<<

стр. 3
(всего 4)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

пошлины, исчисленной из суммы, оспариваемой
или другим лицом, участвующим в деле

4) с исковых заявлений о однократный размер минимального размера оплаты труда
расторжении брака

5) с исковых заявлений о расторжении 20% от минимального размера оплаты труда
брака с лицом, признанным в установленном
порядке безвестно отсутствующим или
недееспособным вследствие психического
расстройства, либо с лицом, осужденным
к лишению свободы на срок свыше трех лет

6) с исковых заявлений о разделе размер государственной пошлины определяется в
имущества, находящегося в общей соответствии с подпунктом 1настоящего пункта,
собственности (выделе доли из него) если спор о признании права собственности на это
имущество ранее не разрешался судом, либо
в соответствии с подпунктом 5 настоящего пункта,
если спор о признании права собственности на это
имущество судом ранее был разрешен



7) с исковых заявлений 10% от минимального размера оплаты труда -
неимущественного характера, а также для граждан; десятикратный размер минимального
с исковых заявлений имущественного размера оплаты труда - для юридических лиц
характера, не подлежащих оценке


8) с жалоб на решения и действия 15% от минимального размера оплаты труда
(или бездействие) органов
государственной власти, органов
местного самоуправления,
общественных объединений,
иных организаций, должностных
лиц, нарушающих права
и свободы граждан

9) с заявлений с жалоб по делам 10% от минимального размера оплаты труда
особого производства

10) с кассационных жалоб на 50% от размера государственной , пошлины,
решения суда взимаемой при подаче исковых заявлений
(жалоб) неимущественного характера, а по спорам
имущественного характера - от размера
государственной пошлины, исчисленной из суммы,
оспариваемой стороной или другим лицом,
участвующим в деле

11) за повторную выдачу копий 1% от минимального размера оплаты труда
(дубликатов) решений, приговоров, за страницу документа
определений, постановлений
суда, копий (дубликатов) других
документов из дела, выдаваемых
судом по просьбе сторон или
других лиц, участвующих в деле,
а также за выдачу копий (дуб­ликатов)
названных документов,
выдаваемых судом по просьбе
заинтересованных лиц



За исковые заявления, содержащие одновременно требования имуще­ственного и неимущественного характера, взимается одновременно госу­дарственная пошлина, установленная для исковых заявлений имущественного характерам для исковых заявлений неимущественного характера.
В случае отказа в принятии заявления или выдаче судебного приказа внесенная взыскателен государственная пошлина при предъявлении взыскателем иска к должнику в порядке искового производства засчитыва­ется в счет уплаты государственной пошлины.
2. По делам, рассматриваемым в арбитражных судах, государственная пошлина взимается в следующих размерах:
1)с исковых заявлений имущественного характера при цене иска: до 10 млн. рублей

5 процентов от цены иска, но не менее минимального размера оплаты труда

свыше 10 млн. рублей до 50 млн. рублей
500 тыс. рублей + 4% от суммы свыше 10 млн. рублей

свыше 50 млн. рублей до 100 млн. рублей
2 млн. 100 тыс. рублей + 3 % от суммы свыше 50 млн. рублей

свыше 100 млн. рублей до 500 млн. рублей
3 млн. 600 тыс. рублей + 2% от суммы свыше 100 млн, рублей


свыше 500 млн. рублей до 1 млрд. рублей
11 млн. 600 тыс. рублей + 1% от суммы свыше 500 млн. рублей

свыше 1 млрд. рублей
16 млн. 600 тыс. рублей + 0,5% от суммы свыше 1 млрд. рублей, но не свыше тысячекратного размера минимального размера оплаты труда

2) с исковых заявлений по спорам, возникающим при заключении, изменении или расторжении договоров, и по спорам о приз­нании сделок недействительными
двадцатикратный размер минимального размера оплаты труда

3) с исковых заявлений о признании недействительными (полностью или частично) ненормативных актов государственных органов, органов местного самоуправления и иных органов
20% от минимального размера оплаты труда - для граждан; десятикратный размер минималь­ного размера оплаты труда - для организаций

4) с иных исковых заявлений неимущественного характера, в том числе с заявлений о приз­нании права; о присуждении к исполнению обязанности
в натуре
десятикратный размер
минимального размера оплаты труда





5) с заявлений о признании организаций и индивидуальных предпринимателей несостоятель­ными (банкротами)
десятикратный размер минимального размера оплаты труда



6) с заявлений об установлении фактов, имеющих юридическое значение
пятикратный размер минимального размера оплаты труда


7) с заявлений о вступлении в дело третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования на предмет спора


по размеру государственной пошлины, взимаемой при подаче искового заявления неимущественного характера, а по спорам имуще­ственного характера - по размеру
государственной пошлины, исчислен­ной исходя из оспариваемой третьим лицом суммы


8) с заявлений о выдаче исполни­тельного листа на принудитель­ное исполнение решения третейского суда


пятикратный размер минимального размера оплаты труда

9) с апелляционных и кассационных жалоб на решения и постанов­ления арбитражного суда, а также на определения о прекращении производства по делу, об остав­лении иска без рассмотрения, о наложении судебных штрафов, о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решений третейского суда и об отказе в выдаче исполнительного листа
50 процентов от размера государственной пошлины,
взимаемой при подаче искового заявления неимущественного характера (подпункты 2-8 настоящего пункта), а по спорам имущественного характера - от размера государственной пошлины, исчисленной исходя из оспариваемой заявителем суммы





За исковые заявления, содержащие одновременно требования имуще­ственного и неимущественного характера, взимается одновременно государ­ственная пошлина, установленная для исковых заявлений имущественного характера и для исковых заявлений неимущественного характера.
3. По делам, рассматриваемым Конституционным Судом Российской Федерации, государственная пошлина взимается в следующих размерах:
1) с запроса или ходатайства

2) с жалобы юридического лица


3) с жалобы гражданина
пятнадцатикратный размер минимального размера оплаты труда
пятнадцатикратный размер минимального размера оплаты труда
однократный размер минимального размера оплаты труда


Государственная пошлина не взимается с запросов судов, с запросов о толковании Конституции Российской Федерации, с ходатайств Прези­дента Российской Федерации по спорам о компетенции, когда он в этих спорах не является стороной, с запросов о даче заключения о соблюдении установленного порядка выдвижения обвинения Президента Российской Федерации в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления.
4. За совершение нотариальных действий нотариусами государственных нотариальных контор или уполномоченными на то должностными лицами органов исполнительной власти, Органов местного самоуправления и кон­сульских учреждений, а также за составление ими проектов документов, выдачу копий и дубликатов документов государственная пошлина взима­ется в следующих размерах:
1) за удостоверение договоров, предметом которых является отчуждение недвижимого имущества (земельных участков, жилых домов, квартир, дач, сооружений и иного недвижимого имущества):


детям, в том числе усыновленным, супругу, родителям, родным братьям и сестрам
0,5% от суммы договора, но не менее 50% от минимального размера оплаты труда

другим лицам

2) за удостоверение договоров дарения транспортных средств:
1,5% от суммы договора, но не менее однократного размера минимального размера оплаты труда

детям, в том числе усыновленным, супругу, родителям, родным братьям и сестрам
0,5% от суммы договора, но не менее 50% от минимального размера оплаты труда

другим лицам
1,5% от суммы договора, но не менее однократного размера минимального размера оплаты труда

3) за удостоверение прочих договоров, предмет которых подлежит оценке
1,5% от суммы договора, но не менее 50% от минимального размера оплаты труда

4) за удостоверение договоров поручительства,

0,5% от суммы, на которую принимается обязательство, но не менее 30% от минимального размера оплаты труда
5) за удостоверение договоров, предмет которых не подлежит оценке
двукратный размер минимального размера оплаты труда


6) за удостоверение завещаний

однократный размер минимального размера оплаты труда

7) за удостоверение доверенностей на право пользования и (или) рас­поряжения имуществом (за исключением имущества,
предусмотренного подпунктом 8 настоящего пункта):







детям, в том числе усыновленным, супругу, родителям, родным братьям и сестрам
50% от минимального размера оплаты труда



другим лицам
однократный размер минимального размера оплаты труда



8) за удостоверение доверенностей на право пользования и (или) рас­поряжения автотранспортными средствами:








детям, в том числе усыновленным, супругу, родителям, родным братьям и сестрам
однократный размер минимального размера оплаты труда


другим лицам
двукратный размер минимального размера оплаты труда



9) за удостоверение прочих доверенностей
20% от минимального размера оплаты труда

10) за совершение морского протеста
пятнадцатикратный размер минимального размера оплаты труда

11) за свидетельствование верности перевода документа с одного языка на другой
10% от минимального размера оплаты труда за страницу перевода документа

12) за совершение исполнительной надписи
1% от взыскиваемой суммы

13) за принятие на депозит денежных сумм 0,5% от принятой денежной суммы и стоимости
и ценных бумаг ценных бумаг

14) за совершение протеста векселя в 1% от неоплаченной суммы
неплатеже, неакцепте и недатировании
акцепта и за удостоверение неоплаты чека

15) за хранение документов

16) за свидетельствование верности копий документов, хранящихся в делах государственных нотариальных контор, органов исполнительной власти и кон­сульских учреждений, а также выписок из документов
10% от минимального размера оплаты труда за каждый месяц хранения
3% от минимального размера оплаты труда за страницу копии документа или выписки из него

17) за свидетельствование верности копий других документов и за свидетельствование выписок из документов
1% от минимального размера оплаты труда за страницу

18) за свидетельствование подлин­ности подписи:


на заявлениях и других документах (за исключением банковских карточек)
5% от минимального размера оплаты труда

на банковских карточках (с каждого лица, на каждом документе)
однократный размер минимального размера оплаты труда

19) за выдачу свидетельств о праве на наследство:


наследникам первой очереди
1% от стоимости наследуемого имущества

другим наследникам
2% от стоимости наследуемого имущества

в отношении имущества, находящегося за границей;


при получении свидетельства о праве на наследство при окончательном определении стоимости наследственного имущества, подлежащей выплате на территории Российской Федерации
однократный размер минимального размера оплаты труда в размерах, определенных в настоящем пункте соответственно для наследников первой очереди и других наследников

20) за принятие мер к охране наследственного имущества
однократный размер минимального размера оплаты труда

21) за выдачу свидетельства о праве собственности на долю в имуществе, находящемся в общей собственности супругов, нажитом во время брака, в том числе за выдачу свидетельства о праве собственности в случае
смерти одного из супругов
20% от минимального размера оплаты труда




22) за выдачу дубликатов докумен­тов, хранящихся в делах государ­ственных нотариальных контор, органов исполнительной власти и консульских учреждений
50% от минимального размера оплаты труда



23) за составление проектов сделок, предмет которых подлежит оценке
1% от суммы, на которую заключается сделка, но не менее50% от мини­мального размера оплаты труда

24) за составление проектов:
сделок, предмет которых не подлежит оценке

доверенностей, заявлений, завещаний и других документов

однократный размер минимального размера оплаты труда
20% от минимального размера оплаты труда

25) за совершение других нотари­альных действий
50% от минимального размера оплаты труда

26) за выполнение технической работы по изготовлению документов
2% от минимального размера оплаты труда за страницу




Для исчисления размера государственной пошлины, взимаемой за удостоверение сделок с транспортными средствами, а также за выдачу свидетельства о праве на наследство транспортных средств, стоимость транспортных средств определяется судебно-экспертными учреждениями органов юстиции или организациями, связанными с техническим обслу­живанием и продажей транспортных средств.
Стоимость жилого дома, квартиры, дачи, гаража и иных строений, помещений, сооружений определяется органами технической инвентаризации, а в местностях, где инвентаризация указанными органами не проведена, - органами местного самоуправления или страховыми органи­зациями.
В случаях заключения договора, предметом которого является отчуж­дение имущества, на сумму ниже той, которая указана в оценочном доку­менте, государственная пошлина исчисляется исходя из суммы, указанной в оценочном документе.
При удостоверении сделок, исчисляемых в иностранной валюте, а также в тех случаях, когда иностранная валюта является предметом наследования, размер государственной пошлины подлежит пересчету на рубли по курсу, котируемому Центральным банком Российской Федерации и действовавшему на день уплаты государственной пошлины.
За нотариальные действия, совершаемые вне помещения государст­венной нотариальной конторы, государственная пошлина взимается в полуторакратном размере.
5. За совершение действий, связанных с оформлением актов граждан­ского состояния, государственная пошлина взимается в следующих размерах:

1)за государственную регистрацию однократный размер минимального размера оплаты заключения брака, включая выдачу труда
свидетельства

2)за государственную регистрацию
расторжения брака, включая выдачу
свидетельств:

по взаимному согласию супругов, не двукратный размер минимального размера оплаты
имеющих общих несовершеннолетних детей труда

по решению суда о расторжении брака однократный размер минимального размера
оплаты труда с каждого из супругов

с лицом, признанным в установленном 20% от минимального размера оплаты труда
порядке безвестно отсутствующим или
недееспособным вследствие психического
расстройства, либо с лицом, осужденным
к лишению свободы на срок свыше трех лет

3) за государственную регистрацию однократный размер минимального размера
перемены фамилии, имени или отчества, оплаты труда
включая выдачу свидетельства об указанной
регистрации.

4)за внесение исправлений и изменений 30% от минимального размера оплаты
в записи актов гражданского состояния, труда
включая выдачу свидетельства о регистрации
акта гражданского состояния



5)за выдачу повторного свидетельства 50% от минимального размера оплаты
о регистрации акта гражданского состояния труда
труда


6) за выдачу гражданам справок 20% от минимального размера оплаты труда
из архивов органов записи актов
гражданского состояния о наличии
записей о государственной
регистрации актов гражданского
состояния

6. За совершение действий, связанных с приобретением гражданства Российской Федерации или выходом из гражданства Российской Федера­ции, а также с выездом из Российской Федерации и въездом в Российскую Федерацию, государственная пошлина взимается в следующих размерах:

1) за выдачу заграничного (общегражданского) двукратный размер минимального размера
паспорта или продление срока его действия оплаты труда



2) за выдачу иностранному гражданину 50% от минимального размера оплаты труда
или лицу без гражданства, постоянно
проживающим в Российской Федерации, визы
(удостоверения) для выезда за пределы
Российской Федерации либо за продление
срока действия визы (удостоверения)

3) за выдачу или продление
иностранному гражданину
или лицу без гражданства,
временно пребывающим
в Российской Федерации, визы
к иностранному паспорту или
заменяющему его документу для:

выезда из Российской Федерации однократный размер минимального размера
оплаты труда

выезда из Российской Федерации однократный размер минимального размера
и последующего въезда оплаты труда
в Российскую Федерацию

многократного пересечения
границы Российской Федерации
двукратный размер минимального размера оплаты труда





4) за выдачу документа о пригла­шении в Российскую Федерацию лиц из других государств
20% от минимального размера оплаты труда за каждого приглашенного


5) за внесение каких-либо изме­нений (за исключением продления срока действия) в выданный ранее документ для выезда из Россий­ской Федерации и въезда в Российскую Федерацию
10% от минимального размера оплаты труда









6) за выдачу или продление вида на жительство иностранному гражданину или лицу
без гражданства
20% от минимального размера
оплаты труда



7) за регистрацию или продление срока действия регистрации иностранного паспорта
или заменяющего его документа
20% от минимального размера
оплаты труда.



8) за выдачу взамен утраченных либо испорченных заграничного паспорта, визы, документа о приглашении в Российскую Федерацию, вида на жительство
в размерах, указанных соответственно в подпунктах 1-4, 6 настоящего пункта



9) с заявлений о приобретении гражданства Российской Федерации, восстановлении в гражданстве Российской Федерации и выходе из гражданс­тва Российской Федерации
в порядке их регистрации, а также с заявлений об определении принадлежности к гражданству
10% от минимального размера
оплаты труда















10) с ходатайств о приеме в гражданство Российской Федерации, восстановлении
в гражданстве Российской Федерации, о выходе из граж­данства Российской Федерации
20% от минимального размера
оплаты труда





7. За оформление прочих юридически значимых действий государст­венная пошлина взимается в следующих размерах:

1) за регистрацию граждан Российской 1% от минимального размера их оплаты труда
Федерации по месту жительства, а также за
регистра­цию иностранных граждан и лиц
без гражданства, проживающих на территории
Российской Федерации по видам на жительство


2) за внесение изменений или однократный размер минимального
исключение записи о национальной размера оплаты труда
принадлежности граждан Российской
Федерации в паспортах и других
документах, удостоверяющих личность

3) за выдачу удостоверений на право охоты:

гражданам Российской Федерации (за 10% от минимального размера оплаты труда
исключением граждан Российской Федерации,
принад­лежащих к коренным
малочислен­ным народам и этническим
общностям Крайнего Севера и
приравненных к нему местностей,
на территориях их традиционного
проживания и хозяйственной деятельности,
а также лиц, не принадлежащих к указанным
народам и этническим общностям,
но постоянно проживающих на территории
Крайнего Севера и в приравненных к нему
местностях)

на территории Российской Федерации двукратный размер минимального размера
иностранным гражданам оплаты труда

4) за государственную регистрацию
договора о залоге недвижимого имущества
(договора об ипотеке) и за выдачу документа
о данной регистрации:

гражданам двукратный размер минимального
размера оплаты труда за каждое действие

юридическим лицам

5) за предоставление выписки из реестра государственной регистрации договора, об ипотеке
6) за проставление апостиля
пятикратный размер минимального размера оплаты труда за каждое действие
50% от минимального размера оплаты труда


50% от минимального размера оплаты труда


Статья 5. Льготы по уплате государственной пошлины
1. От уплаты государственной пошлины по делам, рассматриваемым в судах общей юрисдикции, арбитражных судах (по делам о несостоятель­ности (банкротстве) и Конституционном Суде Российской Федерации, органах, совершающих нотариальные действия, и в органах, осуществля­ющих государственную регистрацию актов гражданского состояния, а также за выдачу заграничного (общегражданского) паспорта или продление срока его действия, освобождаются Герои Советского Союза, Герои Российской Федерации, полные кавалеры ордена Славы, участники и инвалиды Вели­кой Отечественной войны, а также лица, имеющие право на эту льготу в соответствии с Законами Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС», «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие аварии в 1957 году на производственном объединении «Маяк» и сбросов радиоактивных отходов в реку Теча», Федеральным законом «О социальной защите. граждан, подвергшихся радиационному воздействию вследствие ядерных испытаний на Семипа­латинском полигоне» и постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 27 декабря 1991 года № 2123-1 «О распространении действия Закона РСФСР «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» на граждан из подразделений особого риска».
2. От уплаты государственной пошлины по делам, рассматриваемым в судах общей юрисдикции, освобождаются:
1) истцы - по искам о взыскании заработной платы (денежного содер­жания) и иным требованиям, вытекающим из трудовых правоотношений;
2) истцы - по спорам об авторстве, авторы - по искам, вытекающим из авторского права, из права на изобретение, полезную модель, промышленный образец, а также из других прав на интеллектуальную собственность;
3) истцы - по искам о взыскании алиментов;
4) истцы - по искам о возмещении вреда, причиненного увечьем или иным повреждением здоровья, а также смертью кормильца;
5) органы социального страхования - по регрессным искам о взыскании с причинителя вреда сумм пособий, выплаченных потерпевшему или членам его семьи;
6) истцы - по искам о возмещении материального ущерба, причинен­ного преступлением;
7) юридические лица и граждане - за выдачу им документов в связи с уголовными делами и делами о взыскании алиментов;
8) стороны - с кассационных жалоб по делам о расторжении брака;
9) органы внутренних дел, выступающие в качестве истцов, - по делам о взыскании расходов по розыску лиц, уклоняющихся от уплаты алимен­тов и других платежей, а также по делам о возмещении дополнительных затрат, связанных с пресечением побега содержащихся под стражей подо­зреваемых или обвиняемых, их розыском, а равно лечением в случае умы­шленного причинения вреда своему здоровью;
10) налоговые, финансовые, таможенные органы и органы по валютному и экспортному контролю, выступающие в качестве истцов и ответчиков, по искам о взыскании налогов, сборов, пошлин и других обязательных платежей в бюджет и возврате их из бюджета, а также по делам особого производства;
11) федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий управ­ление государственным резервом, его территориальные органы, предпри­ятия, учреждения и организации системы государственного резерва — по искам, связанным с нарушением их прав;
12) органы управления и подразделения Государственной противо­пожарной службы Министерства внутренних дел Российской Федерации при осуществлении своих функций, установленных законодательством Российской Федерации, по искам, связанным с нарушением их прав;
13) органы государственной власти, органы местного самоуправления и иные органы, обращающиеся в случаях, предусмотренных законом, в защиту государственных и общественных интересов, а также юридичес­кие лица и граждане, обращающиеся в случаях, предусмотренных законом, в защиту охраняемых законом прав и интересов других лиц;
14) общественные организации инвалидов, их учреждения, учебно-производственные организации и объединения - по всем искам;
15) истцы - по искам об истребовании имущества, имеющего истори­ческую, художественную или иную ценность, из незаконного владения;
16) юридические лица и граждане - при подаче в суд заявлений об от­срочке или о рассрочке исполнения решений, об изменении способа и порядка исполнения решений, о повороте исполнения решения, восста­новлении пропущенных сроков, пересмотре решения, определения или постановления суда по вновь открывшимся обстоятельствам о пересмотре заочного решения судом, вынесшим это решение; жалоб на действия судебного исполнителя, а также жалоб на постановления по делам об административных правонарушениях, вынесенных уполномоченными на то органами; частных жалоб на определения суда, в том числе об обеспе­чении иска или о замене одного вида обеспечения другим, о прекращении или приостановлении дела, об отказе в сложении или уменьшении размера штрафа, наложенного судом;
17) граждане - с кассационных жалоб по уголовным делам, в которых оспаривается правильность взыскания материального ущерба, причиненного преступлением;
18) прокурор - по искам, подаваемым в интересах юридических лиц и граждан;
19) Пенсионный фонд Российской Федерации и его органы - по искам о взыскании с граждан обязательных платежей;
20) потребители - по искам, связанным с нарушением их прав;
21) стороны - по спорам, связанным с возмещением материального ущерба, причиненного гражданину незаконным осуждением, незаконным привлечением к уголовной ответственности, незаконным применением в качестве меры пресечения заключения под стражу либо незаконным нало­жением административного взыскания в виде ареста;
22) реабилитированные лица и лица, признанные пострадавшими от политических репрессий, - при обращении по вопросам, возникающим в связи с применением Закона Российской Федерации «О реабилитации жертв политических репрессий», за исключением споров между этими лицами и их наследниками;
23) вынужденные переселенцы и беженцы - по жалобам на отказ в регистрации ходатайства о признании их вынужденными переселенцами или беженцами;
24) ветераны Великой Отечественной войны, ветераны боевых действий на территориях других государств, ветераны военной службы, ветераны органов внутренних дел, прокуратуры, юстиции и судов, ветераны труда, обращающиеся за защитой своих прав, установленных Федеральным зако­ном «О ветеранах»;
25) федеральный антимонопольный орган (его территориальные органы), а также федеральные органы исполнительной власти, осуществляющие контроль за качеством и безопасностью для потребителя товаров (работ, услуг), органы местного самоуправления по защите прав потребителей, общественные организации потребителей (их ассоциации, союзы) - по искам, предъявляемым в интересах потребителя, группы потребителей, неопре­деленного круга потребителей;
26) ликвидационные комиссии - по искам о взыскании просроченных задолженностей к дебиторам должника в пользу потребителей;
27) граждане - при обращении в суд с исками о возмещении убытков, связанных с невозвратом в сроки, предусмотренные договорами или учре­дительными документами, денежных или имущественных вкладов, внесен­ных в акционерные общества, товарищества, банки и другие коммерческие организации.
28) граждане - при подаче в суд заявлений об установлении усыновле­ния (удочерения) ребенка.
29) учреждения и органы уголовно-исполнительной системы - по искам о возмещении дополнительных затрат, связанных с пресечением побега содержащихся под стражей подозреваемых или обвиняемых, а равно осужденных к ограничению свободы, аресту или лишению свободы, их розыском, а также лечением в случае умышленного причинения вреда своему здоровью;
30) истцы - при рассмотрении в судах дел о защите прав и законных интересов ребенка.
Суд или судья, исходя из имущественного положения гражданина, вправе освободить его от уплаты государственной пошлины, а также от­срочить или рассрочить одной или обеим сторонам уплату государственной пошлины либо уменьшить ее размер.
3. От уплаты государственной пошлины по делам, рассматриваемым в арбитражных судах, освобождаются:
1) прокурор, органы государственной власти, органы местного само­управления и иные органы, обращающиеся в случаях, предусмотренных законом, в защиту государственных и общественных интересов;
2) общественные организации инвалидов, их учреждения, учебно-производственные организации и объединения;
3) федеральный антимонопольный орган (его территориальные орга­ны) - по искам о взыскании штрафов с хозяйствующих субъектов за невы­полнение ими предписаний указанных органов, данных в пределах их компетенции.
Арбитражный суд, исходя из имущественного положения сторон может отсрочить или рассрочить уплату государственной пошлины или уменьшить ее размер;
4) органы управления и подразделения Государственной противопо­жарной службы Министерства внутренних дел Российской федерации при осуществлении своих функций, установленных законодательством Российской Федерации, по искам, связанным с нарушением их прав, за исключением случаев, когда указанные органы являются стороной, не в пользу которой состоялось решение;
5) налоговые, финансовые, таможенные органы и органы по валютному и экспортному контролю, выступающие в качестве истцов и ответчиков, по искам о взыскании налогов, сборов, пошлин и других обязательных платежей в соответствующий бюджет и возврате их из соответствующего бюджета, за исключением случаен, когда указанные органы являются стороной, не в пользу которой состоялось решение;
6) государственные учреждения, финансируемые из федерального бюджета, выступающие в качестве истцов и ответчиков;
7) истцы по искам, связанным с нарушением прав и законных интере­сов ребенка.
4. Конституционный Суд Российской Федерации своим решением может освободить гражданина с учетом его имущественного положения от уплаты государственной пошлины либо уменьшить ее размер.
5. От уплаты государственной пошлины в органах, совершающих но­тариальные действия, освобождаются:
1) органы государственной власти, органы местного самоуправления и иные органы, обращающиеся в случаях, предусмотренных законом, за совершение нотариальных действий в защиту государственных и обще­ственных интересов;
2) инвалиды I и II групп - на 50 процентов по всем видам нотариаль­ных действий, за исключением удостоверения сделок, предметом которых является отчуждение недвижимого имущества и автомототранспортных средств;
3) граждане - за свидетельствование верности копий документов, под­линности подписи на документах, за удостоверение доверенностей на получение пенсий и пособий, предоставление льгот, а также по делам опеки и усыновления (удочерения);
4) граждане - за удостоверение завещаний и договоров дарения иму­щества в пользу государства;
5) общественные организации инвалидов, их учреждения, учебно-производственные организации и объединения - по всем нотариальным действиям;
6) граждане - за выдачу свидетельств о праве на наследство жилого дома, квартиры, если эти лица проживали совместно с наследодателем на день смерти наследодателя и продолжают проживать в этом доме, в этой квартире после его смерти; имущества лиц, погибших в связи с выпол­нением ими государственных или общественных обязанностей либо с выполнением долга гражданина Российской Федерации по спасению человеческой жизни, охране государственной собственности и правопо­рядка, а также имущества лиц, подвергшихся политическим репрессиям; вкладов в банках, страховых сумм по договорам личного и имущественного страхования, сумм оплаты труда, авторских прав и сумм авторского возна­граждения, предусмотренных законодательством об интеллектуальной собственности.
Наследники, не достигшие совершеннолетия ко дню открытия наслед­ства, а также лица, страдающие психическим расстройством, над которыми в порядке, определенном законодательством, установлена опека, освобож­даются от уплаты государственной пошлины при получении свидетельства о праве на наследство во всех случаях, независимо от вида наследственного имущества;
7) наследники работников, которые были застрахованы за счет пред­приятий и организаций на случай смерти и погибли в результате несчастного случая по месту работы (службы), - за выдачу свидетельств, подтвержда­ющих право наследования страховых сумм;
8) финансовые и налоговые органы - за выдачу им свидетельства о праве государства на наследство;
9) школы-интернаты - за совершение исполнительных надписей о взыс­кании с родителей задолженности по уплате сумм на содержание их детей в этих школах;
10) финансовые и налоговые органы - за совершение исполнительных надписей о взыскании с родителей задолженности по уплате сумм на со­держание детей в специальных учебно-воспитательных учреждениях для детей и подростков с девиантным поведением Министерства образования Российской федерации;
11) воинские части, учреждения, предприятия и организации Воору­женных Сил Российской Федерации, внутренних войск Министерства внутренних дел Российской Федерации - за совершение исполнительных надписей о взыскании задолженности в возмещение ущерба;
12) лица, получившие ранения при защите Союза ССР, Российской Федерации и исполнении служебных обязанностей в Вооруженных Силах Союза ССР и Вооруженных Силах Российской Федерации, - за свидетельствование верности копий документов, необходимых для предоставления льгот;
13) органы управления и подразделения Государственной противопо­жарной службы Министерства внутренних дел Российской Федерации при осуществлении своих функций, установленных законодательством Россий­ской Федерации, по всем нотариальным действиям;
14) граждане, признанные в установленном порядке нуждающимися в улучшении жилищных условий, - за удостоверение сделок по приобретению жилья полностью или частично за счет средств субсидий на строительство или приобретение жилья,
6. В органах, осуществляющих государственную регистрацию актов граж­данского состояния, от уплаты государственной пошлины освобождаются:
1) органы народного образования, опеки и попечительства, комиссии по делам несовершеннолетних за выдачу повторных свидетельств о рож­дении для направления детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в детские дома и школы-интернаты, а также свидетельств о смерти родителей этих детей;
2) граждане - за государственную регистрацию рождения, смерти, усы­новления (удочерения) и установления отцовства, за выдачу свидетельств при изменении, дополнении и исправлении записей актов о рождении в случаях усыновления (удочерения), установления отцовства, а также в связи с ошибками, допущенными при регистрации актов гражданского со­стояния по вине работников органов записи актов гражданского состояния;
3) граждане - за выдачу им справок о регистрации актов гражданского состояния, необходимых для представления в органы социального обеспе­чения по вопросам назначения либо перерасчета пенсий и пособий;
4) граждане - за выдачу им повторных свидетельств или замену выдан­ных свидетельств о смерти реабилитированных родственников.
7. По делам, связанным с приобретением гражданства Российской Федерации или выходом из гражданства Российской Федерации, а также с выездом из Российской Федерации и въездом в Российскую Федерацию от уплаты государственной пошлины освобождаются органы управления и подразделения Государственной противопожарной службы Министерст­ва внутренних дел Российской Федерации за выдачу личному составу этой службы заграничных паспортов на выезд за границу по служебным делам.
8. От уплаты государственной пошлины за регистрацию граждан Российской Федерации по месту их жительства, а также за регистрации иностранных граждан и лиц без гражданства, проживающих на территории Российской Федерации по видам на жительство, освобождаются:
1) лица, проживающие в домах-интернатах для престарелых и инвалидов;
2) учащиеся образовательных учреждений для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, и учреждений начального профессионально-технического образования, находящиеся на полном государст­венном обеспечении и проживающие в общежитиях.
9. Законодательные (представительные) органы субъектов Российской Федерации имеют право устанавливать дополнительные льготы по уплате государственной пошлины для отдельных категорий плательщиков, за исключением льгот по уплате государственной пошлины по делам, рас­сматриваемым судами общей юрисдикции, арбитражными судами и Конституционным Судом Российской Федерации.
Органы местного самоуправления, наделенные представительными полномочиями, имеют право устанавливать для отдельных плательщиков дополнительные льготы по уплате государственной пошлины, зачисляе­мой в местный бюджет, за выполнение нотариальных действий и выдачу документов, которые осуществляются государственными нотариальными конторами и уполномоченными на то должностными лицами органов исполнительной власти и органов местного самоуправления.

