СОДЕРЖАНИЕ
















Арзамасцев Максим Васильевич

Профилактика организованной экономической преступности
в Челябинской области как система нейтрализации
криминогенных факторов

(отчет по второму этапу грантовского исследования)

Введение

Настоящее исследование представляет собой завершающий этап исследования, проведенного по гранту Саратовского центра по изучению организованной преступности и коррупции.
Актуальность настоящего исследования в полной мере обусловлена теми же причинами, что и актуальность первоначального проекта. Совпадение объекта исследования предопределило и общность методов исследования.
В отличие от первого этапа, имевшего в основном информационные цели - анализ особенностей экономической организованной преступности в Челябинской области и комплексная криминологическая характеристика этого вида преступности, в ходе исследования на втором этапе предпринята попытка разработать на основе проанализированных особенностей и закономерностей, а также с учетом выявленных факторов организованной экономической преступности в Челябинской области систему мер по профилактике организованной экономической преступности.
Для достижения данной цели решались следующие задачи:
- установление общих принципов профилактики преступности;
- выявление общих и специфических факторов, обуславливающих организованную экономическую преступность в Челябинской области;
- разработка предложений по содержанию мер профилактики организованной экономической преступности.
В ходе второго этапа исследования в основном была использована статистическая информация Территориального органа Федеральной службы государственной статистики по Челябинской области (если иное не оговорено особо).
К работам авторов, изученным в ходе первого этапа, добавились проанализированные криминологические труды по проблемам детерминации преступности и ее профилактике таких ученых, как С.В. Бородин, М.Н. Голоднюк, В.И. Зубкова, И.И. Карпец, В.Н. Кудрявцев, Н.Ф. Кузнецова, В.А. Номоконов, В.В. Лунеев, В.Н. Сомин, С.Я. Улицкий и др.
Данный отчет тесно связан с отчетом по первому этапу и должен, по замыслу автора, представлять во взаимосвязи с ним единое целое. Поэтому использование данных первого этапа, равно как и ссылки на него сделаны лишь в случаях, представлявшихся автору необходимыми.

Криминогенные факторы как основной объект профилактики организованной экономической преступности

Как было установлено в ходе проведения первого этапа исследования, криминогенная ситуация, сложившаяся в Челябинской области и проявляющаяся в том числе в организованной экономической преступности, с одной стороны, повторяет основные общероссийские тенденции, а с другой - является следствием происходящих демографических и социально-экономических процессов, региональных особенностей преступности, произошедших количественных и качественных ее изменений. В последние годы отмечены высокие темпы прироста зарегистрированных преступлений, область относится к числу регионов со средневысоким уровнем преступности1.
Реальный уровень преступности в силу латентности многих видов общественно опасных деяний намного превышает количество зарегистрированных преступлений. Характерно это и для организованной экономической преступности в Челябинской области. Так, опрошенные в ходе первого этапа исследования эксперты чаще всего (в 66,7 % случаев) отмечали, что число зарегистрированных преступлений превышает реальный уровень более чем в 5 раз.





Таблица 1.
Распределение ответов на вопрос 2. "Отражает ли число зарегистрированных преступлений реальный уровень организованной преступности в Челябинской области?"

Вариант ответа
Кол-во ответов
% от опрошенных
1
Да, полностью отражает
2
2,6
2
Реальный уровень выше в 2-3 раза
9
12
3
Реальный уровень выше в 4-5 раз
14
18,7
4
Реальный уровень превышает зарегистрированный более чем в 5 раз
50
66,7
Итого
75
100
Как показывает динамика преступности, исключительно силовое решение проблемы снижения уровня преступности не имеет долгосрочной перспективы, а правоохранительная деятельность приближается к пределам своего экстенсивного развития. На современном этапе, как отмечает В.В. Лунеев, "система уголовной юстиции ... не в состоянии переработать такой вал преступности, даже если будет заниматься только регистрацией событий и поверхностной следственной практикой"2.
Очевидно, что перед органами власти Челябинской области, и в первую очередь, перед правоохранительными структурами, в настоящее время остро стоит вопрос противодействия проявлениям организованной экономической преступности.
Необходимо отметить, что процесс противодействия преступности в криминологической литературе обозначался по-разному: "уголовная политика", "борьба с преступностью", "война", "контроль", "противодействие преступности", "предупреждение", "профилактика", "управленческое воздействие на преступность"3. Однако содержание этих терминов нередко совпадало или, по крайней мере, охватывало друг друга.
Задача сдерживания роста преступности в последнее десятилетие была практически полностью возложена на правоохранительные органы. Можно утверждать, что общество и государство сняли с себя значительную долю ответственности за криминализацию общества и рост преступности. Криминальная проблема в общественном сознании, выступлениях отдельных политических и государственных лидеров, публикациях СМИ была возложена в целом на правоохранительные органы, и, в частности, на органы внутренних дел, и стала исключительно сферой их ответственности.
Произошедший в последние годы резкий рост преступности в Челябинской области свидетельствует о целом ряде негативных тенденций. Во-первых, результат работы правоохранительных органов перестал быть адекватным объему и уровню затраченных усилий. Во-вторых, правоохранительные органы не успевают своевременно эффективно реагировать на изменение ее качества и появление новых видов преступлений, особенно организованных форм в экономической сфере. И, в-третьих, органы правопорядка при данной стратегии борьбы с преступностью не успевают сдерживать ее рост. Как отметил Президент России В.В. Путин в своем ежегодном послании Федеральному Собранию Российскому Федерации 25 апреля 2005 г. "организация борьбы с преступностью в стране требует принципиально новых подходов "4. По мнению В.В. Лунеева, необходимость новых стратегий в борьбе с преступностью обусловлена тем, что "российские правоохранительные органы ... выявляют менее половины виновных по зарегистрированным деяниям и доводят до суда не более одного из десяти фактических преступников" 5. Следует согласиться и с тем, что "научный поиск ... в сфере правопорядка предполагает в первую очередь разработку единой концепции - нормативно-доктринальной системы научно обоснованных целей, принципов, форм и методов деятельности государственных органов и общественных формирований по преодолению антиобщественных проявлений, адекватно отражающей экономические, политические и социальные закономерности развития общества на современном этапе и в перспективе"6.
Реформирование системы МВД, ежегодное увеличение финансирования деятельности органов внутренних дел, увеличение штатной численности и другие меры, направленные на повышение эффективности их деятельности, не снижают углубляющуюся и расширяющуюся криминализацию общества. Нейтрализация причин и условий организованной экономической преступности в значительной мере не зависит от предпринимаемых милицией и другими правоохранительными органами усилий по снижению уровня преступности. Более 15 лет назад Э. Раска писал: "Преступность как феномен социального порядка не обособляется от процессов и явлений жизнедеятельности целостного общественного организма. Ее бытие объясняется не какими-то особыми, свойственными самой преступности внутренними закономерностями или же собственно криминогенными обстоятельствами, которые якобы независимо от совокупности явлений экономической и социальной жизни общества определяли бы облик преступности. Суть проблемы как раз в том и состоит, что в виде преступности мы имеем дело с результирующим показателем состояния общественного организма"7. Поэтому абсолютно логичным выглядит вывод В.Н. Сомина о том, что "если на той или иной территории нет и еще какое-то время не будет возможностей для декриминогенизации доминирующих факторов преступности, то постановка на этот период цели существенного сокращения преступности ... окажется преждевременной"8.
В связи с этим основным направлением противодействия организованной экономической преступности на современном этапе должно стать ее предупреждение. Приоритет общепредупредительной деятельности отметили и другие ученые. Так, Ю.Е. Аврутин и Я.И. Гилинский, анализируя перспективы создания системы социальной профилактики, пишут: "В этих условиях все большее значение приобретает правообеспечивающее (курсив - авторов Ю.А., Я.Г.) направление правоохранительной деятельности, несущее в себе активный профилактический потенциал, прежде всего в силу охвата всей цепочки причин и условий преступности"9. По мнению В.А. Номоконова, "правовое воздействие на нее (преступность - прим. М.А.) - это только одно из средств, причем неглавное, в борьбе с последней"10.
Предупреждение преступности должно включать в себя общую профилактику и индивидуальную профилактическую работу.
При этом под общей профилактикой понимается целенаправленное воздействие на выявление и нейтрализацию причин и условий, способствующих совершению преступлений11. В то время как осуществление эффективной индивидуальной профилактической работы преследует цели недопущения вовлечения в преступность новых лиц, совершения новых преступлений и расширения криминализации общественных отношений. В настоящее время особо следует подчеркнуть, что субъектами общей профилактики должны быть не только правоохранительные органы, но и органы государственной власти и местного самоуправления, предприятия и учреждения, общественные организации и иные общественные формирования, а также отдельные граждане. Также считает и Э. Раска: "... преступность - это не столько проблема правоведов и органов охраны правопорядка, сколько политиков, определяющих основные направления экономического и социального развития общества"12.
Для эффективного решения этой задачи необходимы выявление и нейтрализация причин и условий, способствующих совершению конкретных преступлений. Анализу таких причин и условий должно уделяться первостепенное внимание, чтобы на основе полученных результатов разработать эффективные предупредительные меры.
В криминологической науке под причинами и условиями совершения преступления понимается система конкретных объективных и субъективных явлений и процессов, детерминирующих преступность и способствующих ее воспроизводству.
Причины и условия преступности - понятия не тождественные. Если причины преступности непосредственно порождают это социально-негативное явление, то условия лишь способствуют развитию причин и являются "фоном преступности".
Исследование причин и условий преступности может проводиться различными методами. Например, причинно-следственный подход предполагает двухзвенную цепь причинной зависимости, в которой одно звено - криминогенные детерминанты, другое - их следствие - преступность13.
Многофакторный подход сложился в криминологии как результат негативной реакции на однофакторный (причинно-следственный) метод и предполагает, что преступность обусловлена не одним, а целым рядом факторов.
В теории взаимодействия (преступность объясняется сложным взаимодействием между собой различных криминогенных факторов, от теории факторов концепция отличается гораздо более строгим отбором, количеством основных факторов, участвующих во взаимодействии) "даже незначительный отход от познания причинности как таковой может привести к факторному анализу, при котором за обилием детерминант может теряться главное, определяющее"14.
В проводимом исследовании было использовано положение о том, что причины и условия преступности образуют определенную систему, в которой не всегда возможно точно определить степень и направление воздействия явлений и процессов общественной жизни на преступность, а поэтому они могут быть как причинами, так и условиями преступности15. Кроме того, взаимодействие между собой различных причин и условий преступности может приводить к резкому возрастанию криминогенного влияния одного и того же явления или процесса. С течением времени действующие причины и условия преступности качественно изменяются, причины могут становиться условиями и наоборот.
Анализ причин преступности достигает своей объективности, когда качественные характеристики сочетаются с количественными показателями, однако криминологическая статистика не располагает пока в достаточной степени такими данными. Как отмечает В.Н. Кудрявцев в предисловии к книге Ю.Д. Блувштейна "Криминология и математика": "несмотря на достаточно широкое применение математических методов при изучении преступности, до сего дня еще не создана полная математическая модель динамики преступности. Не менее важной задачей, решение которой представляется возможным в ближайшие годы, является построение модели причин преступности и условий, способствующих совершению преступлений"16.
На данном этапе исследования предпринята попытка рассмотреть сложную совокупность причин и условий организованной экономической преступности в Челябинской области в начале XXI века. Однако точная количественная и качественная оценка криминогенного влияния отдельных общественных явлений и процессов в настоящей работе не проводится, в связи с чем причины и условия такой преступности объединены понятием "факторы организованной экономической преступности"17.
Под факторами организованной экономической преступности следует понимать социально значимые объективные и субъективные явления и процессы, детерминирующие данный вид преступности и способствующие его воспроизводству.
"Непременное условие обоснованности политической борьбы с преступностью, - по мнению Алексеева А.И., - объективная оценка причинного комплекса данного социального явления. Без этого любая стратегия противодействия преступности обречена на верхушечный характер"18. С учетом мнения специалистов, современного социально-политического, экономического и демографического состояния российского общества выделена система взаимодействующих социально значимых факторов, оказывающих криминогенное влияние на организованную экономическую преступность в Челябинской области. Нельзя считать, что нейтрализация отдельного фактора или некоторых из них может существенно изменить состояние и уровень преступности. Эффективная общая профилактика возможна только при комплексном и системном противодействии в отношении выделенных явлений и процессов.
По содержанию все факторы преступности в Челябинской области можно разделить на:
* политические;
* национальные;
* межконфессиональные;
* нормативно-правовые;
* экономические;
* социальные;
* демографические;
* социально-психологические;
* связанные с деятельностью правоохранительных органов;
* иные (образовательные, культурные и идеологические; организационные; экологические).
Все эти факторы представляют собой различные виды общественных явлений и процессов. Вместе с тем, отнесение отдельных факторов к той или иной группе является в определенной степени условным, поскольку в отдельных случаях тот или иной фактор может быть включен в различные группы, то есть быть многофункциональным (например, одновременно воздействовать на преступность и как политический, и как экономический фактор).
В зависимости от характера воздействия в каждой из этих групп выделяются: факторы, способствующие росту преступности (криминогенные); факторы, сдерживающие рост преступности (антикриминогенные)19. При этом криминогенными факторами могут быть объективно положительные условия (например, процесс демократизации). Поэтому нельзя согласиться с Н.Ф. Кузнецовой, считающей: "Причины и условия преступности и преступлений - всегда негативные явления и процессы..."20. Точнее, как представляется, пишет В.В. Лунеев: "В структуре криминогенных обстоятельств есть не только негативные явления и процессы, устранение (минимизация или нейтрализация) которых была бы благом, но и позитивные (выделено В.Л.), элиминация которых недопустима и невозможна"21. Об ограниченности криминологического подхода, связанного с выделением только негативных явлений в качестве криминогенных факторов указывалось и ранее: "... криминология настойчиво пытается обнаружить такие явления и процессы, которые можно было бы считать специфическими причинами преступности, т.е. порождающими только преступность и ничего более. Поскольку преступность интерпретируется при этом как феномен исключительно негативный, зона поиска причин замыкается кругом тех социальных фактов, которые квалифицируются исследователем тоже в качестве негативных (подобное производит подобное)"22.
При выделении факторов организованной экономической преступности в Челябинской области учитывались только криминогенные факторы независимо от их социальной оценки в качестве негативных или позитивных. Однако объектом профилактической деятельности могут стать только негативные социальные факторы, криминогенно воздействующие на организованную экономическую преступность в Челябинской области. Очевидно, что социально позитивные явления, даже несущие в себе "заряд криминогенности" не подлежат нейтрализации. Профилактическая деятельность может стать более успешной при условии дополнительного развития антикриминогенных факторов.

