочия) в отношении таких объектов, включая их экипаж во время нахождения в космическом пространстве. Поэтому регистрация космических объектов приобретает весьма существенное значение.
С учетом этого была разработана и заключена Конвенция о регистрации объектов, запускаемых в космическое пространство, 1975 г.
Конвенция устанавливает:
a) термин "запускающее государство" означает: государство, которое осуществляет или организует запуск космического объекта, и государство, с территории которого или из установок которого осуществляется запуск космического объекта;
b) термин "космический объект" включает составные части космического объекта, а также средства доставки его и его части;
c) термин "государство регистрации" означает запускающее государство, в регистр которого занесен космический объект в соответствии со ст. II Конвенции.
Согласно этой статье, когда "космический объект запускается на орбиту вокруг Земли или дальше в космическое пространство", запускающее государство регистрирует этот космический объект путем записи в свой соответствующий регистр и информирует Генерального секретаря ООН о ведении такого регистра.
Генеральный секретарь ООН, в свою очередь, ведет регистр, в который заносится информация, предоставляемая запускающим государством.
Вышеуказанные положения распространяются также на любую межправительственную организацию, которая осуществляет космическую деятельность с соблюдением соответствующих положений Конвенции, установленных в ее ст. VII.
Соглашение о деятельности государств на Луне и других небесных телах 1979 г. содержит важные положения, касающиеся принципов космической деятельности государств в соответствии с Договором 1967г.
Соглашение объявляет небесные тела и их природные ресурсы "общим наследием человечества" и предусматривает необходимость установить специальный режим эксплуатации природных ресурсов Луны и других небесных тел, когда "будет очевидным, что такая эксплуатация станет возможной в ближайшее время".
В соглашении также предусмотрено, что поверхность или недра Луны, а также участки ее поверхности или недр или природные ресурсы там, где они находятся, не могут быть собственностью какого-либо государства, международной межправительственной или неправительственной организации или неправительственного учреждения или любого физического лица. Размещение на поверхности Луны или в ее недрах персонала, космических аппаратов, оборудования, установок, станций и сооружений, включая конструкции, неразрывно связанные с ее поверхностью или недрами, не создает права собственности на поверхность или недра Луны или их участки.
В то же время Соглашение предусматривает, что государства имеют право при проведении научных исследований собирать на Луне и других небесных телах образцы минеральных и других веществ и вывозить их оттуда. Такие образцы остаются в распоряжении тех государств, которые обеспечили их сбор, и могут использоваться ими для научных целей. Но желательно предоставление таких образцов в распоряжение других заинтересованных государств и международного научного сообщества для проведения научных исследований.
Разрешается также использование минеральных и других веществ Луны и иных небесных тел для поддержания жизнедеятельности экспедиций.
Соглашение требует от государств принимать меры по предотвращению внесения неблагоприятных изменений в окружающую природную среду Земли как вследствие доставки внеземного вещества, так и каким-либо иным путем.
Этой же цели служат положения Конвенции о запрещении военного или любого иного враждебного использования средств воздействия на природную среду 1977 г., запрещающие применение любых научно-технических средств, в том числе и космических, для воздействия .на погоду и климат Земли, если такие средства могут вызвать долгосрочные разрушительные или губительные для природы последствия.
Согласно Договору о принципах 1967 г., государство, в регистр которого занесен объект, запущенный в космическое пространство, сохраняет юрисдикцию и контроль над таким объектом и над любым экипажем этого объекта во время их нахождения в космическом пространстве, в том числе и на небесном теле. Это означает, в частности, что юрисдикция государства запуска распространяется на экипаж запущенного объекта, независимо от гражданской принадлежности его членов.
Соглашение о спасении космонавтов, возвращении космонавтов и возвращении объектов, запущенных в космическое пространство, 1968 г. предусматривает обязанность каждой его стороны, которая получает сведения или обнаруживает, что экипаж космического корабля потерпел аварию, или находится в состоянии бедствия, или совершает вынужденную или непреднамеренную посадку на территории, находящейся под ее юрисдикцией, в открытом море или в любом другом месте, не находящемся под юрисдикцией какого-либо государства, немедленно сообщает власти, осуществившей запуск, или немедленно сообщает об этом для всеобщего сведения, а также информирует об этом Генерального секретаря ООН для тех же целей.
Если экипаж космического корабля приземлился на территории данной стороны Соглашения, она незамедлительно примет все возможные меры для его спасения и оказания ему всей необходимой помощи. Экипаж корабля должен быть также в безопасности и незамедлительно возвращен представителям властей, осуществивших запуск.
Если каждая сторона Соглашения, которая получает сведения или обнаруживает, что космический объект или его составные части возвратились на Землю на территории, находящейся под ее юрисдикцией, или в открытом море, или в любом другом месте, она информирует об этом власти, осуществившие запуск, и Генерального секретаря ООН. Каждая сторона, в пределах юрисдикции которой обнаружен космический объект или его составные части, по просьбе властей, осуществивших запуск, и с их помощью, если их попросят, принимает такие меры, которые она сочтет практически осуществимыми для спасения этого объекта или его составных частей.
Конвенция о международной ответственности за ущерб, причиненный космическими объектами, 1972г. устанавливает, что запускающее государство несет абсолютную ответственность за выплату компенсации за ущерб, причиненный его космическим объектом на поверхности Земли или воздушному судну в полете.
Если в любом месте, помимо поверхности Земли, космическому объекту одного запускающего государства либо лицам или имуществу на борту такого космического объекта причинен ущерб космическим объектом другого запускающего государства, то последнее несет ответственность только в том случае, когда ущерб причинен по его вине или по вине лиц, за которых оно отвечает.
Термин "ущерб" означает лишение жизни, телесное повреждение или иное повреждение здоровья либо уничтожение или повреждение имущества государств либо физических или юридических лиц или имущества международных межправительственных организаций.
Термин "космический объект" охватывает составные части космического объекта, средства его доставки, а также его части.
Разумеется, выше приведены лишь некоторые существенные положения соответствующих общих международных договоров, регулирующих космическую деятельность, без их детализации и возможных исключений.
По-прежнему острой и не решенной является проблема договорного установления границы между воздушным и космическим пространствами.
Существенные разногласия существуют между государствами по поводу условий непосредственного телевизионного вещания через спутники для населения государств, которых это касается, в частности об условиях ограждения их народов от попыток использовать такое вещание в целях вмешательства во внутренние дела государств, обострения взаимоотношений между ними.
Весьма существенные проблемы остаются не до конца решенными применительно к правовым принципам дистанционного зондирования Земли из космоса, одобренным Генеральной Ассамблеей ООН в 1986 г., когда речь идет о таком зондировании территории иностранных государств. Эти принципы полностью не решают проблем заинтересованных иностранных государств, касающихся неиспользования данных об их природных ресурсах вопреки их законным правам и интересам.
В 1975-1976 гг. возникла весьма острая проблема, касающаяся правового регулирования условий использования геостационарной орбиты, в связи с тем, что группа государств заявила о своих особых правах, вплоть до осуществления своего суверенитета, в отношении участков геостационарной орбиты, расположенных над их территориями. Указанные претензии экваториальных стран были отвергнуты другими государствами, но в договорном порядке вопрос о геостационарной орбите не урегулирован.
Выше обозначены лишь некоторые проблемы, требующие существенных усилий и сотрудничества всех государств в целях их урегулирования на справедливой и взаимоприемлемой основе. Однако это лишь малая часть таких проблем. Возникнут, очевидно, и новые, ибо развитие научно-технических возможностей требует адекватного им международно-правового регулирования космической деятельности.


Глава XX
ПРАВО ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ
§ 1. Общие положения
В последние десятилетия перед международным сообществом государств во весь рост встала одна из глобальных проблем современности - проблема охраны и рационального использования окружающей человека природной среды.
По своему значению она является, видимо, сопоставимой с проблемой поддержания и укрепления международного мира и безопасности. Однако если последняя проблема, сводящаяся в своей основе к регулированию использования силы (вооруженных сил) в межгосударственных взаимоотношениях, вполне разрешима в рамках международно-правового регулирования и достаточно урегулирована соответствующими положениями Устава ООН, то проблема охраны окружающей среды является не столько юридической, сколько научно-технической.
Действительно, необходимо было осознать взаимосвязанность природных явлений на Земле, организовать непрерывное наблюдение за такими явлениями и их аномалиями, выявить те явления, которые, будучи связаны с деятельностью человечества по воспроизводству его жизни, наносят ущерб земной флоре и фауне, и предложить средства и методы устранения таких вредных последствий для природной среды или их минимизации.
Только на такой основе возможно заключение межгосударственных соглашений об охране и рациональном использовании окружающей среды. И соответствующие соглашения заключались и заключаются в зависимости от случая на двусторонней, многосторонней или универсального характера основе. Ныне их насчитывается несколько сотен.
Однако меры охраны окружающей среды в пределах государственной территории упираются в проблему отсутствия или ограниченности денежных или технических средств для их претворения в жизнь у большинства государств мира, именуемых ныне развивающимися или слаборазвитыми странами. И разрыв между развитыми и развивающимися государствами не только не сокращается, но усиливается в результате эксплуатации последних транснациональными капиталистическими монополиями. Иными словами, развивающиеся страны, как правило, не готовы заключать соглашения об охране и рациональном использовании своей природной среды.
Развитые страны осуществляли на своей территории меры преобразования природной среды, например меры по регулированию своих водотоков с помощью дамб, плотин и прочих сооружений, по осушению болот, применению разного рода химических средств для борьбы с вредными насекомыми, меры химической мелиорации почв и т.п., не осознавая существенно вредных последствий такой деятельности для природной среды. Овладение ядерной энергией привело к строительству многочисленных атомных электростанций и т.д. Чернобыльская катастрофа показала грозную опасность подобных мероприятий для окружающей среды.
Короче говоря, научно-технический прогресс не только породил все более существенные возможности охраны окружающей среды, но и выявил наличие иррационального ее использования или преобразования в ходе человеческой деятельности.
Проблема охраны окружающей среды в 80-х годах текущего столетия была наконец осознана как глобальная проблема современности, от решения которой зависит дальнейшее существование человечества.
Научному исследованию этой проблемы с тех пор было посвящено множество международных конференций и совещаний, в том числе на всеобщем уровне. Они выработали в этом отношении многочисленные рекомендации.
Были предприняты также меры по выделению и формированию права окружающей среды как в плане внутригосударственного, так и в плане международного права. Право окружающей среды стало интенсивно формироваться как одна из отраслей современного международного права. Этому вопросу посвящены ныне многие труды юристов-международников.
Однако мало осознать и предложить меры интенсивного формирования и развития международного права окружающей среды. Необходимо еще изыскать денежные и иные средства воплощения в жизнь соответствующих международных обязательств, которых не имеют большинство бывших колониальных и зависимых стран, оказавшихся ныне в тисках неоколониализма и все более отстающих в своем экономическом развитии от развитых стран. Ныне это глобальная проблема установления нового экономического порядка с учетом справедливых требований развивающихся стран, их интересов и потребностей.
Таким образом, с одной стороны, на локальном уровне и в рамках общего международного права формируется и развивается международное право окружающей среды, с другой же стороны, его формирование и развитие упираются в проблему отсутствия во многих случаях должных материальных возможностей рационального использования окружающей человека природной среды.
Представляется, что право окружающей среды целесообразно рассматривать в двух его аспектах: в аспекте внутригосударственного регулирования с учетом соответствующих международных обязательств государств и в аспекте исключительно международно-правового регулирования применительно к деятельности в пределах негосударственной (международной) территории.
В этом плане и рассматривается ниже соответствующее международно-правовое регулирование.

