стр. 1
(всего 7)

СОДЕРЖАНИЕ

>>


УГОЛОВНОЕ ПРАВО

ЧАСТЬ ОБЩАЯ
ЧАСТЬ ОСОБЕННАЯ

учебник
Под общей редакцией
заслуженного деятеля науки РФ профессора Л. Д. Гаухмана, заслуженного деятеля науки РФ профессора Л.М. Колодкина, лауреата премии Союзов юристов СССР, доктора юридических наук профессора С.В. Максимова




МОСКВА
Юриспруденция
1999


ОТ АВТОРОВ
Нормативной основой преподавания уголовного права в России является уголовное законодательство Российской Федерации. Его составляет Уголовный кодекс Российской Федерации, принятый Государственной Думой Федерального Собрания РФ 24 мая 1996 года, одобренный Советом Федерации Федерального Собрания РФ 5 июня 1996 года, подписанный 13 июня 1996 года Президентом РФ и введенный в действие с 1 января 1997 года. Согласно ч.1 ст. 1 нового УК РФ «уголовное законодательство Российской Федерации состоит из настоящего Кодекса. Новые законы, предусматривающие уголовную ответственность, подлежат включению в настоящий Кодекс». В соответствии с ч. 2 этой статьи «настоящий Кодекс основывается на Конституции Российской Федерации и общепризнанных принципах и нормах международного права».
Вместе с тем, следует учитывать, что в отношении общественно опасных деяний, совершенных до 1 января 1997г., за которые была предусмотрена ответственность в УК РСФСР 1960г. и за которые предусмотрена ответственность в УК РФ 1996 г., применяются в пределах соответствующих сроков давности привлечения к уголовной ответственности нормы УК РСФСР 1960 г., если они смягчают наказания либо иным образом улучшают положение лица, совершившего преступление. Этот вывод вытекает из анализа ст. 10 УК РФ 1996 г.
Важно отметить, что в УК РФ, в основном в его Общей части, отражены и закреплены многие теоретические положения, например об основании уголовной ответственности, о понятии преступления, которые были разработаны учеными в области уголовного права на базе УК РСФСР 1960 года и действовавшего до распада СССР общесоюзного уголовного законодательства, главным образом Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик.
При подготовке учебника использовано действовавшее на территории России на 1 мая 1999 г. конституционное, гражданское, административное, налоговое, валютное, таможенное, международное и иное законодательство, нормы которого составляют бланкетное содержание статей Особенной части УК РФ учтены, изменения и дополнения, внесенные в УК РФ Федеральными законами, вступившими в силу 30 мая и 27 июня 1998 г., 12 февраля, 17 и 23 марта 1999г.*, а также сложившаяся за непродолжительный период действия УК РФ правоприменительная практика. В этой связи для правильного уяснения-содержания многих норм Особенной части уголовного права необходимо прибегать к детальному изучению соответствующих нормативных источников и судебной практики, которые, как правило, указаны в тексте.

*См Российская газета 1998 30 мая, 27 июня, 1999 12 февраля, 17, 23 марта

Авторы учебника стремились к тому, чтобы сохранить и развить традиции российской школы уголовного права, создававшейся трудами выдающихся юристов – Н.С. Таганцева, И.Я. Фойницкого, С. Г. Мокринского, Н.Д. Сергеевского, А.А. Пионтковского, А.Н. Трайнина, М.М. Исаева и др.
В учебнике также всесторонне учтена новейшая научная мысль в области уголовного права и практика применения нового уголовного законодательства, нашедшая воплощение в многочисленных его научно-практических комментариях, среди которых особо следует выделить второе издание (1998г.) Комментария к Уголовному кодексу РФ, подготовленного под общей редакцией Генерального прокурора РФ и Председателя Верховного Суда РФ.
В процессе подготовки данной работы авторский коллектив старался осмыслить и значительный опыт своих коллег, подготовивших в 1996-1997 гг. первые учебники, основанные на новом российском уголовном законодательстве, среди которых заметно выделяются академические издания, выполненные под редакцией профессоров Н.Ф. Кузнецовой, М.И. Ковалева, И.Я. Козаченко, А.В. Наумова и ряда других видных российских юристов.
Свою главную задачу авторы и редакторы данного учебника видели в том, чтобы предложить будущим и нынешним юристам системное и вместе с тем простое руководство к постижению высот уголовного права, без чего эффективное противостояние несправедливости и насилию невозможно.
Авторы выражают искреннюю признательность рецензентам и всем коллегам, чьи рекомендации позволили сделать его более совершенным.



ЧАСТЬ ОБЩАЯ

Глава I
ПОНЯТИЕ, ЗАДАЧИ, ФУНКЦИИ, ПРИНЦИПЫ И СИСТЕМА УГОЛОВНОГО ПРАВА. НАУКА УГОЛОВНОГО ПРАВА
§ 1. Понятие уголовного права
Уголовное право – одни из важнейших отраслей права в любом государстве, орудие борьбы с преступлениями, средство охраны от них наиболее важных общественных отношений данного государства. Это единственная отрасль, предусматривающая возможность применения наказания, то есть репрессии.
В уголовном праве, как и в любой другой отрасли права, находит свое выражение государственная воля, которую составляет воля господствующего класса, то есть класса, обладающего властью или собственностью в масштабах, обеспечивающих влияние на государственную политику, либо и тем и другим. Уголовное право возникло одновременно с первоначальным появлением частной собственности, разделением общества на классы, созданием государства и права.
Уголовное право как отрасль права у разных народов имеет неодинаковые названия: у болгар и чехов – «наказательное» право, у немцев – «штрафное» право, у англичан – «криминальное» право
Уголовное право понимается в трех значениях: I) как отрасль законодательства; 2) как отрасль науки; 3) как самостоятельная учебная дисциплина (учебный курс).
Как отрасль законодательства уголовное право – это государственная воля, возведенная высшим органом законодательной власти в систему юридических норм, предусматривающих основание, принципы и другие общие положения уголовной ответственности, виды преступлений, а также наказания и иные меры уголовно-правового характера за совершение преступлений.
Наука уголовного права – это система взглядов об основании, принципах и других общих положениях уголовной ответственности, преступлении и наказании.
Уголовное право как самостоятельная учебная дисциплина – это преподаваемый в высших и средних юридических и ряде других учебных заведений учебный курс, построенный на систематизированном отражении уголовного законодательства и основных положений науки уголовного права.
§ 2. Задачи и функции уголовного права
Уголовное законодательство разных государств неодинаково. Различаются, в частности, принципы уголовной ответственности, круг деяний, признаваемых преступлениями, виды и размеры наказаний и т.д. Различия зависят от сущности социально-экономических формаций и национально-исторических особенностей становления и развития государств и их правовых систем Неодинаковы и юридические нормы одного и того же государства на разных этапах его развития. Не тождественны задачи и функции уголовного права.
В ст. 2 УК РФ выражены и закреплены задачи уголовного законодательства России, которыми согласно ч. 1 этой статьи являются охрана прав и свобод человека и гражданина, собственности, общественного порядка и общественной безопасности, окружающей среды, конституционного строя Российской Федерации от преступных посягательств, обеспечение мира и безопасности человечества, а также предупреждение преступлений». Из этого законоположения вытекают две задачи – охранительная и предупредительная.
Охранительная – это задача охраны уголовным законом важнейших общественных отношений, закрепленных в Конституции Российской Федерации и представляющих собой социальные ценности.
В соответствии со ст. 2 Конституции «человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства». В связи с объявлением на конституционном уровне человека, его прав и свобод высшей ценностью, в числе задач уголовного права на первое место поставлена задача охраны общественных отношений, обеспечивающих эти права и свободы. Права и свободы человека и гражданина, указанные в ч. 1 ст. 2 УК РФ, понимаются в широком смысле, очерченном в ст. 17 Конституции РФ. Они перечислены и закреплены в ст. 17-64, включенных в главу 2 этой Конституции. Задача охраны собственности предопределена нормой, содержащейся в ч. 2 ст. 8 Конституции РФ, где указано, что «в Российской Федерации признаются и защищаются равным образом частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности»; задача охраны окружающей среды – нормами, предусмотренными ст. 42 и 58 данной Конституции; задача охраны конституционного строя – нормами, установленными ст. 1-16 главы 1, ст. 55 главы 2, ст. 65-79 главы 3, ст. 80-93 главы 4, ст. 94-109 главы 5, ст. 110-117 главы 6, ст. 118-129 главы 7, ст. 130-133 главы 8 и ст. 134-137 главы 9 Конституции РФ. Задача охраны общественного порядка и общественной безопасности вытекает из необходимости защиты разнообразных общественных отношений, обеспечивающих нормальное функционирование общества, а обеспечение мира и безопасности человечества – из устоев внешней политики Российской Федерации и норм международного права.
Предупредительная – это задача предупреждения как любых преступлений, что обусловлено положением, содержащимся в ч. 1 ст. 2 УК РФ, так и новых преступлений со стороны лиц, уже совершивших преступления, что определено нормой, включенной в ч. 2 ст. 43 этого УК .
Задачам, закрепленным в УК РФ, соответствуют одноименные функции -охранительная и предупредительная. Кроме них уголовное право выполняет регулятивную и воспитательную функции, которые вычленены и сформулированы теорией уголовного права на основе анализа уголовного законодательства.
Охранительная функция состоит в том, что уголовное право, служит охране общественных отношений от преступных посягательств.
Предупредительная функция заключается в том, что уголовное законодательство направлено на предупреждение преступлений, имеет целью общее и частное предупреждение преступных деяний (соответственно всеми гражданами и уже осужденными посредством их исправления). Эта функция закреплена в упомянутых ч. 1 ст. 2 и ч. 2 ст. 43 УК РФ 1996 года, а также в ряде статей Особенной части этого УК , например в ст. 150, 151, 222, 225. Так, норма об ответственности за вовлечение несовершеннолетних в преступную деятельность, содержащаяся в ст. 150 УК РФ, направлена на предупреждение преступлений со стороны несовершеннолетних.
Регулятивная функция означает, что уголовное законодательство регулирует правоотношения, возникающие в связи с совершением преступления, между лицом, его совершившим, и государством, то есть между субъектами уголовного правоотношения. Каждый из этих субъектов имеет права и обязанности, корреспондируемые соответственно с обязанностями и правами другого субъекта правоотношения.
Суть воспитательной функции выражается в том, что само содержание юридических норм уголовного законодательства, запрещающих совершение общественно опасных деяний, воспитывает граждан в духе исключения таких деяний из своего поведения, ориентируя их на правопослушное поведение, то есть на неуклонное и точное соблюдение законов, бережное отношение к благам личности, чужому имуществу, уважение к разнообразным социальным нормам.
§ 3. Принципы уголовного права
Принципы уголовного права разработаны наукой уголовного права на основе анализа уголовно-правовых норм и выявления закономерностей, присущих этой отрасли законодательства. Основополагающие принципы уголовного права России закреплены в ст. 3-7 УК РФ. К ним относятся принципы законности (ст. 3), равенства граждан перед законом (ст. 4), вины (ст. 5), справедливости (ст. 6) и гуманизма (ст. 7). Ранее эти и другие принципы вычленялись и раскрывались лишь в теоретических трудах по уголовному праву*.

*См, например. Курс советского уголовного права. М.: Наука, 1970. Т. 1. С. 9-11; Советское уголовное право. Общая часть. М. Юрид. лит., 1977. С. 19-26: Советское уголовное право. Общая часть. М МГУ, 1981 С. 18-27; Советское уголовное право. Честь Общая. М. Юрид. ЛИТ., 1982 С 16-26

Принцип законности имеет общеправовое и уголовно-правовое значение и содержание. Как общеправовой он базируется на нормах, закрепленных в ст. 15, 45-54 Конституции РФ, прежде всего – в ч. 2 ст. 15, где указано, что «органы государственной власти, органы местного самоуправления, должностные лица, граждане и их объединения обязаны соблюдать Конституцию Российской Федерации и законы». Уголовно-правовое содержание принципа законности выражено в нормах, помещенных в ст. 3 УК РФ, в ч. 1 которой установлено, что «преступность деяния, а также его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия определяются только настоящим Кодексом», а в ч. 2 – что «применение уголовного закона по аналогии не допускается».
Принцип равенства граждан перед законом так же, как и принцип законности, выступает в качестве общеправового и уголовно-правового. Как общеправовой он сформулирован и закреплен в ст. 19 Конституции РФ, как уголовно-правовой – в ст. 4 УК РФ, установившей, что «лица, совершившие преступления, равны перед законом и подлежат уголовной ответственности независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств».
Вместе с тем из этого принципа в его общеправовом и уголовно-правовом значениях предусмотрены изъятия. Они содержатся в ст. 91,98 и 122 Конституции РФ о неприкосновенности Президента Российской Федерации, членов Совета Федерации и депутатов Государственной Думы, а также судей. Конкретизирован принцип неприкосновенности в ст. 98 Конституции РФ, гласящей: «I. Члены Совета Федерации и депутаты Государственной Думы обладают неприкосновенностью в течение всего срока их полномочий. Они не могут быть задержаны, арестованы, подвергнуты обыску, кроме случаев задержания на месте преступления, а также подвергнуты личному досмотру, за исключением случаев, когда это предусмотрено федеральным законом для обеспечения безопасности других людей. 2. Вопрос о лишении неприкосновенности решается по представлению Генерального прокурора Российской Федерации соответствующей палатой Федерального Собрания». Статус неприкосновенности Президента РФ в ст. 91 и судей в ст. 122 Конституции РФ не конкретизирован, причем относительно детализации неприкосновенности судей в ст. 122 сделана отсылка к федеральному закону. Таковым является Закон РФ от 26 июня 1992 года «О статусе судей в Российской Федерации», где неприкосновенность судей регламентирована ст. 16*.

*См.: Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992. Мв 30. Ст. 1792.

Кроме того, в коллизии с принципом равенства граждан перед законом, провозглашенным в ст. 19 Конституции РФ и ст. 4 УК РФ, находится норма о неприкосновенности прокуроров, содержащаяся в ст. 39 Закона РФ от 17 января 1992 года «О прокуратуре Российской Федерации»*. В отличие от неприкосновенности Президента РФ, членов Совета Федерации, депутатов Государственной Думы и судей, неприкосновенность прокуроров не закреплена в Конституции РФ. Поскольку на основании ч. 1 ст. 15 Конституции РФ Конституция имеет высшую юридическую силу, является законом прямого действия, следует считать, что прокуроры не обладают неприкосновенностью и уравниваются перед законом с другими гражданами.

*См.: Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совет Российской Федерации. 1992. № 8. Ст. 336.

Принцип вины сформулирован и закреплен в ст. 5 УК РФ. Часть 1 этой статьи гласит, что «лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина», а ч. 2 – что «объективное вменение, то есть уголовная ответственность за невиновное причинение вреда, не допускается». Данный принцип означает, что уголовная ответственность наступает за деяние, совершенное лишь умышленно или по неосторожности.
Принцип справедливости предусмотрен ст. 6 УК РФ. В соответствии с ч. 1 этой статьи «наказание и иные меры уголовно- правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, то есть соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного», а согласно ч. 2 – «никто не может нести уголовную ответственность дважды за одно и то же преступление». Если положение, содержащееся в ч. 2 ст. 6 УК РФ, в полной мере выражает принцип справедливости, то норма, установленная ч. 1 этой статьи, находит свое отражение в принципе законности. Это обусловлено тем, что справедливость воспринимается разными людьми, в том числе потерпевшим и виновным, неодинаково и мерилом справедливости является закон. Наказание справедливо только тогда, когда назначено в соответствии с уголовно-правовыми нормами об общих началах назначения наказания, смягчающих и отягчающих наказание обстоятельствах и т.д. Вместе с тем норма, содержащаяся в ч. 1 ст. 6 УК РФ, в определенной мере конкретизирует принцип законности в той части, которая касается назначения наказания за совершенное лицом преступление.
Принцип гуманизма определен в ст. 7 УК РФ. Согласно ч. 1 данной статьи «уголовное законодательство Российской Федерации обеспечивает безопасность человека», а согласно ч. 2 – «наказания и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, не могут иметь своей целью причинение физических страданий или унижение человеческого достоинства».
Принцип гуманизма проявляется также в ряде конкретных законоположений. Во-первых, как усматривается из задач УК РФ и анализа совокупности практически всех уголовно-правовых норм, содержащий их данный Уголовный кодекс охраняет каждого члена общества в отдельности и общество в целом и допускает возможность применения наказания лишь к лицам, совершившим общественно опасные деяния, предусмотренные в качестве преступлений. Во-вторых, УК РФ содержит универсальную взаимосвязанную систему норм, предусматривающих возможность назначения более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление (ст. 64); назначения наказания при вердикте присяжных заседателей о снисхождении (ст. 65); условного осуждения (ст. 73); освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием или примирением с потерпевшим (ст. 75, 76); условно-досрочного освобождения от отбывания наказания (ст. 79); замены неотбытой части наказания в связи с болезнью (ст. 81); отсрочки отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей (ст. 82); освобождения от уголовной ответственности и от наказания на основании актов амнистии или помилования (ст. 84, 85), а также запрещающих применение смертной казни к женщинам, независимо от возраста, к мужчинам в возрасте до восемнадцати лет и достигшим шестидесятипятилетнего возраста (ст. 59) и т.д. В-третьих, согласно ч. 1 ст. 60 УК РФ «более строгий вид наказания из числа предусмотренных за совершенное преступление назначается только в случае, если менее строгий вид наказания не может обеспечить достижение целей наказания».
Обобщая отмеченные и другие законоположения, можно констатировать, что принцип гуманизма в УК РФ выражается в: 1) обеспечении безопасности человека; 2) гуманном отношении к правонарушителям; 3) направленности на применение наименее строгих мер наказания; 4) направленности на разнообразие мер ответственности и наказаний; 5) стимулировании исправления правонарушителей.
Кроме рассмотренных принципов, специально определенных и закрепленных в ст. 3-7 УК РФ, Кодексу присущи и другие принципы, отраженные в нормах данного УК и вычленяемые теорией уголовного права. К ним относятся принципы патриотизма, интернационализма и неотвратимости ответственности.
Принцип патриотизма выражен в ст. 275 УК РФ об ответственности за государственную измену. Суть его в том, что гражданину Российской Федерации запрещено под угрозой строгого наказания изменять Российской Федерации, то есть оказывать помощь иностранному государству, иностранной организации или их представителям в проведении враждебной деятельности в ущерб внешней безопасности Российской Федерации. Уголовный закон, таким образом, обязывает любого гражданина Российской Федерации всегда быть верным Родине, являться ее патриотом.
Принцип интернационализма выражается как в ст. 4 УК РФ о равенстве перед законом совершивших преступления лиц, независимо от расы и национальности, так и в ряде норм Особенной части УК РФ, например в п. «л» ч. 2 ст. 105, ст. 282, 357 об ответственности соответственно за убийство по мотиву национальной, расовой ненависти или вражды, за возбуждение национальной, расовой вражды, за геноцид. Содержание этого принципа заключается в том, что УК РФ, с одной стороны, исключает неравенство лиц, совершивших преступления, в зависимости от их национальности или расы, а с другой – защищает лиц всех рас и национальностей от посягательств на них по мотиву расовой или национальной принадлежности.
Принцип неотвратимости ответственности в уголовно-правовом значении вытекает из смысла и духа УК РФ и состоит в том, что ответственность должен нести каждый совершивший преступление, в том числе соучастник либо лицо, осуществляющее приготовление к тяжкому или особо тяжкому преступлению или покушение на любое преступление.
§ 4. Предмет и метод науки уголовного права
Предмет науки уголовного права – основание и принципы уголовной ответственности, преступление и наказание. В конкретизированном выражении этот предмет составляет весьма широкий научно систематизированный круг вопросов, соответствующий в целом системе уголовного законодательства. Основными из вопросов, образующих в совокупности предмет науки уголовного права, являются такие, как уголовный закон; принципы уголовного права; общие положения об уголовной ответственности; преступление; состав преступления; наказание, его назначение и освобождение от него; правоотношения между государством и лицом, совершившим преступление; отдельные составы преступлений; квалификация преступлений. Центральная проблема данной отрасли науки – учение о составе преступления.
Предмет науки уголовного права базируется на уголовном законодательстве, правотворческой и правоприменительной – судебной и следственной – практике, прошлых и современных отечественных и зарубежных теоретических концепциях по уголовному праву, а также на положениях философии, общей теории права, социологии. Важно обратить внимание на то, что наука уголовного права не только базируется на правотворческой и правоприменительной практике, но и воздействует на нее, то есть, существует неразрывная связь науки и практики.
Наука уголовного права выполняет, как и любая наука, описательную, объяснительную и предсказательную функции. Эти общие функции определяют конкретные функции и соответствующие им задачи, обусловливаемые спецификой уголовного права как отрасли юридической науки. Конкретные функции и задачи науки уголовного права заключаются в проведении фундаментальных и прикладных исследований, в которых находят свое выражение общие функции науки.
Фундаментальные уголовно-правовые исследования характеризуются тем, что они, во-первых, выходят за рамки уголовного законодательства, в том числе действующего, во-вторых, базируются на положениях философии, общей теории права, социологии и других отраслей науки, на изучении экономических, социальных явлений и всей системы общественных отношений во взаимодействии с уголовным правом, в-третьих, ведут к разработке и фиксации преимущественно абстрактных положений, касающихся основных закономерностей содержания и развития науки уголовного права, в-четвертых, представляют собой определенные самостоятельные направления в науке, в-пятых, являются фундаментом прикладных исследований.
К фундаментальным относятся исследования, например, функции и принципов уголовного права, проблем соотношения и взаимодействия экономики, политики и уголовного законодательства, соотношения уголовного права с социологией и криминологией, соотношения методов убеждения и принуждения в уголовном праве, использования и соотношения уголовно-правовых и иных правовых средств борьбы с запрещенными законом деяниями, научных основ правотворчества в области уголовного законодательства, истории и тенденций развития уголовного законодательства, методологии и методики научных исследований в области уголовного права.
Прикладные исследования в области уголовного права, во-первых, не выходят за границы действующего уголовного законодательства, базируются на нем, на практике его применения и совершенствования, во-вторых, содержат анализ и обобщение пробелов в действующем законодательстве, трудностей и ошибок при применении уголовного закона в судебной и следственной практике, рекомендации по совершенствованию и правильному применению законодательства, в-третьих, носят преимущественно конкретный характер, состоящий в решении локальных вопросов уголовного права, увязываемых с практикой.
К прикладным относятся исследования, например, проблем уголовно-правового обеспечения предупреждения преступлений, назначения и исполнения наказаний, совершенствования руководящей практики Верховного Суда РФ, классификации преступлений в уголовном законодательстве, совершенствования уголовно-правовой борьбы с отдельными видами преступлений, теоретического комментирования уголовно-правовых норм, квалификации и разграничения отдельных видов преступлений, точного применения уголовного закона в судебной и следственной практике.
В современных условиях социально-экономического развития страны наиболее актуальными являются научные исследования по проблемам применения действующего уголовного законодательства в борьбе с организованной преступностью, преступлениями в сфере экономики, связанными с коррупцией должностными преступлениями, применения норм об ответственности за новые виды преступлений, а также совершенствования уголовного законодательства в направлении повышения эффективности борьбы с этими видами преступлений и преступности.
Метод уголовного права – это совокупность способов и приемов исследования явлений и процессов, составляющих предмет данной отрасли науки. Метод органически связан с предметом, поскольку представляет собой совокупность таких способов и приемов, которые являются ключом к познанию именно данного предмета. Метод имеет два источника: философию и теорию уголовного права.
Методы исследования, составляющие в совокупности метод уголовного права, классифицируются на три группы: 1) всеобщий метод познания (диалектический и исторический материализм); 2) общие методы научного познания, или общенаучные методы (восхождения от абстрактного к конкретному в мышлении, исторический и логический, индукции и дедукции, анализа и синтеза, аналогии и т.д.); 3) частные методы познания в области данной науки, или частно-научные методы (логично-формальный, сравнительного правоведения, конкретно-социологического исследования и т.д.).
Всеобщий метод познания обеспечивает истинность пути исследования любого явления или процесса. Он всеобщ, поскольку является средоточием законов, которым подчиняются все явления и процессы, существующие и протекающие в природе и обществе. Эти законы объективны и действуют с той же необходимостью, что и, например, закон земного притяжения. При любом истинно научном исследовании они должны всегда учитываться, независимо от того, фиксируется их учет в сознании исследователя или нет.
Использование общенаучных методов познания позволяет проникнуть в суть явления или процесса, превратить «вещь в себе» в «вещь для нас». Общенаучные методы – это орудие исследователя любой отрасли знаний. Без них невозможно адекватно воспринять, понять, объяснить, предсказать явления и процессы и управлять ими.
Частно-научные методы являются инструментом изучения явлений и процессов, составляющих предмет данной конкретной отрасли науки, они обусловлены спецификой этой науки.
Поскольку уголовное право – юридическая наука, связанная с криминологией и социологией, оно пользуется частно-научными методами, применяемыми правовой наукой, в частности криминологией, и социологией, а также другими науками. Каждый отдельный метод присущ какой-либо из этих наук. Вместе с тем совокупность методов, используемых уголовным правом, свойственна именно данной отрасли науки. Метод уголовного права представляет собой, таким образом, совокупность методов, применяемых этой отраслью науки, которая индивидуализирует данный метод и отличает его от методов других наук.
§ 5. Место уголовного права в системе наук
Уголовное право взаимосвязано с философией, общей теорией права, криминологией, а также с такими отраслями законодательства и науки, как государственное, гражданское, административное, уголовно-процессуальное, уголовно-исполнительное, международное и другие.
Связь уголовного права с философией выражается в том, что, во-первых, методологической основой рассматриваемой отрасли права является диалектический и исторический материализм; во-вторых, ряд положений уголовного права, например об обосновании уголовной ответственности, о причинной связи, раскрываются с позиции категорий диалектического и исторического материализма.
Взаимосвязь уголовного права с общей теорией права состоит в том, что последняя представляет собой теоретическую основу уголовного права, как и любой другой отрасли права, и в то же время сама опирается на положения различных отраслей права, включая уголовное право.
Связь уголовного права и криминологии проявляется в следующем: во-первых, криминология «отпочковалась» от уголовного права; во-вторых, ряд категорий криминологии, прежде всего преступность как совокупность преступлений, личность преступника, определяются уголовным правом, которое, в частности, устанавливает, какие общественно опасные деяния признаются преступлениями; в-третьих, уголовное право, выполняя предупредительную функцию, присущую также криминологии, содержит юридические нормы, направленные на предупреждение преступлений; в-четвертых, уголовное право использует отчасти методы исследования, применяемые в криминологии, например метод конкретно-социологического исследования, а криминология – методы, присущие уголовно-правовым исследованиям, например методы сравнительного правоведения, логико-формальный.
Государственное право имеет основополагающее значение для уголовного права. Государственно-правовые нормы содержат принципиальные положения об уголовной ответственности (ст. 19-25,45-54 и другие Конституции РФ), конкретизируемые в уголовном законодательстве (ст. 4 УК РФ и ряд других статей).
Постоянно расширяется и углубляется связь уголовного права с гражданским правом и другими отраслями законодательства гражданско-правового цикла, в частности семейным и финансовым правом. Эта связь выражается в наличии в УК РФ значительного числа норм с бланкетными диспозициями, в которых сделаны ссылки на нормы, содержащиеся в указанных и других отраслях законодательства гражданско-правового цикла. Таковым являются, например, нормы, установленные статьями 123, 128, 154, 156, 169, 170-173, 176-178, 180, 181, 183, 185, 189, 191, 193-195, 202, 246, 247, 253 УК РФ.
Связь между уголовным и административным правом выражается в том, что, во-первых, каждая из этих отраслей законодательства выполняет охранительную функцию: уголовное право защищает общественные отношения от преступлений, а административное право – от менее опасных правонарушений (административных проступков). И, во-вторых, в административном праве предусмотрена ответственность за отдельные правонарушения, например за мелкое хищение (ст. 49 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях), мелкое хулиганство (ст. 158 этого же Кодекса), являющиеся смежными с одноименными преступлениями, что вызывает необходимость отграничения одних от других.
Связь уголовного (материального) и уголовно-процессуального права заключается в их соотношении как содержания и формы. Это соотношение точно обрисовано в следующем высказывании К. Маркса: «Судебный процесс и право так же тесно связаны друг с другом, как, например, формы растений связаны с растениями, а формы животных – с мясом и кровью животных. Один и тот же дух должен одушевлять судебный процесс и законы, ибо процесс есть только форма жизни закона, следовательно, проявление его внутренней жизни»*. Таким образом, уголовный процесс – это форма, в которой реализуются уголовно-правовые нормы и основанные на них уголовные правоотношения.

*Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 1, С. 158

Уголовное право связано с уголовно-исполнительным правом. В обеих отраслях права определены сходные цели наказания – исправление осужденных и предупреждение совершения новых преступлений (ст. 43 УК РФ, ст. 1 УИК РФ). Кроме того, уголовное право определяет основания, пределы, условия и порядок назначения наказаний, а уголовно-исполнительное право – порядок и условия исполнения таких наказаний, как лишение свободы, исправительные работы.
Связь уголовного права с международным правом заключается в том, что, во-первых, ряд вопросов, в частности о действии уголовного закона в пространстве, его распространении на иностранных граждан, ответственности лиц, пользующихся дипломатической неприкосновенностью, регулируется нормами и уголовного, и международного права; во-вторых, некоторые уголовно-правовые нормы соответствуют международно-правовым нормам, например ст. 211 УК РФ в части ответственности за угон судна воздушного транспорта соответствует положениям конвенций о борьбе с незаконным захватом воздушных судов.
Кроме отмеченного, уголовное право связано с криминалистикой, оперативно-розыскной деятельностью. Данные отрасли науки определяют свое содержание на базе уголовно-правовых норм, устанавливающих круг и признаки преступлений.
§6 Система курса уголовного права.
Система курса уголовного права научно обоснована и соответствует в целом системе уголовного законодательства.
Курс уголовного права подразделяется на два больших раздела – Общую и Особенную части.
Общая часть строится следующим образом: 1) вводная тема; 2) уголовная политика; 3) учение об уголовном законе; 4) учение о преступлении; 5)учение о наказании; 6)уголовная ответственность несовершеннолетних; 7) принудительные меры медицинского характера.
Вводная тема включает вопросы о понятии, задачах, функциях, принципах уголовного права, предмете и методе этой отрасли наук, месте уголовного права в системе наук, система курса уголовного права.
В разделе об уголовной политике освещаются вопросы о понятии, предмете формах и направлениях уголовной политики.
В учении об уголовном законе изучают вопросы о его понятии, системе уголовного законодательства, структуре уголовных законов, действии уголовного закона во времени и в пространстве, толковании уголовного закона.
Центральное и важнейшее место занимает учение о преступлении, охватывающее следующие проблемы: уголовная ответственность и ее основание; понятие преступления, категории преступлений, множественность преступлений; состав преступления, его элементы и признаки, в часности объект и предмет преступления, деяние, последствия, причинная связь, невменяемость, вина; неоконченное преступление; добровольный отказ от преступления; соучастие в преступлении; обстоятельства, исключающие преступность деяния.
В учении о наказании включены вопросы о понятии и целях наказания, системе и видах наказаний, назначении наказания, условном осуждении, освобождение от уголовной ответственности и от наказания, амнистии, помиловании, судимости.
В разделах об уголовной ответственности несовершеннолетних и принудительных мерах медицинского характера рассматриваются вопросы об особенностях уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних и основаниях, целях применения, видах принудительных мер медицинского характера и других законоположениях, связанных с применением этих мер.
Особенная часть курса уголовного права построена в основном в соответствии с системой Особенной части УК, за исключением первых двух тем и последней темы. Первая тема Особенной части уголовного права посвящена ее понятию и системе, вторая – квалификации преступлений, последняя – уголовному праву зарубежных государств.
Основная, центральная часть курса разделена на три темы и подтемы, соответствующие по содержанию разделам и главам Особенной части УК: «Преступления против личности» («Преступления против жизни и здоровья», «Преступления против свободы, чести и достоинства личности», «Преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности», «Преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина», «Преступления против семьи и несовершеннолетних»,); «Преступления в сфере экономики» («Преступления пртив собственности», «Преступления в сфере экономической деятельности», «Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях»); «Преступления против общественной безопасности и общественного, порядка» («Преступления против общественной безопасности», «Преступления против здоровья населения и общественной нравственности», «Экологические преступления», «Преступления против безопасности движения и эксплуатации транспорта», «Преступления в сфере компьютерной информации»); «Преступления против государственной власти» («Преступления против основ конституционного строя и безопасности государства», «Преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления», «Преступления против правосудия», «Преступления против порядка управления»); «Преступления против военной службы» и «Преступления против мира и безопасности человечества».
В особенной части курса изучается понятия и виды типов и групп преступлений, нормы об ответственности за которые включены в одни и те же разделы и главы Особенной части УК, и конкретные составы преступлений – основные, квалифицированные (с отягчающими обстоятельствами) и привилегированные (со смягчающими обстоятельствами).
Между Общей и Особанной частями курса существует неразрывная связь и взаимосвязь, состоящие, в часности, в том, что многие положения Общей части уголовного законодательства распространяются на его Особенную часть.
Глава II
УГОЛОВНАЯ ПОЛИТИКА
§1. Понятие уголовной политики
Уголовная политика – это составная часть, подсистема политики государства, являющейся, частью надстройки над экономическим базисом. Политика подразделяется на внешнюю и внутреннюю, внутренняя политика – на экономическую и социальную. Социальная политика включает, в частности, в качестве своей подсистемы уголовную политику. Уголовная политика – часть государственной, внутренней, социальной политики.
Уголовная политика – это закрепленные в законе, соответствующие сущности социально-экономической формации и отношениям классов и слоев населения между собой и с государством и правительством направления охраны общественных отношений от преступных посягательств.
В предельно кратком определении уголовная политика представляет собой стратегию борьбы с преступностью.
Уголовная политика, с одной стороны, концентрированно и определенным образом отражает социально-экономические явления общества, а с другой – сама являясь сложным многоплановым социальным явлением, оказывает воздействие на все стороны многогранного процесса охраны правопорядка и борьбы с преступностью.
По структуре уголовная политика состоит из ряда относительно самостоятельных подсистем, которые в совокупности комплексно воздействуют на преступность как антисоциальное явление в направлении ее нейтрализации, сокращения и вытеснения из жизни общества. К подсистемам относятся уголовно-правовая, уголовно-процессуальная и уголовно-исполнительная политика. Этим подсистемам соответствуют самостоятельные отрасли законодательства – уголовное, уголовно-процессуальное и уголовно-исполнительное, каждая из которых, имея свой предмет и метод, специфическим образом выполняет поставленные перед ней задачи в области борьбы с преступностью.
Различаются содержание уголовной политики, ее формирование и реализация. Формирование и реализация уголовной Политики – это процессы, а содержание уголовной политики – результат формирования и исходный момент реализации уголовной политики. Сформированная уголовная политика формулируется в конституции страны, законодательных актах, Указах Президента, содержащих нормы, направленные на борьбу с преступностью и регулирующие эту борьбу. Реализация уголовной политики – это функционирование политики как системы, регулирующей социальные явления и процессы.
§ 2. Предмет уголовной политики
Предмет уголовной политики включает ряд компонентов. К ним относятся:
1) принципы; 2) объекты; 3) направления; 4) субъекты; 5) формирование и 6) реализация уголовной политики.
Принципы уголовной политики совпадают в целом по содержанию с принципами уголовного права (законность, равенство граждан перед законом, вина, справедливость, гуманизм, патриотизм, интернационализм и неотвратимость ответственности).
К объектам уголовной политики относят, в частности, характер и содержание специальных мер социального предупреждения преступности, структуру и форму организации органов уголовной юстиции, уголовное, уголовно-процессуальное и уголовно-исполнительное законодательство, подзаконные акты, касающиеся борьбы с преступностью, содержание деятельности органов уголовной юстиции по борьбе с преступностью и т.д.*

*Бородин С.В. Борьба с преступностью: теоретическая модель комплексной программы. М.: Наука, 1990. С. 5.

В юридической литературе направлениями уголовной политики в нашей стране признаются:
– демократизация системы борьбы с преступностью, в том числе уголовного, уголовно-процессуального и уголовно-исполнительного законодательства, практики его применения, деятельности органов юстиции и т. д.;
– гуманизация законодательства и деятельности органов уголовной юстиции по борьбе с преступностью;
– обеспечение социальной справедливости для всех граждан при применении уголовно-правовых и уголовно-процессуальных норм;
– обеспечение гласности в деятельности органов уголовной юстиции;
– предупреждение преступлений;
– ориентация органов уголовной юстиции на обеспечение неотвратимости ответственности виновных, особенно в части борьбы с организованной, профессиональной и корыстной преступностью;
– признание уголовного наказания важным средством борьбы с преступностью при условии его определения в строгом соответствии с законом;
– расширение привлечения к борьбе с преступностью достижений различных отраслей науки, в том числе научно-технического прогресса;
– реорганизация органов уголовной юстиции на основе четкого организационного разграничения оперативно-розыскной, следственной, надзорной, судебной и других функций, обеспечивающего их независимость и исключающего их ведомственное совмещение;
– координация деятельности органов уголовной юстиции на базе строгого соблюдения компетенции каждого из них;
– повышение профессионального мастерства кадров органов уголовной юстиции и другие*.

*Там же. С 11-12.

Совокупность перечисленных и иных направлений уголовной политики отражается и закрепляется в уголовном, уголовно-процессуальном, уголовно-исполнительном и некоторых других отраслях законодательства и составляет содержание уголовной политики.
Субъект уголовной политики – высшие органы государственной власти и государственного управления. Лишь эти органы определяют, формулируют, выражают и закрепляют уголовную политику. Другие органы могут быть субъектами лишь реализации, то есть проведения, претворения в жизнь уголовной политики.
Формирование уголовной политики – это процесс, основанный на ряде предпосылок. Такими предпосылками являются:
1) принципы уголовной политики, обусловленные сущностью данных социально-экономической формации и государства;
2) познание объективных закономерностей развития общества;
3) допустимые в данных социально-экономической формации и государстве методы борьбы с преступностью;
4) наличные силы, применяемые в борьбе с преступностью;
5) имеющиеся средства, используемые в борьбе с преступностью.
Принципы уголовной политики разработаны и сформулированы гуманистами-просветителями разных эпох и народов, систематизированы в теории отечественного уголовного права, а основные из них закреплены в нормах Конституции РФ, УК РФ, уголовно-процессуального и уголовно-исполнительного законодательства.
Познание объективных закономерностей развития общества позволяет выработать оптимальную политику, соответствующую поступательному развитию общества, стимулирующую это развитие, обеспечивающую своевременное совершенствование законодательства посредством приведения его в соответствие с уровнем развития общественных отношений, позволяет определить перспективу направлений борьбы с преступностью на исторически обозримый период времени.
Методы борьбы с преступностью в разных социально-экономических формациях неодинаковы. Чем выше уровень социально-экономической формации, тем гуманнее эти методы и тем надежнее они обеспечивают соблюдение прав и законных интересов членов общества, в том числе правонарушителей. В рабовладельческом и феодальном обществе применялись пытки для получения доказательств, мучительные способы смертной казни (сожжение, колесование и т. д.). В капиталистическом обществе доказательствами признаются порой фактические данные, получаемые оперативным негласным путем, что приводит к нарушению прав человека. В России в соответствии с законом применяются самые гуманные методы борьбы с преступностью, в частности, исключающие причинение физических страданий виновным в совершении преступлений, использование в качестве доказательств фактических данных, полученных оперативным путем, но не закрепленных уголовно-процессуальными средствами, что гарантирует соблюдение прав и законных интересов граждан. При выработке уголовной политики учитываются содержание и характер методов борьбы с преступностью, которыми возможно пользоваться исходя из сущности социально-экономической формации и соответствующей ей сложившейся правовой системы и в русле которых может осуществляться борьба с преступностью.
Силы борьбы с преступностью и их резервы, являющиеся одной из предпосылок формирования уголовной политики, – это органы, организации и соответственно их сотрудники и представители, которые осуществляют борьбу с преступностью или могут быть привлечены к участию в ней. В нашей стране в качестве таких сил используется не только специально предназначенная для борьбы с преступностью часть государственного аппарата – правоохранительные органы (милиция, органы предварительного расследования, суд, пенитенциарные учреждения и т. д.), но и общественные организации. Кроме того, Законом РФ от 11 марта 1992 года* регламентировано создание и функционирование частных детективных и охранных предприятий, осуществляющих соответствующую деятельность. Эти предприятия также необходимо рассматривать в качестве сил борьбы с преступностью.


*См.: Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992. № 17. Ст 888.

Средства борьбы с преступностью – это экономические и технические средства, выделяемые для использования в этой борьбе. Экономические средства составляют часть средств, направляемых на социальные нужды. Технические средства слагаются из имеющихся и изобретаемых различных механических, физических, химических и т.п. устройств, веществ и т. д., применяемых в борьбе с преступностью. Учет наличия экономических и технических средств также играет важную роль в формировании уголовной политики.
Реализация уголовной политики – это проведение в жизнь сформированной и закрепленной в законах и подзаконных актах уголовной политики. Реализуется уголовная политика посредством деятельности правоохранительных органов и общественных формирований, а также других государственных органов по борьбе с преступностью и частных детективных и охранных предприятий,
§ 3. Формы уголовной политики
Содержание современной уголовной политики выражается в двух формах.
1) Конституция, уголовное, уголовно-процессуальное и уголовно-исполнительное законодательство Российской Федерации. В Конституции в самом общем виде выражена уголовная политика, ее наиболее общие, важные и принципиальные положения. В указанных отраслях законодательства конкретизированы принципы, содержащие и направления уголовной политики;
2) Указы Президента Российской Федерации и постановления Правительства по вопросам борьбы с преступностью, являющиеся подзаконными актами.
Кроме форм уголовной политики, выделяются неразрывно с ними взаимосвязанные формы реализации уголовной политики, к которым относятся:
1) вся правоприменительная деятельность и практика борьбы с преступностью, в которых находят свое воплощение основные направления уголовной политики, составляющие ее содержание;
2) постановления высших судебных инстанций (Пленумов Верховных Судов бывшего СССР и Российской Федерации) и другие подзаконные ведомственные акты. В этих документах конкретизируются и разъясняются положения, содержащиеся в нормах законодательства, Указах Президента и постановлениях Правительства, корректируется правоприменительная практика, определяются направления реализации уголовной политики. Эти документы направлены на то, чтобы преодолеть имеющиеся или возможные отклонения от закрепленной в законах и подзаконных актах уголовной политики в деятельности правоприменительных органов.
Необходимость отличать формы уголовной политики от форм реализации уголовной политики обусловлена тем, что субъектами уголовной политики являются законодатель, Президент и Правительство, а субъектами реализации уголовной политики – правоприменительные органы, общественные организации и т.д., то есть те, кто не определяет, а только проводит в жизнь уголовную политику.
§ 4. Направления уголовной политики
Многогранность уголовной политики выражена в ее направлениях. Направления уголовной политики, отражаемые и закрепляемые только в уголовном, уголовно-процессуальном, уголовно-исполнительном и некоторых других отраслях законодательства, целесообразно именовать специальными (конкретными), а отражаемые и закрепляемые во всех отраслях законодательства -общими (общеправовыми).
Общие и специальные направления взаимосвязаны и соответствуют друг другу. Их различие чисто теоретическое, поскольку они находятся на разных уровнях. Общие направления выражают правовую политику в целом и потому проявляются во всех отраслях права. Специальные – выражают только уголовную политику, ее особенности и проявляются лишь в отдельных ( указанных выше) отраслях законодательства. В специальных направлениях уголовной политики конкретизируются общие направления правовой политики государства. Деление направлений уголовной политики на общие и специальные, хотя и условное, способствует системному их рассмотрению и усвоению.
Многочисленность и разветвленность общих и специальных направлений уголовной политики обусловливают необходимость и возможность выделения и освещения только основных из них.
Общие направления уголовной политики:
1) коренная перестройка уголовного законодательства, состоящая в приведении его в соответствие с новыми общественными отношениями;
2) формирование правового государства, в том числе в части, относящейся к уголовному праву;
3) установление оптимального соотношения уголовно-правовых и иных правовых мер борьбы с правонарушениями, обеспечивающего эффективность этой борьбы в новых социально-экономических условиях.
Специальные направления уголовной политики:
1) декриминализация деяний, ранее признававшихся преступлениями;
2) криминализация деяний, ранее не считавшихся преступлениями;
3) депенализация наказания, то есть отмена отдельных видов наказаний либо смягчение строгости наказаний за некоторые виды преступлений и т.д.;
4) пенализация, то есть установление более строгих наказаний, либо усиление строгости наказаний, либо отмена менее строгих видов наказаний;
5) изменение и уточнение норм Общей и Особенной частей уголовного законодательства, а в УК РФ 1996 года – еще и изменение (в сравнении с УК РСФСР 1960 г.) его структуры;
6) борьба с организованной преступностью и коррупцией*.

