<<

стр. 5
(всего 6)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

В приложении к заявлению или представлению необходимо, чтобы были копии оспариваемых судебных актов.
Если обращение подписано представителем, то оно должно содержать необходимые данные о нем, а также документальное подтверждение его полномочий.
На стадии надзорного производства действие принципов состязательности, равноправия сторон проявляется в числе других факторов в том, что участвующие в деле лица имеют право знать об аргументах, приводимых в заявлении или представлении, и иметь возможность высказать по ним свои соображения. В этих целях для обеспечения каждого из них документами, направленными в Высший Арбитражный Суд РФ, на заявителя возлагается обязанность представить в необходимом количестве (по числу участвующих в деле лиц) копии обращения и приложений к нему.

_ 3. Стадии надзорного производства

Судебная процедура пересмотра судебных актов в порядке надзора проходит три стадии.

1. Первая стадия

Первой стадией надзорного производства является рассмотрение заявления или представления единолично судьей Высшего Арбитражного Суда РФ в соответствии с порядком, установленным ст.295 АПК. Полномочия судьи на этом этапе прохождения обращения состоят только в решении вопроса о принятии или непринятии его к производству. Иные работники аппарата Высшего Арбитражного Суда РФ выполняют подготовительные, обеспечительные функции по регистрации обращения и передаче его судье.
В отличие от АПК 1995 г., в котором не указывалось, в течение какого срока должно было рассматриваться заявление о принесении протеста, теперь этот срок установлен. Заявление или представление должно быть рассмотрено в течение пяти дней, исчисляемых в соответствии с правилами, установленными в ст.113 и 114 АПК. В этот срок не включаются нерабочие дни. Его течение начинается на следующий день после поступления обращения в Высший Арбитражный Суд РФ и заканчивается в последний рабочий день пятидневного срока.
На данной стадии судья проверяет соблюдение требований, предусмотренных АПК, и решает вопрос о принятии обращения к производству Высшего Арбитражного Суда РФ.
Процессуально принятие заявления или представления к производству оформляется определением в виде отдельного судебного акта, по своему содержанию отвечающего требованиям ч.1 ст.185 АПК.
В отличие от общего правила, содержащегося в ст.186 АПК, копия определения о принятии заявления или представления к производству направляется только лицу, подавшему его.
Судья, принявший обращение к производству, вправе решить вопрос об истребовании дела из арбитражного суда. По АПК 1995 г. таким правом обладали только должностные лица, наделенные правом принесения протеста. В случае истребования дела копия определения в пятидневный срок, как это установлено в ч.2 ст.186 АПК, направляется в арбитражный суд первой инстанции, который обязан также в пятидневный срок направить указанное дело в Высший Арбитражный Суд РФ.
Судья, рассматривающий обращение о пересмотре судебного акта в порядке надзора, проверяет, соблюдены ли требования, содержащиеся в ст.292 и 294 АПК. В случае установления нарушений оно возвращается заявителю с указанием мотивов возврата. Заявление или представление возвращается также по ходатайству, поступившему от заявителя, до вынесения определения о возбуждении надзорного производства.
В отличие от заявления об обеспечении иска (ч.2 ст.93), искового заявления (ст.128) или заявления об оспаривании решений третейских судов и о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов (ст.231, 237), а также апелляционной (ст.263) и кассационной (ст.280) жалоб оставление без движения заявления или представления о пересмотре судебного акта в порядке надзора Кодексом не предусмотрено.


137

Приостановление исполнения отменяет либо состав судей, который принимал решение, либо Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ при отказе в удовлетворении обращения. Копия определения или постановления направляется участвующим в деле лицам.

4. Окончание второй стадии

По результатам рассмотрения заявления или представления состав судей Высшего Арбитражного Суда РФ при наличии оснований, предусмотренных ст.304 АПК, принимают определение о передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ.
В определении дается анализ примененных в оспариваемом судебном акте норм права и указывается на допущенные нарушения, которые, как полагает состав суда, являются основанием для пересмотра дела в порядке надзора. Ибо не всякое нарушение может служить веской причиной для передачи дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ, а только то, которое привело к существенным нарушениям, требующим вмешательства Президиума.
Выйти за пределы оснований, перечисленных в ст.304, равно как и оставить их без внимания, суд не может.
Состав судей в определении должен также указать, какое решение, по его мнению, должно быть принято Президиумом Высшего Арбитражного Суда РФ, исходя из полномочий, которыми он наделен (п.1 ст.305 АПК).
В определении должны содержаться другие реквизиты:
дата судебного заседания;
состав судей, участвовавших в рассмотрении заявления или представления;
сведения, от какого лица исходило обращение и кто из других лиц участвовал в деле, их место нахождения или место жительства;
данные о том, какой судебный акт, по мнению заявителя, требует надзорного пересмотра, дата его принятия и вступления в законную силу;
сведения о том, какие судебные акты, не оспариваемые, приняты по делу; каким судом приняты указанные судебные акты и, наконец,
основное содержание спора, т.е. его предмет.
При отсутствии оснований, указанных в ст.304 АПК, суд, рассматривающий обращение после возбуждения судьей надзорного производства, отказывает в направлении дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ. Исходя из того, что обращение в Высший Арбитражный Суд РФ подается, как правило, после того, как дело было рассмотрено в апелляционном и в кассационном порядке, т.е. когда по усмотрению заинтересованного лица использовались другие возможности для пересмотра, отказ на данной стадии нельзя рассматривать как ущемляющий право на судебную защиту. Это право реализуется в рамках установленного процессуальным законом порядка: дело рассматривается по существу судом первой инстанции, проверяется в полном объеме в апелляционной инстанции, и наконец, законность принятых судебных актов проверяется кассационной инстанцией.
В выносимом судом определении должны быть приведены мотивы принятого решения, что составляет основное содержание данного судебного акта. Аргументы, приведенные в заявлении или представлении, анализируются под углом зрения тех оснований, которые содержатся в ст.304 АПК.
Как указано выше, если усматриваются данные для проверки дела в кассационной инстанции, суд в том же или в отдельном определении указывает на это. Должно быть приведено надлежащее обоснование такого решения. Мотивы направления дела для проверки в кассационном порядке оцениваются кассационной инстанцией.
Остальные реквизиты - те же, что и должны содержаться в определении при передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ (ст.300).

5. Третья стадия

Третьей, заключительной стадией надзорного производства является рассмотрение Президиумом Высшего Арбитражного Суда РФ дела, переданного ему коллегией судей.
Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ образован в соответствии со ст.15 Федерального конституционного закона "Об арбитражных судах в Российской Федерации". Он состоит из 18 членов: Председателя Высшего Арбитражного Суда РФ, шести заместителей Председателя Высшего Арбитражного Суда РФ, председателей восьми судебных составов Высшего Арбитражного Суда РФ и трех судей Высшего Арбитражного Суда РФ (по состоянию на 1 августа 2003 г.).
Количественный состав Президиума не является неизменным. По решению Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ он может быть дополнен судьями Высшего Арбитражного Суда РФ.
Порядок, обеспечивающий реализацию права каждого из участвующих в деле лиц на участие и выступление на заседании Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ, установлен АПК.
Извещение производится по правилам, изложенным в ст.121-124 гл.12 АПК. Извещение направляется лицам, участвующим в деле, не позднее чем за 15 дней до заседания Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ с указанием необходимых сведений, позволяющих реально принять участие в рассмотрении дела. Порядок направления извещения установлен в ст.122 АПК. Учитывая значение, которое закон связывает с предоставлением возможности заинтересованным лицам участвовать в судебном заседании, Президиум должен располагать сведениями о том, что они извещены надлежащим образом (ст. 123 и 124 АПК). При неявке кого-либо из извещенных Президиум рассматривает дело в их отсутствие.
В Кодексе значительно шире освещаются вопросы, касающиеся деятельности Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ по рассмотрению поступившего дела. Единственным основанием для принятия к производству дела Президиумом является определение, вынесенное коллегией судей в порядке, установленном ст.299 АПК.
В АПК 1995 г. не определялось, в какой последовательности Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ рассматривает поступившие с протестами дела и в какие сроки. Эти вопросы регулировались внутренними актами Высшего Арбитражного Суда РФ. Теперь они решены в законе.
Во-первых, дело должно быть рассмотрено в срок, не превышающий трех месяцев, исчисляемый со дня принятия определения о передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ. В соответствии с ч.2 ст.114 АПК процессуальный срок, исчисляемый месяцами, истекает в соответствующее число последнего месяца установленного срока.
Во-вторых, дела назначаются к слушанию и рассматриваются в порядке очередности их поступления в Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ.
Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ может рассматривать дела только при участии в заседании большинства его членов (50% плюс один). При составе Президиума в 18 человек кворум составляет не менее 10 человек.
Право всех участвующих в деле лиц присутствовать в судебном заседании, на котором рассматривается вопрос о надзорном пересмотре дела, является реализацией равных для них процессуальных возможностей на данной стадии судебного разбирательства. Участие в этом заседании является их правом, поэтому никто не может быть лишен этого права.
Судья-докладчик в соответствии с действующими правилами, утвержденными Пленумом Высшего Арбитражного Суда РФ, является членом Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ и участвует в принятии решения по делу, которое он докладывает.
Порядок формирования судей-докладчиков в АПК прямо не определен. Представляется, что этот процесс должен происходить по правилам, установленным ст.18 АПК.
Требование к докладу заключается в том, чтобы раскрыть основное содержание дела исходя из тех задач, которые должен решить Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ: есть основания для надзорного пересмотра или их нет. Поэтому главное содержание доклада заключается в разборе доводов, изложенных в обращении в Высший Арбитражный Суд РФ, и мотивов, исходя из которых состав суда, передавший дело в Президиум, счел, что имеются основания для пересмотра судебного акта в порядке надзора. Учитывая, что Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ полномочен решать только вопросы применения закона, доклад должен быть посвящен анализу правильности применения правовых норм в сопоставлении с основаниями, предусмотренными в ст.304 АПК.
Лица из числа участвующих в деле, изъявившие желание присутствовать на заседании Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ, имеют право выступить и дать устные объяснения. Эти объяснения применительно к основаниям пересмотра будут содержать изложение доводов "за" или "против" позиции, изложенной в обращении и поддержанной в определении о направлении дела в Президиум. Следует подчеркнуть равенство прав всех участвующих в деле лиц быть выслушанным высшей судебной инстанцией государства.
АПК регламентирует последовательность, в которой предоставляется слово для дачи устных объяснений участвующим в заседании лицам: после доклада судьи выступает лицо, обратившееся в Высший Арбитражный Суд РФ с заявлением или представлением, затем другие лица. Очередность их выступлений может быть определена председательствующим.
Заседание Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ завершается после выступлений участвующих лиц принятием постановления.
Принятие постановления Президиумом Высшего Арбитражного Суда РФ должно соответствовать общим правилам разрешения вопросов судом, рассматривающим дело в коллегиальном составе (ч.1 ст.20 АПК), если иное не предусмотрено в гл.36 АПК. Все вопросы решаются большинством голосов членов Президиума. Никто не вправе воздержаться от голосования. Председательствующий обладает равными правами со всеми членами Президиума, но голосует последним. При равенстве голосов членов Президиума обращение, как не набравшее большинства голосов, отклоняется, и оспариваемый судебный акт сохраняет силу.

_ 4. Основания надзорного пересмотра


138

Задача Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ - не дублировать деятельность кассационной инстанции, а выполнять особую возложенную на него законом функцию. Ее осуществление должно обеспечиваться через пересмотр судебных актов первой, апелляционной и кассационной инстанций по основаниям, указанным в ст.304 АПК.
Во-первых, это обеспечение единообразия в толковании и применении закона всеми арбитражными судами. В этом заключается главное предназначение высшего суда государства по обеспечению единства судебной практики.
С 1 января 2003 г. введена в действие гл.36 АПК. Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ начал рассмотрение дел по новой процедуре.
Вот как рассмотрено 10 января 2003 г. дело N 6498/02, по которому отменены судебные акты по основанию, предусмотренному п.1 ст.304 АПК.
Общество обратилось в арбитражный суд с иском к фирме о применении последствий недействительности ничтожной сделки (договора купли-продажи квартиры) - об обязании ответчика возвратить жилое помещение.
Суд, удовлетворяя исковые требования, признал договор купли-продажи ничтожной сделкой на том основании, что подпись в договоре от имени директора общества и в акте приема-передачи недвижимости подделана главным бухгалтером общества, поэтому правомерно в порядке применения последствий недействительности ничтожной сделки обязал ответчика возвратить объект недвижимости истцу.
Суд кассационной инстанции, отменяя решение и постановление апелляционной инстанции, сослался на то, что согласно ст.183 ГК совершение сделки от имени товарищества лицом, не имевшим на это полномочий, означает, что договор заключен от имени продавца лицом, подписавшим его, в то время как между обществом и фирмой договор купли-продажи не заключался. Поэтому, по мнению суда кассационной инстанции, для применения последствий недействительности ничтожной сделки основания отсутствовали.
Такое толкование закона Президиум признал неправильным. По смыслу п.2 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 14 мая 1998 г. N 9 "О некоторых вопросах применения статьи 174 Гражданского кодекса Российской Федерации при реализации органами юридических лиц полномочий на совершение сделок" при совершении сделки от имени юридического лица лицом, которое не имело на это полномочий в силу закона, ст.174 ГК не применяется. В указанных случаях следует руководствоваться ст.168 ГК, при этом п.1 ст.183 ГК применяться не может.
Таким образом, выводы, содержащиеся в постановлении суда кассационной инстанции, нарушают единообразие в толковании и применении арбитражными судами норм права.
При указанных обстоятельствах постановление суда кассационной инстанции отменено.
Во-вторых, это устранение препятствий для принятия законного судебного решения по другому делу. Известно, что решение суда по ранее рассмотренному делу, вступившее в законную силу, является обязательным для суда, рассматривающего дело, в силу принципа обязательности судебных актов, закрепленного в законе (ст.16 АПК). Однако это не лишает участвующих в деле лиц добиваться их пересмотра в кассационном или в надзорном порядке в целях защиты нарушенных этими решениями их прав и законных интересов в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности. В противном случае при рассмотрении других дел будут приниматься противоречащие закону решения. Во избежание такого положения одним из оснований надзорного пересмотра является отмена или изменение судебного акта, принятого с нарушением закона, если это не позволяет принять законное решение по другому делу.
В-третьих, это пресечение нарушений прав и законных интересов неопределенного круга лиц или иных публичных интересов. Судебная защита неопределенного круга лиц, как показывает жизнь, является весьма актуальной проблемой. Необходимость использования таких сравнительно новых форм защиты проявляется в требованиях об оспаривании нормативных судебных актов, в защите прав вкладчиков так называемых проблемных банков и т.д.
Интересы неопределенного круга лиц являются одной из разновидностей публичных интересов. Деление права на публичное и частное - это в определенной мере основание разграничения публичного и частного интереса. Рассматриваемые понятия являются для арбитражного судопроизводства новыми, поэтому судебная практика даст материал для более детального их рассмотрения. По АПК в защиту публичных интересов вправе обратиться в случаях, предусмотренных федеральным законом, государственные органы, органы местного самоуправления и иные органы (ст.53).
Приведем постановление от 10 января 2003 г. по делу N 7635/02, по которому применен п.3 ст.304 АПК. Фирма обратилась в арбитражный суд с иском к комитету по управлению имуществом города о признании права собственности на здание. До принятия решения стороны заключили мировое соглашение, в соответствии с которым ответчик признал право собственности за истцом на спорное здание. Определением мировое соглашение утверждено, производство по делу прекращено.
Президиум отменил указанное определение по следующим основаниям.
В силу ст.217 ГК имущество, находящееся в государственной или муниципальной собственности, может быть передано его собственником в собственность граждан и юридических лиц в порядке, предусмотренном законами о приватизации государственного и муниципального имущества.
Согласно имеющемуся в материалах дела договору от 3 июля 1992 г. N 275 о досрочном выкупе арендованного имущества (п.3.2), заключенному между областным комитетом по управлению государственным имуществом, фондом имущества области и государственно-арендным строительно-монтажным объединением (в состав которого с правами юридического лица входила фирма), объекты непроизводственной сферы, включая спорное здание, остаются в государственной, муниципальной собственности.
Между тем, как следует из мирового соглашения, утвержденного судом, комитет по управлению имуществом города передал спорное здание в собственность фирмы без соблюдения специальных правил и процедур, установленных законодательством о приватизации государственного и муниципального имущества.
Таким образом, оспариваемое определение суда нарушает публичные интересы, поскольку государственное имущество передано в собственность юридического лица с нарушением Федерального закона "О приватизации государственного имущества и об основах приватизации муниципального имущества в Российской Федерации".
В соответствии с ч.4 ст.37 АПК 1995 г. (ч.3 ст.139 АПК 2002 г.) арбитражный суд не утверждает мировое соглашение, если оно противоречит законам и иным нормативным правовым актам или нарушает права и законные интересы других лиц.
При таких обстоятельствах у суда не имелось правовых оснований для утверждения мирового соглашения и спор надлежало рассмотреть по существу.
Через единство правоприменения достигается выполнение конституционных принципов равенства всех перед законом и судом, равное право каждого на судебную защиту. Только таким путем создается правовая определенность. Господство права и эффективность защиты прав всех участников экономических отношений не будут гарантированы в условиях различного понимания и применения правовых норм судами*(312).
Возрастает значение разъяснений по вопросам судебной практики, которые дает Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ по результатам изучения и обобщения практики применения законов и иных нормативных правовых актов арбитражными судами (п.1 ч.1 ст.13 Федерального конституционного закона "Об арбитражных судах в Российской Федерации"). Об этом свидетельствует новое положение, содержащееся в ч.4 ст.170 АПК,относительно допустимости ссылок в мотивировочной части решения на постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ по вопросам судебной практики.

_ 5. Полномочия и постановление Президиума
Высшего Арбитражного Суда России

1. Общие правила

Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ обладает широкими полномочиями при проверке законности судебных актов первой, апелляционной и кассационной инстанций в рамках оснований, содержащихся в ст.304 АПК. Они определены в ст.305 АПК.
Президиум может не согласиться с доводами, содержащимися в заявлении или представлении, и с теми мотивами, которые приведены в определении о направлении дела для пересмотра в порядке надзора, принятом составом судей в соответствии с ч.4 ст.299 и ст.300 АПК. В этом случае он отказывает в удовлетворении заявления или представлении и признает оспариваемый судебный акт соответствующим закону, оставляя его без изменения. Этот вывод Президиум делает, если не находит оснований для надзорного пересмотра.
Президиум вправе отменить судебный акт любой нижестоящей инстанции полностью или частично и направить дело в ту инстанцию, судебный акт которой подвергся пересмотру. Поскольку Президиум проверяет только вопросы права и не вторгается в сферу деятельности судов первой и апелляционной инстанций в части установления фактических обстоятельств, он вправе действовать, но при этом не нарушая ограничений, установленных в ч.4 ст.305 АПК.
Возвращая дело в нижестоящую инстанцию, Президиум вправе дать указание о том, чтобы новое рассмотрение проводилось в ином составе судей.
Президиуму предоставлено право при наличии определенных условий отменить оспариваемый судебный акт и принять новое решение, не направляя дело на новое рассмотрение. Но это право ограничено определенными рамками.
Во-первых, обстоятельства дела, основанные на проверенных доказательствах, которым судами первой и апелляционной инстанций дана надлежащая оценка, остаются неизмененными.


139

Президиум также может отменить или частично изменить судебный акт и соответственно оставить иск без рассмотрения с соблюдением требований гл. 17 АПК.
Прекращение производства по делу или оставление иска без рассмотрения в надзорной инстанции может быть только при наличии оснований, содержащихся в ст.304 АПК.
Исходя из того, что Президиум может столкнуться с ситуацией, когда по делу состоялись судебные акты судов первой, апелляционной и кассационной инстанций, в законе предусмотрено положение, когда оставляется без изменения один из ранее принятых по делу судебных актов.
При отмене или изменении судебного акта Президиум, принимая такое решение, обязан сослаться на одно или несколько оснований, содержащихся в ст.304 АПК.
Роль Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ как высшего судебного органа государства по делам, отнесенным к подведомственности арбитражных судов, заключается в обеспечении единства судебной практики путем единообразного применения закона при рассмотрении конкретных дел. Поэтому его указания, которые даны при отмене судебного акта, являются обязательными для всех инстанций арбитражного суда, вновь рассматривающего дело, в части, касающейся понимания смысла и значения конкретных правовых норм, подлежащих применению при новом судебном рассмотрении.
Обязательность указаний Президиума ограничена определенными пределами, которые содержатся в законе. Эти ограничения касаются вопросов, находящихся исключительно в ведении суда первой и апелляционной инстанций. Президиум не может вторгаться в доказательственную базу и считать установленными фактические обстоятельства, которые этими инстанциями признаны недоказанными или неустановленными. Президиум не обладает полномочиями предписывать суду, каким доказательствам при новом рассмотрении дела следует отдать предпочтение и какие из них при оценке принять во внимание или отвергнуть. Поэтому лишь суд, обладающий правом устанавливать все значимые для правильного рассмотрения дела факты, проделав эту работу, может определить, какая норма материального права подлежит применению и соответственно какой судебный акт будет этим судом принят.
В соответствии с п.2 ч.2 ст.20 и ч.3 ст.21 Федерального конституционного закона "Об арбитражных судах в Российской Федерации" председательствует на заседании Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ Председатель Высшего Арбитражного Суда РФ или в его отсутствие заместитель Председателя, который подписывает принимаемое Президиумом постановление.

2. Содержание постановления Президиума
Высшего Арбитражного Суда РФ

Статья 306 АПК, регламентирующая содержание постановления, принимаемого Президиумом Высшего Арбитражного Суда РФ по результатам рассмотрения заявления или представления о пересмотре дела в порядке надзора, является новой. В АПК 1992 и 1995 гг. подобной статьи не было. Содержание постановления определялось исходя из общих требований АПК и полномочий, которыми обладал Президиум.
Постановление Президиума должно отвечать общим требованиям, предъявляемым к судебным актам. Оно должно быть законным, обоснованным и мотивированным (ч.3 ст.15 АПК).
Постановление Президиума должно отражать:
доводы, приведенные в заявлении или представлении, и содержание требования, изложенного в обращении в Высший Арбитражный Суд РФ;
если представлен отзыв - возражения, приведенные в нем;
объяснения, данные участвовавшими в деле лицами в ходе заседания Президиума;
основания, содержащиеся в ст.304 АПК, со ссылкой на законы и иные нормативные правовые акты, исходя из которых состав суда пришел к выводу о необходимости пересмотра дела в порядке надзора;
мотивы, а также выводы и решения, к которым в итоге пришел Президиум, в соответствии с его полномочиями, предусмотренными ст.305 АПК, - об оставлении без изменения или об отмене судебного акта;
в случае направления дела на новое рассмотрение - указание Президиума на то, какие действия должны быть совершены лицами, участвующими в деле, и арбитражным судом.
С моментом вступления постановления Президиума в законную силу связывается обязательность его исполнения. Исходя из этого постановление Президиума подлежит исполнению со дня его принятия.
Правило о направлении в пятидневный срок со дня принятия копии постановления Президиума лицам, участвующим в деле, существовавшее в АПК 1995 г. (ч.2 ст.187), сохранено.
Новым является указание на опубликование постановления в "Вестнике Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации". Это положение имеет важное значение в целях обеспечения единства судебной практики и свидетельствует о последовательном осуществлении принципа прозрачности правосудия.

Глава XXIV. Пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам судебных актов арбитражного суда, вступивших в законную силу

Литература:
Громов Н.А., Цыбулявская О.И., Франциров Ю.В. О совершенствовании процессуальной регламентации института рассмотрения арбитражных дел по вновь открывшимся обстоятельствам // ВВАС РФ. 2000. N 6. С.125;
Фалькович М.С. Пересмотр судебных актов арбитражного суда по вновь открывшимся обстоятельствам // ВВАС РФ. 1999. N 1. С.92;
Шерстюк В.М. Пересмотр судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам // Законодательство. 1999. N 12.

_ 1. Сущность и основания пересмотра судебных актов
по вновь открывшимся обстоятельствам

1. Понятие

Рассмотрение судом спора и вынесение решения представляет трудоемкий юридический процесс, отражающий сложные, порой запутанные общественные отношения. Практически невозможно полностью исключить вероятность возникновения, по разным причинам, судебных ошибок. Для их исправления в ходе исторического развития судопроизводства правовая мысль выработала несколько способов пересмотра ошибочных решений и иных судебных актов.
После вынесения решения оно приобретает свойство неизменяемости содержания судом, его принявшим. По общему правилу арбитражный суд, принявший решение, не вправе изменять его содержание, пересмотр решения входит в компетенцию специально существующих для этого вышестоящих процессуальных инстанций: апелляционной, кассационной и надзорной, а исправление описок, опечаток, арифметических ошибок, разъяснение решения могут производиться судом только без изменения существа решения.
В то же время судебный акт (решение, определение постановление) может оказаться необоснованным и незаконным по не зависящим от суда и лиц, участвующих в деле, причинам. Имеются в виду случаи, когда, рассматривая дело и принимая решение, суд не учел какие-либо обстоятельства, которые уже в то время существовали, но об этом, по разным причинам, суду было неизвестно. Для исправления такой ситуации АПК предоставляет арбитражному суду, принявшему судебный акт, право самому пересмотреть судебный акт по вновь открывшимся обстоятельствам. Пересмотр судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам является самостоятельной стадией арбитражного процесса, отличающейся своими, особыми процессуальными правилами, учитывающими ее (стадии) основную цель и, соответственно, специфику.
Таким образом, сущность пересмотра судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам как института арбитражного процессуального права составляет надзор за законностью и обоснованностью судебных актов при получении арбитражным судом, их вынесшим, сведений о наличии вновь открывшихся обстоятельств.
Право на пересмотр судебного акта возникает у суда только после вступления его в законную силу. Поскольку вступление судебного акта в законную силу характерно только для арбитражных судов, рассматривающих дело в первой инстанции, соответственно, данное правило распространяется исключительно на арбитражные суды субъектов Федерации, кроме дел об оспаривании нормативных правовых актов, решения по которым вступают в законную силу немедленно. Не распространяется оно и на решения Высшего Арбитражного Суда РФ, принятые по первой инстанции, которые также вступают в законную силу немедленно после принятия (см. комментарий к ст.180 АПК).
Таким образом, арбитражный суд субъекта Федерации вправе пересмотреть вынесенное им решение либо по истечении срока на его обжалование, либо после принятия постановления апелляционной инстанцией по результатам рассмотрения жалобы. Это правило распространяется и на решения, которые исполняются немедленно: об оспаривании ненормативных актов органов государственной власти, органов местного самоуправления, иных органов, решений и действий (бездействия) указанных органов и их должностных лиц, а также на те, которые приведены арбитражным судом по заявлению истца к немедленному исполнению.
Определения, вынесенные арбитражным судом любой инстанции в виде отдельного судебного акта (так как они исполняются немедленно), все решения, принимаемые Высшим Арбитражным Судом РФ, арбитражными судами первой инстанции по делам об оспаривании нормативных правовых актов, постановления, выносимые судами апелляционной, кассационной и надзорной инстанций, могут быть пересмотрены по вновь открывшимся обстоятельствам практически сразу же после их принятия, поскольку вступают в законную силу немедленно.
Не могут быть пересмотрены по вновь открывшимся обстоятельствам те определения, возможность обжалования которых АПК не предусмотрена, а также определения о совершении процессуальных действий, которые суд может отменить сам, по своей инициативе или ходатайству лица, участвующего в деле: например, определение об обеспечении иска, исполнения решения, доказательств. Не подлежат пересмотру по вновь открывшимся обстоятельствам и постановления кассационной и надзорной инстанций, которыми решение (постановление) нижестоящей инстанции отменено с передачей дела на новое рассмотрение, поскольку в этом случае рассмотрение дела производится сначала.


140

Обязательным элементом, отсутствие которого лишает обстоятельства статуса вновь открывшихся, является их существенность: их открытие ставит под сомнение законность и обоснованность судебного акта.
Кроме того, судебная практика (см. п.3 постановления Конституционного Суда РФ от 3 февраля 1998 г. N 5-П "По делу о проверке конституционности статей 180, 181, пункта 3 части 1 статьи 187 и статьи 192 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (1995 г. - Примеч. авт.)" и п.2 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 15 октября 1998 г. N 17) исходит из того, что судебная ошибка, выявленная после принятия Президиумом Высшего Арбитражного Суда РФ постановления по конкретному делу, которым изменено или отменено решение, постановление и принято новое решение в порядке надзора, может являться основанием для пересмотра постановления Президиума по вновь открывшимся обстоятельствам. Возможность пересмотра постановлений Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ, вынесенных в порядке надзора, по вновь открывшимся обстоятельствам, является дополнительной гарантией защиты нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов участников экономической деятельности арбитражными судами.
Вновь открывшиеся обстоятельства необходимо отличать от новых или изменившихся обстоятельств, а также новых доказательств. Новые обстоятельства, т.е. возникшие после вынесения судебного акта, а также существовавшие, но изменившиеся после вынесения судебного акта, могут являться основанием не для его пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам, а для предъявления нового иска, поскольку основанием пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам является открытие обстоятельств, которые хотя объективно и существовали, но не могли быть учтены, так как не были и не могли быть известны заявителю (п.4 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 15 октября 1998 г.).
В отличие от обстоятельств доказательства - это фактические данные, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие юридического факта.
Представление новых доказательств, не исследованных при вынесении судебного акта, в том числе и по причине того, что лицо, участвующее в деле, не знало об их существовании на момент судебного заседания и вынесения судебного акта, основанием для его пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам не является. В таком случае судебный акт может быть пересмотрен судом кассационной или надзорной инстанции с направлением дела на новое рассмотрение для исследования дополнительно представленных доказательств (см. п.4 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 15 октября 1998 г. N 17).
Перечень оснований пересмотра судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам АПК 2002 г. значительно дополнен по сравнению с перечнем АПК 1995 г. (ст.192). Тем не менее данный перечень является исчерпывающим (п.1 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 15 октября 1998 г. N 17). Законодатель принципиально не дает возможности расширения оснований пересмотра судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам на усмотрение лицам, участвующим в деле: эти основания должны быть жестко определены в целях избежания различного толкования фактов, на которые так богата жизнь, и сохранения стабильности судебных актов - можно представить, при обратной ситуации, во что превратится судебная деятельность, когда суд будет вынужден посвящать львиную долю своего времени бесконечному рассмотрению заявлений о пересмотре судебных актов, вступивших в законную силу, по вновь открывшимся обстоятельствам.
Основаниями для пересмотра судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам являются следующие.
1). Существенные для дела обстоятельства, которые не были и не могли быть известны заявителю. К таким обстоятельствам могут быть отнесены только имеющие в совокупности следующие признаки:
а) эти обстоятельства имеют существенное значение для дела, т.е. способны повлиять на выводы арбитражного суда при принятии судебного акта (п.3 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 15 октября 1998 г. N 17). Иными словами, если бы эти обстоятельства были установлены судом в судебном заседании, решение по делу (определение или постановление) было бы иным;
б) эти обстоятельства не только не были, но и не могли быть известны заявителю (лицу, участвующему в деле) в момент рассмотрения дела, поскольку не являются общеизвестными или общедоступными.
В качестве примера можно привести следующий случай, имевший место в арбитражно-судебной практике. Решением арбитражный суд первой инстанции удовлетворил иск о взыскании с ответчика денежной суммы. Исковое заявление было подано юридическим лицом, подписано его представителем по доверенности. Все судебные акты получались представителем истца, подписавшим заявление, на руки. При последующей переписке ответчика с истцом выяснилось, что доверенность, в соответствии с которой от имени истца представитель осуществлял все процессуальные действия, давно, еще до предъявления иска, истцом отменена. При этом истец (его органы) ни о предъявлении иска, ни о состоявшемся заседании и вынесенном решении не знал, сам не собирался предъявлять иск, поскольку обе стороны были в состоянии урегулировать свои разногласия в самостоятельном порядке. Вот это обстоятельство - предъявление иска лицом, не имевшим на это полномочий, - и является вновь открывшимся:
во-первых, оно имеет существенное значение для дела - если бы оно было известно, суд дело бы не рассматривал, а должен был оставить иск без рассмотрения (п.7 ст.148 АПК);
во-вторых, ответчик не знал об этом обстоятельстве и не мог знать, поскольку истец, сам не знавший о предъявлении иска, не сообщал ему об отмене доверенности представителя, а направление, в ходе рассмотрения дела, запросов истцу на предмет определения полномочий его представителя не является процессуальной обязанностью ответчика.
2). Установленные вступившим в законную силу приговором суда фальсификация доказательства, заведомо ложное заключение эксперта, заведомо ложные показания свидетеля, заведомо неправильный перевод, повлекшие за собой принятие незаконного или необоснованного судебного акта. Данное основание составляют случаи фальсификации доказательств.
Доказательствами, напомним, являются те сведения о фактах, на основании которых арбитражный суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, которые, в свою очередь, являются причиной (мотивами) выводов, положенных судом в основу содержания судебного акта. Соответственно, фальсификация доказательств: письменных, вещественных, аудио- и видеозаписей, компьютерных файлов, ложность показаний свидетелей и заключений экспертов, а также перевода, введшего лиц, участвующих в деле, в заблуждение, - может повлечь неправильную оценку всех доказательств по делу в совокупности, установление обстоятельств, не имевших места, или, наоборот, неустановление обстоятельств, имевших место, ложные выводы суда и в конечном итоге принятие необоснованного и незаконного судебного акта.
Обстоятельства, перечисленные в комментируемом подпункте, могут быть отнесены к вновь открывшимся при наличии двух условий:
а) фальсифицированными должны быть признаны те доказательства, на основании оценки которых судом установлены факты, лежащие в основе решения, т.е. имеющие существенное значение для дела. Если будет установлена, к примеру, подделка представителем стороны подписи на договоре, подлинник которого был утерян, но факт заключения такого договора неопровержимо установлен, в том числе экземпляр договора представлен другой стороной, оснований для пересмотра решения по вновь открывшимся обстоятельствам не будет, поскольку фальсификация доказательства в данном случае не повлияла на обоснованность выводов суда;
б) фальсификация должна быть обязательно установлена вступившим в законную силу приговором суда, т.е. лицо, допустившее фальсификацию, должно быть осуждено путем привлечения к соответствующей уголовной ответственности. При невозможности привлечения такого лица к уголовной ответственности, в частности при амнистии, смерти, истечении срока давности для уголовного наказания, судебный акт может быть пересмотрен только в порядке надзора.
3). Установленные вступившим в законную силу приговором суда преступные деяния лица, участвующего в деле, или его представителя либо преступные деяния судьи, совершенные при рассмотрении данного дела. К таким деяниям, к примеру, могут быть отнесены злоупотребление должностными полномочиями (ст.285 УК), превышение должностных полномочий (ст.286 УК), получение взятки (ст.290 УК), дача взятки (ст.291 УК), принуждение к даче показаний (ст.302 УК), вынесение заведомо неправосудного решения (ст.305 УК), подкуп или принуждение к даче показаний или уклонению от дачи показаний либо к неправильному переводу (ст.309 УК) и т.д.
Основным условием, только при наличии которого указанные факты могут быть отнесены к вновь открывшимся обстоятельствам, является привлечение указанных лиц к уголовной ответственности по приговору суда. Так же как и в предыдущем случае, при невозможности привлечения указанных лиц к уголовной ответственности судебный акт может быть пересмотрен только в порядке надзора (п.5 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 15 октября 1998 г. N 17).
Имели ли преступные деяния указанных в комментируемом пункте лиц существенное значение для рассмотрения дела, в данном случае не учитывается, поскольку принятый судебный акт, после открытия перечисленных обстоятельств, презюмируется как незаконный.
4). Отмена судебного акта арбитражного суда или суда общей юрисдикции либо постановления другого органа, послуживших основанием для принятия судебного акта по данному делу. Под актом суда общей юрисдикции АПК имеет в виду решение по гражданскому и административному делу, приговор по уголовному делу, под постановлением другого органа - нормативные и ненормативные правовые акты.


