СОДЕРЖАНИЕ

М.В. Арзамасцев
Особенности экономической организованной преступности в Челябинской области1

Введение
В настоящее время стабильность социальной системы любого государства базируется, в первую очередь, на экономике. В Российской Федерации к настоящему времени в основном завершен процесс перехода к рыночным отношениям, однако, определенные факторы оказывают дестабилизирующее влияние на нормальное функционирование экономики. Одним из таких факторов является экономическая преступность, которая представляет существенную опасность для экономической системы страны. Именно поэтому одной из задач, стоящих в настоящее время перед Российской Федерацией, является укрепление законности во всех сферах общественной деятельности и, в первую очередь, в экономической.
Противодействие правоохранительных органов экономической преступности сегодня недостаточно эффективно. До сих пор в теневом секторе остаются целые отрасли экономики. Не решены многие проблемы противодействия незаконным видам бизнеса (незаконный оборот оружия, наркотических средств, драгоценных металлов и драгоценных камней и др.), а также малоэффективной остается борьба с легализацией (отмыванием) доходов, полученных от такой преступной деятельности. Одной из причин развития данных негативных тенденций является активное участие организованной преступности в таком "бизнесе", приносящем большие доходы, направляемые вновь на воспроизводство и развитие самой организованной преступности. Кроме этого, организованные преступные группы могут успешнее противостоять (в том числе, с использованием коррупционных связей) работе правоохранительных органов по предупреждению и пресечению преступлений в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.
По данным МВД России, сегодня на территории России действуют 116 преступных сообществ, каждое из которых объединяет десятки преступных групп. Из этого числа 71 преступное сообщество специализируется исключительно на совершении экономических преступлений, - на контроле за наиболее доходными секторами экономики. Несмотря на это, удельный вес выявленных участников организованных преступных групп, совершивших экономические преступления, не превышает и полутора процентов.2
Очевидно, все это свидетельствует об актуальности криминологического исследования экономической организованной преступности. Данное негативное явление отличается многогранностью, способностью к саморазвитию, приспособлению к меняющимся социально-экономическим условиям. Это обстоятельство затрудняет исследование сущности экономической организованной преступности и выделение основных, наиболее типичных ее признаков.
Кроме того, об актуальности выбранной темы свидетельствует и тот факт, что не разработана эффективная система профилактики экономической организованной преступности, особенно на региональном уровне. Анализ общих и особенных признаков экономической организованной преступности позволит лучше понять комплекс причин и условий, способствующих увеличению ущерба от такого рода преступлений экономике области и страны в целом.
В ходе настоящего исследования предпринята попытка, установить региональные особенности экономической организованной преступности в Челябинской области. Выбор региона был неслучайным - в Челябинской области, являющейся промышленно развитым регионом, имеется определенная специфика экономической организованной преступности.
Целями данного исследования явились анализ особенностей экономической организованной преступности в Челябинской области и комплексная криминологическая характеристика этого вида преступности в период с 19983 по 2004 гг.
Для достижения данной цели решались следующие задачи:
- раскрыть содержание понятия экономической организованной преступности;
- проанализировать современное состояние, уровень, структуру и динамику экономической организованной преступности в Челябинской области, выявить их основные закономерности;
- раскрыть криминологически значимые, типовые признаки личности преступника, совершающего в Челябинской области экономические преступления в составе организованных преступных групп;
- проанализировать демографические и социально-экономические условия региона для выявления основных негативных тенденций, причин и условий, способствующих развитию экономической организованной преступности в Челябинской области.
В работе использованы научные методы аналогии, экстраполяции, сравнительного и многофакторного анализа. Исследование основано на статистических данных, что позволило выявить существующие тенденции и закономерности изменения криминогенной обстановки. Структурно-функциональный анализ криминогенной ситуации способствовал выявлению ее системных свойств, устойчивых взаимозависимостей преступлений, связей между преступностью и другими социальными явлениями.
В исследовании проанализирована статистическая информация ГИЦ МВД России, Главного управления МВД России по Уральскому федеральному округу, ИЦ ГУВД Челябинской области, данные Территориального органа Федеральной службы государственной статистики по Челябинской области, изучены материалы периодической печати по Челябинской области. Кроме этого, использованы данные экспертного опроса сотрудников УБОП и УБЭП ГУВД Челябинской области4 (Приложение).
Теоретической базой исследования послужили работы таких ученых, как В.А. Беседина, Б.В. Волженкин, Л.Д. Гаухман, А.И. Долгова, Р.Ф. Исмагилов, А.Г. Корчагин, Н.А. Лопашенко, С.В. Максимов, А.М. Мусаев, Т.В. Пинкевич, В.В. Савушкин, Е.В. Топильская, В.И. Тюнин, И.В. Шишко, А.И. Эльпанов, П.С. Яни и др.


1. Понятие и признаки экономической организованной преступности
Нормальное функционирование экономики страны - один из главных факторов стабильности общества. Именно поэтому одной из задач, стоящих в настоящее время перед Российской Федерацией, является укрепление законности во всех сферах общественной деятельности и, в первую очередь, в экономической.
Существенную опасность для экономической системы страны представляет экономическая организованная преступность.5 Это негативное явление отличается многогранностью, способностью к саморазвитию, приспособлению к меняющимся социально-экономическим условиям. Данное обстоятельство затрудняет исследование сущности экономической организованной преступности и выделение основных, наиболее типичных ее признаков.
Анализ экономической организованной преступности требует комплексного подхода, тогда как традиционно большинство ученых исследует либо экономическую преступность, либо организованную преступность. Следует согласиться с авторами, полагающими, что самая опасная форма экономической преступности - ее организованная часть, переплетенная с коррумпированными связями.6
При исследовании организованной преступности выделяют две ее основные разновидности: общеуголовную организованную преступность и экономическую организованную преступность7. Каждая из них требует самостоятельной криминологической характеристики, что может способствовать более целенаправленному противодействию организованной преступности в целом. Вместе с тем, можно согласиться, что организованная преступность непременно включает в себя экономическую, профессиональную и должностную преступность, которые образуют качественно новую, специфическую целостность.8
Г.М. Миньковский и Х.Д. Аликперов определяли организованную преступность в сфере экономики как "сложную сеть взаимодействующих непосредственно или опосредованно групп (сообществ), осуществляющих преступную деятельность в виде промысла и стремящихся обеспечить свою безопасность".9 Р.Ф. Исмагилов считает, что экономическая организованная преступность представляет собой "незаконную предпринимательскую деятельность, осуществляемую преступными организациями в экономической сфере", продолжая: "именно организация и осуществление преступлений хозяйствующими субъектами незаконной предпринимательской деятельности, обеспечивающей нелегальные доходы ее участникам, позволяет говорить об организованной преступности в собственном смысле".10 Наиболее развернутое определение экономической организованной преступности предложили Т.В. Пинкевич и А.И. Эльпанов, рассматривающие ее как "сложное, многогранное социально-правовое явление, характеризующееся наличием устойчивых связей, возникающих в процессе экономической деятельности между устойчивыми и управляемыми преступными ассоциациями, отличающимися высокой организованностью и дисциплинированностью, четким и разветвленным распределением функций, создающими систему защиты от социального контроля посредством коррупции и совершающими противоправные посягательства на экономические отношения из корыстной или иной личной заинтересованности как в своих интересах, так и в интересах третьих лиц, с целью получения экономической выгоды".11
А.М. Мусаев отмечает, что "нелегальная экономическая деятельность обнаруживает тенденции к организованности, так как уровень организованной деятельности, согласно законам экономики, определяет в решающей степени ее эффективность".12
Можно выделить следующие признаки13 экономической организованной преступности:
1) Экономическая организованная преступность является одной из разновидностей нелегальной экономической деятельности с присущими ей признаками. Одновременно для анализируемого вида преступности характерны общие признаки организованной преступности;
2) Цель экономической организованной преступности состоит в извлечении прибыли, получении экономической и материальной выгоды, что объединяет указанную деятельность с легитимным предпринимательством;
3) Для достижения цели извлечения прибыли используется оптимальное сочетание легальных и нелегальных методов14. Например, экономическая организованная деятельность может быть связана с эксплуатацией законных источников (алкоголь, азартные игры и т.п.) незаконными способами;
4) При проникновении в различные отрасли экономики организованная преступность стремится и способна занять лидирующее положение, благодаря такому сочетанию законных и незаконных способов, которое не применяется легитимными предпринимателями;
5) Экономическая организованная преступность обычно не связана с применением насилия, а заключается в использовании легальных и нелегальных источников дохода. Как показывает анализ организованной преступности в Челябинской области, устойчивые преступные группы постепенно переходят от совершения насильственных и корыстно-насильственных преступлений к экономической деятельности, в том числе с целью легализации преступных доходов15;
6) Преступная деятельность носит устойчивый, планируемый характер16;
7) Для экономической организованной преступности характерно наличие взаимосвязей с другими видами организованной преступности. Такие связи обеспечивают относительную стабильность и развитие данной системы;
8) А также система нейтрализации всех форм социального контроля, как правило, осуществляется за счет прочных коррумпированных связей.17 Коррупционные и экономические преступления взаимообусловлены и часто имеют общий мотив18;
9) Участникам организованной преступной деятельности в экономической сфере характерен относительно высокий образовательный уровень, наличие семейного положения, отсутствие судимостей в прошлом;
10) Адаптационная гибкость экономической организованной преступности к меняющимся социально-экономическим условиям, изменению законодательства приводит к ее постоянному развитию и разнообразию форм проявления.
Таковы общие признаки экономической организованной преступности. Их проявление в Челябинской области будет рассмотрено далее.