*В учебнике рассматриваются только те направления уголовной политики, которые вытекают из уголовного права.

Первое общее направление уголовной политики (коренная перестройка уголовного законодательства, приведение его в соответствие с новыми общественными отношениями) является также направлением правовой политики в целом. Данное направление обусловлено социально-экономическими, политическими и иными изменениями, происходящими в нашей стране, и проявляется в существенных изменениях и дополнениях, вносимых в уголовное и другие отрасли отечественного законодательства, в том числе в принятии УК РФ 1996 года.
Изменения и дополнения уголовного и иных отраслей законодательства взаимосвязаны между собой. Так, переход к рыночным отношениям и их правовое регулирование нормами гражданского и смежных с ним отраслей отечественного законодательства вызвал изменения уголовно-правовых норм об ответственности за большинство преступлений в сфере экономической деятельности. В частности, в 1991-1993 гг. в период действия УК РСФСР 1960 года была отменена уголовная ответственность за такие деяния, относившиеся к группе преступлений, именовавшихся хозяйственными, как выпуск недоброкачественной, нестандартной или некомплектной продукции, приписки и другие искажения отчетности о выполнении планов, частнопредпринимательская деятельность, коммерческое посредничество, спекуляция, скупка в государственных или кооперативных магазинах хлеба и других пищевых продуктов для скармливания скоту и птице.
Вступившим в действие УК РФ 1996 г. отменена уголовная ответственность за такие виды хозяйственных преступлений, как получение незаконного вознаграждения от граждан за выполнение работ, связанных с обслуживанием населения, незаконный отпуск бензина или других горюче-смазочных материалов, нарушение правил торговли, нарушение государственной дисциплины цен, изготовление, сбыт, хранение крепких спиртных напитков домашней выработки, подделка знаков почтовой оплаты и проездных билетов, занятие запрещенными видами индивидуальной трудовой деятельности, противодействие или неисполнение требований налоговой службы в целях сокрытия доходов (прибыли) или неуплаты налогов и некоторые другие. Например, частнопредпринимательская деятельность, которая до перехода к рыночным отношениям была запрещена уголовным законом, в настоящее время разрешена, одобряется и регулируется гражданскими и смежными отраслями отечественного законодательства. Уголовная ответственность установлена лишь за незаконное предпринимательство (ст. 171 УК РФ), незаконную банковскую деятельность (ст. 172) и лжепредпринимательство (ст. 173). Необходимость в уголовно-правовом запрете других перечисленных видов деяний отпала по различным причинам, порожденным условиями рыночной экономики. Вместе с тем установлена уголовная ответственность за воспрепятствование законной предпринимательской деятельности (ст. 169 УК РФ), регистрацию незаконных сделок с землей (ст. 170), легализацию (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных незаконным путем (ст. 174), незаконное получение кредита (ст. 176), злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности (ст. 177), монополистические действия и ограничение конкуренции (ст. 178), принуждение к совершению сделки или к отказу от ее совершения (ст. 179), нарушение правил изготовления и использования государственных пробирных клейм (ст. 181), заведомо ложную рекламу (ст. 182), незаконное получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну (ст. 183), подкуп участников и организаторов профессиональных спортивных соревнований и зрелищных коммерческих конкурсов (ст. 184) и некоторые другие преступления в сфере экономической деятельности.
Признание сексуальных меньшинств и допустимости соответствующих отношений между лицами одного – мужского – пола обусловило отмену в 1993 году уголовной ответственности за добровольное мужеложество взрослых.
Данное направление уголовной политики выразилось и во многих изменениях и дополнениях уголовного законодательства Российской Федерации.
Вместе с тем эти изменения и дополнения вносились не всегда своевременно. Так, Законом СССР от 14 марта 1990 года «Об учреждении поста Президента СССР и внесении изменений и дополнений в Конституцию (Основной Закон) СССР»* были внесены изменения и дополнения, в частности, в ст. 10 Конституции СССР, согласно которым все формы собственности – отдельных граждан, кооперативной и государственной – обеспечивались равной защитой. В ч. 2 ст. 8 действующей Конституции Российской Федерации, принятой 12 декабря 1993 года, предусмотрено, что «в Российской Федерации признаются и защищаются равным образом частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности». В уголовном законе равная охрана всех форм собственности была установлена лишь Федеральным законом РФ от 1 июля 1994 года «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФСР и Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР»**.


*См.: Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. 1990. № 12. Ст. 189.
**См. собрание законодательства Российской Федерации 1994 № 10 Ст 1109

Второе общее направление уголовной политики и правовой политики в целом (формирование правового государства) применительно к уголовной политике выражается, в частности, в установлении уголовной ответственности только за деяния, фактически представляющие общественную опасность, и в обеспечении охраны общественных отношений от преступных посягательств уголовным законом, а при невозможности этого – другим законом, но не подзаконными актами.
Установление уголовной ответственности только за деяния, фактически представляющие общественную опасность, означает исключение предвзятой, конъюнктурной оценки деяний как представляющих общественную опасность при объективном отсутствии таковой и отнесения подобных деяний к разряду преступлений. Предвзятая оценка деяния как общественно опасного имела место, например, в 1963 году при установлении уголовной ответственности за скупку для скармливания или скармливание скоту и птице хлеба и других хлебопродуктов.
Обеспечение уголовным законом либо в исключительных случаях другим законом, но не подзаконными актами, охраны общественных отношений от преступных посягательств означает следующее: во-первых, признаки составов преступлений должны определяться в диспозициях статей Особенной части и в статьях Общей части УК РФ; во-вторых, в бланкетных диспозициях статей Особенной части УК ссылки должны делаться только на законы, но не на подзаконные акты. Ссылки в бланкетных диспозициях статей Особенной части УК на другие нормативные акты, а не на законы, что наблюдается, например, в ст. 111-116, 118, 124, 143, 215, 216-219, 228 УК РФ, ведет к тому, что установление, расширение или ограничение уголовной ответственности становится прерогативой не законодателя, а исполнительных органов власти – Совета Министров, министерств и ведомств. В правовом государстве подобное положение представляется недопустимым.
Следует отметить, что установление или сохранение уголовной ответственности только за деяния, фактически представляющие общественную опасность, находит широкое отражение и закрепление в законодательстве в виде криминализации и декриминализации деяний. Вместе с тем определение признаков составов преступлений в уголовно-правовых нормах с бланкетными диспозициями лишь в законах имеет место не всегда. Например, сведения, составляющие государственную тайну, являющиеся признаком составов преступлений, предусмотренных ст. 283 и 284 УК РФ (ст. 75 и 76 УК РСФСР), в настоящее время определяются в ст. 5 Закона РФ от 21 июля 1993 года «О государственной тайне»*, тогда как ранее определялись в подзаконном акте.

*См. Российскаю газета. 1993. 21 сентября С. 5

Третье общее направление уголовной политики (установление оптимального (соглашения уголовно-правовых и иных правовых мер борьбы с правонарушениями, обеспечивающего эффективность этой борьбы в новых социально-экономических условиях) выражается в использовании в отношении деяний, ранее признававшихся преступлениями, не уголовно-правовых (или не только уголовно-правовых) средств, а средств, предусмотренных другими отраслями отечественного законодательства. Так, ранее признавались преступлениями злостное нарушение правил паспортной системы (ст. 198 УК РСФСР) и злостное нарушение правил административного надзора (ст. 1982 этого же УК ), а административными правонарушениями соответственно проживание без паспорта или без прописки (ст. 178 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях) и нарушение правил административного надзора (ст. 167 этого же Кодекса). Законом РСФСР от 5 декабря 1991 года «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФСР, Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР и Кодекс РСФСР об административных правонарушениях»* из УК РСФСР исключена ст. 198, а Законом Российской Федерации от 29 апреля 1993 года «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФСР, Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР и Исправительно-трудовой кодекс РСФСР»** – ст. 1982. В результате этих изменений злостное нарушение правил паспортной системы и злостное нарушение правил административного надзора в настоящее время не признаются преступлениями, и борьба с этими деяниями проводится не уголовно-правовыми, а только административно-правовыми средствами.

*См.: Российская газета. 1991. 25 декабря.
**См.: Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1993. № 22. Ст. 789.

Прежде обман покупателей и заказчиков во всех случаях считался преступлением ц за это деяние была установлена только уголовная ответственность. Законом Российской Федерации от 1 июля 1993 года «О внесении изменений и дополнений в законодательные акты Российской Федерации в связи с упорядочением ответственности за незаконную торговлю»* за указанное деяние, ставшее именоваться «обман потребителей», была предусмотрена как уголовная (ст. 156 УК РСФСР), так и административная ответственность. Последняя установлена за обман потребителей в небольшом размере (ст. 1503 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях).

*См.: Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1993. № 32. Ст. 1231.

Специальные направления уголовной политики достаточно ярко выражены как в изменениях и дополнениях, внесенных в УК РСФСР до принятия нового УК РФ, так и в различиях УК РФ и УК РСФСР, а также в изменениях и дополнениях, внесенных в УК РФ 1996 г. уже после вступления его в силу. Те и другие характеризуют тенденции развития отечественного уголовного законодательства в современных условиях.
Первым из специальных направлений уголовной политики является декриминализация, то есть отмена уголовной ответственности за деяния, ранее относимые к числу преступлений, и соответственно признание этих деяний непреступными. Данное направление обусловлено отпадением в современных социально-экономических и политических условиях общественной опасности декриминализируемых деяний. Это направление представляет собой конкретизацию первого и третьего общих направлений уголовной политики.
С 1991 года до принятия УК РФ законами о внесении изменений и дополнений в УК РСФСР и новым УК РФ декриминализировано значительное число деяний. В наибольшей степени это коснулось группы преступлений, ответственность за которые предусматривалась статьями, содержавшимися в главе 6 «Хозяйственные преступления» Особенной части УК РСФСР, и которые в основном перечислены ранее.
В период 1991-1996 гг. декриминализирован ряд преступлений, которые ранее были включены в главу 2 «Преступления против социалистической собственности» Особенной части УК РСФСР. Таковыми явились самовольное использование транспортных средств, машин либо механизмов (ст. 94'), нарушение правил пользования энергией или газом в быту (ст. 942), присвоение найденного или случайно оказавшегося у виновного государственного или общественного имущества (ст. 97), преступно-небрежное использование или хранение сельскохозяйственной техники (ст. 99' УК РСФСР)*.

*См.: Российская газета. 1991. 25 декабря; Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1993. № 22. Ст. 789.

Исключение из числа преступлений перечисленных деяний, ранее относившихся к группам хозяйственных преступлений и преступлений против государственной или общественной собственности, вызвано отпадением их общественной опасности, что обусловлено, в частности, переходом нашей страны к рыночной экономике, поощрением частного предпринимательства, отменой тотального государственного планирования и т. п.
УК РФ декриминализированы такие деяния, как неправомерное завладение лошадью или иным ценным имуществом (ст. 148' УК РСФСР), неправомерное завладение чужим недвижимым имуществом (ст. 1482 этого же У К) и присвоение найденного или случайно оказавшегося у виновного чужого имущества (ст. 1484 данного УК ), криминализированные Федеральным законом РФ от 1 июля 1994 года «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФСР и Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР»*.

*См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1994. № 10. Ст. 1109.

Законами о внесении изменений и дополнений в УК РСФСР, принятыми в 1991-1996 годах, декриминализированы деяния, уголовно-правовые запреты которых нарушали права и свободы человека. Так, отменена уголовная ответственность за заранее не обещанное укрывательство и недонесение супруга и близких родственников лица, совершившего преступление (ст. 18,19 УК РСФСР), добровольное мужеложество взрослых (ч. 1 ст. 121), нарушение законов об отделении церкви от государства и школы от церкви (ст. 142), организацию или активное участие в групповых действиях, нарушающих общественный порядок (ст. 1903), нарушение правил паспортной системы (ст. 198), злостное нарушение правил административного надзора (ст. 1982), занятие бродяжничеством или попрошайничеством либо ведение иного паразитического образа жизни (ст. 209 УК РСФСР)*.

*См.: Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1991. № 44. Ст. 1430; Российская газета. 1991. 25 декабря; Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации 1993. № 22.

УК РФ декриминализированы, в частности, недонесение (ст. 881, 190. УК РСФСР), нарушение иностранными гражданами и лицами без гражданства правил пребывания в СССР и транзитного проезда через территорию СССР (ст. 1971), нарушение порядка организации или проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия и пикетирования (ст. 2001), преступления, составляющие пережитки местных обычаев (ст. 231-236), приготовление к совершению преступлений, не являющихся тяжкими или особо тяжкими (ч. 1 ст. 15).
Исключение уголовной ответственности за названные деяния обусловлено процессом демократизации, важным направлением которого является соблюдение и обеспечение реализации прав и свобод человека в нашей стране. Этот процесс получил законодательное закрепление в Декларации прав и свобод человека и гражданина, принятой Верховным Советом РСФСР 22 ноября 1991 года. В ст. 1 этой Декларации было записано: «Общепризнанные международные нормы, относящиеся к правам человека, имеют преимущество перед законами РСФСР и непосредственно порождают права и обязанности граждан РСФСР». Законом Верховного Совета Российской Федерации от 2 апреля 1992 года «Об изменениях и дополнениях Конституции (Основного Закона) Российской Советской Федеративной Социалистической Республики» ст. 32 Конституции РСФСР 1977 года была изложена в следующей редакции: «Права и свободы человека принадлежат ему от рождения. Общепризнанные международные нормы, относящиеся к правам человека, имеют преимущество перед законами Российской Федерации и непосредственно порождают права и обязанности граждан Российской Федерации»*. Впоследствии ст. 1 Декларации прав и свобод человека и гражданина была приведена в соответствие с цитированной статьей 32 Конституции РСФСР 1977 года. Приведенные положения Декларации и указанной Конституции явились юридическим – государственно-правовым – основанием декриминализации перечисленных деяний. Следует отметить, что в Конституции Российской Федерации 1993 года предусмотрены аналогичные положения. Так, в ч. 4 ст. 15 Конституции закреплено, что «общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора», а в ч. 2 ст. 17 – что «основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения».

*См.: Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992. № 20. Ст. 1084. 5

Вместе с тем УК РФ декриминализированы, например, такие деяния, как нарушение законных прав профсоюзов, нарушение законодательства о труде, преследование граждан за критику, ответственность за которые была предусмотрена соответственно ст. 137, 138 и 139' УК РСФСР. Данная декриминализация может стать определенным препятствием на пути демократических реформ в России и обеспечения прав граждан Российской Федерации.
Кроме того, до принятия УК РФ были декриминализированы самовольное строительство (ч. 2 ст. 199 УК РСФСР), нарушение законов о записи актов гражданского состояния (ст. 201) и незаконное обучение карате (ст. 2191)*. Частично декриминализированы деяния, ответственность за которые была предусмотрена ч. 1 ст. 211 и ст. 2243 УК РСФСР**. Суть этой частичной декриминализации – в исключении уголовной ответственности за нарушения правил безопасности движения и эксплуатации транспортных средств лицами, управляющими транспортными средствами, повлекшие причинение легкого телесного повреждения или существенного материального ущерба (ч. 1 ст. 211 УК РСФСР), и потребление наркотических средств без назначения врача (ст. 2243).

*См.: Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1993. № 22 Ст 789; Российская газета. 1991. 25 декабря.
**См.: Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1993. № 3. Ст. 97; Российская газета. 1991. 25 декабря.

УК РФ декриминализированы самовольный захват земли (ст. 199 УК РСФСР), незаконное пользование знаками Красного Креста и Красного Полумесяца (ст. 202), незаконный подъем Государственного флага Российской Федерации или суверенной республики в ее составе на торговом судне (ст. 203), повреждение морского телеграфного кабеля (ст, 205), нарушение правил охраны линий связи (ст. 2051). Исключение уголовной ответственности за указанные деяния вызвано небольшой степенью их общественной опасности, которая, по мнению законодателя, не соответствует степени общественной опасности, присущей преступлению.
Помимо этого. УК РФ декриминализирован ряд других деяний, признававшихся преступными по УК РСФСР.
Вторым специальным направлением уголовной политики является криминализация, то есть установление уголовной ответственности за деяния, ранее не относившиеся к числу преступлений. Криминализация вызвана тем, что в новых социально-экономических и политических условиях ряд деяний, прежде не представлявших общественной опасности, стали общественно опасными. При этом в процессе развития рыночной экономики в нашей стране в период 1991-1996 гг. в на одном этапе становились общественно опасными одни деяния, на другом – другие. Некоторые из деяний, представлявших общественную опасность на одном этапе, впоследствии ее утратили. Кроме того, была осознана и понята на уровне законодателя и соответственно зафиксирована в уголовном законе общественная опасность деяний, которые и ранее были общественно опасными, но не признавались преступлениями ввиду их скрытости от законодателя.
Важно заметить, что процесс криминализации деяний, совершенных в сфере хозяйства, находится на начальном этапе и будет интенсивно продолжаться по мере развития новых экономических условий. Возможно прогнозировать установление уголовной ответственности за такие деяния, как злостное банкротство, промышленный шпионаж, что, в частности, предлагалось в проекте УК Российской Федерации, разработанном по инициативе Министерства юстиции России*, и другие деяния.
*См.: Преступление и наказание: Комментарий к проекту Уголовного кодекса России. М.: Библиотека «Де-юре», 1993. С. 11-12, 164, 168-170, 186-187.

За рассматриваемый период (1991-1996 гг.) по УК РСФСР был криминализирован ряд деяний, посягающих на биологическую основу существования общества, основы общественной безопасности, личность, политические и иные права и свободы граждан, общественную безопасность и здоровье населения. В частности, была установлена уголовная ответственность за применение биологического оружия (ст. 671 УК РСФСР), разработку, производство, приобретение, хранение, сбыт, транспортировку биологического оружия (ст. 672), посягающие на биологическую основу существования общества; за организацию или участие в незаконных вооруженных формированиях (ст. 772), незаконный экспорт товаров, научно-технической информации и услуг, используемых при создании вооружения и военной техники, оружия массового уничтожения (ст. 781), воспрепятствование деятельности конституционных органов власти (ст. 791), повреждение трубопроводов (ст. 861), направленные против основ общественной безопасности и государственного управления; за похищение человека (ст. 1251), объектом которого является свобода личности любого человека, независимо от возраста, тогда как ранее существовала уголовная ответственность за похищение только ребенка; за воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов (ст. 1401), организацию объединений, посягающих на личность и права граждан (ст. 1431), которые направлены против политических и иных прав и свобод граждан; за нарушение правил безопасности при обращении с микробиологическими или другими биологическими агентами и токсинами (ст. 2221 УК РСФСР), которое посягает на общественную безопасность и здоровье населения*.

*См.: Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992. № 44. Ст. 2470; 1993. № 21. Ст. 749; 1993. № 22. Ст. 789; Российская газета. 1991. 19 апреля; 1993. 9 сентября; 1995. 12 мая.

УК РФ криминализировано значительное количество деяний, посягающих на различные типы и группы общественных отношений – личность (безопасность жизни и здоровья, права и свободы человека и гражданина, нормальное развитие и воспитание несовершеннолетних), экономику (интересы службы в коммерческих и иных организациях), общественную безопасность и общественный порядок (общественную безопасность, общественный порядок, здоровье населения, интересы природы, безопасность движения и эксплуатации транспорта, интересы в сфере компьютерной информации), государственную власть (основы конституционного строя и безопасности государства, интересы государственной власти, государственной службы и службы в органах местного самоуправления, интересы правосудия, порядок управления) и т.д. Например, установлена уголовная ответственность за нарушение неприкосновенности частной жизни (частично, ст. 137 УК РФ), посягающее на права и свободы человека и гражданина; злоупотребление полномочиями (ст. 201), злоупотребление полномочиями частными нотариусами и аудиторами (ст. 202), превышение полномочий служащими частных охранных или детективных служб (ст. 203), коммерческий подкуп (ст. 204), организацию преступного сообщества (преступной организации) (ст. 210), нарушение правил безопасности на объектах атомной энергетики (ст. 215), пиратство (ст. 227); вандализм (ст. 214); незаконную выдачу либо подделку рецептов или иных документов, дающих право на получение наркотических средств или психотропных веществ (ст. 233), сокрытие информации об обстоятельствах, создающих опасность для жизни или здоровья людей (ст. 237) и другие*.

*См. подробнее: Уголовный кодекс Российской Федерации: Общий комментарий. Сравнительная таблица: Научно-практическое пособие. М.: ЮрИнфоР, 1996. С. 78-80.

Установление уголовной ответственности за указанные деяния вызвано разными причинами, приведшими к возникновению общественной опасности соответствующих деяний. Основными из этих причин явились для преступлений, ответственность за которые предусмотрена ст. 671, 672, 2221 УК РСФСР 1960 года, ст. 215, 272, 273, 274 УК РФ 1996 года, – негативные результаты научно-технической революции, состоящие в изобретении и производстве биологического оружия массового поражения и других вредных для здоровья человека и окружающей среды биологических средств, атомной энергии, а также в возможности уничтожения или искажения информации, содержащейся в ЭВМ; для повреждения трубопроводов (ст. 861 УК РСФСР) – распространение такого средства доставки нефти, газа, нефтепродуктов, как трубопроводы; для преступлений, предусмотренных ст. 1401 и 1431 УК РСФСР 1960 года и ст. 137 УК РФ 1996 года,–- интенсификация процессов демократизации и охраны разнообразных прав и свобод граждан; для похищения человека – распространение случаев похищения людей, а не только детей, совершаемых с различными антиобщественными целями, и т.д.
После вступления в силу нового УК РФ криминализированы прекращение или ограничение подачи электрической энергии либо отклонение от других источников жизнеобеспечения (ст. 2151 УК РФ)*, а затем – невыплата заработной платы, пенсий, стипендий, пособий и иных выплат (ст. 1451 УК РФ)**, что, на наш взгляд, отражает издержки социальной политики нашего государства конца XX века.
*См.: Российская газета. 1998. 30 мая.
**См.: Российская газета. 1999.17 марта.

Третье специальное направление уголовной политики – депенализации, то есть исключение отдельных видов наказаний, или снижении строгости наказаний, или ограничение применения наказания к некоторым категориям лиц, или введение новых более мягких видов наказания.
Данное направление реализовано в ряде законов Российской Федерации. Так, 18 февраля 1993 года из УК РСФСР исключены такие виды наказаний, как условное осуждение к лишению свободы с обязательным привлечением осужденного к труду (ст. 242 УК РСФСР), ссылка (ст. 25), высылка (ст. 26), а 29 апреля 1993 года – направление в воспитательно-трудовой профилакторий (ст. 341 этого УК )*. Ранее, 5 декабря 1991 года, отменена смертная казнь за нарушение правил о валютных операциях (ч. 2 ст. 88 УК РСФСР 1960 г.), хищение государственного или общественного имущества в особо крупных размерах (ст. 931) и получение взятки при особо отягчающих обстоятельствах (ч. 3 ст. 173 этого УК )**. 29 апреля 1993 года отменена смертная казнь в отношении женщин, а также в отношении мужчин старше 65 лет***. 12 июля 1992 года в УК РСФСР включена ст. 462, предусматривающая отсрочку отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей****.

*См.: Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1993. № 10. Ст. 360; 1993. № 22. Ст. 789.
**См. Российская газета. 1991. 25 декабря.
***См.: Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1993. № 22. Ст. 789.
****См.: Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992. № 29. Ст. 1687.

По УК РФ депенализация выразилась, во-первых, в установлении новой, противоположной прежней, системы наказаний, состоящей и расположении их от менее строгого к более строгому (ст. 44 УК РФ) и закреплении в ч. 1 ст. 60 УК РФ положения, согласно которому «более строгий вид наказания из числа предусмотренных за совершенное преступление назначается только в случае, если менее строгий вид наказания не сможет обеспечить достижение целей наказания». Во-вторых, в увеличении количества альтернативных санкций, в которых, помимо только лишения свободы, предусмотрены еще и другие более мягкие виды наказаний, например за развратные действия (ст. 135 УК РФ, ст. 120 УК РСФСР), кражу и присвоение или растрату при отягчающих обстоятельствах (соответственно ч. 2 ст. 158 и ст. 160 УК РФ, ч. 2 ст. 144 и ст. 1471 УК РСФСР). В-третьих, в расширении альтернативности санкций, то есть в установлении за преступление большего числа видов наказаний, например за кражу, мошенничество, присвоение или растрату (соответственно ч. 1 ст. 158, 159, 160 УК РФ, ч. 1 ст. 144,147,1471 УК РСФСР). В-четвертых, в УК РФ отсутствует норма о неприменении условно-досрочного освобождения от наказания и замены наказания более мягким. Введение новых видов наказаний – обязательных работ, ограничения по военной службе, ограничения свободы, ареста – характеризует, с одной стороны, депенализацию, когда они предусмотрены альтернативно лишению свободы, и с другой – пенализацию, если они установлены альтернативно более мягким видам наказаний.
Перечисленные изменения уголовного законодательства более или менее существенно снижают степень строгости наказания, применяемого к лицам, совершившим преступления.
Четвертое специальное направление уголовной политики –- пенализация, представляющая собой противоположность депенализации. В период 1991-1996 гг. пенализация выразилась в том, что при замене в порядке помилования смертной казни лишением свободы 17 декабря 1992 года установлено пожизненное лишение свободы вместо ранее существовавшего лишения свободы на срок более пятнадцати, но не свыше двадцати лет (ст. 24 УК РСФСР)*; за уклонение от примирения (ст. 231) вместо отмененных ссылки на срок до двух лет или высылки на срок до трех лет предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до двух лет**; отменен такой вид освобождения от наказания, как условное освобождение из мест лишения свободы с обязательным привлечением осужденного к труду (ст. 532 УК РСФСР)***.

*См.: Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1993. № 1. Ст. 9.
**См.: Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1993. № 10. Ст. 360.
***См.: Там же.

Перечисленные новые положения уголовного закона так или иначе увеличивают строгость наказания или ухудшают условия уголовной ответственности или исполнения наказания лицам, совершившим преступления.
Значительно ярче и полнее пенализация проявилась в УК РФ. УК РФ не содержит норм об освобождении от уголовной ответственности в связи с привлечением к административной ответственности, передачей дела в товарищеский суд, с передачей на поруки, об отсрочке исполнения приговора, об отсрочке исполнения приговора военнослужащему или военнообязанному в военное время. Этим УК не сохранены такие наиболее мягкие виды наказаний, как общественное порицание и возложение обязанности загладить причиненный вред. Согласно УК РФ пожизненное лишение свободы предусмотрено в качестве наказания, назначаемого самостоятельно, а не только в порядке замены им смертной казни (ст. 57, ч. 3 ст. 59). Максимальный срок лишения свободы увеличен до 20 лет (ч. 2 ст. 56), а при его назначении по совокупности преступлений и по совокупности приговоров – соответственно до двадцати пяти и тридцати лет (ч. 3 ст. 69, ч. 3 ст. 70 УК РФ).
После вступления в силу УК РФ 1996 г. пенализированы незаконное приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка и ношение оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств (ст. 222 УК РФ), незаконное изготовление оружия (ст. 223 УК РФ)*, похищение человека (ст. 126 УК РФ)**.

*См.: Российская газета. 1999. 27 июня.
**См.: Российская газета. 1999. 12 февраля.

Пятое специальное направление уголовной политики – изменение и уточнение норм Общей и Особенной частей уголовного законодательства, а в УК РФ 1996 года – еще и изменение, в сравнении с УК РСФСР 1960 года, его структуры.
Наиболее существенные уточнения, внесенные в УК РСФСР, коснулись положений его Общей части об обратной силе закона, устраняющего преступность и наказуемость деяния, и об исчислении штрафа. Согласно Закону РСФСР от 5 декабря 1991 года «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФСР, Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР и Кодекс РСФСР об административных правонарушениях» в ч. 2 ст. 6 УК включено, в частности, положение о том, что «с момента вступления в силу закона, устраняющего преступность деяния, соответствующие деяния, совершенные до его вступления в силу, считаются не содержащими состава преступления»*. Уточнения, вытекающие из этого положения, внесены также в ст. 56 и 57 этого УК .

*См.: Российская газета. 1991. 25 декабря.

Законом Российской Федерации от 20 октября 1992 года «О внесении изменений в Уголовный кодекс РСФСР, связанных с порядком перерасчета штрафов» внесены уточнения в ст. 30 УК , в соответствии с которыми штраф в нормах УК исчисляется не в рублях, а в количестве минимальных месячных размеров оплаты труда, установленных законодательством Российской Федерации, либо в виде суммы, кратной размеру причиненного ущерба*. Этим же законом были внесены соответствующие изменения в санкции статей Особенной части УК , в которых в качестве вида наказания был установлен штраф.

*См.: Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992. N8 47. Ст. 2664.

В Общую часть УК РСФСР внесены также уточнения, вытекающие из декрими-нализации и криминализации деяний, депенализации и пенализации наказаний.
Уточнение и изменение положений Общей части уголовного права как Проявление рассматриваемого направления уголовной политики отчетливо прослеживается в УК РФ. В Общую часть этого УК включены положения о принципах уголовной ответственности и ее основании, выдаче лиц, совершивших преступление;
понятии преступления, классификации преступлений, неоднократности, совокупности и рецидиве преступлений, ограниченной вменяемости, признании преступлением деяния, совершенного по неосторожности, только в случае, когда это специально предусмотрено статьей Особенной части УК , двойной вине, невиновном причинении вреда, ответственности за приготовление только к тяжкому или особо тяжкому преступлению, причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление, физическом или психическом принуждении, обоснованном риске, исполнении приказа или распоряжения как обстоятельствах, исключающих преступность деяния, новых видах и системе наказаний, назначении наказаний по совокупности преступлений и совокупности приговоров, условном осуждении и другие.
За период 1991-1996 гг. изменен ряд норм Особенной части УК РСФСР. В частности, изменены диспозиции статей об ответственности за призывы к насильственному изменению конституционного строя (ст. 70), нарушение равноправия граждан по признаку расы, национальности или отношения к религии (ст. 74), контрабанду (ст. 78), мужеложство (ст. 121), подмен ребенка (ст. 125), захват заложников (ст. 1261), воспрепятствование осуществлению гражданином Российской Федерации своих избирательных прав либо работе избирательных комиссий (ст. 132), подлог, подделку избирательных документов (документов референдума), заведомо неправильные подсчет голосов или установление результатов выборов (референдума) (ст. 133) и многих других.
В Особенной части УК РФ, который поделен на разделы и главы, изменена последовательность расположения разделов и глав. Разделы расположены в следующей последовательности: преступления против личности, преступления в сфере экономики, преступления против общественной безопасности и общественного порядка, преступления против государственной власти, преступления против военной службы, преступления против мира и безопасности человечества. Отечественному законодательству присуще располагать главы Особенной части УК в последовательности, соответствующей ценности охраняемых общественных отношений – от большей к меньшей. Поэтому установленная последовательность имеет целью подчеркнуть, что в Российской Федерации наибольшую ценность представляет личность, затем экономика и т.д. Вместе с тем сравнение санкций за особо тяжкие преступления показывает, в частности, что фактически наиболее ценными признаются, как и прежде, основы конституционного строя и безопасности государства, а также мир и безопасность человечества.
В Особенную часть УК РФ включены новый раздел XII «Преступления против мира и безопасности человечества», содержащий главу 34 того же названия и новые главы 23 «Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях» и 28 «Преступления в сфере компьютерной информации». В частности, в главе 34 раздела XII содержатся уголовно-правовые нормы об ответственности за планирование, подготовку, развязывание и ведение агрессивной войны (ст. 353), геноцид (ст. 357), экоцид (ст. 358), наемничество (ст. 359), военные преступления (ст. 355, 356, 359 УК РФ) и некоторые другие.
Источниками перечисленных норм об ответственности за преступления против мира и безопасности человечества являются международно-правовые нормы*. Например, нормы о планировании, подготовке, развязывании и ведении агрессивной войны, геноциде, военных преступлениях имеют своим источником Устав Международного военного трибунала (Нюрнбергского)**.

*См.: Преступление и наказание: Комментарий к проекту Уголовного кодекса России. С. 100-103. **См.: Нюрнбергский процесс: Сб. материалов: В 2 т. М., 1952. Т. 1. С. 16.

В УК РФ дифференцирована ответственность за отдельные группы и виды преступлений, в частности за преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправление и преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях, выделено в качестве привилегированного, то есть при смягчающих обстоятельствах, убийство матерью новорожденного ребенка.
Статьи об ответственности за отдельные преступления перенесены из глав УК РСФСР в другие главы УК РФ: например, статья об изготовлении или сбыте поддельных денег или ценных бумаг – в главу о преступлениях в сфере экономической деятельности, статьи о захвате заложника, бандитизме, массовых беспорядках – в главу о преступлениях против общественной безопасности.
В УК РФ изменены наименования и соответственно диспозиции некоторых статей. К примеру, термин «неосторожное убийство» заменен термином «причинение смерти по неосторожности», «телесное повреждение» – «причинение вреда здоровью». В УК РФ расширены перечни обстоятельств, отягчающих умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, умышленное причинение вреда здоровью средней тяжести, мошенничество, присвоение или растрату, грабеж, разбой и т.д. В Общую и Особенную части УК РФ внесены еще и многие другие изменения и уточнения.
После вступления в силу нового УК РФ внесены (помимо названных принципов) изменения и дополнения в ст. 14,24,69, 111, 134, 188, 189, 194, 198, 199, 234, 237, 249, 251, 264, 283, 348 УК РФ*, которые по содержанию к значительной степени сводятся к ранее рассмотренным направлениями уголовной политики.

*См.: Российская газета. 1998. 17 марта; 1999. 23 марта.

Данное направление уголовной политики является конкретизацией рассмотренных ранее направлений уголовной политики.
Шестое специальное направление уголовной политики – борьба с организованной преступностью и коррупцией.
В период 1991-1996 гг. это направление выразилось во включении в УК РСФСР Федеральным законом Российской Федерации от 1 июля 1994 года «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФСР и Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР»* ст. 171, в которой, в частности, было дано определение организованной группы и регламентировалась уголовная ответственность ее организатора и руководителя, а также в ряд статей Особенной части этого УК (например, 144, 145,146) соответствующего квалифицирующего или особо квалифицирующего признака «совершение преступления организованной группой».

*См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1994. № 10. Ст. 1109.

Кроме того, в уголовное законодательство были включены отдельные новые нормы, которые могли быть использованы в борьбе с некоторыми проявлениями организованной преступности. К таковым относятся, например, упоминавшиеся нормы об ответственности за похищение человека (ст. 1251 УК РФ), незаконное повышение или поддержание цен (ст. 1543), незаконное предпринимательство (ст. 1624), незаконное предпринимательство в сфере торговли (ст. 1625 УК РСФСР).
Вместе с тем в указанный период борьба с коррупцией ограничилась лишь обозначением ее доктрины в Указе Президента Российской Федерации от 4 апреля 1992 года «О борьбе с коррупцией в системе государственной службы», согласно которому, в частности, запрещено служащим государственного аппарата «заниматься предпринимательской деятельностью; оказывать любое не предусмотренное законом содействие физическим и юридическим лицам с использованием своего служебного положения в осуществлении предпринимательской деятельности и получать за это вознаграждение, услуги и льготы; выполнять иную оплачиваемую работу на условиях совместительства (кроме научной, преподавательской и творческой деятельности), а также заниматься предпринимательской деятельностью через посредников, а равно быть поверенным у третьих лиц по делам государственного органа, в котором он состоит на службе; самостоятельно или через представителя принимать участие в управлении акционерными обществами, товариществами с ограниченной ответственностью или иными хозяйствующими субъектами»*.

*См.: Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992. № 17. Ст. 923.

На основании этого Указа нарушение перечисленных запретов «влечет освобождение от занимаемой должности и иную ответственность в соответствии с действующим законодательством»*. Однако в законодательной сфере не были приняты законы о борьбе с коррупцией в системе государственной службы и не была установлена ответственность, в частности уголовная, за коррупцию. Это указывает на противоречивый подход к борьбе с коррупцией в системе государственной службы.

*См.; Там же.

Противоречивостью отличается и отношение к борьбе с организованной преступностью. Например, создано Главное управление по организованной преступности МВД Российской Федерации. Его начальник Указом Президента Российской Федерации от 19 октября 1992 года возведен в ранг первого заместителя министра внутренних дел*. В то же время специальные службы по борьбе с организованной преступностью не оснащены всем необходимым, не создан единый банк данных и т.д.**

*См.: Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992. № 43. Ст. 2437.
**См.: Правда. 1992. 3 декабря. С. 8.

В УК РФ рассматриваемое направление уголовной политики пролонгировано и выражено определеннее. Помимо совершения преступления организованной группой, ч. 4 ст. 35 этого УК предусмотрено и определено совершение преступления преступным сообществом (преступной организацией). Согласно этой норме «преступление признается совершенным преступным сообществом (преступной организацией), если оно совершено сплоченной организованной группой (организацией), созданной для совершения тяжких или особо тяжких преступлений, либо объединением организованных групп, созданных в тех же целях». За организацию преступного сообщества (преступной организации) или участие в нем уголовная ответственность установлена самостоятельной статьей 210 УК РФ, именуемой «Организация преступного сообщества (преступной организации)» и состоящей из трех частей. В ч. 1 этой статьи предусмотрена ответственность за «создание преступного сообщества (преступной организации) для совершения тяжких или особо тяжких преступлений, а равно руководство таким сообществом (организацией) или входящими в него структурными подразделениями, а также создание объединения организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп в целях разработки планов и условий для совершения тяжких или особо тяжких преступлений». Частью 2 ст. 210 УК РФ установлена ответственность за «участие в преступном сообществе (преступной организации) либо в объединении организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп». В ч. 3 данной статьи предусмотрен квалифицированный вид организации преступного сообщества (преступной организации) – совершение деяния «лицом с использованием своего служебного положения».
В ст. 289 УК РФ нашли свое отражение положения упомянутого Указа Президента РФ от 4 апреля 1992 года. Этой статьей установлена уголовная ответственность за «учреждение должностным лицом организации, осуществляющей предпринимательскую деятельность, либо участие в управлении такой организацией лично или через доверенное лицо вопреки запрету, установленному законом, если эти деяния связаны с предоставлением такой организации льгот и преимуществ или с покровительством в иной форме».
Глава III
УГОЛОВНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
§ 1. Понятие уголовного закона
В юридическом смысле источником уголовного права является только закон. В отличие от других отраслей права (гражданского, трудового, административного и др.), источниками которых наряду с законом могут быть решения и постановления органов власти (субъектов РФ) и местного самоуправления, правовые нормы, определяющие преступность и наказуемость деянии, должны быть выражены только в форме законодательного акта. Это объясняется тем, что преступления по сравнению с другими видами правонарушении характеризуются повышенной степенью общественной опасности, а предусмотренные за их совершение наказания имеют наиболее серьезные правовые последствия по сравнению с другими видами ответственности (дисциплинарной, административной и гражданско-правовой).
Уголовный закон –- это нормативный акт, принятый уполномоченным органом законодательной власти (Государственной Думой Федерального Собрания РФ) либо референдумом, содержащий юридические нормы, которые устанавливают основание и принципы уголовной ответственности, определяют, какие опасные для личности, общества или государства деяния признаются преступлениями, и устанавливают виды наказаний и иные меры уголовно-правового характера за совершение преступлений.
Как и другие законы, уголовный закон должен отражать те изменения в жизни общества, государства, которые происходят в стране. При этом в законотворческой деятельности важное значение имеют учет и обобщение судебной практики, достижений науки уголовного, уголовно-исполнительного права, криминологии, а также других правовых наук.
Коренные изменения в социально-политической, экономической жизни страны потребовали реформирования уголовного законодательства. Принятый Государственной Думой Федерального Собрания РФ 24 мая 1996 года новый Уголовный кодекс призван обеспечить правоприменительную практику правовыми нормами, необходимыми в современных условиях для повышения эффективности борьбы с преступностью, в том числе с ее новыми формами и видами (организованной, профессиональной и др.).
§ 2. Система уголовного законодательства
До прекращения функционирования Союза Советских Социалистических Республик и выделения из его состава бывших союзных республик в качестве самостоятельных государств (декабрь 1991 г.) система уголовного законодательства включала в себя законодательство Союза ССР и законодательства союзных республик.
На всей территории СССР, в том числе и на территории Российской Федерации, действовали Основы уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик (приняты Верховным Советом СССР 25 декабря 1958 г.), а также Закон об уголовной ответственности за государственные преступления (принят 25 декабря 1958 г.); Закон об уголовной ответственности за воинские преступления (принят 25 декабря 1958 г); общесоюзные уголовные законы, устанавливающие ответственность за некоторые иные (помимо государственных и воинских) преступления.
Основы уголовного законодательства определяли принципы и устанавливали общие положения уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик. Этот общесоюзный законодательный акт полностью входил в уголовные кодексы союзных республик в качестве их Общей части. Законы Союза ССР о государственных и о воинских преступлениях входили в уголовные кодексы союзных республик в качестве соответствующих глав их Особенной части. Общесоюзные законы об ответственности за иные (кроме государственных и воинских) преступления чаще всего также включались в уголовные кодексы. До включения их в кодексы они действовали самостоятельно на всей территории Союза ССР. В случае расхождения общесоюзного и республиканского законов действовал общесоюзный закон.
2 июля 1991 года Верховным Советом СССР был принят новый текст Основ уголовного законодательства Союза ССР и республик в связи с прекращением функционирования Союза ССР этот законодательный акт не вступил в действие. Тем не менее он имеет определенное значение для развития российского уголовного законодательства, как и для законодательства других стран СНГ, поскольку в нем нашли отражение накопленный опыт и достижения научной мысли. Ряд положений Основ уголовного законодательства Союза ССР и республик, выдержавших проверку временем, был использован при разработке Общей части нового Уголовного кодекса РФ.
С прекращением функционирования Союза ССР общесоюзное законодательство на территории России, являющейся самостоятельным суверенным государством, действовало постольку, поскольку оно не противоречило Конституции и законодательству Российской Федерации. В результате коренным образом изменилась система всего законодательства, в том числе и уголовного. Уголовное законодательство Российской Федерации до введения в действие нового Уголовного кодекса, то есть до 1 января 1997 года, состояло главным образом из Уголовного кодекса РСФСР, который был принят Верховным Советом РСФСР 27 октября 1960 года и введен в действие с 1 января 1961 года. Наряду с Уголовным кодексом в отдельных случаях действовали законодательные акты, содержащие нормы уголовного права, не включенные в УК .
В ч. 1 ст. 1 УК РФ сказано «Уголовное законодательство Российской Федерации состоит из настоящего Кодекса. Новые законы, предусматривающие уголовную ответственность, подлежат включению в настоящий Кодекс». Тем самым законодательно закреплено, что действующую систему уголовного законодательства Российской Федерации образует Уголовный кодекс РФ, принятый в 1996 году
В ч. 2 ст. 1 УК РФ закреплено другое важнейшее положение: «Настоящий Кодекс основывается на Конституции Российской Федерации и общепризнанных принципах и нормах международного права».
Согласно ст. 15 Конституции РФ она имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции РФ. Таким образом, в случае противоречия норм Уголовного кодекса нормам Конституции имеет место прямое действие норм Конституции. В Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 31 октября 1995 года № 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» подчеркивается: «Закрепленное в Конституции Российской Федерации положение о высшей юридической силе и прямом действии Конституции означает, что все конституционные нормы имеют верховенство над законами и подзаконными актами, в силу чего суды при разбирательстве конкретных судебных дел должны руководствоваться Конституцией Российской Федерации»*.

*Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1996. № 1. С. 3.

Согласно ст. 71 Конституции РФ принятие уголовного законодательства отнесено к ведению Российской Федерации.
В приведенной выше ч. 2 ст. 1 УК РФ говорится также, что Кодекс основывается на общепризнанных принципах и нормах международного права. Такое положение впервые закреплено в нашем уголовном законодательстве. Оно соответствует ч. 4 ст. 15 Конституции РФ, которая гласит: «Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора».
Следует, однако, иметь в виду, что прямое действие норм международного права возможно только применительно к положениям Общей части уголовного права. К конкретным видам преступлений нормы международного права непосредственно не могут быть применены, поскольку они не имеют санкций. Применение таких норм международного права возможно только после того, как они нашли закрепление в соответствующих внутригосударственных правовых актах. Так, в соответствии с ратифицированными нашим государством международными конвенциями в УК 1996 года включены нормы, предусматривающие ответственность за нарушение равноправия граждан (ст. 136), за изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг (ст. 186), за преступления, связанные с наркотическими средствами (ст. 228-233), за планирование, подготовку, развязывание или ведение агрессивной войны (ст. 353), за геноцид (ст. 357), за экоцид (ст. 358), за наемничество (ст. 359) и др.
§ 3. Структура уголовных законов
Поскольку действующее уголовное законодательство Российское Федерации состоит из Уголовного кодекса, то рассмотрение вопроса о структуре уголовных законов целесообразно начать со структуры данного кодекса.
Уголовный кодекс –- это отличающийся внутренним единством законодательный акт, представляющий собой систему взаимосвязанных норм, которые устанавливают основание и принципы уголовной ответственности, определяют, какие опасные для личности, общества или государства деяния признаются преступлениями, и предусматривают виды наказании и иные меры уголовно-правового характера за совершение преступлений.
Уголовный кодекс состоит из двух частей – Общей и Особенной. В Общей части содержатся нормы, которые устанавливают принципы и общие положения уголовного права, а также определены его важнейшие институты: понятие преступления (ст. 14), формы вины (ст. 24, 27), необходимая оборона (ст. 37), крайняя необходимость (ст. 39), приготовление к преступлению и покушение на преступление (ст. 30), соучастие в преступлении (ст. 32-36), понятие и цели наказания (ст. 43), общие начала назначения наказания (ст. 60), освобождение от уголовной ответственности (ст. 75-78), судимость (ст. 96) и др.
В Особенной части помещены нормы, которые определяют конкретные общественно опасные деяния в качестве преступлений и устанавливают виды и размеры наказаний за совершение такого деяния.
Общая и Особенная части УК тесно взаимосвязаны и представляют собой неразрывное единство. Следует признать общим принципом уголовного права положение о том, что все нормы Общей части УК распространяются и на статьи Особенной части, а также на любой состав преступления, хотя бы он был предусмотрен каким-либо специальным законом, если иное не указано в самом уголовном законе. Например, в ст. 8 УК говорится о том, что основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного настоящим Кодексом. Применяя любую норму Особенной части, необходимо установить, причинен ли ущерб (либо была реальная угроза такого ущерба) охраняемым уголовным законом общественным отношениям, исследовать вопрос, имеется ли вина в деянии (действии или бездействии) лица, так как она является субъективным основанием уголовной ответственности, а само деяние – объективным основанием ответственности, обладает ли лицо, совершившее это деяние, признаками субъекта преступления. Иными словами, необходимо установить все признаки состава преступления, предусмотренного конкретной статьей Уголовного кодекса.
Структура как Общей, так и Особенной частей Уголовного кодекса претерпела серьезные изменения. Это объясняется прежде всего коренными изменениями, происшедшими в определении приоритетов уголовно-правовой охраны. В Уголовном кодексе РСФСР 1960 года, как и в других УК союзных республик, на первом месте в смысле уголовно-правовой охраны стояли интересы государства, его политические и экономические основы, а защите интересов личности, ее прав отводилась второстепенная роль. Новый Уголовный кодекс, определяя задачи уголовного законодательства, ставит на первое место охрану прав и свобод человека и гражданина. Задачами настоящего Кодекса, сказано в ч. 1 ст. 2 УК , являются охрана прав и свобод человека и гражданина, собственности, общественного порядка и общественной безопасности, окружающей среды, конституционного строя Российской Федерации от преступных посягательств, обеспечение мира и безопасности человечества, а также предупреждение преступлений. Такое определение приоритетов уголовно-правовой охраны основывается на Конституции РФ. Согласно ст. 2 Конституции человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства.
Общая и Особенная части УК РСФСР подразделялись на главы, а те в свою очередь – на статьи, которые содержали в себе уголовно-правовые нормы.
Общая часть состояла из шести глав: 1) «Общие положения» (ст. 1-3); 2) «Пределы действия Уголовного кодекса» (ст. 4-6); 3) «О преступлении» (ст. 7-19); 4) «О наказании» (ст. 20-36); 5) «О назначении наказания и об освобождении от наказания» (ст. 37-57); 6) «О принудительных мерах медицинского и воспитательного характера» (ст. 58-63).
Особенная часть содержала в себе 11 глав, в которых уголовно-правовые нормы были систематизированы и расположены по признакам родового объекта преступлений, предусмотренных в этих нормах.
Новый Уголовный кодекс РФ включает в себя 12 разделов. Каждый из них состоит из одной или нескольких глав, которые, в свою очередь, подразделяются на статьи, включающие в себя уголовно-правовые нормы. Всего Кодекс содержит 362 статьи по состоянию на 23 марта 1999 года.
Общую часть УК РФ составляют 6 разделов (ст. 1-104).
Раздел 1 «Уголовный закон» состоит из двух глав: глава 1 «Задачи и принципы Уголовного кодекса Российской Федерации» (ст. 1-8); глава 2 «Действие уголовного закона во времени и в пространстве» (ст. 9-13).
Раздел II «Преступление» включает в себя шесть глав: глава 3 «Понятие преступления и виды преступлений» (ст. 14-18); плана 4 «Лица, подлежащие уголовной ответственности» (ст. 19-23); глава 5 «Вина» (ст. 24-28); глава 6 «Неоконченное преступление» (ст. 29-31); глава 7 «Соучастие в преступлении» (ст. 32-36); глава 8 «Обстоятельства, исключающие преступность деяния» (ст. 37-42).
Раздел III «Наказание» подразделяется на две главы: глава 9 «Понятие и цели наказания. Виды наказаний» (ст. 43-59); глава 10 «Назначение наказания» (ст. 60-74).
Раздел IV «Освобождение от уголовной ответственности и от наказания» состоит из трех глав: глава 11 «Освобождение от уголовной ответственности» (ст. 75-78); глава 12 «Освобождение от наказания» (ст. 79-83); глава 13 «Амнистия, помилование, судимость» (ст. 84-86).
Раздел V «Уголовная ответственность несовершеннолетних» включает в себя одну главу 14 «Особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних» (ст. 87-96).
Раздел VI «Принудительные меры медицинского характера» содержит в себе одну главу 15 (ст. 97-104) одноименного с ним наименования.
Особенная часть Уголовного кодекса РФ также включает в себя 6 разделов (ст. 105-360).
Раздел VII «Преступления против личности» подразделяется на пять глав:
глава 16 «Преступления против жизни и здоровья» (ст. 105-125); глава 17 «Преступления против свободы, чести и достоинства личности» (ст. 126- 130); глава 18 «Преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности» (ст. 131-135); глава 19 «Преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина» (ст. 136-145', 146-149); глава 20 «Преступления против семьи и несовершеннолетних» (ст. 150-157).
Раздел VIII «Преступления в сфере экономики» включает в себя три главы: глава 21 «Преступления против собственности» (ст. 158-168); глава 22 «Преступления в сфере экономической деятельности» (ст. 169-200); глава 23 «Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях» (ст. 201-204).
В разделе IX «Преступления против общественной безопасности и общественного порядка» содержится пять глав: глава 24 «Преступления против общественной безопасности» (ст. 205-215, 216-227); глава 25 «Преступления против здоровья населения и общественной нравственности» (ст. 228-245); глава 26 «Экологические преступления» (ст. 246–262); глава 27 «Преступления против безопасности движения и эксплуатации транспорта» (ст. 263-271); глава 28 «Преступления в сфере компьютерной информации» (ст. 272-274).
Раздел Х «Преступления против государственной власти» содержит в себе четыре главы: глава 29 «Преступления против основ конституционного строя и безопасности государства» (ст. 275-284); глава 30 «Преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления» (ст. 285-293); глава 31 «Преступления против правосудия» (ст. 294-316); глава 32 «Преступления против порядка управления» (ст. 317-330).
В раздел XI «Преступления против военной службы» включена одна глава такого же наименования (ст. 331 -352).
Раздел XII «Престепления против мира и безопасности человечества» содержит в себе одну одноименную с ним главу (ст. 353-360).
Происшедшие изменения в структуре Уголовного кодекса отражают те новеллы, которые внесены в содержание уголовно-правовых норм, включенных в новый УК РФ. Помимо уже отмеченных новелл, связанных с изменением акцентов и определении приоритетов уголовно-правовой охраны, следует также указать на новые положения, включенные в Уголовный кодекс. УК 1996 года законодательно закрепил положение о том, что основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного Кодексом (ст. 8). До этого указанное положение обосновывалось в науке уголовного права. На состав преступления указывалось в п. 2 ст. 5 УПК. В новом УК нашли законодательное закрепление принципы уголовного права: принцип законности (ст. 6), принцип равенства граждан перед законом (ст. 4), принцип вины (ст. 5), принцип справедливости (ст. 6), принцип гуманизма (ст. 7). Важной новеллой следует признать также то, что Уголовный кодекс дает классификацию преступлений. Согласно ст. 15 УК в зависимости от характера и степени общественной опасности деяния, предусмотренные Кодексом, подразделяются на преступления небольшой тяжести, преступления средней тяжести, тяжкие преступления и особо тяжкие преступления. Принятая классификация проходит красной нитью через весь Кодекс и имеет значение при решении ряда принципиально важных вопросов: об ответственности за приготовление к преступлению (ст. 30), об освобождении от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности (ст. 78), о назначении наказания по совокупности преступлений (ст. 69), об условно-досрочном освобождении от отбывания уголовного наказания (ст. 79), о погашении судимости (ст. 86) и др. Позитивную роль в повышении эффективности уголовно-правовых средств борьбы с организованной преступностью призвано сыграть введение в Кодекс нормы о совершении преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией) (ст. 35). Включение этой нормы в УК актуализируется как в связи с ростом числа преступлений, совершаемых преступными сообществами, так и с повышением их общественной опасности. Предусмотрены новые обстоятельства, исключающие преступность деяния: причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление (ст. 38), физическое или психическое принуждение (ст. 40), обоснованный риск (ст. 41), исполнение приказа или распоряжения (ст. 42). УК РСФСР предусматривал только два таких обстоятельства: необходимую оборону (ст. 13) и крайнюю необходимость (ст. 14). Новый Уголовный кодекс установил особые правила уголовной ответственности несовершеннолетних (раздел V).
Принципиальные новшества внесены в нормы о вине (гл. 5 УК ), неоконченном преступлении (гл. 6), наказании (раздел III), освобождении от уголовной ответственности и наказания (раздел IV) и др. Весьма существенные изменения претерпела также Особенная часть Уголовного кодекса.
Из приведенной выше структуры Особенной части УК видно, что в шести ее разделах есть совершенно новые главы, которые содержат в себе определения новых составов преступлений, неизвестных ранее действовавшему кодексу. К таковым, например, относятся глава 23 «Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях», глава 26 «Экологические преступления», глава 28 «Преступления в сфере компьютерной информации», глава 34 «Преступления против мира и безопасности человечества». В главах, которые имеют одинаковые или аналогичные названия с главами УК 1960 года, имеется целый ряд новых составов. Так, в главу 22 «Преступления в сфере экономической деятельности», которая заменила главу 6 «Хозяйственные преступления» УК 1960 года, включены новые составы: регистрация незаконных сделок с землей (ст. 170), незаконная банковская деятельность (ст. 172), лжепредпринимательство (ст. 173), легализация (отмывание) денежных средств или имущества, приобретенных незаконным путем (ст. 174), незаконное получение кредита (ст. 176), заведомо ложная реклама (ст. 182), незаконное получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну (ст. 183), фиктивное банкротство (ст. 197) и др. В главу 16 «Преступления против жизни и здоровья» включена ст. 106, которой предусматривается ответственность за убийство матерью новорожденного ребенка. В главе 19 «Преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина» имеется новая норма, предусматривающая ответственность за неприкосновенность частной жизни (ст. 137) и др. Отдельные нормы претерпели серьезные изменения, которые существенно меняют характеристику признаков состава преступления. Например, ст. 317 УК предусматривает ответственность за посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа. В УК РСФСР содержалась норма, которой охватывалось посягательство на жизнь не любого сотрудника правоохранительного органа, а только работника милиции или народного дружинника (ст. 1912). Подробная характеристика новых норм, включенных в УК РФ, дается в соответствующих главах учебников по Общей и Особенной части уголовного права*.

*См., например: Уголовное право Российской Федерации. Общая часть: Учебник для юридических вузов / Отв. ред. Б.В. Здравомыслов. М.: Юристъ, 1996: Уголовное право России. Особенная часть: Учебник / Под ред. А.И. Рарога. М.: Триада Лтд, 1996. Сравнительную характеристику УК РФ 1996 года и УК РСФСР 1960 года см. также: Гаухман Л.Д., Максимов С.В. Уголовный кодекс Российской Федерации: Общий комментарий. Сравнительная таблица. М., 1996.

Многие статьи как Общей, так и Особенной части УК состоят из двух или более частей, каждая из которых содержит самостоятельную норму. Поэтому при ссылке на такую статью надо указывать не только номер статьи, но, и соответствующую ее часть.
Статьи Общей и Особенной части различаются по своей структуре. Статьи Общей части носят декларативный характер, то есть определяют те или иные институты уголовного права, в которых формулируются основные понятия, принципы и т.д. (ст. 3-8, 14, 21, 24, 29, 32, 37-42 и др.).
Статьи Особенной части подразделяются на диспозицию и санкцию, при этом диспозиция слита с гипотезой. Только ст. 331 не имеет такого деления – в ней дается определение понятия преступлений против военной службы. Есть статьи, которые включают в себя две части и более (ст. 105, 111, 158-161, 162 и др.). Это объясняется тем, что в этих статьях описано одно преступление, но с различными признаками составов преступлений, например, при отягчающих или при смягчающих обстоятельствах. Так, ст. 167 УК предусмотрена ответственность за умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества, совершенное при отягчающих обстоятельствах, а именно путем поджога, взрыва или иным общеопасным способом, либо повлекшее по неосторожности смерть человека или иные тяжкие последствия. Кроме того, отдельные части статьи могут содержать в себе несколько пунктов. В таких случаях при квалификации преступления указывается номер статьи, соответствующая ее часть и пункт (например, п. «а» ч. 2 ст. 158 УК предусматривает ответственность за кражу, совершенную группой лиц по предварительному сговору).
Диспозиция – часть статьи, в которой содержится описание данного вида преступления.
Существуют следующие виды диспозиций: простая – содержит наименование преступления, но не определяет его признаков (ст. 126 УК ); описательная –-содержит в себе определение признаков преступления (ст. 158, 285 и др.); бланкетная (от слова «бланк» – пробел, требующий заполнения) диспозиция – не определяет признаков преступления, но отсылает к другим законодательным актам или ведомственным нормативным актам. Например, ст. 264 УК предусматривает ответственность за нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств. Правила же дорожного движения утверждаются Правительством Российской Федерации. Многие авторы считают необходимым, чтобы правила, на которые имеются ссылки в бланкетных диспозициях статей Особенной части УК , также определялись законом с тем, чтобы избежать расширительного толкования этих правил различными структурами исполнительной власти, в том числе заинтересованными ведомствами; ссылочная диспозиция не дает определения признаков преступления, а в целях экономии текста закона, отсылает к другим статьям УК . Так, ст. 112 УК , определяя умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью, отсылает к ст. 111, в которой определены признаки умышленного причинения тяжкого вреда здоровью.
Законодатель иногда формирует и смешанные, или комбинированные, диспозиции, в которых имеются признаки, например, и бланкетной или ссылочной и какой-либо иной диспозиции. Так, ч. 1 ст. 108 УК предусматривает ответственность за убийство (простая диспозиция) при превышении пределов необходимой обороны (ссылочная диспозиция), поскольку определение признаков превышения пределов необходимой обороны дается в ч. 3 ст. 37 УК .
Санкцией называется часть статьи Особенной части УК , которая определяет вид и размер наказания за данное преступление.
Различаются абсолютно определенные и относительно определенные санкции.
Абсолютно определенная санкция указывает вид и точно определенный размер наказания. Такая санкция, по существу, лишает суд возможности индивидуализировать наказание и поэтому в законодательстве встречается весьма редко. При этом следует иметь в виду, что суд, руководствуясь ст. 46 УК , может назначить более мягкое наказание, чем предусмотрено законом.
Относительно определенная санкция указывает вид наказания и его низший и высший пределы. Такая санкция предоставляет суду возможность индивидуализировать наказание, поэтому она весьма часто встречается в статьях Особенной части УК . При этом в законе всегда указывается высший предел наказания и в большинстве случаев также и его низший предел (ч. 1 ст. 105, ч. 1 ст. 111 и др.). Иногда законодатель ограничивается указанием лишь на высший предел наказания (ч. 2 ст. 167). В таком случае низшим пределом в отношении лишения свободы, например, является срок в шесть месяцев, поскольку согласно ст. 56 УК данный вид наказания устанавливается на срок от шести месяцев до двадцати лет. Исправительные работы, согласно ст. 50 УК , назначаются на срок от двух месяцев до двух лет.
В действующем законодательстве также часто встречаются и альтернативные санкции, в которых содержатся указания на два или несколько наказаний, из которых суд может выбрать только одно. Так, согласно ч. 1 ст. 161 за грабеж без отягчающих обстоятельств может быть назначено наказание в виде исправительных работ на срок от одного года до двух лет, либо ареста на срок от четырех до шести месяцев, либо лишение свободы на срок до четырех лет.
§ 4. Действие уголовного закона во времени
О действии уголовного закона во времени говорится в ст. 9 и 10 УК . Анализ содержания этих статей позволяет выделить два узловых вопроса: о времени совершения преступления и о времени действия уголовного закона.
Согласно ч. 2 ст. 9 УК временем совершения преступления признается время совершения общественно опасного действия (бездействия) независимо от времени наступления последствий. Это означает, что в ситуации, когда деяние совершено во время действия старого закона, а последствия этого деяния, являющиеся необходимым признаком состава преступления, наступили во время действия нового закона, должен применяться старый закон. Например, если яд был дан жертве 31 декабря 1996 года, а смерть наступила 1 января 1997 года, то должен применяться УК РСФСР 1960 года, поскольку временем совершения преступления считается совершение самого деяния независимо от времени наступления последствий.
Другой узловой вопрос, который вытекает из содержания статей 9 и 10 УК РФ, – это вопрос о времени действия уголовного закона.
Действие уголовных законов ограничено во времени. Понятие действия уголовного закона во времени слагается из следующих трех основных моментов:
1) вступление закона в силу; 2) прекращение действия закона; 3) обратная сила закона.
От правильного понимания указанных вопросов зависит правильность применения уголовного закона. Особую актуальность это приобретает в современных условиях, когда происходит реформа законодательства, принимаются новые законы, прекращают действие законы, не соответствующие новым экономическим, политическим, социальным условиям.
Как и всякий законопроект, проект уголовного закона становится законом с момента утверждения его компетентным законодательным органом. Так, проект Уголовного кодекса РФ был принят Государственной Думой Федерального Собрания РФ 24 мая 1996 года, одобрен Советом Федерации Федерального Собрания РФ 5 июня 1996 года, Президентом РФ 13 июня 1996 года.
Порядок опубликования и вступления в силу законов Российской Федерации определен Федеральным законом «О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, Федеральных законов, актов палат Федерального Собрания», принятым Государственной Думой Федерального Собрания РФ 25 мая 1994 года, одобрен Советом Федерации Федерального Собрания РФ 1 июня 1994 года, подписан Президентом Российской Федерации 14 июня 1994 года*.

*См.: Российская газета. 1994. 15 июня.

В соответствии с этим Законом датой принятия федерального закона считается день принятия его Государственной Думой в окончательной редакции (ст. 2). Однако принятие закона не означает вступления его в силу. Между принятием законопроекта и вступлением закона в силу протекает обычно тот или иной промежуток времени, необходимый для ознакомления с ним лиц, которые должны применять этот закон, а также всех граждан, которые пожелают ознакомиться с этим законом. Законодатель сам может указать срок, с которого начинает действовать уголовный закон. Так, в Федеральном законе о введении в действие Уголовного кодекса Российской Федерации говорится, что он вводится в действие с 1 января 1997 года.
Если в законе не указан срок введения его в действие, то в таком случае действуют общие правила вступления законов в силу, согласно которым закон вступает в силу через 10 дней со дня опубликования в официальном издании законодательного органа. Официальным признается также опубликование закона в «Российской газете». В части 3 статьи 15 Конституции РФ сказано: «Законы подлежат официальному опубликованию. Неопубликованные законы не применяются. Любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения». В этом находит свое отражение направление уголовной политики на реализацию принципов демократизма и гуманизма.
Действующий уголовный закон теряет силу в результате наступления одного из следующих условий: 1) отмены закона; 2) издания закона в новой редакции; 3) истечения срока действия закона, если он был установлен законодателем; 4) отпадения особых условий и обстоятельств, вызвавших издание закона; 5) признания закона Конституционным Судом РФ не соответствующим Конституции РФ.
На практике иногда возникает такая ситуация, когда преступление было совершено еще во время действия старого закона, а расследование и рассмотрение дела об этом преступлении производится уже во время действия нового закона. В таких случаях возникает вопрос: по какому закону должно быть квалифицировано преступление – по старому или новому?
В статье 9 УК сформулировано общее правило, согласно которому преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния. Это означает, что, как правило, уголовный закон обратной силы не имеет, то есть не распространяется на преступления, совершенные до вступления данного закона в силу. По новому закону можно квалифицировать только те преступления, которые были совершены после вступления в силу этого закона. Преступления же, совершенные до вступления в силу нового закона должны квалифицироваться по старому закону, хотя бы расследование или рассмотрение в суде и производилось уже во время действия нового закона.
Из общего правила о том, что уголовный закон не имеет обратной силы, УК делает исключение для законов, устраняющих преступность деяния, смягчающих наказание или иным образом улучшающих положение лица, совершившей преступление.
В ч. 1 ст. 10 УК сказано: «Уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, то есть распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу, в том числе на лиц, отбывающих наказание или отбывших наказание, но имеющих судимость». Часть 2 этой статьи УК устанавливает: «Если новый уголовный закон смягчает наказание за деяния, которое отбывается лицом, то это наказание подлежит сокращению в пределах, предусмотренных новым уголовным законом».
Уголовным законом, устраняющим преступность деяния, является закон, исключающий это деяние из Особенной части Уголовного кодекса, то есть объявляющий об отмене ответственности за его совершение, декриминализирующий его.
Уголовным законом, смягчающим наказание, считается закон, который снижает максимальные и (или) минимальные пределы того или иного вида наказания по сравнению с ранее действовавшим законом. Законом, смягчающим наказание, следует считать также закон, который вводит альтернативную санкцию, позволяющую назначить более мягкое наказание, например наряду с лишением свободы предусматривается возможность применения ограничения свободы.
Принципиальным новшеством, введенным Уголовным кодексом РФ 1996 года, является то, что наряду с уголовными законами, устраняющими преступность деяния или смягчающими наказание, обратную силу имеют также законы, которые «иным образом улучшают положение лица, совершившего преступление». Из этого следует, что в соответствии с новым Уголовным кодексом обратную силу могут иметь не только статьи Особенной части УК , предусматривающие наказания за конкретные преступления, но также и нормы Общей части УК , определяющие общие правила, институты уголовного права, такие как давность, судимость, условно-досрочное освобождение от наказания, обстоятельства, исключающие преступность деяния, и др.
В положениях УК об обратной силе закона находит также выражение принцип гуманизма уголовной политики и уголовного права. Негуманно, к примеру, продолжать содержать в местах лишения свободы лиц, осужденных за деяния, которые новый закон, вступивший в силу, не считает более преступлением. Точно так же не достигались бы цели наказания, если бы к лицу, совершившему преступление до вступления в силу нового закона, смягчающего наказание, применялся старый закон, предусматривавший более строгое наказание.
Социальная, политическая и правовая значимость рассматриваемого положения настолько велика, что оно нашло отражение в Конституции РФ. В части 2 статьи 54 Конституции сказано: «Никто не может нести ответственность за деяние, которое в момент совершения не признавалось правонарушением. Если после совершения правонарушения ответственность за него устранена или смягчена, применяется новый закон».
Из положения, что уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, вытекают серьезные практические последствия.
Дела о деяниях, которые согласно новому закону не признаются преступлениями, находящиеся в производстве судов, органов предварительного следствия и органов дознания, подлежат прекращению в связи с отсутствием в действиях (бездействии) лица состава преступления. Лица же, отбывающие наказания за такие деяния, подлежат освобождению от наказания со снятием судимости (ч. 2 ст. 96 УК ). Если новым законом снижен верхний предел наказания, то лицам, отбывающим наказание за такие деяния, сроки наказания должны быть приведены в соответствие с санкцией нового закона.
Так, в ст. 3 Федерального закона о введение в действие Уголовного кодекса Российской Федерации сказано: «В связи с тем, что в соответствии со статьей 10 Уголовного кодекса Российской Федерации обратную силу имеет закон, не только устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание, но и иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, пересмотреть вынесенные до 1 января 1997 года приговоры судов и другие акты о применении иных мер уголовно-правового характера в целях приведения их в соответствие с Уголовным кодексом Российской Федерации. Пересмотр ранее вынесенных приговоров судов и других судебных актов производится судьей суда, вынесшего приговор, или суда, находящегося по месту отбывания наказания осужденным».
Напротив, более строгий уголовный закон не может иметь обратной силы. В ч. 1 ст. 10 УК говорится: «Уголовный закон, устанавливающий преступность деяния, усиливающий наказание или иным образом ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет».
Этот принцип нашел отражение в ч. 1 ст. 54 Конституции РФ, в которой сказано: «Закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не имеет». Данное положение Конституции распространяется не только на уголовное законодательство, но также и на другие отрасли права.
Уголовным законом, устанавливающим преступность деяния, является закон, который определяет в качестве преступления деяние, которое ранее преступлением не признавалось, то есть криминализирует его.
Уголовным законом, усиливающим наказание, считается закон, который увеличивает максимальный и (или) минимальный предел наказания, либо вводит альтернативную санкцию, предусматривающую более строгое наказание по сравнению с ранее действовавшим законом.
В ст. 10 УК РФ специально оговорено, что не имеет обратной силы также уголовный закон, иным образом ухудшающий положение лица, совершившего преступление. Например, в перечне преступлений, ответственность за которые наступает с 14 лет, в ст. 10 УК РСФСР 1960 года отсутствовали такие составы, как вымогательство, вандализм, насильственные действия сексуального характера. Включение их в ст. 20 УК РФ 1996 года расширило круг субъектов, подпадающих под действие Уголовного кодекса, а значит, в отношении указанных деяний ст. 20 УК не имеет обратной силы. Аналогичным образом следует оценивать другие изменения законодательства, касающиеся норм Общей части Уголовного кодекса*.

*См. подробнее: Журавлева Е. Действие уголовного закона во времени // Российская юстиция. 1996. N10. С. 16-18.

§ 5. Действие уголовного закона в пространстве
В статьях 11, 12 и 13 Уголовного кодекса определены принципы действия уголовного закона в пространстве: принцип территориальности, принцип гражданства, реальный принцип и так называемый универсальный принцип.
Согласно принципу территориальности все лица, совершившие преступления на территории Российской Федерации, подлежат ответственности по Уголовному кодексу Российской Федерации (ч. 1 ст. 11 УК ).
Принцип территориальности основан на незыблемости суверенитета России. Согласно ст. 4 Конституции РФ суверенитет Российской Федерации распространяется на всю ее территорию. Под территорией Российской Федерации понимаются: суша в пределах государственной границы; внутренние воды (реки, озера, моря); воздушное пространство в пределах государственной границы; недра; прибрежные (территориальные) воды – 12 морских миль от линии наибольшего отлива, континентальный шельф; исключительная экономическая зона Российской Федерации*.

*См.: Закон Российской Федерации «О Государственной границе Российской Федерация» от 1 апреля 1993 года // Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1993. № 17. Ст. 594.

Кроме того, в качестве территории Российской Федерации рассматриваются: военный корабль, плавающий под флагом своего государства в любых водах; невоенный корабль, когда он находится за пределами иностранных территориальных вод; военное воздушное судно, где бы оно ни находилось; невоенное воздушное судно, находящееся в полете за пределами воздушного пространства иностранных государств. Если же оно находится в аэропорту иностранного государства, то считается его территорией.
Преступления, совершенные в пределах территориальных вод или воздушного пространства Российской Федерации, признаются совершенными на территории Российской Федерации в соответствии с ч. 2 ст. 11 УК . В этой же части ст. 11 УК говорится о том, что действие Уголовного кодекса РФ распространяется на преступления, совершенные на континентальном шельфе и в исключительной экономической зоне Российской Федерации. Под континентальным шельфом понимается поверхность и недра морского дна до глубины в 200 м, примыкающие к территориальным подам. На эту же поверхность распространяется исключительная экономическая зона России.
Согласно ч. 3 ст. 11 УК лицо, совершившее преступление на судне, приписанном к порту Российской Федерации, находящемся в открытом водном или воздушном пространстве вне пределов Российской Федерации, подлежит уголовной ответственности по УК РФ, если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации. Согласно этой же части ст. 11 УК РФ уголовную ответственность несет также лицо, совершившее преступление на военном корабле или военном воздушном судне Российской Федерации независимо от места их нахождения.
Преступление считается совершенным на территории Российской Федерации, если приготовление или покушение осуществляется за границей, а оканчивается преступление или наступил преступный результат на территории Российской Федерации. Так же решается рассматриваемый вопрос, если организаторская деятельность, подстрекательство, пособничество осуществлялись за границей, а исполнитель действовал на территории Российской Федерации, или соучастие имело место в Российской Федерации, а исполнитель преступления действовал за границей. Это положение имеет большое значение для повышения эффективности уголовно-правовых средств в борьбе с организованной преступностью. Хотя, надо признать, оно не в полной мере согласуется с положением, закрепленным в ч. 1 ст. 9 УК , согласно которому временем совершения преступления признается время совершения общественно опасного действия (бездействия) независимо от времени наступления последствий.
Иностранцы и лица без гражданства несут такую же уголовную ответственность за содеянное ими на территории Российской Федерации преступление, как и граждане Российской Федерации. Исключение из этого принципа делается для лиц, обладающих правовым иммунитетом, которые не могут быть привлечены к уголовной ответственности без согласия правительства страны их гражданства. указанные лица не могут также подвергаться аресту, обыску, принудительным мерам, обеспечивающим явку в следственные органы или суд. Они могут быть допрошены только с их согласия. Личной неприкосновенностью и иммунитетом от уголовной ответственности пользуются глава дипломатического представительства (посол, посланник, поверенный в делах), советники, торговые представители и их заместители, военные, военно-морские и военно-воздушные атташе и их помощники, первые, вторые и третьи секретари, атташе и секретари-архивисты МИДа, а также члены их семей, не являющиеся гражданами Российской Федерации и проживающие с ними совместно.
Вопрос об уголовной ответственности дипломатических представителей иностранных государств и иных граждан, которые пользуются иммунитетом, в случае совершения этими лицами преступления на территории Российской Федерации разрешается в соответствии с нормами международного права (ч. 4 ст. II УК ).
Принцип гражданства заключается в том, что граждане России и постоянно проживающие на ее территории лица без гражданства, совершившие преступления за границей, если они привлечены к уголовной ответственности на территории России, подлежат уголовной ответственности по УК РФ (ч. I ст. 12 УК ).
Регулирование принципа гражданства в УК РФ приведено в соответствие с международными правовыми актами. Ранее действовавшие правила (ч. 3 ст. 5 УК РСФСР) позволяли повторно осудить гражданина Российской Федерации или лицо без гражданства за преступления, совершенные ими на территории другого государства. Согласно ч. 1 ст. 12 УК РФ граждане Российской Федерации и постоянно проживающие в Российской Федерации лица без гражданства, совершившие преступления вне пределов Российской Федерации, подлежат уголовной ответственности по настоящему Кодексу только в том случае, если совершенное ими деяние признано преступлением в государстве, на территории которого оно было совершено, и если эти лица не были осуждены в иностранном государстве. При осуждении указанных лиц наказание не может превышать верхнего предела санкции, предусмотренной законом иностранного государства, на территории которого было совершено преступление. Тем самым наше уголовное законодательство приведено в соответствие с ч. 1 ст. 50 Конституции РФ, согласно которой «никто не может быть повторно осужден за одно и то же преступление».
Согласно ч. 2 ст. 12 УК военнослужащие воинских частей Российской Федерации, дислоцирующихся за пределами Российской Федерации, за преступления, совершенные на территории иностранного государства, несут уголовную ответственность по УК РФ, если иное не предусмотрено международным договором РФ.
Реальный принцип ответственности нашел свое решение в ч. 3 ст. 12 УК , согласно которой иностранные граждане и лица без гражданства, не проживающие постоянно в Российской Федерации, совершившие преступления вне пределов Российской Федерации, подлежат уголовной ответственности по УК РФ в случаях, если преступление направлено против интересов Российской Федерации.
В данном случае имеются в виду все иностранные граждане, находящиеся на территории Российской Федерации, за исключением лиц, пользующихся дипломатическим иммунитетом.
Универсальный принцип заключается в том, что иностранные граждане и лица без гражданства, не проживающие постоянно и Российской Федерации, совершившие преступление вне пределов Российской Федерации, подлежат уголовной ответственности по УК РФ также в случаях, предусмотренных международным договором Российской Федерации, если они не были осуждены в иностранном государстве и привлекаются к уголовной ответственности на территории Российской Федерации. Данный принцип основывается на международных обязательствах Российской Федерации по совместной с другими государствами борьбе с некоторыми особо опасными преступлениями (геноцид, терроризм, пиратство, угон воздушного судна, фальшивомонетничество, преступления, связанные с наркотическими средствами, и др.). Реализация этого принципа на практике способна сыграть важную роль в повышении эффективности борьбы с наиболее опасными формами организованной преступности международного характера.
В ст. 13 Уголовного кодекса нашел выражение международный принцип выдачи преступников. Согласно ч. 1 этой статьи граждане Российской Федерации, совершившие преступления на территории иностранного государства, не подлежат выдаче этому государству. Иностранные граждане и лица без гражданства, совершившие преступления вне пределов Российской Федерации и находящиеся на территории Российской Федерации, могут быть выданы иностранному государству для привлечения к уголовной ответственности или отбывания наказания в соответствии с международным договором Российской Федерации.
В соответствии с международным принципом выдачи преступников лицо, совершившее преступление, может быть выдано государству, на территории которого или против которого оно совершило преступление. Такое лицо может быть выдано также государству, гражданином которого оно является. Вопросы выдачи преступников регулируются, как правило, двусторонними договорами, в частности договорами о взаимной правовой помощи.
В современных условиях проблема выдачи преступников приобретает особую остроту в связи с быстрым ростом международных преступлений (захват заложников, терроризм, торговля оружием, наркобизнес и др.). Взаимодействие, объединение усилий всех государств в борьбе с такого рода преступлениями становится настоятельной необходимостью.
Исключением из международного принципа выдачи преступников является предоставление политического убежища. Как сказано в ст. 63 Конституции РФ, Российская Федерация предоставляет политическое убежище иностранным гражданам и лицам без гражданства в соответствии с общепризнанными нормами международного права. Не допускается выдача другим государствам лиц, преследуемых за политические убеждения, а также за действия (или бездействие), не признаваемые в Российской Федерации преступлением.
§ 6. Толкование уголовного закона
Толкование – это уяснение смысла и содержания уголовного закона в целях его правильного применения.
Виды толкования различаются в зависимости от субъекта, объема и приемов толкования. По субъекту (или источнику) толкования различаются легальное, судебное и доктринальное (или научное) толкование.
Под легальным понимается толкование, даваемое органом, управомоченным на то законом, имеющее общеобязательную силу.
Судебное толкование уголовного закона может быть двух видов. Первым видом является толкование закона, даваемое в приговорах, определениях, постановлениях всех судов, вплоть до Верховного Суда РФ, по конкретным делам. Такое толкование обязательно только для данного конкретного дела, поскольку в действующем российском праве за судебным прецедентом не признается значение источника права. Вторым видом судебного толкования является толкование закона, которое дается в разъяснениях Пленума Верховного Суда РФ по материалам обобщения судебной практики по определенным категориям дел. Эти разъяснения в значительной мере имеют общеобязательный характер, поскольку правосудие по уголовным делам осуществляется только судами, для которых эти руководящие разъяснения обязательны.
Доктринальное (научное) толкование уголовных законов может даваться институтами, кафедрами, отдельными учеными в статьях, монографиях, учебниках и т.п. Это толкование не имеет общеобязательной силы, но оно имеет немаловажное значение для правильного уяснения смысла закона, изучения его, а также для дальнейшего совершенствования законодательства.
По объему толкование уголовных законов может быть буквальным, ограничительным и распространительным.
Как правило, уголовные законы должны толковаться буквально, то есть в точном соответствии с его текстом.
При ограничительном толковании закону придается ограничительный характер, более узкий смысл по сравнению с его буквальным текстом.
Распространительное толкование заключается в том, что закону придается более широкий смысл по сравнению с его буквальным текстом.
Распространительное толкование следует отличать от аналогии закона, так как это уяснение действительного смысла закона и распространение его на случаи, которые буквальным его текстом не охватываются. Аналогия же закона есть применение закона к случаям, прямо не предусмотренным в законе, но сходным с ним по характеру и степени общественной опасности. Действующее законодательство не предусматривает аналогии уголовного закона, что направлено на укрепление законности. Применявшаяся до 1958 года аналогия уголовного закона нередко вела к серьезным нарушениям законности.
Для уяснения точного смысла закона используются различные приемы его толкования. Наиболее существенными из них являются грамматическое, систематическое и историческое.
Грамматическое толкование состоит в анализе текста закона, употребляемых им терминов и словосочетаний с позиций грамматики и этимологии. Наличие, например, соединительного или разделительного союза (и/или), наличие или отсутствие знака препинания и другие особенности текста порой существенно меняют содержание закона.
Систематическое толкование – это уяснение смысла и содержания данной уголовно-правовой нормы в сопоставлении ее с другими нормами уголовного или иного закона, выяснение ее места в системе законодательства, а тем самым и пределов применения.
Историческое толкование применяется в случаях, когда для выяснения подлинного содержания воли законодателя необходимо проанализировать историю развития соответствующих уголовно-правовых понятий и институтов, обстановку обсуждения и принятия данного закона.
Назначение всех видов и приемов толкования сводится к уяснению точного смысла и содержания закона в целях его правильного применения в соответствии с волей законодателя, выраженной в данном законе.
Глава IV
УГОЛОВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ И ЕЕ ОСНОВАНИЕ
§ 1. Социальная и правовая ответственность
Человек – носитель и участник различных социальных отношений и связей – производственных, семейно-бытовых, спортивных, научно-технических и т.п. Это предопределяет необходимость регулирования отношений между людьми, установление определенных норм, правил, регулирующих повторяющиеся отношения между членами общества, коллектива. В философской литературе справедливо обращается внимание на немыслимость существования общества хотя бы из двух человек без того, чтобы каждый из них не поступился чем-нибудь из своей автономии, не подчинился единой воле и авторитету правил, которые в любом обществе весьма авторитарны.
Совершение лицом деяния, поступка, противоречащего установленным в обществе правилам, нормам, дает право обществу порицать данное лицо и потребовать от него отчета в своих действиях. А лицо, которое совершило недозволенный поступок, обязано дать отчет в своих действиях и претерпеть неприятные для него последствия личного и материального характера. Право общества порицать людей за недозволенное поведение и требовать от них ответа за свои поступки и обязанность людей претерпевать отрицательные последствия своего упречного поведения, взятые в единстве и взаимосвязи, и образуют институт ответственности*.

*См.: Уголовная ответственность и ее реализация в деятельности органов внутренних дел. М„ 1987. С.4.

Само слово «ответственность» в русском языке употребляется в разных значениях. В Словаре русского языка ответственность определяется как «обязанность, необходимость давать отчет в своих действиях, поступках и т.п. и отвечать за их возможные последствия, за результат чего-либо»*.

*Словарь русского языка: В 4 т. М., 1982. Т. 2. С. 668.

