<<

стр. 3
(всего 3)

СОДЕРЖАНИЕ


Протест может быть принесен при наличии оснований считать, что судебный акт является незаконным или необоснованным. Для того чтобы прийти к такому выводу, необходимо ознакомиться с матери­алами дела. Право для истребования из соответствующего арбитражного суда дела имеют лица, которые наделены правом принесения протеста.
Как правило, истребованное дело в связи с заявлением о прине­сении протеста, направляется в Высший Арбитражный Суд РФ или в Прокуратуру.
АПК не содержит нормы относительно содержания протеста в по­рядке надзора. Однако на практике сложился единый подход, который заключается в следующем. Протест, как правило, содержит вводную часть, краткое изложение содержания судебных актов, мотивы, на ос­новании которых суд пришел к определенным выводам, и юридичес­кую оценку фактических обстоятельств. Главное в протесте — указа­ние на то, в чем заключается необоснованность или незаконность оп­ротестованного судебного акта со ссылкой на имеющиеся в деле ма­териалы и соответствующая аргументация, подтверждающая позицию протеста. В заключительной части протеста излагаются предложения, которые должны корреспондировать с полномочиями надзорной инстанции, предоставленными ей Кодексом (см. ст. 187 АПК).
В Кодексе 1992 г. содержалось правило, согласно которому про­тест не мог быть принесен по истечении года со дня вступления ре­шения арбитражного суда в законную силу. Такое положение вызы­вало серьезную критику, нередко весьма обоснованную. Конечно, на­личие срока дисциплинировало стороны и способствовало поддержа­нию большей определенности в хозяйственных отношениях. Но с дру­гой стороны, возникали ситуации, вступавшие в противоречие с прин­ципами законности и справедливости. Это, в частности, случаи утраты дела и невозможности его восстановления в короткие сроки. Неза­конное решение нередко могло иметь преюдициальное значение для других дел. Но за пределами годичного срока оно также не могло быть пересмотрено в порядке надзора.
В Кодексе 1995 г. принесение протеста не ограничено определен­ным сроком.
Приостановление исполнения решения, постановления. Эта мера направлена на защиту интересов стороны, против которой принято решение или постановление апелляционной либо кассационной ин­станций. Она вызывается тем, что если судебный акт будет исполнен, то в случае его отмены исполнение может быть затруднено или не­возможно. В условиях, когда новые экономические отношения еще не получили должного развития, такие факты неединичны.
Кодекс детально не регламентирует отдельные положения, свя­занные с принятием этой меры. Рассмотрим некоторые из них.
Прежде всего возникает вопрос, требуется ли возбуждать хода­тайство о приостановлении. В кассационной инстанции суд вправе приостановить исполнение решения или постановления апелляцион­ной инстанции по ходатайству лиц, участвующих в деле (см. ст. 170 АПК). В надзорной стадии судопроизводства указания в законе на такое ходатайство нет (см. ст. 182 АПК). Означает ли это, что и при отсутствии ходатайства исполнение решения или постановления может быть приостановлено? Запрета нет, однако практика Высшего Арбитражного Суда России не знает случаев приостановления ис­полнения без ходатайства лиц, участвующих в деле, когда дело про­веряется по заявлению этих лиц.
Поскольку право приостановления исполнения имеют только Председатель или заместитель Председателя Высшего Арбитражного Суда РФ, исполнение ими может быть приостановлено в случае об­ращения с таким ходатайством Генерального прокурора или замес­тителя Генерального прокурора РФ.
Ходатайство о приостановлении исполнения должно быть моти­вированным, т.е. содержать веские доводы о необходимости принять указанную меру.
Как правило, исполнение приостанавливается одновременно с принесением протеста в Президиум. Но могут быть случаи, когда про­медление с приостановлением является неоправданным. Поэтому при наличии веских оснований может быть принято решение о приоста­новлении исполнения и до принесения протеста.
Как процессуально оформляется приостановление исполнения? Кодекс этот вопрос не регламентирует. АПК не содержит исчерпы­вающего перечня процессуальных действий, оформляемых в виде оп­ределения, выносимого в виде отдельного акта. Фактически сложи­лась твердая практика приостановления исполнения во всех случаях в виде специального определения. Это определение выдается или вы­сылается заинтересованному лицу. О принятом акте извещается суд первой инстанции.
В течение какого времени действует приостановление? По сло­жившейся практике, исполнение приостанавливается до окончания надзорного производства, т.е., как правило, до принятия постановле­ния Президиумом Высшего Арбитражного Суда РФ.
Должностное лицо, приостановившее исполнение, может его от­менить до истечения срока, на который данная мера была принята, если установит, что отсутствуют или отпали обстоятельства, которые послужили основанием для ее принятия.
Как установлено ч. 3 ст. 135 АПК, решения арбитражного суда о признании недействительными актов государственных органов, ор­ганов местного самоуправления и иных органов подлежат немедлен­ному исполнению до вступления в законную силу. Распространяется ли право приостановления исполнения на такие решения? Представляется, что решение, которое подлежало немедленному исполнению, фактически исполнено. Нельзя допустить предположения, что в силу тех или иных обстоятельств такое решение не будет исполнено. Сле­дует исходить из того, что решение исполнено. Поэтому вопрос пере­ходит в иную плоскость, и речь идет уже не о приостановлении ис­полненного решения, а о повороте исполнения. Ясно, что лицо, имею­щее право приостановить исполнение, правом поворота исполнения не наделено.

§ 4. Разбирательство дел в надзорной инстанции

Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ в качестве надзор­ной инстанции действует в составе Председателя Высшего Арбит­ражного Суда РФ, заместителей Председателя, председателей восьми судебных составов, секретаря Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ и судьи-докладчика, являющегося членом Президиума при рас­смотрении того дела, которое он докладывает. Такой состав определен законом (ч. 1 ст. 15 Федерального конституционного закона «Об ар­битражных судах в Российской Федерации») и постановлением Пле­нума Высшего Арбитражного Суда РФ в соответствии с полномо­чиями, которые ему законом предоставлены (ч. 2 ст. 15 того же За­кона). В заседании Президиума председательствует Председатель Высшего Арбитражного Суда РФ или лицо, исполняющее его обя­занности.
Рассмотрение дела начинается с заслушивания доклада судьи, ко­торый излагает обстоятельства дела и суть принятых судебных актов, а также основное содержание и мотивы протеста. Члены Президиума могут задать вопросы судье-докладчику. Затем заслушивается содо­клад одного из членов Президиума, которому также могут быть заданы вопросы.
Явившиеся по личной инициативе или вызванные на заседание лица, участвовавшие в деле, дают пояснения и отвечают на постав­ленные вопросы. Они могут представить до заседания письменные объяснения или отзыв на протест, которые вместе с другими мате­риалами (копии протеста и судебных актов по делу) доводятся до сведения всех членов Президиума.
Неявка лиц, извещенных о заседании, не является препятствием для рассмотрения дела.
Президиум правомочен рассматривать дело, если в заседании при­нимает участие большинство членов Президиума. Решение принима­ется простым большинством голосов от числа присутствующих чле­нов Президиума.

§ 5. Полномочия и постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда России

Президиум как надзорная инстанция обладает широкими полно­мочиями. Так же, как и апелляционная инстанция, он проверяет и фактическую, и юридическую стороны дела. Однако если апелляци­онная инстанция не вправе направить дело на новое рассмотрение, то Президиум таким правом обладает. Объясняется это тем, что при апелляционном рассмотрении дела должны быть рассмотрены все его обстоятельства не только по имеющимся, но и по дополнительно пред­ставленным доказательствам (хотя и с определенными ограничения­ми). Апелляционная инстанция имеет возможность и обязана оценить все эти доказательства и сделать окончательный вывод. В надзорную инстанцию хотя и могут быть представлены дополнительные доку­менты, однако давать им окончательную оценку она не может. Таким правом обладает только суд первой инстанции и в известной степе­ни — второй. Вот почему Президиум в этом случае обязан вернуть дело на новое рассмотрение.
Если Президиум приходит к выводу о неполном выяснении об­стоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела, т.е. признает судебные акты недостаточно обоснованными, он не впра­ве принимать новое решение.
Таким образом, Президиум не обладает полномочиями самосто­ятельно устанавливать фактические обстоятельства, основываясь на собранных доказательствах, так же как собирать и оценивать новые доказательства.
Президиум при направлении дела на новое рассмотрение дает обя­зательные для арбитражного суда указания о выполнении определен­ных процессуальных действий. По своему содержанию эти указания направлены главным образом на обеспечение всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела, на устранение про­тиворечий. Указания должны быть ясными и понятными суду, которому предстоит вновь рассматривать дело.
Вместе с тем Президиум не вправе вторгаться в компетенцию пер­вой или апелляционной инстанций относительно доказанности или недоказанности обстоятельств дела, определять степень достовернос­ти того или иного доказательства, а также указывать на необходимость отдавать предпочтение каким-либо доказательствам. Все эти вопросы составляют исключительную прерогативу той судебной инстанции, которая по закону наделена полномочиями непосредственно иссле­довать все доказательства по делу.
Отсюда вытекает еще одно весьма важное правило. Президиум не вправе диктовать суду, какую норму материального права применить и каким по существу должно быть решение или постановление. Разрешение этих вопросов зависит от того, какими будут обстоятель­ства дела, которые установит суд при новом рассмотрении дела.
Президиум вправе направить дело на новое рассмотрение со ста­дии судебного разбирательства, апелляционного или кассационного рассмотрения, в зависимости от того, в какой инстанции были допу­щены нарушения, которые могут и должны быть устранены судом той же инстанции.
Так же, как и кассационная инстанция, Президиум проверяет пра­вильность применения и толкования норм материального права ниже­стоящими инстанциями и в случае обнаружения устранимых нару­шений принимает новое решение, изменяя или отменяя решение или постановление, не передавая дело на новое рассмотрение.
Президиум вправе отменить судебные акты полностью или час­тично и прекратить производство по делу или оставить иск без рас­смотрения при установлении в процессе рассмотрения хотя бы одного из оснований, указанных в ст. 85 и 87 АПК.
Наконец, Президиум обладает полномочиями оставить в силе ре­шение либо постановление апелляционной инстанции, либо поста­новление кассационной инстанции по рассматриваемому делу.
Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Рос­сии. По результатам рассмотрения протеста Президиум принимает постановление*, содержание которого во многом совпадает с поста­новлением кассационной инстанции (см. ст. 177 АПК). В постанов­лении Президиума кратко излагается содержание протеста с указанием на доводы, на основании которых автор протеста не согласен с опротестованным судебным актом. В постановлении излагаются мо­тивы, по которым судебный акт признается незаконным или необо­снованным, а при отклонении протеста — мотивы, по которым Пре­зидиум не соглашается с его доводами.
* В практике работы сложилось, что Президиум принимает и определения, в част­ности, в случае необходимости разъяснения постановления, исправления ошибок, опе­чаток и арифметических ошибок.

Постановление подписывается Председателем Высшего Арбит­ражного Суда РФ, вступает в силу с момента его принятия. Поста­новление направляется в пятидневный срок со дня его принятия лицам, участвующим в деле, заказным письмом с уведомлением о вру­чении.
Некоторые другие вопросы деятельности Президиума урегулиро­ваны Регламентом арбитражных судов, утверждаемым Президиумом Высшего Арбитражного Суда РФ.

Г л а в а 18
ПЕРЕСМОТР ПО ВНОВЬ ОТКРЫВШИМСЯ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАМ СУДЕБНЫХ АКТОВ АРБИТРАЖНОГО СУДА, ВСТУПИВШИХ В ЗАКОННУЮ СИЛУ
§ 1. Сущность, значение, основания и предмет пересмотра судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам

Пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам судебных актов является третьей формой наряду с кассационным и надзорным порядками пересмотра судебных актов, вступивших в законную силу. Отличия между названными формами обычно проводятся по осно­ваниям и предмету пересмотра.
Кассационная инстанция (федеральные арбитражные суды окру­гов), пересматривая судебный акт, проверяет его на соответствие нор­мам материального или процессуального права (ст. 174 АПК). Пол­номочия надзорной инстанции (Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ) по пересмотру судебных актов не ограничены строгими процессуальными рамками. Основанием к изменению или отмене су­дебного акта является его незаконность или необоснованность (ст. 188 АПК). Общим в деятельности названных инстанций является то, что пересматриваются, во-первых, судебные акты, вынесенные нижесто­ящими в процессуальном отношении инстанциями, во-вторых, пере­смотр производится на основании тех материалов и с учетом тех об­стоятельств, которые существовали на момент вынесения судебного акта и были (или должны были быть) предметом рассмотрения, а также в случае обнаружения новых доказательств, ставящих под со­мнение обоснованность судебного акта.
Сущность пересмотра судебных актов по вновь открывшимся об­стоятельствам как института арбитражного процессуального права — надзор за законностью и обоснованностью судебных актов при полу­чении арбитражным судом, их вынесшим, сведений о наличии вновь открывшихся обстоятельств.
Вновь открывшиеся обстоятельства — это фактические обстоя­тельства, которые существовали, но не были и не могли быть известны заявителю или арбитражному суду на момент вынесения судебного акта, но их наличие имеет существенное значение для дела либо ста­вит под сомнение законность и обоснованность судебного акта.
Вновь открывшиеся обстоятельства следует отличать от новых или изменившихся обстоятельств, а также новых доказательств.
Вновь открывшиеся обстоятельства — это юридические факты, которые являются основанием для возникновения, изменения или прекращения правоотношений для лиц, участвующих в деле. Дока­зательства, в отличие от них, — это фактические данные, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие юридических фактов. Представление новых доказательств, не исследованных при вынесении судебного акта, в том числе и по причине того, что сторона не знала об их существовании, не является основанием для пересмот­ра судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам*.
* См., напр., постановление Президиума ВАС РФ от 11 февраля 1997 г. № 4712/96 // ВВАС РФ. 1997. № 5. С. 57.

Те обстоятельства, которые возникли или изменились после вы­несения судебного акта, т.е. не существовали на момент рассмотрения дела, не могут являться основанием для пересмотра судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам, их появление может служить основанием для предъявления нового иска.
Институт пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам су­дебных актов, вступивших в законную силу, имеет важнейшее зна­чение в системе институтов арбитражного процессуального права. Во-первых, возможность пересмотра судебных актов по вновь открыв­шимся обстоятельствам является дополнительной гарантией право­судности и справедливости судебных актов и, следовательно, защиты прав каждого субъекта правоотношений в сфере предприниматель­ской и иной экономической деятельности. Во-вторых, позволяет ис­пользовать более простую и оперативную форму судебного надзора, чем другие, предусмотренные АПК.
Конституционный Суд РФ, отмечая исключительный (чрезвы­чайный) характер данной стадии, указал, что она позволяет устранить допущенные судебные ошибки, которые не были и не могли быть выявлены ранее*.
* См. п. 3 мотивировочной части постановления Конституционного Суда Рос­сийской Федерации от 3 февраля 1998 г. № 5 -П «По делу о проверке конституцион­ности статей 180, 181, пункта 3 части 1 статьи 187 и статьи 192 Арбитражного процес­суального кодекса Российской Федерации» // СЗ РФ. 1998. № 6. Ст. 784.

К основаниям для пересмотра по вновь открывшимся обстоятель­ствам судебного акта, вступившего в законную силу, закон (ч. 2 ст. 192 АПК) относит следующие:
1) существенные для дела обстоятельства, которые не были и не могли быть известны заявителю;
2) установленные вступившим в законную силу приговором суда заведомо ложные показания свидетеля, заведомо ложное заключение эксперта, заведомо неправильный перевод, подложность документов либо вещественных доказательств, повлекшие за собой принятие не­законного или необоснованного судебного акта;
3) установленные вступившим в законную силу приговором суда преступные действия лиц, участвующих в деле, либо их представи­телей или преступные действия судей, совершенные при рассмотре­нии данного дела;
4) отмена судебного акта арбитражного суда, решения, приговора суда либо постановления другого органа, послужившего основанием к принятию данного решения.
Для обращения в арбитражный суд с заявлением о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам судебного акта по основанию, предусмотренному п. 1 ч. 2 ст. 192 АПК, необходимо наличие в со­вокупности следующих условий:
а) фактическое обстоятельство существовало на момент вынесе­ния судебного акта;
б) оно не было и не могло быть известно заявителю, который дол­жен доказать данный факт (на момент вынесения судебного акта об­стоятельство ему неизвестно);
в) фактическое обстоятельство имеет существенное значение для рассмотрения дела, т.е. его наличие не исключает иной оценки дока­зательств и, соответственно, вынесения иного судебного акта.

Для иллюстрации можно привести следующий пример. Арбитражный суд вынес решение по иску энергоснабжающей организации к собственнику недвижимого имущества, взыскав задолженность за отпущенную анергию за определенный период. Ос­нованием вынесения решения являлся доказанный факт отпуска энергии, при этом договор на отпуск энергии между сторонами не заключался. Ответчик — собственник недвижимого имущества — после вступления решения в законную силу получил информацию от арендатора этого имущества о том, что последним своевременно и в пол­ном объеме вносились платежи энергоснабжающей организации, хотя договором аренды обязанность арендатора по уплате стоимости энергии предусмотрена не была. Данное обстоятельство и послужило основанием для обращения собственника имущества с заявлением о пересмотре решения но вновь открывшимся обстоятельствам.
В приведенном примере налицо все три вышеназванных условия, составляющих основание пересмотра решения: обстоятельство существовало на момент вынесения решения, оно не было и не могло быть известно заявителю (арендатор платил за энергию добровольно, без договорных оснований), имеет существенное значение для рас­смотрения дела — при новом рассмотрении дела названное обстоятельство может послужить основанием для отказа в иске энергоснабжающей организации.

Следующую группу оснований пересмотра во вновь открывшимся обстоятельствам составляют случаи, когда имела место фальсифика­ция доказательств: заведомо ложные показания свидетеля, заведомо ложное заключение эксперта, заведомо неправильный перевод, под­ложность документов либо вещественных доказательств.
Внешним признаком названного основания является установле­ние факта фальсификации доказательств вступившим в законную силу приговором суда общей юрисдикции. Но при этом доказатель­ства, которые были фальсифицированы, должны иметь существенное значение для рассмотрения дела. Ярким примером, иллюстрирующим вышесказанное, является случай фиктивного банкротства, когда после вынесения арбитражным судом решения о признании должника бан­кротом по заявлению должника приговором суда общей юрисдикции был установлен факт фиктивного банкротства путем подложности бухгалтерского баланса, послужившего основанием для вынесения ар­битражным судом решения.
Достаточно схожими с предыдущим основанием пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам судебного акта являются такие обстоятельства, как преступные действия лиц, участвующих в деле, или их представителей, или преступные действия судей, совершенные при рассмотрении данного дела, к примеру факт получения судьей взятки от одной из сторон для решения спора в ее пользу. В данном случае для пересмотра судебного акта по вновь открывшимся обсто­ятельствам достаточно вступившего в законную силу приговора суда общей юрисдикции, поскольку установлен факт заведомой неправосудности судебного акта.
Нередко арбитражные суды выносят судебные акты, особенно ре­шения, основываясь на фактах, установленных при вынесении других актов (преюдициальные факты — ст. 58 АПК) или административных актов. Отмена таких судебных актов — приговоров и решений, выне­сенных судами общей юрисдикции, арбитражными судами, а также административных актов — основание для пересмотра судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам при условии, что отмененный акт послужил основанием к принятию данного решения.

Например, арбитражный суд вынес решение о взыскании ущерба, возникшего в результате дорожно-транспортного происшествия, положив в основу постановление органов ГАИ о привлечении к административной ответственности водителя органи­зации-ответчика как виновного в происшествии. Впоследствии названное постанов­ление было отменено органами прокуратуры, в связи с чем у ответчика но делу появилось основание для обращения с заявлением о пересмотре но вновь открывшимся обстоятельствам решения арбитражного суда.

Перечень оснований для пересмотра по вновь открывшимся об­стоятельствам судебных актов, предусмотренных ч. 2 ст. 192 АПК, является исчерпывающим и расширительному толкованию не под­лежит.
Данный вывод вытекает из буквального содержания указанной нормы и находит подтверждение в правоприменительной практике. Однако Конституционный Суд РФ признал не соответствующей Кон­ституции Российской Федерации ч. 2 ст. 192 АПК «постольку, по­скольку она служит основанием для отказа в пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам постановлений Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ в тех случаях, когда судебный акт принят в результате судебной ошибки, которая не была или не могла быть вы­явлена ранее»*. По существу перечень оснований к пересмотру по вновь открывшимся обстоятельствам судебных актов, установленный ст. 192 АПК, дополнен новым основанием: надзорная инстанция (Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ) вправе по заявле­нию лица, участвующего в деле, пересмотреть по вновь открывшим­ся обстоятельствам принятое ею ранее постановление, если при его вынесении была допущена судебная ошибка. Высшей надзорной инстанции в системе арбитражных судов предоставлено право, ис­пользуя возможности такой формы судебного надзора, как пере­смотр по вновь открывшимся обстоятельствам судебных актов, ис­правлять собственные ошибки в рамках процессуального законода­тельства.
* Пункт 4 резолютивной части постановления Конституционного Суда Россий­ской Федерации от 3 февраля 1998 г. № 5- П «По делу о проверке конституционности статей 180, 181, пункта 3 части 1 статьи 187 и статьи 192 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации» // СЗ РФ. 1998. № 6. Ст. 784.

Предметом пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам является судебный акт, принятый тем арбитражным судом, который рассматривает заявление о пересмотре. В большинстве случаев таким судебным актом является решение арбитражного суда первой инстан­ции. Но актом, подлежащим пересмотру, может быть и любое опре­деление арбитражного суда, которое можно обжаловать в соответст­вии с АПК (о приостановлении и прекращении производства по делу, об оставлении иска без рассмотрения и др.).
Возможность пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам постановлений апелляционной, кассационной и надзорной инстанций предусмотрена АПК (ч. 2 ст. 194) только для тех случаев, когда на­званными постановлениями в результате отмены или изменения су­дебного акта принят новый (полностью или частично) судебный акт. В этом случае пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам про­изводится той инстанцией, которая приняла новый акт. Возможность пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам тех постановле­ний названных инстанций, которыми судебный акт нижестоящей ин­станции оставлен без изменения, АПК не предусматривает.

§ 2. Возбуждение стадии пересмотра судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам

Заявление о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельст­вам судебного акта может быть подано при наличии следующих ус­ловий:
а) судебный акт, подлежащий пересмотру, вступил в законную силу;
6) у заявителя имеются доказательства наличия вновь открыв­шихся обстоятельств, являющихся основанием для пересмотра в со­ответствии со ст. 192 АПК;
в) заявитель является лицом, участвующим в деле;
г) прошло не более месяца со дня обнаружения вновь открыв­шихся обстоятельств, т.е. с того момента, когда заявителю стало из­вестно об их наличии. Поскольку названный срок является процес­суальным (сходным со сроком, предоставленным для обжалования судебного акта первой или апелляционной инстанций), он может быть восстановлен арбитражным судом по ходатайству заявителя, если причины пропуска будут признаны уважительными.
Подавая заявление о пересмотре по вновь открывшимся обстоя­тельствам судебного акта, заявитель должен копию заявления и при­ложенных к нему документов, отсутствующие у других лиц, участ­вующих в деле, отправить названным лицам. Доказательства направ­ления указанных документов и копии заявления необходимо прило­жить к заявлению. Обязанность по уплате государственной пошлины за подачу заявления о пересмотре по вновь открывшимся обстоятель­ствам судебного акта АПК и Законом «О государственной пошлине» не предусмотрена.
Обязательным в заявлении о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам является указание с приложением соответствующих доказательств, даты, с которой заявителю стало известно о наличии обстоятельств, которые он считает вновь открывшимися. Во-первых, эта информация необходима арбитражному суду для проверки со­блюдения заявителем месячного срока, установленного для подачи заявления (ч. 1 ст. 193 АПК), во-вторых, для решения вопроса о на­личии вновь открывшихся обстоятельств по существу; если будет ус­тановлено, что обстоятельства стали известны заявителю до вынесе­ния судебного акта, оснований для пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам у суда не будет.
В случае если заявителем пропущен месячный срок на подачу заявления, к нему должно быть приложено (или содержаться в тексте заявления) ходатайство о восстановлении срока, в противном случае, а также при отсутствии доказательств направления копии заявления и приложенных к нему документов другим лицам, участвующим в деле, заявление возвращается заявителю. О возвращении заявления выносится определение, которое может быть обжаловано (ч. 4 и 5 ст. 193 АПК).
Возврат судьей заявления письмом с указанием на то, что вновь открывшиеся обстоятельства в данном случае отсутствуют, является грубым нарушением АПК, поскольку вопрос о том, являются ли об­стоятельства, на которые ссылается заявитель, вновь открывшимися, разрешается в судебном заседании (ст. 195 АПК), не говоря уже о строгой процессуальной форме возвращения заявления.
Заявление о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам судебного акта подается в арбитражный суд, его принявший. Если апелляционная, кассационная или надзорная инстанции отменили (изменили) судебный акт нижестоящей инстанции и приняли новый, который, по мнению заявителя, подлежит пересмотру, заявление подается соответственно в апелляционную, кассационную или надзор­ную инстанции.

§ 3. Порядок пересмотра судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам

Арбитражный суд, принявший заявление о пересмотре судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам, должен рассмотреть за­явление в месячный срок со дня его поступления.
Рассмотрение заявления производится в заседании арбитражного суда, о времени и месте разбирательства заявитель и другие лица, участвующие в деле, извещаются заказным письмом с уведомлением о вручении. Закон не устанавливает жестких требований к процес­суальной форме акта о принятии заявления и извещения, поэтому арбитражные суды выбирают эту форму самостоятельно: либо в виде письма, либо в виде определения, схожего по содержанию с опреде­лением о принятии искового заявления и подготовке к судебному разбирательству.
При отсутствии доказательств надлежащего уведомления лиц, участвующих в деле, о времени и месте заседания оно должно быть перенесено. Неявка лиц, в том числе и заявителя, надлежащим обра­зом извещенных о времени и месте заседания, не является препятст­вием для его проведения.
Пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам судебного акта производится, как правило, тем составом суда, который принял судебный акт. Если состав суда, принявший судебный акт, по уважи­тельным причинам (болезнь судьи, отпуск, командировка и т. п.) не может участвовать в пересмотре, рассмотрение заявления может быть поручено другому составу суда. Единоличный или коллегиальный порядок рассмотрения заявления определяется категорий дела (о признании недействительными актов государственных или иных органов, о банкротстве и др. рассматриваются коллегиально) и ин­станцией, рассматривающей заявление (в апелляционной, кассаци­онной или надзорной инстанциях все дела рассматриваются колле­гиально). В том случае, если судебный акт, независимо от категории дела, принимался коллегиально, заявление о пересмотре рассматри­вается также коллегиально. По решению председателя арбитражного суда, рассматривавшего дело в первой инстанции, пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам может быть произведен коллегиально независимо от того, что судебный акт принимался единолично.
Рассматривая заявление, арбитражный суд руководствуется об­щими правилами проведения судебного разбирательства: заседание проводится открыто за исключением случаев, предусмотренных ч. 1 ст. 9 АПК; лицам, участвующим в деле, объявляется состав суда, разъ­ясняются их права и обязанности, в том числе право на отвод суда; рассматриваются заявления и ходатайства, заслушиваются мнения всех лиц, участвующих в заседании, и т.д.
Достаточно часто лица, участвующие в заседании по рассмотре­нию заявления о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам, считают, что целью такого заседания является разбирательство дела по существу, и выступают в соответствующем ключе (излагая свою позицию по существу спора). Поэтому председательствующий в на­чале заседания должен разъяснить всем участникам заседания, что его цель — выяснить вопрос о том, являются ли обстоятельства, на которые ссылается заявитель, вновь открывшимися, и есть ли необ­ходимость в отмене судебного акта. С учетом названной цели пред­седательствующий в заседании судья ориентирует участников про­цесса, разъясняя, что их доводы должны касаться только правовой природы обстоятельств, являющихся предметом исследования.
Заседание арбитражного суда завершается вынесением определе­ния (ч. 1 ст. 196 АПК): либо суд констатирует наличие вновь открыв­шихся обстоятельств, удовлетворяет заявление и отменяет судебный акт, либо отказывает в пересмотре судебного акта, не признавая пере­численные в заявлении обстоятельства вновь открывшимися или имеющими существенное значение для решения дела.
Вынося определение об удовлетворении заявления и об отмене судебного акта, суд не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, необходимость исследования и установления кото­рых является следствием отмены судебного акта. Все эти и другие необходимые вопросы суд исследует при новом разбирательстве дела, которое в соответствии с ч. 3 ст. 196 АПК производится по правилам, установленным АПК для той инстанции, которая отменила судебный акт и будет рассматривать дело.
Определение об удовлетворении заявления о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам судебного акта вступает в силу немед­ленно, обжалованию не подлежит.
После вынесения определения об отмене судебного акта суд на­чинает подготовку дела к новому судебному разбирательству и вы­носит соответствующее определение по правилам, установленным гл. 15 АПК. Как правило, такое определение выносится судом одно­временно с определением об отмене судебного акта.
Поскольку стадия подготовки дела к судебному разбирательству при отмене судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам не является обязательной, суд в зависимости от конкретных усло­вий — готовности суда и лиц, участвующих в деле, к его новому раз­бирательству — непосредственно после вынесения определения об отмене судебного акта может приступить к стадии нового судебного разбирательства.
При отказе в удовлетворении заявления о пересмотре судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам суд также выносит мо­тивированное определение, которое может быть обжаловано в общем порядке.

Г л а в а 19
ИСПОЛНЕНИЕ СУДЕБНЫХ АКТОВ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ
§ 1. Понятие исполнительного производства. Источники исполнительного законодательства

На основании ст. 7 Федерального конституционного закона «Об ар­битражных судах в Российской Федерации» и ст. 13 АПК вступивший в законную силу судебный акт арбитражного суда обязателен для всех государственных органов, органов местного самоуправления и иных органов, организаций, должностных лиц и граждан и подлежит ис­полнению на всей территории Российской Федерации. Неисполнение судебных актов арбитражного суда влечет ответственность, установ­ленную АПК и другими федеральными законами.
В соответствии со ст. 10 Конституции РФ государственная власть осуществляется на основе разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную. Исполнительное производство по фе­деральным законам «О судебных приставах» и «Об исполнительном производстве» организационно выведено из сферы судебной власти и передано к ведению органов исполнительной власти. Задача судов заключается в разрешении правового конфликта и вынесении судеб­ного акта, а также контроле за процессом исполнительного производ­ства при подаче жалоб одним из его участников. Тем самым с судов сняты непосредственные обязанности по организационному обеспе­чению исполнения принятых ими судебных актов и других исполни­тельных документов.
В соответствии с Конституцией исполнительное производство не отнесено ни к ведению Российской Федерации (ст. 71), ни к совмест­ному ведению Российской Федерации и ее субъектов (ст. 72). Можно ли на этом основании сделать вывод о том, что исполнительное про­изводство отнесено к исключительному ведению субъектов Россий­ской Федерации? Ответ на данный вопрос зависит от того, как рас­сматривать исполнительное производство — либо как часть граждан­ского процессуального и арбитражного процессуального законода­тельства (тогда это федеральное законодательство), либо как часть административного законодательства (тогда это сфера совместного ведения Федерации и субъектов РФ). Полагаем, что исполнительное производство является комплексным правовым образованием, кото­рое соединяет в себе нормы различной отраслевой принадлежности, что в конечном счете и определяет компетенцию соответствующего органа государственной власти. Так, нормы о судебном контроле за деятельностью судебных приставов-исполнителей, порядке выдачи исполнительных листов судами, повороте исполнения — это часть гражданского либо арбитражного процессуального законодательства. Нормы о порядке проведения торгов — часть гражданского законода­тельства. Значительная часть норм об организации процесса испол­нения административно-процессуального характера и в этом смысле относится к сфере совместного ведения.
Следует исходить из того, что арбитражное процессуальное за­конодательство, отнесенное к ведению Российской Федерации, регу­лирует порядок осуществления арбитражного судопроизводства. По­нятие арбитражного процесса несколько шире, поскольку в него включается и стадия исполнительного производства, представля­ющая собой объект комплексного правового регулирования, что от­ражается в характеристике источников исполнительного законода­тельства.
Необходимость реформы исполнительного производства назрева­ла достаточно давно, поскольку до недавнего времени оно регулиро­валось в основном разд. V ГПК и Инструкцией об исполнительном производстве от 15 ноября 1985 г. № 22, утвержденной Министер­ством юстиции СССР. Эти акты принимались совершенно в другую правовую эпоху и не учитывали новые социально-правовые реалии, изменения отношений собственности и всего гражданского оборота в целом*. Реформа законодательства, обеспечивающего развитие эко­номических отношений в России, особенно в новых сферах предпри­нимательской деятельности, показала, что многие новые прогрессив­ные положения материального законодательства не работали вслед­ствие отсутствия адекватных и эффективных механизмов принуди­тельного осуществления права. Таким образом, исполнение — важ­нейший участок правовой практики, отражающий эффективность всего механизма правового регулирования и способность права воз­действовать на поведение человека. Этим и объясняется прошедшая реформа исполнительного производства, изменение его организаци­онных и содержательных характеристик, которые в комплексе с дру­гими мерами должны улучшить существующую ситуацию в данной сфере**.
* См. подробнее: Ярков В.В. Концепция реформы принудительного исполнения в сфере гражданской юрисдикции // Российский юридический журнал. 1996. № 2 С. 30-47.
** См. подробнее: Он же. Возвращение судебного пристава // Российская газета. Ведомственное приложение «Бизнес в России». 1997. 15 нояб.

Источники законодательства об исполнительном производстве. Регулирование исполнительного производства как стадии арбитраж­ного процесса осуществляется самыми различными правовыми акта­ми, что объясняется комплексным характером данной правовой сферы. Новый Федеральный закон «Об исполнительном производ­стве» крайне сузил нормативную основу для совершения исполни­тельных действий, исключив из нее акты Правительства РФ (за не­большим исключением), акты федеральных органов исполнительной власти.
В соответствии со ст. 2 Федерального закона «Об исполнительном производстве» законодательство России об исполнительном произ­водстве состоит из данного Федерального закона, Федерального зако­на «О судебных приставах» и иных федеральных законов, регулирую­щих условия и порядок принудительного исполнения судебных актов и актов других органов. К числу правовых актов, регулирующих поря­док и условия осуществления исполнительного производства и совер­шения исполнительных действий в рамках арбитражного процесса, помимо данного Федерального закона и Федерального закона «О су­дебных приставах», можно отнести следующие федеральные законы:
АПК. В соответствии со ст. 197 АПК судебные акты, вступившие в законную силу, исполняются всеми государственными органами, органами местного самоуправления и иными органами, организация­ми, должностными лицами и гражданами на всей территории Рос­сийской Федерации в порядке, установленном АПК и федеральным законом. Таким образом, АПК прямо относится к числу источников исполнительного законодательства.
Здесь урегулированы следующие вопросы, не получившие разре­шения в Федеральном законе «Об исполнительном производстве»: немедленное исполнение решения арбитражного суда (ст. 135), вы­дача нескольких исполнительных листов по одному судебному акту (ст. 199), процедура выдачи дубликата исполнительного листа (ст. 204), ответственность за неисполнение судебного акта банков (ст. 206), поворот исполнения судебного акта (ст. 208-209).
ГПК. Поскольку нет иного Перечня видов имущества граждан (включая имеющих статус индивидуальных предпринимателей), на которое может быть обращено взыскание по исполнительным доку­ментам, то подлежит применению Перечень, прилагаемый к ГПК (Приложение № 1 к ГПК). Значение источников правового регули­рования исполнительного производства имеет также Приложение № 2 к ГПК (Восстановление утраченного судебного или исполни­тельного производства).
В практике совершения исполнительных действий возникает не­обходимость обращения к ГПК и по вопросам, которые хотя и входят в предмет правового регулирования исполнительного законодатель­ства, но тем не менее не получили в нем разрешения. Так, данный Закон не содержит содержания акта об аресте имущества, в связи с чем следует руководствоваться ст. 372 ГПК.
ГК. Здесь урегулированы: порядок обращения взыскания на за­ложенное имущество и его реализация (ст. 349, 350), порядок прове­дения торгов (ст. 447-449). В исполнительном производстве имеют непосредственное значение нормы ГК о собственности, обязательст­вах и другие положения ГК, так или иначе связанные с совершением конкретных исполнительных действий, оценке фактических обстоя­тельств в стадии исполнительного производства.
Федеральный закон «Об ипотеке (залоге недвижимости)». В этом законе подробно урегулированы вопросы, связанные с обра­щением взыскания на недвижимость.
Закон РФ «О международном коммерческом арбитраже». Здесь урегулированы вопросы порядка исполнения решений международ­ных коммерческих арбитражей (разд. VIII).
Временное положение о третейском суде для разрешения эко­номических споров, утвержденное постановлением Верховного Со­вета РФ от 24 июня 1992 г.* Здесь урегулированы вопросы порядка исполнения решений третейских судов, обращения за исполнитель­ным листом и порядка его выдачи (разд. V, ст. 24-26). При этом сле­дует иметь в виду, что Временное положение о третейском суде для разрешения экономических споров не имеет силу федерального за­кона, поскольку утверждено постановлением Верховного Совета РФ.
* См.: Ведомости Съезда н/д и ВС РФ. 1992. № 30. Ст. 1790.

Данный перечень не носит исчерпывающего характера, иные фе­деральные законы также могут содержать нормы исполнительного за­конодательства. Например, Закон РФ «О банках и банковской дея­тельности» в части органов и лиц, имеющих право запрашивать ин­формацию о счетах граждан и организаций, когда необходимость в таком запросе связана с совершением исполнительных действий; фе­деральные законы «О рынке ценных бумаг», «Об акционерных об­ществах», «Об обществах с ограниченной ответственностью» и др.
В соответствии с п. 2 ст. 2 Федерального закона «Об исполни­тельном производстве» Правительство РФ может принимать норма­тивные правовые акты по вопросам исполнительного производства на основании и во исполнение данного Федерального закона и иных федеральных законов. Правительством РФ в соответствии с Законом «Об исполнительном производстве» приняты следующие норматив­ные правовые акты: Положение о внебюджетном фонде развития ис­полнительного производства, утвержденное постановлением Правительства РФ от 26 июня 1998 г. № 659*; Положение о порядке и ус­ловиях хранения арестованного и изъятого имущества, утвержденное постановлением Правительства РФ № 723 от 7 июля 1998 г.**; Поря­док наложения ареста на ценные бумаги, утвержденный постановле­нием Правительства РФ № 934 от 12 августа 1998 г.***
* См.: Российская газета. 1998. 3 июля.
** См.: Российская газета. 1998. 14 августа.
*** См.: Российская газета. 1998. 19 августа.