Содержание криминогенных факторов организованной экономической преступности в Челябинской области
Можно утверждать, что на организованную экономическую преступность в Челябинской области оказывают влияние те же причины, что и на общую положительную динамику преступности. Поэтому в полной мере нельзя согласиться с утверждением, что процессы детерминации и причинности преступных проявлений в экономической сфере отличаются от аналогичных процессов, связанных с общеуголовной преступностью23. Более точно факторы организованной преступности, в т.ч. в экономической сфере, разделить на две группы: 1) факторы устойчивости организованной преступности, вытекающие из ее внутренней природы; 2) факторы, связанные с пороками социально-политических и культурных основ жизни общества24. Только факторы первой группы в полной мере могут считаться специфическими причинами и условиями организованной преступной деятельности в экономической сфере. Вторую группу образуют общие для всей преступности факторы. Как представляется, что может снижаться или увеличиваться степень влияния отдельных из общих факторов, а их перечень совпадает для организованной экономической преступности и для преступности в целом.
А также вслед за Ю.М. Антоняном следует различать причины существования преступности вообще и причины преступности в данной стране. Первые (несогласие с существующей системой распределения материальных и духовных благ или со своим местом в межличностных отношениях, со своим биологическим и социальным статусом) определяют такую очень важную черту преступности, как ее вечность, т.е. то, что она была всегда и навсегда останется. Эти причины неустранимы, они проявляются в сконцентрированном и актуализированном виде во второй группе причин преступности, которые криминогенны в данном обществе в данное время25.
Специфические факторы вытекают из основных особенностей организованной экономической преступности, рассмотренных в ходе первого этапа исследования, и заключаются в синергетических "преимуществах" организованности преступной деятельности как в сравнении с легальной экономикой, так и в сравнении с неорганизованной экономической преступностью.
Специфическими внутренними факторами являются и институциональные эффекты26:
1. Эффект сопряжения - с течением времени организованная экономическая преступность встраивается в систему региональных социально-экономических институтов. Поэтому попытки ликвидации проявлений организованной экономической преступности повлекут за собой изменение всей системы общественных отношений.
2. Эффект совершенствования - вследствие действия данного фактора организованная экономическая преступность проявляет склонность к расширению своего регионального влияния.
3. Эффект культурной инерции - нежелание участников общественных отношений менять стереотипы поведения. Поэтому многих устраивает существующий уровень организованной экономической преступности.
Кроме этого, существует и внутренняя взаимосвязь общеуголовной и организованной экономической преступности. Так, коэффициент корреляции между числом зарегистрированных преступлений и количеством выявленных экономических преступлений составляет 0,7, что свидетельствует о высокой корреляционной зависимости. Это подтверждается и другими исследователями. Так, по мнению В.А. Номоконова, "Сама преступность также имеет способность к воспроизводству, входит в причинный комплекс преступности как его составная часть"27.
Применительно к преступности в Челябинской области в настоящее время можно выделить значительное число общих криминогенных факторов28, из которых на организованную преступную деятельность в экономической сфере наибольшее влияние оказывают следующие.
К политическим факторам, влияющим на рост преступности в целом, и организованной экономической преступности, как ее неотъемлемой части, принято относить: нестабильность политического режима, нестабильность уголовной политики, коррумпированность работников государственной службы, необустроенность межгосударственных границ после распада СССР, отчуждение населения от управления государственными делами и контроля за системой мер борьбы с преступностью29.
Как заявляет С.Я. Улицкий, "основной причиной роста преступности в постсоветской России нужно, вероятно, считать проведенную нашими реформаторами резкую и грубую смену общественного строя и криминальную капитализацию страны"30. Тот факт, что реформы оказывают влияние на рост преступности, подтверждается и другими исследователями. По мнению И.М. Миронова, организованная преступность в России стала порождением либеральных реформ31. Подобный механизм детерминации преступности объясняет Б. Миронов, считающий, что повышение преступности в период либеральных реформ обусловлено главным образом ослаблением государственного и общественного контроля за человеком, предоставлением ему большей свободы, инициативы и самостоятельности. Кроме того, реформы сопровождаются падением жизненного уровня населения и снижением эффективности работы правоохранительных органов32.
Авторы монографии "Теневая экономика региона: диагностика и меры нейтрализации" указывают, что "важнейшим фактором, повлиявшим на криминализацию экономической жизни общества, стало ослабление механизмов государственной власти"33.
Очевидно, что в масштабе России определенное криминогенное влияние могут оказывать такие политические факторы, как непоследовательность политики в области уголовного законодательства и уголовного судопроизводства; несоответствие результатов политических реформ их целям, непредсказуемость экономической политики государства и др. Так, В.А. Номоконов пишет: "уголовное право, не имея возможности устранить деформации общественных отношений как социальную базу преступности, тем не менее, может создать (и во многом создает) оптимальный правовой режим, надежно охраняющий интересы общества, права и свободы граждан, и в то же время стимулирующий прогрессивное развитие общества"34. По мнению С.С. Пылевой противоречия и недостатки уголовно-правовых норм являются существенным правовым фактором преступлений, связанных с банкротством35.
Применительно к Челябинской области среди политических факторов, влияющих на общий рост преступности и особенно на рост организованной экономической преступности, можно выделить:
1) Ослабление роли государственных органов в регулировании общественных отношений. Отсутствие последовательной региональной политики в расширении и углублении социального контроля;
2) Недостаточная эффективность системы органов государственной власти и местного самоуправления при постоянном увеличении численности работников аппарата этих органов.
3) Взаимосвязь коррупции и лоббирования отдельными группами принятия политических решений36;
4) "Прозрачная граница" с Казахстаном.
Тенденция недостаточной эффективности системы органов государственной власти и местного самоуправления при постоянном увеличении численности работников аппарата этих органов особенно заметна на фоне общего сокращения численности населения Челябинской области (отмеченное в отчете по первому этапу настоящего исследования).
Так, по данным Территориального органа Федеральной службы государственной статистики по Челябинской области численность работников органов государственной власти и местного самоуправления в Челябинской области в 2003 г. по сравнению с 1998 г. выросла более чем на 15 % (таблица 2).
Таблица 2.
Численность работников органов государственной власти и местного самоуправления в Челябинской области

1998
1999
2000
2001
2002
2003
Всего работников
22966
23638
23693
23165
25452
26496
Из них:
в федеральных органах исполнительной власти;

9082

9082

8700

7765

9020

9439


органах исполнительной власти субъекта Российской Федерации;
2994
3219
3262
3406
2819
2765
органах местного самоуправления;
8168
8598
8638
8385
9547
9872
в органах судебной власти и прокуратуры
2563
2420
2751
3192
3523
3861
Количество работников на 1000 человек населения
6,3
6,4
6,5
6,4
7,1
7,4
Наиболее существенно увеличилось число работников суда и прокуратуры (на 1298 человек, т.е. более чем на 50 %). Кроме этого, основной прирост численности государственных и муниципальных служащих произошел за счет территориальных подразделений федеральных органов исполнительной власти (357 человек или 3,9 %) и органов местного самоуправления (1704 человек или 20,9 %). При этом численность государственных служащих Челябинской области сократилась лишь на 229 человек (3,5 %).
Очевидно, что разрастание бюрократического аппарата не может не послужить достаточно существенным криминогенным фактором. Ведь дополнительные чиновники создают дополнительные административные барьеры для легального бизнеса, нередко "вынуждая" предпринимателей переходить в сферу теневой экономики, которая в значительной степени контролируется организованной преступностью37.




