СОДЕРЖАНИЕ

Министерство образования и науки Российской Федерации
ГОУ ВПО "Саратовская государственная академия права"
Центр по изучению транснациональной преступности и коррупции при Американском университете (г. Вашингтон, США)
Саратовский Центр по исследованию проблем организованной преступности и коррупции





Евстифеева Екатерина Владимировна

Организованная преступность и торговля людьми: криминологический и уголовно-правовой анализ
Специализированный учебный курс











Евстифеева Е.В. Организованная преступность и торговля людьми: криминологический и уголовно-правовой анализ: специализированный учебный курс / Под ред. доц. Е.В. Кобзевой. Саратов: Саратовский Центр по исследованию проблем организованной преступности и коррупции, 2004. - с.

Настоящий специализированный учебный курс включает в себя научные, практические и учебно-методические материалы по проблемам противодействия организованной преступности и торговле людьми, в том числе планы лекционных занятий, краткие конспекты тем лекций, результаты проведенного социологического исследования, рекомендуемые литературные источники.
Работа предназначена для магистрантов и аспирантов юридических вузов и факультетов, а также научных и практических работников.
Спецкурс разработан в рамках грантовской программы Саратовского Центра по исследованию проблем организованной преступности и коррупции при финансовой поддержке Центра по изучению транснациональной преступности и коррупции при Американском университете (г. Вашингтон, США).

Рецензенты: Разгильдиев Б.Т. - доктор юридических наук, профессор, заведующий кафедрой уголовного и уголовно-исполнительного права ГОУ ВПО "Саратовская государственная академия права"
Галкин А.И. - председатель Саратовского областного суда, Заслуженный юрист РФ


















ВВЕДЕНИЕ1
Одной из наиболее острых проблем, порождающих большую тревогу во всем мире, является проблема борьбы с организованной преступностью. Концепция национальной безопасности Российской Федерации исходит из признания того, что организованная преступность на сегодняшний день угрожает национальной безопасности государства2. Масштабы деятельности организованной преступности вызывают опасения за сохранность социальной, экономической и политической сфер общественной жизни, а ее межгосударственный характер диктует необходимость налаживания международной системы противодействия данному антисоциальному явлению с координацией усилий различных государств на долгосрочной основе.
К сожалению, на сегодняшний день поставленная задача практически не выполнима в виду отсутствия специального законодательства, направленного на борьбу с организованной преступностью. Создание эффективной системы правового противодействия этому явлению невозможно без четкого научного представления о понятии организованной преступности, основных элементах ее структуры. Борьбе с организованной преступностью посвящен целый ряд научных концепций и законопроектов, однако содержащиеся в них предложения в основной своей массе остаются без внимания российского законодателя. Высокая общественная опасность данного явления вызывает необходимость немедленного создания на государственном уровне Концепции борьбы с организованной преступностью. На первоначальном этапе формирования такой Концепции требуется принять Федеральные законы "О борьбе с организованной преступностью" и "О борьбе с коррупцией", разработанные на основе общепризнанных принципов и норм международного права, международных документов, опыта борьбы с этим явлением в зарубежных государствах, с учетом особенностей техники построения национального законодательства Российской Федерации.
Помимо количественного изменения преступлений, совершаемых организованными группами и преступными сообществами, появляются качественные изменения соответствующего преступного поведения, выражающиеся в появлении новых направлений деятельности организованной преступности. Особую тревогу и беспокойство среди населения вызывают деяния, связанные с торговлей людьми, широко распространившиеся в последние годы как на территории Российской Федерации, так и за ее пределами.
Эксперты ООН по предотвращению международных преступлений установили, что Россия сегодня занимает первое место в списке стран - поставщиков рабов. По данным ООН, 600 тыс. граждан бывшего СССР сегодня пребывают в подневольном состоянии. За ними в этом перечне идут жители Украины, Таиланда, Нигерии, Румынии, Албании, Китая, Белоруссии и Болгарии. Мировой оборот от торговли людьми с каждым годом увеличивается, сейчас он достиг 12 млрд. долл. в год3. Приведенные статистические данные характеризуют только выявленные случаи этого криминального бизнеса без учета латентности. В связи с этим о реальном состоянии данного вида преступности говорить сложно.
До недавнего времени на уровне законодательства Российской Федерации проблеме противодействия торговле людьми уделялось неоправданно мало внимания, несмотря на подписание специальных международно-правовых документов. Это, в частности, стало одной из причин роста рассматриваемого социально-негативного явления в России. В настоящее время российскими ассоциациями общественных организаций на территории России и СНГ (всего их насчитывается более 43) осуществляется активная работа по предотвращению торговли людьми. Результатом такой деятельности стало оказание медицинской, психологической и юридической помощи многим женщинам, ставшим жертвами трафика. В 2002 г. представителями этих организаций был разработан и внесен в Государственную Думу законопроект об установлении уголовной ответственности за торговлю людьми. Федеральным законом РФ от 21 ноября 2003 г. в Уголовный кодекс РФ включено законодательное основание для привлечения виновных лиц к уголовной ответственности за торговлю людьми и иные формы эксплуатации человека. В целях формулирования рекомендаций по более эффективному использованию имеющихся криминологических и уголовно-правовых мер противодействия организованным формам торговли людьми возникла необходимость в системном анализе правового регулирования и организационно-нормативного обеспечения борьбы с соответствующими криминальными проявлениями.
Предлагаемый нами спецкурс предназначен для изучения слушателями института магистратуры. Необходимость прочтения спецкурса для слушателей, обучающихся по программе магистратуры, обусловлена тем, что магистрант, обладая необходимыми знаниями по уголовному праву и криминологии, полученными в период обучения в ВУЗе, готов изучать уголовно-правовые и криминологические аспекты борьбы с организованной преступностью и основными направлениями ее деятельности.
Целью создания спецкурса является комплексное изучение проявлений организованной преступности и ее влияния на формирование и развитие преступного бизнеса, связанного с торговлей людьми.
В рамках курса планируется изучить два блока проблем. Первый блок посвящен исследованию проблем борьбы с организованной преступностью, второй - изучению возникновения и развития организованных форм торговли людьми как на территории Российской Федерации, так и за ее пределами.

Тема 1. Понятие и признаки организованной преступности.
Лекции - 2 часа
Практические занятия - 2 часа

Социальная обусловленность и юридическая природа организованной преступности. Признаки организованной преступности. Особенности структуры организованной преступности.

Литература:
1. Гриб В.Т. Организованная преступность - различные подходы к ее пониманию // Государство и право. 2000. № 1.
2. Гуров А.И. Профессиональная преступность. Прошлое и современность. М., 1990.
3. Долгова А.И. Преступность, ее организованность и криминальное общество. М.: Российская криминологическая ассоциация, 2003.
4. Основы борьбы с организованной преступностью / Под ред. В.С. Овчинского, В.Е. Эминова, Н.П. Яблокова. М., 1996.
5. Топильская Е.В. Организованная преступность. СПб., 1999.
6. Россия в фокусе криминальной глобализации: Монография / Отв. ред. В.А. Номоконов. Владивосток, 2002.

Организованная преступность представляет собой сложное многофакторное социальное явление, отличающееся многообразием проявлений, множеством внутренних составляющих и существующих между ними взаимосвязей. Уровень и тенденции распространения организованной преступности в стране поставили ее в один ряд с самыми серьезными проблемами современной российской действительности. Актуальность обозначенной проблемы подтверждена Концепцией национальной безопасности, называющей в числе угроз безопасности страны угрозу криминализации общественных отношений, роста организованной преступности и коррупции, борьба с которыми "имеет не только правовой, но и политический характер"4.
Разработка понятия и признаков организованной преступности имеет как теоретическое, так и практическое значение. Отсутствие четких научных критериев приводит к серьезным недоработкам в законодательстве и, как следствие, к противоречивой и неэффективной практике борьбы с этим криминальным явлением.
В настоящее время в юридической литературе существует множество определений понятия организованной преступности. Это обусловлено тем, что на законодательном уровне отсутствуют специальные нормативные акты, регламентирующие правовые основы борьбы с ней.
Этимологически слово "организованный" произошло от греческого organon и французского organizer. Organon (греч.) - буквально означает "орудие, инструмент", а organizer переводится на русский язык как "устроить, соединить в одно целое, упорядочить что-либо, придать чему-либо планомерность". В русском языке слово "организованный" означает а) обладающий организацией, объединенный в организации, сплоченный; б) планомерный, отличающийся строгим порядком, или в) дисциплинированный, действующий точно и планомерно5.
В криминологической литературе преступность определяется как "исторически изменчивое, социальное и уголовно-правовое явление, представляющее собой систему преступлений, совершенных в соответствующем государстве (регионе) в соответствующий период"6.
Одним из первых законодательно закрепленных определений понятия организованной преступности является определение, зафиксированное в документах Международной конференции ООН по проблемам организованной преступности в 1991 г. в Суздали (Россия): организованная преступность - это "функционирование относительно массовой группы устойчивых, управляемых сообществ преступников, занимающихся преступлениями как промыслом и создающих систему защиты от социального контроля с использованием таких противозаконных средств, как насилие, запугивание, коррупция и хищения в крупных размерах".
В Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности, принятой резолюцией 55/25 Генеральной Ассамблеи от 15 ноября 2000 г., определение понятия организованной преступности отсутствует. В этом правовом акте оно лишь связывается с деятельностью организованных, структурно оформленных групп, создающихся на базе совместной криминальной деятельности исключительно в целях получить прямо или косвенно, финансовую или иную материальную выгоду. По смыслу положений, зафиксированных в Конвенции, характеристика признаков организованной преступности заложена в закрепленных в ней следующих терминах: а) организованная преступная группа (означает структурно оформленную группу в составе трех или более лиц, существующую в течение определенного периода времени и действующую согласованно с целью совершения одного или нескольких серьезных преступлений или преступлений, признанных таковыми в соответствии с настоящей Конвенцией, с тем, чтобы получить, прямо или косвенно, финансовую или иную материальную выгоду); б) серьезное преступление (означает преступление, наказуемое лишением свободы на максимальный срок не менее четырех лет или более строгой мерой наказания); в) структурно оформленная группа (означает группу, которая не была случайно образована для немедленного совершения преступления, и в которой не обязательно формально определены роли ее членов, оговорен непрерывный характер членства или создана развитая структура и иные определения).
Анализ перечисленных терминов, позволяет сделать вывод о том, что преступления, совершаемые организованными преступными группами в иных целях, нежели получение финансовой или иной материальной выгоды, не охватываются вышеперечисленными признаками и поэтому не могут быть отнесены к деятельности организованной преступности.
В проекте Федерального закона "О борьбе с организованной преступностью" последняя определяется как создание и функционирование организованных преступных формирований: организованных групп, банд, преступных организаций и преступных сообществ; их преступная деятельность. Преступная деятельность в Законе определена как система деяний с заранее обдуманным умыслом по приготовлению, покушению, совершению одного или более преступлений, предусмотренных статьями Особенной части УК РФ, а также по легализации и приумножению преступных доходов.
Анализ научных работ известных российских криминологов на предмет определения в них понятия и признаков организованной преступности показал, что на сегодняшний день существует два основных направления при изучении исследуемого криминального явления.
Одни авторы связывают определение организованной преступности с функционированием устойчивых преступных формирований либо указывают на отличительные признаки, касающиеся организованных преступных групп. Такой подход к пониманию организованной преступности опирается на фундаментальные понятия "организованная группа" и "преступное сообщество", которые и служат исходным признаком при определении анализируемого понятия. В этой связи заслуживает внимания суждение В.В. Лунеева о криминальной организованности как основном и практически единственном группировочном признаке деяний, свойственных организованной преступности7. Представляет интерес понимание им организованной преступности как совокупности хотя и относительных, но взаимосвязанных характеристик, в структуре которых организованность является главной. Схожую позицию занимает и А.И. Гуров, по мнению которого организованная преступность - "это относительно массовое функционирование устойчивых управляемых сообществ преступников, занимающихся совершением преступлений как промыслом (бизнесом) и создающих с помощью коррупции систему защиты от социального контроля"8. Примерно таким же образом организованная преступность определяется в работах Э.Ф. Побегайло, С.В. Дьякова, В.С. Устинова9.
Другая группа ученых-криминологов понимают организованную преступность как социальное негативное явление, которое характеризуется сплочением преступных формирований. Сторонником такого подхода является Я.И. Гилинский, который раскрывает организованную преступность как сложный социальный феномен, характеризующий качественно новую характеристику такого состояния преступности, когда она встроена в социальную систему, оказывает существенное влияние на другие составляющие (элементы) системы, прежде всего - на экономику и политику10. Аналогичного взгляда придерживается А.Н. Волобуев, определяющий организованную преступность как "негативное социальное явление, характеризующееся сплочением криминальной среды в рамках региона, страны с разделением на иерархические уровни и выделением лидеров, осуществляющих организаторские управленческие, идеологические функции; монополизацией и расширением сфер противоправной деятельности с целью получения максимальных материальных доходов при максимальной же защищенности ее высших эшелонов от уголовной ответственности"11.
Опираясь на изложенные позиции ученых-криминологов по вопросу определения понятия организованной преступности, выделим необходимые ее признаки: а) криминальная организованность; б) устойчивость; в) массовость; г) длительность функционирования; д) наличие социальных связей и негативное влияние на общество; е) коррупция; ж) иерархичность; з) масштабный, межрегиональный и международный характер преступной деятельности; и) осуществление преступной деятельности в экономических и политических целях; к) наличие лидера, руководящего звена. Безупречно обоснованно отдельные авторы в качестве основной цели функционирования организованной преступности выделяют экономическую выгоду, прибыль. И в этом отношении организованная преступность не отличается от обычного бизнеса. Преступные организации добиваются высокой прибыли как законными, так и противоправными методами. В связи с этим Я.И. Гилинский выделяет ряд условий, при наличии которых криминальный бизнес возникает, существует и развивается:
а) спрос на нелегальные товары (наркотики, оружие и т.д.) и услуги (сексуальные и др.); б) не удовлетворенный спрос на легальные товары и услуги; в) рынок труда, безработица, незанятость подростков и молодежи. Согласно данным экспертного опроса сотрудников судов и прокуратуры г. Саратова и Саратовской области, 68% респондентов (всего было опрошено 76 человек) считают, что риску вовлечения в деятельность организованной преступности в большей степени подвержены безработные и несовершеннолетние. Эта категория составляет примерно 70% из общего числа лиц, входящих в преступное сообщество, остальные 30% занимают должностные лица, участвующие в деятельности организованной преступности посредством коррупционных связей; г) пороки налоговой, таможенной, вообще экономической политики государства, а также коррупция, препятствующие нормальному развитию легальной экономики12.
Следует отметить, что получение прибыли нельзя считать единственно возможным мотивом и целью организованной преступной деятельности. Ее целью наряду с обогащением может быть получение лидерами организованных преступных групп властных полномочий в государственных, хозяйственных и иных органах. Чаще всего подобная цель у лидеров преступных сообществ возникает после удовлетворения цели обогащения. 45% опрошенных сотрудников правоохранительных органов отметили, что доходы от криминальной деятельности лидеры преступной среды тратят на проникновение в политическую сферу жизни общества. Известные респондентам факты подобного проникновения выражались в следующем: выдвижение своего кандидата на выборах в государственные органы (52%); финансовая или иная поддержка не своих кандидатов, но в надежде использовать их затем в своих целях (33%); личное проникновение лидеров организованной преступной среды в органы государственной власти (37%); подкуп членов избирательных комиссий (11%); подкуп иных государственных служащих (23%); создание общественных организаций и фондов в целях оказания влияния через них (18%); установления контроля над уже созданными организациями и фондами (15%); оказание влияния на политику через учебные заведения своих ставленников (11%); устрашение неугодного политического деятеля (8%) и устранение такого деятеля (4%)13. Так, на региональном уровне активным участием в местной политической жизни отличилась деятельность лидеров организованной преступной группировки Тамбовской и Челябинской областей. "Авторитет" Тамбовской организованной преступной группировки Андрей Попов, с 1994 г. организовавший сбор дани с рыночных структур, впоследствии был избран депутатом Тамбовской областной думы. В середине 90-х годов в Челябинской области разразился скандал: в Законодательное Собрание был избран Александр Морозов, бывший спортсмен-боксер, лидер организованной преступной группы. В 1996 г. Морозов был зарегистрирован кандидатом на пост мэра Златоуста. За три дня до выборов Морозов захватил кабинет мэра и заявил, что власть сменилась. Мэром он так и не стал. Однако в декабре 1996 г. организованная преступная группа сумела сосредоточить средства для проведения грамотной избирательной кампании, в результате которой ее глава стал депутатом Законодательного Собрания Челябинской области14. Приведенные примеры не являются единичными фактами проникновения лидеров преступных формирований в политику.
Политический аспект в качестве цели деятельности организованного преступного формирования может присутствовать и при совершении отдельных преступлений против основ конституционного строя Российской Федерации и общественной безопасности. На этот счет в научной литературе существует несколько классификаций типов организованной преступности, выделяемых в зависимости от характера криминальной деятельности. Так, по мнению В.С Овчинского, существует пять основных видов преступных формирований: "лжепредприниматели", "гангстеры", "расхитители", "коррупционеры", "координаторы" (элита преступного мира, "воры в законе")15. Следует отметить, что предложенная структура организованной преступности не позволяет выявить особенности функционирования организации, а лишь помогает обнаружить ее преступные связи. В.С. Устинов, проводя систематизацию по вышеуказанному основанию, выделяет экономическую, общеуголовную и политическую преступность16. Е.А. Мохов предлагает классифицировать организованные преступные группировки следующим образом: по направлениям преступной деятельности криминальных сообществ; по регионам их влияния; по этническим признакам17. Предложенная градация криминальных сообществ позволяет нам определить их специализацию в зависимости от направления преступной деятельности. В связи с этим представляется неверным отождествление криминальной деятельности только с извлечением материальной выгоды, такая деятельность может носить разнородный характер.
Теоретический и практический интерес представляет определение структуры организованной преступности. На первый взгляд, эта проблема не представляет особой сложности. Однако в криминологической литературе не существует единого мнения о построении коммуникативных связей внутри организованных преступных групп.
Одни авторы видят построение структуры организованной преступности в виде своеобразной пирамиды, состоящей из трех основных уровней, вершиной которой является организационно-управленческое звено, к нему примыкает организационно-вспомогательное, и в основании лежит исполнительское18.
Другие ученые рассматривают систему организованной преступности как социально системное явление, которое состоит из организованных группировок криминальной направленности, организованной деятельности криминальной направленности, организационного управления криминальной направленности19. В данном случае именно организационный характер группировки, ее деятельности и управления является основополагающим признаком рассматриваемой системы, что существенно отличает организованную преступность от иных видов преступности.
Авторы одного из учебников по криминологии считают, что организованная преступность есть консолидация и сплочение организованных преступных групп, преступных организаций и преступных сообществ20. Такое понимание организованной преступности и ее структурных элементов, по сравнению с ранее названными составляющими исследуемой структуры, максимально приближено к определению форм соучастия, закрепленных в Уголовном кодексе РФ. В данном случае каждое названное структурное звено имеет не только уголовно-правовую, но и соответствующую криминологическую характеристику. В.С. Разинкин следующим образом раскрывает составные элементы системы организованной преступности:
1. Организованная преступная группа. Имеет простейшую иерархию, включает в себя главаря или группу главарей, активных участников и соучастников исполнителей, а также пособников, способствующих осуществлению преступных замыслов. 2. Преступная группировка. Это сплоченная общность лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений, отличающаяся строгим порядком и планированием преступных действий и имеющая одного или нескольких главарей. Численность участников таких формирований составляет от 5 до 30 человек. Основными направлениями преступной деятельности являются разбойные нападения, заказные убийства, автобизнес. Деятельность той или иной преступной группировки, как правило, зависит от личности главаря. 3. Преступные организации. Представляют собой симбиоз преступных группировок, организованных групп. Главарь осуществляет общее руководство и как бы нейтрален ко всем составным ее частям, проводя свою линию через своих помощников, возглавляющих отдельные структуры. Устойчивость и безопасность обеспечиваются руководящими и охранно-боевыми звеньями. 4) Преступное сообщество. Это криминальные объединения главарей преступных организаций и лидеров преступной среды, создаваемые для координации и упорядочения преступной деятельности, решения межрегиональных связей и межгосударственных криминальных вопросов, оказания помощи в приспособлении преступных структур к современным условиям России, стран СНГ и дальнего зарубежья. В зависимости от организационной формы существует несколько видов таких объединений. К ним относятся преступная картель и преступный синдикат. Картель представляет собой объединение нескольких криминальных организаций на добровольной основе, путем заключения договора. Организации, входящие в картель, сохраняют свою самостоятельность, но определяются мероприятия, когда следует действовать сообща, а когда самостоятельно. Преступный синдикат возникает тогда, когда при острой криминально-конкурентной борьбе сильная преступная организация поглощает более слабую или несколько ей подобных. Преступные организации в данном случае относительно самостоятельны, но при осуществлении процесса криминального производства они обязаны жестко соблюдать установленные правила и подчиняться центральному звену21.
Более масштабную характеристику схемы организованного преступного формирования привел В.В. Лунеев, в которой наличествуют или формируются:
- организатор или руководящее ядро;
- определенная иерархическая структура, отделяющая руководство от непосредственных исполнителей;
- более или менее четкое распределение ролей, которые реализуются при выполнении конкретных заданий, обязанностей или в ролевом должностном поведении;
- жесткая дисциплина с беспрекословным подчинением по вертикали, основанная на собственных законах и нормах;
- система жестких наказаний;
- финансовая база для решения "общих" задач;
- сбор информации для выгодных о выгодных и безопасных направлениях преступной деятельности;
- создание такой структуры управления, которая избавляет руководителей от непосредственной организации или совершения конкретных преступлений;
- распространение устрашающих слухов о своем могуществе, деморализующее свидетелей, потерпевших, сотрудников СМИ, правоохранительных органов, поддерживающих преступный дух рядовых исполнителей;
- профессиональное использование основных государственных и социально-экономических институтов, действующих в стране и в мире, в целях создания внешней законности своей преступной деятельности;
- информативность22.
Несмотря на множественность перечисленных признаков рассматриваемой структуры, отдельные ее составляющие, на наш взгляд, относятся к признакам организованной преступности и дублируют их.
Подводя итог выделению элементов системы организованной преступности, попытаемся представим их графически:













Определяющую роль в функционировании и развитии всякого преступного сообщества играет его лидер. Он определяет основные направления деятельности криминальной организации, руководит им, представляет преступную организацию на региональном и межрегиональном уровне. Поэтому немаловажным фактором является криминологическая характеристика личности лидера преступного формирования. Имеются в виду его интеллектуальные, психологические, демографические и социальные характеристики. Можно выделить несколько типов лидеров преступных сообществ. К первому типу относятся лидеры, заслужившие статус "вора в законе" по правилам преступного мира. Сообщества, возглавляемые такими лидерами, как правило, специализируются на общеуголовных преступлениях. Ко второму типу относятся лидеры, приобретшие свой статус на воле, путем внесения в общак определенной суммы, т.е. фактически купившие его. Как правило, эти лица не судимые, занимающие определенные должности в органах государственной власти, либо стоящие во главе крупных финансовых компаний, благотворительных фондов, которые являются прикрытием в их преступной деятельности. Психологически уравновешены, имеющие высокие интеллектуальные способности, практически не уязвимы за счет коррумпированных связей и занимаемой должности.
Каждый лидер криминальной организации имеет в своем распоряжении помощников, наделенных специальными полномочиями.
Помощник по финансовым вопросам осуществляет контроль за поступлением и расходованием преступных средств. Помощник по вопросам регионального, межрегионального и транснационального характера преступной деятельности непосредственно руководит совершением преступлений, занимается законным бизнесом в целях прикрытия и облегчения преступной деятельности, осуществляет раздел и поддержание рынка определенной преступной деятельности. Помощник по аналитическим вопросам возглавляет руководство сбором необходимой информации для криминальных целей, разрабатывает тактику и стратегию преступной деятельности, занимается вопросами пропаганды криминальной жизни. Помощник по связям с общественностью налаживает коррумпированные отношения с представителями всех ветвей власти, вербует лиц для участия в преступной деятельности. Помощники имеют в своем подчинении пособников и исполнителей, которые непосредственно выполняют поручения для достижения криминальных целей. Каждое отдельное звено взаимосвязано и дополняет друг друга.
Тема 2. Юридические и криминологические основы борьбы с организованной преступностью
Лекции - 2 часа
Практические занятия - 2 часа

Уголовно-правовые основы борьбы с организованной преступностью. Криминологические основы борьбы с организованной преступностью: координация и основные направления деятельности государственных органов Российской Федерации по предупреждению организованной преступности.