По смыслу закона к числу нормативных правовых актов Прави­тельства РФ, регулирующих вопросы исполнительного производства (помимо тех, которые должны быть приняты на основании Федераль­ного закона «Об исполнительном производстве»), относятся также правовые акты, устанавливающие порядок лицензирования при осу­ществлении определенных видов деятельности, в частности торговли недвижимым и движимым имуществом и др.
Приоритетный характер носят нормы международных договоров России по сравнению с внутрироссийским законодательством. К чис­лу международно-правовых документов, содержащих правила испол­нительного производства, можно отнести Соглашение стран СНГ от 20 марта 1992 г. «О порядке разрешения споров, связанных с осу­ществлением хозяйственной деятельности»; Конвенцию о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уго­ловным делам между государствами — членами СНГ, подписанную 22 января 1993 г. и ратифицированную Федеральным Собранием Рос­сии (Конвенция для Российской Федерации вступила в силу 10 де­кабря 1994 г.); Указ Президиума Верховного Совета СССР от 21 июня 1988 г. «О признании и исполнении в СССР решений иностранных судов и арбитражей»*; Гаагскую конвенцию (1966) о признании и исполнении иностранных решений по гражданским и торговым делам; Нью-Йоркскую (1958) конвенцию о признании и приведении в ис­полнение иностранных арбитражных решений и др.
* См.: ВВС СССР. 1988. № 26. Ст. 427.

В качестве источников исполнительного законодательства Феде­ральный закон «Об исполнительном производстве» не называет ин­струкции федеральных органов исполнительной власти, нормативные правовые акты субъектов РФ. Такое сужение круга источников ис­полнительного законодательства крайне негативно, поскольку Закон, хотя и является процедурным по характеру, тем не менее не содержит развернутых процедур исполнения отдельных видов исполнительных документов. Поэтому при решении целого ряда процедурных вопро­сов исполнительного производства в настоящее время практически нечем воспользоваться, кроме как актами федеральных органов ис­полнительной власти. Например, порядок предоставления налоговыми органами судебным приставам-исполнителям информации о сче­тах юридических лиц урегулирован совместным письмом ГНС РФ от 11 сентября 1995 г. № ВГ-6-08/481 и Министерства юстиции РФ от 7 сентября 1995 г. № 06-02-85-95 «О предоставлении налоговыми органами судебным исполнителям информации о наличии расчетных и иных счетов у юридических лиц — должников»*. Порядок списания средств со счетов юридических лиц отражен в правовых актах, при­нятых Центральным банком России, и т.д.
* ВВАС РФ. 1996. № 1. С. 95.

Исполнительное законодательство как комплексное правовое об­разование по отдельным своим составляющим относится к сфере со­вместного ведения Российской Федерации и ее субъектов. В отдель­ных случаях субъекты РФ будут вынуждены осуществлять такое правотворчество с тем, чтобы заполнить пробелы федерального законо­дательства. В этом плане интересен опыт правового регулирования, имеющийся в Нижегородской области. Здесь принят целый ряд про­цедурно-процессуальных актов, облегчающих совершение конкрет­ных исполнительных действий, например: Временное положение о порядке проведения торгов по продаже имущества и имущественных прав; Положение о порядке проведения конкурса для определения организаций, осуществляющих реализацию имущества юридических лиц, на которое обращено взыскание; Временное положение о порядке реализации имущества юридических лиц, на которое обращено взыс­кание. Такие правовые акты весьма полезны, поскольку учитывают разрозненные положения федерального законодательства и сводят его в единую цепочку юридических действий, осуществляемых участни­ками исполнительного производства, содержат конкретный «алго­ритм» действий, облегчая процесс правоприменения.

§ 2. Органы принудительного исполнения

В соответствии со ст. 3 Закона «Об исполнительном производст­ве» принудительное исполнение судебных актов арбитражного суда возлагается на службу судебных приставов. При этом следует иметь в виду, что в соответствии с Федеральным законом «О судебных при­ставах» в зависимости от исполняемых обязанностей приставы под­разделяются на судебных приставов, обеспечивающих установленный порядок деятельности судов (судебные приставы по обеспечению ус­тановленного порядка деятельности судей), и судебных приставов-исполнителей, исполняющих акты судов и других органов.
Судебным приставом может быть гражданин России, достигший 20-летнего возраста, имеющий среднее (полное) общее или среднее профессиональное образование, способный по своим деловым и лич­ным качествам, а также по состоянию здоровья исполнять возложен­ные на него обязанности. Старший судебный пристав должен иметь высшее юридическое образование. Приставом не может быть лицо, имеющее судимость.
Служба судебных приставов по своей организации и соподчиненности носит вертикальный характер. Ее возглавляет Главный судеб­ный пристав России, являющийся одновременно заместителем ми­нистра юстиции РФ. На региональном уровне действуют службы су­дебных приставов органов юстиции субъектов РФ, а на местах — рай­онные, межрайонные или соответствующие им согласно административно-территориальному делению субъектов РФ подразделения су­дебных приставов. Эти подразделения на местах и будут заниматься непосредственной работой по обеспечению деятельности судов и ис­полнению исполнительных документов, а возглавлять их будут стар­шие судебные приставы.
Введение института судебных приставов-исполнителей представ­ляет собой в какой-то мере возрождение известного института судеб­ных приставов, существовавшего в России до 1917 г. Согласно Уч­реждению судебных установлений на судебных приставов возлага­лись обязанности по исполнению судебных решений и определений, доставке сторонам повесток и бумаг по делам, исполнению иных по­ручений судов, в том числе исполнение распоряжений председатель­ствующего в судебном заседании.
Как характеризовал институт судебных приставов видный рус­ский юрист той эпохи Е.В. Васьковский, судебные приставы являлись органами судебной полиции*. Кандидат на должность судебного при­става вначале исполнял свои обязанности в течение одного года, а затем, при условии надлежащего исполнения своих обязанностей, ут­верждался в должности. При этом требовалось внесение кандидатом денежного залога для обеспечения возмещения убытков, которые им могли быть причинены.
* См.: Васьковский Е.В. Указ. соч. С. 266.

Судебные приставы имели право избирать из своего состава со­вет в составе старшины и нескольких членов, без определения сро­ков их полномочий. Судебные приставы могли ходатайствовать через свои советы о разрешении образовать товарищества с круговой по­рукой друг за друга. Тем самым приставы принимали на себя ответ­ственность за все убытки, которые могли быть причинены их дей­ствиями.
В соответствии с новым законодательством полномочия судебных приставов-исполнителей расширены по сравнению с судебными исполнителями. Если судебные исполнители значительное число во­просов не могли решать самостоятельно, а на соответствующие дей­ствия им требовалась санкция судьи или суда, то судебные приста­вы-исполнители вправе самостоятельно решать большее число вопро­сов исполнительного производства. Лишь на отдельные действия су­дебного пристава-исполнителя необходима санкция старшего судеб­ного пристава-исполнителя или арбитражного суда в зависимости от характера исполнительного документа.
Судебному приставу-исполнителю может быть заявлен отвод, ос­нования и порядок разрешения которого определены в ст. 43 Феде­рального закона «Об исполнительном производстве».
Требования судебного пристава-исполнителя по исполнению актов судов и других органов обязательны для всех органов, органи­заций, должностных лиц и граждан на всей территории Российской Федерации. На основании ст. 12 Закона «О судебных приставах» су­дебный пристав-исполнитель обязан принимать меры по своевремен­ному, полному и правильному исполнению исполнительных докумен­тов. В соответствии с исполнительным документом, предъявленным к исполнению, судебный пристав-исполнитель должен предпринять все меры к его полной реализации.
Обязанности и права судебных приставов-исполнителей в про­цессе принудительного исполнения судебных актов и актов других органов определены следующим образом. В частности, судебный при­став-исполнитель принимает меры по своевременному, полному и правильному исполнению исполнительных документов; предоставля­ет сторонам исполнительного производства или их представителям возможность знакомиться с материалами исполнительного производ­ства, делать из них выписки, снимать с них копии; рассматривает за­явления сторон по поводу исполнительного производства и их хода­тайства; выносит соответствующие постановления, разъясняя сроки и порядок их обжалования; обязан взять самоотвод, если он заинте­ресован в ходе исполнительного производства либо имеются иные обстоятельства, вызывающие сомнения в его беспристрастности.
Судебный пристав-исполнитель имеет право при совершении ис­полнительных действий получать необходимую информацию, объяснения и справки; проводить у работодателей проверку исполнения исполнительных документов на работающих у них должников и ве­дения финансовой документации по исполнению указанных документов; давать гражданам и организациям, участвующим в исполнитель­ном производстве, поручения по вопросам совершения конкретных исполнительных действий; входить в помещения и хранилища, занимаемые должниками или принадлежащие им, производить осмотры указанных помещений и хранилищ, при необходимости вскрывать их; на основании определения соответствующего суда совершать указан­ные действия в отношении помещений и хранилищ, занимаемых дру­гими лицами или принадлежащих им.
Судебные приставы-исполнители вправе: арестовывать, изымать, передавать на хранение и реализовывать арестованное имущество, за исключением имущества, изъятого из оборота в соответствии с зако­ном; налагать арест на денежные средства и иные ценности должника, находящиеся на счетах, во вкладах или на хранении в банках и иных кредитных организациях, в размере, указанном в исполнительном до­кументе; использовать нежилые помещения, находящиеся в муници­пальной собственности, а при согласии собственника — помещения, находящиеся в иной собственности, для временного хранения изъ­ятого имущества, возлагать на соответствующих лиц обязанность по его хранению, использовать транспорт взыскателя или должника для перевозки имущества с отнесением расходов на счет должника; в слу­чае неясности требований, содержащихся в исполнительном докумен­те, на основании которого совершаются исполнительные действия, просить суд или другой орган, выдавший исполнительный документ, о разъяснении порядка его исполнения; объявлять розыск должника, его имущества или розыск ребенка; вызывать граждан и должностных лиц по исполнительным документам, находящимся в производстве; совершать иные действия, предусмотренные Федеральным законом «Об исполнительном производстве».
В Законе «Об исполнительном производстве» предусмотрено и вознаграждение судебному приставу-исполнителю за успешные ис­полнительные действия. Судебный пристав-исполнитель, обеспечив­ший реальное и своевременное исполнение исполнительного доку­мента, получает вознаграждение в размере 5% взысканной им суммы или стоимости имущества, но не более 10 минимальных размеров оп­латы труда, а по исполнительному документу неимущественного ха­рактера — пяти минимальных размеров оплаты труда.
В случае частичного исполнения исполнительного документа по. независящим от судебного пристава-исполнителя причинам возна­граждение выплачивается пропорционально взысканной сумме. Дан­ная сумма вознаграждения выплачивается судебному приставу-ис­полнителю из внебюджетного фонда развития исполнительного про­изводства.
Исполнительное законодательство определяет не только круг пол­номочий судебного пристава-исполнителя, но и порядок оспаривания его действий и постановлений. В соответствии со ст. 90 Федерального закона «Об исполнительном производстве» на действия судебного пристава-исполнителя по исполнению исполнительного листа, выдан­ного арбитражным судом, или на отказ в совершении действий, в том числе отказ в отводе судебного пристава-исполнителя, взыскателем или должником может быть подана жалоба в арбитражный суд по месту нахождения судебного пристава-исполнителя в 10-дневный срок со дня совершения действия (отказа в совершении действия). Течение этого срока для лица, не извещенного о времени и месте со­вершения исполнительного действия (отказа в совершении действия), начинается со дня, когда указанному лицу стало об этом известно.
Кроме того, вред, причиненный судебным приставом-исполните­лем, подлежит возмещению в порядке, предусмотренном гражданским законодательством, а конкретно — Российской Федерацией, посколь­ку система принудительного исполнения входит в систему федераль­ных органов исполнительной власти.

§ 3. Арбитражный суд в исполнительном производстве.
Участники исполнительного производства

Участники стадии исполнительного производства в арбитражном процессе подразделяются на четыре большие группы. Во-первых, ор­ганы принудительного исполнения в лице судебных приставов-ис­полнителей и в целом всей службы судебных приставов в той мере, в какой ее отдельные должностные лица наделены полномочиями по разрешению вопросов в стадии исполнительного производства.
Во-вторых, арбитражный суд как участник исполнительного про­изводства. Организационное отнесение исполнительного производ­ства к ведению органов исполнительной власти не снимает с арбит­ражных судов существенных полномочий по решению многих вопро­сов его развития, начиная от выдачи исполнительного листа, закан­чивая прекращением исполнительного производства.
Участие арбитражного суда в исполнительном производстве может быть сведено к следующему. Во-первых, на арбитражном суде лежит разрешение вопросов об обеспечении иска как гарантии буду­щего исполнения его решения.
Во-вторых, судебные приставы-исполнители исполняют ту часть решения, которая называется резолютивной. Впоследствии она пере­носится в исполнительный лист. Именно от правильности и точности формулировки арбитражным судом резолютивной части порой в не­малой степени зависят быстрота и результативность исполнительных действий.
В-третьих, в компетенции арбитражного суда осталось решение существенных вопросов исполнительного производства, например вы­дача исполнительного листа либо возможность выдачи нескольких исполнительных листов по одному судебному акту, решение вопросов восстановления пропущенного срока предъявления исполнительного документа ко взысканию; разъяснение судебного акта для целей его исполнения, отсрочки или рассрочки исполнения, изменения способа и порядка исполнения; поворот исполнения решения; отложение; при­остановление; прекращение исполнительных действий и целый ряд других вопросов в соответствии с Федеральным законом «Об испол­нительном производстве» и АПК.
В-четвертых, арбитражный суд осуществляет контроль за дейст­виями и постановлениями судебного пристава-исполнителя и стар­шего судебного пристава. Жалобы заинтересованных лиц па их дей­ствия и постановления подаются в арбитражный суд с учетом вида исполнительного документа.
В-третьих, лица, участвующие в исполнительном производстве. К их числу относятся стороны исполнительного производства — взыскатель и должник, и их представители.
Стороны представляют собой главных участников исполнитель­ного производства, поскольку от их юридических действий зависит развитие данной стадии арбитражного процесса. В соответствии со ст. 29 Федерального закона «Об исполнительном производстве» взыскателем являются гражданин или организация, в пользу или в инте­ресах которых выдан исполнительный документ. Должник — гражда­нин или организация, обязанные по исполнительному документу со­вершить определенные действия (передать денежные средства и иное имущество, исполнить иные обязанности или запреты, предусмотрен­ные исполнительным документом) или воздержаться от их соверше­ния. Не всегда в одном лице совпадают истец и взыскатель, с одной стороны, и ответчик — должник — с другой. Например, если в иске истцу отказано, то ответчик при взыскании в свою пользу судебных расходов с истца в рамках исполнительного производства становится взыскателем, а бывший истец — должником.
В исполнительном производстве могут участвовать несколько взыскателен или должников. Каждый из них по отношению к другой стороне участвует в исполнительном производстве самостоятельно или может поручить участие одному из соучастников.
Стороны исполнительного производства вправе выступать через своих представителей. Так, граждане могут участвовать в исполни­тельном производстве самостоятельно или через представителей. Личное участие гражданина в исполнительном производстве не ли­шает его права иметь представителя. Если по исполнительному до­кументу на должника возложены обязанности, которые он может ис­полнить только лично, то при их исполнении должник не вправе дей­ствовать через представителя.
Участие организаций в исполнительном производстве осущест­вляется через их органы или должностных лиц, которые действуют в пределах полномочии, предоставленных им законами, иными нор­мативными правовыми актами или учредительными документами, либо через представителей указанных органов и должностных лиц. Лица, представляющие организацию, обязаны иметь документы, под­тверждающие их должностное положение и полномочия.
Стороны исполнительного производства наделяются рядом прав и несут обязанности при совершении исполнительных действий. В частности, на основании ст. 31 Федерального закона «Об испол­нительном производстве» они имеют право знакомиться с материа­лами исполнительного производства, делать из них выписки, снимать копии, представлять дополнительные материалы, заявлять ходатай­ства, участвовать в совершении исполнительных действий, давать уст­ные и письменные объяснения в процессе исполнительных действий, высказывать свои доводы и соображения по всем вопросам, возника­ющим в ходе исполнительного производства, возражать против хо­датайств, доводов и соображений других лиц, участвующих в испол­нительном производстве, заявлять отводы, обжаловать действия (без­действия) судебного пристава-исполнителя.
Вместе с тем данный перечень не полон. Ряд прав сторон испол­нительного производства установлен другими статьями этого Закона. Например, взыскатель вправе отказаться от взыскания (п. 1 ст. 23); стороны исполнительного производства вправе заключить мировое соглашение (п. 2 ст. 23), взыскатель вправе отказаться от получения предметов, изъятых у должника при исполнении исполнительного документа о передаче их взыскателю (п. 7 ст. 23); взыскатель вправе оставить за собой имущество должника, если оно не будет реализовано в двухмесячный срок (п. 4 ст. 54).
Утверждение мирового соглашения сторон в исполнительном про­изводстве осуществляется в общем порядке. Стороны могут самостоя­тельно либо через судебного пристава-исполнителя обратиться в арбит­ражный суд с проектом мирового соглашения. Оно рассматривается ар­битражным судом и утверждается с соблюдением правил ст. 37 АПК.
В случае выбытия одной из сторон (смерть гражданина, реорга­низация юридического лица, уступка требования, перевод долга) су­дебный пристав-исполнитель обязан своим постановлением произ­вести замену этой стороны ее правопреемником, определенным в по­рядке, установленном федеральным законом. Для правопреемника все действия, совершенные до его вступления в исполнительное произ­водство, обязательны в той мере, в какой они были бы обязательны для стороны, которую правопреемник заменил.
Поскольку речь идет об уступке требования по исполнительному документу в рамках исполнительного производства, то теперь воз­можно создание своеобразного рынка исполнительных документов, что, скорее всего, оживит исполнительное производство, позволит взыскателям получать хоть что-то, не ожидая длительное время.
Следует учитывать, что уступка требования, в том числе основан­ного на исполнительном документе, возможна в арбитражном про­цессе с соблюдением общих правил совершения данного действия.

В этом плане показательно постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 29 апреля 1997 г. № 4966/96*. Коммерческий банк обратился в арбитражный суд с иском о взыскании с Центрального банка РФ 1 877 750 000 руб., из которых 518 000 000 руб., списанных с корреспондентского счета банка методом обратного сторно, и 1 359 750 000 руб. штрафных санкций на основании Положения о штрафах за нарушение правил совершения расчетных операции за неправильное списание средств со счета владельца. Решением арбитражного суда иск был удовлетворен в полном объеме. В дальнейшем банк обратился в арбитражный суд с заявлением о замене стороны в исполнительном листе на основании договора уступки требования, заключенного с товариществом с ограниченной ответственностью (ТОО). Своим оп­ределением арбитражный суд произвел замену банка на ТОО и выдал новый испол­нительный лист.
* ВВАС РФ. 1997. № 7.

Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ удовлетворил протест в порядке надзора но следующим основаниям. Взаимоотношения коммерческого банка с Цент­ральным банком РФ строятся на договоре корреспондентского счета. По договору корреспондентского счета банк-корреспондент обязуется выполнять распоряжения банка-клиента о перечислении и выдаче средств со счета и проведении других операций по счету. В соответствии с банковскими правилами, определяющими условия произ­водства операций по счетам, распоряжения по счету могут выдаваться только н порядке, ими предусмотренном. Кроме того, особенностью отношений по договору корреспон­дентского счета является выполнение банками-корреспондентами взаимных поруче­ний. Занесенные на корреспондентский счет суммы взаимных требований подпадают под общее течение счета, и в отношении них до подведения окончательного сальдо при закрытии счета уступка произведена быть не может. Исходя из этого, уступка нрав на занесенные на корреспондентский счет суммы до прекращения договорных отношений и закрытия счета, а также уступка прав по распоряжению счетом в порядке ст. 382 ГК противоречит условиям договора корреспондентского счета и в силу п. 1 ст. 388 ГК не допускается.
Таким образом, сделка банка с ТОО но уступке нрав недействительна на основании ст. 168 ГК. Требование к должнику но корреспондентскому счету, в том числе и на стадии исполнения решения, может быть заявлено только стороной но договору кор­респондентского счета—банком. С учетом изложенного Президиум Высшего Арбит­ражного Суда РФ отменил определение арбитражного суда и отказал банку в замене стороны в исполнительном листе на ТОО.

В-четвертых, лица, содействующие совершению исполнитель­ных действий. К их числу относятся различные субъекты. Согласно ст. 5 Федерального закона «Об исполнительном производстве» в слу­чаях, предусмотренных федеральным законом, требования судеб­ных приставов-исполнителей о взыскании денежных средств исполняются налоговыми органами, банками, иными кредитными органи­зациями.
Исполнять отдельные требования судебных приставов-исполни­телей могут и другие органы, организации, должностные лица и граж­дане, относящиеся к числу лиц, содействующих совершению испол­нительных действий, например органы государственной регистрации юридических лиц либо учреждения юстиции по регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним.
Кроме того, к числу лиц, содействующих совершению исполни­тельных действий, относятся переводчик, понятые, специалисты, хра­нители имущества, работники органов внутренних дел и другие лица, которые так или иначе осуществляют определенные обязанности в связи с осуществлением исполнительных действий.

§ 4. Исполнительные документы

Исполнительное производство возбуждается предъявлением ис­полнительных документов ко взысканию. Перечень исполнительных документов, возбуждающих исполнительное производство, дан в ст. 7 Федерального закона «Об исполнительном производстве». В рамках исполнительного производства обеспечивается принудительная реа­лизация самых различных исполнительных документов, в том числе и выдаваемых арбитражными судами. В соответствии со ст. 198 АПК принудительное исполнение судебного акта производится на основа­нии исполнительного листа, выдаваемого арбитражным судом, при­нявшим этот акт.
Исполнительный лист выдается взыскателю после вступления су­дебного акта в законную силу. Согласно ст. 135 АПК решение арбит­ражного суда вступает в законную силу и приобретает свойство ис­полнимости по истечении месячного срока после его принятия. Не­медленно вступают в законную силу и подлежат немедленному ис­полнению решения Высшего Арбитражного Суда РФ. Кроме того, решения арбитражных судов, обжалованные в апелляционном поряд­ке, вступают в законную силу с момента вынесения постановления апелляционной инстанцией, если они не были отменены.
Немедленному исполнению (до вступления в законную силу) под­лежат решения о признании недействительными актов государствен­ных органов, органов местного самоуправления и иных органов, а также определения об утверждении мирового соглашения.
В соответствии с пп. 1 п. 1 ст. 7 Федерального закона «Об испол­нительном производстве» исполнительными документами в арбит­ражном процессе являются исполнительные листы, выдаваемые ар­битражными судами на основании принимаемых ими судебных актов (решений, определений, постановлений). Исполнительные листы вы­даются судами, вынесшими соответствующее решение, например на взыскание денежных сумм, изъятие и передачу имущества.
Исполнительный лист должен выдаваться по смыслу Закона и при необходимости принудительного исполнения решений арбитраж­ных судов, обязывающих органы исполнительной власти и местного самоуправления к определенным действиям (регистрация права соб­ственности на недвижимость в органах государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним; понуждение к за­ключению договора купли-продажи и т.д.). В этом случае возникает правовая основа для принудительного исполнения через систему ис­полнительного производства и наложения штрафа за неисполнение.
Исполнительный лист всегда выдается арбитражным судом, при­нявшим этот акт. Как указано в Регламенте арбитражных судов, ут­вержденном постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 5 июня 1996 г. № 7 (а также письме Высшего Арбитражного Суда РФ от 5 августа 1997 г. № СЗ-7/ОП-466), если кассационная инстанция отменяет или изменяет решение (постановление) арбит­ражного суда и принимает новое решение, то исполнительный лист на принудительное исполнение этого нового решения выдается ар­битражным судом, рассмотревшим дело по первой инстанции. Этот же суд рассматривает и заявления, связанные с исполнением указан­ного судебного акта кассационной инстанции*.
* ВВАС РФ. 1996.№ 11. С. 22.

Арбитражные суды выдают исполнительные листы не только на основании принятых ими судебных актов, но и на основании решений международных коммерческих арбитражей и третейских судов. На основании решений международного коммерческого арбитража ис­полнительные листы должны выдаваться в соответствии с Законом РФ «О международном коммерческом арбитраже».
На основании решения третейского суда, разрешившего эконо­мический спор между организациями, исполнительные листы выда­ются арбитражными судами в порядке, установленном разд. 5 Вре­менного положения о третейском суде для разрешения экономичес­ких споров, утвержденного постановлением Верховного Совета РФ от 24 июня 1992 г.
По смыслу Соглашения стран СНГ от 20 марта 1992 г. «О порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной де­ятельности» арбитражные суды являются компетентными судами, ко­торые принимают решение о выдаче исполнительного листа на при­нудительное исполнение аналогичных судов (хозяйственных, арбит­ражных и других государственных судов в сфере предприниматель­ских отношений) стран СНГ, подписавших указанное Соглашение.
В соответствии со ст. 198 АПК исполнительный лист на взыскание денежных средств в доход бюджета направляется налоговому органу по месту нахождения должника. Исполнительный лист на взыскание денежных средств направляется взыскателем банку или иному кре­дитному учреждению, а в остальных случаях — судебному приставу-исполнителю. Данное правило ст. 198 АПК не противоречит положе­ниям ст. 6 Федерального закона «Об исполнительном производстве», согласно которой исполнительный лист на взыскание денежных средств может быть предъявлен взыскателем непосредственно в банк или иное кредитное учреждение.
Если судебный акт принят в пользу нескольких истцов или против нескольких ответчиков либо если исполнение должно быть произве­дено в различных местах, выдаются исполнительные листы с указа­нием той части судебного акта, которая подлежит исполнению по дан­ному исполнительному листу.
Содержание исполнительного листа указано в ст. 200 АПК и ст. 8 Федерального закона «Об исполнительном производстве». В испол­нительном листе должны быть указаны: 1) наименование арбитраж­ного суда, выдавшего исполнительный лист; 2) дело, по которому выдан исполнительный лист, и его номер; 3) дата принятия судебного акта, подлежащего исполнению; 4) наименование взыскателя и долж­ника, их адреса; 5) резолютивная часть судебного акта; 6) дата вступ­ления судебного акта в законную силу; 7) дата выдачи исполнитель­ного листа и срок его действия.
Если до выдачи исполнительного листа арбитражным судом предоставлена отсрочка или рассрочка исполнения судебного акта, в нем указывается, с какого времени начинается течение срока действия исполнительного листа. Исполнительный лист подписывается судьей и заверяется гербовой печатью арбитражного суда.
АПК не предусматривает указание наименования счетов ответ­чиков, с которых должно быть произведено взыскание денежных средств на основании исполнительного листа. Поэтому истцы, рас­положенные на территории Российской Федерации и других госу­дарств, в отдельных случаях сталкиваются с отказом банков от ис­полнения судебных актов вследствие отсутствия в них полных све­дений о счетах ответчиков. Данная проблема при исполнении реше­ний, принимаемых арбитражными (хозяйственными) судами других государств, отсутствует, поскольку их процессуальное законодатель­ство предусматривает указание в судебных актах наименования сче­тов ответчиков. В соответствии с письмом Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 февраля 1996 г. № С1-7/ОП-51 в целях недопущения отказа банков от исполнения решений арбитражных судов по ука­занным причинам арбитражным судам субъектов РФ предложено оказывать возможное содействие в установлении наименования сче­тов ответчиков в тех случаях, когда истцы в ходе судебного разбирательства обращаются с просьбой оказать помощь в их установлении из-за невозможности получить такие данные самостоятельно.
Исполнительный лист, выданный на основании судебного акта арбитражного суда, может быть предъявлен к исполнению не позднее шести месяцев со дня вступления судебного акта в законную силу или окончания срока, установленного при отсрочке или рассрочке его исполнения, либо со дня вынесения определения о восстановлении пропущенного срока для предъявления исполнительного листа к исполнению. В случае если исполнение судебного акта было приоста­новлено, время, на которое оно приостанавливалось, не засчитывается в шестимесячный срок для предъявления исполнительного листа к исполнению.
Такой же шестимесячный срок установлен для предъявления к исполнению исполнительных листов, выданных арбитражными суда­ми на основании решений международных коммерческих арбитражей и иных третейских судов. Исполнительный лист, выданный судом РФ на основании решения иностранного суда, может быть предъявлен к исполнению в течение трех лет с момента вступления решения в законную силу.
Срок давности исполнения прерывается предъявлением исполни­тельного листа к исполнению, частичным исполнением судебного акта. В случае возвращения исполнительного листа взыскателю в связи с невозможностью его исполнения новый срок для предъявле­ния исполнительного листа к исполнению исчисляется со дня его воз­вращения.
При пропуске срока для предъявления исполнительного листа к исполнению по причинам, признанным арбитражным судом уважи­тельными, пропущенный срок может быть восстановлен. Заявление о восстановлении пропущенного срока подается в арбитражный суд, принявший судебный акт. Заявление рассматривается в заседании арбитражного суда с извещением взыскателя и должника заказным письмом с уведомлением о вручении, однако их неявка не являет­ся препятствием к рассмотрению заявления. По результатам рассмот­рения заявления выносится определение, которое направляется взыс­кателю и должнику. Указанное определение может быть обжаловано.
Порядок выдачи дубликата исполнительного листа, выданного ар­битражным судом, установлен в ст. 204 АПК. Дубликат выдается по заявлению взыскателя, которое может быть подано до истечения срока, установленного для предъявления исполнительного листа к ис­полнению. Заявление рассматривается в заседании арбитражного суда с извещением взыскателя и должника заказным письмом с уведомлением о вручении, однако их неявка не является препятствием к рассмотрению заявления. По результатам рассмотрения заявления выносится определение, которое направляется взыскателю и долж­нику. Определение может быть обжаловано в порядке, установленном АПК.

В этой связи представляет интерес постановление Президиума Высшего Арбит­ражного Суда РФ от 17 декабря 1996 г. № 4298/96, Определением арбитражного суда было отказано взыскателю в выдаче дубли ката исполнительного документа, мотивируя тем, что заявление подано по истечении срока, установленного для предъявления ис­полнительного листа (приказа) к исполнению. В порядке надзора заявление взыска­теля было удовлетворено в связи с тем, что дубликат исполнительного документа был своевременно предъявлен к исполнению и утрачен при пересылке из одного район­ного суда в другой, т.е. не по вине изыскателя. При таких обстоятельствах у арбит­ражного суда не было оснований для отказа в выдаче дубликата исполнительного документа*.
* ВВАС РФ. 1997. № 3. С. 65.

§ 5. Возбуждение исполнительного производства и его общие правила

Для возбуждения исполнительного производства взыскателю не­обходимо обратиться с исполнительным документом к судебному приставу-исполнителю, который в течение трех дней выносит пос­тановление о возбуждении исполнительного производства. В поста­новлении устанавливается срок для добровольного исполнения долж­нику, который не может превышать 5 дней со дня возбуждения ис­полнительного производства. Одновременно судебный пристав-ис­полнитель в целях обеспечения исполнения исполнительного доку­мента по имущественным взысканиям вправе произвести опись иму­щества должника и наложить на него арест. Такие действия произ­водятся на основании заявления взыскателя. Исполнительные дей­ствия должны быть совершены судебным приставом-исполнителем в течение двух месяцев со дня поступления к нему исполнительного документа.
Применение мер принудительного исполнения в арбитражном процессе возможно только после совершения ряда юридических дей­ствий в определенной законом последовательности: предъявление ис­полнительного листа ко взысканию; принятие постановления судеб­ного пристава-исполнителя о возбуждении исполнительного произ­водства; истечение срока, установленного судебным приставом-ис­полнителем для добровольного исполнения (ст. 44 Федерального за­кона «Об исполнительном производстве»).
В качестве мер принудительного исполнения согласно ст. 45 ука­занного Закона предусмотрены: обращение взыскания на имущество должника путем наложения ареста на имущество и его реализации; обращение взыскания на заработную плату, пенсию, стипендию и иные виды доходов должника; обращение взыскания на денежные средства и иное имущество должника, находящиеся у других лиц; изъятие у должника и передача взыскателю определенных предметов, указанных в исполнительном документе; иные меры, предпринимае­мые в соответствии с настоящим Законом и иными федеральными законами, обеспечивающие исполнение исполнительного документа.
Отдельные исполнительные процедуры различаются в зависимос­ти от конкретного объекта взыскания: недвижимое или движимое имущество, ценные бумаги, денежные средства; необходимость совер­шения должником определенных действий в пользу взыскателя либо воздержания от них; кто является обязанным субъектом по исполни­тельному документу — гражданин, коммерческая либо некоммерчес­кая организация, орган государственной власти, местного самоуправ­ления. Дифференциация исполнительных действий также определя­ется правовым статусом имущества; например, находится ли оно под залогом и т.д.
В случае неисполнения исполнительного документа без уважи­тельных причин в срок, установленный для добровольного исполне­ния (не более 5 дней), судебный пристав-исполнитель выносит по­становление, по которому с должника взыскивается исполнительский сбор в размере 7% взыскиваемой суммы или стоимости имущества должника. Следует иметь в виду, что указанный сбор взыскивается сверх суммы долга и поэтому при недостаточности имущества долж­ника для погашения задолженности перед всеми взыскателями умень­шает возможности взыскателен, особенно последних очередей, на по­лучение присужденного.
Имеются и другие санкции за неисполнение исполнительного до­кумента. За невыполнение гражданами и должностными лицами за­конных требований судебного пристава-исполнителя и нарушение за­конодательства РФ об исполнительном производстве, а равно за ут­рату исполнительного документа либо несвоевременное его отправ­ление, предоставление недостоверных сведений о доходах и имуще­ственном положении должника и т.п. виновные подвергаются судеб­ным приставом-исполнителем штрафу в размере до ста минимальных размеров оплаты труда. За уклонение без уважительных причин от явки по вызову судебного пристава-исполнителя или к месту совер­шения исполнительных действий виновные лица могут быть подверг­нуты приводу на основании постановления судебного пристава-исполнителя.
Специальные санкции установлены за неисполнение в отношении банков (в размере 50% суммы, подлежащей взысканию), за неиспол­нение без уважительных причин исполнительного документа, обязы­вающего должника совершить определенные действия или воздер­жаться от их совершения.
В случае несвоевременного осуществления исполнительных дей­ствий по исполнительному листу организацией взыскатель вправе предъявить к организации иск о взыскании подлежащей удержанию с должника суммы, не удержанной по вине этой организации. При этом взыскатель освобождается от уплаты государственной пошлины. Например, если по вине банка не было произведено взыскание со счета должника вследствие утраты работниками банка исполнитель­ного листа и инкассового поручения, хотя в тот момент денежные средства на счете должника имелись, то взыскатель вправе предъявить иск о взыскании суммы задолженности с банка.
Данные о счетах должника-организации могут быть получены в органах государственной налоговой инспекции, которым и сами ор­ганизации, и банки обязаны сообщать обо всех открываемых счетах.
При недостаточности взысканной с должника суммы для удовле­творения всех требований по исполнительным документам эта сумма распределяется между взыскателями в порядке очередности, установ­ленной ст. 78 Федерального закона «Об исполнительном производ­стве». При этом требования каждой последующей очереди удовле­творяются после полного погашения требований предыдущей очере­ди. Если требование относится к взысканиям третьей очереди, то до полного удовлетворения требований предыдущих (первой и второй очередей) взыскатель третьей очереди ничего не получит.
При недостаточности взысканной суммы для полного удовлетво­рения всех требований одной очереди эти требования удовлетворя­ются пропорционально причитающейся каждому взыскателю сумме. Например, сумма, имеющаяся в наличии у должника, составляет 10 млн. руб., а требований одной очереди, допустим о взыскании ущерба в пользу инвесторов, предъявили четыре взыскателя, по пять миллионов каждый. В этом случае их требования будут удовлетво­рены пропорционально, каждый из них получит по два с половиной миллиона из имеющихся в наличии средств у должника.
Следует также иметь в виду, что из суммы, взысканной судебным приставом-исполнителем с должника, сначала оплачивается испол­нительский сбор, погашаются штрафы, наложенные на должника в процессе исполнения исполнительного документа, возмещаются рас­ходы по исполнению, а затем остальная сумма поступает на удовлетворение требований взыскателен.
Очередность взысканий состоит в следующем. В первую очередь удовлетворяются требования по изысканию алиментов; возмещению вреда, причиненного здоровью; возмещению вреда лицам, понесшим ущерб в связи со смертью кормильца.
Во вторую очередь удовлетворяются требования работников, вы­текающие из трудовых правоотношений; требования членов произ­водственных кооперативов, связанные с их трудом в этих организа­циях; требования об оплате оказанной адвокатами юридической по­мощи; выплате вознаграждения, причитающегося автору за исполь­зование его произведения, а также за использование открытия, изо­бретения, полезной модели, промышленного образца, на которые вы­даны соответствующие свидетельства.
В третью очередь удовлетворяются требования по отчислениям в Пенсионный фонд РФ, Фонд социального страхования РФ и Го­сударственный фонд занятости населения РФ.
В четвертую очередь удовлетворяются требования по платежам в бюджеты всех уровней и государственные внебюджетные фонды, отчисления в которые не предусмотрены третьей очередью.
В пятую очередь удовлетворяются все остальные требования в порядке поступления исполнительных документов.
Вместе с тем согласно ст. 64,65 ГК сохраняется особая очередность при исполнении судебных актов о ликвидации юридического лица, а также при признании его несостоятельным (банкротом). Следует иметь в виду и другие особенности исполнительных действий при возбуждении дела о банкротстве, а также при ликвидации организа­ции-должника. В случае возбуждения арбитражным судом производ­ства по делу о несостоятельности (банкротстве) должника-организа­ции исполнительное производство и реализация его имущества, на которое обращается взыскание, приостанавливаются до рассмотрения арбитражным судом вопроса по существу (п. 4 ст. 60 Федерального закона «Об исполнительном производстве»). В таком случае удовле­творение требований кредиторов должника, признанного в установ­ленном порядке несостоятельным (банкротом), осуществляется в со­ответствии со ст. 64 и 65 ГК и законодательством РФ о банкротстве.
Схожий порядок установлен в случае ликвидации должника-орга­низации. На основании п. 2 ст. 61 Федерального закона «Об исполни­тельном производстве» в таком случае исполнительные документы, находящиеся у судебного пристава-исполнителя, передаются ликви­дационной комиссии (ликвидатору) для исполнения. О направлении исполнительного документа ликвидационной комиссии (ликвидато­ру) судебный пристав-исполнитель сообщает взыскателю. В послед­нем случае взыскателю необходимо проверить, чтобы процедура лик­видации, если она начата по решению учредителей (участников) юри­дического лица, действительно имела место (имеется ли надлежащее решение о ликвидации, извещен ли соответствующий государствен­ный орган о том, что юридическое лицо находится в процессе ликви­дации, создана ли ликвидационная комиссия и т.д.). Иначе объявле­ние учредителей о ликвидации коммерческой организации будет еще одним способом затягивания исполнительного производства.
В исполнительном производстве могут быть поставлены вопросы об отсрочке или рассрочке исполнения судебного акта, изменении спо­соба и порядка его исполнения. Такие заявления взыскателя, долж­ника или судебного пристава-исполнителя рассматриваются арбит­ражным судом. Предоставляя должнику отсрочку или рассрочку ис­полнения, арбитражный суд может принять меры по обеспечению исполнения судебного акта в порядке, предусмотренном гл. 7 АПК. Во­просы об отсрочке или о рассрочке исполнения судебного акта, об изменении способа и порядка его исполнения рассматриваются в за­седании арбитражного суда с извещением взыскателя и должника за­казным письмом с уведомлением о вручении.
По результатам рассмотрения заявления выносится определение, которое направляется взыскателю и должнику. Определение арбит­ражного суда по указанным вопросам может быть обжаловано.
В исполнительном производстве возможен и поворот исполнения в отношении уже исполненного судебного акта. Порядок разрешения данного вопроса урегулирован в ст. 208, 209 АПК и никак не затраги­вается в Федеральном законе «Об исполнительном производстве». Поворот исполнения заключается в следующем. Если приведенный в исполнение судебный акт изменен или отменен и принят новый судеб­ный акт о полном или частичном отказе в иске, либо производство по делу прекращено, либо иск оставлен без рассмотрения, ответчику воз­вращается все то, что было взыскано с него в пользу истца по отменен­ному или измененному в соответствующей части судебному акту.
Если не приведенный в исполнение судебный акт отменен или из­менен и принят новый судебный акт о полном или частичном отказе в иске, либо производство по делу прекращено, либо иск оставлен без рассмотрения полностью или в части, арбитражный суд принимает су­дебный акт о полном или частичном прекращении взыскания по отмененному или измененному в соответствующей части судебному акту.
Вопрос о повороте исполнения судебного акта разрешается ар­битражным судом, который принял новый судебный акт. Если в по­становлении об отмене или изменении судебного акта нет указаний о повороте его исполнения, ответчик вправе подать соответствующее заявление в арбитражный суд первой инстанции. По результатам рас­смотрения заявления ответчика о повороте исполнения судебного акта выносится определение. Арбитражный суд выдает исполнитель­ный лист на возврат взысканных денежных средств, имущества или его стоимости по заявлению организации, гражданина. К заявлению прилагается документ, подтверждающий исполнение ранее принятого судебного акта.
В рамках исполнительного производства в соответствии с Феде­ральным законом «Об исполнительном производстве» выделяются также такие процессуальные действия, как отложение исполнитель­ных действий (ст. 19); приостановление исполнительного производ­ства (ст. 20-22, 24); прекращение исполнительного производства (ст. 23-25); возвращение исполнительного документа (ст. 26); окон­чание исполнительного производства (ст. 27).