Увеличение численности государственных и муниципальных служащих сопровождается существенным ростом выявленных должностных преступлений. Очевидно, что высокий уровень коррупции также может считаться фактором, обусловливающим организованную экономическую преступность в Челябинской области. Все это заставляет говорить о необходимости скорейшего завершения административной и муниципальной реформ с тем, чтобы эффективность органов государственного и муниципального управления возросла при сокращении их численности.
Техническая неукрепленность границы на территории, за которую отвечает Пограничное управление ФСБ России по Челябинской области, служит фактором роста контрабанды товаров и наркотиков в регионе. Впрочем эта ситуация в значительной мере обусловлена таким экономическим фактором, как недостаток бюджетного финансирования на обустройство государственной границы с Казахстаном.
Из числа национальных факторов на состояние организованной экономической преступности может серьезное влияние оказывать только многонациональный состав населения области. Определенные межнациональные противоречия, хотя и неизбежны, в основном влияют на общеуголовную преступность.
Результаты Всероссийской переписи населения 2002 г. показали, что на территории Челябинской области проживают представители более 130 национальностей и этнических групп. Криминогенное значение при этом имеет не столько национальный фактор (хотя для Челябинской области и характерно наличие этнических организованных преступных групп), сколько уровень занятости лиц той или иной национальности. Значительно ниже доля занятых в общей численности населения области среди цыган - около 20 %, казахов - 36 % и азербайджанцев - около 37 %.
Причем чем ниже занятость лиц той или иной национальности, тем большую криминальную активность проявляют соответствующие преступные формирования (например, азербайджанские, цыганские).
Многонациональность населения предопределяет и существенную межконфессиональность. Однако межконфессиональные противоречия не следует считать факторами, оказывающими серьезное влияние на рост именно организованной экономической преступности в Челябинской области.
Факторы нормативно-правового характера на региональном уровне могут выразиться в следующем.
Во-первых, следует согласиться с С.Я. Улицким в том, что "росту преступности способствовал и серьезный перекос в правовом воспитании. Людям без конца говорили об их правах (часто больше формальных), но не говорили об их обязанностях"38.
Этот фактор можно сформулировать как демонтаж системы правового воспитания и просвещения населения, приведший к низкому уровню правовых знаний населения. Как следствие у большинства граждан отмечается отсутствие необходимых юридических знаний для совершения экономических операций39.
Криминогенное значение данного фактора проявляется также и в том, что сами предприниматели зачастую не знают правового механизма защиты своих прав в случае попыток установления влияния организованной преступности над бизнесом.
Так, по данным исследователей в Свердловской области стремление руководителей малых предприятий заниматься нелегальными сделками, "уходить в тень" в 20 % случаев было обусловлено желанием обеспечить безопасность бизнеса, избежать насилия40. По результатам исследования "ОПОРЫ РОССИИ" в 2002 г. в Свердловской области около половины предпринимателей не знали о Федеральном законе от 8 августа 2001 г. № 134- ФЗ "О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора)", в 2003 г. их доля снизилась до 15-20 %, а в 2004 г. - еще ниже41. Эти результаты могут быть экстраполированы и на малый бизнес Челябинской области.
Вследствие незнания, неумения использовать предпринимателями механизмов правовой защиты может устанавливаться связь организованной преступности с экономикой в таких формах, как: контроль над деятельностью предпринимателей, основанный на угрозе нанесения материального или физического ущерба, либо непосредственное участие представителей организованной преступности в предпринимательской деятельности42.
Очень показательным является распределение ответов о степени влияния организованной преступности на государственные и общественные организации и экономику в Челябинской области.
Таблица 3.
Распределение ответов на вопрос: "Влияет ли организованная преступность на государственные и общественные организации в Челябинской области?"

Вариант ответа
Кол-во ответов
% от опрошенных
1
Полностью контролирует государственные и общественные организации в области
0
0
2
В значительной мере контролирует государственные и общественные организации в области
5
6,6
3
Незначительно контролирует государственные и общественные организации
47
62,7
4
Не оказывает влияния на государственные и общественные организации в области
23
30,7
Итого
75
100

Таблица 4.
Распределение ответов на вопрос: "Оказывает ли организованная преступность влияние на экономику Челябинской области?"

Вариант ответа
Кол-во ответов
% от опрошенных
1
Полностью контролирует экономическую сферу деятельности
18
24
2
Контролирует отдельные предприятия и отдельных предпринимателей
53
70,7
3
Не развита и мало себя проявляет
4
5,3
Итого
75
100
Очевидно, что организованная преступность в Челябинской области контролирует государственные и общественные организации в незначительной степени (62,7 % опрошенных выбрали такой ответ), но контролирует отдельные предприятия и отдельных предпринимателей (70,7 %) или даже полностью экономическую сферу (24 %).
Во-вторых, в регионе, да и в стране в целом, до сих пор не завершено формирование эффективной правовой базы регулирования рыночных экономических отношений.
Институтом экономики УрО РАН был проведен опрос 200 предпринимателей и менеджеров уральского региона. Среди рисков, выделенных респондентами и в наибольшей степени препятствующих развитию легального предпринимательства в регионе, в первую очередь была отмечена несостоятельность региональной и федеральной законодательной базы (19,6 % и 18,7 % соответственно). В целом, оценивая соответствие сформированного регионального законодательства сегодняшним требованиям предпринимательской среды, опрошенные выбрали средний уровень (55,8 %). Как низкий - оценили 39,5 % респондентов43.
Очевидно, что пробелы правового регулирования экономических отношений могут, с одной стороны, облегчать совершение экономических преступлений, а с другой - затрудняют легальный бизнес, стимулируя развитие теневого сектора экономики.
Эта ситуация осложняется нередко возникающим разрывом между принимаемыми нормативными актами, регулирующими правила экономического поведения, и созданием организационно-технической базы для их исполнения44.
Как отмечено исследователями, в действующей системе лицензирования имеется определенный дефект - неоднозначность отдельных лицензионных требований, которая создает условия для произвольного толкования45.
В-третьих, определенное криминогенное влияние на преступность в целом и на организованную экономическую преступность, как ее составляющую, оказывает отсутствие законов Челябинской области "Об основах системы профилактики преступлений и правонарушений", "О социальной реабилитации лиц, отбывших уголовное наказание".
Экономические факторы, по всей видимости, имеют наибольшее значение среди других факторов для воспроизводства организованной экономической преступности. По мнению А.М. Мусаева, участие граждан в нелегальной экономической деятельности в настоящее время значительно стимулируется реальным экономическим кризисом, который переживает страна и который проявляется резком обнищании большей части населения46. Т.В. Пинкевич и А.И. Эльпанов отмчают такую негативную тенденцию в развитии рыночных отношений в экономике, как "экономически и социально немотивированный радикализм и непоследовательность в осуществлении реформ при организационно-управленческой и социально-психологической негативности их восприятия хозяйствующими субъектами и населением"47. Как полагает С.Я. Улицкий, "... социально эффективная экономика ведет к повышению нравственности и содействует сокращению преступности"48.
Применительно к Челябинской области в 2004 году отмечается замедление темпов роста промышленного производства.
Таблица 5.
Динамика промышленного производства в Челябинской области
(в процентах к предыдущему году)

1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
Индекс промышленного производства (в процентах к предыдущему году)
88
113
116
102
102
109
104,6
Темы роста/снижения (-) индекса промышленного производства
-12
13
16
2
2
9
4,6
Объем промышленного производства к базовому периоду (1990 г.)
36,4
41,0
47,6
48,6
49,7
54,3
56,8
Рост промышленного производства в основном произошел за счет эффекта импортозамещения, вызванного дефолтом августа 1998 года. При этом по сравнению с базовым периодом (1990 г.) объем промышленного производства остается меньше почти в два раза.
Главным препятствием роста производства является неудовлетворительное состояние производственных мощностей на предприятия региона49.

Как видно из диаграммы, начиная с 2001 г. степень износа промышленного оборудования увеличивается и составляет высокое значение (52,5 %). Кроме физического, отмечается и моральное старение оборудования.
Очевидно, что такой фактор, как снижение экономической рентабельности производства, нерациональное использование производственных фондов, трудовых и финансовых ресурсов также может иметь определенное криминогенное значение для экономической преступности, в том числе для организованных ее форм. Число созданных передовых производственных технологий в 2002 г. составило 7, а в 2003 г. - 3. По сравнению с 2002 г. число использованных передовых производственных технологий в 2003 г. сократилось с 2348 до 2192.
Из-за устаревших технологических циклов продукция, выпускаемая предприятиями Челябинской области, характеризуется высокой материало-, энергоемкостью и низкими потребительскими характеристиками, что во многом обуславливает ее низкую конкурентоспособность, как на внутреннем, так и на мировых рынках. Как результат, производимая крупными предприятиями региона продукция, как правило, реализуется по достаточно низким ценам и прибыль от ее реализации невелика50.
Удельный вес официально убыточных предприятий по основным отраслям экономики составляет чуть менее 50 %. Очевидно, что существование такого числа убыточных предприятий на протяжении большого периода времени экономически ничем не оправданно. И их наличие в официальной статистике свидетельствует либо о сокрытии этими организациями доходов, либо о неэкономических (в т.ч. преступных) целях их регистрации. О неполной объективности данных свидетельствует, например, и тот факт, что наименьшая доля убыточных предприятий зарегистрирована в сфере торговли и общественного питания (31,3 %), хотя рентабельность таких организаций одна из самых низких - всего 2,6 % (ниже официально учтенная рентабельность только в жилищно-коммунальном хозяйстве).

