стр. 1
(всего 3)

СОДЕРЖАНИЕ

>>








АРБИТРАЖНЫЙ
ПРОЦЕСС

Под редакцией доктора юридических наук,
профессора В.В.Яркова



Рекомендовано Министерством
общего и профессионального образования
Российской Федерации в качестве учебника
для студентов высших учебных заведений,
обучающихся по специальности «Юриспруденция»




















МОСКВА
ЮРИСТЪ
1998


УДК 347.918 (075.8)
ББК 67.410
А79

Рецензенты:

В.Ф. Яковлев, доктор юридических наук, профессор,
Председатель Высшего Арбитражного Суда РФ;
кафедра гражданского процесса юридического факультета
Санкт-Петербургского государственного университета

Коллектив авторов:

А.В. Абсалямов, судья, первый заместитель председателя Федерального окружного суда Уральского округа – гл. 16 (в соавт. с И.Г. Арсеновым);
И.Г. Арсенов, судья Федерального окружного суда Уральского округа –
гл. 16 (в соавт. с А.В. Абсалямовым);
Е.А. Виноградова, канд. юрид. наук, старший научный сотрудник Института
государства и права РАН – гл. 20;
В.Д. Кайгородов, канд. юрид. наук, доцент кафедры гражданского процесса
УрГЮА - гл. 7, 8, 10, § 2 гл. 14, гл. 15;
Б.Я. Полонский, помощник Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, заслуженный юрист Российской Федерации - гл. 17;
И.В. Решетникова, д-р юрид. наук, профессор кафедры гражданского процесса УрГЮА - гл. 6. 21;
М.Л. Скуратовский, судья, председатель судебного состава Арбитражного суда Свердловской области - гл. 11, 12, § 1 и 3 гл. 14; гл. 18, приложение № 2;
В.В. Ярков, д-р юрид. наук, профессор, зав. кафедрой гражданского процесса УрГЮА - гл. 1-5, 9, 13,19, предисловие, приложение № 1.


Арбитражный процесс: Учебник / Под ред. В.В. Яркова. – А79 М.: Юристъ, 1998. - 480 с.

ISBN 5-7975-0129-5 (в пер.)

Учебник написан на основе программы курса «Арбитражный процесс» для юридических вузов. В учебнике в соответствии с системой действующего законодательства и на основе современных процессуально-правовых концепций ос­вещены все основные институты арбитражного процессуального права. Ссылки на нормативные акты приводятся по состоянию на 1 августа 1998 г.
Для студентов, аспирантов и преподавателей юридических вузов и факуль­тетов, практикующих юристов и всех интересующихся арбитражным процессом.

УДК 347.918 (075.8)
ББК 67.410

© «Юристь», 1998
© Коллектив авторов, 1998

ISBN 5-7975-0129-5


ПРЕДИСЛОВИЕ

Образование системы арбитражных судов как органов хозяйст­венной юрисдикции отражает процесс становления в России незави­симой судебной власти. За относительно небольшой период сформи­ровалась судебно-арбитражная система, правовые основы которой по­лучили подтверждение в Конституции РФ. Все это обусловило не­обходимость научного осмысления деятельности арбитражных судов и практики реализации арбитражного процессуального законодатель­ства. В учебные планы юридических вузов вошла новая дисциплина «Арбитражный процесс», поскольку изучение основ арбитражного процесса в рамках курса гражданского процессуального права стало недостаточным.
По первоначальному замыслу авторы стремились написать не­большой учебник, отражающий лишь особенности арбитражного про­цесса по сравнению с гражданским. Однако работа над учебником показала, что арбитражное процессуальное право приобретает все больше характеристик, отражающих специфические черты арбитражного суда как органа хозяйственной юрисдикции. Некоторые одно­именные с гражданским процессом принципы в арбитражном про­цессе имеют несколько иное содержание; иной характер носят стадии арбитражного процесса, в том числе и связанные с пересмотром су­дебных актов; началось формирование особого производства в рамках арбитражного судопроизводства.
Авторский коллектив в учебнике прежде всего постарался сделать акцент на том особенном, что отражает характеристики собственно арбитражного процессуального права. Ряд общих положений, выра­ботанных в гражданском процессуальном праве и применимых к ар­битражному процессу, в учебнике подробно не раскрываются, например виды соучастия, понятие арбитражных процессуальных правоот­ношений и т.д. Эти вопросы подробно рассмотрены в учебнике «Граж­данский процесс»*.
* См.: Гражданский процесс. Изд. 2-е. / Под ред. К.И. Комиссарова и Ю.К. Осипова. М., 1996.

Изучение арбитражного процесса связано с необходимостью по­мимо учебной литературы изучать и арбитражную практику, пред­ставленную в письмах, обзорах, постановлениях Президиума и Пле­нума Высшего Арбитражного Суда России. Важнейшие из них использованы в данном учебнике*. В учебнике приводится перечень дей­ствующих постановлений, писем, обзоров судебной практики Плену­ма Высшего Арбитражного Суда РФ, имеющих отношение к практике применения норм арбитражного процессуального права. Их изучение необходимо для студентов и полезно для всех читателей, интересу­ющихся арбитражным процессом.
* Несомненно интересным и полезным для изучающих арбитражный процесс будет Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации. Изд. 2-е. / Под ред. В.Ф. Яковлева и М.К. Юкова. М., 1997.

Арбитражный процесс – это разновидность юридической дея­тельности, поэтому одним из результатов изучения арбитражного процессуального права должны быть навыки по подготовке процес­суальных документов, которыми оперируют участники процесса. Сту­денты и другие читатели могут воспользоваться Сборником образцов документов, в котором представлены и документы, используемые в арбитражных судах*.
* См.: Гражданский и арбитражный процесс, нотариат, обязательственные отношения: Образцы документов // Отв. ред. В.В. Ярков. М., 1998 (Глава 2. Документы, используемые в арбитражных судах. Авторы главы – М.Л. Скуратовский). При проведении практических занятий рекомендуем использовать: Арбитражный процесс. Практикум / Под ред. В.Д. Кайгородова. Екатеринбург, 1997.

В учебнике отражены последние изменения в арбитражном про­цессуальном законодательстве, связанные с принятием Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», а также ряда других нормативных актов. Коллектив авторов – практиков и преподавате­лей – желает всем читателям успехов в изучении арбитражного про­цессуального права и благодарит издательство «Юристъ», и прежде всего главного редактора O.K. Павлову, за доброжелательную помощь и поддержку при издании настоящего учебника.

От имени авторского коллектива –
профессор В.В. Ярков


СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ

АПК – Арбитражный процессуальный кодекс РФ
БВС РФ – Бюллетень Верховного Суда РФ
БНА СССР – Бюллетень нормативных актов министерств и ве­домств СССР
ВВС СССР – Ведомости Верховного Совета СССР
Ведомости Съезда н/д и ВС РСФСР - Ведомости Съезда народ­ных депутатов и Верховного Совета РСФСР
Ведомости Съезда н/д и ВС РФ – Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета РФ
ВВАС РФ – Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ
ГК– Гражданский кодекс РФ
ГПК – Гражданский процессуальный кодекс РСФСР
СЗ РФ – Собрание законодательства РФ
СУ РСФСР - Собрание узаконений РСФСР
УК – Уголовный кодекс РФ
УПК – Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР
Глава 1
СИСТЕМА АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

§ 1. Понятие арбитражных судов и их системы

В соответствии со ст. 118 Конституции России правосудие в Рос­сийской Федерации осуществляется только судом. Судебная власть осуществляется посредством конституционного, гражданского, адми­нистративного и уголовного судопроизводства. Из данного консти­туционного положения следует, что деятельность арбитражных судов представляет собой форму осуществления судебной власти в сфере гражданского и административного судопроизводства, а сами арбитражные суды входят в систему органов гражданской юрисдикции.
Арбитражные суды представляют собой особую разновидность судебных органов, осуществляющих судебную власть путем разрешения экономических споров и иных дел, отнесенных к их ведению. Арбитражные суды имеют собственную компетенцию, а порядок судопроизводства в них имеет специфику, установленную Арбитражным процессуальным кодексом (АПК) Российской Федерации. Поэтому можно говорить о том, что по своей правовой природе арбитражные суды – это специализированные суды в рамках системы органов граж­данской юрисдикции*, осуществляющие правосудие в сфере предпри­нимательских отношений. Данное обстоятельство подчеркивалось и в судебно-арбитражной практике. В постановлении № 33 Пленума высшего Арбитражного Суда РФ от 28 сентября 1994 г. указано, что арбитражный суд является специализированным судом по разреше­нию экономических споров, т.е. споров, связанных с предпринима­тельской деятельностью**.
* В соответствии со ст. 26 Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации» допускается создание специализированных федеральных судов но рассмотрению гражданских и уголовных дел. Поэтому понимание арбитражных судов как специализированных в рамках гражданской юрисдикции не связано с их правовым статусом в указанном положении Закона.
** ВВАС РФ. 1995. № 2. С. 43.

Конституция РФ и Федеральный конституционный закон «О су­дебной системе Российской Федерации» относят арбитражные суды к федеральным судам. На уровне субъектов Российской Федерации не могут создаваться судебные органы, наделенные правом разрешения дел, отнесенных к ведению арбитражных судов. Система ар­битражных судов основывается на общих принципах и положени­ях судоустройства и судопроизводства, которые в равной степени действуют и для Конституционного суда, и для судов общей юрис­дикции.
Система арбитражных судов установлена Конституцией РФ, федеральными конституционными законами «О судебной системе в Российской Федерации» и «Об арбитражных судах в Российской Федерации». Арбитражное судопроизводство основывается на соблю­дении установленных федеральными законами правил судопроизвод­ства, содержащихся в АПК и других федеральных законах, в част­ности в Федеральном законе «О несостоятельности (банкротстве)». Арбитражные суды применяют Конституцию РФ, федеральные кон­ституционные и федеральные законы, общепризнанные принципы и нормы международного права и международных договоров Россий­ской Федерации, а также конституции (уставы) и другие законы субъ­ектов Российской Федерации. Судебные постановления арбитраж­ных судов, вступившие в законную силу, признаются обязательными для исполнения на всей территории Российской Федерации. Статус Судей арбитражных судов законодательно закреплен в Законе РФ «О статусе судей в Российской Федерации», а сама система арбит­ражных судов финансируется из федерального бюджета.
Систему арбитражных судов в РФ в настоящее время составляют: Высший Арбитражный Суд РФ; федеральные арбитражные суды округов; арбитражные суды республик, краев, областей, городов федерального значения, автономной области, автономных округов (далее – арбитражные суды субъектов Российской Федерации).
Высший Арбитражный Суд РФ является высшим судебным ор­ганом по разрешению экономических споров и иных дел, подведом­ственных арбитражным судам. Это вышестоящая судебная инстанция по отношению к федеральным арбитражным судам округов и арбит­ражным судам субъектов Российской Федерации. В силу такого пра­вового статуса Высший Арбитражный Суд РФ в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах осуществляет судеб­ный надзор за деятельностью арбитражных судов и дает разъяснения по вопросам судебной практики; в соответствии с федеральным за­коном рассматривает дела в качестве суда первой инстанции, в по­рядке надзора и по вновь открывшимся обстоятельствам. Высший Арбитражный Суд РФ действует в составе Пленума Высшего Ар­битражного Суда РФ, Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ и двух судебных коллегий: по рассмотрению споров, возникающих из гражданских и иных правоотношений и споров, возникающих из административных правоотношений.
Федеральные арбитражные суды округов являются судами по про­верке в кассационной инстанции законности решений арбитражных судов субъектов РФ, принятых ими в первой и апелляционной ин­станциях. Кроме того, федеральный арбитражный суд округа рассмат­ривает дела по вновь открывшимся обстоятельствам. Всего образо­вано 10 федеральных арбитражных судов округов, распространяющих свое действие на определенное количество субъектов Российской Фе­дерации. Например, Федеральный арбитражный суд Уральского ок­руга осуществляет проверку решений, принятых арбитражными су­дами Республики Башкортостан, Коми-Пермяцкого автономного ок­руга, Курганской, Оренбургской, Пермской и Свердловской областей, Удмуртской республики, Челябинской области. Каждый из федераль­ных арбитражных судов округов действует в составе президиума и двух коллегий – по рассмотрению споров, возникающих из граждан­ских и иных правоотношений и возникающих из административных правоотношений.
В субъектах Российской Федерации действуют арбитражные суды республик, краев, областей, городов федерального значения, автоном­ной области, автономных округов. При этом на территориях несколь­ких субъектов РФ судебную власть может осуществлять один арбит­ражный суд, равно как и судебную власть на территории одного субъ­екта РФ могут осуществлять несколько арбитражных судов. Арбит­ражный суд субъекта Федерации рассматривает дела в качестве суда первой и апелляционной инстанции, а также по вновь открывшимся обстоятельствам. В арбитражном суде субъекта РФ действует прези­диум, а также могут быть образованы судебные коллегии по рассмот­рению споров, возникающих из гражданских и иных правоотношений, и по рассмотрению споров, возникающих из административных пра­воотношений.

§ 2. История развития хозяйственной юрисдикции в России

Развитие системы хозяйственной юрисдикции в России, завер­шившееся преобразованием органов государственного арбитража в систему арбитражных судов, отражает процесс становления незави­симой и эффективной судебной власти. История свидетельствует о возможностях разновариантного подхода к разрешению споров между субъектами предпринимательской деятельности. Во многих странах хозяйственные споры разрешаются в рамках общей судебной системы либо с помощью квазисудебных органов, либо специализированными судами (например, по спорам в сфере финансовых, налоговых отно­шений).
Первое упоминание о существовании особых судов для торгового сословия в России, по свидетельству Д.А. Фурсова, имело место в 1135 г.* Как система коммерческие суды в России появились в начале XIX в. Первый коммерческий суд, разрешавший торговые споры, был основан губернатором Новороссии герцогом Ришелье в Одессе в 1808 г. по аналогии с подобными судебными учреждениями, сущест­вовавшими в ту эпоху во Франции**. Указом императора Николая I от 14 мая 1832 г. были утверждены Учреждение коммерческих судов*** и Устав торгового судопроизводства, которые действовали вплоть до 1917 г. После введения в действие судебных уставов (включая Устав гражданского судопроизводства) в 1864 г. все виды торговых судов, за исключением коммерческих, были упразднены. Согласно ст. 28 Ус­тава гражданского судопроизводства в тех местностях, на которые не распространялось ведомство коммерческих судов, спорные дела, от­носящиеся к торговой подсудности, разрешались общими граждан­скими судами. Как писал К.И. Малышев, коммерческие суды по свое­му историческому происхождению были органами сословной юрис­дикции, которая впоследствии стала основываться на развитии тор­говой промышленности****.
* См.: Фурсова Д.А. Из истории арбитражного судоустройства и судопроизводства // ВВАС РФ. 1996. № 1. С. 105.
** См.: Васьковский Е.В. Курс гражданского процесса. М., 1913. С. 273.
*** См.: выдержки из текста данного Указа: ВВАС РФ. 1997. № 10. С. 107-110.
**** См.: Малышев К.И. Курс гражданского судопроизводства: В 3 т. М., 1879. Т. 3. С 222. Цит. по: Тютрюмов И.М. Устав гражданского судопроизводства с законодательными мотивами, разъяснительными мотивами, разъяснениями Правительствующего Сената и комментариями русских юристов. Рига, 1923. Т. 1. С. 308.

В отличие от коммерческих судов Франции, полностью состояв­ших из представителей купечества, аналогичные суды в России были организованы на смешанных началах*. В состав коммерческого суда входили председатель суда, его заместитель (товарищ председателя) и определенное число членов по штату, назначенных правительством и избранных купечеством. Подсудность дел коммерческим судам тол­ковалась достаточно ограничительно. Так, по ряду разъяснений Граж­данского кассационного департамента Правительствующего Сената России под иском из торгового оборота признавался лишь такой иск, который вытекал из сделки, представлявшейся торговою не только по отношению к ответчику, но и по отношению к истцу. При наличии торгового характера сделки только по отношению к одной из сторон иск не признался подсудным коммерческому суду**.
* См.: Насыров Р.В. О коммерческих судах в России // Российский юридический журнал. 1996. № 2. С. 134.
** См.: Тютрюмов И.М. Указ. соч. С. 304.

Количество коммерческих судов увеличивалось, но к началу XX в. их осталось только четыре – в Москве, Петербурге, Варшаве и Одессе. Опыт их работы показал, что торговые дела вполне могут быть раз­решаемы и общими судами. Как свидетельствовал русский уче­ный Е.В. Васьковский, вред, приносимый двойственностью судов, тем больше, что коммерческие суды обособлены, одни и те же зако­ны толковались не всегда одинаково и однородные дела разреша­лись различно. Такие противоречия в судебной практике, по мнению Е.В. Васьковского, подрывали единство правопорядка и нарушали принцип равенства граждан перед законом*.
* См.: Васьковский Е.В. Указ. соч. С. 273, 274.

В 20-е гг. в период новой экономической политики в рамках об­щей судебной системы действовали арбитражные комиссии, к под­судности которых относились дела по спорам между государствен­ными предприятиями и учреждениями. Арбитражные комиссии бы­ли образованы в соответствии с постановлением ЦИК и СНК РСФСР от 21 сентября 1922 г. Деятельность арбитражных комиссий регули­ровалась целым рядом правовых актов: Положением об арбитражных комиссиях по разрешению имущественных споров между государст­венными учреждениями и предприятиями РСФСР от 12 января 1925 г., Положением об Арбитражной комиссии при Совете труда и обороны Союза ССР от 6 мая 1924 г. и др.
Арбитражные комиссии рассматривали дела в составе трех членов с обязательным участием юриста и хозяйственного руководящего ра­ботника. Дела рассматривались по правилам, установленным ГПК, за некоторыми исключениями, вытекавшими из особенностей арбит­ражных комиссий*. При этом подведомственность дел арбитражным комиссиям, по свидетельству А.Г. Гойхбарга, толковалась сугубо ог­раничительно и предпочтение отдавалось разрешению споров в общих судах**.
* См. подробнее: Ельевич М.И. Арбитражные комиссии // Уч. записки Ленинградского юрид. ин-та НКЮ СССР. Вып. 2. Л., 1940. С. 35-61.
** См.: Гойхбарг А.Г. Курс гражданского процесса. М., Л., 1928. С. 160-162. См. также: Гражданский процессуальный кодекс РСФСР. С постатейно-систематизированными материалами / Сост. С.В. Брандербургский и В.Н. Лебедев. М., 1928. С. 82.

В связи с переходом на административные методы регулирования хозяйственных отношений наряду со многими другими структурами рыночной экономики были упразднены и арбитражные комиссии. В 1931 г. образована система органов государственного арбитража, которая выполняла различные функции. Первое положение о госу­дарственном арбитраже было утверждено постановлением ЦИК и СНК СССР от 3 мая 1931 г. Затем принимался ряд других правовых актов, регулировавших деятельность государственного арбитража, последними из которых были Закон СССР «О государственном ар­битраже в СССР» от 30 ноября 1979 г. и Правила рассмотрения хо­зяйственных споров государственными арбитражами, утвержденные 5 июня 1980 г. Советом Министров СССР.
Государственный арбитраж выполнял двойственные функции в системе управления народным хозяйством. С одной стороны, госу­дарственный арбитраж являлся органом государственного управле­ния, наделенным рядом полномочий в сфере хозяйственных отноше­ний (включая право принятия нормативных актов), с другой – раз­решал возникающие в данной сфере споры между предприятиями. Одновременно действовала система ведомственных арбитражей, обес­печивающая разрешение хозяйственных споров между предприятия­ми в рамках одного министерства и ведомства.
В научной литературе той эпохи оживленно обсуждался вопрос о правовой природе органов государственного арбитража. Был вы­сказан значительный диапазон различных мнений: государствен­ный арбитраж рассматривался в качестве органа государственно­го управления; как орган руководства народным хозяйством; в каче­стве органа защиты гражданских имущественных прав; как специ­альный орган, сочетающий в себе черты органа государственного уп­равления и судебного органа и др.* Проблемы, поднимавшиеся спе­циалистами, и подходы, высказанные ими, в особенности тех авторов, которые обосновывали юрисдикционно-судебную природу органов государственного арбитража, стали теоретической основой для реше­ния вопросов преобразования государственного арбитража в арбит­ражный суд.
* См. подробнее: Логинов П.В. Сущность государственного арбитража. М„ 1968;
Каллистратова Р.Ф. Государственный арбитраж. М., 1973; Арбитражный процесс / Под ред. А.А. Добровольского. М., 1973. С. 80-89; Арбитраж в СССР / Под ред. М.С. Шакарян. М., 1981. С. 47-61; Тараненко В.Ф. Арбитраж-орган разрешения хо­зяйственных споров. М., 1982; Арбитраж в СССР / Под ред. К.С. Юдельсона. М., 1984. С. 26-29.

В связи с принятием в 1991-1992 гг. Закона Российской Феде­рации «Об арбитражном суде» и АПК система государственного и ведомственного арбитража была упразднена и преобразована в ар­битражные суды. Потребности становления новой экономики и отказ от административного руководства привели к появлению множества субъектов хозяйственной деятельности, которые находились между собой в отношениях не соподчинения, а координации и равенства. Все это потребовало адекватных форм правового регулирования и разрешения конфликтов между субъектами хозяйственной деятель­ности, включая необходимость создания арбитражных судов. В Кон­ституции Российской Федерации 1993 г. окончательно закреплено самостоятельное место арбитражных судов в системе органов судебной власти России.
Необходимость дальнейшего совершенствования арбитражного процессуального законодательства привела к разработке и принятию 1995 г. двух новых актов: Федерального конституционного закона «Об арбитражных судах в Российской Федерации» и Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, которые являются правовой основой действующей системы арбитражного судоустройства и судопроизводства.
Следует иметь в виду, что хозяйственная юрисдикция не всегда осуществляется только специализированными судебными органами. И в настоящее время отдельные категории экономических споров могут разрешаться помимо арбитражных судов судами общей юрисдикции. Все это вызывает споры о том, насколько потребностям гражданского оборота отвечает существование арбитражных судов как самостоятельных органов судебной власти.
Очень важен вопрос о соотношении таких судов гражданской юрисдикции, как суды общей юрисдикции и арбитражные суды, несущие на себе основное бремя по разрешению споров в сфере гражданского оборота. Здесь высказаны самые различные точки зрения. Некоторые авторы полагают необходимым объединить две судебные системы, по крайней мере, на федеральном уровне*. Другие специалисты отстаивают идею о необходимости осуществлять хозяйственную юрисдикцию в рамках обособленной судебной системы.
* См.: Ярков В.В. Юридические факты в механизме реализации норм гражданско­го процессуального права. Екатеринбург, 1992. С. 144-146; Жуйков В.М. Теоретические и практические проблемы конституционного права на судебную защиту. Автореф. дис… докт. юрид. наук. М., 1997. С. 35, 36; Вершинин А.П. Способы защиты граждан­ских прав в суде. Автореф. дис... докт. юрид. наук. СПб. 1998. С. 46.

Попытаемся суммировать основные доводы «за» и «против» осуществления хозяйственной юрисдикции либо в рамках единой гражданской юрисдикции, либо арбитражными судами самостоятельно. В пользу объединения судов общей юрисдикции и арбитражных обычно приводятся доводы о том, что, во-первых, устраняется почва для возникновения споров о подведомственности, во-вторых, обеспечивает единство правоприменительной практики, в-третьих, система арбитражных судов будет более приближена к непосредственным «потребителям», в-четвертых, в результате объединения двух систем судов снизятся экономические издержки по содержанию двух высших судебных органов.
Доводы «против» в основном связаны, во-первых, с большей эффективностью разбирательства споров предпринимателей в арбитражных судах, поскольку последние более квалифицированны в их разрешении, во-вторых, с нежелательностью изменения Конститу­ции РФ, закрепляющей существующую судебную систему, посколь­ку это может привести к изменениям и других положений Консти­туции, в-третьих, с существованием аналогичных судебных органов в других странах, в-четвертых, с четко наметившейся тенденцией к предметной специализации различных органов гражданской юрис­дикции.
Анализ данных доводов приводит к следующим выводам. Как та­ковое объединение двух судов не разрешит существующих проблем подведомственности, так как в таком случае они трансформируются в проблемы определения подсудности между различными звеньями судов общей юрисдикции.
Что касается обеспечения единства правоприменительной прак­тики, то это действительно серьезная проблема, но она может быть разрешена и другим способом – путем координации деятельности высших судебных органов, в том числе путем принятия совместных постановлений пленумов по разъяснению толкования и применения действующего гражданского законодательства. На необходимость ис­пользования именно такого способа снятия возможных коллизий в правоприменительной практике обращалось внимание в литературе сразу после создания системы арбитражных судов*.
* См.: Яркое В.В. Указ. соч. С. 146.

Преимущества объединения, связанные с «приближением» сис­темы разрешения экономических споров к непосредственным «потре­бителям», также весьма относительны. В любом случае вряд ли воз­можно создавать арбитражные суды непосредственно в районах и го­родах, наподобие системы районных судов первой инстанции. Кроме того, случаев совместного нахождения истца и ответчика в пределах одного города не так много; в силу правил подсудности иски в ос­новном предъявляются по месту нахождения ответчика, которое может и не совпадать с местом нахождения истца, на что справедливо обратил внимание Г.Я. Стоякин*. Поэтому как такового приближения к «потребителям» в результате объединения двух систем без создания арбитражных судов на уровне районов не произойдет.
* См.: Стоякин Г.Я. Рец. на кн.: Бернэм У., Решетникова И.В., Яркое В.В. Судебная реформа: проблемы гражданской юрисдикции. Екатеринбург, 1996 // Вестник Гума­нитарного университета, Серия «Право». 1996. № 1. С. 193.

Данная проблема по спорам мелких предпринимателей может быть разрешена путем изменения правил подведомственности, напри­мер путем передачи дел об обжаловании отказа в государственной регистрации организации и гражданина в качестве индивидуального предпринимателя от арбитражных судов судам общей юрисдикции, организацией работы выездных составов арбитражных судов и т.д. Что касается экономического эффекта от объединения двух судебных систем, то, к сожалению, таких подсчетов пока никто не производил, и поэтому в настоящее время определить его не представляется воз­можным.
Из доводов против объединения двух судебных систем отметим большую специализацию судей арбитражных судов на разрешении эко­номических споров. Ориентация на специализацию судов и судей – по налоговым, семейным, трудовым и прочим спорам – перспектива и отражает современные тенденции развития судебной системы, под­твержденные в Федеральном конституционном законе «О судебной системе Российской Федерации». Не случайно, что и в многосостав­ных судах как общей юрисдикции, так и арбитражных судах склады­вается неформальная специализация судей по разрешению отдельных категорий гражданских, налоговых, семейных, трудовых и других дел. Тенденцию к специализации судебно-арбитражной деятельности от­ражает и введение института арбитражных заседателей.
Заслуживает внимания и довод о сложности изменения дейст­вующей Конституции РФ, которая является достаточно жесткой с точки зрения процедуры внесения в нее изменений. Следует также исходить и из соображений политико-правового характера, что частые трансформации для судов вредны с точки зрения присущей судебной системе инерционности развития. В настоящее время важно макси­мально раскрыть резервы существующей судебной системы прежде всего путем координации деятельности высших судебных органов России. В каждой стране мира в конечном счете складывается своя система гражданской юрисдикции, несущая в себе все присущие дан­ному государству черты, отражающая степень достигнутого общест­венного компромисса при решении вопросов судоустройства и судо­производства. Здесь много не только объективного, но и субъектив­ного, поскольку конкретные решения принимают люди, исходя из самых разных, порой достаточно случайных факторов.
Поэтому ставить вопрос об объединении системы арбитражных судов и судов общей юрисдикции на федеральном уровне следует только с точки зрения теоретической модели будущего, которая может обсуждаться в случае принятия принципиального решения о пере­смотре действующей Конституции РФ в целом. В современный пе­риод такое объединение вряд ли необходимо и возможно, в связи с чем для устранения имеющихся недостатков необходима достаточная координация деятельности высших судебных органов в виде совмест­ных постановлений Пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Ар­битражного Суда РФ. Конституция РФ не запрещает такую координацию, прежде всего по вопросам подведомственности, единства тол­кования и применения права.
В конечном счете при решении вопросов о дуализме или единстве гражданской юрисдикции, связанных с поиском места для арбитраж­ных судов в этой системе, необходим сугубо рациональный подход, отражающий существующие политико-правовые реалии, предметную специализацию судебной системы. Существующая система хозяйст­венной юрисдикции, осуществляемая арбитражными судами как спе­циализированными, действует достаточно эффективно, поэтому в на­стоящее время следует предпринимать меры к ее укреплению и раз­витию.
§ 3. Задачи и основные полномочия арбитражных судов

В соответствии со ст. 2 АПК задачами судопроизводства в арбит­ражном суде являются:
защита нарушенных или оспариваемых прав и законных интере­сов предприятий, учреждений, организаций и граждан в сфере пред­принимательской и иной экономической деятельности;
содействие укреплению законности и предупреждению правона­рушений в сфере предпринимательской и иной экономической дея­тельности.
Приведенные задачи осуществляются арбитражными судами при­сущими им, как и другим органам судебной власти, способами и с помощью полномочий, указанных в арбитражном процессуальном за­конодательстве. Для осуществления этих задач арбитражный суд каж­дого уровня наделен своими, только ему присущими полномочиями. Так, арбитражные суды субъектов Российской Федерации разрешают подведомственные им дела по первой и апелляционной инстанциям, а федеральные арбитражные суды округов осуществляют в кассаци­онном порядке проверку законности решений и постановлений, при­нятых арбитражными судами субъектов РФ в первой и апелляцион­ной инстанциях. Кроме того, указанные арбитражные суды осущест­вляют иные полномочия, предоставленные им законом.
Особое место в судебно-арбитражной системе занимает Высший Арбитражный Суд РФ, который одновременно выполняет целый ряд полномочий. Во-первых, Высший Арбитражный Суд РФ является высшим судебным органом по разрешению экономических споров и иных дел, рассматриваемых арбитражными судами, поскольку в силу правил подсудности ряд категорий дел отнесен к его исключительной компетенции.
Во-вторых, Высший Арбитражный Суд осуществляет в предус­мотренных федеральным законом процессуальных формах судебный надзор за деятельностью арбитражных судов, а также пересматривает по вновь открывшимся обстоятельствам принятые им и вступившие в законную силу судебные акты.
В-третьих, Высший Арбитражный Суд изучает и обобщает прак­тику применения арбитражными судами законов и иных норматив­ных правовых актов, дает разъяснения по вопросам судебной прак­тики.
В-четвертых, Высший Арбитражный Суд разрабатывает предло­жения по совершенствованию законов и иных нормативных актов, осуществляет право законодательной инициативы по вопросам своего ведения; занимается судебной статистикой и организует эту работу в арбитражных судах; осуществляет меры по созданию условий для судебной деятельности арбитражными судами, в том числе по их кад­ровому, организационному, материально-техническому и иным видам обеспечения; в пределах своей компетенции решает вопросы, выте­кающие из международных договоров РФ и осуществляет иные пол­номочия, предоставленные ему Конституцией России и федеральны­ми конституционными законами.
Задачи и полномочия арбитражных судов осуществляют судьи арбитражных судов, назначенные на должность в установленном Кон­ституцией РФ и Федеральным конституционном законом «Об ар­битражных судах в Российской Федерации» порядке. Следует иметь в виду, что организационные функции по обеспечению деятельности арбитражных судов выполняет Высший Арбитражный Суд РФ. Со­зданный в соответствии с Федеральным законом «О Судебном де­партаменте при Верховном Суде Российской Федерации» Судебный департамент имеет полномочия по организационному обеспечению деятельности только в отношении судов общей юрисдикции.

Глава 2
ПРЕДМЕТ И СИСТЕМА АРБИТРАЖНОГО ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРАВА

§ 1. Понятие арбитражного процесса и его стадии

Арбитражный процесс представляет собой разновидность юриди­ческой деятельности, регулируемой нормами арбитражного процес­суального права. Поэтому можно сказать, что арбитражный процесс – это система последовательно осуществляемых процессуальных дей­ствий, совершаемых арбитражным судом и другими участниками су­допроизводства в связи с рассмотрением и разрешением конкретного дела. Из данного определения вытекают следующие признаки арбитражного процесса:
1) одним из его субъектов обязательно является арбитражный суд;
2) действия, которые совершаются судом и участниками процесса, суть, юридические, арбитражные процессуальные действия;
3) предметом, объектом арбитражного процесса являются дела, подведомственные арбитражным судам.
Стадии арбитражного процесса. Арбитражный процесс – не про­сто совокупность действий, урегулированных нормами арбитражного процессуального права, а их определенная система. Процессуальные действия, совершаемые участниками арбитражного процесса, в зави­симости от цели их совершения и содержания образуют стадии ар­битражного процесса. Таким образом, стадия арбитражного процес­са – совокупность процессуальных действий по конкретному делу, объединенных одной целью.
Арбитражный процесс состоит из шести стадий: 1) производство в арбитражном суде первой инстанции; 2) производство в апелляци­онной инстанции; 3) производство в кассационной инстанции; 4) про­изводство в порядке надзора; 5) пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам судебных актов арбитражного суда, вступивших в законную силу; 6) исполнение судебных актов.
Каждая из названных стадий выполняет свои особые функции в системе арбитражного процесса. Стадия производства в арбитражном суде первой инстанции направлена на разрешение спора по существу. В стадии производства в апелляционной инстанции происходит по­вторное рассмотрение дела по существу на основании имеющихся и вновь представленных (при наличии определенных условий) доказательств. Кассационное производство имеет целью проверять закон­ность решений и постановлений, принятых арбитражными судами субъектов РФ в первой и апелляционной инстанциях. Надворное про­изводство – исключительная стадия арбитражного процесса, в кото­рой происходит пересмотр судебных актов арбитражных судов. По смыслу АПК возбуждение надзорного производства возможно только при наличии существенных нарушений материального и процессу­ального права. Пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам су­дебных актов арбитражного суда, вступивших в законную силу, также является стадией арбитражного процесса, ориентированной на ис­правление судебных ошибок.
Стадия исполнения судебных актов арбитражных судов направ­лена на практическую реализацию вынесенных решений, определе­ний, постановлений в действиях обязанных субъектов. Следует иметь в виду, что после принятия Федерального закона «Об исполнитель­ном производстве» и по проекту нового ГПК сфера принудительного исполнения выделена из судебной и организационно отнесена к ис­полнительной власти. Поэтому теоретически данный вопрос нужда­ется теперь в новом осмыслении.
Прохождение дела по всем стадиям арбитражного процесса не яв­ляется обязательным, а определяется в конечном счете заинтересо­ванными лицами – участниками производства по данному делу. Обя­зательно лишь разрешение дела по первой инстанции, и затем – по волеизъявлению истца – исполнение решения арбитражного суда. В свою очередь каждая стадия арбитражного процесса подразделяется на три этапа: возбуждение производства в соответствующей стадии, подготовка дела к рассмотрению и разрешение его в соответствующей стадии.
Степень сложности и количество совершаемых процессуальных действий на каждом этапе развития любой стадии арбитражного про­цесса зависит от задач, которые выполняет конкретная стадия. Наи­более полно регламентируются этапы возбуждения дела, подготовки к разбирательству и самого этапа разбирательства в стадии произ­водства в арбитражном суде первой инстанции. В той либо иной сте­пени возбуждение соответствующей стадии, подготовка к рассмотре­нию и разбирательство имеют место и в последующих стадиях ар­битражного процесса.
Арбитражная процессуальная форма. Рассмотрение подведом­ственных арбитражным судам дел происходит в соответствии с ус­тановленным процессуальным законом правовым регламентом. Та­ким образом, процессуальная форма представляет собой нормативно устанавливаемый порядок осуществления правосудия, выработанный на основе обобщения огромного опыта правоприменения*. Как спра­ведливо отмечает К.И. Комиссаров, процессуальной форме присущи следующие признаки: нормативность, непререкаемость, системность и универсальность**, которые выступают в единстве при правовом ре­гулировании и правореализации. Их раздельная характеристика воз­можна только для целей сугубо теоретического анализа. Основные положения, характерные для гражданской процессуальной формы, в той же степени присущи и арбитражной процессуальной форме, что лишний раз подчеркивает такое ее качество как универсальность, спо­собность быть применимой для разрешения самых различных кате­горий дел, возникающих из отношений гражданского оборота.
* Данное определение дается в соответствии с обоснованным профессором К.И. Комиссаровым понятием гражданской процессуальной формы, сохраняющим свое теоретическое значение. См.: Комиссаров К.И. Последовательно прогрессивное развитие советского гражданского процессуального права // Проблемы действия и совершенствования советского гражданского процессуального нрава. Свердловск, 1982. С. 4.
** См.: Комиссаров К.И. Указ. соч. С. 5.

Нормативность арбитражной процессуальной формы заключается в том, что она устанавливается в законодательстве, причем только определенного уровня. Согласно ст. 3 АПК порядок судопроизводства в арбитражных судах определяется Конституцией РФ, Федеральным конституционным законом об арбитражных судах, АПК и принима­емыми в соответствии с ними другими федеральными законами. Тем самым обеспечивается единство нормативного регламента арбитраж­ного процесса, невозможность регулировать данную сферу путем при­нятия подзаконных нормативных актов. Так, арбитражный процесс не может регулироваться нормативными актами, принимаемыми субъектами Российской Федерации.
Непререкаемость арбитражной процессуальной формы отражает обязательность соблюдения и иных форм реализации процессуальных норм в деятельности участников арбитражного процесса. Осущест­вление процессуальных прав и исполнение процессуальных обязан­ностей должно происходить в соответствии с порядком, установлен­ным арбитражным процессуальным законодательством. В противном случае соответствующее процессуальное действие участника арбит­ражного процесса может не породить тех правовых последствий, на которые оно направлено. Например, возбуждение дела в арбитражном суде или подача апелляционной либо кассационной жалобы должны происходить в соответствии с порядком и в сроки, установленные АПК.
Системность арбитражной процессуальной формы отражает не­обходимость структурировать арбитражный процессуальный регламент, увязанный в единое целое. АПК содержит общий регламент разрешения всех дел, подведомственных арбитражным судам. Разрешение дел о несостоятельности (банкротстве) и об установлении юридических фактов происходит в том же самом общем процессуальном порядке с учетом определенных особенностей. Например, особенности арбитражного судопроизводства при рассмотрения дел о банкротстве установлены Федеральным законом «О несостоятельности (бан­кротстве)».
Универсальность арбитражной процессуальной формы отражает ее применимость к разрешению самых различных дел, подведомст­венных арбитражным судам без какой-либо существенной дифферен­циации, включая дела о банкротстве, с участием иностранных лиц и; т.д. Кроме того, универсальность арбитражной процессуальной формы производна от гражданской процессуальной формы, посколь­ку каждая последующая реформа арбитражного процесса по своим основным составляющим приближает его к гражданскому. При со­вершенствовании гражданской процессуальной формы вполне воз­можно использовать интересные положения арбитражного процесса, которые были здесь впервые апробированы.
Виды судопроизводств в арбитражном процессе. До принятия ныне действующего АПК 1995 г. говорить о наличии видов в арбит­ражном судопроизводстве вряд ли было возможно. Теперь по анало­гии с гражданским судопроизводством можно прийти к выводу, что в арбитражном также наличествует как общее исковое производство, в рамках которого разрешается основная масса спорных дел, так и особое производство, по правилам которого, пусть и незначительно отличающимся от общего процессуального регламента, разрешаются дела об установлении юридических фактов.
В порядке искового судопроизводства рассматривается основное количество подведомственных арбитражным судам дел экономичес­кого характера. Исковое производство возбуждается путем предъяв­ления иска в арбитражном суде истцом к ответчику для разрешения спора о праве. Следует отметить правильное решение законодателя в арбитражном судопроизводстве (в отличие от гражданского), когда к делам экономического характера отнесены не только споры из от­ношений гражданского оборота, но и возникающие из администра­тивных правоотношений. Подобное единство правового регламента для споров как из гражданских, так и административных и иных пра­воотношений оправданно и облегчает процесс правореализации. При этом в рамках искового производства выделяется в отдельный ин­ститут совокупность процессуальных норм, регламентирующих по­рядок разрешения дел о банкротстве.
В порядке особого производства разрешаются дела, в которых от­сутствует спор о праве, а на разрешение суда ставится вопрос об установлении юридического факта (ст. 144 АПК). Данные дела возбуж­даются путем подачи заявления, имеются также особенности по субъ­ектному составу (отсутствие ответчика). Кроме того, можно говорить и о значительной дифференциации и специализации процессуальных норм, регламентирующих рассмотрение арбитражными судами дел о банкротстве (несостоятельности), которые по ряду своих существен­ных характеристик весьма близко примыкают к правилам исполни­тельного производства. Поэтому к делам особого производства в ар­битражном судопроизводстве возможно также отнести и дела о не­состоятельности (банкротстве)*.
* См.: Белых B.C. Правовые основы банкротства юридических лиц. Екатерин­бург, 1996. С. 44.

Выделение двух видов судопроизводства в то же время не должно создавать впечатления о наличии двух замкнутых и не совпадающих по содержанию порядков рассмотрения подведомственных арбитраж­ным судам дел. В целом порядок рассмотрения дел един и регулиру­ется общими правилами арбитражного судопроизводства. Эти общие правила дифференцируются весьма незначительно.

§ 2. Понятие арбитражного процессуального права и его соотношение с другими отраслями российского права

К числу наиболее общих системообразующих признаков отрасли права традиционно относят следующие: предмет, метод, принципы, специфический правовой режим. Любая отрасль права представля­ет собой систему юридических норм, регулирующих определенную группу отношений и действий, т.е. деятельность человека в опреде­ленной сфере. Таким образом, арбитражное процессуальное право – это система юридических норм, регулирующих деятельность арбит­ражного суда и других заинтересованных субъектов, связанную с осу­ществлением правосудия по делам, отнесенным к ведению арбитраж­ных судов. Иначе говоря, арбитражное процессуальное право регу­лирует порядок осуществления арбитражного процесса. Социальное назначение арбитражного процессуального права заключается в том, что через арбитражный процесс происходит реализация норм мате­риального права.
Арбитражное процессуальное право, так же как и гражданское процессуальное, занимает особое место в системе российского права. Арбитражный процесс – своеобразная функция государства, вид чисто государственной деятельности. Нормы материального права (например, гражданского) в основном регламентируют отношения, складывающиеся между субъектами права в гражданском обороте. В отличие от них нормы арбитражного процессуального права направлены на регулирование одного из видов государственной дея­тельности, поскольку осуществление судебной власти – одна из функций государства. Арбитражное процессуальное право входит в систему процессуальных отраслей права наряду с гражданским про­цессуальным, уголовно-процессуальным, административно-процес­суальным, конституционно-процессуальным.
Арбитражное процессуальное право по своим содержательным ха­рактеристикам относится к отраслям права публичноправового ха­рактера, имея вместе с тем определенные элементы частноправового регулирования.
Предмет арбитражного процессуального права – это юридичес­кие процессуальные действия суда и заинтересованных лиц при осу­ществлении правосудия по делам, отнесенным к ведению арбитражных судов, т.е. арбитражный процесс. Таким образом, предмет арбитражного процессуального права в большей степени представляет собой неюри­дическое, объективное понятие, поскольку лежит вне плоскости права, как совокупность системы действий и отношений, складывающихся в связи с осуществлением этой деятельности.
Арбитражное процессуальное право по содержанию не совпадает с одноименной отраслью российского законодательства. В арбитражный процесс в качестве составной части включается исполнительное произ­водство как стадия, на которой происходит реализация судебных актов арбитражных судов. Вместе с тем исполнительное производство входит в систему арбитражного процессуального законодательства лишь по ряду отдельных вопросов (например, порядок выдачи исполнительного листа и его дубликата, поворот исполнения). Исполнительное произ­водство как стадия арбитражного процесса является в основном пред­метом регулирования со стороны исполнительного законодательства как комплексной отрасли российского права.
Метод правового регулирования арбитражного процессуального права в большей степени представляет собой область субъективного. Под методом правового регулирования обычно понимается совокуп­ность юридических способов и приемов регулирования, воздействия на отношения и деятельность, которые являются предметом данной отрасли права.
Метод правового регулирования субъективен в том смысле, что Определяется законодателем в нормах права. Но сам по себе он объ­ективен в том смысле, что к определенным общественным отноше­ниям применим только определенный метод регулирования. Непра­вильный выбор метода правового регулирования приводит к неэф­фективному регулированию конкретных групп отношений.
Выделяются три основных метода правового регулирования: дозволение, запрет и предписание, которые сочетаются в различных вариантах. Арбитражный процессуальный (как и гражданский про­цессуальный) метод правового регулирования сочетает в себе эле­менты императивного (властных предписаний) характера с диспозитивным (дозволительным) началом. Одновременное сочетание в ар­битражном процессуальном методе правового регулирования импе­ративных и диспозитивных, публичноправовых и частноправовых начал объясняется правовой природой арбитражного процессуально­го права.
С одной стороны, арбитражный процесс есть властная деятель­ность арбитражного суда по применению норм материального и про­цессуального права, что предполагает и властное начало в механизме арбитражного процессуального регулирования. С другой – арбитраж­ный процесс есть форма принудительного осуществления субъектив­ных прав в основном тех отраслей права (прежде всего частного), которые строятся на равенстве, диспозитивности их субъектов.
Поскольку взаимоотношения субъектов данных сфер деятельнос­ти строятся на автономии, равенстве и диспозитивности, их процес­суальное положение в определенной степени также строится на этих началах. Поэтому черты материально-правовых методов, например гражданско-правового, проникают в арбитражный процессуальный метод регулирования, включают в него начала диспозитивности. Дан­ное воздействие гражданско-правового метода правового регулиро­вания на гражданско-процессуальный метод регулирования справед­ливо отмечалось В.Ф. Яковлевым* и вполне применимо в современ­ных условиях к содержательной характеристике арбитражного про­цессуального метода правового регулирования.
* См.: Яковлев В.Ф. Гражданско-правовой метод регулирования общественных правоотношений. Свердловск, 1972. С. 151, 152.