2. Экономическая и организованная преступность в Челябинской области: история развития и современное состояние
Согласно статистическим данным19, за последние три года в нашей стране преступность в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности характеризовалась переменчивыми тенденциями. После устойчивого снижения в 2002-2003 гг. числа преступлений в сфере экономической деятельности, выявленных правоохранительными органами, произошел рост на 22,5 % в 2004 году до 4709720. Очевидно, что нельзя говорить и о снижении ущерба от этого негативного социального явления. До сих пор в теневом секторе остаются целые отрасли экономики. Не решены многие проблемы противодействия незаконным видам бизнеса (незаконный оборот оружия, наркотических средств, драгоценных металлов и драгоценных камней и др.), а также малоэффективной остается борьба с легализацией (отмыванием) доходов, полученных от такой преступной деятельности.
По данным МВД России, сегодня на территории России действуют 116 преступных сообществ, каждое из которых объединяет десятки преступных групп. Из этого числа 71 преступное сообщество специализируется исключительно на совершении экономических преступлений, - на контроле за наиболее доходными секторами экономики. Несмотря на это, удельный вес выявленных участников организованных преступных групп, совершивших экономические преступления, не превышает и полутора процентов. 21
Об актуальности проблемы организованной преступности для Челябинской области заявило 73 % опрошенных экспертов22. Следует отметить, что организованная преступность в Челябинской области возникла не одномоментно, ее особенности имеют исторические предпосылки. Процесс становления и развития организованной преступности в Челябинской области можно разделить на следующие этапы:
Первый этап (конец 1980-х - начало 1990-х годов). Окончательно оформляются на территории Челябинской области два крупных криминальных объединения (сообщества), включающих уголовных авторитетов и лидеров преступных групп. Первое - сообщество "Косанбаева-Подивиловых", второе - "Маркова-Глушанкова". В основе их консолидации лежала приверженность авторитетов и лидеров к разным "воровским" направлениям - "кавказскому" (организованное преступное сообщество Подивиловых) и "славянскому" (преступная организация Маркова).
Оба криминальных объединения, начиная с середины 1980-х годов (со времен антиалкогольной кампании), прошли примерно один путь развития. В период действия Указа о борьбе с пьянством и алкоголизмом в результате получения баснословных прибылей от подпольного производства и сбыта алкогольной продукции был заложен финансовый фундамент развития этих криминальных формирований и поделены территориальные сферы влияния. В дальнейшем происходил процесс их структуризации, выхода в лидеры наиболее ярких личностей, упрочения территориальных и иных сфер влияния. Все это сопровождалось вооруженными конфликтами, вплоть до физического устранения конкурентов.
Криминальная направленность деятельности организованных преступных группировок в этот период традиционная: похищение людей, вымогательство, грабежи, разбойные нападения (в том числе на федеральных автодорогах, проходящих через территорию области); из криминальных видов бизнеса наибольшее распространение получил незаконный оборот оружия, незаконный оборот наркотических средств. Отмечалась также активная мошенническая деятельность в сфере купли-продажи автомобилей.
Кроме этого, типичными становятся такие проявления экономической организованной преступности, как производство и сбыт фальсифицированной алкогольной (в первую очередь, водочной) продукции. По данным С.С. Бахтеева, 90 % преступлений в сфере незаконного оборота алкогольной продукции совершается организованными преступными группами, на 65 % состоящими из лиц, прибывших на территорию Челябинской области из Кавказского региона.23
Второй этап (период 1991-94 годов) был связан для Челябинской области, как и для России в целом, со становлением основ рыночной экономики. В этот период финансовые средства, полученные от организованной преступной деятельности, направляются на скупку акций и приватизацию кафе, ресторанов, рынков, магазинов, иных предприятий; помещаются в финансовые пирамиды типа "Южно-Уральская финансовая компания", "Ротор-банк" для получения в сговоре с их руководителями гигантских процентов; вкладываются в недвижимость. Все это создает определенный "экономический фундамент" организованной преступности. Правоохранительными органами в этот период было возбуждено несколько уголовных дел, в основном, о крупных хищениях (мошенничество, присвоение), однако, большинство дел позднее по разным причинам было прекращено.
В начале 1990-х гг. на Южном Урале дейстовало около десяти финансовых пирамид, большинство из которых было создано или контролировалось участниками организованных преступных групп. Наибольший размах приобрела преступная деятельность "Крестьянского ипотечного банка" (более 15 тысяч потерпевших24) и "Южно-Уральской финансовой компании" (в результате действий руководителей компании - президента Александра Будылина, вице-президента Татьяны Жигала и бухгалтера Валентины Дровосековой пострадало более 3 тысяч жителей Челябинской области, однако уголовное дело в их отношении судом так и не было рассмотрено25).
В конце 1993 года и в 1994 году наблюдается процесс дробления криминальных объединений - из них выделяется ряд группировок, лидеры которых либо на равных начинают участвовать в деятельности организованных преступных сообществ, либо вести вооруженную борьбу за передел сфер влияния и в результате погибают.
В этот же период руководители обоих челябинских формирований для выхода на межрегиональный уровень устанавливают тесные контакты с известными российскими "ворами": "Подивиловы" - с "ворами" прокавказской направленности (свердловскими "Самосвалом", "Северенком") и приглашают в город сначала Ониани Тариэла, потом московского Ломтадзе "Рому"; "Марков-Глушанков" - с "ворами-русаками" пермским "Якутенком", свердловским "Трофой" и др., привозят в город известного российского "вора", всю жизнь враждовавшего с кавказцами, "Куклу". Расширяются контакты с лидерами московских (люберецкой, солнцевской), петербургских организованных преступных группировок, преступными формированиями других регионов России, стран СНГ.
Организованные преступные сообщества в этот период поддерживают (путем сбора голосов, оказания финансовой помощи) на выборах в областную Думу некоторых бизнесменов, легализовавших к тому времени свой теневой капитал. Однако сами участники организованных преступных групп пока в активной политической деятельности участия не принимают.
Для обеспечения безопасности своей криминальной деятельности лидеры организованной преступности формируют "штат" юристов-адвокатов, устанавливают тесные связи как с действующими сотрудниками различных правоохранительных структур, а также суда, так и с ушедшими на пенсию (по различным мотивам), зачастую трудоустраивая родственников сотрудников, а также пенсионеров в подконтрольные коммерческие структуры.
На третьем этапе (1994-2000 гг.) противоправная ориентация организованной преступности перестает носить ярко выраженный общеуголовный характер. Организованные преступные группы начинают маскироваться: похищения, вымогательства, иные тяжкие корыстно-насильственные преступления уже совершаются под предлогом истребования долговых обязательств различного характера (особенно ярко этот процесс наблюдается после августа 1998 года). Характер организованной преступной деятельности изменяется, появляется новый вид криминальной активности - получение с коммерсантов, предпринимателей денежных и иных материальных средств за так называемую "крышу", т.е. за обеспечение безопасной деятельности, ограждение от посягательств со стороны других криминальных группировок.
В этот же период все большее внимание организованные преступные группы уделяют контролю за наиболее прибыльными сферами экономики (металлургия, топливно-энергетический комплекс). Так, в 2000 году в ходе раздела контроля над ОАО "Байт" (торговля нефтепродуктами) был убит Косанбаев26.
Типичным примером попытки влияния организованной преступности в политической и экономической сферах стало дело группировки Морозова. Данная организованная преступная группировка была создана Морозовым совместно с Кобелевым в городе Златоусте. Морозов, практически не скрывавший своих криминальных связей, активно занимался коммерческой деятельностью, был избран депутатом Законодательного собрания Челябинской области. Прикрытием для преступной деятельности служил также созданный им фонд "Терек". В 1997 году Морозов пытался зарегистрироваться в качестве кандидата в депутаты Государственной Думы Российской Федерации. Однако прокуратурой Челябинской области была обнаружена фальсификация подписей в его поддержку. В связи с недоброкачественным оформлением подписных листов и фальсификацией подписей областная избирательная комиссия отказала Морозову в регистрации кандидатом в депутаты Государственной Думы по Советскому избирательному округу. Возглавляемая Морозовым преступная группа (по уголовному делу были осуждены 23 ее участника) совершила убийство директора Государственного пищевого комбината "Казак уральский" в целях установления фактического руководства на предприятии, были физически "устранены" некоторые конкуренты Морозова по коммерческой деятельности. Предпринимались попытки установления контроля над Златоустовским Металлургическим комбинатом. Были установлены и факты совершения этой преступной группой преступлений экономической направленности.27
На четвертом этапе (начало ХХI века) организованные преступные группы и преступные сообщества все больше отказываются от насильственных преступлений, они предпринимают (и порой очень успешно) попытки легализации своих ранее накопленных финансовых средств, в том числе, за счет покупки контрольных пакетов акций крупных промышленных предприятий Челябинской области. Наблюдается процесс существенного изменения противоправной ориентации преступных сообществ, основанный на их выходе на международный уровень, упрочении связей с властными структурами. Происходит создание специализированных коммерческих структур (в том числе совместных российско-иностранных предприятий) с целью замаскированного хищения продукции, товарно-материальных ценностей с крупных комбинатов, заводов, иных государственных и акционерных предприятий (например, путем взаимозачетов). Отмечаются и факты вложения средств в недвижимость за границей.
Таким образом, к 2004 году на территории Челябинской области сформировались и активно действовали достаточно многочисленные (до 100-150 активных членов) организованные преступные группы, что не могло не оказывать существенного влияния на состояние преступности в регионе.
Нужно отметить, что криминогенная ситуация в Челябинской области на протяжении нескольких лет характеризуется достаточно высокой степенью напряженности. В последние два года, после некоторой стабилизации криминогенной обстановки в 2002 г.28, наблюдается увеличение количества зарегистрированных преступлений примерно до уровня статистических показателей 2001 г. В общей сложности только в течение 2003-2004 гг. число преступлений, по сравнению с 2002 годом, выросло на 25 %, что свидетельствует о чрезвычайно сложной оперативной обстановке в области.

Уровень преступности в Челябинской области в расчете на 100 тыс. населения за 2004 год увеличился с 1942,7 до 2274,1 преступлений. По уровню преступности Уральский федеральный округ ежегодно, начиная с 1997 года, отличается самыми высокими показателями в России (исключение составили только 1998 и 2002 гг.)29. По оценкам В.А. Бесединой, Челябинская область, как и вся территория Урала, по уровню преступности уступает только регионам экстремально-критического типа.30 Следует отметить, что в 2004 году общий прирост преступности в Уральском федеральном округе был самым большим в стране (+11,2 %), а в Челябинской области - самым высоким по округу (+15,8 %). По темпам роста преступности Челябинская область по итогам 2004 года заняла седьмое место в Российской Федерации.
Основная масса преступлений, совершаемых в Челябинской области, относится к имущественным посягательствам, их удельный вес в структуре преступности в 2004 г. возрос на 7,6 % и составил 71 %. Увеличение числа именно имущественных посягательств, а особенно краж, явилось основной причиной роста общего количества преступлений в области в последние два года. В то же время и снижение уровня преступности, наблюдавшееся в 1999-2002 гг. также являлось следствием снижения числа зарегистрированных корыстных преступлений против собственности.


Вместе с тем следует отметить, что снижение количества зарегистрированных преступлений не всегда свидетельствует об улучшении эффективности работы правоохранительных органов. Так, ежегодное, начавшееся с 2000-2001 гг., снижение преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ, а также связанных с незаконным оборотом оружия, подтверждает лишь слабую результативность работы соответствующих подразделений, но не реальную ситуацию, особенно, учитывая огромное количество наркотиков, ввозимых на территорию области через "прозрачную" границу с Казахстаном. Кроме того, названная тенденция обусловлена изменением уголовного законодательства.

Схожая тенденция снижения числа выявленных преступлений прослеживается и в отношении преступлений, совершенных организованными преступными группами. Начиная с 2001 г., количество этих преступлений снижается достаточно быстрыми темпами (около 16 % в год), что обусловлено как изменением характера организованной преступности (смещение от общеуголовной преступности к экономической организованной), так и объективными проблемами, связанными с выявлением и раскрытием данного вида преступлений.

По мнению экспертов, реальный уровень организованной преступности в Челябинской области превышает зарегистрированные показатели более, чем в 5 раз (такой вариант ответа выбрали 67 % опрошенных).
Основным подразделением правохранительных органов, осуществляющим противодействие организованной преступности в южноуральском регионе, является Управление по борьбе с организованной преступностью Главного управления внутренних дел Челябинской области. Сотрудниками данного управления за 12 месяцев 2004 года выявлено 1087 преступлений (прирост по сравнению с 2003 годом составляет 167,1 %), из которых 350 (+11,3 %) совершены непосредственно участниками организованных групп и преступных сообществ.
В 2004 году выявлено шесть организованных преступных групп (в 2003 году - четыре), специализировавшихся на похищениях людей и незаконном лишении их свободы.
Из незаконного оборота изъято 37 единиц огнестрельного оружия, в том числе 17 - нарезного, 519 единиц боеприпасов, 42 взрывных устройства, 2 кг взрывчатых веществ.
Выявлено 18 организованных преступных групп, совершавших вымогательства. В 2004 году удалось раскрыть 37 фактов вымогательства, совершенных в Челябинской области такими преступными группами.
По сравнению с 1998 годом, изменился характер преступлений, совершаемых организованными преступными группами. Так, если в 1998 году наибольшую группу составляли тяжкие преступления (71 %), то в 2004 году организованные преступные группы практически поровну совершали тяжкие (51 %) и особо тяжкие преступления (49 %)31.



В 2004 году на территории Челябинской области зарегистрированы из числа совершенных организованными преступными группами преступлений такие, как мошенничества (более 95 % таких мошенничеств носило экономическую направленность), сбыт наркотических средств, кражи, разбои, преступления в сфере экономической деятельности, в том числе налоговые. Это соответствует и российским тенденциям. Так, по данным М.В. Феоктистова, почти 40 % всех преступлений, совершенных организованными группами и преступными сообществами, приходится на преступления экономической направленности.32

По мнению опрошенных экспертов, одними из основных сфер проявления организованной преступности в Челябинской области являются:
- незаконный оборот наркотических средств, психотропных веществ и их аналогов;
- незаконный оборот огнестрельного оружия (преимущественно нарезного), боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств;
- экономическая преступность;
- коррупционная преступность (должностные преступления);
- имущественные преступления (вымогательства, угоны автомобилей, мошенничества);
- похищения людей;
- "заказные" убийства;
- организация проституции.
Динамика выявленных преступлений экономической направленности и должностных преступлений изменчива в течение последних семи лет - с 1998 г. по 2001 г. устойчивое повышение, в 2002-2003 гг. некоторое снижение показателей, но в 2004 г. вновь увеличение числа выявленных преступлений (более 7 %). Такие изменчивые тенденции свидетельствуют о нестабильности в деятельности правоохранительных органов по выявлению названных преступных посягательств, что является следствием, скорее, повышения профессионализма преступников, совершающих экономические преступления, чем действительной декриминализации названных сфер.