§ 2. Внутригосударственное регулирование
В принципе внутригосударственное регулирование входит во внутреннюю компетенцию любого государства. Однако в этой сфере действует общепризнанная обычно-правовая норма, требующая от государств, чтобы деятельность в пределах их национальной юрисдикции не наносила ущерба территории других государств.
Будучи обычноправовой нормой международного права, эта норма не детализирована применительно к различным аспектам внутригосударственной деятельности. Однако в некоторых конкретных случаях взаимоотношений пограничных государств споры между ними разрешались международными судами и арбитражами в пользу возмещения соответствующего ущерба соседнему пограничному государству.
В то же время с учетом вышеуказанной общей нормы между сопредельными государствами заключены многочисленные двусторонние договоры об использовании и охране так называемых разделенных живых и минеральных ресурсов, т.е. расположенных по обе стороны их совместной границы.
Заключено также много региональных международных договоров. В их числе, например, Конвенция об охране среды и живых ресурсов Балтийского моря 1973 г., Конвенция об охране Средиземного моря от загрязнения 1976г., Африканская конвенция об охране природы и природных ресурсов 1968г., Соглашение об охране полярных медведей 1973г., Северная конвенция об охране окружающей среды 1974г., Договор о природоохранительном сотрудничестве в бассейне р. Амазонка 1978г., Конвенция об охране фауны и флоры в Европе 1979 г.
Однако состоявшаяся в 1972г. в Стокгольме Конференция ООН по проблемам окружающей среды, исходя из обычноправовых принципов международного права, сформулировала их применительно к деятельности государств в сфере окружающей среды следующим образом: "В соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций и принципами международного права государства имеют суверенное право разрабатывать свои собственные ресурсы согласно своей политике в области окружающей среды и несут ответственность за обеспечение того, чтобы деятельность в рамках их юрисдикции или контроля не наносила ущерба окружающей среде других государств или районов за пределами действия национальной юрисдикции".
Соответствующие рекомендации были сформулированы Конференцией по проблемам окружающей среды, состоявшейся в Рио-де-Жанейро в 1992 г.
Таким образом, принцип взаимного уважения государствами суверенитета друг друга, их суверенного равенства четко подтвержден и применительно к использованию государствами своих природных ресурсов.
Что же касается ответственности государств в соответствии с общим принципом права - "так используй свое, чтобы не причинять ущерб чужому" (sic ultere tuo ut alienum non laedas), то практически он может применяться лишь во взаимоотношениях между такими государствами. В этих целях и заключаются соглашения между сопредельными государствами, в частности в отношении использования ими так называемых разделенных природных ресурсов.
Когда деятельность государства на своей территории приводит к глобальному ущербу окружающей среде, например в случае крупной аварии на атомной установке, то никакое государство не в состоянии возместить нанесенный ущерб всем другим государствам. Иногда такой ущерб возмещается наиболее потерпевшим государствам ex gracio, т.е. в порядке доброй воли.

§ 3. Международно-правовое регулирование
Речь в данном случае идет о не находящихся под суверенитетом какого-либо государства земных пространствах, правовой статус и режим которых определяется исключительно международным правом. Это морские пространства за пределами национальной юрисдикции соответствующих государств, а также воздушное пространство над ними. Особый статус и режим предусмотрен, как уже отмечалось, в этом плане для района Антарктики.
Соответственно, меры охраны окружающей среды в пределах таких пространств могут и должны предприниматься на уровне общего международного права путем заключения тех или иных универсальных международных конвенций об охране окружающей среды и рациональном природопользовании, что и имеет место на практике. Решающая роль в разработке проектов таких конвенций принадлежит Организации Объединенных Наций, некоторым ее специализированным учреждениям (ВОЗ, ИМО, ИКАО, МОТ), а также Международному агентству по атомной энергии (МАГАТЭ).
В числе таких конвенций универсального характера: Конвенция относительно вмешательства в случае аварий, приводящих к загрязнению нефтью, 1969 г.; Конвенция о водно-болотных угодьях международного значения 1971 г.; Конвенция по предотвращению загрязнения моря сбросами отходов и других материалов 1972 г.; Конвенция ЮНЕСКО об охране всемирного культурного и природного наследия 1972 г.; Международная конвенция о предотвращении загрязнения с судов 1973 г.; Конвенция о международной торговле видами дикой фауны и флоры, находящимися под угрозой исчезновения, 1973 г.; Конвенция о запрещении военного и любого иного враждебного использования средств воздействия на природную среду 1977 г.; Конвенция о трансграничном загрязнении воздуха на большие расстояния 1979 г.; Конвенция о мигрирующих видах диких животных 1979 г.; Конвенция об охране морских живых ресурсов Антарктики 1980 г.; Венская конвенция о защите озонового слоя Земли 1985 г.
Исключительное значение ныне приобрела Конвенция ООН по морскому праву, о которой речь шла в гл. XVII.
Эта конвенция содержит специальную ч. XII, которая озаглавлена "Защита и сохранение морской среды" и содержит статьи, составляющие содержание 11 разделов этой части Конвенции.
В частности, заключительная ст. 237 этой части Конвенции устанавливает, что соответствующие ее положения не наносят ущерба конкретным обязательствам, принятым на себя государствами по заключенным ранее специальным конвенциям и соглашениям, которые касаются защиты и сохранения морской среды, а также соглашениям, которые могут быть заключены в развитие общих принципов, изложенных в настоящей Конвенции.
В свою очередь, вступительная ст. 192 ч. XII Конвенции гласит: "Государства обязаны защищать и сохранят морскую среду". А ст. 194 предусматривает, что государства в соответствии со своими возможностями индивидуально или, в зависимости от обстоятельств, совместно обязаны принимать все меры, которые необходимы для предотвращения, сокращения и сохранения под контролем загрязнения морской среды из любого источника, используя для этих целей практически применимые средства, имеющиеся в их распоряжении, и должны стремиться согласовывать свою политику в этом отношении".
Приведенные положения можно сформулировать и в более общем виде: государства обязаны защищать и сохранять окружающую (или природную) среду, использовать для этой цели наилучшие практически применимые средства, имеющиеся в их распоряжении.
Однако такие общие международно-правовые положения при всей их важности далеко не решают проблемы защиты и сохранения окружающей среды, во-первых, потому, что наиболее угрожающие ее сохранению в данный момент виды деятельности выявляются в ходе мониторинга окружающей среды; во-вторых, потому, что наилучшими практически применимыми средствами в деле охраны окружающей среды многие государства не располагают то ли в силу их научно-технической отсталости, то ли в силу дороговизны таких средств, то ли по иной причине.
Поэтому становление и развитие права окружающей среды происходит главным образом путем заключения международных договоров двустороннего, локального или универсального порядка, касающихся запрещения определенных видов деятельности или минимизации их вредных для окружающей среды последствий. При этом более успешно это осуществляется применительно к негосударственной (международной) территории путем заключения международных договоров универсального характера. Внутреннее же законодательство большинства стран в этом плане явно не соответствует требованиям современности по отмеченным ранее причинам.

§ 4. Дальнейшая перспектива
Правовое регулирование охраны окружающей среды - внутригосударственное и международно-правовое - стало развиваться лишь в последние десятилетия, когда было осознано, что это одна из главнейших глобальных проблем современности, если не самая главная. И такое правовое регулирование должно усиленно развиваться.
В то же время, как уже отмечалось, это проблема не столько юридическая, сколько научно-техническая. Во-первых, в научно-техническом плане это задача мониторинга окружающей среды, что ныне вполне осуществимо, в частности с помощью спутников, запускаемых в космос. Во-вторых, это поиск и использование альтернативных источников энергии (например, водородного топлива) и сырья, безвредных или менее вредных для окружающей среды, что требует много времени и объединения научного потенциала человечества.
Наконец, это, возможно, проблема регулирования численности населения Земли, поскольку безудержный рост числа землян наша планета вряд ли выдержит. Примером такого регулирования служат, в частности, меры, предпринимаемые в этом плане Китайской Народной Республикой.

Глава XXI
МЕЖДУНАРОДНОЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЕ И СОЦИАЛЬНОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО
§ 1. Общие положения
Название настоящей главы повторяет название гл. IX Устава ООН. Применительно к современному международному праву речь, следовательно, должна идти о международно-правовом регулировании сотрудничества государств и иных субъектов международного права в широкой сфере их социально-экономических взаимоотношений.
В научном и практическом плане можно поэтому выделить отрасль международного права, именуемую социально-экономическим правом.
Соответственно, социально-экономическое право - это совокупность и система международно-правовых норм, регулирующих взаимоотношения государств и иных субъектов международного права в сфере их социально-экономических взаимоотношений.
Необходимо при этом иметь в виду, что, во-первых, это отрасль современного общего международного права и, во-вторых, что эта отрасль сложилась и развивается после Второй мировой войны и принятия Устава ООН. Ранее социально-экономические отношения между субъектами международного права на уровне общего международного права не регулировались, хотя многочисленные международные договоры между государствами в различных сферах их социально-экономических взаимоотношений заключались.
Однако в современных условиях такие договоры должны соответствовать требованиям непротиворечия основным принципам общего международного права, имеющим императивный характер, соответствовать целям и принципам международного экономического и социального сотрудничества государств и иных субъектов международного права, изложенным в гл. IX Устава ООН.
Между тем в последние десять-пятнадцать лет в отечественной международно-правововой доктрине и в учебниках по международному праву традиционным стало выделение в качестве специальной отрасли, именуемой "международное экономическое право".
Так, в учебнике "Международное право"* говорится, что международное экономическое право принято характеризовать как совокупность принципов и норм, регулирующих отношения между государствами и иными субъектами в области экономического сотрудничества.

* См.: Международное право: Учебник / Под ред. Г.В. Игнатепко. М., 1995. С. 388.

Существенная специфическая черта международных экономических отношений, по мнению авторов учебника, - это участие в них различных по своей природе субъектов. В зависимости от субъектного состава можно выделить следующие разновидности таких отношений: 1) межгосударственные - универсального или локального, в том числе двустороннего характера; 2) между государствами и международными организациями (органами); 3) между государствами и юридическими и физическими лицами, принадлежащими к иностранным государствам, и между-народными (транснациональными) хозяйственными объединениями; 5) между юридическими и физическими лицами различных государств.
Неоднородность отношений и их участников, говорится в учебнике, порождает специфику применяемых методов и средств правового регулирования, свидетельствующую о переплетении в этой отрасли международного публичного и международного частного права.
Однако такое широкое, всеобъемлющее понимание международного экономического права вряд ли целесообразно, ибо не позволяет четко отделить ту область экономического сотрудничества между государствами и иными субъектами международного права, которая регулируется исключительно международным правом, от области экономических отношений между субъектами гражданского права, которая регулируется внутренним правом того или иного государства, а в необходимых случаях также нормами международного частного права этого государства.
При этом следует также иметь в виду, что международное частное право данного государства должно учитывать соответствующие международные обязательства этого государства, касающиеся обращения с иностранными физическими и юридическими лицами, что, в частности, и составляет существо международного частного права данного государства его коллизионные (отсылочные) нормы.
В свою очередь, в "Курсе международного права" говорится, что международное экономическое право как отрасль международного публичного права представляет собой совокупность принципов и иных норм, регулирующих отношения между субъектами международного права в связи с их деятельностью в области международных экономических отношений . *

* См.: Курс международного права: В 7 т. М., 1990. Т. 4. С. 213.

В то же время здесь подчеркивается, что отношения имущественного характера, складывающиеся между физическими и юридическими лицами, регулируются не международным правом, а национально-правовыми нормами, устанавливаемыми или санкционируемыми государствами автономно или в силу принятых ими международных обязательств. Участниками гражданских имущественных отношений могут быть также государства и иные субъекты международного права, выступающие в таких случаях в качестве субъектов гражданского права особого рода. Международные имущественные отношения гражданско-правового характера и способы их правового регулирования (коллизионный и материально-правовой) изучаются наукой международного частного права.
Все это, безусловно, справедливо. Однако возникает вопрос: почему в данном и в других подобных случаях в отечественной литературе и в учебных курсах международного права специально и последовательно речь идет только о "международном экономическом праве" как отрасли международного публичного права? Иными словами, почему речь идет только о межгосударственных экономических отношениях, а также об экономических отношениях между государствами и международными (межгосударственными) организациями или между последними?
Нам представляется, что это не вполне корректно. Межгосударственные экономические отношения, например, что бы ни вкладывалось в это понятие, есть лишь часть сферы социально-экономического сотрудничества государств в соответствии с Уставом ООН и современным общим международным правом.
Именно поэтому в начале настоящей главы социально-экономическое право, которому она посвящена, определено как совокупность и система международно-правовых норм, регулирующих взаимоотношения государств и иных субъектов международного права в сфере их социально-экономических взаимоотношений.
Конечно, в конкретном случае, для целей конкретного исследования из общей сферы социально-экономического права можно выделить, например, область торгово-экономических взаимоотношений или кредитно-финансовых взаимоотношений между государствами или любую иную интересующую государства и исследователя такую область, что часто и наблюдается. Однако все это при условии ясного понимания того, что общими условиями такого международно-правового регулирования являются соответствующие положения социально-экономического права в целом.
Далее, очевидно, что участниками международного социально-экономического оборота являются также физические и юридические лица. Но их правовое положение в рамках национально-правовых систем государств во многом определяется обязательствами государств в их пользу в соответствии с положениями общего международного права, а также в соответствии с двусторонними или локальными международными соглашениями, их уточняющими или развивающими.
Кроме того, международное экономическое право, рассматриваемое и изучаемое в контексте сложного конгломерата соответствующих межгосударственных взаимоотношений, имеет явно социальную направленность - обеспечить населению заинтересованных государств наилучшие экономические условия его бытия.
Наконец, нельзя считать, что избранное нами понятие "международное социально-экономическое право", как оно определено выше, является наилучшим. Возможно, конечно, и иное наименование.