Императивные начала метода арбитражного процессуального права в основном проявляются в следующем:
1) процессуальные нормы обеспечивают главенствующее положе­ние арбитражного суда как органа судебной власти;
2) в качестве основных юридических фактов выступают властные процессуальные действия арбитражного суда;
3) арбитражное процессуальное право обеспечивает арбитражно­му суду право контроля за действиями сторон (например, по ст. 37 АПК), а также наделяет арбитражный суд полномочиями по руко­водству процессом;
4) арбитражный процесс основывается на строго определенном процессуальном порядке осуществления правосудия – арбитражной процессуальной форме.
Арбитражный процесс представляет собой сложный комплексный фактический состав, который характеризуется связанностью всех входящих в него элементов и имеет один конечный результат – вынесе­ние решения арбитражного суда. Так называемые формальности в арбитражном процессе имеют большую собственную самоценность, поскольку их соблюдение обеспечивает гарантии законности и объективности. Судьи – тоже люди, и на них вполне допустимо воздей­ствие в какой-либо форме с целью склонить к определенному вари­анту решения. Однако арбитражная процессуальная форма с ее эле­ментами формализма обеспечивает гарантии беспристрастности, сни­жает субъективизм и необъективное судейское усмотрение.
Диспозитивные начала метода арбитражного процессуального права проявляются в основном в следующем:
1) равенство сторон арбитражного процесса в тех возможностях, которые предоставлены им для защиты своих прав и интересов;
2) свобода пользования этими правами, поскольку субъекты арбитражного процессуального права вправе осуществлять либо не осу­ществлять свои права;
3) наличие системы гарантий прав субъектов арбитражного про­цесса. Арбитражное процессуальное право защищает интересы истца в смысле процессуальных гарантий так же, как и интересы ответчика.
Место арбитражного процессуального законодательства в сис­теме российского законодательства. В соответствии с п. «о» ст. 71 Конституции РФ арбитражное процессуальное законодательство отнесено к исключительному ведению Российской Федерации. Субъ­екты Федерации не вправе принимать какие-либо нормативные пра­вовые акты по вопросам, так или иначе входящим в сферу арбитраж­ного процессуального законодательства. Арбитражные суды отнесены к числу федеральных судов, поэтому вполне логично правовое регу­лирование их деятельности также только на общероссийском уровне. Тем самым обеспечивается единство судебной системы и судебной защиты на всей территории государства.
Соотношение арбитражного процессуального права с иными от­раслями российского права. Арбитражное процессуальное право вза­имосвязано с различными отраслями российского права. Уяснение наличия таких взаимосвязей помогает решать вопросы правового регулирования и правоприменения. Так, связь арбитражного процессу­ального и конституционного права проявляется в том, что основные принципы организации и деятельности органов судебной власти устанавливаются в гл. 7 Конституции РФ.
Наиболее тесные генетические и функциональные взаимосвязи существуют между арбитражным процессуальным и гражданским процессуальным правом. Эти две отрасли, входящие в единую семью процессуального права (наряду с уголовно-процессуальным и кон­ституционно-процессуальным), объединяет то, что они регулируют осуществление правосудия в сфере гражданского оборота. Отсюда и ряд общих, так называемых межотраслевых принципов процессуаль­ных отраслей права. Главными субъектами как в арбитражном, так и гражданском процессах являются суды различных инстанций. Неко­торые институты процессуальных отраслей права, например доказа­тельственное, имеют межотраслевой характер*.
* См.: Решетникова И.В. Доказательственное право в гражданском судопроизвод­стве. Екатеринбург, 1997. С, 123-143.

Главным признаком, отличающим уголовно-процессуальное от арбитражного процессуального права, можно считать различный предмет судебной деятельности (уголовное преступление либо граж­данско-правовой спор). Игнорирование этого различия, акцентиро­вание внимания на общих чертах уголовно-, арбитражного и гражданского процессуального права служит теоретическим обосновани­ем концепции судебного нрава как комплексной отрасли правосудия (М.С. Строгович, В.М. Савицкий).
Связи тесного характера существуют между гражданским процес­суальным и арбитражным процессуальным правом в силу значитель­ного сходства их основных принципов и институтов. Каждая реформа арбитражного процессуального законодательства делает арбитражное судопроизводство по своим функциональным характеристикам все более схожим с гражданским, что является вполне позитивной тен­денцией.
Наиболее тесная связь у арбитражного процессуального права су­ществует с гражданским (из отраслей материального права). Данная отрасль права оказывает непосредственное воздействие на содержа­ние норм арбитражного процессуального права. Так, арбитражная процессуальная право- и дееспособность определяются право- и дее­способностью в гражданском праве. Существующие в гражданском законодательстве требования к форме сделок определяют содержание принципа допустимости средств доказывания в арбитражном процес­суальном праве. В свою очередь угроза отказа в судебной защите не оформленных надлежащим образом гражданских прав обеспечивает их удостоверение участниками гражданского оборота в порядке, ус­тановленном законом. Существует множество других проявлений вза­имосвязи материального и процессуального права.
Следует заметить, что в силу тесной взаимосвязи знание арбит­ражного процесса невозможно без предшествующего фундаменталь­ного изучения материального права. Кроме того, необходимо и глу­бокое знание гражданско-процессуального права как исторической ос­новы других процессуальных отраслей. Арбитражный процесс, тре­тейское разбирательство, конституционное правосудие строятся на тех же началах, что и гражданский процесс, генетически восприняв из него основные принципы и институты.
Система арбитражного процессуального права. Система отрасли права представляет собой совокупность всех ее норм и подразделение их на структурные части – в основном, на институты. Система от­расли права традиционно слагается из двух частей: общей и особен­ной. Общая часть арбитражного процессуального права – это система норм и правовых институтов, имеющих целью регулировать наиболее общие черты процессуальных отношений, все стадии арбитражного процесса.
Общая часть включает в себя следующие институты:
1) правосубъектность, определяющая круг субъектов арбитраж­ного процессуального права, арбитражные процессуальные право- и дееспособность;
2) подведомственность;
3) процессуальные сроки;
4) доказательства;
5) судебные расходы;
6) судебные штрафы.
В общую часть включаются также нормы-задачи и нормы-прин­ципы.
Особенная часть арбитражного процессуального права включает в себя нормы, объединяемые в специальные институты. Специальные институты регулируют определенные виды процессуальных отноше­ний. Таких специальных институтов – шесть (сообразно количеству стадий арбитражного процесса): производство в суде первой инстан­ции, производство в апелляционной инстанции, производство в суде кассационной инстанции, производство в суде надзорной инстанции, пересмотр судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам, исполнительное производство.
§ 3. Источники арбитражного процессуального права

Источники арбитражного процессуального права – это правовые акты, содержащие нормы данной отрасли права. Источники арбит­ражного процессуального права разнообразны и делятся на два ос­новных вида; законы и подзаконные нормативные акты. Следует иметь в виду, что согласно ст. 3 АПК порядок судопроизводства в арбитражных судах в Российской Федерации определяется Консти­туцией РФ, Федеральным конституционным законом об арбитраж­ных судах, АПК и принимаемыми в соответствии с ними другими федеральными законами. К числу источников норм арбитражного процессуального права отнесены также международные договоры Российской Федерации.
Такой круг источников норм арбитражного процессуального права отражает характерную особенность, присущую процессуальным отраслям нрава – в качестве основного источника норм любой отрас­ли процессуального права выступает закон. Вместе с тем в ряде слу­чаев в качестве источников норм гражданского процессуального права выступают не только федеральные законы, принятые в соответствии с АПК, но и другие, так или иначе регулирующие вопросы надлежа­щих субъектов, условия возбуждения дела, допустимые доказатель­ства, предмет доказывания и др. В отдельных случаях в качестве ис­точников норм арбитражного процессуального права выступают под­законные и иные акты.
Законы как источники арбитражного процессуального права:
1. Конституция РФ (гл. 7), где закрепляются основные положения о судебной власти, принципах ее функционирования. Конституция РФ теперь подлежит непосредственному применению в судебной практике.
Именно ст. 46 Конституции РФ (ч. 1) как источник арбитражного процессуального права была положена в основу постановления Кон­ституционного Суда РФ от 3 февраля 1998 г. № 5-П по делу о про­верке конституционности ст. 180, 181, п. 3 ч. 1 ст. 187 и ст. 192 АПК, в котором оценивался ряд положений АПК*.
* См.: Российская газета. 1998. 11 февр.

В ряде постановлений Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ содержится ссылка на Конституцию РФ как основание для вы­несения решения по существу (преимущественно в материально-пра­вовом аспекте). Например, в постановлениях Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ приводились ссылки на ст. 54*, 7б**, 120*** либо содержалась ссылка на принципы, закрепленные в Конституции РФ.
* См.: ВВЛС РФ. 1997. № 5. С. 39.
** См.: ВВАС РФ. 1997. № 11.
*** См.: ВВАС РФ. 1997, № 7, С. 33.

2. Федеральные конституционные и федеральные законы, непо­средственно посвященные вопросам арбитражного судоустройства и судопроизводства. Из числа федеральных конституционных законов следует выделить Законы «О судебной системе Российской Федера­ции» и «Об арбитражных судах в Российской Федерации». Первый ус­танавливает основы судебной системы России, второй – непосредствен­но систему арбитражного судоустройства. Из числа всех федеральных законов основным является Арбитражный процессуальный кодекс Рос­сии, который регламентирует порядок арбитражного судопроизводства, а также Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)», ус­танавливающий правила рассмотрения дел данной категории.
3. Иные федеральные законы и законы РФ, которые в той либо иной степени содержат нормы арбитражного процессуального права: «О статусе судей в Российской Федерации», «О государствен­ной пошлине», «О прокуратуре Российской Федерации», «Об акци­онерных обществах», «О рынке ценных бумаг», ГК и иные федераль­ные законы в части, содержащей процессуальные нормы.
Рациональное размещение норм права с точки зрения правил за­конодательной техники предполагает сосредоточение основного мас­сива норм в базовом правовом акте, в качестве которого выступает АПК. Включение части процессуальных норм в иные правовые акты объясняется тем, что подобные нормы имеют специальный характер и применяются только в связи с рассмотрением определенных кате­горий экономических споров. Нет необходимости помещать их в АПК, как не носящих общего характера. Например, в ст. 71 Федерального закона «Об акционерных обществах» определен круг лиц, которые могут быть истцами и ответчиками по косвенным искам в случае при­чинения по вине руководителей акционерного общества убытков об­ществу. Аналогичное положение закреплено в ст. 44 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью».
Подзаконные акты как источники арбитражного процессуаль­ного права:
1. Указы Президента РФ и постановления Правительства РФ. Некоторое время до внесения изменений в Закон РФ «О государст­венной пошлине» ставки государственной пошлины по делам, рас­сматриваемым арбитражным судом, устанавливались Указом Прези­дента Российской Федерации от 17 сентября 1994 г. № 1930 «О го­сударственной пошлине» (ныне утратившим силу). В определенной мере источником норм арбитражного процессуального права является Указ Президента РФ от 14 февраля 1996 г. № 199 «О некоторых мерах по реализации решений об обращении взыскания на имущество ор­ганизаций».
В качестве примера постановления Правительства РФ как источ­ника арбитражного процессуального права можно отметить постанов­ление от 17 февраля 1998 г. № 202 «О государственном органе по делам о банкротстве и финансовому оздоровлению», изданное в связи с введением в действие с 1 марта 1998 г. Федерального закона «О не­состоятельности (банкротстве)». Правительство РФ установило, что государственным органом по делам о банкротстве и финансовому оз­доровлению в соответствии с Федеральным законом «О несостоятель­ности (банкротстве)» является Федеральная служба России по делам о несостоятельности и финансовому оздоровлению. Федеральная служба России по делам о несостоятельности и финансовому оздо­ровлению уполномочена представлять интересы Российской Федерации как кредитора по денежным обязательствам и обязательным платежам при рассмотрении дел о несостоятельности (банкротстве) организаций*.
* См.: ВВАС РФ. 1997, № 8. С. 12.

2. Акты федеральных органов исполнительной власти, например, Инструкция Государственной налоговой службы РФ от 15 мая 1996 г. № 42 «По применению Закона Российской Федерации "О государ­ственной пошлине"».
Постановления Конституционного Суда РФ, судебная практика и разъяснения, акты Высшего Арбитражного Суда РФ.
Источником права в современных условиях становятся судебные прецеденты, выраженные в форме постановлений Конституционного Суда РФ, Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ, пленумов Высшего Арбитражного Суда РФ. В условиях осуществления госу­дарственного устройства России по принципу разделения властей (ст. 10 Конституции РФ) совершенно иначе можно поставить вопрос о правотворческих возможностях суда и роли судебной практики в правовом регулировании и правоприменении. Концепция судебного прецедента оказывается весьма плодотворной. Судебная практика в современных условиях выступает не только в качестве предваритель­ной ступени к последующему нормативному регулированию, но и сама становится непосредственным источником такого регулирования.
Во-первых, суды оказывают воздействие на законодательную и исполнительную власть путем принятия своих актов, контролируя акты иных органов власти. Судебная практика – ориентир для пос­ледующего правотворчества и правоприменения; особенно позитивна в этих процессах роль Конституционного Суда РФ.
Во-вторых, усложняется правовая система. Есть определенные границы детализации законодательных актов, за пределами которых она теряет смысл и закон становится сборником казусов. Гегель спра­ведливо замечал, что «в частном праве так называемое совершенство есть постоянное приближение»*. В настоящее время в федеральных законах и иных нормативных правовых актах невозможно дать пол­ную и исчерпывающую кодификацию всего законодательного мате­риала, решить все вопросы, особенно касающиеся взаимодействия с другими правовыми актами. Судебный прецедент выполняет важней­шие функции во взаимоотношениях с органами исполнительной влас­ти, а постановления Конституционного Суда РФ – с другими орга­нами судебной и законодательной власти.
* Гегель. Философия права, М„ 1990. С. 254.

На значение постановлений Конституционного Суда РФ обра­щалось внимание в письме Высшего Арбитражного Суда РФ от 25 ав­густа 1994 г. № СЗ-7/ОЗ-614 «О вступлении в силу Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Фе­дерации"». Высший Арбитражный Суд РФ подчеркнул, что юриди­ческая сила решений Конституционного Суда РФ такова, что они обязательны на всей территории Российской Федерации для всех представительных, исполнительных и судебных органов государст­венной власти, органов местного самоуправления, предприятий, уч­реждений, организаций, граждан и их объединений (ст. 6). Решение Конституционного Суда РФ окончательно, обжалованию не подле­жит и вступает в силу немедленно после его провозглашения, дей­ствует непосредственно и не требует подтверждения другими орга­нами и должностными лицами. Непосредственное значение таких ре­шений для деятельности арбитражных судов заключается в том, что признание нормативного акта или договора либо отдельных их по­ложений не соответствующими Конституции РФ – основание отме­ны в установленном порядке положений других нормативных актов, основанных на нормативном акте или договоре, признанном некон­ституционным, либо воспроизводящих его или содержащих такие же положения, какие были предметом обращения. Положения этих нор­мативных актов и договоров не могут применяться судами, другими органами и должностными лицами (ч. 2 ст. 87)*.
1 См.: ВВАС РФ. 1994. № 11.

Из постановлений Конституционного Суда РФ, касающихся ар­битражного процессуального права, следует отметить постановле­ние от 3 февраля 1998 г. № 5-П по делу о проверке конституционности ст. 180, 181, п. 3 ч. 1 ст. 187 и ст. 192 АПК. Указанным постановле­нием признан возможным пересмотр по вновь открывшимся обсто­ятельствам постановлений Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ в тех случаях, когда судебный акт принят в результате судебной ошибки, которая не была или не могла быть выявлена ранее*.
* См.: Российская газета. 1998. 11 февр.

Значение источника норм арбитражного процессуального права в части подведомственности имеют также постановление Конститу­ционного Суда РФ от 17 декабря 1996 г.* и определение Конститу­ционного Суда РФ от 6 ноября 1997 г.**, в соответствии с которыми арбитражным судам подведомственны иски государственных налого­вых инспекций и федеральных органов налоговой полиции о взыс­кании с юридических лиц штрафов и сокрытого или заниженного до­хода (прибыли), если на их уплату не имеется согласия налогопла­тельщика.
* СЗ РФ, 1997, № 1. Ст. 197.
** СЗ РФ. 1997. № 50. Ст. 5710.

В постановлениях Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ со­держатся разъяснения по вопросам применения арбитражного процес­суального нрава, обязательные как для арбитражных судов, так и для участников арбитражного процесса. Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ наряду с воспроизведением норм действую­щего законодательства разъясняют недостаточно урегулированные во­просы, способствуют единообразному толкованию норм арбитражного процессуального права. Например, в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 31 октября 1996 г. № 13 «О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в суде первой инстанции» (с изменениями от 9 июля 1997 г.) разъяснены условия принятия к рассмотрению арбитражными судами заявлений об установлении юридических фактов, поскольку данный вопрос прямо в ст. 144 АПК не урегулирован.
Постановлений Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ, по­священных специально вопросам арбитражного процесса, немного. Большинство из них носит комплексный характер и содержит разъяс­нения по вопросам применения и материального, и процессуального права.
В качестве источников норм арбитражного процессуального права интересны и значимы совместные постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ и Пленума Верховного Суда РФ. В аспекте арбитражного процессуального права они в основном имеют значение по вопросам подведомственности, например совместные постановле­ния двух высших судебных органов России от 18 августа 1992 г. «О некоторых вопросах подведомственности дел судам и арбитраж­ным судам», от 1 июля 1996 г. «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Феде­рации», от 2 апреля 1997 г. «О некоторых вопросах применения Фе­дерального закона "Об акционерных обществах"». Принятие совмест­ных постановлений объективно необходимо ввиду существующего ду­ализма органов судебной гражданской юрисдикции, поскольку тре­буется практическая координация вопросов правоприменения.
В отдельных случаях можно сделать вывод о том, что законодатель прямо делегирует правотворческие функции Пленуму Высшего Ар­битражного Суда РФ. Согласно ст. 8 Федерального закона «О вве­дении в действие Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации»* Высшему Арбитражному Суду РФ было поручено провести эксперимент по рассмотрению дел с привлечением арбитражных заседателей, а Пленуму Высшего Арбитражного Суда – опреде­лить порядок проведения эксперимента, утвердить перечень судов, в которых он проводится и список арбитражных заседателей. Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ постановлением от 5 сентября 1996 г. (с изменениями и дополнениями от 20 марта 1997 г.) утвердил Положение об эксперименте по рассмотрению дел с привлечением арбитражных заседателей.
* В качестве правовой основы участия арбитражных заседателей и арбитражном судопроизводстве и дополнительной нормативной основе для проведения данного эксперимента выступает также более поздний Федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации».

Указанное Положение представляет собой правовой акт норма­тивного характера, поскольку ему присущи все признаки такового. В Положении в общеобязательном плане урегулированы основные вопросы участия арбитражных заседателей в арбитражном судопро­изводстве на период проведения данного правового эксперимента.
Значение источника норм арбитражного процессуального права имеет Регламент арбитражных судов, утверждаемый в соответствии со ст. 13 Федерального конституционного закона «Об арбитражных судах в Российской Федерации» Пленумом Высшего Арбитражного Суда по представлению Председателя Высшего Арбитражного Суда РФ. Ныне действующий Регламент арбитражных судов утвержден постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 5 июня 1996 г. № 7.
Международные соглашения и договоры по вопросам арбитраж­ного процесса. В рамках Содружества Независимых Государств за­ключены Соглашение о порядке разрешения споров, связанных с осу­ществлением хозяйственной деятельности (Киев, 20 марта 1992 г.), и Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по граж­данским, семейным и уголовным делам (Минск, 22 января 1993 г.)*. В письме Высшего Арбитражного Суда РФ от 16 августа 1995 г. № ОМ-230 «О перечне международных договоров, в исполнении ко­торых участвуют арбитражные суды» приведен перечень таких дого­воров и соглашений**.
* См.; Российский юридический журнал. 1993. № 2. С. 104-122.
** ВВАС РФ. 1995. № 11. С. 82-85.

Правовые акты Союза ССР. В постановлении Верховного Совета РСФСР от 12 декабря 1991 г. «О ратификации Соглашения о созда­нии Содружества Независимых Государств» было определено, что на территории РСФСР нормы бывшего Союза ССР применяются в части, не противоречащей Конституции РСФСР, законодательству РСФСР и данному Соглашению. Актов Союза ССР как источников арбитражного процессуального права крайне мало в связи с тем, что как таковое арбитражное процессуальное законодательство относи­лось к ведению России и начало складываться только в конце 1991 г., после принятия первого Закона РСФСР об арбитражных судах.
В качестве достаточно редкого примера акта Союза ССР можно привести Устав внутреннего водного транспорта Союза ССР, утверж­денный постановлением Совета Министров СССР от 15 октября 1955 г. № 1801 (с последующими изменениями)*, в гл. Х которого установлен обязательный претензионный порядок разрешения спо­ров, возникающих в данной сфере. Ряд других актов Союза ССР, например Устав железных дорог СССР и др., утратили свое регули­рующее значение в связи с принятием по данным вопросам феде­ральных законов.
* Данный правовой акт – основание для применения претензионного порядка в соответствии со ст. 5 Федерального закона «О «ведении в действие Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации;. (Российская газета. 1996. 16 мая).

В заключение еще раз подчеркнем, что основной источник арбит­ражного процессуального права – это федеральные законы. В этом существенное отличие источников арбитражного процессуального от других отраслей права, например административного, налогового. Следует также отметить значительную устойчивость, стабильность и преемственность в процессе обновления нормативной основы арбит­ражного процессуального права по сравнению с основными отраслями материального права.

§ 4. Наука арбитражного процессуального права, ее предмет и система

Понятие науки арбитражного процессуального права. Наука ар­битражного процессуального права представляет собой самостоятель­ную отрасль юридической науки, которая занимается изучением ар­битражного процессуального права. Предмет науки арбитражного процессуального права слагается из следующих элементов:
1) одноименная отрасль права–арбитражное процессуальное право;
2) судебная практика по реализации норм арбитражного процес­суального права;
3) социальная практика, связанная с действием арбитражного про­цессуального права, осуществлением судебной власти в сфере граж­данской юрисдикции. Главным в предмете науки арбитражного про­цессуального права в настоящее время является изучение механизма осуществления судебной власти в сфере гражданской юрисдикции.
На предмет науки арбитражного процессуального права влияет ее метод. Метод науки процессуального права – это общенаучный метод познания – диалектика Гегеля. Применяется также исторический метод, связанный с рассмотрением вопросов в их развитии и становлении.
Наука арбитражного процессуального права изучает судебную и социальную практику, связанную с функционированием суда, эффек­тивность действия норм арбитражного процессуального права. Ис­следуются также иностранное законодательство и практика функци­онирования хозяйственной юрисдикции за рубежом. Проведение сравнительно-правовых исследований по арбитражному процессу об­легчается сходством терминологии и основных институтов арбитраж­ного процессуального права. Наукой арбитражного процессуального права изучаются иные формы защиты гражданских прав и деятель­ности органов гражданской юрисдикции: третейских судов, судов общей юрисдикции и других органов, так или иначе осуществляющих хозяйственную юрисдикцию.
Таким образом, предмет науки арбитражного процессуального права – это арбитражное процессуальное право в его неразрывной связи с другими общественными явлениями, в его историческом раз­витии и практическом применении.
Наука арбитражного процессуального права сравнительно молода, уровень доктринального осмысления ее проблем даже не сопоставим с аналогичным уровнем, достигнутым в науке гражданского процессуаль­ного права. Это преимущество для молодых исследователей, которые могут заняться разработкой полноценной и фундаментальной по своему характеру теории хозяйственной юрисдикции, оценивая современные социально-юридические явления с рациональных позиций.
По ряду крупных научных проблем может и не быть необходи­мости их самостоятельной разработки применительно к арбитражно­му процессуальному праву, например учение об исках, доказательст­вах, подведомственности, межотраслевых принципах арбитражного судопроизводства. Указанные проблемы получили достаточно глубо­кое решение в науке гражданского процессуального права. Более пер­спективным является научная разработка таких проблем, которые специфичны для науки арбитражного процессуального права, напри­мер обоснование самостоятельного характера и места хозяйственной юрисдикции, проблем пересмотра судебных актов и др.
Из наиболее видных ученых, которые стояли у истоков науки ар­битражного процессуального права в России, следует отметить Т.Е. Абову, Л.Т. Боннера, А.А. Добровольского, И.М. Зайцева, Р.Ф. Каллистратову, П.В. Логинова, И.Г. Побирченко, В.Ф. Тараненко, М.С. Фальковича, К.С. Юдельсона и др. Большинство указанных ученых известны как специалисты не только в науке арбитражного процессуального, но и гражданского процессуального права, что сразу генетически определяло взаимосвязи доктринального осмысления со­ответствующей научной проблематики. В настоящее время вопросы теоретических и прикладных проблем науки арбитражного процессуального права активно разрабатывают такие ученые, как М.И. Кле­андров*, В.К, Пучинский, М.К. Треушников, В.М. Шерстюк и другие специалисты, преимущественно практики – судьи и сотрудники ар­битражных судов различного уровня.
* Интересен ученик М.И. Клеандрова «Арбитражный процесс» (Тюмень, 1996), в котором автор не только рассматривает основные проблемы современного арбитражного судоустройства и судопроизводства, но и делает попытку социально- юридического прогнозировании будущего арбитражного процесса.

К числу наиболее интересных и перспективных в научном плане проблем помимо создания теории собственно хозяйственной юрис­дикции, позволяющей понять необходимость ее функционирования в какой-либо организационной и правовой форме, можно отнести также проблемы понятия и содержания принципов арбитражного про­цессуального права; разграничение подведомственности между арбит­ражными судами и иными органами судебной власти, другими орга­нами гражданской юрисдикции; проблемы использования различных до- и внесудебных форм урегулирования экономических споров; спе­циализацию в рамках органов хозяйственной юрисдикции; поиск путей рационализации и оптимизации арбитражной процессуальной формы; коллегиальность и участие арбитражных заседателей в арбитражном судопроизводстве; возможности и необходимость диффе­ренциации арбитражной процессуальной формы в связи с появлением особого производства, производства по делам о банкротстве и т.д.; соотношение частного и публичного в хозяйственной юрисдикции; частноправовые формы разрешения экономических споров; проблемы устранения судебных ошибок в арбитражном процессе и соотношение различных форм пересмотра судебных актов арбитражных судов; про­блемы реализации актов арбитражных судов.
Интересным теоретико-прикладным направлением научных ис­следований может стать изучение особенностей рассмотрения и раз­решения отдельных категорий дел, подведомственных арбитражным судам. Такие работы, количество которых весьма значительно в науке гражданского процессуального права, позволяют проследить действие норм арбитражного процессуального права и взаимосвязи реализации процессуальных и материальных норм в связи с разрешением какой-либо категории дел. Безусловно, есть ряд и других проблем теорети­ко-прикладного характера, которые будут возникать по мере совер­шенствования и развития арбитражного процессуального законода­тельства.
Система науки арбитражного процессуального права. Система науки арбитражного процессуального права представляет собой круг вопросов, изучением которых занимается наука. Система науки строится применительно к системе арбитражного процессуального права с включением в нее других составных частей предмета этой науки.
Система науки арбитражного процессуального права включает в себя:
1) общую часть (предмет, метод, система науки, история ее раз­вития, задачи, предмет и принципы арбитражного процессуального права, иные вопросы общей части права как отрасли);
2) особенную часть – работы по исследованию специальных ин­ститутов арбитражного процессуального права. Таких специальных институтов – шесть (сообразно количеству стадий арбитражного про­цесса);
3) деятельность иных органов гражданской юрисдикции по защи­те гражданских (в широком смысле) прав: третейских судов, судов общей юрисдикции, квазисудебных органов;
4) разрешение споров с участием предпринимателей за рубежом.
Необходимо разграничивать три основных понятия: арбитражный процесс, арбитражное процессуальное право, наука арбитражного процессуального права. Арбитражный процесс – это система юриди­ческих действий арбитражного суда и других заинтересованных лиц, урегулированных нормами арбитражного процессуального права, складывающихся между арбитражным судом и иными субъектами по поводу разрешения дел, отнесенных к ведению арбитражных судов. Арбитражное процессуальное право – это совокупность юридических норм, регулирующих арбитражный процесс. Наука арбитражного процессуального права – система знаний об арбитражном процессу­альном праве и некоторых других вопросах.
Следует также различать и не смешивать три системы. Система арбитражного процесса представляет собой совокупность всех его стадий, объединенных единой целью – разрешение дел, отнесенных к ведению арбитражных судов по существу. Система арбитражного процессуального права – это совокупность всех норм отрасли и под­разделение их на структурные части. Система науки арбитражного процессуального права представляет собой круг вопросов, изучением которых занимается.

Глава 3
ПРИНЦИПЫ АРБИТРАЖНОГО ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРАВА
§ 1. Понятие и система принципов арбитражного процессуального права

В каждой отрасли права выделяются основополагающие начала, определяющие содержание норм данной отрасли права, ее место, роль и назначение в системе права, характеризующие содержание право­применения и правореализационного процесса в целом. Такие основ­ные начала отрасли права, объективированные и отраженные в со­держании ее норм, получили название принципов права. Принципы любой отрасли права имеют важнейшее значение для построения нор­мативной основы любой отрасли и ее применения. Они выступают в качестве своеобразной несущей основы, на которых строится норма­тивная база той или иной отрасли права.
Длительное время вопрос о принципах во многом имел идеоло­гическое значение, что затрудняло его понимание и осмысление. В на­стоящее время пришло время научного изучения принципов права, в том числе арбитражного процессуального, с учетом истории разви­тия и новых социально-экономических реалий нашего государства.
О принципах в советский период развития науки гражданского и арбитражного процессуального права издано достаточно много работ: М.Г. Авдюкова, А.Т. Боннера, М.А. Гурвича, А.Ф. Клейнмана, К.И. Комиссарова, Ю.К. Осипова, В.М. Семенова, В.Ф., Тараненко, Н.А. Чечиной, К.С. Юдельсона и многих других, но наиболее инте­ресный анализ понятия, системы и содержания отдельных принци­пов гражданского процессуального права был сделан профессором В.М. Семеновым в его многочисленных работах по этой тематике*. Значительная часть обоснованных В.М.Семеновым положений впол­не применима к пониманию современной системы принципов арбит­ражного процессуального права.
* См, одну из самых значительных работ но данной теме: Семенов В.М. Конституционные принципы гражданского судопроизводства. М., 1982.

Сложно дать какое-либо однозначное и исчерпывающее опреде­ление принципов арбитражного процессуального права, так как оно всегда будет грешить неполнотой. Следует остановиться на наиболее общих и важнейших чертах понятия принципов арбитражного про­цессуального права, которые разработаны в науке гражданского и ар­битражного процессов.
1. Принципы – это исторические категории, выработанные на протяжении длительного развития гражданского процесса. В этом смысле они являются элементом человеческой культуры, ценностями идеологического порядка, таких как разделение властей, правовое го­сударство, гражданское общество, равенство, независимость и диспозитивность субъектов гражданского общества.
2. Принципы - это такие идеи, которые закреплены в нормах ар­битражного процессуального права и имеют нормативный характер. Принципы закреплены в Конституции РФ, федеральных консти­туционных законах «О судебной системе Российской Федерации» и «Об арбитражных судах в Российской Федерации», АПК.
Способ нормативного закрепления принципов арбитражного про­цессуального права в нормативной ткани законодательства может быть двояким. Во-первых, есть принципы, которые непосредственно формулируются в нормах права в виде конкретных нормативных предписаний, например принципы независимости судей арбитражно­го суда, равенства перед законом и судом. Это так называемые нормы-принципы. Во-вторых, понятие принципов выводится из содержания ряда норм арбитражного процессуального права, например принцип диспозитивности.
Важная особенность принципов арбитражного процессуального права - то обстоятельство, что они воплощают в себе особенности данной отрасли права с юридической стороны, дополнительно харак­теризуют арбитражное процессуальное право как отрасль права.
Можно дать следующее определение принципов арбитражного процессуального права - это закрепленные в нормах арбитражного процессуального права правовые положения, касающиеся отправле­ния правосудия в сфере хозяйственной юрисдикции и отражающие особенности данной отрасли права.
Значение принципов арбитражного процессуального права двояко и заключается в следующем: 1) принципы являются ориентиром в нормотворческой деятельности при совершенствовании арбитражно­го процессуального законодательства; 2) принципы позволяют арбит­ражному суду обеспечить правильное понимание арбитражного про­цессуального законодательства и верно его применять в соответствии с действительным смыслом.
Система принципов арбитражного процессуального права. Принципы состоят между собой в определенной взаимосвязи, обу­словленной различными факторами объективного порядка. Система принципов - это совокупность всех принципов арбитражного процессуального права в их взаимосвязи и взаимообусловленности. В юри­дической науке существуют самые различные взгляды на систему принципов и их количество, поскольку возможны самые различные их классификации, например: (1) на судоустройственные и судопро­изводственные, т.е. по функциональному признаку, (2) по сфере дей­ствия, (3) по правовому источнику, в котором закреплено содержание принципа.
На современном уровне развития системы гражданской юрисдик­ции можно говорить о значительной общности принципов организа­ции и деятельности органов гражданской юрисдикции, которые со­впадают по многим своим составляющим. В гражданском и арбит­ражном процессуальном нраве в настоящее время практически отсутствуют отраслевые принципы, которые в основном приобрели меж­отраслевой характер, действуя во всех сферах гражданской юрисдик­ции. Например, принцип диспозитивности характерен не только для гражданского процессуального, но и для арбитражного процессуаль­ного права, а также конституционного судопроизводства, нотариаль­ного производства, третейского разбирательства, исполнительного производства. То же самое относится к принципам состязательности и равноправия сторон, которые приобрели не только межотраслевой, но и конституционный характер (ст. 19 и 123 Конституции РФ). Из­ложенное объясняется значительным сходством арбитражной процес­суальной и гражданской процессуальной форм, единством основных начал деятельности всех органов судебной власти.
Ряд принципов постепенно трансформировался и изменился под влиянием социально-правовых реалий и законодательства. Например, принцип процессуальной активности суда в гражданском процессе, справедливо обоснованный В.М. Семеновым и соответствовавший имевшему место в советский период уровню законодательства и задач суда, трансформировался в ходе судебно-правовой реформы в прин­цип судейского руководства. Другой основополагающий процессуаль­ный принцип объективной истины фактически свелся к установлению юридической истины, соответствующей материалам дела. Такое раз­витие весьма симптоматично и отражает новые социально-правовые реалии, в которых действуют органы судебной власти при осущест­влении правосудия.
Сохраняется сложившееся деление принципов на:
1) общеправовые – действующие во всех без исключения отрас­лях права, например законности;
2) межотраслевые – закрепленные в нормах нескольких отраслей права, как правило, близких по характеру. Сюда относятся практи­чески все принципы судоустройственного характера, закрепленные в ГПК, АПК, Федеральном конституционном законе «О Конститу­ционном Суде Российской Федерации», например гласность судеб­ного разбирательства, а также принципы судопроизводственного ха­рактера;
3) отраслевые – закреплены в нормах только одной конкретной отрасли права. Ранее в арбитражном процессуальном праве к таковым относили целый ряд принципов, например принципы арбитрирования*, доарбитражного урегулирования**, однако теперь все они утра­тили свое значение, поскольку не имеют нормативной основы. Поэтому в настоящее время выделить сугубо отраслевые принципы для арбитражного процессуального права, которые не были бы одновре­менно присущи и другим отраслям процессуального права (входящим в сферу гражданской юрисдикции) вряд ли возможно.
* См.: Арбитражный процесс / Под ред. А.А. Добровольского. С. 45, 46; Тараненко В.Ф. Арбитраж - орган разрешения хозяйственных споров. М., 1982. С. 35 -50;
** См.: Арбитраж в СССР / Под ред. К.С. Юдельсона. М., 1984. С. 54. 55.

Вместе с тем следует отметить некоторое отличие в содержании ряда одноименных принципов, а также новые акценты в самом их названии, также определяемом сущностными чертами арбитражной процессуальной формы. Принцип сочетания коллегиального и еди­ноличного рассмотрения дел в арбитражном процессуальном праве отличается от одноименного принципа в гражданском процессуаль­ном праве тем, что коллегиальность в арбитражном судопроизводстве обеспечивается, во-первых, за счет участия арбитражных заседателей (которые имеют очень мало общего с народными заседателями), во-вторых, за счет коллегиального рассмотрения некоторых категорий дел в арбитражных судах субъектов РФ коллегией из трех профес­сиональных судей. То же самое касается отличий принципа устности судебного разбирательства в гражданском процессуальном праве от принципа сочетания устности и письменности судебного разбиратель­ства в арбитражном процессуальном праве, который характеризует специфику арбитражного процесса, связанную с преимущественным исследованием в ходе процесса письменных доказательств. В АПК не предусмотрена процедура оглашения письменных доказательств, установленная в ст. 175, 176 ГПК;
4) принципы отдельных институтов арбитражного процессуаль­ного права, например принципы межотраслевых институтов подве­домственности (разрешения споров о праве и иных дел преимущест­венно государственными органами), института доказательств (допус­тимости средств доказывания, относимости доказательств).
При классификации принципов на конституционные и закреп­ленные в отраслевом законодательстве отметим расширение числа конституционных принципов – это наиболее важные принципы межотраслевого характера, имеющие особое политико-правовое значение. Ввиду значения судебной власти эти важнейшие начала ее функци­онирования непосредственно закреплены прямо в Конституции РФ. К их числу относятся: осуществление правосудия только судом (ст. 118); независимость судей и подчинение их только Конституции и федеральному закону (ст. 120); несменяемость судей (ст. 121); глас­ность судебного разбирательства (ст. 123); состязательность и равно­правие сторон (ст. 19, 123).
Для учебных целей наиболее понятной является классификация принципов арбитражного процессуального права на судоустройственные и судопроизводственные. К числу судоустройственных принципов арбитражного процессуального права относятся; осуществление пра­восудия только судом; независимость судей и подчинение их только Конституции РФ и федеральному закону; гласность судебного разби­рательства; сочетание коллегиального и единоличного рассмотрения дел в арбитражных судах; государственный язык судопроизводства; равенство участников арбитражного процесса перед законом и судом.
К числу судопроизводственных принципов арбитражного процес­суального права относятся: диспозитивность; состязательность; до­ступность судебной защиты прав и законных интересов; юридическая истина; судейское руководство; равноправие сторон арбитражного процесса; сочетание устности и письменности судебного разбиратель­ства; непрерывность судебного разбирательства; непосредственность исследования доказательств.

§ 2. Характеристика отдельных принципов арбитражного процессуального права
2.1. Судоустройственные принципы арбитражного процессуального права

Принцип осуществления правосудия только судом представляет собой такое правило, по которому реализация полномочий, отнесен­ных к ведению органов судебной власти, может осуществляться толь­ко судами, созданными в соответствии с законом. Данный принцип характеризует место органов судебной власти в системе разделения властей, когда (в наиболее обобщенном виде) органы законодательной власти должны принимать нормативные акты, органы исполнитель­ной власти обеспечивают их практическую реализацию, а органы су­дебной власти разрешают конфликты.
Применительно к арбитражному процессуальному праву данный принцип закрепляет, что по делам в сфере хозяйственной юрисдик­ции, отнесенным к ведению арбитражных судов, только арбитражный суд вправе осуществлять правосудие.
В соответствии со смыслом ст. 118 Конституции РФ и ст. 1 Фе­дерального конституционного закона «О судебной системе Россий­ской Федерации» судебная власть в России в сфере хозяйственной юрисдикции (по делам, отнесенным к ведению арбитражных судов) может осуществляться только арбитражными судами в лице арбит­ражных судей и привлекаемых в установленном законом порядке к осуществлению правосудия арбитражных заседателей. Никакие дру­гие органы и лица не вправе принимать на себя осуществление пра­восудия. Не допускается создание каких-либо чрезвычайных судов. Судебная власть самостоятельна и осуществляется независимо от за­конодательной и исполнительной властей. Тем самым законодатель обеспечивает специализацию каждого из государственных и судебных органов на решении определенного круга вопросов, не допуская пере­сечение их компетенции.
В ряде случаев дела, отнесенные к ведению арбитражных судов, могут разрешаться другими органами, например третейскими судами, в том числе международными коммерческими арбитражами, органами административной юрисдикции. Однако деятельность указанных ор­ганов по разрешению правовых конфликтов не является правосудием и не может лишить заинтересованных лиц права на обращение в ар­битражный суд за защитой.
Так, согласно ст. 23 АПК по соглашению сторон возникший или могущий возникнуть спор, вытекающий из гражданских правоотно­шений и подведомственный арбитражному суду, до принятия им ре­шения может быть передан сторонами на рассмотрение третейского суда. При этом деятельность третейских судов не является правосу­дием, а третейское разбирательство – судебным процессом. Такая де­ятельность по своей правовой природе – форма частного правопри­менения, основанная на соглашении сторон. В конечном счете реше­ния третейских судов в той либо иной степени подконтрольны ар­битражным судам при решении вопросов о выдаче исполнительного листа ко взысканию.
То же самое относится к деятельности административных юрис­дикции, наделенных правом разрешения в предварительном порядке споров в сфере гражданского оборота. В конечном счете их решения могут быть оспорены в суде (п. 2 ст. 11 ГК), и заинтересованные лица вправе апеллировать к правосудию в лице компетентного арбитраж­ного суда.
Принцип независимости судей и подчинения их только Консти­туции РФ и федеральному закону представляет собой такое правило, согласно которому судьи при осуществлении правосудия принимают судебные акты без влияния каких-либо других органов и лиц и ос­новываясь только на нормативных актах определенного уровня.
Данный принцип сочетает в себе одновременно два начала: неза­висимость судей, которая в то же время одновременно ограничивается необходимостью их подчинения Конституции РФ и федеральным за­конам. Какое бы то ни было постороннее воздействие на судей ар­битражных судов, вмешательство в их деятельность любых государ­ственных органов, органов местного самоуправления и иных органов, организаций, должностных лиц или граждан недопустимы и влекут за собой установленную законом ответственность. Гарантии незави­симости судей арбитражного суда устанавливаются Федеральным за­коном «О статусе судей в Российской Федерации», а также законо­дательством об арбитражном судоустройстве и судопроизводстве.
Вместе с тем судьи не свободны при осуществлении своих функ­ций и вынесении решения – они связаны Конституцией РФ и феде­ральным законом, которые определяют формы и пределы реализации предоставленных им полномочий. Не случайно, что процессуальное законодательство при регулировании полномочий суда в основном использует метод предписания с целью снизить возможности прояв­ления судейского усмотрения. Кроме того, в соответствии со ст. 15 Конституции РФ она имеет высшую юридическую силу, прямое дей­ствие и применяется на всей территории Российской Федерации. Если арбитражный суд при рассмотрении дела установит несоответ­ствие акта государственного или иного органа, а равно должностного лица Конституции РФ, федеральным конституционным и федераль­ным законам, общепризнанным принципам и нормам международно­го права, международному договору России, конституции (уставу) субъекта РФ, закону субъекта РФ, то он должен принять решение в соответствии с правовыми положениями, имеющими наибольшую юридическую силу. Данное положение следует из ст. 5 Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федера­ции» и ст. 11 АПК.
Гарантии независимости судей, включая арбитражных судов, тра­диционно подразделяются на политические, экономические и право­вые. К политическим относится закрепление в Конституции РФ прин­ципа разделения властей и независимости судебной власти от власти исполнительной и законодательной. Кроме того, судья не вправе быть депутатом, принадлежать к политическим партиям и движениям, осу­ществлять предпринимательскую деятельность, а также совмещать работу в должности судьи с другой оплачиваемой работой, кроме на­учной, преподавательской, литературной и иной творческой деятель­ности, а также ряд других гарантий.
К экономическим гарантиям относится предоставление судье за счет государства материального и социального обеспечения, соответ­ствующего его высокому статусу.
К юридическим гарантиям независимости судей арбитражных судов относится целый ряд нормативных предписаний. Законом ус­тановлен особый порядок наделения судей полномочиями (назначаемость судей). Судьи Высшего Арбитражного Суда РФ назначаются Советом Федерации Федерального Собрания РФ но представлению Президента Российской Федерации, которое вносится с учетом мне­ния Председателя Высшего Арбитражного Суда. Судьи федеральных арбитражных судов округов назначаются Президентом РФ по пред­ставлению Председателя Высшего Арбитражного Суда РФ. Судьи других федеральных арбитражных судов назначаются Президентом РФ по представлению Председателя Высшего Арбитражного Суда с учетом мнения законодательного (представительного) органа соот­ветствующего субъекта Российской Федерации. Назначение канди­датов на должности судей производится только при наличии поло­жительного заключения соответствующей квалификационной колле­гии судей. В случае отклонения представленной кандидатуры на должность судьи федерального арбитражного суда соответствующая квалификационная коллегия судей при наличии повторного заявле­ния кандидата имеет право, рассмотрев основания отклонения, по­вторно дать положительное заключение для назначения кандидата на должность судьи.
Независимость судьи обеспечивается также предусмотренной за­коном процедурой осуществления правосудия; запретом под угро­зой ответственности чьего бы то ни было вмешательства в деятель­ность по осуществлению правосудия; установленным порядком при­остановления и прекращения полномочий судьи; правом судьи на от­ставку; неприкосновенностью судьи; системой органов судейского со­общества; несменяемостью судей (поскольку полномочия судей не ограничиваются каким-либо сроком) и другими юридическими га­рантиями.
Судья, члены его семьи и их имущество находятся под особой зашитой государства. Органы внутренних дел обязаны принять не­обходимые меры к обеспечению безопасности судьи, членов его семьи, сохранности принадлежащего им имущества, если от судьи поступит соответствующее заявление. Судья имеет право на хранение и ноше­ние служебного огнестрельного оружия, которое выдается ему орга­нами внутренних дел по его заявлению в порядке, предусмотренном Федеральным законом «Об оружии».
Принцип гласности судебного разбирательства представляет собой такое правило, согласно которому разбирательство в арбитраж­ных судах является открытым, обеспечивающим присутствие па слу­шаниях дела любому лицу. Согласно ст. 9 ЛПК слушание дела в за­крытом заседании допускается в случаях, предусмотренных Федеральным законом о государственной тайне, а также при удовлетворе­нии судом ходатайства участвующего в деле лица, ссылающегося на необходимость сохранения коммерческой и иной тайны, и в других случаях, установленных федеральным законом. О разбирательстве дела в закрытом заседании арбитражным судим должно быть вынесе­но определение. Разбирательство дел в закрытом заседании ведется с соблюдением правил судопроизводства в арбитражном суде.
Для понимания пределов и содержания реализации принципа гласности в арбитражном процессуальном праве следует отметить правило ч. 3 ст. 115 АПК, согласно которому присутствующие в зале заседания имеют право делать письменные заметки, вести стенограм­му и звукозапись. Кино- и фотосъемка, видеозапись, а также транс­ляция судебного заседания по радио и телевидению допускаются с разрешения суда, рассматривающего дело. Тем самым создаются фак­тические и юридические предпосылки для реального обеспечения гласности судебного процесса в арбитражном суде.
Поэтому гласность правосудия обеспечивает его воспитательные и профилактические функции. Гласность способствует снижению субъективизма судей и позволяет всем желающим убедиться в со­блюдении установленных процессуальным законом правовых проце­дур разбирательства дела.
Принцип сочетания коллегиального и единоличного рассмотре­ния дел в арбитражных судах представляет собой такое правило, в соответствии с которым в зависимости от категории дела и ряда дру­гих критериев разбирательство дела в арбитражном судопроизводстве производится судьей арбитражного суда единолично либо арбитраж­ным судом в коллегиальном составе. В соответствии со ст. 14 АПК в арбитражных судах единолично рассматриваются дела в первой ин­станции. Во всех таких случаях единоличного разрешения дела или отдельных вопросов, возникающих в ходе арбитражного судопрои­зводства, судья действует от имени арбитражного суда.
Коллегиально в арбитражных судах в первой инстанции рассмат­риваются дела о признании недействительными актов государствен­ных органов, органов местного самоуправления и иных органов и дела о несостоятельности (банкротстве), а также все дела в апелляционной, кассационной и надзорной инстанциях. В случае если в одном исковом заявлении соединяются вместе требования, подлежащие рассмотре­нию коллегиально (о признании акта государственного органа недей­ствительным) и единолично (о возврате из бюджета взысканных де­нежных средств), то все требования подлежат рассмотрению в кол­легиальном порядке*.
* См.: Шерстюк В.М. Арбитражный процесс в вопросах и ответах. М„ 1996. С. 16.

По решению председателя суда любое дело может быть рассмот­рено коллегиально. В отличие от гражданского в арбитражном судо­производстве сторонам не предоставляется право выбора о коллеги­альном или единоличном рассмотрении их дела, решение данного во­проса отнесено к ведению председателя соответствующего арбитраж­ного суда. Вместе с тем стороны либо одна из них не лишены права обратиться с ходатайством к председателю арбитражного суда о рас­смотрении дела в коллегиальном составе.
При коллегиальном рассмотрении дела в состав суда должно вхо­дить трое или другое нечетное количество судей соответствующего арбитражного суда. Правило о другом нечетном количестве судей (кроме трех) в основном касается Президиума Высшего Арбитраж­ного Суда РФ, состав которого образуется в порядке, установленном ст. 15 Федерального конституционного закона «Об арбитражных судах в Российской Федерации». При этом, как полагает Б.Я. Полон­ский, Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ на основании ч. 2 ст. 17 упомянутого Федерального конституционного закона вправе рассмотреть дело в порядке надзора и при четном количестве его чле­нов*. Что касается рассмотрения дел по первой, апелляционной и кас­сационной инстанциям, то АПК не устанавливает количественного состава судей при коллегиальном рассмотрении дел, поэтому по смыс­лу Закона оно может быть выше трех, но всегда нечетным.
* См.: Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Фе­дерации. 2-е изд. / Под ред. В.Ф. Яковлева и М.К. Юкова. С. 32.

