<<

стр. 2
(всего 2)

СОДЕРЖАНИЕ

суровых жизненных испытаний, наступивших после 1848 г. в период “мрачного семилетия, и
отходит от былых свободолюбивых взглядов. Агарин органически включается в типологический
ряд “лишних людей”. Ему противопоставлена Саша с ее стихийной жаждой новой жизни.
Показательно для позиции автора, что поэма названа именем не героя, а героины, что создавало
определенный контраст с романом Тургенева “Рудин”, опубликованным впервые одновременно с
“Сашей” в журнале “Современник” (1856, № 1).
Лирические стихи Некрасова, собранные в четвертом отделе сборника, 1856 г., несли на
себе отпечаток поэтической оригинальности и новаторства. Автобиографические стихи о родном
доме, воспоминания о детстве (“Родина”) приобретали обобщенно-гражданское звучание. Темы
дружбы (“Памяти приятеля”), любви (“Когда из мрака заблужденья”...” “Еду ли ночью...”)
раскрывались в социальном плане.
Сборник Некрасова 1856 г. был событием во многих отношениях знаменательным, “...Вы
дали нам книгу, - писал Чернышевский Некрасову, - какой не бывало еще в русской литературе”.
В целом цикле стихотворений, созданных в самом начале 60-х годов (“Знахарка”, “На
Волге”, “Деревенские новости”, “Крестьянские дети” “В полном разгаре страда деревенская...”,
“Орина, мать солдатская”), он выступал как выразитель народных дум и чаяний, горя и радости. В
это время народе, но и для народа. Так была задумана поэма “Коробейники” (1861). Некрасов
соединяет лирический сюжет поэмы-историю любви деревенской девушки Катерины к
коробейнику Ване - с широким кругом явлений тогдашней русской жизни. В поэму была
включена “Песня убогого странника”, расширявшая и углублявшая ее социальное содержание.
Широкое использование фольклорных традиций позволило Некрасову создать произведение,
ставшее близким и понятым народу. Достаточно вспомнить, что начало поэмы (“Ой полна, полна
коробушка...”) превратилось в популярную народную песню.
Два года спустя Некрасов пишет одно из наиболее замечательных своих произведений -
поэму “Мороз, Красный нос” (1863-1864). Народная жизнь в ней изображена более всесторонне,
образ русской крестьянки, стал здесь воплощением лучших черт национального характера.
Эпическое изображение народной жизни в первой части поэмы, когда конкретный бытовой
случай - смерть крестьянина, поднимался в авторском повествовании до уровня события
большого эмоционально-эстетического значения, органически сочетался со второй частью, где
внешних событий совсем немного, но зато заметно усиливается лирическое начало (внутренний
монолог Дарьи, авторские лирические отступления и т.д.). Особенно интересен в сон
умирающей Дарьи. Нередко используемая в литературе форма сна давала возможность Некрасову
создать представление о здоровых основах народной жизни. Яркие, колоритные картины
радостного крестьянского труда объясняли, как мог сформироваться тип “величавой славянки”:
“В ней ясно и крепко сознанье, // Что все их спасенье в труде”. Продолжая традиции Кольцова,
Некрасов воспел труд как основу жизни.
Художественное своеобразие поэмы связано с широким использованием в ней самых
различных фольклорных жанров. В народной сказке “Морозко” героиня награждается за
пассивную добродетель, за смиренное ожидание награды, приходящей откуда-то извне. Мороз у
Некрасова при всей его поэтичности - воплощение злой силы. Дарье неоткуда ждать помощи,
хотя за трудолюбие, доброту, смелость она-то именно и заслуживает награду.
Народные поэмы Некрасова - новый и значительный этап в его творческом развитии, в
истории русской поэзии.
Лирика Некрасова последнего периода - одно из высших художественных достижений его
поэзии. Откровенный и прямой разговор, начатый в “Песне Еремушке”, определил тональность
ряда лирических стихотворений Некрасова 60-70-х годов. Так, “Элегия” (1874), являющаяся
одним из важнейших эстетических манифестов поэта, начинается с открытого обращения к
молодому поколению:
Пускай нам говорит изменчивая мода,
Что тема старая “страдания народа”
И что поэзия забыть ее должна,
Не верьте, юноши! не стареет она.
“Железная дорога” (1864) также прямо адресована молодежи. Первоначально
произведение было опубликовано с подзаголовком: “Посвящается детям”. По форме это монолог
автора, обращенный к мальчику Ване, который упоминается уже в эпиграфе. Эпиграф этот
необычен, он подобран по принципу не соответствия, а контраста к последующему изложению.
Все стихотворение построено как полемика с генералом, оно утверждает подлинную роль народа
в строительстве железной дороги и в истории вообще. Идет борьба за Ваню, за молодое
поколение, которое прежде всего нуждается в правде.
Рисуя горькую сцену народной темноты и забитости в финале “Железной дороги”, поэт
утверждал мысль о необходимости активной борьбы за свободу борьбы за свободу, о том, что
счастливое будущее не придет само: его нужно завоевать, грудью проложить дорогу к нему.
Важное место в лирике Некрасова последнего периода занимают стихи о “народных
заступниках”. Тема друзей народа уже была представлена в поэтическом творчестве Некрасова
50-х годов, но преимущественно в жанре поэмы (“В.Г.Белинский”, 1855; “Несчастные”, 1856).
В стихотворении “Памяти Добролюбова” (1864) можно обнаружить перекличку с романом
Чернышевского “Что делать?”. Бе таких людей, как Рахметов, сказано там, жизнь “заглохла бы,
прокисла бы ...”. “Заглохла б нива жизни”, - подхватывает эту мысль Некрасов.
В “поздней” лирике Некрасова последовательно усиливаются романтические тенденции.
Лирические стихи становятся более психологичными. Для них характерны мотивы
жертвенности, тема трагического одиночества лирического героя, религиозная символика.
Усложняется структур атекста. В стихотворении “Поэту (Памяти Шиллера”), являющемся одной
из важнейших эстетических деклараций Некрасова, создан идеальный образ поэта-романтика.
В 70-х годы Некрасов продолжает работать в жанре поэмы. Историко-революционные
поэмы, как и часть его лирики, были прямо обращены к молодому поколению. В особенности это
относится к “Дедушке” (1870): поэма была построена как беседа возвратившегося из ссылки
дедушки-декабриста с внуком Сашей. Некрасов сознательно изображает своего героя не
сломленным ни морально, ни физически. Поэт откровенно любуется бывшим декабристом,
подчеркивает его органическую связь с родной природой.
“Русские женщины” (1872-1873), воспевавшие подвиг жен декабристов, состоят из двух
частей, написанных в разной творческой манере: романтической (“Княгине Волконская”). В
“Княгине Трубецкой” повествование строится не по линейному принципу, а фрагментарно:
настоящее перемешивается с прошедшим, действительность со снами. В “Княгине Волконской”
темп более спокойный, даже несколько замедленный. Основным источником этой части поэмы
послужили автобиографические записки самой Марии Волконской. Подробнее в поэме
рассказывалось о разрыве Волконской со своей средой, с отцом. Сначала поэма была названа
“Декабристки”, но в процессе работы Некрасов дал ей другое название: “Русские женщины”,
придав тем самым своему повествованию более обобщающий смысл.
Сатирическая поэма “Современники” (1875) тесно примыкает к двум другим поэмам, над
которыми Некрасов работал почти одновременно: “Русские женщины” и “Кому на Руси жить
хорошо”. Возникает своего рода трилогия, подводящая итог всему художественному творчеству
поэта. “Современники” построены как портретная галерея (такой подзаголовок был в рукописи).
Тем самым поэт получил возможность всесторонне изобразить эпоху, “подлее которой не было”,