§ 2. Цели международного социально-экономического права и органы, их осуществляющие
Как уже говорилось, социально-экономическое право как часть общего международного права приобрело такое свое значение после Второй мировой войны и создания Организации Объединенных Наций. Именно Устав ООН установил необходимость тесного сотрудничества государств в такой широчайшей сфере их взаимоотношений, как социально-экономическое сотрудничество, определил его цели и принципы. За пределами этой сферы взаимоотношений государств фактически находится лишь область их сотрудничества в деле поддержания и укрепления международного мира и безопасности. Более того, Устав ООН подчеркивает теснейшую взаимосвязь между этими двумя сферами межгосударственного сотрудничества. И это вполне естественно с учетом того, что нормы международного права тесно между собой взаимосвязаны и могут применяться только с учетом всех других международно-правовых норм или, по крайней мере, с должным учетом некоторых из них.
В связь с Организацией Объединенных Наций в качестве ее специализированных учреждений был поставлен ряд других универсальных международных организаций, в задачи которых входит организация международного сотрудничества в ряде конкретных сфер социально-экономических взаимоотношений между народами и государствами. Кратко об этих специализированных учреждениях ООН будет говориться в отдельном параграфе этой главы.
Здесь же рассмотрим основные положения социально-экономического права, как они изложены в Уставе ООН - главном его источнике.
Преамбула Устава ООН провозгласила, в частности, решимость народов Объединенных Наций вновь утвердить веру в основные права человека, в достоинство и ценность человеческой личности, в равноправие мужчин и женщин и в равенство больших и малых наций (государств) и в этих целях использовать международный аппарат для содействия экономическому и социальному прогрессу всех народов.
В развернутом виде эта цель изложена в гл. IX Устава ООН, посвященной экономическому и социальному сотрудничеству.
Статья 55 Устава предусматривает, что с целью создания условий стабильности и благополучия, необходимых для мирных и дружественных отношений между нациями, основанных на уважении принципа равноправия и самоопределения народов, Организация Объединенных Наций содействует:
a) повышению уровня жизни, полной занятости населения и условиям экономического и социального прогресса и развития;
b)разрешению международных проблем в области экономической, социальной, здравоохранения и подобных проблем; международному сотрудничеству в области культуры и образования;
c) всеобщему уважению и соблюдению прав человека и основных свобод для всех, без различия расы, пола, языка и религии.
Согласно же ст. 56 Устава, все члены ООН обязались предпринимать совместные и самостоятельные действия в сотрудничестве с ООН для достижения целей, указанных в ст. 55.
Таким образом, Устав ООН самым широким образом определяет сферу социально-экономического сотрудничества государств, международные обязательства государств содействовать в сотрудничестве с ООН экономическому и социальному прогрессу всех народов, т.е. самым широким образом определяет существо международного социально-экономического права, сферу его действия и применения.
Ответственность за выполнение функций ООН, определенных в гл. IX Устава, посвященной международному социально-экономическому сотрудничеству, возлагается, согласно ст. 60, на Генеральную Ассамблею и, под руководством Генеральной Ассамблеи, на Экономический и Социальный Совет, которому для этой цели предоставляются полномочия, указанные в гл. Х Устава.
Функции и полномочия Экономического и Социального Совета (ЭКОСОС) определены в ст. 62-66 гл. Х Устава. Они касаются, в частности, его взаимоотношений со специализированными учреждениями ООН, о которых речь будет идти ниже. Что же касается собственных функций и полномочий ЭКОСОС, то они в основном сводятся к следующим.
Согласно ст. 62, ЭКОСОС уполномочен предпринимать исследования и составлять доклады по международным вопросам в области экономической, социальной, культуры, образования и т.д. или побуждать к этому других, а также делать по любому из этих вопросов рекомендации Генеральной Ассамблее, членам ООН и заинтересованным специализированным учреждениям. Он уполномочен подготавливать для представления Генеральной Ассамблее проекты конвенций по вопросам, входящим в его компетенцию, а также созывать международные конференции по этим вопросам.
Обратим внимание на то, что разработанные ЭКОСОС проекты международных конвенций по социально-экономическим вопросам, направленные им Генеральной Ассамблее, по решению последней могут стать предметом рассмотрения международной конференции в целях разработки и принятия текста соответствующей международной конвенции, что и имеет место в практике ООН.
Согласно ст. 64 Устава, ЭКОСОС полномочен заключать соглашения с членами ООН и со специализированными учреждениями с целью получения от них докладов о мерах, предпринятых ими во исполнение его рекомендаций и рекомендаций Генеральной Ассамблеи по вопросам, входящим в его компетенцию, а также сообщать Генеральной Ассамблее свои замечания по этим докладам. ЭКОСОС управомочен представлять Совету Безопасности информацию и по предложению Совета обязан ему помогать (ст. 65). Он должен выполнять также иные функции, перечисленные в других частях Устава ООН или возложенные на него Генеральной Ассамблеей (ст. 66).
ЭКОСОС создает комиссии в экономической и социальной области и по поощрению прав человека, а также такие другие комиссии, которые могут потребоваться для выполнения его функций (ст. 68).
Под руководством ЭКОСОС работают пять региональных комиссий, в задачи которых входит содействовать социально-экономическому развитию стран соответствующих регионов. Такими комиссиями являются: Европейская экономическая комиссия (ЕЭК); Экономическая и социальная комиссия для Азии и Тихого океана (ЭСКАТО); Экономическая комиссия для Африки (ЭКА); Экономическая комиссия для Западной Азии (ЭКЗА) и Экономическая комиссия для Латинской Америки и Карибского района (ЭКЛАГ).
ЭКОСОС по мере необходимости создает также функциональные, состоящие из представителей государств - членов ООН органы, призванные содействовать ему в выполнении его социально-экономических функций. В их числе, в частности, Статистическая комиссия, Комиссия по народонаселению, Комиссия по социальному развитию, Комиссия по правам человека с Подкомиссией по предупреждению дискриминации и защите меньшинств, Комиссия по положению женщин (в социально-экономической сфере), Комиссия по наркотическим средствам.
Таким образом, Устав ООН возложил на Генеральную Ассамблею и Экономический и Социальный Совет обязанности по развитию плодотворного сотрудничества государств в социально-экономической сфере их взаимоотношений в целях содействия экономическому и социальному прогрессу всех народов. Для выполнения этих целей в рамках ООН создана разветвленная система международных органов, наделенных соответствующими функциями и правомочиями, в том числе по контролю за выполнением универсальных или локальных международных договоров в сфере международного социально-экономического права.
Конечно, Генеральная Ассамблея и ЭКОСОС не правомочны принимать обязательные для членов ООН решения. Но их рекомендации государствам и иным субъектам международного права, особенно принятые на основе консенсуса, имеют важное морально-политическое значение, служат ориентиром деятельности государств в сфере их социально-экономических взаимоотношений. Наконец, особое значение имеют разрабатываемые в рамках или под эгидой ООН проекты международных конвенций, положения которых приобретают силу международных обязательств для участвующих в них государств или становятся универсально обязательными в силу сложившейся соответствующей обычноправовой нормы.

§ 3. Принципы международного социально-экономического права
Как уже отмечалось, на сферу социально-экономических отношений между государствами распространяются основные принципы современного международного права, кодифицированные ныне в Декларации о принципах международного права 1970 г. (см. гл. IV).
Представляется, однако, что особое значение имеет принцип сотрудничества государств. Так, в соответствии с этим принципом государства обязаны, независимо от различий в их политических и социальных системах, сотрудничать друг с другом в разных областях международных отношений, в частности с целью содействия международной экономической стабильности и прогрессу, общему благосостоянию народов и международному сотрудничеству, свободному от дискриминации, имеющей в основе такие различия.
Таким образом, в сфере социально-экономического права особое значение придается принципу недискриминации государств по каким-либо признакам различий между ними, который, к сожалению, часто нарушается.
Другое положение принципа сотрудничества состоит в том, что государства сотрудничают в экономической, социальной и культурной областях, а также в области науки и техники и содействуют прогрессу в мире в области культуры и образования. Государства должны сотрудничать в деле оказания содействия экономическому росту во всем мире, особенно в развивающихся странах.
Между тем разрыв в сфере социально-экономического строительства между немногочисленными развитыми странами и подавляющим большинством так называемых развивающихся стран не только не сокращается, но постоянно растет в силу их нещадной эксплуатации развитыми странами и транснациональными монополиями.
Важное значение в рассматриваемом плане имеет также общепризнанный принцип неотъемлемого суверенитета государств над своими естественными богатствами и ресурсами.
В договорном порядке межгосударственные отношения в социально-экономической сфере часто или, скорее, преимущественно осуществляются на основе принципа наибольшего благоприятствования. Существу режима наибольшего благоприятствования посвящена выше специальная глава (см. гл. VII).