Основными разновидностями преступлений экономической направленности на территории области являются мошенничество (каждое третье преступление), присвоение и растрата (каждое четвертое), фальшивомонетничество (15 % от всех преступлений). Собственно преступления в сфере экономической деятельности составляют около 20 % (1006) от общего числа преступлений экономической направленности.

В 2004 году достигнуты положительные результаты по выявлению преступлений, связанных с жилищно-коммунальным хозяйством (+40,5 %; 37 - 52), с топливно-энергетическим комплексом (+68,4 %; 38 - 64), с оборотом алкогольной продукции (+19,3 %; 88 - 105), табачной продукцией (+120,0 %; 5 - 11), с бюджетной сферой (+2,15 %; 604 - 617). Улучшено состояние работы по выявлению преступлений, связанных с потребительским рынком (+33,6 %; 792 - 1058), с финансово-кредитной системой (+5,1 %; 1113 - 1170), с внешнеэкономической деятельностью (+25,5 %; 47 - 59), с приватизацией (+28,24 %; 85 - 109).
Челябинская область является крупнейшим металлопроизводящим регионом страны. В структуре промышленного производства в области металлургия занимает 60 %. Это предопределяет и значение металлургических производств для экономики Южного Урала и заинтересованность организованной преступности в установлении своего контроля в этой сфере. В результате деятельности прокуратуры области удалось пресечь попытки противоправного приобретения крупных пакетов акций ОАО "Златоустовский металлургический комбинат", ОАО "Магнитогорский металлургический комбинат", ЗАО "Кыштымский медеэлектролитный завод" и других предприятий. Однако до сих пор в этой отрасли существенные финансовые потоки находятся в теневом обороте, продолжается вывоз капитала за счет специальных схем экспорта металла.33
Достаточно распространенным в Челябинской области при переделе собственности и попытках установления контроля над промышленными предприятиями является использование возможностей правоохранительных органов. Так, например, Челябинский областной суд в конце 2004 года принял решение оставить без изменения постановление Златоустовского городского суда, который в ноябре 2004 года признал незаконным возбуждение уголовного дела о преднамеренном банкротстве ОАО "Златоустовский металлургический комбинат". Постановление о возбуждении уголовного дела было подписано заместителем прокурора города Златоуста Евгением Ветошкиным. Заместитель прокурора счел, что банкротство предприятия носит признаки преднамеренного. Однако перед этим в ОАО "ЗМК" в течение года четырежды проходили проверки, в ходе которых никаких нарушений обнаружено не было34.
По мнению большинства (70,7 %) опрошенных экспертов, организованная преступность в Челябинской области контролирует отдельные предприятия и отдельных предпринимателей.
В 2001-2003 гг. распределение наиболее распространенных преступлений в сфере экономической деятельности по видам выглядело следующим образом (указан удельный вес от общего количества преступлений, предусмотренных гл. 22 УК РФ):
Вид преступления
УрФО
Челябинская область
Незаконное предпринимательство (ст. 171 УК РФ)
2,8%
2,4%
Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем (ст. 174 УК РФ)
0,6%
1,7%
Приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем (ст. 175 УК РФ)
7,3%
8,8%
Изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг (ст. 186 УК РФ)
13,0%
22,9%
Контрабанда (ст. 188 УК РФ)
0,9%
2,8%
Незаконный оборот драгоценных металлов, природных драгоценных камней или жемчуга (ст. 191 УК РФ)
3,2%
11,0%
Уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с физического лица (ст. 198 УК РФ)
3,0%
1,7%
Уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с организации (ст. 199 УК РФ)
5,3%
4,1%
Обман потребителей (ст. 200 УК РФ)
62,0%
41,7%
Иные преступления в сфере экономической деятельности
1,9 %
3,0 %

Как видно из приведенной таблицы, в этот период наибольшую группу составлял обман потребителей (ст. 200 УК РФ). Причем в Челябинской области, по сравнению с Уральским федеральным округом в целом, можно отметить следующие отличия в структуре преступлений в сфере экономической деятельности. Во-первых, удельный вес обмана потребителей был существенно (более, чем на 20 %) ниже. Во-вторых, существенно выше был удельный вес таких преступлений, как контрабанда (что объясняется приграничным статусом области), незаконный оборот драгоценных металлов и камней (на территории области добывается до 4 тонн золота ежегодно, расположены аффинажные заводы; в соседней, Свердловской области расположены крупнейшие месторождения изумрудов и александритов), изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг (различия, по всей видимости, объясняются накопленным опытом сотрудников правоохранительных органов в противодействии данному виду преступлений). Преступления, предусмотренные ст.ст. 169, 170, 178, 179, 184, 185, 1851, 189, 190, 192, 197 УК РФ, в этот период не регистрировались. Остальные преступления были отмечены в единичных случаях, не обладающих статистической значимостью.
После отмены уголовной ответственности за обман потребителей35, других изменений законодательства, структура преступлений в сфере экономической деятельности в Челябинской области несколько изменилась.


Хотя в крупных или особо крупных размерах либо причинивших крупный ущерб преступлений совершается не более 15 %, суммарный ущерб от экономической преступности по уголовным делам в Челябинской области в 2004 году составил почти 1,5 миллиарда рублей. 267 преступлений экономической направленности совершено организованными преступными группами. К уголовной ответственности привлечено 1864 человека. Прирост экономических преступлений, совершенных организованными преступными группами, составил, по сравнению с 2003 годом, 46,8 %. При этом рост преступлений экономической направленности, совершенных группой лиц по предварительному сговору, составил 29,6 % (511).
Следует отметить, что уровень организованности экономической преступности значительно выше, чем преступности в целом (4,5 % и 0,7 %, соответственно).
Организованными группами, в основном, совершаются такие преступления экономической направленности, как мошенничества, присвоения или растраты, незаконное предпринимательство, фальшивомонетничество, контрабанда, налоговые преступления, получение взяток.
В 2003 году была создана организованная группа мошенников, от действий которых пострадало более 500 человек. Жители Челябинской области и республики Башкирии в общей сложности потеряли около 30 миллионов рублей. Аферисты действовали под вывеской движения "Аргос". Они размещали в газетах объявления с предложением работы. Когда желающие приходили на собеседование, им предлагали внести денежный взнос за участие в проекте. При этом на клиентов воздействовали профессиональные гипнотизеры. Позднее психологическое воздействие на людей было подтверждено результатами специальной экспертизы.36
В течение 2002-2004 гг. организованная группа, включавшая в себя начальника таможенного поста аэропорта "Баландино" (Челябинск) и еще шестерых работников таможни (всего к уголовной ответственности привлечено 12 человек), осуществляла контрабандный ввоз на территорию Российской Федерации автомобильных запчастей из Германии. Схема уклонения от уплаты пошлин выглядела просто. Груз перевозили из международного грузового сектора аэропорта в терминал внутренних авиарейсов. Таким образом, товар как бы не пересекал таможенной границы, и владелец мог беспрепятственно забрать его. В ходе расследования (следствие вел отдел Генпрокуратуры по УрФО) выяснилось, что в течение двух лет преступники переправили рейсами из Ганновера и Франкфурта-на-Майне партии деталей на сумму свыше 14,5 млн. рублей.37
Организованные преступные группы занимаются изготовлением фальсифицированной продукции (спиртные напитки, бытовая химия, лекарства, аудио и видеопродукция).
Так, Управлением по контролю за производством и оборотом алкогольной продукции Министерства сельского хозяйства Челябинской области в 2004 году проверено 300 точек розничной торговли и 21 оптовая база. Спиртное с поддельными региональными марками обнаружено в 111 розничных и 10 оптовых торговых точках. Из незаконного оборота изъято более 220 тысяч 700 бутылок, на которые не уплачен акцизный налог в размере около 5 миллионов рублей.
Помимо собственно экономической преступности, многие преступные группы, легализовавшие свой капитал, уклоняются от уплаты налогов. За 12 месяцев 2004 года подразделениями Управления по налоговым преступлениям Главного управления внутренних дел Челябинской области выявлено 205 преступлений, из них 140 преступлений связано с нарушением налогового законодательства Российской Федерации.
Сумма причиненного материального ущерба по возбужденным уголовным делам за нарушение налогового законодательства составила 731 млн. 467 тыс. рублей. Возмещено 486 млн. 977 тыс. рублей, что составляет 66,7 % от общей суммы ущерба.
В Челябинской области в конце 1990-х гг. появились преступные группы, в том числе и международные, специализирующиеся на совершении компьютерных преступлений.
Например, участники одной из преступных групп совершали хищение денег у предпринимателей от Челябинска до Мурманска. Жертвам на специально созданном сайте предлагалась возможность дешево купить металл. Преступники действительно имели договоры с Магнитогорским металлургическим комбинатом, а также учредили две фирмы "Стэлл" и "Рыбтранссервис" в Москве. На счета этих фирм покупатели и перечисляли деньги. После оплаты счетов мобильные телефоны с челябинскими номерами замолкали, а фирмы-однодневки исчезали. Организатор группы был задержан в подмосковном Королеве. Им оказался уроженец Азербайджана Мамедов Фаиг Аршад-оглы.38
Самым распространенным компьютерным преступлением в Челябинской области является доступ в Интернет за чужой счет. Граждане бесконтрольно пользуются ресурсами предприятий, на которых когда-то работали или просто покупают пароли для выхода в сеть на рынке. Чаще всего ущерб причиняется крупным предприятиям и банкам.
Служебные преступления в целом характеризуются тенденцией к росту. Выявлено 574 таких преступлений (+24,5 %). Из них, преступлений, предусмотренных ст.291 УК РФ (дача взятки), выявлено 55 (+4,0 %), преступлений, предусмотренных ст.290 УК РФ (получение взятки), выявлено 115 (+5,0 %).
Так, мэр г. Миасса Владимир Григориади в ноябре 2004 года за получение взятки (ст. 290 УК России) был осужден к восьми годам лишения свободы в колонии строгого режима, выплате штрафа в один миллион рублей и лишении права занимать руководящие должности в течение трех лет после отбытия основного наказания.
Три года назад миасский предприниматель Зайцев просил у мэра разрешения на аренду земли для нового магазина. Владимир Григориади потребовал с него миллион рублей во "внебюджетный фонд". Оперативники ФСБ России задержали мэра с поличным. Глава Миасса свою вину признал лишь частично. Говорит, что он якобы все деньги направил на решение проблем родного города. Во время обыска в доме Григориади было обнаружено два миллиона рублей и свыше 50 тысяч долларов. При этом официальные доходы мэра за последние четыре года в десять раз меньше суммы его домашних сбережений.39
19 февраля 2004 года в своем служебном кабинете была задержана при получении взятки заместитель председателя Лицензионно-аккредитационной комиссии администрации Челябинской области Ольга Александровна Горбунова. Приходящие к Горбуновой предприниматели для аккредитации деятельности и получения лицензий нередко вынуждены были на собственные деньги закупать мебель для ее кабинета. 19 февраля директор компании "Профидент" Е.Финодеева принесла в служебный кабинет Горбуновой 25 тысяч рублей в качестве добровольной "помощи". Деньги были приняты, после чего заместитель председателя комиссии была задержана оперативниками. В ходе расследования дополнительно выявлено два факта получения Горбуновой взяток от предпринимателей за аналогичные действия, три факта злоупотребления служебным положением, факты мошенничества.40
В апреле 2004 года прокуратурой области было возбуждено уголовное дело в отношении первого вице-губернатора правительства Челябинской области (ныне подследственного) Виктора Тимашова по подозрению в хищении бюджетных средств в геологоразведке. Обвинение по этому делу предъявлено и председателю совета директоров ОАО "Южно-Уральская горно-рудная компания" Александру Лосеву. В начале 2004 года Лосев был задержан сотрудниками УФСБ по Челябинской области в момент получения 1,2 млн. рублей от представителей нескольких фирм, желавших попасть в пообъектный план бюджетного финансирования геологоразведочных работ на Южном Урале. По данным следствия, Лосев выступал лишь посредником. Организатором преступной схемы являлся Тимашов.41
Наиболее негативный резонанс вызывают преступления, совершаемые сотрудниками правоохранительных органов. В 2004 году 86 сотрудников милиции области привлечены к уголовной ответственности, что на 62,3 % больше, чем в 2003 году. Им предъявлены обвинения по 154 составам преступлений.
Значительная доля, 70,1 %, приходится на должностные преступления. Их рост по сравнению с 2003 годом составил 125,0 %. При этом 8 сотрудников привлечены к уголовной ответственности за превышение должностных полномочий, 11 - за злоупотребление должностными полномочиями, 6 - за взяточничество.
Работа правоохранительных органов по выявлению лиц, совершивших преступления, характеризуется низкой результативностью. Несмотря на увеличение общего количества преступлений в 2004 г. (81237), лиц, совершивших преступления, выявлено всего 32116. Объясняется такая ситуация невысоким уровнем раскрываемости преступлений (48 %). В целом динамика выявления виновных лиц соответствует динамике преступности в Челябинской области.