Ответственность призвана регулировать поведение людей, она является регулятором общественных отношений. Возложение на лицо обязанности понести отрицательные последствия за совершенные им поступки, нарушающие установленные нормы, правила, преследует цель предупредить подобные недозволенные действия как со стороны данного лица, так и со стороны других лиц, а также оказать воспитательное воздействие на лицо, допустившее отступление от действующих в обществе правил и норм.
Поскольку отступления от социальных норм возможны в различных сферах жизни общества, то принято различать различные виды ответственности: политическую, гражданскую, производственную, правовую (юридическую), моральную, ответственность в сфере семейно-бытовых отношений и др.
Одним из видов социальной ответственности является правовая (юридическая) ответственность.
Правовая ответственность представляет собой реакцию государства на совершенное правонарушение в виде применения к виновному лицу мер государственного принуждения, предусмотренных санкцией правовой нормы. Однако понятие юридической ответственности этим не исчерпывается. Она означает также претерпевание виновным лицом за совершение правонарушения отрицательных для него последствий в виде лишений или ограничений личного либо имущественного характера.
Правовая ответственность возникает и реализуется в рамках правоотношений, в которых государство (в лице его органов) имеет право наложить определенное наказание (взыскание) на лицо, совершившее правонарушение, а правонарушитель обязан претерпеть лишения или ограничения, предусмотренные санкцией нарушенной им правовой нормы. Но, как известно, в правоотношении праву одного участника корреспондирует обязанность другого его участника. Поэтому и у государства, наряду с правами, есть обязанности, а у правонарушителя – корреспондирующие им права, о чем подробнее будет сказано при рассмотрении вопроса об уголовной ответственности.
Правовая ответственность неразрывно связана с принудительной силой государства, носит государственно-принудительный характер. Однако не всякая мера государственного принуждения является юридической ответственностью. Так, принудительное лечение невменяемых, совершивших общественно опасные деяния, принудительное медицинское освидетельствование и осмотр, карантин, реквизиция, будучи мерами государственного принуждения, не относятся к юридической ответственности.
Особенностью юридической ответственности является также осуждение, отрицательная оценка правонарушений и лиц, их совершающих, обществом и государством.
Социальное назначение правовой ответственности – охрана господствующих в данном обществе общественных отношений от различного рода посягательств.
В нашем обществе правовая ответственность имеет своей задачей охрану прав и свобод человека и гражданина, общественного порядка и общественной безопасности, окружающей среды, конституционного строя от преступных посягательств. Однако этим не исчерпывается социальное назначение правовой ответственности. Она играет и большую воспитательную роль по отношению к лицам, неустойчивым или совершившим правонарушения. В ч. 2 ст. 43 Уголовного кодекса РФ говорится о том, что наказание применяется в целях восстановления социальной справедливости, а также в целях исправления. Цель правовой ответственности состоит также в предупреждении совершения новых правонарушений как этими лицами (частное предупреждение), так и иными гражданами (общее предупреждение). В этом проявляется гуманизм российского права. В нашем обществе правовая ответственность не является местью правонарушителю, а преследует благородную цель – исправить его, сделать полезным членом общества.
Однако гуманизм не терпит либерализма. Отказ от применения принуждения к преступникам, грубо нарушающим законы, причиняющим тяжкий вред гражданам и государству, был бы псевдогуманизмом. Подлинный гуманизм предполагает всемерную охрану интересов граждан и общества в целом.
Наряду с гуманизмом основными принципами ответственности являются: законность, справедливость, целесообразность, неотвратимость ответственности*. Уголовный кодекс РФ впервые законодательно закрепил такие принципы уголовной ответственности, как принцип законности, принцип равенства граждан перед законом, принцип вины, принцип справедливости, принцип гуманизма. Несоблюдение этих принципов, отступление от них на практике приводит к весьма тяжелым социальным последствиям.

*См, подробнее: Самощенко И.О., Фаркушин М.Х. Ответственность по советскому законодательству. М., 1971. С. 125-177.

Вместе с тем при всей социальной важности правовой ответственности в охране общественных отношений от различного рода посягательств ее нельзя переоценивать. Решающую роль в сокращении правонарушений имеют меры общества и государства экономического, политического, социального и воспитательного характера. Правовая ответственность играет в этом социальном процессе важную, но не главную роль.
Основанием правовой ответственности является совершение лицом правонарушения. Все правонарушения делятся на преступления и проступки. Проступки, будучи менее опасными для общества по сравнению с преступлениями, тем не менее посягают на различные общественные отношения, на правопорядок. В зависимости от объекта посягательства, характера самих действий и причиненных ими последствий, от правовых санкций, применяемых к виновным, проступки подразделяются на гражданские, административные и дисциплинарные правонарушения. В соответствии с видами правонарушений различаются виды правовой ответственности – уголовная, административная, гражданско-правовая и дисциплинарная.
§ 2. Понятие уголовной ответственности
Будучи одним из видов правовой ответственности, уголовная ответственность представляет собой один из наиболее важных институтов уголовного права. Она наступает за совершение преступлений и поэтому является наиболее суровым видом правовой ответственности, заключается в предусмотренных Уголовным кодексом лишении или ограничении прав и свобод лиц, виновных в их совершении.
При всей важности института уголовной ответственности для теории и практики в науке уголовного права нет единого мнения по вопросу о понятии и содержании этого института. Одни авторы определяют ответственность как обязанность лица, совершившего преступление, претерпеть меры государственного принуждения*. Другие понимают под ответственностью применение и реализацию санкции правовой нормы**. Третьи отождествляют уголовную ответственность с уголовным правоотношением***. Четвертые считают уголовную ответственность комплексным институтом, который регулируется нормами трех отраслей права: уголовного, уголовно-процессуального и уголовно-исполнительного, то есть уголовную ответственность образует реализация уголовных, уголовно-процессуальных и уголовно-исполнительных правоотношений****. Есть и другие определения уголовной ответственности*****.

*Карпушин М.П., Курляндский В.И. Уголовная ответственность и состав преступления. М., 1974. С. 39.
**Лейст О.С. Санкции и ответственность по советскому праву. М.: МГУ, 1981. С. 97.
***См.: Советское уголовное право. Общая часть. М.: МГУ, 1988. С. 24.
****Стручков Н.А. Уголовная ответственность и ее реализация в борьбе с преступностью. Саратов, 1978. С. 50.
*****Огурцов Н.А. Правоотношения и ответственность в советском уголовном праве. Рязань, 1976. С. 177.

Нам представляется наиболее обоснованной позиция тех авторов, которые рассматривают уголовную ответственность как реализацию уголовных правоотношений, но не отождествляют с последними саму ответственность.
Ответственность – сложный правовой институт, который объединяет в себе, с одной стороны, право государства применить к правонарушителю меры правового воздействия, а с другой – обязанность правонарушителя претерпеть воздействие на него со стороны государства и само претерпевание этого воздействия. Ответственность включает в себя также отрицательную морально-политическую оценку обществом и государством деяния и лица, его совершившего. При этом государство не только имеет право оказать воздействие на правонарушителя, но и обязано это сделать и рамках закона. А правонарушитель наряду с обязанностью претерпеть правовое воздействие на него со стороны государства имеет право требовать соответствия такого воздействия условиям, предусмотренным законом. В частности, лицо, совершившее преступление, имеет право требовать, чтобы совершенное им преступление было правильно квалифицировано, имеет право обжаловать приговор, если считает назначенное ему наказание слишком суровым, и т.д.
Исходя из сказанного, уголовную ответственность можно определить как реализацию прав и обязанностей субъектов уголовного правоотношения, то есть государства в лице его органов, с одной стороны, и лица, совершившего преступление – с другой.
Из этого определения видно, что мы не включаем в содержание уголовной ответственности уголовно-процессуальные и уголовно-исполнительные правоотношения. Уголовно-процессуальные отношения есть форма установления уголовных правоотношений. Уголовно-исполнительные правоотношения – форма реализации уголовных правоотношений*.

*Божьев В.П. Уголовно-процессуальные правоотношения. М., 1975. С. 130.

При всей тесной и неразрывной связи уголовной ответственности и уголовных правоотношений эти понятия нетождественны. Уголовное правоотношение возникает с момента совершения преступления, то есть с этого момента у государства возникает право применить к лицу, совершившему преступление, меры уголовно-правового воздействия, а у последнего – обязанность претерпеть эти меры воздействия.
Таким образом, основание уголовной ответственности, обязанность ее претерпеть возникает с момента совершения преступления. Однако обязанность претерпеть неприятные для себя последствия еще не есть их действительное претерпевание (лицо, совершившее преступление, не установлено или скрылось от следствия и суда и т. п.). Нам представляется правильным мнение Г.Г. Криволапова о том, что «юридическая обязанность отвечать не тождественна ответственности. Она выступает лишь ее необходимой предпосылкой»*. Поэтому нельзя согласиться с теми, кто считает, что ответственность наступает с момента совершения преступления. Согласно ст. 5 Уголовного кодекса РФ лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина. Объективное вменение, то есть уголовная ответственность за невиновное причинение вреда, не допускается. Признать же лицо виновным может только суд (ст. 13 УПК РФ). Эти положения закреплены в Конституции РФ, статья 49 которой гласит: «Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда». Из этого следует, что до суда никто не может быть признан виновным и нести уголовную ответственность. Реальная уголовная ответственность начинается с момента вступления в силу обвинительного приговора суда. Полностью реализуется уголовная ответственность лица в отбытии им назначенного судом наказания.

*Криволапов Г.Г. Уголовная ответственность как правовое последствие совершенного преступления // Труды Московской высшей школы милиции МВД СССР. Вып. 2. М., 1978. С. 71.

Наказание есть форма реализации уголовной ответственности. Однако ответственность и наказание – это не одно и то же. Так, раздел IV Уголовного кодекса РФ называется «Освобождение от уголовной ответственности и наказания». Глава 11 УК регламентирует вопросы, связанные с освобождением от уголовной ответственности (ст. 75-78), а глава 12 – освобождение от наказания (ст, 79-83). Это означает, что возможна уголовная ответственность без наказания. Возможны также иные формы реализации ответственности. Таким образом, наказание есть основная, но не единственная форма реализации уголовной ответственности. Например, согласно ч. 1 ст. 92 УК несовершеннолетний, осужденный за совершение преступления небольшой или средней тяжести, может быть освобожден судом от наказания с применением принудительных мер воспитательного воздействия, предусмотренных ч. 2 ст. 90 Уголовного кодекса. Согласно ч. 2 этой же статьи УК несовершеннолетний, осужденный за совершение преступления средней тяжести, может быть освобожден судом от наказания, если будет признано, что цели наказания могут быть достигнуты только путем помещения его в специальное воспитательное или лечебно-воспитательное учреждение для несовершеннолетних. В приведенных случаях лицо по приговору суда признается виновным в совершении преступления, однако уголовная ответственность за него реализуется не в форме наказания, а в форме применения принудительных мер воспитательного воздействия, либо помещения в специальное воспитательное или лечебно-воспитательное учреждение для несовершеннолетних. Уголовная ответственность есть, тем не менее лицо наказание не несет. Согласно ч. 2 ст. 86 УК лицо, освобожденное от наказания, считается несудимым. Таким образом, наказание есть основная, но не единственная форма реализации уголовной ответственности.
Возможна уголовная ответственность без реального отбывания наказания. Такая форма реализации уголовной ответственности применяется при условном осуждении (ст. 73 УК ) и отсрочке отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей (ст. 82 УК ).
Согласно ст. 77 УК лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если будет установлено, что вследствие изменения обстановки это лицо или совершенное им деяние перестали быть общественно опасными*.

*Аналогичная норма содержалась в ч. 1 ст. 50 УК РСФСР с той лишь разницей, что в нем отсутствовало указание на степень тяжести совершенного преступления. Таким образом, теоретически лицо могло быть освобождено от ответственности за совершение любого преступления. Однако на практике эта норма применялась редко.

Уголовный кодекс предусматривает новые для нашего права формы реализации уголовной ответственности, а именно освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием (ст. 75) и в связи с примирением с потерпевшим (ст. 76).
В соответствии с ч. I ст. 75 УК лицо, впервые совершившее преступление небольшой тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если после совершения преступления добровольно явилось с повинной, способствовало раскрытию преступления, возместило причиненный ущерб или иным образом загладило вред, причиненный в результате преступления. Согласно ч. 2 той же статьи УК лицо, совершившее преступление иной категории, при наличии тех же условий, может быть освобождено от уголовной ответственности только в случаях, специально предусмотренных соответствующими статьями Особенной части Уголовного кодекса.
Статья 76 УК предусматривает возможность освобождения от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим. Согласно этой статье лицо, впервые совершившее преступление небольшой тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если оно примирилось с потерпевшим и загладило причиненный потерпевшему вред*.

*В Уголовном кодексе РСФСР 1960 года предусматривалась возможность освобождения от уголовной ответственности с привлечением к административной ответственности (ст. 501), с передачей дела в товарищеский суд (ст. 51), с передачей на поруки (ст. 52), освобождение несовершеннолетнего от уголовной ответственности с направлением его в комиссию по делам несовершеннолетних (ч. 4 ст. 10).

Для наглядности сказанное можно отразить в схеме следующим образом. Формы реализации уголовной ответственности: основная форма – наказания (ст. 43, 44 УК ); иные формы – уголовная ответственность без наказания (ч. 2 ст. 92 УК ), уголовная ответственность без реального отбывания наказания (ст. 73, 82 УК ), замена уголовной ответственности принудительными мерами воспитательного воздействия (ч. I ст. 90 УК ), освобождение от уголовной ответственности при наличии условий, указанных в законе (ст. 75, 76, 77 УК ).
Важным является также вопрос о моменте прекращения уголовной ответственности. Суть этого вопроса – включать в содержание ответственности судимость или нет. Ряд авторов считает, что уголовная ответственность прекращается со снятием или погашением судимости*. Нам представляется, что тем самым искусственно расширяются пределы уголовной ответственности. Уголовные правоотношения, а следовательно, и уголовная ответственность прекращаются с момента отбытия лицом наказания. Судимость есть правовое последствие уголовной ответственности, но не входит в ее содержание. Прав, на наш взгляд, Г.Г. Криволапов, который пишет: «После отбытия наказания государство не вправе считать лицо преступником и подвергать его каким-либо дополнительным мерам ответственности за совершенное в прошлом преступление»**.

*См.: Уголовная ответственность и ее реализация в деятельности органов внутренних дел. М„ 1987. С.12.
**Криволапов Г.Г. Уголовная ответственность как правовое последствие совершенного преступления. С. 75.

§ 3. Основание уголовной ответственности
Решение вопроса об основании уголовной ответственности имеет не только правовое, но и большое политическое, социальное значение. То или иное решение данного вопроса определяет характер уголовной политики государства, уровень законности, правовое положение личности.
Российская наука и законодательство считают основанием уголовной ответственности только осознанное общественно опасное деяние (действие или бездействие), то есть преступление. Ни прошлое субъекта, ни его социальное происхождение или положение, ни его политические, религиозные или иные взгляды не могут породить уголовные правоотношения и быть основанием уголовной ответственности. Только преступление является основанием уголовной ответственности.
В ст. 8 УК РФ сказано: «Основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного настоящим Кодексом».
Анализ состава преступления позволяет раскрыть объективные (объект и объективная сторона) и субъективные (субъект и субъективная сторона) признаки преступления, установить, под действие какой уголовно-правовой нормы подпадает совершенное деяние (то есть квалифицировать преступление) и какое может быть назначено наказание лицу, его совершившему.
Установить на какой объект посягает совершенное преступление – значит определить, каким именно общественным отношениям в данном случае причинен ущерб.
Установить признаки, характеризующие объективную сторону преступления, – значит выявить, какие именно действия (бездействие), предусмотренные Уголовным кодексом, совершены лицом, а также какие последствия повлекло за собой это деяние и была ли причинная связь между деянием и наступившими последствиями.
Из положения о субъекте преступления, как элементе состава преступления, вытекает вывод о том, что к уголовной ответственности может быть привлечено не всякое лицо, совершившее опасное для общества деяние, а только то, которое по возрасту и своему психическому состоянию способно отдавать отчет в своих действиях и руководить ими, что деяние, которое вменяется в вину, должно быть осознанным, а не импульсивным, то есть совершенным без участия воли и сознания человека. Установить признаки, характеризующие субъективную сторону преступления, – значит установить вину лица в совершении данного деяния и форму ее выражения – умысел или неосторожность.
Положение об основании уголовной ответственности, закрепленное в статье 8 УК РФ, находит свое развитие и конкретизацию в нормах Общей и Особенной частей Уголовного кодекса.
В Общей части определяются признаки преступления, формы вины (умысел и неосторожность), признаки невменяемости, условия ответственности за соучастие, неоконченную преступную деятельность и др. В Особенной части определяются признаки конкретных преступлений (диверсия, убийство, кража и др.) и устанавливается вид и размер наказания за их совершение.

Глава V.
ПОНЯТИЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ
§ 1. Уголовное право о понятии преступления
Понятие преступления сформировалось на определенном этапе развития человеческого общества после возникновения государства и неотделимо от права. Однако как явление социальной действительности деяния, составляющие его содержание, существовали и до возникновения государства. По сути, это были любые сознательные деяния членов общества, которые вступали в противоречие с существующими в нем традициями, обычаями и иными общепризнанными правилами поведения и существенно дезорганизовывали нормальную жизнедеятельность данной социальной организации. С возникновением государства появилась необходимость зафиксировать наиболее серьезные и часто встречающиеся виды поведения, отклоняющегося от общепринятых социальных норм, и определить за их совершение меры негативного характера, ранее применившиеся от имени социальной общности всеми или отдельными членами общества, а теперь – от имени государства специально уполномоченными на то органами или лицами. Для этого необходимо было проанализировать всю совокупность аналогичных деяний и выделить общие, присущие каждому из них и наиболее существенные признаки, которые подлежали закреплению в нормах права (общеобязательных правилах поведения, исполнение которых обеспечивалось принудительной силой государства). Однако законодательного определения преступления как правовой категории долгое время не существовало. В качестве основного признака (являвшегося и единственным) выступала противоправность деяния, то есть наличие прямого запрета на его совершение, закрепленного в конкретных уголовно-правовых нормах, входящих в различные правовые акты наряду с нормами иных отраслей законодательства (в их современном понимании). Положение изменилось лишь с появлением кодифицированных сборников норм уголовного права, где присутствовало определение данного понятия с использованием различной законодательной техники.
Что же касается содержательного аспекта данного понятия, то есть, какие именно виды социально отклоняющегося поведения закреплялись в существующем законодательстве как преступления, то здесь решающее значение имели интересы политически и экономически господствующего класса (сословия, части общества). Под защиту закона и, следовательно, государства ставились те общественные отношения, которые являлись наиболее значимыми и определяющими, во-первых, для данной части общества, а во-вторых, для всего общества в целом.
Реальным подтверждением этому служит уголовное право рабовладельческого общества. Любое посягательство на интересы рабовладельцев со стороны рабов всегда признавалось преступлением, в то время как действия хозяина в отношении рабов таковыми не признавались (так, убийство раба хозяином было его частным делом, а убийство хозяйского раба иным представителем господствующего класса рассматривалось как имущественное посягательство).
В уголовном праве феодального общества в качестве преступных закреплялись в первую очередь деяния, посягающие на интересы феодалов и церкви. Те же особенности прослеживались и в уголовном праве буржуазного общества. Так как экономическая, а затем и политическая власть находилась в руках представителей крупной буржуазии, то в первую очередь в качестве наиболее значимых провозглашались их совместные интересы.
В настоящее время, когда в развитых странах мира преобладающим становится так называемый средний класс, уголовное право нацелено в первую очередь на защиту его жизненных интересов. Такая же картина свойственна и российскому уголовному законодательству, за тем исключением, что в России данный социальный слой весьма незначителен.
В зависимости от описания преступления и его признаков в уголовном законе выделяются три типа его определений: формальное, материальное и материально-формальное.
Формальное – это точное определение, в котором содержится признак противоправности и отсутствует признак общественной опасности. В подобном определении под преступлением понимается деяние, запрещенное уголовным законом под страхом наказания.
Материальное – это определение преступления, в котором указывается только на общественную опасность деяния и отсутствует признак противоправности. Такое определение содержалось, в частности, в УК РСФСР 1922 года, в ст. 6 которого преступлением признавалось «всякое общественно опасное действие или бездействие, угрожающее основам советского строя, правопорядку, установленному рабоче-крестьянской властью на переходный к коммунистическому строю период». Главным недостатком материального определения преступления являлось отсутствие указаний на формальный признак преступления – предусмотренность деяния уголовным законом. Данное обстоятельство имело под собой объективные предпосылки – наличие в уголовном праве института аналогии. Он предусматривал возможность привлечения к уголовной ответственности за совершение общественно опасного деяния, прямо не предусмотренного уголовным законом, что позволяло восполнять пробелы законодательства в условиях быстро меняющейся действительности. Однако такое положение вещей существенным образом противоречит принципу законности.
Этот весьма существенный недостаток был учтен при разработке УК РСФСР 1960 года, где в ст. 7 данное понятие определялось уже следующим образом:
«Преступлением признается предусмотренное уголовным законом общественно опасное деяние (действие или бездействие), посягающее на общественный строй СССР, его политическую и экономическую системы, социалистическую собственность, политические, трудовые, имущественные и другие права и свободы граждан, а равно иное, посягающее на социалистический правопорядок общественно опасное деяние, предусмотренное уголовным законом». В приведенном выше определении законодательно закреплялись два основных признака: общественная опасность и противоправность, что представляет собой материально-формальное определение преступления. Кроме того, в теории уголовного права, посредством сопоставления и анализа содержания ст. 7 и ст. 1, 3 УК РСФСР 1960 года, были выделены еще два признака преступления: виновность и противоправность.
Современное уголовное законодательство (ч. 1 ст. 14 УК РФ) содержит следующее материально-формальное определение: «Преступлением признается виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное настоящим Кодексом под угрозой наказания».
§ 2. Признаки преступления
В законодательное определение преступления, закрепленное в УК РФ, включены следующие признаки:
1) общественная опасность;
2) уголовная противоправность;
3) виновность;
4) наказуемость.
Рассмотрим реальное содержание данных признаков с учетом основных положений теории российского уголовного права.
Общественная опасность – важнейший, неотъемлемый признак преступления, который в первую очередь качественно отличает его от иных существующих видов правонарушений и выступает в качестве основной (материальной) предпосылки для уголовно-правового запрета данного вида деяний. Особая значимость этого признака подтверждается ч. 2 ст. 14 УК РФ, которая гласит: «Не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного настоящим Кодексом, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности».
Непосредственным проявлением общественной опасности является вред, который причиняется или реально может быть причинен личности, обществу или государству. Однако это утверждение верно лишь наполовину. В качестве обязательной предпосылки (источника) причинения вреда должно выступать деяние человека, осознанное по своей природе. Такое положение вещей определяется изначальной сущностью права – служить регулятором деятельности людей в интересах общества. А реализация этой функции предполагает осознание содержания правовых норм и наличие реальной возможности им следовать. В этой связи в качестве общественно опасных выступают такие деяния человека, которые не только существенным образом отличаются от общепринятых (преобладающих) прототипов поведения членов данного общества, но и с неизбежностью или весьма большой долей вероятности тем или иным образом существенным образом дезорганизуют данное общество, что является для него неприемлемым и, следовательно, общественно опасным.
Уголовное законодательство в ст. 60 УК РФ «Общие начала назначения наказания» выделяет качественную и количественную стороны общественной опасности. По общему правилу характер общественной опасности признается качественной характеристикой преступления, а степень – количественной. Данный признак преступления находит свое проявление во всех элементах состава преступления, составляющих внутреннюю правовую структуру этого социального явления. Однако распределяется общественная опасность по ним весьма неравномерно.
Общественная опасность зависит от такого элемента состава преступления, как объект преступления, то есть общественных отношений, охраняемых уголовным законом. В качестве таковых в Российской Федерации выступают основополагающие общественные отношения, посредством которых в обществе реализуются интересы личности, семьи, общества и государства, закрепленные в ст. 2 УК РФ «Задачи Уголовного кодекса Российской Федерации». Чем ценнее общественные отношения, тем выше общественная опасность преступления, посягающего на них.
Однако значимость для общества конкретных общественных отношений в большинстве случаев является недостаточной для их уголовно-правовой охраны, в связи с чем в качестве дополнительных оснований для криминализации выступают также признаки объективной стороны – вредные последствия и особенности самого деяния.
Данный элемент по существу отражает качественный критерий общественной опасности, но, как правило, именно присущие ему особенности позволяют детализировать количественную характеристику общественной опасности конкретного преступления (например, вредные последствия позволяют разграничить между собой преступления, предусмотренные ст. 111, 112 и 115 УК РФ, по степени общественной опасности).
Что же касается субъекта как элемента состава, то он также является воплощением данного признака преступления. Так, возраст, особенности социального или правового статуса лица, совершившего преступление, в ряде случаев выступают в качестве одного из основных критериев для признания его противоправным (родитель, военнослужащий, должностное лицо и т.п.), то есть являются воплощением характера общественной опасности. А особенности уголовно-правового статуса (неоднократное совершение преступления, предыдущая судимость лица и т.п.) воплощают степень общественной опасности.
Качественная и количественная характеристика общественной опасности преступления воплощена и в признаках субъективной стороны состава. Так, неосторожное преступление, как правило, обладает меньшей степенью общественной опасности, чем аналогичное деяние, совершенное умышленно. В то же время совершение ряда общественно опасных деяний по неосторожности, при незначительном характере преступных последствий (например, причинение по неосторожности легкого вреда здоровью) дает основание для непризнания их преступными, то есть налицо учет законодателем характера общественной опасности.
2. Уголовная противоправность. Сущность этого признака заключается в том, что он являясь самостоятельным, выступает в качестве юридической формы отражения общественной опасности, то есть посредством формализованных способов и средств закрепляет в уголовном законе данный основополагающий признак преступления. Как бы ни было опасно какое-либо деяние, но если оно не предусмотрено уголовным законом на момент его совершения, оно не может быть признано преступлением. Верно и обратное утверждение: если предусмотренное УК РФ деяние не обладает общественной опасностью, то оно не может быть признано преступлением. Данный признак проявляется, исходя из особенностей уголовного законодательства, в том, что устанавливается запрет на совершение конкретных действий либо налагаются определенные обязательства на тех или иных лиц. Как правило, преступление нарушает не только уголовный закон, но и нормы иных отраслей права. Так, например, уклонение физического лица от уплаты налога или страхового взноса в государственные внебюджетные фонды (ст. 198 УК РФ) нарушает нормы финансового права, контрабанда (ст. 188 УК РФ) – нормы таможенного законодательства. Но для того, чтобы общественно опасное деяние было признано преступным, необходимо, чтобы это деяние было предусмотрено прежде всего уголовным законом, то есть официально провозглашено государством в качестве преступления. Существующее уголовное законодательство не допускает применения уголовного закона по аналогии.
3. Виновность. По своей сущности данный признак является производным от уголовной противоправности. Его обязательное присутствие объясняется недопустимостью объективного вменения, то есть возможности привлечения к уголовной ответственности без наличия вины. В этой связи преступлением является не всякое общественно опасное деяние, предусмотренное уголовным законодательством, а лишь то, которое характеризуется определенным психическим отношением лица к самому поведению и наступившим последствиям. Данный признак присутствует лишь тогда, когда в наличии форма вины, предусмотренная уголовным законодательством: умышленная – в виде прямого или косвенного умысла (ст. 25 УК РФ); неосторожная – в виде легкомыслия или небрежности (ст. 26 УК РФ); двойная форма вины (ст. 27 УК РФ)*.

*Более подробно содержание форм вины будет рассмотрено в главе XI.

4. Наказуемость. Этот признак в своей основе базируется на противоправности. Уголовно-правовая сущность его заключается в том, что нет в УК РФ преступления, за которое не было бы предусмотрено наказания. Причем он выступает (в этом заключается его особенность) не в виде неизбежности наступления данных неблагоприятных последствий, а в виде реальной угрозы применения наказания. Такое положение объясняется тем, что уголовное законодательство в ряде случаев прямо предусматривает обстоятельства, при наличии которых совершение лицом преступления не влечет наступления наказания. Так, например, освобождение от наказания в связи с болезнью (ст. 81 УК РФ), освобождение от наказания в связи с амнистией (ч. 2 ст. 84 УК РФ).
§ 3. Отличие преступлений от иных видов правонарушений
Особую важность в теории российского уголовного права и в правоприменительной деятельности имеет разграничение собственно преступлений и иных видов правонарушений. Это необходимо для того, чтобы, во-первых, четко ограничить тот круг деяний, который подпадает под действие уголовного законодательства; во-вторых, определить, что за деяние совершено конкретным лицом, и в соответствии с этим реализовать основные положения той отрасли права, в сферу действия которой оно попадает.
В этой связи следует отметить, что наибольшим сходством обладают следующие правонарушения:
1) дисциплинарные проступки (нарушения государственной и служебной дисциплины, влекущие за собой дисциплинарные взыскания) и преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях (глава 23 УК РФ), против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления (глава 30 УК РФ), а также направленные против военной службы (глава 33 УК РФ);
2) гражданско-правовые деликты (нарушения требований гражданского законодательства) и преступления против собственности (глава 21 УК РФ), а также часть преступлений в сфере экономической деятельности (глава 22 УК РФ);
3) административные правонарушения (предусмотренные административным законодательством) и часть преступлений в сфере экономической деятельности (глава 22 УК РФ), направленных против общественной безопасности и общественного порядка (раздел IX УК РФ), а также против порядка управления (глава 32 УК РФ).
Разграничение между данными разновидностями правонарушений производится по двум основаниям:
1) характеру общественной опасности (материальный критерий);
2) виду противоправности (формальный критерий),
Реальное содержание материального критерия заключается в различной социальной сущности преступления и иных видов правонарушений. Преступление всегда антагонистично обществу в связи с тем, что затрагивает его в целом, существенно дезорганизует соответствующий уклад общественных отношений и влечет за собой ряд негативных последствий. Данные противоречия не могут быть устранены иным путем, кроме как полным искоренением преступлений (что выступает в качестве основополагающей задачи уголовной политики).
Разграничение по формальному критерию заключается в следующем. Если конкретное правонарушение предусмотрено какой-либо статьей Особенной части УК РФ – это преступление. Если нет – то либо одна из разновидностей правонарушений (в зависимости от того, нормой какой отрасли законодательства оно предусмотрено), либо аморальный поступок (если нарушены только общепринятые правила поведения людей в обществе). В УК РФ отсутствует административная преюдиция (когда повторное совершение в течение года правонарушения, за предшествовавшее из которых лицо привлекалось к административной ответственности, делало его преступлением). Отметим также и наличие особых правовых последствий для лица, осужденного за совершение преступления, – наличие судимости.
На законодательном уровне разграничение между преступлениями и иными правонарушениями достигается посредством использования различных приемов.
Наиболее часто эта граница проводится в зависимости от размера причиненного вреда, способа, времени, места и иных обстоятельств совершения преступления (например, кража чужого имущества, предусмотренная ст. 158 УК РФ, и мелкое хищение чужого имущества, предусмотренное ст. 49 КоАП РСФСР, и т. п.).
В ряде случаев в качестве разграничивающего признака выступает форма вины, мотив или цель (например, умышленное причинение легкого вреда здоровью, предусмотренное ст. 115 УК РФ, и аналогичное деяние, совершенное по неосторожности).
§ 4. Классификация преступлений
Под классификацией преступлений понимается разделение их на группы в соответствии с установленным критерием (единым существенным признаком для всех преступлений).
В ст. 15 УК РФ законодательно закреплена классификация преступлений по категориям. Часть 1 данной статьи гласит: «В зависимости от характера и степени общественной опасности деяния, предусмотренные настоящим Кодексом, подразделяются на преступления небольшой тяжести, преступления средней тяжести, тяжкие преступления и особо тяжкие преступления».
В соответствии с данным законодательным определением в качестве критерия выступают характер и степень общественной опасности. Однако в связи с тем, что общественная опасность является социальной характеристикой преступления, то на уровне конкретных статей закона она получает свое правовое закрепление посредством юридически значимых признаков. В качестве таковых в данном случае выступают вид и размер наказания, предусмотренные санкцией соответствующей статьи Особенной части УК РФ, а также формы вины.
Основываясь на данных положениях, в ч. 2, 3, 4 и 5 ст. 15 УК РФ дается исчерпывающее определение конкретного содержания данных признаков, которые соответствуют преступлениям той или иной категории:
– преступлениями небольшой тяжести признаются умышленные и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное настоящим Кодексом, не превышает двух лет лишения свободы;
– преступлениями средней тяжести признаются умышленные и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное настоящим Кодексом, не превышает пяти лет лишения свободы;
– тяжкими преступлениями признаются умышленные и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное настоящим Кодексом, не превышает десяти лет лишения свободы;
– особо тяжкими преступлениями признаются умышленные деяния, за совершение которых настоящим Кодексом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше десяти лет или более строгое наказание.
Данная классификация преступлений по категориям в зависимости от характера и степени общественной опасности носит, в первую очередь, практический характер. Так, например, в зависимости от того, к какой категории отнесено преступление, совершенное конкретным лицом, находится решение следующих вопросов:
– об определении опасного и особо опасного рецидива (ст. 30 УК РФ);
– об уголовной ответственности за приготовление к преступлению (ч. 2 ст. 30 УК РФ);
– о наличии преступного сообщества (ч. 4 ст. 35 УК РФ);
– о назначении осужденным к лишению свободы вида исправительного учреждения (ст. 58 УК РФ);
– о назначении такого вида наказания, как смертная казнь (ст. 59 УК РФ);
– об определении и учете наличия обстоятельства, смягчающего наказание (п. «а» ч. 1 ст. 61 УК РФ);
– о назначении наказания по совокупности преступлений (ч. 2 и ч. 3 ст. 69 УК РФ);
– об освобождении от уголовной ответственности (ст. 75, 76, 77 и 78 УК РФ);
– об условно-досрочном освобождении осужденного (ч. 3 ст. 79 УК РФ);
– о замене неотбытой части наказания более мягким (ч. 1 ст. 80 УК РФ);
– о назначении отсрочки отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей (ч. 1 ст. 82 УК РФ);
– об освобождении от отбывания наказания в связи с истечением сроков давности обвинительного приговора суда (ч. 1 ст. 83 УК РФ);
– о погашении судимости (ч. 3 ст. 86 УК РФ);
– о процессе реализации уголовной ответственности и назначении наказания несовершеннолетним (ч. 1 ст. 90, ч. 1 и 2 ст. 92 УК РФ).
Кроме рассмотренной, в науке отечественного уголовного права присутствуют и иные классификации.
Так, в качестве критерия в одной из них выступает типовой объект преступного посягательства. По данному критерию все преступления можно подразделить на шесть основных групп, которые соответствуют разделам Особенной части УК РФ:
1) преступления против личности (раздел VII);
2) преступления в сфере экономики (раздел VIII);
3) преступления против общественной безопасности и общественного порядка (раздел IX);
4) преступления против государственной власти (раздел X);
5) преступления против военной службы (раздел XI);
6) преступления против мира и безопасности человечества (раздел XII).
На основании же особенностей, присущих родовому объекту, все преступления, предусмотренные УК РФ, можно разделить на 19 групп, которые соответствуют главам Особенной части УК РФ.
Если же в качестве критерия использовать форму вины, то все преступления распадаются на две основные группы: умышленные преступления (преступления, совершаемые с прямым или косвенным умыслом) и неосторожные преступления (преступления, совершаемые по легкомыслию или небрежности).
Есть и другие основания классификации, например: оконченное и неоконченное преступления; преступления, влекущие наказание в виде лишения свободы, и иные, не связанные с лишением свободы, и т.д.
§ 5. Преступление и преступность
Понятие преступления неотделимо от понятия преступности и тесно с ним взаимосвязано.
Преступность – массовое общественно опасное и уголовно противоправное явление, складывающееся из совокупности преступлений, совершенных на конкретной территории за определенный промежуток времени, а также лиц, их совершивших, образующих систему*.

*Гаухман Л.Д. Организованная преступность: понятие, виды, тенденции, проблемы уголовно-правовой борьбы. М., 1993. С. 4-5; Карпец И.И. Преступность: иллюзии и реальность. М, 1992. С. 12-15,53; Криминология: Учебник для вузов/ Под ред. Н.Ф. Кузнецовой и Г.М. Миньковского. м., 1994; Максимов С В. Краткий криминологический словарь. М., 1995.

По сравнению с преступлением, которое характеризуется рассмотренными выше признаками (общественной опасностью, уголовной противоправностью, виновностью и наказуемостью), преступность как системное социально-правовое явление характеризуется количественными (объем, уровень (интенсивность), динамика) и количественно-качественными (структура, патентность, территориальное распределение) свойствами.
Глава VI
МНОЖЕСТВЕННОСТЬ ПРЕСТУПЛЕНИЙ
§ 1. Понятие и виды множественности преступлений
Впервые определения основных видов множественности преступлений получили закрепление в Уголовном кодексе Российской Федерации (ст. 16-18). Ранее действовавшее уголовное законодательство не содержало таких определений, ограничиваясь описанием лишь отдельных разновидностей последних (особо опасный рецидив, повторность преступлений против собственности и др.).
Множественность преступлений – это совершение одним и тем же лицом нескольких единичных преступлений, из которых как минимум два имеют уголовно-правовое значение для квалификации любого из них или для назначения наказания за них.
Из приведенного определения следует, что множественности преступлений не образуется в любом случае, если деяние виновного содержит менее двух составов преступлений, если лицо, совершившее два обособленных преступления, хотя бы по одному из них освобождено от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием (ст. 75 УК ), примирением с потерпевшим (ст. 76 УК ), изменением обстановки (ст. 77 УК ), истечением установленных уголовным законом сроков давности (ст. 78 УК ), амнистией (ст. 84 УК ), требованиями, прямо указанными в статьях Особенной части УК РФ.
Присутствие в российском уголовном праве института множественности преступлений обусловлено необходимостью:
- реализации принципа неотвратимости уголовной ответственности за каждое преступление*;
- обеспечения социальной справедливости (ст. 6 УК ) посредством дополнительного правового обоснования более сурового наказания лицу, совершившему несколько преступлений, в сравнении с наказанием для лица, совершившего одно преступление;
- дополнительной общей превенции преступного профессионализма** (то есть усиления угрозы наказанием для лиц, намеревающихся превратить совершение преступлений в профессию).

*Поскольку действующее уголовное законодательство России содержит значительное число исключений из этого принципа (ст. 75-78, 51, 52, 64 п. «б», п. 2 прим. к ст. 201, прим. к ст. 205 и др.), правильнее его именовать принципом законной ответственности, то есть обязательной ответственности за каждое преступление, если иное прямо не предусмотрено уголовным законом.
**Преступный профессионализм нередко выступает как источник или как обязательный признак организованной преступной деятельности. Повышенный уровень профессионализма членов организованных преступных групп косвенно подтверждается тем, что на одного участника подобной группы приходится менее одного выявленного преступления, в то время как на одного среднестатистического преступника – более двух преступлений. См.: Преступность в России в девяностых годах и некоторые аспекты законности борьбы с ней. М., 1995. С. 14; Криминальная ситуация в России и ее изменения. М., 1996. С. 29.

Оценивая значение рассматриваемого института в отечественном уголовном законодательстве, следует иметь в виду, что в множественности преступлений отражается более высокая степень общественной опасности не столько личности преступника, совершившего два и более преступления, сколько собственно двух и более общественно опасных деяний.
Далеко не всегда совершение нескольких преступлений одним и тем же лицом свидетельствует о росте его криминального профессионализма (особенно в случаях относительно частого привлечения к ответственности) или о стойкости его антиобщественной установки (совершение преступлений в силу длительного пребывания в неблагоприятных жизненных условиях). Тем не менее отсутствие данных негативных свойств личности преступника по сути не снижает повышенной общественной опасности двух и более преступлений.
Уголовное законодательство России позволяет выделить следующие виды* множественности преступлений:
1) неоднократность;
2) совокупность;
3)рецидив.

*В учебной и научной литературе по уголовному праву до 1996 года была достаточно распространена точка зрения о необходимости выделения двух форм множественности: по-вторности и идеальной совокупности преступлений, первая из которых может иметь вид совокупности или рецидива (см., например. Малков В.П. Множественность преступлений и ее формы по советскому уголовному праву. Казань, 1982). По нашему мнению, такая классификация обладает лишь теоретической ценностью.

Каждый из этих видов множественности преступлений имеет разновидности. От множественности преступлений необходимо отличать единичное (единое) преступление, являющееся ее первичным элементом.
§ 2. Единичное (единое)* преступление

*В учебной литературе по уголовному праву понятия «единичное преступление» и «единое преступление» используются как равнозначные. Однако более точным в плане противопоставления множественности преступлений является понятие единичного преступления, то есть однократного.

Единичное преступление – это деяние, содержащее состав одного преступления, предусмотренного одной статьей или частью статьи Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации.
Уголовное законодательство России выделяет два вида единичных преступлений:
1) простое единичное преступление (простой состав преступления);
2) сложное единичное преступление (сложный состав преступления).
Простое единичное преступление – это деяние, посягающее на один объект посредством одного действия (акта бездействия), характеризующееся одной формой вины, сопровождающееся одним последствием (для составов с материальной конструкцией объективной стороны). Примером простого единичного преступления может служить – убийство без отягчающих обстоятельств (ч. 1 ст. 105 УК ).
Сложное единичное преступление – это деяние, которое может посягать на несколько объектов, или может быть совершено посредством нескольких действий (актов бездействия), или сопровождаться несколькими последствиями, или характеризоваться двумя формами вины. .
Разновидности сложного единичного преступления:
1) составное преступление;
2) преступление с альтернативными действиями;
3) длящееся преступление; '
4) продолжаемое преступление;
5) с двумя формами вины;
6) с дополнительными тяжкими последствиями.
Составное преступление – это деяние (действие или бездействие), непосредственно посягающее по крайней мере на два объекта уголовно-правовой охраны, один из которых признается основным, а другой (другие) – обязательным дополнительным. Например, открытое хищение чужого имущества, соединенное с насилием, не опасным для жизни и здоровья потерпевшего (п. «г» ч. 2 ст. 161 УК ). Основной объект посягательства – чужая собственность, обязательный дополнительный объект – телесная неприкосновенность*.

*В некоторых источниках составное преступление определяется как образование двух и более деяний, каждое из которых можно рассматривать как простой состав преступления (см., например, Уголовное право. Общая часть. М.: МГУ, 1993. С. 210). При таком подходе понятие составного преступления оказывается тождественным понятию идеальной совокупности преступлений.

Преступление с альтернативными действиями – это деяние, объективная сторона которого включает два и более обособленных действия, совершение любого из которых в отдельности образует состав оконченного преступления. Например, незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств (ст. 222 УК ).
Длящееся преступление – это уголовно наказуемое деяние (действие или бездействие), сопряженное с последующим длительным невыполнением обязанностей, возложенных на виновного законом,* или с длительным нарушением установленного запрета. Например, уклонение от прохождения военной и альтернативной гражданской службы (ст. 328 УК ), злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности (ст. 177 УК ).

*См.: Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР. 1924-1977. Ч. 2. М., 1981. С. 76.

Длящееся преступление считается оконченным с момента начала уклонения от выполнения обязанностей или с момента начала нарушения установленного запрета.
Продолжаемое преступление – это деяние, объективная сторона которого образована относительно тождественными преступными действиями, характеризующимися общностью цели (единством умысла), вследствие чего они составляют одно преступление* (похищение автомобиля посредством выноса с территории автозавода отдельных частей).

*См.: Там же С. 145.

Преступление с дополнительными тяжкими последствиями – это деяние, объективная сторона которого наряду с обязательными основными последствиями включает дополнительные (как правило, тяжкие) последствия, имеющие значение квалифицирующего (особо квалифицирующего) признака. Например, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее смерть потерпевшего (ч. 4 ст. 111 УК ).
Преступление с двумя формами вины – это единичное преступление, характеризующееся умыслом по отношению к соответствующему деянию и неосторожностью по отношению к тяжким последствиям этого деяния. Примером данного вида сложного единичного преступления может служить порча земли, повлекшая по неосторожности смерть человека (ч. 3 ст. 254 УК ).
§ 3. Неоднократность преступлений
Неоднократность как наиболее общий вид множественности преступлений* – это совершение одним и тем же лицом двух или более преступлений, ответственность за которые определяется одной статьей и частью статьи Уголовного кодекса РФ либо различными его статьями в случаях, прямо предусмотренных в Особенной части Уголовного кодекса РФ.

*До принятия нового Уголовного кодекса РФ неоднократность рассматривалась в научной и учебной литературе как разновидность повторности. См., например: Уголовное право. Общая часть. Вып. З/ Под ред. Л.Д. Гаухмана М.. Московский институт МВД РФ, 1995. С. 113.