141

Главным условием применения комментируемого основания является отмена только того судебного акта, постановления иного органа, который был положен в основу пересматриваемого судебного акта арбитражного суда. Например, в основу решения арбитражного суда о взыскании долга и неустойки по договору было положено решение того же арбитражного суда, вступившее в законную силу, которым было отказано в признании недействительным этого договора. После отмены решения постановлением кассационной инстанции и удовлетворения требования о признании договора недействительным вновь открылось обстоятельство, являющееся основанием для пересмотра решения о взыскании долга и неустойки по договору.
Отмена актов, положенных в основу решения, являющаяся основанием для пересмотра решения по вновь открывшимся обстоятельствам, производится:
судебных - вышестоящей процессуальной инстанцией;
постановлений органов - самими органами, их вышестоящими органами, судебными решениями.
5). Признанная вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда или суда общей юрисдикции недействительной сделка, повлекшая за собой принятие незаконного или необоснованного судебного акта по данному делу. Имеются в виду случаи, когда судом выносится решение, например обязывающее ответчика исполнить обязательства по договору (передать имущество, уплатить денежную сумму и т.п.), а впоследствии по иску ответчика или иного заинтересованного лица договор признается недействительным.
Как известно, в соответствии со ст.166 ГК сделки делятся на оспоримые и ничтожные. Оспоримой является сделка, признанная недействительной по решению суда. Ничтожной - сделка, недействительная с момента ее совершения, независимо от признания ее таковой по решению суда. В связи с этим в арбитражно-судебной практике возникал вопрос: является ли признание ничтожной сделки недействительной по решению суда вновь открывшимся обстоятельством.
В постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 20 марта 2001 г. N 765/00*(313) был сделан такой вывод. Ничтожный договор является таковым с момента его заключения. Следовательно, при разрешении имущественного спора по иску Мосюрфинфонда, основанному на договоре уступки требования от 30 ноября 1995 г. N 03 и дополнительном соглашении к нему от 15 декабря 1995 г., к радиозаводу ответчик должен был знать об их ничтожности независимо от принятия решения об этом. Таким образом, суд кассационной инстанции пришел к ошибочному выводу о наличии вновь открывшихся обстоятельств. Ничтожная сделка является таковой с момента ее совершения, поэтому решение о признании недействительным договора уступки требования не может рассматриваться как вновь открывшееся обстоятельство.
Думается, что данный вывод, сделанный в то время, когда действовали нормы АПК 1995 г., не предусматривающие признание судом сделки недействительной в качестве отдельного основания для пересмотра судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам (признание судом недействительной сделки относилось к существенным для дела обстоятельствам, которые не были и не могли быть известны заявителю), был сам по себе верен, именно по этому пути и шла практика арбитражных судов.
Однако сейчас, когда АПК выделил в качестве отдельного основания пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам признание судом сделки недействительной, не разделяя, по каким основаниям - оспоримым или основаниям ничтожности - вынесено решение, можно предполагать, что признание судом ничтожной сделки недействительной (а право на предъявление такого иска ГК не исключает - см. п.32 постановления Пленума Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8) также относится к вновь открывшимся обстоятельствам.
6). Признание Конституционным Судом РФ не соответствующим Конституции РФ закона, примененного арбитражным судом в конкретном деле, в связи с принятием решения, по которому заявитель обращался в Конституционный Суд РФ.
Конституционный Суд РФ по запросам судов и граждан поверяет конституционность закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле. Если с таким запросом обращается арбитражный суд, рассматривающий дело (см. ч.3 ст.13 АПК), производство по делу подлежит приостановлению в соответствии с п.1 ч.1 ст.143 АПК (производство также приостанавливается и при обращении в Конституционный Суд РФ, во время рассмотрения арбитражным судом конкретного дела, другого заинтересованного лица). Поэтому в указанных случаях суд, дождавшись решения Конституционного Суда РФ, выносит решение, основываясь на выводах последнего о конституционности подлежащего применению закона. Такое решение арбитражного суда не подлежит пересмотру по вновь открывшимся обстоятельствам.
Если же лицо, участвующее в деле, обратится в Конституционный Суд РФ после принятия арбитражным судом судебного акта и именно в связи с принятием этого судебного акта, признание Конституционным Судом РФ примененного арбитражным судом закона неконституционным является основанием для пересмотра судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам.
Указанное в ч.6 ст.311 АПК основание нельзя толковать широко: не является признание Конституционным Судом РФ неконституционности закона, произведенное по заявлению лица, не имеющего отношения к рассмотренному арбитражным судом делу, основанием для пересмотра всех судебных актов, в которых применен оспоренный закон, принятых всеми арбитражными судами страны в течение действия закона.
7). Установленное Европейским судом по правам человека нарушение положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении арбитражным судом конкретного дела в связи с принятием решения, по которому заявитель обращался в Европейский суд по правам человека.
В Федеральном законе от 30 марта 1998 г. "О ратификации Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод" содержится заявление о признании обязательными для Российской Федерации как юрисдикции Европейского суда по правам человека, так и решений этого Суда. Названный Федеральный закон признает право российских граждан на обращение в Европейский суд по правам человека за защитой своих нарушенных прав в течение шести месяцев после того, как исчерпаны внутригосударственные средства защиты этих прав.
Соответственно, если Европейский суд по правам человека установит в своем решении факт нарушения положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении арбитражным судом конкретного дела (речь идет о соответствии указанной Конвенции не конкретных действий суда - в результаты правосудия в государствах - членах Совета Европы Европейский суд вмешательства не допускает, - а процессуальных и материальных норм российского права, примененных судом при принятии судебного акта), решение Европейского суда будет являться основанием для пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам судебного акта арбитражного суда. При этом пересмотру, как и в случае с Конституционным Судом РФ, подлежит только тот судебный акт, в связи с которым заинтересованное лицо (как правило, участвовавшее в деле, рассмотренном арбитражным судом) обращалось в Европейский суд, а не все ранее принятые арбитражными судами судебные акты, основанные на российских законах, пересмотренных Европейским судом.

_ 2. Возбуждение стадии пересмотра судебного акта
по вновь открывшимся обстоятельствам

Статьей 310 АПК установлен общий принцип, если так можно выразиться, определения подсудности заявлений о пересмотре судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам. Исходя из того, что основной целью пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам является самостоятельная ревизия судом судебного акта, принятого им самим, право на пересмотр предоставляется не вышестоящей судебной инстанции, а этому же суду.
Судебный акт, принятый арбитражным судом первой инстанции и вступивший в законную силу, пересматривается по вновь открывшимся обстоятельствам этим же судом, при этом, если дело находится в суде кассационной инстанции, этот суд оставляет кассационную жалобу без рассмотрения до получения результатов пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам судебного акта (п.8 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 15 октября 1998 г. N 17).
То же самое правило применяется и в отношении судебных актов: определений и постановлений, принятых арбитражными судами апелляционной, кассационной и надзорной инстанций, но с одним весьма значительным исключением. Апелляционная, кассационная и надзорная инстанции вправе пересмотреть только такое принятое ими постановление, которым изменен (отменен) судебный акт нижестоящей инстанции. Дело в том, что если, например, кассационная инстанция оставила в силе решение арбитражного суда первой инстанции, постановление апелляционной инстанции, поддержавшей решение, а впоследствии открылись обстоятельства, свидетельствующие о необоснованности или незаконности судебных актов, то следует исходить из того, что ошибка была допущена во всех трех инстанциях, но изначально судом первой инстанции, который и вправе исправить ее, пересмотрев решение по вновь открывшимся обстоятельствам.
Если же кассационная инстанция пересмотрит по вновь открывшимся обстоятельствам свое постановление, которым оставлено в силе решение суда первой инстанции, тем самым фактически она произведет кассационный пересмотр решения, т.е. применит совсем другой порядок пересмотра, регулируемый особыми правилами. Отсутствие у судов апелляционной и кассационной инстанций права на пересмотр своих постановлений, которыми оставлен в силе судебный акт нижестоящей инстанции, по вновь открывшимся обстоятельствам неоднократно подтверждалось и постановлениями Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ, принимаемыми в порядке надзора.


142

В соответствии с ч.2 ст.194 АПК (1995 г.) пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам постановлений и определений апелляционной, кассационной или надзорной инстанции, которыми изменен судебный акт или принят новый судебный акт, производится в той инстанции арбитражного суда, в которой изменен судебный акт или принят новый судебный акт.
Вступившее в законную силу решение от 5 марта 1999 г., в соответствии с ч.1 ст.194 АПК (1995 г.), может быть пересмотрено только Арбитражным судом Республики Татарстан. Поэтому заявление Комитета по управлению коммунальным имуществом города Казани подлежало направлению в первую инстанцию указанного суда.
Суд кассационной инстанции, пересмотрев по вновь открывшимся обстоятельствам решение, вышел за пределы своих полномочий*(314).
Что касается определений, выносимых судами апелляционной, кассационной и надзорной инстанций в ходе соответствующего производства в виде отдельных актов (например, о приостановлении производства по жалобе, о приостановлении исполнения судебных актов и т.д.), они, как новый судебный акт, могут быть пересмотрены вынесшей инстанцией по вновь открывшимся обстоятельствам в общем порядке.
Пересмотр судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам осуществляется арбитражным судом только на основании заявления, подаваемого лицами, участвующими в деле, или их правопреемниками, а также лицами, с которых арбитражный суд взыскал судебный штраф. По своей инициативе арбитражные суды пересматривать судебные акты по вновь открывшимся обстоятельствам не могут (п.9 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 15 октября 1998 г. N 17).
АПК ограничивает возможность подачи заявления трехмесячным сроком, исчисляемым со дня открытия обстоятельств, являющихся основанием для пересмотра судебного акта. Днем открытия обстоятельств следует считать день, когда они стали или могли стать известны заявителю, что доказывается при подаче заявления. Например, если основанием для открытия обстоятельств является судебный акт: арбитражного суда, суда общей юрисдикции, Конституционного Суда РФ и Европейского суда по правам человека, а также постановления органа, отменившего постановление, положенное в основу судебного акта, то днем открытия этого обстоятельства считается день вступления в законную силу решения или приговора арбитражного суда, суда общей юрисдикции, официального опубликования решения Конституционного Суда РФ, доведения до заявителя решения Европейского суда по правам человека, вступления в силу принятого иным органом постановления либо день, когда заявителю стало или могло стать известно о вступлении в силу приговора, решения, постановления (п.12 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 15 октября 1998 г. N 17).
Если трехмесячный срок на подачу заявления о пересмотре судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам пропущен, он может быть восстановлен арбитражным судом при наличии в совокупности двух условий:
а) если арбитражный суд признает причины пропуска уважительными и
б) если ходатайство подано не позднее шести месяцев со дня открытия обстоятельств, являющихся основанием пересмотра.
Таким образом, истечение шестимесячного срока пресекает (прекращает) право лица, участвующего в деле, на обращение с заявлением о пересмотре судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам, пропущенный трехмесячный срок не может быть восстановлен даже при наличии уважительных причин пропуска.
Ходатайство о восстановлении срока подачи заявления рассматривается арбитражным судом в порядке, установленном ст.117 АПК. Ходатайство подается вместе с заявлением о пересмотре как в виде отдельного документа, так и в тексте заявления. Рассматривается ходатайство арбитражным судом в течение пяти дней со дня его поступления в судебном заседании без извещения лиц, участвующих в деле. Об отказе в восстановлении пропущенного срока арбитражный суд выносит определение, совмещенное, как правило, с определением о возвращении заявления. При удовлетворении ходатайства об этом указывается в определении о принятии заявления о пересмотре судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам.
Заявление о пересмотре судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам подается обязательно в письменной форме. Подписывается заявление лицом, подающим заявление (гражданином или руководителем организации), либо представителем, уполномоченным на подписание заявления (в соответствии с ч.2 ст.62 АПК право на подписание заявления о пересмотре судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам должно быть специально оговорено в доверенности).
Требования к содержанию заявления о пересмотре судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам мало чем отличаются от правил оформления искового заявления. Обязательно в заявлении должно быть указано требование лица, подающего заявление: отменить, изменить судебный акт, а также вновь открывшееся обстоятельство (факт), являющееся основанием, по мнению заявителя, для постановки вопроса о пересмотре судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам, со ссылкой на документы, подтверждающие открытие или установление этого обстоятельства.
АПК устанавливает обязанность направить другим лицам, участвующим в деле, копии заявления и приложенных документов, которые у них отсутствуют, заказным письмом с уведомлением о вручении. Как правило, у других лиц отсутствуют документы, подтверждающие вновь открывшееся обстоятельство (если только они не были участниками судебного процесса, результаты которого, по мнению заявителя, являются основанием для пересмотра), поэтому копии таких документов заявитель обязан выслать другим лицам, участвующим в деле.
Исчерпывающий перечень обязательных приложений к заявлению о пересмотре судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам содержится в ч.4 ст.313 АПК. По сравнению с АПК 1995 г. (ст.193) к перечню обязательных приложений АПК 2002 г. добавил копии документов, подтверждающих вновь открывшиеся обстоятельства, копию судебного акта, о пересмотре которого ходатайствует заявитель (поскольку дело может находиться в это время в другом суде - кассационном или надзорном, в суде может отсутствовать судебный акт), доверенность или иной документ, подтверждающие полномочия лица на подписание заявления (доверенность должна быть представлена в подлиннике, либо ее копия должна быть надлежащим образом заверена, руководитель организации должен приложить документ, подтверждающий его статус, - контракт, приказ, протокол собрания и т.п.).
АПК не устанавливает обязанность заявителя уплатить государственную пошлину за подачу заявления о пересмотре определения по вновь открывшимся обстоятельствам (см. также п.17 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 15 октября 1998 г. N 17).
Заявление, поданное с соблюдением формальных требований к форме и содержанию, должно быть принято арбитражным судом к производству. При поступлении заявления суд не может решить вопрос о наличии или об отсутствии вновь открывшихся обстоятельств (этот вопрос решается в судебном заседании) и возвратить заявление по мотиву того, что обстоятельства, на которые ссылается заявитель как на вновь открывшиеся, таковыми не являются, даже если это со всей очевидностью внешне прослеживается.
АПК установил единый процессуальный срок - пять дней, в течение которого арбитражный суд должен рассмотреть вопрос о принятии заявления и вынести определение либо о принятии заявления к производству (в том числе при удовлетворении ходатайства о восстановлении срока на подачу заявления), либо о возвращении заявления. Определение о принятии заявления к производству выносится в форме и по содержанию близким к определению о принятии искового заявления. Обязательным в определении является указание о времени и месте проведения судебного заседания по рассмотрению заявления.
Возвращение заявления о пересмотре судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам производится арбитражным судом в следующих случаях:
1) заявление подано с нарушением правил, установленных ст.310 АПК. Напомним, что указанной статьей установлены правила определения, если так можно выразиться, подсудности рассмотрения арбитражными судами заявлений о пересмотре судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам. Таким образом, данное основание возвращения сродни возвращению искового заявления ввиду неподсудности дела данному арбитражному суду (п.1 ч.1 ст.129 АПК);
2) заявление подано после истечения установленного срока и отсутствует ходатайство о его восстановлении или в восстановлении пропущенного срока подачи заявления отказано;
3) не соблюдены требования к форме и содержанию заявления, установленные АПК;
4) не приложен один из документов, обязательность приложения которых установлена ч.4 ст.313 АПК.
Возвращение заявления оформляется определением, сходным по форме и содержанию с определением о возвращении искового заявления. К определению прикладываются заявление и прилагаемые к нему документы, направляется определение заявителю не позднее следующего дня после дня его вынесения.
Определение о возвращении заявления о пересмотре судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам может быть обжаловано в общем порядке.

_ 3. Порядок пересмотра судебных актов
по вновь открывшимся обстоятельствам

1. Правила проведения судебного заседания по пересмотру
судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам

Судебное заседание по рассмотрению заявления о пересмотре судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам должно быть проведено не позднее месяца со дня поступления заявления в арбитражный суд, принявший судебный акт.


143

а) с обязательным извещением всех лиц, участвующих в деле, о времени и месте разбирательства;
б) с ведением протокола судебного заседания;
в) с исследованием доказательств, представленных заявителем, в подтверждение фактов, которые он относит к вновь открывшимся;
г) с установлением наличия или отсутствия вновь открывшихся обстоятельств;
д) с судебными прениями и репликами;
е) с удалением суда в совещательную комнату для вынесения определения;
ж) с объявлением определения.
Заседание по рассмотрению заявления по вновь открывшимся обстоятельствам проводится тем же составом суда, который принимал судебный акт, являющийся предметом пересмотра. Если судебный акт, вопрос о пересмотре которого рассматривается в заседании, принимался коллегиальным составом суда, судебное заседание также проводится коллегиально (п.14 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 15 октября 1998 г. N 17).
Судебное заседание по пересмотру по вновь открывшимся обстоятельствам постановлений Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ производится по правилам, установленным для пересмотра судебных актов арбитражных судов в порядке надзора (п.13 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 15 октября 1998 г. N 17).
Предметом судебного заседания по рассмотрению заявления о пересмотре судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам является не рассмотрение дела по существу, а вопрос о том, являются ли указанные в заявлении обстоятельства вновь открывшимися. То есть в ходе заседания суд должен установить наличие компонентов (материально-правовых и процессуально-правовых), составляющих данный сложный юридический состав и предусмотренных ст.311 АПК. В частности, устанавливаются:
время возникновения обстоятельств;
момент, когда они стали известны заявителю, и причины, почему не были известны во время судебного разбирательства;
имеют ли они существенное значение для дела, т.е. могло ли знание о них в момент принятия решения повлиять на содержание решения.

2. Принятие судебного акта по результатам рассмотрения заявления

Рассмотрев в судебном заседании заявление о пересмотре судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам, арбитражный суд принимает судебный акт, форма которого зависит от того, удовлетворено ли заявление или нет.
Если заявление удовлетворяется и, соответственно, судебный акт отменяется, арбитражный суд первой инстанции принимает решение (арбитражный суд апелляционной, кассационной или надзорной инстанции - постановление).
Если в удовлетворении заявления арбитражный суд отказывает, т.е. не признает указанные заявителем обстоятельства вновь открывшимися, выносится соответствующее определение.
Необходимо обратить внимание на одну существенную новеллу, содержащуюся в АПК и устанавливающую иную форму судебного акта, которым удовлетворяется заявление о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам и отменяется (пересматривается) судебный акт, в отличие от АПК 1995 г., в соответствии со ст.196 которого в любом случае арбитражным судом по результатам рассмотрения заявления принималось определение. АПК предусмотрена, при удовлетворении заявления, обязанность суда принять решение (или постановление), т.е. судебный акт, которым традиционно заканчивается рассмотрение дела по существу.
Общее правило, выработанное доктриной процессуального права, заключается в том, что по результатам рассмотрения заявления, ходатайства суд выносит определение. АПК решил отойти от аксиомы, сделав исключение из общепринятого обычая процесса: при удовлетворении заявления о пересмотре судебного акта (решения, определения, постановления), что влечет его отмену, суд выносит либо решение (при рассмотрении заявления судом первой инстанции), либо постановление (при рассмотрении судом апелляционной, кассационной или надзорной инстанции), независимо от того, что пересматривается - решение, постановление или определение.
Объяснение этому нововведению можно дать следующее: если суд пришел к выводу о необходимости удовлетворения заявления, следовательно, вновь открывшиеся обстоятельства имеют место, соответственно, ранее вынесенный судебный акт необоснован или не соответствует закону (ведь даже если имеет место факт открытия каких-либо обстоятельств, но они не могут повлиять на содержание судебного акта, т.е. не имеют существенного значения, суд отказывает в удовлетворении заявления). Таким образом, решая вопрос о пересмотре судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам, суд осуществляет во многом схожую с процессом принятия решения (постановления) деятельность, связанную с исследованием доказательств, их оценкой, установлением обстоятельств, применением закона. Кроме того, результатом такого рассмотрения является ревизия судебного акта - процесс, аналогичный постановлению надзорной инстанции, которым отменяются судебные акты, принятые нижестоящими судебными инстанциями с направлением дела на новое рассмотрение.
При удовлетворении заявления о пересмотре судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам суд принимает решение (постановление) об отмене ранее принятого им судебного акта. Из этого следует, что рассмотрение дела по существу начинается повторно, т.е. сначала. Повторное рассмотрение дела производится той инстанцией, которая приняла решение об удовлетворении заявления, в порядке, установленном АПК для рассмотрения соответственно исковых заявлений, апелляционных, кассационных жалоб или в порядке надзора.

АПК предоставляет возможность начать судебное заседание по рассмотрению дела по существу сразу же после удовлетворения заявления о пересмотре судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам при условии, что все лица, участвующие в деле, присутствуют в заседании и не возражают относительно рассмотрения дела по существу в том же судебном заседании. Логика законодателя в данном случае понятна: дело к судебному разбирательству практически готово (если лица, участвующие в деле, не желают представить дополнительные доказательства, опровергающие вновь открывшиеся обстоятельства), в том числе все участники процесса о заседании извещены. Если же кто-то из лиц, участвующих в деле, возражает против проведения судебного заседания сразу после объявления решения об удовлетворении заявления о пересмотре судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам и о его отмене, суд обязан назначить рассмотрение дела и вынести соответствующее определение, направив его лицам, участвующим в деле.
При вынесении определения об отказе в удовлетворении заявления о пересмотре судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам суд обязан направить его копии всем лицам, участвующим в деле.
Все судебные акты, принятые по результатам рассмотрения заявления о пересмотре судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам: и решения (постановления) об отмене судебного акта (кроме постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ), и определения об отказе в удовлетворении заявления - могут быть обжалованы в общем порядке.

Раздел IV. Исполнение судебных актов арбитражных судов

Глава XXV. Общие правила исполнительного производства

Литература (к всему разделу):
Абсалямов А.В., Ярков В.В. Применение отдельных положений законодательства об исполнительном производстве в арбитражном процессе // ВВАС РФ. 2002. N 3. С.82-95;
Викут М.А., Исаенкова О.В. Исполнительное производство. М.: Юристъ, 2001. Гл.1-6; Исполнительное производство / Под ред. Я.Ф. Фархтдинова. СПб.: Питер, 2002. Гл.1-3;
Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. Г.А. Жилина. М., 2003. Коммент. к разд. VII (автор - К.И. Худенко);
Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. В.В. Яркова. М.: БЕК, 2003. Коммент. к разд.VII (автор - В.В. Ярков);
Морозова И.Б., Треушников А.М. Исполнительное производство. Учебно-практическое пособие. 2-е изд. М.: Городец, 2002;
Настольная книга судебного пристава-исполнителя / Под ред. В.В. Яркова. 2-е изд. М.: БЕК, 2001. Гл.1-15;
Ярков В.В. Комментарий к Федеральному закону "Об исполнительном производстве" и к Федеральному закону "О судебных приставах". М.: Юристъ, 1999-2002.

_ 1. Понятие исполнительного производства.
Источники исполнительного законодательства

1. Понятие исполнительного производства

Исполнение судебных актов является важнейшим участком правовой практики, отражающим эффективность всего механизма правового регулирования и способность права воздействовать на поведение человека. На основании ст.7 Федерального конституционного закона "Об арбитражных судах в Российской Федерации" и ст.16 АПК вступивший в законную силу судебный акт арбитражного суда обязателен для всех государственных органов, органов местного самоуправления и иных органов, организаций, должностных лиц и граждан и подлежит исполнению на всей территории России. Неисполнение судебных актов арбитражного суда влечет ответственность, установленную АПК и другими федеральными законами.
Кроме того, неисполнение требований судебных актов может влечь и международную ответственность Российского государства что, в частности, показало первое судебное решение против России, вынесенное Европейским судом по правам человека 7 мая 2002 г., дело Бурдов против Российской Федерации*(315).


144

По Конституции России исполнительное производство не отнесено ни к ведению Российской Федерации (ст.71), ни к совместному ведению Российской Федерации и субъектов Федерации (ст.72). Можно ли на этом основании сделать вывод, что исполнительное производство отнесено к исключительному ведению субъектов РФ? Ответ на данный вопрос зависит от того, как рассматривать исполнительное производство - либо как часть гражданского процессуального и арбитражного процессуального законодательства (тогда это федеральное законодательство), либо как часть административного законодательства (тогда это сфера совместного ведения Федерации и субъектов РФ).
Полагаем, что исполнительное законодательство является комплексным правовым образованием, которое соединяет в себе нормы различной отраслевой принадлежности, что в конечном счете и определяет компетенцию соответствующего органа государственной власти. Так, нормы о судебном контроле за деятельностью судебных приставов-исполнителей, о порядке выдачи исполнительных листов судами, о повороте исполнения - это соответственно часть гражданского либо арбитражного процессуального законодательства. Нормы о порядке проведения торгов - часть гражданского законодательства. Значительная часть норм об организации процесса исполнения - административно-процессуального характера и в этом смысле относится к сфере совместного ведения.
Поэтому следует исходить из того, что арбитражное процессуальное законодательство, отнесенное к ведению Российской Федерации, регулирует порядок осуществления арбитражными судами гражданского и административного судопроизводства. Понятие же арбитражного процесса несколько шире, поскольку в него включается и стадия исполнительного производства, представляющая собой объект комплексного правового регулирования, что отражается в характеристике источников исполнительного законодательства. Поэтому в характеристике исполнительного производства как одновременно стадии арбитражного процесса и сферы деятельности органов исполнительной власти нет никакого противоречия, поскольку оно (исполнительное производство) в различных его элементах является объектом правового регулирования и деятельности самых разных субъектов. В настоящее время постепенно складывается новая отрасль права - гражданское исполнительное право, которое охватывает весь комплекс нормативных положений, опосредующих исполнительное производство.

2. Источники законодательства об исполнительном производстве

Регулирование исполнительного производства как стадии арбитражного процесса осуществляется самыми различными правовыми актами, что объясняется комплексным характером данной правовой сферы. Федеральный закон "Об исполнительном производстве" крайне сузил нормативную основу для совершения исполнительных действий, исключив из нее акты Правительства РФ (за небольшим исключением), акты федеральных органов исполнительной власти.
В соответствии со ст.2 Федерального закона "Об исполнительном производстве" законодательство России об исполнительном производстве состоит из данного Федерального закона, Федерального закона "О судебных приставах" и иных федеральных законов, регулирующих условия и порядок принудительного исполнения судебных актов и актов других органов. К числу правовых актов, регулирующих порядок и условия осуществления исполнительного производства и совершения исполнительных действий в рамках арбитражного процесса, помимо данного Федерального закона и Федерального закона "О судебных приставах" можно отнести следующие федеральные законы.
АПК. В соответствии со ст.182 АПК решение арбитражного суда приводится в исполнение после вступления его в законную силу, за исключением случаев немедленного исполнения, в порядке, установленном АПК и иными федеральными законами, регулирующими вопросы исполнительного производства. Таким образом, АПК прямо относится к числу источников исполнительного законодательства.
Здесь урегулированы такие вопросы, как выдача исполнительного листа (ст.319), немедленное исполнение решения арбитражного суда (ст.182), процедура выдачи дубликата исполнительного листа (ст. 323), ответственность за неисполнение судебного акта (ст.330-332), поворот исполнения судебного акта (ст.325, 326) и др.
ГПК. Поскольку нет иного перечня видов имущества граждан (включая имеющих статус индивидуальных предпринимателей), на которое не может быть обращено взыскание по исполнительным документам, то следует руководствоваться ст.446 ГПК.
ГК. Здесь урегулированы: порядок обращения взыскания на заложенное имущество и его реализация (ст.349, 350), порядок проведения торгов (ст. 447-449). Имеют непосредственное значение в исполнительном производстве нормы ГК о собственности, об обязательствах и другие положения ГК, так или иначе связанные с совершением конкретных исполнительных действий, оценкой фактических обстоятельств в стадии исполнительного производства.
Закон РФ "О международном коммерческом арбитраже". Здесь урегулированы вопросы порядка исполнения решений международных коммерческих арбитражей (разд.VIII).
Федеральный закон "О третейских судах в Российской Федерации". Здесь урегулированы вопросы порядка оспаривания и исполнения решений третейских судов, обращения за исполнительным листом и порядка его выдачи (разд.VII и VIII).
Данный перечень не носит исчерпывающего характера, иные федеральные законы также могут содержать нормы исполнительного законодательства. Например, Федеральный закон "Об ипотеке (залоге недвижимости)" в части реализации заложенного недвижимого имущества, на которое обращено взыскание по исполнительному документу; Закон РФ "О банках и банковской деятельности" в части органов и лиц, имеющих право запрашивать информацию о счетах граждан и организаций, когда необходимость в таком запросе связана с совершением исполнительных действий; Федеральные законы "О рынке ценных бумаг", "Об акционерных обществах" и др.
Нормативные акты Правительства России. В соответствии с п.2 ст.2 Федерального закона "Об исполнительном производстве" Правительство РФ может принимать нормативные правовые акты по вопросам исполнительного производства на основании и во исполнение данного Федерального закона и иных федеральных законов. Например, среди них можно выделить постановление Правительства РФ от 12 августа 1998 г. N 934 "Об утверждении порядка наложения ареста на ценные бумаги".
Международные договоры. Они носят приоритетный характер по сравнению с российским законодательством. К числу международно-правовых документов, содержащих правила исполнительного производства, можно отнести, например, Соглашение государств СНГ от 20 марта 1992 г. "О порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности", Нью-Йоркскую (1958 г.) конвенцию о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений, Соглашение между Республикой Беларусь и Россией о порядке взаимного исполнения судебных актов арбитражных судов РФ и хозяйственных судов Республики Беларусь (ратифицировано Российской Федерацией 11 июля 2002 г.) и др.
Нормативные акты федеральных органов исполнительной власти. В качестве источников исполнительного законодательства Федеральный закон "Об исполнительном производстве" не называет нормативные акты федеральных органов исполнительной власти, нормативные правовые акты субъектов РФ. Однако при решении целого ряда процедурных вопросов исполнительного производства в настоящее время практически нечем воспользоваться, кроме как актами федеральных органов исполнительной власти и Центрального банка России. Например, во исполнение п.3 ст.46 Федерального закона "Об исполнительном производстве" Министерством РФ по налогам и сборам утвержден Порядок предоставления налоговыми органами информации взыскателю (приказ N БГ-3-28/23 от 23 января 2003 г.).