Цифры убыточных предприятий поражают: их удельный вес не сокращается даже при общем увеличении количества юридических лиц. Впрочем, такое увеличение является проявлением еще одного криминогенного фактора - беспрепятственной возможности для учреждения коммерческих организаций или предприятий с незначительным начальным капиталом51.

Хотя нельзя не согласиться, что низкая рентабельность экономической деятельности имеет и объективные предпосылки (например, объективно существует в настоящее время низкая экономическая эффективность мелкого бизнеса) и вынуждает предпринимателей использовать другие пути увеличения прибыли, в том числе криминальные.
Это отмечают и другие исследователи. Отмечено, что уровень рентабельности предприятий также оказывает влияние на динамику теневого сектора экономики. Так, при высоком уровне рентабельности уплата налогов рассматривается как меньшее "зло" ввиду достаточности финансовых ресурсов. Обратная ситуация складывается при их нехватке52.
По-прежнему острой остается ситуация с инвестиционной активностью в регионе. По методикам диагностики экономической безопасности53 в регионе специалистами Института экономики УрО РАН была проведена оценка таких индикативных показателей, как отношение объема инвестиций в экономику к валовому региональному продукту и индекс физического объема инвестиций в основной капитал по отношению к базовому периоду54. Согласно полученным данным в Челябинской области в 2002 г. наблюдалось угрожающее предкризисное состояние (отношение объема инвестиций к валовому региональному продукту - 17,4 %, а по сравнению с 1990 г. физический объем инвестиций составил 33,4 %).
Таблица 6.
Основные показатели инвестиционной деятельности в Челябинской области

1998
1999
2000
2001
2002
2003
Инвестиции в основной капитал (в фактически действовавших ценах, млн. руб.)
8649,2
12553,2
22300,8
30261,2
33405,5
35780,6
Инвестиции в основной капитал (в сопоставимых ценах, в % к предыдущему году)
87
107
122
113
95,6
95,8
Сокращение инвестиций внушает опасения, поскольку вместо легальных инвестиций может происходить, да и нередко происходит инвестирование в бизнес доходов от организованной преступной деятельности.
Опрошенные в ходе первого этапа исследования сотрудники органов внутренних дел достаточно часто отмечали такие способы проникновения организованной преступности в экономику Челябинской области, как создание коммерческих структур на основе имеющегося криминального капитала (45,3 %) и приобретение пакетов акций промышленных предприятий (52 %). Более популярным был только ответ о взимании платы с предприятий и предпринимателей ("крышевание") - 64 % опрошенных указали его.
Таблица 7
Распределение ответов на вопрос: "Укажите основные способы проникновения организованной преступности в экономику Челябинской области" (можно было выбрать несколько вариантов ответов)

Вариант ответа
Кол-во ответов
% от опрошенных
1
создание коммерческих структур на основе имеющегося криминального капитала
34
45,3
2
установление контроля над уже существующими предприятиями с использованием насилия, акций устрашения
20
26,7
3
взимание платы с предприятий и предпринимателей ("крышевание")
48
64
4
приобретение пакетов акций промышленных предприятий
39
52
5
использование процедур банкротства
14
18,7
6
использование за счет коррупционных связей административных возможностей
22
29,3
7
иное
1
1,3
Итого
178
Еще одним экономическим фактором, способствующим росту негативных процессов в экономике Челябинской области, является несбалансированность хозяйственного механизма и диспропорция экономических отношений, проявляющаяся в моноструктурности уклада промышленного производства. Это выражается в преобладающей доле черной металлургии в отраслевой структуре промышленного производства региона (в 2003 г. - 59,3 %) и имеет тенденцию к увеличению. Очевидно, что любые колебания рынка черных металлов, равно как и кризис даже на одном из 4 крупнейших металлургических предприятий, производящих 84,5 % от общего объема промышленного производства в области, может послужить источником социально-экономических потрясений, обладающих существенным криминогенным эффектом.
Высокая концентрация средств производства облегчает недобросовестную конкуренцию и другие проявления монополизма.
Кроме этого, диспропорции промышленного производства приводят к диспропорциональному распределению работников, занятых в различных отраслях экономики и к существенному разрыву в уровне их доходов.
Но нужно отметить и тот факт, что концентрация производства на таких крупных предприятиях затрудняет процессы криминального "передела" собственности, поскольку их деятельность более социально значима, вследствие чего в большей степени контролируется органами власти области.

На фоне роста производства в черной металлургии очевидна экономическая депрессия в отдельных социально-ориентированных отраслях (например, производство строительных материалов, без чего невозможно развитие рынка жилья, обладающего существенной степенью влияние на состояние преступности в регионе).
Таблица 8.
Структура промышленного производства в Челябинской области, %

1998
1999
2000
2001
2002
2003
Электроэнергетика
14,5
9,0
7,2
7,9
8,5
7,2
Топливная промышленность
1,9
1,4
0,8
0,7
0,8
0,6
Черная металлургия
46,7
51,6
55,6
51,3
53,4
59,3
Цветная металлургия
0,7
1,1
0,4
0,7
0,8
0,8
Химическая и нефтехимическая промышленность
0,7
1,1
0,4
0,7
0,8
0,8
Машиностроение и металлообработка
17,2
15,9
15,9
18,7
17,2
15,1
Лесная, деревообрабатывающая и целлюлозно-бумажная промышленность
1,0
1,0
0,9
1,0
0,9
0,6
Промышленность строительных материалов
4,4
3,0
2,8
3,4
3,1
2,6
Стекольная и фарфорово-фаянсовая промышленность
0,1
0,1
0,2
0,2
0,3
0,3
Легкая промышленность
0,5
0,5
0,6
0,5
0,6
0,6
Пищевая промышленность
5,5
5,0
4,3
5,3
4,6
4,4
Мукомольно-крупяная и комбикормовая промышленность
1,6
2,1
1,9
2,2
2,0
1,6
Медицинская промышленность
0,5
0,2
0,2
0,2
0,2
0,1
Полиграфическая промышленность
0,1
0,1
0,2
0,2
0,2
0,2
Вся промышленность
100
100
100
100
100
100
Недостаточно развивается и такой социально значимый вид экономической деятельности, как оказание услуг.
Таблица 9.
Объем платных услуг населению Челябинской области

1998
1999
2000
2001
2002
2003
Оказано услуг, млн. руб.
5718,1
8212,8
11001,6
14411,2
18821,0
23985,8
Изменение по отношению к предыдущему году (в сопоставимых ценах, %)
95,7
110,7
109,3
91,8
107,2
107,1
Постепенно преодолевается такой негативный экономический факторы, как нестабильность банковской системы, неэффективность системы страхования вкладов, большое количество мелких банков. Позитивные изменения проявляются в сокращении числа кредитных организаций, увеличении их уставного фонда. Аналогичные изменения отмечаются и в сфере страхования. Однако сокращение банков и страховых организаций может приводить и к отказу ликвидируемых организаций от своих обязательств перед клиентами, что зачастую "граничит" с мошенничеством (ст. 159 УК РФ) и злостным уклонением от погашения кредиторской задолженности (ст. 177 УК РФ).
Таблица 10.
Кредитные и страховые организации в Челябинской области

1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
Число кредитных организаций, зарегистрированных на территории Челябинской области
н/д
17
15
14
13
13
13
Число филиалов кредитных организаций, действующих на территории Челябинской области
н/д
75
75
76
71
70
67
в том числе:
филиалов банков других регионов (без Сбербанка России)
н/д
18
19
20
21
25
25
Уставный капитал кредитных организации, млн. руб.
н/д
253,4
297,1
357,7
827,9
973,1
1092,3
Число учтенных страховых организаций
40
31
32
26
26
23
н/д
Кроме того, существенный криминогенный риск несут небольшие кредитные организации. Преступным группам легче установить над ними контроль, вкладчики таких банков менее защищены. Почти половина (6 из 13) кредитных организаций в Челябинской области имели в 2004 году величину уставного фонда до 30 млн. руб.

Наряду с перечисленными особенностями экономической ситуации в Челябинской области развитию организованной экономической преступности может способствовать "задействованность" значительного числа предпринимателей в теневой экономике55.
В условиях существования теневого сектора экономики, охватывающей около 40-50% производства ВВП, и сложившийся теневой параллельной денежной системы (не подверженной государственному контролю и регулированию), которая по своим масштабам почти в десять раз превосходит официальную, банки не только реагируют на противоправное изменение экономических условий, но и сами, порой в заботе за свой бизнес, являются мощным фактором их формирования56.
По мнению экспертов МВД, основными процессами взаимовлияния организованной экономической преступности и теневой экономики являются:
- вложение доходов, полученных от организованной преступной деятельности в различные теневые сферы экономики;
- использование денежных средств теневой экономики для финансирования организованных преступных формирований;
- использование теневыми дельцами возможностей организованных преступных формирований для разрешения своих экономических споров и разногласий57.
По оценке специалистов Института экономики УрО РАН ущерб, наносимый теневой экономикой в Челябинской области составляет: в бюджетной сфере - 66,12 %, в социальной сфере - 27,62 %, в прочих сферах - с долей каждой не более 4 %58.
Не меньшее влияние на организованную экономическую преступность могут оказать и социальные факторы.
Наблюдается увеличивающийся разрыв в доходах граждан. Разрыв доходов наиболее богатой части населения Челябинской области с наиболее бедными устойчиво превышает 10 раз, что обуславливает социальную напряженность, являющуюся одним из наиболее криминогенных факторов. Неравенство доходов имеет устойчивую тенденцию к росту.
Таблица 11.
Коэффициенты доходов населения Челябинской области

1998
1999
2000
2001
2002
2003
Коэффициент Джини (индекс концентрации доходов)
0,347
0,331
0,343
0,347
0,354
0,363
Коэффициент фондов (коэффициент дифференциации доходов, в разах)
9,8
8,8
9,6
9,8
10,2
10,9
Как отмечает Т.В. Пинкевич, "неоправданная дифференциация доходов населения ведет к возникновению конфликтных ситуаций, подрывает основы трудовой мотивации поведения: работать эффективно и производительно становится невыгодно, усиливается криминальное поведение субъектов экономических отношений"59.
Кроме дифференциации доходов в Челябинской области отмечался и такой фактор, как несоответствие доходов населения области среднероссийскому уровню.
Таблица 12.
Среднедушевые доходы населения (в месяц)

1998
1999
2000
2001
2002
2003
Российская Федерация
1013,0
1663
2288
3075
3964
5142
Свердловская область
852,1
7460
2123
2969
3918
5170
Челябинская область
741,0
1303
1962
2492
3098
3998
Причем "отставание" по доходам отмечается в сравнении со средними доходами как по России в целом, так и со Свердловской областью, обладающей схожими региональными условиями. Значение этого фактора усиливается, поскольку такой уровень доходов находится в явном диссонансе с уровнем развития экономики области-донора федерального бюджета.