На фоне ухудшения криминогенной обстановки раскрываемость преступлений год от года снижается. За семь лет раскрываемость преступных посягательств снизилась с 68,6 % в 1998 г. до 48,0 % в 2004 г., то есть практически на 20 %. Причем динамика раскрываемости неуклонно стремится вниз, что, естественно, самым негативным образом сказывается на качестве работы правоохранительных органов.

Выявленные лица, совершающие преступления экономической направленности, отличаются некоторыми общими признаками.
Преимущественно, преступления совершаются мужчинами (87 %). Однако, женщины входят в состав организованных групп почти исключительно по преступлениям экономической направленности. Следует отметить, что, по сравнению с предшествующими годами, когда доля женщин среди преступников экономической направленности достигала 50 % и более, в 2004 году этот показатель практически выровнялся с общими показателями преступности женщин (12,7 % и 11 %, соответственно). Такое изменение напрямую связано с декриминализацией обмана потребителей, которое совершалось более, чем в 90 % случаев, женщинами.
Процесс омоложения преступности в целом затронул и экономическую преступность.
Так, исследуя возрастные группы всех выявленных лиц, совершивших преступления в Челябинской области, было установлено, что наибольшую группу в 2004 г. составили лица в возрасте 18-24 года (31 %), в то время как в 1998 г. это были лица в возрасте 30-49 лет (39 %). Кроме этого в полтора раза возросла доля возрастной группы 14-15 лет - с 3 % до 5 % от общего числа выявленных лиц, а также незначительно (на 1-2 %) увеличились возрастные группы 16-17 лет и 25-29 лет, что свидетельствует об омоложении преступности и продолжающемся пополнении ее рядов молодыми преступниками.


Однако возрастные группы лиц, совершающих преступления в сфере экономической деятельности, выглядят несколько иначе.


Как видно из приведенных диаграмм, для экономической преступности характерны преступники в возрасте 30-49 лет, хотя их доля за 8 лет сократилась на 10 %. Существенно (на 7 %) возросла доля лиц в возрасте 18-24 лет. Остальные возрастные категории изменились незначительно (в пределах 2-3 %). Таким образом, на территории Челябинской области преступления в сфере экономической деятельности продолжают совершать лица среднего возраста (30-49 лет), занимающие, как правило, должности, позволяющие совершать те или иные преступления, и лица, криминогенно активные в целом (18-24 лет).
С учетом специфики экономических преступлений закономерным является то, что большинство виновных лиц - это граждане России (95 %), постоянно проживающие в данном регионе (90 %) и ранее не судимые (85 %). Менее 10 % совершают преступления в состоянии алкогольного опьянения. Более 95 % имеют, как минимум, общее среднее образование, хотя доля лиц с высшим образованием сравнительно невелика (около 15 %). Каждый второй преступник не имел официального постоянного источника дохода. Более одной трети составили рабочие и служащие.
На Южном Урале преступность мигрантов, начиная с 2000 г., остается на стабильно высоком уровне, что объясняется большим количеством мигрантов, ежегодно въезжающих в область. 80 % преступлений этой категории совершают лица, приехавшие из стран СНГ.


Хотя преступления экономической направленности иностранные граждане совершают в незначительном количестве, уровень организованной преступности в их среде достаточно высок. Так, на территории Челябинской области действуют следующие организованные преступные группы, сформированные по этническому принципу:
1. Грузинская группировка, лидером которой является "вор в законе" Кирия Рауль, численностью около 20 человек, контролирующая грузинскую диаспору Челябинской области, ее коммерческие предприятия. В 2002-2004 гг. эта группа пыталась взять под контроль крупные промышленные предприятия, коммерческие структуры с целью выкачки денежных средств.
2. Азербайджанская ОПГ, которую до 2004 года возглавлял ставший "вором в законе" в сентябре 2001 года уголовный авторитет Алиев Эльдар Чолу-Оглы, по кличке "Али" (он же "Эльдар"). Группировка контролировала азербайджанскую диаспору Челябинской области, рынки и предприятия, связанные с нею (а также незаконный спиртовой бизнес). В результате борьбы за сферы влияния с челябинскими ОПГ, Алиев был застрелен в июне 2004 года в городе Челябинске.
3. На территории Челябинской области действует ряд мелких чечено-ингушских ОПГ, не имеющих одиного общего лидера, в основном, дислоцированных в Магнитогорске (наиболее крупная группировка, возглавляемая Кудаевым), Коркино (братья Алаевы), Октябрьском районе (семья Евлоевых). В Челябинске - смешанная славяно-ингушская ОПГ Эстамирова (до 10 человек), ОПГ Магомедова-Нагаевой (до 10 человек), ОПГ Гарсиева (не более 5 человек). Основными направлениями криминальной деятельности всех чечено-ингушских ОПГ являются: незаконный оборот оружия и наркотиков, сбыт фальшивых денежных купюр, незаконная предпринимательская деятельность, хищения автотранспорта с дальнейшей переправкой его в северокавказский регион.
4. Таджикские преступные группировки преимущественно "специализируются" на оптовых поставках наркотиков (в основном, героина) из среднеазиатского региона в Челябинскую область или транзитом в другие субъекты Российской Федерации.
5. Этнические преступные группировки, состоящие из лиц цыганской национальностей, также действуют на территории Челябинска и области и занимаются розничным сбытом наркотиков, незаконной предпринимательской деятельностью.
6. В г. Троицке, находящемся на границе с Казахстаном, контрабандой занимается организованная преступная группа, построенная по этническому принципу, постоянной численностью 10-15 человек, состоящая из лиц армянской национальности. Эта группа осуществляет перемещение через границу в основном, так называемых, товаров народного потребления китайского производства. Имеет коррумпированные связи с сотрудниками правоохранительных органов Казахстана, в том числе, с сотрудниками таможенных органов. Члены преступной группы являются гражданами России, имеют в г. Троицке и других населенных пунктах недвижимость (дома, квартиры).
Как показывает проведенный анализ, организованная преступность в Челябинской области нередко носит экономический характер, стремится установить контроль над промышленными предприятиями, в том числе, путем приобретения пакетов акций производств, в первую очередь, металлургических. Легализация капиталов, полученных преступным путем, происходит также путем их инвестиции во вновь создаваемые коммерческие структуры. Уровень организованности в экономической преступности в несколько раз выше, чем общий уровень организованности преступности. На территории области действуют как "славянские", так и этнические преступные группы. При этом организованная преступность в Челябинской области не самодостаточна - она имеет связи и в определенной степени зависима от регионов с традиционно высоким уровнем влияния криминальных организаций (Свердловская область, Северокавказский регион).
Организованные преступные формирования, возникшие в Челябинской области в конце 1980-х - начале 1990-х гг., к настоящему времени частично легализовали свои капиталы, использованные для создания коммерческих структур различной направленности. Организованными группами, в основном, совершаются такие преступления экономической направленности, как мошенничества, присвоения или растраты, незаконное предпринимательство, фальшивомонетничество, контрабанда, налоговые преступления, получение взяток. Специфика регистрируемых преступлений, с одной стороны, отражает региональные особенности, с другой - в значительной мере зависит от уже имеющегося опыта документирования правоохранительными органами тех или иных видов преступной деятельности.
На территории Челябинской области преступления в сфере экономической деятельности продолжают совершать лица среднего возраста (30-49 лет), занимающие, как правило, должности, позволяющие совершать те или иные преступления, и лица, криминогенно активные в целом (18-24 лет). Большинство лиц, участвующих в преступлениях экономической напрвленности, - это граждане России, постоянно проживающие в данном регионе и ранее не судимые. Доля женщин и несовершеннолетних среди лиц, участвующих в экономической преступной деятельности, невелика.




3. Демографические и социально-экономические процессы в Челябинской области, как детерминанты экономической организованной преступности

Криминогенная ситуация, сложившаяся в Челябинской области, с одной стороны, повторяет основные общероссийские тенденции, а с другой - является следствием происходящих демографических и социально-экономических процессов, региональных особенностей преступности, произошедших количественных и качественных ее изменений.
А.М. Мусаев делает вывод, что участие граждан в нелегальной экономической деятельности в настоящее время значительно стимулируется реальным экономическим кризисом, который переживает страна и который проявляется в резком обнищании большей части населения.42
Многофакторный анализ причин и условий преступности в целом, а также организованной и экономической ее составляющих показывает, что основное влияние на состояние экономической организованной преступности в Челябинской области оказывают социально-экономические условия региона.
Челябинская область по производственному и научно-техническому потенциалу входит в число наиболее развитых субъектов Российской Федерации. Область занимает 7 место по объему промышленного производства, 12 место по производству валового регионального продукта (доля в суммарном валовом региональном продукте - более 1,8 %) и находится в первой пятерке по производству продукции на душу населения.
Численность населения - более 3,5 млн. человек (второе место в Уральском федеральном округе). Общее число предприятий и организаций всех форм собственности - более 70 тыс., в том числе 19,5 тыс. малых предприятий. В различных отраслях экономики заняты около 1,5 млн. человек (40,7 % населения области). В области 23 города областного значения, 7 городов районного значения, 24 района, 30 поселков городского типа, 1257 сельских населенных пунктов. 81,8 % населения проживает в городах. Крупнейший город - областной центр - г. Челябинск, в котором проживает 1 млн. 78 тыс. человек (девятый по численности населения город в России и второй в Уральском федеральном округе). Существенное влияние на социально-экономическую ситуацию в области оказывает такой крупный промышленный город, как Магнитогорск (419 тыс. населения).
Развитие области определяют такие отраслевые комплексы, как металлургический, машиностроительный и металлообрабатывающий, топливно-энергетический, строительный, аграрно-промышленный. В области также расположены уникальные научно-производственные центры - ПО "Маяк" и Федеральный ядерный центр.
В настоящее время Челябинская область по своему финансовому положению входит в немногочисленную группу областей-доноров Российской Федерации. По большинству показателей производства отдельных видов промышленной продукции, область входит в первую десятку регионов России.
В 2004 г. промышленными предприятиями и производствами при промышленных предприятиях, малыми и совместными предприятиями произведено продукции (работ, услуг) в действующих ценах на сумму 370,6 млрд. рублей, объем промышленного производства составил 104,6 % в сравнении с 2003 г.
Рост отмечен в черной металлургии (105,8 %), электроэнергетике (107 %), машиностроении и металлообработке (106,8 %), химической промышленности (124,7 %), лесной, деревообрабатывающей и целлюлозно-бумажной промышленности (101 %), промышленности строительных материалов (109,1 %), пищевой промышленности (104,7 %), мукомольно-крупяной и комбикормовой промышленности (100,5 %).
В доходную часть консолидированного бюджета области, включая областные целевые бюджетные фонды, поступило 35,9 млрд. рублей налоговых и неналоговых платежей, что составило 113 % от годовых плановых назначений на 2004 г. и 137,4 % к аналогичному периоду 2003 г. в сопоставимых условиях. Налоговые и неналоговые доходы областного бюджета сложились в сумме 21,4 млрд. рублей (114,6 % от годовых плановых назначений) и превысили поступления аналогичного периода прошлого года в сопоставимых условиях на 44,3 %.
Объем инвестиций в основной капитал составил почти 50 млрд. рублей, что более, чем на 15 %, превышает уровень аналогичного периода прошлого года.
Отмечается рост работ, выполненных по договорам строительного подряда. Построено 788 тыс. кв. метров. Объем выполненных работ составил 22672,9 млн. рублей или 110,4 % к уровню прошлого года.
Наиболее успешно в промышленности Челябинской области работают: ОАО "Магнитогорский металлургический комбинат", ОАО "Челябинский трубопрокатный завод", ОАО "Мечел", ОАО "Челябинский цинковый завод" и другие предприятия металлургического комплекса. Основная доля экспортируемых из области товаров приходится на черные и цветные металлы.
Однако, на фоне роста промышленного производства, социальные и демографические процессы в Челябинской области характеризовались, в основном, негативными тенденциями.
Челябинская область занимает второе место по численности населения в Уральском федеральном округе и составляет около трети его численности. Однако, демографическая ситуация в области в 2000-2004 гг. обладает отчетливо выраженной негативной динамикой. Область вступила в стадию устойчивой депопуляции.
Численность постоянного населения Челябинской области
(в тыс. человек)