§ 4. Специализированные учреждения ООН
Статья 57 Устава ООН предусматривает, что специализированные учреждения, созданные межправительственными соглашениями и облеченные широко международной, определенной в их учредительных актах, ответственностью в области экономической, социальной, культуры, образования, здравоохранения и других подобных областях, будут поставлены в связь с Организацией Объединенных Наций в соответствии с положениями ст. 63.
Статья 63, в свою очередь, устанавливает, что ЭКОСОС вступает с любым таким специализированным учреждением в соглашения, определяющие условия, на которых они будут поставлены в связь с ООН. Такие соглашения подлежат утверждению Генеральной Ассамблеи.
ЭКОСОС согласовывает деятельность специализированных учреждений посредством консультаций с ними и рекомендаций таким учреждениям, а также рекомендаций Генеральной Ассамблее и членам ООН.
Как уже говорилось, ЭКОСОС уполномочен получать от специализированных учреждений регулярные доклады, заключать с членами ООН и со специализированными учреждениями соглашения с целью получения от них докладов о мерах, предпринятых ими во исполнение его собственных рекомендаций и рекомендаций Генеральной Ассамблеи по вопросам, входящим в его компетенцию (т.е. по вопросам социально-экономического права).
Организация Объединенных Наций делает, согласно ст. 58, рекомендации по согласованию политики и деятельности специализированных учреждений, что, разумеется, является функциями ЭКОСОС и Генеральной Ассамблеи.
Согласно ст. 70 Устава, ЭКОСОС может приглашать представителей специализированных учреждений для участия, без права голоса, в обсуждении вопросов в Совете или в созданных им комиссиях, а также направлять своих представителей для участия в обсуждении вопросов в специализированных учреждениях.
Генеральная Ассамблея, согласно ст. 17 Устава ООН, рассматривает и утверждает любые финансовые и бюджетные соглашения со специализированными учреждениями и проверяет их административные бюджеты с целью сделать рекомендации заинтересованным специализированным учреждениям.
Таким образом, специализированные учреждения ООН - это международные (межгосударственные) организации универсального характера, открытые для участия любого государства и поставленные в связь с Организацией Объединенных Наций специальными соглашениями с ними, о которых говорилось выше, с целью координации их деятельности в сфере социально-экономических взаимоотношений между государствами.
При этом специализированные учреждения полностью сохраняют свой статус самостоятельных международных организаций, созданных и действующих на основе своего учредительного акта (межгосударственного договора), определяющего цели и задачи данной организации, ее организационную структуру, функции и полномочия ее органов.
В настоящее время действуют 16 специализированных учреждений ООН. Некоторые из них возникли и действовали еще до создания ООН. Ниже приводятся краткие данные о существующих специализированных учреждениях.
Международная организация труда (МОТ) - создана в 1919 г. по решению Парижской мирной конференции. Ее устав составил ч. XIII Версальского мирного договора 1919 г. В 1946 г. МОТ стала первым специализированным учреждением ООН. Основными целями МОТ являются поощрение социальной справедливости, улучшение условий труда, повышение жизненного уровня населения. В этих целях МОТ разрабатывает международные конвенции, касающиеся условий труда различных категорий трудящихся, их зарплаты, продолжительности рабочего дня, минимального возраста поступления на работу, специального страхования, оплачиваемых отпусков и т.д. Они становятся обязательными для государств-членов по ратификации их государствами в соответствии с их конституционной процедурой. МОТ принимает также рекомендации государствам-членам.
Государства-члены представлены в МОТ особыми делегациями, в состав которых входят два представителя правительства и по одному представителю предпринимателей и профсоюзов.
Высший орган МОТ - ежегодно созываемая Генеральная конференция, исполнительный орган - Административный совет, состоящий из 56 членов: 28 из них представляют правительства, 14 - предпринимателей и 14 - профсоюзы.
Всемирный почтовый союз (ВПС) - создан в 1874 г. в целях содействия осуществлению почтовых связей между различными территориями (создавался в тех условиях в качестве так называемого административного союза). С 1947 г. специализированное учреждение ООН. Функционирует на основе своего устава, общего регламента ВПС и Всемирной почтовой конвенции, последняя редакция которой вступила в силу в 1971 г. Членами ВПС являются практически все государства мира. Их территории рассматриваются в качестве единой почтовой территории. Цели ВПС - организация и совершенствование почтовой службы, а также оказание технической помощи развивающимся странам в организации почтового обслуживания их населения.
Высший орган ВПС - Всемирный почтовый конгресс, созываемый обычно один раз в пять лет; руководящий орган - Исполнительный совет, состоящий из представителей сорока или более членов организации. В рамках ВПС действует также Консультативный совет по почтовым исследованиям, разрабатывающий рекомендации по техническим, эксплуатационным и экономическим основам почтового обслуживания. Секретариатом ВПС является его орган, именуемый Международным бюро ВПС.
Международный союз электросвязи (МСЭ) - образован в 1932 г. на Всемирной конференции электросвязи на основе объединения в МСЭ Международного телеграфного союза (основанного в 1865 г.) и Международного радиотелеграфного союза (действовавшего с 1906 г.). МСЭ является специализированной организацией ООН с 1947 г. Он действует на основе Международной конвенции электросвязи и дополняющих ее регламентов. Цели МСЭ - координирование всех видов международной электросвязи, включая космическую, содействие рациональному использованию служб радиосвязи, распределение ее радиочасточного спектра. МСЭ осуществляет техническую помощь развитию региональных сетей радиосвязи и их включению во всемирную систему, оказывает техническую и иную помощь развивающимся странам в организации их служб радиосвязи.
Высший орган МСЭ - Полномочная конференция его членов (практически все государства мира), созываемая обычно раз в пять лет. Для пересмотра регламентов электросвязи созываются по мере надобности Всемирные административные конференции МСЭ.
Административные функции МСЭ осуществляются его Административным советом, члены которого избираются Полномочной конференцией. Он проводит свои заседания ежегодно.
Постоянно действующими органами МСЭ являются: Генеральный секретариат, Международный комитет регистрации частот, Международный консультативный комитет по радио и Международный консультативный комитет по телефонии и телеграфии.
Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) - создана в 1946 г. и с 1948 г. действует в качестве специализированного учреждения ООН, объединяет большинство государств мира. Целью ВОЗ в соответствии с ее Уставом является достижение всеми народами более высокого уровня здоровья с помощью не только усилий здравоохранения, но и соответствующих мер социально-экономического характера. Деятельность ВОЗ осуществляется путем предоставления странам медицинских услуг, оказания соответствующей помощи развивающимся странам и в организации и поощрении медицинских исследований. Последнее осуществляется, в частности, путем организации международной сети лабораторий, исследующих болезнетворные организмы, создающих необходимые вакцины, а также занимающихся подготовкой необходимых научных работников.
Руководящий орган ВОЗ - Всемирная ассамблея здравоохранения, созываемая ежегодно; исполнительный орган - Исполнительный комитет, избираемый Всемирной ассамблеей; административный орган - Секретариат, возглавляемый Генеральным директором ВОЗ.
Всемирная метеорологическая организация (ВМО) - создана в 1947 г. на основе существовавшей с 1873 г. соответствующей неправительственной организации. С 1951 г. она функционирует в качестве специализированного учреждения ООН, объединяя практически все государства. Ее цели - всемирное сотрудничество в деле метеонаблюдений, обеспечение оперативного обмена метеоинформацией и обеспечение единообразия метеонаблюдений и статистических данных, организация метеорологических исследований и подготовки кадров метеорологов.
Органы ВМО - Всемирный метеорологический конгресс, созываемый обычно каждые четыре года; Исполнительный комитет, ежегодно проводящий свои сессии; Секретариат, возглавляемый Генеральным секретарем.
ВМО руководствуется в своей деятельности разработанными ею Всемирной климатической программой и Глобальной программой атмосферных исследований.
Международная морская организация (ИМО) - действует с 1982 г. в качестве специализированного учреждения ООН. Она заменила собой существовавшую ранее (с 1959 г.) Межправительственную морскую консультативную организацию (ИМКО).
Руководящий орган ИМО - ее Ассамблея, заседающая каждые два года. Она избирает Совет, руководящий деятельностью ИМО в период между сессиями Ассамблеи, собирающимися на свои заседания обычно дважды в год. ИМО имеет также постоянно действующий Секретариат.
В рамках ИМО действуют пять специализированных комитетов: Комитет по безопасности на море, Юридический комитет, Комитет по защите морской среды, Комитет по техническому сотрудничеству и Комитет по упрощению формальностей. Они вырабатывают соответствующие правила мореходства и охраны морской среды для представления их руководящим органам ИМО.
Под эгидой ИМО были проведены многочисленные международные конференции, в частности, по вопросам охраны человеческой жизни на море, грузовой марки судов, их обмера, предотвращения столкновений судов и загрязнения моря, безопасности рыболовных судов, поиска и спасения судов, потерпевших аварию. На таких конференциях разрабатывается и принимается текст международных конвенций, т.е. ведется работа по кодификации современного морского права. Органы ИМО разрабатывают также рекомендации, кодексы, руководства, наставления и т.п. для судоводителей, конструкторов и строителей морских судов. Все это обеспечивает высокую результативность деятельности ИМО.
Организация Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры (ЮНЕСКО) - создана и действует с 1946 г. в качестве специализированного учреждения ООН, объединяющего практически все существующие государства.
Цели ЮНЕСКО - содействие достижению прочного мира, безопасности и благосостояния народов путем развития международного сотрудничества в области образования, науки и культуры. Эта организация призвана поощрять всеобщее соблюдение справедливости, правопорядка, прав человека и основных свобод для всех народов мира, без различия расы, пола, языка и религии. Главной программой деятельности является, в частности, ликвидация неграмотности населения, содействие обязательному образованию и повышению его уровня, подготовка и направление в заинтересованные страны экспертов в области науки и просвещения. ЮНЕСКО рассматривает в рамках своей компетенции такие глобальные проблемы современности, как предотвращение опасности мировой термоядерной катастрофы, прекращение гонки вооружений, установление нового экономического порядка и нового информационного порядка, защита окружающей среды, освоение мирового океана и космоса на благо всего человечества.
Высший орган ЮНЕСКО - Генеральная конференция, заседающая раз в два года; исполнительный орган - избираемый Генеральной конференцией Исполнительный совет, проводящий свои сессии обычно три раза в год и несущий ответственность за выполнение программ, принятых Генеральной конференцией; административный орган - Секретариат, возглавляемый Генеральным директором.
Организация Объединенных Наций по промышленному развитию (ЮНИДО)- создана в 1967 во исполнение соответствующей резолюции Генеральной Ассамблеи ООН и с 1985 г. является специализированным учреждением ООН.
Цели ЮНИДО - содействовать промышленному развитию и индустриализации развивающихся стран, финансированию соответствующих проектов, подготовке национальных кадров, а также способствовать международному и региональному сотрудничеству государств и координировать их деятельность в этой области.
Главным органом ЮНИДО является Генеральная конференция, созываемая обычно раз в четыре года. Она избирает сроком на три года основной руководящий орган - Совет по промышленному развитию, проводящий свои сессии обычно раз в год. Совет разрабатывает и утверждает программу предстоящих работ, обсуждает вопросы координации деятельности учреждений системы ООН в сфере промышленного развития и ежегодно представляет свои доклады ЭКОСОС и Генеральной Ассамблее ООН. В период между сессиями Совета обычно два раза в год заседает его Постоянный комитет в том же составе, что и Совет. Административным органом ЮНИДО является ее Секретариат, возглавляемый Исполнительным директором, которого назначает Генеральный секретарь ООН и утверждает в этой должности Генеральная Ассамблея ООН.
Всемирная организация интеллектуальной собственности (ВОИС) - создана в 1970 г. в соответствии с ее учредительным актом - Конвенцией, заключенной в 1967 г.
Основными целями этой весьма специфической международной организации - с 1974 г. специализированного учреждения ООН - являются: способствовать интеллектуальной творческой деятельности и охране интеллектуальной собственности во всем мире путем поощрения международного сотрудничества государств, состоящих или не состоящих членами ВОИС, в том числе во взаимодействии с любым другим международным объединением государств в этой сфере, а также способствовать передаче технологии развивающимся странам, имея в виду ускорение их экономического, социального и культурного развития.
Начало деятельности государств по охране интеллектуальной собственности было положено в 1883 г., когда была заключена Парижская конвенция по охране промышленной собственности. В 1886 г. была заключена Бернская конвенция по охране литературных и художественных произведений. С тех пор появилась масса многосторонних международных договоров в данной сфере, требующих координации деятельности этих международных объединений, что и составляет одну из главных функций ВОИС.
Под интеллектуальной собственностью, согласно учредительному акту ВОИС, понимаются права, относящиеся к литературным, художественным и научным произведениям, к исполнительной деятельности артистов, звукозаписи, радио- и телевизионным передачам, изобретениям во всех областях человеческой деятельности, научным открытиям, промышленным образцам, товарным знакам, знакам обслуживания, фирменным наименованиям и коммерческим обозначениям, защите против недобросовестной конкуренции, а также все другие права, относящиеся к интеллектуальной деятельности в производственной, научной, литературной и художественной областях.
Органы ВОИС: Конференция государств - членов Организации, Генеральная ассамблея, состоящая из членов ВОИС, являющихся также членами Парижского или Бернского союзов, и Координационный комитет. Административный орган - Международное бюро, возглавляемое Генеральным директором ВОИС.
Продовольственная и сельскохозяйственная организация Объединенных Наций (ФАО) - создана и действует в качестве специализированного учреждения ООН с 1945 г.
Цели ФАО: содействие улучшению питания и поднятию жизненного уровня населения, повышению производительности труда и улучшению распределения продовольствия, повышению продуктивности сельского хозяйства, лесоводства и рыболовства, улучшению условий жизни сельского населения, развитию мировой экономики, а также организация и содействие научным исследованиям в сфере сельского хозяйства и питания населения.
Высший орган ФАО - Конференция государств-членов, заседающая обычно раз в два года; исполнительный орган - Совет, избираемый Конференцией; административный орган - Секретариат во главе с Генеральным директором ФАО, избираемым Конференцией.
Международная организация гражданской авиации (ИКАО) - специализированное учреждение ООН, занимающееся организацией и координацией международного сотрудничества, касающегося деятельности международной гражданской авиации.
Устав ИКАО составляет неотъемлемую часть заключенной в 1944 г. Чикагской конвенции о международной гражданской авиации.
Целями ИКАО являются: установление принципов и методов международной авианавигации, содействие планированию и развитию международного воздушного транспорта, совершенствование летно-космических правил, обеспечение безопасности международных полетов. В ее функции входит, в частности, разработка и принятие с учетом требований практики международных стандартов и рекомендаций, имеющих своей задачей унификацию Правил международной аэронавигации, которые составляют приложение к вышеуказанной Конвенции и по мере надобности изменяются или дополняются.
ИКАО осуществляет свою деятельность с помощью разветвленной системы органов, располагающих обязательной юрисдикцией или осуществляющих вспомогательные функции.
Главным органом ИКАО является его Ассамблея, созываемая обычно раз в три года. Она определяет основные направления и задачи деятельности этой организации на ближайшую или длительную перспективу. Ассамблея избирает постоянно действующий Совет в составе представителей государств, имеющих наиболее развитый воздушный транспорт. Руководит Советом избираемый Ассамблеей его президент.
Совет образует Аэронавигационный комитет (АНК), в задачу которого входит разработка изменений или выработка новых стандартов и рекомендаций в сфере международного воздушного транспорта, и учреждает Аэронавигационную комиссию. Совет образовал также Юридический комитет, который консультирует его по веем вопросам, касающимся деятельности ИКАО. Действуют также Комитет по незаконному вмешательству в деятельность гражданской авиации и ряд других вспомогательных органов Совета.
Обеспечивает работу органов ИКАО его Секретариат, возглавляемый Генеральным секретарем и имеющий в своем составе несколько специализированных управлений.
Особая роль в сфере международных социально-экономических отношений принадлежит валютно-финансовым международным организациям в силу характера их деятельности и условий принятия ими решений. Это следующие организации.
Международный валютный фонд (МВФ), созданный в 1945 г. на основе соглашения, достигнутого на Бреттон-Вудской валютно-финансовой конференции 1944 г. государствами, взносы которых в этот фонд составили 80% его общей суммы. Стал специализированным учреждением ООН и преступил к осуществлению валютных операций в 1947 г.
Цели МВФ - содействие международному сотрудничеству в сфере финансовых расчетов по сделкам между государствами-членами и устранению препятствующих развитию мировой торговли ограничений в деле обмена валют.
Однако в силу того, что решения фонда принимаются на условиях "взвешенного голосования" его членов с учетом их вкладов в сумму фонда и что подавляющим числом голосов при этом обладают 10 высокоразвитых стран во главе с США, эти государства и определяют валютно-финансовую политику фонда и условия, на которых он предоставляет кредиты другим странам.
Международный банк реконструкции и развития (МБРР) - создан в 1944 г. государствами - участниками Бреттон-Вудской конференции. Специализированное учреждение ООН с 1945 г.
Членами МБРР могут стать лишь государства - члены Международного валютного фонда.
Целью МБРР является содействие реконструкции экономики государств-членов путем предоставления им для этого займов. Условия принятия соответствующих решений те же, что и в Международном валютном фонде.
Международная финансовая корпорация (МФК) - создана в 1956 г., специализированное учреждение ООН с 1957 г.
Цель МФК - содействие экономическому развитию государств-членов путем стимулирования деятельности их частных производственных предприятий.
МФК тесно взаимодействуете с МБРР, является его филиалом. Руководят ее деятельностью Совет управляющих и Совет директоров, состоящие из лиц, управляющих делами МБРР и представляющих государства, которые одновременно являются его членами.
Международная ассоциация развития (MAP) - создана в 1960 г., с 1961 г. специализированное учреждение ООН. Ее членами являются государства - члены МБРР.
Цели MAP - содействие экономическому развитию, повышению производительности труда и жизненного уровня населения наименее развитых стран путем предоставления им льготных беспроцентных и долгосрочных займов. Ответственность за управление делами MAP возложена на МБРР, должностные лица и персонал которого безвозмездно выполняют также функции по управлению делами MAP. Порядок принятия решений о предоставлении займов тот же, что и в МБРР.
Три вышеуказанные организации - Международный банк реконструкции и развития, Международная финансовая корпорация и Международная ассоциация развития - в совокупности образуют корпорацию, именуемую Всемирным банком.
Международный фонд сельскохозяйственного развития (ИФАД) - образован и действует в качестве специализированного учреждения ООН с 1977 г.
Цели ИФАД - мобилизация дополнительных средств для развития сельского хозяйства развивающихся стран путем разработки и осуществления проектов содействия беднейшим слоям их сельскохозяйственного населения.
Капитал фонда создается в основном за счет взносов развитых стран (более 50%) и развивающихся стран (более 40%). Его распределение также зависит от согласования позиций основных стран-доноров.

