<<

стр. 2
(всего 3)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

Прощаю. Но изволь вперед кормиться
Где хочешь, только больше не со мной.
Имей в виду, я даром слов не трачу.
На размышленья у тебя два дня,
И если ты мне дочь, то выйдешь замуж,
А если нет, скитайся, голодай
И можешь удавиться: бог свидетель,
Тебе тогда я больше не отец.
Так вот, подумай. Это ведь не шутки.

(Уходит.)

Джульетта
Ужель нет состраданья в небесах?
Им видно ведь насквозь мое несчастье.
Ах, матушка, не выгоняйте вон!
Отсрочьте брак на месяц, на неделю
Или с Тибальтом положите в склеп!

Леди Капулетти
Все обсудили. Поступай, как знаешь.
Молчи. Я слова больше не скажу.

***

Князь
Где вы, непримиримые враги,
И спор ваш, Капулетти и Монтекки?
Какой для ненавистников урок,
Что небо убивает вас любовью!
И я двух родственников потерял
За то, что потакал вам. Всем досталось.

Капулетти
Монтекки, руку дай тебе пожму.
Лишь этим возмести мне вдовью долю
Джульетты.

Монтекки
За нее я больше дам.
Я памятник ей в золоте воздвигну,
Пока Вероной город наш зовут,
Стоять в нем будет лучшая из статуй
Джульетты, верность сохранившей свято.

Капулетти
А рядом изваяньем золотым
Ромео по достоинству почтим.

Князь
Сближенье ваше сумраком объято.
Сквозь толщу туч не кажет солнце глаз.
Пойдем, обсудим сообща утраты
И обвиним иль оправдаем вас.
Но повесть о Ромео и Джульетте
Останется печальнейшей на свете...

- Как вы думаете, с какого возраста люди должны самостоятельно принимать решение о вступлении в брак (Учитывая, что Ромео 16 лет, а Джульетте - 13)?
- Что делать любящим друг друга несовершеннолетним, родители которых противятся браку?


Право на свободу слова.
Право на свободу получения и распространения информации


Джордж Оруэлл

1984?

По каждой записке Уинстон диктовал свои поправки в диктограф, а отпечатанный текст подкалывал к соответствующему номеру "Таймс" и отсылал его по пневматической почте обратно. Затем почти автоматическим жестом скомкал записки и черновики и швырнул их в дыру памяти.
Он лишь в общих чертах знал, что происходит в невидимом лабиринте, куда вели пневматические трубы. После того, как все необходимые поправки к какому-либо номеру "Таймс" собирали вместе и сличали, газета перепечатывалась, оригинал уничтожался, а исправленный экземпляр занимал место в подшивке. Этот процесс непрерывных изменений применялся не только к газетам, но также к книгам, журналам, брошюрам, плакатам, листовкам, фильмам, звукозаписям, карикатурам, фотографиям - словом, к любой литературе, к любым документам, которые могли иметь хоть какое-либо политическое или идеологическое значение. Каждый день, практически каждую минуту прошлое приводилось в соответствие с сегодняшним днем. Таким образом, можно было подтвердить документальными свидетельствами любой прогноз Партии, а любую новость, любое мнение, не соответствующие задачам текущего момента, можно было убрать из документов. Вся история стала всего лишь пергаментом, с которого соскабливали первоначальный текст и по мере надобности писали новый. И никогда нельзя было потом доказать подделку.
Самый большой сектор Исторического Отдела, намного превосходящий тот, в котором работал Уинстон, искал и собирал все экземпляры книг, газет и прочих документов, оригиналы которых были заменены, - чтобы уничтожать их. Номер "Таймс", который, возможно, переписывали десять или двенадцать раз из-за изменившейся политической конъюнктуры или ошибочных прогнозов Большого Брата, по прежнему находился в подшивке, и на нем была первоначальная дата, но не осталось других неисправленных экземпляров, чтобы опровергнуть эту ложь. Книги тоже все время переписывали и перепечатывали и никогда при этом не признавали, что в них сделаны какие-либо изменения. Даже в записках, которые получал Уинстон и сразу после правки уничтожал, не было и намека на то, что требуется подделка; нет, всегда шла об оговорках, ошибках, опечатках, неточных цитатах, которые следовало исправить в интересах истины...

Если Партия может запускать свои руки в прошлое и утверждать, что то или иное событие никогда не происходило, то это, наверное, страшнее пытки или смерти?
Партия сказала, что Океания никогда не была союзницей Евразии. Он, Уинстон Смит, знал, что всего лишь четыре года назад Океания была с ней в союзе. Но где подтверждение этому факту? Только в его сознании, которое, судя по всему, скоро будет ликвидировано. А раз все остальные принимают ложь Партии за чистую монету, раз все источники подтверждают это, то ложь становится историей и превращается в правду. Один из лозунгов Партии гласил: "Кто контролирует прошлое - контролирует будущее, кто контролирует настоящее - контролирует прошлое". И все же прошлое, изменчивое по своей природе, так и не смогли изменить. Все, что правда сегодня, было и будет правдой всегда. Это же очевидно. Нужно лишь не сдаваться в борьбе со своей памятью. Они называют это "Контроль за действительностью", на новоязе это называется "двоемыслием".
- Вольно! - слегка повеселевшим голосом сказала тренерша с экрана.
Уинстон опустил руки и сделал глубокий вдох. Его ум медленно скользнул в лабиринт двоемыслия. Знать и не знать, владеть полной правдой и говорить тщательно сфабрикованную ложь, придерживаться одновременно двух взаимоисключающих мнений, знать, что они противоречат одно другому, и верить в оба, обращать логику против логики, не признавать мораль и в то же время клясться этой самой моралью, верить, что демократия невозможна, и утверждать, что Партия защищает демократию, забывать все, что приказано забыть, а потом, при необходимости, вновь вспоминать об этом и, самое главное, применять такую диалектику и к самой диалектике. Это было высшим достижением: сознательно навязывать бессознательность и тут же самому забывать, что ты только что занимался гипнозом. Ведь даже для того, чтобы понять это слово - "двоемыслие", надо было применить двоемыслие.

На эту мысль натолкнула его и записная книжка. Это была удивительно красивая вещь. Гладкая кремовая бумага чуть пожелтела от времени, такой не производили уже лет сорок. Уинстон, однако, думал, что книжка на самом деле гораздо старее. Увидел он ее в витрине маленькой грязной лавчонки в трущобном районе города (в каком именно, он уже не помнил), и ему ужасно захотелось купить ее. Считалось, что члены Партии не должны посещать обычные магазины ("пользоваться вольным рынком", как говорили), но этот запрет не соблюдался слишком строго, так как некоторые вещи, например, шнурки или бритвенные лезвия, нигде больше нельзя было приобрести. Уинстон огляделся по сторонам, быстро юркнул внутрь лавчонки и купил записную книжку за два с половиной доллара. В тот момент он не знал еще, зачем ему эта книжка. С чувством совершенного преступления принес ее домой в портфеле. Даже без единой записи книжка была компрометирующим вещественным доказательством.
Уинстон решил вести дневник. В принципе это не было незаконным (ничего незаконного не было вообще, так как давно уже не было и самих законов), но если бы кого-нибудь поймали за этим занятием, то наказанием была бы смерть или, самое меньшее, двадцать пять лет лагерей...
- Разве ты не видишь, что главная цель новояза - сузить диапазон человеческого мышления? Мы добьемся, в конце концов, что преступное мышление станет невозможным - не будет слов для его выражения. Любую концепцию можно будет выразить всего лишь одним словом. Его смысл будет жестко определен, а все побочные значения стерты и забыты. В одиннадцатом издании мы уже близки к этому. Хотя, конечно, эту работу будут продолжать еще много лет спустя после моей и твоей смерти. С каждым годом будет все меньше и меньше слов и соответственно станет уменьшаться диапазон человеческого сознания. Конечно, и теперь нет ни причин, ни оправдания преступному мышлению. Это вопрос самодисциплины, контроля над действительностью. Но в конце концов и это не будет нужно. Революция завершится лишь тогда, когда станет совершенным язык. Новояз - это Ангсоц, а Ангсоц - это новояз, - добавил он удовлетворенно и загадочно. - Тебе не приходило в голову, Уинстон, что самое позднее к 2050 году не останется в живых ни одного человека, который смог бы понять разговор вроде нашего сегодняшнего?
- Кроме... - начал Уинстон с сомнением и остановился. "Кроме пролов", - чуть не сорвалось с языка, но он вовремя одернул себя, поскольку не был уверен, что такое замечание вполне благонадежно. Сайм, однако, угадал, что он хотел сказать.
- Пролы не люди, - бросил он небрежно. - К 2050 году, а может быть, раньше, никто не будет знать старояза. Вся литература прошлого будет уничтожена. Чосер, Шекспир, Мильтон, Байрон будут только на новоязе. И это будут не просто другие книги, смысл их будет прямо противоположен оригиналам. Изменится даже литература Партии. Даже лозунги. Как, например, сохранить лозунг "Свобода - это рабство", если не останется самого понятия свободы? Сама атмосфера мышления будет другой. Не будет мысли, как мы ее понимаем сегодня. Быть благонадежным значит не думать, не иметь потребности думать. Благонадежность - отсутствие сознания.
...Он взял учебник истории и взглянул на фронтиспис - на портрет Большого Брата. Гипнотизирующие глаза глядели на него. Казалось, какая-то страшная сила давит на вас, она проникает в черепную коробку, сминает мозг, запугивает настолько, что вы отказываетесь от всех убеждений, заставляет не доверять собственным чувствам. Дойдет до того, что Партия объявит: дважды два - пять, и вам придется поверить. Рано или поздно они обязательно дойдут и до этого, это логически вытекает из их политики. Ведь партийная философия отрицает не только опыт, но и саму реальность внешнего мира. Здравый смысл - вот самая страшная ересь. И поэтому самое ужасное не то, что вас убьют за инакомыслие, а то, что вдруг они все-таки правы! Потому что, в конце концов, откуда мы знаем, что дважды два - четыре? Откуда мы знаем, что есть сила тяжести? Откуда мы знаем, что прошлое нельзя изменить? А если и прошлое, и внешний мир существуют лишь в нашем воображении, и если наш разум можно контролировать - то что тогда?
Но нет! Неожиданно он почувствовал прилив мужества. Без каких-либо ассоциаций перед глазами всплыло лицо О'Брайена. Теперь он был абсолютно уверен, что О'Брайен на его стороне. Он пишет дневник для О'Брайена, адресует дневник О'Брайену. Это бесконечное письмо, которое никто никогда не прочтет, но оно адресовано конкретному человеку и этим окрашено.
Партия приказывает не верить своим глазам и ушам. Это ее главное, самое существенное требование. Ему стало страшно, когда он подумал, какая чудовищная сила противостоит ему, с какой легкостью любой партийный идеолог победит его в споре, какие хитроумные аргументы будут выдвинуты при этом, аргументы, которых он не сможет понять и на которые, уж конечно, не сможет ответить. И все же прав он, а не они! Очевидное, простое, правильное нуждается в защите. Очевидные истины верны - вот за что надо держаться! Реальный мир существует, и законы его незыблемы. Камень - твердый, вода - мокрая, предметы, которые ничто не удерживает, притягиваются к центру Земли. Уинстон взял перо. Он обращался к О'Брайену, он утверждал важную истину:
Свобода - это свобода говорить, что дважды два - четыре. Если это дано, все остальное вытекает отсюда.

- Не означает ли, что право на свободу получения и распространения информации, - это право знать все государственные тайны?
- Как вы думаете, обеспечивают ли школьные учебники истории объективную информацию?
- Как вы думаете, чем свобода мысли, свобода слова угрожают тоталитаризму?
- Часто ли на уроках нарушается ваше право на свободу слова?
- Может ли свобода слова быть неограниченной? Кто или что должно определять границы свободы слова?


Николай Носов

Незнайка на Луне?

Выступивший в конце конференции доктор физических наук профессор Бета сказал в своем заключительном слове:
- Дорогие друзья! Все нами услышанное свидетельствует о том, что пришельцы с нашей соседней планеты, по всей видимости, владеют тайной невесомости. Как вы сами могли убедиться, это страшная сила. Полицейские, попадающие в состояние невесомости, становятся совершенно беспомощными. Они абсолютно не владеют своими членами, и им остается только носиться без толку по воле ветра. Применяя огнестрельное оружие, они могут нанести вред лишь самим себе. Наконец-то, дорогие друзья, мы с вами получили возможность вздохнуть свободно. Отныне полицейские уже не смогут угрожать нам; они не смогут ни вешать нас, ни стрелять, ни сажать нас в тюрьму...
В это время послышалось резкое:
- Фить! фить!
Этот звук издал присутствовавший на конференции старший полицейский инспектор Злигль. Вскочив со своего места, он властно кивнул пальцем двум дежурившим у дверей полицейским. Поняв, что от них требовалось, полицейские без лишних слов метнулись к профессору, скрутили ему за спиной руки и поволокли прочь. Когда все было кончено, инспектор Злигль подошел к микрофону и сказал, обращаясь к зрителям:
- Уважаемые телезрители! Дамы и господа! Прошу без паники! Ничего страшного не произошло. Доктор физических наук профессор Бета арестован за распространение вредных мыслей и неуважение к полиции. Теперь он попадет в каталажку и получит возможность вздыхать там свободно, сколько ему потребуется. Пусть это послужит для всех вас хорошим уроком. А теперь молчать, и никаких разговоров! Благодарю за внимание...

... Здание редакции, а также все печатные машины и все оборудование типографии принадлежали Спрутсу. Все сотрудники, начиная от редактора и кончая самым незначительным наборщиком, оплачивались из денег, которые давал Спрутс. Правда, и доход, который получался от продажи газет, целиком поступал в распоряжение Спрутса.
Нужно, однако, сказать, что доход этот был не так уж велик и частенько не превышал расходов. Но господин Спрутс и не гнался здесь за большими барышами. Газета нужна была ему не для прибыли, а для того, чтоб беспрепятственно рекламировать свои товары. Осуществлялась эта реклама с большой хитростью. А именно: в газете часто печатались так называемые художественные рассказы, причем если герои рассказа садились пить чай, то автор обязательно упоминал, что чай пили с сахаром, который производился на спрутсовских сахарных заводах. Хозяйка, разливая чай, обязательно говорила, что сахар она всегда покупает спрутсовский, потому что он очень сладкий и очень питательный. Если автор рассказа описывал внешность героя, то всегда, как бы невзначай, упоминал, что пиджак его был куплен лет десять-пятнадцать назад, но выглядел, как новенький, потому что был сшит из ткани, выпущенной Спрутсовской мануфактурой. Все положительные герои, то есть все хорошие, богатые, состоятельные или так называемые респектабельные коротышки в этих рассказах обязательно покупали ткани, выпущенные Спрутсовской фабрикой, и пили чай со спрутсовским сахаром. В этом и заключался секрет их преуспевания. Ткани носились долго, а сахару, ввиду будто бы его необычайной сладости, требовалось немного, что способствовало сбережению денег и накоплению богатств. А все скверные коротышки в этих рассказах покупали ткани каких-нибудь других фабрик и пили чай с другим сахаром, отчего их преследовали неудачи, они постоянно болели и никак не могли выбиться из нищеты.
Помимо подобного рода "художественных" рассказов, в газете печатались обычные рекламные объявления, прославлявшие спрутсовский сахар и изделия Спрутсовской мануфактуры. Само собой разумеется, что ни рекламные объявления, ни художественные рассказы не могли привлечь особенного внимания публики, поэтому в газете ежедневно печатались сообщения об интересных событиях и происшествиях, а также различные юморески, то есть крошечные забавные рассказики или анекдотцы, специально для того, чтоб насмешить простодушных читателей. Читатель, купивший газету с целью почитать юморески, заодно проглатывал и "художественные" рассказы, что, собственно говоря, от него и требовалось.
- Как вы думаете, правильно ли поступили полицейские, арестовав смутьяна?
- Нарушает ли Спрутсовская газета права потребителя?


Право собственности

Матвей Хромченко

Кодекс Наполеона или Как жить будем: по закону или по "понятиям"?

Сергей Анатольевич Пашин, один из авторов концепции судебной реформы, автор законодательства о российском суде присяжных:
- ... Принятый в новой России Гражданский кодекс устанавливает важнейшие отношения, прежде всего главные - собственности. Человек оказывается защищенным в своей обыденной жизни, а эта защита может стимулировать развитие той или иной экономической ситуации. Во-вторых, предоставляя гарантии неких гражданских прав - права на собственность, права на наследование, права на распоряжение своим имуществом, права на интеллектуальную собственность, авторского права - кодекс позволяет человеку жить обособленно от государства, не бояться, что у него отнимут то, что он нажил, заработал, имеет.
- Но ваши коллеги именуют нынешний Гражданский кодекс второй Конституцией - не знаю, чего здесь больше, метафоры или реального жизненного содержания. Вы же все сводите к отношениям собственности. А если я живу вне этих отношений...
- А это невозможно: собственность - центральный момент в организации жизни любого человека. Что нами движет? Гордость, голод, любовь. Первое обеспечивает нам Конституция, второе - Гражданский кодекс.
- Иными словами, жизнь гражданина проходит в пространстве
- ...жизни - до тех пор, пока ее ничто не ущемляет. В случае же чего - соседи ночью шумят, спать не дают, или контролер в общественном транспорте вас неправильно оштрафовал, или банк деньги не возвращает, - вы начинаете апеллировать к гражданскому законодательству.
- Гражданский кодекс всеобъемлющ. Он стоит на страже не только вашей собственности, хотя ее он защищает в первую очередь, но ваших неимущественных прав, прежде всего, вашего доброго имени, чести и достоинства.

- Согласны ли вы с тем, что право собственности обеспечивает независимость человека?
- Как вы думаете, осознают ли граждане России значимость Гражданского кодекса? В чем вы видите его значимость?


Николай Носов

Незнайка на Луне?

Господин Клопс встал из-за стола, подошел к ступенькам, которые вели вниз с веранды, и, сложив на животе свои пухлые ручки, стал оглядывать Незнайку с головы до ног. - Наверно, в капкан попался? - спросил наконец он.
- Так точно, господин Клопс. Жрал малину и попался в капкан.
- Так, так, - промычал Клопс. - Ну, я тебе покажу, ты у меня попляшешь! Так зачем ты малину жрал, говори?
- И не жрал вовсе, а ел, - поправил его Незнайка.
- Ох ты, какой обидчивый! - усмехнулся господин Клопс. - Уж и слова сказать нельзя! Ну хорошо! Так зачем ты ее ел?
- Ну зачем... Захотел кушать.
- Ах, бедненький! - с притворным сочувствием воскликнул Клопс. - Захотел кушать. Ну, я тебе покажу, ты у меня попляшешь! А она твоя, малина? Отвечай!
- Почему не моя? - ответил Незнайка. - Я ведь ни у кого не отнял. Сам сорвал на кусте.
От злости Клопс чуть не подскочил на своих коротеньких ножках.
- Ну, я тебе покажу, ты у меня попляшешь! - закричал он. - Ты разве не видел, что здесь частная собственность?
- Какая такая частная собственность?
- Ты что, не признаешь, может быть, частной собственности? - спросил подозрительно Клопе.
- Почему не признаю? - смутился Незнайка. - Я признаю, только я не знаю, какая это собственность! У нас нет никакой частной собственности. Мы все сеем вместе и деревья сажаем вместе, а потом каждый берет, что кому надо. У нас всего много.
- Где это у вас? У кого это у вас? Чего у вас много? Да за такие речи тебя надо прямо в полицию! Там тебе покажут! Там ты попляшешь! - разорялся Клопс, размахивая руками и не давая Незнайке сказать ни слова...

- Ай-ай-ай! Да что же они там делают! - закричал Клопс, наливаясь от злости кровью. - Эй, Фикс, Фекс, что вы рты пораскрыли, олухи? Скорее тащите сюда ружье, я убью его, как собаку, он у меня попляшет!
Фикс и Фекс моментально исчезли и через минуту возвратились с ружьем.
- Стреляйте в него! - кричал, брызгая слюной, Клопс. - Все равно мне за это ничего не будет!
Фикс, в руках у которого было ружье, прицелился и выпалил. Пуля просвистела в двух шагах от Незнайки.
- Ну, кто так стреляет? Кто так стреляет? - закричал с раздражением Клопс. - Дайте-ка сюда мне ружье. Я вам покажу, как надо стрелять!
Он выхватил у Фикса ружье и выстрелил, но попал не в Незнайку, а в Цезарино. Бедный пес дико взвизгнул. Подскочив кверху и сделав в воздухе сальто, он упал на спину и остался лежать кверху лапами.
- Ну вот, видите, дурачье! - закричал Клопс, хватаясь за голову. - Из-за вас собаку прикончил!

- Надо ли наказывать за нарушение права частной собственности?
- Может ли гражданин сам защищать свою собственность?
- Может ли он сам устанавливать меры наказания для нарушителей права частной собственности?


Право на свободный выбор занятий, на благоприятные условия труда

Тамара Петкевич

Жизнь - сапожок непарный?

В пять часов утра ударом молота в подвешенный у вахты кусок рельса возвестили о подъеме. Слезая молча с нар, я, как и все женщины, должна была сделать усилие, чтобы выдернуть себя из сна. Начиналась лагерная жизнь.
Дежурные внесли в барак цинковый бак с бурдой, как здесь называли подкрашенную чем-то коричневую жидкость - "кофе". Распределяли пайки хлеба. Их вес определялся выработанным накануне процентом. После завтрака - пересчет всех заключенных, проверка. Затем - разбор по бригадам и выход на работу.
Бригада, в которую я попала, собирала срезанный на поле тростник конопли и ставила его в "суслоны". От нещадно палящего солнца спрятаться было некуда, помочь ему скорей скатиться за горизонт человеку было не дано.
До обеденного перерыва прошло несколько "вечностей".
Обед привезли в поле. Суп с кукурузными крупинками, догонявшими одна другую, прозывался здесь "баландой". На второе - жижа кукурузной каши.
Одолеть рабочий день, длившийся до захода солнца, было настолько трудно, что казалось, второго не переживу, не вынесу никак. Неужели так может быть ежедневно? Как спастись от солнца?
Выпоров из пальто подкладку, я соорудила на голове косынку с козырьком.
Учило все. И собственное изнурение, и откровения других.
"Здесь руководствуются одним: держать живот в голоде, не давать опомниться, не давать мыслить, наказывать хлебом, то есть недодавать его".
Пришлось поверить и в то, что "нарядчик", "прораб", "бригадир", тем более "конвоир" - далеко не полный перечень лагерных должностных лиц, за которыми власть, сила, неограниченные возможности для проявления личных свойств характера и, как прямое следствие их своеволий, - жизнь или смерть заключенного. То есть лагерь - это не только непосильный труд. Лагерь - надругательство одного человека над другим...

В Джангиджире находился совхоз, специализировавшийся на сборе тростниковых кенафа и конопли и обработке их в волокно, являвшееся исходным сырьем для веревок и мешковины, в которых нуждался фронт.
Выработка продукции числилась за совхозом. Фактически же всю работу от начала до конца выполняли заключенные.
Работали на полях. Был и завод. В большом крытом сарае стояли три машины - декартикаторы, являвшие собой систему металлических валов, вращающихся навстречу друг другу. Тростник-конопля вправлялся в них и проминался ими. Затем в виде волокна поступал на решетку с крупными зубьями - трясилку, которая стряхивала с него отходы от стеблей - костру. Приемщица снимала с машины уже вороха воздушного, кудрявого волокна.
Наказанием этого вида работы были миллиарды мельчайших иголочек, образующихся при разбивке конопли. Иголочки забивались в поры тела, искалывали всего тебя постоянно. Ни вытряхнуть из одежды, ни выветрить их никоим образом не удавалось. Выход был один: выносить муку днем и ночью, во сне и бодрствуя.
Самой трудной операцией из всех работ на заводе считалась "задача" волокна в машину. "Задавать" тростник - значило рассыпать его в ряд по параметру валов и запустить в них. Машины тарахтели, громыхали, все помещение завода застилала мгла из пыли и иголок. Разглядеть приемщицу, снимавшую волокно с той же машины, было невозможно.
Случалось, грохот вдруг перекрывал нечеловеческий крик. Изнуренная двенадцатичасовой работой, "задавальщица" не успевала выдернуть попавшую в петлю запутавшегося тростника руку; бывало, и обе руки вовлекались в прижатые друг к другу вращающиеся стальные валы. Остановить машину не успевали. Помочь - тоже. Человек оставался без рук. Истекал кровью.
Был и еще один вид каторжных работ, увечащих и так изнуренную нещадным солнцем человеческую "оболочку". Он назывался "мокрой трепкой".
Кенаф в огромном количестве закладывали в искусственные водоемы. Месяц или два он там вымачивался. На поверхности водоема образовывался толстый беловатый слой шевелящихся червей. В водоем был приложен бревенчатый помост, на который клали вынутый из воды кенаф и били по нему деревянной ступой. Таким размолотым кенаф разделывался в белое блестящее волокно, напоминавшее шелковые нити. Этот допотопный способ обработки и назывался "мокрой трепкой".
Попадавший на "мокрую трепку" ходил весь в ранах. Истощенные тела людей были изъязвлены вонючей водой и червями. Гнилостный запах водоема и толща белых червей были гибельными не только для ног, рук, но и для психики работающих. Спасения от "мокрой трепки" люди искали, усердно заискивая и перед нарядчиком, и перед бригадиром.


Ольга Адамова-Слиозберг

Труд?

После четырех лет тюрьмы, в которой главным наказанием, унижающим человеческое достоинство, было лишение труда, мы приехали в Магаданский лагерь.
Старые лагерники, особенно мужчины, издевались над нашим стремлением хорошо работать.
- Через честный труд к освобождению? - смеялись они. Нечего и говорить, что трудом нельзя ничего было добиться, что нас обманывали, что бригадиры-блатари записывали нашу выработку своим дружкам, что демонстративно для политических заключенных были отменены зачеты (уголовникам за хорошую работу день засчитывался в полтора и даже два). Нам давали негодный инструмент и самые тяжелые участки.
Кроме того, трудно было что-либо возразить на такое рассуждение: вы работаете и делаете рентабельной подлую лагерную систему. На вашем труде, на вашей жизни и здоровье делают карьеру и получают ордена и премии "начальнички".
А между тем труд - это было последнее, что нас отличало от массы деморализованных и циничных блатарей...

Труд был единственно человеческим, что нам оставалось. У нас не было семьи, не было книг, мы жили в грязи, вони, темноте, терпели унижения от любого надзирателя, который мог ночью войти в барак, выстроить полуодетых женщин и под предлогом обыска рыться в наших постелях, белье, читать письма. В банях нас почему-то обслуживали мужчины, и когда мы протестовали, "начальнички" посмеивались и отвечали: "Снявши голову, по волосам не плачут"...
Только труд был человечен и чист. Мы делали крестьянскую работу, которую до нас делали миллионы и миллионы женщин. Мы радовались делу рук своих. Мы хотели быть не хуже, чем деревенские женщины из раскулаченных, которые вначале посматривали на нас даже с некоторым злорадством:
"А ну-ка, вы, образованные! Вы сидели на нашей шее, книжки читали. Попробуйте-ка косу да грабли..." Раскулаченные крестьяне, конечно, работали лучше всех, но бригадиры (бывшие кулаки) дрались за "политиков" - они знали, что мы будем работать добросовестно и систематически, уголовники же рванут в час так, что за ними не угнаться, а чуть отвернется бригадир, лягут и будут спать, пусть вянет рассада, пусть мороз побьет молодые растения.
Тяжелый крестьянский труд вдали от конвоиров, вдали от чужих, злых людей - единственно светлые воспоминания во мраке лагерной жизни.
Бывало, уйдем нашим звеном в шесть человек далеко в поле. Трое косят, трое гребут. Идешь с косой по полю. Светлый простор бедной колымской земли лежит перед тобой. Чудесный аромат увядающего поля. Бледное, прозрачное небо...
Больно было, когда труд, в который мы вложили душу, оказывался издевательством, бессмысленным трудом для наказания.
Мы долбили в мерзлой почве канавы для спуска талых вод.
Работали на пятидесятиградусном морозе тяжелыми кайлами. Старались выработать норму. Если за ночь снег заносил неоконченную канаву, мы ее очищали и углубляли точно до нормы. Вероятно, никто не заметил бы недоделанных десяти-пятнадцати сантиметров, но тогда ведь вода задержится, пойдет с полей не так, как надо!
Это был очень тяжелый труд. Земля - как цемент. Дыхание застывает в воздухе. Плечи и поясница болят от напряжения. Но мы работали честно. А весной, когда земля оттаяла, пустили трактор с канавокопателем и он в час провел канаву такую же, как звено в шесть человек копало два месяца.
Я спросила:
- Почему не роют так все канавы?
- А вы что будете делать? - ответил десятник. - На боку лежать и поправляться? Нет, милая, в лагерь вас привезли работать!
Мне стало необыкновенно стыдно. Боже, какой позор! Нас наказывали бессмысленным трудом, и мы выполняли наказание с энтузиазмом! Какие рабы! Я поклялась больше не вкладывать в труд души и обманывать лагерь, где смогу. Мне это не удалось, я не смогла переделать свою природу...

- Может ли конституционное право на труд быть обязанностью?
- Не является ли наказание трудом аморальным?
- Почему для многих заключенных страшнее была не тяжесть принудительного труда, а его бессмысленность?


Дмитрий Кирифанов

Как я был карьеристом?

По понедельникам, средам и пятницам я уверен в том, что в стране свирепствует безработица. По вторникам, четвергам и субботам мне кажется, что найти достойную работу не проблема. По воскресеньям я, опасаясь за свою психику, на эту тему стараюсь вообще не думать, ведь и то, и другое правда.
Несколько слов о себе, любимом. Или, как выражаются в агентствах по трудоустройству, резюме.
Образование - очень средняя, хотя и московская школа в центре плюс три курса Литературного института им. автора романа "Мать". Богатый приключениями жизненный опыт - работал грузчиком, разнорабочим геологической экспедиции, "челноком", галерейщиком, подержанными шмотками торговал. Профессия - прозаик, в переводе на общедоступный русский - литературный бомж, стреляющий у собственной бабушки-пенсионерки деньги на сигареты. Все это в прошлом.

ВООБЩЕ НЕ ОХОТНИК

...Тетка пенсионного возраста в бюро по трудоустройству (извините, сейчас оно сменило пол и называется департаментом труда и занятости), прочитавшая мою нехитрую биографию, грустно подытожила: "Типичный клиент". А потом посмотрела на меня чуть не со слезами (добрая тетка) и меня же спросила: "Что же мне с вами всеми делать?"
Делать лично со мной было почти нечего. Потому что я тихо ответил "нет" на первые два вопроса: умею ли работать на компьютере в заграничной операционной системе "Окна-97" и способен ли без словаря говорить по-французски Женщина поглядела в компьютер, потюкала кнопки: "Слесарем пойдешь на "Москвич"?"
- В очереди говорили не ходить. Им там по полгода зарплату задерживают...
- А грузчиком в порт? 600 в месяц. Но учти, там условие - без вредных привычек. Куришь?
- Даже пью иногда...
- Да нет, даже если б не пил... Там возрастной ценз, до тридцати. Что ж тебе придумать-то?
На всю очередь (на глазок - человек двадцать передо мной и еще с десяток после) у этой несчастной женщины вакансий для "типичных", то есть для мужиков за 30 без квалификации, не очень много. Был бы бывшим воякой типа "настоящий полковник" - она бы меня с руками оторвала, всюду требуются офицеры, уволенные в запас. А так - всего три предложения.
а) Санитар в психиатрической больнице с окладом в 300 тысяч "старыми", включая квартальную премию.
б) Ловец бродячих собак (оплата сдельная).
в) Заправщик на бензоколонке.
Санитар и ловчий отпали. Во-первых, я нервный, во-вторых, у самого песик. А вот колонка с бензином (нет-нет, я не токсикоман!) - то, что доктор прописал. Тетка записала мне телефончик, записала и мой: "Если еще что интересное из вакансий будет, я сама позвоню. Я ж понимаю - у самой сын обормот, стихи пишет..."
На бензоколонку я звонил ежедневно. Ежедневно мне девушка вежливо говорила одну и ту же фразу: "Сейчас, к сожалению, вакансий нет. Позвоните завтра". Я уже начал сомневаться: не с автоответчиком ли общаюсь?

ОХОТНИКИ ЗА СКАЛЬПАМИ

Из департамента я ринулся в частные кадровые агентства. Обошел штук пять. Картинка везде одинаковая. Никакой казенности и добрых женщин за шестьдесят. Евроремонт, черная кожаная мебель, все вежливые настолько, что хочется убить на месте. "Проходите, пожалуйста". "Садитесь, пожалуйста". "К сожалению, вам придется немного подождать". Во всех пяти длинноногие и улыбчивые дивы с моих слов составляли резюме и ласковым голосом обещали вскорости позвонить. Из всех обещанных звонков грянул только один. Дворником в банке желаете? 200 долларов в рублях, лопата и валенки казенные. Я ринулся к месту дислокации предполагаемой работы со скоростью истребителя-перехватчика. Маловата скорость оказалась. Меня опередила какая-то дама, прибывшая в банк на такси за 15 минут до моего появления...
Самое смешное, что вакансий в этих агентствах - хоть с кашей ешь. Столичный бизнес задыхается от нехватки рабочей силы, на луну воет и лапу грызет. Это мне объяснили в одном из пунктов моего путешествия, в рекрутинговом агентстве "Контакт".
Ах, почему я не логистик? То есть не специалист по растаможиванию и транспортировке грузов, получающий от 400 долларов ежемесячно? Почему не секретарь-референтка со знанием нескольких языков? На худой конец - не собака-овчарка с опытом работы на госгранице (не хихикайте, овчарки зашибают на складах оптовых фирм больше трех грузчиков без вредных привычек, вместе взятых)? Пусть разведен, морально поколебим, пусть у тебя русский без мата со словарем - все равно залезай и поехали.
Правда, в логистики и овчарки принимают только тех, кто владеет профессией. Кто по вечерам не стихи пишет и не с бывшей женой по телефону лается, а на курсы на другой конец города усердно мотается, в метро учебники штудирует, знакомства нужные узелком завязывает. В общем, социально активные. Таких, по свидетельству господина Купчина, начальника "Контакта", среди нынешних безработных дико мало. Работать хотят все. Учиться - единицы. В Штатах в сфере бизнеса могут вкалывать до 17% трудоспособного населения. У нас - 0,5%! То ли проклятое прошлое сказывается, то ли климат, то ли тотальный алкоголизм, то ли поразительный инфантилизм здоровенных дядек и красивых умных теток, почему-то уверенных, что им кто-то чего-то должен, а не наоборот. Знаю, сам такой. Из поголовья в пять тысяч человек (примерно столько типичное агентство получает резюме в месяц) только пятая часть доходит до собеседования. Всего около 70 из пяти тысяч находят занятие если не по душе, то по кошельку. Почему? Да сами не хотят!
Пока я раздумывал, чему мне сперва учиться, французскому или гавкать, меня просветили знающие люди. Самая прибыльная профессия сегодня... Угадайте. Директор финансовой пирамиды? Вице-премьер Кабардино-Балкарии? Сторож на ликеро-водочном? Мимо денег. Хедхантер! Настоящий охотник за настоящими головами, а не за пугливыми стенографистками!