когда банкиры, капиталисты, хищники всех мастей могли быть “юбилярами и триумфаторами”,
“героями времени” (так называются две части поэмы). В литературе 70-х годов поэма Некрасова
может быть поставлена в один ряд лишь с произведениями Салтыкова-Щедрина: сходство
обнаруживается и в тематике, и в идейной направленности, и в сатирических методах обобщения
жизненных явлений.
“Кому на Руси жить хорошо” (1866-1876) можно назвать энциклопедией крестьянской
жизни.
При жизни автора поэма, оставшаяся незаконченной, не была опубликована в составе всех
написанных Некрасовым частей. Согласно пометкам Некрасова, последовательность отдельных
фрагментов должна быть такой: Часть Первая, “Последыш” (из второй части), “Пир - на весь мир”
(из второй части), “Крестьянка” (из третьей части). Однако в силу разных причин порядок этот
нарушен, а “Пир - на весь мир” традиционно печатается в конце произведения. Не все
исследователи согласны с таким решением. Нет единства взглядов и в вопросе о замысле поэмы и
его последующим воплощении. Судя по Прологу, странники должны были поочередно
встретиться с шестью предполагаемыми счастливцами: помещиком, попом, купцом, чиновником,
министром, царем. Однако после бесед с двумя из них (помещиком и попом) странники как будто
забывают о своих же первоначальных планах.
В “Последыше” странники меняют даже саму формулу поисков:
Мы ищем, дядя Влас,
Непоротой губернии
Непотрошеной Волости
Избыткова села!...
Так проясняется главная проблема поэмы, формулируется авторский замысел: поиски
путей к народному благополучию.
В “Кому на Руси жить хорошо” нарисован целый ряд очень колоритных, своеобразных
народных характеров. Но главная цель Некрасова - создание коллективного образа народа, как это
и должно быть, если речь идет об эпопее. Избранный поэтом композиционный прием
путешествия давал ему возможность наиболее полно и широко показать всю крестьянскую Русь в
буднях и праздниках, в труде, на ярмарке, в спорах, песнях, преданиях, в ее прошлом и настоящем.
Некрасов не идеализирует крестьянскую массу, не закрывает глаза на отрицательное явления
народной жизни (рабский характер “примерного холопа” Якова, предательство Глеба и т.д.). Но
главное его внимание обращено на коренную основу народного быта и сознания.
Глубоко раскрывая судьбы отдельных героев, действующих в привычной для них и,
казалось бы, обыденной обстановке, Некрасов стремится показать то новое что уже проявляется
в крестьянстве, в его психологии (Яким Нагой, Ермил Гирин из Части Первой, Агап Петров из
“Последыша”).
Для раскрытия характера крестьянки Матрены Тимофеевны, ее внутреннего мира
Некрасов использует форму исповеди. Ни один из некрасовских героев не пользуется так
широко и умело почти всеми жанрами устного народного творчества, как Матрена Тимофеевна.
Одно это свидетельствует о ее несомненной талантливости (недаром одним из прототипов
некрасовской героини была замечательная народная поэтесса - “вопленница” Ирина Федосова).
Савелий также является художественным открытием Некрасова. Крестьянский бунт,
убийство жесткого управителя Фогеля, каторга - таков жизненный путь богатыря Савелия. Он
активный борец не столько за свои личные интересы, сколько за интересы общественные,
народные. В одном из важнейших авторских отступлений Некрасов, упомянув Белинского и
Гоголя, писал с нескрываемым волнением: “То имена великие, //Носили их, прославили//
Заступники народные!”
Если бы странники могли подняться до уровня Гриши Добросклонова, цель поисков была
бы достигнута, и они могли бы с чистым сердцем, найдя счастливого, вернуться домой: “Быть бы
нашим странникам под родною крышею, //Если б знать могли они, что творилось с Гришею”. Но
знать этого они не могли, поэтому поэма не заканчивается, впереди у странников еще долгий
путь, а к чему он приведет - неизвестно, потому что Некрасов поэмы не дописал.
Изменения, происходящие с семью мужиками в процессе их поисков, чрезвычайно важны
для уяснения авторского замысла, центральной идеи всего произведения.
Некрасову необходимо было показать как под влиянием самой действительности
постепенно и закономерно исчезают традиционные, умозрительные представления крестьян, как
новые встречи, новые наблюдения расширяют их кругозор, заставляют более вдумчиво, более
глубоко воспринимать жизнь.
Жизнь многому учит странников, учит и новому представлению о счастье.
От первоначальных представлений о счастье и в соответствии с этим о предполагаемом
счастливце странники закономерно приходят к новому пониманию тех вопросов, которые стояли
перед ними в начале поэмы.
“Кому на Руси жить хорошо” - широкое эпическое полотно, проникнутое горячей
любовью к родине, народу. Авторские начало в поэме вполне ощутимо, хотя и не всегда выделено
на первый план. Позиция повествователя определена совершенно точно. Он вместе с народом.
Начинается произведение вполне в духе фольклора, которому не свойственна
конкретизация: “В каком году - рассчитывай, // В какой земле - угадывай ...” Но тут же появляется
точное указание, определяющее социально-правовое положение мужиков-странников: “Семье
временнообязанных...” Сразу же становится понятно, что действие происходит в России в
определенный временный отрезок: еще два года после отмены крепостного права (1861) крестьяне
обязывались нести некоторые повинности в пользу своих бывших владельцев, почему и
назывались “временнообязанными”. И это сочетание сказочного и реального характерно для всей
поэмы, хотя их соотношение постоянно изменяется: с развитием действия сказочные элементы
(скатерь-самобранка, например) постепенно исчезают.
Отрицательные герои существуют в замкнутой сфере, им не дано выхода на широкий
простор деятельной жизни. В странники-правдоискателя изображены на широчайшем
пространстве русской земли; они постоянно в дороге, в пути. Вот почему мотив дороги,
чрезвычайно характерный для Некрасова (“В дорогое”, “Коробейники”, “Железная дорога”,
“Русские женщины”), становится определяющим в построении всей поэмы. Таким образом,
пространственно-временные отношения помогают глубже проникнуть в сложную структуру
художественного текста.
Новаторство поэмы “Кому на Руси жить хорошо” проявлялось во всех компонентах
текста, в том числе и в стихе поэмы, который сочетал фольклорные и литературные традиции.
В художественную систему поэмы органически включается мир устного народного
творчества. Нет ни одного фольклорного жанра, который так или иначе не отразился бы в
некрасовской поэме (волшебная и бытовая сказка, былины, песни, причитания, пословицы,
поговорки, загадки). Но поэт использует богатейший фольклорный материал не слепо, не
механически; он подчиняет его своему идейно-художественному заданию, порою переосмысляет
те или иные его мотивы и образы.
Творчество Некрасова было закономерным продолжением и развитием лучших традиций
русской литературы. В его произведениях нашли отражение гражданственность Рылеева, энергия
отрицания, сила протеста Лермонтова, народность, фольклоризм Кольцова. В наибольшей же
степени на становление творчества Некрасова воздействовали Пушкин и Гоголь.
Для языка и стиля Некрасова характерно соединение самых разнородных элементов. В его
творчестве ярко отражается песенное начало, связанное с использованием фольклорных традиций.
Некрасов способствовал развитию русского литературного языка, обогащал его новыми речевыми
элементами. Важное значение имело и жанровое новаторство Некрасова. Созданные им виды
поэмы-народные, историко-революционные, сатирические-явились подлинным вкладом в
историю русской поэзии.



Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин
(1826-1889)

Раннее творчество, " Губернские очерки" и произведения второй половины 50-х годов.
"История одного города".
Цикл сатир 70-х годов.
"Господа Головлёвы"
Творчество 80-х годов.
Сказки.
"Пошехонская старина".


Опорные выражения.

Социально-политическая сатира. Тема социальных противоречий. Гротескно-заостренные образы-
символы. "История одного города" как сатира на самодержавный режим. Проблема народа и
власти. Сатирическая типизация. Разоблачение хищничества, цинизма. Ирония, сарказм, картина,
разложения дворянской семьи. Иудушка Головлёв. Речевая характеристика. Психологический
анализ. Сатирические сказки. Тема народа. Критика самодержавия.

Литература:
Бушмин А.С. Эволюция сатиры Салтыкова-Щедрина. Л.,1984
Горячкина М.С. Сатира Салтыкова-Щедрина. М.,1976
Николаев Д.П. Сатира Щедрина и реалистический гротеск. М., 1977
Николаев Д.П. Смех Щедрина. М., 1988
Прозоров В.В. Салтыков -Щедрин. М.,1988

М.Е, Салтыков-Щедрин занимает почетное место в блестящей плеяде замечательных сатириков,
составляющих славу мировой культуры (Рабле, Свифт, Вольтер).
Салтыков вошел в литературу в конце 40-х годов, в период расцвета "натуральной школы". Уже
первая его повесть "Противоречия" (1847), посвященная изображению самой будничной
повседневности, была полемически противопоставлена любому приукрашиванию
действительности. Сюжет повести, обрисовка действующих лиц до некоторой степени
напоминают роман Герцена "Кто виноват?". Как это уже подчеркнуто названием, в повести
отчётливо звучит тема социальных противоречий, коверкающих судьбы героев, лишающих
"маленького человека" права на личное счастье. Вместе с тем Салтыкова волнует проблема
противоречий внутренних психологических, связанных с попытками героя повести уйти от грубой
действительности в мир вымыслов и фантазий. В данном случае можно говорить о некотором
сходстве проблематике раннего творчества Салтыкова с художественным миром Достоевского.
Это относится и ко второй повести Салтыкова "Запутанное дело" (1848). В "Запутанном деле"
также на первый вынесена тема "маленького человека", но решается она уже на более высоком
художественном уровне.
Ранние повести Салтыкова привлекли внимание царского правительства и он "за вредный образ
мыслей" был в 1848 году сослан в Вятку, где находился до 1855 года. Впечатление
провинциальной жизни послужили основой для создания "Губернских очерков" (1856), изданных
под псевдонимом Н. Щедрин.
Обращение Салтыкова-Щедрина к особому жанровому образованию- цикл очерков - явление,
характерное для литературы 50-х -70-х гг.
В "Губернских очерках" Салтыков-Щедрин на материале конкретных наблюдений создал
широкую художественную картину большой обобщающей силы. Он осуждает не конкретные
случаи мошенничества, а бесчеловечность всей бюрократической системы, общий "порядок
вещей".
В творчестве Салтыкова-Щедрина "История одного города" (1869-1870) занимает одно из
центральных мест. Это яркий образец политической сатиры. В сатирической "Истории одного
города" сочетаются элементы бытовые и фантастические, своеобразно сопоставлено прошлое и
настоящее. Категория художественного времени становится одним из важнейших факторов,
определяющих структуру всей книги. Внешне повествование, казалось бы, охватывает
совершенно определенный исторический период - с 1731 по 1825 г. Но с самых первых писатель
постоянно соотносит события XVIII века с живой современностью. Однако глуповские
градоначальники в целом вовсе не олицетворяют собой конкретных русских царей или их
министров. Значение щедринской сатиры значительно шире. В ней речь идет о всей системе
самодержавного правления, системе антинародной и античеловеческой, оставшейся в своих
основных чертах неизменной. Как бы внешне не отличались градоначальники друг от друга, их
объединяет одно: любое их действие направлено против народа. На первых же страницах
"Истории одного города" о градоначальниках было сказано: "Все они секут обывателей...". Так с
самого начала поставлена главная проблема произведения: самодержавие и народ. Потеряв всякую
жизненную опору, представители самодержавно - крепостнического режима живут в каком-то
фантастическом мире. В прочем, сама по себе фантастика у Щедрина не так уж далеко отстоит от
реальной действительности. Так, словосочетание "пустая голова" вырастает у Салтыкова -
Щедрина в образ градоначальника с фаршированной головой (Прыщ). У другого градоначальника
в голове находится маленький органчик, который мог наигрывать только два романса: "Разорю" и
"Не потерплю" .
Отношение писателя к народу принципиально отличалось от его отношения к миру угнетателей и
эксплуататоров. С глубоким и искренним сожалением пишет он о глуповцах, которых называет
"бедными ошеломляемыми". Однако изображение у Салтыкова-Щедрина далеко не однозначно.
Он решительно не принимает настроений пассивности, смирения, непротивления злу. В "Истории
одного города" сатирическое и трагическое начала находятся в сложном взаимодействии. В этом
отношении особенно важны главы "Голодный город" и "Соломенный город", в которых
выделяется прежде всего не глупость "обывателей", а их нищета и голодное существование.
Трагичность положения глуповцев заключалась в том, что вместо какой бы то ни было помощи их
ожидает только жесткое усмирение с помощью воинской силы. Художественный мир "Истории
одного города" строится на новых принципах сатирической типизации. Основными приемами
изображения действительности становятся заострение, гротеск, сатирическая фантастика. Это
особые и очень эффективные формы художественного обобщения действительности, способные
вскрыть глубинные противоречия жизни, сделать их предельно наглядными. "История одного
города", в которой художественная манера автора была доведена до высокой степени
совершенства, является одним из шедевров русской и мировой сатиры.
После закрытия журнала "Современник" (1866) Салтыков-Щедрин перешел преобразованные
"Отечественные записки". Там были опубликованы все произведения сатирика 70-х - начала 80-х
годов, в том числе и сатирический цикл "Помпадуры и помпадурши", начатый им раннее (1863-
1874). Эти очерки, а также и последующие циклы, называемые иногда общественно -
сатирическими романами ("Господа ташкентцы", 1869-1872; "Дневник провинциала в
Петербурге", 1872; "Благонамеренные речи", 1872-1876 и др.), посвящены прежде всего
художественному исследованию тех изменений, которые произошли в русской общественной
жизни, политике, психологии после 1861г. Среди действующих лиц цикла есть герои из других
литературных произведений. Салтыков - Щедрин как бы "оживляет" Рудина, Лаврецкого,
Райского, Волохова; они у него являются представителями либеральных веяний. Но их
либеральные высказывания надоедают очередному помпадуру, и он заменяет их Скотиниными,
Ноздревым, Держимордой.
Проблематика еще одного сатирического цикла Салтыкова-Щедрина - "Господ ташкентцев"
является продолжением и развитием постоянной мысли писателя о гнилости основ современного
ему общества, о его вырождении и обреченности.
Новые тенденции, проявившиеся в русской пореформенной жизни, нашли всестороннее раскрытие
в очерках Салтыкова -Щедрина, объединенных названием "Дневник провинциала в Петербурге".
Повествование ведется от имени некоего Провинциала, который, приехав в Петербург,
предполагал найти в столице центр просвещения, образованности и вольномыслия, а находит
торжество хищничества, цинизм, разврат, разгул реакции и предательство. Писатель с
великолепным мастерством использовал здесь форму пародии, которая становится одним из
главных стилеобразующих факторов его сатиры.
В русской литературе 70-х годов произведения Салтыкова-Щедрина, построенные по принципу
обзорности, можно сопоставить с сатирической поэмой Некрасова "Современники". Разоблачение
капиталистического хищничества становится центральной темой для всего творчества писателя
70-х годов. Оно неразрывно переплетается с изображением вырождения дворянства. Эта
проблематика, отражавшая реальную жизненную ситуацию, уже была представлена в русской
литературе (у Островского, Некрасова, Достоевского), но у Салтыкова-Щедрина она выражена
особенно остро и рельефно в цикле "Благонамеренные речи". Сатирические циклы Салтыкова-
Щедрина 70-х годов, в которых были уловлены важные тенденции пореформенной русской
действительности, является блестящим примером художественной разработки главной темы
писателя: разоблачение основ собственнического общества, его экономики, политики, психологии,
быта, нравов, морали.
Писатель работал над романом "Господа Головлевы" (1875-1880) несколько лет. Первые его главы
с начала печатались в составе цикла "Благонамеренные речи". Это обстоятельство позволяет
воспринимать Головлевых в ряду тех сатирических персонажей, которые любят произносить
"благонамеренные речи" в защиту "священных принципов" государства, церкви, собственности,
семьи, постоянно их нарушая. "Господа Головлевы"- семейно- бытовой роман, но вместе с тем он
превращается также в роман социально-политический по своим тенденциям и в психологический
по основному принципу повествования. В щедринском романе перед читателем проходят три
поколения семьи Головлевых: Арина Петровна, ее дети и внуки. В первом поколении семья еще
кажется крепкой. Арина Петровна, со свойственной ей энергией и предприимчивостью,
закладывает основы головлевского благосостояния. Но уже тогда в семье нарушаются
естественные человеческие отношения. Отмена крепостного права ускоряет процесс разложения,
и во втором поколении черты "выморочности", обреченности становятся более заметными. Дети
Арины Петровны оказываются неприспособленными к жизни. Сама Арина Петровна вынуждена
была признать, что ее исключительное служение семье в действительности было служением
призраку, который она сама же и создала: "Всю-то жизнь она что-то устраивала, над чем-то
убивалась, а оказывается, что убивалась над призраком. Всю жизнь слово "семья" не сходила у нее
с языка, во имя семьи она одних казнила, других награждала; во имя семьи она подвергала себя
лишениям, истязала себя, изуродовала всю свою жизнь - и вдруг выходит, что семьи -то у нее и
нет!"
Еще отчетливее печать обреченности проявляется в третьем поколении, которое гибнет совсем