_ 2. Органы принудительного исполнения

1. Служба судебных приставов России
как орган принудительного исполнения

В соответствии со ст.3 Федерального закона "Об исполнительном производстве" принудительное исполнение судебных актов арбитражного суда возлагается на службу судебных приставов. При этом следует иметь в виду, что в соответствии с Федеральным законом "О судебных приставах" в зависимости от исполняемых обязанностей судебные приставы подразделяются на судебных приставов, обеспечивающих установленный порядок деятельности судов (судебные приставы по обеспечению установленного порядка деятельности судей), и судебных приставов-исполнителей, исполняющих судебные акты и акты других органов.
Судебным приставом может быть гражданин России, достигший 20-летнего возраста, имеющий среднее (полное) общее или среднее профессиональное образование, способный по своим деловым и личным качествам, а также по состоянию здоровья исполнять возложенные на него обязанности. Старший судебный пристав должен иметь высшее юридическое образование, кроме того, приставом не может быть лицо, имеющее судимость.
Служба судебных приставов носит по своей организации и соподчиненности вертикальный характер. Возглавляет ее Главный судебный пристав России, являющийся одновременно заместителем министра юстиции РФ. На региональном уровне действуют службы судебных приставов органов юстиции субъектов РФ, а на местах - районные, межрайонные или соответствующие им согласно административно-территориальному делению субъектов РФ подразделения судебных приставов. Эти подразделения на местах и будут заниматься непосредственной работой по обеспечению деятельности судов и исполнению исполнительных документов, а возглавлять их будут старшие судебные приставы.

2. Полномочия судебных приставов-исполнителей


145

Судебному приставу-исполнителю может быть заявлен отвод, основания и порядок разрешения которого определены в ст.43 Федерального закона "Об исполнительном производстве".
Требования судебного пристава-исполнителя по исполнению судебных актов и актов других органов обязательны для всех органов, организаций, должностных лиц и граждан на всей территории Российской Федерации. На основании ст.12 Федерального закона "О судебных приставах" судебный пристав-исполнитель обязан принимать меры по своевременному, полному и правильному исполнению исполнительных документов. Поэтому в соответствии с исполнительным документом, предъявленным к исполнению, судебный пристав-исполнитель должен предпринять все меры к его полной реализации.
Обязанности и права судебных приставов-исполнителей в процессе принудительного исполнения судебных актов и актов других органов определены следующим образом.
В частности, судебный пристав-исполнитель:
должен принимать меры по своевременному, полному и правильному исполнению исполнительных документов;
предоставляет сторонам исполнительного производства или их представителям возможность знакомиться с материалами исполнительного производства, делать из них выписки, снимать с них копии;
рассматривает заявления сторон по поводу исполнительного производства и их ходатайства, выносит соответствующие постановления, разъясняя сроки и порядок их обжалования;
обязан взять самоотвод, если он заинтересован в ходе исполнительного производства либо имеются иные обстоятельства, вызывающие сомнения в его беспристрастности.
Судебный пристав-исполнитель имеет право:
получать при совершении исполнительных действий необходимую информацию, объяснения и справки;
проводить у работодателей проверку исполнения исполнительных документов на работающих у них должников и ведения финансовой документации по исполнению указанных документов;
давать гражданам и организациям, участвующим в исполнительном производстве, поручения по вопросам совершения конкретных исполнительных действий;
входить в помещения и хранилища, занимаемые должниками или принадлежащие им, производить осмотры указанных помещений и хранилищ, при необходимости вскрывать их, а также на основании определения соответствующего суда совершать указанные действия в отношении помещений и хранилищ, занимаемых другими лицами или принадлежащих им.
Судебные приставы-исполнители вправе:
арестовывать, изымать, передавать на хранение и реализовывать арестованное имущество, за исключением имущества, изъятого из оборота в соответствии с законом;
налагать арест на денежные средства и иные ценности должника, находящиеся на счетах, во вкладах или на хранении в банках и иных кредитных организациях, в размере, указанном в исполнительном документе;
использовать нежилые помещения, находящиеся в муниципальной собственности, а при согласии собственника - помещения, находящиеся в иной собственности, для временного хранения изъятого имущества, возлагать на соответствующих лиц обязанность по его хранению, использовать транспорт взыскателя или должника для перевозки имущества с отнесением расходов за счет должника;
в случае неясности требований, содержащихся в исполнительном документе, на основании которого совершаются исполнительные действия, просить суд или другой орган, выдавший исполнительный документ, о разъяснении порядка его исполнения;
объявлять розыск должника, его имущества или розыск ребенка;
вызывать граждан и должностных лиц по исполнительным документам, находящимся в производстве, и совершать иные действия, предусмотренные Федеральным законом "Об исполнительном производстве".
В Федеральном законе "Об исполнительном производстве" предусмотрено и вознаграждение судебному приставу-исполнителю за успешные исполнительные действия. В частности, судебный пристав-исполнитель, обеспечивший реальное и своевременное исполнение исполнительного документа, получает вознаграждение в размере 5% от взысканной им суммы или стоимости имущества, но не более 10 минимальных размеров оплаты труда, а по исполнительному документу неимущественного характера - 5 минимальных размеров оплаты труда.
В случае частичного исполнения исполнительного документа по не зависящим от судебного пристава-исполнителя причинам вознаграждение выплачивается пропорционально взысканной сумме. Данная сумма вознаграждения выплачивается судебному приставу-исполнителю из внебюджетного фонда развития исполнительного производства.

3. Оспаривание действий судебного пристава-исполнителя

Исполнительное законодательство определяет не только круг полномочий судебного пристава-исполнителя, но и порядок оспаривания его действий и постановлений. В соответствии со ст.329 АПК решения и действия (бездействие) судебного пристава-исполнителя могут быть оспорены в арбитражном суде в случаях, предусмотренных АПК и другим федеральным законом, по правилам гл.24 АПК. При этом заявление об оспаривании решений и действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя государственной пошлиной не облагается.
Следует иметь в виду, что АПК изменил правила подведомственности арбитражным судам споров в стадии исполнительного производства. Так, согласно ст.90 Федерального закона "Об исполнительном производстве" на действия судебного пристава-исполнителя по исполнению исполнительного листа, выданного арбитражным судом, или отказ в совершении указанных действий, в том числе на отказ в отводе судебного пристава-исполнителя, взыскателем или должником может быть подана жалоба в арбитражный суд по месту нахождения судебного пристава-исполнителя в 10-дневный срок со дня совершения действия (отказа в совершении действия).
После введение в действие нового АПК следует иметь в виду следующее.
Во-первых, АПК изменил правила подведомственности, в том числе и при оспаривании решений и действий (бездействия) судебных приставов-исполнителей. В частности, в ч.1 ст.27, п.2 ст.29 и ч.1 ст.197 АПК в основе разграничения предметов ведения с судами общей юрисдикции положен не критерий - кем выдан исполнительный документ, а, прежде всего, предметный критерий - спор должен быть связан с предпринимательской и иной экономической деятельностью. В этом плане в сферу подведомственности арбитражных судов подпадают споры в сфере исполнительного производства, связанные с исполнением не только исполнительных документов, выданных арбитражными судами, но и других исполнительных документов, которые затрагивают права граждан и организаций в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, в частности указанные в пп.5 и 6 п.1 ст.7 Федерального закона "Об исполнительном производстве".
Данное положение подчеркнуто в п.20 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 9 декабря 2002 г. N 11 "О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации". Здесь отмечено, что ч.1 ст.90 Федерального закона "Об исполнительном производстве" после введения в действие АПК должна применяться с учетом его положений, согласно которым арбитражным судам подведомственны дела об оспаривании решений и действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя по исполнению судебных актов арбитражных судов, а также исполнительных документов иных органов, если заявителем является организация или индивидуальный предприниматель, кроме тех случаев, когда оспариваются решения и действия (бездействие) судебного пристава-исполнителя, связанные с исполнением исполнительного документа, выданного судом общей юрисдикции.
Во-вторых, сохраняет действие правило о 10-дневном сроке обращения в арбитражный суд с заявлением об оспаривании решений и действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя, установленное в ст.90 Федерального закона "Об исполнительном производстве", как специальном сроке.
Кроме того, вред, причиненный судебным приставом-исполнителем, подлежит возмещению в порядке, предусмотренном гражданским законодательством (ст.330 АПК), а именно Российской Федерацией, поскольку система принудительного исполнения входит в систему федеральных органов исполнительной власти.

_ 3. Арбитражный суд в исполнительном производстве.
Участники исполнительного производства

1. Классификация участников исполнительного производства

Участники стадии исполнительного производства в арбитражном процессе подразделяются на четыре большие группы. Прежде всего, это органы принудительного исполнения в лице судебных приставов-исполнителей и в целом всей службы судебных приставов в той мере, в какой ее отдельные должностные лица наделены полномочиями по разрешению вопросов в стадии исполнительного производства; затем арбитражный суд; лица, участвующие в исполнительном производстве; лица, содействующие совершению исполнительных действий.

2. Арбитражный суд как участник исполнительного производства

Организационное отнесение исполнительного производства к ведению органов исполнительной власти не снимает с арбитражных судов целого ряда существенных полномочий по решению ряда вопросов его развития, начиная от выдачи исполнительного листа, заканчивая прекращением исполнительного производства.
Участие арбитражного суда в исполнительном производстве может быть сведено в основном к следующему.
Во-первых, на арбитражном суде лежит разрешение вопросов о предварительных обеспечительных мерах как гарантии будущего исполнения его решения.


146

Кроме того, арбитражные суды разрешают самые различные споры в сфере исполнительного производства, в частности:
о возмещении убытков, причиненных действиями судебного пристава-исполнителя;
об освобождении имущества от ареста;
споры, связанные с правильностью проведения торгов специализированной организацией;
споры, связанные с правомерностью действий специалистов в исполнительном производстве, включая споры о достоверности оценки арестованного имущества, подлежащего реализации в исполнительном производстве;
споры взыскателя с организациями, по вине которых не произведено своевременное взыскание с должника соответствующих сумм, причитающихся взыскателю;
споры, связанные с определением принадлежности права собственности на имущество в исполнительном производстве.
В-четвертых, арбитражный суд осуществляет контроль за действиями и постановлениями судебного пристава-исполнителя и старшего судебного пристава. Жалобы заинтересованных лиц на их действия и постановления подаются в арбитражный суд с учетом вида исполнительного документа.

3. Лица, участвующие в исполнительном производстве

К числу лиц, участвующих в исполнительном производстве, относятся стороны исполнительного производства - взыскатель и должник и их представители.
Стороны представляют собой главных участников исполнительного производства, поскольку от их юридических действий зависит развитие данной стадии арбитражного процесса. В соответствии со ст.29 Федерального закона "Об исполнительном производстве" взыскателем является гражданин или организация, в пользу или в интересах которых выдан исполнительный документ. Должником являются гражданин или организация, обязанные по исполнительному документу совершить определенные действия (передать денежные средства и иное имущество, исполнить иные обязанности или запреты, предусмотренные исполнительным документом) или воздержаться от их совершения. Не всегда совпадают в одном лице истец и взыскатель, с одной стороны, и ответчик-должник, с другой стороны. Например, если в иске истцу отказано, то ответчик при взыскании в свою пользу судебных расходов с истца в рамках исполнительного производства становится взыскателем, а бывший истец - должником.
В исполнительном производстве могут участвовать несколько взыскателей или должников. Каждый из них по отношению к другой стороне участвует в исполнительном производстве самостоятельно или может поручить участие в исполнительном производстве одному из соучастников.
Стороны исполнительного производства вправе выступать через своих представителей. Так, граждане могут участвовать в исполнительном производстве самостоятельно или через представителей. Личное участие гражданина в исполнительном производстве не лишает его права иметь представителя. Если по исполнительному документу на должника возложены обязанности, которые он может исполнить только лично, то при их исполнении должник не вправе действовать через представителя.
Участие организаций в исполнительном производстве осуществляется через их органы или должностных лиц, которые действуют в пределах полномочий, предоставленных им законами, иными нормативными правовыми актами или учредительными документами, либо через представителей указанных органов и должностных лиц. Лица, представляющие организацию, обязаны иметь документы, подтверждающие их должностное положение и полномочия.
Стороны исполнительного производства наделяются рядом прав и обязанностей при совершении исполнительных действий. В частности, на основании ст.31 Федерального закона "Об исполнительном производстве" они имеют право знакомиться с материалами исполнительного производства, делать из них выписки, снимать с них копии, представлять дополнительные материалы, заявлять ходатайства, участвовать в совершении исполнительных действий, давать устные и письменные объяснения в процессе исполнительных действий, высказывать свои доводы и соображения по всем вопросам, возникающим в ходе исполнительного производства, возражать против ходатайств, доводов и соображений других лиц, участвующих в исполнительном производстве, заявлять отводы, обжаловать действия (бездействие) судебного пристава-исполнителя.
Вместе с тем данный перечень не полон. Целый ряд прав сторон исполнительного производства установлен другими статьями данного Закона, например: взыскатель вправе отказаться от взыскания (п.1 ст.23); стороны исполнительного производства вправе заключить мировое соглашение (п.2 ст.23); взыскатель вправе отказаться от получения предметов, изъятых у должника при исполнении исполнительного документа о передаче их взыскателю (п.7 ст.23); взыскатель вправе оставить за собой имущество должника, если оно не будет реализовано в двухмесячный срок (п.4 ст.54).
Утверждение мирового соглашения сторон в исполнительном производстве осуществляется в общем порядке. Стороны могут самостоятельно либо через судебного пристава-исполнителя обратиться в арбитражный суд с проектом мирового соглашения. Оно рассматривается арбитражным судом и утверждается с соблюдением правил гл.15 АПК.
В случае выбытия одной из сторон (смерть гражданина, реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга) судебный пристав-исполнитель обязан своим постановлением произвести замену этой стороны ее правопреемником, определенным в порядке, установленном федеральным законом, а именно на основании определения арбитражного суда (ст.48 АПК). Для правопреемника все действия, совершенные до его вступления в исполнительное производство, обязательны в той мере, в какой они были бы обязательны для стороны, которую правопреемник заменил.

4. Лица, содействующие совершению исполнительных действий

К числу лиц, содействующих совершению исполнительных действий, относятся различные субъекты. Так, согласно ст.5 Федерального закона "Об исполнительном производстве" в случаях, предусмотренным федеральным законом, требования судебных приставов-исполнителей о взыскании денежных средств исполняются налоговыми органами, банками, иными кредитными организациями.
Исполнять отдельные требования судебных приставов-исполнителей могут и другие органы, организации, должностные лица и граждане, относящиеся к числу лиц, содействующих совершению исполнительных действий, например органы государственной регистрации юридических лиц либо учреждения юстиции по регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним.
Кроме того, к числу лиц, содействующих совершению исполнительных действий относятся переводчик, понятые, специалисты, хранители имущества, работники органов внутренних дел и другие лица, которые так или иначе осуществляют определенные обязанности в связи с осуществлением исполнительных действий.

_ 4. Исполнительный лист арбитражного суда

1. Исполнительный лист и порядок его выдачи

Исполнительное производство возбуждается предъявлением исполнительных документов к взысканию. Перечень исполнительных документов, возбуждающих исполнительное производство, дан в ст.7 Федерального закона "Об исполнительном производстве". В рамках исполнительного производства обеспечивается принудительная реализация самых различных исполнительных документов, в том числе и выдаваемых арбитражными судами. В соответствии со ст.318 АПК принудительное исполнение судебного акта производится на основании выдаваемого арбитражным судом исполнительного листа, если иное не предусмотрено АПК.
Исполнительный лист выдается взыскателю после вступления судебного акта в законную силу (ст.180 АПК). Однако в определенных случаях допускается немедленное исполнение решения, до его вступления в законную силу. В указанный период, до вступления решения в законную силу, допускается его обжалование, но вместе с тем и его принудительное исполнение. Основания и порядок немедленного исполнения установлены в ст.182 АПК. Немедленное исполнение возможно в случаях, предусмотренных в АПК (ч.2 ст.182 АПК), и на основании ходатайства истца в случае его удовлетворения арбитражным судом (ч.3-6 ст.182 АПК).
Исполнительный лист на основании судебного акта, принятого арбитражным судом первой или апелляционной инстанции, выдается тем судом, который принял соответствующий судебный акт. Если судебный акт принят арбитражным судом кассационной инстанции или Высшим Арбитражным Судом РФ, то исполнительный лист выдается тем арбитражным судом, который рассмотрел дело в первой инстанции.
В соответствии с принципом диспозитивности исполнительный лист выдается по просьбе лица, в пользу которого вынесен судебный акт арбитражного суда. Таким лицом может быть не только истец, но и ответчик, например в случае вынесения решения об отказе в удовлетворении иска и необходимости взыскания с истца судебных расходов. Согласно ч.3 ст.319 АПК в тех случаях, когда выгодоприобретателем является бюджет, арбитражный суд направляет исполнительный лист налоговым либо иным уполномоченным государственным органам по месту нахождения должника.
По общему правилу по каждому судебному акту выдается один исполнительный лист, если законом не установлено иное. Однако, если судебный акт принят в пользу нескольких истцов или против нескольких ответчиков либо если исполнение должно быть произведено в различных местах, арбитражный суд по ходатайству взыскателя выдает несколько исполнительных листов с точным указанием в каждом из них места исполнения или той части судебного акта, которая подлежит исполнению по данному исполнительному листу. В отношении солидарных должников по ходатайству взыскателя арбитражный суд может выдать несколько исполнительных листов по числу солидарных ответчиков с указанием в каждом из них общей суммы взыскания, наименований всех ответчиков и их солидарной ответственности.


147


Согласно ст.320 АПК в исполнительном листе должны быть указаны:
1) наименование арбитражного суда, выдавшего исполнительный лист; наименование и место нахождения иностранного суда, третейского суда или международного коммерческого арбитража, если исполнительный лист выдан арбитражным судом на основании решения такого суда;
2) дело, по которому выдан исполнительный лист, и номер дела;
3) дата принятия судебного акта, подлежащего исполнению;
4) наименование взыскателя-организации и должника-организации, их место нахождения; фамилия, имя, отчество взыскателя-гражданина и должника-гражданина, их место жительства, дата, место рождения; место работы должника-гражданина или дата и место его государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя;
5) резолютивная часть судебного акта;
6) дата вступления судебного акта в законную силу;
7) дата выдачи исполнительного листа и срок предъявления его к исполнению.
Если до выдачи исполнительного листа арбитражным судом предоставлена отсрочка или рассрочка исполнения судебного акта, в исполнительном листе указывается, с какого времени начинается течение срока действия исполнительного листа. Исполнительный лист подписывается судьей и заверяется гербовой печатью арбитражного суда.
В исполнительном листе, выдаваемом арбитражным судом, не предусмотрено указание на номер расчетного счета должника. Поэтому возвращение арбитражным судам судебными приставами-исполнителями исполнительных листов в связи с отсутствием номера расчетного счета не основано на законе (информационное письмо Высшего Арбитражного Суда РФ от 17 марта 1998 г. N С1-7/ОУ-202 и Министерства юстиции РФ от 24 марта 1998 г. N 1873 "О мерах по организации взаимодействия арбитражных судов и службы судебных приставов субъектов Российской Федерации")*(316).
Неясность решения суда и выданного на его основании исполнительного документа могут повлечь за собой задержку начала исполнительных действий. Так, в соответствии со ст.10 Федерального закона "Об исполнительном производстве" судебный пристав-исполнитель возвращает исполнительный документ в суд, выдавший исполнительный документ, в случае несоответствия его требованиям, предусмотренным для исполнительных документов в ст.8 ФЗИП. Кроме того, в случае неясности требований, содержащихся в исполнительном документе, судебный пристав-исполнитель вправе обратиться в суд, выдавший исполнительный документ, с заявлением о разъяснении соответствующего судебного акта, на основании которого выдан этот исполнительный документ (п.1 ст.17 ФЗИП, ст.179 АПК).

3. Сроки предъявления исполнительного листа к исполнению

В отличие от ст.201 АПК 1995 г. в новом АПК срок предъявления к исполнению исполнительного листа удлинен с шести месяцев до трех лет. Теперь сроки предъявления к исполнению исполнительных листов выданных как арбитражными судами, так и судами общей юрисдикции, равны.
Трехлетний срок предъявления исполнительного листа к исполнению исчисляется следующим образом:
1) в течение трех лет со дня вступления судебного акта в законную силу, или со следующего дня после дня принятия судебного акта, подлежащего немедленному исполнению, или со дня окончания срока, установленного при отсрочке или рассрочке исполнения судебного акта;
2) в течение трех месяцев со дня вынесения определения о восстановлении пропущенного срока для предъявления исполнительного листа к исполнению в соответствии со ст.322 АПК.
Время, в течение которого имело место приостановление исполнения судебного акта, не включается в срок, установленный для предъявления исполнительного листа к исполнению. Приостановление исполнения судебного акта допускается, в частности, по основаниям, предусмотренным в ст.283 АПК в кассационном производстве, в ст.298 АПК - в надзорном производстве. В производстве по пересмотру вступивших в законную силу судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам приостановление исполнения судебного акта не предусмотрено.
Следует отличать приостановление исполнения судебного акта от приостановления исполнительного производства, поскольку последнее осуществляется в порядке и по основаниям, предусмотренным Федеральным законом "Об исполнительном производстве".
Предъявление исполнительного листа к исполнению происходит в соответствии со ст.6 и 9 Федерального закона "Об исполнительном производстве". Частичное исполнение судебного акта происходит путем совершения должником действий, к которым он принужден судебным решением, а также путем уплаты денежных средств, передачи имущества. Речь идет о добровольном частичном (неполном) исполнении до возбуждения исполнительного производства. В случае возвращения исполнительного листа взыскателю в связи с невозможностью его исполнения новый срок для предъявления исполнительного листа к исполнению исчисляется со дня его возвращения (основания и порядок возвращения исполнительного листа взыскателю установлены в ст.26 Федерального закона "Об исполнительном производстве").

4. Восстановление пропущенного срока
для предъявления исполнительного листа к исполнению

Пропуск срока предъявления исполнительного документа к исполнению, включая исполнительные листы, является основанием для вынесения судебным приставом-исполнителем в соответствии со ст.10 Федерального закона "Об исполнительном производстве" постановления о возвращении исполнительного документа. Поэтому возникает необходимость его восстановления.
В отличие от АПК 1995 г. в ст.322 АПК прямо указан компетентный суд, разрешающий ходатайство о восстановлении пропущенного срока, - арбитражный суд первой инстанции, рассмотревший дело. Кроме того, восстановление пропущенного срока должно быть предусмотрено федеральным законом.
Здесь возникает вопрос о том, каким федеральным законом должно быть предусмотрено такое восстановление. Ведь исполнительные листы выдаются арбитражными судами на основании как собственных судебных актов, так и решений третейских судов, международных коммерческих арбитражей, иностранных судов. Можно привести ст.16 Федерального закона "Об исполнительном производстве", согласно которой восстановление пропущенного срока для предъявления исполнительного листа к исполнению допустимо по исполнительным листам, но это акт, который регламентирует порядок исполнительного производства, а не арбитражного процесса.
Кроме того, ни Федеральный закон "О третейских судах в Российской Федерации", ни Закон РФ "О международном коммерческом арбитраже" не предусматривают возможности восстановления пропущенных сроков предъявления к исполнению выданных на основании них решений исполнительных листов. Поэтому такая формулировка неудачна, поскольку не ясно, а можно ли восстанавливать пропущенные сроки и в отношении исполнительных листов, выданных арбитражными судами на основании их собственных судебных актов, так как в новом АПК, в отличие от ст.203 АПК 1995 г., прямо не сказано об этом. Предпочтительным является толкование о возможности восстановления пропущенных сроков по исполнительным листам, выданным арбитражными судами. Порядок рассмотрения заявлений о восстановлении пропущенного срока определен в ст.117 АПК.

5. Выдача дубликата исполнительного листа

Обращение за получением дубликата возможно в сроки, установленные для предъявления исполнительного листа к исполнению, т.е. в течение трех лет со дня вступления судебного акта в законную силу (п.1 ч.1 ст.321 АПК). Вместе с тем обращение за получением дубликата возможно и за пределами трехлетнего срока, если исполнительный лист был утрачен судебным приставом-исполнителем или другим осуществляющим исполнение лицом. Здесь речь идет о ситуациях, когда исполнительное производство было возбуждено путем предъявления исполнительного листа взыскателем судебному приставу-исполнителю (ст.9 Федерального закона "Об исполнительном производстве") либо в случае самостоятельного направления взыскателем исполнительного листа непосредственно в банк, где находятся счета должника (ст.6 Федерального закона "Об исполнительном производстве"). В этих случаях предъявление исполнительного листа к взысканию прерывает сроки давности (ч.3 ст.321 АПК).
Рассмотрение заявления о выдаче дубликата исполнительного листа производится в судебном заседании в порядке, указанном в ч.3 ст.323 АПК. В случае удовлетворения заявления на основе определения о выдаче дубликата выдается соответствующий документ, в верхнем правом углу которого указывается "дубликат". Дубликат имеет такую же юридическую силу, как и первоначальный исполнительный лист. Копия исполнительного листа, в том числе и удостоверенная нотариально, не имеет такой юридической силы, поскольку правовые последствия для исполнительного производства порождает только предъявление к взысканию либо подлинника исполнительного листа, либо его дубликата.

Глава XXVI. Особенности исполнительного производства в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности

_ 1. Стадии исполнительного производства и его общие правила

1. Стадии исполнительного производства

Исполнительное производство как процессуально-процедурная деятельность включает три стадии: первая стадия - возбуждение исполнительного производства и подготовка к осуществлению принудительного исполнения, вторая - осуществление принудительного исполнения и третья - завершение исполнительного производства. На каждой из стадий исполнительного производства решаются свои специфические задачи.


148

Применение мер принудительного исполнения в арбитражном процессе возможно только после совершения ряда юридических действий в определенной законом последовательности:
предъявление исполнительного листа ко взысканию;
принятие постановления судебного пристава-исполнителя о возбуждении исполнительного производства;
истечение срока, установленного судебным приставом-исполнителем для добровольного исполнения (ст.44 Федерального закона "Об исполнительном производстве").

3. Стадия осуществления принудительного исполнения

Здесь совершаются исполнительные действия, связанные с практическим обращением взыскания на имущество и средства должника, обеспечивается совершение действий, к которым обязан по судебному акту должник.
В качестве мер принудительного исполнения согласно ст.45 Федерального закона "Об исполнительном производстве" предусмотрены:
обращение взыскания на имущество должника путем наложения ареста на имущество и его реализации;
обращение взыскания на заработную плату, пенсию, стипендию и иные виды доходов должника;
обращение взыскания на денежные средства и иное имущество должника, находящиеся у других лиц;
изъятие у должника и передача взыскателю определенных предметов, указанных в исполнительном документе;
иные меры, предпринимаемые в соответствии с данным Федеральным законом и иными федеральными законами, обеспечивающие исполнение исполнительного документа.
Отдельные исполнительные процедуры различаются в зависимости от того, на что конкретно обращается взыскание: недвижимое или движимое имущество, ценные бумаги, денежные средства; необходимость совершения должником определенных действий в пользу взыскателя либо воздержания от них; кто является обязанным субъектом по исполнительному документу - гражданин, коммерческая либо некоммерческая организация, орган государственной власти, местного самоуправления. Дифференциация исполнительных действий также определяется правовым статусом имущества, например находится ли оно под залогом и т.д.
В случае неисполнения исполнительного документа без уважительных причин в срок, установленный для добровольного исполнения (не более 5 дней), судебный пристав-исполнитель выносит постановление, по которому с должника взыскивается исполнительский сбор в размере 7% от взыскиваемой суммы или стоимости имущества должника. Следует иметь в виду, что указанный сбор взыскивается сверх суммы долга и поэтому при недостаточности имущества должника для погашения задолженности перед всеми взыскателями уменьшает возможности взыскателей, особенно последних очередей, на получение присужденного.
Имеются и другие санкции в исполнительном производстве, например за утрату исполнительного листа (ст.331 АПК), за неисполнение судебного акта банком или иной кредитной организацией и другими лицами (ст.332 АПК).
Кроме того, в случае несвоевременного осуществления исполнительных действий по исполнительному листу организацией взыскатель вправе предъявить к организации иск о взыскании подлежащей удержанию с должника суммы, не удержанной по вине этой организации. При этом взыскатель освобождается от уплаты государственной пошлины. Например, если по вине банка не было произведено взыскание со счета должника, к примеру вследствие утраты работниками банка исполнительного листа и инкассового поручения, хотя в тот момент денежные средства на счете должника имелись, то взыскатель вправе предъявить иск о взыскании суммы задолженности с банка.
Данные о счетах должника-организации могут быть получены в налоговых органах, которым и сами организации, и банки обязаны сообщать о всех открываемых счетах.
При недостаточности взысканной с должника суммы для удовлетворения всех требований по исполнительным документам эта сумма распределяется между взыскателями в порядке очередности, установленной ст.78 Федерального закона "Об исполнительном производстве". При этом требования каждой последующей очереди удовлетворяются после полного погашения требований предыдущей очереди. Таким образом, если требование относится к взысканиям третьей очереди, то до полного удовлетворения требований предыдущих (первой и второй очереди) взыскатель третьей очереди ничего не получит.
При недостаточности взысканной суммы для полного удовлетворения всех требований одной очереди эти требования удовлетворяются пропорционально причитающейся каждому взыскателю сумме.
Например, сумма, имеющаяся в наличии у должника, составляет 10 млн. руб., а требования одной очереди, допустим о взыскании ущерба в пользу инвесторов, предъявили четыре взыскателя - по 5 млн.руб. каждый. В этом случае их требования будут удовлетворены пропорционально, каждый из них получит по 2,5 млн.руб. из имеющихся в наличии средств у должника.
Очередность взысканий состоит в следующем.
В первую очередь удовлетворяются требования по взысканию алиментов; возмещению вреда, причиненного здоровью, а также возмещению вреда лицам, понесшим ущерб в связи со смертью кормильца.
Во вторую очередь удовлетворяются требования работников, вытекающие из трудовых правоотношений; требования членов производственных кооперативов, связанные с их трудом в этих организациях; требования об оплате оказанной адвокатами юридической помощи, выплате вознаграждения, причитающегося автору за использование его произведения, а также за использование открытия, изобретения, полезной модели, промышленного образца, на которые выданы соответствующие свидетельства.
В третью очередь удовлетворяются требования по отчислениям в Пенсионный фонд РФ, Фонд социального страхования РФ и Государственный фонд занятости населения РФ.
В четвертую очередь удовлетворяются требования по платежам в бюджеты всех уровней и государственные внебюджетные фонды, отчисления в которые не предусмотрены третьей очередью.
В пятую очередь удовлетворяются все остальные требования в порядке поступления исполнительных документов.
Вместе с тем сохраняется особая очередность согласно ст.64, 65 ГК при исполнении судебных актов о ликвидации юридического лица, а также при признании его несостоятельным (банкротом). Следует иметь в виду и другие особенности исполнительных действий при возбуждении дела о банкротстве, а также при ликвидации организации-должника. В случае возбуждения арбитражным судом производства по делу о несостоятельности (банкротстве) должника-организации исполнительное производство и реализация его имущества, на которое обращается взыскание, приостанавливаются до рассмотрения арбитражным судом вопроса по существу (п.4 ст.60 Федерального закона "Об исполнительном производстве"). В таком случае удовлетворение требований кредиторов должника, признанного в установленном порядке несостоятельным (банкротом), осуществляется в соответствии со ст.64 и 65 ГК и законодательством Российской Федерации о несостоятельности.
Схожий порядок установлен в случае ликвидации должника-организации. На основании п.2 ст.61 Федерального закона "Об исполнительном производстве" в таком случае исполнительные документы, находящиеся у судебного пристава-исполнителя, передаются ликвидационной комиссии (ликвидатору) для исполнения. О направлении исполнительного документа ликвидационной комиссии (ликвидатору) судебный пристав-исполнитель сообщает взыскателю. В последнем случае взыскателю необходимо проверить, чтобы процедура ликвидации, если она начата по решению учредителей (участников) юридического лица, действительно имела место (имеется ли надлежащее решение о ликвидации, извещен ли соответствующий государственный орган о том, что юридическое лицо находится в процессе ликвидации, создана ли ликвидационная комиссия и т.д.). Иначе объявление учредителей о ликвидации коммерческой организации будет еще одним способом затягивания исполнительного производства.
В исполнительном производстве могут быть поставлены вопросы об отсрочке или рассрочке исполнения судебного акта, изменении способа и порядка его исполнения. Такие заявления взыскателя, должника или судебного пристава-исполнителя рассматриваются арбитражным судом. Предоставляя должнику отсрочку или рассрочку исполнения, арбитражный суд может принять меры по обеспечению исполнения судебного акта в порядке, предусмотренном гл.8 АПК. Вопросы об отсрочке или о рассрочке исполнения судебного акта, об изменении способа и порядка его исполнения рассматриваются в заседании арбитражного суда с извещением взыскателя и должника заказным письмом с уведомлением о вручении.
По результатам рассмотрения заявления выносится определение, которое направляется взыскателю и должнику. Определение арбитражного суда по указанным вопросам может быть обжаловано.