ОХОТНИКИ ЗА ГОЛОВАМИ

Хедхантер получает много. Очень много. Потому что умных голов в обрез. Финансовых директоров с опытом. Менеджеров по маркетингу с гарвардским образованием. Специалистов по организации сбытовой сети. Профессионалов промышленной разведки и контрразведки. На всю страну таковых сотни, и все, как правило, великолепно пристроены. У меня крыша поехала за город, когда я узнал, что настоящий профи, получающий в первопрестольной в год 100-150 тысяч долларов, может без особых проблем огрести и 200-250! На каждого такого специалиста - по десятку групп захвата с коробками из-под ксерокса наперевес.
А теперь об охотниках: они, умеючи, с каждой умной головы имеют - хотите стойте, хотите падайте - от одного до двух ее месячных окладов. Разучившихся считать в уме посылаю к калькулятору.
Работа, правда, у хедхантера деликатная, хуже вышивания. В некоторых областях специалисты высокого класса в Москве наперечет, как зверье в заповеднике. Все давным-давно занесены в талмуды хедхантеров. Каждый охотник имеет свой узкий сектор работы. Он посещает бесчисленные тусовки и семинары, между строк читает профессиональные журналы, сам становясь специалистом в этой области. Но главное - круг знакомств. Меня подвели по случаю к одному охотнику, считающемуся лучшим в Москве. Как получает заказ, открывает записную книжку (он мне на полном серьезе сказал: книжка стоит не меньше 10 тысяч) и тянется к трубке. Один-два разговора - можно идти в кассу. Правда, для этого он, говорят, пахал как папа Карло семь лет и "БМВ" купил только прошлым летом...
Прав был товарищ Сталин, уверяя, что кадры решают все сами. Ведь каждый "кадр" - сам кузнец своей получки.

ЭПИЛОГ ЖЕРТВЫ

С тех пор, как я впервые переступил болевой порог департамента труда и занятости, минуло чуть меньше года. По ночам я на той самой бензоколонке заправляю "тачки". С почти красно-коричневой, автоматической ненавистью к буржуям, но заправляю. За 300 американских рублей в месяц плюс премия.
Кроме того, примерно раз в неделю мне позванивают со второго моего места работы - я еще сотрудник отдела по связям с прессой на полставки одной московской фирмешки. Левой задней ногой редактирую абсолютно безграмотные листовки, видимо, написанные штатным сотрудником, вслух зачитывая жене его перлы вроде "предлагаем пошив импортных шуб из шкуры заказчиков, телефон в Москве..."
И то, и другое свое занятие, честно говоря, ненавижу. В глубине души. И в той же глубине всерьез рассчитываю занять место Валерьяныча, хорошо пьющего начальника ночной смены на колонке, на которого недавно в голос орал менеджер головного офиса за то, что тот девок на диване привечал...

- Как вы думаете, действительно ли трудно найти работу? Не является ли проблема безработицы надуманной?
- Кому легче найти работу, а кому труднее?
- Должны ли безработные получать социальную помощь от общества и государства?


Право на достойный уровень жизни,
на физическое и психическое здоровье

Маргарет Митчел

Унесенные ветром?

Долгий путь от Атланты до Тары, который должен был привести ее в объятия Эллин, пришел к концу, и перед Скарлетт воздвиглась глухая стена. Никогда уже больше не уснет она безмятежно, как ребенок, под отчим кровом, окруженная любовью и заботами Эллин, ощущая их на себе, словно мягкое пуховое одеяло. Не было больше тихой пристани, и все казалось ненадежным и непрочным. И не было пути ни назад, ни в сторону - тупик, глухая стена. И ношу свою она не могла переложить на чьи-то другие плечи: отец стар и не в себе от горя, сестры больны, Мелани чуть жива, дети беспомощны, а кучка негров взирает на нее с детской доверчивостью, ходит за ней по пятам, твердо зная, что старшая дочь Эллин будет для всех столь же надежным оплотом, каким была ее мать.
За окном всходила луна, и в ее тусклом свете перед взором Скарлетт, подобная обескровленном телу (ее собственному медленно кровоточащему телу), лежала обезлюдевшая, выжженная разоренная земля. Вот он, конец пути: старость, болезни, голодные рты, беспомощные руки, цепляющиеся за ее подол. И она, Скарлетт О'Хара Гамильтон, вдова девятнадцати лет от роду, одна, одна с малюткой-сыном.
Так что же ей теперь делать? Конечно, тетушка Питти и Бэрр в Мейконе могут взять к себе Мелани с младенцем. Если сестры поправятся, родные Эллин должны будут - пусть даже им это не очень по душе - позаботиться о них. А она и Джералд могли обратиться за помощью к дядюшкам Джеймсу и Эндрю.
Скарлетт поглядела на два исхудалых тела, разметавшихся на потемневших от пролитой воды простынях. Она не испытывала любви к Сьюлин и сейчас внезапно поняла это с полной отчетливостью. Да, она никогда ее не любила. Не так уж сильно привязана она и к Кэррин - все слабые существа не вызывали у нее симпатии. Но они одной с ней плоти и крови, они частица Тары. Нет, не может она допустить, чтобы они жили у тетушек, на положении бедных родственниц. Чтобы кто-то из О'Хара жил у кого-то из милости, на чужих хлебах! Нет, этому не бывать!
Так неужели нет выхода из этого тупика? Ее усталый мозг отказывался соображать. Она медленно, словно воздух был плотным, как вода, подняла руки и поднесла их к вискам. Потом взяла тыквенную бутыль, установленную между стаканами и пузырьками, и заглянула в нее. На дне оставалось еще немного виски, при этом тусклом свете невозможно было понять сколько. Странно, что резкий запах виски уже не вызывал в ней отвращения. 0на сделала несколько медленных глотков, но виски на этот раз не обожгло ей горло - просто тепло разлилось по всему телу, погружая его в оцепенение.
Она положила на стол пустую бутылку и поглядела вокруг. Все это сон: душная, тускло освещенная комната; два тощих тела на кровати; Мамушка - огромное, бесформенное нечто, примостившееся возле; Дилси - неподвижное бронзовое изваяние с розовым комочком, уснувшим у ее темной груди... Все это сон, и когда она проснется, из кухни потянет жареным беконом, за окнами прозвучат гортанные голоса негров, заскрипят колеса выезжающих в поле повозок, а рука Эллин мягко, но настойчиво тронет ее за плечо.
А потом она увидела, что лежит у себя в комнате, на своей кровати, в окно льется слабый свет луны и Мамушка с Дилси развевают ее. Она была уже избавлена от мук, причиняемых тугим корсетом, и могла легко и свободно дышать всей грудью. Она чувствовала, как с нее осторожно стягивают чулки, слышала невнятное, успокаивающее бормотание Мамушки, обмывавшей ее натруженные ступни... Как прохладна вода, как хорошо лежать здесь, на мягкой постели, и чувствовать себя ребенком! Она глубоко вздохнула и закрыла глаза. Пролетело какое-то мгновение, а быть может, вечность, и она уже была одна, и в комнате стало светлее, и луна заливала сиянием ее постель.
Она не понимала, что сильно захмелела - захмелела от усталости и от виски. Ей казалось просто, что она как бы отделилась от своего измученного тела и парит где-то высоко над ним, где нет ни страданий, ни усталости, и голова у нее необычайно светла, и мозг работает со сверхъестественной ясностью.
Она теперь смотрела на мир новыми глазами, ибо где-то на долгом и трудном пути к родному дому она оставила позади свою юность. Ее душа уже не была податливой, как глина, восприимчивой к любому новому впечатлению. Она затвердела - это произошло в какую-то неведомую секунду этих бесконечных, как вечность, суток. Сегодня ночью в последний раз кто-то обходился с нею как с ребенком. Юность осталась позади, она стала женщиной.
Нет, она не может и не станет обращаться ни к братьям Джералда, ни к родственникам Эллин. О'Хара не принимают подаяний. О'Хара умеют сами позаботиться о себе. Ее ноша - это ее ноша и, значит, должна быть ей по плечу. Глядя на себя откуда-то сверху и словно бы со стороны, она без малейшего удивления подумала, что теперь ее плечи выдержат все, раз они выдержали самое страшное. Она не покинет Тару. И не только потому, что эти акры красной земли принадлежат ей, а потому, что она сама - всего лишь их частица. Она, подобно хлопку, корнями вросла в эту красную как кровь почву и питалась ее соками. Она останется в поместье и найдет способ сохранить его и позаботиться об отце и о сестрах, и о Мелани, и о сыне Эшли, и о неграх. Завтра... Ох, это завтра! Завтра она наденет на шею ярмо. Завтра столько всего нужно будет сделать. Нужно пойти в Двенадцать Дубов и в усадьбу Макинтошей и поискать, не осталось ли чего-нибудь в огородах, а потом поглядеть по заболоченным местам у реки, не бродят ли там разбежавшиеся свиньи и куры. И нужно поехать в Джонсборо и Лавджой, отвезти мамины драгоценности - может, там остался кто-нибудь, у кого удастся выменять их на продукты. Завтра... завтра - все медленнее отсчитывало у нее в мозгу, словно в часах, у которых завод на исходе, но необычайная ясность внутреннего зрения оставалась.
И неожиданно ей отчетливо припомнились все семейные истории, которые она столько раз слушала в детстве - слушала нетерпеливо, скучая и не понимая до конца. О том, как Джералд, не имея ни гроша за душой, стал владельцем Тары; как Эллин оправилась от таинственного удара судьбы; как дедушка Робийяр сумел пережить крушение наполеоновской империи и заново разбогател на плодородных землях Джорджии; как прадедушка трудом создал небольшое королевство, проникнув в непролазные джунгли на Гаити, все потерял и вернул себе почет и славу в Саванне; о бесчисленных безымянных Скарлетт, сражавшихся бок о бок с ирландскими инсургентами за свободную Ирландию и вздернутых за свои старания на виселицу, и о молодых и старых О'Хара, сложивших голову в битве на реке Войн, защищая до конца то, что они считали своим по праву.
Все они понесли сокрушительные потери и не были сокрушены. Их не сломил ни крах империи, ни мачете в руках взбунтовавшихся рабов, ни опала, ни конфискация имущества, ни изгнание. Злой рок мог сломать им хребет, но не мог сломить их дух. Они не жаловались - они боролись. И умирали, исчерпав себя до конца, но не смирившись. Все эти призраки, чья кровь текла в ее жилах, казалось, неслышно заполняли залитую лунным светом комнату. И Скарлетт не испытывала удивления, видя перед собой своих предков, которым суждено было нести такой тяжкий крест и которые перекраивали судьбу на свой лад.
Тара была ее судьбой, ее полем битвы, и она должна эту битву выиграть.
Словно в полусне, она повернулась на бок, и сознание ее стало медленно погружаться во мрак. В самом ли деле они все пришли сюда, эти тени, чтобы безмолвно шепнуть ей слова ободрения, или это сон?
- Здесь вы или вас нет, - пробормотала она засыпая, - все равно спасибо вам и - спокойной ночи.
На следующее утро все тело у Скарлетт так ломило от долгой непривычной ходьбы и езды в тряской повозке, что каждое движение причиняло нестерпимую боль. Лицо было обожжено солнцем, ладони в волдырях. Во рту и в горле пересохло, она умирала от жажды и никак не могла утолить ее, сколько бы ни пила воды. Голова была словно налита свинцом, и малейшее движение глазами заставляло морщиться от боли. Тошнота, совсем как в первые месяцы беременности, подкатывала к горлу, и даже запах жареного мяса, поданного к столу на завтрак, был непереносим. Джералд мог бы объяснить ей, что после крепкой выпивки накануне она впервые стала жертвой обычного состояния похмелья, но Джералд не замечал ничего происходившего вокруг. Он сидел во главе стола - старый седой человек с отсутствующим взглядом, - сидел, уставившись выцветшими глазами на дверь, чуть наклонив голову набок и стараясь уловить шелест платья Эллин, вдохнуть запах сухих духов лимонной вербены.
Когда Скарлетт села за стол, он пробормотал:
- Мы подождем миссис О'Хара. Она задержалась.
Скарлетт подняла разламывающуюся от боли голову и поглядела на него, не веря своим ушам, но встретила молящий взгляд стоявшей за стулом Джералда Мамушки. Тогда она встала, пошатываясь, невольно поднесла руку ко рту и при ярком утреннем свете вгляделась в лицо отца. Он устремил на нее ничего не выражающий взгляд, и она увидела, что руки у него дрожат и даже голова слегка трясется.
До этой минуты она не отдавала себе отчета в том, до какой степени подсознательно рассчитывала на Джералда, полагая, что он возьмет на себя руководство хозяйством и будет указывать ей, что следует делать. Но теперь... А ведь прошлой ночью он как будто совсем пришел в себя. Правда, от прежней живости и бахвальства не осталось и следа, но, по крайней мере, он вполне связно рассказывал о различных событиях, а теперь... Теперь он даже не сознает, что Эллин нет в живых. Двойной удар - ее смерть и приход янки - потряс его рассудок. Скарлетт хотела было что-то сказать, но Мамушка неистово замотала головой и утерла покрасневшие глаза краем передника.
"Неужели папа совсем лишился рассудка? - пронеслось у Скарлетт в уме, и ей показалось, что голова у нее сейчас лопнет от этого нового обрушившегося на нее удара. - Нет, нет, он просто оглушен. Просто болен. Это пройдет. Он поправится. Должен поправиться. А что я буду делать, если не пройдет? Я не стану думать об этом сейчас. Не стану думать ни о чем - ни о маме, ни обо всех этих ужасах сейчас. Не стану думать, пока... Пока я еще не в силах этого выдержать. Столько есть всего, о чем надо подумать. Зачем забивать себе голову тем, чего уже не вернешь, - надо думать о том, что еще можно изменить".
Она встала из-за стола, не притронувшись к завтраку, вышла на заднее крыльцо и увидела Порка: босой, в лохмотьях, оставшихся от его парадной ливреи, он сидел на ступеньках и щелкал орешки арахиса. В голове у Скарлетт стояли гул и звон, солнце немилосердно резало глаза. Даже держаться прямо было ей сейчас нелегко, и она заговорила сухо, коротко, отбросив все правила вежливого обращения с неграми, на которых всегда настаивала ее мать.
Она начала задавать вопросы в такой резкой форме и так повелительно отдавать распоряжения, что у Порка от удивления глаза полезли на лоб. Мисс Эллин никогда не разговаривала так ни с кем из слуг, даже если заставала их на месте преступления - с украденной дыней или цыпленком. Скарлетт снова принялась расспрашивать про плантации, про фруктовый сад, огород, живность, и в ее зеленых глазах появился такой жесткий блеск, какого Порк никогда прежде не замечал.
- Да, мэм, эта лошадь сдохла - прямо там, где я ее привязал. Ткнулась мордой в ведерко с водой и опрокинула его. Нет, мэм, корова жива. Вам не докладывали? Она отелилась ночью. Потому и мычала так.
- Да, отличная повивальная бабка получится из твоей Присси, - едко проронила Скарлетт. - Она ведь утверждала, что корова мычит, потому что давно не доена.
- Так ведь Присси не готовили в повивальные бабки для скота, мисс Скарлетт, - деликатно напомнил Порк. - И, как говорится, спасибо за то, что бог послал, - эта телочка вырастет в хорошую корову, и у нас будет полно молока, масла и пахтанья для молодых мисс, а доктор-янки говорил, что молодым мисс большая от него польза.
- Ну, ладно, давай дальше. Скот какой-нибудь остался?
- Нет, мэм. Только одна старая свинья с поросятами. Я загнал их всех на болото, когда понаехали янки, а нынче где их искать - бог весть. Она пугливая была, свинья эта.
- Все равно их надо разыскать. Возьми с собой Присси и отправляйся, пригони их домой.
Порк был немало удивлен и сразу вознегодовал.
- Мисс Скарлетт, это работа для негров с плантации. А я всю жизнь служил при господах.
Два маленьких дьяволенка с раскаленными докрасна вилами, казалось, глянули на Порка из зеленых глаз Скарлетт.
- Ты и Присси вдвоем сейчас же пойдете и поймаете эту свинью, или - вон отсюда, к тем, что сбежали.
Слезы обиды навернулись на глаза Порка. Ох... если бы миссис Эллин была жива! Она разбиралась в этих тонкостях, понимала разницу в обязанностях дворовой челяди и рабов с плантации.
- Вон отсюда, говорите, мисс Скарлетт? Куда же мне идти?
- Не знаю и знать не хочу. Но каждый, кто не желает делать то, что надо, может отправляться к янки. Передай это и всем остальным.
- Слушаюсь, мэм.
- Ну, а что с кукурузой и хлопком?
- С кукурузой? Боже милостивый, мисс Скарлетт, они же пасли лошадей на кукурузном поле, а то, что лошади не съели и не вытоптали, они увезли с собой. И они гоняли свои пушки и фургоны по хлопковым полям и погубили весь хлопок. Уцелело несколько акров внизу у речки - видать, они не приметили. А какой от них прок - там больше трех тюков не наберется.
Три тюка! Скарлетт припомнилось бессчетное множество тюков хлопка, которые ежегодно приносил урожай, и сердце ее заныло. Три тюка. Почти столько, сколько выращивали эти никудышные лентяи Слэттери. А ведь еще налог. Правительство Конфедерации взимало налоги вместо денег хлопком. Три тюка не покроют даже налога. Конфедерации же нет дела до того, что все рабы разбежались и хлопок собирать некому.
"Ладно, и об этом не стану думать сейчас, - сказала себе Скарлетт. - Налоги - это не женская забота, в конце концов. Об этом должен заботиться отец. Но он... О нем я тоже сейчас не буду думать. Получит Конфедерация наш хлопок, когда рак на горе свистнет. Сейчас главное для нас - что мы будем есть?"
- Порк, был кто-нибудь из вас в Двенадцати Дубах или в усадьбе Макинтошей? Там могло остаться что-нибудь на огородах.
- Нет, мэм. Мы из Тары ни ногой. Боялись, как бы не напороться на янки.
- Я пошлю Дилси к Макинтошам, может быть, она раздобудет там что-нибудь поесть. А сама схожу в Двенадцать Дубов.
- С кем же вы пойдете, барышня?
- Ни с кем. Мамушка должна остаться с сестрами, а мистер Джералд не может...
Порк страшно раскудахтался, чем привел ее в немалое раздражение. В Двенадцати Дубах могут быть янки или беглые негры - ей нельзя идти туда одной.
- Ладно, хватит, Порк. Скажи Дилси, чтобы она отправлялась немедленно. А ты и Присси пригоните сюда свинью с поросятами, - повторила свой приказ Скарлетт и повернулась к Порку спиной.
Старый Мамушкин чепец, выцветший, но чистый, висел на своем месте на заднем крыльце, и Скарлетт нахлобучила его на голову, вспомнив при этом, как что-то привидевшееся в давнем сне, шляпку с пушистым зеленым пером, которую Ретт привез ей из Парижа. Она взяла большую плетеную корзину и стала спускаться по черной лестнице, каждый шаг отдавался у нее в голове так, словно что-то взламывало ей череп изнутри.
Дорога, сбегавшая к реке, - красная, раскаленная от зноя, - пролегала между выжженных, вытоптанных хлопковых полей. Ни одного дерева на пути, чтобы укрыться в тени, и солнце так немилосердно жгло сквозь Мамушкин чепец, словно он был не из плотного, простеганного ситца на подкладке, а из прокрахмаленной кисеи, и от пыли так щекотало в носу и в горле, что Скарлетт казалось - она закаркает, как ворона, если только откроет рот. Вся дорога была искромсана подковами лошадей и колесами тяжелых орудий, и даже в красных канавах по обочине видны были следы колес. Кусты хлопка лежали сломанные, втоптанные в землю, - там, где, уступая дорогу артиллерии, кавалерия или пехота шла через поле. Повсюду валялись куски сбруи, пряжки, куски подошв, окровавленные лохмотья, синие кепи, солдатские котелки, сплющенные конскими копытами и колесами орудия, - все то, что, пройдя, оставляет позади себя армия.
Скарлетт миновала небольшую кедровую кущу и невысокую кирпичную ограду, которой было обнесено их семейное кладбище, стараясь не думать о свежей могиле рядом с тремя невысокими холмиками, где покоились ее маленькие братишки. О, Эллин! Она спустилась с холма, прошла мимо кучи обгорелых бревен и невысокой печной трубы на месте бывшего дома Слэттери, исступленно, с неистовой злобой желая, чтобы все их племя превратилось в золу. Если бы не Слэттери, если бы не эта мерзавка Эмми со своим ублюдком, прижитым от управляющего, Эллин была бы жива.
Она застонала, когда острый камешек больно вонзился в волдырь на ноге. Зачем она здесь? Зачем она, Скарлетт О'Хара, первая красавица графства, гордость Тары, всеми лелеемая и оберегаемая, тащится по этой пыльной дороге чуть ли не босиком? Ее маленькие ножки созданы для паркета, а не для этих колдобин, ее крошечные туфельки должны кокетливо выглядывать из-под блестящего шелка юбки, а не собирать острые камешки и дорожную пыль. Она рождена для того, чтобы ей служили, холили ее и нежили, а вместо этого голод пригнал ее сюда, измученную, в отрепьях, рыскать по соседским огородам в поисках овощей.
У подножия пологого холма протекала речка, и такой прохладой и тишиной веяло оттуда, что ветви деревьев низко нависли над водой. Скарлетт присела на некрутом берегу, скинула стоптанные туфли, стянула драные чулки и погрузила горевшие как в огне ступни в прохладную воду. Хорошо бы сидеть так весь день, вдали от устремленных на нее беспомощных взоров, сидеть и слышать в тишине только шелест листьев да журчание медленно бегущей воды! Но она, хоть и через силу, снова надела чулки и туфли и побрела дальше вдоль мшистого, мягкого, как губка, берега, держась в тени деревьев. Янки сожгли мост, но она знала, что там, где ярдах в ста ниже по течению русло сужалось, есть мостки - перекинутые через речку бревна. Она осторожно перебралась на другой берег и под палящим солнцем стала подниматься на холм - до Двенадцати Дубов оставалось полмили.
Все они - двенадцать дубов - стоят, как стояли еще со времен индейцев, только искривились обнаженные ветви, потемнела, пожухла опаленная огнем листва. А за ними лежат руины дома Джона Уилкса - почерневшие остатки белоколонного особняка, так величаво венчавшего вершину холма. Черная яма, бывшая прежде погребом, обугленный каменный фундамент и две солидные домовые трубы указывали на то, что здесь раньше жили люди. И одна колонна, длинная, полуобгоревшая, лежала поперек газона, придавив капитально куст жасмина.
Скарлетт опустилась на колонну, слишком потрясенная, чтобы найти в себе силы сделать еще хоть шаг. Картина этого разорения поразила ее в самое сердце - сильнее, чем все, что она видела до сих пор. Гордость рода Уилксов лежала у ее ног, обращенная в прах. Вот какой конец нашел добрый, гостеприимный дом, где ее всегда так радушно принимали, дом, хозяйкой которого рисовала она себя в несбывшихся мечтах. Здесь она танцевала, кружила мужчинам головы, обедала, здесь, сжигаемая ревностью, с истерзанным сердцем наблюдала, как Эшли смотрит на улыбающуюся ему Мелани. И здесь в прохладной тени дуба Чарльз Гамильтон, не помня себя от счастья, сжал ее руки, когда она сказала, что согласна стать его женой.
"О Эшли! - пронеслось у нее в голове. - Быть может, это к лучшему, если вас нет в живых! Страшно подумать, что вам доведется когда-нибудь это увидеть!"
Эшли привел сюда молодую жену, но ни его сыну, ни его внуку уже не суждено ввести в этот дом свою новобрачную. Не будут больше греметь здесь свадьбы, женщины не будут больше рожать детей под этим кровом, который был ей так дорог и под которым она так страстно мечтала править. От дома остался обгорелый труп, и Скарлетт казалось, что весь род Уилксов погребен под грудами золы.
- Я не стану думать об этом сейчас. Я сейчас не выдержу. Подумаю потом, - громко произнесла она, поспешно отводя глаза в сторону.
Она обошла пепелище и направилась к огороду, мимо вытоптанных розовых клумб, за которыми так заботливо ухаживали сестры Уилкс. Миновала задний двор, сгоревшие амбары, коптильню и птичник. Изгороди из кольев, которой был обнесен огород, не было, и аккуратные ряды зеленых грядок подверглись такому же опустошению, как и огород в Таре. Мягкая земля была изрыта следами подков и тяжелыми колесами орудий, и все растения втоптаны в грунт. Искать здесь было нечего.
Она пошла назад и на этот раз выбрала тропинку, спускавшуюся к молчаливым рядам беленых хижин, время от времени громко выкрикивая на ходу:
- Хэлло!
Но никто не откликался. Даже собачьего лая не раздалось в ответ. По-видимому, все негры Уилксов разбежались или ушли с янки. Скарлетт знала, что у каждого негра был свой маленький огородик, и она направилась туда в надежде, что война пощадила хоть эти жалкие клочки земли.
Ее поиски увенчались успехом, но она была уже так измучена, что не испытала радости при виде репы и кочанов капусты - вялых, сморщившихся без поливки, но все же державшихся на грядках, - и стручков фасоли и бобов, пожелтевших, но еще годных в пищу. Она села между грядок и дрожащими руками принялась выкапывать овощи из земли, и мало-помалу ее корзина стала наполняться. Сегодня дома у них будет хорошая еда, хотя и без кусочка мяса. Впрочем, немного свиного сала, которое Дилси использует для светильников, можно будет пустить на подливку. Не забыть сказать Дилси, что лучше жечь пучки смолистых сосновых веток, а сало использовать в пищу.
Возле крыльца одной из хижин она наткнулась на небольшую грядку редиски и внезапно почувствовала лютый голод. При мысли о сочном остром вкусе редиски ее желудок требовательно взалкал. Кое-как обтерев редиску юбкой, она откусила половину и проглотила, почти не жуя. Редиска была старая, жесткая и такая едкая, что у Скарлетт на глазах выступили слезы. Но лишь только этот неудобоваримый комок достиг желудка, как тот взбунтовался.
Скарлетт бессильно упала ничком на мягкую грядку, и ее стошнило.
Слабый запах негритянского жилья наползал на нее из хижины, усиливая тошноту, и она даже не пыталась ее подавить и продолжала устало отрыгивать, пока все - и хижина, и деревья - не завертелось у нее перед глазами.
Она долго лежала так, ослабев, уткнувшись лицом в землю, как в мягкую, ласковую подушку, а мысли блуждали вразброд. Это она, Скарлетт О'Хара, лежит позади негритянской хижины в чужом разоренном поместье, и ни одна душа в целом свете не знает об этом, и никому нет до нее дела. А если бы и узнал кто, то всем было бы наплевать, потому что у каждого слишком много своих забот, чтобы печься еще и о ней. И все это происходит с ней, Скарлетт О'Хара, которая никогда не давала себе труда завязать тесемки на туфельках или подобрать с пола сброшенные с ног чулки, с той самой Скарлетт О'Хара, чьим капризам привыкли потакать все, с которой все нянчились, которую все старались ублажить.
Она лежала плашмя, не имея сил отогнать от себя ни воспоминания, ни заботы, обступившие ее со всех сторон, словно стая грифов, учуявших смерть. Теперь у нее не было сил даже сказать себе: "Сейчас я не стану думать ни о маме, ни об отце, ни об Эшли, ни обо всем этом разорении... Я подумаю потом, когда смогу". Думать об этом сейчас было выше ее сил, но она не могла заставить себя не думать. Мысли против воли кружились в мозгу как хищные птицы, когтили его, вонзали в него свои клювы. Казалось, протекла вечность, пока она недвижно лежала, уткнувшись лицом в землю, палимая беспощадным солнцем, вспоминая тех, кто ушел из жизни, и жизнь, которая ушла навсегда, и заглядывая в темную бездну будущего.
Когда она наконец встала и еще раз окинула взглядом черные руины Двенадцати Дубов, голова ее была поднята высоко, но что-то неумолимо изменилось в лице - словно какая-то частица юности, красоты, нерастраченной нежности тоже ушла из него навсегда. Прошлого не вернуть. Мертвых не воскресить. Дни беззаботного веселья остались позади. И, беря в руки тяжелую корзину, Скарлетт мысленно взяла в руки и свою судьбу - решение было принято.
Пути обратного нет, и она пойдет вперед.
Минет, быть может, лет пятнадцать, а женщины Юга с застывшей навеки горечью в глазах все еще будут оглядываться назад, воскрешая в памяти канувшие в небытие времена, канувших в небытие мужчин, поднимая со дна души бесплодно-жгучие воспоминания, дабы с гордостью и достоинством нести свою нищету. Но Скарлетт не оглянется назад.
Она посмотрела на обугленный фундамент, и в последний раз усадебный дом воскрес перед ее глазами - богатый, надменный дом, символ высокородства и образа жизни. Она отвернулась и зашагала по дороге к Таре; тяжелая корзина оттягивала ей руку.
Голод снова начал терзать ее пустой желудок, и она произнесла громко:
- Бог мне свидетель, Бог свидетель, я не дам янки меня сломить. Я пройду через все, а когда это кончится, я никогда, никогда больше не буду голодать. Ни я, ни мои близкие. Бог мне свидетель, я скорее украду или убью, но не буду голодать.

- Готовы ли вы принять позицию главной героини: для достижения достойного уровня жизни приемлемы любые средства?
- Является ли состояние крайнего истощения смягчающим обстоятельством при совершении кражи?


Михаил Булгаков

Собачье сердце?

Мы, управление дома, - с ненавистью заговорил Швондер, - пришли к вам после общего собрания жильцов нашего дома, на котором стоял вопрос об уплотнении квартир дома...
- Кто на ком стоял? - крикнул Филипп Филиппович, - потрудитесь излагать ваши мысли яснее.
- Вопрос стоял об уплотнении.
- Довольно! Я понял! Вам известно, что постановлением от 12 сего августа моя квартира освобождена от каких бы то ни было уплотнений и переселений?
- Известно, - ответил Швондер, - но общее собрание, рассмотрев ваш вопрос, пришло к заключению, что в общем и целом вы занимаете чрезмерную площадь. Совершенно чрезмерную. Вы один живете в семи комнатах.
- Я один живу и работаю в семи комнатах, - ответил Филипп Филиппович, - и желал бы иметь восьмую. Она мне необходима под библиотеку.
Четверо онемели.
- Восьмую! Э-хе-хе, - проговорил блондин, лишенный головного убора, - однако это здорово.
- Это неописуемо! - воскликнул юноша, оказавшийся женщиной.
- У меня приемная - заметьте - она же библиотека, столовая, мой кабинет - 3. Смотровая - 4. Операционная - 5. Моя спальня - 6 и комната прислуги - 7. В общем, не хватает... Да, впрочем, это неважно. Моя квартира свободна, и разговору конец. Могу я идти обедать?
- Извиняюсь, - сказал четвертый, похожий на крепкого жука.
- Извиняюсь, - перебил его Швондер, - вот именно по поводу столовой и смотровой мы и пришли поговорить. Общее собрание просит вас добровольно, в порядке трудовой дисциплины, отказаться от столовой. Столовых нет ни у кого в Москве.
- Даже у Айседоры Дункан, - звонко крикнула женщина.
С Филиппом Филипповичем что-то сделалось, вследствие чего его лицо нежно побагровело, и он не произнес ни одного звука, выжидая, что будет дальше.
- И от смотровой также, - продолжал Швондер, - смотровую прекрасно можно соединить с кабинетом.
- Угу, - молвил Филипп Филиппович каким-то странным голосом,- а где же я должен принимать пищу?
- В спальне, - хором ответили все четверо. Багровость Филиппа Филипповича приняла несколько сероватый оттенок.
- В спальне принимать пищу, - заговорил он слегка придушенным голосом, - в смотровой читать, в приемной одеваться, оперировать в комнате прислуги, а в столовой осматривать. Очень возможно, что Айседора Дункан так и делает. Может быть, она в кабинете обедает, а кроликов режет в ванной. Может быть. Но я не Айседора Дункан!.. - вдруг рявкнул он, и багровость его стала желтой. - Я буду обедать в столовой, оперировать в операционной! Передайте это общему собранию, и покорнейше вас прошу вернуться к вашим делам, а мне предоставить возможность принимать пищу там, где ее принимают все нормальные люди, то есть в столовой, а не в передней и не в детской!

- Может ли достойный уровень жизни быть одинаковым для всех?
- Может ли общество (большинство общества) устанавливать границы достойного уровня жизни?
- Зависит ли достойный уровень жизни от степени социально-экономического благополучия страны?


Джордж Оруэлл

1984?

Все, что окружало Уинстона, вызывало приступ злости. Неужели так было всегда? Неужели вкус пищи всегда был таким? Он оглядел столовую. Тесный, заполненный людьми зал с низким потолком и замызганными стенами от тысяч и тысяч спин и боков. Расшатанные металлические столы и стулья стояли так плотно, что люди задевали друг друга локтями. Погнутые ложки, продавленные подносы, грубые белые кружки, жирные, с въевшейся в каждую трещину грязью. И постоянный кислый запах отвратительного джина, плохого кофе, подгоревшего жаркого и нестираной одежды. Всегда - желудком, кожей - вы чувствовали, что у вас отняли что-то такое, на что вы имеете полное право. Да, конечно, он не помнил, чтобы жизнь была хоть в чем-то существенно лучше. Всегда на его памяти не хватало еды, у всех были заношенные носки и белье, мебель всегда была старой и расшатанной, комнаты - нетоплеными, поезда метро - переполненными, дома всегда разваливались, хлеб был только темным, чай был величайшей редкостью, а кофе - отвратительного вкуса, да и сигарет не хватало. Всего недоставало, и все стоило очень дорого, кроме искусственного джина. Конечно, понятно, почему, старея, ты переносишь все труднее и труднее. Но разве это не признак ненормальности жизни, если тебя до самого нутра пробирает от этой неустроенности и грязи, от этого вечного дефицита, бесконечных зим, липких носков, неработающих лифтов, холодной воды, грубого мыла, рассыпающихся сигарет и мерзкой пищи? Почему все это кажется непереносимым? Может, дело в наследственной памяти о временах, когда все было иначе?

- Как определить достойный уровень жизни?
- Какова должна быть роль государства в обеспечении достойного уровня жизни?


Сергей Островский
Английский прецедент?