молодым. На этом фоне вырастает зловещая фигура среднего сына Арины Петровны - Порфирия,
прозванного Иудушкой. Образ Иудушки - олицетворение хищничества, жадности, лицемерия. Он,
погубивший всех своих близких - мать, братьев, детей, племянниц, сам обрекает себя на
неминуемую гибель. Он лицемерит постоянно - не только перед другими, но и перед самим собой,
лицемерит даже тогда, когда это не приносит ему никакой практической пользы. На примере
Иудушки ясно видно, какую роль в создании сатирического образа играет у Салтыкова-Щедрина
речевая характеристика. Так, явившись к умирающему брату Павлу, Иудушка буквально изводит
его своим тошнотворным и елейным пустословием, тем более омерзительным, что оно
приправлено "родственными" словечками, образуемыми с помощью уменьшительных суффиксов:
"маменька", "дружок", "подушечка", "водичка" и даже "маслице деревянненькое". Только перед
самой смертью происходит пробуждение одичавшей совести.
В "Господах Головлевых" Салтыков-Щедрин почти не применяет приемов, бывших характерными
для "Истории одного города". Вместо сатирического гротеска, гиперболы, фантастики писатель
использует метод психологического анализа, пристально исследует внутренний мир своих героев,
прежде всего Иудушки Головлева. Психологический анализ ведется с помощью сложного
переплетения речевого строя персонажей с авторской оценкой их мыслей и переживаний.
Авторское начало неизменно ощущается на протяжении всей книги. По богатству
реалистического содержания, психологическому мастерству, широте обобщения Иудушка
Головлев является одним из наиболее совершенных образов в мировой классической литературе.
Постоянные раздумья Салтыкова-Щедрина о современной ему действительности касались не
только России, но и западной Европы. Очерки "За рубежом" (1880-1881), написанные в
заграничных поездок, имели большое международное значение, О чем бы не писал Салтыков -
Щедрин, он никогда не забывал о России, В 1876 году Салтыков-Щедрин писал одному из своих
корреспондентов: "Тяжело жить современному человеку и даже несколько стыдно. Впрочем,
стыдно еще немногим, а большинство даже людей так называемой культуры просто без стыда
живет. Пробуждение стыда есть самая в настоящее время благодарная тема для литературной
разработки, и я стараюсь, по возможности, трогать ее." Этой теме писатель посвятил
"Современную идиллию" (1877-1883) - одно из немногих произведений сатирика, в котором
намечен четкий сюжет. В основе произведения - приключения героев: Рассказчика (который,
разумеется, ничего общего с автором не имеет) и Глумова (взятого Салтыковым - Щедриным из
пьесы Островского "На всякого мудреца довольно простоты"). И Рассказчик, и Глумов - типичные
российские интеллигенты. Сначала они уступают давлению окружающих обстоятельств неохотно,
с трудом, с внутренним сопротивлением, Им кажется, что надо только выжить. "погодить",
претерпеть, затаиться. Отделаться от "торжествующей свиньи" небольшими уступками. Но
постепенно выясняется, что им, уже вступившим на путь соглашательства, приходиться волей-
неволей идти все дальше и дальше. Сначала они отказываются от чтения, от рассуждений, потом
сочиняют для полиции проекты, наконец, начинают выпускать газету "Словесное удобрение" .
Лишь в самый последний момент все же просыпается в них человеческое начало, не дающее им
окончательно превратиться в царских шпионов, подлецов и негодяев. У них пробуждается стыд,
иными словами, общественное самосознание. Даже по сравнению с другими произведениями
Салтыкова-Щедрина "Современная идиллия" отличается богатством и разнообразием
использованных в ней художественных приемов. Традиционные для писателя сатирический
гротеск, пародийность, элементы фантастики (особенно выразителен в этом отношении суд над
больным пескарем, которого заподозрили в государственной измене) сочетаются с конкретными
реалистическими описаниями, колоритными и максимально правдивыми бытовыми зарисовками,
точным воспроизведением деталей русской жизни. Действия сатирического романа происходит в
петербургской квартире героев и в полицейском участке, кабинете адвоката, трактире, нищем
селе, дворянской усадьбе, суде, в редакции газеты... Принцип "монтажного" объединения
эпизодов, сочетание "крупных" и "общих" планов приближают роман Салтыкова-Щедрина к
искусству ХХ века.
К жанру сатирических сказок Салтыков-Щедрин обратился еще в 1869 году; большая же их часть
написана в середине 80-х годов. В сказках находят дальнейшее развитие многие мотивы, образы,
темы, намеченные в предыдущем творчестве сатирика. Мы снова встречаемся здесь с
помпадурами, но они представлены в образе медведя, волка, встречаемся с трепещущими
либералами - в образе премудрого пескаря. В центре же писательского внимания всегда народ -
его судьбы, настоящее и будущее, его сила и слабость. В этом плане показательна одна из ранних
сказок "Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил". Сама по себе история
чудесного появления двух генералов (в ночных рубашках) на необитаемом острове, конечно,
фантастична; но фантастика эта, как и всегда у Салтыкова - Щедрина, строится на реалистичной
основе.
В многочисленных сказках на тему "Мужик и барин" барская глупость неизменно
противопоставлялась мужицкой хитрости, ловкости и изворотливости. Салтыков-Щедрин следует
за установившейся традицией, делая своего мужика умелым и сообразительным. Однако же
сатирик с горечью отмечает покорность и крайнюю забитость сильного и выносливого мужика,
который мог бы легко управиться со своими угнетателями, но не протестует, не возмущается.
Мало того, он сам свил веревку, которой его же генералы и привязали на ночь к дереву. Тема
народа проходит прямо или косвенно через все сатирическое творчество Салтыкова-Щедрина,
определяя ее идейную направленность. В сказке "Коняга" в наиболее концентрированном виде
отразилась вся боль писателя демократа за русского мужика. О бессмысленности утопических
надежд на "доброго" правителя сатирик напоминает в блестящей сказке "Медведь на воеводстве".
Едкой иронией проникнута сказка "Орел-меценат", высмеивающая официальные версии о
великодушии царей, их выдающиеся роли в развитии наук и художеств. Рассказав о закономерном
крахе очередных попыток сделать из орла ("царя птиц") мецената, Салтыков-Щедрин с лукавым
простодушием пишет : "То ли... просвещение для орлов вредно , или то, что орлы для
просвещения вредны, или, наконец, и то, и другое вместе". Сатирик создал ряд классических
литературных типов, символизировавших обывательскую бездуховность и безыдейность. Таков,
например, "Премудрый пескарь", который "жил-дрожал и умирал дрожал", "Вяленая вобла",
"Самоотверженный заяц", "Либерал", начинавший когда-то с униженных просьб "по
возможности", за тем униженно выпрашивавший у начальства "хоть что-нибудь", а закончивший
свой жизненный путь "применительно к подлости".
Для сатиры Салтыкова-Щедрина вообще и для "Сказок" в частности характерно оригинальное
соединение мотивов фантастических и реальных. Гротескные ситуации переплетаются с
открытыми намеками на современные события, конкретными реалистическими деталями. Так,
Премудрый пескарь не просто в воде плавал и щук боялся; он был "просвещенный, умеренно
либеральный", мечтал о выигрыше в двести тысяч. У Топтыгина I ("Медведь на воеводстве") дети
ходят в гимназию; два генерала на необитаемом острове находят хорошо всем известную газету
"Московские ведомости". Все это усиливало сатирический эффект Щедринского повествования. В
своих сказках Салтыков-Щедрин обновил и переосмыслил традиционную жанровую форму, став
создателем политической сказки нового типа.
"Пошехонская старина" (1887-1889) является последним произведением Щедрина. Оно
создавалось уже после закрытия "Отечественных записок" (1884) и печаталось на страницах
журнала "Вестник Европы". "Пошехонская старина" во многом автобиографична. В ней отражены
детские впечатления писателя, но, разумеется, ее значение значительно шире. Салтыков-Щедрин
считал необходимым рассказать молодому читателю о том, что на самом деле происходило в
русской жизни в 30-40-е гг. В русской литературе середины XIX в. было создано немало семейных
хроник, посвященных изображению жизни помещичьей усадьбы (С.Т. Аксаков, Л.Н. Толстой).
Общая тональность таких произведений, как правило, была светлой, жизнерадостной. У
Салтыкова-Щедрина повествование выдержано в мрачных тонах; речь идет не о расцвете
человеческой личности, а, напротив, ее вырождении и гибели: "Все было проклято в этой среде,
все ходило ощупью в мраке безнадежности и отчаяния, который опутывал ее. Одни были
развращены до мозга костей, другие придавлены до потери человеческого образа. Только
бессознательность и помогла жить в таком чаду". Повествование ведется в подчеркнутом
спокойном, как бы бесстрастном тоне. Сама действительность оказывалась страшнее и даже
фантастичнее любого художественного вымысла. Обращаясь к молодым читателям, "детям",
Салтыков-Щедрин завещал : "Не давайте окаменеть и сердцам вашим, вглядывайтесь часто и
пристально в светящиеся точки, которые мерцают в перспективах будущего", По справедливому
наблюдению академика А.С. Бушмина, "если к гоголевскому юмору приложима формула "смех
сквозь слезы", то более соответствующей щедринскому юмору будет формула "смех сквозь
презрения и негодование". Ненависть Салтыкова-Щедрина, его обличение, его смех были
проникнуты стремлением воспитать "будущего человека". Он был убежден в том, что именно
литература способна сыграть огромную роль в "подготовлении почвы будущего". Не было во
второй половине XIX в. ни в русской, ни в мировой литературах сатирика, равного по масштабу
Салтыкову-Щедрину. Его сатира включала в себя изображение действительности в формах самой
жизни, глубокий психологизм, тонкость анализа внутреннего мира человека и одновременно
гротескность, деформацию привычных пропорций, "кукольность" персонажей, заострение и
фантастичность сюжетов, пародийность, переосмысление ситуаций и героев из иных
литературных источников. Иносказания, "эзоповская манера" письма были не только прикрытием
от цензуры; они оказывались эффективным средством сатирического изображения жизни,
позволяя подойти к тем или иным явлениям с неожиданной стороны и остроумно осветить их.