Литература:
1. Босхолов С.С. Законодательное обеспечение борьбы с организованной преступностью // Журнал российского права. 1998. № 9.
2. Гыскэ А.В. Борьба с преступностью в системе обеспечения внутренней безопасности российского общества. М., 2001.
3. Скобликов П.А. К вопросу о создании в России самостоятельной федеральной службы для борьбы с организованной преступностью // Государство и право. 2000. № 2.
4. Овчинникова С.Ф. Некоторые направления борьбы с организованной преступностью // Российский следователь. 2001. № 3.

Уголовно-правовые основы борьбы с организованной преступностью.
Эффективность и результативность борьбы с организованной преступностью во многом зависит от того, насколько точны, логически связаны и последовательны нормы права, посвященные борьбе с этим явлением. В уголовном праве теоретической основой для определения организованной преступности и ее форм являются институт соучастия (глава 7 УК РФ) и отдельные нормы, расположенные в Особенной части УК РФ (ст. 208, 209, 210 и др.). Некоторые из них были известны и ранее действовавшему законодательству (например, норма о бандитизме), большая же их часть - законодательные новеллы.
Следуя нормам действующего уголовного законодательства, в частности ст. 35 УК РФ, можно выделить следующие формы объединений участников организованной преступной деятельности: а) организованная группа, под которой понимается устойчивая группа лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений; б) преступное сообщество (преступная организация), определяемое уголовным законом как сплоченная организованная группа (организация), созданная для совершения тяжких и особо тяжких преступлений, либо объединение организованных групп, созданное в тех же целях.
В теории уголовного права и правоприменительной деятельности к проблемным вопросам квалификации действий лиц, совершающих преступления в соучастии в составе организованной преступности, относят, главным образом, нечеткость дефиниций, закрепленных в ст. 35 УК РФ, использование в процессе их создания оценочных признаков. Это подтверждается и результатами проведенного опроса сотрудников правоохранительных органов г. Саратова и Саратовской области, отметивших, что одной из причин неправильной квалификации действий лиц, участвующих в деятельности организованной преступности, является неясность и нелогичность понятий и их признаков в нормах, закрепленных в уголовном законе.
В этом ключе обратим внимание на отличительные признаки отдельных форм соучастия, закрепленных в уголовном законе, таких как группа лиц по предварительному сговору, организованная группа и преступное сообщество. Согласно постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое" в отличие от группы лиц, заранее договорившихся о совместном совершении преступления, организованная группа характеризуется, в частности, устойчивостью, наличием в ее составе организатора (руководителя) и заранее разработанного плана совместной преступной деятельности, распределением функций между членами группы при подготовке к совершению преступления и осуществлении преступного умысла. Об устойчивости организованной группы может свидетельствовать не только большой временной промежуток ее существования, неоднократность совершения преступлений членами группы, но и их техническая оснащенность, длительность подготовки даже одного преступления, а также иные обстоятельства (например, специальная подготовка участников организованной группы к проникновению в хранилище для изъятия денег (валюты) или других материальных ценностей).
Более узко признак устойчивости толкуется в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 17 января 1997 г. "О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм", в котором отмечается, что об устойчивости могут свидетельствовать стабильность состава группы, тесная взаимосвязь между ее членами, согласованность их действий, постоянство форм и методов преступной деятельности, длительность ее существования и количество совершенных преступлений.
Суммируя сказанное, отметим, что такие признаки, как длительность существования преступной группы и количество совершаемых преступлений, указывают на возможность создания организованной группы для совершения нескольких преступлений, а не одного, как это предусмотрено в ст. 35 УК РФ.
Рассматривая вопрос об отграничении преступного сообщества от организованной группы, отметим, что преступное сообщество характеризуется сплоченностью и наличием специальной цели. Оценочная природа понятия сплоченности придает первостепенное значение установлению признаков, образующих ее содержание. В научной литературе встречаются различные варианты толкования соответствующего понятия. По мнению Н.Ф. Кузнецовой, сплоченность преступного сообщества характеризует четкость и спаянность взаимодействия ее группы, подразделений, конкретных соучастников, выполняющих преступные задания организации23. Другие авторы представляют рассматриваемую дефиницию как социально-психологическую характеристику, отражающую общность участников в реализации преступных целей преступного сообщества. Т.Д. Устинова определяет сплоченность как тесную связь между всеми участниками, при которой наиболее тщательным образом распределены все связи и обязанности не только между всеми членами, но и отдельными группами, составляющими такое сообщество24. Изложенное выше свидетельствует о том, что сплоченность - это не только устойчивость группы, но и установление и поддержка отношений, сложившихся между ее участниками внутри преступного сообщества. Поэтому признак сплоченности будет характеризовать внутреннее состояние преступного сообщества, а устойчивость - внешнюю сторону его деятельности.
Наличие специальной цели - совершение тяжких и особо тяжких преступлений - при создании преступного сообщества (преступной организации) является неотъемлемым признаком ч. 4 ст. 35 и ч. 1 ст. 210 УК РФ. Законодатель, указывая на специальную цель, сужает тем самым понятие преступного сообщества (преступной организации), а, соответственно, и возможность применения данной уголовно-правовой нормы, в то время как не исключается возможность совершения в рамках преступного сообщества преступлений иной степени тяжести. Перечень деяний, представляющих интерес для организованной преступности, достаточно велик. Так, например, предметом посягательства преступного сообщества, характеризующегося высокой устойчивостью, сплоченностью и систематическим извлечением преступных доходов, может быть совершение отдельных экономических преступлений, которые в соответствии с действующим законодательством являются преступлениями небольшой или средней тяжести, однако в соответствии с прямыми требованиями закона такие деяния не могут квалифицироваться по ст. 210 УК РФ. Данное обстоятельство значительно сужает возможности уголовно-правовой борьбы с организованной преступностью. В то же время следует отметить, что в составе организованной группы также могут совершаться тяжкие и особо тяжкие преступления, поэтому вряд ли целесообразно разграничивать преступное сообщество и организованную группу по данному критерию.
Уголовно-правовое значение преступного сообщества (ст. 35 УК РФ) состоит в том, что оно выступает лишь в качестве конститутивного признака составов преступлений, указанных в ст. 210 УК РФ, и не предусмотрено ни в одном из составов преступлений в качестве квалифицирующего обстоятельства. Совершение преступления в составе организованной группы не образует самостоятельного состава преступления, а выступает квалифицирующим или особо квалифицирующим признаком в тех случаях, когда это предусмотрено статьями Особенной части УК РФ. Наряду с этим, в соответствии с п. "в" ст. 63 УК РФ, "совершение преступления в составе группы лиц, группы лиц по предварительному сговору, организованной группы или преступного сообщества (преступной организации) признается обстоятельством, отягчающим наказание.
Положения уголовного закона о формах соучастия вызывают нарекания и по ряду иных не менее важных вопросов. Так, могут возникнуть трудности при квалификации действий организаторов и руководителей преступного сообщества в случаях совершения участниками такого сообщества иных преступлений, нежели это предусмотрено данной преступной организацией. Закон подчеркивает, что ответственность по ст. 210 УК РФ наступает за организацию преступного сообщества (организации). В связи с этим возникает вопрос о наличии данного состава преступления в ситуациях, когда преступное сообщество создается с абстрактными целями преступной деятельности, и наличествует лишь общая связь преступников, общая преступная деятельность безотносительно к конкретным формам ее проявления25. На наш взгляд, следует согласиться с высказанным по этому поводу мнением о том, что в силу принципов уголовного права ответственность за организацию преступного сообщества должна наступать не за неопределенную общую преступную деятельность, а при условии его создания для совершения конкретно определенных по характеру преступлений26. В соответствии со ст. 210 УК РФ ответственность наступает за сам факт организации, руководства или участия в деятельности преступного сообщества (преступной организации), поэтому совершение в составе сообщества каких-либо преступлений требует самостоятельной юридической оценки в форме квалификации по совокупности ст. 210 и соответствующих статей УК РФ. Рассматриваемая нами цель создания преступного сообщества предполагает, что ей должна охватываться вся преступная деятельность. В то же время организатору необязательно знать об обстоятельствах совершения всех преступлений, поскольку в данном случае вина организатора выступает в виде неконкретизированного умысла. Следует согласиться с Квасницей С.Е., что руководитель рассматриваемой формы соучастия определяет лишь "генеральную линию" преступной деятельности сообщества. При этом руководитель преступного сообщества привлекается по тем же нормам с учетом требований ст. 33, 34 УК РФ, а именно: если он участвовал в конкретном деянии, - по ст. 210 УК и норме Особенной части, предусматривающей ответственность за преступление, а если не участвовал, - по ст. 210 УК, ст. 33 и статье Особенной части, предусматривающей ответственность за совершение конкретного преступления27.
Для привлечения к ответственности за создание объединения организаторов, руководителей и иных представителей организованных групп в целях разработки планов и условий для совершения тяжких и особо тяжких преступлений достаточно установления устойчивых связей хотя бы с одним организатором, руководителем или иным представителем иной организованной группы или иных организованных групп в указанных целях.
Подводя итог выше сказанному, отметим, что ответственность за участие в преступном сообществе (преступной организации) может наступать при условии, если действия виновного: а) отражают преступный характер сообщества или объединения; б) причинно связаны с преступными планами и целями деятельности сообщества; в) вписываются в русло общей направленности функционирования сообщества или объединения.
Одной из проблем практической деятельности правоохранительных органов является отличие банды от преступного сообщества. На наш взгляд, анализируемое преступление отличается от бандитизма, во-первых, отсутствием в сообществе цели совершения нападений на организации или граждан, во-вторых, ограниченным кругом преступлений, ради совершения которых создается сообщество, в-третьих, отсутствием в преступном сообществе оружия. Однако если сообщество либо его структурные подразделения приобретают оружие и начинают совершать нападения на граждан и организации, то организация преступного сообщества как преступление перерастает в бандитизм и квалифицируется по ст. 209 УК РФ. Организационная деятельность в этих случаях наступает в качестве подготовительного этапа к организации банды и, соответственно, дополнительной квалификации по ст. 210 УК РФ не требует. Вместе с тем, на этот счет в специальной литературе имеется и противоположная точка зрения. Преступное сообщество согласно закону может существовать в виде объединения организованных групп, а поскольку банда и есть организованная группа, обладающая признаком вооруженности и нападения на граждан и организации, то, возможно, что преступное сообщество может существовать в форме объединения нескольких банд. В связи с этим, если преступное сообщество будет обладать оружием, и его действие будет направлено на совершение тяжких и особо тяжких преступлений путем нападений, то его создание и руководство либо участие в нем будет охватываться ст. 210 УК РФ, и дополнительной квалификации по ст. 209 УК РФ не потребуется28. В таком случае преступление, предусмотренное ст. 210 УК РФ, должно обладать большей степенью общественной опасности, нежели преступление, описанное в ст. 209 УК, что в настоящее время не соответствует действительности. Приведенные недостатки закона свидетельствуют о необходимости принятия соответствующих мер по их устранению.
Помимо организации преступного сообщества (преступной организации) к числу организованных форм преступной деятельности, как самостоятельных видов преступлений, следует отнести организацию незаконного вооруженного формирования (ст. 208 УК), бандитизм (ст. 209 УК), организацию объединения, посягающего на личность и права граждан (ст. 239 УК), вооруженный мятеж (ст. 279 УК). Перечисленные нормы УК РФ предусматривают ответственность за создание и руководство отдельными видами организованных групп либо за участие в таковых.
Уголовный закон содержит также ряд специальных статей, направленных на борьбу с отдельными проявлениями деятельности организованной преступности (например, ст. ст. 222, 228-233, 205-206 УК и др.).

Криминологические основы борьбы с организованной преступностью: координация и основные направления деятельности государственных органов Российской Федерации по предупреждению организованной преступности.
Реализация государственной политики борьбы с организованной преступностью может быть достигнута на основе согласованных усилий субъектов этой деятельности. Эффективность данного направления будет достигнута лишь в том случае, когда деятельность, организационное построение, задачи, функции и полномочия органов, осуществляющих борьбу с организованной преступностью, будут приведены в соответствие со складывающейся криминальной ситуацией, ее изменениями и тенденциями. В этих целях совершенно необходимой представляется координация мер по реализации политики борьбы с преступностью на общегосударственном уровне, с учетом участия не только правоохранительных органов, но и органов государственной власти, ее различных ветвей, министерств и ведомств, органов местного самоуправления и др.29 В связи с этим отдельные государственные органы РФ законодательно наделены специальными полномочиями в области борьбы с организованной преступностью.
Так, при Совете Безопасности в соответствии с Указом Президента от 01.09.2000 г. в целях реализации возложенных на Совет Безопасности РФ задач в области обеспечения безопасности общества и государства от преступных и иных противоправных действий, создана Межведомственная комиссия Совета Безопасности Российской Федерации по общественной безопасности, борьбе с преступностью и коррупцией. В соответствии с Указом на комиссию возложены следующие функции:
а) разработка основных направлений стратегии в области обеспечения общественной безопасности, борьбы с преступностью и коррупцией в Российской Федерации;
б) подготовка предложений Совету Безопасности по выработке и реализации основных направлений государственной политики в области обеспечения безопасности общества и государства от преступных и иных противоправных действий;
в) анализ, оценка и прогнозирование состояния преступности, коррупции и иных противоправных явлений в целях обеспечения общественной безопасности;
г) анализ внутренних и внешних угроз жизненно важным интересам общества, его материальным и духовным ценностям;
д) подготовка предложений Совету Безопасности по разработке проектов нормативных правовых актов, направленных на обеспечение безопасности общества и государства от преступных и иных противоправных действий;
е) рассмотрение в установленном порядке проектов федеральных целевых программ, направленных на борьбу с преступностью, коррупцией и обеспечение общественной безопасности, оценка их эффективности, подготовка соответствующих предложений;
ж) заслушивание по поручению Совета Безопасности или Секретаря Совета Безопасности РФ информации руководителей правоохранительных органов о состоянии борьбы с преступностью, коррупцией, об обеспечении общественной безопасности, а также о результатах рассмотрения конкретных сообщений в средствах массовой информации о коррумпированности должностных лиц органов государственной власти;
з) обобщение практики и результатов борьбы с коррупцией в федеральных органах государственной власти и внесение предложений по профилактике этого вида противоправных действий;
и) организация проведения криминологической экспертизы отдельных нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти в целях выявления в них положений, способствующих коррупции;
к) изучение зарубежного опыта борьбы с преступностью и коррупцией, подготовка предложений по его использованию в деятельности правоохранительных органов Российской Федерации;
л) мониторинг сообщений в средствах массовой информации о фактах коррумпированности должностных лиц органов государственной власти.
В основе деятельности Комиссии лежит программно-целевой подход. Программы содержат мероприятия как общего характера, так и по основным направлениям борьбы с отдельными видами преступности, включая межгосударственные и межрегиональные. Примером реализации мероприятий в сфере борьбы с отдельными видами преступности на межрегиональном уровне может служить рабочая поездка секретаря Совета Безопасности РФ В. Рушайло по Саратовской области в феврале 2004 г., которая явилась одним из подготовительных этапов к запланированному заседанию Совета Безопасности РФ по вопросам нейтрализации основных угроз в приграничной зоне. Результаты проверки показали, что обстановка на российско-казахстанском участке границы характеризуется дальнейшим ростом контрабанды. В пределах регионального управления ФПС пограничники пресекли более 1 тыс. 300 попыток незаконного перемещения через госграницу грузов и товаров на сумму более 165 млн. рублей. Задержано более 600 нарушителей госграницы, более 200 незаконных мигрантов, изъято около 450 кг наркотиков. Секретарь Совета безопасности РФ выделил ряд проблем в сфере обеспечения безопасности приграничной зоны в Саратовской области. Одной из объективных причин этому является недостаточная ресурсная поддержка проводимых мероприятий. К субъективным факторам, негативно сказывающимся на состоянии вопросов пограничной безопасности, отнесено ненадлежащее взаимодействие с соответствующими структурами пограничных государств, отсутствие должной межведомственной координации, распыление имеющихся сил и средств, отсутствие надлежащей инфраструктуры и эффективной системы контроля за перемещением через границу людей и транспорта, недостаточность сил и средств для прикрытия границы, значительные расстояния между пунктами пропуска и их удаленность от границы30.
Особое значение для предупреждения организованной преступности на федеральном уровне имеет орган Федеральной службы безопасности. В соответствии с Федеральным законом Российской Федерации от 3 апреля 1995 г. (в ред. от 30.06.2003 г.) "О федеральной службе безопасности", основным направлением деятельности органов федеральной службы безопасности является борьба с преступностью и террористической деятельностью (ст. 8 Закона). Эти органы осуществляют оперативно-розыскные мероприятия по выявлению, предупреждению, пресечению и раскрытию шпионажа, террористической деятельности, организованной преступности, коррупции, незаконного оборота оружия и наркотических средств, контрабанды и других преступлений, дознание и предварительное следствие по которым отнесены законом к их ведению, а также по выявлению, предупреждению, пресечению и раскрытию деятельности незаконных вооруженных формирований, преступных групп, отдельных лиц и общественных объединений, ставящих своей целью насильственное изменение конституционного строя Российской Федерации, а также осуществляют специальные операции по пресечению террористической деятельности (оперативно-боевая деятельность), создание методики и средств для их осуществления. В связи с возложенными функциями органы федеральной службы безопасности обязаны разрабатывать и осуществлять во взаимодействии с другими государственными органами меры по борьбе с коррупцией, незаконным оборотом оружия и наркотических средств, контрабандой, деятельностью незаконных вооруженных формирований, преступных групп.
В системе органов борьбы с организованной преступностью ведущую роль занимает Министерство внутренних дел Российской Федерации. В структуру Министерства входит несколько подразделений, объектом деятельности которых является организованная преступность. К их числу относятся Главное управление по борьбе с организованной преступностью службы криминальной милиции МВД РФ и Национальное центральное бюро Интерпола.
В соответствии с Положением о ГУБОП СКМ МВД РФ его основными задачами являются:
а) разработка и принятие в пределах своей компетенции мер по противодействию организованной преступности и коррупции;
б) обеспечение координации, анализ и контроль деятельности органов внутренних дел в федеральных округах и субъектах Российской Федерации по выявлению, предупреждению, пресечению и раскрытию преступлений, отнесенных к компетенции подразделений по борьбе с организованной преступностью;
в) организация и непосредственное осуществление предупреждения, пресечения и раскрытия преступлений, совершенных организованными группами, преступными сообществами (преступными организациями), имеющих международный и межрегиональный характер, установление лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших, а также раскрытие преступлений, поставленных на контроль в МВД России;
г) организация и осуществление оперативно-розыскной деятельности при проведении органами внутренних дел мероприятий антитеррористической направленности, относящихся к компетенции МВД России, проведение комплексных оперативно-профилактических мероприятий и специальных операций;
д) совершенствование организационно-методического, правового и кадрового обеспечения оперативно-служебной деятельности подразделений по борьбе с организованной преступностью.
В качестве примера эффективности работы ГУБОП СКМ МВД РФ в 2004 г. можно привести следующие данные. В первом полугодии 2004 года основные усилия подразделений по борьбе с организованной преступностью были сосредоточены на следующих направлениях:
1) пресечение противоправной деятельности преступных сообществ. По заявлению начальника ГУБОП СКМ МВД РФ Н. Овчинникова, в настоящее время на территории Российской Федерации действует около 100 организованных преступных сообществ, которые характеризуются высоким уровнем организации, планирования преступлений, особой дерзостью и жестокостью. За январь-июнь 2004 г. в России выявлено 16294 преступления, совершенных в составе организованных групп и преступных сообществ, среди них 56 заказных убийств, свыше 600 разбойных нападений, около 500 вымогательств, 6158 наркопреступлений. По сравнению с аналогичным периодом прошлого года количество выявленных фактов преступлений, связанных с созданием и участием в преступном сообществе, возросло более чем в полтора раза. К числу "горячих" регионов, где функционируют наиболее известные по своей преступной деятельности преступные сообщества, отнесены Липецкая, Оренбургская, Пермская, Ростовская, Самарская, Челябинская области31. В качестве положительного опыта работы подразделений БОП можно привести раскрытие деятельности татарской организованной преступной группировки, действовавшей на территории Татарстана. В отношении данной группировки было возбуждено уголовное дело по ст. 210 УК РФ и 31 уголовное дело, возбужденное с 1997 по 2004 гг. Всего к уголовной ответственности привлекается 41 человек;
2) борьба с коррупцией в органах государственной власти и управления. За шесть месяцев 2004 года сотрудниками подразделений БОП выявлено 1776 преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления. Так, в марте текущего года сотрудниками ГУБОП и УБОП ГУВД Ростовской области за получение взятки в размере трехсот тысяч рублей задержаны и арестованы участники группы, которую возглавлял глава администрации района Ростовской области;
3) борьба с проявлениями терроризма и экстремизма. За прошедшие полгода положительным результатом борьбы в данном направлении стало выявление 26 террористических актов;
4) противодействие незаконному обороту наркотиков. За минувший период (первое полугодие 2004 г.) выявлено 6158 наркопреступлений, что в два раза выше прошлогодних показателей. В ходе оперативно-розыскных мероприятий из незаконного оборота изъято 2 тонны 671 килограмм наркотических средств и психотропных веществ, свыше 196 килограмм наркосодержащих растений.
В качестве основных направлений деятельности органов ГУБОП СКМ МВД РФ по борьбе с организованной преступностью на июль-декабрь 2004 г. запланированы меры по противодействию преступным сообществам и организованным группам, имеющим межрегиональные и международные связи; подрыв их экономических основ; совершенствование координации антитеррористической деятельности подразделений органов внутренних дел; осуществление оперативно-розыскных и профилактических мероприятий, направленных на предупреждение террористических актов, пресечение деятельности активных участников и пособников вооруженных формирований и экстремистских организаций32.
Следующим, не менее важным по своей значимости в борьбе с организованной преступностью, является специальное подразделение криминальной милиции, входящее в состав центрального аппарата МВД РФ, - Национальное центральное бюро Интерпола, которое является органом по сотрудничеству правоохранительных и иных государственных органов Российской Федерации с правоохранительными органами иностранных государств - членов Международной организации уголовной полиции - Интерпола. В соответствии с Указом Президента РФ от 30 июля 1996 г. № 1113 "Об участии Российской Федерации в деятельности Международной организации уголовной полиции - Интерпола" главными задачами данного подразделения являются: а) обеспечение эффективного международного обмена информацией об уголовных преступлениях; б) оказание содействия в выполнении запросов международных правоохранительных организаций и правоохранительных органов иностранных государств в соответствии с международными договорами Российской Федерации; в) осуществление наблюдения за исполнением международных договоров по вопросам борьбы с преступностью, участником которых является Российская Федерация.
Деятельность НЦБ Интерпола осуществляется исключительно в сфере борьбы с уголовными преступлениями, не затрагивая преступлений, носящих политический, военный, религиозный или расовый характер. Россия стала одной из первых стран, которые подключились к глобальной системе коммуникаций. С ее помощью получаются различные сведения, необходимые для оперативно-розыскных мероприятий в борьбе с организованной преступностью, например, информация из базы данных об угнанных автомобилях, запросы в отношении преступников, находящихся в розыске и иные. По заявлению Российского бюро Интерпола, в настоящее время по инициативе Российской Федерации в международном розыске находится 851 преступник, причем значительную часть этого списка составляют террористы и лица, им способствующие33.
Подразделения и службы органов внутренних дел, деятельность которых направлена на борьбу с организованной преступностью, функционируют как звенья единой цепи, органически связаны и дополняют друг друга.
К системе федеральных органов исполнительной власти, призванных осуществлять борьбу с организованной преступностью, следует также отнести Федеральную службу Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков и Федеральную службу по финансовому мониторингу.
Федеральная служба Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН России) является федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики, нормативно-правовому регулированию, контролю и надзору в сфере оборота наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, а также в области противодействия их незаконному обороту.
Федеральная служба РФ по финансовому мониторингу является органом, уполномоченным принимать меры по противодействию легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма. Важной функцией данного ведомства является то, что оно составляет перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их участии в экстремистской деятельности34.
Контакты, возникающие между перечисленными органами, в процессе осуществления деятельности по борьбе с организованной преступностью, как уже было отмечено, множественны и разнообразны. Причем взаимоотношения строятся на основе согласованности при сохранении полной самостоятельности и выражаются в форме объединения усилий, взаимной договоренности и согласованности. По мнению А.В. Бокова, подобное взаимодействие должно выступать в форме делового сотрудничества, однако внутриведомственная согласованность должна быть урегулирована нормами права35.