2000
2001
2002
2003
2004
Все население
3667
3651
3629
3585
3572

Сокращение численности населения Челябинской области отмечается еще с 1992 г. За последние 10 лет численность населения сократилась на 90 тыс. человек.
Сокращение численности населения происходит, в основном, за счет естественной убыли, превышения числа смертей над числом рождений. Хотя частично численность населения компенсируется миграционными процессами.
Проблема появления вынужденной миграции явилась принципиально новой для Челябинской области, как и для России в целом. Миграционные процессы, такие, как массовое возвращение и переселение русскоязычного населения, практически незнакомы международному сообществу.
Челябинская область, являясь после распада СССР приграничной зоной, уже приняла более 160 тыс. мигрантов из стран СНГ и Балтии. Из них статус вынужденного переселенца получили более 30 тысяч человек.
Криминологами отмечается повышенная криминальная активность такой категории населения, как мигранты.43 Как справедливо пишет Т.В. Пинкевич: "противоречия и конфликты мигрантов с местными жителями стимулируют их к объединению по национальному, земляческому и другим признакам и могут сказаться на росте организованной преступности".44
Абсолютное большинство въехавших на территорию Челябинской области иностранных граждан (98,7%) составляют граждане государств-участников СНГ. В их числе 279,8 тыс. (84,9%) - граждане Казахстана, 18,5 тыс. (5,7%) - Таджикистана. Отмечается устойчивая тенденция превышения количества въехавших иностранных граждан над числом выехавших. Доля выехавших через пункты пропуска в области в числе прошедших иммиграционный контроль составила более 256,5 тыс. человек (43,5%).
Основная часть (72,2%) иностранцев, согласно заявленным в миграционных картах целям, въезжает в область в частных интересах, и лишь 4,5% - для работы. Доля въезжающих в область иностранных граждан для учебы составляет 5,6%, в служебных интересах - 7,3%, в коммерческих целях - 2,3% и транзитом - 7,1%.
По показателям миграционной динамики из этих стран, Челябинская область лидирует по Уральскому федеральному округу. Согласно прогнозу на период до 2015 г., в области ожидается самый высокий уровень миграционного прироста населения по Уральскому федеральному округу.
Приезжая на постоянное место жительства в Челябинскую область из новых независимых государств, мигранты не только улучшают демографическую ситуацию, почти покрывая естественную убыль населения, но еще дополнительно восполняют трудовой потенциал области.
С 1992 г. по 2001 г. миграционный прирост населения области составил более 100 тыс. человек. Он достиг пика в 1994 г., всплеск миграционной активности наблюдался также в 1997-1998 гг. В общей сложности за последние годы миграционный приток компенсировал свыше двух третей от общего числа естественной убыли населения.
Большинство (четыре пятых) мигрантов - русские, оставшуюся часть составляют татары, украинцы, башкиры и т.д., которые покидают прежние места обитания из-за дискриминации, трудностей, связанных с незнанием языка коренных национальностей, потерей работы и т.д.
Среди общего количества мигрантов, прибывающих в область на постоянное место жительства из стран СНГ и Балтии, три из каждых четырех мигрантов прибыли из Казахстана, обладающего самым мощным миграционным потенциалом среди бывших республик Советского Союза.
Мигранты из стран бывшего СНГ - в основном высококвалифицированные специалисты и рабочие, имеющие высокий образовательный уровень. Среди мигрантов в возрасте 16 лет и старше более половины имеют высшее и среднее специальное образование, остальные - среднее общее образование, то есть более высокий образовательный уровень, чем у постоянного населения.
Большинство мигрантов приезжают семьями, в составе которых около 70 % человек находятся в трудоспособном возрасте, 10 % - лица старше трудоспособного возраста и 17-20 % - моложе трудоспособного возраста.
Места расселения зависят от характера миграции. Люди, приезжающие из стран ближнего зарубежья, в большинстве своем предпочитают в качестве места жительства города. Такой выбор продиктован тем, что большинство вакансий сосредоточено в городах, а также наличием более благоприятных, чем на селе, условий для обучения детей. Только каждый пятый выбирает местом жительства сельскую местность.
Среди внутренних мигрантов доля выбирающих местом жительства сельскую местность в два раза выше, то есть около 40 %.
Сальдо миграционного обмена Челябинской области со странами дальнего зарубежья всегда было отрицательным. Две трети выезжающих - лица трудоспособного возраста, имеющие высокий уровень образования и профессиональной подготовки. Большая часть (более двух третьих) уехали в Германию, каждый пятый - в Израиль. Люди, выезжающие на место жительства в страны дальнего зарубежья, - это, как правило, безвозвратные потери.
В последние годы на фоне общего снижения миграционной активности приток мигрантов в область снижается быстрее, чем отток населения. Особенно отчетливо эта тенденция прослеживается с 2001 г. В 2001 г. сальдо обмена населением с другими регионами России уже было отрицательным. В 2002-2003 гг. миграционный прирост сменился миграционной убылью, которая, по прогнозам, будет сохраняться и в ближайшие годы.
Результаты Всероссийской переписи населения 2002 г. показали, что на территории Челябинской области проживают представители более 130 национальностей и этнических групп.
Русское население является наиболее многочисленным и составляет более 82 % общей численности населения области. Это преобладание характерно как для городской, так и для сельской местности. Увеличение русского населения, по сравнению с переписью 1989 г., произошло в основном за счет миграционного потока из бывших союзных республик.
Национальный состав населения Челябинской области
(по переписи 2002 г.)


Человек
2002 г. в % к 1989 г.
В % к итогу

1989 г.
2002 г.

1989 г.
2002 г.
Все население
3617752
3603339
99,6
100
100
Русские
2929507
2965885
101,2
81,0
82,3
Татары
224605
205087
91,3
6,2
5,7
Башкиры
161169
166372
103,2
4,5
4,6
Украинцы
109615
76994
70,2
3,0
2,1
Казахи
33230
36219
109,0
0,9
1,0
Немцы
39215
28457
72,6
1,1
0,8
Белорусы
29068
20355
70,0
0,8
0,6
Мордва
27095
18138
66,9
0,7
0,5
Чуваши
12659
9483
74,9
0,3
0,3
Нагайбаки
8191
9087
110,9
-
0,3
Армяне
2293
8601
в 3,8 раза
0,1
0,2
Азербайджанцы
3475
7379
в 2,1 раза
0,1
0,2
Таджики
870
5125
в 5,9 раза
0,02
0,1
Евреи
11067
4930
44,5
0,3
0,1
Марийцы
4275
3695
86,4
0,1
0,1
Удмурты
4388
3344
76,2
0,1
0,1
Цыгане
2486
3324
133,7
0,1
0,1
Узбеки
3475
3057
88,0
0,1
0,1
Молдаване
2431
1907
78,4
0,1
0,1
Грузины
1256
1796
143,0
0,03
0,04
Поляки
1923
1710
88,9
0,1
0,04

Численность более 1000 человек имеют болгары и чеченцы (1249), численность от 500 до 1000 человек - корейцы, греки, киргизы, аварцы, лезгины и эстонцы. 20 национальностей имеют численность от 100 до 500 человек, в том числе ингуши - 350 человек.
Преимущественно, за счет миграции снизилась численность евреев, мордвы, белорусов, украинцев и немцев.
По данным переписи 2002 г., наибольший удельный вес городского населения наблюдается среди евреев, цыган, таджиков, грузин, чувашей, поляков, русских, узбеков, марийцев - более 80 %.
Доля занятого населения в целом по Челябинской области - около половины всей численности. Значительно ниже доля занятых в общей численности населения области среди цыган - около 20 %, казахов - 36 % и азербайджанцев - около 37 %.
Численность экономически активного населения к концу ноября 2004 г. составила около 1750 тыс. человек, из них около 150 тыс. человек, в соответствии с методологией Международной организации труда, классифицируются, как безработные.
К 2004 г. численность населения трудоспособного возраста, по сравнению с началом 1999 г., выросла более, чем на 100 тыс. человек. Доля лиц старше трудоспособного возраста в общей численности населения области достигла к 2004 г. 20 %. Изменения в структуре населения должны благоприятно сказаться на показателе демографической нагрузки, т.е. числе нетрудоспособных, приходящихся на 1000 человек трудоспособного возраста. В ближайшие годы демографическая нагрузка снизится, что будет способствовать уменьшению социальных расходов.
Существовавшие в 2004 г. темпы экономического роста фактически не привели к адекватному увеличению численности занятых в экономике, поскольку вводимые рабочие места частично замещались работниками, вынужденно занятыми неполное рабочее время. Численность указанных работников, хотя и сократилась в последние годы, все еще остается значительной.
Постоянный приток молодежи, впервые ищущей работу, является отрицательным моментом в обеспечении населения рабочими местами и ведет к увеличению давления на рынок труда. Вследствие чего в 2002-2004 гг. сохраняется устойчивое превышение предложения рабочей силы над спросом и, соответственно, рост безработицы45.
В 2000-2004 гг. наблюдался быстрый рост зарегистрированных безработных - от 16 тыс. человек (2000 г.) до 44,3 тыс. человек (2004 г.). Уровень общей безработицы по отношению к экономически активному населению увеличился с 7 % в 2002 г. до 7,5 % в 2004 г.
Представляется достоверным, что остается достаточно высоким уровень скрытой безработицы в формах частичной занятости, административных отпусков, самостоятельного поиска работы без обращения в службы занятости, о чем свидетельствуют низкие показатели доходов населения.
Относительно высокие показатели промышленного производства в области не приводят к адекватному росту уровня жизни населения, что свидетельствует о недостаточно эффективной социальной политике и ее пассивной роли в распределении и перераспределении доходов.
Важнейшей социальной проблемой периода 2000-2004 гг. являлась необходимость повышения уровня и качества жизни населения области.
В целом в 2000-2004 гг. в области наблюдался рост уровня жизни населения, однако при сопоставлении общероссийских и региональных показателей социально-экономического развития становится очевидным некоторое отставание областных показателей от федеральных.
В 2003 г. в социально-экономическом развитии области наблюдались следующие положительные моменты: происходит замедление темпов инфляции, индекс потребительских цен составил 112 % к 2002 г. (в 2002 г. - 114,3 %). В связи со снижением темпов инфляции, уменьшилась численность населения с доходами ниже прожиточного минимума на 5,9 %, по сравнению с 2001 г.
Показатели 2004 г., при сопоставлении с общероссийскими показателями социально-экономического развития в целом, вновь указывали на слабую взаимосвязь результатов экономического развития с уровнем жизни населения.
Как отмечает Т.В. Пинкевич, "неоправданная дифференциация доходов населения ведет к возникновению конфликтных ситуаций, подрывает основы трудовой мотивации поведения: работать эффективно и производительно становится невыгодно, усиливается криминальное поведение субъектов экономических отношений".46
По результатам социологического опроса, проведенного Челябинским филиалом Института экономики УрО РАН, более 64 % жителей Челябинской области оценивают свое положение при существующих ценах, как крайне тяжелое. Тяжелой, но терпимой назвал сегодняшнюю ситуацию каждый третий южноуралец. При этом к ценам приспособился лишь один из двадцати опрошенных - в основном, в крупных городах, таких, как Челябинск и Магнитогорск.
Таким образом, из анализа тенденций демографического и социально-экономического развития области можно сделать вывод, что период 2000-2004 гг. характеризуется следующими показателями, прямо или косвенно влияющими на криминогенную ситуацию в Челябинской области:
1. Рост производства, высокая концентрация промышленности (в особенности, металлургической) на территории Челябинской области обусловили "привлекательность" экономики региона для нелегальных видов бизнеса. Экономическое состояние Челябинской области привлекает организованные преступные группы (особенно, из Свердловской области) в этот регион.
2. Высокий уровень безработицы, существенный разрыв в доходах разных слоев населения поддерживают социальное напряжение в области и создают условия для роста преступности (особенно, преступлений против собственности, в сфере экономической деятельности).
3. Приграничный статус области обусловил значительное количество мигрантов, как приезжающих в область, так и следующих транзитом в другие регионы России, что обостряет криминогенную ситуацию.
4. Техническая неукрепленность границы служит условием роста фактов контрабанды товаров и наркотиков.
5. Миграционные процессы, происходившие на территории Челябинской области, создали предпосылки для роста преступности мигрантов.
6. Большое количество жителей разных национальностей создает предпосылки для возникновения этнических и смешанных организованных преступных групп. Причем, чем ниже занятость лиц той или иной национальности, тем большую криминальную активность проявляют соответствующие преступные формирования (например, азербайджанские, цыганские).
7. Высокая латентность организованной преступности затрудняет противодействие и экономическим ее проявлениям, в системе преступности активно используются коррупционные связи.
Нейтрализация условий развития экономической организованной преступности требует комплексного подхода с учетом международного, российского и регионального опыта.