Федор Михайлович Достоевский
(1821 — 1881)

1. Творчество 40-х годов. «Бедные люди».
2. Творчество конца 50-х годов — первой половины 60-х годов.
3. «Преступление и наказание».
4. Романы конца 60 — 70-х годов.
5. «Братья Карамазовы».


Литература:
1. Добролюбов Н.А. Забитые люди. Собр. соч. т.7, стр. 225-275
2. Бахтин М.М. Проблемы поэтики Достоевского. М., 1979.
3. Фридлендер Г.М. Достоевский и мировая литература. Л., 1985.
4. Этов В.И. Достоевский: Очерк творчества. М., 1968
5. Карякин Ю.Ф. Достоевский и канун XXI века. М., 1989.
Федор Михайлович Достоевский
(1821 — 1881)
1. Творчество 40-х годов. «Бедные люди».
2. Творчество конца 50-х годов — первой половины 60-х годов.
3. «Преступление и наказание».
4. Романы конца 60 — 70-х годов.
5. «Братья Карамазовы».


Литература:
1. Добролюбов Н.А. Забитые люди. Собр. соч. т.7, стр. 225-275
2. Бахтин М.М. Проблемы поэтики Достоевского. М., 1979.
3. Фридлендер Г.М. Достоевский и мировая литература. Л., 1985.
4. Этов В.И. Достоевский: Очерк творчества. М., 1968
5. Карякин Ю.Ф. Достоевский и канун XXI века. М., 1989.