И в Англии, и в Америке между совершением медицинской ошибки и началом судебного процесса существует множество промежуточных мер и инстанций, призванных защищать интересы жертв медицинских ошибок, находить компромиссные решения и не доводить дело до суда.
В Америке врачебные ошибки обходятся дорого не только пострадавшим пациентам, но и страховым компаниям, которым иногда приходится выплачивать многомиллионные компенсации. Поэтому страховые компании устанавливают жесткий контроль за больницами, а больницы ради уменьшения страховых взносов строго регламентируют работу врачей.
В Англии медицинская ошибка, совершенная по неосмотрительности, неосторожности, недосмотру, есть лишь частное проявление общего гражданского правонарушения, которое по-английски именуется "tort of negligence". На русский это можно перевести, используя любой из вышеперечисленных синонимов. Остановимся на слове "халатность".
Пострадавший пациент или его семья, предъявляя иск о возмещении ущерба, причиненного вследствие ошибки врача, должны убедить суд, что эта ошибка была проявлением халатности. Истец должен доказать наличие трех составляющих. Во-первых - что у врача есть профессиональный долг перед ним лично. В медицине такой профессиональный долг можно определить заповедью "не навреди". Во-вторых - что врач своей деятельностью или бездействием нарушил этот долг или не исполнил его должным образом. В-третьих - что в результате этого (и не по какой-либо другой причине) истцу был причинен вред.
Первый элемент (ответственность перед пациентом) обычно не оспаривается. Третий элемент оспаривается лишь тогда, когда причинно-следственная связь между медицинской халатностью и нанесенным вредом не очевидна. Наибольшие споры вызывает второй элемент - можно ли признать ошибку (действия или бездействие врача) нарушением его профессионального долга, халатностью? Опустился ли этот конкретный врач ниже среднего уровня своих коллег? Ошибка сама по себе, как бы трагична она ни была, не дает оснований для предъявления гражданского иска.
В классическом судебном решении в деле 1957 года "Болэм против Фрайернской больницы" судья Макнейр сформулировал основной юридический принцип в делах о медицинских ошибках: "Врач не виновен в халатности, если он действовал в соответствии с практикой, принятой определенной группой ответственных, грамотных врачей, специализирующихся в его области медицины... даже если существует другая группа врачей, которая придерживается противоположных взглядов". В этом нашумевшем деле Джону Болэму, страдавшему депрессией после перенесенного психического заболевания, прописали несколько сеансов электрошоковой терапии. Электрошок применяли, прикладывая электроды к голове больного и пропуская ток в 150 вольт. Болэм дал письменное согласие на такое лечение. Врач не предупредил Болэма о возможных конвульсиях при применении шока. Дело было в 1954 году, и больному не предложили лекарства, которое бы уменьшило судороги, не пристегнули его ремнями. Во время сеанса в результате судорог Болэм получил вывихи тазобедренных суставов и двойной перелом лобковой кости. Он обвинил врачей и больницу в халатности. Присяжные вынесли оправдательное решение. Защита доказала, что в то время существовали противоположные мнения среди авторитетных врачей. Многие больницы и медицинские публикации оспаривали необходимость и даже желательность как предварительного предупреждения больного о риске, так и методов, предохраняющих от судорог.
В течение почти полувека принцип, сформулированный в деле Болэма, применяется в английской юриспруденции практически без изменений. Речь идет о среднем профессиональном уровне, о принятой практике. Если ошибку совершил обычный терапевт в районной больнице, то суд рассмотрит ее не в сравнении с высоким уровнем столичных светил, а в сравнении с общепринятой терапевтической практикой. Если ошибку совершил специалист в определенной области, то его будут судить на основании практики, принятой в этой области медицины - в хирургии, ортопедии, офтальмологии, психиатрии и так далее.
Пытаясь ответить на вопрос, опустился ли данный врач ниже среднего уровня в своей области, гражданский суд в Англии не ставит перед собой задачу узнать правду или самостоятельно решить вопрос о компетентности врача. Задача суда принять во внимание все обстоятельства дела, доказательства и доводы сторон и, взвесив их, принять решение в пользу той стороны, чьи доводы и доказательства представляются суду более убедительными. В исках к врачам ключевую роль играют экспертные заключения их же собственных коллег.
Часто к гражданской ответственности привлекается не только врач, но и администрация больницы или местное управление здравоохранения. Это происходит в случаях, когда ошибка врача есть проявление халатности со стороны этих организаций, не наладивших работу в больнице или проверку и поддержание профессионального уровня врачей или медсестер. В деле 1986 года "Уилшер против Управления здравоохранения Эссекского района" неопытный медик в реанимационном отделении роддома по ошибке вставил новорожденному катетер в вену вместо артерии. Он попросил врача проверить правильность его действий. Врач не только не заметил ошибку, но и сам ее повторил через некоторое время. Ошибка привела к неверному анализу содержания кислорода в крови и к слепоте новорожденного. Суд признал Управление здравоохранения ответственным за низкий профессиональный уровень сотрудников больницы.
В Англии в отличие от США велик процент государственных медицинских учреждений, а значит, существует проблема недостаточного финансирования. При этом суд не может вменить в вину администрации больницы, что та не в состоянии нанять достаточное количество врачей из-за недостатка средств. Но если суд сочтет, что больница или местная администрация могли и должны были лучше распорядиться имеющимися средствами, то их могут признать ответственными за совершенную врачебную ошибку.
Между совершением медицинской ошибки и началом судебного процесса существует множество промежуточных мер и организаций, чья задача - найти компромиссное решение. Суд - лишь последняя (дорогостоящая и затяжная) мера, к которой прибегают, если компромисс невозможен. Здесь мы говорим о врачебной халатности лишь как о гражданском правонарушении, а не уголовном. (Врач, которого суд признает виновным в нанесении вреда в результате халатности, часто бывает наказан потерей репутации, выплатой денежной компенсации пострадавшему, увольнением с работы или лишением права заниматься медицинской практикой.)
Основная цель гражданского иска о халатности - не наказать врача, а путем денежной компенсации возместить ущерб, нанесенный пациенту. То есть (насколько это возможно) поставить пациента в то положение, в котором он был бы в том случае, если бы ошибка не произошла. Разумеется, деньги - чрезвычайно несовершенный способ компенсации за потерю здоровья или смерть. Но лучший способ, к сожалению, пока не найден.
В США денежное вознаграждение жертвам медицинской халатности часто выражается в астрономических, многомиллионных цифрах, включающих в себя не только компенсацию, но и элемент финансового наказания проштрафившейся больницы или врача. Большая часть американской медицины находится в частном секторе. Частные клиники платят огромные деньги на страхование от судебных исков, что приводит к чрезвычайной дороговизне медицинских услуг. В случае проигрыша судебного иска деньги пациенту выплачивает страховая компания. Страховые компании устанавливают жесткий контроль за больницами, чтобы уменьшить суммы выплат. Больницы также в этом заинтересованы - чтобы уменьшить размер ежегодных страховых взносов. Врачи обязаны следовать строго регламентированным клиническим протоколам и часто сами перестраховываются, назначая ненужные процедуры и излишние лекарства.
В Англии компенсации жертвам медицинской халатности выплачивает государство по решению суда. Размер этих компенсаций по сравнению с американскими мизерный. Существуют сложнейшие тарифы выплат по всем видам увечий. Например, компенсация за моральный ущерб семье человека, погибшего в результате медицинской халатности, составляет всего семь с половиной тысяч фунтов (примерно половина средней годовой зарплаты в Англии). Компенсация за смерть кормильца выплачивается отдельно. Максимальные компенсации выплачиваются людям, ставшим инвалидами. В этом случае учитываются предполагаемая продолжительность жизни, квалификация пострадавшего и многие другие факторы. Таким образом, пожилой безработный без образования, ставший инвалидом, получит не больше, чем предположительно заработал бы до конца жизни, сохрани он здоровье. Молодой математик или адвокат, ставший умственно неполноценным из-за медицинской халатности, получит в среднем 30-40 средних годовых зарплат среднего математика или адвоката в Англии, но не больше. В зависимости от увечья суд может присудить отдельные деньги на приспособления для инвалидов, но лишь в разумных (с точки зрения суда) пределах.
Когда читаешь в судебных решениях подробности чудовищной халатности некоторых врачей, любые деньги кажутся несправедливо ничтожной компенсацией за трагедию, за боль, за потерю. Как горько заметил один из уважаемых английских судей, жизнь полна несправедливости. Но ни одному суду в мире не дано полностью ее искоренить.


- Можно ли измерить деньгами врачебную ошибку, результатом которой стала смерть, увечье, инвалидность?
- Как вы думаете, приведет ли введение в России денежной компенсации за врачебную ошибку к повышению качества медицинского обслуживания? Что мешает введению этой системы в России?


Право на образование

Л. Жуховицкий

Истина не ходит по прямой?

Итак, учительница-гуманитарий Татьяна Леонидовна почти силой вгоняет в подведомственных ей школьников мировую культуру. Театр? Пусть смотрят! Серьезная музыка? Пусть слушают! Красоты природы и архитектуры? Пусть ездят и вбирают всеми фибрами души! О своей воспитательной системе Татьяна Леонидовна рассказывает не просто откровенно, но и, я бы сказал, с агрессивным упоением. "Характер тяжелый" не просто признается таковым, а поднимается на щит, ни малейшего желания сделать характер полегче не просматривается. Принимайте, какая есть!
Ну, а ученики? Нынешние, так сказать, дети, крупнокалиберные старшеклассники, знакомые с человеческими пороками не по плакатам "Минздрав предупреждает" и даже не по порнофильмам? Они - принимают? Ясно видят недостатки, не строят иллюзий, снисходительно терпят железную волю педагога и - принимают. Принимают, какая есть.
Ну, а я, давно вышедший из школьного возраста, хоть поверхностно, но знакомый с целым рядом иных воспитательных систем, - я принимаю?
А ведь, пожалуй, да. Пусть навязывает, пусть коленом под спинку загоняет в Рай - но не в Ад же. В сегодняшний дикий рынок нас тоже не с поклоном приглашали: за шкирку - и в бурлящие волны, выплывай, как знаешь. Как высокой культуре выжить в этой грубой реальности? Вот Татьяна Леонидовна волевым усилием и помогает ей выстоять в сумбурной борьбе без правил.
Насилие? Безусловно. Так почему же у меня этот нелюбимый метод защиты добра не вызывает явного протеста?
Увы, истина никогда не ходит по прямой, все в жизни сложнее. Она, жизнь, - маятник. Свободный рынок резко толкнул молодежь к независимости, к реальным ценностям, да и что там, просто к деньгам. И то, что Татьяна Леонидовна с той же резкостью пытается толкнуть маятник к культуре, обнадеживает. Авось, и остановится как раз на золотой серединке?
На этой оптимистической ноте можно бы и закончить, если бы за частным случаем не вставала такая бездна проблем, что впору запутаться...
По наблюдениям специалистов, советская школа давала ребятам больше знаний, чем, например, американская. Но вот вопрос: почему же тогда Америка жила несравненно лучше нас и далеко обогнала нас почти во всех сферах жизни? Обычный ответ: они богатые, а мы нет.
Ладно, понятно: у богатых на все хватает. Однако почему все же Америка богата, а мы бедны? Как ни верти, главная причина - работают лучше. Все - от министров до фермеров. Значит, умеют. Значит, выучились. Что-то в их системе помогает готовить специалистов высокого класса, способных создавать и лучшие в мире пассажирские самолеты, и великолепные автомобили, и потрясающие автострады, и совершенные компьютеры, и все, чем славятся Штаты во всем мире.
И опять загадка. Если наша школа лучше, по идее, и наши студенты должны бы быть покачественней. И специалисты из них должны выходить посильней. Однако не зря же советские инженерные, врачебные, экономические и прочие дипломы котировались только в очень уж братских странах, вроде Монголии и Эфиопии, а американские высоко ценились во всем мире - и у нас в том числе.
В чем же дело? Почему у них из средних школьников получаются прекрасные специалисты, а у нас из прекрасных школьников - середняки? Почему, например, по числу Нобелевских лауреатов мы от них так безнадежно отстаем?
Мне приходилось знакомиться и с американскими, и со шведскими, и с датскими школами. На мой взгляд, у нас от них резко отличается не столько система образования, сколько воспитания. Безусловно, Татьяна Леонидовна талантливая учительница. Но, боюсь, в Америке или Швеции наша воительница с Пушкинской площади была бы просто невозможна.
Помню одну из школ во Флориде, очень типичную для Америки. Класс больше похож на комнату для игр. Столы стоят как попало, ребята лет десяти-двенадцати свободно ходят по классу, берут книги с полок, разглядывают картинки и диаграммы на стенах. Надо выйти - выходят и возвращаются, никого не спросив. Если неграмотно говорят и пишут, учитель объясняет ошибки, но никогда никого не ругает. Его дело - так вести занятия, чтобы детям хотелось учиться
Система образования построена на максимальной свободе ученика. Так сказать, хочешь - учись, хочешь - нет. Хочешь - продолжай образование, хочешь - нет. Хочешь - будь старательным студентом, хочешь - нет. Хочешь - повышай профессиональную квалификацию, хочешь - нет. И как-то без всякого давления дети в большинстве своем приучаются - хотеть! Ибо дальше логически следует неотвратимая дилемма: хочешь - зарабатывай, хочешь - нет.
Во многих развитых странах считают, что лучшая плетка для ученика - свобода. Сам решаешь, но и сам отвечаешь за себя. Вот этот-то страшноватый холодок ответственности за всю свою жизнь и заставляет западных школьников очень рано выбирать путь, профессию, специализацию внутри нее. Хочешь стать строителем, врачом, инженером, банкиром? Становись. Предпочитаешь бомжем? Никто не запретит. Выбор твой, контроль на тебе, ответственность тоже твоя.
Ломать - не строить. И я вовсе не за то, чтобы нашу далеко не плохую систему тут же переиначить на американский или японский лад. Брать чужое полезно, даже необходимо, но - с умом. Ясно, что при наших методах принудительной учебы на всех не хватит таких яростных фанатиков, как Татьяна Леонидовна. Но я боюсь, что при западной (или японской) системе получится так: свобода американская, а безответственность наша. Ведь в нас ее взращивали десятилетиями, из поколения в поколение...

- Должны ли родители и учителя заставлять детей реализовывать их право на образование?
- Как вы думаете, чему должна учить (и чему должна научить) школа? Могут ли ученики сами сформировать социальный заказ на образование?


Колин Маккалоу

Поющие в терновнике?

Непонятные закорючки, которые сестра Агата вечно выводила на классной доске, понемногу обретали смысл, и Мэгги узнала, что когда стоит "+", надо сосчитать все цифры вместе, а когда "-" - от того, что написано сверху, отнять то, что ниже, и под конец получится меньше, чем было. Она была смышленая и стала бы отличной, даже, пожалуй, блестящей ученицей, если б только могла одолеть страх перед сестрой Агатой. Но едва на нее обращались эти сверлящие глаза, и сухой старческий голос бросал ей отрывистый вопрос, Мэгги начинала мямлить и заикаться и уже ничего не соображала. Арифметика давалась ей легко, но когда надо было вслух доказать, как искусно она считает, она забывала, сколько будет дважды два. Чтение распахнуло перед нею двери в чудесный, увлекательнейший мир, но когда сестра Агата велела ей встать и громко прочитать несколько строк, она еле могла выговорить "кошка" и совсем запуталась на слове "мяучит". Казалось, ей навек суждено ежиться под язвительными замечаниями сестры Агаты, краснеть и сгорать от стыда, потому что над нею смеется весь класс. Ведь это ее грифельную доску сестра Агата с неизменным ехидством выставляет напоказ, ее старательно исписанные листки неизменно приводит в пример грязи и неряшества. Некоторые ученики из богатых были счастливыми обладателями ластиков, но у Мэгги взамен резинки имелся лишь кончик пальца - послюнив его, она терла и терла сделанную от волнения ошибку, так что отдирались бумажные катышки и выходила одна грязь. Палец протирал в листке дырки, способ этот строго-настрого запрещался, но Мэгги с отчаяния готова была на все, лишь бы избежать громов и молний сестры Агаты.
До появления Мэгги главной мишенью для трости и злого языка сестры Агаты был Стюарт. Но Мэгги оказалась куда лучшей мишенью, потому что было в Стюарте печальное спокойствие и отрешенность, точно в каком-то маленьком святом, и через это не удавалось пробиться даже сестре Агате. А Мэгги хоть и старалась изо всех сил не уронить достоинство рода Клири, как велел ей Фрэнк, но вся дрожала и заливалась краской. Стюарт очень жалел ее, старался хотя бы отчасти отвлечь гнев сестры Агаты на себя. Монахиня мигом разгадывала его хитрости и еще сильней разъярялась от того, как все эти Клири стоят друг за друга, что мальчишки, что девчонка. Спроси ее кто-нибудь, чем, собственно, ее так возмущают дети Клири, она не сумела бы ответить. Но старой монахине, озлобленной и разочарованной тем, как сложилась ее жизнь, не так-то легко было примириться с нравом этого гордого и чуткого племени.
Самым тяжким грехом Мэгги оказалось, что она - левша. Когда она впервые осторожно взялась за грифель на первом своем уроке письма, сестра Агата обрушилась на нее, точно Цезарь на галлов.
- Положи грифель, Мэгенн Клири! - прогремела она.
Так началось великое сражение. Мэгги оказалась безнадежной, неизлечимой левшой. Сестра Агата вкладывала ей в правую руку грифель, насильно сгибала пальцы должным образом, а Мэгги недвижимо сидела над грифельной доской, голова у нее шла кругом, и она, хоть убейте, не могла постичь, как заставить эту злосчастную руку исполнять требования сестры Агаты. Она внутренне деревенела, слепла и глохла; бесполезный придаток - правая рука - так же мало повиновался ее мыслям, как пальцы ног. Рука не слушалась, не сгибалась, как надо, и тянула корявую строку не по доске, а мимо, и, точно парализованная, роняла грифель; и что бы ни делала сестра Агата, эта правая рука не могла вывести букву "А". А потом Мэгги потихоньку перекладывала грифель в левую руку и, неловко заслоняя доску локтем, выводила длинный ряд четких, будто отпечатанных прописных "А".
Сестра Агата выиграла сражение. Утром до уроков она стала привязывать левую руку Мэгги к боку и не развязывала до трех часов дня, до последнего звонка. Даже в большую перемену Мэгги приходилось есть свой завтрак, ходить по двору, играть, не шевеля левой рукой. Так продолжалось три месяца, и под конец она научилась писать правой, как того требовали воззрения сестры Агаты, но почерк у нее навсегда остался неважный. Для верности, чтобы она не вспомнила прежнюю привычку, левую руку ей привязывали к боку еще два месяца; а потом сестра Агата собрала учеников на молитву, и вся школа хором возблагодарила господа, который в премудрости своей направил заблудшую Мэгги на путь истинный. Все чада господни пользуются правой рукой; левши же - дьяволово семя, тем более, если они еще и рыжие.
В тот первый школьный год Мэгги утратила младенческую пухлость и стала очень худенькая, хотя почти не выросла. Она привыкла чуть не до крови обкусывать ногти, и пришлось терпеть, когда сестра Агата в наказание подводила ее с вытянутыми руками к каждой парте и всем и каждому в школе показывала, как безобразны ногти, когда их грызут. А ведь половина ребят от пяти до пятнадцати лет грызла ногти не хуже Мэгги.
Фиа достала пузырек с горьким соком алоэ и намазала этой гадостью кончики пальцев Мэгги. Все в доме обязаны были следить, чтобы она не смыла горький сок, а девочки в школе заметили предательские темные пятна, пришлось вытерпеть и это унижение. Сунешь палец в рот - мерзость жуткая, хуже овечьего мыла; в отчаянии Мэгги смочила слюной носовой платок и терла пальцы чуть не до крови, пока не смягчился немного мерзкий вкус. Пэдди взял хлыст - орудие куда более милосердное, чем трость сестры Агаты, и пришлось Мэгги прыгать по всей кухне. Пэдди считал, что детей не следует бить ни по рукам, ни по лицу, ни по ягодицам, а только по ногам. Больно не меньше, чем в любом другом месте, говорил он, а вреда никакого не будет. И, однако, наперекор горькому алоэ, насмешкам, сестре Агате и отцову хлысту, Мэгги продолжала грызть ногти.
Дружба с Терезой была великой радостью в ее жизни; если б не это, школа стала бы невыносима. Все уроки напролет Мэгги только и ждала, когда же настанет перемена и можно будет, обнявшись, сидеть с Терезой в тени смоковницы и говорить, говорить... Тереза рассказывала про свое удивительное итальянское семейство и про бесчисленных кукол, и про кукольный сервиз - самый настоящий, в китайском стиле, синий с белым.
Увидав, наконец, этот сервиз, Мэгги задохнулась от восторга. Тут было сто восемь предметов - крохотные чашки с блюдцами и тарелки, чайник и сахарница, и молочник, и еще ножи, ложки и вилки, малюсенькие, как раз куклам по руке. Терезиным игрушкам счету не было, еще бы: самая младшая, много моложе остальных детей в семье, да притом в семье итальянской, а значит, всеобщая любимица, и отец не жалел денег ей на подарки. Тереза и Мэгги смотрели друг на дружку с какой-то пугливой, почтительной завистью, хотя Тереза вовсе не хотела бы для себя такого сурового кальвинистского воспитания. Напротив, она жалела подругу. Чтобы нельзя было броситься к матери, обнять ее и расцеловать? Бедная Мэгги!
А Мэгги уж никак не могла равнять сияющую добродушием кругленькую Терезину мамашу со своей стройной неулыбчивой матерью, ей и в мысль не приходило пожелать: вот бы мама меня обняла и поцеловала. Думалось совсем по-другому: вот бы Терезина мама обняла меня и поцеловала. Впрочем, объятия и поцелуи рисовались ее воображению куда реже, чем кукольный сервиз в китайском стиле. Такие чудесные вещицы; такие тоненькие, прозрачные, такие красивые! Вот бы иметь такой сервиз и каждый день поить Агнес чаем из темно-синей с белым узорчатой чашки на темно-синем с белым узорчатом блюдце!
В пятницу во время службы в старой церкви, украшенной прелестными по наивности маорийскими деревянными скульптурами, с ярко по-маорийски расписанными сводами, Мэгги на коленях молила Бога послать ей китайский кукольный сервиз. И вот отец Хейс высоко поднял святые дары, и дух святой засиял в цветных стеклах, в лучах из драгоценных каменьев, и осенил своим благословением склоненные головы прихожан. Всех прихожан, кроме Мэгги, она даже не видела его, слишком была занята: вспоминала, сколько же десертных тарелочек в Терезином сервизе. И когда торжественно запел хор маори на галерее над органом, голову Мэгги кружила ослепительная синь, весьма далекая от католической веры и от Полинезии.

Комментарий

Рассказывала нам опытная учительница начальных классов: "Я этим левшам с первого дня варежку на левую руку надевала да завязывала туго - вот и писали правой. Конечно, не у всех хорошо получалось, но уж никаких там выборов: правая - и все". Эта учительница свято верила, что делает благое дело, приспосабливая ребенка к праворукому обществу, не думая о самом ребенке. Чаще всего такое "приспособление" приводило к неврозу, а об успешности формирования навыка и говорить не приходилось.
Вот еще один пример. К нам на консультацию привели девочку - переученную левшу. "Почему переучивали?" - спросили мы маму. И услышали в ответ: "Учительница еще при записи ребенка сказала, что леворуких детей не учит, поэтому нужно заставить ее писать правой рукой. Мы и заставили".
Известные американские ученые С.Спрингер и Г.Дейч одну из глав своей книги "Левый мозг, правый мозг" (М., 1983) назвали "Загадка леворукости", подчеркивая этим, что мы до сих пор не имеем однозначного ответа на вопрос о том, какие факторы определяют "рукость", чем левши отличаются от правшей, не является ли леворукость патологией?
Кстати, отношение к леворукости как к чему-то плохому, постыдному имеет далекую историю. С.Спрингер и Г.Дейч приводят в качестве примера перевод понятия "левый" со многих европейских языков: французское слово "гош" обозначает, кроме "левый", еще и "неуклюжий", в международном словаре Вебстера "Left-hand" ("леворукий") переводится так же как "неуклюжий", "неумелый". А вот сообщение, опубликованное в одной из газет: "Не вздумайте брать или передавать что-либо левой рукой - вы нанесете жестокое оскорбление представителям одной из народностей Нигерии. Во многих районах, где живут представители этой народности, левую руку называют "негодной", а левшей вообще считают ненормальными людьми. Этот пример показывает, что подобное отношение к левшам в нецивилизованном мире сохранилось и доныне. В то же время в русской литературе есть пример экстраумелости левши. Помните лесковского Левшу, который блоху подковал?
- Несмотря на то, что вопрос этот не решен до конца, известно, что только очень немногие люди одинаково хорошо владеют и правой, и левой руками. В большинстве случаев одна из рук является рабочей или ведущей. Известно, что все свойства руки как ведущей определяются сложной физиологической структурой распределения функций между правым и левым полушариями коры головного мозга. Действиями каждой руки "ведает" или "командует" главным образом контрлатеральное (противоположное) полушарие: у правшей левое, а у левшей, наоборот, правое. Около 90% людей имеют ведущую правую руку и лишь примерно 10% - левую или одинаково хорошо владеют и правой и левой рукой (таких людей называют "амбидекстрами" или "обоерукими").
Пока еще точно неизвестно, в каком возрасте определяется преимущественное владение той или иной рукой, и, наверное, это не имело бы столь серьезного значения, если бы рука, вернее руки, были "сами по себе". Вероятно, тогда не было бы особых трудностей и сложностей при переучивании. Но в том-то и дело, что у левшей и правшей разная организация мозга, и, переучивая ребенка, мы нарушаем особенности его функционирования, пытаемся заставить его делать то, что противоречит функциональным возможностям. Во многих случаях, зная, какая рука у человека ведущая, можно сказать не только какое полушарие управляет ею, но и предсказать некоторые особенности организации высших психических функций. Например, у праворуких людей центр речи, как правило, находится в левом полушарии (в 95 % случаев), а у леворуких он может быть в правом полушарии (в 70% случаев), но может быть в левом и даже располагаться симметрично в правом и в левом полушариях. У леворуких и праворуких людей различная организация мозга, а значит, выбор ведущей руки для любой деятельности, в том числе для письма, очень непрост. Переучивая ребенка, изменяя ведущую руку, мы неизбежно вызываем перестройку в деятельности мозга. Вот почему так сложно протекает этот процесс, вот почему учителю важно уметь определить ведущую руку, знать и понимать нецелесообразность, а порой и вред переучивания для нормального развития и здоровья ребенка.

- Какие права нарушаются у "левшей", которых насильно переучивают?
- Созданы ли в вашей школе возможности для учета индивидуальных особенностей детей?


Право на участие в культурной жизни

Владимир Аксенов

В поисках грустного беби?

...Дальше - больше. Мы вовлекались в разговор, и раз за разом наши ремарки оказывались, по меньшей мере, неуместными в этой компании. Кто-то из присутствующих, например, упомянул имя сенатора К., а меня будто кто за язык потянул. "Третьего дня, - говорю, - этот К. напугал меня до смерти".
Несколько человек повернулось ко мне: как так?
"Да вот, - говорю, - проснулся утром, включил телевизор и сразу увидел сенатора К., и первая фраза, которую он произнес, то есть первая фраза, которую я услышал в то утро, звучала так: "Если я стану президентом США, первое, что я сделаю, позвоню Юрию - Андропову!" Согласитесь, господа, можно перепугаться".
- А почему же? - недоуменно спросил близко сидевший ко мне молодой почти красавец в рубашке с галстуком и ковбойских сапожках.
- Ну, ведь это все равно, господа, что услышать, будто кто-то собирается звонить Берия, - сказал я.
- Что же вы, против переговоров, что ли? - спросила подруга почти красавца, совершеннейшая красавица.
- Нет-нет, простите, я вовсе не имел в виду никаких переговоров, я просто хотел сказать, что вот это желание позвонить Андропову, не относится к числу тех эмоций, с которых хочется начинать день.
Те из гостей, что услышали этот разговор, переглянулись. "Кто этот человек с таким неопределенным акцентом?" - говорили их взгляды.
- Простите, сэр, мы здесь все друг друга знаем, - сказал почти красавец, - а вот вас видим впервые. Откуда вы?
- Из Советского Союза, - сказал я, и тут уже чуть ли не вся гостиная повернулась ко мне с неподдельным интересом.
Далее следовал разговор с нарастающим количеством вопросительных знаков.
- Как вы очутились здесь?
- Меня выгнали из Советского Союза.
- Выгнали из Советского Союза?? За что???
- Ну, понимаете, я писатель...
- Писатель, которого выгнали из Советского Союза??? За что???? On Earth???
- За книги.
- ???????
Тут вдруг поток вопросительных знаков иссяк; не пошел на убыль, а просто оборвался. Тема изгнания писателя из СССР "за книги" больше не развивалась, и на протяжении всего ужина мне об этом больше не задали ни одного вопроса.

- Представляют ли для государства опасность деятели культуры?
- Как вы думаете, почему американцы удивились тому, что писателя изгнали из страны за его книги?
- Чьи культурные права нарушены в большей степени - изгнанного писателя или его читателей?


Авторское право

Андрей Колесов

Пользоваться пиратскими копиями незаконно и невыгодно?

Почти каждый месяц московская милиция совершает "набеги" на знаменитую "Горбушку", вылавливая "пиратские" копии компьютерных программ. Обычно их вывозят ящиками и затем показательно уничтожают. Но от этого "левака" не становится меньше. Мало того, потребители покупали и будут покупать пиратскую продукцию, которая зачастую стоит в пять, а то и в шесть раз дешевле оригинала. Можно ли с этим как-то бороться?
Исходной позицией в любых рассуждениях о пиратских копиях программ должно быть осознание того, что использование таких продуктов (не только распространение!) является незаконным и потому наказуемым деянием. В связи с этим правильная дискуссия на данную тему должна строиться в русле обсуждения того, насколько хороши законы и что в них нужно менять, если в этом действительно есть необходимость. Причем вопросы авторских прав, безусловно, должны рассматриваться в едином комплексе с проблемами защиты прав потребителей.
В целом российское законодательство в области охраны авторских прав на программное обеспечение соответствует общепринятым мировым стандартам (другое дело, что государство не очень озабочено вопросом соблюдения своих же законов). В то же время доводы в оправдание пиратства на рынке программного обеспечения не выдерживают сколько-нибудь серьезной критики. Здесь нужно иметь мужество признать, что широкое использование пиратских копий объясняется весьма прозаично - процедура воровства в этой сфере выполняется очень технически просто и практически безнаказанно.
Пиратство подрывает основу развития отечественной компьютерной индустрии (не только собственно разработки ПО) и в результате наносит ущерб самим пользователям, что проявляется в завышенной стоимости продуктов (в их цену автоматически включаются потери производителя от разбоя на компьютерных дорогах), бедности ассортимента, недостаточном качестве услуг и пр. Именно процветающее в нашей стране пиратство и является одной из ключевых причин, мягко говоря, слабых позиций России на мировом компьютерном рынке.
Но допустим, что конкретный пользователь, следуя поговорке "лучше синица в руках, чем журавль в небе", понимая, что действует вопреки своим стратегическим интересам и идет на нарушение законов, хочет все же получить локальную выгоду, сэкономив на покупке программы. Высока ли выгода от такой покупки? Вполне вероятно, что покупатель совершает в этом случае крайне невыгодную сделку.
Прежде всего не требует особого разъяснения тот факт, что в этом случае резко повышается вероятность заразить свой компьютер вирусами. Чтобы понять, насколько серьезна эта опасность, достаточно вспомнить о массовом выходе из строя нескольких тысяч компьютеров (только по Москве!) в прошлом году в результате атаки затаившегося вируса "Чернобыль" (его название связано с тем, что он действует по дате - 26 апреля). Тем не менее, вирусы - это совсем не главный источник ущерба, наносимого пользователю.
В среде компьютерных профессионалов уже давно используется термин "совокупная стоимость владения" (ССВ) компьютером, которая включает не только цену самих продуктов, но также всех затрат, связанных с их эффективным использованием. Сюда входят время и деньги на изучение, ремонт, текущее обслуживание и пр. Простые расчеты показывают, что деньги, отданные продавцу программы, составляют сравнительно небольшую часть от ССВ. При этом совершенно очевидно, что, экономя на покупке ПО, пользователь автоматически повышает все свои последующие затраты, связанные с его применением.
Так, пиратские копии никогда не сопровождаются качественной документацией. А это значит, что освоение программы может затянуться на недели, вместо нескольких часов или дней. Не говоря уже о том, что пользователь может вообще обокрасть самого себя, так как просто не узнает о многих полезных для него функциях.
Другой аспект проблемы заключается в том, что современные программы представляют собой очень сложные технические системы. И что еще важнее - очень быстро обновляемые. Именно поэтому пользователь крайне заинтересован в поддержке постоянного гарантированного контакта с производителем программных продуктов. Это обеспечивает ему получение консультационных услуг и возможность оперативного обновления программ. Например, огромная доля используемых программ относится к сфере бухгалтерского учета. В условиях постоянно обновляемой нормативно-правовой базы реальный эффект от использования программ в значительной степени определяется тем, насколько оперативно пользователь сможет учитывать эти изменения. Очевидно, что пиратские каналы распространения ПО не могут обеспечить нужное качество и скорость обновлений.
Однако и это - не самое главное. Принципиальное отличие компьютера от привычной бытовой техники заключается в том, что в ходе работы на нем накапливается ваша уникальная информационная база. Если вы активно поработали на своем компьютере хотя бы год и вдруг случается с ним какая-либо неисправность, вы тут же осознаете, что самое ценное в компьютере - не техника и не программы, которые можно заменить, а ваша информация, сформировавшаяся в результате десятков и сотен часов творческой работы.
В этой связи можно вспомнить историю, которую мне рассказали в службе технической поддержки одной российской компании. Туда позвонил пират, который честно признался в этом, со своей бедой - в результате некоторых манипуляций с программой обработки электронных таблиц его файлы с данными запортились, и он не может их прочитать. В ответ он услышал естественный ответ: "Извините, но мы консультируем только легальных пользователей". - "А если я куплю продукт, то сможете спасти данные?" - "Гарантировать не можем, но процентов на 90 - да". Через день раздается звонок: "Купил, мой номер..." Данные действительно удалось восстановить...
И все же, кроме понимания вполне реальных потерь от использования пиратских программ, следует также помнить, что нарушение законов влечет за собой ответственность за это. С точки же зрения морали воровать и пользоваться ворованным всегда считалось грехом.

- Пользовались ли вы когда-нибудь пиратскими аудио-видео записями, компакт-дисками?
- Считаете ли вы аморальным присвоение себе авторства литературных произведений, научных открытий? А нелегальное (пиратское) копирование и распространение аудио-видео продукции, компьютерных программ?
- Готовы ли вы покупать легальную аудио-видео продукцию, компьютерные программы, зная, что все это стоит в 5-6, а то и в 10 раз дороже пиратских копий?