Тема 3. Транснациональная организованная преступность.
Лекции - 2 часа
Практические занятия - 2 часа

Понятие и признаки транснациональной организованной преступности. Виды транснациональных преступных организаций.

Литература:
1. Меркушин В.В. Борьба с транснациональной организованной преступностью. Минск, 2003.
2. Овчинский В.С. XXI век против мафии. Криминальная глобализация и Конвенция ООН против транснациональной организованной преступности. М., 2001.
3. Транснациональная организованная преступность: дефиниции и реальность. Владивосток, 2001.

Понятие и признаки транснациональной организованной преступности.
В последние десятилетия ХХ века организованная преступность приобрела высшую форму своего развития и стала носить транснациональный характер. Процесс транснационализации внутригосударственной организованной преступности начал расти с момента расширения международно-правового сотрудничества между государствами, установления экономических, социальных и иных отношений между физическими и юридическими лицами зарубежных стран. Совокупность причин, влияющих на формирование и развитие транснациональной организованной преступности, была сформулирована во время работы Всемирной конференции по транснациональной организованной преступности на уровне министров (Неаполь, Италия, 21-23 ноября 1994 г.) и на IX Конгрессе ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями (Каир, Египет, 28 апреля - 8 мая 1995 г.).
Так, в справочном документе к п. 4 повестки дня Неапольской Всемирной конференции по организованной транснациональной преступности приведены следующие факторы развития мировой экономики и политики, обусловившие возникновение транснациональной организованной преступности:
- увеличение взаимозависимости государств;
- формирование мирового рынка, для которого характерны тесные экономические связи, взаимные инвестиции;
- формирование международных финансовых сетей, систем международных расчетов, позволяющих быстро осуществлять сложные финансовые операции, с задействованием банковских учреждений нескольких государств;
- развитие мировых систем коммуникаций;
- широкое развитие технологии контейнерных перевозок;
- увеличение масштабов миграции, образование многонациональных мегаполисов;
- "прозрачность границ" между государствами, входящих в Европейский союз и СНГ36.
Перечисленные факторы оказали и продолжают оказывать влияние на развитие как мирового, так и региональных криминальных рынков.
Применительно к современным реалиям понятие транснациональной организованной преступности на законодательном уровне не сформулировано. Следует обратить внимание на то, что в ноябре 2000 г. Организация Объединенных Наций приняла Конвенцию против транснациональной организованной преступности, цель которой заключается в объединении усилий различных государств в деле более эффективного предупреждения транснациональной организованной преступности и борьбы с ней. В ст. 2 Конвенции закреплены лишь отдельные термины, содержание которых может способствовать теоретическому определению рассматриваемого явления. На наш взгляд, главная проблема как раз и заключается в том, что мировое сообщество в целом и Российская Федерация, в частности, осуществляют борьбу с такими негативными явлениями, которые ни в международно-правовых актах, ни в национальном законодательстве не определены, в связи с чем возникает вопрос о перспективах и эффективности такой борьбы.
Изучение теоретических работ российских криминологов позволяет сделать вывод о том, что сформулированные ими понятия транснациональной организованной преступности (ТОП) в целом сходны между собой и отличаются лишь по отдельным, не имеющим принципиального значения, признакам. Так, А.Л. Репецкая определяет транснациональную организованную преступность как осуществление преступными организациями незаконных операций, связанных с перемещением потоков информации, денег, физических объектов, людей, других материальных и нематериальных средств через государственные границы с целью использования благоприятной рыночной конъюнктуры в одном или нескольких иностранных государствах для получения существенной экономической выгоды, а также для эффективного уклонения от социального контроля с помощью коррупции, насилия и использования значительных различий в системах уголовного правосудия разных стран37. В.В. Меркушин считает, что транснациональная организованная преступность - это общесоциальное явление, выражающееся в широкомасштабной деятельности преступных организаций по предоставлению запрещенных товаров и услуг или не запрещенных товаров и услуг запрещенным способом, а также их иной преступной деятельности, систематически осуществляемой на территории нескольких стран с сосредоточением под своим контролем значительных финансовых ресурсов, использованием криминальной конкуренции и проникновением в национальную и международную экономику и политику. Несколько специфичным является толкование исследуемого криминального явления С.П. Глинкиной. Она полагает, что ТОП - явление по своей природе экономическое. Это одна из отраслей экономики, производящая и поставляющая на мировые рынки незаконные товары и услуги либо законные продукты незаконными способами и инвестирующая полученный в итоге капитал, в том числе и в законные сферы экономики38.
Различия в приведенных определениях следует усматривать, прежде всего, в установлении криминологической природы происхождения ТОП - как явления, как деятельности преступных организаций и как отрасли экономики, причем все точки зрения имеют право на существование. Примечательно то, что, несмотря на разницу в подходах к определению сущности ТОП, общим ее признаком является извлечение максимальной финансовой прибыли, получаемой в результате преступной деятельности, а также путем участия представителей ТОП в политике и легальной экономике. Развитие транснациональных преступных организаций наряду с экономическими факторами (в части конъюнктуры рынка) обусловлено также необходимостью сокрытия их деятельности от правоохранительных органов и легализации доходов. Поэтому деятельность организованной преступности на международном уровне может проявляться в нескольких направлениях. В частности, это совершение непосредственно транснациональных преступлений и участие в легальной экономике с целью придания легального характера средствам и имуществу, нажитым преступным путем.
В этих целях часть преступных операций переносится в страны с более либеральным законодательством, где в "отмывании денег" задействуются "налоговые убежища" и международные финансовые центры (оффшоры). Оффшоры фактически представляют собой сокрытие от государственного контроля финансовой организацией своей деятельности в полном объеме с целью уменьшения (или освобождения) налогов путем перемещения такой деятельности на территорию того государства, где существуют более выгодные налоговые условия. Е. Воловик выделяет отдельные особенности регулирования оффшоров: а) отказ от сотрудничества с налоговыми ведомствами "материнских" стран; б) непрозрачность норм налогового регулирования, неполнота соответствующей законодательной базы; наличие "номинальных" владельцев и директоров; в) наличие жесткого законодательства в отношении неразглашения банковской и коммерческой тайны лиц, получающих выгоду от установленного налогового режима; г) законодательная защита размещенных в налоговом убежище активов, исключающая возможность их конфискации кредиторами, что позволяет использовать данные страны для спасения денег от кредиторов; д) широкое рекламирование себя в качестве территории, которую можно использовать для ухода от налогов, подлежащих уплате в "материнской" стране39.
В настоящее время наиболее известными оффшорными зонами являются:
в Европе - острова пролива Ла-Манш, Люксембург, Швейцария, Ирландия, Мальта и др.;
в Америке - Панама и территория на островах Карского моря (Багамские, Виргинские, Каймановы острова и др.);
в Азии - Гонконг, Сингапур;
в Африке - Либерия40 и др.
Возникновение оффшорных рынков является одним из главных факторов утечки капиталов из России. По оценкам специалистов, за годы реформ из страны ушло от 120 до 165 млрд. долларов, причем большая часть вывезена нелегально41.
Суммируя все вышеперечисленные характеристики транснациональной организованной преступности, выделим ее обязательные признаки: 1) широкомасштабная преступная деятельность; 2) осуществление финансовых операций в государствах с благоприятной налоговой конъюнктурой; 3) контроль над огромными финансовыми средствами; 4) проникновение представителей ТОП в органы власти и управления государства; 5) наличие в организованной структуре специальной системы (коррумпированных связей, разведки, контрразведки) обеспечения безопасности всей группы и отдельных ее частей; 6) уклонение от социального контроля; 7) осуществление своей преступной деятельности на территории нескольких государств. Обратим внимание на то, что транснациональное преступление не обязательно сопровождается пересечением государственных границ. Товары, изъятые или ограниченные в гражданско-правовом обороте, могут производиться в одной стране, а их распространение осуществляться в другой. 8) совершение, конвенционных преступлений систематически; 9) осуществление преступной деятельности с помощью представителей государственной власти. Необходимо отметить, что перечисленные свойства служат одновременно разграничительными признаками при сопоставлении национальной и транснациональной организованной преступности.
На наш взгляд, принципиально важным является вопрос о разграничении международного и транснационального преступления. При изучении транснациональной организованной преступности в криминологической литературе нередко можно встретить синонимическое употребление терминов "международные" и "транснациональные" преступления. Подробный анализ международно-правовых актов и специальной литературы по международному уголовному праву позволяет прийти к выводу, что международные преступления и преступления международного характера являются различными по своему содержанию, но в целом образуют международную преступность.
В юридической литературе международные преступления понимаются как наиболее тяжкие преступления, посягающие на мир и безопасность человечества. Прежде всего, это преступления государств против мирового сообщества. Международные преступления - это особо опасные преступления, посягающие на международный мир и безопасность, и субъектами которых являются как соответствующие государства, так и физические лица, выступающие, как правило, от имени государства42. В проекте Кодекса против мира и безопасности человечества международное преступление определено как "международно-правовое деяние, возникающее в результате нарушения государством международного обязательства, столь основополагающего для обеспечения жизненно важных интересов международного сообщества, что его нарушение рассматривается международным сообществом в целом, составляет международное преступление"43. Согласно действующему уголовному законодательству Российской Федерации разновидностями таких преступлений являются деяния, закрепленные в главе 34 раздела XII УК РФ "Преступления против мира и безопасности человечества".
Преступления международного характера определяются как деяния, предусмотренные международными соглашениями (конвенциями), не относящиеся к преступлениям против человечества, но посягающие на нормальные отношения между государствами, наносящие ущерб мирному сотрудничеству в различных областях отношений (экономических, социально-культурных, имущественных и т.п.), а также организациям и гражданам, наказуемые либо согласно нормам, установленным в международных соглашениях (конвенциях), ратифицированных в установленном порядке, либо согласно нормам национального уголовного законодательства в соответствии с этими соглашениями.
В Конвенции ООН, посвященной борьбе с транснациональной организованной преступностью 2000 г., названы следующие признаки транснационального преступления:
- оно совершено более чем в одном государстве;
- оно совершено в одном государстве, но существенная часть его подготовки, планирования, руководства и контроля имеет место в другом государстве;
- оно совершено в одном государстве, но при участии организованной преступной группы, которая осуществляет преступную деятельность в более чем одном государстве;
- оно совершено в одном государстве, но его существенные последствия имеют место в другом государстве44.
Специфичным представляется суждение В.А. Номоконова, который, помимо выше перечисленных преступлений, относит к международной преступности преступления с "иностранным элементом". По его мнению, это обычные общеуголовные преступления, имеющие существенную особенность - иностранный элемент. Подобные преступления либо совершают иностранцы, либо посягательства направлены на них самих или связаны с перемещением товаров, предметов, людей через государственные границы и т.п.45 На наш взгляд, с приведенной позицией можно согласиться лишь в той части, когда речь идет о совершении преступлений иностранными гражданами. В остальном определение этих преступлений дублирует ранее приведенные понятие и признаки транснационального преступления.
Общим системообразующим признаком преступлений, относящихся к международной преступности, является то, что они признаны преступными не только на национальном, но и на международном уровне и являются опасными как для отдельного государства, так и для всего мирового сообщества. Отличительные признаки международных преступлений и преступлений международного характера можно классифицировать по объекту посягательства, степени их общественной опасности. Преступления международного характера, как и международные преступления, наносят значительный ущерб международному правопорядку и, в конечном счете, касаются интересов всех или многих стран. Однако их опасность для всего международного сообщества значительно меньше, чем угроза международному миру и безопасности, являющаяся характерным элементом международных преступлений.
Еще одним отличительным моментом рассматриваемых видов преступности является их субъектный состав. Субъектами международного преступления являются любые группы и организации, а также преступники-одиночки. Транснациональные организованные преступления имеют более узкий субъектный состав, имеющий ряд свойственных только ему признаков. Это преступные организации и сообщества, опирающиеся на сети своих филиалов в разных странах. Часть субъектов ТОП представляет собой симбиоз преступных организаций и государства, где последнее через свои органы использует преступные связи, способы и виды деятельности для достижения собственных целей или полностью зависит от таких организаций, которые в свою очередь, используют государственную атрибутику как прикрытие истинной сущности своей деятельности.

Виды транснациональных преступных организаций
Транснациональные преступные организации - это структурно оформленные преступные группы, объектом деятельности которых является совершение конвенционных преступлений и которые осуществляют свою криминальную деятельность на территории одного или нескольких зарубежных государств.
По мнению специалистов американского Института национальных стратегических исследований, транснациональные преступные организации по сравнению с "домашними" имеют ряд ключевых особенностей. К ним относятся: создание заграничных филиалов и представительств, коррумпирование иностранных лидеров, образование транснациональных стратегических союзов и осуществление законных инвестиций в зарубежных странах46.
Исследователи отмечают также следующие специфические черты транснациональных преступных организаций: гибкость входящих в сеть организаций, благодаря которой последние легко уходят от пристального взора полиций, пирамидальную организационную структуру, позволяющую отдалить лидеров от процесса непосредственного совершения преступлений, проникновение в легальную предпринимательскую деятельность и коррупция47.
Общепризнанным фактом является то, что единой модели транснациональной преступной организации не существует. Каждая группировка отличается от других своей структурой, построением коммуникативных связей, сферой преступной деятельности, территорией базирования, а также особенностями регионального распространения преступной деятельности. Общим для них является следующее: 1) национальный признак образования организации; 2) общность криминальных интересов, которые могут выражаться в совместности проведения отдельных преступных операций; 3) одинаковость сфер криминальной деятельности.
Однако, несмотря на специфические черты транснациональных преступных организаций, особенности ведения ими деловых операций, основные их характеристики могут соответствовать нескольким классическим организационным моделям. А.Л. Репецкая выделяет следующие виды организационных моделей: корпоративная и сетевая, модели партнерства, патримониальная модель, модел,ь основанная на теории этнического наследования, а также модели, базирующиеся на структурных характеристиках предпринимательских синдикатов и синдикатов, применяющих насилие для контроля над производством товара и услуг и рынками их сбыта48.
Специалисты и эксперты ООН называют в числе наиболее известных транснациональных преступных организаций колумбийские наркокартели, китайские триады, итальянскую мафию, нигерийские преступные организации, российскую организованную преступность, японскую якудзу и др.49
Итальянская мафия. Состоит из союза высокоорганизованных преступных организаций, которые действуют независимо друг от друга. К их числу относятся Сакра корона униту, Ндрангетта, Сицилийская мафия и Каморра. Особняком среди них стоит "Коза Ностра", особенностью которой является то, что местом ее базирования выступает США. По данным Интерпола, сфера деятельности итальянской мафии направлена на торговлю наркотиками, внедрение "грязных денег" в легальные сферы бизнеса, ростовщичество, осуществление незаконных операций в кредитно-финансовой сфере, контрабанда оружия, алкоголя и др.50.
В настоящее время, по данным Интерпола, состояние организованной преступности в Италии в целом характеризуется следующими чертами:
- происходит интенсивная внутренняя реконструкция преступных организаций вследствие того, что ряд крупнейших сообществ был нейтрализован действиями итальянской полиции. В некоторых регионах Италии наблюдается появление новых преступных групп, занимающихся торговлей наркотиками, вымогательством, разбоем;
- деятельность организованных преступных формирований Италии повсеместно выходит за рамки национальных границ, заключаются союзы с прочими преступными организациями, в том числе и не итальянского происхождения;
- широко практикуется совершение преступлений в кредитно-финансовой сфере;
- продолжается проникновение в центральные государственные структуры;
- внутри преступных организаций неизменно существуют жесткие правила подчинения, круговая порука, соблюдение закона молчания - "омерта"51.
Китайские триады. История их развития насчитывает тысячи лет. В переводе "триада" означает треугольник и содержит три основных элемента, составляющих одно целое: небо, земля, человек. Предшественниками триад принято считать возникновение в XIV в. тайных обществ монахов, репрессированных императором. Их деятельность в первую очередь была направлена на борьбу с татаро-монгольским игом. Со временем в этих обществах выработалась высокая конспиративность поведения как основная форма защиты от внешних влияний, а основной целью стало дестабилизирование власти52. По структуре триады характеризуются иерархически авторитарным способом организации.
По данным экспертов, сейчас в мире действует около 50 триад общей численностью почти 300000 человек. Между тем, аналитики до сих пор не могут прийти к единому мнению относительно степени организованности триад. Происходит это потому, что при наличии строго формализованной структуры руководящего уровня, исполнительные звенья, осуществляющие непосредственную преступную деятельность, действуют в рамках гибкой сетевой системы, которая может меняться в зависимости от той или иной проводимой операции53. Основные сферы деятельности разноплановы. Это незаконный оборот наркотиков и оружия, торговля людьми, нелегальные азартные игры, вымогательство денег за охрану, операции с недвижимостью, "отмывание" денег, контрабанда спирта, валюты, нелегальная миграция, продажа в рабство. В России триады активно осуществляют свою деятельность в Дальневосточном регионе.
Вьетнамская мафия (прозвище "змея"). Напоминает структуру змеи, поскольку принцип транснациональной деятельности таков - сначала появляется "голова", устанавливающая контакты с властными национальными структурами, а затем медленно подтягиваются основные силы - бесконечное "тело" змеи. Внутри группировки установлена жесткая иерархия, железная дисциплина и тотальный контроль над каждым членом общества. Эти организации имеют в основном транснациональный характер деятельности, они тесно связаны с этническими диаспорами эмигрантов в европейских, американских и азиатских странах.
Японская якудза. Исследованием преступности в Японии в последнее время активно занимаются ученые Дальнего Востока. По всей видимости, это обусловлено тем, что Дальний Восток выступает основным регионом России, где якудза осуществляет свою криминальную деятельность54.
Аналогично итальянской мафии японскую якудзу составляют несколько преступных обособленных друг от друга организаций, среди которых лидирует Ямагучи-гуми, насчитывающая свыше 26000 членов. Вторая по численности организация - Инагава-кай (8600 членов), за ней следует Сумиеши-кай (свыше 7000 членов)55.
Структура построения преступных групп основана по вертикальному способу. Борекудан имеет свою территорию и кодекс поведения, члены этих объединений связаны между собой псевдородственными отношениями преданности.
Основные сферы преступной деятельности - незаконный оборот наркотиков и оружия, киноиндустрия, индустрия развлечений, профессиональный спорт, лотереи, финансовая сфера и сфера недвижимости.
Сейчас распространенность якудзы в мире сильно расширилась. Для совершения преступлений ею используются территории Юго-Восточной Азии, в которой якудза активно занимается секс-бизнесом, незаконным оборотом наркотиков и оружия, Южная Корея, Гавайские острова, США, Россия. Основная сфера криминальных взаимоотношений с Россией - контрабанда морепродуктов, торговля крадеными автомобилями и проституция. По некоторым оценкам, если российская организованная преступность, японская якудза и китайская триада смогут договориться, то Дальний Восток начнет превращаться в колыбель объединенной криминальной сверхдержавы56.
Колумбийские картели. Наиболее высокоорганизованные корпорации для занятия преступным бизнесом. Традиционно представляют собой известные торговые династии, большинство из которых имело патриархальную авторитарную структуру, требовавшую абсолютной дисциплины и преданности.
В настоящее время колумбийские картели являются основными производителями и поставщиками кокаина на мировой рынок наркотиков. До 80 % произведенного в мире кокаина, сырье для которого произрастает только в трех Южноамериканских странах: Боливии, Перу (70 %) и Колумбии (30 %), распространяется двумя известными наркокартелями, расположенными в колумбийских городах Медельине и Кали. Медельинский (основанный семьями Пабло Эскабаром (уничтожил около 200 судей, пытавшихся преследовать его) и семейством Очао) и калийский (семья Сантакруз и Родригес Орихуэлла). Картели главенствуют на мировом рынке наркотиков, производя по 715 тонн кокаина в год.
Основные руководящие уровни структурированы с использованием вертикальных корпоративных принципов, присущих легальной и нелегальной бюрократической организации. Между тем, абсолютно по иной схеме построены нижние уровни этих преступных корпораций. Здесь используется узкоспециализированная ячеистая структура с тщательным разделением функций и сбором лишь той информации, которая действительно необходима картели.
Такой модульный подход позволяет ограничить ущерб, который может быть нанесен правоохранительными органами. Трудности выявления таких ячеек и влияния на их деятельность государства обусловлены тем, что членство в этих ячейках резко ограничено только теми людьми, которых лично знает "коленос".
Таким образом, нижние звенья представляют собой обширную сеть изолированных друг от друга ячеек, находящихся под жестким контролем и руководством сверху. Безопасность корпораций и четкое выполнение предписанных функций обеспечено внутренним взаимным контролем, основанном на страхе за свою жизнь и жизнь своей семьи, а также жестком ограничении информации как о деятельности организации, так и об ее членах.
Основным рынком сбыта наркотиков долгое время являлись США, а затем и Западная Европа. В 1990-е г. появилась тенденция к расширению рынков сбыта за счет Восточной Европы и стран СНГ.
По имеющимся экспертным оценкам, колумбийские картели контролирует около 70% импорта кокаина в США и 90% импорта в Западную Европу. Так, по данным Интерпола, 62,8% кокаина, конфискованного в Европе в 1990-х г., имело колумбийское происхождение. Только Боливия, Перу и Колумбия получают, по самым приблизительным подсчетам, от продажи наркотиков примерно 2 млрд. долларов.
Особенностями данного вида преступности являются: 1) высокая прибыль и постоянное увеличение дохода; Все цели и мотивации, включая политические, имеют второстепенный характер. ТОП отличает то, что прибыли, которые она получает, систематически осуществляя свою деятельность на территории других государств, имеют колоссальные размеры; 2) широкомасштабная преступная деятельность. Так, оценка уровня торговли наркотиками в розничной продаже равна 50 млрд. долларов. Доходы, получаемые колумбийскими картелями, оцениваются в 20 млрд. долларов, тогда как объединенные годовые бюджеты правительств таких стран, как Колумбия, Боливия, Перу, не превышают 9 млрд. долларов; 3) такая деятельность мало чем отличается по своему строению и организации от крупнейших легальных корпораций, располагающих постоянными специализированными структурами для осуществления различных экономических операций: экспортно-импортных, кредитно-финансовых, что позволяет отграничивать ТОП от деятельности преступных организованных групп, имеющих возможность лишь эпизодически осуществлять отдельные международные операции; 4) контроль над огромными финансовыми средствами; 5) масштабное проникновение представителей ТОП в органы власти и управления государства; 6) применение насилия и коррупции для достижения своих основных целей и защиты собственных интересов. Насилие и коррупция дифференцировано используются в основном для быстрого решения специфических проблем: насилие - как средство обеспечения непрерывности процесса преступной деятельности, коррупция - как средство нейтрализации отдельных лиц и целых учреждений. Можно лишь догадываться, сколько тратится на подкуп должностных лиц, если только в легальной международной торговле оружием ежегодно на взятки тратится около 2,5 млрд. долларов; 7) глобальность масштаба операций ТОП. Этот признак определяет специфику международных связей, с помощью которых преступная деятельность транснациональных преступных организаций является бизнесом мирового распространения. Глобальность операций не возможна без обширных сетевых структур таких организаций, покрывающих территории целых континентов. Однако кроме устойчивых связей с собственными филиалами, находящимися в разных точках мира, ТПО имеют и стратегические международные контакты, перерастающие иногда в крупнейшие альянсы разных транснациональных преступных организаций. И эта тенденция становится типичной чертой, выделяющей ТОП из числа традиционных форм; 8) быстрая адаптация даже в условиях самых жестких действий, предпринимаемых правоохранительными органами отдельных стран, и возможность легко уходить от социального контроля. Например, после попыток американских сил правопорядка закрыть поток героина, производящегося в Турции, новые источники были развиты в Юго-Восточной и Юго-Западной Азии и Мексике. Когда были пресечены пути кокаина во Флориде и на Карибах, его поставки возросли через Центральную Америку и Мексику. Кроме того, ТПО часто способны препятствовать локализированным усилиям правоохранительных органов, быстро приспосабливаясь к переменам в политике отдельных стран, используя разногласия в международной кооперации правоохранительных сил в своих интересах. Стратегические альянсы, кооперация транснациональных преступных организаций повышает их возможности опережать государственный контроль.
Основной причиной транснационализации преступности следует назвать происходящую в настоящее время мировую глобализацию экономики, где процессы социального контроля отстали от процессов интеграции преступников.