§ 6. Особенности принудительного исполнения в отношении организаций и граждан, имеющих статус индивидуальных предпринимателей

Принудительное исполнение судебных актов арбитражного суда в отношении граждан, имеющих статус индивидуальных предприни­мателей, и организаций (должников в соответствии с судебными ак­тами арбитражных судов) происходит по общим правилам исполни­тельного производства.
В отношении граждан-предпринимателей исполнение судебных актов возможно путем обращения взыскания на денежные средства, а также любое лично принадлежащее им имущество. При недоста­точности этого имущества в соответствии со ст. 45 Семейного кодекса кредитор вправе требовать выдела доли супруга-должника, которая бы причиталась супругу-должнику при разделе общего имущества супругов, для обращения на нее взыскания. Если приговором суда установлено, что общее имущество супругов было приобретено или увеличено за счет средств, полученных одним из супругов преступным путем, взыскание может быть обращено на общее имущество супругов или на его часть.
Следует иметь в виду, что в Приложении № 1 к ГПК приводится Перечень видов имущества граждан, на которое не может быть об­ращено взыскание по исполнительным документам. На указанное в данном Перечне имущество взыскание не может быть обращено ни в каком случае, даже если исполнительный лист исполнен непол­ностью.
В отношении организаций при погашении задолженности взыс­кание в первую очередь обращается на денежные средства должни­ка, которые находятся на счетах организаций либо хранятся в налич­ном виде. Только при отсутствии денежных средств взыскание обра­щается на имущество с целью удовлетворения требований взыскателя. Возможно исполнение и путем совершения юридических действий должником в интересах взыскателя и другим способом в зависимос­ти от того, какой порядок исполнения установлен в исполнительном листе.
Обращение взыскания на имущество представляет собой основ­ной способ исполнения судебных актов, поскольку, в отличие от де­нежных средств, имущество должнику гораздо сложнее скрыть, осо­бенно недвижимость и иное имущество, так или иначе подлежащее регистрации. Разберем основные этапы обращения взыскания на имущество должника и различные фактические ситуации, которые могут встретиться в процессе принудительного исполнения, а также правовые способы их решения. В основном деятельность по обращению взыскания на имущество сводится к его розыску и обнаружению, наложению на него ареста, изъятию в той либо иной форме и принудительной реализации с целью удовлетворить требования взыскателя. Указанные исполнительные действия различны по содержанию в за­висимости от того, на какое имущество обращается взыскание (дви­жимое или недвижимое, конкретные их разновидности).
Следует также различать процедуры обращения взыскания на имущество, во-первых, когда в решении суда содержится предписание о передаче определенного имущества от должника взыскателю (на­пример, при признании сделки купли-продажи недвижимости недей­ствительной), во-вторых, когда обращение взыскания на имущество не связано с его передачей конкретному лицу, а является лишь спо­собом получения денежных сумм для возмещения убытков взыска­теля. При этом взыскатель не обязан предоставлять перечень иму­щества должника, на которое может быть обращено взыскание, по­скольку последнее обязан сделать должник по требованию судебного пристава-исполнителя.
Практический поиск имущества должника весьма сложен. Поэ­тому, во-первых, если взыскателю стало известно о наличии какого-либо имущества должника, то об этом следует известить судебного пристава-исполнителя, поскольку самостоятельно какие-либо испол­нительные действия принудительного характера взыскатель проводить не вправе.
Вместе с судебным приставом-исполнителем взыскатель может выйти на место и участвовать в описи имущества, поскольку судебному приставу-исполнителю предоставлено право входить в помещения, занимаемые должником, производить осмотр всех его хранилищ с учетом правил действующего законодательства.
Во-вторых, важным шагом может явиться принятие мер к розыску имущества должника. Действия по розыску осуществляются службой судебных приставов. Следует иметь в виду, что розыск имущества должника по общему правилу может быть объявлен судебным при­ставом-исполнителем лишь при согласии взыскателя нести бремя рас­ходов по его розыску, а также их предварительном полном финансировании. Авансовый взнос должен быть внесен на депозитный счет подразделения судебных приставов в размере, достаточном для про­изводства соответствующих расходов. В этом случае взыскатель впра­ве в судебном порядке требовать от должника возмещения расходов по розыску.
Только по исполнительным документам о взыскании алиментов, возмещении вреда, причиненного здоровью, либо возмещении вреда лицам, понесшим ущерб в результате смерти кормильца, розыск иму­щества производится без предварительного финансирования со сто­роны взыскателя. В дальнейшем соответствующие расходы по розыс­ку служба судебных приставов взыскивает с должника.
В-третьих, с целью розыска имущества должника можно прибег­нуть к услугам розыскных фирм, действия которых бывают порой более эффективными. Однако следует иметь в виду, что обнаружение имущества должника розыскной фирмой не будет иметь правового значения до тех пор, пока судебный пристав-исполнитель не опишет данное имущество должника и не наложит на него арест.
Нормы ст. 408-415 ГПК устарели с началом экономических ре­форм и давно не отражают современных социально-экономических реалий. Еще в соответствии с Законами РСФСР «О собственности» и «О предприятиях и предпринимательской деятельности» субъекты предпринимательской деятельности несли полную имущественную ответственность за результаты своей работы и отвечали по своим обя­зательствам всем принадлежащим им имуществом. В настоящее время данное правило сформулировано в ст. 56 ГК РФ, согласно которой юридические лица, кроме финансируемых собственником учрежде­ний, отвечают по своим обязательствам всем принадлежащим им иму­ществом.
Согласно ст. 58 Федерального закона «Об исполнительном про­изводстве» взыскание обращается на имущество должника, принад­лежащее ему на праве собственности, хозяйственного ведения или оперативного управления (за исключением имущества, изъятого из оборота или ограничиваемого в обороте), независимо от того, где и в чьем фактическом пользовании оно находится. На это имущество может быть наложен арест и обращено взыскание.
Несколько другой порядок действует в отношении учреждений. Согласно п. 2 ст. 120 ГК учреждение отвечает по своим обязательствам находящимися в его распоряжении денежными средствами. При их недостаточности субсидиарную ответственность по его обязательст­вам несет собственник соответствующего имущества. Таким образом, у учреждений нельзя описать имущество, и исполнение должно про­исходить, особенно в отношении государственных и муниципальных учреждений, путем выделения денежных средств государством в лице Российской Федерации, либо ее субъекта, либо муниципальным об­разованием. Исполнение судебных актов в отношении государствен­ных учреждений может быть достаточно сложным и проблематичным, что отмечается специалистами*.
* См.: Яковлев В.Ф. Гражданский кодекс и государство // Гражданский кодекс России. Проблемы. Теория. Практика / Сборник памяти С.А. Хохлова. Отв. ред. А.Л. Маковский. М., 1998. С. 64; см. также: Маковский А.Л. Гражданская ответствен­ность государства за акты власти // Там же. С. 67-112.

Первоначально производится розыск имущества, а после обнару­жения на него налагается арест. В соответствии со ст. 51 Федераль­ного закона «Об исполнительном производстве» арест на имущество должника налагается не позднее одного месяца со дня вручения долж­нику постановления о возбуждении исполнительного производства, а в необходимых случаях — одновременно с его вручением. Выявле­ние и определение принадлежности имущества должнику произво­дится судебным приставом-исполнителем при осуществлении испол­нительных действий.
Арест имущества должника состоит из описи имущества, объяв­ления запрета распоряжаться им, а при необходимости — ограничения права пользования имуществом, его изъятия или передачи на хране­ние. Виды, объемы и сроки ограничения определяются судебным при­ставом-исполнителем в каждом конкретном случае с учетом свойств имущества, значимости его для собственника или владельца, хозяй­ственного, бытового или иного использования и других факторов. Арест должен налагаться на имущество должника в тех пределах, ко­торые необходимы для погашения присужденной взыскателю суммы и расходов по исполнению.
При обращении взыскания на имущество должника-организации арест и реализация данного имущества осуществляется в следующей очередности:
в первую очередь реализуется имущество должника, непосредст­венно не участвующее в производстве: ценные бумаги, денежные сред­ства на депозитных и иных счетах должника, валютные ценности, лег­ковой автотранспорт, предметы дизайна офисов и т.п.;
во вторую очередь — готовая продукция (товары), а также иные материальные ценности, непосредственно не участвующие и не пред­назначенные для непосредственного участия в производстве;
в третью очередь — объекты недвижимого имущества, а также сырье и материалы, станки, оборудование, другие основные средства, предназначенные для непосредственного участия в производстве.
Поскольку Федеральный закон «Об исполнительном производст­ве» не определяет содержание акта об оценке имущества должника, поэ­тому здесь возможно руководствоваться положениями ст. 372 ГПК.
Следует иметь в виду, что при возбуждении дела о банкротстве исполнительные действия в исполнительном производстве не произ­водятся, поскольку цель рассмотрения дела о банкротстве — учет тре­бований всех кредиторов по отношению к должнику.
Важным вопросом практики исполнительного производства яв­ляется оценка имущества, поскольку от его стоимости зависят и ре­зультативность мер исполнения, полнота реализации исполнитель­ного документа. Должник, как правило, заинтересован в высокой оценке, а взыскатель и судебный пристав-исполнитель — в той, кото­рая позволит максимально быстро реализовать имущество.
В соответствии со ст. 52 Федерального закона «Об исполнитель­ном производстве» оценка имущества должника производится судеб­ным приставом-исполнителем по рыночным ценам, действующим на день исполнения исполнительного документа, за исключением слу­чаев, когда оценка производится по регулируемым ценам. Если оценка отдельных предметов является затруднительной либо должник или взыскатель возражают против произведенной судебным приставом-исполнителем оценки, судебный пристав-исполнитель назначает спе­циалиста для определения стоимости имущества. При этом сторона, оспаривающая оценку имущества, произведенную судебным приста­вом-исполнителем, несет расходы по назначению специалиста.
В качестве специалистов для оценки имущества могут привле­каться профессиональные оценщики, имеющие лицензию на данный вид деятельности, специализированные фирмы, занимающиеся про­дажей определенных видов товаров. Рыночная цена определяется на основе информации о средних ценах предложений и продаж поданной товарной группе с учетом степени износа реализуемого товара и воз­можностей его реализации.
Реализация арестованного имущества должника, на которое об­ращается взыскание (за исключением имущества, изъятого по закону из оборота) осуществляется путем его продажи в течение двух месяцев со дня наложения ареста на имущество должника, если иное не пред­усмотрено федеральным законами. Сами нормы о порядке продажи в Федеральном законе «Об исполнительном произодстве» в основном носят отсылочный характер. Поэтому для определения порядка реа­лизации имущества необходим комплексный анализ как указанного Федерального закона, так и гражданского, гражданского процессу­ального и иного законодательства РФ.
Новым в регламентации реализации имущества является прави­ло о том, что сам судебный пристав-исполнитель не вправе прово­дить продажу имущества должника. Такая продажа должна осущест­вляться только соответствующей специализированной организацией, имеющей право торговать соответствующими видами продукции и товаров, что должно повысить профессиональный уровень данной де­ятельности.
Практика работы органов юстиции идет таким образом, что между соответствующим органом юстиции и конкретной специализирован­ной организацией заключается договор поручения или комиссии на организацию и проведение торгов. После создания региональных служб судебных приставов вполне возможным будет заключать такие договоры и от их имени. Этот порядок позволяет избежать обращения к различным организациям, минимизировать дополнительные расхо­ды. Однако по такому договору органы юстиции не вправе передавать специализированным организациям те полномочия, которые отнесе­ны к их исключительному ведению как органов исполнительной влас­ти либо к полномочиям судебных приставов-исполнителей (напри­мер, по розыску имущества, его аресту и описи). Поэтому по договору со специализированной организацией на нее могут быть возложены обязанности по хранению, перевозке, предпродажной подготовке иму­щества (например, небольшой ремонт), рекламе и проведению самой торговли (торгов).
Продажа имущества должника, за исключением недвижимого имущества, производится специализированной организацией на ко­миссионных и иных договорных началах, предусмотренных федераль­ным законом. Следует иметь в виду, что федерального закона о пра­вилах такой торговли нет. В данном случае возможно применение ст. 398 ГПК о реализации арестованного имущества на комиссион­ных началах, а также Правил комиссионной торговли непродовольст­венными товарами, утвержденных постановлением Правительства РФ 6 июня 1998 г. № 569*.
* СЗ РФ. 1998. № 24. Ст. 2733.

Необходимо исходить из общего порядка такой продажи в соот­ветствии с правилами торговли определенными видами продукции. Так, для продажи автомототранспорта необходима организация, имеющая лицензию на право комиссионной торговли автомототран-спортом, для продажи ювелирных изделий - организация, имеющая право торговли указанными изделиями. Если у должника будет опи­сан слиток золота, то поскольку право их продажи и покупки предо­ставлено банкам, то такую продажу необходимо осуществлять через банк, имеющий лицензию на право работы с драгоценными металла­ми. Для продажи акций должен быть привлечен профессиональный участник рынка ценных бумаг, обладающий лицензией на осущест­вление брокерской деятельности*.
* Об особенностях обращения изыскания на ценные бумаги см.: Редькин И., Ярков В. Обращение взыскания на ценные бумаги // Рынок ценных бумаг. 1998. № 2 С. 61 - 65.

Продажа недвижимого имущества должника осуществляется путем проведения публичных торгов специализированными органи­зациями, имеющими право совершать операции с недвижимостью, в порядке, предусмотренном ст. 447-449 ГК. Торги проводятся в форме аукциона или конкурса. Выигравшим торги на аукционе признается лицо, предложившее наиболее высокую цену, а по конкурсу – лицо, которое по заключению конкурсной комиссии, заранее назначенной организатором торгов, предложило лучшие условия. По смыслу за­кона для реализации имущества в порядке исполнения судебного акта должны проводиться только открытые торги, что исключает какие-либо злоупотребления.
Специализированные организации проводят торги по заявке су­дебного пристава-исполнителя с указанием минимальной начальной цены имущества, выставляемого на торги. Торги должны быть про­ведены в двухмесячный срок со дня получения специализированной организацией соответствующей заявки судебного пристава-исполни­теля. К заявке прилагаются: копия исполнительного документа; копия акта ареста имущества, составленного судебным приставом-исполни­телем; документы, характеризующие объект недвижимости; копии до­кументов, подтверждающих право пользования земельным участком или право собственности на него в случае продажи отдельно стоящего здания.
При продаже права долгосрочной аренды судебный пристав-ис­полнитель в дополнение к указанным документам прилагает: копию договора аренды; копию свидетельства о регистрации договора арен­ды; копию документа, подтверждающего согласие арендодателя на об­ращение взыскания на право долгосрочной аренды, либо документа, из которого следует возможность передать право долгосрочной арен­ды без согласия арендодателя, если право аренды было получено арен­датором в результате торгов.
При продаже права на объект незавершенного строительства су­дебный пристав-исполнитель в дополнение к перечисленным доку­ментам прилагает: копию решения об отводе земельного участка; копию разрешения органа государственной власти и (или) органа местного самоуправления на строительство.
Если иное не предусмотрено законом, извещение о проведении торгов должно быть сделано не менее чем за тридцать дней до их проведения. В соответствии со ст. 448 ГК извещение должно содер­жать во всяком случае сведения о времени, месте и форме торгов, их предмете и порядке проведения, в том числе об оформлении участия в торгах, определении лица, выигравшего торги, а также сведения о начальной цене.
Участники торгов вносят задаток в размере, сроки и порядке, ко­торые указываются в извещении о проведении торгов. Если торги не состоялись, задаток подлежит возврату. Задаток возвращается также лицам, которые участвовали в торгах, но не выиграли их. При заклю­чении договора с лицом, выигравшим торги, сумма внесенного задатка засчитывается в счет исполнения обязательств по заключенному до­говору. Лицо, выигравшее торги, и организатор торгов в день их про­ведения подписывают протокол о результатах торгов, который имеет силу договора. Лицо, выигравшее торги, при уклонении от подписания протокола утрачивает внесенный им задаток.
На основании ст. 449 ГК торги, проведенные с нарушением пра­вил, установленных законом, могут быть признаны судом недейст­вительными по иску заинтересованного лица, например, при прове­дении торгов ранее объявленного срока, если были допущены зло­употребления судебного исполнителя, взыскателя или покупателя в ходе торгов.
Если после удовлетворения требований взыскателя и возмещения расходов по исполнению решения остаются какие-либо средства, то они направляются должнику.
В том случае, если имущество должника не реализовано ввиду отсутствия покупателей на него, законодательство предусматривает определенный выход из такой ситуации. В п. 4 ст. 54 Федерального закона «Об исполнительном производстве» закреплено важное пра­вило о том, что, если имущество (независимо от его вида) не будет ре­ализовано в двухмесячный срок, взыскателю предоставляется право оставить это имущество за собой. В случае отказа взыскателя от иму­щества оно возвращается должнику, а исполнительный документ — взыскателю. Указанный двухмесячный срок исчисляется по смыс­лу закона со дня наложения ареста на имущество. При этом в дан­ный период судебным приставом-исполнителем должны предприни­маться действия по продаже имущества должника, а именно, пере­дача его для продажи специализированной организации, организация торгов и т.д.
К сожалению, в законе не указано, про какой цене нереализован­ное имущество может быть оставлено за собой взыскателем (за ис­ключением невозможности реализации предмета залога в соответст­вии со ст. 350 ГК). Ведь размер оценки влияет на степень удовлетво­рения требований взыскателя. Полагаем, что такая оценка должна осуществляться в порядке, предусмотренном данным Законом, а именно, ст. 52 Закона «Об исполнительном производстве», с привле­чением специалиста и с учетом мнения взыскателя и должника.
Если же взыскатель откажется от имущества, то оно возвращается должнику, а исполнительный лист — взыскателю. Однако взыскатель вправе вновь предъявлять исполнительный документ ко взысканию в пределах установленных законом сроков.
При реализации заложенного имущества имеются некоторые осо­бенности. В соответствии со ст. 350 ГК по просьбе залогодателя суд вправе в решении об обращении взыскания на заложенное имущество отсрочить его продажу с публичных торгов на срок до одного года. Однако отсрочка не затрагивает нрав и обязанностей сторон по обя­зательству, обеспеченному залогом этого имущества, и не освобождает должника от возмещения возросших за время отсрочки убытков кре­дитора и неустойки.
Начальная продажная цена заложенного имущества, с которой на­чинаются торги, определяется решением суда в случаях обращения взыскания на имущество в судебном порядке. Заложенное имущество продается лицу, предложившему на торгах наивысшую цену.
При объявлении торгов несостоявшимися залогодержатель впра­ве по соглашению с залогодателем приобрести заложенное имущество и зачесть в счет покупной цены свои требования, обеспеченные за­логом. К такому соглашению применяются правила о договоре купли-продажи.
При объявлении несостоявшимися повторных торгов залогодер­жатель вправе оставить предмет залога за собой с оценкой его в сумме не более чем на 10% ниже начальной продажной цены на повторных торгах. Взыскатель вправе оставить у себя в собственности только в указанном случае реализуемое имущество в зачет задолженности по исполнительному листу. Если залогодержатель не воспользуется пра­вом оставить за собой предмет залога в течение месяца со дня объ­явления повторных торгов несостоявшимися, договор о залоге пре­кращается.
Согласно ст. 49 Федерального закона «Об исполнительном про­изводстве» залогодержатель, оставивший за собой заложенное иму­щество, обязан удовлетворить требования кредиторов, пользующиеся преимуществом перед его требованием, из стоимости заложенного имущества в размере, не превышающем стоимости этого имущества. Такая правовая ситуация вполне возможна в связи с тем, что удов­летворение требований залогодержателей в рамках исполнительного производства отнесено к пятой очереди. Ряд существенных вопросов реализации недвижимости как предмета договора залога решен в Фе­деральном законе «Об ипотеке (залоге недвижимости)».
Более подробно вопросы исполнительного производства рассмат­риваются в рамках спецкурса «Исполнительное производство».

Глава 20
РАЗРЕШЕНИЕ ЭКОНОМИЧЕСКИХ СПОРОВ ТРЕТЕЙСКИМ СУДОМ
§ 1. Третейский суд как предмет изучения в курсе арбитражного процессуального права

Приступая к изучению темы «Третейский суд для разрешения эко­номических споров» надо уяснить, о каких третейских судах идет речь и какие термины используются для их обозначения.
Термин «третейский суд» многозначен. В международном пуб­личном праве под третейским судом понимают известную человече­ству со времен Древней Греции и Древнего Рима форму мирного уре­гулирования межгосударственных конфликтов как альтернативу их военному урегулированию.
Реже можно встретить употребление термина «третейский суд» в значении — форма, способ урегулирования между сторонами не пра­вовых, а «технических» вопросов, связанных с исполнением граждан­ско-правовых договоров. Например, на отечественных биржах начала XX в. и периода нэпа постоянно действующие третейские суды раз­решали переданные на их рассмотрение по соглашению сторон споры о качестве зерна, иных биржевых товаров. В этом случае решения третейского суда не подлежали исполнению в порядке, установленном для исполнения решений по правовым спорам.
Таким образом, понятие «третейский суд» можно толковать как «технический третейский суд», «квази-третейский суд», третейский суд как способ урегулирования спора на основе экспертной оценки.
В предмете арбитражного процессуального права изучается тре­тейский суд, который на основании соглашения сторон рассматривает правовые споры, подведомственные в отсутствие такого соглашения государственным судам. Именно поэтому третейское разбирательство называют также «альтернативной» (по отношению к государственным судам) формой разрешения споров.
Следующий трудный момент - сложившееся в отечественной доктрине и практике обозначение третейского суда словом «арбит­раж». По-видимому, такой синонимический ряд возник в результате заимствования из английского языка слова arbitration, использован­ного не в дословном переводе — «третейский суд», а в виде «кальки» — «арбитраж».
Итак, слова «третейский суд» и «арбитраж» могут использоваться в законодательстве как синонимы. Говоря о третейском суде, слово «арбитраж» необходимо использовать в тех случаях, когда сложилась устойчивая традиция их употребления. Например, название всемирно известной Конвенции «On the recognition and the enforcement of the foreign arbitral awards» традиционно переводят как Конвенция о при­знании и исполнении иностранных арбитражных решений. Два ав­торитетных постоянно действующих третейских суда при «Торгово-промышленной палате Российской Федерации называются — Меж­дународный коммерческий арбитражный суд, Морская арбитражная комиссия.
Следующая сложность, с которой неизбежно встречаются отече­ственные юристы, бизнесмены, их зарубежные партнеры в том, что система государственных судов для разрешения экономических спо­ров в России имеет в своем наименовании слово «арбитражный», тра­диционно понимаемое за рубежом в значении «третейский суд». Эту терминологическую путаницу надо иметь в виду во время деловых переговоров и особенно при подписании договоров.
Конечно, наши федеральные арбитражные суды не являются тре­тейскими судами. В то же время представляется весьма вероятным, что именно термин «арбитраж» в значении «третейский суд», извест­ный отечественным юристам как наименование постоянно действу­ющих третейских судов для разрешения споров в той или иной об­ласти торгового оборота, дал название «прародителям» современных федеральных арбитражных судов — Арбитражным комиссиям ВСНХ, наркоматам, а затем и органам государственного и ведомственного арбитража.
Гражданско-правовые споры, подведомственные и федеральным судам общей юрисдикции (ст. 27 ГПК), и федеральным арбитражным судам (ст. 23 АПК), могут по соглашению сторон передаваться на рассмотрение третейского суда. Это отразилось на содержании раз­делов о третейском суде учебных программ и курсов как гражданского процессуального, так и арбитражного процессуального права. Авторы таких курсов, учебников и учебных пособий по гражданскому и ар­битражному процессу «разделили» третейские суды как предмет изу­чения исходя из правил о подведомственности рассматриваемых в по­рядке третейского разбирательства споров федеральным судам общей юрисдикции и федеральным арбитражным судам.
Гражданское процессуальное право обычно имеет дело с третей­скими судами, рассматривающими гражданско-правовые споры, под­ведомственные судам общей юрисдикции (споры между гражданами, а также споры, рассматриваемые в порядке международного коммер­ческого арбитража). В курсе арбитражного процессуального права принято изучать порядок организации и деятельности третейских судов для разрешения подведомственных федеральным арбитражным судам гражданско-правовых споров экономического характера между российскими организациями и гражданами-предпринимателями (так называемые внутренние экономические споры).
Такой подход к третейским судам в экономической сфере, как к предмету изучения в рамках предмета «Арбитражное процессуальное право», едва ли достаточен, особенно после введения в действие АПК РФ 1995 г., согласно которому федеральные арбитражные суды стали рассматривать экономические споры с участием иностранных лиц и организаций с иностранными инвестициями.
Поскольку подведомственные федеральным арбитражным судам экономические споры, в зависимости от их предмета и субъектного состава, рассматриваются третейскими судами на территории Рос­сийской Федерации в соответствии либо с Временным положением о третейском суде для разрешения экономических споров 1992 г., либо с Законом РФ от 7 июля 1993 г. «О международном коммерческом арбитраже». В настоящем учебнике к предмету изучения отнесены и так называемые внутренние третейские суды для разрешения эконо­мических споров, и третейские суды, рассматривающие подведомст­венные федеральным арбитражным судам внешнеэкономические споры («международный коммерческий арбитраж»).
При изучении третейских судов необходимо знание доктрины, имеющей в ряде случаев непосредственное практическое применение (см., например, § 4 этой главы). Разработка такой доктрины в нашей стране на протяжении примерно 60 лет велась представителями науки международного частного права (международного гражданского про­цесса). В 90-е гг. эти положения были восприняты, адаптированы к третейскому суду для разрешения экономических споров.
Кроме того, изучение третейского суда только на основе дейст­вующего законодательства в известной мере бесполезно. Это законо­дательство не всегда совершенно и подвержено высокой динамике. Необходимо уяснить такие базовые понятия и конструкции, как «со­глашение о третейском суде», «автономность арбитражной (третей­ской) оговорки», «виды третейских судов», «правила третейского раз­бирательства» и др., знание которых всегда поможет принять само­стоятельное решение в практической работе.
Знание судебной практики федеральных арбитражных судов и фе­деральных судов общей юрисдикции, особенно касающейся прину­дительного исполнения решений третейских судов, совершенно не­обходимо ввиду того, что она содержит информацию, в отсутствие которой подчас невозможно дать удовлетворительную юридическую консультацию. Конечно, судебная практика может изменяться так же, как и законодательство. Однако навыки обращения к ней, коль скоро они выработаны, — хороший профессиональный инструмент. Именно поэтому в данной главе несколько оригинальных текстов судебных постановлений приведены в контексте анализа как теоретических кон­струкций, так и законодательства.

§ 2. Краткий исторический очерк российского законодательства и доктрины о третейском суде

В отечественных законодательстве и литературе XIX — начала XX в. под третейским судом понимался «суд третьего лица, суд по­средника или посредников (в противоположность самосуду сторон), и притом суда частного (в противоположность суду государственно­му)» (И. Гессен).
Древнейшим отечественным историческим памятником третей­ского суда считается Договорная грамота 1362 г. великого князя Дмитрия Донского с князем Серпуховским Владимиром Храбрым (А.И. Вицын, 1856). Примеры третейского разбирательства с участи­ем церкви, датируемые XII в., приводятся со ссылкой на Ипатьевскую летопись 1169 г. (Н.А.Заозерский). В XII в. появляются выборные торговые третейские суды ивановского купечества, а позднее — сме­шанные третейские суды для рассмотрения споров между новгород­скими и немецкими купцами (А.Ф. Волков). Основанный на согла­шении сторон третейский суд предусматривался в гл. XV Соборного уложения 1649 г. указы Петра I вводили обязательный третейский для отдельных категорий дел. Первый кодифицированный законода­тельный акт о третейском суде в его современном значении был ут­вержден 15 (27) апреля 1831 г. (включался в Своды законов Россий­ской империи 1833, 1842, 1857 гг.) и предусматривал добровольный третейский суд (основанный на соглашении сторон) и «узаконенный» третейский суд (обязательный в силу закона для рассмотрения споров между членами товарищества, всех споров по делам кампаний на ак­циях: между акционерами, между акционерами и посторонними ли­цами). Добровольный третейский суд не получил распространения, а «узаконенный третейский суд» «выродился в средство бесконечной тяжелой волокиты» (А.И. Вицын). Судебная реформа 1864 г. отме­нила узаконенный третейский суд и сохранила только добровольный третейский суд (статьи 1367-1400 Устава гражданского судопроиз­водства 1864 г.). Основанный на Уставе гражданского судопроизвод­ства 1864 г. третейский суд также не получил распространения. Ко­личество рассматриваемых в третейских судах дел (за исключением дел о недвижимости) не превышало 300 в год (И. Гессен). Третейское разбирательство споров на биржах не было основано на Уставе граж­данского судопроизводства.
В отечественных законодательстве и литературе конца XIX — на­чала XX вв. «арбитражные комиссии» при хлебных и товарных бир­жах назывались также «биржевыми третейскими судами», «бирже­выми судами», «третейско-судебными установлениями», «своего рода третейскими судами», «торговыми третейскими судами». Положения о третейском суде Устава гражданского судпроизводства 1864 г. не распространялось на третейское разбирательство на биржах. Впервые на вопрос о необходимости учреждения на отчественных биржах «тре­тейского разбирательства» было обращено внимание в 1893 г. особым совещанием для выработки мер по упорядочению хлебной торговли, состоявшемся при Департаменте торговли и мануфактур Министер­ства финансов.
В 1899 г. Министерство финансов опубликовало в «Собрании уза­конений и распоряжений правительства» первую в стране Инструк­цию для Арбитражной комиссии, состоявшей при Калашниковской хлебной бирже, наделившую эту комиссию компетенцией устанавли­вать род и качество товаров, послуживших предметом спорных сделок, а также разрешать все возникающие по этим спорам недоразумения. Арбитражная комиссия на основании заявления одной из сторон рассматривала споры и недоразумения, возникавшие по торговым сдел­кам, заключенным членами биржевого общества между собой, а также с лицами, не являвшимися членами биржи. Согласия второй стороны на рассмотрение спора в Арбитражной комиссии не требовалось. Од­нако принятое решение приобретало обязательную для обеих сторон силу лишь после его письменного признания ответчиком. Решения Арбитражной комиссии считались окончательными и не подлежали обжалованию, если обе стороны предварительно выразили согласие на это в письменной форме. В состав комиссии входили 9 членов, ежегодно избираемые на общем собрании. Эти члены не могли уча­ствовать в разбирательстве дел: 1) в которых были заинтересованы они лично, их ближайшие родственники и торговые компаньоны; 2) лица, с которыми они вели тяжбу. Кроме того, каждая из сторон имела право отвести по одному из членов Арбитражной комиссии без объяснения причин.
В 1901 г. Комитет министров предоставил министру финансов право учреждать арбитражные комиссии при всех остальных россий­ских биржах, а также утверждать вырабатываемые биржевыми коми­тетами и одобренные биржевыми обществами инструкции о составе, правах и обязанностях этих комиссий. На практике министр торговли и промышленности утверждал только те инструкции, которые были составлены по образцу Инструкции Арбитражной комиссии при Калашниковской бирже в С.-Петербурге.
По мнению Правительствующего сената, арбитражные комиссии при биржах от третейских судов отличал порядок исполнения их решений: постановления третейских судов, подобно решениям государ­ственных судов, приводились в исполнение в общем порядке — при­нудительно, путем выдачи исполнительных листов, имевших равную силу с исполнительными листами правительственных судебных ус­тановлений; порядок принудительного исполнения решений арбит­ражных комиссий установлен не был.
В 1903 г. для выработки проекта правил о биржевых арбитражных комиссиях Особым Высочайше учрежденным Совещанием о нуждах сельскохозяйственной промышленности была образована отдельная подготовительная комиссия, состоявшая из членов министерств юс­тиции и финансов, выработавшая проект правил для «биржевых судов, предусматривавший законодательное санкционирование этих «торговых третейских судов» с приданием их решениям обязательной силы. Ввиду того что комиссия не смогла выработать решение о до­пустимости апелляционного обжалования решений биржевого суда, а также о порядке их исполнения, была образована межведомственная комиссия под председательством сенатора П. Кобылинского, завер­шившая в 1903 г. разработку проекта правил о биржевом суде как «суде специальном, профессиональном, установленном силою зако­на». Проект устанавливал принудительную подсудность биржевому суду споров членов, посетителей и посредников бирж и исходил из того, что «судопроизводство в биржевых судах должно быть установ­лено на тех же самых началах, как и судопроизводство в судебных местах, преимущественно низших инстанций — мировых учреждени­ях». Проект не допускал апелляции на решения биржевого суда, од­нако предусматривалась их отмена («уничтожение») коммерческим или окружным судом в случае их недействительности: вынесения по неподсудному делу или с нарушением существенных правил судо­производства. В этом случае дело подлежало новому рассмотрению в биржевом суде. Исполнительный лист на решение биржевого суда, в случае принятия проекта выдавался по определению коммерческого или окружного суда, в округе которого было решено дело, на осно­вании предъявляемого решения биржевого суда*.
* Исторический очерк, приведенный в настоящей главе, основан на двух фунда­ментальных работах отечественных ученых дореволюционного периода: Вицын А.И. Третейский суд по русскому праву. М., 1856 г.; Волков А.Ф. Торговые третейские суды. СПб., 1913, а также с использованием данных из статьи Гессена И. в Энциклопедическом словаре, изданном Брокгаузом Ф.А. и Ефроном И.А. в начале XX в. (Т. XXXIII. СПб., 1901).

Институт третейского суда был сохранен советской властью*. Вы­полнявшие функции постоянно действующих третейских судов арбитражные комиссии образовывались в 1922-1930 гг. при товарных и фондовых биржах**.
* Декрет от 24 ноября 1917 г. // СУ РСФСР. 1917. № 4. Ст. 50; Декрет о третей­ском суде от 16 февраля 1918 г. // СУ РСФСР. 1918. № 28. Ст. 366; Положение о третейском суде от 16 октября 1924 г. // СУ РСФСР. 1924. № 78. Ст. 783.
** См.: Положение о товарных и фондовых биржах и фондовых отделах при то­варных биржах (л 2 октября 1925 г. // Известия. ЦИК № 248. 1925. 28 окт.

В период нэпа арбитражные комиссии при биржах создавались на основании Положения о товарных и фондовых биржах и фондовых отделах при товарных биржах от 2 октября 1925 г.* Права на обра­щение в биржевые арбитражные комиссии были лишены государст­венные учреждения и предприятия (примечание 1 к ст. 91 Положения о товарных и фондовых биржах и фондовых отделах при товарных биржах от 2 октября 1925 г.). Постепенное ограничение, а затем пол­ный отказ от рыночных отношений привел сначала к сокращению количества, а затем и к полной ликвидации бирж и арбитражных ко­миссии при них**.
* См.: Известия ЦИК. № 247. 1925. 28 окт.
** См.: Постановление СТО от 13 октября 1929 г. «О ликвидации фондовых отде­лов при товарных биржах, за исключением фондовых отделов при Московской и Вла­дивостокской товарных биржах» // СЗ СССР. 1929. № 66. С. 623; постановление ЦИК и СНК СССР от 6 февраля 1930 г. «Об упразднении товарных бирж в фондовых отделов при них» // Известия ЦИК СССР. № 48. 1930. 18 февр.