При коллегиальном рассмотрении дела вопросы, возникающие при рассмотрении дела арбитражным судом в коллегиальном составе, разрешаются судьями большинством голосов. Никто из судей не впра­ве воздержаться от голосования. При этом председательствующий в заседании голосует последним.
Судья арбитражного суда, не согласный с решением большинства, обязан подписать это решение и вправе изложить в письменном виде свое особое мнение, которое приобщается к делу, но в судебном за­седании не объявляется. Кроме того, лиц, участвующих в деле, с осо­бым мнением не знакомят.
Следует иметь в виду, что понимание коллегиальности в арбит­ражном судопроизводстве меняется. В соответствии со ст. 8 Феде­рального закона «О введении в действие Арбитражного процессуаль­ного кодекса Российской Федерации» Высший Арбитражный Суд РФ проводит эксперимент в течение трех лет по рассмотрению дел с при­влечением арбитражных заседателей. Такой эксперимент проводится при коллегиальном рассмотрении дел в первой инстанции. Арбит­ражными заседателями могут быть лица, обладающие специальными знаниями и опытом работы в предпринимательской и иной экономи­ческой деятельности. Арбитражные заседатели принимают участие в рассмотрении дела и принятии решения наравне с профессиональ­ными судьями. Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ постанов­лением от 5 сентября 1996 г. № 10 утвердил Положение об экспери­менте по рассмотрению дел с привлечением арбитражных заседателей.
Принцип государственного языка судопроизводства представ­ляет собой такое правило, согласно которому судопроизводство в ар­битражном суде ведется на государственном – русском языке, а лицам, не владеющим языком, обеспечивается возможность перевода с целью понимания ими совершаемых процессуальных действий. Со­гласно ст. 12 АПК участвующим в деле лицам, не владеющим русским языком, обеспечивается право полного ознакомления с материалами дела, участия в судебных действиях через переводчика и право вы­ступать в арбитражном суде на родном языке.
Оплата услуг переводчика должна производиться за счет средств федерального бюджета, поскольку соответствующие расходы не могут возлагаться па самих участников. АПК не предусматривает специ­альных квалификационных требований к переводчику, очевидно, что в данном качестве вправе выступать лица, имеющие специальный дип­лом либо квалификацию переводчика.
Принцип равенства участников арбитражного процесса перед законом и судом представляет собой такое правило, согласно кото­рому правосудие осуществляется на началах равенства организаций и граждан независимо от каких-либо признаков и критериев. Данный принцип сформулирован в ст. 19 Конституции РФ, ст. 7 Федераль­ного конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации» и ст. 6 АПК. Согласно приведенным нормативным предпи­саниям правосудие в арбитражном суде осуществляется на началах равенства перед законом и судом организаций независимо от места нахождения, подчиненности, формы собственности, а граждан – не­зависимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, иму­щественного и должностного положения, места жительства, отноше­ния к религии, убеждений, принадлежности к общественным объеди­нениям, а также других обстоятельств.
Из принципа равенства перед законом и судом вытекает, что пра­восудие осуществляется независимо от правового статуса участников процесса, их имущественного положения, формы собственности и других критериев; процессуальное положение участников арбитраж­ного судопроизводства определяется только арбитражным процессу­альным законодательством и никаким другим; процессуальный по­рядок разрешения дел, подведомственных арбитражным судам, опре­деляется арбитражной процессуальной формой.

2.2. Судопроизводственные принципы арбитражного процессуального права

Принцип диспозитивности выводится из содержания целого ряда норм арбитражного процессуального права (ст. 4, 23, 26, 37, 121, 145, 161 АПК и др.) и представляет собой такое правило, согласно кото­рому заинтересованные в исходе дела лица вправе самостоятельно распоряжаться принадлежащими им субъективными материальными правами и процессуальными средствами их защиты.
Принцип диспозитивности является, по образному выражению М.А. Гурвича, двигающим началом гражданского процесса*. Данный вывод полностью относится и к арбитражному процессу. Принцип диспозитивности связывает движение и развитие дела по стадиям ар­битражного процесса, судьбу предмета спора с усмотрением самих заинтересованных лиц – истца и ответчика. Динамика дела во многом определяется и актами саморегуляции поведения сторон в рамках ар­битражного процесса. АПК с самого начала предусматривал более диспозитивную модель поведения сторон в отличие от гражданского процесса.
* См.: Советское гражданское процессуальное право / Под ред. М.А. Гурвича. М., 1957. С 39.

В содержание принципа диспозитивности в арбитражном про­цессуальном праве входят следующие основные элементы: 1) возбуж­дение дела в арбитражном суде; 2) определение характера и объема исковых требований и возражений, возможность их изменения; 3) распоряжение материальными правами и процессуальными сред­ствами их защиты, в частности отказ от иска, признание иска, за­ключение мирового соглашения; 4) возбуждение апелляционного, кассационного производства, постановка вопроса о пересмотре дела в надзорном порядке и по вновь открывшимся обстоятельствам; 5) требование принудительного исполнения судебного акта арбит­ражного суда.
При этом свобода распоряжения субъективными материальными правами в соответствии с принципом диспозитивности заключается в следующем: 1) право истца изменить основания или предмет иска, но не одновременно сразу; 2) увеличить или уменьшить размер ис­ковых требований; 3) истец может отказаться от заявленного иска, заключить с ответчиком мировое соглашение на основе взаимных ус­тупок.
Однако целый ряд таких процессуальных действий, как отказ истца от иска, уменьшение размера исковых требований, признание иска, заключение мирового соглашения сторонами, подлежит контро­лю арбитражного суда. Арбитражный суд вправе отказать в признании таких действий, если это противоречит законам и иным правовым актам или при этом нарушаются права и законные интересы других лиц. В таких случаях арбитражный суд рассматривает спор по суще­ству. Таким образом, в силу начал судейского руководства суд вправе контролировать осуществление ряда важнейших диспозитивных дей­ствий сторон.
Свобода распоряжения процессуальными средствами защиты в арбитражном судопроизводстве выражается в следующем:
1) Истец имеет право выбора – предъявлять иск в защиту нару­шенного права или не предъявлять, хотя в отдельных случаях это возможно помимо его воли в соответствии со ст. 41 и 42 АПК. Кроме того, в отдельных случаях, предусмотренных федеральным законом, арбитражный суд вправе выйти за пределы заявленных требований и рассмотреть ряд правовых вопросов по собственной инициативе, независимо от того, заявлялись ли одной из сторон соответствующие требования. Так, согласно ст. 166 ГК последствия недействительности ничтожной сделки могут быть применены арбитражным судом по соб­ственной инициативе.
2) Предъявив иск, истец вправе потребовать его обеспечения с целью гарантировать реальное исполнение решения суда.
3) Ответчик может предъявить встречный иск.
4) Если удовлетворено ходатайство истца об обеспечении иска, ответчик вправе обратиться со встречным ходатайством об отмене мер обеспечения либо потребовать от истца предоставления обеспе­чения возмещения возможных для ответчика убытков.
5) Все лица, участвующие в деле, могут обжаловать решение (путем подачи апелляционной, кассационной жалоб) и определение арбитражного суда. Обжалование является правом, но не обязаннос­тью лиц, участвующих в деле.
6) Если жалоба была подана, то арбитражный суд может предло­жить лицу, подавшему жалобу, отказаться от нее.
7) Получив решение арбитражного суда, вынесенное в его пользу, заинтересованное лицо вправе не требовать реального исполнения данного решения.
Таким образом, говорить о неограниченном действии принципа диспозитивности вряд ли возможно. Осуществление многих диспозитнвных действий сторон находится под контролем арбитражного суда, а в ряде случаев арбитражный суд вправе разрешить и те тре­бования, которые не заявлялись сторонами. Тем самым обеспечива­ется разумный баланс частного и публичного в арбитражном про­цессе, который в свою очередь является проявлением необходимости сочетания и поиска путей оптимального соотношения публичноправового и частноправового начал в гражданском обороте.
Принцип состязательности в настоящее время представляет собой конституционный принцип арбитражного процессуального права, зафиксированный в ст. 14, 30, 50, 123 Конституции РФ. Дан­ный принцип представляет собой правило, по которому заинтересо­ванные в исходе дела лица вправе отстаивать свою правоту в споре путем представления доказательств; участия в исследовании доказа­тельств, представленных другими лицами; путем высказывания свое­го мнения по всем вопросам, подлежащим рассмотрению в судебном заседании.
Существо данного принципа состоит в том, что стороны состяза­ются перед арбитражным судом, убеждая его при помощи различных доказательств в своей правоте в споре. Принцип состязательности отражает один из объективных законов природы, общества и позна­ния – закон единства и борьбы противоположностей. Это тот самый случай, когда в споре должна родиться истина. Состязательность предполагает возложение бремени доказывания на сами стороны и снятие по общему правилу с арбитражного суда обязанности по сбору доказательств.
Состязательное начало процесса отражает его действующую модель и определяет мотивацию поведения сторон в арбитражном суде. В этом смысле состязательное начало является «душой» состя­зательного процесса. В зависимости от модели процесса – состяза­тельной или следственной – зависит вся система судопроизводст­ва и доказательственной активности сторон. В соответствии с ч. 1 ст. 53 АПК каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений. Сами доказательства представляются ли­цами, участвующими в деле. Как видно, состязательный процесс пред­полагает более инициативную и ответственную модель поведения сторон.
Состязательное начало в арбитражном судопроизводстве заклю­чается в основном в следующем: 1) действия арбитражного суда за­висят от требований истца и возражений ответчика, арбитражный суд разрешает дело в объеме заявленных сторонами требований; 2) со­стязательный порядок вытекает из существа гражданских прав, со­ставляющих частную сферу лица, а поэтому состоящих в его свобод­ном распоряжении; 3) возможность свободного использования сто­ронами средств доказывания; 4) возможность для сторон участвовать в рассмотрении дела лично либо через представителя; 5) каждая сто­рона самостоятельно доказывает факты, лежащие в обосновании ее требований и возражений.
Принцип доступности судебной защиты прав и законных инте­ресов в арбитражном процессуальном праве представляет собой такое правило, в соответствии с которым всякое заинтересованное лицо вправе обратиться в порядке, предусмотренном законом, в арбитраж­ный суд за защитой прав и интересов и отстаивать их в судебном процессе. При этом отказ от нрава на обращение в арбитражный суд недопустим и недействителен. Условия договоров, содержащие отказ от права на обращение в арбитражный суд, являются ничтожными.
Принцип доступности судебной защиты прав и законных инте­ресов сформулирован в ст. 46, 48 (и других статьях) Конституции РФ, ст. 4 АПК и других нормах арбитражного процессуального за­конодательства.
Основными элементами данного принципа являются следующие:
1) возможность каждого заинтересованного лица обратиться в со­ответствии со ст. 46 Конституции РФ за судебной защитой в соот­ветствующий компетентный суд России, в том числе и в арбитражный. Право на обращение в арбитражный суд сформулировано в виде об­щего дозволения – любое заинтересованное лицо вправе обратиться за судебной защитой. При этом в качестве наиболее общих условий возникновения права на обращение в суд выступают процессуальная правоспособность и подведомственность. Отказ в возбуждении дела в арбитражном суде возможен только в случаях, предусмотренных законом - ст. 107 и 108 АПК;
2) доступность судебной защиты в арбитражном судопроизвод­стве выражается также в наличии у сторон и иных лиц, участвующих в деле, широких процессуальных прав и возложении на арбитражный суд обязанности оказывать им содействие в их осуществлении;
3) доступность судебной защиты связана с исчерпывающим ре­гулированием в арбитражном процессуальном законодательстве пере­чня оснований для приостановления производства по делу, прекра­щения производства по делу либо оставления заявления без рассмот­рения. Доступность судебной защиты связана с широкой возможнос­тью апелляционного и кассационного обжалования решения арбит­ражного суда, в участии сторон в реальном исполнении судебных актов арбитражных судов в исполнительном производстве.
В настоящее время вполне правомерна постановка вопроса о вы­делении и обосновании принципа доступности юридической помощи нуждающимся в ней гражданам. Данное начало прямо вытекает из содержания ст. 48 Конституции РФ, устанавливающей право граждан па получение квалифицированной юридической помощи. Речь идет о создании правовых, финансовых и организационных предпосылок для доступности юридической помощи всем нуждающимся в ней гражданам. Органом, обеспечивающим доступность юридической по­мощи в арбитражном суде, является система адвокатуры как осущест­вляющая в том числе и публичноправовые функции. Кроме того, не­обходимо стимулировать частных юристов и юридические фирмы к оказанию такой бесплатной юридической помощи в судах.
Обычно проблема доступности правосудия ставится только при­менительно к судам общей юрисдикции. Однако она вполне актуальна и для арбитражного судопроизводства. В арбитражном процессе уча­ствуют граждане, имеющие статус предпринимателей, представители так называемого малого бизнеса, т.е. небольшие коммерческие орга­низации, являющиеся экономически слабой стороной*. Им достаточ­но сложно «сражаться» в арбитражном суде с крупными компаниями, банками, а также с государственными органами исполнительной влас­ти, например налоговыми инспекциями, имеющими возможности привлечь для защиты своих интересов квалифицированных юристов.
* Проблема защиты экономически слабой стороны рассматривается и в граждан­ском праве. См.: Яковлев В.Ф. Гражданский кодекс и государство // Гражданский ко­декс России. Проблемы. Теория. Практика. М., 1998. С. 65, 66.

Доступность правосудия имеет как судопроизводственные, так и судоустройственные аспекты, поскольку определяется также и реше­нием вопросов организации арбитражного правосудия: насколько она удобна для «потребителя» с точки зрения территориального распо­ложения, процедур возбуждения дела, динамики движения дела и дру­гих вопросов процессуальной формы. Важным элементом при харак­теристике принципа доступности правосудия имеет вопрос о праве на обращение в арбитражный суд за судебной защитой как важнейшем элементе данного принципа.
Принцип юридической истины в арбитражном процессуальном праве выражен в содержании ст. 53, 54 АПК и представляет собой такое правило, согласно которому арбитражный суд разрешает под­ведомственные ему дела в пределах представленных сторонами до­казательств. Иногда данный принцип называют принципом формаль­ной истины, имея в виду, что арбитражный суд не должен стремиться выяснить подлинные взаимоотношения сторон.
Ранее, до реформы 1991-1992 гг. в арбитражном процессе выде­лялся принцип объективной истины, когда государственный арбит­раж был обязан принять все меры для установления истины по делу, прав и обязанностей сторон. Для установления объективной истины в процессе государственный арбитраж, а в гражданском процессе – суд общей юрисдикции (до реформы 1995 г.) должны были убедиться в существовании тех фактов, на которые ссылаются стороны в обо­снование своих требований и возражений. При этом для государст­венного арбитража и суда общей юрисдикции было важно обеспечить всестороннее, полное и объективное исследование действительных обстоятельств дела, прав и обязанностей сторон.
В юридической науке 50-60 гг. оживленно обсуждался вопрос о характере истины, устанавливаемой судом: является ли она абсолют­ной либо относительной в философском понимании. Различные ав­торы доказывали, что, либо эта истина абсолютна, либо она относи­тельна, либо сочетает в себе черты и абсолютной и относительной. Обсуждался также вопрос – какую истину должен установить суд: абсолютную либо относительную. Думается, что наиболее верно дан­ный вопрос разрешил Ю.К. Осипов, писавший, что: «...в вопросе о характере истины в судебном процессе практически важно не то, яв­ляется ли она абсолютной или относительной (такая постановка во­проса в данном случае вряд ли уместна), а то, что она является объ­ективной истиной, т.е. представляет собой соответствие выводов суда, содержащихся в приговоре или решении, действительности»*.
* Осипов Ю.К. К вопросу об объективной истине в судебном процессе // Право­ведение. 1960. № 2. С. 129.

В настоящее время в соответствии с принципом юридической ис­тины арбитражный суд разрешает дело на основании представленных сторонами доказательств, не вмешивается в процесс доказывания, а лишь определяет, какие факты и какая сторона должна доказать, т.е. распределяет между ними обязанности по доказыванию. Принцип юридической истины взаимосвязан с принципом состязательности и определяет, что арбитражный суд может отказать в удовлетворении иска, например за недоказанностью, а сам не будет принимать мер к установлению обстоятельств дела.
Из принципа юридической истины вытекают следующие требо­вания: 1) арбитражный суд исследует обстоятельства дела в пределах доказательственной информации, представленной сторонами; 2) ар­битражный суд не собирает по своей инициативе доказательства; 3) при отказе стороны от представления по требованию арбитражного суда письменного либо вещественного доказательства арбитражный суд вправе разрешить дело на основании имеющихся в деле доказа­тельств.
Как видно, судебная реформа меняет функции суда в процессе, превращая его больше в арбитра, чем в заинтересованного в установ­лении истины участника судебного процесса. Арбитражный суд будет исходить из тех доказательств, которые собраны самими сторонами, не вмешиваясь в процесс доказывания. Вместе с тем отдельные эле­менты принципа объективной истины сохраняются в арбитражном процессе. В соответствии со ст. 158 АПК в качестве одного из осно­ваний для изменения или отмены арбитражного суда является не­полное выяснение обстоятельств, имеющих значение для дела. Пол­нота установления фактических обстоятельств дела больше соответ­ствует следственной модели процесса, нежели состязательной.
Принцип судейского руководства обосновывался известным русским ученым Е.В. Васьковским* и охватывает основные функциональ­ные обязанности суда как в гражданском, так и в арбитражном про­цессах. Принцип судейского руководства представляет собой такое правило, в соответствии с которым арбитражный суд обеспечивает руководство ходом судебного заседания, соблюдение порядка, содей­ствует сторонам в осуществлении их прав и исполнении обязанностей. Содержание принципа судейского руководства выводится из ст. 36, 37, 53, 112, 115-123 и др. АПК.
* См.: Васьковский Е.В. Указ. соч. С. 375-377.

Отказ от принципа процессуальной активности суда вряд ли по­зволит полностью исключить вмешательство арбитражного суда в ход судебного разбирательства. Поэтому принцип судейского руководства включает в себя следующие полномочия: 1) арбитражный суд руко­водит ходом процесса, следит за соблюдением арбитражного процес­суального регламента; 2) арбитражный суд обеспечивает порядок в судебном заседании, выполнение обязанностей перед арбитражным судом; 3) арбитражный суд содействует сторонам в истребовании до­казательств, которые они не могут получить самостоятельно, указы­вает на неисследованность фактических обстоятельств, обосновыва­емых ими, и предлагает предоставить в их обоснование доказатель­ства; 4) арбитражный суд разъясняет сторонам и другим участникам процесса их процессуальные права и обязанности, предупреждает о последствиях их ненадлежащего осуществления, а также отказа от их совершения.
Принцип судейского руководства более соответствует состязательной модели процесса, поскольку принцип процессуальной актив­ности суда отражает следственное начало в судопроизводстве. В большей степени состязательный процесс должен основываться на судей­ском руководстве и дополняться в зависимости от характера спора судейской активностью.
В соответствии с принципом судейского руководства арбитраж­ный суд осуществляет руководство ходом и порядком судебного раз­бирательства при совершении конкретных процессуальных действий; требования и распоряжения арбитражного суда при осуществлении им своих полномочий обязательны для всех государственных органов, Органов местного самоуправления, должностных лиц, общественных объединений, коммерческих и некоммерческих организаций и отдель­ных граждан независимо от их фактического участия в рассматрива­емом арбитражном судом деле; неисполнение требований и распоря­жений арбитражного суда, неуважение к нему влекут за собой про­цессуальную и иную ответственность.
Принцип процессуального равноправия сторон представляет собой такое правило, в соответствии с которым арбитражным про­цессуальным законодательством обеспечивается равенство участву­ющих в деле лиц при обращении в арбитражный суд, в предоставлении равных возможностей использования процессуальных средств защи­ты своих интересов в арбитражном суде. Данный принцип вытекает (помимо ст. 123 Конституции РФ) из содержания целого ряда норм арбитражного процессуального права – ст. 7, ч. 4 ст. 34 АПК (сторо­ны пользуются равными процессуальными правами) и т.д.
Содержание данного принципа заключается в следующем:
1) Равенство сторон при обращении в арбитражный суд: истец подает иск, а ответчик вправе предъявить встречный иск; истец воз­буждает дело, а копия искового заявления предоставляется ответчику и т.д.
2) Равенство возможностей защиты прав в суде: истец может от­казаться от иска, а ответчик – от встречного иска. Ответчик может признать иск, стороны могут заключить мировое соглашение, а также договор об изменении подведомственности или подсудности. У сто­рон имеются равные права по апелляционному и кассационному об­жалованию, постановке вопроса о пересмотре дела в порядке надзора и по вновь открывшимся обстоятельствам, по заявлению ходатайств перед судом. Согласно ст. 118 АПК заявления и ходатайства лиц, уча­ствующих в деле, об истребовании новых доказательств и по всем другим вопросам, связанным с судебным разбирательством дела, раз­решаются определениями арбитражного суда после заслушивания мнений других лиц, участвующих в деле. Арбитражный суд должен в равной мере стремиться обеспечить участие в процессе обеих сторон.
3) Равные возможности участия сторон в доказательственной де­ятельности. Однако в настоящее время главная проблема заключается в необходимости обеспечить не только юридическое, но и фактическое равенство сторон. Данная проблема уже обосновывалась в связи с характеристикой принципа доступности судебной защиты прав и за­конных интересов.
Поэтому кратко отметим возникающие в основном вопросы: резко выросла стоимость юридических услуг; после устранения из процесса следственных начал бремя доказывания возлагается на стороны, что требует квалифицированного юридического сопровождения деятель­ности сторон; нет равенства в судебных расходах. Высок размер го­сударственной пошлины. Кроме того, многие органы исполнительной власти освобождаются от уплаты государственной пошлины, хотя она должна пополнять федеральный бюджет. Переход к полностью со­стязательному процессу – конечная цель, которую невозможно обес­печить простым провозглашением. Полная состязательность возмож­на лишь в условиях юридического и фактического равенства сторон, создания необходимых предпосылок подлинно состязательного про­цесса.
Принцип сочетания устности и письменности судебного разби­рательства в арбитражном процессуальном праве характеризует спе­цифику арбитражного процесса, связанную с преимущественным ис­следованием в ходе процесса письменных доказательств. Данный принцип представляет собой такое правило, в соответствии с которым арбитражный суд исследует доказательства и фиксирует полученную устным путем информацию в письменной форме.
Как справедливо отмечает Д.А. Фурсов, арбитражный процесс ха­рактеризуется стабильной письменной формой, поскольку решаю­щую роль в судьбе заявленного иска играют надлежаще оформленные документы. Объяснения, как правило, нужны для разъяснения связи одного документа с другими, для изложения итоговой правовой оцен­ки представленных доказательств*.
* См.: Фурсов Д.А. Процессуальный режим деятельности арбитражного суда пер­вой инстанции. М, 1997. С, 56.

Так, согласно ч. 3 ст. 60 АПК копии письменных доказательств, представленных в арбитражный суд лицами, участвующими в деле, направляются (передаются) им другим лицам, участвующим в деле, у которых они отсутствуют. Кроме того, ст. 103 АПК предусмотрено, что истец при предъявлении иска обязан направить другим лицам, участвующим в деле, кроме копии искового заявления, и копии при­ложенных к нему документов, которые у них отсутствуют.
Таким образом АПК обязывает стороны заранее раскрывать имею­щиеся у них письменные доказательства, в связи с чем, в отличие от гражданского судопроизводства (ст. 175 ГПК), правила арбитражного судопроизводства не предусматривают процедуру оглашения в судеб­ном заседании письменных доказательств. Сама процессуальная мо­дель юридических действий по подаче искового заявления в соответ­ствии с гл. 14 АПК в большей степени, чем в ГПК, предусматривает обоснование требований истца письменными доказательствами.
Такой порядок вполне рационален, поскольку значительная часть рассматриваемых арбитражными судами споров возникает из дого­ворных отношений сторон, у которых имеется в наличии договор, иные документы, сопровождавшие заключение и исполнение обяза­тельств его участниками, а также переписка, связанная с разрешением Возникших разногласий по договору.
Устное начало разбирательства дела в арбитражном суде харак­теризуется устной формой ведения судебного заседания, исследова­нием доказательств в устной форме, ведением протокола с фиксацией в нем ряда процессуальных действий, совершаемых в устной форме, и доказательственной информации, полученной устно (устных заяв­лений и ходатайств лиц, участвующих в деле, показаний свидетелей, устного разъяснения экспертами своих заключений), а также рядом других признаков.
Принцип непрерывности судебного разбирательства в арбитраж­ном процессуальном праве представляет собой такое правило, соглас­но которому разбирательство дела осуществляется при неизменном составе суда (ст. 117 АПК). В случае замены одного из судей в про­цессе разбирательства дела оно должно быть произведено с самого начала.
Тем самым обеспечивается целостность восприятия одним и тем же составом арбитражного суда или судьей доказательственного ма­териала, исследованного по делу. Как подчеркивает В.М. Семенов, непрерывность в разбирательстве одного судебного дела имеет боль­шое значение для формирования внутреннего судейского убеждения, обеспечивает учет судом всех обстоятельств дела и цельность впе­чатлений суда от материалов дела, сосредоточивает внимание судей только на одном деле и его особенностях*.
* См.: Семенов ВМ. Указ. соч. С. 106.

С целью обеспечения такого восприятия доказательственной ин­формации судебное разбирательство по одному делу должно проис­ходить непрерывно, кроме времени, назначенного для отдыха. В ис­ключительных случаях арбитражный суд вправе объявить перерыв в заседании на срок не более трех дней. Кроме того, в исключительных случаях по особо сложным делам составление мотивированного ре­шения может быть отложено на срок не более трех дней (ст. 134 АПК).
Таким образом, арбитражный суд не вправе рассматривать не­сколько дел одновременно в одном судебном заседании до принятия решения по делу или до отложения его рассмотрения. После отло­жения новое разбирательство по делу начинается сначала.
Принцип непосредственности исследования доказательств в ар­битражном процессуальном праве представляет собой такое правило, согласно которому арбитражный суд обязан непосредственно иссле­довать и воспринять все доказательства по делу (ст. 10 АПК), т.е. заслушать объяснения лиц, участвующих в деле, показания свидете­лей, заключения экспертов, ознакомиться с письменными доказатель­ствами, осмотреть вещественные доказательства. Тем самым обеспе­чивается личное восприятие судьями арбитражного суда всего дока­зательственного материала.
В отдельных случаях, когда, например, собирание доказательств осуществлялось путем направления судебного поручения, непосредственность восприятия доказательств обеспечивается путем ознаком­ления судей и лиц, участвующих в деле, с его результатами, зафик­сированными в соответствующих документах.
В порядке заключения обзора принципов арбитражного процес­суального права отметим следующее. Во-первых, принципам арбит­ражного процессуального права присущи единство воздействия на процессы правового регулирования и правоприменения. Такая ана­литическая характеристика каждого из принципов арбитражного про­цессуального права возможна только при теоретическом анализе. Практически сложно отделить проявление действия в нормах арбит­ражного процессуального законодательства одного принципа от дру­гого. Здесь на первой план выходит такая характеристика принципов, как действие в системе всего законодательства.
Во-вторых, современная система принципов арбитражного про­цессуального права основывается на действующем законодательстве, т.е. в основном на состязательной модели судопроизводства. Вряд ли можно категорично сказать, что состязательное начало – хорошо, а следственное – плохо. Ведь любая идея ценна не сама по себе. Важно то, насколько она отвечает потребностям современного развития, сис­теме государственного устройства, интересам конкретных професси­ональных групп. Почему для сторон лучше следственная модель, когда суд берет на себя инициативу по сбору доказательств и выяс­нению истины по делу, освобождая от этого стороны? Чем объясня­лось существование в советский период именно такой модели про­цесса? Суд и государственный арбитраж рассматривались как органы государства, проводившие его политику на отведенном участке рабо­ты – боролись с преступностью, за дисциплину исполнения условий договоров и расчетов, выполнение плана и т.д. Государственный ар­битраж при этом сам проводил основной объем работы по установ­лению фактических обстоятельств дела.
В настоящее время в условиях действия концепции разделения властей и судебной власти суд становится арбитром в разрешении споров, стоящим над сторонами. Состязательная модель предполагает иной вариант поведения сторон – более активный, инициативный, более затратный, связанный с расходами по обеспечению юридичес­кой помощи. Ведь суд при состязательной модели не собирает дока­зательств, следовательно, стороны должны иметь квалифицирован­ных юридических представителей, помогающих им. Поэтому для обес­печения реальной состязательности предстоит поменять достаточно много не столько в арбитражном процессуальном законодательстве, а прежде всего в условиях действия сторон, изменении мотивации их поведения в арбитражном суде.

Глава 4
ПОДВЕДОМСТВЕННОСТЬ И ПОДСУДНОСТЬ ДЕЛ АРБИТРАЖНЫМ СУДАМ
§ 1. Подведомственность дел арбитражным судам

При понимании и практическом применении правил подведом­ственности арбитражным судам следует еще раз подчеркнуть, что ар­битражные суды – это суды специальной компетенции в рамках граж­данской юрисдикции. Арбитражные суды, как и Конституционный Суд РФ, вправе рассматривать только те дела, которые прямо отне­сены к их компетенции в соответствии с федеральными законами*. Все остальные дела отнесены к ведению судов общей юрисдикции, поскольку система разделения компетенции между органами судеб­ной власти основана на принципе универсальной подведомственности юридических дел судам общей юрисдикции**.
* По данной теме рекомендуем для изучения комментарий Т.К. Андреевой к ст. 22, 23 АПК. См.: Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Россий­ской Федерации / Под ред. В.Ф. Яковлева и М.К. Юкова. С. 38-68.
** См.: Гражданский процесс. Изд. 2-е. исправленное и дополненное / Под ред. К.И. Комиссарова и Ю.К, Осипова. С, 145; см. здесь же (гл. XI) учение об общих пра­вилах и современном понимании подведомственности.

Органы, осуществляющие хозяйственную юрисдикцию. Эконо­мические споры, возникающие из гражданских, административных и иных правоотношений (связанных с предпринимательской деятель­ностью), разрешаются различными органами хозяйственной юрис­дикции. Во-первых, государственными органами судебной власти – в основном, арбитражными судами, а также судами общей юрисдик­ции. Во-вторых, государственными органами исполнительной власти, в основном, в предварительном внесудебном порядке, например на­логовыми органами, когда последним предоставлено право бесспор­ного взыскания. В настоящее время создан ряд квазисудебных адми­нистративных юрисдикции в рамках органов исполнительной власти специально для разрешения правовых конфликтов, например Высшая патентная палата Российского агентства по патентам и товарным знакам*. В-третьих, в частноправовом порядке: в согласительном порядке сторонами (при наличии установленного федеральным законом обязательного претензионного порядка разрешения спора), а также тре­тейскими судами как органами частноправового применения.
* См.: Российская газета. Ведомственное приложение «Бизнес в России». 1998. 18 апр. С. 5.

Возможно также использовать институт посредничества для раз­решения экономических споров, однако такая частноправовая дея­тельность не имеет достаточной нормативной основы.
Критерии подведомственности дел арбитражным судам. Указан­ные критерии сформулированы в ст. 22 АПК и других правовых актах, а также разъясняются и конкретизируются в судебной практике, прежде всего в ряде совместных постановлений Пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ.
Основных критериев подведомственности дел арбитражным судам три:
1) характер спорного правоотношения, которое должно носить гражданский, административный либо иной характер, связанный с предпринимательской деятельностью;
2) спор из указанных правоотношений должен носить экономи­ческий характер;
3) субъектный состав сторон и третьих лиц, участвующих в деле.
Кроме того, в качестве дополнительных критериев для определе­ния подведомственности дела арбитражному суду могут выступать упорность либо бесспорность права, наличие соглашения сторон, а также характер оспариваемого правового акта (имеет ли он норма­тивный либо ненормативный характер).
Характер спорного правоотношения как критерий подведомст­венности дел арбитражному суду подчеркивает, что арбитражному суду подведомственны только дела из гражданских, административ­ных, а в некоторых случаях – иных правоотношений. Большинство специалистов отмечают сложность применения данного критерия*, поскольку сам по себе характер правоотношения является оценочной категорией и его выяснение связано с оценкой целой группы факти­ческих обстоятельств.
* См. например: Шерстюк В.М. Новые положения Арбитражного процессуаль­ного кодекса Российской Федерации. М., 1996. С. 30-31: Витрянский В.В. Проблемы арбитражно-судебной защиты гражданских нрав участников имущественного оборота. Автореф. дис... докт, юрид. наук. М., 1996. С. 46-48; Андреева Т. О подведомствснности дел арбитражным судам // Хозяйство и право. 1997. № 8. С. 161-163 и др.; Павлов А. Проблемы согласования подведомственности федеральных судов // Хозяй­ство и право. 1997. № 11. С. 62-71.

Внешним признаком отраслевой принадлежности правоотноше­ния является местоположение регулирующих их правовых норм. Од­нако нередко источники той или иной отрасли права содержат пра­вовые нормы, регулирующие отношения различной отраслевой при­надлежности. Многие законодательные акты последних лет, например федеральные законы «Об акционерных обществах», «О рынке ценных бумаг», носят межотраслевой характер и содержат в себе нормы как гражданского, так и административного, финансового, про­цессуального и иного права. Некоторые источники права вообще не имеют четко выраженной отраслевой принадлежности или явля­ются комплексными. В таких случаях для определения характера спорного правоотношения нельзя полагаться на отмеченный внешний признак, а следует исходить из анализа элементов спорного правоот­ношения и таким путем устанавливать его истинную отраслевую при­надлежность.
Экономический характер спора отражает содержание спорного правоотношения и характеризует суть взаимоотношений спорящих сторон – спор возник из предпринимательской и иной экономической деятельности, что соответствует ст. 2 АПК*. На такое понимание дан­ного вопроса ориентирует и п. 1 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ № 12/12 от 18 августа 1992 г. «О некоторых вопросах подведомственности дел судам и ар­битражным судам», в котором подчеркивается необходимость исхо­дить из существа взаимоотношений спорящих сторон. В настоящее время в соответствии с п. 1 ст. 2 ГК предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направ­ленная на систематическое получение прибыли от пользования иму­ществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг ли­цами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке. При этом экономический характер спора проявляется не только в осуществлении предпринимательской деятельности, но и в доступе к этой деятельности, а также в предъявлении иных имуще­ственных требований**.
* См.: Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Фе­дерации / Под ред. В.Ф. Яковлева и М.К. Юкова. С. 41 (автор главы - Т.К. Андреева).
** См.: Жуйков В.М. Судебная защита прав граждан и юридических лиц. М., 1997. С.280.

Поэтому первые два критерия подведомственности употребляют­ся в системе с третьим – субъектный состав сторон и третьих лиц, участвующих в деле, что позволяет более точно разграничить под­ведомственность между двумя органами судебной власти: судами общей юрисдикции и арбитражными судами. К числу субъектов спо­ров, которые рассматриваются арбитражными судами, относятся сле­дующие:
Во-первых, юридические лица, т.е. организации, которые имеют в собственности, хозяйственном ведении или оперативном управле­нии обособленное имущество и отвечают по своим обязательствам этим имуществом, могут от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, нести обязаннос­ти, быть истцом и ответчиком в суде (ст. 49 ГК). Правосубъектность юридического лица возникает с момента государственной регистра­ции, поскольку оно считается созданным с момента такой регистра­ции. Поэтому, для того чтобы убедиться в наличии правосубъектности юридического лица, необходимо проверить его учредительные доку­менты.
Следует иметь в виду, что не все споры между организациями подведомственны арбитражному суду. Например, спор некоммерчес­кой организации с государственным органом об отказе в регистрации изменений в ее учредительных документах не является экономичес­ким по своему характеру и, следовательно, подведомствен суду общей юрисдикции. Так, в соответствии со ст. 12 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях»* отказ регистри­рующего органа в государственной регистрации религиозной органи­зации, а также его уклонение от такой регистрации могут быть об­жалованы в суд общей юрисдикции. Вместе с тем согласно ст. 23 ука­занного Закона религиозные организации вправе заниматься предпринимательской деятельностью, в связи с чем возникающие при этом экономические споры с другими организациями подведомственны ар­битражному суду.
*СЗ РФ. 1997. №39. Ст. 4465.

Во-вторых, граждане, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица и имеющие ста­тус индивидуального предпринимателя, приобретенный в установ­ленном законом порядке. В соответствии со ст. 23 ГК граждане впра­ве заниматься предпринимательской деятельностью без образова­ния юридического лица с момента государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя. Глава крестьянского (фермерского) хозяйства, осуществляющего деятельность без обра­зования юридического лица, признается предпринимателем с мо­мента государственной регистрации крестьянского (фермерского) хо­зяйства.
Для подведомственности экономического спора арбитражному суду необходимо, чтобы спор возник между гражданами-предприни­мателями либо между организацией и гражданином-предпринимате­лем. Правило о подведомственности спора арбитражному суду сохра­няется до тех пор, пока гражданин не утратит статус индивидуального предпринимателя.
Ряд положений о подведомственности споров с участием граж­дан-предпринимателей разъяснен в п. 13 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с при­менением части первой Гражданского кодекса Российской Федера­ции». Здесь подчеркнуто, что споры между гражданами, зарегистри­рованными в качестве индивидуальных предпринимателей, а также между указанными гражданами и юридическими лицами разреша­ются арбитражными судами, за исключением споров, не связан­ных с осуществлением гражданами предпринимательской деятель­ности. В таком же порядке рассматриваются споры с участием глав крестьянского (фермерского) хозяйства. При разрешении указан­ных споров арбитражным судам следует руководствоваться норма­ми АПК, которые регулируют деятельность юридических лиц, явля­ющихся коммерческими организациями, если иное не вытекает из закона, иного правового акта или существа правоотношений (п. 3 ст. 23 ГК).
Учитывая, что гражданин, занимающийся предпринимательской деятельностью, но не прошедший государственную регистрацию в ка­честве индивидуального предпринимателя, не приобретает в связи с занятием этой деятельностью правового статуса предпринимателя, споры с участием таких лиц, в том числе связанные с осуществлением ими предпринимательской деятельности, в соответствии со ст. 25 ГПК подведомственны суду общей юрисдикции. При разрешении данных споров могут быть применены положения ГК об обязатель­ствах, связанных с осуществлением предпринимательской деятель­ности (п. 4 ст. 23 ГК). С момента прекращения действия государст­венной регистрации гражданина в качестве индивидуального пред­принимателя, в частности в связи с истечением срока действия сви­детельства о государственной регистрации, аннулированием государ­ственной регистрации и т.п., дела с участием указанных граждан, в том числе и связанные с осуществлявшейся ими ранее предприни­мательской деятельностью, подведомственны судам общей юрисдик­ции, за исключением случаев, когда такие дела были приняты к про­изводству арбитражным судом с соблюдением правил о подведомст­венности до наступления указанных обстоятельств.
В отдельных случаях некоторые виды хозяйственной деятельнос­ти могут осуществляться только на основании специального разре­шения или лицензии. Поэтому, как разъяснено в п. 6 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 18 августа 1992 г. «О некоторых вопросах подведомственности дел судам и арбитражным судам», судам общей юрисдикции подведом­ственны споры об обжаловании отказа в выдаче разрешения, если за разрешением обращался гражданин, не имеющий статуса предприни­мателя, а арбитражным судам – если требование о выдаче разрешения заявлялось организацией либо гражданином, имеющим статус инди­видуального предпринимателя, если иное не предусмотрено законо­дательными актами.
Спор об отмене разрешения на хозяйственную деятельность, вы­данного организации или гражданину, имеющему статус индивиду­ального предпринимателя, подлежит разрешению в арбитражном суде. Если же гражданин, получивший разрешение на хозяйственную деятельность, еще не зарегистрирован как предприниматель, такой спор разрешается в суде общей юрисдикции.
Таким образом, важно анализировать все критерии подведомст­венности арбитражному суду споров с участием граждан-предприни­мателей. Если такой гражданин является стороной договора как по­требитель в соответствии с Законом РФ «О защите прав потребите­лей», то такой спор не носит экономического характера и подведом­ствен суду общей юрисдикции. В случае если между гражданином-предпринимателем и организацией заключен какой-либо гражданско-правовой договор, связанный с деятельностью гражданина как пред­принимателя, например на оказание каких-либо услуг и выполне­ние работ для организации, то такой спор подведомствен арбитраж­ному суду.
В ст. 22 АПК подведомственность дел арбитражному суду по кри­терию субъектного состава связывается с правовым положением сто­рон спора. Между тем возможны ситуации в арбитражном процессе, когда в качестве лиц, участвующих в деле, привлекаются соответчи­ки – граждане, не имеющие статуса индивидуальных предпринима­телей, либо в арбитражный процесс вступают либо должны быть при­влечены в качестве третьих лиц граждане, также не имеющие такого же статуса.
Например, в арбитражный процесс в связи с оспариванием реше­ний акционерного общества, начатый по инициативе акционера – юридического лица, – может в качестве соистца вступить акционер – гражданин, который присоединяется к требованиям первоначального истца, либо в связи с тем, что решением по делу затрагиваются ин­тересы акционеров – физических лиц, и одна из сторон настаивает на их привлечении к участию в деле в качестве третьих лиц без само­стоятельных требований. В процессе рассмотрения иска юридичес­кого лица к органу печати о защите деловой репутации может воз­никнуть необходимость привлечь в качестве соответчика автора пуб­ликации – гражданина. Предусмотреть такие ситуации арбитражно­му суду в процессе возбуждения дела сложно, поэтому в подобных случаях в результате появления таких соистцов, соответчиков, а также третьих лиц, которые не относятся в соответствии со ст. 22 АПК (так как не являются юридическими лицами и не имеют статуса индивидуального предпринимателя) к числу лиц, участвующих в арбитраж­ном процессе, подведомственность изменяется и дело относится к ве­дению суда общей юрисдикции.
При разграничении подведомственности между судом общей юрисдикции и арбитражным судом следует исходить не только из буквального содержания ст. 22 АПК, но и иметь в виду невозможность участия в арбитражном процессе в качестве третьих лиц граждан как лиц участвующих в деле.

Постановлением Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 28 октября 1997 г. № 4502/97 было прекращено производство по делу по спору между ТОО «ЛогоВАЗ Санкт-Петербург» и государственным предприятием данного обслуживания «Комарово» (ГПДО "Комарово») о понуждении исполнить в натуре обязательство, предусмотренное договором по передаче в аренду дачи. Из материалов дела следовало, что дача по другому договору была передана ГПДО «Комарово» в аренду граждани­ну П., который фактически проживает в спорном помещении постоянно. П. предъявил иск к Комитету по управлению городским имуществом об обязанности включить договор на выкуп арендуемого имущества. Поскольку спор, возникший между ТОО «JIoгоВАЗ Санкт-Петербург» и ГПДО «Koмapoво», затрагивает интересы упомянутого лица, которое к участию и деле не может быть привлечено в соответствии со ст. 22 АПК, то производство по делу на основании п. 1 ст. 85 АПК было прекращено*.
*См.: ВВАС РФ. 1998. № 2.

Споры с участием нотариусов арбитражным судам не подведом­ственны, поскольку в соответствии со ст. 1 Основ законодательства РФ о нотариате нотариальная деятельность не является предприни­мательством и не преследует цели извлечения прибыли. Если в ар­битражном суде ставится вопрос об оспаривании действительности сделки в связи с нарушением правил нотариального производства, т.е. оспариваются действия нотариуса, такое дело подведомственно суду общей юрисдикции в порядке гл. 32 ГПК.
Каждый раз необходим анализ субъектного состава лиц, участ­вующих в деле, поскольку дела однотипного характера только по кри­терию правового статуса стороны и третьих лиц подведомственны различным судам. Например, в соответствии с п. 5 ст. 71 Федераль­ного закона «Об акционерных обществах» акционер, владеющий в совокупности не менее чем 1% размещенных обыкновенных акций общества, вправе обратиться в суд с иском к членам совета директоров (наблюдательного совета) общества, единоличному исполнительному органу общества (директору, генеральному директору), члену колле­гиального исполнительного органа общества (правления, дирекции), а равно к управляющей организации или управляющему о возмеще­нии убытков, причиненных обществу их виновными действиями. Подведомственность по указанным косвенным искам определяется сугубо по субъектному составу. Если ответчиком являются члены совета директоров и других органов общества, состоящих из физических лиц, то косвенный иск должен предъявляться в суд общей юрисдик­ции. Если истцом будет акционер – юридическое лицо, а ответчи­ком – управляющая компания, то дело будет рассматриваться арбит­ражным судом.
Кроме организаций и граждан-предпринимателей, в качестве субъектов экономических споров в соответствии со ст. 22 АПК могут выступать и другие организации и лица.
В-третьих, в случаях, установленных АПК и другими федераль­ными законами, арбитражному суду подведомственны дела по эко­номическим спорам и иные дела с участием образований, не явля­ющихся юридическими лицами, и граждан, не имеющих статуса ин­дивидуального предпринимателя. В качестве примера участия в ар­битражном процессе образования, не являющегося юридическим лицом, можно привести обжалование в арбитражном суде постанов­ления комиссии но контролю за использованием и охраной земель Комитета РФ по земельным ресурсам и землеустройству РФ*.
* См.: Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Фе­дерации. Изд. 2-е. М., 1997. С. 63. 64.