Тема 4. Основные направления деятельности организованной преступности.
Лекции - 4 часа
Практические занятия - 4 часа

Основные направления деятельности организованной преступности в сфере криминального рынка в Российской Федерации. Незаконный оборот наркотических средств и психотропных веществ. Незаконная миграция. Незаконный оборот оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств.

Литература.
1. Баширов В.В. Борьба с организованными формами преступного оборота оружия: Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. М., 2000.
2. Гасанов Э.Г. Наркотическая преступность как вид организованной преступности // Законность. 1997. № 1.
3. Метелев С.Е. Криминальная миграция: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Омск, 1996.
4. Романова Л.И. Уголовная политика в области борьбы с наркоманией и наркотизмом // Правовая политика и правовая жизнь. 2001. № 2.
5. Симакова И. Международное и национальное уголовное право: контроль над наркотическими средствами и психотропными веществами // Уголовное право. 2003. № 3.

Основные направления деятельности организованной преступности в сфере криминального рынка в Российской Федерации.
Ранее было отмечено, что направление преступной деятельности криминальных сообществ во многом зависит от личности лидера, возглавляющего его. В этом случае определяющую роль играет авторитетность и способность такого лица с помощью устойчивых коррумпированных связей удержаться в криминальном бизнесе. Как правило, криминальная деятельность носит региональный характер, когда сферы влияния между преступными группировками поделены, что уменьшает возможность возникновения конфликтов между лидерами преступных организаций. Криминальные организации, классифицируемые по территориальному признаку наиболее характерны для административных центров, промышленных регионов России. Среди них можно выделить группировки специализирующиеся на общеуголовных преступлениях, такие как "солнцевская", "балашихинская", "люберецкая" (Московский регион), "казанская" (Республика Татарстан), "чикуновская" (Саратов) и некоторые другие. Обычно под контролем таких сообществ находится незаконный оборот оружия, наркотиков, игорный и шоу-бизнес, исполнение заказных преступлений, вымогательств и др.
Другой разновидностью преступных сообществ являются группировки, имеющие тесные криминальные связи с крупными промышленными предприятиями субъектов Российской Федерации. Такие группировки, как правило, базируются в масштабе крупных территориальных образований России и образуют локализованные зональные центры преступной деятельности. В специальной литературе под локализованными зональными центрами преступной деятельности понимают общность физических и юридических лиц, обусловленную территориальным единством и характеризующуюся определенным типом криминальных связей между ними при соответствующих методах использования финансовых и материальных ресурсов, местных условий, а также преимуществ географического положения. В таких центрах особенностью функционирования криминальных связей является то, что значительная часть разного рода чиновников местных органов власти имеет криминальные взаимоотношения с преступными структурами и получает прибыль через патронируемые ими предприятия57. Очевидно, что под единым криминальным контролем оказываются значительные финансовые средства, которые впоследствии переходят в собственность преступных групп с целью их дальнейшей легализации либо использования в криминальных целях. Формирование нового слоя собственников и предпринимателей в значительной мере идет за счет дельцов, наживающихся на незаконных операциях. В результате такой обоюдной финансовой деятельности представителей органов власти и преступных организаций формируется криминальные экономические отношения, которые являются составной преобладающей частью теневой экономики. По данным экспертов, теневая экономика в России составляет примерно 38-45%58. Ее специфика в деятельности преступных организаций заключается в том, что она является финансовой основой всех преступных сообществ, которые такие капиталы как внедряют в легальную экономическую сферу, так и используют для дальнейшего развития преступного бизнеса. По данным МВД России, преступные сообщества владеют от 7 до 10% национального дохода59. Наиболее крупные криминальные группировки вторгаются в кредитно-финансовую сферу, рынок недвижимости, экспорт, импорт товаров и т.д.
На формирование и развитие криминальной деятельности внутригосударственной организованной преступности значительное влияние оказывают международные криминальные связи с преступными сообществами зарубежных государств. В результате такого влияния деятельность национальных преступных организаций выходит на транснациональный уровень. Укрепление международных криминальных связей позволяет национальным преступным организациям расширять сферу преступного бизнеса. Так, в частности, среди направлений деятельности преступных организаций (а их насчитывается более тридцати)60, выделим те, которые в масштабном соотношении занимают главенствующее положение: это незаконный оборот наркотиков, драгоценных металлов, оружия, торговля людьми, мошенничество, контрабанда, организация нелегальных азартных игр и лотерей, подделка денежных знаков и ценных бумаг и т.д. Общим признаком для этих преступлений является то, что практически все они запрещены международным сообществом, национальным законодательством государств и признаны преступлениями международного характера.
Проблема борьбы с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ является международной, что подтверждается действующими конвенциями, участником которых является и Российская Федерация. К специальным документам, посвященным борьбе с наркобизнесом относятся: Единая конвенция о наркотических средствах 1961 г.; Конвенция о психотропных веществах 1971 г.; Конвенция ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988 г. На внутригосударственном уровне действует Федеральный закон 1998 г. (с изменениями и дополнениями от 30 июня 2003 г.) "О наркотических средствах и психотропных веществах", который устанавливает правовые основы государственной политики в сфере оборота наркотических средств, психотропных веществ и в области противодействия их незаконному обороту. В соответствии с требованиями Конвенций и положениями указанного закона, с учетом сложившейся криминологической ситуации в России, Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. в УК РФ были внесены существенные изменения, касающиеся регламентации ответственности за незаконный оборот наркотических средств и психотропных веществ. В результате произведенной реформы в действующем уголовном законодательстве России образовалась система норм, позволяющих максимально точно квалифицировать преступные деяния, связанные с рассматриваемым преступным бизнесом, и дифференцировать наказание за него.
Несмотря на реализацию уголовного законодательства, преступность, связанная с наркотиками, растет повсеместно. Во многих регионах России число преступлений данного вида за последние 10 лет увеличилось в 20-100 раз61. Только за первые шесть месяцев 2004 г. сотрудниками правоохранительных органов было выявлено 80,7 тысяч преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков. А число конфискованных наркотических средств увеличилось почти в 1000 раз. Так, если в 1997 г. в стране было изъято всего 24 кг героина, то в первом полугодии 2004 г. - 2 тонны 200 кг. Согласно статистическим данным за 2003 г., уголовные дела по фактам совершения незаконных действий с наркотическими средствами и психотропными веществами занимают наибольший удельный вес и составляют 9,6% от общего количества дел, поступивших в суды общей юрисдикции Российской Федерации62.
Основным поставщиком наркотиков для России является Афганистан. Свое доминирующее положение на рынке наркобизнеса Афганистан занял еще в 90-х г., когда после распада СССР границы стали практически прозрачными, необеспеченными необходимым оборудованием и кадровыми возможностями, что позволило превратить Россию в страну надежного потребителя данного товара, а также укрепить связи по использованию России для транзита в Европу. Наркопроизводство фактически стало главным для экономики этой страны, поскольку доход от данного бизнеса уступает только прибыли, получаемой от незаконного оборота оружием. Так, например, на территории Афганистана килограмм героина стоит 600-650 долларов, после переправы в пограничных районах - 900-950 долларов, в Душанбе - от 1500-2000 долларов, в России же его оптовая цена вырастает до 20-30 тыс. долларов63. Особенностью преступных организаций, занимающихся незаконным оборотом наркотических средств, является то, что в основном они созданы на этнической основе, характеризуются криминальной транснациональностью, высоко организованы и имеют многопрофильную направленность. Преступность в сфере незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ представляет реальную угрозу всему населению страны, поскольку вред, причиняемый в результате осуществления соответствующей деятельности, проявляется в медицинской, социальной, правовой и экономической сферах.
Незаконная миграция. Организованная преступность, проникая в различные сферы жизнедеятельности общества, приобретает все новые направления криминальной активности. Социальная и экономическая обстановка в ряде бывших союзных республик сложилась таким образом, что часть населения этих государств вынуждена мигрировать в соседние регионы в целях получения средств к существованию. Зачастую такие лица не имеют возможности легально пересечь границу по причине отсутствия необходимых документов. В связи с этим нелегальные мигранты вынуждены вступать в криминальные связи с преступными организациями для переправки за рубеж. По данным миграционной службы, в России с теми или иными нарушениями проживает до пяти миллионов иностранцев. Основной поток мигрантов сосредоточился в Москве и Московской области, второе место по популярности занимает юг России - Ставропольский и Краснодарский края, Астраханская область, на Дальнем Востоке основную массу мигрантов составляют вьетнамцы, корейцы и китайцы64. Помощь в перемещении таким лицам обеспечивается большим количеством организованных преступных групп, которые во время следования по маршруту обеспечивают переправляемых лиц средствами транспорта, поддельными документами и другим необходимым. Стоимость переправки одного мигранта из Москвы в какое-либо государство Европы колеблется в пределах от 10 до 15 тыс. долларов США65. Лиц, нелегально пребывающих на территории страны, легко вовлечь в деятельность преступных организаций, поскольку они практически лишены возможности легального получения средств к существованию.
Вред, причиняемый лицами, незаконно пребывающими на территории России, влияет как на экономическое положение страны, так и на рост уровня преступности. В структуре общей преступности немаловажное положение занимает преступность иностранных граждан и лиц без гражданства. Согласно официальным статистическим данным, в 2003 г. иностранными гражданами и лицами без гражданства на территории Российской Федерации совершено 40570 преступлений, причем 37305 преступлений совершено гражданами государств-участников СНГ66. К сожалению, в настоящее время в уголовном законодательстве Российской Федерации отсутствует возможность наказания лиц, организующих процесс миграции граждан. В связи с этим необходимо установить уголовную ответственность за организацию незаконной миграции граждан, под которой следует понимать деяния, направленные на обеспечение незаконного въезда, ввоза на территорию Российской Федерации или выезда с территории Российской Федерации, а равно предоставление возможности находиться на территории Российской Федерации с использованием любых незаконных средств, совершенные третьими лицами из корыстной или иной личной заинтересованности.
Незаконный оборот оружия по свой криминальной опасности, распространенности и прибыльности занимает второе место после наркобизнеса. Анализ данных уголовной статистики показывает, что уровень преступлений, связанных с незаконным оборотом оружия и совершенных организованной группой, возрос. Так, оконченные расследованием преступления, квалифицированные по ч.3 ст. 222 УК РФ, в 2002 г. составили 97%. За последние три года отмечена тенденция некоторого снижения темпов прироста данного вида преступления (- 2,8% в 2000 г. и -7, 3% в 2001г., - 5,1% в 2002 г.). Однако по сравнению с 1997 г. в 2002 г. темп прироста преступлений, предусмотренных ч. З ст. 222 УК, составил 56%.
С учетом статистических данных в структуре судимостей по видам преступлений наибольший удельный вес среди прочих занимают лица, осужденные по ст. 222 УК РФ (их количество равно 8,2 тыс. человек). Однако следует оговориться, что статистические данные, характеризующие совершение преступлений, предусмотренных ст. 222 УК РФ, не отражают реальной картины преступности, связанной с незаконным оборотом оружия. Это обусловлено тем, что преступность в данной сфере имеет несколько составляющих, в которую входят: во-первых, совершение преступлений, предусмотренных ст. 222-226 УК РФ, и, во-вторых, совершение преступлений с использованием оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств. Незаконный оборот оружия может проявляться в нескольких направлениях а) контрабанда оружия; б) изготовление и сбыт; в) распространение оружия из мест боевых действий; г) хищение. Сложность борьбы с рассматриваемым видом преступности заключается в том, что предупредительная деятельность должна быть сориентирована по всем указанным направлениям с учетом особенностей источников поступления оружия.







Тема 5. Понятие и сущность торговли людьми: теоретический и законодательный аспект.
Лекции - 4 часа
Практические занятия - 4 часа

Значимость проблемы торговли людьми в России. Понятие торговли людьми в доктрине уголовного права, международно-правовых актах, уголовном законодательстве России.

Литература:
1. Долголенко Т. Уголовная ответственность за торговлю людьми // Уголовное право. 2004. № 2.
2. Евстифеева Е.В. Теоретические проблемы уголовно-правовой ответственности за торговлю людьми: Автореф. дисс ... канд. юрид. наук. Саратов, 2002.
3. Ерохина Л.Д., Буряк М. Ю. Торговля женщинами в целях сексуальной эксплуатации. Теория и практика борьбы. Учебное пособие. Владивосток, 2001. С.23.

Опубликованные в разных источниках материалы научных и практических исследований за последние десять лет показывают, что на заре нового тысячелетия одной из самых позорных страниц человечества явилась торговля людьми, выраженная в различных формах.
Торговля людьми стала самой быстроразвивающейся и очень прибыльной деятельностью для транснациональной организованной преступности. Статистические данные неопровержимо указывают на тенденцию возрастания торговли людьми не только в Российской Федерации, но и во многих других государствах мира. Так, если за четыре века классической работорговли ее "оборот" не превысил 12 миллионов человек, то за последние тридцать лет в одной лишь Азии число женщин и детей, проданных в секс-рабство, составило 30 миллионов. Большая часть этого бесчеловечного бизнеса находится в руках преступных организаций67. На это было акцентировано внимание и на состоявшемся в апреле 2000 году X конгрессе ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями.
На проходившей в Бухаресте конференции по проблемам нелегальной миграции и торговли людьми Директор ФБР США Луис Фри отметил, что вынесенный на обсуждение вид незаконного бизнеса занимает третье место в деятельности организованной преступности после незаконного оборота наркотиков и оружия. По его же словам, такой бизнес ежегодно приносит прибыль от 6 до 8 миллионов долларов, а около миллиона детей и женщин становятся жертвами криминальных дельцов68. По оценкам Госдепартамента США, во всем мире ежегодно продается, покупается, задерживается и транспортируется помимо их воли около 4 миллионов человек69. Международные эксперты определяют, что ежегодная мировая прибыль от работорговли достигает 9,5 миллиарда долларов70. По оценкам других экспертов, общий оборот этого рынка достигает 19 млрд. долларов, и Россия, по данным Центра ООН по предотвращению международных преступлений, занимает первое место в списке стран-поставщиков71.
Сегодня в организованном преступном мире существует хорошо налаженная система торговли людьми, которые принудительно используются в "потогонном" производстве, сельском хозяйстве, сфере оказания сексуальных услуг. Основная масса таких лиц в основном попадает на рынок сексуальных услуг. Проституция давно стала одним из основных элементов деятельности преступных организаций не только на национальном, но и на международном уровне. Большинство жертв такой торговли составляют женщины и дети.
Под прикрытием многочисленных посреднических организаций и брачных контор организованные формы проституции приобретают транснациональный характер. В частности, ранее приведенные статистические данные позволяют судить о возникновении разветвленной сети международной торговли высокосортным "живым товаром". Способы вербовки женщин разнообразны и в то же время традиционны. Прежде всего, это объявления о трудоустройстве за границей. Они печатаются во всех газетах, предлагающих работу для граждан России. При проведении контент-анализа (весна-лето 2004 г.) газет "Работа для вас", "Что, где? Саратов" и др. было выявлено, что в каждом номере печатается в среднем от 5 до 10 объявлений с приглашениями на работу молодых женщин. Вот наиболее типичные примеры, которые дают информацию для размышления: "высокооплачиваемая работа для молодых девушек по контракту", "приглашается танцевальный коллектив для работы за границей" и т.п. Также женщинам предлагается работа за границей в качестве домашних работниц, гувернанток, секретарш.
Негативную роль в процессе вербовки людей играет неинформированность жертв. Согласно статистическим данным, например, за одну девушку "торговец" получает за границей от 200 до 5 тыс. долларов США (это зависит от страны, уровня посредника, усилий сделки и "качества" товара)72. Следует отметить, что официальных статистических данных, характеризующих состояние проституции, не имеется73. Причиной этому служит высокий уровень латентности, который зависит от личности потерпевшего. Потерпевшие от этих преступлений в личностном плане различны. Почти 3/4 проституток имеют возраст до 30 лет. За последнее время нередко регистрируются факты вовлечения в занятие проституцией, причем на профессиональной основе, детей в возрасте 13-14 лет и даже 10-12 лет74. Среди них представлены как положительно характеризующиеся, но опередившие свой возраст подростки, так и предельно развращенные, занимающиеся проституцией75.
На виктимность поведения потерпевших существенное влияние оказывает ряд факторов. В первую очередь, к таковым следует отнести тяжелое материальное положение, связанное с высоким уровнем безработицы, и законодательную необеспеченность женщины на рынке труда. Стоит отметить, что в Российской Федерации около 50 млн. человек имеют доходы ниже прожиточного минимума, то есть находятся на грани нищеты76. Низкий уровень жизни и высокий уровень безработицы толкают их на поиски работы за пределами государства.
Важным фактором виктимности поведения женщины является сексуальное насилие в детстве. По оценкам экспертов, жертвы такого насилия, выражая безразличие или излишне пристрастное отношение к сексу, пытаются таким образом справиться с переживаниями вины и отвращения, страдают от последствий слишком ранней сексуальной стимуляции77.
Распространены купля-продажа и иные сделки в отношении человека с целью использования жертв в качестве доноров для трансплантации органов и тканей. Особое внимание на эту проблему в России было обращено после того, как в 1993 г. в московских моргах прокуратурой было обнаружено 4 тыс. направленных на экспертизу и невостребованных трупов. Газета "Таймс" от 18 ноября 1993 г. сообщила, что якобы в ходе одного расследования в России была установлена преступная группа, которая организовала изъятие 700 крупных органов (почек, сердец, легких), свыше 1400 срезов печени, 2 тыс. глаз и т.д.
Россия и бывшие республики СССР являются ведущими странами-экспортерами живого товара, "соперничая" с традиционными экспортерами женщин - государствами Азии и Латинской Америки. Русские, украинские и белорусские женщины вывозятся в Западную Европу и США для некоммерческого рабства в таких формах, как принудительное замужество, принудительная беременность, фиктивное усыновление (удочерение) с последующим использованием "усыновленных" в качестве домашних рабов. Россия не только экспортирует "живой товар" за границу, но и выступает его импортером. По оценкам экспертов, ежегодно из зарубежных государств на ее территорию ввозится до 1 миллиона человек.
Действующие международно-правовые документы рекомендуют запретить подобного рода деяния и установить за них ответственность в каждом государстве, подписавшем документ.
К документам, запрещающим торговлю людьми в указанных формах, относятся: Конвенция о рабстве 1926 г., Конвенция о принудительном или обязательном труде 1930 г., Конвенция о борьбе с торговлей людьми и эксплуатации проституции третьими лицами 1949 г., Дополнительная конвенция об упразднении рабства, работорговли и институтов и обычаев, сходных с рабством 1956 г., Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 г., Протокол о пресечении торговли людьми, особенно женщинами и детьми, и наказании за нее, дополняющий Конвенцию Организации Объединенных Наций против транснациональной организованной преступности 2000 г.
Существующие международно-правовые документы, запрещающие торговлю людьми, оказали положительное воздействие на формирование зарубежного уголовного законодательства, направленного на борьбу с названными преступлениями. Так, например, швейцарский Уголовный кодекс в ст. 202 "Торговля женщинами и несовершеннолетними" предусматривает ответственность за вербовку, вовлечение или совращение женщин и детей с целью удовлетворения "страсти"78. Уголовный кодекс ФРГ в § 180 b "Торговля людьми" и § 181 "Тяжкий случай торговли людьми" карает за склонение к занятию проституцией, вербовку с применением насилия, угроз, хитрости, а также связанные с незаконным перемещением потерпевшего через границу, если лицо находилось в стесненном либо беспомощном положении79.
В России гарантом соблюдения норм международного права выступает Конституция РФ, в ч. 4 ст. 15 которой закреплено положение о том, что "общепризнанные нормы и принципы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотрены законом, то применяются правила международного договора"80. Наличие криминологических исследований и большого количества ратифицированных международных документов в области борьбы с торговлей людьми обусловливает закрепление уголовной ответственности за рассматриваемые деяния в действующем уголовном законодательстве.
В Уголовном кодексе РФ 1996 г. нормы международного права о борьбе с торговлей людьми нашли свое частичное отражение лишь в декабре 2003 г. посредством установления ответственности за торговлю людьми (ст. 127? УК РФ) и использование рабского труда (ст. 127? УК РФ).
Под торговлей людьми в ст. 127? действующего уголовного законодательства понимается "купля-продажа человека либо его перевозка, передача, укрывательство или получение, совершенные в целях его эксплуатации. В примечании 2 к этой статье эксплуатация определяется как "использование занятия проституцией другими лицами или иные формы сексуальной эксплуатации, рабский труд (услуги), подневольное состояние.
Прежде чем проводить юридический анализ понятия торговли людьми, хотелось бы отметить, что задолго до принятия рассматриваемой уголовно-правовой нормы в специальной литературе было предложено несколько вариантов законодательного описания соответствующего общественно опасного деяния. Достоинством некоторых формулировок понятия торговли людьми было то, что авторы, принимая во внимание нормы международного законодательства, определяли торговлю людьми с соблюдением правил внутригосударственной законодательной техники. Однако анализ диспозиции ст. 127? УК РФ показывает, что ни одна из предложенных дефиниций не была принята во внимание. К такому выводу мы приходим на основании того, что закрепленное в указанной статье понятие торговли людьми практически дублирует определение этого явления в Протоколе о пресечении торговли людьми, в котором оно понимается как "осуществляемые в целях эксплуатации вербовка, перевозка, передача, укрывательство и получение людей путем угрозы силой или ее применения или других форм принуждения, похищения, мошенничества, обмана, злоупотребления властью или уязвимостью положения, либо путем подкупа, в виде платежей или выгод, для получения согласия лица, контролирующего другое лицо. Эксплуатация включает, как минимум, эксплуатацию проституции других лиц или другие формы сексуальной эксплуатации, принудительный труд или услуги, рабство или обычаи сходные с рабством, подневольное состояние или извлечение органов"81. Проблема заключается в том, что практическим работникам будет сложно применять норму, не адаптированную к особенностям российского национального законодательства.
Анализ признаков, образующих содержание понятия торговли людьми по действующему уголовному законодательству России, вызывает ряд дискуссионных замечаний. Законодатель, определяя торговлю людьми, поставил знак равенства между понятиями "купля-продажа", "вербовка", "перевозка", "передача" и "укрывательство", которые как в сочетании, так и в отдельности образуют состав преступления торговли людьми. Подобная трактовка торговли людьми, с точки зрения русского языка, гражданского и уголовного законодательства, юридической техники, представляется некорректной и нелогичной. На наш взгляд, вербовка, перевозка, передача или укрывательство образуют действия по приготовлению либо покушению на совершение купли-продажи человека.
Излишним также является указание на специальную цель эксплуатации, поскольку у посредника сделки либо продавца в отдельных случаях такая цель может отсутствовать. Как справедливо утверждает А.И. Милевский, "посредником-пособником является лицо, которое, действуя по поручению продавца или покупателя, непосредственно выполняет отведенное только ему поручение. У посредника, несмотря на внешнюю совместность действий с торговцами, отсутствует умысел на достижение единой преступной цели с той стороны (сторонами), от имени которой (которых) он выступает"82. В отличие от продавцов, посредники, передающие человека по поручению продавца, не всегда получают вознаграждение от покупателя. Они могут действовать безвозмездно либо за вознаграждение, но получаемое от продавца. Поэтому посредники могут и не преследовать цели эксплуатации "предмета сделки".
На наш взгляд, для правильной квалификации содеянного принципиально важным является решение вопроса о юридической оценке факта торговли людьми с согласия потерпевшего на его продажу.
Международное законодательство, направленное на борьбу с торговлей людьми, рекомендует не исключать уголовной ответственности лиц за торговлю людьми, если на то было дано согласие жертвы, исключающее ее добровольность. Так, в соответствии с п. "b" ст. 3 Протокола "согласие жертвы торговли людьми на запланированную эксплуатацию, не принимается во внимание, если было использовано любое из средств воздействия, указанных в определении понятия "торговля людьми", а именно угроза силой или ее применение, или других форм принуждения, похищения, мошенничества, обмана, злоупотребления властью или уязвимостью положения, либо путем подкупа, в виде платежей или выгод, для получения согласия лица, контролирующего другое лицо". Анализ содержания вышеуказанного положения позволяет сделать вывод о том, что если на жертву не было оказано какого-либо противоправного давления, обманных или мошеннических действий, то деяния, связанные с торговлей людьми при наличии согласия потерпевшего, исключают уголовную ответственность.
В соответствии с п. "с" названного Протокола, добровольное согласие потерпевшего на вербовку, перевозку, передачу, укрывательство, составляющие обязательный признак торговли людьми для последующей эксплуатации, не принимается во внимание, если такие действия были совершены в отношении несовершеннолетнего.
Отдельные международные документы признают преступными общественно опасные действия, направленные на торговлю людьми и в том случае, когда они совершены после получения добровольного согласия потерпевшего на их осуществление. Так, Конвенция о борьбе с торговлей людьми и эксплуатацией проституции третьими лицами 1949 г. в ст. 1 признает преступным не только эксплуатацию проституции с согласия лица, но и его склонение или совращение в этих же целях. В российском законодательстве вопрос о юридической оценке совершения сделки в отношении человека с его согласия не получили должного отражения. Однако учение о согласии потерпевшего на причинение вреда его правам и законным интересам позволяет сделать вывод, что действия виновных по осуществлению торговли людьми являются уголовно наказуемыми даже в том случае, когда на потерпевшего не было оказано какого-либо влияния по получению согласия на осуществление сделки в отношении него.
В заключении хотелось бы отметить, что, с точки зрения русского языка, содержание названия статьи "Торговля людьми" не получает своего выражения в тексте диспозиции, поэтому его следует изменить на "Совершение сделок в отношении человека", под которыми надлежит понимать действия, сопряженные с продажей, покупкой, дарением человека, а равно совершением в отношении него иной сделки в форме завладения или передачи в целях эксплуатации или извлечения иной выгоды.