§ 5. Целенаправленность международного социально-экономического права
Очевидно, что социально-экономическая сфера взаимоотношений между государствами, регулируемая современным международным правом, так или иначе сводится к принятию государствами международных обязательств о соблюдении ими определенных прав человека в своем внутреннем порядке или правопорядке.
Некоторые конкретные обязательства по общему международному праву в сфере социально-экономического права стали общепризнанными. Речь идет, в частности, об общепризнанных международно-правовых положениях, запрещающих апартеид, расизм, колониализм, агрессию и другие нарушения международного мира и безопасности.
Что касается соблюдения других социально-экономических прав человека, то международно-правовое развитие пошло в этом плане по пути разработки под эгидой ООН и некоторых ее специализированных учреждений международных конвенций универсального характера, т.е. открытых для участия всех государства.
Заключаются, разумеется, и соответствующие двусторонние и многосторонние межгосударственные договоры, но решающая роль, очевидно, должна принадлежать универсальным конвенциям.
Такие конвенции, как правило, устанавливают механизм контроля за их соблюдением государствами-участниками. Такой механизм предусматривает обычно представление государствами периодических докладов о выполнении ими своих международных обязательств.
Центральное место в системе международных договоров о правах человека принадлежит Международному пакту о гражданских и политических правах и Международному пакту об экономических, социальных и культурных правах, принятым и открытым для подписания, ратификации и присоединения 16 декабря 1966 г.
Многие действующие международные конвенции посвящены мерам искоренения конкретных действий государств, умаляющих честь и достоинство человеческой личности.
Так, делу предупреждения дискриминации человека и преступлений против человека служат, в частности, Международная конвенция о ликвидации всех видов расовой дискриминации 1965 г., Международная конвенция о пресечении преступления апартеида и наказании за него 1973 г., Конвенция о предупреждении преступления геноцида и наказании за него 1948 г., Конвенция о дискриминации в области труда и занятий 1958 г., Конвенция о борьбе с дискриминацией в области образования 1950 г., Конвенция о равном вознаграждении 1951 г.
Делу предупреждения и пресечения преступлений против человеческой личности служат также Конвенция о рабстве 1926 г. с последующими ее изменениями и дополнениями, Конвенция о принудительном труде 1930 г. и Конвенция об упразднении принудительного труда 1957 г., Конвенция о борьбе с торговлей людьми и с эксплуатацией проституции третьими лицами 1949 г., Конвенция о неприменимости срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечности 1968 г. и др.
Ряд конвенций касаются юридического статуса индивида. В их числе, Конвенция о гражданстве замужней женщины 1957 г., Конвенция о сокращении безгражданства 1961 г., Конвенция о статусе апатридов 1954 г., Конвенция о статусе беженцев 1951 г., Конвенция о политических правах женщин 1952 г., Конвенция о согласии на вступление в брак, брачном возрасте и регистрации браков 1962 г., Конвенция о представителях трудящихся 1971 г.
Выше приведены лишь отдельные примеры международных соглашений универсального характера в сфере социально-экономического права. И это право непрерывно развивается, составляет основную сферу межгосударственного сотрудничества в интересах человеческой личности и человечества в целом, коль скоро его усилиями поддерживается международный мир и безопасность на нашей планете.


Глава XXII
УГОЛОВНЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ МЕЖДУНАРОДНОГО ХАРАКТЕРА
§ 1. Общие положения и терминология
В гл. IX указывалось, что ответственность государств и других субъектов международного права, обозначаемая термином "международная ответственность", по своему существу и видам (формам) в корне отличается от юридической ответственности по внутригосударственному праву, где она выступает в качестве уголовной, гражданской и административной ответственности.
В общем вопрос о характере юридической ответственности по национальному и международному праву сводится к вопросу о субъектах этих двух систем права.
Так, вполне очевидно, что субъектами международной (международно-правовой) ответственности за нарушения международно-правовых предписаний являются государства и иные субъекты международного права.
Соответственно, индивиды, физические лица, не будучи субъектами международного права, не являются и не могут являться субъектами международно-правовой ответственности вообще и тех видов международно-правовых санкций в отношении государств, о которых шла речь в главе об их ответственности, в частности.
Конкретнее, уголовная ответственность, которую несут индивиды в соответствии с внутригосударственным правом за предусмотренные этим правом преступления, в принципе не применима к государству.
Однако уяснение этой, казалось бы, очевидной вещи - не столь простое дело при столкновении с некоторыми явлениями международной действительности, требующими правовой оценки. Так, некоторые авторы, в том числе отечественные, утверждали, что современное международное право якобы устанавливает в некоторых случаях наряду с ответственностью государств юридическую ответственность физических лиц, в частности за преступления против мира, военные преступления и преступления против человечности. Высказывались также мнения о формировании некоего международного уголовного права.
Однако высказывания о том, что международное право якобы устанавливает в некоторых случаях наряду с международной ответственностью государств международную ответственность индивидов, явно ошибочны. Никакой особой международной (международно-правовой) ответственности индивидов не существует. Ее не установили, ибо вполне достаточно существующих форм уголовной ответственности индивидов (от взятия под стражу до пожизненного тюремного заключения и смертной казни) в соответствии с национальными системами уголовного права.
Не существует и международной уголовной юстиции и международных пенитенциарных средств исполнения приговоров по уголовным делам. Факт образования и деятельности двух специальных международных военных трибуналов - Нюрнбергского и Токийского, - а также возможность учреждения международных судебных инстанций в силу некоторых иных универсального характера межгосударственных соглашений - явление редкое, исключительное, не изменяющее общего положения о том, что уголовная ответственность индивидов существовала и продолжает существовать как их ответственность по национальному уголовному праву государств, подлежащая преследованию национальными судами с соблюдением национальных процессуальных норм применительно ко всем уголовным преступлениям, подпадающим под юрисдикцию данного государства.
Уголовная юрисдикция государства в принципе территориальна в том смысле, что она принадлежит органам правосудия того государства, в пределах территории или юрисдикции которого совершено уголовное преступление. Иными словами, все лица (кроме пользующихся соответствующим иммунитетом), совершившие в таком случае преступление в соответствии с внутренним правом государства, подлежат его уголовной юрисдикции.
Государства устанавливают также свою юрисдикцию в отношении преступлений, совершенных их гражданами и вне пределов их уголовной юрисдикции, иначе - персональную юрисдикцию, обычно лишь в отношении ограниченной категории тяжких преступлений. Но осуществление персональной юрисдикции возможно, естественно, лишь тогда, когда соответствующее лицо окажется во власти государства его гражданства.
Поэтому издавна существует сотрудничество государств в деле превенции и наказания за совершаемые индивидами преступления, как правило, тяжкого или особо тяжкого характера, ибо борьба с такими преступлениями требует объединения усилий заинтересованных государств на двустороннем, локальном или универсальном уровнях путем заключения между ними международных договоров. Такие договоры устанавливают обязательства государств, касающиеся розыска предполагаемого преступника, уголовного преследования его в соответствии с их внутренним законодательством либо выдачи другому государству, казания иной правовой помощи. Именно в этом и состоит причастность международного права к делу борьбы с уголовными преступлениями.
Наконец, в силу сложившегося международного обычая или общепризнанных положений универсальных международных договоров определенные преступления индивидов составляют ныне особую категорию, которую целесообразно именовать уголовными преступлениями международного характера или иным образом.
Необходимость соответствующей терминологии предопределяется тем, что термин "преступление" обозначает ныне в международно-правовых актах одну из категорий международно-противоправных деяний государств, о чем говорилось в гл. IX. Следовательно, терминологически надо различать преступления государств и преступления индивидов. Словосочетание "уголовные преступления" достаточно четко обозначает, что речь идет именно о преступлениях индивидов.
Кроме того, речь идет о преступлениях, социально опасных не только для данного государства или нескольких государств, заключивших соглашения о совместных мерах борьбы с ними, но и для сообщества государств или человечества в целом. Терминологически это преступления международного характера. Последнее словосочетание ("международного характера") призвано обозначить их социальную опасность для человечества в целом.
Конечно, возможна и иная терминология. Беда, однако, в том, что сколько-нибудь устоявшейся терминологии не существует. Каждый автор предлагает свою, и терминологическая неразбериха в этом вопросе вполне очевидна.
Таким образом, уголовные преступления международного характера - это особая категория преступлений физических лиц (группы лиц), которые являются социально опасными преступлениями для человечества в целом и в отношении которых международное сообщество государств установило особую компетенцию (обязанность) каждого государства в деле борьбы с такими преступлениями.
Такая особая компетенция (обязанность) государств установлена по общему международному праву, либо в силу соответствующего международного обычая, либо, чаще, в силу общепризнанных положений универсальных международных договоров. Более конкретно это сводится в основном к следующему.
Во-первых, на международном уровне определяется состав уголовных преступлений международного характера, в уголовно-правовой оборот вводятся определенные виды таких преступлений (например, преступления против мира, преступления против человечности, преступления апартеида, геноцида и т.д.).
Во-вторых, международное право обязывает государство преследовать по своему национальному праву лиц, виновных в уголовных преступлениях международного характера, коль скоро они находятся в его власти, устанавливая экстерриториальную и эксперсональную юрисдикцию государства по таким преступлениям, иначе - универсальную юрисдикцию, т.е. юрисдикцию, действующую независимо от места совершения преступления международного характера и независимо от гражданской принадлежности преступника.
Неотвратимость наказания за уголовные преступления международного характера достигается, кроме того, обязанностью каждого государства либо судить такого преступника, либо выдать его для судебного преследования государству, в пределах юрисдикции которого совершено данное преступление, или государству национальной принадлежности данного преступного лица, а также сотрудничеством государств по обнаружению предполагаемого преступника и в деле принятия практически осуществимых мер по предотвращению указанных преступлений.
Возможно также заключение универсальных международных договоров о неприменимости срока давности к уголовным преступлениям международного характера. Так, в частности, в 1968 г. была разработана и заключена Конвенция о неприменимости срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечности.
Повторим, что, как правило, устанавливается обязанность государств преследовать за уголовные преступления международного характера по своему национальному праву. Возможность же учреждения по некоторым конвенциям международного уголовного суда весьма проблематична, практически нереальна. Например, Конвенция о предупреждении преступления геноцида и наказании за него 1948 г. и Конвенция о пресечении преступления апартеида и наказании за него 1973 г. предусматривают возможность юрисдикции международного уголовного суда для сторон, признавших такую юрисдикцию. Однако такие суды учреждены не были.
Большинство же других международных конвенций о предупреждении и пресечении уголовных преступлений международного характера вообще не предусматривают возможности учреждения международных судебных инстанций.
Тем не менее следует иметь в виду, что существует определенная связь между тяжкими международно-противоправными деяниями государства, обозначаемыми ныне термином "преступление государства", и сопутствующими ему преступлениями международного характера индивидов, в частности руководящих должностных лиц. Это создает впечатление, что уголовная ответственность таких лиц, как и ответственность государства, возникает непосредственно на основании международного права и является одной из форм ответственности государства за его международное преступление. В действительности же, преступления государства и преступления физических лиц, в том числе уголовные преступления международного характера, - явления совершенно разноплановые. Ответственность государства существует на основании и в соответствии с международным правом, а уголовная ответственность индивида - в соответствии с внутренним правом государства, коль скоро она таковым предусмотрена.
Кроме того, определенная взаимосвязь между преступлениями государств и преступлениями международного характера физических лиц отнюдь не абсолютна. Ее вообще может не существовать и действительно во многих случаях не существует.
Например, преступления индивидов против мира, как они определены в ст. 6 Устава Нюрнбергского трибунала, безусловно связаны с совершенным государством преступлением агрессии. Но военные преступления и преступления против человечности могут совершаться не только вооруженными силами и агентами государства-агрессора и не только в ходе международного вооруженного конфликта. Преступление геноцида может совершаться индивидами самостоятельно, вне связи с международным преступлением геноцида, совершаемым государством. Имеют место также преступления государств, в связи с которыми международное право не предусматривает обязанности уголовного преследования индивидов. И наоборот, обязанность государств преследовать по своему национальному праву (или выдать) за многие виды уголовных преступлений международного характера установлена ныне в соответствии с общепризнанными положениями современного международного права вне какой-либо связи с преступлениями государств.
Таким образом, обязанность государств в соответствии с общепризнанными положениями современного международного права преследовать лиц, совершивших уголовные преступления или подозреваемых в их совершении, установлена ныне в отношении преступлений, терминологически обозначенных автором как уголовные преступления международного характера.
Ниже рассматриваются некоторые источники, устанавливающие такую обязанность.