Нормативное определение неоднократности содержится в ч. 1 ст. 16 Уголовного кодекса РФ. На основании критерия степени правовой тождественности объекта посягательства выделяются два вида неоднократности преступлений: общая и специальная.
Общая неоднократность преступлений – совершение лицом любого нового преступления, если это не рассматривается квалифицирующим признаком состава данного преступления. Например, совершение убийства из хулиганских побуждений (п. «и» ч. 2 ст. 105 УК ) и кражи (ст. 158 УК ).
Общая неоднократность не влияет на квалификацию преступлений, хотя имеет значение при назначении наказания.
Специальная неоднократность преступлений – совершение лицом нового преступления, основной или дополнительный непосредственный объект которого тождественен в уголовно-правовом смысле непосредственному объекту первого (первых) преступления.
Специальная неоднократность нередко выделяется в законе в качестве квалифицирующего признака, наличие которого свидетельствует о значительном увеличении общественной опасности деяния и предполагает необходимость применения к виновному более сурового наказания. Например, кража, совершенная неоднократно (п. «б» ч. 2 ст. 158 УК ), может быть наказана вдвое суровее, чем то же преступление, совершенное однократно.
В теории уголовного права выделяются разновидности специальной неоднократности: систематичность преступлений и совершение преступлений в виде промысла.
В соответствии с уголовным законодательством РФ (ч. 2 ст. 16 УК ) не признается совершенным неоднократно преступление, если: 1) за ранее совершенное преступление лицо в установленном порядке (например, вследствие акта амнистии) было освобождено от уголовной ответственности либо 2) судимость за ранее совершенное лицом преступление была погашена или снята (ст. 86). Во втором случае имеется не являющаяся рецидивом неоднократность преступлений, образованная из двух неосторожных преступлений. Например, не будет признано неоднократным уничтожение или повреждение чужого имущества в крупном размере, совершенное вторично по неосторожности (ст. 168 УК ), если судимость за первое деяние на момент совершения второго была снята или погашена.
Новым Уголовным кодексом (ч. 3 ст. 16 УК РФ) предусмотрено также правило, в соответствии с которым неоднократность преступлений, предусмотренная нормой уголовного закона в качестве обстоятельства, влекущего за собой более строгое наказание, должна быть квалифицирована по той части статьи, которая прямо предусматривает данный квалифицирующий признак. Например, неоднократно совершенное мошенничество должно быть квалифицировано по п. «б» ч. 2 ст. 159 УК . В иных случаях неоднократность учитывается при назначении наказания как обстоятельство, отягчающее наказание (п. «а» ч. 1 ст. 63 УК ).
§ 4. Совокупность преступлений
Вторым видом множественности преступлений является их совокупность (ст. 17 УК ).
Совокупность преступлений – это совершение лицом посредством нескольких самостоятельных действии (актов бездействия) либо одного самостоятельного действия (акта бездействия) двух или более преступлений, предусмотренных разными статьями либо частями одной статьи Особенной части УК , если ни за одно из них данное лицо не было осуждено и при этом сохраняются основания для привлечения его к ответственности.
Первую разновидность совокупности преступлений в отечественной теории уголовного права принято называть реальной, вторую – идеальной.
Определение понятия реальной совокупности, хотя сам термин «реальная совокупность» законодатель не использует, дано в ч. 2 ст. 17 УК . Формальным признаком реальной совокупности преступлений, отличающим ее от неоднократности, является установление ответственности за каждое из входящих в нее преступлений разными статьями или частями статьи Особенной части УК при отсутствии специальных оговорок об обратном. Например, реальной совокупностью будет признана подделка документа (ч. 1 ст. 327 УК ) и использование заведомо подложного документа (ч. 3 ст. 327 УК ).
Совокупность преступлений исключается, если до момента вынесения приговора по одному из двух (двум из трех и т. д.) преступлений, входящих в совокупность: 1) истек срок давности привлечения к уголовной ответственности, или 2) виновное лицо (лица) освобождено от уголовной ответственности (ст. 75-78, 86 УК ), или 3) в уголовный закон внесены изменения и дополнения, устраняющие преступность или обособленную в отдельной части статьи наказуемость данного деяния.
Определение понятия идеальной совокупности (также без использования соответствующего термина) дается в ч. 2 ст. 17 УК .
Идеальная совокупность преступлений – это совершение посредством одного действия (акта бездействия) преступлений, предусмотренных двумя или более статьями Особенной части УК . Например, совершение из мести взрыва автомобиля с находящимся в нем водителем образует одновременно составы двух преступлений: 1) убийства, совершенного общеопасным способом (п. «е» ч. 2 ст. 105 УК ), и 2) умышленного уничтожения чужого имущества путем взрыва (ч. 2 ст. 167 УК ),
И в случае совершения преступлений, составляющих реальную совокупность, и в случае, когда речь идет об идеальной совокупности преступлений, лицо несет уголовную ответственность за каждое совершенное преступление по соответствующей статье или части статьи Особенной части УК (ч. 1 ст. 17 УК ). Наказание в этом случае назначается по правилам ст. 69 УК .
Исключение из правил составляет случай, когда различные статьи (части статей) Особенной части УК , предусматривающие ответственность за преступление, соотносятся как общая и специальная норма. Например, создание преступного сообщества с целью совершения краж в крупном размере одновременно содержит признаки преступления, предусмотренного ст. 210 УК и ч. 1 ст. 30, а также п. «в» ч. 3 ст. 158 УК . В подобных случаях согласно ч. 3 ст. 17 УК ответственность должна наступать лишь по специальной норме. В рассматриваемом примере – по статье 210 УК «Организация преступного сообщества (преступной организации)».
Вместе с тем следует подчеркнуть, что последнее правило, установленное законодателем, не всегда применимо. В случаях, когда общая норма предусматривает большее наказание, чем специальная, деяние следует признавать идеальной совокупностью преступлений. В противном случае будет недооценена общественная опасность такого преступления.
Например, организацию преступного сообщества лицом с использованием служебного положения с целью совершения убийства при отягчающих обстоятельствах (ч. 2 ст. 105 УК ), посягательства на жизнь государственного или общественного деятеля (ст. 277 УК ), насильственного захвата власти (ст. 278 УК ), вооруженного мятежа (ст. 279 УК ), диверсии при отягчающих обстоятельствах (ч. 2 ст. 281 УК ), посягательства на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование (ст. 295 УК ), посягательства на жизнь сотрудника правоохранительного органа (ст. 317 УК ), геноцида (ст. 357 УК ), экоцида (ст. 358 УК ), на наш взгляд, следует квалифицировать с применением, помимо ч. 3 ст. 210 УК , еще и ч. 1 ст. 30 УК , поскольку санкции указанных норм содержат более суровые (или строгие) наказания; чем санкция ч. 3 ст. 210 УК .
§ 5. Рецидив преступлений
Третьим видом множественности преступлений является их рецидив.
Рецидив преступлений (согласно ч. I ст. 18 УК ) – это совершение умышленного преступления лицом, имеющим судимость за ранее совершенное умышленное преступление.
Рецидив преступлений представляет наиболее опасный вид множественности преступлений, сущность которого проявляется в стойком нежелании лица, совершившего два и более преступлений, исправляться. В высоком уровне рецидива проявляются не только недостатки уголовно-исполнительной системы, но и низкая эффективность общепредупредительного воздействия уголовного закона на лиц, впервые совершивших преступления.
В теории отечественного уголовного права традиционно принято выделять шесть видов рецидива: 1) общий; 2) специальный; 3) простой (однократный); 4) сложный (многократный); 5) пенитенциарный; 6) особо опасный.
Общий рецидив – это совершение лицом, имеющим судимость за умышленное преступление, любого нового умышленного преступления.
Специальный рецидив – это совершение лицом, имеющим судимость за умышленное преступление, нового аналогичного (однородного) преступления при условии, что данная судимость предусмотрена в качестве квалифицирующего признака. Например, получение, изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг лицом, ранее судившимся за такое же преступление.
Простой (однократный) рецидив – это совершение нового преступления лицом, имеющим одну судимость. Соответственно сложный (многократный) рецидив понимается как совершение нового преступления лицом, имеющим две и более судимостей.
Под пенитенциарным рецидивом следует понимать совершение нового преступления лицом, отбывающим наказание в виде лишения свободы.
Наиболее опасной разновидностью рецидива является особо опасный рецидив. Уголовный кодекс РФ содержит нормативные определения понятий двух разновидностей рецидива: опасного (ч. 2 ст. 18 УК ) и особо опасного (ч. 3 ст. 18 УК ).
Опасным признается рецидив преступлений, состоящий из совокупности:
а) двух умышленных преступлений, за каждое из которых виновное лицо ранее было осуждено к лишению свободы, и одного вновь совершенного умышленного преступления, за которое данное лицо вновь осуждается к лишению свободы, либо б) одного тяжкого умышленного преступления, за которое виновное лицо было осуждено, и одного вновь совершенного данным лицом тяжкого преступления. Тяжким в соответствии с ч. 4 ст. 15 УК признается преступление, за которое может быть назначено наказание на срок 5 и более (но не свыше 10) лет.
Особо опасным признается рецидив, состоящий из совокупности: а) трех или большего числа умышленных средней тяжести или тяжких преступлений, за которые виновное лицо осуждено, и одного вновь совершенного умышленного преступления, которое по смыслу закона может быть преступлением небольшой (ч. 2 ст. 15 УК ) или средней тяжести, либо б) двух или большего числа умышленных тяжких или особо тяжких преступлений, за которые виновное лицо было осуждено, и одного вновь совершенного тяжкого преступления; в) одного умышленного тяжкого или особо тяжкого преступления, за которое виновное лицо было осуждено, и одного вновь совершенного указанным лицом особо тяжкого преступления.
Например, особо опасным должен быть признан рецидив, включающий убийство, совершенное организованной группой (п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК ), за которое виновный понес наказание, и вновь совершенное им разбойное нападение с применением оружия (п. «г» ч. 2 ст. 162 УК РФ).
При признании той или иной множественности преступлений рецидивом не
учитываются судимости:
а) за преступления, совершенные в возрасте до восемнадцати лет;
б) снятые или погашенные в соответствии со ст. 86 УК , например, по истечении трех лет после отбытия наказания за преступление небольшой или средней тяжести.
Глава VII
СОСТАВ ПРЕСТУПЛЕНИЯ
§ 1. Понятие состава преступления, его элементы и признаки, их характеризующие
В науке уголовного права наиболее устоявшимся можно считать определение состава преступления как совокупности установленных уголовным законом объективных и субъективных признаков, характеризующих общественно опасное деяние как преступление.
Состав преступления структурно состоит из четырех элементов:
- объекта;
- объективной стороны;
- субъекта;
- субъективной стороны.
Объективные (внешние) признаки состава преступления характеризуют объект и объективную сторону преступления. Субъективные (внутренние) признаки – субъекта и субъективную сторону преступления.
1. Объект преступления – это то, на что посягает преступление. При убийстве объектом преступления является жизнь другого человека, при краже – чужая собственность и т.д. Различаются общий, типовой, родовой и непосредственный объекты, а также объект и предмет преступления*. Например, объектом кражи, как было сказано, является чужая собственность, то есть общественные отношения собственности, а предметы могут быть похищены самые разнообразные: деньги, носильные вещи, видеотехника и т.п.

*Обо всем этом подробно будет сказано в главе VIII учебника.

2. Объективная сторона преступления характеризует деяние (действие или бездействие), посредством которого совершено преступление. К объективной стороне относятся также последствия преступного деяния и причинная связь между деянием виновного лица и наступившими вредными последствиями. Признаки объективной стороны преступления чаще всего описываются в диспозиции статей Особенной части УК . Например, кража ст. 158 УК определяется как тайное хищение чужого имущества. В отличие от кражи, грабеж определен в ст. 161 УК как открытое хищение чужого имущества. Таким образом, отличие кражи от грабежа проводится по способу совершения хищения: при краже – тайное, а при грабеже – открытое. Объективная сторона может быть так описана в законе, что будет иметь значение время, место, обстановка и другие объективные признаки преступления.
3. Субъект преступления – лицо, совершившее преступление. Субъектом преступления может быть только то лицо, на которое возможно возложение обязанности отвечать за содеянное, то есть лицо, достигшее указанного в законе возраста (ст. 20 УК ) и вменяемое (ст. 21 УК ). Есть в уголовном праве понятие специального субъекта, то есть лица, обладающего, помимо названных общих признаков (возраст, вменяемость), специальными признаками, указанными в законе. Так, исполнителем преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 285 УК (злоупотребление должностными полномочиями), может быть только должностное лицо.
4. Субъективная сторона преступления, характеризуется виной лица, совершившего преступление. Вина может быть умышленной (ст. 25 УК ) или неосторожной (ст. 26 УК ). Наряду с этим УК предусматривает ответственность за преступление, совершенное с двумя формами вины (ст. 27 УК ). К субъективной стороне преступления относятся также мотив и цель преступления.
Для наличия состава преступления необходимы все указанные элементы преступления (объект преступления, объективная сторона преступления, субъект преступления, субъективная сторона преступления) и характеризующие каждый из элементов признаки, предусмотренные уголовным законом. При отсутствии хотя бы одного из элементов состава преступления и указанных признаков нет состава преступления, а стало быть – нет и оснований уголовной ответственности. Другими словами, если в действиях (бездействии) лица не установлен состав преступления, то данное лицо не подлежит уголовной ответственности.
Различают необходимые (обязательные) и факультативные признаки состава преступления.
Необходимые признаки являются обязательными для всех без исключения составов преступления, они присущи каждому конкретному составу преступления. Такими признаками являются: для характеристики объекта преступления – общественные отношения, на которые посягает преступление; для характеристики объективной стороны – общественно опасное действие или бездействие (для так называемых материальных составов преступлений обязательными являются также преступные последствия (результат) и причинная связь между деянием (действием или бездействием) и наступившими вредными последствиями (результатом); для характеристики субъективной стороны – вина (в форме умысла или неосторожности); для характеристики субъекта преступления – физическое лицо, вменяемое и достигшее возраста, с которого в соответствии с законом наступает уголовная ответственность.
Факультативные признаки присущи только некоторым составам преступления. Они указываются в законе при описании элементов отдельных составов преступлений в добавление к общим признакам, чтобы отразить специфические свойства данного состава. Факультативные признаки могут дополнительно характеризовать объект преступления, объективную сторону, субъективную сторону и субъекта преступления.
В качестве факультативного признака объекта может выступать дополнительный объект, предмет преступления. Так, разбой (ст. 162 УК ) посягает на собственность, но одновременно объектом посягательства является и личность потерпевшего от преступления. Статьей 221 УК предусмотрена ответственность за хищение либо вымогательство радиоактивных материалов. По данной статье УК наступает ответственность только за хищение и вымогательство указанных в ней предметов.
Факультативными признаками объективной стороны преступления могут быть способ, время, место, обстановка и другие объективные обстоятельства, указанные в законе. Так, согласно ч. 3 ст. 331 УК уголовная ответственность за преступления против военной службы, совершенные в военное время либо в боевой обстановке, определяется законодательством Российской Федерации военного времени.
К факультативным признакам объективной стороны могут относиться также последствия совершенного деяния и причинная связь между действиями (бездействием) лица и наступившими последствиями. Так, в ч. 1ст. 283 УК не говорится о последствиях разглашения государственной тайны, а в ч. 2 этой же статьи предусмотрена повышенная ответственность за то же деяние, если оно повлекло тяжкие последствия.
Иногда в законе говорится о мотиве, цели, эмоциях как факультативных признаках субъективной стороны преступления. Например, п. «з» ч. 2 ст. 105 УК предусматривает корыстные побуждения в качестве квалифицирующего (отягчающего) обстоятельства при совершении умышленного убийства. Напротив, сильное душевное волнение, вызванное неправомерным поведением потерпевшего, в соответствии со ст. 107 УК влечет значительно более мягкое наказание за умышленное убийство.
Дополнительно к общим (обязательным) признакам субъекта преступления в законе могут быть указаны факультативные признаки, характеризующие лицо, совершившее преступление. Выше отмечалось, что в таких случаях речь идет о специальных субъектах преступления.
Факультативными, то есть дополнительными к основным, обязательным для всех составов преступлений, указанные признаки условно названы потому, что они не обязательны, если не указаны в законе. Но в том случае, если факультативные признаки указаны в законе, определяющем конкретное преступление, они приобретают значение обязательных признаков. Так, в п. «д» ч. 2 ст. 105 УК говорится об умышленном убийстве, совершенном с особой жестокостью. Для того чтобы виновному лицу вменить этот пункт по делу, должно быть установлено, что умышленное убийство было совершено именно таким способом, то есть с особой жестокостью.
В зависимости от того, как описаны в законе факультативные признаки состава преступления, они имеют различное значение. Если эти признаки включены в число признаков основного состава преступления, то есть указаны в диспозиции статьи Особенной части УК , то они являются обязательными для квалификации преступления по той или иной статье УК . Например, как отмечалось, для кражи характерно тайное хищение чужого имущества, а для грабежа – открытое. Соответственно кража должна квалифицироваться по ст. 158 УК , а грабеж – по ст. 161. Если же факультативные признаки не включены в описание основного состава преступления, они имеют значение отягчающих либо смягчающих обстоятельств. В таком случае эти признаки также влияют на квалификацию преступления, но только в производных (от основного) составах преступления – в составах с отягчающими или смягчающими обстоятельствами. Так, убийство с отягчающими обстоятельствами предусмотрено ч. 2 ст. 105 УК РФ, а ст. 106, 107, 108 УК РФ предусматривают убийство при смягчающих обстоятельствах.
§ 2. Соотношение преступления и состава преступления
Понятия преступления и состава преступления являются близкими, но не совпадают, их нельзя отождествлять. В соответствии с ч. 1 ст. 14 УК РФ преступлением признается виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное настоящим Кодексом под угрозой наказания. Таким образом, в определении преступления выделяются главные признаки: общественная опасность деяния, его уголовно-правовая противоправность, виновность лица, совершившего это деяние, и наказуемость деяния (действия или бездействия). Совокупность этих признаков образует общее понятие преступления, которое позволяет отграничить преступление от иных правонарушений. Однако приведенное здесь понятие преступления настолько широкое, что оно охватывает все преступления. Под это понятие подходит и кража, и убийство, и шпионаж, и любое другое преступление. Руководствуясь только понятием преступления, нельзя квалифицировать содеянное виновным лицом, то есть применять к нему ту или иную статью Особенной части Уголовного кодекса, предусматривающую ответственность за конкретное преступление. Этой цели служит разработанное наукой уголовного права понятие состава преступления.
Если совершение общественно опасного деяния (преступления) является фактическим основанием уголовной ответственности, то юридическим основанием будет наличие в этом деянии состава конкретного преступления, предусмотренного определенной нормой Особенной части Уголовного кодекса.
Состав преступления – законодательное определение. Оно создается на основе обобщения характеристик преступлений того или иного вида, выделения из разнообразия отдельных преступных проявлений наиболее существенных типичных признаков, необходимых и достаточных для констатации наличия в деянии преступления данного вида. Эти признаки включаются в диспозицию статьи Особенной части Уголовного кодекса в качестве конкретного состава преступления. Однако статьи Особенной части УК не дают полного описания признаков состава того или иного преступления. Некоторые наиболее часто повторяемые признаки путем обобщения как бы вынесены за скобки и помещены в статьях Общей части Уголовного кодекса (например, такие признаки субъекта преступления, как возраст, вменяемость). Следовательно, для определения наличия или отсутствия состава преступления в каждом конкретном случае необходимо обращаться не только к нормам Особенной, но и Общей части УК . В нормах Особенной части УК описываются признаки конкретных преступлений, а нормы Обшей части УК устанавливают основания, общие условия и принципы уголовной ответственности (например, в ст. 19 УК сказано об общих условиях уголовной ответственности, в ст. 30 – об ответственности за приготовление к преступлению и покушение на преступление).
Состав преступления служит более точному выявлению социально-политического и юридического содержания преступления как основания уголовной ответственности. Состав преступления раскрывает в конкретных фактических признаках содержание отдельных видов преступления. Конкретизированными видами преступления являются кража, мошенничество, дезертирство и т.д. Конкретизированным видом состава преступления является совокупность объективных и субъективных признаков, характеризующих кражу, мошенничество, дезертирство и т.д. В конкретных составах преступления общее понятие преступления и общее понятие состава преступления совпадают, они находят здесь свою конкретизацию.
Так, кража (ст. 158 УК ) с точки зрения общего понятия преступления является общественно опасным, противоправным, виновным и наказуемым деянием. С точки зрения общего понятия состава преступления необходимо раскрыть конкретные фактические признаки кражи. Объект – чужая собственность. Объективная сторона – тайное хищение. Этим кража отличается от грабежа (ст. 161 УК ), который совершается открыто. Установление конкретного состава преступления дает возможность правильно квалифицировать преступление и правильно решить вопрос об уголовной ответственности.
Разграничение понятия преступления и понятия состава преступления этим не исчерпывается. Например, соучастие двух или более лиц всегда бывает в одном умышленном преступлении, но не всегда в одном и том же составе преступления. Так, Иванов, не судимый, 18 лет, и Кочетков, 34 лет, ранее два раза судимый за хищение, по предварительному сговору совершили кражу. Действия Иванова были квалифицированы по п. «а» ч. 2 ст. 158 УК (кража, совершенная по предварительному сговору группой лиц), а действия Кочеткова – по п. «в» ч. 3 ст. 158 УК (кража, совершенная лицом, ранее два и более раза судимым за хищение либо вымогательство). В приведенном примере Иванов и Кочетков в соучастии совершили одно и то же преступление, но составы преступлений в их действиях разные, поэтому они были квалифицированы по разным частям ст. 158 УК . В данном случае на квалификацию оказало влияние то обстоятельство, что Кочетков до совершения этого преступления был дважды судим за хищение, то есть являлся специальным субъектом.
§ 3. Виды составов преступлений
В Особенной части УК РФ предусмотрено несколько разновидностей составов преступлений. В целях выявления общих закономерностей их построения, а в конечном итоге для более углубленного понимания содержания конкретных составов преступлений и правильной квалификации преступлений, то есть правильного применения уголовного закона, в на УК е уголовного права разработана классификация составов преступлений. При этом в основе классификации составов преступлений, деления их на виды лежат различные критерии: 1) степень общественной опасности деяния; 2) стр УК тура составов преступлений; 3) конструкция объективной стороны преступления.
Конкретные преступления в зависимости от различных обстоятельств, характеризующих объект, объективную сторону, субъекта или субъективную сторону, могут представлять большую или меньшую степень общественной опасности. Например, крупные размеры похищенного при совершении кражи придают этому преступлению большую степень общественной опасности.
В зависимости от степени общественной опасности различают три вида составов преступлений: основной состав, состав со смягчающими обстоятельствами и состав с квалифицирующими (отягчающими) обстоятельствами.
Основной состав преступления – это состав без отягчающих и без смягчающих обстоятельств. Он содержит лишь существенные и типичные признаки, присущие данному виду преступления. Например, при определении основного состава кражи в ч. 1 ст. 158 УК указывается на такой признак, как тайное хищение чужого имущества, что отличает кражу от грабежа – открытого хищения (ст. 161 УК ). Но в ч. 1 ст. 158 УК не указано ни смягчающих, ни отягчающих обстоятельств при совершении кражи.
Основной состав преступления иногда не совсем точно называют простым составом. Это может внести путаницу при сравнении с видами составов преступлений, которые различаются в зависимости от их структуры.
Состав преступления со смягчающими обстоятельствами (привилегированный состав) включает в себя обстоятельства, которые снижают степень общественной опасности данного преступления по сравнению с основным его составом. Например, ч. 1 ст. 108 УК предусматривает совершение умышленного убийства при смягчающих обстоятельствах, а именно при превышении пределов необходимой обороны.
Состав преступления с отягчающими обстоятельствами (квалифицированный состав) – это состав, который, помимо признаков основного состава данного преступления, содержит в себе обстоятельства, существенно повышающие его общественную опасность. Таких обстоятельств может быть несколько, причем они могут относиться к любому элементу состава преступления либо ко всем его элементам. Так, в ч. 2 ст. 105 УК содержится 13 пунктов, в которых предусмотрены квалифицирующие обстоятельства умышленного убийства (умышленное убийство из корыстных побуждений или по найму, а равно сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом (п. «з»), совершенное с особой жестокостью (п. «д») и др.).
В отдельных случаях в Особенной части УК выделяются составы с особо отягчающими обстоятельствами (особо квалифицированные составы). В таких составах содержатся указания на обстоятельства, которые придают совершенному преступлению особую опасность. Например, в ч. 3 ст. 163 УК , предусматривающей ответственность за вымогательство, в качестве особо отягчающих обстоятельств указано совершение этого преступления организованной группой; в целях получения имущества в крупном размере; с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего; лицом, ранее два или более раз судимым за хищение либо вымогательство.
Различные по степени общественной опасности составы преступлений могут быть предусмотрены в разных статьях УК либо в различных частях или пунктах одной и той же статьи УК . Так, различные виды умышленного убийства предусмотрены в четырех статьях УК : ч. 1 ст. 105 (умышленное убийство – основной состав); ч. 2 ст. 105 (умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах – квалифицированный состав); ч. 1 ст. 107 (убийство, совершенное в состоянии аффекта, – состав со смягчающими обстоятельствами). Различные части ст. 158 УК предусматривают различные виды составов кражи: ч. 1 предусмотрен основной состав, ч. 2 – квалифицированный состав и ч. 3 – особо квалифицированный состав.
Выделение различных видов составов преступлений имеет большое практическое значение. К примеру, ч. 2 ст. 105 УК предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок от восьми до двадцати лет либо смертной казни или пожизненного лишения свободы. А в санкции ч. 1 ст. 108 УК содержится указание на возможность применения за умышленное убийство при превышении пределов необходимой обороны наказания в виде ограничения свободы на срок до двух лет или лишения свободы на тот же срок.
В зависимости от способа описания признаков состава преступления в законе различаются два вида составов:
1) простой;
2) сложный.
При описании простого состава в законе указывают все признаки данного состава преступления одномерно: один объект, одно действие, одно последствие,
одна форма вины. Простым составом является состав преступления, предусмотренный ч. 1 ст. 105 УК (умышленное убийство). Объектом данного преступления является жизнь другого человека. Объективная сторона характеризуется одним деянием (действием или бездействием) и наступлением одного последствия – смерти человека. С субъективной стороны для данного преступления характерна одна форма вины – умысел.
Сложные составы – это составы с двумя объектами, с двумя действиями или с двойной формой вины. Составы с двумя объектами – это составы преступлений, при совершении которых преступное деяние посягает одновременно на два объекта. Примером такого состава может служить разбой (ст. 162 УК ), который одновременно посягает на два объекта – на собственность и на личность потерпевшего.
Составы с двумя действиями – это составы, объективная сторона которых характеризуется совершением двух действий. Например, для изнасилования (ст. 131 УК ) характерны насильственные действия и половое сношение с женщиной вопреки ее воле.
Составы с двумя формами вины – это те составы, для которых характерно различное психическое отношение виновного к своему деянию (действию или бездействию) и к наступившим последствиям. Так, для незаконного производства аборта, повлекшего за собой смерть потерпевшей либо причинение тяжкого вреда ее здоровью (ч. 3 ст. 123 УК ), характерна умышленная вина по отношению к производству аборта и неосторожная вина по отношению к смерти потерпевшей либо причинению тяжкого вреда ее здоровью. Согласно ст. 27 УК в целом такое преступление признается совершенным умышленно.
В литературе можно встретить упоминание в числе сложных составов о так называемых альтернативных составах. Представляется, что более точным было бы говорить в таких случаях не об альтернативных составах, а об альтернативных диспозициях уголовного закона. Состав преступления всегда конкретен. Например, ч. 1 ст. 325 УК предусматривает ответственность за похищение, уничтожение, повреждение или сокрытие официальных документов, штампов или печатей. Конкретное преступление может выразиться в одном или нескольких из этих действий.
То же самое следует сказать о так называемых бланкетных составах. Бланкетной может быть диспозиция уголовно-правовой нормы, а состав преступления должен выразиться в конкретных действиях.
По особенностям конструкции объективной стороны преступления различаются материальные и формальные составы преступлений (наименования эти носят условный характер и применяются только в уголовном праве). Это деление обусловлено особенностями описания в законе признаков объективней стороны различных составов преступлений.
Материальные составы преступлений – составы, в характеристику объективной стороны которых входит не только деяние (действие или бездействие), но и общественно опасные последствия. Например, для оконченного состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК , требуется наступление смерти потерпевшего. Для квалификации умышленного причинения легкого вреда здоровью по ст. 115 УК необходимо установить, что эти действия повлекли за собой указанные в законе последствия, а именно «кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности».
Для формальных составов преступлений наступление общественно опасных последствий (а следовательно, и наличие причинной связи между деянием лица и его последствиями) не является обязательным признаком. Так, для состава преступления клеветы (ст. 129 УК ) достаточно одних действий, указанных в законе, а именно распространения заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию. Наступление вредных последствий не обязательно, и если даже наступили какие-либо вредные последствия, они не оказывают влияния на квалификацию преступления, но могут быть учтены судом при определении виновному лицу наказания.
От формальных составов следует отличать так называемые усеченные составы преступлений, когда состав сконструирован таким образом, что окончание преступления переносится на предварительную стадию. Например, разбой (ст. 162) считается оконченным с момента нападения с целью хищения чужого имущества, то есть на стадии покушения. А окончание бандитизма (ст. 209) перенесено законодателем на стадию приготовления, поскольку объективная сторона этого состава преступления может заключаться в создании устойчивой вооруженной группы (банды). Перенесение момента окончания преступления на предварительную стадию делается в целях усиления ответственности, как правило, за наиболее опасные преступные деяния.
Помимо названных видов составов, различаются также родовые и специальные (видовые) составы преступления.
Родовые составы содержат общие признаки данного преступного деяния.
Специальные (видовые) составы включают в себя признаки той или иной разновидности этого преступления. Например, ст. 129 УК предусматривает ответственность за клевету на любое другое лицо. А в ст. 298 УК предусмотрена ответственность за клевету в отношении судьи, присяжного заседателя, прокурора, следователя, лица, производящего дознание, судебного пристава, судебного исполнителя. В данном случае ст. 129 УК является родовой (общей) нормой по отношению к ст. 298 УК , а последняя – специальной. Соответственно состав преступления, предусмотренный ст. 129 УК , является родовым, а состав преступления, предусмотренный ст. 298, – специальным. Такую правовую ситуацию в науке уголовного права принято называть конкуренцией норм. В случае конкуренции норм, предусматривающих родовой состав преступления и специальный, применяется норма, в которой описаны признаки специального состава преступления.
§ 4. Значение учения о составе преступления для соблюдения законности в практической деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью
В соответствии с ч. 1 ст. 49 Конституции Российской Федерации каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.
Как было отмечено выше, согласно УК РФ основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного Кодексом.
В деятельности органов дознания, равно как и в работе следственных и судебно-прокурорских органов по борьбе с преступностью, большое значение имеет правильное применение уголовного закона. Одной из важнейших форм применения норм уголовного права является квалификация совершенного преступления по соответствующей статье Особенной части Уголовного кодекса. Квалификация преступления – это, во-первых, установление соответствия признаков совершенного общественно опасного деяния признакам конкретного состава преступления, предусмотренного уголовным законом; во-вторых, процессуальное оформление установленного соответствия конкретного преступления признакам, содержащимся в уголовном законе.
Согласно п. 2 ст. 5 УПК уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное дело подлежит прекращению, если в деянии отсутствует состав преступления.
Первый процессуальный документ, в котором находит юридическое закрепление квалификация преступления, – постановление о возбуждении уголовного дела. В ст. 108 УПК подчеркивается, что уголовное дело «может быть возбуждено только в тех случаях, когда имеются достаточные данные, указывающие на признаки преступления». В ходе расследования могут быть выявлены новые признаки преступления. В таком случае в постановлении о предъявлении обвинения квалификация совершенного преступления должна быть уточнена. Наиболее полная и всесторонне обоснованная квалификация в процессе предварительного расследования преступления дается в обвинительном заключении. В обвинительном заключении должно быть указано место и время совершения преступления, его способы, мотивы, последствия и другие существенные обстоятельства, а также изложена формулировка предъявленного обвинения с указанием статьи или статей уголовного закона, предусматривающих данное преступление. Правильность выводов обвинительного заключения о квалификации совершенного деяния проверяется судьей при реализации его полномочий по поступившему в суд делу. Окончательной является квалификация, которая дается в приговоре суда, вступившем в законную силу.
Правильная квалификация преступления является одним из необходимых условий соблюдения законности в деятельности органов дознания и следствия. Допущенные ошибки могут повлечь за собой тяжкие последствия. Установление состава преступления в действиях лица, в которых в действительности отсутствует состав преступления, влечет за собой необоснованное привлечение к уголовной ответственности. Напротив, неустановление состава преступления в действиях лица, в которых в действительности содержатся все признаки состава преступления, влечет за собой необоснованное освобождение от уголовной ответственности. Установление в действиях лица не того состава преступления, который в действительности в них содержится, может повлечь за собой назначение наказания, которое не соответствует закону, предусматривающему ответственность за данное преступление.
Учение о составе преступления имеет важное значение также и в деле соблюдения законности в практике борьбы с организованной преступностью. Новый Уголовный кодекс РФ детально регламентирует вопросы ответственности соучастников в преступлении.
Так, ст. 33 УК , определяя виды соучастников, конкретизирует признаки организатора преступления, каковым признается лицо, организовавшее совершение преступления или руководившее его исполнением, а равно лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию) либо руководившее ими.
Статья 34 подробно определяет принципы и порядок ответственности соучастников преступления. В частности, в ч. 1 этой статьи сказано, что ответственность соучастников преступления определяется характером и степенью фактического участия каждого из них в совершении преступления.
Статья 35 УК регламентирует вопросы ответственности за совершение преступлений группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией). Согласно ч. 7 этой статьи УК совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией) влечет более строгое наказание на основании и в пределах, предусмотренных Уголовным кодексом. Это означает, что в действиях лиц, участвующих в совершении группового преступления, должны быть установлены конкретные составы преступлений. Других оснований ответственности для этих лиц нет, другими словами, учение о составе преступления полностью распространится на практику привлечения к уголовной ответственности лиц, участвующих в совершении группового преступления. Не является исключением и организатор преступной группы. В ч. 5 ст. 35 УК сказано, что лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию) либо руководившее ими, подлежит уголовной ответственности за их организацию и руководство ими в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части Уголовного кодекса, а также за все совершенные организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией) преступления, если они охватывались его умыслом. Таким образом, и здесь установлена ответственность за деяния, в которых данное лицо виновно. Если же руководитель организованной группы не знал о тех или иных преступлениях, совершенных группой, то он не несет за них ответственности.
Глава VIII
ОБЪЕКТ ПРЕСТУПЛЕНИЯ
§1. Понятие и значение объекта преступления
Объект преступления – это то, на что посягает преступление, то есть то, на что оно направлено и чему причиняет или может причинить вред.
В проблеме определения объекта преступления исходным положением является признание им общественных отношений*, охраняемых законом**.

*Пионтковский А.А. Уголовное право РСФСР. Часть Общая. М., 1924. С. 129-130; Никифоров Б.С. Объект преступления по советскому уголовному праву. М.: Госюриздат, 1960. С. 4
**Загородмиков Н.И. Понятие объекта преступления в советском уголовном праве // Труды ВЮА. 1951. Вып. XIII. С 12.

Примерный круг этих общественных отношений указан в ч. 1 ст. 2 УК РФ, названиях всех разделов и всех глав (кроме главы 26) Особенной части УК , а также диспозициях отдельных статей, например ч. 1 ст. 205, ч. 1 ст. 213, Особенной части Кодекса.
Общественные отношения складываются сами по себе в процессе существования общества любой социально-экономической формации. Они не создаются законом, хотя закон, в том числе уголовный, может способствовать и способствует их образованию, развитию и укреплению в соответствии с интересами государства и господствующего в обществе и государстве класса. Закон «является всеобщим и подлинным выразителем правовой природы вещей. Правовая природа вещей не может поэтому приспособляться к закону – закон, напротив, должен приспособляться к ней...»* Эта мысль имеет существенное значение для правотворчества независимо от социально-экономической формации и государства, этапов развития того и другого, и частности, для определения круга общественных отношений, подлежащих уголовно-правовой охране, и точности их выражения в уголовном законе. Чем глубже выявлена и познана и точнее отражена в законе природа общественных отношений и соответствующих им интересов, тем данная правовая норма является более обоснованной и потому эффективнее служит охране этих отношений.

*Маркс К, Энгельс Ф. Соч. Т. 1. С. 122.

Общественные отношения существуют объективно и проявляются как интересы. Соотношение этих категорий как сущности и явления предельно точно определено в положении, согласно которому «экономические отношения каждого данного общества проявляются прежде всего как интересы»*.

*Маркс К, Энгельс Ф. Соч. Т. 18 С. 271.

При взятии общественных отношений под защиту уголовным правом они объявляются объектом уголовно-правовой охраны и признаются возможным (при определенных условиях) объектом преступления, причем отдельный вид общественных отношений – объектом одного или нескольких преступлений. Такое объявление не изменяет сущности общественных отношений. Как и до этого, они остаются объективно существующими в действительности.
Выражение в уголовном законе этих отношений в качестве охраняемых им представляет собой, с одной стороны, процесс отражения объективно существующих общественных отношений в сознании законодателя как нуждающихся в защите уголовным законом, а с другой – результат этого отражения, заключающийся во введении понятий о данных отношениях в уголовный закон, то есть в установлении охраны указанных отношений уголовным законом.
В уголовном праве общественные отношения выражаются как понятие, существующее в области сознания. При этом данному понятию соответствуют понятия «объект уголовно-правовой охраны» и «объект преступления», неодинаковые по значению. Первое дает лишь общее представление о круге общественных отношений, защищаемых уголовным законом, то есть имеет общесоциальное значение. Второе имеет уголовно-правовое значение, так как характеризует элемент состава преступления. В этом смысле общественные отношения понимаются при их перечислении в названиях разделов, глав и отдельных статей данного УК .
В курсе «Уголовное право» изучается объект преступления в уголовно-правовом значении, то есть как элемент состава преступления.
Важно отметить, что наряду с господствующей концепцией, согласно которой объектом преступления признаются общественные отношения*, в науке уголовного права высказаны и другие точки зрения. Из них можно выделить три, согласно которым к объекту преступления относятся: 1) общественные отношения и правовая норма; 2) общественные отношения и производительные силы общества, то есть люди, орудия и средства производства; 3) предмет преступления.

*Общественные отношения были названы объектом преступления впервые в Инструкции НКЮ 1919 года «Руководящие начала по уголовному праву РСФСР». В теории уголовного права это положение было впервые высказано в 1924 году А.А. Пионтковским, подчеркнувшим, что объектом всякого преступления являются общественные отношения, охраняемые аппаратом уголовно-правового принуждения (см.: Уголовное право РСФСР. Часть Общая. М., 1924. С 129-130).

Первая из них была высказана, в частности, А.А. Пионтковским. Он писал:
«Объектом всякого преступления одновременно являются и соответствующие общественные отношения, и соответствующие правовые нормы социалистического государства, которые регулируют эти отношения...»*, «посягательство на соответствующий объект всегда связано с нарушением правовой нормы»**, «в ряде случаев для характеристики объекта преступления указывается на нарушение тех или иных норм права, регулирующих соответствующие общественные отношения»***. Эта точка зрения заимствована из дореволюционной русской науки уголовного права. Например, Н.С. Таганцев писал: «Объектом (преступления -Л.Г.) является правовая норма»****.

*Уголовное право. Общая часть. М.: Юриэдат, 1948. С. 291.
**Советское уголовное право. Общая часть. М.: Госюриздат, 1952. С 175.
***Пионтковский А.А. Учение о преступлении по советскому уголовному праву. М.: Госюриздат, 1961. С. 137.
****Таганцев Н.С. Лекции по русскому уголовному праву. Часть Общая. Т. II. С. 516.

Действительно, при совершении любого преступления нарушается соответствующая уголовно-правовая норма. Однако она вторична, тогда как общественные отношения первичны. Именно для и ради их охраны эта норма введена в закон и существует В конечном же счете преступление направлено на нарушение общественных отношении, а не уголовно-правовые нормы Объектом же преступления является то, чему преступление причиняет или может причинить ущерб в конечном счете.
Вторая точка зрения состоит в предложении включить в понятие объекта преступления, помимо общественных отношении, еще «людей с их сознанием, взглядами и идеологией , орудия и средства производства , то есть производительные силы общества»*.

*Кудрявцев В.Н. К вопросу о соотношении объекта и предмета преступления // Советское государство и право 1951. №8. С. 58-59 Демидов Ю.А. Социальная ценность и оценка в уголовном праве М.: Юрид. лит. 1975. С. 51и др.

Ошибочность этой точки зрения заключается в том, что, во-первых, производительные силы общества охраняются уголовным правом не абсолютно, а относительно, то есть в определенной системе общественных отношении, во-вторых, они представляют собой материальный субстрат, тогда как объект преступления – социальная категория, не включающая в себя ничего материального, и именно такой категорией являются общественные отношения. Данная точка зрения приводит к смешению объекта и предмета преступления.
Третья точка зрения выражена в следующем положении А.А. Пионтковского «Встречающиеся в нашей литературе высказывания, что различия общего объекта (как общественного отношения) и непосредственного объекта (который в большинстве случаев не есть общественное отношение) научно несостоятельны, так как не соответствуют отношению рода и вида, неубедительны. Отношение между объектом преступления как общественным отношением и непосредственным объектом преступления следует рассматривать в плоскости взаимоотношения категории материалистической диалектики – сущности и явления. Непосредственный объект преступления – это предмет воздействия преступника, который мы можем непосредственно воспринимать (государственное, общественное или личное имущество граждан, здоровье, телесная неприкосновенность, свобода и достоинство граждан и т.д.). Общественное отношение как объект преступления – это то, что стоит за непосредственным объектом и что еще необходимо вскрыть, чтобы более глубоко понять истинное общественно-политическое значение рассматриваемого преступления Поэтому непосредственный объект тесным образом связан с объектом как общественным отношением»*.

*Курс советского уголовного права ТII М.: Наука 1970 С 119-120

Рассматривая приведенную концепция с позиции положения диалектического материализма, согласно которому «явление есть проявление сущности»*, приходим к следующим выводам Во-первых, явление – это то, что возможно непосредственно воспринимать, то есть предмет преступления, определяемый в науке отечественного уголовного права, в частности, как «вещи, в связи с которыми или по поводу которых совершается преступление».** Во-вторых, в плоскости соотношения сущности и явления необходимо рассматривать соотношение не общего и непосредственного объектов, а непосредственного объекта и предмета преступления. В-третьих, именно предмет как явление мы можем непосредственно воспринимать. Объект же преступления как сущность, проявляемую в предмете преступления, возможно раскрыть посредством познания, а не восприятия. Например, при причинении тяжкого вреда здоровью непосредственному воздействию подвергается здоровье человека, понимаемое в физиологическом смысле, что имеет уголовно-правовое значение предмета преступления и что возможно непосредственно воспринимать. Для того чтобы определить, против какого именно блага – здоровья или жизни – направлено посягательство, либо установить, имеет место преступление или акт необходимой обороны, являющейся обстоятельством, исключающим преступность деяния, одного лишь восприятия недостаточно. Необходимо вскрыть правовую сущность содеянного, то есть еще проанализировать все обстоятельства преступления, чтобы выявить наличие или отсутствие направленности умысла виновного и деяния в целом на убийство или только на причинение тяжкого вреда здоровью либо отсутствие такой направленности и наличие действии, состоящих в защите правоохраняемых интересов. Только после такого выяснения возможно установить общественное отношение, на которое направлено посягательство и которое нарушено, то есть объект преступления, либо вообще его отсутствие, что имеет место при необходимой обороне.

*Ленин В И Полн. Собр. Соч. Т 29. С. 154.
**Трайнин А.Н. Общее учение о составе преступления М.: Госюриздат 1957 С 179

Отмеченное свидетельствует о неприемлемости и этой точки зрения, поскольку она ведет к смешению объекта и предмета преступления.
К искажению понимания общественного отношения как объекта преступления может привести позиция, состоящая в выделении внутренней структуры общественного отношения, включающей такие составные элементы, как 1) предмет, по поводу которого существует общественное отношение, 2) субъект отношения, 3) социальная связь как содержание общественного отношения, определяемая общественно значимой деятельностью*.