Одновременно отмечается и возрастание доли расходов населения по отношению к доходам.

И хотя денежные расходы на покупку товаров и оплату услуг сократились, в структуре расходов увеличилась доля обязательных платежей и разнообразных взносов, что не может не повышать социальную напряженность.
По результатам социологического опроса, проведенного Челябинским филиалом Института экономики УрО РАН, более 64 % жителей Челябинской области оценивают свое положение при существующих ценах как крайне тяжелое. Тяжелой, но терпимой назвал сегодняшнюю ситуацию каждый третий южноуралец. При этом к ценам приспособился лишь один из двадцати опрошенных - в основном в крупных городах, таких, как Челябинск и Магнитогорск.
В 2000-2004 гг. наблюдался быстрый рост зарегистрированных безработных - от 16 тыс. человек (2000 г.) до 44,3 тыс. человек (2004 г.). Уровень общей безработицы по отношению к экономически активному населению увеличился с 7 % в 2002 г. до 7,5 % в 2004 г.
Как было отмечено исследователями, "на тесную взаимосвязь между успешностью социального самоопределения и социальной неустроенностью указывает устойчивая обратная связь между уровнем образования, с одной стороны, и правонарушениями, пьянством, преступностью, с другой стороны"60.
В этих условиях организованная экономическая преступность снижает уровень безработицы, поскольку подобная деятельность, как правило, преследует цель систематического извлечения доходов (пусть и не всегда законным путем).
Криминологами отмечается повышенная криминальная активность такой категории населения, как мигранты61. Как справедливо пишет Т.В. Пинкевич: "противоречия и конфликты мигрантов с местными жителями стимулируют их к объединению по национальному, земляческому и другим признакам и могут сказаться на росте организованной преступности"62. Хотя численность ежегодно прибывающих мигрантов устойчиво сокращается, большое количество мигрантов, проживающих на территории Челябинской области, остается одним из социальных факторов, детерминирующих организованную экономическую преступность.
При этом в Челябинской области количество зарегистрированных преступлений, совершенных иностранными гражданами и лицами без гражданства, существенно больше числа случаев, когда эти лица становились жертвами преступлений (в 2004 г. - соответственно 468 и 162).

Аналогичная ситуация складывается и с мигрантами. Как отмечает Т.Я. Гобозов, "незначительная часть мигрантов создает больше угроз безопасности местного населения, чем последнее приезжим"63. Частичное объяснение этому дал Я. Гинтер: "... исследованные мигранты относительно чаще обладают более высоким образовательным уровнем, они и их ближайшее окружение несколько реже оказывались жертвами преступлений"64. Но, как представляется, основное криминогенное влияние заключается не в самом факте миграции, а в отсутствии устойчивых социальных связей у данной категории лиц. Кроме этого, уровень латентной преступности среди мигрантов выше, они реже обращаются в правоохранительные органы с заявлениями о совершенных в отношении них преступлениях.
Низкий уровень доходов, высокая их дифференциация по социальным группам, несоответствие доходов существующим потребностям, разрыв и отсутствие прочных социальных связей - все эти социальные факторы могут способствовать росту экономической преступной деятельности, в том числе в организованных ее проявлениях.
Определенное криминогенное значение для организованной экономической преступности могут иметь и демографические факторы.
Например, облегчает совершение именно преступлений экономической направленности такой фактор, как плотность населения выше среднероссийского уровня. В 2004 г. плотность населения Челябинской области составляла 40,7 человека на 1 км2 (по России - 8,5 человека). С учетом того, что почти 82 % населения проживает в городах, именно здесь совершается подавляющее большинство экономических преступлений.
Определенное криминогенное влияние имеет и количество лиц пенсионного возраста.
Таблица 13.
Динамика численности пенсионеров в Челябинской области

1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
Численность пенсионеров, тыс. чел.
937,6
948,7
957,4
967,9
962,5
959,3
958,2
940,1
930,7
численность населения, тысяч человек
3683,3
3672,7
3675,6
3678,2
3666,8
3651
3628,7
3597,7
3573,5
Доля пенсионеров среди населения
25,5 %
25,8 %
26,0 %
26,3 %
26,2 %
26,3 %
26,4 %
26,1 %
26,0 %
Коэффициент корреляции доли пенсионеров и общего количества преступлений составил 0,6. Видимо это можно объяснить тем, что пенсионеры чаще становятся жертвами преступлений, и увеличение их числа создает условия роста преступности, в т.ч. организованной экономической.
Значительное криминогенное влияние оказывают социально-психологические факторы. Именно социальная безынициативность людей, их низкий нравственный уровень, социальная депрессия и тревожность, традиционная для россиян агрессивность определяют рост преступности, как в России, так и в Челябинской области. По мнению Ю.М. Антоняна, "социально-психологические явления и процессы возникают на любой плоскости функционирования общества, в том числе в связи с пороками и недостатками всей общественной системы, имеющими криминогенное значение"65.
Криминогенное значение имеет и чувство бедности, появившееся во многих социальных группах. Как пишет Ю.М. Антонян: "В целом население страны по сравнению с советскими временами материально обеспечено лучше, но живет хуже: неизмеримо возросла его информированность о том, что можно жить еще лучше, но это для низших слоев общества недоступно. Люди осознали, что живут плохо. Отсюда травматические переживания и социальный протест, иногда принимающий форму преступления"66.
Резкое расслоение общества на очень богатых и очень бедных влечет за собой социальную зависть и злобу, что порождает стремление обогатиться любым путем, в том числе за счет совершения преступлений.
Социальная депрессия, вызываемая отсутствием надежд, перспектив на улучшение будущей жизни детей, личной жизни, социальной и экономической ситуации в стране предопределяет то обстоятельство, что можно совершать любые поступки, чтобы обеспечить свое материальное и социальное благополучие.
Существенное влияние на рост организованной экономической преступности могут оказать и недостатки в деятельности правоохранительных органов.
В этой связи можно отметить такие факторы, как:
1. Неполное соответствие штатной численности правоохранительных органов уровню организованной экономической преступности.
2. Высокая текучесть кадров. Высокий некомплект. Недостаточная качественная укомплектованность кадрами правоохранительных органов (недостаточное количество специалистов с высшим юридическим и высшим экономическим образованием).
3. Профессиональная неподготовленность значительной части сотрудников правоохранительных органов для выявления, раскрытия и расследования нетрадиционных видов преступлений (особенно новых экономических преступлений). Так, Н.А. Трифонова отмечает такие недостатки расследования экономических преступлений, совершенных организованными преступными группами, как неполное выявление участников преступных групп и неправильная или неполная дифференциация ролей каждого из соучастников ОПГ67. О недостаточности знаний сотрудников правоохранительных органов об организационно-правовых формах предпринимательской деятельности, отношениях собственности в коммерческих структурах и т.д. пишет и С.С. Пылева, анализируя причины основных трудностей расследования преступлений, связанных с банкротством68.
4. Слабость и несвоевременность завоевания правоохранительными органами, занимающимися оперативно-розыскной деятельностью, прочных оперативных позиций в сферах криминализированных экономических структур, наркобизнеса, нелегального оборота оружия и т.д.
5. Дублирование и несогласованность действий различных оперативных служб (известны случаи, когда разные ведомства параллельно осуществляют оперативную разработку одной преступной группировки, например, при выяснении обстоятельств по одному из фактов возможной легализации преступных доходов одни и те же действия параллельно проводили сразу три структуры - ОРБ ГУ МВД по Уральскому федеральному округу, УБОП Челябинской области и ОБЭП Центрального РУВД г. Челябинска69).
6. Снижение раскрываемости преступлений, в т.ч. преступлений экономической направленности, что порождает у виновных уверенность в своей безнаказанности.
7. Неиспользование научного прогнозирования криминогенной ситуации для принятия упреждающих мер противодействия преступности в целом и организованной экономической преступности как ее части.
8. Применение неэффективных информационных технологий в борьбе с организованной экономической преступностью, отличающейся использованием современных компьютерных и иных технических средств.
Из числа организационных факторов криминогенным потенциалом в отношении организованной экономической преступности обладает отсутствие системы взаимодействия органов исполнительной власти, органов исполнения наказаний и органов внутренних дел по социальной адаптации лиц, вернувшихся из мест лишения свободы. Нет в области и центров социальной реабилитации лиц, освободившихся из мест лишения свободы70.
При социальной реадаптации таких лиц могут возникать следующие проблемы:
- невозможность устройства на работу;
- психологические трудности;
- отсутствие жилья;
- семейные проблемы;
- и другие.
Отсутствие механизма решения этих проблем приводит к росту рецидивной преступности, в том числе среди лиц, совершающих экономические преступления.
Ситуация с данным фактором осложняется тем, что на территории региона расположено большое количество учреждений Федеральной службы исполнения наказания (14 исправительных колоний, 1 тюрьма, 2 воспитательных колонии).
Слабое обеспечение собственной экономической безопасности различного рода государственных, коммерческих и иных структур также может стать одним из криминогенных факторов организованной экономической преступности, поскольку тем самым облегчается совершение разнообразных экономических посягательств на такие предприятия и организации.
Из иных факторов можно выделить изменение ценностной ориентации населения. Основными социальными ценностями среди значительной части населения признаются материальное благосостояние и положение в обществе. Как отмечает Р.А. Рахимов, "в условиях трансформации Российского государства и общества рост преступности был обусловлен именно утратой прежних нравственных начал и полным отсутствием новых"71.
У значительной части населения отсутствует интерес к культуре, литературе, чтению. Косвенно об этом свидетельствует такой фактор, как уменьшение числа библиотек, сопровождаемое сокращением библиотечных фондов.
Таблица 14.
Библиотеки в Челябинской области

1998
1999
2000
2001
2002
2003
Число библиотек
945
917
918
924
911
916
Библиотечный фонд, млн. экз.
21,8
21,3
21,2
21,1
20,6
20,2
Многофакторный анализ причин и условий преступности в целом, а также организованной и экономической ее составляющих показывает, что основное влияние на состояние экономической организованной преступности в Челябинской области оказывают социально-экономические условия региона. Эффективное противодействие организованной экономической преступности возможно только путем нейтрализации комплекса криминогенных факторов, для чего может понадобиться региональная система общепрофилактической деятельности.