Тема 6. Концептуальные основы борьбы с торговлей людьми в международном и зарубежном законодательстве.
Лекции - 2 часа
Практические занятия - 2 часа

Понятие торговли людьми в международном и зарубежном законодательстве. Влияние норм международного права по борьбе с торговлей людьми на уголовное законодательство зарубежных стран.

Литература:
1. Транснациональная организованная преступность: дефиниции и реальность. Владивосток, 2001.
2. Овчинский В.С. XXI век против мафии. Криминальная глобализация и Конвенция ООН против транснациональной организованной преступности. М., 2001
3. Уголовный кодекс Украины / Науч. ред. д.ю.н, проф. В.Я. Таций и д.ю.н, проф. В.В. Сташис; пер. В.Ю. Гиленченко. СПб., 2001.
4. Уголовный кодекс ФРГ / Пер. А.В. Серебренникова; Науч. ред. проф. Н.Ф. Кузнецова, проф. Ф.М. Решетников. М., 1996.
5. Уголовный кодекс Азербайджанской Республики / Науч. ред. И.М. Рагимов. Пер. Б.Э. Аббасова. СПб., 2001.
6. Международные акты о правах человека. Сборник документов. М., 1998.

Анализ современного состояния и структуры транснациональной организованной преступности свидетельствует о том, что отдельные виды ее преступной деятельности развиваются довольно активно. Особое место в иерархии подобной деятельности занимает осуществление торговли людьми, которая в настоящее время превратилась в выгодный бизнес, и составляет основной источник дохода транснациональных организованных преступных групп, что подтверждается исследованиями специалистов зарубежных государств. Так, немецкий ученый Лео Кайдел в результате проведенного научного исследования пришел к выводу, что торговля людьми является одним из основных видов деятельности преступных групп и занимает пятое место в иерархии криминальной активности83.
На слушании в Конгрессе по проблемам торговли людьми, состоявшемся в Вашингтоне 28 июля 1999 г., представитель директора International Initiatives of the Presidents Interagency Council on Women Анити Ботти заявила, что ежегодно в мире незаконно вывозятся из одного государства в другое более одного миллиона человек. По ее же данным, только в 1997 г. были незаконно перевезены из Восточной Европы и СНГ в Европу, Азию, Северную Америку 175000 женщин84. Точно такие же данные приводит и начальник НЦБ Интерпола в России (1997-1999 г.) В.С. Овчинский. По его подсчетам, преступные транснациональные сообщества каждый год незаконно вывозят более миллиона нелегальных мигрантов, а доход от такой преступной деятельности превышает 3,5 млрд. долларов США85. На сегодняшний день денежный оборот от продажи людей увеличился практически в 4 раза. Эксперты Центра ООН по предотвращению международных преступлений установили, что мировой оборот от торговли людьми с каждым годом все увеличивается, сейчас он достиг 12 млрд. долларов86.
Приведенные статистические данные со всей очевидностью свидетельствуют о том, что в настоящее время происходит неуклонный рост объемов работорговли, незаконного вывоза женщин и детей из родных стран за границу для использования в целях сексуальной эксплуатации, принудительного труда, что угрожает безопасности не только отдельных государств, но и всего мирового сообщества. Абсолютно прав Н.И. Матузов, когда пишет, что права человека "внетерриториальны и вненациональны", их признание, соблюдение и защита не являются только внутренним делом того или иного государства87. Именно поэтому мировое сообщество, объединяя усилия, ищет рецепты противодействия рассматриваемому виду преступности. С этой целью в течении ХХ столетия под эгидой Организации Объединенных Наций, Совета Европы и других международных организаций разработаны и приняты конвенции, соглашения, руководящие принципы и рекомендации, направленные на реализацию полноценной охраны свободы личности. С этого момента права человека становятся предметом не только национального, но и международного правового регулирования, то есть предметом совмещенной регламентации.
К международным документам, запрещающим торговлю людьми, относятся: Конвенция о рабстве 1926 г., Конвенция о принудительном или обязательном труде 1930 г., Конвенция о борьбе с торговлей людьми и эксплуатации проституции третьими лицами 1949 г., Дополнительная конвенция об упразднении рабства, работорговли и институтов и обычаев, сходных с рабством 1956 г., Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 г., Протокол о пресечении торговли людьми, особенно женщинами и детьми, и наказании за нее, дополняющий Конвенцию Организации Объединенных Наций против транснациональной организованной преступности 2000 г., которые оказывают огромное влияние на развитие внутригосударственного законодательства. Для государств-участников международно-правовых актов, после выполнения соответствующих процедур, содержащиеся в них положения становятся обязательными. Международные декларации и конвенции, запрещающие торговлю людьми и иные подневольные состояния, предоставляют возможность реализации таких норм государствам-участникам, подписавшим соглашения. В буквальном понимании может сложиться мнение, что речь идет о создании в международном праве единой системы преступлений, связанных с торговлей людьми, обязательной для имплементации всеми государствами. Безусловно, это не так. Концептуальная целостность рассматриваемой структуры норм в каждом государстве заключается, на наш взгляд, в том, что все они опираются на определенные исходные категории, составляющие некий базовый набор нормативных положений, которые и образуют международное законодательство.
Сопоставляя конституционные положения о правах и свободах человека с положениями международно-правовых актов можно увидеть, что одни и те же права и свободы не всегда одинаково выражены и в этой связи могут восприниматься как различающиеся по объему. Так, нередко перевод иностранного текста на национальный язык не идентичен оригиналу. Действительно, в уголовных кодексах зарубежных государств можно встретить различное описание преступления "Торговля людьми". Например, в УК Украины под торговлей людьми и иной незаконной сделкой по передаче человека понимается "продажа, иная оплачиваемая передача человека, а равно осуществление в отношении его любой иной незаконной сделки, связанной с законным или незаконным перемещением с его согласием или без согласия через государственную границу Украины для дальнейшей продажи либо иной передачи другому лицу (лицам) с целью сексуальной эксплуатации, использования в порнобизнесе, вовлечения в преступную деятельность, вовлечения в долговую кабалу, усыновления (удочерения) в коммерческих целях, использования в вооруженных конфликтах, эксплуатации его труда"88. УК ФРГ предусматривает более узкое определение торговли людьми, которое в § 180b звучит следующим образом: "Кто ради имущественной выгоды воздействует на другое лицо, чтобы, зная о его стесненном положении, склонить это лицо к занятию проституцией или к продолжению этого ..."89.
Еще раз подчеркнем, что необходимость инкорпорации международных норм обусловлена обязанностью государства привести свое законодательство в соответствие с нормами международного права. Принцип преимущественного значения (примата) норм международного права получил четкое выражение еще в статье 27 Венской конвенции о праве международных договоров (от 23.03.69), согласно которой участник договора не может ссылаться на положения своего внутреннего права в качестве оправдания для невыполнения им договора90.
В результате выполнения требований международно-правовых актов их нормы оказали существенное воздействие на построение составов преступлений, связанных с торговлей людьми, во внутригосударственном законодательстве. В связи с этим представляется полезным провести сравнительный анализ уголовных кодексов зарубежных государств на предмет регламентации в них ответственности за преступления, связанные с торговлей людьми.
Уголовный кодекс Азербайджанской Республики (вступил в силу 1 января 2000 г.) не предусматривает ответственность за торговлю людьми, однако устанавливает ее за торговлю несовершеннолетними (ст. 173, расположенная в главе 22 "Преступления против несовершеннолетних и семейных отношений")91.
Особого внимания заслуживает, на наш взгляд, норма об ответственности за рабство (ст. 106, расположенная в разделе VII "Преступления против мира и безопасности человечества"), в которой рабство определяется как "полное или частичное осуществление в отношении человека правомочий, присущих праву собственности". Квалифицированный состав преступления образует совершение данного деяния "в отношении несовершеннолетнего или с целью перемещения лица в иностранное государство", особо квалифицированный - действия, образующие работорговлю, "то есть содержание лица с целью превращения в невольника или использование в качестве невольника, его продажи или обмена, распоряжение им, а также любое деяние, связанное с работорговлей или перевозкой невольников, а равно рабство на сексуальной основе или посягательство на половую свободу на основе рабства".
Анализ содержания указанных уголовно-правовых норм и их расположения в системе УК Азербайджанской Республики позволил нам прийти к следующим выводам. В соответствии с учением об объекте преступления "свойства родового и видового объекта используются законодателем для обоснованного и четкого построения системы Особенной части Уголовного кодекса"92. Исходя из сказанного, родовым и видовым объектом состава преступления, предусмотренного ст. 106 "Рабство", является мир (мирное сосуществование государств) и безопасность человечества. Но в то же время при совершении действий, указанных в ст. 106 УК Азербайджанской Республики, объектом посягательства может выступать и личная свобода человека. Такая двойственность объясняется тем, что рабство в международном уголовном праве признается преступлением в двух случаях. Первая разновидность рабства предусмотрена в качестве международного преступления, которое относится к группе военных преступлений, закрепленных в проекте Кодекса преступлений против мира, безопасности и человечества93. Следует отметить, что содержание рабства в названном документе не раскрывается. Ответственность за такое преступление наступает только при нарушении принципов и норм международного права, применяемых в условиях вооруженных конфликтов. Вторая разновидность рабства, согласно положениям ранее перечисленных специальных деклараций и конвенций, является преступлением международного характера. Так, в Конвенции о рабстве последнее определяется как "положение или состояние лица, в отношении которого осуществляются некоторые или все полномочия, присущие праву собственности"94. Совершение рассматриваемого вида рабства возможно в пределах территории одного или нескольких государств в мирное время (без посягательства на интересы мира всего человечества).
Законодатель Азербайджанской Республики, установив ответственность за рабство и употребив определение конвенционного преступления, поместил его в главу преступлений против мира и безопасности человечества, с чем вряд ли можно согласиться. В соответствии с теорией международного уголовного права ответственность за совершение конвенционного преступления должна наступать по нормам национального законодательства.
По мнению большинства ученых, объектом посягательства при совершении действий, образующих рабство как преступление международного характера, выступает личная свобода человека95. При совершении международного преступления, которым выступает рабство в качестве военного преступления, в соответствии со ст. 5 проекта Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества "судебное преследование какого-либо лица за преступление против мира и безопасности человечества не освобождает государство от ответственности по международному праву за действие или бездействие, вменяемое государству"96. На наш взгляд, целесообразнее поместить действующую редакцию ст. 106 "Рабство" в главу преступлений против свободы и достоинства личности и в то же время, в главе преступлений против мира и безопасности человечества установить ответственность за рабство в совокупности с действиями, образующими военное преступление.
Сравнительно большой перечень преступлений, связанных с торговлей людьми, содержится в УК Республики Беларусь. Они размещены в главе 22 "Преступления против личной свободы, чести и достоинства", и к их числу относятся: "Торговля людьми" (ст. 181); "Принуждение" (ст. 185); "Вербовка людей для эксплуатации" (ст. 187)97. Основной задачей разработчиков рассматриваемого Уголовного кодекса явилось соблюдение общепризнанных принципов и норм международного права, а также обеспечение всемерной защиты прав человека и гражданина. На наш взгляд, уголовное законодательство Республики Беларусь, по сравнению с уголовными кодексами других государств, более приближено к нормам международного законодательства в области охраны личной свободы от рассматриваемых посягательств. Достоинством УК Республики Беларусь является и то, что диспозиции его норм, призванных охранять личную свободу, содержат описательный характер. Это позволяет правоприменителю максимально точно, без ошибок квалифицировать соответствующие деяния, избегая применения аналогии в следственной и судебной практике. Например, в ст. 182 УК Республики Беларусь похищение человека определяется как "тайное, открытое, путем обмана или соединенное с насилием противоправное завладение лицом".
Наряду с отмеченными достоинствами в исследуемой группе норм имеются, на наш взгляд, и отдельные недостатки, которые можно проиллюстрировать на примере ст. 187, которая устанавливает ответственность за вербовку людей для сексуальной или иной эксплуатации, совершенную путем обмана. Анализ диспозиции названной статьи показывает, что в ней устанавливается ответственность только за вербовку людей, а совершение действий, непосредственно связанных с сексуальной или иной эксплуатацией, требует дополнительной квалификации. В то же время, если за сексуальную эксплуатацию виновных можно привлечь к ответственности по ст. 171 "Содержание притона, сводничество и сутенерство", то в изучаемом Уголовном кодексе мы не обнаружили норм, устанавливающих ответственность за "иную противоправную эксплуатацию". В частности, целью вербовки может быть использование лица в качестве раба, использование интеллектуальных способностей лица и т.д. В связи с этим мы полагаем, что законодателю следовало бы разъяснить, что понимается под "иной эксплуатацией" и предусмотреть наказание за такие действия.
Можно высказать отдельные замечания и по ст. 181 УК РБ, устанавливающей ответственность за торговлю людьми. В диспозиции названной уголовно-правовой нормы торговля людьми определяется как совершение "действий, направленных на совершение купли-продажи или иных сделок в отношении зависимого лица в форме его передачи или завладения им". В соответствии с правилами законодательной техники диспозиция уголовно-правовой нормы должна раскрывать название статьи. В нашем случае понятие торговли не охватывает собой совершение иных сделок, поскольку к иным сделкам может быть отнесено и дарение, которое не носит возмездного характера.
Несмотря на указанные недостатки, законодатель Республики Беларусь предпринял необходимые меры в части уголовно-правовой охраны личной свободы от посягательств, связанных с торговлей людьми, и обеспечил, тем самым, ее соответствие требованиям международного законодательства о защите прав и свобод человека.
Менее эффективной, по сравнению с УК Республики Беларусь, представлена охрана личной свободы в Уголовный кодекс Республики Польша (вступил в действие 1 января 1998 г.). Следует обратить внимание на то, что в УК Республики Польша ответственность за торговлю людьми закреплена в главе 25 "Преступления против сексуальной свободы и нравственности" включены общественно опасные деяния, посягающие на свободу человека в результате совершения незаконных действий по торговле людьми. К таковым относятся составы преступлений, предусмотренных ст. ст. 203 и 204. Ст. 203 устанавливает ответственность за "вовлечение лица в занятие проституцией путем насилия, противозаконной угрозы, обмана или использованием отношений зависимости или критического положения вовлекаемого лица". Ст. 204 содержит 4 параграфа: в § 1 устанавливается ответственность лица, которое "с целью получения имущественной выгоды склоняет другое лицо к занятию проституцией или ему это облегчает", в § 2 предусматривается наказание за получение имущественной выгоды от занятия проституцией другим лицом", в § 3 содержится состав "склонения к занятию проституцией либо получение другими лицами имущественной выгоды от занятия проституцией, если потерпевшим является малолетний", в § 4 идет речь о "склонении или перемещении лиц за границу с целью занятия проституцией". В приведенных уголовно-правовых нормах полностью отражено содержание преступных посягательств, запрещенных в международной Конвенции о борьбе с торговлей людьми и эксплуатации проституции третьими лицами. В то же врем, польский законодатель, конкретизируя в статьях 203 и 204 цель совершения преступления, сужает пределы уголовной ответственности и позволяет, тем самым, избежать уголовной ответственности лицам, "торговавшим людьми" с иными целями (например, с целью использования труда потерпевших в домашнем хозяйстве, с целью изъятия органов или тканей человека для трансплантации).
Уголовно-правовые нормы, закрепленные в ст. ст. 203 и 204, являются новыми для польского законодательства. Одной из причин криминализации таких общественно опасных деяний стало то, что, согласно приведенным в печати статистическим данным, Польша занимает второе место, вслед за странами Содружества Независимых Государств, по количеству вывезенных за границу женщин в целях сексуальной эксплуатации98.
Уголовный кодекс Украины (вступил в действие 1 сентября 2001 г.), по сравнению с ранее действовавшим уголовным законодательством, содержит существенно измененную систему норм, направленную на охрану свободы личности. К "Преступлениям против свободы, чести и достоинства личности" (раздел III УКУ) отнесены торговля людьми (ст. 149 УК РФ) и эксплуатация детей (ст. 150)99.
В ст. 149 УК Украины предусматривается ответственность за торговлю людьми или за иные незаконные сделки по передаче человека. В отличие от ст. 181 УК Республики Беларусь, предусматривающей ответственность за аналогичные незаконные действия, в ст. 149 УК Украины приводится более полное определение понятия "торговли людьми": это "продажа, иная оплачиваемая передача человека, а равно осуществление в отношении его любой иной незаконной сделки, связанной с законным или незаконным перемещением с его согласием или без согласия через государственную границу Украины для дальнейшей продажи либо иной передачи другому лицу (лицам) с целью сексуальной эксплуатации, использования в порнобизнесе, вовлечения в преступную деятельность, вовлечения в долговую кабалу, усыновления (удочерения) в коммерческих целях, использования в вооруженных конфликтах, эксплуатации его труда".
С одной стороны, такое подробное законодательное описание заслуживает одобрения, с другой стороны, правоохранительным органам будет трудно доказать, что виновное лицо передавало потерпевшего в другие руки именно "с целью сексуальной эксплуатации, использования в порнобизнесе, вовлечения в преступную деятельность, вовлечения в долговую кабалу, усыновления (удочерения) в коммерческих целях, использования в вооруженных конфликтах, эксплуатации его труда". Может быть, именно поэтому приведенная уголовно-правовая норма применяется очень редко.
Схожие замечания высказывались и по поводу редакции ст. 124? Уголовного кодекса, действовавшего в Украине до сентября 2001 года. До принятия УК Украины 2001 г. по фактам торговли людьми было возбуждено 37 уголовных дел, 2 из которых прошли только первую инстанцию в суде, а вынесением обвинительного приговора завершилось лишь одно уголовное дело (осуждены 2 женщины, участвовавшие в вывозе украинок за рубеж и последующей их продаже в страны Европы)100.
По мнению специалистов, столь низкий процент привлечения к уголовной ответственности за торговлю людьми объясняется совокупностью следующих факторов: отсутствие практики по данной категории дел; длящийся характер преступлений, когда оно начинается на территории одной страны, а завершается на территории другого государства; нежелание жертв преступлений сотрудничать с правоохранительными органами из-за боязни за свою безопасность и безопасность близких, а также из-за отсутствия реальной защиты свидетелей со стороны государства; низкая квалификация работников правоохранительных органов; отсутствие у женщин, вступающих в брак с иностранцами необходимых знаний о своих правах в качестве иностранки101.
Анализ содержания Уголовного кодекса Китайской Народной Республики (вступил в силу 1 октября 1997 г.) показывает, что в нем отсутствует специальная глава, закрепляющая ответственность за посягательства на свободу личности. Но в то же время уголовно-правовые нормы, призванные охранять свободу человека, можно встретить в главе 4 "Преступления против права граждан на жизнь и демократических прав граждан": в ст. 240 закреплена ответственность за "похищение женщины или ребенка на продажу"; ст. 241 - за "покупку похищенных на продажу женщины или ребенка". Очевидным недостатком УК КНР является отсутствие в нем положений об ответственности "выгодоприобретателя". Бесспорно, права М. Буряк, когда утверждает, что "далеко не всегда лицо, непосредственно осуществляющее указанные действия, и то, которое получает от этого прибыль, совпадают"102. К примеру, похититель не во всех случаях может действовать с корыстными намерениями. Он может совершить похищение во имя "моральной благодарности" со стороны лица, которое в последующем будет продавать потерпевшего.
Отличительной чертой перечисленных уголовно-правовых норм является то, что законодатель КНР предусмотрел более строгие виды и размеры наказания за их совершение по сравнению с аналогичными уголовно-правовыми нормами других государств. Так, например, за особо квалифицированный вид похищения женщины или ребенка на продажу в санкции ст. 240 предусмотрено наказание в виде смертной казни с конфискацией имущества.
Уголовный кодекс Республики Казахстан (вступил в силу с 1 января 1998 г.)103 не предусматривает самостоятельной ответственности за торговлю людьми, однако имеет в своем содержании (в главе 1 "Преступления против личности") нормы, посвященные охране личной свободы человека: "Похищение человека" (ст. 125), "Незаконное лишение свободы" (ст. 126), "Незаконное помещение в психиатрический стационар" (ст. 127), "Вербовка людей для эксплуатации" (ст. 128). Анализ данных норм позволяет сделать вывод, что наличие в УК Казахстана особо квалифицированных составов похищения человека и незаконного лишения свободы, совершаемых с целью сексуальной или иной эксплуатации похищенного (задержанного), позволяет привлекать виновных к ответственности за рассматриваемые виды посягательств.
Заслуживает одобрения выделение в качестве самостоятельного состава преступления, не известного российскому уголовному законодательству, "вербовки людей для сексуальной или иной их эксплуатации, совершенной путем обмана" (ст. 128 УК РК). Необходимость закрепления ответственности за данный вид деяния обосновывается повышенной степенью общественной опасности таких преступлений. На это обращает внимание и профессор Б.В. Волженкин, который считает, что "общественная опасность и распространенность подобных действий обосновывает целесообразность их криминализации и в Российской Федерации"104. Стоит отметить, что подобная норма особенно необходима для стран - "поставщиков жертв торговли людьми или иной эксплуатации". Как правило, в этом акте принимают участие соотечественники потерпевших.
Завершая характеристику международного и зарубежного уголовного законодательства, охраняющего право личности на свободу, следует обратить внимание на тот факт, что все ранее перечисленные уголовные законы зарубежных государств вступили в законную силу в конце ХХ века, то есть после принятия основополагающих международно-правовых актов по защите прав и свобод человека. Поскольку международное законодательство ставит основной целью защиту неотъемлемых прав и свобод человека, к числу которых относятся право на жизнь, здоровье, свободу, то большинство уголовных законов зарубежных государств повторяют приведенный перечень объектов международно-правовой охраны и устанавливают ответственность за посягательства на перечисленные правовые блага.
Международно-правовая концепция охраны свободы личности проявляется в том, что международными организациями принят комплекс международно-правовых актов, направленных на защиту свободы человека. Реализация этих норм должна осуществляться посредством соблюдения рекомендаций международного законодательства о приведении внутригосударственного права в соответствие с международными нормами. В действующем уголовном законодательстве Российской Федерации отсутствует концептуальный подход к уголовно-правовой охране свободы личности, в связи с чем считаем оправданным обращение к опыту международного и зарубежного законодательства в вопросах принятия системы уголовно-правовых норм, призванных осуществлять комплексную охрану права человека на свободу.





