В 1959 г., середине 60-х гг., 1975 г. принимались нормативные акты, которые были призваны активизировать третейское разбира­тельство споров, рассматривавшихся по общим правилам о подведом­ственности органами государственного арбитража. Однако практика применения этих нормативных актов была невелика, поскольку от­сутствовали экономические предпосылки, необходимые для развития института третейского суда.
Краткий исторический очерк изменения установленных россий­ским законодательством правил об исполнении решений третейского суда. На протяжении XIX-XX вв. порядок исполнения решений тре­тейского суда в России неоднократно изменялся, отражая отношение государственной законодательной и отчасти судебной властей к само­му институту третейского суда.
Устав гражданского судопроизводства (далее — УГС) 1864 г. не допускал апелляции на становившиеся окончательными с момента их объявления решения третейского суда (ст. 1393 УГС). В семиднев­ный срок со времени объявления решения оно в зависимости от цены иска передавалось или мировому судье или в окружной суд, в участке или округе которых «было решено» (ст. 1394 УГС). Решение третей­ского суда приводилось в исполнение «на общем основании», т.е. на основании исполнительного листа, выдававшегося или мировым су­дьей, или окружным судом. Решения третейских судов могли быть признаны недействительными или «уничтожены» по «жалобам тяжущихся», подаваемых в месячный срок «судебному установлению», которому было представлено «подлинное решение» (ст. 1395, 1396, 1398, 1399 УГС). Решения третейского суда признавались недейст­вительными и подлежали уничтожению: «I) в отношении лиц, кото­рые не участвовали в составлении третейской записи; 2) в отношении таких предметов, которые не были представлены решению третей­ского суда на основании записи»; 3) в отношении дел, третейское раз­бирательство которых не допускалось на основании ст. 1368 УГС (дела: о личных правах состояния; сопряженные с пользами малолет­них и других лиц, находящихся под опекою; сопряженные с интересом казенных управлений или же земских, городских и сельских обществ; соединенные в чем-либо с преступлением или проступком, кроме тех, которые на основании уголовных законов могут быть прекращены примирением, а также о возмещении причиненных преступлением или проступком вреда или убытков, «вчиняемых гражданским по­рядком после уголовного производства»; о недвижимых имуществах, когда в числе участвующих есть лица, ограниченные по закону в пра­вах приобретения этих имуществ или в правах владения и пользова­ния ими; основанные на правилах о вознаграждении потерпевших вследствие несчастных случаев рабочих и служащих, а равно членов их семей на предприятиях фабрично-заводской, горной и горнозавод­ской промышленности).
Регламентация исполнения решений третейских судов в совет­ском законодательстве неоднократно изменялась.
Декрет о третейском суде 1918 г. допускал кассационное обжало­вание решений третейских судов в местные съезды судей. В случае отмены местным съездом судей решения третейского суда дело пере­давалось на рассмотрение общего (государственного) суда по подсуд­ности.
Положение о третейском суде РСФСР 1924 г. отказалось от кас­сационного обжалования решений третейского суда. Порядок про­верки решений третейского суда определялся ст. 202, 203 ГПК РСФСР 1924 г., согласно которым все делопроизводство третейского суда по его окончании представлялось для хранения в народный суд, в районе которого «третейский суд происходил». В случае необходи­мости принудительного исполнения решения третейского суда народ­ный судья выдавал исполнительный лист в общем порядке (гл. XIX ГПК 1924 г.). При выдаче исполнительного листа народный судья удостоверял, что решение вынесено «в соответствии с требованиями, установленными для третейских судов, и вообще не противоречит за­кону» (ст. 202). Статья 202 ГПК 1924 г. имела в виду «проверку лишь формальной законности и противоречия закону или обхода закона, а не в смысле предоставления нарсуду прав кассационной проверки решений»*. На отказ народного судьи в выдаче исполнительного листа могла подаваться частная жалоба в губернский суд (ст. 203).
* Постановление Верховного Суда от 19 января 1925 г. // Еженедельник совет­ской юстиции. 1925. № 6.

В отличие от иных третейских судов, возможность кассационного обжалования решений биржевых арбитражных комиссии была уста­новлена не сразу, но сохранилась вплоть до ликвидации в 1928-1930 г.г. товарных и фондовых бирж. В 1926 и 1928 г. в ГПК РСФСР 1924 г. были внесены дополнения, устанавливающие возможность и порядок кассационного обжалования решений биржевых арбитраж­ных комиссий. Такие жалобы подавались в надлежащий суд через постановившую решение биржевую арбитражную комиссию. Выдача исполнительного листа до истечения установленного для обжалова­ния срока, а при поступлении в срок жалобы — до разрешения дела кассационной инстанцией не допускалось (ст. 203-б ГПК РСФСР 1924 г.). При отмене решения биржевой арбитражной комиссии гу­бернским или Верховным судом дело передавалось на новое рассмот­рение в биржевую арбитражную комиссию в новом составе (ст 203-в ГПК РСФСР 1924 г.).
Позднее решения третейских судов между социалистическими ор­ганизациями подлежали принудительному исполнению по приказу Госарбитража, выданному по просьбе заинтересованной стороны. При этом Госарбитраж осуществлял надзор за законностью решений тре­тейских судов и отменял их, если устанавливал, что эти решения про­тиворечат закону. В этих случаях стороны были вправе передать спор на рассмотрение Госарбитража*.
* См.: Положение о Третейском суде, утвержденное Госарбитражем СССР 30 де­кабря 1976 г. // БНА СССР. 1976. № 6.

§ 3. Современное российское законодательство о третейском суде. Состояние законопроектных работ

После принятия 4 июля 1991 г. Закона РФ «Об арбитражном суде», содержавшего ст. 7 «Право на обращение в третейский суд и к посреднику»*, началось возрождение в России третейского разби­рательства споров из внутреннего торгового оборота.
* См.: Ведомости Съезда н/д и ВС РСФСР. 1991. № 30. Ст. 1013.

В 1992-1993 гг. были приняты два новых нормативных акта о третейском суде: Временное положение о третейском суде для раз­решения экономических споров (24 июня 1992 г.) и Закон Российской Федерации от 7 июля 1993 г. «О международном коммерческом ар­битраже».
Это означало окончание продолжавшегося с начала 30-х гг. XX в. периода, когда третейский суд практически не использовался как для рассмотрения «внутренних» споров между гражданами, так и между организациями, а функции внешнеторгового арбитража выполняли лишь два постоянно действующих третейских суда: созданная в 1930 г. Морская арбитражная комиссия (МАК) и образованная в 1932 г. Внешнеторговая арбитражная комиссия (ВТАК, в настоящее время — Международный коммерческий арбитражный суд) при Торгово-про­мышленной палате СССР (сегодня — РФ).
После принятия в 1993 г. Закона РФ «О международном ком­мерческом арбитраже», в основу которого положен разработанный Комиссией ООН по праву международной торговли (ЮНСИТРАЛ) и одобренный в Резолюции №40/72 Генеральной Ассамблеей ООН Типовой закон «О международном коммерческом арбитраже», стало возможным выполнение функций международного коммерческого ар­битража как третейскими судьями, избранными для рассмотрения конкретного спора (ad hoc), так и вновь создаваемыми постоянно дей­ствующими третейскими судами.
Специальное исследование позволило «сделать заключение о том, что к началу 1996 г. в России существовало примерно 250 постоянно действующих третейских судов, в списки которых были включены около 1500 третейских судей*.
* ВВАС РФ. 1997. № 8. С. 93.

Российская Федерация как правопреемник СССР участвует в Нью-Йоркской конвенции от 10 июня 1958 г. «О признании и ис­полнении иностранных арбитражных решений», а также в Европей­ской конвенции о внешнеторговом арбитраже (Женева, 1961). Эти конвенции в силу ст. 15 Конституции РФ являются частью правовой системы РФ. Деятельность государственных судов общей юрисдик­ции по признанию и исполнению в Российской Федерации Нью-Йоркской конвенции 1958 г. «О признании и исполнении иностран­ных арбитражных решений» до настоящего времени регламентиру­ется Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 июня 1988 г. «О признании и исполнении в СССР решений иностранных судов и арбитражей».
Кроме того, в силу ч. 4 ст. 15 Конституции РФ в правовую сис­тему Российской Федерации включается ряд других многосторон­них и двусторонних международных договоров, в которых участвует наша страна.
Во-первых, в Российской Федерации так же, как в Болгарии, Ру­мынии, Монголии и на Кубе, остается в силе принятая странами — членами СЭВ в 1972 г. Конвенция «О разрешении арбитражным путем гражданско-правовых споров, вытекающих из отношений эко­номического и научно-технического сотрудничества». Основное прак­тическое значение имеет положение названной Конвенции об обяза­тельной подсудности споров между организациями стран – участниц Конвенции арбитражному (третейскому) суду при торговой палате страны-ответчика. Следует обратить внимание на то, что число участ­ников Конвенции 1972 г. сократилось за счет бывшей ГДР, бывшей Чехословакии, Венгрии, Польши. Участниками этой Конвенции в по­рядке правопреемства не считают себя все образовавшиеся после рас­пада СССР, кроме России, новые независимые государства*.
* См.: Третейский суд. Законодательство. Практика. Комментарии. М., 1997. С. 671-675; Петросян Р.А. Применение Московской конвенции 1972 г. в современных условиях // Сборник информационных материалов «Право и арбитражная практика». Выи.1. М., 1997. С. 15-30.

Во-вторых, Российская Федерация участвует в заключенном стра­нами — членами СНГ в 1992 г. Соглашении о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности. Формально это Соглашение распространяется и на исполнение ре­шений третейских судов, вынесенных на территории одного из госу­дарств — участников Соглашения, на территории других государств-участников. Практически исполнение решений третейских судов в СНГ редко основывается на Соглашении 1992 г., поскольку в данном случае имеет место конфликт двух многосторонних международных договоров: Соглашения 1992 г. и Нью-йоркской конвенции о при­знании и исполнении иностранных арбитражных решений от 10 июня 1958 г.
В качестве примеров двусторонних договоров Российской Феде­рации, содержащих положения о третейском разбирательстве споров, можно назвать следующие.
Большую группу двусторонних договоров образуют заключенные еще СССР 14 международных соглашений о взаимном поощрении и взаимной защите капиталовложений. Не останавливаясь подробно на содержании этих соглашений, обратим лишь внимание на наличие в их текстах пунктов, регламентирующих порядок рассмотрения споров между инвестором и принимающим инвестиции государством. Ряд соглашений предусматривает передачу таких споров на рассмотрение третейского суда в Швеции. Большая часть заключенных СССР со­глашений о взаимном поощрении и взаимной защите капиталовло­жений ратифицирована обеими сторонами, вступила в силу и подле­жит применению в Российской Федерации в силу провозглашенного ею правопреемства в отношении международных договоров бывшего СССР. (Это соглашения с Китайской Народной Республикой, Кана­дой, Соединенным Королевством Великобритании и Северной Ирландии, Королевством Нидерландов, Швейцарией, Финляндской Республикой, Федеративной Республикой Германии, Французской Республикой, Итальянской Республикой, Австрийской Республикой, Республикой Корея.) У автора нет информации о ратификации ино­странной (нероссийской) стороной соглашений, заключенных с Ис­панией, Турцией, Бельгией и Люксембургом. Процесс заключения Российской Федерацией двусторонних договоров о взаимном поощ­рении и взаимной защите капиталовложений продолжается*.
* См.: Третейский суд Законодательство. Практика. Комментарии. С. 588.

Кроме того, в отдельные межправительственные соглашения Рос­сийской Федерации и других государств — бывших республик в со­ставе СССР включаются положения, подтверждающие возможность заключения организациями стран-участниц соглашений о передаче определенного круга споров на рассмотрение третейского суда. В ка­честве примеров можно привести Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Беларусь о со­трудничестве в развитии нефтяной и газовой промышленности Рос­сии от 2 марта 1993 г., Соглашение между Правительством Россий­ской Федерации и Правительством Республики Армения о сотруд­ничестве в развитии нефтяной и газовой промышленности России от 2 марта 1993 г. В Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Словения о торговле и эко­номическом сотрудничестве от 19 февраля 1993 г. включена статья, содержащая обязательство сторон признавать арбитражные решения по спорам, относящимся к торговым сделкам, заключенным между юридическими и физическими лицами обеих стран, и приводить их в исполнение в соответствии с действующим в каждой из стран за­конодательством. В последнем случае, поскольку и Россия, и Слове­ния — участники Нью-Йоркской конвенции 1958 г. «О признании и исполнении иностранных арбитражных решений», будет применяться общий порядок, установленный для признания и исполнения любых иностранных арбитражных решений*.
* См. там же. С. 117-119.

Нормы, определяющие круг споров, которые по российскому за­конодательству могут быть предметом третейского разбирательства, а также нормы, регламентирующие отдельные аспекты взаимоотно­шений государственных и третейских судов, включены в ГПК 1964 г. (ст. 23, 129, п. 7 ст. 219, 338, 339, 437) и АПК (ст. 23. 85, п. 1, 2 ст. 87, п. 3, 4 ч. 1 ст. 107).
Действующее российское процессуальное законодательство за­крепляет общее правило, согласно которому в третейский суд по со­глашению сторон, заключенному в виде «арбитражной оговорки» или путем составления отдельного документа, могут передаваться только подведомственные государственным судам общей юрисдикции и государственным арбитражным судам гражданско-правовые споры (ст. 27 ГПК и ст. 23 АПК). Не могут быть предметом третейского разбирательства споры, которые в соответствии с нормами процессу­ального или материального законодательства составляют исключи­тельную компетенцию государственных судов, иных органов. Напри­мер, в третейский суд не могут передаваться патентные споры, рас­смотрение которых возложено на Высшую патентную палату*. Не до­пускается рассмотрение третейским судом споров между гражданами, вытекающих из семейных и трудовых правоотношений (ст. 1 Прило­жения № 3 к ГПК). На рассмотрение третейского суда не может быть передано дело о банкротстве (п. 3 ст. 29 Закона о банкротстве).
* См. ст. 31 Патентного закона РФ 1992 г. // Ведомости Съезда н/д и ВС РФ. 1992. № 42. Ст. 2319.

Следует особо остановиться на датируемых 1995 г. нормативных актах, содержащих положения о третейском разбирательстве споров при проведении аукционов на право заключения договоров кредита, залога находящихся в федеральной собственности акций и комиссии. Правила проведения таких аукционов, а также обязательные условия договоров кредита, залога и комиссии, были утверждены Указом Пре­зидента РФ от 31 августа 1995 г. В одном из пунктов обязательных условий договоров между Российской Федерацией и, соответственно, заемщиком, залогодателем и комиссионером предусмотрено, что споры, связанные с исполнением, изменением или расторжением таких договоров подлежат передаче «на рассмотрение Международ­ного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате Российской Федерации, если стороной является иностранное юридическое лицо или предприятие с иностранными инвестициями, либо на рассмотрение Третейского суда для разрешения экономических споров при Торгово-промышленной палате Российской Федера­ции, если стороной является юридическое лицо, зарегистрированное в государствах — участниках Содружества Независимых Государств, или российское юридическое лицо без иностранного участия»*.
* СЗ РФ. 1995. № 36. Ст. 3527.

Представляется, что в данном случае речь идет не об обязательном (в силу предписания законодательного акта) рассмотрении споров в третейском суде, а о квалификации российского государства в регла­ментируемых отношениях как субъекта гражданского права, приняв­шего решение о заключении на определенных условиях договоров кредита, залога и комиссии находящихся в государственной собст­венности акций.
Споры между российским государством и инвестором, вытекаю­щие из соглашений о разделе продукции, заключаемых в соответствии со ст. 22 Федерального закона РФ от 30 декабря 1995 г. «О соглаше­ниях о разделе продукции», могут разрешаться в третейском суде (в том числе в международных арбитражных институтах) в тех слу­чаях, когда условие о третейском разбирательстве таких споров будет включено в конкретное соглашение о разделе продукции*.
* См.: Российская газета. 1996. 11 янв.

Закон Российской Федерации от 9 декабря 1991 г. (в редакции Федерального закона от 31 декабря 1995 г.) «О государственной пош­лине» относится к блоку законодательных актов о третейском суде постольку, поскольку в нем установлен размер государственной пош­лины, подлежащей уплате при обращении в государственные арбит­ражные суды с заявлениями о выдаче исполнительных листов на при­нудительное исполнение решений третейских судов по экономичес­ким спорам*.
* См.: Российская газета. 1996. 13 янв.

Кроме того, существует ряд материально-правовых законодатель­ных актов, содержащих указание на допустимость третейского раз­бирательства определенных категорий споров или споров между оп­ределенными категориями участников торгового оборота, а также о праве тех или иных организаций учреждать постоянно действующие третейские суды. Такие законодательные акты не имеют самостоятельного значения, они, как правило, воспроизводят положения ос­новных законов о третейском суде и подчеркивают интерес законо­дателя к использованию третейского разбирательства в той или иной сферах.

Состояние законопроектных работ. На протяжении последних лет Торгово-промышленной палатой Российской Федерации велась подготовка проекта нового Закона «О третейских судах и Российской Федерации». 13 февраля 1998 г. этот законопроект был принят в первом чтении Государственной Думой Федерального Собра­ния РФ.
В основе нового Федерального закона «О третейских судах в Российской Федерации» — принципиально верные идеи о необходимости совершенствовать отечествен­ное законодательство о третейском суде в направлении создания комплексных и системных законодательных основ третейского разбирательства правовых споров.
Новый закон призван заменить два из трех принятых в разное время и содержащих неоправданные различия в регламентации аналогичных вопросов действующих зако­нодательных актов о третейском суде: Временное положение о третейском суде для разрешения экономических споров и Положение о третейском суде (Приложение № 3 к ГПК).
Таким образом, в случае принятия законопроекта в стране будут применяться два федеральных закона: «О третейских судах в Российской Федерации» и «О международном коммерческом арбитраже» от 7 июля 1993 г.
К положительным новеллам законопроекта безусловно относится и восполнение пробела правового регулирования организации и деятельности третейских судов но спорам между организациями (юридическими лицами) и гражданами (физическими лицами). Включение в предмет регулирования нового федерального закона третейского разбирательства правовых споров между гражданами и организациями призвано со­действовать объективно необходимому и соответствующему практике многих стран развитию третейского разбирательства на фондовом рынке, рынке недвижимости, в сфере страховой деятельности и на других организованных рынках.
Разработанный проект призван также сблизить законодательную регламентацию третейского разбирательства «внутренних» споров с более совершенными и соответ­ствующими современным мировым стандартам правилами третейского разбиратель­ства, установленными в Законе Российской Федерации «О международном коммер­ческом арбитраже».

§ 4. Понятие и правовая природа третейского суда

Третейский суд — форма разрешения правовых споров, осущест­вляемого не государственным судом, а третьими по отношению к сто­ронам спора частными физическими лицом или лицами (третейскими судьями), избранными самими сторонами либо избранными (назна­ченными) в порядке, согласованном сторонами или определенном за­коном, международным договором. Третейские суды не включаются в судебную систему Российской Федерации, установленную в гл. 7 «Судебная власть» Конституции РФ, и не являются органами, осу­ществляющими правосудие. Третейский суд для рассмотрения спо­ров, вытекающих из внешнеэкономической деятельности, в россий­ском законодательстве называется «международный коммерческий арбитраж», «иностранный арбитраж».
Существует четыре теории правовой природы третейского суда: 1) договорная; 2) процессуальная; 3) смешанная; 4) автономная.
Одни сторонники «договорной» («концессуальной») теории рассматривают третейский суд как обычное гражданско-правовое от­ношение. Соглашение о передаче спора в третейский суд является, по их мнению, обычным гражданско-правовым договором, порожда­ющим для сторон гражданско-правовые обязательства, в том числе обязательство подчиниться вынесенному третейским судом решению, ибо стороны как бы заранее отказываются от своего права и признают право другой стороны в споре, если таковым будет решение третей­ского суда. Другие сторонники этой теории объявляют третейских судей «мандатариями» сторон, действующими по их поручению, а вынесенное решение — заключенным по поручению сторон догово­ром. В случае неисполнения такого договора в государственный суд может быть предъявлен обычный иск по договору.
Другое объяснение правовой природы третейского суда дают при­верженцы процессуальной теории, трактующей третейский суд как особую форму государственного правосудия, все элементы и стадии третейского разбирательства, включая и соглашение о передаче спора в третейский суд — как предмет процессуального права, а вынесенное решение — как тождественное решению государственного суда. Но мнению процессуалистов, деятельность третейских судей тождествен­на деятельности судей государственных судов.
Основное практическое значение договорной теории состоит в ре­шении всех вопросов организации и деятельности третейского суда на базе гражданского права. Процессуальная теория, наоборот, ведет к применению по всем вопросам, касающимся третейского суда, про­цессуального права.
О неспособности как договорной, так и процессуальной теорий правовой природы третейского суда дать их стройную аргумента­цию писали в своих работах современные отечественные ученые С.Н. Лебедев, Л.А.Лунц, Н.И. Марышева, А.И. Минаков, И.О. Хлестова*.
* См.: Лебедев С.Н. Международный торговый арбитраж. М., 1965. С. 22-34; Лунц Л.А., Марышева Н.И. Курс международного частного нрава. Т. 3. Международ­ный гражданский процесс. М., 1976. С. 217-219; Минаков А.И. Арбитражное соглаше­ние и практика рассмотрения внешнеэкономических споров. М., 1985. С. 77 85; Хлестова И.О. Арбитраж во внешнеэкономических отношениях стран-членов СЭВ. М., 1980. С.7-17.

В качестве основного порока договорной теории называется не­тождественность третейских судей «мандатариям» сторон, посколь­ку, хотя решение и выносится ими с согласия сторон, при этом не выполняется, как это имело бы место в случае договора поручения, воля поручителя относительно содержания решения третейского суда. Неубедительными признаются и доводы «процессуалистов», квали­фицирующих соглашение о передаче споров в третейский суд как имеющее исключительно процессуальный характер, а также об асси­миляции решений третейского и государственного судов.
Отечественные ученые в области международного частного права практически единодушно признают теорию «смешанной» правовой природы (sui generis), квалифицирующую третейский суд как соче­тающий материально-правовые и процессуально-правовые элементы. Оформление этой теории связывают с именем швейцарского профес­сора Дж. Саиссэ-Холла и его докладом на 44-й сессии Института меж­дународного права в апреле 1952 г.*
* См.: Лебедев С.Н. Указ. соч. С. 82.

Согласно теории sui generis, третейский суд базируется на граж­данско-правовом договоре, который влечет процессуальные послед­ствия. Основное практическое значение этой теории заключается в том, что вопросы, касающиеся правоспособности и дееспособности сторон, заключающих соглашение о передаче спора в третейский суд, о форме и действительности такого соглашения квалифицируются как материально-правовые, решаемые на общих основаниях колли­зионного права с отсылкой в случае необходимости к применимому иностранному материальному праву. Что же касается правил третей­ского разбирательства, вынесения и исполнения решений третейского суда — это предмет норм процессуального права страны, где проис­ходит третейское разбирательство.
Теория третейского суда как института sui generis, сформулиро­ванная применительно к третейским судам для разрешения споров, вытекающих из внешнеторгового оборота и иных видов внешнеэко­номической деятельности, в начале 90-х гг. получила в нашей стране применение и к отношениям, возникающим в связи с организацией и деятельностью третейских судов для разрешения гражданско-пра­вовых споров экономического характера, возникающих между рос­сийскими организациями и гражданами-предпринимателями.
Таким образом, третейский суд для разрешения экономических споров — это сложное комплексное явление, основой которого явля­ется материальное, в том числе гражданское, право и которое получает процессуальный эффект в соответствии с национальным процессу­альным законодательством.
Из сказанного вытекает очень важный вывод о том, что вопросы правоспособности и дееспособности сторон, заключающих соглаше­ние о передаче спора в третейский суд, действительности такого со­глашения квалифицируются как материально-правовые.
Что же касается правовых последствий заключения сторонами со­глашения о третейском суде, определения правил третейского разби­рательства и исполнения решений третейского суда — это предмет норм процессуального законодательства.
«Автономная» теория правовой природы третейского суда по­явилась сравнительно недавно. Характеризуя позицию ее авторов, А.И. Минаков пишет, что они отрицают и договорную, и процессу­альную, и смешанную теории. По их мнению, третейский суд — ори­гинальная система, свободная как от договорных, так и от процессу­альных элементов. Это — институт, юридическая природа которого и совершенствование регулирующего его законодательства отражают практические потребности торговли и зависят лишь от прагматичес­ких экспериментов некоего «сообщества» деловых людей*.
* См.: Минаков А.И. Указ. соч. С. 84-85.

Представляется, что «автономная» теория третейского суда не яв­ляется теорией его правовой природы и имеет право на самостоя­тельное существование наряду с признанием теории sui generis.
Примерами, подтверждающими правомерность постановки во­проса о разработке автономной теории третейского суда являются Мо­дельный закон «О международном коммерческом арбитраже» 1985 г., подготовленный Комиссией ООН по праву международной торговли (ЮНСИТРАЛ), а также Арбитражный Регламент Комиссии ООН по праву международной торговли (ЮНСИТРАЛ), принятый Гене­ральной Ассамблеей ООН 15 декабря 1976 г.
Как отмечают разработчики этих документов, при их составлении были приняты во внимание многие факторы, в том числе многие меж­дународные конвенции и соглашения в области третейского суда, а также необходимость применения в разных странах, относящихся к различным правовым системам.
Что касается проявления «автономной» теории на уровне локаль­ных нормативных актов, то содержание положений и регламентов практически всех постоянно действующих третейских судов выраба­тываются в том числе и путем отбора и адаптации к условиям кон­кретного учредителя постоянно действующего третейского суда наи­более удачных норм и положений из ранее принятых аналогичных актов.
Представляется, что в научном плане развитие автономной теории третейского суда, как изучающей закономерности и тенденции изме­нения правовых основ его организации и деятельности на междуна­родном, национальном и локальном уровнях, позволило бы вывести теоретические положения как основу моделирования законодатель­ных и иных нормативных актов о третейском суде.

§ 5. Понятие и способы заключения соглашения о передаче спора на рассмотрение третейского суда. Процессуальные последствия заключения соглашения

Соглашение о третейском суде — соглашение сторон о передаче на рассмотрение третейского суда конкретного спора, определенных споров или всех споров, которые уже возникли или могут возникнуть между сторонами в будущем в связи с каким-либо правоотношением, независимо от того, носило ли оно договорный характер. Такое со­глашение о передаче спора на рассмотрение международного коммерческого арбитража, а также иностранного арбитража называется арбитражным соглашением. Соглашение о третейском суде должно за­ключаться в письменной форме (ст. 3 Временного положения о тре­тейском суде для разрешения экономического спора, ст. 7 Закона РФ от 7 июля 1993 г. «О международном коммерческом арбитраже»).
Соглашение о третейском суде по спорам, которые могут возник­нуть в будущем, заключенное путем включения его в текст договора, называется третейской оговоркой (арбитражной оговоркой), ого­воркой. Такая оговорка рассматривается как автономное от других условий основного договора положение. «Автономность» оговорки означает, что признание третейским судом недействительным основ­ного договора не влечет за собой недействительность включенного в него условия (оговорки) о третейском суде по спорам из признанного недействительным договора.
На практике российские организации часто не уделяют должного внимания содержанию оговорки на стадии заключения договоров. Следствием этого являются многочисленные случаи невозможности третейского разбирательства ввиду того, что или сам третейский, или государственный суд не признают неясную, нечеткую оговорку до­стижением между сторонами соглашения о третейском суде. Бывают также случаи отказа государственного суда в исполнении решения третейского суда, поскольку государственный суд устанавливает не­четкость или неясность оговорки, не позволяющую прийти к выводу о заключении сторонами соглашения о третейском суде.
Так, Федеральный арбитражный суд Московского округа отме­нил определение арбитражного суда первой инстанции о выдаче оп­ределения на принудительное исполнение решения постоянно дей­ствующего третейского суда, признавшего соглашением сторон о рас­смотрении спора в этом третейском суде оговорку следующего со­держания:
«Если стороны к сему не смогут достичь дружеского разрешения какой-то претензии или спора между ними в связи с настоящими договорами, любая такая претензия или спор должны быть переда­ны на рассмотрение суда, действующего по нормам статутного и об­щего права в Никозии, Кипр. Безотносительно к вышеприведенно­му положению, кредитор должен иметь право на осуществление любых законных действий или на судебное преследование заемщика и гарантов или любого из них в связи с настоящими договорами в любом суде или судебном органе какого бы то ни было рода, в любой стране или в любом месте мира по абсолютному усмотрению кре­дитора либо параллельно с судебным разбирательством на Кипре, либо нет».
Представляется, что Федеральный арбитражный суд Московского округа обоснованно отменил определение о выдаче исполнительного листа, поскольку из текста арбитражной оговорки не следует, что между сторонами было достигнуто соглашение о передаче спора в третейский суд.
Как правило, «оговорка» включается в двусторонние договоры. Однако известны случаи включения «оговорок» в многосторонние со­глашения. Впервые в отечественной практике вопрос о допустимости «многосторонних оговорок» обсуждался и был решен положительно применительно к договорам о создании совместных предприятий (ор­ганизаций с иностранными инвестициями (конец 80-х — начало 90-х гг.). «Многосторонние оговорки» используются также в учре­дительных документах различных ассоциаций, бирж и т.п.

Теоретическое обоснование таких многосторонних оговорок исходит из признания смешанной правовой природы третейского суда (sui generis), согласно которой вопросы действительности, формы соглашения о передаче спора на рассмотрение третейского суда решаются с применением норм материального (гражданского права). Следова­тельно, включая в Учредительный договор, Устав организации-учредителя постоянно действующего третейского суда условие договорного характера, фиксирующее согла­шение между всеми членами организации о рассмотрении всех или какого-то круга споров между членами организации, стороны заключают многосторонний договор, автономный от других положений содержащего его документа и оформляемый подобно «третейской оговорке» в договоре*.
* См.: Виноградова Е.А. Правовые основы организации и деятельности третейско­го суда. Автореф. дисс... канд. юрид. наук. М., 1994. С. 28-30.

Несмотря на то что это теоретическое положение не было никем оспорено, в прак­тике третейского разбирательства при возникновении спора между сторонами — чле­нами организации, в учредительных (уставных) документах которой есть «много­стороння третейская оговорка», во избежание отказа государственного суда в осно­ванном на такой «оговорке» принудительном исполнении решения третейского суда по мотиву «отсутствие между сторонами письменного третейского соглашения», по­вторно заключают двустороннее соглашение о передаче спора на рассмотрение тре­тейского суда.

Известен случай, когда соглашением о третейском разбиратель­стве была признана односторонняя арбитражная оговорка в агент­ском соглашении.

Стороны агентского соглашения подписали протокол, в котором зафиксировали факт выполнения агентом своих обязанностей, а также срок, и пределах которого прин­ципал обязался уплатить предусмотренное агентским соглашением вознаграждение. Протокол содержал, кроме того, условие, согласно которому в случае неуплаты в срок вознаграждения агент вправе «обратиться с иском в арбитраж по своему выбору». Принципал отказался уплатить вознаграждение, и агент обратился с иском к нему в «арбитражное учреждение» (т.е. в постоянно действующий третейский суд) третьей страны, известное своей высокой репутацией. Принципал отрицал компетенцию этого учреждения и действительность арбитражной оговорки, ссылаясь, в частности, на ее «односторонность». По мнению описавшего этот случай npофeccopa B.C. Позднякова, «возражения принципала подлежали отклонению, поскольку «односторонность» ар­битражной оговорки была обусловлена «односторонностью» правоотношения, став­шего предметом спора»*.
* Поздняков B.C. Международный коммерческий арбитраж в Российской Феде­рации. Закон. Регламент. Коментарии. М., 1996. С. 18.

Двусторонние, многосторонние, односторонние «оговорки» вы­деляются в зависимости от числа участников договорных отно­шений. В зависимости от содержания «оговорки» могут быть также вы­делены альтернативные оговорки, предусматривающие передачу спора. Необходимо различать альтернативные оговорки двух видов: 1) предоставляющие сторонам или одной из них в случае возникно­вения спора возможность выбора между несколькими третейскими судами; 2) предусматривающие возможность выбора между государ­ственным судом и названным в оговорке третейским судом.
Первый из названных видов альтернативных оговорок имеет ши­рокое распространение, признается соглашением о третейском суде и в практике третейского разбирательства, и в судебной практике раз­ных стран.
В такой оговорке определяется компетенция разных постоянно действующих тре­тейских судов или третейских судов ad hoc в зависимости от вида спора, что обуслов­лено спецификой товара*.
* См.: Минаков А.И. Указ. соч. 40-42.

Второй вид альтернативных оговорок, согласно которым «в случае возникновения спора он подлежит рассмотрению в суде или посто­янно действующем третейском суде N» не признается в отечественной судебной практике достижением сторонами соглашения о передаче спора на рассмотрение третейского суда. Действительно, заключив такое соглашение, стороны не выразили согласованного намерения, воли на изъятие спора из компетенции государственного суда и пере­даче этого спора в третейский суд.

По-видимому, такой подход наших государственных судов соответствует приня­тому в других странах. В единственной отечественной монографии о третейском со­глашении, опубликованной А.И. Минаковым в 1985 г., приведены примеры из зарубежной судебной практики.
Так, «в практике западногерманского окружного суда в г. Карлсруэ имелось дело по спору между голландской и западногерманской фирмами. Спор касался вопроса об арбитражной оговорке следующего содержания: «Все споры, вытекающие из на­стоящего контракта, в случае невозможности урегулировать их путем переговоров, будут разрешаться в арбитражном суде при германо-голландской Торговой палате. Если одна из сторон сочтет решение арбитража неудовлетворительным, она может обратиться в государственный суд». В споем решении суд пришел к выводу, что, по­скольку данная арбитражная оговорка не исключает юрисдикцию государственного суда, она имеет характер не соглашения об арбитраже, а скорее соглашения о попытке мирного урегулирования дела до обращения в арбитраж. На этом основании суд при­знал арбитражную оговорку недействительной»*.
* Там же. С.37-38.

Договоренность о третейском суде применительно к уже возник­шим спорам в виде отдельного от основного договора соглашения называют третейской записью. Заключение соглашения о третейском суде только в отношении уже возникших споров до настоящего времени предусмотрено в Положении о третейском суде по спорам между гражданами (Приложение № 3 к ГПК).
Термин «третейская запись» в действующем российском зако­нодательстве не используется, что соответствует подходу, закреплен­ному в современном законодательстве большинства государств, не знающему различия между арбитражной оговоркой и третейской за­писью и употребляющему обобщающее понятие «арбитражное согла­шение» («условие об арбитражном разбирательстве споров»).
В отношении подведомственных арбитражным судам споров сто­роны могут заключить соглашение о третейском суде до принятия решения по спору арбитражным судом (ст. 23 АПК). ГПК не уста­навливает срока для заключения соглашения о третейском суде.
На стадии заключения соглашения о передаче спора на рассмот­рение третейского суда третейский суд базируется на гражданско-пра­вовом договоре, который влечет процессуальные последствия (теория смешанной правовой природы третейского суда sui generis). Это зна­чит, что вопросы о право- и дееспособности сторон, заключающих соглашение о третейском суде, действительности такого соглашения квалифицируются как материально-правовые, решаемые на основа­нии норм материального права (для «внутреннего» третейского суда) и коллизионного права с отсылкой в случае необходимости к ино­странному материальному праву.
Процессуальный эффект соглашения о третейском суде прояв­ляется в том, что его заключение исключает возможность рассмотре­ния спора в государственном суде. В теории такой процессуальный эффект называется «некомпетентность государственного суда», «отвод государственного суда». Есть две законодательные конструк­ции, оформляющие такой процессуальный эффект: а) «абсолютная некомпетентность» государственного суда выражается в том, что судья (суд) по собственной инициативе отказывает в принятии ис­кового заявления или прекращает производство по делу, если между сторонами заключено соглашение о передаче спора в третейский суд; 6) «относительная некомпетентность» государственного суда — это обязанность государственного суда, в который подан иск по вопросу, являющемуся предметом соглашения о третейском суде, оставить иск без рассмотрения на основании заявления любой из сторон, сделан­ному не позднее первого заявления по существу спора, если суд не найдет, что соглашение недействительно, утратило силу или не может быть исполнено*.
* См.: Минаков А.И. Указ. соч. С. 51-52.

Принцип «абсолютной некомпетентности» государственного суда закреплен в ст. 129, 219 ГПК.
Согласно ст. 129 ГПК судья отказывает в принятии искового за­явления «...6) если между сторонами заключен договор о передаче данного спора на разрешение третейского суда».
В соответствии со ст. 219 суд или судья прекращают производство по делу «...если между сторонами заключен договор, о передаче дан­ного спора на разрешение третейского суда».
Принцип «относительной некомпетентности» применяется арбит­ражными судами в соответствии с п. 2 ст. 87 АПК с учетом положений п. 3 ст. II Конвенции ООН о признании и исполнении иностранных арбитражных решений от 10 июня 1958 г. и п. 1 ст. VI Европейской конвенции о внешнеторговом арбитраже 1961 г.
В п. 2 ст. 87 АПК установлено, что арбитражный суд оставляет иск без рассмотрения, «если имеется соглашение лиц, участвующих в деле, о передаче данного спора на разрешение третейского суда и возможность обращения к третейскому суду не утрачена и если от­ветчик, возражающий против рассмотрения дела в арбитражном суде, не позднее своего первого заявления по существу спора заявит хода­тайство о передаче дела на разрешение третейского суда...»
В судебно-арбитражной практике возник вопрос о том, что следует понимать как «возможность обращения к третейскому суду не утра­чена». Такая формулировка, по мнению разработчиков АПК РФ, под­разумевала ее тождественность с содержанием п. 1 ст. 8 Закона Рос­сийской Федерации от 7 июля 1993 г., предусматривающего, что «суд, в который подан иск по вопросу, являющемуся предметом арбитраж­ного соглашения, должен, если любая из сторон попросит об этом не позднее представления своего первого заявления по существу спора, прекратить производство и направить стороны в арбитраж, если не найдет, что это соглашение недействительно, утратило силу или не может быть исполнено».
Практика применения п. 2 ст. 87 АПК показала, что редакция ст. 8 Закона РФ, выделяющая несколько разных случаев, в которых государственный суд должен «направлять стороны» в третейский суд (в терминологии АПК — «оставлять иск без рассмотрения»), имеет большой практический смысл.
Предположим, что между сторонами имеется действительное со­глашение о передаче спора в несуществующий или прекративший су­ществование постоянно действующий третейский суд либо в третей­ский суд, который не обладает в соответствии с положением (регла­ментом) компетенцией рассматривать возникший спор. Все перечис­ленные случаи — случаи, в которых соглашение третейского суда не может быть исполнено.
Примером утраты третейским соглашением силы может быть слу­чай истечения срока действия этого соглашения, если таковой был согласован сторонами.
Недействительность третейского соглашения имеет место в случае несоблюдения требований о его письменной форме, отсутствия у под­писавших такое соглашение лиц полномочий на его заключение, по­роки воли (заключение соглашения под влиянием заблуждения, об­мана). В этом случае возможность обращения к третейскому суду не утрачивается, она не существует изначально.
В конечном итоге судебно-арбитражная практика выработала тол­кование п. 2 ст. 87 АПК 1995 г., как основанное на п. 2 ст. III Нью-Йоркской конвенции о признании и приведении в исполнение ино­странных арбитражных решений от 10 июня 1958 г., текстуально со­впадающего с п. 2 ст. 8 Закона Российской Федерации «О международном коммерческом арбитраже». Дело в том, что Нью-Иоркская конвенция подлежит приоритетному применению в соответствии с п. 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации 1993 г.