Система профилактики организованной экономической преступности в Челябинской области

Основное условие сдерживания организованной экономической преступности - это формирование в регионе высокорентабельной социально ориентированной экономики. Подобного можно добиться за счет следует проведения реструктуризации промышленного производства, обновления действующего технико-технологического комплекса, реорганизации систем производства и управления, обновления кадрового потенциала, снижения издержек производства, стимулирования труда и повышения его организации, совершенствования учета и отчетности72.
Очевидно, что "коренная модернизация экономики, достижение устойчиво высоких темпов экономического роста на основе поддержки и защиты отечественного товаропроизводителя и использования внутренних факторов конкурентоспособности"73 - это задача всего общества, которая вряд ли может быть решена в ближайшее время. Поэтому государственные органы Челябинской области могут повлиять на уровень организованной экономической преступности, только нейтрализовав или ослабив криминогенное действие комплекса факторов. Одним из вариантов стратегии такого противодействия является система профилактики организованной экономической преступности.
Криминологами сформулирован целый ряд требований, которым должна отвечать такая система профилактика. В.Н. Сомин отмечает, что "при разработке региональной, локальной криминологической стратегии надлежит учитывать не только внутренние, но и внешние возможности воздействия на криминогенные факторы. Внутренние возможности - антикриминогенный потенциал конкретно-территориального социального организма. Внешние возможности - антикриминогенный потенциал общества в целом".74 О комплексном характере профилактической деятельности говорит и Э. Раска: "Криминологическая профилактика как момент преобразования социальной действительности не происходит в вакууме, а будучи аспектом целостного процесса социального управления, так или иначе затрагивает все стороны экономической и социальной жизни профилактируемого общественного организма. Здесь нельзя рассчитывать на возможности изменения каких-то отдельных характеристик действительности без существенного изменения других"75.
К деятельности по предупреждению преступности М.Н. Голоднюк и В.И. Зубкова предъявляют комплекс специфических требований:
1) правовая обеспеченность профилактики преступности (все методы и формы профилактической работы должны быть детально регламентированы законом);
2) социально-правовая и экономическая обоснованность (соответствие разрабатываемых и осуществляемых профилактических мероприятий фактическому наличию криминогенных процессов, явлений и возможностей повлиять на них с помощью данных мероприятий);
3) эффективность (нацеленность профилактики на достижение конкретных результатов - снижение уровня преступности в регионе);
4) скоординированность (комплексность профилактического планирования, взаимодействие субъектов профилактики);
5) информационная обеспеченность (наличие информационной базы о состоянии субъектов профилактики, объектов профилактического воздействия, объеме и направлении проводимой профилактической работы)76.
В числе фундаментальных принципов социального управления предупреждением преступности В.Н. Сомин называет принцип плановости, содержание которого предлагает расширить за счет присоединения триады подпринципов - конкретности, эффективности, оптимальности. Подпринцип конкретности предполагает обязательное изучение преступности в каждом регионе с тем, чтобы обнаружить территориальную специфику проявления объективных закономерностей, тенденций общегосударственной криминологической обстановки. Соблюдение подпринципа оптимальности требует минимизации (экономии) деятельности по разработке и реализации криминологической политики. А главным условием эффективности управления предупреждением преступности является достижение поставленных криминополитических целей, высокого желаемого результата в воздействии на криминогенные факторы при наименьших материальных, финансовых, иных затратах. Кроме этого, при управлении предупреждением преступности должны соблюдаться такие принципы, как законности, стабильности (преемственности предупредительной деятельности), обязательности связи (более точно назвать его принципом обратной связи, поскольку он предполагает корректировку криминологических программ в зависимости от изменения социальных факторов и динамики преступности - М.А.), реальности криминополитических решений, координаций усилий всех субъектов предупреждения преступности77.
Профилактика организованной экономической преступности невозможна без ее прогнозирования. Как отмечает С. Босхолов, "... концепция прогнозирования преступности, как нам представляется, требует существенной переработки. По-прежнему прогнозы преступности базируются не на данных об этом явлении, а на данных о результатах правоохранительного воздействия на него, основным источником которых является уголовная статистика. ... фактически прогнозируется не преступность, а будущие, ожидаемые, планируемые результаты воздействия на нее"78.
По результатам экспертного опроса, проведенного в ходе первого этапа исследования, 70 % респондентов заявили, что влияние организованной преступности в Челябинской области остается на прежнем уровне (50,7 %) или даже расширяется (20 %).
Таблица 15.
Распределение ответов на вопрос: "Как Вы можете оценить тенденции организованной преступности в Челябинской области за последние три года?"

Вариант ответа
Кол-во ответов
% от опрошенных
1
Влияние организованной преступности в регионе становится меньше
22
29,3
2
Влияние остается на прежнем уровне
38
50,7
3
Влияние организованной преступности в регионе расширяется
15
20
Итого
75
100
Очевидно, что для сдерживания роста влияния организованной преступности нужно создание системы профилактики. Примерный алгоритм разработки такой системы и ориентировочное содержание предупредительных мероприятий выглядят следующим образом:
Для разработки профилактических мероприятий, проверки их эффективности и внесения в необходимых случаях корректировок, требуется введение системы постоянного мониторинга организованной экономической преступности, на основе результатов которого предполагается внедрение в практику правоохранительных органов среднесрочных прогнозов динамики криминогенной ситуации для принятия упреждающих мер противодействия организованной экономической преступности. Результаты прогнозирования и мониторинга следует дополнительно направлять в органы государственной власти и местного самоуправления для информирования о реальном состоянии преступности в регионе. Также возможна разработка новых критериев оценки криминогенной ситуации в регионе и критериев экономической безопасности региона.
В целях обеспечения правовой регламентации профилактической деятельности необходимо принятие областного закона "Об основах системы профилактики преступлений и правонарушений".
Для снижения коррупциогенных возможностей государственных и муниципальных служащих требуется комплекс мероприятий по повышению эффективности их деятельности и снижению численности:
1) Завершение реформы органов местного самоуправления;
2) Расширение функций органов общественного самоуправления;
3) Завершение административной реформы.
В этих же целях возможно принятие закона "О лоббировании", устанавливающего правовую регламентацию представления интересов отдельных социальных групп в органах власти и местного самоуправления. Подобная правовая регламентация должна способствовать уменьшению коррупции в регионе.
Чтобы обеспечить координацию действий всех участников профилактической деятельности возможно создание координационных советов по профилактике преступности при муниципальных органах и региональных органах исполнительной власти.
В целях усиления социального контроля следует осуществлять государственную поддержку общественных формирований профилактической направленности.
Для уменьшения негативных последствий "прозрачной" границы с Казахстаном предполагается, во-первых, создание единой системы учета лиц, пересекающих государственную границу; во-вторых, объединение информационных систем России и Казахстана по розыску преступников и лиц, без вести пропавших.
В целях правового воспитания и правового информирования требуется увеличение в программах среднего общего образования количества часов по основам правовых знаний (Обществознание) и популяризация образа законопослушного предпринимателя, в том числе через средства массовой информации.
Уменьшению административных барьеров в экономике может способствовать реализация принципа "одно окно" - создание во всех территориях области единых центров обслуживания предпринимателей.
Всемерное развитие национальных культур с целью повышения национального самосознания и устранения национального вопроса (фактора) из политической борьбы, экономической конкуренции, социальных отношений позволит снизить криминогенное влияние межнациональных противоречий. В этих же целях необходимо осуществление пропаганды идей толерантности.
Для преодоления негативных экономических процессов требуется реструктуризация экономики Челябинской области с акцентом на социально ориентированных отраслях. Также возможно установление налоговых льгот по региональным налогам для предприятий, внедряющих новые высокоэффективные технологии (особенно материало- и энергосберегающие), а также для предприятий, обновляющих морально устаревшее оборудование или поддерживающих инвестиционные проекты. Превентивный эффект будет иметь и внедрение программ поддержки отраслей экономики, требующих высококвалифицированных кадров. Одновременно необходимо усиление контроля за деятельностью юридических лиц, характеризующихся наличием признаков, которые свидетельствуют об участии в теневой экономике. Все эти меры будут эффективными, если удастся создать экономические условия невыгодности теневой экономики, что повлечет уменьшение ее объемов. Необходим и серьезный государственный контроль за любыми процессами реорганизации или, тем более, ликвидации кредитных организаций. Также требуется развитие системы среднего профессионального образования, ориентированной на потребности экономики.
В социальной сфере в систему профилактики организованной экономической преступности возможно включение такой меры, как повышение уровня занятости населения за счет социально ориентированных работ (строительство, ремонт дорог, благоустройство территорий).
В целях снижения негативной социальной оценки наиболее обеспеченных слоев населения, в целях предупреждения недобросовестной конкуренции предполагается разработка документа с условным названием "Кодекс предпринимательской этики Челябинской области"79. Для этого же следует создать и широко использовать механизм экономического стимулирования благотворительной деятельности хорошо обеспеченных граждан.
Для популяризации социально-экономических условий региона возможна подготовка и широкая демонстрация культурно-просветительских программ об истории Урала для повышения чувства гордости за свой регион (например, "Урал - опорный край державы").
Для уменьшения криминогенного влияния мигрантов возможно одновременное использование двух механизмов: с одной стороны - создание системы трудоустройства мигрантов, планирование равномерной миграции, экономическое привлечение мигрантов в "непопулярные" районы (привлечение мигрантов в регионы с высокой потребностью в рабочей силе, их трудоустройство в трудоемкие отрасли экономики, непривлекательные для местного населения); с другой - усиление контроля государственных, в том числе правоохранительных органов за трудовыми и нетрудовыми мигрантами. Контроль предполагается усилить за счет создания межведомственной базы данных о трудовых мигрантах и их работодателях; осуществления систематических проверок соответствующими государственными органами работодателей, привлекающих мигрантов для работы (порядок трудоустройства, соблюдение правил охраны труда и техники безопасности).
Необходимо включение в систему предупреждения организованной экономической преступности комплекса мер виктимологической профилактики. Это может быть выступление через средства массовой информации с разъяснением основных способов и других признаков экономических преступлений; разработка и широкое распространение рекомендаций профилактического характера, в том числе рекомендацию по совершенствованию систем экономической безопасности субъектов предпринимательской деятельности.
В целях уменьшения социальной депрессии отдельных слоев населения следует осуществлять пропаганду социальной полезности "непопулярных" профессий, разработать программу социальной поддержки таких лиц. Кроме этого, необходимы широкая демонстрация реальных положительных изменений социальной и экономической ситуации в области; систематическое информирование населения о повседневной деятельности и проблемах органов власти Челябинской области, органов местного самоуправления; расширение практики публичных выступлений руководителей региона80.
Уменьшение криминогенной активности лиц, отбывших наказание, требуется разработка и принятие соответствующих нормативных правовых актов, закрепляющих гарантии для лиц, освободившихся от отбывания наказания (в частности областного закона о социальной реабилитации таких лиц). Создание эффективной системы социальной реабилитации лиц, освободившихся после отбывания наказания, возможно в виде развития системы общественных центров социальной реабилитации.
В целях совершенствования правоохранительной деятельности в отношении субъектов организованной экономической преступной деятельности необходимы такие меры, как:
1) Перераспределение штатной численности сотрудников правоохранительных органов с учетом криминогенной ситуации в области экономики;
2) Разработка новых методик расследования нетрадиционных видов преступлений экономической направленности; опубликование методических рекомендаций, подготовленных на основе обобщения имеющегося опыта расследования таких преступных деяний;
3) Для повышения специализации личного состава правоохранительных органов проводить обязательное повышение квалификации сотрудников в установленные сроки;
4) Внедрение в деятельность правоохранительных органов новых методик оценок деятельности с учетом социально-экономической специфики региона;
5) Внедрение научного прогнозирования криминогенной ситуации и новых информационных технологий для принятия упреждающих мер противодействия преступности в целом и организованной экономической преступности как ее части.
Планомерное, последовательное и комплексное осуществление этих мероприятий может быть основано на областной программы профилактики организованной экономической преступности. Однако содержание системы профилактики не следует рассматривать как догму. Оно должно меняться в зависимости от конкретных социально-экономических и иных факторов. При соблюдении остальных принципов подобная система профилактики организованной экономической преступности может быть достаточно эффективной.