Статья 6. Порядок уплаты, возврата государственной пошлины
1. Государственная пошлина уплачивается в рублях в банки (их филиалы), а также путем перечисления сумм государственной пошлины со счета плательщика через банки (их филиалы). Прием банками (их филиалами) государственной пошлины осуществляется во всех случаях с выдачей квитанции установленной формы.
При определении размера государственной пошлины, установленного в кратном размере от минимального размера оплаты труда, учитывается установленный законом минимальный размер оплаты труда на день уплаты государственной пошлины.
2. Государственная пошлина уплачивается:
1) по делам, рассматриваемым судами общей юрисдикции, - до подачи соответствующего заявления (жалобы) или кассационной жалобы, а также при выдаче судом копий документов;
2) по делам, рассматриваемым арбитражными судами, - до подачи со­ответствующего заявления, апелляционной или кассационной жалобы;
3) по делам, рассматриваемым Конституционным Судом Российской Федерации, - до подачи соответствующих запроса, ходатайства, жалобы;
4) за выполнение нотариальных действий нотариусами государственных нотариальных контор и другими уполномоченными на то должностными лицами органов исполнительной власти и консульских учреждений - при совершении нотариальных действий, а за выдачу копий документов - при их выдаче;
5) за государственную регистрацию актов гражданского состояния, за внесение исправлений и изменений в записи актов гражданского состояния - при подаче соответствующих заявлений, а за выдачу повторных свиде­тельств и справок - при их выдаче;
6) за государственную регистрацию расторжения брака по взаимному согласию супругов, не имеющих общих несовершеннолетних детей, - при регистрации акта;
7) за регистрацию граждан Российской Федерации по месту их житель­ства, а также за регистрацию иностранных граждан и лиц без гражданства, проживающих на территории Российской Федерации по видам на житель­ство, - до выдачи соответствующих документов;
8) за выдачу удостоверений на право охоты до выдачи соответствую­щих документов;
9) по делам, связанным с приобретением Гражданства Российской Федерации или выходом из гражданства Российской Федерации, а также с выездом из Российской Федерации и въездом в Российскую федерацию, -до получения соответствующих документов.
3. Государственная пошлина по делам, рассматриваемым арбитражными судами, Конституционным Судом Российской Федерации и Верховным Судом Российской Федерации, зачисляется в доход федерального бюджета по месту нахождения банка, принявшего платеж. В остальных случаях государственная пошлина зачисляется в доход местного бюджета по месту нахождения банка, принявшего платеж.
4. Уплаченная государственная пошлина подлежит возврату частично или полностью в случаях:
1) внесения государственной пошлины в большем размере, чем это требуется по настоящему Закону;
2) возвращения или отказа в принятии заявления, жалобы и иного об­ращения судами, а также отказа в совершении нотариальных действий уполномоченными на то органами.
3) прекращения производства по делу или оставления иска без рассмо­трения, если спор не подлежит рассмотрению в суде общей юрисдикции или арбитражном суде, а также когда истцом не соблюден установленный досудебный (претензионный) порядок урегулирования спора с ответчиком либо когда иск предъявлен недееспособным лицом;
4) отказа лиц, уплативших государственную пошлину, от совершения юридически значимого действия или от получения документа до обращения в орган, совершающий данное юридически значимое действие;
5) отказа в выдаче заграничного (общегражданского) паспорта;
6) удовлетворения исковых требований арбитражным судом, если от­ветчик освобожден от уплаты государственной пошлины в соответствии с подпунктом 5 пункта 3 статьи 5 настоящего Закона.
Государственная пошлина, внесенная за исправление и изменение акта гражданского состояния, за государственную регистрацию брака или государственную регистрацию расторжения брака по решению суда, за перемену фамилии, имени, отчества, если акт впоследствии не был зарегистрирован, возврату не подлежит.
5. Возврат уплаченной в федеральный бюджет государственной пошлины производится по заявлениям, подаваемым в налоговый орган, в течение года со дня принятия соответствующего решения суда. Возврат уплаченной в местный бюджет государственной пошлины производится по заявлениям, подаваемым в налоговый орган, в течение года со дня поступления ее в указанный бюджет.
Государственная пошлина, подлежащая возврату, должна быть выдана гражданину или юридическому лицу в течение одного месяца со дня принятия решения о ее возврате соответствующим финансовым или нало­говым органом.

Статья 7. Ответственность плательщиков и контроль налоговых органов
Ответственность плательщиков налога, а также осуществление нало­говыми органами контроля за соблюдением положений настоящего Закона регулируются Законом Российской Федерации «Об основах налоговой системы в Российской Федерации» и другими законодательными актами.

Статья 8. Заключительные положения
Инструкция по применению настоящего Закона издается Государствен­ной налоговой службой Российской Федерации по согласованию с Мини­стерством финансов Российской Федерации и Министерством юстиции Российской Федерации.

9. ПОСТАНОВЛЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РФ от 14 февраля 2000 г. № 2-II «ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ ПОЛОЖЕНИЙ ЧАСТЕЙ ТРЕТЬЕЙ, ЧЕТВЕРТОЙ И ПЯТОЙ СТАТЬИ 377 УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РСФСР В СВЯЗИ С ЖАЛОБАМИ ГРАЖДАН А.Б. АУЛОВА, А.Б. ДУБРОВСКОЙ, А.Я. КАРПИНЧЕНКО, А.И. МЕРКУЛОВА, Р.Р. МУСТАФИНА И А.А. СТУБАЙЛО» (извлечение).

Поводом к рассмотрению дела явились жалобы граждан А.Б. Аулова, А.Б. Дубровской, А.Я. Карпинченко, А.И. Меркулова, Р.Р. Мустафина и А.А. Стубайло на нарушение конституционных прав и свобод частями третьей, четвертой и пятой статьи 377 УПК РСФСР. Основанием к рассмо­трению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствуют ли Конституции Российской Федерации оспариваемые в жалобах положения уголовно-процессуального закона.
Заслушав сообщение судьи-докладчика Ю.М. Данилова, объяснения сторон и их представителей, выступления полномочного представителя Президента Российской Федерации в Конституционном Суде Российской Федерации М.А. Митюкова и представителя Верховного Суда Российской Федерации A.M. Бризицкого, изучив представленные документы и иные материалы, Конституционный Суд Российской Федерации установил:
1. В своих жалобах в Конституционный Суд Российской Федерации граждане А.Б. Аулов, А.Б. Дубровская, А.Я. Карпинченко, А.И. Меркулов, P.P. Мустафин и А.А. Стубайло оспаривают конституционность части третьей статьи 377 УПК РСФСР, согласно которой в необходимых случаях на заседание суда, рассматривающего дело в порядке надзора, для дачи объяснений могут быть приглашены осужденный, оправданный, их защит­ники, законные представители несовершеннолетних, потерпевший и его представитель, гражданский истец, гражданский ответчик и их представи­тели: приглашаемым на заседание лицам обеспечивается возможность ознакомления с протестом или заключением. Кроме того, гражданка А.Б. Дубровская оспаривает конституционность частей четвертой и пятой той же статьи, согласно которым дело докладывается председателем суда или по его назначению членом президиума или членом суда, ранее не участвовавшим в рассмотрении дела; докладчик излагает обстоятельства дела, содержание приговора, определения и постановления, содержание протеста; докладчику могут быть заданы вопросы; если в судебном засе­дании участвуют осужденный, оправданный, их защитники, законные представители несовершеннолетних, потерпевший и его представитель, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители, то они вправе после доклада судьи дать свои устные объяснения (часть четвертая); затем предоставляется слово прокурору для поддержания внесенного им протеста или дачи заключения по протесту председателя суда или его за­местителя, после чего судьи вносят постановление, а Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации – определение (часть пятая).
Как следует из представленных материалов, судебная коллегия по уго­ловным делам Верховного суда Республики Карелия отменила приговор, вынесенный Петрозаводским городским судом Республики Карелия в от­ношении гражданина А.Я. Карпинченко, а производство по уголовному делу прекратила в связи с недоказанностью его участия в совершении преступления. Однако по протесту заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Верховный Суд Российской Федерации отменил все состоявшиеся по делу решения и направил дело на дополнительное расследование.
По протесту прокурора Московской области приговор, вынесенный Одинцовским городским судом Московской области в отношении граждан А.И. Меркулова и P.P. Мустафина, был отменен президиумом Московского областного суда по мотиву мягкости назначенного наказания, а уголовное дело направлено на новое судебное рассмотрение.
Военный суд Северо-Кавказского военного округа в качестве кассацион­ной инстанции оставил без изменения оправдательный приговор, вынесен­ный военным судом Волгоградского гарнизона в отношении гражданина А.А. Стубайло. Рассмотрев дело в порядке надзора по протесту замести­теля Генерального прокурора Российской Федерации, Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации приговор и кассационное опреде­ление отменила, а дело направила на дополнительное расследование.
Наримановским районным судом Астраханской области гражданин А.Б. Аулов был осужден к наказанию, не связанному с лишением свободы. Приговор вступил в законную силу, однако за мягкостью назначенного на­казания был отменен президиумом Астраханского областного суда, рас­смотревшим дело по протесту прокурора Астраханской области, и дело было направлено на новое судебное рассмотрение.
Таким образом, по делам граждан А.Б. Аулова, А.Я. Карпинченко, А.И. Меркулова, P.P. Мустафина и А.А. Стубайло состоялся пересмотр в порядке надзора либо обвинительного приговора за мягкостью назначен­ного наказания, либо оправдательного приговора или определения о прекращении дела, а следовательно, вступившие в силу судебные решения были отменены по основаниям, влекущим ухудшение положения осужден­ного или оправданного. При этом ни о принесенных протестах, указывающих на такие основания, ни о времени, месте и результатах рассмотрения дел в порядке надзора, ни о принятых по ним решениях названные граждане и их защитники извещены не были.
В своих жалобах в Конституционный Суд Российской Федерации за­явители утверждают, что часть третья статьи 377 УПК РСФСР, как пре­доставляющая суду надзорной инстанции право заочного рассмотрения дела и решения по собственному усмотрению вопросов об уведомлении осужденного, оправданного, их защитников о принесении протеста и его содержании, участии в заседании суда и возможности давать суду объяс­нения, не соответствует статьям 19 (часть 1), 45 (часть 2), 46 (часть 1), 48 и 123 (части 2 и 3) Конституции Российской Федерации, поскольку препятствует осуществлению их конституционных прав на судебную защиту и получение квалифицированной юридической помощи, на защиту своих прав и свобод всеми способами, не запрещенными законом, нарушает принципы равенства перед законом и судом, недопустимости заочного разбирательства уголовных дел в судах, а также принцип состязательности и равноправия сторон в судебном процессе.
С требованием признать часть третью статьи 377 УПК РСФСР не соответствующей Конституции Российской Федерации обратилась и граж­данка А.Б, Дубровская. Как указывает заявительница, ее как потерпевшую не известили о времени и месте рассмотрения Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в надзорном порядке дела Д.Б. Артемьева, осужденного За убийство ее дочери, тем самым лишив возможности ознакомиться с протестом, участвовать в засе­дании суда, в результате чего, по мнению заявительницы, была допущена судебная ошибка. Кроме того, А.Б. Дубровская считает, что статьям 19, 45,46 и 123 Конституции Российской Федерации противоречат части четвертая и пятая статьи 377 УПК РСФСР, так как в соответствии с ними присутствующие в судебном заседании потерпевший и его представитель дают объяснения до выступления прокурора, а значит, лишены возможности высказать свое отношение к доводам прокурора, поддерживающего протест либо дающего заключение по протесту, принесенному председателем суда или его заместителем, что, по ее мнению, нарушает принцип состяза­тельности в уголовном процессе.
Поскольку все жалобы касаются одного и того же предмета, Конститу­ционный Суд Российской Федерации, руководствуясь статьей 48 Феде­рального конституционного закона «О Конституционном суде Российской Федераций», соединил дела по этим жалобам в одном производстве.
2. Конституционный Суд Российской Федерации, как следует из ста­тей 74. 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», проверяет конституционность нормативного акта или отдельных его положений лишь в той части, в какой они были применены в деле заявителя, и принимает постановление только по предмету, указанному в обращении, оценивая при этом как буквальный смысл оспариваемых положений, так и смысл, придаваемый им сложившейся правоприменительной практикой, а также исходя из их места в системе правовых норм.
В силу этого проверка конституционности части третьей статьи 377 УПК РСФСР применительно к случаям пересмотра в порядке надзора вступивших в законную силу приговоров, определений и постановлений по протестам, в которых поставлен вопрос об отмене или .изменении решения по основаниям, улучшающим положение осужденного или оправданного, а тем самым и оценка смысла, придаваемого ей соответствующей право­применительной практикой, означали бы выход за пределы предмета, указанного в жалобах заявителей.
Таким образом, предметом рассмотрения по настоящему делу являются положения части третьей статьи 377 УПК РСФСР, в соответствии с которыми на заседание суда, рассматривающего дело в порядке надзора по протесту, в котором поставлен вопрос об отмене вступившего в законную силу судебного решения по основаниям, влекущим ухудшение положения осужденного или оправданного, эти лица, а также их защитники пригла­шаются для дачи объяснений лишь в необходимых, по мнению суда, слу­чаях, и только приглашаемым на заседание лицам обеспечивается возмож­ность ознакомления с протестом; на заседание суда, рассматривающего дело в порядке надзора, потерпевшие приглашаются для дачи объяснений лишь в необходимых, по мнению суда, случаях, и только приглашаемым на заседание лицам обеспечивается возможность ознакомления с протес­том; положение частей четвертой и пятой статьи 377 УПК РСФСР, в соответствии с которым потерпевший дает объяснений в заседании суда надзорной инстанции после доклада дела судьей, но до предоставления прокурору слова для поддержания внесенного им протеста или дачи за­ключения по протесту председателя суда или его заместителя.
При этом Конституционный Суд Российской Федерации в настоящем деле не касается вопросов, связанных с особенностями производства по делам частного обвинения и в суде присяжных.
3. В соответствии со статьей 46 (часть 1) Конституции Российской Федерации каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. Из этой конституционной нормы и корреспондирующих ей положений международно-правовых актов, в частности статей 8 к 29 Всеобщей декларации прав человека, а также статьей 2 (пункт 2 и подпункт «а» пункта 3) и 14 (пункт 1) Международного пакта о гражданских и полити­ческих правах, следует, что государство обязано обеспечить осуществление права на судебную защиту, которая должна быть справедливой, компетентной, полной и эффективной.
Одним из процессуальных средств, обеспечивающих соответствующую этим требованиям судебную защиту, является предусмотренная главой тридцатой УПК РСФСР возможность исправления в порядке надзора судебных ошибок путем пересмотра приговоров, определений и постанов­лений, вступивших в законную силу.
Производство в надзорной инстанции имеет место после того, как су­дебное решение, постановленное по делу, рассмотренному зачастую не только в первой, но и в кассационной инстанции, вступило в законную силу. Этим обусловлены установленные уголовно-процессуальным законом особенности данной стадии судопроизводства, а также пределы прав надзорной инстанции. Так, срок принесения протеста в порядке надзора ограничен лишь для случаев пересмотра судебных решений по основаниям, влекущим ухудшение положения осужденного или оправданного (ста­тья 373 УПК РСФСР), надзорная жалоба (в отличие от кассационной) не является достаточным поводом к возбуждению производства в суде над­зорной инстанции, поскольку пересмотр судебного решения в порядке надзора допускается лишь по протесту соответствующих должностных лиц суда и прокуратуры, указанных в статье 371 УПК РСФСР.
Вместе с тем основаниями к отмене или изменению приговора как в надзорной, так и в кассационной инстанциях являются, как это следует из статей 379 и 342 УПК РСФСР, одни и те же обстоятельства: односторон­ность или неполнота дознания, предварительного или судебного следствия; несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим об­стоятельствам дела; существенное нарушение уголовно-процессуального закона; неправильное применение уголовного закона; несоответствие назначенного судом наказания тяжести преступления и личности осуж­денного. Это означает, что по ныне действующему законодательству суд надзорной инстанции проверяет, насколько собранные доказательства (с точки зрения их допустимости, достаточности и объективности), установ­ленные обстоятельства (с точки зрения их доказанности и полноты выяс­нения) и выводы (с точки зрения ий соответствия обстоятельствам дела) позволяют применять ту или иную норму материального права, т.е., так же как и суд кассационной инстанции, проверяет не только законность, но и обоснованность судебного акта. Конституционность положений главы тридцатой УПК РСФСР в части наделения судов надзорной инстанции правом пересмотра вступивших в законную силу судебных решений с точки зрения их обоснованности Конституционный Суд Российской Феде­рации, будучи связанным предметом обращения, в настоящем деле не рассматривает.
По существу идентичны и полномочия надзорной и кассационной инстанций, позволяющие суду либо оставить протест без удовлетворения, либо отменить судебное решение, прекратив дело производством или передав его на новое расследование или новое судебное рассмотрение (статьи 378 и 339 УПК РСФСР). При этом указания суда, рассматриваю­щего дело в порядке надзора, так же как и указания суда, рассматриваю­щего дело в кассационном порядке, обязательны при дополнительном расследовании при вторичном рассмотрении дела судом (часть шестая статьи 380 и часть первая статьи 352 УПК РСФСР).
Однако, несмотря на то что правомочия судов кассационной и надзор­ной инстанций, направленные на реализацию одной из основных задач судопроизводства - обеспечение правильного применения закона с тем, чтобы каждый совершивший преступление был подвергнут справедливому наказанию и ни один невиновный не был привлечен к уголовной ответст­венности (часть первая статьи 2 УПК РСФСР), » значительной степени совпадают, объем реальных прав осужденного, оправданного и иных уча­стников процесса в этих инстанциях существенно различается.
В соответствии со статьями 327 и 336 УПК РСФСР о принесении протеста в кассационную инстанцию суд извещает осужденного, оправдан­ного и других участников процесса, интересов которых касается протест; эти лица вправе знакомиться с поступившими в. суд протестами и подать на них свои возражения; осужденному или оправданному по их просьбе вручается копия протеста; их возражения приобщаются к делу; суд изве­щает о дне рассмотрения дела в кассационном порядке тех участников процесса, которые просят об этом в возражениях на протест; не позднее чем за трое суток до рассмотрения дела в кассационном порядке в суде должно быть вывешено объявление о времени его рассмотрения.
В отличие от суда кассационной инстанции, по действующему законо­дательству, при рассмотрении дела в порядке надзора суд обеспечивает возможность ознакомления с протестом лишь приглашаемым на заседание лицам, о принесении протеста осужденный, оправданный, их защитники или другие участники процесса не извещаются, возможность подать воз­ражение на протест не предусмотрена. При этом по смыслу статьи 377 УПК РСФСР, участие прокурора в надзорном производстве является обязательным, в то время как осужденный, оправданный, их защитники для дачи объяснений в судебное заседание могут быть допущены лишь по усмотрению суда «в необходимых случаях».
Часть третья статьи 377 УПК РСФСР, таким образом, позволяет суду, рассматривающему дело в порядке надзора, вынести решение без уведомления осужденного, оправданного и их защитников о возбуждении надзорного производства, без ознакомления их с доводами протеста, без извещения о времени и месте рассмотрения дела. Указанные средства правовой защиты обеспечиваются только лицам, которых суд сочтет необ­ходимым пригласить для дачи объяснений и которые тем самым наделя­ются существенно большими процессуальными правами по сравнению с лицами, которые по ничем не ограниченному усмотрению суда в заседа­ние не вызываются. Это является отступлением от принципа равенства всех перед законом и судом (статья 19, часть1, Конституции Российской Федерации), а также ограничением конституционного права на судебную защиту (статья 46, часть 1, Конституции Российской Федерации).
4. Рассматривая дело о проверке конституционности части второй статьи 335 УПК РСФСР, Конституционный Суд Российской Федерации в постановлении от 10 декабря 1998 года указал, что, по смыслу статьи 46 (часть I) Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее стать­ями 19 (часть 1), 47 (часть 1), 50 (часть 3) и 123 (часть 3) и с учетом соответствующих положений Международного пакта о гражданских и политических правах и Конвенции о защите прав человека и основных свобод, реализация конституционных гарантий судебной защиты в силу особенностей кассационного производства, предусмотренных ныне дейст­вующим уголовно-процессуальным законодательством, предполагает, что осужденный, если он изъявляет желание участвовать в судебном заседа­нии, не может быть лишен возможности заявлять отводы и ходатайства, знакомиться с позициями выступавших участников судебного заседания и дополнительными материалами, если таковые представлены, давать объяс­нения, в том числе в связи с заключением прокурора. Это - необходимые гарантии судебной защиты и справедливого разбирательства дела на ста­дии кассационного производства.
Данная правовая позиция - в силу совпадения большинства правомо­чий суда кассационной инстанции и суда надзорной инстанции и с учетом некоторых особенностей последней, как они установлены действующим законодательством, - может быть распространена и на положения части третьей статьи 377 УПК РСФСР, являющиеся предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации в связи с конкретными делами заявителей.
5. Право на судебную защиту предполагает наличие гарантий, которые позволяли бы реализовать его в полном объеме и обеспечить эффективное восстановление в правах посредством правосудия, отвечающего требова­ниям справедливости. Одной из таких гарантий применительно к уголовному судопроизводству является закрепленное в статье 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации положение об осуществлении судо­производства на основе состязательности и равноправия сторон.
Принципы состязательности и равноправия сторон распространяются на все стадии уголовного судопроизводства. Объем процессуальных прав, предоставленных сторонам в надзорной инстанции, исходя из конкретных целей и особенностей этой процессуальной стадии, может быть меньше, нем в суде первой инстанции, рассматривающем дело по существу на ос­нове непосредственного исследования всех имеющихся доказательств. Однако при определении таких прав законодатель должен учитывать кон­ституционные требования об осуществлении судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон. Это означает, что на разных ста­диях уголовного процесса, в том числе в надзорной инстанции, прокурор и обвиняемый (осужденный, оправданный) должны обладать соответственно равными процессуальными правами.
Вопреки указанным требованиям, вытекающим из статьи 123 (часть 3) Конституции российской Федерации, статья 377 УПК РСФСР, признавая обязательным участие прокурора в суде надзорной инстанции и допуская возможность рассмотрения дела без выяснения отношения осужденного, оправданного к вопросам, поставленным в протесте, наделяет тем самым одну из сторон в состязательном процессе - прокурора дополнительными возможностями в отстаивании своих позиций, в обсуждении всех вопро­сов, связанных с разбирательством дела, что ставит его в преимуществен­ное положение по сравнению с другой стороной - обвиняемым. Это тем более недопустимо в тех случаях, когда в протесте – независимо от того, кем из управомоченных должностных лиц он принесен — ставится вопрос об отмене состоявшегося по делу судебного решения по основаниям, ухуд­шающим положение осужденного или оправданного, как это имело место при рассмотрении дел граждан А.Б. Аулова, А.Я. Карпинченко, А.И. Мер­кулова, P.P. Мустафина и А.А. Стубайло.
Гарантии права на судебную защиту могут быть реализованы предо­ставлением осужденному, оправданному возможности не только лично участвовать в заседании суда надзорной инстанции, но и поручать осуще­ствление своей защиты избранным ими защитникам, представлять свои письменные возражения на доводы, приводимые в протесте, и т.п. Консти­туционно значимым при этом является требование в интересах правосу­дия обеспечить осужденному, оправданному, их защитникам реальную возможность изложить свою позицию относительно всех аспектов дела и довести ее о сведения суда.
Часть третья статьи 377 УПК РСФСР не препятствует суду в целях выполнения задач надзорной инстанции при проверке законности и обос­нованности приговора признать необходимым участие осужденного оп­равданного в судебном заседании и принять меры к обеспечению их явки. Равным образом суд вправе рассмотреть дело в отсутствие осужденного, оправданного, их защитников, если они были ознакомлены с содержанием протеста, извещены о месте и времени судебного заседания и не выразили желания изложить свою позицию письменно или в заседании суда.
Таким образом, положения части третьей статьи 377 УПК РСФСР как позволяющие суду надзорной инстанции рассматривать дело без озна­комления осужденного, оправданного, их защитников с доводами принесенного протеста, без извещения их о времени и месте судебного заседания, без предоставления им реальной возможности письменно или в заседаний суда изложить свою позицию относительно доводов принесенного протеста, когда в нем ставится вопрос об отмене судебного решения по основаниям, ухудшающим положение осужденного или оправданного, не соответст­вуют Конституции Российской Федерации, ее статьям 19 (часть 1), 46 (часть 1) и 123 (часть 3).
6. Помимо лиц, привлекаемых к уголовной ответственности, правом на судебную защиту своих прав и свобод в уголовном процессе обладают иные лица, участвующие в деле, в том числе потерпевшие. Конституцией Российской Федерации установлено, что права потерпевших от преступ­лений и злоупотреблений властью охраняются законом; государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба (статья 52).
В соответствии со статьей 53 УПК РСФСР потерпевшим признается лицо, которому преступлением причинен моральный, физический или имущественный вред. Ему обеспечивается, в частности, возможность представлять доказательства, заявлять ходатайства, знакомиться со всеми материалами дела с момента окончания предварительного следствия, уча­ствовать в судебном разбирательстве, заявлять отводы, приносить жалобы на приговор. Наделение потерпевшего указанными правами призвано, с одной стороны, способствовать решению названных в статье 2 УПК РСФСР задач уголовного судопроизводства, а с другой - обеспечивать реализаций конституционной гарантии судебной защиты прав и свобод человека и гражданина, что согласуется с требованием пункта 4 Декларации основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотреблению властью, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 29 ноября 1985 года, согласно которому обеспечение потерпевшему доступа к правосудию должно сочетаться со справедливым обращением и признанием его достоинства.
Законодатель, включив статью 53 в раздел первый «Общие положения» УПК РСФСР, исходил, следовательно, из того, что потерпевший имеет право участвовать в судебном заседании во всех стадиях уголовного процесса, а значит, и при рассмотрении дела в надзорной инстанции. Решения, принимаемые судом в этой стадии, напрямую затрагивают инте­ресы потерпевшего, а потому в целях их защиты он вправе знать о прине­сенном по делу протесте, его доводах, времени и месте его рассмотрения, с тем чтобы иметь возможность либо письменно изложить свою позицию по касающимся его вопросам принесенного протеста, либо лично участ­вовать в судебном заседании для дачи объяснений. Поэтому часть третья статьи 377 УПК РСФСР, как связывающая реализацию этих процес­суальных прав потерпевшего с усмотрением суда, а не с волеизъявлением самого потерпевшего, нарушает его права на судебную защиту и доступ к правосудию, предусмотренные статьями 46 (часть 1) и 52 Конституции Российской Федерации.
Обеспечение потерпевшему, так же как осужденному, оправданному, возможности довести до суда свою позицию относительно доводов проте­ста наряду с обязательным участием прокурора в заседании суда надзор­ной инстанции позволит в большей степени реализовать и состязательные начала судопроизводства. Вместе с тем определение конкретных процес­суальных процедур реализации потерпевшим конституционных прав на судебную защиту и доступ к правосудию в надзорной инстанции относится к компетенции законодателя. Исходя из специфики данной стадии уголов­ного судопроизводства, не предполагающей, в частности, прений сторон, а также с учетом особенностей правового положения потерпевшего законо­датель вправе установить, что потерпевший дает объяснения в заседании суда надзорной инстанции после доклада дела судьей, но до предоставле­ния прокурору слова для поддержания внесенного им протеста или дачи заключения по протесту председателя суда или его заместителя.
Такой порядок рассмотрения дел в надзорной инстанции, установленный частями четвертой и пятой статьи 377 УПК РСФСР, не препятствует реальному обеспечению самого права потерпевшего дать объяснения по имеющим к нему отношение вопросам в заседании суда надзорной инстанции и, следовательно, не противоречит Конституции Российской Федерации.
Исходя из изложенного и руководствуясь частями первой и второй статьи 71, статьями 72, 74, 75, 79 и 100 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституци­онный Суд Российской Федерации постановил:
1. Признать положения части третьей статьи 377 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР не соответствующими Конституции Россий­ской Федерации, ее статьям 19 (часть 1), 46 (часть 1) и 123 (часть 3), в той мере, в какой они позволяют суду надзорной инстанции рассмотреть дело без ознакомления осужденного, оправданного, их защитников с протестом, в котором поставлен вопрос об отмене вступившего в закон­ную силу судебного решения по основаниям, влекущим ухудшение поло­жения осужденного или оправданного, без извещения осужденного, оправданного, их защитников о времени и месте судебного заседания и без обеспечения им права довести до суда свою позицию относительно доводов протеста.
2. Признать положения части третьей статьи 377 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР не соответствующими Конституции Россий­ской Федерации, ее статьям 46 (часть 1) и 52, в той мере, в какой они позволяют суду надзорной инстанции рассмотреть дело без ознакомления потерпевшего с протестом, без извещения потерпевшего о времени и месте судебного заседания и без обеспечения ему права довести до суда свою позицию по имеющим к нему отношение доводам протеста.
3. Признать не противоречащим Конституции Российской Федерации положение частей четвертой и пятой статьи 377 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР, в соответствии с которым потерпевший дает объяс­нения в заседании суда надзорной инстанции до предоставления прокурору слова для поддержания внесённого им протеста или дачи заключения по протесту председателя суда или его заместителя.
4. В соответствии с частью второй статьи 100 Федерального консти­туционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» дела заявителей - граждан А.Б. Аулова, А.Я. Карпинченко, А.И. Меркулова, P.P. Мустафина и А.А. Стубайло, а также дело гражданина Д.Б. Артемьева подлежат пересмотру в порядке надзора с учетом настоящего Постановления.
5. Согласно частям первой и второй статьи 79 Федерального консти­туционного закона «О Конституционном Суде Российской Федераций» настоящее Постановление окончательно, не подлежит обжалованию, вступает в силу немедленно после его провозглашения и действует непо­средственно.
6. Согласно статье 78 Федерального конституционного закона «О Кон­ституционном Суде Российской Федерации» настоящее Постановление подлежит незамедлительному опубликованию в «Собрании законодатель­ства Российской Федерации» и «Российской газете», Постановление должно быть также опубликовано в «Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации».

10. ПОСТАНОВЛЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РФ от 14 января 2000 г. № 1-П
«ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ ОТДЕЛЬНЫХ ПОЛОЖЕНИЙ
УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РСФСР, РЕГУЛИРУЮЩИХ ПОЛНОМОЧИЯ СУДА. ПО ВОЗБУЖДЕНИЮ УГОЛОВНОГО ДЕЛА, В СВЯЗИ С ЖАЛОБОЙ ГРАЖДАНКИ И.П. СМИРНОВОЙ И ЗАПРОСОМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ» (извлечение)

Поводом к рассмотрению дела явились жалоба гражданки И.П. Смирно­вой на нарушение конституционных прав и свобод указанными положени­ями УПК РСФСР, а также запрос Верховного Суда Российской Федерации.
Заслушав сообщение судьи-докладчика А.Л. Кононова, объяснения представителей сторон, исследовав представленные документы и иные материалы, Конституционный Суд Российской Федерации установил:
1.21 марта 1997 года в процессе рассмотрения уголовного дела по об­винению Е.П. Смирновой в совершении преступления, предусмотренного частью третьей статьи 147 УК Российской Федерации, Тверской межмуниципальный (районный) суд города Москвы, руководствуясь статьей 256 УПК РСФСР, возбудил по собственному усмотрению в отно­шении И.П. Смирновой (сестры подсудимой) уголовное дело по призна­кам того же преступления при наличии в деле постановления следователя о прекращении уголовного дела за отсутствием в действиях И.П. Смирновой состава преступления. Одновременно суд в соответствии с частью четвертой той же статьи избрал в отношении нее меру пресечения в виде заключения под стражу. Возбужденное уголовное дело было соединено с делом Е.П. Смирновой и направлено в органы прокуратуры для дополни­тельного расследования.
В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации И.П. Смирнова просит проверить конституционность примененных в ее деле и нарушающих ее конституционные права положений частей первой, второй и четвертой статьи 256 УПК РСФСР, поскольку, по ее мнению, возбуждение уголовного преследования - задача специальных органов исполнительной власти, и возложение законом такой обязанности на суд противоречит его конституционной функции (природе) как независимого и, беспристрастного органа, осуществляющего правосудие в состязательном процессе (статьи 10, 118, часть 1, и 123, часть 3, Конституции Рос­сийской Федерации).
В Конституционный Суд Российской Федерации обратился также с за­просом Верховный Суд Российской Федерации в связи с рассмотрением Судебной коллегией по уголовным делам в кассационном порядке уголов­ного дела О.Н. Рыбакова. Из запроса и приложенных к нему материалов усматривается, что 2 июня 1998 года при решении вопроса о назначении судебного заседания по уголовному делу в отношении группы лиц, Киров­ский районный суд города Саратова по ходатайству представителя потерпевшей, руководствуясь статьями 108, 109 и 252 УПК РСФСР, принял решение о возвращении дела для производства дополнительного рассле­дования. При этом, несмотря на наличие в деле постановления следова­теля о прекращении уголовного преследования в отношении гражданина О.Н. Рыбакова, суд возбудил в отношении него уголовное дело по призна­кам преступления, предусмотренного статьями 126 и 131 УК Российской Федерации, и дал конкретные указания следствию о сборе уличающих О.Н. Рыбакова доказательств. После проведения дополнительного рассле­дования и предъявления всей группе привлеченных к ответственности лиц обвинений в более тяжких преступлениях, Саратовским областным судом был вынесен по делу обвинительный приговор.
Верховный Суд Российской Федерации просит проверить конституци­онность положений пункта 6 части первой статьи 108, частей первой, второй и пункта 1 части третьей статьи 109, пункта 4 части первой статьи 232 и частей первой, второй и четвертой статьи 256 УПК РСФСР, в соответствии с которыми при обнаружении признаков преступления и установлении обстоятельств, указывающих на совершение преступления лицом, не привлеченным к уголовной ответственности, суд управомочен возбудить в отношении него уголовное дело и - при невозможности выде­лить материалы о нем в отдельное производство - направить все дело для дополнительного расследования.
В запросе указывается на несоответствие этих норм требованиям статей 10, 118 и 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации, из которых вытекает строгое разграничение судебной функции и функции уголовного преследования. По мнению заявителя, возложение на суд обязан­ности по возбуждению уголовного дела не совместимо с конституционным статусом независимого и беспристрастного суда, осуществляющего право­судие на основе принципов состязательности и равноправия сторон.
При этом в жалобе и запросе заявители ссылаются также на правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженные им в постановлениях от 28 ноября 1996 года по делу о проверке конституцион­ности статьи .418 УПК РСФСР и от 20 апреля 1999 года по делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 3 части первой статьи 232, части четвертой статьи 248 и части первой статьи 258 УПК РСФСР.
Учитывая, что в жалобе гражданки И.П. Смирновой и запросе Верхов­ного Суда Российской Федерации ставится вопрос о конституционности одних и тех же полномочий суда по уголовным делам. Конституционный Суд Российской Федерации в соответствии со статьей 48 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федера­ции» соединил дела по этим обращениям в одном производстве.
2. Оспариваемые заявителями полномочия суда по возбуждению уго­ловного дела закреплены в ряде норм уголовно-процессуального законо­дательства, вся совокупность которых, в силу единства их нормативного содержания, подлежит рассмотрению в данном деле.
Статьи 108 и 109 УПК РСФСР регулируют общий для всех органов уголовного судопроизводства порядок возбуждения уголовного дела и обязывают суд наравне с прокурором, следователем и органом дознания рассматривать поступившие заявления и сообщения о любом совершен­ном или подготавливаемом преступлении и выносить по этим заявлениям, а также в связи с непосредственным обнаружением им самим признаков преступления решение о возбуждении уголовного дела.
Названные положения конкретизируют статью 3 УПК РСФСР, со­гласно которой «суд, прокурор, следователь и орган дознания обязаны в пределах своей компетенции возбудить уголовное дело в каждом случае обнаружения признаков преступления, принять все предусмотренные законом меры к установлению события преступления, лиц, виновных в совершении преступления, и к их наказанию», однако при этом какие-либо условия, ограничивающие пределы указанной компетенции суда, в УПК РСФСР не установлены. Общие предписания относительно полно­мочий по возбуждению уголовного дела, порядка и последствий его возбуж­дения, содержатся также в статьях 112 и 115 УПК РСФСР, которые, как и статья 3, не могут не применяться во всех случаях при принятии такого решения, в том числе судом. Поэтому несмотря на то, что данные общие нормы не были указаны в правоприменительных актах по уголовным делам И.П. Смирновой и О.Н. Рыбакова, они фактически были применены в конкретных делах, послуживших поводом для обращений в Конституци­онный Суд Российской Федерации и, по существу, оспариваются в настоящем деле как неотъемлемая составная часть процессуального регулиро­вания института возбуждения уголовного дела.
Полномочия суда по возбуждению уголовного дела закреплены и в ос­париваемой статье 256 (части первая и вторая) УПК РСФСР, которая предусматривает, что при установлении в ходе судебного разбирательства обстоятельств, указывающих на совершение преступления лицом, не при­влеченным к уголовной ответственности, суд возбуждает в отношении этого лица уголовное дело и направляет его отдельно или вместе с рассма­триваемым делом для производства расследования. Суд вправе также, возбуждая уголовное дело в отношении нового лица, применить к нему меру пресечения по правилам статей 89, 91 и 92 УПК РСФСР, предусма­тривающих применение мер пресечения только к обвиняемым (часть четвертая статьи 256 УПК РСФСР).
Такие же полномочия регулируются, в частности, статьей 255 и частью третьей статьи 256 УПК РСФСР, согласно которым суд при установлении обстоятельств, указывающих на совершение преступления, по которому обвинение ранее не предъявлялось, возбуждает уголовное дело, а также пунктом 10 части первой статьи 5 УПК РСФСР, закрепляющим принад­лежащее исключительно суду право возбуждать уголовное дело при наличии неотменного постановления органа дознания, следователя или прокурора о прекращении дела по тому же обвинению и в отношении того же лица. Указанные нормы составляют часть рассматриваемого в настоящем деле единого процессуального института возбуждения уголовного дела судом.
По мнению Верховного Суда Российской Федерации, изложенному в его запросе, положение пункта 4 части первой статьи 232 УПК РСФСР, предусматривающее направление судом при назначении судебного заседания дела на дополнительное расследование для привлечения к уголовной ответственности нового лица, также допускает возбуждение судом в отношении него уголовного дела.
По смыслу части второй статьи 74 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» перечисленные выше нормативные положения оцениваются Конституционным Судом Российской Федерации в их объективной взаимосвязи, а также исходя из ах места в системе других норм, определяющих критерии разграничения основных уголовно-процессуальных функций. Поэтому предметом рассмотрения в настоящем деле являются единые по своему нормативному удержанию положения УПК РСФСР, возлагающие на суд на любом этапе производства в суде обязанность в каждом случае обнаружения им признаков преступления возбудить уголовное дело, в том числе в отношении лица, не привлеченного к уголовной ответственности по рассматриваемому делу, а также закрепляющие неразрывно связанные с этим полномочия суда по избранию меры пресечения в отношении указанного лица и направлению дела для дополнительного расследования.
При этом в силу части второй статьи 87 федерального конституцион­ного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» Конститу­ционный Суд Российской Федерации, как и другие правоприменители, правомочен определять аналогичность оспариваемым нормативным положениям иных, не примененных в делах заявителей правовых норм, тем более если они объединены единым правовым содержанием.
3. Некоторые аспекты оспариваемого полномочия суда по возбуждению уголовного дела уже были предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации. Так, в постановлении от 28 ноября 1996 года Конституционный Суд Российской Федерации признал не соответствую­щими Конституции Российской Федерации содержавшиеся в статье 41 УПК РСФСР положения, предписывавшие суду возбуждать уголовное дело по материалам, подготовленным органом дознания в протокольной форме. Однако в предусмотренной статьей 418 УПК РСФСР процедуре суду надлежало не только возбудить уголовное дело, но также сформулировать и предъявить обвинение, после чего приступить к рассмотрению дела по существу, что отличало указанный порядок от установленного оспаривае­мыми в настоящем деле положениями.
Вместе с тем в названном постановлении были изложены правовые по­зиции, которые имеют значение для оценки рассматриваемых в настоящем деле нормативных положений. Так, Конституционный Суд Российской Федерации признал, что на суд не может быть возложено выполнение каких бы то ни было функций, не согласующихся с его положением органа правосудия; что возбуждение уголовного преследования и поддержание обвинения перед судом является задачей специальных органов - дознания, предварительного следствия и прокуратуры; что суд обязан проверять результаты их деятельности, объективно оценивая законность и обосно­ванность выдвигаемого против лица обвинения, а также рассматривая жалобы на действия и решения должностных лиц, осуществляющих уго­ловное судопроизводство на досудебных стадиях.
Кроме того, в названном постановлении указывается, что конституци­онный принцип состязательности предполагает такое построение судо­производства по уголовным делам, при котором функция правосудия (разрешения дела), осуществляемая только судом, отделена от функций спорящих перед судом сторон обвинения и защиты. Суд же обязан обеспе­чивать справедливое и беспристрастное разрешение спора, предоставляя сторонам равные возможности для отстаивания своих позиций, и потому не может принимать на себя выполнение их процессуальных (целевых) функций, в том числе полномочий по возбуждению уголовного дела.
В постановлении от 20 апреля 1999 года Конституционный Суд Россий­ской Федерации признал не соответствующим Конституции Российской Федерации полномочие суда по собственной инициативе направлять дело для дополнительного расследования ввиду невосполнимой в судебном заседании неполноты проведенного дознания или следствия, а также при наличии оснований для предъявления обвиняемому другого обвинения (пункты 1 и 3 части первой статьи 232 УПК РСФСР), так как при этом суд фактически должен был выполнять несвойственную ему обвинительную функцию, что противоречит статьям 49, 123 (часть 3), 46 (часть 1) и 52 Конституции Российской Федерации. Однако признанные в указанном постановлении Конституционного Суда Российской Федерации противоречащими Конституции Российской Федерации положения не предполагали возможность возбуждения уголовного дела судом в отношении новых лиц при решении вопроса о направлении его для дополнительного расследо­вания, что не исключается в случаях, предусмотренных оспариваемым пунктом 4 части первой статьи 232 УПК РСФСР.
Таким образом, правовые позиции, содержащиеся в приведенных реше­ниях Конституционного Суда Российской Федерации и сохраняющие свою (юридическую силу, охватывают не все аспекты института возбуждения уголовных дел судом и, следовательно, не препятствуют рассмотрению, вопросов, постановленных заявителями в настоящем деле.
4. В соответствии с действующим уголовно-процессуалъным законода­тельством возбуждение уголовного дела является начальной, самостоя­тельной стадией уголовного процесса, в ходе которой устанавливаются поводы и основания к возбуждению уголовного дела, в том числе доста­точность данных, указывающих на признаки преступления, их юридическая квалификация, обстоятельства, исключающие возбуждение уголовного дела, а также принимаются меры по предотвращению или пресечению преступления, закреплению его следов, обеспечению последующего рас­следования и рассмотрения дел в соответствии с установленной законом подследственностью или подсудностью и т.п.
Актом возбуждения уголовного дела начинается публичное уголовное преследование от имени государства в связи с совершенным преступным деянием и создаются правовые основания для последующих процессу­альных действий органов дознания, предварительного следствия и суда. В соответствии с этим правила о порядке возбуждения дела предваряют регулирование расследования как досудебной стадии уголовного процесса, в ходе которой на специальные указанные в законе органы и должностных лиц возлагаются обязанности по раскрытию преступлений, изобличению виновных, формулированию обвинения и его обоснованию для того, чтобы уголовное дело могло быть передано в суд, разрешающий его по существу и тем самым осуществляющий правосудие.
Возлагая на суд в уголовном процессе исключительно задачу осуществ­ления правосудия. Конституция Российской Федерации не относит к его компетенции уголовное преследование, посредством которого реализуются закрепленные, в частности, за исполнительной властью конституционные полномочия по охране общественного порядка и борьбе с преступностью.
5. Конституционный принцип разделения законодательной, исполни­тельной и судебной власти и самостоятельности органов каждой из них (статья 10 Конституции Российской Федерации) в уголовном судопроиз­водстве предполагает разграничение возлагаемых на соответствующие органы конституционных функций, а именно функций осуществления правосудия и уголовного преследования.
Осуществление правосудия в Российской Федерации в соответствии со статьей 11 (часть I) и главой 7 Конституции Российской Федерации возлагается на суды как органы судебной власти, которые рассматривают и разрешают в судебном заседании конкретные дела в строгом соответст­вии с установленными законом процедурами конституционного, граждан­ского, административного и уголовного судопроизводства (статья 118, части 1 и 2, Конституции Российской Федерации).
6. Наделение суда полномочиями по возбуждению уголовного пресле­дования не согласуется с конституционными положениями о независимом правосудии (статьи 18, 46, часть 1, и 120 Конституции Российской Федерации). Из такого же понимания статуса суда исходит и Международный пакт о гражданских и политических правах (пункт 1 статьи 14), провозглашающий, что каждый, кому предъявлено уголовное обвинение, имеет право на справедливое разбирательство его дела компетентным, независимым и беспристрастным судом, созданным и действующим на основе закона. Процедуры эффективного осуществления основных прин­ципов независимости судебных органов, одобренные резолюцией Экономи­ческого и Социального Совета ООН № 1989/60 от 24 мая 1989 года, пред­полагают, в частности, что ни от одного судьи нельзя требовать выполнения функций, не совместимых с его независимым статусом. Это обеспечивается также конституционным принципом состязательности и равноправия сто­рон (статья 123, часть 3, Конституции Российской Федерации).
На суд как орган правосудия не может возлагаться выполнение несвой­ственной ему процессуальной функции возбуждения уголовного пресле­дования (статья 3 УПК РСФСР) - тем более при наличии неотмененного акта следствия об отказе от уголовного преследования и прекращении уголовного дела (пункт 10 части первой статьи 5 УПК РСФСР). Вместе с тем суд вправе осуществлять по делам публичного обвинения судебный контроль за законностью и обоснованностью возбуждения уголовного дела, отказа в его возбуждении или прекращения дела, который реализуется лишь путем рассмотрения в судебном заседании материалов, представлен­ных ему органами государственного обвинения, в том числе по жалобам заинтересованных лиц, чьи конституционные права этими актами были нарушены.
Таким образом, возбуждение уголовного дела как проявление функции уголовного преследования, которое должно осуществляться одной из сторон в состязательном процессе, а именно государственным обвинителем и (или) потерпевшим, не относится к судебной деятельности по осуществлению правосудия и не может быть возложено на суд, так как это противоречит принципам независимости, объективности и беспристрастности в судо­производстве.
По этим же причинам в любом случае на суд не должно возлагаться и возбуждение уголовного дела в качестве возможного предварительного решения, обусловливающего направление дела судом для производства дополнительного расследования в случае возникновения оснований для привлечения к уголовной ответственности нового лица, как это предусмо­трено частью второй статьи 256 и допускается в соответствии с пунк­том 4 части первой статьи 232 УПК РСФСР.
Не имеет конституционных оснований и содержащееся в части четвер­той статьи 256 УПК РСФСР полномочие суда при возбуждении уголов­ного дела в отношении нового лица применить к нему меру пресечения, поскольку в таких случаях это сопряжено непосредственно с обоснованием самим судом подозрения в совершении преступления, что является всецело функцией уголовного преследования. Решение суда по этому вопросу возможно лишь на основании собранных и представленных ему органами дознания, следствия и прокуратуры материалов, проверка которых является Судебной гарантией права на свободу и личную неприкосновенность, пре­дусмотренной статьей 22 (часть 2) Конституции Российской Федерации.
Из изложенного следует, что в случаях, когда суд в процессе рассмот­рения уголовного дела пришел к выводу о наличии фактических данных, свидетельствующих о признаках преступления, он должен, воздерживаясь от утверждений о достаточности оснований подозревать конкретное лицо в совершении этого преступления и от формулирования обвинения, на­правлять соответствующие материалы для проверки поводов и оснований к возбуждению уголовного дела в органы, осуществляющие уголовное преследование, которые обязаны в этих случаях немедленно реагировать на факты и обстоятельства, установленные судом, и принимать необходи­мые меры.
Таким образом, единые по своему нормативному содержанию положения, закрепленные в статье 3, пункте 6 части первой статьи 108, частях первой, второй и пункте 1 части третьей статьи 109, статьях 112 и 115, пункте 4 части первой статьи 232,частях первой, второй и четвер­той статьи 256, а также в пункте 10 части первой статьи 5, статье 255 и части третьей статьи 256 УПК РСФСР - в той части, в какой они предусматривают правомочие суда возбуждать уголовное дело по призна­кам преступления, влекущего публичное уголовное преследование, в том числе в отношении нового лица, и применять к нему меру пресечения, не соответствуют статьям 10, 120 и 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации.
7. Данный вывод не затрагивает установленный УПК РСФСР порядок возбуждения судом уголовных дел частного обвинения по жалобе потер­певшего, на что неоднократно было указано Конституционным Судом Российской Федерации в его определениях, в частности в официально опубликованном определении от 26 января 1999 года по запросу Ванинского районного суда Хабаровского края.
Процессуальный институт производства по делам частного обвинения по жалобам потерпевших предполагает разграничение функции отправления правосудия, осуществляемой судом и функции обвинения, осуществляемой потерпевшим. Жалоба потерпевшего не только признается исключитель­ным поводом к возбуждению уголовного дела частного обвинения, но и в качестве обвинительного акта, в рамках которого осуществляется уголов­ное преследование, она вручается подсудимому для подготовки им своей защиты в судебном заседании. Таким образом, основополагающий при­знак состязательности, а именно разграничение функции разрешения дела и функции обвинения, под сомнение не ставится. Суд не вправе по собст­венной инициативе вынести решение о возбуждении уголовного дела частного обвинения и о принятии его к своему рассмотрению. Не наделя­ется он в связи с рассмотрением дел данной категории и какими бы то ни было иными полномочиями, выходящими за пределы возлагаемого на него Конституцией Российской Федерации осуществления правосудия.
Предусмотренное в УПК РСФСР полномочие суда возбуждать уголов­ные дела этой категории, по существу, означает лишь его право и обязанность принять к своему рассмотрению жалобу потерпевшего. Возбуждение судом уголовных дел частного обвинения по жалобе потерпевшего, таким обра­зом, имеет иной юридический смысл, чем возбуждение уголовных дел публичного обвинения.
Оспариваемое в настоящем деле полномочие суда по возбуждению уголовного дела может быть признано имеющим соответствующий кон­ституционным нормам смысл лишь в той части, в какой оно относится) именно к особому, предусмотренному статьей 27 УПК РСФСР институту возбуждения уголовных дел частного обвинения по жалобе потерпевшего.
8. В постановлении от 20 апреля 1999 года Конституционным Судом Российской Федерации сформулирована правовая позиция, согласно кото­рой суд по собственной инициативе не вправе направлять дело для допол­нительного расследования ввиду невосполнимой в судебном заседании неполноты проведенного дознания или следствия, а также при наличии оснований для предъявления обвиняемому другого обвинения (пункты 1 и 3 части первой статьи 232 УПК РСФСР). Эта правовая позиция приме­нима и к положениям пункта 4 части первой статьи 232 и части второй статьи 256 УПК РСФСР, устанавливающим также полномочие суда по собственной инициативе возвращать дело для дополнительного расследо­вания - в случае, если имеется основание для привлечения к уголовной ответственности других лиц при невозможности выделить о них материалы дела. С учетом выводом, содержащихся в пунктах 4-6 мотивировочной части настоящего Постановления, такое решение суда не может быть обус­ловлено и его обязанностью возбуждать уголовное дело в отношении нового лица, поскольку эту функцию осуществляют органы, на которые возложено публичное уголовное преследование.
Содержащиеся в пункте 4 части первой статьи 232 и в части второй статьи 256 УПК РСФСР положения - в части, предусматривающей полно­мочие суда по собственной инициативе возвращать дело для дополнитель­ного расследования в случае, если. имеется основание для привлечения к уголовной ответственности других лиц, материалы в отношении которых невозможно выделить в отдельное производство, - являются аналогич­ными ранее признанным Конституционным Судом Российской Федерации не соответствующими Конституции Российской Федерации. Поэтому в силу части второй статьи 87 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» указанные положения не могут применяться судами.
На эту же позицию ориентирована и судебная практика (пункт 2 поста­новления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 8 декабря 1999 года «О практике применения судами законодательства, регламенти­рующего направление уголовных дел для дополнительного расследования»).
Таким образом, в этой части запрос Верховного Суда Российской Федерации не может быть признан допустимым, а дело - подлежит прекращению, поскольку по такому же предмету было вынесено поста­новление, сохраняющее свою силу.
На основании изложенного и руководствуясь пунктам 3 части первой статьи 43, частями первой и второй статьи 71, статьями 72, 74, 75, 87, 100 и 104 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации постановил:
1. Признать не соответствующими Конституции Российской Федерации, ее статьям 10, 46, 49, 120 и 123 (часть 3), единые по своему нормативному содержанию статью 3, пункт 6 части первой статьи 108, части первую, вторую и пункт 1 части третьей статьи 109, статьи 112 и 115, пункт 4 части первой статьи 232 и части первую, вторую и четвертую статьи 256 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в той части, в какой они предусматривают или допускают полномочия суда возбуждать уголовное дело, в том числе в отношении нового лица, и применять к нему меру пресечения, а также возвращать в связи с этим дело для дополнительного расследования.
В силу части второй статьи 87 Федерального конституционного за­кона «О Конституционном Суде Российской Федерации» содержащиеся в пункте 10 части первой статьи 5, статье 255 и части третьей статьи 256 УПК РСФСР нормативные положения, не соответствующие Конституции Российской Федерации в той части, в какой они также предусматри­вают полномочие суда возбуждать уголовное дело, не могут применяться судами.
2. Прекратить производство по проверке конституционности пункта 4 части первой статьи 232 и части второй статьи 256 УПК РСФСР в части положений, предусматривающих полномочие суда по собственной инициативе возвращать дело для дополнительного расследования при на­личии оснований для привлечения к уголовной ответственности других лиц, материалы в отношении которых невозможно выделить в отдельное производство, поскольку эти положения являются аналогичными ранее признанным не соответствующими Конституции Российской Федерации в постановлении Конституционного Суда Российской Федерации, сохра­няющем свою силу.
3. В соответствии с частью второй статьи 100 Федерального консти­туционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» дело гражданки И.П. Смирновой во всяком случае подлежит пересмотру компетентным органом в обычном порядке.
4. Настоящее Постановление является окончательным, не подлежит обжалованию, вступает в силу немедленно после его провозглашения, действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами.
5. Согласно статье 78 Федерального конституционного закона «О Кон­ституционном Суде Российской Федерации» настоящее Постановление подлежит незамедлительному опубликованию в «Собрании законодатель­ства Российской Федерации» и в «Российской газете». Постановление должно быть опубликовано также в «Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации».

11. ПОСТАНОВЛЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РФ от 20 апреля 1999 г. № 7-П «ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ ПОЛОЖЕНИЙ ПУНКТОВ 1 И 3 ЧАСТИ ПЕРВОЙ СТАТЬИ 232, ЧАСТИ ЧЕТВЕРТОЙ СТАТЬИ 248 И ЧАСТИ ПЕРВОЙ СТАТЬИ 258 УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РСФСР В СВЯЗИ С ЗАПРОСАМИ ИРКУТСКОГО РАЙОННОГО СУДА ИРКУТСКОЙ ОБЛАСТИ И СОВЕТСКОГО РАЙОННОГО СУДА ГОРОДА НИЖНИЙ НОВГОРОД» (извлечение)