Тема 7. Обращение в рабство как одна из форм эксплуатации человека
Лекции - 2 часа
Практические занятия - 2 часа

Социальная обусловленность рабства в России. Понятие рабства в международном законодательстве. Проблемы применения нормы, устанавливающей уголовную ответственность за использование рабского труда.

Литература:
1. Конвенция о рабстве 1926 г. / Международные акты о правах человека: Сборник документов. М., 1998.
2. Дополнительная Конвенция об упразднении рабства, работорговли и институтов и обычаев, сходных с рабством 1956 г. / Международные акты о правах человека: Сборник документов. М., 1998.
3. Галенская Л.Н. Международная борьба с преступностью. М., 1972.
4. Лукашук И.И., Наумов А.В. Международное уголовное право. М., 1999.

Рабство является древнейшим правовым институтом, представляющим собой реализацию права собственности на человека. В процессе исторического развития изменяются его специфические черты, а вместе с ними преобразуется и характер рабской зависимости. На Всемирной конференции по борьбе с расизмом, расовой дискриминацией, ксенофобией и расовой нетерпимостью, организованной в Дурбане (ЮАР) в августе 2001 г., обсуждались вопросы о причинах рабства и работорговли. По результатам проведенной конференции международное сообщество признало, что рабство и работорговля являются "ужасной трагедией в истории человечества" и характеризуются как "преступление против человечества"105.
В настоящее время, по оценкам экспертов ООН, в мире насчитывается около двадцати семи миллионов рабов, из них 600 тыс. граждан бывшего СССР пребывает в невольном состоянии. Ежегодная прибыль от такого бизнеса составляет семь миллиардов долларов106. Рабство и работорговля, наряду с наркобизнесом и торговлей оружием, выступают в качестве самых выгодных источников доходов организованных преступных формирований.
Рассматриваемое негативное явление не обошло стороной и Россию, которая в настоящий момент является благоприятной средой для преступной деятельности торговцев людьми. Как правило, работорговлей занимаются организованные преступные группировки, многие из которых сформированы на этнической основе и имеют тесные межрегиональные связи. Сегодня в Чеченской Республике, других регионах Северного и Южного Кавказа, Калмыкии и в иных субъектах Российской Федерации в положении рабов находятся тысячи людей, которые подвергаются бесчеловечной эксплуатации. Они продаются и покупаются, нелегально депортируются за границу.
Основным центром рабства и работорговли в России стал Северо-Кавказский регион. Чеченская Республика превратилась в своеобразное рабовладельческое государство, где налажен "конвейер", превращающий человека в живой товар.
В специальной литературе было проведено исследование, посвященное психологическим особенностям этнического самосознания, в котором было доказано, что в формировании личности большую роль играют религиозные обычаи и законы. Следовательно, этническое самосознание оказывает влияние на национальные процессы, обусловливая вектор развития общества, наполняя его содержательными компонентами107. Недооценка национальных факторов играет значительную роль в распространении рассматриваемых преступных деяний, запрещенных государственным правом, но разрешенных правом религиозным.
Людей похищают и обращают в рабство не только в Чечне, но и по всей России независимо от пола, возраста, социального положения. Основной целью дельцов является получения выкупа либо использование труда людей в качестве бесплатной рабочей силы. В Москве и некоторых других крупных городах сложилась целая индустрия нищенства: под контролем организованных преступных сообществ формируются бригады инвалидов, не имеющих легальных средств к существованию. Их поселяют в общежитии, переодевают в воинский камуфляж, снабжают колясками и под видом жертв афганской либо чеченской войны направляют "под охраной" попрошайничать на оживленные магистрали, в метро и другие места. По подсчетам работников милиции, нищие "колясочники" собирают в день по 2-3 тысячи рублей каждый, из которых им остается не более 1%, а остальные деньги уходят организаторам этого циничного бизнеса108. Показательным также будет случай обнаруженный на Александровской птицефабрике Владимирской области, на которой четыре месяца содержались в рабстве двадцать четыре гражданина Узбекистана. Работая на этой фабрике, люди были лишены документов, удостоверяющих личность, рабочий день начинался с 7.00. и заканчивался в 23.30 без выходных. За четыре месяца работы заработная плата не выплачивалась. Люди содержались в полуразрушенном бараке, в котором отсутствовали элементарные условия для проживания109. И это не единичный факт.
Отечественные ученые по-разному дают юридическую оценку рабству и работорговле. Так, В.П. Панов, И.И. Лукашук, А.В. Наумов, Л.Н. Галенская относят эти деяния к преступлениям международного характера110. Следовательно, такие преступления в национальном законодательстве должны быть отнесены к группе преступлений против личности, и ответственность за их совершение должна предусматриваться самостоятельной уголовно-правовой нормой.
Иной точки зрения придерживается В.Н. Кудрявцев, по мнению которого мировое сообщество уже признало такие преступления международными111. Объективные и субъективные признаки рабства и работорговли как международного преступления должны рассматриваться в рамках состава применения запрещенных средств и методов ведения войны. В связи с этим будет уместным рассмотреть международно-правовые документы, посвященные борьбе с рабством.
Юридическую основу борьбы с исследуемыми социально негативными явлениями составляют: Конвенция о рабстве 1926 г., Всеобщая декларация прав и свобод человека 1948 г., Дополнительная конвенция об упразднении рабства, работорговли и обычаев, сходных с рабством 1956 г., Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 г.
В соответствии со ст. 1 Конвенции о рабстве 1926 г. под рабством понималось "положение или состояние лица, в отношении которого осуществляются некоторые или все полномочия, присущие праву собственности", а под работорговлей (торговлей невольниками) - "все действия, связанные с захватом, приобретением какого-либо лица или с распоряжением им с целью обращения его в рабство; все действия, связанные с приобретением раба с целью его продажи или обмена; все действия по продаже или обмену лица, приобретенного с этой целью, и вообще всякое действие по торговле или перевозке рабов".
Государства, подписавшие названную Конвенцию, принимали на себя обязательства постепенно и в возможно короткий срок полностью отменить рабство во всех формах, а также пресекать и предотвращать работорговлю, принимать законодательные меры, устанавливающие строгие наказания за совершение названных запрещенных деяний, оказывать содействие в борьбе за уничтожение рабства112.
Международно-правовые меры борьбы с рабством получили дальнейшее развитие после Второй мировой войны. Сотрудничество государств в деле противодействия рабству и работорговле стало более содержательным и последовательным в рамках Организации Объединенных Наций. С принятием Устава ООН была создана принципиально новая правовая основа для международного сотрудничества в области борьбы с рабством. При Экономическом и Социальном Совете Организации Объединенных Наций (ЭКОСОС) был создан специальный комитет по вопросам рабства, который, после соответствующих исследований, установил существование рабства в различных государствах в неприкрытой или завуалированной формах113. Вслед за этим в принятой ООН Всеобщей декларации прав человека 1948 г. подчеркивалось: "Никто не должен содержаться в рабстве или подневольном состоянии; рабство и работорговля запрещаются во всех их видах" (ст. 4).
Дополнительная Конвенция об упразднении рабства, работорговли и институтов и обычаев, сходных с рабством 1956 г, сохраняя в силе Конвенцию о рабстве, направлена на интенсификацию национальных и международных усилий в борьбе с рассматриваемым антисоциальным явлением. В этом документе впервые было закреплено понятие раба и лица, находящегося в подневольном состоянии. Раб определялся как лицо, находящееся в положении или в состоянии рабства. А под лицом, находящимся в подневольном состоянии, понимался человек, находящийся в состоянии или в положении, создавшемся в результате институтов или обычаев, сходных с рабством.
Подчеркивая злободневность исследуемой проблемы, документ перечисляет положения людей, схожие с рабством. К ним относятся:
1) долговая кабала, то есть положение или состояние, возникающее вследствие заклада должником в обеспечение долга своего личного труда или труда независимого от него лица, если надлежаще определяемая ценность выполняемой работы не засчитывается в погашение долга, а также если продолжительность этой работы не ограничена и характер ее не определен;
2) крепостное состояние, то есть такое использование земли, при котором пользователь обязан по закону, обычаю или соглашению жить и работать на земле, принадлежащей другому лицу, и выполнять определенную работу для такого другого лица или за вознаграждение, или без такового, и не может изменить это свое состояние;
3) любой институт или обычай, в силу которых: а) женщину обещают выдать замуж без права отказа с ее стороны ее родители, опекуны, семья или любое другое лицо или группа лиц за вознаграждение деньгами или натурой; б) муж женщины, его семья или его клан имеют право передать ее другому лицу за вознаграждение или иным образом, или в) женщина после смерти мужа передается по наследству другому лицу;
4) любой институт или обычай, в силу которых ребенок или подросток моложе 18 лет передается одним или обоими своими родителями или своим опекуном другому лицу за вознаграждение или без такового с целью эксплуатации этого ребенка или подростка или его труда.
Наряду с перечисленными видами обычаев, сходных с рабством, по законам участвующих в Конвенции государств преступлениями признаются "искалечение, клеймение выжиганием или иным способом раба или лица в подневольном состоянии, чтобы отметить такое его состояние, или с целью наказания, или по какой либо иной причине". Весьма важно при этом указание на то, что Конвенция предлагает квалифицировать как работорговлю и соучастие в ней (например, посредника при купле-продаже раба). Перевозка или попытка перевозить рабов из одной страны в другую любыми транспортными средствами или соучастие в этом, согласно Конвенции, признается преступлением по законам государств - участников этой Конвенции.
В свою очередь, участвующие в Конвенции государства признали эти деяния преступлениями. Стороны приняли на себя обязательства постепенно и в возможно короткий срок полностью отменить рабство во всех формах, предотвращать и пресекать работорговлю, принимать законодательные меры, устанавливающие строгие наказания за совершение названных запрещенных деяний, оказывать содействие в борьбе за уничтожение рабства114.
Абсолютное запрещение рабства и работорговли подтверждено и в Международном пакте о гражданских и политических правах 1966 г., где говорится о том, что "никто не должен содержаться в рабстве; рабство и работорговля запрещаются во всех их видах" (ст. 8).
Анализируя международно-правовые документы, рассматривающие рабство как преступление международного характера, мы можем определить его как поставление человека в состояние неволи, в отношении которого осуществляются полномочия, присущие праву собственности, путем его похищения, незаконного лишения свободы, обмана или иным способом.
В уголовном законодательстве зарубежных государств рабство и работорговля также оцениваются как посягательство на свободу человека. Так, Уголовный кодекс Италии в главе 3 "О преступлениях против личной свободы" содержит ответственность за обращение в рабство (ст.600); доставление рабов для торговли и торговля ими (ст.601); отчуждение и приобретение рабов (ст.602), а также порабощение (ст.603).
Анализ международно-правовых документов позволяет сделать вывод, что преступные деяния, связанные с поставлением человека в рабство и принуждением его к рабскому труду, в национальном законодательстве должны рассматриваться в двух аспектах - в качестве международного и конвенционного преступлений. Ответственность за рабство как международное преступление должна предусматриваться в Разделе XII УК "Преступления против мира и безопасности человечества" в рамках состава "Применение запрещенных средств и методов ведения войны" (ст. 356 УК РФ).
До декабрьской реформы 2003 г. в отечественном уголовном законодательстве отсутствовала норма об ответственности за рассматриваемое посягательство. Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. в Уголовный кодекс РФ были внесены существенные изменения, к числу которых относится и установление ответственности за использование рабского труда (ст. 127? УК). Включив соответствующее деяние в систему преступлений, посягающих на личную свободу человека, законодатель выразил его конвенционную сущность и выполнил, тем самым, предписания ранее перечисленных международных документов. В ст. 127? УК РФ под использованием рабского труда понимается "использование труда человека, в отношении которого осуществляются полномочия присущие праву собственности, в случае, если лицо по независящим от него причинам не может отказаться от выполнения работ (услуг). Введение уголовной ответственности за рассматриваемое деяние символично для нашего государства, поскольку ознаменовало собой не только соблюдение предписаний международно-правовых актов, но и официальное признание того, что в России назрела необходимость борьбы с рабством при помощи уголовно-правовых механизмов.
Вместе с тем содержание вновь принятой нормы заслуживает отдельных нареканий. Так, на наш взгляд, остается необъяснимой позиция законодателя по поводу отнесения деяния, предусмотренного ч. 1 ст. 127? УК РФ, к категории преступлений средней тяжести, тогда как похищение человека, согласно ч. 1 ст. 126 УК, является тяжким преступлением. Напрашивается вывод, что использование рабского труда является менее общественно опасным деянием, нежели похищение человека, с чем вряд ли можно согласиться.
Буквальное толкование признаков состава ст. 127? УК позволяет утверждать, что потерпевшим от этого преступления является человек, находящийся в состоянии рабства, а, следовательно, не могут преследоваться по уголовному закону действия, состоящие в обращении человека в рабство. Возможно, законодатель исходил из того, что обращение в рабство не является настолько общественно опасным деянием, чтобы подвергать его криминализации, но, на наш взгляд, подобный подход к проблеме выглядит, как минимум, не логично.
Кроме того, вводя уголовную ответственность за использование рабского труда, законодатель не истолковал понятие "рабство", что может усложнить применение соответствующей уголовно-правовой нормы.
Следует обратить внимание, что на практике встречаются случаи, когда работодатели, используя труд подчиненных с нарушением внутригосударственного трудового законодательства в виде увеличения времени трудового дня, в целях поддержания трудовой дисциплины, в качестве дискриминации по признакам расовой, социальной, национальной или религиозной принадлежности, угрожают им наступлением негативных последствий вплоть до увольнения при отказе выполнения такой работы. В связи с указанными обстоятельствами возникает вопрос, относятся ли перечисленные деяния виновных к использованию рабского труда, и можем ли мы их действия квалифицировать по ст. 127? УК РФ? Анализ международных документов и внутринационального законодательства позволяет сделать вывод, что подобные деяния содержат лишь некоторые признаки состава преступления, предусмотренного ст. 127? УК РФ. Отличие состоит в том, что по сравнению с использованием рабского труда принуждение к труду является менее экстремальной формой эксплуатации человека, хотя правовое положение лиц, занятых принудительным трудом, и лиц, используемых в рабском труде, во многом схожи. Если в положении рабства человек практически лишен всех предоставленных свободному лицу прав, то в состоянии принудительного труда он может реализовать отдельные права: например, право на жилище, право на образование, право на частную собственность и т.д. Но при этом у подневольного лица может быть ограничена свобода выбора трудовых функций, передвижения, поскольку он обязан выполнять определенную ему работодателем деятельность и не может изменить такого положения.
Отсутствие должного законодательного реагирования на проблему рабства в государстве может привести к увеличению фактов поставления человека в состояние рабства и работорговли в стране.






Тема 8. Принуждение к труду и иному подневольному состоянию
как разновидность эксплуатации человека
Лекции - 2 часа
Практические занятия - 2 часа

Источник формирования рынка бесплатной рабочей силы. Регулирование нормами международного законодательства проблемы запрета применения принудительного труда и иных подневольных состояний.

Литература:
1. Декларация МОТ об основополагающих принципах и правах в сфере труда 1998 г. // Основные права человека в сфере труда и их защита. Основополагающие международные правовые документы стандарты. Комментарии специалистов. Под ред. Т.В. Кузнецова, А.Т. Гаврилова. 1999-2000. Вып. 22-23.
2. Конвенция о принудительном труде 1930 г. // Международные акты о правах человека: Сборник документов. М., 1998.
3. Конвенция об упразднении принудительного труда 1957 г. // Международные акты о правах человека: Сборник документов. М., 1998.
4. Конвенция № 138 1973 г. "О минимальном возрасте для приема на работу" // Основные права человека в сфере труда и их защита... 1999-2000. Вып. 22-23.
5. Конвенция № 182 1999 г. "О запрещении и немедленных мерах по искоренению наихудших форм детского труда" // Основные права человека в сфере труда и их защита... 1999-2000. Вып. 22-23.
6. Рекомендация № 35 1930 г. "О косвенном принуждении к труду" // Основные права человека в сфере труда и их защита... 1999-2000. Вып. 22-23.
7. Рекомендации № 36 1930 г. "О регламентации принудительного или обязательного труда" // Основные права человека в сфере труда и их защита... 1999-2000. Вып. 22-23.
8. Федеральный закон РФ "Об основах охраны труда в Российской Федерации" (по состоянию на 10 января 2003 г.) // СЗ РФ. 1999. № 29. Ст. 3702; СЗ РФ. 2002. № 21. Ст. 1916; СЗ РФ. 2003. №2. Ст. 167.
9. Федеральный закон "О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию" // (по состоянию на 29 июня 2004 г.) // СЗ РФ. 1996. № 34. Ст. 4029; СЗ РФ. 2003. № 2. Ст. 159; СЗ РФ. 2003. № 27 (часть I). Ст. 2700; СЗ РФ.2004. № 27. Ст. 2711.
10. Киселев И.Я. Международный труд. М., 1997.
11. Киселев И.Я. Зарубежное трудовое право. М., 1999.