4. Стадия завершения исполнительного производства

Здесь разрешаются вопросы о прекращении или об окончании исполнительного производства либо возвращении исполнительного документа взыскателю.
Если не приведенный в исполнение судебный акт отменен или изменен и принят новый судебный акт о полном или частичном отказе в иске, либо производство по делу прекращено, либо иск оставлен без рассмотрения полностью или в части, арбитражный суд принимает судебный акт о полном или частичном прекращении взыскания по отмененному или измененному в соответствующей части судебному акту.
В исполнительном производстве возможен и поворот исполнения в отношении уже исполненного судебного акта. Порядок разрешения данного вопроса урегулирован в ст.325, 326 АПК и заключается в следующем. Если приведенный в исполнение судебный акт отменен полностью или в части и принят новый судебный акт о полном или частичном отказе в иске, либо иск оставлен без рассмотрения, либо производство по делу прекращено, ответчику возвращается все то, что было взыскано с него в пользу истца по отмененному или измененному в соответствующей части судебному акту.


149

Вопрос о повороте исполнения судебного акта разрешается арбитражным судом, принявшим новый судебный акт, которым отменен или изменен ранее принятый судебный акт. Если в постановлении об отмене или изменении судебного акта нет указаний на поворот его исполнения, ответчик вправе подать соответствующее заявление в арбитражный суд первой инстанции. Заявление о повороте исполнения судебного акта разрешается в судебном заседании путем вынесения определения, которое может быть обжаловано.
Для поворота исполнения арбитражный суд первой инстанции выдает исполнительный лист на возврат взысканных денежных средств, имущества или его стоимости по заявлению организации, гражданина. К заявлению прилагается документ, подтверждающий исполнение ранее принятого судебного акта.

_ 2. Особенности принудительного исполнения
в отношении организаций и граждан, имеющих
статус индивидуальных предпринимателей

1. Общие правила

Принудительное исполнение судебных актов арбитражного суда в отношении граждан, имеющих статус индивидуальных предпринимателей, и организаций (должников в соответствии с судебными актами арбитражных судов) происходит по общим правилам исполнительного производства.
В отношении граждан-предпринимателей исполнение судебных актов возможно путем обращения взыскания на денежные средства, а также любое лично принадлежащее им имущество. При недостаточности этого имущества в соответствии со ст.45 Семейного кодекса РФ кредитор вправе требовать выдела доли супруга-должника, которая бы причиталась супругу-должнику при разделе общего имущества супругов, для обращения на нее взыскания. Если приговором суда установлено, что общее имущество супругов было приобретено или увеличено за счет средств, полученных одним из супругов преступным путем, взыскание может быть обращено соответственно на общее имущество супругов или на его часть.
Следует иметь в виду, что в ст.446 ГПК приведен список видов имущества граждан, на которое не может быть обращено взыскание по исполнительным документам. На указанное в ст.446 ГПК имущество взыскание не может быть обращено в любом случае, даже если исполнительный лист исполнен не полностью.
В отношении организаций при погашении задолженности взыскание обращается в первую очередь на денежные средства должника, которые находятся на счетах организаций либо хранятся в наличном виде. Только при отсутствии денежных средств взыскание обращается на имущество с целью удовлетворения требований взыскателя. Возможно исполнение и путем совершения юридических действий должником в интересах взыскателя, и другим способом - в зависимости от того, какой порядок исполнения установлен в исполнительном листе.

2. Обращение взыскания на имущество

Обращение взыскания на имущество представляет собой основной способ исполнения судебных актов, поскольку, в отличие от денежных средств, имущество должнику гораздо сложнее скрыть, особенно недвижимость и иное имущество, так или иначе подлежащее регистрации. Разберем основные этапы обращения взыскания на имущество должника и различные фактические ситуации, которые могут встретиться в процессе принудительного исполнения, а также правовые способы их решения. В основном деятельность по обращению взыскания на имущество сводится к его розыску и обнаружению, наложению на него ареста, изъятию в той либо иной форме и принудительной реализации с целью удовлетворения требований взыскателя. Указанные исполнительные действия в ряде случаев различны по содержанию в зависимости от того, на какое имущество обращается взыскание (движимое или недвижимое, конкретные их разновидности).
Следует также различать процедуры обращения взыскания на имущество, во-первых, когда в решении суда содержится предписание о передаче определенного имущества от должника взыскателю (например, при признании сделки купли-продажи недвижимости недействительной) и, во-вторых, когда обращение взыскания на имущество не связано с передачей имущества конкретному лицу, а является лишь способом получения денежных сумм для возмещения убытков взыскателя. При этом взыскатель не обязан предоставлять перечень имущества должника, на которое может быть обращено взыскание, поскольку последнее обязан сделать должник по требованию судебного пристава-исполнителя.
Практический поиск имущества должника весьма сложен. Поэтому, во-первых, если взыскателю стало известно о наличии какого-либо имущества должника, то следует известить об этом судебного пристава-исполнителя, поскольку самостоятельно какие-либо исполнительные действия принудительного характера взыскатель проводить не вправе.
Вместе с судебным исполнителем взыскатель может выйти на место и участвовать в описи имущества, поскольку судебному приставу-исполнителю предоставлено право входить в помещения, занимаемые должником, производить осмотр всех его хранилищ с учетом правил действующего законодательства.
Во-вторых, важной мерой может явиться принятие мер к розыску имущества должника. Действия по розыску осуществляются службой судебных приставов. Следует иметь в виду, что розыск имущества должника по общему правилу может быть объявлен судебным приставом-исполнителем лишь при согласии взыскателя нести бремя расходов по его розыску, а также их предварительном полном финансировании. Авансовый взнос должен быть внесен на депозитный счет подразделения судебных приставов в размере, достаточном для производства соответствующих расходов. В этом случае взыскатель вправе в судебном порядке требовать от должника возмещения расходов по розыску.
Только по исполнительным документам о взыскании алиментов, возмещении вреда, причиненного здоровью, либо возмещении вреда лицам, понесшим ущерб в результате смерти кормильца, розыск имущества производится без предварительного финансирования со стороны взыскателя. В дальнейшем соответствующие расходы по розыску служба судебных приставов взыскивает с должника.
В-третьих, с целью розыска имущества должника можно прибегнуть к услугам розыскных фирм, действия которых бывают порой более эффективными. Однако следует иметь в виду, что обнаружение имущества должника розыскной фирмой не будет иметь правового значения до тех пор, пока судебный пристав-исполнитель не опишет данное имущество должника и не наложит на него арест.
Согласно ст.58 Федерального закона "Об исполнительном производстве" взыскание обращается на имущество должника, принадлежащее ему на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления (за исключением имущества, изъятого из оборота или ограничиваемого в обороте), независимо от того, где и в чьем фактическом пользовании оно находится. Соответственно, на это имущество и может быть наложен арест и обращено взыскание.
Несколько другой порядок действует в отношении учреждений. Согласно п.2 ст.120 ГК учреждение отвечает по своим обязательствам находящимися в его распоряжении денежными средствами. При их недостаточности субсидиарную ответственность по его обязательствам несет собственник соответствующего имущества. Таким образом, у учреждений нельзя описать имущество, и исполнение должно происходить, особенно в отношении государственных и муниципальных учреждений, путем выделения денежных средств государством в лице Российской Федерации либо ее субъекта либо муниципальным образованием. Поэтому исполнение судебных актов в отношении государственных учреждений может быть достаточно сложным и проблематичным, что отмечается специалистами*(317).
Первоначально производится розыск имущества, а после его обнаружения на него налагается арест. В соответствии со ст.51 Федерального закона "Об исполнительном производстве" арест на имущество должника налагается не позднее одного месяца со дня вручения должнику постановления о возбуждении исполнительного производства, а в необходимых случаях - одновременно с его вручением. Выявление и определение принадлежности имущества должнику производится судебным приставом-исполнителем при осуществлении исполнительных действий.
Арест имущества должника состоит из описи имущества, объявления запрета распоряжаться им, а при необходимости - ограничения права пользования имуществом, его изъятия или передачи на хранение. Виды, объемы и сроки ограничения определяются судебным приставом-исполнителем в каждом конкретном случае с учетом свойств имущества, значимости его для собственника или владельца, хозяйственного, бытового или иного использования и других факторов. Арест должен налагаться на имущество должника в тех пределах, которые необходимы для погашения присужденной взыскателю суммы и расходов по исполнению.
При обращении взыскания на имущество должника-организации арест и реализация данного имущества осуществляются в следующей очередности:
в первую очередь реализуется имущество должника, непосредственно не участвующее в производстве: ценные бумаги, денежные средства на депозитных и иных счетах должника, валютные ценности, легковой автотранспорт, предметы дизайна офисов и иное;
во вторую очередь - готовая продукция (товары), а также иные материальные ценности, непосредственно не участвующие и не предназначенные для непосредственного участия в производстве;
в третью очередь - объекты недвижимого имущества, а также сырье и материалы, станки, оборудование, другие основные средства, предназначенные для непосредственного участия в производстве.
Следует иметь в виду, что при возбуждении дела о несостоятельности исполнительные действия в исполнительном производстве не производятся, поскольку целью рассмотрения дела о банкротстве является учет требований всех кредиторов по отношению к должнику.


150

В соответствии со ст.52 Федерального закона "Об исполнительном производстве" оценка имущества должника производится судебным приставом-исполнителем по рыночным ценам, действующим на день исполнения исполнительного документа, за исключением случаев, когда оценка производится по регулируемым ценам. Если оценка отдельных предметов является затруднительной либо должник или взыскатель возражает против произведенной судебным приставом-исполнителем оценки, судебный пристав-исполнитель для определения стоимости имущества назначает специалиста. При этом сторона, оспаривающая оценку имущества, произведенную судебным приставом-исполнителем, несет расходы по назначению специалиста.
В качестве специалистов для оценки имущества могут привлекаться профессиональные оценщики, имеющие лицензию на данный вид деятельности, специализированные фирмы, занимающиеся продажей определенного вида товаров. Рыночная цена определяется на основе информации о средних ценах предложений и продаж по данной товарной группе с учетом степени износа реализуемого товара и возможностей его реализации.

4. Реализация имущества должника

Реализация арестованного имущества должника, на которое обращается взыскание (за исключением имущества, изъятого по закону из оборота), осуществляется путем его продажи в течение двух месяцев со дня наложения ареста на имущество должника, если иное не предусмотрено федеральным законом. Сами нормы о порядке продажи в Федеральном законе "Об исполнительном производстве" носят в основном отсылочный характер. Поэтому для определения порядка реализации имущества необходим комплексный анализ как указанного Федерального закона, так и гражданского и иного законодательства РФ.
Судебный пристав-исполнитель не вправе самостоятельно проводить продажу имущества должника. Такая продажа должна осуществляться только соответствующей специализированной организацией, имеющей право торговли соответствующим видом продукции и товаров, что должно повысить профессиональный уровень данной деятельности.
Продажа имущества должника, за исключением недвижимого имущества, производится на комиссионных и иных договорных началах, предусмотренных федеральным законом, специализированной организацией. Необходимо исходить из общего порядка такой продажи в соответствии с правилами торговли определенными видами продукции. Так, для продажи автомототранспорта необходима организация, имеющая лицензию на право комиссионной торговли автомототранспортом, для продажи ювелирных изделий - организация, имеющая право торговли указанными изделиями. Если у должника будет описан слиток золота, то, поскольку право их продажи и покупки предоставлено банкам, необходимо осуществлять такую продажу через банк, имеющий лицензию на право работы с драгоценными металлами. Правом продажи акций наделен только Российский фонд федерального имущества*(318).
Продажа недвижимого имущества должника осуществляется путем проведения публичных торгов специализированными организациями, имеющими право совершать операции с недвижимостью, в порядке, предусмотренном ст.447-449 ГК. Торги проводятся в форме аукциона или конкурса. Выигравшим торги на аукционе признается лицо, предложившее наиболее высокую цену, а по конкурсу - лицо, которое по заключению конкурсной комиссии, заранее назначенной организатором торгов, предложило лучшие условия. По смыслу закона для реализации имущества в порядке исполнения судебного акта торги должны проводиться только открытые, что исключает какие-либо злоупотребления.
Специализированные организации проводят торги по заявке судебного пристава-исполнителя с указанием минимальной начальной цены имущества, выставляемого на торги. Торги должны быть проведены в двухмесячный срок со дня получения специализированной организацией соответствующей заявки судебного пристава-исполнителя.
К заявке прилагаются:
копия исполнительного документа;
копия акта ареста имущества, составленного судебным приставом-исполнителем;
документы, характеризующие объект недвижимости;
копии документов, подтверждающих право пользования земельным участком или право собственности на него, в случае продажи отдельно стоящего здания.
Если иное не предусмотрено законом, извещение о проведении торгов должно быть сделано не менее чем за тридцать дней до их проведения. В соответствии со ст.448 ГК извещение должно содержать во всяком случае сведения о времени, месте и форме торгов, их предмете и порядке проведения, в том числе об оформлении участия в торгах, определении лица, выигравшего торги, а также сведения о начальной цене.
Участники торгов вносят задаток в размере, сроки и порядке, которые указываются в извещении о проведении торгов. Если торги не состоялись, задаток подлежит возврату. Задаток возвращается также лицам, которые участвовали в торгах, но не выиграли их. При заключении договора с лицом, выигравшим торги, сумма внесенного задатка засчитывается в счет исполнения обязательств по заключенному договору. Лицо, выигравшее торги, и организатор торгов подписывают в день проведения торгов протокол о результатах торгов, который имеет силу договора. Лицо, выигравшее торги, при уклонении от подписания протокола утрачивает внесенный им задаток.
На основании ст.449 ГК торги, проведенные с нарушением правил, установленных законом, могут быть признаны судом недействительными по иску заинтересованного лица, например при проведении торгов ранее объявленного срока, если были допущены злоупотребления судебного исполнителя, взыскателя или покупателя в ходе торгов.
Если после удовлетворения требований взыскателя и возмещения расходов по исполнению решения остаются какие-либо средства, то они направляются должнику.
В том случае, если имущество должника не реализовано ввиду отсутствия покупателей на него, законодательство предусматривает определенный выход из такой ситуации. В п.4 ст.54 Федерального закона "Об исполнительном производстве" закреплено важное правило о том, что, если имущество (независимо от его вида) не будет реализовано в двухмесячный срок, взыскателю предоставляется право оставить это имущество за собой. Указанный двухмесячный срок исчисляется по смыслу закона со дня наложения ареста на имущество. При этом в данный период судебным приставом-исполнителем должны предприниматься действия по продаже имущества должника, а именно передача его для продажи специализированной организации, организация торгов и т.д.
Если же взыскатель откажется от имущества, то оно возвращается должнику, а исполнительный лист - взыскателю. Однако взыскатель вправе вновь предъявлять исполнительный документ ко взысканию в пределах установленных законом сроков.

5. Реализация заложенного имущества

При реализации заложенного имущества имеются некоторые особенности. Так, в соответствии со ст.350 ГК по просьбе залогодателя суд вправе в решении об обращении взыскания на заложенное имущество отсрочить его продажу с публичных торгов на срок до одного года. Однако отсрочка не затрагивает прав и обязанностей сторон по обязательству, обеспеченному залогом этого имущества, и не освобождает должника от возмещения возросших за время отсрочки убытков кредитора и неустойки.
Начальная продажная цена заложенного имущества, с которой начинаются торги, определяется решением суда в случаях обращения взыскания на имущество в судебном порядке. Заложенное имущество продается лицу, предложившему на торгах наивысшую цену.
При объявлении торгов несостоявшимися залогодержатель вправе по соглашению с залогодателем приобрести заложенное имущество и зачесть в счет покупной цены свои требования, обеспеченные залогом. К такому соглашению применяются правила о договоре купли-продажи.
При объявлении несостоявшимися повторных торгов залогодержатель вправе оставить предмет залога за собой с оценкой его в сумме не более чем на 10% ниже начальной продажной цены на повторных торгах. Таким образом, только в указанном случае взыскатель вправе оставить у себя реализуемое имущество в собственности в зачет задолженности по исполнительному листу. При этом если залогодержатель не воспользуется правом оставить за собой предмет залога в течение месяца со дня объявления повторных торгов несостоявшимися, договор о залоге прекращается.
Согласно ст.49 Федерального закона "Об исполнительном производстве" залогодержатель, оставивший за собой заложенное имущество, обязан удовлетворить требования кредиторов, пользующиеся преимуществом перед его требованием, из стоимости заложенного имущества в размере, не превышающем стоимости этого имущества. Такая правовая ситуация вполне возможна в связи с тем, что удовлетворение требований залогодержателей в рамках исполнительного производства отнесено теперь к пятой очереди.
Более подробно вопросы исполнительного производства рассматриваются в рамках спецкурса "Исполнительное производство".

Раздел V. Разрешение экономических споров
третейским судом

Глава XXVII. Источники правового регулирования организации и деятельности третейского суда

Литература:
Брунцева Е.А. Международный коммерческий арбитраж. Учебное пособие для высших юридических учебных заведений. СПб.: Издательский дом "Сентябрь", 2001;
Вицын А.И. Третейский суд по русскому праву. М., 1856;
Волков А.Ф. Торговые третейские суды. СПб., 1913;
Дубровина М.А. Международный коммерческий арбитраж в Швейцарии. Дис. канд. юрид. наук. М.: МГУ им. М.В. Ломоносова, 2001;


151

Муранов А.И. Исполнение иностранных судебных и арбитражных решений: компетенция российских судов. М.: ЗАО "Юстицинформ", 2002;
Хлестова И.О. Арбитраж во внешнеэкономических отношениях стран - членов СЭВ. М., 1980. С.7-17;
Albert Jan van den Berg. The New York Arbitration Convention of 1958: Towards a Uniform Judicial Interpretation, Kluwer and Taxation Publishers. Deventer. Boston, 1981, 1994 reprint. (TMC Asser Institute, The Hague);
Fouchard, Gaillard, Goldman. On International Commercial Arbitration. Kluwer Law Publishing. 1999;
Holtzmann, Howard M. A guide to the UNCITRAL Model Law on International Commercial Arbitration: legislative history and commentary. Kluwer Law and Taxation Publishers - Deventer, the Netherlands. 1989, 1994.

_ 1. Краткий исторический очерк современного
российского законодательства о третейском суде

1. Российское законодательство и практика последнего десятилетия
ХХ в.: основные тенденции в регулировании "внутреннего"
третейского суда и международного коммерческого арбитража

Современный период в истории института третейского суда в России начался в 1991-1992 гг.
4 июля 1991 г. был принят Закон РФ "Об арбитражном суде", содержавший ст.7 "Право на обращение в третейский суд и к посреднику"*(319). Именно эта единственная статья положила начало созданию правовых основ возрождения в России третейского разбирательства споров из внутреннего торгового оборота. В этой небольшой по объему статье содержались ответы на основные вопросы, связанные с основаниями для передачи споров в третейский суд, с исполнением принимаемых третейскими судами решений.
Закрепленное в ст.7 Закона РФ от 4 июля 1991 г. "Об арбитражном суде" принципиальное решение о санкционировании государством третейского разбирательства споров при наличии соглашения об этом сторон получили развитие в ст.157 АПК, введенного в действие с 1 июля 1992 г.
В 1992-1993 гг. были приняты два новых нормативных акта о третейском суде:
Временное положение о третейском суде для разрешения экономических споров (24 июня 1992 г.);
Закон РФ от 7 июля 1993 г. "О международном коммерческом арбитраже".

2. Типовой закон ЮНСИТРАЛ "О международном коммерческом
арбитраже" (1985 г.) и его влияние на формирование
современного российского законодательства о третейском суде

Современное российское законодательство о третейском суде формировалось под влиянием Типового закона ЮНСИТРАЛ "О международном коммерческом арбитраже"*(320) на основе сближения регламентации организации и деятельности всех третейских судов на базе принципов и норм, предназначенных первоначально для международного коммерческого арбитража.
Типовой закон был задуман и выполнен как призванный послужить базой для гармонизации национального законодательства о международном коммерческом арбитраже. При его разработке был изучен опыт законодательной регламентации третейского разбирательства различных стран мира, принадлежащих к разным правовым системам.
Как отмечалось в Записке Секретариата Генеральной Ассамблеи ООН от 25 марта 1988 г., Типовой закон приемлем для государств всех регионов мира с различными правовыми и экономическими системами. Он охватывает все стадии арбитражного разбирательства от арбитражного соглашения до признания и исполнения арбитражных решений, отражая при этом существующий во всем мире консенсус по принципиальным и важным вопросам практики. Авторы Типового закона указывали на целесообразность как можно более последовательного учета положений Типового закона при разработке национальных законов.
Форма Типового закона была призвана обеспечить гармонизацию национальных законов о третейском суде и одновременно послужить основой для гармонизации и унификации законов не только о международном коммерческом арбитраже, но и о так называемом внутреннем третейском суде.
Законодательная практика все большего числа государств подтверждает жизненность такой оценки Типового закона, который:
1) используется как основа для единых законов о третейском суде (Германия - 1998 г., Финляндия - 1992 г., Швеция - 1999 г. и др.);
2) почти полностью принимается за основу национальных законов о международном коммерческом арбитраже (Канада, Российская Федерация - 1993 г.; Украина - 1994 г. и др.);
3) адаптируется к сложившимся национальным традициям правового регулирования при одновременной их корректировке (например, Англия - 1996 г., Швейцария - 1987 г.).

_ 2. Современные конституционно-правовые, законодательные
и международно-правовые основы третейского разбирательства

1. Третейское разбирательство
в законодательстве Российской Федерации

Легитимность третейского разбирательства основана на конституционно закрепленном "праве свободы действий граждан и их частной автономии"*(321). Право каждого на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности провозглашено в ч.1 ст.34 Конституции РФ. Согласно ч.2 ст.45 Конституции РФ: "Каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом".
Следовательно, конституционность третейского разбирательства - это его дозволение государством в соответствующем Конституции РФ федеральном законе.
В современном российском законодательстве основными федеральными законами, в которых государство санкционировало третейское разбирательство гражданско-правовых споров, являются: ГК (ст.11); ГПК (ч.3 ст.3); АПК (ч.6 ст.4).
В ч.1 ст.11 ГК закреплено право на судебную защиту как одна из важнейших гарантий защиты гражданских прав: "Защиту нарушенных или оспоренных гражданских прав осуществляет в соответствии с подведомственностью дел, установленной процессуальным законодательством, суд, арбитражный суд или третейский суд (далее - суд)".
ГПК и АПК допускают передачу по соглашению сторон на рассмотрение третейского суда подведомственного суду общей юрисдикции (арбитражному суду) спора, возникающего из гражданских правоотношений, до принятия судом первой инстанции судебного постановления (судебного акта), которым заканчивается рассмотрение дела по существу, если иное не установлено федеральным законом (ч.3 ст.3, ч.6 ст.4 ГПК).
В соответствии с приведенными положениями ГПК и АПК в федеральном законе может быть установлен круг споров, которые не могут быть предметом третейского разбирательства в соответствии с третейским соглашением.
По действующим ГПК и АПК к таким спорам относятся:
споры по делам, возникающим из административных и иных публично-правовых отношений;
дела особого производства (ГПК);
дела об установлении фактов, имеющих юридическое значение (АПК).
Другими федеральными законами могут быть установлены и другие категории споров, не подлежащих передаче в третейский суд по соглашению сторон. Примером такого запрета является норма ч.3 ст.33 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)": "Дело о банкротстве не может быть передано на рассмотрение третейского суда".
Введение в АПК 2002 г. понятия "компетенция" как родового - для понятий "подведомственность" (определение круга отнесенных к компетенции арбитражных судов дел) и "подсудность" (распределение подведомственных арбитражным судам дел между различными судами системы арбитражных судов) - предполагает запрет передавать на рассмотрение третейского суда споры, отнесенные к исключительной подведомственности арбитражных судов в Российской Федерации. Судебной практике предстоит определить круг таких споров и выработать трактовку "специальной подведомственности" как предназначенной для разграничения компетенции между государственными судами общей юрисдикции и арбитражными судами либо как устанавливающей исключительную "компетенцию" государственного суда. Предпочтение первого из приведенных толкований ведет к признанию допустимой передачи по соглашению сторон в третейский суд тех дел "специальной подведомственности", которые являются спорами, вытекающими из гражданско-правовых отношений.
Законодательная регламентация правил третейского разбирательства, основанного на добровольном соглашении сторон третейского разбирательства*(322), содержится в Законе РФ от 7 июля 1993 г. "О международном коммерческом арбитраже"; Федеральном законе от 24 июля 2002 г. "О третейских судах в Российской Федерации".

2. Правовая позиция Конституционного Суда РФ

Все перечисленные и иные законы, определяющие основания, пределы и порядок третейского разбирательства, не исключают конституционного права на судебную защиту. Согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ: "Заключение третейского соглашения между сторонами само по себе не является обстоятельством, исключающим возможность реализации конституционного права на судебную защиту*(323) в суде общей юрисдикции или в арбитражном суде в соответствии с нормами о подведомственности гражданских дел" (определение Конституционного Суда РФ от 21 июня 2000 г.)*(324).
Статья 6 (1) Европейской конвенции по правам человека в практике Европейского суда по правам человека. Правовая позиция Конституционного Суда РФ о конституционности института третейского суда совпадает с трактовкой Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) (ранее - Европейской комиссии по правам человека - ЕКПЧ) положений ч.I ст.6 Европейской конвенции по правам человека, имеющей следующее содержание: "Каждый человек имеет право при определении его гражданских прав и обязанностей или при рассмотрении любого уголовного обвинения, предъявленного ему, на справедливое публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона"*(325).


152

В решении ЕСПЧ по делу Девеер (DEWEER) против Бельгии от 27 февраля 1980 г. подтверждено, что "право на правосудие" - одно из составляющих справедливого судебного разбирательства, так же не абсолютно в уголовно-правовой, как и в гражданско-правовой сфере:...
Во внутреннем законодательстве многих Договаривающихся Государств такого рода отказ нередко встречается как в области гражданского права, в частности в виде арбитражных оговорок, так и в сфере уголовного права в виде inter alia штрафов, уплачиваемых в согласительном порядке. Такой отказ, который имеет несомненные преимущества для заинтересованного лица, а также для отправления правосудия, в принципе не противоречит Конвенции..."*(327).
В 1986 г. ЕКПЧ отказала в принятии к рассмотрению заявления, в котором ставился вопрос о признании не подлежащей применению арбитражной оговорки как нарушающей положения ст.6 (1) Европейской конвенции о правах человека. ЕКПЧ отметила, что "право на доступ к правосудию не является абсолютным" и в большинстве участвующих в Конвенции государств ограничено или зависит от специальных условий в отношении несовершеннолетних, сутяжников, невменяемых, признанных банкротами и, как в этом деле, лиц, которые связаны арбитражным соглашением. Такие положения в принципе не противоречат статье 6 Конвенции, когда их цель правомерна и способы их применения соразмерны (допустимому добровольному отказу от права на рассмотрение дела государственным судом)"*(328).

_ 3. Федеральные законы о третейском суде
и положения АПК РФ 2002 г.

1. Федеральные законы о третейском суде

Как уже отмечалось, в Российской Федерации действуют два закона о третейских судах. Это: Федеральный закон от 24 июля 2002 г. "О третейских судах в Российской Федерации" и Закон РФ от 7 июля 1993 г. "О международном коммерческом арбитраже".
Федеральный закон "О третейских судах в Российской Федерации" заменил (1) Временное положение о третейском суде для разрешения экономических споров от 24 июня 1992 г.; (2) Положение о третейском суде - Приложение N 3 к ГПК РСФСР 1964 г.
Положения нового федерального закона заполнили правовой вакуум, препятствовавший созданию и деятельности "внутренних" третейских судов для рассмотрения споров между организациями и физическими лицами (гражданами).
Нормы, регулирующие "внутренние" третейские разбирательства, приведены в большее соответствие с Законом РФ "О международном коммерческом арбитраже", а значит, и с положениями Типового закона ЮНСИТРАЛ "О международном коммерческом арбитраже":
расширен перечень способов заключения третейского соглашения в письменной форме (ст.7 Федерального закона);
введен институт отмены решений всех вынесенных на территории Российской Федерации третейских судов (международных коммерческих арбитражей) государственными судами (ст.40 Федерального закона; ст.34 Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже"; гл.30 АПК). Имелось в виду, что одновременно стороны третейского разбирательства "внутренних" споров будут обладать правом заключения известных законодательству ряда стран соглашений об отказе от оспаривания решения третейского суда ("исключающие соглашения")*(329);
сближены основания и процессуальные правила отмены и отказа в принудительном исполнении решений третейского суда (международного коммерческого арбитража)*(330);
получила развитие функция содействия государственных судов третейскому разбирательству - к компетенции арбитражных судов отнесено принятие обеспечительных мер в отношении заявленных в третейском суде и в международном коммерческом арбитраже требований (гл.8 АПК).

2. Принципиальные отличия нового Федерального закона
"О третейских судах в Российской Федерации"
от Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже"

Федеральный закон "О третейских судах в Российской Федерации" имеет следующие особенности:
отсутствие норм о том, какой орган осуществляет назначение, отвод, замену третейского судьи в случае отказа стороны или согласованного сторонами органа произвести такие действия;
регламентация так называемого порядка образования и деятельности третейского суда.
В ст.3 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации" регламентируется порядок образования и деятельности двух видов третейских судов:
(а) постоянно действующих третейских судов;
(б) третейских судов для разрешения конкретного спора.
Под "образованием постоянно действующего третейского суда" закон понимает не создание, и тем более не регистрацию какой-либо специальной организации, а оформление одного из видов деятельности имеющей статус юридического лица организации, созданной в соответствии с гражданским законодательством*(331). Именно такой подход был законодательно закреплен в ч.3 ст.2 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации", согласно которой:
постоянно действующий третейский суд может быть образован уже созданной в соответствии с действующим гражданским законодательством организацией;
такая организация должна являться юридическим лицом;
"Постоянно действующий третейский суд считается образованным, когда организация - юридическое лицо:
1) приняла решение об образовании постоянно действующего третейского суда;
2) утвердила положение о постоянно действующем третейском суде;
3) утвердила список третейских судей" (ч.3 ст.33 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации").
Направление в компетентный суд документов об образовании постоянно действующего третейского суда имеет уведомительный характер*(332).
Какие-либо правила направления копий документов об образовании постоянно действующего третейского суда в компетентный суд и их рассмотрения в компетентном суде в законодательстве не установлены. На практике копии документов об образовании постоянно действующего третейского суда адресуются в компетентный суд, например в Арбитражный суд г.Москвы. Они направляются по почте с уведомлением о вручении или сдаются в канцелярию компетентного суда. Дата получения компетентным судом копий вышеназванных документов на дату образования постоянно действующего третейского суда не влияет.
Новые редакции правил постоянно действующих третейских судов направляются в компетентный суд, однако ни принятие новых редакции таких правил, ни их направление в компетентные суды на дату образования постоянно действующего третейского суда не влияют.
"Образование" третейского суда для разрешения конкретного спора фактически означает формирование состава третейского суда.
К иным, отличающимся своеобразием новеллам проекта Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации" относятся положения:
об исключении возможности образования третейских судов при органах государственной власти и органах местного самоуправления (п.3 ст.3);
о недопустимости понуждения к третейскому разбирательству путем включения третейских соглашений в договоры присоединения (п.4 ст.5);
об установлении квалификационных требований к третейским судьям. Третейский судья, разрешающий спор единолично, должен иметь высшее юридическое образование. В случае коллегиального рассмотрения спора высшее юридическое образование должен иметь председатель состава третейского суда. Дополнительные квалификационные требования к третейским судьям могут быть согласованы сторонами (ст.8);
о запрете выполнять функции третейских судей лицам, которые в соответствии с их должностным статусом, определенным федеральным законом, не могут быть избраны (назначены) третейскими судьями (ст.8). Такой запрет уже предусмотрен в изменениях, внесенных в Закон РФ "О статусе судей в Российской Федерации".

3. Положения АПК РФ 2002 г.

Положения АПК 2002 г. в значительной мере согласованы с положениями законов о третейском разбирательстве, а также с положениями Нью-Йоркской конвенции "О признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений".
За основу такого согласования принято принципиальное решение о необходимости развития и распространения третейского разбирательства в России как основанного на принципе свободы волеизъявления сторон гражданско-правовых договоров.
Положения нового процессуального законодательства, корреспондирующие законодательству о третейском суде, более полно и точно регламентируют выполнение государственными судами в Российской Федерации функций содействия и контроля в отношении третейского разбирательства. В целях гармонизации практики выполнения таких функций в отношении всех третейских судов в сфере экономики изменены правила о подведомственности заявлений об отмене/приведении в исполнение их решений. Из компетенции судов общей юрисдикции такие дела переданы в компетенцию государственных арбитражных судов. Сокращено количество судебных инстанций, в которые обжалуются определения, выносимые по результатам рассмотрения заявлений об отмене/принудительном исполнении решений третейских судов (международных коммерческих арбитражей): такие определения не подлежат апелляционному обжалованию.
По правилам гл.8 АПК на основании заявления стороны третейского разбирательства могут быть приняты обеспечительные меры арбитражным судом по месту нахождения третейского суда, либо по месту нахождения или месту жительства должника, либо по месту нахождения имущества должника*(333).