Поводом к рассмотрению дела явились запрос Иркутского районного суда Иркутской области о проверке конституционности статей 232 и 258 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР и запрос Советского районного суда города Нижний Новгород о проверке конституционности части чет­вертой статьи 248 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР.
Заслушав сообщение судьи-докладчика Т.Г. Морщаковой, объяснения сторон, выступления приглашенных в заседание представителей: от Верховного Суда Российской Федерации - В.П. Верина, от Генеральной прокуратуры Российской Федерации - А.А. Белкина, от Министерства внутренних дел Российской Федерации - Е.А. Тимлева, от Уполномочен­ного по правам человека в Российской Федерации - О.Н. Дорониной, изучив представленные документы и иные материалы, в том числе экспертные заключения докторов юридических наук Б.Т. Безлепкина и А.Э. Жалинского. Конституционный Суд Российской Федерации установил:
1. Иркутский районный суд Иркутской области, рассматривая в судеб­ном заседании под председательством судьи П.С. Брянского уголовное дело по обвинению С.А. Терентьева и М.А. Шевцова, выявил, что предва­рительное следствие по делу проведено неполно и в содержание предъяв­ленного подсудимым обвинения не включены указания на ряд тяжких последствий. В связи с этим суд, руководствуясь статьями 258 и 232 УПК РСФСР, вынес определение о направлении дела для производства допол­нительного расследования.
Согласно части первой статьи 232 УПК РСФСР судья в стадии назна­чения судебного заседания возвращает дело для дополнительного расследо­вания в случаях: 1) неполноты произведенного дознания или предваритель­ного следствия; 2) существенного нарушения уголовно-процессуального закона органами дознания или предварительного следствия; 3) наличия оснований для предъявления обвиняемому другого обвинения либо для изменения обвинения на более тяжкое или существенно отличающееся по фактическим обстоятельствам от обвинения, содержащегося в обвини­тельном заключении; 4) наличия оснований для привлечения к уголовной ответственности по данному делу других лиц; 5) неправильного соединения или разъединения дела. В решении о направлении дела для дополнитель­ного расследования указываются его основания, обстоятельства, которые дополнительно должны быть выяснены, а также определяется мера пресе­чения в отношении обвиняемого (части вторая и третья статьи 232 УПК РСФСР).
Такое же решение суд выносит, если указанные в статье 232 УПК РСФСР обстоятельства будут им установлены во время судебного разби­рательства уголовного дела (часть первая статьи 258 УПК РСФСР).
Полагая, что предписания указанных норм уголовно-процессуального закона, обязывающие суд направить дело для дополнительного расследо­вания, не соответствуют статьям 10, 49, 50, 118 и 123 Конституции Российской Федерации, Иркутский районный суд Иркутской области об­ратился в Конституционный Суд Российской Федерации с запросом о при­знании их неконституционности.
Между тем согласно статье 102 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» предметом проверки в Конституционном Суде Российской Федерации по запросу суда может быть лишь закон, примененный или подлежащий применению в конкретном деле. Иркутским районным судом Иркутской области были применены в конкретном уголовном деле лишь часть первая статьи 258 и пункты 1 и 3 части первой статьи 232 УПК РСФСР, и, следовательно, только эти нормы и могут являться предметом рассмотрения по данному запросу.
В запросе Советского районного суда города Нижний Новгород оспа­ривается конституционность части четвертой статьи 248 УПК РСФСР. Как следует из запроса, в ходе рассмотрения судом уголовного дела по об­винению Л.Ф. Мухиной и А.П. Праприной государственный обвинитель отказался от поддержания обвинения и ходатайствовал в связи с этим о возвращении дела для дополнительного расследования. Учитывая ходатай­ство, поддержанное подсудимыми и их защитниками, суд вынес определение о направлении дела для производства дополнительного расследования. Данное определение было отменено Нижегородским областным судом в кассационном порядке по протесту прокурора города Нижний Новгород, а дело возвращено в тот же суд для рассмотрения по существу. При этом было указано, что районный суд должен был, несмотря на отказ государ­ственного обвинителя от поддержания обвинения, продолжить разбира­тельство дела и на общих основаниях разрешить вопрос о виновности или невиновности подсудимых, что прямо предусмотрено частью четвертой статьи 248 УПК РСФСР.
Однако Советский районный суд, рассматривая под председательством судьи Л.П. Доброгорской вновь поступившее уголовное дело, пришел к выводу, что положение части четвертой статьи 248 УПК РСФСР не согласуется с закрепленным в статье 123 (часть 3) Конституции Россий­ской Федерации принципом состязательности и равноправия сторон, и обратился с запросом в Конституционный Суд Российской Федерации.
Учитывая, что оба запроса касаются одного и того же предмета, а именно положений Уголовно-процессуального кодекса РСФСР, предпола­гающих осуществление судом полномочий, направленных на восполнение недостатков предварительного расследования и обоснование обвинения, Конституционный Суд Российской Федерации в соответствии со статьей 48 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» соединил дела по этим запросам в одном производстве.
2. Суд осуществляет судебную власть посредством конституционного» гражданского, административного и уголовного судопроизводства (ста­тья 118 Конституции Российской Федерации), которое согласно статье 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации основывается на принципе состязательности и равноправия сторон. Этот принцип в уголовном судопроизводстве означает прежде всего строгое разграничение судебной функции разрешения дела и функции обвинения, которые, таким образом, осуществляются разными субъектами.
Разрешая дело, суд на основе исследованных в судебном заседании доказательств формулирует выводы об установленных фактах, о подле­жащих применению в данном деле нормах права и, соответственно, об осуждении или оправдании лиц, в отношении которых велось уголовное преследование. При этом состязательность в уголовном судопроизводстве во всяком случае предполагает, что возбуждение уголовного преследования, формулирование обвинения и его поддержание перед судом обеспечивается указанными в законе органами и должностными лицами, а также потерпев­шими. Возложение же на суд обязанности в той или иной форме подменять деятельность этих органов и лиц по осуществлению функции обвинения не согласуется с предписанием статьи 123 (часть 3) Конституции Рос­сийской Федерации и препятствует независимому и беспристрастному осуществлению правосудия судом, как того требуют статья 120 (часть 1) Конституции Российской Федерации, а также нормы ратифицированных Российской Федерацией международных договоров (статья 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и статья 14 Международного пакта о гражданских и политических правах).
3. Рассматриваемыми положениями статей 232 и 258 УПК РСФСР предусмотрено направление судом, в том числе по собственной инициативе, уголовного дела для производства дополнительного расследования в слу­чае неполноты произведенного дознания или предварительного следствия, а также при наличии оснований для предъявления другого обвинения либо для изменения обвинения на более тяжкое или существенно отлича­ющееся по фактическим обстоятельствам от обвинения, содержащегося в обвинительном заключении. Таким образом, суд сам инициирует продол­жение следственной деятельности по обоснованию обвинения, по сути, выполняет не свойственную ему обвинительную функцию. Возвращение дела для дополнительного расследования в связи с указанными основа­ниями при отсутствии соответствующих ходатайств сторон, т.е. если ни обвинение, ни защита не настаивают на этом, может отражать только интересы обвинения, так как тем самым обеспечивается восполнение недостатков именно обвинительной деятельности в ситуации, когда ни прокурором, ни потерпевшим, сомнения в доказанности обвинения не устраняются. С точки зрения интересов защиты возвращение дела для производства дополнительного расследования в таких случаях не является необходимым, поскольку при полной или частичной недоказанности, а также сомнительности обвинения защита вправе рассчитывать на вынесе­ние судом оправдательного приговора либо, соответственно, на признание подсудимого виновным в менее тяжком преступлении, чем ему вменяли органы расследования. Такая позиция защиты является допустимой формой отстаивания интересов подсудимого, ибо суд в этих случаях обязан следо­вать принципу презумпции невиновности, закрепленному в статье 49 Конституции Российской Федерации.
Согласно названному конституционному принципу каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и Установлена вступившим в законную силу приговором суда. Из этого принципа в совокупности с принципом состязательности (статья 123, часть 3, Конституции Российской Федерации) следует, что суд вправе устанавливать виновность лица лишь при условии, если доказывают ее органы и лица, осуществляющие уголовное преследование. Поскольку, по смыслу статей 118 и 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации, суд, рассматривая уголовные дела, осуществляет исключительно функцию отправления правосудия и не должен подменять органы и лиц, формирую­щих и обосновывающих обвинение, то не устраняемые ими сомнения в виновности обвиняемого, в силу статьи 49 (часть 3) Конституции Российской Федерации, толкуются в пользу последнего. Таким образом, если органы уголовного преследования не смогли доказать виновность обвиняемого в полном объеме и, тем более, если, прокурор и потерпевший отказались от поддержания обвинения в суде (полностью или частично), то это должно приводить - в системе действующих уголовно-процессуальных норм при их конституционном истолковании - к постановлению в отношении обви­няемого соответственно оправдательного приговора или обвинительного приговора, констатирующего виновность обвиняемого в менее тяжком преступном деянии. Вместе с тем законодатель вправе предусмотреть и иные процессуальные последствия, также исключающие продолжение производства по уголовному делу при отказе прокурора (и потерпевшего) от обвинения, в частности прекращение дела, как это установлено для судебной процедуры с участием присяжных заседателей.
4. Вопреки изложенным требованиям Конституции Российской Феде­рации в части четвертой статьи 248 УПК РСФСР установлено правило, согласно которому отказ прокурора от обвинения не освобождает суд от обязанности продолжить разбирательство дела и разрешить на общих основаниях вопрос о виновности или невиновности подсудимого. В резуль­тате функция поддержания обвинения переходит фактически к самому суду, и он должен обеспечивать выявление и исследование обосновывающих данное обвинение доказательств.
Между тем, как указано в постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 28 ноября 1996 года по делу о проверке консти­туционности статьи 418 УПК РСФСР, в состязательном процессе суд, напротив, обязан обеспечивать справедливое и беспристрастное разреше­ние дела, предоставляя сторонам равные возможности для отстаивания своих позиций, и не может принимать на себя дополнительно выполнение процессуальной функции стороны, представляющей обвинение, так как это нарушает конституционный принцип состязательности и приводит к тому, что сторона, осуществляющая защиту, оказывается в худшем поло­жении. Сформулированная в данном постановлении Конституционного Суда Российской Федерации правовая позиция в полной мере применима к ситуациям, порождаемым нормой части четвертой статьи 248 УПК РСФСР, когда суд должен продолжать рассмотрение обвинения, предъявлен­ного органами расследования, даже при отказе прокурора от его поддер­жания. Более того, по смыслу указанной нормы, суд вправе в этих случаях вынести по делу и обвинительный приговор, а также по собственной ини­циативе направить дело для дополнительного расследования, что противо­речит статьям 49 и 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации.
5. В соответствии с частью второй статьи 74 Федерального консти­туционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» Конституционный Суд Российской Федерации оценивает конституцион­ность нормативного положения, исходя из его места в системе нормативных актов и учитывая как его буквальный смысл, так и смысл, придаваемый ему актами толкования или сложившейся правоприменительной практикой.
Исходя из рассматриваемых положений статей 232 и 258, а также статьи 248 в их взаимосвязи с другими нормами УПК РСФСР, в том числе предусматривающими в качестве основания к отмене приговора выше­стоящим судом односторонность и неполноту предварительного расследо­вания, которая не может быть восполнена в судебном заседании (статьи 342, 343 УПК РСФСР), возвращение дела судом первой инстанции для дополнительного расследования является обязанностью суда. Ее невыпол­нение при наличии указанной неполноты расследования влечет отмену не только обвинительных, но и оправдательных судебных приговоров. Тем самым на суд, по существу, возлагается ответственность и за обеспечение качества расследования, в частности за обоснование обвинения.
Такое толкование правомочий суда по возвращению дела для дополни­тельного расследования - в точном соответствии с буквальном смыслом статей 232 и 258 УПК РСФСР и их местом в системе уголовно-процессуального регулирования - дано в постановлении № 2 Пленума Верховного Суда РСФСР от 17 апреля 1984 года (в редакции от 21 декабря 1993 года) «О некоторых вопросах, связанных с применением судами уголовно-процессуальных норм, регулирующих возвращение дел для дополнитель­ного расследования». В нем указывается, что в случае неполноты произве­денного дознания или предварительного следствия, которая не может быть восполнена в судебном заседании, либо наличия других оснований, преду­смотренных статьей 232 УПК РСФСР, судам «надлежит возвращать дела для дополнительного расследования», и при этом констатируется, что во многих случаях отмену приговоров влечет несоблюдение судами именно данного требования.
Более того, принимая решение о направлении уголовного дела для дополнительного расследования, суд, в соответствии с частью второй статьи 232 УПК РСФСР должен указать, по какому основанию возвраща­ется дело и какие обстоятельства необходимо выяснить дополнительно. Выполняя эти требования закона, суд тем самым определяет задачи стороны Обвинения, предписывая органам уголовного преследования (аналогично тому, как это делает прокурор в соответствии со статьями 211-214 УПК РСФСР), в каком направлении следует осуществлять формирование и обоснование обвинения.
При этом в соответствии с положениями статей 232 и 258 УПК РСФСР обязанность суда направить дело для дополнительного расследо­вания никак не связывается с позицией стороны, осуществляющей обви­нение, не обусловливается ее ходатайствами. Напротив, закон исходит из того, что такое решение суд может принимать по собственной инициати­ве. В частности, статьей 232 УПК РСФСР предусмотрено направление дела для дополнительного расследования в стадии назначения судебного разбирательства на основании постановления судьи, выносимого без проведения заседания с участием сторон, что явно противоречит консти­туционному принципу состязательности.
Вместе с тем даже при наличии ходатайства стороны обвинения о дополнении предварительного расследования в целях дальнейшего дока­зывания предъявленного обвинения или расширения его объема суд не обязан следовать этому ходатайству во всяком случае и возвращать дело для производства дополнительного расследования: он вправе вынести приговор, основываясь в том числе на конституционном требовании о тол­ковании неустранимых сомнений в пользу обвиняемого (статья 49, часть 3, Конституции Российской Федерации).
6. Положения статей 232 и 258 УПК РСФСР, предусматривающие направление судом находящегося в его производстве уголовного дела для дополнительного расследования ввиду его неполноты, противоречат также статьям 46 (часть 1) и 52 Конституции Российской Федерации, поскольку создают возможность отказа гражданину в эффективном вос­становлении его прав судом, не обеспечивая ни обвиняемым в совершении преступлений, ни потерпевшим от преступных действий доступ к правосудию в разумный срок. Более того, рассмотрение дела судом вообще может не состояться, поскольку действующее уголовно-процессуальное регулирование допускает прекращение уголовных дел в ходе дополни­тельного расследования. В названном выше постановлении Пленума Верховного Суда РСФСР указывается, что «отдельные суды вместо выне­сения обвинительных приговоров ... или оправдания ... необоснованно возвращают дела на дополнительное расследование, что порождает волокиту и нарушает права граждан». Причем предупреждение и устранение указанных последствий затруднено, поскольку действующая система про­цессуальных норм не обязывает суд при решении вопроса о возвращении уголовного дела для дополнительного расследования выяснять позиции сторон и не предусматривает кассационное обжалование соответствую­щих решений заинтересованными лицами.
Таким образом, пункты 1 и 3 части первой статьи 232 и часть первая; статьи 258 УПК РСФСР не исключает их произвольного применения, связанного как с отказом от вынесения оправдательного приговора, т.е. от публичной реабилитации незаконно привлеченных к уголовной ответствен­ности, так и с непредоставлением своевременной защиты потерпевшим, поскольку возвращение дела органам расследования может безосновательно отдалять для потерпевших перспективу судебного определения их прав.
Кроме того, если в ходе дополнительного расследования дело прекра­щается, то невиновное лицо, в отношении которого велось уголовное преследование, а также потерпевший вообще лишаются возможности/ получить защиту в суде от незаконных действий органов расследования, поскольку такие действия подлежат проверке судом, как правило, лишь в процессе судебного разбирательства по делу после окончания расследования.
Решение о производстве дополнительного расследования позволяет также осуществляющим его органам добиваться существенного дополнительного продления сроков следствия и сроков применения процессуальных мер принудительного характера, в том числе содержания обвиняемых под стражей. Более того, при исчислении установленных законом предельных сроков содержания под стражей не учитывается время, прошедшее с момента направления дела в суд до возвращения его прокурору для про­изводства дополнительного расследования. Продление же предельных сроков ареста в связи с возвращением дела для дополнительного рассле­дования, явившимся результатом низкого качества ранее проведенного дознания или предварительного следствия, не исключено и в тех случаях, когда восполнить его пробелы объективно невозможно и производство по делу органами расследования прекращается. При таких обстоятельствах продление предельных сроков ареста, обусловленное возвращением дела для дополнительного расследования, несоразмерно социально оправданным целям этой меры пресечения и нарушает право обвиняемого на судебное разбирательство в разумные сроки или на своевременное освобождение от преследования, т.е. не согласуется со статьями 46 и 55 (части 2 и 3) Кон­ституции Российской Федерации, а также со статьей 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Соответствующая правовая позиция сформулирована в постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 13 июня 1996 года по делу о проверке конституционности части пятой статьи 97 УПК РСФСР и в определении Конституционного Суда Российской Федерации от 10 декабря 1998 года о прекращении производства по делу о проверке конституционности частей четвертой, пятой и шестой статьи 97 УПК РСФСР.
7. Рассматриваемые положения статей 232, 248 и 258 УПК РСФСР не согласуются и со статьями статей 10 и 118 Конституции Российской Федерации, предусматривающими осуществление государственной власти на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную, а также обусловливающими недопустимость возложения на судебную власть каких бы то ни было функций, несовместимых с ее исключитель­ными прерогативами по осуществлению правосудия. В силу этих принци­пов суд рассматривает дела на основании поступающих к нему обращений (в уголовном процессе таким обращением является обвинительное заклю­чение, переданное органами уголовного преследования вместе с уголов­ным делом, или жалоба потерпевшего. Указанные нормы наделяют суд при рассмотрении дела правом по собственной инициативе содействовать формированию и обоснованию обвинения, и в результате он фактически начинает решать задачи, ответственность за выполнение которых, согласно действующему правовому регулированию, возложена на органы уголовного преследования, в частности входящие в систему исполнительной власти. Между тем от суда нельзя требовать осуществления функций, несовмести­мых с его независимым статусом.
Исходя из изложенного и руководствуясь частями первой и второй статьи 71, статьями 72, 74, 75, 104 и частью первой статьи 100 Феде­рального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации постановил:
1. Положения пунктов 1 и 3 части первой статьи 232 и части первой статьи 258 УПК РСФСР, как возлагающие на суд обязанность по собст­венной инициативе возвращать уголовное дело прокурору в случае не восполнимой в судебном заседании неполноты расследования, а также при наличии оснований для предъявления обвиняемому другого обвинения либо для изменения обвинения на более тяжкое или существенно отлича­ющееся по фактическим обстоятельствам от обвинения, содержащегося в обвинительном заключении, признать не соответствующими Конституции Российской Федерации, ее статьям 49 и 123 (часть 3), а также статьям 46 (часть 1) и 52.
1. Часть четвертую статьи 248 УПК РСФСР, как допускающую при отказе прокурора от обвинения осуществление судом не свойственной ему обязанности по обоснованию предъявленного органами расследования обвинения, признать не соответствующей Конституции Российской Федерации, ее статьям 49 и 123 (часть 3).
3. Настоящее Постановление окончательно, не подлежит обжалованию, вступает в силу немедленно после его провозглашения, действует непо­средственно и не требует подтверждения другими органами и должност­ными лицами.
4. Согласно статье 78 Федерального конституционного закона «О Кон­ституционном Суде Российской. Федерации» настоящее Постановление подлежит незамедлительному опубликованию в «Собрании законодатель­ства Российской Федерации» и «Российской газете». Постановление должно быть опубликовано также в «Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации».

12. ПОСТАНОВЛЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РФ от 23 марта 1999 г. № 5-П
«ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ ПОЛОЖЕНИЙ СТАТЬИ 133, ЧАСТИ ПЕРВОЙ СТАТЬИ 218 И СТАТЬИ 220 УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РСФСР В СВЯЗИ С ЖАЛОБАМИ ГРАЖДАН В.К. БОРИСОВА, Б.А. КЕХМАНА, В.И. МОНАСТЫРЕЦКОГО, Д.И. ФУФЛЫГИНА И ОБЩЕСТВА С ОГРАНИЧЕННОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ «МОНОКОМ» (извлечение)

Поводом к рассмотрению дела явились жалобы граждан В.К. Борисова, Б.А. Кехмана, В.И. Монастырецкого, Д.И. Фуфлыгина и общества с оград ничейной ответственностью «Моноком» на нарушение конституционного права на судебную защиту статьями 133, 218, 219 и 220 УПК РСФСР.
Заслушав сообщение судьи-докладчика Н.В. Селезнева, объяснения сторон и их представителей, а также выступления приглашенных в заседание представителей: от Верховного Суда Российской Федерации - В.В. Дорошкова, от Генеральной прокуратуры Российской Федерации - А.А. Белкина, от Федеральной службы безопасности Российской Федерации - Л.Н. Башкатова, от Министерства внутренних дел Российской Федерации - Е.А. Тимлева, исследовав представленные документы и иные материалы, Конституционный Суд Российской Федерации установил:
1. В жалобах граждан В.К. Борисова, Б.А. Кехмана, В.И. Монастырец­кого и Д.И. Фуфлыгина, а также общества с ограниченной ответственностью «Моноком», обратившихся в Конституционный Суд Российской Федерации, оспаривается конституционность статей 218, 219 и 220 УПК РСФСР, регламентирующих порядок обжалования действий и решений органа дознания, следователя и прокурора.
На основании этих норм суды общей юрисдикции отказали заявителям в принятии к рассмотрению их жалоб на имевшие место в рамках предва­рительного расследования по конкретным уголовным делам решения и действия (бездействие) следователей и прокуроров: постановление о воз­буждении уголовного дела в отношении В.К. Борисова; бездействие районной прокуратуры, приведшее к необоснованному приостановлению производства и продлению срока расследования по уголовному делу по факту уничтожения личного имущества (жилого дома), принадлежавшего Б.А. Кехману; решения следователя и прокурора о продлении срока пред­варительного расследования по делу В.И. Монастырецкого; производство в квартире Д.И. Фуфлыгина обыска, сопровождавшегося изъятием матери­альных ценностей, которые впоследствии были утеряны; постановление следователя о наложении ареста на денежные средства общества с ограни­ченной ответственностью «Моноком», находившиеся на его расчетном счете в коммерческом банке. Отказывая в рассмотрении жалоб, суды исхо­дили из того, что в силу статей 218, 219 и 220 УПК РСФСР разрешение поставленных в них вопросов относится к компетенции соответствующих прокуроров, а не судов общей юрисдикции.
По мнению заявителей, указанные положения уголовно-процессуального закона не соответствуют Конституции Российской Федерации, ее статьям 17{часть I), 18, 46 (части 1 и 2), 52 и 55. Между тем содержание жалоб свидетельствует о том, что фактически заявителями оспариваются не все положения статей 218, 219 и 220 УПК РСФСР, а лишь те из них, которые предусматривают обжалование действий органа дознания и сле­дователя прокурору (часть первая статьи 218), а действий и решений прокурора вышестоящему прокурору (статья 220). При этом все заявители, не возражая против самого по себе полномочия прокурора рассматривать такие жалобы, утверждают, что оспариваемые нормы, по смыслу, прида­ваемому им правоприменительной практикой, исключают для заинтересо­ванных лиц возможность обжалования процессуальных действий органов расследования в суд. Именно отказ в праве на судебное обжалование таких действий и составляет предмет рассмотрения по данному делу, что позво­лило Конституционному Суду Российской Федерации, руководствуясь статьей 48 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», соединить обращения заявителей в одном производстве.
Кроме того, предметом рассмотрения Конституционного Суда Россий­ской Федерации по данному делу является предусмотренный статьей 133 УПК РСФСР порядок продления срока предварительного расследования, оспариваемый гражданином В.И. Монастырецким, которому суд общей юрисдикции отказал в рассмотрении жалобы на продление срока следствия по его делу.
2. Согласно статье 46 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод и обеспечивается право обжаловать в суд решения и действия (бездействие) органов государствен­ной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц. Это право, как отмечал Конституционный Суд Россий­ской Федерации в ряде своих постановлений (от 3 мая 1995 года по делу о проверке конституционности статей 220(1) и 220(2) УПК РСФСР, от 2 июля 1998 года по делу о проверке конституционности отдельных поло­жений статей 331 и 464 УПК РСФСР и др.), вытекает также из закреплен­ного в статье 21 Конституции Российской Федерации принципа охраны достоинства личности, предполагающего, в частности, обязанность государства обеспечивать каждому возможность отстаивать свои права в споре с любыми органами и должностными лицами, в том числе осуществляю­щими предварительное расследование по уголовным делам.
В соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом РСФСР возбуж­дение уголовного дела и предварительное расследование являются досудебными стадиями производства по уголовному делу, основное назначение которых состоит в обеспечении условий эффективного осуществления правосудия по уголовным делам. После передачи материалов уголовного дела с обвинительным заключением в суд именно этот орган, разрешая дело на основе полного и всестороннего исследования в судебном заседа­нии всех его обстоятельств, осуществляет проверку процессуальных актов и других материалов досудебного производства. При этом судом проверя­ются, в том числе по жалобам и заявлениям заинтересованных лиц, также действия и решения органов расследования, которые связаны с ограниче­ниями прав и свобод граждан.
Осуществление судебного контроля уже после завершения стадий предварительного расследования само по себе не может расцениваться как нарушение права на судебную защиту, так как гарантирующая его статья 46 (часть 2) Конституции Российской Федерации, не определяя конкретные процедуры реализации этого права, не исключает возможность судебной проверки жалоб на действия и решения органов предварительного расследования и после передачи уголовного дела в суд.
Однако, если соответствующие действия и решения органов расследования не только затрагивают собственно уголовно-процессуальные отношения, но и порождают последствия, выходящие за их рамки, существенна ограничивая при этом конституционные права и свободы личности, отло­жение проверки законности и обоснованности таких действий до стадии судебного разбирательства может причинить ущерб, восполнение которого в дальнейшем окажется неосуществимым. В этих случаях контроль за действиями и решениями органов предварительного расследования со стороны суда имеющий место лишь при рассмотрении им уголовного дела, т.е. на следующем этапе производства, не является эффективней средством восстановления нарушенных прав, и поэтому заинтересованным лицам должна быть обеспечена возможность незамедлительного обраще­ния в ходе расследования с жалобой в суд. Аналогичная правовая позиция (применительно к проверке решений, принимаемых судом первой инстан­ции до вынесения приговора) сформулирована Конституционным Судом Российской Федерации в постановлении от 2 июля 1998 года по делу о проверке конституционности отдельных положений статей 331 и 464 УПК РСФСР.
Вместе с тем суд при проверке в период предварительного расследова­ния тех или иных процессуальных актов не должен предрешать вопросы, которые впоследствии могут стать предметом судебного разбирательства по уголовному делу. Иное противоречило бы конституционному принципу независимости суда (статья 120 Конституции Российской Федерации), гарантирующему в условиях состязательного процесса объективное и беспристрастное осуществление правосудия по уголовным делам.
3. Согласно действующему уголовно-процессуальному законодательству на досудебных стадиях производства по уголовному делу обжалование в суд допускается лишь в отношении отказа в возбуждении уголовного дела, прекращения производства по нему, а также ареста обвиняемого (подозре­ваемого). Заявления же лиц, чьи конституционные права затрагиваются другими решениями и действиями органов расследования, в силу статей 218 и 220 УПК РСФСР на этих стадиях не принимаются судами к рассмотре­нию, даже если нарушенные права не могут быть впоследствии восстановлены в процессе судебного разбирательства. Кроме того, в ряде случаев за­интересованные в судебном обжаловании лица не являются участниками судебного разбирательства по уголовному делу и потому после окончания расследования и передачи дела в суд с обвинительным заключением не имеют возможности отстаивать свои интересы перед судом. Так, в частно­сти, не могло быть реализовано право на судебную защиту заявителями по данному делу - гражданином Д.И. Фуфлыгиным, в жилище которого был произведен обыск, сопровождавшийся изъятием материальных ценностей, и обществом с ограниченой ответственностью «Моноком», на денежные средства которого, находившиеся на расчетном счете в коммерческом банке, в связи с производством по уголовному делу был наложен арест. В результате такие конституционные права заявителей, как право свободно владеть, пользоваться и распоряжаться своим имуществом (статья 35, часть 2), а также право на неприкосновенность жилища (статья 25), фактически остались без судебной защиты.
Правовое регулирование, приводящее к подобным последствиям, не согласуется с предписаниями Конвенции о защите прав человека и основ­ных свобод 1950 года (ратифицирована Российской Федерацией 30 марта 1998 года), по смыслу статьи 6 в которой право на судебную защиту, предполагающее обеспечение каждому при определении его гражданских прав и обязанностей доступа к правосудию в разумный срок, должно служить гарантией от чрезмерного, не обусловленного конституционно оправдан­ными целями ограничения прав и свобод граждан, в частности, на досудебных стадиях производства по уголовному делу.
Таким образом, непредоставление заинтересованным лицам права на судебное обжалование действий и решений органов предварительного расследования, связанных с ограничением неприкосновенности их жилища и с лишением их возможности распоряжаться своей собственностью, про­тиворечит статье 46 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации и сужает конституционные гарантии прав, предусмотренных статьями 25 и 35 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации.
Вместе с тем предоставление безотлагательной судебной защиты лицам, чьи права и законные интересы нарушаются действиями и решениями органов дознания и предварительного следствия, не предполагает - в том числе по смыслу действующего процессуального закона и с учетом требо­вания о судебном разбирательстве деда в разумный срок без неоправдан­ной задержки - обязательного прекращения обжалуемого действия или приостановления исполнения обжалуемого решения до рассмотрения судом соответствующей жалобы.
4. Конституционное право на судебную защиту не было обеспечено и в ходе производства по делам обратившихся в Конституционный Суд Российской Федерации граждан Б.А. Кехмана и В.И. Монастырецкого: на основании статей 218 и 220 УПК РСФСР им было отказано в праве на судебное обжалование фактического бездействия органов расследования, повлекшего приостановление производства по делу и продление срока предварительного расследования.
Такого рода процессуальные действия и решения отдаляют перспекти­ву судебного разрешения дела, приводят к сохранению неопределенности в правовом статусе участников процесса, продлевают применение в отно­шении граждан ограничительных мер, включая меры пресечения и отст­ранение от занимаемой должности, как это имело место в отношении В.И. Монастырецкого. Кроме того, незаконное и необоснованное продле­ние сроков предварительного расследования, а тем более приостановление производства по делу могут стать причиной утраты доказательств по делу и тем самым привести к невозможности восстановления нарушенных прав и законных интересов участников процесса, к нарушению гарантируемого статьей 52 Конституции Российской Федерации права потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью на доступ к правосудию и компенсацию причиненного вреда.
5. Оспариваемая В.И. Монастырецким статья 133 УПК РСФСР, регламентирующая продление срока предварительного следствия, по её буквальному смыслу, не допускает произвольного и неограниченного продления этого срока, поскольку предусматривает увеличение срока следствия сверх шести месяцев лишь по решению Генерального прокурора Российской Федерации или его заместителя и только в исключительных случаях. При этом применение данной нормы в соответствии с ее консти­туционным смыслом обеспечивается вытекающей из статьи 15 (части 1 и 4) Конституции Российской Федерации обязанностью органов, осуществ­ляющих предварительное расследование, и судов следовать конституци­онным предписаниям, гарантирующим гражданам доступ к правосудию и судебную защиту (статьи 52 и 46), учитывая также положения междуна­родно-правовых актов, закрепляющих право каждого на рассмотрение его дела судом в разумные сроки и без неоправданной задержки (пункт 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод; подпункт «с» пункта 3 статьи 14 Международного пакта о гражданских и полити­ческих правах).
Исходя из этого суды общей юрисдикции обязаны проверять по жалобам заинтересованных лиц законность и обоснованность продления сроков расследования, что согласно правовой позиции, выраженной Конституци­онным Судом Российской Федерации в постановлении от 13 июня 1996 года по делу о проверке конституционности части пятой статьи 97 УПК РСФСР и в определении от 25 декабря 1998 года по делу о проверке кон­ституционности частей четвертой, пятой и шестой статьи 97 УПК РСФСР, предполагает установление как юридических, так и фактических оснований, обусловливающих принятие процессуальных решений, связанных с огра­ничением прав и свобод граждан. При этом должны учитываться также сформулированные в пунктах 3-6 мотивировочной части настоящего Постановления положения о гарантиях безотлагательной судебной защиты для лиц, чьи права и законные интересы нарушаются действиями и реше­ниями органов расследования, в том числе связанными с продлением срока предварительного расследования.
6. В жалобе В.К. Борисова утверждается, что положения статьи 218 УПК РСФСР нарушают его конституционные права, поскольку исключают возможность оспорить в суде постановление о возбуждении уголовного дела, с вынесением которого заявитель связывает нарушение своих прав на свободу и неприкосновенность личности, жилища и частной жизни необоснованным применением к нему в ходе предварительного расследования содержания под стражей, а также проведением обысков по месту его жительства и работы.
Из жалобы и исследованных в заседании Конституционного Суда Российской Федерации материалов, однако, не вытекает, что к указанным заявителем ограничениям прав привело само по себе возбуждение уголов­ного дела. Напротив, данные ограничения были связаны именно с после­дующими процессуальными действиями, в частности с арестом и обыском, которые как таковые в соответствии с действующим уголовно-процессуальным законодательством и настоящим Постановлением могут быть обжа­лованы в судебном порядке.
С учетом этого жалоба В.К. Борисова на нарушение его конституцион­ных прав и свобод статьей 218 УПК РСФСР, как исключающей судебное обжалование постановления о возбуждении уголовного дела, не является допустимой в соответствии с требованиями статей 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации».
Исходя из изложенного и руководствуясь частями первой и второй статьи 71, статьями 72, 74, 75 и 86, а также статьей 68 и пунктом 2 части первой статьи 43 Федерального конституционного закона «О Конститу­ционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Россий­ской Федерации постановил:
1. Признать не соответствующими Конституции Российской Федера­ции, ее статьям 46 (части 1 и 2) и 52, положения части первой статьи 218 и статьи 220 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР постольку, поскольку они, по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, исключают в ходе предварительного расследования для заин­тересованных лиц, конституционные права которых нарушены, возмож­ность судебного обжалования действий и решений органа дознания, сле­дователя или прокурора, связанных с производством обыска, наложением ареста на имущество, приостановлением производства по уголовному делу и продлением срока предварительного расследования.
2. Признать статью 133 УПК РСФСР не противоречащей Конституции Российской Федерации, поскольку ее положения сами по себе не предпо­лагают произвольного и неограниченного продления срока предваритель­ного расследования. Соответствующее конституционное истолкование данной нормы, по смыслу статей 46 и 52 Конституции Российской Феде­рации и согласно пункту 1 резолютивной части настоящего Постановления, во всяком случае должно обеспечиваться судами путем проверки по жалобам граждан законности и обоснованности постановлений о продлении срока предварительного расследования.
3. Прекратить производство по жалобе гражданина В.К. Борисова, как не являющейся допустимой в соответствии с требованиями Федераль­ного конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации».
4. Гражданам Б.А. Кехману, В.И. Монастырецкому, Д.И. Фуфлыгину и обществу с ограниченной ответственностью «Моноком» в соответствии с частью второй статьи 100 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» должно быть обеспечено судебное обжалование решений и действий органов предварительного расследования, указанных в пункте 1 резолютивной части настоящего Постановления, с соблюдением правил той процессуальной стадии, в которой находится производство по соответствующему делу.
5. Настоящее Постановление окончательно, не подлежит обжалованию, вступает в силу немедленно после провозглашения и действует непосред­ственно.
6.Согласно статье 78 Федерального конституционного закона «О Кон­ституционном Суде Российской Федерации» настоящее Постановление подлежит незамедлительному опубликованию в «Собрании законодатель­ства Российской Федерации» и «Российской газете». Постановление должно быть также опубликовано в «Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации».

13. ПОСТАНОВЛЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РФ от 6 июля 1998 г. № 20-П
«ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ ЧАСТИ ПЯТОЙ СТАТЬИ 325 УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РСФСР В СВЯЗИ С ЖАЛОБОЙ ГРАЖДАНИНА В.В. ШАГЛИЯ» (извлечение)

Поводом к рассмотрению дела явилась жалоба гражданина В.В. Шаглия на нарушение его конституционных прав и свобод положением части пятой статьи 325 УПК РСФСР, лишающим осужденного права обжаловать в кассационном порядке вынесенный в отношении него приговор Верховного Суда Российской Федерации.
Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопреде­ленность в вопросе о том, соответствует ли Конституции Российской федерации оспариваемое положение.
Заслушав сообщение судьи-докладчика Н.Т. Ведерникова, объяснения представителя стороны, заключение эксперта - доктора юридических наук В.М; Савицкого, выступление приглашенного в заседание заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации В.П. Верина, исследовав представленные документы и иные материалы. Конституцион­ный Суд Российской Федерации установил:
1. Гражданин В.В. Шаглий был привлечен к уголовной ответственнос­ти и предан суду по обвинению в совершении умышленного убийства при отягчающих обстоятельствах и кражи. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР на основании статьи 38 УПК РСФСР, предоставляющей Верховному Суду Российской Федерации право прини­мать к своему производству дела особой сложности или особого обществен­ного значения, рассмотрела данное дело и 23 сентября 1986 года пригово­рила В.В. Шаглия к 15 годам лишения свободы.
Согласно части пятой статьи 325 УПК РСФСР приговоры Верховного Суда Российской Федерации не подлежат обжалованию и опротестованию в кассационном порядке. В силу этой нормы В.В. Шаглий, не признавав­ший свою вину в инкриминируемых ему преступлениях, был лишен возможности принести кассационную жалобу на приговор и потребовать проверки его законности и обоснованности в вышестоящей судебной ин­станции. Не осуществлялся пересмотр приговора и в порядке судебного надзора. Полагая, что тем самым были нарушены его конституционные права, В.В. Шаглий обратился в Конституционный Суд Российской Феде­рации с требованием признать часть пятую статьи 325 УПК РСФСР не соответствующей Конституции Российской Федерации.
В силу части третьей статьи 74 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», согласно кото­рой Конституционный Суд Российской Федерации принимает решение только по предмету, указанному в обращении, и лишь в отношении той части акта, конституционность которой подвергается сомнению, предме­том рассмотрения по данному делу является положение части пятой статьи 325 УПК РСФСР, лишающее осужденного права обжаловать вынесенный в отношении него приговор Верховного Суда Российской Федерации. Само же полномочие Верховного Суда Российской Федерации рассматривать уголовные дела в качестве первой инстанции, предусмот­ренное статьей 38 УПК РСФСР, как не оспариваемое заявителем, в данном деле не подлежит оценке с точки зрения его соответствия Конституции. Российской Федерации.
2. Конституция Российской Федерации гарантирует каждому осужден­ному за преступление право на пересмотр приговора вышестоящим судом в порядке, установленном федеральным законом (статья 50, часть 3). Право каждого, кто обсужден за какое-либо преступление, на то, «чтобы его осуждение и приговор были пересмотрены вышестоящей судебной инстанцией согласно закону», закреплено в пункте 5 статьи 14 Между­народного пакта о гражданских и политических правах, ратифицирован­ного Президиумом Верховного Совета СССР 18 сентября 1973 года и введенного в действие 23 марта 1976 года, т.е. еще до постановления приговора по делу В.В. Шаглия.
Право осужденного на пересмотр приговора предполагает предостав­ление ему возможности по своей воле и своими собственными действиями возбуждать производство по проверке законности и обоснованности приговора, не дожидаясь чьего бы то ни было разрешения или санкции на начало такого пересмотра. Это право, по смыслу статьи 50 (часть 3) Кон­ституции Российской Федерации, носит абсолютный характер, и феде­ральный законодатель не вправе ограничивать его ни по кругу лиц, ни по видам судебных приговоров, подлежащих пересмотру, ни по каким иным обстоятельствам.
В соответствии с действующим уголовно-процессуальным законом право на пересмотр приговора гарантируется тем, что, с одной стороны, осужденному предоставляется свобода обжаловать в кассационном порядке вынесенный в отношении него приговор по любому основанию и мотиву ,и, с другой стороны, что на суд кассационной инстанции возлагается обязанность принять и рассмотреть по существу принесенную осужденным жалобу,, проверив при этом законность и обоснованность приговора; Часть пятая статьи 325 УПК РСФСР, однако, устанавливая, что приго­воры Верховного Суда Российской Федерации обжалованию и опротестованию в кассационном порядке не подлежат, тем самым лишает лиц,. осужденных по такого рода приговорам, возможности настаивать на обязательной их проверке вышестоящей судебной инстанцией. В результате действия этой нормы конституционное право, гарантированное статьей 50 (часть 3) Конституции Российской Федерации, ограничивается.
Ограничение этого права не может быть компенсировано предоставле­нием осужденному возможности обращаться к перечисленным в уголовно-процессуальном законе должностным лицам, которые управомочены приносить протесты на незаконные и необоснованные приговоры и инициировать тем самым производство в надзорной инстанции, поскольку в таком случае возбуждение пересмотра приговора зависит не от воли осужденного, а от усмотрения соответствующего должностного лица и не является обязательным.
3. Часть пятая статьи 325 УПК РСФСР, лишая гражданина права на обжалование вынесенного в отношении него приговора, вступает в проти­воречие также со статьей 46 Конституции Российской Федерации, гаран­тирующей каждому судебную защиту его прав и свобод, в рамках осуще­ствления которой возможно обжалование в суд решений и действий (или бездействия) любых государственных органов и должностных лиц. Закрепленное в этой конституционной норме положение служит важной гарантией защиты прав и свобод от любых нарушающих их действий и решений, в том числе решений судебных органов, ибо правосудие, как отмечалось Конституционным Судом Российской Федерации в постанов­лении от 2 февраля 1996 года по делу о проверке конституционности отдельных положений статей 371, 374 и 384 УПК РСФСР, по самой своей сути может признаваться таковым лишь при условии, что оно отвечает требованиям справедливости и обеспечивает эффективное восстановле­ние в правах.
Кроме того, лишение заинтересованных лиц права добиваться исправ­ления возможных ошибок, допущенных судом при постановлении приго­вора, препятствует полной реализации тех положений Конституции Российской Федерации, которые предусматривают обязательность обеспе­чения прав и свобод человека и гражданина правосудием (статья 18), устанавливают гарантии охраны государством достоинства личности (статья 21), гарантируют право каждого защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом (статья 45, часть 2).
4. В соответствии с частью второй статьи 100 Федерального консти­туционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» в случае, если Конституционный Суд Российской Федерации признал закон, примененный в конкретном деле, не соответствующим Конституции Российской Федерации, данное дело во всяком случае подлежит пересмотру компетентным органом в обычном порядке.
В настоящее время порядок пересмотра приговоров Верховного Суда российской Федерации по жалобам осужденных законом не урегулирован. В связи с этим Федеральному Собранию надлежит внести в уголовно-процессуальное законодательство изменения, обеспечивающие каждому осужденному реализацию его права на пересмотр приговора вышестоя­щим судом, предусмотренного статьей 50 (часть 3) Конституции Россий­ской Федерации.
Исходя из изложенного и руководствуясь частями первой и второй статьи 71, статьями 72, 74, 75, 79 и 100 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституцион­ный Суд Российской Федерации постановил:
1. Признать положение части пятой статьи 325 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР, лишающее осужденного права на обжалование в кассационном порядке приговора Верховного Суда Российской Федерации, не соответствующим Конституции Российской Федерации, ее статьям 46 (часть 1) и 50 (часть 3).
2. Федеральному Собранию надлежит внести в уголовно-процессуальное законодательство изменения в соответствии с требованиями статьи 50 (часть 3) Конституции Российской Федерации и с учетом настоящего Постановления.
3. Согласно частям первой и второй статьи 79 Федерального консти­туционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» настоящее Постановление является окончательным, не подлежит обжало­ванию, вступает в силу немедленно после его провозглашения, действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и долж­ностными лицами.
3. Согласно статье 78 Федерального конституционного закона «О Кон­ституционном Суде Российской Федерации» настоящее Постановление подлежит незамедлительному опубликованию в «Собрании законодатель­ства Российской Федерации» и «Российской газете». Постановление должно быть опубликовано также в «Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации».

14. ПОСТАНОВЛЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РФ от 14 апреля 1999 г. № 6-П
«ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ ПОЛОЖЕНИЙ ЧАСТИ ПЕРВОЙ СТАТЬИ 325 ГРАЖДАНСКОГО ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РСФСР В СВЯЗИ С ЖАЛОБАМИ ГРАЖДАН Б.Л. ДРИБИНСКОГО И А.А. МАЙСТРОВА» (извлечение)

Поводом к рассмотрению дела явились жалобы граждан Б.Л. Дрибинского и А.А. Майстрова на нарушение их конституционных прав и свобод положениями части первой статьи 325 ГПК РСФСР.
Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопреде­ленность в вопросе о том, соответствуют ли Конституции Российской Федерации оспариваемые положения.
Заслушав сообщение судьи-докладчика Ю.М. Данилова, объяснения сторон и их представителей, выступление приглашенного на заседание представителя от Верховного Суда Российской Федерации Л.М. Захарова, исследовав имеющиеся документы и иные материалы. Конституционный Суд Российской Федерации установил:
1. В Конституционный Суд Российской Федерации обратились граждане Б.Л. Дрибинский и А.А. Майстров с жалобами на нарушение своих кон­ституционных прав и свобод примененной в их делах частью первой статьи 325 ГПК РСФСР.
Как следует из представленных материалов, решением Нагатинского межмуниципального суда города Москвы, оставленным без изменения судебной коллегией Московского городского суда, были удовлетворены исковые требования гражданина Б.Л. Дрибинского о восстановлении на работе в должности учителя физики. По протесту прокурора города Москвы постановлением президиума Московского городского суда состоявшиеся судебные решения были отменены и дело направлено в суд первой инстан­ции на новое рассмотрение.
До начала рассмотрения дела в надзорной инстанции Б.Л. Дрибинский ходатайствовал о допуске его в судебное заседание, в чем ему было отка­зано. При этом Московский городской суд со ссылкой на часть первую статьи 325 ГПК РСФСР указал, что вопрос «о необходимости извещения лиц, участвующих в деле, о месте и времени рассмотрения дела возникает в том случае, если суд, и только суд, признает целесообразным их участие в судебном заседании» и что «решение данного вопроса является правом суда, а не его обязанностью».
Военный суд Тамбовского гарнизона удовлетворил жалобу майора А.А. Майстрова и признал приказ Главнокомандующего ОВС СНГ от 14 ап­реля 1993 года № 021, касающийся его увольнения с действительной военной службы, незаконным. Это решение было оставлено без измене­ния военным судом Московского военного округа. Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации, рассматривавшая в надзорном порядке протест Председателя Военной коллегии Верховного Суда Рос­сийской Федерации, отменила судебные решения по делу А.А. Майстрова и постановила: «Вынести по жалобе А.А. Майстрова новое решение. Считать законным приказ Главнокомандующего ОВС СНГ от 14 апреля 1993 года №021».
Несмотря на то, что в сопроводительном письме к копии протеста Председателя Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации указывалось, что дата рассмотрения дела будет сообщена А.А. Майстрову дополнительно, соответствующее извещение ему направлено не было, и дело в надзорной инстанции рассматривалось в его отсутствие. После вынесения решения Военной коллегией Верховного Суда Российской Федерации А.А. Майстрову со ссылкой на статью 325 ГПК РСФСР было сообщено, что «необходимости в его извещении о времени рассмотрения дела не возникло».
Дело Б.Л. Дрибинского и дело А.А. Майстрова рассматривались судами надзорной инстанции с участием прокуроров. В обоих случаях была при­менена часть первая статьи 325 ГПК РСФСР, согласно которой сторонам и другим лицам, участвующим в деле, направляются копии протеста по их делу; в необходимых случаях стороны и другие лица, участвующие в де­ле, извещаются о времени и месте рассмотрения дела. В своих жалобах в Конституционный Суд Российской Федерации заявители утверждают, что положения части первой статьи 325 ГПК РСФСР противоречат Консти­туции Российской Федерации, в том числе ее статьям 2, 19 (часть 1), 32 (часть 5), 55 (часть 3) и 123 (части 1 и 3).
Поскольку обе жалобы касаются одного и того же предмета, Конститу­ционный Суд Российской Федерации, руководствуясь статьей 48 Феде­рального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», соединил дела по этим жалобам в одном производстве.
2. Согласно статье 46 (часть 1) Конституции Российской Федерации каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. Право на су­дебную защиту реализуется через совокупность процессуальных средств, обеспечивающих справедливое правосудие и эффективное восстановле­ние нарушенных прав граждан. Одним из таких процессуальных средств является установленная разделом IV Гражданского процессуального кодекса РСФСР возможность исправления, в частности в порядке надзора, судебных ошибок путем пересмотра решений, определений и постановле­ний, вступивших в законную силу.
Производство в надзорной инстанции имеет место после того, как судебное решение по делу, рассмотренному зачастую не только в первой, но и в кассационной инстанции, вступило в законную силу и на его основе уже могло возникнуть множество правоотношений. Этим обусловлены установленные законом особенности данной стадии судопроизводства, а также пределы прав надзорной инстанции (глава 36 ГПК РСФСР).
Так, основаниями к отмене судебного решения в порядке надзора явля­ются лишь неправильное применение или толкование норм материального права либо существенное нарушение норм процессуального права, повлек­шее вынесение незаконного решения (часть первая статьи 330 ГПК РСФСР). Права надзорной инстанции, таким образом, связаны в первую очередь с проверкой законности судебных решений и, следовательно, значительно сужены в сравнении с правами суда кассационной инстанции, (который может отменить состоявшееся решение ввиду неправильного определения юридически значимых обстоятельств, недоказанности обстоятельств, несоответствия выводов суда обстоятельствам дела (статья 306 ГПК РСФСР), т.е. располагает полномочиями по проверке не только законности, но и обоснованности судебных решений.
Указанные различия предполагают и различия в пределах рассмотрения (дела судом в кассационной инстанции и в порядке надзора. Правомочия по оценке полноты, доказанности и правильности определения обстоя­тельств дела позволяют суду кассационной инстанции проверять решения суда первой инстанции в полном объеме, исследовать новые доказательства и устанавливать новые факты (статья 294 ГПК РСФСР). Этим, а также правом суда второй инстанции принять отказ от кассационной жалобы, включить мировое соглашение и т.д. объясняются: наличие у него обязанности не только направить лицам, участвующим в деле, копии жалоб и протестов, но и известить их о времени и месте рассмотрения дела статья 289 ГПК РСФСР), невозможность рассмотрения дела в отсутствие неизвещенных сторон (статья 299 ГПК РСФСР), обязанность суда разрешить заявления и ходатайства лиц, участвующих в деле, по всем опросам, связанным с разбирательством дела в кассационной инстанции, том числе заявления об отводах (статьи 297 и 300 ГПК РСФСР), а также обязанность предоставить лицам, участвующим в деле, возможность быть выслушанными и приводить доводы, не указанные в кассационной жалобе ли протесте, и представлять дополнительные материалы (статья 302 ГПК РСФСР).
Такого рода обязанности отсутствуют, как правило, у суда надзорной инстанции именно в силу того, что он не наделен правом оценивать собран­ные доказательства, правильность определения юридически значимых об­стоятельств, их доказанность, соответствие выводов суда обстоятельствам дела и на этой основе иначе, чем суд нижестоящей инстанции, определять объем и соотношение прав и обязанностей сторон в конкретном деле.
Особенностями полномочий суда надзорной инстанции обусловлен и объем процессуальных прав сторон и других лиц, участвующих в деле, на данной стадии гражданского процесса. Если суд при рассмотрении дела в порядке надзора проверяет лишь правильность применения и толкования норм материального и процессуального права судами первой и кассацион­ной инстанций по имеющимся в деле материалам в пределах доводов протеста (статья 327 ГПК РСФСР), участие в судебном разбирательстве сторон и других лиц для достижения целей надзорной инстанции, как пра­вило, необходимостью не является, - проявить свое отношение к доводам надзорного протеста они могут, представив суду письменные объяснения на протест (часть вторая статьи 325 ГПК РСФСР).
Следовательно, исходя из пределов рассмотрения дела в порядке над­зора, полномочий суда, оснований к отмене судебных решений, сама по себе возможность рассмотрения дела в отсутствие сторон и других лиц, участвующих в деле, не может быть воспринята как препятствующая праву на судебную защиту. Тем более, что суд в соответствии с частью первой статьи 325 ГПК РСФСР вправе принять решение о рассмотрении надзорного протеста с участием сторон и других лиц, участвующих в деле, если, в частности, в интересах законности он выходит за пределы протеста (часть вторая статьи 327 ГПК РСФСР).
Необходимость участия в судебном разбирательстве в надзорной инстан­ции сторон и других лиц, участвующих в деле, возникает, если суд опре­деляет объем прав и обязанностей сторон иначе, чем это сделано судом нижестоящей инстанции, прекращая производство по делу, вынося новое решение, не передавая дело на новое рассмотрение, и т.д. (статья 329 ГПК РСФСР). В таком случае лишение сторон и других лиц, участвующих в деле, права быть выслушанными судом существенно ограничило бы их конституционное право на судебную защиту.
3. Право на судебную защиту относится к основным неотчуждаемым правам и свободам человека; в Российской Федерации оно признается и гарантируется согласно общепризнанным принципам и нормам междуна­родного права и в соответствии с Конституцией Российской Федерации (статья 17, части 1 и 2; статья 46, часть 1, Конституции Российской Федерации). Международным пактом о гражданских и политических правах (статья 14), Всеобщей декларацией прав человека (статьи 7, 8 и 10) и Конвенцией о защите прав человека и основных свобод (статья 6) , установлено, что все равны перед законом и судом и каждый при опреде­лении его гражданских прав и обязанностей имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок, компетентным, неза­висимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона. По смыслу этих положений, право на судебную защиту предполагает наличие конкретных гарантий, которые позволяли бы реализовать его в полном объеме и обеспечить эффективное восстановление в правах посредством правосудия, отвечающего требованиям справедливости.
Такой гарантией применительно к гражданскому судопроизводству яв­ляется, в частности, закрепленное в статье 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации положение об осуществлении судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон. Принцип состязательности и равноправия сторон как один из основных в гражданском судопроизводстве предусмотрен в главе 1 «Основные положения» ГПК РСФСР (статья 14) и, следовательно, распространяется на все стадии гражданского процесса. Вместе с тем его конкретное наполнение различно в зависимости от кон­кретных целей и особенностей той или иной процессуальной стадии.
Объем процессуальных прав, предоставляемых в надзорной инстанции сторонам и другим лицам, участвующим в деле, может быть меньше, чем в суде первой инстанции, рассматривающем дело по существу на основе непосредственного исследования всех известных доказательств. Однако при определении этих прав законодатель должен учитывать закрепленные в Конституции Российской Федерации положения о равенстве граждан перед законом и судом (статья 19, часть 1), гарантиях судебной защиты прав и свобод (статья 46, часть 1) и об осуществлении судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон (статья 123, часть 3). Это означает, что на разных стадиях гражданского процесса, в том числе в надзорной инстанции, стороны должны обладать соответственно равными процессуальными правами.
Вопреки этим требованиям положение части первой статьи 325 ГПК РСФСР допускает возможность извещать о времени и месте рассмотрения дела в суде надзорной инстанции лишь одного (или некоторых) участников процесса, лишая тем самым других права участвовать в судебном разбирательстве, заявлять отводы суду, выступать с заявлениями и ходатайствами, связанными с разбирательством дела в надзорной инстанции, и давать объяснения (части первая и пятая статьи 328, статьи 295, 298, 300 и 301 ГПК РСФСР).
Предоставление названных прав лишь одному из участников граждан­ского процесса означает его преимущественное по сравнению с другими участниками положение, наделяет его дополнительными возможностями в отстаивании своей позиции, в обсуждении всех вопросов, связанных с разбирательством дела в надзорной инстанции, что нарушает равенство граждан в праве на судебную защиту.
Это относится и к участию прокурора в рассмотрении дела в порядке судебного надзора, поскольку в соответствии со статьей 29 ГПК РСФСР прокурор, как и, стороны, в гражданском процессе отнесен к лицам, участ­вующим в деле, а его процессуальные права, закрепленные в статье 41 во взаимосвязи со статьями 328, 295 - 298, 300, 301 ГПК РСФСР, с учетом особенностей надзорной инстанции, включают право заявлять ходатайства и отводы составу суда, выступать с заключением по поводу заявлений лиц, участвующих в деле, по всем вопросам, связанным с разбирательством дела в надзорной инстанции, давать заключение по делу. При этом, по смыслу части первой статьи 325 в системной связи и частью шестой статьи 328 ГПК РСФСР, указанными правами прокурор обладает и тогда, когда стороны и другие лица, участвующие в деле, при разбирательстве дела в суде надзорной инстанции не участвуют, что нарушает принцип равноправия участников гражданского процесса.
Таким образом, положения части первой статьи 325 ГПК РСФСР в той мере, в какой они позволяют суду надзорной инстанции в случае изве­щения о судебном заседании одной из сторон или другого лица, участвую­щего в деле (в том числе прокурора), рассмотреть дело без предоставления другой стороне или другим лицам, участвующим в деле, равных возмож­ностей участвовать в судебном разбирательстве, а также позволяют суду надзорной инстанции определить в конкретном деле объем прав и обязан­ностей сторон иначе, чем это сделано судами нижестоящих инстанций, не предоставляя лицам, участвующим в деле, права быть выслушанными судом надзорной инстанции, не соответствуют Конституции Российской Федерации, ее статьям 19 (часть I), 46 (часть 1) и 123 (часть 3).
Исходя из изложенного и руководствуясь частями первой и второй статьи 71, статьями 72, 74, 75, 79 и 100 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституци­онный Суд Российской Федерации постановил:
1. Признать не соответствующими Конституции Российской Федерации, ее статьям 19 (часть 1), 46 (часть 1) и 123 (часть 3), положения части первой статьи 325 Гражданского процессуального кодекса РСФСР в той мере, в какой они позволяют суду надзорной инстанции в случае извещения о судебном заседании одной из сторон или другого лица, участвующего в деле, рассмотреть дело без предоставления другой стороне или другим лицам, участвующим в деле, равных возможностей участвовать в судеб­ном разбирательстве, а также позволяют суду надзорной инстанции опре­делить в конкретном деле объем прав и обязанностей сторон иначе, чем это сделано судами нижестоящих инстанций, не предоставляя лицам, уча­ствующим в деле, права быть выслушанными судом надзорной инстанции.
2. Настоящее Постановление окончательно, не подлежит обжалованию, вступает в силу немедленно после его провозглашения, действует непо­средственно и не требует подтверждения другими органами и должност­ными лицами.
3. Дела граждан Б.Л. Дрибинского и А.А. Майстрова, обратившихся с жалобами в Конституционный Суд Российской Федерации, подлежат пересмотру в установленном порядке.
4. Согласно статье 78 Федерального конституционного закона «О Кон­ституционном Суде Российской Федерации» настоящее Постановление подлежит незамедлительному опубликованию в «Собрании законодательства: Российской Федерации» и «Российской газете». Постановление должно быть опубликовано также в «Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации».

15. ПОСТАНОВЛЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РФ от 11 марта 1998 г. № 8-П
«ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ СТАТЬИ 266 ТАМОЖЕННОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, ЧАСТИ ВТОРОЙ СТАТЬИ 85 И СТАТЬИ 222
КОДЕКСА РСФСР ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ В СВЯЗИ С ЖАЛОБАМИ ГРАЖДАН М.М. ГАГЛОЕВОЙ И А.Б. ПЕСТРЯКОВА»

Поводом к рассмотрению дела явились индивидуальные жалобы граж­дан М.М. Гаглоевой и А.Б. Пестрякова на нарушение их конституционных прав указанными нормами Таможенного кодекса Российской Федерации и Кодекса РСФСР об административных правонарушениях, которые были применены в конкретных делах заявителей.
Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопреде­ленность в вопросе о том, соответствуют ли Конституции Российской Федерации оспариваемые заявителями нормы, которые предоставляют уполномоченным органам исполнительной власти Российской Федерации право конфискации имущества граждан в качестве санкции за совершен­ные правонарушения.
Поскольку обе жалобы касаются одного и того же предмета, а именно внесудебного порядка конфискации имущества у собственника за совер­шенное им правонарушение. Конституционный Суд Российской Федера­ции, руководствуясь статьей 48 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», соединил дела по этим жалобам в одном производстве.
Заслушав сообщения судей-докладчиков Л.М. Жарковой и О.И. Тиунова, объяснения представителей сторон, заключение эксперта - доктора юри­дических наук Л.Л. Попова, мнение специалиста - кандидата юридичес­ких наук В.М. Малиновской, выступления приглашенных в заседание: от Департамента по охране и рациональному использованию охотничьих ресурсов Министерства сельского хозяйства и продовольствия Российской Федерации - А.А. Тихонова, от Государственного таможенного комитета Российской Федерации - А.А. Наумова, от Генеральной прокуратуры Российской Федерации - В.А. Морозова и В.Г. Зайцева, от Министерства юстиции Российской Федерации - В.Г. Гаршина, исследовав представлен­ные документы и иные материалы. Конституционный Суд Российской Федерации установил:
1. Согласно статье 266 Таможенного кодекса Российской Федерации непринятие мер по обеспечению выпуска или получения в распоряжение в соответствии с таможенным режимом товаров и транспортных средств, срок нахождения которых на складе временного хранения превысил уста­новленные предельные сроки хранения, влечет конфискацию товаров и транспортных средств, являющихся непосредственными объектами пра­вонарушения. Применение этой меры, согласно статье 365 Таможенного кодекса Российской Федерации, осуществляется таможенными органами Российской Федерации.
По постановлениям должностных лиц Пулковской таможни, вынесенным на основании статьи 266 Таможенного кодекса Российской Федерации, были конфискованы помещенные на склад временного хранения картины, принадлежащие гражданке М.М. Гаглоевой, которая не завершила в надлежащий срок их таможенное оформление. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации заявительница утверждает, что установление в качестве меры административного взыскания за нарушение режима склада временного хранения конфискации имущества по реше­нию административных органов противоречит статьям 35 (часть 3) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации, закрепляющим гарантии права частной собственности.
2. Часть вторая статьи 85 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях в качестве санкции за грубое или систематическое нару­шение правил охоты предусматривает наряду с наложением штрафа либо лишением права охоты возможность конфискации находящихся в личной собственности нарушителя ружей и других орудий охоты. Указанные ад­министративные взыскания применяются, согласно статье 222 данного Кодекса, должностными лицами административных органов, осуществля­ющих государственный надзор за соблюдением правил охоты.
На основании части второй статьи 85 и статьи 222 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях гражданин А.Б. Пестряков был подвергнут штрафу с конфискацией принадлежащего ему ружья. Его жа­лоба на решение соответствующего должностного лица была оставлена районным судом без удовлетворения. В своем обращении в Конституционный Суд Российской Федерации заявитель просит проверить конституци­онность этих норм, поскольку полагает, что предусмотренная ими возможность конфискации имущества без решения суда противоречит статье 35 (часть 3) Конституции Российской Федерации.
3. Таможенный кодекс Российской Федерации (пункты 4 и. 6 статьи 242) и Кодекс РСФСР об административных правонарушениях (пункт 5 части первой статьи 24, статья 29) исходят из того. Что конфискация как вид административного взыскания состоит в принудительном безвозмездном обращении в собственность государства имущества, явившегося орудием или средством совершения, а также непосредственным предметом право­нарушения, т.е. имущества, использование которого либо запрещено, либо противоправно по другим причинам.
От конфискации как меры юридической ответственности за совершен­ное правонарушение, приводящей к лишению собственника прав на опре­деленное имущество, отличается изъятие (арест) материальных объектов собственности как процессуальная мера обеспечения производства по делам об административных правонарушениях и нарушениях таможенных правил, применяемая в том- числе для обеспечения последующей конфискации (статьи 327 и 340 Таможенного кодекса Российской Федерации, статья 231 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях). Изъятие (арест) имущества, осуществляемое таможенными и иными органами исполнительной власти, тоже в определенной степени ограничивает право собст­венника владеть, пользоваться и распоряжаться им, но не порождает пере­хода права собственности к государству. Поэтому такое изъятие (арест) производится без судебного решения, что не препятствует его обжалова­нию в суде.
Правовая позиция о допустимости изъятия имущества при наличии гарантии последующего судебного контроля выражена Конституционным Судом Российской Федерации в постановлении от 20 мая 1997 года по делу о проверке конституционности пунктов 4 и 6 статьи 242 и статьи 280 Таможенного кодекса Российской Федерации. Вместе с тем в данном по­становлении указывается, что только «акт суда является итогом решения вопроса о лишении лица его имущества». Следовательно, только с выне­сением соответствующего судебного решения конфискация может рассма­триваться как мера юридической ответственности, влекущая утрату собст­венником его имущества.
4. Предусмотренная статьей 266 Таможенного кодекса Российской Федерации санкция в виде конфискации товаров и транспортных средств, являющихся непосредственными объектами (предметами) правонарушения, представляет собой меру административной ответственности за нарушение режима склада временного хранения. Указанное деяние, исходя из смысла статьи 266 в ее взаимосвязи с другими статьями Таможенного кодекса Российской Федерации, а также из смысла, придаваемого этим нормам правоприменительной практикой, состоит в невыполнении в установленные сроки хранения требований, относящихся к таможенному оформлению, включая уплату таможенных платежей и декларирование товаров и транс­портных средств, чем бы это невыполнение ни было вызвано.
Между тем незавершение таможенной процедуры может иметь место не только в связи с противоправным поведением нарушителя, но и по другим причинам, в том числе объективного характера. Однако статья 266 Тамо­женного кодекса Российской Федерации не позволяет провести такое разграничение и, следовательно, не исключает произвольное применение конфискации имущества и в случаях, когда противоправное деяние отсут­ствует, т.е. без законных оснований, установленных статьями 230, 231 и другими нормами Таможенного кодекса Российской Федерации.
. В то же время отдельные нарушения таможенной процедуры, в частно­сти неуплата таможенной пошлины либо недекларирование товаров и транспортных средств, предусмотрены Таможенным кодексам Россий­ской Федерации в качестве самостоятельных видов деяний, не связаны со столь суровыми мерами, как конфискация перемещаемого через границу имущества, и во многих случаях влекут лишь наложение штрафа. Диспо­зиция же статьи 266 Таможенного кодекса Российской Федерации позво­ляет таможенным органам произвольно, в нарушение конституционного принципа равенства (статья 19, части 1 и. 2, Конституции Российской Федерации), распространять применение конфискации и на указанные правонарушения, хотя по закону она в таких случаях не должна назначаться в качестве санкции.
Кроме того, диспозиция статьи 266 Таможенного кодекса Российской Федерации носит отсылочный характер, в ней непосредственно не излага­ются требования, невыполнение которых влечет конфискацию. При этом для того, чтобы установить нарушение режима склада временного хранения и привлечь к ответственности на основании данной нормы, необходимо обращаться не только к другим статьям Таможенного кодекса Российской Федерации, но и к подзаконным актам, так как Таможенный кодекс Россий­ской Федерации предоставляет самим таможенным органам право устанав­ливать иные, помимо прямо перечисленных в нем, таможенные правила и ответственность за их нарушение.
Следовательно, предусмотренный в статье 266 Таможенного кодекса Российской Федерации таможенный режим может регулироваться не зако­ном, а решениями таможенных органов, которым тем самым им предо­ставляются широкие дискреционные полномочия, дающие возможность фактического расширения оснований привлечения к ответственности и применения в качестве санкции конфискации имущества. Таким образом, диспозиция данной нормы, не устанавливая заранее точные условия, при которых может иметь место ответственность за нарушение режима склада временного хранения, т.е. являясь неопределенной, позволяет вводить огра­ничения конституционного права собственности не только законом.
5. Оценивая нарушение тех или иных таможенных правил как противо­правное деяние, а именно как административный проступок, и предусма­тривая необходимость применения соответствующих мер государственного принуждения в виде административной ответственности, законодатель обязан соблюдать соответствующие требования Конституции Российской Федерации.
Согласно статье 35 Конституции Российской Федерации право част­ной собственности охраняется законом (часть 1), и никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда (часть 3). Закрепленные в названных конституционных положениях гарантии права собст­венности предоставляются в отношении имущества, которое принадлежит субъектам права собственности на законных основаниях.
Право частной собственности, не являясь абсолютным, может быть ограничено законом. Однако при этом как сама возможность ограничений, так и их характер определяются законодателем не произвольно, а в соот­ветствии с Конституцией Российской Федерации. Согласно ее статье 55 (часть 3) права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Достижению этих целей служит и таможенное регули­рование, включая установленные Таможенным кодексом Российской Федерации меры юридической ответственности, в том числе связанные с ограничением права собственности.
Однако, по смыслу статьи 55 (часть 3) Конституции Российской Феде­рации, исходя из общих принципов права, введение ответственности за административный проступок (таможенное правонарушение) и установ­ление конкретной санкции, ограничивающей конституционное право, должно отвечать требованиям справедливости, быть соразмерным консти­туционно закрепленным целям и охраняемым законным интересам, а также характеру совершенного деяния.
Установление конфискации товаров и транспортных средств в качестве санкции за предусмотренное в статье 266 Таможенного кодекса Россий­ской Федерации таможенное правонарушение не может быть признано соответствующим указанным правовым принципам. Диспозиция данной нормы не исключает произвольное применение конфискации при отсутст­вии противоправного поведения, либо вместо санкций, предусмотренных за такие же нарушения режима таможенного оформления другими нормами Таможенного кодекса Российской Федерации, либо в отношении деяний, ответственность за которые устанавливается не законом, а подзаконными актами. Возможность лишения собственников перемещаемого через границу имущества при таких условиях представляет собой ограничение конституционного права частной собственности, которое является неспра­ведливым, несоразмерным и к тому же недопустимым с точки зрения требований к законной форме такого рода ограничений, что противоречит статьям 19 (части 1 и 2), 35 (часть I) и 55 (часть 3) Конституции Рос­сийской Федерации.
Указанное, однако, не затрагивает вытекающие из публично-правовых отношений полномочия таможенных органов осуществлять меры по рас­поряжению находящимися на складе временного хранения предметами, либо запрещенными к обращению, либо в тех случаях, когда имеет место фактический отказ от имущества. Такие меры, не связанные ни с ответствен­ностью за административное правонарушение, ни с лишением законных собственников права на имущество и, следовательно, не являющиеся кон­фискацией, могут быть обжалованы в суд в порядке последующего судеб­ного контроля.
6. Принадлежащее гражданину А.Б. Пестрякову ружье было конфиско­вано на основании части второй статьи 85 Кодекса РСФСР об админи­стративных правонарушениях. Постановление о конфискации вынесено административным органом в соответствии со статьей 222 данного Ко­декса в упрощенной процессуальной процедуре, не предусматривающей рассмотрение дела судом. Таким образом, гражданин А.Б. Пестряков на основании указанных норм Кодекса РСФСР об административных право­нарушениях, так же как гражданка М.М. Гаглоева на основании статьи 266 Таможенного кодекса Российской Федерации, был лишен своего имущества без судебного решения. Это противоречит закрепленным в статье 35 (часть 3) Конституции Российской Федерации судебным гарантиям права собственности, которые корреспондируют нормам международного права, предусматривающим, в частности, право каждого при определении его прав и обязанностей в каком-либо гражданском процессе на справедливое и публичное разбирательство дела компетентным, независимым и беспри­страстным судом, созданным на основе закона (статья 14 Международ­ного пакта о гражданских и политических правах от 19 декабря 1966 года).
Предписание статьи 35 (часть 3) Конституции Российской Федерации о лишении имущества не иначе как по решению суда является обязательным во всех случаях, когда встает вопрос о применении санкции в виде конфи­скации имущества. Состоявшееся по жалобе А.Б. Пестрякова на действия административного органа, конфисковавшего принадлежащее ему ружье, судебное решение не является достаточным с точки зрения обеспечения судебных гарантий права собственности, ибо одна только возможность такого обжалования не исключает лишение собственности и без судеб­ного решения. Тем самым ставится под угрозу существо конституционной судебной гарантии права частной собственности, так как конфискация, влекущая переход права собственности на изъятое у нарушителя имуще­ство к государству, должна осуществляться только по решению суда.
До вынесения судебного решения должностные лица, реализующие установленные законом полномочия по применению превентивных мер в целях обеспечения производства по делам об административных правона­рушениях, в том числе для обеспечения возможной конфискации соответствующего имущества, вправе изымать у нарушителя вещи и документы, налагать арест на имущество, задерживать транспортные средства и т.д. именно потому, что все подобные меры, не являясь санкцией за совершенное правонарушение, не связаны с лишением имущества. В момент изъятия не могут считаться установленными ни само деяние, ни виновное его совер­шение. Эти обстоятельства требуют последующего рассмотрения и доказы­вания в надлежащей процедуре, особенности которой зависят от характера возможной санкции, поскольку ею определяется существо ограничений конституционных прав. В то же время вытекающее из статьи 46 (часть 2) Конституции Российской Федерации право обжаловать в суд любые реше­ния и действия органов и их должностных лиц может использоваться гражданами на всех стадиях административного производства и по отно­шению к мерам обеспечительного характера, т.е. до применения санкций.
Предписание статьи 35 (часть 3) Конституции Российской Федерации о лишении имущества не иначе как по решению суда, являясь гарантией права собственности, обязывает органы, рассматривающие дела об админи­стративных правонарушениях, при привлечении граждан к ответственнос­ти по статье 85 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях в случаях конфискации имущества обеспечивать соблюдение судебной процедуры.
Таким образом, положения статьи 266 Таможенного кодекса Россий­ской Федерации, примененной к гражданке М.М. Гаглоевой, и части второй статьи 85 и статьи 222 Кодекса РСФСР об административных правона­рушениях, примененных к гражданину А.Б. Пестрякову, допускающие конфискацию как меру ответственности за правонарушение, что связано с лишением собственников имущества на основании вынесенных во внесу­дебной процедуре решений, ограничивают возможности гарантированной Конституцией Российской Федерации надлежащей судебной защиты права собственности.
Исходя из изложенного и руководствуясь частями первой и второй статьи 71, статьями 72, 75, 79 к 100 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституци­онный Суд Российской Федерации постановил:
1. Признать не соответствующей Конституции Российской Федерации, ее статьям 19 (части 1 и 2), 35 (части I и 3) и 55 (часть 3), статью 266 Таможенного кодекса Российской Федерации постольку, поскольку она предусматривает в качестве меры административной ответственности конфискацию товаров и транспортных средств, назначаемую без судебного решения и являющуюся несоразмерной деянию, указанному в данной статье.
2. Признать не соответствующими Конституции Российской Федера­ции, ее статьям 35 (части 1 и 3) и 55 (часть 3), часть вторую статьи 85 и статью 222 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях в той мере, в какой они в их взаимосвязи допускают применение конфиска­ции без судебного решения. Предусмотренная частью второй статьи 85 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях конфискация во всяком случае может применяться только в судебном порядке. Этим не затрагиваются полномочия административных органов, указанных в статье 222 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях, по наложению других, помимо конфискации, административных взысканий, предусмотренных частью второй его статьи 85.
3. Согласно части второй статьи 100 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» дела граждан М.М. Гаглоевой и А.Б. Пёстрякова, разрешенные на основании признанных неконституционными положений, соответственно, статьи 266 Таможен­ного кодекса Российской Федерации и статей 85 (часть 2) и 222 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях, подлежат пересмотру компетентными органами в установленном порядке.
4. Согласно частям первой и второй статьи 79 Федерального консти­туционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» настоящее Постановление является окончательным, не подлежит обжало­ванию, вступает в силу немедленно после его провозглашения, действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и долж­ностными лицами.
4. Согласно статье 78 Федерального конституционного закона «О Кон­ституционном Суде Российской Федерации» настоящее Постановление подлежит незамедлительному опубликованию в «Собрании законодатель­ства Российской Федерации» и «Российской газете». Постановление должно быть также опубликовано в «Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации».

16. ОПРЕДЕЛЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РФ от 1 июля 1998 г. № 97-0
«ПО ЖАЛОБЕ ГРАЖДАНИНА ТЕРЗИЯНА ПЕТРОСА МКРТИЕВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ПОЛОЖЕНИЯМИ СТАТЕЙ 159 И 199 КОДЕКСА РСФСР ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ» (извлечение)

Конституционный Суд Российской Федерации... рассмотрев в планерном заседании вопрос о соответствии жалобы гражданина П.М. Терзияна тре­бованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», установил:
1. Гражданин П.М. Терзиян постановлением административной комис­сии при администрации Московского района города Санкт-Петербурга, действовавшей в пределах полномочий, установленных статьей 199 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях, за стрельбу из охотничьего ружья в населенном пункте на основании статьи 159 того же Кодекса был подвергнут штрафу с конфискацией принадлежащего ему ружья. Поданная П.М. Терзияном жалоба оставлена районным судом без удовлетворения.
Обращаясь в Конституционный Суд Российской Федерации, заявитель требует признать неконституционными статьи 159 и 199 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях в той мере, в какой они предо­ставляют право административным комиссиям применять за правонарушение санкцию в виде конфискации имущества. По его мнению, конфис­кация имущества во внесудебном порядке противоречит статье 35 (часть 3) Конституции Российской Федерации.
2. Вопрос о конституционности правовых норм, допускающих возмож­ность конфискации имущества во внесудебном порядке, уже был предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации. В поста­новлении от 11 марта 1998 года по делу о проверке конституционности статьи 266 Таможенного кодекса Российской Федерации, части второй статьи 85 и статьи 222 Кодекса РСФСР об административных правона­рушениях в связи с жалобами граждан М.М. Гаглоевой и А.Б. Пестрякова Конституционный Суд Российской Федерации пришел к выводу, что кон­фискация может применяться как мера юридической ответственности, влекущая утрату собственником его имущества, только с вынесением соответствующего судебного решения. Предписание статьи 35 (часть 3) Конституции Российской Федерации о лишении имущества не иначе как по решению суда является обязательным во всех случаях, когда встает вопрос о применении санкции в виде конфискации имущества. Конститу­ционный Суд Российской Федерации признал не соответствующими Кон­ституции Российской Федерации, ее статьям 35 (часть 3) и 55 (часть 3), часть вторую статьи 85 и статью 222 Кодекса РСФСР об администра­тивных правонарушениях в той мере, в какой они в их взаимосвязи допу­скали применение конфискации без судебного решения. Эта правовая позиция Конституционного Суда сохраняет свою силу.
3. Согласно части второй статьи 87 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», признание нормативного акта либо отдельных его положений не соответствующими Конституции Российской Федерации является основанием отмены в уста­новленном порядке положений других нормативных актов, содержащих такие же положения, какие были предметом обращения.
Вывод Конституционного Суда Российской Федерации, признавшего, что конфискация имущества в виде санкции за правонарушение может применяться только судом, распространяется на все без исключения иные органы, в том числе административные комиссии, независимо от того, каким нормативным актом (или отдельными его положениями) такое пра­во им предоставлено. Следовательно, признание Конституционным Судом Российской Федерации части второй статьи 85 и статьи 222 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях не соответствующими Конституции Российской Федерации является основанием отмены в уста­новленном порядке положений статей 159 и 199 данного Кодекса, а сами эти положения не могут применяться судами, другими органами и должностными лицами.
Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 3 части первой статьи 43, частями первой и третьей статьи 79 и частью второй статьи 87 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Феде­рации определил:
1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Терзияна Петроса Мкртиевича, поскольку по предмету жалобы Конституционным Судом Российской Федерации ранее было вынесено постановление, со­храняющее свою силу.
2. Положения статей 159 и 199 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях, в силу которых административные комиссии вправе конфисковывать оружие и боевые припасы за стрельбу из огнестрельного оружия в населенных пунктах и в не отведенных для этого местах, а также в отведенных местах с нарушением установленного порядка, как содержа­щие такие же положения, какие были предметом рассмотрения Конститу­ционного Суда Российской Федерации в деле о проверке конституционности части второй статьи 85 и статьи 222 Кодекса РСФСР об административ­ных правонарушениях и признаны постановлением от 11 марта 1998 года не соответствующими Конституции Российской Федерации, подлежат от­мене в установленном порядке и не могут применяться судами, другими органами и должностными лицами.
2. Согласно части второй статьи 100 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» дело гражда­нина П.М.Терзияна подлежит пересмотру судебными органами в установ­ленном порядке, поскольку принятое по нему решение основано на законе, воспроизводящем положения нормативного акта, признанного не соответ­ствующим Конституции Российской Федерации.
4. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.
5. Настоящее Определение подлежит опубликованию в «Собрании за­конодательства Российской Федерации», «Российской газете» и «Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации».

17. ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РФ от 14 апреля 1988 г. № 2 «О ПОДГОТОВКЕ ГРАЖДАНСКИХ ДЕЛ К СУДЕБНОМУ РАЗБИРАТЕЛЬСТВУ»
(с изменениями от 22 декабря 1992 г., в редакции от 21 декабря 1993 г., с изменениями от 26 декабря 1995 г., 25 октября 1996 г.)

Точное и неуклонное соблюдение требований закона о проведении надлежащей подготовки гражданских дел к судебному разбирательству является одним из основных условий правильного и своевременного их разрешения.
Как правило, суды Российской Федерации приступают к судебному разбирательству только после того, как выполнены все необходимые дей­ствия, предусмотренные гл. 14 ГПК РСФСР.
Вместе с тем в целом ряде случаев подготовка дела к судебному разби­рательству не проводится либо носит формальный характер. Это приводит к отложению судебного разбирательства, волоките, а нередко и к вынесению необоснованных решений. В целях обеспечения правильного и единооб­разного применения законодательства, регулирующего подготовку граж­данских дел к судебному разбирательству, а также устранения отмеченных недостатков Пленум Верховного Суда Российской Федерации постановляет:
1. Обратить внимание судов на то, что подготовка дел к судебному раз­бирательству является самостоятельной стадией гражданского процесса, имеющей целью обеспечить своевременное и правильное их разрешение, и обязательна по всем гражданским делам.
2. Разъяснить, что задачами подготовки дел к судебному разбиратель­ству являются:
а) уточнение исковых требований, обстоятельств, обосновывающих их, и возражений сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела;
б) определение характера правоотношений сторон и закона, которым следует руководствоваться;
в) разрешение вопроса о возможном составе лиц, участвующих в деле;
г) определение доказательств, которые каждая сторона должна пред­ставить в обоснование своих учреждений.
Судья не вправе приступать к подготовке дела к судебному разбира­тельству, если исковое заявление не отвечает требованиям ст. 126 ГПК. Это положение относится и к заявлениям, поданным органами государст­венного управления, профсоюзами, предприятиями, учреждениями, орга­низациями, а также прокурорами в интересах других лиц.
Если названные требования закона не были соблюдены при подаче заявления либо заявление не оплачено государственной пошлиной, судья в соответствии со ст. 130 ГПК выносит определение об оставлении заяв­ления без движения и предоставляет срок для исправления недостатков, продолжительность которого определяется в каждом конкретном случае с учетом характера недостатков заявления и реальной возможности их ис­правления.
Следует иметь в виду, что исковое заявление, первоначальное и встреч­ное, заявление третьего лица, заявляющего самостоятельные требования на предмет спора в уже начатом процессе, должно быть оплачено государ­ственной пошлиной в размерах, установленных ст. 82 ГПК.
При рассмотрении заявлений об освобождении от уплаты в доход государства судебных расходов необходимо индивидуально подходить к определению материального положения сторон, учитывая требования ст. 81 ГПК РСФСР о возможности отсрочить или рассрочить одной или обеим сторонам уплату судебных расходов, взыскиваемых в доход госу­дарства, или уменьшить размер этих расходов.
3. В соответствии со ст. 142 ГПК РСФСР судья обязан вынести опре­деление о подготовке дела к судебному разбирательству с указанием кон­кретных действий, которые следует произвести.
Такое определение должно быть вынесено и в случае, если возникает необходимость в дополнительных действиях по подготовке дела к судеб­ному разбирательству после отмены ранее состоявшегося судебного решения и направления дела на новое рассмотрение либо о приостановлении или прекращении производства по делу.
Подготовительные действия производятся и помимо тех, которые ука­заны в определении, если в ходе подготовки дела выявится их необходимость.
Вопросы о необходимости допроса свидетеля по месту его пребывания и осмотра на месте доказательств, указанных в ч. 1 ст. 179 ГПК РСФСР, судья разрешает единолично с извещением лиц, участвующих в деле, о месте и времени проведения соответствующих подготовительных дейст­вий; вопрос о производстве экспертизы и назначении экспертов судья раз­решает с учетом мнения лиц, участвующих в деле (п.п. 6, 7, 9 cт. 142 ГПК).
4. Поскольку лица, участвующие в деле, пользуются процессуальными правами и несут обязанности не только при рассмотрении дела, но и при его подготовке к судебному разбирательству, судье с целью обеспечения наиболее полного, всестороннего и объективного исследования дела следует разъяснять участникам процесса их права и обязанности, предус­мотренные ст. 30 ГПК (сторонам, кроме того, права, предусмотренные см. ст. 34, 35 ГПК), а также выяснять мнение участвующих в деле лиц по поводу единоличного рассмотрения дела, если оно относится к категории дел, которые в силу ч. 3 cm. 6 ГПК могут быть рассмотрены как единолично, так и коллегиально.
5. При опросе истца по существу исковых требований (п. 1 ст. 142 ГПК) судья должен установить наличие у него других связанных между собой требований к тому же ответчику или к другим ответчикам с целью их соединения для совместного рассмотрения (ст. 128 ГПК).
Соединение исковых требований в одно производство допустимо в тех случаях, когда по характеру требований, их взаимосвязи, наличию общих доказательств будет выявлена возможность более быстрого и правильного разрешения спора.
Разьединение требований может иметь место тогда, когда их раздельное рассмотрение явится целесообразным, например, в том случае, когда рас­смотрение дела будет связано с привлечением или вызовом лиц, не имею­щих отношения к одному или нескольким из соединенных требований.
6. Вызов ответчика в соответствии с п. 2 ст. 142 ГПК должен произво­диться исходя из характера конкретного дела, а также возможных возраже­ний ответчика. При этом судье следует разъяснять ответчику его право предъявления встречного требования по общим правилам предъявления иска для совместного рассмотрения с первоначальным и предложить представить доказательства в обоснование своих возражений (см. ст. 131, 132 ГПК).
Определение об отказе в принятии встречного иска по мотиву отсутствия условий, предусмотренных ст. 132 ГПК, не подлежит обжалованию, по­скольку не препятствует предъявлению самостоятельного иска (ст. 315 ГПК).
7. Истец и ответчик могут быть вызваны одновременно для выяснения взаимных претензий, если судья признает это необходимым. При дости­жении мирового соглашения его утверждение производится судом с со­блюдением требований ч. 2 ст. 143 ГПК, о чем должно быть указано в протоколе отдельного процессуального действия, составленном с соблю­дением порядка, предусмотренного ст. 228 ГПК.
8. В соответствии с п. 3 ст. 142 ГПК судья разрешает вопрос о привле­чении или вступлении в дело третьих лиц, как заявляющих, так и не заяв­ляющих самостоятельных требований на предмет спора, и разъясняет им их права и обязанности в процессе, предусмотренные см. ст. 30, 37, 38 ГПК.
Учитывая, что применение ст. 39 ГПК является средством возмеще­ния убытков, причиненных неправильным увольнением или переводом работника, и одновременно важным средством предупреждения наруше­ний законности по этой категории дел, рекомендовать судьям уже в ходе подготовки дела устанавливать то должностное лицо, по распоряжению которого было произведено увольнение или перевод, и разрешать вопрос о привлечении его к делу в качестве третьего лица на стороне ответчика.
9. Если по иску о возмещении ущерба, причиненного работником предприятию, учреждению, организации, будут выявлены данные о не­правомерных действиях или бездействии должностных лиц, способство­вавших причинению ущерба, судья также должен разрешить вопрос о при­влечении этих лиц к делу в соответствии с п. 7 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 1 марта 1983 г. № 1 «О неко­торых вопросах применения судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный пред­приятию, учреждению, организации» с изменениями и дополнениями, внесенными постановлениями Пленума от 27 июля 1983 г. № 4, от 20 де­кабря 1983 г. № 11, от 16 декабря 1986 г. № 5 и от 21 апреля 1987 г. № 3, в редакции постановления Пленума от 21 декабря 1993 г. № 11.
10. В тех случаях, когда спор может быть передан на рассмотрение третейского суда в соответствии с Положением о третейском суде, судья обязан разъяснить сторонам право заключения договора о передаче спора на разрешение третейского суда. Заключение сторонами договора о пере­даче спора на разрешение третейского суда влечет за собой прекращение производства по делу (п. 7 cт. 219 ГПК). Об указанных последствиях судья обязан предупредить истца и ответчика.
11. При обращении в суд органов государственного управления, проф­союзов, предприятий, учреждений, организаций либо прокурора в защиту прав и охраняемых законом интересов других лиц судья привлекает их к участию в подготовке дела к судебному разбирательству. При этом судья вправе в необходимых случаях в процессе подготовки предложить указан­ным организациям, а также прокурору уточнить основания заявленных требований, назвать дополнительные обстоятельства, подтверждающие эти требования, или указать на источники получения доказательств, при­вести расчет сумм, подлежащих, по их мнению, взысканию, и т.п.
12. Установив целесообразность участия в судебном разбирательстве представителей общественных организаций и трудовых коллективов (и. 6 ст. 141 ГПК), судья, извещая эти организации и коллективы о возбужден­ном деле, должен разъяснить также цель такого извещения и порядок оформления полномочий их представителей.
13. Судья в ходе подготовки разъясняет лицам, участвующим в деле, их право вести дело через представителей, разъясняет порядок оформления полномочий представителей, а если такие полномочия оформлены, прове­ряет их объем, имея в виду, что право на совершение представителем дей­ствий, предусмотренных ст. 46 ГПК (передачу дела в товарищеский или третейский суды, полного или частичного отказа от исковых требований, признания иска, изменения предмета иска, заключения мирового соглашения, передачу полномочий другому лицу (передоверие), обжалования решения суда, предъявления исполнительного листа ко взысканию, получения присужденного имущества и денег), должно быть специально оговорено в доверенности, поскольку это связано с распоряжением материальными и процессуальными правами доверителя.
По делам, затрагивающим интересы лиц, частично или полностью не­дееспособных, следует проверять наличие судебного решения о признании гражданина недееспособным или ограниченно дееспособным, а также полномочия их попечителей или опекунов (ст. 48 ГПК).
14. Вопрос о том, кто является заинтересованным в исходе дела лицом, которое судья должен известить о производящемся деле и времени его разбирательства (п. 5 cт. 142 ГПК), определяется характером дела и его конкретными обстоятельствами.
Такими лицами могут являться как граждане, так и юридические лица, на права и обязанности которых может повлиять решение суда (например, наследник по закону при споре о наследстве между другими наследниками).
15. Установив, что представленные доказательства недостаточно под­тверждают требования истца или возражения ответчика либо не содержат иных необходимых данных, восполнить которые стороны не могут, судья вправе предложить им представить дополнительные доказательства, а в случаях, когда представление таких доказательств для названных лиц затруднительно, по их просьбе истребует от граждан или организаций письменные и вещественные доказательства (ч. 3 cт. 50, п. 8 cт. 142 ГПК).
16. Имея в виду, что показания свидетелей, а также письменные и ве­щественные доказательства, представляемые сторонами и истребуемые судьей от граждан, предприятий, учреждений, организаций (пп. 8, 9 cm. 141 ГПК), должны иметь значение для дела, судье следует во всех случаях предлагать сторонам указать, какие именно обстоятельства могут быть подтверждены этими доказательствами и свидетельскими показаниями.
Принятие доказательств, не имеющих значения для дела (ст. 53 ГПК), а также использование данных, которые не могут являться средствами доказывания по возникшему спору (ст. 54 ГПК), недопустимо.
17. Круг необходимых средств доказывания определяется с учетом характера заявленных требований и возражений. При этом следует иметь в виду, что по каждой категории гражданских дел существуют различные средства доказывания.
В частности, по делам:
а) о восстановлении на работе лица, уволенного по инициативе адми­нистрации, - копии приказов о принятии на работу, о переводах и об увольнении, копия ходатайства администрации в соответствующий вы­борный профсоюзный орган о даче согласия на увольнение, когда такое согласие необходимо (ст. 35 КЗоТ), копия протокола заседания и поста­новления профсоюзного комитета о согласии на увольнение, справки о среднем заработке истца и об окладе должностного лица, если оно привле­кается в порядке, предусмотренном ст. 39 ГПК.
Необходимость в иных средствах доказывания зависит от основания увольнения.
По делу о восстановлении на работе лица, уволенного по сокращению численности или штата работников, - выписки из штатных расписаний (до и после увольнения), документы о сокращении штата или численности работников, производственная характеристика истца; материалы, содер­жащие данные, которые в соответствии со ст. 34 КЗоТ могут создать для него преимущественное право на оставление на работе, а также доказа­тельства, подтверждающие отказ истца от перевода на другую работу либо отсутствие у администрации возможности перевести работника с его согла­сия на другую работу; сведения о предупреждении работника об увольне­нии не менее чем за два месяца;
о восстановлении на работе лица, уволенного за систематическое неис­полнение без уважительных причин обязанностей, возложенных на него договором или правилами внутреннего трудового распорядка, кроме дока­зательств, перечисленных в абзаце первом подпункта «а», - документы о применении мер дисциплинарного или общественного взыскания (копии приказов, решений трудового коллектива и т.п.), а также материалы, послу­жившие основанием для наложения этих взысканий (докладные записки, объяснения и т.п.).
По делам о восстановлении на работе лиц, уволенных по инициативе администрации, бремя доказывания наличия законного основания для увольнения и соблюдения установленного порядка увольнения лежит на ответчике;
б) о восстановлении на работе лиц, уволенных по собственному жела­нию или переведенных на другую работу, - копии приказов о принятии на работу, перемещениях и переводах, увольнении с работы, справка о среднем заработке истца (а в случае перевода - справки о заработке до и после перевода), об окладе должностного лица, (если оно привлекается в порядке, предусмотренном ст. 39 ГПК), заявление об увольнении;
в) о возмещении ущерба, причиненного предприятию, учреждению, организации работником при исполнении им трудовых обязанностей, - должностные инструкции, определяющие трудовые функции ответчика, доказательства, подтверждающие факт причинения и размер ущерба, справки о заработной плате, семейном и материальном положении ответ­чика, а по иску о полном возмещении причиненного ущерба, кроме того, -копия договора о материальной ответственности, сличительные ведомости, акт ревизии, накладные, копии приговора и т.д.;
г) по спорам, возникающим из брачно-семейных отношений: о взыскании с родителей средств на содержание детей - копии свидетельств о рождении детей, справки с места жительства о нахождении детей на иждивении истца, с места работы ответчика о его заработке и о том, не производится ли с него удержаний алиментов в пользу других лиц либо в возмещение ущерба;
о передаче на воспитание другому родителю или о возврате детей - акты обследования жилищных и бытовых условий каждого из родителей, включения органа опеки и попечительства, данные, характеризующие отношение родителей к детям, а также поведение родителей по месту их работы и жительства;
об установлении отцовства - копии свидетельств о рождении детей, справки органов местного самоуправления о совместном проживании сторон, переписка, денежные переводы, документы о получении посылок, выписки из биографии и личного дела ответчика, его ходатайства об устройстве детей истицы в детские учреждения и другие материалы, если они могут иметь значение для дела;
д) по жилищным спорам:
о разделе жилой площади - копия лицевого счета, выписка из домовой книги, план жилого помещения и экспликация к нему;
о разделе пая между разведенными супругами в доме жилищно-строительного кооператива - документы, подтверждающие время вступления в кооператив, установленный размер и сумму выплаченного пая, состав совместно проживающих с пайщиком членов семьи, план квартиры, копии свидетельств о регистрации и расторжении брака.
Приведенный перечень не является исчерпывающим. Необходимость в представлении иных доказательств зависит от особенностей каждого конкретного дела.
18. Судья вправе с учетом мнения участвующих в деле лиц назначить экспертизу при подготовке дела к судебному разбирательству (медицинскую, психиатрическую, химическую, бухгалтерскую и т.д.) во всех случаях, когда необходимость экспертного заключения явствует из обстоятельств дела и представленных доказательств (п. 7 cт. 124 ГПК). При назначении экспертизы должны учитываться требования cm. cm. 74-77 ГПК, причем лицам, участвующим в деле, следует разъяснить их право поставить перед экспертом вопросы, по которым должно быть дано заключение.
Однако необходимо иметь в виду, что в соответствии со ст. 74 ГПК на разрешение экспертизы могут быть поставлены только те вопросы, кото­рые требуют специальных познаний в области науки, искусства, техники или ремесла. Недопустима постановка на разрешение экспертизы вопро­сов права, разрешение которых относится к компетенции суда (например, вопроса о дееспособности гражданина, а не о характере его заболевания).
Во всех случаях, когда по обстоятельствам дела необходимо выяснить психическое состояние лица в момент совершения им определенного дей­ствия, должна быть назначена судебно-психиатрическая экспертиза, на­пример при рассмотрении дел о признании недействительными сделок по мотиву совершения их гражданином, не способным понимать значение своих действий или руководить ими (ст. 177 ГК), а также в тех случаях, когда назначение экспертизы предусмотрено законом, в частности по делам о признании гражданина недееспособным вследствие душевной болезни или слабоумия (ст. 260 ГПК) и о признании его дееспособным в случае выздоровления или значительного улучшения состояния здоровья (ст. 263 ГПК).
19. В случаях, не терпящих отлагательства, может производиться в порядке подготовки к судебному разбирательству осмотр на месте как письменных или вещественных доказательств, так и предмета спора (п. 9 cm. 142 ГПК).
20. При направлении другим судам судебных поручений (п. 10 cm. 142 ГПК) необходимо иметь в виду следующее:
а) право на судебное поручение является исключительным способом собирания относящихся к делу доказательств и может применяться лишь в тех случаях, когда эти доказательства по каким-либо причинам не могут быть представлены в суд, рассматривающий дело;
б) в порядке ст. 51 ГПК может быть поручено лишь совершение опре­деленных процессуальных действий, опрос сторон и третьих лиц, допрос свидетелей, осмотр и исследование письменных или вещественных дока­зательств.
Судья может дать поручение о производстве процессуальных действий по обеспечению доказательств в порядке ст. 59 ГПК, если соответствую­щие процессуальные действия должны быть совершены в другом городе или районе;
в) в порядке судебного поручения не должны собираться письменные или вещественные доказательства, которые могут быть представлены сто­ронами или по их просьбе истребованы судом, рассматривающим дело;
г) суд не вправе давать поручение об истребовании от истца данных, подтверждающих обоснованность исковых требований, а также иных све­дений, которые должны быть указаны в исковом заявлении в соответствии со ст. 126 ГПК;
д) судебное поручение должно быть направлено в виде определения в точном соответствии со ст. 51 ГПК, вынесенного судьей единолично (при рассмотрении дела по существу такое определение выносит судья едино­лично или суд в коллегиальном составе, в зависимости от того, в каком порядке - единолично или коллегиально - рассматриваются дела). На­правление судебных поручений в форме писем, запросов, отношений недопустимо.
21. Поскольку ст. 133 ГПК допускает обеспечение иска во всяком положении дела, судья должен иметь в виду, что обеспечение иска допустимо и в ходе подготовки к судебному разбирательству.
22. Учитывая, что в силу ст. 57 ГПК обеспечение доказательств про­изводится в судебном порядке с момента возникновения дела в суде, судья вправе принять меры по их обеспечению и при подготовке дела к судебному разбирательству. При этом следует иметь в виду, что круг доказательств, которые могут быть обеспечены, законом не ограничен (см. ст. 7- 59 ГПК).
23. Назначение дела к судебному разбирательству может иметь место лишь после того, как будут произведены все необходимые действия по его подготовке.
Дело может быть признано достаточно подготовленным, когда определен состав участвующих лиц, уточнены их требования и возражения, остановлен круг фактов, имеющих значение для дела, выяснены и истребованы доказательства, подтверждающие или опровергающие такие факты, ответчику вручена копия искового заявления, а в необходимых случаях и копии приобщенных к нему документов, лица, участвующие в деле, извещены о месте и времени рассмотрения дела.
Одновременно судья должен разрешить вопрос о целесообразности разбирательства данного дела в выездном заседании, а также об участии в нем представителей общественных организаций и трудовых коллективов.
24. Обратить внимание судов на необходимость строгого соблюдения установленного ч. 1 cm. 99 ГПК семидневного срока для проведения подготовки дела к судебному разбирательству.
Этот срок может быть продлен судьей до 20 дней только в исключительных случаях по делам особой сложности (например, требующим назначения экспертизы, направления судебного поручения, истребования материалов от граждан и организаций, находящихся вне района деятельности суда, рассматривающего дело, и т.п.), кроме дел, указанных в ч. 2 ст. 99 ГПК.
Продлевая срок на подготовку к судебному разбирательству, судья обязан вынести мотивированное определение.
25. Определение о проведении подготовки к судебному разбирательству другие определения, вынесенные в связи с подготовкой, обжалованию не подлежат, поскольку не преграждают возможность дальнейшего движе­ния дела, за исключением определений по вопросам обеспечения иска и определений об отказе в обеспечении доказательств, на которые может быть подана частичная жалоба или принесен протест (ст. ст. 58, 139 ГПК).
26. В связи с принятием настоящего постановления признать утратив­шим силу постановление Пленума Верховного Суда РСФСР от 19 марта 1969 г. № 48 «О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству» с изменениями и дополнениями, внесенными постановлениями Пленума от 5 апреля 1976 г. № 1 и от 20 декабря 1983 г. № 11.

18. ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РФ от 31 октября 1995 г. № 8 «О НЕКОТОРЫХ ВОПРОСАХ ПРИМЕНЕНИЯ СУДАМИ КОНСТИТУЦИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПРИ ОСУЩЕСТВЛЕНИИ ПРАВОСУДИЯ»

Закрепленное в Конституции Российской Федерации положение о высшей юридической силе и прямом действии Конституции означает, что все конституционные нормы имеют верховенство над законами и подзаконными актами, в силу чего суды при разбирательстве конкретных судебных дел должны руководствоваться Конституцией Российской Федерации.
В целях единообразного применения судами конституционных норм при осуществлении правосудия Пленум Верховного Суда Российской Федерации постановляет дать следующие разъяснения:
1. В соответствии со ст. 18 Конституции Российской Федерации права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действую­щими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, дея­тельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием.
Учитывая это конституционное положение, а также положение ч. 1 cт. 46 Конституции Российской Федерации, гарантирующей каждому право на судебную защиту его прав и свобод, суды обязаны обеспечить надлежащую защиту прав и свобод человека и гражданина путем своевременного и Пра­вильного рассмотрения дел.
2. Согласно ч. I cт. 15 Конституции Российской Федерации, Конститу­ция имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. В соответствии с этим консти­туционным положением судам при рассмотрении дел следует оценивать содержание закона или иного нормативного правового акта, регулирую­щего рассматриваемые судом правоотношения, и во всех необходимых случаях применять Конституцию Российской Федерации в качестве акта прямого действия.
Суд, разрешая дело, применяет непосредственно Конституцию, в ча­стности:
а) когда закрепленные нормой Конституции положения, исходя из ее смысла, не требуют дополнительной регламентации и не содержат указа­ния на возможность ее применения при условии принятия федерального закона, регулирующего права, свободы, обязанности человека и гражданина и другие положения;
б) когда суд придет к выводу, что федеральный закон, действовавший на территории Российской Федерации до вступления в силу Конституции Российской Федерации, противоречит ей;
в) когда суд придет к убеждению, что федеральный закон, принятый после вступления в силу Конституции Российской Федерации, находится в противоречии с соответствующими положениями Конституции;
г) когда закон либо иной нормативный правовой акт, принятый субъ­ектом Российской Федерации по предметам совместного ведения Рос­сийской Федерации и субъектов Российской Федерации, противоречит Конституции Российской Федерации, а федеральный закон, который дол­жен регулировать рассматриваемые судом правоотношения, отсутствует.
В случаях, когда статья Конституции Российской Федерации является отсылочной, суды при рассмотрении дел должны применять закон, регу­лирующий возникшие правоотношения. Наличие решения Конституцион­ного Суда Российской Федерации о признании неконституционной той или иной нормы закона не препятствует применению закона в остальной его части.
Нормативные указы Президента Российской Федерации как главы государства подлежат применению судами при разрешении конкретных судебных дел, если они не противоречат Конституции Российской Федерации и федеральным законам (ч. 3 cт. 90 Конституции Российской Федерации).
3. В случае неопределенности в вопросе о том, соответствует ли Кон­ституции Российской Федерации примененный или подлежащий приме­нению по конкретному делу закон, суд, исходя из положений ч. 4 cm. 125 Конституции Российской Федерации, обращается в Конституционный Суд Российской Федерации с запросом о конституционности этого закона. Такой запрос в соответствии со ст. 101 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» может быть сделан судом первой, кассационной или надзорной инстанции в любой стадии рассмотрения дела.
О необходимости обращения с запросом в Конституционный Суд Российской Федерации суд выносит мотивированное определение (поста­новление). Сам запрос оформляется в письменной форме в виде отдельного документа.
В запросе о проверке конституционности примененного или подлежа­щего применению при рассмотрении конкретного дела закона суд в соответствии с требованиями ст. 37 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» должен указать точное название, номер, дату принятия, источник опубликования и иные данные в подлежащем проверке законодательном акте, а также мотивы, по кото­рым он пришел к выводу о направлении указанного запроса. В силу ст. 38 названного Федерального конституционного закона к запросу необходимо приложить текст закона, подлежащего проверке, и перевод на русский язык всех документов и иных материалов, изложенных на другом языке.
В связи с обращением в Конституционный Суд Российской Федерации с запросом о проверке конституционности примененного или подлежащего применению закона производство по делу или исполнение принятого решения, исходя из требований ст. 103 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», приостанавли­вается до разрешения запроса Конституционным Судом Российской Феде­рации, о чем должно быть указано в названном выше определении (поста­новлении) суда.
Если подсудимый содержится под стражей, рекомендовать суду в каж­дом таком случае обсуждать вопрос об изменении ему меры пресечения.
4. При рассмотрении дел судам надлежит учитывать, что если подлежащий применению закон либо иной нормативный правовой акт субъекта Российской Федерации противоречит федеральному закону, принятому по вопросам, находящимся в ведении Российской Федерации либо в совмест­ном ведении Российской Федерации и субъекта Российской Федерации, то, исходя из положений ч. 5 cт. 76 Конституции Российской Федерации, суд должен принять решение в соответствии с федеральным законом.
Если имеются противоречия между нормативным правовым актом субъекта Российской Федерации, принятым по вопросам, относящимся к ведению субъекта Российской Федерации, и федеральным законом, то в силу ч. 6 cm. 76 Конституции Российской Федерации подлежит примене­нию нормативный правовой акт субъекта Российской Федерации.
5. Судам при осуществлении правосудия надлежит исходить из того, что общепризнанные принципы и нормы международного права, закреп­ленные в международных пактах, конвенциях и иных документах (в частности, во Всеобщей декларации прав человека. Международном пакте о гражданских и политических правах, Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах), и международные договоры Российской Федерации являются в соответствии с ч. 4 cт. 15 Конституции I Российской Федерации составной частью ее правовой системы. Этой же конституционной нормой определено, что если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.
Учитывая это, суд при рассмотрении дела не вправе применять нормы закона, регулирующего возникшие правоотношения, если вступившим в силу для Российской Федерации международным договором, решение о согласии на обязательность которого для Российской Федерации было принято в форме федерального закона, установлены иные правила, чем предусмотренные законом. В этих случаях применяются правила между­народного договора Российской Федерации.
При этом судам необходимо иметь в виду, что в силу п 3 cт. 5 Федерального закона Российской Федерации «О международных договорах Российской Федерации» положения официально опубликованных международных договоров Российской Федерации, не требующие издания внутригосударственных актов для применения, действуют в Российской Федерации непосредственно. В иных случаях наряду с международным договором Российской Федерации следует применять и соответствующий внутригосударственный правовой акт, принятый для осуществления поло­жений указанного международного договора.
6. Обратить внимание судов на то, что в силу ч. 3 cт. 15 Конституции Российской Федерации не могут применяться законы, а также любые иные нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы, обязанности человека и гражданина, если они не опубликованы официально для все­общего сведения. В соответствии с указанным конституционным поло­жением суд не вправе основывать свое решение на неопубликованных нормативных актах, затрагивающих права, свободы, обязанности человека и гражданина.
Порядок официального опубликования федеральных нормативных правовых актов определен Федеральными законом Российской Федерации «О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституци­онных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собра­ния» и Указом Президента Российской Федерации от 21 января 1993 г. «О нормативных актах центральных органов государственного управле­ния Российской Федерации».
7. Если при рассмотрении конкретного дела суд установит, что подле­жащий применению акт государственного или иного органа не соответст­вует закону, он в силу ч. 2 cт. 120 Конституции Российской Федерации обязан принять решение в соответствии с законом, регулирующим данные правоотношения.
Оценке с точки зрения соответствия закону подлежат нормативные акты любого государственного или иного органа (нормативные указы Президента Российской Федерации, постановления палат Федерального Собрания Российской Федерации, постановления и распоряжения Прави­тельства Российской Федерации, акты органов местного самоуправления, приказы и инструкции министерств и ведомств, руководителей учреж­дений, предприятий, организаций и т. д.).
При применении закона вместо несоответствующего ему акта госу­дарственного иди иного органа суд вправе вынести частное определение (постановление) и обратить внимание органа или должностного лица, издавшего такой акт, на необходимость привести его в соответствие с законом либо отменить.
8. Конституцией Российской Федерации каждому гарантировано право на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом (ч. 1 cт. 47). В соответствии с указанным консти­туционным положением вышестоящий суд не вправе без ходатайства или согласия сторон принять к своему производству в качестве суда первой инстанции дело, подсудное нижестоящему суду.
Если рассмотрение дела в том суде и тем судьей, к подсудности кото­рых оно отнесено законом, невозможно (например, в связи с недопустимостью повторного участия судьи в рассмотрении дела, наличием обстоя­тельств, устраняющих судью от участия в рассмотрении дела или со­здающих невозможность рассмотрения дела в данном суде), председатель вышестоящего суда вправе передать дело для рассмотрения в другой бли­жайший суд того же уровня (звена) с обязательным извещением сторон о причинах передачи дела.
9. В ч. 2 cт. 26 Конституции Российской Федерации закреплено право каждого на пользование родным языком. В силу указанной конституцион­ной нормы суд по ходатайству участвующих в деле лиц обязан обеспечить им право делать заявления, давать объяснения и показания, заявлять хода­тайства и выступать в суде на родном языке.
10. В силу конституционного положения об осуществлении судопроиз­водства на основе состязательности и равноправия сторон (ч. 3 cт. 123 Конституции Российской Федерации) суд по каждому делу обеспечивает равенство прав участников судебного разбирательства по представлению и исследованию доказательств и заявлению ходатайств.
При рассмотрении гражданских дел следует исходить из представлен­ных истцом и ответчиком доказательств. Вместе с тем суд может пред­ложить сторонам представить дополнительные доказательства. В случае необходимости, с учетом состояния здоровья, возраста и иных обстоя­тельств, затрудняющих сторонам возможность представления доказа­тельств, без которых нельзя правильно рассмотреть дело, суд по ходатай­ству сторон принимает меры к истребованию таких доказательств.
11. При рассмотрении жалоб на отказ в регистрации общественных объединений граждан либо заявлений заинтересованных лиц о ликвида­ции общественных объединений судам необходимо иметь в виду, что в соответствии с ч. 5 cт. 13 Конституции Российской Федерации запреща­ется создание и деятельность общественных объединений, цели и действия которых направлены на насильственное изменение основ конституцион­ного строя и нарушение целостности Российской Федерации, подрыв безопасности государства, создание вооруженных формирований, разжи­гание социальной, расовой, национальной и религиозной розни.
Учитывая это конституционное положение, суду необходимо тщательно исследовать и оценить в совокупности все представленные письменные и вещественные доказательства, показания свидетелей и другие доказатель­ства, свидетельствующие о целях, задачах, фактической деятельности общественных объединений.
12. В силу Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах государства, участвующие в этом пакте, приняли на себя обязанность обеспечить право на забастовку при условии его осуще­ствления в соответствии с национальным законодательством.
Конституция Российской Федерации гарантировала работникам, а так­же их трудовым коллективам право на индивидуальные и коллективные трудовые споры, включая право на забастовку (ч. 4 cт. 37). Однако осуще­ствление права на забастовку не должно нарушать права и свободы других лиц и может быть ограничено федеральным законом, но лишь в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспе­чения обороны страны и безопасности государства (ч. 3 cт. 17, ч. 3 cт. 55 Конституции Российской Федерации).
Исходя из этого, при решении вопроса о незаконности проведения забастовки судам следует иметь в виду, что ограничение права на забас­товку в указанных выше случаях допустимо лишь для тех категорий ра­ботников, в отношении которых с учетом характера их деятельности и воз­можных последствий прекращения ими работы необходимость запрета на проведение забастовки прямо вытекает из названных выше положений Конституции. Ограничение права на забастовку большего круга работни­ков, чем это необходимо для достижения целей, названных в ч. 3 cт. 17 и ч. 3 cт. 55 Конституции Российской Федерации, является неправомерным.
13. При рассмотрении дел, вытекающих из жилищных правоотноше­ний, судам необходимо учитывать, что Конституция Российской Феде­рации предоставила каждому, кто законно находится на территории Рос­сийской Федерации, право свободно передвигаться, выбирать место пре­бывания и жительства, а также гарантировала право на жилище (ч. 1 cт. 27, ч. I cт. 40).
Исходя из этих положений Конституции, следует иметь в виду, что отсутствие прописки либо регистрации, заменившей институт прописки, само по себе не может служить основанием для ограничения прав и свобод человека, включая и право на жилище. При рассмотрении дел, свя­занных с признанием права пользования жилым помещением, необходимо учитывать, что данные, свидетельствующие о наличии или отсутствии прописки (регистрации), являются лишь одним из доказательств того, состоялось ли между нанимателем (собственником) жилого помещения, членами его семьи соглашение о вселении лица в занимаемое ими жилое помещение и на каких условиях.
14. Поскольку ограничение права гражданина на тайну переписки, те­лефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений допу­скается только на основании судебного решения (ч. 2 cm. 23 Конституции Российской Федерации), судам надлежит иметь в виду, что в соответствии с Федеральным законам Российской Федерации «Об оперативно-розыскной деятельности» проведение оперативно-розыскных мероприятий, ограни­чивающих указанные конституционные права граждан, может иметь место лишь при наличии у органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, информации о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, по которому производство предварительного следствия обязательно; о лицах, подготавливающих, совершающих или совершивших противоправное деяние, по которому производство предварительного следствия обязательно; о событиях или действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации. Перечень органов, которым предоставлено право осуществлять оперативно-розыскную дея­тельность, содержится в названном законе.
Эти же обстоятельства суды должны иметь в виду при рассмотрении материалов, подтверждающих необходимость проникновения в жилище против воли проживающих в нем лиц (ст. 25 Конституции Российской Федерации), если такие материалы представляются в суд органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность.
Обратить внимание судов на то, что результаты оперативно-розыскных мероприятий, связанных с ограничением конституционного права граж­дан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, а также с проникновением в жилище против воли проживающих в нем лиц (кроме случаев, установленных федеральным законом), могут быть использованы в качестве доказательств по делам, лишь когда они получены по разрешению суда на проведение таких меро­приятий и проверены следственными органами в соответствии с уголовно-процессуальным законодательствам.
15. При рассмотрении уголовных дел должен соблюдаться закреплен­ный в ст. 49 Конституции Российской Федерации принцип презумпции невиновности, согласно которому каждый обвиняемый в совершении пре­ступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступив­шим в законную силу приговором суда. При этом с учетом положений данной конституционной нормы недопустимо возлагать на обвиняемого (подсудимого) доказывание своей невиновности.
Судам необходимо иметь в виду, что в соответствии с ч. 3 cт. 49 Кон­ституции Российской Федерации неустранимые сомнения в виновности обвиняемого (подсудимого) должны толковаться в его пользу.
16. Обратить внимание судов на необходимость выполнения конститу­ционного положения о том, что при осуществлении правосудия не допус­кается использование доказательств, полученных с нарушением федераль­ного закона (ч. 2 cm. 50 Конституции Российской Федерации), а также выполнения требований ч. 3 cт. 69 УПК РСФСР, в силу которой доказа­тельства, полученные с нарушением закона, не могут быть положены в основу обвинения.
Разъяснить, что доказательства должны признаваться полученными с нарушением закона, если при их собирании и закреплении были нару­шены гарантированные Конституцией Российской Федерации права человека и гражданина или установленный уголовно-процессуальным законодательством порядок их собирания и закрепления, а также если собирание и закрепление доказательств осуществлено ненадлежащим лицом или органом либо в результате действий, не предусмотренных процессуальными нормами.
17. При судебном разбирательстве должно строго соблюдаться гаран­тированное Конституцией (ч. 1 cт. 48) право каждого на получение квали­фицированной юридической помощи. С учетом этого конституционного положения суд обязан обеспечить участие защитника в деле как в случаях, когда обвиняемый выразил такое желание, так и в случаях, когда участие защитника является обязательным по закону.
На основании ст. 50 УПК РСФСР обвиняемый вправе в любой момент производства по делу отказаться от защитника, однако такой отказ не дол­жен быть вынужденным и может быть принят лишь при наличии реальной возможности участия защитника в деле.
В соответствии с ч. 2 cm. 48 Конституции Российской Федерации и на основании ст. 47 УПК РСФСР каждый задержанный, заключенный под стражу имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с мо­мента объявления ему протокола задержания или постановления о приме­нении меры пресечения в виде заключения под стражу, а каждый обвиня­емый в силу указанной конституционной нормы и на основании ст. 46 УПК РСФСР имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента предъявления обвинения. При нарушении этого конституцион­ного права все показания задержанного, заключенного под стражу, обви­няемого и результаты следственных действий, проведенных с его учас­тием, должны рассматриваться судом как доказательства, полученные с нарушением закона.
18. При рассмотрении гражданских и уголовных дел судам необходимо учитывать, что в силу ст. 51 Конституции Российской Федерации никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом.
С учетом этого конституционного положения суд, предлагая подсуди­мому дать показания по поводу обвинения и известных ему обстоятельств дела (ст. 280 УПК РСФСР), должен одновременно разъяснить ему ст. 51 Конституции Российской Федерации. Положения указанной статьи Кон­ституции должны быть разъяснены также супругу или близкому родствен­нику подсудимого перед допросом этого лица в качестве свидетеля или потерпевшего и лицу, вызванному в суд в качестве свидетеля по граждан­скому делу, если оно является супругом либо близким родственником истца, ответчика, других участвующих в деле лиц.
Если подозреваемому, обвиняемому, его супругу и близким родствен­никам при дознании или на предварительном следствии не было разъяс­нено указанное конституционное положение, показания этих лиц должны признаваться судом полученными с нарушением закона и не могут являться доказательствами виновности обвиняемого (подозреваемого).
19. Судам необходимо иметь в виду, что разъяснения по применению действующего законодательства, данные Пленумом Верховного Суда Российской Федерации до вступления в силу Конституции Российской Федерации, могут применяться при рассмотрении дел в части, не противоречащей Конституции Российской Федерации.

19. ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПЛЕНУМА ВЫСШЕГО АРБИТРАЖНОГО СУДА РФ от 24 мая 1995 г. №« 20 «О ПРИМЕНЕНИИ ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА «О ВВЕДЕНИИ В ДЕЙСТВИЕ
АРБИТРАЖНОГО ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»

В связи с принятием Федерального закона «О введении в действие Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации» Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации постановил:
1. В соответствии с Федеральным законам «О введении в действие Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации» (далее - Закон) Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации (далее - Кодекс), за исключением главы 21, вводится в действие с 1 июля 1995 года.
Арбитражным судам следует иметь в виду, что нормы Кодекса, кроме содержащихся в главе 21, применяются при рассмотрении после 1 июля 1995 года дел, в том числе поступивших до этой даты.
2. В соответствии с частью 2 статьи 3 Кодекса порядок судопроиз­водства (в том числе подведомственность споров) в арбитражных судах в Российской Федерации определяется Конституцией Российской Федера­ции, Федеральным конституционным законом «Об арбитражных судах ; в Российской Федерации», Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации и принимаемыми в соответствии с ними другими федеральными законами.
В связи с этим арбитражным судам при принятии исковых заявлений и рассмотрении дел следует иметь в виду, что в соответствии со статьей 22 Кодекса к подведомственности арбитражного суда федеральным законом могут быть отнесены другие дела помимо перечисленных в этой статье. Однако без внесения в Кодекс соответствующих изменений и дополнений федеральным законом не могут быть изъяты из компетенции арбитражного суда подведомственные ему дела, изменена подсудность, по иному решены другие процессуальные вопросы.
3. В соответствии с частью 6 статьи 22 Кодекса к подведомственности арбитражных судов отнесены дела с участием иностранных организаций, организаций с иностранными инвестициями, международных организаций, иностранных граждан, лиц без гражданства, осуществляющих предпринимательскую деятельность, если иное не предусмотрено между­народным договором Российской Федерации.
В связи с этим арбитражным судам следует принимать к своему производству дела с участием лиц, если исковые заявления поступили с 1 июля 1995 года.
Арбитражным судам следует также принимать к своему производству после 1 июля 1995 года дела с участием названных в абзаце первом лиц, если ранее им было отказано в принятии искового заявления или производство по делу прекращено по мотиву неподведомственности спора арбитражному суду.
4. Арбитражным судам следует иметь в виду, что с 1 июля 1995 года вводится апелляционная инстанция. Поэтому кассационные жалобы на решения арбитражных судов в субъектах Российской Федерации, подан­ные до 1 июля 1995 года и не рассмотренные к 1 июля 1995 года, должны рассматриваться 1 июля 1995 года арбитражными судами, в которых при­няты решения, в порядке, предусмотренном главой 20 Кодекса.
5. В соответствии со статьей 2 Закона глава 21 Кодекса «Производство в кассационной инстанции» вводится в действие по мере образования фе­деральных арбитражных судов округов, но не позднее 1 января 1996 года.
Арбитражным судам следует исходить из того, что федеральный арби­тражный суд округа считается образованным для выполнения возложенных на него функций после назначения председателя суда, создания одного судебного состава для рассмотрения дел из числа судей, назначенных в этот суд, или судей другого арбитражного суда, на которых Пленумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации возложены полно­мочия по проверке в кассационном порядке законности решений, определений и постановлений, принятых арбитражными судами в субъектах Российской Федерации, и издания председателем, федерального арбитраж­ного суда округа приказа о начале работы суда.
6. При поступлении кассационных жалоб, адресованных федеральному арбитражному суду округа, арбитражным судам следует иметь в виду, что глава 21 «Производство в кассационной инстанции» вводится в действие по мере образования федеральных арбитражных судов округов. Поэтому кассационные жалобы, адресованные федеральному арбитражному суду округа, который еще не образован, направляются вместе с делами в Выс­ший Арбитражный Суд Российской Федерации для решения вопроса о принесении протеста в порядке надзора, если эти дела рассматривались в апелляционной инстанции Государственная пошлина в данном случае возврату не подлежит.
После образования федерального арбитражного суда округа кассацион­ная жалоба на вступившее в законную силу решение должна быть направ­лена арбитражным судом, принявшим решение, определение, постановле­ние, вместе с делом в федеральный арбитражный суд округа, к ведению которого относится рассмотрение кассационных жалоб на решения этого арбитражного суда в соответствии со статьей 24 Федерального конститу­ционного закона «Об арбитражных судах в Российской Федерации».
7. Согласно пункту 2 части 2 статьи 31 Кодекса в случаях, когда не­возможно рассмотреть дело в арбитражном суде, к подсудности которого оно относится, это дело передается для рассмотрения в другой арбитраж­ный суд того же уровня. При определении конкретного суда, в который может быть передано дело, в том числе в связи с невозможностью создания судебного состава для рассмотрения жалобы в порядке апелляционного производства, суду следует иметь в виду, что из арбитражного суда авто­номного округа дело передается в арбитражный суд края, области, в кото­рые входит данный автономный округ.
При необходимости передачи дела из арбитражного суда республики, края, области, города в другой арбитражный суд вопрос о том, в какой арбитражный суд передать дело, решает Высший Арбитражный Суд Рос­сийской Федерации по запросу соответствующего суда.
8. При определении состава суда для рассмотрения дела арбитражным судам следует исходить из того, что дело, рассматривавшееся до 1 июля 1995 года коллегиально и отложенное на срок после 1 июля 1995 года либо переданное на новое рассмотрение после отмены решения или опре­деления после 1 июля 1995 года может быть рассмотрено по решению председателя арбитражного суда коллегиально и в том случае, если в со­ответствии со статьей 14 Кодекса оно подлежит рассмотрению единолично.
9. Протесты и заявления о принесении протестов, не рассмотренные в арбитражных судах республик до 1 июля 1995 года направляются вместе с делами в Высший Арбитражный Суд Российской Федерации.
10. В связи с изменением полномочий Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации протесты, принесенные в Пленум до 1 июля 1995 года и не рассмотренные до этого срока, подлежат рассмотрению Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации.
11. В соответствии с частью 1 статьи 4 Закона протесты, принесенные до 1 июля 1995 года в коллегию Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации по проверке в порядке надзора законности и обоснованности решений арбитражных судов, вступивших в законную силу, рассматрива­ются этой коллегией и после 1 июля 1995 года, поэтому указанная коллегия действует впредь до рассмотрения всех протестов, принесенных в нее до 1 июля 1995 года.
12. Арбитражным судам не следует возвращать после 1 июля 1995 года исковые заявления по мотиву несоблюдения досудебного (претензионного) порядка, кроме заявлений по спорам, для которых он сохранен.
При этом следует иметь в виду, что Федеральным законом «О связи», принятым вместо Временного положения о связи в Российской Федерации, сохранен досудебный (претензионный) порядок разрешения споров.

20. ИНСТРУКЦИЯ ОБ ОПЛАТЕ ЮРИДИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ, ОКАЗЫВАЕМОЙ АДВОКАТАМИ ГРАЖДАНАМ, ПРЕДПРИЯТИЯМ, УЧРЕЖДЕНИЯМ, ОРГАНИЗАЦИЯМ И КООПЕРАТИВАМ (утв. Минюстом СССР 10 апреля 1991 г.) (действует с ограничениями)

I. Общие положения
1. Основным принципом оплаты труда за юридическую помощь, ока­зываемую адвокатами гражданам, предприятиям, учреждениям, организа­циям и кооперативам, является соглашение между адвокатом и лицом, обратившимся за помощью.
При оплате по соглашению гражданину принадлежит право выбора конкретного адвоката.
При отсутствии соглашения об оплате между адвокатом и лицом, обра­тившимся за юридической помощью, оплата устанавливается адвокатом или руководителем юридической консультации (иного объединения) по минимальным ставкам, предусмотренным настоящей Инструкцией. В таком же порядке устанавливается размер оплаты за юридическую помощь при отнесении ее на счет государства в случаях, предусмотренных Законам.
2. При оказании правовой помощи иностранным юридическим и физи­ческим лицам, а также в случаях выполнения поручений, не предусмотренных настоящей Инструкцией, размер оплаты устанавливается по соглашению сторон.
3. Соглашение о характере и объеме принятого адвокатом поручения, о размере оплаты юридической помощи и иных расходах, связанных с вы­полнением поручения, оформляется регистрационной карточкой, которая подписывается адвокатом и лицом, обратившимся за помощью.
4. Плата за юридическую помощь (кроме валютных поступлений) вносится в кассу или на текущий счет юридической консультации (иного объединения) в отделении соответствующего банка.
Денежные поступления в иностранной валюте за оказание юридичес­кой помощи иностранным гражданам, организациям и фирмам вносятся в соответствующий банк в порядке, установленном законодательством.
5. При установлении размера оплаты за юридическую помощь по став­кам, предусмотренным настоящей Инструкцией, в местностях, где к зара­ботной плате работников непроизводственных отраслей народного хозяйства установлены районные коэффициенты и надбавки, оплата юридической помощи повышается в соответствующих размерах.
6. Из суммы, поступившей за выполнение поручения, адвокату может быть выплачен аванс, соответствующий объему фактически выполненной работы за определенный период.
7. В случае отказа от помощи адвоката обратившемуся возвращается внесенная им денежная сумма с удержанием части ее за фактически выполненную адвокатом работу.
8. При невозможности выполнить поручение или довести его до конца по причинам, не зависящим от адвоката, неотработанная часть гонорара возвращается или, с согласия клиента, переводится на счет другого адво­ката, продолжающего выполнение поручения. Сумма, подлежащая удер­жанию или доплате, определяется руководителем юридической консульта­ции (иного объединения) по согласованию с обратившимся за помощью и адвокатом.
9. В случае недобросовестного выполнения профессиональных обя­занностей президиум коллегии вправе удержать с адвоката полностью или частично гонорар, внесенный в юридическую консультацию (иное объе­динение), для возврата его обратившемуся за юридической помощью.
10. Ответственность за правильность установления размера оплаты по принятому поручению несут руководитель юридической консультацией (иного объединения) и адвокат.
Контроль за правильным применением настоящей Инструкции осуще­ствляет президиум коллегии адвокатов.
II. Юридическая помощь, оказываемая гражданам бесплатно
11. Юридическая помощь оказывается бесплатно в случаях, предусмо­тренных действующим законодательством об адвокатуре.
12. Президиум коллегии адвокатов или руководитель юридической консультации (иного объединения) вправе полностью или частично осво­бодить гражданина от оплаты и в других случаях с учетом конкретных обстоятельств.
13. При оказании юридической помощи в соответствии с пунктом 11 настоящей Инструкции по желанию обратившегося за помощью с ним может быть заключено соглашение с оплатой труда адвоката на общих основаниях.

III. Плата за консультации (советы) по правовым вопросам и за составление правовых документов
14. При отсутствии соглашения оплата производится в следующих размерах:
а) консультации (советы) - не менее 5 руб.;
б) составление правовых документов - не менее 15 руб.;
в) составление запросов, справок - не менее 5 руб.;
г) составление жалоб по административным делам - не менее 30 руб.;
д) вызов адвоката на дом - не менее 30 руб. без учета транспортных расходов;
е) вызов адвоката в места лишения свободы - не менее 30 руб.;
ж) составление проектов уставов, договоров и др. сложных докумен­тов - не менее 300 руб.
Оплата конкретной юридической помощи в случаях, предусмотренных п. «д», производится дополнительно.

IV. Плата за ведение уголовных дел на предварительном следствии и в судах первой инстанции
15. При отсутствии соглашения между сторонами плата за участие адвоката в расследовании и в судах первой инстанции устанавливается не менее 50 рублей в день.
16. За участие адвоката в распорядительном заседании суда плата взи­мается не менее 40 рублей в день.
17. За осуществление адвокатом защиты двух и более лиц взимается плата не менее 75 процентов с каждого от сумм, установленных пунктами 15 и 16 настоящей Инструкции.
18. За время перерывов в судебных заседаниях взимается не менее 50 процентов платы за день судебного заседания.
19. За подготовку к ведению дела в суде, за изучение адвокатом дела, протокола судебного заседания, а также за оказание юридической помощи осужденному или оправданному при ознакомлении их с протоколами взимается плата не менее 40 рублей за каждый день.

V. Плата за ведение гражданских дел в суде первой инстанции и административных дел
20. При отсутствии соглашения между сторонами плата за ведение гражданских дел в суде первой инстанции взимается в размере не менее 50 рублей за день.
21. За ведение административных дел, а также за представительство в государственных и иных организациях, а также при внесудебном рассмо­трении спора взимается плата не менее 40 рублей за день.
22. За представительство интересов нескольких лиц, а также за время перерывов в судебных заседаниях размер платы устанавливается приме­нительно к пунктам 17,18 настоящей Инструкции.
За подготовку к ведению дела в суде, за изучение дела и протокола судебного заседания взимается плата не менее 40 рублей в день.
За доклад исковых материалов или представление объяснений по иску на личном приеме у судьи взимается плата не менее 30 рублей.

VI. Плата за ведение уголовных, гражданских и административных дел в судах второй инстанции и в порядке надзора
23. При отсутствии соглашения сторон за составление кассационной жалобы на приговор и решение, частной жалобы на определение суда, а также жалобы по административному делу, объяснений по протестам и жалобам адвокатом, не участвовавшим в суде первой инстанции, взимается плата не менее 60 процентов суммы, подлежащей оплате в суде первой инстанции или в административном органе (п.п.15, 20, 21 настоящей Инструкции).
24. За ведение дела в отношении одного лица в суде второй инстанции адвокатом, участвовавшим по этому делу в суде первой инстанции, взи­мается плата не менее 50 процентов, а не участвовавшим в суде первой инстанции - не менее 80 процентов за ведение этого дела в суде первой инстанции (пп.15, 20,21 настоящей Инструкции).
При продолжительности судебного процесса свыше одного дня взима­ется плата не менее 40 рублей за каждый последующий день.
25. За подготовку и изучение дела к ведению его в кассационной и над­зорной инстанциях взимается плата не менее 40 рублей в день.
26. За составление жалобы на вступившие в законную силу приговор, решение, определение, постановление суда или объяснение по протесту адвокатом, участвовавшим в суде первой или второй инстанции, взимается не менее 50 процентов, а не участвовавшим в суде первой или второй инстанции - не менее 80 процентов суммы, подлежащей оплате за ведение этого дела в суде первой инстанции (пп.15, 20, 21 Инструкции).
За составление повторных жалоб взимается плата в размере не менее 50 процентов первоначально назначенной суммы за ведение дела в порядке надзора.
За доклад надзорной жалобы на личном приеме взимается не менее 40 рублей.
За участие адвоката в заседании суда надзорной инстанции взимается плата в размере, установленном пп.15, 20 и 21 настоящей Инструкции.

VII. Оплата юридической помощи, оказываемой предприятиям, учреждениям, организациям и кооперативам
27. Для оказания юридической помощи предприятиям, учреждениям, организациям и кооперативам юридические консультации (иные объединения) и адвокаты заключают с ними договоры с оплатой этой работы повременно или по разовым поручениям.
Размер оплаты устанавливается по соглашению сторон.

VIII. Оплата расходов, связанных с выездом адвоката
28. По делам, ведение которых связано с выездом, кроме основной оп­латы, предусмотренной настоящей Инструкцией, взимаются расходы на командировку адвоката по соглашению сторон (стоимость проезда любым видом транспорта, оплата гостиницы, суточные и иные расходы).
При отсутствии соглашения сторон размер командировочных расходов определяется президиумом коллегии адвокатов в соответствии с законо­дательством.
Кроме того, в случаях, если основная плата за дни выезда оказывается ниже среднего заработка, адвокату за счет обратившегося за помощью (гражданина или юридического лица) возмещается разница до среднего заработка.
29. Настоящая Инструкция вводится в действие с 10 апреля 1991 года.

21. ПИСЬМО ГОСНАЛОГСЛУЖБЫ РФ И МИНФИНА РФ от 16 марта 1993 г. №№ ВГ-4-01/ЗЗ н, 04-01-01 «О НАЛОГООБЛОЖЕНИИ КОЛЛЕГИЙ АДВОКАТОВ»

В связи с поступающими запросами о налогообложении коллегий адвокатов Государственная налоговая служба Российской Федерации и Министерство финансов Российской Федерации сообщают следующее.
В соответствии с Положением об адвокатуре РСФСР, утвержденным Законом РСФСР от 20.11.80, средства, поступившие в юридические консультации от граждан и организаций за оказание им юридической по­мощи, направляются на оплату труда адвокатов, содержание юридических консультаций, а также на отчисления коллегиям адвокатов. Поступление указанных средств не образует прибыли и поэтому налогом на прибыль не облагается.
Вместе с тем сумма превышения доходов над расходами при осуще­ствлении коллегиями деятельности, не отнесенной Положением об адвокатуре РСФСР (ст. 19) к видам юридической помощи, оказываемой адво­катами гражданам и организациям (издание и продажа брошюр, организация платных семинаров и платных лекториев, доходы от внереализационных операций и иные доходы, полученные коллегиями и юридическими консуль­тациями по договорам, не связанным с оказанием юридической помощи) подлежит налогообложению в порядке, установленном Законам Российской Федерации «О налоге на прибыль предприятий и организаций» (с учетом изменений и дополнений).
Гонорары, полученные адвокатами за оказание юридической помощи гражданам и предприятиям, подлежат налогообложению в порядке, уста­новленном Законом РСФСР от 07.12.91 № 1998-1 «О подоходном налоге с физических лиц» (с учетом последующих изменений и дополнений).
Если членами коллегии адвокатов создаются юридические фирмы и другие коммерческие образования на основе Закона РСФСР «О пред­приятиях и предпринимательской деятельности», зарегистрированные в установленном порядке и несущие ответственность в соответствии с зако­нодательством, то такие предприятия являются плательщиками налога на прибыль, а также других налогов в порядке, установленном налоговым законодательством.