Заключение
Таким образом, экономическая организованная преступность представляет собой сложное, многогранное экономико-социально-правовое явление, включающее в себя признаки нелегальной экономической деятельности и организованной преступности. Данное явление проявляется следующими чертами:
1) Цель экономической организованной преступности состоит в извлечении прибыли;
2) Для достижения этой цели используется оптимальное сочетание легальных и нелегальных методов;
3) При проникновении в различные отрасли экономики организованная преступность стремится и способна занять лидирующее положение, благодаря такому сочетанию законных и незаконных способов, которое не применяется легитимными предпринимателями;
4) Преступная деятельность носит устойчивый, планируемый характер;
5) Для экономической организованной преступности характерно наличие взаимосвязей с другими видами организованной преступности. Такие связи обеспечивают относительную стабильность и развитие данной системы;
6) Система нейтрализации всех форм социального контроля, как правило, осуществляется за счет прочных коррумпированных связей. Коррупционные и экономические преступления взаимообусловлены и часто имеют общий мотив;
7) Адаптационная гибкость экономической организованной преступности к меняющимся социально-экономическим условиям, изменению законодательства приводит к ее постоянному развитию и разнообразию форм проявления;
8) Участникам организованной преступной деятельности в экономической сфере характерен относительно высокий образовательный уровень, наличие семейного положения, отсутствие судимостей в прошлом.
Проведенный анализ позволяет сделать вывод, что криминогенная ситуация, сложившаяся в Челябинской области, с одной стороны, повторяет основные общероссийские тенденции, а с другой - является следствием происходящих демографических и социально-экономических процессов, региональных особенностей преступности, произошедших количественных и качественных ее изменений. В последние годы отмечены высокие темпы прироста зарегистрированных преступлений, область относится к числу регионов со средневысоким уровнем преступности.
Основная масса преступлений, совершаемых в Челябинской области, относится к имущественным посягательствам. Увеличение их числа, а особенно краж, явилось основной причиной роста общего количества преступлений в области в последние два года.
В отношении преступлений, совершенных организованными преступными группами, прослеживается тенденция снижения числа выявленных преступлений, что обусловлено, как изменением характера организованной преступности (смещение от общеуголовной преступности к экономической организованной), так и объективными проблемами, связанными с выявлением и раскрытием данного вида преступлений.
Более того, снижение числа зарегистрированных преступлений, по мнению экспертов, не отражает реального уровня преступности в силу высокого уровня латентности.
Большое количество преступлений, совершаемых организованными группами, носит экономический характер. Основными преступлениями стали не вымогательства, как это было в середине 1990-х гг, а мошенничества. Уровень организованности экономической преступности значительно выше, чем преступности в целом.
Кроме этого, для организованной преступности в Челябинской области характерны такие проявления, как сбыт наркотических средств, кражи, разбои, преступления в сфере экономической деятельности, в том числе, налоговые.
Колебания уровня зарегистрированных экономических и должностных преступлений отражают изменения законодательства, а также свидетельствуют о нестабильности в деятельности правоохранительных органов по выявлению таких преступных посягательств.
Основными разновидностями преступлений экономической направленности на территории области являются мошенничество (каждое третье преступление), присвоение и растрата (каждое четвертое), фальшивомонетничество (15 % от всех преступлений). Собственно преступления в сфере экономической деятельности составляют около 20 % от общего числа преступлений экономической направленности.
Организованными группами, в основном, совершаются такие преступления экономической направленности, как мошенничества, присвоения или растраты, незаконное предпринимательство, фальшивомонетничество, контрабанда, налоговые преступления, получение взяток.
В Челябинской области существенно выше удельный вес таких преступлений, как контрабанда (что объясняется приграничным статусом области), незаконный оборот драгоценных металлов и камней (на территории области добывается до 4 тонн золота ежегодно, расположены аффинажные заводы; в соседней, Свердловской области расположены крупнейшие месторождения изумрудов и александритов), изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг (различия, по всей видимости, объясняются накопленным опытом сотрудников правоохранительных органов в противодействии данному виду преступлений).
Для организованной преступности в Челябинской области все менее характерны насильственные преступления, она стремится установить контроль над промышленными предприятиями, в том числе, путем приобретения пакетов акций производств, в первую очередь, металлургических.
Большое количество жителей разных национальностей создает предпосылки для возникновения этнических и смешанных организованных преступных групп. На территории области действуют как "славянские", так и этнические преступные группы. Причем, чем ниже занятость лиц той или иной национальности, тем большую криминальную активность проявляют соответствующие преступные формирования (например, азербайджанские, цыганские).
На территории Челябинской области преступления в сфере экономической деятельности продолжают совершать лица среднего возраста (30-49 лет), занимающие, как правило, должности, позволяющие совершать те или иные преступления, и лица, криминогенно активные в целом (18-24 лет). Большинство лиц, участвующих в преступлениях экономической напрвленности, - это граждане России, постоянно проживающие в данном регионе и ранее не судимые. Доля женщин и несовершеннолетних среди лиц, участвующих в экономической преступной деятельности, невелика. Каждый второй - не имеет постоянного источника доходов.
Многофакторный анализ причин и условий преступности в целом, а также организованной и экономической ее составляющих показывает, что основное влияние на состояние экономической организованной преступности в Челябинской области оказывали криминогенные детерминанты, общие для всех регионов России, а также социально-экономические условия региона.
Рост производства, высокая концентрация промышленности (в особенности, металлургической) на территории Челябинской области обусловили "привлекательность" экономики региона для нелегальных видов бизнеса. Экономическое состояние Челябинской области привлекает организованные преступные группы (особенно, из Свердловской области) в этот регион.
Высокий уровень безработицы, существенный разрыв в доходах разных слоев населения поддерживают социальное напряжение в области и создают условия для роста преступности (особенно, преступлений против собственности, в сфере экономической деятельности).
Приграничный статус области обусловил значительное количество мигрантов, как приезжающих в область, так и следующих транзитом в другие регионы России, что обостряет криминогенную ситуацию. Техническая неукрепленность границы служит условием роста фактов контрабанды товаров и наркотиков.
Высокая латентность организованной преступности затрудняет противодействие и экономическим ее проявлениям, в системе преступности активно используются коррупционные связи.
Проведенный анализ особенностей, основных условий экономической организованной преступности в Челябинской области может быть положен в основу разработки системы мер профилактики данного негативного социального явления.
Литература
1. Конституция Российской Федерации. М., 1997.
2. Уголовный кодекс Российской Федерации. М., 2004.
3. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях. М., 2004.
4. Гражданский кодекс Российской Федерации. М., 2004.
5. Агафонов Ю.А., Лукин В.К., Сотская Т.В. Теневая экономика. Учебное пособие. Краснодар, 1997.
6. Актуальные проблемы борьбы с групповой преступностью. Омск, 1983.
7. Архив Главного следственного управления при ГУВД Челябинской области. 1994. Дело № 69780.
8. Аслаханов А.А. Проблемы борьбы с преступностью в сфере экономики: (криминологические и уголовно-правовые аспекты). Дис. ... докт. юрид. наук. М., 1997.
9. Бабаев М.М., Кузнецова Э.В., Урлалис Е.Б. Влияние демографических процессов на преступность. М., 1976.
10. Бахтеев С.С. Методика расследования преступлений, связанных с незаконным оборотом алкоголной продукции (по материалам Уральского федерального округа). Дис. ... канд. юрид. наук. Челябинск, 2004.
11. Беседина В.А. Экономическая преступность в России: проблемы противостояния: Монография. СПб., 2001.
12. Блиновских С., Грибанов Р. Конец уральского Робин Гуда // Челябинский рабочий. 2001. 27 марта.
13. Богданов И.Я., Калинин А.П., Родинов Ю.Н. Экономическая безопасность России: цифры и факты. М., 1999.
14. Борьба с организованной преступностью: проблемы теории и практики. М., 1990.
15. Брагин А. Предупреждение экономической преступности в металлургическом комплексе средствами прокурорского надзора // Уголовное право. 2004. № 1.
16. Быков В. Признаки организованной преступной группы // Законность. 1998. № 9.
17. Вакурин А.В. Экономические и правовые проблемы борьбы с организованной преступностью в кредитно-финансовой сфере: Монография. М., 1999.
18. Власть: криминологические и правовые проблемы. М., 2000.
19. Волженкин Б.В. Преступления в сфере экономической деятельности. СПб., 2002.
20. Волженкин Б.В. Уголовная ответственность юридических лиц. СПб., 1998.
21. Волженкин Б.В. Экономические преступления. СПб., 1999.
22. Вопросы организованной преступности и борьбы с ней. Сборник научных трудов. М., 1993.
23. Выступление Министра внутренних дел России Рашида Нургалиева на расширенном заседании Коллегии МВД Российской Федерации (16.02.2005 г.) // http://www.mvd.ru.
24. Галиакбаров Р.Р. Квалификация групповых преступлений. М., 1990.
25. Гаухман Л.Д. Организованная преступность: понятие, виды, тенденции, проблемы уголовно-правовой борьбы. М., 1993.
26. Гаухман Л.Д., Максимов С.В. Преступления в сфере экономической деятельности. М., 1998.
27. Гилинский Я.И. Теневая экономика и экономическая организованная преступность // Молодежь: цифры, факты, мнения. 1994. № 2.
28. Горелик А.С., Шишко И.В., Хлупина Г.Н. Преступления в сфере экономической деятельности и против интересов службы в коммерческих иных организациях. Красноярск, 1998.
29. Гуров А.И. Профессиональная преступность: прошлое и современность. М., 1990.
30. Дамаскин О. Экономическая преступность и коррупция // Законность. 1996. № 6.
31. Дементьев А.С. Подорвать экономические устои организованной преступности // Экономика и жизнь. 1996. 24 мая (№ 21).
32. Демчук А.В. Организованная преступность как элемент политической системы // Юрист. 1998. № 4.
33. Досюкова Т.В. Организованная преступность в сфере экономической деятельности: проблемы квалификации: Специализированный учебный курс. Саратов, 2003.
34. Егоршин В.М., Колесников В.В. Преступность в сфере экономической деятельности. СПб., 2000.
35. Еременко Е. Много шума и ничего // Челябинский рабочий. 2004. 23 ноября.
36. Есипов В.М. Теневая экономика. М., 1998.
37. Ефимичев С.П. Разделение властей и борьба с организованной преступностью // Журнал российского права. 1997. № 8.
38. Зацепин М.И. Безопасность предпринимательства и организованная преступность // Российский юридический журнал. 1997. № 3.
39. Золотарев А.С. Теоретические и практические проблемы расследования корыстно-насильственной организованной преступной деятельности. Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Екатеринбург, 1997.
40. Иванцова Н.В. Понятие организованной группы в уголовном законодательстве (проблемы квалификации). Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1998.
41. Изотов И. Пирожки с денежной начинкой // Российская газета. 2004. 13 октября.
42. Исмагилов Р.Ф. Экономика и организованная преступность. СПб., 1997.
43. Исмагилов Р.Ф. Экономическая организованная преступность (теоретико-криминологический аспект). Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. СПб., 1997.
44. Конец "смотрящего" // Челябинский рабочий. 2000. 22 февраля.
45. Корж В.П. Теоретические основы методики расследования преступлений, совершаемых организованными преступными образованиями в сфере экономической деятельности: Монография. Харьков, 2002.
46. Корчагин А.Г. Преступления в сфере экономики и экономическая преступность. Владивосток, 2001.
47. Корчагин А.Г. Экономическая преступность. Владивосток, 1998.
48. Корчагин А.Г., Иванов А.М., Щербаков А.В. Экономические преступления (политико-правовые аспекты). Владивосток, 1999.
49. Криминальная ситуация в России. М., 1999.
50. Криминологические и уголовно-правовые проблемы борьбы с организованной преступностью: Итоговые материалы Всероссийского научно-практического семинара (20-21 января 2004 года) / Отв. ред. Л.Л. Кругликов. Ярославль, 2004.
51. Кудрявцев В.Н. Генезис преступления. Опыт криминологического моделирования. М., 1998.
52. Кузнецов А.П. Ответственность за преступления, совершаемые в валютной и кредитно-финансовой сферах. Нижний Новгород, 1999.
53. Кузнецова Н.Ф. Проблемы криминологической детерминации. М., 1984.
54. Логинов Е. Борьба с российской организованной преступностью: международный аспект // Законность. 1998. № 7.
55. Логинов Е.Л., Лукин В.К., Чечулина Ю.С. Локализованные зональные центры организованной преступности: экономические и правовые аспекты борьбы с экономическими преступлениями. Краснодар, 2000.
56. Лопашенко Н.А. Преступления в сфере экономической деятельности (Комментарий к главе 22 УК РФ). Ростов-на-Дону, 1999.
57. Лопашенко Н.А. Преступления в сфере экономической деятельности: (Понятие, система, проблемы квалификации и наказания). Дис. ... докт. юрид. наук. Саратов, 1997.
58. Лопашенко Н.А. Преступления в сфере экономической деятельности: понятие, система, проблемы квалификации и наказания. Саратов, 1997.
59. Лунеев В.В. Организованная преступность в России: осознание, истоки, тенденции // Государство и право. 1996. № 4.
60. Лунеев В.В. Преступность ХХ века. Мировой криминологический анализ. М., 1997.
61. Максимов С. Организованная преступность в России: состояние и прогноз развития // Уголовное право. 1998. № 1.
62. Мельников А.Б., Логинов Е.Л., Карлеба В.А. Криминальные стратегии организованных преступных групп в финансовой системе: парадигма борьбы с организованной преступностью в экономике. Краснодар, 2002.
63. Минеева Е. Мошенники с гипнозом // Челябинский рабочий. 2003. 14 марта.
64. Миньковский Г.М., Аликперов Х.Д. Понятие организованных форм преступности в сфере экономики и проблемы совершенствования борьбы с ними // Актуальные проблемы борьбы с экономической преступностью: Труды Академии МВД России. М., 1992.
65. Мусаев А.М. Экономическая организованная преступность: по материалам Республики Дагестан. Дис. ... канд. юрид. наук. Махачкала, 2003.
66. О состоянии и мерах усиления борьбы с экономической преступностью и коррупцией в Российской Федерации // Щит и меч. 1996. № 11 - 12.
67. Овчинский В.С. Стратегия борьбы с мафией. М., 1993.
68. Организованная преступность - 2. / Под ред. Долговой А.И., Дьякова С.В. М., 1993.
69. Организованная преступность - 3. / Под ред. Долговой А.И., Дьякова С.В. М., 1996.
70. Организованная преступность - 4 / Под ред. А.И. Долговой. М., 1998.
71. Организованная преступность: состояние и тенденции (материалы исследования). Екатеринбург, 1995.
72. Основы борьбы с организованной преступностью / Под ред. В.С. Овчинского, В.Е. Эминова, Н.П. Яблокова. М., 1996.
73. Основы криминалистической теории организованной преступной деятельности. Ульяновск, 1994.
74. Очередько В.П. Взаимосвязь организованной и экономической преступности: криминологический аспект // Правовое государство и проблемы реформирования правоохранительных органов: Сб. трудов докторантов, адъюнктов и соискателей. Вып. 5. Ч. 2 / Под общ. ред. В.П. Сальникова. СПб., 1995.
75. Пинкевич Т.В. Криминологические и уголовно-правовые основы борьбы с экономической преступностью: Монография. М., 2003.
76. Пинкевич Т.В. Уголовная ответственность за преступления в сфере экономической деятельности. Ставрополь, 1999.
77. Пинкевич Т.В., Эльпанов А.И. Экономическая организованная преступность: криминологический аспект. Ставрополь, 2001.
78. Пинкус М. Миллионы Тимашова // Челябинский рабочий. 2004. 25 мая.
79. Пирамида "ЭКО": следствие закончено // Челябинский рабочий. 1997. 25 июля.
80. Потапов А. "Спрут" в Баландино // Челябинский рабочий. 2004. 29 июля.
81. Преступления, посягающие на основы предпринимательской и иной экономической деятельности. СПб., 2000.
82. Преступность в разных ее проявлениях и проблемы организованной преступности: Сборник статей / Отв. ред. А.И. Долгова. М., 2004.
83. Преступность в России в начале XXI века и реагирование на нее / Под ред. А.И. Долговой. М., 2004.
84. Преступность и законодательство / под ред. А.И. Долговой. М., 1996.
85. Преступность и культура. М., 1999.
86. Преступность. Статистика. Закон. / Под ред. А.И. Долговой. М., 1997.
87. Привалов К.В. Теневая экономика (теоретико-правовой анализ). СПб., 1998.
88. Проблемы борьбы с криминальным рынком, экономической и организованной преступностью: Материалы конференции. М., 2001.
89. Проблемы борьбы с организованной преступностью и коррупцией: Сборник научных трудов. М., 1995.
90. Проблемы борьбы с организованной преступностью и коррупцией: Сборник научных трудов. Выпуск 2. Иркутск, 2004.
91. Проблемы борьбы с организованной преступностью. Минск, 1991.
92. Проблемы противодействия организованной преступности в экономической сфере: Материалы региональной научно-практической конференции профессорско-преподавательского состава (апрель 2004 года). Ростов-на-Дону, 2004.
93. Савушкин В.В. Экономико-правовой аспект организованной экономической преступности: Лекция. М., 2003.
94. Серов К.Н. Экономика и преступность. СПб., 1998.
95. Смирнов Г.Г. Организованная преступность и меры по ее предупреждению. Екатеринбург, 1995.
96. Стальнов Н. Взятки: кто следующий? // Челябинский рабочий. 2004. 15 июля.
97. Топильская Е.В. Организованная преступность. СПб., 1999.
98. Тюнин В.И. Уголовное законодательство и экономическая деятельность (история и современность). СПб., 2000.
99. Устинов В.С. Понятие и криминологическая характеристика организованной преступности. Нижний Новгород, 1993.
100. Фочкин О. Виртуальный металл за наличку // Московский комсомолец. 2004. 9 января.
101. Чеботарев А.Н., Чеботарев Д.А. Экономическая преступность в банковской сфере: характеристика, особенности, предупреждение. Воронеж, 2003.
102. Экономика и преступность. Межвузовский сборник научных трудов. М., 1996.
103. Эльпанов А.И. Криминологическая характеристика и предупреждение экономической организованной преступности: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Ставрополь, 2002.
104. Яни П.С. Преступное в бизнесе. Актуальные проблемы применения уголовного и уголовно-процессуального законодательства при расследовании уголовных дел об экономических и должностных преступлениях. По материалам надзорной деятельности Генеральной прокуратуры Российской Федерации 1991 - 1995 гг. М., 1995.
105. Яни П.С. Экономические и служебные преступления. М., 1997.