153

Российская Федерация как правопреемник СССР участвует в Нью-Йоркской конвенции от 10 июня 1958 г. "О признании и исполнении иностранных арбитражных решений", а также в Европейской конвенции о внешнеторговом арбитраже (Женева, 1961).
В Российской Федерации остается в силе принятая странами - членами СЭВ в 1972 г. Конвенция "О разрешении арбитражным путем гражданско-правовых споров, вытекающих из отношений экономического и научно-технического сотрудничества".
Российская Федерация участвует в заключенном странами - членами СНГ в 1992 г. Соглашении о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности. Формально это Соглашение распространяется и на исполнение решений третейских судов, вынесенных на территории одного из государств - участников Соглашения, на территории других государств-участников.
Ряд двусторонних договоров Российской Федерации содержит положения о третейском разбирательстве споров.

1. Конвенция ООН "О признании и приведении
в исполнение иностранных арбитражных решений"
(Нью-Йоркская конвенция 1958 г.)

Принятая в 1958 г. Конвенция ООН "О признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений" была призвана продолжить традицию, начало которой было положено принятыми в начале 20-х гг. ХХ в. двумя многосторонними международными договорами. Этими двумя международными договорами были:
а) Протокол об арбитражных соглашениях (Женевский протокол 1923 г.);
б) Конвенция об исполнении иностранных арбитражных решений (Женевская конвенция 1927 г.).
Предназначение Женевского протокола состояло в создании международно-правовой основы для признания договаривающимися государствами действительности арбитражных соглашений, включаемых в договоры находящимися под их юрисдикцией сторонами. Стороны могли договориться о передаче в арбитраж, в том числе на территории страны, чьей юрисдикции стороны не подчинялись, всех или любых разногласий, которые могут возникнуть в связи с таким договором, в том числе и коммерческого характера. Для этого исторического периода было чрезвычайно важным признание допустимым заключения арбитражных соглашений в отношении как уже возникших, так и будущих споров. Сфера действия Женевского протокола была ограничена применением только к сторонам из разных государств, а также возможностью его подписания с "коммерческой оговоркой" - о применении его только к спорам коммерческого характера, определявшегося по законодательству соответствующего государства. Кроме того, Женевский протокол предусматривал обязательство договаривающихся сторон "обеспечить исполнение своими властями в соответствии с положениями национального законодательства арбитражных решений, вынесенных на его собственной территории"*(334).
Женевская конвенция, участвовать в которой могли только страны, подписавшие Женевский протокол, в определенной мере расширила сферу применения Женевского протокола. Теперь арбитражное решение подлежало исполнению на территории любого государства - участника Женевского протокола и Женевской конвенции, а не только на территории того государства, где оно было принято.
Несомненным достижением Женевской конвенции было исключение пересмотра арбитражного решения "по существу". В Женевской конвенции содержались унифицированные требования, соблюдение которых требовалось для исполнения иностранного арбитражного решения, а также три основания для отказа в его исполнении: "...аннулирование решения в стране, где оно было вынесено; неизвещение проигравшей стороны за достаточный период времени об арбитражном разбирательстве, что повлекло невозможность подготовиться к процессу; вынесение решения по вопросам, выходящим за пределы арбитражного соглашения"*(335).
В Женевской конвенции было два ограничительных условия:
1) "двойная экзекватура"(double exequatuer) - возможность исполнения только такого иностранного решения, которое стало "окончательным" (final) в стране его происхождения. Испрашивающая исполнение сторона должна была получить подтверждение окончательности решения ("экзекватуру") в суде той страны, на территории которой было принято арбитражное решение, а затем "приказ об исполнении этого решения" (enforcement order) в суде той страны, на территории которой подлежало исполнению иностранное арбитражное решение;
2) возложение на ходатайствующую об исполнении иностранного арбитражного решения сторону бремени доказывания отсутствия основания для отказа в исполнении.
Масштабные перемены в практике международной торговли потребовали пересмотра не отвечавших новым условиям положений Женевской конвенции. Начатая в 1953 г. по инициативе Международной Торговой Палаты (ICC, Paris) работа над проектом новой международной конвенции об исполнении иностранных арбитражных решений завершилась принятием 10 июня 1958 г. под эгидой Организации Объединенных Наций Конвенции о признании и исполнении иностранных арбитражных решений (Нью-Йоркская конвенция 1958 г.).
Нью-Йоркская конвенция - многосторонний (универсальный) международный договор, ставший важной вехой в становлении института международного коммерческого арбитража. Почти беспрецедентное увеличение числа государств - участников Конвенции - до 133 - означает возложение на государственные суды 133 стран*(336) обязанности по соблюдению двух основополагающих закрепленных в Конвенции начал:
1) признание обязательности арбитражного соглашения;
2) признание и исполнение арбитражных решений как результата основанного на арбитражном соглашении третейского - частного, негосударственного - разбирательства правовых споров.
К основным достижениям Нью-Йоркской конвенции относятся*(337):
введение унифицированного правила, требующего соблюдения письменной формы арбитражного соглашения [ст.II (2)];
упразднение "двойной экзекватуры", на которое указывает замена требования о том, чтобы иностранное арбитражное решение было окончательным (final) в стране его вынесения, на требование обязательного характера (binding) такого решения для сторон;
распространение сферы применения на территорию всех государств - участников Нью-Йоркской конвенции (за исключением примерно трети государств-участников, которые подписали Конвенцию с первой оговоркой о применении Конвенции только в отношении решений, вынесенных на территории "другого Договаривающегося государства") [ст.I (3)];
перераспределение бремени доказывания: вместо возложения на ходатайствующую о признании и исполнении иностранного решения сторону обязанности доказать наличие установленных для этого оснований - обязанность по доказыванию наличия оснований для отказа в признании и исполнении возложена на ту сторону, в отношении которой испрашиваются признание /исполнение [ст.V (1)];
изменение правила Женевской конвенции о том, что образование состава арбитража и арбитражный процесс на территории иностранного государства всегда должны осуществляться в соответствии с законом (law) места арбитража. В ст.V (1) (d) установлено, что для отказа в признании и исполнении должно быть доказано несоответствие порядка формирования состава арбитража или арбитражного процесса соглашению сторон и только в отсутствие такового - закону страны места арбитража;
закрепление "правила более выгодной нормы", в соответствии с которым положения Нью-Йоркской конвенции не затрагивают действительности других многосторонних или двусторонних договоров о признании и приведении в исполнение арбитражных решений и не лишают никакую заинтересованную сторону права воспользоваться любым арбитражным решением в том порядке и в тех пределах, которые допускаются законом или международными договорами страны, где испрашивается признание и приведение в исполнение такого арбитражного решения [ст.VII (1)].
Общепризнано, что значение Нью-Йоркской конвенции для международного коммерческого арбитража требует ее единообразного применения государственными судами всех стран. Это достигается в том числе на основе сравнительного анализа судебной практики*(338).

2. Европейская конвенция о внешнеторговом арбитраже
(Женева, 1961)

Европейская конвенция о внешнеторговом арбитраже (Европейская конвенция) была подписана в Женеве 21 апреля 1961 г., т.е. через 3 года после Нью-Йоркской конвенции "О признании и приведении в действие иностранных арбитражных решений".
СССР ратифицировал Европейскую конвенцию 27 июня 1962 г.*(339) Российская Федерация участвует в этой Конвенции как правопреемник СССР.
По разным данным, в этой региональной Конвенции в конце XX в. участвовало от 25 государств*(340) до 28 государств (по состоянию на 31 марта 1999 г.)*(341). Только одно из подписавших Европейскую конвенцию государств - Финляндия - не ратифицировало ее. В числе участников Конвенции были: все социалистические страны (за исключением Албании); два неевропейских государства - Буркина-Фасо и Куба. Из западноевропейских стран в Европейской конвенции не участвуют: Королевство Великобритании и Нидерланды*(342).
Сфера применения. Европейская конвенция применяется:
а) "к арбитражным соглашениям как физических, так и юридических лиц, которые на момент заключения такого соглашения имеют постоянное местожительство или соответственно свое местонахождение в различных Договаривающихся государствах, о разрешении в порядке арбитража споров, возникших при осуществлении операций по внешней торговле";
б) к арбитражным разбирательствам и арбитражным решениям, принятым по отнесенным к сфере Европейской конвенции спорам. При этом "местонахождение юридического лица" обозначает место, где находится контора юридического лица, заключившего арбитражное соглашение (ст.I "а" и "б" Европейской конвенции), а понятие "внешняя торговля" подлежит применению в самом широком значении.


154

Практически все европейские страны - участницы Европейской конвенции одновременно участвуют и в Нью-Йоркской конвенции 1958 г. Этим объясняется содержание положений, направленных на согласованное применение обеих Конвенций. Так, в ч.7 ст.X Европейской конвенции указывается на то, что "постановления этой Конвенции не затрагивают действительности многосторонних и двусторонних соглашений в отношении арбитража, заключенного Договаривающимися государствами".
Основным предназначением Европейской конвенции было создание международно-правовых основ арбитражного разбирательства споров в Европе с учетом геополитических реалий - существования системы отношений "Восток - Запад".
Именно институционализацией и иными особенностями арбитража в социалистических странах принято, и, по-видимому, справедливо, объяснять:
включение в Европейскую конвенцию указания на возможность передачи спора как в постоянно действующий третейский суд ("институционный арбитраж"), так и в третейский суд для разрешения конкретного спора ("арбитраж ad hoc");
указание на то, что в случае передачи спора в "институционный арбитраж" процедура арбитражного разбирательства имеет место в соответствии с правилами "институционного арбитража";
регламентацию специальных процедур, позволяющих формировать состав арбитража ad hoc путем обращения за содействием не к государственным судам соответствующей страны, а к Специальному комитету (состав и порядок деятельности которого определен в приложении к Европейской конвенции) или к председателю торговой палаты страны ответчика либо торговой палаты "места арбитража"*(343).
В то же время ряд положений Европейской конвенции был обусловлен необходимостью преодоления некоторых устаревших и сдерживавших развитие внешнеторгового арбитража положений национальных законов западноевропейских стран и международных договоров. В числе таких положений:
во Франции и в Бельгии - нормы, запрещавшие заключение арбитражных соглашений государству (government) и "юридическим лицам публичного права" (public entities);
в Италии - запрет на выполнение функций арбитров иностранными лицами*(344).
Именно эти положения были отвергнуты и преодолены в Европейской конвенции, согласно которой:
"юридические лица, которые по применимому к ним национальному закону рассматриваются как "юридические лица публичного права", будут иметь возможность заключать арбитражные соглашения" ("о разрешении в порядке арбитража споров, возникающих при осуществлении операции по внешней торговле" (п.1 ст.I; п.1 ст.II Европейской конвенции);
"арбитрами могут быть назначены иностранные граждане" (ст.III Европейской конвенции).
Согласно ч.2 ст.IX Европейской конвенции в отношениях между государствами - участниками Европейской конвенции, являющимися одновременно участниками Нью-Йоркской конвенции, ограничено применение ст.V (1) (e) Нью-Йоркской конвенции*(345).
В числе других положений Европейской конвенции следует назвать:
закрепление (с некоторыми особенностями) принципов "компетенции-компетенции" и "безотзывности арбитражного соглашения" (ст.V "Отвод арбитражного суда по неподсудности" и ст.VI "Подсудность государственным судам" Европейской конвенции).
Положения этих статей могут иметь значение при применении ч.5 и 6 ст.148 АПК. Например, при определении закона, по которому должна определяться действительность арбитражного соглашения. Это могут быть:
а) закон, которому стороны подчинили арбитражное соглашение;
б) при отсутствии указания на этот счет - закон страны, в которой должно быть вынесено (арбитражное) решение;
в) при отсутствии указаний на закон, которому стороны подчинили арбитражное соглашение, и если в тот момент, когда этот вопрос представлен на разрешение государственного суда, невозможно установить, в какой стране должно быть вынесено арбитражное решение, законом, применимым в силу коллизионной нормы государственного суда, в котором возбуждено дело;
возможность обращения стороны арбитражного разбирательства в государственный суд с заявлением о "временных мерах" или "мерах предварительного обеспечения" (п.4 ст.VI Европейской конвенции);
презумпцию договоренности сторон (в арбитражном соглашении) о вынесении мотивированного арбитражного решения.
Такая презумпция применяется, если стороны "не оговорили особо, что решение не должно быть мотивировано, или если не избрали процедуры, в рамках которой не принято мотивировать арбитражное решение, и если при этом ни одна из сторон не потребовала особо, до окончания устного разбирательства или, при отсутствии устного разбирательства, до составления арбитражного решения, чтобы решение было мотивированным" (ст.VIII "Мотивы решения").

3. Конвенция "О разрешении арбитражным путем
гражданско-правовых споров, вытекающих из отношений экономического и
научно-технического сотрудничества" (Московская конвенция, 1972 г.)

Конвенция "О разрешении арбитражным путем гражданско-правовых споров, вытекающих из отношений экономического и научно-технического сотрудничества" (далее - Московская конвенция) была подписана социалистическими странами в Москве в 1972 г. В 1997 г. из 9 стран - участниц этой Конвенции прекратили участие в ней: ГДР, Чехословакия (не заявили о своем правопреемстве ни ФРГ, ни Чехия, ни Словакия). Денонсировали Московскую конвенцию: Венгрия - 20 октября 1994 г., Польша - 15 декабря 1994 г. В отсутствие денонсации в установленном порядке в Румынии тем не менее были случаи отказа в применении Московской конвенции. По-прежнему считаются участвующими в Московской конвенции: Болгария, Куба, Монголия, Россия*(346).
Московская конвенция "установила обязательность арбитражного порядка разрешения:... споров между хозяйствующими организациями стран - участниц Конвенции ("с исключением подсудности таких споров государственным судам" - п.1 ст.I)"*(347).
Согласно п.2 ст.IV Московской конвенции арбитражные решения подлежат исполнению в любой стране-участнице в таком же порядке, как и вступившие в законную силу решения государственных судов страны исполнения.
Обращение за принудительным исполнением решений арбитражных судов при торгово-промышленных палатах стран - участниц Московской конвенции и утвержденных этими арбитражными судами мировых соглашений возможно в течение двухлетнего срока.
Перечень оснований для отказа в принудительном исполнении арбитражных решений, вынесенных в соответствии с Московской конвенцией, включает только три таких основания:
а) вынесение решения с нарушением правил о компетенции, установленных Московской конвенцией;
б) представление стороной, против которой вынесено решение, доказательств того, что она была лишена возможности защищать свои права вследствие нарушения правил арбитражного производства или других обстоятельств, которые она не могла предотвратить, а также уведомить арбитражный суд об этих обстоятельствах;
в) представление стороной, против которой вынесено решение, доказательств того, что это решение на основании национального законодательства той страны, в которой оно было вынесено, отменено или приостановлено исполнением.

4. Соглашение о порядке разрешения споров,
связанных с осуществлением хозяйственной деятельности
(Киев, 20 марта 1992 г.)

Киевское соглашение о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности, от 20 марта 1992 г. регулирует вопросы разрешения дел, вытекающих из договорных и иных гражданско-правовых отношений между хозяйствующими субъектами (ст.1). В соответствии с ч.2 ст.3 этого Соглашения "хозяйствующие субъекты каждого государства - участника Содружества Независимых Государств имеют право на территории других государств - участников Содружества Независимых Государств право беспрепятственно обращаться в суды, арбитражные (хозяйственные) суды, третейские суды и другие органы, в компетенции которых относится разрешение дел, указанных в ст.1 настоящего Соглашения (в дальнейшем - компетентные суды)".
В ст.7 Соглашения предусмотрено: "Решения, вынесенные компетентными судами одного государства - участника Содружества Независимых Государств, подлежат исполнению на территории других государств - участников Содружества Независимых Государств.
Решения, вынесенные компетентным судом одного государства - участника Содружества Независимых Государств в части обращения взыскания на имущество ответчика, подлежат исполнению на территории другого государства - участника Содружества Независимых Государств органами, назначенными судом, либо определенными законодательством этого государства".
В связи с применением Киевского соглашения велась дискуссия по двум вопросам.
С принятием АПК 2002 г. решен первый из этих вопросов - о подведомственности российским судам общей юрисдикции либо арбитражным судам заявлений об исполнении решений третейских судов, вынесенных на территории другого государства - участника СНГ. Такие заявления подведомственны арбитражным судам Российской Федерации (ст.32 АПК) и подлежат рассмотрению в порядке, определенном в гл.31 АПК, в части, не противоречащей международным договорам Российской Федерации.
Второй вопрос состоит в определении процедуры рассмотрения заявлений и оснований для отказа в исполнении в соответствии с Нью-Йоркской конвенцией либо на основании Киевского соглашения. Судебная арбитражная практика формировалась как исходящая из приоритета Киевского соглашения по отношению к Нью-Йоркской конвенции, которая имеет универсальный характер и действует в отсутствие регионального или двустороннего международного договора по одному и тому же вопросу (ст.30 Венской конвенции о праве международных договоров)*(348).


155

Вашингтонская конвенция 1965 г. - Конвенция о разрешении инвестиционных споров между государствами и иностранными лицами вступила в силу 14 октября 1966 г. По данным на сентябрь 2002 г., участниками этой Конвенции являлись 132 государства. Подписана Россией 16 июня 1992 г., однако до настоящего времени не ратифицирована*(351). В соответствии с Вашингтонской конвенцией в Вашингтоне учрежден центр по разрешению инвестиционных споров (International Center for Settlement of Investment Disputes - ISCID).
Вашингтонская конвенция:
применяется при наличии арбитражного соглашения для рассмотрения споров, возникающих между государством, государственным образованием или государственным органом и инвестором (физическим или юридическим лицом) из другого государства;
исключает обращение за разрешением споров в национальные (государственные) суды сторон спора и ссылки на государственный иммунитет;
регулирует вопросы формирования состава арбитража и порядка рассмотрения им спора; процедуру "аннулирования" решения Генеральным секретарем ISCID по итогам рассмотрения ходатайства проигравшей стороны; придание арбитражному решению юридической силы решения государственного суда.

Глава XXVIII. Третейское соглашение

Литература:
Брунцева Е.А. Международный коммерческий арбитраж. Учебное пособие для высших юридических учебных заведений. СПб.: Издательский дом "Сентябрь", 2001;
Лебедев С.Н. Международный торговый арбитраж. М., 1965;
Лебедев С.Н. Международный коммерческий арбитраж: компетенция арбитров и соглашение сторон. М.: ТПП СССР. 1988;
Лунц Л.А., Марышева Н.И. Курс международного частного права. Т.3. Международный гражданский процесс. М., 1976. С.217-219;
Карабельников Б.Р. Признание и приведение в исполнение иностранных арбитражных решений: Научно-практический комментарий к Нью-Йоркской конвенции 1958 года. М.: ЗАО "Юстицинформ", 2001;
Минаков A.И. Арбитражное соглашение и практика рассмотрения внешнеэкономических споров. М., 1985. С.77-85;
Поздняков B.С. Международный коммерческий арбитраж в Российской Федерации. Закон. Регламент. Комментарии. М., 1996. С.18;
Попов М.А. Теоретические и практические проблемы российской модели регулирования деятельности третейских судов. Автореф. канд. дис. юрид. наук. СПб., 2002;
Светланов А.Г. Международный гражданский процесс: совеременные тенденции. М.: ТОН - Остожье, 2002;
Хлестова И.О. Арбитраж во внешнеэкономических отношениях стран - членов СЭВ. М., 1980. С.7-17.
Fouchard, Gaillard, Goldman. On International Commercial Arbitration. Kluwer Law Publishing. 1999;
Holtzmann, Howard M. A guide to the UNCITRAL Model Law on International Commercial Arbitration: legislative history and commentary. Kluwer Law and Taxation Publishers - Deventer, the Netherlands. 1989, 1994.

_ 1. Правовая природа, понятие и способы заключения соглашения о
передаче спора на рассмотрение третейского суда

1. Понятие и правовая природа третейского суда

Конституирующим признаком третейского суда всегда являлся и, преимущественно, продолжает считаться*(352) договор сторон о передаче спора на рассмотрение "частного (негосударственного) суда" (третейское соглашение).
При общепризнанной квалификации основанного на третейском соглашении "добровольного" третейского суда как имеющего договорную природу дискуссия о правовой природе такого договора ведется на протяжении двух последних веков.
В отечественной доктрине традиционно анализируются три представленные в зарубежной доктрине XIX-XX вв. основные теории правовой природы третейского суда:
1) договорная;
2) процессуальная;
3) смешанная.
Одни сторонники "договорной" ("концессуальной") теории рассматривают третейский суд как обычное гражданско-правовое отношение. Соглашение о передаче спора в третейский суд является, по их мнению, обычным гражданско-правовым договором, порождающим для сторон гражданско-правовые обязательства, в том числе обязательство подчиниться вынесенному третейским судом решению, ибо стороны считаются заранее отказавшимися от своего права и признающими право другой стороны в споре, если таковым будет решение третейского суда. Другие сторонники этой теории объявляют третейских судей "мандатариями" сторон, действующими по их поручению, а вынесенное решение - заключенным по поручению сторон договором. В случае неисполнения такого договора в государственный суд может быть предъявлен обычный иск.
Другое объяснение правовой природы третейского суда дают приверженцы процессуальной теории, трактующей третейский суд как особую форму государственного правосудия, все элементы и стадии третейского разбирательства, включая и соглашение о передаче спора в третейский суд, - как предмет процессуального права, а вынесенное решение - как тождественное решению государственного суда. По мнению процессуалистов, деятельность третейских судей тождественна деятельности судей государственных судов.
Основное практическое значение договорной теории состоит в решении всех вопросов организации и деятельности третейского суда на базе гражданского права. Процессуальная теория, наоборот, ведет к применению по всем вопросам, касающимся третейского суда, процессуального права.
О неспособности как договорной, так и процессуальной теории правовой природы третейского суда дать их стройную аргументацию писали в своих работах современные отечественные ученые С.Н. Лебедев, Л.А. Лунц, Н.И. Марышева, А.И. Минаков, И.О. Хлестова*(353).

В качестве основного порока договорной теории называется нетождественность третейских судей "мандатариям" сторон, поскольку, хотя решение и выносится ими с согласия сторон, при этом не выполняется, как это имело бы место в случае договора поручения, воля поручителя относительно содержания решения третейского суда. Неубедительными признаются и доводы "процессуалистов", квалифицирующих третейское соглашение как имеющее исключительно процессуальный характер и обращающих внимание на ассимиляцию решений третейского и государственного судов.
Отечественные ученые в области международного частного права практически единодушно признают теорию "смешанной" правовой природы (sui generis), квалифицирующую третейский суд как сочетающий материально-правовые и процессуально-правовые элементы. Оформление этой теории связывают с именем швейцарского профессора Дж. Саиссэ-Холла и его докладом на 44-й сессии Института международного права в апреле 1952 г.*(354)
Согласно теории sui generis третейский суд базируется на гражданско-правовом договоре, который влечет процессуальные последствия. Основное практическое значение этой теории понимается как состоящее в том, что вопросы, касающиеся правоспособности и дееспособности сторон, заключающих соглашение о передаче спора в третейский суд, о форме и действительности такого соглашения, квалифицируются как материально-правовые, решаемые на общих основаниях коллизионного права с отсылкой в случае необходимости к применимому иностранному материальному праву. Правила третейского разбирательства, вынесения и исполнения решений третейского суда определяются с применением норм процессуального права страны, где имеет место третейское разбирательство.
Теория третейского суда как института sui generis, сформулированная применительно к третейским судам для разрешения споров, вытекающих из внешнеторгового оборота и иных видов внешнеэкономической деятельности, в начале 90-х гг. получила в нашей стране применение и к отношениям, возникающим в связи с организацией и деятельностью третейских судов для разрешения гражданско-правовых споров экономического характера, возникающих между российскими организациями и гражданами-предпринимателями.
"Автономная" теория правовой природы третейского суда появилась сравнительно недавно. Характеризуя позицию ее авторов, А.И. Минаков в 1985 г. писал*(355), что они отрицают и договорную, и процессуальную, и смешанную теории. По их мнению, третейский суд - оригинальная система, свободная как от договорных, так и от процессуальных элементов. Это - институт, юридическая природа которого и совершенствование регулирующего его законодательства отражают практические потребности торговли и зависят лишь от прагматических экспериментов некоего "сообщества" деловых людей. По свидетельству А.И. Минакова, сторонники этой теории высказывались за "денационализацию" третейского суда (арбитража) в пользу неограниченной автономии воли сторон в выборе правовых и процессуальных норм*(356).
Исходя из приведенной информации об "автономной" теории, в предыдущем издании настоящего учебника автором данной главы высказано предположение о возможности признания "автономной" теории как имеющей право на самостоятельное существование в научных целях наряду с признанием теории sui generis*(357). Не отказываясь от возможности и такой трактовки "автономности", следует признать, что она должна быть дополнена информацией о современных взглядах зарубежных ученых.
По свидетельству авторитетных иностранных авторов, в настоящее время общеприняты положения, согласно которым процедура третейского разбирательства не обязательно определяется (1) с применением того же права, которое является применимым к существу спора, или (2) с безусловным применением (процессуального) права "места третейского разбирательства". Единственными нормами, подлежащими приоритетному применению при определении правил третейского разбирательства, признаются императивные нормы процессуального права того государства, в котором рассматриваются заявления об отмене или об исполнении решения третейского суда*(358).


156

Еще более важное практическое значение имеет изменение подхода все большего числа европейских стран (Франции, Германии, Англии и др.) к определению государств, судам которых подведомственно рассмотрение заявлений об отмене решения третейского суда. Примененное в третейском разбирательстве процессуальное право перестает использоваться в качестве критерия определения национальности решения третейского суда. Критерием для определения подведомственности таких заявлений становится исключительно "место третейского разбирательства".
Например, после внесения в 1981 г. изменений в законодательство Франции о третейском суде выбор процессуального права больше не определяет подведомственность заявлений об отмене/исполнении решений третейских судов. То есть решение третейского суда как результат третейского разбирательства, процедура которого на территории другого государства определялась с применением французского процессуального права, больше не считается "французским" решением, подлежащим отмене французским государственным судом*(359).
Из сказанного вытекает очень важный вывод о том, что "автономность" третейского разбирательства в ее современном практическом преломлении, как правило, не исключает необходимости определять "национальность" решения третейского суда в целях определения государственных судов, компетентных оказывать содействие и осуществлять контроль в отношении третейского разбирательства. "Место третейского разбирательства"*(360) становится при этом единственным критерием для определения "национальности" решения третейского суда.

2. Понятие и способы заключения третейского соглашения

Третейское соглашение - соглашение сторон о передаче на рассмотрение третейского суда конкретного спора, определенных споров или всех споров, которые уже возникли или могут возникнуть между ними в будущем в связи с каким-либо правоотношением, независимо от того, носило ли оно договорный характер. Такое соглашение о передаче спора на рассмотрение международного коммерческого арбитража, а также иностранного арбитража называется арбитражным соглашением*(361).
Третейское соглашение может заключаться до принятия арбитражным судом первой инстанции решения по спору (ч.6 ст.4 АПК; ч.3 ст.3 ГПК).
Третейское соглашение должно заключаться в письменной форме. С введением в действие Федерального закона от 24 июля 2002 г. "О третейских судах в Российской Федерации" в основном унифицированы требования к письменной форме третейского соглашения и арбитражного соглашения в международном коммерческом арбитраже. Третейское (арбитражное) соглашение считается заключенным в письменной форме, если оно содержится в документе, подписанном сторонами, либо заключено путем обмена письмами, сообщениями по телетайпу, телеграфу или с использованием других средств электронной или иной связи, обеспечивающих фиксацию такого соглашения. Ссылка в договоре на документ, содержащий условия передачи спора на разрешение третейского суда, является третейским соглашением при условии, что договор заключен в письменной форме и данная ссылка такова, что делает третейское соглашение частью договора. Кроме того, в международном коммерческом арбитраже считается заключенным в письменной форме арбитражное соглашение, если оно заключено путем обмена исковым заявлением и отзывом на иск, в которых одна из сторон утверждает о наличии соглашения, а другая против этого не возражает (ст.7 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации"; ст.7 Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже").
Представляется что практика применения ст.7 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации" может формироваться на основе расширительного толкования такого способа заключения третейского соглашения в письменной форме, как "обмен письмами, сообщениями". Имелось в виду*(362), что "обмен письмами, сообщениями" подразумевает "обмен исковым заявлением и отзывом на иск, в которых одна из сторон утверждает о наличии соглашения, а другая против этого не возражает".
О правомерности квалификации подписанного с использованием электронной подписи или обмена электронными документами третейского (арбитражного) соглашения как удовлетворяющего требованиям заключения такого соглашения в письменной форме свидетельствует содержание новейших документов Рабочей группы по вопросам третейского суда Комиссии ООН по праву международной торговли (ЮНСИТРАЛ)*(363). В этих документах отмечено, что "статья 7 (2) Типового закона "О международном коммерческом арбитраже", очевидно, признает действительность любых средств телекоммуникационной связи, "которые обеспечивают фиксацию соглашения"". Такая редакция охватывает как телексы и факсимильные сообщения, так и широко используемые электронную почту и электронный обмен данными (ЭОД). Рабочая группа обратилась к Генеральной Ассамблее ООН с предложением о разработке проекта документа, который бы подтвердил интерпретацию ст.II (2) Нью-Йоркской конвенции "О признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений" как охватывающую электронную связь в значении определения ст.2 Модельного закона об электронной торговле.
Приведенный выше подход Рабочей группы Комиссии ООН по праву международной торговли (ЮНСИТРАЛ) представляется применимым и в российской правоприменительной практике, в основу которой могут быть положены совпадающие по содержанию нормы российских законов.


3. Виды третейских соглашений

Третейское соглашение относительно споров, которые могут возникнуть в будущем, заключенное путем включения его в текст основного договора, называется третейской (арбитражной) оговоркой (arbitration clause).
Договоренность о третейском суде применительно к уже возникшим спорам в виде отдельного от основного договора соглашения называется третейской записью (submission).
В современном законодательстве большинства государств различие между арбитражной оговоркой и третейской записью не проводится, употребляется общее понятие "арбитражное соглашение" ("условие об арбитражном разбирательстве споров").
Согласно Федеральному закону "О третейских судах в Российской Федерации" заключение третейского соглашения в отношении "спора по договору, условия которого определены одной из сторон в формулярах или иных стандартных формах и могли быть приняты другой стороной не иначе как путем присоединения", под угрозой недействительности, допускается только "после возникновения основания для предъявления иска" (ч.3 ст.5 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации"). В Законе РФ "О международном коммерческом арбитраже" аналогичное положение отсутствует.
В зависимости от числа участников договорных отношений существуют двусторонние, многосторонние, односторонние оговорки.
Третейская (арбитражная) оговорка может включаться в двусторонние и в многосторонние договоры, в том числе в учредительные договоры совместных предприятий, ассоциаций.
Теоретическое обоснование таких многосторонних оговорок исходит из признания смешанной правовой природы третейского суда (sui generis), согласно которой вопросы действительности, формы соглашения о передаче спора на рассмотрение третейского суда решаются с применением норм материального (гражданского) права. Следовательно, включая в Учредительный договор, Устав организации - учредителя постоянно действующего третейского суда условие договорного характера, фиксирующее соглашение между всеми членами организации о третейском разбирательстве всех или какого-то круга споров между членами организации, стороны заключают многосторонний договор, оформляемый подобно третейской оговорке в договоре*(364).
Несмотря на то, что это теоретическое положение не было никем оспорено, в практике третейского разбирательства при возникновении спора между сторонами - членами организации, в учредительных (уставных) документах которой есть многосторонняя третейская оговорка, во избежание отказа государственного суда в основанном на такой оговорке принудительном исполнении решения третейского суда по мотиву отсутствия между сторонами письменного третейского соглашения на практике часто повторно заключают двустороннее соглашение о передаче спора на рассмотрение третейского суда.
Соглашением о третейском разбирательстве может быть признана односторонняя арбитражная оговорка в агентском соглашении.
Стороны агентского соглашения подписали протокол, в котором зафиксировали факт выполнения агентом своих обязанностей, а также срок, в пределах которого принципал обязался уплатить предусмотренное агентским соглашением вознаграждение. Протокол содержал, кроме того, условие, согласно которому в случае неуплаты в срок вознаграждения агент вправе обратиться с иском в арбитраж по своему выбору. Принципал отказался уплатить вознаграждение, и агент обратился с иском к нему в арбитражное учреждение (т.е. в постоянно действующий третейский суд) третьей страны, известное своей высокой репутацией. Принципал отрицал компетенцию этого учреждения и действительность арбитражной оговорки, ссылаясь, в частности, на ее "односторонность". По мнению описавшего этот случай профессора B.С. Позднякова, "возражения принципала подлежали отклонению, поскольку "односторонность" арбитражной оговорки была обусловлена "односторонностью" правоотношения, ставшего предметом спора"*(365).
В зависимости от содержания третейских (арбитражных) оговорок могут быть выделены альтернативные третейские (арбитражные) оговорки двух видов:
1) предоставляющие сторонам или одной из них в случае возникновения спора возможности выбора между несколькими третейскими судами;
2) предусматривающие возможность выбора между государственным судом и названным в оговорке третейским судом.