Встречаются неправомерные ссылки на положение ст. 87 АПК в апелляционной, кассационной и надзорной инстанциях. Истцы несмотря на наличие между сторонами третейского соглашения обращаются с исковыми заявлениями в арбитражный суд, который рассматривает дело в нескольких инстанциях. Ответчик не реализует предо­ставленное ему в соответствии со ст. 87 АПК право до первого заявления по существу спора заявить ходатайство об оставлении иска без рассмотрения. Однако позднее, по-видимому, тогда, когда арбитражный суд вынес решение не в его пользу, ответчик такое ходатайство заявляет.
Так, в арбитражный суд обратилось российское внешнеторговое объединение с иском к английской торговой компании. Внешнеторговый контракт, подписанный сто­ронами, содержал арбитражную оговорку о передаче спора в третейский суд...
Между тем иск был подан в арбитражный суд в Российской Федерации, ответчик (английская фирма) представил свои возражения на иск, доказательства в их обосно­вание, участвовал в судебных заседаниях при рассмотрении спора в первой из апел­ляционных инстанций.
Лишь при использовании нрава кассационного обжалования ответчик сослался на то обстоятельство, что иск заявлен с нарушением соглашения о передаче споров по сделке в третейский суд и арбитражный суд не вправе рассматривать спор, выте­кающий из этого договора.
В другом случае в арбитражный суд обратилось российское АО с иском о возме­щении убытков, причиненных ненадлежащим исполнением обязательств немецкой фирмой, имеющей представительство и имущество на территории Российской Феде­рации.
Договор о совместной деятельности содержал оговорку о передаче споров в тре­тейский суд на территории России.
Между тем иск был подан в арбитражный суд в установленном Арбитражным процессуальным кодексом порядке. Ответчику (немецкой фирме) были направлены копии искового заявления и приложенных к нему документов.
Названные документы, равно как и извещение о времени и месте арбитражно­го разбирательства, были вручены ответчику с соблюдением требований международ­ных договоров о вручении судебных документов. На заседание арбитражного суда явился представитель фирмы ответчика, представив надлежащим образом оформлен­ную доверенность, но не сделавший в ходе судебного разбирательства никаких заяв­лений.
Лишь после вынесения арбитражным судом решения но существу спора ответчик подал апелляционную жалобу на решение арбитражного суда, сославшись в ней на то обстоятельство, что арбитражный суд не вправе был рассматривать данный спор, так как соглашение сторон предусматривало рассмотрение спора третейскими судами.

Высший Арбитражный Суд Российской Федерации обратил вни­мание арбитражных судов на то, что в этих делах действия ответчи­ков — иностранных фирм были неправомерны в силу ст. 87 п. 2 АПК, а также п. 2 ст. III Нью-Йоркской конвенции о признании и испол­нении иностранных решений и п. I ст. VI Европейской конвенции о внешнеторговом арбитраже 1961 г.*
* ВВАС РФ. 1997. № 1. С. 100-101; № 3. С. 88-89.

§ 6. Виды и типы третейских судов

Современное российское законодательство принципиально верно регламентирует организацию и деятельность третейского суда как единого института, имеющего два вида: для рассмотрения конкрет­ного спора и постоянно действующего.
Третейский суд для рассмотрения конкретного спора — это тре­тейский суд, состав которого формируется для рассмотрения одного конкретного дела и прекращает свое существование по окончании тре­тейского разбирательства. Общепринято наименование «третейский суд ad hoc» (от лат. — на данный случай), данное этому виду третей­ского суда австрийским юристом Ламмашем.
Во Временном положении о третейском суде для разрешения эко­номических споров установлено, что третейский суд для рассмотрения конкретного спора «создается сторонами», которые по своему усмотре­нию согласовывают порядок назначения третейского судьи (судей) и определяют порядок разрешения спора таким третейским судом.
Если стороны не договорились об ином, третейский суд для рас­смотрения конкретного спора образуется в составе трех третейских судей, по одному из которых назначает каждая сторона, а двое на­значенных таким образом третейских судей назначают третьего.
Если в течение 15 дней после получения уведомления одной из сторон о назначении третейского судьи другая сторона не назначит другого третейского судью или если в течение того же срока двое назначенных сторонами третейских судей не достигнут соглашения о третьем третейском судье, стороны вправе отказаться от соглашения о передаче спора на разрешение третейского суда. Спор в этом случае может быть передан на разрешение арбитражного суда.
Выгодное отличие порядка формирования «арбитража» для рас­смотрения «отдельного дела», установленное в Законе Российской Федерации «О международном коммерческом арбитраже», состоит в том, что он не предполагает возможности не сформировать состав такого арбитража. Для этого в ст. 11 «Назначение арбитров» предус­мотрено, что, если одна из сторон или третье лицо не соблюдают про­цедуру назначения арбитра (арбитров), любая сторона третейского разбирательства может обратиться в Президенту Торгово-промыш­ленной палаты Российской Федерации с просьбой о назначении ар­битра (арбитров).
Согласно Временному положению о третейском суде для разре­шения экономических споров постоянно действующие третейские суды — это «органы, которым по соглашению сторон поручена орга­низация третейского разбирательства» (ч. 4 ст. 2). В Законе Россий­ской Федерации «О международном коммерческом арбитраже» под третейским судом (арбитражем) понимается любой третейский суд «независимо от того, организуется ли он для рассмотрения отдель­ного дела или осуществляется постоянно действующим арбитражным учреждением, в частности Международным коммерческим арбитраж­ным судом или Морской арбитражной комиссией при Торгово-про­мышленной палате Российской Федерации» (ст. 3). Значение исполь­зуемых в законодательстве о третейском суде для обозначения постоянно действующего третейского суда терминов «орган», «учреж­дение» не соответствует их значению в новом ГК РФ и в иных пра­вовых актах различных отраслей материального права.
Требований к организационно-правовой форме такой организа­ции не установлено. На практике большинство постоянно действую­щих третейских судов, учрежденных «при» торгово-промышленных палатах, биржах, ассоциациях и иных организациях, находятся на ба­лансе организаций-учредителей и, по сути дела, осуществляют один из видов деятельности этих организаций. В то же время законодательство не содержит запрета на создание организации для осущест­вления одного вида деятельности — содействия и организации тре­тейского разбирательства.
В то же время в российской юридической периодике и среди прак­тикующих юристов получило распространение мнение о том, что не­обходимо создание неких специальных правовых основ образования постоянно действующих третейских судов с правами юридического лица. Отождествление постоянно действующего третейского суда с новой организационно-правовой формой (видом) юридического лица представляется ошибочным. Нельзя согласиться и с предложением включить в законодательство о третейском суде норму примерно та­кого содержания: «Третейский суд является (не является) юридичес­ким лицом». Предмет законов о третейском суде - регламентация правил третейского разбирательства. Организационно-правовые формы юридических лиц — предмет гражданского права.

Дискуссия о необходимости (отсутствии необходимости) законодательного определения его «статуса» теоретически бессмысленна, а практически может причинить вред ряду постоянно действующих в разных регионах России третейских судов, со­зданных и различных предусмотренных гражданским законодательством организаци­онно-правовых формах.
Дело в том, что спор как в третейском суде для рассмотрения конкретного спора, так и в постоянно действующем третейском суде всегда рассматривается физическим лицом (лицами), избранным (назначенными) для рассмотрения конкретного спора.
Постоянно действующий третейский суд—это не новая особая организационно-правовая форма, а условное название, обычно используемое для обозначения органи­зации, которой по соглашению сторон поручается формирование состава третейского суда для разрешения конкретного спора и третейского разбирательства.
Известны случаи создания таких организаций физическими лицами на началах членства (например Американская арбитражная ассоциация - ААА). Есть случаи об­разования организаций, выполняющих функции постоянно действующего третейского суда, государственными органами совместно с коммерческими организациями (напри­мер, учрежденный и 1965 г. под покровительством правительства Индии и бизнес-ас­социаций Индийский совет но арбитражу). В качестве самостоятельных организаций функционируют выполняющие функции постоянно действующих третейских судов широко известные Арбитражный институт при Торгово-промышленной палате г. Сток­гольма, Уставной институт арбитров (г. Лондон, Великобритания) и др.
Такие организации редко создаются исключительно для третейского разбиратель­ства, как правило, они выполняют несколько функций и/или видов деятельности (при­мирение, посредничество, экспертиза, исследовательская, издательская, рекламная, образовательная деятельность и др.).
Учредитель вправе в соответствии с гражданским и торговым законодательством создать постоянно действующий третейский суд как находящийся на его балансе, тогда строго юридически постоянно действующим третейским судом является сам его уч­редитель.
Если учредитель наделяет созданную им для организации третейского разбира­тельства организацию (например, «автономную некоммерческую организацию») нра­вами юридического лица, то под постоянно действующим третейским судом следует понимать уже не учредителя, а созданную им самостоятельную организацию.
Включение слов «третейский суд», «постоянно действующий третейский суд» в наименование организации не являются критерием для решения вопроса о том, вы­полняет ли данная организация функции постоянно действующего третейского суда. Функции постоянно действующих третейских судов на практике часто выполняют созданные в самых разных организационно-правовых формах «центры», «комитеты», «институты», «фирмы».

Сказанное позволяет предложить определение постоянно дейст­вующего третейского суда, соответствующее его реальному «положе­нию» и действующему законодательству.
Постоянно действующий третейский суд — это организация, ко­торой по соглашению сторон поручается формирование состава тре­тейского суда для разрешения конкретного спора, организационное, материальное и иное обеспечение третейского разбирательства.
В зависимости от объема компетенции (круга, категорий споров, которые могут рассматриваться согласно положению и регламенту) выделяют постоянно действующие третейские суды: 1) открытого типа (общей и специальной компетенции); 2) закрытого типа; 3) «смешанные» (сочетающие признаки постоянно действующих третейских судов первого и второго типов).
Постоянно действующий третейский суд открытого типа общей компетенции вправе рассматривать любые споры, которые могут пере­даваться в третейский суд по соглашению сторон.
Постоянно действующий третейский суд открытого типа специ­альной компетенции может рассматривать только категории споров, определенные в утвержденных для него положении, регламенте, на­пример, Международный коммерческий арбитражный суд, Морская арбитражная комиссия при Торгово-промышленной палате Россий­ской Федерации.
Постоянно действующий третейский суд закрытого типа рассмат­ривает только споры между членами организации-учредителя (ассо­циации, биржи, организации с иностранными инвестициями и др.).

§ 7. Правила процедуры третейского разбирательства по российскому законодательству

Правила третейского разбирательства — порядок (процедура) рас­смотрения дела в третейском суде (международном коммерческом ар­битраже), включающий правила обращения в третейский суд, избра­ния (назначения) третейских судей, рассмотрения спора в третейском суде и вынесения им окончательного решения.
Порядок третейского разбирательства определяется сторонами непосредственно либо путем отсылки к согласованным сторонами правилам (положениям, регламентам), становящимся в этом случае согласованной сторонами процедурой рассмотрения спора, наруше­ние которой является основанием к отказу в принудительном испол­нении вынесенного третейским судом решения.
При определении порядка третейского разбирательства не могут быть нарушены императивные нормы законодательства о третейском суде, в том числе требующие письменной формы соглашения о тре­тейском суде; равного отношения к сторонам и др.
Диапозитивные нормы законодательных актов о третейском суде применяются при создании третейского суда для рассмотрения кон­кретного спора и при определении процедуры третейского разбира­тельства в нем, в отсутствие соглашения сторон об иной процедуре. Для постоянно действующего третейского суда значение диспозитивных норм о порядке третейского разбирательства проявляется двояко. Во-первых, в правилах постоянно действующего третейского суда может иметь место иное, чем в диспозитивных нормах, урегулиро­вание. Во-вторых, если в правилах (положениях, регламентах) по­стоянно действующего третейского суда какой-либо вопрос не регла­ментирован, применению подлежит соответствующая диспозитивная норма.
Если постоянно действующий третейский суд наделен учредите­лем правом рассматривать и «внутренние» экономические споры, и споры, вытекающие из внешнеторговых и иных видов международных экономических связей, определенный в Регламенте порядок третей­ского разбирательства применяется в контексте императивных и дис­позитивных норм Временного положения о третейском суде для раз­решения экономических споров или Закона РФ «О международном коммерческом арбитраже». Это означает, что в зависимости от пред­мета спора, его субъектного состава либо соглашения сторон Регла­мент в одних случаях не может противоречить императивным нормам Временного положения, в других — Закона «О международном ком­мерческом арбитраже».

Как уже отмечалось, при определении правил третейского разбирательства споров из внутреннего или внешнеторгового оборота надо, во-первых, исходить из сферы при­менения Временного положения о третейском суде для разрешения экономических споров и Закона РФ «О международном коммерческом арбитраже».
В соответствии со ст. 1 Временного положения и ст. 23 АПК Временное положение применяется при передаче на разрешение третейских судов гражданско-правовых эко­номических споров, подведомственных арбитражным судам. Временное положение не распространяется на организацию и деятельность Международного коммерческого ар­битражного суда и Морской арбитражной комиссии при Торгово-промышленной па­лате РФ (ч. 3 ст. 1 Временного положения).
«Если иное не установлено соглашением сторон», Временное положение «не при­меняется, когда хотя бы одна из сторон находится на территории другого государства, либо является предприятием, организацией с иностранными инвестициями (ч. 2 ст. 1 Временного положения). Следовательно, в отсутствие такого соглашения подведом­ственные арбитражным судам дела с участием иностранных организаций, организаций с иностранными инвестициями, международных организаций, иностранных граждан, лиц без гражданства подлежат третейскому разбирательству па территории Российской Федерации в соответствии с положениями Закона «О международном коммерческом арбитраже».
Согласно ч. 2 ст. 1 «Сфера применения» Закона РФ «О международном коммер­ческом арбитраже» этот закон применяется к третейскому разбирательству: а) спо­ров из договорных и других гражданско-правовых отношений, возникающих при осуществлении внешнеторговых и иных видов международных экономических свя­зей, если коммерческое предприятие хотя бы одной из сторон находится за границей; б) споров предприятий с иностранными инвестициями и международных объединений и организаций, созданных на территории Российской Федерации, между собой, споры между их участниками, а равно их споры с другими субъектами права Российской Федерации.
Основные законодательные акты о третейском суде содержат различия в императивных и диспозитивных нормах по ряду принципиально важных вопросов, в числе которых способы заключения соглашения о передаче спора на рассмотрение третейского суда и правила третейского разбирательства.

Следует обратить внимание на некоторые имеющие большое прак­тическое значение для определения процедуры третейского разбира­тельства положения Закона Российской Федерации «О международ­ном коммерческом арбитраже», которые отсутствуют во Временном положении о третейском суде для разрешения экономических споров. Такие положения содержатся, в частности, в следующих статьях на­званного Закона:
Статья 3 «Получение письменных сообщений», согласно которой, если стороны не договорились об ином, любое письменное сообщение считается полученным, если оно доставлено адресату лично или на его коммерческое предприятие, по его постоянному местожительству или почтовому адресу; когда таковые не могут быть установлены путем разумного наведения справок, письменное сообщение счита­ется полученным, если оно направлено по последнему известному местонахождению коммерческого предприятия, постоянному место­жительству или почтовому адресу адресата заказным письмом или любым иным образом, предусматривающим регистрацию попытки до­ставить это сообщение, которое считается полученным в день такой доставки.
Часть 2 ст. 7 «Определение и форма арбитражного соглашения», предусматривающая два неизвестных Временному положению спо­соба заключения арбитражного соглашения: 1) путем обмена исковым заявлением и отзывом на иск, в которых одна из сторон утверждает о наличии соглашения, а другая против этого не возражает; 2) путем ссылки в договоре на документ, содержащий арбитражную оговорку, при условии, что договор заключен в письменной форме и данная ссылка такова, что делает упомянутую оговорку частью договора.
Статья 11 «Назначение арбитров», согласно которой, если при процедуре, согласованной сторонами, одна из сторон не соблюдет такую процедуру; или стороны или два арбитра не могут достичь со­глашения в соответствии с такой процедурой; или третье лицо, вклю­чая учреждение (постоянно действующий третейский суд), не выпол­няет какую-либо функцию, возложенную на него в соответствии с такой процедурой, любая сторона может просить Президента Торго­во-промышленной палаты РФ принять необходимые меры (т.е. про­извести соответствующее назначение арбитра), если только арбитраж­ное соглашение о процедуре не предусматривает иных способов обес­печения такого назначения.
Статья 16 «Право третейского суда на вынесение постановления о своей компетенции», предусматривающая возможность реализации третейским судом такого права как по вопросу предварительного ха­рактера, так и в решении по существу спора.

§ 8. Функции содействия и контроля государственного суда в отношении третейского суда

Какие процессуальные действия государственных судов называ­ются «функциями содействия», а какие — «функциями контроля в от­ношении третейских судов»?
В Законе Российской Федерации «О международном коммерчес­ком арбитраже» к функциям содействия отнесены: назначение по за­явлению стороны третейского разбирательства третейского судьи (ст. 11); проверка обоснованности отклонения третейским судом за­явления стороны об отводе третейского судьи (ст. 12); разрешение разногласий сторон о наличии оснований для прекращения полно­мочий третейского судьи (ст. 14); содействие в получении доказа­тельств (ст. 27); принятие мер по обеспечению заявляемого или за­явленного в третейском суде иска (ст. 9); отказ от рассмотрения спора, являющегося предметом соглашения о передаче спора в третейский суд при условии, что такое соглашение не является недействитель­ным, утратившим силу и не может быть исполнено (ст. 8).
Функция контроля включает деятельность, связанную с отменой решения третейского суда, в том числе так называемого промежу­точного решения (о наличии или отсутствии у третейского суда ком­петенции в отношении возникшего между сторонами спора — п. 3 ст. 16, ст. 34); с признанием и исполнением решений третейского суда (ст. 35-36).
Термин «функции содействия и контроля» государственных судов в отношении третейских судов был введен в законодательный оборот с принятием основанного на Модельном законе Комиссии ООН по праву международной торговли «О международном коммерческом ар­битраже» одноименного Закона Российской Федерации от 7 июля 1993 г. Временное положение о третейском суде для разрешения эко­номических споров о таких функциях не упоминает и функции со­действия не регламентирует. Представляется правомерной постанов­ка вопроса о введении в законодательство о «внутреннем» третейском суде норм, предусматривающих функции содействия и контроля го­сударственных судов в отношении третейских судов.
Аргументом в пользу сделанного предложения может служить универсальный характер Модельного закона ЮНСИТРАЛ «О меж­дународном коммерческом арбитраже». При его разработке был изу­чен опыт законодательной регламентации третейского разбиратель­ства в различных странах мира, принадлежащих к разным правовым системам. Модельный закон задуман и выполнен как призванный по­служить базой для гармонизации национального законодательства не только о международном коммерческом арбитраже, но и о третейском разбирательстве «внутренних споров». Как отмечается в Записке Сек­ретариата Генеральной Ассамблеи ООН от 25 марта 1988 г., Модель­ный закон приемлем для государств всех регионов мира с различными правовыми и экономическими системами, он пригоден для исполь­зования государствами и законодательного регулирования третейско­го разбирательства споров, которые не являются «международными».

§ 9. Исполнение решений третейского суда

По смыслу Временного положения о третейском суде для разре­шения экономических споров решение третейского суда является окончательным. Это следует из ст. 24 Временного положения, соглас­но которой решение третейского суда исполняется добровольно в по­рядке и сроки, установленные в решении. Если в решении срок ис­полнения не установлен, оно подлежит немедленному исполнению.
Однако утверждение об окончательности решения третейского суда по экономическому спору не является справедливым для случаев, когда государственный арбитражный суд, основываясь на ст. 26 Вре­менного положения, рассматривая заявление о выдаче исполнитель­ного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, найдет, что это решение не соответствует законодательству или принято по неисследованным материалам дела. В этом случае дело воз­вращается в вынесший решение третейский суд на новое рассмотрение.

В Законе РФ «О международном коммерческом арбитраже» нет указания на момент, с которого вынесенное международным коммерческим арбитражем решение счи­тается окончательным и, следовательно, подлежит принудительному исполнению.
В любом случае, если одна из сторон подает в государственный суд ходатайство об отмене решения международного коммерческого арбитража, предусмотренное ст. 34 Закона РФ «О международном коммерческом арбитраже», решение будет окончатель­ным после рассмотрения и отказа в удовлетворении ходатайства об отмене решения международного коммерческого арбитража. В соответствии со ст. 6 этого же Закона, рассмотрение таких ходатайств возложено на суды общей юрисдикции субъектов Рос­сийской Федерации. Однако регламентация процессуальной деятельности судов общей юрисдикции по рассмотрению ходатайств об отмене решений международного ком­мерческого арбитража не была включена ни в текст самого Закона «О международном коммерческом арбитраже», ни в ГПК — основной закон, регламентирующий процес­суальную деятельность судов общей юрисдикции в стране.
Несмотря на отмеченный пробел в законодательстве, суды общей юрисдикции в полном соответствии со ст. 6, 34 Закона «О международном коммерческом арбитраже» принимают и рассматривают ходатайства об отмене решений международного ком­мерческого арбитража. Как показало ознакомление с такой практикой в Московском городском суде, процедурные правила рассмотрения ходатайств об отмене решений международного коммерческого арбитража выработаны самой судебной практикой.
Так, ходатайство, поданное в Московский городской суд, рассматривается еди­нолично судьей из Судебной коллегии по гражданским делам. Рассмотрение ходатайств имеет место в открытом судебном заседании с участием в нем, как правило, обязательно извещаемых о таком заседании представителей сторон.
Размер государственной пошлины, взимаемой в рассматриваемых случаях Мос­ковским городским судом, также определен самой судебной практикой по аналогии с государственной пошлиной, взимаемой с кассационных жалоб на решения суда общей юрисдикции первой инстанции (т.е. в размере 50% размера государственной пошлины, которая подлежала бы уплате при подаче кассационной жалобы на решение по ана­логичному спору, вынесенное не международным коммерческим арбитражем, а судом общей юрисдикции первой инстанции). В Закон Российской Федерации от 9 декабря 1991 г. «О государственной пошлине» (в настоящее время действует в редакции от 31 декабря 1995 г.) до настоящего времени не внесены дополнения, в которых бы устанавливался размер государственной пошлины, подлежащей уплате при обращении в суд общей юрисдикции с заявлением об отмене решения международного коммер­ческого арбитража.
Государственные суды удовлетворяют ходатайства об отмене решений междуна­родного коммерческого арбитража в случаях, когда для этого есть одно из оснований, перечисленных в ч. 2 ст. 34 Закона «О международном коммерческом арбитраже». Эти основания подразделяются на две группы.
Наличие включенных в первую группу оснований ведет к отмене решения меж­дународного коммерческого арбитража, если заявляющая ходатайство сторона пред­ставит доказательства того, что:
одна из сторон в арбитражном соглашении была в какой-либо мере недееспособна или это соглашение недействительно по закону, которому стороны его подчинили, а при отсутствии такого указания — по закону Российской Федерации; или
она не была должным образом уведомлена о назначении арбитра или об арбит­ражном разбирательстве, или по другим причинам не могла представить свои объяс­нения; или
решение вынесено по спору, не предусмотренному арбитражным соглашением или по подпадающему под его условия, или содержит постановления но вопросам, выхо­дящим за пределы арбитражного соглашения, с тем, однако, что если постановления но вопросам, охватываемым арбитражным соглашением, могут быть отделены от тех, которые не охватываются таким соглашением, то может быть отменена только та часть арбитражного решения, которая содержит постановления по вопросам, не охватыва­емым арбитражным соглашением; или
состав третейского суда или арбитражная процедура не соответствовали согла­шению сторон, если только такое соглашение не противоречит любому положению Закона «О международном коммерческом арбитраже», от которого стороны не могут отступать, либо в отсутствие такого соглашения не соответствовали этому Закону.
Другую группу оснований для отмены решения международного коммерческого арбитража составляют те, обязанность доказывания которых не возложена на стороны. Такими, применяемыми но инициативе государственного суда основаниями, являются следующие:
объект спора не может быть предметом арбитражного разбирательства по закону Российской Федерации;
арбитражное решение противоречит публичному порядку Российской Федерации.

В действующем российском законодательстве порядок исполне­ния решений третейского суда предусмотрен: 1) в Положении о тре­тейском суде, являющемся Приложением № 3 к ГПК; 2) во Временном положении о третейском суде для разрешения экономических споров; 3) в Законе Российской Федерации «О международном коммерческом арбитраже»; 4) в Конвенции о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений от 10 июня 1958 г. (Нью-Йоркская конвенция) и в определяющем порядок ее применения на терри­тории Российской Федерации Указе Президиума Верховного Совета СССР от 21 июня 1988 г. «О признании и исполнении в СССР реше­ний иностранных судов и арбитражей»; 5) в Конвенции «О разреше­нии арбитражным путем гражданско-правовых споров, вытекающих из отношений экономического и научно-технического сотрудничест­ва», подписанной странами — членами Совета Экономической Взаи­мопомощи в Москве 26 мая 1972 г. (Московская конвенция); 6) в «Со­глашении о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности», подписанном главами государств — участников Содружества Независимых Государств 20 марта 1992 г. в г. Киеве.
Порядок, определяемый в соответствии с названными законами и международными договорами различается: а) по органу, выдающему исполнительный лист (федеральный суд общей юрисдикции или фе­деральный арбитражный суд); б) по основаниям для отказа в выдаче исполнительного листа; в) по процессуальным последствиям отказа в выдаче исполнительного листа.

9.1. Исполнение решений третейского суда по спорам между гражданами

Не исполненное добровольно решение третейского суда по спору между гражданами может быть приведено в исполнение принудитель­но на основании исполнительного листа, выдаваемого районным (го­родским) судом, в районе которого происходил третейский суд и в который после вынесения решения передано все производство тре­тейского суда. Судья отказывает в выдаче исполнительного листа, если решение третейского суда противоречит закону или при его вы­несении допущены нарушения Приложения № 3 к ГПК. На это оп­ределение в десятидневный срок может быть подана частная жалоба или принесен протест. После вступления в законную силу определе­ния районного суда об отказе в выдаче исполнительного листа спор может быть разрешен по заявлению заинтересованной стороны госу­дарственным судом, определяемым в соответствии с общими прави­лами подведомственности и подсудности.

9.2. Исполнение решений третейских судов по экономическим спорам, рассматриваемым в соответствии с Временным положением о третейском суде для разрешения экономических споров

Установленные Временным положением о третейском суде для разрешения экономических споров правила принудительного испол­нения решений третейских судов подлежат применению к решениям третейских судов, на организацию и деятельность которых это Вре­менное положение распространяется (ч. 1 ст. 1 Временного положе­ния). Это положение требует специального обсуждения, поскольку существуют разные подходы к его толкованию и применению при исполнении решений третейских судов по экономическим спорам с участием иностранных организаций и организаций с иностранными инвестициями.
Согласно одному подходу, Временное положение применяется при исполнении решений любых третейских судов, вынесенных на территории Российской Федерации по гражданско-правовым спорам экономического характера с участием иностранных организаций и ор­ганизаций с иностранными инвестициями, за исключением решений Международного коммерческого арбитражного суда и Морской ар­битражной комиссии при Торгово-промышленной палате РФ.
Такая позиция не вызывает возражений в части, касающейся ре­шений двух названных постоянно действующих третейских судов при Торгово-промышленной палате Российской Федерации. Действи­тельно, в ч. 3 ст. 1 Временного положения содержится правило о том, что оно не распространяется на организацию и деятельность Между­народного коммерческого арбитражного суда и Морской арбитражной комиссии при Торгово-промышленной палате РФ.
Однако в настоящее время на территории Российской Федерации наряду с двумя этими авторитетными постоянно действующими тре­тейскими судами, рассматривающими внешнеэкономические споры, такие споры могут рассматривать и рассматривают и другие, создан­ные в 90-е гг., постоянно действующие третейские суды.
Ряд таких третейских судов наделен их учредителями компетен­цией рассматривать только споры из договорных и других граждан­ско-правовых отношений, возникающие при осуществлении внешне­торговых и иных видов международных экономических связей, на­пример Международный коммерческий арбитраж в г. Санкт-Петер­бурге.
Другие рассматривают как гражданско-правовые споры, связан­ные с внешнеэкономической деятельностью, так и так называемые внутренние экономические споры, т.е. гражданско-правовые споры, сторонами в которых являются российские организации (без ино­странных инвестиций) и граждане-предприниматели. В качестве при­меров таких постоянно действующих третейских судов можно назвать организованные в Москве Третейский суд Ассоциации российских банков, Арбитражную комиссию Московской межбанковской валют­ной биржи, Третейский суд Национальной ассоциации фондового рынка, Международный коммерческий арбитраж при Московской торгово-промышленной палате, Третейский суд при Союзе юристов.
Третья группа постоянно действующих третейских судов вклю­чает такие, которые создаются исключительно для рассмотрения «внутренних» экономических споров.
Не вызывает сомнения, что порядок исполнения решений посто­янно действующих третейских судов, рассматривающих только «внут­ренние» экономические споры, определяется в соответствии с Вре­менным положением о третейском суде для разрешения экономичес­ких споров.
Что же касается споров, вытекающих из внешнеэкономических отношений, то порядок исполнения решений третейских судов по таким спорам должен определяться на основе буквального значения ч. 2 ст. 1 Временного положения: «Если иное не установлено согла­шением сторон», это положение «не применяется, когда хотя бы одна из сторон находится на территории другого государства либо явля­ется предприятием, организацией с иностранными инвестициями». Следовательно, если в третейский суд на территории Российской Фе­дерации по соглашению сторон передан гражданско-правовой спор экономического характера, подведомственный арбитражным судам в силу п. 6 ст. 22 АПК, т.е. спор, одной из сторон в котором является иностранная организация или организация с иностранными инвес­тициями, исполнение решения третейского суда по такому спору может осуществляться в соответствии с Временным положением, если имеется специальное соглашение сторон о третейском разбира­тельстве их спора в соответствии с Временным положением. В от­сутствие такого соглашения сторон и порядок рассмотрения спора в третейском суде, и порядок исполнения решения третейского суда по экономическому спору, хотя бы одной из сторон в котором явля­ется иностранная организация или организация с иностранными ин­вестициями, определяется в соответствии с положениями Закона РФ «О международном коммерческом арбитраже».
Итак, решение третейского суда по «вутреннему» экономическому спору всегда, а при наличии соглашения сторон - и по спорам с учас­тием иностранных организаций и организаций с иностранными ин­вестициями исполняется в порядке, определенном в ст. 25-26 Вре­менного положения.
В этих случаях исполнительный лист на принудительное испол­нение решения третейского суда выдается арбитражным судом рес­публики в составе РФ, края, области, города, арбитражным судом автономной области, автономного округа, на территории которых на­ходится третейский суд (ч. 1 ст. 25 Временного положения). Заявле­ние о выдаче исполнительного листа подается заинтересованной сто­роной в течение месяца после истечения установленного в решении третейского суда срока для его добровольного исполнения, а при от­сутствии в решении указания на такой срок — в течение месяца на­чиная со следующего дня за датой вынесения решения. При наличии уважительных причин пропуска срока он может быть восстановлен арбитражным судом. Если испрашивается исполнение решения тре­тейского суда для разрешения конкретного спора, заявление подается непосредственно в арбитражный суд, указанный в ч. 1 ст. 25 Времен­ного положения. Заявление о выдаче исполнительного листа на при­нудительное исполнение решения постоянно действующего третей­ского суда подается в арбитражный суд через вынесший решение по­стоянно действующий третейский суд, который в пятидневный срок направляет его в арбитражный суд, правомочный выдать исполни­тельный лист. Арбитражный суд возвращает заявление без рассмот­рения, если к заявлению не приложены документы, подтверждающие неисполнение решения третейского суда и уплату госпошлины в размере пятикратного размера оплаты труда*.
* См. п. 8 ч. 2 ст. 4 Закона РФ «О государственной пошлине» (в ред. от 31 декаб­ря 1995 г.) // СЗ РФ. 1996. № 1. Ст. 19.

Заявление рассматривается судьей арбитражного суда единолич­но в месячный срок со дня его получения арбитражным судом. Про­цедура рассмотрения заявления во Временном положении не опре­делена. Практика арбитражных судов неодинакова. Судьи по разному решают вопросы о необходимости извещения сторон о дате рассмотрения заявления, о вызове сторон для участия в рассмотрении, о рас­смотрении заявления в судебном заседании, о необходимости ведения протокола такого заседания и др. По результатам рассмотрения вы­носится определение о выдаче исполнительного листа либо об отказе в этом.
Для отказа в выдаче исполнительного листа установлены осно­вания двух видов: а) нарушения третейским судом процессуальных правил; б) несоответствие решения третейского суда нормам матери­ального законодательства.
К основаниям первого вида Временным положением отнесены: отсутствие соглашения сторон о третейском суде, несоответствие со­става третейского суда или процедуры рассмотрения спора соглаше­нию сторон; неизвещение надлежащим образом о дне разбирательства в третейском суде стороны, против которой принято решение третей­ского суда; рассмотрение третейским судом спора, который не мог быть предметом третейского разбирательства.
Согласно второму основанию арбитражный суд отказывает в вы­даче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, если установит, что «решение не соответствует за­конодательству либо принято по неисследованным материалам» (ч. 7 ст. 26 Временного положения). Арбитражная практика исходит из возможности апелляционного, кассационного и надзорного обжало­вания как определений об отказе в выдаче исполнительного листа, так и определений о выдаче исполнительного листа на решения тре­тейских судов. С апелляционных и кассационных жалоб на опреде­ления о выдаче исполнительного листа и об отказе в выдаче испол­нительного листа на принудительное исполнение решений третей­ского суда взимается государственная пошлина в размере 50% размера государственной пошлины, взимаемой при подаче искового заявления неимущественного характера*. Арбитражный суд возвращает заявле­ние без рассмотрения, если к нему не приложены доказательства уп­латы государственной пошлины.
* См. п. 9 ч. 2 ст. 4 Закона РФ «О государственной пошлине» (в ред. от 31 декаб­ря 1995 г.) // СЗ РФ. 1996. № 1. Ст. 19.

Отказывая в выдаче исполнительного листа, арбитражные суды апелляционной и кассационной инстанций, как правило, возвращают дело в арбитражный суд первой инстанции. Согласно практике над­зорной инстанции*, при отмене ранее вынесенных определений о вы­даче или об отказе в выдаче исполнительных листов на принудитель­ное исполнение решения третейского суда дело возвращается на новое рассмотрение в третейский суд, принявший решение.
* См.: Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ № 2046/97 // ВВАС РФ. 1997. №. 9. С. 69 70.

Введение в ст. 26 Временного положения таких оснований для отказа в выдаче исполнительного листа, как вынесение третейским судом решения по неполностью исследованным материалам дела или с нарушением законодательства, вызывало обоснованную критику*.
* См., напр.: Виноградова Е.Л. Третейский суд в России. Законодательство, прак­тика, комментарии. М., 1993. С. 39—40.

Действительно, редакция ст. 26 дает арбитражным судам возмож­ность проверять соответствие решения третейского суда законода­тельству и обстоятельствам дела не по заявлению сторон, а по соб­ственной инициативе. При этом нарушается принцип диспозитивности в арбитражном процессе. Однако практика арбитражных судов в части применения этого законоположения менялась. Представляется, что судебно-арбитражная практика последнего времени дала поло­жительный пример правильного применения ст. 26 Временного по­ложения, состоящего, по крайней мере, в отказе арбитражных судов от пересмотра решений третейского суда по существу.

Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в постановлении № 2313/97 от 30 сентября 1997 г. отказал в удовлетворении протеста на опреде­ление первой инстанции и постановление апелляционной инстанции Арбитражного суда г. Москвы — кассационное постановление Федерального арбитражного суда Московского округа, и соответствии с которыми был выдан и оставлен в силе исполни­тельный лист на принудительное исполнение решения постоянно действующего тре­тейского суда - Коммерческого арбитража при Московской торгово-промышленной палате. В постановлении Президиума отмечается, что и апелляционная, и кассацион­ная инстанции отклонили жалобы ответчика на определение первой инстанции, исходя из того, что «обжалование решений коммерческого арбитража законодательством не предусмотрено, а основания, препятствовавшие выдаче исполнительного листа, отсут­ствовали».
Рассмотрев протест, Президиум не нашел оснований для его удовлетворения, ука­зав, что согласно материалам дела между сторонами — поставщиком и покупателем — был заключен договор поставки цемента, в котором установлена обязанность покупа­теля предварительно оплачивать поставляемую продукцию, а в случае се невыполнения уплачивать пеню в размере 1% суммы платежа за каждый день просрочки. Поскольку покупатель ненадлежащим образом исполнял обязанности, предусмотренные догово­ром, поставщик обратился в Коммерческий арбитраж с требованием о взыскании с него долга и пеней. Решением Коммерческого арбитража при Московской торгово-промышленной палате иск частично был удовлетворен.
Далее в постановлении Президиума обращается внимание на то, что «статьей 26 Временного положения о третейском суде для разрешения экономических споров предусмотрены основания для отказа в выдаче арбитражным судом исполнительного листа (приказа) на исполнение решения третейского суда.
Как следует из материалов дела, основания для такого отказа отсутствовали».
Исходя из этого Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации признал, что арбитражный суд правомерно выдал заявителю исполнительный лист на исполнение решения третейского суда, а «обжалование решений третейского суда действующим законодательством не предусмотрено»*.
* ВВАС РФ. 1998. № 1. С. 78-79.

На условия и порядок принудительного исполнения выданных по решениям третейских судов исполнительных листов распростра­няются общие условия и порядок принудительного исполнения су­дебных актов*.
* См. Федеральный закон от 21 июля 1997 г. «Об исполнительном производст­ве»//СЗ РФ. 1997. № 30. Ст. 3591.