Граждане вправе обратиться в арбитражный суд с иском на ре­шение об отказе в государственной регистрации коммерческой орга­низации, создаваемой гражданами. Кроме того, в соответствии со ст. 6, 11 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» граж­дане имеют право на обращение в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом в связи с неисполнением денежных обязательств, если они признаются в соответствии с данным законом в качестве конкурсных кредиторов, т.е. кредиторов по денежным обя­зательствам, за исключением граждан, перед которыми должник несет ответственность за причинение вреда жизни и здоровью, а также уч­редителей (участников) должника – юридического лица – по обяза­тельствам, вытекающим из такого участия.
В-четвертых, Российская Федерация и субъекты Российской Федерации, когда они выступают в качестве участников отношений гражданского оборота (ст. 2, 124 и др. ГК).
В-пятых, государственные органы (например, Министерство госу­дарственных имуществ и его территориальные органы в субъектах РФ), органы местного самоуправления, прокуроры, когда им предоставлено право участвовать в арбитражном процессе с целью защиты имущест­венных интересов государства и представляемых ими органов.
В-шестых, иностранные организации, организации с иностран­ными инвестициями, международные организации, иностранные граждане, лица без гражданства, осуществляющие предпринимательскую деятельность (ч. 6 ст. 22 АПК), если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации.
Помимо указанных критериев – характера спорного правоотно­шения, экономического содержания спора и субъектного состава, в процессуальном законодательстве используются и иные дополнитель­ные критерии подведомственности – спорность или бесспорность права, наличие договора между сторонами спора, а также норматив­ный либо ненормативный характер правового акта.
Критерий – спорность либо бесспорность права – разграничи­вает подведомственность юридических дел между арбитражными су­дами и органами исполнительной власти, осуществляющими реги­страцию юридических фактов. По общему правилу дела бесспорного характера подведомственны арбитражному суду только в случаях, указанных в законе, например дела об установлении фактов, имею­щих юридическое значение для возникновения, изменения или пре­кращения прав организаций и граждан в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности (ч. 3 ст. 22 АПК).
Таким же образом разграничивается подведомственность между создаваемыми органами по регистрации прав на недвижимое имуще­ство и сделок с ним и судами. При наличии бесспорности права такая регистрация производится учреждением юстиции, а при возникнове­нии спора – на основании решения суда или арбитражного суда (п. 3 ст. 165 ГК), с учетом субъектного характера спора.
Другой дополнительный критерий – наличие договора между сторонами спора – разграничивает подведомственность между ар­битражными и третейскими судами, включая международные ком­мерческие арбитражи. При этом договор выступает как основание для разграничения подведомственности между государственным арбит­ражным судом и третейским судом при наличии одновременно трех условий: 1) спор должен вытекать из гражданских правоотношений; 2) спор должен быть одновременно подведомствен арбитражному суду; 3) соглашение сторон о передаче спора на разрешение третей­ского суда должно быть достигнуто до принятия решения арбитраж­ным судом, т.е. до окончания разбирательства дела по существу.
Так, в Информационном письме Президиума Высшего Арбитраж­ного Суда РФ от 16 февраля 1998 г. № 29 «Обзор судебно-арбитражной практики разрешения споров но делам с участием иностранных лиц»* разъяснено несколько фактических ситуаций, связанных с при­менением данного критерия в арбитражной практике. В частности, арбитражный суд вправе принять иск к своему рассмотрению и в слу­чае наличия во внешнеэкономическом контракте арбитражной оговорки, если найдет, что арбитражное соглашение недействительно, утратило силу или не может быть исполнено. Внешнеэкономический контракт международной купли-продажи товара содержал арбитраж­ную оговорку о том, что все разногласия, возникающие из обяза­тельств по данному договору, будут рассматриваться «в парижском институте». Арбитражный суд установил, что истец, так же как и от­ветчик, не мог конкретизировать содержание данной оговорки: не на­звали точного наименования международного институционного ар­битража, не дали о нем пояснений, отрицали действительность своего волеизъявления на арбитражное соглашение в данном внешнеэконо­мическом контракте. Поскольку арбитражный суд установил, что дан­ное арбитражное соглашение не может быть конкретизировано, а сле­довательно, и выполнено сторонами по внешнеэкономическому кон­тракту, то дело подведомственно арбитражному суду.
* См.: Экономика и жизнь. 1998. № 10.

По другому делу арбитражный суд оставил иск без рассмотрения при наличии во внешнеэкономическом контракте арбитражной ого­ворки о том, что споры по контракту разрешаются в международном коммерческом арбитраже ad hoc.
Кроме того, арбитражный суд должен оставить без рассмотрения иск на основании п. 2 ст. 87 АПК в случае цессии тогда, когда основ­ной договор, по которому состоялась уступка права требования, со­держал третейскую запись о передаче споров по сделке в междуна­родный коммерческий арбитраж. В таком случае арбитражная оговорка как соглашение сторон хотя и является самостоятельным, не зависящим от основного договора условием и имеет не материально-правовой, а процессуальный характер, также передается по договору цессии в соответствии со ст. 384 ГК. Поэтому по договору цессии к новому кредитору переходит также условие об избрании определен­ного арбитража для разрешения возможных споров между участни­ками договора (п. 13-15 данного Обзора).
При определении подведомственности дел об оспаривании актов государственных органов и органов местного самоуправления разгра­ничение происходит в зависимости от того, носит правовой акт нор­мативный или ненормативный характер. По данному критерию раз­граничивается подведомственность между Конституционным Судом РФ, конституционными (уставными) судами субъектов РФ, судами общей юрисдикции, с одной стороны, и арбитражными судами, с дру­гой стороны. Правовые акты нормативного характера могут быть ос­порены в Конституционный Суд РФ, конституционные (уставные) суды субъектов РФ, суды общей юрисдикции в зависимости от от­несенных к их ведению категорий нормативных актов.
В арбитражные суды могут быть оспорены только правовые акты ненормативного характера по искам граждан, имеющим статус инди­видуальных предпринимателей и юридических лиц (ст. 13 ГК). Такой акт должен быть адресован конкретной группе коммерческих орга­низаций, граждан, имеющих статус индивидуальных предпринима­телей, либо распространяться только на одну организацию, гражда­нина, имеющего статус индивидуального предпринимателя. Требова­ния о признании незаконными актов, носящих нормативный характер, в том числе регулирующих предпринимательскую деятельность (рас­пространяющихся на неопределенно широкий круг субъектов граж­данских и иных отношений), рассматриваются судами общей юрис­дикции*.
* См. напр.: Судебная практика по гражданским делам (1993 - 1996 гг.) / Под ред, В.М. Жуйкова. М., 1997, С, 98, 99, 115, 116, 121.

Виды подведомственности дел арбитражным судам. В зависи­мости от того, относит ли закон разрешение определенной категории дел к ведению исключительно каких-либо одних органов или несколь­ких различных органов, подведомственность подразделяется на ис­ключительную и множественную*. Например, дела о несостоятель­ности (банкротстве) отнесены к исключительной подведомственности арбитражных судов. Следовательно, в их отношении установлена ис­ключительная подведомственность.
* Здесь и далее классификация видов подведомственности, а также терминоло­гия основываются на учении, разработанном Ю.К Осиповым. См.: Осипов Ю.К. Подведомственность юридических дел. Свердловск, 1973.

Напротив, имущественные споры между гражданами и между ор­ганизациями, а также между гражданами и организациями имеют мно­жественную подведомственность, так как могут разрешаться как го­сударственными (общей юрисдикции, арбитражным), так и третей­скими судами. Множественная подведомственность в зависимости от способа выбора из нескольких юрисдикционных органов, которым дело подведомственно по закону, может подразделяться на договор­ную, императивную и альтернативную.
Договорной является подведомственность, определяемая взаим­ным соглашением сторон. Например, при наличии соглашения сторон к рассмотрению третейского суда принимается спор, возникший из гражданских правоотношений, между организациями.
Императивной называют подведомственность, при которой дело рассматривается несколькими юрисдикционными органами в опре­деленной законом последовательности. Императивной подведомст­венностью охватываются следующие случаи: 1) дело до передачи в арбитражный суд подлежит рассмотрению в соответствии с федераль­ным законом или договором сторон в обязательном претензионном порядке; 2) когда федеральным законом предусмотрен предварительный внесудебный порядок разрешения дела в административном порядке, включая возможность бесспорного списания средств либо об­ращения взыскания на имущество (налоговыми органами и т.п.).
Претензионный порядок установлен федеральным законодатель­ством и следующих случаях:
1) по требованиям об изменении или расторжении договора иск может быть заявлен стороной в арбитражный суд только после по­лучения отказа другой стороны на предложение изменить или рас­торгнуть договор либо неполучения ответа в срок, указанный в пред­ложении или установленный законом или договором, а при его от­сутствии – в тридцатидневный срок (п. 2 ст. 452 ГК)*;
* В п. 60 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ № 6/8 от 1 июля 1996 г. «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» подчеркнуто, что спор об изменении или расторжении договора может быть рассмотрен судом по только в случае представления истцом доказательств, подтверждающих принятие им мер по урегулированию спора с ответчиком, предусмотренных п. 2 ст. 452 ГК.

2) по требованиям к перевозчику, вытекающим из договора пере­возки груза, в порядке, предусмотренном соответствующим транс­портным уставом или кодексом (ст. 797 ГК), в частности в соответ­ствии с ст. 124-127 Воздушного кодекса РФ; ст. 22 Федерального за­кона «О федеральном железнодорожном транспорте»; ст. 135-141 Федерального закона «Транспортный устав железных дорог»; ст. 157-164 Устава автомобильного транспорта РСФСР, утвержденного по­становлением Совета Министров РСФСР от 8 января 1969 г. № 12; разд. Х Устава внутреннего водного транспорта Союза ССР, утверж­денного постановлением Совета Министров СССР от 15 октября 1955 г. № 1801*;
* Последние два акта являются основанием для применения претензионного по­рядка в соответствии со ст. 5 Федерального закона «О введении в действие Арбитраж­ного процессуального кодекса Российской Федерации» // Российская газета. 1996. 16 мая.

3) по требованиям, связанным с предоставлением услуг органи­зациями связи (ст. 38 Федерального закона «О связи», ст. 28 Феде­рального закона «О почтовой связи»).
Расширение оснований для применения претензионного поряд­ка не допускается, в том числе и за счет случаев установления претензионного порядка в подзаконных актах. Так, в письме Высшего Арбитражного Суда РФ от 29 мая 1995 г. № С5-7/03-294 подчерк­нуто, что досудебное урегулирование споров обязательно для сторон только в случаях, предусмотренных федеральным законом или до­говором*.
* См.: ВВАС РФ. 1995. № 8.

Что касается досудебного порядка разрешения конфликтов, то такая правовая возможность установлена рядом федеральных законов, в основном по спорам, связанным с уплатой налоговых и обязательных неналоговых платежей. Согласно п. 2 ст. 39 Феде­рального закона «О несостоятельности (банкротстве)» к заявле­нию налогового или иного уполномоченного органа о признании должника – юридического лица – банкротом должны быть прило­жены доказательства принятия мер к получению задолженности по обязательным платежам в установленном федеральным законом по­рядке.
Альтернативной называют подведомственность но выбору лица, ищущего защиты своих прав. В соответствии с традиционно принятой трактовкой правил альтернативной подведомственности заинтересо­ванное в разрешении спора лицо вправе по своему усмотрению об­ратиться к любому из органов, названных в законе. Такой выбор имел­ся обычно между судом либо органом административной юрисдикции. Однако по ныне действующему законодательству заинтересованное лицо, обратившись за разрешением спора в несудебном порядке в со­ответствии с правилами альтернативной подведомственности, не ли­шается права на обращение в суд.
Такое понимание правил альтернативной подведомственности вытекает из ст. 46 Конституции РФ, согласно которой каждому гаран­тируется судебная защита его прав и свобод, п. 2 ст. 11 ГК РФ и иных законодательных актов. Поэтому и при наличии альтернативы между разрешением спора в судебном и административном порядках заинте­ресованное лицо вправе обжаловать решение, вынесенное органом ис­полнительной власти или органом местного самоуправления в суд.
Иногда правила подведомственности формулируются таким об­разом, что создается впечатление о наличии правил альтернативной подведомственности. Согласно ч. 1 ст. 131 Водного кодекса РФ ущерб водным объектам возмещается по решению суда общей юрисдикции или арбитражного суда. Однако в данном случае никакого права вы­бора не имеется, а орган судебной власти, уполномоченный на раз­решение спора, определяется в соответствии с установленными зако­ном правилами подведомственности.
Данное положение подчеркнуто в п. 1 постановления Плену­ма Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 18 августа 1992 г. «О некоторых вопросах подведомственности дел судам и арбитражным судам», в соответствии с которым в случаях, когда в законодательном акте подведомственность определена аль­тернативно (суду или арбитражному суду), при ее определении сле­дует исходить из субъектного состава участников и характера право­отношений*.
* См.: БВС РФ, 1992. № 11. С. 9.

В настоящее время альтернативная подведомственность практи­чески утратила свое самостоятельное правовое значение, когда речь идет об альтернативе между судебным и административным поряд­ком обжалования. В юридически чистом виде альтернативная под­ведомственность сохранилась по делам, находящимся в совместной компетенции судов общей юрисдикции и арбитражных судов, в силу чего истец имеет право выбора между соответствующими судами:
1) дела с участием иностранных граждан, лиц без гражданства, иностранных организации, организаций с иностранными инвестиция­ми, осуществляющих предпринимательскую деятельность, которые в настоящее время подведомственны как судам общей юрисдикции, так и арбитражным судам*;
* По данному вопросу высказаны различные подходы, в том числе и в учебной литературе (См.: Арбитражный процесс / Под ред. М.К. Треушникова. М., 1997. С. 42.) Верховный Суд РФ рассматривает данные дела на основании ст. 25 ГПК как подведомственные и судам общей юрисдикции. См.: БВС РФ. 1997. № 7. С. 2; Жуйков В.М. Указ. соч. С. 301.

2) дела по спорам о защите чести, достоинства и деловой репу­тации*;
2 См.: Жуйков В.М. Указ. соч. С. 301.

3) дела по взысканию задолженности по требованиям, основанным на протесте векселя в неплатеже, неакцепте и недатировании акцепта, совершенном нотариусом. В соответствии с п. 4 постановления Пле­нума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 5 февраля 1998 г. № 3/1 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «О переводном и простом векселе»* иск о взыс­кании указанной задолженности может быть предъявлен в суд общей юрисдикции или арбитражный суд в соответствии с установленной подведомственностью и в том случае, когда истец не обращался с за­явлением о выдаче судебного приказа в порядке, установленном гл. 111 ГПК.
* См.: Российская газета. 1998. 5 марта.

Таким образом, у организации-векселедержателя есть право вы­бора при взыскании задолженности по вексельному обязательству с другой организации или гражданина, имеющего статус индивидуаль­ного предпринимателя: либо обратиться в суд общей юрисдикции с заявлением о выдаче судебного приказа (в порядке приказного про­изводства гражданского процесса), либо обратиться с иском и арбит­ражный суд о взыскании указанной задолженности (в порядке иско­вого производства арбитражного процесса).
Основные категории дел, подведомственных арбитражным судам.
В ст. 22 АПК перечислены основные категории дел, отнесенных к ведению арбитражных судов. Такой «перечневый» способ изложения подведомственности объясняется специализированным характе­ром юрисдикции арбитражных судов. К их ведению, в частности, со­гласно ст. 22 АПК относятся следующие экономические споры, воз­никающие из гражданских правоотношений:
О разногласиях по договору, заключение которого предусмот­рено законом или передача разногласий по которому на разрешение арбитражного суда согласована сторонами. Споры преддоговорного характера подведомственны арбитражному суду в случаях, когда обя­занность заключения договора предусмотрена федеральным законом либо соглашением сторон. Как указано в п. 4 ст. 445 ГК, если сторона, для которой в соответствии с ГК или иными законами заключение договора обязательно, уклоняется от его заключения, другая сторона вправе обратиться в суд с требованием о понуждении заключить до­говор. В частности, к ведению арбитражных судов отнесено рассмот­рение споров (с соблюдением критерия субъектного состава спора): об отказе коммерческой организации от заключения публичного до­говора (п. 3 ст. 426 ГК); об отказе в заключении договора при наличии предварительного договора (п. 5 ст. 429 ГК).
Об изменении условий или расторжении договоров. Здесь речь идет о требованиях, предусмотренных гл. 29 ГК. При этом в соответ­ствии со ст. 452 ГК по таким искам установлен обязательный досудебный претензионный порядок разрешения спора.
О неисполнении или ненадлежащем исполнении обязательств. Здесь речь идет о различных спорах из обязательственных правоот­ношений, связанных с толкованием договоров, надлежащем исполне­нии прав и обязанностей сторон обязательств, взыскании убытков и санкций, предусмотренных законом и договором и других спорах.
Следует отметить подведомственность споров по исполнению век­сельных обязательств. В постановлении Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 5 февраля 1998 г. № 3/1 «О некоторых вопросах применения Федерального закона "О переводном и простом векселе"» разъяснено, что ст. 5 названного Закона по требованиям, основанным на протесте векселей в непла­теже, неакцепте и недатировании акцепта, совершенном нотариусом в отношении физического либо юридического лица или индивиду­ального предпринимателя, выдается судебный приказ и производится исполнение по правилам, предусмотренным гл. 111 и разд. V ГПК. Заявления о выдаче судебного приказа на взыскание задолженности по опротестованному в неплатеже, неакцепте (или недатировании акцепта) векселю рассматриваются судами общей юрисдикции незави­симо от субъектного состава участников вексельного обязательства.
Поскольку рассмотрение заявления о выдаче судебного приказа по требованиям, основанным на протесте векселей в неплатеже, не­акцепте и недатировании акцепта, совершенном нотариусом в отно­шении физического либо юридического лица или индивидуально­го предпринимателя, в соответствии со ст. 5 Федерального закона «О переводном и простом векселе» отнесено к подведомственности судов общей юрисдикции, в случае подачи такого заявления в арбит­ражный суд судья отказывает в принятии этого заявления на осно­вании п. 1 ч. 1 ст. 107 АПК как не подлежащего рассмотрению в ар­битражном суде.
Однако обращение в арбитражный суд с иском о взыскании за­долженности с лиц, обязанных по векселю, возможно при отказе судьи суда общей юрисдикции в принятии заявления о выдаче судебного приказа в случаях, предусмотренных ст. 1256 ГПК, при отказе в вы­даче судебного приказа но основаниям, установленным в ст. 1258 ГПК, если судебный приказ отменен в соответствии со ст. 12510 ГПК, а также в случае, если истец не обращался с заявлением о выдаче су­дебного приказа в порядке, установленном гл. 111 ГПК (поскольку в данном случае, как указывалось ранее, установлена альтернативная подведомственность).
О признании права собственности. Здесь имеются в виду иски, связанные как с признанием права собственности, так и защищаемого наряду с ним права законного владения имуществом.
Об истребовании собственником или иным законным владель­цем имущества из чужого незаконного владения (виндикационные иски).
О нарушении прав собственника или иного законного владельца, не связанном с лишением владения (негаторные иски).
О возмещении убытков. Здесь имеются в виду иски о возмещении убытков, причиненных как ненадлежащим исполнением либо неис­полнением договорных обязательств, так и убытки внедоговорного характера, например возмещение убытков, причиненных государст­венными органами и органами местного самоуправления (ст. 16 ГК).
О защите чести, достоинства и деловой репутации. Здесь име­ются в виду иски о защите чести, достоинства и деловой репутации граждан, имеющих статус индивидуальных предпринимателей, когда затронуты указанные нематериальные блага в связи с их предприни­мательской деятельностью, а также иски организаций о защите де­ловой репутации.
К ведению арбитражных судов в соответствии со ст. 22 АПК от­несены следующие экономические споры, возникающие из админи­стративных, налоговых и иных правоотношений (административно-правового характера):
О признании недействительными (полностью или частично) не­нормативных актов государственных органов, органов местного самоуправления и иных органов, не соответствующих законам и иным нормативным правовым актам и нарушающих права и закон­ные интересы организаций и граждан. Здесь речь идет о самых раз­личных исках, предметом которых является признание недействи­тельными актив государственных органов, органов местного самоуп­равления к иных органов (например, решения исполнительных ор­ганов акционерного общества в отношении акционеров-организаций, решения саморегулируемой организации профессиональных участ­ников рынка ценных бумаг в отношении ее членов и т.д.).
Подведомственность таких требований арбитражному суду опре­деляется наличием следующих условий: 1) акт носит ненормативный характер, т.е. адресован конкретной группе лиц или одному лицу, имея в виду организации и граждан, имеющих статус индивидуального предпринимателя; 2) такой ненормативный акт не соответствует за­конам и иным правовым актам, при этом данное обстоятельство долж­но только обосновываться истцом в исковом заявлении, а доказыванию оно подлежит в ходе арбитражного судопроизводства; 3) акт порож­дает правовые последствия для истца; 4) акт нарушает права и закон­ные интересы организаций и граждан, имеющих статус индивидуаль­ных предпринимателей, в сфере предпринимательских отношений.
Вопрос о недействительности может ставиться и отношении самых различных актов, например предписаний и постановлений налоговых органов о привлечении индивидуальных предпринимателей к адми­нистративной ответственности за допущенные при осуществлении предпринимательской деятельности нарушения; актов органов юсти­ции в связи с отказом о проставлении апостиля на документах юри­дических лиц, направляемых в органы иностранных государств; актов антимонопольных органов и т.д.
О признании не подлежащим исполнению исполнительного или иного документа, по которому взыскание производится в бесспор­ном (безакцептном) порядке. Речь идет об оспаривании актов, на­пример исполнительных надписей нотариусов. Однако здесь следует иметь в виду, что согласно ст. 7 Федерального закона «Об исполни­тельном производстве» к числу исполнительных документов относятся только те, которые указаны в федеральных законах. Поэтому в настоящее время могут совершаться и соответственно оспариваться в арбитражном процессе два вида исполнительных надписей, указан­ных в федеральном законе: 1) в соответствии с п. 5 ст. 358 ГК в случае невозвращения в установленный срок суммы кредита, обеспеченного залогом вещей в ломбарде, ломбард вправе на основании исполнительной надписи нотариуса но истечении льготного месячного срока продать это имущество в порядке, установленном для реализации за­ложенного имущества (п. 3, 4, 6 и 7 ст. 350 ГК); 2) в соответствии с п. 3 ст. 630 ГК взыскание с арендатора задолженности по арендной плате по договору проката производится в бесспорном порядке на основе исполнительной надписи нотариуса.
Полагаем, что в данную категорию дел попадают также споры о признании не подлежащим исполнению инкассового поручения о спи­сании в бесспорном порядке санкций, предусмотренных налоговым законодательством и законодательством о государственных внебюд­жетных фондах.
Об обжаловании отказа в государственной регистрации либо ук­лонения от государственной регистрации в установленный срок ор­ганизации или гражданина и в других случаях, когда такая реги­страция предусмотрена законом. Здесь речь идет об обжаловании отказа в регистрации коммерческой организации либо гражданину в занятии предпринимательской деятельностью, например отказ в ре­гистрации хозяйственного общества или товарищества. Если ставится вопрос об отказе в регистрации общественного объединения, то такой иск подведомствен суду общей юрисдикции.
О взыскании с организаций и граждан штрафов государствен­ными органами, органами местного самоуправления и иными, осу­ществляющими контрольные функции, если федеральным законом не предусмотрен бесспорный (безакцептный) порядок их взыска­ния. Здесь речь идет об органах, уполномоченных налагать штрафы, но не имеющих права их бесспорного (безакцептного) списания, на­пример антимонопольных органах.
Следует иметь в виду, что в соответствии с постановлением Кон­ституционного Суда РФ от 17 декабря 1996 г.* при рассмотрении пол­номочий налоговых органов (федеральных органов налоговой поли­ции и налоговых инспекций) было признано неконституционным право бесспорного взыскания с юридических лиц сумм штрафов, а также всей суммы сокрытого или заниженного дохода (прибыли) без их согласия. Данное положение подтверждено также определением Конституционного Суда РФ от 6 ноября 1997 г.** Поэтому в настоящее время арбитражным судам подведомственны иски государственных налоговых инспекций и федеральных органов налоговой полиции о взыскании с юридических лиц штрафов и сокрытого или заниженного дохода (прибыли), если на их уплату не имеется согласия налогоп­лательщика.
* СЗ РФ. 1997. № 1. Ст. 197.
** СЗ РФ, 1997. № 50. Ст. 5710.

О возврате из бюджета денежных средств, списанных органами, осуществляющими контрольные функции, в бесспорном (безак­цептном) порядке с нарушением требований закона или иного нормативного правового акта. Здесь речь идет об исках о возврате не­законно взысканных сумм, например, налоговыми органами, государ­ственными внебюджетными фондами, органами федерального казна­чейства, органами валютного контроля.
В соответствии со ст. 22 АПК к ведению арбитражных судов от­несены также иные дела, в частности, об установлении фактов, имею­щих юридическое значение для возникновения, изменения или пре­кращения нрав организаций и граждан в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности; о несостоятельности (банкрот­стве).
Федеральным законом к подведомственности арбитражного суда могут быть отнесены и другие дела. Таким образом, перечень ст. 22 АПК не является закрытым и дополняется в зависимости от изло­женных ранее критериев подведомственности дел арбитражному суду новыми федеральными законами. Например, в соответствии со ст. 51 Федерального закона «О рынке ценных бумаг»* арбитражным судам подведомственны иски Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг о признании выпуска ценных бумаг недействительным, о взыс­кании в доход государства доходов, полученных в результате безли­цензионной деятельности на рынке ценных бумаг, о принудительной ликвидации участника рынка ценных бумаг в случае неполучения им лицензии в установленные сроки и т.д.
* СЗ РФ. 1996. № 17, Ст. 1918.

В заключение краткого обзора основных дел, подведомственных арбитражному суду, отметим, что имеется большое количест­во различных писем, разъяснений, обзоров Высшего Арбитражного Суда РФ, в которых раскрываются правила подведомственности той либо иной категории споров. Подробное рассмотрение таких разъяс­нений не является целью нашего учебника, поэтому их следует изу­чать самостоятельно с целью более глубокого познания правил под­ведомственности.
Экономические споры, подведомственные судам общей юрис­дикции. Поскольку ряд споров в сфере хозяйственной юрисдикции отнесен к ведению судов общей юрисдикции, для лучшего понимания данного вопроса изложим краткий перечень таких споров. Судам общей юрисдикции по общему правилу подведомственны споры, во-первых, с участием граждан, не имеющих статуса индивидуальных предпринимателей; во-вторых, споры между организациями, не свя­занные с предпринимательской деятельностью. К ведению судов общей юрисдикции отнесены все споры, если одним из их участников является акционер или участник общества с ограниченной ответст­венностью - физическое лицо, поскольку хотя данная деятельность граждан и направлена на извлечение прибыли, но под критерии ст. 22 АПК она не подпадает*.
* Подробнее о предпринимательских спорах, подведомственных судам общей юрисдикции, см.: Жуйков В.М. Указ. соч. С. 280, 281 и др.

Коллизии подведомственности и порядок их разрешения. Изло­женное показывает необходимость четкого закрепления в нормах про­цессуального законодательства критериев подведомственности. Пра­вила о подведомственности нуждаются в особо определенных дефи­нициях, поскольку вполне реальны случаи незаконного отказа в су­дебной защите за неподведомственностью, о чем свидетельствует су­дебная практика*.
* См. примеры: Жилин Г.А. Вопросы разграничения компетенции между судами общей юрисдикции и арбитражными судами // Комментарий судебной практики. Вып. 3. М., 1997. С. 58- 69: Судебная практика но гражданским делам (1993-1996 гг.) / Под ред. В.М. Жукова.

Полностью избежать возникновения споров о подведомственнос­ти вряд ли возможно в силу динамизма развития частноправовых от­ношений, сложности самой юрисдикционной системы, что определяет неизбежность таких конфликтов. Поэтому следует создать правовой механизм устранения коллизий подведомственности между различ­ными органами гражданской юрисдикции, исключения случаев пере­сечения компетенции различных органов либо, наоборот, исключения таких ситуаций, когда конкретное юридическое дело неподведомст­венно ни одному из судебных органов в связи с их отказом принять его к своему рассмотрению.
По общему правилу подведомственность дела определяет соот­ветствующий юрисдикционный орган, в том числе и арбитражный суд. В связи с возможностью возникновения споров о подведомст­венности необходимо разработать коллизионные нормы, направлен­ные на устранение и разрешение споров о подведомственности между различными органами гражданской юрисдикции. Важность данной проблемы существенно возросла в последнее время, хотя уже давно Ю.К. Осипов справедливо отмечал, что порядок разрешения споров о подведомственности, возникающих между юрисдикционными ор­ганами, но существу остается неурегулированным*.
* См.: Oсипов Ю.К. разрешение споров о подведомственности // Вопросы теории и практики гражданского процесса. Вып. 1. С. 114.

Разрешение спорных вопросов подведомственности возможно различными способами. Во-первых, оптимальный вариант разреше­ния коллизий подведомственности – внесение изменений в соответ­ствующие федеральные законы, ее регламентирующие.
Во-вторых, при разграничении подведомственности судов общей юрисдикции и арбитражных судов следует исходить из понимания правовой природы арбитражного суда как специализированного суда в сфере гражданской юрисдикции. Поэтому спор, который не отнесен к ведению арбитражного суда (а также Конституционного Суда РФ и конституционного (уставного) суда субъекта РФ), должен быть при­нят к рассмотрению судом общей юрисдикции.
В-третьих, имеется круг дел, которые подведомственны исключи­тельно арбитражному суду независимо от характера требований, на­пример дела о банкротстве, которые подведомственны только арбит­ражным судам, поскольку производство по делам о банкротстве «по­глощает» все остальные требования, заявленные как в рамках арбит­ражного и гражданского судопроизводства, так и исполнительного производства.
В-четвертых, посредством принятия совместных постановлений высших органов заинтересованных юрисдикционных органов, в част­ности, Высшего Арбитражного Суда РФ и Верховного Суда РФ, на­пример постановление от 18 августа 1992 г. «О некоторых вопросах подведомственности дел судам и арбитражным судам»*, снявшее ряд коллизионных вопросов подведомственности дел этим органам.
* См.: БВС РФ. 1992. № 11. С. 9-10.

В-пятых, с помощью специальных коллизионных норм. Можно выделить несколько таких нормативных положений: 1) согласно ст. 28 ГПК, когда хотя бы одно из требований подведомственно суду общей юрисдикции, а другие – арбитражному суду, дело подлежит рассмот­рению в суде общей юрисдикции; 2) другим примером коллизионной нормы является ст. 165 ГК, определяющая, что сделки бесспорного характера в случаях, указанных в законе, подлежат нотариальному удостоверению и (или) государственной регистрации. При возник­новении спора сделка признается действительной либо ее регистрация производится на основании решения суда, в том числе арбитражного.
В-шестых, путем установления правовых последствий неподве­домственности дела арбитражному и другим судам. Так, полная не­подведомственность дела арбитражному суду, установленная при воз­буждении дела, является основанием для отказа в принятии искового заявления (п. 1 ч. 1 ст. 107 АПК), а в стадии судебного разбирательст­ва – основанием для прекращения производства по делу (п. 1 ст. 85 АПК). Неподведомственность дела арбитражному суду, связанная с наличием соглашения сторон о передаче спора на разрешение третей­ского суда, является основанием для оставления иска без рассмотре­ния (п. 2 ст. 87 АПК). Правовым последствием неподведомственности дела, связанной с несоблюдением досудебного порядка урегулирова­ния спора, на этапе возбуждения дела является возвращение искового заявления (п. 6, 8 ст. 108 АПК), а в стадии судебного разбирательст­ва – оставление иска без рассмотрения (п. 4, 5 ст. 87 АПК).

§ 2. Подсудность дел арбитражным судам

Институт подсудности разграничивает подведомственные арбит­ражным судам дела между различными звеньями судебно-арбитражной системы. Для арбитражного процесса характерны два вида под­судности – родовая и территориальная.
Родовая подсудность разграничивает дела между арбитражными судами различных уровней. По общему правилу все споры, подве­домственные арбитражному суду, разрешаются арбитражными суда­ми субъектов РФ, за исключением споров, отнесенных к подсудности высшего Арбитражного Суда РФ.
Высший Арбитражный Суд РФ рассматривает: экономические споры между Российской Федерацией и ее субъектами, между субъектами Российской Федерации; дела о признании недействительными (полностью или частично) ненормативных актов Президента РФ, Со­вета Федерации и Государственной Думы Федерального Собрания PФ, Правительства РФ, не соответствующих закону и нарушающих Права и законные интересы организаций и граждан.
Территориальная подсудность разграничивает компетенцию ар­битражных судов одного звена, т.е. краевых, областных и приравнен­ных к ним арбитражных судов субъектов РФ. Территориальная подсудность может быть общей, альтернативной, исключительной, по связи дел и договорной.
В соответствии с правилами общей территориальной подсудности иск предъявляется в арбитражный суд по месту нахождения ответчика. Иск к юридическому лицу, вытекающий из деятельности его обособленного подразделения, предъявляется по месту нахождения обособленного подразделения (ст. 25 АПК). Дела о несостоятельнос­ти (банкротстве) организаций и граждан рассматриваются по месту Нахождения должника (ст. 28 АПК, ст. 29 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)».
Согласно п. 2 ст. 54 ГК место нахождения юридического лица оп­ределяется местом его государственной регистрации, если в соответст­вии с законом в учредительных документах не указано иное. Наиме­нование и место нахождения юридического лица указываются в его уч­редительных документах. Поскольку соответствующий закон о реги­страции юридических лиц не принят, то согласно п. 21 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» при разрешении споров следует исходить из того, что местом нахож­дения юридического лица является место нахождения его органов.
Правила альтернативной подсудности по выбору истца установ­лены ст. 26 АПК. Иск к ответчикам, находящимся на территориях разных субъектов РФ, предъявляется в арбитражный суд по выбору истца но месту нахождения одного из ответчиков. Иск к ответчику, место нахождения которого неизвестно, может быть предъявлен в ар­битражный суд по месту нахождения его имущества или но его последнему известному месту нахождения в РФ. Иск к ответчику, яв­ляющемуся организацией или гражданином РФ и находящемуся на территории другого государства, может быть предъявлен но месту на­хождения истца или имущества ответчика. Иск, вытекающий из до­говора, в котором указано место исполнения, может быть предъявлен по месту исполнения договора.
Исключительная подсудность характеризуется тем. что дело должно быть рассмотрено только строго определенным в АПК арбит­ражным судом. Споры о признании нрава собственности на здания, сооружения, земельные участки, об изъятии указанного недвижимого имущества из чужого незаконного владения, об устранении наруше­ний прав собственника или законного владельца, не связанных с ли­шением владения, рассматриваются по месту нахождения здания, со­оружения, земельного участка.
Иск к перевозчику, вытекающий из договора перевозки, в том числе когда перевозчик является одним из ответчиков, предъяв­ляются по месту нахождения органа транспорта. Иски к государст­венным органам, органам местного самоуправления субъекта РФ, вытекающие из административных правоотношений, предъявляют­ся в арбитражный суд этого субъекта РФ, а не по месту нахожде­ния соответствующего органа. Иски о признании недействительными актов иных органов, расположенных на территории другого субъекта РФ, предъявляются по таким же правилам (ст. 29, п. 3, 4 ч. 2 ст. 212 АПК).
Дела об установлении фактов, имеющих юридическое значение, рассматриваются в соответствии со ст. 27 АПК по месту нахождения заявителя, за исключением дел об установлении факта владения зда­нием. сооружением, земельным участком, которые рассматриваются по месту нахождения данного недвижимого имущества.
Подсудность по связи дел характеризуется тем, что независимо от территориальной принадлежности спор подлежит разбирательству в арбитражном суде, где рассматривается другое дело, с которым свя­зан спор*. Встречный иск предъявляется по месту рассмотрения пер­воначального иска (ст. 110 АПК). В этот же арбитражный суд предъ­является исковое заявление третьего лица, заявляющего самостоя­тельные требования на предмет спора (ст. 38 АПК).
* См.; Гражданский процесс. Изд. 2-е / Под ред. К.И. Комиссарова и Ю.К. Осипова. С.153.

В соответствии с правилами договорной подсудности общая тер­риториальная и альтернативная подсудность, установленные в АПК, могут быть изменены по соглашению сторон.
Дело, принятое арбитражным судом к своему производству с со­блюдением правил подсудности, должно быть рассмотрено им по су­ществу, хотя бы в дальнейшем оно стало подсудным другому арбит­ражному суду. Арбитражный суд передает дело на рассмотрение дру­гого суда в двух случаях: во-первых, если при рассмотрении дела в данном суде выявилось, что оно было принято к производству с на­рушением правил подсудности; во-вторых, если после отвода одного или нескольких судей их замена в данном суде становится невозмож­ной, а также в других случаях, когда невозможно рассмотреть дело в данном суде. Дело в таком случае передается в арбитражный суд того же уровня. О передаче дела на рассмотрение другого арбитражного суда выносится определение. Дело, направленное из одного арбит­ражного суда в другой, должно быть принято к рассмотрению судом, которому оно направлено. Споры о подсудности между арбитражны­ми судами не допускаются.
Процессуально-правовые последствия неподсудности дела арбит­ражному суду являются основанием для возвращения искового заяв­ления (п. 3 ч. 1 ст. 108 АПК), По смыслу закона (п. 1 ч. 2 ст. 31 АПК) дело, принятое арбитражным судом к своему производству с нару­шением правил о подсудности, должно быть передано для рассмот­рения в другой суд. В ЛПК пет оснований для прекращения произ­водства по делу либо оставления иска без рассмотрения но мотивам неподсудности дела, выявленным на этапе судебного разбирательства.
При понимании правил подсудности необходимо исходить из ст. 47 Конституции РФ, согласно которой никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом. Таким образом, произвольная пере­дача дела из одного арбитражного суда в другой при отсутствии со­гласия сторон недопустима. Здесь следует иметь в виду также поста­новление Конституционного Суда РФ от 16 марта 1998 г.*, которым признаны несоответствующими ст. 46 и 47 (ч. 1) Конституции РФ ст. 44 УПК и ст. 123 ГПК в той мере, в какой они допускают передачу дела из одного суда, которому оно подсудно, в другой суд без принятия соответствующего процессуального судебного акта и при отсутствии указанных в самом процессуальном законе точных оснований (обсто­ятельств), по которым дело не может быть рассмотрено в том же суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом, и, сле­довательно, подлежит передаче в другой суд. Аналогичная практика недопустима и в арбитражном процессе.
* См.: Российская газета. 1998. 25 марта.

Глава 5
УЧАСТНИКИ АРБИТРАЖНОГО ПРОЦЕССА. ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВО В АРБИТРАЖНОМ ПРОЦЕССЕ

§ 1. Понятие и состав субъектов арбитражного процессуального права. Арбитражный суд как участник арбитражного процесса

Процессуальная деятельность субъектов арбитражного процесса происходит в рамках арбитражного процессуального отношения, воз­никающего по каждому делу, подведомственному арбитражному суду*. Субъекты арбитражного процессуального права подразделяют­ся па четыре группы: 1) арбитражные суды как органы, разрешающие споры; 2) лица, участвующие в деле, защищающие свои либо чужие права и законные интересы и имеющие юридическую заинтересован­ность в исходе арбитражного процесса; 3) представители, которые обеспечивают липам, участвующим в деле, возможность их участия в деле и представляющие их интересы в арбитражном суде; 4) лица, содействующие деятельности арбитражного суда в силу обязанностей по представлению доказательственной информации и в иных случаях (свидетели, эксперты, переводчики и т.д.).
* Учение об арбитражных и гражданских процессуальных отношениях практи­чески едино по содержанию, в связи с чем рекомендуем по данному вопросу: Граждан­ский процесс. Изд. 2-г / Под ред. К.И. Комиссарова и Ю.К. Осипова. С- 44-49.

Первая группа субъектов арбитражного процессуального права включает в себя арбитражные суды различного уровня. Арбитраж­ные суды как субъекты арбитражного процессуального нрава подраз­деляются на две группы: рассматривающие дела по существу (арбит­ражные суды субъектов РФ и Высший Арбитражный Суд РФ по делам, отнесенным к его ведению) и осуществляющие полномочия по пересмотру вынесенных судебных актов (суды субъектов РФ в лице апелляционных коллегий, федеральные окружные суды, Выс­ший Арбитражный Суд РФ), Судебные полномочия осуществля­ют судьи арбитражных судов, назначенные в установленном законом порядке.
Судебные полномочия осуществляют также арбитражные засе­датели. В соответствии со ст. 8 Федерального закона «О введении в действие Арбитражного процессуального кодекса Российской Феде­рации» Высший Арбитражный Суд РФ проводит эксперимент по рас­смотрению дел с привлечением арбитражных заседателей. Экспери­мент проводится при коллегиальном рассмотрении дел в первой ин­станции в течение трех лет. Однако следует иметь в виду, что и ч. 2 ст. 5 Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации» арбитражные заседатели перечислены среди лиц, участвующих в осуществлении правосудия на постоянной осно­ве, поэтому данный эксперимент по сути дела приобретает постоян­ный характер.
Арбитражными заседателями могут быть лица, обладающие спе­циальными познаниями и опытом работы в сфере предприниматель­ской и иной экономической деятельности, достигшие 25-летнего воз­раста, имеющие высшее (не обязательно юридическое) образование. В качестве арбитражных заседателей выступают филологи, журна­листы, специалисты в области финансов, налогов, регулирования цен. сотрудники банков, земельных комитетов и т.д. Тем самым обеспе­чивается большая специализация состава арбитражного суда при рас­смотрении дела, где правовая оценка его обстоятельств связана со знанием вопросов соответствующих технологий работы, например банковских расчетов и т.д. При рассмотрении дела и принятии реше­ния арбитражные заседатели пользуются правами и несут обязаннос­ти наравне с профессиональными судьями. Кандидатуры арбитраж­ных заседателей подбираются арбитражными судами, но представ­ленных граждан в качестве заседателей утверждает Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ.
Постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 5 сентября 1996 г. № 10 было утверждено Положение об эксперимен­те по рассмотрению дел с привлечением арбитражных заседателей. Арбитражные заседатели участвуют в разбирательстве дел в первой инстанции. В состав суда, рассматривающего дело с участием арбит­ражных заседателей, входят один профессиональный судья и два ар­битражных заседателя, если по правилам, установленным в ч. 1 ст. 14 АПК, дело может быть рассмотрено судьей единолично. В случаях, когда в соответствии с АПК дело подлежит коллегиальному рассмот­рению, в состав суда, рассматривающего дело с участием арбитражных заседателей, входят три профессиональных судьи и два арбитражных заседателя. Председательствующим в судебном заседании является профессиональный судья.
Перечень дел, в рассмотрении которых могут участвовать арбит­ражные заседатели, определяется председателем арбитражного суда с соблюдением условий, предусмотренных указанным Положением. В такой перечень рекомендуется включать экономические споры, возникающие из гражданских правоотношений и связанные с примене­нием банковского законодательства, законодательства о ценных бу­магах, международного частного права, законодательства о перевоз­ках. На усмотрение председателя арбитражного суда в перечень могут быть включены и другие экономические споры, и том числе споры, в которых хотя бы одной из сторон являются гражданин-предприни­матель, глава крестьянского (фермерского) хозяйства. При опреде­лении перечня председатель арбитражного суда исходит из особен­ностей местонахождения арбитражного суда, наличия в регионе спе­циалистов по определенным направлениям, концентрации в арбит­ражном суде определенных категорий споров, а также из других мест­ных обстоятельств.
Не могут рассматриваться с участием арбитражных заседателей дела о несостоятельности (банкротстве), а также дела об установлении фактов, имеющих значение для возникновения, изменения или пре­кращения прав организаций и граждан в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности. Ни одно дело, подведомственное арбитражному суду, не может быть рассмотрено арбитражными за­седателями без профессиональных судей. Следует иметь в виду, что в период проведения эксперимента арбитражные заседатели привле­каются к рассмотрению дел на безвозмездной основе.
Хотя привлечение арбитражных заседателей к осуществлению правосудия получило разную оценку*, необходимо выделить главное, что составляет ценность данного правового эксперимента – повыше­ние уровня специализации при рассмотрении дел, подведомственных арбитражным судам. Тем самым арбитражный суд как орган граж­данской юрисдикции может более глубоко вникнуть в суть новых сфер правовой и социальной деятельности, привлекая к осуществле­нию правосудия специалистов, например, в сфере рынка ценных бумаг, технологий расчетов и т.д. В результате государственные ар­битражные суды в какой-то мере приобретают те положительные черты, которые присущи арбитражам (третейским судам), способным обеспечить специализацию арбитров за счет привлечения к этой де­ятельности не только юристов, но и специалистов самого различного профиля.
* См.: Клеандров М.И. Об эксперименте по рассмотрению арбитражными судами дел с участием заседателей (Арбитражный суд Тюменской области) // ВВАС РФ. 1998. № 1. С. 101-106; Спесивых В.Г., Дорошкова А.Г. Роль арбитражных заседателей в арбитражном процессе (Арбитражный суд Брянской области) // ВВАС РФ. 1998. № 1. С. 107, 108; Фурсов Д.А. Участие арбитражных заседателей в рассмотрении и разрешении экономических споров // ВВАС РФ. 1998. № 2. С. 69-83.

Правовое положение арбитражного суда среди участников арбит­ражного процесса отличается рядом особенностей. Арбитражный суд наделен властными полномочиями по ведению процесса и руко­водству судебным разбирательством, которые связаны с осуществ­лением им функций судебного руководства. Процессуальные дей­ствия арбитражного суда в значительной степени определяют дина­мику дела.
Лицами, участвующими в деле, признаются стороны, третьи лица; заявители и иные заинтересованные лица – в делах об установлении фактов, имеющих юридическое значение, и о несостоятельности (бан­кротстве) организаций и граждан; прокурор, государственные органы, органы местного самоуправления и иные органы, обратившиеся в суд с иском в защиту государственных и общественных интересов.
Выделение лиц, участвующих в деле, основано на определенных критериях. Следует отметить наличие юридической заинтересован­ности в исходе дела, которая определяет и стимулирует процессуаль­ную деятельность лиц, участвующих в деле. В силу этого лица, уча­ствующие в деле, наделены правом активно влиять на его движение, возможностью защищать и аргументировать свою правовую позицию.
Для успешного осуществления своих функций лица, участвующие в деле, наделяются широким кругом процессуальных прав и обязан­ностей. В частности, все лица, участвующие в деле, имеют право зна­комиться с его материалами, делать выписки из них, снимать копии, заявлять отводы, представлять доказательства, участвовать в их ис­следовании, задавать вопросы участникам арбитражного процесса, за­являть ходатайства, давать устные и письменные объяснения арбит­ражному суду, представлять свои доводы и соображения по всем воз­никающим в ходе арбитражного процесса вопросам, возражать против ходатайств, доводов и соображений других лиц, участвующих в деле, обжаловать судебные акты арбитражного суда и пользоваться други­ми процессуальными правами, предоставленными им АПК.
Лица, участвующие в деле, обязаны добросовестно пользоваться всеми принадлежащими им процессуальными правами. Кроме того, на них возложен и ряд процессуальных обязанностей в соответст­вии с АПК, например подчиняться распоряжениям председательст­вующего, обращаться к арбитражному суду и давать свои объяснения стоя и т.д.
Основными участниками арбитражного процесса являются сто­роны – истец и ответчик. В связи со спором между ними возникает арбитражный процесс, и перед арбитражным судом стоит задача по его разрешению. Стороны имеют равные возможности по правовой защите своих прав и законных интересов.
Третьи лица вступают в уже начатый процесс и в зависимости от характера своем заинтересованности, связи со спорным материальным правоотношением и сторонами подразделяются на два вида: третьи лица, заявляющие самостоятельные требования на предмет спора, и третьи лица, не заявляющие на предмет спора самостоятельных тре­бовании.
Заявители и иные заинтересованные лица участвуют в делах об установлении юридических фактов. В особую группу выделяются участники арбитражного процесса по делу о несостоятельности (бан­кротстве), где наряду с заявителями, заинтересованными лицами уча­ствуют и другие лица, процессуальное положение которых рассмат­ривается в отдельных главах учебника.
Прокурор, государственные органы, органы местного самоуправ­ления и иные органы вправе обратиться с иском в арбитражный суд в защиту государственных и общественных интересов. Участие дан­ных субъектов характеризуется защитой не собственных, а интересов других лиц, и одновременно государства и общества.
В АПК в отличие от ГПК более подробно отражен статус лиц, содействующих осуществлению правосудия в арбитражном процес­се: свидетелей, экспертов, переводчиков (ст. 14-46 АПК). АПК име­нует их иными участниками арбитражного процесса. К этой же группе субъектов относятся по ст. 43 АПК и представители в арбитражном процессе, которые защищают интересы представляемых ими лиц. Правовой статус лиц, содействующих осуществлению правосудия в арбитражном процессе, характеризуется необходимостью выполнять обязанности перед арбитражным судом – сообщать необходимую до­казательственную информацию, осуществлять полный правильный и своевременный перевод и др.
Арбитражная процессуальная правосубъектность. Общее осно­вание участия в арбитражном процессе для всех лиц, участвующих в деле, – наличие арбитражной процессуальной правосубъектности. Раздельный анализ арбитражной процессуальной правоспособности и дееспособности (по аналогии с гражданским процессуальным правом) вряд ли будет плодотворным, поскольку лица, участвующие в деле в арбитражном процессе, должны иметь их одновременно. Ар­битражная процессуальная правосубъектность тесно связана и производна от категорий гражданской правоспособности и дееспособнос­ти, а также компетенции как основания участия в отношениях адми­нистративно-правового характера (финансовых, налоговых, бюджет­ных и других).
Арбитражная процессуальная правосубъектность для организа­ций возникает с момента их государственной регистрации в качестве юридических лиц; для граждан – с момента их государственной ре­гистрации в качестве предпринимателя без образования юридичес­кого лица; для государственных органов, органов местного самоуп­равления и иных – с момента их образования и наделения соответ­ствующей компетенцией. Неюридические лица и граждане, не имею­щие статуса индивидуальных предпринимателей, наделяются арбит­ражной процессуальной правосубъектностью только в случаях, прямо предусмотренных федеральным законом.
Выяснение арбитражной процессуальной правосубъектности ор­ганизаций является существенно важным, поскольку установление в ходе арбитражного процесса отсутствия, например, у коммерческой организации прав юридического лица, приводит к прекращению про­изводства по делу. Тем самым оказываются напрасными усилия за­интересованных лиц по разрешению правового конфликта. Например, не могут быть участниками арбитражного процесса филиалы и пред­ставительства, поскольку они не наделены правами юридических лиц. Поэтому иск в любом случае должен предъявляться от имени юри­дического лица либо к юридическому лицу, а его интересы в арбит­ражном суде в соответствии с п. 3 ст. 55 ГК будут защищать руково­дители филиала либо представительства на основании доверенности от юридического лица*.
* См. подробнее Информационное письмо Высшего Арбитражного Суда РФ от 14 мая 1998г. № 34 «О рассмотрении исков, вытекающих из деятельности обособленных подразделений юридических лиц».