Сергей Капица

Интернет изменит контуры права на интеллектуальную собственность?

- В Интернете идеи ходят свободно, ноу-хау теряют прежнюю защищенность. Идеологи Итернета упирают на то, что в современном мире "закрываться" бессмысленно: выиграет не тот, кто закрепит за собой больше патентов, а тот, кто быстрее принимает решения и внедряет инновации. "Виртуальный мир" провозглашает бессмысленность закрытости, в время как "физический" вовсю продолжает бороться с пиратством. А есть ли смысл продолжать защищать интеллектуальна собственность старыми методами?
- Вы защищаете ее тем, что быстрее реализуете ноу-хау. Или продаете тем, кто может это быстрее осуществить. Тот, кто повторяет, никогда не сможет обогнать, это верно для любой области.
Проблема интеллектуальной собственности очень интересна. Я занимаю, может быть, несколько революционную позицию в этом вопросе. Мне кажется, что понятие интеллектуальной собственности внутренне противоречиво, потому что вся интеллектуальная деятельность человека связана с тем, чтобы распространять ее как можно шире, а не устанавливать права контроля и собственности.
Попытки оформлять наиболее крупные достижения науки в качестве чьих-то открытий - это лишь способ удовлетворить самолюбие их авторов. На самом деле эти достижения принадлежат человечеству в целом. Открытие моим отцом явления сверхтекучести было отмечено в свое время Сталинской премией и Нобелевской премией, у него было много патентов в области техники, но он никогда не брал патент на это явление, считая открытие сверхтекучести просто одним из великих достижений современной науки. Крупные открытия должны сразу попадать, что называется, в public domain, во всеобщее достояние.
То же касается прав на тексты, на музыку. Три года назад в Вашингтоне состоялось заседание Римского клуба, посвященное мультимедиа, Интернету и современному информационному развитию. Я как член клуба выступил там с заявлением во славу московской "Горбушки" в то самое время, когда Билл Гейтс, будучи в Москве, намекал Черномырдину, что пора бы "Горбушку" закрыть. Черномырдин пообещал, но ничего не сделал, может быть, понимая, что закрыть подобные рынки практически невозможно. А я не уверен, нужно ли?
Тогда, три года назад, я приводил пример: диск с энциклопедией "Британника" в Лондоне можно купить за двести фунтов, в Америке - за триста долларов, а на "Горбушке" она стоила тридцать пять рублей, как бутылка плохой водки. Я водку своим друзьям в Америку уже больше не вожу, но когда привозил им пиратскую копию "Британники", они все были очень довольны. Когда разница между ценой пиратской копии и лицензионной столь велика, неизбежно встает вопрос: а может, что-то по существу неверно?
Моя позиция хотя и была несколько провокационной, получила поддержку ряда авторитетных лиц. А дело, кстати, кончилось тем, что "Горбушка" победила. Год назад энциклопедия "Британника" попала в public domain, теперь ее можно найти в Интернете, и она от этого не прогорела. Будучи крупным явлением мировой культуры и цивилизации, она действительно стала общедоступной. Мне кажется, все учебники, все крупные художественные произведения должны находиться в общественном пользовании.
С изобретениями дело сложнее. Помню, очень давно я посетил одну из крупнейших электротехнических фирм Швеции, где мне показывали лабораторию, занимающуюся прикладной сверхпроводимостью. А рядом с этим скромным трехэтажным зданием высилось двадцатиэтажное лицензионно-патентное управление фирмы. Двадцать процентов оборота этой фирмы были связаны с лицензионно-патентной деятельностью! В современном мире это очень обширная часть бизнеса. Патенты пишутся так, что по ним практически ничего сделать нельзя, можно только закрепить авторство, так что людей обычно интересуют не столько патенты, сколько лицензионные соглашения. Крупные фирмы предпринимают значительные усилия, чтобы контролировать техническую информацию и лицензионную продукцию, за этим стоит, как правило, коммерческий интерес.
- Тем не менее не только патенты и лицензии, но и другие объекты интеллектуальной собственности, например авторские права, охраняются законами, в том числе и международным правом.
- Я думаю, что Интернет изменит контуры права. Полностью защитить информацию невозможно, если вы поместили информацию в эту систему, считайте, вы ее опубликовали.
Другое дело, каким образом должна оплачиваться работа авторов, писателей, ученых. Интеракция "я читаю - я плачу" уходит в прошлое. По-видимому, необходимо искать другой способ поощрения авторов вместо прибыли от прямых продаж, за счет каких-то фондов или общественных отчислений.
- Иными словами, не должно быть ограничений на доступ к ресурсам глобальной информационной сети, например, в виде платы за доступ?
- Информация должна быть доступна всем. Тем более если это информация в области просвещения, культуры и науки. Недоступность этой информации есть нарушение принципиальных прав человека. Публичные библиотеки, большинство музеев бесплатны. Это вопрос не денег, а принципа.
Мы обделяем самые бедные слои населения тем, что у них нет доступа в Интернет, обделяем их информацией, тем самым загоняя в еще большую бедность. Доступ в Интернет должны иметь все. Вопрос надо ставить именно в этой плоскости. Производитель и распространитель должны получать оплату не от получателя информации, а другим способом.
- Это напоминает советскую установку на бесплатность образования...
- Между прочим, этот принцип во многом реализуется сейчас во всем мире, не думайте, что в Европе это обстоит по-другому. Плата за учебу составляет лишь пять-десять процентов от общей стоимости образования современного специалиста.
Делать ставку на чисто коммерческий подход принципиально неверно. И общество должно предоставлять возможность высшего образования всем, достойным этого. Когда вы обмениваетесь вещами, плата уместна. Но когда речь заходит об очень большом разрезе информации, очевидно, что доступ к нему надо предоставлять всем и на одинаковых основаниях.
- Но почему мы должны говорить в этом смысле об Интернете? Информация в Сети мало структурирована, снижены барьеры к опубликованию любой, в том числе не имеющей никакой ценности и даже антикультурной информации. Многие считают Сеть разрастающейся всемирной помойкой. С другой стороны, есть мнение, что в долгосрочном аспекте Сеть как база знаний человечества повысит его интеллектуальную производительность.
- Я думаю, что истина посередине. Возьмите любую библиотеку - половину содержащихся там книг никто не читает. Помойка изобретена не в эпоху Интернета, гораздо раньше. Просто для Интернета проблемы структурирования, организации, управления потоками информации стали одними из самых главных. Потому что стоимость "места" там очень низка.
У нашего крупного психолога Леонтьева есть хорошее высказывание: еще в 1965 году он сказал, что избыток информации ведет к оскудению души. А еще есть анекдот про спектакль в сумасшедшем доме, обитатели которого не набрали достаточно актеров, чтобы поставить телефонную книгу.
Избыток информации - одна из самых глубоких проблем, стоящих перед системой современного знания. Какая информация важна, а какая нет? Как ее отбирать? Сейчас это делается во многом интуитивно. Интуиция своего рода интеллектуальный фильтр, волшебство человеческого мозга. Но дорастет ли до такого уровня Интернет?
Еще Владимир Иванович Вернадский говорил о ноосфере как сфере разума человека. Интернет и есть материализация ноосферы. Как сознание есть отличительный признак homo sapiens, так коллективное сознание человечества является самой существенной его характеристикой. Интернет может превратиться в коллективное сознание человечества, представлять собой материализацию коллективного сознания. Интернет очень молод - на это указывает его бурное развитие, масштабы Интернета будут расти, причем очень стремительно. Сначала сеть была необходима для обслуживания военных лабораторий, потом научных. Потом она стала функционировать как система связи. Сейчас основное развитие идет в области коммерции. Происходит колоссальный информационный обмен, во многом уничтожающий посредников при торговле.
Но сможет ли эта самоорганизующаяся система со всеми своими степенями свободы генерировать нечто новое подобно тому, как это делает человеческий мозг? Этот вопрос пока не стоит. Мы еще далеки даже от его постановки. Если этот вопрос будет решен, то Интернет придаст коллективному сознанию человечества новое качество.

- Согласны ли Вы с академиком С.П.Капицей?
- Должны ли авторы научных открытий, литературных и музыкальных произведений, компьютерных программ получать гонорар с каждой копии своих творений?
- Не следует ли отказаться от защиты интеллектуальной собственности, поскольку достижения науки и искусства принадлежат всему человечеству?
- Согласны ли вы с тем, что Интернет принципиально меняет ситуацию с авторскими правами?
- Может быть, Стивен Кинг подсказал нам решение проблемы. Он опубликовал в Интернете начало своего нового романа и потребовал, чтобы каждый читатель перечислил на его счет один доллар. Получив значительную сумму, Кинг опубликовал окончание романа. Согласны ли вы с таким подходом?


V. ПРАВА РЕБЕНКА

Отличие прав ребенка от прав взрослого

Владислав Налимов

Несовершеннолетние в судебном процессе?
Заметки адвоката

В делах несовершеннолетних роль защитника и по закону, и в юридической практике - особая, своеобразная функция, имеющая существенные отличия от функции защиты взрослых подозреваемых, обвиняемых, подсудимых.
Вопросов при расследовании и судебном разбирательстве дел несовершеннолетних много, и они непростые. Специфика здесь есть и при совершении преступлений, и в самом правосудии по этим делам. Специфика проявляется и в участии защитника в делах несовершеннолетних. Гражданин, в частности несовершеннолетний, должен знать, каким образом защищаются его права в суде, в чем состоит в таких случаях роль защитника, кто может им быть по российским законам, в чем выражается особое правовое положение законного представителя несовершеннолетнего, как действует правовой механизм защиты: "профессиональный защитник (адвокат) - законный представитель несовершеннолетнего".
...Основная правовая база функционирования правосудия, когда в его работе находится несовершеннолетний, - это понятие несовершеннолетия.
В законодательствах большинства стран мира и в ряде основополагающих международно-правовых документов граница между несовершеннолетием и совершеннолетием определяется в 18 лет (все, не достигшие 18 лет, считаются несовершеннолетними). В международных документах (Конвенция ООН по правам ребенка 1989 года и Пекинские правила ООН 1984 года) 18 лет предлагается как эталон: в национальных законодательствах совершеннолетие устанавливается конституциями и другими законами. В Конституции РФ (ст. 60) возраст совершеннолетия установлен в 18 лет.
Этот же возраст указан и в УПК РСФСР. В статье 391 главы 32 УПК "Производство по делам несовершеннолетних" сказано: "Положения настоящей главы применяются по делам лиц, не достигших к моменту совершения преступления восемнадцатилетнего возраста".
В данном случае возрастной фактор является базовым. Производство в суде первой инстанции по делам о преступлениях несовершеннолетних также осуществляется с учетом особых правил, предусмотренных статьями 399-4021 УПК.
Законодатель предусмотрел особые правила производства по делам о преступлениях несовершеннолетних с тем, чтобы максимально учесть их возрастные психофизиологические, социальные свойства, а также обеспечить гарантии защиты их прав и законных интересов. Соответственно и защита лиц, совершивших преступления до достижения совершеннолетия, должна отличаться определенной спецификой.
В России нет специализированных коллегий адвокатов, деятельность которых была бы направлена лишь на защиту подростков. Однако адвокат, защищающий подростка, должен помимо высокой юридической квалификации обладать определенными педагогическими навыками, знать специфику психологии подростков.
Участие защитника в судебном разбирательстве по делам несовершеннолетних обязательно (ст. 49 УПК). Участие защитника обязательно также при производстве дознания и предварительного следствия по этим делам. Эти положения призваны обеспечить особые гарантии защиты прав подростков.
...В проекте закона об ювенальной юстиции России Э.Б.Мельниковой и Г.Н.Ветровой имеется статья 18 "Адвокат - представитель несовершеннолетнего", в которой в еще более жесткой форме повторяется положение ст. 50 УПК: "Отказ от защитника, заявленный несовершеннолетним, не может быть принят ни по каким основаниям". Однако далее поясняется: "Несовершеннолетний и его законный представитель могут просить о замене защитника в случаях:
1) если приглашенный ими или назначенный коллегией адвокатов защитник не выполняет обязанностей по оказанию юридической помощи своему подзащитному;
2) если по какой-либо причине между несовершеннолетним и его защитником не складываются доверительные отношения" ("Правозащитник", 1996, №2).
...В судебном заседании согласно статье 399 УПК участвуют законные представители несовершеннолетнего подсудимого. В соответствии со статьей 34 УПК это его родители, хотя могут быть также и усыновители, опекуны, попечители, представители учреждений и организаций, на попечении которых находится обвиняемый. Как правило, они оказывают помощь адвокату в осуществлении защиты и выступают в судебном процессе в качестве свидетелей, давая показания о личности подростка. Однако защитник должен учитывать, что не всегда следует прибегать к помощи законных представителей. Например, родителям ребенок может быть "в тягость", а опекуны и попечители - вообще нейтральные люди, и тогда позиция защиты, возможно, разойдется с их позицией. Встречаются случаи, когда участие в судебном заседании законного представителя наносит ущерб интересам несовершеннолетнего обвиняемого. Суд вправе своим мотивированным определением либо полностью устранить законного представителя от участия в судебном заседании, либо ограничить его участие в той или иной части судебного заседания (ч. 3 ст. 399 УПК). Это не случайно, когда законные представители, сами того не желая, вредили подросткам.
...Однажды по делу о хранении наркотиков подсудимой оказалась несовершеннолетняя девушка, которая никогда до этого с чем-либо подобным не сталкивалась. Ее задержали во время планового "рейда" на дискотеке, когда молодой человек дал ей попробовать марихуану. Девушка перед началом процесса долго плакала, с трудом удалось ее успокоить. Однако ее мать успела шепнуть ей, что прежде, чем давать показания, необходимо заплакать еще раз. Пришлось объявить перерыв. Все это отрицательно сказалось на и без того неустойчивой психике подростка. К подобному повороту событий защитник должен быть готов, и в случае необходимости следует заявить ходатайство об ограничении участия законного представителя в той или иной части судебного заседания.
Согласно статье 401 УПК суд, выслушав мнения защитника и законного представителя подсудимого и заключение прокурора, вправе своим определением удалить несовершеннолетнего из зала судебного заседания на время исследования обстоятельств, могущих отрицательно повлиять на несовершеннолетнего. Строго говоря, здесь следовало бы в первую очередь ориентироваться не на мнение адвоката и прокурора, а на мнение специалиста по психологии. О необходимости участия психолога говорится и в вышеупомянутом проекте закона о ювенальной юстиции в УК РФ (ст. 37). В статье 40 этого проекта определяются случаи, когда несовершеннолетний должен быть удален из зала заседания "на время исследования сведений, характеризующих его физическое и психическое здоровье, а также личность его родителей и лиц, их заменяющих, если обсуждение этих сведений может отразиться на его нравственном здоровье". Пока участие психолога законом не предусмотрено, на подобные случаи обращать внимание суда должен адвокат.
...С введением в действие нового УК РФ для защиты несовершеннолетних в судебном процессе появились дополнительные возможности. В УК РФ включена глава об особенностях уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних (гл. 14 УК РФ).
В соответствии со статьей 89 УК РФ при назначении наказания несовершеннолетнему кроме обстоятельств, предусмотренных статьей 60 УК, учитываются условия его жизни и питания, уровень психического развития, иные особенности личности, а также влияние старших по возрасту. Кроме того, несовершеннолетний возраст как таковой является смягчающим ответственность обстоятельством (ч. 2 ст. 89 УК РФ).
Согласно статье 92 УК РФ несовершеннолетний, осужденный за совершение преступления средней тяжести, может быть освобожден судом от наказания, если будет признано, что цели наказания могут быть достигнуты путем помещения его в специальное воспитательное или лечебно-воспитательное учреждение.
В УПК соответствующим статьям УК корреспондируют статьи 401-4021. Согласно статье 401 при постановлении (м.б., вынесении ???) приговора несовершеннолетнему суд наряду с вопросами, перечисленными в статье 303 УПК, обязан обсудить вопрос об условном осуждении, о назначении наказания, не связанного с лишением свободы, а также об освобождении от наказания в случаях, предусмотренных статьей 92 УК. Адвокат, защищающий несовершеннолетнего, исходя из материалов дела и на основании избранной позиции, может просить суд применить какую-либо из мер воспитательного воздействия. Однако, когда речь заходит о помещении в специальное воспитательное либо лечебно-воспитательное учреждение, нужно четко отдавать себе отчет, что это жесткое ограничение свободы. И если в этом нет острой необходимости, защитник должен требовать назначения (наказания???), не связанного с лишением свободы, либо условного осуждения.
Адвокат, защищающий интересы подростка, должен помнить о тех возможностях, которые ему предоставлены сегодняшним законодательством. А таких возможностей достаточно, чтобы отстаивать права и законные интересы подростков.

- Как вы думаете, следует ли предоставлять несовершеннолетним особые права?
- Что необходимо сделать, чтобы обеспечить максимальную защиту, максимальную гарантию прав подростков в судебном производстве?
- Кто должен этим заниматься?


Лев Кадик

Армия безбородых?

Дети и война - казалось бы, нет ничего более несовместимого. Но это не так. Именно дети часто становятся идеальными солдатами. Они не знают чувства опасности, - поэтому готовы выполнить любое задание. Они быстро привыкают к жестокости - война для них не более чем приключение. Им не обязательно платить - они готовы сражаться только за одну еду и одежду. Они легко поддаются психологической обработке - чтобы стать настоящими фанатиками. Словом, лучше солдат не найти - и этим охотно пользуются взрослые. Согласно совместному докладу UNICEF и фонда Save the Children, который был опубликован в феврале 2000 года, сегодня по всему миру почти полмиллиона детей сражаются в 36 вооруженных конфликтах.

АФРИКА

На большей части африканского континента гражданские и племенные войны идут уже не первый десяток лет. На стороне правительства или повстанцев в Алжире, Анголе, Бурунди, Конго, Демократической Республике Конго (бывшем Заире), Либерии, Руанде, Сьерра-Леоне, Уганде, Эфиопии, Эритрее и Судане сражается более 120 тыс. несовершеннолетних.
UNITA. В военных действиях на стороне правительства и многочисленных повстанческих группировок Анголы, прежде всего UNITA, по сведениям UNICEF, принимал участие каждый третий ребенок. Кроме того, в Анголу, где гражданская война идет с 1975 года, в разное время посылали войска Намибия, Зимбабве, Замбия, Уганда и Руанда. Большинство экспедиционных войск этих стран составляли несовершеннолетние.
"Союз демократических сил освобождения". В мае 1997 года к власти в Заире пришел Лоран-Дезире Кабила, переименовавший страну в Демократическую Республику Конго. В армии его "Союза демократических сил освобождения" сражались 50 тыс. солдат-детей. Некоторым из них едва исполнилось 8 лет. Армия Кабилы пополнялась за счет регулярных облав в крупных городах и поселках, всех попавших в облаву мальчиков в возрасте от 8 до 18 лет отправляли в военные лагеря, а оттуда - после нескольких недель тренировок - на фронт. Тех, кто упирался, расстреливали на месте, как изменников родины. Впрочем, и правительственные войска бывшего заирского диктатора Мобуту Сесе Секо тоже не брезговали малолетним пушечным мясом.
"Божественная армия сопротивления" (LRA), которая действует в Уганде, на 90 процентов состоит из несовершеннолетних. Основные базы армии находятся в Судане, и время от времени бойцы армии совершают набеги на суданские деревни и похищают детей в возрасте от 12 до 16 лет. Доставленных в лагерь мальчиков избивают и используют в качестве рабов. Девочки становятся наложницами взрослых командиров и бойцов. После нескольких недель рабского труда мальчиков учат стрелять. Не получается - продают в рабство или убивают на месте. Остальные идут в бой.
Национальный патриотический фронт Либерии. Чтобы заставить детей повиноваться, командиры Национального патриотического фронта заставляют их убивать своих собственных родственников и соседей. Из детей, совершивших такие зверства, формируют специальные детские батальоны. Основное их занятие - уничтожение мирного населения, пытки и убийства пленных. Одну такую расправу наблюдал французский журналист: "В 2 часа дня они выкололи ему глаза, в 3 часа отрезали руку, в 4 часа - другую, в 5 - ногу, в 6 - другую. К 7 часам вечера пленник умер".
"Вооруженная исламская группа". Самые страшные зверства совершают малолетние боевики противостоящей правительству "Вооруженной исламской группы" в Алжире. Группа не ведет широкомасштабных боевых действий. Ее основная тактика - набеги на мирные деревни и небольшие города на границе пустыни. Очевидцы рассказывают, как во время одного набега двое 12-летних мальчиков обезглавили свою сверстницу, а потом весь день играли ее головой в волейбол. Сколько таких бойцов в рядах группы, не знает никто.

ЛАТИНСКАЯ АМЕРИКА

Во многих латиноамериканских странах использование несовершеннолетних в армии давно превратилось в традицию. Дети-солдаты служат в армиях Чили, Колумбии, Сальвадора, Никарагуа, Мексики, Боливии, Венесуэлы, Бразилии, Перу и Парагвая. В армию они попадают двумя путями - либо записываются добровольцами (в Парагвае, например, это можно сделать в 14 лет), либо в результате насильственных призывных кампаний и обыкновенных похищений на улицах.
Революционные вооруженные силы Колумбии (FARC) - самая многочисленная повстанческая армия на континенте. Ее ряды насчитывают более 77 тыс. боевиков. Большая часть из них не достигли 18-летнего возраста. FARC контролирует половину территории Колумбии. Во всех этих районах призыву в ряды повстанцев подлежат все девочки и мальчики в возрасте от 13 лет. Гражданская воина в Колумбии идет так долго, что повстанцы успевают пополнить свои ряды естественным путем. Родившихся у девочек-солдат мальчиков отдают на воспитание крестьянам. По достижении 11 лет они становятся солдатами. Иногда несовершеннолетних бойцов покупают у родителей в Венесуэле и Эквадоре за $600 в год. Для бедных крестьян это большие деньги.
Армия Эквадора. Правительство Эквадора даже не пытается отрицать, что в его армии служат дети. 14-летний мальчик, погибший во время пограничного конфликта с Перу в 1995 году, был объявлен национальным героем. Но большую часть латиноамериканских детей-солдат составляют бойцы повстанческих организаций.
Революционное движение имени Тупака Амару (MRTA). Боевики движения имени Тупака Амару в Перу похищают детей по всей стране. Возраст большинства членов этой организации, насчитывающей около тысячи человек, меньше 18 лет. 20 боевикам MRTA, захватившим посольство Японии в Лиме в 1997 году, было менее 20 лет, двоим было 14 лет. Все они были убиты при штурме. Правительство Перу не церемонится с детьми-солдатами. В случае захвата в плен или ареста лучшее, что им грозит - это пожизненное заключение по обвинению в терроризме и государственной измене. Однако чаще всего военные расстреливают их на месте. Недавно в Перу был принят закон, согласно которому полная ответственность за уголовные преступления наступает не в 18, а в 15 лет.
"Сапатистская национальная освободительная армия", базирующаяся в мексиканском штате Чьяпас, практически полностью состоит из детей-солдат. В ее рядах, по разным оценкам, сражаются от двух до трех тысяч мальчиков и девочек в возрасте от 11 лет. Все они - местные жители и сражаются по доброй воле. В ответ на вопросы международных наблюдателей индейские дети отвечают, что защищают свой дом от правительственных войск. С 1994 года мексиканская армия безуспешно пытается подавить сопротивление сапатистов, добивающихся независимости штата.

АЗИЯ

В азиатских странах детей-солдат не так много, как в Африке или Латинской Америке. Дети служат в армии или участвуют в боевых действиях в Бирме, Индонезии, Таиланде, Шри-Ланке, Индии, Афганистане, Пакистане, Турции и Ираке. Во многих странах детей считают неуязвимыми для пуль.
"Армия бога". Славой неуязвимых обладают 12-летние близнецы Джонни и Лютер Хту из народности каренов, живущих вдоль границы Бирмы и Таиланда. 24 января боевики "Армии бога", которой командуют братья Хту, захватили госпиталь в таиландском городе Ратчабури. Через три дня таиландские коммандос штурмом взяли госпиталь, уничтожив всех захватчиков. Старшему было 16, младшему - 8 лет. Джонни и Лютер ускользнули, вновь подтвердив свою легенду.
Афганское движение "Талибан" в начале своего победоносного наступления практически на 100 процентов состояло из несовершеннолетних. Впрочем, средний возраст противостоявших им моджахедов тоже не превышал 17 лет. Сейчас талибы повзрослели, но это не мешает им набирать в свои ряды малолетних подростков, как в самом Афганистане, так и на территории Пакистана.
Рабочая партия Курдистана (РПК). В рядах РПК до недавнего времени было так много детей, что из них формировались целые полки. В Бельгии, Франции, Голландии и Германии отделения РПК устраивают для несовершеннолетних мальчиков и девочек из курдских общин "семинары по изучению национальной культуры". Большинство участников этих семинаров впоследствии оказываются в Турции или Ираке, где их заставляют воевать. Самым известным местом проведения таких семинаров является местечко Ларсак на юге Франции. Там детей учат стрелять, бросать гранаты, рыть окопы и маскироваться. Впрочем, курдские дети-солдаты оказались неважными бойцами. Во время последнего крупного наступления турецких войск у них в плену оказалось около трех тысяч подростков в возрасте от 8 до 16 лет.

ЕВРОПА

Ситуация в Европе кажется куда более благополучной. Однако это только видимость.
Армия освобождения Косово. Во всех войнах на территории бывшей Югославии участвовали подростки, не достигшие 18-летнего возраста. В рядах АОК сражались тысячи албанских подростков. А по сведениям натовских миротворцев, югославское правительство готовило 12-14-летних детей-сербов к партизанской войне.
Британская армия. Великобритания является самым вопиющим примером использования детей в армии. Минимальный призывной возраст в Соединенном Королевстве составляет 16 лет. В военные училища принимают мальчиков и девочек, начиная с 13 лет. Английские власти объясняют это просто: в стране не хватает 18-летних.
Военная служба в Великобритании - добровольная. Согласно контракту, прослужив три года, солдат может выйти в отставку. Однако отсчет этого срока начинается только с 18 лет. Британская армия на 40 процентов состоит из несовершеннолетних. Лейбористы обещали сократить число несовершеннолетних солдат и не посылать их на войну. В настоящее время только на Балканах в рядах британских миротворческих сил служат 50 несовершеннолетних. Ежегодно несколько десятков детей-солдат погибают во время военных упражнений, несколько сотен страдают от "дедовщины". Последний случай произошел в июле 1999 года. Военный суд оправдал сержанта и четверых капралов, обвинявшихся в систематических изнасилованиях и унижениях 16-17-летних новобранцев мужского и женского пола.

ДЕТИ-СОЛДАТЫ

Согласно Международной конвенции о правах ребенка, подписанной почти всеми странами - членами ООН 10 лет назад, минимальный призывной возраст - 15 лет. Теперь же ооновские чиновники пытаются убедить правительства стран, подписавших конвенцию, принять дополнение к ней, повышающее призывной возраст до 18 лет. Пока безуспешно - Великобритания и США не только не намерены подписывать такой протокол, но и оказывают давление на тех, кто выражает такое желание. Сегодня минимальный возраст добровольцев или призывников составляет:
13 лет - в Уганде (нарушитель конвенции);
15 лет - в Ираке и Лаосе;
16 лет - в Великобритании, Бангладеш, Бельгии, Бутане, Индии, на Кубе, в Мексике, Намибии, Пакистане, Перу, Руанде, Сальвадоре, Судане, Чили;
17 лет - в Австралии, Австрии, Анголе, Бразилии, Индонезии, Никарагуа, США, Югославии.

- Чем грозит использование детей в качестве солдат?
- Нарушают ли права несовершеннолетних запреты на ношение оружия, службу в армии и т.д.?
- Если бы вам предложили взять в руки оружие, каково бы было ваше решение?


Элеонора Кез

Черное море, белый пароход?

...Артему, пожалуй, никто не даст его десяти. Щуплый, в чем только душа держится, даже внешне он похож на воробушка, уставшего от долгой сибирской зимы. Да и чем Артем не воробушек? Так же, как и эта серая, неприметная пичуга, он кормится тем, что отломится от щедрот сердобольных людей, вечно куда-то спешащих.
...Мамка, когда напивается, может и побить, не просыхает же она неделями. И все-таки Артем жалеет ее больше, чем себя: "Ее с работы выгнали, а раньше мы жили нормально. Даже на Черное море собирались. Там и вправду так тепло, что и зимней одежды не надо?" Черное море, белый пароход ему и сейчас еще снятся, особенно после того, как продрогшие ноги, настоявшиеся на холоде, уже не держат тщедушное тело. Сжимая в кармане медь гривенников, редкое серебро орластых рублей, он мчится домой. По пути заглядывает в хлебный магазин, потом в "молочку", остальное выгребает мать.
Урожай собранных медяков раз на раз не приходится: народ сейчас не больно жалостливый. Больше подают как раз те, кто, по наблюдениям Артема, сам перебивается с хлеба на квас.
Разодетые дамы и упитанные господа спешат мимо проплыть, вроде бы и не замечая протянутой ладони. Так что источник заработка хоть и постоянный, да ненадежный. Пробовал бутылки собирать, так взрослые отколотили - места, оказывается, давно уже распределены и здесь. Таким образом, дали понять: не составляй конкуренцию.
Слово "конкуренция" Артем произносит с видимым напряжением - за спиной всего два класса. Остальное образование он получает на улице. Правда, его не раз пытались усадить за парту, но из школы сбегал постоянно: стыдно туда ходить в изношенной одежонке, да и на что жить?...

ЮНЫЕ КРИМИНАЛ-БОЙЦЫ

О проблемах несчастливого детства можно рассказывать по-разному. В том числе и языком милицейских протоколов и сводок. Картина получается драматичная и впечатляющая. Ежегодно более 10 тысяч подростков Приангарья попадают на учет инспекций по делам несовершеннолетних, причем в структуре подростковой преступности преобладают тяжкие виды. 8 из 10 преступлений - тяжкие или особо тяжкие. Как показывает анализ, все чаще подростки идут на "криминал" в трезвом состоянии. Достаточно сказать, что в прошлом году иркутские "гавроши" убили пятьдесят семь человек...
Примечательно, но юные криминал-бойцы по характеру преступлений мало чем отличаются от своих старших коллег. Самые "безобидные" из преступлений - вымогательство денег у своих сверстников... Вымогатели-старшеклассники до того запугивали свои жертвы, что те безропотно отдавали все наличные деньги. Да и как не отдать, если через день то побои, то циничные унижения. Все юные рэкетиры, как выяснилось во время следствия, оказались из благополучных внешне семей. И "окучивали" они детей довольно состоятельных родителей.
Но по-настоящему жуткой была история, когда группа 10-12-летних пацанов убила бомжа, который жил в канализационном колодце. Кошмарное убийство потрясло своей жестокостью даже бывалых следователей: на теле несчастного оказалось более сотни колото-резаных ран...
Кровь и насилие - это еще далеко не весь расцветающий на глазах бутон детской преступности. Уже давно общественность бьет тревогу по поводу резко прогрессирующей наркомании. Число несовершеннолетних, доставленных в правоохранительные органы в наркотическом опьянении, растет с каждым годом. Едва ли не каждую неделю милиция накрывает по десятку притонов, гостями, а вернее, клиентами которых оказываются подростки.
Печально, но факт: первым, кто адекватно среагировал на изменившуюся обстановку в детской среде, оказался криминальный мир. И он же первым поспешил воспользоваться ситуацией. Сегодня, по мнению специалистов, более половины преступлений приходится на противоправные группы, лидерами которых были взрослые. Это данные по Иркутской области, но вряд ли они ощутимо отличаются от данных в других российских регионах.
Более поднаторевшие в преступном промысле "коллеги" все чаще и чаще используют подростков в своих грязных целях. Как-то довелось побывать в Ангарской колонии для несовершеннолетних. Причина заключения каждого второго - не только трудная жизнь, но и влияние взрослых зачинщиков. Как рассказывал один из специалистов, заматерелые преступники без стеснения пользуются несовершеннолетними, привлекая их для исполнения своих операций. Расчет простой: попадутся - так какой с малого спрос?

В докладе Комитета по делам женщин, семьи и молодежи Государственной думы Российской Федерации утверждается, что в нашей стране около трех миллионов беспризорников. Врачи, занимающиеся здоровьем ребятишек, выловленных на вокзалах, в подвалах и на чердаках, утверждают, что на самом деле их четыре миллиона, а Министерство внутренних дел считает и эту цифру заниженной.

- Почему дети оказываются на скамье подсудимых?
- Что толкает подростков на совершение преступлений?


Светлана Сафонова

С ними нельзя бороться, их надо понимать?

По статистике через Москву ежегодно мигрируют около 28 тысяч беспризорных детей, 95 процентов из них - из других областей и республик России, а также из стран СНГ. Около 9 процентов всех беспризорных - дети, родители которых погибли в зоне боевых действий и в результате катастроф. 5-6 процентов - сбежавшие воспитанники специальных детских учреждений. 86 процентов беспризорных - дети, ушедшие из дома. С 1995 по 2000 год в России 112 тысяч детей погибли в результате локальных военных конфликтов, терактов и других уголовных преступлений, 14 тысяч детей покончили жизнь самоубийством.