9.3. Исполнение решений международного коммерческого арбитража

Поскольку в ст. 35 и 36 Закона РФ «О международном коммер­ческом арбитраже» не определено, на какие государственные суды возложена выдача исполнительных листов по решениям международ­ного коммерческого арбитража, на практике такие исполнительные листы выдаются и судами общей юрисдикции, и государственными арбитражными судами.
В г. Москве, где находятся два широко известных в мире посто­янно действующих третейских суда для рассмотрения внешнеэконо­мических споров — Международный коммерческий арбитражный суд и Морская арбитражная комиссия при Торгово-промышленной палате РФ, — заявление о выдаче исполнительных листов на принуди­тельное исполнение их решений, согласно давно сложившейся прак­тике, осуществляется судами общей юрисдикции. Уровень судов, вы­полнявших такую функцию, в разные периоды был различным: когда-то это был районный (в г. Москва) суд общей юрисдикции по месту нахождения Торгово-промышленной палаты СССР (суд общей юрис­дикции первого звена), затем практика изменилась и исполнение решений международного коммерческого арбитража осуществлялось Московским городским судом общей юрисдикции (суд общей юрис­дикции второго звена), после чего в первой половине 90-х гг. (на про­тяжении небольшого промежутка времени) — опять суд общей юрис­дикции района, города, но уже не по месту нахождения Торгово-про­мышленной палаты РФ, а по месту нахождения ответчика, в отно­шении которого испрашивается исполнение решения международно­го коммерческого арбитража.
Такая практика формировалась и изменялась на основе меняв­шегося толкования ст. 339 «Исполнительные документы» ГПК, со­гласно которой до последнего времени к числу исполнительных до­кументов относились: 1) «исполнительные листы, выдаваемые на ос­новании решений Арбитражного суда при Торгово-промышленной палате СССР и арбитражей, специально образуемых для рассмотре­ния отдельных дел»; 2) «надписи председателя Морской арбитражной комиссии при Торгово-промышленной палате СССР о вступлении решения в законную силу».
Согласно ст. 7 принятого в 1997 г. Закона «Об исполнительном производстве», к исполнительным документам отнесены исполни­тельные листы, выдаваемые судами на основании: а) решений меж­дународного коммерческого арбитража и иных третейских судов; б) решении иностранных арбитражей.
Поскольку действующее законодательство не дает ответа на вопрос о том, какой суд является «компетентным» выдавать исполнительные листы на основании решений международного коммерческого арбитра­жа, этот суд определяется с применением общих правил о подведомст­венности и подсудности. При этом суды общей юрисдикции и арбит­ражные суды по-разному решают этот вопрос.
По информации руководства Московского городского суда, при­веденной в докладе на состоявшейся 25 сентября 1997 г. конференции, посвященной 65-летию Международного коммерческого арбитраж­ного суда при Торгово-промышленной палате Российской Федера­ции, в настоящее время, по крайней мере, для решений этого посто­янно действующего третейского суда и для Морской арбитражной комиссии установлена новая практика. Заявления на исполнение ре­шений этих постоянно действующих третейских судов снова рассмат­риваются Московским городским судом общей юрисдикции. В основе такой практики — толкование ст. I Нью-Йоркской конвенции о при­знании и исполнении иностранных арбитражных решений, где уста­новлено, что эта конвенция «применяется также к арбитражным ре­шениям, которые не считаются внутренними в том государстве, где испрашивается их признание и приведение в исполнение». Наличие в РФ специального Закона «О международном коммерческом арбит­раже», содержание которого сильно отличается от содержания рос­сийских законов и законодательных актов о «внутреннем» третейском суде, дало основание для распространения на решения международ­ного коммерческого арбитража порядка исполнения, установленного для исполнения иностранных арбитражных решений в Указе Прези­диума Верховного Совета СССР от 21 июня 1988 г. «О признании и исполнении в СССР решений иностранных судов и арбитражей»*.
* См.: ВВС СССР. 1988. № 29. Ст. 427.

Это единственный законодательный акт в РФ, позволяющий опре­делить, что вопрос о принудительном исполнении иностранных и «не внутренних» арбитражных решений решается судами общей юрис­дикции второго звена (края, области, иного субъекта РФ). По мнению автора настоящей главы, такой подход справедлив не только для двух институционных международных коммерческих арбитражей при Тор­гово-промышленной палате Российской Федерации, а для решений любых международных коммерческих арбитражей на территории Российской Федерации, поскольку сфера применения Закона РФ ох­ватывает любые международные коммерческие арбитражи.
Другой подход встречается в практике государственных арбит­ражных судов ряда субъектов РФ, где были случаи выдачи исполни­тельных листов на принудительное исполнение решений междуна­родного коммерческого арбитража.

Так, иногда стороны, и пользу которых выносились решения Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате Российской Федерации, обращались с заявлениями о выдаче исполнительного листа в Московский арбитражный суд, который рассматривал такие заявления и выдавал исполнительные листы. Кассационные жалобы на такие определения Московского арбитражного суда рассматривались и в Федеральном арбитражном суде Московского округа.
Еще более распространена судебно-арбитражная практика, относящая все посто­янно действующие третейские суды, кроме Международного коммерческого арбит­ражного суда и Морской арбитражной комиссии при Торгово-промышленной палате Российской Федерации, к так называемым внутренним, третейским судам. Это пред­ставляется неверным в отношении постоянно действующих в разных субъектах Рос­сийской Федерации третейских судов, рассматривающих не только «внутренние» экономические (гражданско-правовые споры), но и споры, одной из сторон в которых является иностранная организация (организация с иностранными инвестициями) и вытекающие из внешнеэкономической деятельности.

Такой подход мотивируется тем, что исполнение решений тре­тейских судов по экономическим спорам, подведомственным государ­ственным арбитражным судам, установлен во Временном положении о третейском суде для разрешения экономических споров. А посколь­ку с 1 июля 1995 г., когда был введен в действие новый АПК, госу­дарственным арбитражным судам стали подведомственны и экономические споры с участием иностранных организаций, организаций с иностранными инвестициями, то, следовательно, согласно ст. 24-26 Временного положения 1992 г. исполнительный лист на принудитель­ное исполнение решений третейских судов по спорам с таким субъ­ектным составом должен выдаваться государственным арбитражным судом субъекта Российской Федерации (первого звена).
Сторонники такого подхода, скорее всего, не принимают во вни­мание содержание ч. 3 ст. 1 Временного положения, согласно которой это Временное положение применяется в отношении третейского суда, рассматривающего спор с участием иностранных организаций, организаций с иностранными инвестициями только в случаях, когда имеется специальное соглашение об этом сторон.
Дискуссия о том, в соответствии с каким законодательным актом должно осуществляться принудительное исполнение решения третей­ского суда по гражданско-правовым спорам экономического характе­ра с участием иностранных лиц, не может быть отнесена к числу ака­демических или объяснена «притязанием» на эту категорию дел как судов общей юрисдикции, так и арбитражных судов.
Более серьезным последствием ошибочной квалификации реше­ний третейских судов по экономическим спорам с участием иностран­ных организаций, организаций с иностранными инвестициями явля­ется то, что исполнение таких решений в соответствии с Временным положением означает, что арбитражные суды могут проверять соот­ветствие решений, вынесенных в порядке международного коммерческого арбитража, на предмет их соответствия законодательству или обстоятельствам дела, что недопустимо по Закону РФ «О междуна­родном коммерческом арбитраже».
Кроме того, исполнение решений, вынесенных в порядке между­народного коммерческого арбитража в соответствии с Временным по­ложением, ведет к определению правил третейского разбирательства также в соответствии с этим Временным положением. Несоответствие же процедуры третейского разбирательства соглашению сторон яв­ляется основанием для отказа в выдаче исполнительного листа на исполнение решения третейского суда. Как это объяснялось приме­нительно к правилам третейского разбирательства, такие правила оп­ределяются соглашением сторон, которое не может противоречить им­перативным нормам законодательства о третейском суде. В случае отсутствия соглашения сторон о процедуре третейского разбиратель­ства должны применяться диспозитивные нормы этого законодатель­ства. Поскольку состав и содержание императивных и диспозитивных норм Временного положения и Закона РФ «О международном ком­мерческом арбитраже» различаются, исполнение решений междуна­родного коммерческого арбитража в соответствии с Временным по­ложением ведет к «дискриминации» международного коммерческого арбитража, применению к нему несвойственных правил третейского разбирательства.
Наглядной иллюстрацией такой «дискриминации» является при­мер из судебно-арбитражной практики. Ввиду чрезвычайной важнос­ти обсуждаемого вопроса и во избежание неточностей пересказа текст постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 2046 от 29 апреля 1997 г. приводится полностью.

Совместное предприятие «Балтик-Мюльхсн-Ленинград» обратилось в Арбитраж­ный суд г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области с заявлением о выдаче испол­нительного листа на принудительное исполнение решения постоянно действующего третейского суда при Санкт-Петербургском юридическом обществе от 4 июня 1996 г. о взыскании с акционерного общества открытого тина «Балтийское морское пароход­ство» стоимости выполненных работ, поставленных материалов, комиссионного воз­награждения, пеней и процентов за пользование чужими денежными средствами в общей сумме 6 364 107,03 немецкой марки, а также третейского сбора в сумме 254 564,28 немецкой марки.
Определением от 2 октября 1996 г. заявленное требование было удовлетворено.
Постановлением апелляционной инстанции от 10 декабря 1996 г. определение суда оставлено без изменения.
В кассационной инстанции законность определения не проверялась.
В протесте предлагается определение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции отменить и направить дело на новое рассмотрение в тре­тейский суд.
Президиум считает, что протест подлежит удовлетворению по следующим осно­ваниям.
В соответствии с ч. 2 ст. 7 Федерального закона Российской Федерации «О вве­дении в действие Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации» впредь до принятия Федерального закона о третейских судах в Российской Федерации выдача исполнительных листов по решениям третейских судов производится в по­рядке, установленном Временным положением о третейском суде для разрешения эко­номических споров (далее—Временное положение), утвержденным постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 24 июня 1992 г. № 3115-1.
Согласно ст. 25 Временного положения в случае неисполнения ответчиком ре­шения третейского суда в установленный срок приказ на принудительное исполнение решения выдается арбитражным судом республики в составе Российской Федерации, края, области, города, на территории которых находится третейский суд.
В силу ст. 26 Временного положения арбитражный суд вправе отказать в выдаче приказа па исполнение решения третейского суда в случаях: если соглашение сторон о рассмотрении спора в третейском суде не достигнуто; если состав третейского суда или процедура рассмотрения спора не соответствовали соглашению сторон о рассмот­рении спора в третейском суде; если сторона, против которой принято решение третейского суда, не была надлежащим образом извещена о дне разбирательства в тре­тейском суде или но другим причинам не могла представить свои объяснения.
Арбитражный суд, удовлетворяя требование СП «Балтик-Мюльхен-Ленинград» о выдаче исполнительного листа на взыскание основного долга, пеней, процентов и третейского сбора, не проверил соблюдение порядка назначения третейских судей.
Исходя из Временного положения при передаче спора в постоянно действующий третейский суд стороны назначают третейских судей в порядке, установленном пра­вилами этого суда.
Предусмотренный в ст. 22 Регламента постоянно действующего третейского суда для рассмотрения экономических споров при Санкт-Петербургском юридическом об­ществе порядок единоличного (без консультаций с истцом и ответчиком) назначения председателем третейского суда состава суда противоречит основным положениям и принципам Временного положения, поэтому он применяться не может.
При таких обстоятельствах акты, вынесенные арбитражным судом, подлежат от­мене, а дело — передаче на новое рассмотрение.
Кроме того, арбитражный суд не учел, что приказ на принудительное исполнение решения (исполнительный лист) должен полностью соответствовать решению третей­ского суда. Между тем арбитражный суд выдал СП «Балтик-Мюльхен-Ленинград» исполнительный лист на взыскание с АООТ «Балтийское морское пароходство» суммы третейского сбора. Однако третейский суд решение в этой части не принимал.
В нарушение требований ст. 317 Гражданского кодекса Российской Федерации арбитражный суд вынес определение о выдаче истцу исполнительного листа на взыс­кание с ответчика задолженности в иностранной валюте — немецких марках, а не в рублях*.
* ВВАС РФ. 1997. № 9. С. 69-70.

В приведенном постановлении Президиум Высшего Арбитраж­ного Суда Российской Федерации определил правила третейского разбирательства на основе Временного положения. Однако при этом не был принят во внимание субъектный состав участников спора, одним из которых была организация с иностранными инвестициями (СП). Такой субъектный состав указывал на то, что спор, по общему правилу, должен рассматриваться с соблюдением правил третейского разбирательства, установленных для международного коммерческого арбитража. Исполнение решения третейского суда по этому спору могло осуществляться с применением Временного положения только при наличии специального соглашения сторон о подчинении третей­ского разбирательства этому законодательному акту. Однако вопрос о наличии или отсутствии такого соглашения не нашел отражения в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда и, по-ви­димому, им не рассматривался.
Применение к данному делу Закона «О международном коммер­ческом арбитраже» не привело бы к отказу в выдаче исполнительного листа по мотиву нарушения императивной нормы о порядке назна­чения третейских судей. Закон Российской Федерации «О междуна­родном коммерческом арбитраже» по-иному определяет порядок назначения третейских судей, не вводя императивного требования об их «назначении» только самими сторонами, а наоборот, предоставляя им возможность возложить такое назначение на «третье лицо, вклю­чая учреждение» (абз. 3 п. 4 ст. 11 Закона «О международном ком­мерческом арбитраже»).
Завершая изложение необходимого минимума материала, отно­сящегося к исполнению решений международного коммерческого ар­битража, вынесенных на территории Российской Федерации, следует еще раз обратить внимание на то, что изучение этого вопроса пред­полагает не заучивание, а усвоение базовых понятий и подходов, по­зволяющих находить правильные практические решения.
Прикладной аспект обсуждаемого вопроса сводится к тому, что при его решении применительно к каждому конкретному делу надо не только уточнять содержание действующего на момент принятия решения законодательства, но и сложившуюся практику исполнения вынесенных на территории Российской Федерации решений между­народного коммерческого арбитража. Эта практика изменчива и имеет региональные различия. Поэтому планируя совершение процессуаль­ных действий, направленных на исполнение таких решений, следует получать информацию о практике применения законодательства как в, системах федеральных судов общей юрисдикции и федеральных арбитражных судов Российской Федерации в целом, так и в феде­ральных судах отдельных регионов.

9.4. Исполнение решений иностранных третейских судов (арбитражей)

По общему правилу решения иностранных арбитражей подле­жат исполнению на территории Российской Федерации на основании Конвенции «О признании и исполнении иностранных арбитражных решений» от 10 июня 1958 г., обычно именуемой Нью-Йоркской Конвенцией. Порядок исполнения, как уже отмечалось, установлен в Указе Президиума Верховного Совета СССР от 21 июня 1988 г. «О признании и исполнении в СССР решений иностранных судов и арбитражей»*. В соответствии с этим Указом заявление о признании или принудительном исполнении иностранных арбитражных реше­ний подается в суды общей юрисдикции второго звена (края, области, Иного субъекта РФ). К ходатайству прилагаются: должным образом Заверенное подлинное арбитражное решение или должным образом заверенная копия такового, а также подлинное арбитражное согла­шение или должным образом заверенная копия такового (ч. 2 ст. 35 Закона «О международном коммерческом арбитраже»).
* ВВС СССР. 1988. № 29. Ст. 427.

В соответствии со ст. III Нью-Йоркской конвенции 1958 г. при исполнении иностранного арбитражного решения в государстве — участнике Конвенции не должны применяться существенно более об­ременительные условия или более высокие сборы, чем те, которые существуют для признания или приведения в исполнение внутренних арбитражных решений.
В Законе РФ «О государственной пошлине» не установлен размер пошлины, уплачиваемой при обращении с заявлением о признании или исполнении иностранного арбитражного решения на территории Российской Федерации. Однако в определенный в ст. 5 этого Закона круг лиц, освобожденных от уплаты государственной пошлины, не включены лица, обращающиеся в государственные суды общей юрис­дикции с заявлениями об исполнении иностранного арбитражного решения. Это дало основание Московскому городскому суду сфор­мировать практику взимания государственной пошлины при рассмот­рении таких заявлений на основе пп. 8 п. 2 ст. 4 Закона РФ «О го­сударственной пошлине» (о государственной пошлине с кассацион­ных жалоб по спорам неимущественного характера) и взимать эту пошлину в размере пяти установленных федеральным законом ми­нимальных размеров оплаты труда.
Рассмотрение государственным судом общей юрисдикции субъ­екта РФ заявления о принудительном исполнении решения иностран­ного арбитража производится в открытом судебном заседании с из­вещением должника (ответчика) о времени и месте рассмотрения за­явления.
Неявка без уважительной причины должника, относительно ко­торого суду известно, что повестка ему была вручена, не является препятствием к рассмотрению ходатайства. Должник может обратить­ся в суд с просьбой о переносе времени рассмотрения заявления. Такая просьба должна быть рассмотрена и может быть при ее обоснован­ности удовлетворена судом.
Государственный суд может отказать в признании или исполне­нии иностранного арбитражного решения по основаниям, установ­ленным в Нью-Йоркской конвенции от 10 июня 1958 г. Эти основания полностью совпадают с аналогичными основаниями по Закону РФ «О международном коммерческом арбитраже».
По экспертным оценкам практика обращения в государственные суды с заявлениями о признании и исполнении иностранных арбит­ражных решений невелика (в 1995 г. это было около 10 заявлений). Официальные данные о точном количестве рассмотренных и удов­летворенных заявлений не публиковались. В то же время известно, что в 1997 г. в практике Московского городского суда общей юрис­дикции было два случая отказа в признании и приведении в испол­нение иностранного арбитражного решения.

9.5. Исполнение решений третейских судов стран — участниц Конвенции «О разрешении арбитражным путем гражданско-правовых споров, вытекающих из отношений экономического и научно-технического сотрудничества»

Конвенция «О разрешении арбитражным путем гражданско-пра­вовых споров, вытекающих из отношений экономического и научно-технического сотрудничества» (далее — Московская конвенция) была подписана социалистическими странами в Москве в 1972 г. В 1997 г. из 9 стран — участниц этой Конвенции прекратили участие в ней ГДР, Чехословакия (не заявили о своем правопреемстве ни ФРГ, ни Чехия, ни Словакия). Денонсировали Московскую конвенцию: Венгрия — 20 октября 1994 г., Польша — 15 декабря 1994 г. В отсутствие денон­сации в установленном порядке в Румынии тем не менее были случаи отказа в применении Московской конвенции.
По-прежнему участвуют в Московской конвенции: Болгария, Куба, Монголия, Россия*.
* О статусе Московской конвенции см.: Петросян Р.А. Применение Московской конвенции 1972 г. в современных условиях // Сборник информационных материалов «Право и арбитражная практика». Вын. 1. М., 1997. С. 30.

Таким образом, вопросы исполнения арбитражного решения наи­более вероятно будут возникать применительно к спорам с участием организаций этих стран.
Основной особенностью Московской конвенции является то, что она вводила «обязательный» третейский суд по спорам между хозяй­ственными организациями стран-участниц. Такие споры подлежат рассмотрению «в арбитражном суде при торговой палате в стране от­ветчика или по договоренности сторон в третьей стране — участнице настоящей Конвенции» (п. 1 ст. II Московской конвенции).
Устанавливая «обязательность» третейского разбирательства, участники Московской конвенции установили несколько отличаю­щиеся от иных международных договоров правила признания и ис­полнения решений третейских судов.
Правила о «признании» по Московской конвенции отличаются от правил «исполнения». Решения «считаются признанными для даль­нейшего производства» — записано в п. 2 ст. IV Конвенции. Как образ­но заметила И.О. Хлестова, для признания иностранных арбитражных решений таким образом был установлен «льготный режим», не пред­полагавший проверку признаваемого арбитражного решения*.
* См.: Хлестова И.О. Арбитраж во внешнеэкономических отношениях стран-членов СЭВ. М., 1980. С. 85.

Согласно п. 2 ст. IV Московской конвенции арбитражные решения подлежат исполнению в любой стране-участнице в таком же порядке, как и вступившие в законную силу решения государственных судов страны исполнения. В то же время в Московской конвенции предус­мотрена возможность принудительного исполнения иностранных ар­битражных решений в «судебном исполнительном органе страны ис­полнения» (п. 1 ст. V).
Поскольку ни в самой Московской конвенции, ни в национальном законодательстве нет особых правил определения «специального ис­полнительного органа страны исполнения», для случаев исполнения иностранных арбитражных решений стран — участниц этой конвен­ции этот орган и применяемые им процессуальные правила в насто­ящее время можно определить, применив Указ Президиума Верхов­ного Совета ССР от 21 июня 1988 г. «О признании и исполнении в СССР решений иностранных судов и арбитражей».
Обращение за принудительным исполнением решений арбитраж­ных судов при торгово-промышленных палатах стран — участниц Московской конвенции и утвержденных этими арбитражными судами мировых соглашений возможно в течение двухлетнего срока.
Перечень оснований для отказа в принудительном исполнении арбитражных решений, вынесенных в соответствии с Московской конвенцией включает:
а) вынесение решения с нарушением правил о компетенции, ус­тановленных Московской конвенцией;
б) представление стороной, против которой вынесено решение, доказательств того, что она была лишена возможности защищать свои права вследствие нарушения правил арбитражного производства или других обстоятельств, которые она не могла предотвратить, а также уведомить арбитражный суд об этих обстоятельствах;
в) представление стороной, против которой вынесено решение, доказательств того, что это решение на основании национального за­конодательства той страны, в которой оно было вынесено, отменено или приостановлено исполнением.

9.6. Исполнение решений третейских судов по экономическим (хозяйственным) спорам в странах Содружества Независимых Государств

Порядок принудительного исполнения решений третейских судов по делам, вытекающим из договорных и иных гражданско-правовых отношений между хозяйствующими субъектами государств — участ­ников Содружества Независимых Государств, является частным слу­чаем исполнения решений иностранных третейских судов («ино­странных арбитражных решений»).
Правовая основа признания и принудительного исполнения таких решений — международные договоры. В каждом конкретном случае необходимо установить наличие или отсутствие международного договора, а затем правильно определить международный договор, в со­ответствии с которым заинтересованная сторона может обращаться за признанием и принудительным исполнением решения третейского суда, вынесенного на территории одного из государств — участников СНГ на территории другого, участвующего в СНГ государства.
Было бы заблуждением полагать, что существует универсальный, единственно правильный ответ на вопрос о порядке признания и при­нудительного исполнения решений третейских судов в государствах-участниках СНГ. Возможны разные варианты ответов на такой во­прос. Каждый из этих ответов может быть верным в зависимости от того, на территории какого государства было вынесено решение тре­тейского суда и на территории какого государства требуется его при­знание или исполнение. Решение зависит от того, в каких междуна­родных договорах участвуют эти государства.
В принципе, признание и исполнение решений третейских судов на территории государств — участников СНГ может осуществляться в соответствии с двумя многосторонними международными догово­рами: 1) Нью-Йоркской конвенцией «О признании и исполнении ино­странных арбитражных решений»; 2) «Соглашением о порядке раз­решения споров, связанных с осуществлением хозяйственной дея­тельности», подписанным главами правительств государств — участ­ников СНГ 20 марта 1992 г. в г. Киеве.
При этом в одних государствах — участниках СНГ действуют оба названных международных договора (Россия, Беларусь, Украина), в других — только Нью-Йоркская конвенция (Грузия, Казахстан, Кыргызстан, Узбекистан), а в некоторых государствах — участниках СНГ Be применяется ни один из этих международных договоров (Армения, Азербайджан, Молдова, Таджикистан, Туркмения)*.
* Данные о статусе Нью-Йоркской конвенции приведены но: Inquiry-Retrieval system on Legislation «Garant» 4.0 Document «СТАТУС КОНВЕНЦИЙ ЮНСИТРАЛ» (Апрель 6, 1998).

Рассмотрим несколько возможных ситуаций.
Предположим, третейский суд на территории государства, не явля­ющегося стороной ни Нью-Йоркской конвенции, ни Соглашения от 20 марта 1992 г., рассмотрел спор по иску организации, имеющей место­нахождение на территории этого государства, к организации, имеющей место нахождения в государстве — участнике СНГ, являющемся стороной в Нью-Йоркской конвенции. Решение третейского суда не было исполнено добровольно. Может ли заинтересованная сторона обратиться в компетентный суд государства, в котором имеет местонахождение ответчик? Если государство — участник Нью-Йоркской конвенции не сделало при подписании, ратификации или присоединении к этой Конвенции заявления о том, что оно будет применять ее в «отношении признания и приведения в исполнение арбитражных решений, выне­сенных только на территории другого Договаривающегося государства» (п. 3 ст. I Нью-Йоркской конвенции), то возможность такого обращения, в принципе исключить нельзя.
А вот ответ на вопрос о возможности признания и приведения в исполнение решения третейского суда по спору между двумя орга­низациями, имеющими место нахождения на территории госу­дарств — участников СНГ, не участвующих ни в Нью-Йоркской кон­венции, ни в Соглашении 1992 г., будет скорее всего отрицательным.
Если обе организации, спор между которыми был рассмотрен тре­тейским судом, находятся на территории разных государств — участ­ников СНГ, являющихся сторонами Нью-Йоркской конвенции и не участвующими в Соглашении 1992 г., то признание и исполнение ре­шения третейского суда должно быть осуществлено на основании Нью-Йоркской конвенции. Однако и в этом случае могут иметь место затруднения практического характера, поскольку не во всех государ­ствах — участниках СНГ существует национальное процессуальное законодательство, устанавливающее процедуру принудительного ис­полнения решений иностранных третейских судов.
Наибольшие трудности вызывает определение оснований и по­рядка взаимного признания и исполнения решений третейских судов по экономическим (хозяйственным) спорам, если обе стороны тре­тейского разбирательства имеют место нахождения на территории России, Белоруссии, Украины. Как уже было отмечено, эти три го­сударства участвуют и в Нью-Йоркской конвенции, и в Соглашении 1992 г. Оба эти многосторонних договора предусматривают признание и исполнение решений третейских судов, вынесенных на территории иного государства-участника.
Так, согласно ст. I Нью-Йоркской конвенции, она «применяет­ся в отношении признания и приведения в исполнение арбитраж­ных решений, вынесенных на территории государства иного, чем то государство, где спрашивается признание и приведение в исполне­ние таких решений по спорам, сторонами в которых могут быть как физические, так и юридические лица». В статье V Нью-Йоркской кон­венции установлены основания для отказа в признании и исполне­нии таких решений (как уже отмечалось, эти основания тождественны основаниям, предусмотренным в ст. 35 Закона РФ «О международном коммерческом арбитраже»; признание и приведение в исполнение ре­шений иностранных третейских судов на территории Российской Фе­дерации осуществляется судами общей юрисдикции субъектов Рос­сийской Федерации в порядке, предусмотренном в Указе Президиума Верховного Совета СССР от 21 июня 1988 г. «О признании и испол­нении в СССР решений иностранных судов и арбитражей»).
Соглашение «О порядке разрешения споров, связанных с осущест­влением хозяйственной деятельности» регулирует вопросы разреше­ния дел, вытекающих из договорных и иных гражданско-правовых отношений между хозяйствующими субъектами (ст. 1). В соответст­вии с ч. 2 ст. 3 этого Соглашения «хозяйствующие субъекты каждого государства — участника Содружества Независимых Государств имеют право на территории других государств — участников Содру­жества Независимых Государств право беспрепятственно обращаться в суды, арбитражные (хозяйственные) суды, третейские суды и другие органы, к компетенции которых относится разрешение дел, указанных в ст. 1 настоящего Соглашения (в дальнейшем — компетентные суды), могут выступать в них, возбуждать ходатайства, предъявлять иски и осуществлять иные процессуальные действия».
В статье 7 Соглашения предусмотрено, что:
«Решения, вынесенные компетентными судами одного государ­ства — участника Содружества Независимых Государств, подлежат исполнению на территории других государств — участников Содру­жества Независимых Государств.
Решения, вынесенные компетентным судом одного государства — участника Содружества Независимых Государств в части обращения взыскания на имущество ответчика, подлежат исполнению на терри­тории другого государства — участника Содружества Независимых Государств органами, назначенными судом либо определенными за­конодательством этого государства».
Далее в ст. 8-9 Соглашения решены некоторые процессуальные вопросы, связанные с порядком обращения заинтересованной сторо­ны (в споре. — Авт.) в компетентный суд государства — участника СНГ с ходатайством об исполнении решения компетентного суда дру­гого государства — участника СНГ, а именно: определен перечень при­лагаемых к такому ходатайству документов, основания для отказа в приведении исполнения решения.
К ходатайству прилагаются: должным образом заверенная копия решения, о принудительном исполнении которого возбуждено хода­тайство; официальный документ о том, что решение вступило в за­конную силу, если это не видно из. текста самого решения; доказа­тельства извещения другой стороны (в споре — Авт.) о процессе; ис­полнительный документ.
В приведении в исполнение решения может быть отказано по про­сьбе стороны, против которой оно направлено, только если эта сторона представит компетентному суду по месту, где испрашивается приве­дение в исполнение, доказательства того, что:
а) судом запрашиваемого государства — участника Содружества Независимых Государств ранее вынесено вступившее в законную силу решение по делу между теми же сторонами, о том же предмете и по тому же основанию;
6) имеется признанное решение компетентного суда третьего го­сударства — участника Содружества Независимых Государств либо государства, не являющегося членом Содружества, по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тому же основанию;
в) спор в соответствии с настоящим Соглашением разрешен некомпетентым судом;
г) другая сторона не была извещена о процессе;
д) истек трехгодичный срок давности предъявления решения к принудительному исполнению.
В судебной практике до последнего времени не вставал вопрос о том, какой же из рассматриваемых многосторонних международных договоров подлежит применению. В литературе отмечалось, что су­ществует потенциальная опасность коллизии («конфликта») этих до­говоров и высказывалось предложение о целесообразности присоеди­нения всех государств — бывших республик в составе СССР к Ныо-Йоркской конвенции и о нецелесообразности принятия региональных конвенций, договоров, соглашений по вопросам исполнения решений третейских судов*.
* См.: Третейский суд. Законодательство. Практика. Комментарии / Сост. и автор комментариев Е.Л. Виноградова. М., 1997. С. 685.

Однако такое предложение несколько запоздало, поскольку было опубликовано после принятия Соглашения 1992 г. Представляется, что оно должно быть трансформировано в предложение об исключе­нии третейских судов из сферы применения этого Соглашения. Од­нако сложность реализации этого предложения очевидна. (Такое предложение высказывалось в 1997-1998 гг. на ряде конференций и семинаров Председателем Международного коммерческого арбитра­жа при Торгово-промышленной палате Украины, профессором Побирченко И.Г.)
К началу 1998 г. в практике государственных судов России, Ук­раины и Беларуси была сформирована разная и по-разному обосновы­ваемая практика взаимного Исполнения решений третейских судов.
В Украине такое исполнение осуществляется областными судами общей юрисдикции в порядке, определенном в Указе Президиума Верховного Совета СССР от 21 июня 1988 г. «О признании и испол­нении решений иностранных судов и арбитражей». Применение этого Указа основано на Постановлении Верховного Совета Украины от 12 сентября 1991 г. «О порядке временного действия на территории Украины отдельных актов законодательства СССР», в соответствии с которым до принятия соответствующих актов законодательства Украины на ее территории применяются акты законодательства Союза ССР по вопросам, которые не урегулированы законодательством Ук­раины, при условии, что эти акты не противоречат Конституции и законам Украины.
В Беларуси специалисты и практикующие юристы ведут дискус­сию о том, какие суды — хозяйственные или общей юрисдикции — компетентны рассматривать заявления об исполнении решений тре­тейских судов по экономическим спорам, вынесенным на территории России, Украины, иных иностранных государств. Ряд белорусских специалистов обосновывает точку зрения, согласно которой в Бела­руси, так же как в России и Украине, продолжает действовать как не Противоречащий Конституции и иным законам Республики Беларусь Указ Президиума Верховного Совета СССР от 21 июня 1988 г. «О признании и исполнении решений иностранных судов и арбит­ражей». Соответственно, судами, компетентными рассматривать заяв­ления о признании и исполнении иностранных решений, являются областные суды общей юрисдикции. Несмотря на то, что в судебной практике были случаи принудительного исполнения решений ино­странных третейских судов по экономическим (торговым, коммер­ческим) спорам белорусскими судами общей юрисдикции, руковод­ствовавшимися Нью-Йоркской конвенцией и Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 июня 1988 г., в конце 1997 — начале 1998 г. сформировалась иная судебная практика. И хозяйственные суды, и суды общей юрисдикции Республики Беларусь стали доста­точно последовательно исходить из того, что принудительное испол­нение решений иностранных третейских судов на территории Беларуси осуществляется хозяйственными судами этого государства. В основе такой практики — ст. 109 Хозяйственно-процессуального кодек­са Республики Беларусь 1991 г., согласно которой решения и исполнительные документы судов иностранных государств, вынесенные по хозяйственным спорам в отношении юридических лиц и субъектов хозяйствования Республики Беларусь, обращаются к принудительному исполнению на основании определения хозяйственного суда Республики по месту нахождения указанных лиц в соответствии с законодательством Беларуси, а также договорами Республики Бела­русь с соответствующими государствами*.
* См.: Хозяйственно-процессуальный кодекс Республики Беларусь, введенный в действие с 1 июля 1991 г. постановлением Верховного Совета Республики Беларусь от 5 июня 1991 г. № 839-XII // Законы Республики Беларусь. Постановления и разъяснения Высшего хозяйственного суда Республики Беларусь. Другие материалы по хозяйст­венному законодательству. Минск, 1994. С. 229.

В России практика арбитражных судов, по-видимому, будет сфор­мирована с учетом обоснования приоритета Соглашения 1992 г. по отношению к Нью-Йоркской конвенции, которая носит универсаль­ный характер и действует в том случае, если отсутствует региональное или двустороннее соглашение по одному и тому же вопросу (ст. 30 Венской конвенции о праве международных договоров)*.
* См.: Нешатаева Т.Н. О некоторых вопросах исполнения решения по эконо­мическим спорам государств—участников СНГ //Хозяйство и право. 1998. № 1. С. 126 128.

В качестве примера правильного решения коллизии между Нью-Йоркской конвенцией (международным договором универсального характера) и Соглашением 1992 г. (региональное соглашение) в поль­зу последнего приведен пример из практики арбитражных судов.

«В арбитражный суд Российской Федерации было направлено для исполнения решение по экономическому спору, вынесенное третейским судом — Международным коммерческим арбитражем при Торгово-промышленной палате Республики Беларусь.
Ответчиком в данном споре выступало российское акционерное общество. Суд общей юрисдикции отказался исполнять указанное решение, посчитав, что это является компетенцией арбитражного суда. При этом суд общей юрисдикции сослался на то обстоятельство, что Российская Федерация и Республика Беларусь являются участ­никами Соглашения о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хо­зяйственной деятельности (Киев, 1992), которое предусматривает, что хозяйствующие субъекты каждого государства — участника Содружества Независимых Государств имеют на территории других Государств - участников СНГ право беспрепятственно обращаться в суды, арбитражные (хозяйственные) суды, третейские суды и другие органы, к компетенции которых относится разрешение дел (ст. 3).
Согласно ст. 7 и 8 Соглашения решения компетентных судов взаимно признаются и исполняются на территории государств — участников СНГ.
Механизм исполнения судебных решений определяется по нраву страны, в кото­рой решение подлежит исполнению.
Арбитражный суд выдал приказ на исполнение решения третейского суда ино­странного государства, указав, что оснований для отказа в его выдаче суд не усмат­ривает. Кроме того, арбитражный суд подчеркнул, что Российская Федерация и Республика Беларусь являются участниками Соглашения, определяющего националь­ный порядок исполнения решений третейских судов. На территории Российской Фе­дерации такой порядок установлен Временным положением о третейском суде для разрешения экономических споров, где предусмотрено, что решения третейского суда исполняются арбитражным судом (разд. V).
Этот пример свидетельствует, что суды признали приоритет упомянутого Согла­шения для применения на практике по отношению к Нью-Йоркской конвенции 1958 г. «О признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений».
Отношения Республики Беларусь и России по конкретному правоотношению уре­гулированы региональным соглашением по тому же вопросу, что и Нью-Йоркская конвенция. Следовательно, в первую очередь применению подлежит региональное со­глашение, а именно Соглашение о порядке разрешения споров, связанных с осущест­влением хозяйственной деятельности».

Глава 21
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАЗРЕШЕНИЯ ЭКОНОМИЧЕСКИХ СПОРОВ ЗА РУБЕЖОМ

Существование судов специальной юрисдикции имеет длитель­ную историю. Торговые суды действовали еще в Древнем Риме. Ор­ганизованную форму торговое судопроизводство приняло позже, когда в Италии были созданы специальные морские торговые суды. Затем торговые суды появились во Франции, позже в Австрии, Анг­лии, Германии, Голландии, Испании, Италии, России, США, Швеции и т.д. Первый постоянный коммерческий суд, образованный в Париже, существует более 400 лет (создан в 1563 г.)*.
* См.: Фурсов Д.А. Из истории арбитражного судоустройства и судопроизводства//ВВАСРФ. 1996. № 1. С. 105.

Само понятие арбитражного судопроизводства в различных стра­нах понимается по-разному. В российском процессе арбитражное су­допроизводство — это рассмотрение дел системой арбитражных судов. В Англии арбитраж — это упрощенное судопроизводство, в США — это третейский суд. Однако во всех трех случаях речь может идти о рассмотрении экономических споров. Терминологическое раз­ночтение само определяет границы рассматриваемых вопросов в дан­ной главе. Во-первых, это разрешение экономических споров судеб­ными органами, во-вторых, третейское судопроизводство как альтер­нативный вариант рассмотрения экономических дел.
Современное зарубежное законодательство по-разному решает во­прос о том, какие суды должны рассматривать экономические споры. Как правило, эта дилемма решается одним из двух способов: либо создаются суды специальной юрисдикции, уполномоченные рассмат­ривать экономические споры, либо такие дела подведомственны судам общей юрисдикции. Россия выбрала первый вариант, а США и Ве­ликобритания, например, предпочли второй.
Одной из причин выбора судов общей юрисдикции для рассмот­рения экономических споров в США и Великобритании, возможно, явилась принадлежность этих стран к состязательному типу право­судия. Согласно основной черте состязательного судопроизводства суд остается пассивным в судебном заседании, а активно участвуют в исследовании доказательств только стороны в лице своих предста­вителей. Именно сторонам принадлежит инициатива и контроль за ведением дела: они подготавливают дело к слушанию, ищут возможности заключения мирового соглашения, представляют доказатель­ства в суд, исследуют их, выступают со вступительными и заключи­тельными речами. Суд же разрешает спор. Такое распределение ролей предполагает, что адвокаты раскроют и проанализируют все доказа­тельства перед судом, последнему останется только разрешить спор. При подобной постановке вопроса от судьи не требуется специали­зации в определенной области права. Кроме того, в США, если эко­номический спор сопряжен с установлением фактов, такое дело слу­шается с участием присяжных. Если спор касается лишь вопросов права, то в рассмотрении дела участвует профессиональный судья. В Великобритании в настоящее время экономические споры рассмат­риваются без участия присяжных. Однако изначальное участие при­сяжных при решении любого, даже сложного экономического дела не могло способствовать специализации судей, наоборот, от адвокатов требовалось так построить исследование доказательств в суде, чтобы простой гражданин, коим является присяжный, мог понять все хит­росплетения экономического спора.
Возможно, именно состязательные начала англо-американского судопроизводства, участие присяжных требовали от адвокатов такого исследования в суде доказательств, которое делало бы его понятным и непрофессионалам, поэтому не было необходимости создавать суды специальной юрисдикции типа российских арбитражных судов.
Интерес к англо-американским судам в последнее время возрас­тает отчасти потому, что российский процесс (арбитражный, граж­данский, уголовный) стремится развиваться по пути укрепления со­стязательности. Именно арбитражный процесс более других подго­товлен к развитию и расширению состязательности, так как стороны, как правило, пользуются услугами представителей. Это обстоятель­ство делает возможным опережающее развитие состязательности в арбитражном процессе по сравнению с гражданским и уголовным су­допроизводством.
Остановимся на том, как строится судопроизводство по экономи­ческим спорам в Англии и США.
Судебная система Англии прошла 900-летнее развитие, и мно­гие процессуальные институты испытывают на себе историческое и национальное влияние, отчего не поддаются рациональному объяс­нению.
Существующее в Англии правосудие принято подразделять на вы­сокое (осуществляемое высшими судами) и низшее (осуществляемое нижестоящими судами и квазисудебными органами)*. Для англий­ского судопроизводства не характерна унификация, т.е. процессуальные правила рассмотрения дел в Высоком суде отличаются от правил слушания дел в судах графств и квазисудебных органах.
* См.: Давид Р. Основные правовые системы современности. М., 1988 С. 310.