22. ПОЛОЖЕНИЕ О ПОРЯДКЕ ОПЛАТЫ ТРУДА АДВОКАТОВ ЗА СЧЕТ ГОСУДАРСТВА (утв. письмом Минюста РФ 27 января 1994 г.)

В соответствии с Законом Российской Федерации от 23 мая 1992 г. «О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР» (№ 2825-1) расходы по оплате труда адвокатов согласно статьи 47 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР относятся на счет республиканского бюджета в случаях, когда орган дознания, предварительного следствия, прокурор или суд, в производстве которых находится дело, освобождают подозреваемого и обвиняемого полностью или частично от платы юридической помощи или когда адвокат участвовал в производстве дознания, предварительного следствия или в суде по назначению без заключения соглашения с клиентом.
Во всех указанных случаях необходимо руководствоваться следующими правилами.
1. Основанием для отнесения расходов по оплате труда адвокатов за счет средств республиканского бюджета Российской Федерации за время оказания юридической помощи по защите лиц, освобожденных полностью или частично органом дознания, предварительного следствия, прокурором или судом, в производстве которых находится дело, от несения расходов на оплату юридической помощи, а также при их участии в производстве дознания, предварительного следствия или в суде по назначению является постановление лица, производящего дознание, следователя, прокурора, определение суда, в производстве которых находится дело, выносимые на основании заявления адвоката.
2. Размер оплата труда за один день участия адвоката в рассмотрении дела в случаях, перечисленных в пункте 1 настоящего Положения, опреде­ляется из расчета не менее одной четверти установленного в Российской Федерации минимального размера оплаты труда.
Оплата труда адвокатов за время перерывов в судебных заседаниях (за участие адвоката в ведении уголовных дел, перечисленных в пункте 1 настоящего Положения), если адвокат в это время не участвовал в рас­смотрении других дел, производится в размере 50 процентов оплаты, предусмотренной за день участия в судебном процессе.
В районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, где работникам предприятий, учреждений и организаций установлены район­ные коэффициенты и процентные надбавки к заработной плате, оплата юридической помощи повышается в соответствующих размерах.
В постановлении (определении) об отнесении расходов по оплате труда адвокатов за счет средств республиканского бюджета Российской Федерации указывается наименование следственного органа или суда, номер дела, фамилия обвиняемого (осужденного), количество дней, фактически затра­ченных адвокатов на изучение материалов дела, участие на предваритель­ном следствии и судебном процессе и изучение протоколов судебного заседания, денежная сумма, определенная в соответствии с указанным выше расчетом, фамилия, имя, отчество адвоката, выполнявшего поруче­ние, а также полное наименование и банковские реквизиты юридической консультации (профессионального объединения адвокатов), в составе которой он состоит.
Копия постановления (определения), заверенная гербовой печатью, направляется по принадлежности в соответствующую финансовую службу министерства юстиции республик в составе Российской Федерации, уп­равления (отдела) юстиции, администрации края, области, округа, городов Москвы и Санкт-Петербурга, прокуратуры республики в составе Россий­ской Федерации, края, области и приравненных к ним прокуратур, финан­совую службу органа внутренних дел, в соответствующий финансовый орган Государственного таможенного комитета и Департамента налоговой полиции Российской Федерации по месту производства дознания, предва­рительного следствия либо по месту нахождения суда, а копия определе­ния военного суда - в соответствующий финансовый орган Министерства обороны Российской Федерации, при котором военный суд состоит на финансовом довольствии для перечисления указанной в постановлении (определении) суммы на текущий (расчетный) счет юридической консуль­тации (профессионального объединения адвокатов).
3. Соответствующие финансовые службы, указанные в пункте 2 абзаце 5 настоящего Положения, в 10-дневный срок со дня поступления указанного в пунктах 1 и 2 постановления (определения) об оплате труда адвокатов за счет средств республиканского бюджета Российской Феде­рации проверяют документы и переводят указанные в постановлении (определении) суммы на текущий (расчетный) счет юридической консуль­тации (профессионального объединения адвокатов).
4. При длительном участии адвоката в предварительном следствии или в судебном процессе постановление (определение) с указанием суммы оп­латы труда адвоката выносится ежемесячно за фактически проработанные дни и объявленные судом дни перерывов в судебных заседаниях.
5. В случае признания подсудимого виновным приговором суда, суммы, выплаченные адвокату из бюджета за участие на предварительном следст­вии и в судебном процессе, должны быть взысканы с осужденных лиц в доход республиканского бюджета Российской Федерации. В отдельных случаях, исходя из материального положения и иных исключительных об­стоятельств, он может быть освобожден судом от этой обязанности.
Исполнение судебных решений о взыскании с осужденных или ответ­чиков сумм в доход республиканского бюджета Российской Федерации осуществляется в порядке, установленном действующим законодательством.
6. Средства на оплату труда адвокатов по защите подозреваемых и обвиняемых по назначению или освобожденных органами дознания, пред­варительного следствия, прокурором и судом, в производстве которых находится дело, полностью или частично от оплаты юридической помощи предусматриваются по смете Министерства юстиции Российской Федера­ции по разделу 209 40 «Прочие расходы», а также по соответствующим разделам сметы генеральной прокуратуры Российской Федерации, Мини­стерства внутренних дел и Министерства обороны Российской Федерации, а также Государственного таможенного комитета и Департамента налоговой полиции Российской Федерации.
Возмещение указанных расходов по оплате труда адвокатов произво­дится платежными поручениями Министерства юстиции Российской Федерации, Генеральной прокуратуры Российской Федерации, Министер­ства внутренних дел и Министерства обороны Российской Федерации, Государственного таможенного комитета и Департамента налоговой поли­ции Российской Федерации согласно представляемым по мере необходи­мости сведениям о фактически произведенных расходах.

Управление организационно-правового обеспечения юридической помощи Министерства юстиции Российской Федерации

23. ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПРАВИТЕЛЬСТВА РФ от 7 октября 1993 г. № 1011 «ОБ ОПЛАТЕ ТРУДА АДВОКАТОВ ЗА СЧЕТ ГОСУДАРСТВА»

В соответствии со статьей 47 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР Совет Министров - Правительство Российской Федерации поста­новляет:
Министерству финансов Российской Федерации предусматривать в проектах республиканского бюджета Российской Федерации выделение Министерству юстиции Российской Федерации, Министерству внутренних дел Российской Федерации, Министерству безопасности Российской Фе­дерации, Министерству обороны Российской Федерации, Генеральной прокуратуре Российской Федерации, Государственному таможенному комитету Российской Федерации и Департаменту налоговой полиции Российской Федерации средств на оплату труда адвокатов по защите лиц, освобожденных полностью или частично органом дознания, предвари­тельного следствия, прокурором или судом, в производстве которых нахо­дится дело, от несения расходов на оплату юридической помощи, а также при участии их в производстве дознания, предварительного следствия или в суде по назначению.
Министерству юстиции Российской Федерации по согласованию с Министерством финансов Российской Федерации и заинтересованными министерствами и ведомствами Российской Федерации определить порядок расходования указанных средств.

Москва, 7 октября 1993 г. № 1011

24. ИНСТРУКЦИЯ ГОСНАЛОГСЛУЖБЫ РФ от 15 мая 1996 г. № 42
«ПО ПРИМЕНЕНИЮ ЗАКОНА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ «О ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПОШЛИНЕ» (с изменениями от 7 октября 1996 г., 6 июля 1998 г., 19 февраля, 16 ноября 1999 г.) (извлечение).

Настоящая инструкция издана во исполнение Закона Российской Федерации от 9 декабря 1991 г. № 2005-1 «О государственной пошлине» в редакции Федерального закона от 31 декабря 1995 г. № 226-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации «О государственной пошлине».

I. Общие положения
1. Под государственной пошлиной понимается установленный Законом Российской Федерации «О государственной пошлине» обязательный и действующий на всей территории Российской Федерации платеж, взимаемый за совершение юридически значимых действий либо выдачу документов уполномоченными на то органами или должностными лицами.
2. Плательщиками государственной пошлины являются граждане Рос­сийской Федерации, иностранные граждане и лица без гражданства (далее - граждане) и юридические лица, независимо от форм собственности, обра­щающиеся за совершением юридически значимых действий или выдачей документов.
Если за совершением юридически значимого действия или за выдачей документа одновременно обратились несколько лиц, не имеющих права на льготы, государственная пошлина уплачивается в полном размере в рав­ных долях или долях, согласованных между ними.
В случае, если среди лиц, обратившихся за совершением юридически значимого действия или за выдачей документа, одно лицо (несколько лиц) в соответствии с законодательством освобождено (освобождены) от уплаты государственной пошлины, то размер государственной пошлины, подлежащей уплате в соответствующий бюджет, уменьшается пропорционально количеству лиц, имеющих право на льготы, и в этом случае государственная пошлина уплачивается одним лицом (несколькими лицами), не имеющим (не имеющими) права на льготы.
Например, за удостоверением договора дарения квартиры обратились три лица, одно из которых - участник Великой Отечественной войны. Лица, не имеющие права на льготу, должны уплатить за удостоверение этого договора государственную пошлину в размере 2/3 от суммы пошлины, подлежащей уплате.
3. Государственная пошлина взимается:
с исковых и иных заявлений и жалоб, подаваемых в суды общей юри­сдикции, арбитражные суды и Конституционный Суд Российской Федерации;
за совершение нотариальных действий нотариусами государственных нотариальных контор или уполномоченными на то должностными лицами органов исполнительной власти, органов местного самоуправления и кон­сульских учреждений Российской Федерации;
за государственную регистрацию актов гражданского состояния и дру­гие юридически значимые действия, совершаемые органами записи актов гражданского состояния;
за выдачу документов вышеуказанными судами, учреждениями и орга­нами;
за рассмотрение и выдачу документов, связанных с приобретением гражданства Российской Федерации или выходом из гражданства Российской Федерации, въездом в Российскую Федерацию и выездом из Российской Федерации, а также за совершение других юридически значимых действий, определяемых Законом Российской Федерации «О государственной пошлине».
4. Если международным договором Российской Федерации, содержащим положения, касающиеся налогообложения и сборов, установлены иные правила и нормы, чем предусмотренные Налоговым кодексом Российской Федерации и принятыми в соответствии с ним нормативными правовыми актами о налогах и (или) сборах, то применяются правила и нормы между­народных договоров Российской Федерации.
6. Осуществление налоговыми органами контроля за соблюдением положений Закона Российской Федерации «О государственной пошлине», а также ответственность плательщиков государственной пошлины регули­руются Налоговым кодексом Российской Федерации и другими норматив­ными правовыми актами.

II. Порядок исчисления и уплаты государственной пошлины
6. Государственная пошлина уплачивается в рублях в банки (их филиалы), а также путем перечисления сумм государственной пошлины со счета плательщика через банки (их филиалы). Прием банками (их филиалами) государственной пошлины наличными деньгами осуществляется во всех случаях с выдачей квитанции установленной формы.
7. При определении размера государственной пошлины, установленного в кратном размере от минимального размера оплаты труда, учитывается установленный законом минимальный размер оплаты труда на день уп­латы государственной пошлины.
8. Государственная пошлина зачисляется в доход федерального бюджета по месту нахождения банка, принявшего платеж по делам, рассматриваемым арбитражными судами, Конституционным Судом Российской Федерации и Верховным Судом Российской Федерации.
Государственная пошлина зачисляется в доход местного бюджета по месту нахождения банка, принявшего платеж:
- по делам, рассматриваемым судами общей юрисдикции;
- за совершение нотариальных действий государственными нотариу­сами или уполномоченными на то должностными лицами органов испол­нительной власти и консульских учреждений;
- за совершение действий, связанных с оформлением актов граждан­ского состояния;
- за совершение действий, связанных с приобретением гражданства Российской Федерации или выходом из гражданства Российской Федерации, а также с выездом из Российской Федерации или въездом в Российскую Федерацию;
- за оформление прочих юридически значимых действий.
9. Платежные поручения и квитанции представляются только с под­линной отметкой банка. Ксерокопии и фотокопии платежных поручений и квитанций об уплате государственной пошлины не могут быть приняты в качестве доказательства ее уплаты.
Оформление платежного поручения должно соответствовать форме, приведенной в приложении к настоящей Инструкции.
10. Иностранные лица могут уплачивать государственную пошлину через надлежаще уполномоченных представителей в России, имеющих рублевые и валютные счета.
11. Платежные поручения на перечисление государственной пошлины, квитанции банка о приеме государственной пошлины приобщаются к со­ответствующим материалам о совершении юридически значимых действий или о выдаче документов и остаются в делах учреждений, взимающих государственную пошлину.
В реестре для регистрации нотариальных действий указываются сумма внесенной пошлины, дата и номер банковского документа.
12. Уплата государственной пошлины за нотариальные действия, за регистрацию актов гражданского состояния, совершаемые должностными лицами органов местного самоуправления в сельских поселениях, произ­водится наличными деньгами по квитанции установленной формы. При этом должностные лица в соответствующих реестрах, книгах делают отметку о сумме взысканной пошлины с указанием номера квитанции установленной формы.
В случаях освобождения плательщиков от уплаты государственной пошлины делается отметка в соответствующих документах (реестрах, книгах и т.п.).
13. Руководители учреждений, взимающих государственную пошлину, несут ответственность за правильность ее взимания, а также за своевремен­ность и полноту внесения пошлины в бюджет в соответствии с действую­щим законодательством.

III. Порядок возврата государственной пошлины
14. Уплаченная государственная пошлина подлежит возврату частично или полностью в случаях:
- внесения государственной пошлины в большем размере, чем это тре­буется по Закону Российской Федерации «О государственной пошлине». Не подлежит возврату уплаченная госпошлина, если истец после приня­тия искового заявления к производству уменьшил цену иска;
- возвращения или отказа в принятии искового заявления, жалобы и иного обращения судами, а также отказа в совершении нотариальных действий уполномоченными на то органами;
- прекращения производства по делу или оставления иска без рассмо­трения, если спор не подлежит рассмотрению в суде общей юрисдикции или арбитражном суде, а также когда истцом не соблюден установленный досудебный (претензионный) порядок урегулирования спора с ответчиком либо когда иск предъявлен недееспособным лицом;
- удовлетворения исковых требований арбитражным судом о возврате налогов, сборов, пошлин и других обязательных платежей из соответству­ющего бюджета, если ответчик - налоговый, финансовый, таможенный органы и орган по валютному и экспортному контролю, не в пользу кото­рого состоялось решение.
При добровольном удовлетворении ответчиком требований истца по­сле обращения последнего в арбитражный суд и вынесения определения о принятии искового заявления к производству государственная пошлина возврату не подлежит;
- отказа лиц, уплативших государственную пошлину, от совершения юридически значимого действия или от получения документа до обраще­ния в орган, совершающий данное юридически значимое действие;
- отказа в выдаче заграничного (общегражданского) паспорта.
15. Государственная пошлина, внесенная за исправление и изменение акта гражданского состояния, за государственную регистрацию брака или государственную регистрацию расторжения брака по решению суда, за перемену фамилии, имени, отчества, если акт впоследствии не был заре­гистрирован, возврату не подлежит.
16. Возврат государственной пошлины, уплаченной в федеральный бюджет, производится по заявлениям, подаваемым в налоговый орган:
в течение года со дня принятия соответствующего решения суда о воз­врате государственной пошлины из бюджета;
уплаченной в местный бюджет - в течение года со дня поступления суммы в бюджет.
К заявлению о возврате государственной пошлины прилагаются реше­ния, определения, справки суда об обстоятельствах, являющихся основа­нием для полного или частичного возврата пошлины, а также платежные поручения или квитанции с подлинной отметкой банка, подтверждающие уплату государственной пошлины, если пошлина подлежит возврату в полном размере. В случае возврата части уплаченной государственной по­шлины к справке организации прилагаются копии платежных документов.
По заявлениям, апелляционным или кассационным жалобам, оплаченным государственной пошлиной, но не поступившим в суд или им возвращенным, и по судебным актам, предусматривающим полный или частичный возврат пошлины, ее возврат производится на основании выданной судом справки.
После проверки поступивших в налоговые органы заявлений и доку­ментов на возврат госпошлины налоговый орган в течение 30 дней со дня их поступления выносит решение.
Государственная пошлина, подлежащая возврату, должна быть выдана гражданину или юридическому лицу в течение одного месяца со дня принятия решения о ее возврате соответствующим финансовым или налоговым органом.
Возврат государственной пошлины по делам, рассматриваемым арбит­ражными судами. Конституционным Судом Российской Федерации и Верховным Судом Российской Федерации, - органами федерального каз­начейства, а где они отсутствуют - налоговыми органами. Возврат государственной пошлины, уплаченной в местный бюджет, производится финансовыми органами.

IV. Государственная пошлина по делам, рассматриваемым в судах общей юрисдикции
17. По делам, рассматриваемым судами общей юрисдикции, государст­венная пошлина уплачивается до подачи соответствующего заявления (жалобы) или кассационной жалобы, а также при выдаче судом копий документов в следующих размерах:

1) с исковых заявлений имущественного характера при цене иска:
до 1 млн. рублей
свыше 1 млн. рублей до 10 млн. рублей



5% от цены иска
50 тыс. рублей + 4% от суммы свыше 1 млн. рублей

свыше 10 млн. рублей до 50 млн. рублей
свыше 50 млн. рублей до 100 млн. рублей
свыше 100 млн. рублей до 500 млн. рублей
свыше 500 млн. рублей
410 тыс. рублей + 3% от суммы свыше 10 млн. рублей
1 млн. 610 тыс. рублей + 2% от суммы свыше 50 млн. рублей
2 млн. 610 тыс. рублей + 1% от суммы свыше 100 млн. рублей
1,5% от цены иска


Примечание. В соответствии со статьей 83 Гражданского процессуаль­ного кодекса РСФСР цена иска определяется:
в исках о взыскании денег - взыскиваемой суммой;
в исках об истребовании имущества - стоимостью отыскиваемого имущества;
в исках о взыскании алиментов - совокупностью платежей за один год;
в исках.о срочных платежах и выдачах - совокупностью всех платежей или выдач, но не более чем за три года;
в исках о бессрочных или пожизненных платежах и выдачах - совокуп­ностью платежей или выдач за три года;
в исках об уменьшении или увеличении платежей или выдач - суммой, на которую уменьшаются или увеличиваются платежи или выдачи, но не более чем за один год;
в исках о прекращении платежей или выдач - совокупностью остав­шихся платежей или выдач, но не более чем за один год;
в исках о досрочном расторжении договора имущественного найма - совокупностью платежей за пользование имуществом в течение оставше­гося срока действия договора, но не более чем за три года;
в исках о праве собственности на строения, принадлежащие гражданам на праве личной собственности, - стоимостью строения, но не ниже инвен­таризационной оценки, при отсутствии ее - не ниже оценки по обязательному окладному страхованию, а для строений, принадлежащих предприятиям, учреждениям и организациям - не ниже балансовой оценки строения;
в исках, состоящих из нескольких самостоятельных требований, - об­щей суммой всех требований;

2) с заявлений о повторной выдаче судебного приказа


3) с надзорных жалоб по делам, которые не были обжалованы в кассационном порядке
50% от размера государственной пошлины, взимаемой при подаче исковых заявлений имущественного характера;

50% от размера государственной пошлины, взимаемой при подаче исковых заявлений (жалоб) неимуще­ственного характера, а по спорам имущественного характера - от раз­мера государственной пошлины, исчисленной из суммы, оспариваемой стороной или другим лицом, участвующим в деле;



В случае отказа в принятии заявления или выдаче судебного приказа внесенная взыскателем государственная пошлина при предъявлении взыскателем иска к должнику в порядке искового производства засчитыва­ется в счет уплаты государственной пошлины;

4) с исковых заявлений о расторжении брака
однократный размер минимального размера оплаты труда

5) с исковых заявлений о расторжении брака с лицом, признанным в установленном
порядке безвестно отсутствующим или недееспособным вследствие психического расстройства, либо с лицом, осужденным к лишению свободы на срок свыше трех лет
20% от минимального размера оплаты труда













6) с исковых заявлений о разделе имущества, находящегося в общей собственности (выделе доли из него)

размер государственной пошлины определяется в соответствии с подпунктом 1 настоящего пункта,
если спор о признании права собственности на это имущество ранее не разрешался судом, либо в соответствии с подпунктом 5 настоящего пункта, если спор о признании права собственности на это имущество судом ранее был разрешен















7) с исковых заявлений неимущественного характера, а также с исковых заявлений
имущественного характера, не подлежащих оценке труда
10% от минимального размера оплаты труда - для граждан, десятикратный размер минимального размера оплаты - для юридических лиц


Например, гражданин 15 мая 1997 г. обратился в суд с исковым заяв­лением неимущественного характера, уплатив государственную пошлину в размере 10 процентов от минимального размера оплаты труда -8349 руб., и выиграл дело. Ответчиком по делу выступало юридическое лицо. В соответствии со ст. 90 Гражданского процессуального кодекса РСФСР стороне, в пользу которой состоялось решение, суд присуждает с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, к которым от­носится и госпошлина. В таком случае юридическое лицо должно будет уплатить госпошлину в размере 8349 руб. В случае, если истец был бы ос­вобожден от уплаты госпошлины, то ответчик при удовлетворении судом исковых требований должен был внести госпошлину в бюджет в размере, в котором она подлежала бы взысканию с истца, в нашем примере - в раз­мере 8349 руб.

8) с жалоб на решения и действия 15% от минимального размера оплаты труда
(или бездействие) органов
государственной власти, органов местного
самоуправления, общественных объединений,
иных организаций, должностных лиц,
нарушающих права и свободы граждан

9) с заявлений, с жалоб по делам особого 10% от минимального размера оплаты труда
производства


Примечание. В соответствии со статьей 245 Гражданского процессуаль­ного кодекса РСФСР к делам, рассматриваемым судами общей юрисдикции в порядке особого производства, относятся дела:
об установлении фактов, имеющих юридическое значение;
о признании гражданина безвестно отсутствующим и об объявлении гражданина умершим;
о признании гражданина ограниченно дееспособным и недееспособным;
о признании имущества бесхозяйным;
об установлении неправильностей записей в книгах актов гражданского состояния;
по жалобам на нотариальные действия или на отказ в их совершении;
о восстановлении прав по утраченным документам на предъявителя (вызывное производство);

10) с кассационных жалоб на решения суда
50% от размера государственной пошлины, взимаемой при подаче исковых заявлений (жалоб)
неимущественного характера, а по спорам имущественного характера - от размера государственной пошлины, исчисленной из сумм
оспариваемой стороной или другим лицом, участвующим в деле
















11) за повторную выдачу копий (дубликатов) решений, приговоров, определений, постановлений суда, копий (дубликатов) других документов из дела, выдаваемых судом по просьбе сторон или других лиц, участвующих в деле, а также за выдачу копий
(дубликатов) названных документов, выдаваемых судом по просьбе заинтересованных лиц
1% от минимального размера оплаты труда за страницу документа





















18. За исковые заявления, содержащие одновременно требования имущественного и неимущественного характера, взимается одновременно государственная пошлина, установленная для исковых заявлений имуще­ственного характера и для исковых заявлений неимущественного характера.
19. Со встречных исковых заявлений, а также с заявлений о вступлении в дело третьих лиц с самостоятельными исковыми требованиями пошлина взимается на общих основаниях,
При замене судом первоначального истца с его согласия другим лицом это лицо должно уплатить пошлину на общих основаниях.
Согласно статье 40 ГПК РСФСР в случаях выбытия одной из сторон в спорном или установленном решением правоотношении (смерть гражда­нина, прекращение существования юридического лица, уступка требования, перевод долга) суд допускает замену этой стороны ее правопреемником. Правопреемство возможно в любой стадии процесса.
Для правопреемника все действия, совершенные в процессе до его вступления, обязательны в той мере, в какой они были бы обязательны для лица, которое правопреемник заменил. Госпошлина взыскивается с право­преемника, если она не была уплачена первоначальным истцом.
20. В случае выделения судьей одного или нескольких из соединенных исковых требований в отдельное производство пошлина, уплаченная при предъявлении иска, не пересчитывается и не возвращается. По выделенному отдельно производству пошлина вторично не уплачивается.
По повторно предъявленным искам, которые ранее были оставлены без рассмотрения, пошлина уплачивается вновь на общих основаниях. При оставлении исков без рассмотрения (если спор не подлежит рассмотрению в суде общей юрисдикции) пошлина подлежит возврату. В случае ее невозврата к повторно предъявляемому иску может быть приложен первона­чальный документ об уплате госпошлины, если не истек годичный срок после вынесения решения.
21. Цена иска, по которой исчисляется пошлина, указывается истцом, а в соответствующих случаях - судьей по правилам, установленным гражданско-процессуальным законодательством.
По делам о взыскании алиментов на содержание детей пошлина опре­деляется исходя из совокупной суммы платежей алиментов за 12 месяцев.
Взыскание алиментов производится с начисленной суммы заработка (дохода), причитающегося лицу, уплачивающему алименты, после удержа­ния из этого заработка (дохода) подоходного налога. Если судом выносится решение о взыскании алиментов на содержание детей и на содержание истца, госпошлина исчисляется исходя из совокупной суммы этих платежей за год. В случае подачи истцом заявления о прекращении разбирательства по делу о взыскании алиментов до его рассмотрения в суде пошлина с от­ветчика не взыскивается.
22. При освобождении истца от уплаты государственной пошлины в случае удовлетворения иска пошлина взыскивается с ответчика (если он не освобожден от уплаты пошлины) в доход государства в соответствии с присужденной суммой иска.
23. При затруднительности определения цены иска в момент его предъявления размер государственной пошлины предварительно устанав­ливается судьей с последующим довзысканном пошлины сообразно цене иска, определенной судом при разрешении дела.
При увеличении истцом исковых требований недостающая сумма пошлины доплачивается в соответствии с увеличенной ценой иска.
В таком же порядке исчисляется пошлина, когда суд в зависимости от обстоятельств дела выходит за пределы заявленных истцом требований.
При частичном удовлетворении иска пошлина взыскивается с ответчика пропорционально удовлетворенной части, а остальная часть пошлины не подлежит возврату истцу.
24. С исковых заявлений о праве собственности на имущество, о при­знании права на долю в имуществе, о выделе доли из общего имущества, если спор о признании права собственности на это имущество не решался судом; госпошлина взимается как с заявлений имущественного характера, подлежащих оценке.
С исковых заявлений об истребовании наследниками принадлежащей им доли имущества, если спор о признании права собственности на это имущество судом ранее был разрешен, госпошлина взимается как с исковых заявлений имущественного характера, не подлежащих оценке.
25. С исковых заявлений о расторжении брака с одновременным разде­лом имущества пошлина взимается как за расторжение брака, так и за раздел имущества.
26. С подаваемых ходатайств об отмене решений Морской Арбитражной Комиссии при Торгово-промышленной палате Российской Федерации, госпошлина взимается в порядке и размерах, установленных с кассационных жалоб на решения суда.
27. От уплаты госпошлины по делам, рассматриваемым в судах общей юрисдикции, освобождаются:
1) Герои Советского Союза, Герои Российской Федерации, полные кавалеры ордена Славы.
Основанием для предоставления льготы является книжка Героя Совет­ского Союза или Российской Федерации, орденская книжка;
2) участники и инвалиды Великой Отечественной войны. Основанием для предоставления льготы является удостоверение уча­стника или инвалида Великой Отечественной войны;
3) лица, имеющие право на эту льготу в соответствии с Законом Рос­сийской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздей­ствию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС», в том числе переселившиеся с территории Украины, Республики Белоруссия и других государств на территорию Российской Федерации для постоянного проживания независимо от того, являются ли они ее гражданами в соот­ветствии с международными договорами Российской Федерации. К ним относятся:
а) граждане, получившие или перенесшие лучевую болезнь и другие заболевания, связанные с радиационным воздействием вследствие чернобыльской катастрофы или с работами по ликвидации последствий катаст­рофы на Чернобыльской АЭС;
б) инвалиды вследствие чернобыльской катастрофы из числа:
- граждан (в том числе временно направленных или командированных), принимавших участие в ликвидации последствий катастрофы в пределах зоны отчуждения или занятых на эксплуатации или других работах на Чернобыльской АЭС;
- военнослужащих и военнообязанных, призванных на специальные сборы и привлеченных к выполнению работ, связанных с ликвидацией последствий чернобыльской катастрофы, независимо от места дислокации и выполнявшихся работ, а также лиц начальствующего и рядового состава органов внутренних дел, проходивших (проходящих) службу в зоне от­чуждения;
- граждан, эвакуированных из зоны отчуждения и переселенных из зоны отселения либо выехавших в добровольном порядке из указанных зон после принятия решения об эвакуации;
- граждан, отдавших костный мозг для спасения жизни людей, постра­давших вследствие чернобыльской катастрофы, независимо от времени, прошедшего с момента трансплантации костного мозга, и времени развития у них в этой связи инвалидности;
в) граждане (в том числе временно направленные или командирован­ные), принимавшие в 1986-1987 годах участие в работах по ликвидации последствий чернобыльской катастрофы в пределах зоны отчуждения или занятые в этот период на работах, связанных с эвакуацией населения, материальных ценностей, сельскохозяйственных животных, и на эксплуа­тации или других работах на Чернобыльской АЭС;
г) военнослужащие и военнообязанные, призванные на специальные сборы и привлеченные в этот период для выполнения работ, связанных с ликвидацией последствий чернобыльской катастрофы, в пределах зоны отчуждения, включая летно-подъемный, инженерно-технический составы гражданской авиации, независимо от места дислокации и выполнявшихся работ;
д) лица начальствующего и рядового состава органов внутренних дел, проходивших в 1986-1987 годах службу в зоне отчуждения;
е) граждане, в том числе военнослужащие и военнообязанные, при­званные на военные сборы и принимавшие участие в 1988-1990 годах в работах по объекту «Укрытие»;
ж) младший и средний медицинский персонал, врачи и другие работ­ники лечебных учреждений (за исключением лиц, чья профессиональная деятельность связана с работой с любыми видами источников ионизирую­щих излучений в условиях радиационной обстановки на их рабочем ме­сте, соответствующей профилю проводимой работы), получившие сверх­нормативные дозы облучения при оказании медицинской помощи и об­служивании в период с 26 апреля по 30 июня 1986 г. лиц, пострадавших в результате чернобыльской катастрофы и являвшихся источником ионизи­рующих излучений;
з) рабочие и служащие, а также военнослужащие, лица начальствую­щего и рядового состава органов внутренних дел, получившие професси­ональные заболевания, связанные с лучевым воздействием на работах в зоне отчуждения;
и) граждане, эвакуированные (в том числе выехавшие добровольно) в 1986 году из зоны отчуждения, включая детей, в том числе детей, которые в момент эвакуации находились в состоянии внутриутробного развития;
к) дети и подростки, страдающие болезнями (вследствие чернобыль­ской катастрофы или обусловленными генетическими последствиями радиоактивного облучения их родителей), а также последующие поколе­ния детей в случае развития у них заболеваний вследствие чернобыльской катастрофы или обусловленных генетическими последствиями радиоак­тивного облучения их родителей.
Основанием для предоставления льготы является удостоверение уча­стника ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС или специальное удостоверение инвалида;
4) граждане, пострадавшие от радиационных воздействий. К числу таких лиц относятся:
а) граждане, получившие или перенесшие лучевую болезнь или став­шие инвалидами вследствие радиационных аварий и их последствий на других (кроме Чернобыльской АЭС) атомных объектах гражданского или военного назначения, в результате испытаний, учений и иных работ, связанных с любыми видами ядерных установок, включая ядерное оружие и космическую технику;

<<

стр. 3
(всего 4)

СОДЕРЖАНИЕ

>>