Заключение
Как установлено в настоящей работе, перед органами власти Челябинской области, и в первую очередь, перед правоохранительными структурами, в настоящее время остро стоит вопрос противодействия проявлениям организованной экономической преступности.
Однако произошедший в последние годы резкий рост преступности в Челябинской области свидетельствует о целом ряде негативных тенденций. Во-первых, результат работы правоохранительных органов перестал быть адекватным объему и уровню затраченных усилий. Во-вторых, правоохранительные органы не успевают своевременно эффективно реагировать на изменение ее качества и появление новых видов преступлений, особенно организованных форм в экономической сфере. И, в-третьих, органы правопорядка при данной стратегии борьбы с преступностью не успевают сдерживать ее рост.
Основным направлением противодействия организованной экономической преступности на современном этапе должно стать ее предупреждение (например в виде региональной системы предупреждения организованной экономической преступности).
Для эффективного решения этой задачи необходимы выявление и нейтрализация причин и условий, способствующих совершению конкретных преступлений, объединенных в целях настоящего исследования понятием "факторы организованной экономической преступности".
Под факторами организованной экономической преступности следует понимать социально значимые объективные и субъективные явления и процессы, детерминирующие данный вид преступности и способствующие его воспроизводству.
По содержанию все факторы были подразделены на:
* политические;
* национальные;
* межконфессиональные;
* нормативно-правовые;
* экономические;
* социальные;
* демографические;
* социально-психологические;
* связанные с деятельностью правоохранительных органов;
* иные (образовательные, культурные и идеологические; организационные; экологические).
При выделении факторов организованной экономической преступности в Челябинской области учитывались только криминогенные факторы независимо от их социальной оценки в качестве негативных или позитивных. Однако объектом профилактической деятельности могут стать только негативные социальные факторы, криминогенно воздействующие на организованную экономическую преступность в Челябинской области.
Организованную экономическую преступность предопределяют как специфические факторы, так и детерминанты, общие для преступности в целом.
Многофакторный анализ причин и условий преступности в целом, а также организованной и экономической ее составляющих показывает, что основное влияние на состояние экономической организованной преступности в Челябинской области оказывают социально-экономические условия региона. Поэтому основное условие сдерживания организованной экономической преступности - это формирование в регионе высокорентабельной социально ориентированной экономики.
Для сдерживания роста влияния организованной преступности нужно создание системы профилактики, алгоритм которой в основных чертах изложен в третьей части работы.
Планомерное, последовательное и комплексное осуществление этих мероприятий может быть основано на областной программе профилактики организованной экономической преступности. Однако содержание системы профилактики не следует рассматривать как догму. Оно должно меняться в зависимости от конкретных социально-экономических и иных факторов. При соблюдении остальных принципов подобная система профилактики организованной экономической преступности может быть достаточно эффективной.
1 Как было отмечено Я. Гинтером, "особенности структур зарегистрированной преступности различных регионов зависят от трех кругов явлений, каждый из которых имеет свою долю в образовании структуры регистрированной преступности и имеет свои причины: 1) различия в действительной преступности, 2) различия в сообщениях о преступлении правоохранительным органам и 3) различия в регистрации преступлений правоохранительными органами". (Гинтер Я. О некоторых характеристиках преступности городов и районов Эстонской ССР с 1980 по 1986 г. // Теоретические проблемы изучения территориальных различий в преступности: социальные аспекты профилактики преступности. Тарту, 1988. С. 67).
2 Лунеев В.В. Преступность ХХ века. Мировые, региональные и российские тенденции. М., 1997. С. 465.
3 В рамках данного исследования будет использован такой термин, как "противодействие преступности". Подробнее о дискуссии см.: Омигов В.И. Теоретические проблему борьбы с преступностью: гносеология понятийного аппарата // Правоохранительные органы: теория и практика. 2004. № 4. С. 17.
4 Послание Федеральному Собранию Российской Федерации: Текст выступления Президента РФ Владимира Путина перед депутатами Федерального Собрания в Кремле 25 апреля 2005 г. // Российская газета. 2005. 26 апреля.
5 Лунеев В.В. Тенденции современной преступности и борьбы с ней в России // Государство и право. 2004. № 1. С. 9.
6 Аврутин Ю.Е., Гилинский Я.И. Система социальной профилактики правонарушений: перспективы создания и механизм функционирования // Теоретические проблемы изучения территориальных различий в преступности: социальные аспекты профилактики преступности. Тарту, 1988. С. 3.
7 Раска Э. К вопросу построения программы криминологической профилактики преступности в регионе (на примере Эстонской ССР) // Теоретические проблемы изучения территориальных различий в преступности: социальные аспекты профилактики преступности. Тарту, 1988. С. 15.
8 Сомин В.Н. Социальное управление предупреждением преступности: введение в теорию Иркутск, 1990. С. 103-104.
9 Аврутин Ю.Е., Гилинский Я.И. Система социальной профилактики правонарушений: перспективы создания и механизм функционирования // Теоретические проблемы изучения территориальных различий в преступности: социальные аспекты профилактики преступности. Тарту, 1988. С. 4.
10 Номоконов В.А. Преступное поведение: детерминизм и ответственность. Владивосток, 1989. С. 4.
11 Более подробно о понятии профилактики преступности, например, см.: Раска Э. К вопросу построения программы криминологической профилактики преступности в регионе (на примере Эстонской ССР) // Теоретические проблемы изучения территориальных различий в преступности: социальные аспекты профилактики преступности. Тарту, 1988. С. 19; Сомин В.Н. Социальное управление предупреждением преступности: введение в теорию Иркутск, 1990. С. 8; Голоднюк М.Н., Зубкова В.И. Предупреждение преступности. М., 1990. С. 9.
12 Раска Э. К вопросу построения программы криминологической профилактики преступности в регионе (на примере Эстонской ССР) // Теоретические проблемы изучения территориальных различий в преступности: социальные аспекты профилактики преступности. Тарту, 1988. С. 15.
13 См.: Кузнецова Н.Ф. Проблемы криминологической детерминации / Под ред. В.Н. Кудрявцева. М., 1984. С. 47.
14 Дьяков С.В. К вопросу о причинности в механизме преступного поведения // Вопр. борьбы с преступностью. 1987. Вып. 45. С. 19. (Цит. по: Номоконов В.А. Преступное поведение: детерминизм и ответственность. Владивосток, 1989. С. 50).
15 "Преступность в обществе вызывается не одной какой-либо причиной, а сложным многоуровневым причинным комплексом (курсив авт. - В.Н.)" (Номоконов В.А. Преступное поведение: детерминизм и ответственность. Владивосток, 1989. С. 74).
По мнению В.Н. Сомина, "... причины преступности ... связаны с явлениями, процессами, протекающими в масштабе всей страны (макропроцессы). Они диалектически взаимосвязаны, взаимодействуют и в этом смысле представляют собой единый социально-криминогенный комплекс, вследствие чего должны рассматриваться как целостный объект криминологического планирования". (Сомин В.Н. Социальное управление предупреждением преступности: введение в теорию Иркутск, 1990. С. 153).
16 Кудрявцев В.Н. Предисловие // Блувштейн Ю.Д. Криминология и математика. М., 1974. С. 4.
17 Термин "факторы преступности" представляет собой родовое понятие для совокупности причин, условий и коррелянтов преступности и аналогичен по объему и содержанию "детерминантам преступности". (См.: Кузнецова Н.Ф. Указ. соч. С. 55; Номоконов В.А. Преступное поведение: детерминизм и ответственность. Владивосток, 1989. С. 56).
18 Алексеев А.И. Государственная политика борьбы с преступностью в России // Уголовное право. 1998. №3. С. 101.
19 См., например: Номоконов В.А. Преступное поведение: детерминизм и ответственность. Владивосток, 1989. С. 55.
20 Кузнецова Н.Ф. Указ. соч. С. 46.
21 Лунеев В.В. Преступность ХХ века. Мировые, региональные и российские тенденции. М., 1997. С. 476.
22 Блувштейн Ю.Д., Добрынин А.В. Основания криминологии: опыт логико-философского исследования. Минск, 1990. С. 147.
23 См.: Пылева С.С. Факторы, влияющие на состояние и уровень преступления, связанных с банкротством // Правовые и организационные меры борьбы с легализацией (отмыванием) доходов от преступной деятельности: Материалы международного научно-практического семинара. М., 2003. С. 119.
24 См.: Иншаков С.М. Криминология: Учебное пособие. М., 2002. С. 206.
25 См.: Антонян Ю.М. Причины преступности в России // Преступность в Росси: причины и перспективы: Материалы международной научно-практической конференции. М., 2005. С. 3-4.
26 Подробно о механизмах проявления таких эффектов см.: Феномен теневой экономики // Теневая экономика. Административные барьеры. Малый бизнес. Екатеринбург, 2004. С. 75.
27 Номоконов В.А. Преступное поведение: детерминизм и ответственность. Владивосток, 1989. С. 88.
28 См.: Факторы преступности в Челябинской области: постановка проблемы: Аналитический обзор / Под ред. О.Д. Нациевского. Челябинск, 2005. С. 11-25.
29 См.: Криминология. Учебное пособие / Под. ред. В.Е. Эминова. М., 1997. С. 76.
30 Улицкий С.Я. Защита общественной нравственности в системе мер борьбы с преступностью. Владивосток, 2004. С. 2.
31 См.: Клейменов И.М. Организованная преступность в России - порождение реформ // Преступность в разных ее проявлениях и проблемы организованной преступности: Сборник статей / Отв. ред. А.И. Долгова. М., 2004. С. 91-96.