На скамейке в зале ожидания Ярославского вокзала я разговаривала с настоящим "вором в законе". Все при нем: уверенность, "понты", контроль ситуации. Только роста очень маленького и веса. И возраста. На вид - лет 12. Если его помыть, постричь, причесать да приодеть, получится довольно симпатичный малый.
- Тебя как зовут?
Отвечает не сразу. Вроде бы думает, отвечать или нет.
- Кольцов.
- А зовут как?
Опять пауза.
- Я сказал - Кольцов, - уже жестче. Что-то третий раз спрашивать не хочется.
- Ты где живешь?
- Здесь.
- На вокзале?
- Ну!
- С кем?
- С отцом.
- А отец где сейчас?
- На рынке. Работает.
- А откуда ты приехал?
- С Украины, от мамки.
- А что, там плохо разве?
- Там отчим меня все время бил по голове.
- А мама не заступалась?
- Нет.
- А отец не бьет?
- Нет.
Все это Кольцов говорит очень недовольно. И сидит на краешке скамейки, того и гляди сорвется и убежит.
- Ты почему такой неразговорчивый? Никто тебя не обидит.
Тут он даже как-то "ожил":
- Пусть только попробуют. За меня полковник любому голову оторвет.
- Какой полковник?
- С Петровки, 38.
- А ты что, с милицией дружишь?
- А как же! Я им помогаю. Если надо кого выследить - они ко мне обращаются.
- И выслеживаешь?
- Да мы, знаете, сколько преступников поймали!
Нет, все-таки он не вор, а сочинитель, писатель, "Незнанский".
- Мне и квартиру обещали. Да, менты для меня выбивают квартиру в центре Москвы.
Все понятно. Он барон Мюнхгаузен наших дней.
- А отец в курсе?
- Нет. Этим я занимаюсь.
А может быть, он "крутой"?
- Получается, в семье ты - главный добытчик?
- Конечно, - кивает Кольцов. Но видок для добытчика и нештатного сотрудника Петровки, 38 бледноватый.
- Ты ел сегодня?
- Нет.
Во взгляде появилось другое выражение - может, дадут чего? Да никакой он не "крутой", а просто голодный беспризорник Кольцов.
- А чем ты обычно питаешься?
- Булочки, хот-доги...
- Где берешь?
- Ворую, конечно, - сказано так, что чувствуешь, что именно ты допускаешь бестактность.
- А умеешь воровать-то?
- Ну!
- И не ловили?
- Не поймают! Уметь надо!
- А трудно научиться воровать?
- Конечно. Для этого резкость рук нужна, - так и сказал - "резкость рук".
- Кольцов, а в школу ты ходил когда-нибудь?
Сморщился. Кивнул.
- Что, не понравилось?
Еще сильнее сморщился. Отрицательно мотнул головой.
- Чем же ты будешь потом заниматься?
- А чем захочу, тем и буду заниматься. Главное - я свободный.
...Потом, когда мы ходили по вокзалу с инспектором по делам несовершеннолетних, мы еще пару раз видели Кольцова, маячившего около ларька с выпечкой. На промысел вышел.
И сытые бегут, и голодные.
Чем могла закончиться встреча на темной улице невысокого худенького человека в сером пальто и двухметрового детины? Нет, не строкой в криминальной сводке. В данном случае были объятия. Потому что первый - Юрий Васильевич Туркин, старший инспектор отдела профилактики правонарушений несовершеннолетними Московско-Ярославского линейного управления внутренних дел, а крепкий парень десять лет назад был тощим пацаном, которого Юрий Васильевич снял с крыши вагона и отвел в милицию.
Старший инспектор Туркин знает, что с детьми, попавшими в беду, не надо бороться. Их надо понять. Им надо помочь. Он это умеет. И они это чувствуют. За 25 лет службы их столько прошло через его руки, что ими, наверное, можно было бы заселить целый город.
- Когда я только начал работать, - рассказывает Юрий Туркин, - считалось, что беспризорность мы победили в 1932 году. Слова "бродяга" у нас не было. Говорили: безнадзорные дети. Все проблемы решались просто. Отцы и матери - по тюрьмам. Их лишали родительских прав, а детей - в детский дом. А сейчас что? Дети бегут из всех семей, даже из богатых.
Многие сами не знают, почему убежали. Мы такого забираем, спрашиваем: "Ты что убежал?" А он только головой мотает: "Не знаю". Тут я объяснить не могу ничего. Это дело врачей, психологов, социальных работников, наконец. Мне кажется, что такие дети психически не вполне здоровы. Точнее сказать, они не контролируют себя. Ведь не будет же нормальный ребенок из нормальной семьи пулять булыжниками по вагонам, причем прицельно - по людям за стеклами.
Бывает, дети к нам сами приходят. Убегут из дома, "нагуляются", наголодаются, намерзнутся - и к нам: маму-папу зовут, домой хотят. Раньше мы их отправляли в приемник-распределитель. Потом или мама за беглецом приезжала, или мы сами отправляли с сопровождающим.
Теперь все по-другому. С июня прошлого года практически ликвидируются все приемники-распределители. Куда же нам девать отловленных беспризорных? Ведь если ребенок не совершил правонарушения, мы не имеем права его задерживать. А он попрошайничает, курит, пьет, нюхает клей, якшается с бомжами, рецидивистами. Еще шаг - и он сам преступник. Получается, что такое "чудо" и на свободе - социальная опасность.
Я даже не знаю, простите, чем думали разработчики закона. Скажем, с нашим братом никто не советовался. Вот нам говорят: нельзя ребенка в приемник, там де колючая проволока, мы нарушаем его права. А что его там отмоют, вылечат, накормят, наконец, отправят домой, это не считается? Люди, которые написали этот закон, никогда не работали на моем месте. А жаль! Да у них и не получилось бы ничего.
Говорят, вместо приемников должны появиться государственные приюты. А вот для беспризорных, которые нарушили закон, останется приемник-распределитель. Но приемники-распределители уже закрыли, а приютов ведь нет пока ни одного!
А на улице вон пацанов сколько! По уму если делать, так надо сначала было все просчитать, найти деньги, обучить специалистов, построить приюты, а уж потом ломать старую систему.
Ведь никто не подумал, куда мы будем девать детей сейчас. А так что же? Идея хорошая. А мне на вокзале с идеей этой что делать? Только через нас одних за неделю проходят 40-50 человек, это в год 1,5-2 тысячи. А сколько в Москве вокзалов? А в России?
Зато теперь наши подопечные нас не боятся. Они знают, что мы их "забрать" не можем. Так что приходится другой раз и мимо пройти. Хотя это и трудно. Я так не умею. Не могу.
Таких, как они, уже сегодня боятся старые уголовники.
Да, смена им растет. Но сильная и более жестокая. Без понятий и без правил. Трое-четверо молча запросто забьют до смерти здорового мужика. И при этом даже не задумаются, что сделали. Они уже теперь ничего и никого не боятся. Они похожи на стаи уличных собак. Те практически не лают - эти молчат. Те не реагируют на людей - эти любого могут послать. И не дай вам Бог ступить на их территорию - что те, что эти, загрызут.

- Почему дети оставляют свои семьи? Бегут даже из "благополучных" семей?
- Какими вырастут эти дети?
- Смогут ли они в будущем дать своим собственным детям заботу, внимание, любовь?
- Кому выгодно существование беспризорных детей?
- Есть ли у сегодняшних беспризорников перспектива вернуться к нормальной жизни? Если да, то кто и что может им в этом помочь?


Анна Фенько

Встань в угол и положи на место?

Сегодня русского путешественника уже мало что может удивить за границей. Внешние различия - в одежде, бытовых условиях, магазинах - практически стерлись. Но некоторые глубоко укоренившиеся в культуре привычки отличаются разительно. Одно из таких отличий - это обращение с детьми.
В свой первый приезд за границу я была больше всего удивлена тем, что дети моих знакомых - два очаровательных швейцарца трех и четырех лет - не умели пользоваться туалетом. Во время прогулки по Цюриху кто-нибудь из родителей начинал принюхиваться, затем оглядывался по сторонам, говорил: "Минуточку" - и шел в общественный туалет переодевать ребенку подгузники. При этом старший ребенок уже ходил в школу и умел немного читать.
Иностранцев у нас тоже многое удивляет. Например, готовность любого прохожего воспитывать чужого ребенка - заговаривать с ним, делать ему замечания. Знакомая американка, живущая в Москве, на вопрос посторонней женщины, адресованный ее ребенку, - "А как тебя зовут?", спросила: "А почему это вас интересует?"
Многообразие обычаев, связанных с воспитанием, бесконечно. В одних культурах принято туго пеленать младенцев, в других- оставлять голышом. Индейские матери к ужасу белых педиатров иногда кормят детей грудью до пяти лет. Зато эскимосские дети в пятилетнем возрасте обучаются довольно ловко потрошить рыбу каменным ножом.
Исследователям удалось свести все это многообразие к четырем основным типам воспитательных систем. В одних культурах родители воспитывают в детях преданность и послушание, а в других - инициативу и самостоятельность. Эти цели могут достигаться различными методами: либо с использованием телесных наказаний, либо с помощью апелляции к чувству стыда.

ПОСЛУШАНИЕ И ПОРКА

Во многих культурах от ребенка требуют в первую очередь послушания. Это качество особенно ценится в странах, где большинство населения занято коллективным низкоквалифицированным трудом, например, в Египте, Латинской Америке, бывшем СССР и Китае. Самый примитивный способ добиться послушания - наказание, а самое унизительное наказание - порка.
Многие родители, стараясь укрепить свой статус "главы семьи", интуитивно выбирают те же методы социального контроля, какие существовали в любом феодальном обществе: наказания являются внезапными, непредсказуемыми и жестокими. Они ничем не регламентированы и зависят лишь от настроения "начальника" или родителя. Отец может наказать ребенка без объяснений, а на действительно серьезный проступок не обратить внимания.
Когда мать или отец в раздражении обрушивают свой гнев на ребенка, они не учат его, а всего-навсего дают выход своим эмоциям. В практике психологов-консультантов немало подобных примеров.
Плотный мужчина с суровым лицом пришел, как он сказал, "проконсультироваться у специалистов". Что-то случилось с его сыном-второклассником, у мальчика пропала память. "Как это началось?" - "Однажды он забыл в школе тетрадь. Я его наказал".- "Как?" - "Выпорол. На другой день он забыл портфель. Я его опять наказал. Теперь он все забывает! Плачет, говорит, что не нарочно, обещает, что больше никогда не будет. И все забывает!" Психологу пришлось объяснять, что виноват он сам: его сын живет под страхом ремня. Гневное требование "Не забывай!" вызывает парадоксальную реакцию. Ребенок все забывает не назло отцу - у него нервный срыв, болезненная реакция на наказание, которое стало душевной травмой...
Мама у Аси очень строгая, и часто бывает недовольна дочкой, которая может целыми днями сидеть за увлекательной книгой, не слыша окриков матери, пока та не выйдет из себя и не заставит ее слушаться. Каждый день одно и то же. Приходит Ася из школы. "Ася, переоденься", - говорит мама. Ася не слышит, она уже занята игрушками. Крик матери, наказания, угрозы - ничто не помогает. Мама считает, что дочке нравится ее дразнить и издеваться над ней. На самом деле Ася очень ее боится, цепенеет от страха, когда мама кричит. Почему же она упорно не выполняет такое простое требование? Потому что эта ситуация стала для нее настолько болезненной, связанной с такими неприятными переживаниями, что внимание непроизвольно переключается на что-то другое...
Такие вспышки родительского "праведного гнева", по существу, не наказание, а всего лишь реакция раздражения. Нередко ребенок даже не понимает, в чем его вина - с его точки зрения, ничего плохого в его поступке нет. Он просто развинтил часы, чтобы посмотреть, что в них тикает. Плодами таких "импульсивных" наказаний становятся хитрость, притворство ребенка, иногда враждебность и агрессивность. Они могут вымещаться на игрушках, животных, на сверстниках и рано или поздно на самих родителях.
В России практика "импульсивных" наказаний является повсеместной. По данным опроса, проведенного недавно в школах Орловской области, 15% детей жалуются на постоянные унижения и оскорбления со стороны родителей или учителей. До сих пор у нас существует привычка подавлять волю ребенка и окружать его многочисленными правилами и запретами. Особенно это бросается в глаза на международных курортах, где отдыхают вместе русские и, например, немцы. На пляже все время раздаются крики родителей: "Павлик, не заплывай далеко!", "Кому сказано, выйди из воды!" Слышны постоянные одергивания, шлепки, вопли наказанных детей - но только русских. Среди немцев и голландцев царит полное спокойствие. Дети заняты своими делами, родители - своими. Никому не приходит в голову мешать друг другу. Это кажется многим нашим соотечественникам проявлением недостаточной заботы о ребенке: "Не бьет, значит, не любит".

СТЫД И ПОЧТЕНИЕ

Послушания можно добиться и без телесных наказаний. Именно так обстоит дело в культурах, которые антропологи называют культурами стыда. Такая система воспитания распространена в некоторых странах Африки, среди коренного населения американского континента, а также в Юго-Восточной Азии. В культуре стыда огромную роль играют ориентация на внешнюю оценку, тревога за свою репутацию, страх за то, что скажут или подумают окружающие. Культура стыда практически не нуждается в телесных наказаниях. Типичный пример - Япония.
Традиционное японское воспитание направлено на формирование дисциплинированности и почтения к старшим. Поэтому с самого детства японец сознает, что его желания подчинены интересам группы, и стремится избежать позора для себя и своей семьи. У японца чувство стыда воспитывается с раннего детства и считается основой всех добродетелей. Японская мать взывает к сознанию непослушного ребенка словами: "Смотри, над тобой будут смеяться. На тебя рассердятся". В японских школах преобладают символические наказания: имя провинившегося пишут на доске, его кормят отдельно, оставляют в классе во время перемены. Кстати, именно конкуренцией школьников объясняется наибольший среди развитых стран уровень нервных заболеваний у японских подростков.
Американские индейцы тоже практически не используют физических наказаний. Распространенные в индейских племенах жестокие истязания носят не воспитательный, а ритуальный характер. Самое страшное наказание для индейского ребенка - это пущенная о нем сплетня или насмешка соплеменников.
По наблюдениям американского антрополога Маргарет Мид, в племени арапешей, живущих на Новой Гвинее, дети растут в обстановке доброжелательности и вседозволенности, ощущают абсолютную безопасность. Нормой в этом племени считается проявление тепла и заботы по отношению к малышам не только со стороны женщин, но и со стороны мужчин. Арапеши вырастают добродушными и кроткими, однако они абсолютно лишены инициативы и веры в собственные силы. В их племени, занимающемся в основном коллективным огородничеством, требуется только доверие к окружающим. То, что делает отдельный человек, не имеет большого значения. Поэтому арапеши воспитывают у детей уверенность в том, что члены группы всегда придут на помощь.
Как это делается? Наблюдения показывают, что арапеши, как и некоторые другие народы, например, африканские бушмены, всячески ограничивают детскую агрессивность - даже в игре. Если ребенок бьет другого, ему сделают замечание, могут отнять палку. Мать утешит обиженного ребенка, но не будет побуждать его к мщению.

ДИСЦИПЛИНА И ОТВЕТСТВЕННОСТЬ

Утверждение, что с помощью телесных наказаний можно воспитать самостоятельного, ответственного и уважающего себя человека, на первый взгляд, представляется нелепым. Однако в течение многих столетий в Западной Европе, воспитывая детей, уповали, прежде всего, на строгую дисциплину и телесные наказания. Особенно распространенной эта практика была в Англии, где с помощью телесных наказаний умудрялись воспитывать истинных джентльменов.
На самом деле никакого парадокса здесь нет. Просто наказания в этом случае были систематическими и сопровождались определенными ритуалами, важнейшим из которых было признание собственной вины (от самого факта признания-непризнания зависела суровость наказания). Проступки ребенка тщательно отслеживались в течение недели, а затем по совокупности преступлений следовало наказание. Постепенно ребенок приучался сам следить за своим поведением.
Суровое воспитание, приводящее к формированию честолюбия и самостоятельности, не является исключительно европейским изобретением. В некоторых традиционных обществах Африки, Америки и Австралии, занимающихся охотой и собирательством, индивидуальные достижения важны не меньше, чем в современном обществе частного предпринимательства. Поэтому в этих племенах у детей воспитывают стремление к самоутверждению, способность идти на риск, самоуважение и чувство собственного достоинства. Такие качества формируют в своих детях и американские индейцы, и австралийские аборигены, основным занятием которых является охота.
Индейцы племени яномами, например, всячески поощряют в своих детях агрессивность. Во время игр матери подстрекают своих сыновей, дергают их за волосы и дразнят. Когда обиженный ребенок ищет у матери защиты, она дает ему в руку палку и предлагает отомстить за себя.
Такое же "наказание за кротость" часто встречается у горных народов Кавказа и является правилом воспитания мальчиков в большинстве мусульманских стран.

СВОБОДА И САМОСТОЯТЕЛЬНОСТЬ

В последние три столетия на Западе происходила постепенная либерализация методов воспитания. Из всех западных стран самыми либеральными на сегодняшний день в отношении воспитания являются США, Канада и страны Северной Европы. Во Франции, Италии и Испании нравы несколько более патриархальны, но и там на детей практически не кричат, им редко делают замечания или что-либо запрещают.
Это не значит, что родители равнодушны к своим детям и не стремятся оградить их от опасностей. Просто они относятся к ним с большим доверием и уважением, чем в России, и признают, что ребенок - вполне самостоятельная личность, у которой могут быть свои собственные интересы и склонности.
В Голландии я несколько раз обсуждала с родителями подростков проблему открытой продажи наркотиков в этой стране. На вопрос, не боятся ли родители, что их дети могут поддаться искушению, я чаще всего получала гордый ответ: "Мы, конечно, не будем счастливы, если наш сын станет наркоманом, но ничего ему запрещать не будем. Это его выбор".
У нас от ребенка ждут, что он будет вести себя правильно (то есть так, как хочет взрослый), что он воплотит неосуществленные мечты родителей или повторит их славный путь, и очень обижаются, когда этого не происходит. Для русской интеллигентной семьи заявление сына о том, что он хочет учиться на официанта, - катастрофа, а английский профессор воспринимает такое решение абсолютно спокойно.
Один ирландский психиатр, отец четырех детей, правда, признался мне, что умолял своего 18-летнего сына ни в коем случае не начинать курить. Поскольку сам он потратил много сил на избавление от этой дурной привычки, то не хотел, чтобы его сын так же мучился. "Если уж очень хочется покурить, лучше кури марихуану, - учил он своего отпрыска. - К ней труднее привыкнуть".
В западных странах отсутствует и русская идея самопожертвования ради детей. Воспитание ребенка не воспринимается как тяжелая работа, которую нужно выполнять, жертвуя собственными интересами. Наличие грудного ребенка не повод, чтобы отказывать себе в путешествиях или участии в научной конференции. В свою очередь, ребенку позволяют быть самим собой, также не ожидая от него никаких ответных жертв.

СЕМЬЯ И ЧАСТНАЯ СОБСТВЕННОСТЬ НА РЕБЕНКА

Современные семьи, состоящие лишь из родителей и детей, коренным образом отличаются по характеру воспитания детей от больших семей традиционного типа, состоящих из нескольких поколений родственников. В маленьких семьях больше теплоты и эмоциональной привязанности между детьми и родителями, чем в больших. Конфликт интересов в большой семье не способствует теплоте и сердечности отношений. Наоборот, ребенок должен с детства учиться отстаивать свои интересы в кругу семьи и не стесняться при этом проявлений агрессии. Кроме того, в большой семье практически нет места для теплых и эмоциональных отношений между ребенком и матерью. Ребенок может рассчитывать на заботу целой армии родственников, но поскольку с самых первых месяцев жизни он передается из одних случайных женских рук в другие, он усваивает урок: не привязывайся очень сильно к одному человеку, не связывай больших ожиданий ни с одним из родственников. Убеждение в том, что воспитание -дело не столько семейное, сколько общественное, имеет давние корни. Во многих традиционных культурах существовал обычай отдавать ребенка на воспитание родственникам. До сих пор на Новой Гвинее примерно треть детей воспитываются не у своих родителей, на Бирме - больше половины. Известен этот обычай и у кавказских народов, где он носил название "аталычество" (от тюркского слова "ата" - отец). Воспитание ребенка в семье аталыка в принципе не отличалось от его воспитания в родительском доме. Обычно аталык воспитывал ребенка даже более тщательно, чем собственных детей. По возвращении в родительский дом ребенку предстоял экзамен - он должен был показать, чему его научили. У адыгов юноша возвращался в родную семью с наступлением совершеннолетия, у осетин - несколько раньше. За долгие годы ребенок виделся с родителями не больше одного-двух раз. При этом родители, следуя обычаю, при свидании никак не проявляли своих чувств и даже делали вид, что не узнают ребенка, а тот, со своей стороны, даже не знал, с кем разговаривает. Вероятно, именно отголоски подобных обычаев, подчеркивающих внесемейность ребенка, его принадлежность всему обществу, а не исключительно родителям, заставляют наших бабушек бесцеремонно вмешиваться в воспитание не только своих собственных внуков, но и абсолютно чужих детей - где-нибудь в магазине или автобусе.

- Каким должно быть воспитание маленького человека?
- Можно ли оправдать насилие по отношению к детям национальными культурными традициями?
- Согласны ли вы с тем, что применение насилия в воспитании детей является российской традицией?
- Возможны ли ситуации, когда насилие родителей по отношению к ребенку оправданно?


Права ребенка в школе

Педсовет: работа над ошибками?

Рынок начального и среднего образования за последние пять-шесть лет наконец отработал в основном свои механизмы.
Примета - престижные школы: гимназии, лицеи, школы с углубленным изучением иностранных языков. Изысканнейшее предметное меню, интенсивный интеллектуальный труд, повышенный уровень... В таких школах сегодня аншлаг - "все билеты проданы". По пять-шесть заявлений на одно место. Как в первый, так и в любой другой класс: хоть во второй, хоть в пятый, хоть в десятый. Путь - собеседование, тестирование, экзамены. Или... правильный ответ на вопрос, который родителям задается с порога:
"А что вы можете сделать для школы?". Подсказываем правильный ответ - это тоже вопрос: "Сколько?"

Монолог "неперестроившегося" учителя.
У нас была обычная общеобразовательная школа. Недавно мы получили лицензию и постепенно переходим на статус школы-гимназии. К нам потянулись - школа стала считаться престижной. Мы теперь имеем право отбирать детей в гимназические классы. Попасть к нам ребенку с улицы, которая территориально не прикреплена к школе, очень сложно, даже если его знания на уровне университетских.
Как это делается? Я сама видела не раз: родители несут в школу видеодвойки, компьютеры, конверты с валютой. Вслух сумма не называется, но я слышала реплику завуча: "Мог бы дать и больше". Это после того, как родитель вышел.
Престижная школа - это связи и деньги, которые можно назвать взяткой, а можно - спонсорской помощью. Эта помощь нигде не учитывается, не регистрируется. В школе появляются нужные вещи, допустим, мой кабинет (я преподаю английский) пополнился необходимым для учебного процесса пособием. Я не знаю, идут ли эти деньги еще и кому-то в карман, не могу утверждать. Но могу сказать с уверенностью, что поставить объективную оценку ребенку "спонсора" мне не дадут. "Как это знает плохо, а ты спроси еще. Вот завтра и спроси!" И каждый день на меня давят по поводу детей "территориальных", то есть тех, кто попал в школу без связей: "Что это ты ставишь "пять" за три ошибки?" Ошибки - забытая запятая и две зачеркнуты. Сложнейшая работа по языку, есть возможность поставить "четверку" или даже "тройку"... А "тройки" - это повод говорить о том, что ребенок "не тянет", что надо бы ему перейти из гимназического в обычный класс. Тогда освободится престижное место. И оно может стать доходным.

Пожалуйста, не называйте моего имени. Я ничего не боюсь, но могут прочитать ученики. Они, конечно, и так обо всем догадываются. Но все-таки: пусть они не знают всей правды.

Монолог униженного учителя.
Я работаю в престижной школе с углубленным изучением английского языка. У нас одна из самых острых проблем сегодня - это дети учителей. В дореволюционной России существовал устав, по которому строго запрещалось обучение ребенка в той школе, где работают его родители. Сегодня это - сплошь и рядом. Более того, меня просто уговаривали, чтобы я перевела свою дочь в школу, куда я пошла преподавать. И, честное слово, я долго не могла взять в толк, для чего им это нужно. Теперь, по прошествии трех с половиной лет, картина ясна абсолютно. Складывается круговая порука: я помогу твоему, ты - моему. Готовясь к беседе с вами, я специально подсчитала: у 80 процентов наших учителей дети учатся здесь же, у нас. Четвертый год подряд у нас по два выпускника получают золотую медаль. Один из этих двух - непременно ребенок учителя. Второй - как прикрытие - буквально притягивается, отслеживается. Странная закономерность: классы идут без отличников до 9-го, а после их начинают "делать". Вот ребенок, который отлично успевает по многим предметам. Но есть две-три "четверки". И директор говорит: "Ну не может ученик быть развит всесторонне, какая-то сторона западает. Давайте ему поможем".
В каждом округе Москвы при департаменте образования существуют медальные комиссии, которые ученика - претендента на "золото" в глаза не видят. Туда представляют классные журналы за 10-й и 11-й классы. У учеников-претендентов за эти годы не должно быть ни одной "четверки". Еще представляются школьные сочинения выпускника за весь последний год и его письменные экзаменационные работы по математике и литературе. И вот тут все: люди "гибнут" за медаль.
Учитель, знающий, что этим двум нельзя ставить ничего, кроме "пятерки", пребывает в унизительнейшей ситуации. 10-й и 11-й классы - это уже взрослые люди, их не обманешь. "Иванова ответила на "четверку", за что ей ставят "пять"?" Она отказалась отвечать - это вообще "двойка" в журнал, но ей не ставят. Под прицелом двадцати пар насмешливых глаз можно сорваться и поставить эту самую "двойку". И что тогда? А тогда журнал будет полностью переписан в конце года. Невозможно переписать только одну страничку, и если в этом классе работают десять учителей, все десять втихомолку, по просьбе администрации, будут переписывать. Я и сама переписывала. Аргумент: "Ваши дети тоже учатся здесь, а вдруг настанет момент, когда и у них возникнут проблемы?" Даже если вы бездетны, нужно найти в себе силы отказаться - окажетесь в изоляции, снимут надбавки к зарплате, не станут платить за кабинет, не дадут разряда, объяснив, что вы "не созрели". Что удивляет? За год рабочий классный журнал становится помятым, захватанным, там иногда второпях неправильно вписываются программы, путаются числа. А везем мы в комиссию чистенький, аккуратненький журнал, заполненный одним цветом. Учитель не может так работать: у него то фиолетовая ручка, то синяя... И медальная комиссия принимает этот журнал...
В школе мы говорим детям правильные вещи. А они видят ту же Иванову, которая к устному экзамену выучила только один билет и вытянула именно его. Потому что знала, где он лежит. Которая, когда никого нет, вечерком, после утреннего письменного экзамена, приходит в школу, чтобы переписать свою же, уже выправленную учителем работу. Сочинения, написанные ею за год, также заранее переписываются учителем.
Как чувствуют себя медалисты? Они послушны, вкрадчивы и тихи. Их тянут, им надо "играть". Остальные ребята? Посмеиваются, иногда допускают реплики, и только. Зачем себе портить оценки? Учителя? Страдают, говорят о неэтичности, но тоже - и только. У нас недавно был педсовет, мне запомнилось одно выступление: "Мы учим детей жить на примере литературных героев. К примеру, на образе Чацкого. А учить-то надо на Молчалине: сыграй, поклонись, прислужи, промолчи. А вот когда в силу войдешь, тогда ты будешь править бал".
Мы поражаемся беспределу, который творится в армии, в милиции, беспределу вообще. Но все закладывается в школе. Униженные учителя, вынужденные творить безнравственные вещи, - разве это не уроки беспредела?
Валентина Алексеевна,
классный руководитель выпускного
класса московской спецшколы

- Как вы думаете, нарушается ли в данном случае право на образование? Каким образом?
- Что бы вы предложили изменить?


После избиения сына мать решила создать в Красноярске организацию
по защите прав ребенка?

Красноярск, 3 апреля. Управление юстиции администрации Красноярского края выдало свидетельство о регистрации региональной общественной организации "Социальная защита прав ребенка". Создала ее Наталья Созинова. Причиной возникновения новой организации стал факт избиения сына Созиновой - Максима одноклассниками.
Максиму поставили диагноз - сотрясение головного мозга. У мальчика нарушилась координация движений, начались головные боли. Сначала мать пыталась разобраться с произошедшим цивилизованным путем, поговорить с классным руководителем и директором. "Дети всегда дерутся. Это нормально", - ответили в школе и посоветовали самой поговорить с родителями мальчиков. Дальнейшие разговоры и даже ссылки на закон об образовании, согласно которому образовательное учреждение несет ответственность за жизнь и здоровье своих подопечных, никаких результатов не дали.
Пройдя курс лечения, Максим вернулся в школу. Со временем Наталья заметила, что у сына пропадает желание учиться, он со страхом идет на уроки. Оказалось, что ее визит в школу отразился на мальчике, которому теперь потребовалась помощь психолога. При первой встрече Максима попросили нарисовать свой страх. Ребенок изобразил грязно-бурую тучу во весь лист бумаги.
Наталья видела единственный способ решения проблемы - подать исковое заявление в суд, в качестве ответчиков привлечь директора школы, РОНО, родителей детей, которые принимали участие в избиении. Изучая Конвенцию о правах ребенка, Конституцию Российской Федерации, закон об образовании, Наталья думала о том, что ее ситуация не единична. Многие родители не находят в себе сил для борьбы и отступают перед системой, жертвуя физическим и психическим здоровьем своего ребенка.

- Согласны ли вы с тем, что детские драки - нормальное явление?
- Почему администрация школы не захотела реагировать на факт избиения ребенка?
- Как должна поступать администрация школы в подобных случаях?

Аркадий и Борис Стругацкие

Гадкие лебеди?

Представьте, что к вам в школу пришел известный современный писатель, который учился в этой школе. Подумайте, какие вопросы вы бы хотели ему задать. Сравните их с вопросами, которые задают Виктору Баневу школьники из романа Стругацких.