Приложение
Результаты экспертного опроса

В результате экспертного опроса было опрошено 75 сотрудников ГУВД Челябинской области. При ответах на вопросы были получены следующие ответы:
Вопрос 1. Как Вы считаете, существует ли в Челябинской области проблема организованной преступности?

Вариант ответа
Кол-во ответов
% от опрошенных
1
Да
37
49,3
2
Скорее да, чем нет
18
24
3
Скорее нет, чем да
17
22,7
4
Нет
3
4
5
Затрудняюсь ответить
0
0
Итого
75
100

Вопрос 2. Отражает ли число зарегистрированных преступлений реальный уровень организованной преступности в Челябинской области?

Вариант ответа
Кол-во ответов
% от опрошенных
1
Да, полностью отражает
2
2,6
2
Реальный уровень выше в 2-3 раза
9
12
3
Реальный уровень выше в 4-5 раз
14
18,7
4
Реальный уровень превышает зарегистрированный более чем в 5 раз
50
66,7
Итого
75
100

Вопрос 3. Влияет ли организованная преступность на государственные и общественные организации в Челябинской области?

Вариант ответа
Кол-во ответов
% от опрошенных
1
Полностью контролирует государственные и общественные организации в области
0
0
2
В значительной мере контролирует государственные и общественные организации в области
5
6,6
3
Незначительно контролирует государственные и общественные организации
47
62,7
4
Не оказывает влияния на государственные и общественные организации в области
23
30,7
Итого
75
100

Вопрос 4. Оказывает ли организованная преступность влияние на экономику Челябинской области?

Вариант ответа
Кол-во ответов
% от опрошенных
1
Полностью контролирует экономическую сферу деятельности
18
24
2
Контролирует отдельные предприятия и отдельных предпринимателей
53
70,7
3
Не развита и мало себя проявляет
4
5,3
Итого
75
100
5. Каковы основные проявления организованной преступности в Челябинской области? (вопрос был открытым, ниже приведены сгруппированные основные варианты ответов, эксперты, как правило, указывали 3-4 вида преступлений)

Вариант ответа
Кол-во ответов
% от опрошенных
1
Незаконный оборот наркотических средств, психотропных веществ и их аналогов
47
62,7
2
Имущественные преступления (вымогательства, угоны автомобилей, мошенничества)
53
70,7
3
Незаконный оборот огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств
37
49,3
4
Экономическая преступность
36
48
5
Коррупционная преступность (должностные преступления)
27
36
6
Похищения людей
18
24
7
"Заказные" убийства
17
22,7
8
Организация проституции
7
9,3
Итого
242

Вопрос 6. Как Вы можете оценить тенденции организованной преступности в Челябинской области за последние три года?

Вариант ответа
Кол-во ответов
% от опрошенных
1
Влияние организованной преступности в регионе становится меньше
22
29,3
2
Влияние остается на прежнем уровне
38
50,7
3
Влияние организованной преступности в регионе расширяется
15
20
Итого
75
100

Вопрос 7. Согласны ли Вы, что для организованной преступности в Челябинской области характерны следующие процессы:

ДА
НЕТ
Кол-во ответов
% от опрошенных
Кол-во ответов
% от опрошенных
Появляются новые межрегиональные связи
43
57,3
32
42,7
Укрепляются связи ОПГ с коррумпированными должностными лицами
59
78,7
16
21,3
Организованные группы стремятся действовать легально
51
68
24
32

Вопрос 8. Согласны ли Вы с утверждением, что организованные преступные группы в последнее время в Челябинской области совершают меньше насильственных преступлений?

Вариант ответа
Кол-во ответов
% от опрошенных
1
Да
7
9,3
2
Скорее да, чем нет
32
42,7
3
Скорее нет, чем да
26
34,7
4
Нет
6
8
5
Затрудняюсь ответить
4
5,3
Итого
75
100


Вопрос 9. Увеличивается ли влияние организованной преступности на экономику Челябинской области?

Вариант ответа
Кол-во ответов
% от опрошенных
1
Да, в значительной степени
6
8
2
Да, но изменения незначительные
13
17,3
3
Нет, остается прежним
38
50,7
4
Нет, такое влияние уменьшается
18
24
Итого
75
100

Вопрос 10. Укажите основные способы проникновения организованной преступности в экономику Челябинской области (можно было выбрать несколько вариантов ответов):

Вариант ответа
Кол-во ответов
% от опрошенных
1
создание коммерческих структур на основе имеющегося криминального капитала
34
45,3
2
установление контроля над уже существующими предприятиями с использованием насилия, акций устрашения
20
26,7
3
взымание платы с предприятий и предпринимателей ("крышевание")
48
64
4
приобретение пакетов акций промышленных предприятий
39
52
5
использование процедур банкротства
14
18,7
6
использование за счет коррупционных связей административных возможностей
22
29,3
7
иное
1
1,3
Итого
178

Вопрос 11. Какие преступления экономической направленности чаще совершаются организованными группами? (можно было выбрать не более трех вариантов ответов)

Вариант ответа
Кол-во ответов
% от опрошенных
1
мошенничества
36
48
2
незаконное предпринимательство
19
25,3
3
легализация (отмывание) доходов, полученных преступным путем
17
22,6
4
приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем
25
33,3
5
уклонение от уплаты налогов с организации
13
17,3
6
фальшивомонетничество
33
44
7
незаконный оборот драгоценных металлов и драгоценных камней
18
24
8
контрабанда
27
36
9
взяточничество
20
26,7
10
присвоения и растраты
11
14,7
11
производство фальсифицированной продукции
12
16
Итого
231

Вопрос 12. Укажите службу, в которой Вы работаете.