Установление арбитражной процессуальной правосубъектности бывает порой сложным, поскольку необходимо выяснять правовой статус самых различных органов, образующих ту либо иную органи­зационную систему. Так, в соответствии со ст. 2 Федерального закона «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» юри­дическим лицом является сам Банк России. Его территориальные уч­реждения на местах (включая главные управления Центрального банка, Национальные банки республик) не имеют статуса юридичес­кого лица (ст. 84 указанного Закона) и могут выступать в арбитраж­ном процессе только на основании доверенности от Центрального банка России.
То же самое относится и к арбитражной процессуальной право­субъектности граждан. Следует иметь в виду, что но смыслу ст. 27 ГК несовершеннолетний вправе заниматься предпринимательской деятельностью с 16 лет при условии получения на то согласия роди­телей, усыновителей или попечителя, и не будучи при этом объяв­ленным полностью дееспособным (эмансипация). Закон РФ «О ре­гистрационном сборе с физических лиц, занимающихся предприни­мательской деятельностью, и порядке их регистрации» также не ого­варивает возраста, с которого возможно занятие предприниматель­ской деятельностью. Поэтому в качестве истцов в арбитражном про­цессе по спорам, связанным с предпринимательской деятельностью, могут выступать и несовершеннолетние граждане в возрасте от 16 до 18 лет, если они имеют статус индивидуальных предпринимателей.
Кроме того, в соответствии с п. 2 ст. 26 ГК, ст. 7 Федерального закона «О производственных кооперативах» и ст. 13 Федерального закона «О сельскохозяйственных кооперативах» членами указанных кооперативов могут быть граждане, достигшие 16 лет. Поскольку отказ в регистрации таких кооперативов обжалуется в арбитражный суд, то в числе соистцов могут быть и несовершеннолетние граждане в возрасте от 16 до 18 лет.
В соответствии с ч. 2 ст. 47 АПК права и законные интересы граж­дан, не обладающих полной дееспособностью, в арбитражном про­цессе защищают их законные представители – родители, усыновите­ли, опекуны или попечители. Вместе с тем в соответствии со ст. 26 ГК несовершеннолетние лица в возрасте от 16 до 18 лет обладают полной возможностью самостоятельно распоряжаться своим доходом, полученным от предпринимательской деятельности, и решать вопро­сы, связанные со вступлением в члены производственных коопера­тивов. Поэтому по смыслу ст. 26 ГК несовершеннолетние лица само­стоятельно вправе выступать в качестве участников арбитражного процесса по искам, связанным с их зарегистрированной предприни­мательской деятельностью, а также выступать в числе соистцов по искам об отказе в государственной регистрации кооператива. При­влечение к участию в деле их родителей и попечителей должно оп­ределяться по усмотрению суда (по аналогии со ст. 32 ГПК). Иное толкование ст. 34, 48 АПК будет противоречить содержанию п. 2, 3 ст. 26 ГК.
Изложенное еще раз показывает, что категория арбитражной про­цессуальной правосубъектности может быть понята и объяснена толь­ко с учетом тесной взаимосвязи материального, прежде всего граж­данского, и арбитражного процессуального права. Субъекты арбит­ражного процессуального права наделяются арбитражной процессу­альной правосубъектностью в связи с необходимостью защиты при­надлежащих им прав и интересов как участников материальных пра­воотношений, поскольку не должна возникать ситуация, когда субъ­ект материального права не имел бы возможности участвовать в ар­битражном процессе.
Арбитражная процессуальная правосубъектность реализуется путем совершения лицами, участвующими в деле, процессуальных действий. Граждане реализуют арбитражную процессуальную право­субъектность самостоятельно либо через своих представителей, а ор­ганизации, государственные органы, органы местного самоуправ­ления и иные – через свои коллегиальные либо единоличные органы либо надлежащим образом уполномоченных представителей.
§ 2. Стороны в арбитражном процессе

В соответствии со ст. 34 АПК сторонами в деле являются истец и ответчик. В качестве истцов рассматриваются организации или граждане, предъявившие иск в своих интересах или в интересах ко­торых предъявлен иск. Ответчиками являются организации и граж­дане, к которым предъявлено исковое требование.
Сторонами в арбитражном процессе могут быть организации не­зависимо от формы собственности; государственные органы, органы местного самоуправления, организации, в том числе и не являющиеся юридическими лицами (ч. 4 ст. 22 АПК).
Из содержания ст. 34 АПК следует, что сторонами в арбитражном процессе являются участники спорного материального правоотноше­ния, т.е. лицо, имеющее право требования (кредитор), и лицо, на ко­тором лежит обязанность исполнить обязательство (должник). В ар­битражном процессе кредитор становится истцом, а должник – от­ветчиком. В тех случаях, когда арбитражный суд рассматривает эко­номический спор из административных правоотношений, то сторо­нами в деле являются участники этих отношений. Правила АПК до­пускают возбуждение дела в арбитражном суде помимо воли самих заинтересованных лиц, в частности, субъектами, защищающими пуб­личные интересы (прокурором, государственными органами), напри­мер о признании сделки приватизации недействительной, но в любом случае стороной в деле будут рассматриваться участники спорного материального правоотношения.
Стороны с целью защиты своих материальных прав и законных интересов наделяются равными процессуальными правами. Права сторон подразделяются на две большие группы. Во-первых, общие процессуальные права, которые помимо сторон предоставлены всем другим лицам, участвующим в деле (перечисленные в ст. 33 АПК). Во-вторых, процессуальные права, предоставленные только сторонам в арбитражном процессе. Так, согласно ст. 37 АПК истец вправе до принятия решения но спору изменить основание или предмет иска, увеличить или уменьшить размер исковых требований либо отказать­ся от иска. Ответчик вправе признать иск полностью или частично. Стороны вправе прийти к мировому соглашению по спору в любой инстанции.
Однако осуществление некоторых подобных процессуальных дей­ствий сторон находится под контролем арбитражного суда. Арбит­ражный суд не принимает отказ от иска, уменьшение размера исковых требований, признание иска, не утверждает мировое соглашение, если это противоречит законам и иным нормативным правовым актам или нарушает права и законные интересы других лиц. В этих случаях суд рассматривает спор по существу. Здесь появляется начало судейского руководства в арбитражном процессе, связанное с осуществлением судом властных полномочий по руководству за ходом процесса.
Равенство правовых возможностей сторон заключается в том, что у них одинаковые возможности по использованию процессуальных средств своей защиты. Истец вправе предъявить иск, а ответчик – обратиться в арбитражный суд с встречным иском либо представить отзыв на исковое заявление. Истец вправе ходатайствовать о приня­тии арбитражным судом мер по обеспечению иска. Ответчик в свою очередь вправе заявить ходатайство об отмене мер обеспечения иска либо потребовать от истца предоставления обеспечения возможных для ответчика убытков в связи с применением указанных мер. Такой порядок логичен, поскольку по модели состязательного процесса каж­дая из сторон должна юридически и фактически иметь равные воз­можности по защите своих нрав и законных интересов.
Ряд положений о процессуальных правах сторон разъяснен в п. 3 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 31 ок­тября 1996 г. «О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в суде первой инстан­ции»*. Высший Арбитражный Суд РФ разъяснил, что предусмотрен­ное ч. 1 ст. 37 АПК право истца изменить основание или предмет иска, увеличить или уменьшить размер исковых требований может быть использовано истцом до принятия решения судом первой ин­станции. Эта норма не применяется при рассмотрении дела в других инстанциях. Указанное право может быть использовано также истцом при новом рассмотрении дела в первой инстанции после отмены ре­шения кассационной или надзорной инстанциями и передачи на новое рассмотрение суду первой инстанции.
* ВВАС РФ 1997. № 1. С. 24.

Данное положение подтверждено также в п. 8 Обзора практики применения Арбитражного процессуального кодекса РФ при рассмот­рении дел в кассационной инстанции от 31 марта 1997 г.* Здесь при­менительно к конкретному делу подчеркнуто, что кассационная ин­станция не вправе рассматривать увеличенный размер исковых тре­бований, который не был заявлен истцом в установленном порядке в суде первой инстанции.
* ВВАС РФ. 1997. № 5. С. 127.

В кассационной жалобе истец просил изменить решение и постановление арбит­ражного суда и взыскал, с ответчика задолженность по оплате продукции в полном объеме и пени - но день рассмотрения дела в суде первой инстанции. Федеральный арбитражный суд округа оставил решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции без изменения, а жалобу без удовлетворения, указав, что требования истца о взыскании основной задолженности в полном объеме и пени по день рассмотрения дела в суде первой инстанции кассационной инстанцией не удов­летворены, поскольку решение и постановление соответствовали нормам материаль­ного и процессуального права.

Согласно ч. 1 ст. 37 АПК истец вправе увеличить размер исковых требований до принятия арбитражным судом решения. Поскольку указанные требования не были предъявлены в установленном порядке в суде первой инстанции, они не подлежат рассмотрению в кассаци­онной инстанции.
Изменение предмета иска означает изменение материально-право­вого требования истца к ответчику. Изменение основания иска означает изменение обстоятельств, на которых истец основывает свое требование к ответчику. Из понятий предмета и основания иска вытекает, что если требование о признании сделки недействительной заменяется требова­нием о расторжении договора и приводятся иные основания этого из­менения, то имеет место изменение предмета и основания иска.
Одновременное изменение предмета и основания иска АПК не допускает. Под увеличением размера исковых требований следует по­нимать увеличение суммы иска по тому же требованию, которое было заявлено истцом в исковом заявлении. Увеличение размера исковых требований не может быть связано с предъявлением дополнительных исковых требований, которые не были заявлены истцом в исковом заявлении. Например, требование о применении имущественных сан­кций не может расцениваться как увеличение размера требований по иску о взыскании основной задолженности. Такое требование может быть заявлено самостоятельно.
Стороны имеют не только права, но и обязанности, ряд из которых специфичен и возложен только на стороны. Истец при предъявлении искового заявления обязан соблюдать установленные законом его форму и содержание; обязан направить другим лицам, участвующим в деле, копии искового заявления и приложенных к нему документов, которые у них отсутствуют.
Процессуальное соучастие. Иск может быть предъявлен совмест­но несколькими истцами или одновременно к нескольким ответчикам (процессуальное соучастие). При этом каждый из соучастников по отношению к другой стороне в арбитражном процессе выступает само­стоятельно. АПК не содержит подробного регламента процессуаль­ного соучастия. В данном случае все правила о видах соучастия и его классификации (активное, пассивное и смешанное, факультативное и обязательное), выработанные в гражданском процессуальном праве, вполне применимы и к арбитражному процессу*.
* См. напр.: Гражданский процесс. Изд. 2-е / Под ред. К.И. Комиссарова и Ю.К. Осипова. С. 65-68.

Целесообразность и необходимость процессуального соучастия определяются нормами материального права. На это указывает и су­дебная практика. В пункте 31 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» под­черкнуто, что поскольку основное общество (товарищество) отвечает солидарно с дочерним обществом по сделкам, заключенным послед­ним во исполнение обязательных для него указаний основного об­щества (товарищества) (п. 2 ст. 105 ГК), оба юридических лица по таким делам привлекаются в качестве соответчиков в порядке, уста­новленном процессуальным законодательством.
Соучастники имеют дополнительное право, связанное с возмож­ностью поручить ведение дела одному из соучастников.
В соответствии с ч. 2 ст. 35 АПК при необходимости привлечь другого ответчика арбитражный суд до принятия решения с согласия истца привлекает этого ответчика. Поскольку данное правило поме­щено в статье о соучастии, то здесь речь идет о привлечении другого ответчика в качестве соответчика наряду с первоначальным ответчи­ком. Если же другой ответчик привлекается вместо первоначального, то тогда должны применяться правила ст. 36 АПК о замене ненадле­жащей стороны, в данном случае ответчика.
Замена ненадлежащей стороны. Замена сторон в арбитражном процессе основана на тех же самых началах, что и в гражданском – на выяснении вопроса о надлежащем характере сторон как участников спорных материальных правоотношений. Рассмотрение дела в отно­шении ненадлежащего ответчика будет для истца совершенно безре­зультатным, так как в иске будет отказано ввиду того, что спорная обязанность лежит на другом лице. То же самое относится и к не­надлежащему истцу, которому будет отказано в иске ввиду отсутствия у него права требования.
Понятие надлежащей стороны определяется в нормах материаль­ного права. Нередко в соответствующих нормах права прямо опре­деляется круг надлежащих истцов и ответчиков по делу. Например, согласно п. 2 ст. 166 ГК требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено лицами, указанными в ГК. Сделка, совершенная юридическим лицом в противоречии с це­лями деятельности, определенно ограниченными в его учредительных документах, либо юридическим лицом, не имеющим лицензию на за­нятие соответствующей деятельностью, может быть признана недей­ствительной по иску этого юридического лица, его учредителя (участ­ника) или государственного органа, осуществляющего контроль или надзор за деятельностью юридического лица (ст. 173 ГК). Другие истцы, не указанные в ст. 173 ГК, в данном случае являются ненад­лежащими.
Что касается требований о применении последствий недействи­тельности ничтожной сделки, то они могут быть предъявлены любым заинтересованным лицом.
В ряде случаев разъяснения о надлежащем характере сторон содержатся в судебной практике. Согласно п. 12 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» в случае предъяв­ления гражданином или юридическим лицом требования о возме­щении убытков, причиненных в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуп­равления или должностных лиц этих органов, ответчиком по та­кому делу должны признаваться Российская Федерация, субъект Российской Федерации или муниципальное образование (ст. 16 ГК) в лице соответствующего финансового или иного управомоченного органа.
Общим правилом замены ненадлежащих сторон является необ­ходимость наличия согласия истца на совершение данного процессу­ального действия. Замена ненадлежащего истца производится следу­ющим образом. Арбитражный суд, установив во время разбиратель­ства дела, что иск предъявлен не тем лицом, которому принадлежит здраво требования, может с согласия истца допустить замену перво­начального истца надлежащим истцом. Если истец не согласен на замену его другим лицом, то это лицо может вступить в дело в качестве третьего лица, заявляющего самостоятельные требования на предмет спора, о чем суд извещает данное лицо. Если надлежащий истец не будет согласен войти в процесс, а ненадлежащий выходит из процесса, то арбитражный суд должен прекратить производство по делу в со­ответствии с п. 6 ст. 85 АПК. В случае, если надлежащий истец не входит в процесс, а входит истец ненадлежащий, то арбитражный суд должен рассмотреть спор по существу и отказать ему в иске вследствие отсутствия права требования*.
* В.М. Шерстюк, ссылаясь на практику Высшего Арбитражного Суда РФ, пола­гает, что при наличии в деле ненадлежащего истца производство должно быть прекра­щено. См.: Шерстюк В.М. Арбитражный процесс в вопросах и ответах. М., 1996. С. 7-10. Следует иметь в виду, что это достаточно давний теоретический спор, имеющий прак­тические аспекты, о возможности рассмотрения судом исков лиц; предположительно либо очевидно не имеющих соответствующего материального нрава в момент возбуж­дения дела. Полагаем, что вопрос о надлежащем либо ненадлежащем характере сторон вряд ли всегда можно разрешить при возбуждении дела, он должен выясняться и доказываться в ходе процесса.

Замена ненадлежащего ответчика происходит по следующим пра­вилам. Арбитражный суд, установив во время разбирательства дела, что иск предъявлен не к тому лицу, которое должно отвечать по иску, может с согласия истца допустить замену первоначального ответчика надлежащим ответчиком. Если истец не согласен на замену ответчика другим лицом, суд может с согласия истца привлечь это лицо в ка­честве второго ответчика. Если же истец не даст согласия на привле­чение надлежащего ответчика в качестве второго ответчика, то по смыслу ст. 36 АПК арбитражный суд не вправе без согласия истца привлекать кого-либо в качестве надлежащего ответчика и должен будет отказать в иске в связи с тем, что на ответчике не лежит спорная обязанность.
После замены ненадлежащей стороны рассмотрение дела произ­водится с самого начала. Все предшествующие процессуальные дей­ствия, совершенные ненадлежащей стороной, правового значения не имеют. Замена стороны возможна только при производстве в арбит­ражном суде первой инстанции.
Процессуальное правопреемство. В случае выбытия одной из сторон в спорном или установленном решением арбитражного суда правоотношении вследствие реорганизации юридического лица, ус­тупки требования, перевода долга, смерти гражданина и других слу­чаях арбитражный суд производит замену такой стороны ее правоп­реемником, указывая об этом в решении, определении или постанов­лении.
Правопреемство основано на юридических фактах гражданского права и отражает взаимосвязь материального и арбитражного про­цессуального права. В каждом конкретном случае для решения во­просов возможности правопреемства арбитражному суду и лицам, участвующим в деле, необходимо анализировать соответствующие фактические обстоятельства, предусмотренные гражданским законо­дательством. Правопреемство в арбитражном процессе основывается на правопреемстве в гражданском праве. Например, реорганизация юридического лица (ст. .57-60 ГК) связана с правопреемством реор­ганизованного юридического лица и необходимостью его соответст­вующего надлежащего правового оформления (наличие передаточ­ного акта и разделительного баланса, государственная регистрация вновь возникшего юридического лица либо внесение изменений в уч­редительные документы существующих юридических лиц и т.д.).
Уступка требования регулируется ст. 382-390, а перевод долга – ст. 391-392 ГК. При этом необходимо соблюдать правила оформления уступки требования и уступки долга. Уступка требования, основанная на сделке, совершенной в простой письменной или нотариальной форме, должна быть совершена в соответствующей письменной форме. Уступка требования по сделке, требующей государственной регистрации, должна быть зарегистрирована в порядке, установлен­ном для регистрации этой сделки, если иное не установлено законом. Уступка требования по ордерной ценной бумаге совершается путем индоссамента на этой ценной бумаге (п. 3 ст. 146 ГК).
Смерть гражданина влечет за собой процессуальное правопреем­ство по обязательствам имущественного характера, связанным с его предпринимательской деятельностью.
Правопреемство возможно на любой стадии арбитражного про­цесса как в суде первой инстанции, так и в апелляционном, кассаци­онном, надзорном производствах, а также в рамках исполнительного производства на основании постановления судебного пристава-испол­нителя по основаниям, предусмотренным ст. 32 Федерального закона «Об исполнительном производстве». Для правопреемника все дейст­вия, совершенные до его вступления в процесс, обязательны в той мере, в какой они были обязательны для лица, которое правопреемник заменил.
На период до вступления в дело правопреемника в случае смерти гражданина арбитражный суд обязан приостановить производство по делу (п. 3 ч. 1 ст. 81 АПК), а при реорганизации юридического лица – решение вопроса о приостановлении производства по делу зависит от усмотрения арбитражного суда (п. 2 ст. 82 АПК). Что касается про­цессуально-правовых последствий при установлении других основа­ний для процессуального правопреемства (уступка требования, пере­вод долга), то, поскольку в АПК не содержится оснований для при­остановления производства по делу в подобных случаях, по заявлению правопреемника возможно отложить рассмотрение дела (ст. 120 АПК) для того, чтобы правопреемник ознакомился с материалами дела и подготовился к участию в процессе.

§ 3. Третьи лица в арбитражном процессе

В арбитражном, как и гражданском, процессе участие третьих лиц обусловлено многосубъектностью материальных правоотноше­ний и необходимостью участия в деле самых различных субъектов с целью защитить их нрава и законные интересы. Например, две ор­ганизации спорят о праве собственности на объект недвижимости, а в дело желает вступить другая организация либо государство в лице соответствующего органа по управлению государственным имущест­вом, заявляя о принадлежности данного объекта не истцу и не от­ветчику, а себе. Процессуальной формой такого участия будет вступ­ление в процесс в качестве третьего лица, заявляющего самостоятель­ные требования на предмет спора. В другом случае, например, может быть предъявлен иск заказчиком к подрядчику о взыскании убытков, причиненных некачественным выполнением работ по договору по вине субподрядчика, выполнявшего данный вид работ. Такой суб­подрядчик вправе участвовать в арбитражном процессе в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований на пред­мет спора, на стороне ответчика с целью защиты от будущего регрессного иска.
Таким образом, в арбитражном процессе участвуют два вида тре­тьих лиц: заявляющие самостоятельные требования на предмет спора и не заявляющие самостоятельных требований на предмет спора.
Предмет спора – это материальный объект, по поводу которого ведется спор между истцом и ответчиком, например вещи, денежные средства, авторское право и т.д. Критерием допуска третьих лиц с самостоятельными требованиями в арбитражный процесс является правовая связь со спорным материальным правоотношением, с предметом спора. Третьих лиц без самостоятельных требований на пред­мет спора характеризует более опосредованная связь с истцом или ответчиком. Критерий для решения вопроса – на чьей стороне долж­но выступать третье лицо – содержится в ст. 39 ГПК: третье лицо вправе вступить или привлекается к участию в деле, если решение арбитражного суда может повлиять на его нрава и обязанности по отношению к одной из сторон. Если решение арбитражного суда по­влияет на права и обязанности третьего лица по отношению к ответ­чику, то на его стороне третье лицо и участвует в арбитражном про­цессе. Если решение арбитражного суда повлияет на права и обязан­ности третьего лица по отношению к истцу, то тогда оно участвует на стороне истца.
Третьи лица с самостоятельными требованиями могут вступить в дело до принятия арбитражным судом решения, пользуются пра­вами и несут обязанности истца. Поэтому третье лицо с самостоя­тельными требованиями должно обратиться в арбитражный суд с со­блюдением правил подсудности (по месту рассмотрения основного иска), правил оформления и подачи искового заявления, уплатить государственную пошлину. Вместе с тем па третье лицо. заявляющее самостоятельные требования на предмет спора, не распространяется правило о необходимости соблюдать досудебный (претензионный) порядок урегулирования спора с ответчиком, когда это предусмотрено федеральным законом для данной категории споров или договором. Количество третьих лиц с самостоятельными требованиями на пред­мет спора может быть самым различным и зависит от числа лиц, пре­тендующих на предмет спора.
Третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований на предмет спора, могут вступить в дело на стороне истца или ответчика по собственной инициативе либо могут быть привлечены к участию в арбитражном процессе также по ходатайству сторон или по ини­циативе арбитражного суда. Такое вступление возможно до принятия арбитражным судом решения, если решение по делу может повлиять на их права и обязанности по отношению к одной из сторон. Необ­ходимость участия третьих лиц без самостоятельных требований в арбитражном процессе, связанная с защитой их материальных прав и законных интересов, может быть вызвана самыми различными фактическими обстоятельствами. Во-первых, необходимостью защиты от возможного будущего регрессного требования. Во-вторых, когда со­стоявшееся в пользу одной организации (третье лицо) решение го­сударственного или иного органа (ответчик) нарушило права или за­конные интересы другой организации (истец), и др.*
* См. подробнее: Губанов В.А. Третьи лица в арбитражном процессе // ВВАС РФ. 1997. № 9. С. 106—113.

Участие третьих лиц нередко прямо предусмотрено соответству­ющими нормами гражданского законодательства. Согласно ст. 462 ГК. если третье лицо по основанию, возникшему до исполнения до­говора купли-продажи, предъявит к покупателю иск об изъятии то­вара, покупатель обязан привлечь продавца к участию в деле, а про­давец обязан вступить в это дело на стороне покупателя. В данном случае следует иметь в виду чисто терминологическое совпадение на­именования третьего лица в гражданском праве и арбитражном про­цессе, что возможно и в других случаях (ст. 313, 430 и другие ГК). Третье лицо в обязательственном правоотношении не всегда станет третьим лицом в арбитражном процессуальном отношении. Приме­нительно к правилам ст. 462 ГК в арбитражном процессе третье лицо является истцом, покупатель – ответчиком, а продавец – третьим лицом, не заявляющим самостоятельных требований на предмет спора на стороне ответчика.
Если третьи лица, заявляющие самостоятельные требования на предмет спора, пользуются правами и несут обязанности истца, то третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований, хотя и имеют процессуальные права и обязанности сторон, но не имеют права на изменение основания или предмета иска, увеличение или умень­шение размера исковых требований, отказ от иска, признание иска или заключение мирового соглашения, требования принудительного исполнения судебного решения. Такой процессуальный порядок ло­гичен, поскольку третье лицо без самостоятельных требований не яв­лялось истцом и не может распоряжаться предметом спора, осущест­вляя соответствующие правомочия истца.

§ 4. Прокурор в арбитражном процессе

Прокурор принимает участие в арбитражном процессе в случаях предъявления иска в арбитражный суд в защиту государственных и общественных интересов либо принесения протеста на решение ар­битражного суда. В соответствии со ст. 41 АПК исковое заявление в Высший Арбитражный Суд Российской Федерации направляет Генеральный прокурор Российской Федерации или его заместитель, а в арбитражный суд субъекта РФ направляет также прокурор или за­меститель прокурора субъекта РФ.
Участие прокурора в арбитражном процессе представляет собой одну из форм защиты публичноправовых интересов наряду с защитой таких интересов государственными органами и органами местного самоуправления. При этом защита государственных и общественных интересов прокурором не означает, что одновременно он не может защищать и чьих-либо частноправовых интересов.

В этой связи представляет интерес постановление Президиума Высшего Арбит­ражного Суда РФ от 27 августа 1996 г. № 2094/96*. Первый заместитель прокурора Республики Башкортостан в интересах Сберегательного банка РФ в лице Бирского отделсния № 4614 обратился в Арбитражный суд Республики Башкортостан с иском о взыскании с индивидуального частного предприятия «Армине» задолженности но кредитному договору. Определением арбитражного судьи исковое заявление возвращено без рассмотрения но мотиву защиты прокурором коммерческой деятельности банка, а не государственных и общественных интересов. Постановлением апелляци­онной инстанции определение оставлено без изменения. В кассационном порядке пра­вильность определения не проверялась.
* ВВАС РФ. 1996. № 11. С. 86, 87.

В протесте заместителя Генерального прокурора РФ ставился вопрос об отмене определения и постановления Арбитражного суда Республики Башкортостан и передаче заявления прокурора для рассмотрения по существу в тот же суд. В обоснование протеста приведены доводы о том, что при возвращении искового заявления прокурора без рассмотрения не соблюдены требования ст. 108 АПК, а допущенные ответчиком нарушения затрагивают государственные и общественные интересы.
Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ удовлетворил протест по следующим основаниям. Согласно ст. 41 АПК прокурор может обратиться с иском в суд в защиту государственных и общественных интересов. Такие полномочия предоставлены про­курору и ст. 21 Закона РФ «О прокуратуре в Российской Федерации». Вопрос о том, что именно следует считать государственным или общественным интересом, доста­точным для предъявления иска, решается при этом самим прокурором. Факт совпа­дения интересов государства и общества с коммерческими интересами конкретных субъектов гражданского нрава не лишает прокурора возможности предъявить иск в соответствии со ст. 41 АПК. Основания к возвращению искового заявления без рас­смотрения сформулированы в ст. 108 АПК исчерпывающим образом, расширитель­ному толкованию не подлежат и должны применяться судом независимо от того, кем из надлежащих участников арбитражного процесса подано исковое заявление. Несо­гласие с мнением прокурора о нарушении ответчиком государственных и общественных интересов не является препятствием к возникновению арбитражного процесса и не освобождает суд от обязанности возбудить производство по делу и рассмотреть спор по существу заявленных требований.

В отличие от ст. 41 ГПК в ст. 41 АПК предусмотрена только одна форма участия прокурора в арбитражном процессе – возбуждение дела и участие в его рассмотрении в качестве истца. Следует иметь в виду, что участие прокурора в арбитражном процессе полностью подчиняется и происходит в соответствии с регламентом, установ­ленным АПК. Прокурор в суде не осуществляет функций надзора, а выступает в качестве одного из лиц, участвующих в деле. Об этом прямо сказано в ст. 35 Федерального закона «О прокуратуре в Рос­сийской Федерации», согласно которой полномочия прокурора, участвующего в судебном рассмотрении дел, определяются процессуаль­ным законодательством.
Круг дел, по которым прокуроры вправе возбуждать дела в ар­битражных судах, прямо в законе не указан. Поэтому в каждом конкретном случае прокурор вправе сам решать, имеется ли в данном случае нарушение государственных либо общественных интересов. Общее правило содержится в Законе РФ «О прокуратуре в Российской Федерации», в частности в ст. 27, 28, 35 и 36. Прокурор вправе обратиться в арбитражный суд в защиту государственных и общественных интересов, когда само заинтересованное лицо по каким-либо причинам не может самостоятельно возбудить дело в арбитражном суде, когда нарушение правил гражданского оборота приобрело общественно значимый характер и т.п.
Необходимо иметь в виду следующее: гражданский оборот в настоящее время, основывается на самостоятельном и ответственном ведении своих дел, осуществлении гражданских прав самими управомоченными лицами. Поэтому в конечном счете сами участники гражданского оборота должны обладать должной степенью осмотрительности и заботы о своих правах, исполнении своих обязанностей, своем имуществе и т.д. Прокуратура не в силах позаботиться о каждом, в силу чего должны выбираться наиболее важные дела, имеющие прин­ципиальный характер, либо иски должны предъявляться в отношении тех, кто сам не в состоянии обратиться в арбитражный суд, например ввиду отсутствия средств для уплаты государственной пошлины. В противном случае прокуратура может превратиться в муниципаль­ную или государственную адвокатуру, ведущую гражданские дела по назначению.
В отдельных случаях возможность возбуждения дела прокурором прямо оговаривается в федеральных законах. Например, согласно ст. 6 и 30 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» про­курор наделен правом возбуждать дела о признании должника банкротом в связи с неисполнением денежных обязательств, в том чис­ле и в связи с неисполнением обязанности по уплате обязательных платежей. Прокуроры перечислены среди лиц, имеющих право возбуждать дела о расторжении сделок приватизации государственного или муниципального имущества, о признании их недействительными и применении последствий недействительности ничтожной сделки (ст. 29 Федерального закона «О приватизации государственного иму­щества и об основах приватизации муниципального имущества в Рос­сийской Федерации»). Выпуск ценных бумаг может быть признан недействительным по иску прокурора (п. 5 ст. 51 Федерального за­кона «О рынке ценных бумаг»).
Ряд направлений, по которым прокурорам следует предъявлять иски, отмечен в приказе Генеральной прокуратуры РФ от 24 октября 1996 г. № 59 «О задачах органов прокуратуры по реализации полно­мочий в арбитражном процессе»*. Участие прокуроров в арбитражном процессе в данном приказе рассматривается Генеральной прокурату­рой РФ как действенное средство укрепления законности и предуп­реждения правонарушений в экономической сфере, защиты государ­ственных и общественных интересов, нарушенных или оспариваемых прав участников предпринимательской деятельности. Поэтому пред­лагается использовать обращение с исками в арбитражные суды в целях оперативного и реального пресечения и устранения правона­рушений, возникающих из гражданских, административных и иных правоотношений в сфере предпринимательской и иной экономичес­кой деятельности и затрагивающих государственные и общественные интересы, а также для возмещения причиненного ущерба, привлече­ния виновных к установленной законом ответственности.
* ВВАС РФ. 1997. № 1. С. 94-98.

Согласно п. 2 данного приказа при решении вопросов о подготовке и предъявлении исков предлагается считать безусловно необходимым вмешательство прокурора для защиты государственных и обществен­ных (публичных) интересов в случаях:
выявления правонарушений, для устранения которых законода­тельство обязывает прокурора обратиться с иском (по делам прива­тизации, несостоятельности);
занятия запрещенными видами деятельности либо занятия ком­мерческой деятельностью, на осуществление которой необходимо специальное разрешение (лицензия), когда оно отсутствует или про­срочено;
наличия данных о недействительности оспоримых сделок и ни­чтожности сделок, не соответствующих требованиям закона, а также совершенных с целью, противной основам правопорядка и нравст­венности;
нарушении природоохранительного законодательства, связанных с причинением ущерба здоровью людей и окружающей природной среде;
невыполнения обязательств в пользу государства, если это при­вело или могло привести к срыву крупных инвестиционных проектов, целевых программ;
несоответствия учредительных документов юридических лиц тре­бованиям законодательства и нарушения установленного порядка их образования и государственной регистрации.
При подготовке исков в интересах предприятий, организаций и граждан-предпринимателей предлагается предъявлять подобные иски в первую очередь в защиту интересов государственных и муниципальных предприятий, в том числе федеральных казенных предпри­ятий, когда они сами по объективным причинам не могли обратиться с иском либо такое обращение не последовало из-за недобросовест­ности руководителей и других должностных лиц. Иски в интересах иных юридических лиц следует предъявлять в случаях нарушения не только прав истцов, но и ущемления государственных и общест­венных (публичных) интересов (срывы выпуска социально значимой продукции, нарушение нормальной эксплуатации объектов транспорта энергетики, оборонного комплекса, медицинских, образовательных учреждений, создание предпосылок экологических катастроф, серьезных социальных конфликтов и др.).
В качестве субъектов, имеющих право обращаться с иском в арбитражные суды субъектов РФ, в ст. 41 АПК названы только прокуроры либо заместители прокурора субъекта РФ и приравненные к ним прокуроры и их заместители. Согласно ст. 11 Федерального за­бавна «О прокуратуре в Российской Федерации» ряд специализированных прокуратур приравнен по статусу к прокуратурам субъектов РФ. В этой связи в письме Высшего Арбитражного Суда РФ от 29 июня 1994 г. № С1-7/ОП-460 «О предъявлении специализированными прокуратурами исков в арбитражные суды» разъяснено, что Ге­неральный прокурор РФ может образовывать специализированные Прокуратуры, приравненные к прокуратурам областей. Так, действующие в единой централизованной системе прокуратуры Российской Федерации органы военной прокуратуры относятся к категории спе­циализированных прокуратур. Помимо военных прокуратур к специализированным прокуратурам, наделенным правами областных, от­носятся ряд природоохранных и транспортных прокуратур. Возглав­ляющие их прокуроры и их заместители пользуются правами проку­роров областей и их заместителей.
В то же время в письме Высшего Арбитражного Суда РФ от 7 июля 1993 г. № С-13/ОП-218 «Об исках прокуроров государств, входивших в СССР»* разъяснено, что право прокуроров государств, входивших ранее в СССР, на предъявление исков в арбитражные суды Российской Федерации АПК не установлено. Такое право в отноше­нии прокуроров стран– участниц СНГ не установлено и Соглаше­нием о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хо­зяйственной деятельности, подписанным в Киеве 20 марта 1992 г. В настоящее время до заключения соответствующих соглашений ука­занные иски не подлежат рассмотрению в арбитражных судах Рос­сийской Федерации. При поступлении исковых заявлений прокуро­ров государств, ранее входивших в СССР, в принятии их к рассмот­рению следует отказывать, а по принятым исковым заявлениям пре­кращать производство по делам.
* ВВАС РФ. 1993. № 11.

Порядок участия прокурора и ведения дела в арбитражном про­цессе. Заявление прокурора должно быть оформлено в соответствии с требованиями, установленными гл. 14 АПК; его копии и копии при­ложенных к нему документов должны быть направлены всем лицам, участвующим в деле. При этом прокурор должен отразить в заявлении не только фактические основания для возбуждения дела, но и пра­вовые основания, т.е. сослаться на конкретные нормы материального и процессуального права. Заявление прокурора в суд должно быть исключительно мотивированным и обоснованным, так как составля­ется лицами, имеющими юридическое образование. Прокурор осво­божден от возмещения каких-либо судебных расходов. В соответствии с ч. 2, 3 ст. 4 АПК прокурор имеет право обращаться в арбитражный суд без соблюдения досудебного (претензионного) порядка урегули­рования споров.
Необходимо соблюдать и другие общие правила обращения в ар­битражный суд. Необходимо соблюдать все правила подведомствен­ности, в том числе и связанные с субъектным составом участников спора. Так, если иск прокурора подается одновременно в защиту прав организации, то она должна быть наделена правами юридического лица. На прокуроре лежит бремя доказывания в арбитражном суде обоснованности его требований, поскольку такая обязанность возло­жена на него в силу состязательного характера процесса.
От имени прокуратур субъектов РФ в арбитражном процессе могут выступать различные должностные лица. Данное положение разъяснено в письме Высшего Арбитражного Суда РФ от 9 июля 1996 г. № С1-7/ОП-403 «О документах, подтверждающих полномо­чия прокуроров на участие в заседании арбитражного суда по рас­смотрению дел, возбужденных по искам прокуроров»*. В заседании арбитражного суда субъекта РФ (в первой и апелляционной инстан­циях) на основании служебного удостоверения могут участвовать прокурор субъекта РФ или его заместитель, предъявившие иск, стар­ший помощник, помощник прокурора, старший прокурор, прокурор управления, отдела. Если прокурором предъявлен иск в арбитражный суд другого субъекта РФ, то указанный прокурор извещает соответ­ствующего прокурора и уведомляет об этом арбитражный суд. На основании такого извещения и служебного удостоверения указанные выше прокуроры участвуют в заседании.
* ВВАС РФ. 1996. № 11.

В заседании федерального арбитражного суда округа при рассмот­рении кассационной жалобы на судебный акт, принятый по иску, предъявленному прокурором, участвуют прокурор, предъявивший иск, или прокурор субъекта РФ по месту нахождения федерального арбитражного суда округа, либо вышеуказанные работники этих про­куратур.
Процессуальное положение прокурора, возбудившего дело в ар­битражном суде, характеризуется следующим. Обратившись в арбит­ражный суд с иском, прокурор в ходе судебного разбирательства первым дает объяснения по делу по существу заявленных требований. Прокурор участвует в исследовании всех материалов дела, вправе уча­ствовать в осмотре на месте, осмотре вещественных доказательств, задавать вопросы всем участникам процесса, в том числе свидетелям, экспертам и т.д.
Если прокурор в ходе судебного разбирательства установит, что дело возбудил необоснованно, то он вправе отказаться от него. Однако такой отказ прокурора от поданного им иска не лишает заинтересо­ванное лицо права требовать продолжения процесса. Согласно ч. 4 ст. 41 АПК отказ прокурора от предъявленного им иска не лишает истцa права требовать рассмотрения дела по существу. Только отказ самого истца (стороны в спорном материальном правоотношении) от иска, который предъявлен в его интересах прокурором, влечет остав­ление иска без рассмотрения (ч. 5 ст. 41 АПК).
Таким образом, прокурор является особым истцом. Он не участ­ник спорного материального правоотношения. Поэтому к прокурору нe может быть предъявлен встречный иск, он не вправе заключить мировое соглашение, его отказ от иска не влечет прекращения производства по делу. У прокурора особый интерес к возбуждению дела, определяемый его должностным положением и необходимостью за­щиты публичноправовых интересов в арбитражном суде.

§ 5. Участие в арбитражном процессе государственных органов, органов местного самоуправления и иных органов

Другой формой защиты публичноправовых интересов в арбитраж­ном процессе является участие в деле государственных органов, ор­ганов местного самоуправления и иных органов. Данный институт арбитражного процесса схож с институтом защиты прав других лиц в гражданском процессе на основании ст. 42 ГПК. Однако в отличие от него, в арбитражном процессе государственные органы, органы местного самоуправления и иные органы вправе только обратиться с иском в арбитражный суд в защиту государственных и обществен­ных интересов в случаях, предусмотренных федеральным законом. АПК не предусматривает такой формы участия, как дача заключения. Кроме того, обращение в суд общей юрисдикции в порядке ст. 42 ГПК преследует прежде всего цель защитить интересы других лиц, а ст. 42 АПК ориентирует в основном на защиту государственных и общест­венных интересов, в том числе включающую и защиту прав других лиц (истцов, указанных в ч. 3 и 4 ст. 42 АПК).
Поэтому под ст. 42 АПК практически подпадает любое участие по крайней мере государственных органов и органов местного само­управления, связанное с реализацией их компетенции и властных пол­номочий. При этом государственные органы, органы местного само­управления и иные органы не являются непосредственными выгодо-приобретателями по решению арбитражного суда, поскольку предъ­явленный ими иск направлен на защиту государственных и общест­венных интересов. Согласно ч. 3 и 4 ст. 42 АПК защита государст­венных и общественных интересов вполне может совпасть с защитой интересов конкретного истца как участника спорного материального правоотношения (который и будет в данном случае выгодоприобретателем при удовлетворении иска), однако для данных органов предъ­явление иска может быть обусловлено только защитой интересов го­сударства и общества.
Одновременно любой из государственных органов и органов мест­ного самоуправления может выступать в арбитражном процессе как обычный субъект гражданского оборота, например по искам, связан­ным с ремонтом занимаемого помещения, приобретением необходи­мого для работы оборудования, использованием коммунальных услуг, причинением вреда имуществу и др. В таких случаях соответствую­щий государственный орган занимает положение обычной стороны в арбитражном процессе (ст. 34 АПК).
Право государственных органов, органов местного самоуправле­ния и иных органов на возбуждение дела в суде связано с двумя об­стоятельствами: во-первых, такое обращение в суд возможно в слу­чаях, предусмотренных федеральным законом и, во-вторых, в защиту государственных и общественных интересов. Например, в соответст­вии со ст. 51 Федерального закона «О рынке ценных бумаг» Феде­ральная комиссия по рынку ценных бумаг вправе обратиться в ар­битражный суд с иском о признании выпуска ценных бумаг недей­ствительным в случае, если недобросовестная эмиссия повлекла за собой заблуждение владельцев, имеющее существенное значение, либо в случае, если цели эмиссии противоречат основам правопорядка и нравственности. В данном случае защищаются государственные и общественные интересы, связанные с ликвидацией последствий про­тивоправного поведения эмитента на фондовом рынке. Кроме того, одновременно защищаются права лиц, которые приобрели такие цен­ные бумаги, поскольку результатом признания выпуска ценных бумаг недействительным будет возвращение денежных средств владельцам, в том числе и юридическим лицам.
В соответствии с названным Федеральным законом Федеральная комиссия по рынку ценных бумаг вправе обратиться с иском в ар­битражный суд о взыскании в доход государства доходов, полученных в результате безлицензионной деятельности на рынке ценных бумаг; о принудительной ликвидации участника рынка ценных бумаг в слу­чае неполучения им лицензии в установленные сроки и т.д. Такие же правовые возможности предоставлены антимонопольным, таможен­ным органам и ряду других государственных органов.
Фактически реализацией права государственных органов на за­щиту государственных и общественных интересов является обраще­ние в арбитражный суд налоговых и иных уполномоченных органов с заявлением о признании должника несостоятельным (ст. 38, 39 Фе­дерального закона «О несостоятельности (банкротстве)». В данном случае одновременно защищаются как государственные (погашение долга перед государством), так и общественные (из гражданского обо­рота исключается «больной» участник) интересы.
Порядок обращения в арбитражный суд государственных органов, органов местного самоуправления и иных органов, а также их про­цессуальное положение близки статусу прокурора в арбитражном) процессе. Данные органы обращаются в арбитражный суд в общем порядке, определенном АПК. Вместе с тем в соответствии с ч. 2, 3 ст. 4 АПК государственные органы, органы местного самоуправления и иные органы имеет право обращаться в арбитражный суд в защиту государственных и общественных интересов без соблюдения досудебного (претензионного) порядка урегулирования споров.
На данных органах лежит бремя доказывания заявленных требо­ваний. Орган, предъявивший исковое заявление, несет обязанности и пользуется правами истца, кроме права на заключение мирового соглашения. Отказ органа от предъявленного им иска не лишает истца права требовать рассмотрения дела по существу.
При отказе истца от иска, который был предъявлен в его интересах, суд оставляет иск без рассмотрения. Вместе с тем во многих случаях защита государственных и общественных интересов в арбитражном процессе не связана с защитой интересов конкретных лиц в данном процессе (например, иск о ликвидации юридического лица, осущест­вляющего профессиональную деятельность на фондовом рынке без лицензии; иск Центрального банка РФ о ликвидации коммерческого банка, у которого отозвана лицензия), поэтому развитие процесса за­висит целиком от соответствующего органа, обратившегося с иском в арбитражный суд.