Первым звеном судов гражданской юрисдикции в Англии и Уэльсе являются суды графств (county courts)*, которые в основном рассматривают дела, связанные с нарушением контрактов на сумму не у более 5 тыс. ф. ст. Однако эти же суды могут иногда рассматривать дела о банкротстве, деликтные и др. Для рассмотрения дел о незначительных требованиях, не превышающих сумму 500 ф. ст., принята особая процедура, более быстрая, дешевая и не столь формальная.
* В настоящее время в Англии действует 274 суда графств, объединяющих 395 окружных судей и 213 регистраторов, последние также наделены нравом рассмотре­ния некоторых гражданских дел (Civil Justice Review: Report of the Review Body on Civil Justice. L., 1988. P. 2-3).

Особо следует сказать о втором звене судебной системы — Высоком суде, который состоит из трех отделений. Экономические споры рассматриваются в двух отделениях данного суда: Канцлерском от­делении и Отделении Королевской скамьи. Крупнейшим подразде­лением Высокого суда является Отделение Королевской скамьи*, ко­торое рассматривает дела с ценой иска более 5 тыс. ф. ст. Вместе с тем это отделение может рассматривать дела и с меньшей ценой иска, если спор касается важных вопросов факта или права. Это отделение включает в себя Коммерческий суд, который специализируется на крупных экономических спорах, а также Суд Адмиралтейства, рас­сматривающий дела о морских перевозках**. Канцлерский суд рассмат­ривает налоговые споры, дела о доверительной собственности, споры, связанные с компаниями, застройкой городов и графств и прочие дела, касающиеся финансов и собственности***. Ранее судьи Канцлерского суда не выезжали в округа для рассмотрения дел на местах. Однако недавно один из судей был назначен вице-канцлером Палатинатного суда Ланкастера с полномочиями рассматривать дела Канцлерского суда на севере Англии. В этом проявляется тенденция приближения английского правосудия к графствам. В рамках Канцлерского суда также действует Патентный суд.
* В 1986 г. Отделением Королевской скамьи было рассмотрено дел, связанных с Проданными товарами и их поставкой, - 50%, долговыми обязательствами — 10%, требованиями банков и финансовых органов в отношении займов - 6%, дела о нapyшeнии договоров — 4% и проч. (Zander М. Cases and Materials on the English Legal System. L.,1988. P.5).
** Berlins М., Dyer C. The Law Machine. L., 1989. P. 27. ;
*** В 1986 г. Канцлерским отделением рассмотрено 3760 дел о земле и собственности, 1550 — относительно бизнеса, торговли, промышленности, 4620 - о банкротстве, 11760 — о компаниях, 1900 - другие категории дел (Civil Justice Review: Report of the Review Body on Civil Justice. P. 6).

Апелляционный суд включает в себя два отделения: по граждан­ским и уголовным делам. Отделение по гражданским делам рассматривает жалобы, поступившие из Высокого суда, судов графств и не­которых специальных судов. Апелляционный суд только в редчайших случаях заслушивает свидетелей. Решение выносится в основном по материалам дела.
Высшей судебной инстанцией является Суд Палаты лордов, ко­торый рассматривает дела, касающиеся вопросов права и имеющие важное общественное значение.
Одним из способов приближения правосудия к графствам явля­ется создание местных судебных канцелярий и судебных центров. Местные судебные канцелярии связаны с делами, подлежащими рас­смотрению в Отделении Королевской скамьи и Канцлерском суде*.
* См. подробнее: Решетникова И.В. Система судов гражданской юрисдикции в Англии // Правовые системы и практика правового регулирования. Материалы Республиканской научной конференции. Екатеринбург, 1992. С. 81-85.

В США экономические споры рассматриваются судами общей юрисдикции.
Поскольку экономические споры рассматриваются в рамках судов общей юрисдикции, то процедура их разбирательства и разрешения мало отличается от обычных гражданских дел.
Рассмотрим стадии судопроизводства, через которые, как правило (но не обязательно), проходят экономические споры.
Досудебная подготовка дела к слушанию. В английском судо­производстве возбуждение дела — очень сложная стадия. Для начала процесса могут быть использованы судебный приказ (write), приказ о вызове в суд (an originating summon), ходатайство (a petition) или заявление, начинающие судебный процесс (an original notice of motion). Многие дела в Отделении Королевской скамьи начинаются с приказа. В деятельности Канцлерского отделения используется приказ о вы­зове в суд, который проще приказа. Ходатайство и заявление, начи­нающие судебный процесс, используются в случае прямого указания. Например, ходатайство используется по делам о банкротстве, ликви­дации компаний.
Не вдаваясь в тонкости различий между названными документа­ми, рассмотрим процедуру в более общих чертах в случае выдачи приказа.
Истец или его представитель направляют в суд не менее трех копий приказа, заполненных и оплаченных. Клерк суда проставляет печати на всех копиях приказа. Хотя бы одна копия приказа подпи­сывается стороной (ее представителем), эта копия хранится в суде. Две другие отправляются истцу, одну он оставляет у себя, другую отправляет ответчику. Приказ, направляемый ответчику, должен со­провождаться подтверждением вручения (acknowledgment of servce).
С момента оформления приказ действует в течение двенадцати месяцев, но этот срок может быть продлен. Ответчик вправе решить, намерен ли он защищаться или нет. Если намерен, то он заполняет специальную форму. Этот документ сохраняется в суде, а его копия направляется истцу.
Затем наступает черед обмена состязательными бумагами (plead­ings), в которых каждая сторона излагает свои требования и возра­жения. Для обмена состязательными бумагами установлен опреде­ленный срок.
По истечении 14 дней после окончания обмена состязательными бумагами наступает автоматическое раскрытие доказательств. Эта стадия отличается письменным характером, когда обе стороны обме­ниваются перечнем относящихся к делу документов, которыми вла­деют. В течение семи дней стороны обладают правом ознакомиться с этими документами. Надо отметить, что не всегда имеет место авто­матическое раскрытие доказательств, порой требуется вынесение при­каза. Стороны часто на этой стадии разрешают спор, взвесив имею­щиеся доказательства. Если стороны не смогли разрешить дело мир­ным путем, то суд назначает слушание дела*.
* O'Hare, Hill R.N. Civil Litigation. L., 1988. P. 117-124.

После завершения обмена состязательными бумагами начинается следующая стадия раскрытия доказательств. Метод раскрытия дока­зательств был развит в Англии уже к концу XVIII в. В настоящее время в английском гражданском процессе имеет место автоматичес­кое раскрытие доказательств и раскрытие доказательств на основе специального указания суда.
Требование о раскрытии доказательств в целом направлено на уст­ранение эффекта неожиданности для сторон в процессе рассмотрения дела, а также для предупреждения сокрытия относимых доказательств и введения стороны в заблуждение*.
* 10 The Supreme Court Practice. L., 1992. Vol. 1. P. 433.

Раскрытие доказательств складывается из двух этапов: обмена перечнями относящихся к делу доказательств, которыми стороны вла­деют, имеют право распоряжаться либо которые хранят, и ознаком­ления с этими доказательствами.
В настоящее время согласно закону стороны по большинству дел показаниями свидетелей обмениваются до судебного разбирательст­ва*. Поскольку стороны в суде выступают в качестве свидетелей, то обмен показаниями включает и обмен показаниями сторон, а также экспертов.
* Barnard D., Houghton M. The New Civil Court in Action. L., 1993. P. 201.

Первый этап раскрытия доказательств — обмен их перечнями. Перечень состоит из двух частей. В первую часть входят доказательства, которыми сторона владеет, имеет право распоряжаться либо ко­торые хранит (это доказательства, которые могут быть представлены для ознакомления другой стороне), и перечень доказательств, на ко­торые распространяются привилегии, т.е. не подлежащие осмотру противоположной стороной. Во второй части перечня перечисляются доказательства, также относящиеся к делу, но которыми сторона ранее, а не сейчас, владела, имела право распоряжаться или которые хранила.
Эти перечни должны включать в себя все относящиеся к делу доказательства независимо от того, намерена или нет сторона предъ­явить их в суде.
Второй этап раскрытия доказательств — ознакомление с докумен­тами, когда обе стороны вправе сделать копии доказательств, на ко­торые не распространяются привилегии.
Если сторона не раскрыла доказательства, то для нее могут на­ступить определенные последствия. Во-первых, судья может отказать ей в использовании такого доказательства в суде. Эта санкция до­вольно редко применяется из-за возможности судебных ошибок. Во-вторых, на виновную сторону могут быть возложены любые расходы, возникшие из-за нераскрытия доказательств.
Одной из форм раскрытия доказательств является письменный опрос сторон. Иногда стороне для ведения дела необходимо заранее знать, что ее оппонент скажет в суде. Такая информация становится доступной после обмена письменными показаниями. Однако данный обмен происходит за несколько недель до судебного разбирательства. Поэтому сторона вправе заранее вручить другой стороне вопросы, от­носящиеся к обстоятельствам дела и не выходящие за пределы со­стязательных бумаг. Письменный опрос сторон подкрепляется аффи­девитом. В Англии, в отличие от США, нет устного допроса свиде­телей на досудебной стадии.
Раскрытие доказательств охватывает представление доказа­тельств, их оценку (на предмет установления привилегии), отчасти собирание (письменный опрос сторон).
На стадии подготовки дела может встать вопрос о вынесении про­межуточного судебного запрета (interlocutory injunction), уполномо­чивающего сторону предпринять определенные шаги или, наоборот, воздержаться от их совершения. Эти действия суда не ликвидируют спор, а решают возникшие спорные вопросы в пределах материаль­но-правового конфликта. Обычная цель подобных действий — сохра­нить status quo, пока право сторон не определено в процессе.
Досудебную подготовку в Англии чаще всего осуществляет мастер (младший судебный служащий), чья должность существует с 1937 г. Мастер может приказать стороне дополнить состязательные бумаги, вынести промежуточный судебный запрет и проч.* В делах, где авто­матическое раскрытие доказательств не предусмотрено, мастер может приказать сторонам раскрыть доказательства, дать разрешение на вызов эксперта и т.д. Таким образом, подготовка дела осуществляется сторонами в лице их адвокатов, а в необходимых случаях — с помощью властных велений судебных чиновников. Надо отметить, что практика введения должности специальных судебных чиновников получила распространение и в странах континентального процесса. Во Франции с 1935 г. введена должность досудебного судьи.
* Ngwasiri C.N. Pre-trial Civil Proceedings in England and France: A comparative study // Civil justice quarterly. L, 1988. P. 295-298; См. подробнее: Решетникова И.В. Доказательственное право Англии и США. С. 139-152.

В американском судопроизводстве, так же как в английском, дей­ствует система обмена состязательными бумагами и раскрытия до­казательств, обладающая существенной спецификой. Истец заполня­ет заявление вместе с судебным клерком, последний издает приказ о явке в суд. Ответчик стоит перед выбором: заявляя ходатайство об отказе (motion to dismiss), избрать процедурные возражения (напри­мер, неправильное определение подведомственности, ненадлежащее место совершения действий и проч.) либо оспорить заявление по су­ществу, дав письменный ответ (answer). У ответчика 20 дней для лю­бого ответа на заявление истца*.
* См. подробнее: Burnham W. Op. cit. P. 235- 239.

В ответе сторона оспаривает исковые требования по существу, заявляя возражения по поводу утверждений искового заявления, и определяет позицию собственной защиты, предъявляя взаимные тре­бования. При необходимости стороны вправе дополнить свои состя­зательные бумаги.
Можно выделить несколько форм раскрытия доказательств в аме­риканском процессе*.
* Ниже излагаются формы раскрытия доказательств, изложенные в книгах У. Бернама (Burnham W. Op. cit. Р. 240-245), Д. Фриенденталя, М. Кейна, А. Миллера (Friendenthal J.H., Капе М.К., Miller A.R. Civil Procedure. St. Paul, 1993. P. 395-409).

1. Устные показания, данные под присягой. Такое раскрытие до­казательств позволяет адвокату задать вопросы относительно дела любым лицам, включая стороны. При даче устных показаний состав­ляется протокол, который подписывается лицом, дающим показание. Устные показания имеют существенное значение в состязательном и устном процессе, где адвокат, присяжные и суд могут слышать пока­зания, видеть, как они были даны (какие вопросы вызвали замеша­тельство свидетеля, где он колебался, а где, наоборот, был уверен). Такие показания даются, как правило, в офисе одного из адвокатов. Для принятия у свидетеля клятвы и ведения протокола допроса при­глашается судебный секретарь или нотариус.
Показания, данные под присягой, могут быть использованы в суде, если свидетель для их дачи не может быть вызван в процесс (умер, серьезно болен). Кроме того: 1) показания свидетеля (не стороны), данные во время раскрытия доказательств, могут быть использованы в суде при их противоречии тому, что это же лицо говорит на допросе в суде; 2) показания стороны, данные во время раскрытия доказа­тельств, могут быть использованы противоположной стороной, если они носят характер признания.
2. Письменные показания, данные под присягой. Здесь присутст­вие адвоката необязательно. Процедура раскрытия письменных по­казаний, данных под присягой, сходна с вышеизложенной. Основное отличие — отсутствие адвоката. Свидетелю зачитываются вопросы, подготовленные адвокатом. Его устные ответы протоколируются.
3. Обмен списком вопросов. Одна сторона посылает другой серию вопросов для получения на них в определенное время ответов. Обмен информацией осуществляется по почте. В отличие от письменных показаний, данных под присягой, этот метод применяется только к сторонам. Перед дачей ответов сторона может проконсультироваться у своего адвоката. Если сторона полагает, что ей задан ненадлежащий вопрос, то она вправе об этом заявить, не отвечая на него. В таком случае сторона, задавшая вопрос, может обратиться к суду с просьбой выдать соответствующий приказ в адрес другой стороны.
4. Требования о предоставлении письменных и вещественных до­казательств. По федеральному законодательству сторона вправе ис­следовать документы, предметы собственности, находящиеся во вла­дении или под контролем другой стороны либо третьих лиц. В неко­торых штатах возможность инспектирования вещей, находящихся у третьих лиц, не предусматривается.
5. Требование о признании. Часто этот способ раскрытия дока­зательств применяется после указанных выше. Если во время рас­крытия доказательств по каким-то вопросам не было обнаружено про­тиворечий в позиции сторон, то есть смысл признать эти факты. Одна сторона может послать другой письменную просьбу о признании оп­ределенных фактов или подлинности относимых документов для из­бежания необходимости их идентификации в судебном разбиратель­стве. Противоположная сторона, получив такую просьбу, может либо признать факт (под присягой), либо не признать, объяснив причины отказа.
Говоря о стадии подготовки дела, следует упомянуть о так назы­ваемых досудебных разрешениях. По общему правилу стороны и суд не обязаны до рассмотрения дела решать вопрос об исключении тех или иных доказательств. Чаще всего стороны ждут, когда такой во­прос будет задан в суде и они его с разрешения суда отведут. Однако это же можно сделать на стадии подготовки. Если сторона потерпела неудачу в снятии какого-то доказательства на подготовительной ста­дии, то в процессе слушания дела она вправе вновь заявить протест против него.
Еще один важный этап стадии подготовки дела к слушанию — досудебная конференция. Большинство судей проводят такие конфе­ренции на разных этапах подготовки дела к слушанию. Явка на них адвокатов обязательна. На этих конференциях внимание концентри­руется на раскрытии доказательств и возможности мирного урегули­рования спора. От сторон обычно требуется обменяться списком всех свидетелей, которых они намерены вызвать в суд, и копиями доку­ментов, которые будут представлены во время слушания дела. Сто­роны в присутствии судьи договариваются о допустимости доказа­тельств для того, чтобы рассмотрение дела не прерывалось ненужны­ми протестами против вопросов*.
* Burnham W. Op. cit. P. 247.

Вопросы доказательств, их относимости, допустимости, собира­ния и представления возникают и в английском, и в американском процессах на стадии подготовки дела к слушанию. Обращает на себя внимание субъектный состав собирания и представления доказа­тельств — это в основном стороны и их представители, а также суд в случае необходимости вынесения властных велений.
Преимущества системы досудебного обмена доказательствами между сторонами очевидны. Стороны могут более точно оценить силу и слабость своей позиции по делу, что способствует заключению ми­рового соглашения. Они ограждены от появления в процессе неиз­вестных доказательств, а следовательно, реже возникают основания для отложения слушания дела. Можно также избежать необходимости исследовать в суде доказательства обстоятельств, которые уже были признаны на подготовительной стадии. Досудебная конференция по­могает устранить существующие разногласия при решении вопроса о допустимости доказательств, что также способствует ускорению су­дебного разбирательства.
Однако досудебная стадия всецело рассчитана на участие адво­катов, которые берут на себя все обязанности по собиранию и пред­ставлению доказательств. Стороны несут расходы, оплачивая время работы адвокатов, затраты на составление протоколов, вызов свиде­телей и проч. Без адвокатов подготовительная стадия, изобилующая юридическими приемами и тонкостями, не может быть реализована.
После раскрытия доказательств может иметь место вынесение суммарного решения (summary judgment), которое возможно при от­сутствии спора о фактах. Поскольку судебное разбирательство прежде всего нацелено на установление фактов, то отсутствие спора о них делает судебное слушание дела не обязательным. Стандарт, на основе которого выносится суммарное решение, такой же, как и для выне­сения вердикта в судебном слушании — достаточно ли доказательств для того, чтобы разумный присяжный разрешил дело в пользу истца. Специфика суммарного производства заключается в том, что оно осу­ществляется на основе письменных доказательств*.
* Bucnk Am.W. Op. cit. P. 246-247. Glannon J.W. Civil Procedure. Examples and Explanation. Boston, Toronto, London, 1992. P. 293.

Стадия судебного разбирательства в английском и американ­ском суде. Несмотря на сложность экономических споров, состяза­тельность предполагает, что адвокаты смогут так представить дело и исследовать доказательства, что любой присутствующий в суде пой­мет суть спора. Этим во многом определяется не только процедура, но и методика исследования доказательств. Стадия судебного разби­рательства слагается из четырех частей. Сначала представители сто­рон произносят вступительные речи, в которых излагают свою пра­вовую позицию по делу. Затем начинается исследование доказа­тельств по делу. В английском и американском процессах выделяется три средства доказывания: свидетельские показания, которые объеди­няют собственно свидетельские показания, объяснения сторон и за­ключения экспертов, письменные и вещественные доказательства.
При даче свидетельских показаний отсутствует свободный рассказ об обстоятельствах дела. Допрос состоит только из вопросов и ответов. При основном допросе адвокат допрашивает своего клиента и благо­приятных для своей правовой позиции свидетелей. Основной допрос включает открытые вопросы; как правило, запрещается задавать на­водящие вопросы. После основного проводится перекрестный допрос, когда вопросы задает противоположная сторона. Перекрестный до­прос состоит из наводящих вопросов, что очень удобно для осущест­вления подрыва доверия к показаниям свидетеля. При повторном ос­новном допросе адвокат старается откорректировать, подправить по­казания своего клиента или свидетеля.
Письменные и вещественные доказательства часто исследуются через свидетельские показания, что привлекает к ним внимание при­сяжных (в США)* и суда. Необходимость раскрыть сложный эконо­мический спор для понимания простых граждан привела к развитию наглядности доказывания. При исследовании текста договора нередко используются кодоскопы и иные технические средства, благодаря которым присяжные и суд могут ознакомиться с текстом договора. В Канцлерском отделении Высокого суда, где рассматриваются сложные дела, свидетель может держать перед собой папку с материалами дела, такую же, какую имеют перед собой суд и адвокаты сторон. Ис­пользование схем, графиков, таблиц или иллюстративных доказа­тельств — обычное дело**.
* В английских судах при рассмотрении экономических споров суд присяжных не используется.
** См. подробнее: Решетникова И.В. Доказательственное право Англии и США. С: 133-138.

Нередко применяется методика «освежения памяти». Если сви­детель забыл какие-то обстоятельства дела, то с разрешения суда ему может быть позволено ознакомиться с ранее данными показаниями. После этого свидетель продолжает отвечать на вопросы допрашива­ющего его адвоката.
После окончания исследования доказательств адвокаты сторон произносят заключительные речи, в которых анализируют собранные и исследованные в суде доказательства.
Затем суд выносит решение. Если дело рассматривалось с участием присяжных, то судья инструктирует их, присяжные решают вопрос факта. В зависимости от вывода присяжных судья решает вопрос права.
Отдельно следует сказать, что, например, в Англии сам термин арбитражное производство означает иное явление, чем в России. Если спор касается незначительной цены иска, то он автоматически пред­назначен для арбитражного производства. В этом случае сторонам направляется извещение, в котором объясняется сущность арбитраж­ного производства, его отличие от традиционного слушания дела в суде первой инстанции: строгие правила о доказательствах не при­меняются, отсутствуют иные процедурные аспекты рассмотрения дела, ограничено право на апелляцию. Любая сторона может обра­титься к судебному распорядителю с просьбой об отмене арбитраж­ного разбирательства. В этом случае дело будет рассмотрено в соот­ветствии с правилами судопроизводства по первой инстанции, но су­дебным распорядителем. Помимо того что арбитражное производство можно рассматривать как упрощенное, более оперативное, оконча­тельное, оно характеризуется дешевизной, так как действует правило «без судебных расходов»*.
* При разрешении дела под судебными расходами обычно понимается оплата услуг солиситора. Если же дело рассматривалось по арбитражной процедуре, то дей­ствует правило «бел судебных расходов», т. с., как правило, расходы на солиситора не подлежат возмещению (существует три исключения, когда такие расходы все-таки могут быть возмещены).

Однако арбитражное производство не ограничивается только де­лами с незначительной ценой иска. Стороны, стремящиеся к нефор­мальному и окончательному рассмотрению дела, могут выразить такое желание. Вместе с тем если цена иска превышает 500 ф. ст., то не применяется правило «без судебных расходов»*.
* O'Hare, Hill R.N. Op. cit. Р. 144-145.

Арбитражное производство может быть осуществлено не только судебным распорядителем, но и судьей.
Необходимо отметить, что в Англии действует большое число спе­циализированных судов и трибуналов.
Среди наиболее важных специализированных судов можно назвать: Суд по делам о несостоятельности, Суд компаний, Ограничительный практический суд, обладающий правом контролировать и прекращать ограничительную или монополистическую практику в сфере поставки товаров и оказания услуг, Суд национальных промышленных отноше­ний, наделенный полномочиями в области промышленности. Что каса­ется трибуналов, то их насчитывается около двух тысяч. Рассмотрение дел в трибуналах отличается простотой, оперативностью и дешевизной. Трибуналы не имеют собственной системы.
В США существует такой специализированный суд, как Налого­вый суд, который рассматривает иски налогоплательщиков к Феде­ральной налоговой службе до уплаты налогов. Суды общей юрисдик­ции рассматривают споры, возникшие после уплаты налогоплатель­щиком налога. Это дела о возврате неосновательно уплаченных сумм налога, о возмещении убытков, связанных со взиманием налога. Про­цедура рассмотрения дел в Налоговом суде США отличается несколь­ко упрощенной формой: функции представителей выполняют непро­фессиональные поверенные, досудебная процедура обмена имеющей­ся информацией и документами осуществляется не в официальном порядке. Так же, как и в судах общей юрисдикции, незначительный процент дел доходит до судебного слушания, большинство из них урегулируются самими сторонами. При рассмотрении дел в Налого­вом суде действует презумпция правильного заключения налогового органа о доходе налогоплательщика. В силу этого основное бремя доказывания лежит на налогоплательщике. При наличии крупной претензии к федеральному правительству дело рассматривается дру­гим специализированным судом - Судом федеральных исков*.
* См. подробнее: Ефремов Л.В. Порядок судебного разрешения налоговых споров и США. Налоговый суд Соединенных Штатов// ВВАС РФ. 1998. № 2. С. 106-110.

Применительно к США следует сказать о разветвленной системе третейского судопроизводства. Третейское судопроизводство отлича­ет ряд моментов, призванных привлечь внимание тяжущихся, восста­новить нарушенные права, одновременно разгрузив суды общей юрис­дикции. Это следующее: быстрота разбирательства дел в третейском суде, отсутствие необходимости применять сложные правила о дока­зательствах, дешевизна процесса, способность выбрать состав суда для рассмотрения дела, неформальная атмосфера слушания дела, необяза­тельное участие представителей сторон, отсутствие разнообразных методов раскрытия доказательств (присутствует лишь обмен самими документами). Неприменение правил о доказательствах, видимо, вы­звано отсутствием присяжных, для которых собственно они и были разработаны. Несмотря на все названные положительные аспекты, следует отметить, что арбитражное производство также подчиняется определенным процедурным правилам. Существует Кодекс арбит­ражного судопроизводства. При подписании арбитражной оговорки стороны должны знать последствия рассмотрения дела в арбитражном суде. Вместе с тем в процессе арбитражного рассмотрения дел присут­ствуют элементы общего судопроизводства: свидетели присягают перед дачей показания, адвокаты невольно привносят правила о дока­зательствах, имеют место основной и перекрестный допросы и проч.

Приведем лишь один пример. Арбитраж при Нью-Йоркской фондовой бирже со­стоит из директора и семи юристов. Судьи избираются спорящими сторонами исходя из предложенного перечня. В этот перечень включены бывшие брокеры и прочие лица, обладающие богатым практическим опытом в бизнесе, как правило, неюристы. Дело рассматривается за круглым столом. К ведению названного арбитража отнесены не только экономические дела, но и некоторые споры между гражданами и юридическими лицами (следуя российской правовой терминологии), в частности дела о дискрими­нации и др.

В странах системы гражданского права* принято создавать суды специальной юрисдикции или подразделения в структуре судов общей юрисдикции для разрешения экономических споров.
* Страны гражданского права — это страны, в которых процесс развивается но типу следственного, или инквизиционного.

Во Франции Кассационный суд включает шесть палат: пять по гражданским делам (в том числе, палату по торговым и финансовым делам) и одну по уголовным. В некоторых апелляционных судах (всего их насчитывается 30 на континенте) имеются палаты по торго­вым делам. По первой инстанции гражданские, в том числе экономи­ческие, споры рассматриваются трибуналом большого процесса и три­буналом малого процесса. Трибунал большого процесса рассматрива­ет дела с определенной ценой иска, а также дела, прямо отнесенные к подсудности данного суда, например споры о недвижимости, о патен­тах, товарных знаках, расчетах с кредиторами неплатежеспособного должника и т.д.* Если в округе трибунала большого процесса нет тор­гового трибунала, то трибунал большого процесса выполняет его функции**. Трибуналы малого процесса рассматривают дела с мень­шей ценой иска, а также дела, отнесенные к ведению данного звена судебной системы.
* См.: Крылова И. Судебная система Франции // ВВС СССР. 1991. № 7. С. 39.
** См.: Решетников Ф.М. Правовые системы стран мира. Справочник. М., 1993. С. 212-214.

К системе общих судов на уровне трибунала малого процесса отно­сится ряд специализированных судебных органов, в том числе торговые трибуналы, паритетные трибуналы по земельной аренде, трибуналы по морской торговле и проч. Характерной чертой специализированной юрисдикции является привлечение в качестве судей не юристов, а спе­циалистов в определенной сфере деятельности. Судьи торговых трибуналов, создаваемых в крупных городах страны, являются специалистами в области торговли, для них судебная деятельность — не основное за­нятие. В каждом торговом трибунале работают примерно 10-12 судей. Торговые трибуналы рассматривают споры между любыми участниками торговых сделок, между членами товариществ, споры по обязательствам коммерсантов, предпринимателей и банкиров, дела, связанные с ликви­дацией предприятий, и т.д.* Торговых трибуналов насчитывается около 230**. Торговые трибуналы рассматривают дела по первой и второй ин­станции. Число рассматриваемых ими дел растет и достигает примерно четверти миллиона в год***.
* См.: Решетников Ф.М. Указ. соч. С. 216.
** В книге Цвайгер К., Кетц Х. Введение в сравнительное правоведение в сфере частного права (М., 1995. С. 190) торговые трибуналы названы коммерческими судами.
*** См.: Крылова И. Указ. соч. С. 40.

Несмотря на то что по первой инстанции дела рассматриваются либо трибуналами большого или малого процесса, либо специализи­рованными судами, .действует единая для всех этих судов система пересмотра решений.
Особо следует сказать о паритетном трибунале, созданном во Франции в 1958 г. и возглавляемом судьей трибунала малой инстан­ции. Паритетный трибунал рассматривает дела, связанные с арендой сельскохозяйственных земель. В состав паритетного трибунала на пять лет избираются асессоры (два асессора от арендаторов и два — от арендодателей). Чтобы быть избранным в качестве асессора, не­обходимо пять лет пребывать в статусе арендатора или арендодателя. Паритетный трибунал рассматривает дела с ценой иска, не превы­шающей 13 тыс. франков, по первой инстанции. Такие решения не подлежат обжалованию. Но если было рассмотрено дело с ценой иска свыше 13 тыс. франков, то жалоба может быть подана в социальную палату апелляционного суда*.
* См. там же.

В Германии также действует определенная специализация судов, обусловливающая пять видов судебной юрисдикции. Согласно ст. 95-4 Основного закона ФРГ «для отправления правосудия в области общей, административной, финансовой, трудовой и социальной юс­тиции Федерация утверждает в качестве верховных судебных палат федеральную общую палату, федеральный административный суд, федеральную финансовую палату, федеральный трудовой суд и фе­деральный социальный суд»*. Таким образом, существует система фи­нансовых судов, состоящая из двух звеньев: финансового суда земли и Федерального финансового суда. Финансовые суды занимаются рассмотрением налоговых и таможенных дел.
* См.: Конституции зарубежных стран. М., 1996. С. 198.

В системе судов общей юрисдикции выделяются специализиро­ванные структурные подразделения, например, в судах земли суще­ствует Палата по торговым делам. Эта палата рассматривает споры между участниками торговых сделок, членами торговых товариществ, споры по векселям, по применению закона о чеках, по защите торговых знаков и др.* Дела слушаются в составе профессионального судьи и двух коммерсантов, назначаемых на определенный срок по решению торгово-промышленных палат. Палата по торговым делам выполняет функции суда как первой, так и второй инстанции (рассматривает жалобы на решения нижестоящего суда).
* См.: Решетников Ф.М. Указ. соч. С. 59.

Самостоятельно создан и действует Федеральный патентный суд (только на уровне федерации), состоящий из двух сенатов. Жалобы на его решения подлежат рассмотрению судом общей юрисдикции в порядке гражданского судопроизводства*.
* См.: Морщакова Т. 12 дней в Германии // ВВС СССР. 1991. № 4. С. 31.

В отдельных землях Германии создаются специализированные суды по спорам, связанным с сельским хозяйством, судоходством и проч.*
* См. там же. С. 31.

Несколько слов стоит сказать о документарном производстве в Германии. В начале XX в. было закреплено положение о возможности рассмотрения дел по письменным доказательствам. Документарное производство включает в себя предварительные заседания и обмен документами. Если ответчик не представляет возражений, то суд вы­носит заочное решение. При представлении таких возражений у истца есть право дать объяснение. Если истец не представляет такое объ­яснение, то судья вправе вынести заочное решение. В случае пред­ставления истцом новых объяснений дело проходит обычное судебное разбирательство. Если документами полностью подтверждается тре­бование, то может быть вынесено решение, которое обращается к не­медленному исполнению. В документарном производстве заявляются требования о взыскании денежных сумм и обращении взыскания на заложенное имущество. Существует также принудительное производ­ство, в порядке которого может быть заявлено любое денежное тре­бование. В результате принудительного производства возможно получить исполнительный титул без судебного разбирательства. Гаран­тия соблюдения интересов ответчика — возможность рассмотреть дело в судебном порядке*.
* См.: Вершинин АЛ. Способы защиты гражданских прав в суде. СПб., 1997. С. 150-151.

Надо отметить, что и во Франции, и в Германии предусмотрена упрощенная процедура взыскания бесспорной задолженности*.
* См. подробнее там же. С. 150-152.

Помимо общих судов в Германии и во Франции действует система судов административной юстиции.
В странах Европы существуют разные подходы к арбитражному судопроизводству. Например, в Австрии действует Патентный суд, который рассматривает дела по ходатайствам о признании патентов недействительными. Этот суд расположен в Вене, состоит из юристов и специалистов в различных областях техники. Действует и единст­венный на всю Австрию Торговый суд, рассматривающий хозяйст­венные споры, в том числе дела о банкротстве*.
* См.: Решетников Ф.М. Указ. соч. С. 17.

В Бельгии создан коммерческий трибунал. Этот трибунал дейст­вует в качестве суда первой инстанции, рассматривая споры в основ­ном из торговых отношений. В состав коммерческого трибунала вхо­дит профессиональный судья и два представителя деловых кругов (предприниматели, торговцы и др.). Коммерческие трибуналы — ос­новное звено бельгийской судебной системы*.
* См. там же. С. 22-23.

В Нидерландах до принятия Конституции 1983 г. суды, рассмат­ривавшие споры по налогообложению, считались органами админи­стративной юстиции. В настоящее время они входят в общую систему судов*.
* См. там же. С. 136.

В Швейцарии для разрешения коммерческих споров созданы тор­говые суды, состоящие не только из юристов, но и представителей деловых кругов, избранные кантональными советами*.
* См. там же. С. 229.

Примерно 20 лет тому назад в Испании была создана система хозяйственно-административных трибуналов. Эта система возглавля­ется Центральным хозяйственно-административным трибуналом, ко­торый рассматривает крупные финансовые споры по первой инстан­ции и жалобы на постановления Министерства экономики и других центральных учреждений. Данный суд действует в качестве второй инстанции по отношению к решениям нижестоящих судов: хозяйст­венно-административных трибуналов региональных автономных объ­единений и трибуналов провинций*.
* См. там же. С. 100.

Интересен опыт Португалии. После введения в действие в конце XIX в. Гражданского процессуального кодекса был принят Торговый процессуальный кодекс, регулировавший деятельность существовав­ших тогда коммерческих трибуналов. В настоящее время Граждан­ский процессуальный кодекс включает в себя регулирование арбитражного судебного разбирательства*.
* См.: Решетников Ф.М. Указ. соч. С. 160.

Японское судопроизводство до сих пор испытывает на себе вли­яние германского гражданского процесса, хотя после Второй мировой войны был воспринят такой англо-американский процессуальный ин­ститут, как перекрестный допрос. Однако одним из существенных от­личий японского судопроизводства от германского является отсутст­вие специальных судов. Все суды могут рассматривать гражданские и уголовные дела*.
* Hagizawa К. Jurisdiction in Japan // International Bar Journal. 1977. Nov. C. 27.

Если говорить о государствах — участниках СНГ, то они в плане арбитражного судоустройства и судопроизводства почти все близки к российской модели. В Азербайджане действует Экономический суд, в Армении — Государственный арбитраж, в Беларуси — Высший хо­зяйственный суд, в Грузии — Верховный Арбитражный Суд, в Казах­стане — Верховный Суд, в Кыргызстане — Высший Арбитражный суд, в Молдове — Экономический суд, в Таджикистане — Высший эконо­мический суд, в Туркменистане и Узбекистане — Высшие хозяйст­венные суды, на Украине — Высший арбитражный суд. Создан также Экономический суд стран СНГ, расположенный в г. Минске*.
* BBAC РФ. 1997. № 2. С. 110-111.

Подведем некоторые итоги. Во-первых, независимо от того, какой суд (общей или специальной юрисдикции) рассматривает экономи­ческие споры, существует явная тенденция к созданию системы аль­тернативных органов, уполномоченных разрешать данные дела.
Во-вторых, альтернативные формы рассмотрения экономических споров отличаются упрощенной процедурой, оперативностью, деше­визной.
В-третьих, во многих странах стремятся ввести упрощенную про­цедуру для бесспорных, несложных дел, предусматриваются механиз­мы, способствующие мирному досудебному разрешению споров.
В-четвертых, в той или иной форме к судопроизводству по эко­номическим спорам привлекаются представители деловых кругов.
Несмотря на имеющиеся различия в судопроизводстве по эконо­мическим спорам, бесспорно, существует много сходства, что продик­товано общностью задач, ориентацией на эффективность и оператив­ность процедуры разрешения дела.

ПРИЛОЖЕНИЕ 1
ПРОГРАММА УЧЕБНОГО КУРСА «АРБИТРАЖНЫЙ ПРОЦЕСС» ДЛЯ СТУДЕНТОВ ВЫСШИХ ЮРИДИЧЕСКИХ УЧЕБНЫХ ЗАВЕДЕНИЙ

Раздел 1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ

Тема 1. СИСТЕМА АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ
В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Современная судебная система России. Судебная власть, ее по­нятие и место в системе разделения властей. Место арбитражных судов в системе органов судебной власти России. Понятие арбитраж­ных судов и их системы. Высший Арбитражный Суд РФ. Федераль­ные окружные суды округов. Арбитражные суды субъектов РФ.
Формы разрешения споров предпринимателей в России. Станов­ление системы хозяйственной юрисдикции в России. Место хозяй­ственной юрисдикции в системе органов гражданской юрисдикции.
История коммерческого судопроизводства в России. Торговые и коммерческие суды. Арбитражные комиссии. Государственный и ве­домственный арбитраж. Преобразование системы государственного арбитража в систему арбитражных судов. История кодификаций ар­битражного процессуального законодательства.
Задачи и основные полномочия арбитражных судов России.
Основные системы разрешения коммерческих споров за рубежом.