ФЕДОР МИХАЙЛОВИЧ ДОСТОЕВСКИЙ
Максим Горький, в многом не соглашавшийся с Достоевским, порою страстно с ним
полемизировавший, признавал: «Гениальность Достоевского' неоспорима, по силе
изобразительности его талант равен, быть может, только Шекспиру» [27, 314]. Искусство конца
XIX и ХХ вв. Во многом развивается на основе художественных открытий великого русского
писателя, внесшего огромный вклад в историю мировой культуры. Первый роман «Бедные люди»
(1846) восторженно встреченный Некрасовым и Белинским, сразу же выдвинул Достоевского в
число наиболее видных представителей «натуральной школы».
В первом романе Достоевского содержалась новая концепция темы «маленького человека».
Молодой писатель продолжает традиции своего гениального предшественника (повесть Гоголя
«Шинель»), но одновременно и полемизирует с ним. Башмачкин у Гоголя унижен до такой
степени, что он лишается даже элементарных человеческих чувств. Девушкин же поднят на более
высокий уровень, он уже ощущает свое человеческое достоинство. Достоевский подчеркивает это
обстоятельство оригинальным художественным приемом: он заставляет своего героя читать
повесть Гоголя «Шинель». В отличие от Акакия Акакиевича Макар Девушкин обладает ярко
выраженным личностным началом. Любовь к Вареньке Доброселовой помогла ему осознать, что
он, оказывается, может быть кому-то нужным и полезным. Происходит чрезвычайно важный
процесс «распрямления» человеческой личности. Любовь открыла Девушкину глаза на самого
себя, позволила ему осознать себя человеком.
Автор полностью устраняется от повествования, которое передано героям — Макару Девушкину
и Вареньке Доброселовой.
Это помогает писателю наиболее наглядно и полно раскрыть их внутренний мир. Особенно
удачным получился у Достоевского образ Девушкина — робкого и самолюбивого, простодушного
и в то же время обнаруживающего претензию на некую сентиментальную «литературность» в
стиле своих трогательных писем. После «Бедных людей» Достоевский переживает трудный
творческий период, связанный с поисками своего пути в литературе. В «Двойнике» (1846)
Достоевский показал мучительное раздвоение личности, психологическое «двойничество»,
порожденное не только и не просто противоречиями общественных отношений, но и
противоречивостью самой человеческой натуры, сочетанием в ней благородного и низменного,
великодушия и зависти. Горькое сожаление о недостижимости утопической мечты о всеобщем
братстве звучит в одном из самых светлых произведений Достоевского — повести «Белые ночи»
(1848).
В 1848 г. Достоевский вместе с другими петрашевцами был арестован и приговорен к смертной
казни, которая лишь в самый последний момент была заменена каторжными работами.
Пребывание на каторге оставило неизгладимый след в мировоззрении Достоевского.
Достоевский вернулся в Петербург в 1859 г. — в самый разгар общественного подъема.
Литературным и общественным событием стала публикация «Записок из Мертвого дома» (1860-
1862), созданных Достоевским на автобиографическом материале. Он впервые в русской
литературе рассказал о каторга, названной им Мертвым домом.
«Записки из Мертвого дома» — история о духовном перерождении человека, который становится
страстным проповедником смирения и покорности. Только это, по мнению писателя, может
помочь интеллигенции преодолеть пропасть, существующую между ней и народом.
Название первого романа, написанного Достоевским после каторги — «Униженные и
оскорбленные» (1861), должно было напомнить читателям о «Бедных людях». Здесь также на
первом плане изображение противоречий большого города, ясно звучит моральный протест
против угнетения и преследования «маленьких людей», униженных и оскорбленных богатыми и
знатными. Добролюбов в статье «Забитые люди» (1861), посвященной роману Достоевского,
выделил в творчестве писателя глубокую «боль о человеке», страстную защиту человеческого
достоинства «маленьких людей».
В 1862 г. Достоевский впервые выехал за границу. Его заграничные впечатления послужили
основой для книги «Зимние заметки о летних впечатлениях» (1863). В «Зимних заметках...»
содержится острая критика
буржуазного образа жизни, буржуазной идеологии. Достоевский связывал свои мечты о «золотом
веке» не с революцией и социализмом, а с идеалами мирного и братского единения всех людей.
Эти мысли и настроения Достоевского отчетливо отразились в его «Записках из подполья» (1864).
Замысел «Преступления и наказания» (1866) возник у Достоевского на основе глубокого
осмысления самых живых, самых злободневных явлений, характерных для русской
действительности середины 60-х годов.
Создавая свой роман, Достоевский широко использовал имеющиеся литературные традиции.
Острейшие конфликты, присущие русской жизни 60-х годов, обусловили трагическое
мировосприятие героя романа, раздвоенность его сознания, несогласие, раскол с самим собой
(отсюда и фамилия: Раскольников), внутренне противоборство, столкновение в его душе добра и
зла, любви и ненависти. Герой романа приходит к выводу, что в мире всегда существовало и
существует различие между двумя разрядами людей: большинство покорно и привычно
подчиняются установленному порядку; меньшинство — избранные, необыкновенные, могут
нарушать общепринятые нормы, не останавливаются даже перед преступлением. К какому же
типу людей принадлежит сам Раскольников?
Позднее, исповедуясь перед Соней, он восклицал: «...мне нужно было узнать тогда, и поскорей
узнать, вошь ли я, как все, или человек? Смогу ли переступить или не смогу! Осмелюсь ли
нагнуться и взять или нет? Тварь ли я дрожащая, или право имею ...».
Достоевский не случайно заставляет его убить не только старуху. Так проясняется
античеловеческая сущность теории героя романа.
Из письма своей матери Раскольников узнает о том, как в доме Свидригайловых была опозорена
его сестра, Дуня, бывшая там гувернанткой, как она, желая помочь брату, соглашается стать
женой дельца Лужина, то есть, готова по существу продать себя, что напоминает герою судьбу
Сони.
Нравственная трагедия героя романа рассказывается в его отчуждении от людей, от жизни.
Наказание для Раскольникова наступает не после преступления, а значительно раньше. Оно
началось с момента зарождения «безобразной мечты» и состояло в постоянно нравственной
тревоге, в мучениях совести. Он не может побороть в себе человеческое начало. Неспособность
Раскольникова вынести преступление — самое главное для Достоевского доказательство
ложности его теории.
Система образов в «Преступлении и наказании» строится так, чтобы показать и доказать
ущербность теории Раскольникова. Раскольников ужасается, увидев в Свидригайлове, как в
кривом зеркале, реальное осуществление своих идей; отсюда его безболезненная тяга к
Свидригайлову, стремление разобраться в этом человеке и одновременно понять и самого себя.
Иначе строится отношение Раскольникова к Лужину.
Его подлая натура была разгадана Раскольниковым еще по письму матери. Однако при встрече с
женихом сестры Раскольников с ужасом убеждается, что между ним и Лужиным существует нечто
общее.
Повествование носит отчетливо выраженный драматический характер. Действующие лица резко
противопоставлены друг другу, споры между ними носят не бытовой, а идеологический характер.
В «Преступлении и наказании» Достоевский применяет особую форму повествования. Рассказ
ведется от имени автора, но как бы через призму восприятия Раскольникова. Все время слышатся
не только его мысли, но даже и его голос. В «Преступлении и наказании» отсутствуют
традиционные для русской литературы пейзажи. У Достоевского нет также описания парадного
Петербурга с Невским проспектом и Медным всадником.
У писателя свой Петербург — город с грязными переулками, темными дворами, мрачными
лестницами. Удушающее узкое жизненное пространство окружает героев Достоевского. В это
пространство, состоящее из «ужасно острых» и «слишком безобразно тупых» углов, втиснута их
жизнь, и выйти из него они не в состоянии.
Одним из первых в мировой литературе Достоевский рассказал о трагизме мыслящего человека. В
романе «Идиот» (1868) два главных действующих лица— князь Мышкин и Настасья Филипповна.
С Мышкиным связана постоянно владевшая Достоевским проблема изображения в литературе
«положительно — прекрасного человека», пытающегося спасти мир.
Мышкин настолько необычен, настолько хорош и идеален по сравнению с окружающими, что он
кажется идиотом (отсюда и название романа).
Парадоксальное сочетание силы и слабости героя, духовной мощи и в то же время невозможности
исправить несовершенство мира отражено в его имени и фамилии: Лев Мышкин. Мышкину не
дано победить господствующие в мира эгоистические страсти, человеческую разобщенность.
Этот мир оказывается враждебным всему прекрасному и благородному.
Роман «Бесы» (1871-1872} принадлежит к числу наиболее сложных и спорных произведений
Достоевского. В романе, несомненно, отражены реальные проблемы русской жизни 70-х годов, но
дают себя знать и памфлетность, прямая недоброжелательность к русскому революционному
движению.
Писатель считал, что поколение «отцов» во многом виновато в грехах «детей».
Весь мир, по тревожному предчувствию писателя, живет в преддверии какой-то неведомой и
грозной социальной и нравственной катастрофы. Бесы угрожают человечеству. Роман в наши дни
приобрел актуальное значение, предупреждая о недопустимости любых форм демагогии,
псевдореволюционности, терроризма, враждебных высоким идеалам человеческого сообщества. В
романе «Подросток» (1875) повествование ведется от имени Аркадия Долгорукого,
рассказывающего о первых своих
самостоятельных шагах, о нравственной сумятице, путанице, которую ему с трудом приходится
преодолевать в сложном процессе самопознания.
Аркадий Долгорукий — незаконный сын помещика Версилова- с детских лет остро ощущает свою
социальную ущербность.
Достоевский изображает Подростка и Версилова как представителей двух поколений русского
общества.
Последний роман Достоевского «Братья Карамазовы» (1879- 1880) стал итогом творческого
развития писателя, своеобразным синтезом его общефилософских, этических, социальных идей. В
«Братьях Карамазовых» нарисована широкая картина русской провинциальной жизни
пореформенной эпохи, изображена целая галерея сложных, часто противоречивых человеческих
характеров, разворачиваются разнообразные драматические события, отличающиеся
напряженностью, психологической правдивостью и художественной силой. История семейства
Карамазовых — отца, Федора Павловича, трех его законных сыновей, Ивана, Дмитрия и Алексея,
и одного незаконного, лакея Смердякова, - должна была дать представление об основных
тенденциях развития дворянско- буржуазного общества.
С образом Федора Карамазова — эгоиста, развратника и циника — связано представление о
карамазовщине как типическом явлении, характерном для мира, где господствуют обман, ложь и
насилие. Один из главных героев романа — Дмитрий Карамазов — человек неудержимых
страстей и стихийных порывов — несет в самом себе начала добра и зла. При всей своей
душевной изломанности, греховности и . порочности он наделен благородством и великодушием.
На Дмитрия падает обвинение в убийстве отца. В действительности он в этом ужасном
преступлении не повинен, допущена судебная ошибка. Одно же Дмитрий с готовностью
принимает предстоящее страдание, ибо он хотел убить, мог убить, следовательно, по
нравственному законе считает себя виновным. Он ощущает свою вину за все преступления,
творящиеся на земле, свою ответственность за всеобщие страдания и решается пострадать за всех.
Один из идейных центров романа — встреча и беседа Ивана и Алеши в трактире (глава «Бунт»).
Иван не может допустить, чтобы в далеком будущем обнялись, как родные, генерал, затравивший
маленького мальчика собаками, и несчастная мать. Никакой ценой нельзя оправдать человеческих
страданий; единственная слеза невинного ребенка не может быть окуплена небесным
блаженством. Отсюда и бунт Ивана Карамазова против божьего мира.
Важное место в романе занимает «поэта» о Великом Инквизиторе, которую рассказывает Иван и
которая является одним из идейных центров «Братьев Карамазовых».
Из всех персонажей романа более других писатель ненавидит Смердякова — как лакея не столько
по роду занятий, сколько по самой душевной сути своей, как предел морального растления, как
крайнее выражение карамазовщины. Но нельзя забывать, что он является «двойником» Ивана. С
его помощью писатель раскрывает то темное, низменное начало, которое таится в глубине души
Ивана. В «Братьях Карамазовых» можно встретить почти все типы героев Достоевского,
встречавшиеся и ранее в его произведениях, характерные для него конфликты, сюжетные
повороты, приемы изображения.
Ни в одном произведении Достоевского ранее не занимали такого видного места диспуты на
философские темы, споры, легенды («Легенда о великом Инквизиторе»), поучения, связанные с
важнейшими вопросами бытия.
В центре многих произведений Достоевского — социальные и психологические контрасты
капиталистического города. Он сам сознавал себя писателем новой социальной среды.
Достоевскому был присущ особый тип философского и психологического реализма.
Достоевский вошел в историю русской и мировой литературы, прежде всего как автор
замечательных романов, ставших весьма заметным явлением в истории этого жанра. Его романы
отличались проникновением .в глубины человеческой души и постижением социальной природы
общества. Для них характерны стремительность развития действия, необычность происшествий.
Композиционным центром романов часто выступало какое — либо катастрофическое событие,
нередко уголовное преступление. Жанр романа насыщался драматическими элементами,
превращающими его в своеобразный «роман-трагедию».
Его произведения строятся на изображении постоянных конфликтов, борьбы, происходящих в
мире, расколотом не только экономически, но и идеологически. Конфликты, споры, полемика
отражаются и во внутреннем мире героев, стремящихся уяснить свое место в жизни, найти свои
ответы на «вечные» вопросы.
Достоевский создал замечательные произведения, отражавшие идейные, нравственные,
эстетические вопросы, поставленные его эпохой. Поиски ответов нередко приводили его к
ошибкам, заблуждениям. Но гениальность писателя заключалась в том, что проблемы, всю жизнь
волновавшие его, носили поистине глобальный, общечеловеческий характер. Он создал такие
духовные ценности, которые сохраняют непреходящее значения и для нас сегодня. Речь идет не
только о художественном совершенстве, о мастерстве психологического анализа, а и о тех
прогнозах и уроках, которые содержатся в его произведениях.