§ 6. Представительство в арбитражном процессе

Понятие представительства. К числу участников арбитражного процесса относятся к представители. В соответствии со ст. 47 АПК дела организаций в арбитражном суде ведут их органы, действующие в пределах полномочии, предоставленных им законами и иными нор­мативными правовыми актами или учредительными документами, и их представители.
Следует иметь в виду, что указание на руководителей организаций как представителей в ст. 47 АПК достаточно условно. Руководители организаций представляют интересы своих организаций, однако при этом являются не представителями в том смысле, как данный термин употребляется в гл. 5 АПК, а выступают в качестве органов юриди­ческого лица (ст. 53 ГК). Соответственно, у них, в отличие от пред­ставителей, различный порядок подтверждения своего правового ста­туса и полномочий в арбитражном процессе.
Таким образом, процессуальное представительство – это выпол­нение процессуальных действий одним лицом от имени и в интере­сах другого. Цель представительства в арбитражном суде заключа­ется в необходимости обеспечить защиту прав и законных интере­сов организации и граждан как участников арбитражного процесса. Организации могут вести свои дела в арбитражном суде помимо своих органов только через представителей. Граждане могут вести свои дела в арбитражном суде лично или через представителей. Лич­ное участие в деле гражданина не лишает его права иметь по делу представителя.
Представительство в современных условиях – более удобный способ защиты интересов. В состязательном процессе бремя доказы­вания лежит на самих сторонах, что определяет необходимость вы­сокого профессионального уровня защиты с учетом постоянного ус­ложнения правовой системы России. Поэтому для небольших ком­мерческих организаций и граждан, имеющих статус индивидуальных предпринимателей, наилучшим вариантом является использование по сложным делам возможностей профессиональных представителей в арбитражном процессе.
Представительство следует отличать от представления в арбит­ражном суде интересов организаций их органами. Согласно ст. 53 ГК юридические лица приобретают гражданские нрава и принимают на себя гражданские обязанности через свои органы, действующие в со­ответствии с законом, иными правовыми актами и учредительными документами. Порядок назначения или избрания органов юридичес­кого лица определяется законом и учредительными документами. Поэтому руководители организаций, другие лица в соответствии с учредительными документами представляют арбитражному суду до­кументы, удостоверяющие их служебное положение или полномочия, например протокол об избрании либо приказ о назначении на долж­ность генерального директора.
Лицо, поручающее представителю ведение дела, называется до­верителем или представляемым. В качестве судебного представителя выступает представитель или поверенный, которому поручена защита интересов другого лица.
Гражданско-правовое и процессуальное представительства имеют целый ряд общих признаков. Вместе с тем следует отличать предста­вительство в арбитражном процессе от представительства в граждан­ском праве. Различие можно провести по целям и характеру отноше­ний между представителем и представляемым, по кругу лиц, которые могут выступать в качестве судебных представителей. Цель граждан­ско-правового представительства – создание, изменение и прекраще­ние гражданских прав и обязанностей для представляемого лица (ст. 182 ГК). Цель представительства в арбитражном процессе – за­щита в арбитражном суде интересов представляемого, помощь в осу­ществлении процессуальных прав и исполнении процессуальных обязанностей.
При процессуальном представительстве представитель совершает различные процессуальные действия, обусловленные необходимос­тью защиты представляемого им лица в арбитражном процессе. Пред­ставитель от имени доверителя готовит процессуальные документы, непосредственно участвует в судебном заседании, выступая по всем вопросам, возникающим по ходу процесса. При этом представитель связан теми полномочиями, которыми он наделен в связи с выпол­нением своих функций в арбитражном суде и не вправе совершать действия, выходящие за эти пределы. Субъектом арбитражного процесса (стороной либо иным лицом, участвующим в деле) остается доверитель. Для себя лично в результате арбитражного процесса пред­ставитель ничего не получает, кроме заранее обусловленного возна­граждения (при договорном представительстве), а в отдельных слу­чаях – и возмещения собственных затрат на представительство.
Виды представительства. Существуют различные классификации представительства в судебном процессе. Наиболее понятной является классификация в зависимости от оснований возникновения предста­вительства в арбитражном процессе – законное и договорное.
Законное представительство непосредственно основывается на прямом указании закона при наличии определенного фактического состава. Законное представительство возможно в ряде случаев. Во-первых, права и законные интересы граждан, не обладающих полной дееспособностью, в арбитражном процессе защищают их законные представители – родители, усыновители, опекуны или попечители. Законные представители могут поручить ведение дела в арбитражном суде другому избранному ими представителю.
Согласно ст. 23, 26 и 27 ГК несовершеннолетние в возрасте с 16 лет наделены дееспособностью (неполной) и могут самостоятельно со­вершать ряд гражданско-правовых сделок, в том числе в качестве предпринимателей, а также быть членами кооперативов. В этой связи они могут быть истцами в арбитражном суде по искам, связанным с их предпринимательской деятельностью (при условии регистрации в качестве предпринимателей). Поэтому нелогично наделять несовер­шеннолетних в возрасте от 16 до 18 лет гражданской правосубъектностью и в то же время лишать их права на самостоятельное участие в арбитражном суде, поскольку по буквальному смыслу ст. 48 АПК права и законные интересы неполностью дееспособных граждан долж­ны вести их родители, усыновители или попечители.
Во-вторых, законное представительство возникает в других слу­чаях, указанных в законах, в частности в сфере предпринимательских отношений. Законное представительство возникает в отношении лик­видируемых организаций, а также организаций, в отношении которых рассматриваются дела о несостоятельности (банкротстве). В соответ­ствии с п. 3 ст. 62 ГК с момента назначения ликвидационной комис­сии к ней переходят полномочия по управлению делами юридического лица, в том числе ликвидационная комиссия от имени ликвидируе­мого юридического лица выступает в арбитражном суде. Аналогич­ного характера положения имеются в федеральных законах «Об ак­ционерных обществах» (п. 4 ст. 21) и «Об обществах с ограниченной ответственностью» (п. 3 ст. 57). Согласно названным федеральным законам ликвидационная комиссия от имени ликвидируемого обще­ства выступает в суде, в том числе и арбитражном.
В случае возбуждения дела о несостоятельности (банкротстве) юридического лица в соответствии со ст. 20,60, 74 и 101 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» арбитражный управ­ляющий (временный управляющий, внешний управляющий, кон­курсный управляющий) выступают представителями соответствую­щих юридических лиц, в том числе и в арбитражном суде.
Новая своеобразная форма представительства на основании за­кона предусмотрена правилами п. 5 ст. 71 Федерального закона «Об акционерных обществах», согласно которому акционер (акционеры), владеющие в совокупности не менее чем 1% размещенных обыкно­венных акций общества, вправе обратиться в арбитражный суде иском к управляющей организации о возмещении убытков, причиненных обществу, в случае, если в результате ее виновных действий (бездействий) общество понесло убытки*.
* Здесь закреплена конструкция так называемого косвенного иска, известного законодательству англосаксонской правовой системы, когда вследствие невыполнения обязанностей менеджерами акционерного общества но управлению обществом исключительно в интересах общества (fiduciary duty) управляющие обязаны возместить при­чиненные их действиями обществу убытки. См. подробнее: Малышев П. Косвенные иски акционеров в судебной практике США // Российский юридический журнал. 1996. № 1. С. 95-104; Ярков В.В. Защита нрав акционеров по Закону «Об акционерных обществах» с помощью косвенных исков // Хозяйство и право. 1997. № 11. С. 72-78; № 12. С. 40-51. Косвенные иски подведомственны как судам общей юрисдикции, так и арбитражным судам в зависимости от субъектного состава участников спора.

В качестве истца по таким делам можно рассматривать само ак­ционерное общество. Акционеры – юридические лица, предъявляю­щие косвенный иск от имени общества к управляющей компании, являются его законными представителями при условии соблюдения имущественного ценза–владения не менее чем 1% акций. Однако своеобразие отношений представительства по косвенному иску за­ключается в том, что по общему правилу представитель не может быть выгодоприобретателем по совершаемым им юридическим дей­ствиям, в том числе и в арбитражном суде, от имени представляемого им лица. Здесь же акционеры в случае удовлетворения иска являются выгодоприобретателями, поскольку в конечном счете они защищают собственные имущественные интересы*.
* Возможность предъявления косвенного иска и такого же своеобразного представительства предусмотрена для участников (акционеров) дочернего общества, кото­рые вправе требовать возмещения основным товариществом (обществом) убытков, причиненных но его вине дочернему обществу (и. 3 ст. 105 ГК; и. 3 ст. 6 Федерального закона «Об акционерных обществах»).

В основе договорного представительства лежит договор поруче­ния (ст. 971-979 ГК), а в определенных случаях – агентский договор (ст. 1005-1011 ГК). Договорное представительство возникает только на основании соглашения сторон. В основном договорное представи­тельство интересов граждан и организаций осуществляют адвокаты. В качестве адвокатов в арбитражном процессе могут выступать лица, принятые в установленном порядке в число членов коллегии адво­катов в соответствии с Положением об адвокатуре РСФСР, утверж­денным 20 ноября 1980 г. Верховным Советом РСФСР.
На основании договора дела граждан и юридических лиц в суде ведут не только адвокаты, но и юридические фирмы, юридические конторы, граждане, занимающиеся предпринимательской деятельнос­тью в качестве частнопрактикующих юристов без образования юри­дического лица. Следует иметь в виду, что в соответствии с Положе­нием о лицензировании деятельности по оказанию платных юриди­ческих услуг на территории Российской Федерации, утвержденным постановлением Правительства РФ № 344 от 15 апреля 1995 г.*, плат­ные юридические услуги (в том числе и представительство в суде) могут оказываться только при условии наличия лицензии, выданной в установленном порядке Министерством юстиции РФ и органами юстиции субъектов РФ.
* СЗ РФ. 1995. № 17. Ст. 1550.

Субъекты представительства. В соответствии со ст. 48 АПК пред­ставителем в арбитражном суде может быть любой гражданин, имею­щий надлежащим образом оформленные полномочия на ведение дела в арбитражном суде. Права и законные интересы граждан, не обла­дающих полной дееспособностью, в арбитражном процессе защищают их законные представители – родители, усыновители, опекуны или попечители.
Представителями в арбитражном суде не могут быть лица, не об­ладающие полной дееспособностью либо состоящие под опекой или попечительством. Представителями в арбитражном суде не могут быть судьи, следователи, прокуроры и работники аппарата суда. Дан­ное правило не распространяется на случаи, когда указанные лица выступают в процессе в качестве уполномоченных соответствующих судов, прокуратуры или как законные представители.
По смыслу законодательства не могут быть судебными предста­вителями нотариусы (ст. 6 Основ законодательства РФ о нотариате), государственные служащие (ст. 11 Федерального закона «Об основах государственной службы Российской Федерации») и иные лица, для которых в силу их положения установлены подобные ограничения, за исключением случаев, когда такие лица представляют в суде ин­тересы соответствующих организаций либо в связи с осуществлением функций законного представителя.
Полномочия представителей и порядок их оформления. По­скольку представители в арбитражном процессе совершают процес­суальные действия от имени и по поручению уполномочивших их лиц, то объем полномочий поверенного определяется процессуальным положением доверителя: истца, ответчика, третьего лица без самосто­ятельных требований и т.д. Вместе с тем объем полномочий представителя определяется и тем, какие именно из имеющихся у доверителя были ему переданы.
Объем полномочий представителя зависит от двух фактических обстоятельств: объема полномочий доверителя и от того, какими пол­номочиями доверитель наделил поверенного.
Полномочия представителя по своему содержанию делятся на общие и специальные. Общие полномочия – это такие процессуаль­ные действия, которые вправе совершать любой представитель, вы­ступая от имени доверителя, независимо от того, оговорены ли они в доверенности. К их числу относятся полномочия по знакомству с материалами дела, снятию копий с материалов дела, заявлению от­водов, представлению доказательств, участию в исследовании дока­зательств и иные, связанные с возможностью участия в арбитражном процессе (ст. 33 АПК).
Специальные полномочия – это такие полномочия, которые представитель вправе совершать только при указании на них в дове­ренности. К числу специальных полномочий относится прежде всего возбуждение дела в арбитражном суде представителем, которое воз­можно только при наличии у него доверенности. На основании п. 2 ч. 1 ст. 108 АПК судья возвращает исковое заявление, если оно под­писано лицом, не имеющим права подписывать его.
Другие специальные полномочия, право на совершение которых должно быть специально оговорено в доверенности, указаны в ст. 50 АПК. К их числу относятся полномочия: на подписание искового за­явления, передачу дела в третейский суд, полный или частичный отказ от исковых требований и признание иска, изменение предмета или основания иска, заключение мирового соглашения, передачу пол­номочий другому лицу (передоверие), обжалование судебного акта арбитражного суда, подписание заявления о принесении протеста, требование принудительного исполнения судебного акта, получение присужденных имущества или денег. Полномочия представителя на совершение каждого из указанных в настоящей статье действий долж­ны быть специально предусмотрены в доверенности, выданной пред­ставляемым.
Следует иметь в виду, что в арбитражном процессе при осущест­влении важнейших распорядительных действий законные предста­вители либо органы юридического лица обязаны соблюдать ограничения, установленные не только доверенностью, но и в законе, иных правовых актах и учредительных документах. Например, при заклю­чении мирового соглашения, связанного в отказом от имуществен­ных прав, в отдельных случаях может быть необходимо получить со­гласие органа, уполномоченного на управление имуществом, либо со­брания акционеров, совета директоров, иного коллегиального органа управления.
Полномочия представителя должны быть выражены в доверен­ности, выданной и оформленной в соответствии с законом. Доверен­ность от имени организации выдается за подписью ее руководителя или иного лица, уполномоченного на это ее учредительными докумен­тами, с приложением печати этой организации. Доверенность, выда­ваемая гражданином, может быть удостоверена в нотариальном по­рядке, а также организацией, в которой доверитель работает или учит­ся, жилищно-эксплуатационной организацией по месту его жительст­ва и администрацией стационарного лечебного учреждения, в котором он находится на излечении, командованием соответствующей воин­ской части, если доверенность выдается военнослужащим. Доверен­ности лиц, находящихся в местах лишения свободы, удостоверяются начальником соответствующего места лишения свободы. Полномочия адвоката удостоверяются в порядке, установленном законом, т.е. на основании ордера юридической консультации и (или) доверенности*.
* См.: Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации. Изд. 2-е / Под ред. В.Ф. Яковлева и М.К. Юкова. С. 106.

Особо оговорен порядок оформления полномочий представите­лей Правительства РФ в судах. В соответствии с постановлением Правительства РФ от 12 августа 1994 г. № 950 «О порядке назна­чения представителей интересов Правительства Российской Федера­ции в судах»* представителями в судах интересов Правительства РФ в случаях предъявления к нему исковых или иных требований на­значаются на основании распоряжения Правительства РФ (поруче­ния Первого заместителя, заместителя Председателя Правительства РФ) соответствующему федеральному органу исполнительной влас­ти (в зависимости от характера заявленных требований) должностные лица указанных органов. Полномочия представителя должны быть выражены в доверенности, выданной за подписью руководителя (заместителя руководителя) соответствующего федерального органа ис­полнительной власти, оформленной согласно законодательству Рос­сийской Федерации.
* См.: Российская газета. 1994. 24 авг.

При проверке полномочий руководителей филиалов и предста­вительств юридического лица в арбитражном суде следует иметь в виду разъяснения, содержащиеся в к. 20 постановления Пленума Вер­ховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ № 6/8 от 1 июля 1996 г. «О некоторых вопросах, связанных с применением части пер­вой Гражданского кодекса Российской Федерации». Здесь примени­тельно к гражданско-правовому представительству разъяснено, что соответствующие полномочия руководителя филиала и представи­тельства должны быть удостоверены доверенностью и не могут ос­новываться лишь на указаниях, содержащихся в учредительных до­кументах юридического лица, положении о филиале (представитель­стве) и т.п., либо явствовать из обстановки, в которой действует ру­ководитель филиала. Указанное разъяснение относится и к предста­вительству в арбитражном процессе, которое также основывается на доверенности.
Следует также иметь в виду, что если представитель действует на доверенности в порядке передоверия, то она обязательно должна быть нотариально удостоверена (п. 4 ст. 185 ГК). Остальные правила оформления доверенности отражены в гл. 10 ГК.

Глава 6
ДОКАЗЫВАНИЕ И ДОКАЗАТЕЛЬСТВА В АРБИТРАЖНОМ ПРОЦЕССЕ

На развитие арбитражного процессуального права оказало силь­ное влияние гражданское процессуальное право. За все время суще­ствования государственного и ведомственного арбитража его деятель­ность изучалась в рамках науки гражданского процессуального права, что вызвало к жизни теорию широкого и узкого понимания граждан­ского процесса*. Затем создание системы арбитражных судов и при­нятие арбитражно-процессуального законодательства продемонстри­ровало значительное сходство в правовом регулировании процедуры рассмотрения дел с гражданским процессом. Процессуальные сход­ства неизбежны в силу общей природы рассматриваемых дел.
* Сторонники узкого понимания гражданского процесса относили к нему только деятельность судов (но современной терминологии – судов общей юрисдикции). При широком понимании гражданского процесса в него включалась деятельность суда и других органов: арбитража (и то время отсутствовали арбитражные суды), третейских судов, административных органов по разрешению гражданско-правовых споров. См. подробнее: Гражданский процесс / Под ред. К.И. Комиссарова и Ю.К. Осипова. С. 6.

Что касается вопросов доказывания и доказательств, то много об­щего существует также в арбитражном и гражданском процессах, это объясняется единством гносеологической природы доказательствен­ной деятельности, межотраслевым характером доказательственного права*, сходством рассматриваемых дел. Однако специальные нормы о доказательствах по делам, подведомственным арбитражному суду, будут неизбежно обладать спецификой. Этим обусловлена структура данной главы, где излагаются как общие вопросы доказывания в ар­битражном процессе, так и особенности доказывания по определен­ным категориям дел. Многие вопросы доказывания были и остаются спорными**.
* Автором данной главы обосновывается наличие межотраслевого института доказательственного права, объединяющего общие нормы о доказательствах во всех про­цессуальных отраслях нрава, а также и отраслях материального права, предусматрива­ющих собственную процедуру рассмотрения и разрешения правовых конфликтов. См. подробнее: Решетникова И.В. Доказательственное право и гражданском судопроизвод­стве. Екатеринбург, 1997. С. 123-143.
** См. подробнее: Треушников М.К. Судебные доказательства. М., 1997; Решетни­кова И.В. Указ. соч. и др.

§ 1. Понятие доказывания в арбитражном процессе

В учебной литературе по арбитражному процессу принято на­зывать доказывание в арбитражном процессе «судебным», что отра­жает недавнюю направленность российского процесса на развитие повсеместной активности суда при рассмотрении в судах дел, будь то арбитражные, гражданские или уголовные. Современному россий­скому процессу (как, впрочем, и праву многих стран со следствен­ным типом судопроизводства) свойственна ориентация на расшире­ние состязательных аспектов судопроизводства, сопряженных с раз­витием активности и инициативности сторон в процессе и пассив­ности суда*.
* См. подробнее: Решетникова И.В. Доказательственное право Англии и США. Екатеринбург, 1997. С. 8-46.

Доказывание – это сложный процесс, охватывающий мыслитель­ную и процессуальную деятельность его субъектов по обоснованию какого-то положения и выведению нового знания на основе иссле­дованного. Лица, участвующие в деле, приводят факты и доводы, под­тверждающие их правовую позицию по делу, которая может менять­ся в процессе судебного разбирательства под влиянием различ­ных обстоятельств. Они формируют представление о своей правовой позиции и позиции иных лиц. На основе исследованных в суде до­казательств эти лица делают умозаключение об устойчивости своей позиции и либо продолжают участие в деле, либо отказываются от иска, ищут пути заключения мирового соглашения, признают иск и т.д. Суд анализирует приведенные факты и доводы сторон, предлагает сторонам представить дополнительные доказательства по делу, со­действует собиранию доказательств. В конце концов суд делает умо­заключение по всему рассмотренному делу, которое отражает в ре­шении.
Следовательно, в доказывании суд и участвующие в деле лица обосновывают обстоятельства предмета доказывания, его элементы с помощью доказательств, что приводит к формированию нового зна­ния, имеющего значение для разрешения дела.
В процессе доказывания в арбитражном суде принимают участие различные субъекты, каждый из которых выполняет возложенные на него обязанности. Это доказывание складывается в рамках арбитраж­ного процесса, следовательно, его участники являются субъектами арбитражно-процессуальных правоотношений.
Таким образом, доказывание - это деятельность субъектов дока­зывания в арбитражном процессе по обоснованию обстоятельств дела с целью его разрешения.
Ориентация современного российского процесса на состязатель­ность привела и будет приводить к активизации позиции участвую­щих в деле лиц в процессе доказывания.
Субъекты доказывания. Необходимо уточнить, какие именно субъекты арбитражно-процессуальных правоотношений являются субъектами доказывания. Прежде всего это суд, а также лица, участ­вующие в деле, их представители. В процессуальной науке суд не всегда признается субъектом доказывания, что обосновывается, в частности, тем, что под судебным доказыванием понимается убежде­ние в своей правоте противника в споре и органа, разрешающего дан­ный спор. Суд при таком подходе никого не убеждает и по этой при­чине исключается из субъектов доказательственной деятельности. В русском языке под глаголом «доказать» понимается два значения: во-первых, подтвердить какое-нибудь положение фактами или дово­дами; во-вторых, вывести какое-нибудь положение на основе системы умозаключений*. Вряд ли процессуальная наука должна игнорировать лексическое значение слова, в противном случае грамматический спо­соб толкования будет невозможен.
* См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1984. С. 147.

Двойственное понимание процесса доказывания приводит к вы­воду, что даже участие в процессе в форме выведения какого-либо положения на основе исследованных доказательств означает участие в доказывании. Однако и суд, и участвующие в деле лица как аргу­ментируют правоту своих суждений, так и выводят соответствующее знание на основе исследованных доказательств.
Свидетели, эксперты, будучи участниками процесса доказывания, оказывают помощь в достижении цели доказывания, не неся обязан­ности доказать какие-либо обстоятельства по делу.
Доказывание в арбитражном процессе можно подразделить на два вида: 1) доказывание относительно всего дела; 2) доказывание отно­сительно отдельных юридических фактов. Например, принятие мер обеспечения иска предполагает, что их непринятие может затруднить или сделать невозможным исполнение судебного акта. Следователь­но, в суде лицо, ходатайствующее об обеспечении иска, должно под­твердить, что непринятие мер может затруднить или сделать невоз­можным последующее исполнение акта суда. Или другой пример: в ходатайстве об отсрочке, рассрочке уплаты государственной пошлины должны быть приведены мотивы и приложены доказательства, под­тверждающие данную просьбу.
Объектом доказывания для совершения отдельного процессуаль­ного действия являются обстоятельства, подлежащие установлению в соответствии с требованиями, как правило, арбитражного процес­суального законодательства.
Объект доказывания но делу в целом представляет собой предмет доказывания.
Доказывание в арбитражном процессе осуществляется в соответ­ствии с законодательством и поэтому неизбежно обладает чертами, выделяющими его как разновидность познания.
Важным аспектом арбитражного процессуального доказывания является его осуществление в процессуальной форме, свойственной для всего арбитражного судопроизводства и для доказывания как его части. Можно выделить следующие черты процессуальной формы до­казывания.
Во-первых, законодательная урегулированность. Вопросы дока­зывания в арбитражном процессе регламентируются законом, преж­де всего АПК. Однако существенной особенностью законодательно­го регулирования доказывания является сочетание процессуальных и материально-правовых источников. Например, предмет доказыва­ния по конкретным делам, правовые презумпции, допустимость до­казательств и многое другое регулируются нормами материального нрава. Общие же положения о процедуре доказывания закреплены в Арбитражном процессуальном кодексе.
Во-вторых, детальность правовой регламентации. Как последо­вательность действий по доказыванию, так и их содержание подробно регламентируются нормами права.
В-третьих, универсальность процессуальной формы доказыва­ния. Доказывание рассчитано на весь арбитражный процесс. Напри­мер, в любой стадии арбитражного судопроизводства объект дока­зывания включает в себя обоснование отдельных юридических фак­тов, необходимых для совершения определенных процессуальных действий.
В-четвертых, императивность процессуальной формы доказыва­ния – важный элемент, определяющий специфику процедуры дока­зывания. Императивность характерна для отношений суда и других субъектов доказывания. Применительно к процессуальной форме им­перативность означает обязательность нормативных предписаний для всех субъектов доказывания без исключения. Нарушение норматив­ных предписаний в области доказывания неизбежно вызывает небла­гоприятные последствия для всех субъектов.
В-пятых, подчиненность доказывания принципам арбитражного процесса. Доказывание – гибкий правовой институт, чье содержание зависит от принципов судопроизводства. В классическом следствен­ном гражданском процессе царил принцип письменного процесса, не было представительства, состязательности. В итоге одним полновластным субъектом доказывания был суд. Состязательный процесс отличается устностью, наличием представительства, расширением круга субъектов доказывания, где каждый играет определенную за­коном роль.
Таким образом, процессуальная форма доказывания в арбит­ражном суде – это детально законодательно урегулированная система правил доказывания, отличающаяся универсальностью, императив­ностью и подчиненностью принципам арбитражного процесса.

§ 2. Понятие и виды доказательств

Арбитражный процессуальный кодекс содержит дефинитивную норму, в которой отражены все основные составляющие понятия до­казательства. В соответствии с ч. 1 ст. 52 АПК, «доказательствами по делу являются полученные в соответствии с предусмотренным на­стоящим Кодексом и другими федеральными законами порядком све­дения, на основании которых арбитражный суд устанавливает нали­чие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и воз­ражения лиц, участвующих в деле, а также иных обстоятельств, имею­щих значение для правильного разрешения спора.
Эти сведения устанавливаются письменными и вещественными доказательствами, заключениями экспертов, показаниями свидете­лей, объяснениями лиц, участвующих в деле».
Первое положение – доказательства представляют собой опреде­ленные сведения*. АПК быстрее ГПК и УПК отказался от термино­логии, принятой в период существования принципа объективной ис­тины, когда доказательствами признавались «любые фактические дан­ные». Несмотря на то что под любыми фактическими данными чаще всего понимались сведения об обстоятельствах, тем не менее законодательная терминология привела к многолетнему спору.
* В последнее время и процессуальной науке принято называть такие сведения информацией и определять доказательства как информацию об обстоятельствах, под­лежащих установлению для разрешения спора.

Второе положение – это сведения об определенных обстоятель­ствах. В АПК выделяется две группы таких обстоятельств: 1) обсто­ятельства, обосновывающие требования и возражения лиц, участву­ющих в деле, 2) иные обстоятельства, имеющие значение для пра­вильного разрешения спора. Первая группа обстоятельств очерчивает предмет доказывания по делу, в который входят факты материаль­но-правового характера, указанные в иске и в возражении на него. Вторая группа определяет важность установления для разрешения спора и иных обстоятельств. К «иным обстоятельствам» можно отнести обстоятельства, которые необходимо установить для соверше­ния отдельных процессуальных действий (обеспечение иска, восста­новление сроков, обоснование подведомственности спора арбитраж­ному суду, наличия обстоятельств для приостановления производства по делу и проч.). Иными словами, рассматриваемое положение кон­кретизирует, уточняет рассмотрение доказательств как сведений – это не любые сведения, а только те, которые устанавливают наличие или отсутствие обстоятельств, имеющих значение для разрешения дела. Следовательно, речь идет об относимости доказательств.
Третье положение – это требование о соблюдении порядка полу­чения сведений об обстоятельствах, установленного АПК и другими федеральными законами. Здесь говорится об общем правиле допус­тимости доказательств. Данное положение продиктовано указанием ч. 2 ст. 50 Конституции РФ, где прямо отмечено: «При осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением закона». Если сведение, относящееся к делу, получено с нарушением установленного порядка, то оно не может быть при­влечено к судебному разбирательству в качестве доказательства. По­рядок получения доказательств в общем плане определен в АПК, од­нако другие нормативные акты могут конкретизировать его предпи­сания. При этом специальные нормы не должны противоречить по­ложениям АПК.
Четвертое положение – сведения об обстоятельствах, имеющих значение для дела, устанавливаются с помощью определенных средств доказывания. Средства доказывания часто расцениваются в науке как форма доказательств. В отличие от гражданского процесса в арбит­ражном судопроизводстве на первый план выступают письменные и вещественные доказательства, оттесняя свидетельские показания, что обусловлено характером дел, рассматриваемых в арбитражном суде. АПК приводит исчерпывающий перечень средств доказывания. Раз­витие технических средств может привести к активизации использо­вания в арбитражном процессе данных, полученных с помощью ком­пьютера, видео- и аудиозаписей и проч. Все эти и другие средства должны подпадать под требования, предъявляемые к средствам до­казывания, в противном случае содержащаяся в них информация не сможет быть использована в качестве доказательства в суде. Однако специальными нормами может предусматриваться специфика иссле­дования подобных доказательств.
Таким образом, доказательствами в арбитражном судопроизвод­стве являются сведения об обстоятельствах, имеющих значение для разрешения дела, полученные в установленном законом порядке и указанными средствами доказывания.
В процессуальной науке сложилось традиционное представление о видах доказательств. Классификацию принято проводить по трем основаниям: характер связи доказательств с обстоятельствами дела; источник формирования; процесс формирования доказательства.
Характер связи доказательства с подлежащими установлению обстоятельствами обусловливает наличие прямых и косвенных до­казательств. Доказательство может быть непосредственно связано с устанавливаемыми обстоятельствами (например, договор как пись­менное доказательство непосредственно подтверждает наличие или отсутствие определенных условий). Такое доказательство принято на­зывать прямым. Как правило, прямое доказательство имеет непосред­ственную, однозначную связь, устанавливающую или опровергающую наличие какого-то обстоятельства.
Однако связь между доказательством и устанавливаемым обсто­ятельством может быть более сложной и многозначной. В этом случае из доказательства сложно сделать однозначный вывод о наличии или отсутствии обстоятельства, можно лишь предполагать несколько вы­водов. Доказательства, с помощью которых нельзя сделать однознач­ный вывод о наличии или отсутствии какого-то факта, называются косвенными. Для подтверждения обстоятельства недостаточно со­слаться лишь на одно косвенное доказательство. Например, для обо­снования факта наличия договорных отношений может быть приве­дено письмо с просьбой отгрузить товар. Однако такое доказательство не подтверждает наличия договорных отношений, оно должно быть оценено в совокупности с иными доказательствами по делу: отгрузкой товара, выставлением счета, принятием товара и проч.
По источнику формирования доказательства подразделяют на личные и вещественные. Из перечисленных средств доказывания оче­видно следует вывод, что источники формирования письменных и вещественных доказательств – неличные. И наоборот, свидетельские показания, объяснения лиц, участвующих в деле, заключения экспер­тов формируются на основе определенных личных источников. От­сюда письменные и вещественные доказательства в совокупности на­зывают вещественными, а свидетельские показания и объяснения лиц, участвующих в деле, заключение эксперта–личными доказательст­вами.
По процессу формирования доказательства подразделяются на первоначальные и производные. В основе данного вида классифи­кации лежит теория отражения: любое явление может быть отражено в реальном мире. Первичным отражением является непосредственное восприятие событий, явлений. В процессуально-правовой сфере ре­зультатом первичного отражения являются сведения, содержащиеся в показании свидетеля-очевидца, оригинал договора, недоброкачест­венный товар и проч. Это первоначальные доказательства. Вторичное отражение является отображением следов, возникших в результате первичного отражения. Показания свидетеля, данные со слов оче­видца, копия договора, фотография недоброкачественного товара и проч. – это примеры производных доказательств.
За кажущейся теоретичностью подобных классификаций имеется практическое значение. Например, первоначальное доказательство обладает большей достоверностью, чем производное. Недаром в анг­лийском гражданском процессе долгое время существовало правило «лучшего доказательства», когда требовалось представление оригина­ла документа. Копия могла быть представлена в исключительных слу­чаях. Развитие ксерокопировальной техники делает производные до­казательства более достоверными, однако наличие возможных отли­чий должно учитываться при исследовании доказательств. Личные доказательства всегда несут на себе отпечаток личности, восприни­мавшей события, а затем воспроизводившей их в суде, что также необ­ходимо учитывать при оценке доказательств. Однако никакие доказа­тельства не имеют для суда заранее установленной силы.
Особо следует сказать о так называемых необходимых доказа­тельствах – это доказательства, без которых не может быть разрешено дело. По каждой категории дел есть доказательства, без которых дело не может быть разрешено. Даже если истец не приложил к исковому заявлению о признании сделки недействительной копию договора, то суд укажет на необходимость представления такого доказательства. «Судья не вправе возвратить исковое заявление по мотиву неприло­жения документов, являющихся доказательствами, поскольку соглас­но ст. 53, 54, 112 АПК и другим статьям истец может их представлять, а суд предлагать представить до окончания разбирательства дела» (ч. 2 п. 8 постановления № 13 Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 31 октября 1996 г. «О применении Арбит­ражного процессуального кодекса РФ при рассмотрении дел в суде первой инстанции»*). Если же стороны все-таки не представляют не­обходимые доказательства, то дело может быть разрешено не в их пользу. При этом не только истец, но и ответчик обязан представить определенные доказательства в силу действующего правила о распре­делении бремени доказывания. Необходимые доказательства не обла­дают заранее установленной доказательственной силой, не имеют каких-то преимуществ перед другими. Но при отсутствии необходи­мых доказательств суд не может установить правоотношения, сущест­вующие между сторонами. Непредставление необходимых доказа­тельств ведет к затягиванию процесса, а в итоге – к невозможности правильного разрешения спора. Поэтому следует знать, какие доказа­тельства и по какой категории дел должны быть представлены.
* ВВАС РФ. 1997. № 1. С. 25.

Данные о том, какие доказательства являются необходимыми, сле­дуют из норм права (как материального, так и процессуального). Нормы материального права, определяя предмет доказывания, помо­гают сделать вывод о необходимых по делу доказательствах. Напри­мер, ст. 34 Федерального закона «О несостоятельности (банкротст­ве)» перечисляет документы, прилагаемые к заявлению должника. Это документы, подтверждающие наличие задолженности, а также не­способность должника удовлетворить требования кредитора в полном объеме; список кредиторов и должников заявителя с расшифровкой кредиторской и дебиторской задолженностей, бухгалтерский баланс на последнюю отчетную дату или заменяющие его документы, доку­менты о составе и стоимости имущества должника-гражданина; реше­ние собственника имущества должника об обращении должника в ар­битражный суд с заявлением должника; протокол собрания работни­ков должника, на котором избран представитель работников должни­ка для участия в арбитражном процессе по делу о банкротстве, если данное собрание проведено до подачи заявления должника и проч.*
* ГЗ РФ. 1998. № 2. Ст. 222.

Информация о необходимых доказательствах может быть почерп­нута из постановлений Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ и информационных писем.

§ 3. Предмет доказывания

Арбитражное процессуальное законодательство не дает определе­ния предмета доказывания, однако в дефиниции доказательств со­держится прямое указание на него как на обстоятельства, обосновы­вающие требования и возражения участвующих в деле лиц, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела (ч. 1 ст. 52 АПК). Практически предмет доказывания – обстоя­тельства, установить которые необходимо для правильного разреше­ния дела.
Какие обстоятельства подлежат доказыванию по делу? В про­цессуальной науке сложилось узкое и широкое понимание предмета доказывания. Согласно узкому толкованию предмета доказывания в его состав входят обстоятельства материально-правового характера. В соответствии с широким пониманием в предмет доказывания под­лежат включению все обстоятельства, имеющие значение для разре­шения дела: материально-правовые и процессуальные факты, дока­зательственные факты*.
* См. подробнее: Решетникова И.В. Доказательственное право в гражданском судопроизводстве. С.235-245.

Бесспорным является отнесение к предмету доказывания фактов материально-правового характера, так как для разрешения дел в ар­битражном суде надо установить те обстоятельства, которые указаны в нормах материального права.
АПК предполагает установление не только обстоятельств, обосно­вывающих требования и возражения участвующих в деле лиц, но и иных обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела. Это очень важный аспект предмета доказывания. В связи с этим вряд ли стоит отбрасывать процессуальные факты, так как без их учета дело часто не может быть разрешено правильно. Например, игнори­рование судом обстоятельств, указанных в АПК как основания пре­кращения производства по делу или обязательного приостановления производства по делу, вряд ли может привести к правильному раз­решению дела. Тому много примеров в арбитражной практике.

Например, ОАО «Пионерская база океанического рыболовного флота» обратилось с иском к отделу юстиции администрации Калининградской области о признании недействительным отказа от проставления апостиля на нотариальной надписи. Суд от­казал в принятии заявления, так как письмо отдела юстиции не является актом, подлежащим обжалованию согласно ст. 22 АПК.
В данном случае суд необоснованно пришел к выводу о неподведомственности спора арбитражному суду, так как в исковом заявлении указано, что соответствующий акт (хотя он действительно не является нормативным актом органа управления) на­рушает право истца и не соответствует требованиям законодательства*.
* ВВАС РФ. 1997. № 10. С. 66 67.

Следовательно, процессуальные факты также должны быть дока­заны, если это имеет значение для правильного разрешения дела или какого-то отдельного процессуального вопроса. В процессуальной науке даже существует понятие «локальные предметы доказывания»*, определяемые нормами процессуального права для совершения от­дельных процессуальных действий (обеспечение иска, восстановле­ние сроков и проч.).
* См., напр.: Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Россий­ской Федерации. М.,1995. С. 110-111.

К иным обстоятельствам могут быть отнесены те обстоятельства, которые требуется установить для вынесения частного определения.
Следует особо обратить внимание на законодательное определе­ние обстоятельств предмета доказывания, которыми обосновываются требования и возражения не только сторон, а всех лиц, участвующих в деле.
Таким образом, предмет доказывания – это совокупность обсто­ятельств материально-правового характера, обосновывающих требо­вания и возражения участвующих в деле лиц, а также иных обстоя­тельств, имеющих значение для правильного разрешения дела.
Следующий вопрос: каковы источники формирования предмета доказывания по делу? Таких источников два: нормы материального права и основания требований и возражений сторон.
Именно нормы материального нрава определяют, какие обстоя­тельства следует установить для разрешения определенной категории дел. Приведем один пример.

Специализированный инвестиционный фонд приватизации «Восток» обратился с иском к АООТ «Кыштымский машиностроительный завод» о расторжении заклю­ченного ими договора купли-продажи акции АООТ «Челябинский завод дорожных машин им. Колющенко». Согласно п. 21 Положения о специализированных инвести­ционных фондах приватизации, аккумулирующих приватизационные чеки граждан, утвержденного Указом Президента РФ от 7 октября 1992 г. № 1186 «О мерах по организации рынка ценных бумаг в процессе приватизации государственных и муни­ципальных предприятии», чековые инвестиционные фонды имеют право осуществлять свою деятельность только после получения лицензии и до момента ее аннулирования. Следовательно, в данном деле в предмет доказывания, в частности, входит установ­ление такого обстоятельства, как наличие лицензии Госкомимущества*.
* ВВАС РФ. 1997. № 2. С. 52-53.

Основания требований и возражений лиц, участвующих в деле, конкретизируют предмет доказывания по делу. При этом в процессе рассмотрения дел предмет доказывания может несколько изменяться в силу права сторон на изменение оснований или предмета иска (ст. 37 АПК), возможности заявления встречного иска.
Предмет доказывания может изменяться в силу различных об­стоятельств. Например, стороны вправе указать на дополнительные обстоятельства, ответчик может заявить о встречных требованиях, суд вправе указать истцу на необходимость установления обстоятельств, не указанных им в исковом заявлении и проч.
В качестве источника формирования предмета доказывания по делу можно считать и нормы процессуального права, так как возра­жения ответчика могут носить процессуальный характер. В процес­суальной науке принято называть всю совокупность обстоятельств, подлежащих установлению по делу, пределом доказывания, что шире понятия предмет доказывания.
Наконец, кто отвечает за определение предмета доказывания в арбитражном суде? Если мы обратимся к тексту закона, то без за­труднений найдем ответ на поставленный вопрос. Согласно ч. 2 ст. 53 АПК «арбитражный суд вправе предложить лицам, участвующим в деле, представить дополнительные доказательства, если сочтет невоз­можным рассмотреть дело на основании имеющихся доказательств». Далее п. 1 ч. 1 ст. 158 АПК указывает в качестве основания к изме­нению или отмене решения арбитражного суда неполное выяснение обстоятельств, имеющих значение для дела.
АПК однозначно называет субъекта, ответственного за определе­ние предмета доказывания, – это суд. Бесспорно, участвующие в деле лица также определяют предмет доказывания, в противном случае было бы невозможным говорить об основаниях иска и проч. Однако решающим субъектом в определении предмета доказывания высту­пает суд.
Обстоятельства, включенные в предмет доказывания, подлежат доказыванию в суде. Однако из этого общего правила имеется два исключения. Доказыванию не подлежат: 1) преюдициальные факты; 2) общеизвестные факты (ст. 58 АПК).
Преюдициальные факты. Преюдициальный (praejudicialis), т.е. относящийся к предыдущему судебному решению, означает предрешенность некоторых фактов, которые не надо вновь доказывать. Преюдициальность имеет свои объективные и субъективные пределы. По общему правилу объективные пределы преюдициальности касаются обстоятельств, установленных вступившим в законную силу решени­ем суда по ранее рассмотренному делу. Субъективные пределы – это наличие одних и тех же лиц, участвующих в деле, или их правопре­емников в первоначальном и последующем процессах. В соответствии с постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 31 ок­тября 1996 г. «О применении Арбитражного процессуального кодекса при рассмотрении дел в суде первой инстанции», если в новом деле участвуют и другие лица, для них факты, установленные в предыду­щем решении, не имеют преюдициального значения и устанавлива­ются на общих основаниях. Для положительного решения вопроса о преюдициальности требуется наличие как объективных, так и субъ­ективных пределов.
Преюдициальность означает не только отсутствие необходимости доказывать установленные ранее обстоятельства, но и запрещает их опровержение. Такое положение существует до тех пор, пока судеб­ный акт, в котором установлены эти факты, не будет отменен в по­рядке, установленном в законе.
Наиболее характерным примером наличия преюдициальных фак­тов являются дела с участием третьих лиц, не заявляющими само­стоятельных требований на предмет спора. Факты, установленные в решении арбитражного суда, не подлежат доказыванию при рассмот­рении регрессного иска в новом процессе.
АПК предусматривает Преюдициальность фактов, установленных в решении арбитражного суда и суда общей юрисдикции по граждан­ским и уголовным делам.
Объективные и субъективные пределы преюдициальности фак­тов, установленных в решениях арбитражного суда и суда общей юрисдикции по гражданским делам, сходны. Обстоятельства, установленные вступившим в законную силу решением арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь при рас­смотрении другого дела, в котором участвуют те же лица (ч. 2 ст. 58 АПК). Аналогичным образом вступившее в законную силу реше­ние суда общей юрисдикции по гражданскому делу обязательно для арбитражного суда, рассматривающего другое дело, по вопросам об обстоятельствах, установленных решением суда общей юрисдик­ции и имеющих отношение к лицам, участвующим в деле (ч. 3 ст. 58 АПК). Преюдициальность фактов, установленных решением общего суда по гражданским делам, для арбитражного суда может иметь место, например, когда в силу правил о разграничении подведомст­венности первоначальный спор рассматривался судом общей юрис­дикции, а затем регрессный иск предъявляется в арбитражный суд и т.д.
Преюдициальность фактов, установленных вступившим в закон­ную силу приговором суда, носит ограниченный характер примени­тельно к объективным пределам. Вступивший в законную силу при­говор суда по уголовному делу обязателен для арбитражного суда по вопросам: имели ли место определенные действия и кем они совер­шены (ч. 4 ст. 58 АПК). Иные обстоятельства, установленные приго­вором суда по уголовному делу, не обладают преюдициальностыо для рассмотрения дела арбитражным судом.
Обстоятельства, установленные административными органами, ор­ганами следствия и прокуратуры, не являются преюдициальными и под­лежат доказыванию в арбитражном суде. Вместе с тем акты указанных органов, будучи письменными доказательствами, могут быть (а иногда должны быть) привлечены к арбитражному разбирательству.
Общеизвестные факты также не подлежат доказыванию. К об­щеизвестным фактам закон относит обстоятельства дела, признанные арбитражным судом общеизвестными, которые не нуждаются в до­казывании (ч. 1 ст. 58 АПК). Для признания факта общеизвестным требуется, чтобы он был известен широкому кругу лиц, в том числе составу судей, рассматривающему дело.

Общеизвестные факты подразделяются на всемирно известные, известные на территории Российской Федерации, локально известные. Дата аварии на Чернобыльской АЭС (26 апреля 1986 г.) является общеизвестным фактом. В силу масштабности пос­ледствий этой аварии она стала известной далеко за пределами Украины. Авария на производственном объединении «Маяк» – наглядный пример появления факта, обще­известного на территории России. До недавнего времени эта авария, имевшая место в 1957 г., была мало кому известна. В настоящее время о ней знают все жители России. К локальным общеизвестным фактам могут относиться пожары, наводнения, сходы лавин и проч., имевшие место в районе, городе, области.

Однако участвующие в деле лица не лишаются права представлять аргументы, опровергающие общеизвестные факты.
Об общеизвестности локальных фактов на соответствующей тер­ритории должна быть сделана отметка в судебном решении, такая отметка необходима для вышестоящих инстанций на случай пере­смотра дела. О фактах, известных во всем мире или на территории России, в судебном решении отметка не делается по причине их из­вестности и для вышестоящего суда.

§ 4. Обязанность доказывания

Обязанность доказывания проистекает из материального права и оснований требований и возражений. По общему правилу каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на ко­торые оно ссылается как на основание своих требований и возраже­ний. Однако суд вправе оказать воздействие на объем доказывания, указав, какие обстоятельства истец должен доказать, даже если он на эти обстоятельства не ссылался. Данное положение основано на том, что именно суд определяет предмет доказывания.
Нормы материального права могут предусматривать правовые презумпции, которые «сдвигают» бремя доказывания. Назовем неко­торые из правовых презумпций.
Согласно п. 2 ст. 1064 ГК лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. Это так называемая презумпция вины причинителя вреда. Примени­тельно к бремени доказывания это означает, что истец в исковом за­явлении ссылается на вину ответчика, но не обязан ее доказывать. Вина ответчика презюмируется. Ответчик (причинитель вреда) сам доказывает отсутствие вины.
При рассмотрении дел о возмещении вреда, причиненного дея­тельностью, создающей повышенную опасность для окружающих, также установлена правовая презумпция. Юридические лица и граж­дане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих, обязаны возместить вред, причиненный источником по­вышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего (п. 1 ст. 1079 ГК РФ). Истец ссылается на вину, например, водителя машины, но не обязан доказывать его вину. Дело ответчика – попытаться опровергнуть презумпцию.
Или другой пример правовой презумпции. Ответчик, не испол­нивший обязательство либо исполнивший его ненадлежащим обра­зом, несет ответственность при наличии вины (в форме умысла или неосторожности), кроме случаев, когда законом или договором пред­усмотрены иные основания ответственности (п. 1 ст. 401 ГК). Здесь как бы презюмируется вина ответчика, поэтому истцу достаточно со­слаться на неисполнение обязательства по вине ответчика. Ответчик же сам обязан доказать отсутствие вины. Если иное не предусмотрено в законе или договоре, лицо, не исполнившее обязательство либо ис­полнившее его ненадлежащим образом при осуществлении предпри­нимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, т.е. чрезвычайных и непредотвратимых при дан­ных условиях обстоятельств (п. 3 ст. 401 ГК).
Перевозчик несет ответственность за несохранность груза или ба­гажа, происшедшую после принятия его к перевозке и до выдачи гру­зополучателю, управомоченному им лицу или лицу, управомоченному на получение багажа, если не докажет, что утрата, недостача или повреждение (порча) груза или багажа произошли вследствие обсто­ятельств, которые перевозчик не мог предотвратить и устранение которых от него не зависело (п. 1 ст. 796 ГК РФ). В этой правовой презумпции очень важны факты: 1) несохранность груза или багажа произошла после принятия его к перевозке и до выдачи грузополу­чателю, управомоченному им лицу или лицу, управомоченному на получение багажа; 2) утрата, недостача или повреждение (порча) груза или багажа произошли вследствие обстоятельств, которые перевозчик не мог предотвратить; 3) устранение указанных обстоятельств от него не зависело.
Правовые презумпции сдвигают бремя доказывания, освобождая одну из сторон от обязанности доказывать обстоятельства, на которые они ссылались.
Необходимо отметить зависимость бремени доказывания ответ­чика от той правовой позиции, которую он избирает по делу. Если ответчик лишь отрицает требования истца, то последний практически выполняет все бремя доказывания. В том случае, когда ответчик при­водит возражения против иска, ссылаясь на какие-то обстоятельства, то он их и доказывает.
Нормативные акты, постановления Пленума Высшего Арбитраж­ного Суда могут содержать прямое указание на то, какие обстоятель­ства и какая из сторон должна доказывать. Так, ч. 1 ст. 53 АПК яв­ляется именно такой нормой: «При рассмотрении споров о признании недействительными актов государственных органов, органов местного самоуправления и иных органов обязанность доказывания обстоя­тельств, послуживших основанием для принятия указанных актов, возлагается на орган, принявший акт». Если указанные в ст. 53 органы не докажут наличия обстоятельств, явившихся основанием для при­нятия конкретного акта, то суд может признать такой акт недействи­тельным*.
* См. примеры: Баталова Л.А., Вершинин А.П. Способы защиты прав налогоплательщиков и арбитражном суде. СПб., 1997. С. 41–42.