§ 2. Уставы Международных военных трибуналов
Исходя из принятой в Москве 30 октября 1943 г. Великобританией, США и СССР Декларации об ответственности гитлеровцев за совершаемые зверства, 8 августа 1945 г. в Лондоне между СССР, США, Великобританией и Францией было заключено Соглашение о судебном преследовании и наказании военных преступников европейских стран оси, неотъемлемой частью которого является приложенный к нему Устав Международного военного трибунала (Нюрнбергского трибунала). В дальнейшем к Лондонскому соглашению присоединились еще 19 государств. Принципы Устава Нюрнбергского трибунала были одобрены международным сообществом государств в резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 95(I) и имеют ныне общепризнанное значение.
Лондонское соглашение предусматривало, что Нюрнбергский трибунал учреждается для суда над главными военными преступниками, преступления которых не связаны с географически определенным местом, и устанавливало (ст. 6), что Соглашение не умаляет компетенции и не ограничивает прав национальных или оккупационных судов, которые уже созданы или будут созданы на любой союзной территории или в Германии для суда над военными преступниками.
В дальнейшем был учрежден на тех же принципиальных основах Международный военный трибунал для Дальнего Востока (Токийский трибунал) для судебного преследования японских военных преступников.
Устав Нюрнбергского трибунала гласил, что следующие действия или любое из них являются преступлениями, подлежащими юрисдикции Трибунала (и соответствующих национальных или оккупационных судов) и влекущими за собой индивидуальную ответственность:
a) преступления против мира, а именно: планирование, подготовка, развязывание или ведение агрессивной войны или войны в нарушение международных договоров, соглашений или заверений; участие в общем плане или заговоре, направленных к осуществлению любого из перечисленных действий;
b) военные преступления, а именно, нарушение законов или обычаев войны. К этим нарушениям относятся: убийства, истязания или увод в рабство или для других целей гражданского населения оккупированных территорий; убийства или истязания военнопленных или лиц, находящихся в море; убийства заложников; ограбление общественной или частной собственности; бессмысленное разрушение городов или деревень; разорение, неоправданное военной необходимостью, и другие преступления;
с) преступления против человечности, а именно: убийства, истребление, порабощение, ссылка и иные жестокости, совершенные в отношении гражданского населения до или во время войны или преследования по политическим, расовым или религиозным мотивам с целью осуществления преступления, подлежащего юрисдикции Трибунала, или в связи с преступлением, независимо от того, являлись ли эти действия нарушением внутреннего права страны, где они были совершены, или нет.
Руководители, организаторы, подстрекатели и пособники, участвовавшие в составлении или осуществлении общего плана или заговора, направленного на совершение любых из вышеупомянутых преступлений, несут ответственность за всe действия, совершенные любыми лицами с целью осуществления такого плана.
Таким образом, универсально признанным международным соглашением была установлена преступность вышеуказанных деяний индивидов и обязанность государств по их судебному преследованию прежде всего и главным образом в национальных судах.
Кроме того, в Уставе Нюрнбергского трибунала впервые были сформулированы положения о преступлениях против мира и виновные в них лица впервые были привлечены к уголовной ответственности.
То, что положения Устава Нюрнбергского, а затем Токийского трибуналов стали составной частью общего международного права, подтверждает и факт преследования сотен и тысяч немецко-фашистских, японских и иных преступников Второй мировой войны судами практически всех европейских и многих неевропейских государств.
Следует добавить, что ныне обязанность государств преследовать по своему национальному праву (или выдать) за военные преступления и преступления против человечности установлена также Женевскими конвенциями о законах и обычаях войны 1949 г., кодифицировавшими соответствующее обычное право. Так, согласно ст. 146 Женевской конвенции о защите мирного населения во время войны, ее участники "берут на себя обязательство ввести в действие законодательство, необходимое для обеспечения эффективных уголовных наказаний для лиц, совершивших или приказавших совершить те или иные серьезные нарушения настоящей Конвенции..." Каждая сторона Конвенции, согласно этой же статье, "обязуется разыскивать лиц, обвиняемых в том, что они совершили или приказали совершить то или иное из упомянутых серьезных нарушений, и, каково бы ни было их гражданство, предавать их своему суду". Она может также, если пожелает, передавать их для суда другой заинтересованной стороне.

§ 3. Универсальные международные конвенции
Сотрудничество государств в деле борьбы с уголовными преступлениями международного характера привело также к разработке и заключению под эгидой ООН некоторых ее специальных учреждений или иным образом многочисленных универсальных международных конвенций, устанавливающих обязанность государств-участников преследовать соответствующих лиц за обозначенные в этих конвенциях тяжкие уголовные преступления международного характера или выдавать их для преследования другому компетентному государству. Постепенно положения этих конвенций становятся общепризнанными нормами международного права.
Такие универсальные конвенции трудно сколько-либо подробно рассмотреть. Тем не менее очевидно, что отнесение тех или иных преступных деяний индивидов к категории преступлений международного характера - дело компетенции международного сообщества государств.
Так, современное международное право квалифицирует в качестве международных преступлений государств тяжкие нарушения ими международных норм, запрещающих рабство, геноцид и апартеид.
В свою очередь, заключены Конвенция о рабстве 1926 г. и Дополнительная конвенция об упразднении рабства, работорговли и институтов и обычаев, сходных с рабством, 1956 г., обязывающие государства преследовать индивидов за такие преступления по своему национальному праву. Заключены также Конвенция о преступлении геноцида и наказании за него 1948 г. и Конвенция о пресечении преступления апартеида и наказании за него 1973 г.
Ряд универсальных международных конвенций можно рассматривать как относящиеся к сфере предупреждения и пресечения преступлений международного терроризма.
К ним относятся, в частности, положения о преступлениях пиратства, в концентрированном виде изложенные ныне в Конвенции ООН по морскому праву (ст. 100-107), а также Конвенция о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности морского судоходства, 1988 г. и Протокол о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности стационарных платформ, расположенных на континентальном шельфе.
К этой сфере относятся также Конвенция о преступлениях и некоторых актах, совершаемых на борту воздушных судов, 1963 г., Конвенция о борьбе с незаконным захватом воздушных судов 1978 г. и Конвенция о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности гражданской авиации, 1971 г. и Протокол о борьбе с незаконными актами насилия в аэропортах, обслуживающих международную гражданскую авиацию, 1988 г., Международная конвенция о борьбе с захватом заложников 1979 г. и Конвенция о предотвращении и наказании лиц, пользующихся международной защитой, в том числе дипломатических агентов, 1978 г.
Особое значение в этом плане имеют Конвенция о физической защите ядерного материала 1980 г. и Конвенция ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988г.
Таковы некоторые общезначимые международно-правовые акты, имеющие в виду предупреждение и пресечение уголовных преступлений международного характера и так или иначе устанавливающие универсальную юрисдикцию (или обязанность выдачи) государства, во власти которого оказываются подозреваемые лица.
Вполне очевидно, что борьба с преступлениями международного характера индивидов потребует новых усилий международного сообщества государств, подготовки и заключения новых универсальных международных договоров или дополнения новыми положениями уже существующих международных конвенций, ибо уголовная преступность проявляется во все более изощренных формах и все чаще приобретает международный характер.


Глава XXIII
ПРАВО ВООРУЖЕННЫХ КОНФЛИКТОВ
§ 1. Общие положения
Наименование "право вооруженных конфликтов" обозначает специфическую отрасль современного международного права, регулирующую способы и методы ведения вооруженной борьбы в ходе вооруженных конфликтов международного и немеждународного характера с целью минимизации их вредных последствий для вовлеченных в конфликт сторон и человечества в целом. Но этим далеко не ограничивается объект соответствующего правового регулирования.
Наиболее полно и квалифицированно существо права вооруженных конфликтов, включая целесообразность такого его наименования, изложено, на наш взгляд, в "Курсе международного права". *

* См.: Курс международного права: В 7 т. М., 1992. Т. 6. Гл. 9 (авторы И.Н. Арцибасов и И.И. Лукашук).

По мнению авторов, с одной стороны, право вооруженных конфликтов - отрасль международного права, призванная регулировать ведение военных действий в ходе международных и немеждународных вооруженных конфликтов, обеспечить защиту их жертв. С другой стороны, объектом регулирования этой отрасли является широкий спектр отношений между субъектами международного права. Он охватывает не только ограничение или запрещение применять определенные средства ведения войны, но и такие правила, как: а) ограничение во времени применения средств ведения военных действий, в частности нормы о начале войны и ее окончании, о перемирии, о мирном договоре и т.д.; б) пространственные ограничения применения средств ведения военных действий, особенно нормы о театре военных действий, о театре войны, об оккупированных территориях, о нейтралитете, о демилитаризованных и нейтрализованных территориях, о необороняемых местностях и т.д.; в) ограничения, касающиеся индивида, т.е. нормы, ограничивающие применение средств ведения военных действий против определенных категорий лиц, в частности правовой режим раненых, больных, военнопленных, гражданского населения, граждан нейтральных государств, иностранцев и т.д.; г) нормы, содержащие гарантии осуществления правил ведения военных действий, об ответственности за их нарушение, о военных преступлениях и т.д.
Вышесказанное и лежит в основе системы изложения авторами права вооруженных конфликтов с должным учетом соответствующей международно-правовой доктрины.
Иначе говоря, право вооруженных конфликтов в широком его понимании полностью сохраняет свою силу и действенность.
В то же время полностью сохраняет свое значение и право вооруженных конфликтов в узком его понимании, как часть права вооруженных конфликтов (подотрасль), призванная регулировать собственно ведение военных действий в ходе международных и немеждународных конфликтов, обеспечивать защиту их жертв

§ 2. Международное гуманитарное право
Ныне подотрасль права вооруженных конфликтов, посвященная защите жертв войны, обозначается в международных актах как "международное гуманитарное право, применяемое в период вооруженных конфликтов" или более кратко "международное гуманитарное право".
Особенностью этой подотрасли права вооруженных конфликтов является то, что стороны вооруженного конфликта рассматриваются как равноправные и равнообязанные, независимо от того, какая из них явилась нападающей или обороняющейся стороной, агрессором или жертвой агрессии.
В то же время в принципе право вооруженных конфликтов в его широком понимании также можно считать гуманитарным правом, поскольку так или иначе оно направлено на ограничение или смягчение тяжких последствий межгосударственных вооруженных конфликтов, их превенцию и ответственность за нарушение соответствующих международно-правовых предписаний.
В международно-правовой доктрине не существует сколько-нибудь заметного единства по вопросам о существе и содержании права вооруженных конфликтов, а также о его подотрасли, именуемой ныне гуманитарным правом.
Основам собственно гуманитарного права, касающегося защиты жертв войны, посвящено ныне учебное пособие В.В. Пустогарова . * В этом труде показано, что основу современного гуманитарного права составляют четыре Женевские конвенции 1949 г., а именно: "Об улучшении участи раненых и больных в действующих армиях" (Конвенция I), "Об улучшении участи раненых, больных и лиц, потерпевших кораблекрушение, из состава вооруженных сил на море" (Конвенция II), "Об обращении с военнопленными" (Конвенция III) и "О защите гражданского населения во время войны" (Конвенция IV), а также два Дополнительных протокола к ним 1977 г.: Протокол I о защите жертв международных вооруженных конфликтов и Протокол II о защите жертв вооруженных конфликтов немеждународного характера.