32 См.: Миронов Б. Россия уголовная: преступность в годы реформ и в периоды застоя // Родина. 2002. № 1. С. 56-57.
33 Теневая экономика региона: диагностика и меры нейтрализации / Под ред. А.И. Татаркина, В.Ф. Яковлева. М., 2004. С. 92.
34 Номоконов В.А. Преступное поведение: детерминизм и ответственность. Владивосток, 1989. С. 140.
35 См.: Пылева С.С. Факторы, влияющие на состояние и уровень преступления, связанных с банкротством // Правовые и организационные меры борьбы с легализацией (отмыванием) доходов от преступной деятельности: Материалы международного научно-практического семинара. М., 2003. С. 120.
36 Как отмечает Ю.Н. Демидов, "серьезным криминогенным фактором экономической преступности в бюджетной сфере является коррумпированность государственного аппарата и руководящего управленческого звена в негосударственном секторе экономики" (Демидов Ю.Н. Проблемы борьбы с преступностью в социально-бюджетной сфере. М., 2004. С. 146). По мнению А.Г. Корчагина, "коррупционные и экономические преступления взаимообусловлены и часто имеют общий мотив". (Корчагин А.Г. Преступления в сфере экономики и экономическая преступность. Владивосток, 2001. С. 105).
37 См.: Реформа судебной власти как одно их условий преодоления теневой деятельности и коррупции в сфере предпринимательства // Теневая экономика. Административные барьеры. Малый бизнес. Екатеринбург, 2004. С. 5-9; Проблема противодействия административно-бюрократическим барьерам на пути малого бизнеса // Там же. С. 24-30; Плетников В.С. Теневая экономика и административная реформа // Теневая экономика: проблемы диагностики и нейтрализации: Тезисы докладов Всероссийской научно-практической конференции. Екатеринбург, 2004. С. 56-57.
38 Улицкий С.Я. Защита общественной нравственности в системе мер борьбы с преступностью. Владивосток, 2004. С. 9.
39 Пинкевич Т.В., Эльпанов А.И. Экономическая организованная преступность: криминологический аспект. Ставрополь, 2001. С. 68.
40 См.: О теневой деятельности // Теневая экономика. Административные барьеры. Малый бизнес. Екатеринбург, 2004. С. 31.
41 См.: Там же. С. 26.
42 См.: Макаров Д.Г. Выявление и пресечение налоговых преступлений как средство перекрытия каналов финансирования организованной преступной деятельности // Правовые и организационные меры борьбы с легализацией (отмыванием) доходов от преступной деятельности: Материалы международного научно-практического семинара. М., 2003. С. 110.
43 См.: Факторы предпринимательской среды глазами бизнес-сообщества // Теневая экономика. Административные барьеры. Малый бизнес. Екатеринбург, 2004. С. 49.
44 См.: Теневая экономика региона: диагностика и меры нейтрализации / Под ред. А.И. Татаркина, В.Ф. Яковлева. М., 2004. С. 93.
45 См.: Практика противодействия административно-бюрократическим барьерам на пути малого бизнеса // Теневая экономика. Административные барьеры. Малый бизнес. Екатеринбург, 2004. С. 26.
46 Мусаев А.М. Экономическая организованная преступность: по материалам Республики Дагестан: Дисс. ... канд. юрид. наук. Махачкала, 2003. С. 23.
47 Пинкевич Т.В., Эльпанов А.И. Экономическая организованная преступность: криминологический аспект. Ставрополь, 2001. С. 67.
48 Улицкий С.Я. Защита общественной нравственности в системе мер борьбы с преступностью. Владивосток, 2004. С. 5.
49 См.: Теневая экономика региона: диагностика и меры нейтрализации / Под ред. А.И. Татаркина, В.Ф. Яковлева. М., 2004. С. 60.
50 См.: Теневая экономика региона: диагностика и меры нейтрализации / Под ред. А.И. Татаркина, В.Ф. Яковлева. М., 2004. С. 61.
51 Савушкин В.В. Экономико-правовой аспект организованной экономической преступности: Лекция. М., 2003. С. 9.
52 См.: Теневая экономика региона: диагностика и меры нейтрализации / Под ред. А.И. Татаркина, В.Ф. Яковлева. М., 2004. С. 97.
53 См.: Комплексная методика диагностики экономической безопасности территориальных образований Российской Федерации. В 2 частях. Екатеринбург, 2001.
54 См.: Теневая экономика региона: диагностика и меры нейтрализации / Под ред. А.И. Татаркина, В.Ф. Яковлева. М., 2004. С. 38-39.
55 Некоторые исследователи однозначно оценивают теневую экономику как самостоятельный источник криминальной угрозы (См.: Нафиев С.Х., Хамидуллина Г.Р. Экономические преступления. М., 2003. С. 143).
56 См.: Организованная преступность - 4 / Под ред. А.И. Долговой. М., 1998. С. 126.
57 См.: Гирько С.И. Теневая экономика России: понятия и основные направления противодействия // Теневая экономика: проблемы диагностики и нейтрализации: Материалы докладов пленарного заседания Всероссийской научно-практической конференции. Екатеринбург, 2004. С. 64.
58 См.: Теневая экономика региона: диагностика и меры нейтрализации / Под ред. А.И. Татаркина, В.Ф. Яковлева. М., 2004. С. 156.
59 Пинкевич Т.В. Криминологические и уголовно-правовые основы борьбы с экономической преступностью: Монография. М., 2003. С. 36.
60 Саар Ю. О некоторых аспектах ценностной структуры личности несовершеннолетних правонарушителей (по материалам Эстонской ССР) // Теоретические проблемы изучения территориальных различий в преступности: социальные аспекты профилактики преступности. Тарту, 1988. С. 69.
61 См.: Бабаев М.М., Кузнецова Э.В., Урлалис Е.Б. Влияние демографических процессов на преступность. М., 1976. С. 125-138; Алиханов С.А. Преступность и влияние на нее миграции населения // Следователь, 2002. № 3. С. 39-40.
62 Пинкевич Т.В. Криминологические и уголовно-правовые основы борьбы с экономической преступностью: Монография. М., 2003. С. 37.
63 Гобозов Т.Я. Миграция как фактор роста преступности // Преступность в Росси: причины и перспективы: Материалы международной научно-практической конференции. М., 2005. С. 27.
64 Гинтер Я. Некоторые предварительные результаты исследования социальных условий преступности в ЭССР // Теоретические проблемы изучения территориальных различий в преступности: социальные аспекты профилактики преступности. Тарту, 1988. С. 57.
65 Антонян Ю.М. Причины преступности в России // Преступность в Росси: причины и перспективы: Материалы международной научно-практической конференции. М., 2005. С. 4. См. также Антонян Ю.М. Концепция причин преступности в современной России // Преступность и общество: Сборник научных трудов. М., 2001. С. 3-12.
66 Антонян Ю.М. Причины преступности в России // Преступность в Росси: причины и перспективы: Материалы международной научно-практической конференции. М., 2005. С. 6.
67 См.: Трифонова Н.А. Тактические особенности расследования экономических преступлений, совершаемых организованными преступными группами // Правоохранительные органы: теория и практика. 2004. № 4. С. 70.
68 См.: Пылева С.С. Факторы, влияющие на состояние и уровень преступления, связанных с банкротством // Правовые и организационные меры борьбы с легализацией (отмыванием) доходов от преступной деятельности: Материалы международного научно-практического семинара. М., 2003. С. 134.
69 См.: Тумаков И.С. Проблемы взаимодействия правоохранительных органов при пресечении проникновения "грязных" денег в экономику России // Правоохранительные органы: теория и практика. 2004. № 4. С. 44.
70 Как отмечает Г.Д. Долженкова "социальная адаптация осужденных в местах лишения свободы и после отбывания наказания осуществляется не в полном объеме" (Долженкова Г.Д. Социальная работа с лицами, отбывающими наказание, и профилактика рецидивной преступности // Преступность в Росси: причины и перспективы: Материалы международной научно-практической конференции. М., 2005. С. 44).
71 Рахимов Р.А. Идеологическая деятельность современного Российского государства как направление деятельности по борьбе с преступностью // Правоохранительные органы: теория и практика. 2004. № 4. С. 22.
72 Свою систему социально-экономических, правовых и организационных мер меры предупреждения организованной экономической преступности на примере Республики Дагестан предлагает А.М. Мусаев. (См.: Мусаев А.М. Указ. дисс. С. 133 и далее).
73 Демидов Ю.Н. Указ. соч. С. 346.
74 Сомин В.Н. Социальное управление предупреждением преступности: введение в теорию Иркутск, 1990. С. 104.
75 Раска Э. К вопросу построения программы криминологической профилактики преступности в регионе (на примере Эстонской ССР) // Теоретические проблемы изучения территориальных различий в преступности: социальные аспекты профилактики преступности. Тарту, 1988. С. 29.
76 См.: Голоднюк М.Н., Зубкова В.И. Предупреждение преступности. М., 1990. С. 16-17.
77 Подробнее см.: Сомин В.Н. Социальное управление предупреждением преступности: введение в теорию Иркутск, 1990. С. 33-50.
78 Босхолов С. Исследование информационных потребностей предупреждения преступлений (социологический аспект) // Теоретические проблемы изучения территориальных различий в преступности: социальные аспекты профилактики преступности. Тарту, 1988. С. 53.
79 Предлагаются и другие меры по формированию профессиональной этики предпринимателей. Это может быть проведение исследований сложившихся этических норм ведения бизнеса; разработка профессиональных норм поведения, основанных на международном опыте и исторических традициях уральских предпринимателей; осуществление мероприятий по целенаправленному формированию в средствах массовой информации позитивного образа цивилизованного предпринимателя и повышению престижа предпринимательской деятельности в общественном сознании. (См.: Проблемы и пути легализации теневых доходов // Теневая экономика. Административные барьеры. Малый бизнес. Екатеринбург, 2004. С. 17-18).
80 По мнению Р.А. Рахимова, "активизация деятельности современного Российского государства в идеологической сфере является одним из приоритетных направлений деятельности по борьбе с преступностью" (Рахимов Р.А. Идеологическая деятельность современного Российского государства как направление деятельности по борьбе с преступностью // Правоохранительные органы: теория и практика. 2004. № 4. С. 23).
??

??

??

??




СОДЕРЖАНИЕ