*Уголовное право Российской Федерации. Общая часть: Учебник для юридических вузов М.: Юристъ 1996. С. 111.

В данной позиции усматривается смешение общественного отношения на обобщенном уровне, которое представляет собой объект преступления, и не являющегося таковым общественного отношения на индивидуальном уровне.
Общественным отношениям как объекту преступления свойственны определенные черты (признаки), которые позволяют, во-первых, вычленить из всех общественных отношении те, что признаются объектом преступления, во-вторых, раскрыть его сущность, в-третьих, отграничить его от других уголовно-правовых категорий; в-четвертых, уяснить характер вреда, причиняемого объекту преступления.
Первый признак – общественные отношения, объявляемые объектом преступления*, олицетворяют сущность социально-экономической формации и государства.

*Как было отмечено понятия «объект преступления» и «объект уголовно-правовой охраны» имеют различия и находятся в определенном соотношении. Однако эти понятия употребляются в большинстве научных трудов по уголовному праву условно как равнозначные (см. Фролов Е.А. Объект уголовно правовой охраны и его роль в организации борьбы с посягательствами на социалистическую собственность. Автореферат дисс… докт… юр. Наук Свердловск: Свердловский юридический институт 1971. С. 21.)

Указание в уголовном законе на те или иные общественные отношения, охраняемые уголовным правом, позволяет уяснить, какие именно общественные отношения в данных формации и государстве являются основополагающими, фундаментальными. Содержание ч. 1 ст. 2 УК РФ дает возможность установить как наиболее социально значимые общественные отношения, так и их соотносимость по степени значимости. Последнее обычно во многом зависит от последовательности перечисления общественных отношений в норме, объявляющей их охрану. Однако эта последовательность может не отражать истинного отношения государства к степени значимости социальных установлений, быть декларативной и использоваться для вуалирования фактической их ценности и важности с позиции господствующего класса, что наблюдается в ч. 1 ст. 2 названного УК . Таким образом, первая черта раскрывает социально-политическую сущность объекта преступления.
Второй признак – объектом преступления признаются не любые, а лишь выгодные и угодные государству и господствующему в нем классу общественные отношения.
В нашей стране общество официально делилось, и в настоящее время это деление не поставлено еще под сомнение, на классы (рабочий класс, крестьянство (колхозное крестьянство), интеллигенцию) по второстепенному признаку – функциям, выполняемым каждым классом, а не по первостепенному, основополагающему – отношению к власти и собственности, в соответствии с которым наше общество делилось и делится фактически на два класса – господствующий и подчиненный. При этом к господствующему классу, по нашему представлению, относятся те слои (или слой) общества, которые владеют государственной властью и (или) собственностью в масштабах, дающих реальную государственную власть, а также обладают разнообразными привилегиями, обусловленными не заслугами перед обществом или реализованными способностями, а исключительно в силу имеющихся у них властных полномочий, соответствующего должностного положения, обладания имуществом в больших масштабах. Свою волю, обусловленную собственными интересами, господствующий класс возводит в закон, включая уголовный, которым берет под защиту общественные отношения, ему выгодные и угодные, и не устанавливает охрану отношений, противоположных по значимости.
Однако данное положение не следует понимать упрощенно: будто бы все без исключения общественные отношения, отбираемые господствующим классом для взятия их под охрану уголовным правом, являются классовыми, а не общечеловеческими ценностями, то есть нельзя во всех случаях противопоставлять те и другие.
Относя к объекту преступления общественные отношения, выгодные и угодные господствующему классу, необходимо признать и то, что большинство общественных отношений, объявляемых объектом преступления, являются общечеловеческими ценностями (например, отношения, обеспечивающие физические и моральные блага личности, отношения собственности). Классовый же характер объекта преступления, равно как преступления и уголовного права в целом, выражается не в этом совпадении общечеловеческих и классовых ценностей, а в том, что, с одной стороны, под защиту уголовным правом берутся отдельные виды общественных отношений, имеющих исключительно классовую (с позиции господствующего класса) ценность и значимость (например, государственная власть, являющаяся объектом, в частности, преступлений, ответственность за которые предусмотрена ст. 277-279 УК РФ); с другой – игнорируется охрана уголовным правом общечеловеческих ценностей: прав избирателей требовать выполнения предвыборных программ Президента, депутатов; имущественных прав населения, состоящих в исключении в результате действий властей, ухудшения материального положения граждан вследствие повышения цен; строжайшего и неуклонного соблюдения законов представителями исполнительной власти и т.д., что выражается в отсутствии уголовной ответственности соответственно Президента, депутатов за невыполнение предвыборных программ; членов правительства за нарушение имущественных прав населения; представителей исполнительной власти за принятие решений, постановлений, издание распоряжений или совершение иных действий в противоречии или несоответствии с законом и т.д.
Наконец, в правотворческой деятельности при принятии законов и определении объекта преступления решающее слово всегда принадлежит представителям господствующего класса. Таким образом, данная черта объекта преступления характеризует его классово-политическую сущность.
Третий признак – объектом преступления признаются наиболее важные и ценные (с позиции, разумеется, господствующего класса) общественные отношения. Наиболее важными являются те отношения, нарушение которых причиняет или может причинить государству и обществу существенный вред, а наиболее ценными – социально полезные общественные отношения. Эта черта указывает на подход законодателя к вычленению из всех выгодных и угодных господствующему классу тех общественных отношений, которые нуждаются в защите уголовным законом.
Четвертый признак – объект преступления (общественные отношения) – это социальная категория, не содержащая ничего материального, что является критерием отграничения объекта от предмета преступления.
Пятый признак конкретизирует содержание объекта преступления как общественных отношений, относящихся к разным сферам – базису (например, личность, собственность) или надстройке (например, интересы правосудия, порядок управления).
Шестой признак характеризует объект преступления как типичные общественные отношения в их обобщенном выражении, хотя в действительности, в реальной жизни, они проявляются как конкретные отношения между людьми, как социальные связи. Так, им является личность, собственность всех граждан в обществе и любого отдельного гражданина, а не персонифицированно Иванова, Петрова, Сидорова и т.д., хотя благодаря этому в реальной жизни защищаются личность и собственность и Иванова, и Петрова, и Сидорова, и любого другого гражданина. Этот признак позволяет отграничить объект преступления от предмета преступления и потерпевшего от преступника.
Седьмой признак – субъектом общественных отношений, признаваемых объектом преступления, является общество в целом, каждый его член, но не персонифицированное лицо (или лица). Благодаря этой черте субъект общественных отношений как объекта преступления отграничивается от субъектов конкретных общественных отношений, социальных связей, которые могут быть в уголовно-правовом смысле, в частности, потерпевшими или лицами, совершившими преступления.
Восьмой признак определяет объект преступления как ту субстанцию, на которую преступление посягает в конечном счете. Такой субстанцией являются фактические общественные отношения, охраняемые уголовным законом. Фактические общественные отношения, представляющие объект преступления, первичны, а уголовно-правовая норма по отношению к ним вторична. Аналогично соотношение фактических общественных отношений как объекта преступления с другими правовыми нормами и правоотношениями. Например, при совершении преступлений против собственности нарушаются право собственности и базирующиеся на нем правоотношения. Однако и то и другое является только правовой формой фактических отношений собственности, по отношению к последним вторичны и нарушаются совершенным преступлением как бы «попутно». В конечном же счете нарушаются фактические общественные отношения собственности, При квалификации преступлений рассматриваемая черта представляет собой индикатор фиксации объекта преступления. В частности, завладение лесом, заготовленным бригадой рабочих предприятия, но не зачисленным еще формально на баланс этого предприятия, квалифицируется как хищение чужого имущества, а не как причинение имущественного ущерба собственнику, поскольку в данном случае осуществлено посягательство на фактические отношения собственности, хотя право собственности не нарушено. Если бы объектом преступления признавались не фактические отношения собственности, а право собственности, то содеянное в обрисованной ситуации следовало бы квалифицировать как причинение имущественного ущерба собственнику, а не как хищение чужого имущества.
Девятый признак раскрывает механизм воздействия преступления на его объект. При совершении любого преступления общественные отношения как объект преступления не разрушаются, не уничтожаются, а только нарушаются. Например, при убийстве человеку причиняется смерть. В этом случае уничтожается конкретный человек – материальный субстрат, а общественные отношения, обеспечивающие жизнь человека, лишь нарушаются, но в полной мере сохраняются.
Объект преступления – это охраняемые уголовным правом общественные отношения, олицетворяющие сущность данной социально-экономической формации, выгодные и угодные господствующему классу, наиболее важные и ценные, относящиеся к базису или надстройке, типичные, то есть представленные в обобщенном выражении, являющиеся чисто социальной категорией, не содержащей ничего материального, на которые посягает преступление в конечном счете, субъектом которых является общество в целом и посягательство на которые состоит исключительно в их нарушении.
Значение объекта преступления:
1) он соответствует, согласно содержанию ч. 1 ст. 2 УК РФ, общественным отношениям, олицетворяющим сущность социально-экономической формации и государства, являющимся выгодными и угодными господствующему классу, наиболее ценными и важными;
2) он позволяет уяснить социально-политическую и правовую сущность преступления;
3) он является критерием для построения системы Особенной части УК ;
4) он определяет во многом квалификацию преступления;
5) он обеспечивает разграничение преступлений.
§ 2. Виды объекта преступления
В соответствии с системой УК РФ, подразделенного не только на главы, но и на разделы, большинство из которых включает по несколько глав, объект преступления необходимо делить на четыре вида:
1)общий;
2) типовой (подобщий, надродовой);
3) родовой (специальный, групповой);
4) непосредственный (видовой).
Понятие общего объекта преступления определено в параграфе первом данной главы.
Типовой объект – это группа однотипных общественных отношений, на которые посягают преступления, ответственность за которые предусмотрена статьями, включенными в один и тот же раздел Особенной части УК РФ.
Типовой объект является критерием деления Особенной части УК РФ на разделы и одним из критериев построения системы Особенной части этого УК . Статьи об ответственности за отдельные виды преступлений распределяются по разделам Особенной части УК РФ в зависимости от сходства-различия типовых объектов, на которые посягают эти преступные деяния. По объему типовой объект уже общего объекта, составляя его часть. По содержанию он конкретнее, поскольку по сравнению с общим объектом характеризуется дополнительным индивидуализирующим признаком. Так, общий объект – это все общественные отношения, охраняемые уголовным законом, а типовой – общественные отношения, обеспечивающие все блага личности, либо общественные отношения, обеспечивающие экономику, и т.д.
Родовой объект преступления – это группа однородных общественных отношений, на которые посягают преступления, предусмотренные статьями, включенными в одну и ту же главу Особенной части УК РФ.
Родовой объект является критерием деления Особенной части этого УК на главы и одним из критериев построения системы Особенной части данного УК . Статьи об ответственности за отдельные преступления распределяются по главам Особенной части УК в зависимости от сходства-различия родовых объектов, на которые посягают эти преступные деяния.
По объему родовой объект уже общего и типового объектов преступления, составляет часть того и другого. По содержанию он конкретнее, так как характеризуется по сравнению с общим и типовым объектами дополнительным индивидуализирующим признаком. Родовыми объектами преступлений являются общественные отношения, обеспечивающие жизнь и здоровье личности, свободу, честь и достоинство личности и т.д. В случаях, когда раздел Особенной части УК РФ включает одну главу (раздел XI, глава 33; раздел XII, глава 34), типовой и родовой объекты по объему и содержанию совпадают.
Непосредственный объект преступления – это вид общественных отношений, на которые посягают одно или несколько преступлений. По содержанию он может совпадать с родовым объектом преступления, как это имеет место, к примеру, при уничтожении или повреждении чужого имущества, родовым и непосредственным объектом которого являются отношения собственности, но в большинстве случаев он по объему уже родового объекта и конкретнее по содержанию, поскольку характеризуется дополнительным по сравнению с ним признаком, например, при хищении чужого имущества непосредственным объектом являются отношения собственности, характеризуемые таким дополнительным признаком, как порядок распределения материальных благ в государстве и обществе: виновный в хищении нарушает отношения собственности, связанные с этим порядком, овладевая имуществом помимо него и вопреки ему.
Преступление может посягать на один или два и более непосредственных объекта. При посягательстве, например, на два объекта один из них всегда является обязательным, а второй может быть: 1) обязательным, 2) альтернативным или 3) дополнительным (факультативным).
Обязательный – это такой объект, при отсутствии посягательства на который отсутствует данный состав преступления. Так, разбой, ответственность за совершение которого предусмотрена ст. 162 УК РФ, посягает на два обязательных объекта: общественные отношения, обеспечивающие здоровье человека, и отношения собственности. Отсутствие посягательства на любой из них исключает состав разбоя.
Альтернативный объект – это равнозначный другому в уголовно-правовом смысле, заменяемый другим. В составе преступления с альтернативным объектом предполагается наличие как минимум двух таких объектов. Следовательно, альтернативные – это взаимозаменяемые объекты преступления, равнозначные друг другу в уголовно-правовом значении. Для наличия состава преступления с альтернативным объектом необходимо и достаточно, чтобы посягательство было направлено на любой из альтернативных объектов. К примеру, состав преступления нарушения правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, предусмотренный ч. 1 ст. 264 УК РФ, налицо тогда, когда деяние посягает на обязательный объект – общественные отношения, обеспечивающие правила дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, и на любой из двух альтернативных объектов – общественные отношения, обеспечивающие здоровье (при причинении тяжкого или средней тяжести вреда здоровью), либо отношения собственности (при причинении крупного ущерба).
Дополнительный (факультативный) – это объект преступления, нарушаемый одновременно с обязательным объектом, который, являясь более важным и ценным, его поглощает. Осуществление посягательства на дополнительный объект на квалификацию преступления не влияет. Например, обязательным объектом хулиганства является общественный порядок, который может поглощать такой дополнительный объект, как общественные отношения, обеспечивающие здоровье человека. Когда при совершении хулиганства осуществляется посягательство на этот дополнительный объект посредством причинения легкого вреда здоровью, то содеянное квалифицируется только как хулиганство по ст. 213 УК РФ, и дополнительная квалификация по ст. 115 этого УК не требуется.
§ 3. Предмет преступления и его отличие от объекта преступления
Предмет преступления – это материальный субстрат, предмет материального мира, одушевленный или неодушевленный, в связи с которым иди по поводу которого совершается преступление, на который непосредственно воздействует преступник, совершая преступления. Когда таким предметом является человек, то он в уголовно-правовом смысле именуется потерпевшим.
Предмет преступления, как и потерпевший от преступления, – факультативный признак объекта преступления. Он является обязательным не во всех составах преступлений, а лишь в тех, в которые он включен в соответствии с диспозицией статьи Особенной части УК РФ. Так, предметом кражи, грабежа и разбоя является имущество; потерпевшим при применении насилия в отношении представителя власти является представитель власти или его близкие.
Потерпевший как человек отличается от предмета преступления, в частности, тем, что его характеристика может быть связана с его деятельностью, как это имеет место, к примеру, в составе преступления применения насилия в отношении представителя власти, предусмотренном ст. 318 УК РФ.
Предмет преступления и потерпевший от преступления характеризуются определенными признаками, указанными в диспозиции соответствующей статьи Особенной части УК РФ или устанавливаемыми в результате сопоставления данной статьи с другими статьями Особенной части этого УК .
Один и тот же предмет в разных составах преступлений может характеризоваться неодинаковыми признаками. Например, чужое имущество граждан как предмет кражи характеризуется с экономической, физической и правовой сторон: с экономической стороны – это предмет материального мира, имеющий объективную ценность, стоимость; с физической – движимое имущество, то есть по своей физической природе поддающееся изъятию; с правовой – имущество, чужое для виновного, то есть такое, на которое он бесспорно не имеет права. Чужое же имущество как предмет уничтожения или повреждения имущества характеризуется аналогично только с экономической и правовой сторон, а с физической оно не ограничивается признаком движимости, то есть может быть и движимым, и недвижимым. К примеру, дом может быть предметом этого преступления, но не может быть предметом кражи*.

*См. подробнее. Гаухман Л.Д., Серова М.В. Ответственность за мелкое хищение государственного или общественного имущества. М.: Профиздат. 1990. С. 42-49; Гаухман Л.Д., Максимов С.В. Уголовная ответственность за преступления в сфере экономики. М.: ЮрИнфор, 1996. С.65-74.

Потерпевший при применении насилия в отношении представителя власти должен обладать такими признаками, как быть представителем власти, исполняющим свои должностные обязанности, или его близким.
Предмет преступления и потерпевший от преступления отличаются от объекта преступления тем, что предмет и потерпевший – материальные субстраты, а объект – социальная категория, не включающая в себя ничего материального. Один и тот же предмет или потерпевший могут относиться к сфере разных объектов преступлений.
Глава IX
ОБЪЕКТИВНАЯ СТОРОНА ПРЕСТУПЛЕНИЯ
§ 1. Понятие объективной стороны преступления
Объективная сторона преступления представляет собой совокупность внешних признаков преступного поведения человека, характеризующих ту часть общественно опасного деяния, которая проявляется в объективной реальности и описывается в уголовном законе.
Объективную сторону представляют следующие внешние признаки: общественно опасное деяние, общественно опасное последствие, причинная связь между общественно опасным деянием и общественно опасным последствием, время, место, способ, обстановка, орудия и средства совершения преступления.
Как совокупность взаимосвязанных компонентов вышеперечисленные признаки образуют систему, в рамках которой они могут быть разделены на группы по основанию частоты встречаемости в диспозициях норм Особенной части УК РФ. Таким образом, признаки объективной стороны преступления подразделяются на:
1)обязательные – встречающиеся во всех без исключения составах преступлений (к ним относится общественно опасное деяние);
2) основные – наиболее часто, но не всегда включаемые в диспозицию норм Особенной части (к ним относятся общественно опасное последствие и причинная связь);
3) факультативные признаки, которые являются обязательными лишь для некоторых составов преступлений (к ним относятся время, место, способ, обстановка, орудия и средства совершения преступления).
Признаки объективной стороны обладают наибольшим многообразием и изменчивостью по сравнению с признаками других элементов состава преступления. Поэтому им законодатель уделяет особое внимание, почти всегда описывая их детальнее, чем все остальные признаки состава.
Описывая объективную сторону конкретных составов преступлений, законодатель использует различные вариации объективных признаков. В формальных составах может быть закреплен как один-единственный признак, то есть преступное деяние (например, в ч. 1 ст. 123 УК говорится о производстве аборта лицом, не имеющим высшего медицинского образования соответствующего профиля), так и наряду с обязательными признаками в диспозицию могут включаться и факультативные признаки (например, в ч. 1 ст. 150 УК указывается на способы вовлечения несовершеннолетних в совершение преступления).
Во всех материальных составах имеется обязательное указание на общественно опасное деяние и общественно опасное последствие (например, ст. 255 «Нарушение правил охраны и использования недр»). Если в диспозиции описывается общественно опасное последствие, обязательным признаком такого состава преступления является причинная связь между деянием и последствием. Кроме того, во все материальные составы могут быть включены факультативные признаки.
Иногда тождественные акты поведения человека могут быть использованы законодателем для определения различных признаков объективной стороны. Если в ст. 296 УК угроза убийством, причинением вреда здоровью, уничтожением или повреждением имущества является преступным деянием, то угроза такого же характера в ч. 1 ст. 163 УК представляет собой один из способов вымогательства.
Все признаки объективной стороны преступления, в зависимости от их расположения в законе, могут выполнять неоднозначные функции: 1) признаки, закрепленные в основном составе преступления, определяют основание и пределы уголовной ответственности; 2) выделение квалифицированных либо привилегированных составов преступлений за счет признаков объективной стороны служит основанием для ужесточения или смягчения ответственности; 3) если же эти признаки выполняют роль смягчающих либо отягчающих обстоятельств в соответствии со ст. 61 и 63 УК РФ, они, не оказывая влияния на квалификацию преступления, в отличие от вышеперечисленных случаев, влияют на назначение наказания.
Опираясь на положения ст. 2 и 14 УК РФ, можно сделать вывод, что необходимыми характеристиками объективной стороны состава преступления являются противоправность и общественная опасность. Причем это касается не только преступного действия или бездействия, но и всех остальных признаков объективной стороны. Возникают ситуации, когда не само деяние, а, например, способ его совершения или размер причиненного ущерба влияют на возможность привлечения лица к уголовной ответственности. В таких случаях законодатель прямо указывает на эти признаки в диспозиции конкретной нормы как на необходимые. Например, самоуправство будет уголовно наказуемым лишь в случае причинения существенного вреда, а охота незаконной – при наличии условий, описанных в диспозиции ст. 258 УК , среди которых указано применение определенных способов охоты.
Значение объективной стороны преступления состоит, в первую очередь, в том, что она, являясь элементом состава преступления, служит важной предпосылкой основания уголовной ответственности. Отсутствие хотя бы одного из признаков объективной стороны конкретного состава преступления влечет автоматически отсутствие самого состава преступления. При таких обстоятельствах, руководствуясь ст. 8 УК РФ, невозможно привлечение к уголовной ответственности.
Кроме того, объективная сторона служит основанием разграничения составов преступлений. Наибольшее число составов различаются между собой по объективной стороне. Причины этого, а именно наибольшая динамичность признаков данного элемента состава, уже были нами указаны.
В некоторых случаях на основе объективной стороны возможно определить объект преступного посягательства, а также вид умысла.
Учитывая наибольшую концентрацию общественной опасности в рамках объективной стороны преступления, признаки именно этого элемента состава (способ, ущерб) позволяют отграничивать преступления от Других правонарушений (например, кражу от мелкого хищения чужого имущества).
§ 2. Общественно опасное деяние
Деяние является единственным обязательным признаком объективной стороны преступления и наиболее важной ее составляющей. Оно связывает и определяет остальные признаки данного элемента состава. Именно деяние порождает общественно опасные последствия, совершается определенным способом, в определенном месте, с применением орудий и средств преступления.
Деянием признается поведение человека. В одних случаях закон описывает, какие конкретно акты поведения человека, его поступки являются преступными (например, ст. 170 УК предусматривает «регистрацию заведомо незаконных сделок с землей, искажение учетных данных Государственного земельного кадастра, а равно умышленное занижение размеров платежей за землю»). В других случаях преступное поведение может быть представлено разнообразными деяниями, полное число которых невозможно описать в диспозиции уголовно-правовой нормы (например, хулиганство может осуществляться путем приставания к гражданам, публичным сквернословием, битьем стекол и т. д.).
Для того чтобы поведение человека приняло уголовно-правовой характер, оно должно обладать рядом особенностей – быть противоправным, общественно опасным, осознанным и волевым.
Противоправность – наиболее общий признак деяния, так как уголовное право рассматривает только те акты человеческого поведения, которые описаны в диспозициях норм уголовного закона.
Общественная опасность всегда связана, исходя из ст. 14 УК РФ, с теми общественными отношениями, на которые посягает деяние, причиняя им вред или создавая угрозу причинения такого вреда. Из ч. 2 ст. 14 УК РФ также следует, что для попадания деяния в разряд преступных, оно должно обладать значительной степенью общественной опасности.
Кроме того, в УК РФ перечисляется ряд обстоятельств, при наличии которых деяние, содержащее все уголовно-правовые признаки, утрачивает общественную опасность и в большинстве случаев даже становится общественно полезным. К этим обстоятельствам относятся: необходимая оборона; причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление; крайняя необходимость; обоснованный риск; исполнение приказа или распоряжения.
Не будут считаться преступными рефлекторные действия человека, не поддающиеся контролю со стороны его сознания. Например, при внезапном испуге человек вскидывает руку и попадает в глаз находящемуся рядом человеку, причинив вред его здоровью.
Деяние как признак состава преступления должно выражать волю лица, его совершившего. Это определяется возможностью лица дифференцировать выбор поведения по собственному усмотрению без вмешательства извне в процесс принятия решения. Вмешательство должно быть достаточно категоричным и исключать альтернативу совершения действий, не являющихся общественно опасными. В подобную ситуацию лицо попадает, находясь под влиянием непреодолимой силы либо физического принуждения. В отличие от физического принуждения, предусмотренного ст. 40 УК РФ, понятие непреодолимой силы раскрывается в гражданском законодательстве как чрезвычайное непреодолимое при данных условиях событие. К таким событиям относятся действия сил и явлений природы, механизмов и приспособлений, болезни и поступки других людей. Верховный Суд РФ вынес оправдательный приговор в отношении Левжинского, который, находясь в охотничьем зимовье и двигаясь по направлению к мишени с заряженным пистолетом, держа его дулом вниз, споткнулся и, падая, непроизвольно нажал на спусковой крючок. В результате произошедшего выстрела был смертельно ранен его товарищ.
Под физическим принуждением понимается непосредственное воздействие на лицо, совершившее общественно опасное деяние, со стороны другого человека. Например, не будет нести ответственность врач за неоказание помощи больному, если он был изолирован каким-либо способом и не имел возможности применить свои профессиональные знания и умения.
Наряду с физическим, уголовный закон предусматривает и психическое принуждение, которое, в отличие от первого, не парализует полностью волю лица, а ставит его в условия выбора: совершить общественно опасное деяние или подвергнуться насилию. В данном случае привлечение лица к уголовной ответственности либо освобождение от нее решается с учетом положений о крайней необходимости, то есть, сопоставляя важность общественных отношений, которым был причинен ущерб, с теми, в отношении которых угроза не реализовалась. Таким же образом, согласно ч. 2 ст. 40 УК РФ, решается вопрос об уголовной ответственности за причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в результате физического принуждения, вследствие которого лицо сохранило возможность руководить своими действиями. Например, под воздействием систематических побоев со стороны мужа-алкоголика жена совершает хищение денег из кассы магазина, в котором она работает. При данных условиях, не исключая уголовной ответственности, указанные обстоятельства влияют на назначение наказания в сторону смягчения, что вытекает из ст. 61 УК РФ.
Уголовный закон устанавливает две различные формы общественно опасного деяния: действие, то есть активное поведение человека, и бездействие – пассивное поведение.
Действие всегда представляет собой телодвижения, описание которых дается в диспозиции норм Особенной части УК . Иногда действие может сводиться к одному телодвижению (например, пощечина при оскорблении). В большинстве случаев действие выражается совокупностью телодвижений (например, совершение взрыва при терроризме).
Действие включает также использование различных сил природы, механизмов, устройств, радиоактивных веществ и т.д., которыми пользуется лицо, совершающее преступление (например, при выстреле из пистолета использование силы пороховых газов).
Для правильной квалификации деяния и возможности привлечения лица к уголовной ответственности при решении вопросов о сроках давности, необходимой обороне, добровольном отказе, моменте окончания преступления большое значение имеет определение начального и конечного моментов действия. Начальным моментом будет первое волевое, осознанное, общественно опасное и противоправное телодвижение человека, включая приготовительные действия.
Моментом окончания действия необходимо считать либо его прекращение, в том числе по не зависящим от лица обстоятельствам, либо наступление последствий, предусмотренных в уголовном законе.
Наибольшее число уголовно-правовых действий проявляется в форме физического воздействия на человека, животное или предметы материального мира (например, убийство (ст. 105 УК РФ), жестокое обращение с животными (ст. 245 УК РФ), уничтожение чужого имущества (ст. 167, 168 УК РФ). Также уголовно-правовое действие может совершаться путем написания или произнесения различных слов или фраз (например, клевета (ст. 129 УК РФ), заведомо ложный донос (ст. 306 УК РФ). Самой редкой формой выражения уголовно-правового действия является жест. Она может встречаться при оскорблении действием (ст. 130 УК РФ), развратных действиях в отношении лиц, не достигших четырнадцатилетнего возраста (ст. 135 УК РФ).
Бездействием признается воздержание от совершения определенных телодвижений. Исходя из различной природы действия и бездействия, неоднозначно решается вопрос о возможности привлечения к уголовной ответственности. Если уголовная ответственность может быть установлена за любое активное поведение, ставящее в опасность общественные отношения, то за бездействие эта ответственность устанавливается при наличии условий, представляющих совокупность объективного критерия, выражающегося в обязанности лица действовать конкретным образом, и субъективного критерия, определяющего реальную возможность лица совершить необходимые действия, то есть исключая причинение ущерба своим интересам.
Объективный критерий преступного бездействия может вытекать из следующих обстоятельств:
1) прямое указание в диспозиции нормы Особенной части уголовного закона. Например, ст. 270 УК РФ обязывает капитана судна оказывать помощь людям, терпящим бедствие;
2) требование другого закона или подзаконного акта. К этим требованиям относятся обязанности соблюдать разнообразные правила, в том числе правила международных полетов (ст. 271 УК РФ), правила безопасности проведения различных работ (ст. 216, 217 УК РФ) и т. д., а также обязанность производить уплату налогов или страховых взносов в государственные внебюджетные фонды (ст. 198, 199 УК РФ) и других платежей (ст. 194 УК РФ);
3) профессиональное либо служебное положение лица. Например, халатное отношение к должностным обязанностям (невыполнение их) (ст. 293 УК РФ), неоказание врачом помощи больному (ст. 124 УК РФ);
4) предшествующее поведение лица, в результате которого возникает опасность для жизни или здоровья другого человека (ст. 125 УК ). Наиболее распространенным примером подобной ситуации является оставление в опасности человека при дорожно-транспортных происшествиях;
5) положение лица в системе социальных связей – родственные отношения, а также необходимость соблюдения норм морали и нравственности. Так, родители обязаны содержать несовершеннолетних и нетрудоспособных детей, а дети, в свою очередь, оказывать помощь нетрудоспособным родителям (ст. 157 УК РФ).
В литературе по уголовному праву иногда встречается деление преступного бездействия на чистое и смешанное*.

*Пионтковский А.А. учение о преступлении по советскому уголовному праву. М„ 1961. С. 178: Уголовное право Российской Федерации, Общая часть. М., 1996. С. 139.

Согласно действующему уголовному законодательству большинство преступных деяний совершается путем активных действий, ряд преступлений может быть совершен как путем действия, так и бездействия, лишь небольшое количество составов предусматривает деяния только в форме бездействия.
§ 3. Общественно опасное последствие
Уголовный закон может связывать момент окончания преступления с совершением самого деяния (действия или бездействия), либо с наступлением в результате этого определенных преступных последствий.
Преступные последствия – предусмотренные уголовным законом вредные изменения в окружающей действительности, вызванные поведением человека.
В качестве признака объективной стороны преступления выступают лишь последствия, описанные в диспозиции нормы Особенной части УК РФ. Именно их установление необходимо в процессе квалификации преступления.
Для более полного рассмотрения последствий необходимо произвести их классификацию по различным основаниям.
В зависимости от выраженности последствий в объективной реальности они делятся на материальные и нематериальные. К материальным относится физический вред, то есть вред, связанный с физическим состоянием человека как потерпевшего от преступления. Это может быть смерть, любой тяжести вред здоровью. Материальным также считается имущественный вред, связанный непосредственно с предметами, находящимися в чьей-либо собственности (например, уничтожение имущества, его похищение и др). Нематериальные последствия выражаются в нарушении прав и интересов человека или организации либо охраняемых законом интересов общества или государства (ст. 201, 285, 286 УК РФ и т. д.).
По степени определенности последствия можно разделить на точно определенные, оценочные и альтернативные. К точно определенным относятся последствия, которые конкретно и однозначно описываются в законе. Это различной тяжести вред здоровью, уничтожение имущества (ст. 111, 112, 115, 167 УК РФ). В ряде составов преступлений для формулирования вреда, не поддающегося точному установлению, законодатель использует оценочные понятия. Например, в ст. 182 УК РФ предусмотрены последствия в виде значительного ущерба, а в ч. 2 ст. 201 – просто тяжкие последствия. Толкование таких оценочных понятий, необходимых для квалификации преступлений, дается в судебной практике. Иногда в диспозициях норм Особенной части УК могут быть представлены одновременно в качестве альтернативы несколько различных последствий. Эти последствия могут быть как определенными (например, в ст. 215 УК РФ предусмотрены последствия в виде смерти человека или радиоактивного заражения окружающей среды), так и смешанными (например, смерть либо иные тяжкие последствия указаны в ч. 3 ст. 126 УК РФ).
По степени тяжести, определяемой категориями преступлений (ст. 15 УК РФ), последствия можно разделить на особо тяжкие, тяжкие, средней тяжести и небольшой тяжести. Например, смерть человека (ст. 105 УК РФ) относится к первой группе; тяжкий вред здоровью (ст. 111 УК РФ) – ко второй; существенное изменение радиоактивного фона (ст. 246 УК РФ) – к третьей; вред правам и законным интересам граждан (ст. 140 УК РФ) – к четвертой.
Однако при разграничении последствий по данному основанию необходимо уточнить, что категория тяжести большинства последствий варьируется в зависимости от других признаков состава преступления. Например, крупный ущерб, ставший результатом незаконного использования товарного знака (ст. 180 УК РФ), относится к группе последствий небольшой тяжести, а крупный ущерб в составах, предусматривающих различные формы хищения чужого имущества, уже переходит в категорию тяжких. Последствия в виде смерти при умышленном убийстве являются особо тяжким вредом, неосторожное причинение смерти -вредом средней тяжести, а неосторожная смерть как последствие акта терроризма опять занимает место в группе особо тяжких последствий.
В зависимости от степени реализации последствия можно разделить на те, которые выражаются в причиненном вреде, и создающие реальную угрозу причинения вреда. В теории уголовного права вопрос об отнесении ситуации угрозы причинения вреда к последствиям преступления является дискуссионным. Не вдаваясь в существо данного спора, выскажем свою точку зрения, присоединившись к позиции ученых, относящих возможность наступления конкретных последствий к самостоятельному признаку объективной стороны, а именно – к преступному результату*.

*Кузнецова Н.Ф. Уголовный закон: опыт теоретического моделирования. М., 1987.

К первой группе последствий относится, например, наступление смерти в ст. 105 УК РФ, причинение крупного ущерба при нарушении изобретательских 'или патентных прав в ч. 1 ст. 147 УК РФ. Ко второй группе относится, например, создание угрозы причинения существенного вреда здоровью человека или окружающей среде в ч. 1 ст. 247 УК РФ.
Если в диспозиции статьи говорится о необходимости наступления последствий, но они не наступили, деяние в любом случае будет квалифицировано по конкретной статье Особенной части УК , но с указанием на стадию неоконченной преступной деятельности, то есть с применением ст. 30 УК РФ. Если же отсутствует угроза наступления последствий в преступлениях, где она является необходимым признаком, соответственно отсутствует весь состав преступления, и лицо не должно привлекаться к уголовной ответственности вообще.
Значение преступных последствий как признака состава преступления заключается в следующем. Во-первых, они влияют на квалификацию деяния, определяя стадию умышленной преступной деятельности, а также, являясь квалифицирующим признаком состава, детерминируют выбор соответствующей части статьи. Так, загрязнение морской среды без наступления последствий необходимо квалифицировать по ч. 1 ст. 252 УК РФ. В случае причинения существенного вреда здоровью человека, животному или растительному миру квалификация меняется соответственно на ч. 2 указанной статьи, а при причинении смерти другому человеку по неосторожности – на ч. 3 ст. 252 УК РФ. Во-вторых, учитываются в качестве смягчающих или отягчающих обстоятельств при назначении наказания. В-третьих, в соответствии с наступившими последствиями разграничиваются уголовно наказуемые деяния и другие правонарушения. Например, если нарушение водителем автомобиля правил дорожного движения повлекло последствия в виде тяжкого или средней тяжести вреда здоровью человека либо крупный ущерб, а также смерть одного или нескольких лиц – налицо преступление, предусмотренное ст. 263 УК РФ. В остальных случаях деяние содержит признаки других правонарушений.
§ 4. Причинная связь между общественно опасным деянием и общественно опасным последствием
Учение о причинной связи в теории уголовного права основывается на философском определении категории причинности и представляет такую связь между явлениями, при которой одно из них (причина) с необходимостью порождает другое (следствие). Согласно положениям диалектического материализма, причинная связь существует объективно, вне нашего сознания.
Для привлечения лица к уголовной ответственности за совершение преступления с материальным составом необходимо установить, что между деянием человека и наступившими последствиями существует объективная связь. В этих случаях причинная связь является обязательным признаком объективной стороны преступления и ее отсутствие влечет отсутствие состава преступления, а следовательно, и основания уголовной ответственности.
Причинная связь характеризуется следующими признаками:
1) причина всегда предшествует следствию но времени возникновения;
2) связь между явлениями всегда является необходимой и достаточной, то есть причина должна с неизбежностью порождать следствие.
Преступление – это процесс, происходящий в объективном мире и занимающий определенный временной промежуток. В соответствии с первым признаком причинности, для установления причинной связи между деянием и наступившим результатом, он должен по времени следовать за деянием. Кемеровским областным судом И. и Е. осуждены за изнасилование С., повлекшее тяжкие последствия в виде развития хронического душевного заболевания в форме шизофрении. Генеральный прокурор РФ опротестовал приговор, считая факт заболевания потерпевшей после изнасилования недоказанным материалами дела. Однако Президиум ВС РФ оставил протест без удовлетворения, указав, что в деле имеются данные о нормальном развитии С., об отсутствии у нее психических расстройств до изнасилования. Начало же душевного заболевания совпадает по времени с совершением против нее преступления, то есть после психотравмирующей ситуации.
Положение, когда деяние по времени предшествует последствиям, не всегда означает наличие между ними причинной связи. Конкретное поведение человека должно создавать тенденцию объективного развития событий, которое рано или поздно в итоге приведет к возникновению преступного результата. В этом случае деяние является необходимой причиной наступивших последствий. Закономерность развития причинной связи нужно отличать от случайного развития событий. При этом в процесс протекания причинной связи вмешиваются другие причины, меняющие направление этого процесса. Эти побочные явления всегда возникают после совершенного деяния, вызвавшего течение причинной связи.
В связи с этим необходимо различать причины и условия наступления определенных событий. Как пишет А.В. Наумов: «Условия, в отличие от причины, – это явления, которые сами по себе не могут непосредственно породить другое явление (следствие), но, сопутствуя причинам и влияя на них, обеспечивают определенное их развитие»*. Например, желая подшутить над П., М. прыгает на него в темном подъезде. У П. оказалось больное сердце, и от инфаркта, полученного в результате «шутки», он скончался. Подобное развитие причинная связь получила вследствие болезни П., которая определила процесс причинности. Если бы у П. сердце было в порядке, события развились бы в другом направлении. Однако болезнь – это явление, существовавшее до того, как П. был испуган, и послужившее лишь вспомогательным условием смертельного исхода. Причиной же такового стали действия М. Поэтому между поведением М. и смертью П. существует необходимая причинная связь. А вопрос о привлечении к уголовной ответственности М. будет решаться исходя из наличия вины в его действиях.

*Наумов А.В. Уголовное право. Общая часть. М., 1996. С, 170.

Вмешательство в процесс течения причинной связи другой случайной причины можно увидеть на следующем примере. О., нарушив правила дорожного движения, совершил наезд на М., причинив легкий вред ее здоровью. По дороге в больницу М. случайно занесла в рану грязь, отчего возникло воспаление и сепсис, в результате которого М. умерла. Суд установил отсутствие причинной связи между наездом О. на потерпевшую и ее смертью, указав, что причинение телесных повреждений не находится в необходимой связи со смертью М. Настоящей причиной смерти стало другое явление, возникшее после причинения повреждений, а именно занесение в рану грязи.
Наряду с общими закономерностями причинной связи для установления объективных пределов ответственности за совершенное преступление необходимо учитывать и характер причинной связи, зависящий от конкретной обстановки совершения преступления. С учетом этих условий связь между общественно опасным деянием и наступившим последствием может быть прямой и опосредованной, простой и сложной. Так, нанесение С. смертельного удара топором по голове Д. служит примером прямой и простой причинной связи. Труднее решать вопрос о ее наличии, когда С. не сам ударил Д., а привлек для этого малолетнего И., или натравил на Д. специально обученную собаку. В данном случае С. непосредственно не совершает действий, прямо определяющих наступление смерти Д., а направляет ход событий, которые с неизбежностью приводят к указанному результату. С. совершил преступление посредством привлечения посторонних сил. Такая причинная связь будет опосредованной, но не случайной, а закономерной.
Сложной причинная связь будет, когда действия человека в процессе развития событий порождают возникновение новых причин, которые вместе с первоначальной причиной ведут к наступлению преступного результата. Например, С., Ю. и Ц. пригласили знакомых девушек Т. и Ч. провести с ними вечер на квартире у Ц. Зайдя в квартиру, ребята заперли двери на замок и, с целью изнасилования, стали приставать к Т. и Ч., оказывая на них психическое воздействие. Воспринимая угрозы как реальные, девушки предприняли попытку позвать на помощь. С этой целью они вышли на кухню, Ч. держала дверь, а Т. вылезла из окна кухни и, пытаясь перелезть на лоджию соседней квартиры на 8-м этаже, сорвалась и разбилась насмерть. Суд признал наличие причинной связи между действиями С., Ю. и Ц. и смертью Ч., осудив виновных за покушение на изнасилование, повлекшее тяжкие последствия.
В некоторых случаях возникает вопрос об установлении причинной связи между действиями нескольких человек – соучастников преступления – и общим для них преступным результатом. В таких случаях необходимо доказывать наличие причинной связи между действиями каждого из соучастников и наступившими общими последствиями. Отсутствие причинной связи отличает прикосновенность к преступлению от соучастия.
Проблема наличия причинной связи, соединяющей преступное бездействие и общественно опасное последствие, и сейчас является предметом дискуссий. Большинство ученых едины во мнении, что такая связь существует и обладает всеми признаками уголовно-правовой причинной связи*.

*Церетели Т.В. Причинная связь в уголовном праве. М., 1963: Кудрявцев В.Н. Закон, поступок, ответственность. М., 1986.

§ 5. Место, время, обстановка, способ, орудия и средства совершения преступления
Для установления факта совершения преступления необходимо выяснить место его совершения, временной период, обстановку, в которых это преступление совершалось, а также способ, орудия и средства, применяемые преступником. Установление указанных обстоятельств помогает работникам определить связь между преступлением и лицом, его совершившим. В некоторых случаях вышеозначенные факторы не только имеют доказательственное значение, но и существенно меняют характер общественной опасности преступного деяния. Тогда законодатель закрепляет их в диспозиции нормы Особенной части УК в качестве признаков состава преступления. После этого данные обстоятельства будут влиять на квалификацию общественно опасного деяния.
Под местом совершения преступления понимается описанная в законе конкретная территория, на которой совершается преступное посягательство (например, территория заповедника (ст. 256 УК РФ).
Крайне редко закон дает указание на время совершения преступления как определенный временной промежуток, период течения какого-либо явления, процесса. Так, оскорбление участников судебного разбирательства, предусмотренное ст. 280 УК , может произойти в период разбирательства дела в суде или во время перерыва судебного заседания.
В отличие от времени, указание на конкретный способ совершения деяния дается во многих составах преступлений. Способ – это определенный прием или метод, который использует лицо при совершении общественно опасного деяния. Иногда способ представлен в законе в виде действия. Например, в ст. 267 УК говорится о разрушении, повреждении транспортного средства и других коммуникаций как о способах приведения их в негодное для эксплуатации состояние. В других случаях способ лишь дополняет само деяние. Например, охота с применением способов массового уничтожения птиц и зверей.
Под обстановкой понимается положение, условие существования кого-нибудь, чего-нибудь – обстоятельства, при наличии которых в реальной действительности совершается общественно опасное деяние. Так, ст. 356 и 359 УК РФ предусматривают совершение преступлений в обстановке военного конфликта или военных действий. В некоторых составах признаки места и обстановки объединяются и образуют самостоятельный признак. Например, в ст. 254 и 256 УК РФ закреплены такие признаки, как зона экологического бедствия, зона чрезвычайной экологической ситуации.
Орудия и средства как признаки объективной стороны состава преступления представляют собой те предметы и приспособления, при помощи которых лицо совершает преступление. К ним уголовный закон относит оружие, взрывчатые и химические вещества, транспортные средства и т.д.
Иногда в диспозиции прямо не называется какой-либо признак, но его можно определить исходя из смысла статьи. Например, хулиганство всегда совершается в общественном месте.
В ином случае законодатель лишь указывает, что какие-либо признаки могут повысить общественную опасность деяния, отсылая при этом к другим нормативным актам, содержащим полный перечень этих признаков. Так, для установления средств и методов, запрещенных к применению в вооруженном конфликте (ст. 356 УК РФ), необходимо обратиться к международным договорам РФ, составленным по данному поводу, например, ст. 35, 53, 54 Дополнительного протокола 1 от 8 июня 1977 года к Женевской конвенции 1949 года.
Место, время, обстановка, способ, средства и орудия могут быть либо признаками основного состава преступления, либо выступать в качестве квалифицирующих обстоятельств. Кроме того, они оказывают влияние на назначение наказания по ст. 61 и 63 УК РФ.
Глава Х
СУБЪЕКТ ПРЕСТУПЛЕНИЯ
§ 1. Понятие субъекта преступления
Необходимым элементом состава преступления в российском уголовном праве признается субъект преступления (от лат. subjectus – находящийся в основе), то есть лицо, способное нести уголовную ответственность за совершенное им умышленно или по неосторожности деяние, ответственность за которое установлена уголовным законом*. Отсутствие субъекта преступления означает отсутствие состава преступления, а следовательно, и собственно преступления. УК Российской Федерации дает собирательное определение понятия субъекта преступления, используя в качестве заменяющего термин «лицо, подлежащее уголовной ответственности» (Глава 4).