Виктор пришел в гимназию за полчаса до назначенного времени, но Бол-Кунац уже ждал его. Впрочем, он был мальчиком тактичным, он только сообщил Виктору, что встреча состоится в актовом зале, и сейчас же ушел, сославшись на неотложные дела. Оставшись один, Виктор побрел по коридорам, заглядывая в пустые классы, вдыхая забытые ароматы чернил, мела, никогда не оседающей пыли, запахи драк "до первой крови", изнурительных допросов у доски, запахи тюрьмы, бесправия, лжи, возведенной в принцип. Он все надеялся вызвать в памяти какие-то сладкие воспоминания о детстве и юношестве, о рыцарстве, о товариществе, о первой чистой любви, но ничего из этого не получалось, хотя он очень старался, готовый умилиться при первой возможности. Все здесь оставалось по-прежнему - и светлые затхлые классы, и поцарапанные доски, парты, изрезанные закрашенными инициалами, и казематные стены, выкрашенные до половины веселой зеленой краской, и сбитая штукатурка на углах - все оставалось по-прежнему ненавистно, гадко, наводило злобу и беспросветность.
Скромность и только скромность, до самоуничижения... и только правда, никогда не ври, по крайней мере - самому себе, но это ужасно: самоуничтожаться, когда вокруг столько идиотов, развратников, корыстных лжецов, когда даже лучшие испещрены пятнами, как прокаженные... Ну ладно, хватит. Остановимся на том, что настоящая жизнь есть способ существования, позволяющий наносить ответные удары. А теперь пойдем и посмотрим, какими они стали...
В зале было довольно много ребятишек, и стоял обычный гам, который стих, когда Бол-Кунац вывел Виктора на сцену и усадил под огромным портретом президента за стол, покрытый красно-белой скатертью. Потом Бол-Кунац вышел на край сцены и сказал:
- Сегодня с нами будет беседовать известный писатель Виктор Банев, уроженец нашего города. - Он повернулся к Виктору. - Как вам удобнее, чтобы вопросы задавали с места или в письменном виде?
- Мне все равно, - сказал Виктор легкомысленно. - Лишь бы их было побольше.
- В таком случае, прошу вас.
Бол-Кунац спрыгнул со сцены и сел в первом ряду. Виктор почесал бровь, оглядывая зал. Их было человек пятьдесят - мальчиков и девочек в возрасте от десяти до четырнадцати лет - и они смотрели на него со спокойным ожиданием. Похоже, тут одни вундеркинды, подумал он мельком. Во втором ряду справа он увидел Ирму и улыбнулся ей. Она улыбнулась в ответ.
- Я учился в этой самой гимназии, - начал Виктор, - и на этой самой сцене мне довелось однажды играть Озрика. Роли я не знал, и мне пришлось сочинять ее на ходу. Это было первое, что я сочинил в своей жизни не под угрозой двойки. Говорят, что теперь стало учиться труднее, чем в мое время. Говорят, у вас появились новые предметы, и то, что мы проходили за три года, вы должны проходить за год. Но вы, наверное, не замечаете, что стало труднее. Ученые полагают, что человеческий мозг способен вместить гораздо больше сведений, нежели кажется на первый взгляд обыкновенному человеку. Надо только уметь эти сведения впихнуть... - Ага, подумал он, сейчас я им расскажу про гипнопедию. Но тут Бол-Кунац передал ему записку: "Не надо рассказывать о достижениях науки. Говорите с нами как с равными. Валерьянс, 6 кл."
- Так, - сказал Виктор. - Тут некий Валерьянс из шестого класса предлагает мне разговаривать с вами, как с равными, и предупреждает, чтобы я не излагал достижения науки... Должен тебе сказать, Валерьянс, что я действительно намеревался сейчас поговорить о достижениях гипнопедии. Однако я охотно откажусь от своего намерения, хотя и считаю долгом проинформировать тебя, что большинство равных мне взрослых имеет о гипнопедии лишь самое смутное представление. - Ему было неудобно говорить сидя, он встал и прошелся по сцене. - Должен вам признаться, ребята, что я не любитель встречаться с читателями. Как правило, совершенно невозможно понять, с каким читателем имеешь дело, что ему от тебя надо и что его, собственно, интересует. Поэтому я стараюсь каждое свое выступление превращать в вечер вопросов и ответов. Иногда получается довольно забавно. Давайте начну спрашивать я. Итак, все ли читали мои произведения?
- Да, - отозвались детские голоса. - Читали... Все. - Прекрасно, - сказал Виктор озадаченно. - Польщен, хотя и удивлен. Ну, ладно, далее... Желает ли собрание, чтобы я рассказал историю написания какого-нибудь своего романа?
Последовало недолгое молчание, затем в середине зала воздвигся худой прыщавый мальчик, сказал: "Нет", - и снова сел.
- Прекрасно, - сказал Виктор. - Желают ли уважаемые слушатели узнать о моих творческих планах? - Бол-Кунац поднялся и вежливо сказал: - Видите ли, господин Банев, вопросы, непосредственно связанные с техникой вашего творчества, лучше было бы обсудить в самом конце беседы, когда прояснится общая картина.
Он сел. Виктор сунул руки в карманы и снова прошелся по сцене. Становилось интересно или, во всяком случае, необычно.
- А может быть, вас интересуют литературные анекдоты? - вкрадчиво спросил он. - Как я охотился с Хемингуэем. Как Эренбург подарил мне русский самовар. Или что мне сказал Зурзмансор, когда мы встретились с ним в трамвае...
- Вы действительно встречались с Зурзмансором? - спросили из зала.
- Нет, это я шучу, - сказал Виктор. - Так что мы решим насчет литературных анекдотов?
- Можно вопрос? - сказал, воздвигаясь, прыщавый мальчик.
- Да, конечно.
- Какими бы вы хотели видеть нас в будущем?
Без прыщей, мелькнуло в голове у Виктора, но он отогнал эту мысль, потому что понял: становится жарко. Вопрос был сильный. Хотел бы я, чтобы кто-нибудь сказал мне, каким я хочу видеть самого себя в настоящем, подумал он. Однако надо было отвечать
- Умными, - сказал он наугад. - Честными. Добрыми... Хотел бы, чтобы вы любили свою работу... и работали бы только на благо людей. (Несу, подумал он. Да и как тут не нести?) Вот примерно так... Зал тихонько зашумел, потом кто-то спросил, не вставая: - Вы действительно считаете, что солдат главнее физика?
- Я?! - возмутился Виктор.
- Так я понял из вашей повести "Беда приходит ночью".
Это был белобрысый клоп десяти лет от роду. Виктор крякнул: "Беда" могла быть плохой книгой и могла быть хорошей книгой, но она ни при каких обстоятельствах не была детской книгой. Она до такой степени не была детской книгой, что в ней не разобрался ни один из критиков: все сочли ее порнографическим чтивом, подрывающим общественную мораль и национальное самосознание. И что самое ужасное, белобрысый клоп имел основания полагать, что автор "Беды" считает солдата "главнее" физика - во всяком случае, в некоторых отношениях.
- Дело в том, - сказал Виктор проникновенно, - что... как бы тебе сказать...всякое бывает.
- Я вовсе не имею в виду физиологию, - возразил белобрысый клоп. - Я говорю об общей концепции книги. Может быть, "главнее" не то слово...
- Я тоже не имею в виду физиологию, - сказал Виктор. - Я хочу сказать, что бывают ситуации, когда уровень знаний не имеет значения.
Бол-Кунац принял из зала и передал ему две записки: "Может ли считаться честным и добрым человек, который работает на войну?" и "Что такое умный человек?" Виктор начал со второго вопроса - он был проще.
- Умный человек, - сказал он, - это тот человек, который сознает несовершенство, незаконченность своих знаний, стремится их пополнять и в этом преуспевает... Вы со мной согласны?
- Нет, - сказала, приподнявшись, хорошенькая девочка.
- А в чем дело?
- Ваше определение не функционально. Любой дурак, пользуясь этим определением, может полагать себя умным. Особенно, если окружающие поддерживают его в этом мнении.
Да-а, подумал Виктор. Его охватила легкая паника. Это тебе не с братьями-писателями разговаривать.
- В какой-то степени вы правы, - сказал он, неожиданно для себя переходя на "вы". - Но дело в том, что вообще-то "дурак" и "умный" - понятия исторические и, скорее, субъективные.
- Значит, вы сами не беретесь отличить дурака от умного? - Это из задних рядов смуглое существо с прекрасными библейскими глазами, стриженное наголо.
- Отчего же, - сказал Виктор. - Берусь. Но я не уверен, что вы всегда со мной согласитесь. Есть старый афоризм: дурак - это просто инакомыслящий... - Обычно это присловье вызывало у слушателей смех, но сейчас зал молча ждал продолжения. - Или инакочувствующий, - добавил Виктор.
Он остро ощущал разочарование зала, но он не знал, что еще сказать. Контакта не получалось. Как правило, аудитория легко переходит на позиции выступающего, соглашается с его суждениями, и всем становится ясно, кто такие дураки, причем подразумевается, что здесь, в этом зале, дураков нет. В худшем случае аудитория не соглашалась и настраивалась враждебно, но и тогда бывало легко, потому что оставалась возможность язвить и высмеивать, а одному спорить с многими нетрудно, так как противники всегда противоречат друг другу и среди них всегда найдется самый шумный и самый глупый, на котором можно плясать ко всеобщему удовлетворению.
- Я не совсем понимаю, - произнесла хорошенькая девочка. - Вы хотите, чтобы мы были умными, то есть, согласно вашему же афоризму, мыслили и чувствовали так же, как и вы. Но я прочла все ваши книги и нашла в них только отрицание. Никакой позитивной программы. С другой стороны, вам хотелось бы, чтобы мы работали на благо людей. То есть фактически на благо тех грязных и неприятных типов, которыми наполнены ваши книги. А ведь вы отражаете действительность, правда?
Виктору показалось, что он нащупал, наконец, дно под ногами.
- Видите ли, - сказал он, - под работой на благо людей я как раз понимаю превращение людей в чистых и приятных. И это мое пожелание не имеет никакого отношения к моему творчеству. В книгах я пытаюсь изобразить все, как оно есть, я не пытаюсь учить или показывать, что нужно делать. В лучшем случае я показываю объект приложения сил, обращаю внимание на то, с чем нужно бороться. Я не знаю, как изменять людей, если бы я знал, я был бы не модным писателем, а великим педагогом или знаменитым психосоциологом. Художественной литературе вообще противопоказано поучать или вести, предлагать конкретные пути или создавать конкретную методологию. Это можно видеть на примере крупнейших писателей. Я преклоняюсь перед Львом Толстым, но только до тех пор, пока он является своеобразным, уникальным по отражательному таланту зеркалом действительности. А как только он начинает учить меня ходить босиком или подставлять щеку, меня охватывают жалость и тоска... Писатель - это прибор, показывающий состояние общества, и лишь в ничтожной степени - орудие для изменения общества. История показывает, что общество изменяют не литературой, а реформами или пулеметами, а сейчас еще и наукой. Литература в лучшем случае показывает, в кого надо стрелять или что нуждается в изменении... - Он сделал паузу, вспомнив о том, что есть еще Достоевский и Фолкнер. Но пока он придумывал, как бы ввернуть насчет роли литературы в изучении подноготной индивидуума, из зала сообщили:
- Простите, но все это довольно тривиально. Дело ведь не в этом. Дело в том, что изображаемые вами объекты совсем не хотят, чтобы их изменяли. И потом они настолько неприятны, настолько запущены, так безнадежны, что их не хочется изменять. Понимаете, они не стоят этого. Пусть уж себе догнивают - они ведь не играют никакой роли. На благо кого же мы должны, по-вашему, работать?
- Ах, вот вы о чем!... - медленно сказал Виктор. До него вдруг дошло: боже мой, да ведь эти сопляки всерьез полагают, будто я пишу только о подонках, что я всех считаю подонками, но они же ничего не поняли, да и откуда им понять, это же дети, странные дети, болезненно умные дети, но всего лишь дети, с детским жизненным опытом и с детским знанием людей плюс куча прочитанных книг, с детским идеализмом и с детским стремлением разложить все по полочкам с табличками "плохо" и "хорошо". Совершенно как братья-литераторы...
- Меня обмануло, что вы говорите, как взрослые, - сказал он. - Я даже забыл, что вы - не взрослые еще. Я понимаю, это непедагогично - так говорить, но говорить это приходится, иначе мы никогда не выпутаемся. Все дело в том, что вы, по-видимому, не понимаете, как небритый, истеричный, вечно пьяный мужчина может быть замечательным человеком, которого нельзя не любить, перед которым преклоняешься, полагаешь за честь пожать его руку, потому что он прошел через такой ад, что и подумать страшно, а человеком все-таки остался. Всех героев моих книг вы считаете нечистыми подонками, но это еще полбеды. Вы считаете, будто и я отношусь к ним так же, как вы. Вот это уже беда. Беда в том смысле, что так мы никогда не поймем друг друга.
Черт его знает, какой реакции он ожидал на свою благодушную отповедь. То ли они начнут смущенно переглядываться, или лица их озарятся пониманием, или некий вздох облегчения пронесется по залу в знак того, что недоразумение благополучно разъяснилось и теперь можно все начинать сначала, на новой, более реалистической основе... Во всяком случае, ничего этого не произошло. В задних рядах снова встал мальчик с библейскими глазами и спросил:
- Вы не могли бы нам сказать, что такое прогресс? - Виктор почувствовал себя оскорбленным. Ну конечно, подумал он. А потом они спросят, может ли машина мыслить и есть ли жизнь на Марсе. Все возвращается на круги своя.
- Прогресс, - сказал он, - это движение общества к такому состоянию, когда люди не убивают, не топчут и не мучают друг друга.
- А чем же они занимаются? - спросил толстый мальчик справа.
- Выпивают и закусывают, - пробормотал кто-то слева.
- А почему бы и нет? - сказал Виктор. - История человечества знает не так уж много эпох, когда люди могли выпивать и закусывать. Для меня прогресс - это движение к состоянию, когда не топчут и не убивают. А чем они там будут заниматься - это, на мой взгляд, не так уж существенно. Если угодно, для меня прежде всего важны необходимые условия прогресса, а достаточные условия - дело наживное...
- Разрешите мне, - сказал Бол-Кунац. - Давайте рассмотрим такую схему. Автоматизация развивается в тех же темпах, что и сейчас. Тогда через несколько десятков лет подавляющее большинство активного населения Земли выбрасывается из производственных процессов и из сферы обслуживания за ненадобностью. Будет очень хорошо: все сыты, топтать друг друга ни к чему, никто друг другу не мешает... и никто никому не нужен. Есть, конечно, несколько сотен тысяч человек, обеспечивающих бесперебойную работу старых машин и создание машин новых, но остальные миллиарды друг другу просто не нужны. Это хорошо?
- Не знаю, - сказал Виктор. - Вообще-то это не совсем хорошо... Это как-то обидно... Но должен вам сказать, что это все-таки лучше, чем то, что мы видим сейчас. Так что определенный прогресс все-таки налицо.
- А вы сами хотели бы жить в таком мире?
Виктор подумал.
- Знаете, - сказал он, - я его как-то плохо себе представляю, но если говорить честно, то было бы недурно попробовать.
- А ваших героев, которых вы так любите, устроило бы такое будущее?
- Да, конечно. Они обрели бы там заслуженный покой.
Бол-Кунац сел, зато снова поднялся прыщавый юнец и, горестно кивая, заговорил:
- Вот в этом все дело... Не в том дело, понимаем мы реальную жизнь или нет, а в том дело, что для вас и ваших героев такое будущее вполне приемлемо, а для нас - это могильник. Конец надежд. Конец человечества - Тупик. Вот потому-то мы и говорим, что не хочется тратить силы, чтобы работать на благо ваших жаждущих покоя и по уши перепачканных типов. Вдохнуть в них энергию для настоящей жизни уже невозможно. И как вы там хотите, господин Банев, но вы показали нам в своих книгах - в интересных книгах, я полностью "за", - показали нам не объект приложения сил, а показали нам, что объектов для приложения сил в человечестве нет, по крайней мере - в вашем поколении.. Вы сожрали себя, простите, пожалуйста, вы растратили себя на междоусобные драки, на вранье и на борьбу с враньем, которую вы ведете, придумывая новое вранье... Как это у вас поется: "Правда и ложь, вы не так уж несхожи, вчерашняя правда становится ложью, вчерашняя ложь превращается завтра в чистейшую правду, в привычную правду..." Вот так вы и мотаетесь от вранья к вранью. Вы просто никак не можете поверить, что вы уже мертвецы, что вы своими руками создали мир, который стал для вас надгробным памятником. Вы гнили в окопах, вы взрывались под танками, а кому от этого стало лучше? Вы ругали правительство и порядки, как будто вы не знаете, что лучшего правительства и лучших порядков ваше поколение... да попросту недостойно. Вас били по физиономии, простите, пожалуйста, а вы упорно долбили, что человек по природе добр... или, того хуже, что человек - это звучит гордо. И кого только вы не называли человеком!...
Прыщавый оратор махнул рукой и сел. Воцарилось молчание, затем он снова встал и сообщил:
- Когда я говорил "вы", я не имел в виду персонально вас, господин Банев.
- Благодарю вас, - сердито сказал Виктор. Он ощущал раздражение: этот прыщавый сопляк не имел права говорить так безапелляционно, это наглость и дерзость... дать по затылку и вывести за ухо из комнаты. Он ощущал неловкость - многое из сказанного было правдой, и он сам думал так же, а теперь попал в положение человека, вынужденного защищать то, что он ненавидит. Он ощущал растерянность - непонятно было, как вести себя дальше, как продолжать разговор и стоит ли вообще продолжать... Он оглядел зал и увидел, что его ответа ждут, что Ирма ждет его ответа, что все эти розовощекие и конопатые чудовища думают одинаково и прыщавый наглец только высказал общее мнение и высказал его искренне, с глубоким убеждением, а не потому что прочел вчера запрещенную брошюру, что они действительно не испытывают ни малейшего чувства благодарности или хотя бы элементарного уважения к нему, Баневу, за то, что он пошел добровольцем в гусары, и ходил на "рейнметаллы" в конном строю, и едва не подох от дизентерии в окружении, и резал часовых самодельным ножом, а потом, уже на гражданке, дал по морде спецуполномоченному, который предложил ему подписать донос, и шлялся без работы с дырой в легких, и спекулировал фруктами, хотя ему предлагали очень выгодные должности... А почему, собственно, они должны уважать меня за все это? Что я ходил на танки с саблей наголо? Так ведь надо быть идиотом, чтобы иметь правительство, которое довело армию до подобного положения... Тут он содрогнулся, представив себе, какую огромную мыслительную работу должны были проделать эти птенцы, чтобы прийти к выводам, к которым взрослые приходят, ободрав с себя всю шкуру, обратив душу в развалины, исковеркав свою жизнь и множество соседних жизней... да и то не все, а только некоторые.
- Ребята, - сказал Виктор. - Вы, наверное, этого не замечаете, но вы жестоки. Вы жестоки из самых лучших побуждений, но жестокость - это всегда жестокость. И ничего она не может принести, кроме нового горя, новых слез и новых подлостей. Вот что вы имейте в виду. И не воображайте, что вы говорите что-то особенно новое. Разрушить старый мир и на его костях построить новый - это очень старая идея. И ни разу пока она не привела к желаемым результатам. То самое, что в старом мире вызывает желание беспощадно разрушать, особенно легко приспосабливается к процессу разрушения, к жестокости, к беспощадности, становится необходимым в этом процессе и непременно сохраняется, становится хозяином и в новом мире и в конечном счете убивает смелых разрушителей. Ворон ворону глаз не выклюет, жестокостью жестокость не уничтожишь. Ирония и жалость, ребята! Ирония и жалость!
Вдруг весь зал поднялся. Это было совершенно неожиданно, и у Виктора мелькнула сумасшедшая мысль, что ему удалось, наконец, сказать нечто такое, что поразило воображение слушателей. Но он уже видел, что от дверей идет мокрец, тощий, легкий, почти нематериальный, словно тень, и дети смотрят на него, и не просто смотрят, а тянутся к нему, а он сдержанно поклонился Виктору, пробормотал извинения и сел с краю, рядом с Ирмой, и все дети тоже сели, а Виктор смотрел на Ирму и видел, что она счастлива, что она старается не показать этого, но удовольствие и радость так и брызжут из нее. И прежде чем он успел опомниться, заговорил Бол-Кунац.
- Боюсь, вы не так нас поняли, господин Банев, - сказал он. - Мы совсем не жестоки, а если и жестоки с вашей точки зрения, то лишь теоретически. Ведь мы вовсе не собираемся разрушать ваш старый мир. Мы собираемся построить новый. Вот вы - жестоки: вы не представляете себе строительство нового без разрушения старого. А мы представляем себе это очень хорошо. Мы даже поможем вашему поколению создать этот ваш рай, выпивайте и закусывайте на здоровье. Строить, господин Банев, только строить. Ничего не разрушать, только строить.
Виктор, наконец, оторвал взгляд от Ирмы и собрался с мыслями.
- Да, - сказал он. - Конечно. Валяйте, стройте. Я целиком с вами. Вы меня ошеломили сегодня, но я все равно с вами... Если понадобится, я даже откажусь от выпивки и закуски... Не забывайте только, что старые миры приходилось разрушать именно потому, что они мешали... мешали строить новое, не любили новое, давили его...
- Нынешний старый мир, - загадочно сказал Бол-Кунац, - нам мешать не станет. Он будет нам даже помогать. Прежняя история прекратила течение свое, не надо на нее ссылаться.
- Что ж, тем лучше, - сказал Виктор устало. - Очень рад, что у вас так удачно все складывается...
Славные мальчики и девочки, подумал он. Странные, но славные. Жалко их, вот что... подрастут, полезут друг на друга, размножатся, и начнется работа за хлеб насущный... Нет, подумал он с отчаяньем. Может быть, и обойдется... Он сгреб со стола записки. Их накопилось довольно много: "Что такое факт?", "Может ли считаться честным и добрым человек, который работает на войну?", "Почему вы так много пьете?", "Ваше мнение о Шпенглере?"...
- Тут у меня несколько вопросов, - сказал он. - Не знаю, стоит ли теперь... - Прыщавый нигилист поднялся и сказал: - Видите ли, господин Банев, я не знаю, что там за вопросы, но дело-то в том, что это, в общем, не важно. Мы ведь просто хотели познакомиться с современным известным писателем. Каждый известный писатель выражает идеологию современного общества или части общества, а нам нужно знать идеологов современного общества. Теперь мы знаем больше, чем знали до встречи с вами. Спасибо.
В зале зашевелились, загомонили: "Спасибо... Спасибо, господин Банев", стали подниматься, выбираться со своих мест, а Виктор стоял, стиснув в кулаке записки, и чувствовал себя болваном, и знал, что красен, что вид имеет растерянный. Он так и не понял, как следует относиться к этим детям. Они были ирреальны, они были невозможны, их высказывания, их отношение к тому, что он написал, и к тому, что он говорил, не имело никаких точек соприкосновения с торчащими косичками, взлохмаченными вихрами, с плохо отмытыми шеями, с цыпками на худых руках, с писклявым шумом, который стоял вокруг. Тут он обнаружил, что завяз. Его обступили и не давали пройти. На мгновение его охватил панический ужас. Он бы не удивился, если бы его сейчас молча и деловито повалили и принялись вскрывать на предмет исследования идеологии. Но они не хотели его вскрывать. Они протягивали ему раскрытые книжки, дешевые блокнотики, листки бумаги. Они лепетали: "Автограф, пожалуйста!" Они пищали: "Вот здесь, пожалуйста!" Они сипели ломающимися голосами: "Будьте добры, господин Банев!"
И он достал авторучку и принялся свинчивать колпачок, с интересом постороннего прислушиваясь к своим ощущениям, и он не удивился, ощутив гордость. Это были призраки будущего, и пользоваться у них известностью было все-таки приятно.

- Как вы думаете, можно ли определить, кто прав в "споре" писателя и школьников? С какой позицией вы согласны в большей степени? Почему?
- Как вы думаете, почему В.Банев считает, что только ирония и жалость спасут мир? По отношению к кому (чему) ирония, а к кому (чему) жалость?
- Делают ли книги лучше тех людей, которые их читают?
- Почему В.Банев боится будущего? Можно ли построить новый мир, не разрушая старого?


VI. ЧЕЛОВЕК, ОБЩЕСТВО, ГОСУДАРСТВО

Государство и права человека

Марек Новицкий

Отношения "человек-власть": три типа мышления?

Права человека - это соотношения человек-власть. История знает три способа, как эти отношения можно организовать.
Первый способ. Власть дарит какие-то права и свободы подчиненным гражданам. Власть - хорошая, добрая, и вот она нам подарила свободу высказывания, свободу совести и т.д. На таком принципе были основаны все коммунистические конституции. Например, конституция 1831 года. Итак, первый тип мышления: наши права - это подарок власти.
Есть и другой подход, связанный с мышлением французской революции. Он появляется в Европе в конце XVIII века. Это - общественный договор. Есть люди, и есть власть. И люди, и власть говорят: "Давайте договоримся. Я, человек, буду что-то делать для власти. Например, если будет надо, пойду на войну или буду оплачивать налоги. А власть будет делать что-то для меня - гарантировать мои права и защищать мою свободу". И такой договор оптимален и для власти, и для людей. Это второй тип мышления.
Есть еще и третий тип. Он появляется тоже в конце XVIII века в США, где люди приходят к выводу, что хорошо было бы организовать государство. Государства нет, и надо его создать. У людей есть права и свободы, которые возникают из их человеческого достоинства, потому что люди - это люди. Итак, люди организовывают государство, и чтобы оно вообще могло действовать, они передают ему часть некоторых своих прав и свобод. То есть ограничивают свои права и свободы. К примеру, человек ограничивает свое право на собственность и оплачивает налоги, потому что если у государства не будет денег, оно не сможет действовать. Или приходят к выводу, что если надо будет умирать за родину - пойдут умирать за нее, поскольку страна без защиты существовать не сможет. При этой системе у власти есть столько прав, сколько ей передали люди. В отличие от первого типа мышления, где у людей было столько прав и свобод, сколько царь-батюшка им дал.
Посередине - договор равных партнеров. И это не есть чистая теория. В школе по правам человека мы даем студентам примеры, объясняем какой-то случай, какое-то событие, даем им юридическую норму и обсуждаем, как нужно решить проблему, используя этот закон. Исходя из мышления, что у власти столько прав, сколько люди ей дали, а у людей столько прав, сколько им дала власть. Это и есть договор. Решения получаются разные, в зависимости от того, как мы думаем.

- Какой из трех названных типов мышления характерен для России? Почему вы так думаете?
- Согласны ли вы с мыслью П.Милюкова, что в России не общество создало государство, а наоборот, государство создало для себя общество?


Людмила Морозова

Теории происхождения государства?

Формирование государства у различных народов шло разными путями. Это обусловило разные точки зрения в объяснении причин возникновения государства.
Одной из древнейших теорий происхождения государства является теологическая теория. Она объясняет возникновение и существование государства Божьей волей. Согласно теологическим учениям, государство служит воплощением божественного провидения, и потому государственная власть вечна, незыблема и подчинение ей естественно. Правители действуют от имени Бога, их власть носит божественный характер, а издаваемые законы соответствуют божественной справедливости. В сохранившихся литературных и историко-правовых памятниках Древнего Египта, Вавилона, Индии, Китая теологическая теория уже нашла свое четкое выражение.
Наиболее широкое распространение эта теория получила в эпоху Средневековья и имела главной своей направленностью обоснование превосходства церковной власти над светской. Начиная с IX-X вв. формулируется так называемая теория двух мечей, в соответствии с которой для защиты христианства Богом были даны два меча. Оставив себе один меч, церковь передала светский меч монарху, поэтому он должен подчиняться церкви.
Однако сторонники независимой власти монарха, напротив, утверждали , что монархи получили свой меч непосредственно от Бога. В России сторонником разделения власти церкви и власти государства был Иосиф Волоцкий (в миру - Иван Санин, 1439/40-1515). Считая власть правителя божественным избранничеством, он возвеличивал властвующую персону, сравнивая ее с Богом. Вместе с тем Иосиф Волоцкий полагал, что царь должен обеспечивать блага подданным, а если он этого не делает, то такому правителю можно не подчиняться и даже оказать сопротивление.
Есть и современные последователи этой теории, считающие государственную власть вечной и незыблемой.
Патриархальная теория трактует происхождение государства как результат исторического разрастания семьи. Известный древнегреческий мыслитель Аристотель (384-322 до н.э.), например, исходил из того, что люди как коллективные существа стремятся к общению и образованию семей, а развитие семей ведет к образованию государства. Аристотель трактовал государство как продукт размножения семей, их расселения и объединения. По Аристотелю, государственная власть есть продолжение и развитие отцовской власти. Он отождествлял государственную власть с патриархальной властью семьи.
В Китае эту теорию развивал Конфуций (551-479 до н.э.). Он рассматривал государство как большую семью. Власть императора уподоблялась власти отца, а отношения правящих и подданных - семейным отношениям, где младшие зависят от старших. Подданные должны быть преданы своим правителям, почтительны к ним и слушаться их во всем. Правители же обязаны заботиться о подданных, как это принято у отцов семейства по отношению к его членам.
Сторонником патриархальной теории был Р.Филмер (XVII в.), который в работе "Патриархия, или Единственная власть короля" доказывал, что власть монарха неограниченна, поскольку исходит от Адама, а он, в свою очередь, получил свою власть от Бога. Адам был не только отцом человечества, но и его властелином. Монархи являются преемниками Адама, унаследовавшими от него свою власть.
В России последователем патриархальной теории был социолог Н.К.Михайловский (1842-1904).
Данная теория получила современное звучание в идее государственного патернализма, т.е. принятия государством на себя заботы о своих гражданах и подданных в случаях неблагоприятной для них ситуации - болезни, инвалидности, безработицы и т.д.
Позитивным в патриархальной теории было то, что ее сторонники, в частности, Н.К.Михайловский, призывали устранить из жизни все безнравственное, вредное, неразумное по отношению к человеку. А это возможно лишь в обществе, которое построено по типу семейных отношений.
Договорная теория проповедовала возникновение государства на основе договорного объединения людей, которые договорились между собой объединиться в государственный союз, создать власть и подчиняться ей. Необходимость объединения людей диктовалась целям выживания в условиях природной стихии и окружения враждебными племенами.
Эта теория получила распространение в XVII-XVIII вв., ее наиболее яркими представителями были: в Голландии - Г.Гроций, Б.Спиноза, в Англии - Д.Мильтон, Т.Гоббс, во Франции - Ж.-Ж.Руссо, в России - А.Н.Радищев, П.И.Пестель и др.
Последователи договорной теории считали, что договор об образовании государства заключался между каждым членом общества и государством. По договору люди передают часть своих прав государству, которое обязуется охранять их собственность и обеспечивать безопасность. Таким образом, не божественная воля, а сами люди, их сознательная деятельность стали причиной образования государства.
Сторонники этой теории исходили из того, что государству предшествует естественное состояние общества. Но оно по-разному трактовалось разными учеными. Так, Т.Гоббс полагал, что это было состояние "войны всех против всех", Ж.-Ж.Руссо, напротив, исходил из того, что люди в этом состоянии обладали естественными, прирожденными правами и свободами, что это был "золотой век" человечества. Но после появления частной собственности возникло расслоение общества и социальное неравенство. Ж.-Ж.Руссо также утверждал, что государство - изобретение богачей, которые уговорили бедных объединиться в государственный союз якобы в интересах всего населения. По Руссо, суверенитет в государстве принадлежит народу, а правители выступают лишь уполномоченными народа и обязаны отчитываться перед ним. Правители могут быть смещены по воле народа. Например, А.Н.Радищев, утверждая, что государство создано для защиты народа от угнетателей, обосновывал мысль об обязанности правительства служить народу. В случае же установления тирании, по мысли Радищева, народ вправе революционным путем восстановить нарушенный общественный договор.
Теория насилия объясняет возникновение государства завоеванием одних племен другими, т.е. военно-политическим фактором. После завоевания победители стремятся с помощью насилия утвердить свое господство и образуют для этих целей государственную организацию. Представитель теории насилия К.Каутский (1854-1938) утверждал, что рабство возникает из войны с чужими общинами, племя победителей подчиняет себе племя побежденных, присваивает их землю и затем принуждает побежденное племя работать на победителей, платить им дань или подати. Возникает и аппарат принуждения для управления побежденными. Эту теорию развивали Е.Дюринг, Л.Гумплович.
Органическая теория получила разработку в трудах английского мыслителя Г.Спенсера (1820-1903). Он использовал аналогии и термины из биологии и других наук о жизни живых существ и сопоставлял общество с биологическим организмом, тщательно выясняя их сходство и различия. Результатом такого сопоставления стало обнаружение некоторых закономерностей. Так, Г.Спенсер считал, что общество, как и живой организм, подвержено стадийности развития, например, переходу от простого к сложному. Это усложнение он видел, в частности, в объединении людей в такие общественные группы как племя, союз племен, города-государства и т.д. По мнению Г.Спенсера, общество функционирует подобно человеческому организму, но он признавал пределы биологизации общества.
Что касается происхождения государства, то Г.Спенсер придерживался теории насилия, полагая, что в истории нет ни одного примера, где бы государство возникло иначе, чем с помощью насилия. Государство - результат завоевания и порабощения сильными племенами более слабых, а с расширением практики завоеваний усложняется структура общества, возникают сословия, выделяется особый правящий слой. Военизированное общество достигает единения на основе государства, власти, иерархической организации.
В середине XIX в. возникла марксистская теория происхождения государства. В наиболее систематизированном виде она изложена в работах К.Маркса (1818-1883) и Ф.Энгельса (1820-1859) "Немецкая идеология", "Манифест Коммунистической партии", в книге Ф.Энгельса "Происхождение семьи, частной собственности и государства". Исходными причинами происхождения государства классики марксизма считали раскол общества на классы, что было обусловлено изменениями в экономическом базисе, а они, в свою очередь, привели к разложению первобытного родового строя, появлению частной собственности, возникновению антагонистических интересов внутри некогда единого общества. Государство они определяли как результат прежде всего социально-экономических процессов развития общества - совершенствования средств производства, разделения труда, которые изменили природу власти в родовой общине.
В государстве власть начинает выражать интересы только одной части населения - экономически господствующего класса, который становится и политически господствующим. Причины всех изменений в жизни общества классики марксизма связывали с изменениями способа производства и обмена, с экономическими факторами и неизменно характеризовали государство как классовое явление. В классовом обществе не бывает классово безразличных интересов и учреждений, государство возникает как институт в руках имущих слоев, чтобы проводить свою волю и защищать свои интересы с помощью специальных органов принуждения (армии, полиции, суда, тюрем и др.).
Психологическая теория, родоначальником которой является русский теоретик права профессор Л.И.Петражицкий (1867-1931), объясняет появление государства особыми свойствами человеческой психики, в частности, стремлением людей к поиску авторитета, которому можно было бы подчиняться и указаниям которого следовать в повседневной жизни. Таким образом, государство и право порождены не материальными условиями жизни, как трактует это марксистская доктрина, а особыми психическими свойствами людей, их эмоциями, переживаниями. Л.И.Петражицкий, например, утверждал, что без правовых переживаний людей невозможно существование устойчивых социальных групп, а также общества и государства. Причиной возникновения государства является определенное состояние психики людей. Постоянная зависимость людей первобытного общества от авторитета вождей, служителей язычества и колдунов, страх перед их магической силой привели к возникновению государственной власти, которой люди подчиняются добровольно.
Психологической теории придерживались американский ученый Г.Тард, английский этнограф Д.Фрезер, русские юристы Н.М.Коркунов, М.М.Ковалевский.
Ирригационную теорию связывают с именем современного немецкого ученого К.Виттфогеля. В своей работе "Восточный деспотизм" он объясняет возникновение государства необходимостью строительства гигантских оросительных сооружений в аграрных районах. Действительно, в первых городах-государствах Месопотамии, Египта, Индии, Китая происходили процессы создания мощных ирригационных систем. В связи с этим сформировался слой управленцев, которые знали, как поддерживать работу этих сооружений, обеспечивать судоходство, распределять воду, производить ремонт сооружений и т.д. Эти работы, по мнению К.Виттфогеля, требовали жесткого и централизованного управления, учета и распределения.
Данная теория отражала некоторые реальные процессы, происходившие в восточных регионах, но в действительности образование государства и ведение ирригационных работ шли параллельно, хотя образование государства было первичным, поскольку именно государство было в состоянии вести такие трудоемкие и масштабные работы, как строительство гигантских оросительных систем.
Большинство ученых считают неправомерным связывать возникновение государства только с каким-то одним фактором. Только комплекс факторов и все многообразие объективных процессов, происходивших в обществе, обусловили появление государственной организации.
Современная трактовка причин появления государства опирается на достижения исторической, археологической, этнографической и других наук и получила название потестарной или кризисной теории.
Согласно данной теории, государство первоначально возникло на Востоке (Древний Китай, острова Полинезии, цивилизация инков). При этом азиатский путь развития государства стал типичным для государствообразования, его прошли практически все страны. Уникальным путем формирования государства стал путь от первобытного общества к рабовладельческому, который прошли только два государства - Древний Рим и Древняя Греция.
В соответствии с потестарной теорией человеческое общество прошло два этапа своего первобытного существования - этап присваивающей экономики и этап производящей экономики. На первом этапе люди жили родовой общиной, т.е. в основе социальной организации первобытнообщинного общества лежали родственные отношения, а главным принципом был принцип эгалитарности (полного действительного равенства) членов общины в социальном смысле. Этому обществу были присущи властные институты - власть предводителя, совета старейшин. Главными способами формирования этих институтов были выборность, сменяемость, а путь к лидерству определялся авторитетом, личными качествами того или иного члена общины. В целом же все вопросы жизни родовой общины решались членами сообща.
Переход к этапу производящей экономики был обусловлен преимущественно факторами экологического характера - неблагоприятными изменениями климата, исчезновением многих растений и животных, которые употреблялись первобытным человеком в пищу (период "неолитической революции"). Постепенный переход к производящей экономике изменил образ жизни общины: появились новые управленческие функции, произошло становление нового типа трудовой деятельности. Развитие земледелия вызвало необходимость регламентации и учета трудового вклада каждого члена общины, участия в создании общественных фондов, распределении произведенного продукта, образовании семенного и резервного фондов и др. Лидер в общине становится главным распределителем произведенного продукта, контролером и регулятором всего процесса производства, а со временем он отрывается от основной массы общинников и в силу своего положения получает возможность присваивать себе прибавочный продукт. Со временем он становится и обладателем собственности. С усложнением производства наряду с лидером появляется слой советников, администраторов, чиновников, т.е. группы организаторов производства, возникают первичные предгосударственные (протогосударственные) структуры, которые первоначально выполняют общественно полезные функции, действуют в интересах всей общины. В этот период еще отсутствует эксплуатация, а лишь существует разделение труда между управляемыми и управляющими.
Однако постепенно материальные богатства накапливаются у управляющих, происходит расслоение общества, качественное изменение его социальной структуры, утверждается новая организация его жизни - зарождаются государства.
Сначала, на раннем этапе, возникают города-государства, где выделяются военачальники, жрецы, канцеляристы, отлученные от общественного производства. Возникает аппарат принуждения, усиливается тенденция к накоплению материальных благ, возникает частная собственность. Администрация, лидер государства становятся частными собственниками, что приводит к значительной дифференциации общества и по социальному положению, и по интересам. Власть приобретает политический характер, так как нацелена на регулирование различных интересов, которые неодинаковы у разных групп населения. Такое регулирование и осуществляет государство, выступающее своеобразным арбитром в уравновешивании разнообразных и нередко противоположных интересов и потребностей.
Согласно современной теории происхождения государства, не частная собственность привела к расколу общества на классы, как считали классики марксизма, а сама частная собственность возникла в недрах уже классового оформленного общества. Большинство народов обрело свою государственность именно таким путем. Европейская же модель возникла позже.
Таким образом, современная точка зрения на генезис государства позволяет сделать следующие выводы.
1. Государство возникает объективно, в силу внутренних потребностей организации общинников-земледельцев и перехода первобытного общества от присваивающей к производящей экономике, вызванного изменениями материальных условий жизни общества, необходимостью учета вклада каждого общинника в работу, распределения произведенных продуктов, организации ирригационных работ и др. Оно не навязывается извне.
2. Раннеклассовое государство защищало интересы всего общества, всех его слоев. Классовая природа государства определилась лишь со временем, после появления классов и стремления некоторых из них поставить государство на службу интересам данного класса.
3. Становление и развитие классов и государства идет параллельно. Не только классы вызвали появление государства, но и государство стимулировало появление классов - особого слоя учетчиков, "управленцев", осведомленных о традициях, обычаях общества, обладавших умением организовывать земледельческое производство, передающих эти знания и должности по наследству.
4. В возникновении государства на определенном этапе сыграл большую роль экологический фактор ("неолитическая революция").
5. Процесс государствообразования у различных народов не идет одинаково и прямолинейно, он знает попятные и возвратные процессы, подвержен не только объективному, но и субъективному воздействию, в том числе случайностям.