157

"В практике западногерманского окружного суда в г.Карлсруэ имелось дело по спору между голландской и западногерманской фирмами. Спор касался вопроса об арбитражной оговорке следующего содержания: "Все споры, вытекающие из настоящего контракта, в случае невозможности урегулировать их путем переговоров, будут разрешаться в арбитражном суде при германо-голландской Торговой палате. Если одна из сторон сочтет решение арбитража неудовлетворительным, она может обратиться в государственный суд". В своем решении суд пришел к выводу, что, поскольку данная арбитражная оговорка не исключает юрисдикцию государственного суда, она имеет характер не соглашения об арбитраже, а скорее соглашения о попытке мирного урегулирования дела до обращения в арбитраж. На этом основании суд признал арбитражную оговорку недействительной"*(366).
К сожалению, в договорной практике российских организаций имели место случаи, когда иностранные контрагенты предлагали российской стороне проект "альтернативной арбитражной оговорки" второго вида, заведомо ограничивающий свободу российской стороны по осуществлению права на возбуждение арбитражного разбирательства и имеющий целью в конечном итоге передать спор на рассмотрение государственного суда "своей" страны. Об истинных намерениях таких "контрагентов" впервые в российской научной литературе написал Б.Р. Карабельников: "На практике достаточно часто встречаются арбитражные оговорки, устанавливающие, что помимо разрешения спора в арбитраже стороны могут обратиться в тот или иной государственный суд, при этом в такие соглашения иногда еще включают положения о том, что одна из сторон отказывается как от выдвижения юрисдикционных возражений в случае направления иска в государственный суд, так и от предъявления иска в арбитраж по собственной инициативе. Особенно часто такие арбитражные соглашения практикуют в договорах с российскими заемщиками банки и международные финансовые организации, расположенные в Великобритании, предпочитающие, чтобы их споры с российскими заемщиками рассматривались в государственных судах Англии"*(367).

4. "Патологические" оговорки

Не считается исполнимым третейским соглашением так называемая патологическая оговорка - как результат ее неопределенности, неполноты и других дефектов, не позволяющих установить действительное волеизъявление сторон на заключение третейского соглашения.
Следствием этого являются многочисленные случаи невозможности третейского разбирательства ввиду того, что или сам третейский, или государственный суд не признают неясную, нечеткую оговорку достижением между сторонами соглашения о третейском суде. Бывают также случаи отказа государственного суда в исполнении решения третейского суда, поскольку государственный суд устанавливает нечеткость или неясность оговорки, не позволяющую прийти к выводу о заключении сторонами соглашения о третейском суде.
По свидетельству Е.В. Брунцевой, арбитражные оговорки часто "становятся патологическими вследствие неправильного наименования: арбитражного учреждения, применимого права, предмета и существа споров, передаваемых в арбитраж, указания в качестве компетентного органа для назначения арбитров организации, которая на самом деле таких услуг не оказывает, передачи споров на разрешение в несуществующее арбитражное учреждение, а также попыток совместить два и более механизма разрешения споров..."*(368).
В качестве одного из случаев признанной "патологической" оговорки автор приводит пример так называемой альтернативной оговорки, предусматривающей, с одной стороны, передачу спора в арбитраж, а с другой - возможность его судебного рассмотрения. Это является еще одним аргументом против обосновываемой подчас допустимости таких оговорок:
"В случае спора стороны обязуются передать его в арбитраж, но в случае судебного процесса Трибунал департамента Сены будет иметь исключительную юрисдикцию"*(369).
Иногда содержание "патологической" оговорки настолько курьезно, что не поддается никакому разумному толкованию и лишь вызывает недоумение.
Так, Федеральный арбитражный суд Московского округа отменил определение арбитражного суда первой инстанции о выдаче определения на принудительное исполнение решения постоянно действующего третейского суда, признавшего соглашением сторон о рассмотрении спора в этом третейском суде оговорку следующего содержания:
"Если стороны к сему не смогут достичь дружеского разрешения какой-то претензии или спора между ними в связи с настоящими договорами, любая такая претензия или спор должны быть переданы на рассмотрение суда, действующего по нормам статутного и общего права в Никозии, Кипр. Безотносительно к вышеприведенному положению, кредитор должен иметь право на осуществление любых законных действий или на судебное преследование заемщика и гарантов или любого из них в связи с настоящими договорами в любом суде или судебном органе какого бы то ни было рода, в любой стране или в любом месте мира по абсолютному усмотрению кредитора либо параллельно с судебным разбирательством на Кипре, либо нет".
Еще одним примером такого рода может служить "образец" из зарубежной практики:
"Споры [по настоящему договору] должны передаваться в арбитраж, проводимый арбитрами, назначенными Международной Торговой Палатой в Женеве, в соответствии с арбитражной процедурой, изложенной в Гражданском кодексе Венесуэлы и в Гражданском кодексе Франции, с надлежащим уважением к закону места арбитража"*(370).
Подчас, так же как в случае с "альтернативными" оговорками, "патологические" оговорки бывают хорошо продуманными недобросовестными контрагентами с целью затянуть срок рассмотрения возможного или планируемого спора или вообще уклониться от его разбирательства как в государственном, так и в третейском суде. Иногда в таких "заготовках" намеренно неточно указывается наименование третейского суда. В подобных случаях все зависит от искусства адвокатов в толковании, поскольку: "...несмотря на возможные текстовые различия, арбитражный суд может признать действительность арбитражной оговорки, если она составлена в письменной форме и из ее содержания следует, что стороны определенно достигли соглашения отказаться от государственной юрисдикции и передать спор в третейский суд"*(371).

_ 2. Процессуальное значение заключения третейского соглашения

В современное российское законодательство о третейском суде включены нормы, закрепляющие общепризнанные принципы третейского разбирательства, гарантирующие в том числе исполнимость третейского соглашения. Третейские судьи наделены компетенцией самостоятельно решать вопрос о наличии или об отсутствии у них компетенции в отношении конкретного спора, в том числе относительно наличия или действительности третейского соглашения (принцип "компетенции-компетенции"). Именно для этой цели в силу закона третейская (арбитражная) оговорка, являющаяся частью договора, должна трактоваться как соглашение, не зависящее от других условий договора (принцип автономности третейского соглашения) (ст.16 Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже"; ст.17 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации").
Реализация принципов "компетенции-компетенции" и "автономности третейского соглашения" обеспечивается также выполнением государственным судом возложенной на него федеральным законом обязанности оставить без рассмотрения иск по спору, в отношении которого имеется третейское соглашение.
Условиями оставления иска без рассмотрения являются:
а) заявление ходатайства об этом не позднее первого заявления стороны по существу спора;
б) отсутствие у суда оснований для установления, что "соглашение недействительно, утратило силу или не может быть исполнено" (ч.3 ст.II Нью-Йоркской конвенции о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений, совпадающая с содержанием п.2 ст.8 Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже"; п.8 ст.148 АПК; ч.6 ст.222 ГПК).

1. Принципы "компетенции-компетенции"
и автономности третейского соглашения (оговорки)

В ст.17 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации" и ст.16 Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже" закреплены два фундаментальных положения, в значительной мере обеспечивающих жизнеспособность института третейского суда как основанного на третейском соглашении.
Принцип "компетенции-компетенции"*(372) означает право третейского суда после возбуждения и в ходе третейского разбирательства решать вопрос о наличии у него компетенции без обращения к государственному суду, который осуществляет "последующий" контроль в отношении такого решения в установленных законом пределах и порядке на стадиях производства по делам об отмене/исполнении решения третейского суда.
Автономность третейского соглашения (третейской оговорки) - положение, наделяющее в силу закона третейский суд компетенцией рассматривать и разрешать вопрос о действительности третейского соглашения отдельно (автономно) от вопроса о действительности договора, в который это соглашение (оговорка) включено или к которому оно относится. Законодательное закрепление принципа автономности третейского соглашения оговорки является основанием для разрешения третейским судом спора, возникшего из признанного им недействительным договора, при условии, что основание недействительности договора не является одновременно основанием недействительности оговорки.
В настоящее время эти принципы закреплены в правилах третейского разбирательства, в законах многих государств и в международных договорах. На содержание принятых в последние годы национальных законов о третейском суде в части регламентации принципа "компетенции-компетенции" оказало содержание ст.16 Типового закона ЮНСИТРАЛ "О международном коммерческом арбитраже"*(373).


158

оформляющие принципы "компетенции-компетенции" и "автономности арбитражной (третейской) оговорки" нормы имеют императивный характер, т.е. не предоставляют сторонам права договариваться об исключении либо об ограничении полномочий третейского суда решать вопрос о наличии у него компетенции "рассматривать переданный на его разрешение спор". Принимая такое решение, разработчики Типового закона исходили из важнейшего практического значения принципа "компетенции-компетенции", не позволяющего стороне уклоняться от участия в третейском разбирательстве, просто заявив возражение об отсутствии у третейских судей компетенции рассматривать этот спор;
жизнеспособность института третейского суда в значительной мере обеспечивается законодательным закреплением права ("компетенции") третейского суда "самому", "самостоятельно" (т.е. без обращения к государственному суду) решать вопрос о наличии или об отсутствии оснований существования у него компетенции рассматривать спор, в том числе по возражениям о наличии или действительности третейского соглашения;
состав третейских судей может рассмотреть вопрос о наличии у него компетенции как по инициативе стороны третейского разбирательства, так и по собственной инициативе, пределы которой полагаются ограниченными:
1) теми же основаниями, по которым государственный суд мог ex officio отменить решение третейского суда или отказать в его исполнении;
2) проверкой соблюдения императивных норм закона, например устанавливающих требования к форме заключения третейского соглашения*(374);
"сначала и прежде всего сами арбитры*(375) должны принимать решение относительно своей компетенции при условии последующего судебного контроля"*(376);
судебный контроль в отношении решения третейского суда о наличии у него компетенции допускается в пределах, определенных в статьях об отмене/исполнении решений третейского суда (ст.16, 34-36 Типового закона ЮНСИТРАЛ "О международном коммерческом арбитраже"/ разд.VII и VIII Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации"*(377);
реализация принципа "компетенции-компетенции" обеспечивается и законодательным закреплением в значительной мере связанного с ним принципа автономности арбитражного соглашения, позволяющего третейскому суду:
1) рассматривать вопрос о действительности третейского соглашения отдельно от вопросов о совершении (заключении)/о действительности основного договора;
2) сохранять компетенцию рассматривать спор из признаваемого недействительным основного договора*(378).
Именно для этой цели под автономностью арбитражного соглашения (оговорки) принято понимать его независимость от остальных условий содержащего его (основного) договора. Принцип автономности арбитражной оговорки в рассматриваемом контексте трактуется как означающий, что "судьба арбитражного соглашения отделена от судьбы основного договора", в который это соглашение включено или к которому оно относится*(379).
Таким образом, принцип автономности третейской оговорки справедлив:
а) когда, в случае "признания недействительным основного договора (контракта), соглашение сохраняет свою юридическую силу"*(380);
б) если третейское соглашение (оговорка) признается незаключенным как составляющее часть незаключенного договора*(381).
Во втором случае третейские судьи рассматривают возражение об отсутствии у них компетенции в связи с тем, что содержащий третейскую оговорку договор "никогда не существовал", устанавливают обоснованность заявленного возражения в отношении договора и применяют основания сделанного вывода к третейской оговорке. Это "поражает" оговорку, и третейские судьи должны признать, что они не обладают компетенцией*(382).
Поскольку на практике может вызывать затруднение разграничение двух названных случаев проявления принципа автономности третейской оговорки, далее приведены примеры, являющиеся "визитными карточками" каждого из них.
В качестве хрестоматийного примера применения принципа "автономности арбитражной оговорки" как означающего независимость такой оговорки от "судьбы" основного содержащего такую оговорку контракта и в отечественной, и в зарубежной литературе часто приводится дело по спору между Внешнеэкономическим объединением "Союзнефтеэкспорт" и бермудской компанией "Джок Ойл".
В этом деле Внешнеторговая арбитражная комиссия признала, что арбитражное соглашение "является процессуальным*(383) договором, независимым от материально-правового договора, и что поэтому вопрос о действительности или недействительности этого договора не затрагивает соглашения", а последнее само по себе в данном случае юридически действительно"*(384).
Предметом рассмотрения Внешнеторговой арбитражной комиссии было дело по иску В/О "Союзнефтеэкспорт" к фирме "Джок Ойл". Советское объединение подписало с фирмой контракт на поставку истцом ответчику значительного количества нефти и нефтепродуктов. Ввиду прекращения фирмой, находившейся на Бермудских островах, оплаты части поставленного ей товара дальнейшие поставки были приостановлены. Затем истец на основании арбитражной оговорки контракта, предусматривавшей, что все споры будут рассматриваться во Внешнеторговой арбитражной комиссии в Москве, обратился с иском в этот постоянно действующий арбитражный суд.
Ответчик ссылался на недействительность контракта, поскольку он был подписан со стороны истца только председателем объединения, что являлось нарушением действовавшего в то время советского законодательства, согласно которому договоры должны подписываться двумя лицами. Недействительность же контракта, по мнению ответчика, влечет за собой недействительность арбитражной оговорки, устраняя тем самым компетенцию Внешнеторговой арбитражной комиссии по возникшему спору.
Внешнеторговая арбитражная комиссия признала контракт недействительным с момента его подписания, но в то же время отклонила возражение ответчика в части, касающейся арбитражной оговорки, и разрешила спор по существу. Внешнеторговая арбитражная комиссия исходила из самостоятельности арбитражной оговорки. "Арбитражное соглашение, - указывалось в решении, - может быть признано недействительным лишь в том случае, если в нем будут обнаружены пороки воли (заблуждение, обман и др.), нарушения требования закона, относящиеся к содержанию и форме заключенного арбитражного соглашения. Таких обстоятельств, приводящих к недействительности арбитражного соглашения, нет, и ни одна из сторон не заявила о его недействительности, ссылаясь на такие обстоятельства"*(385).
Второй из рассматриваемых случаев становится более понятным на примере дела из практики Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате РФ (МКАС)*(386).
Состав арбитров пришел к выводу, что МКАС не обладает компетенцией рассматривать спор между российской организацией иностранным ответчиком при следующих обстоятельствах. Состав арбитров признал незаключенным и не имеющим юридической силы содержавший арбитражное соглашение контракт, поскольку этот контракт не был подписан одной из сторон (ответчиком). Подписавшее этот контракт от имени ответчика лицо никогда не являлось сотрудником фирмы-ответчика и не получало от ответчика полномочий на его подписание. "Поскольку контракт не считается подписанным ответчиком, арбитражное соглашение, предусмотренное этим контрактом, являющееся соответственно его частью, не может быть признано заключенным сторонами".
Во избежание трудностей в процессе правоприменения, следует принимать во внимание два несущественных на первый взгляд различия в российских законах о третейском суде (международном коммерческом арбитраже).
Во-первых, разное значение имеет термин "третейский суд", определенный во второй статье каждого из сравниваемых законов. В Законе РФ "О международном коммерческом арбитраже" "третейский суд" (the arbitral tribunal) означает "единоличного арбитра или коллегию арбитров (третейских судей)". В Федеральном законе "О третейских судах в Российской Федерации" "третейский суд - постоянно действующий третейский суд или третейский суд, образованный для решения конкретного спора...:". Следовательно, в первом случае правом решения вопроса о своей компетенции наделен состав третейского суда, сформированный для рассмотрения спора в третейском суде любого из двух видов: ad hoc или постоянно действующем третейском суде. Во втором - пределы применения принципа "компетенции-компетенции" могут быть, по-видимому, расширены и применяться не только составом третейского суда, но и постоянно действующим третейским судом в лице председателя, его заместителей, иных лиц, наделенных таким правом в соответствии с правилами постоянно действующего третейского суда*(387).
Второе из отличий ст.17 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации" состоит в указании не на "ничтожность", а на "недействительность" содержащего оговорку договора. Требует обсуждения вопрос о пределах в таких случаях правомочия третейского суда инициировать рассмотрение вопроса об отсутствии у него компетенции в отсутствие соответствующего заявления стороны третейского разбирательства. Представляется, что этот вопрос должен быть решен ограничительно: третейский суд вправе рассматривать по собственной инициативе вопрос о наличии (об отсутствии) у него компетенции только при установлении обстоятельств, указывающих на возможную ничтожность содержащего оговорку договора. Возложение на третейский суд аналогичной обязанности в отношении оспоримых сделок противоречило бы принципу диспозитивности третейского разбирательства, закрепленному в ст.18 этого Федерального закона.


159

Заявление об отсутствии у третейского суда компетенции должно быть сделано в установленные сроки (не позднее представления возражений по иску либо как только вопрос, который, по мнению стороны, выходит за эти пределы, будет поставлен в ходе арбитражного разбирательства). Предполагалось, что заявления, сделанные с нарушением указанных сроков, по общему правилу приниматься не должны с тем, чтобы воспрепятствовать злоупотреблениям - преднамеренному незаявлению об отсутствии у третейского суда компетенции - до стадии исполнения принятого им решения.
Указание на возможность стороны сделать заявление об отсутствии у третейского суда компетенции независимо от назначения или участия в назначении третейского судьи призвано служить законодательной основой для участия сторон в формировании состава третейского суда в отсутствие специальных оговорок о намерении заявить возражение об отсутствии у него компетенции.
В то же время:
а) сроки не определены достаточно четко и могут отчасти совпадать;
б) в отсутствие у стороны достаточного опыта не всегда можно своевременно обнаружить основания отсутствия у третейского суда компетенции;
в) иногда вопрос о наличии у третейского суда компетенции трудно решить отдельно от существа спора;
г) подчас отсутствие у третейского суда компетенции становится очевидным только из текста принятого им решения по существу спора.
Компенсация потенциальных трудностей практического плана должна достигаться за счет:
а) реализации предоставленного третейскому суду права "принять заявление, сделанное позднее, если он сочтет задержку оправданной";
б) подразумеваемого "распространения" пределов применения этого правомочия на государственные суды, которым на стадии отмены решения третейского суда следовало бы принимать заявления об отсутствии у третейского суда компетенции по некоторым исключительным основаниям, таким как "публичный порядок", включая "неарбитрабильность" - недопустимость рассмотрения спора в третейском суде.
В ч.2 и 3 ст.17 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации" нашло отражение намерение российского законодателя более точно определить сроки и процессуальные последствия их несоблюдения.
Во-первых, акцент сделан на "праве" сторон заявлять третейскому суду об отсутствии у него компетенции. Праву сторон третейского разбирательства корреспондирует обязанность третейского суда в любом случае рассмотреть сделанное заявление об отсутствии у него компетенции.
Во-вторых, указание на срок для реализации этого права означает одновременное возложение на стороны третейского разбирательства обязанности своевременно представлять третейскому суду соответствующие заявления.
В-третьих, российским законодателем предпринята попытка более четко разграничить основания заявлений об отсутствии у третейского суда компетенции на разных стадиях третейского разбирательства.
На начальной стадии третейского разбирательства (до представления стороной заявления по существу спора) отсутствие указания на конкретные основания для оспаривания компетенции третейского суда предполагает возможность такого оспаривания по любым возможно существующим основаниям. В ходе третейского разбирательства - только по основаниям, прямо указанным или подразумеваемым в ч.3 ст.17 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации". К подразумеваемым основаниям следовало бы относить основания ничтожности третейского соглашения (указания на вопросы, не предусмотренные третейским соглашением, и на вопросы, которые не могут быть предметом третейского разбирательства).
В-четвертых, несоблюдение установленного срока не является основанием для отказа в принятии к рассмотрению заявлений, сделанных позднее, но может даже в случае обоснованности стать основанием для отказа в их удовлетворении в тех случаях, когда решение этого вопроса предоставлено усмотрению третейского и/или государственного суда. Следует обратить внимание, что компетентный государственный суд может (но не обязан) отменить решение третейского суда/отказать в его исполнении в случаях доказанности оснований по п.1 ч.1 ст.42 и по п.1 ч.2 ст.46 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации".
Кроме прочего, право делать заявление об отсутствии у третейского суда компетенции не поставлено в зависимость от назначения стороной или участия стороны в назначении третейского судьи.

3. Сроки и пределы осуществления судебного контроля
в отношении решения третейского суда о его компетенции

В Законе РФ "О международном коммерческом арбитраже" и в Федеральном законе "О третейских судах в Российской Федерации" установлены разные сроки осуществления судебного контроля в отношении решения ("постановления", "определения") третейского суда о наличии у него компетенции. Этим обусловлены разные пределы судебного контроля принятых на разных стадиях третейского разбирательства решений третейского суда (международного коммерческого арбитража) о наличии компетенции.
В соответствии с ч.3 ст.16 Типового закона ЮНСИТРАЛ "О международном коммерческом арбитраже" третейский суд имеет право выбора:
рассматривать вопрос о наличии или об отсутствии у него компетенции до начала рассмотрения спора по существу как "вопрос предварительного характера" или
одновременно с принятием окончательного решения по делу.
Это дает возможность учесть особенности каждого конкретного дела; соотнести риск "тактики затягивания" третейского разбирательства (при оспаривании решения о компетенции) и опасность существенных денежных и временных затрат на бесполезное третейское разбирательство (при отложении решения вопроса о компетенции до принятия решения третейского суда по существу спора).
Если принимается отдельное постановление "как по вопросу предварительного характера" о наличии у международного коммерческого арбитража компетенции, такое постановление может быть оспорено в государственном суде в течение трех месяцев с момента получения стороной постановления "по вопросу предварительного характера".
Определение государственного суда по итогам рассмотрения вопроса об обоснованности постановления третейского суда о наличии у него компетенции рассматривать спор не подлежит обжалованию в вышестоящие судебные инстанции. В период рассмотрения дела в государственном суде "третейский суд может продолжать разбирательство и вынести арбитражное решение"*(388).
Решение о наличии компетенции, принятое одновременно с решением по существу спора, можно оспорить в государственном суде только в рамках производства об оспаривании (окончательных) решений третейских судов либо производства о принудительном исполнении (окончательных) решений третейских судов.
Решение третейского суда об отсутствии у него компетенции в государственном суде оспорено быть не может. Несмотря на то, что такое решение не обязательно означает окончательное решение вопроса о том, какому суду - государственному или третейскому - подведомственно дело, третейский суд не может быть принужден к рассмотрению спора.
Редакция ч.3 ст.16 российского Закона о международном коммерческом арбитраже восприняла аналогичную норму Типового закона ЮНСИТРАЛ "О международном коммерческом арбитраже", считающуюся "международным стандартом" для "универсальной унификации режима международного коммерческого арбитража"*(389). Этот "международный стандарт" зафиксировал компромисс между представителями ряда стран "континентального права" и стран "общего права", к которым присоединились и некоторые европейские страны (Австрия, Норвегия, Польша и др.).
Первые настаивали на отложении судебной проверки решения третейского суда о наличии у него компетенции до стадии судебного "обжалования арбитражных решений, установленных в ст.34", и предлагали дополнить ч.3 ст.16 проекта Типового закона второй, имеющей ключевое значение частью: "В любом случае постановление арбитражного суда о том, что он обладает компетенцией, может быть оспорено любой из сторон только путем ходатайства об отмене арбитражного решения"*(390). Контрпредложение состояло в закреплении "обязанности арбитров по требованию любой из сторон выносить постановление предварительного характера" и в возможности "немедленного обжалования такого (положительного) постановления в суд, с приостановлением в этом случае самого арбитражного разбирательства"*(391).
В ст.17 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации" (далее - Федеральный закон) в вопросе о сроках судебного контроля решения третейского суда о наличии у него компетенции не был закреплен принятый для международного коммерческого арбитража компромиссный "международный стандарт". Достаточным и своевременным был признан контроль компетентного (государственного) суда, осуществляемый только в рамках производства по делам об оспаривании (окончательных) решений третейских судов и производства о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение (окончательных) решений третейских судов*(392).
В ст.17 Федерального закона и в АПК сторонам третейского разбирательства не предоставлено право оспаривания "предварительного" решения третейских судей о наличии у них компетенции рассматривать спор в компетентный (арбитражный) суд.
Третейский суд обязан без промедления, не откладывая решение этого вопроса до вынесения решения по существу спора, рассмотреть заявление стороны, возражающей против третейского разбирательства, в том числе со ссылкой на отсутствие или недействительность третейского соглашения, и вынести по итогам такого рассмотрения определение.


161

Однако Арбитражный суд с этим не согласился и определением от 28 октября 1996 г. иск был оставлен без рассмотрения.
Рассмотрев протест об отмене принятых первой и апелляционной инстанциями судебных актов, Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ не нашел оснований для его удовлетворения.
В основе постановления Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ следующие мотивы:
согласно ст.384 ГК право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права, если иное не предусмотрено законом или договором;
анализ указанной нормы и заключенного между сторонами договора цессии, которым предусмотрена также уступка права на предъявление исков, позволяет сделать следующие выводы:
- предъявление иска в защиту нарушенных прав представляет собой одну из составных частей содержания права требования, перешедшего к новому кредитору;
- сохранение ранее установленного сторонами порядка разрешения споров не ущемляет прав цессионария и позволяет обеспечить надлежащую защиту интересов должника.
Принимая во внимание эти мотивы, Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ постановил, что к упоминаемым в ст.384 ГК условиям, на которых права первоначального кредитора переходят к новому кредитору, может быть отнесено также условие об избрании определенного арбитража для разрешения возможных споров между участниками договора, а следовательно, и о правомерности применения ч.2 ст.87 АПК*(400), согласно которой иск оставляется без рассмотрения при соблюдении указанных в этой норме требований.

6. Судебно-арбитражная практика рассмотрения исков о расторжении
соглашений о передаче споров на рассмотрение третейских судов

В период, предшествовавший принятию нового процессуального законодательства, в арбитражных судах отдельных регионов получила определенное распространение практика неправомерного применения положений федеральных законов об обязательности для сторон заключенного ими третейского соглашения и его процессуальном значении*(401).
В мотивировочной части таких постановлений делались ссылки не на нормативные правовые акты, а на опубликованное в журнале "Законодательство" в 2000 г. интервью М.К. Юкова. В этом интервью действительно сообщалось о том, что в процессе подготовки проекта нового АПК Российской Федерации неназванные эксперты Совета Европы предложили предусмотреть в Кодексе возможность обращения в государственный суд с иском по существу спора независимо от наличия между сторонами третейского соглашения и от того, рассматривается ли дело в третейском суде*(402).
В мотивировочной части одного из принятых судебных актов содержание статьи М.К. Юкова воспроизводится следующим образом: "Если одна из сторон возражает против рассмотрения спора в третейском суде, несмотря на действительное третейское соглашение, третейский суд автоматически теряет компетенцию по рассмотрению спора". Однако такого текста в цитируемом интервью нет*(403).
Подобная практика вызвала обоснованную критику специалистов и предпринимателей. Опубликованные судебные акты затрагивают основу основ любого третейского разбирательства - вопрос о соглашении сторон о передаче спора в третейский суд (далее - третейское соглашение) как основании наличия у третейского суда компетенции рассматривать спор. В конечном итоге Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ признал ошибочной практику одностороннего расторжения третейских соглашений. В постановлении Высшего Арбитражного Суда РФ от 27 ноября 2001 г. N 1293/01 указано: "апелляционная инстанция... привела ошибочный довод: "Если одна из сторон возражает против рассмотрения спора в третейском суде, несмотря на действительное третейское соглашение, третейский суд автоматически теряет компетенцию на рассмотрение спора", который противоречит статье 23 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и статьям 2, 3, 8 Временного положения о третейском суде для разрешения экономических споров в Российской Федерации"*(404).
Как было показано в настоящей главе, новый Федеральный закон "О третейских судах в Российской Федерации" и АПК 2002 г. закрепляют общепризнанные принципы третейского разбирательства, исключающие аномальную судебную практику по делам о так называемом расторжении третейских соглашений. В их числе:
принцип "компетенции-компетенции" (право арбитров самостоятельно рассматривать и решать вопрос наличия или действительности третейского соглашения);
принцип "безотзывности" третейского соглашения (недопустимость одностороннего отказа от ранее заключенного действительного третейского соглашения);
принцип относительной некомпетентности государственного суда (обязанность государственного суда оставить исковое заявление без рассмотрения в случае установления существования между сторонами спора действительного, не утратившего силу исполнимого третейского соглашения).
Ни одно из перечисленных положений на современном этапе развития института третейского суда не может трактоваться как возможность одностороннего расторжения третейского соглашения, в том числе путем обращения с иском в государственный суд.

Глава XXIX. Правила третейского разбирательства по российскому законодательству

Литература:
Актуальные вопросы международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате Российской Федерации / Отв. ред. А.С. Комаров. М.: Спарк, 2002;
Бейкер и Макензи: Международный коммерческий арбитраж. Государства Центральной и Восточной Европы и СНГ: Учебно-практическое пособие / Отв. ред. А. Тынель, В. Хвалей. М.: БЕК, 2001;
Брунцева Е.В. Международный коммерческий арбитраж. Учебное пособие для высших юридических учебных заведений. СПб.: Издательский дом "Сентябрь", 2001;
Лебедев С.Н. Регламент международного коммерческого арбитража: английская модель // Советское государство и право. 1990. N 5;
Lebedev S. USSR Chamber of Commerce & Industry, Moscow, New Statute (1980) Maritime Arbitration Commission with Comments. VII-Y.B. Com. Arb. 246-252 (1982);
Лунц Л.А., Марышева Н.И. Международный гражданский процесс. Ч.III. М., 1976;
Магнуссон А. Арбитраж в Швеции. Международный коммерческий арбитраж: Сб. статей и документов (на рус. и англ. яз.) / Отв. ред. И.П. Грешников. Алматы: Юридический центр "IUS", 2002. С.153-185;
Международный арбитражный суд МТП. Публ. МТП N 810 (ISBN 92842 4304 1 - www.iccarbitration.org; Регламенты Международных арбитражных судов: Сборник / Сост. Л.Н. Орлов, И.М. Павлов. М.: Юрист, 2001;
Попов М.А. Теоретические и практические проблемы российской модели регулирования деятельности третейских судов. Автореф. дис. канд. юрид. наук. СПб., 2002;
Розенберг М.Г. Международному коммерческому арбитражному суду при Торгово-промышленной палате РФ 70 лет // эж-Юрист. 2002. N 39. С. 6;
Hunter M., Paulsson J. A Commentary on the 1985 Rules of the London Court of International Arbitration. X - Y. B. Com. Arb. 167-172 (1985);
Закон Швеции "Об арбитраже" - SFS 1999:116 (неофиц. пер. К. Хобера при участии А. Костина и С. Куцубина) // ВВАС РФ. 2002. N 12;
Fouchard, Gaillard, Goldman. On International Commercial Arbitration. Kluwer Law Publishing. 1999; Holtzmann, Howard M. A guide to the UNCITRAL Model Law on International Commercial Arbitration: legislative history and commentary. Kluwer Law and Taxation Publishers - Deventer, the Netherlands. 1989, 1994;
Redfern Alan, Hunter Martin. Law and Practice of International Commercial Arbitration (3rd Ed.), Sweet & Maxwell, London, 1999;
Albert Jan van den Berg. The New York Arbitration Convention of 1958: Towards a Uniform Judicial Interpretation, Kluwer and Taxation Publishers. Deventer. Boston, 1981, 1994 reprint. (TMC Asser Institute, The Hague).

_ 1. Общий подход

Правила третейского разбирательства и их определение при выполнении ряда важных функций содействия и контроля государственных судов (например, основания для отмены/отказа в признании и приведении в исполнение решений третейских судов) предопределены сферой применения одного из двух российских законов о третейском разбирательстве.
Когда к компетенции постоянно действующего третейского суда отнесено разрешение "внутренних" споров, правила третейского разбирательства определяются в соответствии с Федеральным законом "О третейских судах в Российской Федерации".
Споры, подлежащие рассмотрению в порядке международного коммерческого арбитража, рассматриваются по правилам, определяемым на основании Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже".
Если же к компетенции третейского суда отнесено рассмотрение и тех и других споров, то при определении процедуры третейского разбирательства применяются соответственно либо положения Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации", либо положения Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже" (в зависимости от сферы возникновения конкретного спорного отношения и его субъектного состава).
Для того чтобы избежать ошибок при определении правил третейского разбирательства, необходимо уяснение значения основных терминов и юридической техники, использованных в каждом из двух российских законов о третейском суде.
Типовой закон ЮНСИТРАЛ "О международном коммерческом арбитраже" и следующий ему Закон РФ "О международном коммерческом арбитраже" имеют своим предметом третейское разбирательство (процесс, процедуру), осуществляемое в любом третейском суде, в том числе третейское разбирательство, организуемое постоянно действующим третейским судом (administrated by a permanent arbitral institution).