*Под субъектом в современной науке обычно понимается источник активности, направленный на объект (см.: Философский энциклопедический словарь. М., 1983. С. 661).

Уголовный закон определяет необходимые общие и специальные признаки (условия), позволяющие считать то или иное лицо субъектом преступления.
Общими, или относящимися ко всем категориям субъектов (к общему субъекту) преступления, являются следующие признаки (условия):
1) принадлежность к человеческому роду;
2) вменяемость;
3) достижение определенного уголовным законом возраста (ст. 19 УК РФ).
Специальные признаки характеризуют субъекта преступления, обладающего помимо общих свойств иными, значимыми с точки зрения уголовного закона. К числу последних относятся, например, особый служебный (должностное лицо, военнослужащий) или гражданский статус (иностранный гражданин, лицо без гражданства), его возраст (несовершеннолетний)* или иные личностные свойства, значимые в случае совершения отдельных видов преступлений.

*В учебной литературе по уголовному праву несовершеннолетие субъекта преступления нередко ошибочно, на наш взгляд, относят к числу общих признаков, исходя из формального критерия описания данного признака в нормах Общей части уголовного закона.

§ 2. Физическое лицо
Из текста статьи 19 УК РФ вытекает, что субъектом преступления может быть только человек (физическое лицо). Однако история отечественного уголовного права и мировой опыт (в том числе современный) дают представление о более широком подходе к пониманию субъекта преступления.
В России в 1553 году был осужден за крамолу, наказан кнутом и сослан в Тобольск церковный колокол, известивший о восстании народа в Угличе*.

*Пионтковский А.А Преступление: Курс советского уголовного права. Т. 2. М.: Наука, 1970. С.217.
С XVII века в Европе достаточно широко применяется уголовная ответственность юридических лиц (Франция, Ордонанс 1670 г.).
Статья 530 российского Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года (в ред. 1885 г.) устанавливала уголовную ответственность в виде штрафа для еврейских общин за укрывательство военных беглецов.
Признавая целесообразность строгих мер ответственности за общественно Опасные деяния, совершаемые юридическими лицами*, следует иметь в виду качественные различия в содержании и формах элементов объективной и субъективной сторон внешне одинаковых деяний, совершаемых юридическими и физическими лицами. Эти различия делают институт уголовной ответственности Юридических лиц малоэффективным**.

*В особенности в тех случаях, когда речь идет о действующих под прикрытием официальных хозяйствующих субъектов в преступных организациях, принимающих заведомо социально вредные экономические решения консенсусом (совет директоров компании) или большинством голосов при тайном голосовании (собрание акционеров).
**На это, в частности, указывает современный французский опыт применения мер уголовной ответственности к юридическим лицам См.: Новое уголовное право России Общая часть / Под ред. Н Ф. Кузнецовой М , 1996. С 47-48.

Включение юридического лица в содержание понятия субъекта преступления носит условный характер, порожденный теоретической неразработанностью качественно обособленного вида ответственности юридических лиц за наиболее Опасные правонарушения, сочетающего гражданско-правовые и уголовно-процессуальные элементы.
§ 3. Вменяемость
Вторым обязательным общим условием признания лица субъектом преступления является вменяемость данного лица.
Вменяемость означает такое состояние психики, при котором человек обладает свободой действия, то есть может осознавать значение своих действий и руководить ими. Последние два обстоятельства в уголовном праве принято называть критериями вменяемости.
Уголовный закон (ст. 21 УК РФ) дает косвенное определение вменяемости посредством указания двух критериев невменяемости: первый носит название юридического (психологического), второй – медицинского (биологического). Для признания человека невменяемым необходимо сочетание обоих критериев.
Юридический критерий невменяемости указывает на альтернативную неспособность лица, совершившего общественно опасное деяние: а) осознавать значение своих действий или б) руководить ими.
Юридический критерий невменяемости характеризуется двумя признаками:
1) интеллектуальным – невозможность осознания характера своих действий и
2) волевым – неспособность к руководству своими действиями.
Наличие любого из этих признаков является достаточным для формирования юридического критерия невменяемости.
Медицинский критерий невменяемости указывает на причины возникновения юридического критерия невменяемости, каковыми альтернативно могут выступать четыре вида психических расстройств: 1) хроническое психическое заболевание; 2) временное психическое расстройство; 3) слабоумие; 4) иное болезненное состояние психики.
К хроническим психическим заболеваниям относятся стойкие, длительно развивающиеся неизлечимые или трудно поддающиеся лечению расстройства душевной деятельности: шизофрения, эпилепсия, маниакально-депрессивный психоз, органические повреждения головного мозга и др.
К временным психическим расстройствам относятся нестойкие, быстро развивающиеся, излечимые психические болезни: реактивные состояния (результат глубоких эмоциональных переживаний); алкогольные, наркотические и токсические психозы; исключительные состояния (сумеречное состояние сознания, патологическое опьянение, патологический аффект и др.).
Слабоумие характеризуется неполноценностью умственной (прежде всего – интеллектуальной) деятельности: врожденной – различные формы олигофрении (дебильность (легкая степень), имбецильность (средняя степень), идиотия (тяжелая степень) или приобретенной –деменция.
К иным болезненным состояниям психики относятся аномалии психики, которые не могут быть однозначно отнесены к одному из перечисленных видов заболеваний: острые формы психопатии, изменения в психике у лиц, страдающих врожденными поражениями органов зрения, слуха, речи; бредовые состояния, вызванные отравлениями, травмами, и т.п.
Для установления вида психического расстройства требуется проведение психиатрической экспертизы.
Необходимость выяснения соответствия психического состояния лица не только медицинскому, но и юридическому критерию обусловлено прежде всего тем, что вменяемость всегда определяется применительно к конкретному деянию, которое, как правило, скоротечно. Значительная же часть психических расстройств имеет циклический характер развития, предполагающий более или менее длительные периоды восстановления интеллекта и воли человека. Таким образом, необходимо установить не только существование у лица психического расстройства, могущего исключать вменяемость, но и влияние этого заболевания на конкретные деяния в конкретный отрезок времени.
Для признания лица невменяемым необходимо наличие обоих критериев одновременно, поскольку возникновение юридического критерия невменяемости может быть вызвано причинами, не указанными в ч. 1 ст. 21 УК РФ, например сильной степенью опьянения от потребления алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ.
В соответствии со ст. 23 УК РФ лицо, совершившее преступление в состоянии опьянения (любой степени), вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ, подлежит уголовной ответственности.
Присутствие названного элемента объективного вменения в отечественном уголовном законодательстве определяется двумя основными обстоятельствами:
1) лицо по своей воле приводит себя в состояние опьянения, осознавая возможность наступления общественно вредных последствий этого; 2) общество вынуждено пренебрегать фактическим ограничением вменяемости при опьянении в целях предупреждения действия данного фактора преступности.
Состояние обычного физиологического опьянения следует отличать от психического расстройства в виде патологического опьянения, развивающегося на фоне иных заболеваний или переутомления, а также от психических заболеваний, являющихся следствием систематического употребления алкоголя (белая горячка, параноидальный алкоголизм и др.). Наличие соответствующих расстройств является основанием для признания лица несменяемым.
К лицам, совершившим общественно опасные деяния в состоянии невменяемости, судом могут быть применены принудительные меры медицинского характера (ст. 97-104 УК РФ).
УК РФ установил правило, в соответствии с которым вменяемое лицо, которое в силу психического расстройства не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, подлежит уголовной ответственности (ч. 1 ст. 22). При этом, однако, наличие ограниченной вменяемости* учитывается судом при назначении наказания и может рассматриваться в качестве основания для назначения принудительных мер медицинского характера (ч. 2 ст. 22).

*От термина «ограниченная вменяемость», содержавшегося в официальном проекте УК РФ 1994 года, законодатель отказался, якобы из-за того, что он не точно отражает смысл соответствующего понятия.

Согласно ч. 2 ст. 99 УК РФ данной категории лиц, наряду с наказанием, может быть назначена принудительная мера медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра.
Необходимость выделения состояния ограниченной вменяемости в качестве юридически значимого возникла вследствие того, что в судебно-медицинской практике достаточно часто встречаются случаи, когда лица, страдающие слабовыраженной дебильностью, хроническим алкоголизмом, наркоманией и токсикоманией, признаются полностью вменяемыми наравне со здоровыми людьми*, Сохранение этого положения впредь не соответствовало бы принципу справедливости, закрепленному в ст. 6 УК РФ.

*См., например: Ковалев М.И., Алмазов Б.Н. Оценка психического здоровья человека уголовным законодательством. Свердловск, 1987. С. 36.

§ 4. Возраст наступления уголовной ответственности
Возраст человека применительно к целям уголовной ответственности следует рассматривать как объективную характеристику способности лица осознавать значение своих действий и руководить ими. Уголовный закон пренебрегает вероятностью достижения незначительной частью людей требуемого уровня психического развития ранее установленного им минимального возраста.
Возраст, с достижением которого может наступать уголовная ответственность (возраст наступления уголовной ответственности), определяется с учетом национально-культурных традиций мирового исторического опыта уголовно-правового регулирования, данных психологии, педагогики, медицины и биологии о закономерностях и этапах формирования человеческой психики, а также с учетом характера отдельных видов преступлений.
Уголовное законодательство России, как и ранее действовавшее, устанавливает минимальный возраст наступления уголовной ответственности с 16 лет за подавляющее большинство видов преступлений (ч. 1 ст. 20 УК РФ)*.

*В уголовных кодексах некоторых штатов США общий минимальный возраст наступления уголовной ответственности определен в 12 лет, а в законодательстве ряда государств Азии и Африки он вообще не установлен.

Устанавливая общий минимальный возраст наступления уголовной ответственности, законодатель принимает в расчет способность типичного человека к осознанию не только самого факта нарушения той или иной нравственной нормы (в этом случае уголовную ответственность за убийство или кражу можно было бы установить с трех-пятилетнего возраста), но и социальной ценности соблюдения соответствующих моральных запретов, а также обще- и специально-предупредительных целей уголовного наказания.
Наряду с общим минимальным возрастом наступления уголовной ответственности законодатель устанавливает два вида специального минимального возраста наступления уголовной ответственности:
1) пониженный минимальный;
2) повышенный минимальный.
Пониженный минимальный возраст наступления уголовной ответственности, согласно ч. 2 ст. 20 УК РФ, составляет 14 лет* и устанавливается применительно к двадцати видам преступлений.

*В новейшей истории России был прецедент, когда в соответствии с Постановлением ЦИК СССР и СНК СССР «О мерах борьбы с преступностью среди несовершеннолетних» от 7 апреля 1935 года минимальный пониженный возраст уголовной ответственности за убийства, телесные повреждения и кражи был определен в 12 лет.

Из числа этих преступлений 6 видов относятся к преступлениям против личности (убийство (ст. 105), умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (ст. 111) и т. д.), 6 видов – к преступлениям против собственности (кража (ст. 158), грабеж (ст. 161) и т. д.). 8 видов – к преступлениям против общественной безопасности и общественного порядка (терроризм (ст. 205), захват заложника – ст. 206) и т.д).
В качестве условий отнесения тех или иных деяний к группе преступлений с пониженным минимальным возрастом наступления уголовной ответственности в российском уголовном праве рассматриваются:
1) традиционность (именно обычный для всех времен характер преступлений позволяет законодателю считать, что общественно опасное значение последних понимается всеми с раннего возраста и примерно одинаково);
2) относительно высокая степень общественной опасности (все преступления, за исключением вандализма, перечисленные в ч. 2 ст. 20 УК РФ, относятся к преступлениям средней и большей степени тяжести, то есть за любое из них может быть назначено более суровое наказание, чем лишение свободы на срок в два года – ст. 15 УК РФ);
3) распространенность в среде несовершеннолетних;
4) мера социальной терпимости к отклоняющемуся поведению подростков;
5) умышленная форма вины.
Ни одно из названных условий, будучи взятым в отдельности, не является достаточным.
Повышенный минимальный возраст наступления уголовной ответственности в соответствии с новым Уголовным кодексом РФ может быть относительно определенным (ч. 3 ст. 20) и абсолютно определенным (ст. 134, 150, 157, 331-352 и некоторые другие).
На основании ч. 3 ст. 20 УК РФ фактическое достижение общего минимального возраста наступления уголовной ответственности (то есть 16-летнего возраста) должно быть признано судом недостаточным условием уголовной ответственности, если будет установлено, что данное лицо вследствие отставания в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, во время совершения общественно опасного деяния не могло в полной мере осознавать фактйческий характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими.
Исходя из буквального толкования данной нормы пределы повышения минимального возраста наступления уголовной ответственности в любом случае ограничиваются 18-летним возрастом, поскольку в ч. 3 ст. 20 УК РФ речь идет в этом случае о несовершеннолетнем лице.
Абсолютное определение повышенного минимального возраста уголовной ответственности в УК РФ осуществляется двумя способами:
а) путем прямого указания соответствующего возраста в тексте диспозиции статьи Особенной части данного УК (половое сношение, мужеложство или лесбиянство, совершенное лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста, с лицом, заведомо не достигшим шестнадцатилетнего возраста, – ст. 134);
б) бланкетным способом, требующим обращения к иным нормативным актам, устанавливающим минимальный возраст субъекта преступления. Например, минимальный возраст военнослужащего (ст. 331-352 УК РФ) определен ст. 19 Закона РФ «О воинской обязанности и военной службе» и равен 18-ти годам*.

*См.: Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1993. N8 9. Ст. 325: Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. № 18. Ст.1597.

При решении вопроса о признании конкретного лица субъектом преступления его возраст должен быть установлен точно – число, месяц, год рождения. Человек считается достигшим возраста наступления уголовной ответственности, начиная с ноля часов суток, следующих за днем рождения. В случае отсутствия официальных документов, регистрирующих возраст лица, последний устанавливается специальной комиссией по определению возраста при местных органах исполнительной власти либо судом на основании результатов судебно-медицинской экспертизы. Комиссия по определению возраста человека (в которую входят, в частности, представители органов внутренних дел) руководствуется следующими правилами: 1) если не представляется возможным установить день и месяц рождения, то за дату рождения принимается первое июля соответствующего года; 2) если не представляется возможным определить день и месяц рождения, а по материалам, имеющимся в комиссии, установлено, что человек родился в первой половине года, то за дату рождения принимается первое апреля соответствующего года, а если установлено, что человек родился во второй половине года, – первое октября соответствующего года; 3) при невозможности установления только дня рождения датой рождения считается 15-е число соответствующего месяца*.

*См.: Постановление Совета Министров РСФСР № 368 от 28 июля 1978 года // Свод законов РСФСР. Т. 2. С. 88-89.

При установлении возраста посредством судебно-медицинской экспертизы днем рождения виновного следует считать последний день года, определенного экспертами*. В случаях, когда результатом экспертного заключения является определение лишь периода, в течение которого мог родиться виновный, дата рождения определяется аналогично, исходя из верхней границы этого периода.

*См.: Постановление Пленума Верховного Суда СССР № 16 «О практике применения судами законодательства по делам о преступлениях несовершеннолетних и вовлечении их в преступную и иную антиобщественную деятельность» // Бюллетень Верховного Суда СССР. 1982. № 5; 1984. № 4; 1986. № 1 и 13; 1987. № 1.
§ 5. Специальный субъект преступления
Специальным субъектом преступления в российском уголовном праве признается лицо, характеризующееся, помимо общих, еще и дополнительными признаками, необходимыми для образования состава преступления определенного вида.
В уголовном законе используется несколько приемов описания соответствующих признаков специального субъекта:
1) прямое перечисление в самостоятельной норме дополнительных признаков, относящихся к однородной категории специальных субъектов (например, примечание к ст. 285 УК РФ, содержащее определение различных категории государственных служащих и служащих органов местного самоуправления);
2) прямое указание в диспозиции статьи Особенной части УК РФ специального субъекта, являющегося исключением из однородной группы субъектов (присвоение государственным служащим или служащим органа местного самоуправления, не являющимся должностным лицом, полномочий должностного лица – ст. 288 УК РФ);
3) прямое перечисление в диспозиции нормы признаков конкретного специального субъекта (неоказание капитаном судна помощи терпящим бедствие – ст. 270 УК РФ).
Анализ УК РФ позволяет дать классификацию специальных субъектов, в основу которой положены следующие критерии:
1) гражданский статус лица (гражданин РФ – ст. 275 УК , иностранный гражданин или лицо без гражданства – ст. 276 УК );
2) служебный статус лица (лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации – примечание 1 к ст. 201 УК ; должностное лицо – примечание 1 к ст. 285 УК и др.);
3) образовательный статус (лицо, не имеющее высшего медицинского образования соответствующего профиля, – ст. 123 УК );
4) профессиональный статус (гражданин, зарегистрированный в качестве индивидуального предпринимателя в сфере торговли (услуг), – ст. 200 УК );
5) временный социально-ролевой статус лица (свидетель, эксперт, переводчик, – ст. 307, 308, 182 УК РФ);
6) особый негативный уголовно-правовой статус (организатор, руководитель, представитель организованной группы – ст. 210; лицо, ранее судимое за хулиганство, – ч. 2 ст. 213 УК РФ и др.);
7) естественный демографический признак (пол, возраст, лицо, заведомо не достигшее четырнадцатилетнего возраста, – ст. 135 УК и др.);
8) состояние здоровья (наличие у лица ВИЧ-инфекции – ст. 122 УК );
9) наличие особых юридически значимых отношений с потерпевшим (родство или свойство – ст. 157 УК ; опекунство – ст. 156 УК и др.).
Наметившаяся в УК РФ тенденция к увеличению числа запретов, предполагавших наличие специального субъекта преступления (более 40% всех составов преступлений), отражает стремление законодателя к усилению нормативной определенности свойств субъектов преступлений, хотя и находится в некотором противоречии с принципом равенства граждан перед законом (ст. 4 УК РФ).
Глава XI
СУБЪЕКТИВНАЯ СТОРОНА ПРЕСТУПЛЕНИЯ
1. Понятие и значение субъективной стороны преступления
Любое преступление представляет собой единство внутренней сферы – сознания и воли и внешней – деяния*. Первая – это субъективная сторона преступления, вторая – его объективная сторона.

*См.: Вопросы преступления и наказания по законодательству СССР и других социалистических стран. М., 1985. С. 43.

Субъективная сторона – это психическое отношение виновного к совершаемому им общественно опасному деянию, предусмотренному уголовным законом в качестве преступления. Она представляет собой обязательный элемент состава преступления. Ее отсутствие исключает таковой, а точное установление обеспечивает правильную квалификацию конкретного деяния и, как следствие, законную и обоснованную ответственность виновного.
Указанное отношение выражается в различных интеллектуальных, волевых и эмоциональных моментах, в их разнообразных оттенках и сочетаниях – применительно как к самому акту деяния, так и к связанным с последним обстоятельствам, предшествовавшим ему, существующим одновременно с ним или относящимся к будущему времени.
В уголовном законе невозможно отразить все интеллектуальные, волевые, эмоциональные моменты такого отношения, разнообразие их оттенков и сочетаний, процесс его формирования. Речь может идти только о самом главном из всего этого, то есть о сущности сочетаний указанных моментов и характеризующих их признаков, о самом результате психического отношения лица к преступлению.
Субъективная сторона преступления, совершаемого в действительности, и та, которая отражена в уголовном законе, соотносятся как явление и понятие. Первая представляет собой объективную реальность, а вторая – ее сущность, выраженную в понятии.
Применительно к явлению – это фактическое психическое отношение лица к конкретному деянию. Причем как то психическое отношение, которое предусмотрено в уголовном законе и имеет уголовно-правовое значение для квалификации преступления, так и то, которое в нем отсутствует, но содержится в уголовно-процессуальном законе и имеет уголовно-процессуальное значение либо не регламентировано ни тем, ни другим и имеет криминалистическое или криминологическое значение. Например, субъективная сторона включает психическое отношение виновного к последствиям, которые не являются признаками данного состава преступления, мотивы и цели, которые не относятся законодателем к числу обязательных его признаков, в том числе важные для раскрытия преступления и характеризующие антиобщественную направленность личности виновного.
Применительно к понятию она отражает только самое существенное из тоги, что характеризует ее в качестве явления, причем с позиции уголовного права лишь имеющее уголовно-правовое значение для квалификации преступлениям назначения наказания.
Наряду с этим необходимо выделить и понимание ее как субъективной стороны состава преступления, представляющей собой понятие.
«Субъективная сторона преступления» и «субъективная сторона состава преступления» неодинаковы по объему и содержанию. Первое шире и включает в себя второе. Та часть субъективной стороны преступления, которая «остается», если мысленно и условно «вычесть» из первого понятия второе, может влиять на назначение наказания.
Субъективная сторона состава преступления – это совокупность предусмотренных уголовным законом признаков, характеризующих психическое отношение лица к совершаемому деянию, содержащему данный состав. Она включает лишь самые общие, существенные признаки такого отношения, отраженные в уголовном законе в качестве признаков данного состава – основного, квалифицированного (то есть с отягчающими обстоятельствами) или привилегированного (то есть со смягчающими обстоятельствами). Равно как и любой другой его элемент (объект, объективная сторона, субъект), она имеет решающее значение для квалификации: содеянное может быть квалифицировано по статье Особенной части УК , если содержит все признаки субъективной стороны соответствующего состава преступления.
Итак, субъективная сторона преступления в двух качествах – объективной реальности и понятия – соотносятся как явление и сущность, а субъективная сторона преступления и его состава – как целое и часть. «Субъективная сторона преступления» охватывает «субъективную сторону состава преступления» и, кроме того, включает признаки психического отношения лица к содеянному, имеющие значение для назначения наказания.
В предмет курса уголовного права включена субъективная сторона состава преступления.
Необходимо различать смысл словосочетаний «субъективная сторона состава преступления» (или равнозначное ему «субъективная сторона конкретного состава преступления») и «общее понятие субъективной стороны состава преступления». Они соотносятся как единичное и общее.
Первое – это совокупность признаков, характеризующих по уголовному закону психическое отношение виновного к деянию, содержащему данный конкретный состав. Например, субъективная сторона состава кражи чужого имущества, хулиганства и др. В этом смысле субъективная сторона охватывает только те из указанных признаков, которые служат обязательными или альтернативными для данного состава.
Мотив или цель, выступающие в общем понятии субъективной стороны состава в качестве факультативных признаков, включаются в субъективную сторону конкретного состава только тогда, когда являются для него обязательными или альтернативными. Например, применительно к разбою (ст. 162 УК РФ) можно говорить о таком обязательном признаке, как цель хищения чужого имущества, а применительно к злоупотреблению должностными полномочиями (ч. 1 ст. 285 этого УК ) – о таких альтернативных признаках, как корыстная или иная личная заинтересованность. Субъективная же сторона состава умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, предусмотренного ч. 1 ст. 111 названного УК , не включает ни мотив, ни цель.
Общее понятие субъективной стороны состава преступления охватывает все те предусмотренные уголовным законом признаки, характеризующие психическое отношение виновного к содеянному, которые отражены и так или иначе проявляются в субъективной стороне различных конкретных составов преступлений в их обобщенном виде, сущностные связи между этими признаками и между последними и другими элементами состава преступления; закономерности фиксации в уголовном законе психического отношения виновного к содеянному; влияние судебной и следственной практики применения уголовного закона на определение признаков субъективной стороны состава преступления и т.д. В предмет Общей части курса уголовного права включено изучение именно общего понятия субъективной стороны состава преступления*.

*Следует отметить, что в литературе по уголовному праву не употребляется словосочетание «общее понятие субъективной стороны состава преступления». Между тем именно этот смысл вкладывается в понятие «субъективная сторона преступления». Это вызвано, во-первых, неразработанностью в теории соотношения названных понятий и, во-вторых, усложненностью данного словосочетания. В настоящем изложении указанное понятие будет именоваться для удобства «субъективная сторона преступления».

В нормах Общей части уголовного права (ст. 25, 26, 27, УК РФ) при определении форм вины (умысла и неосторожности) указывается на психическое отношение лица лишь к таким признаками объективной стороны состава преступления, как общественно опасные действие, бездействие и последствие. Это послужило основанием для заявления В.Н. Кудрявцева о том, что субъективная сторона представляет собой «своеобразную «модель» объективной стороны состава в психике субъекта»*. Между тем оно неточно прежде всего потому, что субъективная сторона включает психическое отношение лица к признакам не только объективной стороны, но и объекта преступления. Например, в составы таких преступлений, как применение насилия в отношении представителя власти, посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа, включены специальные признаки, характеризующие потерпевших, в связи с чем эти составы налицо лишь тогда, когда виновный осознавал, что осуществляет посягательство соответственно и именно на представителя власти или сотрудника правоохранительного органа, военнослужащего либо их близких в связи с исполнением должностных обязанностей либо в целях воспрепятствования их законной деятельности по охране порядка и обеспечению общественной безопасности либо из мести за такую деятельность**. Помимо того, процитированный тезис неточен, поскольку к субъективной стороне преступления (а не состава преступления) следует, на наш взгляд, отнести психическое отношение лица к объективным признакам, находящимся за пределами состава преступления, например к обстоятельствам, отягчающим ответственность.

*Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. М., 1972. С. 171.
**См. также: Бюллетень Верховного Суда СССР. 1989. № 6. С. 10.

Уголовно-правовое значение имеет или может иметь психическое отношение виновного к любому объективному признаку, предусмотренному законом, то есть к признаку объекта преступления, объективной стороны состава преступления, а также к тому, который признается законодателем обстоятельством, отягчающим ответственность. Таковыми по содержанию являются признаки, характеризующие предмет преступления, потерпевшего, действие, последствие, время, место, обстановку, способ, средства, орудия совершения преступления, квалифицирующие обстоятельства и обстоятельства, отягчающие ответственность.
Их уголовно-правовое значение может быть различным. Они могут выступать в качестве конститутивных признаков состава преступления, квалифицирующих обстоятельств, обстоятельств, смягчающих или отягчающих ответственность, либо вообще не иметь никакого значения с точки зрения уголовного права.
Определение зависимости уголовной ответственности и наказания от характера и содержания психического отношения лица к указанным объективным признакам обусловлено их уголовно-правовым значением. Как отмечает В.Н. Кудрявцев, «цепочка вредных последствий, наступивших от преступления, может быть весьма длинной и теоретически бесконечной. Однако субъективная сторона устанавливает твердые пределы уголовной ответственности. По отечественному уголовному праву не могут наказываться в уголовном порядке действия (бездействие) и последствия, выходящие за пределы умысла субъекта или его неосторожности»*. Не имеют уголовно-правового значения те последствия, психическое отношение виновного к которым не выражено ни в умышленной, ни в неосторожной вине.

*Кудрявцев В.Н. Объективная сторона преступления. М., 1960. С. 17.

Вместе с тем данное положение нуждается в дополнении двумя моментами. Первый состоит в том, что речь должна идти не только о последствиях, но и о любых объективных признаках, влияющих на уголовную ответственность и наказание, кроме смягчающих их. Обстоятельства, смягчающие ответственность, и так называемые привилегирующие (то есть смягчающие обстоятельства, включенные в состав преступления) подлежат обязательному учету при привлечении виновного к уголовной ответственности и назначении наказания независимо от его психического отношения к ним. Это положение базируется на принципе гуманизма, пронизывающем отечественное уголовное право и присущем всем его институтам. С учетом упомянутого дополнения очерченную мысль В.Н. Кудрявцева нам представляется более точным изложить следующим образом: «Не имеют уголовно-правового значения объективные признаки, не обусловливающие смягчение уголовной ответственности, если психическое отношение к ним виновного не выражено в форме умысла или неосторожности». И далее: «Инкриминировать виновному можно только те объективные признаки, психическое отношение к которым выражается в форме умысла или неосторожности».
Второй момент заключается в определении формы вины по отношению к указанным объективным признакам в зависимости от их уголовно-правового значения. Разумеется, что если таковой не имеет никакого указанного значения, то независимо от психического отношения виновного к нему он не учитывается ни при решении вопроса об уголовной ответственности, ни при назначении наказания. Объективные же признаки, имеющие уголовно-правовое значение, в таком случае следует дифференцировать по двум основаниям: во-первых, по времени их проявления в конкретном преступлении; во-вторых, по роли, которую они играют при указанном решении. Первое основание позволяет подразделить эти признаки на две группы: 1) характеризующие последствия, то есть относящиеся к периоду времени, который следует после совершения деяния (действия или бездействия), и 2) имеющие место во время его совершения. Второе основание приводит к разделению рассматриваемых признаков на три группы: I) признаки основного состава преступления, 2) квалифицирующие обстоятельства и 3) обстоятельства, отягчающие ответственность. Такое членение позволяет разрешить поставленный вопрос следующим образом.
Психическое отношение виновного к последствиям, являющимся признаками основного состава преступления, должно соответствовать форме вины, характеризующей данный состав. Например, при убийстве она должна выражаться в форме умысла, при неосторожном причинении смерти другому человеку – в форме неосторожности. Если конкретному составу присущи умысел или неосторожность, то для инкриминирования виновному наступившего последствия достаточно, чтобы он должен был и мог предвидеть последнее. Например, для вменения любого из последствий, предусмотренных ст. 263 УК РФ (нарушение правил безопасности движения и эксплуатации железнодорожного, воздушного или водного транспорта), психическое отношение к которым может быть в форме только неосторожности, достаточно, чтобы виновный должен был и мог его предвидеть.
Аналогично оценивается и психическое отношение к последствиям, выступающим квалифицирующими обстоятельствами. При этом нужно исходить из юридической природы соответствующего квалифицированного состава преступления. Так, психическое отношение виновного в совершении разбоя к последствиям, предусмотренным п. «в» ч. 3 ст. 162 УК РФ, может быть только умышленным*. Отношение же к последствию в виде смерти потерпевшего, предусмотренному ч. 4 ст. 111 УК РФ, может быть только неосторожным.

*См. подробнее: Гаухман Л.Д. Проблемы уголовно-правовой борьбы с насильственными преступлениями в СССР. Саратов, 1981. С. 144-146.

Психическое отношение виновного к последствиям как обстоятельствам, отягчающим ответственность (п. «б» ч. 1 ст. 63 УК РФ), может быть и умышленным, и неосторожным, причем неосторожным лишь тогда, когда об этом указано в статье Особенной части УК РФ, например, к тяжким последствиям, предусмотренным п. «в» ч. 3 ст. 286 этого УК , которые наступили в результате превышения должностных полномочий (разумеется, если речь идет о последствиях, не образующих самостоятельного состава преступления). Если они выступают в качестве отягчающих обстоятельств, то могут быть инкриминированы виновному по меньшей мере тогда, когда он должен был и мог их предвидеть. Данное положение обосновывается тем, что обстоятельства, отягчающие ответственность, не обусловливаются юридической природой основного или квалифицированного состава преступления и, следовательно, психическое отношение к ним не ограничивается формой вины, присущей конкретному составу – основному или квалифицированному.
Психическое отношение к объективным признакам, имеющим место во время совершения деяния (действия или бездействия), должно, на наш взгляд, всегда выражаться в их осознании, независимо от того, являются они признаками основного состава, обстоятельствами, квалифицирующими или отягчающими ответственность. Так, при посягательстве на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование, или его близких необходимо осознание виновным, что потерпевший – лицо, осуществляющее такие функции, или его близкие; при изнасиловании заведомо несовершеннолетней или заведомо не достигшей четырнадцатилетнего возраста – что потерпевшая не достигла соответственно 18- или 14-летнего возраста*; при вынесении заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта – что эти документы неправосудны; при краже – что похищение производится тайно, и т.д.

*См. подробнее: Гаухман ЛД. Проблемы уголовно-правовой борьбы с насильственными преступлениями в СССР. С. 106-107.

Предложенное решение обосновывается следующими аргументами. Во-первых, уголовно-правовое значение имеет только сознательное действие (или бездействие) человека, что, в частности, соответствует требованию, содержащемуся в уголовном законе (ч. 2 и 3 ст. 25 УК РФ) о том, чтобы психическое отношение к действию выражалось в осознании этого действия и его общественно опасного характера. Во-вторых, общественно опасный характер деяния, о котором говорится в ч. 2 и 3 этой статьи, выражается как в объективных признаках его самого, так и в иных объективных признаках, относящихся к объекту или объективной стороне и имеющих место во время совершения действия или бездействия. При определении общественно опасного характера последних значение деяния и упомянутых иных объективных признаков одинаково. Из этих двух посылок следует умозаключение, согласно которому неосознаваемые иные объективные признаки, проявляющиеся во время совершения преступления, не имеют и не могут иметь уголовно-правового значения, независимо от того, являются ли признаками основного состава, обстоятельствами, квалифицирующими или отягчающими ответственность. Поэтому психическое отношение виновного к обрисованным объективным признакам должно выражаться во всех случаях в их осознании.
Очерченные положения, содержащие суть вопроса, свидетельствуют об уголовно-правовом значении психического отношения лица к объективным признакам не только состава преступления, основного или квалифицированного, но и к тем, которые являются обстоятельствами, отягчающими ответственность, то есть лежат за рамками состава преступления и учитываются лишь при назначении наказания.
Согласно характеристике психического отношения виновного к содеянному, содержащейся в уголовном законе, субъективная сторона состава преступления состоит из трех признаков: вины, мотива и цели.
Вина – обязательный признак субъективной стороны любого состава преступления. Мотив и цель – это ее факультативные признаки, то есть такие, которые характеризуют субъективную сторону не всякого состава. Лишь тогда, когда они предусмотрены в диспозиции статьи Особенной части УК либо наличие их вытекает из юридической природы конкретного состава преступления, мотив и цель являются обязательными признаками субъективной стороны данного состава. Вина, мотив и цель представляют собой объективную реальность – фактически существующие явления. Они познаваемы, и их содержание может быть установлено по уголовному делу посредством и на основании анализа и оценки всех объективных обстоятельств совершенного преступного деяния в их совокупности.
На это неоднократно указывалось Верховным Судом Российской Федерации. Так, заголовок постановления его президиума по делу К. гласит: «При определении формы вины необходимо учитывать все обстоятельства дела, в том числе и характер действий подсудимого»*.

*Вопросы уголовного права и процесса в практике Верховных Судов СССР и РСФСР. М„ 1980. С 36; Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1966 № 11. С. 5.

Значение субъективной стороны преступления, в частности вины как ее обязательного признака, в общих основных чертах состоит в следующем:
1) субъективная сторона преступления – обязательный элемент любого состава преступления. Ее отсутствие исключает таковой;
2) вина – обязательный признак субъективной стороны состава преступления. При ее отсутствии нет ни субъективной стороны, ни самого состава в целом;
3) установление субъективной стороны состава преступления, всех ее признаков, включенных в данный состав, – обязательное и необходимое условие правильной и обоснованной квалификации содеянного, отграничения одного преступления от другого;
4) точное установление субъективной стороны преступления является предпосылкой для индивидуализации уголовной ответственности и наказания, назначения режима лишения свободы и т. д.;
5) в целом установление субъективной стороны преступления является непременным условием обеспечения и укрепления законности.
§ 2.Вина
Вина – основной, обязательный признак субъективной стороны любого состава преступления. На это прямо указано в ч. 1 ст. 5 УК РФ: «Лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина». Часть 2 этой статьи гласит: «Объективное вменение, то есть уголовная ответственность за невиновное причинение вреда, не допускается»*.

*Уместно отметить, что наше уголовное право также не признает и только субъективного вменения, то есть уголовной ответственности за так называемый «голый умысел» без его объективизации в общественно опасном деянии.

Согласно российскому уголовному закону вина есть психическое отношение виновного к объективным признакам, включенным в состав преступления.
Более широкое понимание вины как психического отношения еще и к объективным признакам, предусмотренным уголовным законом в качестве обстоятельств. отягчающих ответственность, прямо законом не регламентировано и является теоретическим выводом. Он основан на принципе отечественного уголовного права, исключающем объективное вменение любых указанных в законе обстоятельств, обусловливающих общественную опасность деяния, и не только не противоречит положениям уголовного закона, но и способствует полному и всестороннему соблюдению законности при применении уголовно-правовых норм.
Уголовная ответственность наступает только при наличии вины. Невиновное причинение вреда определяется в ст. 28 УК РФ. В ч. 1 этой статьи указано, что «деяние признается совершенным невиновно, если лицо, его совершившее, не осознавало и по обстоятельствам дела не могло осознавать общественной опасности своих действий (бездействия) либо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий и по обстоятельствам дела не должно было или не могло их предвидеть». Согласно ч. 2 данной статьи «деяние признается также совершенным невиновно, если лицо, его совершившее, хотя и предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но не могло предотвратить эти последствия в силу несоответствия своих психофизиологических качеств требованиям экстремальных условий или нервно-психическим перегрузкам».
В соответствии с ч. 1 ст. 24 УК РФ вина может выражаться в форме умысла или неосторожности, а в соответствии со ст. 27 УК – быть двойной, то есть сложной, представляющей собой сочетание умысла и неосторожности.
Вина – это характеристика уголовным законом интеллектуального и волевого моментов психического отношения лица к содеянному и определенных их сочетаний, а также – при небрежности – отрицания указанных моментов.
При характеристике отдельных составов преступлений законодатель указывает на эмоциональный момент. Последний представляет собой, на наш взгляд, факультативный признак именно вины поскольку, во-первых, может характеризовать только ее, причем лишь в форме умысла; во-вторых, взаимосвязан с интеллектуальным и волевым моментами умысла, оказывает на них влияние, состоящее в ослаблении степени осознания действий, предвидения последствий и степени выраженности волевого момента. Названные обстоятельства определяют выделение в теории уголовного права самостоятельного вида умысла – аффектированного, характеризуемого эмоциональным моментом.
Понятие вины включает ее психологическое, социально-политическое и уголовно-правовое содержание.
Первое состоит в том, что в ее основе находятся процессы, объективно происходящие в психике людей. Таковыми являются мышление, воля, эмоции, присущие психике любого душевно здорового человека. Посредством мышления сознание человека отражает предметы и явления объективного мира, их существенные признаки, взаимосвязи между ними. Воля – это сознательное регулирование индивидом своей практической деятельности, направление им умственных и физических усилий на достижение цели или удержание от активности. К эмоциям относятся чувства, аффекты, проявляющиеся как эмоциональные состояния, реакции, избирательность чувственных отношений к тому или иному объекту*. Эти процессы характеризуют соответственно интеллектуальный (мышление), волевой (воля) и эмоциональный (эмоции) моменты психической деятельности человека. В детализированном виде они выражаются в возможности, способности психически здорового человека осознавать и оценивать объективную действительность, в частности социальное значение своих действий (или бездействия); предвидеть их последствия, включая социально вредные; понимать развитие причинной связи между осуществляемыми действиями и грядущими последствиями; обладать предусмотрительностью, то есть определенной долей прогнозирования более отдаленных последствий, а также тех, предвидение которых требует повышенного внимания и психических усилий, связанных с приобретенными опытом, знаниями, навыками (интеллектуальный момент); стремиться к достижению цели; желать достижения результата либо относиться к этому безразлично, не желать наступления тех или иных последствий (волевой момент); выражать свои чувства, проявлять эмоциональные реакции или состояния (эмоциональный момент). При определении вины, ее форм и видов законодатель отражает в Общей части УК РФ (ст. 25-28) наличие или отсутствие интеллектуального и волевого моментов, их сочетания, наполняя тем содержанием, которое объективировано в реальной психической деятельности людей.

*Дагель П.С., Котов Д.П. Субъективная сторона преступления и ее установление. Воронеж, 1974. С. 45, 48, 49; Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. М., 1946. С. 178; Мясищев В.Н. Личность и неврозы. Л., 1960. С. 82, 210-212; Добрынин Н.Ф. Об активности сознания. Проблемы сознания: Материалы симпозиума. М., 1966. С. 183; Лебединский М.С., Мясищев В.Н. Введение в медицинскую психологию. Л., 1966. С. 222.

Уголовный закон дифференцирует формы и виды вины исходя из разновидностей объективированного содержания этих моментов и их сочетаний. Так, при прямом и косвенном умысле интеллектуальный момент характеризуется осознанием общественной опасности действия (или бездействия) и предвидением возможности или неизбежности наступления общественно опасных последствий (при прямом умысле) или только возможности их наступления (при косвенном умысле), а волевой – желанием (при прямом умысле) либо сознательным допущением или безразличным отношением к ним (при косвенном). При преступном легкомыслии интеллектуальный момент выражается в предвидении возможности наступления общественно опасных последствий и самонадеянном без достаточных к тому оснований расчете на их предотвращение, а волевой – в нежелании их наступления, стремлении предотвратить.
Для преступной небрежности свойственны отрицательные интеллектуальный и волевой моменты, то есть их отсутствие при наличии обязанности и возможности определенного интеллектуального отношения к общественно опасным последствиям, состоящего в том, что при необходимой внимательности и предусмотрительности лицо должно было и могло их предвидеть.
Эмоциональный момент в нормах Общей части уголовного права при определении вины не выражен, так как он не имеет здесь существенного значения применительно ко всем составам преступлений. Вместе с тем этот момент отражен при характеристике психического отношения виновного к содеянному в отдельных составах преступлений. К таковым относятся составы, предусмотренные ст. 106,107 и 113 УК РФ, где указывается соответственно на психотравмирующую ситуацию или на состояние внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта), характеризующее эмоциональный момент психической деятельности лица.
Таким образом, психологическое содержание вины выражается в том, что отечественное уголовное законодательство определяет ее исходя из объективного, реально существующего психического отношения человека к окружающей действительности, причем такого, знание о котором базируется на научных положениях и выводах психологии.
Социально-политическое содержание вины базируется на материальном определении преступления как виновно совершенном общественно опасном деянии, запрещенном уголовным законом под угрозой наказания. Такое содержание заключается в том, что вина – это психическое отношение лица не к любым своим деяниям и их последствиям, в частности порицаемым кем-либо, а только к общественно опасным, запрещенным уголовным законом под угрозой наказания, то есть осуждаемым и порицаемым государством, поскольку они представляют опасность для общественных отношений, указанных в ч. 1 ст. 2 УК РФ. Совершая преступление, лицо виновно, то есть умышленно или по неосторожности, проявляет отрицательное психическое отношение к социальным ценностям нашего общества, что осуждается государством.
Уголовно-правовое содержание вины характеризуется тем, что ее формы определены в уголовном законе – ст. 24-27 УК РФ, где отражена сущность психологического и социально-политического содержания вины, причем дифференцирование, применительно к ее формам и видам. Будучи отражена в уголовном законе, вина приобретает значение признака субъективной стороны состава преступления, выражаемого в умысле или неосторожности и обязательного для любого состава.
Вина (по отечественному уголовному праву) – это обязательный признак субъективной стороны любого состава преступления, выражаемый в форме умысла или неосторожности, либо того и другого, представляющий собой характеристику уголовным законом интеллектуального и волевого моментов (включая их отсутствие) психического отношения лица к предусмотренному уголовным законом в качестве преступления общественно опасному деянию и его последствиям и определенных сочетаний этих моментов, выражающий отрицательное субъективное отношение лица к социальным ценностям, имеющий психологическое, социально-политическое и уголовно-правовое содержание.
Именно из такого понимания вины как объективной реальности, отраженной в законе, исходит наука уголовного права*. В науке уголовного права разработаны оценочные теории вины. Они не признают за виной качество строго определенного факта внешнего мира, явления объективной действительности, которое может и должно быть правильно отражено в сознании суда, и суть ее усматривают в «упреке» суда по отношению к поведению обвиняемого, в отрицательной его оценке.