- Какие точки зрения в объяснении причин возникновения государства существуют? Охарактеризуйте каждую из них.
- Составьте схему теорий происхождения государства.


Матвей Хромченко

Кодекс Наполеона или как жить будем: по закону или по "понятиям"?

Сергей Анатольевич Пашин, один из авторов концепции судебной реформы, автор законодательства о российском суде присяжных:
...десятилетия, если не столетия, российского "правопорядка" убедили рядового гражданина не верить в традиционные формы государственной защиты. И вместо "западного" правосознания мы живем в соответствии с исторически сформировавшимся здравым смыслом.
Например, произносит ли кто-нибудь без иронии советский лозунг "Моя милиция меня бережет"? Да никто. Каждый, кто здесь вырос и правила общежития усвоил, знает, что эта "родная" милиция его оберет, дубинкой-"демократизатором" огреет, а еще и посадить может. И потому, в частности, "колесный" народ с инспектором ГИБДД дела иметь не хочет. А всякий, кто идет мимо милиционера, думает: потребует он с него документы или нет? Хотя нет такого закона, по которому милиция ни с того ни с сего имеет право требовать документы у любого прохожего. Но делает это повсеместно, прикрываясь неведомыми изустными начальственными указаниями. Известный правозащитник и вообще святой человек Валерий Абрамкин, в свое время немало претерпевший от советской власти, и сегодня говорит, что, увидев на улице "человека в форме", инстинктивно хочет перейти на другую сторону.
А что такое наши суды? По писаному закону - правосудие, а на самом деле...
- И это говорит федеральный судья?
- Да, потому что я знаю: суды - это контора, которая отчасти работает сама на себя, отчасти выполняет предначертания властей. А в общем и целом - это заведение по доведению человека до состояния заключенного, которое работает по инерции.
- Значит, и формировать правосознание в отечестве бессмысленно?
- Почему же, формировать и воспитывать надо. Только процесс этот, связанный с просвещением, образованием, сменой культурных норм - длительный, а результат зависит не только от нашего прилежания. Необходимо рассредоточить власть - хуже некуда, когда все сосредоточено в одних руках. И такая власть нужна, которая боится закона... или Бога. Необходима свободная пресса и реальное общественное мнение. Необходимы хорошие судьи, а потому и система подготовки судейских кадров.
Что же до законопослушания, то это всегда вопрос выбора самого человека. Я ведь могу по своим правилам жить, не нарушая закона. А могу и блюсти закон, только хуже от этого будет всем. Был у меня недавно один известный правозащитник, рассказывал, как он с судьями воюет. Только сядет судья на свое место, как этот "защитник права" его тут же и уязвит: "А почему это у вас мантия без воротничка?" Или: "Ты под орлом сидеть должен, а у тебя над головой советский герб!" Действует этот человек по закону, а смысл его действия в чем?
Вот и о себе могу сказать, что нередко свои решения я принимаю не только на основании закона, но и своего понимания справедливости, своего понимания того, что есть право. А под это можно и статьи соответствующие подверстать, юридически безупречные...

- Как по-вашему, в чем причины правового нигилизма в нашем обществе? Приведите примеры.
- Вспомните соответствующие русские пословицы и поговорки.
- Достаточно ли предлагаемых судьей мер для формирования развитого правового сознания?

Альбер Камю

Калигула?

Калигула усаживается рядом с Цезонией и обнимает ее за талию.

Калигула. Слушай внимательно. Ход первый: все патриции, все лица в Империи, владеющие каким-то состоянием - большим или маленьким, это совершенно одно и то же, - принудительно обязываются лишить наследства своих детей и немедленно завещать все государству.
Управитель. Но, цезарь...
Калигула. Я тебе еще не давал слова. По мере наших надобностей мы будем убивать этих лиц в порядке списка, составленного произвольно. При случае мы сможем изменить этот порядок, опять-таки произвольно. И мы все унаследуем.
Цезония (отстраняясь). Что это на тебя нашло?
Калигула (невозмутимо). Порядок казней действительно не важен. Вернее, все казни одинаково важны, из чего следует, что они не важны вовсе. Впрочем, что те, что другие - все виновны. Заметьте, кстати, что грабить граждан напрямую не более безнравственно, чем вводить косвенные налоги через цены на предметы первой необходимости. Управлять - значить грабить, это всем известно. Только способы есть разные. Я буду грабить открыто. Это высвободит низший персонал. (Управителю резко) Ты исполнишь этот приказ без промедления. Все римляне подпишут завещания сегодня вечером, а жители провинций - самое позднее через месяц. Разошлите гонцов.
Управитель. Цезарь, ты не отдаешь себе отчета...
Калигула. Слушай меня хорошенько, тупица. Если казна имеет значение, тогда человеческая жизнь его не имеет. Это ясно. Все те, кто думает, как ты, должны согласиться с этим суждением и полагать, что их жизнь - ничто, коль скоро деньги для них - все. А пока я решил быть логичным, и, поскольку власть принадлежит мне, вы увидите, во что вам обойдется эта логика. Я искореню противоречия и противоречащих. Если надо, начну с тебя.
Управитель. Цезарь, моя добрая воля не подлежит сомнению, клянусь тебе.
Калигула. И моя тоже, можешь мне поверить. Доказательство - что я готов стать на твою точку зрения и счесть государственную казну предметом, достойным размышления. Одним словом, будь мне благодарен, ведь я принимаю твою игру и играю твоими картами. (Помолчав, спокойно.) К тому же мой план гениален своей простотой, поэтому прения прекращаются. У тебя есть три секунды, чтобы исчезнуть. Считаю: раз...
Управитель исчезает.

- Как вы можете охарактеризовать тип государства, представленный в речи Калигулы?
- О нарушении каких прав и свобод человека мы можем судить на основании прочтенного отрывка?


Тоталитаризм как исторический феномен?

В 1925 г. термин "тоталитаризм" впервые ввел в политический лексикон Муссолини для характеристики своего движения и режима. При этом он опирался на философские труды одного из ведущих идеологов итальянского фашизма Джованни Джентиле, занимавшего в правительстве Муссолини пост министра просвещения. Вступив в сотрудничество с фашистским правительством, Джентиле стал апологетом тоталитарного государства как воплощения нравственного духа; он призывал к "тотальному" подчинению личности государству и растворению индивида в политической истории.
Однако в Германии термин не привился: Гитлер не любил заимствований и предпочитал определять свой режим как авторитарный. Еще в 1928 г. английский ежемесячник "Contemporary Review" отмечал, что "фашизм отказывается рассматривать себя как тоталитарный режим и вступает в электоральную борьбу на той же основе, что и его противники"11. Но уже в то время в английских газетных публикациях термин "тоталитарный" распространялся и на Советский Союз. Так, лондонская "Times" (ноябрь 1929 г.) писала о "реакции против парламентаризма... в пользу "тоталитарного" или унитарного государства, как фашистского, так и коммунистического"12 . (Мощный импульс к теоретическому осмыслению и концептуальному оформлению тоталитаризма дала война. Возможность широких теоретических обобщений определялась не только накопленным в разных странах страшным опытом функционирования "фабрики насилия". Она была подготовлена также глубоким постижением природы тоталитарного Молоха с помощью литературных образов в романах-антиутопиях Е.Замятина, О.Хаксли, Дж.Оруэлла.
В 1944 г. вышла в свет книга Фридриха Хайека "Путь к рабству". В этой книге автор - известный экономист, лауреат Нобелевской премии - впервые выходит за рамки чисто экономической теории и обращается к широкому кругу социально-политических, психологических и этических проблем, порожденных драматическим конфликтом XX века - конфликтом между либерализмом и антилиберальными политическими течениями, которые весьма разнообразны, но которые, в конечном счете, обнаруживают единую для них "группу крови": отрицание абсолютной ценности человеческой личности, измерение этой ценности в зависимости от определенной коллективной (государственной) цели. Подвергнув скрупулезному анализу историю западноевропейской гуманитарной мысли начиная со второй половины XIX в., Хайек демонстрирует генетическую связь тоталитаризма с социалистическими учениями, показывает причины и предпосылки вырождения "великой утопии" в царство абсолютного насилия и абсолютного произвола.
Ханна Арендт, автор классической работы "Истоки тоталитаризма" (Нью-Йорк, 1951 г.), в качестве модели этого царства насилия рассматривает нацистский концлагерь. И если Хайека в первую очередь интересует интеллектуальная родословная тоталитаризма, то Арендт акцентирует внимание на особенностях самой "тоталитарной личности", на процессе превращения этой личности в идеальный объект тоталитарного режима.
За год до выхода в свет книги Арендт было опубликовано исследование Теодора Адорно и других ученых "Авторитарная личность", в котором авторы доказывали гипотезу о том, что "индивиды, обнаруживающие наибольшую восприимчивость к фашистской пропаганде, имеют много общих черт, составляющих вместе одну форму "синдрома", в то время как индивиды, образующие оппозиционное направление, гораздо более диверсифицированы"13. Ханна Арендт, пытаясь выявить основу этого "синдрома", обнаруживает ее в том, что тоталитарный человек - это атомизированный человек, человек "массы", а тоталитарные движения - это движения не классов, а масс, оторванных от социальной почвы, выбитых из традиционных социальных "ячеек".
Такой человек изначально является "лишним": он описывается не тем, что у него есть, а тем, чего у него нет - неукорененность, неприкаянность, бездомность, отсутствие собственного Я, одиночество (rootlessness, statelessness homelessness, selflessness, loneliness). Отсюда - сильный позыв к нормальной, стабильно детерминированной жизни. А поскольку возможности самодетерминации весьма ограничены низким культурно-образовательным уровнем личности, человек готов целиком подчиниться тому, кто способен обеспечить ему эту стабильность. Именно эта "воля к подчинению", характеризующая тоталитарную личность, органически дополняет "волю к власти". И в той мере, в какой "силы личности проявляются не в самом действии, но в готовности к действию", - а эта готовность, в свою очередь, обусловлена определенной организацией человеческих потребностей, сама личность "может рассматриваться как детерминанта идеологических предпочтений"14.
Испытательным "полигоном" для выяснения степени готовности личности к подчинению, для выяснения того, что можно отнять у личности (как у жертвы, так и у палача) и "снять" тем самым глубинные конвенционные ограничения межличностных отношений, - таким "полигоном" в концепции Арендт и является концлагерь.
Именно здесь, в концентрационном лагере с человеческой личностью проделывают то, что лежит за пределами всякого здравого смысла. "Нормальные люди не знают, что все возможно" - эти слова Давида Руссе, взятые Ханной Арендт в качестве эпиграфа, служат для нее отправной точкой для размышлений о тоталитарном обществе.
Таким образом, в осмыслении феномена тоталитаризма акцент был перенесен с характеристики тоталитарного государства на характеристику личности, активно вступающей в определенные отношения с этим государством. В то же время Арендт анализирует и другие особенности тоталитарных систем (рассматриваются только две системы - нацистская и советская): она отмечает абсолютную непредсказуемость этих систем, выделяет роль секретности и секретполиции и полагает, что мотивы диктатора заключаются не в утилитарном преследовании строго установленных целей, но в желании элиминировать в обществе способность различать факт и фикцию и убедить человечество в относительной ценности человеческого бытия15.
Вскоре появились и другие исследования, авторы которых пытались выявить характерные черты тоталитарного "синдрома". Карл Фридрих и Збигнев Бжезинский в своей работе "Тоталитарная диктатура и автократия" (1956 г.) выделяют 6 базовых характеристик такого синдрома:
- единственная массовая партия, возглавляемая харизматическим лидером;
- официальная идеология, которая должна признаваться всеми;
- монополия на средства массовой информации;
- монополия на все средства вооруженной борьбы;
- система террористического полицейского контроля;
- централизованная система контроля и управления экономикой16.
Однако подобные определения тоталитаризма сразу же обнаружили ряд сложностей для систематического политологического анализа. Прежде всего, возник вопрос: является ли современная техника и технология (включая современные средства коммуникации, транспорта, вооружений и т.д.) необходимым условием существования тоталитарных систем? Возможно ли осуществление главного принципа тоталитаризма - монополии на контроль - в обществах, не достигших определенного уровня технического развития? Этот вопрос в первую очередь относится к характеристике развивающихся стран, которые еще не вступили на путь индустриализации, но правительства которых широко использовали средства подавления и массовых репрессий, демонстрируя тем самым ряд черт тоталитарного синдрома.
Вторая проблема, тесно связанная с первой, касается "промежуточных" общественных форм. Ведь если каждая из взаимосвязанных черт тоталитарного "синдрома" должна быть представлена прежде, чем система может быть определена как "тоталитарная", возможно ли в таком случае классифицировать политические режимы по шкале, один полюс которой представлен идеальным типом тоталитарного общества, а другой - идеальным типом его противоположности (например, конституционной демократией)?
Среди исследований 50-х годов, в которых предпринята попытка избежать этих трудностей, надо назвать работу Баррингтона Мура "Террор и прогресс в СССР: некоторые причины изменений и стабильности в советской диктатуре" (1954 г.). В зависимости от способа осуществления насилия автор различает централизованный (вертикальный) и децентрализованный (горизонтальный, "народный") тоталитаризм. (Примерами доиндустриальных централизованных тоталитарных систем, согласно Муру, является режим вождя племени зулу Чака, династия Цин в Китае, династия Маурья в Индии. Кальвинистская Женева имеет черты как централизованного, так и народного тоталитаризма). При этом в обоих вариантах тоталитарных обществ преследуется единственная цель: завоевание, защита от врагов, недопущение (или навязывание) государственной властью определенных социальных изменений17.
Эти взгляды частично разделял другой исследователь тоталитарных обществ Дж.Х.Каутский. Под тоталитаризмом он понимает "набор методов государственного контроля, используемых при определенных обстоятельствах группой (или несколькими группами) лиц в целях сохранения и поддержания этого контроля"18.
Подобные разночтения термина "тоталитаризм" и разнообразие классификаций тоталитарных систем закономерно привели к актуализации более общих и более существенных проблем: каковы истоки и предпосылки тоталитаризма? В каких сферах их искать - в экономической, политической, интеллектуальной? И наконец, как они проявляются на различных уровнях существования тоталитаризма - на уровне тенденции, движения, сложившегося политического режима?
В исследованиях 50-х - 60-х годов можно обнаружить, по крайней мере, пять версий решения этих проблем.
1. Нарастающее усложнение современного общества, и в особенности современной экономики порождает стремление решить возникающие проблемы путем делегирования руководящих функций центру. Если этот процесс заходит достаточно далеко, общество теряет способность к саморегуляции и обрекает себя на тоталитаризм. Исследователи, разделяющие эту точку зрения, - прежде всего представители Франкфуртской школы в социологии - часто связывают тоталитаризм с социализмом (при этом подчеркивается, что введение слова "социализм" в название гитлеровской партии вполне закономерно). Они также акцентируют тоталитарный потенциал "ползучего социализма" ("creeping socialism"), скрытый в политике социального благосостояния современных нетоталитарных государств со смешанной экономикой, где экономической защищенности приносится в жертву свобода предпринимательства.
2. Тоталитаризм увязывается с эмансипацией и социальной активизацией "массового человека", в т.ч. с расширением его политического участия. Модернизация, особенно в ее форсированной, догоняющей форме, приводит к резкому размыванию традиционных самовоспроизводящихся социальных структур, к эрозии традиционных ценностей. Военные и экономические катаклизмы начала XX века усугубляют ситуацию.
Критика омассовления общества, деспотизма масс, получившая распространение с конца XIX в. и связанная с именем Ницше, Шпенглера, Ортеги-и-Гассета, Бердяева, получила в период утверждения в Европе фашистских диктатур новое концептуальное наполнение: аристократическая защита элитарных ценностей от сверхдемократии (охлократии) сменяется защитой либерально-демократических прав от неограниченного господства властвующей элиты (К.Мангейм, Э.Ледерер, Х.Арендт). В связи с этим подчеркивается, что массовое, "атомизированное" общество становится удобным объектом для тоталитарного манипулирования, включая принуждение к политическому участию и насильственное подавление частных организаций.
3. Причины тоталитаризма усматриваются в области политической философии: тоталитаризм представляется как логический вывод из доктрины "власти большинства" или как законченное развитие концепции "общей воли" Руссо. Поскольку же марксизм, отмечают авторы этого подхода, принадлежит обоим этим направлениям европейской мысли и поскольку прототалитарные идеологии сами были связаны - позитивно или негативно - с марксизмом, то возникает вопрос об ответственности марксистской теории за тоталитарные диктатуры ХХ века.
Проблема интеллектуальных истоков тоталитаризма является специальным предметом исследования Г.Маркузе в его статье "Борьба тоталитаризма против либерализма"19. Эти истоки Маркузе связывает с тремя философскими течениями:
- - философия жизни, в контексте которой жизнь как таковая является первичной данностью; за ее пределы разум проникнуть не может, и поэтому она не подлежит рациональному обоснованию, оправданию или оценке. Когда жизнь понимается таким образом, она становится неисчерпаемым резервуаром любой иррациональной власти20;
- - иррациональный натурализм, т.е. интерпретация исторического процесса как процесса натурально-органического; интерпретация, которая выходит за рамки актуальной мотивации в сферу вечного и незыблемого - природы. В своих более поздних формулировках она выступает как народно-героический реализм (heroic-folkish realism), который освящает природные достоинства тотальности, представляемой народом (например, нацистский миф "кровь и почва")21;
- - универсализм, утверждающий примат целого над его частями. В политической теории это целое представлено народом как натурально-органическим единством, которое является предварительным условием всякой социальной дифференциации22.
4. Истоки тоталитаризма обнаруживаются в специфике взаимодействия внутреннего психического мира отдельного человека и окружающих его социальных условий. Такой подход нашел отражение в концепции социального характера Эриха Фромма. Социальный характер понимается им как универсальная категория, представляющая "специфическую форму, в которой человеческая энергия облекается через динамическую адаптацию человеческих потребностей в определенный способ существования в данном обществе"23.
Структура социального характера трактуется Фроммом с позиций бессознательного психического: основные категории социального взаимодействия (господство, подчинение, авторитет, власть) привязываются к универсальным качествам бессознательного в психике человека. В зависимости от сочетания конкретно-исторических условий те или иные качества "вызываются к жизни" и определяют своеобразие социального характера.
5. Истоки тоталитаризма коренятся в антисемитизме и национализме. Придерживаясь именно такого подхода, Ханна Арендт выделяет два типа национализма:
- - конкретный национализм, т.е. привязанность к положительным, реально существующим ценностям - обжитой территории, институтам, историческим достижениям; укорененность в своей культуре и истории;
- - абстрактно-метафизический национализм. Этот тип национализма равнодушен к каким-либо положительным, реально существующим ценностям; он аморфен и конституируется по принципу враждебности, основываясь на идее борьбы и захвата.
Некоторые европейские общества (например, британское) экспортировали такой агрессивный национализм за море. Другие же были лишены такой возможности и осуществляли "континентальный" империализм, идейным выражением которого были пангерманизм и российский панславизм. Продукты осуществления империалистических тенденций, т.е. люди с разрушенной системой конвенциональных ограничений (в отношении "чужого" все позволено) оставались в этом случае в обществе-метрополии. (Ханна Арендт говорит о сходной функции лагерей в тоталитарном обществе как фабриках людей такого типа). Что касается антисемитизма, то он постоянно индуцировал отношение к определенной группе населения как к "чужакам", не защищенным многими конвенциональными ограничениями.
Таковы основные подходы к выявлению истоков тоталитаризма.

- Где и когда термин "тоталитаризм" был введен в политический лексикон?
- Какие признаки тоталитарного государства выделяют исследователи?
- Как вы думаете, почему в осмыслении феномена тоталитаризма многие ученые переносят акцент с характеристики тоталитарного государства на характеристику личности, вступающей в определенные отношения с этим государством?
- Каковы истоки и предпосылки тоталитаризма?


Евгений Замятин

Мы?

Скрижаль... Вот сейчас со стены у меня в комнате сурово и нежно в глаза мне глядят ее пурпурные на золотом поле цифры. Невольно вспоминается то, что у древних называлось "иконой", и мне хочется слагать стихи или молитвы (что одно и то же). Ах, зачем я не поэт, чтобы достойно воспеть тебя, о Скрижаль, о сердце и пульс Единого Государства.
Все мы (а может быть, и вы) еще детьми, в школе, читали этот величайший из дошедших до нас памятников древней литературы - "Расписание железных дорог". Но поставьте даже его рядом со Скрижалью - и вы увидите рядом графит и алмаз: в обоих одно и то же - С, углерод, но как вечен, прозрачен, как сияет алмаз. У кого не захватывает дух, когда вы с грохотом мчитесь по страницам "Расписания". Но Часовая Скрижаль каждого из нас наяву превращает в стального шестиколесного героя великой поэмы. Каждое утро, с шестиколесной точностью, в один и тот же час и в одну и ту же минуту мы, миллионы, встаем как один. В один и тот же час единомиллионно начинаем работу - единомиллионно кончаем. И, сливаясь в единое, миллионнорукое тело, в одну и ту же, назначенную Скрижалью, секунду мы подносим ложки ко рту и в одну и ту же секунду выходим на прогулку и идем в аудиториум, в зал Тэйлоровских экзерсисов, отходим ко сну...
Буду вполне откровенен: абсолютно точного решения задачи счастья нет еще и у нас: два раза в день - от 16 до 17 и от 21 до 22 единый мощный организм рассыпается на отдельные клетки: это установленные Скрижалью Личные Часы. В эти часы вы увидите: в комнате у одних целомудренно спущены шторы, другие мерно по медным ступеням Марша проходят проспектом, третьи - как я сейчас - за письменным столом. Но я твердо верю - пусть назовут меня идеалистом и фантазером - я верю: раньше или позже, но когда-нибудь и для этих часов мы найдем место в общей формуле, когда-нибудь все 86 400 секунд войдут в Часовую Скрижаль.
Много невероятного мне приходилось читать и слышать о тех временах, когда люди жили еще в свободном, т. е. неорганизованном, диком состоянии. Но самым невероятным мне всегда казалось именно это: как тогдашняя - пусть даже зачаточная - государственная власть могла допустить, что люди жили без всякого подобия нашей Скрижали, без обязательных прогулок, без точного урегулирования сроков еды, вставали и ложились спать, когда им взбредет в голову; некоторые историки говорят даже, будто в те времена на улицах всю ночь горели огни, всю ночь по улицам ходили и ездили.
Вот этого я никак не могу осмыслить. Ведь как бы ни был ограничен их разум, но все-таки должны же они были понимать, что такая жизнь была самым настоящим поголовным убийством -только медленным, изо дня в день. Государство (гуманность) запрещало убить насмерть одного и не запрещало убивать миллионы наполовину. Убить одного, т. е. уменьшить сумму человеческих жизней на 50 лет, - это преступно, а уменьшить сумму человеческих жизней на 50 миллионов лет - это не преступно. Ну, разве не смешно? У нас эту математически-моральную задачу в полминуты решит любой десятилетний нумер; у них не могли - все их Канты вместе (потому, что ни один из Кантов не догадался построить систему научной этики, т.е. основанной на вычитании, сложении, делении, умножении).
А это разве не абсурд, что государство (оно смело называть себя государством!) могло оставить без всякого контроля сексуальную жизнь. Кто, когда и сколько хотел... Совершенно ненаучно, как звери. И как звери, вслепую, рожали детей. Не смешно ли: знать садоводство, куроводство, рыбоводство (у нас есть точные данные, что они знали все это) и не суметь дойти до последней ступени этой логической лестницы: детоводства. Не додуматься до наших Материнской и Отцовской Норм.
Так смешно, так неправдоподобно, что вот я написал и боюсь: а вдруг вы, неведомые читатели, сочтете меня за злого шутника. Вдруг подумаете, что я просто хочу поиздеваться над вами и с серьезным видом рассказываю совершеннейшую чушь.
Но первое: я не способен на шутки - во всякую шутку неявной функцией входит ложь; и второе: Единая Государственная Наука утверждает, что жизнь древних была именно такова, а Единая Государственная Наука ошибаться не может. Да и откуда тогда было бы взяться государственной логике, когда люди жили в состоянии свободы, т.е. зверей, обезьян, стада. Чего можно требовать от них, если даже и в наше время откуда-то со дна, из мохнатых глубин - еще изредка слышно дикое, обезьянье эхо.
К счастью, только изредка, к счастью, это только мелкие аварии деталей: их легко ремонтировать, не останавливая вечного, великого хода всей Машины. И для того, чтобы выкинуть вон погнувшийся болт, у нас есть искусная, тяжелая рука Благодетеля, у нас есть опытный глаз Хранителей...

- Какими должны быть взаимоотношения человека и государства?
- Может ли быть счастлив человек, все заботы которого взяло на себя государство?


Джордж Оруэлл

1984?

Министерство Правды, на новоязе - Миниправда, резко отличалось от окружающих домов. Его огромная пирамидальная конструкция из сверкающего бетона устремлялась в небо, терраса за террасой, метров на триста. Из окна Уинстона можно было прочесть красиво выписанные на белом фасаде три лозунга Партии:
ВОЙНА - ЭТО МИР.
СВОБОДА - ЭТО РАБСТВО.
НЕЗНАНИЕ - ЭТО СИЛА.
Говорили, что в Министерстве Правды три тысячи комнат над землей и столько же - в подземелье. В разных концах Лондона возвышались еще три здания примерно такого же вида и размера. Они подавляли собой все, и с крыши Дома Победы можно было сразу разглядеть все четыре. Здания принадлежали четырем министерствам, на которые разделялся весь правительственный аппарат. Министерство Правды заведовало всей информацией, руководило развлечениями, образованием и искусством. Министерство Мира занималось войной. Министерство Любви поддерживало закон и порядок. А Министерство Изобилия отвечало за экономику. На новоязе их называли так: Миниправда, Минимир, Минилюбовь и Минимного.
Министерство Любви выглядело поистине устрашающим. В этом здании не было окон. Уинстон никогда не входил в него, он даже не приближался к нему ближе чем на полкилометра. В это здание входили только по официальным делам, да и то сквозь лабиринт заграждений из колючей проволоки, стальных дверей и замаскированных пулеметных гнезд. Улицы, ведущие к нему, патрулировали похожие на горилл охранники в черной форме, вооруженные складными дубинками.

- Хотели бы вы жить в таком государстве? Почему?
- Чем объяснить искреннее убеждение большинства граждан тоталитарного государства, что их государство самое совершенное и справедливое?
- Как поступают с теми, кто не разделяет мнение большинства (по любому вопросу) в тоталитарном государстве?


Андре Жид

Возвращение из СССР?

В СССР решено однажды и навсегда, что по любому вопросу должно быть только одно мнение. Впрочем, сознание людей сформировано таким образом, что этот конформизм им не в тягость, он для них естествен, они его не ощущают, и не думаю, что к этому могло бы примешиваться лицемерие. Действительно ли это те самые люди, которые делали революцию? Нет, это те, кто ею воспользовался. Каждое утро "Правда" им сообщает, что следует знать, о чем думать и чему верить. И нехорошо не подчиняться общему правилу. Получается, что, когда ты говоришь с каким-нибудь русским, ты говоришь словно со всеми сразу. Не то чтобы он буквально следовал каждому указанию, но в силу обстоятельств отличаться от других он просто не может. Надо иметь в виду также, что подобное сознание начинает формироваться с самого раннего детства... Отсюда странное поведение, которое тебя, иностранца, иногда удивляет, отсюда способность находить радости, которые удивляют тебя еще больше. Тебе жаль тех, кто часами стоит в очереди, - они же считают это нормальным. Хлеб, овощи, фрукты кажутся тебе плохими - но другого ничего нет. Ткани, вещи, которые ты видишь, кажутся тебе безобразными - но выбирать не из чего. Поскольку сравнивать совершенно не с чем - разве что с проклятым прошлым, -ты с радостью берешь то, что тебе дают. Самое главное при этом убедить людей, что они счастливы настолько, насколько можно быть счастливым в ожидании лучшего, убедить людей, что другие повсюду менее счастливы, чем они. Этого можно достигнуть, только надежно перекрыв любую связь с внешним миром (я имею в виду - с заграницей). Потому-то при равных условиях жизни или даже гораздо более худших русский рабочий считает себя счастливым, он и на самом деле более счастлив, намного более счастлив, чем французский рабочий. Его счастье - в его надежде, в eгo вeре, в его неведении.
Мне очень трудно привести в порядок свои размышления - так все эти проблемы взаимосвязаны, друг с другом переплетаются. Я не техник, поэтому экономические проблемы меня интересуют с психологической стороны. Психологически я могу себе объяснить, почему надо жить под колпаком, перекрывать границы: до тех пор, пока не утвердится новый порядок, пока дела не наладятся, ради счастья жителей СССР важно, чтобы счастье это было защищено.
Нас восхищает в СССР стремление к культуре, к образованию. Но образование служит только тому, чтобы заставить радоваться существующему порядку, заставить думать: СССР... Ave! Spes unica!24 Эта культура целенаправленная, накопительская, в ней нет бескорыстия и почти совершенно отсутствует (несмотря на марксизм) критическое начало. Я знаю, там носятся с так называемой "самокритикой". Со стороны я восхищался ею, и думаю, что при серьезном и искреннем отношении она могла бы дать замечательные результаты. Однако я быстро понял, что кроме доносительства и замечаний по мелким поводам (суп в столовой холодный, читальный зал в клубе плохо выметен) эта критика состоит только в том, чтобы постоянно вопрошать себя, что соответствует или не соответствует "линии". Спорят отнюдь не по поводу самой "линии". Спорят, чтобы выяснить, насколько такое-то произведение, такой-то поступок, такая-то теория соответствует этой священной "линии". И горе тому, кто попытался бы от нее отклониться. В пределах "линии" критикуй, сколько тебе угодно. Но дальше - не позволено. Похожие примеры мы знаем в истории.
Нет ничего более опасного для культуры, чем подобное состояние умов. Дальше я скажу об этом.
Советский гражданин пребывает в полнейшем неведении относительно заграницы. Более того, его убедили, что решительно все за границей и во всех областях - значительно хуже, чем в СССР. Эта иллюзия умело поддерживается - важно, чтобы каждый, даже недовольный, радовался режиму, предохраняющему его от худших зол...
Летом почти все ходят в белом. Все друг на друга похожи. Нигде результаты социального нивелирования не заметны до такой степени, как на московских улицах, - словно в бесклассовом обществе у всех одинаковые нужды. Я, может быть, преувеличиваю, но не слишком. В одежде исключительное однообразие. Несомненно, то же самое обнаружилось бы и в умах, если бы это можно было увидеть. Каждый встречный кажется довольным жизнью (так долго во всем нуждались, что теперь довольны тем немногим, что есть). Когда у соседа не больше, человек доволен тем, что он имеет. Различия можно заметить, если только внимательно присмотреться. На первый взгляд кажется, что человек настолько сливается с толпой, так мало в нем личного, что можно было бы вообще не употреблять слово "люди", а обойтись одним понятием "масса".

- Как вам кажется, не исказил ли писатель советскую действительность 30-х годов?
- Почему многие вещи казались западному писателю странными и неестественными, а советскому человеку - само собой разумеющимися?
- Верите ли вы рассказам пожилых людей, что в 30-е годы они чувствовали себя счастливыми?


Гражданское общество и правовое государство

Марек Новицкий

Правовое государство?

Еще одно очень важное понятие для прав человека - это понятие правового государства. Это понятие тоже всегда появляется в начале разговора. Особенно в некоторых странах, которые появились после распада СССР. И в других странах бывают большие проблемы с тем, что это определение очень трудно для понимания. Самое простое определение (а я знаю их около 70): правовое государство - это такое государство, в котором человек может с большой вероятностью сказать, как ответит государство на его действия. То есть, если я сделаю что-то, то ответ государства будет именно таким, а не каким-либо еще. Эти законы взаимодействия государства и единицы понятны и однозначны. Нет проблемы с тем, что если я сделаю что-то, то один Бог знает, что в ответ на это сделает чиновник. Если я сделаю А, то чиновник сделает В, а не С и не D. Это - правовое государство.
Я часто использую такой довольно простой пример из истории Индии. Англичане запретили жителям Индии варить соль. И когда-то на берегу сели 10 индусов и стали, не скрываясь, варить соль. Пришли полицейские, взяли их за уши и отвели в тюрьму. Через день на берегу океана сели 100 индусов и стали варить соль. Пришли полицейские и отвели их в тюрьму. На следующий день на берегу сели 10000 индусов и стали варить соль. А англичане отменили закон. Почему? Потому что невозможно посадить такое количество людей в тюрьму. И они все варили соль, поэтому нельзя было одного посадить в тюрьму, а другого не посадить. Значит, такой закон действовать не может, потому что это нарушает принцип правового государства, а Великобритания была правовым государством. А как это произошло бы в коммунистической стране? В первый день, когда сидели 10 индусов, пришли бы милиционеры, всех избили, шестерых посадили бы в тюрьму, а четырех отправили домой, и все бы думали: "Черт их знает, почему они их отпустили?" А еще дополнительно посадили бы в тюрьму трех человек, которых вообще не было на берегу океана, чтобы все боялись. Неизвестно, варю я соль или нет, если власть захочет - посадит, не захочет - не посадит. Потому что коммунистическая страна - не правовое государство, и это очень важно для защиты прав человека.
У нас в последнее время были очень странные законы. Например, кто-то собирал деньги, чтобы поехать в Германию и купить себе машину. Наконец-то собрал, поехал, купил машину, приехал на границу и здесь узнал, что таможенный налог вчера стал в 10 раз больше. И деться ему некуда, и вообще ему проще выбросить эту машину, чем платить. Это тоже не правовое государство - человек не знает, что сделает власть, что произойдет в будущем. Проблема правового государства касается не только полиции и уголовного законодательства, но еще и ежедневной жизни. Мы должны знать законы и верить, что государство будет их соблюдать.

- Удачен ли термин "правовое государство" (ведь в любом государстве есть право)?
- Что можно считать главным признаком правового государства?


Сергей Ковалев

Полет белой вороны?