ЛЕВ НИКОЛАЕВИЧ ТОЛСТОЙ
(1823 — 1910)

1. Творчество 50-х — начала 60-х годов.
2. «Война и мир».
3. «Анна Каренина».
4. Перелом в мировоззрении. Творчество 80 — 90 г.г.
5. «Воскресение».
6. Творчество начала ХХ века.

Литература.
1. Бочаров С.Г. Роман Л. Толстого «Война и мир». — М.: Худож. лит.,1987.
2. Ломунов К.Н. Лев Толстой в современном мире. — М.: Современник, 1975.
3. Маймин Е.А. Лев Толстой: Путь писателя. — М.: Наука, 1984.
4. В мире Толстого. — М.: Советский писатель, 1978.

Автобиогpафическая трилогия. Появление в 1852 г. на страницах журнала «Современник»
повестей Л. Толстого «Детство», а затем «Отрочество» 1854) и «Юность» (1857) стало
знаменательным событием в русской литературной жизни. Повести эти получили название
автобиографической трилогии.
Следует помнить, что Толстой писал не автобиографию в прямом смысле слова, не личные
воспоминания. Жизненные обстоятельства автора и героя произведения— Николеньки Иртеньева,
от имени которого ведется повествование, не совпадают.
В первых частях трилогии позиции автора и героя были близки: в «Юности» же они заметно
расходятся. Николенька и его мировосприятие становятся объектом суровой критики. Герой
проходит через различные жизненные испытания. В автобиографической трилогии отчетливо
виден напряженный интерес Толстого не к внешним событиям, а к подробностям внутреннего
мира. Военные рассказы. Повествование в военных рассказах, как правило, ведется от имени
«волонтера» (добровольца), юнкера или молодого офицера, который не только восторгается
подвигами солдат, но и разоблачает античеловечность, противоестественность войны.
Как и в автобиографической трилогии, писатель интересуется тайной чело-
веческого характера, поведением человека в экстремальных ситуациях, когда проявляется его
истинная натура. Итог своим постоянным раздумьям о ложном и настоящем патриотизме,
истинной и мнимой храбрости Толстой подвел в рассказе «Рубка леса». Он приходит к
обобщающему выводу, что для русского солдата «не нужны эффекты, речи, воинственные крики,
песни и барабаны: для него нужны, напротив, спокойствие, порядок и отсутствие всего
натянутого.... простота и способность видеть в опасности совсем другое, чем опасность,
составляют отличительные черты его характера.
В середине 50-х годов в «Современнике» был опубликован цикл «Севастопольских рассказов»,
явившийся заметной вехой в эволюции творчества Толстого. Для читателей того времени, с
напряженным вниманием ожидавших известий о Крымской войне, очерки Толстого представляли
интерес прежде всего как живое свидетельство очевидца, как своеобразный репортаж с места
события (на такое восприятие произведений наталкивали и заглавия: «Севастополь в декабре
месяце», «Севастополь в мае», «Севастополь в августе 1855 года»).
Первый рассказ из севастопольского цикла был посвящен описанию общей
атмосферы осажденного города и включал не только военные эпизоды, но и бытовые сцены,
свидетельствующие о мужестве солдат, матросов и жителей города.
Личное участие в обороне Севастополя позволило Толстому с зоркостью писателя-реалиста полно
и объективно изобразить разнообразные человеческие характеры.
Севастопольские рассказы стали важным этапом в формировании писательского таланта Толстого.
Впервые в его творчестве возник обобщенный образ русского народа, в грозное время встающего
на защиту своей родины. Было положено начало реалистическому изображению войны и
психологического состояния человека на войне в русской литературе. Новый взгляд на войну, как
на тяжелую работу, лишенную ореола красивости, восприятие ее с точки зрения простых солдат
явилось художественным открытием Толстого. Он предупреждал читателей, что в его
произведениях им предстоит увидеть «войну не в правильном, красивом и блестящем строе, с
музыкой и барабанным боем, с развевающимися знаменами и гарцующими генералами, а ... в
настоящем ее выражении — в крови, в страданиях, в смерти...».
От военной тематики писатель обращается к проблеме наиболее актуальной в условиях русской
жизни середины 50-х годов — крестьянской.
Герой автобиографического рассказа «Утро помещика» Дмитрий Нехлюдов искренне желает
облегчить жизнь своих крестьян, но сталкивается с непониманием и неприятием любых его
предложений. Главный конфликт произведения заключается в столкновении двух социальных
психологий — помещичьей и крестьянской, примирение между которыми невозможно.
Новаторство и мастерство Толстого в «Утре помещика», по определению Чернышевского,
выражается в том, что он «передает не только внешнюю обстановку быта поселян, но, что гораздо
важнее, их взгляд на вещи».
Постоянное для писателя утверждение идеала простой, естественной жизни, единства человека и
природы было положено в основу его рассказа «Три смерти» (1858). В рассказе отчетливо
проявляется своеобразие этики и эстетики писателя, ставших основными для всего его
последующего творчества. Он поэтизирует преимущественно стихийные и бессознательные
начала. Прекрасно и мудро все естественное, связанное с природой, живущее по ее законам.
Ложно и безобразно то, что нарушает эти законы.
«К а з а к и» (1852 — 1863) являются важным этапом в развитии мировоззрения и таланта
Толстого. В основе повести — конфликт между людьми труда, для которых характерны чувства
свободы, независимости и собственного достоинства и дворянином Олениным. Оленин
отправляется на Кавказ с наивными надеждами на нравственное возрождение. Он весь во власти
традиционных романтических представлений о Кавказе; ему представляются подвиги, слава,
необыкновенная любовь... В нем возникает желание стать простым казаком, подчинить себя
законам, по которым люди «живут, как живет природа». Любовь к красавице-казачке Марьянке,
дружба со старым охотником дядей Ерошкой помогают Оленину признать превосходство жизни
простых казаков над жизнью дворянского общества. Природа и человек, живущий по законам
природы, представляют, по Толстому, высшую этическую и эстетическую ценность. Они
способны очистить, облагородить и нравственно исцелить человека, выросшего в праздной
городской атмосфере, в «цивилизованном» обществе. Но типично романтический
(«руссоистский») сюжет (герой, ищущий спасения от духовного разлада в необычной для него
патриархальной среде) разрабатывается у толстого по законам реалистического искусства.
Никогда писатель не переходит границ, за которыми начинается нарушение жизненной правды.
Никакого искупления не происходит, и произойти не может. Оленин для Марьяны, дяди Ерошки
навсегда остается человеком чужой, враждебной культуры; нет ничего, что могло бы помочь их
сближению. Он нуждается в казаках, но для них-то Оленин совершенно не нужен.
«ВОЙНА И МИР»
Замысел и еrо воплощение. Замысел«Войныимира» (1863—1869) восходит к роману
«Декабристы», над которым Толстой начал работать в 1856 г. Героем этого произведения должен
был стать декабрист, возвращающийся
вместе с женой и детьми из ссылки. Постепенно временные границы замысла расширялись:
писатель почувствовал необходимость углубиться в историю русского общества, рассказать об
Отечественной войне 1812 г., участником которой был гeрой романа. Авторское повествование
начинается в 1805 г. и заканчивается 1820 г.
В многолетней работе над романом Толстой широко пользовался многочисленными
историческими материалами, а также и собственным жизненным опытом офицера-артиллериста,
участника военных действий на Кавказе и в Крыму. Отражены в «Войне и мире» и семейные
предания.
Писатель проделал огромную работу, собирая материал для своего произведения: книги
историков, разнообразные воспоминания, беседы с непосредственными участниками
изображаемых событий, архивные материалы и т.д.
Жанр «Войны и мира» необычен. Сам Толстой отказывался от жанрового определения своего
величественного произведения, предпочитая иногда называть его просто «книгой». «Что такое
«Война и мир»? — спрашивал писатель и отвечал: — Это не роман, еще менее поэма, еще менее
историческая хроника».
В определении жанровой природы «Войны и мира» до сих пор нет единства среди
литературоведов; все же термин, на котором настаивает А.В. Чичерин: роман-эпопея,
представляется наиболее предпочтительным.
Впервые в истории русской литературы было создано произведение, сочетающее повествование о
событиях общенационального значения и рассказ о личных судьбах людей, картины нравов и
широкую панораму европейской жизни, яркие типы народной и светской среды, изображение
самого хода истории и философские рассуждения о таких сложных теоретических понятиях, как
свобода и необходимость, случайность и закономерность, роль личности в истории и т. д.
Главная идея произведения, его основная мысль есть, по словам самого пи-
сателя, «мысль народная». Еще в раннем творчестве Толстого остро волновал вопрос о судьбе
народа, о взаимоотношении дворянской интеллигенции и народа (военные рассказы, «Утро
помещика», «Казаки»). В «Войне и мире» он впервые художественно раскрыл великую роль
народных масс в исторических событиях. Народ стал главным героем его эпопеи; народное
сознание определило авторскую концепцию истории и современности, что отразилось уже в
названии произведения.
Все герои «Войны и мира» (как вымышленные персонажи, так и исторические лица)
сгруппированы и оценены Толстым в зависимости от степени их близости или отдаленности от
народа. Этот единый принцип характеристики и оценки всего множества действующих лиц (а их в
романе более пятисот) позволил писателю свести воедино изображение людей самых разных
социальных слоев и различных индивидуальных судеб.
Главное обвинение, которое Толстой предъявляет петербургскому светскому обществу, ведущему
«призрачную», искусственную жизнь, заключается в оторванности от народа особенно в годину
грозных испытаний.
Л.Н. Толстой выдвигает определенные критерии, с помощью которых он определяет ценность
человеческой личности: отношение человека к родине, народу, природе, способность к
самоанализу, глубине переживаний, нравственные искания.
Представители светского общества испытания на человечность не выдерживают.
Среда Курагиных и им подобных (Адольф Берг, Борис Друбецкой, Растопчин с его
псевдопатриотизмом) отличается именно безжизненностью, кукольностью, враждебностью ко
всему подлинно человеческому, естественному, наконец, просто порядочному. У Пьера были все
основания сказать, обращаясь к Элен и имея в виду не только ее одну, но и весь светский мир,
который она воплощала: «... где вы, там разврат, зло...».
Основной принцип изображения Толстым отрицательных персонажей — статика, отсутствие
движения, глубины переживаний. Их нравственный мир всегда примитивен, лишен
интеллектуального богатства и моральной привлекательности; им не дано живого восприятия
природы.
Толстой не принимает жизни, озабоченной лишь «призраками, отражения-
ми», лишенной подлинно человеческих ценностей. И характерно, что представители ненавистного
автору светского мира постепенно занимают все меньше и меньше места в развитии действия, под
конец почти полностью исчезая со страниц романа.
Неожиданно от странной и таинственной болезни умирает Элен; ничего не говорится в эпилоге о
Курагиных и Шерер, Берге и Друбецком. Забыт и Наполеон. Все темное, эгоистическое,
отрицательное уходит, побеждают добро, свет, открытость и естественность.
«Нравственная чуткость Толстого, — пишет Е.А. Маймин, — заставляет его изображать героев —
и положительных, и отрицательных — в свете своего идеала. Он не любит тех своих героев, в
которых отсутствует жизнь, неповторимая личность. В то время как его любимые герои — люди
движущиеся, люди пути, нелюбимые — напротив, внутренне неподвижные, безличностные, без
пути». Это противопоставление отчетливо раскрыто в романе на примере Наташи Ростовой и Элен
Курагиной.Наташа становится своеобразным «эталоном» для Толстого. Она нередко помогает
писателю оценить нравственные качества других персонажей. Именно под воздействием Наташи
князь Андрей открывает для себя возможность радоваться жизни; для него воскресает прелесть
молодости, поэзии, природы. Нечто подобное происходит с Пьером — и не с ним одним. Все
любят Наташу — не за красоту (ведь если говорить о ее внешности, то она скорее некрасива — в
отличие от Элен), а за то, что в ней явственно ощущается внутренняя прелесть, душевное обаяние,
чуткая отзывчивость на радость и боль других людей. Толстой выделяет в своей героине не