Небезынтересным является толкование содержания обязанности доказывания. В процессуальной науке высказано мнение о том, что стороны должны доказать наличие определенных обстоятельств, но это не включает обязанность убеждения суда в существовании этих обстоятельств. «Сторона, предоставив суду имеющиеся у нее доказа­тельства, считает, что она убедила суд»*. Доказывание правовой по­зиции по делу строится на представлении и исследовании доказа­тельств, подтверждающих соответствующие требования (или возра­жения). Но это не исключает представления доказательств, опровер­гающих возражения (требования) противоположной стороны, что в итоге доказывает правоту соответствующей правовой позиции. Пред­ставление доказательств само по себе далеко не всегда убеждает суд в правоте той или иной стороны, ведь одно и то же доказательство может толковаться по-разному. Существование относительно опре­деленных правовых норм предполагает убеждение суда в наличии или отсутствии того или иного обстоятельства. Поэтому обязанность до­казывания охватывает как представление в суд доказательств, под­тверждающих или опровергающих обстоятельства дела, так и убеж­дение суда. Убеждение нельзя понимать как чисто психологический фактор. Наоборот, убедить суд можно и должно путем представления достоверных и достаточных доказательств. Однако следует отметить, что рассмотренные положения о содержании обязанности доказыва­ния носят дискуссионный характер.
* Ванеева Л.А. Обязанность доказывания в гражданском процессе//Актуальные проблемы теории юридических доказательств. Иркутск, 1984. С. 60-61.
§ 5. Относимость и допустимость доказательств

Согласно ст. 56 АПК «арбитражный суд принимает только те до­казательства, которые имеют отношение к рассматриваемому делу». Относимость доказательств зависит от правильного определения предмета доказывания. Доказательства, подтверждающие или опро­вергающие существование обстоятельств предмета доказывания, бу­дут относимыми.
Несмотря на то что в приведенной статье АПК указывается на то, что суд определяет Относимость доказательств, участвующие в деле лица также решают вопрос об относимости доказательств. Недаром в про­цессуальной науке Относимость доказательств рассматривается в каче­стве правила поведения суда и всех участвующих в доказывании лиц*. Однако окончательно вопрос об относимости доказательств решает суд.
* См.: Треушников М.К. Относимость и допустимость доказательств в граждан­ском процессе. С. 27.

Вопрос о принятии доказательств первоначально решается сто­ронами при отборе доказательств для их представления суду. Суд сталкивается с необходимостью определения относимости доказа­тельств в момент их представления сторонами. Но на данном этапе иногда ошибочно можно не допустить доказательство, имеющее значение для дела. Поэтому в отношении одних доказательств вопрос об относимости может быть решен на момент представления доказа­тельств, в отношении других – на более поздних стадиях, вплоть до вынесения решения по делу.
Центральным моментом в определении относимости доказа­тельств являются те критерии, на основании которых решается, от­носимо ли данное, конкретное доказательство.
М.К. Треушников полагает, что относимость доказательств опре­деляется четырьмя группами обстоятельств, имеющими значение для дела: 1) фактами предмета доказывания; 2) доказательственными фак­тами; 3) процессуальными фактами, например, влияющими на воз­никновение права на предъявление иска, приостановление производ­ства по делу и проч.; 4) фактами, дающими основание для вынесения частного определения по делу*.
* См.: Треушников М.К. Указ. соч. С. 28.

Следует подчеркнуть то обстоятельство, что процессуальные факты, на которые стороны ссылаются в своих требованиях и возра­жениях, действительно имеют значение для дела. Однако одни про­цессуальные факты важны для разрешения дела по существу, дру­гие – для совершения отдельного процессуального действия.
Доказательства для совершения отдельных процессуальных дей­ствий и доказательства, с помощью которых дело разрешается по су­ществу, имеют общую природу, вследствие этого они должны быть относимыми. Вместе с тем обстоятельства, для подтверждения или опровержения которых используются доказательства, отличаются при разрешении дела и при совершении отдельных процессуаль­ных действий. Относимые доказательства для разрешения дела оп­ределить значительно сложнее, чем для приостановления произ­водства по делу, оставления заявления без рассмотрения и проч., так как в последнем случае процессуальные факты чаще всего указаны в АПК.
Сложность определения относимых доказательств связана с тем, что первоначально следует выделить относимые обстоятельства, ко­торые охватываются понятием предмета доказывания. На этой основе определяются относимые доказательства. В связи с этим в процессу­альной науке говорится об относимости факта и о содержании доказательств, подтверждающих или опровергающих данный факт*. Рас­смотрим в качестве примера дело о досрочном расторжении договора безвозмездного пользования (п. 2 ст. 698 ГК). В соответствии с нор­мой гражданского права относимыми обстоятельствами являются сле­дующие: недостаток вещи, нормальное использование вещи невоз­можно или обременительно, ссудодатель не знал и не мог знать об этих недостатках в момент заключения сделки. Отсюда относимыми доказательствами по спору о досрочном расторжении договора без­возмездного пользования являются: документ, подтверждающий не­достаток вещи (акты экспертизы или справки и т.п.); доказательства непригодности вещи, невозможности или обременительности ее ис­пользования; доказательства того, что ссудодатель не знал и не мог знать о недостатках вещи. Таким образом, относимость доказательств зависит от правильного и полного определения обстоятельств, вхо­дящих в предмет доказывания по конкретному делу.
* См., напр.: Треушников М.К. Указ. соч. С. 28; Ратинов А.Р. Понятие и содержа­ние процесса доказывания // Теория доказательств в советском уголовном процессе. С.247.

Особую сложность в определении относимых доказательств при­обретают те категории дел, где нормы материального права носят от­носительно-определенный характер.
Однако повторимся: доказательства должны быть относимыми не­зависимо от того, обосновывается ли необходимость совершения от­дельного процессуального действия или речь идет о доказывании по делу в целом. Окончательно вопрос об относимости доказательств решает суд.
Следовательно, относимость доказательств – это широкая пра­вовая категория, свидетельствующая о взаимосвязи доказательств с обстоятельствами, подлежащими установлению как для разреше­ния всего дела, так и для совершения отдельных процессуальных дей­ствий.
Допустимость доказательств также определена АПК: «Обстоя­тельства дела, которые согласно закону или иным правовым актам должны быть подтверждены определенными доказательствами, не могут подтверждаться иными доказательствами» (ст. 57 АПК). При­веденное законодательное определение может быть названо общим правилом о допустимости доказательств. Если относимость характе­ризует объективную связь доказательства с обстоятельствами, под­лежащими установлению, то допустимость носит процессуальный ха­рактер и установлена с определенными целями.
Можно сказать, что допустимость доказательств имеет общий и специальный характер. Общий характер допустимости свидетельствует о том, что по всем делам независимо от их категории должно соблюдаться требование о получении информации из определенных законом средств доказывания с соблюдением порядка собирания, представления и исследования доказательств. Нарушение этих тре­бований приводит к недопустимости доказательств. Следовательно, допустимость доказательств, прежде всего, обусловливается соблю­дением процессуальной формы доказывания.
В процессуальной науке принято подразделять нормы о допус­тимости доказательств на позитивные и негативные. Позитивный ха­рактер носят нормы, предписывающие использование определенных доказательств для установления обстоятельств дела. Если в соответ­ствии с требованием закона сделка подлежит нотариальному удос­товерению или государственной регистрации, то суд должен распо­лагать соответствующим документом, обладающим необходимыми реквизитами*.
* См.: Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Фе­дерации. С-127.

Негативный характер имеют нормы, запрещающие использовать определенные доказательства. В основном это относится к выполне­нию положения о последствиях несоблюдения простой письменной формы сделки. Если сделка заключена с нарушением простой пись­менной формы, то согласно ст. 162 ГК в случае спора стороны лиша­ются права ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания. При этом закон разрешает использование иных доказательств.
Однако на свидетельские показания допустимо ссы­латься, только если дело касается признания сделки недействитель­ной (ст. 166-179 ГК).
Таким образом, законом устанавливаются специальные требова­ния о необходимости привлечения определенных доказательств или запрещения ссылки на какое-то доказательство.
§ 6. Стадии доказывания в арбитражном процессе.
Оценка доказательств

Доказывание, как и любая деятельность, проходит определенные стадии для достижения поставленной цели. При всем многообразии мнений почти все ученые едины в том, что доказательства надо со­брать, представить, исследовать и оценить*. Но прежде чем собирать доказательства, надо определить, какие доказательства должны быть собраны, для этого необходимо установить предмет доказывания. Собирание доказательств включает в себя: выявление доказательств, их получение (лично субъектом доказывания или с помощью суда) и представление в суд. Доказательство, собранное, но не представленное суду, не может быть исследовано. Представленные суду доказатель­ства подвергаются исследованию в суде субъектами доказывания и в конце концов подлежат окончательной оценке. Однако оценка при­суща всем стадиям доказывания. Она может рассматриваться как окончательная (на основе исследования доказательств в суде), так и промежуточная в плане определения, например, относимости и до­стоверности доказательств. То же относится и к собиранию доказа­тельств, которое может осуществляться параллельно с их исследова­нием и суде. Собирание и оценка доказательств – это цикличные дей­ствия. Определение предмета доказывания может быть подвергнуто корректировке в процессе рассмотрения дела.
* См., напр.: Треушников М.К. Судебные доказательства. С. 34-43: Молчанов В.В. Собирание доказательств в гражданском процессе. М., 1991. С. 17; Решетникова И.В. Доказательственное право и гражданском судопроизводстве. С. 55-58 и др.

По этой причине выделены стадии доказывания: 1) определение предмета доказывания по делу; 2) собирание доказательств (выявле­ние доказательств, их собирание и представление в суд); 3) исследо­вание доказательств в суде; 4) оценка доказательств. Эти стадии можно сгруппировать согласно стадиям гражданского процесса.
Во-первых, это доказывание при подготовке дела. На данной ста­дии присутствует определение предмета доказывания, выявление, со­бирание доказательств, их представление в суд. Здесь же встает во­прос о предварительной оценке доказательств. Во-вторых, исследо­вание доказательств при рассмотрении дела. Одновременно могут быть собраны и недостающие доказательства, возможно изменение предмета доказывания. Но при хорошей подготовке дела собирание доказательств должно концентрироваться на подготовительной ста­дии. Исследование доказательств сопровождается их оценкой. В-тре­тьих, окончательный вывод, который соответствует стадии вынесения решения, но может иметь место и ранее. Окончательный вывод от­личается взаимосвязаниостью с оценкой доказательств, подчеркивает ее завершающий характер и участие всех субъектов доказывания, а не только суда в опенке доказательств. По этой причине окончатель­ный вывод – это не только оценка доказательств для вынесения ре­шения по делу, но и для заключения мирового соглашения, отказа от иска, признания иска, т.е. всех способов разрешения существую­щего дела.
Итак, стадии гражданского процессуального доказывания – это определенные последовательные процессуальные действия субъек­тов доказывания, взаимосвязанные со стадиями арбитражного про­цесса.
Доказывание при подготовке дела. При подготовке дела совер­шается много важных действий но доказыванию.
Прежде всего должен быть определен предмет доказывания по делу, распределена обязанность доказывания. До обращения к суду истец, формулируя предмет и основания своих требований, первона­чально определяет потенциальный предмет доказывания по делу. Здесь же предварительно решается вопрос о том, какие доказательства должны быть собраны по делу, оценивается их относимость, допустимость, достоверность и достаточность для поддержания правовой позиции*. Однако деятельность сторон и их представителей до обра­щения к суду не регулируется АПК, вместе с тем она должна строиться по правилам о доказательствах, установленным в названном кодексе.
* О деятельности сторон и их представителей по определению правовой позиции по делу см. подробнее: Бернам У., Решетникова И.В., Прошляков А.Д. Судебная адвокатура. СПб., 1996. С, 22-30.

После предъявления и принятия судом искового заявления лицо, участвующее в деле, вправе направить арбитражному суду отзыв на исковое заявление с приложением документов, подтверждающих воз­ражения против иска. В отзыве лица, участвующие в деле (а не только ответчик), определяют свою правовую позицию по делу: возражения, доказательства. Норма о праве на представление отзыва способствует лучшей информированности о возражениях на заявленный иск, в итоге обеспечивает необходимую подготовку к делу, способствует за­ключению мирового соглашения и проч.
По общему правилу и в силу состязательности арбитражного судо­производства доказательства представляются лицами, участвующими в деле. Однако суд оказывает содействие в получении доказательств. По­добная помощь может осуществляться в разных формах.
Содействие в собирании доказательств. Если лицо, участвующее в деле, не имеет возможности самостоятельно получить необходи­мое доказательство от участвующего или не участвующего в деле лица, у которого оно находится, то это лицо вправе обратиться в ар­битражный суд с ходатайством об истребовании данного доказатель­ства. В ходатайстве надлежит указать, какое доказательство просят истребовать; какие имеющие значение для дела обстоятельства мо­гут быть установлены этим доказательством; его местонахождение. Суд при необходимости выдает участвующему в деле лицу запрос для получения доказательства. Лицо, у которого находится истребуемое судом доказательство, выдает его либо суду, либо на руки лицу, имеющему соответствующий запрос, для передачи в суд (ч. 2 ст. 54 АПК).
Для лиц, участвующих в деле, иногда бывает затруднительно ука­зать, у кого конкретно находится доказательство. В этих случаях суд вправе помочь в определении местонахождения доказательства.
Осмотр и исследование доказательств в месте их нахождения. Ар­битражный суд вправе произвести осмотр и исследование доказа­тельств в месте их нахождения в случае невозможности или затруд­нительности доставки в суд (ч. 1 ст. 55 АПК).
Как правило, в месте нахождения производится осмотр вещест­венных доказательств, например недвижимого имущества, реже – письменных доказательств (если необходимо отобрать определенные документы или возникают сложности в их изъятии и проч.). В каждом конкретном деле вопрос о производстве непосредственного осмотра доказательств решается индивидуально. Может быть выбран и иной путь (вместо осмотра и исследования доказательств в месте их на­хождения), например проведение аудиторской проверки, эксперти­зы и т.п.
При проведении осмотра и исследования доказательств на месте арбитражный суд извещает участвующих в деле лиц. Однако их не­явка не препятствует производству осмотра и исследованию доказа­тельств. В необходимых случаях к осмотру могут быть привлечены эксперты и свидетели. Непосредственно после осмотра и исследова­ния доказательств в месте их нахождения составляется протокол (ч. 2-4 ст. 55 АПК). Подобный осмотр осуществляется в рамках тер­ритории соответствующего субъекта Федерации.
Осмотр и исследование вещественных доказательств, подвергаю­щихся быстрой порче. Такие вещественные доказательства осматри­ваются и исследуются арбитражным судом немедленно в месте их нахождения (ст. 64 АПК). Отличие осмотра и исследования вещест­венных доказательств, подвергающихся быстрой порче, от осмотра и исследования доказательств в месте их нахождения заключается в процедуре осуществления этих действий и в объекте исследования. Согласно ч. 2, 3 ст. 64 АПК лица, участвующие в деле, извещаются о месте и времени осмотра доказательств, подвергающихся быстрой порче, если эти лица могут прибыть в место нахождения веществен­ного доказательства к моменту его осмотра. Как видим, порядок из­вещения отличается от рассмотренного выше. Вместе с тем послед­ствия неявки в случае извещения участвующих в деле лиц те же: не­явка извещенных лиц, участвующих в деле, не препятствует осмотру и исследованию вещественных доказательств.
Отличия в объекте осмотра и исследовании доказательств оче­видны: ст. 64 АПК говорит о доказательствах, подвергающихся бы­строй порче (скоропортящаяся продукция и др.), следовательно, опе­ративность проведения осмотра и исследования приобретает важное значение, приводя к возможности осуществления процессуальных Действий даже без вызова лиц, участвующих в деле, если они не могут прибыть в место нахождения вещественного доказательства к момен­ту его осмотра.
Если совершение необходимых процессуальных действий выхо­дит за территорию субъекта Федерации, то может быть использована процедура судебного поручения. Судебные поручения, предусмотрен­ные АПК, распространяются только на систему арбитражных судов, не охватывая суды общей юрисдикции.
Лица, участвующие в деле, обращаются к арбитражному суду с соответствующим ходатайством. Суд, положительно решив вопрос о судебном поручении, выносит определение, в котором кратко излагает существо рассматриваемого дела; указываются обстоятельства, под­лежащие выяснению; доказательства, которые должен собрать арбит­ражный суд, выполняющий поручение. При решении вопроса о вы­несении определения о судебном поручении суд должен решить, на­сколько рационально использовать данную процедуру. Редакция ст. 73 АПК не ограничивает сферу применения судебного поручения какими бы то ни было источниками информации. Однако сама про­цедура судебного поручения – исключение из принципа непосредст­венности судебного разбирательства, поэтому вряд ли целесообразно использовать судебное поручение, например, чтобы получить объяс­нения сторон.
Определение о судебном поручении обязательно для арбитраж­ного суда, которому оно адресовано. Суд обязан выполнить судебное поручение не позднее десятидневного срока с момента его получения (ст. 73 АПК). Наиболее оптимальным является вынесение определе­ния о судебном поручении при подготовке дела к разбирательству. Но не исключается вынесение такого определения и на стадии су­дебного разбирательства.
Лица, участвующие в деле, извещаются о времени и месте судеб­ного разбирательства, проводимого для выполнения судебного пору­чения. Судебное поручение выполняется по правилам, установлен­ным АПК, в судебном заседании. Неявка извещенных лиц, участву­ющих в доле, не является препятствием к проведению судебного за­седания. Об исполнении судебного поручения выносится определе­ние, которое со всеми материалами немедленно пересылается в ар­битражный суд, рассматривающий дело (ст. 74 АПК). Следовательно, процедура выполнения судебного поручения соответствует общим правилам арбитражного производства.
Если свидетели или участвующие в деле лица, давшие соответ­ственно показания или объяснения арбитражному суду при выпол­нении судебного поручения, примут участие в судебном разбиратель­стве дела, то они дают показания или объяснения в общем порядке. В этом случае действует принцип непосредственности судебного раз­бирательства.
На стадии подготовки дела может быть назначено проведение экс­пертизы (см. § 7 данной главы).
Еще одно важное процессуальное действие, способствующее хо­рошей подготовке дела, – это обеспечение доказательств. Развитие состязательности должно активизировать институт обеспечения до­казательств. Если АПК регламентирует основания и процедуру обес­печения доказательств после принятия дела к производству суда, то Основы законодательства РФ о нотариате предусматривают досудебное обеспечение доказательств (ст. 10, 103).
И до возбуждения дела, и после его возбуждения в суде обеспе­чение доказательств направлено на фиксацию сведений об обстоя­тельствах, имеющих значение для возбужденного, подготавливаемого или потенциального гражданского дела. Делается это для достижения единой цели – сохранения доказательств, когда имеются основания опасаться, что представление этих доказательств станет невозможным или затруднительным.
Инициатором принятия мер по обеспечению доказательств вы­ступают лица, участвующие в деле. Для этого в их заявлении должны быть указаны: доказательство, которое необходимо обеспечить; об­стоятельства, для подтверждения которых необходимы эти доказа­тельства; причины, побудившие заявителя обратиться с просьбой об их обеспечении. Если дело возбуждено, то с заявлением об обеспе­чении доказательств следует обратиться в тот арбитражный суд, ко­торый принял это дело к своему рассмотрению. Нотариус не обеспе­чивает доказательства по делу, которое на момент обращения заин­тересованных лиц к нотариусу находится в производстве суда (ст. 102 Основ законодательства РФ о нотариате).
Арбитражный суд, решив вопрос о необходимости обеспечения доказательств, выносит определение, которым либо удовлетворяет хо­датайство участвующего в деле лица, либо отказывает. Определение арбитражного суда об отказе в удовлетворении ходатайства об обес­печении доказательств может быть обжаловано в частном порядке.
Арбитражный суд производит обеспечение доказательств по пра­вилам, установленным АПК. Лица, участвующие в деле, извещают­ся о времени и месте рассмотрения заявления об обеспечении дока­зательств. Неявка названных лиц не является препятствием к рас­смотрению заявления. Надо сказать, что состав судей при обеспече­нии доказательств и судебном разбирательстве может быть не одним и тем же.
Во время судебного разбирательства доказательства, полученные в результате процедуры обеспечения доказательств, оглашаются и ис­следуются. В этом есть некоторое отступление от принципа непосред­ственного судебного разбирательства. Если при рассмотрении дела существует возможность повторения процессуального действия, то законодательство не ограничивает возможность проведения непосредственного процессуального действия в ходе судебного разбира­тельства.
В порядке обеспечения доказательств до возбуждения дела в суде нотариус допрашивает свидетелей, производит осмотр письменных и вещественных доказательств, назначает экспертизу. При выполнении процессуальных действий по обеспечению доказательств нотариус также руководствуется процессуальным законодательством. Нотари­ус извещает о времени и месте обеспечения доказательств стороны и заинтересованных лиц. Их неявка не является препятствием для выполнения действий по обеспечению доказательств (ст. 103 Основ законодательства РФ о нотариате).
Исследование доказательств в суде – следующая важная стадия доказывания, которая освещена в главе, посвященной судебному раз­бирательству*.
* О методике исследования доказательств см. подробно: Бернам У., Решетнико­ва И.В., Прошляков А.Д. Указ. соч.

Окончательный вывод взаимосвязан с окончательной оценкой доказательств, которые уже были исследованы в суде. Статья 59 АПК определяет критерии оценки доказательств: «Арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, осно­ванному на всестороннем, полном и объективном исследовании имею­щихся в деле доказательств. Никакие доказательства не имеют для арбитражного суда заранее установленной силы».
Приведенная характеристика оценки доказательства относится, прежде всего, к окончательной оценке доказательств. Вместе с тем оценка доказательств может быть как окончательной, так и промежу­точной, может относиться к доказательствам, исследуемым для раз­решения дела, и к доказательствам, обосновывающим необходимость совершения отдельных процессуальных действий.
Оценка доказательств – это не только процессуальная, но и мыс­лительная деятельность. Как и любая мыслительная деятельность, оценка доказательств подчинена законам познания, логики. Одновре­менно оценка доказательства строится под влиянием правовых тре­бований.
В оценке доказательств принимают участие практически все субъ­екты доказывания. При собирании доказательств истец решает для себя вопрос об относимости, допустимости доказательств. Стороны, оценивая собранные и исследованные в суде доказательства, могут прийти к заключению мирового соглашения, отказу от иска, его при­знанию. Суд оценивает доказательства не только при разрешении дела по существу, но и на более ранних стадиях, например, предлагает уча­ствующим в деле лицам представить дополнительные доказательства, если сочтет невозможным рассматривать дело на основе имеющихся доказательств.
Практически для оценки доказательств важно решить вопросы об относимости, допустимости, достоверности и достаточности доказа­тельств. Поскольку относимость и допустимость доказательств были рассмотрены ранее, остановимся на достоверности и достаточности доказательств.
Достоверность доказательств – это очень важное качество дока­зательств. Проверка доказательств на их достоверность может охва­тывать многие аспекты.
Во-первых, достоверное доказательство должно быть получено из доброкачественного источника информации. Но это не единственное требование, так как даже самый доброкачественный свидетель может заблуждаться, ошибаться. Современные методы экспертных исследо­ваний могут оказаться недостаточными для формулирования добро­качественного заключения, и прочие особенности источника могут сказаться на качестве доказательства. Достоверность показаний сви­детеля зависит от того, при каких условиях происходило восприятие, запоминание, а затем воспроизведение событий. Важное значение в этом процессе играют личностные особенности конкретного человека. Если говорить о заключении эксперта, то важна избранная методика исследования, ее бесспорность, возможность получения окончатель­ного, а не вероятностного вывода и проч. Достоверность письменных доказательств проверяется на предмет наличия всех необходимых реквизитов. Подчистки, нечеткость печати, подписи и т.п. могут сви­детельствовать о недостоверности доказательств.
Во-вторых, достоверность информации проверяется при сопоставлении нескольких доказательств. Обнаружение противоречивых, вза­имоисключающих сведений говорит о недостоверности каких-то из доказательств.
В-третьих, достоверность доказательств проверяется при оценке всей совокупности доказательств, имеющихся по делу.
Таким образом, достоверность – это качество доказательства, ха­рактеризующее точность, правильность отражения обстоятельств, входящих в предмет доказывания.
Другое важное качество – достаточность доказательств. Если относимость, допустимость, достоверность доказательств оценивают­ся на любой стадии арбитражного процесса, то их достаточность в основном определяется при разрешении дела. По каждому конкретному делу достаточность доказательств оценивается индивидуально. Невозможно дать какой бы то ни было однозначный совет о доста­точности, приемлемый на все случаи. Можно лишь сказать, что до­казательств достаточно тогда, когда суд в состоянии разрешить дело.
При этом достаточность доказательств – это не количественный, а ка­чественный показатель. Достаточность не требует представления как можно большего количества доказательств. Важно, чтобы обстоятель­ства дела были доказаны и суд мог либо удовлетворить требования истца, либо отказать в их удовлетворении.
Следовательно, достаточность доказательств – это качество сово­купности имеющихся доказательств, необходимых для разрешения дела.
Критерии оценки доказательств, перечисленные в ст. 59 АПК, могут быть использованы не только при разрешении дела, но и при совершении отдельных процессуальных действий.
Как сказано в ст. 59 АПК, арбитражный суд оценивает доказа­тельства по своему внутреннему убеждению. Внутреннее убеждение суда при оценке доказательств своими корнями уходит в принцип свободной оценки доказательств. Следственный тип судопроизводст­ва, к которому относится и российский процесс, в течение длительного времени не предусматривал возможность свободной оценки доказа­тельств. Судебные реформы 1864 г. привнесли много нового в рос­сийское судопроизводство, приблизив его к состязательному типу. Одним из таких нововведений стала свободная оценка доказательств, характерная и поныне для российского судопроизводства. В соответствии с принципом свободной оценки доказательств нет заранее ус­тановленной силы доказательств. Наоборот, ч. 2 ст. 59 АПК закреп­ляет правило: «Никакие доказательства не имеют для арбитражного суда заранее установленной силы». Не существует и формальных тре­бований о том, какие доказательства следует признавать достоверны­ми. Никто не вправе давать суду указания о том, как надо оценить те или иные доказательства. Суд оценивает доказательства независи­мо от постороннего влияния, исходя из совокупности имеющихся до­казательств, каждое из которых не имеет заранее установленной силы, т.е. оценивает их по своему внутреннему убеждению.
Внутреннее убеждение – это не проявление произвола суда, оно исходит из всестороннего, полного и объективного исследования имеющихся в деле доказательств.
Объективность исследования доказательств означает отсутствие заинтересованности суда в разрешаемом деле, отсутствие предвзятос­ти и предубеждения при оценке доказательств. В плане поддержания возможности их объективного исследования закон вводит правила об отводе судьи (ст. 16 АПК). На объективность исследования дока­зательств проецируется положение принципа независимости судей.
Отсутствие заинтересованности в исходе рассматриваемого дела позволяет суду рассматривать доказательства всесторонне. Если пред­ставители сторон действуют в рамках своих правовых позиций и ис­следуют доказательства в соответствии со своими требованиями или возражениями, то суд, будучи не заинтересованным в исходе спора, исследует доказательства всесторонне; как со стороны истца, так и со стороны ответчика. Всесторонность означает принятие во внимание доводов всех участвующих в деле лиц, исследование и оценка дока­зательств не с позиции одной из сторон, а с позиции независимого арбитра.
Полное исследование доказательств предполагает наличие дока­зательств, достаточных для вывода суда по делу, и оценку всей со­вокупности имеющихся в деле доказательств. При этом суд вправе предложить участвующим в деле лицам представить дополнительные доказательства, если сочтет невозможным рассмотреть дело на осно­вании имеющихся (ч. 2 ст. 53 АПК).
Таким образом, оценка доказательств – это сложная процессуаль­ная и одновременно мыслительная деятельность суда, а также участ­вующих в деле лиц, присутствующая на всех стадиях гражданского процесса.

§ 7. Средства доказывания в арбитражном процессе

В соответствии с АПК признается пять средств доказывания, а именно: письменные доказательства, вещественные доказательства, заключения экспертов, показания свидетелей, объяснения лиц, уча­ствующих в деле.

7.1. Письменные доказательства

В арбитражном процессе письменные доказательства использу­ются, пожалуй, чаще иных, что обусловлено характером рассматри­ваемых дел. В соответствии со ст. 60 АПК «письменными доказатель­ствами являются содержащие сведения об обстоятельствах, имеющих значение для дела, акты, договоры, справки, деловая корреспонден­ция, иные документы и материалы, в том числе полученные посред­ством факсимильной, электронной или иной связи либо иным спо­собом, позволяющим установить достоверность документа».
В приведенной норме не содержится дефиниции письменных до­казательств. Законодатель избрал путь перечисления документов, от­несенных к письменным доказательствам. Вместе с тем акты, дого­воры, справки могут быть не письменными, а вещественными дока­зательствами. Если сведения об обстоятельствах, имеющих значение для дела, получены из содержания документа, то он относится к пись­менному доказательству. Наоборот, получение сведений исходя из свойства материала документа свидетельствует о том, что речь идет о вещественном доказательстве. Изложенные в письменной форме по­казания свидетелей, объяснения лиц, участвующих в деле, заключения экспертов относятся не к письменным, а к личным доказатель­ствам. Деловая переписка может квалифицироваться и как письмен­ные доказательства, и как объяснения сторон в письменной форме. Решение этого вопроса зависит от того, когда имела место перепис­ка – до или после начала арбитражного процесса. В первом случае речь идет о письменном доказательстве, во втором – о письменном объяснении сторон*.
* См. подробнее: Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Рос­сийской Федерации. С. 138.

Не только в законе отсутствует определение письменных доказа­тельств, но не предлагается однозначной дефиниции и в процессу­альной науке. Вместе с тем в научной литературе выделяются харак­теристики письменных доказательств. Обобщая высказанные в науке точки зрения, можно говорить о следующих чертах письменных до­казательств.
Во-первых, письменные доказательства – это предметы, в кото­рых отражены сведения, имеющие значение для дела, при помощи определенных знаков*, доступных для их восприятия человеком. Это самая общая характеристика письменных доказательств, в которой подчеркивается важность содержания сведений.
* См.: Юдельсон К.С. Судебные доказательства и практика их использования в советском гражданском процессе. М., 1956. С. 195.

Во-вторых, сведения о фактах в письменном доказательстве ис­ходят от лиц, не занимающих еще процессуального положения сто­роны, других лиц, участвующих в деле, эксперта*. Это признак более частного характера, отграничивающий письменные доказательства от письменных объяснений лиц, участвующих в деле, заключений экс­перта.
* См.: Треушников М.К. Судебные доказательства. С. 221.

В-третьих, письменные доказательства чаще всего возникают до возбуждения арбитражного процесса, вне связи с ним.
Письменные доказательства принято классифицировать по ряду оснований. По субъекту, от которого исходит документ, письменные доказательства принято подразделять на официальные и частные (не­официальные).
В арбитражном процессе часто исследуются официальные доку­менты, что предопределено характером дел, разрешаемых в суде.
Официальные документы обладают определенными признаками. Они исходят от органов государства, общественных организаций, должностных лиц и т.п., т.е. от тех, кто управомочен их издавать. Вследствие этого официальные документы должны обладать опреде­ленными реквизитами, соответствовать компетенции органа, их из­давшего, либо требованиям, установленным законом для совершения тех или иных юридических действий. Официальные документы могут носить распорядительный характер. Это акты органов государства, не имеющие нормативного значения; акты предприятий, учреждений, Организаций, издаваемые ими в рамках их компетенции; сделки, за­ключенные в письменной форме. К официальным документам следует отнести сделки, для совершения которых установлены определенные требования: это сделки в простой письменной форме; нотариально удостоверенные сделки и сделки, подлежащие государственной реги­страции.
По сравнению с официальными документами частные (неофици­альные) документы реже используются в арбитражном процессе. К неофициальным документам принято относить те, которые исходят от частных лиц либо не связаны с выполнением каких-то полномочий. Например, согласно п. 1 ст. 162 ГК несоблюдение простой письмен­ной формы сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не препятствуют привлечению письменных и других доказа­тельств. К письменным доказательствам, в частности, может отно­ситься личная переписка и другие неофициальные документы.
По содержанию письменные доказательства принято подразде­лять на распорядительные и справочно-информационные. Для распо­рядительных документов свойствен властно-волевой характер. Пере­численные выше официальные документы, обладающие распорядительным характером, и относятся к распорядительным.
Справочно-информационные доказательства носят осведомительный характер о каких-то обстоятельствах (акты, отчеты, протоколы, письма и проч.). Справочно-информационные доказательства могут носить как официальный, так и частный характер.
По способу образования документы могут быть подлинными или копиями. Развитие ксерокопировальной техники привело к техничес­кий возможности получения аутентичных копий. Тем не менее для подтверждения достоверности копии часто требуется ее заверение со­ответствующим лицом.
Согласно ст. 60 АПК письменные доказательства представляются в арбитражный суд в подлиннике, когда обстоятельства дела согласно законам или иным нормативным правовым актам подлежат подтверж­дению только такими документами или в других необходимых случаях по требованию суда. Требование о представлении подлинных Документов продиктовано стремлением получить достоверные дока­зательства, предотвратить получение подделанных документов. Суд имеет право требовать представления подлинного документа по свое­му усмотрению.
Согласно названной статье (за исключением приведенных выше случаев) письменные доказательства могут представляться в суд в форме надлежаще заверенной копии. Копии письменных доказа­тельств, представленные в арбитражный суд участвующими в деле лицами, направляются другим участвующим в деле лицам, у которых они отсутствуют.
АПК предусматривает и возможность представления заверенной выписки из документа, если к рассматриваемому делу относится лишь часть документа.
Статья 61 АПК регламентирует порядок возвращения подлинных документов. Однако практика иногда идет по пути расширительного толкования данной статьи, в результате возвращаются нотариально заверенные копии договоров в связи, например, с отсутствием у лиц оригинала.
Отдельно следует остановиться на использовании в арбитражном процессе документов, изготовленных с помощью электронно-вычис­лительных устройств. Одна из важнейших проблем подобных дока­зательств – как проверить их достоверность. Здесь применяются общие положения о том, что документ, изготовленный с помощью электронно-вычислительных устройств, должен быть читаемым и должен обладать необходимыми реквизитами. При наличии рекви­зитов документ приобретает юридическую силу.
Еще в 1979 г. Госарбитраж СССР издал инструктивные указания относительно использования документов, изготовленных с помощью электронно-вычислительных устройств. Эти указания не утратили своего значения и в настоящее время*.
1 См.: Систематизированный сборник инструктивных указаний Госарбитража при Совете Министров СССР. М., 1983. С. 47 -49.

В бизнесе нередко используется электронно-цифровая подпись. Использование электронно-цифровой подписи должно быть предус­мотрено либо законодательством, либо соглашением сторон (ч. 2 ст. 160 ГК). Спор между сторонами договора, скрепленного электрон­но-цифровой подписью, может быть разрешен в соответствии с пра­вилами, одобренными участниками системы использования подобной подписи или нормами права.

7.2. Вещественные доказательства

Вещественными доказательствами являются предметы, которые своим внешним видом, внутренними свойствами, местом их нахож­дения или иными признаками могут служить средством установления обстоятельств, имеющих значение для дела (ст. 62 АПК). В этом оп­ределении явно проступает отличие вещественных доказательств от письменных.
Вещественные доказательства в арбитражном процессе могут быть собственно доказательствами, например пломбы на контейнерах и т.п. Но часто вещественные доказательства одновременно выступают объ­ектом материально-правового спора. К примеру, по делу о признании права собственности на строение является объектом мате­риально-правового спора и в то же время вещественным доказатель­ством. На исследовании вещественного доказательства не отражается указанное положение.
На исследование вещественного доказательства влияют его раз­меры, свойства и многое другое. Одни доказательства могут быть до­ставлены в суд, и там проводится их исследование. Другие вещест­венные доказательства (земельные участки, строения и проч.) по по­нятным причинам не могут быть представлены в суд, и их осмотр осуществляется на месте. При этом может проводиться фотогра­фирование, видеосъемка. В том случае, если вещественное дока­зательство подвергается быстрой порче, то оно осматривается и ис­следуется арбитражным судом в месте его нахождения в порядке ст. 64 АПК.
Вещественные доказательства представляются лицами, участву­ющими в деле. В том случае, если участвующие в деле лица не могут самостоятельно получить необходимое вещественное доказательство, они вправе обратиться в арбитражный суд с ходатайством об истре­бовании этого доказательства. В ходатайстве указывается само доказательство, какие обстоятельства, имеющие значение для дела, могут быть установлены данным доказательством, его место нахождения. При невозможности или затруднительности доставки доказательства в суд арбитражный суд проводит осмотр и исследование доказательств в месте их нахождения.
Для исследования вещественных доказательств в суде необходимо их сохранить. По общему правилу вещественные доказательства, под­лежащие представлению в суд, хранятся в арбитражном суде. Некруп­ные вещественные доказательства, бумаги хранятся в досье дела. Для Хранения крупных вещей принято использовать камеру хранения. Все вещи в этом случае описываются, оригинал описи находится в мате­риалах дела.
Вещественные доказательства, которые не могут быть доставлены в арбитражный суд, хранятся в месте их нахождения. Они также долж­ны быть описаны, при необходимости – сфотографированы или за­сняты на видеопленку (ч. 2 ст. 63 АПК). Может быть назначен хра­нитель имущества, с которым заключается соответствующий договор. Хранитель обязуется сохранить вещи в неизменном виде. Исходя из свойств вещи хранителю может быть разрешено пользоваться иму­ществом, если это не приведет к порче вещи или утрате ею своих качеств. Суд осуществляет контроль над соблюдением условий хра­нения имущества.
Относительно вещественного доказательства, которое одновре­менно является и объектом спора, хранение осуществляется по нор­мам об обеспечении иска и по правилам исполнительного произ­водства.
После вступления решения арбитражного суда в законную силу вещественные доказательства возвращаются тем лицам, от которых они были получены, либо передаются тем, за кем признано право на эти предметы, либо реализуется в ином порядке, определяемом судом (ч. 1 ст. 65 АПК). В случае отказа владельца вещи или того, кем ве­щественное доказательство было представлено в суд, арбитражный суд решает судьбу вещи (передача другим лицам и проч.). Если же предметы не могут находиться во владении отдельных лиц, то они передаются соответствующим организациям.
Иногда вещественные доказательства могут быть возвращены и ранее вступления решения суда в законную силу, после их осмотра и исследования арбитражным судом. Такие действия имеют место в том случае, если 1) есть ходатайство лиц, от которых получено до­казательство о его возвращении; 2) это не нанесет ущерба правиль­ному разрешению спора.
По вопросу распоряжения вещественными доказательствами ар­битражный суд выносит определение.

7.3. Заключение эксперта

Для разъяснения возникающих при рассмотрении дела вопросов, требующих специальных познаний, арбитражный суд по ходатайству лица, участвующего в деле, назначает экспертизу (ч. 1 ст. 66 АПК).
В арбитражном судопроизводстве могут иметь место различные экспертизы, однако наиболее частыми являются экономические, то­вароведческие, бухгалтерские, технологические, инженерно-техни­ческие и т.д.*
* См. подробнее: Российская Е.Р. Судебная экспертиза в уголовном, гражданском, арбитражном процессах. М., 1996. С. 39.

Бухгалтерская экспертиза, например, назначается для анализа данных о финансово-хозяйственных операциях, которые отражены в бухгалтерском учете. Товароведческая экспертиза предназначена для изучения готовых товаров, их свойств, соответствия качества товара государственным стандартам, степени снижения сортности товара, со­ответствия качества товара прейскурантной или договорной цене и проч. Товароведческая экспертиза может проводиться относительно продовольственных или непродовольственных товаров. Планово-экономическая экспертиза позволяет ответить на вопрос об обоснован­ности нормативов материальных и трудовых затрат на производство продукции и т.п.*
* Подробнее об экспертизе в арбитражном процессе см.: Е.Р. Россинская. Указ. соч.

Заключение экспертов не может затрагивать правовых вопросов, так как экспертиза назначается при необходимости специальных по­знаний, но не в области правовых знаний. Здесь уместно остановиться на результатах аудиторских проверок. В соответствии с Временными правилами аудиторской деятельности в РФ в заключении, составлен­ном по результатам аудиторской проверки, указываются не только факты нарушений бухгалтерского учета, составления финансовой от­четности, но и нарушения законодательства РФ при совершении хо­зяйственно-финансовых операций. Заключение аудитора, составлен­ное по результатам аудиторской проверки, которая осуществлялась по поручению государственных органов, приравнивается к эксперти­зе, назначенной в соответствии с процессуальным законодательством. В заключении аудитора две части: анализ обстоятельств дела (факты нарушений бухгалтерского учета, составления финансовой отчетности) и юридические выводы. Суд не может быть связан правовыми выводами аудиторов и вправе привести собственную правовую аргу­ментацию. Не соглашаясь с аудитором по фактическим вопросам, ар­битражный суд должен мотивировать свое несогласие.
Экспертиза назначается по ходатайству лиц, участвующих в деле. Законодательством может быть предусмотрена возможность назна­чения экспертизы по инициативе суда. Например, ст. 46 Федераль­ного закона «О несостоятельности (банкротстве)» содержит положе­ние: «Для определения финансового состояния должника при подго­товке дела о банкротстве к судебному разбирательству, а также при рассмотрении дела о банкротстве арбитражный суд вправе назначить Экспертизу, в том числе по собственной инициативе».
Процедура назначения экспертизы состоит из нескольких юри­дически важных шагов. Во-первых, участвующие в деле лица вправе (но не обязаны) представить арбитражному суду вопросы, которые должны быть разъяснены при проведении экспертизы. Окончательно круг вопросов для экспертного исследования формирует суд. Суд вправе мотивированно отклонить вопросы, предложенные сторонами; может без каких-либо объяснений вносить редакционные уточнения, не изменяющие смысл вопросов участвующих в деле лиц; вправе само­стоятельно поставить вопросы перед экспертом. Во-вторых, лица, уча­ствующие в деле, вправе предложить кандидатуры экспертов. Суд вправе отклонить предложенные кандидатуры экспертов.
В-третьих, о назначении экспертизы суд выносит определение. Определение может быть вынесено как в виде отдельного акта, так и совместно с актами о совершении иных процессуальных дейст­вий (о приостановлении производства по делу и проч.). Определе­ние о назначении экспертизы направляется либо конкретному спе­циалисту, либо в адрес экспертного учреждения. Руководитель экс­пертного учреждения назначает экспертов, предупреждает их об уго­ловной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, выполняет иные контрольные функции. При направлении опреде­ления суда в адрес конкретного эксперта он также предупреждает­ся об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заклю­чения. Возможно проведение экспертизы несколькими экспертами. Эксперт может отказаться от дачи заключения, если представленные ему материалы недостаточны или он не обладает знаниями, необхо­димыми для выполнения возложенной на него обязанности (ч. 3 ст. 45 АПК).
Экспертное исследование может проводиться в зале суда или вне суда. Вне заседания суда экспертиза проводится, если это необходимо по характеру исследований либо при невозможности или затрудни­тельности доставки материала для исследования в заседание (ч. 2 ст. 67 АПК). В любом случае заключение эксперта должно быть со­ставлено в письменной форме, поэтому если заключение давалось в зале суда, то эксперту должно быть предоставлено время для его офор­мления в письменном виде.
Тогда, когда экспертиза проводится несколькими экспертами, они могут совещаться, вправе прийти к одному мнению или несогласный с другими эксперт дает отдельное заключение.
Заключение эксперта состоит из вводной, мотивировочной и за­ключительной частей. В соответствии с законом заключение должно содержать подробное описание проведенных исследований, сделанные в результате их выводы и ответы на поставленные арбитражным судом вопросы. Если эксперт при проведении экспертизы установит обстоятельства, имеющие значение для дела, по поводу которых ему не были поставлены вопросы, он вправе включить выводы об этих обстоятельствах в свое заключение (ч. 2 ст. 68 АПК).
Если эксперт отсутствует при судебном разбирательстве, то ис­следованию подвергается только его письменное заключение. При наличии эксперта в зале суда ему могут быть заданы вопросы в рам­ках проведенного им исследования. Эксперт, если это необходимо для дачи заключения, имеет право знакомиться с материалами дела, участвовать в заседаниях арбитражного суда, задавать вопросы, про­сить суд о представлении дополнительных материалов (ч. 4 ст. 45 АПК).
Новый АПК в отличие от старого предусмотрел возможность про­ведения повторной и дополнительной экспертиз. Повторная и допол­нительная экспертизы отличаются по ряду параметров. Во-первых, основание для назначения повторной экспертизы – несогласие с за­ключением эксперта арбитражного суда. Основанием для назначения дополнительной экспертизы является недостаточная ясность или не­полнота заключения эксперта. Во-вторых, повторная экспертиза про­водится другим экспертом, дополнительная – тем же самым. Повтор­ная экспертиза назначается по ходатайству лиц, участвующих в деле, а дополнительная может быть назначена судом.

7.4. Свидетельские показания

Это средство доказывания имеет место в арбитражном суде зна­чительно реже, чем в суде общей юрисдикции.
Свидетелем может быть любое лицо, которому известны сведения и обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения спора арбитражным судом.
В отличие от Гражданского процессуального кодекса арбитражное процессуальное законодательство не содержит детальной проработки процедуры дачи показаний свидетелем. Однако основные моменты законодательно очерчены. Свидетель обязан явиться в суд по вызову и дать правдивые показания о том, что ему известно по делу. Свиде­тель предупреждается об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний и отказ или уклонение от дачи показаний.
Показания свидетеля состоят из свободного рассказа арбитраж­ному суду о том, что ему известно по делу. Затем свидетелю могут быть заданы вопросы. Показания свидетель дает устно. Но законом предусмотрено правило, по которому арбитражный суд может пред­ложить свидетелю изложить свои показания в письменной форме. Свидетель волен согласиться или отказаться. Предложение о пись­менном виде показаний допускается до или после устного допроса, но не вместо него. В отличие от ГПК процедура допроса в арбитраж­ном суде менее разработана.
Очень важное положение АПК содержится в ч. 3 ст. 69: «Не яв­ляются доказательствами сведения, сообщаемые свидетелем, если он не может указать источник своей осведомленности». Эта норма пре­граждает возможность появления показаний по слухам*, следователь­но, способствует исследованию лишь достоверных доказательств.
* В английских и американских нормативных актах о доказательствах, например, подробно разработаны правила о недопустимости показаний с чужих слов.

7.5. Объяснения лиц, участвующих в деле

Объяснения лиц, участвующих в деле, наравне с другими призна­ются средствами доказывания в арбитражном процессе.
Прежде всего необходимо выяснить субъектный состав тех, кто дает объяснения. В соответствии с АПК – это лица, участвующие в деле, а именно: стороны, третьи лица; заявители и иные заинтере­сованные лица – в делах об установлении фактов, имеющих юриди­ческое значение, и о несостоятельности (банкротстве) организа­ций и граждан; прокурор, государственные органы, органы местного самоуправления и иные органы, обратившиеся в арбитражный суд с иском в защиту государственных и общественных интересов (ст. 32 АПК).
Стороной в деле может быть как физическое, так и юридическое лицо. В связи с этим встает вопрос, кто дает объяснения в качестве стороны или третьего лица, если ими являются юридические лица. Поскольку ст. 70 АПК говорит о том, что объяснения даются об из­вестных обстоятельствах, имеющих значение для дела, то речь идет о конкретных физических, а не юридических лицах. В соответствии с п. 3 ст. 53 ГК лицо, которое в силу закона или учредительных до­кументов юридического лица выступает от его имени, должно дейст­вовать в интересах представляемого им юридического лица добросо­вестно и разумно. Для решения вопроса о том, кто же должен давать объяснения, важно указание данной нормы на лицо, которое в силу закона или учредительных документов юридического лица выступает от его имени. Речь идет о руководителе юридического лица. Но для дачи объяснений также необходимо, чтобы руководитель обладал ин­формацией об обстоятельствах, имеющих значение для дела.
Если стороной в гражданско-правовом споре выступает гражда­нин-предприниматель, то он и дает объяснения по делу.
Эти положения полностью распространяются на третьих лиц.
При проверки достоверности доказательств должна учитываться заинтересованность сторон и третьих лиц в исходе дела.
К рассматриваемому средству доказывания относятся объяснения прокурора, представителей государственных органов, органов мест­ного самоуправления и иных органов, обратившихся в арбитражный суд с иском в защиту государственных и общественных интересов.
Объяснения могут быть даны как в устной, так и в письменной форме.
Объяснение может носить производный характер, когда, напри­мер, сторона дает объяснения относительно документа, утраченного или находящегося у других лиц.
В отличие от свидетелей лица, участвующие в деле, не предуп­реждаются об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний и отказ или уклонение от дачи показаний. Достоверность объяснений должна быть подтверждена какими-то доказательства­ми. Если же факт обосновывается только объяснениями лиц, участвующих в деле, то этого недостаточно для признания факта установ­ленным.
Важной разновидностью объяснения лиц, участвующих в деле, является признание. Под признанием здесь понимается согласие с фактом, на котором другое лицо основывает свои требования или воз­ражения. Признание факта надо отличать от признания иска. При­знание факта основывается на распределении бремени доказывания, в соответствии с которым каждая сторона доказывает определенные факты. Признание факта, который должна была доказывать проти­воположная сторона, и имеют в виду ч. 2, 3 ст. 70 АПК. Признание участвующим в деле лицом фактов не является обязательным для арбитражного суда. Арбитражный суд может считать факт установ­ленным, если у него нет сомнений в том, что признание соответствует обстоятельствам дела и не совершено под влиянием обмана, насилия, угрозы, заблуждения или с целью сокрытия истины (ч. 3 ст. 70 АПК).
Признание может быть вызвано «давлением» доказательств, когда лицо, участвующее в деле, вынуждено признать факт в силу непре­рекаемости доказательств. В этом случае правом на подобное при­знание обладают и представители.