160

Третейский суд также обязан вынести определение по итогам рассмотрения заявления об отсутствии у него компетенции и тогда, когда решение вопроса о компетенции трудно или невозможно отделить от решения спора по существу, Такое определение должно содержать мотивы в пользу одновременного решения третейским судом взаимосвязанных вопросов о компетенции и по существу спора. В этом случае итогом третейского разбирательства может стать:
а) принятие по спору окончательного решения третейского суда, содержащего обоснование наличия у него компетенции на рассмотрение этого спора (п.5 ч.2 ст.33 Федерального закона);
б) вынесение мотивированного определения о прекращении третейского разбирательства (ч.4 ст.38 Федерального закона).
Во всех трех случаях Федеральный закон не предусматривает возможности оспаривания определения третейского суда о наличии либо об отсутствии у него компетенции в государственном суде. Соответственно, Федеральным законом не установлены основания для применения к решениям "внутреннего" третейского суда ст.235 АПК.

4. Третейское соглашение как основание для исключения
возможности рассмотрения спора в государственном суде

Процессуальный эффект соглашения о третейском суде проявляется в том, что его заключение исключает возможность рассмотрения спора в государственном суде. В теории такой процессуальный эффект называется "некомпетентность государственного суда", "отвод государственного суда". Исторически существовали две законодательные конструкции, оформлявшие такой процессуальный эффект:
а) "абсолютная некомпетентность" государственного суда выражается в том, что судья (суд) по собственной инициативе отказывает в принятии искового заявления или прекращает производство по делу, если между сторонами заключено соглашение о передаче спора в третейский суд;
б) "относительная некомпетентность" государственного суда - это обязанность государственного суда, в который подан иск по вопросу, являющемуся предметом соглашения о третейском суде, оставить иск без рассмотрения на основании заявления любой из сторон, сделанного не позднее первого заявления по существу спора, если суд не найдет, что соглашение недействительно, утратило силу или не может быть исполнено*(394).
Принцип "абсолютной некомпетентности" государственного суда был закреплен в ст.129, 219 ГПК РСФСР 1964 г. ГПК 2002 г. от этого принципа отказался*(395).
Принцип "относительной некомпетентности" начал применяться арбитражными судами в соответствии с п.2 ст.87 АПК 1995 г., воспринявшим положения ч.3 ст.II Конвенции ООН "О признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений" от 10 июня 1958 г. и п.1 ст.VI Европейской конвенции о внешнеторговом арбитраже 1961 г.
В п.2 ст.87 АПК 1995 г. было впервые в отечественном процессуальном законодательстве установлено, что арбитражный суд оставляет иск без рассмотрения, "если имеется соглашение лиц, участвующих в деле, о передаче данного спора на разрешение третейского суда и возможность обращения к третейскому суду не утрачена и если ответчик, возражающий против рассмотрения дела в арбитражном суде, не позднее своего первого заявления по существу спора заявит ходатайство о передаче дела на разрешение третейского суда...".
В судебно-арбитражной практике было принято основанное на ч.3 ст.II Нью-Йоркской конвенции "О признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений" толкование формулы п.2 ст.87 АПК 1995 г. Слова "не утрачена" верно толковались как охватывающие три случая: "...[третейское] соглашение (а) недействительно, (б) утратило силу или (в) не может быть исполнено".
Именно этот подход был принят за основу унификации законодательного закрепления аналогичного основания для оставления исковых заявлений в новом процессуальном законодательстве. Согласно п.5 и 6 ст.148 АПК 2002 г. арбитражный суд оставляет исковое заявление без рассмотрения, если после его принятия к производству установит, что:
"...5) имеется соглашение сторон о рассмотрении данного спора третейским судом, если любая из сторон не позднее дня представления своего первого заявления по существу спора в арбитражном суде первой инстанции заявит по этому основанию возражение в отношении рассмотрения дела в арбитражном суде, за исключением случаев, если арбитражный суд установит, что это соглашение недействительно, утратило силу или не может быть исполнено;
6) стороны заключили соглашение о передаче спора на разрешение третейского суда во время судебного разбирательства до принятия судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу, если любая из сторон заявит по этому основанию возражение в отношении рассмотрения дела в арбитражном суде, за исключением случаев, если арбитражный суд установит, что это соглашение недействительно, утратило силу или не может быть исполнено...:".
Выделение нескольких разных случаев, в которых государственный суд должен "направлять стороны" в третейский суд (в терминах российского процессуального права - "оставлять иск без рассмотрения"), действительно имеет большой практический смысл.
Не может быть исполнено действительное соглашение о передаче спора:
в несуществующий или прекративший существование постоянно действующий третейский суд;
в третейский суд, к компетенции которого рассмотрение спора не отнесено в соответствии с положением (регламентом);
в случае невозможности сформировать состав третейского суда.
Примером утраты третейским соглашением силы является случай истечения срока действия этого соглашения, если таковой был согласован сторонами.
При формировании современной судебно-арбитражной практики применения такого основания для оставления иска без рассмотрения, как "недействительность" третейского соглашения (п.5 и 6 ст.148 АПК), следует учитывать необходимость введения в научный оборот новой информации об уточнении значения применительно к этой статье АПК объема термина "недействительность". По-видимому, речь должна идти только о "ничтожности" третейского соглашения. В этом случае возможность обращения к третейскому суду не утрачивается, она не существует изначально. Едва ли верно возлагать на арбитражный суд обязанность по установлению на основе представления и исследования доказательств оснований для признания недействительным "оспариваемого" третейского соглашения (например, "оговорки" в договоре, действительность которого оспаривается).
В связи с этим имеет потенциально важное практическое значение отмеченное Карабельниковым Б.Р. различие между положениями ч.3 ст.II Нью-Йоркской конвенции "о ничтожности" (null and void) арбитражного соглашения и используемым в пп."a" ч.1 ст.V Нью-Йоркской конвенции термином "недействительность" (not valid) арбитражного соглашения.
Обоснование различного объема используемых в русском переводе текста Нью-Йоркской конвенции понятий "недействительности" представляется убедительным. По мере восприятия его в российской судебной практике такая интерпретация призвана ограничить перечень оснований действительности арбитражного соглашения, исследуемых государственными судами при решении вопроса об оставлении иска без рассмотрения ввиду наличия между сторонами обязательного для них арбитражного соглашения*(396).
Следует также обеспечить преемственность судебно-арбитражной практики в случаях неправомерных ссылок на положение п.5 и 6 ст.148 АПК 2002 г. (п.2 ст.87 АПК 1995 г.) в апелляционной, кассационной и надзорной инстанциях.
Так, истцы, несмотря на наличие между сторонами третейского соглашения, обращались с исковыми заявлениями в арбитражный суд, который рассматривал дело в нескольких инстанциях. Ответчики не реализовали предоставленное им право "до первого заявления по существу спора заявить ходатайство об оставлении иска без рассмотрения". Однако позднее, по-видимому тогда, когда арбитражный суд выносил решения не в их пользу, ответчики заявляли такие ходатайства в вышестоящих судебных инстанциях.
После принятия нового арбитражного процессуального законодательства не утратило актуальности разъяснение Высшего Арбитражного Суда РФ о том, что в подобных делах действия ответчиков - иностранных фирм являются неправомерными*(397).

5. Судьба арбитражной оговорки в случае уступки права
требования по основному обязательству, вытекающему
из содержавшего арбитражную оговорку договора

В постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ по конкретному делу решен вопрос о том, следует ли арбитражная оговорка судьбе основного обязательства при уступке права требования по основному обязательству, вытекающему из внешнеторгового контракта, содержавшего в свою очередь арбитражную оговорку.
Этот вопрос является дискуссионным не только в России, но и в других странах. При этом в ряде стран на данный вопрос дается положительный, а в ряде стран - отрицательный ответ*(398).
Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ сформировал практику, приняв постановление по конкретному делу (постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 17 июня 1997 г. N 1533/97)*(399). Суть дела состояла в следующем.
Между фирмой "B & R b.v.b.a." (Бельгия) и фирмой "Golubov & Tiagai, PLLC" (США) 30 августа 1996 г. заключен договор уступки права иска, требования и долга, по которому первая фирма передала второй право требования с открытого акционерного общества "Волгоградский алюминий" возврата 700 тыс. долларов США, полученных последним от фирмы "B & R b.v.b.a." по договору о предоставлении ссуды от 8 апреля 1993 г.


162

арбитражное соглашение (arbitration agreement),
подготовку и проведение арбитражных разбирательств (arbitration proceedings) и арбитражные решения (arbitral awards)*(406).
В Федеральном законе "О третейских судах в Российской Федерации" термин "третейский суд" употребляется в двух основных значениях.
Во-первых, как общее наименование института третейского суда, имеющего два вида - постоянно действующий третейский суд и третейский суд для решения конкретного спора (третейский суд для разрешения конкретного спора)*(407).
Во-вторых, применительно к составу третейского суда, избираемому (назначаемому) для разрешения конкретного спора в третейском суде любого из двух его видов*(408).
Разное значение ключевого термина "арбитраж" - "третейский суд" предопределило особенности структуры каждого из двух российских законов о третейском суде, а также использование различной юридической техники, примененной при формулировании большинства его диспозитивных положений в отношении каждого из видов третейского суда.
В статьи Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже" не включены специальные нормы о правилах третейского разбирательства в третейском суде каждого вида. Все императивные нормы этого Закона равно применяются при рассмотрении арбитрами (третейскими судьями) спора и в арбитраже ad hoc, и в постоянно действующем третейском суде. Единый подход к применению диспозитивных норм достигается на основе специального правила толкования: когда какое-то положение Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже", за исключением ст.28 "Применимое право", "предоставляет сторонам возможность принимать решения по определенному вопросу, стороны могут поручить принятие такого решения какому-либо третьему лицу, включая учреждение"*(409). Это означает, что в отсутствие правил, определенных в соглашении сторон, в том числе в согласованных сторонами правилах (положениях, регламентах) постоянно действующего третейского суда, применяются диспозитивные нормы Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже".
Включенные в Федеральный закон "О третейских судах в Российской Федерации" специальные положения о порядке "организации и деятельности третейского суда" не имели целью регламентацию процедуры третейского разбирательства.
Третейское разбирательство в Федеральном законе "О третейских судах в Российской Федерации" определено как "процесс разрешения спора в третейском суде и принятия решения третейским судом". Это - главное, основное значение в указанном Законе термина "третейское разбирательство", применяемого к рассмотрению дела в третейском суде, с момента (даты) начала третейского разбирательства до его прекращения путем принятия составом третейского суда решения по существу спора. В то же время третейским разбирательством является и процесс рассмотрения спора, который не разрешается по существу, а прекращается вынесением третейским судом определения о прекращении третейского разбирательства.
Таким образом, правила третейского разбирательства подлежат определению с применением не только положений гл. V "Третейское разбирательство", а всех законоположений о процедуре третейского разбирательства (от заключения третейского соглашения до прекращения третейского разбирательства путем вынесения решения по существу спора либо определения о прекращении третейского разбирательства без вынесения решения). При этом следует иметь в виду, что правила третейского разбирательства в постоянно действующем третейском суде и в третейском суде для разрешения конкретного спора регламентируются одинаково по сути, но часто это делается в адресованных каждому из них положениях Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации". При этом терминологическое единство не выдержано и значение термина "третейский суд" следует каждый раз определять в зависимости от контекста.

_ 2. Принципы третейского разбирательства

Включение в Федеральный закон "О третейских судах в Российской Федерации" (далее - Федеральный закон) ст.18 "Принципы третейского разбирательства", законодательное закрепление перечня таких принципов и их состав являются уникальными характеристиками этого российского Закона. Попытка аналогии с одноименными принципами судопроизводства в государственных судах дала отчасти положительный, а отчасти не вполне удовлетворительный результат.
Несомненным плюсом является, например, отнесение принципа независимости и беспристрастности третейских судей к принципам третейского разбирательства. Этот общепризнанный принцип третейского разбирательства производен от фундаментального положения ч.1 ст.6 Европейской конвенции о правах человека о рассмотрении дела "независимым и беспристрастным судом".
В то же время большой ошибкой было бы применение в третейском разбирательстве принципа состязательности в тех же пределах, что и в гражданском судопроизводстве. Этот конституционный принцип свойствен законодательно регламентированной процессуальной форме рассмотрения и разрешения правовых споров в государственных судах. Именно возможность рассмотрения третейским судом споров не в соответствии с точно определенными в законе процессуальными правилами, а преимущественно в порядке, согласованном сторонами третейского разбирательства, относится к основным допускаемым федеральным законом преимуществам третейского разбирательства*(410).
Как следствие, не может быть выдержан единый подход к оценке несоблюдения перечисленных в федеральном законе принципов третейского разбирательства. Нарушение в ходе третейского разбирательства таких принципов, как независимость и беспристрастность третейских судей, процессуальное равноправие сторон третейского разбирательства, может трактоваться как одновременное нарушение процессуальной составляющей "публичного порядка"*(411) - основания для отмены/отказа в исполнении решения третейского суда. В то же время нарушение третейским судьей принципов состязательности либо конфиденциальности само по себе не может повлиять на судьбу решения третейского суда.
Таким образом, не существует теоретического обоснования для квалификации всех поименованных в новом Федеральном законе принципов как "основополагающих принципов российского права".
В российском Законе "О международном коммерческом арбитраже" термин "принципы" не используется. При этом общепризнанными принципами третейского (арбитражного) разбирательства полагаются следующие положения этого Закона:
обеспечение равного отношения к сторонам и предоставление каждой из них равной возможности (ст.18 "Равное отношение к сторонам");
независимость и беспристрастность арбитров (ч.1 ст.12 "Отвод арбитров");
принципы "компетенции-компетенции" и автономности арбитражной оговорки (ст.16 "Право третейского суда на вынесение постановления о своей компетенции");
принцип окончательности и обязательности арбитражного решения (ст.34 "Ходатайство об отмене как исключительное средство оспаривания арбитражного решения"; ст.35 "Признание и исполнение арбитражного решения" и ст.36 "Основания для отказа в признании или приведении в исполнение арбитражного решения").
Принципы третейского разбирательства в международном коммерческом арбитраже, место которого находится на территории иностранного государства, следует определять на основе национальных законов страны - "места арбитража", а оценку их нарушения как несоответствие "публичному порядку" осуществлять с учетом положений международных договоров и тенденций их единообразного применения в мире.
Принимая во внимание чрезвычайную важность соответствующего природе третейского разбирательства определения перечисленных в Федеральном законе принципов, именно содержание этих принципов раскрывается далее.
В ст.18 Федерального закона впервые в отечественном законодательстве закреплены именно как принципы третейского разбирательства следующие основные положения:
законности;
конфиденциальности;
независимости и беспристрастности третейских судей, диспозитивности;
состязательности и равноправия сторон.
Определения принципов в Федеральном законе не даются. При толковании и определении практического значения принципов третейского разбирательства следует принять во внимание два важных исходных положения.
Во-первых, название и содержание ст.18 Федерального закона указывают на то, что перечисленные в этой статье принципы являются принципами именно третейского разбирательства.
Во-вторых, принципы имеют общее значение для третейского разбирательства в целом, а не для отдельных его стадий.
Принцип законности - межотраслевой принцип. В каждой отрасли права, исходя из ее особенностей, этот принцип имеет свои особенности.
Особенности проявления принципа законности в третейском разбирательстве обусловлены частной, негосударственной природой третейского суда.
Третейское разбирательство - деятельность третейских (негосударственных) судей, замещающая судебное рассмотрение и разрешение правовых споров государственными судами. В основе третейского разбирательства - договор о передаче его сторонами гражданско-правового спора на разрешение третейского суда (третейское соглашение).
Главное значение принципа законности третейского разбирательства - это его дозволение государством в соответствующем Конституции РФ федеральном законе*(412).
Во-вторых, в императивных нормах ст.17 Федерального закона закреплены гарантирующие исполнимость третейского соглашения специальные принципы третейского разбирательства: "компетенции-компетенции" и автономности третейского соглашения. Реализация принципов "компетенции-компетенции" и автономности третейского соглашения обеспечивается законодательным обеспечением безотзывности третейского соглашения, которая гарантируется выполнением государственными судами возложенной на них федеральным законом и международными договорами Российской Федерации обязанности оставить без рассмотрения иск*(413) по спору, в отношении которого имеется действительное, не утратившее силу, исполнимое третейское соглашение (ч.3 ст.II Нью-Йоркской конвенции о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений от 10 июня 1958 г., совпадающая с содержанием п.2 ст.8 Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже"; п.8 ст.148 АПК; ч.6 ст.222 ГПК).


164

"...Назначение арбитров (третейских судей) сторонами - и поэтому близкие отношения между ними - не противоречит статье 6 Конвенции, если применяемая процедура назначения арбитров дает сторонам равные права и положение"*(423).
Между независимостью и беспристрастностью существует функциональная взаимосвязь. Третейские судьи беспристрастны, пока не доказано обратное. Беспристрастность полагается условием независимости. Необходимо не только чтобы третейские судьи были независимы, отсутствие их независимости должно быть очевидным*(424).
При определении пределов применения принципов независимости и беспристрастности, состязательности и равноправия сторон под третейскими судьями следует понимать:
лиц, которые получают предложение о принятии назначения быть третейским судьей*(425);
лиц уже избранных или назначенных для рассмотрения спора третейских судей, выполняющих функции третейского судьи по рассмотрению спора вплоть до составления текста окончательного решения третейского суда.
Принцип диспозитивности третейского разбирательства является логическим продолжением одноименного принципа в материальных правоотношениях, свободы гражданско-правового договора. Согласно ГК "граждане (физические лица) и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе. Они свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора" (ч.3 ст.1).
Именно в соответствии с принципом диспозитивности стороны третейского разбирательства вправе заключить договор о выборе формы защиты субъективных гражданских прав - третейское соглашение. Автономия воли сторон договора проявляется в праве на заключение третейского соглашения как основы основ третейского разбирательства и в праве договариваться о правилах третейского разбирательства.
Отличительная особенность принципа диспозитивности в третейском разбирательстве состоит в преобладании этого принципа при определении правил третейского разбирательства.
Пределы применения принципа диспозитивности в третейском разбирательстве определены в абз.1 ч.3 ст.19 Федерального закона, в соответствии с которым согласованные сторонами правила третейского разбирательства не могут противоречить обязательным положениям этого Федерального закона. Под "обязательными положениями" Федерального закона понимаются такие, которые не предоставляют сторонам права договариваться по отдельным вопросам.
Состязательность и равноправие сторон - два взаимосвязанных принципа процессуального права, имеющих в третейском разбирательстве существенную специфику.
Так же как и в гражданском (арбитражном) процессуальном праве, равноправие сторон является условием состязательности.
Однако само равноправие сторон в третейском разбирательстве обусловлено выполнением третейскими судьями возложенной на них обязанности по соблюдению принципа "независимости и беспристрастности" как условия "равного отношения к сторонам, предоставления им всех возможностей для изложения своей позиции".
Нарушение арбитрами принципа равного отношения к сторонам может выражаться не только в том, что арбитр относился к одной из сторон предвзято, но и в том, что арбитр не действовал эффективно на основе принципа равноправия сторон*(426).
Несоблюдение правил формирования состава третейского суда и ведение третейского разбирательства с нарушением требований к третейским судьям; непредоставление стороне возможности "представить третейскому суду свои объяснения", в том числе и по причине неуведомления об избрании (назначении) третейских судей или о времени и месте заседания третейского суда, могут являться основаниями для отмены/отказа в принудительном исполнении решения третейского суда (при условии их доказанности заинтересованной стороной)*(427).
Диспозитивность при определении правил третейского разбирательства обусловливает отсутствие строгой предписанной законом процессуальной формы третейского разбирательства. Гибкость большинства процессуальных правил третейского разбирательства, а также его конфиденциальный характер обусловливают вариативность меры состязательного начала в третейском суде при неизменности основного постулата состязательного процесса - возложения на стороны обязанности по представлению доказательств.

_ 3. Определение порядка (процедуры)
и основные правила третейского разбирательства

1. Определение правил третейского разбирательства

Правила третейского разбирательства - порядок (процедура) рассмотрения дела в третейском суде (международном коммерческом арбитраже), включающий правила обращения в третейский суд, избрания (назначения) третейских судей, рассмотрения спора в третейском суде и вынесения им окончательного решения.
Порядок третейского разбирательства определяется сторонами непосредственно либо путем отсылки к согласованным сторонами правилам (положениям, регламентам), становящимся в этом случае согласованной сторонами процедурой рассмотрения спора, нарушение которой может являться основанием для отмены/отказа в принудительном исполнении вынесенного третейским судом решения.
При определении порядка третейского разбирательства не могут быть нарушены императивные нормы федеральных законов о третейском суде. Императивными являются такие нормы, "от которых стороны не могут отступать". В числе таких норм требующие письменной формы соглашения о третейском суде, равного отношения к сторонам и др.
Как правило, на диспозитивность норм в законах о третейском суде и в правилах третейского разбирательства указывают обороты: "если стороны не договорились об ином", "если правилами третейского суда предусмотрено", стороны могут по своему усмотрению договориться" и т.п.
Диспозитивные нормы законов о третейском суде применяются при формировании состава третейского суда для рассмотрения конкретного спора и при определении процедуры третейского разбирательства в нем в отсутствие соглашения сторон об иной процедуре. Для постоянно действующего третейского суда значение диспозитивных норм о порядке третейского разбирательства проявляется двояко. Во-первых, в правилах постоянно действующего третейского суда может иметь место иное, чем в диспозитивных нормах, урегулирование. Во-вторых, если в правилах (положениях, регламентах) постоянно действующего третейского суда какой-либо вопрос не регламентирован, применению подлежит соответствующая диспозитивная норма.
Приведенный выше подход закреплен в ст.19 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации" и в ст.19 Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже". Анализ содержания этих статей позволяет сделать вывод, что соглашение о правилах третейского разбирательства в постоянно действующем третейском суде может быть заключено несколькими способами.
Во-первых, стороны могут договориться о применении правил постоянно действующего третейского суда путем заключения третейского соглашения о передаче спора в постоянно действующий третейский суд. Такая договоренность считается достигнутой и в отсутствие специального указания о ней в третейском соглашении*(428).
Во-вторых, стороны вправе заключить третейское соглашение о передаче спора в постоянно действующий третейский суд, однако договориться о применении иных правил третейского разбирательства. При условии, что это допускается правилами избранного сторонами постоянно действующего третейского суда, под "иными правилами третейского разбирательства" может пониматься как уже существующий свод правил (положение, регламент), так и правила, согласованные непосредственно сторонами с соблюдением положений подлежащего применению Федерального закона. Согласованными сторонами правилами являются такие положения избранных ими правил третейского разбирательства, которые определяют иной порядок совершения процессуальных действий, нежели положения Федерального закона, позволяющие сторонам договариваться по отдельным вопросам, либо согласованные положения о порядке совершения не регламентированных в Федеральном законе процессуальных действий.
В-третьих, стороны имеют право договориться об отдельных правилах третейского разбирательства в тех пределах, в которых это допускается согласованными ими правилами третейского разбирательства.
Правила третейского разбирательства в третейском суде для разрешения конкретного спора могут быть согласованы сторонами непосредственно с соблюдением императивных норм законов о третейском суде (международном коммерческом арбитраже) либо путем согласования как подлежащего применению уже существующего свода правил (положения, регламента)*(429).
В тех случаях, когда правила третейского разбирательства не согласованы сторонами, не определены в правилах постоянно действующего третейского суда и в Федеральном законе, правом определять правила третейского разбирательства наделен третейский суд*(430).
При определении правил третейского разбирательства третейские судьи должны руководствоваться принципом равноправия сторон, обеспечивать равное отношение к сторонам и предоставлять каждой из них все возможности представления ее позиции по делу.
На практике при определении правил третейского разбирательства самими третейскими судьями они иногда применяют по аналогии общие принципы судопроизводства и отдельные правила, закрепленные в ГПК и АПК. Это не встречает возражений в отечественной доктрине при условии, что обеспечивается соответствие такой практики характеру третейского разбирательства*(431).


163

Третья особенность принципа законности применительно к третейскому разбирательству объясняется его "квазисудебным" характером.
Реализация принципа законности процесса в третейском разбирательстве означает:
рассмотрение дел в соответствии с нормами [материального] права (ст.6 Федерального закона), а не ex aequo et bono;
осуществление третейского разбирательства по правилам, определенным в соответствии со ст.19 "Правила третейского разбирательства" Федерального закона*(414);
исчерпывающий перечень нарушений Федерального закона, при доказанности которых заинтересованной стороной компетентный суд вправе вынести определение об отмене/отказе в исполнении решения третейского суда (ч.2 ст.233 и ч.2 ст.239 АПК; ч.2 ст.422 и ч.1 ст.426 ГПК);
нарушение решением третейского суда "основополагающих принципов российского права", в том числе вынесение решения по спору, которое не может быть предметом третейского разбирательства в соответствии с федеральным законом, как основание для отмены/отказа в исполнении решения третейского суда компетентным судом ex officio (абз.4 и 5 п.1 ст.42 и абз.4 и 5 п.1 ч.2 ст.46 Федерального закона; п.2 и 4 ч.2 ст.233; п.2 и 4 ч.2 ст.239 АПК; п.2 и 4 ч.2 ст.421 и п.2 и 4 ч.2 ст.426 ГПК).
Конфиденциальность принято относить к важным преимуществам третейского разбирательства. Законодательное закрепление этого преимущества в качестве одного из принципов третейского разбирательства имеет большое практическое значение, заключающееся в установлении законных оснований для отнесения сведений о третейском разбирательстве к специально охраняемой законом тайне*(415).
Принцип конфиденциальности третейского разбирательства:
- распространяется также на лиц, избранных или назначенных для рассмотрения спора в третейском суде, но утративших полномочия третейских судей по основаниям, перечисленным в ст.13 и 38 Федерального закона, в том числе по соглашению сторон; после принятия решения по существу спора или определения о прекращении третейского разбирательства и т.д.);
- обеспечивается правилами производства по делам об отмене/исполнении решения третейского суда в компетентном суде. В соответствии с ч.2 ст.232 и ч.2 ст.238 АПК, ч.2 ст.420 и ч.2 ст.425 ГПК при подготовке таких дел к судебному разбирательству судья компетентного суда может истребовать из третейского суда материалы дела только по ходатайству обеих сторон третейского разбирательства (лиц, участвующих в деле).
В ст.22 *(416) Федерального закона установлены специальные гарантии соблюдения третейскими судьями и третейскими судами закрепленного в ст.18 Федерального закона принципа конфиденциальности третейского разбирательства. Термин "третейский суд" в этой статье указывает на то, что требование о конфиденциальности третейского разбирательства подлежит применению и в отношении лиц, выполняющих функции руководителей (председателя, заместителя председателя), и в отношении персонала постоянно действующего третейского суда (ответственного секретаря, секретаря, машинисток, иных сотрудников).
В третейском суде для разрешения конкретного спора термин "третейский суд" включает лиц, которые выполняют технические функции по обеспечению третейского разбирательства (ведению протокола, получению и направлению корреспонденции и т.п.) на основе гражданско-правового договора с одной или обеими сторонами либо с третейским судьей (третейскими судьями).
В ч.1 ст.22 Федерального закона определены пределы применения принципа конфиденциальности в отношении сведений, которые становятся известными третейскому суду и третейским судьям "в ходе третейского разбирательства": "Третейский суд не вправе разглашать сведения, ставшие известными ему в ходе третейского разбирательства, без согласия сторон или их правопреемников".
Предметом такой договоренности сторон могут быть включенные в правила третейского разбирательства положения, согласно которым:
в заседание третейского суда могут быть допущены лица, не принимающие участия в рассмотрении спора;
опубликование решений третейского суда допускается по решению председателя постоянно действующего третейского суда, как правило, при условии неразглашения информации, содержащей указание фамилий, наименования сторон третейского разбирательства, признаков, идентифицирующих спорное имущество и его стоимость.
Не все сведения, которые становятся предметом третейского разбирательства, могут иметь характер конфиденциальной информации.
Во-первых, законодательством Российской Федерации устанавливается перечень сведений, которые не могут являться конфиденциальными*(417).
Во-вторых, сами стороны могут не рассматривать какие-то сведения как конфиденциальные.
Третейским судьям и сторонам третейского разбирательства целесообразно использовать зарубежный опыт по заключению третейского разбирательства соглашения о конфиденциальности*(418).
Важнейшей гарантией соблюдения принципа конфиденциальности третейского разбирательства является законодательное закрепление "свидетельского иммунитета" третейских судей. Согласно ч.2 ст.22 Федерального закона третейские судьи отнесены к лицам, которые освобождаются от обязанности давать свидетельские показания об обстоятельствах, которые стали им известны "в ходе третейского разбирательства".
Конституционной основой приведенного законоположения является ст.51 Конституции РФ. В ч.1 ст.51 Конституции РФ закреплено неотъемлемое право любого человека не свидетельствовать против самого себя, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом, а в ч.2 - право законодательных органов власти устанавливать в федеральном законе иные случаи освобождения от обязанности давать свидетельские показания.
Круг лиц, освобожденных от обязанности давать свидетельские показания, определяется в федеральных законах об осуществлении правосудия в порядке конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства (ст.55 Федерального закона "О Конституционном Суде Российской Федерации"; ст.34 (9), 46, 52, 54-55, 72 УПК; ст.25.6 КоАП; ч.3 ст.68 ГПК; ст.56 (3) АПК).
Часть 2 ст.22 Федерального закона подлежит применению и в отсутствие корреспондирующих положений в процессуальных кодексах*(419).
Отсутствие в Федеральном законе конкретизации вида судопроизводства, в котором третейский судья не может быть допрошен в качестве свидетеля, следует понимать как недопустимость допроса третейского судьи в качестве свидетеля при осуществлении правосудия всеми судами, входящими в судебную систему Российской Федерации.
Указание на то, что "третейский судья не может быть допрошен в качестве свидетеля", предполагает как собственно запрет допрашивать третейского судью в качестве свидетеля, так и право лица отказаться от дачи показаний об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с выполнением функций третейского судьи.
Независимость и беспристрастность третейских судей - общепризнанный принцип третейского разбирательства, закрепленный в большинстве национальных законов, в международных договорах и в правилах третейского разбирательства.
Третейский судья при разрешении спора рассматривает спор вместо государственного суда и в этом своем качестве должен удовлетворять требованиям, обеспечивающим реализацию права граждан и их объединений (организаций) на "справедливое разбирательство дела" "независимым и беспристрастным судом" (ч.1 ст.6 Европейской конвенции о правах человека)*(420).
Поскольку требования независимости и беспристрастности третейского судьи производны от одноименных требований к судьям государственных судов, совпадают подходы к основополагающим гарантиям их функциональной деятельности. Никто: ни органы государственной власти, ни учредители постоянно действующих третейских судов, ни их должностные лица или сотрудники - не вправе оказывать влияние на деятельность третейских судей по рассмотрению спора в силу ст.18 Федерального закона.
Определенные гарантии независимости третейских судей от органов власти установлены в ч.2 ст.3 и в ч.7 ст.8 Федерального закона, в котором введены запреты:
1) на образование третейских судов при федеральных органах государственной власти, органах власти субъектов РФ и органах местного самоуправления;
2) на избрание (назначение) третейским судьей лица, которое не может выполнять такую деятельность в соответствии с его должностным статусом, определенным федеральным законом.
Независимость третейских судов от учредителей постоянно действующих третейских судов также имеет место в отсутствие вмешательства их органов, должностных лиц и сотрудников в деятельность третейских судей по рассмотрению спора и принятие решения по делу. Само по себе включение лиц в список третейских судей (обязательного или рекомендательного характера) и выплата гонораров за рассмотрение спора не означают зависимости этих лиц от утвердившей такой список и выплачивающей гонорары организации - учредителя постоянно действующего третейского суда.
Независимость третейских судей от сторон понимают как "отсутствие денежных и иных связей между ним и одной из сторон". Считается, что лицо не может быть избрано (назначено) и принять функции третейского судьи, "если оно имеет прочные деловые связи с одной из сторон либо материально заинтересовано в исходе дела, будучи, например, держателем акций компании, ее должностным лицом или сотрудником и т.п."*(421).


165

объем компетенции третейского суда;
определение порядка и даты начала третейского разбирательства;
место третейского разбирательства;
язык (языки) третейского разбирательства;
продолжительность третейского разбирательства;
формирование состава третейского суда; требования, предъявляемые к третейским судьям;
исковое заявление и отзыв на иск;
рассмотрение дела в заседании третейского суда или "по документам";
протокол заседания третейского суда;
правила представления доказательств; назначение эксперта;
основания прекращения третейского разбирательства без вынесения решения;
порядок вынесения, подписания и направления (вручения) решения сторонам;
третейский сбор и расходы, связанные с третейским разбирательством.
Далее следует характеристика ряда важных составляющих приведенного "алгоритма" по российскому законодательству о третейском суде (международном коммерческом арбитраже). Отдельный параграф посвящен решениям третейского суда.