В современных условиях глобализации мировой экономики большое значение для Российской Федерации приобретает ее вхождение в мировое экономическое пространство, составной частью которого является международный рынок труда. Интеграция нашего государства в этот рынок предполагает активное вовлечение его в процессы внешней трудовой миграции, экспорта и импорта рабочей силы. По данным Федеральной миграционной службы России, только в 1996 г. на территорию Российской Федерации было привлечено 292200 иностранных работников из 123 стран мира115. В то же время, по данным департамента миграционной службы России, только в Москве находятся свыше 270 тыс. выходцев из Азии, которые готовы заплатить большую сумму денег за переправку в США либо Европу116.
Основной целью нелегальной переправки людей в другие государства является использование их в качестве дешевой рабочей силы, которая нередко переходит в рабскую зависимость. Страшное по своим нравственным критериям получило распространение такое негативное явление, как наихудшие формы детского труда. Незаконный характер трудовой деятельности детей не дает возможности точно определить ее распространенность. В то же время уже в 1995 г., по данным Международной организации труда, в мире насчитывалось 73 млн. "экономически активных" детей117. По последним данным этой же организации, около 246 млн. детей заняты трудовой деятельностью, которая должна быть исключена. Из них около 179 млн. вовлечены в наихудшие формы детского труда, среди которых выделяются проституция и порнография, участие в вооруженных конфликтах, работа в шахтах, сельском хозяйстве, строительстве и т.д.
Проблема нелегальной миграции тесно взаимосвязана с проблемой нарушения прав трудящихся-мигрантов, которые, как уже было отмечено, в большинстве случаев используются в качестве дешевой и бесправной рабочей силы. Не являются исключением в этом отношении и российские граждане, выезжающие в другие страны с целью трудоустройства. В таком случае характерна обычная ситуация, когда лица вербуются на работу за границу в качестве сотрудников каких-либо фирм, компаний, но в итоге становятся заложниками работодателей, и выполняют работу, не обусловленную заключенным договором. Посредническая деятельность при найме на работу в заграничные государства, будучи прибыльным бизнесом для преступных организаций, привлекает множество мошенников, которые наживаются на неопытности и легковерии работников-мигрантов.
Применение всякого принудительного труда и иных подневольных состояний в отношении человека, прежде всего, противоречит Всеобщей Декларации прав человека 1948 г. (ст. 4), Международному пакту о гражданских и политических правах 1966 г. (ст. 8). Запрещению принудительного труда и иных подневольных состояний специально посвящены принятые Международной организацией труда Устав Международной организации труда, Декларация целей и задач Международной организации труда 1944 г., Декларация Международной организации труда об основополагающих принципах и правах в сфере труда 1998 г.
Вопросам запрещения и упразднения принудительного труда и иных подневольных состояний посвящены также следующие международные документы: Конвенция № 29 "О принудительном труде" 1930 г., которая ратифицирована в СССР 4 апреля 1956 г.; Дополнительная Конвенция об упразднении рабства, работорговли и институтов и обычаев, сходных с рабством 1956 г. и Конвенция об упразднении принудительного труда 1957 г., которая приобрела юридическую силу в Российской Федерации в 1999 г. Следует подчеркнуть, что своей целью Конвенция "О принудительном труде" 1930 г. объявляет упразднение принудительного или обязательного труда во всех его формах в возможно кратчайший срок. Юридические нормы, содержащиеся в указанных конвенциях, в свою очередь дополняются нормами, имеющими для государств рекомендательный характер. В частности, такие нормы сформулированы в принятой 1930 г. Рекомендации № 35 "О косвенном принуждении к труду" и Рекомендации №36 от 1930 г. "О регламентации принудительного или обязательного труда".
Основными международными актами, запрещающими детский труд, являются принятая в 1973 г. Конвенция № 138 "О минимальном возрасте для приема на работу", Конвенция от 1999 г. № 182 "О запрещении и немедленных мерах по искоренению наихудших форм детского труда" и Рекомендация № 190 "О запрещении и немедленных мерах по искоренению наихудших форм детского труда", принятая в 1999 г.
Основное содержание указанных международных документов сводится к тому, что каждый человек обладает правом на свободу от принудительного осуществления какой-либо работы. Данное благо является аспектом свободы в сфере организации трудовых отношений: тот, кто принуждается к определенной работе - лишается свободы распоряжения своими способностями к труду, возможности работать по своему выбору, по профессии, у определенного работодателя и на согласованных условиях.
Рассмотрев социальную обусловленность и общественную опасность принудительного труда и иных подневольных состояний, в целях соблюдения принципа логико-структурной адекватности нормы, обеспечивающей возможность ее эффективного включения в систему права, представляется логически верным определение содержания понятия "принудительного труда". В соответствии с ч. 1 ст. 2 Конвенции "О принудительном труде" 1930 г. под принудительным или обязательным трудом понимается "всякая работа или служба, требуемая от какого-либо лица под угрозой какого-либо наказания, для которого лицо не предложило добровольно своих услуг".
Из приведенного определения принудительного труда в документе предусмотрены исключения, которые перечислены в ч. 2 ст. 2 Конвенции. В содержание принудительного или обязательного труда не включаются:
а) всякая работа или служба, требуемая в силу закона об обязательной военной службе и применяемая для работы чисто военного характера;
б) всякая работа или служба, являющаяся частью обычных гражданских обязанностей;
в) всякая работа или служба, требуемая от какого-либо лица вследствие приговора, вынесенного решением судебного органа, при условии, что эта работа или служба будет производиться под надзором и контролем государственной власти и указанное лицо не будет уступлено или передано в распоряжение частных лиц, компаний или обществ;
г) всякая работа или служба, требуемая в условиях чрезвычайных обстоятельств, то есть в случаях войны либо бедствия или угрозы бедствия, как-то: пожары, наводнения, голод, землетрясения, сильные эпидемии или эпизоотии, нашествие вредных животных, насекомых или паразитов растений, и вообще обстоятельств, ставящих под угрозу или могущих поставить под угрозу жизнь или нормальные жизненные условия всего или части населения;
д) мелкие работы общинного характера, то есть работы, выполняемые для прямой пользы коллектива членами данного коллектива, и которые поэтому могут считаться обычными гражданскими обязанностями членов коллектива при условии, что само население или его непосредственные представители имеют право высказать свое мнение относительно целесообразности этих работ.
От принудительного труда следует отличать обязательства по выполнению задач, которые могут возлагаться на отдельные профессиональные группы. В качестве примера может служить дело Ван дер Мюссель. Молодой юрист обратился в Суд по правам человека с заявлением, что предъявляемое к нему требование оказывать бесплатные юридические услуги бедным клиентам следует расценивать как принудительный труд, а, следовательно, имеет место нарушение ст. 4 Европейской Конвенции по правам человека. Суд установил, что принудительной или обязательной работой является любой вид работы или услуги, который требуется от лица под угрозой какого-либо наказания и который оно осуществляет не по своей воле. В данном случае суд расценил в качестве решающего то обстоятельство, что требуемая бесплатная работа относится к обычной деятельности адвоката и не возлагает на него чрезмерного бремени. Ван дер Мюссель выбрал карьеру адвоката, полностью осознавая все связанные с ней обязательства. Поэтому в данном деле речь не может идти о принудительном труде118.
Следует обратить внимание на тот факт, что все ранее перечисленные виды обязательных для выполнения работ, составляющие исключение из принудительного труда, должны осуществляться под контролем государственной власти и, как правило, не должны быть связаны с удалением граждан от их места жительства. В то же время контроль за деятельностью органов государственной власти по соблюдению предписаний Конвенции, осуществляется Международной организацией труда.
В российском законодательстве запрещение принудительного труда было зафиксировано в Законе "О занятости населения в РСФСР" от 19 апреля 1991 г. В ст. 1 названного закона, в частности говорится: "Принуждение (в какой-либо форме) к труду не допускается, за исключением случаев, особо установленных законодательством". Однако содержание изучаемой категории в законе не раскрывалось.
О запрещении принудительного труда говорится и в Конституции РФ. Так, в соответствии со ст. 37 Конституции РФ труд провозглашается свободным, и каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию. Юридическое содержание принудительного труда раскрывается в ст. 4 Трудового Кодекса РФ 2001 г., согласно которой под принудительным трудом понимается "выполнение работы под угрозой применения какого-либо наказания (насильственного воздействия), в том числе:
- в целях поддержания трудовой дисциплины;
- в качестве меры ответственности за участие в забастовке;
- в качестве средств мобилизации и использования рабочей силы для нужд экономического развития;
- в качестве меры наказания за наличие или выражение политических взглядов и идеологических убеждений, противоположных установленной политической, социальной или экономической системе;
- в качестве меры дискриминации по признакам расовой, социальной, национальной или религиозной принадлежности".
Трудовое законодательство к принудительному труду относит следующие случаи: нарушение установленных сроков выплаты заработной платы или выплата ее не в полном размере; требование работодателем исполнения трудовых обязанностей от работника, если работник не обеспечен средствами коллективной или индивидуальной защиты, либо работа угрожает жизни или здоровью работника.
К принудительному труду, согласно отечественному трудовому законодательству, не относится:
- работа, выполнение которой обусловлено законодательством о воинской обязанности и военной службе или заменяющей ее альтернативной гражданской службе;
- работа, выполняемая в условиях чрезвычайных обстоятельств, то есть в случаях объявления чрезвычайного или военного положения, бедствия или угрозы бедствия (пожары, наводнения, голод, землетрясения, сильные эпидемии или эпизоотии), а также в иных случаях, ставящих под угрозу жизнь или нормальные жизненные условия всего населения или его части;
- работа, выполняемая вследствие вступления в законную силу приговора суда под надзором государственных органов, ответственных за соблюдение законодательства при исполнении судебных приговоров.
Наряду с Конституцией РФ и трудовым законодательством применение кабальных условий сделки в отношении человека запрещено и Гражданским кодексом РФ (ст. 179 ГК). При этом кабальная сделка трактуется гражданским законодательством как "сделка, совершенная под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной, а также сделка, которую лицо вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых жизненных обстоятельств на крайне не выгодных для себя условиях, чем другая сторона воспользовалась"119.
Следуя этому определению, можно выделить следующие обстоятельства "юридического состава" кабальной сделки. Это, во-первых, стечение тяжелых обстоятельств у потерпевшего; во-вторых, крайне не выгодные для потерпевшего условия совершения сделки; в-третьих, причинная связь между стечением тяжелых обстоятельств у потерпевшего и совершением им сделки на крайне не выгодных для него условиях, что проявляется в несоразмерности уплачиваемой цены и реальной стоимостью120.
К условиям кабальности заключенного договора, которые могут послужить основанием признания его недействительным, законодатель относит такие, как совершение сделки под влиянием обмана, насилия, угрозы, а также злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой, когда в действиях одной из сторон всегда присутствует умысел. В кабальной сделке умысел внешне не всегда может быть проявлен, то есть умышленное поведение стороны практически не возможно бывает доказать, хотя кабальный характер самой сделки не вызывает сомнений121. При не подтверждении умысла сделку нельзя признать кабальной. В то же время, если потерпевший считает, что он вынужден был совершить сделку на кабальных условиях, то есть он относится внутренне к ней как к кабальной, но фактически условия заключения сделки не могут быть рассмотрены в качестве кабальных, то сделка признается действительной.
Рассмотрев некоторые аспекты запрета принудительного труда и иных подневольных состояний в российском законодательстве, мы приходим к выводу, что нормы, запрещающие рассматриваемые общественно опасные деяния, носят лишь декларативный характер. Ответственность, предусмотренная трудовым и гражданским законодательством за нарушение запрета принудительного труда, не соответствует степени и характеру общественной опасности совершаемого деяния. В Уголовном кодексе РФ отсутствует норма, предусматривающая ответственность за указанные посягательства, что не позволяет охранять личную свободу человека в полном объеме: виновные в принуждении людей к работе остаются безнаказанными и продолжают свою нелегальную деятельность, а правоохранительные органы не могут должным образом реагировать на соответствующее общественно опасное поведение. Отсутствие в отечественном уголовном законодательстве такой нормы можно объяснить тем, что, во-первых, в Российской Федерации были ратифицированы не все документы Международной организации труда о запрете принудительного труда и иных подневольных состояний; а, во-вторых, ранее подобные деяния не имели места в российской действительности.
Право личности на свободу от принудительного труда и иного подневольного состояния должно защищаться не только нормами международного законодательства, но и уголовно-правовыми средствами. В этой связи во многие уголовные кодексы зарубежных государств были включены нормы, запрещающие применение принудительного труда в отношении любого человека. Так, например, Уголовный кодекс Китайской Народной Республики в ст. 244 устанавливает ответственность за "принуждение рабочих к труду посредством ограничения свободы человека организациями, использующими рабочую силу, в нарушение положений трудового законодательства, при особо отягчающих обстоятельствах"122.
В действующем уголовном законодательстве России не предусматривается наказание за применение принудительного труда, но имеется норма, устанавливающая ответственность за нарушение правил охраны труда (ст. 143 УК РФ). На первый взгляд, может сложиться мнение о том, что действия по принуждению человека к труду охватываются диспозицией названной уголовно-правовой нормы (ст. 143 "Нарушение правил охраны труда"). Можно согласиться с тем, что нередко в результате принуждения к труду лицо действует в условиях, не соответствующих правилам техники безопасности и иных правил охраны труда, и, тем самым, нарушается его право на безопасные условия труда. К числу таких прав, в соответствии со ст. 8 Федерального закона РФ "Об основах охраны труда в Российской Федерации", относятся право на рабочее место, соответствующее требованиям охраны труда, отказ от выполнения работ в случае возникновения опасности для его жизни и здоровья вследствие нарушения требований охраны труда, обеспечение средствами индивидуальной и коллективной защиты и т.д.123 Однако ст. 143 УК можно применить только в тех случаях, когда нарушаются правила техники безопасности или иные правила охраны труда в отношении лица, который добровольно вступил с работодателем в законные трудовые отношения. При нарушении правил охраны труда основным непосредственным объектом преступления будет выступать право личности на безопасные условия труда. А при принуждении к труду нарушается право личности на свободу.
Субъектом состава преступления, предусмотренного ст. 143 УК, является лицо, обладающее специальными признаками124. А принуждать человека к труду может любое физическое вменяемое лицо, достигшее возраста уголовной ответственности. Сказанное позволяет сделать вывод о том, что общественно опасные действия, связанные с применением принудительного труда, не охватываются ст. 143 УК РФ.
В связи с рассмотрением вопроса о необходимости предусмотреть уголовную ответственность за принудительный труд и иные подневольные состояния следует вспомнить закрепленные в ч. 2 ст. 1 УК РФ положения, где, в частности, говорится о том, что Уголовный кодекс РФ основывается на Конституции Российской Федерации и общепризнанных принципах и нормах международного права. Ранее перечисленные нормы международного права, запрещающие посягательства на свободу личности, как раз и признают принудительный труд и иные подневольные состояния преступлением. Кроме того, при криминализации общественно опасных деяний, связанных с применением принудительного труда и иных подневольных состояний в отношении человека, законодатель должен учитывать состояние экономики государства, национальные традиции, особенности основных положений российского уголовного законодательства, сформулированного еще в середине XIX века, уровень правовой культуры и правосознания населения125.

Библиография

Нормативные акты
1. Конституция Российской Федерации.
2. Конвенция о принудительном труде 1930 г. // Международные акты о правах человека: Сборник документов. М., 1998.
3. Конвенция об упразднении принудительного труда 1957 г. // Международные акты о правах человека: Сборник документов. М., 1998.
4. Конвенция № 138 1973 г. "О минимальном возрасте для приема на работу" // Основные права человека в сфере труда и их защита. Основополагающие международные правовые документы стандарты. Комментарии специалистов / Под ред. Т.В. Кузнецова, А.Т. Гаврилова. 1999-2000. Вып. 22-23.
5. Конвенция № 182 1999 г. "О запрещении и немедленных мерах по искоренению наихудших форм детского труда" // Основные права человека в сфере труда и их защита... 1999-2000. Вып. 22-23.
6. Декларация МОТ об основополагающих принципах и правах в сфере труда 1998 г. // Основные права человека в сфере труда и их защита... 1999-2000. Вып. 22-23.
7. Рекомендация № 35 1930 г. "О косвенном принуждении к труду" // Основные права человека в сфере труда и их защита... 1999-2000. Вып. 22-23.
8. Рекомендации № 36 1930 г. "О регламентации принудительного или обязательного труда" // Основные права человека в сфере труда и их защита... 1999-2000. Вып. 22-23.
9. Уголовный кодекс Российской Федерации (по состоянию на 26 июля 2004 г.).
10. Гражданский кодекс Российской Федерации (по состоянию на 29 июля 2004 г.).
11. Федеральный закон РФ "Об основах охраны труда в Российской Федерации" (по состоянию на 10 января 2003 г.) // СЗ РФ. 1999. № 29. Ст. 3702; СЗ РФ. 2002. № 21. Ст. 1916; СЗ РФ. 2003. №2. Ст. 167.
12. Федеральный закон "О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию" (по состоянию на 29 июня 2004 г.) // СЗ РФ. 1996. № 34. Ст. 4029; СЗ РФ. 2003. № 2. Ст. 159; СЗ РФ. 2003. № 27 (часть I). Ст. 2700; СЗ РФ.2004. № 27. Ст. 2711.
13. Концепция национальной безопасности Российской Федерации (в редакции Указа Президента 10 января 2000 г. № 24) // СЗ РФ. 2000. № 2. Ст. 170.
14. Уголовный кодекс Азербайджанской Республики / Науч. ред. И.М. Рагимов; перевод Б.Э. Аббасова. СПб., 2001.
15. Уголовный кодекс Китайской Народной Республики / Под ред. и с предисл. проф. А.И. Коробеева. Владивосток, 1999.
16. Уголовный кодекс Республики Беларусь / Предисловие проф. Б.В. Волженкина; обзорная статья А.В. Баркова. СПб., 2001.
17. Уголовный кодекс Республики Казахстан. Алматы, 1997.
18. Уголовный кодекс Украины / Науч. ред. д.ю.н., проф. В.Я. Таций и д.ю.н., проф. В.В. Сташис; пер. В.Ю. Гиленченко. СПб., 2001.
19. Уголовный кодекс ФРГ / Пер. А.В. Серебренниковой; науч. ред. проф. Н.Ф. Кузнецова, проф. Ф.М. Решетников. М., 1996.
20. Швейцарский уголовный кодекс / Пер. Н.С. Лапшиной. М., 1947.

Специальная литература
1. Абалкин Л. Бегство капитала: природа, формы, методы борьбы // Вопросы экономики. 1998. №7.
2. Аверьянова Т.В., Белкин Р.С. Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предварительного расследования. М., 1997.
3. Алексеев А.И., Герасимов С.И., Сухарев А.Я. Криминологическая профилактика: теория, опыт, проблемы. М., 2001.
4. Ахмедова С.Ш., Т.Л. Таршина. Соотношение понятий "организованная группа", "преступное сообщество, банда" // Общественная безопасность и ее законодательное обеспечение: Материалы Всероссийской науч.-практ. конф. Астрахань, 2001.
5. Бабасян Н. В России торгуют людьми // Известия. 2002. 7 июня.
6. Боков А.В. Организация борьбы с преступностью. М., 2003.
7. Босхолов С.С. Организованная преступность и коррупция в России // Актуальные проблемы теории и практики борьбы с организованной преступностью в России: Материалы научно-практической конференции. М., 1995.
8. Волженкин Б.В. Новый Уголовный кодекс Республики Казахстан // Правоведение. 1999. № 1.
9. Воловик Е. Глобализация экономики и ее влияние на национальные бюджеты // теория и практика управления. 1999. № 5.
10. Галенская Л.Н. Международная борьба с преступностью. М., 1972.
11. Гасанов Э.Г. Наркотическая преступность как вид организованной преступности // Законность. 1997. № 1.
12. Гилинский Я.И. Криминология. Курс лекций. СПб., 2002.
13. Горай Б. Рабы XXI века // Интерпол - экспресс (Москва).2003. 9 декабря.
14. Гражданское право. Часть первая: Учебник / Под ред. А.Г. Калпина, А.И. Масляева. М., 1997.
15. Грачева А. Куриная кабала // Московский комсомолец. 2004. 21 июля.
16. Гриб В.Т. Организованная преступность - различные подходы к ее пониманию // Государство и право. 2000. № 1.
17. Гуров А.И. Профессиональная преступность. Прошлое и современность. М., 1990.
18. Гуров А.И. Организованная преступность - не миф, а реальность. М., 1990.
19. Гыскэ А.В. Борьба с преступностью в системе обеспечения внутренней безопасности российского общества. М., 2001.
20. Данилкин А. У Интерпола длинные руки // Труд. 2004. 25 августа.
21. Долгова А.И. Преступность, ее организованность и криминальное общество. М., 2003.
22. Диканова Т.А., Осипов В.Е. Борьба с таможенными преступлениями и отмывание "грязных" денег. М., 2000.
23. Долголенко Т. Уголовная ответственность за торговлю людьми // Уголовное право. 2004. № 2.
24. Евланова О.А. Криминологически значимые проблемы борьбы с преступной деятельностью в сфере организованного криминального рынка в России // Преступность в России и борьба с ней: региональный аспект. М., 2003.
25. Евстифеева Е.В. Теоретические проблемы уголовно-правовой ответственности за торговлю людьми: Автореф. дисс ... канд. юрид. наук. Саратов, 2002.
26. Ерохина Л.Д., Буряк М.Ю. Торговля женщинами в целях сексуальной эксплуатации. Теория и практика борьбы. Владивосток, 2001.
27. Загорулько Е.П. Международно-правовое регулирование вопросов трудовой миграции: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1999.
28. Иванов А. Колясочники - рабы мафии // Аргументы и факты. 1998. №11.
29. Иванов А.М. Организованная преступность и борьба с ней в Японии. Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. Владивосток, 2000.
30. Исрафилов И. Кабальная сделка // Законность. 2000. № 2.
31. Карачеева Е. Красавицы-рабыни // Аргументы и факты. 2004. 5 января.
32. Квасница С.Е. О квалификации действий организаторов и руководителей преступного сообщества // Актуальные проблемы уголовного права и криминологии / Под ред. А.С. Сенцова. Волгоград, 2001.
33. Ключи от рая // Милиция (Москва). 18 ноября 2003.
34. Киселев И.Я. Международный труд. М., 1997.
35. Киселев И.Я. Зарубежное трудовое право. М., 1999.
36. Конституция Российской Федерации. Комментарий / Под общ. ред. Б.Н. Топорнина, Ю.М. Батурина, Р.Г. Орехова. М., 1994.
37. Красиков А.Н. Уголовно-правовая охрана политических, гражданских и иных конституционных прав и свобод человека и гражданина в России. Саратов, 2000.
38. Криминология / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, Г.М. Миньковского. М., 1994.
39. Криминология / Под ред. В.Н. Бурлакова, В.П. Сальникова. СПб., 1998.
40. Криминология / Под ред. А.И. Долговой. М., 1999.
41. Курс международного права / Под ред. Ю.А. Баскина. М., 1989. Т. 1.
42. Курс уголовного права. Общая часть / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой. М., 1999.
43. Левченко Е.А. Торговля женщинами: нарушение прав человека или добровольное рабство? // Общественные науки и современность. 2000. № 4.
44. Логинов Е. Локализованные зональные центры организованной преступности в экономике России // Законность. 2000. № 12.
45. Луиза Коррадини. Дети-невольники // Курьер - ЮНЕСКО. 2001. Июнь.
46. Лукашук И.И., Наумов А.В. Международное уголовное право. М., 1999.
47. Лунеев В.В. Преступность ХХ века. Мировой криминологический анализ. М., 1997.
48. Лучано Виоланте. Деньги в руках преступников опаснее оружия (коррупция, ее причины, жертвы, победы и поражения) // Новая газета. 2000. № 34.
49. Мавлонов А., Мезяев А. Проблемы имплементации норм международного уголовного права в российском уголовном законодательстве // Государство и право. 1998. № 4.
50. Матузов Н.И. Теория и практика прав человека в России // Правоведение. 1998. № 4.
51. Международное уголовное право / Под ред. В.Н. Кудрявцева. М., 1999.
52. Международные акты о правах человека. Сборник документов. М., 1998.
53. Международное право: Учебник / Отв. ред. Ю.М. Колосов, В.И. Кузнецов. М., 1999.
54. Меркушин В.В. Борьба с транснациональной организованной преступностью. Минск, 2003.
55. Метелев С.Е. Криминальная миграция: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Омск, 1996.
56. Милевский А.И. Уголовно-правовая борьба с торговлей несовершеннолетними: Автореф. дисс... канд. юрид. наук. М., 2000.
57. Морозов Н.А. Преступность и борьба с ней в современной Японии. Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. Владивосток, 2000.
58. Мохов Е.А. Организованная преступность и национальная безопасность России. М., 2002.
59. Мухин А.А. Российская организованная преступность и власть. История взаимоотношений. М., 2003.
60. Наумов А.В. Уголовное право. Общая часть. Курс лекций. М., 1996.
61. Номоконов В.А. Международное уголовное право. Владивосток, 2001.
62. Овчинский В.С. Стратегия борьбы с мафией. М., 1993.
63. Овчинский В.С. XXI век против мафии. Криминальная глобализация и Конвенция ООН против транснациональной организованной преступности. М., 2001.
64. Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1997.
65. Организованная преступность / Под ред. А.И. Долговой, С.В. Дьякова. М., 1989.
66. Организованная преступность - 2 / Под ред. А.И. Долговой, С.В. Дьякова. М., 1993.
67. Организованная преступность, терроризм и коррупция: криминологический альманах. Вып. 3. - М., 2003.
68. Основные права человека в сфере труда и их защита. Основополагающие международные правовые документы стандарты. Комментарии специалистов / Отв. ред. Т.В. Кузнецов, А.Т. Гаврилов. 1999-2000. № 22-23.
69. Основы борьбы с организованной преступностью / Под ред. В.С. Овчинского, В.Е. Эминова, Н.П. Яблокова. М., 1996.
70. Основы государственной политики борьбы с преступность в России. Теоретическая модель. М., 1997.
71. Отчет о результатах деятельности органов внутренних дел по борьбе с организованной преступностью за январь-июнь 2004 г. ГИЦ МВД РФ.
72. Панов В.П. Международное уголовное право. М., 1997.
73. Побегайло Э.Ф. Тенденции современной преступности и совершенствование уголовно-правовой борьбы с нею. М., 1990.
74. Работа федеральных судов общей юрисдикции и мировых судей Российской Федерации в первом полугодии 2003 г. // Российская юстиция. 2004. № 1.
75. Ратанова Т.А., Шогенов А.А. Психологические особенности этнического самосознания горских евреев и осетин (на материале диаспор Кабардино-Балкарии) // Психологический журнал. 2001. № 3.
76. Репецкая А.Л. Понятие и признаки транснациональной организованной преступности / Транснациональная организованная преступность: дефиниции и реальность. Владивосток, 2001.
77. Решетов Ю.А. Борьба с международными преступлениями против мира и безопасности. М., 1984.
78. Ривман Д.В. Криминальная виктимология. СПб., 2002.
79. Романова Л.И. Уголовная политика в области борьбы с наркоманией и наркотизмом // Правовая политика и правовая жизнь. 2001. № 2.
80. Россия в фокусе криминальной организации. Владивосток, 2002.
81. Российская юридическая энциклопедия / Под ред. А.Я. Сухарева. М., 1999.
82. Салимов К.Н. Современные проблемы терроризма. М., 1999.
83. Сане Пьер. В защиту Дурбана: режим вновь на повестке дня // Курьер ЮНЕСКО. Октябрь, 2001.
84. Селезнев М.А. Проституция как антисоциальное явление. М., 2002. Симакова И. Международное и национальное уголовное право: контроль над наркотическими средствами и психотропными веществами // Уголовное право. 2003. № 3.
85. Скобликов П.А. К вопросу о создании в России самостоятельной федеральной службы для борьбы с организованной преступностью // Государство и право. 2000. № 2.
86. Соколова Е.Т., Ильина С.В. Роль эмоционального опыта жертв насилия для самоидентичности женщин, занимающихся проституцией // Психологический журнал. 2000. Т. 21. № 5.
87. Судебное решение по делу Ван дер Мюссель от 23 ноября 1983 г. Серия А, № 70.
88. Топильская Е.В. Организованная преступность. СПб., 1999.
89. Торговля людьми. Социокриминологический анализ / Под общей редакцией Е.В. Тюрюкановой и Л.Д. Ерохиной. М., 2002.
90. Транснациональная организованная преступность: дефиниции и реальность. Владивосток, 2001.
91. Уголовная юстиция: проблемы международного сотрудничества. Международный научно-исследовательский проект. М., 1994.
92. Уголовное право России. Общая часть. Т. 1 / Отв. ред. А. Н. Игнатов, Ю.А. Красиков. М., 1999.
93. Устинов В.С. Понятие и криминологическая характеристика организованной преступности. Н. Новгород, 1993.
94. Устинова Т.Д. Уголовная ответственность за бандитизм (по новому УК РФ). М., 1997.
95. Харьковский Е.Л. Уголовная ответственность за незаконный оборот наркотических средств и психотропных веществ / Под ред. А.В. Наумова. М., 2003.
96. Шмаров И.В. Уголовно-правовая политика и ее влияние на формирование уголовного законодательства // Журнал российского права. 1998. № 6.
97. Шульга В.И. Системный подход к оценке организованной преступности в России / Проблемы преступности: традиционные и нетрадиционные подходы. М., 2003.
98. Юнаш И. Без вида на жительство // Труд. 2004. 11 февраля.
99. Ягодкин А. Пятнадцать лет за бизнес // Россiя (Москва).- 21.11.2003.
100. Х конгресс ООН по предупреждению преступности. Руководство для дискуссии // А/CONF.187/6.Р.1.
101. Х конгресс ООН по предупреждению преступности. Руководство для дискуссии // А/CONF.187/6.Р.1.
102. Interpol: Project "Maccandra". Special meeting DII/SDI. 1997. P 7.
103. Leo Keidel. Menschenhandel als Phenomen Organisierter Kriminalitdt. Kriminalistik, no. 5.
104. Sally W. Stoecker. The Rise in Human Trafficking and the Role of Organized Crime // Demokratizatsiya. The Journal of Post-Soviet Demokratization. Vol. 8, No 1. Winter 2000.