Глава 7
СУДЕБНЫЕ РАСХОДЫ.
СУДЕБНЫЕ ШТРАФЫ
§ 1. Понятие и виды судебных расходов

В арбитражном судопроизводстве институт судебных расходов имеет функциональную направленность, аналогичную данному ин­ституту в гражданском судопроизводстве. Несмотря на различия в субъектном составе участников арбитражного и гражданского про­цессов, характере рассматриваемых споров, существование данного института обусловлено одними и теми же причинами.
Эти причины:
1) При организации деятельности судов по рассмотрению и раз­решению споров и собственно осуществлению данной деятельнос­ти государство несет значительные расходы, которые складывают­ся из затрат на содержание судебной системы и материально-техни­ческое обеспечение судов. Кроме того, в сферу судопроизводства во­влекаются лица, оказывающие содействие суду в осуществлении пра­восудия: свидетели, эксперты, переводчики, деятельность которых требует материальной компенсации, совершаются действия, требу­ющие материальных затрат, например при осмотре доказательств на месте.
Очевидно, что полностью возложить на государство, а более точно – на налогоплательщиков, расходы, связанные с функциони­рованием судебной системы, было бы неоправданным. Поэтому законодательством обязанность частично возместить расходы на судо­производство возлагается на лиц, в интересах которых рассматрива­ются и разрешаются споры в судах: стороны, третьи лица, заявляющие самостоятельные требования.
2) Уплата расходов возлагается на, условно говоря, недобросо­вестную сторону, т.е. либо истца, обращающегося в суд с необосно­ванными требованиями, либо ответчика, добровольно не исполнив­шего свою обязанность перед другой стороной, что привело к воз­никновению дела в суде.
Поэтому существование института судебных расходов призвано в известной мере выполнять превентивную функцию, связанную с предотвращением случаев необоснованного обращения в суд.
Судебные расходы – это затраты, связанные с рассмотрением и разрешением дел в порядке арбитражного судопроизводства, возла­гаемые на стороны, третьи лица с самостоятельными требованиями в целях их возмещения государству, побуждения заинтересованных лиц к урегулированию споров в соответствии с законом без вмеша­тельства суда.
Виды судебных расходов. Существует два вида судебных расхо­дов. В соответствии со ст. 89 АПК в состав судебных расходов входят:
1) государственная пошлина;
2) издержки, связанные с рассмотрением дела.
Отличие государственной пошлины от судебных издержек состо­ит в следующем.
Государственная пошлина представляет собой обязательный платеж за действия, совершаемые арбитражным судом по рассмотре­нию и разрешению, пересмотру арбитражных дел и выдачу докумен­тов.
Издержки, связанные с рассмотрением дела, состоят из сумм, под­лежащих выплате за проведение экспертизы, назначенной арбитраж­ным судом, вызов свидетеля, осмотр доказательств на месте, а также расходов, связанных с исполнением судебного акта.
Размер государственной пошлины определяется Федеральным законом «О государственной пошлине» и зависит от характера и це­ны иска.
Размер судебных издержек прямо не зависит от характера спора и цены иска и различен по каждому конкретному делу в зависимости от фактически произведенных затрат.
Государственная пошлина по всем делам, рассматриваемым ар­битражными судами в Российской Федерации, уплачивается или взыскивается в федеральный бюджет РФ (ст. 90 АПК). Сумма су­дебных издержек вносится на депозитный счет арбитражного су­да с последующей их выплатой свидетелям, экспертам или перево­дчикам.
§ 2. Государственная пошлина

Вопросы уплаты или взыскания государственной пошлины в ар­битражном судопроизводстве регулируются Законом РФ от 5 декабря 1991 г. «О государственной пошлине» в редакции Федерального за­кона от 31 декабря 1995 г. № 226-ФЗ и Федерального закона от 19 июля 1997 г. № 105-ФЗ*, АПК РФ (гл. 11), инструкцией Государственной налоговой службы РФ «О порядке применения Закона РФ "О государственной пошлине"» от 15 мая 1996 г. № 42**. Имеются разъяснения постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ № 6 от 20 марта 1997 г. «О некоторых вопросах применения ар­битражными судами законодательства РФ о государственной пош­лине»***.
* См.: Российская газета. 1997. 26 июля.
** См.: Российская галета. 1996. 27 июля.
*** См.: Российская юстиция. 1997. № 6. С. 53–54.

В ст. 91 АПК приведен перечень документов, которые оплачива­ются государственной пошлиной. Это:
1) первоначальные исковые заявления, а также заявления по встречному иску;
2) заявления о признании несостоятельным (банкротом) органи­заций и граждан;
3) заявления о вступлении в дело в качестве третьего лица, заяв­ляющего самостоятельные требования на предмет спора;
4) заявления об установлении фактов, имеющих юридическое зна­чение;
5) заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда;
6) апелляционные и кассационные жалобы на решения арбитраж­ного суда, а также на определения о прекращении производства по делу, об оставлении иска без рассмотрения, о наложении судебных штрафов;
7) апелляционные и кассационные жалобы на определение арбит­ражного суда о выдаче исполнительного листа на принудительное ис­полнение решения третейского суда и об отказе в выдаче исполни­тельного листа.
Из изложенного следует, что апелляционные и кассационные жа­лобы на другие определения арбитражного суда, принимаемые в про­цессе движения дела, пошлиной не оплачиваются. АПК не предус­матривает оплату пошлиной и заявлений о пересмотре судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам, подача которых предусмотрена гл. 23 АПК.
Государственной пошлиной оплачиваются первоначальные и встречные исковые требования как имущественного, так и неимуще­ственного характера.
При увеличении исковых требований недостающая сумма госу­дарственной пошлины взыскивается при принятии решения в соот­ветствии с увеличенной ценой иска. При уменьшении цены иска уп­лаченная пошлина не возвращается.
В соответствии с ч. 3 ст. 91 АПК вопросы установления размера государственной пошлины, освобождения от ее уплаты, отсрочки или рассрочки уплаты государственной пошлины и уменьшения ее раз­мера разрешаются в соответствии с Законом РФ «О государственной пошлине» в редакции Федерального закона от 3 декабря 1995 г. № 226-ФЗ и Федерального закона от 19 июля 1997 г. № 105-ФЗ.
Порядок исчисления государственной пошлины. Государствен­ная пошлина взимается:
1) в твердых ставках и процентах от цены иска – с исковых за­явлений имущественного характера;
2) в размере, кратном минимальной месячной оплате труда, – с исковых заявлений неимущественного характера, иных заявлений;
3) в процентах – с апелляционных и кассационных жалоб.
В ст. 102 АПК предусмотрено, что в исковом заявлении должна быть указана цена иска, если он подлежит оценке. Цена иска опре­деляется для исчисления государственной пошлины. Правила ее оп­ределения установлены в ст. 92 АПК, согласно которой цена иска определяется:
1) по искам о взыскании денежных средств исходя из взыскивае­мой суммы;
2) по искам о признании не подлежавшим исполнению исполни­тельного или иного документа, по которому взыскание производится в бесспорном (безакцептном) порядке исходя из оспариваемой суммы;
3) по искам об истребовании имущества исходя из стоимости иму­щества;
4) по искам об истребовании земельного участка исходя из сто­имости земельного участка по установленной цене, а при ее отсутст­вии – по рыночной цене.
В цену иска включаются также указанные в исковом заявлении сумма неустойки (штрафа, пени).
Цена иска, состоящего из нескольких самостоятельных требова­ний, определяется суммой всех требований.
В случае неправильного указания цены иска она определяется арбитражным судом. Право арбитражного суда определять цену иска, если она неправильно указана истцом, может быть использовано, на­пример, при явно заниженной или завышенной стоимости спорного имущества.
Размер государственной пошлины. Размер государственной пош­лины установлен п. 2 ст. 4 Закона «О государственной пошлине». По делам, рассматриваемым в арбитражных судах, государственная пош­лина взимается в следующих размерах (суммы государственной пош­лины указаны в Законе в неденоминированных рублях):

1) с исковых заявлений имущественного характера при цене иска:
до 10 млн. руб.


свыше 10 млн. руб. до 50 млн. руб.

свыше 50 млн. руб. до 100 млн. руб.


свыше 100 млн. руб. до 500 млн. руб.


свыше 500 млн. руб. до 1 млрд. руб.


свыше 1 млрд. руб.

– 5% цены иска, но не менее минималь­ного размера оплаты труда

– 500 тыс. руб. + 4% суммы

– 2 млн. 100 тыс. руб. + 3% суммы свыше 50 млн. руб.

– 3 млн. 600 тыс. руб. + 2% суммы свыше 100 млн. руб.

– 11 млн. 600 тыс. руб. + 1% суммы свыше 500 млн. руб.

– 16 млн. 600 тыс. руб. + 0,5% суммы свыше 1 млрд. руб., но не свыше тысяче­кратного размера оплаты труда
2) с исковых заявлений по спорам, возникающим при заключении, изменении или расторжении договоров, и по спорам о признании сделок недействительными– двадцатикратный размер минимального размера оплаты труда
3) с исковых заявлений о признании недействительными (полностью или частично) ненормативных актов государственных органов, органов местного самоуправления и иных органов– 20% минимального размера оплаты труда – для граждан; десятикратный размер минимального размера оплаты труда – для организаций
4) с иных исковых заявлений неимущественного характера, в том числе с заявлений о признании права, о присуждении к исполнению обязанности в натуре– десятикратный размер минимального размера оплаты труда
5) с заявлений о признании организаций и индивидуальных предпринимателей несостоятельными (банкротами)– десятикратный размер минимального размера оплаты труда
6) с заявлений об установлении фактов, имеющих юридическое значение– пятикратный размер минимального размера оплаты труда
7) с заявлений о вступлении в дело третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования на предмет спора– по размеру государственной пошлины, взимаемой при подаче искового заявления неимущественного характера, а по спорам имущественного характера – по размеру государственной пошлины, исчисленной исходя из оспариваемой третьим лицом суммы
8) с заявлений о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда– пятикратный размер минимального размера оплаты труда
9) с апеллящионных и кассационных жалоб на решения и постановления арбитражного суда, а также на определения о прекращении производства по делу, об оставлении иска без рассмотрения, о наложении судебных штрафов, выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решений третейского суда и об отказе в выдаче исполнительного листа– 50% размера государственной пошлины, взимаемой при подаче искового заявления неимущественного характера (пп. 2-8 настоящего пункта), а по спорам имущественного характера – размера государственной пошлины, исчисленной исходя из оспариваемой заявителем суммы



За исковые заявления, содержащие требования и имущественно­го, и неимущественного характера, взимается одновременно государ­ственная пошлина, установленная для исковых заявлений имущест­венного характера и для исковых заявлений неимущественного ха­рактера.
Освобождение от уплаты государственной пошлины предусмот­рено в п. 3 ст. 5 Закона «О государственной пошлине» (в редакции Закона от 19 июля 1997 г.). В соответствии с данной нормой от уплаты государственной пошлины по рассматриваемым в арбитражных судах делам освобождены:
1) прокурор, органы государственной власти, органы местного самоуправления и иные органы, обращающиеся в случаях, предус­мотренных законом, в защиту государственных и общественных ин­тересов.
При применении данного правила следует иметь в виду разъяс­нение, данное в п. 2 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 20 марта 1997 г. № 6 «О некоторых вопросах применения арбитражными судами законодательства Российской Федерации о го­сударственной пошлине». В соответствии с указанным разъяснением органы государственной власти, органы местного самоуправления и иные органы, обращающиеся в случаях, предусмотренных законом, в защиту государственных и общественных интересов, освобождаются от уплаты государственной пошлины и при обращении в арбитражные суды с апелляционными и кассационными жалобами на решения, оп­ределения и постановления, в том числе и тогда, когда они выступают в арбитражном процессе в качестве ответчиков. Однако если назван­ные органы обращаются в арбитражные суды с исковыми заявлениями (заявлениями), апелляционными и кассационными жалобами по Делам, связанным с их участием в гражданско-правовых отношениях в качестве учреждений, они обязаны уплатить государственную пош­лину в установленном порядке;
2) общественные организации инвалидов, их учреждения, учеб­но-производственные организации и объединения;
3) федеральный антимонопольный орган (его территориальные органы) – по искам о взыскании штрафов с хозяйствующих субъектов за невыполнение ими предписаний указанных органов, данных в пре­делах их компетенции;
4) органы управления и подразделения Государственной проти­вопожарной службы Министерства внутренних дел РФ при осущест­влении своих функций, установленных законодательством Россий­ской Федерации, – по искам, связанным с нарушением их прав, за исключением случаев, когда указанные органы являются стороной, не в пользу которой состоялось решение;
5) налоговые, финансовые, таможенные органы и органы по ва­лютному и экспортному контролю, выступающие в качестве истцов и ответчиков, – по искам о взыскании налогов, сборов, пошлин и дру­гих обязательных платежей в соответствующий бюджет и возврата их из соответствующего бюджета, за исключением случаев, когда ука­занные органы являются стороной, не в пользу которой состоялось решение;
6) государственные учреждения, финансируемые из федерального бюджета, выступающие в качестве истцов и ответчиков.
Перечисленные категории субъектов освобождаются от уплаты государственной пошлины законом. Арбитражному суду не представ­лено право освобождать от уплаты государственной пошлины. Ор­ганы законодательной и исполнительной власти субъектов Россий­ской Федерации также не наделены правом устанавливать льготы для федеральных плательщиков по долгам, рассматриваемым арбитраж­ным судом.
Отсрочка или рассрочка уплаты государственной пошлины, уменьшение ее размера. В соответствии с п. 3 ст. 5 Закона РФ «О го­сударственной пошлине» арбитражный суд может исходя из имуще­ственного положения сторон отсрочить или рассрочить уплату госу­дарственной пошлины или уменьшить ее размер.
Отсрочка или рассрочка уплаты государственной пошлины, уменьшение ее размера производится по письменному ходатайству заинтересованной стороны. Ходатайство может быть изложено в ис­ковом заявлении (заявлении), апелляционной или кассационной жа­лобах либо в отдельном заявлении, приложенном к соответствующему заявлению (жалобе). По своей инициативе арбитражный суд не может предоставить отсрочку или рассрочку уплаты государственной пош­лины или уменьшить ее размер.
Ходатайство об отсрочке или рассрочке уплаты государственной пошлины, уменьшение ее размера, поданное до обращения с исковым заявлением (заявлением), апелляционной или кассационной жалоба­ми, возвращается арбитражным судом без рассмотрения.
В ходатайстве должны быть приведены соответствующие обосно­вания с приложением документов, свидетельствующих о том, что иму­щественное положение заинтересованной стороны не позволяет ей уплатить государственную пошлину в установленном размере при по­даче искового заявления (заявления), апелляционной или кассаци­онной жалоб.
К документам, подтверждающим имущественное положение за­интересованной стороны, относятся:
1) подтвержденный налоговыми органами перечень расчетных и иных счетов;
2) наименования и адреса банков и других кредитных учреждений, в которых эти счета открыты;
3) подтвержденные банком данные об отсутствии на соответст­вующем счете денежных средств, необходимых для уплаты государ­ственной пошлины, а также об общей сумме задолженностей владель­ца счета по исполнительным и платежным документам.
К ходатайству об уменьшении размера государственной пошли­ны прилагаются документы о находящихся на счетах денежных сред­ствах.
Возврат государственной пошлины. Государственная пошлина подлежит возврату в соответствии с федеральным законом (ст. 93 АПК). Основания и порядок возврата государственной пошлины из бюджета полностью или частично регламентировано в п. 4 ст. 6 За­кона «О государственной пошлине». Перечень этих оснований явля­ется исчерпывающим.
В судебном акте арбитражного суда указываются обстоятельства, являющиеся основанием для полного или частичного возвращения государственной пошлины. Основания для полного или частичного возврата государственной пошлины:
1) внесение государственной пошлины в большем размере, чем это требуется по настоящему Закону*;
* Под это основание подпадают и случаи уплаты государственной пошлины по исковому заявлению (заявлению), апелляционной или кассационной жалобам, не подлежащим согласно Закону оплате государственной пошлины (п. 12 постановлении № 6 Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 20 марта 1997 г. «О некоторых вопросах применения арбитражными судами законодательства Российской Федера­ции о государственной пошлине»).

2) возвращение или отказ в принятии заявления (жалобы);
3) прекращение производства по делу или оставление иска без рассмотрения, если спор не подлежит рассмотрению в арбитраж­ном суде;
4) отмена в установленном порядке решения арбитражного суда, если при этом пошлина была уже взыскана с ответчика в бюджет*.
* При применении п. 17 Инструкции о порядке применения Закона «О государ­ственной пошлине» следует иметь в виду, что подп. «д», который предусматривает возможность частичного возврата госпошлины в случае уточнения в процессе рас­смотрения дела предположительной цены иска, в арбитражных судах применяться не может, поскольку АПК не допускает возможность предположительного определе­ния цены иска.

По заявлениям, апелляционным и кассационным жалобам, опла­ченным пошлиной, но не поступившим в арбитражный суд или им возвращенным, и по судебным актам, предусматривающим полный или частичный возврат пошлины, ее возвращение производится на основании выданной судом справки.
Возврат государственной пошлины производится при условии, что заявление о ее возврате было подано в арбитражный суд до ис­течения годичного срока со дня зачисления в бюджет.
Для получения из бюджета возвращаемой пошлины необходимо обратиться в налоговый орган с заявлением в течение года со дня принятия соответствующего решения арбитражного суда.
К заявлению прилагаются документ арбитражного суда об обсто­ятельствах, являющихся основанием для полного или частичного воз­врата государственной пошлины, а также платежные документы с под­линной отметкой банка, подтверждающего уплату государственной пошлины, если она подлежит возврату в полном размере. В случае . возврата части уплаченной государственной пошлины прилагаются копии платежных документов, поскольку подлинники остаются в ар­битражном суде.
По поступившему заявлению о возврате государственной пошли­ны налоговый орган в течение 30 дней принимает соответствующее решение. Государственная пошлина, подлежащая возврату, выдается заявителю в пределах одного месяца со дня принятия этого решения.
§ 3. Издержки, связанные с рассмотрением дела

Участие некоторых субъектов в арбитражном процессе связано с несением ими определенных расходов. Государство гарантирует их возмещение.
В соответствии со ст. 94 АПК экспертам, свидетелям и пере­водчикам возмещаются понесенные ими в связи с явкой в арбитраж­ный суд расходы по проезду, найму помещения и выплачиваются су­точные.
Выплата этих расходов обусловлена участием перечисленных субъектов в арбитражном процессе. Так, в соответствии со ст. 46 АПК переводчик обязан явиться в суд по вызову. Участие переводчика в арбитражном процессе предусмотрено ст. 8 АПК, согласно которой лицам, не владеющим русским языком, обеспечивается участие в су­дебных действиях через переводчика.
В соответствии со ст. 45 АПК эксперт обязан явиться по вызову арбитражного суда и дать объективное заключение по поставленным вопросам. Участие эксперта в арбитражном процессе регламентиро­вано ст. 66 АПК, согласно которой для разъяснения возникающих при рассмотрении дела вопросов, требующих специальных познаний, суд назначает экспертизу.
В соответствии со ст. 44 АПК свидетель также обязан явиться в суд по вызову и сообщить известные ему сведения и обстоятельства по делу. Участие свидетеля в арбитражном процессе закреплено ст. 69 АПК, согласно которой свидетель сообщает суду известные ему све­дения и обстоятельства устно.
Эксперт и переводчик получают вознаграждение за работу, вы­полненную ими по поручению арбитражного суда, если эта работа не входит в круг их служебных обязанностей.
Гражданам, вызванным судом в качестве свидетелей, возвраща­ются их расходы, связанные с потерей времени в связи с явкой в суд.
Лицо, участвующее в деле, заявляющее просьбу о вызове свиде­телей или назначении экспертизы, должно внести на депозитный счет арбитражного суда суммы, подлежащие выплате свидетелям и экс­пертам. Если просьба исходит от обеих сторон, требуемые суммы вно­сятся ими в равных частях. Поскольку указанные суммы вносятся на депозитный счет арбитражного суда вперед, лица, заявляющие соот­ветствующую просьбу, должны представить арбитражному суду до­кументы, подтверждающие внесение сумм на депозитный счет арбит­ражного суда.
Согласно ч. 4 ст. 68 АПК в случае недостаточной ясности или не­полноты заключения эксперта арбитражный суд может назначить до­полнительную экспертизу, поручив ее проведение тому же или дру­гому эксперту. С правом арбитражного суда по своей инициативе на­значить дополнительную экспертизу связана его обязанность уплатить эксперту подлежащие выплате суммы с депозитного счета. Затем эти суммы взыскиваются с соответствующих лиц, участвующих в деле, с зачислением на депозитный счет суда.
Суммы, подлежащие выплате переводчикам, лицами, участвую­щими в деле, не вносятся.
Суммы, причитающиеся экспертам, свидетелям, переводчикам, выплачиваются арбитражным судом по выполнении ими своих обя­занностей. Размер сумм, подлежащих выплате свидетелям, экспертам и переводчикам, устанавливается арбитражным судом в соответству­ющем судебном акте.
Сторона, освобожденная от уплаты арбитражных расходов, не вно­сит указанные суммы.
Порядок выплаты и размеры сумм, подлежащих выплате, уста­навливается Правительством Российской Федерации. В настоящее время не существует нормативных актов, регулирующих указанные вопросы. Инструкция о порядке и размерах возмещения расходов и выплаты вознаграждения лицам в связи с их вызовом в органы до­знания, предварительного следствия, прокуратуру или в суд, утверж­денная постановлением Совета Министров РСФСР 14 июля 1990 г. с изменениями, внесенными постановлением Правительства РФ от 2 марта 1993 г., порядок выплаты и размер сумм, подлежащих выплате при рассмотрении дел в арбитражных судах, не регулирует.
Если установленный арбитражным судом размер сумм, подлежа­щих выплате свидетелям и экспертам, превышает размер сумм, вне­сенных лицом, участвующим в деле и заявившим соответствующую просьбу, недоплаченная сумма должна быть взыскана с него на де­позитный счет арбитражного суда, В тех случаях, когда внесенная сумма превысила установленный арбитражным судом размер, излиш­не уплаченная сумма должна быть возвращена с депозитного счета участвующему в деле лицу, допустившему переплату.
Состав судебных расходов по отдельным категориям дел, подве­домственных арбитражным судам, может быть увеличен. Так, в состав судебных расходов по делам о банкротстве входят расходы на выплату вознаграждения арбитражным управляющим (ст. 54 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»).

§ 4. Распределение судебных расходов

В ст. 95 АПК установлены правила распределения судебных рас­ходов. Судебные расходы относятся на лиц, участвующих в деле, про­порционально размеру удовлетворенных исковых требований. По об­щему правилу расходы по государственной пошлине относятся, ус­ловно говоря, на виновную сторону. В основу распределения расходов положен принцип возмещения их правой стороне в споре за счет не­правой.
Так, государственная пошлина по спорам, возникающим при за­ключении, изменении и расторжении договоров, относится на сторо­ну, которая необоснованно уклоняется от принятия предложений дру­гой стороны, или на обе стороны, если арбитражным судом при рас­смотрении спора, возникшего при заключении или изменении дого­вора, отклоняется часть предложений каждой из сторон. Следовательно, если разногласия между сторонами частично разрешены в пользу одной, а частично – в пользу другой стороны, расходы по пошлине относятся на обе стороны с учетом количества и содержания принятых арбитражным судом предложений каждой стороны.
Дело в арбитражном суде может возникнуть вследствие нару­шения лицом, участвующим в деле, досудебного (претензионного) порядка урегулирования спора до передачи его на рассмотрение ар­битражного суда. Этот порядок может быть предусмотрен федераль­ным законом для данной категории споров или договоров. Возник­новение в арбитражном суде дела вследствие нарушения лицом, уча­ствующим в деле, установленного досудебного порядка урегули­рования спора может повлечь за собой отнесение на него судебных расходов независимо от исхода спора. Так, если в соответствии с за­коном или договором должник обязан дать ответ на заявленную ему претензию, но такого ответа не дал, а по предъявленному ему иску представляет арбитражному суду опровергающие исковые требо­вания документы, которые не были и не могли быть известны истцу, то при отказе в удовлетворении иска расходы по государственной пошлине могут быть отнесены на ответчика, по вине которого истец вынужден был обратиться с иском и возникло дело в арбитражном суде.
Правила отнесения расходов независимо от исхода дела (спора) на участвующее в деле лицо, виновное в доведении дела до арбит­ражного суда, направлено против тех лиц, которые нарушают уста­новленный законом или договором досудебный (претензионный) по­рядок урегулирования споров.
При принятии решения по делу, когда истец в установленном по­рядке освобожден от уплаты государственной пошлины, пошлина взыскивается с ответчика в федеральный бюджет на общих основа­ниях. Если иск удовлетворен полностью или частично, пошлина взыс­кивается с ответчика полностью или в соответствующей части, если же иск не удовлетворен – пошлина не взыскивается.
Правила распределения между лицами, участвующими в деле, сумм, подлежащих выплате за проведение экспертизы, назначенной арбитражным судом, за вызов свидетеля, производство осмотра до­казательств на месте, а также расходов, связанных с исполнением су­дебного акта, аналогичны правилам распределения расходов по госу­дарственной пошлине.
Согласно ч. 4 ст. 95 АПК лицам, участвующим в деле, предостав­лено право распределить судебные расходы по достигнутому ими со­глашению, которое может предусматривать отличия от общих пра­вил распределения этих расходов между сторонами. Если такое со­глашение достигнуто, решение о распределении судебных расхо­дов принимается арбитражным судом в соответствии с этим согла­шением.
Судебные расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в связи с подачей апелляционной, кассационной жалоб, распределяют­ся в соответствии с правилами, изложенными в ст. 95 АПК. Кроме того, апелляционная, кассационная и надзорная инстанции вправе перераспределить судебные расходы, понесенные при рассмотрении дела в суде первой инстанции, кассационная инстанция – в апелля­ционном суде, а надзорная инстанция – в апелляционном и кассаци­онном судах. При отмене судебного акта и передаче его на новое рас­смотрение арбитражный суд, рассматривающий дело повторно, рас­пределяет судебные расходы, руководствуясь при этом правилами, установленными в ст. 95 АПК.
§ 5. Судебные штрафы

Понятие судебного штрафа. В соответствии со ст. 13 АПК, всту­пившие в законную силу судебные акты – решения, определения, по­становления арбитражных судов – обязательны для всех государст­венных органов, органов местного самоуправления, иных органов, ор­ганизаций, должностных лиц и граждан. Неисполнение судебных актов влечет ответственность, установленную АПК. Одним из отри­цательных правовых последствий является наложение судебного штрафа.
Судебный штраф – мера имущественного воздействия на лиц, не выполняющих предписания судебных органов.
Основания наложения судебного штрафа. В соответствии со ст. 100 АПК судебный штраф налагается арбитражным судом в слу­чаях и размерах, предусмотренных АПК и взыскивается в федераль­ный бюджет. Анализ данной формулировки дает основание для сле­дующих выводов.
Во-первых, штраф налагается только в случаях, прямо предус­мотренных в АПК. Таких случаев всего три: 1) в соответствии с ч. 3, 4 ст. 54 АПК за неисполнение обязанности предоставить истребован­ное арбитражным судом доказательство, по причинам, признанным судом неуважительными; 2) в соответствии с ч. 3 ст. 76 АПК за не­соблюдение мер по обеспечению иска, заключающихся в запрещении другим лицам совершать определенные действия, касающиеся пред­мета спора; 3) в соответствии со ст. 206 АПК за неисполнение судеб­ного акта о взыскании денежных сумм и за неисполнение указанного в исполнительном листе действия лицом, на которое возложено со­вершение этих действий. В ст. 136 АПК закреплен еще один случай наложения судебного штрафа при применении мер по обеспечению исполнения решения. Однако норма, закрепленная в ст. 136 АПК, имеет отсылочный характер к гл. 7 АПК.
Во-вторых, наложение штрафа является безусловной обязаннос­тью арбитражного суда. Поэтому суд не вправе не применять указан­ную санкцию или заменить ее иными мерами воздействия по своему усмотрению при наличии указанных в законе оснований для ее при­менения.
АПК установлен верхний предел штрафа, который может быть взыскан для каждого вида нарушения: по ст. 54 АПК – до 200 уста­новленных федеральным законом минимальных размеров оплаты труда; по ст. 76 АПК – по искам, подлежащим оценке, – в размере до 50% цены иска; по искам, не подлежащим оценке, – в размере до 200 установленных федеральным законом минимальных размеров оп­латы труда; по ст. 206 АПК – по решениям о взыскании денежных сумм – до 50% суммы, подлежащей взысканию; по решениям о со­вершении действий – до 200 установленных федеральным законом минимальных размеров оплаты труда.
При определении конкретного размера штрафа арбитражный суд учитывает фактические обстоятельства, в частности характер спора, сумму иска, последствия допущенного нарушения, степень тяжести нарушения и т.п.
В-третьих, штраф взыскивается с допустивших нарушения организаций и граждан-предпринимателей, как являющихся участниками дела, так и не являющихся ими.
В-четвертых, штраф взыскивается в федеральный бюджет.
Уплата штрафа не освобождает правонарушителя от выполнения возложенных на него АПК обязанностей. При неисполнении определения арбитражного суда об обеспечении иска (с. 4 ст. 76 АПК) или об обеспечении исполнения решения (ст. 136 АПК), правонаруши­тель может быть привлечен и к гражданско-правовой ответственности за убытки, причиненные истцу таким неисполнением.
Порядок рассмотрения вопроса о наложении судебного штрафа. Статья 101 АПК регламентирует процессуальный порядок рассмот­рения вопроса о наложении судебного штрафа. Наложить судебный штраф вправе только суд. Вопрос о наложении штрафа разрешается в заседании арбитражного суда в составе, определенном в соответст­вии со ст. 14 АПК: единолично или коллегиально.
О времени и месте судебного заседания лица, в отношении кото­рых рассматривается вопрос о наложении штрафа, извещаются за­казным письмом с уведомлением о вручении. Уведомление судом таких лиц является обязательным.
Однако неявка в суд надлежащим образом извещенного лица не является препятствием к рассмотрению вопроса о наложении штрафа.
Процессуальный порядок проведения судебного заседания и при­нятия определения о наложении судебного штрафа регламентирован в АПК неполно, фрагментарно и поверхностно.
По результатам рассмотрения вопроса о наложении штрафа ар­битражный суд выносит определение в виде отдельного документа, на основании которого выдается исполнительный лист для принуди­тельного исполнения.
Помимо данных, перечисленных в ст. 140 АПК, в этом определе­нии указываются организация или гражданин-предприниматель, с ко­торых взыскивается штраф, точный размер взыскиваемого штрафа и порядок взыскания штрафа в федеральный бюджет.
Определение арбитражного суда о наложении штрафа может быть обжаловано в апелляционном порядке в течение одного месяца после его принятия (ст. 160 АПК). Оно может быть обжаловано и в касса­ционном порядке в течение одного месяца (ст. 179 АПК). Допускается опротестование и пересмотр определения в порядке надзора.
Определение об отказе в наложении штрафа обжалованию не под­лежит.
Помимо судебного штрафа как основного вида процессуальных санкций АПК предусматривает возможность применения и таких сан­кций, как:
1) предупреждение (ч. 3 ст. 116 АПК);
2) удаление из зала судебного заседания (ч. 3 ст. 116 АПК);
3) отнесение судебных расходов на лицо, вследствие нарушения которым досудебного (претензионного) порядка урегулирования спора возникло дело (п. 3 ст. 95 АПК)*.
* См.: Комментарий к АПК РФ. Ростов-н/Д., 1996. С. 177-178.

Глава 8
ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ СРОКИ
§ 1. Понятие и виды процессуальных сроков

Одним из важных средств обеспечения реальной защиты субъек­тивных прав и охраняемых законом интересов субъектов предприни­мательской деятельности в момент рассмотрения дела в арбитражном суде является период времени, в течение которого осуществляется судебное разбирательство. Этот период времени принято называть процессуальными сроками. Процессуальный срок – это установлен­ный законом или судом период времени, в течение которого должно или может быть совершено то или иное процессуальное действие либо завершена определенная часть производства по делу*.
* См.: Арбитражный процесс. М., 1996. С. 84.

Арбитражным процессуальным законодательством предусмотре­ны различные виды процессуальных сроков*. В статье 96 АПК речь идет о сроках, установленных: 1) АПК или иными федеральными за­конами для арбитражного суда и лиц, участвующих в деле; 2) арбит­ражным судом для лиц, участвующих в деле и для лиц, не участву­ющих в деле. Кроме того, различают сроки, адресованные суду, в те­чение которых должна быть завершена определенная часть разбира­тельства дела, и сроки совершения отдельных процессуальных дей­ствий.
* Сроки, установленные арбитражным процессуальным законодательством, сле­дует отличать от сроков, установленных материальным нравом, например, сроков ис­ковой давности, установленных в ГК РФ.

В АПК установлены следующие процессуальные сроки для судопроизводства:
– до трех дней – перерыв судебного заседания (ч. 3 ст. 117), со­ставление мотивировочной части решения суда (ч. 1 ст. 134);
– пять дней – направление копий решения лицам, участвующим в деле (ст. 137), определений (ст. 142), постановлений апелляцион­ного суда (ст. 159), кассационной жалобы (ст. 163), постановления кассационного суда (ст. 177).
– десять дней – для выполнения судебного поручения (ст. 73);
– один месяц – для вступления решения суда в законную силу (ст. 135), на подачу апелляционной жалобы (ст. 147), для рассмотре­ния жалобы в апелляционном суде (ст. 156), на подачу кассационной жалобы (ст. 164), для рассмотрения кассационной жалобы (ст. 173), на подачу заявления о пересмотре судебного акта по вновь открыв­шимся обстоятельствам (ст. 193), для рассмотрения заявления о пере­смотре по вновь открывшимся обстоятельствам (ст. 195);
– два месяца – на рассмотрение дела в суде первой инстанции (ст. 114);
– шесть месяцев – для предъявления исполнительного листа ко взысканию (ст. 201).
Ряд процессуальных сроков установлен в Федеральном законе «О несостоятельности (банкротстве)», например трехмесячный срок для рассмотрения дела о банкротстве (ст. 47) и т.д.
Процессуальные действия, срок совершения которых не установ­лен АПК, выполняются в сроки, назначаемые арбитражным судом или судьей, например при отложении разбирательства дела (ст. 120), при отсрочке, рассрочке исполнения решения (ст. 205), при истребо­вании письменных или вещественных доказательств (ст. 54) и др.
В некоторых случаях указаны не сроки, а события, например, после устранения препятствий, послуживших основанием для при­остановления производства по делу, оно возобновляется (ст. 83), за­явление по обеспечению иска рассматривается не позднее следующего дня после его поступления (ст. 75).
§ 2. Исчисление процессуальных сроков

Процессуальные сроки для совершения процессуальных дейст­вий определяются: 1) точной календарной датой, например дата су­дебного заседания; 2) указанием на событие, которое обязательно должно наступить, например вступление третьего лица, заявляющего самостоятельные требования, до принятия решения арбитражным судом; 3) периодом времени, в течение которого действие может быть совершено, например подача кассационной жалобы в течение месяца после принятия судом решения.
Сроки исчисляются годами, месяцами, днями. Течение процессу­ального срока, исчисляемого годами, месяцами или днями начинается на следующий день после календарной даты или наступления собы­тия, которым определено его начало. Так, течение срока на подачу апелляционной жалобы начинается на следующий день после кален­дарной даты принятия решения судом первой инстанции.
Окончание процессуальных сроков связано с их истечением. Это правило устанавливает конечную границу срока, до которой может быть или должно быть совершено определенное процессуальное дей­ствие.
В соответствии со ст. 97 АПК срок, исчисляемый годами, истекает в соответствующий месяц и число последнего года установленного срока. Срок, исчисляемый месяцами, истекает в соответствующее число последнего месяца установленного срока.
Если окончание срока, исчисляемого месяцами, приходится на месяц, который соответствующего числа не имеет, то срок истекает в последний день этого месяца. Данное правило связано с тем обсто­ятельством, что календарные месяцы содержат неравное количество дней. Так, в соответствии со ст. 201 АПК исполнительный лист может быть предъявлен к исполнению не позднее шести месяцев со дня вступления судебного акта в законную силу. И если в соответствую­щем месяце нет, например, 31-го числа (февраль, апрель, июнь, сен­тябрь, ноябрь), то последним днем будет считаться последний кален­дарный день перечисленных выше месяцев.
Перерыв процессуальных сроков. Процессуальные сроки текут непрерывно, за исключением случаев, указанных в законе. Арбитраж­ное процессуальное законодательство предусматривает перерыв про­цессуальных сроков. В соответствии со ст. 202 АПК срок давности исполнения прерывается предъявлением исполнительного листа к ис­полнению или частичным исполнением судебного акта. В данном слу­чае более точным является вывод о прерывании процессуального срока, который следует отличать от объявленного в судебном заседа­нии отложения разбирательства дела и др.
После перерыва процессуальный срок начинается вновь, а истек­шее время до перерыва не включается в новый срок.
§ 3. Приостановление, восстановление,
продление процессуальных сроков

Арбитражное процессуальное законодательство предусматривает приостановление производства по делу. С приостановлением произ­водства по делу течение всех неистекших процессуальных сроков при­останавливается автоматически. Основанием для приостановления процессуальных сроков является возникновение обстоятельств, вы­зывающих приостановление производства по делу в случаях, предус­мотренных в ст. 81 и 82 АПК. После исчезновения обстоятельств, вы­звавших приостановление производства по делу, арбитражный суд возобновляет производство. Со дня возобновления производства по делу течение процессуальных сроков возобновляется. В этом случае процессуальные сроки исчисляются с учетом прошедшего времени до приостановления производства по делу. Иными словами, процес­суальные действия должны быть совершены в оставшийся процессу­альный срок.
По заявлению лица, участвующего в деле, арбитражный суд может восстановить пропущенные процессуальные сроки, например при пропуске срока на обжалование, если признает причины пропуска уважительными. О восстановлении пропущенного срока указывает­ся в решении, определении или постановлении арбитражного суда. Об отказе в восстановлении срока выносится определение, которое может быть обжаловано.
Если заявление подано с пропуском процессуального срока, без ходатайства о его восстановлении, то соответствующий вопрос ар­битражным судом не будет рассматриваться, например, подача апел­ляционной жалобы по истечении установленного срока и без хода­тайства о его восстановлении является основанием для возвращения апелляционной жалобы (п. 4 ч. 1 ст. 151 АПК).
Назначенные арбитражным судом и пропущенные процессуаль­ные сроки могут быть им продлены по заявлению лиц, участвующих в деле, либо по собственной инициативе арбитражного суда, например срок для проведения экспертизы. При этом следует иметь в виду, что сроки, установленные законом для лиц, участвующих в деле, могут восстанавливаться, но не продлеваться, так как продлению подлежат только сроки, установленные арбитражным судом.
§ 4. Последствия истечения и пропуска процессуальных сроков

Арбитражный процессуальный закон предусматривает определен­ные последствия, связанные с истечением или пропуском процессу­альных сроков. С истечением процессуального срока право на совер­шение процессуального действия лицами, участвующими деле, в ар­битражном процессе погашается.
При пропуске процессуального срока сохраняется обязанность со­вершения процессуального действия, но при этом одновременно воз­никает возможность применения в отношении неисправного субъекта процессуальных санкций. Например, пропуск срока на подачу апел­ляционной жалобы погашает право апелляционного обжалования. Однако для лиц, участвующих в деле, сохраняется возможность восстановления арбитражным судом пропущенного срока. В отношении иных лиц, не являющихся участвующими в деле, наступают иные пос­ледствия. Так, пропуск установленного арбитражным судом срока представления требуемых письменных или вещественных доказа­тельств не освобождает от обязанности представления требуемого до­казательства, а не исполнившие ее своевременно организация или гражданин-предприниматель подвергаются штрафу в соответствии со ст. 54 УПК.

Глава 9
ИСК И ПРАВО НА ИСК В АРБИТРАЖНОМ ПРОЦЕССЕ.
ОБЕСПЕЧЕНИЕ ИСКА
§ 1. Понятие иска в арбитражном процессе, его элементы и виды

Понятие иска. В соответствии со ст. 4 АПК заинтересованное лицо вправе обратиться в арбитражный суд за защитой своих нару­шенных или оспариваемых прав и законных интересов в порядке, ус­тановленном АПК. Арбитражное судопроизводство не подразделяет­ся на виды, но тем не менее в нем в качестве основного регламента можно выделить правила искового производства, являющиеся осно­вой для рассмотрения большинства подведомственных арбитражным судам дел. Дела об установлении юридических фактов и о несостоя­тельности (банкротстве) возбуждаются путем подачи заявления, в связи с чем по ряду критериев можно говорить о том, что арбитражное судопроизводство дифференцируется и в его рамках складывается особое производство.
Таким образом, иск – одно из средств возбуждения арбитражного процесса по конкретному делу. Само понятие иска традиционно яв­ляется одним из самых спорных вопросов в процессуальной науке*. Наиболее общее определение иска, вбирающее в себя различные под­ходы, заключается в том, что под иском понимается требование истца к ответчику о защите его права или законного интереса, обращенное через арбитражный суд первой инстанции. Иск выступает в качестве процессуального средства защиты интересов истца, которым спор передается на рассмотрение арбитражного суда.
* См. интересный обзор теории иска: Исаенкова О.В. Иск в гражданском судопроизводстве. Саратов, 1997.

При этом арбитражное процессуальное и гражданское законода­тельство различают понятие иска в процессуальном и в материальном праве*. Иск в процессуальном смысле представляет собой обращенное в арбитражный суд первой инстанции требование о защите своих прав и интересов. В этом аспекте иск есть средство возбуждения арбит­ражного процесса. Иск в материальном смысле – это право на удов­летворение своих исковых требований. Именно в этом смысле в гл. 12 ГК используется понятие иска и исковой давности. В ГК понятие иска употребляется в смысле способности материального субъектив­ного права к принудительному осуществлению через суд. Пропуск срока исковой давности (этот материально-правовой срок – юриди­ческий факт гражданского права) влечет за собой утрату права на иск в материально-правовом смысле. Как указано в п. 2 ст. 199 ГК, истечение срока исковой давности, о применении которого заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению решения судом об отказе в иске. Таким образом, право на иск в материально-правовом смысле – это само спорное субъективное право, которое может быть принудительно осуществлено.
* Наиболее полно данная концепция иска была обоснована в советской литера­туре М.А. Гурвичем. См.: Гурвич М.А. Право на иск. М.,Л., 1949.

К.С. Юдельсон*, В.М. Семенов**, К.И. Комиссаров*** и ряд других ученых рассматривали иск как категорию гражданского процессуаль­ного права. Эта точка зрения близка к позиции М.А. Гурвича и пред­ставляется более верной. Иск является понятием и институтом граж­данского процессуального права, поэтому он не может быть двойст­венным материально-процессуальным институтом, как это утвержда­ют А.А. Добровольский, С.А. Иванова**** и др. Поэтому точнее харак­теризовать иск как обращенное через арбитражный суд первой ин­станции требование истца к ответчику о защите своего права или за­конного интереса.
* См.: Юдельсон К.С. Советский гражданский процесс. М., 1956. С. 200.
** См.: Советский гражданский процесс / Под ред. К.И. Комиссарова и В.М. Семе­нова. М.,1988. С.230-233.
*** См.: Комиссаров К.И. Право на иск и прекращение производства но делу (неко­торые вопросы) // Сб. уч. трудов СЮИ. Вып. 9. Свердловск, 1969. С. 160.
**** См.: Добровольский А.А., Иванова С.А. Основные проблемы исковой формы за­щиты прав. М., 1979. С.18, 19 и др.

Элементы иска. Элементы иска – это его внутренние структурные части. Общепризнано выделение двух элементов иска: предмета и ос­нования иска. Под предметом иска понимается определенное требо­вание истца к ответчику, например о признании права собственности, о возмещении убытков, о защите чести, достоинства и деловой репу­тации, о признании полностью недействительным правового акта государственного органа и т.д. Как подчеркнуто в п. 7 ч. 2 ст. 102 АПК, истец в исковом заявлении должен указать свое требование. Предмет иска не следует смешивать с определенным вещественным предметом спора, например конкретным объектом недвижимости, денежными средствами и т.д.
В отношении одного вещественного предмета могут предъявлять­ся иски самого разного характера. Например, в связи с вещественным предметом – нежилым помещением – могут быть предъявлены иски о признании права собственности на данный объект недвижимости, о его разделе, об устранении нарушений прав собственника и т.д. Таким образом, вещественный предмет (объект) иска и предмет иска – различные понятия.
Под основанием иска рассматриваются фактические обстоятель­ства, из которых вытекает право требования истца, на которых истец их основывает. На такое понимание основания иска прямо указывает п. 4 ч. 2 ст. 102 АПК. Следует подчеркнуть, что истец в исковом за­явлении должен указывать не любые, а фактические обстоятельства. При этом не любые факты могут быть приведены истцом в основание иска, а следует привести юридические факты, т.е. такие обстоятель­ства, с которыми закон связывает возникновение, изменение, прекра­щение правоотношений либо иные правовые последствия. При необ­ходимости истец должен произвести и указать расчет взыскиваемой или оспариваемой суммы (п. 6 ч. 2 ст. 102 АПК). Все указанные фак­тические обстоятельства в дальнейшем подлежат доказыванию ис­тцом в арбитражном процессе. Поскольку субъективное право, как правило, основывается не на одном юридическом факте, а на их со­вокупности, то в основании иска должен приводиться определенный фактический состав.
Факты, входящие в основание иска, традиционно в процессуаль­ном праве подразделяются на три группы:
1. Факты, непосредственно правопроизводящие, из которых не­посредственно вытекает требование истца. Например, по иску об об­ращении взыскания на заложенное имущество в указанном качестве выступают такие факты, как наличие основного (кредитного) обяза­тельства, наличие залогового обязательства, исполнение кредитором своих обязательств перед заемщиком, надлежащее содержание и оформление указанных договоров, иные фактические обстоятельства, отражающие наличие существенных условий кредитного и залогового обязательств и их исполнения.

стр. 1
(всего 3)

СОДЕРЖАНИЕ

>>