* См.: Пустогаров В.В. Международное гуманитарное право: Учебное пособие, М., 1977.

Женевские конвенции и протоколы к ним систематизировали, кодифицировали и развили огромный относящийся к международному гуманитарному праву нормативный материал, их участниками стали практически почти все члены международного сообщества государств. Их положения действуют ныне и как нормы обычного международного права.
А. Фердросс * кратко характеризует историю выработки четырех Женевских конвенций 1949 г. следующим образом.

* См.: Фердросс А. Международное право. М., 1959.

Конференция государств, созванная швейцарским Союзным советом, выработала Первую Женевскую конвенцию 1864 г. об улучшении участи раненных и больных в действующих армиях. Эта конвенция неоднократно улучшалась и расширялась: в первый раз в 1906 г., далее в 1929 г. и, наконец, в 1949 г. Конвенцией об улучшении участи раненных и больных в действующих армиях (Конвенция I). Она состоит из 64 статей и двух приложений.
Постановлениями Десятой Гаагской Конвенции 1907 г. принципы Женевских конвенций 1864 и 1906 гг. были распространены на морскую войну. Эта Конвенция также подверглась новации в 1949 г. Женевской конвенцией об улучшении участи раненых, больных и лиц, потерпевших кораблекрушение, из состава вооруженных сил на море (Конвенция II). Она содержит 63 статьи.
В Гаагских правилах сухопутной войны 1899 и 1907 гг. имелся раздел о положении военнопленных. Нормы установленного для них в 1929 г. режима получили дальнейшее развитие в Женевской конвенции 1949 г. об обращении с военнопленными (Конвенция III). Она состоит из 143 статей и пяти приложений.
К этим трем конвенциям (в 1949 г. лишь подвергшимся новации) следует добавить новую Женевскую конвенцию о защите гражданского населения во время войны (Конвенция IV). Конвенция регулирует положение гражданского населения как на территории воюющих сторон, так и на оккупированных территориях и на территориях нейтральных государств. Она состоит из 159 статей и трех приложений.
Эти четыре Женевские конвенции были объединены под названием "Женевские конвенции о защите жертв войны" и 12 августа 1949 г. приняты конференцией государств, созванной в Женеве по предложению Международного комитета Красного Креста. К конвенциям приложено 11 рекомендаций конференции.
Эти четыре конвенции содержат, указывает А. Фердросс, многочисленные положения общего характера, помещенные частично в начале, частично в конце текстов конвенций. Наиболее существенные из них следующие.
1. Конвенции подлежат соблюдению "при любых обстоятельствах", и соблюдение их должно быть обеспечено. Серьезные нарушения этого положения должны быть уголовно наказуемы.
2. Конвенции подлежат применению не только в случае объявленной войны, но и при вооруженных конфликтах, когда одна из сторон еще не признала состояния войны, а также при военной оккупации, которой не оказывается никакого сопротивления. Договаривающиеся государства остаются связанными этими положениями также по отношению к не состоящему участником конвенции государству, если последнее "принимает и применяет" их в каких-либо конкретных конфликтах. Из этого следует, что некоторые положения конвенций гуманного порядка подлежат применению также и в гражданской войне.
3. Указанными конвенциями покровительствуемым лицам присваиваются права, от которых они не могут отказаться. Такие лица имеют также право просить о помощи державу-покровительницу. За отсутствием таковой должна выступить какая-либо организация, преследующая гуманные цели, как, например, Международный комитет Красного Креста. Никакие отступления от этих положений посредством заключения соглашения с государством, которое в результате военных событий оказывается ограниченным в своей свободе действий, не допускаются.
4. Конвенции подлежат применению в сотрудничестве и под наблюдением державы-покровительницы или заменяющей ее организации, преследующей гуманные цели.
5. В случае разногласий относительно толкования и применения конвенции держава-покровительница или заменяющая ее организация, преследующая гуманные цели, должна предложить свои услуги. Они могут предложить организовать встречу представителей сторон. По требованию одной из сторон должно быть проведено расследование любого предполагаемого нарушения конвенции. Если между сторонами не будет достигнуто соглашение о порядке производства такого расследования, стороны должны назначить третейского судью, который разрешит процедурный вопрос. Впрочем в конвенциях нет положения, предусматривающего порядок разрешения споров, если стороны не достигли соглашения ни о процедуре, ни о назначении третейского судьи. Конференция лишь рекомендовала государствам передавать такие споры на рассмотрение Международного Суда.
6. Все неурегулированные конвенциями дела подлежат разрешению на основании общих принципов этих конвенций.
7. Запрещаются меры возмездия против лиц и объектов, состоящих под покровительством согласно конвенциям.
8. Нейтральные государства, принявшие у себя покровительствуемых лиц, обязаны разумно применять конвенции.
9. В честь Швейцарии устанавливается эмблема в виде Красного Креста на белом фоне в качестве отличительного знака защиты жертв войны. Наряду с этим допускается также изображение вместо Красного Креста Красного Полумесяца и Красного Льва на белом фоне. Злоупотребление этими эмблемами наказуемо.
Таковы наиболее существенные общего характера положения Женевских конвенций о защите жертв войны 1949 г.
Как следует из сказанного, Конвенции I, II и III явились результатом длительных усилий международного сообщества государств, начиная с 1864 г., в направлении прогрессивного развития их положений.
Новеллой в этом плане явилась Конвенция IV - о защите гражданского населения во время войны. Положения этой конвенции касаются защиты гражданских госпиталей, помощи детям, раненым и больным; устанавливают обязанность государств-участников допускать свободную пересылку медикаментов и медицинских средств, предметов, необходимых для отправления церковных обрядов, предназначаемых исключительно для гражданского населения, а также посылок продовольственных продуктов, одежды и средств для поддержания здоровья детей моложе 15 лет, беременных женщин и рожениц.
Конвенция содержит также нормы об иностранцах, в том числе не имеющих гражданства, находящихся под властью одной из воюющих сторон на собственной или на оккупированной территории. Они касаются и граждан нейтральных и совоюющих государств, если эти государства не поддерживают нормальных дипломатических сношений с государством, захватившим военнопленных.
Все эти лица имеют право при любых обстоятельствах требовать уважения их личности, чести и их семейных прав, религиозных убеждений и обрядов, привычек и обычаев. Они подлежат гуманному обращению и защите от нападений и оскорблений. Применение к ним каких-либо насильственных мер недопустимо, равно как наложение коллективных наказаний, всякое запугивание, терроризирование, взятие заложников.
Конвенцией регулируется также режим лиц, интернированных государством-участником на своей собственной или на оккупированной территории.
Суммарное число статей четырех Женевских конвенций о защите жертв войны (без учета приложений) - 439. Легко себе представить, насколько это обширный и сложный для изучения и применения правовой материал.
Но этим дело далеко не ограничивается. Необходимо, кроме того, учитывать положения универсальных международных конвенций, касающихся запрещения применения оружия массового поражения, в частности это касается Конвенции о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического (биологического) и токсичного оружия и его уничтожении 1972 г.. Конвенции о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и его уничтожении 1993 г., а также Конвенции о запрещении или ограничении конкретных видов обычного оружия, которые могут считаться наносящими чрезмерные повреждения или имеющими неизбирательное действие, 1981 г. и протоколов к этой конвенции, касающихся необнаруживаемых осколков, запрещения или ограничения применения мин, мин-ловушек и других устройств, о запрещении или ограничении применения зажигательного оружия; Конвенции о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта 1954 г.
Далее, в 1977 г. к Женевским конвенциям о защите жертв войны 1949 г. были приняты два Дополнительных протокола: Протокол I-о защите жертв международных вооруженных конфликтов и Протокол II - о защите жертв вооруженных конфликтов немеждународного характера.
Целью этих протоколов является внести целесообразные уточнения и дополнения в нормы Женевских конвенций 1949 г.
Так, принципиальные положения общего характера гуманитарного права изложены в Протоколе I (ст. 35) следующим образом:
"1. В случае любого вооруженного конфликта право сторон, находящихся в конфликте, выбирать методы или средства ведения войны не является неограниченным.
2. Запрещается применять оружие, снаряды, вещества и методы ведения военных действий, способные причинить излишние повреждения или излишние страдания.
3. Запрещается применять методы или средства ведения военных действий, которые имеют своей целью причинить или, как можно ожидать, причинят обширный, долговременный и серьезный ущерб природной среде".
Законными участниками военных действий являются лица, именуемые комбатантами (сражающимися). Общая их характеристика, согласно Протоколу I, такова:
"Вооруженные силы стороны, находящейся в конфликте, состоят из всех организованных вооруженных сил, групп и подразделений, находящихся под командованием лица, ответственного перед этой стороной за поведение своих подчиненных. Такие вооруженные силы подчиняются внутренней дисциплинарной системе, которая, среди прочего, обеспечивает соблюдение норм международного права, применяемых в период вооруженных конфликтов".
Протокол I содержит 102 статьи и два приложения. В нем дается, в частности, юридическое определение важнейших употребляемых в международном гуманитарном праве терминов-понятий.
Весьма важной новеллой гуманитарного права является ст. 36 Протокола I, которая требует, чтобы лица, разрабатывающие новые виды оружия или способы ведения военных действий, определяли, не подпадают ли они под запреты в соответствии с Протоколом или иными нормами международного права, т.е. запрещает разрабатывать соответствующие новые виды оружия или способы ведения военных действий.
Дополнительный протокол II - о защите жертв вооруженных конфликтов немеждународного характера имеет своей целью уточнение и развитие положений четырех Женевских конвенций 1949 г., составляющих содержание идентичных для всех четырех этих конвенций положений ст. 3.
Вступительная часть этих статей гласит:
"В случаях вооруженного конфликта, не носящего международного характера и возникающего на территории одной из Высоких Договаривающихся Сторон, каждая из находящихся в конфликте сторон будет обязана применять, как минимум, следующие положения".
Указанный минимум определен следующим образом:
1. Лица, которые непосредственно не принимают участия в военных действиях, включая тех лиц из состава вооруженных сил, которые сложили оружие, а также тех, которые перестали принимать участие в военных действиях вследствие болезни, ранения, задержания или по любой иной причине, должны при всех обстоятельствах пользоваться гуманным обращением без всякой дискриминации по причинам расы, цвета кожи, религии или веры, пола, происхождения или имущественного положения или любых иных аналогичных критериев.
С этой целью запрещаются и всегда и всюду будут запрещаться следующие действия в отношении указанных лиц:
а) посягательство на жизнь и физическую неприкосновенность, в частности, всякие виды убийства, увечья, жестокое обращение, пытки и истязания;
б) взятие заложников;
в) посягательство на человеческое достоинство, в частности оскорбительное и унижающее обращение;
г) осуждение и применение наказания без предварительного судебного решения, вынесенного надлежащим образом учрежденным судом, при наличии судебных гарантий, признанных необходимыми цивилизованными нациями.
2. Раненых и больных будут подбирать, и им будет оказана помощь.
Как указывается в Протоколе II, его положения применяется в развитие и дополнение положений ст. 3 четырех Женевских конвенций 1949 г. В частности, они распространяются на случаи борьбы против колониального господства и иностранной оккупации, против расистских режимов и за осуществление права народов на самоопределение в соответствии с Уставом ООН и Декларацией о принципах международного права 1970 г., к вооруженному конфликту на территории государства между его вооруженными силами и антиправительственными вооруженными силами, осуществляющими контроль над частью территории государства, который позволяет им проводить непрерывные и согласованные действия и применять настоящий Протокол.
Протокол не применяется к случаям нарушения общественного порядка, внутренним беспорядкам, отдельным актам насилия, поскольку таковые не являются вооруженными конфликтами.
В Протоколе II подчеркивается, что его положения не затрагивают суверенитета государства или обязанности правительства по поддержанию правопорядка в государстве, по защите национального единства и территориальной целостности государства. Его положения не могут истолковываться как вмешательство во внутренние дела государства или в вооруженный конфликт в государстве.
Одно из положений преамбулы Протокола II гласит, что "в случаях, не предусмотренных действующими правовыми нормами, человеческая личность остается под защитой принципов гуманности и требований общественного сознания".