столько ум (по словам Пьера, она «не удостаивает быть умной»), сколько душевную чуткость,
поразительную интуицию. Для толстого именно Наташа становится олицетворением идеала
женственности и материнства. Одни исследователи считают, что восхищение Толстого
материнскими и семейными чувствами Наташи не противоречит нравственному идеалу народа и
что через ее образ раскрывается не только мысль семейная, но и мысль народная, которые
сосуществуют в «Войне и мире» в органическом единстве.
Другие утверждают, что возвеличивание Наташи в Эпилоге имеет не абсолютное, а относительное
значение.
Система образов романа основана на четкой и последовательной антитезе народности и
антинародности, нравственного и безнравственного, человечного и бесчеловечного.
Андрей Болконский и Пьер Безухов — лучшие люди своего времени и своего класса. Им присущи
непрестанные духовные искания.
Князь Андрей Болконский предстает в первой половине романа как человек, живущий только
умом, а не сердцем. Презрение к аристократическому обществу сочетается в нем на первых порах
с честолюбивым желанием личной славы. Он готов отдать все на свете «за минуту славы,
торжества над людьми, за любовь к себе людей...».
Идейный кризис приводит князя Андрея к разочарованию в его честолюбивых планах. Много
придется еще пережить герою романа, пока он найдет истинную дорогу. Состояние мрачной
подавленности, пессимизма, вызванное крушением его надежд, смертью жены, нарушает Пьер
Безухов с его призывами к деятельности, а затем в особенности Наташа Ростова, вернувшая князя
Андрея к полноте ощущения живой жизни.
Идейные искания князя Андрея в период от Аустерлица до Бородина — это его путь от Наполеона
к Кутузову.
В отличие от Андрея Болконского Пьер Безухов обращается не к рациональному, а к
нравственному началу в человеке. Это новый тип героя в русской литературе, сочетающий
высокую интеллектуальную культуру, интерес к философским проблемам с цельностью натуры,
искренним демократизмом, природной добротой.
Он также занят поисками ответа на вопрос о смысле жизни, также стремится вырваться за пределы
фальшивой, лицемерной морали светского общества. Пьер проходит через кутежи, масонство,
филантропию, увлечение Наполеоном (которого сначала считал «величайшим человеком в мире»).
Только Отечественная война приближает его к народной правде. Пьер обретает душевное
равновесие, лишь постигая народный взгляд на жизнь и отрекаясь от индивидуалистического
сознания. Главным героем романа эпопеи является народ. Мысль народная выражена в «Войне и
мире» не только в картинах, сценах, эпизодах, рисующих массовый патриотический подвиг
народа, но и во многих индивидуальных судьбах героев произведения.
Наиболее полно и непосредственно «мысль народная» выражается у Толстого при раскрытии
темы войны. В отличие от традиций исторической романистики писателя интересовала прежде
всего не военно-историческая сторона изображаемых им событий, а нравственный смысл
поступков, которые совершали люди в ходе военных действий.
Толстой совершенно убежден, что нормой для человечества является мир,
который один только и может привести людей к взаимопониманию, объединению на началах
добра, справедливости и доверия.
По мастерству и проникновенности психологического анализа Толстого можно сравнить только с
Ф.М. Достоевским.
В романе-эпопее Толстой применяет разные формы повествования. Точка зрения автора все время
смещается; она не зафиксирована постоянно в пространстве. События могут изображаться
крупным планом, тогда возникают детали, подробности, и мы получаем возможность увидеть и
запомнить короткую верхнюю губку с чуть чернеющими усиками Лизы Болконской или большие
лучистые глаза княжны Марьи. Но крупный план может смениться общим, позволяющим
охватить сверху, как бы с высоты птичьего полета, широкую панораму сражения.
«АННА КАРЕНИНА» (1873 — 1877)
Толстой говорил, что в «Анне Карениной» он любил «мысль семейную» (а в «Войне и мире» -
«мысль народную»). Однако в новом его романе мысль семейная сопрягается, хотя и не всегда
явно и непосредственно, с мыслью народной. Проблемы семьи, быта, личностных связей
воспринимаются писателем в тесной связи с вопросом о состоянии всего русского общества в
переломный период его истории.
Эпиграф к роману гласит: «Мне отмщение, и Аз воздам». В исследовательской литературе не
прекращаются споры относительно его истолкования. Предполагается, что угроза неизбежного
наказания, заключенная в эпиграфе, связана была с первоначальным замыслом романа. Возможно,
Толстой хотел сказать, что только бог имеет право наказать грешницу, но не люди. Но если это и
так, вопрос о виновности Анны все же остается. Светское общество не имеет морального права
судить Анну, однако же Толстой судит ее с высоты той мысли семейной, которую он сам считал
главной в романе.
Бунт Анны против лживой морали света оказывается бесплодным. Она становится жертвой не
только своего конфликта с обществом, но и того, что есть в ней самой от этого самого общества
(«дух лжи и обмана») и с чем не может примириться ее собственное нравственное начало.
Центральная для романа проблема рассматривается на примере нескольких
семейных пар: Анна — Каренин, Долли — Облонский, Кити — Левин.
Роман построен как резкое, непримиримое отрицание общества, в котором
страдает и гибнет человек, не имеющий возможности добиться гармонической полноты
существования. Острая постановка актуальнейших конкретно-социальных, психологических,
философских вопросов явилась замечательным достижением Толстого-романиста.
Художественное новаторство писателя проявилось в значительном расширении жанровых рамок
семейно-бытового романа, который под его пером превращается в роман социальный и
общественный, в изменении его сюжетной организации.
Много замечательных страниц в романе уделено описанию природы. Лучшие пейзажи связаны с
Левиным, что, как известно, у Толстого всегда является средством характеристики. Толстовские
пейзажи отличаются глубокой правдивостью. Писатель не старается улучшить, приукрасить
природу. Он находит прекрасное в самом ее богатстве и разнообразии и поэтому не боится так
называемых антиэстетических деталей, подобных такому, например, описанию левинского поля:
«Было то время года, когда присохшие, выветренные кучи навоза пахли по зорям медовыми
травами...».
Психологический анализ в «Анне Карениной» углубляется, так как у героев нового романа
меньше той простоты и ясности душевных движений, которые были характерны для героев
«Войны и мира». Им в большей степени свойственны настроения тревоги, мрачных предчувствий,
отражающие общую атмосферу зыбкости, неустойчивости жизни. Для передачи тончайших
душевных движений Толстой широко использует в романе формы внутреннего монолога,
спор двух голосов в душе героя
и т. д. Проблематика «Анны Карениной» подводила Толстого к идейному кризису, решительному
перелому в его мировоззрении, который произошел у него на рубеже 70 — 80-х годов.
ПЕРЕЛОМ В МИРОВОЗЗРЕНИИ. ТВОРЧЕСТВО 80 — 90-х ГОДОВ.
В начале 80-х годов происходит решительный перелом во взглядах Толстого на жизнь, ее
нравственные основы, на общественные отношения.
Писатель становится выразителем идей и настроений русского патриархального крестьянства, что
и предопределило как сильные, так и слабые стороны его мировоззрения и творчества. Теперь
Толстой на все явления жизни, на все стороны эксплуататорского общества смотрит глазами
народа.
Учение о нравственном самоусовершенствовании, о непротивлении злу насилием, которое
Толстой рассматривал как действенное средство в борьбе с общественной несправедливостью,
определяло характер его творчества конца XIX — начала ХХ века. В публицистических
произведениях «Исповедь», «В чем моя вера?», «Царство божие внутри нас», «Так что же нам
делать?» и других Толстой с полной искренностью рассказывал о своих новых взглядах.
К народным рассказам по содержанию, внутреннему пафосу и стилю близка народная драма «В л
а с т ь т ь м ы» (1886).
Пьеса производит страшное и мрачное впечатление, несмотря на финальное покаяние Никиты, к
которому он пришел отчасти под влиянием своего отца, Акима, проповедующего излюбленные
идеи самого Толстого о «жизни по правде» и непротивлении.
В повести «С м ерть Ив ан а Иль ич а»(1881 — 1886), как и в «Холстомере», нравственная
проблема сочеталась с социальной. Трагедия героя, только перед смертью осознавшего весь ужас
своего прошлого существования, воспринимается как совершенно неизбежное, закономерное
следствие того образа жизни, который он и все его окружающие воспринимали как нечто
совершенно нормальное, общепринятое и абсолютно правильное. В художественных
произведениях, созданных после перелома, Толстой раскрывал весь ужас господствовавших в
тогдашней жизни лжи, обмана, бездуховности, заставлявших наиболее чутких и совестливых
людей мучаться, страдать и даже совершать преступления («Крейцерова соната», 1887 — 1889;
«Дьявол», 1889—1890; «Отец Сергий», 1890 — 1900). Наиболее полно и художественно новые
настроения толстого выразились в его романе «Воскресение».
«ВОСКРЕСЕНИЕ»
Последний роман Толстого «Воскресение» (1889 — 1899), над которым он
работал 10 лет, стал своеобразным итогом творчества писателя.
Никогда еще в русской литературе не было создано столь резкого обличения буржуазного
правосудия, всех бюрократических учреждений, церкви, синода, привычного богослужения в
тюрьме, изображенных с громадной сатирической силой.
В «Воскресении», впервые в творчестве Толстого, одним из центральных героев произведения
выступает человек из народа. Рассказав историю тяжелой жизни Катюши Масловой, писатель
замечает, что «это была самая обыкновенная история». Когда Нехлюдов увидел Катюшу на скамье
подсудимых, когда он посмотрел «на это когда-то милое, теперь оскверненное пухлое лицо с
блестящим нехорошим блеском черных косящих глаз», ему показалось, что это «мертвая женщина
». Но сохранилось все же в ее душе что-то живое, она еще может воскреснуть — и действительно
воскресает. Возрождение катюши, возвращение к вере в людей, в добро, в ценность жизни
происходит не столько под влиянием Нехлюдова, его забот о ней, сколько благодаря сближению с
другими ссыльными, с которыми она вместе по этапу идет на каторгу в Сибирь.
В конце романа толстой заставляет Нехлюдова обратиться к Евангелию и пропагандирует свою
постоянную идею, что единственное спасение «от того ужасного зла, от которого страдают люди,
— признавать себя всегда виновным перед божьими заповедями. Так проявлялись противоречия,
свойственные мировоззрению и творчеству «позднего» Толстого.
Структура «Воскресения» строится в значительной степени на принципе антитезы, контраста,
проявляющегося в изображении людей, событий, явлений, что способствует усилению драматизма
и обличительного пафоса произведения.
ТВОРЧЕСТВО НАЧАЛА ХХ ВЕКА
В произведениях, над которыми толстой работал на рубеже XIX — ХХ веков, на первом плане —
нравственная ответственность человека, необходимость противодействовать разрушающему
влиянию среды («Отец Сергий», 1890 — 1898; «Живой труп», 1900; «Хаджи-Мурат», 1896 —
1904; «После бала», 1903; «Фальшивый купон», 1904 и др.).
Замысел «Х а д ж и М у р а т а» связан с кавказскими впечатлениями писателя. В центре внимания
автора оказывается не дворянский интеллигент с его напряженными поисками истины и смысла
жизни, а «красивый и цельный тип настоящего горца», способного и на жестокость, и на хитрость,
но вместе с тем внушающего искреннюю симпатию.
Разоблачение царской военщины, режима самодержавного деспотизма и произвола, губительно
воздействующего на общество и личное сознание, Толстой продолжил в рассказе «П о с л е б а л
а».
Толстой выдвинул новые принципы изображения человека в литературе. Он нашел оригинальные
способы передачи внутреннего мира человека во всей его сложности, в противоречивом,
диалектическом развитии.
Большим художественным достижением Толстого-реалиста было глубокое
постижение им «текучести», подвижности человеческой натуры («люди, как реки...»). Его
привлекали не только законченные, уже сформировавшиеся характеры, но и герои , не
останавливающиеся в своем развитии, способные к нравственным кризисам, духовному
возрождению. Писатель был убежден, что человек должен сам нести нравственную
ответственность за свои поступки, за всю жизнь

<<

стр. 2
(всего 2)

СОДЕРЖАНИЕ