Интернет-ресурсы
1. www.mvd.ru
2. www.mvdinform.ru









































Сведения об авторе

Евстифеева Екатерина Владимировна - кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного и уголовно-исполнительного права ГОРУ ВПО "Саратовская государственная академия права".
С 1999 г. работает на кафедре уголовного и уголовно-исполнительного права. В 2002 г. окончила аспирантуру защитой кандидатской диссертации на тему: "Теоретические проблемы уголовно-правовой ответственности за торговлю людьми"
Область научных исследований: уголовное право, криминология. Читает курс лекций "Уголовное право РФ", "Криминология", спецкурс "Организованная преступность: криминологический и уголовно-правовой аспекты проблемы". Автор многих научных статей, соавтор учебных и учебно-методических пособий.





































Содержание

Введение....................................................................................... ......................................2

Тема 1. Понятие и признаки организованной преступности.................................................................6
Тема 2. Юридические и криминологические основы
борьбы с организованной преступностью....................................................................................19
Тема 3. Транснациональная организованная преступность..............................................................39
Тема 4. Основные направления деятельности организованной преступности...................................................56
Тема 5. Понятие и сущность торговли людьми:
теоретический и законодательный аспект....................................................................................64
Тема 6. Концептуальные основы борьбы с торговлей людьми в международном и зарубежном законодательстве...................................................................................................................74
Тема 7. Обращение в рабство как одна из форм эксплуатации человека.............................................................................................................................89
Тема 8. Принуждение к труду и иному подневольному состоянию как разновидность эксплуатации человека.............................................................................................................................99

Библиография......................................................................................................................111




1 Спецкурс опубликован в авторской редакции, и некоторые содержащиеся в нем оценки не совпадают с мнением членов Академического совета Саратовского Центра по исследованию проблем организованной преступности и коррупции.
2 См.: Концепция национальной безопасности Российской Федерации (в редакции Указа Президента РФ от 10 января 2000 г. № 24) // СЗ РФ. 2000. № 2. Ст. 170.
3 Карачеева Е. Красавицы-рабыни // Аргументы и факты. 2004. 5 января.
4 См.: Концепция национальной безопасности Российской Федерации // СЗ РФ. 2000. № 2. Ст. 170.
5 См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1997. С. 379.
6 Криминология / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, Г.М. Миньковского. М., 1994. С. 63-65.
7 Лунеев В.В. Преступность ХХ века. Мировой криминологический анализ. М., 1997. С. 287.
8 Гуров А.И. Организованная преступность - не миф, а реальность. М., 1990. С. 19.
9 См., соответственно: Побегайло Э.Ф. Тенденции современной преступности и совершенствование уголовно-правовой борьбы с нею. М., 1990. С. 17; Организованная преступность - 2 / Под ред. А.И. Долговой, С.В. Дьякова. М., 1993. С. 20; Устинов В.С. Понятие и криминологическая характеристика организованной преступности. Н. Новгород, 1993. С. 8.
10 Гилинский Я.И. Криминология. Курс лекций. СПб., 2002. С. 207.
11 Организованная преступность / Под ред. А.И. Долговой, С.В. Дьякова. М., 1989. С. 31.
12 Гилинский Я.И. Криминология. Курс лекций. СПб., 2002. С. 208.
13 Долгова А.И. Преступность, ее организованность и криминальное общество. М., 2003. С. 350-351.
14 См.: Мухин А.А. Российская организованная преступность и власть. История взаимоотношений. М., 2003. С. 301, 312.
15 Овчинский В.С. Стратегия борьбы с мафией. М., 1993. С. 52-53.
16 См.: Криминология / Под ред. В.Н. Бурлакова, В.П. Сальникова. СПб., 1998. С. 417.
17 См.: Мохов Е.А. Организованная преступность и национальная безопасность России. М., 2002. С. 30.
18 См.: Репецкая А.Л. Понятие и признаки транснациональной организованной преступности // Транснациональная организованная преступность: дефиниции и реальность. Владивосток, 2001. С. 78-79.
19 См.: Шульга В.И. Системный подход к оценке организованной преступности в России // Проблемы преступности: традиционные и нетрадиционные подходы. М., 2003. С. 6.
20 См.: Криминология / Под ред. А.И. Долговой. М., 1999. С. 596.
21 См.: Криминология / Под ред. А.И. Долговой. М., 1999. С. 597-607.
22 Лунеев В.В. Преступность ХХ века. Мировой криминологический анализ. М., 1997.
23 Курс уголовного права. Общая часть / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой. М., 1999. С. 208.
24 Устинова Т.Д. Уголовная ответственность за бандитизм (по новому УК РФ). М., 1997. С. 68.
25 См.: Организованная преступность / Под ред. А.И. Долговой, С.В. Дьякова. М., 1989. С. 297.
26 См.: Наумов А.В. Уголовное право. Общая часть. Курс лекций. М., 1996. С. 305-307.
27 Квасница С.Е. О квалификации действий организаторов и руководителей преступного сообщества // Актуальные проблемы уголовного права и криминологии / Под ред. А.С. Сенцова. Волгоград, 2001. С. 57.
28 См.: Ахмедова С.Ш., Т.Л. Таршина. Соотношение понятий "организованная группа", "преступное сообщество, банда" // Общественная безопасность и ее законодательное обеспечение: Материалы Всероссийской науч.-практ. конф. Астрахань, 2001. С. 122.
29 См. Основы государственной политики борьбы с преступность в России. Теоретическая модель. М., 1997. С. 50.
30 См.: www.mvd.ru
31 Отчет о результатах деятельности органов внутренних дел по борьбе с организованной преступностью за январь-июнь 2004 г. ГИЦ МВД РФ.
32 Отчет о результатах деятельности органов внутренних дел по борьбе с организованной преступностью за январь-июнь 2004 г. ГИЦ МВД РФ.
33 См.: Данилкин А. У Интерпола длинные руки // Труд. 2004. 25 августа.
34 См.: п. 2 ст. 6 Федерального закона "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма", Положение о порядке определения перечня организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их участии в экстремистской деятельности, и доведения этого перечня до сведения организаций, осуществляющих операции с денежными средствами или иным имуществом, (утв. постановлением Правительства РФ № 27 от 18.01.2003.).
35 См.: Боков А.В. Организация борьбы с преступностью. М., 2003. С. 128-132.
36 Уголовная юстиция: проблемы международного сотрудничества. Международный научно-исследовательский проект. М., 1994. С. 22-23.
37 См.: Транснациональная организованная преступность: дефиниции и реальность. Владивосток, 2001.
38 См.: Россия в фокусе криминальной организации. Владивосток, 2002. С. 61.
39 См.: Воловик Е. Глобализация экономики и ее влияние на национальные бюджеты // теория и практика управления. 1999. № 5.
40 См.: Диканова Т.А., Осипов В.Е. Борьба с таможенными преступлениями и отмывание "грязных" денег. М., 2000. С. 164.
41 См.: Абалкин Л. Бегство капитала: природа, формы, методы борьбы // Вопросы экономики. 1998. №7. С. 38-39.
42 См.: Решетов Ю.А. Борьба с международными преступлениями против мира и безопасности. М., 1984. С. 16.
43 См.: Международное уголовное право / Под ред. В.Н. Кудрявцева. М., 1999. С. 55.
44 См.: Овчинский В.С. XXI век против мафии. Криминальная глобализация и Конвенция ООН против транснациональной организованной преступности. М., 2001. С. 52.
45 См.: В.А. Номоконов. Международное уголовное право. Владивосток, 2001. С. 5.
46 Х конгресс ООН по предупреждению преступности. Руководство для дискуссии // А/CONF.187/6.Р.1.
47 См.: Салимов К.Н. Современные проблемы терроризма. М., 1999. С. 127.
48 См.: Транснациональная организованная преступность: дефиниции и реальность. Владивосток, 2001.
49 Х конгресс ООН по предупреждению преступности. Руководство для дискуссии // А/CONF.187/6.Р.1.
50 См.: Interpol: Project "Maccandra". Special meeting DII/SDI. 1997. P 7.
51 См. тамже.
52 См.: Меркушин В.В. Борьба с транснациональной организованной преступностью. Минск, 2003. С. 37.
53 См. тамже.
54 См. например: Иванов А.М. Организованная преступность и борьба с ней в Японии. Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. Владивосток, 2000; Морозов Н.А. Преступность и борьба с ней в современной Японии. Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. Владивосток, 2000.
55 См.: Основы борьбы с организованной преступностью / Под ред. В.С. Овчинского, В.Е. Эминова, Н.П. Яблокова. М., 1996. С. 34.
56 См.: Иванов А.М. Организованная преступность и борьба с ней в Японии. Владивосток, 2000. С. 90.
57 См.: Логинов Е. Локализованные зональные центры организованной преступности в экономике России // Законность. 2000. № 12.
58 См.: Евланова О.А. Криминологически значимые проблемы борьбы с преступной деятельностью в сфере организованного криминального рынка в России // Преступность в России и борьба с ней: региональный аспект. М., 2003. С. 32.
59 См.: Босхолов С.С. организованная преступность и коррупция в России // Актуальные проблемы теории и практики борьбы с организованной преступностью в России: Материалы научно-практической конференции. М., 1995. С. 34-35.
60 См.: Мохов Е.А. Организованная преступность и национальная безопасность России. М., 2002. С. 19.
61 См.: Аверьянова Т.В., Белкин Р.С. Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предварительного расследования. М., 1997. С. 269.
62 См.: Работа федеральных судов общей юрисдикции и мировых судей Российской Федерации в первом полугодии 2003 г. // Российская юстиция. 2004. № 1. С. 68.
63 См.: Харьковский Е.Л. Уголовная ответственность за незаконный оборот наркотических средств и психотропных веществ / Под ред. А.В. Наумова. М., 2003. С. 13.
64 См.: И. Юнаш Без вида на жительство // Труд. 2004. 11 февраля.
65См.: Ключи от рая // Милиция (Москва). 2003. 18 ноября. С. 2-3.
66 См.: www.mvdinform.ru
67 Лучано Виоланте. Деньги в руках преступников опаснее оружия (коррупция, ее причины, жертвы, победы и поражения) // Новая газета. 2000. № 34.
68 См.: Труд. 2001. 24 мая.
69 См.: Бабасян Н. В России торгуют людьми // Известия. 2002. 7 июня.
70 См.: Горай Б. Рабы XXI века // Интерпол - экспресс (Москва). 2003. 9 декабря. C.2
71 См.: Ягодкин А. Пятнадцать лет за бизнес // Россiя (Москва). 2003. 21 ноября. C.2

72 Левченко Е.А. Торговля женщинами: нарушение прав человека или добровольное рабство? // Общественные науки и современность. 2000. № 4. С. 63.
73 Алексеев А.И., Герасимов С.И., Сухарев А.Я. Криминологическая профилактика: теория, опыт, проблемы. М., 2001. С. 468.
74 Алексеев А.И., Герасимов С.И., Сухарев А.Я. Криминологическая профилактика: теория, опыт, проблемы. М., 2001. С. 469.
75 См.: Ривман Д.В. Криминальная виктимология. СПб., 2002. С. 148-149.
76 См.: Селезнев М.А. Проституция как антисоциальное явление. М., 2002. С. 5.
77 Соколова Е.Т., Ильина С.В. Роль эмоционального опыта жертв насилия для самоидентичности женщин, занимающихся проституцией // Психологический журнал. 2000. Т. 21. № 5. С. 71.
78 Швейцарский Уголовный кодекс / Пер. Н.С. Лапшиной. М., 1947. С. 60.
79 Уголовный кодекс ФРГ / Пер. А.В. Серебренникова; Науч. ред. проф. Н.Ф. Кузнецова, проф. Ф.М. Решетников. М., 1996. С. 63.
80 Конституция Российской Федерации. Комментарий / Под общ. ред. Б.Н. Топорнина, Ю.М. Батурина, Р.Г. Орехова. М., 1994. С. 111.
81 Овчинский В.С. ХХI век против мафии. Криминальная глобализация и Конвенция ООН против транснациональной организованной преступности. М., 2001. С. 109.
82 Милевский А.И. Уголовно-правовая борьба с торговлей несовершеннолетними: Автореф. дисс... канд. юрид. наук. М., 2000. С. 16.
83 См.: Leo Keidel. Menschenhandel als Phenomen Organisierter Kriminalitdt. Kriminalistik, no. 5, p. 325.
84 См.: Транснациональная организованная преступность: дефиниции и реальность. Владивосток, 2001. С. 185.
85 См.: Овчинский В.С. XXI век против мафии. Криминальная глобализация и Конвенция ООН против транснациональной организованной преступности. М., 2001. С. 6.
86 См.: Карачеева Е. Красавицы-рабыни // Аргументы и факты. 2004. 5 января.
87 См.: Матузов Н.И. Теория и практика прав человека в России // Правоведение. 1998. № 4. С. 24.

88 Уголовный кодекс Украины / Науч. ред. д.ю.н., проф. В.Я. Таций и д.ю.н., проф. В.В. Сташис; пер. В.Ю. Гиленченко. СПб., 2001.
89 Уголовный кодекс ФРГ / Пер. А.В. Серебренникова; науч. ред. проф. Н.Ф. Кузнецова, проф. Ф.М. Решетников. М., 1996.
90 См.: Курс международного права / Под ред. Ю.А. Баскина. М., 1989. Т. 1. С. 281.
91 Уголовный кодекс Азербайджанской республики / Науч. ред. И.М. Рагимов. Пер. Б.Э. Аббасова. СПб., 2001. С. 167-169.
92 Уголовное право России. Общая часть. Т. 1 / Отв. ред. А. Н. Игнатов, Ю.А. Красиков. М., 1999. С. 107.
93 См.: Мавлонов А., Мезяев А. Проблемы имплементации норм международного уголовного права в российском уголовном законодательстве // Государство и право. 1998. № 4. С. 105.
94 Международные акты о правах человека. Сборник документов. М., 1998. С. 504.
95 См.: Лукашук И.И., Наумов А.В. Международное уголовное право. М., 1999. С. 153.
96 Международное право: Учебник / Отв. ред. Ю.М. Колосов, В.И. Кузнецов. М., 1999. С. 398.
97 Уголовный кодекс Республики Беларусь / Предисловие проф. Б.В. Волженкина; Обзорная статья А.В. Баркова. СПб., 2001. С. 240.
98 Sally W. Stoecker. The Rise in Human Trafficking and the Role of Organized Crime // Demokratizatsiya. The ournal of Post-Soviet Demokratization. Vol. 8, No 1. Winter 2000.
99 Уголовный кодекс Украины / Науч. ред. и предис. д.ю.н., проф. В.Я. Таций и д.ю.н., проф. В.В. Сташис; Перевод В.Ю. Гиленченко. СПб., 2001.
100 См.: Ерохина Л.Д., Буряк М.Ю. Торговля женщинами в целях сексуальной эксплуатации. Теория и практика борьбы. Владивосток, 2001. С. 37.
101 См.: Ерохина Л.Д., Буряк М.Ю. Торговля женщинами в целях сексуальной эксплуатации. Теория и практика борьбы. Владивосток, 2001. С. 38.
102 См.: Транснациональная организованная преступность: дефиниции и реальность. Владивосток, 2001. С. 220.
103 Уголовный кодекс Республики Казахстан. Алматы, 1997.
104 Волженкин Б.В. Новый Уголовный кодекс Республики Казахстан // Правоведение. № 1. 1999. С. 147.
105 См.: Сане Пьер. В защиту Дурбана: режим вновь на повестке дня // Курьер ЮНЕСКО. 2001. Октябрь. С. 27.
106 См.: Карачева Е. Красавицы-рабыни // Аргументы и факты. 2004. 5 января.
107 См.: Ратанова Т.А., Шогенов А.А. Психологические особенности этнического самосознания горских евреев и осетин (на материале диаспор Кабардино-Балкарии) // Психологический журнал. 2001. № 3. С. 37.
108 См.: Иванов А. Колясочники - рабы мафии // Аргументы и факты. 1998. №11.
109 См.: Грачева А. Куриная кабала // Московский комсомолец. 2004. 21 июля.
110См.: Панов В.П. Международное уголовное право. М., 1997. С 111; Галенская Л.Н. Международная борьба с преступностью. М., 1972. С. 27; Лукашук И.И., Наумов А.В. Международное уголовное право. М., 1999. С. 154.
111 См.: Международное уголовное право / Под общ. ред. В.Н. Кудрявцева. М., 1999. С. 137.
112 См.: Панов В.П. Международное уголовное право. М., 1997. С. 114
113 См.: Российская юридическая энциклопедия / Под ред. А.Я. Сухарева. М., 1999. С. 843.
114 См.: Панов В.П. Международное уголовное право. М., 1997. С.114.
115 Загорулько Е.П. Международно-правовое регулирование вопросов трудовой миграции: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1999. С. 18.
116 См.: Лунеев В.В. Преступность ХХ века. Мировые, региональные и российские тенденции. М., 1999. С. 315.
117 См.: Луиза Коррадини. Дети-невольники // Курьер - ЮНЕСКО. 2001. Июнь. С. 46.
118 См.: Судебное решение по делу Ван дер Мюссель от 23 ноября 1983 г. Серия А, № 70. С. 16-21.
119 Гражданский кодекс Российской Федерации. М., 1995. С. 83.
120 См.: Гражданское право. Часть первая: Учебник / Под ред. А.Г. Калпина, А.И. Масляева. М., 1997. С. 186-187.
121 Исрафилов И. Кабальная сделка // Законность. 2000. № 2. С. 25.
122 Уголовный кодекс Китайской Народной Республики / Под ред. и с предисл. проф. А.И. Коробеева. Владивосток, 1999. С. 98.
123 Собрание законодательства РФ, № 29. 19.07.99, ст. 3702.
124 См.: Красиков А.Н. Уголовно-правовая охрана политических, гражданских и иных конституционных прав и свобод человека и гражданина в России. Саратов, 2000. С. 74.
125 См.: Шмаров И.В. Уголовно-правовая политика и ее влияние на формирование уголовного законодательства // Журнал российского права. 1998. № 6. С. 15.
??

??

??

??




2





СОДЕРЖАНИЕ