§ 3. Дальнейшая перспектива
Целесообразность существования и развития права вооруженных конфликтов в целом и его подотрасли - гуманитарного права бесспорна. Но при этом возникают разные вопросы: во-первых, о вооруженных конфликтах между какими государствами может практически ныне идти речь; во-вторых, о применении каких незапрещенных средств ведения военных действий может сегодня или завтра вестись речь в ходе международных и немеждународных вооруженных конфликтов.
Ответ на первый вопрос сводится, видимо, к тому, что речь не может идти о вооруженном конфликте между великими державами, ибо это привело бы к возникновению третьей мировой войны и неизбежной гибели человеческой цивилизации в ее горниле.
Второй вопрос касается средств и методов ведения вооруженной борьбы, в частности используемых вооружений. Таковые должны сводиться к так называемым обычным вооружениям, оружию избирательного действия, которое можно применять непосредственно против неприятельских вооруженных сил, не затрагивая гражданское население и сопутствующий вооруженным силам медицинский и прочий персонал.
Но научно-техническая революция и гонка вооружений привели к изобретению значительного числа новых видов оружия массового поражения, к которым ныне в документах ООН относят оружие, которое действует путем взрыва или с помощью радиоактивных материалов, смертоносное химическое и бактериологическое оружие и любое иное оружие, которое будет разработано в будущем, обладающее свойствами атомной бомбы или другого упомянутого выше оружия. Речь может идти также, в частности, об оружии лучевого поражения, инфразвуковом оружии, генетическом оружии, этническом оружии, психотропном оружии, геофизическом оружии и т.д.
Существенно совершенствуется и так называемое обычное оружие. Недаром в 1981 г. была заключена Конвенция о запрещении или ограничении применения конкретных видов обычного оружия, которые могут считаться наносящими чрезмерное повреждение или имеющими неизбирательное действие.
Конечно, поскольку в реальной действительности в послевоенных межгосударственных отношениях возникли и продолжают существовать десятки вооруженных конфликтов так называемой малой интенсивности, то право вооруженных конфликтов, включая международное гуманитарное право, сохраняет свое значение и действенность, служит цели минимизации тяжких их последствий для вовлеченных в них сторон и всего человечества.
Однако главной задачей современности является исключение международных вооруженных конфликтов из жизни международного сообщества государств, поддержание международного мира и безопасности объединенными усилиями прежде всего великих держав - постоянных членов Совета Безопасности ООН. Такова политическая реальность, отраженная в Уставе ООН, в основе которого лежит принцип единства действий постоянных членов Совета прежде всего в деле поддержания международного мира и безопасности.
Напомним, что точка зрения США в момент ратификации ими Устава ООН состояла, в частности, в том, что положения, касающиеся Совета Безопасности, признают специальную ответственность великих держав за поддержание мира и тот факт, что сохранение их единства является решающей политической проблемой нашего времени.
В свою очередь, официальный британский комментарий Устава ООН гласил, что успешная деятельность Объединенных Наций зависит от сохранения единогласия великих держав; конечно не во всех деталях политики, но по основным ее принципам. Если это единогласие серьезно подорвано, то никакое положение Устава не будет, очевидно, иметь большого значения.
Точка зрения Советского Союза была идентичной и столь же категоричной.
Сегодня указанная политическая истина так же справедлива, как и в момент основания Организации Объединенных Наций.


































Учебное издание


Николай Александрович Ушаков
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Учебник

Редактор Н.К. Воеводенко
Корректор Н.Е. Павлова
Художественный редактор А.В. Антипов
Компьютерная верстка Т.А. Антоновой






Книги издательской группы "Юристъ"
можно приобрести или заказать:

107082, Москва, ул. Ф. Энгельса, д. 75, стр. 10
(ст. метро "Бауманская")
Тел.: (095) 261-9624, 267-7650. Факс: (095) 261-6010
Опт, розница, книга-почтой, доставка
Москва, ул. Знаменка, д. 10 (ст. метро "Арбатская")
Розница
Санкт-Петербург, Невский пр-т, д. 85/11
(вход с ул. Гончарной, д. 11)
Тел.: (812) 168-4928
Опт, розница
По каталогу "Книги. Учебные пособия.
Товары Агентства "Роспечать"
Тел.: (095) 195-1451
По сводному аннотированному тематическому плану
издания учебной литературы:
117342, г. Москва, ул. Бутлерова, д. 17 "Б",
ЦКНБ (отдел учебной литературы)

Изд. лиц. № 071461 от 26.06.97.
Подписано в печать 25.02.2000. Формат 60 х 90 1/16.
Печать офсетная. Усл. печ. л. 19. Гарнитура Петербург.
Тираж 10 000. Заказ 339.
Издательская группа "Юристъ"
101000, Москва, Лубянский пр., д. 7, стр. 1
(095) 925-3914, 921-0067
Отпечатано в полном соответствии
с качеством предоставленных диапозитивов
в ОАО "Можайский полиграфкомбинат"
143200, г, Можайск, ул. Мира, 93

Оглавление


Глава I
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО КАК НОРМАТИВНАЯ СИСТЕМА 2
§ 1. Понятие международного права 2
§ 2. Объект международно-правового регулирования 4
§ 3. Нормы международного права 6
§ 4. Субъекты международного права 9
§ 5. Источники международного права 11
§ 6. Ответственность в международном праве 15
§ 7. Системность международного права 16
§ 8. Структура международного права 18
Глава II
ИСТОРИЯ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА 19
§ 1. Международное право в историческом развитии 19
§ 2. Понятие современного международного права 23
Глава III 24
ТОЛКОВАНИЕ И ПРИМЕНЕНИЕ НОРМ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА 24
§ 1. Общие положения 24
§ 2. Соблюдение, применение и толкование договоров 25
Глава IV 30
ОСНОВНЫЕ ПРИНЦИПЫ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА 30
§ 1. Общие положения 30
§ 2. Принцип суверенного равенства государств 31
§ 3. Принцип неприменения силы или угрозы силой 32
§ 4. Принцип невмешательства 34
§ 5. Принцип мирного разрешения споров 35
§ 6. Принцип добросовестного выполнения международных обязательств 36
§ 7. Принцип сотрудничества государств 37
§ 8. Принцип равноправия и самоопределения народов 38
Глава V 41
ГОСУДАРСТВО СОГЛАСНО МЕЖДУНАРОДНОМУ ПРАВУ 41
§ 1. Понятие государства 41
§ 2. Понятие и юридические признаки государственного суверенитета 42
§ 3. Несущественность внутреннего устройства государств 45
§ 4. Осуществление государством внешних сношений 48
Глава VI 49
ИММУНИТЕТ ГОСУДАРСТВА ОТ ИНОСТРАННОЙ ЮРИСДИКЦИИ 49
§ 1. Иммунитет государства как принцип международного права 49
§ 2. Деяния государства в сфере иностранной юрисдикции 53
§ 3. Иммунитет государства - участника гражданско-правовых отношений 56
Глава VII 60
НАИБОЛЬШЕЕ БЛАГОПРИЯТСТВОВАНИЕ В МЕЖГОСУДАРСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЯХ 60
§ 1. Общие положения 60
§ 2. Клаузула о наибольшем благоприятствовании 61
§ 3. Режим наибольшего благоприятствования 62
§ 4. Применение норм о наибольшем благоприятствовании 63
§ 5. Исключения из положений о наибольшем благоприятствовании 64
Глава VIII
ПРАВОПРЕЕМСТВО ГОСУДАРСТВ 65
§ 1. Общие положения 65
§ 2. Предмет правопреемства 69
§ 3. Принципиальные основы правопреемства 70
Глава IX
ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ГОСУДАРСТВ 73
§ 1. Общие положения 73
§ 2. Виды международных обязательств государств 75
§ 3. Обстоятельства, исключающие противоправность деяния государства 79
§ 4. Международные правонарушения и преступления государств 82
§ 5. Субъекты международных претензий 83
§ 6. Международно-правовые санкции 84
§ 7. Юридическая природа международных санкций 88
Глава Х
ОБЪЕДИНЕНИЯ ГОСУДАРСТВ 91
§ 1. Общие положения 91
§ 2. Международные организации 91
Глава XI
РОЛЬ ПРИЗНАНИЯ В МЕЖДУНАРОДНОМ ОБЩЕНИИ 99
§ 1. Общие положения 99
§ 2. Признание государств 100
§ 3. Признание правительств 101
§ 4. Другие случаи признания 101
§ 5. Заключение 102
Глава XII 102
ТЕРРИТОРИЯ СОГЛАСНО МЕЖДУНАРОДНОМУ ПРАВУ 102
§ 1. Понятие территории 102
§ 2. Государственная территория 103
§ 3. Негосударственная (международная) территория 106
§ 4. Международно-правовой статус и режим Антарктики 107
Глава XIII 108
НАСЕЛЕНИЕ СОГЛАСНО МЕЖДУНАРОДНОМУ ПРАВУ 108
§ 1. Общие положения 108
§ 2. Проблемы гражданства 109
§ 3. Правовое положение иностранцев 112
§ 4. Основные права и свободы человека 113
Глава XIV 115
СОВРЕМЕННАЯ СИСТЕМА МЕЖДУНАРОДНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ 115
§ 1. Предпосылки послевоенного мирного устройства 115
§ 2. Разработка Устава ООН 116
§ 3. Единогласие постоянных членов Совета Безопасности - основа Организации Объединенных Наций 119
§ 4. Заключение 121
Глава XV
ПРАВО ВНЕШНИХ СНОШЕНИЙ 122
§ 1. Общие положения 122
§ 2. Дипломатическое право 122
§ 3. Лица, пользующиеся международной защитой 126
§ 4. Консульское право 126
Глава XVI
ПРАВО МЕЖДУНАРОДНЫХ ДОГОВОРОВ 127
§ 1. Общие положения 127
§ 2. Договоры между государствами 127
§ 3. Договоры между государствами и международными организациями или между международными организациями 132
Глава XVII
МЕЖДУНАРОДНОЕ МОРСКОЕ ПРАВО 133
§ 1. Понятие и пространственное действие 133
§ 2. Правовой статус и режим морских пространств 136
§ 3. Урегулирование споров 145
Глава XVIII
МЕЖДУНАРОДНОЕ ВОЗДУШНОЕ ПРАВО 146
§ 1. Общие положения 146
§ 2. Международные полеты и их регулирование 147
Глава XIX
МЕЖДУНАРОДНОЕ КОСМИЧЕСКОЕ ПРАВО 150
§ 1. Общие положения 150
§ 2. Источники международного космического права 150
§ 3. Основные принципы космической деятельности 151
§ 4. Некоторые особые условия космической деятельности 152
Глава XX
ПРАВО ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ 155
§ 1. Общие положения 155
§ 2. Внутригосударственное регулирование 156
§ 3. Международно-правовое регулирование 157
§ 4. Дальнейшая перспектива 158
Глава XXI 159
МЕЖДУНАРОДНОЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЕ И СОЦИАЛЬНОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО 159
§ 1. Общие положения 159
§ 2. Цели международного социально-экономического права и органы, их осуществляющие 161
§ 3. Принципы международного социально-экономического права 163
§ 4. Специализированные учреждения ООН 164
§ 5. Целенаправленность международного социально-экономического права 169
Глава XXII 170
УГОЛОВНЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ МЕЖДУНАРОДНОГО ХАРАКТЕРА 170
§ 1. Общие положения и терминология 170
§ 2. Уставы Международных военных трибуналов 173
§ 3. Универсальные международные конвенции 175
Глава XXIII
ПРАВО ВООРУЖЕННЫХ КОНФЛИКТОВ 176
§ 1. Общие положения 176
§ 2. Международное гуманитарное право 176
§ 3. Дальнейшая перспектива 181







??

??

??

??

http://www.yuridlit.narod.ru

http://www.yuridlit.narod.ru


<<

стр. 2
(всего 2)

СОДЕРЖАНИЕ