Тема 2. ПРЕДМЕТ И СИСТЕМА АРБИТРАЖНОГО
ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРАВА

Арбитражный процесс, его понятие и стадии. Арбитражная про­цессуальная форма.
Виды судопроизводств в арбитражном процессе. Становление от­дельных видов судопроизводств в арбитражном процессе. Особое про­изводство в арбитражном процессе. Место норм, регулирующих рас­смотрение дел о несостоятельности (банкротстве), в арбитражном су­допроизводстве.
Арбитражное процессуальное право, его предмет и система. По­нятие, основные черты и значение метода правового регулирования в арбитражном процессуальном праве.
Место арбитражного процессуального законодательства в системе российского законодательства. Соотношение арбитражного процес­суального права с иными отраслями российского права.
Источники арбитражного процессуального права. Роль судебной практики в развитии арбитражного процессуального права и законодательства.
Наука арбитражного процессуального права, история развития, основные этапы. Наиболее видные ученые — представители науки ар­битражного процессуального права. Наука гражданского процессу­ального права и наука арбитражного процессуального права: взаимо­связи и развитие. Влияние науки гражданского процессуального права на развитие науки арбитражного процессуального права.

Тема 3. ПРИНЦИПЫ АРБИТРАЖНОГО
ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРАВА

Принципы арбитражного процессуального права. Следственная и состязательная модели судопроизводства и их влияние на систему принципов арбитражного процессуального права. Система принципов арбитражного процессуального права. Развитие и современное состо­яние системы принципов. Основные классификации принципов ар­битражного процессуального права.
Характеристика отдельных принципов арбитражного процессу­ального права. Судоустройственные принципы арбитражного процес­суального права: осуществление правосудия только судом; независи­мость судей и подчинение их только Конституции РФ и федераль­ному закону; гласность судебного разбирательства; сочетание колле­гиального и единоличного рассмотрения дел в арбитражных судах; государственный язык судопроизводства; равенство участников ар­битражного процесса перед законом и судом.
Судопроизводственные принципы арбитражного процессуально­го права: диспозитивность; состязательность; доступность судебной защиты прав и законных интересов; юридическая истина; судей­ское руководство; процессуальное равноправие сторон; сочетание устности и письменности судебного разбирательства; непрерывность су­дебного разбирательства; непосредственность исследования доказа­тельств.

Тема 4. ПОДВЕДОМСТВЕННОСТЬ И ПОДСУДНОСТЬ ДЕЛ
АРБИТРАЖНОМУ СУДУ

Органы, осуществляющие хозяйственную юрисдикцию. Понятие подведомственности дел арбитражному суду и ее основные критерии. Характер правоотношения, экономическое содержание спора, субъ­ектный состав как основные критерии подведомственности. Виды подведомственности дел арбитражным судам.
Передача спора из гражданских правоотношений на разрешение третейского суда. Соблюдение досудебного (в том числе претензионного) порядка разрешения спора как условие подведомственности дела арбитражному суду.
Основные категории дел, подведомственных арбитражным судам. Экономические споры, подведомственные судам общей юрисдикции. Коллизии подведомственности и порядок их разрешения. Процессуаль­но-правовые последствия несоблюдения правил подведомственности.
Подсудность дел арбитражным судам: понятие и виды. Родовая подсудность. Территориальная подсудность и ее виды. Передача дел из одного арбитражного суда в другой. Процессуально-правовые пос­ледствия несоблюдения правил подсудности.

Тема 5. УЧАСТНИКИ АРБИТРАЖНОГО ПРОЦЕССА.
ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВО В АРБИТРАЖНОМ ПРОЦЕССЕ

Арбитражные процессуальные правоотношения: понятие, систе­ма, содержание, объект. Процессуальные юридические факты в ар­битражном процессуальном праве.
Понятие и состав субъектов арбитражного процессуального права. Арбитражный суд как участник арбитражного процесса. Арбитраж­ные заседатели. Условия и порядок отвода судей арбитражного суда.
Лица, участвующие в деле. Основания участия в арбитражном процессе для граждан и организаций. Арбитражная процессуальная правосубъектность.
Стороны в арбитражном процессе. Процессуальные права и обя­занности сторон. Процессуальное соучастие. Замена ненадлежащей стороны. Процессуальное правопреемство.
Третьи лица в арбитражном процессе. Третьи лица, заявляющие самостоятельные требования на предмет спора. Третьи лица, не за­являющие самостоятельных требований на предмет спора.
Защита государственных, общественных интересов и чужих ин­тересов в арбитражном процессе. Участие прокурора в арбитражном процессе. Порядок участия прокурора и ведения им дела в арбитраж­ном процессе. Участие в арбитражном процессе государственных ор­ганов, органов местного самоуправления и иных органов.
Лица, содействующие правосудию в арбитражном процессе.
Представительство в арбитражном процессе. Понятие и виды представительства. Субъекты представительства. Полномочия пред­ставителей и порядок их оформления.

Тема 6. ДОКАЗАТЕЛЬСТВА И ДОКАЗЫВАНИЕ
В АРБИТРАЖНОМ ПРОЦЕССЕ

Понятие доказательств в арбитражном процессуальном праве. Классификация доказательств в арбитражном процессе. Относимость доказательств и допустимость средств доказывания.
Предмет доказывания в арбитражном процессе и его структура. Факты, освобождаемые от доказывания.
Доказывание в арбитражном процессе и его особенности. Субъ­екты доказывания. Распределение обязанностей по доказыванию. Роль доказательственных презумпций в доказывании.
Использование отдельных средств доказывания в арбитражном процессе. Объяснения лиц, участвующих в деле. Письменные дока­зательства и их значение в арбитражном процессе. Вещественные до­казательства. Заключение эксперта. Показания свидетелей.
Осмотр и исследование доказательств. Оценка доказательств и ее правила. Судебные поручения в арбитражном процессе.

Тема 7. ИСК И ПРАВО НА ИСК
В АРБИТРАЖНОМ ПРОЦЕССЕ

Понятие иска, элементов иска и видов иска в арбитражном про­цессуальном праве.
Право на обращение в арбитражный суд за судебной защитой в арбитражном процессе: его понятие и порядок реализации. Право на предъявление иска в арбитражном процессе. Соединение и разъеди­нение исковых требований. Обеспечение иска.
Защита ответчика против иска. Встречный иск.

Тема 8. СУДЕБНЫЕ РАСХОДЫ.
СУДЕБНЫЕ ШТРАФЫ

Понятие и виды судебных расходов. Государственная пошлина, ее размеры, порядок уплаты. Освобождение от уплаты государствен­ной пошлины. Возврат государственной пошлины.
Издержки, связанные с рассмотрением дела в арбитражном суде. Состав издержек.
Распределение между сторонами судебных расходов. Отсрочка или рассрочка уплаты судебных расходов и уменьшение их размера.
Понятие судебного штрафа. Основания и порядок наложения су­дебных штрафов. Порядок обжалования определений о наложении судебных штрафов.

Тема 9. СРОКИ В АРБИТРАЖНОМ ПРОЦЕССЕ

Понятие, виды и значение процессуальных сроков. Порядок ис­числения процессуальных сроков. Приостановление, восстановление и продление процессуальных сроков. Основные процессуальные сроки. Последствия пропуска процессуальных сроков.

Раздел 2. ПРОИЗВОДСТВО В АРБИТРАЖНОМ СУДЕ
ПЕРВОЙ ИНСТАНЦИИ

Тема 10. ПРЕДЪЯВЛЕНИЕ ИСКА И ВОЗБУЖДЕНИЕ ДЕЛА
В АРБИТРАЖНОМ ПРОЦЕССЕ

Порядок предъявления иска в арбитражном процессе. Исковое заявление, его форма и содержание. Документы, прилагаемые к ис­ковому заявлению.
Принятие искового заявления к производству арбитражного суда. Процессуально-правовые последствия несоблюдения порядка предъ­явления иска. Основания к отказу в принятии искового заявления. Возвращение искового заявления.
Отзыв на исковое заявление.

Тема 11. ПОДГОТОВКА ДЕЛА
К СУДЕБНОМУ РАЗБИРАТЕЛЬСТВУ

Понятие и значение подготовки дела к судебному разбирательст­ву. Задачи судьи по подготовке дела к судебному разбирательству. Содержание действий судьи по подготовке дела к судебному разби­рательству. Определения, выносимые при подготовке дела к судеб­ному разбирательству.
Действия сторон и других лиц, участвующих в деле, по подготовке к судебному разбирательству.

Тема 12. СУДЕБНОЕ РАЗБИРАТЕЛЬСТВО
В АРБИТРАЖНОМ СУДЕ ПЕРВОЙ ИНСТАНЦИИ

Основные этапы судебного заседания. Порядок проведения засе­дания арбитражного суда. Порядок в заседании арбитражного суда. Разрешение спора при непредставлении отзыва на исковое заявление, дополнительных доказательств, а также без участия лиц, участвующих в деле. Мировое соглашение.
Перерыв в заседании арбитражного суда. Отложение рассмотре­ния дела. Приостановление производства по делу. Прекращение про­изводства по делу. Оставление иска без рассмотрения. Основания и процессуально-правовые последствия совершения указанных процес­суальных действий.
Протокол судебного заседания.

Тема 13. ПОСТАНОВЛЕНИЯ АРБИТРАЖНОГО СУДА
ПЕРВОЙ ИНСТАНЦИИ

Понятие и виды постановлений арбитражных судов. Решение ар­битражного суда. Порядок вынесения решения арбитражного суда. Основные требования к решению арбитражного суда. Резолютивная часть решения арбитражного суда: ее значение и особенности содер­жания. Законная сила решения арбитражного суда, ее правовые пос­ледствия.
Исправление недостатков решения арбитражного суда.
Определения арбитражного суда, их понятие, виды и законная сила.

Тема 14. ОСОБЕННОСТИ СУДОПРОИЗВОДСТВА
В АРБИТРАЖНЫХ СУДАХ
ПО ОТДЕЛЬНЫМ КАТЕГОРИЯМ ДЕЛ

Рассмотрение дел о несостоятельности (банкротстве) организа­ций и граждан. Подведомственность и подсудность. Арбитражный уп­равляющий. Порядок возбуждения дел о несостоятельности (банкрот­стве). Подготовка дела о банкротстве к судебному разбирательству. Особенности судопроизводства. Решение арбитражного суда. Миро­вое соглашение. Особенности рассмотрении дел о банкротстве отдель­ных категорий должников.
Рассмотрение дел об установлении фактов, имеющих юридичес­кое значение в арбитражном процессе. Условия принятия заявления об установлении юридического факта. Подсудность дел. Содержание заявления. Процессуальный порядок рассмотрения дел. Решение ар­битражного суда. Процессуально-правовые последствия возникнове­ния спора о праве.
Производство по делам с участием иностранных лиц. Процессу­альные права иностранных лиц. Компетенция арбитражных судов по делам с участием иностранных лиц. Судебный иммунитет. Процес­суальные последствия рассмотрения судом иностранного государства тождественного дела. Судебные поручения.

Раздел 3. ПРОИЗВОДСТВО ПО ПЕРЕСМОТРУ
РЕШЕНИЙ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ

Тема 15. ПРОИЗВОДСТВО В АПЕЛЛЯЦИОННОЙ ИНСТАНЦИИ

Основные системы пересмотра судебных актов в арбитражном процессе. Особенности пересмотра судебных актов в арбитражном процессе по сравнению с гражданским.
Понятие апелляционного производства в арбитражном процессе. Право апелляционного обжалования и его субъекты. Арбитражные суды, рассматривающие апелляционные жалобы. Правила возбуждения апел­ляционного производства. Отзыв на апелляционную жалобу. Возвра­щение апелляционной жалобы. Отказ от апелляционной жалобы.
Производство в апелляционной инстанции. Пределы рассмотре­ния дела в апелляционной инстанции. Полномочия апелляционной инстанции. Основания к изменению или отмене решения в апелля­ционном порядке. Постановление апелляционной инстанции. Апелляционные жалобы на определения арбитражного суда.

Тема 16. ПРОИЗВОДСТВО В КАССАЦИОННОЙ ИНСТАНЦИИ

Понятие кассационного производства в арбитражном процессе. Право кассационного обжалования и его субъекты. Арбитражные суды, рассматривающие кассационные жалобы. Правила возбуждения кассационного производства. Отзыв на кассационную жалобу. Воз­вращение кассационной жалобы. Отказ от кассационной жалобы.
Производство в кассационной инстанции. Пределы рассмотрения дела в кассационной инстанции. Полномочия кассационной инстан­ции. Основания к изменению или отмене решения в кассационном порядке. Постановление кассационной инстанции. Обязательность указаний кассационной инстанции.
Кассационные жалобы на определения арбитражного суда.

Тема 17. ПРОИЗВОДСТВО В ПОРЯДКЕ НАДЗОРА

Характеристика производства в порядке надзора как стадии ар­битражного процесса. Объект проверки в порядке надзора. Лица, имеющие право принесения протеста. Порядок принесения протеста в порядке надзора. Арбитражный суд, рассматривающий дела в по­рядке надзора.
Порядок рассмотрения протеста. Полномочия Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ по пересмотру дел в порядке надзора. Основа­ния к изменению или отмене решения, постановления. Порядок при­нятия постановления в надзорном порядке. Обязательность указаний арбитражного суда, рассматривающего дело в порядке надзора.
Обжалование и пересмотр в порядке надзора определений арбит­ражных судов.

Тема 18. ПЕРЕСМОТР ПО ВНОВЬ ОТКРЫВШИМСЯ
ОБСТОЯТЕЛЬСТВАМ СУДЕБНЫХ АКТОВ АРБИТРАЖНОГО СУДА, ВСТУПИВШИХ В ЗАКОННУЮ СИЛУ

Понятие пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам су­дебных актов арбитражного суда, вступивших в законную силу. Ос­нования пересмотра. Порядок и сроки подачи заявления о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам.
Арбитражные суды, пересматривающие по вновь открывшимся обстоятельствам судебные акты, вступившие в законную силу. Про­цессуальный порядок рассмотрения заявления о пересмотре. Офор­мление результатов пересмотра.

Раздел 4. ИСПОЛНЕНИЕ СУДЕБНЫХ АКТОВ
АРБИТРАЖНОГО СУДА

Тема 19. ИСПОЛНИТЕЛЬНОЕ ПРОИЗВОДСТВО
В АРБИТРАЖНОМ ПРОЦЕССЕ

Место исполнительного производства в системе арбитражного процесса. Источники исполнительного законодательства. Участники исполнительного производства. Органы принудительного исполне­ния. Арбитражный суд в исполнительном производстве. Лица, уча­ствующие в исполнительном производстве. Лица, содействующие со­вершению исполнительных действий.
Исполнительные документы. Порядок выдачи арбитражным судом исполнительных листов на основании судебных актов арбит­ражных судов, решений международных коммерческих арбитражей и других третейских судов, решений иностранных судов. Выдача дуб­ликата исполнительного листа. Сроки предъявления исполнительно­го листа ко взысканию. Восстановление пропущенного срока.
Общие правила исполнительного производства. Возбуждение ис­полнительного производства. Отложение исполнительных действий. Приостановление, прекращение, окончание исполнительного произ­водства. Возвращение исполнительного документа. Разъяснение ис­полнительного документа. Отсрочка или рассрочка исполнения су­дебных актов, изменения способа и порядка их исполнения. Поворот исполнения. Ответственность за неисполнение исполнительного до­кумента. Жалобы на действия и постановления судебного пристава-исполнителя.
Особенности принудительного исполнения в отношении органи­заций и граждан, имеющих статус индивидуальных предпринимате­лей. Обращение взыскания на денежные средства. Особенности об­ращения взыскания на движимое и недвижимое имущество.

Раздел 5. РАЗРЕШЕНИЕ ЭКОНОМИЧЕСКИХ СПОРОВ
ТРЕТЕЙСКИМИ СУДАМИ

Тема 20. ТРЕТЕЙСКОЕ РАЗБИРАТЕЛЬСТВО
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫХ СПОРОВ

Третейские суды: понятие, место в системе гражданской юрис­дикции, значение, возможности, преимущества.
Постоянно действующие третейские суды и суды «ad hoc». По­рядок образования третейских судов. Подведомственность дел тре­тейским судам. Соглашение о передаче спора на разрешение третей­ского суда.
Особенности третейского разбирательства. Решение третейского суда. Исполнение решений третейских судов. Основания для отказа в выдаче исполнительного листа по решению третейского суда.

Тема 21. МЕЖДУНАРОДНЫЕ КОММЕРЧЕСКИЕ АРБИТРАЖИ

Международный коммерческий арбитраж. Порядок разбиратель­ства дела. Оспаривание арбитражного решения. Признание и приве­дение в исполнение арбитражных решений.
Коммерческие арбитражи за рубежом. Порядок признания и ис­полнения решений иностранных арбитражей.

ОСНОВНЫЕ НОРМАТИВНЫЕ АКТЫ

Федеральный конституционный закон «О судебной системе Рос­сийской Федерации»
Федеральный конституционный закон «Об арбитражных судах в Российской Федерации»
Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации
Федеральный закон «О введении в действие Арбитражного про­цессуального кодекса Российской Федерации»
Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)»
Федеральный закон «Об исполнительном производстве»
Закон РФ «О государственной пошлине»
Закон РФ «О международном коммерческом арбитраже»
Временное положение о третейском суде для разрешения эконо­мических споров
Положение об эксперименте по рассмотрению дел с привлечением арбитражных заседателей (утверждено постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 5 сентября 1996 г. № 10 с из­менениями от 20 марта 1997 г. № 7) // ВВАС РФ. 1997. № 6. С. 24-27.

ПРИЛОЖЕНИЕ 2
ПЕРЕЧЕНЬ ДЕЙСТВУЮЩИХ ПОСТАНОВЛЕНИЙ ПЛЕНУМА ВЫСШЕГО АРБИТРАЖНОГО СУДА РФ, ИНФОРМАЦИОННЫХ ПИСЕМ ПРЕЗИДИУМА ВЫСШЕГО АРБИТРАЖНОГО СУДА РФ, РАЗЪЯСНЯЮЩИХ ПРИМЕНЕНИЕ НОРМ АРБИТРАЖНОГО ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РФ

ПОСТАНОВЛЕНИЯ ПЛЕНУМА
ВЫСШЕГО АРБИТРАЖНОГО СУДА РФ

1. Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Выс­шего Арбитражного Суда РФ от 18 августа 1992 г. № 12/12 «О не­которых вопросах подведомственности дел судам и арбитражным судам» // ВВАС РФ. 1992. № 1. С. 84.
2. Постановление от 24 мая 1995 г. № 20 «О применении Феде­рального Закона «О введении в действие Арбитражного процессу­ального кодекса Российской Федерации» // ВВАС РФ. 1995. № 9. С. 65.
3. Постановление от 3 июля 1995 г. № 27 «О признании утратив­шими силу постановлений Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации» // ВВАС РФ. 1995. № 11. С. 66.
Названным постановлением признаны утратившими силу с 1 июля 1995 г. в связи с принятием Федерального закона «О введении в действие Арбитражного процессуального кодекса Российской Фе­дерации» следующие постановления Пленума Высшего Арбитражно­го Суда РФ:
от 15 апреля 1992 г. № 4 «О вопросах, связанных с введением в действие Арбитражного процессуального кодекса Российской Феде­рации»;
от 23 июня 1992 г. № 11 «О некоторых вопросах применения Ар­битражного процессуального кодекса Российской Федерации»;
от 17 сентября 1992 г. № 14 «О вопросах, связанных с примене­нием арбитражными судами Положения о претензионном порядке урегулирования споров»;
от 2 декабря 1993 г. № 34 «Об участии в арбитражном процессе обособленных подразделений юридических лиц».
4. Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Выс­шего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского ко­декса Российской Федерации» // ВВАС РФ. 1996. № 9. С. 5.
Ряд пунктов названного постановления комментирует процессу­альные вопросы, в основном вопросы подведомственности споров: п. 12, 14, 15, 55, а также п. 51 (содержание решения суда о взыскании процентов, предусмотренных ст. 395 ГК).
5. Постановление от 5 июня 1996 г. № 7 «Об утверждении Рег­ламента арбитражных судов» // ВВАС РФ. 1996. № 11. С. 17.
6. Постановление от 5 сентября 1996 г. № 10 «Об утверждении Положения об эксперименте по рассмотрению дел с привлечением арбитражных заседателей, перечня арбитражных судов, в которых проводится эксперимент, и списка арбитражных заседателей» // ВВАС РФ. 1996. № 11. С. 26.
7. Постановление от 31 октября 1996 г. № 13 «О применении Ар­битражного процессуального кодекса Российской Федерации при рас­смотрении дел в суде первой инстанции» // ВВАС РФ. 1997. № 1. С. 22.
8. Постановление от 20 марта 1997 г. № 6 «О некоторых вопросах применения арбитражными судами законодательства Российской Фе­дерации о государственной пошлине» // ВВАС РФ. 1997. № 6. С. 19.
9. Постановление от 20 марта 1997 г. № 7 «О внесении изменений и дополнений в Положение об эксперименте по рассмотрению дел с привлечением арбитражных заседателей» // ВВАС РФ. 1997. № 6. С. 23.
10. Постановление от 19 июня 1997 г. № 11 «О применении Арбит­ражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмот­рении дел в апелляционной инстанции» // ВВАС РФ. 1997. № 12. С. 12.
11. Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Выс­шего Арбитражного Суда РФ от 5 февраля 1998 г. № 3/1 «О неко­торых вопросах применения Федерального закона «О переводном и простом векселе» // Российская газета. 1998. 5 марта. С. 6; ВВАС РФ. 1998. № 4. С. 33.
12. Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Выс­шего Арбитражного Суда РФ от 5 февраля 1998 г. № 4/2 «О приме­нении пункта 3 статьи 94 Федерального закона «Об акционерных об­ществах» // ВВАС РФ. 1998. № 4.
13. Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 14 мая 1998 г. «О некоторых вопросах применения статьи 174 Граж­данского кодекса Российской Федерации при реализации органами юридических лиц полномочий на совершение сделок» // Экономика и жизнь. 1998. № 27.

ИНФОРМАЦИОННЫЕ ПИСЬМА
ВЫСШЕГО АРБИТРАЖНОГО СУДА РФ

1. От 25 февраля 1994 г. № ОЩ-7/ОП-118 «О некоторых вопросах подведомственности споров по искам налогоплательщиков к органам налоговой полиции» // ВВАС РФ. 1994. № 5. С. 54.
2. От 29 июня 1994 г. № 1-7/ОП-460 «О предъявлении специа­лизированными прокуратурами исков в арбитражные суды» // ВВАС РФ. 1994. № 9. С. 78.
3. От 27 декабря 1994 г. № С1-7/ОП-867 «О праве организаций-кредиторов, претензии которых признаны должниками, на обращение с исками в арбитражный суд» // ВВАС РФ. 1995. № 3. С. 91.
4. От 7 июня 1995 г. № С1-7/ОП-314 «О рассмотрении споров с участием местных органов налоговой полиции» // ВВАС РФ. 1995. № 9. С. 68.
5. От 16 августа 1995 г. № ОМ-230 «О перечне международных договоров, в исполнении которых участвуют арбитражные суды Рос­сии» // ВВАС РФ. 1995. № 11. С. 82.
6. От 1 марта 1996 г. № ОМ-37 «О применении международных договоров и исполнении решений арбитражных судов других госу­дарств» // ВВАС РФ. 1996. № 12. С. 101.
7. От 5 мая 1996 г. № 2 «Об уплате Банком России и его учреж­дениями государственной пошлины при обращении в арбитражные суды» // ВВАС РФ. 1996. № 7. С. 105.
8. От 8 мая 1996 г. № 4 «О подведомственности арбитражным судам дел по искам отделений Пенсионного фонда Российской Фе­дерации об обращении взыскания на имущество неплательщиков страховых взносов» // ВВАС РФ. 1996. № 7. С. 107.
9. От 17 июня 1996 г. № 5 «Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением таможенного законодательства» // ВВАС РФ. 1996. № 9. С. 119.
В названном Обзоре процессуальным вопросам посвящен п. 15: «Жалобы на решения таможенных органов, связанные с наложением взыскания за нарушение таможенных правил, подаются в арбитраж­ный суд по месту нахождения органа, принявшего обжалуемое реше­ние».
10. От 25 июля 1996 г. № 6 «О результатах рассмотрения Пре­зидиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от­дельных вопросов судебной практики» // ВВАС РФ. 1996. № 10. С. 126.
Содержание письма: 1. О порядке взыскания кредитором признан­ных должником сумм, когда претензионный порядок предусмотрен договором. 2. О некоторых вопросах применения ст. 76 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
11. От 9 июля 1996 г. № С1-7/ОП-403 «О документах, подтверж­дающих полномочия прокуроров на участие в заседании арбитраж­ного суда по рассмотрению дел, возбужденных по искам прокуроров» // ВВАС РФ. 1996. № 11. С. 89.
12. От 11 сентября 1996 г. «О подведомственности арбитражным судам дел по искам государственных бюджетных фондов об обраще­нии взыскания на имущество» // ВВАС РФ. 1996. № 11. С. 90.
13. От 25 декабря 1996 г. № 10 «Обзор практики рассмотрения споров по делам с участием иностранных лиц, рассмотренных арбит­ражными судами после 1 июля 1995 г.» // ВВАС РФ. 1997. № 3. С. 87.
14. От 27 января 1997 г. № 11 «О некоторых вопросах подведом­ственности арбитражному суду споров, связанных с применением За­кона Российской Федерации «О товарных знаках, знаках обслужи­вания и наименования мест происхождения товаров» // ВВАС РФ. 1997. № 4. С. 121.
15. От 31 марта 1997 г. № 12 «Обзор практики применения Арбит­ражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмот­рении дел в кассационной инстанции» // ВВАС РФ. 1997. № 5. С. 127.
16. От 28 апреля 1997 г. № 13 «Обзор практики разрешения спо­ров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» // ВВАС РФ. 1997. № 7. С. 91.
В частности, п. 9: «Споры между территориальными агентствами Госкомимущества по вопросу о компетенции по распоряжению фе­деральной собственностью не подведомственны арбитражным судам». Пункт 10: «Требования комитета по управлению имуществом города о признании недействительными актов органов государствен­ного управления, нарушающих права собственника муниципального имущества, подведомственны арбитражному суду».
17. От 5 мая 1997 г. № 14 «Обзор практики разрешения споров, связанных с заключением, изменением и расторжением договоров» // ВВАС РФ. 1997. № 7. С. 103.
В частности, п. 1: «Пропуск 30-дневного срока, установленного статьей 445 Гражданского кодекса Российской Федерации для пере­дачи протокола разногласий на рассмотрение арбитражного суда, не является основанием для отказа в принятии искового заявления».
18. От 2 июля 1997 г. № 16 «О неподведомственности арбитраж­ному суду исков антимонопольных органов о признании недействи­тельными нормативных актов» // ВВАС РФ. 1997. № 8. С. 65.
19. От 7 августа 1997 г. № 20 «Обзор практики применения ар­битражными судами законодательства о несостоятельности (банкрот­стве)» // ВВАС РФ. 1997. № 10. С. 88.
20. Информационное письмо Высшего Арбитражного Суда РФ от 9 января 1998 г. № 25 «О подведомственности арбитражным судам споров профсоюзных организаций о взыскании с юридических лиц-работодателей, не перечисливших на счет профсоюзных организаций членские профсоюзные взносы, удержанные из заработной платы ра­ботников» // ВВАС РФ. 1998. № 5. С. 87.
21. Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 16 февраля 1998 г. № 29 «Обзор судебно-арбитражной практики разрешения споров по делам с участием иностранных лиц» // ВВАС РФ. 1998. № 4. С. 38.
22. Информационное письмо Высшего Арбитражного Суда РФ от 25 февраля 1998 г. № 31 «О применении арбитражными судами ареста денежных средств кредитных организаций в качестве меры по обеспечению иска» // ВВАС РФ. 1998. № 4. С. 59.
23. Письмо Высшего Арбитражного Суда РФ, Минюста РФ от 17, 24 марта 1998 г. № С1-7/ОУ-202, 1873-СС «О мерах по органи­зации взаимодействия арбитражных судов и службы судебных при­ставов субъектов Российской Федерации» // ВВАС РФ. 1998. № 5. С. 103.
24. Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 30 марта 1998 г. № 32 «Обзор практики разрешения спо­ров, связанных с применением антимонопольного законодательст­ва» // ВВАС РФ. 1998. № 5. С. 88.
25. Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 21 апреля 1998 г. № 33 «Обзор практики разрешения споров по сделкам, связанным с размещением и обращением акций» // ВВАС РФ. 1998. № 6. С. 82.
26. Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 14 мая 1998 г. № 34 «О рассмотрении исков, вытекающих из деятельности обособленных подразделений юридических лиц» // ВВАС РФ. 1998. № 7.
27. Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 19 июня 1998 г. № 35 «О подведомственности арбитраж­ным судам дел, связанных с обжалованием постановлений налоговых органов о привлечении индивидуальных предпринимателей к адми­нистративной ответственности» // Экономика и жизнь. 1998. № 27.

ОГЛАВЛЕНИЕ

ПРЕДИСЛОВИЕ....................................................................................................................... 3
СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ...................................................................................................... 4
Глава 1. Система арбитражных судов в Российской Федерации................................. 4
§ 1. Понятие арбитражных судов и их системы................................................................ 4
§ 2. История развития хозяйственной юрисдикции в России......................................... 6
§ 3. Задачи и основные полномочия арбитражных судов.............................................. 11
Глава 2. Предмет и система арбитражного процессуального права.......................... 12
§ 1. Понятие арбитражного процесса и его стадии......................................................... 12
§ 2. Понятие арбитражного процессуального права и его соотношение с другими отраслями российского права.................................................................................................................................... 15
§ 3. Источники арбитражного процессуального права................................................... 18
§ 4. Наука арбитражного процессуального права, ее предмет и система..................... 23
Глава 3. Принципы арбитражного процессуального права......................................... 26
§ 1. Понятие и система принципов арбитражного процессуального права................. 26
§ 2. Характеристика отдельных принципов арбитражного процессуального права... 29
2.1. Судоустройственные принципы арбитражного процессуального права.......... 29
2.2. Судопроизводственные принципы арбитражного процессуального права..... 33
Глава 4. Подведомственность и подсудность дел арбитражным судам.................. 41
§ 1. Подведомственность дел арбитражным судам......................................................... 41
§ 2. Подсудность дел арбитражным судам....................................................................... 56
Глава 5. Участники арбитражного процесса. Представительство в арбитражном процессе 58
§ 1. Понятие и состав субъектов арбитражного процессуального права. Арбитражный суд как участник арбитражного процесса..................................................................................................... 58
§ 2. Стороны в арбитражном процессе............................................................................ 62
§ 3. Третьи лица в арбитражном процессе...................................................................... 67
§ 4. Прокурор в арбитражном процессе........................................................................... 69
§ 5. Участие в арбитражном процессе государственных органов, органов местного самоуправления и иных органов................................................................................................................................ 73
§ 6. Представительство в арбитражном процессе........................................................... 75
Глава 6. Доказывание и доказательства в арбитражном процессе........................... 80
§ 1. Понятие доказывания в арбитражном процессе...................................................... 80
§ 2. Понятие и виды доказательств................................................................................... 82
§ 3. Предмет доказывания.................................................................................................. 85
§ 4. Обязанность доказывания.......................................................................................... 89
§ 5. Относимость и допустимость доказательств............................................................ 91
§ 6. Стадии доказывания в арбитражном процессе........................................................ 93
Оценка доказательств......................................................................................................... 93
§ 7. Средства доказывания в арбитражном процессе..................................................... 99
7.1. Письменные доказательства................................................................................... 99
7.2. Вещественные доказательства.............................................................................. 101
7.3. Заключение эксперта............................................................................................. 102
7.4. Свидетельские показания..................................................................................... 104
7.5. Объяснения лиц, участвующих в деле................................................................. 105
Глава 7. Судебные расходы. Судебные штрафы........................................................ 106
§ 1. Понятие и виды судебных расходов........................................................................ 106
§ 2. Государственная пошлина........................................................................................ 107
§ 3. Издержки, связанные с рассмотрением дела.......................................................... 112
§ 4. Распределение судебных расходов.......................................................................... 113
§ 5. Судебные штрафы...................................................................................................... 114
Глава 8. Процессуальные сроки....................................................................................... 116
§ 1. Понятие и виды процессуальных сроков................................................................ 116
§ 2. Исчисление процессуальных сроков....................................................................... 117
§ 3. Приостановление, восстановление,........................................................................ 118
продление процессуальных сроков................................................................................ 118
§ 4. Последствия истечения и пропуска процессуальных сроков................................ 119
Глава 9. Иск и право на иск в арбитражном процессе. Обеспечение иска.............. 119
§ 1. Понятие иска в арбитражном процессе, его элементы и виды............................ 119
§ 2. Право на судебную защиту и право на иск в арбитражном процессе.................. 126
§ 3. Защита ответчика против иска................................................................................. 127
§ 4. Обеспечение иска в арбитражном процессе.......................................................... 129
Глава 10. Предъявление иска и возбуждение дела в арбитражном процессе......... 133
§ 1. Порядок реализации права на обращение с иском в арбитражный суд............... 133
§ 2. Правила подачи искового заявления в арбитражный суд..................................... 134
Глава 11. Подготовка дела к судебному разбирательству........................................... 138
§ 1. Цель, задачи и значение подготовки дела к судебному разбирательству............ 138
§ 2. Действия судьи по подготовке дела к судебному разбирательству...................... 139
§ 3. Действия сторон по подготовке к судебному разбирательству............................ 145
§ 4. Назначение дела к судебному разбирательству...................................................... 147
Глава 12. Судебное разбирательство в арбитражном суде первой инстанции........ 148
§ 1. Понятие и значение стадии судебного разбирательства....................................... 148
§ 2. Подготовительная часть судебного разбирательства............................................. 151
§ 3. Рассмотрение дела по существу............................................................................... 156
§ 4. Временная остановка судебного разбирательства.................................................. 158
§ 5. Протокол судебного заседания................................................................................. 161
Глава 13. Постановление арбитражного суда первой инстанции. Окончание дела без вынесения решения арбитражного суда............................................................................................. 163
§ 1. Понятие и виды постановлений арбитражного суда первой инстанции............ 163
§ 2. Требования, предъявляемые к решению арбитражного суда................................ 164
§ 3. Содержание решения арбитражного суда............................................................... 168
§ 4. Устранение недостатков решения арбитражного суда.......................................... 171
§ 5. Определения арбитражных судов............................................................................ 172
§ 6. Окончание дела без вынесения решения арбитражного суда............................... 174
Г л а в а 14. Особенности судопроизводства в арбитражных судах по отдельным категориям дел 178
§ 1. Рассмотрение дел о несостоятельности (банкротстве).......................................... 178
§ 2. Рассмотрение дел об установлении фактов, имеющих юридическое значение.. 196
§ 3. Производство по делам с участием иностранных лиц.......................................... 199
Глава 15. Производство в апелляционной инстанции................................................. 209
§ 1. Понятие и сущность апелляционного производства............................................. 210
§2. Право апелляционного обжалования....................................................................... 211
§ 3. Возбуждение апелляционного производства......................................................... 214
§ 4. Разбирательство дела в апелляционной инстанции.............................................. 215
§ 5. Полномочия апелляционной инстанции. Основания к изменению или отмене решения арбитражного суда первой инстанции.................................................................................................... 219
§ 6. Постановление апелляционной инстанции........................................................... 220
§ 7. Апелляционное обжалование определений суда первой инстанции.................. 221
Глава 16. Производство в кассационной инстанции..................................................... 222
§ 1. Понятие кассационного производства и его место в системе пересмотра судебных актов 222
§ 2. Возбуждение кассационного производства............................................................ 224
§ 3. Подготовка к рассмотрению дела в кассационной инстанции............................. 227
§ 4. Порядок судебного разбирательства в кассационной инстанции. Постановление кассационной инстанции......................................................................................................................... 228
§ 5. Полномочия суда кассационной инстанции при рассмотрении дела. Основания к отмене или изменению судебных актов............................................................................................. 231
Глава 17. Производство в порядке надзора.................................................................... 233
§ 1. Сущность пересмотра в порядке надзора................................................................ 233
§ 2. Поводы к пересмотру в порядке надзора................................................................ 235
§ 3. Протест в порядке надзора....................................................................................... 237
§ 4. Разбирательство дел в надзорной инстанции........................................................ 239
§ 5. Полномочия и постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда России 239
Г л а в а 18. Пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам судебных актов арбитражного суда, вступивших в законную силу........................................................................................... 241
§ 1. Сущность, значение, основания и предмет пересмотра судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам................................................................................................................ 241
§ 2. Возбуждение стадии пересмотра судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам 244
§ 3. Порядок пересмотра судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам. 245
Г л а в а 19. Исполнение судебрных актов арбитражных судов................................. 247
§ 1. Понятие исполнительного производства. Источники исполнительного законодательства 247
§ 2. Органы принудительного исполнения................................................................... 251
§ 3. Арбитражный суд в исполнительном производстве. Участники исполнительного производства 253
§ 4. Исполнительные документы.................................................................................... 256
§ 5. Возбуждение исполнительного производства и его общие правила................... 259
§ 6. Особенности принудительного исполнения в отношении организаций и граждан, имеющих статус индивидуальных предпринимателей............................................................................. 262
Глава 20. Разрешение экономических споров третейским судом.......................... 269
§ 1. Третейский суд как предмет изучения в курсе арбитражного процессуального права 269
§ 2. Краткий исторический очерк российского законодательства и доктрины о третейском суде 271
§ 3. Современное российское законодательство о третейском суде. Состояние законопроектных работ 275
§ 4. Понятие и правовая природа третейского суда...................................................... 279
§ 5. Понятие и способы заключения соглашения о передаче спора на рассмотрение третейского суда. Процессуальные последствия заключения соглашения................................................ 281
§ 6. Виды и типы третейских судов................................................................................ 286
§ 7. Правила процедуры третейского разбирательства по российскому законодательству 288
§ 8. Функции содействия и контроля государственного суда в отношении третейского суда 290
§ 9. Исполнение решений третейского суда.................................................................. 291
9.1. Исполнение решений третейского суда по спорам между гражданами........... 293
9.2. Исполнение решений третейских судов по экономическим спорам, рассматриваемым в соответствии с Временным положением о третейском суде для разрешения экономических споров 293
9.3. Исполнение решений международного коммерческого арбитража................. 297
9.4. Исполнение решений иностранных третейских судов (арбитражей).............. 301
9.5. Исполнение решений третейских судов стран — участниц Конвенции «О разрешении арбитражным путем гражданско-правовых споров, вытекающих из отношений экономического и научно-технического сотрудничества»........................................................................................................... 302
9.6. Исполнение решений третейских судов по экономическим (хозяйственным) спорам в странах Содружества Независимых Государств...................................................................... 303
Глава 21. Общая характеристика разрешения экономических споров за
рубежом…............................................................................................................................ 308
ПРИЛОЖЕНИЕ 1. Программа учебного курса «Арбитражный процесс» для студентов высших юридических учебных заведений.................................................................................... 320
ПРИЛОЖЕНИЕ 2. Перечень действующих постановлений Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ, информационных писем Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ, разъясняющих применение норм Арбитражного процессуального кодекса РФ....................................................... 327


<<

стр. 3
(всего 3)

СОДЕРЖАНИЕ