...Это было в седьмом классе, и предмет, который нам начали преподавать, назывался "Конституция СССР". Та самая сталинская Конституция, которую, кстати сказать, я считал и считаю не самым плохим из документов этого рода. Другой вопрос, что к советской системе права и, уж подавно, к советской действительности этот документ не имел решительно никакого отношения. Но тогда, пожалуй, я еще об этом не задумывался. Предмет и предмет, мне он скорее нравился - интересно было разбираться в отточенных формулировках статей, в чеканной, как мне казалось, логике юридических утверждений, складывавшихся в систему правовых отношений... Этот интерес был столь же абстрактным, как, например, удовольствие от математических теорем. Уже после всего, что случилось, я стал догадываться, что проблемы права имеют прямое отношение к реальной жизни.
Дело было так: меня вызвали к доске и велели отвечать по теме "Права и свободы граждан СССР". Я довольно аккуратно пересказал статью 125 Конституции... А потом черт дернул учительницу спросить меня, как я эту статью понимаю. Ну я и объяснил: мол, законодатель считает, что наличие этих самых свобод соответствует интересам трудящихся и способствует укреплению строя. Вот статья 125 их и гарантирует. Все, думаю, пятерка... И вдруг Елена Васильевна говорит: "Неправильно ты, Ковалев, трактуешь статью". И объяснила: свободы, значит, гарантируются законом, но лишь постольку, поскольку они соответствуют интересам трудящихся и способствуют укреплению строя. А если они этим интересам противоречат, то, стало быть, Конституция и закон их не гарантируют и не защищают.
Мне бы, дураку, не встревать в спор с учительницей и спокойно вернуться на место со своей тройкой или четверкой. Но трактовка Елены Васильевны показалась мне совершенно дикой и не вяжущейся со здравым смыслом. И я пустился защищать свою точку зрения. Между прочим, исчерпав все иные аргументы, я сказал: "А кто будет определять, например, в случае свободы слова, какая точка зрения - в интересах трудящихся, а какая - нет? Если это поручить органам государственной власти, то есть заинтересованной стороне, то может получиться произвол - а тогда о какой свободе речь? А если отдать решение самим трудящимся, то как же они поймут, что в их интересах, а что - нет, если не услышат спорной точки зрения?" И остался собой очень доволен - учительницу в споре победил. Разумеется, я получил двойку, но это меня не очень огорчило. Да и класс, хотя следил за дискуссией без особого интереса, мне явно сочувствовал (а может, просто радовался, что дело идет к звонку с урока).
На следующем уроке учительница опять задала мне тот же вопрос - и, естественно, получила тот же ответ; ведь я же прав, меня же никто не опроверг. И, естественно, опять получил двойку. И так повелось: на каждом уроке Конституции - тот же вопрос, тот же ответ, тот же результат. Я никак не мог сообразить, что веду себя бестактно по отношению к Елене Васильевне; да и вошел в азарт противостояния. А она, как я теперь хорошо понимаю, и не могла публично со мной согласиться по существу. Я весьма смутно догадывался о том, что наш теоретический спор может иметь вполне определенную, социально и политически опасную подоплеку...
К счастью, это понял наш директор, очень неглупый и неплохой мужик, Сергей Сергеевич Смирнов (полный тезка известного потом писателя). Он вызвал меня к себе, и я битый час с жаром доказывал ему, почему прав я, а не Елена Васильевна. Директор выслушал меня очень внимательно и сказал: "Вот что учти: у взрослых бывают свои трудности. Когда ты подрастешь, ты и сам это поймешь. Не будь таким строгим к Елене Васильевне. В конце концов, ты учишься в седьмом классе, и твое дело - не трактовать Конституцию, а знать ее. Давай договоримся так: я попрошу учительницу, чтобы она погоняла тебя по всему материалу и не спрашивала, как ты понимаешь ту или другую статью, а спрашивала бы только, как ты ее знаешь. И если ты будешь хорошо отвечать, то исправишь свои двойки".
Так и получилось. Материал как таковой я знал превосходно, получил ряд пятерок за пересказ и избежал двойки за полугодие. Чего я на самом деле благодаря директору, возможно, избежал, я понял только много позже...
Что же касается статьи 125 Конституции, то в конце 1960-х - начале 1970-х гг. моя школьная дискуссия с Еленой Васильевной обрела новую жизнь. Удивительным образом этот же спор неоднократно и дословно повторялся в ходе судебных процессов, где судили моих товарищей-диссидентов (а в 1975 г. - и на моем собственном суде). Только нашими оппонентами были уже не школьные учителя, а прокуроры; приговор выносил не мудрый и терпимый Сергей Сергеевич, а председатель суда; и отметки наши варьировали не от двойки до пятерки, а, к сожалению, от полугода до семи лет.

- Как вы понимаете: в чем разница между знанием статей Конституции и их пониманием? Как вы думаете, что важнее?
- Как вы думаете, в чем основное противоречие Конституций СССР 1936 года и 1977 года?

ДОКУМЕНТЫ

Всеобщая декларация прав человека

Преамбула
Принимая во внимание, что признание достоинства, присущего всем членам человеческой семьи, и равных и неотъемлемых прав их является основой свободы, справедливости и всеобщего мира; и
принимая во внимание, что пренебрежение и презрение к правам человека привели к варварским актам, которые возмущают совесть человечества, и что создание такого мира, в котором люди будут иметь свободу слова и убеждений и будут свободны от страха и нужды, провозглашено как высокое стремление людей; и
принимая во внимание, что необходимо, чтобы права человека охранялись властью закона в целях обеспечения того, чтобы человек был вынужден прибегнуть, в качестве последнего средства, к восстанию против тирании и угнетения; и
принимая во внимание, что необходимо содействовать развитию дружественных отношений между народами; и
принимая во внимание, что народы Объединенных Наций подтвердили в Уставе свою веру в основные права человека, в достоинство и ценность человеческой личности и в равноправие мужчин и женщин и решили содействовать социальному прогрессу и улучшению условий жизни при большей свободе; и
принимая во внимание, что государства-члены обязались содействовать, в сотрудничестве с Организацией Объединенных Наций, всеобщему уважению и соблюдению прав человека и основных свобод; и
принимая во внимание, что всеобщее понимание характера этих прав и свобод имеет огромное значение для полного выполнения этого обязательства,
ГЕНЕРАЛЬНАЯ АССАМБЛЕЯ
провозглашает настоящую ВСЕОБЩУЮ ДЕКЛАРАЦИЮ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА в качестве задачи, к выполнению которой должны стремиться все народы и все государства, с тем, чтобы каждый человек и каждый орган общества, постоянно имея в виду настоящую Декларацию, стремились путем просвещения и образования содействовать уважению этих прав и свобод и обеспечению, путем национальных и международных прогрессивных мероприятий, всеобщего и эффективного признания и осуществления их как среди народов государств-членов Организации, так и среди народов территории, находящихся под их юрисдикцией.
Статья 1. Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и совестью и должны поступать в отношении друг друга в духе братства.
Статья 2. Каждый человек должен обладать всеми правами и всеми свободами, провозглашенными настоящей Декларацией, без какого бы то ни было различия, как-то: в отношении расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного, сословного или иного положения.
Кроме того, не должно проводиться никакого различия на основе политического, правового или международного статуса страны или территории, к которой человек принадлежит, независимо от того, является ли эта территория независимой, подопечной, несамоуправляющейся или как-либо иначе ограниченной в своем суверенитете.
Статья 3. Каждый человек имеет право на жизнь, на свободу и на личную неприкосновенность.
Статья 4. Никто не должен содержаться в рабстве или в подневольном состоянии; рабство и работорговля запрещаются во всех их видах.
Статья 5. Никто не должен подвергаться пыткам или жестоким, бесчеловечным или унижающим его достоинство обращению и наказанию.
Статья 6. Каждый человек, где бы он ни находился, имеет право на признание его правосубъектности.
Статья 7. Все люди равны перед законом и имеют право, без всякого различия, на равную защиту закона. Все люди имеют право на равную защиту от какой бы то ни было дискриминации, нарушающей настоящую Декларацию, и от какого бы то ни было подстрекательства к такой дискриминации.
Статья 8. Каждый человек имеет право на эффективное восстановление в правах компетентными национальными судами в случаях нарушения его основных прав, предоставленных ему конституцией или законом.
Статья 9. Никто не может быть подвергнут произвольному аресту, задержанию или изгнанию.
Статья 10. Каждый человек, для определения его прав и обязанностей и для установления обоснованности предъявленного ему уголовного обвинения, имеет право, на основе полного равенства, на то, чтобы его дело было рассмотрено гласно и с соблюдением всех требований справедливости независимым и беспристрастным судом.
Статья 11.
1. Каждый человек, обвиняемый в совершении преступления, имеет право считаться невиновным до тех пор, пока его виновность не будет установлена законным порядком путем гласного судебного разбирательства, при котором ему обеспечиваются все возможности для защиты.
2. Никто не может быть осужден за преступление, на основании совершения какого-либо деяния или за бездействие, которые во время их совершения не составляли преступления по национальным законам или по международному праву. Не может также налагаться наказание более тяжкое, нежели то, которое могло быть применено в то время, когда преступление было совершено.
Статья 12. Никто не может подвергаться произвольному вмешательству в его личную и семейную жизнь, произвольным посягательствам на неприкосновенность его жилища, тайну его корреспонденции или на его честь и репутацию. Каждый человек имеет право на защиту закона от такого вмешательства или таких посягательств.
Статья 13.
1. Каждый человек имеет право свободно передвигаться и выбирать себе местожительство в пределах каждого государства.
2. Каждый человек имеет право покидать любую страну, включая свою собственную, и возвращаться в свою страну.
Статья 14.
1. Каждый человек имеет право искать убежища от преследования в других странах и пользоваться этим убежищем.
2. Это право не может быть использовано в случае преследования, в действительности основанного на совершении неполитического преступления, или деяния, противоречащего целям и принципам Организации Объединенных Наций.
Статья 15.
1. Каждый человек имеет право на гражданство.
2. Никто не может быть произвольно лишен своего гражданства или права изменить свое гражданство.
Статья 16.
1. Мужчины и женщины, достигшие совершеннолетия, имеют право без всяких ограничений по признаку расы, национальности или религии, вступать в брак и основывать семью. Они пользуются одинаковыми правами в отношении вступления в брак, во время состояния в браке и во время его расторжения.
2. Брак может быть заключен только при свободном и полном согласии обеих вступающих в брак сторон.
3. Семья является естественной и основной ячейкой общества и имеет право на защиту со стороны общества и государства.
Статья 17.
1. Каждый человек имеет право владеть имуществом как единолично, так и совместно с другими.
2. Никто не должен быть произвольно лишен своего имущества.
Статья 18. Каждый человек имеет право на свободу мысли, совести и религии, это право включает свободу менять свою религию или убеждения и свободу исповедовать свою религию или убеждения как единолично, так и сообща с другими, публичным или частным порядком в учении, богослужении и выполнении религиозных и ритуальных порядков.
Статья 19. Каждый человек имеет право на свободу убеждений и на свободное выражение их; это право включает свободу беспрепятственно придерживаться своих убеждений и свободу искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами и независимо от государственных границ.
Статья 20.
1. Каждый человек имеет право на свободу мирных собраний и ассоциаций.
2. Никто не может быть принуждаем вступать в какую-либо ассоциацию
Статья 21.
1. Каждый человек имеет право принимать участие в управлении своей страной непосредственно или через посредство свободно избранных представителей.
2. Каждый человек имеет право равного доступа к государственной службе в своей стране.
3. Воля народа должна быть основой власти правительства; эта воля должна находить себе выражение в периодических и нефальсифицированных наборах, которые должны проводиться при всеобщем и равном избирательном праве, путем тайного голосования или же посредством других равнозначных форм, обеспечивающих свободу голосования.
Статья 22. Каждый человек, как член общества, имеет право на социальное обеспечение и на осуществление необходимых для подержания его достоинства и для свободного развития его личности прав в экономической, социальной и культурной областях через посредство национальных усилий и международного сотрудничества и в соответствии со структурой и ресурсами каждого государства.
Статья 23.
1. Каждый человек имеет право на труд, на свободный выбор работы, на справедливые и благоприятные условия труда и на защиту от безработицы.
2. Каждый человек, без какой-либо дискриминации, имеет право на равную оплату за равный труд.
3. Каждый работающий имеет право на справедливое и удовлетворительное вознаграждение, обеспечивающее достойное человека существование для него самого и его семьи и дополняемое, при необходимости, другими средствами социального обеспечения.
4. Каждый человек имеет право создавать профессиональные союзы и входить в профессиональные союзы для защиты своих интересов.
Статья 24. Каждый человек имеет право на отдых и досуг, включая право на разумное ограничение рабочего дня и на оплачиваемый периодический отпуск.
Статья 2 5.
1. Каждый человек имеет право на такой жизненный уровень, включая пищу, одежду, жилище, медицинский уход и необходимое социальное обслуживание, который необходим для поддержания здоровья и благосостояния его самого и его семьи, и право на обеспечение на случай безработицы, болезни, инвалидности, вдовства, наступления старости или иного случая утраты средств к существованию по не зависящим от него обстоятельствам.
2. Материнство и младенчество дают право на особое попечение и помощь. Все дети, родившиеся в браке или вне брака, должны пользоваться одинаковой социальной защитой.
Статья 26.
1. Каждый человек имеет право на образование. Образование должно быть бесплатным по меньшей мере в том, что касается начального и общего образования. Начальное образование должно быть обязательным. Техническое и профессиональное образование должно быть общедоступным для всех на основе способностей каждого.
2. Образование должно быть направлено к полному развитию человеческой личности и к увеличению уважения к правам человека и основным свободам. Образование должно содействовать взаимопониманию, терпимости и дружбе между всеми народами, расовыми и религиозными группами и должно содействовать деятельности Организации Объединенных Наций по поддержанию мира.
3. Родители имеют право приоритета в выборе вида образования для своих малолетних детей.
Статья 27.
1. Каждый человек имеет право свободно участвовать в культурной жизни общества, наслаждаться искусством, участвовать в научном прогрессе и пользоваться его благами.
2. Каждый человек имеет право на защиту его моральных и материальных интересов, являющихся результатом научных, литературных или художественных трудов, автором которых он является.
Статья 23. Каждый человек имеет право на социальный и международный порядок, при котором права и свободы, изложенные в настоящей Декларации, могут быть полностью осуществлены.
Статья 29.
1. Каждый человек имеет обязанности перед обществом, в котором только и возможно свободное и полное развитие его личности.
2. При осуществлении своих прав и свобод каждый человек должен подвергаться только таким ограничениям, какие установлены законом исключительно с целью обеспечения признания и уважения прав и свобод других и удовлетворения справедливых требований морали, общественного порядка и общего благосостояния в демократическом обществе.
Статья 30. Ничто в настоящей Декларации не может быть истолковано, как предоставление какому-либо государству, группе лиц или отдельным лицам заниматься какой-либо деятельностью или совершать действия, направленные к уничтожению прав и свобод, изложенных в настоящей Декларации.

Принята на III сессии Генеральной Ассамблеи ООН 10 декабря 1948 года



5.1.1.1 Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах?
от 16 декабря 1966 года

Участвующие в настоящем Пакте государства,
принимая во внимание, что в соответствии с принципами, провозглашенными Уставом Организации Объединенных Наций, признание достоинства, присущего всем членам человеческой семьи, и равных и неотъемлемых прав их является основой свободы, справедливости и всеобщего мира,
признавая, что эти права вытекают из присущего человеческой личности достоинства,
признавая, что согласно Всеобщей декларации прав человека идеал свободной человеческой личности, свободной от страха и нужды, может быть осуществлен только, если будут созданы такие условия, при которых каждый может пользоваться своими экономическими, социальными и культурными правами, так же как и своими гражданскими и политическими правами,
принимая во внимание, что по Уставу Организации Объединенных Наций государства обязаны поощрять всеобщее уважение и соблюдение прав и свобод человека,
принимая во внимание, что каждый отдельный человек, имея обязанности в отношении других людей и того коллектива, к которому он принадлежит, должен добиваться поощрения и соблюдения прав, признаваемых в настоящем Пакте,
соглашаются о нижеследующих статьях.

ЧАСТЬ I

Статья 1
1. Все народы имеют право на самоопределение. В силу этого права они свободно устанавливают свой политический статус и свободно обеспечивают свое экономическое, социальное и культурное развитие.
2. Все народы для достижения своих целей могут свободно распоряжаться своими естественными богатствами и ресурсами без ущерба для каких-либо обязательств, вытекающих из международного экономического сотрудничества, основанного на принципе взаимной выгоды, и из международного права. Ни один народ ни в коем случае не может быть лишен принадлежащих ему средств существования.
3. Все участвующие в настоящем Пакте государства, в том числе те, которые несут ответственность за управление несамоуправляющимися и подопечными территориями, должны в соответствии с положениями Устава Организации Объединенных Наций поощрять осуществление права на самоопределение и уважать это право.

ЧАСТЬ II

Статья 2
1. Каждое участвующее в настоящем Пакте государство обязуется в индивидуальном порядке и в порядке международной помощи и сотрудничества, в частности, в экономической и технической областях, принять в максимальных пределах имеющихся ресурсов меры к тому, чтобы обеспечить постепенно полное осуществление признаваемых в настоящем Пакте прав всеми надлежащими способами, включая, в частности, принятие законодательных мер.
2. Участвующие в настоящем Пакте государства обязуются гарантировать, что права, провозглашенные в настоящем Пакте, будут осуществляться без какой бы то ни было дискриминации, как-то: в отношении расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного положения, рождения или иного обстоятельства.
3. Развивающиеся страны могут с надлежащим учетом прав человека и своего народного хозяйства определять, в какой мере они будут гарантировать признаваемые в настоящем Пакте экономические права лицам, не являющимся их гражданами.
Статья 3
Участвующие в настоящем Пакте государства обязуются обеспечить равное для мужчин и женщин право пользования всеми экономическими, социальными и культурными правами, предусмотренными в настоящем Пакте.
Статья 4
Участвующие в настоящем Пакте государства признают, что в отношении пользования теми правами, которые то или иное государство обеспечивает в соответствии с настоящим Пактом, это государство может устанавливать только такие ограничения этих прав, которые определяются законом, и только постольку, поскольку это совместимо с природой указанных прав, и исключительно с целью способствовать общему благосостоянию в демократическом обществе.
Статья 5
1. Ничто в настоящем Пакте не может толковаться как означающее, что какое-либо государство, какая-либо группа или какое-либо лицо имеет право заниматься какой бы то ни было деятельностью или совершать какие бы то ни было действия, направленные на уничтожение любых прав или свобод, признанных в настоящем Пакте, или на ограничение их в большей мере, чем предусматривается в настоящем Пакте.
2. Никакое ограничение или умаление каких бы то ни было основных прав человека, признаваемых или существующих в какой-либо стране в силу закона, конвенций, правил или обычаев, не допускается под тем предлогом, что в настоящем Пакте не признаются такие права или что в нем они признаются в меньшем объеме.

ЧАСТЬ III

Статья 6
1. Участвующие в настоящем Пакте государства признают право на труд, которое включает право каждого человека на получение возможности зарабатывать себе на жизнь трудом, который он свободно выбирает или на который он свободно соглашается, и предпримут надлежащие шаги к обеспечению этого права.
2. Меры, которые должны быть приняты участвующими в настоящем Пакте государствами в целях полного осуществления этого права, включают программы профессионально-технического обучения и подготовки, пути и методы достижения неуклонного экономического, социального и культурного развития и полной производительной занятости в условиях, гарантирующих основные политические и экономические свободы человека.
Статья 7
Участвующие в настоящем Пакте государства признают право каждого на справедливые и благоприятные условия труда, включая, в частности:
a) вознаграждение, обеспечивающее, как минимум, всем трудящимся:
i) справедливую зарплату и равное вознаграждение за труд равной ценности без какого бы то ни было различия, причем, в частности, женщинам должны гарантироваться условия труда не хуже тех, которыми пользуются мужчины, с равной платой за равный труд;
ii) удовлетворительное существование для них самих и их семей в соответствии с постановлениями настоящего Пакта;
b) условия работы, отвечающие требованиям безопасности и гигиены;
c) одинаковую для всех возможность продвижения в работе на соответствующие более высокие ступени исключительно на основании трудового стажа и квалификации;
d) отдых, досуг и разумное ограничение рабочего времени и оплачиваемый периодический отпуск, равно как и вознаграждение за праздничные дни.
Статья 8
1. Участвующие в настоящем Пакте государства обязуются обеспечить:
a) право каждого человека создавать для осуществления и защиты своих экономических и социальных интересов профессиональные союзы и вступать в таковые по своему выбору при единственном условии соблюдения правил соответствующей организации. Пользование указанным правом не подлежит никаким ограничениям, кроме тех, которые предусматриваются законом и которые необходимы в демократическом обществе в интересах государственной безопасности или общественного порядка или для ограждения прав и свобод других;
b) право профессиональных союзов образовывать национальные федерации или конфедерации и право этих последних основывать международные профессиональные организации или присоединяться к таковым;
c) право профессиональных союзов функционировать беспрепятственно без каких-либо ограничений, кроме тех, которые предусматриваются законом и которые необходимы в демократическом обществе в интересах государственной безопасности или общественного порядка или для ограждения прав и свобод других;
d) право на забастовки при условии его осуществления в соответствии с законами каждой страны.
2. Настоящая статья не препятствует введению законных ограничений пользования этими правами для лиц, входящих в состав вооруженных сил, полиции или администрации государства.
3. Ничто в настоящей статье не дает права государствам, участвующим в Конвенции Международной организации труда 1948 года относительно свободы ассоциаций и защиты права на организацию, принимать законодательные акты в ущерб гарантиям, предусматриваемым в указанной Конвенции, или применять закон таким образом, чтобы наносился ущерб этим гарантиям.
Статья 9
Участвующие в настоящем Пакте государства признают право каждого человека на социальное обеспечение, включая социальное страхование.
Статья 10
Участвующие в настоящем Пакте государства признают, что:
1. Семье, являющейся естественной и основной ячейкой общества, должны предоставляться по возможности самая широкая охрана и помощь, в особенности при ее образовании и пока на ее ответственности лежит забота о несамостоятельных детях и их воспитании. Брак должен заключаться по свободному согласию вступающих в брак.
2. Особая охрана должна предоставляться матерям в течение разумного периода до и после родов. В течение этого периода работающим матерям должен предоставляться оплачиваемый отпуск или отпуск с достаточными пособиями по социальному обеспечению.
3. Особые меры охраны и помощи должны приниматься в отношении всех детей и подростков без какой бы то ни было дискриминации по признаку семейного происхождения или по иному признаку. Дети и подростки должны быть защищены от экономической и социальной эксплуатации. Применение их труда в области, вредной для их нравственности и здоровья или опасной для жизни или могущей повредить их нормальному развитию, должно быть наказуемо по закону. Кроме того, государства должны установить возрастные пределы, ниже которых пользование платным детским трудом запрещается и карается законом.
Статья 11
1. Участвующие в настоящем Пакте государства признают право каждого на достаточный жизненный уровень для него и его семьи, включающий достаточное питание, одежду и жилище, и на непрерывное улучшение условий жизни. Государства - участники примут надлежащие меры к обеспечению осуществления этого права, признавая важное значение в этом отношении международного сотрудничества, основанного на свободном согласии.
2. Участвующие в настоящем Пакте государства, признавая основное право каждого человека на свободу от голода, должны принимать необходимые меры индивидуально и в порядке международного сотрудничества, включающие проведение конкретных программ, для того чтобы:
a) улучшить методы производства, хранения и распределения продуктов питания путем широкого использования технических и научных знаний, распространения знаний о принципах питания и усовершенствования или реформы аграрных систем таким образом, чтобы достигнуть наиболее эффективного освоения и использования природных ресурсов; и
b) обеспечить справедливое распределение мировых запасов продовольствия в соответствии с потребностями и с учетом проблем стран как импортирующих, так и экспортирующих пищевые продукты.
Статья 12
1. Участвующие в настоящем Пакте государства признают право каждого человека на наивысший достижимый уровень физического и психического здоровья.
2. Меры, которые должны быть приняты участвующими в настоящем Пакте государствами для полного осуществления этого права, включают мероприятия, необходимые для:
a) обеспечения сокращения мертворождаемости и детской смертности и здорового развития ребенка;
b) улучшения всех аспектов гигиены внешней среды и гигиены труда в промышленности;
c) предупреждения и лечения эпидемических, эндемических, профессиональных и иных болезней и борьбы с ними;
d) создания условий, которые обеспечивали бы всем медицинскую помощь и медицинский уход в случае болезни.
Статья 13
1. Участвующие в настоящем Пакте государства признают право каждого человека на образование. Они соглашаются, что образование должно быть направлено на полное развитие человеческой личности и сознания ее достоинства и должно укреплять уважение к правам человека и основным свободам. Они далее соглашаются в том, что образование должно дать возможность всем быть полезными участниками свободного общества, способствовать взаимопониманию, терпимости и дружбе между всеми нациями и всеми расовыми, этническими и религиозными группами и содействовать работе Организации Объединенных Наций по поддержанию мира.
2. Участвующие в настоящем Пакте государства признают, что для полного осуществления этого права:
a) начальное образование должно быть обязательным и бесплатным для всех;
b) среднее образование в его различных формах, включая профессионально-техническое среднее образование, должно быть открыто и сделано доступным для всех путем принятия всех необходимых мер и, в частности, постепенного введения бесплатного образования;
c) высшее образование должно быть сделано одинаково доступным для всех на основе способностей каждого путем принятия всех необходимых мер и, в частности, постепенного введения бесплатного образования;
d) элементарное образование должно поощряться или интенсифицироваться, по возможности, для тех, кто не проходил или не закончил полного курса своего начального образования;
e) должно активно проводиться развитие сети школ всех ступеней, должна быть установлена удовлетворительная система стипендий и должны постоянно улучшаться материальные условия преподавательского персонала.
3. Участвующие в настоящем Пакте государства обязуются уважать свободу родителей и в соответствующих случаях законных опекунов выбирать для своих детей не только учрежденные государственными властями школы, но и другие школы, отвечающие тому минимуму требований для образования, который может быть установлен или утвержден государством, и обеспечивать религиозное и нравственное воспитание своих детей в соответствии со своими собственными убеждениями.
4. Никакая часть настоящей статьи не должна толковаться в смысле умаления свободы отдельных лиц и учреждений создавать учебные заведения и руководить ими при неизменном условии соблюдения принципов, изложенных в пункте 1 настоящей статьи, и требования, чтобы образование, даваемое в таких заведениях, отвечало тому минимуму требований, который может быть установлен государством.
Статья 14
Каждое участвующее в настоящем Пакте государство, которое ко времени своего вступления в число участников не смогло установить на территории своей метрополии или на других территориях, находящихся под его юрисдикцией, обязательного бесплатного начального образования, обязуется в течение двух лет выработать и принять подробный план мероприятий для постепенного проведения в жизнь - в течение разумного числа лет, которое должно быть указано в этом плане, - принципа обязательного бесплатного всеобщего образования.
Статья 15
1. Участвующие в настоящем Пакте государства признают право каждого человека на:
a) участие в культурной жизни;
b) пользование результатами научного прогресса и их практическое применение;
c) пользование защитой моральных и материальных интересов, возникающих в связи с любыми научными, литературными или художественными трудами, автором которых он является.
2. Меры, которые должны приниматься участвующими в настоящем Пакте государствами для полного осуществления этого права, включают те, которые необходимы для охраны, развития и распространения достижений науки и культуры.
3. Участвующие в настоящем Пакте государства обязуются уважать свободу, безусловно необходимую для научных исследований и творческой деятельности.
4. Участвующие в настоящем Пакте государства признают пользу, извлекаемую из поощрения и развития международных контактов и сотрудничества в научной и культурной областях.

ЧАСТЬ IV

Статья 16
1. Участвующие в настоящем Пакте государства обязуются представлять в соответствии с настоящей частью этого Пакта доклады о принимаемых ими мерах и о прогрессе на пути к достижению соблюдения прав, признаваемых в этом Пакте.
2. a) Все доклады представляются Генеральному секретарю Организации Объединенных Наций, который направляет их экземпляры на рассмотрение в Экономический и Социальный Совет в соответствии с положениями настоящего Пакта;
b) Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций также препровождает специализированным учреждениям экземпляры докладов или любые соответствующие части докладов участвующих в настоящем Пакте государств, которые также являются членами этих специализированных учреждений, поскольку такие доклады или части этих докладов относятся к любым вопросам, входящим в рамки обязанностей вышеуказанных учреждений в соответствии с их конституционными актами.
Статья 17
1. Участвующие в настоящем Пакте государства представляют свои доклады по этапам в соответствии с программой, которая должна быть установлена Экономическим и Социальным Советом в течение одного года после вступления в силу настоящего Пакта по консультации с государствами-участниками и заинтересованными специализированными учреждениями.
2. В докладах могут указываться факторы и затруднения, влияющие на степень исполнения обязанностей по настоящему Пакту.
3. Если соответствующие сведения были ранее сообщены Организации Объединенных Наций или какому-либо специализированному учреждению каким-либо участвующим в настоящем Пакте государством, то нет необходимости воспроизводить эти сведения и будет достаточной точная ссылка на сведения, сообщенные таким образом.
Статья 18
Во исполнение своих обязанностей по Уставу Организации Объединенных Наций в области прав человека и основных свобод Экономический и Социальный Совет может вступать в соглашения со специализированными учреждениями о предоставлении ими ему докладов о прогрессе на пути к достижению соблюдения постановлений настоящего Пакта, относящихся к сфере их деятельности. Эти доклады могут включать подробности принимаемых их компетентными органами решений и рекомендаций о таком осуществлении.
Статья 19
Экономический и Социальный Совет может передавать в Комиссию по правам человека для рассмотрения и дачи общих рекомендаций или, в соответствующих случаях, для сведения доклады, касающиеся прав человека, представляемые государствами в соответствии со статьями 16 и 17, и доклады, касающиеся прав человека, представляемые специализированными учреждениями в соответствии со статьей 18.
Статья 20
Заинтересованные участвующие в настоящем Пакте государства и специализированные учреждения могут представлять Экономическому и Социальному Совету замечания по любой общей рекомендации согласно статье 19 или по ссылке на такую общую рекомендацию в любом докладе Комиссии по правам человека или в любом документе, на который там делается ссылка.
Статья 21
Экономический и Социальный Совет может представлять время от времени Генеральной Ассамблее доклады с рекомендациями общего характера и с кратким изложением сведений, получаемых от участвующих в настоящем Пакте государств и от специализированных учреждений, о принятых мерах и достигнутых результатах в области обеспечения всеобщего соблюдения прав, признаваемых в настоящем Пакте.
Статья 22
Экономический и Социальный Совет может обращать внимание других органов Организации Объединенных Наций, их вспомогательных органов и специализированных учреждений, занимающихся предоставлением технической помощи, на любые вопросы, возникающие в связи с докладами, упоминаемыми в настоящей части настоящего Пакта, которые могут быть полезны этим органам при вынесении каждым из них в пределах своей компетенции решений относительно целесообразности международных мер, которые могли бы способствовать эффективному постепенному проведению в жизнь настоящего Пакта.
Статья 23
Участвующие в настоящем Пакте государства соглашаются, что к числу международных мероприятий, способствующих осуществлению прав, признаваемых в настоящем Пакте, относится применение таких средств, как заключение конвенций, принятие рекомендаций, оказание технической помощи и проведение региональных совещаний и технических совещаний в целях консультаций, а также исследования, организованные совместно с заинтересованными правительствами.
Статья 24
Ничто в настоящем Пакте не должно толковаться как умаление значения постановлений Устава Организации Объединенных Наций и уставов специализированных учреждений, которые определяют соответствующие обязанности различных органов Организации Объединенных Наций и специализированных учреждений в отношении вопросов, которых касается настоящий Пакт.
Статья 25
Ничто в настоящем Пакте не должно толковаться как умаление неотъемлемого права всех народов полностью и свободно обладать и пользоваться своими естественными богатствами и ресурсами.

ЧАСТЬ V

Статья 26
1. Настоящий Пакт открыт для подписания любым государством - членом Организации Объединенных Наций или членом любого из ее специализированных учреждений, любым государством - участником Статута Международного Суда и любым другим государством, приглашенным Генеральной Ассамблеей Организации Объединенных Наций к участию в настоящем Пакте.
2. Настоящий Пакт подлежит ратификации. Ратификационные грамоты депонируются у Генерального секретаря Организации Объединенных Наций.
3. Настоящий Пакт открыт для присоединения любого государства, указанного в пункте 1 настоящей статьи.
4. Присоединение совершается депонированием документа о присоединении у Генерального секретаря Организации Объединенных Наций.
5. Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций уведомляет все подписавшие настоящий Пакт или присоединившиеся к нему государства о депонировании каждой ратификационной грамоты или документа о присоединении.
Статья 27
1. Настоящий Пакт вступает в силу спустя три месяца со дня депонирования у Генерального секретаря Организации Объединенных Наций тридцать пятой ратификационной грамоты или документа о присоединении.
2. Для каждого государства, которое ратифицирует настоящий Пакт или присоединится к нему после депонирования тридцать пятой ратификационной грамоты или документа о присоединении, настоящий Пакт вступает в силу спустя три месяца со дня депонирования его собственной ратификационной грамоты или документа о присоединении.
Статья 28
Постановления настоящего Пакта распространяются на все части федеральных государств без каких бы то ни было ограничений или изъятий.
Статья 29
1. Любое участвующее в настоящем Пакте государство может предлагать поправки и представлять их Генеральному секретарю Организации Объединенных Наций. Генеральный секретарь препровождает затем любые предложенные поправки участвующим в настоящем Пакте государствам с просьбой сообщить ему, высказываются ли они за созыв конференции государств-участников с целью рассмотрения этих предложений и проведения по ним голосования. Если по крайней мере одна треть государств-участников выскажется за такую конференцию, Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций созывает эту конференцию под эгидой Организации Объединенных Наций. Любая поправка, принятая большинством государств-участников, присутствующих и участвующих в голосовании на этой конференции, представляется Генеральной Ассамблее Организации Объединенных Наций на утверждение.
2. Поправки вступают в силу по утверждении их Генеральной Ассамблеей Организации Объединенных Наций и принятии их большинством в две трети участвующих в настоящем Пакте государств в соответствии с их конституционными процедурами.
3. Когда поправки вступают в силу, они становятся обязательными для тех государств-участников, которые их приняли, а для других государств-участников остаются обязательными постановления настоящего Пакта и все предшествующие поправки, которые ими приняты.
Статья 30
Независимо от уведомлений, делаемых согласно пункту 5 статьи 26, Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций уведомляет все государства, о которых идет речь в пункте 1 той же статьи, о нижеследующем:
a) подписаниях, ратификациях и присоединениях согласно статье 26;
b) дате вступления в силу настоящего Пакта согласно статье 27 и дате вступления в силу любых поправок согласно статье 29.
Статья 31
1. Настоящий Пакт, английский, испанский, китайский, русский и французский тексты которого равно аутентичны, подлежат сдаче на хранение в архив Организации Объединенных Наций.
2. Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций препровождает заверенные копии настоящего Пакта всем государствам, указанным в статье 26.

<<

стр. 2
(всего 3)

СОДЕРЖАНИЕ

>>