2. Определение порядка и даты начала арбитражного разбирательства

Статья 21 "Начало арбитражного разбирательства" Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже" содержит диспозитивное положение: "Если стороны не договорились об ином, арбитражное разбирательство в отношении конкретного спора начинается в день, когда просьба о передаче этого спора в арбитраж получена ответчиком".
Значение этой статьи, так же как и ее прообраза - ст.21 одноименного Типового закона ЮНСИТРАЛ, состоит не только в определении момента начала арбитражного разбирательства для сторон, которые согласовали не регламентирующие этот вопрос правила арбитражного разбирательства. Главное предназначение этой статьи, не нашедшее отражения в ее содержании, состоит в определении момента, когда срок исковой давности считается прерванным в связи с началом арбитражного разбирательства.
Разработчики Типового закона ЮНСИТРАЛ исходили из того, что "во многих правовых системах принята концепция о том, что течение срока исковой давности прекращается, когда начинается арбитражное разбирательство, и поэтому определение начала такого разбирательства в Типовом законе рассматривалось как необходимое"*(432).
Используемый в этой статье термин "просьба [об арбитраже] - request for arbitration - указывает на обращение, которое должно позволить установить предмет спора посредством некоторых его отличительных характеристик. При этом не имеет значения, будет ли такая просьба названа "просьбой", "уведомлением", "заявлением", "предъявлением иска" или иначе, поскольку очевидна цель [подачи такого документа]*(433)".
Но наиболее важное практическое значение имеет информация о том, что разработчики проекта Типового закона ЮНСИТРАЛ "О международном коммерческом арбитраже" исходили из того, что согласованные сторонами Регламенты (Rules) постоянно действующих третейских судов фактически всегда будут включать свои собственные положения об определении начала арбитражного разбирательства*(434).
Согласно ч.1 ст.203 ГК "течение срока исковой давности прерывается предъявлением иска в установленном порядке...". "Начало арбитражного (третейского) разбирательства", эквивалентное "предъявлению [в государственном суде] иска в установленном порядке", является основанием для перерыва течения срока исковой давности.
Следовательно, если стороны заключили арбитражное (третейское) соглашение и определили территорию Российской Федерации как место третейского разбирательства (место арбитража), то "предъявление иска в установленном порядке" подлежит установлению в соответствии с согласованными сторонами правилами третейского разбирательства. В отсутствие согласованных сторонами правил определения "предъявления иска в установленном порядке" применению подлежит диспозитивная норма ст.21 "Начало арбитражного разбирательства" Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже"*(435).
В законах иностранных государств могут быть установлены иные диспозитивные правила определения начала арбитражного разбирательства*(436).

3. Место третейского разбирательства

Обычно третейское разбирательство - заседания третейского суда, совершение третейским судом отдельных процессуальных действий - проводится именно в том месте, которое согласовано сторонами или определено третейскими судьями как "место арбитража (третейского) разбирательства". Однако и в тех случаях, когда отдельные заседания или процессуальные действия в целях процессуальной экономии совершаются третейским судом в ином месте, все эти действия считаются совершенными в согласованном сторонами "месте третейского разбирательства (арбитража)".
Основное процессуальное значение категории "место арбитража" заключается в установлении правил, по которым определяются:
место вынесения решения третейского суда*(437);
правила подсудности государственным судам дел об отмене и/или признании и исполнении решений третейских судов.
В Типовом законе ЮНСИТРАЛ "О международном коммерческом арбитраже" "место арбитража" имеет юридическое значение в трех следующих случаях.
Во-первых, "место арбитража" позволяет определить: применим ли вообще в каждом конкретном деле принятый на основе Типового закона национальный закон "О международном коммерческом арбитраже", в соответствии со ст.1 (2) которого почти все положения этого Закона применяются к международному коммерческому арбитражу, только если "место арбитража находится на территории" данного государства. Исключение составляют ст.8, 9, 35 и 36 Типового закона.
Во-вторых, "место арбитража" может иметь значение для решения вопроса о том, является ли арбитраж "международным". В соответствии со ст.1 (3) (b) (i) Типового закона арбитраж считается международным и в случае, когда определенное в арбитражном соглашении или в соответствии с ним "место арбитража" находится за пределами государства, в котором стороны имеют свои коммерческие предприятия.
В-третьих, согласно ст.31 (1) Типового закона арбитражное решение считается вынесенным в "месте арбитража" независимо от того, где фактически было принято, составлено и подписано такое решение. Это важно при признании и исполнении решения, которое может допускаться, например, только в отношении арбитражных решений, вынесенных на территории другого участвующего в международном договоре государства (cт.I (3) Нью-Йоркской конвенции от 10 июня 1958 г. "О признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений"). Для Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже" актуальными являются первое и третье из приведенных выше значений.
Процессуальное значение категории "место арбитража" ("место третейского разбирательства") системно применено:
в российских законах о третейском суде (международном коммерческом арбитраже);
в новых АПК и ГПК.
Ключевыми положениями в этой системе являются положения ч.4 ст.32 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации" и ч.3 ст.31 Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже", согласно которым решение третейского суда (международного коммерческого арбитража) считается принятым в месте третейского разбирательства (арбитража).
Связующим звеном выступает определение компетентного суда в ч.9 ст.2 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации":
"Компетентный суд - арбитражный суд субъекта Российской Федерации по спорам, подведомственным арбитражным судам, районный суд по спорам, подведомственным судам общей юрисдикции, в соответствии с подсудностью, установленной арбитражным процессуальным и/(или) гражданским процессуальным законодательством Российской Федерации".
В АПК и в ГПК оборот "место третейского разбирательства" (как тождественное месту принятия решения третейского суда) используется в качестве критерия для определения территориальной подсудности заявлений:
об отмене решения третейского суда (международного коммерческого арбитража) - арбитражному суду субъекта РФ, на территории которого принято решение третейского суда (ч.3 ст.230 АПК); районному суду, на территории которого принято решение третейского суда (ч.2 ст.418 ГПК);
о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда (международного коммерческого арбитража) - арбитражному суду субъекта РФ, на территории которого принято решение третейского суда (ч.8 ст.38 АПК)*(438);
о сфере действия гл.31 АПК как подлежащей применению в отношении "решений третейских судов и международных коммерческих арбитражей, принятых на территориях иностранных государств, возникающих при осуществлении предпринимательской и иной экономической деятельности (иностранные арбитражные решения)" (ч.1 ст.241 АПК).
В ст.20 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации" не включено положение ч.2 Типового закона и Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже" следующего содержания.
В отсутствие договоренности сторон об ином состав третейского суда может собраться в ином, нежели "место третейского разбирательства", месте, "которое он считает надлежащим для проведения консультаций между арбитрами, заслушивания свидетелей, экспертов или сторон либо для осмотра товаров, другого имущества или документов". При этом совершение перечисленных действий не изменяет имеющего процессуальное значение "места третейского разбирательства", согласованного сторонами либо определенного составом третейского суда.


166


4. Язык (языки) третейского разбирательства

В российских законах предусмотрена возможность ведения третейского разбирательства не на том языке, на котором осуществляется судопроизводство в государственных судах по месту третейского разбирательства.
Стороны могут по своему усмотрению договориться о языке или языках, которые будут использоваться в ходе арбитражного разбирательства. В отсутствие такой договоренности в международном коммерческом арбитраже язык разбирательства определяет состав третейского суда, а во "внутреннем" третейском суде третейское разбирательство ведется на русском языке - государственном языке Российской Федерации (ст.22 Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже"; ст.21 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации").
Форма, способы и время заключения сторонами соглашения о языке (языках) третейского разбирательства определяются с применением общих положений об определении правил третейского разбирательства.
Следовало бы прилагать усилия к определению языка (языков) третейского разбирательства до его начала, так как требование о знании языка (языков) третейского разбирательства целесообразно формулировать как одно из квалификационных требований к третейским судьям на стадии их избрания (назначения).
Договоренность сторон о том, что несколько языков будут являться языками третейского разбирательства, должна трактоваться в том смысле, что каждый составленный на одном из языков третейского разбирательства документ может быть представлен без перевода*(439). Заседание третейского суда также может вестись с использованием нескольких языков.
Третейский суд вправе потребовать от сторон представления любых "документальных доказательств" ("документов и иных материалов")*(440) в переводе на язык (языки) третейского разбирательства.
Решение третейского суда составляется, как правило, на одном из языков третейского разбирательства. При определении по соглашению сторон языка, на котором должно быть изложено решение третейского суда, целесообразно принимать во внимание владение этим языком всеми входящими в состав третейского суда третейскими судьями и правила о подсудности, определяющие государственный суд, компетентный рассматривать заявления об отмене и о принудительном исполнении решения третейского суда.
Необходимо отметить, что федеральные законы не содержат требований о необходимости соблюдения какого-либо порядка заверения (удостоверения) перевода представляемых в третейский суд документов и материалов.

5. Продолжительность третейского разбирательства

Продолжительность третейского разбирательства законодательно не ограничена. Однако это не означает, что такое разбирательство может продолжаться бесконечно. Едва ли это разумно в случаях, когда невозможно сформировать состав третейского суда, известить сторону третейского разбирательства о его начале, дате и времени заседания в соответствии с правилами третейского разбирательства и в других случаях, "когда третейский суд находит, что продолжение третейского разбирательства стало по каким-то причинам ненужным или невозможным" (абз.4 ч.2 ст.32 Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже"). Третейское разбирательство может быть прекращено и по соглашению сторон (абз.3 ч.2 ст.32 Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже"; абз.3 ч.1 ст.38 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации").
На практике продолжительность третейского разбирательства определяется в согласованных сторонами правилах третейского разбирательства. Она также может быть определена в третейском соглашении (оговорке) либо в специальном соглашении сторон только по вопросу о сроке третейского разбирательства.
В правилах постоянно действующих третейских судов положение о сроке, в течение которого должно быть завершено третейское разбирательство, обычно не имеет пресекательного характера, он может быть продлен по соглашению сторон или по усмотрению третейского суда. Указанный в правилах третейского разбирательства его срок (продолжительность) является ориентиром для сторон, который должен быть принят во внимание на стадии ведения переговоров о содержании третейского соглашения.
Особенно ответственно надо относиться к определению по соглашению между сторонами срока прекращения третейского разбирательства указанием на подлежащий продлению период времени, в течение которого должно быть вынесено решение составом третейского суда. Согласование слишком короткого периода времени может привести к бесполезным расходам, связанным с участием в разбирательстве, которое окажется прекращенным без вынесения решения по делу ввиду истечения согласованного для этого срока; к поспешности третейских судей, стремящихся принять и подчас принимающих без тщательного исследования всех обстоятельств решение.
Сроки для совершения отдельных действий сторонами, для проведения заседания третейского суда, как правило, определяются составом третейского суда в решениях по процессуальным вопросам. В российских третейских судах такие решения обычно принимаются в форме определений. В международном коммерческом арбитраже "процессуальные решения" могут иметь самые разнообразные наименования*(441).

6. Формирование состава третейского суда.
Требования, предъявляемые к третейским судьям

Процедура формирования состава третейского суда является начальной, хотя и относительно самостоятельной стадией третейского разбирательства. Ее значение определяется тем, что именно надлежащим образом сформированный состав третейского суда наделяется компетенцией рассматривать спор и принимать окончательное решение о его разрешении.
Формирование третейского суда производится путем избрания третейских судей самими сторонами или назначением их за стороны в согласованном сторонами порядке "третьим лицом" - конкретным согласованным сторонами гражданином, должностным лицом, постоянно действующим третейским судом. Под правилами формирования состава третейского суда понимается как порядок первоначального избрания (назначение) третейских судей, так и правила их отвода (самоотвода, замены) и избрание (назначение) нового третейского судьи взамен отведенного, замененного.
Приоритет в согласовании порядка формирования состава третейского суда отдается усмотрению сторон. Только в отсутствие соглашения сторон о порядке избрания (назначения) третейских судей подлежат применению диспозитивные нормы ст.9 (1, 2), 10, 12 (3, 4, 5), 13 (1) Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации" и ст.10 (2), 11, 13 Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже".
В случаях, если одна из сторон уклоняется от избрания третейского судьи либо два избранных (назначенных) третейских судьи не могут достичь соглашения о кандидатуре третьего третейского судьи, соответствующее назначение в международном коммерческом арбитраже производится Президентом Торгово-промышленной палаты РФ (ч.1 ст.6 Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже"). В отсутствие аналогичной нормы в Федеральном законе "О третейских судах в Российской Федерации" единственной возможностью избежать "блокирования" третейского разбирательства путем уклонения стороны от участия в формировании состава третейского суда является согласование сторонами "назначающего органа" или физического лица, которому стороны доверяют назначить третейского судью за уклоняющуюся сторону.
Число третейских судей определяется по соглашению сторон. В отсутствие такого соглашения состав третейского суда должен состоять из трех третейских судей. Только в Федеральном законе "О третейских судах в Российской Федерации" есть императивная норма о том, что число арбитров должно быть нечетным.
Требования к третейским судьям (арбитрам) в российских законах можно разделить на две группы:
1) "общие", применяемые в любом третейском суде (международном коммерческом арбитраже);
2) "специальные" - установленные только в Федеральном законе "О третейских судах в Российской Федерации".
В первую группу включаются: императивное требование о независимости и беспристрастности третейского судьи; согласованные сторонами требования, предъявляемые к квалификации третейских судей. Сюда же следует отнести установленные в иных федеральных законах ограничения в отношении государственных служащих, судей и иных физических лиц, которые в соответствии с их должностным статусом не могут быть избраны (назначены) третейскими судьями.
Вторую группу составляют:
требование о том, чтобы третейский судья, разрешающий спор единолично, имел высшее юридическое образование. В случае коллегиального рассмотрения спора это требование предъявляется к председателю состава третейского суда;
запрет на избрание (назначение) третейским судьей физического лица, не обладающего полной дееспособностью либо состоящего под опекой или попечительством;
запрет на избрание (назначение) третейским судьей физического лица, имеющего судимость либо привлеченного к уголовной ответственности;
запрет на избрание (назначение) третейским судьей физического лица, полномочия которого в качестве судьи суда общей юрисдикции или арбитражного суда, адвоката, нотариуса, следователя, прокурора или другого работника правоохранительных органов были прекращены в установленном законом порядке за совершение проступков, не совместимых с его профессиональной деятельностью (ч.2, 4, 5, 6 ст.8 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации").


167

дата искового заявления;
наименования и места нахождения организаций, являющихся сторонами третейского разбирательства;
фамилии, имена, отчества, даты и места рождения, места жительства и места работы граждан-предпринимателей и граждан, являющихся сторонами третейского разбирательства;
обоснование компетенции третейского суда;
требования истца;
обстоятельства, на которых истец основывает свои требования;
доказательства, подтверждающие основания исковых требований;
цена иска;
перечень прилагаемых к исковому заявлению документов и иных материалов.
Правилами третейского разбирательства могут быть предусмотрены дополнительные требования к содержанию искового заявления.
Ответчик имеет право, но не обязан:
1) представлять возражения против предъявленного к нему иска и
2) предъявлять встречные исковые требования и требования о зачете.
Право на предъявление встречного иска закреплено в императивных нормах, а право на заявления требования о зачете - в диспозитивной норме Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации".
Таким образом, Федеральный закон исходит из того, что третейское разбирательство, так же как и возбуждение дела в государственном суде, начинается подачей искового заявления, имеющего практически такие же реквизиты, как и обычное исковое заявление, дополненные требованием обоснования компетенции третейского суда.
В Законе РФ "О международном коммерческом арбитраже" начало арбитражного разбирательства поставлено в зависимость от обязательного заявления об исковых требованиях, однако не от предъявления искового заявления, которое может быть представлено позднее. Указанное отличие порядка представления исковых требований в международном коммерческом арбитраже представляется более экономичным способом инициирования третейского (арбитражного) разбирательства, позволяющего быстро, без расходования средств и времени на подготовку полного текста искового заявления начать разбирательство, а трудоемкую подготовку искового заявления осуществить позднее, в согласованный сторонами срок. Именно такой порядок начала разбирательства и подачи собственно текста искового заявления принят в основных ведущих арбитражных центрах мира.

8. Рассмотрение дела в заседании
третейского суда или "по документам"

Рассмотрение дела в заседании третейского суда (арбитража) с участием сторон всецело зависит от усмотрения сторон, которые могут договориться о третейском разбирательстве "по документам". Это означает, что при наличии такой договоренности заседание третейского суда (устное слушание дела) с участием сторон и их представителей для представления доказательств или устных объяснений сторон (прений) проводиться не должно (ст.24 "Слушание и разбирательство по документам" Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже"; ч.2 ст.27 "Участие сторон в заседании третейского суда" Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации").
В случаях, когда дело рассматривается в заседании или в нескольких заседаниях третейского суда, стороны должны быть заблаговременно уведомлены о времени и месте каждого заседания. Каждой стороне, также заблаговременно, должны быть переданы все документы и материалы, представляемые третейскому суду другой стороной.
Порядок ведения заседания в законах не регламентируется и подлежит определению с соблюдением общего подхода к определению правил третейского разбирательства.
От соглашения сторон о рассмотрении дела "по документам" следует отличать рассмотрение дела в отсутствие стороны, не представившей документы и материалы, в том числе не явившейся на заседание третейского суда при условии ее надлежащего извещения о времени и месте проведения заседания третейского суда (default proceedings) (ст.25 "Непредставление документов или неявка сторон" Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже"; ст.25 Последствия непредставления сторонами документов и иных материалов или неявки сторон" ст.25 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации").

9. Протокол заседания третейского суда

Если дело рассматривается в заседании третейского суда, в котором участвуют стороны, его содержание может протоколироваться. Диспозитивная норма о ведении протокола заседания третейского суда есть только в Федеральном законе "О третейских судах в Российской Федерации". Требования к содержанию и правилам составления протокола заседания третейского суда в этом Законе не установлены.
Договоренность сторон о ведении протокола заседания третейского суда, его содержании, порядке составления и подписания может быть достигнута в соответствии с общим подходом к определению правил третейского разбирательства, закрепленным в ст.19 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации". Отсутствие в данном Законе императивных норм об обязательном составлении, о порядке ведения и содержании протокола указывает на недопустимость отождествления доказательственного значения этого процессуального документа в третейском суде и в государственном суде.
Отсутствие законодательно закрепленного требования об обязательности ведения протокола заседания третейского суда дает основание считать основной функцией этого процессуального документа его справочный характер: возможность использования протокола третейского разбирательства сторонами при подготовке к очередному заседанию либо третейскими судьями при составлении решения по делу.
Кроме того, в третейском суде неприменимы установленные для ведения судопроизводства в государственных судах правила:
об уголовной ответственности свидетелей за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложного показания;
об обязанности назначенного третейским судом эксперта принять к производству порученную ему экспертизу;
об основаниях для отвода эксперта, переводчика;
о порядке заявления отвода или самоотвода эксперта, рассмотрения и удовлетворения такого отвода (самоотвода) и другие правила получения и исследования доказательств, которые по смыслу закона применяются только в государственном суде.
Следовательно, отражение в протоколе сведений о совершении в ряде случаев таких процессуальных действий невозможно, а в других - не может иметь того доказательственного значения, которое имеет в государственном суде.
Протокол третейского разбирательства может стать предметом исследования в компетентном государственном суде при рассмотрении заявления об отмене решения третейского суда либо о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда.
Во-первых, по ходатайству обеих сторон третейского разбирательства арбитражный суд может истребовать из третейского суда материалы дела третейского суда при подготовке к судебному разбирательству по делу об отмене решения третейского суда или по делу о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда (ч.2 ст.232 и ч.2 ст.238 АПК).
Во-вторых, копия протокола заседания третейского суда может быть представлена в государственный суд одной из сторон третейского разбирательства. Процессуальное законодательство о представлении доказательств не содержит ограничений в отношении протокола третейского разбирательства.
В тех случаях, когда протокол заседания третейского суда представлен в компетентный государственный суд в качестве письменного доказательства, подлежат применению общие правила ГПК или АПК об оценке доказательств.

10. Правила представления доказательств. Назначение эксперта

Принципиальным отличием третейского разбирательства является предоставление сторонам права договариваться о правилах представления третейскому суду доказательств, включая право на определение их "допустимости, относимости, существенности и значимости". Об этом прямо указано в ч.2 ст.19 Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже". Отсутствие каких-либо положений об относимости и допустимости доказательств в Федеральном законе "О третейских судах в Российской Федерации" также означает возможность согласования их сторонами либо определения составом третейского суда (в отсутствие соглашения сторон) как до начала, так и во время третейского разбирательства.
Обязанность представления доказательств в обоснование заявленных требований и возражений лежит на сторонах третейского разбирательства. Состав третейского суда обязан вынести решение об удовлетворении либо об отказе в удовлетворении исковых требований по представленным сторонами доказательствам (ч.4 ст.25 Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже"; ч.1 ст.28 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации").
На практике согласованные сторонами правила представления доказательств третейскому суду, особенно в международном коммерческом арбитраже, часто представляют собой комбинацию свойственных разным системам права подходов к представлению и исследованию доказательств. Стороны и их представители должны быть предусмотрительными при согласовании правил представления и исследования доказательств в третейском разбирательстве. Иначе они могут столкнуться с необходимостью вести разбирательство по незнакомым правилам представления своей позиции в заседании.
При любой "модели" представления доказательств правила об этом должны удовлетворять требованиям к "надлежащему разбирательству" дела (due process). Это достигается на основе законодательной детализации принципа равноправия сторон применительно к процедуре представления доказательств. Все документы, материалы, информация, представляемые одной стороной, должны быть переданы третейским судом другой стороне.


168

Во-вторых, обе стороны третейского разбирательства могут прийти к выводу, что они не доверяют эксперту, назначенному составом третейского суда.
В-третьих, стороны несут расходы, связанные с проведением экспертизы.
И наконец, именно стороны должны будут нести затраты, связанные с самоотводом третейского судьи, вызванным несвоевременным заключением соглашения сторон об исключении права третейских судей назначать экспертизу. Последнее обстоятельство должно было по замыслу разработчиков обеспечить заключение таких соглашений после избрания (назначения) третейских судей только при наличии весомых оснований*(443).
Положения ст.29 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации" формулировались с учетом аналогичных положений ст.26 "Эксперт, назначенный третейским судом" Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже". В этих статьях регламентируется порядок назначения эксперта (экспертов) "третейским судом", под которым в данном случае понимается назначение эксперта "составом третейского суда". Если соглашением сторон либо правилами третейского разбирательства будет по аналогии с ГПК и АПК предусмотрена возможность поручения проведения экспертизы экспертному учреждению, экспертиза в третейском суде должна проводиться, а экспертное заключение подписываться именно экспертом или экспертами, а не экспертными учреждениями.
К назначенному третейским судом эксперту применяются правила о независимости и беспристрастности третейских судей. В правилах третейского разбирательства следует предусматривать право состава третейского суда разрешать вопрос об отводе эксперта и основания отвода назначенного третейским судом эксперта, который подлежит отводу по тем же основаниям, что и третейский судья.
В ч.2 ст.29 Федерального закона право третейского суда определять вопросы, по которым должно быть дано экспертное заключение, на первый взгляд поставлено в зависимость от соглашения сторон. По смыслу ч.1 ст.26 Закона РФ / Типового закона ЮНСИТРАЛ "О международном коммерческом арбитраже", если третейский суд может назначить эксперта или экспертов для представления ему доклада по конкретным вопросам, поставленные перед экспертом вопросы "определяются третейским судом".
Общая логика ст.29 Федерального закона и анализ применения юридической техники при формулировании ее положений позволяют сделать вывод, что применение положения ч.2 этой статьи производно от реализации третейским судом права назначать для проведения экспертизы одного или нескольких экспертов. Если стороны договариваются о том, что при рассмотрении их спора третейский суд вправе назначить экспертизу, то нелогично было бы при этом не наделять третейский суд правом "определять вопросы, которые подлежат разъяснению экспертом".
Согласно ст.29 Федерального закона "экспертное заключение представляется в письменной форме". Из содержания ч.2 ст.26 Закона РФ / Типового закона ЮНСИТРАЛ "О международном коммерческом арбитраже" следует, что эксперт может представить третейскому суду "свое письменное или устное заключение".
Если стороны не договорились об ином, стороны третейского разбирательства и третейские судьи вправе задавать участвующему в заседании третейского суда эксперту вопросы, связанные с проведением экспертизы и представленным экспертным заключением (ч.2 ст.29 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации"). При этом третейские судьи должны обеспечивать равное отношение к сторонам, предоставление им всех возможностей для изложения своей позиции как условия "справедливого разбирательства дела" "независимым и беспристрастным судом"*(444).
В международном коммерческом арбитраже, в отсутствие договоренности сторон об ином, в ходе устного слушания только сторонам предоставлена возможность задавать вопросы эксперту, назначенному третейским судом (ч.2 ст.26 Закона РФ / Типового закона ЮНСИТРАЛ "О международном коммерческом арбитраже").
В ч.2 ст.29 Федерального закона не предусмотрена установленная для международного коммерческого арбитража возможность, "при отсутствии договоренности сторон об ином", представления сторонами в ходе устного слушания специалистов (expert witnesses) "для дачи показаний по спорным вопросам"*(445). Представляется, что диспозитивный характер указанной нормы позволяет в соответствии с согласованными сторонами правилами третейского разбирательства представлять экспертные заключения, подготовленные специалистами, приглашенными ("назначенными") самими сторонами. Такие специалисты не назначаются третейским судом, а приглашаются ("представляются") самими сторонами. Каждая из сторон сама несет расходы по оплате услуг таких "назначенных" ею экспертов ("party-appointed experts", иначе называемые "expert witnesses").
По аналогии с "несудебной экспертизой" в гражданском и в арбитражном процессе, подготовленные "назначенными" сторонами специалистами "экспертные заключения" подлежат признанию допустимыми в третейском разбирательстве в качестве письменных доказательств*(446).

11. Прекращение третейского разбирательства

Третейское разбирательство прекращается:
а) вынесением окончательного решения по существу спора*(447) либо
б) принимаемым в форме определения (постановления) решением о прекращении третейского разбирательства без вынесения решения по существу спора.
Как правило, определение о прекращении третейского разбирательства принимается составом третейского суда. Однако в некоторых случаях определение о прекращении третейского разбирательства может приниматься лицами, выполняющими функции руководителей (например, президиума, председателя, заместителя председателя) постоянно действующего третейского суда в порядке, определенном правилами постоянно действующего третейского суда.
Без вынесения решения по существу спора разбирательство дела в международном коммерческом арбитраже прекращается:
в случае отказа истца от своего требования (в отсутствие принятого составом третейского суда возражения ответчика);
по договоренности сторон о прекращении третейского разбирательства;
когда состав арбитража находит, что продолжение разбирательства стало по каким-либо причинам ненужным или невозможным (ч.2 ст.32 Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже").
В ст.38 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации" воспроизводятся только первые два из вышеперечисленных оснований.
Следуя логике Закона РФ / Типового закона ЮНСИТРАЛ "О международном коммерческом арбитраже", российский законодатель установил исчерпывающий перечень причин, по которым продолжение третейского разбирательства может стать "ненужным или невозможным". В этот перечень включены следующие основания:
вынесение третейским судом определения об отсутствии у него компетенции рассматривать переданный на его разрешение спор;
принятие третейским судом решения об утверждении мирового соглашения;
ликвидация организации, являющейся стороной третейского разбирательства;
смерть либо признание безвестно отсутствующим гражданина-предпринимателя либо гражданина, являющегося стороной третейского разбирательства;
наличие вступившего в законную силу, принятого по спору между теми же сторонами о том же предмете и по тем же основаниям решения суда общей юрисдикции, арбитражного суда или третейского суда.
Следует обратить внимание на не упомянутые в статьях о прекращении третейского разбирательства, но подразумевавшиеся при их разработке цели, а именно:
а) восстановление течения срока исковой давности, который не считается прерванным в случае прекращения третейского разбирательства без вынесения решения по существу спора;
б) определение начала срока на обращение стороны в другой "компетентный форум" - суд, третейский суд*(448).

_ 4. Решение третейского суда*(449): виды, понятия и термины

1. Термины

Определение термина "решение третейского суда" в законах и в международных договорах, как правило, не приводится. Это в значительной мере обусловлено отсутствием определения термина "арбитражное решение" ("arbitral award") в наиболее "влиятельном" в этой сфере международном договоре - в Нью-Йоркской конвенции "О признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений". По мнению наиболее авторитетного комментатора этой конвенции Альберта ван ден Берга, ключевой момент для определения арбитража (и принимаемых им решений) состоит в том, что в большинстве национальных законов арбитраж понимается как институт, заменяющий судебное разрешение спора*(450).
Авторы проекта Типового закона ЮНСИТРАЛ "О международном коммерческом арбитраже" считали важным включить в текст этого Закона понятие "арбитражное решение", "в особенности для целей определения того, какие виды решений могут быть предметом (объектом) отмены и исполнения"*(451). Однако представители делегаций от разных стран не смогли включить в Типовой закон такое определение, так как не пришли к единому мнению по его содержанию*(452). При этом общим было понимание, что под термином "арбитражное решение" понимается "окончательное арбитражное решение, которое разрешает все вопросы, переданные на рассмотрение арбитражного суда, и любые иные решения арбитражного суда, которые окончательно разрешают существо дела"*(453).
В Законе РФ "О международном коммерческом арбитраже" термин "арбитражное решение" - процессуальная форма, в которую облекается окончательное решение арбитров по спору, при этом спор между сторонами разрешается по существу. Именно в этом значении использованы термины "арбитражное решение на согласованных условиях"*(454), "арбитражное решение"*(455), "арбитражное решение по существу спора"*(456), "окончательное арбитражное решение"*(457), "дополнительное решение"*(458). В тех случаях, когда речь идет о решении по процессуальным вопросам, обычно используются иные, и при этом разные термины: "постановление" и "решение третейского суда"*(459), "решение"*(460).


169

В иностранной доктрине и в законах других стран терминологическое различие между решениями по существу спора и по процессуальным вопросам может как проводиться, так и нет. Термин "арбитражное решение" ("award") может применяться и к решениям по существу спора, и к решениям по процедурным вопросам*(463).
Например, в ст.27 Закона Швеции "Об Арбитраже" (1999) содержится различие между "окончательным арбитражным решением" ("award") и "постановлением" ("decision"). Окончательным арбитражным решением оформляется, во-первых, разрешение вопросов переданных на рассмотрение составу арбитража; во-вторых, прекращение третейского разбирательства без разрешения спора по существу и, в-третьих, утверждение мирового соглашения, заключенного сторонами, при условии, что стороны попросят о таком утверждении. Процессуальными документами, именуемыми "постановлениями", называются решения арбитров по иным процедурным вопросам, т.е. не содержащие окончательного решения по спору и не прекращающие третейского разбирательства.
Судьи российских арбитражных судов должны иметь в виду многообразие терминов для наименования решений третейских судов, которые могут приниматься согласно законам разных стран и регламентам различных постоянно действующих третейских судов. Наиболее часто встречаются документы, именуемые: "обязывающее стороны (binding) окончательное решение" - "final award (sentence definitive)", которым обычно противопоставляются чаще всего имеющие процессуальный характер: "промежуточное решение" - "interim award", "предварительное решение" - "interlocutory order (award)". Употребляется для обозначения решений как по существу заявленных требований, так и по процессуальным вопросам "частичное арбитражное решение" - "partial award".
В каждом конкретном случае правильная квалификация такого решения зависит от его содержания и правил принятия. Например, принципиально тождественны "полные" ("global") и "частичные" ("partial") арбитражные решения (arbitral awards), содержащие окончательный ответ по всем или по части заявленных исковых требований. В обоих случаях арбитражное решение подлежит отмене и/или признанию (исполнению) в соответствии с общими установленными для этого процессуальными правилами*(464). Следует иметь в виду, что, если "частичное (partial)" арбитражное решение оформляет вывод по вопросу процессуального характера, несмотря на его наименование как "арбитражного решения", такое решение не подпадает под установленный для арбитражных решений по существу спора режим их отмены / признания и исполнения. В то же время термины "default award" и "ex parte award" наиболее вероятно будут обозначать окончательное арбитражное решение по существу спора, вынесенное в отсутствие ответчика, надлежащим образом извещенного об арбитражном разбирательстве, времени и месте слушаний по делу. Арбитражное решение на согласованных условиях может называться "consent award".
В иностранной литературе, посвященной вопросам международного коммерческого арбитража, встречается также термин "а-национальное арбитражное решение" - "a-national arbitral award". Синонимами этого термина также являются "наднациональное", "транснациональное", "плавающее" арбитражное решение*(465).
Устойчива традиция использования ряда терминов для наименования решений третейских судей (судов) по процессуальным вопросам. Это могут быть, в частности, "приказ" ("order"), "распоряжение" ("instruction").

2. Порядок принятия решения третейского суда. Подписание решения.
Порядок направления/вручения решения сторонам

<<

стр. 5
(всего 6)

СОДЕРЖАНИЕ

>>