Вариант ответа
Кол-во ответов
% от опрошенных
1
УБЭП
48
64
2
УБОП
27
36
Итого
75
100

Вопрос 13. Укажите Ваш стаж работы в ОВД

Вариант ответа
Кол-во ответов
% от опрошенных
1
до 5 лет
21
28
2
от 5 до 10 лет
22
29,3
3
10 лет и больше
32
42,7
Итого
75
100


1 Лучшее грантовское исследование по программе "Малые гранты" 2004-2005 г., первый этап. Примечание Н.А. Лопашенко
2 Выступление Министра внутренних дел России Рашида Нургалиева на расширенном заседании Коллегии МВД Российской Федерации (16.02.2005 г.) // http://www.mvd.ru.
3 Выбор 1998 года в качестве начальной точки для анализа был неслучайным. В 1997 году вступил в силу Уголовный кодекс Российской Федерации, существенно изменивший границы и содержание системы преступлений в сфере экономической деятельности. Однако, такое обновленное законодательство потребовало адаптации работы правоохранительных органов. Поэтому статистические данные о преступлениях в период до 1998 года не в полной мере могут использоваться для сравнительного анализа.

4 При разработке листа экспертного опроса учитывался опыт Российской криминологической ассоциации. См.: Преступность в России в начале XXI века и реагирование на нее / Под ред. А.И. Долговой. М., 2004.
5 Как отмечает Т.В. Пинкевич, "с переходом России к рыночным отношениям, акционированию и приватизации государственной и общественной собственности криминальные возможности экономической организованной преступности многократно умножились. Так, в сфере экономической деятельности преступные организации, во-первых, участвуя в конкурентной борьбе, восполняют, дополняют легальные организации в обеспечении потребностей населения в товарах и услугах. Во-вторых, финансовый капитал современного преступного мира способен влиять на финансовую ситуацию в стране. В-третьих, преступные организации трудоемки и в состоянии влиять на рынок труда, повышая фактическую занятость и сокращая фактическую безработицу". См.: Пинкевич Т.В. Криминологические и уголовно-правовые основы борьбы с экономической преступностью: Монография. М., 2003. С. 31.
6 См.: Пинкевич Т.В., Эльпанов А.И. Экономическая организованная преступность: криминологический аспект. Ставрополь, 2001. С. 13.
7 Подробнее см.: Овчинский В.С. Стратегия борьбы с мафией. М., 1993. С. 10; Гилинский Я.И. Теневая экономика и экономическая организованная преступность // Молодежь: цифры, факты, мнения. 1994. № 2. С. 79; Лунеев В.В. Организованная преступность в России: осознание, истоки, тенденции // Государство и право. 1996. № 4. С. 102.
8 См.: Организованная преступность - 4 / Под ред. А.И. Долговой. М., 1998. С. 148.
9 Миньковский Г.М., Аликперов Х.Д. Понятие организованных форм преступности в сфере экономики и проблемы совершенствования борьбы с ними // Актуальные проблемы борьбы с экономической преступностью: Труды Академии МВД России. М., 1992. С. 116.
10 Исмагилов Р.Ф. Экономическая организованная преступность (теоретико-криминологический аспект). Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. СПб., 1997. С. 8.
11 Пинкевич Т.В., Эльпанов А.И. Указ. соч. С. 22.
12 Мусаев А.М. Экономическая организованная преступность: по материалам Республики Дагестан. Дис. ... канд. юрид. наук. Махачкала, 2003. С. 24.
13 Подробнее см.: Мусаев А.М. Указ. дис. С. 34-35; Очередько В.П. Взаимосвязь организованной и экономической преступности: криминологический аспект // Правовое государство и проблемы реформирования правоохранительных органов: Сб. трудов докторантов, адъюнктов и соискателей. Вып. 5. Ч. 2 / Под общ. ред. В.П. Сальникова. СПб., 1995. С. 166; Пинкевич Т.В., Эльпанов А.И. Указ. соч. С. 23; Савушкин В.В. Экономико-правовой аспект организованной экономической преступности: Лекция. М., 2003. С. 12-13; Мельников А.Б., Логинов Е.Л., Карлеба В.А. Криминальные стратегии организованных преступных групп в финансовой системе: парадигма борьбы с организованной преступностью в экономике. Краснодар, 2002. С. 8-9.
14 А.Г. Корчагин подразделяет секторы криминального рынка по видам предоставляемых товаров и услуг: "К первой группе относятся секторы криминального рынка, связанные с предоставлением запрещенных для свободного оборота товаров и услуг неопределенному кругу потребителей (например, незаконный оборот наркотиков, незаконный оборот оружия и т.д.). Во вторую группу входят секторы криминального рынка, связанные с предоставлением товаров и услуг запрещенным способом неопределенному кругу потребителей: услуги по разрешению споров организованными преступными группами; услуги по исполнению судебных решений; охранные услуги ("крыши"); незаконный игорный бизнес; контрабанда автомобилей, контрабанда незаконных иммигрантов. Третья группа включает секторы криминального рынка, связанные с предоставлением товаров и услуг самим организованным преступным группам: изготовление и сбыт фальшивых документов; легализация (отмывание) преступных доходов; заказные убийства. К третьей группе относят стоящие особняком хищения имущественных ценностей, похищения людей с целью выкупа, вымогательства, которые также обеспечивают воспроизводство финансовой базы организованной преступности". См.: Корчагин А.Г. Преступления в сфере экономики и экономическая преступность. Владивосток, 2001. С. 100.
15 Тенденция частичной трансформации криминального бизнеса в легальный была отмечена и ранее. Например, см.: Максимов С. Организованная преступность в России: состояние и прогноз развития // Уголовное право. 1998. № 1. С. 91-97.
16 Как установлено учеными, "территориально упорядоченные преступные действия по получению криминальных доходов осуществляется ... на плановой основе, становясь методом деятельности как таковой". См.: Логинов Е.Л., Лукин В.К., Чечулина Ю.С. Локализованные зональные центры организованной преступности: экономические и правовые аспекты борьбы с экономическими преступлениями. Краснодар, 2000. С. 16.
17 Исследователями отмечено, что "если, например, организованные группировки общеуголовного типа налаживают связи с представителями органов власти и управления прежде всего в целях обеспечения безопасности преступной деятельности, то для организованной экономической преступности такие связи являются неотъемлемым фактором и даже необходимым условием осуществления криминальной экономической деятельности". См.: Мельников А.Б., Логинов Е.Л., Карлеба В.А. Криминальные стратегии организованных преступных групп в финансовой системе: парадигма борьбы с организованной преступностью в экономике. Краснодар, 2002. С. 14.
18 См.: Корчагин А.Г. Указ. соч. С. 105; Пинкевич Т.В. Криминологические и уголовно-правовые основы борьбы с экономической преступностью: Монография. М., 2003. С. 30.
19 В работе использована статистическая информация ГИЦ МВД России, Главного управления МВД России по Уральскому федеральному округу, ИЦ ГУВД Челябинской области, данные Территориального органа Федеральной службы государственной статистики по Челябинской области.
20 Нельзя отождествлять экономическую преступность и преступления в сфере экономической деятельности. Однако, именно сведения о преступлениях отличаются наибольшей статистической значимостью, поскольку преступность, как сложное социальное явление, может получать преимущественно экспертную оценку.
21 Выступление Министра внутренних дел России Рашида Нургалиева на расширенном заседании Коллегии МВД Российской Федерации (16.02.2005 г.) // http://www.mvd.ru.
22 Всего было опрошено 75 сотрудников УБЭП (48) и УБОП (27) ГУВД Челябинской области. По стажу работы в ОВД эксперты распределились следующим образом: до 5 лет - 28 %; от 5 до 10 лет - 29,3 %; 10 лет и больше - 42,7 %.
23 См.: Бахтеев С.С. Методика расследования преступлений, связанных с незаконным оборотом алкоголной продукции (по материалам Уральского федерального округа). Дис. ... канд. юрид. наук. Челябинск, 2004. С. 76-77.

24 Пирамида "ЭКО": следствие закончено // Челябинский рабочий. 1997. 25 июля.
25 Архив Главного следственного управления при ГУВД Челябинской области. 1994. Дело № 69780.
26 Конец "смотрящего" // Челябинский рабочий. 2000. 22 февраля.
27 Блиновских С., Грибанов Р. Конец уральского Робин Гуда // Челябинский рабочий. 2001. 27 марта.
28 Данная стабилизация носила относительный характер и была обусловлена изменением законодательства о мелком хищении, вследствие чего многие кражи, мошенничества, присвоения и растраты на сумму до пяти минимальных размеров оплаты труда в течение части 2002 года не считались преступлениями.

29 Подробнее см.: Преступность в России в начале XXI века и реагирование на нее / Под ред. А.И. Долговой. М., 2004. С. 33-36.
30 В.А. Беседина относит Челябинскую область (и другие территории Урала) к относительно-стабильной группе регионов со средневысоким уровнем преступности. Она отмечает, что эти субъекты Российской Федерации являются "донорами" и характеризуются естественной убылью населения. См.: Беседина В.А. Экономическая преступность в России: проблемы противостояния: Монография. СПб., 2001. С. 36.
31 Данная статистика должна анализироваться с учетом того, что во многих составах совершение преступления организованной группой считается квалифицирующим или особо квалифицирующим признаком, вследствие чего такое преступление "автоматически" становится тяжким или особо тяжким.
32 См.: Феоктистов М.В. Борьба с организованной преступностью в сфере экономики: плюсы и минусы новой реформы // Криминологические и уголовно-правовые проблемы борьбы с организованной преступностью: Итоговые материалы Всероссийской научно-практического семинара (20-21 января 2004 года) / Отв. ред. Л.Л. Кругликов. Ярославль, 2004. С. 53.

33 Подробнее см.: Брагин А. Предупреждение экономической преступности в металлургическом комплексе средствами прокурорского надзора // Уголовное право. 2004. № 1. С. 109-111.
34 См.: Еременко Е. Много шума и ничего // Челябинский рабочий. 2004. 23 ноября.

35 Данное решение не является однозначным. По данным криминологов, треть и более опрашиваемых в разных регионах граждан считали себя потерпевшими, прежде всего, от обмана потребителя. См.: Преступность в России в начале XXI века и реагирование на нее / Под ред. А.И. Долговой. М., 2004.С. 87.
36 См.: Минеева Е. Мошенники с гипнозом // Челябинский рабочий. 2003. 14 марта.
37 См.: Потапов А. "Спрут" в Баландино // Челябинский рабочий. 2004. 29 июля.
38 См.: Фочкин О. Виртуальный металл за наличку // Московский комсомолец. 2004. 9 января.
39 См.: Изотов И. Пирожки с денежной начинкой // Российская газета. 2004. 13 октября.
40 См.: Стальнов Н. Взятки: кто следующий? // Челябинский рабочий. 2004. 15 июля.
41 См.: Пинкус М. Миллионы Тимашова // Челябинский рабочий. 2004. 25 мая.

42 Мусаев А.М. Указ. дис. С. 23.
43 См.: Бабаев М.М., Кузнецова Э.В., Урлалис Е.Б. Влияние демографических процессов на преступность. М., 1976. С. 125-138.
44 Пинкевич Т.В. Криминологические и уголовно-правовые основы борьбы с экономической преступностью: Монография. М., 2003. С. 37.
45 Влияние безработицы на рост экономической преступности отмечено и другими авторами. См., например: Криминальная ситуация в России. М., 1999. С. 29-30.
46 Пинкевич Т.В. Криминологические и уголовно-правовые основы борьбы с экономической преступностью: Монография. М., 2003. С. 36.
??

??

??

??

1


50





СОДЕРЖАНИЕ