*Такое понимание вины присуще прогрессивным ученым в области уголовного права и других государств. См.: Андреев И. Очерк по уголовному праву социалистических государств. М., 1978 С. 71.

По мнению сторонника оценочной теории Б.С. Утевского, вина как общее основание уголовной ответственности есть «совокупность обстоятельств, заслуживающих, по убеждению советского суда, отрицательной общественной (морально-политической) оценки от имени социалистического государства и требующих уголовной ответственности подсудимого»*.

*Утевский Б.С. Вина в советском уголовном праве. М„ 1950. С. 103.

Понимание Б.С. Утевским вины как оценочной категории было подвергнуто справедливой критике*. Вместе с тем его концепция была поддержана рядом ученых, в частности Т.Л. Сергеевой** и Ю.А. Демидовым***.

*См., например: Курс советского уголовного права. М., 1970. Т 2. С. 282-283.
**Сергеева Т.Л. Основания уголовной ответственности по советскому уголовному праву. Ученые записки Всесоюзного научно-исследовательского института советского законодательства. Вып. 1/18. М„ 1964. С. 7.
***Демидов Ю.А. Социальная ценность и оценка уголовном праве. М., 1975. С. 112; Его же. Социальная ценность и оценка в уголовном права: Автореферат дисс. докт. юр. наук. М„ 1977. С. 19.

§ 3. Умысел и его виды
Умысел представляет собой одну из форм вины. Умышленная вина опаснее неосторожной, что подтверждается, в частности, отнесением законодателем к числу особо тяжких преступлений только тех, которые совершены умышленно (ч.5ст.15 УК РФ).
Определение умышленной вины содержится в ст. 25 УК РФ. В ч. 1 данной статьи указано, что «преступлением, совершенным умышленно, признается деяние, совершенное с прямым или косвенным умыслом». На основании ч. 2 этой статьи «преступление признается совершенным с прямым умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления». В соответствии с ч. 3 данной статьи «преступление признается совершенным с косвенным умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, не желало, но сознательно допускало эти последствия либо относилось к ним безразлично». В этих определениях умысла выражено психологическое и социально-политическое содержание рассматриваемой формы вины.
Каждому из определенных в ст. 25 УК РФ видов умысла присущи интеллектуальные и волевой моменты. Интеллектуальных моментов два. Первый выражается в осознании лицом, совершающим преступление, общественно опасного характера своих действий или бездействия, то есть того, что относится к настоящему времени (на момент совершения деяния), а второй – в предвидении его общественно опасных последствий (при прямом умысле – возможности или неизбежности их наступления, а при косвенном – только возможности), то есть того, что относится к будущему времени. На необходимость осознания общественно опасного характера своего деяния и предвидения его общественно опасных последствий лицом, признаваемым виновным в совершении умышленного преступления, неоднократно обращалось внимание высшими судебными инстанциями*.

*См, например: Вопросы уголовного права и процесса в практике Верховных Судов СССР и РСФСР, 1938-1978. М., 1980. С. 36; Судебная практика Верховного Суда СССР. 1950. № 8. С. 2; Бюллетень Верховного Суда СССР. 1974. № 3. С. 31.

Волевой момент прямого умысла состоит в желании наступления общественно опасных последствий, а косвенного – в нежелании, но сознательном допущении этих последствий или безразличном отношении к ним.
Прямой умысел характеризуется наличием у виновного осознания общественно опасного характера своих действий или бездействия, предвидения возможности или неизбежности наступления общественно опасных последствий (интеллектуальные моменты) и желания их наступления (волевой момент).
Косвенный умысел выражается в наличии у виновного осознания общественно опасного характера своих действий или бездействия, предвидения возможности наступления общественно опасных последствий (интеллектуальные моменты) и нежелания, но сознательного допущения наступления этих последствий или безразличного отношения к ним (волевой момент).
При общей характеристике интеллектуальные моменты обоих видов во многом схожи (хотя степень предвидения общественно опасных последствий у них не совпадает), а волевые – различны.
Осознание общественно опасного характера действия или бездействия – это знание, понимание виновным того, что совершаемое действие или воздержание от него носит общественно опасный характер, то есть представляет опасность для общественных отношений. При этом предполагается знание, понимание виновным конкретной общественной опасности действия или бездействия, а не абстрактной.
Уголовный закон указывает на осознание именно общественно опасного, а не противоправного характера деяния. Вот почему для наличия данного интеллектуального момента не требуется, чтобы виновный осознавал запрещенность совершаемого действия или воздержания от него уголовным законом – незнание закона не освобождает от уголовной ответственности. Если человек не осознавал, что его действие или бездействие запрещено уголовным законом, то налицо юридическая ошибка, которая не влияет на уголовную ответственность.
Указание на осознание общественно опасного характера действия или бездействия связано с различным подходом законодателя к установлению возраста наступления уголовной ответственности за разные по характеру преступления. Законодатель учитывает возможность, способность человека (исходя из его умственного развития, определяемого по общему правилу достижением определенного возраста) понимать, что данное по характеру деяние представляет общественную опасность. Например, то, что нельзя убивать, воровать, понятно уже четырнадцатилетнему. Это обусловливает установление уголовной ответственности, в частности, за убийство, кражу с момента достижения лицом такого возраста.
Предвидение общественно опасных последствий – это понимание лицом того, что его действие или бездействие повлечет конкретные последствия, которые находятся в причинной связи с самим деянием.
Совершая умышленное преступление, виновный предвидит, во-первых, конкретные последствия, во-вторых, их общественно опасный характер и, в-третьих, неизбежность или возможность как реальную вероятность наступления таковых.
При совершении преступления с прямым умыслом виновный предвидит неизбежность или возможность как большую степень вероятности наступления общественно опасных последствий. Например, предвидит наступление смерти потерпевшего, когда стреляет в свою жертву в упор – в висок или в область груди.
Совершая преступление с косвенным умыслом, он предвидит возможность меньшую, чем при прямом, но со значительной степенью вероятности наступления общественно опасных последствий. В этом состоит отличие косвенного умысла от прямого по интеллектуальному моменту. Если эту степень вероятности попытаться для наглядности выразить в цифровом исчислении (разумеется, весьма условно), то она будет равняться примерно 50%. Например, применительно к причинению тяжкого вреда здоровью такая степень налицо, когда виновный во время футбольного матча бросает сверху на нижние ряды трибун стадиона стеклянную бутылку.
Волевой момент прямого умысла характеризуется желанием того, чтобы наступили общественно опасные последствия, которые являются либо единственной целью (например, при убийстве из мести), либо необходимым средством для достижения иной цели (например, при убийстве с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение).
Волевой момент косвенного умысла выражается в том, что виновный не желает наступления общественно опасных последствий, но сознательно допускает наступление их или относится к ним безразлично, в чем и заключается основное отличие косвенного умысла от прямого,
Это проявляется в том, что виновный, во-первых, не стремился к наступлению указанных последствий, во-вторых, допускает их наступление в данной конкретной обстановке и, в-третьих, относится к ним безразлично, то есть рассчитывает не на какие-либо определенные обстоятельства (собственные действия, действия других людей или сил природы), которые, по его мнению, могут воспрепятствовать наступлению последствий, а на какую-нибудь случайность, то есть «на авось».
Конструируя формальные составы в отличие от материальных, законодатель не включает в них последствия. Поэтому определение умысла в преступлениях с формальными составами усечено. Если интеллектуальными и волевыми моментами умысла в преступлениях с материальными составами охватываются действие, бездействие, последствие, то в преступлениях с формальными составами – только действие или бездействие. Здесь умысел выражается в осознании виновным общественно опасного характера своего действия или бездействия (интеллектуальный момент) и в желании совершить его или воздержаться от этого (волевой момент).
Уголовно-правовое значение имеет только сознательное действие (или бездействие), Осознавая и совершая его (или воздерживаясь от его совершения), человек не может не желать этого. «Действие всегда желанно, если только оно не совершено под влиянием непреодолимой силы или физического принуждения»*. Следовательно, волевой момент умысла в преступлениях с формальными составами выражается только в желании совершить действие или воздержаться от него, то есть такие деяния могут совершаться только с прямым умыслом.

*Вопросы преступления и наказания по законодательству СССР и других социалистических стран. М., 1985. С.47.

В каждом составе преступления умысел имеет определенное содержание. Встречаются на практике и случаи, когда в процессе виновного совершения конкретного преступления прямой умысел виновного, соответствующий по содержанию одному составу, например кражи чужого имущества, трансформируется также в прямой умысел, соответствующий по содержанию другому составу, например, грабежа или разбоя. Это имеет место при перерастании одного деяния в другое, более опасное, в частности кражи в грабеж или разбой либо грабежа в разбой. Такое перерастание возможно в связи с тем, что согласно п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 11 июля 1972 года «О судебной практике по делам о хищениях государственного и общественного имущества» (с изменениями от 21 сентября 1977 года, 27 ноября 1981 года и 26 апреля 1984 года) «хищение следует считать оконченным, если имущество изъято и виновный имеет реальную возможность им распоряжаться по своему усмотрению или пользоваться им»*. Поэтому, когда, например, виновный, изъяв чужую вещь, но не получив реальной возможности распоряжаться по своему усмотрению или пользоваться ею, то есть при неоконченной краже, встречая сопротивление потерпевшего, применяет насилие к нему с целью удержать изъятое имущество, налицо перерастание кражи в грабеж, соединенный с насилием, если оно не опасно для жизни или здоровья потерпевшего, или в разбой, если оно представляет такую опасность. В подобных случаях умысел на совершение кражи трансформируется в процессе совершения преступления в умысел на совершение грабежа или разбоя. При квалификации деяния оно рассматривается как одно, более опасное, совершенное с умыслом на это преступление. Указанная трансформация возможна лишь при совершении преступлений, во-первых, с прямым умыслом, во-вторых, однородных и, в-третьих, до момента окончания начального менее опасного деяния. При совершении, в частности, неоднородных преступлений, например, когда у грабителя, отнявшего у потерпевшей шубу, возникает намерение изнасиловать женщину и он его реализует, имеет место не трансформация, а возникновение умысла на совершение нового преступления. Тогда содеянное как содержащее два различных состава преступления квалифицируется по их совокупности.

*Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР, 1924-1986 М., 1987. С. 607-608.

Помимо деления умысла на прямой и косвенный, теорией уголовного права и судебной практикой разработана в целях правильной и обоснованной квалификации преступлений его дифференциация на виды еще по двум основаниям: по времени возникновения и степени определенности.
По времени возникновения умысел подразделяется на заранее обдуманный и внезапно возникший. При этом выделяется его разновидность – аффектированный умысел, указания на который содержатся в уголовном законе (ст. 107, 113 УК РФ).
По степени определенности умысел делится на определенный (конкретизированный) и неопределенный (неконкретизированный). В свою очередь, первый бывает двух видов – простой и альтернативный.
Членение умысла на заранее обдуманный и внезапно возникший имеет как уголовно-правовое, так и криминологическое значение. То и другое важно различать.
В криминологическом понимании, которое шире уголовно-правового, они оба выступают как разновидности психического отношения лица не только к совершенному преступлению, но и к возможности такого совершения. В частности, это означает, что для криминологии имеют значение возникновение, формирование, обнаружение умысла, источники его возникновения, а также любые, в том числе не являющиеся признаками субъективной стороны конкретного состава преступления, мотивы и цели, которые могут быть удовлетворены или достигнуты преступным путем.
Все это создает возможность более целенаправленного и эффективного применения специальных мер предупреждения умышленных преступлений. В криминологическом понимании внезапно возникшим является такой умысел, при котором вследствие незначительности промежутка времени от его появления до реализации практически исключается возможность спланировать и реализовать меры по предупреждению данного деяния. Когда же они имеются, умысел признается заранее обдуманным.
Одно из конкретно-социологических исследований показало, что с внезапно возникшим умыслом, понимаемым в криминологическом смысле, было совершено большинство (89,8%) насильственных преступных деяний, в том числе 90,8% преступлений против собственности, 76,6% – против личности, все преступления против порядка управления и 98,3% – против общественного порядка*.

*Гаухман ЛД. Проблемы уголовно-правовой борьбы с насильственными преступлениями в СССР. Саратов, 1981. С. 119-120.

Уголовно-правовое значение рассматриваемого деления умысла на виды заключается в том, что, во-первых, только при заранее обдуманном умысле могут быть стадия приготовления к преступлению, соучастие, выражающееся в совершении преступления по предварительному сговору группой лиц, организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией), и, во-вторых, такая разновидность внезапно возникшего умысла, как аффектированный, признается отдельными уголовно-правовыми нормами привилегирующим обстоятельством (ст. 107 и 113 УК РФ).
Аффектированный умысел определяется в законе как состояние внезапно возникшего сильного душевного волнения и признается привилегирующим обстоятельством лишь при условии, если он возник вследствие противоправных или аморальных действий (бездействия) потерпевшего либо вызван таким систематическим поведением потерпевшего из-за психотравмирующей ситуации. В данном случае речь идет о физиологическом аффекте.
Дифференциация умысла на определенный и неопределенный имеет значение для точной квалификации прежде всего преступлений против личности. В первом случае в предвидении виновного точно конкретизирован преступный результат (общественно опасные последствия) его деяния, при простом определенном умысле предвидение охватывает только один преступный результат.
Альтернативный же характеризуется тем, что лицо предвидит наступление одного из нескольких индивидуально конкретизированных в его сознании преступных результатов (например, то, что нанесенный им удар ножом в живот может повлечь смерть или тяжкий вред здоровью).
Неопределенный умысел выражается в том, что причиненный преступный результат, хотя и охватывается предвидением виновного, но в его представлении индивидуально неопределен. Например, бросая камень в толпу, виновный предвидит причинение различного по степени тяжести вреда здоровью или смерти.
Значение деления умысла на определенный и неопределенный состоит в следующем. В первом случае деяние квалифицируется по направленности умысла. Если причиняется преступный результат, не охватывавшийся предвидением виновного, то содеянное квалифицируется как покушение на то преступление, последствия которого были отражены в таком предвидении. Например, лицо, нанося удар в живот, полагало, что причинит другому человеку смерть, а фактически был причинен тяжкий вред здоровью. Данное преступление квалифицируется как покушение на убийство, поскольку, с одной стороны, умысел был направлен именно на это, с другой – смерть не наступила.
При неопределенном умысле содеянное квалифицируется по фактически наступившему результату. Если видоизменить фабулу последнего примера и принять, что предвидением виновного охватывалось любое из последствий – причинение смерти или вреда здоровью различной тяжести, то следует прийти к другому выводу: он действовал с неопределенным умыслом и потому содеянное подлежит квалифицировать как оконченное преступление – причинение тяжкого вреда здоровью.
При покушении на преступление с альтернативным умыслом (равно как и с прямым неопределенным) содеянное квалифицируется как покушение на преступление, наименьшее по степени тяжести. В данной ситуации действует правило, согласно которому все сомнения, в том числе и в части квалификации деяния, толкуются в пользу виновного.
Определенный умысел, как простой, так и альтернативный, может быть только прямым. Действуя с таким умыслом, виновный всегда желает наступления преступного результата. Неопределенный умысел может быть прямым или косвенным, то есть лицо может желать наступления общественно опасных последствий своего действия или бездействия или сознательно допускать их, или относиться к ним безразлично.
§ 4. Неосторожность и ее виды
Неосторожная вина менее опасна, чем умышленная. Это вытекает из содержания ч. 2 ст. 24 УК РФ, согласно которой «деяние, совершенное только по неосторожности, признается преступлением лишь в случае, когда это специально предусмотрено соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса»*.

*См.: Российская газета. 1998. 27 июня.

Данная форма вины определена в ст. 26 УК РФ. На основании ч. 1 данной статьи «преступлением, совершенным по неосторожности, признается деяние, совершенное по легкомыслию или небрежности». Согласно ч. 2 этой статьи «преступление признается совершенным по легкомыслию, если лицо предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение этих последствий». В соответствии с ч. 3 «преступление признается совершенным по неосторожности, если лицо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть эти последствия».
Преступление квалифицируется как совершенное по неосторожности независимо оттого, в каком из указанных видов выразилось психическое отношение лица к содеянному.
Преступное легкомыслие характеризуется интеллектуальными и волевым моментами*. Первые сводятся к предвидению возможности наступления общественно опасных последствий и самонадеянному расчету на их предотвращение, а второй – к желанию не допустить их наступления. Признание наличия волевого момента обосновывается анализом этимологического значения слова «рассчитывает». Оно содержит два оттенка: с одной стороны, расчет на обстоятельства, противостоящие возможным последствиям (интеллектуальный момент), и с другой – желание (намерение, стремление) не допустить общественно опасных последствий.

*Базунов А. Отграничение косвенного умысла от преступной самонадеянности // Советская юстиция.1973.№ 5. С. 7.

При характеристике интеллектуального момента законодатель не указывает на осознание виновным общественной опасности его действий или бездействия. Это вызвано тем, что при данной форме вины лицо осознает лишь само совершение действия или удержание от его осуществления, но не усматривает его общественно опасного характера, поскольку таковой обнаруживается лишь при наступлении общественно опасных последствий.
Предвидение возможности наступления общественно опасных последствий выражается в том, что виновный предвидит абстрактную возможность этого. Он понимает, что вообще действие (или бездействие), аналогичное совершаемому им, может привести и иногда приводит к общественно опасным последствиям, но полагает, что такие последствия от его собственного конкретного действия не наступят. Этот элемент отличается от предвидения возможности наступления общественно опасных последствий при косвенном умысле: в первом случае предвидится абстрактная возможность наступления общественно опасных последствий, а во втором – конкретная.
Легкомысленный расчет на предотвращение таких указанных последствий состоит в следующем. Во-первых, лицо прогнозирует их недопущение; во-вторых, учитывает конкретные обстоятельства, имеющиеся, в частности, по его мнению, в момент совершения действия или воздержания от него, которые должны исключить наступление общественно опасных последствий (свой собственный профессиональный опыт, свое мастерство, совокупность существующих в данный момент объективных обстоятельств); в-третьих, строит расчет на указанные обстоятельства, с одной стороны, без достаточных к тому оснований, то есть поверхностно, неточно (например, оценивает обстановку односторонне, без учета всех наличных факторов) и, с другой – самонадеянно (например, преувеличивает свои способности, умение).
В отличие от косвенного умысла, при котором виновный, предвидя наступление общественно опасных последствий, не рассчитывает ни на какие конкретные обстоятельства их недопущения, при преступном легкомыслии он учитывает такого рода обстоятельства. В этой связи представляет интерес содержание заголовка к постановлению Пленума Верховного Суда СССР по делу Ш., где отмечено: «Лицо не может быть признано виновным в умышленном преступлении, если установлено, что виновный рассчитывал на такие обстоятельства, которые, по его мнению, исключали возможность наступления тяжких последствий»*.

*Вопросы уголовного права и процесса в практике Верховных Судов СССР и РСФСР, 1938-1978. М , 1980. С. 37; см. также: Бюллетень Верховного Суда СССР. 1969. № 1. С. 22.

Желание не допустить общественно опасных последствий заключается в психических усилиях (стремлении) виновного направить свою деятельность на их предотвращение. По волевому моменту оно также отличается от косвенного умысла, при котором к наступлению общественно опасных последствий виновный относится безразлично.
Примером преступного легкомыслия является психическое отношение к причинению смерти со стороны водителя автомашины, который, развив большую скорость и полагая, что в любой момент может затормозить и избежать несчастного случая, в решающее мгновение обнаруживает неисправность тормоза и сбивает переходящего улицу пешехода. В данном случае виновный, желая не допустить общественно опасных последствий, предвидит абстрактную возможность их наступления, но строит расчет на исправности всех частей и механизмов автомашины, учитывая это как реальное конкретное обстоятельство, обеспечивающее, на его взгляд, исключение указанных последствий. Однако этот расчет оказывается неточным.
Преступная небрежность существенно отличается от прямого и косвенного умысла и преступного легкомыслия. Отличие состоит в том, что при преступной небрежности отсутствуют интеллектуальный и волевой моменты.
Лицо не только не желает, не допускает наступления общественно опасных последствий своего действия или бездействия, но даже не предвидит такой возможности. Вместе с тем оно действует или бездействует виновно, так как на нем лежит обязанность быть внимательным и предусмотрительным в отношении вероятных последствий при наличии возможности их предусмотреть.
Преступная небрежность характеризуется двумя критериями – объективным и субъективным.
Объективный критерий заключается в обязанности лица предвидеть вероятность наступления общественно опасных последствий. В законе (ч. 3 ст. 26 УК РФ) объективный критерий выражен словами «должно было», а субъективный – «могло» предвидеть наступление общественно опасных последствий. Суть объективного критерия состоит в том, что на человека вследствие его должностного статуса, профессии, юридических предписаний либо положения в системе общественных отношений возложена обязанность предвидеть возможность наступления общественно опасных последствий того или иного действия или бездействия. Например, на того, кто управляет транспортными средствами, возложена правилами безопасности движения и эксплуатации транспорта обязанность предвидеть такую возможность в результате их нарушения.
Субъективный критерий преступной небрежности заключается в возможности лица предвидеть наступление общественно опасных последствий. Это зависит от физических или интеллектуальных данных человека в конкретной ситуации. Причем имеют значение и его индивидуальные особенности, и специфика окружающей обстановки. Так, водитель автомашины, причинивший в результате нарушения правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, которые выражены в предписании, содержащемся в дорожном знаке, последствия, указанные в ст. 264 УК РФ, виновен в преступлении тогда, когда мог видеть этот знак (например, когда ночью тот был освещен).
При определении объективного и субъективного критериев преступной небрежности закон (ч. 3 ст. 26 УК РФ) требует установления, что лицо не проявило необходимые внимательность и предусмотрительность как к выполнению обязанности, так и к возможности предвидеть общественно опасные последствия.
Для признания наличия преступной небрежности необходима совокупность объективного и субъективного критериев. Отсутствие того или иного из них исключает ее и вообще вину, а следовательно, уголовную ответственность лица независимо от тяжести последствий, причиненных его действием или бездействием.
Если человек не должен был или не мог предвидеть возможность наступления общественно опасных последствий своего действия или бездействия, то налицо случай (казус), исключающий уголовную ответственность. Так, гражданин У., проезжая на лошади, запряженной в сани, в которых кроме него сидели его малолетний ребенок и гражданки Л. и Б., при обгоне трактора не заметил лежащего на дороге бревна, сани полозом наехали на него, опрокинулись и выпавшая из них Л. попала под трактор и была задавлена*. В другом случае К. и Н., распив у оврага глубиной 32 метра спиртные напитки, поспорили, стали бороться и, не заметив края обрыва, оба упали в овраг, в результате чего Н. погиб**. В первом случае У., а во втором К., как было установлено материалами уголовных дел, не предвидели, не должны были и не могли предвидеть наступления указанных общественно опасных последствий, которые были признаны судами несчастными случаями. Установление судами отсутствия вины этих лиц, в частности в виде преступной небрежности, исключило их уголовную ответственность. Такое невиновное причинение вреда, отличающее его от небрежности, в настоящее время впервые регламентировано ч. 1 ст. 28 УК РФ, согласно которой «деяние признается совершенным невиновно, если лицо, его совершившее, не осознавало и по обстоятельствам дела не могло осознавать общественной опасности своих действий (бездействия) либо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий и по обстоятельствам дела не должно было или не могло их предвидеть».

*См.: Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1965. № 9. С. 10-11.
**См.: Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1963. № 7. С. 15-16.

Кроме того, совершенно новое положение о невиновном причинении вреда, отличающем его от легкомыслия, закреплено в ч. 2 ст. 28 УК РФ, на основании которой «деяние признается также совершенным невиновно, если лицо, его совершившее, хотя и предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но не могло предотвратить эти последствия в силу несоответствия своих психофизиологических качеств требованиям экстремальных условий или нервно-психологическим перегрузкам».
В ситуациях, регламентированных данной нормой, интеллектуальный и волевой моменты психического отношения виновного к общественно опасным последствиям своих действий (бездействия) совпадают с соответствующими моментами, присущими легкомыслию. Вместе с тем, в отличие от легкомыслия, предусмотрены критерии, исключающие данный вид вины и вину в целом.
Ими являются один субъективный и альтернативно один из двух объективных критериев, определяющих невиновное причинение вреда. Для признания причинения вреда невиновным необходима совокупность субъективного и одного из двух объективных критериев невиновного причинения вреда.
Субъективный критерий – это фактические психофизиологические качества конкретного лица. Ими являются уровень интеллектуального развития (знания, навыки, умения и т.д.), волевые качества, физическая подготовка, состояние здоровья и т.д.
Первый альтернативный объективный критерий – экстремальные условия -это крайние, то есть выходящие за рамки обычных, условия, осложняющие или обостряющие ситуацию, требующие повышенного внимания, немедленного реагирования и т.п.
Второй альтернативный объективный критерий – нервно-психические перегрузки лица, выражающиеся в особом нервно-психологическом состоянии организма человека, вызванном, например, переутомлением, угнетающей или подавляющей эмоции, интеллект, волю реакцией на известие о смерти близкого человека либо о его или собственной неизлечимой или трудноизлечимой болезни.
Для признания причинения вреда невиновным необходимо, чтобы субъективный критерий не соответствовал любому из объективных критериев, то есть чтобы психофизиологические качества лица не были подготовлены или приспособлены к экстремальным условиям или нервно-психологическим перегрузкам.
§ 5. Двойная (сложная) форма вины
Статья 27 УК РФ регламентирует ответственность за преступление, совершенное с двумя формами вины, то есть со сложной формой вины. Согласно этой статье «если в результате совершения умышленного преступления причиняются тяжкие последствия, которые по закону влекут более строгое наказание и которые не охватывались умыслом лица, уголовная ответственность за такие последствия наступает только в случае, если лицо предвидело возможность их наступления, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на их предотвращение, или в случае, если лицо не предвидело, но должно было и могло предвидеть возможность наступления этих последствий. В целом такое преступление признается совершенным умышленно».
При сложной (двойной, смешанной) форме вины психическое отношение лица, совершившего преступление, к ближайшим и менее тяжким последствиям, предусмотренным статьей Особенной части УК , выражается в умысле, а к более отдаленным и тяжким, также указанным там, – в неосторожности. Следовательно, речь идет только о преступлениях с материальными составами, в которых обрисовано не менее двух последствий, различных по степени тяжести и общественной опасности и разделенных по времени их наступления. Например, это имеет место в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшем смерть потерпевшего (ч. 4 ст. 111 УК РФ). В данном составе психическое отношение виновного к ближайшему последствию – причинению тяжкого вреда здоровью – выражается в умысле, а к более отдаленному – смерти – в неосторожности.
В соответствии со ст. 25, 26 и 27 УК РФ форма вины в преступлениях с материальными составами определяется не отдельно по отношению к действию или бездействию и к последствию, а только применительно к последствию. При наличии двух последствий форма вины определяется отдельно к каждому из них. Когда ее формы применительно к ближайшему и более отдаленному последствиям различны и выражаются соответственно в умысле и неосторожности, то налицо преступление с двумя формами вины, или со сложной формой вины.
Приведенная концепция является единственно правильной, соответствующей действующему у нас уголовному законодательству и основным положениям теории отечественного уголовного права. В целом она разделяется многими учеными этой отрасли юридической науки*.

*Кригер Г. Еще раз о смешанной форме вины // Советская юстиция. 1967. № 3. С. 5-7; Его же. Определение формы вины // Советская юстиция. 1979. № 20. С. 4-6: Филановский И. Составы преступлений с простой и сложной формой вины // Советская юстиция. 1967. С. 14. С. 15-16; Фролов Е., Свинкин А. Двойная форма вины // Советская юстиция. 1969. № 7. С. 7-8: При определении формы вины нужно исходить из требований закона (итоги дискуссии) // Советская юстиция. 1980. № 24. С. 25.

Вместе с тем в юридической литературе по указанной проблематике были высказаны и другие точки зрения*.

*Кириченко В. Смешанные формы вины // Советская юстиция. 1966. № 19. С. 13. Дагель П. Дискуссия не закончена // Советская юстиция. 1980. № 22. С. 29-30; Григорьев В. С точки зрения практики // Советская юстиция, 1980. № 22. С. 29. Кузнецова Н. О квалификации вины // Советская юстиция. 1980. № 23. С. 26.

Необходимо отличать сложную форму вины, характеризующую один состав преступления, от разных ее форм в двух разных составах, представляющих собой идеальную совокупность деяний и проявляющихся чисто внешне как одно преступление. Например, виновный с целью завладения чужим имуществом, срывая с головы потерпевшего шапку, толкает его, последний падает, ударяясь головой о кромку тротуара, отчего ему причиняется перелом основания черепа, то есть тяжкий вред здоровью. На первый взгляд, может показаться, что здесь имеет место разбой с причинением тяжкого вреда здоровью по неосторожности, то есть деяние со сложной формой вины (умысел в отношении хищения имущества и неосторожность применительно к тяжкому вреду здоровья потерпевшего). Однако такое решение неправильно, ибо содеянное не является разбоем, поскольку насилие не опасно для жизни или здоровья, а представляет собой идеальную совокупность двух преступлений: грабежа с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, и причинения тяжкого вреда здоровью по неосторожности. В данном случае налицо два состава преступления, и каждый из них с присущей ему формой вины.
§6 Мотив и цель
Мотив и цель являются факультативными признаками субъективной стороны преступления, то есть характеризуют не все, а отдельные составы преступлений. Мотив – побудительный стимул, источник активности человека. Цель – его представление о результате своей деятельности, или идеальный результат.
Они присущи любой человеческой деятельности, в том числе и вредной для общества. Всякое умышленное преступление совершается по какому-либо мотиву и с той или иной целью. Между тем не каждый состав характеризуется мотивом или целью.
Когда в юридической литературе отмечается, что любое умышленное преступление совершается по какому-либо мотиву или с какой-нибудь целью, то они понимаются в социально-правовом, или криминологическом, значении. Если же упоминается о мотиве и цели как о факультативных признаках субъективной стороны преступления (то есть они присущи не каждому составу преступления), то имеется в виду их уголовно-правовое значение, влияющее на квалификацию преступления.
Они являются обязательными признаками субъективной стороны конкретных составов преступлений при наличии одного из следующих условий. Во-первых, когда на мотив или цель прямо указано в диспозиции статьи Особенной части УК . Например, о мотиве говорится в п. «з» (из корыстных побуждений), п. «и» (из хулиганских побуждений) ч. 2 ст. 105 УК РФ, предусматривающей ответственность за убийство при отягчающих обстоятельствах, и в ряде других статей УК , а о цели – в ст. 162 этого УК , устанавливающей ответственность за разбой (цель – хищение имущества), и других.
Во-вторых, мотив или цель представляют собой обязательные признаки субъективной стороны состава преступления в тех случаях, когда необходимость их наличия вытекает из юридической природы данного конкретного состава. Такая природа определяется посредством и в результате сопоставления содержания нормы Особенной части УК , в которой обрисован данный состав преступления, с содержанием других норм Особенной части УК , предусматривающих смежные составы. Так, открытое завладение чужим имуществом, например шапкой, чтобы ее присвоить, то есть с корыстной целью, представляет собой грабеж, ответственность за который предусмотрена ст. 161 УК РФ. Такое завладение исключительно для того, чтобы ее уничтожить (сжечь на костре, утопить в реке), по мотиву мести потерпевшему и с целью навредить ему образует состав умышленного уничтожения или повреждения чужого имущества, предусмотренный ст. 167 этого УК , а такое же по объективным признакам деяние, совершенное из хулиганских побуждений, – состав хулиганства, установленный ст. 213 данного УК . Подобного рода сопоставления позволяют определить, свойственны ли данному конкретному составу те или иные мотивы или цели, если они прямо не указаны в соответствующей норме Особенной части УК .
В тех случаях, когда они служат обязательными признаками субъективной стороны конкретного состава, отсутствие их в содеянном исключает его или вообще какой-либо состав преступления.
Необходимо отличать цель в качестве составной части «желания» как волевого момента прямого умысла от нее как самостоятельного признака субъективной стороны преступления. В первом случае она является отражением объективной стороны, имеет материальное объективное воплощение в признаках последней, обрисованных в диспозиции статьи Особенной части УК , по своей «протяженности» как бы равна ей и не выходит за ее рамки. Цель же как самостоятельный признак субъективной стороны преступления не имеет такого воплощения. Она характеризует психическое отношение виновного к последствиям, выходящим за пределы состава преступления, то есть к тем, которые не служат признаками данного конкретного состава, предусмотренными статьей Особенной части УК .
Наличие и содержание мотива и цели, так же как вины и ее форм, устанавливаются в каждом конкретном преступлении на основе анализа и оценки всех обстоятельств содеянного, отраженных в материалах уголовного дела, то есть доказанных по правилам, предусмотренным уголовно-процессуальным законодательством.
§ 7. Ошибка и ее значение
В теории уголовного права под этим понимается ошибочное представление лица об уголовно-правовой или фактической стороне содеянного им. Соответственно ошибка подразделяется на юридическую и фактическую.
Юридическая ошибка состоит в неверном представлении лица относительно оценки содеянного со стороны уголовного закона, не влияет как на его уголовно-правовую оценку, так и на квалификацию преступления.
Она дифференцируется на два вида. Суть первого из них заключается в том, что лицо, совершающее преступление, полагает об отсутствии наказуемости содеянного, то есть не знает о его запрещенности уголовным законом. Это не влияет на положительное решение вопроса о привлечении лица к уголовной ответственности и на квалификацию содеянного, поскольку незнание уголовного закона не может быть обстоятельством, исключающим уголовную ответственность или освобождающим от нее либо способным изменить квалификацию деяния.
Сущность второго выражается в предположении лица о преступности, запрещенности уголовным законом содеянного им, хотя в действительности оно не является преступлением. Этот вид юридической ошибки, так же как и первый, не влияет на решение вопроса о привлечении лица к уголовной ответственности. Оно не может быть привлечено к ней, поскольку не совершило преступления, то есть виновного общественно опасного деяния, запрещенного уголовным законом под угрозой наказания.
Фактическая ошибка (ошибка в фактических обстоятельствах) заключается в неправильном представлении лица о фактических обстоятельствах содеянного им. В одних случаях она влияет на уголовно-правовую оценку содеянного и квалификацию преступления, а в других – нет. При ошибке, влияющей на квалификацию преступления, в большинстве ситуаций действует правило, согласно которому содеянное квалифицируется как покушение на то преступление, на совершение которого был направлен умысел виновного.
В теории отечественного уголовного права выделяется ряд разновидностей фактических ошибок, основными из которых являются ошибки в объекте и в средствах совершения преступления.
Первая может выражаться в неверном представлении виновного о том, что он посягает на более ценный объект, тогда как фактически посягательство направлено на менее ценный объект (включая «негодный») либо наоборот. В обоих случаях содеянное квалифицируется как покушение на тот объект, который был отражен в представлении виновного. Такая квалификация обусловлена тем, что, с одной стороны, исключается вменение лицу, совершившему преступление, тех объективных обстоятельств, которые не охватывались его сознанием и предвидением, а с другой – отсутствует оконченное посягательство на объект, индивидуализированный в сознании виновного, так как фактически вред причинен другому объекту.
Ошибки в средствах совершения преступления подразделяются на четыре вида. Первый заключается в использовании виновным иного, чем он предполагал, но не менее пригодного для этого средства. Данный вид на квалификацию деяния не влияет. Оно квалифицируется как оконченное преступление, если завершена объективная сторона состава, в соответствии с направленностью умысла лица.
Второй состоит в использовании виновным средства, сила которого представлялась ему заниженной. Если при этом наступают более тяжкие последствия по сравнению с теми, которые он предвидел, то содеянное должно квалифицироваться как неосторожное преступление, поскольку лицо, хотя и не предвидело фактически наступивших последствий, но должно было и могло их предвидеть.
Суть третьего вида выражается в использовании виновным по ошибке непригодного в данном случае средства, которое он считал пригодным. В такой ситуации содеянное квалифицируется как покушение на преступление в соответствии с направленностью умысла. Это типичный случай покушения на преступление, обрисованного в ч. 3 ст. 30 УК РФ.
Четвертый вид состоит в использовании для совершения преступления непригодного в любом случае средства, которое лицо считает пригодным исключительно в силу своего невежества или суеверия. Например, желая убить другого человека, ставит в церкви свечку «за упокой его души». Использование лицом такого совершенно непригодного средства не влечет уголовной ответственности. На это указано в Постановлении Президиума Верховного Суда РСФСР по делу С., где. отмечается: «Только в редких случаях негодное покушение не влечет уголовной ответственности (когда оно не представляет общественной опасности в силу малозначительности, а также в силу суеверия или явного невежества субъекта, пытавшегося посредством сверхъестественных сил причинить кому-либо вред, расценивается как своеобразное обнаружение умысла, что ненаказуемо)»*.

*Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1963. № 4. С. 6.

Помимо рассмотренных, теории уголовного права известны и другие виды ошибок, содержание которых раскрывается в юридической литературе.
Глава XII
НЕОКОНЧЕННОЕ ПРЕСТУПЛЕНИЕ
§ 1. Понятие, виды неоконченных преступлений
В ст. 14 УК РФ дано определение понятия преступления как виновно совершенного общественно опасного деяния, запрещенного Уголовным кодексом под угрозой наказания. Все нормы Особенной части УК РФ изложены таким образом: презюмируется, что деяние совершено, причинен вред или создана угроза причинения вреда личности, обществу или государству, то есть деяние в своем развитии достигло этапа оконченного преступления. Аналогично изложены ст. 8 и 19 УК РФ, раскрывая понятия основания ответственности субъекта преступления.
Но в жизни нередко бывает так, что в силу обстоятельств, не зависящих от воли виновного, преступное деяние прерывается в своем развитии, не достигая реализации умысла в полном объеме, что само по себе не лишает его общественной опасности.
В связи с общественной опасностью предварительной преступной деятельности УК в ст. 29 установил уголовную ответственность наряду с оконченным за умышленное неоконченное преступление, подразделяемое на приготовление к преступлению и покушение на преступление.
Преступление признается оконченным, если в совершенном лицом деянии содержатся все признаки состава преступления, предусмотренного Уголовным кодексом, а неоконченным преступлением – приготовление к преступлению и покушение на преступление. При этом ответственность за неоконченное преступление наступает по соответствующей статье УК РФ, предусматривающей ответственность за оконченное преступление, со ссылкой на ст. 30 УК РФ.
В отличие от оконченного преступления, приготовление к преступлению и покушение на преступление имеют ряд особенностей, что определяет необходимость выделения в УК РФ специальной главы (глава 6 раздела II Общей части), посвященной специфике ответственности за неоконченное преступление.
Умышленное преступление представляет собой специфическую форму поведения. Специфика его заключается в противоправности, запрещенности уголовным законом и игнорировании этого запрета субъектом.
Началу умышленного деяния предшествует этап формирования умысла. В процессе принятия решения действовать и борьбы мотивов происходит осознание потребности, побудившей поставить определенную цель, взвешиваются факторы, способствующие или препятствующие осуществлению цели, мысленно оцениваются результаты различных вариантов действия, формируется предполагаемая «модель» поведения. Этот этап деятельности человека, если он связан с намерением совершить запрещенное уголовным законом деяние, называется формированием умысла на совершение преступления. Если намерение совершить преступление становится достоянием правоохранительных органов, то можно говорить об обнаружении «голого умысла» на совершение преступления.
Ненаказуемость «голого умысла» является общепризнанной аксиомой права. Однако это было далеко не всегда.
В истории русского права известна наказуемость смертной казнью «голого умысла», направленного против жизни и здоровья государя, по ст. 1 главы 11 Соборного Уложения 1649 года. В 1689 году были осуждены и казнены волхов Дорошка и его сообщники за «намерение пустить заговорные слова по ветру на государя Петра Алексеевича и на мать его Наталью Кирилловну»*.

*См.: Полное собрание законов Российской Империи. Т. 3. Ст. 49.

В традициях дореволюционного уголовного российского законодательства угрозу рассматривают иногда в качестве формы обнаружения умысла. В ст. 9 Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года говорилось, что изъявление на словах, или письменно, или же иным каким-либо действием намерения учинить преступление, почитается признаком умысла. К числу таких признаков принадлежат угрозы сделать какое-либо зло. Такая трактовка угрозы не соответствует действующему уголовному законодательству.
В УК РФ сконструировано несколько составов уголовно наказуемой угрозы (ст. 119, 162, 296 УК РФ). Например, в соответствии со ст. 119 УК РФ уголовную ответственность влечет за собой «угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы». В этом случае состав преступления вовсе не требует реализации умысла на убийство или причинение вреда здоровью. Достаточно того, чтобы потерпевший субъективно воспринимал опасность осуществления угрозы.
Как только человек приступает к практическому осуществлению принятого решения, наступает этап исполнения замышляемого преступления.
Исполнение сложного волевого акта объективно расчленяется на действия, создающие условия для достижения намеченной цели или устраняющие препятствия на пути к ней, и действия, непосредственно направленные на достижение результата. На этих этапах развития умышленной преступной деятельности могут возникнуть обстоятельства, не зависящие от воли виновного, которые делают невозможным достижение замышляемого результата.
Например, Пермским областным судом по ст. 30 и п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ осужден гражданин 3., который согласился на предложение неизвестного убить за денежное вознаграждение генерального директора АО «Меридиан» г-на Н. Неизвестный, встретившись с 3. в условленном месте, передал ему задаток в сумме 50 тыс. рублей, пистолет ПМ, указал адрес жертвы, назвал время его возвращения с работы. 3., дождавшись приезда Н., вошел вместе с ним и его охранником П. в кабину лифта, где произвел выстрел в Н., но был обезоружен и задержан охранником. Н. был тяжело ранен, но остался жив.
Теория уголовного права, судебная практика и уголовное законодательство различают в зависимости от момента возникновения обстоятельств, препятствующих завершению умышленного преступления, так называемые стадии совершения преступления.
В ст. 29 УК РФ выделяются следующие стадии совершения преступления:
1) приготовление к преступлению;
2) покушение на преступление;
3) оконченное преступление*.

*Аналогично этот вопрос решается в зарубежном законодательстве. Так, в принятом 22 июля 1992 года Уголовном кодексе Франции в ст. 121-4 предусмотрено, что «исполнителем преступного деяния является лицо, которое пытается совершить преступление».

стр. 1
(всего 7)

СОДЕРЖАНИЕ

>>